Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Лукьянов Олег: " Вардес Лик Бога " - читать онлайн

Сохранить .
Вардес: Лик Бога Олег Валерьевич Лукьянов
        Если люди из другого мира найдут дорогу в наш, помогут ли они нам? Будут ли они сотрудничать со спецслужбами, с правительством, военными? Или быть может, накормят голодающих, откроют секрет бессмертия, научат перемещаться в другие миры? Возможно, станут. Все возможно. Но что ими движет? И главное, насколько эта помощь бескорыстна? (Фэнтези ближе к экшену)
        Лукьянов Олег Валерьевич
        Вардес: Лик Бога
        Пролог
        Вечер - его любимое время. Только в это время суток он остается наедине с собой и именно в эти короткие часы перестает думать о боге, что вселяет в его душу страх и трепет…
        По мере того, как неутомимые ноги все выше поднимали его по широким мраморным ступеням, расслабленность, сродни трансу, все сильней овладевала его душой и телом. Еще чуть-чуть - и он полной грудью вдохнет манящий запах… Запах свободы. Пусть даже такой недолгой.
        Казалось, винтовая лестница была нескончаемой, но как известно на свете нет ничего бесконечного, а значит, вот-вот покажется последний виток. Опершись на позолоченные перила, наверно уже в тысячный раз, он мягко толкнул возвысившуюся за последней ступенью гигантскую дверь, что скорее походила на створку от замковых ворот. Она бесшумно распахнулась, представив взору человека в золотом плаще захватывающую панораму.
        Крыша здания формой напоминает перевернутое блюдце гигантских размеров: центр представляет собой ровную площадку, а края - полусферический спуск. Но нужно сильно постараться, чтобы скатиться по нему вниз и сорваться в пропасть, ибо крыша такого размера, что стоящий человек не чувствует ни малейшего наклона.
        Он направился к самому краю, туда, где застыли каменные изваяния - хищные горгульи сцепившиеся друг с другом развернутыми в ширь крыльями. При взгляде на них, кажется будто неведомый скульптор поставил свои творения вместо ограды.
        Но только несведущего человека мог ввести в заблуждение их декоративный вид - каменные горгульи оживут и разорвут любого летающего гостя, хвати у того глупости приблизится к твердыне магов.
        От каждого шага белоснежная борода, до самого пояса, величественно колыхалась, а пепельные волосы раздувались частыми порывами ветра. Человек, далекий от магии, дал бы ему лет семьдесят и, пожалуй, сильно удивился бы, узнав, что срок его жизни давно перевалил за два столетия. Сильные маги живут долго, а он был сильнейшим в этом мире…. По крайней мере, сильнейшим из людей.
        Подойдя к импровизированной ограде у края крыши, Верховный маг окинул ясным взором великолепный по красоте вид. Каждый день на протяжении пятидесяти лет маг любовался им, но он завораживал до сих пор. Верно говорят, что человек не устает делать только три вещи: смотреть на бегущую воду, горящий огонь и на работу других людей. Все это можно увидеть, стоит лишь глянуть вниз.
        Высокая Башня - оплот магов, на крыше которой он стоит, целиком сделана из гранита. Башня имеет множество колец-балконов, ибо ни одна цилиндрическая конструкция не выдержит своего веса, достигни такая высоты пиков гор. Не раз случалось, что в ненастную погоду облака опускались ниже крыши, и тогда Верховному казалось, что его могущество распространяется даже на небеса. Ибо что может быть грандиозней, чем глядеть на облака сверху вниз?
        Сегодня небо было безоблачным, и, перегнувшись через парапет - крылья каменных горгулий, он видел как по балконам, блистая доспехами на заходящем солнце, вышагивают стражники в красных плащах, на ближайшем кольце крохотные слуги везут груженную чем-то телегу. Наверное, перевозят снедь с одной стороны башни на другую. Факельщики в серых одеяниях, видя скорый закат, принялись поджигать гигантские лампады, которые так хорошо освещают в ночи величие гранитных стен. Башню и без того видно на десятки миль, но ночью она словно оживает, превращаясь в божественный столб, что подпирает великую тяжесть небосвода…
        Но солнце только-только принялось заходить, и еще не виден ореол красного пламени, отбрасываемый слюдяными пластинками гранитных стен, зато река у подножья освещена с самой выгодной стороны. Розовые блики солнца на гребнях бьющихся о камни волн брызгают во все стороны, придавая водам реки сходство с животворным Пламенным потоком, из которого вышли все боги. Сразу за рекой, покуда хватало глаз, шли кроны девственных лесов и дымки Великих топей - ни одному человеку не разрешено селиться близ Высокой Башни.
        Маг вновь хозяйским взглядом обвел неровную линию горизонта и улыбнулся: его власть простирается гораздо дальше.
        Не так давно еще одно королевство было захвачено Империей, а она всего лишь придаток Высокой Башни, а, значит, ее земли принадлежат лично ему. Он - Верховный маг правит империей, а император всего лишь ширма, марионетка, дергающаяся от движений его руки. И пусть об этом знают немногие, но скоро Империя объединит земли людей, а он их возглавит.
        Морщины на лице разгладились, словно все эти мысли подействовали на старое тело как весенние лучи солнца. И любуясь кровавым закатом, он стал думать о том, что скоро из другого мира вернется отряд его лучших магов. И если вернутся не с пустыми руками, то можно будет готовиться к войне с Ануминасом.
        Скоро его империя расширится вдвое.
        Часть 1. Вардес
        Глава 1
        Очарование тихой ночи нарушается лишь шелестом покрышек да шумом работающего двигателя. Бронированный микроавтобус уже почти сутки рассекает холодный ночной воздух. Несмотря на рано выпавший в этом году снег, было совсем не морозно.
        Пушистые хлопья сцепленных между собой льдинок перестали опускаться на землю несколько часов назад, а злой ветер, разогнав сизую дымку облаков, решил на время затаиться.
        Полная луна на фоне черного космоса обзавелась серебристым ореолом, белые звезды вокруг с интересом рассматривают ползущий по заснеженному шоссе крохотный автомобиль, а снег на ветвях мчащихся навстречу деревьев игриво поблескивает в свете фар.
        В другое время я мог бы этим любоваться, но сейчас…
        Сейчас в груди разрослась глыба льда, которая, не давая дышать, тисками сжимает внутренности, а капли этой талой воды холодят живот. Это предчувствие. И ничего хорошего оно не сулит: впереди меня ждет боль, а может, даже смерть. Как не хочется умирать…
        Я оглянулся, чтобы всмотреться в лица товарищей, быть может, разыгралось воображение?
        За спинкой моего кресла в два ряда разместились крепкие парни в камуфляже.
        Каждый из них облачен в тяжелый бронежилет, колени придерживают направленные стволами вверх грозные автоматы. Их пока не стянутые масками лица застыли, словно каменные изваяния, а глаза в полутемном салоне, казалось, приобрели обреченное выражение. Только сейчас обратил внимание, что уже несколько часов в салоне машины висит тягостная тишина.
        Нет, не надо быть ясновидящим, чтобы знать о том что впереди нас ждут неприятности…. Но что я могу сделать? Сообщить начальству, что дальше двигаться нельзя только потому, что у меня «предчувствие»? Да, уже представляю их презрительные гримасы.
        Почему мне никто никогда не верит? Три года назад, когда устраивался на эту работу, меня назвали Видящим. Уже тогда я «видел» будущее. Но похоже на мне лежит проклятие Касандры - в мои видения отказываются верить. Поэтому ничего другого, кроме как надеется на лучшее, мне не остается…
        Чтобы хоть как-то отвлечься, я вновь уткнулся в окно, но водитель включил в салоне яркий свет, который не дал рассмотреть пейзаж. Вместо него в стекле отражается тоскливый парень: русые волосы, темные пронзительные глаза, красивый прямой нос.
        Чертова работа. Если бы не она, сидеть мне сейчас на диване у телевизора с пивом в руке и с женой на кухне. Надо было устраиваться на нормальную, как у всех, работу. По крайней мере, вид тяжелого бронежилета с внушительным пистолетом в кобуре и катастрофическая нехватка времени не отпугивали бы потенциальных невест. Эх, пережить бы эту ночь…
        - Сегодня будет что-то особенное, - бесцеремонно прервал поток моих мыслей Влад. - Я чую всей душой.
        Неужели и у этого гаденыша есть душа? Черноволосому и худощавому молодому парню можно было бы дать все пятьдесят лет. Смотрит на меня черными глазками с ярко читаемым в них ехидством. Его лицо неприятно не только мне, но, наверно, всей команде. Разве, что наш наставник Тзар не обращает внимания на подобную мелочь.
        Кожа под глазами Влада свисает, образуя глубокие мешки, на щеках и подбородке - напротив, словно приклеена к голому черепу. А если присовокупить сюда его характер, получится на редкость отвратная мерзость.
        - Ты бы не каркал, - протянул я раздраженно.
        Влад криво улыбнулся, оглядел меня будто видел впервые, масляный взгляд остановился на моем армейском бронежилете:
        - Все перестраховываешься? - хмыкнул он. - Зачем? С нами едет бригада вооруженных профи, а еще с нами Тзар…. Может быть, ты сомневаешься в его мощи?
        Как же эта сволочь меня достала. Прикидывается скромным учеником, верящим в непревзойденность наставника. Но если это так, тогда, почему ты постоянно пытаешься утопить меня в глазах своего кумира? Смотрю в эти наглые, с позволения сказать, глаза и вижу в них лишь безмерный океан честолюбия. Под маской смеющегося добряка напротив меня притаилось моральное чудовище, что не упустит возможности с той же улыбкой на губах загнать мне нож в спину.
        Сидящий в кресле рядом с нами Тзар на секунду отвлекся от своих бесконечных раздумий, скосил глаза в нашу сторону и снова повернулся к окну. Машина вдруг подпрыгнула на кочке, и он едва удержал голову от столкновения со стеклом.
        - В мощи Тзара никто не сомневается, он не раз ее доказывал, - с расстановкой сказал я. Окинув изучающим взглядом его черную футболку, продолжил:
        - Я не хочу, чтобы он отвлекся из-за того, что мне в грудь, скажем, упрется ствол пистолета. А ты-то сам, почему так праздно выглядишь? Или ты ищешь дополнительную работу мастеру?
        - Нет, я… - он замялся, посмотрел на меня непрошибаемым бараньим взором, но я уловил там тщательно прячущуюся злобу.
        Какое-то время он пытался подобрать слова для ответа, но смекнул, что упустил инициативу и, кажется, угомонился.
        Влад совсем недавно начал свое обучение. Добиться определенных результатов за столь короткий срок сделало бы честь любому…. Но только не ему.
        Когда в команде освободилось место адепта, Владислав прошел по головам более достойных людей. Несмотря на явную неопытность и неподготовленность к оперативной работе, он чем-то прельстил Тзара. Приняв Влада, мастер стал уделять ему больше внимания…. И это несмотря на то, что я сильнее и выше по рангу.
        Не так давно Гардий - магистр нашего агентства и прямой шеф Тзара, обмолвился, что в ближайшее время я могу стать Учеником - первым Учеником мага во всем агентстве. Это многое значило. Конечно Ученик это далеко не маг, но уже что-то среднее между тараканом, от вида которого маги презрительно кривят губы, и получеловеком - в роли подай-принеси.
        Услышав о возможном ученичестве, я чуть было не запрыгал от счастья, стал трудиться с троекратным упорством. Так продолжалось до тех пор, пока не погиб мой напарник и друг - Роман.
        Пришедший ему на смену Влад окончательно выбил меня из колеи, разрушил былые планы. Я буквально кожей чувствовал, как замедляется скорость моего обучения - свободное время Тзар полностью посвящал Владу. Как-то довелось подслушать разговор Тзара с другим магом, он сказал: «Влада ждет большое будущее».
        Ну да, я же в отличие от этого сморчка не умею лизать задницы.
        - Вардес, скажи честно, ты бы хотел по силе стать равным Тзару? - неожиданно тихо, пригнувшись ко мне почти вплотную, спросил он. Зашептал так, словно устраивал заговор при дворе Ивана Грозного.
        Боже, как я устал. За короткий месяц научился распознавать вопросы с подвохом и иногда даже отвечать на них во благо себе:
        - Даже, если Тзар перестанет постигать мудрость, мне понадобится не меньше десятка лет, чтобы хоть как-то сравниться с ним, - ответил я, желая сделать приятное наставнику, и тут же пожалел о сказанном: Тзар нахмурился, а через секунду обратил ко мне глаза, полные злобы.
        Я запоздало понял, что нужно было вместо десяти лет сказать двадцать, а то и тридцать…. Но все равно странно, почему, в сущности, невинная фраза вызвала у вечно спокойного мага столь бурную реакцию. И хотя в агентстве ходили слухи будто Тзару более пятидесяти лет, выглядел он на тридцать. Рыжие волосы всегда зачесаны назад, бородка цвета меди была такой же, как и три года назад когда я его впервые увидел…
        Приободренный реакцией учителя, Влад сделав театральную паузу, продолжил гнусливым голосом:
        - Ты никогда не рассказывал, как погиб Роман…
        - Тебе-то что? - зло спросил я.
        - Роман был вторым адептом в твоей команде. Но он погиб. Значит, кто-то допустил ошибку. Уж не ты ли?
        - Нет, не я… - выдавил я сквозь зажатые зубы и, наградив Влада презрительным взглядом, отвернулся в окно.
        В гибели Романа был повинен Тзар, но что толку об этом вспоминать….
        Справедливость в руках сильнейшего, а мои руки далеки от рычагов давления на любого из магов агентства. Даже всемогущий Директор не захотел тогда меня выслушать. Прошлого не изменить, о случившемся не стоит думать.
        За стеклом окутанные тьмой угадываются очертания деревянных домов, сараев и даже сиротливо стоящие на козлах разобранные трактора. Деревня которую мы проезжали, наверное, была заброшена: в черных провалах окон не было ни единого огонька. Машина сбавила ход, проезжая мимо покосившейся от времени металлической изгороди.
        Хриплый голос штурмана ворвался в закрытый салон через динамики:
        - Полная готовность, мы у цели.
        Броневик остановился у самых ворот заброшенного кладбища. Местные, если они тут есть, наверно верят что оно проклято. Из окна я рассмотрел очертания могильных плит и бесформенных памятников. Дождавшись, когда подъедет и остановится вторая машина, штурмовики высыпались в холодную ночь. Водитель, действуя по инструкции, выключил фары. Впрочем, это даже хорошо, Влад в отличие от меня не умеет видеть в темноте.
        Сколько не думал об этом, но до сих пор кривлюсь, когда понимаю что сам за три года обучения у сверхсильных магов, из полезного, научился лишь видеть в темноте. Та теоретическая мишура, которую маги вдалбливают мне в голову, оказывается абсолютно не нужна вот в таких ночных операциях…
        И наверное, можно благодарить Бога за то что эти операции были редкостью.
        Я стараюсь держаться уверено, всем видом показывая, что нахожусь на обычных учениях. Но колотящий меня внутренний озноб не дает сконцентрироваться и собраться с мыслями.
        - Будет худо, - понял я сразу, - такой же холод внутри я чувствовал перед тем, как погиб Роман.
        Бойцы, держа мир в прицелах автоматов, внимательно всматриваются в ночь.
        Любое движение не останется незамеченным: во тьме видят, наверно, лучше меня, глаза светятся зеленым, приборы ночного видения есть у всех в отряде, ну, кроме меня, Тзара и Влада. Хотя этот растяпа не умеет видеть во тьме, но все равно не подумал захватить с собой такой же. Теперь стоит как слепец, скорчил болезненную гримасу и расширенными зрачками пытается всматриваться в окружающую тьму.
        Командир отряда, сообразив, что приказов от Тзара не дождется, обратился ко мне:
        - Видящий, добро на операцию даешь? - спросил он хорошо поставленным голосом.
        Интересно, скрываются ли какие-то чувства и волнения под маской с отливающим зеленым прибором наведения?
        - Командир, не хочу пугать, - сказал я неуверенным голосом. - Но давай предельно осторожно.
        - Понял. Ребята, пошли.
        Штурмовики пригнулись и слаженным ударом ног распахнули створки ржавых ворот, быстро продвинулись вперед, спеша занять позиции в центре кладбища.
        Обычно на подобных операциях никто не гибнет. Сопровождающий отряд маг, в основном делает всю работу. «Засекает» врага, дает команды, а иногда даже убивает его сам. Спецназ выполняет роль буфера - находится между врагом и магом и иногда делает вид что остервенело отстреливается. Ученик мага стоит подле мастера, и делает вид что внемлет каждому его слову. На самом деле и штурмовики и аколиты, трясутся от страха, а потом выжимают мокрую от холодного пота одежду и рассказывают друг другу «как они сделали этих гадов».
        Но бывают и накладки. Год назад погибла вся группа, за исключением самого мага. После этого численность спецназа в команде сократили. Но даже сейчас, испытывая недостаток в людях, командир счел нужным разделить команду надвое.
        Авангард быстрым шагом прошел вперед, а «база» приотстала, продвигаясь за ними медленно, в любой момент готовая прикрыть плотным огнем. Периметр кладбища никто не сторожил, резерва не было тоже, но наш противник, не разумен по определению, и выйти с зоны зачистки не додумается. Тем не менее оставался риск, что на территории операции окажется случайный свидетель… Но думаю, Директор знает, что делает.
        Я дернулся следом, но на плечо легла рука Тзара. Знак «стоп» я не мог игнорировать, но вопросы задавать бессмысленно - не в его характере давать объяснение своим поступкам.
        Напряжение в душе нарастало с каждой секундой. Еще немного и… Тряхнув головой, бросил взгляд на замершего Тзара и решился двинуться к ним. Поздно!
        Ночь разорвали вспышки и гром автоматных очередей. Быстро выскочив из-за ворот, мгновенно понял, что дела хуже некуда. Со стороны кажется, что «база», никуда особо не целясь, стреляет во все стороны разом. Но я почти сразу понял свою ошибку: бойцы, встав в круг, отстреливаются от мелькающих всюду густых теней.
        Если бы не мое ночное зрение, их вообще бы не смог различить.
        - Ворлохи! - вскрикнул я с отчаянием в голосе.
        Слепо глядящий на вспышки вырывающихся на волю пуль Влад ощутимо вздрогнул.
        Лишь спокойный как утес Тзар принялся читать заклинание на родном тянущем языке.
        Уже стало понятно, что «база» не продержится и пары минут. Бойцы матерились, отчаянно стреляли в темноту, метясь в мелькающие со скоростью шквального ветра неразличимые силуэты. То и дело раздающийся дикий вой означал попадание освященных пуль в цель, но больше было криков и стонов раненых людей. Даже отсюда видел, что некоторые лежат, а снег около них все больше окрашивается красным. Их яростно отстреливающиеся товарищи не могли остановить кровавые фонтаны, бьющие из еще живых людей. Перевязать жгутом разорванные артерии не было никакой возможности. На секунду отвлечешься, прекратишь стрелять - и сам упадешь с распоротым животом.
        Боясь случайной пули, я присел. Со страхом наблюдал, как мечущаяся тень, уклонившись от автоматной очереди, вплотную поднырнула к одному из бойцов. Тот упал с захлебывающимся криком, его напарник мазанул по месту, где только что был ворлох, но, кажется, тоже не попал.
        Тзар за спиной, наконец, закончил заклятье. Его эффект я заметил сразу: тени замедлились, словно им на плечи погрузили незримую тяжесть. Вокруг людей, показалось пустое, несмазанное черным пространство. Теперь тени-паралитики стали легкой мишенью. Несколько чудом оставшихся невредимыми спецназовцев уложили их менее, чем за пять секунд.
        Я подбежал к раненым, запоздало понимая, что рискую получить пулю от неостывшего бойца, который запросто мог принять меня за нечисть. Но эта мысль вылетела из головы, как только добежал до места страшного боя. Остатки холодности рассудка затерялись при виде кровавого зрелища. Двое лежат с разорванным горлом, не раздумывая, я перешагнул через них. Подбежав к слабо стонущему, в беспомощности остановился. Меня едва не вывернуло наизнанку.
        Удар нечисти сорвал с него навигатор, правая половина лица полностью утоплена в крови. Когтистая лапа распорола мясо до белеющего черепа. Задет глаз, белая жидкость неспешно вытекает из прозрачной оболочки. Трясущимися руками дернул с пояса аптечку. Прикладывая огромные усилия, успокоил дрожащий в руке шприц, чудом вогнал иглу с обезболивающим ему в шею. Он без сознания, но умереть от болевого шока можно и во сне. Не зная, что еще можно сделать, разорвал две упаковки бинта, один используя вместо тампона на глаз, другим обматывая голову.
        - Влад, вызови скорую! - крикнул я, осознавая, впрочем, абсурдность сказанного. Но Тзару кричать бессмысленно, если он сам не захочет исцелить «воина», то не поможет даже под дулом пистолета.
        Незатронутый эмоциями край сознания заметил, как вернулся «авангард». Люди в масках с отблескивающими зеленым навигаторами на глазах, выставив перед собой стволы, заметно трясущихся автоматов, отуплено бродили на месте боя «базы».
        Кажется, они сами были в шоке - такой каши из грязи, крови и снега не видели никогда. Но почему они не пришли на помощь товарищам?! Не захотели? Испугались?
        Или все действительно произошло так быстро, что просто не успели развернуться?
        Как бы там ни было, но у нас на руках остались два трупа и четверо тяжелораненых. Если Тзар не поможет, то трупов будет больше….
        Я оглянулся на Тзара, тот, словно ничего и не случилось, спокойно осматривал трех скрюченных, изрешеченных пулями ворлохов. Телом они немного напоминают человека, только огромная голова смахивает на гигантский крабовый панцирь, небольшой рот полон кривых зубов. Мелкие рыбьи глазки смотрят на меня с застывшей злобой. Если ворлохи в засаде, их почти невозможно заметить: магическая маскировка делает их тело практически невидимым ночью, а скорость, с которой они могут двигаться, трудно различить глазу.
        - Они красивы, - сказал он, но увидев на моем лице изумление вперемешку с гневом, добавил с нарочитой небрежностью, - конечно, по-своему.
        - Что? - хрипло выдавил я.
        - Я займусь ранеными, а вы идите туда, - говоря это, он указал пальцем на ближайшую могильную плиту.
        Снега у могилы было подозрительно мало, а изогнутый восьмиконечный крест валялся в стороне, словно отброшенный гигантской рукой.
        Я перевел взгляд на Тзара, его слова постепенно стали приобретать смысл:
        - Что?! - воскликнул я в голос с очухавшимся Владом.
        - Вы меня слышали. Я остаюсь здесь, а вы прикройте воинов.
        Такого никогда не было. Да и быть не могло: маг во всех операциях выполняет главную роль, спецназ его защищает, а подмастерья лишь учатся….
        Но, с другой стороны, если Тзар не займется ранеными, они погибнут… Но не лучше было бы переждать и идти под землю уже вместе с ним?
        Обсуждать повеления мага, как и доказывать ему хоть что-то, бессмысленно.
        Оставалось только надеяться, что Тзар знает что делает.
        Пришедшие в себя штурмовики, понукаемые окриками командира, подняли и отбросили могильную плиту в сторону. Из черного провала в земле повеяло сыростью и запахом гнили. Окружившие яму бойцы направили стволы вниз, но видно, что спускаться туда никто не торопится. Раздвинув крайних, я подошел ближе. Отсюда мог разглядеть добротно сделанную из прессованного грунта лестницу, ведущую на метра три под землю.
        - Командир, светошумовую туда и вперед, - громко приказал я, чтобы не выдавать охватившую меня панику.
        Уверенный в себе командир, вынув гранату из кармашка бронежилета, бросил ее вниз. Слепяще-белый столп пламени со свистом вырвался из-под земли, наверняка порождая в окрестных деревнях еще одну сказку про «нечистую», живущую на старом кладбище.
        - Вперед! - бросил командир, своим примером заставляя людей идти во тьму неизвестности.
        Когда последний боец скрылся внутри, в проход вошли мы с Владом. Он где-то нашел мощный фонарь, и светил им себе под ноги. Может, тут нет ничего опасного?
        Спецназ разбился на тройки по затверженной инструкции, исследуя ходы чьего-то убежища, а скорее норы…
        Потолок, стены и пол словно вырыты гигантским кротом. На плоскость поверхностей, хоть какую-то ровность или на след от лопаты, не было даже намека… Что, черт возьми, это может значить?!
        Минуты проходили одна за другой, из динамика по-прежнему доносятся рубленые корректировки командиров групп. Я расслабился, уже почти веря, что боя не будет.
        Просто ворлохи которых перестреляли наверху, устроили себе нору здесь… Это объясняет и то, что Тзар не почувствовал опасности и послал нас вниз…
        Вот только для чего глупым тварям маскировать вход в свою нору могильной плитой, и выдалбливать грунтовые ступени?
        Я не успел додумать мысль. По сырым залам пронесся гром автоматных очередей.
        Мерные доклады командиров троек переросли в отчаянные крики. Рации разрываются, словно сами испытывают панику, а со всех коридоров раздается непонятное шипение.
        В зал, где застыли я, Влад и тройка охраняющих нас бойцов, влетело несколько человекообразных фигур. Луч мощного фонаря Влада, словно наткнулся на неведомую преграду, свет прорисовал все: разлитые в воздухе клубы порохового дыма и даже каждую порку и шершавость на грунтовых стенах, но высветить объемную, черную как уголь фигуру, был не в силах. Тени!
        Освященные пули причиняли им серьезный ущерб, но убить… убить их могли только заговоренные. Тени - существа из подмирья, я никогда таких раньше не видел. Гром и всполохи автоматных очередей утихли. Кажется Влад завыл и не прекращая освещать неспешную тень, попятился от нее пока не уперся в стену.
        Тзар рассказывал о тенях только один раз, в тот момент я пожалел, что никогда не доведется их увидеть. А теперь все эти дурацкие воспоминания, пролетели в голове оставляя за собой горечь и опустошение. Сейчас, черный и объемный силуэт высосет меня досуха…
        Фонарь за спиной почему-то погас, но черный силуэт перед собой я различал даже в магическом зрении. Тень словно наслаждаясь, смакуя момент и растягивая удовольствие подходила медленно…
        Я закричал, но не слышал собственного крика. Меня сотрясала отдача от пуль, вырывающихся из раскаленного ствола пистолета. Но это не нежить, освященные сильнейшими священниками пули не произвели на тень заметного эффекта. Здесь нужны заговоренные магами пули. Но магазин в кармашке бронежилета, а времени нет совсем…
        Усмиряя проклятую панику, и глядя в лик приближающейся смерти, я потянулся за магазином с заговоренными пулями. Проклятье почему не вспомнил об этом сразу?!
        В агентстве ходила байка будто бы некоторые маги испившие святую воду, а затем поговорившие с церковными священниками, отринули колдовство напрочь… Но как бы там ни было, даже Тзар считает что освященная пуля намного действенней заговоренной. Кроме некоторых случаев… Таких как сейчас.
        Трясущиеся пальцы едва нащупали магазин, но неспешная тень подобралась вплотную. Пистолет вырвался из рук и с едва слышным звуком упал на пол. Ледяные руки сильным рывком заставили меня встать на цыпочки, повели темным коридором. Я давно шел с закрытыми глазами. Смотреть и осмысливать происходящее не было сил.
        Безмолвная ужасающая прогулка была недолгой, ледяные руки с силой бросили меня на колени. Преодолевая дикий страх, открыл глаза: в просторном зале, в окружении сонма замерших теней, на коленях стоят несколько плененных бойцов.
        Среди них я заметил понурившегося, но, перед смертью можно отдать должное, далеко не паникующего Влада.
        Происходящее для них было намного страшнее: со всех были сняты навигаторы, и расширенные до предела зрачки беспомощно шарили, силясь разглядеть хоть что-то в могильной черноте. Тени, словно зрители на черной мессе, смотрят, ожидая выхода в центр зала главы ковена…
        Я попробовал повернуть голову, но плечо сжала черная, ледяная рука. Тень не хочет что бы я двигался.
        Это сон. Кошмарный сон. Я сейчас проснусь!
        В центр, между застывшими тенями и дрожащими спецназовцами, вышла фигура закутанная в широкий балахон. Капюшон на голове скрывает почти все, но все же видя в ночи почти так же отчетливо как и днем, я сумел различить под ним какие-то очертания. Кто бы это ни был, - это не тень.
        - Харирууин арихандтрхе! - каркающим голосом вскричало существо. Голос разнесся под сводами подземных залов и вернулся вновь. Что-то в этом показалось мне знакомо. - Ариаханууин, оарахете!
        Зал словно ожил, тени пришли в движение. Спецназовцы, рефлекторно втянули головы в плечи, один даже заскулил. Маги говорили что тени питаются человеческой кровью…
        Давящий страх куда-то исчез. Надежды и ненависти нет тоже. Пришла мысль о Тзаре, но не принесла с собой ничего кроме разочарования. Сейчас мы все умрем…
        - Харирууин, архатер архе! - вновь прокаркала фигура и тень рядом придвинулась ближе ко мне.
        Архе… Архе, он сказал Архе! Архе - на языке магов означает «исполняй в точности». Несмотря на все старания, их язык мне никак не давался. Все слова которые выучивал за день, забывались на следующий. Но Архе… Я был уверен в его переводе, как и в том, что существо в балахоне говорило на языке магов…
        Совпадение?
        В голове раздался звон сотни тысяч разбиваемых стекол. Каждый осколок звенел, вибрировал и острыми краями впивался в черепную коробку. Я орал, дергался, и катался по полу, краем сознания улавливал что ледяная рука пытается вернуть меня на место…
        Боль и звон в голове прошли так же неожиданно как и начались. Тень удерживала меня обеими руками, существо в балахоне недовольно повернуло в мою сторону капюшон:
        - Пейте кровь. Разрешаю, - сказало оно голосом Тзара.
        Кажется у меня начались галлюцинации…
        Тень, встав передо мной на колени и держа за плечи, придвигалась к моему лицу… Но если раньше я видел лишь угольно-черное очертание, то теперь зрение выхватывает из черноты глубокие провалы глазниц, челюстей, клыков…
        Движение тени был похож на молниеносный бросок змеи. Я почувствовал, как в шею впиваются ужасающие челюсти.
        Острые клыки, пробив тонкую оболочку, прячущую под собой главную артерию, всосались в нее будто гигантские клещи. Ужас смерти снова отступил, огненная боль не желала уступать место блаженному беспамятству…
        Челюсти на шее разжались, тень отпрянула с быстротой урагана. Встав поодаль черная фигура стала терять четкие очертания. Наверное у меня в глазах расплывается от потери крови… Через секунду тень исчезла, мне показалось что на самом краю слышимости раздался крик полный боли и ненависти. В чем дело, не понравилась моя кровь?
        Не обращая внимания на струящуюся по шее вниз кровь, я оглядел зал: все штурмовики мертвы. Над трупом каждого из них склонились сразу несколько черных тварей. Меня замутило. Слабость в теле тянула к земле. Я упал на холодный и твердый пол, кровь, покидая тело, оставляла на шее теплый след и скапливалась в лужицу как раз под моей щекой.
        Меркнувшее сознание вновь стали одолевать галлюцинации. Я видел что неведомо как объявившийся Гардий, он же главный маг агентства, скучающе разговаривал с повелителем теней, в широком балахоне:
        - Все, как мы и предполагали… - доносился откуда-то издалека голос магистра.
        - Проследи, чтобы наши подопечные не сдохли, прикажи теням занять позиции и начинай готовиться к возвращению. В этом мире нам больше нечего делать.
        Глава 2
        Оставив машину в подземном паркинге, я прошел через три пункта ненавязчивой, но бдительной охраны, направляясь к лестнице наверх. Можно, конечно, сесть в лифт, но их я почему-то не терплю и всегда, если есть такая возможность, предпочитаю идти пешком.
        Спиной я чувствовал внимательные взгляды, следящие за моей неверной походкой: обычно человека в моем состоянии задерживают на многие часы, но меня пропустили без лишних вопросов. А придраться к внешнему виду стоило совсем не для профилактики: хотя следов от укуса тени не осталось, но шея распухла, а на бледном как полотно лице выделялись красные от полопавшихся сосудов глаза.
        Надеюсь, люди перестанут от меня шарахаться уже завтра…
        Лестница уперлась в пластиковую дверь на первом этаже здания. Помню, как кто-то говорил, что она выдержит даже направленный взрыв какого-то там эквивалента тротила. Створки двери раздвинулись, пропуская меня в огромнейший зал, немного напоминающий полицейский участок в американских фильмах. У десятков несимметрично расставленных письменных и компьютерных столов хаотично бродила сотня создающих вид бурной деятельности сотрудников агентства почему-то в белых рубашках. Все куда-то спешат с бумагами в руках, о чем-то переговариваются, дают указания, выискивают и добывают информацию из мониторов компьютеров. Некоторые, хоть и делают вид, что целиком поглощены своей работой, украдкой провожают меня глазами.
        Я не знал, связано ли это с моей внешностью, или эта шушера уже знает о произошедшей вчера бойне… Судя по всему из моей группы почти никого не осталось. Я пришел в себя в госпитале агентства, все что смог вытянуть из медперсонала, укладывалось в одну строку: меня и еще четырех человек доставил вчера ночью Тзар…
        Значит он меня спас? Но те галлюцинации были… Были просто галлюцинациями. Я учился у Тзара около трех лет, участвовал почти в десяти операциях под его началом. Он не мог предать всех… Да и зачем ему это?
        Когда меня укусила тень, он спустился вниз и спас меня. Его можно обвинить только в неверной команде, из-за которой спецназ без прикрытия вошел в логово врага…
        Но об этом можно подумать и потом. Сейчас у меня была куда большая пища для ума. Я шел на прием к начальнику агентства, человеку, от которого целиком и полностью зависели судьбы сотен, если не тысяч людей. Его имя и фамилию не произносят вслух, для всех он просто - Директор.
        Стараясь не столкнуться ни с кем из «белорубашечников» и не привлекать лишнего внимания, я прошел, ко второму от входа, лифту. Лифт избранных, не таких, как все они, и даже не таких, как я…. Им обычно пользовались только сам Директор и маги. Очень редко по нему поднимались простые служащие, которых хотел видеть Директор. Ходили слухи что их больше никогда не видели…
        Войдя в лифт, который по размерам напоминал небольшую танцплощадку, я даже не пытался искать кнопки этажей - они здесь не предусмотрены. Лифт, не останавливаясь, поднимает сразу на седьмой этаж - святая святых Агентства.
        Тело бьет легкий озноб, душу попеременно бросает в огонь и лед: я не знал чего стоит ждать от встречи с Директором, и это тяготило больше, чем неопределенность насчет своего учителя.
        Но может это постарался Тзар? Наверняка подстроил так, чтобы свалить на меня гибель группы или еще что-либо в этом духе.
        Двери распахнулись плавно и бесшумно, открывая на удивление узкий коридор.
        Кажется, его специально перестроили, чтобы увеличить площадь прилегающих кабинетов. На этом этаже за весь срок службы я был всего пару раз. Три года назад, когда молодого строителя, то есть меня, принимали в агентство. Странным оно мне тогда казалось: засекреченная служба с серыми и размытыми целями. И зачем им понадобился какой-то строитель без документов и памяти? Интересно, знай я тогда, в какой ад мне пришлось бы погрузиться, согласился бы на эту работу?
        Хотя, конечно, согласился, ведь до этого перебивался едва не на хлебе и воде, таскал камни, штукатурил стены, а жил в вагончике с гастрабайтерами. И плевать было всем вокруг на то что я потерял память… Без документов, друзей и родных ты никто. И если бы не агентство…
        - О, нас посетил сам Видящий, какая честь! - раздавшийся сбоку голос заставил меня вздрогнуть.
        Казах со странным именем Талапхартур стоял, гневно упершись руками в бока.
        Когда-то давно с сыном они оказались в Москве и в надежде найти нормальную работу перебивались дешево оплачиваемыми заработками. Так было до тех пор, пока их, как и меня, не отыскали вербовщики. Как-то от скуки, заглянув в их личное дело, я поразился этому факту. По каким критериям агентство набирает сотрудников?
        После обучения Талапхартура отправили в службу внутренней охраны, а сына - в спецкоманду…. С замиранием сердца я вспомнил, что его сын был одним из погибших вчера на кладбище.
        - И тебе привет, - поздоровался я, стараясь говорить спокойней. - Я сочувствую твоему горю.
        - Вардес! Не играй со мной, я все знаю! - сорвался он на крик.
        - Что ты знаешь?
        - Влад все мне рассказал! Ты все знал! Из-за тебя погиб мой сын. Ты их всех предал! Ты пожертвовал ими как пешками в своей игре за власть. Ты - гнида, Видящий!
        Он стоял бледный, и без того узкие глаза казаха сузились до двух щелок, раздувшимися ноздрями шумно вдыхает воздух, словно только что пробежал несколько километров. Едва удерживает сжатые кулаки у пояса, еще немного и он исполнит свою мечту - пустит их в ход. И плевать ему на все дальнейшее. Я повернулся к нему спиной и, прожигаемый ненавидящим взглядом, прошел дальше по коридору. Он, против ожиданий, не пытался меня остановить и ничего не выкрикнул вслед. Просто стоял с опущенной головой.
        Влад… И ты жив? Тварь, почему ты не сдох?! Даже если дать тебе в морду, что прикажешь делать со всеми этими россказнями? Отмыться от ложных да вдобавок невероятных обвинений практически невозможно….
        Идя на негнущихся ногах через ряды одинаковых дверей, увидел, наконец, отличающуюся от всех. Последняя дверь от лифта, без надписей и прочей шелухи, выглядела как-то по-особому, более важно, что ли.
        Я набрал в грудь воздуха, вошел, стараясь выглядеть уверенно:
        - Товарищ генерал-лейтенант, по вашему приказанию прибыл.
        Замерев в стойке «смирно», я смотрел на Директора, ожидая реакции на мое появление. Генерал, как официально к нему обращаются, не сразу обратил на меня внимание. В кабинете он был не один. Напротив него, развалившись в кожаном кресле, о чем-то неспешно говорит магистр Гардий. Гардий был главным магом агентства и, судя по всему, очень этим гордился. Мясистое лицо излучает суровость и решительность, черные волосы и длинная заплетенная в шнур борода придает схожесть с черным колдуном, каких рисуют в детских сказках.
        Хотя я вовсе не военный, устав в агентстве соблюдается лучше, чем в любой силовой структуре. Понимая глупость создавшегося положения, все же отбарабанил:
        - Здравия желаю, товарищ полковник! - конечно, магистру было начихать на это звание, но оно было присвоено, чтобы исключить путаницу в субординации. Обычно его и не произносили, но при Директоре стоит соблюдать даже глупые правила.
        Поскольку на меня вновь не обратили внимания, а разговор шел на непонятную мне тему, я, пользуясь моментом, осмотрел просторный кабинет. Директор сидит в широком черном кресле, внимательно слушает магистра, серые брови сошлись на переносице, на лице выражение крайне сильной задумчивости. Чем-то он сейчас напомнил старого волкодава, такой же серый и лохматый с виду, но в случае надобности готовый зубами вцепиться в любого.
        Словно спохватившись Гардий встал, всем видом показывая, насколько срочно ему вдруг понадобилось уйти. Спускающаяся до самого живота узкая черная борода колыхнулась при этом, словно гигантский червяк. Смолевые волосы скручены сзади в хвостик, мясистое лицо на вид сорокалетнего мужчины смотрит на мир отстраненно, словно человек даже во время общения полностью погружен в свое сознание.
        - Входи… Вардес, - с заминкой сказал Директор, бросив взгляд в спину магистра.
        - Я вас оставлю, - сказал магистр и, проходя мимо меня, добавил, - Вардес, я знаю, что ты потерял людей, сочувствую.
        Он захлопнул за собой дверь прежде, чем до меня дошел смысл сказанного. Я потерял людей…. Кажется, положение хуже, чем я ожидал, и Тзар с Гардием навесили на меня всех возможных тут собак.
        Я неуверенно сел в кресло уже нагретое Гардием. Больше не силясь разгадать планы и смысл их действий, поспешил развеять терзания и начать разговор:
        - Еще раз добрый день, товарищ генерал.
        - Ну зачем же так официально? Зови меня просто Сергей Борисович. Сигареты? - предложил он. Видя, что я покачал головой, отложил пачку в сторону. - Тогда не буду тянуть и перейду к делу. Ты прекрасно знаешь, откуда пришли магистр и его маги. Так вот, скоро они нас покинут.
        - Это они вам сказали? - спросил я. Еще пару дней назад такая новость меня бы ошеломила, но сейчас, после событий на кладбище, я воспринял это как должное.
        - Да… - с заминкой сказал Директор, остро взглянув на меня своими серыми глазами. - Но я вижу, ты не удивлен?
        - Нет, не удивлен.
        - Ты знал это? - спросил он после паузы, убедившись, что я не спешу продолжать.
        - Нет, но…
        - Продолжай, - бросил Директор голосом не терпящим промедления.
        - На последней операции, - начал я, - когда весь отряд попал в лапы теней, у меня были… были галлюцинации. Я не знаю насколько они относятся к действительности, но все же…
        - Вот как? - вскинулся генерал. - Давай-ка поподробнее.
        После того, как я закончил рассказ о памятных событиях, с точки зрения перепуганного, и раненого существа, глаза Директора стали походить на круглые монеты.
        - Ты, наверно, будешь смеяться, - протянул он, - но Тзар в разговоре со мной утверждал, что ты герой, благодаря твоим самоотверженным действиям удалось спасти часть людей…. В общем, кроме похвальбы на твой счет, он ничего такого не говорил.
        Увидев на моем лице смятение, генерал снова протянул сигареты. Я уж было потянул к ним руку, но, осмыслив что делаю, отдернул. О хобби генерала в агентстве ходили легенды. После визита к нему, начинали курить даже люди, всю жизнь считавшие вкус табака отвратительным.
        Генерал взял сигарету в зубы, приблизил зажигалку так, что рыжая струя пламени обожгла лишь самый ее кончик. С наслаждением втянув сизый дым, сухо продолжил:
        - Возможно твои галлюцинации вовсе образовались не на пустом месте. Пять лет назад наш Гардий со своими подручными магами объявились в этом мире. Они сказали что хотят заработать золото для строительства какой-то башни, а взамен предложили свои услуги… Услуги любого рода.
        Сделав очередную затяжку, он обратил задумчивый взор мне в глаза:
        - По началу мы хотели свести их «таланты» к разведывательно-диверсионной сфере. Но потом, кому-то пришла в голову другая идея: если маги из иного мира, обучат наших собственных людей, то Россия окажется вне конкуренции во всех сферах… Представь себе спецслужбу, имеющую в своем арсенале десяток магов, представь научный институт, военный штаб, аппарат правления в штат которых входят маги… Пускай, даже не таких хороших, как маги Гардия.
        Я кивнул, представляя какая пять лет назад была драка в специально созданной комиссии. Сильные маги нужны всюду, но магов из иномирья всего семеро. И понятно почему решено было создать агентство. Они наверное рассчитывали уже через несколько лет получить несколько десятков новых магов.
        - Но скоро все пошло вкривь и вкось, - продолжил Директор, - в стране стали происходить загадочные события. Одержимые, какие-то невиданные твари, монстры, разоряющие целые деревни и городки. В общем, обучение наших людей магии практически не происходило, потому что все маги были заняты поиском и искоренением «зла». Но недавно, наши аналитики выдвинули теорию, то есть математическую вероятность, по которой выходит что наши маги сами причастны к появлению этих монстров. Возможно не хотят плодить себе конкурентов, а может…
        Но все это уже не важно.
        Он откинулся на спинку кресла и еще раз втянул в легкие сизый дым. Обшарив взглядом потолок, наконец, обратился ко мне:
        - Сейчас не имеет значения, действительно ли у тебя была галлюцинация или Тзар на пару с Гардием убил всю группу ради собственного развлечения… Над агентством нависает более серьезная проблема: контракт с магами истекает. Они возвращаются в свой мир. Ты сам должен понимать, что все наши попытки продлить контракт провалились. Магистра не прельщают обещания удвоить и без того запредельную плату, ни что-либо другое.
        Я слушал внимательно, боясь пропустить хоть слово. Когда он прервался, чтобы с вожделением втянуть новую порцию дыма, насчет табака я уже не был столь категоричен.
        - Что же вы планируете? - спросил я, только чтобы генерал не замолчал.
        - Вардес, с момента начала твоего обучения прошло пять лет. Ты - лучший или один из лучших учеников. Скажи, много ли ты умеешь в сравнении с магами? Да ладно, что конкретно ты умеешь, чтобы пригодиться службам, защищающим Россию?
        - Нет… я….
        - Да, ты умеешь видеть в темноте, еще у тебя развиты предчувствия, ну, умеешь двигать булавки взглядом, но это практически ничего не значит.
        Как ни трудно мне это далось, но я кивнул, соглашаясь.
        - У нас не кем заменить магов, некому продолжить обучение учеников. А мусор, который они собой представляют, пока что никому не нужен. - Я вздрогнул, не каждый день приходится слышать в свой адрес подобное слово. - Пять лет работы агентства прошли впустую. Нас расформируют с девяносто пятью процентами вероятности.
        - Неужели все так плохо? - спросил я удрученно.
        - Есть один вариант, который устроил магистра. - Он запнулся, пригладил местами седые волосы, продолжил. - Мы сможем заключить еще один контракт. Он оставит своего помощника Тзара еще на пять лет. В обмен он просит двух лучших учеников на тот же срок.
        Его пальцы, потирающие виски, остановились, в лице я уловил просительное выражение, в глаза бросились широкие морщины на лбу и кое-где начавшая проступать старческая кожа на лице. А наш «директор» вовсе не такой железный, как мы привыкли о нем думать.
        - Зачем ему ученики? - спросил я, чтобы сменить ход мыслей.
        - Я сам так и не понял. Но магов иногда трудно понять.
        - И кто же эти ученики? - спросил я, начиная подозревать недоброе.
        - Ты и Влад.
        - Что?! - вскрикнул я, подпрыгивая в кресле.
        - Извини, Вардес, но боюсь, у тебя нет выбора. Ты и Влад, на пять лет отправляетесь в командировку…. В другой мир.
        Он окинул меня цепким взглядом серых глаз. Повертел в руках пачку и после паузы бросил, словно невзначай:
        - Будешь сигарету?
        Чувствую себя как обнищавший аристократ, случайно попавший на званый бал. Я, одетый в простую рубашку и потертые джинсы, стою в толпе магов в парадных, даже церемониальных одеждах. Никогда раньше не видел их ни в чем подобном: одежды, а скорее кожаные доспехи, были подогнаны вплотную к их телам и на фоне окружающей серости ярко выделялись цветом свежепролитой крови. Со спины каждого ниспадает прикрепленный позолоченной заколкой бархатно-алый плащ.
        Наряды на магах вызвали неподдельный интерес у всех сгрудившихся за импровизированной чертой сотрудников агентства. Собравшиеся, чтобы поглазеть на «эпохальное событие», люди пялятся на ярко-красные доспехи магов, строя догадки о названии рептилий которые отдали столь невероятную кожу… До моего слуха даже донесся шепот о мифических драконах.
        Все маги ведут себя так, словно для них не существует забитый работниками агентства огромный зал. Боевые офицеры глазели на нас точно также, как стоявшие рядом с ними «белорубашечники», а теперь уже бывшие ученики и простые уборщики в синих халатах застыли, взирая на происходящее в благоговейном трепете. Но, несмотря на весь демонстрируемый интерес, подойти чуть ближе не решился ни один сотрудник: вызвать недовольство Гардия или того хуже Директора позволить себе мог только дурак. Хотя я в этом до конца не был уверен, в агентстве таких не держали.
        Не зная, куда деться от рыскающих по мне десятков глаз, повернулся лицом к Владу, он тоже чувствовал себя в группе гордых магов будто не в своей тарелке.
        Ссутуленный, старается выглядеть незаметным, наверняка, поджилки трясутся по более моих…. Сперва потерянный вид этого заносчивого дурака меня обрадовал. Но через секунду вспомнил, что он единственный человек, который отправится со мной разделять тяготы чужого мира. Может, стоит попробовать с ним примириться?
        Влад, перехватив мой взгляд, надулся, выпрямил спину. Сделав рожу кирпичом, отвернулся, не забыв напоследок бросить на меня взгляд, полный презрения. Одним словом, козел…
        Сама подготовка к прыжку в иной мир вовсе не выглядела красочной. В тренажерном зале освобожденном по такому случаю от лишнего нет ничего необычного. На стенах нет ярких рун, пол не усеивают таинственные пентаграммы.
        Лишь Гардий мелом чертит круг, обводя теснее сбивающихся в кучу магов. Ближайший ко мне маг невольно толкнул меня локтем и повернулся, извиняясь. Я заметил, что он явно в приподнятом настроении: улыбающийся маг - редкое зрелище. Но его понять можно, скоро, наконец, вырвется из оков опостылевшего мира и вернется домой….
        Он вернется домой, но куда попаду я?
        На меня с новой силой навалилась тоска. Пять лет. Что можно делать целых пять лет в чужом мире? Там, наверняка, нет сантехнических узлов, электричества, водопровода, а вокруг магов ходят грязные крестьяне и неотесанные воняющие псиной «аристократы». Чувствую, что даже «элита», считающая себя высшими существами, будет тыкать в меня грязными пальцами, при этом выдавливая ругательства сквозь гнилые зубы.
        Мне разрешили взять с собой лишь небольшой рюкзак, но о его содержимом никаких инструкций не было. Немного подумав, я собрал пять упаковок зубных щеток, столько же зубных паст, три пачки мыла, словом, все, что необходимо. То, чего не будет там… за гранью моего понимания. До сих пор подсознательно считаю все происходящее какой-то глупой выдумкой, шуткой что ли: ну как, находясь в этом зале, группа людей может вдруг очутиться в другой реальности? Бред, да и только. Однако вес рюкзака на спине показывал, насколько серьезно я отношусь к этому бреду. Пистолет с тремя запасными обоймами немного придавал уверенности в своих силах.
        - Начали, - сказал Гардий, прижимая ладони к груди. - Никто не переходит эту черту.
        Закончив рисовать круг, магистр принялся за непонятный мне речитатив. Я бросил последний взгляд на родной мир и, наверно, нуждаясь в сопереживании, оглянулся, пытаясь всмотреться в лица. Отделенные от сотрудников агентства полосой мела помимо меня застыли все маги и Влад. Только Тзар остается поодаль в толпе любопытствующих. Он продолжит обучение учеников в нашем мире, но какой ценой…. Взамен продления его контракта я на пять лет отправляюсь в неизвестность.
        Офицеры и служащие агентства сделали бессознательный шаг вперед, опасно приблизившись к зачарованному кругу. Их лица выражают детское ожидание фокуса, а, может, даже настоящего чуда - сейчас на их глазах свершится переход в другой мир.
        Гардий, наконец, закончил произносить заклинание и замолк, всматриваясь куда-то наверх. Все взгляды людей в зале уперлись в потолок, наверно, портал откроется оттуда…
        - Тзар, - неожиданно сказал магистр. - Вызывай теней и шагай к нам…
        Я примерз к полу: может что-то не-то послышалось?
        - Да магистр, - с поклоном ответил Тзар, - исполняю.
        Я перевел взгляд на лица в зале: все, включая рядом стоящего Директора оставались в таком же спокойном состоянии. Они по-прежнему ждали чуда…
        Время замедлилось словно во сне. Я видел как медленно шевелились губы Тзара… Тогда на кладбище… В том подземелье, после звона разбившегося в голове стекла, я стал понимать язык повелителя теней как свой родной… Гардий и Тзар говорили на никому, кроме магов, непонятном языке. Улыбающийся какой-то девушке Директор, встретился со мной взглядом - мгновенье, его лицо посуровело.
        Он что-то прочел на моем…
        - Убейте их всех! - крикнул Тзар, на языке магов, который почему-то сознание не может отличить от обычного русского….
        В следующее мгновенье время вернулось на круги своя, и Тзар шагнул в зачарованный круг. Улыбнувшись в мое изумленное лицо, дружески хлопнул по плечу.
        Директор что-то крикнул, я не расслышал в поднявшимся гвалте, зато мгновенно вспотел от ужаса: странно дернув руками, два агента в серых костюмах, откуда-то извлекли пистолеты и без предупреждения открыли огонь. Я почти видел, как выпущенные пули мчатся в Тзара, едва не задевая меня. Но, что случилось далее, осмыслить не успел: агенты, подхваченные невидимым вихрем, отлетели на несколько метров, а кольцо людей в зале распалось, смешиваясь с черными существами…
        Шум и крики заполнили весь зал, люди падали под ударами объявившихся теней.
        Директор, спасая женщину, дернул ее подальше от тени и замер, едва достигнув границы зачарованного круга. Мгновенно поняв что Гардий уже запер контур, и никому с той стороны не войти внутрь, я рефлекторно бросился на помощь. В прыжке я успел подумать что вырвавшись из зачарованного круга настигну лишь смерть, но руки уже схватили костюм Директора.
        - Рад'рарат!!! - выкрикнул магистр слово-ключ к заклинанию. Все вокруг почернело, и мир распался.
        Глава 3
        - Это конец. Конец всему.
        Голоса доносились словно издалека, но шестое чувство подсказывало, что говоривший был рядом. Чтобы открыть глаза требуется хотябы капля силы и крупица воли. У меня не было ни того, ни другого. Лежу на животе, обессиленный, опустошенный, разбитый, и только слабое дыхание подает надежду что когда-нибудь снова смогу двигаться.
        - Да мне плевать где мы! - воскликнули рядом. В этом голосе мне почудилось столько горечи и отчаяния, что я на миг забыл о себе и попытался сосредоточится на нем. - Неужели только я понимаю, что все кто там был - мертвы?!
        - Не нервничай милый, - прозвучал мелодичный голос.
        - Я не нервничаю, я просто взбешен! Проклятые маги планировали это с самого начала. Они напоследок уничтожили всех кого обучали пять лет, всех…
        Голос бубнил еще и еще, я мысленно просил его замолкнуть. Слова затрагивали что-то болезненно-знакомое, но мне я был так слаб, что не хотелось даже вспоминать…. Просто хотел полежать в тишине.
        - Милый, лучше посмотри что с этим человеком. Он лежит так уже час…
        - Дима что с ним?
        - Я же говорил… Он в отключке и мне никак не привести его в чуство.
        - Ладно. Будем надеяться, что он помрет. Если бы он не рванулся из магического круга, вполне возможно, мы бы сейчас растерзанными валялись в том зале.
        Я попытался открыть глаза… Получилось: мутный свет очерчивает размытые стволы близких деревьев, темное пятно рядом - спина директора. Фигуру директора я узнаю, даже если ослепну наполовину.
        - Что будем делать, Директор? - спросил у него кто-то. Значит, я не ошибся…
        - Будем искать поселение людей, а пока нужно найти еду и воду. Если я правильно понимаю, скоро начнутся сумерки, найдите хворост, разожгите костер, пещера в той скале станет для нас временным убежищем. И будьте осторожны… мы не у себя дома.
        Что? Что все это значит? Как мы сюда попали? Зрение и мысли стали проясняться. Все в десятке метров от меня было мутным, но уже можно разглядеть далекие пики гор и опускающийся за них диск солнца из красной меди. Директор сидит на валуне, ссутулясь разглядывает что-то лежащее у ног.
        До меня постепенно стало доходить. Выпрыгнув из круга во время телепортации, я частично разрушил заклятье. И все, кто находились рядом, включая меня и Директора, оказались фиг знает где.
        Из всего этого можно было бы сделать заключение что мы попали в мир магов…
        Но все мои теоретические познания в магии ясно твердили что это исключено.
        Заклятье портала не могло иметь такую мощность, чтобы переместить всех людей находящихся в зале. Скорее всего, мы сейчас где-то в тайге… И красное солнце закатывается за стройные горы до боли знакомо. Мы в родном мире. А Директор… он генерал а не маг. Да еще напуганный, оставшийся без вверенных людей, генерал.
        Интересно, что с нами сделают маги если вдруг окажутся рядом?
        Я напрягся словно спортсмен, делающий на спор сотое отжимание, превозмогая себя, поднялся на дрожащих руках. В голову ударила тяжелая кровь, почувствовал, как из носа брызнул красный ручеек. Не обращая на него внимания, шатаясь, как в стельку пьяный, подошел к Директору.
        - Все так плохо, Сергей Борисович? - спросил я первое, что пришло в голову.
        Затуманенные глаза уставились на меня:
        - Хуже почти некуда.
        - Но почему? И в Сибири живут люди…
        - Какая на хрен Сибирь? Ты под ноги глянь.
        Я опустил чугунную голову и тут же забыл о своем плачевном состоянии.
        Рядом с сидящим на валуне Директором лежало двухметровое тело в деревянной, скрепленной кусками кожи, броне. Даже при большом желании, принять его за человека было невозможно: болезненно-зеленый цвет кожи, бугрообразный череп, выдвинутая вперед гигантская челюсть с длинными клыками, заостренные уши и, наконец, желтые звериные глаза…
        Глаза застыли в невыразимом изумлении, смотрят в небо словно вместо облаков там парят смеющиеся ангелы. Причину его предсмертного удивления, я увидел через мгновенье: на деревянном нагруднике расплылось пятно темно-багрового цвета, аккуратная дырочка в его центре утверждает, что существу не стоило так полагаться на защитные свойства брони. Кто бы это ни был, но ему явно не доводилось встречаться с огнестрельным оружием.
        - Беру свои слова обратно, - прошептал я, - мы в другом мире.
        Наступающая тьма, встретив разгорающееся костер, недовольно откатилась, отступила будто собирая силы для контратаки. Пламя успокаивающе взмываясь вверх, освещая лица ошеломленных сложившимися обстоятельствами людей. Я заметил, что все, включая Директора, стараются держаться как можно ближе к огню. Как только его языки начинали танцевать чуть медленней, пара рук обязательно подбрасывала в него хворост. Все молчали, никто не высказывал своих мыслей, никто не предлагал действий. Украдкой люди поглядывали на смотрящего суровым взглядом в огонь Директора. Они верили, что он вот-вот что-нибудь придумает.
        А я, несмотря на продолжавшую кружится голову, все же не мог не думать о коварных уродах из иномирья… И если отбросить ту мелочь, что мы сами находимся в положении иномирцев, то ненавидеть их имело смысл. Ладно если бы они предали меня одного, но они провели вокруг пальца агентство, страну и получается весь мой мир. Получив что хотев и не оставляя взамен ничего - вернулись домой.
        Иномирские кидалы…
        Ночь вступила в свои права с невероятной быстротой, оторванные от родного мира люди успели лишь дотащить меня и охапки хвороста до ближайшей пещеры. За себя я уже не беспокоился: хотя идти было по прежнему трудно, но силы возвращались очень быстро. Значит ничего страшного.
        С помощью зажигалки Директор развел костер меньше, чем за минуту, и вовремя, еще немного и все что находится за пределами входа в пещеру покрыл густой мрак.
        - А что там? - спросил я указывая на уходящую во тьму расщелину в стене пещеры.
        - Какая разница? - вопросом ответил какой-то парень в выпачканной белой рубашке и в очках с толстыми линзами.
        - Он прав, - вмешался Директор. - Сама пещера пуста. Это лишь небольшой карман, но расщелина указывает что в этой горе целая сеть пещер. Дмитрий, Андрей сделайте факелы и осмотрите расщелину. Мы должны убедится что с этой стороны нам не грозит опасность в облике спящего медведя…
        - Слушаюсь, - хором ответили два агента в дорогих костюмах. Кажется те самые которые пытались застрелить Тзара.
        Быстро сделав себе факелы они взяли в свободные руки пистолеты и смело скрылись за поворотом.
        - Милый, зачем ты их отпустил? - спросила прижавшаяся к Директору девушка. - А если сюда придут такие же твари?
        - Я же просил не называй меня на людях милым… - проворчал он. - Не беспокойся я сумею тебя защитить.
        Девушка не ответила, только еще крепче прижалась к нему. На вид ей лет двадцать пять. Размазанная по щекам туш, и красные даже в свете костра глаза, выдавали ее полную неподготовленность к экстремальным ситуациям. Хотя «экстремальная ситуация» для такого случая не подходит….
        Кроме них за костром сидел сутулый и хлипкий с виду парень. Держится вроде неплохо, но тоже балласт. Один из «белорубашечников» которого по случаю зацепило нарушенное мною заклятье.
        Значит нас шестеро. Шесть человек оставшихся от агентства со штатом в несколько сотен. Наверняка тени прятались не только в тренажерном зале, а атаковали и по всему периметру… Но точно я узнаю это как только вернусь в свой мир… Если вернусь.
        Смотря в танцующие языки пламени, украдкой наблюдал за Директором: постарел осунулся - дело которому отдал столько сил оказалось бессмысленным.
        От расщелины донесся шум, в свете огня показались два агента. Оказавшись в пещере, они спрятали пистолеты в кобуру и сели к огню, но я успел заметить что их руки дрожали. Всмотревшись в них увидел что прячут глаза, а лица подозрительно бледны…
        - Докладывайте, - приказал Директор.
        - Рядом все чисто… - неуверенно начал один из них. - А в глубь мы ходить не стали, там столько пещер что можно заблудится.
        - Тогда почему вы едва не умираете от страха? - спросил я равнодушно.
        Ближайший агент дернулся, бросил взгляд полный вызова, вздернул подбородок…
        Но видать вспомнил о слухах ходивших обо мне в агентстве сник. Кто его знает, наверно подумал что я прочел о его страхе по ауре…
        - Мы не смогли идти дальше, - убито проговорил он.
        - Что? - спросил Директор. - Почему?
        - Не знаю… Просто навалился такой страх, какой никогда не чувствовал. Даже когда в тренажерном зале на нас напали черные твари… Я боялся не так.
        - А ты? - обратился Директор к другому агенту, а может и телохранителю.
        - Аналогично.
        - Понятно…
        Директор запустил пальцы в свою серую шевелюру:
        - Вардес, что ты об этом думаешь?
        - О страхе?
        - Да, о нем разумеется.
        - Не знаю… - ответил я не подумав. Но увидев разочарование в глазах окружающих, заговорил более уверенно: - Вполне возможно что это действие охранного оберега. Маги про такое расказывали…
        - Не напоминай мне о них, - перебил Директор. - Впрочем продолжай.
        - Да все уже… Все что знал расказал.
        - Ясно, - бросил Директор и уставился в огонь.
        Молчание затягивалось, я не заметно всматривался в лица думавших о своем людей. Все они неотрывно смотрят в огонь, словно пытались отрешиться от реальности. Нависшая тишина в пещере с каждым мгновением разрасталась и уже через пару минут стало казаться что если сейчас ее не прогнать то она стянет нас крепкой сетью. Я прислушался: даже треск поленьев в огне и звуки, издававшиеся ночным лесом, доносившиеся от входа в пещеру, не могли ее прорвать. Словно эта тишина не имела ничего общего с окружающим…
        Чтобы нарушить тяготившее молчание, я заговорил:
        - Мне жаль…. Жаль, что так получилось.
        - …Ты не виноват, маги нас предали, - с расстановкой сказал Директор, - Более того, ты спас нас всех.
        Снова повисла тишина, изменилось только выражение на лице Директора: он совсем по-детски закусил старческую губу и тихо бросил, глядя в огонь:
        - Стоило сразу понять, что им нужно только золото и наше оружие, а всякие договоры, честь и долг для них пустой звук. Они не такие как мы… А мы сделали ошибку и доверившись, пошли у них на поводу.
        Несмотря на то, что обращался он скорее к себе, я вновь насел на него с вопросом:
        - Но я все равно не понимаю. Если маши собирались забрать Тзара и вернуться в свой мир, зачем тогда они взяли с собой меня и Влада?
        - Ну, они наверно тоже люди… Вы лучшие их ученики, они потратили на ваше обучение столько лет…. Тут все логично.
        Я посмотрел на Директора из приспущенных век: старый хрыч что-то скрывает.
        - Нет, тут есть еще что-то. Раз им стало жалко свою работу, почему тогда они не забрали и других делающих успехи учеников? Нет забрали только меня и Влада.
        Лестно конечно говорить о себе как о лучшем, но Влад… Влад обычный неумеха. Он в подметки не годился даже моему прошлому напарнику. Что между нами общего?
        - Да… Вы чем-то похожи, - ответил он после значительной паузы. - Ты попал к нам в агентство без памяти. Ты не помнил про себя ничего, кроме имени, и более того, моим людям так и не удалось установить твою личность. Тебя разыскали маги, рекомендовав к «ученичеству». Якобы такие люди, как дети с пустой памятью, учатся намного быстрее. Через год тоже самое произошло и с Владом.
        - То есть, Влад тоже лишился памяти?
        - Да, он…
        - О чем вы вообще?! - вдруг вскинулась заплаканная девушка. - То, что мы здесь пережили, не идет ни в какое сравнение с вашими дурацкими россказнями! Это было ужасно…
        Голос ее пропал, она отвела сердитый взгляд от лица Директора и разрыдалась.
        На вздрагивающую всем телом женщину старались не смотреть, и почему-то никто не стремился ее утешить. Только через несколько минут рука Директора легла ей на плечо, и судорожные всхлипывания заметно утихли.
        Я запоздало поблагодарил судьбу за то, что оказался в этом мире уже без сознания. На миг представил себя испытавшим потрясение от мгновенного перехода в пространстве, нападения звероподобного монстра, выстрелы, панику…. Да, девушку понять можно.
        Снова повисло напряженное молчание, словно все боялись открывать рот или вообще пошевелится. Я тоже не стал продолжать бессмысленные разговоры. К чему они?
        На тело навалилась какая-то усталость. Мне захотелось расслабиться, закрыть глаза, или, не думая ни о чем, не мигая смотреть на огонь. Но что-то внутри противилось этому, хотя бы потому, что это было необычно.
        Я заговорил снова:
        - То застреленное существо… кто оно?
        Девушка вздрогнула как от пощечины, Директор покосился на нее, потом ответил:
        - Когда мы оказались неизвестно где, началась неразбериха. Откуда-то из зарослей выскочила эта желтоглазая горилла и с оружием, похожим на мачете, бросилась на Машу…. Повезло, что Дима успел его застрелить.
        Один из агентов кивнул, принимая похвалу начальства. Остальные же ничем не выдали, что слышат разговор.
        - Раз мы все в одном корыте, давайте знакомиться. Я Вардес - адепт, приписан, то есть был приписан, в группу Рысь…. А вы?
        - Меня вы, наверно, знаете, я генерал-лейтенант, командующий нашим Агентством, - заговорил Директор. - А это…
        - Генерал, они сами могут представиться, - перебил я. Он посмотрел на меня с удивлением, но смолчал.
        - Дмитрий, внутренняя безопасность. Специализация - охрана генерала, - не отрывая от огня взора, доложил телохранитель.
        - Андрей. Аналогично, - ответил второй.
        Как я и догадывался, оба были телохранителями Директора, и неудивительно, что попали в зону воздействия нарушенного заклятья портала. Наверняка вслед за Директором, потащившим к кругу магов девушку, шагнули ближе к нему.
        Сутулый парень пальцем поправил оправу очков, проговорил едва ли не застенчиво:
        - Михаил, системный администратор. Доступ второго уровня…
        Что означало последнее, я представлял смутно. Знал только, что такие люди едва ли не гражданские, хоть и были частично посвящены в секреты организации, но агентство использовало их лишь в узком направлении. Их никогда не держали за «своих», и остается догадываться, как такой человек мог оказаться в том зале. По идее информация о магах и всем, что с ними связано, имела секретность выше, чем расположение шахт с ядерным вооружением.
        - А вы кто, простите? - поторопил девушку с ответом я.
        - Маша…
        - И какую должность вы занимаете?
        - Никакую. Она моя жена, - отрывисто бросил Директор.
        Я почувствовал, как медленно упала челюсть. Это было сюрпризом для всех присутствующих, но тему никто развивать не осмелился. Я внимательней пригляделся к заплаканной девушке. На ее холеных пальчиках не было и следов обручального кольца, как впрочем, не наблюдал такого и на пальцах Директора. Да и выглядели они скорее как красавица и держащееся рядом, но на дистанции лохматое чудовище…
        В общем, наш Директор захотел произвести впечатление на юную особу и, наплевав на секретность, решил удивить ее зрелищем перемещения людей в пространстве…
        Снова в воздухе повисла пелена тягостного молчания. Люди вокруг сидят без движения и смотрят на нескончаемый танец огня. При взгляде на «телохранителей», сидевших спиной к выходу из пещеры, слабо терзавшая меня мысль начала обретать объем и форму. До меня постепенно начало доходить, что эта ситуация какая-то неправильная. Люди вокруг просто не должны себя так вести. Ну не могут, пережившие шок люди, вот так заторможено сидеть…
        - Люди… - тихонько сказал я. Никто не отреагировал.
        - Люди! - повторил я громче.
        - Что с тобой, Вардес? - спросил Директор, даже не взглянув в мою сторону.
        - Тут что-то не так…
        - Что?
        - Сергей, как вы думаете… - начал я и замолк.
        - Да? Что?
        - Сергей Борисович, почему вы отозвались на такую фамильярность?
        - Ну и что из э… - сказал он и осекся. Как я и ожидал, скорость мышления у него по-прежнему на высоте. - Я тебя понял, Вардес. Внимание, мы все под действием гипноза, боритесь с этим.
        Гипноза? Скорее это была массовая ментальная атака, совсем такая же, про которую рассказывал Тзар…. Но если это слово им более знакомо, пусть будет гипноз.
        - Вардес, где… гипнотизер? - шепотом спросил он.
        - Не знаю, наверно, недалеко от пещеры.
        - Что ты предлагаешь?
        - Менталь… гипноз не усиливается, - зашептал я после паузы, - значит, это максимум, на что способен колду… гипнотизер. Нам выходить в ночь нету смысла, лучше дождемся, когда он начнет уставать…. Но возможно сейчас к нам кто-то крадется…
        Я не успел докончить фразу, как телохранитель генерала неестественно дернулся, словно сбрасывая с себя невидимые оковы. Вытащив из подмышки пистолет, вытянул руку, целясь куда-то в стену пещеры. Хотя выстрелы были ожидаемы, все же прозвучали как гром в жаркий и тихий полдень.
        Я быстро развернулся и в страхе замер: гигантское звероподобное существо умудрилось бесшумно подкрасться и сейчас заносило для удара тяжелый кривой нож.
        Запаниковать я не успел, вместо того, чтобы размозжить кому-то из нас череп, нож выпал из ослабевшей руки. Неандерталец прижал широкие ладони к груди, но остановить струящуюся между пальцев кровь, не удалось. Он упал на колени, желтые глаза вперились в меня. Какие в них были чувства, понять не успел, они мгновенно затянулись прозрачной пеленой. Я едва смог отскочить от падающего прямо в огонь тела.
        - Второй скрылся, успел убежать! - крикнул охранник, спасший мне жизнь. - Что делать?!
        - Да бог с ним! - в тон ему заорал я. - Не гнаться же за ним?
        Директор жестом приказал мне замолчать, вид у него такой, будто у Тзара, когда тот смотрит сквозь стену. Я заметил, как его вид и скупость в словах заставляли успокаиваться возбужденных людей. Ну что же, неплохо Директор…
        Полчаса мы сидели как на иголках. Жались ближе к костру, словно свет от его пламени мог защитить от тварей, которые вот-вот вынырнут из темного входа пещеры. Но время шло, а монстры больше не появлялись. Взвинченные люди потихоньку стали успокаиваться, и Директор впервые принялся раздавать осмысленные распоряжения:
        - Гипноза никто не ощущает, значит, этого гипнотизера мы убили. - Все бросили взгляд на распростершегося у входа в пещеру зверочеловека. Неожиданно у него упала нижняя челюсть, и из-за губы, едва не лишив Машу чувств, показались клыки с полпальца величиной. Директор положил на ее плечо руку и продолжил как ни в чем не бывало:
        - Второй напуган так, что не покажет сюда даже носа. По крайней мере, в ближайшую неделю.
        - А может, это неандертальцы, а мы попали в прошлое? - несмело подал голос Михаил. От волнения он снял очки, протирая их краем грязной рубашки. Я еще раз посмотрел на зверочеловека: приплюснутый широкий нос, высокий лоб с глубоко посаженными желтыми глазами. Определенное сходство есть, но…
        - Не говори глупостей, Миша. Лучше помоги Дмитрию выволочь труп из пещеры.
        - Что?!
        - Что слышал. Андрей, прикрой их, - приказал Директор.
        Кряжистый охранник неспешно подошел к трупу, напрягся, стараясь его приподнять. По-видимому он весил много больше тонны. Даже вдвоем с брезгливо принявшимся ему помогать «белорубашечником» они оставили все попытки приподнять тело над землей. Взяв за руки и за ноги, с натугой принялись волочить тело к выходу. Андрей, двумя руками держа в руках пистолет, не отставал от них ни на шаг.
        - Вардес, что у тебя полезного в рюкзаке? - спросил Директор, больше не глядя на возившихся с трупом людей.
        - Мыло, шампунь, зубные щетки, пистолет, к нему три обоймы…
        - А есть что поесть? - спросил вернувшийся к огню Миша. Видимо, раздосадованный его слабостью Дмитрий отослал его назад в пещеру.
        - Ну, разве, что зубную пасту… - после паузы ответил я. И до того сутулый Миша сник еще больше, сразу став похожим на проколотую шину.
        - Еще что-нибудь есть? - спросил Директор.
        - Нет, генерал, я полагаю, мое нижнее белье вам не подойдет.
        - Хреново…. Ладно, всем, кроме дежурных, спать. Дежурят все, кто прошел спецподготовку. Вардес, достань на всякий случай пистолет… И вообще ты должен был сразу его достать.
        - Но я же был…
        - Не важно. Спи, ночью станешь дежурить.
        Я закрыл глаза, стараясь избавиться от роя черных мыслей. И без того понятно, что группа людей, попавших в чужой мир и сразу же повстречавшая человекообразных хищников, подвергается крайне серьезной опасности. Но понятно и то, что ничего с этим поделать в данной ситуации нельзя. Моя дрожь, неуверенность в себе и тем более паника не принесут команде никакой пользы.
        Глава 4
        Хотя дежурить меня никто не будил, нормально спать не получалось. Жесткий камень пещеры сам по себе был дурной кроватью, а если добавить жгучий ночной холод…. Просыпался через каждые пять минут, менял позы, по очереди подставляя к огню то спину, то живот. Даже сквозь сон чувствовался сильный холод. Быстрее бы кончилась проклятая ночь, в который уже раз за минуту просыпаясь, думал я.
        Потом стало еще хуже: привычно перевернувшись на другой бок, я не почувствовал тепла, исходившего от огня. Разлепив глаза, вместо света костра обнаружил лишь тьму. Я смекнул, что закончился хворост, охранники не посмели выйти за ним из пещеры, и лишенный корма огонь давно умер.
        К несуществующему костру жмутся дрожащие от холода четыре тела. Я сомневался, что они спят - скованные страхом, лишь притворяются. Готовы перетерпеть жуткий ночной холод, только бы их не заставили выходить из пещеры за дровами.
        Я выругался. Переохлажденный организм не желал резких движений, и попытка встать привела к пульсирующей боли в ноге.
        - Что с тобой? - шепотом спросил охранник.
        Кажется, это был Дмитрий. Он сидит на камне лицом к выходу из пещеры, вид такой, словно готов стрелять в первую же пошевелившуюся тень. Несмотря на то, что костер давно не горит, врывающийся в пещеру серебряный свет луны и звезд прекрасно освещал его фигуру.
        Услышав мое невнятное ругательство, агент повернулся, и я увидел, как его глаза слепо зашарили в поисках меня. Сомневаюсь, что он мог разглядеть хоть что-то, кроме моих размытых очертаний.
        Боль в ноге понемногу стихла, я встал и молча прошел мимо него.
        - Ты куда?! - оторопело спросил он.
        - За дровами, лучше уж туда, чем спать в такой холод…
        - Но там же темно! - вскрикнул он, умудряясь не повышать голоса.
        - Я вижу в темноте… - бросил я, уже выходя из сразу же показавшейся мне такой уютной пещеры.
        Ледяной ветер пронзил легко одетое тело насквозь, меня забила мелкая дрожь, а лицо и уши тут же стали замерзать. Сжимая в руке пистолет, в полусогнутом положении и поминутно озираясь, тихо стал пробираться к нестройным рядам елей.
        Поначалу я намеревался дойти до первых деревьев, набрать каких угодно веток и вернуться назад, пока меня не заметили эти двухметровые монстры. Но к великому разочарованию, под ближайшими деревьями не оказалось ничего, что могло бы гореть. Я глянул на раскинувшиеся над головой игольчатые ветви и тут же выбросил мысли об их использовании: во-первых, не загорятся, а во-вторых, раздавшийся треск будет слышен далеко окрест, и эти зеленокожие чудища непременно поищут его источник…
        Пригибаясь чуть ли не до земли, я стал пробираться вглубь зарослей. Рукоять пистолета неприятно холодит руку, но перекладывать его в карман не стал. Кто знает, возможно, эти существа с желтыми глазами видят в темноте не хуже меня.
        Я забрался уже довольно глубоко в лес, а под зажатой подмышкой оказалась лишь пара небольших сухих веток. Хотя промозглого ветра среди деревьев не было, но промерз я так, что мысли плюнуть на все и вернуться в относительно теплую пещеру вытеснили все остальное. Подхватив еще один толстый сук, уже собрался развернуться, когда взгляд наткнулся на то, что заставило мое озябшее тело замереть и бросить охапку веток на землю.
        На выжженной траве в аккуратной кучке лежат черные головешки углей, по краям тлеют частично обгоревшие поленья. Даже с трех шагов я почувствовал, что от затушенного в спешке костра исходит тепло…
        - Меня увидели и затушили костер! - холодная мысль обожгла внутренности, будто кипятком.
        Повинуясь наитию, я резко развернулся. Удар в скулу чем-то тяжелым швырнул меня на землю. С развороченной болью головой я поднял пистолет. Ничего не видя, стрелял наугад, метясь во что-то перед собой. Подавив вспышку страха оттого, что не сработал пистолет, на ощупь принялся проверять предохранитель. Он снят…. Но выстрелов ведь не было…. Наверно, я ослеп и оглох, а потом перестал мыслить…
        Кошмара, который сковал мой разум, долго не выдержал бы никто. Зеленые людоеды поймали меня, и теперь один из них грязными липкими пальцами трогает мне лицо…. Сейчас станут есть еще живого.
        Влажное прикосновение к лицу вернуло меня в реальность. Раскрыв глаза, увидел перед собой чью-то мохнатую морду. Дернувшись всем телом, сразу обмяк, а мохнатая рожа скрылась из поля зрения. Полежав несколько ударов сердца, я собрался и, прикладывая неимоверные усилия, попытался сесть. В пяти шагах от меня, навострив уши и готовясь дать деру, стояла, подняв переднюю лапу, мелкая лиса. Дрожащей рукой я потрогал жутко болевшую скулу. Лицо было липкое. Я недоверчиво посмотрел на пальцы, выпачканные темной кровью. Лис пытался ее слизать…
        Встать было тяжело, а держаться на ногах еще хуже. Перед глазами плыли хвойные деревья, а свет солнца был нестерпимо ярок. Постояв облокотившись о ствол дерева, дождался, когда слабость в теле пойдет на убыль.
        За исключением головокружения и не очень сильной боли в висках, состояние охарактеризовал как средней паршивости. Грязно-рыжая лисица, увидев как большое существо поднялось на задние лапы, поспешила ретироваться. Куда делось то, что едва не снесло мне голову?
        Осмотревшись, увидел остатки костра, примятую траву, следы крови и несколько гильз. Вот здесь меня стукнули чем-то тяжелым по голове, я упал, выстрелил. В кого-то попал, нападавший упал и стал отползать, оставляя на траве четкий след от размазанной крови.
        Я стоял перед дилеммой: пойти по следам и добить эту тварь, либо идти в другую сторону, в пещеру, где меня, наверняка, уже ищут. Глянул в небо, солнце стоит не совсем в зените, но и рассвет был давно. О чем тут думать? Разумеется, пойду к Директору. Шел, не совсем разбирая дорогу, жестоко мутит и кажется, что сейчас стошнит.
        Странно, я уже должен был выйти из леса и оказаться около горного массива.
        Пещера должна была быть где-то здесь. Вместо этого мне показалось, что расстояние между стволами высоких елей становилось все меньше, а лес - гуще.
        Увидав на земле отчетливый отпечаток чего-то, похожего на обувь сорок шестого размера, замер в шоке. По какой-то причине я неосознанно сменил направление и, вместо того, чтобы идти к пещере, пошел по следам раненого… зверя.
        Подобно следопыту я рыскал глазами, ища хоть что-то, указывающее расположение моего незадачливого убийцы. Вскоре был вознагражден: в траве обнаружилась неровная цепочка следов. Раненая тварь смогла встать и теперь, хоть и пьяно шатаясь, шла на своих двоих…. Туман в голове понемногу стал рассеиваться, еще раз проверил обойму в пистолете. В магазине оставалось всего три патрона.
        Стараясь делать как можно меньше шума, пошел по его следу. Какая разница, почему. Главное, прибить гада, пока он не зализал раны и не решил отомстить.
        Как-то слышал, что животное, раз вкусившее кровь человека, необходимо убить. Это закон, и он происходит из глубокой древности и действует до сих пор, несмотря на все сотни лет цивилизации. А все потому, что это необычный закон, а Закон Выживания. Он у нас в крови, а раса, отвергнувшая свою кровь и память предков, обречена на вымирание.
        Резко остановился, увидев впереди прислонившуюся к широкому стволу дерева высокую фигуру. Хоть и вижу его со спины, но несмотря на ниспадающий с его плеч синеватый плащ, человеком он быть не мог.
        Огромный рост, стянутые в густую косу волосы, из-под которых выглядывают заостренные к концам уши. Кожа у существа с нездоровым зеленоватым оттенком. В мускулистой руке зажат короткий боевой жезл. Такой я видел у Тзара, когда он рассказывал о….
        Неожиданно я понял, что именно огрело мою голову. Подняв пистолет, прицелился, чтобы наверняка…. Словно почувствовав нависшую смерть, он дернулся со скоростью, которой невозможно ожидать от существа его размера. Из странного посоха вырвалось что-то прозрачное, на шарообразной вершине как будто преломился свет. Образовавшийся еле видимый луч ударил мне в грудь.
        Я остро почувствовал, как меня покидают силы. Уже готовые были сжать курок пистолета пальцы предательски ослабели, оружие полетело на землю. Я покачнулся и, чтобы не упасть, прижался к дереву спиной.
        Зверочеловек радостно оскалился, клыки с палец величиной блеснули на солнце белым. Не теряя более времени, он, сильно хромая и едва ли не вприпрыжку, заспешил к практически поверженному врагу. Один удар короткого посоха с тяжелым навершием проломит череп жалкого человечишки, как гнилой овощ.
        Даже с подволакивающейся ногой ему идти до меня секунд двадцать… не успею.
        Усилием воли очистил сознание от мешающихся мыслей, сконцентрировался, пытаясь увидеть свою ауру. Невозможное все же произошло: без всякой подготовки увидел, как аура полыхнула зеленым. Яйцеобразный кокон, в котором находится мое тело, представляет собой идеальный защитный экран. Годы тренировок под присмотром истинных магов усилили защитные свойства более, чем вдвое. Но все же это помогло мне мало.
        Темное пятно в том месте, куда ударил луч из посоха, на зеленом фоне ауры выглядело донельзя отвратно. Я почувствовал запах гнили и разложения. К моей ауре присосалась астральная сущность, и прежде, чем защитный экран распознал опасность, оно выпило большую часть моих сил. Сейчас все силы организма были направлены на поддержание одного из защитных слоев ауры. Возможно, не получи я ранение и не будь так ослаблен до начала боя, сущность не смогла бы даже за меня зацепиться. Существо пыталось прорвать ставшую осязаемой зеленую пелену, и, если ему это удастся, мне - конец. Чувствую, как непрерывным потоком меня покидают силы. Регенерирующий источник внутри организма не мог сравняться со скоростью, с которой их поглощала пиявка.
        Уголком сознания, который не был занят ментальным действом, я видел, что зверочеловек подошел ко мне едва ли не на пять шагов. Меня охватило отчаяние: две атаки с разных сторон от двух таких разных врагов…
        Предсмертный ужас и отчаяние подстегнули выброс адреналина, а внутренний источник силы импульсом выбросил из себя пучок из последних остатков энергии. Я, отсекая действия подсознания, перехватил его разумом. Волна силы изнутри тугим комом ударила черную пиявку. Силы хватило, чтобы оторвать ее от ауры, но если поднапрячься еще чуть-чуть…
        Зверомонстр, наконец, дохромав до застывшего в страхе человечка, поднял посох для завершающего удара. Но тут что-то его покачнуло, на секунду он застыл с расширенными в ужасе глазами, а потом закачался, как дуб под ураганом, и рухнул мне под ноги. Звук громыхнул такой, что едва не заложило уши. Гора мяса в деревянно-металлических доспехах под грязным синим плащом больше не шевелилась.
        Хрипы, вырывающиеся из моей груди, меня пугали, но в то же время утверждали, что я жив. Мне невероятно повезло, что успел перебросить на него его же «пиявку».
        Жив он или нет, я смотреть не стал, просто подобрал пистолет с земли и на трясущихся от усталости ногах пошел по обратным следам. Даже если он еще дышит, жить ему оставалось недолго. Несмотря на то, что он казался таким живчиком, ранения у него были более серьезны. Сущность высосет из него жизнь досуха, но мне плевать. Заслужил сволочь.
        Я сам не понял, как вернулся к пещере, разум словно отключился, чтобы компенсировать острую нехватку энергии в организме. Но добравшись до входа в пещеру, я остановился, почувствовав что-то не так. Что именно, понять не получалось, просто отчетливо возникло знакомое чувство, что, если продолжу движение, мне будет хреново. Помявшись с четверть часа недалеко от входа, послал предчувствия к черту. Но едва сделал пару шагов в ее направлении, замер - из пещеры донесся рыкающий звук и тяжелые шаги. Я отпрянул, стараясь не издавать шума, и прежде, чем из входа показались фигуры, успел спрятаться за валун недалеко от нее.
        Зверочеловек в деревянной броне взвалил на плечо, как ковер в рулоне, женщину. Отсюда я не мог разглядеть, мертва она или просто без сознания. Она, обмякшая, болталась на мускулистом плече зверя и больше напоминала сломанный манекен, а не красивую девушку…. За первым зверем показался еще один, потом еще. Оба идущих за «носильщиком» зверочеловека были заметно выше и мускулистее чем те, кто встречались мне до этого. Кроме того, у них была другая броня, явно лучшего качества. У обоих правую часть доспехов закрывает широкий наплечник с длинными и, судя по виду, острыми шипами. В огромных перекачанных руках они сжимали оружие, больше похожее на причудливо искривленный меч, нежели на те длинные ножи, что я видел у их собратьев раньше. Видимо, в местной иерархии они стояли выше прочих.
        Громыхая доспехами и висящим на поясе мачете, оставляя на влажной земле глубокие следы, мимо камня, за которым я затаился, прошел зверь с неподвижно лежащей на гигантском плече Машей. Затаив дыхание, я постарался слиться с камнем. Самое страшное было то, что перестал слышать двух других, которые должны были пройти сразу за нагруженным собратом. Показалось, что они заметили меня, и теперь обходят валун с двух сторон.
        Страстно хотелось броситься бежать, но разум пересилил инстинкт. Подождав, когда, по-моему мнению, они должны сделать не менее пятидесяти шагов, осмелился выглянуть за край камня. Все трое, иногда озираясь по сторонам, прошли метров сто и начали скрываться за еловым массивом. Утерев выступивший на лбу пот, я глубоко вдохнул морозный воздух. Стараясь идти тихо, прошел в пещеру.
        Зрелище, представшее перед глазами, изогнуло меня дугой. Не в силах сдержаться вырвал остатками вчерашнего обеда, и даже после этого я долго не мог прийти в себя.
        Зверолюди сегодня наелись до отвала: рядом с золой, где недавно горел костер, лежал длинный осиновый шест с привязанным к нему человеком. Точнее останками человека. Привязанные к шесту руки и ноги, не считая того, что они обгорели, были в относительной целостности. А вот дальше…
        Дальше шли голые кости, насколько я мог судить, мясо с них было срезано ножом. Бедра, часть таза, предплечья представляли собой ужасающую картину: неровно обглоданные кости с небольшими остатками на них красного мяса. Живот и грудь были вспороты, внутренностей не было видно. Голова, отделенная от тела лежала в сторонке, взирая на меня с застывшей маской, в которой смешались ужас, крик и боль…
        Холодея, словно окружающий меня каменный свод, я с отчаянием всматривался в бледное лицо.
        - Господи, Директор… - прошептал я.
        Отчаяние, боль и страх требовали выхода. Я едва удержался от тоскливого звериного воя, хотелось кричать и плакать…. Глотая воздух, как рыба на берегу, сумел оторвать взгляд от страдальческого оскала генерала и бросился из пещеры.
        - Куда угодно, но подальше, - билась в голове единственная мысль. Я бежал до тех пор, пока не упал от изнеможения. И без того ослабленный организм постарался избавить разум от последствий шока, просто вырубив его полностью.
        Черное забытье, в котором я оказался, частично восстановило силы. Но очнувшись, это было последним, о чем я подумал. Вскочив как ошпаренный, я вертел головой, ожидая обнаружить за стволом каждого дерева зеленокожих людоедов.
        Мгновенно вспомнились все ужасы прошедшего дня, и, несмотря на ночной мороз, я весь взмок.
        Крупная серебряная луна, куда больше и ярче нашей, злым светом заливает поляну. Я жив! Это сейчас главное. Крик отчаяния, как и самовнушение, не очень помог, и, озираясь по сторонам, поймал себя на том, что чувствую сильный страх.
        Проклятая луна светит ярко, почти как фонарь, лишая меня последнего преимущества: спрятаться в темноте не удастся. Любой зверь выследит меня и убьет на месте. Готов поклясться, что еще вчера луны не было, а сейчас, когда она не нужна…
        Как бы там ни было, я немного успокоился, первым делом перебрался под тень деревьев, где было больше шансов оказаться незамеченным. Серебристый свет озаряет всю поляну, ночное зрение можно и не включать, во-первых, нет смысла, а во-вторых, не хотелось тратить пускай даже малые силы…
        - Что делать, Вардес? - сказал я вслух.
        Я не мог ответить на этот вопрос. Слабые попытки сконцентрироваться ни к чему не привели, я был слишком напуган и слишком ошеломлен. Стоило лишь опустить веки, как глазам предстает картина полусъеденного тела Директора.
        - Успокойся и включи мозги. И прекрати разговаривать сам с собой, а то получишь раздвоение личности!
        - Хорошо, больше не буду.
        Звук моего голоса успокоил до такой степени, что я выбросил из головы мысли о страхе и попытался осмыслить произошедшее.
        Хотя вся сущность этому противилась, но я стал перематывать события назад, словно пленку в старом видеомагнитофоне. Со скрипом и плохим качеством, но все же видно, как я вбежал в пещеру, увидел голову Директора, его лицо… Стоп. Не то. Шест с нанизанным полусъеденным трупом…. Не то. Пещеру…. Так, в пещере разбросаны пистолетные гильзы, видны пятна засохшей крови. Кто-то отстреливался.
        Из пяти человек, оказавшихся в этом мире, кроме меня, я видел только двух.
        Директор мертв, Маша, скорее всего, тоже. Шанс, что она жива, стремится к нулю, но все же чуть больше.
        Куда подевались два вооруженных профессионала и растяпа-программист? Мертвы?
        Но где их трупы? Унесли эти «звери»? Может быть, но почему тогда Директора съели прямо на месте?
        Вопросы иссякли, картина, которая мне рисовалась, была удручающей. Я представил, как с первыми лучами восходящего солнца в пещеру, размахивая кривыми ятаганами, ворвался десяток зверолюдей. Начавшие в панике отстреливаться телохранители полегли под страшными ударами. Парализованный от испуга программер рухнул с распоротым животом, Маша звонко закричала, прямой удар ножа навсегда оборвал ее крик. Староватый мужчина, Директор, повинуясь извечному инстинкту самца, бросился ее защищать, удар пудового кулака отбросил его на стену. К несчастью, он был еще жив, и зверолюди уверенные, что, съев печень живого врага…
        Наевшись от пуза, воины заставили более слабых собратьев перетащить трупы в свое логово. Их жены и дети будут рады такому количеству свежего мяса…
        Зубы сжались до хруста, меня снова начало мутить. Сволочи…
        Нужно вернуться в пещеру, рюкзак все еще там, а в нем, кроме прочего, три запасные обоймы для пистолета. Надо пересилить страх и вернуться. А потом прорываться к людям. Где-то они должны быть. Не могли же эти твари всех съесть.
        Я отогнал эту мысль, если это так, и во всем мире не существует людей, мне остается только застрелится.
        Другая трусливая мысль мелькнула в голове еще боле заманчиво. Не терять время, не рисковать, прорываться в противоположном от пещеры направлении. Чтобы избавиться от соблазна, мне понадобилась немалая толика воли. Без оружия моя жизнь не стоит и гроша. Я не смогу обороняться, не смогу охотиться и, если меня кто-нибудь не съест, упаду и умру от голода уже через пару дней.
        На всякий случай, смотря на яркий ночной мир через заклятье, стал медленно возвращаться в пещеру.
        Слава богу, даже я - человек, не помнящий свою фамилию, пройдя через курсы спецподготовки, всегда смогу сориентироваться на местности. И хотя, увидев остатки пиршества «зверей», я выбежал из пещеры в полуобморочном состоянии, дорогу назад нашел без труда. Выйдя из отливающего серебром леса, нашел знакомый горный массив. Хотя подошел не совсем с той стороны, но одинокий валун, за которым я вчера прятался, был лучшим ориентиром.
        А вот и пещера. Судорожно сжимая рукоять пистолета, осторожными шагами стал красться внутрь. Что-то не так. Пещера как будто изменилась за день, стала шире, и… с помощью заклятья я видел, что темень другого края расщелины уходила, немного изгибаясь, дальше. Я осмотрел пол пещеры: никаких следов костра, борьбы и пиршества зверолюдей. Это совсем не та пещера…
        Выйдя на воздух, стал осматриваться с недоумением: вон тот валун, вон знакомый строй длинных елей. Я понял свою ошибку только, когда приблизился к валуну. Пещера, из которой сейчас вышел, скрылась с глаз за выступающей каменной грядой. Зато появилась другая, чуть ниже и левее. Облегченно вздохнув, я приблизился к ней и замер на входе. С этой путаницей забыл об осторожности и теперь лицом к лицу столкнулся с отрядом зверолюдей. Кажется, те же самые, что утащили Машу.
        Двое очень крепких зверей с шипастым наплечником на правом плече сидят у костра и смотрят на меня, как на призрак. В руках вместо оружия они сжимают ребра с остатками мяса. Третий, более слабый и в худшей броне, сидит спиной ко мне и с хрустом продолжает есть. Подняв голову на замерших у огня собратьев, он проследил за их взглядом и наткнулся на меня…
        А дальше время понеслось с удвоенной скоростью. С оглушающим ревом оба зверя вскочили одновременно, подхватывая лежащие рядом ятаганы. Прежде, чем я рефлекторно поднял пистолет, они с занесенными кривыми саблями оказались подле меня. Я выстрелил в клыкастое оглушительно вопящее лицо твари. Под желтым глазом берсекера появилась красная дыра, из которой хлынул поток темной жидкости. Еще два выстрела пришлись левее в грудь другому, подбежавшему совсем вплотную зверю.
        Они упали одновременно, шатающийся зверь с дыркой в голове и схлопотавший две пули второй. Странного вида доспехи жалобно застонали, принимая на себя немалый вес туши человека-зверя. Длинные шипы на наплечнике громилы едва не распороли мне ногу.
        Я поднял взгляд на третьего остановившегося в замешательстве зверя. Он стоял рядом с костром, в опущенной руке сжимал кривой нож. Хотел помочь сородичам, но безнадежно опоздал. Увидев быструю расправу с теми, кого он боготворил, замер в страхе.
        Я поднял пистолет и выстрелил, метясь в его поганую рожу. Вместо ожидаемого грохота и яростной отдачи раздался сухой щелчок. Затвор пистолета был открыт, из вытянутого дула медленной струей в воздухе вьется белый дым. Патроны кончились…. И теперь я мертвец.
        Зверочеловек сделал судорожное движение, я внутренне приготовился к ужасной боли и последующей за ней смерти. Но он промедлил. Уронив тяжелый нож, он вытянул вперед раскрытые ладони.
        - Не убивай, человек, - звук, раздавшийся из его рта, больше похожий на лай собаки, ввергнул меня в ступор. Если бы вдруг домашняя кошка заговорила человеческим голосом, наверняка, вызвала бы у меня меньшее ошеломление. - Я тебе пригожусь - пригожусь! Я знаю, где много золотых монет.
        Истолковав мое молчание обнадеживающе, затараторил быстрее. И хотя слова напоминали медвежий рык, я отлично его понимал:
        - Я покажу, где много-много золота! Не убивай, человек.
        Я, не до конца веря своим ушам, сделал неосознанный шаг вперед. Он испуганно вжался в стену пещеры.
        - Кто ты? - спросил я, едва выталкивая звук через заржавевшее горло.
        - Я разведчик племени Острые Ярыги. Я все тут знаю, я пригожусь-пригожусь, не убивай!
        - А это кто? - указал я себе под ноги.
        - Это мертвый воин-воин, тоже из племени Острые Ярыги.
        - Почему вы напали на нас?
        - На человек? Орки ненавидят человек.
        - А ты орк? - на всякий случай уточнил я.
        По-видимому, я, каким-то образом, оскорбил его. Наверно, усомнился в его принадлежности к этому племени. Он зарычал, во рту сверкнули клыки-сабли. Я было подумал, что сейчас кинется, но, слава богу, огонь в желтых глазах немного угас:
        - Я Орккк!!! - заревел он, так, что мне показалось, что вздрогнула вся скала над пещерой.
        - Хорошо, - стараясь не выдавать свой страх, поспешил сменить тему я, - где остальные люди?
        - Одного мы съели-съели, одного - схватили-схватили, остальные убежали…
        - Что?! - вскрикнул я.
        Задав вопрос про людей, я думал совсем не о мертвых, как считал, товарищах. Я просто хотел узнать, где обитают люди в этом проклятом мире. Весть о том, что мои товарищи вовсе не погибли, стала для меня неожиданным сюрпризом.
        - Где они? Куда побежали?!
        - Они побежали в ту пещеру, которая рядом. Но орки туда не пошли, там страшно-страшно. Хоть Большие Ярыги бесстрашные воины, но там даже у нас холодеет сердце. А твои человеки точно умерли от страха.
        - А та…тот, кого вы утащили, он жив?
        - Да, он жив… пока жив. Когда в небе станет полная луна, племя Большие Ярыги будет праздновать.
        - И что, что с ним будет? - встрепенулся я.
        - На празднике будет вкусный обед.
        Я стоял, не зная, что сказать, потом вспомнил:
        - Орки с посохами, кто они?
        - О! - уважительно протянул он. - Это шаманы племени Большие Ярыги. Они хорошо шаманят.
        - И много их в вашем племени?
        - Старший шаман, три шамана и один младший шаман.
        - А в чем между ними разница?
        - В шаманстве… - сказал он, как показалось удивленно. И видя, что я не понимаю, скривил мерзко-зеленое лицо, добавил:
        - Старший шаман - очень сильный шаман, шаман шаманит слабее, а младший шаман только учится.
        - Я спрашиваю, чем они отличаются в одежде и других знаках?
        - Ну, у старшего шамана на посохе шар из бронзы, у шамана - из железа, а у младшего - из дерева.
        Я припомнил, что у того орка, который натравил на меня астральную сущность, был деревянный набалдашник посоха. В этом отношении мне повезло, ведь я едва сохранил целостность головы, когда меня стукнул тот…
        - А много в твоем племени воинов?
        - Он глянул мне под ноги на трупы собратьев.
        - Воинов… воинов осталось… - он стал загибать пальцы, при этом кривя отвратительными губами. Загнув девять пальцев, он тупо уставился на них, потом сказал:
        - Столько, сколько пальцев на двух руках, кроме одного.
        - А ты воин?
        - Нет, я разведчик.
        - А кто сильнее, воины или разведчики? - на всякий случай спросил я. По мускулистости и росту видно, что между воинами и разведчиками целая пропасть.
        Орк промолчал, лишь глаза злобно сверкнули.
        - Ладно, на этот раз я тебя отпускаю. Оружие оставь, иди.
        Выше на целую голову орк, крадучись вдоль стены, принялся меня обходить.
        Естественный рефлекс отойти в сторону я подавил в зародыше, не спуская с орка глаз, стоял в центре прохода прямо над поверженными врагами. Отойти в сторону значило показать слабость. Пускай у меня в обойме нет патрон, но нужно блефовать до конца.
        - Стой! - вдруг сказал я. Орк дернулся, вознамерившись то ли бросится бежать, то ли напасть, но все же послушно замер.
        - Что такое Ярыги?
        Он молча указал вглубь пещеры, там среди недоеденных останков Директора лежал длинный причудливо изогнутый нож. Тот самый, который я приказал орку оставить здесь.
        Когда я повернулся, орка уже не было видно.
        - Разведчик хренов, - пробормотал я.
        Впервые с начала разговора смог вздохнуть свободно. На валяющийся в конце пещеры небольшой рюкзак никто не позарился. Раскрыв его и покопавшись, я положил в карман только три магазина. По здравому размышлению рюкзак брать не стал.
        Хранившиеся в нем вещи нужны лишь для неуместных сейчас излишеств, а его таскание могло только навредить…
        Выйдя из пещеры, я направился в обход. Как только перелез через невысокий выступ, мне открылась другая пещера, но похожая на нее как близнец. Я уже был здесь полчаса назад, когда заглянул сюда по ошибке, и если верить рассказу орка, где-то в ее глубине должны скрываться оставшиеся в живых товарищи.
        Вглубь пещеры я шел медленными шагами, обеими руками крепко сжимая рукоять пистолета. Раз уж громадные орки не решаются преследовать здесь живой обед, то опасаться тут есть чего. Несмотря на мои старания ступать мягко и бесшумно, мои шаги сильно шуршали на камне основания пещеры. Проклятое эхо усиливало и отражало звуки по каменным сводам. Если сначала я планировал подойти к неведомой опасности незамеченным, то теперь плюнул на все и увеличил скорость.
        Пещера все углублялась, вела куда-то вниз, с каждым шагом становилось ясно, что она увеличивается в размерах. Любой человек, оказавшись в подобной ситуации, был бы беспомощен. Даже я со своим ночным зрением мог видеть не более, чем в тридцати метрах вперед. Хотя это тоже загадка, раньше подобного не случалось. С помощью заклинания в безлунную ночь я мог отчетливо разглядеть засевшего в трехстах метрах врага. А здесь, словно висит какой-то туман, мешающий не глазам, а…
        Я остановился в озадаченности: пещера разделилась надвое. Справа узкая расщелина, но все же видно что за ней глубокий тоннель. Не дай бог, лабиринт.
        Полагаясь больше на интуицию, прошел мимо расщелины. И уже через десяток метров увидел сжавшихся в кучу трех человек. Они беспомощно пялились во тьму, сидели у стены, подгибали под себя ноги и втягивали шеи. Один из них держал в руках пистолет, рядом с ним валяется кучка гильз. Он явно просадил все патроны, стреляя на звук. Только вот, в кого?
        Пока они не наделали глупостей, я тихонько прошептал:
        - Это я Вардес. Не стреляйте.
        Они вздрогнули, глупо завертели головами, потом Дима задал идиотский вопрос:
        - Это и вправду ты?
        - Да, это я. В кого вы стреляли?
        - Там… там что-то есть…
        - Где? - не понял я.
        - Там - в темноте, - зашептал Дима, указывая куда-то вглубь коридора. Вряд ли они могли видеть вытянутую ладонь возле своего лица, но он указал правильное направление пещеры…
        - Да нет там ничего, успоко… - я замер на полуслове, мое лицо вытянулось как у коня.
        Гулкое эхо донесло до нас из коридора звук громыхающих шагов. Я увидел гримасы страха на лицах товарищей, успокоившиеся с моим приходом люди вновь впали в состояние безумного ужаса. Шаги раздавались все отчетливее и ближе, пока из темноты, как из тумана, медленно не проявились очертания высокой фигуры.
        Закованный в железные доспехи двух с половинометровый рыцарь. Он выглядел вдвое шире и впятеро тяжелее меня.
        - Нет, не рыцарь, - с ужасом осознал я, - в шлеме-горшке две точки - глаза полыхали алым. Вероятно, люди видели только эти огоньки глаз, правда, и этого хватит, чтобы страх свел их с ума.
        Бывший программист тихонечко заскулил и на четвереньках пополз в противоположную от монстра сторону. Полз он недолго, ударившись о выступ стены, упал, свернувшись калачиком и закрывая руками голову, словно страшась получить удар. Дима побледнел, но, сжав челюсти, смотрел в сторону монстра с вызовом.
        Второй охранник лежал с закрытыми глазами, не шевелясь, видимо, он был без сознания.
        Стрелять я не стал, остро чувствовал, что передо мной нежить. Нежить, по мощности и силе превосходившая все, что когда-либо встречал. Пульки от моего пистолета для него не опаснее комаров. Я просто стоял, обреченно ожидая неизбежного конца. Наверно, мог бы убежать, но слабые ноги словно вмерзли в холодный пол. Ни одна мышца в теле не желала подчиняться. Вот и все, Вардес…
        Нежить подошла вплотную, на три головы выше меня, оно выглядело великаном.
        Железные доспехи внушали трепет, алые глаза в шлеме взирали на меня сверху как на насекомое. В опущенной руке небрежно держит двухстороннюю секиру с древком, толщиной в мою руку. Сейчас ее поднимет и…
        - В сторону, человек, мне нужно только тело, - эта чужеродная фраза прозвучала в голове как набат ржавого колокола в разрушенной церкви. Нежить вторглась в мое сознание!
        - Кто ты? - спросил я мысленно, стараясь дотянуться к источнику шума в голове.
        - Я Лорд Риза. А перед тобой стоит мой воин. Я отдал ему приказ принести мне тело…не мешай, человек.
        - Но какое тело? И где ты сам?
        - Твои мысли слишком путаны… Тело находится рядом с тобой, оно раньше было человеком. А я, я нахожусь в основной цитадели, много глубже этого места.
        Я тупо оглядывался в поисках тела, в нескольких метрах скулит программист, Дмитрий глядит на остановившиеся рядом со мной огоньки глаз. Не имея возможности понять, что происходит, он старается не дышать. Рядом с ним, по-прежнему закрыв глаза, лежит Андрей.
        - Дима, а Андрей что, мертв?
        Дима вздрогнул, обшарил взглядом темноту, облизнул засохшие губы, хрипло ответил:
        - Да, он умер несколько часов назад.
        - Хорошо, сиди не двигайся.
        - Зачем тебе тело, Лорд Риза? - снова мысленно спросил я.
        - Еще один воин, пускай даже человеческий.
        - Ты… Ты его зомбируешь?
        - Я плохо понимаю, о чем ты говоришь, человек, но я просто его воскрешу и обращу в служение.
        - Могу ли я просить тебя, чтобы ты оставил тело нам?
        - Нет, человек, оно нужно мне.
        - Ты говорил, что не совсем доволен тем, что это тело человеческое?
        - Да, тело орка было бы более лучше. Орки сильней и прочней.
        - Я понимаю, что делаю глупость, - сказал я, запрокидывая голову, чтобы посмотреть в глаза двух с половиной метровому монстру, - но раз тебе нужны тела, почему ты не убьешь нас, чтобы их было больше?
        - Мне запрещено, человек.
        - Кем?
        - Не важно, - впервые за весь разговор нежить предпочла уклониться от вопроса.
        - Здесь недалеко есть пара тел орков. Ты заберешь их?
        - Я их чую, но они вне моих владений.
        - Если я их тебе принесу, ты отдашь тело человека мне?
        - Нет. Но… я буду благодарен тебе. Моя благодарность многого стоит, человек.
        - Нежить испытывает чувство благодарности?
        - Глядя в твой разум, я подобрал неверное слово. Я вознагражу тебя за услугу, человек.
        - Чем?
        - А что ты хочешь, золото?
        - Нет.
        - Что же тогда?
        - Я попал в трудное положение и не знаю, как в нем можешь помочь ты.
        - Я вознагражу тебя, человек, неси мне тела. А сейчас отойди.
        Я отступил на шаг, монстр, громыхая доспехами, схватил Андрея за ногу и поволок по полу. Я благодарил бога, что Дмитрий не мог видеть в кромешной темноте. Существо, оставляя за собой след от сдираемой плоти волочащегося по неровному полу трупа, скрылось за поворотом. Для того, чтобы более-менее прийти в себя, понадобилось минут пять.
        - Дима, ты меня слышишь?
        - Да, Вардес, - шепотом, опасаясь, что его услышит неведомое зло, ответил он.
        - Бери под руки Мишу и пошли отсюда. Не бойся, я вижу в темноте…
        Люди, держащиеся за меня, чтобы не потеряться в темноте, вышли из страшной пещеры едва ли не бегом. А вот возвращаться в нее отказались наотрез. После непродолжительных уговоров телохранитель взял себя в руки и, сцепив зубы, кивнул. А Михаил с перевязанной грязной тряпкой головой долго скулил. Чтобы заставить его вернуться в пещеру, пришлось прикрикнуть и поугрожать для вида оружием. Теперь они с Димой слепо тащили второй тяжеленный труп орка.
        Интересно получается. В своем мире способностью видеть в ночи я пользовался крайне редко, а в этом месте я меньше двух суток, но в общем времени пользуюсь ей много больше. Неудивительно, что магия в нашем мире атрофировалась как побочная ветвь эволюции.
        Одно тело мы уже доставили, тогда я пробовал мысленно заговорить с нежитью, но вряд ли меня услышали. Да и рядом не было ходячих трупов, а дожидаться я их не стал. Соваться вглубь тоже не рискнул и приказал потным от усилий друзьям, бросить тело на землю и отправиться за вторым.
        Второй орк оказался еще тяжелее, мы делали остановки каждые две минуты, часто менялись, но все-таки дошли до злосчастного места. Еще издали заметили две горящие точки во тьме.
        Предупреждая панику, я скомандовал:
        - Вперед, не останавливаться. Стоп, хватит тащить, бросайте тут.
        Громыхая стальными доспехами, исполин неспешно подошел к распростертому на полу трупу. Даже сквозь призму магического видения отчетливо разглядел, как побледнел Дима, и едва не теряя сознание, зашатался Миша. Наверно, для невидящих угрозу людей опасность кажется много хуже. Правда если бы они увидели бронированного орка-зомби, их надуманные страхи показались бы детскими страшилками.
        Нежить взвалила труп на плечо, и не обращая внимания на замерших в суеверном ужасе людей, понесла его вглубь пещер.
        - Ты меня слышишь?! - мысленно попытался дозваться до него я. - Лорд Риза, что там насчет награды?
        Я подождал еще пару минут, но ответа не последовало.
        - Никакой благодарности, - в сердцах бросил я.
        Дмитрий вздрогнул, покосился на то место, где по его прикидкам должен стоять я, прошептал:
        - Вардес, я не спорю, ты тут главный. Но для чего все это?
        - Надеюсь, скоро узнаем, - пробормотал я. - Выходим отсюда.
        - Как есть хочется, - вместо ответа сказал он. - Когда я, обливаясь потом, тащил трупы этих чудовищ, в голове все время билась мысль, а вкусное ли у них мясо?
        - И у меня… - подал слабый голос плетущийся позади Миша.
        Я сам не ел почти двое суток. В животе урчало, желудок сузился до размеров наперстка и готов был переварить сам себя. Но мне все же было легче. Обучение магов заключает в себя практику концентрации и подавление воли сигналов организма. Я чувствовал голод, но терпимый, словно и не мой вовсе…
        Выйдя наконец к яркому, дневному свету, позволил себе немного расслабиться.
        Свежий и немного морозный воздух никогда еще не был столь приятен. Я закрыл глаза, подставляя лицо лучам солнца, и тут же поплатился за это. Вокруг ошеломленных людей образовалось плотное кольцо свирепых орков.
        Десяток, а, может, и больше гигантских существ были всюду, куда я бросал взгляд. Они сжимали кривые ножи, но смотрели на нас скорее растерянно, нежели угрожающе. Выражение в желтых глазах было похожим на взгляд дрессированной собаки, которая не решается схватить со стола кусок мяса…. Но что между ними может быть общего? Не верится, что они нас страшатся.
        Кольцо мускулистых зеленокожих тварей разомкнулось в одном месте. Орки спешили уступить кому-то дорогу. Вперед с гордо поднятой головой на тонкой шее вышел щуплый орк в красном покрывале-плаще. Его лицо напомнило гнилой арбуз: такие же серо-зеленые полосы, сморщенная грубая кожа. Белесые, в отличие от привычных желтых, глубоко посаженные глаза довершали уродливую картину. В руке сжимает тяжелый по виду резной посох с бронзовым навершием в виде черепа…
        Верховный шаман. Сильнейший колдун племени. Ничего хорошего это не сулило, навряд ли я успею вытащить из кобуры пистолет.
        Шаман подошел ко мне чуть ли не вплотную, сгорбленный так, что оказался одного роста со мной. Прокаркал:
        - Все племя Острые Ярыги от моего лица просит у тебя прощения, Великий Вождь, - он оборвался на середины фразы, хрипло закашлял и, вытерев желтые слюни на губах, продолжил:
        - О, Великий Вождь, прости нас, мы не признали тебя сразу. Лишь после того, как на меня наслал видение Черный Властитель, я понял совершенную ошибку.
        Умоляю, прости нас.
        Я был в смятении, не знал, как реагировать на такой подарок судьбы, не понимал, что говорить. Через силу выдавил:
        - Где спутница, которая была со мной?
        Шаман с кряхтеньем повернулся, под его взглядом строй орков тут же расступился, и вперед вытолкнули босую, вконец измотанную девушку. Она оглядывалась, смотрела на орков глупыми коровьими глазами и вряд ли понимала, где находится.
        - Маша, иди сюда, - крикнул Дима. - Ну же.
        Скорее автоматически, чем что-то соображая, девушка бросилась в раскрытые объятья Дмитрия.
        Шаман со странным интересом смотрел на эту сцену, потом опустил белесые глаза в землю, снова обратился ко мне:
        - Чем мы можем искупить свою вину, о Великий Вождь?
        - Где ближайшее большое поселение людей?
        Моему вопросу он, если и удивился, не подал вида. Вытянул дрожащий палец за мою спину, сказал:
        - За много дней пути в сторону утреннего солнца.
        - Спасибо, приятно вам тут оставаться.
        Развернувшись, я скомандовал ополоумевшим от счастья и облегчения людям следовать за мной. Орки отступили, давая нам пройти, но до самого леса я чувствовал на себе их голодные и разочарованные взгляды.
        Глава 5
        Когда спотыкающиеся на каждом шагу изможденные люди наткнулись на волчью стаю, завалившую лося, у всех будто открылось второе дыхание. Выпалив разом из пистолетов, с дикими воплями мы с Димой зачем-то бросились догонять улепетывающих волков. Опомнились, лишь пробежав пару десятков метров, а вернувшись, нам пришлось сдерживать осатаневши рвущего плоть лося программиста.
        Маша сидела в сторонке, безучастно взирая на ползущие из распоротого живота внутренности животного.
        Оба имели жалкий вид: грязный сутулый парень в очках с недавно поседевшими висками и девушка в изодранном платье со спутанными волосами и безумным взглядом черных глаз.
        - Они уже никогда полностью не восстановятся от пережитого, - почему-то подумалось мне, - намного гуманнее было бы их сейчас пристрелить. Я отогнал эту мысль и ударил в лицо вздумавшего опять встать Михаила. Его можно образумить лишь силой.
        - Прекрати сейчас же! Через минуту Дима разожжет костер, и мы станем есть как нормальные, цивилизованные люди, а не как оборванные дикари.
        Из носа у него текла кровь, но он не обращал на нее внимание, сглатывая слюну, смотрел на окровавленную тушу лося. Волки убили его прямо перед нами, и мясо было почти не попорчено. Молчаливую Машу долго уговаривать не пришлось, не знаю, что пережила она в плену у орков, но при виде крови на лице Миши она сжалась на земле и закрыла лицо руками. С большим трудом мне удалось ее успокоить, и сейчас она смотрит вроде как разумно, но темные глаза неотрывно следят за каждым движением орудовавшего ножом Димы. Он как раз срезал лосю ногу…
        - Вардес, поглядывай на всякий за волками, мне что-то показалось вон за теми деревьями, - сказал Дмитрий, не отвлекаясь от работы.
        - Ну, так пальни по ним.
        - Чего патроны лишний раз тратить? Путь до людей, возможно, совсем не близкий.
        - Ты прав.
        Вслед за Машей я засмотрелся на сдирающего шкуру с ноги лося, крепкого и на вид уверенного в себе парня. Из всех нас Дмитрий был самым психологически подготовленным к подобному испытанию. Да, он тоже боялся, бледнел от приближающихся шагов в темной пещере, но держался, возможно, лучше меня. Может быть, это связано с тем, что он отдал право принимать решение, как он считал, более сильному и опытному лидеру. Возможно, мысленно воздвиг меня в ранг супергероев или тех магов, которых не один раз видел в агентстве…. А увидев, как я принес кому-то в пещере в жертву тела орков, и как эти твари едва ли не просили у меня прощения, он стал верить в меня, как в бога. Говорят, что искренне верующий в Бога, не испугается и самого дьявола…
        Несмотря на то, что мясо было неподсоленным, готов был поклясться, что никогда не ел ничего вкуснее. На сочащееся жиром мясо все набросились с жадностью, но только Михаил казался похожим на животное. Кусок обжег ему пальцы, смачно упал на землю. Программист бросился на четвереньки, и даже не подумав очистить его от грязи, стал есть, едва не давясь. Съев по куску, я запретил больше резать окорок. После трехдневной голодовки переедать - смертельно опасно.
        Бывший программист пытался возмущаться, но наткнувшись на свирепый взгляд Дмитрия, испуганно замолк. Маша, доев свою порцию, уставилась в огонь. Дима перевел взгляд на меня, бросил как бы невзначай:
        - Вардес, отойдем, я кое-что тебе покажу.
        Заинтригованный, я прошел за ним. Отойдя от костра на почтительное расстояние, он горячо заговорил:
        - Вардес, они обуза, - рукой он указал в сторону бросившегося на мясо Михаила и тупо на него смотрящую Машу. - Вардес, я их убью и сделаю им одолжение. По крайней мере, не будут мучиться сами и не задержат нас.
        Я смотрел на него шокировано:
        - Опомнись, Дима, что ты такое говоришь?!
        - Вардес, ты не хуже меня знаешь, что, если мы потащим по диким землям сумасшедшую девушку и это ничтожество, мы, скорее всего, погибнем все. Без них больше шансов выжить…
        - Прекрати! Я не хочу об этом даже думать! - выкрикнув это, я зашагал к костру.
        На отчаянные попытки Димы меня остановить попросту не обращал внимания.
        Вырвав изо рта Михаила окорок, я с силой забросил его в кусты. Там раздались короткая возня и хруст дробящихся в мощных челюстях костей. Стая была совсем недалеко, залегла в кустах, преспокойно дожидаясь, когда люди, наконец, уйдут.
        Я не стал испытывать их терпение. Приказав Дмитрию отрезать бедро лося, ремнями привязал его к спине вяло отпирающегося Миши.
        - Ничего, отойдем подальше и скоро заночуем, - приободрил я.
        Дима срезал пару кусков поменьше, но слыша ворчание волков, я его поторопил:
        - Идем, Дмитрий, у нас нет времени.
        - Так точно, Видящий, - сказал он, разве что не вытягиваясь в струнку.
        И все же прошло более трех часов напряженного пути, прежде чем я, успокоившись, разрешил разбить лагерь. Лагерь, пожалуй, громкое название: измотанные люди упали там, где остановились. Лучше всех опять же показал себя Дмитрий. Вместо того, чтобы как все, сидя переводить дух, принялся отвязывать ногу лося со спины обессилившего Миши, а затем собирать по округе средь бесконечных елей сухие поленья для костра.
        Вдоволь наевшись, я сам не заметил, как заснул, даже сквозь сон подсознательно надеялся, что Дмитрий не забудет о ночной вахте и разбудит меня перед тем, как сам вырубится.
        Наверно, если бы я так не нервничал и хоть немного расслабился, разум бы не стал выдавать мне такой дурацкий сон: ночь окружила трех крепко спящих людей.
        Девушке снится кошмар, она пытается отодвинуть прядь упавших на лицо волос, размахивает руками и тихо стонет сквозь сон. Даже через опущенные веки видны сумасшедше бегающие радужки глаз.
        Худой парень в рваной темно-красной футболке спит как убитый. Ему пришлось несколько часов тащить на себе тяжелый груз, даже сейчас видно, как дрожат от напряжения тощие мышцы ног.
        Крепкий парень в изодранном костюме положил пистолет на колени и время от времени подбрасывает хворост в костер. Ночь не была холодной, но освещаемый костром круг под напором тьмы становился все меньше. Даже деревья поблизости казались уже застывшими в темноте великанами-людоедами. И стоит костру хоть на мгновенье угаснуть, они кинутся на людей с занесенными дубинами.
        А вот спит измотанный свалившимися обстоятельствами парень, выглядит лет на двадцать пять, но несмотря на молодость часовой у костра временами бросает на него уважительно-боязливые взгляды. Так новобранец смотрит на сержанта. Главное, не разозлить глупыми вопросами, беспрекословно подчиняться, ну, и, конечно, постараться быть полезным. А сержант, матерый волк, выведет его из под обстрела и невредимым доставит домой.
        Этого спящего парня я не раз видел в зеркале, потому что это был я. Как такое возможно - быть сразу в двух местах, я не понимал. Вижу себя со стороны, чувствую дыхание спящего тела, и в то же время дуновение ветерка и немного холодный воздух ощущаются и с другой стороны костра.
        - Господи, что же это? - подумал я, но поймал себя на том, что не испытываю эмоций. Но, скорее всего, этому обстоятельству был рад, ведь видеть себя со стороны, наверно, не самое приятное чувство.
        Значит, я дух? Призрак? Астральная оболочка. Эктоплазма. Какая в сущности разница? Я, наверно, могу вернуться сейчас в собственное тело, но зачем мне это?
        Меня невидно - неслышно, никто не тронет. Можно пройти сквозь лес, разыскать людей, посмотреть, что за мир вокруг.
        Огляделся, чтобы понять, куда лететь, и чуть машинально не выругался: где-то за деревьями, в той стороне, откуда мы шли, в небо поднимался столп красноватого света.
        Свет, поднимаясь с земли, словно копьем пронизывал чернеющее небо, уходя в космос и рассеиваясь там, как в мутном стекле. Откуда-то пришло ощущение, что этот луч не увидит непростой глаз, ни даже глаз опытного мага. Лишь в моем состоянии человек может увидеть… Что?
        Сначала медленно, потом все ускоряясь, я летел над черным массивом леса.
        Светящийся столб становился отчетливей, но не шире. Через минуту я увидел костры. Племя орков, взявшись за руки, водило вокруг костров безумный хоровод.
        Бессвязные выкрики, хаотичные движения. Но этот свет не имеет ничего общего с глупыми танцами дикарей.
        Сверху видно, что орочьи шаманы собрались у центрального костра. Старший шаман стоит на коленях, руки распростерты к небу. Широкий столб красноватого света, приближаясь к нему, сужается, словно попадает в невидимую призму. Вместо рассеянного света на центр его лба попадает лишь тонкий луч, очень похожий на лазерный.
        Повинуясь наитию, я залетел в светящийся столб и замер. Ощущение такое, будто попал в телефонную линию…. И если я себя ничем не выдам, возможно, о моем подслушивании никто не узнает.
        Мысли у старого шамана почти соответствовали противному голосу:
        - Повелитель, Серемарин, так что мне, ничтожному, делать?
        - УНИЧТОЖЬ ЛЮДЕЙ. В ОСОБЕНОСТИ ТОГО ЧЕЛОВЕКА, ЧТО ГОВОРИЛ С ТОБОЙ, - гремело что-то большое и яркое.
        - Будет исполнено, мой бог. И…
        - ГОВОРИ.
        - Темный Лорд Риза, приказал мне….
        - ДУРАК!! ОН НЕ МОЖЕТ ТЕБЕ ПРИКАЗЫВАТЬ, ОН ЛИШЬ СОЮЗНИК. А Я ТВОЙ БОГ.
        - Смилуйся, мой бог! - пролепетал вконец напуганный шаман.
        - ВЫПОЛНИ МОЮ ВОЛЮ - И БУДЕШЬ ВОЗНАГРАЖДЕН. ЕСЛИ ЧЕЛОВЕК ОСТАНЕТСЯ ЖИТЬ - УМРЕШЬ ТЫ.
        Небесный луч пропал так резко, что я едва не заморгал невидимыми ресницами.
        Шаман стоит на коленях, будто ожидая, что его в любой момент поразит молния с небес. Кто бы ни была та сущность, что разговаривала с ним, не думаю, что это был Бог. Какое дело Богу до моей жалкой жизни?
        Старый шаман тяжело встал, остальные шаманы бросились ему помогать. Танцы прекратились, все племя, напряжено переминаясь, ожидало его слов. И старший шаман не стал тянуть:
        - Догоните и убейте людей! Так хочет Серемарин! - пророкотал он.
        Десятки глоток синхронно взревели, орки, обуреваемые жаждой убийства, стали размахивать над головами кривыми мечами.
        - Чего стоите, люди ушли уже далеко. Догоните их! - вновь вскричал он.
        Орки засуетились, бессмысленно забегали. Некоторые опрокидывали чаны с водой, а некоторые с разбегу даже угодили в костры. Так продолжалось до тех пор, пока орк заметно крупнее всех и в полностью железной, хоть и ржавой, броне, не взревел гулким басом:
        - Они ушли туда! Сотня воинов за мной.
        Наверно, ум вождей для орков не ценится…. Посылать сотню на горстку людей?
        Я даже не догадывался, как это много - сотня. Не имел представления до тех пор, пока не увидел шумные, улюлюкающие орды тварей, нестройной толпой ломанувшихся в лес. Молодые деревца, около которых пробегали широкоплечие орки, жалобно трещали и люто проклинали злодеев. Вся эта сила, огромный пресс, была направлена по чьему-то нелепому приказу. Серемарин - бог орков. Это надо запомнить.
        Несмотря на то, что видел явную угрозу, исходящую от толпы орков, мне было безразлично, что там далеко у костра спит мое тело. Неважно, что в скором времени орки будут жадно рвать и глотать мою плоть. Я сочувствовал тем людям, но как-то отстраненно, будто в запасе есть еще десятки тел…
        Понаблюдав за кучкой тихо перешептывающихся шаманов и убедившись, что больше они не представляют интереса, стал покидать деревню орков. На центральной площади между жалких подобий хижин оставшаяся не удел толпа начала расходиться.
        Их оставалось в трое больше, чем тех, что по воле Бога вышли на славную охоту.
        Если учесть, что на площади собрались не все, то племя просто огромно…
        Я полетел, стремясь слиться с телом, предупредить друзей и, если повезет, уйти с пути рыщущих по лесу орков. Но что-то заставило замереть в воздухе, едва начав разгон. Меня потянуло ввысь, и я завертелся ужом, пытаясь разглядеть в небе гигантский электромагнит или хотя бы летающую тарелку.
        Меня тянуло ввысь так сильно, что я отбросил попытки сопротивления, даже не успев их начать. Но куда меня к черту несет?! Черный океан неба почти под завязку был заполнен счастливо сияющими звездами. Источника пугающей силы, что тянет меня все выше, я нигде не видел. Неужели меня затягивает в космос? А куда дальше, на Марс? Или к пугающим своим сиянием звездам? Может быть, меня засасывает черная дыра в другой галактике?!
        Мой барьер отрешенности был давно прорван. Я боялся, дрожал от ужаса, едва представив себя летящим в черную неизвестность на протяжении тысяч световых лет…. Так вот ты какой, ад…
        Глава 6
        Вихрь мыслей еще мчался безумным круговоротом, как сверху я увидел зарево. На секунду показалось, что взошло солнце, и первые лучи озарили край облаков. Но я отбросил несостоятельную мысль - до рассвета было далеко. Прямо надо мной золотым сиянием открылись призрачные врата. Именно они притягивали меня к себе с силой, которой я не мог противодействовать. Сейчас створки медленно распахивались, но я чувствовал, что в момент, когда с ними поравняюсь, откроются настолько, что проскочу, не задев края.
        Боже… значит, я не так уж и грешен и попадаю в рай? Спасибо, Господи…. И не пытался больше ничего добавить. Творец, итак, все обо мне знает и даже лучше, чем я сам.
        Пожалуй, только теперь, я до конца осознал, что я ничто иное как душа, прозрачная и легкая, словно воздух. Вся прожитая жизнь, мысли и поступки отражаются во мне как на белом листе. Я и есть этот лист, лишь легонько кое-где запачканный чернильными кляксами…
        Через секунду я влечу в ворота, и… И наверно, тогда узнаю, кто убил мое тело. А то, что тело мертво, сомнений быть не может. Ведь в рай попадают только мертвецы. Скорее всего, меня убили орки - но как они успели так быстро добраться до нашего костра? Может, Дмитрий окончательно спятил и зарезал меня во сне как собаку? Но тоже сомнительно. Скорее всего, какой-нибудь из монстров обитающих в этом ле…
        Я оказался за воротами раньше, чем домыслил. И замер в нерешительности. Холл райского сада никак не соответствовал моим представлениям. Нет ослепительно сияющих ангелов и привратников, нет разлитого теплого света, в неге которого можно едва ли не купаться. Тут даже нет земных цветов и плодоносящих деревьев.
        Нет святых душ, которые звонко смеются, веселясь, словно беззаботные дети. Врата за мной закрылись, погружая меня в омут страха и отчаяния.
        Я оказался в черной, беспросветной тьме. Привычно попробовал включить ночное зрение, но на сей раз не помогло. Может быть, заклятье не работает из-за отсутствия тела, но мелькнувшая за ней мысль причинила мне острую боль. Шестым чувством я знал, что с заклятьем все в порядке, и дело даже не в том, что у меня нет тела. Однако, включив видение ночи, я не мог ничего рассмотреть в этой кромешной тьме…
        Я до последнего оттягивал страшную мысль, держа ее на задворках разума до тех пор, пока она не приобрела силу и стала невыносимо тяжелой. Вторгнувшись в сознание, она заполнила его полностью, хотелось выть и кричать, но было поздно.
        Поздно что-то менять: я уже понял все.
        Полное отсутствие света бывает. Редко, но все же бывает. Существо, видящее в темноте, как никто другой, столкнувшись с таким абсолютным отсутствием света, становится слепым. Если нет даже малейших лучей, проникающих в любую темную комнату из миллиметровой щелки, то ни самая зоркая кошка, ни засевший в ней спецназовец с прибором ночного видения не разглядят даже палец перед глазами. Но как в свое время объяснял Тзар, если в ту же темень посадить мага, обладающего заклятьем ночного видения, он сможет рассмотреть даже трещинки на стенах.
        Каждый материальный предмет излучает в мир невидимую энергию, которую улавливает мое заклятье.
        Но сейчас оно подвело: тьма привычно не рассеялась, подчинившись моей воле. А если так, то объяснение только одно: тьма имеет магическую природу, кто-то сделал так, чтобы попавший сюда оставался в полной Тьме.
        Изо всех сил я сдерживал подступающую волну паники. Мне стало казаться, что я попал в мир мертвых, где нет ничего материального. Где я один вынужден буду провести вечность в абсолютном ничто. Где рай, ад, бог и дьявол - обман.
        Грандиозный обман, призванный наполнить человеческую жизни хоть каким-то смыслом.
        Вечность - это так много. Больше, чем можно представить. Даже сейчас, видя лишь край раскинувшей свои объятья вечности, я не в силах ее осознать. Скоро, если считать по не имеющему уже смысла солнечному календарю через несколько миллиардов заходов солнца, я забуду, как оно выглядит. Забуду цвет травы и неба, забуду облик живых, забуду слова, вкус и запах. И перестану мыслить.
        Конечно, я буду сопротивляться, раз за разом и час за часом поминутно вспоминая свою жизнь. О да, я вспомню все… даже те годы жизни, которые я считал накрепко позабытыми. Начиная от времени, проведенного в утробе матери, и заканчивая той глупой и непонятной смертью в чужом незнакомом мире. Я буду вспоминать каждый стук сердца, каждый вздох прекрасного воздуха. Все хорошее и плохое, вкус, цвет, радость и боль, каждую эмоцию я соберу по крупинке и постараюсь сохранить еще и еще… Но все это будет бесполезно.
        Не успеет пройти и половина вечности, как во мне не останется даже крохотной частички сознания. Я буду пуст как эта черная пустота. За всю оставшуюся вечность никогда и ни разу во мне не зародится даже намека на мысль. И тогда…если есть Высший Разум, я с пустой и чистой душой возрожусь в чреве какой-нибудь женщины. Начну свою краткую и прекрасную жизнь заново, чтобы потом опять оказаться здесь и мучиться вечным забытьем…
        Много хуже, если Бога, в привычном понимании, нет. Тогда после того, как от моего сознания не останется даже шершавой поверхности, пройдет еще половина вечности. И наконец, меня не станет. Я растворюсь в вечной пустоте, как и все, что было до и после меня…
        Я не хочу! НЕ ХОЧУ! СЛЫШИШЬ НЕ ХОЧУ!!! - в отчаянии закричал я. Кажется, я метался, но в пустоте это все равно не заметно… Но… Что это?! Померещилось?
        Если вспомнить, как я двигался вперед, и сделать то же самое, то очень скоро упрешься в невидимую преграду. Отойти назад и снова вперед - тут что-то есть!
        Невидимый барьер никуда не исчез.
        Медленно, словно мысли плавают в вязком киселе, пришли воспоминания о первом миге, когда я залетел за призрачные врата. Створки за мной закрылись быстро, но все же проникающий свет выхватил комнату со стенами из неотесанного камня. Как я мог не обратить внимание или забыть об этом?!
        Я вытянул несуществующую руку и уперся в нечто твердое. Ведя рукой по стене, стал двигаться вдоль, пока не уперся в другую стену. Не отрывая невидимых рук от таких же невидимых стен, я поплыл выше остановившись только после того, как голова уперлась в потолок. Если эта комната имеет выход, я его обязательно найду.
        Обследовав всю стену, я перешел на другую, потом на остальные, потолок и пол.
        Когда я потерял надежду, напряжением воли заставлял себя двигаться, ведь мне была известна альтернатива. Теперь я уже хаотично метался от стены к стене и к противоположным углам. Я практически ни на что не рассчитывал, наверно, уже примирился с происходящим и теперь лишь гнал разум, стараясь отложить мысль об обреченности.
        Потом начались видения, навряд ли я долетел до середины «комнаты», измученное неизвестностью сознание очертило справа слабое пятно света. Я замер, боясь поверить. Но размытое пятно не исчезало, может, не воображение?
        Чем ближе подбирался к свету, тем яснее он становился. Я уже мог с уверенностью сказать, что это не видения, а…
        Пятно приобрело прямоугольную форму - дверь! Я с замиранием остановился в проеме, всюду прежняя тьма, но вглядевшись, с упоением различил стены длинного коридора. Вдалеке на боковой стене виднеется узкая полоса, еще более различимая.
        Стремительно приблизившись, я опешил: едва видимая полоса света превратилась в широкий дверной проем. А там…
        Голая девушка, поджав под себя ноги, не шевелясь, сидит на каменном полу. Я мог видеть обычную пустую камеру без окон и прочего, за что может уцепиться взгляд. Грубые стены просторной камеры освещаются лишь единственным тусклым факелом, установленным на треножнике в центре комнаты. Обнаженная девушка, словно изваяние, кажется, уже вечность смотрит на танцующие языки огня. Только пламя, отражаясь в ее немигающих темных глазах, заставляет меня трепетать и верить, что она жива…
        Ее тело больше напоминает хищную кошку - пантеру, а может, леопарда. Я всем естеством почувствовал, что под шикарной и мягкой оболочкой, плавными и изящными линиями тела, скрывается невероятная сталь мускулов. А под ними - еще более крепкий дух. Каким-то шестым чувством я знал, что, если эти красивые и с виду слабые ручки вздумают переломать хребет медведю, сделают это без усилий.
        Упругое тело обманчиво расслаблено, я не мог отвести взгляд от такого совершенства. Никогда не думал, что природа способна сотворить красоту, от которой дух, лишенный плоти, готов завизжать или застыть соляным столбом. В меру полные груди с небольшими розовыми соками выглядят как чудо с развернувшихся небес, на мягком и в тоже время плоском животике отчетливо видны полосы от скрывающихся нежных кубиков пресса.
        Завороженный, я подошел чуть ближе и уже остолбенел: Ее ангельское лицо обрамляла тень жесткости. На красивом чуть детском личике отражались тени великой работы мысли. Оно было маняще-чистым и одновременно опасным, как огонь. Никогда и не при каких обстоятельствах нельзя гневить хозяйку этих темных глаз, точеного носика, идеального овала лица и сочных чуть пухлых губ. Каштановые волосы красиво ниспадают на нежные плечи.
        Моя душа трепещет и разрывается от единства противоположностей. Хочется кинуться обнимать и утешать девушку, быть господином и в то же время рабом. Что может быть лучше и прекрасней служения совершенству?
        Я разрывался, не зная, что делать, хотелось назвать ее богиней и в тоже время бежать от нее без оглядки.
        - Она пленница, - подумал я, - точно такая же пленница, как я. Все вокруг - большая темница. Не ад и не рай, всего лишь страшная тюрьма для неприкаянных душ….
        Но она, несмотря на угнетенность положения, выглядит не духом, а богиней - богиней войны или охоты. По прямой спине, вздернутому подбородку и твердому взгляду можно судить о гранитной крепости ее духа. Кто бы ее не заточил, вряд ли когда-нибудь увидит пробежавшую по ее щеке слезинку.
        Она меня заметила, вздрогнула и замерла чуть расширив глаза:
        - Ты-ы… - выдохнула она. И замолчала. Ее белоснежные зубы на секунду выглянули из-под алых губ и, словно устыдившись, тут же скрылись под нитью вдруг посуровевшего рта. Через секунду лицо сделалось отстраненно холодным, она отвела от меня взгляд, снова всматриваясь в языки огня. Я не знал, как себя вести и что говорить, ее реакция, а в особенности равнодушие, в конечном счете, выбило последние остатки моего хладнокровия. Испугался, что она меня уже не видит или, того хуже, считает меня столь ничтожным…
        - Зачем ты здесь? - сухо спросила она. Хотя ума не приложу, как ей это удалось. Разговаривать таким нежным и вкрадчивым голосом сухо просто невозможно.
        - Я… я не знаю.
        Ее карие глаза глянули не меня снизу, каштановые волосы невзначай упали с плеч, прикрывая мерцающие в колеблющемся пламени груди. Я не знал, куда деться от взгляда внимательных глаз, возникло чувство, будто она видит меня насквозь.
        - Хотя, - напомнил я себе, - это так и есть. Я ведь бесплотный дух, и просто удивительно, что она меня вообще видит.
        - Ты пришел ради меня или… - она не договорила, ее глаза вновь устремились к факелу.
        А я, растерянный, не знал, что сказать, да и как вообще я говорю, ведь у меня и легких - то нет?!
        - Я… не знаю, кто ты, - сказал я первое, что пришло в голову.
        Она так резко подняла голову, что даже изумительные длинные волосы взметнулись вверх и плавно опустились чуть-чуть растрепавшись. Ее неземная красота от этого даже выиграла…
        - Вот как? Как твое имя?
        - Вардес, - прошептал я, вдруг испугавшись чего-то.
        - Просто Вардес?
        - Вас интересует моя фамилия?
        - Как ты сюда попал? - спросила она, проигнорировав мой вопрос.
        - Я… - снова начал запинаться я, - уснул у костра, а проснувшись, понял, что мой дух не связан больше с телом, а потом меня затянуло… в эту темноту.
        - Понятно, - сказала она с сочувствием. Как бы это не противоречило логике, но готов поклясться, что сочувствие было ненаигранным. Хотя довольно странно его наблюдать у человека в столь безвыходном положении.
        - Кто же ты? - спросил я немного осмелев.
        Она бросила на меня грустный взгляд и опять же опустила глаза к огню:
        - Раз ты об этом даже не догадываешься, думаю, знание моего имени принесет тебе лишь вред.
        - О чем ты? Какой вред, что может быть хуже моего положения?!
        - Твое тело еще живо? - вдруг спросила она, проигнорировав крик моей души.
        - Не знаю… вряд ли. Когда я лег спать, на мои поиски отправилась целая орда орков.
        - Откуда ты знаешь? - нежно спросила она.
        Я не стал юлить, да и к чему? Ответил:
        - Я подслушал, как Серемарин отдал приказ шаманам найти и убить меня.
        Я был уверен, что, кто бы ни была эта девушка, должна знать, кто такой этот самый Серемарин. И не ошибся.
        Она покачала головой и тихо произнесла непонятную фразу:
        - Значит, Серемарин решил разорвать союз с Дакроном… Мир снова ждут тяжкие испытания. Война Богов вновь раскроит его.
        - Что?! - опешил я.
        - Ты почувствовал, как умирает твое тело?
        Я покачал невидимой головой.
        - Тогда твое тело живо, и выбраться из этой темницы тебе не составит больших трудов.
        - Как?
        - Стены этой темницы сделаны из единственной материи, сквозь которою не может пройти душа смертного.
        - Что же это за материя такая? - спросил я, боясь прервать разговор.
        - Эта материя называется мыслью… Но это неважно. Раз твое тело еще живо, тебе лишь нужно обернуть душу плотью. Как только ты это сделаешь, твой дух окажется связанным с телом, как и раньше.
        - Спасибо… Но что ты тут делаешь? - спросил я и испугался. Если она рассердится…
        - Я так же, как и ты заперта в этой темнице. С той лишь разницей, что в отличие от тебя не могу ее покинуть.
        - Но как? Почему ты не можешь ее покинуть способом, о котором сказала мне?
        - Мое тело давно мертво, а прах развеян.
        - Но ты же жива! - выкрикнул я в отчаянии.
        - Ошибаешься, то, что ты видишь - это мой дух. Просто я при жизни была совершеннее тебя, и мой дух остался совершенней. Он мало отличим от плоти. А твоя душа почти невидима даже мне…
        - Господи…
        Она улыбнулась, на сей раз улыбка не была печальна:
        - Я рада была повидаться с тобой, - сказала она с чувством, но, впрочем, тут же перевела взгляд на факел.
        - Почему ты все время смотришь на факел?
        - В этом замке нет света, а факел - порождение моей воли… Сидеть столько лет в темноте мне было бы… Прощай же. Быстрее воссоединись со своим телом, пока оно еще живо. И больше не путешествуй во сне, ведь Серемарин может придумать тебе более страшную участь.
        - Спасибо и… прости. Я помогу тебе, если смогу.
        Она улыбнулась широко, но с грустью в глазах:
        - Каждый человек сам делает выбор, я не хочу быть повинна, если ты сделаешь неправильный…
        Я больше не мог терять время, мне казалось, что еще минута, и я останусь здесь навеки. Представив свое спящее тело, я совместил его с душой. Как ни странно, у меня получилось сразу и быстро. Словно всю жизнь только и занимался астральными перемещениями. Легкий толчок, и я обрел чувство тяжести.
        Почувствовал, как течет по моим венам кровь, бьется бешеное сердце, равномерно работают легкие… Проснись же, Вардес! Проснись!
        Глава 7
        Уже второй день его одолевали смутные страхи… Нет, даже не страхи, а скорее нехорошие предчувствия. И он почти не удивился, когда узнал, что в дне пути от деревни был замечен отряд странных людей. Откуда они там взялись? За восточным лесом, кроме многочисленных племен орков и мерзкой нежити, никто не обитал.
        Как бы там ни было, Ардон - первый воин деревни и капитан Вольных людей, решил посмотреть на них сам. Взяв несколько воинов и едва войдя в лес, он словно растворился, уверенный, что даже эльфы, живи они в этом лесу, ни за что не разглядят его в густых тенях деревьев. Но даже скрываясь и прячась в каждой тени, они двигались навстречу неведомым людям со скоростью осенних ветров.
        Ему уже двадцать пять лет - очень долгий срок. Воины столько не живут.
        Бывает, конечно, что иные мужчины из его племени переживают иногда и шесть десятков, но воинами их звать нельзя. Лишенные руки или ноги, они не могли продолжать держать оружие и не стали выходить на порубежье.
        Они никто, почти не люди, наравне с женщинами и детьми занимаются в поселке хозяйством. Бывшие воины - жалкое зрелище. Ардон дал себе зарок, что, если в бою лишится конечности, непременно покончит с жизнью, как когда-то давно это сделал его капитан.
        Давно, когда ему не было и пятнадцати лет, в земли Вольных людей вторглись солдаты империи. Даже юноша, каким он был, тогда понял, что это огромное войско лишь малая часть солдат Империи. Было ясно и то, что, хотя армия Империи в двадцать раз превышала численность Вольных воинов, это была не полномасштабная война. - Это проверка наших земель на прочность и веру, - сказали старейшины, и, чтобы имперцы не могли и помыслить о настоящем вторжении, эти тысячи солдат должны умереть очень быстро.
        Не хотел бы он тогда поменяться с имперцами местами. Где бы они ни проходили, с какой бы осторожностью ни ступали их ноги в болотах, лесах и горах королевства Вольных - везде оставляли за собой сотни трупов. Как будто из-под земли, воды и неба вдруг возникали Вольные воины, засыпали войско сотнями коротких копий и, не давая солдатам опомниться, исчезали так же внезапно.
        Первая же ночь для имперцев обернулась настоящей катастрофой. Выставив сильнейшие кордоны с часовыми, войско расположилось на ночлег на чудом, средь болот и лесов, подвернувшейся равнине. Палаты с ранеными, более пяти сотен человек, расположили в сердце лагеря… А утром в палатах вместо раненых солдат оказались груды обезображенных тел. Ардон слышал, как дрожат и рвут желчью имперские воины. Как проклинают Вольных офицеры, называя их трусами, способными лишь…
        В то же утро после совета офицеры повернули войско назад. Но это их не спасло.
        Увидев, что проклятые Вольные вышли на открытый бой и построились перед войском в неровные ряды, вражеский командир поначалу обрадовался. Ну, теперь он покажет трусам, что значит правильная война… И построив войска прямоугольниками, не удержался и сам с отрядом квирианцев возглавил атаку.
        Каково же было его негодование, когда такой близкий строй врагов, дважды бросив копья, распался и скрылся в ближайшем лесу.
        Потеряв голову от жажды мести, он совершил последнюю ошибку, поведя войска в глубь Черного леса. Конечно, тогда он назывался по-другому. Лес получил это название от имперцев, точнее от единственного имперца, выжившего после бойни - мага Высокой Башни. Прежде, чем проклятый маг, понял, что ему не выжить, сразил почти три десятка славных воинов. Но когда к ним поспешили товарищи, маг раскрыл черные врата и исчез, наверное, ушел в свою Башню.
        Но Ардон тогда был занят проверкой на прочность своих кинжалов, его отряд столкнулся сразу с тремя квирианцами. Сильнейшие бойцы Империи - квирианцы, были поистине ужасны в ближнем бою. Молодой Ардон едва смог совладать со страхом и, спасая жизнь своему капитану, с верными кинжалами в руках бросился на закованного в страшные латы иноземца.
        Несмотря на то, что латы весят в три раза больше, чем самый толстый мужчина, квирианец двигался поразительно быстро. Почуяв за спиной движение, он отвлекся от поверженного капитана, мгновенно развернулся, взмахивая топором с такой силой, что будь на месте Ардона столетний дуб, непременно срубил бы его, даже не замедлившись. Но вместо дуба был юркий Ардон, извернувшись дугой, он пропустил топор мимо и, едва избегая чудовищных шипов на нагрудной плите квирианца, подпрыгнул и с размаху ударил кинжалом в узкую смотровую щель…
        Квирианец закачался, выронил топор и упал так, что, показалось, ужаснулись все птицы в лесу. На секунду забывшись, Ардон позволил мальчишескому любопытству взять верх и, подойдя к поверженному квирианцу, с кряхтением стянул с него шлем.
        Разочарование кольнуло острым кинжалом, он ожидал увидеть под доспехами хотя бы орка, но нет - обычный человек. Такой же имперец, как и прочие. Но шлем был поистине невероятен. Толщина железа, из которого он был выкован, была просто немыслима. Он померил специально, так и есть, толщиной больше вытянутого пальца такие доспехи не пробьет и арбалетный болт, и даже снаряд имперской баллисты, выпущенный в упор. Из-за чудовищного веса Ардон не мог оторвать шлем от земли.
        Сил хватало лишь тянуть невероятный шлем по влажной от росы траве.
        Он еще раз всмотрелся в лицо и внимательно оглядел гротескные доспехи.
        Железные шипы с локоть длиной усеивали плечи и грудь имперца. Они уже сами по себе весили больше, чем тот каменный валун, а между тем Ардон хорошо видел, как замявшийся Вольный воин был за секунду нанизан на них стремительно подбежавшим квирианцем. Если это и обычный имперец, то явно не человек. Наверно, два-три квирианца смогут сразить молодого дракона. Кто бы они ни были, но не дано смертным обладать такой силой.
        В кустах захрипели, опомнившись, Ардон бросился помогать поверженному капитану, но он лишь помотал головой. Ардон увидел отсеченную руку в траве, из культяпки капитана не переставая лилась кровь… Ардон мог помочь, спасти, но поглядев в глаза бывшему капитану, поднялся, отыскивая взглядом оставшихся в живых после боя с квирианцами товарищей.
        Капитан предпочел умереть в бою, а не выполнять работу женщин…
        Как не кстати он вспомнился-то, видать, провидение что-то шепчет Ардону.
        Понять бы, что.
        Скрываясь в зарослях кустарника, Ардон мотнул головой. Что-то он отвлекся, давние события не так уж и важны, ведь сейчас его деревне угрожала опасность. У огня спали странные люди, не слышащие приближения сотен орков. И ведь, если чужаки проснуться и сейчас же побегут, то прежде, чем их нагонят орки, успеют добежать до деревни. Но зачем поселку нужна орда орков у ворот?
        Людей надо убить во сне. Не важно, кто они, но их жизнь не может стоить дороже жизней всех поселенцев. Но только во сне, иначе Арайдон не простит…
        Я вздрогнул, не понимая, где нахожусь. Взгляд влево - вправо: деревья, ночь, костер, Дмитрий и морозный воздух. Фу, ты елки, вот это сон….
        Встав с холодной и жесткой земли, медленно подтянулся и, стремясь отогнать остатки кошмара, помотал головой. Ага, Дмитрий хоть и сидит возле костра, но не выдержал, задремал, опрокинув голову на грудь. Однако ничего себе сон. Все помнится крепко и, главное, не спешит уходить в забытье: краски, звуки, ужасы, слова… И еще заключенная в темнице прекрасная девушка, неотрывно смотрящая на факел. А потом мне почудился какой-то… Ардон. Нет, это не сон! Я вскочил и тут же замер, как будто меня ударил разряд в тысячу вольт.
        Где-то в лесу послышался шум и треск. Еще пара потерянных мгновений, и из-за деревьев стали показываться кряжистые фигуры. ОРКИ.
        Кажется, я тонко взвыл. Обидно умереть, успев едва воскреснуть. То ли от моего вопля, то ли от издаваемого орками несусветного треска, Дмитрий вскочил как ошпаренный. Бешено вращая глазами и ничего не соображая, снял пистолет с предохранителя и начал палить во все стороны.
        Моя растерянность в первые мгновенья боя спасла мне жизнь, орки, сочтя меня парализованным от ужаса, бросились мимо на яростно отстреливающегося Дмитрия. От оглушительного рева и выстрелов над самым ухом на ноги вскочила ошалевшая Маша, а за ней и Михаил. Хаотичное метание привлекло внимание одного из орков, и через секунду два замаха кривого меча навсегда заставили замереть бедолаг.
        Вид крови струящийся из рассеченного горла Маши и блеск застывших глаз словно пробудил во мне жажду жизни. Между броском орков и началом выстрелов Димы прошло лишь несколько секунд, но мне хватило взгляда, чтобы понять, что Диму уже можно записывать в покойники. У его ног валялись четверо застреленных здоровенных орка. Но я знал, что патроны в магазине показывали дно, а к нему с занесенными мечами бежали еще столько же.
        - Дима!!! - крикнул я, забывшись от страха.
        Выхватив из кармана куртки пистолет, бросил ему. Он так же ловко, словно всю жизнь расстреливал мчащихся на него кабанов, левой рукой поймал его. И едва стреляющий, казалось, без перерыва пистолет вдруг захлебнулся с сухим щелчком, его сменил мой, вовремя снятый с предохранителя.
        Мои крики и движения не остались не замеченными, не знаю, почему меня решили оставить напоследок, когда достаточно было одного замаха, но орк, выломившийся из кустов, явно изменил направление бега. Удар, наверное, снес бы мне голову, я поднырнул, как учили, и кувырком откатился за дерево.
        Раздавшийся крик, полный боли, принадлежал Диме, но я не смотрел. Выстрелы стихли, значит, он мертв. Логичнее всего было бежать, но обессиленные навалившимся страхом ноги отказывались слушать доводы разума. Еще несколько секунд, и из-за дерева, за которым я прячусь, покажутся страшные зеленые рожи, и мне - конец…
        Надо сражаться и умереть в пылу боя! Я быстро оглянулся, рыская взглядом, в поисках хоть какой-то палки или чего-нибудь, похожего на оружие и опешил: В двух шагах на земле и вправду острыми гранями сверкает кинжал. Откуда он взялся, думать было некогда, треск и шумное дыхание напоминали о показавшихся из-за деревьев орков. Всего двое…
        Не теряя время на наклон, я кувыркнулся, схватил кинжал и, развернувшись, от страха полоснул по желтым глазам нависающего надо мной чудовища. Ослепший воин-орк, выронив ятаган, взревел от боли и широкими ладонями схватился за лицо.
        Его товарищ замешкался, обходя пританцовывающего от боли напарника, и, воспользовавшись моментом, я бросился в кусты.
        Мало, что понимая от страха и возбуждения, я застыл за стволом дерева и, пропустив орка, напал на него со спины. Удар я направил в незащищенную броней спину и тут же пожалел - мышцы спины настолько мощны, что кинжал увяз в них не причиняя смертельного урона. Орк взревел больше от гнева, замахнулся нечто похожим на секиру, но я, не помня себя, поднырнул под плечо, пропуская тяжелый удар мимо, изо всей силы нанес стремительный удар, целясь в голову.
        Наверно. мне повезло, кинжал попал орку в ухо, с треском погружаясь на половину лезвия. Пошатываясь, я направился к едва виднеющемуся из-за густой листвы и света дня костру.
        Как и ожидал, Дмитрий мертв. С раздробленным черепом, он прижимал руку с пистолетом к груди. У его ног грудой валялось семь орков. Хороший результат.
        Хорошо стреляешь… стрелял. Я выдернул из начавших остывать пальцев свой пистолет, проверил магазин. В нем еще четыре патрона. Три - на орков, и один - себе.
        Или, может быть, бежать? Ведь на нас наткнулся лишь один малый отряд разведчиков, десять из более, чем сотни обыскивающих лес орков. Шансы выжить есть… И словно повинуясь магическому слову «жизнь», я бросился бегом спасать ее драгоценную. Неважно, какие мучения испытаю сейчас, никакие из них, даже самые чудовищные, не могут сравниться с пустотой там… за ее гранью. Вчерашние события убедили меня в этом.
        Не получилось, не успел. Один из группы странных чужеземцев проснулся. Убить его сейчас, значило бы навлечь гнев Арайдона. Может быть, оглушить, убить его спутников, пока те еще спят, и скрыться? А приближающиеся орки выйдут на костер, добьют человека и повернут назад, оставив в покое деревню Вольных. Да, так и сделать… Но что это? Орки уже совсем рядом.
        Отряд орков - разведчиков выскочил из-за деревьев почти неожиданно даже для многоопытного капитана. Но Ардон даже возгордился, глядя на своих воинов. Ни один из его отряда не сдвинулся с места, не выдал себя ни малейшим шевелением.
        Даробар, которому едва стукнуло пятнадцать, и тот оказался молодцом…
        А между тем просыпающийся лес задрожал от громовых раскатов, вскочивший чужак пускал в орков невидимые молнии. Двое других проснулись не так удачно, один из разведчиков орков ловко перерубил им шеи. Маг, изрыгающий смертельные молнии из странного вида жезла, держался стойко, второй, вскричав заклятье и бросив что-то другу, очень ловко увернулся от подступившего орка. Маг со своими молниями скоро затих, и Ардону пришлось менять место, чтобы как следует разглядеть последнего оставшегося в живых человека.
        Тот стоял прижавшись к дереву, кажется, истратил запас сил и, лишенный другого оружия, оказался в скверном положении. Ардону стало его жаль, и он бросил перед магом кинжал. Уж лучше зарезаться или погибнуть, защищаясь, чем вот так, как безвольная скотина… Но чужак его удивил. Если бы не явно чужая школа, он, наверно, подумал, что перед ним один из Вольных, его соплеменников. Очень уж хорошо чужак-маг владеет благородным оружием…
        Постояв у трупа, чужак побежал, и как назло в направлении поселка.
        - За ним, - шепотом приказал он своим людям.
        Через пять минут легкого бега они окружили вдруг остановившегося человека.
        Что-то было не так. Чужак с кем-то разговаривал. Но с кем? Вольные не станут разговаривать с ним, а других людей тут нет… Не было.
        Подкравшись, Ардон обмер: таинственный чужак разговаривал с магом в броне красного дракона. Маг Высокой Башни! Что, откуда?! Пригляделся, и глаза полезли на лоб. Это был тот самый маг, выживший десять лет назад в той бойне с имперцами. Хоть прошло столько лет, и Ардон тогда был юнцом, маг не изменился, это был он. А раз так, маги Высокой Башни пришли не с миром!
        По взмаху руки замаскированные воины единым залпом метнули в магов короткие копья…
        Едва успевая увертываться от норовящих столкнуться со мной стволов деревьев, я бежал, стараясь беречь дыхание. Если бы знал, кому, непременно бы молился, дабы не зацепить ногой некстати вывернувшийся корень или ползучий кустарник.
        Работающий от усталости лишь в десятую силу мозг выдавал какие-то обрывки видений. Чувство было такое, что нахожусь под сильным наркотическим опьянением.
        Бегу с немыслимой скоростью, убегаю от чудовищ из кошмара. И главное, мне представилось, что я вообще другой человек. Якобы меня зовут Ардон, и я прожил жизнь в этом мире. Сейчас другой «я» выслеживаю каких-то магов… Боже, я сейчас свихнусь.
        С разбегу я чуть не наткнулся на взявшегося из ниоткуда красного человека…
        - Тзар?! - воскликнул я резко тормозя.
        Маг улыбнулся слегка гадливо, но я обрадовался - это не наваждение.
        - Скучал? - спросил он, разглядывая меня с таким же интересом, с которым биолог разглядывает гадкого, но необычного червячка.
        - Тзар, как ты здесь оказался?!
        - Ну, уж не просто так. По твоей милости я уже трое суток брожу на своих двоих.
        - Прости… - начал я, но остановился на середине фразы.
        Мне показалось, что деревья, будто разозлившись на людей, одновременно с силой бросили в них тяжелые ветви…
        Короткое слово, сказанное Тзаром, и ветви ударились о зеленый купол, мгновенно охвативший нас. Ударились и отскочили на землю, вместо ветвей падали уже короткие копья с длинными и толстыми лезвиями. Я не мог понять, что происходит, лишь беспомощно наблюдал, как Тзар взмахнул рукавом, и почти неразличимые глазом шарики вылетели во все стороны.
        Отовсюду раздались страшные крики, полные боли и смертельной агонии.
        Откуда-то сверху упал человек. Даже упав с дерева спиной вниз, он еще некоторое время продолжал дергаться и кричать. Заклятье Тзара каким-то образом оторвало ему руку.
        - Я сохраню тебе жизнь… - начал Тзар.
        - Нет, лучше убей чем вот так… - прошептал он показывая искалеченную руку.
        Тзар закрыл глаза, словно прислушиваясь, потом открыл и… я не понял что произошло, только неудавшийся убийца затих навсегда. Тзар посмотрел на меня и заговорщически улыбнулся:
        - Вольные, - бросил он презрительно. - Но как я вижу, за тобой гоняться еще и орки? Эх…
        Разжав мои ослабленные непонятным происшествием пальцы, он вытащил из них найденный кинжал. С интересом его рассмотрев, с вопросом в глазах покосился на меня, но спрашивать ничего не стал. Встав на четвереньки, он очертил нас ровным кругом. Выпрямившись, с разгорающейся злобой бросил:
        - На сей раз не вздумай выходить из круга, ты понял?
        Я кивнул. Подготовка, по-моему, заняла намного меньше времени, чем в том злосчастном спортзале агентства. Или Гардий тогда просто тянул время?
        Но, оказывается, Тзар только начал: вытащив из кармашка в красной броне крохотный синий камушек, он принялся что-то шептать над ним. А треск ветвей и деревьев, бешеный рев разъяренных орков нарастал с каждым мгновеньем. Если Тзар не успеет закончить заклятье…
        Десяток крупных орков в доспехах с шипованными наплечниками, сметя ближайшие кусты, с злобным воем бегут на нас. В руках блестят остро заточенные кривые мечи, они уже поднимают их, чтобы рассечь двух замерших человечков…
        - Радрарат! - вскрикнул Тзар, и мир уже привычно заволокло тьмой.
        Глава 8
        И чего мне не жилось в столице? Двумя словами - дураком был. А как удачно складывалась судьба…
        Благодаря полученному в семье хорошему воспитанию без труда закончил лицей.
        Имперская армия, не задумываясь, взяла молодого выпускника под жесткое, но равно теплое крыло.
        Талантливому молодому лейтенанту пророчили ослепительную карьеру. Талант и влиятельный род - серьезная смесь. И уже скоро на пышных столичных балах блистал новый капитан. Почтенные матроны оценивали завидного жениха, мечтая выдать за него своих юных дочерей. Но их мечтам не суждено было сбыться.
        Безумная любовь окончилась дуэлью и убийством мужа коварной возлюбленной.
        Богатство и влияние рода хватило лишь на замену казни отправкой капитана в бессрочную ссылку. Пять лет, пять долгих лет провел он в крепости в самом безлюдном краю империи. Он стал командующим мизерного гарнизона в мелкой крепости с неясным назначением. Скажите мне, от кого должна защищать крепость, стоящая так далеко от любых границ Империи? Крепость расположена так неудачно, что впору скрежетать зубами в бессильной злости, никакая это не стратегическая точка. За много дней пути от нее встретятся разве что пара захудалых деревенек.
        Иногда возникала мысль, что крепость была построена специально для капитана, чтобы он медленно здесь гнил.
        Но нынешней весной в крепость прибыл долгожданный гонец с вестями из столицы.
        Как всегда, смотря на свитки в руках гонца, сердце останавливалось в груди.
        Может быть, хоть на этот раз командование смилостивится, и одна из бумаг окажется приказом о переводе его в другую часть? Но вместо этого, сообщение содержало куда больший сюрприз.
        В повелении, подписанном рукой канцлера Империи, впервые приоткрывалось назначение крепости. В этом году на ее дворе должны объявиться дюжина магов Высокой Башни и с ними ценный и опасный груз. Задача капитана гарнизона - встретить магов со всем подобанием и доставить груз в целости прямиком в императорский дворец. Подробности не разъяснялись, но они были и не нужны.
        Теперь стало понятно, что эту крепость выстроили маги Высокой Башни, а ее назначение - не смертных умов дело. Главное, что, как только приедут маги, крепость больше будет не нужна, и он с чувством выполненного долга и, возможно, даже с наградами за службу войдет в столицу.
        С той поры и до середины лета он ждал этот день с великим нетерпением. И все равно груз появился в крепости так же неожиданно, как гром с небес. Подумать только, полностью железные ящики с непонятными надписями и желтыми рисунками на стенках вдруг оказались лежащими на плацу.
        Ошарашенным солдатам он приказал сложить ящики в телеги и наладить их охрану.
        А через три дня появились и сами маги. Десяток магов в чешуе красного дракона потерянно стояли на плацу. Вид у них был измученный, посему он догадался, что портал был не вполне удобен. Однако его ждало разочарование, почти все маги, взяв одну из двух повозок с грузом, отправились в столицу, оставив в крепости одного магистра. И несчастный капитан должен был помочь магистру обеспечить поиск пропавшего «юнца». Что ж пусть будет так.
        Магистр, даже не отдохнув с дороги, велел отпустить подъемный мост и быстрыми шагами отправился куда-то на восток. А поскольку других приказов не было, не оставалось ничего, кроме как смирено дожидаться полоумного мага.
        На востоке даже Магистр Высокой навряд ли выживет…Проклятым Вольным начихать на крепость доспехов и умение колдовать, прирежут едва зазеваешься, и все дела. А если углубится еще дальше, наверняка, нарвешься на рыскающие отряды орков, а, может, даже на орды нежити.
        Спустя два дня капитан увидел крайнюю растерянность на лице ворвавшегося в его кабинет солдата. Он доложил о прибытии на плац давнейшего мага в компании со вторым незнакомцем. Спешно одевая плащ и поправляя болтающийся на боку меч, он растерянно думал о человеке, стоившем таких денег.
        В его лицее преподавали основы магии, и будущий капитан крепко запомнил, что любая телепортация требует редких кристаллических ингридиентов. Даже самая ближайшая сделанная очень хорошим магом телепортация стоит не как не меньше небольшого дворца в центре столицы. Ведь, чтобы зарядить такой кристалл, требуется замучить до смерти не одну сотню людей. И если портал открыли только ради рядового мага…
        Стараясь сохранить достоинство, шел медленно, еще издалека разглядывая двух бледных магов. Ну, один знакомый, а вот этот «дорогостоящий» вовсе не выглядел магом. И судя по тому, что Магистр не орал на него в три горла, он явно был выше его по рангу.
        Уж не пропавший ли это сын императора?
        - Где мы? - спросил я, с трудом поднимаясь на ноги. От такого мгновенного перемещения в пространстве тошнило и сильно болела голова. На меня словно взвалили мешок с цементом, чувство такое, что за то мгновенье, что я «телепортировался», мне в голову ворвался черный вихрь. Какие-то обрывки видений, какие-то люди, образы слились воедино. Мне почти хотелось, чтобы мой череп лопнул, лишь бы унялась проклятая боль…
        - В приграничной крепости, - ответил изможденный Тзар.
        - Что значит «в приграничной»? - тупо переспросил я.
        И так было понятно, что мы находимся в крепости. Сквозь застилающую глаза пелену я с трудом мог различить каменную кладку стен, угловые прямоугольные башни, колышущиеся на ветру флаги с гербами на крышах нескольких высоких зданий.
        - Это крепость - граница, дорога отсюда ведет в твой мир. Если бы ты не выпрыгнул тогда из круга, оказался бы здесь со всеми, - обвинительно и, кажется, скрывая злобу, проговорил он.
        - Твои друзья оказались бы живы, и тебе не пришлось пройти через тяжкие испытания.
        - Понятно.
        Голова кружится, едва могу ориентироваться в пространстве. Как будто напился до состояния невменяемости. Земля и небо крутятся, стремясь поменяться местами, и только воля удерживает меня на ногах. Наверное, телепортация Тзара опасна для здоровья. Хотя может просто перепад давления, резкое изменение влажности и климата…
        Тзар тоже выглядят помятым, кажется, издержки портала обошлись ему нелегче.
        Стоит с бледным лицом, руками придерживает голову, словно боится, что она сейчас отвалится. Заметив мой оценивающий взгляд, выпрямился, задрал вверх подбородок и как ни в чем не бывало отряхнул запыленный плащ.
        Через минуту вроде стало полегче, головокружение почти прошло. Теперь я окинул крепость новым взглядом: мы стоим посреди широкого двора, умощенного квадратными каменными плитами. Через пару десятков метров во все стороны площадь упирается в высокие зубчатые стены. По углам на фоне желто-синего неба возвышаются прямоугольные башни с узкими бойницами.
        На стенах ходят люди в красных плащах, наверно, местные стражники. Под плащами, словно чешуя, поблескивают кольчуги, на боках висят мечи в кожаных ножнах. Один из стражей заметил нас, крикнул что-то неразборчивое и бросился к ближайшей угловой башне. Через минуту он выскочил оттуда вместе со вторым спешно застегивающим плащ стражником. Вероятно, стражник был не прост, позволил себе балансировать между бегом трусцой и сохранением достоинства. Теперь я смог рассмотреть его в деталях: широкоплечий с прямой спиной и вздернутым вверх подбородком мужчина был запахнут в красный плащ, на котором выделяется золотом брошь или заколка с изображением рыкающего льва. Оказавшись рядом с нами, он поклонился Тзару:
        - Счастлив приветствовать вас, магистр.
        - Магистр? - изумился я. До этого момента считал, что магистром был только Гардий. И даже прочие маги называли Тзара по имени. К Гардию все обращались уважительно и не иначе, как Великий Магистр…
        От моего вопроса Тзар дернулся всем телом, но сделал вид, словно меня не существует, продолжил, обращаясь к стражу:
        - Капитан, что нового произошло за пять лет? - спросил он, не теряя времени на ответное приветствие. - Сразу после того, как я вернулся, пришлось срочно разыскивать этого юношу. Так что я до сих пор не в курсе последних событий в нашей Империи.
        Капитан чуть поклонился и с величием в голосе произнес:
        - Уже два года, как никто не смеет оспорить наше высокое звание. Теперь Империя сильна безгранично, а имя нашего императора - Ферландин. Да продлятся его дни!
        - Да продлятся его дни, - нестройным хором повторили подошедшие к нам со всех сторон стражники.
        Я удивился, ни в одной армии или в любой организации, где присутствует дисциплина, рядовые бойцы не смогли бы так в наглую подслушивать разговор командиров. А эти, побросав дела, по-моему, все, кроме часовых на стенах, сгрудились вокруг нас.
        - Королевство Эрегор объединилось с землями Империи, - продолжил капитан. - Теперь Империя почти вдвое больше прежнего, и ни одно королевство больше не в состоянии оспаривать наше первенство.
        - Объединилось? - подозрительно спросил Тзар, изгибая при этом бровь.
        - После скоротечной войны…. - быстро сказал капитан, - как таковой, Эрегор перестал существовать.
        - Хорошо, - удовлетворенно произнес новоявленный магистр, - от такого «объединения» наша Империя в большем выигрыше, чем кажется на первый взгляд.
        Что-нибудь еще?
        - Думаю, вы должны знать, что Империя теперь готовится присоединить к себе Ануминас.
        - Император так уверен в наших силах? - Еще больше удивился Тзар. Стражники вокруг неодобрительно зашумели, в шепоте я расслышал отдельные фразы, среди которых часто повторялось - «измена». Тзар, словно не слыша заговорщическое шептание за спиной, продолжил развивать свою мысль:
        - Пять лет назад считалось невозможным захватить такое мощное королевство без долгой и кровопролитной войны. Что-то изменилось?
        Капитан пожал плечами и, изобразив на лице притворную досаду, сказал:
        - Простому капитану известны лишь общедоступные планы империи, а, значит, эти планы известны всем. Подробности мне неведомы.
        Тзар кивнул, соглашаясь, и перевел разговор на другую тему:
        - Где могу отдохнуть я и мой спутник?
        - Следуйте за мной, я провожу, - с этими словами капитан повернулся к самой дальней от нас башне, учтиво пропуская магистра вперед. Мне ничего не оставалось, как плестись позади них.
        - Что с грузом, который мы сюда отправляли? - задал вопрос он.
        - Телеги с золотом Магистр Гардий уже забрал. А вон ту, - показал он на закрытую повозку, охраняемую десятком солдат, - магистр велел забрать вам. В нем сложен опасный груз.
        Он покосился на Тзара, в глазах недоумение и растерянность. Вероятно, Гардий особо подчеркнул, что груз опасен, но подробности опустил. Теперь капитан мнется, жаждя и боясь спросить, в чем заключается опасность груза. Хотя вряд ли бы он что-нибудь понял, если ему рассказать принцип действия ядерной боеголовки.
        Я еще раз бросил взгляд на телегу и солдат в красном: охранники явно скучали, но, заметив, что на них смотрят капитан и маги, вытянулись в струнки.
        России дорого обошлась помощь магов. То, что лежало в этой телеге, имело относительно невысокую ценность. Подумаешь, ядерная боеголовка, фиг знает, для чего понадобившаяся магам. Но вот другой груз, который увезли перед нами Гардий и его маги, был много ценнее. Пять лет, которые провели маги в нашем мире, обошлись России в пять тонн золота. Я представлял, как доверху нагруженные им телеги, скрипя и выгибаясь под своим весом, еле катятся через опущенный подъемный мост. Счастливый Гардий сидит на золоте и поглаживает длинную бородку…
        - Капитан, готовь всех своих людей к пути в Высокую. Можете забрать все, что есть ценное. Эта крепость нам больше не нужна, весь гарнизон будет расформирован.
        - Да, Магистр, - кивнул капитан, как мне показалось, нисколько не огорченный таким решением.
        Я глянул на хмурившегося Тзара:
        - Ты же говорил, что эта крепость - граница с моим миром?
        - Да, и что? - недовольно спросил он.
        - Тогда, почему крепость больше не нужна?
        - Закрой рот, дурак, - зашипел он. Но быстро взяв себя в руки, развернулся ко мне и проговорил уже мягче. - Не волнуйся об этом, через пять лет вы с Владом отп - равитесь домой другим порталом.
        - Хорошо, но почему вместо того, чтобы остаться в моем мире по контракту, ты бросился за нами? Это нарушение контракта… - начал я и запнулся.
        Лицо Тзара перекосилось от злости:
        - Юноша, ты слишком много разговариваешь. На первый раз я тебя прощаю, но впредь без разрешения не открывай рот. Тебе ясно?
        - Да, - растерялся я, - ясно…
        Кажется, все намного хуже, чем показалось сначала. Проклятые иномирцы - им нельзя верить. Они уже обманули агентство, забрали меня и Влада, так ничего и не оставив взамен.
        Даже сейчас их обман не до конца понятен: Тзар - магистр, а значит, не самый слабый маг, разумеется, он не захотел оставаться прозябать в нашем мире. Но зачем им нужны я с Владом? В конце концов, мы всего лишь недоучки. Неужели они настолько мелочны, что хватают все, до чего могут дотянуться? В это трудно поверить, скорее задумали что-то на мой счет… нехорошее.
        - Капитан, - как ни в чем не бывало продолжил магистр Тзар, - как быстро вы сможете подготовить все необходимое для перехода?
        Показалось, что капитан как только услышал в мой адрес грубости от Тзара, потерял ко мне всякий интерес. Больше не глядя на меня украдкой, заискивающе улыбнулся магистру:
        - Я пошлю гонца в ближайшую деревню, завтра к рассвету у нас будет продовольствие и запасные лошади для повозок. А возможно, еще несколько повозок…
        - Значит, выступаем на рассвете, - перебил его Тзар. - Не забудьте забрать камень портала.
        - Да, Магистр, - еще раз поклонился капитан. - Прошу вас.
        Он открыл дубовую дверь, затхлый воздух темного зала ударил в нос.
        Протиснувшийся первым солдат быстро зажег факелы на стенах. Огонь осветил большое помещение с деревянной винтовой лестницей.
        - Это обеденный зал, опочивальни находятся выше. Весь верхний этаж служит для особых гостей. То есть он для вас, Магистр, - продолжал распинаться капитан. - Не обессудьте за беспорядок, солдаты сейчас все уберут.
        Тзар не став есть, сразу отправился себе в комнату. А я, не успев насладиться солдатской стряпней, был бесцеремонно возвращен в реальность. Подкравшийся за спиной солдат громко возгласил, что меня вызывает к себе Сам Магистр Высокой Башни, и мне ничего другого не оставалось, как бросить прощальный взгляд на недоеденное мясо и встать из-за стола.
        Постучавшись в приоткрытую дверь и не получив ответа, я шагнул в покои мага.
        То есть магистра. Я так и не понял, для чего Тзар пять лет ломал комедию…
        - Войди, Вардес, - запоздало откликнулся он.
        Тзар сидит в плетеном кресле, на коленях держит гигантскую, втрое больше привычного размера книгу. Я успел рассмотреть какую-то сложную схему. Подойдя, молча сел в кресло, ожидая, пока магистр обратит на меня внимание. И хотя видно, что ему моя вольность не понравилась, в голосе раздражения не допустил:
        - Вардес, я позвал тебя, чтобы, как у вас говорят, расставить все точки над «и». Я знаю, о чем ты все время думаешь.
        - Правда? - недоверчиво спросил я.
        - К сожалению, я не умею читать мысли, - продолжил он, не обратив внимание на явное ехидство, - но, когда тебе будет столько же, сколько сейчас мне, ты многое поймешь. И с легкостью будешь читать потаенные мысли на лицах собеседников, особенно юнцов вроде тебя.
        - Мне не нравится, когда меня называют юнцом, - чуть грубо бросил я.
        - А мне не нравится, когда меня перебивают. Я продолжу?
        Я автоматически кивнул.
        - Так вот, ты считаешь, что мы нарушили контракт, и я не остался в твоем мире, как это было обещано. И даже больше - ты подозреваешь, что мы не собираемся выполнять обещание и через пять лет отправить тебя домой.
        Я еще раз кивнул.
        - Да, ты прав. Ты прав во всем…
        - Что?! - воскликнул я, с силой хватаясь за край стола. То, что он вот так просто признался в злодеянии значило…
        - Вардес, я же просил….
        С трудом взяв себя в руки, я сел на место. Тзар смотрит холодно, но лицо, мягкое понимающее, едва не сочувствующее:
        - Да. Ты прав во всем. Мы нарушили контракт. И я, и два аколита из твоего агентства оказались в этом мире. Но это случилось лишь из-за моей душевной доброты, - он неотрывно смотрел в мое клокочущее ненавистью лицо. - Да, ты не ослышался. Своим действием я спас вас обоих.
        Я молча ждал продолжение. А он, словно постоянно меня оценивая, медленно продолжал свою речь:
        - Люди в твоем мире смогли создать оружие, несравнимое даже с мощью богов. И очень скоро это оружие пойдет в ход. Если бы я остался в вашем мире, просто бы бессмысленно умер. Как, впрочем, и ты. Ты хочешь вернуться домой через пять лет?
        Но ты вернешься лишь в чернеющую пустыню. Твоего дома, как всего твоего мира, не станет….
        - О каком оружии вы говорите? - медленно спросил я.
        - Оставь ты эту привычку. Обращаться к людям во множественном числе - тут сродни помешательству, - скривившись, объяснил он. - Я говорю об оружии, которое вы называете «атомным». Сметать за мгновенья города и королевства не под силу даже объединившейся воле богов…
        - Причем тут атомные бомбы? - не выдержал я.
        Он нахмурился, но для разнообразия ничего про «невоспитанность юнца» не сказал:
        - Я долго изучал вашу историю и современную политику. Скажу так: грядет третья мировая война. Две предыдущие по сравнению с ней покажутся безобидными играми в песочнице. Мало, где в мире останется незатронутая разрушениями земля.
        - Ты сделал такой вывод лишь потому, что изучал нашу историю?
        - Нет, что ты, - улыбнулся он, - история это всего лишь довесок. Но все мы маги. И с каждым днем проживания в вашем мире чувство опасности тяготило нас все больше. У меня были видения, я проникал в будущее. Картины, которые видел, не оставляют никаких сомнений в том, что сейчас тебе говорю.
        - И из-за чего начнется война? - скептически спросил я.
        - А из-за чего начинаются все войны? - притворно изумился он. - Из-за богатства соседа. Твое королевство… Тьфу. Твоя страна - очень лакомый кусок. В вашем мире богатство заменено выражением «ресурсы». Нефть, редкие металлы, газ и другое. И даже древесина, и та ценится, будто золото.
        - Это еще не значит…
        - Ваш мир высосан почти досуха, - с нажимом продолжил он. - Неэкономные люди, исчерпав богатство своих земель, стали поглядывать на соседские. В России есть некоторые металлы, которые не сохранились больше нигде в мире. Ты думаешь, это уже не повод для завоеваний?
        Я кивнул, но спохватившись, что соглашаюсь, попытался возразить:
        - Войны никто не хочет.
        - И если я все понимаю правильно, в империи на другой части света назрел кризис. Той империи осталось существовать не более двадцати лет. Ее правители, очень умные к слову люди, знают об этом и уже давно разработали планы. И когда один из основных планов по «бескровному» захвату твоей страны не удастся, они начнут подготовку к войне. Через пять лет все будет кончено…
        Конечно, я не на миг не поверил россказням Тзара. Война, апокалипсис, чего только не придумаешь, чтобы оправдать обман и предательство. Но выходя из его комнаты, поймал себя на мысли, что на душе остался тягостный осадок.
        В каком-то роде он был прав, и, даже если меня все же вернут через пять лет, я не узнаю родной мир. Как заключенный, запертый в своем маленьком мирке на несколько лет, выйдя на свободу, не узнает родной город. Он изменится не только внешне, до неузнаваемости изменятся сами люди вокруг…
        Глава 9
        Тзар разбудил меня спозаранку. Ворвался в мою комнату как вихрь, посмотрел в узкое окошечко на утреннее небо и прежде, чем хлопнуть дверью, громко бросил:
        - Через час выступаем. Готовься.
        Впрочем, все равно приветствовать его и желать здравствовать, я не собирался.
        Дал себе слово, что с Тзаром стану разговаривать только в крайнем случае.
        Одевшись и спустившись в общий зал, в одиночестве быстро позавтракал снедью, которую разложил приставленный ко мне солдат. Хотя насладиться едой я особо не успел, лишь зачерпнул деревянным ковшом манную кашу, как на улице протрубил рог.
        Солдат, что молча стоял за спиной, заспешил во двор, наверно, на построение, а я медленно поплелся за ним. Утреннее солнце сквозь зубцы стен обожгло мне глаза, щурясь, как улыбающийся китаец, осмотрел широкий двор: на плацу крепости сбились в кучу, имитируя при этом бурную деятельность, три десятка солдат. На поясе каждого - короткий меч, со спин спадает красный плащ, по пухлым лицам видно, что солдаты империи никогда не испытывают нужду в провианте. Некоторые из них таскают тяжелые мешки, видимо, с последними ценностями ненужной теперь крепости и складывают их на телеги перед самой подъемной решеткой.
        Две из них были уже доверху нагружены мешками, а третья, та самая, что я видел под охраной солдат, со всех сторон закрыта брезенчатой материей. Судя по тому, как просели колеса, боеголовка в ней очень тяжела.
        В каждой телеге на вожжах сидят по двое солдат, все остальные выстроились колонной спереди и позади телег, видимо, пойдут пешком. Тзар залез на первую телегу и, усевшись на мешок, окликнул меня. Стараясь выбрать место подальше от него, я с трудом перелез через борт и прислонился к самому мягкому из мешков. Он хмуро на меня глянул и отвернулся с таким выражением на лице, будто увидел дохлую собаку.
        Но что он хотел-то? Чтобы я вот так вот простил убийцу, лжеца и похитителя? И ладно бы похитил кого-то другого - я, может, и отнесся к этому сквозь пальцы, но когда дело касается меня любимого, прощенью места нет…. Но зачем я все-таки им понадобился? Хотелось, конечно, бы считать, что я действительно самый-самый… избранный в общем, но так о себе думают только дураки. Но чего теперь гадать? Я не могу изменить свою судьбу, чужой мир и проклятые маги не оставили мне выбора.
        В груди возник холодок, никогда не задумывался, какое это пакостное чувство - понимание, что сам себе не хозяин…
        Взвод солдат равномерно распределился у бортов телег. Рог прозвучал еще раз, ворота распахнулись, и капитан вывел караван из крепости. Несколько часов люди молчали, будто каждый вдруг задумался о высоком. Хотя и вправду для солдат этот момент был поворотным в судьбе. Они, наконец, покидают опостылевшую крепость, и что будет дальше, не имеют понятия. Тзар задумчиво смотрит в сторону, но это его обычное состояние. Правда на сей раз он мог думать о возвращении «домой», как изменился за пять лет его ковен магов? Сам же я думал о дальнейшей своей судьбе.
        Как примут меня маги, и что они будут со мной делать. Неужели вправду обучать?
        Телеги, скрипя и постанывая, медленно катятся с пригорка. Вдоль бортов тянутся унылые пейзажи желтых степей, изредка сменяющиеся далекими грядами лесов. Измученные лошади, оставляя за собой десятки километров, с трудом переставляют ноги. Солдаты выглядят, напротив, радостно, бодро шагают в ногу, все больше о чем-то переговариваясь. Тзар, сидевший на мешке сразу после сменявших друг друга возничих, молчал всю дорогу, может, злился, а может, просто был погружен в свое сознание. Я все же не выдержал и, стремясь развеять скуку, ненавязчиво пристал к нему с расспросами:
        - У вас, у магов, красивые одежды, - начал я, - это броня?
        Тзар посмотрел на меня затуманенным взглядом, я, было, подумал, что не ответит, как через секунду он заговорил:
        - Да, этот доспех сделан из драконьей кожи. Он очень прочен, и, кроме холодного оружия, защищает носителя и от вражеских заклинаний.
        - Ого! - сказал я, стараясь подпустить в голос больше уважения, - Откуда вы берете столько драконов?
        - В свое время узнаешь, - ответил он, поглядывая в стороны, словно боясь, что задумчиво вышагивающие по бокам телеги солдаты могут подслушать. - Кстати, драконы делятся на три вида: красные, зеленые и золотые. Доспехи из красной кожи носят лишь полноправные маги. Из зеленой - подмастерья, а в золотые облачаются только старшие маги.
        - И много таких счастливчиков?
        - Нет, немного. Только трое: магистр Гардий, Верховный маг и… - он запнулся. Потом докончил: - И я.
        Я помялся:
        - Всего трое?.. Стой, а ведь Гардий и ты - магистры, тогда почему я не видел на вас золотых доспехов?
        - Да, ты прав. Свои золотые доспехи мы оставили в Башне.
        - Почему? - удивился я.
        - Хотя бы для того, чтобы не заставлять паниковать смердов, если таковы нам встретятся.
        - А-а…
        Я помолчал, обдумывая, затем задал мучавший меня вопрос:
        - Значит, все маги в этом мире живут в Высокой Башне?
        - По велению нашего бога - Дакрона, это так и есть. Все маги должны жить и оттачивать мастерство в Высокой Башне. Ни один не имеет права практиковать магию без разрешения Высокой. Все посмевшие воспротивится этому запрету подлежат немедленному истреблению…
        - Вот как? А Высокая Башня находится в подчинении Империи?
        - Башня - ее неотъемлемая часть. Когда-то очень давно она строилась для защиты всей расы людей на самой границе их тогдашних владений. Сейчас это центр земли. Империя возродилась за счет нашей Башни.
        - А что насчет объединения с Эрегором и войной с Ануминасом? - спросил я, вспоминая слова капитана.
        - Наш бог, Дакрон, является отцом всего человечества. Разумеется, все люди в нашем мире должны воздавать ему хвалы. Но до недавнего времени на свете существовало три государства, где не приемлют Дакрона. Разумеется, маги Высокой Башни и вся Империя взяли на себя священный обет искоренять язычество среди людей. Эрегор уже пал, но вместо заслуженной кары Империя приняла это королевство в состав своих земель. Сейчас в Эрегоре жрецы Дакрона сеют зерна его служения. Теперь настала очередь язычников в Ануминасе.
        - Там тоже не поклоняются Дакрону?
        - Не так давно в Ануминасе вера Дакрона тесно соседствовала с языческими культами. Мы закрывали на это глаза до тех пор, пока несколько лет назад вера в нашего бога была полностью низвержена. Большинство людей королевства стали поклоняться какому-то вымышленному божку. Культисты правят целым королевством…, - он вздохнул горестно, всем видом показывая, как ему жаль людей, поклоняющихся иному богу.
        - Подожди, а что с третьим королевством?
        - Варвары с севера всегда были язычниками, но свою веру они не распространяют, поэтому до них очередь дойдет, думаю, не скоро.
        - То есть Империя хочет прибрать к рукам все земли, где не верят в её бога?
        - Цыц, дурак! - рыкнул взъяренный Тзар. - Не тебе осуждать Империю!
        - Простите, магистр, - смущенно склонил голову я. - Я неправильно выразился…
        Не понимая, что делаю, я продолжал жалко оправдываться, но Тзар уже не слушал: отрешенно наклонил голову набок, внимательно изучая доску борта телеги.
        Дорога изогнулась, сразу за поворотом меж деревьев вырос холм с огромным прямоугольным валуном. Камень возвышается над верхушками сосен, угрожая от порыва ветра свалиться на дорогу.
        - Что это за камень?
        - Не камень, а каменный страж.
        - И для чего он?
        - Видишь ли, он скрепляет землю…
        - Что? - не понял я. - Как это?
        - Этот мир не похож на другие. Твой мир - завершенный: огромный шар висит в пустоте, со всех сторон окружен другими, такими же и еще большим шаром - светилом… Ваше солнце греет поверхность земли, под ее лучами растет трава и деревья, животные растут, поедая ее…. Наш мир другой, он еще далек от совершенства. Наша земля плоская, и держится она не в пустоте, а в Великом Ничто.
        Увидев мое скривленное, как от зубной боли, лицо, он заговорил быстрее:
        - Не пугайся, тебя это трудно понять, но поверь все есть так, как я говорю.
        На западе нашего мира простирается великий и единственный океан. Границы мира с той стороны стережет флот Светлых эльфов. Еще ни одной твари хаоса не удавалось далеко прорваться через них.
        В центра мира - единственный материк. Наша империя находится прямо в его центре. Вся людская раса обитает в центре материка, на юге, севере и востоке обитают племена орков вперемешку с нежитью. Впрочем, кажется, ты их видел. Они тоже приносят пользу - защищают наш мир от воплощений хаоса, стремящихся разрушить зыбкое его существование. К сожалению, наш мир перестал строиться больше трехсот лет назад, маги Высокой скорбят, но ничего не могут сделать.
        Сейчас мир находится в равновесии, но, я боюсь, очень шатком…
        - Я мало, что понял магистр, - честно признался я.
        - Поймешь со временем.
        - Надеюсь.
        Я отвернулся, стал разглядывать возвышающийся четырехгранный столб.
        Интересно, каким образом, кусок камня может помочь этому миру?
        - Он только на дороге?
        - Нет, он опоясывает значительные и густонаселенные земли Империи. Люди под защитой камней могут спать спокойно, даже не держа в доме оружия. А вот на землях, где таких камней нет, творится безобразие…
        - А откуда они тут взялись?
        - Кто, Стражи? Они были поставлены богами, потом боги объяснили магам Высокой их устройство. И теперь мы сами создаем и раздаем всем желающим… разумеется, за плату.
        - Погоди, так мы сейчас въезжаем на защищенные Стражами земли?
        - Нет, стражи друг от друга находятся на определенном расстоянии и покрывают большие зоны. Короче говоря, они почти везде. В любом случае, не беспокойся - на свете нет столь безумных существ, которые осмелятся напасть на магистра Высокой, да еще с солдатами …, - он запнулся на середине фразы.
        Я остро ощутил надвигающуюся угрозу, а по лицу Тзара понял, что он тоже.
        В глазах потемнело, кровь ударила в голову, почувствовал, как со всех сторон нарастает давление. Еще несколько секунд, и невиданная сила расплющит, с легкостью ломая ребра, сдавливая в труху череп и все кости.
        - Тревога! - гаркнули рядом, кажется, не только я понял, что нас ждет смерть.
        - Поднимите щиты вверх!!!
        Тзар - безмозглый глупец, думает, что от этой силы можно защититься. С трудом поднял налившуюся свинцом голову. И оторопел: небо над головой словно разверзлось, розовые облака в страхе брызнули в стороны, освобождая место оранжевому зареву. Оно быстро расширялось, разрастаясь до размеров в полнеба и отбрасывая на лица перепуганных, неуклюже копошащихся внизу людей желтые блики.
        Непереносимо яркий свет стал собираться в пылающий шар. Перед тем, как тяжеленная голова окончательно перестала слушаться и упала на грудь, я увидел полыхающий огнем гигантский столп, с безграничной скоростью метящий в жалкую телегу, на которой мне хватило ума оказаться.
        Огонь загорелся повсюду. Я видел, как несколько, раскинувших в ужасе руки воинов, сгорели в секунду до белых костей, лошади успели в последний раз истошно заржать прежде, чем от них остался голый костяк. Остов телеги не выдержал, она с треском подломилась, швырнув меня спиной о землю. Еще мгновенье, и остатки телеги превратились в черную труху, рассыпавшись на выжженной на метры вокруг земле.
        Меня рывком подняли. Я впервые видел Тзара в таком состоянии: бледный с красными пятнами по всему лицу, в глазах видится паника. Отрешенно я бросил взгляд вокруг: повсюду труха и зола, кучки из костей и железа, бывшие когда-то доспехами.
        Из всего каравана остались только мы вдвоем. Я с отстраненным удивлением заметил, что телега с боеголовкой вовсе не тронута огнем. Может, ее на этот случай маги успели зачаровать? Однако, судьба ее возничих не отличалась от прочих солдат - две кучки золы, несколько белых костей и черные, искореженные доспехи.
        - Что это было? - хрипло выдавил я.
        - Магический удар. Я спас твою жизнь, и теперь ты мой должник, - Тзар говорил обыденно, но видно, что внутри напряжен и сжат как пружина.
        Я не успел расслабленно выдохнуть, как на нас со всех сторон бросились люди… Только что вокруг не было ни души, и вот в двадцати метрах, размахивая всеми конечностями, словно из воздуха материализовались уродливые твари. Не люди, а именно твари: жилистые, худые, с длиннющими, словно деревянными, руками бежали на нас прыжками.
        - Гомунускулы! - вскрикнул Тзар, как показалось, в страхе перемешанном с удивлением.
        Дальше события понеслись с небывалой скоростью. Ничего больше не видя, я судорожно ухватился за пистолет. Как будто крик Тзара разбил сковывающие меня оковы отрешенности. Краем глаза видел, как из его рук срывались пламенные стрелы. Один из гомунускулов лихим прыжком оказался рядом. Прежде, чем я испугался, невидимый удар Тзара отшвырнул его в сторону, второму - размозжил голову, словно вместо нее был гнилой орех. Что-то выкрикнул, но за грохотом выстрела я не расслышал.
        Отдача пистолета чуть не вырвала его из рук. Гомунускул нисколько не озаботился взглянуть на дырку в груди, продолжил бежать на меня, как паровоз по рельсам. Удар мага оказался более действенным, сжатый в комок воздух, получив свободу рядом с гомунускулом, разорвал магическое существо на части. Я судорожно оглядывался, еще не веря в исчезновение угрозы для жизни.
        - Кажется, все, - с облегчением выдохнул я, медленно сползая на землю.
        Тзар, посмотрев на меня бараньим взором, открыл было рот, как где-то рядом зазвучал рог. На холме показались похожие на людей существа, в доспехах и с мечами, но я не мог точно рассмотреть: у них была собачья, либо волчья голова. В уме пронесся образ с фресок из египетского музея, такие же существа были изображены на них…
        - Это псоглавцы! - закричал я в страхе. Ожившие чудовища из Древнего Египта сожрут нас в два счета! Оглянулся, ожидая увидеть бледность и страх на лице мага, но его кривая усмешка немного меня приободрила.
        - Они нападают волнами, аколит, - спокойно сказал он. - Это значит…
        - Что это значит?! - вскрикнул я.
        - Это значит, БЕЖИМ! - крикнул он, едва не оглушив. Его рука схватила мой локоть, увлекая меня в бегство.
        Его крик прозвучал так властно и безапелляционно, что я, не пытаясь более понять происходящее, подчинился, как безвольная кукла, и бросился вслед за Тзаром. Не знаю, осмысленно ли он выбрал направление, но мы побежали в сторону далекой гряды гор. Я старался бежать так, чтобы не отставать от не очень выносливого с виду мага.
        Магов похоже тут любят далеко не все, - думал я на бегу. - Надо будет потом расспросить об этом Тзара…
        Сколько продолжался бешеный бег, не имел даже представления. Жгучая боль в боку едва давала возможность волочить ноги. А Тзар, несмотря на кажущуюся худобу, выглядит, как будто бешенный забег начался пару минут назад. Уверен, что лучший спортсмен нашего мира, будь он сейчас здесь, уже валился бы от усталости.
        А маг не сбил даже дыхание. Явно черпает силы не из своего тела… Я взмок, как будто попал под ливень, дышал отрывистыми всхлипами, но жаловаться не пытался.
        - Они нас настигают, - крикнул Тзар на бегу. - Поднажми, тут немного осталось.
        Я хотел оглянуться, но понял, что рискую споткнуться или свалиться в изнеможении. Хватало сил лишь смотреть под чугунные ноги и на автопилоте перепрыгивать лезущие под ноги камни. С каждым шагом подошвы выбивают из сухой земли пыль. Порывистый ветер бросает из близкой степи в лицо пригоршни песка.
        Небольшой лесок остался далеко позади, валуны и камни попадаются все чаще, на линии горизонта возвышается армада гор. Край болезненно-пустого сознания отметил, что мерный топот десятков сапог раздается все ближе. Еще немного и нас нагонят.
        - Ладно, стоп! - остановил безумный бег он. - Дадим им бой, раз так хотят.
        Неужели он спятил? Отчаялся настолько, что решил дать последний и красивый бой?
        Нас настигала колонна воинов. Теперь вижу обычные человеческие лица, то, что сперва принял за собачьи головы, были волчьими шкурами, накинутыми поверх голов вместо шлемов. Кажется, из них не были удалены черепа волков, оскал волка придает воинам на редкость свирепый вид. Почти у всех в руках огромные двуручные топоры, даже издалека видно, насколько они велики. Несмотря на это, крепкие воины держат их как будто каждый день с утра до вечера бегают с ними по лесам и болотам.
        Тзар, небрежно отодвинув меня за спину, широко расставил ноги и, смотря в небеса, закричал:
        - Дакрон!!! Бог мой!!! Твой смиренный слуга в опасности! Молю. Спаси!
        Воины, как показалось, остановились, словно с разбегу врезались в невидимую стену. Но нет - магия тут ни причем. Почуяв неладное, неведомый командир отдал приказ перестроить боевой порядок. Реакции воинов, мгновенно выполнивших приказ, можно лишь удивиться.
        Думать, что происходит, не было сил, просто перед Тзаром что-то громыхнуло, вспыхивая так, что от зеленой травы остался выжженный круг. Пепел и зола зашевелились едва заметно, а затем, набирая силу, чернота завертелась, словно в круговороте. Нечто обсидианово-черное, казалось, вышло из другого мира. Уже можно различить человекообразную фигуру, черное существо вдвое выше меня с огромными крыльями за спиной сверху вниз смотрит на потрясенных воинов.
        - Это демон тени! Спаси нас, Арайдон! - закричал чей-то юношеский голос.
        - Куда уж ему…, - тихонько пробурчал Тзар.
        Воины по чьей-то команде бесстрашно ринулись на призванного Тзаром демона. На месте остались лишь несколько человек. Через секунду стало понятно, что один из них, отличающийся худобой - командир. Его окружают еще трое магов: волчий оскал их шлемов полыхнул красным. Я поразился: внутренняя суть этих магов настолько мощна, что стала видима всем. Из их глаз в образе красноватого света бьет чистая незамутненная сила… Кажется, демон Тзара для них был плевым делом.
        Приблизившись к демону, воины грамотно взяли его в полукольцо. Все они похожи один на другого: на всех шлемы с волчьим оскалом, у всех огромные обоюдоострые топоры. Кожаная броня, судя по всему, не так проста, как можно подумать, почему-то уверен, что выдержит выстрел из пистолета. У всех сильные, перекачанные руки, словно половину жизни провели в тренажерном зале, лишь запястья скрывают стальные наручи. Я не видел движений демона, однако, человек пять рухнули от неуловимого удара, их словно перешибло гигантским бревном.
        Крылья раз ударили воздух, и демон вспорхнул, мгновенно оказываясь за спиной у растерявшихся воинов.
        Мимо меня пронеслось что-то горячее. Ударившись в Тзара, оно исторгло звук, словно в воду с большой высоты плюхнулся кирпич. Тзар лишь пошатнулся, вокруг него на секунду вспыхнул зеленый яйцеобразный кокон. Приняв на себя удар, он тут же исчез. Ответный удар Тзара сбил с ног одного из вражеских колдунов, двое других не обращая внимания на поверженного товарища, колдовали что-то убойное.
        Против ожиданий они проигнорировали мага, сотворили сияние, направленное в демона. Лишь худосочный командир до предела натянул огромный лук… Сжимающим грудь льдом внутри я понял, что целится в меня. Почему в меня? Разве нет более важной мишени?!
        Со страхом видел, как звонко лязгнула тетива, кусок дерева с острым блестящим в лучах солнца наконечником с невероятной скоростью движется к моему сердцу.
        Видящий. Видеть и не мочь ничего сделать. Это не дар - это проклятье. За время, пока летит первая стрела, командир послал вдогонку вторую. - Чтоб наверняка, - понял я.
        Тзар сжег стрелу почти у самой моей груди, та же участь постигла и вторую.
        Время вновь обрело привычное течение, взмах руки магистра далеко отбросил неудачливого стрелка. Маг по-видимому разозлился, еще жест, и оба вражеских чародея занялись рыжим пламенем. Они дико орали, катаясь в траве, и лишь через десяток добрых секунд затихли уже навсегда.
        Повернув голову, я рассчитывал увидеть черного демона посреди разодранных трупов. Но с удивлением обнаружил, как окружившие, словно муравьи богомола, воины деловито добивают агонизировавшего демона. В битве они лишились половины товарищей, но, похоже, восприняли это не слишком близко к сердцу. Выстроившись в ряд, уже приготовились сделать рывок к нам.
        Протрубил рог, едва поднявшийся на ноги, шатающийся командир дал команду к отступлению. Воины, не показывая спину, стали пятиться, видно, что каждую секунду готовы по сигналу, броситься в атаку. Если только Тзар начнет колдовать… Я глянул в его бледное лицо. Нет, он выдохся, бережет еще немного сил для обороны. Об атаке похоже и не мыслит.
        Воины, поравнявшись с командиром, подняли слабо дышащего, едва живого чародея и через минуту пропали из виду.
        - Мы победили? - выдохнул я.
        - Нет, дурак. Победил я! - тяжело дышащий Тзар, решил сорвать на мне злобу. - Когда колдун придет в себя, они вновь атакуют. Бегом марш!
        - Елки…! - вырвалось у меня.
        Глава 10
        Удивлению не было предела, когда я словно со стороны увидел себя забегающим в распахнутые деревянные ворота. Остановился рядом с Тзаром и, задыхаясь, упал на землю. Вокруг бегали какие-то люди, Тзар что-то властно приказывал, но я не разбирал слов. Они звенят в воздухе будто в киселе, до меня доходят лишь бессвязные обрывки звуков.
        Во всем мире есть только мои, ходящие ходуном, обоженные бешеным бегом, легкие, и нестерпимый жар вокруг. Едва осознавал, что меня схватили крепкие руки и пронесли в какую-то грязную лачугу. Не став дожидаться, пока постелят свежую солому, я повалился на кучу воняющего тряпья.
        А едва разлепив глаза, понял по затекшей шее, что вырубился на несколько часов. В горле, как будто провели рашпилем, губы словно две сухие деревяшки.
        Изможденное тело не желало двигаться, каждая клетка при малейшем движении отдавала пронизывающей болью. С трудом встав из грязных тряпок и выбравшись с темной лачуги, я едва не умер.
        Закатное солнце ослепило красным, в ушах стоит непереносимый звон и треск.
        Давая глазам привыкнуть к яркому свету, я проморгался и повертел непослушной шеей. Источник шума обнаружился сразу: в метрах трехстах от меня у возвышающейся каменной гряды примостились деревянные конструкции. Люди, словно муравьи, сплошь усеяли карьер, махали кирками и молотами как заведенные.
        Отсюда я разглядел ходивших с бичами в руках рослых в сравнении с рабами надсмотрщиков. - Кажется, попал в век рабства, - отстранено подумал я. Кто-то из них разрубал гранитные глыбы, другие, напрягая жилы, осыпаемые ежеминутными ударами плетей, оттаскивал валуны другим рабам, которые предавали им правильную прямоугольную форму.
        Вот оказывается, как в старину добывали камни. Я схватил за руку пытающегося прошмыгнуть мимо человека в железных колодках, спросил, где можно попить.
        - Коллл… лодец за… этим домом, - ответил заикающийся мужичек.
        - Спасибо…
        Я на секунду опешил. Мужик упал на колени и замер.
        - Ты чего?
        Он не ответил, лишь мелко затрясся. Смотрел на меня с отчаянием в черных глазах.
        - Встань, кому говорю, встань! - рассвирепел я. Подняв его на ноги, заглянул в белое как мел лицо. - Ты чего? Что случилось?
        Похоже, дар речи оставил его полностью, и несмотря на все мои попытки, вытрясти из него не удалось даже полслова. В сердцах плюнув, я направился к колодцу, и лишь напившись вдоволь, заметил, что за мной внимательно наблюдают.
        Ворота, в которые мы с Тзаром вчера прибежали, были забаррикадированы, и их охраняло человек двадцать. Люди плотным кольцом сгрудились у большого костра.
        Все вооружены, кто короткими копьями, некоторые ржавыми мечами, у большинства на поясе висит плеть. Наверно, надсмотрщики.
        - Как дела? - спросил я первое, что пришло в голову.
        Они переглянулись, мужик в грязной рубашке ответил приветливо:
        - Да вроде хорошо. Ночью ваши преследователи немного постояли у ворот, а потом ушли восвояси. Почти все наши залегли спать. Мы вот сидим на страже.
        - Ясно. А где Тзар?
        - Кто?
        - Где Магистр?
        - Вон в том бараке, - объяснил он, грязным пальцем указывая на длинный дом, стоящий чуть отдельно от прочих лачуг.
        У всех вид такой, будто фашисты смотрят на Штирлица, забывшего снять с груди красную звезду. Кажется, меня принимают за мага, и в их представлении веду я себя совсем не соответственно.
        Я поблагодарил кивком и развернулся. Всю дорогу до барака, кожей между лопаток ощущал буравящие взгляды. По реакции людей можно было судить, что я делал промах за промахом. Возможно, не будь я выше по рангу, мне бы давно отрубили голову, как самураи рубили не кланяющимся. Я так мало знаю об этом мире, что, если вдруг оторвусь от Тзара, скорее всего погибну в первые несколько дней.
        В дверях коричневого от пыли, занесенной с каменоломен, дома, стоит дюжий надсмотрщик, завидев меня, выпятил челюсть и упер в бока мускулистые руки. Выше меня едва не на голову, еще издалека пытался продемонстрировать свою значимость, видать, не совсем простой…
        - Ты кто? - спросил он с угрозой в голосе. - Я тебя раньше не видел.
        - Не удивительно, ведь я пришел сюда только вчера.
        - Так ты новый надсмотрщик?
        - Чушь, я маг! - сказал я грубо, сообразив, что интеллекта в нем не много больше, чем у трухлявого пня.
        - Ааа…. Прости, мастер, - сказал он, как показалось, с некоторым испугом, - хозяин сейчас разговаривает с Магистром, но раз ты маг, тоже можешь войти…
        Он посторонился, а я мгновенье задержался на его бараньих глазах.
        Расспрашивать такого себе дороже…
        Открыв дверь, застал Тзара, вперившим грозный взгляд в щуплого, но богато одетого лысого мужичонка. Он сидел за одним столом с магистром, с таким видом, будто сейчас рухнет без чувств.
        - Ты хозяин каменоломни и всех ее окрестностей. И ты делаешь вид, будто не знаешь, что произошло у тебя под носом? - кривя губы, словно проглотил зеленый лимон, процедил он.
        У них тут явно рабовладельческий строй, ну, век крепостного права - точно.
        Мне стало жаль ни в чем не повинного мужичонка, он вжал голову так, словно у его горла завис нож.
        - Может быть, вы все же расскажите, что случилось? - спросил я, обращаясь к Тзару.
        Несмотря на то, что хозяину каменоломни, судя по внешнему виду, хотелось оказаться где-нибудь на Северном полюсе, в его взгляде прочитал искреннюю благодарность.
        Тзар посмотрел на меня снизу, в глазах кипит еле сдерживаемый гнев:
        - А ты что, сам не понял? На нас напали! Напали на мага Высокой!! - взъярился он. - Даже хуже, они напали на третьего мага. Во всем мире лишь двое смертных сильнее меня! Еще они забрали боеголовку. Тебе этого мало?!
        - Откуда вы знаете? - вырвалось у меня, но Тзар против ожиданий не взорвался.
        - Не выкай, режет ухо, - он уже взял себя в руки. - Мне об этом сказала тень.
        По моему приказу она проследила за этими ублюдками. Уже ясно, что они культисты из Ануминаса. Как-то умудрились перейти границу и напали на нас в самом сердце Империи. С ними были как минимум три сильнейших колдуна и, наверняка, ими командовал не простой боец. Тот лучник, что чуть тебя ни убил, был членом Семьи Призрака.
        - Что это?
        - Это их правящий род. Во главе него стоит вождь, это что-то типа короля, а его дети - принцы и принцессы. Наверняка, тот ублюдок с луком - один из этих принцев…
        За пять лет, что я знал Тзара, впервые видел его со столь ярко выраженной злобой в глазах. Даже когда в крепости он назвал меня дураком, в нем не было такой злости. Сейчас он готов крушить все, что попадется под руку, и сдерживался лишь благодаря титаническим усилиям воли.
        - Ну да, как вы говорите - фиг с ними. Двух сильнейших колдунов они лишились, и я уже попросил Дакрона послать часть своих войск для их ликвидации. Скоро они будут в царстве теней, а боеголовка вернется к нам.
        - А Дакрон, это кто? - спросил я осторожно. Он, конечно, не раз говорил, что Дакрон - это бог, но я не мог представить Тзара, просящего у бога войско.
        Он посмотрел на меня, как на полоумного наркомана, опомнившись, ответил:
        - Совсем забыл, кто передо мной… Дакрон - это наш Бог и покровитель. Он защитник всех людей в этом мире. Впрочем, ты его еще увидишь…
        Я сглотнул, не каждый день приходится видеться с Богом. Хотя, может, он это образно?
        - А где Гардий и Влад, с ними все в порядке? - вспомнил я.
        - Они либо в Высокой Башне, либо на пути к ней. Не волнуйся, с магистром Гардием десяток магов, и с твоим другом ничего не случится.
        Насчет «друга» я пропустил мимо ушей, пока Тзар такой разговорчивый, нужно выпытать по максимуму:
        - Значит, им нужно было не золото а боеголовка?
        Он ухмыльнулся, но не мне, а своим мыслям:
        - Надеюсь, у них достанет ума попытаться ее вскрыть.
        - Но разве маги Высокой не станут их преследовать? - в наш разговор неожиданно вмешался хозяин каменоломен.
        Вмешался и тут же пожалел о своей болтливости. Вероятно, у Тзара он прибывал в опале, поскольку глаза мага, устремленные к нему, ярко полыхнули злобой.
        Впрочем, его голос не изменил интонаций:
        - Магам нет нужды отвлекаться от дел, ради такой шушеры. Тем более Дакрон уже послал отряд на их поимку. Армия тени разберется с ними и выпотрошит зарвавшихся наглецов.
        Он встал из-за стола, заломив руки за спину, прошелся по комнате. Ни дать ни взять, античный философ:
        - Но тени перехватят их еще не скоро, - заговорил он, будто сам с собой. - До Высокой Башни, как и до ближайших имперских гарнизонов, очень далеко.
        Подкреплений нам ждать неоткуда. А отряд воинов Ануминаса совсем не прост. Им нечего терять, и если мы задержимся здесь, они возьмут эту жалкую каменоломню приступом.
        «Хозяин» подскочил словно от удара, но опомнившись сел. От него тут ничего не зависело. А Тзар, глядя на это движение, гадливо усмехнулся, вмиг напомнив мне Влада. Кажется, маг изменился, словно оказавшись в своем мире, сбросил надоевшую ему маску равнодушного мудреца.
        - Правильно боишься, - сказал он хозяину каменоломни, - всей моей мощи не хватит для ее защиты. Я чувствую, что они готовят что-то… сильное.
        Я сглотнул, но, воспользовавшись паузой, несмело спросил:
        - Если им нужна была боеголовка, то почему они не оставят нас в покое?
        - Хоть ты и болтаешь без умолка, но отдаю должное, смотришь в суть. Скорее всего, их первоочередной целью было уничтожение иномирцев. Ума не приложу, как они узнали…
        - То есть они хотели убить меня и Влада? Но чем мы им помешали?
        - Видишь ли, - ответил он после значительной паузы, - с Ануминасом у нас скоро начнется война. И, каким-то образом, узнав, что маги, посланные в далекий мир, вернулись с оружием великой мощи… По логике выходит, что два иномирца магам Высокой очень нужны, и поэтому представляют опасность для их врагов.
        - Простите, магистр, но это какой-то бред. Логика здесь не прослеживается…
        - Что?! Закрой пасть, щенок!! - взревел он. - И чтоб больше подобного тона я не слышал, ты понял?
        - Да…
        - Вот и хорошо. Поскольку за частоколом каменоломни нас ждет теплая встреча, и остаться здесь мы тоже не можем, придется рискнуть тобой. Готовься пройти теневым путем.
        Времени на обдумывание ответа он не дал. Принялся бубнить что-то под нос так монотонно, что меня стало клонить в сон. В глазах потемнело, я было подумал, что уже засыпаю, но поняв ошибку, едва удержался от вскрика.
        Все погружается в тень, краски дня меркнут с каждой секундой. Тзар, наконец, замолчал, но облако, сотканное из тысяч теней, уже не остановить. Бесформенной чернотой оно окутало барак, укрыло утварь в помещении, жадно накинулось на испуганного лысого мужичонка.
        Бревенчатые стены полностью исчезли, вместо них открылась уходящая вдаль серость вперемешку с черными тенями. Мне показалось, что еще чуть и сойду с ума.
        Серость наверху и внизу. Словно весь воздух стал серым.
        По бокам черные тени, слабый просвет очерчивал контуры словно изуродованных извращенным художником, искривленных деревьев.
        В привычных ярких красках, как будто освещенные лучом солнечного света или невидимым прожектором, были только я и Тзар. Тзар - только его присутствие не давало рассудку потерять ощущение правдивости происходящего.
        - Мы в мире теней, - сказал он нормальным голосом. - Будь внимательней.
        Тварей, мечтающих поживится теплой кровью, здесь в избытке.
        От этих слов и без того оглушенный невероятными событиями разум послал сигнал сердцу биться много чаще. Как будто ускоренный перегон крови может меня спасти.
        Негнущимися ногами пошел вслед за Тзаром. Мозг старается защититься, в голову лезет все, кроме мыслей об окружающем пространстве.
        Магистр, магистр - еще пять лет назад я думал, что знаю о тебе все… А ты все эти годы скрывался под личиной рядового мага. Для чего?!
        Мы шли по одной лишь известной Тзару тропе. Мало по малому я стал привыкать к постоянной серости вокруг и темным, словно тут только черная краска, кривым деревьям повсюду. Через несколько минут смог себе внушить, что это лишь сон, и проснусь только тогда, когда Тзар выведет нас в привычный мир.
        Время тянулось медленно, мне казалось, что с тех пор, как мы попали сюда, прошли часы. Но древняя часть разума отдавала себе отчет, что, возможно, прошло не более пятнадцати минут. Ландшафт не менялся, казалось, мы топчемся на месте.
        И если бы непререкаемый авторитет уверенного в себе мага, я уже давно бы паниковал.
        Среди уродливых деревьев раздался треск. К нам придвинулось что-то большое с двумя силуэтами крыльев за спиной. Мускулистые руки угрожающе потянулись в нашу сторону. Я понял, что это, едва увидев: точно такая же тварь была вызвана вчера Тзаром, и, дерясь с ней, погибла половина воинов в волчьих шкурах.
        Тзар не стал тянуть и взывать, как я ожидал, к Дакрону. Его руку окутало голубое пламя, в ладони словно спрятана газовая горелка. Рыжее внутри и голубое снаружи пламя тугим копьем ударило в грудь теневого демона. Тот, не издав ни звука, зашатался, и пронесшееся в воздухе со стороны Тзара что-то невидимое подкосило его, заставив рухнуть, как дерево на лесоповале.
        Убедившись, что он мертв, дрожащим голосом задал мучающий меня вопрос:
        - Магистр, насколько я понимаю, этот демон тени - слуга твоего бога? Ведь вчера ты вызывал такого же нам на помощь?
        - Да, мы находимся во владениях Дакрона - нашего бога. Именно здесь располагаются его войска, и здесь же находится его обитель. И раз мы такие дерзкие и уверенные в себе, что осмелились пройти здесь, стоит полагаться лишь на свои силы. Бог не помогает наглецам и слабакам.
        - Понятно. Мы в другом мире или что? А долго еще идти?
        - Если нам больше никто не попадется, не больше часа. А вообще, мы в том же мире, где и были, просто в другом измерении… В подмирье, тут немого по-другому действуют законы физики…
        Я вздрогнул, услышав из уст мага знакомое с детства слово. За короткое время в этом мире умудрился свыкнуться с мыслью, что все мне привычное осталось далеко позади. Если бы не знакомый пять лет маг, мне бы показалось, что я умер и мучаюсь в аду…
        - А Тзар - не промах, - решил сменить направление мыслей мой разум. Так лихо расправился с демоном, да и в прошлых сражениях не выглядел дохляком. За время, проведенное с ним в его мире, я проникся к нему уважением. Нет не любовью, а именно уважением к его силе. Сразу вспомнилось что не так давно презирал его и называл козлом. Хотя это верно, сила - силой, а вот гнильца внутри хватает.
        - Все, мы у башни, - вдруг сказал Тзар, резко останавливаясь.
        - Но где она? - крутя головой, спросил я. Вокруг, по-прежнему, беспросветная серость и странного вида черные деревья.
        - Башня перед нами, но не силься, ты не сможешь ее разглядеть. В подмирье ее не существует. Но если мы сейчас выйдем… - он стал бормотать что-то под нос.
        А мне оставалось только молиться, что последующие события, как это со мной происходит все чаще, не окажутся еще ужаснее…
        Глава 11
        Яркое солнце ударило по глазам, шум реки, ветра, листьев и мелодичные трели птиц едва не оглушали. С трудом устояв, в удивлении распахнул веки: за небольшой речушкой в небо уходит огромная, больше всего ранее мной виденного башня. Даже не башня, а громадная цитадель. Самые высокие небоскребы в сравнении с ней выглядели детскими игрушками. Она нависает над мелкими мошками, двумя застывшими у ее подножья людьми, угрожая раздавить одним своим видом. Кажется, ее могущество достигает облаков, которые жалко трутся о ее вершину в тщетной попытке сравниться в величии.
        Даже отсюда можно разглядеть ее прекрасные и одновременно грозные арки, колонны, своды, но видны и бойницы, и окна с баллистами, медные котлы для смолы искусно встроены в архитектуру здания. На невиданных барельефах грозно застыли каменные изваяния - драконы, горгульи и гарпии. Искусная кладка огромных гранитных блоков придает красноватой башне нестерпимый яркий отблеск под лучами заходящего солнца. Миллиарды слюдяных частиц в граните разбивают солнечные лучи, заставляя свет разливаться во все стороны.
        Видно, что Высокая, как ее сокращено называют, предназначена не только для демонстрации величия людей, ее заселяющих, но является реальной силой на карте мира. И ни один дурак в любой военной кампании этого мира не сбросит ее со счетов, как бы далеко не находился район запланированных им войн.
        Если бы когда-то давно Бог позволил людям достроить Вавилонскую Башню, скорее всего, она бы выглядела как эта…
        Все то время, пока мы приближались к неимоверному по размерам основанию башни, я боялся дышать. Того и гляди небесное видение исчезнет, оставив смертного выть от разочарования. Сердце замерло, а потом упало вниз: блики солнца на неспокойной воде перегородили нам путь, но при нашем приближении через реку опустился подъемный мост. Стражи в красных плащах и в закрытых серебряных шлемах приветствовали нас, салютовав короткими клинками. Шагая вдоль гранитных блоков, я вновь восхитился невероятной башней. Судя по размеру, в ней могут разместиться и жить люди из большого мегаполиса.
        Прежде, чем мы вошли внутрь, за нами захлопнулись пять подъемных решеток, и с легким скрипом затворились двое исполинских врат. Перед стройной колонной пяти десятков стражей в отливающих серебром доспехах стоит богато одетый мужчина с выпирающим брюхом. При нашем приближении он низко поклонился:
        - Я хранитель трех этажей, - подобострастно сказал он. - Какие будут приказания, магистр?
        - Предоставь моему спутнику личные покои и личных слуг, - бросив это он, не глядя на обливающегося потом старшего слугу, направился в боковую дверь.
        - Будет исполнено, - раболепно поклонился толстяк ему в спину.
        - Прошу, следуй за мной…ээ, господин, - обратился он ко мне с коротким поклоном.
        Я шел меж гигантских блоков стен, то и дело едва не натыкаясь на толстобрюха.
        Он, важно забросив за спину красный бархатный плащ, отправился по бесконечным коридорам так медленно, будто плестись ему доставляло удовольствие. Приходилось укорачивать шаги, чтобы не наступить на его плащ.
        Несмотря на то, что я не видел еще ни один зал этого исполинского сооружения, но даже коридоры повергали меня в трепет. Некоторые вели в центр башни, и тогда гранитные стены освещались факелами. На стенах - головы животных и монстров, на других - прекрасные картины вперемешку с шикарными гобеленами. Не знаю, какая у них тут стоимость, но как-то мои знакомые покупали более худшие за несколько десятков тысяч долларов. Больше всего мне понравился коридор с развешенным на стенах оружием.
        Никогда бы не подумал, что средневековое оружие может быть столь разнообразно: мечи, начиная от тяжелых двуручных, заканчивая легкими абордажными саблями. Булавы, некоторые напоминают штанги с блинами только с одной стороны, а другие - более изящные, одноручные, почти женские… Разнообразные кинжалы и различные кастеты своим блеском вызывают в душе радость, словно я какой-то дикарь из давно ушедших в небытие веков.
        Иногда коридор заворачивал к внешней стене, и тогда через открытые бойницы врывался морозный воздух и яркий веселый солнечный свет. Поднявшись по пролету, мы вышли в практически такой же коридор, но граничащий с заставой стражников.
        Вместо правой стены - короткий парапет, вертящийся зубчатыми бойницами. Рядом закреплена огромная баллиста - весящий с четверть тонны арбалет, закрепленный на треножнике, бочки со смолой и пучки стрел лежат во всех углах. Стражники в блестящей броне уставились на нас немного оторопело: по-видимому, не часто к ним заглядывают гости. Один из них, вскочив с бочки, вытянулся в струнку, за ним на всякий случай последовали и остальные. Лучник, высунувший голову за парапет, чтобы осмотреть подножье башни, почуяв движения, оглянулся. Увидев нас, поприветствовал:
        - Чем обязан визиту, почетнейший?
        - Показываю новому магу наши владения.
        - Для меня - честь разговаривать с новым аколитом, - поклонился страж. - Я капитан личной гвардии Высокой Башни. Если у тебя возникли вопросы, с удовольствием отвечу.
        Хотя за закрытым шлемом лица было не разглядеть, я чувствовал, что разговариваю с благородным и много повидавшим человеком. Почти сразу проникся к нему симпатией:
        - Благодарю вас… тебя капитан, разумеется, у меня возникли сотни вопросов, но сейчас, к сожалению, я изнурен утомительным путешествием.
        - Что ж, тогда я думаю, вам, вместо осмотра Башни, лучше пройти в покои для магов. Правда они совсем в другой части… - он недоверчиво и даже подозрительно глянул на замершего подле меня толстого слугу.
        Тот, чуя недоброе, быстро заговорил:
        - Да-да, разумеется, я собирался сразу отвести его туда, но подумал, что ему неплохо было б… А впрочем, пойдем за мной молодой господин.
        Провожаемые смеющимся взглядом капитана, мы последовали по коридору дальше.
        Наверно, в поведении слуги, пусть даже и старшего, сквозила насмешка или даже оскорбление, но чтобы это знать наверняка, нужно понимать, что здесь является нормой. Пожалуй, только сейчас острое чувство отчужденности впервые кольнуло сердце.
        Как я добрался до своей, как выразился старший слуга, «кельи», не понял сам.
        Просто пройдя еще три смертельно длинных, ежеминутно разветвляющихся коридора, мы оказались у невзрачной двери.
        - Это гостевое крыло, - сказал провожатый, - а вот эта дверь ведет в твою келью. Если тебе что-то понадобится, дергай за красную ленту. Трапезу слуги приносят по желанию магов, так что можешь есть хоть десять раз в день. Если я тебе больше не нужен, позволь откланяться.
        Я кивнул, а жирный управляющий и вправду откланялся, пошел в обратную сторону. Красный плащ совсем не скрывал волнующиеся складки жира при каждом его шаге. Немного поколебавшись и набрав на всякий в грудь побольше воздуха, я отпер дверь.
        Комната довольно большая, сразу видно, что на магах, даже начинающих, жилплощадь не экономят. У дальней стены письменный стол расположен так, чтобы на него из узкого окна падали яркие лучи солнца. Кровать рядом настолько широка, что на ней может спать разом пять человек, сверху свисает шелковый балдахин.
        Красивый навес, наверно, предназначен защищать сон мага от комаров. Эта богатая кровать ярко контрастировала с несколькими пустыми стеллажами и сундуком в углу.
        Видно, чтобы прочесть на сон грядущий, тут нужно идти в библиотеку. Голые стены в нескольких местах скрашивают стойки для факелов. Что я буду делать пять лет в этой полупустой комнате?
        Подойдя к кровати, увидел свисающую с потолка красную ленту, ага, для вызова слуг. Недолго поколебавшись между желаниями есть и спать, я отдал предпочтению второму. Уж слишком выбился из сил в этом черном подмирье, где меня заставил побывать Тзар.
        Раздевшись и улегшись в мягкую постель, я, против ожиданий, не заснул мгновенно. Вместо этого принялся ворочаться, сопеть, словом, все, кроме сна.
        Меня одолевали навязчивые мысли и не кстати нахлынувшие воспоминания. Вдруг вспомнился момент, когда Гардий стал читать заклинание телепорта, я выпрыгнул из круга и пришел в себя уже в другом мире. Вспомнились два агента, Директор, заплаканная Маша и программист в очках. Как плохо-то все получилось. Они все умерли в орочьих лесах, а я вот сижу в тепле и мягкой постели. Может быть, не испугайся я так, когда на нас напал отряд орков, Дмитрий остался бы жив? А может, не уйдя я за дровами, никто бы не съел Директора, и все стало бы по-другому? Как бы там ни было, прошлого не вернешь, я мог сожалеть о содеянном, но это уже ничего не изменит… Наверно, эти мысли подействовали успокаивающе, и я сам не заметил, как провалился в блаженную дрему.
        Деликатный стук в дверь вырвал меня из сладких объятий сна. Несколько секунд не мог понять, где я нахожусь, а вспомнив, крикнул, чтоб вошли. В комнату жирным брюхом к дверному косяку протиснулся управляющий. Осмотревшись, словно не сразу меня увидел, значительно, как заправский церемониестер, проговорил:
        - Аколита Вардеса в спешном порядке призывает Верховный маг.
        - Гардий или Тзар? - спросил я наивно.
        Управляющий выпучил глаза, посмотрел с таким видом, словно я вдруг превратился в желтую жабу:
        - Верховного мага зовут не так, - сказал он и быстро бросил, - следуй за мной.
        Наверно, сам не знает, как его зовут, - лениво подумал я, с трудом поднимаясь с кровати. Вряд ли Верховный маг - главный над всякими Гардиями и Тзарами, обрадуется, увидев меня помятым. Ну, да сами виноваты.
        По широкой лестнице с позолоченными перилами мы поднялись на этаж выше.
        Управляющий остановился на последней ступеньке и, повернувшись ко мне, сказал с сожалением в голосе:
        - Дальше мне хода нет, но думаю, дальше и не нужно. Сразу за этой дверью расположен тронный зал. Веди себя соответственно, - добавил он, и больше не обращая на меня внимания, спустился вниз.
        Ошибиться было невозможно, с лестничного пролета только три пути. Два из них ведут вверх и вниз, а третий - к широким двухстворчатым дверям с охраняющими их стражниками. Я неуверенно направился к стражам: красные плащи и доспехи выглядят так же, как и на других, тех, что я видел раньше. Отсюда можно сделать вывод, что все солдаты Высокой Башни не делятся между элитными и прочими. Ведь что, как не тронный зал, должны охранять элитные гвардейцы, будь такие у магов.
        Я не успел остановиться, чтобы начать объяснять стражникам, какого черта мне тут понадобилось, как понял, что они меня ждали. Одновременно и молча распахнули передо мной обе створки широких дверей. Делая робкий шаг вперед, с выпученными глазами я стал рассматривать золото большого зала.
        Оно везде и повсюду: золотой потолок, золотые стены, золотые колонны и статуи. Разве, что пол под ногами выложен плитами черно-белого мрамора. В дальнем конце блистающего зала вместо трона расположено огромное, на половину стены в золотой оправе зеркало. Оно отражает две сжимающие в руках посохи фигуры в золотых одеяниях, а скорее доспехах. Подобные я уже видел: это доспехи из шкуры золотого дракона, и их могут носить лишь магистры.
        Гардий смотрел на меня сухо. Вероятно, не мог простить, что в агентстве я едва не испортил ему заклинание портала. А другого магистра я видел впервые.
        Нет, не магистра, а Верховного мага. Белоснежная борода и пепельные волосы говорили о том, что их обладателю более семидесяти лет, однако, моложавое лицо без глубоких морщин утверждало обратное. Я бросил взгляд на истинное мерило возраста - руки, и удивился. Судя по дряблой старческой кожи на них его возраст превышает девять, а то и десять десятков лет. Костлявой рукой сжимает длинный золотой посох с большим граненым рубином на навершии.
        - Аколит Вардес, - сказал он величественно, - приготовься увидеть лик нашего Бога. Великого Дакрона!
        С этими словами он указал на зеркало своим посохом. Темный рубин на его конце словно загорелся внутренним огнем, и будто под его действием зеркало, на половину стены, начало искажаться и темнеть.
        Инкрустированное золотом и алыми рубинами зеркало, словно живое, принялось источать ненависть. Несмотря на то, что злоба направлена во вне и совсем не на меня, чувствую, что даже задевая мою душу лишь самым краем, она заставляла горбиться спину. Я заметил, что не по себе было и двум главнейшим магам в башне: гордый магистр в золотых одеяниях слегка ссутулился, борода униженно свисает, почти касаясь пола. А Верховный маг, которого впрочем, я видел впервые, опираясь на резной посох, согнулся едва ли не до пояса. Меня охватила злоба на самого себя. Резко выпрямился: никто и ничто не заставит меня унижаться!
        - Дакрон! Мой повелитель! Приди! - раздельно прокричал Верховный маг, не сводя глаз с зеркала.
        Оно стало темнеть еще быстрее, в его центре тьма переросла в непроглядно черный цвет. Появившийся силуэт в рогатом шлеме словно купался в океане ненависти. В прорезях для глаз полыхнуло красной злобой. Мне стало дурно. Я едва смог отвести глаза. Чернота, а в особенности пламя в глазницах чуть не свели с ума. Сильнейшее головокружение сопровождалось тошнотой, глядя в бок, я увидел, как упали на колени Гардий и Верховный.
        Бог взглянул на меня, недовольство отразилось в новом всплеске жгущей ненависти:
        - На колени, червь! - зарычал он.
        Я взглянул в черную бездну, что было его лицом, приступ головокружения почти свалил с ног. Было трудно отвести взгляд, лик бога притягивает как магнит.
        С невероятным трудом, дивясь своей храбрости и глупости, покачал головой:
        - Я не перед кем не становлюсь на колени.
        - Что?!!! - взревело со всех сторон так, что я едва не присел. - Я сказал на колени!!!
        По залу разнесся шум накатывающегося цунами, стены и, казалось, сама башня задрожали, как осиный лист. Воздух в зале дрожал и мелко вибрировал, будто ужаснувшись вместе со мной.
        - Нет, - внутренне холодея, прошептал я.
        Постарался приготовиться ко всему: взрыву, крику, удару, испепеляющей молнии, несколько секунд прошли в пугающе мертвой тишине. Вдохнув немного воздуха, осмелился взглянуть в зеркало: казалось, что бог по ту сторону прибывал в легкой растерянности.
        - Вот как? - показалось, с нотками удивления прошипел он. - Вы двое, воспитайте этого наглеца подобающе. И чтобы в следующий раз, он знал, как нужно обращаться к своему повелителю. Срок - неделя.
        Спустя несколько секунд вместо страшного существа на стене повисло обычное, хоть и немного странное зеркало. В нем отражается Верховный маг, степенно поднимающийся с колен, при этом тяжело опираясь на посох, и его помощник - Гардий в доспехах из кожи золотого дракона. А молодой парень с бледным от испуга лицом, но со странной твердостью во взгляде стоял рядом.
        - Как ты додумался, так разговаривать с Богом? С самим Дакроном? - грустно и чуть ли не плача спросил глава Высокой Башни. - Верховный бог Арайдона мог и не простить подобного. Гардий, воспитание этой бестолочи лежит на тебе лично.
        - Да, Верховный, - только и кивнул он.
        Глава 12
        - Это центральный тренировочный зал, - сказал Гардий, проведя в воздухе рукой. - Ты тут будешь проводить все свое свободное время, если, конечно, хочешь стать сильным магом.
        Я с интересом осматривал зал. Кроме размеров помещения и скопившихся в нем магов, он ничем больше не выдавал себя как тренировочный. Позолоченный потолок, свисающие с него люстры - канделябры, яркие фрески на стенах кого угодно ввели бы в заблуждение. Однако в зале вправду тренировались маги в зеленых и даже красных доспехах.
        Хм, странно, мне еще не выдали даже зеленых. Не то, чтобы я хотел ходить в наверняка неудобных доспехах, сделанных из шкуры зеленой рептилии, просто сам факт, что меня еще не признали учеником, настораживал.
        Один из магов стоял чуть дыша, рассматривая в углу статуэтку в форме демона.
        Я уже собирался отвернуться, как он дернулся всем телом, статуэтка занялась золотым пламенем. Яркий огонь скоро погас, не оставив на ней и следа, но маг в красном доспехе удовлетворенно вздохнул.
        Двое других стоят, глядя друг другу в глаза. Всем существом я ощущал метающуюся между ними силу. Через несколько мгновений один из магов упал, наверно, потерял сознание. На него, впрочем, никто не обратил внимания, оставшийся на ногах маг, криво улыбнувшись, проследовал в другую часть зала.
        Более всех меня поразил человек с большим двуручным мечом. Он держал огромный меч лишь несколькими пальцами, словно насмехаясь над его весом. Выделывал различные петли и мельницы, посекундно меняя направления. Если я хоть что-то понимал, инерция при каждой смене направления движения должна была просто вырвать оружие из его рук. А вместо этого, создавалось впечатление, что стальной брус, из которого сделан меч, весит не больше перышка.
        - М-да, - выдавил я.
        - Впечатляет? - спросил Гардий, всматриваясь в мое изумленное лицо.
        - Еще бы. Только я не думал, что маги учатся владеть холодным оружием.
        - Смотря, какие это маги. Если говорить грубо, то магов можно разделить на боевых и бытовых. Боевые маги не гнушаются ничем, что поможет им сохранить жизнь и победить в бою. Но ты прав, мечи и прочее оружие неэффективны в сравнении с магией. Поэтому ими практически не умеют владеть маги. Радаэро, остановись на минуту! - приказал Магистр магу, бешено закручивающему мельницу, - покажи свой меч.
        Маг поклонился, приблизив к нам меч. Я увидел узорчатую сеть символов и знаков по всему лезвию.
        - Радаэро специализируется на телекинезе. Как известно, это направление в бою мало применяется поскольку требует огромных затрат сил. Но мы нашли способ поставить телекинез на службу боевым магам. Смотри, этот меч был специально заговорен для облегчения воздействия на него силы мысли. И на самом деле, Радаэро вращает его не с помощью физических усилий, а лишь телекинезом. В бою на мечах такому магу нет равных. Кстати, ведь ты тоже обладаешь зачатками телекинеза? Попробуй…
        Я взял угодливо протянутый меч и чуть не присел под его тяжестью. Стальной двуручник был явно не рассчитан на мою мускулатуру.
        - Попробуй вытянуть его с помощью телекинеза.
        Я, не особо веря в успех, сосредоточился на мече, приказав ему подняться. Он взлетел в руках, став неуправляем, словно птица, вылетевшая из клети и почуявшая, наконец, волю.
        - Хорошо, - раздался издалека голос магистра, - повелевай им.
        Потренировавшись немного, я добился стабильно вращающейся мельницы. Еще через минуту, понял, что во мне почти не осталось сил. Буквально на последних ее каплях одной рукой протянул невероятный меч с уважением глядящему на меня магу.
        - У тебя талант, - с лестью сказал он, принимая меч.
        - Спасибо.
        - Ну, пойдем дальше, - бросил магистр, увлекая меня за собой.
        Мне было интересно все вокруг. Я как губка впитывал в себя любую информацию по незнакомому миру. Кое-что я понимал с легкостью, а другое мой разум напрочь отказывался даже принимать. Например, все как один маги утверждали, что этот мир плоский, якобы их бог Дакрон еще до конца его не отстроил. Но скоро, очень скоро…
        В такие моменты я слушал их без просветов мыслей в глазах: спорить о чем-то было бесполезно, а верить - себе дороже. Никто так и не объяснил, с какой целью нас с Владом затащили в этот мир. Уж точно не от нехватки магов, здесь их, судя по прикидкам, не меньше трехсот человек в красных доспехах - то есть, полноправных магов. Об остальных я молчу.
        Понятное дело, мы с Владом нужны Дакрону, и ему позарез необходимо, чтобы мы ему поклонились. Но для чего? Может, таким способом захватывают чужие миры?
        Вопросы, вопросы и ни одного прямого ответа. Маги елозят в креслах, боясь взять на себя смелость, и раскрыть карты. Но если это так, то верно, у них есть веские на то причины. Если я узнаю правду, я ведь могу заупрямиться, а то и повеситься…
        Значит, нужно найти способ избежать поклонения. Тем более, что мое подсознание не могло зря противиться пасть на колени перед ликом столь страшного существа. Этот необратимый шаг принимался где-то в глубине души.
        В дополнение к тому, что под свой контроль меня взял сам магистр Гардий, мне назначили персонального учителя - дряхлого мага, что будет обучать меня волшебству и истории этого мира. Все это настораживало, ни к одному из местных учеников не было столько внимания, а я видел, что они намного талантливей меня и, тем более, Влада.
        В тренировочный зал мой учитель, которого я за схожесть со стариком из сказки про золотую рыбку прозвал про себя стариканом, привел меня сразу на следующее утро. В зале тренируются несколько магов и десяток учеников в зеленых одеяниях, Радаэро, закрыв глаза, держит в руках памятный двуручный меч. Старикан без всякой деликатности вывел его из сосредоточенности, попросив передать этот меч мне.
        Маг-телекинетик, почему-то пряча от меня глаза, с поклоном протянул меч.
        Тяжелый, показалось даже тяжелее, чем был вчера, знакомые руны на лезвии одобрительно заблестели. Я как и вчера сосредоточился на них, и тяжеленный двуручник стал легче перышка. Одной рукой я крутанул мельницу и остановился в нерешительности. Со всех сторон ко мне подходили изумленные маги и ученики. Мой учитель-старикан приоткрыл беззубый рот, а Радаэро смотрел на меня глазами, полными суеверного ужаса.
        Да, что такого-то? Я ведь сделал тоже, что и вчера, и что под силу даже начинающему магу… Старикан как-то робко улыбнулся, взял меня под локоть, и отвел подальше от изумленных глаз магов, что сразу, собравшись в кучу, громко зашушукали.
        - Ты знаешь, что ты сейчас сделал?
        - Нет, - насторожился я, - а что?
        - Простым движением руки, ты перевернул взгляды магов. До сей поры считалось, что никто не в силах поднять такой вес силой мысли. Даже Радраэро на такое не способен…
        - Но как же, ведь я и вчера…
        - Ты не понимаешь, вчера ты, как и Радаэро, управляли специально заговоренным мечом, а сейчас это самая обычная подделка.
        Я повернулся к потерянно стоящему с мечом в руке лучшему из магов, владеющих телекинезом. Судя по виду, ему понадобится время, чтобы прийти в себя от пережитого шока. Господи, может, поэтому меня и притащили в этот мир? Я чем-то отличаюсь от них?
        - Ладно, идем в келью, тебе еще нужно узнать об истории мира.
        Историю мира, я невзлюбил с первого урока: какая-то муть о том, что материк держится на трех китах и прочий бред. Еще больше злило когда маги начинали рассказывать, как Дакрон примерно шесть веков назад из своей плоти создал мир и населил его различными тварями: людьми, эльфами, нежитью…
        Все бессмысленно и непонятно, мое чутье настойчиво шептало, что из того, о чем мне так подробно рассказывают, истиной является мизерная часть. Почему-то, вместо притворства, что заинтересованно и крайне внимательно слушаю своих учителей, мне хотелось зажать уши ладонями.
        А время уходило как песок сквозь пальцы, назначенный день, когда мне придется принимать присягу бога, близился с неотвратимостью движения планет. Второй раз отказаться не выйдет, как сказали мне оба магистра, если я выкину что-либо подобное, они собственными руками на протяжении десятка лет будут спускать с меня кожу. Как не странно, глядя в их темные глаза, я поверил в действенность их угроз.
        Но быть рабом и стоять на коленях перед «богом», источающим такую ненависть, все равно, что поклоняться Люциферу. Я всегда презирал таких людей, каким же наивным дураком или того хуже безвольным человеком надо быть…
        Но вот сейчас я сам оказался перед библейским выбором. Как в день апокалипсиса должен либо пасть на колени перед дьяволом, либо отказаться и принять жуткую смерть. Хватит ли у меня воли, чтобы устоять перед страхом?
        Правда был еще один вариант: попробовать бежать из этой Вавилонской башни. В нашем мире уж точно вмешательство Бога в её построении было во благо человечеству. И представить страшно, что случилось бы, будь она завершена.
        Сообщество магов в этой Башне будто бы отгородилось от всего мира, но их незримое вмешательство в дела других королевств бросается в глаза. Так, например, в Башне мне довелось видеть марширующие отряды Наказующих магов. Как мне объяснили, они ищут по всем королевствам недозволенное колдовство, а найдя, казнят глупых колдунов. Ибо ни один человек не смеет практиковать магию, если он не принадлежит к магам Высокой Башни.
        А об их вмешательствах в мировую политику и говорить нечего. Словно Америка, каждый год составляют список вероятных противников, и всерьез готовят Империю к войне с ними. Я бы не удивился, если бы узнал, что император - лишь марионетка магов…
        Решение о побеге сначала пушистым облачком вилось в голове, но с каждым часом облачко впитывало в себя отравленные мысли, превратившись теперь в грозовую тучу, заполонившую все сознание. Я думал только о побеге и все же не представлял, каким образом отсюда можно сбежать.
        Давно понял, что все пути из башни надежно охраняются: центральные ворота всегда заперты и открываются лишь в редких случаях приезда или отъезда какого-либо мага или караванов с продовольствием. Все «черные» выходы сторожат маги с телепатическими способностями. Такие даже издалека узнают, зачем тот или иной человек хочет покинуть или войти в башню. На всякий случай я к ним не приближался.
        Больше всего мое внимание привлекла стальная дверь на первом этаже в центре башни. Сразу за гигантской винтовой лестницей стоят четыре стража: два гомунускулуса и два мага в красных доспехах. Все, что получилось узнать робкими расспросами, - они охраняют подземный проход. Для каких целей и куда он ведет, мне не ответили, лишь настрого запретили приближаться.
        Я оглядел все мне доступные окна, точнее бойницы, на многих этажах, понял, что вариант выхода по веревке отвергается сразу. Бойницы на первых этажах настолько узки, что в них не пролезет даже голова. После этого я выпросил у Гардия под предлогом духоты залов доступ выше, в том числе и на крышу.
        Он удивился моей просьбе, сказав при этом, что мне и так свободно открыт доступ на все этажи. Но по поводу крыши он предупредил, чтобы я не совался туда после того, как солнце будет клониться к закату. Почему так, не сказал, лишь обронил, что там «не безопасно». Только вот, чтобы подняться с первого на сорок второй, потребуется часа три… И еще некоторые помещения, где ты можешь помешать опытам - не для твоих глаз. Но такие залы охраняют стражи или гвардейцы. Так что не спутаешь.
        На выпуклой, как перевернутое блюдце круглой крыше, может разместиться самый большой футбольный стадион. Если, конечно, сделать тут газон и убрать расставленные повсюду в строгом порядке гранитные изваяния. Крылатые горгульи, расправив каменные крылья и раскрыв в беззвучном рыке пасти, смотрят на меня со злобой и недоверием. Случайно встретившись взглядом с каменными глазами, вздрогнул. Показалось, что неподвижные глаза неотрывно следят за мной, но стоит мне всмотреться, как взгляды меняют направления. Теперь стало понятно, почему нельзя находится здесь после заката, сомнений в том, что горгульи при необходимости оживут, не осталось. Вот только станут ли они мешать мне, если я каким то образом попытаюсь удрать? Или они предназначены лишь для обороны башни?
        Подойдя к краю крыши, я едва сдержался, чтобы тут же не отскочить. Голова закружилась так сильно, что едва не потерял равновесие. Испугался, что сигану вниз и обделаюсь еще во время полета. Странно, высоты вроде никогда не боялся, но все же такая бездна пустого пространства под ногами могла и ума лишить. После осмотра крыши в голову так и не пришел способ побега.
        Наверно, глупо было надеяться, что с небоскреба можно спуститься по веревке.
        Да и все мои надежды рушились, словно песочные замки от приливной волны. Вполне возможно, мне не удастся сбежать, и тогда остается лишь…
        Поглядел вдаль: до горизонта тянется лес, наверно, сосновый, уж больно высокие деревья. Хотя отсюда лес кажется совсем крохотными, но я сразу представил гигантов, как будто вижу вблизи. С другой стороны недалеко от башни течет бурная река. Вода, ударяясь о камни, гневно клокочет, разбрызгивая во все стороны капли. Течение каждую секунду несет кубы воды на башню, но не доходя до нее, раздвигается, словно в страхе, на два рукава. Огибая башню с обеих сторон, река смыкается позади, вновь превращаясь в могучую исполинскую змею. И словно стремясь забыть этот позор, кажется, движется еще быстрей и шире, чем раньше.
        Она словно граница между двумя мирами. Кроме удобной оборонительной для башни функции, она, кажется, выполняет еще одну задачу.
        От одного берега бурно растет трава, постепенно переходя в зеленый лес, а на другом - песчаные отмели постепенно образуют засохшие, пустынные земли. Кажется, вдалеке виднеются песчаные барханы. Интересно, это пустыня наступает на лес или лес на пустыню? На секунду убрать реку - и уже с уверенностью можно сказать, какая нешуточная битва разгорается здесь….
        Меня охватило отчаяние: судя по всему, мне не сбежать, а это значит, статься рабом страшного существа, именующего себя моим Богом. Возможно, будь у меня больше воли, в эту секунду я бы бросился вниз. Но мой разум в который раз победил моментное чувство.
        Чтобы сбежать отсюда, мне нужен союзник среди магов. Осталось дело за малым - определить счастливчика, которому падет честь помочь мне в побеге.
        Потратив еще час на спуск вниз, заглянул по привычке в тренировочный зал: сегодня больше «учителя» меня мучить не собирались. Войдя в зал, я сразу увидел Радрариона, без устали вращающего огромный меч. Увидев меня, он остановился, делая приглашающий жест.
        - Ты пришел сюда потренироваться? - спросил он, едва я приблизился.
        - Да… не знаю.
        Он понимающе улыбнулся:
        - Может быть, ты хочешь, что бы я преподал тебе пару уроков?
        - Да, пожалуй, - согласился я.
        - Как я понял, ты довольно сильный телекинетик, но настолько не уверен в себе и рассредоточен, что в состоянии двигать лишь булавки. Это так?
        - Наверное, - неуверенно подтвердил я. Не знаю, что было с тем мечом, но такой фокус мне с тех пор больше не удавался.
        - Послушай меня, Вардес, может быть, дело в твоем взгляде на мир? Сколько тебе лет?
        - Не знаю, примерно пять лет назад я потерял память.
        - Понятно, мне шестьдесят три. Не смотри на меня так, маги стареют медленней, но я не о том. Я занимаюсь магией более пятидесяти лет, но только недавно я добился успеха… Мой прорыв последовал после того, как я понял, что скрывают ото всех магистры и Верховный маг.
        - Что же они скрывают? - спросил я с любопытством.
        - Видишь ли, они на голову сильней прочих магов, потому что они идут по другому пути развития.
        - Что?
        - Я выразился не совсем точно. Вот смотри: допустим, ты мечник. Год от года ты упрямо тренируешься, и понемногу у тебя растет уровень владения мечом. Но представь, что вдруг какой-то деревенский дурачок, который в детстве упал с люльки, впервые взял в руки меч, и ты понимаешь, что он превосходит тебя в мастерстве. Как такое возможно?
        Я красноречиво молчал, и маг с горящими глазами продолжил:
        - Я открыл их секрет: в каждом человеке лежит кладезь ума, ловкости, силы и магических способностей, столько, что хватит для того, чтобы сравнится с Арайдоном. Но они скрыты от нас какой-то завесой или туманом. Тот мечник, тренируясь изо дня в день, лишь частично подтачивает эту завесу, тогда как Тзар или Гардий наносят по ней таранный удар… С тех пор, как я это понял, мои дела пошли в гору, и вот я уже лучший телекинетик во всей Башне.
        - А зачем ты мне это рассказал? Ты ведь наверняка никому не говорил об этом?
        - Нет, не говорил. Но ты прав, я делюсь своим секретом в корыстных целях, я предвижу, что тебя ждет большое будущее и смиренно надеюсь, что ты не забудешь старого мага…
        Я не знал, как относиться к его словам и на всякий случай кивнул:
        - Будь уверен, не забуду. Но почему из всех направлений ты выбрал для изучения именно телекинез?
        - Видишь ли, я участвовал во многих сражениях и видел, как уязвимы маги в ближнем бою. Большинство из нас не такие сильные, как Тзар или Гардий, и простой воин с мечом, окажись он рядом, сражает мага без труда. Тогда я понял, что для того, чтобы выжить, нужно уметь обращаться с мечом подкрепляемым магией.
        Представь себе хорошего воина, обладающего несколькими магическими умениями, такой одолеет и десяток врагов… Я ответил на твой вопрос?
        - Пожалуй, да. Спасибо, я пойду, надо обмозговать.
        - Успехов, - сказал он, возвращаясь к своему занятию.
        Зайдя в келью и едва поужинав, я бросился на кровать. Какие странные все же эти маги, десятилетиями ходят вокруг истины, но придумывают все новые заблуждения. Радрарион внушил себе, что познал великую тайну, и тогда случился скачок в его способностях. Бедняга так и не понял, что он в этот момент обрел веру, и лишь благодаря ей он добился успеха. Точно так же и я, веря, что меч у меня в руках - заговоренный, крутил его без усилий, узнав же, что меч обычный, едва смог оторвать его от пола.
        Стук в дверь и просьба слуги пройти к Гардию убедили меня в том, что уже утро. Я не осмелился заставлять ждать магистра и, наскоро позавтракав, направился в аудиторию. Какой бред бородатый магистр поведает мне на этот раз?
        То, что луна это гигантский фонарь, выходящий по ночам из недр океана?
        Я ошибся, сегодня Гардий решил рассказать о Дакроне, его подвигах и силе.
        - Дакрон - повелитель теневого мира. На твою долю выпала величайшая честь лицезреть его.
        - Он совсем не похож на человека, - задумчиво сказал я. - Или его преобразило магическое зеркало?
        - Я же сказал, что он повелитель теней, - недовольно заворчал он. - Причем тут человек?
        - А есть другие боги?
        - Есть, но тебе о них знать рано, - ответил он настороженно.
        - А они похожи на людей?
        Он пристально посмотрел на меня. В глазах мелькнуло что-то и прежде, чем я успел разобрать, исчезло. Черная бородка воинственно приподнялась, видно, сдерживает эмоции из последних сил:
        - Нет, они не из расы людей.
        - Как же так получилось, что люди поклоняются… нелюдям? - подобрал я подходящее слово. - Или как там их?
        Его взгляд стал режущим как нож:
        - Запомни, юноша, - процедил сквозь зубы он, - если ты хочешь долго жить и чего-то добиться в этом мире, никогда не задавай кому бы то ни было этих вопросов. А сейчас я сделаю вид, что ничего не слышал. Ты все понял?
        - Думаю, да.
        - Хорошо, а теперь прочти этот манускрипт. Здесь рассказывается, как Бог Дакрон испепелил мятежный град.
        - Хорошо, - сказал я только, чтобы показать свою заинтересованность. - Что написано в этом манускрипте? - я указал на второй скрученный в тугой рулон свиток.
        - Я подумал, что тебе будет интересно величие нашего Владыки, здесь сказ про то, как он пленил нескольких темных божков.
        - Вот как? - притворно удивился я. За последние несколько дней старый магистр утомил меня почти как инструктор спецназа. Хуже того, я понял, что найти себе союзника в стенах Высокой будет непросто. Абсолютно все маги, хоть и не признают этого подчас даже себе, до смерти боятся Дакрона. Никто из них не посмеет помочь мне, какой бы шантаж, уговоры или подкуп я бы не пустил в ход.
        - Я вижу, ты не веришь, - зло глянул на меня Гардий. - Что ж пойдем со мной, может, увиденное тебя образумит.
        Дверь в нише была незаметна. Гардий вытащил из складок мантии странной формы ключ, с кряхтением отпер засов. Лестница вела вниз, понятия не имел, что в башне есть подвал. Он правда представляет из себя всего один квадратный зал. Стены из каменных блоков как будто вполне обычны, но мне показалось, что они смазаны фосфором. Желтый свет равномерно исходит от стен, освещая комнату почти как луна.
        В пустом зале был лишь только один предмет - статуя, вдвое выше меня. Фигура закутана в балахон, лицо закрывает гротескная маска. Из рукавов виднеются чешуйчатые лапы с кажущимися даже сейчас острыми как бритва когтями. Я со своими не такими уж и большими способностями ощутил бьющую из недр статуи запредельную темную силу.
        - Впечатляет?
        - Ага, - сказал я, продолжая в нее всматриваться, - а что это?
        - Это и есть плененный божок, которого демоны послали на погибель нашему неокрепшему миру. Но Дакрон сразу раскусил их планы. Ему не составило труда превратить демона в камень.
        - То есть это бог демонов? - удивился я.
        - До бога ему так же далеко как…. Это божество - демон. Так будет точнее.
        - Он мертв?
        - Глупости, божеств почти невозможно убить. Но скажем, заточить еще как можно, разумеется, при должном умении.
        Неясная мысль зашевелилась у меня в голове.
        - А почему он здесь?
        - Дакрон знает, что под защитой магов он будет в безопасности. В смысле ни один служитель демонов не осмелится пробраться в оплот его власти - в Высокую Башню.
        - А для нас не опасно, что статуя хранится в Высокой? Не сможет ли он вырваться из камня?
        - Он сам камень, - нахмурился Гардий. - Разумеется, без посторонней помощи не сможет. Но даже если среди нас найдется предатель, который, не побоявшись навлечь на себя гнев Дакрона, прельстится на уговоры демонопоклонников, мы ничем не рискуем. Этот божок чрезвычайно ослаб. Средний по силе маг легко его задержит до прихода более старших товарищей. Конечно, убить Божество мы не сможем, но остановить его и призвать Дакрона в наших силах.
        - Понятно, - спрашивать, как его освободить было бы глупостью. Хотя такое желание у меня появилось.
        - Дакрон победил больше десятка богов посильней, они сейчас так же где-то заперты… Заперты навечно. А Дакрон с каждым годом набирает больше и больше сил. В этом мы помогаем ему по мере наших скромных возможностей. И ты тоже поможешь ему набрать больше мощи. Теперь ты понимаешь, что от тебя требует Дакрон? - горделиво спросил он.
        - Нет, Магистр, не понимаю.
        - Ух… - чуть не выругался он. - Чего тут не понятного? После того, как ты поклонишься Дакрону, ты обретешь власть и силу. Ты будешь его правой рукой.
        Гордись же!..
        Он помолчал, внимательно всматриваясь мне в лицо:
        - Надеюсь, ты понимаешь, какие перспективы тебя ожидают?
        - Да, магистр.
        - И надеюсь, когда обретешь мощь, не забудешь старого мага, тебя сейчас просвещающего?
        - Нет, магистр, не забуду.
        - Ну что ж, тогда пойдем отсюда.
        Тщательно заперев дверь подвала, Гардий повелел мне идти заниматься в своей келье. Сам он якобы ушел по важным делам, а я на ходу искал все новые способы сбежать из проклятой башни.
        На пути в свою комнату нос к носу столкнулся с Владом. С тех пор, как нас с ним разделил портал, я видел его впервые. Пока на моих глазах зеленокожие твари сжирали директора, а я бегал от них как угорелый, он в безопасности под присмотром десятка магов неспешно ехал в Высокую Башню.
        Если отбросить его нелепо яркий наряд, он никак не изменился. При виде меня на его лице сразу же образовалась гадливая улыбка. Оглядев меня с головы до ног, ехидно заметил:
        - Да, дружок, постарел ты.
        - Чего? - ошарашено спросил я.
        Он глупо захихикал:
        - Расслабься, я шучу, - он еще раз оглядел меня с ног до головы. - Пойдем ко мне, разговор есть.
        - Пошли.
        В его комнате, как я и ожидал, царит бардак и хаос. Кровать не заправлена, лежащий перед ней коврик смят, как будто им играли в футбол. На столе в беспорядке разбросаны раскрытые книги. Еще стопка больших книг заняла все место под ним. В канделябре все свечи давно расплавились, образовав под ним восковую лужу.
        Я с опаской подошел к столу, раскрытые страницы книг сами за себя говорят о легкой небрежности гения: схемы, рисунки, иероглифы заклятий - изучающему их простительна неряшливость. Я пригляделся, провел пальцем по страницам. Пыль на них была недельной давности… Ай да Влад. Ну и кому интересно ты пытаешься пустить пыль в глаза, создавая лишь видимость учебы?
        - Ты уже присягнул Дакрону? - я вздрогнул, услышав этот вопрос. Влад отбросил свою привычку заходить издалека и задал его в лоб.
        - Нет, - признался я. И тут же поправился. - Еще нет.
        - Я тоже. Это… - он на секунду замялся. - Бог Дакрон дал мне три дня на размышление. И хотя я и так согласился бы, но решил воспользоваться временем, чтобы все обдумать. И вот мне интересно, что думаешь ты?
        Влад сейчас выглядел непривычно озабоченным. Никогда раньше не видел его таким. Хотя мы после прибытия в этот мир оказались разделены приличным расстоянием, все же в башню попали практически одновременно. Владу не пришлось испытывать на себе ужасы Теневой тропы, которой провел меня Тзар.
        - А что мне думать… - протянул я. Влад, ведь верно, я могу тебя использовать… - Разумеется, присягну ему, я ведь ему для чего-то нужен. Как мне сказал Гардий, из меня получится отличная правая рука Бога.
        - Да?! - вскочил он с кровати. - Блин, а из Тзара и слово не вытянешь. Он только талдычит, как мне повезло, что буду служить «самому Великому Богу»…
        - Ну, Гардий мне говорит побольше. Мы вдвоем станем его помощниками. То есть… короче говоря, «шестерками», как необидно это звучит. Но зато будем обладать невиданной властью и могуществом.
        Его глаза загорелись, слова попали на плодородную почву. Я читал в его лице, как уже видит себя в огненном плаще. Как мечет молнии в презренных людишек и истребляет непокорные армии и города. Все выжившие после его наказующей длани люди становятся на колени и молят о пощаде…
        Господи, ну, что это за человек-то такой?
        - Да, это хорошо… - мечтательно выдохнул он.
        - Ну, ладно, мне пора. Приятных сновидений.
        - Пока, Вардес, - сказал он на автопилоте. Кажется, если бы сам Дакрон вошел сейчас в комнату, он бы вряд ли заметил.
        Уже подходя к двери, я бросил как бы невзначай:
        - Но учти, Первым у Дакрона буду я.
        Захлопывая дверь, я увидел, как мечтательность в нем словно ветром сдуло, ее место заняла разгорающаяся злоба. Я почти добился своего, и впервые за неделю я шел спать в приподнятом настроении.
        На следующий день я заглянул к нему вечером. Он открыл дверь и, увидев меня, не выразил удивления.
        - Влад, мне нужна твоя помощь, - сразу начал я.
        - В чем? - насупился он.
        - Я хочу испробовать одно заклятье…
        - И?
        - Мне нужно выйти из башни вон в тот лес, - неопределенно махнул я рукой.
        - А я тут причем?
        - Влад, мне больше не к кому обратиться. Нам с тобой строжайше запрещено покидать пределы башни.
        - Почему это?
        - Нас же хотят убить. Или ты уже забыл?
        - А-а.
        - Ну, а маги и так заняты, Гардий не даст мне охрану. Но мне очень нужно, понимаешь?
        - И как же я могу помочь? - притворно удивился он.
        - Влад, в башне есть подземный проход. Он ведет прямо в лес. Мне только выйти буквально на полчаса. Проблема в том, что его охраняют стражи.
        - И как ты собираешься через них проскочить?
        - Все просто. Выход вовсе не заперт. Два безмозглых гомунускулуса пошевелятся, только если хозяева отдадут такой приказ, или их атакуют. Проблема в двух магах, которые охраняют вход, но у меня есть план, как их оттуда убрать.
        - И как же?
        - Недалеко от них есть комната. В этой комнате статуя какого-то божка. И если в эту комнату попытается кто-то проникнуть… Я думаю, эти маги непременно туда подскочат. Влад, я хочу, чтобы ты как бы попытался взломать дверь в эту комнату.
        - Что?!
        - Влад, пожалуйста.
        - Ты с ума сошел! Я не буду так подставляться.
        - Влад, тебе ничего не грозит, скажешь, что просто интересовался комнатой.
        - Забудь об этом! Тзар, наверняка, обо всем догадается.
        - Влад, я…
        - Я сказал нет.
        Понурив голову, я вышел из комнаты. Но едва закрыл за собой дверь, как Влад ее отпер:
        - Зайди, я передумал.
        Я попытался скрыть улыбку: как же приятно знать, что не ошибаешься в людях.
        Как я и полагал, Влад уцепится за все, где можно мне навредить. Он поможет мне в моем скоротечном выходе из башни, а потом настучит на меня Гардию. Я только боялся, что ему не хватит выдержки, и сдаст он меня еще до того, как я успею сбежать. Правда, он должен понимать, что наказание будет суровей, если нарушение уже случиться, а не только «может». Хотя с его мелочным характером…
        И все же я еще раз удивился скудности его ума. Он не спросил, как я ожидал, ни о том, что за заклятье я хочу испытать в лесу, ни про то, как я собираюсь незаметно вернуться. Его мысли витали где-то в районе наказания, которое устроит Гардий нерадивому ученику.
        Пока он обдумывал услышанный план, я рассматривал книги, на которых, в отличие от прочих, не было пыли. Гримуары о вызове демонов. Странные увлечения.
        Я открыл замусоленную страницу: «Демон Ал'даихин характеризуется как разведчик.
        Ритуал вызова настолько прост и безопасен, что его в состоянии вызвать даже аколиты высших ступеней. Поскольку демон относительно слаб, его обычно используют для убийства жертв, неспособных оказать большого сопротивления».
        На картинке слева изображен худой и сильно сгорбленный человекообразный монстр. Руки длинные, пальцы тонкие и когтистые. Кажется, ему удобней бегать на четвереньках, чем на двух ногах. Морда больше похоже на лицо ребенка, больного последней стадией дистрофии. Еще напрягло отсутствие даже намека на уши.
        - Я согласен, Вардес, - сказал вышедший из ступора Влад. - Я помогу тебе.
        - Отлично, - бросил я, захлопывая книгу. - Тогда завтра ночью будь готов. А теперь я - спать.
        - Счастливо, - сказал он, скользнув взглядом по отложенной мною книге.
        Глава 13
        Меня, не переставая, била крупная дрожь. В плане было столько белых пятен, и если хоть что-то не получится, побег сорвется, и меня ждет суровое наказание.
        Все-таки в любом плане должна быть свобода импровизации. О том, что я буду делать, если сумею выбраться из башни, пока и не задумывался. Даже первая часть плана казалась невыполнимой.
        В маленькую поясную сумку, которую я забрал у одного из слуг, вложил пистолет - в нем еще оставалось четыре патрона, немного хлеба, соль и здешнюю альтернативу спичкам - огниво.
        Подкравшись в одну из ниш как можно ближе к дежурившим стражам, я замер.
        Теперь дело оставалось за Владом. И он не заставил себя долго ждать: через пару минут маги встрепенулись. Я услышал топот двух пар сапог, маги пронеслись мимо меня, даже не повернув головы.
        Я выскочил из темной ниши, стараясь не шуметь, прошел мимо воняющих лекарствами гомунускулов. Как я и ожидал, они - безмозглые, без приказа даже не повернули в мою сторону головы. Вот она дверь, я был совсем рядом.
        Черт, она закрыта! И с чего это я взял, что она будет дожидаться меня открытой? Только потому, что запасные выходы в моем мире не запираются?
        Но благодарение всем святым, миры оказались похожи. От волнения и страха я едва не проглядел небольшую щеколду. Небрежно ее отбросив, кончиками пальцев уловил слабое покалывание. Кажется, щеколда совсем непроста, магией нашпигована под «завязку».
        Аккуратно открыв холодную дверь, увидел, как крутые ступеньки уходят вниз в кромешную темноту. Но мне, к счастью, темнота сложностей не доставила. Другое дело, как закрыть за собой щеколду? Вернувшись, маги непременно ее заметят.
        Постояв секунду во тьме, унимая бешеное сердцебиение, понял, что выхода нет. Мне нужно бежать быстрее, пока маги не пустились в погоню. Затворив дверь, я услышал щелчок и, лишь слетев с последней ступени, словно с разбегу налетел на стену. Я слышал щелчок! Значит, щеколда закрылась сама собой! Чертовы иномирские маги, оставалось только догадываться о настоящем ее предназначении…
        Согнувшись в спине, чтобы не зацепить макушкой потолок, я заспешил по затхлому узкому коридору. Через пять минут, показавшихся бесконечными, коридор окончился тупиком. Сверху свисала цепь прикрепленная к ручке деревянного люка.
        Что-то не понял, как это работает… Я потянул за цепь, с протяжным скрипом люк отодвинулся в сторону. На меня сверху что-то упало, я испуганно вскрикнул, рефлекторно отпрыгивая.
        - Тьфу ты, - с облегчением сказал я. Это простая веревочная лестница. Сверху видны звезды, они зовут на свободу, надо спешить, пока они не исчезли в лучах рассвета. Мигом взлетев по лестнице, принялся с усилием отталкиваться локтями от края люка. Легкий ветерок ударил в лицо, трели ночных птиц и даже пение сверчков показались фантастическими. Я вдохнул его полной грудью, впервые в жизни чувствовал себя по настоящему свободным.
        Подземный ход вывел меня в чащу леса. Далеко справа на фоне звезд закрывает половину неба черный силуэт башни. В некоторых местах горят огни, и кажется, что она смотрит тысячами налитых кровью глаз. Надо быстрее сматываться… но вместо этого замер.
        Над головой висит огромная красная луна, темные пятна на ней предвещают беду.
        Глядя на отбрасываемый ею красноватый свет, мне вспомнились рассказы Гардия об этом лесе. Тогда я не придал значения словам, что для магов Высокой Башни Лес Мести, возможно, самое опасное место во всем мире. Редкий маг в одиночку проходит сквозь этот лес: почти все исчезают без следа. Меня одолел необоснованный страх, на секунду захотелось вернуться и укрыться в безопасной башне…
        Я скинул рюкзак, лихорадочно отыскивая в нем пистолет. Холодное железо рукояти сразу придало уверенности…
        Надо уйти как можно дальше от подземного хода. И едва домыслив, быстрыми шагами пошел прочь от башни. Минут через пять показалось, что я услышал за спиной шаги. Оглянувшись в страхе, благодаря ночному взгляду, вырвал в кустах затаившуюся тень.
        Какой-то голый сгорбленный мужичок спрятался в зарослях, уверенный в том, что я не могу его видеть. Не обращая внимания на судорожно бьющееся сердце, я скользнул взглядом мимо. Притворившись успокоенным, развернулся, шагая через лес дальше. За спиной тихо раздались приближающие шаги. Мне стало страшно, существо настолько уверено в своей силе, что шлепало позади, уже почти не скрываясь.
        Я резко развернулся, выпрямляя руку, тисками зажавшую пистолет. Сгорбленный безухий мужичок оскалился, демонстрируя жертве крупные желтые клыки. Я выстрелил, практически не целясь. Пуля попала ему в грудь, он вздрогнул, зашипел, кинулся на меня. Палец жал на курок снова и снова, пока бесконечные щелчки не возвестили о пустом магазине. Голый тощий мужик не добежал до меня пары шагов, закачался, держась за развороченную грудь, медленно осел.
        Хватая ртом вдруг ставший тяжелым воздух, я выронил уже бесполезный пистолет.
        Подойдя к мертвецу, принялся его осматривать. Человек без ушей, сгорблен как знак вопроса, на спине, где у нормального человека расположен позвоночник, у него пролегает костяной хребет с выступающими шипами. Я заглянул в его суженные, как у кошки, ослепленной солнцем, глаза. Где-то я его видел… Сомнений нет, это тот самый демон из книги, которую я читал у Влада.
        - Влад, ты такой…
        Вызвал демона, чтобы меня убить. Вот уж не думал, что он на это способен…
        Когда утром маги найдут мой труп, наверняка, разберутся, что к чему. Влада, разумеется, накажут, но ведь не убьют. Он нужен Дакрону. Любое наказание стоит полного устранения конкурента…
        - Вот урод, - я пнул демона, но думал совсем не о нем.
        Через пять минут был уже далеко от этой поляны и трупа демона, лежащего на ней. Тихий и вовсе не густой лес не выглядит угрожающим, я иду бодро, внимательно осматривая окрест. Стволы деревьев довольно тонкие, а окружающие кустарники настолько редкие, что за ними вряд ли смог спрятаться хоть кто-то.
        Даже демона, что призвал Влад, я разглядел практически сразу. В общем чувствовал я себя уверенно и бесстрашно.
        Неожиданно для меня деревья раздвинулись, широкую поляну красиво освещает серебряная луна, а на той стороне деревья становятся выше, а стволы шире.
        Наверно, уже вышел в самое сердце леса…
        Кошмарные волки показались из-за деревьев и, как уверенные в себе охотники, бесшумно взяли меня в кольцо. Клацая и лязгая острейшими клыками, они как будто предостерегали от резких движений.
        Я замер в страхе: в их глазах отчетливо читаются ненависть и голод. Ненависть была особенно страшной. Откуда она у неразумных тварей? Почему-то не бросаются скопом, внимательно изучают загнанную добычу. У пары самых молодых зверей из пасти ручьем стекает слюна.
        В смятении все же вспомнил, что у этих матерых хищников есть своя иерархия.
        Никто не бросится раньше вожака.
        - Скотины, я вам не дамся, - сказала часть меня, еще не до конца парализованная страхом. Я уже представил, как в мою плоть вонзаются острые клыки, разрывает десяток мощных челюстей…
        Волки, возбужденные звуком моего голоса, зарычали в ответ. Несколько оскалили пасть, вздыбили шерсть на загривке, всем видом показывают, что оскорбление им неприятно.
        Украдкой оглядывался, выискивая деревья, на которые можно быстро взметнуться, и одновременно пытался определить вожака стаи. Он должен нападать первым, и, может быть, это станет моим шансом.
        Проклятые деревья были слишком далеко, и ближайшие сучья возвышались в два человеческих роста. Не допрыгну… Не хочу умирать! Думай!
        Если до этого момента я еще надеялся спастись, призрачная надежда исчезла, как только я увидел, кого ждали волки. Огромный, вдвое и даже втрое больше любого из них зверь с серебряной шкурой и огненно-красными глазами. Звероволк, дыша как разъяренный дракон, начал приближаться, поляна перед ним быстро очистилась. Его стая, видно, тоже не желала оказаться слишком близко к такому вожаку.
        Я забыл обо всех волках, еще минуту назад думал, что страшнее их вряд ли что-то может быть. Сейчас они показались жалкими щенками, с которыми я бы справился даже голыми руками. Одна лапа зверя была толще моей ноги. Кажется, он мной даже не наестся…
        Волк остановился за три шага от меня. Поднял голову, вглядываясь в мое лицо.
        Я неосознанно сумел удержать спазм мочевого пузыря, издалека глаза казались лишь окрашенным красным, но на самом деле они горят красным огнем, ярко освещая на полметра вокруг.
        Я лишь бессильно смотрел в глаза смерти, непонятно, почему не теряя рассудок.
        Еще секунда и…
        Меня подбросило метра на три, каким-то непостижимым образом я оказался за спиной Зверя. Нет, вон он смотрит на меня…
        Елки, я вижу себя со стороны. Зверь приоткрыл пасть, выпуская клыки-сабли на волю.
        Вижу, как затряслось в кондраже мое тело. Оно трясется так, что я даже с трех метров почувствовал вибрации воздуха. Зверь, словно играючи, выставил лапу вперед, будто кошка впуская и выпуская на волю когти… Мое тело забилось уже в судорогах. Мне, наверно, должно быть стыдно, но почему-то я не испытывал ничего, кроме пустоты внутри. Может, немного сочувствовал самому себе…
        Опять удар в спину, я снова оказался в теле, до краев заполненным отчаянием и страхом. Прежде, чем эта гадость успела проникнуть внутрь души, усилием воли смог сжать эмоции до размера копейки.
        Зверь подошел еще на шаг, готов поклясться, что в огненных глазах вижу удовлетворение.
        Я перестал трястись, я вообще не боюсь эту тварь. С интересом принялся изучать перекатывание гипертрофированных мышц под серебристой шкурой. Смотрел на влажный нос, пытавшийся уловить изменения, произошедшие с добычей.
        Волк - монстр остановился в нерешительности. Секунду до этого он собирался тихонько подойти к жертве и мягким ударом распороть живот безвольному человеку.
        Что-то изменилось. Человек смотрит осмысленно, изучая его слабые места. Глупый.
        Даже если он колдун, шансов победить нет…
        Волк остановился, огонь в глазах вспыхнул с удвоенной яростью. Я чуть наклонился, не мигая смотря ему в глаза.
        - Я не боюсь тебя, кто бы ты ни был, - сказал я спокойно, понимая что все еще нахожусь в прострации. Не полностью соображал, кто я и где.
        Огонь, бьющий из глаз волка, выжигал мне сетчатку и, кажется, проходил дальше туда, где, как я уже понял, находится моя душа. Но и я не остался в долгу. Ни один зверь не выдержит взгляда человека. А мага, пусть даже начинающего, и подавно.
        Поединок длился вечность. Кажется, я стал слепнуть, огненные глаза размылись, полностью окутав мое сознание, я закрыл глаза. Проиграл, конец…
        Через секунду, собрав силы, смог их разлепить. Человеческие чувства вновь вернулись в полном объеме. И едва не вскрикнул от неожиданности: передо мной медленно с четверенек поднималась нагая девушка. Она выпрямилась, изучая меня по-новому.
        Не понимая, я оглянулся. Стая потеряла ко мне интерес, волки разлеглись, лениво играя, покусывая друг друга, и лишь некоторые иногда бросали взгляды на людей…
        До меня, наконец, дошло слово, которое испугало меня еще больше. Оборотень.
        Эта голая девушка - матерый оборотень.
        Девушка очень красива: крепкие длинные ноги переходили в широкие бедра. Узкая талия, плоский животик и полные высокие груди казались верхом идеала. Она убрала длинную прядь русых волос за спину, груди выгнулись чуть вперед, давая возможность рассмотреть их в полной красе.
        При других обстоятельствах я бы рассмотрел, но мой разум еще не отошел от шока.
        Зеленые глаза призывно взглянули:
        - Я тебе нравлюсь? - спросила она нежным голосом.
        - Да, - ответил я, не раздумывая ни секунды.
        - Ты станешь моим самцом? - прозвучал вопрос в лоб.
        - В каком смысле? - опешил я.
        Она подошла вплотную, едва не касаясь меня упругой грудью. Темные глаза не отрывались от моего лица, а я почему-то смотрел на ее спелые вишневые губы.
        - Я молода и здорова. Мой возраст подходит для продолжения рода… - шептала она, глядя мне в лицо.
        Я проглотил ком в горле. Происходящее со мной сейчас было, наверно, самым диким с тех пор, как попал в этот мир.
        - Скажи, - с трудом прохрипел я. - Если я откажусь… стать твоим самцом, ты меня убьешь?
        Она отстранилась, смотря на меня так жалобно, что на секунду мне захотелось ее обнять.
        - Нет… я тебя не трону… Но почему? - чуть не плача, спросила она. - Я тебе не нравлюсь? Поверь, я сильная, храбрая. Я смогу добывать пищу тебе и мне… Буду охранять тебя и… и наших щенков.
        Представил это, и меня замутило.
        Я замотал головой:
        - Прости, но… я человек, а ты оборотень. Какая может быть связь между нами? - я сказал, не особо задумываясь, о чем пожалел через мгновенье.
        Она слабо улыбнулась, в глазах вновь загорелась надежда:
        - Если ты захочешь стать моим самцом, я тебя укушу. Несильно, - быстро поправилась она, явно прочитав что-то на моем лице. - Будет совсем не больно.
        Зато ты сможешь превращаться в волка. Подумай, ты станешь вожаком всей стаи…и моим тоже.
        - Заманчиво, но…
        - Нет. Ты станешь свободным от всего. Сможешь быстро бегать, одним ударом перешибать хребет медведю, разрывать в клочья…
        - Прости. Я хочу остаться человеком. Не хочу становиться ни оборотнем, ни волком, ни кем-то другим. Пойми это.
        Ее глаза увлажнились. Слезы потекли ручьем, сплошь покрывая нежный овал лица.
        Я смотрел на страшного оборотня без страха, испытывая лишь жалость к этой красивой и молодой девочке. Проклятье - страшная вещь. Всю жизнь жить вдали от людей, общаться с одними неравноценными по разуму волками. Сколько она прожила в этом лесу в роли волка? Год? Пять? Считает себя волком, но не может найти ни самца, ни друга. По какой-то причине признала во мне подходящего кандидата, но и я отказываюсь. Надеюсь, она не сойдет с ума.
        Превозмогая рыдания и вытирая ладонями слезы, она заговорила, всхлипывая:
        - Скажи, я нравлюсь тебе как самка?
        - Да, очень, - грустно ответил я.
        Только сейчас заметил, как волки восприняли настроение хозяйки. Сидя на задних лапах, пытались заглянуть ей в глаза, несколько лежали, прижав уши, и тихонько скулили. Один - самый молодой, даже завыл.
        - Все в порядке, - сказала она, обращаясь к волкам. Те перестали выть, отошли метров на десять. - Странные вы, люди, отказываетесь от счастья из-за глупых предрассудков.
        Она подняла мокрые от слез зеленые глаза:
        - В своей жизни я видела много самцов, большинство из них я убила. Но ты особенный…. И я очень хочу убить тебя. - Я вздрогнул. - Может быть, твоя смерть остановит трепет моего сердца… Я буду помнить тебя всю свою жизнь.
        Прощай.
        Фиолетовый всполох ослепил меня. Передо мной вырос огромный волк. Я ожидал удара и вспышки боли. Но алые глаза, вспыхнув, погасли, серебристый волк уводил стаю в лес.
        Я поднял голову, с удивлением глядя на тусклое выщербленное солнце. Вспомнил о работающем заклятье видения, немного успокоился. Несмотря на глухую ночь, я видел почти так же, как в сумерках.
        Отключив заклятье, я смотрел на красную, как марс, луну в полнеба. Она куда-то зовет, что-то шепчет, чего-то обещает. Но я не мог разобрать ее слова.
        Тоска навалилась с новой силой. Девушка из сказки, девушка - оборотень.
        Через несколько минут вспомнил о возможной погоне и, не разбирая дороги, побрел на запад.
        Часть 2. Лейла
        Глава 1
        Короткая встреча, по-видимому, оставила заметный след в душе. Мне приснилась обнаженная девушка с красивыми зелеными глазами. Наши губы устремились навстречу, ее очи манили…. Зеленые глаза сверкнули багровым огнем. Лицо вытянулось, рот раздвинулся, выпуская на волю длинные клыки, с них стекает слюна. Матерая волчица секунду стояла ощетинившись. Я не успел выбросить вперед руку, одним ударом она разорвала мне горло.
        Я вскочил в холодном поту, руки рефлекторно дернулись к горлу - цело. С тех пор, как повстречался с ней, прошло несколько часов. Выбившись из сил, идя по буреломам, понял, что нужно отдохнуть, иначе просто потеряю сознание от усталости. Однако кошмары не давали покоя уставшему разуму. И от сна пришлось отказаться, лучше уж не спать, чем испытывать такой страх… До рассвета оставалось не так уж и долго, поэтому я предпочел дожидаться его лежа и встать с первыми лучами солнца. Зверски хотелось есть, и я ругал себя за то, что не догадался прихватить запас еды. Глядя на черное, сплошь усеянное звездами небо, пытался забыть о кошмарах и о теребящем живот голоде.
        Серебряная луна, словно стыдясь, подошла ближе к горизонту и закрылась серым покрывалом облаков. Зато открылись во всей красе звезды. Странные они - не родные. Некоторые чересчур крупные, а другие постоянно мигают, как неисправная лампа. На Земле такого не было…
        Что я делаю в этом мире? Лежу голодный, измученный, беззащитный. Если попадется другой оборотень или что похуже, может больше и не повезти. Даже не знаю, чего нужно бояться в этом лесу и даже мире. Для меня тот черный бог в зеркале и его рабы - маги казались верхом зла. Но вот повстречал первого же оборотня и понял, что в этом мире могу попасть в куда худшее положение. Вот сейчас выскочит людоед и будет спускать с меня кожу, а я буду дергаться и извиваться, биться в агонии… А может, даже не людоед, а… Колоссальным усилием воли я выбросил этот бред из головы.
        Вспомнил, как какой-то китайский мудрец говаривал, что, если не знаешь, где скрывается страх, не бойся и не ищи его. Я с успехом принялся выполнять его предписание, не разжигал костер и не смотрел по сторонам. Все равно нету даже оружия, которым можно обороняться хоть от какого-то мало-мальски крупного хищника.
        И все-таки я не жалею, что сбежал из Высокой Башни, - сменились мысли в голове. Быть бесправным рабом или слугой не для меня. Пусть даже твой господин - самый настоящий бог. В глубине души я надеялся, что Дакрон это какой-то демон, заставляющий магов называть его божеством. Возможно, запуганные им маги уже сами поверили, что это злобное, источающее ненависть существо создало этот мир и людей… А еще хотелось верить, что Гардий просто преувеличивал, рассказывая, что Дакрон - самый сильный и могущественнейший бог в этом мире.
        Этот бог правит с бичом в руке. Все, что я успел прочесть в хрониках Высокой, не оставляет сомнений в его безумной жестокости. Он, судя по летописям, сжигал и сжигает города, обращал в рабство и стирал с лица земли целые народы. Его воинство теней уничтожало «неверных и непокорных» и подвергало память о них забвению. Мое естество восставало против того, чтобы служить такому… Мой родной Бог мне больше по душе, и преклоняться другому, хоть и видел его воочию, никогда не стану.
        Интересно, зачем я ему понадобился? Скорей всего разгадка кроется в том, что я из другого мира. Может быть, каким-то образом Дакрон намеревается получить через меня власть над Землей? Хотя гадать бессмысленно, в делах богов для человека логики нет. Единственное решение, в котором я укрепился, что скорее покончу с собой, нежели присягну какому-нибудь здешнему божку.
        Хочу домой… Поскольку оставаться в чужом мире было для меня наихудшим из зол, нужно найти способ вернуться в свой. Сбежав из башни, я отрезал себе путь назад, дорога домой потеряна. Хотя Тзар все равно сказал, что не вернет меня в мое королевство даже через пять лет… Надо искать альтернативный вариант, вряд ли только маги Высокой обладают способностью пробираться из мира в мир.
        А пока нужно убраться подальше от лживых магов. Конечно, глупо рассчитывать, что они меня не найдут. Но еще более глупо сидеть на заднице ровно. Из-за горизонта уже выглянул бархатный край солнца, нужно вставать.
        После полудня едва не валился в такую мягкую, как казалось, траву.
        Единственная причина, из-за которой я не останавливался для отдыха, было желание найти воду. Бредя все время на запад, мечтая не умереть от жажды и найти хоть что-то, чем можно смочить сухое, как пустыня, горло, я едва не впал в отчаяние.
        Я воздал хвалу Богу, когда набрел на родник. Не понял, как это произошло, возможно, обостренная интуиция вывела к ключу, а может быть, помог воспаленный жаждой слух, который по звуку нашел бьющий из земли ключ. Ноги сами завели меня в тень раскинувшего могучие ветви столетнего дуба. Напившись вдоволь и с жадностью, будто это последняя вода на планете, уже в который раз обозвал себя дураком. Не подумал захватить хотя бы флягу для хранения воды. Решив отдохнуть, облокотился о прохладную кору дуба и, смотря на бьющую из-под земли воду, почему-то вспомнил повстречавшуюся нагую девушку.
        Кто она? Мучимая проклятьем жертва колдовства или не испытывающий угрызенья совести безжалостный убийца? Вспомнил, как она сказала, что отправила на тот свет не один десяток мужчин, и похолодел. Волчица была опасна, это пугало и, кажется… манило. По большому счету я был на волосок от ужасной смерти в когтях оборотня. Нежная хрупкая девушка и огромный волкообразный монстр, казалось, не имели ничего общего.
        Почему ты все время о ней думаешь? Неужели она так похожа на ту, что заключена в темнице? Я отогнал неясные мысли, умывшись холодной хрустальной водой. Нужно идти быстрее, оторваться от возможной погони.
        Только успел об этом подумать и отодвинуться от родника на полшага, как раздавшийся рядом хриплый голос заставил меня подскочить:
        - Далеко собрался?
        Подсознательно я ожидал услышать мягкий голос догнавшей меня девушки. И поэтому старческий глас был вдвойне неожиданным. Фигура в красных доспехах смотрелась посреди зелени, как будто клочок яркого дня средь темной ночи. Двое учеников в зеленых доспехах по обе стороны от мага неспешно подошли ко мне. Но о сопротивлении я даже не мыслил, тут хватило бы и одного.
        - Обидно, однако, - только и сказал я.
        - Неужели ты рассчитывал скрыться от магов Высокой? - спросил ученик в капюшоне. Ученикам, в отличие от полноправных магов, к доспехам прилагался серо-зеленый капюшон.
        - Будем его вязать? - спросил другой, обращаясь явно не ко мне.
        - Зачем? Он и так не сбежит, а веревки только замедлят шаг, - ответил старый маг. Ему явно было за семьдесят, и выглядит стариком из сказки про разбитое корыто. Седая борода топорщилась клочьями, подстать ей были и брови. - Зен, Лин, идите впереди. Если этот… рискнет сделать опрометчивый шаг, вы знаете, что предпринять. Ужинать я хочу уже за столом у магистра, так что поспешим.
        Чего-то я недопонял. От башни я шел гораздо больше двенадцати часов, почти не отдыхал и сбил себе ноги. А они хотят добраться до Высокой за два - три часа?
        Либо я ходил кругами, либо они воспользовались, как когда-то Тзар, теневыми путями. Может быть, я не знаю чего-то еще? Но расспрашивать их не стал.
        Маги идут так настороженно и поглядывают так зло, будто боятся, что вот сейчас я все брошу и навешу им люлей. Через минуту до меня дошло, что боятся вовсе не моего сопротивления, а черной славы этого места. Лес Мести - так прозвали маги этот лес, в котором так часто пропадают их коллеги. И кажется, я разгадал его секрет. Девушка - оборотень, видимо, могла превзойти в силе даже магов.
        Несмотря на то, что ворчливый старик постоянно меня подгонял, я еле плелся.
        Ноги, устав от нескончаемой ходьбы, почти не слушались.
        - Ладно, дьявол тебя забери, сделаем привал, - сжалился старый маг, когда мы подошли к ручью. Они, казалось, забыли обо мне, жадно припали к воде, черпая ее ладонями, а я, сев чуть выше по течению, засунул в ледяную воду уставшие ноги.
        Воины в серых латах окружили вход в пещеру. Выставив арбалеты и острия пик в чернеющий провал, остановились в ожидании команды. Стоящий позади маг не заставил долго ждать.
        - Вперед, во славу Арайдона! - прокричал он неожиданно гулким басом. - И пусть его рука поможет избавить мир от исчадий тьмы.
        - Во славу Арайдона!! - прогремел клич, подхваченный воинами, ринувшимися во тьму пещеры.
        Наверно, они прекрасно видели в темноте, потому что ни один из них не споткнулся о неровный пол, никто не задел свисающий сверху каменный выступ.
        Пещера быстро расширилась, вывела воинов в большой зал, стены которого испещряли еще более темные чем камни руны. Руны выведены кровью.
        - Проклятье! ВСЕ НАЗАД! - заорал маг, но было слишком поздно. Десятки черных теней появились из ниоткуда, будто вынырнули из подмирья. С клинками из сгустившейся тьмы они бросились на воинов всем скопом. Щелкнули арбалеты, серебряные, заговоренные лучшими чародеями болты оставили серьезные прорехи в строю теней. Пикинеры и копейщики приняли первый удар слажено, едва отступая, чтобы прикрыть плечо друга. Однако, кое - где их строй был нарушен, и туда поспешили влиться проклятые тени.
        Черный клинок ударил молодого воина в живот, тот вскрикнул и, согнувшись, выронил меч.
        - Арайдон, прими мою душу, - вырвалось из холодеющих губ. Он повалился на каменный пол, замершим взглядом наблюдая, как один за другим падают его друзья.
        Маг, приведший своих людей в ловушку, делал все, чтобы искупить вину перед неведомым богом.
        - Арайдон, молю тебя, дай силы своим верным слугам, дабы защититься от лютой тьмы. Укрепи их руки, заворожи оружие, вложи свою искру в их души, дабы убоялись твои враги силы твоей и твоих воинов.
        Словно отвечая на молитву, в пещере стало светлеть, тени уже не бились так ожесточенно. Теряли форму и словно размывались. Люди, напротив, увеличили скорость и частоту ударов, почти каждое оружие проходило сквозь защиту черных клинков, достигая цели. Последние тени заметались, словно в панике, их тут же настигли остервеневшие воины.
        - Хвала Арайдону, мы победили! - вытирая пот со лба, счастливо сказал маг.
        - Не так быстро, друг мой…
        - Что?! Ты кто? - изумился маг. - Убейте его, это Сириний. Чародей - предатель!
        Сам же и ответил на свой вопрос испуганный видом чародея маг.
        - Ай, как невежливо врываться в мой дом, убивать моих слуг. И пытаться убить меня.
        Я подобного не прощаю, - худой маг в черном с золотым плаще, тянувшемся за ним по полу, стоял ухмыляясь, глядя на бывшего друга, так и оставшегося недоучкой.
        Пяток воинов, первых бросившихся на черного мага, снесла холодная волна силы.
        Они просто отлетели на добрый десяток метров и замерли в неподвижности.
        Оставшиеся два воина, рухнули без видимых причин замертво.
        Молодой маг, беспомощно глядя на смерть воинов, завыл не по-человечески.
        - Я предлагаю только один раз. Забудь своего Арайдона и преклони…
        Маг, не слушая Сириния, сорвал с груди амулет в форме звезды, направив его в перекошенное злобой лицо предателя.
        Тот открыл рот, спеша произнести заклятье, но не успел. Замер так, что, казалось, остановилось само время вокруг. Развивающиеся от движения плащ и волосы замерли в воздухе, как будто на остановившемся кадре. Маг, упав на колени, держит звезду обоими руками.
        Он отдал амулету слишком много сил. Из его тела энергия жизни ушла полностью.
        Но он знал, что его душа будет поддерживать даже высохший костяк, руки никогда не упадут, заклинание будет действовать до тех пор, пока его останки не превратятся в пыль. В последней мольбе он просил Арайдона до конца исполнить свой долг, даже если для этого потребуется вечность…
        Я вздрогнул, неожиданно оказавшись у тихо журчащего ручья, ледяная вода обжигает ноги. Отгоняя наваждение, с силой помотал головой.
        - Что с тобой? - спросил наблюдавший за мной Зен.
        - Видение. Будь оно не ладно.
        Старый маг оказался рядом:
        - Правда? И какое же?
        Я с неохотой стал объяснять:
        - Там, откуда выходит этот ручей, есть пещера. Когда-то, наверно уже давно, там погибли, сражаясь с тенями, воины в серых латах. С ними был маг, в той пещере он повстречал Черного мага, по-моему, его звали Сириний. Он смог ценой душевных мук заморозить Сириния…
        Вот такая история, жалко пацанов…
        Маги переглянулись:
        - Чушь, - авторитетно сказал Зен.
        - Почему это? - заступился за меня Лиин. - Тзар хорошо отзывался о способностях к предвидению этого выродка.
        - Закрой рот, Лин, - прорычал старик. - Ладно, к чему споры, пойдем, поглядим.
        - Тащиться в такую даль? - схватился за голову Лин. Опомнившись, он продолжил мягче:
        - Учитель, ты же собирался успеть на обед к магистру.
        - Из ученика, лишенного любопытства или, того пуще, лентяя, никогда не выйдет толковый маг. А из болтливого тем более, хотя бы потому, что такие долго не живут.
        Готов поклясться, что под скрывающими лица капюшонами Лин сейчас стал красный как рак, а Зен - бледнее покойника.
        - Пошли.
        Через минут сорок ходьбы я увидел пещеру, сплошь покрытую мхом и лишайником.
        Из нее, извиваясь змеей, вытекал звонкий ручей. Мои конвоиры посмотрели на меня с вопросом в глазах.
        - Да, это та самая пещера. Немного изменилась, но это она, - уверенно сказал я.
        - Вперед! - старикан не желал рисковать, толкнув меня в проход, сам с учениками пошел позади.
        Когда я включил заклятье видения, затылком почувствовал, как он дернулся, готовя что-то из своего арсенала. Спасибо, что вовремя распознал…
        Сырость и холод жутко действовали на нервы. А учитывая ужасы, что были в видении, все время казалось, что сейчас со всех сторон навалятся тени с поднятыми сумеречными клинками.
        Стены и свод пещеры раздвинулись в самый неожиданный момент. Взору людей открылась печальная картина: скелеты в ржавых латах были раскиданы по всему залу. Они и теперь сжимают свое трухлявое оружие, словно ждут приказа восстать и продолжить битву…
        Взглянув в темнеющие глазницы одного из скелетов, я опознал молодого воина, первым павшего в том бою. Час назад он еще был полон сил… по крайней мере, мне так казалось.
        - Смотри, учитель, он как живой, - сказал Зен, обращаясь к старому магу.
        Я глянул, куда показал озадаченный ученик. И вправду удивительно, почему-то совсем забыл: Сириний - черный маг, заманивший людей в ловушку, стоял как живой.
        Ничего не изменилось: так же открыт рот, в том же положении замер в воздухе развивающийся расшитый золотыми нитками черный плащ. Его костлявая, но все еще живая рука в позе отторжения вытянута по направлению к иссохшему скелету, стоящего на коленях.
        Скелет в лохмотьях обеими руками держит амулет в форме звезды, на секунду показалось, что в глазницах промелькнула искра. Это тот самый маг, что нечаянно привел отряд в ловушку…
        - Ого, какой амулет. Действительно, раньше их делать умели. - старый маг аж прицокнул языком, вглядываясь в семиконечную звезду.
        - А что мешает взять его себе? - угодливо высказал мысль учителя Лин.
        Маг указал на Сириния кривым старческим пальцем:
        - Ты видишь его? - строго спросил он. - Три сотни лет назад он был верховным магом Высокой. Но другие маги узнали, что он заключил союз с Арайдоном. Будь проклято это имя. Арайдон - бог дьяволов, его легионы топчутся на границе, выжидая момента, чтобы стереть наш мир во прах. Так вот, Сиринию все же удалось бежать от гнева магов, и, покинув Высокую, говорили, стал собирать для великой мести собственную армию. Хы, а он оказывается триста лет простоял с открытым ртом в этой пещере… Да, хороший амулет.
        Какой-то бред. Сириний поклонялся далеко не Арайдону, а, напротив, воины-охотники за нечистью шли под стягом бога Арайдона. Что-то старый маг путает…
        Старикан сжал ладонью свою и без того неухоженную бороду и, вглядываясь в скелет, задумчиво протянул:
        - Да, заклятье действует до сих пор. Скорей всего, если я заберу этот амулет, Сириний обретет свободу.
        - Но ты же справишься с ним, мастер? - стремясь угодить, спросил Лин. По крайней мере, показалось, что он сказал это, чтобы сделать учителю приятное.
        - Конечно… - подхватил старик. - Хотя риск все же есть. Но я, да и вы двое на что-то способны. А он триста лет стоял как вкопанный. Если нападем сразу, пока он ничего не понял…
        - А что мешает нам убить Сириния сейчас? - подал голос молчавший доселе Зен.
        - Сначала убьем его, а потом заберем амулет.
        - Здравая мысль. Как я сам об этом не подумал? - похвалил старикан, доставая из поясной сумки короткий кинжал.
        Он подошел к застывшему, будто в невидимом льду, Сиринию. Блестящий кинжал вознамерился одним ударом покончить со всеми проблемами хозяина. Что-то не так.
        Старик ударил недрогнувшей рукой, лезвие почти по рукоять вошло в горло трехсотлетнего мага. Кровь брызнула сплошным потоком, алым орошая лицо и бороду убийцы…
        Все пришло в движение. Из растопыренной ладони Сириния вырвался темный вихрь, разрывая скелет, сжимающий амулет на части. С кинжалом в горле Сириний отстранился, хлопая удивлено непонимающими глазами. Старик, нужно отдать должное, не растерялся, откуда-то извлек баночку из зеленого стекла, вскрыл пробку, читая что-то шепотом. Вихрь из банки вгрызся в грудь Сиринию, тот закричал, пытаясь защитится от жгущего ветра и одновременно вытаскивая нож из своего горла.
        - Что стоите?!! - заорал старик. - Убейте его!
        Из его ладоней вырвался светлый лучик, который, по-видимому, не причинил Сиринию никакого вреда.
        Опомнившись, ученики бросились на помощь. Лин стал читать нараспев заклятье, а Зен бросился на врага с ножом в руке. Кажется, нож был отнюдь не прост, но Сириний просто взмахнул рукой, глядя на бегущего к нему сопляка. Зен упал рядом со скелетом, рухнул точно так же, как и триста лет назад пали эти воины.
        Если бы я не был загипнотизирован разворачивающимися событиями и соображал хоть что-то, непременно кинулся бы бежать. То, что старик сейчас подохнет, сомнений не было, и судя по его глазам, он это знал.
        - Баринсто!!! - крик старика гулким эхом отразился о своды пещер.
        Откуда-то сверху ударило мерцающее копье, попытавшись пробить макушку Сириния. Маг-отступник лишь присел, выставив ладони над головой. Копье налетев на возникшую преграду исчезло словно было иллюзорным. На ожившего мага стало страшно смотреть: глаза с лопнувшими капиллярами, из горла фонтаном течет кровь, каждую секунду он терял силы, но, по-видимому, их оставалось еще не на один такой бой.
        Старик под взглядом безумных глаз упал, держась за сердце. Лин так и не успел закончить долгое заклятье, что-то невидимое разорвало ему горло. Он завалился набок, захлебываясь собственной кровью. Я почувствовал устремленный на меня взгляд. Настала моя очередь. Но Сириний, видя, что я пока не атакую, потратил мгновение на закрытие ужасной раны в горле. Все показавшееся вечностью мгновение он не сводил с меня глаз. Мне чудилось, что в них было больше страха, чем решимости убить…
        Позади него материализовался призрак. Обычный призрак, каких я встречал во множестве даже в родном мире. Проклятье, почему я не дома? Удар призрака не особо опасен для мага. Но не ожидавший ничего подобного Сириний, едва получив в спину несколько леденящих кровь порезов, бросился бежать даже, не оглянувшись.
        Такую скорость я видел разве, что у спринтеров.
        - Он сбежал, - прошелестел призрак. - У него остался малый запас сил. А еще он ужасно напуган. Обещай мне. Обещай, что покончишь с ним. Иначе, он натворит очень много бед.
        Я кивнул не раздумывая:
        - Да, хорошо.
        - Ты знаешь, кто я? - призрак говорил еле слышно, я едва разбирал слова.
        - Да, я узнал тебя. Ты тот самый маг, что триста лет держал этого человека в заточении.
        - Да, ты прав. Но мой долг еще не выполнен, я не могу обрести покой…
        Пожалуйста, продолжи начатое мной, а я помогу тебе всем, что в моих силах.
        Я грустно усмехнулся:
        - Ты же знаешь его силу, а я лишь начинающий обучаться маг. Меня не все возьмут и в подмастерья.
        - Ты напрасно так говоришь, - шелестел дух. - Я чувствую на твоем челе печать высшего существа. Арайдон отдал бы многое только, чтобы взять тебя в свои полководцы.
        - Кто такой Арайдон? - спросил я.
        - Что? Ты не знаешь Арайдона?! - дернулся дух, едва не теряя очертания. - Значит, за триста лет изменилось многое…
        Он молчал, да и мне не о чем было спросить полубезумного духа. Какая-то печать высшего существа, какой на фиг из меня полководец? Бред.
        Я неотрывно глядел на когда-то молодого и здорового, крепкого телом мага, сквозь которого сейчас можно видеть противоположную стену. Он дрожал, словно человек в ярости.
        - Давай так, - наконец, заговорил призрак. - Хоть я и далек от человеческого мира, но утратил всего лишь тело. Возьми этот амулет, он пригодится тебе для защиты, думаю, она тебе не помешает. Ты умеешь им пользоваться?
        - Да, меня обучали пользоваться амулетами.
        - Вот и хорошо, возьми и иди пока по своим делам. Я разузнаю, что изменилось за триста лет и, исходя из этого, построю планы по уничтожению предателя. Я найду тебя…. Иди же, пока Сириний не решился вернуться. Не забудь взять амулет.
        Дух исчез так же неожиданно, как и появился, а я наклонился, разыскивая в груде костей амулет.
        Красивая звезда с семью лучами висит на серебряной разорванной цепочке. В руках несведущего человека это не больше, чем украшение, но я сразу почувствовал пропитавшую его мощь. Заклятье, мощное заклятье пронизывает амулет от кончиков лучей до центра звезды. С ним подмастерье обретает силу, почти равную магу.
        Правда, силы на его использование должен тратить сам маг. Где-то я читал, что такие сильные амулеты в моем мире давались начинающим магам старшими учителями.
        Ведь почти все новички могли вкладывать в предмет силу, а заклятье такого высокого уровня могло неплохо их защитить.
        Правда, многим начинающим амулеты вскружили головы, им казалось, что они неуязвимы и всемогущи. И из-за нехватки опыта вкладывали больше сил, чем могли себе позволить. Умирали такие пачками. В конце концов, Верховные магистры орденов на далекой теперь Земле запретили их использование неученым мужам.
        Правда, ордена лишились большой толики силы и были стерты войсками короля…
        Глава 2
        Битых четыре часа шел сквозь нескончаемый лес. Невыносимо хотелось есть, и то и дело оглядываясь по сторонам в поисках съестного, начал уже отчаиваться: в этом лесу городскому человеку пропитание не найти. Сверху послышался шорох и довольное сопение. Испугавшись, поднял голову, облегченно выдохнул: в густой листве на ветке сидит существо, напоминающее жирную кошку и оттуда рассматривает меня.
        Немного подумав, достал амулет, представил, как сила выходит из меня, наполняя семь вершин звезды. Почувствовал, как они нагреваются, тепло скапливается в центре, образуя своего рода шар чистой энергии. Я направил силу из шара на зашипевшего «кота». Тот уже намеревался ретироваться, но замер с вздыбленной шерстью.
        Елки, а как его теперь достать? Потихоньку наполняя амулет силой, стал бросаться ветками и шишками из-под ног в тщетных попытках сбить кота на землю.
        Осмотрев дерево, понял безнадежность попытки взобраться по стволу древней ели: ближайшие ветви находились за два моих роста. Попытался залезть по коре, но кроме ободранных рук, ничего не добился.
        В конце концов плюнул на кота и одновременно на обед, прекратил утечку силы в медальон. Ощетинившийся кот еще с полминуты стоял неподвижно. Потом неожиданно подскочил, словно пружина вверх, и дико визжа, исчез в зарослях.
        Попытка добыть еду дорого мне обошлась. Кроме потери времени и обдирания ладоней, я истратил много духовных сил. Но утешал себя тем, что понял, как действует амулет. Теперь при необходимости смогу его использовать… если не умру с голода.
        Пробираясь меж деревьев, едва заметил, что вышел на грунтовую дорогу. Это, конечно, сильно сказано, но то, что здесь иногда ездят и ходят пешком, не оставляло сомнений. На дороге были свежие следы борозд от колес телег.
        Минуту я колебался, помня, что для поимки беглецов в первую очередь на дорогах выставляют заслоны. Но вспомнил, как в чаще леса меня без труда отыскали маги, смело вышел на нее. Для магов не имеет значения, укроюсь ли я в глухом лесу или буду гулять в чистом поле.
        Куда бы ты ни шел, они везде тебя разыщут. На что ты надеешься? Дурацкие мысли были отосланы прочь, взамен им пришли более прагматичные: по дороге было заметно легче идти, и возможно скоро я набреду на жилища людей. Солнышко грело, разгоняя сырость хвойного леса. Погруженный в мечты, даже забыл о еде: возможно, скоро встретится какая-нибудь деревня. И там меня накормят, ну а я взамен порублю дрова… Еще немного и можно дать ногам отдохнуть.
        Из-за дерева вышел гигантский человек. Двухметровый, в плечах вдвое шире меня, он с легкостью перегородил всю дорогу. В руке зажимает внушительную железную дубину с длинными шипами на конце.
        Я отпрянул от испуга и неожиданности. Гигант хмуро осмотрел меня.
        Черноволосый с темными глазами и когда-то сломанным, наверно, несколько раз носом он выглядел устрашающе. Разорванная в нескольких местах кольчуга не оставляла сомнений, что я нарвался на разбойника.
        - Ты кто? - прорычал он.
        - Простой путник, - сказал я как можно спокойней.
        - Простые путники не ходят по этой дороге, - сказал он сурово. - Что тебе надо?
        - Ну, если ты не угостишь меня едой, - ответил я, не забыв о мучающем меня голоде, - то дай хотя бы пройти.
        Он посмотрел на меня оценивающие, медленно скосил глаза к деревьям. Опасаясь подвоха, я не сводил с разбойника глаз. Слава богу, видно, что с меня взять нечего.
        Из кустов вышла его банда. Больше десяти человек, кто-то с топорами, некоторые с мечами, молча окружили меня.
        - Так кто же ты? - спросил рослый начинающий стареть мужчина. По тому, как на него смотрели другие, видно, что вожак.
        - А что ты хочешь услышать? Имя? Расу или что-то еще? - не знал, что говорить, я.
        - Откуда ты идешь?
        - С Высокой Башни, - честно ответил я. Врать не имело смысла, поскольку неизвестно, что в моем положении лучше.
        - Значит, ты маг Высокой? - спросил он, надвигаясь. Показалось, что его местами седая прямоугольная борода угрожающе задралась вверх.
        - Нет.
        - Что ты тогда делал в Высокой? - держа топор дровосека наперевес, спросил он.
        - Был в плену, - ответил я глядя ему в глаза. Я почти не лгал.
        - Хочешь сказать, что сбежал? - подозрительно спросил он.
        - Нет, меня выпустили, - улыбнулся я как можно ироничнее. Это можно понимать двояко, но сейчас был этому рад.
        - Куда же ты держишь путь?
        - Куда глаза глядят.
        Смотря мне в глаза, долго молчал. Почему-то казалось, что он сейчас опустит топор мне на голову.
        Наконец, бросил с суровостью в голосе:
        - Ладно, можешь идти пока с нами, а в пути я подумаю, что с тобой делать.
        Бьямка, накорми его.
        «Бьямка - имя, больше похоже на собачью кличку», - почему-то подумал я. Но увидеть я его не успел.
        - Зачем он нам, Мор? - косо глядя на меня, спросил гигант со сломанным носом.
        И словно запугивая нового попутчика, начал похлопывать стальной булавой по кожаной перчатке.
        - Он знаком с магией. В пути может быть полезен, - ответил Мор, вождь и лидер группы.
        Седобородый мужчина лет сорока, лицо избороздили морщины и белесые шрамы.
        Глаза, глубокие, излучают уверенность и мудрость, обещая победы друзьям и поражение врагу. Гигант, что первый меня повстречал, не решился с ним спорить, но не удержавшись, добавил:
        - Он сбежал из Высокой Башни, кто знает, кем он там был? Простым слугой или кровавым палачом? Я, конечно, ничего не имею против магов Высокой, но можно ли ему верить?
        - Предоставь решать это мне, Фраст. Ступай, готовь булаву, мы выступаем с рассветом.
        Бросив на меня злобный взгляд, гигант отправился к костру за деревьями, где его ждали воины с хмурыми лицами.
        - Так кто же ты? - спросил Мор, едва мы остались на дороге одни. - Почему ты сбежал от магов?
        - Мне не хотелось бы об этом говорить… - замялся я. - Я не хочу и, наверно, не умею лгать, поэтому, если можно обойтись без этого вопроса, прошу не задавай…
        Я вовремя прикусил язык, вспомнив, что обращение к человеку во множественном лице здесь сочтут за слабоумие.
        Тяжелый и буравящий взгляд Мора скользил по моему лицу, словно пытаясь выхватить там все, что я оставил недоговоренным.
        - Тогда скажи, пошлют ли маги за тобой погоню?
        Хотелось бы верить, что нет. Но, зная то, для чего я им нужен, сомнений в этом быть не могло. Я отвел взгляд и промолчал.
        - Понятно… - сердце мое почему-то сжалось. Наверно, потому, что знаю, что не выживу в незнакомом мире один, да еще в дикой местности. - Скажи, ты что-нибудь умеешь?
        Я не сразу нашелся, что ответить, после долгой паузы сказал:
        - Я умею думать.
        - Думать?… Это, конечно, хорошо, но думать умею и я. Ты умеешь колдовать?
        Ты маг?
        - Нет, я не маг. И не знаю заклятий… - я усиленно стал вспоминать, что умею, и что может пригодиться этим людям. Оказалось, что не так уж и много. - Я могу чувствовать духов. Изгонять из людей и других мест их обитания, защищать от них…Видеть во тьме. Еще я иногда вижу прошлое и будущее… но не всегда и не все.
        - Да, не густо… Против духов у нас есть обереги. Видеть прошлое - пустая трата времени, а знать будущее не нужно, ибо судьбу все равно не изменишь, знаешь ты ее наперед или нет. Что-нибудь еще умеешь?
        Хотел уже, опустив голову, сказать нет, как вспомнил и удивился, как мог забыть об амулете.
        - Да, еще я могу замедлить что-нибудь или даже полностью остановить.
        - Вот как? Это уже интересней. Эй, Фраст, давай сюда.
        Фраст вскочил обрадованный, еще сам не понимая, чем, но по голосу Мора догадался, что получит удовольствие.
        - Твоя булава при тебе? Быстренько снеси-ка ты этому молодцу голову…
        Наверно, страх придал мыслям скорость. До Фраста еще не успело дойти, о чем его просит Мор, а я, уже отпрыгнув, сорвал с шеи амулет.
        Гигант с гримасой счастья на лице дернул из-за пояса булаву… я уже щедро вливал свою энергию в звезду.
        Он двинулся ко мне, не слишком спеша, но и помня о приказе, излишне не медля.
        Амулет пил силы жадно, я чувствовал, как один за другим словно загораются руны - части заклятья. Когда последняя из них зажжется, напитавшись огнем, можно выпускать силу на цель.
        Нас разделяют два шага… Фраст уже примеривается для удара… Все успел! Я вскинул руку, из звезды в ладони вышел невидимый никому, кроме меня, сиреневый луч. Он вошел в тело Фраста без остатка. Энергия, передавшаяся в луче, втянулась в мышцы, сухожилия, кости и кожу. Он замедленно поднял для удара шипастую булаву, и я поспешно отошел. Показалось, что он бил нарочито медленно, но удар, совсем неуклюжий, пришелся по месту, где я стоял больше пяти секунд назад.
        Последующие удары пытались достичь меня, но с тем же успехом я мог бы играться с ребенком.
        Без проблем увертываясь от неловких ударов, стал думать, что делать дальше. Я не очень опасался, что такой удар меня зацепит, был уверен, что подставь руку под булаву, запросто остановил бы замах. По его лицу было видно, что выжимает из себя все только, чтобы ускориться, но не тут то было. Легкие медленно поднимают железобетонную грудную плиту, накапливая внутри воздух, так же не спешно выпускают его. Кровь и нервы передают импульсы энергии и информации раз в пять медленней, чем должны.
        Но я не знал, как рассчитано действие заклятья, ведь через сколько-то оно должно было закончиться. Или будет действовать до тех пор, пока я сам не упаду обессиленный?
        Я увернулся еще раз. Увернулся простенько, будто дразня. Мор и подошедшие воины смотрели на бой, раскрыв рты и выпучив глаза.
        Уязвленный Фраст зарычал, наступал, пытаясь нарастить темп ударов. Я отпрыгнул на всякий случай подальше.
        - Не мучь его, - звонкий женский голос раздался из-за спины. - Ты его оскорбляешь.
        Я оглянулся: черноволосая девушка, вся в кожаной броне, с луком и колчаном за спиной. Видел ее в отряде, но не обратил тогда внимания. Хороша…
        Вспышка боли в голове заставила потемнеть и в точку сузиться весь мир.
        - Я ударил его по голове со всей силы, и вместо того, чтобы она разлетелась, как гнилая тыква, он просто потерял сознание, - разносился рядом со мной густой и недовольный бас.
        - Не расстраивайся, Фраст, радуйся, что парень будет на нашей стороне, - прозвучал тот самый звонкий женский голос, из-за которого я, как дурак, подставил под удар затылок.
        - И что же в этом хорошего?
        - Он сможет защитить тебя от других, кто попробует испробовать на тебе подобное заклятье.
        - Брр… не пугай, Бьямка. Никогда в жизни ничего не боялся, но когда почувствовал, что в меня входит что-то холодное… брр. Знаешь, мне тогда показалось, что у этого… как его? Вардеса скорость движений просто не досягаема. Представь, как я испугался, когда он почти исчезал с места, куда я должен был наносить удар. Мой глаз не успевал за ним следить. Конечно, теперь мне сказали, что это я был совсем медленен, а он как обычный человек, но… Я вот подумал сейчас, а что, если те же упыри используют точно такое заклятье? Они не сами такие быстрые, а просто замедляют всех…
        - Ну, не знаю, Фраст, предлагаю спросить тебе у этого мага.
        - После того, как он выставил меня на посмешище? - зло рыкнул Фраст.
        - Ну, во-первых, ты сам хотел его убить, а потом ты ему саданул булавой по голове. По-моему, вы в расчете.
        - Ты, правда, так думаешь? Ну, ладно… Интересно, как долго он будет без сознания?
        Судя по тому, как меня трясло, я ехал в телеге на каких-то тряпках. Из-под них веяло холодом, рядом со мной лежал длинный металлический ящик. Чуть отодвинулся, пытаясь рассмотреть его и не привлечь к себе внимание.
        Так и есть, на боковине ящика нарисован ярко - веселый знак радиоактивной опасности. Голова стала раскалываться с новой силой. Неужели я уже облучен?
        Бред, симптомы облучения возникают не раньше, чем через пару недель. Отчетливо представил, как смертоносные гамма - или бета-лучи проникают в мой организм, разрушают ДНК… С трудом пересилил себя, отбрасывая дурацкое наваждение подальше, привстал, оглядывая окрест.
        Вроде, мы все еще были в том же хвойном лесу и на той же узкой дороге средь деревьев. Прохладный воздух приятно холодил голову, кажется, сотрясения нет.
        Три телеги, доверху заполненные мешками, три возничих и девять пеших охранников. Что ж, надеюсь, нас не ждет нападение сотни разбойников, иначе мне придется тяжко.
        - Ну что, пришел в себя? - участливо спросил Мор.
        Темноволосый гигант Фраст уже успел куда-то исчезнуть. Главарь «разбойников» правил телегой, на которой я и лежал. Рядом с ним сидит девушка, кажется, Бьямка, но она даже не повернула головы в мою сторону.
        - Это хорошо, скоро мы въедем в топи, с магом там все-таки спокойней, - продолжил он.
        - Да какой на фиг из меня маг?
        - Ой, только не надо строить из себя скромника, - сказал он, оскалившись. - Все видели, на что ты способен.
        Глава 3
        Весь остаток дня ехали молча, разговоры стихали сами собой. Видимо, не только я чувствовал ауру зла. И чем дальше ехали, тем сильнее становилось это чувство.
        Понятие добра и зла, как говаривал учитель, для мага значения не имеют. Их можно заменить словами «плохо» и «хорошо» по отношению к самому магу. Сейчас я чувствовал «плохую ауру», плохую, поскольку все мои чувства противились движению вперед. Возможно, предчувствовал поджидающую меня там смерть.
        Вечером, когда воины, собрав хворост, разожгли большой костер, я отвел Мора в сторону и рассказал о своем предчувствии. Он сдвинул брови на переносице, и его и без того изборожденное морщинами лицо показалось старее лет на десять:
        - Другой дороги нет, если возвращаться и ехать в объезд, мы потеряем больше месяца, - говоря это, он с надеждой посмотрел на меня. - Будем надеяться на лучшее. Ты можешь понять, что нам угрожает?
        Я помотал головой:
        - Нет, не знаю, что или кто. Знаю лишь, чтобы то ни было, оно само идет сюда.
        Хотя мы остановились больше часа назад, оно еще больше приблизилось.
        - Великая Четверка, за что мне это, - с тоской бросил Мор.
        - Воины сегодня нам спать не придется. Наш маг, - он посмотрел на меня, - говорит, что к нам движется что-то недоброе.
        Отряд загалдел, но под суровым взглядом Мора тут же начали надевать преимущественно кожаные брони и на всякий случай осматривать оружие. Еще час все сидели вокруг костра как на иголках, то и дело бросая на меня вопрошающие взгляды.
        Мне это надоело:
        - Давайте поедим уже, чего драться на пустой желудок?
        Меня поддержали согласным бурчанием, и Мору пришлось развязывать мешки с провизией. Бьямка споро и ловко управлялась с котелком. Через пятнадцать минут мы ели пшенную кашу с кусочками яблок. Все то и дело отсыпали комплименты Бьямке, а она делала вид, что ей все равно, хотя ужасно при этом смущалась.
        Я расслабился так, что едва почувствовал пик приближающийся опасности.
        - Тревога! - крикнул я.
        Воины повскакивали с мест, хватаясь за оружие и крутя головой в поисках врага. В ожидании прошла напряженная минута, потекла другая, но ничего не происходило. Мое чувство замерло, не давая о себе знать.
        - Да ты что, смеешься над нами? - начал злиться Фраст. - Какая тревога, где враг?!
        - Тихо, - перебил я. Благодаря заклятью видения, я смотрел сквозь ночь и все равно никого не видел. Интуиция подсказывала, что совсем рядом затаился смертельно опасный враг. - Не расслабляться, враг здесь, он выжидает удобный момент…
        Отряд стоял готовый к бою: Мор сжал в крепких руках топор дровосека, Бьямка, наложив стрелу на тетиву, подозрительно всматривалась в лес, все воины беспокойно крутились и даже озирались назад. Так прошло минут пять. Не выдержавший Фраст, подхватив факел, прошел вперед, осматривая деревья. Обошел вокруг лагеря, принялся нарезать круги все шире и шире.
        Наконец, когда мы потеряли из виду свет факела, заросли затрещали, и вышедший из них Фраст бросил:
        - Там никого нет, дьявол тебя побери, Вардес, - он всматривался в меня, словно в поисках следов издевки.
        Я смолчал. Если враги здесь, и мы не в состоянии их обнаружить, то нападут, когда мы расслабимся настолько, что многие заснут.
        - Ладно, сидим у костра, - сказал Мор, поняв, что объяснений от меня не дождется.
        Люди потянулись к костру, на ногах остались лишь я и Бьямка с луком наготове.
        Похоже, она верила в меня или мои способности больше остальных. А может, просто тоже остро чувствует опасность?
        Думай, Вардес, думай. Иначе мы все тут сдохнем до невозможности глупо.
        Я мысленно перебрал все, что знаю и умею. Но как определить спрятавшегося врага, не понимал. Минут через десять безуспешных мысленных поисков я подсел к остальным. Бьямка, положив на колени лук, молча уселась рядом. Все буравили меня недобрым взглядом, но я ничего не мог им сказать.
        - Что-то чувствуешь? - спросила Бьямка в ухо.
        - Да. Мы все умрем, - в тон ей ответил я.
        Она встала, тихонько пошла к Мору и зашептала ему что-то в ухо. Мор хмуро глянул на меня, кивнул то ли ей, то ли своим мыслям.
        Эту ночь каждый спал по очереди и не более часа.
        Весь следующий день казался адом. Я шел наравне с остальными охранниками каравана, ноги гудели, глаза слипались, хотелось упасть и уснуть. Воины старались меня не замечать, но я частенько перехватывал презрительные взгляды.
        Был уже уверен, что каждый из них желает перерезать мне горло.
        Останавливались для отдыха аж четыре раза. Мор хмурился, подсчитывая потерянное время, и вслух злился на громадные убытки. Если товар не доставить на ярмарку вовремя, шкуры ценных зверей уже можно продавать за бесценок. Задумчиво глядел на меня, странно поглядывал на Бьямку.
        Умеет однако притворяться - купец, шкуры, убытки. Как только я увидел тот тяжелый ящик с боеголовкой, я сразу сообразил, что это за отряд. И прекрасно понимал, что это те самые люди, что хотели меня убить. И я даже понял, кто тут настоящий командир, и кто пустил мне в грудь две стрелы…
        Но пока это не имеет значения, дорога назад была заказана, а вперед я могу двигаться только в компании местных аборигенов. Я рассчитывал, что дойдя до ближайшего города, покину маскирующийся под караванщиков отряд и найду более верных друзей. А пока надо впитывать всю информацию, что есть. Иначе не выжить…
        Я остро чувствовал исходящую от опасного врага злую ауру, на этот раз она двигалась прямо за нами. Во время наших остановок пропадала словно ее и не было.
        Враг - кто бы это ни был, умело скрывался и выжидал удобный момент.
        Вечером Мор отвел Бьямку в сторону, что-то грозно шипя в ухо. Она отвечала сперва яростно, но, в конце концов, ей пришлось согласиться с ним.
        Ночью охранники, выставив удвоенную стражу, попадали на землю и тут же заснули. А я всеми силами боролся со сном.
        Охранники каравана, выставив удвоенное количество часовых, легли спать.
        Четыре человека, сидевшие спиной к костру, были легкой мишенью.
        Проклятый боролся с охватившим всю его суть возбуждением. Его отряд был здесь, рядом с этими жалкими людишками, осмелившимися строить планы против его господина. Он покарает их, он бы убил их еще вчера, но их чародей что-то почувствовал. Но чародей, хотя и выглядит сильным - ему не помеха, он отплатит за потерю времени. Можно, конечно, атаковать их в любой момент и убить людишек без особых трудностей. Но здесь, в центре владений людской Империи, у Проклятого в подчинении было лишь десять теней и один ворлох Даже сила Дакрона имеет ограничения - подкреплений в отряд, возможно, не будет долгое время, а попусту терять своих воинов он не хотел. Зато сейчас крепко спящие человечишки не представляют угрозу. Он презирал смертных за это: в сон погрузился даже их чародей.
        - Начали, - отдал он приказ своим воинам и снял с отряда Саван.
        Из ниоткуда словно выросли десять теней. Они кинулись на неуспевших поднять оружие часовых, сметая их за несколько секунд. Крики, захлебывающихся кровью людей, разбудили остальных, но немногие успели дотянуться до оружия.
        Ворлох двигался со скоростью шквального ветра, переходил от одного спящего к другому, оставляя в морозном воздухе длинный шлейф крови. Фраст успел вскочить и встретить его ударом булавы, но тот легко уклонился, одновременно доставая когтями яремную вену. Фраст с расширенными от ужаса глазами завалился на колени.
        Мор успел прокричать команду «в круг» прежде, чем был проткнут сразу тремя черными клинками. Бьямка дернула кольцо на руке, вспышка, окружившая ее, заставила отпрянуть сразу пяток теней, единственный ее выстрел поразил одну их них.
        Проклятый, видя назревающее сопротивление, наслал на нее облако безумия.
        Дикий крик Бьямки потонул во тьме… А наконец, проснувшегося Вардеса встретил холодный удар в сердце.
        Я подскочил в холодном поту, дико оглядываясь, облегчено вздохнул: все на месте, все живы. Это всего лишь сон… Какой к черту сон? Это видение. Часовые сидят спиной к костру, внимательно всматриваются во мглу и не подозревают, что через пару минут их жизнь оборвется. Что делать?
        Тихонько встал и, направляясь по нужде, случайно наступил на руку Бьямке. Аж два раза. Она открыла глаза, но не дернулась: «Молодец, девочка». Зайдя подальше за деревья, увидел, как через минуту за мной пробирается ее силуэт. К сожалению, она не умела видеть в темноте, и ходить совсем уж бесшумно у нее не получалось.
        Я показался из-за дерева, поманив ее. Ее рука схватилась за кинжал, но все же девушка подошла ближе.
        - Тише, - начал я. - Около нашего лагеря стоит отряд нечисти. Скоро они атакуют.
        - Откуда ты…
        - Неважно, - перебил я. - Их скрывает Саван. Как я понимаю, это покров, делающий отряд невидимым, но и не позволяющий им соприкасаться с материей…
        - Я знаю, что тако… - она поспешно прикусила язык.
        - Хорошо, тогда, может быть, ты знаешь, как его снять?
        - Нет, этого я не знаю. А много их там?
        - Десяток теней, один ворлох и их командир - маг. Может бросить облако безумия.
        - Откуда… а ладно, - потирая виски выдавила она. - Что будем делать?
        - Попробуй использовать кольцо для снятия Савана. Если получится, эффект внезапности будет на нашей стороне.
        - Что? Ты и про это знаешь? - удивилась она. Удивление быстро сменилось настороженностью, будто я заманивал ее в ловушку. - Хорошо, я аккуратно подниму отряд.
        - Смотри, чтобы они ничего не заподозрили. Атака, по-моему, должна была начаться несколько минут назад, но теперь они дожидаются нас.
        - Где они находятся?
        - Шесть шагов от часового с арбалетом.
        - Ладно, я пошла, приди через пятьдесят ударов сердца, нет, лучше через восемьдесят.
        Неужто мое сердце так часто и громко бьется?
        Едва досчитав положенное, неспешно вернулся к костру. Присел, держа наготове звезду в кармане. Краем глаза увидел, как Бьямка, сняв с пальца кольцо, нажала на камень и бросила его аккурат посреди того места, где должны скрываться Тени.
        Яркий свет озарил поляну. Выхватил из тьмы заколебавшиеся черные силуэты. Лагерь пришел в движение. Готовые к бою люди подскакивали, гремя оружием. Вперед полетели стрелы.
        Проклятый среагировал довольно быстро. Сбросив остатки бесполезного уже Савана, попробовал ударить облаком тьмы. Прежде, чем спины воинов закрыли его от моего взгляда, успел увидеть, как стрела Бьямки ударила ему в плечо. Командир нечисти дернулся и указал пальцем на Бьямку.
        Повинуясь его команде, ворлох прорвав строй воинов и оставив за собой кровавую просеку, вихрем мчался к девушке. Та успела сделать выстрел, но разогнавшегося ворлоха на этом месте уже не было, стрела улетела в заросли. Я сжал наполненный под завязку амулет. Голова закружилась, из глаз посыпались снопы искр. Ворлох замер с протянутой к горлу Бьямки когтистой рукой.
        С расширенными в ужасе и изумлении глазами медленно, словно во сне, она натянула лук до предела. Выпустила стрелу в упор и попала! Со стрелой в крабьей роже ворлох отлетел, кувыркнувшись в воздухе.
        Поляна начала темнеть, я вложил в амулет слишком много сил и теперь медленно стал оседать на землю.
        Пришел в себя от того, что меня кто-то грубо тряс.
        - Вставай, а то пропустишь все зрелище, - сказал здоровяк Фраст с глупой ухмылкой на лице.
        - Отстань, я хочу спать.
        - Да, вставай же ты, оно того стоит.
        - Ну, в чем дело? - недовольно протянул я.
        - Скоро рассвет. Ты знаешь, что пока ты дрых, тут кипел бой, и Бьямка завалила ворлоха?
        - Правда что ли? - притворно удивился я. Шутит ли этот деревенщина, или вправду дурак дураком?
        - Ну да, я уже собирался дать тебе кулаком под ребра, да Мор запретил. Ну хоть на ворлоха-то посмотри.
        - Что, он жив? Это со стрелой в глазе?
        - Ну, не сказать, что он жив. Но и не мертв тоже. Как ты, наверно, слышал, ворлоха простым оружием не убить. Разве, что поразить в сердце: именно в нем скрывается темная жизнь.
        Я встал, ничего не соображая. Весь отряд сгрудился вокруг тела ворлоха. И вправду жив. Лежит со стрелой в голове, вроде и не шевелится, но время от времени подергивается. Сейчас перед людьми была редкостная возможность в подробностях рассмотреть ворлоха и при этом остаться в живых.
        В принципе, от худого бледного человека он отличался лишь тем, что вместо пальцев - длинные острые когти, а лицо напоминает скорее крабий панцирь со ртом, полным клыков. И кто говорил, что ворлохи по-своему красивы? Пусть бы посмотрел на этот дергающийся мешок.
        - А где Проклятый? - нарушил я тишину.
        - Какой проклятый? - не понял Мор.
        - Ну, этот маг, который главный в отряде нечисти.
        - А-а, мы его сожгли.
        - Ясно, а что не сожгли ворлоха?
        Он усмехнулся отечески:
        - Смотри.
        Я глянул, куда он показывал: ничего необычного. Верхушки темных елей стали освещать лучи проснувшегося солнца. От чего казалось, что исполинские деревья светятся внутренним светом. Я вглядывался, не замечая ничего необычного. С ветки взлетела какая-то птица, с дерева на краю сорвалась шишка. Становилось все светлее, через минуту поверх деревьев показалось алое солнце. Рассветный воздух холодил лицо, я уже представлял, как через полчаса весь лес умоется хрустальной росой.
        Так о чем говорил Мор? Я оглянулся, все по-прежнему смотрят на издыхающего ворлоха.
        - Все-таки я не думала, что у них такое отвратительное лицо, - тихо произнесла завороженная Бьямка.
        Ей никто не ответил, все были поглощены видом уродливого тела, кажется, даже перестали дышать. Да что в нем такого? Я взглянул еще раз, ворлох начал дымиться, исторгая неприятный запах. Наконец, поняв при чем тут рассвет, отошел подальше. Остальные, напротив, сделали шаг вперед.
        Тело задергалось сильнее. Когти непроизвольно заскребли землю. Солнце поднималось все выше, его плоть шипела словно на сковороде. Наконец, он вспыхнул, разбрызгиваясь огненными брызгами. Теперь я понял, что они боялись пропустить и почему так напряжено за ним следили. Если бы кто-нибудь на далекой Земле сделал бы бенгальский огонь размером с человека, зрелище было бы похожее.
        Никогда бы не подумал, что эти грубые и неухоженные люди могут быть такими счастливыми и довольными. Кот, укравший десять килограмм сметаны, не идет с ними ни в какое сравнение.
        Когда от ворлоха осталась лишь горка пепла, Мор пошарил мечом в золе, поддев им какой-то странный предмет, показал нам:
        - А вот и ответ про его лицо, - сказал он. - Это какая-то маска, кажется, вправду сделана из панциря.
        - Интересно, зачем ворлохи носят такую? - спросила Бьямка. - Ты не знаешь, Вардес?
        - Нет, - ответил я. - Но она прочная, и если сделана не для защиты, то возможно как знак отличия конкретного ворлоха от других.
        - Для чего им это?
        - Откуда я знаю? Наверно, у них тоже есть иерархия. Только не спрашивайте, какая.
        - Ну что ж, можно ехать дальше, - радостно бросил довольный собой Мор. - Одним монстром в мире стало меньше, и в честь этого завтрак отменяется. Зато обед будет шикарный. Дрейд, ты давай садись на вожжи.
        Воин с перевязанной рукой кивнул, направляясь к повозке. Я огляделся, двое охранников заняли место у телег. Фраст, Мор и Бьямка шли впереди каравана. Трое раненых правили лошадьми на телегах. Телеги загруженные мешками с тряпками были не очень тяжелы, зато везущая боеголовку оставляет глубокие борозды в земле.
        Если кому-то надо, без труда нас отыщет только по ним.
        Я догнал Мора, беседовавшего с Бьмкой:
        - А остальных вы направили вперед?
        Они взглянули на меня с недоверием:
        - Каких остальных?
        - Я не вижу других охранников.
        Бьямка отвернулась, а Мор ответил мрачно:
        - В сражении мы потеряли четверых. Нам пришлось их сжечь вместе с Чернокнижником.
        - Чернокнижником?
        - Да, ты назвал его Проклятым.
        - Понятно.
        Молчание затягивалось, Бьямка, истолковав его по-своему, сбавила шаг. Так что через некоторое время я остался наедине с Мором.
        - Знаешь, я очень благодарен тебе. Ты спас нас всех. Но еще больше благодарен за Бьямку. Она для меня как дочь.
        - Ты это к чему говоришь?
        Он ухмыльнулся сквозь бороду:
        - Бьямка рассказала мне, что ты знаешь о ней очень много. Вот я и хочу спросить, откуда твое знание? Кто ты такой? - он неотрывно смотрел на меня, словно готовился уловить малейшую ложь в словах.
        Я на минуту задумался:
        - Мор, ты не пожалел, что взял меня в отряд?
        Он кивнул, и я, не зная, как истолковать его жест, продолжил мысль:
        - Мор. Я понимаю, что ты и твой отряд совсем не те, за кого себя выдаете. Я также знаю, кому служит отряд теней, который устроил нам засаду. Знаю даже, кто вы, на кого здесь нападали, и что у вас в повозке. Но плевать - ведь это не мое дело. Мы идем вместе ради общей безопасности. Все ваши колдуны мертвы уже как неделю. А я единственный недоучка - маг, способный спасти вам жизнь… Разве я не прав?
        - И кто же мы, по-твоему? - спросил он, стараясь не выдать напряжение в голосе.
        - Вы воины Ануминаса. Должны были убить пару человек из другого мира. У вас не вышло, и вы захватили только боеголовку, сейчас представились купцами и идете обратно в свое королевство, - поражаясь собственной хладнокровности и глупости, произнес я.
        Он напрягся, густые брови сдвинулись на переносице, его рука поползла к висевшему на боку кинжалу. Тонкое лезвие кинжала замерло в ножнах. Незаметно подошедшая Бьямка остановила его руку на полпути. Она лишь слегка соприкоснулась взглядом с Мором, и тот как-то обмяк.
        Мор отошел назад, и в разговор вступила Бьямка:
        - Откуда ты все это знаешь?
        - Мои воины когда-то называли меня Видящим, - ответил я правдиво и, главное сейчас, загадочно.
        В ее глазах увидел, как принятое решение подверглось сомнению, а секундой позже вовсе отверзлось. Она тоже хотела меня убить! - вдруг понял я. Просто, как истинный лидер отряда, поспешила перехватить у Мора инициативу, чтобы попытаться сначала узнать побольше о том, кого собираются лишить жизни.
        Девушка с луком за спиной шумно вздохнула:
        - Возможно, ты прав, - тяжело бросила она. - Но я не могу разобрать, есть ли в тебе угроза. Я хотела бы, но не могу тебе верить. Один раз ты мне уже соврал….
        - Когда это?
        - Когда сказал, что почти ничего не умеешь. И что ты якобы не маг.
        - Я сказал правду. Из меня маг, как из тебя дочь купца, - я вкладывал в эти слова все убеждение, на которое был способен, - но я вижу то, что не дано видеть прочим. И судя по тому, как за мной охотятся маги, у меня в этой области большие задатки. Верить или не верить - дело твое.
        Рука ее словно невзначай опустилась на рукоять кинжала:
        - Ты ведь понимаешь, кому мы бросили вызов. Откуда мне знать, что ты не выдашь нас, или, может, ты и вовсе шпион?
        Всей душой чувствовал, как рвется тонкая нить, на которой и так балансирую с великим трудом. Если сейчас я не найду верного ответа, мне предстоит умереть от руки бесшумно крадущегося позади человека.
        - Мор как-то спрашивал меня, отчего я бегу из Высокой? - сказал я, внимательно следя за ее реакцией. - Теперь я могу ответить: бегу подальше от существа, которому вы бросили вызов.
        - Даже если я тебе и поверю, получается, с тобой еще опасней, чем без тебя? - спросила она впервые с момента нашего знакомства, нахмурившись и состроив суровое личико.
        - Возможно, - не стал кривить душой я.
        Она ответила после паузы:
        - Ты меня огорчаешь. Я бы убила тебя, если бы не понимала, что оракул в отряде будет отнюдь не лишним. Что-то подсказывает мне, что ты еще спасешь жизнь мне и… К полудню мы войдем в топи. Внимательнее там… Видящий, - сказала она с запинкой и, вздохнув, отошла.
        Я еще раз поразился ее острому уму: так ловко избежала опасной темы. Видящий и оракул - слова, призванные отвлечь внимание. Мне гораздо важнее было узнать, чем она дорожит больше своей жизни?
        Глава 4
        Я никогда не задумывался, чем отличаются болота от топей, но с каждым пройденным шагом всей душой чувствовал смерть впереди. Из болот можно выйти, но в топях ждет лишь гибель… Старательно отгонял злое наваждение, пытаясь приободрится, смотрел в хмурые лица уверенных в своей силе воинов. Они чувствовали впереди опасность, но бояться было не в их характерах. Дураки… а может, и нет. Ведь они живут в своем родном мире, не мне судить и отличать здесь дурость от мужества.
        Деревья редели и мельчали, незаметно вокруг оказались лишь чахлые и высохшие стволы. Почва вдоль дороги стала вязкой, вместо бурной травы на ней преобладали ползучие растения. Мелкие ручейки и грязные лужи все чаще оказывались на пути отряда. Но слава богу, неведомые строители делали дорогу на славу: грязь и вода никогда не достигали выше голени. Зато вне нее, справа и слева, в затхлых и с виду глубоких озерках, в камышах раздавались непрерывные раскаты лягушачьего кваканья. Чем дальше мы продвигались, тем тяжелее становилось дышать. Воздух стал густым как кисель, а видимость из-за испарений снизилась так, что тащившуюся позади телегу обозначал лишь неясный силуэт да скрип деревянных осей.
        Такого густого тумана я никогда не видел.
        «Идеальное место для засады», - почему-то подумалось мне. Не вовремя приспичило, и я, пропустив мимо последнею телегу, отошел к обочине. Развязывая на поясе ремень, я отступил с дорожной насыпи на шаг. Ноги глубоко провалились в мягкую глину. Ботинки быстро засасывало, и через две секунды я уже не мог выбраться самостоятельно. Покалено в грязевой ванне, я старался нащупать руками хоть какую-то опору, но тщетно.
        Дернулся, попытавшись высвободить ногу, но только еще сильнее увяз. Чтобы оказаться на дороге, мне нужно было сделать всего лишь шаг назад. И если я упаду на спину…
        Додумать я не успел. Впереди, рядом со мной, вознесся к небу фонтан грязевых брызг. Из топи вскочило мохнатое серое чудище. Растопырив над головой руки, оно бросилось на меня. Не знаю, откуда в руке оказался амулет, но он буквально выпил меня досуха.
        Я остановил чудовище в двух шагах. Ростом немного меньше человека, сплошь выпачканное грязью и зелеными растениями, оно имело страшный вид: голова помесь змеи и собаки, покрытое чешуей тело перевито узлами мышц. Вознесенные над головой толстые руки имели три пальца - хотя скорее напоминали скрюченные когти.
        Чудовище смотрело на меня со злобой в глазах. Явно было разумным. Клыки в широкой пасти сделали бы честь любому волку. Оно немного опустило голову…. Оно двигается!
        Мышцы на жабьих ногах вздувались от напряжения, но все же перемещали непослушное тело.
        А я был в жиже уже по пояс.
        - На помощь! - заорал я.
        Чудовище уже подобралось ко мне вплотную. Медленно, словно нагруженные башенные краны, руки стали опускаться, стремясь ухватить мне голову. Я передавал всю энергию амулету, но безрезультатно. Чудовище комплекцией напоминало Фраста, и как в бою с ним амулет мог только замедлить, но никак не заморозить.
        Я почувствовал, как холодные слизкие когти-пальцы коснулись моей головы, начиная медленно ее сжимать, будто тисками. Тряхнуло. Подбежавший Фраст со всей дури стукнул эту жабу по голове. Что-то треснуло, из головы монстра потекла серая каша.
        Фраст схватил мою руку с силой потянул, одним рывком вытаскивая меня из болота. Я забарахтался в жиже, амулет выпал из ослабевших пальцев. Я попытался броситься за ним, но Фраст держал меня крепче тягача.
        - Гы, тоже мне маг. Зачем вышел с дороги? - спросил он, весело глядя на мой вид.
        Я промолчал, не понимая, о чем он говорит. Клял себя последними словами, мой амулет провалился в болото. Разиня! Вдобавок, потратив на «заморозку чудища» много сил, получил легкое головокружение.
        - Штаны застегни, герой, - ухмыляясь, сказал он. И не давая опомниться, схватил меня за локоть и принялся догонять караван.
        Чуть переведя дух, я выбросил из головы мысли о потерянном артефакте и пристал с расспросами к Фрасту:
        - А как сделана эта дорога? Почему она называется болотами?
        Он посмотрел на меня, будто впервые видел:
        - Откуда ты?
        - Я? А при чем тут это? - растерялся я. Уже начал уставать от этого вопроса.
        Он тяжко вздохнул, но все же ответил:
        - Видать, не простой ты человек. Маги Высокой довольно умны, с этим не поспоришь. И обычно они думают о судьбе Арайдона, а потом о своей выгоде. И если они хотят тебя убить, быть может, не зря…
        - Это что, мысли вслух? - настороженно спросил я.
        Он умудрился глянуть на меня исподлобья. При таком росте сделать это трудно.
        - Давно, когда строилась Высокая башня, эти земли считались краем мира. Они и сейчас мало заселены, но тогда на многие акры вокруг ты не встретил бы здесь ни одного человека.
        Он посмотрел на меня, будто сомневаясь, укладывается ли в моей голове подобная глобальная картина. Наверно, укладывалась, потому что он, зачарованно вслушиваясь в свой голос, продолжил:
        - В любом случае, маги хоть и отгородились от мира, но не собирались вести отшельнический образ жизни. Сквозь лес и непроходимые топи они проложили дорогу, зачаровав ее сильными заклятьями. Мало того, что такая дорога не размывается, так и многие твари не могут ходить по ней. Берлоки не могут точно. Только поэтому мы еще живы.
        Что-то прочтя у меня на лице, он добавил:
        - Тварь, что напала на тебя в болоте, и есть берлок. Здесь их много… О чем задумался, маг?
        Фраст, как и все, и так о многом догадывается. И я отбросил осторожность в вопросах:
        - Кто такой Арайдон?
        - Арайдон? Это могущественный демон. Я точно не знаю, спроси у жрецов Дакрона при встрече, - глядя на меня какими-то остекленевшими глазами, ответил он.
        - Сейчас, когда ты говорил о магах, упомянул, что они думают о судьбе Арайдона. Как это понимать?
        - Ах, вот ты о чем, - наморщил лоб он. - Но это уже за гранью моего понимания… Ты, что, потерял память? Арайдон - это название нашего мира. Ты это знал или при побеге выпал с Высокой Башни и летел вниз головой?
        - Хочешь сказать, что название мира и имя демона являются простым совпадением?
        - Конечно, являются, - разозлился он. - Я как-то встречал еще одного Фраста.
        И что из этого? Чего ты лезешь ко мне с этими вопросами. Иди лучше доставай Мора.
        Я шел рядом с молчаливым и грозно сопящим гигантом, напряженным взглядом отыскивая хоть что-то в белесом тумане.
        Наконец, Фраст не выдержал:
        - О чем ты думаешь? - спросил он.
        - Думаю, непростой ты человек Фраст. И если на вас с Бьямкой охотятся Проклятые… тьфу, Чернокнижники, быть может, мне стоит держаться от вас подальше? - я улыбнулся, показывая, что пошутил.
        Фраст словно снял маску деревенского дурачка. Смотрел на меня прямым взглядом, стремясь уловить потайной смысл сказанного. Взгляд уперся в огромные и словно вздутые под давлением мышцы на его руках, такой запросто может поднять и швырнуть меня далеко…
        - Скоро мы выйдем из болот. Почти сразу после них будет деревня. Там наши пути разойдутся.
        - Но…
        - Знаешь, - перебил он меня, - мне думается ты не плохой человек, но я чувствую что ты принесешь больше бед чем пользы. А раз так, не упрашивай у Бьямки разрешения идти с нами… Хорошо?
        Я кивнул. Один Бог ведает как тяжело далось мне это движение.
        Глядя себе под ноги, я прошел мимо него вслед удаляющимся телегам. Я не обиделся… просто…. В конце концов, на что я рассчитывал?
        Мое настроение было сродни окружающему меня холодному сырому туману.
        Шелестящие камыши вдоль дороги, пронзительные скрипы осей телег и мерзкое лягушачье пение - что может быть тоскливее?
        Мне казалось что воины стараются меня избегать, отворачиваются едва я попаду в поле зрения. Я их не винил: для этих людей я, несмотря на то что спас им жизнь, вовсе не друг, скорее опасный попутчик.
        Фраст оказался прав. Мы вышли из болот задолго до заката. Деревню увидел почти сразу, как рассеялись клубы тумана. В высокий частокол врезаны большие деревянные ворота, справа и слева от них хорошо оструганные бревна упирались прямиком в топи. Дорога ведет прямо в запертые с другой стороны створки.
        Хитро сделали, деревенские умники, наверно, берут плату за проезд, а объехать частокол никак. Остатки каравана уперлись в ворота. Однако, открывать их перед нами не спешили.
        - Фраст, разберись, - приказал Мор.
        - Эй, есть кто живой? Открывай! - заорал он во всю мощь луженой глотки.
        Из-за частокола выглянула белобрысая голова. Пугливо осмотрев нас, паренек крикнул ломающимся голосом:
        - Подождите, старосту позову.
        - Быстрее, увалень! - выкрикнул Фраст вдогонку скрывшемуся за частоколом парню.
        Не прошло и десяти минут, как ворота распахнулись, четверо мужиков с вилами и двое с луками неспешно вышли навстречу нам. За ними семенил толстяк в красной рубахе. По важности я определил в нем старосту.
        Он осмотрел нас, прикидывая в уме сколько просить за проезд:
        - День добрый, молодцы, откуда путь держите?
        - Добрый, - в ответ наклонил голову Мор. - А путь держим из Высокой.
        - О как, - крякнул староста. - Знать, пожаловали к нам непростые гости… А грамота у вас, конечно, имеется?
        Я покосился на Мора, тот держится уверенно, со стороны не похоже, чтобы лгал.
        - Да, гости непростые сегодня остановятся у тебя, - сказал Мор громко, - принимай их высочества, староста.
        Староста низко поклонился, тем не менее вглядываясь в приехавших еще раз и более внимательно:
        - Ой, не сердись господин, но что-то на магов вы не слишком похожи.
        - Дурак. Среди нас, всего один маг. А мы его стража. Да вот в Лесу Мести столкнулись с сотней разбойников, совсем страх потеряли несчастные. Пришлось немного запачкаться, но наш Магистр их быстро… А вот телеги с добром нашли, жалко стало, чего ему пропадать.
        Староста угодливо кланялся, пихая мужиков и ругая их за плохо гнущиеся спины.
        - Что стоите, дураки? Быстро к женам, пускай готовятся гостей встречать! - пиная их, крикнул он. Вся толпа мигом ломанулась в ворота, за секунду делая в них непроходимую свалку.
        - Прошу вас, прошу магистр, ступайте в мой дом, - семенил передо мной толстяк, - отведайте, чем бог послал.
        Уважают здесь магов. Мор и Бьямка, ссылаясь, что «магистра» никак нельзя оставлять без верной свиты, зашли в избу вслед за мной. Я же благородно молчал, изображая погруженного в свои мысли Тзара.
        Толстушка, подстать мужу, хлопотала у стола, ей помогала пухленькая розовощекая дочка. Кажется, мать специально подталкивала ее ближе к гостям, а отец время от времени пытался обратить внимание магистра на свое чадо. Вот и сейчас как бы случайно столкнул со стола ложку. И дочь в синем сарафане до пят наклонилась, показывая пухлый зад. Может, я все неправильно понимаю, и от меня ждут, скажем, благословения?
        На всякий случай я продолжал делать вид, что задумался о судьбе мира, и такой обязательный ритуал, как поедание куриного супа и гречневой каши с мясом, я делаю на автомате.
        Бьямка ела тихо, держала деревянную ложку осторожно, словно боялась, что она сейчас треснет под тяжестью каши, в разговор старалась не вмешиваться. Видно, ей как и мне, все было непривычно и незнакомо. Мор же, напротив, тянулся за хлебом на другой край стола, рвал его руками, громко чавкал и хрюкал.
        - Беда у нас, - наконец, сказал староста уплетавшему в три горла Мору.
        - Что такое? - с набитым ртом спросил он.
        - Прошлой зимой в деревне умер старик. Родственников у него не было, я болел, а мужики не захотели копать замерзшую землю. В общем заколотили они избу досками. Все равно мол, там жить никто не будет. А сейчас объявилась в том доме нечистая. Собаки воют, спать не дают, а у коров молоко киснет. Если б вы помогли. Все, что хочешь для вас сделал бы. Вот только денег нет. Да думаю вашему магистру денег и не нужно. Ему это раз плюнуть, если, конечно, он не сильно занят. Может, смилостивится над бедными людьми? - он искоса глянул на меня. Сделав вид, что не слышу разговора, я продолжил равнодушно жевать курицу.
        - Да, магистру-то это раз плюнуть, вот только тут такое дело. Это мне с ним нужно поговорить, а то видишь, - он понизил голос до шепота, - когда он о чем-то думает, ничего вокруг не слышит.
        - Ты уж не обижай, уважь меня старого, а я тебя отблагодарю. Только скажи, чем.
        - Собери ты еду мне и моим молодцам в путь дальний. Да смотри, чтобы надолго хватило. А я уж с мастером-то поговорю.
        - Ой, спасибо, ой, уважил. Все будет, не изволь беспокоиться, - заверещал староста.
        - А теперь, оставь нас с магистром одних.
        - Да, да, сию минуту, - зачастил староста. - Хлопотушки мои идем к соседям.
        Когда он в обнимку с женой и дочерью вышли во двор, Мор обратился ко мне:
        - Ты справишься с этой нечестью?
        Я пожал плечами:
        - Не знаю, надо бы взглянуть.
        - Видишь ли, если ты пойдешь в дом, назад пути не будет. Если не справишься с этой напастью, все поймут что ты не маг… Ладно рискнем.
        Через час мы уже стояли у старой, покосившейся избы на окраине деревни. Мор, поддев доски топориком, вырвал их с гвоздями. Дверь в избу отворилась легким толчком. Он похлопал меня по плечу и процедил сквозь бороду:
        - Я с тобой не пойду, Вардес. Мой меч здесь бессилен.
        - Хорошо, не впервой, - произнес я ровным голосом.
        - Чем больше узнаю тебя, тем больше удивляюсь. Ладно, удачи.
        Я шагнул в темную избу, автоматически включая ночное видение. Изба как изба: грязная печь, сантиметровый слой пыли. На столе лежит скелет в лохмотьях, со скрещенными на груди руками.
        - Изверги ленивые, - бросил я. - Похоронить человека и то лень.
        Призрака я не нашел, чему удивился. Пройдя по избе еще раз, увидел в полу люк - вход в погреб. Спустившись по лестнице, не обнаружил ничего, кроме двух мешков сгнившей картошки. «Блин, что-то тут не-то», - почувствовал я. Так оно и оказалось: под мешками гнилой картошки, на которую не позарились даже заколотившие дверь мужики, нашелся еще один люк. Он вел в широкий зал, заваленный какими-то свитками, старыми книгами и полками со всякой гадостью, типа сушеных жаб.
        У небольшого стола с открытой книгой стоит призрак морщинистого старика, который при жизни не стриг бороду лет сто.
        - Зачем ты пришел? - спросил он.
        - Дать тебе покой… - начал я.
        - НЕЕТ!! - загудел призрак, летя на меня с большой скоростью.
        Я даже не вздрогнул, он словно наткнулся на преграду, окутавшую меня, отлетел. Читая заклятья изгнания, одновременно смотрел на его жалкие попытки меня напугать. Поняв, что ему не добиться возникновения во мне страха, стал кидаться книгами, стульями и всем, что находилось в зале.
        Законы природы действуют одинаково в обоих мирах. Призраки опасны только человеку, лишившемуся природной защиты. Обычно человек теряет оберегающую от мира духов ауру, когда смертельно напуган, мертвецки пьян или адски зол.
        Призраков я давно не боялся, а годы тренировок сделали из моей ауры непроницаемый для них заслон. Даже призраки, умеющие воздействовать на материю, не в состоянии нанести мне ни прямой, ни косвенный урон. Запущенные в меня предметы, ударяясь об мою защиту, теряли силу полета, падая под ноги. А вообще, где-то у них, в мире духов, есть свой закон, запрещающий наносить людям вред.
        Правда до недавнего времени я считал это выдумкой магов…
        Закончив заклятье, я в полной мере насладился тишиной. Призрак исчез навсегда. Глянув на записи деревенского мага, ничего полезного для себя не нашел. Но в который раз удивился загадкам природы. Надпись в дневнике велась на неизвестном мне языке, но по какой-то непонятной причине я читал ее без запинок в мыслях. Простой маг-самоучка скрылся от магов Высокой у них же под боком. Его надежда оправдалась: неожидающие такой наглости маги так его и не нашли, а старик умер своей смертью. Я порылся в книге, в которой он копался даже после смерти. Ага, это черновик.
        Старик пытался создать новый метод построения заклятий. С помощью этого метода простейшие заклятья должны обретать невиданную мощь. Так, например, воздушный удар, если я правильно понимаю, какой-то объем воздуха сжимается силой разума до состояния плотного мяча. Как только такой шар высвобождается, воздух мгновенно разжимается, создавая серьезный взрыв.
        Но это лишь одно из целого каскада простых и действенных заклятий. Самая главная ценность заключается в том, что даже аколит, вроде меня, пользуясь этой методикой, станет равным магу. Заранее подготовив заклятье, он способен «прочесть» его в бою вместо долгих минут за пару жалких секунд…
        Принцип действия и порядок создания рун старик планировал продать каким-то северным шаманам. На эти деньги хотел купить дворянство в Империи. Жаль, что умер он раньше…
        Наверное, совет магов Высокой решил бы сжечь этот дневник. А таких «самоучек», что способны сделать из подмастерьев полноправных магов, казнили бы ужасным способом. Правда, будь маг, нашедший эти рукописи, один, он, конечно, использовал бы их и сохранил бы тайну от других…
        На всякий случай, я засунул книгу за пазуху, кто знает, может, смогу завершить начатое стариком…
        Глава 5
        Утром отдохнувший отряд отправился дальше. За ворота провожать нас вышла половина деревни. Ночь, прошедшая без воя собак, удивила и обрадовала всех жителей. У всех в отряде за плечами висят здоровенные мешки, доверху наполненные провизией. Благодарный староста, наверно, почистил десятую часть деревенских запасов.
        Мор, почему-то, решил продать все телеги с товаром, оказывается, в мешках были какие-то ценные шкуры. Случайно подвернувшийся в деревне купец несказанно обрадовался почти дармовой сделке. По его лицу я понял, что шкуры в мешках, вправду ценились едва не на вес золота.
        Но куда же они дели похищенную боеголовку? Закопали, спрятали до лучших времен? Но где, в деревне? Ничего не понимаю, но спрашивать об этом глупо. Не стоит лишний раз провоцировать Фраста и Мора. Итак уже «забыли» что собирались не разрешать мне следовать с их отрядом.
        Я первый огорчился потере телег - тащить мешок за спиной не было никакого желания. Еще раз оглянулся на далекие уже врата деревни: десяток крестьян вместе с детьми смотрели на нас восторженно. Если бы в деревне велись летописи, приход мага стал бы значимым событием в истории, но и без того старики еще долго будут рассказывать внукам, как маг спас деревню от тысячи злых духов и сонма разъяренных демонов.
        Впереди что-то сухо щелкнуло, воины схватились за мечи, а я как всегда принялся вертеть головой. Откуда этот звук, и что он означает? А когда понял, стало тоскливо, как будто тот щелчок означил сломанную судьбу.
        Они, как и в прошлый раз, появились неожиданно. Три мага в привычных кроваво-красных доспехах, лица скрывают низко надвинутые капюшоны. Судя по всему, своим появлением и всем видом стремились начать разговор с запугивания.
        Хоть их глаз не видно, чувствую, все трое смотрят на меня. Высоко над их головами в воздухе парит, часто махая крыльями, крупная гарпия. Гарпий ни разу не видел, но крылатая грудастая баба, вместо ног у которой чешуйчатые куриные окорока с когтями, чуть больше ладони, не могла быть кем-то иным. Она взирала на всех с высоты коровьими глазами, шум ветра исходивший от ее крыльев заставил ближайшего мага повысить голос едва не до крика:
        - Нам нужен только он, - прогремел он указывая на меня пальцем. - Отдайте его и можете идти дальше. В противном случае, нам придется сражаться. В этом бою вы проиграете. Я вижу, ты разумный человек и понимаешь, что маги Высокой шутить не любят.
        Мор раздумывал с минуту. Потом посмотрел на меня, словно извиняясь:
        - Хорошо… - начал он.
        - Нет, - звонкий голос Бьямки прокатился, как гром.
        - Что Бьямка? - удивился Мор.
        - Я сказала, нет, - уперла она руку в бок.
        Маги непонимающе переводили взгляд с молодой девушки на стареющего купца.
        Заговоривший первым маг сказал недовольно:
        - Тебе бы стоило лучше воспитать свою дочь.
        Мор и ухом не повел. Сказал, обращаясь к Бьямке:
        - Ты понимаешь, чем это нам грозит?
        - Да.
        - Ты понимаешь…
        - Да, понимаю. И это приказ.
        Мор дернул из ножен меч и прежде, чем я успел моргнуть, вогнал лезвие по рукоять в грудь пытающегося что-то сказать мага. Драконья броня мага, окрасившись свежей кровью, приобрела еще более яркий вид. Мор вырвал меч из начавшего заваливаться на землю тела. Но взмахнуть им второй раз ему было не суждено.
        Что-то невидимое вылетело из ладони второго, угодив ему в грудь. Хлопок, всплеск. Мне показалось, что в Мора попала граната из подствольного гранатомета.
        Месиво, что когда-то было статным воином в кольчуге, повалилось на землю, как кулек с красной краской.
        Воины с мечами наголо бросились спасть вожака, еще не поняв, что тот мертв.
        Но маги вправду были из лучших. Трое воинов споткнулись, держась за горло, что-то невидимое душило их. Гарпия бросилась на четвертого, мгновенно повреждая ему глаза. Пятый успел добежать до ближайшего мага, но упал с распоротой невидимым клинком грудью Бьямка дважды стреляла в мага. Но, видимо, промахнулась, вторая стрела прошла немного выше. Третий выстрел ей пришлось направить на взметнувшуюся для атаки гарпию. По приказу хозяина она оторвалась от лакомого, еще живого, обильно сочившегося кровью мяса и бросилась на указанного врага. Стрела ударила ее в пике, раздробив кость в плече. Дико визжа, она взмахнула крыльями, стремясь улететь как можно дальше. Хозяин потерял над ней власть…
        Фраст попытался достать мага, убившего Мора. Но замер с поднятой в замахе дубиной. Как, впрочем, замерли я и Бьямка. Маг оказался Мастером с большой буквы. Пустил в ход почти такое же заклятье, как и в моем амулете, но с большим отличием - он заморозил всех сразу.
        - Вот и все, - утирая платком капельки пота на лбу, сказал он. В бою с него слетел капюшон, и теперь перед нами предстал потный мужчина с широкой залысиной.
        Посмотрел на стонущего сквозь зубы напарника, криво улыбнулся. - Говорил же тебе, что гарпии и заклятье для передачи боли несовместимы.
        Тот, держась за плечо, красноречиво сплюнул кровью у ног товарища.
        Аккуратно свернув и положив в карман платок, маг с довольством на лице стал разглядывать замерших с ужасом на лицах людей:
        - Если б ты пошел с нами сразу, твои друзья остались бы жить… Мне жаль, - сказал он, обращаясь ко мне, - но люди, бросившие вызов магам Высокой, подлежат умерщвлению. Однако даже не смотря на то, что они убили одного из нас, я буду милостив. Мы не будем продлевать их агонию. Они умрут быстро.
        Раздавшийся откуда-то сзади вой заставил обоих магов вздрогнуть.
        - Что за… - открыл рот державшийся за плечо маг.
        - Не может быть, - глаза мастера полезли на лоб.
        Став бледным как покойник, он пятился, пока не уперся в стоявшего позади товарища. Взяв себя в руки, остановился. Из сведенных лодочкой ладоней сорвался красный свет. Пучок полетел, куда-то мне за спину. Но, по-видимому, монстра это не остановило. В раздавшемся из-за спины оглушающем рыке было больше раздражения и ярости, чем боли.
        Второй маг взял пример со сражающегося напарника. Поднял руки над головой, будто держал невидимый гигантский шар, всем телом оттолкнулся и с усилием выбросил его вперед. Взрыв, раздавшийся совсем рядом, наверняка бы, меня отшвырнул, но не прекратившее своего действия заклятье заморозки надежно удерживало ноги сцепленными с землей. Все-таки, мое заклятье замедления работало на ином принципе…
        В руке у лысого мага появился короткий жезл. Направив его на что-то позади меня, одновременно стал читать заклятье. Серебристая тень промелькнула сбоку.
        Рык, отчаянные вопли и треск костей. И единственный видимый мне маг превратился в кровавый фарш. Огромнейший серебряный волк с пламенем в глазницах возвышается над разорванным в клочья трупом. Серебристые лапы оставляли в лужах крови вяло расходящиеся круги. Зеленая трава за метры вокруг окрасилась алым.
        Я почувствовал, что освободился от невидимых оков. Пробежавшись взглядом по спутникам, убедился, что они живы. Фраст, крепко сжимая булаву, прикрыл собой Бьямку. Она, хоть и бледная, как будто под ногами пролилась ее кровь, но дрожащими руками стала накладывать стрелу на тетиву. Видя, как гигантский зверь посреди обезображенных трупов пылающими красным пламенем глазами осматривает новые жертвы, она не спешила направлять его в сторону серебряного чудовища.
        Мне самому было жутко. Стараясь не смотреть на куски тел под огромными когтями, я заговорил, ласково обращаясь к оборотню, словно к кокетливой девушке:
        - Привет, давненько не виделись.
        Громадная волчица повела ухом, принюхалась. Подошла не спешно, алые глаза заглянули мне в лицо. Глаза горят уже не так яростно, буро-красное пламя сменилось на огненно-рыжий цвет.
        Я несмело дотронулся до мощной волчьей шеи. Не встретив в ответ угрожающего рычания, зарыл руку в густую, чуть жесткую, серебристую шерсть. Оборотень сел подле меня, свесив красный от крови язык.
        Фраст, не отрывая от меня стеклянных глаз, бледнел все больше, а прячущаяся за ним Бьямка казалась испуганной девочкой, впервые увидевшая мертвеца.
        - Это твой слуга? - срывающимся голосом спросила она.
        - Нет, это моя знакомая, - ответил я, стараясь говорить спокойней. - Не бойтесь, она вас не тронет.
        Фраст, будто ожидая прыжка зверя, опустил дубину так медленно, что стал похожим на атлета, боявшегося уронить штангу. Бьямка переводила взгляд с оборотня на меня, потом на лице отразилась боль - она вспомнила о Море.
        - Прости меня… - прошептала она, глядя на то кровавое, что валялось в траве. Постояв с минуту, она снова устремила взгляд на меня.
        Волчица настороженно посмотрела на Бьямку, потом подняла голову на меня.
        - Вардес, Мор погиб, спасая тебя. Теперь мы с тобой в расчете. Что ж прощай.
        У нас свой путь, у тебя свой.
        Я кивнул с сожалением:
        - Наверно, так будет лучше для всех. Мне жаль Мора, но спасибо, что не отдала меня им.
        Она помолчав, ответила:
        - Путь дальше на запад относительно безопасен. Мы вернемся в деревню и похороним Мора, как следует. А ты…иди своей дорогой.
        На сердце неприятный осадок, очевидно, что она винит меня в смерти своего… дяди. Если ей от этого будет легче, я не стану возражать.
        - Прощайте…. Вы двое хорошие люди. Хоть и живете в непонятном мне мире…
        Она опустила голову, а Фраст промолчал.
        Глянув на оборотня, я перешагнул через лужу крови и отправился дальше по дороге. Через пару шагов волчица догнала меня и засеменила рядом.
        Скоро не выдержал, оглянулся: Бьямка, поддерживаемая под руку Фрастом, медленно, словно сейчас упадет без сил, плелась к воротам.
        Добравшись до одиноко стоящих деревьев, я присел в тень.
        - Вот мы и одни, - сказал я серебряному волку, - что тебе нужно?
        Сказал просто так, чтобы не молчать. Никак не ожидал увидеть вместо огромной волчьей головы синюю вспышку и обнаженную красавицу, появившуюся на четвереньках рядом со мной. Вставать на ноги и не думала, оперевшись на кулачки, она облизала пересохшие губы.
        - У тебя есть попить? - спросила она хрипло.
        - На… - сказал я, протягивая флягу из заплечного мешка. Смотрю на нее в шоке, обрывки мыслей мчатся, не собираясь складываться и помочь понять происходящее.
        Она жадно присосалась к горлышку фляги. Небольшой кадык ходил ходуном, я испугался, что захлебнется. Выпив не меньше половины фляги, остановилась, возвращая ее мне:
        - Спасибо, два дня без воды.
        - Пожалуйста, - ответил я. - Но разве твое место не в лесу со стаей?
        Ее глаза заволокло болью. Опомнившись она бросила:
        - Я покинула стаю.
        - Почему же?
        - Я не знаю, - зеленые глаза смотрели на меня с мольбой. И я не мог понять, в чем заключался ее смысл.
        - Как это не знаешь? - спросил я осторожно. - Ты проделала такой путь, бросила стаю и ради чего?
        - Я не знаю, - сказала она жалобно. В глазах показались готовые выступить слезинки.
        - Прости, если я обижаю тебя, но мне нужно это знать…
        Она легла передо мной на живот, тяжело дыша смотрит влажными глазами снизу вверх.
        - Как тебя зовут? - решил зайти я с другой стороны.
        - Лейла, - тихо произнесла она.
        - Лейла… красивое имя.
        - Правда?! - радостно спросила она. - Ты не обманываешь?
        - Конечно, не обманываю, - удивляясь, ответил я. - Правда, очень красивое имя.
        Она улыбнулась осчастливленно. У нее белые и ровные зубы, как в рекламах зубных паст. Удивительно, но клыки совсем не развиты, никогда бы не подумал, что передо мной оборотень.
        - А меня зовут Вардес.
        - Вардес… очень красивое имя, - повторила мои слова с заметным придыханием в голосе.
        Сдерживаясь, чтобы не рассмеяться только титаническими усилиями воли, мягко улыбнулся. А она, видя мою радость в глазах, засмеялась как счастливая девочка.
        Подождав пока ее улыбка сойдет на нет, я задал опасный вопрос:
        - Так почему ты пошла за мной?
        Радость в глазах сменилась настороженностью, а потом и тревогой. Она прижалась к земле еще плотнее, ее жест был столь естественен и первобытен, что заставил мои мысли вновь мчаться галопом.
        - Я спасла тебя… - прошептала она едва слышно.
        - От тех двух магов?
        - Да.
        - Я знаю, спасибо. Но ты не ответила на мой вопрос.
        Если бы у нее сейчас были волчьи уши, уверен, она бы их прижала, а может, даже заскулила:
        - На какой? - еще тише спросила она.
        - Почему ты пошла за мной? - спросил я, едва сдерживая эмоции. - Почему бросила свою стаю?
        - Я… Я не бросала стаю! - взвизгнула она, вскакивая. - Я отдала стаю другому вожаку. Пускай он не такой сильный, умный и быстрый как я, но он вожак!
        - Тише, девочка, тише, - спокойно повторял я, начиная нервничать. Хрен знает, что можно ожидать от этой дитяти природы. - Успокойся, я знаю, что ты сильная, умная и быстрая, но скажи мне. Почему ты пошла за мной?
        Она стояла ни живая ни мертвая. Не знала, куда деться от моего взгляда.
        Наконец, опустила голову, зашептала:
        - Я не знаю. Просто с тех пор, как тебя увидела, думала все время о тебе. Думала тогда, когда была волком и даже в редкие часы, когда была человеком. - Она спрятала лицо в ладонях, сотрясаясь от рыданий всем телом.
        Я встал, пытаясь утешить, но она повернулась и стремглав бросилась бежать.
        Где-то далеко я увидел фиолетовую вспышку и серебристую шерсть. Хрен догонишь называется…
        Глава 6
        Несколько дней я то и дело чувствовал на себе взгляд оборотня. Не знаю, как она умудрялась прятаться, лишь однажды показался промелькнувший в кустах серебристый силуэт.
        Наступила уже третья ночь с тех пор, как я ушел из деревни, оставив Бьямку и Фраста оплакивать друзей. Запаса еды в мешке хватит еще на день, и если я не найду какую-нибудь деревню… Хотя денег у меня тоже нет, а следовательно, будущее плыло как в тумане. У меня есть цель, и даже две: скрыться от магов и найти способ вернуться домой. Но что для этого нужно делать, понимал с трудом.
        Развел костер, уже привычно чиркая два куска кремния друг о друга. Может и не кремния, но чего-то, на него похожего. Ну, пусть будет кремень. Бросив в котелок сушеное мясо, стал глядеть на серебряный полумесяц.
        - Красиво? - услышав сзади нежный грудной голос, я даже не вздрогнул.
        - Красиво.
        Она подошла чуть слышно, присела рядом:
        - Но полная луна намного красивее…
        - Да, я с тобой согласен, Лейла.
        - Лейла… - мечтательно протянула она. - Не так часто слышу это имя. Ты можешь его повторить?
        Она поглядела на меня невинными глазами. Я растерялся, не зная улыбаться или грустить.
        - Лейла, ты плохая девочка, - сказал я. Она согнулась, прижав голову к плечам. - Зачем ты от меня тогда убежала?
        Она отвернулась, засопев.
        - М-да, Лейла, ранимая ты душа…
        Или что у тебя там вместо нее.
        Подбрасывая в огонь сухие ветки, я молчал. Трудно говорить, а тем более понимать необычного человека. А тем более необычную девушку. Делая вид, что полностью поглощен костром, украдкой рассматривал ту, что в состоянии убить и съесть меня, не прилагая больших усилий. Кто бы мог подумать, что эта обнаженная и при этом казавшаяся невинной девушка держит магов Высокой Башни в страхе уже долгие годы.
        - Не прогоняй меня, - услышал я жалобный голос. - Я… я тебе пригожусь.
        Только не гони, умоляю.
        - Я и не думал тебя гнать, - соврал я, сам не зная, почему. - Но предупреждаю. Я не твой самец и никогда им не буду, так что даже не надейся. Ты согласна на такое условие пребывания рядом со мной?
        - Да, повелитель, - сказала она хрипло, - это более, чем щедро.
        Я, стараясь не смотреть в сторону ее полных грудей и точеных ног, протяжно вздохнул:
        - Ты считаешь это справедливым? Я знаю, Лейла, ты, наверно, в меня влюблена.
        Но между нами ничего не может быть. И я не хочу давать тебе надежду, что со временем отвечу на твою любовь взаимностью.
        - Я понимаю, повелитель, - ответила она, чуть улыбнувшись. - Я уже счастлива тем, что смогу видеть тебя, говорить с тобой, ощущать твой запах. Ты хочешь спать? Засыпай, я посторожу.
        Закрывая глаза, я впервые за это время не боялся проснуться от боли в горле.
        Даже, напротив, знал, что открыв утром слипающиеся веки, увижу перед собой чудное и восхитительную картину неимоверно красивого женского тела.
        - Ты помнишь, какой приказ я дал вам ничтожные? - в инкрустированном золотом и рубинами зеркале виделось отражение разъяренного бога.
        - О да, Владыка, - поклонился Верховный маг. Гардий лишь на секунду отстал с поклоном.
        - С того времени прошла седмица. Но мало того, что я не вижу на коленях никчемного человечишку, вы заявляете, что он сбежал? - Чернота под рогатым шлемом сделалась устрашающей. Чем сильнее Дакрон гневался, тем больше оживала его суть. Говорят, у тьмы нет оттенка, но только не у той, что является сущностью этого бога. У сильнейших магов, при самом мимолетном взгляде в его лицо, кружилась голова, и начинало тошнить.
        - Смилуйтесь, Владыка, - еще раз поклонился Верховный маг, а Гардий старался слиться с каменными стенами.
        - Почему вы не вернули его? Он, что, мертв?
        - Мы посылали за ним три группы магов. Две из них были уничтожены.
        Дакрон был в ярости. Тьма, из которой он состоял, высасывала силы и едва не сами души Высших магов. Словно водоворотом засасывало все до чего могло дотянуться. Магам, раз кинувшим взгляд на Дакрона, стоило огромных усилий воли отвести его.
        - А что третья?
        - Третья действовала осторожней, не бросалась на мальчишку очертя голову.
        Поэтому они до сих пор живы. Мальчишку охраняет миракл, - заспешил Верховный с ответом.
        - Что?! - взревел бог.
        Одно хорошо: удивление сняло ярость как рукой. Теперь он отличался от обычной тени лишь надетым шлемом с косыми рогами.
        - Миракл держится поодаль, но не спускает с него глаз. Магам нечем ему противопоставить. Я отдал приказ возвращаться. Потеря шести, далеко не слабых магов, уже нанесла ощутимый удар по Высокой.
        - Заткнись, человек!!! - взбешенно прогремел Дакрон. В нем снова начал возгораться гнев. - Надеюсь, ты знаешь, кому служит миракл?
        - О да, Владыка, - в который уже раз за сегодня поклонился Верховный.
        - Дурак. Ты ничего не знаешь! - гремел по залу возглас бога. - Арайдон давно мертв. А мираклы служат… Хотел бы я знать, как он узнал о моих планах? - говорил бог, но маги понимали, что обращается к самому себе. - Нужно было проследить за мальчишкой, чтобы узнать, что он собирается с ним делать.
        Все-таки, Зуулус решил поспорить с моим могуществом.
        Впервые на глазах магов бог был растерян до такой степени. Темная ярость более не клубилась над ним и перестала причинять им муки. Но радость от этого быстро померкла, Дакрон принял решение и теперь обликом не отличался от привычного:
        - Не будем рисковать, мальчишку нельзя упустить. Убей его.
        - Будет исполнено, Владыка, - поклонился уже простому зеркалу верховный маг.
        Видение снова застало меня врасплох. Еще секунду назад был в Высокой Башне, и вот я уже вскакиваю посреди ночи и зачарованно гляжу в огонь. Лейла неотрывно смотрела на меня внимательными глазами. Ее озаренное огнем лицо выражало сильное беспокойство:
        - Что-то случилось, повелитель?
        - Нет, все хорошо, - сказал я задумчиво. - Не скажешь, может быть, ты знаешь, кто такой Миракл?
        Ее глаза чуть расширились:
        - А что случилось? - спросила она, подскакивая ко мне ближе.
        Видя, что отмолчаться не получится, я рассказал:
        - Видишь ли, я узнал, что бог Дакрон приказал магам Высокой меня убить. И что меня охраняет какой-то Миракл. Он держится где-то вдали, но всегда за мной наблюдает…
        - То, что он тебя охраняет, это хорошо. Вот только, если чародеи Высокой захотят тебя убить, они сделают это из своей башни, - зашептала она, при этом грустно на меня смотря. А ведь вправду страшится меня потерять…
        - Да, верно такой удар я и не переживу… Но откуда ты знаешь столько о магах?
        - О врагах нужно знать все.
        - Почему маги Высокой Башни - твои враги? - спросил я, но, сообразив, что она оборотень, а следовательно, вечно гонимая магами, добавил: - Впрочем, неудивительно.
        Она села около меня на колени, костер позади отбрасывал на нежные плечи оранжевые блики. Лейла ничуть не смущалась обнаженности своего тела. И каждый раз, когда в глаза бросались ее упругие груди, плоский живот и золотистый треугольник волос там внизу, приходилось прилагать усилие, чтоб отвести взгляд.
        В ближайшей деревне я собирался подыскать ей хоть какую-то одежду. Странная она, что у нее в голове? Смотрит из-под бровей преданными глазами, жадно поедает каждое мое движение, поглощает каждый издаваемый мной звук. Показалось, что стремится сесть так, чтобы ветерок дул от меня к ней, чуткий нос ловит мой запах. И в то же время ни в коем случае не хочет мне досаждать, держит себя не ближе пяти шагов. Складывалось такое чувство, что прикажи я ей вскрыть себе вены, наверно, и раздумывать не будет.
        - Мой повелитель, я боюсь за тебя, - вырвались слова из пухлых и нежных губ.
        Я постарался улыбнуться:
        - Знаешь, я почему-то тоже за себя боюсь. Спи, волчица, до рассвета еще далеко.
        - А ты?
        - Я пока подумаю, как себя защитить.
        - Хорошо, - покорно согласилась она. Тут же улеглась на живот, но продолжала следить за мной из приспущенных ресниц. Через какое-то время она задышала мерно, и я даже поверил, что уснула.
        Сам не заметил, как залюбовался ей: яркий костер красиво освещает изящные девичьи формы. Упругое молодое тело манит как благоухающий, сочный персик. С большим трудом я выкинул эти мысли из головы.
        Уверен, что Верховный и Гардий смогут убить меня любым из коротких ритуалов.
        Конечно, тот же Тзар учил, как обороняться от сглаза и порчи. Но от прямого удара такой силы не догадался. Мне оставалось жить считанные часы, и с этим ничего не поделать. Жалко умирать, тем более сейчас, когда встретил хоть и нелюдя, но все же любящее тебя существо.
        Тупо смотрел в огонь почти до самого рассвета, каждый миг, словно песчинка в старинных часах, отсчитывает отпущенное мне время. Гардий тянуть не будет, сегодня как проснется и позавтракает обязательно про меня вспомнит. Его черные мысли, многократно усиленные кровавым ритуалом, ворвутся в астрал и там, преобразившись, изменят мою карму. Негативная энергия войдет мне в тело, разлагая связи между душой и живой материей. Новые клетки перестанут рождаться сразу, а старые начнут умирать с удвоенной скоростью. В агонии буду биться до следующего рассвета. Жестоко, уж лучше самому перерезать себе горло.
        Как ни старался, не смог придумать, как можно защититься от магов, в сотню раз превосходящих меня по силе.
        - Я рад, что нашел тебя, - раздался рядом тихий шелест.
        Я вздрогнул, резко оборачиваясь, а увидев за спиной призрака, едва не стал заикой. Он стоял рядом, почти невидимый, свет огня проходит сквозь него, практически не преломляясь.
        - Здравствуй, - только и сказал я, опознав призрак мага, что подарил мне амулет. Эх, надеюсь, он не знает, что я его утопил.
        - Смешно, - сухо шелестел он. - Ты, наверно, догадываешься, что у меня давно нет тела, и болеть я уж точно не могу.
        - Прости…
        - Оставь, у меня важный разговор.
        Проснувшаяся Лейла оперлась на руки, ее груди от этого показали себя с выгодной стороны, переводя взгляд с меня на призрака, она готовилась перекинуться в зверя. Если возникнет такая необходимость, она за секунду вцепится во врага мощными челюстями, вот только не знаю, чем она сможет помочь в драке с бесплотным духом. Мне показалось, что он глянул на нее удивленно, спросил:
        - Кто она?
        - Друг.
        - Уверен? Она твоя служанка? - вопрошал дух.
        - Нет…
        - Да, - подала голос Лейла почти одновременно со мной.
        - Тогда отошли ее подальше, то, что я собираюсь тебе поведать, не должны услышать чужие уши.
        - У меня от нее нет секретов, - твердо сказал я. Краем глаза увидел, как Лейла счастливо улыбнулась и еще больше выпятила грудь.
        - Хорошо. С тех пор, как мы с тобой расстались, я побывал в Высокой Башне, заглянул в несколько городов и перерыл множество библиотек.
        - И тебя не обнаружили маги Высокой? - удивился я.
        - Нет, иначе, я бы сейчас с тобой не разговаривал. Хотя некоторая часть сил еще при мне, но я далеко не так силен, чем когда был человеком. Изгнать меня под силу и слабенькому магу, - говорил он, еле выговаривая слова. Приходилось сильно напрягаться, чтобы разобрать его речь.
        - Теперь основное. За триста лет, пока я провел в своем теле, не позволяя заклятью прекратиться, мир сильно изменился. Скорей всего ты тоже ничего об этом не знаешь. Ответь на вопрос, кто такой Арайдон?
        Лейла напряглась.
        - Ну, мне говорили, что это могущественнейший демон…. Но я этому не очень верю, - добавил я, краем глаза наблюдая за девушкой. Ее стало заметно лихорадить…
        - Правильно делаешь, что не веришь. Арайдон - бог, создатель всего сущего. Он создал этот мир из великого Ничто. Населил его людьми и тварями из других рас. И дабы те не чувствовали себя ущемленными избрал из каждой расы по одному сильнейшему чародею. Сделав их своими учениками, он и помыслить не мог об их предательстве. Еще когда жил я, Дакрон начал собирать армию для восстания против своего бога. Сириний был одним из магов, предавших Арайдона и прельстившимся посулами Дакрона. Я не знаю, как удалось проклятой четверке одолеть Арайдона.
        Однако, они это сделали. И уже триста лет изменяют архивы, стремясь поменять память людей. И вот Арайдон - это уже демон, а Дакрон и другие являются творцами Мира.
        Я слушал молча. Да, много интересного, проливающего свет на темные пятна. Но по большому счету мне это безразлично.
        Заколебавшись на ветру, неприкаянный дух продолжил:
        - Но в одном старом замурованном в стену архиве я прочел дневник одного из магов-полководцев Дакрона. Из него я понял, что горе-божества так и не смогли до конца убить Арайдона. Они лишь отделили дух от тела. Заключили дух в какой-то непонятный сосуд, а тело сожгли, спрятав прах где-то в Драконьих горах.
        - И какой нам в этом толк? - спросил я. Глянул на Лейлу и обомлел. Она слушала духа, открыв рот. - Лейла, что с тобой?
        - Повелитель, можно я задам вопрос мудрому призраку?
        - Конечно…
        - Дух, ты хочешь сказать, что Арайдона можно воскресить?
        Дух поколебался, не зная, стоит ли отвечать слуге, но протяжно вымолвил:
        - Да, я об этом и говорю.
        Я смотрел на Лейлу, и до меня начинало доходить, о чем просит этот умоляющий взгляд. Дура вбила себе в голову, что я ее хозяин, и теперь без моего разрешения не откроет рот. Сейчас ждет, когда я к ней обращусь, чтобы попросить разрешение задать духу еще вопрос.
        Ну и пускай молчит.
        - А при чем тут я? - спросил я риторически.
        - Да, - показалось, что дух вложил во фразу всю грусть, на которую был способен, - я забыл, что Арайдон давно забыт смертными. Но разве ты не хочешь восстановить справедливость?
        Лейла смотрела на меня с болью и надеждой в глазах. Совсем как в лесу, когда просила стать ее самцом. Я сделал вид, что не замечаю этот взгляд и собирался ответить отказом, как в голову пришла здравая мысль:
        - Скажи, а будет ли Арайдон после воскрешения так же могущественен, как и прежде?
        - Разумеется.
        - У меня есть одно заветное желание, и если я помогу с его воскрешением, как думаешь, он его выполнит?
        - Непременно. Он всегда был щедр к друзьям.
        - Друзьям? - произнес я изгибая бровь.
        - Я уверен, что после того, как ты его воскресишь, он не будет тебя звать никак иначе.
        - Это хорошо… Но я не представляю, как я смогу помочь тебе в этом. Я в подметки не гожусь даже самому бездарному магу Высокой. Оружие держать не умею тоже….
        Слыша эти слова, Лейла села на колени, выпятила грудь. Смотрит на меня словно сторожевой пес на вверенного ему ребенка.
        - Будь я живым, уже бы взорвался хохотом, - прошелестел дух. - Ты думаешь, я обратился бы к человеку, которого ты сейчас описал? У меня нет тела, но это не значит, что нет разума. Но раз ты это сказал, я понимаю, что о себе ты ничего не знаешь.
        - Что же я должен знать? - насторожился я.
        - Ты не человек, как себя считаешь. Я, к сожалению, мало знаю о твоей расе…
        - Что?! Ты о чем?! - воскликнул я не в силах сдержаться.
        - Ты не человек. Я плохо представляю, кто ты, но я встречал твою расу ранее.
        К сожалению, я не знаю ее названия. Знаю лишь, что несведущие люди часто называют вас героями. Неудивительно, в бою герой одерживает верх над десятком и даже сотней простых воинов. То есть, у вас есть какие-то особенные таланты.
        Лейла смотрела на меня гордо, прямо школьница гордящаяся своим парнем-каратистом.
        - Даже если это не полная чушь, с моей расой. Я что-то не замечал в себе «особенные таланты».
        - Извини, об этом я ничего не знаю. Но я не могу ошибиться. Ты тот, о ком я говорю. Я понял это, как только ты вошел в пещеру.
        - Ну. Допустим, ты прав, - согласился я. Это отчасти объясняло интерес ко мне магов Высокой и Дакрона. - Возможно, во мне есть какие-то скрытые силы. Но пока что я бездарно умру в первом же бою.
        - Это плохо, - призрак, опустив прозрачную голову, заходил вокруг костра. - Я не рассчитывал на это. Северяне не поверят без доказательств силы, тогда план срывается…. Что же делать? - забормотал он.
        - Повелитель… - еле слышно прошептала Лейла. И пугаясь собственной смелости, втянула голову в плечи.
        - Что, Лейла?
        - Я поняла, о чем говорит дух.
        - Правда? И о чем же?
        - Твоя раса называется хексен. В мировой иерархии ты стоишь выше моей расы и всего на ступень ниже божества….
        - Твою мать.
        - Что ты сказал, мой повелитель? - удивленно спросила она.
        - Ничего, продолжай, - бросил я, стараясь успокоить забившееся в груди сердце.
        На ее лице играла улыбка обожания. Всем своим видом показывая, как гордится повелителем, она зачастила с нотами радости в голосе:
        - Хексен - особая, редкая раса, сотворенная самим Миром. Они нужны для защиты Мира от посягательств извне. Мир растит и стережет их до тех пор, пока они не изберут себе бога-покровителя. Обычно боги лучше Мира знают, как и от чего его нужно обезопасить. И когда Хексен вступит на стезю какого-то из богов, он получит часть божественной сути…. вот, - неожиданно закончила она, смотря на меня, как, наверно, апостолы смотрели на своего Учителя.
        Я пытался уложить услышанное в голове.
        - Значит, поэтому Дакрон требовал от меня поклонения и верной службы? А что это ему даст?
        - Заполучив такого слугу, друга или союзника, любой бог значительно усилит свою мощь. Если Герой выполняет его приказы или просьбы, то это верный знак, что задумка бога исполнится. А если все планы бога исполняются, то его цель будет достигнута в кратчайшие сроки. Понимаешь, мой повелитель?
        - Может, и понимаешь, - промычал я, - но как в это вписываюсь я?
        - Ты Хексен, в этом сомнений нет. Мир защищает тебя, этим объясняются твои спасительные видения. Ты провидец…
        - Откуда ты об этом знаешь??
        Она сжалась:
        - Я поняла, что ты провидец, когда ты заговорил о миракле. Миракл, что стережет тебя - это я.
        - Миракл?! - вмешался дух, и как мне показалось, в том завывании, что он издал, была бессильная злоба.
        - В чем дело? - спросил я у духа.
        - Я читал секретные летописи войны богов. Когда-то мираклы входили в личную гвардию Арайдона. Но во время предательства божеств они перешли на сторону Зуулуса - бога темных эльфов. С их помощью Зуулусу удалось взять штурмом обитель Арайдона.
        Я посмотрел на раскрасневшуюся Лейлу, и без слов понятно, что она сгорает от стыда. Перехватив мой взгляд, она вытянулась ко мне, я понял, что просит разрешения говорить, и кивнул.
        - Да, мой род, к великому стыду, предал Арайдона. Мой род - почти весь, но не все… Я одна из немногих, осмелившихся пойти против вожаков стай, и, дабы не погибнуть, сбежала в тот лес у Высокой башни. Триста лет я вела войну, как могла. Я мстила всем магам Высокой, что по недомыслию входили в лес. Я знаю, я заслуживаю презрения и все же молю позволить мне и дальше служить тебе, повелитель. Своими действиями я искуплю малодушие…
        - Какое малодушие? - спросил я очумело.
        - Я не стала драться с собратьями, как другие мои соплеменники, что дрались за Арайдона. Я просто спряталась…
        - Не грусти, - сжалился я, видя, что она сейчас зарыдает, - возможно, ты поступила правильно.
        - Раз так, то с таким союзником, как миракл, наши шансы увеличиваются, - бесцеремонно вмешался в разговор дух. - Это не мое дело, но я предлагаю тебе простить грехи ее рода и не отчислять ее из своих слуг.
        - Я и не собирался ее гнать, только потому, что часть ее собратьев несколько столетий назад совершили предательство.
        - Спасибо, повелитель, - едва не со смирением монахини сказала она.
        - Ты что-нибудь еще знаешь о хексене? - снова вмешался дух.
        - Во времена рассвета власти Арайдона ему служили одиннадцать хексенов. То были самые мощные бессмертные существа в его армии. Каждый из них стоил тысячи, а то и больше смертных солдат. Но во время великого предательства все, как один хексен, перешли на сторону мятежных божеств.
        - Я смотрю, что вашего горячо любимого Арайдона предали почти все. Может быть, было за что?
        - Не говори глупостей, - взъярился призрак и тут же как-то обмяк. - Прошу прощения, повелитель, но шутки здесь неуместны.
        - С каких это пор ты стал называть меня повелителем?
        - С тех самых, как только узнал, что ты хексен. Я напомню, что ты стоишь лишь на ступень ниже божества.
        Я ошеломленно замер, а призрак, вновь обращаясь к Лейле, спросил:
        - Это все я читал, но что еще?
        - К сожалению, о хексенах я знаю не столь уж много. Выжили ли те одиннадцать хексенов в тяжелых боях с верными солдатами Арайдона или нет, мне не ведомо. К тому времени я была уже в лесу…
        Вновь затронув болезненную тему, она замолчала и низко склонила голову.
        - Ты можешь ответить, почему наш с тобой повелитель не столь силен, как полагается ему быть? - нетерпеливо спросил призрак.
        - Я думаю, наш повелитель еще очень молод. А если это так, чтобы овладеть своими силами, потребуются столетия.
        - Иными словами, - снова перебил дух, - у нас нет времени, чтобы ждать, когда ты вступишь в полную силу.
        - И что вы предлагаете?
        Молчание затягивалось, и когда я уже хотел всех послать, призрак шелестяще пропел:
        - Я не знаю, что нам делать и куда приложить усилие. Единственное, что ясно - это наша цель. Воскресить павшего бога. Как это сделать, мне не ведомо. И в голове…, - он запнулся, и я, пользуясь моментом, бросил взгляд на прозрачную дымку в том месте, где должна быть голова, - крутится только одна мысль.
        Попытаться спросить об этом самого Арайдона.
        - Но ты сказал, что он мертв.
        - Арайдон - сильнейший бог, сильнее любого из правящей Четверки. Даже объединившись, те не смогли уничтожить его суть, лишь заключили в темницу… А раз так, возможно, если такое мощное существо, как ты, позовет его, он на некоторое время сможет покинуть пределы темницы и дать совет, скоординировав наши действия.
        - И как же я его должен позвать?
        - Думаю, легче всего это сделать в его храме. Проблема в том, что после того, как правящими богами он был объявлен демоном, все его храмы были уничтожены до основания. Но тут я могу помочь: как-то читал о деревеньке, в которой спрятались недобитые служители Арайдона. И я уверен, в той деревне храм сохранился до сих пор. Ты можешь не верить, но я даже отсюда чувствую святость того места… Вы с мираклом найдете деревню в Великих Топях, а я продолжу заниматься библиотеками.
        Возможно, найду еще что-нибудь полезное.
        Он начал рассеиваться, стремясь исчезнуть и появиться в другом месте, но остановился на полпути:
        - Миракл, ты сумеешь найти в топях храм?
        Лейла не ответила, и я удивлено на нее глянул. Она смотрела на меня с вопросом в глазах, и это уже начинало злить:
        - Говори, Лейла.
        - Разумеется, я найду храм, о, мудрый дух.
        Вероятно, успокоившись, призрак окончательно растаял в воздухе. А я без сил лег на сырую землю, пытаясь переварить услышанное. Не каждый день узнаешь, что ты бессмертен, что девушка возле тебя - древний оборотень, а сам ты и вовсе не человек.
        Ух… За этим разговором забыл о грозящей мне опасности. Возможно, я не доживу до завтрашнего рассвета. Дакрон отдал приказ Магистрам расправиться со мной во что бы то ни стало. Впрочем, дух вряд ли бы смог мне помочь…
        Глава 7
        После разговора с духом прошло больше часа, и хотелось бы надеяться, что это время потратил с пользой. Я внушил себе, что смогу защититься от проклятья Гардия и его начальника - Верховного Мага. Внушение порождает веру, а вера, как известно, двигает горами.
        Войдя в транс, до предела нагнетал энергию в ауру, очистил душу от всех негативных чувств, представил, что я частичка мира. Взял в руки ветвь и, молясь высоким силам, начертил вокруг себя круг на земле.
        Почувствовав, что готов, сел в круг медитируя, терпеливо ждал удара.
        Большая звезда на каменном полу была нарисована кровью кошек. Над краями вершин зависли в воздухе ядовито-зеленые светящиеся руны.
        - Ты готов, Гардий?
        - Да, Верховный. Но я не понимаю, к чему такие сложности и подготовка. Кем бы он ни был - он всего лишь мальчишка.
        - Не будем рисковать, все-таки он хексен. Начинай заклятье, я буду контролировать силу.
        - Да, Верховный.
        Гардий вошел в центр звезды. Распростерев руки к высокому потолку, начал произносить слова, призывающие все зло в округе:
        - Я призываю всех неприкаянных духов, я призываю всех алчущих демонов, я призываю слуг Тьмы и Хаоса, я…
        С каждым произносимым словом я чувствовал, как в гексограмму входят прельщенные обещанием наживы «нечистые сущности». Гардий разделял их руками, один за другим направляя их во все лучи начерченной звезды.
        Наконец, все лучи были заполнены ненавистью, голодом и злобой.
        - Я указываю вам вашу жертву, выпейте его тело. Плените душу. Я даю вам его имя - Вардес. Я даю вам его кровь.
        Он достал из золотой мантии флакон с кровью, вылив его в центр гексокграммы.
        - Убейте его. Убейте! - закричал он в трансе. Энергии, которую он влил в призванную нечисть, хватило бы на вызов урагана.
        Начерченная кровью звезда загорелась огнем, ядовитые руны испарились, позволяя нечисти обрести свободу. Контуры звезды словно взвились в небо. Гардий с раскинутыми в стороны руками, дико закричал вслед уходящей от него черной волне.
        «Боже», - успел подумать я, когда мой начерченный на земле защитный круг ошметками разлетелся, не выдержав таранного удара черной волны. Часть волны с разгону распылилась об мою ауру. Но еще мощная, она принялась мять и корежить ее, ища бреши в защите.
        Откуда-то издалека я услышал, как закричала в страхе Лейла. Моя защита сопротивлялась недолго. Еще минуту назад она казалась несокрушимой как алмаз, сейчас же она была раздавлена и смята в мягкую глину. Я никогда не думал, что человек может лишиться ауры полностью. «Господи, пожалей мою душу», - успел додумать я прежде, чем черный хоровод окончательно влился в тело.
        Тьма. Тьма. Везде тьма. Я опять ничего не вижу. Абсолютная чернота. Я помню, кто я, помню, где я был. И так же знаю, что так быть не должно. Неужели я мертв?
        Моя душа застряла между телом и миром духов? А может быть, это и есть мир духов?
        Я не видел своего тела, ощущал себя в образе шара, парящего во тьме. Может, я ослеп? Господи, что же делать? Перед смертью все становятся верующими. И ты зовешь Господа, лишь когда чувствуешь ее приближение. Меня охватила паника, я начал говорить сам с собой, смятенные мысли путались. Если я потеряю остатки рассудка, мне - точно конец.
        Тьма, повсюду тьма. Еще и тишина. Они объединились, они союзники в войне за мою душу. Где я, что со мной? Может быть, нужно куда-то двигаться? Нет. Сначала нужно понять, где я. Что происходит?
        В меня влился поток демонов, духов и еще сонм прочей нечисти. Что бывает с такими людьми? Они становятся одержимыми. Я одержимый. Значит, меня просто заперли в собственном теле. Нужно изгнать их…. Нужно вырваться. Я пробовал двигаться навстречу тьме. Но она была везде и всюду, в какую сторону бы не двигался. Я представил, что вокруг меня просто барьер тьмы. Нужно всего лишь сильнее оттолкнуться и разбить вдребезги стенку из черного стекла.
        Так я и сделал. Стекло разбилось на острые части, осколки разлетелись во все стороны.
        Я стою в горящем городе, нет я в аду. Всюду море огня, огонь везде, куда ни брось взгляд: подо мной, посреди меня. Струи пламени, словно из паяльной лампы, бьют в рыжее небо. А с него, накапливаясь, спадает красная огненная смола, капли летят вниз, оставляя на бьющихся в агонии душах грешников дымящиеся следы. Жар, я, наконец, почувствовал нестерпимый жар. Зачем я разбил прохладное стекло?
        Сверху, прямо с охваченных пламенем и огненным дождем небес, спрыгнул кроваво-красного цвета дьявол. Сам сатана явился за мной. Он протянул руку, способную ухватить меня в ладонь….
        Нет. Это неправда, я нахожусь в собственном теле, меня мучают видения.
        Вокруг меня образовалась прозрачная защитная стена. Медленно она расширяется, выдавливая тянувшего ко мне руки дьявола. Выдавливая весь ад вокруг меня, выдавливалась вся мерзость в моем теле. Я расширялся, из маленького шара превращаясь в Душу.
        Связи души и тела уверенно восстанавливаются. Ко мне возвращаются привычные чувства. Вот мои руки, ноги, тело, голова. Мерзость сверхплотным кольцом кружит вокруг моей медленно возрождающейся ауры, они готовятся смять ее еще раз.
        Отцепить их от себя было невозможно, но вот изменить заклятье Гардия и указать новую жертву… Я оглянулся в поисках таковой, и в глаза бросился огромный монстр-волк. Лейла. Может… Там, высоко в светло-синем небе, на секунду показалось темное пятно. Я узнал ту темницу, где однажды я едва не остался навсегда. Я снова находился на пороге смерти и мог видеть незримое. Там до сих пор смотрит в свет факела невероятно прекрасная девушка.
        - Идите туда, - прошептали мои губы, подкрепляя слова сорвавшимися заклятьями-мыслями.
        Черный рой хаотично бьющихся теней стрелой взметнулся в небо. Я был свободен, но какой ценой…
        - Лейла, что ты делаешь? Слезь с меня, - глядя в пламенные глаза, захрипел я.
        Лейла, в образе могучего зверя, лежала, придавив меня всей своей массой.
        - Лейла, мне трудно дышать, отпусти меня.
        Волчица, свесив язык, поглядела мне в лицо. Голова ее была намного больше моей, поэтому я не мог посмотреть ей в глаза, и было не сообразить, о чем она думает. Хотя вряд ли по огненным всполохам, что у нее вместо глаз, можно было бы это понять.
        - Я изгнал духов. Я больше не одержим. Ты, что, не видишь?
        Она шумно принюхалась, неспешно встала с моего раздавленного тела. Отступила в сторону с подозрительностью шпиона, светом пламенных глаз смотрела, как я тяжко поднимаюсь с земли. Видимо, удовлетворившись увиденным, она вышла из образа волка.
        Короткая фиолетовая вспышка предупредила меня о ее намерении. Но отвернуться я, как всегда, не успел и снова поймал зайчика: вспышка не хуже, чем при сварке.
        Она бросилась мне на шею, но в секунду опомнилась и упала в ноги.
        - Лейла, что ты делаешь? Прекрати, - снова уговаривал я, поднимая с травы обнаженную девушку. - И вообще, тебе нужно одеться.
        - Зачем, повелитель? - спросила она робко. - Я тебе не нравлюсь?
        - Не в этом дело… - замялся я.
        Она уронила голову.
        - Да прекрати же ты. Или ты не рада, что я спасся?
        - Рада! - воскликнула она. - Еще как рада!
        Вскочив, она попыталась заглянуть мне в глаза.
        - Когда тебя окутала тьма, я уже хотела броситься на кол, подумала, что ты умер, и что я больше никогда тебя не увижу. А потом ты встал, но это уже был не ты. Я это чувствовала, ты захотел меня… но это был не ты, и я стала сопротивляться, - слезы быстро потекли по щекам, собираясь в капли у нее на подбородке. Я, повинуясь скорее инстинкту, обнял ее, прижимая к груди. Смахнув слезы ладонью, она попыталась улыбнуться. - Ты очень силен, даже в образе волка мне стоило больших трудов повалить тебя на землю. Ты стал меня проклинать, говорить, что убьешь меня, как только освободишься. Так прошел целый час.
        Она замолчала, замерла чуть дыша, умильно смотрела на меня большими блестящими глазами. Я ее не торопил, и через некоторое время она проглотила ком в горле, продолжила с нотками радости и счастья в голосе:
        - Но, слава Арайдону, ты отбросил тварей. И теперь мы… ты… - запуталась она. Я не удержался, поцеловал ее в лоб.
        - Все будет хорошо, - сказал я.
        Она приоткрыла рот, долго смотрела на меня. Потом счастливо улыбнулась:
        - Спасибо, повелитель.
        - За что? - удивился я.
        - За то, что ты жив, - сказала она, обрадованная настолько, что осмелилась положить голову мне на грудь.
        Скоро мы вышли к реке. Лучи жаркого солнца насквозь пробивали чистую воду.
        Увидев лишенный камышей песчаный берег, я остановился.
        - Давай пообедаем здесь, - сказал я.
        - Как прикажешь, повелитель.
        Лейла споро собрала разбросанные по берегу ветви старых деревьев. Разведя костер и набрав воду в котелок, она принялась варить мясо. Хорошо, хоть этому учить не нужно. Наверно, она в образе волка питалась все время свежим, только что бегающим мясом. Но где-то научилась управляться и с человеческой пищей.
        - Лейла, сядь спиной к реке, - попросил я.
        Она молча выполнила мою просьбу, лишь в глазах промелькнуло удивление.
        - И не подсматривай.
        Она кивнула еще непонимающе. А я, раздевшись, вошел в холодную воду. Холодная поначалу река приятно ласкала мое измученное долгим переходом тело. Поныряв и поплавав вдоволь, я направился ближе к берегу, стал тереть тело водой и песком.
        Очистив его от грязи, принялся за волосы. Жаль, оставил ранец с шампунями в пещерах орков, ну, да ладно.
        Бросив на берег мимолетный взгляд, я обомлел. Бесстыжая девка, замерев как статуя, смотрела на меня во все глаза. Этого я не ожидал, до сего момента был уверен, что Лейла в точности выполнит любую мою просьбу…
        - Отвернись, Лейла! - крикнул я. И она отвернулась так быстро, что и я не успел рассмотреть, чего на ее лице было больше: смущения или страха?
        Выйдя из воды, я направился к одежде. Лейла делала вид, что не замечает меня, помешивает мясо большой деревянной ложкой и, пригнувшись, раздувает огонь под котелком. Видя ее усилия, даже можно было подумать, что огонь вот-вот погаснет.
        Хотя выгнувшиеся при этом упругие ягодицы наводили на мысль, что в женских уловках Лейла разбирается лучше, чем хочет показать.
        Внизу живота потеплело, и я поспешил в который уже раз погасить разгорающееся пламя в зародыше. Присев напротив, я взял протянутый обжигающий горшок с мясом.
        Рвал мясо зубами, не сводя с нее обвинительного взгляда. Она старалась не поднимать на меня глаза.
        - Лейла, ты ничего не хочешь мне сказать?
        Она помолчала, но собравшись с духом ответила:
        - Да, мой повелитель…. Ты очень красив.
        - Твою мать.
        - Что, повелитель? - удивилась она.
        - Ничего, когда ты в последний раз мылась? - вдруг спросил я, замечая испачканную песком кожу девушки.
        - Не знаю, - вновь удивилась она вопросу, - в волчьем обличье я мыться не люблю. А человеческий лик я принимала редко.
        - Ты говоришь так, что мне становится страшно.
        Я протянул ей руку:
        - Идем со мной.
        Она недоверчиво приняла ее, смотрела на меня подозрительно и вместе с тем радостно. Мне на секунду стало стыдно от того, что я собирался с ней сделать.
        Я завел ее в реку. Оказавшись в воде по колено, она сделала нерешительную попытку выйти на берег. Я с легкостью удержал ее.
        - Какая же ты волчица, воды боишься как кошка, - сказал я ласково и, не дожидаясь более яростного сопротивления, с силой толкнул ее в спину.
        Окунувшись в холодную воду с головой, вынырнула и с криком попыталась пробиться к берегу. Не тут-то было. Я перехватил ее на полпути, легонько на нее запрыгнул, чуть утопив в воде.
        - Девочка, перестань сопротивляться. Я хочу тебя помыть.
        Она держала меня испуганно, в глазах - страх и полное непонимание происходящего, рефлекторно попыталась выйти из такой опасной и мокрой воды. Но я надежно перекрыл путь к берегу. Схватив ее за руку, стал тереть ей спину песком.
        Она не стала вырываться, вместо этого, попыталась бегать вокруг меня, избегая трения песка по коже. Бросив ее ближе к берегу, я сел на нее сверху. Наконец, отмыв ее спинку, плечи и шею до блеска, я скомандовал:
        - Перевернись.
        Слегка приподнялся, давая возможность безропотно лежавшей на мели девушке выполнить распоряжение.
        Груди я правда мыть не стал. Ограничился плоским животиком и перешел на руки.
        Немного ополоснув в чистой, незамутненной поднявшимся песком воде ее волосы, я сказал, шепча ей в ухо:
        - Все, можешь идти греться.
        Она обрадованно подскочила к костру, плюхнулась мокрой попой на песок и, положив голову себе на колени, задрожала от холода. Я нежно обтер капельки воды с ее кожи.
        Глядя на растерянную дрожащую девушку, я не мог сдержать улыбки. Она поселилась на моем лице, не спросив разрешения. А Лейла, почуяв в ней насмешку, посмотрела так жалобно, что у меня защемило сердце.
        - Ты что-то хочешь спросить? Спрашивай, - разрешил я, стараясь подпустить в голос больше нежности.
        - Что это было, повелитель? - спросила она мягким грудным голосом.
        - О чем ты?
        - Это было наказание за то, что я за тобой подглядывала? - спросила она, глядя на меня виноватыми глазами.
        Я рассмеялся.
        - Глупости, Лейла. Конечно нет, - ответил я сквозь смех. - Прости, если тебе не понравилось. Видишь ли, я уверен, что человек должен мыться хотя бы раз в неделю. А если человек не моется даже раз в месяц, он вызывает у меня отвращение. Уже потому, что от него неприятно пахнет, и его могут одолеть различные болезни…
        - Ну, я никогда ничем не болела. Значит, от меня плохо пахло? - спросила она, смотря на меня таким печальным взглядом, что мне захотелось ее расцеловать, чтобы хоть как-то обрадовать.
        - Нет, что ты, но на твоей нежной коже была засохшая грязь. Да ты посмотри на себя сейчас в отражение.
        Она стремглав бросилась к воде, рассматривая себя, словно в зеркале.
        Действительно, сейчас она стала выглядеть намного лучше. Светлые волосы стали объемными и немного завивающимися на концах, словно она убила у лучшего стилиста полдня. А лицо, подчеркнутое такой красивой рамкой, словно засветилось изнутри.
        Закончив себя рассматривать, она вернулась к огню едва ли не с вытянутой от изумления мордочкой. Кажется, от своего преображения она получила форменный шок.
        - Да. Вот теперь я могу не кривя душой сказать, что вижу самую красивую девушку из всех, - почему-то вырвались подходящие слова.
        - Если б я знала… - тихо произнесла она, - если б я только знала.
        - Что?
        - Я бы мылась каждый день.
        Я засмеялся. Она, немного подумав, подхватила, заливисто смеясь. Ее смех был звонкий и заразительный, и я, все еще смеясь, упал на мягкую траву.
        Улыбка слетела с моего лица в тот же миг, как только всмотрелся в безмятежное синее небо. Нет там никакого темного пятна - невидимой темницы. Но теперь, зная, что обрек прекрасное создание, и без того существовавшего в мучениях, больше не смогу спокойно смотреть в небо. В минуту смертельной опасности я подумал о самом прекрасном, что видел и рефлекторно направил орду нечисти прямиком к ней…
        Не заметившая перемены в настроении своего повелителя девушка, выиграв одной ей понятный турнир, робко улеглась рядом и боязливо примостила голову мне на грудь. Впрочем, я не возражал…
        Глава 8
        Дорога, наконец, вывела нас к деревне. Отсюда я видел крыши домов, дым в печных трубах и слышал коровье мычание.
        - Жди меня здесь, - бросил я Лейле.
        - Да, господин, - мне показалось, что в ее голосе прозвучала обида.
        И обращение «господин» слышал от нее впервые. Может, вправду обиделась? Но не брать же с собой голую девушку?
        Меня заприметили издалека. Не успел дойти до околицы, как ко мне заспешили мужики с острыми кольями на перевес. Они остановились невдалеке, внимательно осматривая человека в грязной одежде.
        - Вы всех так встречаете? - спросил я у них.
        Расталкивая всех, из толпы вышел крепкий мужичок лет тридцати. Такие становятся старостами не благодаря мудрости, а скорее, за счет звериной хитрости.
        - Встречаем так не всех, - нагло поднял бородатый подбородок староста.
        Оглядел меня с ног до головы. - В последнее время тут стало много проходимцев.
        Если не хочешь, чтобы тебе намяли бока, говори, зачем пожаловал.
        - Со мной так сто лет никто не разговаривал, - протянул я.
        - Сто лет? - удивился он.
        - Да, сто лет, а может, и все двести, - сухо произнес я. - Сжечь бы тебя на месте… Но если честно, я так стар, что давно не обращаю внимания на такие глупости.
        Староста переменился в лице. Не зная, что сказать, он беспомощно оглядывал мужиков. Для разума нет большей встряски, чем несовпадение ассоциаций с другими признаками. Молодой и грязный парень с длинным мечом на боку не мог быть магом.
        Однако, говорил как древний старец.
        Здоровенный детина, по виду необремененный большими мозгами, расталкивая собравшуюся толпу, вышел вперед.
        - Варфалаем, давай я набью этому шутнику рожу? - спросил он у старосты густым басом.
        Тот в панике глянул на меня и вроде невзначай хлопнул по плечу здоровяка.
        Даже если незнакомец вправду маг, что ж, дурака не жаль. Увалень взревел, двинулся на меня как танк.
        Страх, что затея не удалась, и быть мне сейчас битым, еще не распространился на тело, но шевелиться особо не пришлось. Детина, бросившись на меня вперед головой, как бык на тряпку, споткнулся об мою ногу, и свалился позади меня, предварительно ударившись головой о булыжник.
        Видимо деревенщина привык драться используя свою массу как снаряд. И судя по притихшей толпе, поражений он доселе не знал.
        Внутренне ликуя невиданной глупости, я надменно поднял голову:
        - Кто еще хочет попробовать меня на прочность? Но предупреждаю - щадить никого больше не собираюсь.
        Боязливое шушуканье толпы нарушил залебезивший староста. Кажется, в то, что незнакомец сшиб с ног их первого на деревне драчуна магией, поверили все.
        Осталось убраться отсюда прежде, чем этот дурак придет в сознание. У него хватит ума кинуться на меня еще раз, и кто знает, как все обернется.
        - Прости нас, о Великий, - униженно раскланивался староста, одновременно подавая знак мужикам, дабы и те гнули спину. - Мы не признали тебя сразу. О Великий, прости нас.
        - Полно-те, мои слуги умерли в пути, и мне необходим запас еды…
        - Все найдем, все сделаем в лучшем виде, - раболепно продолжал кланяться староста незаметно делая знак полной бабе вести гостя отобедать.
        С облегчением переводя дух, я позволил увлечь себя в богатый, в сравнении с прочими, дом старосты. Во дворе дома с тряпичной куклой играет девочка лет семи.
        Голубое платьице как нельзя лучше подходило к глазам цвета чистейших озер.
        Увидев меня рядом с папой она обрадовано улыбнулась:
        - Кто этот чумазый дяденька? - спросила она звенящим голоском.
        Интересно, когда это я успел испачкаться?
        Староста бросил испуганный взгляд на всесильного мага, и с облегчением утер пот со лба - тот кажется был погружен в свои мысли.
        - Иди на улицу доча.
        Как только я сел за стол, с преданно глядящим на меня старостой, громко объявил что я маг Высокой Башни, посланный магистром с кое каким заданием в Великие Топи.
        - По дороге, на меня напали разбойники, - продолжал я выдумывать на ходу, - но не смотря на то, что все мои слуги мертвы, я не могу оставить свою миссию.
        Услышав это, староста ожесточенно закивал. Значит верит безоговорочно.
        - В общем, мне нужен запас еды, воды, карта и… - я взглянул на объемную фигуру хозяйки дома, - два куска хорошей материи. И побыстрей я спешу.
        - Все будет еще до вечера, - уверил меня он.
        Лейла не знала, как реагировать на свои обновки. Ее распирало двоякое чувство. С одной стороны, повелитель сделал ей подарок, с другой, он просит прикрыть этими тряпками грудь и чресла.
        Она странно смотрела на меня. Я понял, что опять не решается обратиться.
        - Ты хочешь что-то мне сказать? Говори.
        - Мой повелитель, - быстро произнесла она, - тебе не нравятся моя грудь и… и бедра?
        - Что?! - изумился я.
        - Зачем ты хочешь, чтобы я пряталась в этих тряпках? - спросила она обиженно.
        - Неужели я так отвратительна?
        - Вот закомплексованная девка…
        - Что, повелитель?
        - Лейла, я скажу тебе слова, о которых, наверно, придется жалеть, - начал я, набирая в грудь больше воздуха. - Ты, возможно, самая красивая девушка из всех, которых я видел. У тебя шикарная грудь и изумительная попа. Между нами это ничего не меняет, но ты должна знать, что ходить нагишом нельзя. Так не принято среди людей. Ты разве этого не знаешь?
        На нее нельзя было смотреть без улыбки. Она хватала ртом воздух, на щеках выступил румянец. В глазах такой восторг и счастье, что я ожидал от нее броска мне на шею.
        - Мой повелитель, то, что ты сказал, это правда? - медленно, останавливаясь на каждом слове, произнесла она задрожавшим голосом.
        - Ну да, среди людей разгуливать…
        - Нет. Я спросила про то, что ты сказал обо мне…
        Я улыбнулся ей нежно, по-другому с ней и нельзя:
        - Да, Лейла, ты просто прекрасна. Но только не возгордись.
        Я впервые видел, как она широко улыбается и даже как будто светится неземным огнем. Белоснежная улыбка удивительно подчеркивает изящные контуры лица, и я едва сдержался, чтобы не придвинуться к ней ближе.
        - Спасибо, повелитель, - едва слышно шепнула она. - Я буду хранить эти слова в своем сердце всю жизнь.
        Мне стало не по себе. Может, я делаю что-то не то? Эх, где мне найти ответы…
        Переодевшись, она стала выглядеть не намного хуже, чем была. Босая, из одежды только широкая набедренная накидка и обтягивающая высокую грудь полоска материи.
        Странная одежда только подчеркнула ее формы.
        Но по крайней мере, по дорогам и деревням можно идти не таясь. Голая дева вызывала бы, по меньшей мере, удивление. А сейчас вызовет разве что интерес со стороны мужчин. Правда и в этом я был не уверен, так как по-прежнему не имел понятия о нравах и обычаях людей, заселяющих этот мир. В средневековой Европе инквизиция сожгла бы Лейлу только за этот едва прикрывающий срамные места наряд.
        А в то же время в Индии ее бы не приняли даже за девушку достойную внимания. Там ценились фигуры толще, этак, раза в два.
        Деревней по пути больше не встречалось. А на следующий день я ощутил знакомый запах гниющего болота. Обещанные Лейлой топи распростерлись перед нами спустя час. Сизый дымок испарений возвышается над бескрайними трясинами, но до тумана, как в болотах у Высокой Башни, этому было далеко.
        Мы встали у крутого травянистого обрыва, внизу распростерты, покуда хватало глаз, гнилые трясины.
        - Тут нет тропы, Лейла, мы можем утонуть. Вдобавок, я никогда прежде не ходил по болтам.
        - Мой повелитель, я проведу тебя, - уверенно сказала Лейла.
        Сказала с такой уверенностью, что я поверил без какого-либо сомнения. Потом я еще раз вспомнил дорогу магов, проходящую через болота. Я припомнил, как на меня напало чудовище, едва я шагнул на обочину. Берлок…
        - Лейла, а берлоки или еще что похуже в этих болотах не водятся?
        - Конечно водятся, повелитель. Берлоки устраивают логовища в трясинах, дикие вампиры вьют гнезда, где посуше. Ну и само собой, тут обитают пауки и нечисть.
        От таких слов тело вмиг покрылось гусиной кожей, я спросил, стараясь, чтобы в голос не проступила дрожь:
        - Что за пауки и нечисть?
        - Обычные, каких хватает в любом крупном болоте. А Топи не просто большое болото, его размер измеряется целыми акрами.
        - И почему в таком болоте Арайдону понадобился храм?
        Она грустно усмехнулась:
        - Повелитель, наш бог ведь не сам строил себе храм. Как сказал призрак, во времена Великого Смятения некоторые верующие в Арайдона, спасаясь от истребления, устроили поселение в этих топях.
        Я пропустил замечание Лейлы о «нашем боге», но обратил внимание на странность:
        - Что-то я не припомню, чтобы дух это говорил.
        Она быстро стрельнула на меня глазками и тут же отвернулась:
        - Дух пришел вчера ночью, но ты спал.
        - И что?
        - Я запретила ему тебя будить, повелитель, прости.
        - И дух тебя послушался?
        - В иерархии я стою выше него… Да и потом, я пригрозила, что разорву его, если вздумает тебя разбудить.
        Я мысленно присвистнул, но она склонила обычно высоко поднятую голову так виновато, что я не стал заострять на этом внимание.
        - Ладно, а где люди, что строили храм сейчас?
        - Зачахли и умерли от болезней. В Топи люди не живут….
        - Лейла, я пока тоже человек. Скажу больше, я безоружный, да и неумеющий сражаться человек. Я не смогу справиться с вампирами, пауками и прочими берлоками…. Ты удивлена?
        - М… мой повелитель, - сказала она с испугом, - я никогда не сомневалась в твоих силах, и ты возлагаешь на себя напраслину. Ты лучший, ты Великий!
        - Лейла, я далеко не дурак, - начал закипать я, - и я не собираюсь умирать лишь из-за того, что ты считаешь меня несокрушимым.
        Она упала на колени прямо в болотную грязь:
        - Мой повелитель, не гневайся на меня. Я неправильно выразилась, конечно, я глупая. Я должна понимать, что ты уязвим, но… иногда это забываю.
        - Ладно, перестань. Но Лейла, я хочу, чтоб ты не забывала, что я хрупкий человек из костей и мяса, и я иногда тоже чувствую страх….
        - Мой повелитель, я защищу тебя! - вскрикнула она, словно испугавшись, что я сейчас поверну назад. - Разумеется, как только ты разрешишь, я превращусь в миракла. Буду указывать безопасный путь и защищать тебя. Поверь, со мной в этих болотах не справится никто.
        Я поверил.
        Поверил и последовал за оборотнем в глубь смертельно-опасных топей. Огромное мохнатое чудовище неспешно пробирается по кочкам, тщательно обходя зыбкую трясину. Время от времени горящие алым глаза впираются в меня, и тогда внутренности пробирает мороз. Волчица шумно принюхивается, то ли не узнавая идущего за ней человека, то ли приглашая плотнее следовать за ней.
        Я ступал на казавшиеся такими ненадежными кочки, стараясь идти ровно по ее следам. В конце концов, хоть она на четырех лапах, но весит не меньше пары центнеров. Мы неуклонно двигались на юг, несмотря на то, что иногда упирались в непроходимые, даже для нее, топи. И Лейла молчаливо разворачивалась, делая довольно большие крюки.
        Неожиданно она, занеся лапу над трясиной, замерла. Шерсть вздыбилась, глаза, красными фонарями освещающие несколько метров впереди, вспыхнули с удвоенной яростью. Мгновенно развернувшись, оборотень с вздыбленной шерстью и грозным рыком бросился на меня. Разрыв сердца я получить просто не успел.
        Одним прыжком перемахнув через меня, вцепилась во что-то позади. Медленно, еще не веря своему счастью, я повернулся, чтобы увидеть, как Лейла рвет и теребит под собой что-то крылатое. Снова отвернулся, присел на мох, переводя дух.
        Серый волк слегка меня толкнул, окровавленная пасть уткнулась мне в лицо, ожидая похвал.
        - Лейла, ты напугала меня до полусмерти. Пожалуйста, больше так не делай, - дрожащим от пережитого страха голосом сказал я. Чуть придя в себя, оперся ладонью о могучую шею, встал. - Ладно, чем быстрее дойдем до храма, тем быстрее покончим с этим.
        Она поднялась, продолжая путь. По-моему, дорогу подбирает больше для себя, там, где серые тяжелые лапы иногда увязали в трясине, я проходил спокойно.
        А почему у нее серая шерсть? Она же была серебристая?! Бродя по воняющему тухлыми яйцами болоту, я думал об этом не переставая. Но поняв тщетность попыток разгадать эту загадку, махнул рукой, обещая себе, что позже спрошу у «нормальной» Лейлы.
        В голову, освобожденную от дел, вернулись мысли о пережитом недавно ужасе.
        При таком весе и скорости против Лейлы у меня не было даже малейшего шанса. И если разум покинет оборотня, она растерзает меня за секунду.
        «Вдруг Лейла в образе волка забудет о своем «повелителе»?» - холодея, думал я. Но она вела себя спокойно, и слава Богу, до вечера никакие крылатые твари к нам не лезли.
        Выбрав место посуше, я попросил Лейлу остановиться. Как не странно, она меня поняла, более того, в зубах приволокла откуда-то на удивление сухое прогнившее деревце. Я достал из короба кресало, и очень скоро на сложенном в кучу хворосте заплясали языки пламени. Разогрев остатки прихваченного из деревни мяса, я стал есть его с невероятным аппетитом. И тут вспомнил о наблюдающем за мной оборотне.
        Лейла лежит, с интересом наблюдает за моим процессом поглощения пищи, если бы она не была в шкуре зверя, то я бы засмеялся. Так смотрели люди из племен Майя, когда выяснилось, что «белые боги», оказывается, могут употреблять человеческую еду.
        - Лейла, хочешь кусочек?
        Я нерешительно протянул к ее морде последнее мясо. Она встала, и как мне показалось, обиженно исчезла в начинающих сгущаться сумерках. Лишь отчетливое шлепанье лап говорило о том, что она где-то поблизости.
        Услышав истошный вой, я вздрогнул. Вой сменился рыком и коротким шумом борьбы. Я застыл, словно оказался вдруг во льду. Если Лейла встретила хищника еще опаснее….
        Через несколько показавшихся вечностью минут в круге света от костра важно объявилась Лейла. По тому, как лениво она двигалась, я понял, что наелась от пуза. Господи, кого же ты съела…
        Мне снился страшный сон. Я один, окруженный гниющими, дурно пахнущими болотами. Ноги проваливаются в трясину по колено. И тут не пойми откуда выскакивают величиной с собаку кроваво-красные пауки.
        Проснулся в холодном поту, и мне стало еще страшней. Моя голова лежала на мягкой большой лапе оканчивающейся длинными когтями. Сообразив, чья это лапа, я немного успокоился. Подтянулся, рассматривая мирно лежащего оборотня с ало-светящимися в свете тусклого солнца глазами.
        Я вскипятил болотную воду и съел последние сухари. На обратную дорогу припасов точно не хватит. Вся надежда на Лейлу, может, и принесет что съестное, только не крыланов, не лягушек и не пауков.
        Улыбаясь не сводящему с меня алых глаз матерому хищнику, закончив завтракать, попросил оборотня следовать дальше. Она встала на четыре лапы, шумно принюхалась и к чему-то прислушалась, только потом неспешно потрусила по зыбкой с виду трясине.
        Не прошло и получаса, как я с удивлением заметил, что мы вышли на твердую сухую землю. Сухой островок, по-видимому, большой. Впереди стеной встали карликовые осины. Лейла уверенно повела через подлесок. Шагов через двадцать я с удивлением увидел деревню. То есть то, что от нее осталось.
        Впереди видны отчетливые следы былого частокола. Еще не до конца сгнившие оструганные бревна валялись прямой стеной вдоль острова на болоте. За ней простирались несколько остовов бревенчатых изб. Стало ясно, что мы пришли в бывшую деревеньку изгоев, что не желая поклоняться Дакрону предпочли добровольное затворничество.
        В центре деревни возвышается высокий холм, на котором видны сваленные в беспорядке камни. Кажется, это и был храм Арайдона, но он рухнул от времени и размывшегося фундамента.
        Лейла зарычала. Шерсть на холке встала дыбом. Я оглянулся, не понимая, откуда грозит опасность. Справа, из-за не успевшей до конца развалиться деревянной кладки, ввысь взлетело нечто тряпичное. Оно замерло, рассматривая нас. По описанию в когда-то прочитанных книгах я со страхом понял, что это Баньша.
        Существо, олицетворяющее саму смерть. По классификации оно характеризуется как призрак, но в отличие от него опаснее в тысячи крат. Обладает зачатками магии и способностью воздействовать на материальный мир. Даже опытный маг скорее всего спасует перед ней.
        Чуть прозрачное закутанное в темный плащ с капюшоном человекообразное создание, только в отличие от двуногих ниже пояса «плоть» у него размывается.
        Повисев секунду в воздухе, оно достало откуда-то из-за спины небольшую призрачную косу и с высоты кинулось на меня. Раздавшийся от нее вой почти вышиб из меня дух, я упал на колени, ладонями зажимая уши, но тщетно. Казалось, душераздирающий вой раскладывал каждую клеточку моего организма на составляющие… Я думал, что уже умер, но вой как от сирены оборвался, сменившись звоном в ушах.
        На полпути Баньшу перехватило нечто серое, завертелось клубом. И лишь, когда серый хоровод остановился, понял, что нематериальное по существу тело призрака рвет на части огромный волк со светящимися кровавым огнем глазами.
        Через пару секунд с призраком было покончено. Он исчез, и напрягая магическую суть, я чувствовал, что сильных духов в округе нет. Лейла, обнюхав меня, удовлетворенно фыркнула словно лошадь и поспешила подняться на холм.
        Превозмогая слабость во всем теле, я поднялся с колен. Пройдя за ней через разбросанные повсюду серые валуны, обнаружил заросшую мхом и лишайником дыру, ведущую вглубь холма. В дыре разглядел лестницу и, включив ночное зрение, понял, что под холмом большое помещение.
        - Лейла, ты разве не пойдешь первой? - спросил я волчицу. Мне показалось, что она отрицательно покачала мордой.
        - Ну да, нашла сапера…
        Я осторожно спустился. В комнате еще можно было угадать зал давно заброшенного храма. Расписанные узорами стены местами покрылись трещинами, а местами облупились так, что трудно было различить яркое когда-то изображение.
        Старый, занесенный грязью каменный алтарь возвышался на небольшом подиуме.
        Глава 9
        - Взываю к тебе, Арайдон! - прокричал я. Звук, отражаясь от разрушенных сводов храма, вернулся с утроенной силой, едва не заставив меня пошатнуться.
        - Я слушаю тебя, Вардес, - сказал кто-то позади.
        Рыцарь в красиво сверкающих в свете факелов зеркальных доспехах стоит, обеими ладонями опершись на двуручный меч. Лицо скрыто за литым шлемом, узкая прорезь для глаз и вертикальная щель у носа открывают лишь малую его часть. Я удивился тому, что даже через такую узкую смотровую щель можно отчетливо видеть темные глаза Бога. Рыцарь не выглядит большим или небывало сильным: моего роста, а размах плеч говорит скорее о благородстве, чем о мощи их обладателя.
        На всякий случай я спросил:
        - Кто ты?
        Рыцарь заговорил металлическим голосом:
        - Я тот, к кому ты взывал. Я Арайдон.
        - Я Вардес. Чужой в этом мире… - начал я, собираясь вкратце рассказать свою историю.
        - Я все знаю, - перебил бог.
        - Откуда? - удивился я.
        - Я же все-таки бог, - показалось, что в металлическом голосе засквозила печаль.
        - Ясно, тогда ты наверно знаешь, зачем я здесь?
        - Да. И поверь, несказанно этому рад.
        - Что-то ты не похож на осчастливленного человека.
        - И это верно. Прости, но в моем положении нет ничего веселого. До недавнего времени моя душа была заперта, и триста лет я просидел в темноте. По счастливой случайности я смог вырваться из темницы, но я все равно обречен. Даже дух бога без тела не имеет мощи. Сейчас по силам я равен лишь сильному магу, каких ты, наверно, много видел в Высокой Башне. А как только предатели хватятся меня, я, возможно, окажусь в еще более худшем положении, чем был. Мое тело сожжено, мой прах надежно охраняется. Вся надежда на героя, который будет достаточно силен и отважен, чтобы рискнуть открыть урну с прахом.
        - И тогда твое тело возродится?
        - Да… - после паузы ответил дух бога, - возродится лет через сто.
        - Но до этого времени тебя вновь поймают? - спросил я с небывалым волнением.
        - И здесь ты прав, - в металлическом голосе нет и намека на эмоции.
        - Может быть, есть способ ускорить этот процесс?
        Бог задумался, потом заговорил с расстановкой:
        - Где ты научился этим словам? Я не знаю такого слова, но понимаю, о чем ты спрашиваешь. Так слушай же, хексен, возможно, это пригодится. Когда я был в рассвете сил, и ни один смертный, в которого я вложил божественную суть, не помышлял об измене, я сделал много сильных артефактов. Один из них - чаша, способная с течением времени накапливать колоссальную энергию. Энергию можно направить куда угодно: на разрушение или созидание. Если эту чашу за триста лет ни разу не пускали вход, накопленной в ней энергии хватит, чтобы в миг возродить мое тело из праха. И тогда я воссоединюсь и по мощи буду равен четырем предателям. В любом случае, только воссоединившись со своим телом, я буду чувствовать себя в безопасности.
        - Значит, нужно найти чашу и лишь потом твой прах?
        - Да, и никак иначе. Как только урна с моим прахом распечатается, божества это сразу почувствуют и непременно начнут меня искать. Я не смогу постоять за себя, и у меня не будет лишней сотни лет, чтобы дождаться, пока возродится тело.
        - Где мне найти эту чашу?
        - Этого я не знаю. С тех пор, как Четверка меня низвергла в заточение, прошло триста лет. Но наверняка, гребущий каждый под себя горе-бог не позволят теперешнему хозяину чаши хранить столь мощный артефакт у себя во владениях. Я уверен, что по общему договору чаша хранится под охраной в землях смертных. Она копит силы до тех пор, пока все четыре бога не решат, что пришел час ее использовать.
        - Так где же мне ее искать? - спросил я, сам не зная почему.
        Чаша находится под охраной богов, и уж точно не мне ее добывать. Но почему-то всей душой я хотел помочь этому богу. Я чувствую к нему жалость? Нет. Вину.
        Чувство вины. Откуда оно? Чем я мог перед ним провиниться?
        Бог остро посмотрел на меня, темные глаза из-под шлема словно пронзили душу насквозь. Чувство такое, что читает в ней даже самые сокровенные мысли.
        - Я не знаю, где ее искать. И не буду рисковать, узнавая. Если хочешь мне помочь, ты должен найти ее сам, - строго заговорил он.
        Интересно, почему бог скрывает лицо под зеркальным шлемом, ведь по глазам ясно, что он совсем не так уродлив, как Дакрон.
        - И еще прежде, чем служить мне службу, советую тебе хорошенько подумать.
        Несмотря на то, что ты единственный хексен, обратившийся в мою веру, я не стану умалчивать правды. Даже будь ты на пару сотен лет постарше, у тебя почти нет шансов. Поэтому я прошу тебя, взвесь все еще раз, прежде чем вставать на один путь с Падшим богом.
        - Это ты так меня ободряешь или просто проверяешь?
        - Нет, я лишь не хочу, чтобы ты разочаровался, если вдруг поймешь тщетность усилий. Ведь у тебя нет веры в меня. Ты не поклоняешься и даже не считаешь меня Богом. Откуда же ты возьмешь силы, чтобы не сломаться, столкнувшись с непреодолимыми трудностями.
        Почему-то вспомнилась та беспомощность, когда меня охватили темные духи, и я на полчаса стал одержимым. Я единственный луч надежды, освещающий дорогу к былому могуществу. А этот идиот еще пробует играть в благородство.
        Неожиданно для себя я бросил презрительно:
        - Ну, ты и дурак.
        - Что?! - вскинулся бог. Если бы доспехи были настоящими, в их лязге слышался бы смертный приговор. Темные глаза загорелись яростью. - Как ты смеешь?!
        Думаешь, если я лишен плоти, у меня не хватит сил испепелить тебя?
        Было страшно, но я храбрился:
        - Не угрожай без толку. Побереги силы для будущего. Но теперь мне понятно, почему тебя смогли свергнуть: любой с таким благородством и гордостью часто попадает впросак.
        Если бы передо мной стоял человек, я бы сказал, что он скрежещет зубами от злобы. Рыцарь-бог все так же стоял, опираясь на двуручный меч, не шевелясь и не дыша, лишь глаза сверкают как два прожектора, выискивая в ночном небе вражеские самолеты. Но почему-то у меня возникло подозрение, что напускная ярость была лишь маской, скрывающей быструю работу ума.
        Может быть, он только выигрывал время для обдумывания ответа на явное оскорбление. А возможно, пытался понять, что кроется за столь странным поведением человека.
        - Юный хексен, я мог бы убить тебя на месте. Я понимаю, что ты пришел лишь затем, чтобы увидеть поверженного бога, - в металлическом голосе слышна бесконечная усталость. - Посмотрел? Теперь иди с миром, и да спасет Творец твою душу.
        Темные глаза наполнились скорбью и печалью. Но я видел, что скорбит не по утраченной надежде, он явно оплакивал не себя. Просто жаль мою прогнившую душу.
        - Ты не похож на Дакрона, - сказал я после паузы. - И если ты не притворяешься, твой характер меня вполне устраивает. Я согласен стать твоим… хексеном, - вспомнил я подходящее слово.
        Он долго молчал. Наконец, все обдумав, тихо сказал:
        - Очень хорошо. Скажи свои условия, и если они мне подойдут, я приму твою присягу.
        Я задумался, не понимая, что хочет этот странный бог. Потом из глубин сознания поднялась малопонятные даже мне самому фразы:
        - Помни, я не раб и не слуга тебе. Я вольный воин, который будет служить тебе верой и правдой, до тех пор, пока твои приказы не покажутся абсурдными или будут противоречить моему естеству. Буду служить до тех пор, пока не пойму, что твои цели бессмысленны, а служение тебе не повлечет для меня ущерб. Я так же прошу после того, как ты обретешь тело, исполнения одного желания, которое я оставлю за собой. Все, - закончил я.
        Он долго молчал, и в прохладной тишине храма я слышал лишь удары своего сердца. Наконец, из-под шлема раздался металлический голос:
        - Я Арайдон, верховный и низвержений бог этого мира, призываю Великого к свидетельству клятвы, произносимой сейчас. Я соглашаюсь со всеми условиями. И вновь беру хексена под защиту и опеку. Все, - закончил он.
        Поглядев на меня внимательно, через полминуты продолжил:
        - Эта была самая странная, но до боли знакомая клятва верности, которую я слышал. Но так же она самая ненадежная для меня. Дающая клянувшимуся великую свободу. Но больше всего меня нервирует тот пункт с исполнением желания. Будь у меня хоть какой-то выбор, я бы не принял твою клятву.
        Он остановился, ожидая моего слова. Но я молчал, зачаровано глядя в глаза бога. Они показались теплыми и до боли знакомыми, да, это мой бог…
        - Что ж, я все же верю в твое благородство, - бросил он, поняв, что не дождется ответа. - Обряд еще не закончен. Для становления моим полноправным хексеном ты должен принять часть моей силы.
        - Как это понимать?
        - Природа для своей защиты создала расу, способную противостоять вторжению извне. Люди из этой расы называются хексенами или у людей - Героями.
        - Природа?
        - То, что ты называешь Миром, но в более широком смысле.
        - Продолжай.
        - Но такие хексены не завершены. Чем дольше живут хексены, тем сильнее они становятся, но истинную силу обретают, как только присягают какому-либо богу.
        - Зачем это? - не понял я.
        - Скажи, что будет делать существо похожее на человека, обладающее огромной силой? Завоюет королевство, станет правителем?
        Я не нашелся с ответом, и он продолжил:
        - Да будет именно так. Власть, богатство - главные мечты человека. Тем более бессмертного человека. Но как он сможет защитить мир, если вдруг его попытаются захватить извне? Не зная, что делать, чего ждать от врагов, и не имея понятия об устройстве самого мира, он будет бесполезен как защитник. А любой обитающий в Мире бог или божество, как правило, будет стремиться защитить привычный мир.
        Хотя бы потому, что жизнь этого мира напрямую связана с его собственной. Поэтому умное мироздание, то есть природа, «завязала» хексенов на богов. Если хексен служит богу, не важно светлому или темному, он наравне с богом будет участвовать в его защите. Будет знать уязвимые позиции врага, понимать, куда лучше бить….
        - Ты улавливаешь нить моих рассуждений?
        - Разумеется, - притворно обиделся я. - Я так же понимаю, что боги с удовольствием принимают к себе таких слуг.
        В глазах зеркального рыцаря загорелись веселые искры:
        - Слуг, как же, - сказал он с усмешкой в металлическом голосе, - я до сих пор боюсь пункта об исполнении желания. Но да, ты прав, у темных богов молодые хексены имеют не больше прав, чем слуги или рабы.
        - Вроде, я все понял. Но теперь, когда я выбрал бога, то есть тебя, что дальше?
        - Условия служения были уже оговорены, теперь мне остается лишь обозначить тебя своим благословением. И как только Мир поймет, что ты выбрал свой путь, он полностью раскроет дремлющие в тебе силы. Но это не значит, что ты станешь неуязвимым. Сильным ты станешь лишь по прошествию столетий, а сейчас уже имеющиеся в тебе способности намного усилятся.
        - Какие, например? - спросил я, внутренне ликуя.
        - Хексены обладают острой способностью к предвидению, такие способности появляются у них даже на раннем этапе развития. Но как я уже сказал, ты слишком молод. Остальные способности откроются в тебе со временем, в зависимости от того, как часто ты будешь в них нуждаться. Я подчеркиваю, что до тех пор, пока ты молод, ты мало чем отличаешься от людей - воинов, ну, или магов. Другими словами, береги себя.
        Он замолчал, что-то вспоминая или обдумывая, потом спросил:
        - Ты готов?
        - Да….
        Золотой, светящийся шар каплей ртути вырвался из ладони бога. Повисев секунду в воздухе, он обжигающе холодной силой проник мне в грудь. Я зашатался и упал.
        - Вот и все. Теперь ты почти совершенный хексен, если ты не захочешь мне служить, тебе придется изгнать мою суть, и если ты захочешь опять сделаться сильнее, придется искать другого бога.
        - Я видел какое-то золотое сияние… - сказал я, вставая с заросшего мхом пола.
        - Это была моя суть. Отпечаток моей души. Теперь на тебе лежит печать моего благословения, и теперь Мир знает, что ты под опекой Бога.
        - Ясно, надеюсь, твое благословение не увидят враги?
        - Это как раз очень хорошо видно. Обычный маг, может, и не увидит, но другой хексен или очень хороший волшебник будут видеть, в каком боге находится твоя вера. Я должен предупредить, что я светлый бог, и любой встретившийся тебе темный приспешник скорей всего захочет тебя убить. Впрочем, все слуги четырёх божеств, лишь распознав, кому ты служишь, непременно попытаются это сделать.
        - Твою мать, - сжал челюсти я. - Да, это не есть хорошо.
        - Хексенов в этом мире не так уж и много, а с остальными, если повезет, справишься.
        - Спасибо и на этом, - угрюмо сказал я. - Значит, я тоже смогу видеть такие печати? Скажи, а хексенов можно отличить по внешности?
        Бог смотрел на меня, как будто впервые видел. Странное выражение в глазах невозможно было индефицировать.
        - Знаешь, я уже начинаю тебя страшиться, - протянул он.
        - Не смейся.
        - И не думал. Ты опасный человек. И прежде всего ты опасен своим не погодам развитым умом. И я славлю Творца, что сделал тебя моим союзником. Не знаю, где ты вырос, и кто тебя воспитывал, но такие вопросы не задавал ни один из моих хексенов.
        Он остановился, смекнув, наверно, что перегибает палку. Лесть - мощное оружие, и хоть это не всегда получается, я стараюсь на нее не покупаться.
        - Да, ты прав, - продолжил рыцарь-бог, - если хексен истинно верит в своего бога, на нем все больше откладывается отпечаток стороны, которой он служит.
        Хексенов, служащих темным богам узнает любой. Но прости, мне нужно тебя покинуть. Мое присутствие даже в храме может быть замечено. Я не могу помочь тебе даже советом. Воскреси меня, и твое заветное желание исполнится, - напоследок бросил он. - Удачи, Вардес.
        Божественный дух растаял в воздухе, оставляя меня оглушенным в забытом храме.
        Неужели я и в правду бессмертный воин?
        Глава 10
        Я вышел из затхлого подземелья в прохладную ночь. Отливающие серебряным светом луна и звезды предавали мертвой деревни яркий оттенок таинственности.
        Где-то в болоте что-то протяжно завыло, заулюлюкало словно индеец изображающий волка. Может быть неведомое чудовище учуяло запах мяса, которым для него и являюсь я?
        На холме, что раньше был храмом, нетерпеливо ожидают меня девушка и едва видный в ночи призрак.
        - Теперь можно тебя звать полноправным хексеном? - спросил меня дух, когда я подошел к ним.
        - Да, - ответил я возбужденным голосом.
        - О, мой герой, - чуть ли не промурлыкала Лейла.
        Она уже обратилась человеком, то есть счастливой девушкой с преданным огнем в глазах. Интересно, почему она не воспользовалась возможностью увидеть своего бога?
        - Что, Лейла?
        - Ты видел Арайдона? Как он? Я не осмелилась войти, - потерянно проговорила она.
        - Да, он… держится.
        - Мой герой, я так рада, - она улыбалась, осчастливленная.
        Я и сам едва мог сдерживать радость и эйфорию. Я бессмертен, и возможно, скоро стану очень сильным. В этом мире я уже приобрел какой-то вес. Из замухрышки подмастерья в агентстве превратился почти в супергероя, помощника и спасителя бога. Пусть даже мертвого бога…
        - Хватит радоваться, - вернул нас на грешную землю решительный хоть и трудно разборчивый голос духа. - Мы сделали лишь короткий шаг навстречу нашей цели.
        Сейчас мы в преддверии храма Арайдона, здесь сможем разговаривать, почти не боясь, что нас подслушают. Давайте решим, как нам достичь цели.
        - Ты сказал, что уже придумал план?
        - Да, это так. Но все же ты должен сам обдумать его. Вардес, то, что решили сделать мы, очень серьезно. Лейла рассказала про твою короткую одержимость.
        После такого удара не выживают. Думаю, в Высокой тебя считают мертвым, и это хорошо. Но наши действия рано или поздно приведут к раскрытию всех планов. В этом случае презренные боги отправят нас в небытие.
        - Что же ты предлагаешь? - не понял я.
        - Я призываю тебя к осторожности, Вардес. Чем позже о наших планах узнают враги, тем больше у нас шансов выжить и выполнить задачу до конца.
        - Ты не очень укрепил мой дух, - попытался пошутить я.
        - Крепись, хексен, тебя ждут тяжкие испытания. А пока нам нужно выбрать одну из трех первоочередных задач.
        - Какие задачи? - спросил я подозрительно. Не люблю, когда грузят работой…
        - Как я уже говорил, Дакрон вместе с остальными вероломными предателями, убили Арайдона, сожгли его тело, а прах запечатали в урне и спрятали далеко в Драконьих горах. И чтобы воскресить Арайдона, нам понадобится найти эту урну.
        - То есть это первая наша цель?
        - Нет, она одна из трех основных. Следующая цель - это так называемый сосуд.
        Именно в него был заключен его Дух. Мы должны будем отыскать этот сосуд-темницу и освободить его. Но беда в том, что я не знаю, где искать….
        - Спешу тебя обрадовать, Дух Арайдона уже вырвался из заключения.
        - Правда?! Тогда он…
        - По-прежнему вынужден скрываться от всевидящего ока богов, - договорил я за него.
        - Верно. Ты не представляешь, как это хорошо. Наш Бог свободен. Осталось только воскресить его тело…
        - Не могу сообразить, какая наша третья цель? - устало уронил я.
        - В Высокой Башне в поисках информации об Арайдоне я перерыл кучу архивов. В одной из древних бумаг нашел упоминание об артефакте, обладающим огромной мощью.
        - Случайно, не Чаша?
        - Да! - аж придвинулся ко мне дух - Откуда ты узнал?!
        - Арайдон о ней говорил, но он не знает, где она. И еще я плохо понял, зачем нужна эта самая Чаша?
        - А как ты планируешь воскресить его тело? Если освободить прах из запечатанной урны, тело Арайдона возродится само. Но на это уйдут годы! Но если у нас в руках будет Чаша, мы ускорим процесс регенерации тела во сто крат.
        - Понятно, - протянул я. - Значит, чаша очень важна. Хорошо, так куда идем в первую очередь, к урне с прахом или к Чаше?
        - Не идем, а идешь. А теперь думай сам, - призрак снова почему-то посмотрел на звезды. - Сейчас мы находимся почти на равном удалении от Непроходимых гор и Мифрилового острова, на котором спрятана Чаша. И то, и другое надежно охраняется, и где слабее охрана, мне не ведомо.
        Услышав об охране, я впал в легкое уныние. До этой минуты не представлял всю самоубийственность этой затеи. Но может не все так плохо? Не знаю, на что способны стражи из личной свиты богов, но наверняка, не только таскать леденцы у детей. Хотя Лейла тоже имеет отношение к гвардии бога. На мгновение представив сотню таких оборотней, меня замутило.
        - Мне кажется, по сложности к ним доступа обе наши цели равны. Но вот если мы вскроем урну не имея Чаши, об этом узнают все боги. И уничтожат нас. Зато тело Арайдона со временем оживет, вряд ли боги смогут собрать все частички праха. Но, к сожалению, мы этого не узнаем. Но если сначала завладеть Чашей, то в случае везения, боги не догадаются, что Арайдон и похищение Чаши взаимосвязаны. В ином случае, они усилят охрану праха…. Так что решай сам.
        Я усмехнулся:
        - Судя по твоим словам, никакой альтернативы нет. Чаша, так Чаша…
        - Думаю, ты прав, повелитель. Твой слуга - миракл, знает, где находится остров. Я постараюсь еще кое-что узнать. А пока пожелаю тебе удачи, хексен.
        - За последний час ты второй призрак, который пожелал мне удачи.
        Он не понял и молча растворился в ночи, а может, даже в реальности.
        Фиолетовая вспышка и Лейла вновь обернулась… подобием волка. Хотя назвать ее волчицей не поворачивался язык: между ней и волком была примерно такая же разница, как между декоративной собачкой и матерым цепным псом. Я опять удивился перемене произошедшей в ней. Недавно была в серебренной шкуре, а теперь, словно готовится к зиме - сменила цвет на серый.
        Мы прошагали по топям больше пяти часов, пару раз я видел шевеление далеко в трясине, еще один раз - из торфяника поднялось какое-то, судя по вою и шуму, довольно большое чудовище, впрочем, я только успел разглядеть силуэт. Увидев начинающую грозно рычать Лейлу, оно поспешило скрыться в пучине.
        У меня устали ноги, сил еле хватало, чтобы следить и ступать по следам Лейлы, но помня прошлую ночевку так близко у цели, останавливаться я не стал.
        Мои мучения были вознаграждены, скоро мы вступили на твердую землю, и немного отойдя от смрадного болота, я обессилено упал на твердый грунт. Лежа с закрытыми глазами, слушал шлепанье босых ног: Лейла вновь стала девушкой и теперь лезла в мою сумку за вроде уже привычной одеждой. Накинув свои ленточные полотна, она принялась собирать хворост. Почему-то мне стало совестно и, через силу встав, соображал, чем же ей помочь.
        - Лейла, оставь, все равно у нас кончились припасы.
        Она закусила пухленькую губу:
        - Плохо, но я сейчас сбегаю, что-нибудь принесу.
        - Спасибо, Лейла, ты просто золото, - сказал я мягко.
        Она улыбнулась, темно-зеленые глаза вновь загорелись огоньками радости.
        - Мой повелитель, подержи накидку, - сказала она, хитро улыбаясь и снимая с себя только что надетые тряпки.
        Правда, как следует рассмотреть ее прелести все равно не успел. Темно-синяя вспышка резанула по глазам, и когда я пришел в себя, серый волчара был уже далеко.
        К вечеру следующего дня мы подошли к той же деревне, где я притворялся магом и дал трепку здоровяку, за это бесплатно взял у старосты припасы и лоскуты одежды для Лейлы.
        Лейла бегала «волком» уже второй день. С тех самых пор, как мы вышли из болот. Она была неплохим охотником, в пути я ел только свежее мясо. Правда, готовить приходилось мне самому, Лейла не собиралась превращаться в красивую девушку и варить стряпню своему обожаемому «повелителю».
        Недалеко от открывшихся домов я остановил Лейлу:
        - Волчица, подожди меня здесь. Я по старой памяти схожу за провизией.
        Она посмотрела на меня тяжелым взглядом, от такого любой бы на моем месте обмочил штаны. Но я уже привык к адскому пламени в глазах, к тому же она улеглась, даже не заворчав.
        Войдя в деревню, я направился прямиком к дому старосты. На дворе было на удивление много народа. Несколько деревенских распрягали коней из телеги. Среди них я узнал того верзилу, который хотел намять мне бока. Увидав меня, он дернулся и стремглав бросился в дом. Через минуту оттуда выбежал староста, сопровождаемый степенно шагающим человеком в добротной кольчуге.
        - А-а-а, вот он, тать! Явился снова, небось мзду опять захотел?! - выкрикнул он, указывая грязным пальцем мне в грудь.
        - Спокойно, Варфалаем, - сказал его гость, - значит, вот этот немытый удалец прикинулся магом Высокой и собрал с вас весь налог?
        - Истинно говорю, он самый! - подобострастно задергал бородой староста.
        - Ребята, подойдите-ка сюда! - крикнул его гость. И из стоящей справа конюшни выскочило четверо бряцающих кольчугами воинов.
        - Тут объявился человек, прикидывающийся магом Высокой, - разъяснил подошедшим гость, одновременно осматривая меня злым взглядом - Сознавайся, кто таков или будешь висеть на этих самых воротах.
        Воины угрожающе двинулись на меня. И не давая мне открыть рот, староста подле воина дернулся:
        - Осторожно, он владеет колдовскими фокусами, - быстро сказал староста.
        При этих словах воины обнажили мечи.
        - Я маг Высокой Башни, - высокомерно бросил я, - и если вы свиньи сейчас мне не поклонитесь, будете сурово наказаны.
        То, что мой блеф не прошел, я понял сразу. У говорившего со мной воина дернулась щека.
        Он бросил со злобой:
        - Я наместник всей области топей и властитель южных земель, начиная от южных границ Эрегора, заканчивая южными границами Империи. Повесьте его ребята… - неожиданно скомкано закончил он.
        Двое подскочили ко мне с боков, держа за руки. Один воин приставил к горлу меч, еще один споро перебрасывал через ворота веревку.
        С испугу я крикнул первое, что пришло в голову:
        - Лейла, помоги! - успел крикнуть прежде, чем получил удар кулаком в живот.
        Я попытался вырваться, но второй удар под дых заставил мое тело обмякнуть.
        Меня подтащили к воротам, быстро надевая петлю на шею. Стало по-настоящему страшно. Вот так вот умереть в петле… Из дома вышла та самая девочка с голубыми глазами и таким же платьицем, увидев меня с петлей на шее она удивленно приоткрыла ротик.
        - Дочь иди домой! - закричал Варфалаем едва ее увидив.
        Она кивнула и скрылась за дверью. Ну хоть не увидит мою смерть…
        Петля не успела затянуться у меня на шее: от раздавшегося в деревне истошного крика на секунду замерли все. Все, кто был во дворе дома, вышли за ворота, непонимающе всматриваясь вдаль.
        - Спаси нас, Дакрон, - наконец, зашептал наместник.
        От его лица отхлынула кровь, но нужно отдать ему должное, он оказался единственным, у кого хватило духу потянуться за оружием…
        После того, как Лейла взглядом выпросила разрешение говорить, ее рот не закрывался более получаса:
        - Значит, мой повелитель, ты решил отправиться через Эрегор? - все не умолкала она. - Мудрое решение. Империя стережет свои северные границы лучше, чем недавно покоренное королевство. Они всегда боялись Северян. Но все же я слышала, что империя готовит армию для вторжения в Ануминас, вполне возможно, что эти армии и собираются в Эрегоре. Это удобно, поскольку в завоеванных королевствах всегда держат гарнизоны. Главное, чтобы нас не приняли за лазутчиков… или за повстанцев. Ух…. Кстати, мы подходим к границе, где когда-то простиралось королевство Эрегор. Призрак предупреждал нас о разбойниках…. А вот, кстати, и приграничный камень.
        Лейла показывала на камень, стоящий у дороги. В нем выдолблено лишь одно слово - «Эрегор». Судя по обломкам, валявшимся невдалеке, совсем недавно он был больше. Наверно, захватчики разрушили камень в том месте, где написано слово «королевство».
        - Да, Эрегорцы, наверно, были слишком беспечны, раз позволили себя захватить… - продолжила она.
        Я не выдержал:
        - Прости, Лейла, у меня болит голова.
        На ее лице сменилась масса чувств. От сочувствия и желания хоть чем-то облегчить мне боль до понимания своей ошибки и раскаяния. Она виновато приспустила голову. А я долго в нее всматривался, пытаясь найти сходство между этой хрупкой девушкой и диким матерым зверем, рвавшего на части наместника и беззащитных крестьян.
        До сих пор перед глазами страшная, написанная кровью, картина. Серый, лохматый зверь с полыхающими огнем глазами стоит на распростертых на земле, окровавленных трупах. Еще секунды назад, они были самыми обычными, ничем не отличающимися от прочих людьми. А теперь они прямиком отправились в прошлое.
        Девочка с глазами цвета морской волны не обращая внимания на замершего оборотня, бросилась к одному из тел:
        - Папа! Папочка! - отчаянно закричала она.
        Девочка была умна: она почти сразу поняла что ее отец больше не улыбнется и не подарит на день рождения куклу. Оторвав от остывающего тела прелестную головку, она размазывая по щекам слезы и кровь, вперила ненавидящий взгляд в оборотня, в меня…
        Сконфуженная Лейла, попятилась от взгляда крохотной в сравнении с ней девочкой, словно та была в силах ее разорвать.
        - Папочка…
        Слова девочки до сих пор звенящим набатом отдаются в ушах.
        Но мысли о кровавом побоище в деревне отошли в сторону, уступая дорогу более горьким. Лейла всегда мне напоминала о той страной деве, что я повстречал в темнице. Даже столь безупречно красивая девушка, как Лейла, не могла с ней сравниться… А я… Скорее всего, я ее убил. Эта мысль будет меня преследовать вечность… Я ведь, все-таки, бессмертен.
        Мне уже начинало казаться, что бессмертие - сродни проклятью. На прошлой неделе убил прекрасную деву, сегодня осиротил девочку. И если память у меня тоже неплохая - буду мучится угрызениями совести несколько веков.
        Мы шли по землям захваченного королевства уже несколько часов. Дорога вела через бескрайние степи, а в одном месте даже показалось золотое поле пшеничных колосьев. Я надеялся встретить в деревне более радушный прием, но в который уже раз просчитался.
        Наконец, показавшаяся деревня встретила нас золой и пеплом. Порыв ветра стряхнул с обгоревших бревен, что когда-то были избами, черную взвесь, бросая нам в лицо. Деревня не пережила эту войну, и некому больше косить хлебные злаки и делать муку. От мельницы на окраине тоже почти ничего не осталось.
        - Пойдем отсюда, Лейла, - сказал я грустно глядевшей в черноту посреди желтых колосьев девушке.
        Она подчинилась как всегда молча и безропотно, многое бы отдал, чтобы узнать, какие мысли бродят в ее хорошенькой голове.
        Скоро деревня осталась далеко позади, а вместе с ней из вида пропали пшеничные поля. Вместо них по обочинам дороги стали простираться финиковые рощи.
        Небольшие плотно стоящие друг от друга деревца привлекли мое внимание. Откуда они здесь? Разве этот край настолько жаркий?
        Из рощи не спеша вышло человек пятнадцать разбойников. Я не успел никак среагировать, они окружили нас, предвкушая новое веселье. Одеты в грязные лохмотья, немытые больше месяца лица исторгали злорадство. Я понял, что такие не оставят в покое даже нищего бродягу, и уж тем более пощады от них не дождешься.
        - Ну и куда путь держим? - спросил мясистый главарь шайки.
        - Мимо, - твердо ответил я.
        Совсем не страшно, когда за спиной стоит девушка-оборотень, способная за секунду разорвать всех самих себе кажущимися страшными недавних крестьян.
        Поэтому то, что произошло в следующею секунду, было для меня шоком.
        Дубина в его руке поднялась и опустилась, метя точно мне в макушку. По счастливой случайности успел уклониться правее, и пришедшийся в плечо удар едва не сломал мне ключицу. Я рухнул словно куль с навозом, скрипя зубами от дикой боли. Послышался вскрик. Лейла бросилась мне на помощь, получила удар кулаком в лицо, и теперь игрушечной куклой валяется вместе со мной.
        - А ты, я смотрю, шутник! - гнусно засмеялся он.
        - Лейла, превращайся, - зашипел я на девушку, державшуюся за подбитый глаз.
        - Не могу, - простонала она.
        Я не стал выяснять, наверно, что-то серьезное. Раз мы лишаемся помощи Зверя, шансов спастись почти нет. Бывшие крестьяне, а ныне разбойники, гоготали как стадо гусей. Ожидая продолжения веселья, вовсю подбадривали вожака. Не вовремя пришел запоздалый страх.
        - Рыга, дай-ка мне свой топорик. Я укорочу им ноги. Совсем немного, так, чтобы не убежали.
        Он залился громовым хохотом, в тон ему смеялась и толпа. Взяв в руки протянутый топор, он замахнулся, примериваясь для удара. Но не на меня, как я ожидал, а босой Лейле. Она заскулила, поджала ноги. Это только раззадорило толпу.
        - Ну-кась, держите ей ноги, - приказал он.
        Тут же пяток сильно воняющих людей бросились исполнять приказ. Он поднял топор над головой. Еще секунда и беззащитные голени девушки, разбрызгивая повсюду кровь, отлетят в сторону, Лейла закричит не своим голосом….
        Во мне что-то вскипело, я вскочил с неожиданной для самого себя резвостью, за секунду до удара перехватил у жирных рук топорище, дернул к себе, одновременно бросая его к морде борова. Удар топора пришелся в глазницу. Не тратя время на добивание, стал махать топором, сокрушая по-прежнему удерживающих Лейлу тварей.
        Прежде, чем опомнились остальные разбойники, у моих ног валялись пятеро с размозженными головами.
        Человек десять с диким криком, одновременно со всех сторон бросились на меня.
        Я кинулся навстречу самому расторопному, оказавшемуся чуть ближе остальных безусому парню. Удар топором в висок отбросил его в сторону, плечом сбив с ног замешкавшегося разбойника, я проделал себе выход из кольца. Едва успел зарубить в спину двух неудачников, как пришлось уклоняться от града ударов, засыпавшихся на меня с трех сторон. Я поднимал и опускал топор. По мне попадали тоже, но боли, я, одержимый яростью, не ощущал.
        Менее, чем через минуту под ногами оказались еще семь трупов. Один самый умный пытался убежать, но догнав его в два прыжка, я обрушил ему на голову ставший тяжелым топор. Быстро выдернул топор назад, мерзость из-под черепа густо вырвалась наружу. Бешено озираясь, ища попрятавшихся врагов, не мог поверить, что все они уже мертвы.
        Я один положил больше десяти человек. Утер кровавой ладонью заливающий глаза пот, бросил топор у трупа главаря.
        - Это твое, - зачем-то сказал я. Из глазницы все еще сочится белая слизь.
        Возможно, он еще жив, но мне было наплевать…
        Увидел жавшуюся в комок Лейлу. Она смотрит испуганно, словно маленькая девочка, наяву увидевшая чудовище.
        - Все в порядке, Лейла? - спросил я срывающимся голосом.
        - Да, мой повелитель, - чуть слышно сказала она. Я пригляделся, опухоль от удара расплылась на пол-лица. Видать, сильно он ее… - А как ты сам? У тебя глубокие раны.
        Лучше бы она этого не говорила. Все тело отдало страшной болью, я скрутился пополам. Боялся смотреть на раны, потому что уже увидел, что случилось с левой ладонью. Закрываясь от удара, я рефлекторно подставил под секиру ребро ладони.
        Лезвие прошло почти до середины, разрубило обе лучевые кости так, что мизинец и безымянный палец теперь дергаются сами по себе.
        Сейчас я или потеряю сознание, либо умру от болевого шока.
        Чувствую, как утекает, забирая остатки сил, кровь. Откуда-то издалека доносятся рыдания Лейлы. Кажется, она трясет что-то до боли знакомое, наверное, мое тело. Еще немного и я умру. Невозвратимо. Но мне все равно, никакого сожаления нет. Герой хренов, тебя хватило лишь на кучку крестьян с вилами.
        Интересно, стоила ли моя жизнь, жизни того старосты у которого осталась такая прелестная дочь?
        Вот и Лейла рыдает навзрыд. Ее соленые слезы падают мне на лицо. Почему я чувствую падение мягких капель отчетливее, чем скручивающую все тело боль?
        Кап…кап…кап…я не успевал сосчитать слезы, но проваливаясь в черноту, я знал, что меня кто-то в этой жизни любил…
        Глава 11
        Неужели жив? Как такое возможно? Был уверен что умираю…
        Поднес к лицу разрубленную руку - цела. Значит спутал. Другая рука цела тоже!
        Ни следа ужасной раны, не шрама ни красноты, только засохшая корочка крови утверждала что тот бой мне не приснился.
        Я встал, лениво подтягиваясь. Черт, уже рассвет, проспал почти сутки. Рядом крутится Лейла, увидев меня живым, улыбнулась обрадовано, в глазах светится счастье. То есть в одном глазе…Ставший черным синяк от удара у нее расплылся на весь правый глаз. Главарь оказался не из хилых. Я огляделся по сторонам: трупов поблизости нет. Мы где-то в березовой роще, и это явно совершенно другое место.
        - Где мы? - спросил я у Лейлы.
        - Прости, мой повелитель, я осмелилась перетащить тебя чуть в сторону от трупов и дороги. Я ведь правильно сделала?
        - Да… Лейла, я хотел тебя спросить.
        - О чем, мой повелитель?
        - Почему ты не превратилась в оборотня и не разорвала их всех?
        - Мой повелитель, я не оборотень. Я миракл….
        - Ну, так почему?
        Она опустила голову:
        - Мой повелитель, для превращения требуется много энергии. Она восполняется только одним способом. В ночь, когда на небе полная луна, меня захлестывает поток силы…. Мой повелитель, я исчерпала запас этой энергии. Больше я не смогу превращаться. До следующего полнолуния, - добавила она.
        - Понятно, - протянул я. Вот блин. А я уж было обрадовался такому супертелохранителю. Обрадовался и полностью положился на его силу. Вот тебе и еще один жизненный урок, Вардес: полагайся только на себя.
        - Мой лорд, я… я должна признаться.
        - В чем? - не понял я.
        - За мгновенье до того, как на меня должен был обрушиться топор, я уже собралась превращаться.
        - Что?! Ты же сказала….
        - Да, мой повелитель, говорила. Но если б ты тогда не вмешался и не перебил бы их, как щенков, я бы стала мираклом во всей красе и мощи.
        - Ничего не понял, - замотал головой я. - Объясни толком.
        - Умоляю, прости, что заставила тебя рисковать собою. Но я хотела остаться рядом с тобой в образе девы. У меня еще сохранилось немного энергии, но только на одно превращение. Если я сейчас превращусь, то останусь мираклом до следующего полнолуния. Мой повелитель, молю, прости. Я просто хотела быть с тобой. Говорить, смотреть на тебя….
        Я растерялся, едва выдавил из себя утешительные для обоих слова:
        - Хорошо, ты, наверно, поступила правильно. Но прошу, если нам будет угрожать опасность чуть больше той, не медли.
        - Да, мой повелитель, - склонила она голову в покорности.
        Но не прошло и десяти секунд, чувство вины вытеснилось суетливостью.
        Помешивая котелок с чем-то вкусно пахнущим и одновременно доставая из почти пустого мешка сухари, она протянула их мне без остатка. Чуть подумав, я поровну разделил сухари и, не взирая на слабые протесты, вложил их в руки Лейлы.
        Отобедав последними припасами, которые я взял у крестьян, мы с ней из дебрей вышли на дорогу.
        - Тебе нужно оружие, мой повелитель, - неожиданно сказала она.
        Чтобы узнать, о чем она думает, я по уже сложившейся привычке глянул ей в глаза. И тут же отвел их. Расплывшийся черный синяк меня нервировал.
        - Зачем? - уточнил я.
        - Скоро при опасности я превращаюсь в истинного миракла. Я смогу защитить тебя, но хотелось бы остаться девой чуть дольше. Да и странно выглядит, если статный воин путешествует без меча. Это наводит на мысли о колдовстве. А как я знаю, к магии у людей отношение настороженное.
        Я для чего-то продолжил ворчать по поводу ее поступка, она внимательно слушала и виновато сопела. Но, по правде сказать, кроме изодранной рубахи и немного перегоревших нервов, отрицательных моментов в драке не было. Я получил бесценный опыт, а от бесчисленных ран не осталось даже следа. Почему это так - старался не думать. По крайней мере, я узнал, на что способен этот самый хексен.
        Да и синяк под глазом Лейлы, во-первых, пройдет, а во-вторых, возможно, чему-нибудь научит ее саму. Например, что в облике девушки от нее в бою толка нет.
        Да, неоспоримо, что узнав, о том что являюсь хексеном, я совершил невозможное. Даже у подготовленного ко всему спецназовца против пятнадцати человек не было ни одного шанса. Но даже находясь в эйфории, меня все же что-то тяготило. Чувствовал, что я на грани какого-то открытия, осталось лишь протянуть руку и взять это ускользающее.
        Я попытался расслабиться, отогнать лишние мысли. Сконцентрировавшись над этой проблемой, в голове почему-то пронеслась картина недавнего боя. Разбойники окружили и осыпали градом ударов. Я успевал отражать лишь часть из них, очень многие находили незащищенную плоть. Чей-то ржавый топор ударил в уже раненное плечо, превращая его в кровавое месиво. Длинный нож, пропоров рубашку, сильно ранил мне грудь. Защита кожи? - Нет.
        Я держал топор обеими руками. Часть ударов принимал железным обухом, а под остальные подставлял изрядно трещавшее древко. Если бы в другой руке было оружие…. Нет, не то, может, потом…
        Мне просто нужно выжить. У меня нет с собой бронежилета или хотя бы рыцарских доспехов. Зато я уже знаю, как заставить собственное тело не замирать, а безропотно принимать сыпавшуюся со всех сторон боль.
        Яркая вспышка. Показалось, что прямо за закрытыми веками разорвалась атомная бомба. Ядовитый гриб испустил миллиарды световых лучей.
        В голове пронеслась картинка строения моего тела, оно состоит из множества шарниров: кости, мышцы, сухожилия, кожа - все взаимосвязано. Подвижность их соединений увеличилась почти до предела. Невидимая энергия, взявшаяся вроде как из ниоткуда, вливается в каждую жилку мышц. Мое тело сможет выжить лишь имея огромную скорость и силу.
        Я вышел из сумбурного транса. Удивился, мне казалось что я, задумавшись на минуту, вдвоем с девушкой все еще иду по дороге, а на самом деле лежу, облокотившись спиной к дереву. Красное солнце уже заходит за горизонт, неизвестно, на что я потерял весь белый день.
        Ночь все быстрее вступала в свои права. Лейла, видя, что я проснулся или просто вышел из ступора, радостно заулыбалась. За это время успела разжечь костер и теперь держала над огнем палочку с нанизанным на неё мясом. Обратиться ко мне не посмела, но в глазах вдруг появился отчетливый вопрос.
        - Лейла, извини, я задумался с открытыми глазами, - сказал я, улыбнувшись.
        - Мой повелитель не должен извиняться передо мной, - сказала она сухо, но я почувствовал, что ей было приятно. - А я вот тут мясо зажарила, мой повелитель не желает попробовать?
        - Давай, конечно, - бодро сказал я, - но ты ведь вроде как не умеешь охотиться, если не миракл? А припасы-то давно закончились.
        - Я отыскала недалеко лагерь разбойников. Подумала, раз они мертвы, им все равно не нужно. Утащила немного еды и вот этот длинный меч… Я ведь правильно сделала? - спросила она, вдруг боязливо втягивая голову.
        - Правильно, молодец, - похвалил я, глядя на меч. Длинный с узким лезвием и рукоятью величиной с локоть, он выглядел внушительно. - А там больше оружия не было?
        - Нет, мой повелитель, разве что совсем негодные топоры. Наверное, разбойники украли меч у какого-то купца или одолели богатого война. Такой меч очень дорог, но им он без надобности. Обращаться с мечом - это искусство, топоры да дубины им сподручнее.
        - Значит, хотели продать, - согласился я.
        - Верно, но теперь мы его сами продадим. Удачно я туда заглянула, правда? - ожидая повторной похвальбы, спросила она.
        И тут до меня дошло:
        - Значит, ты оставила меня в трансе без присмотра? - спросил я, глядя ей в глаза.
        Ее глаза заблестели:
        - Мой повелитель, прости меня, умоляю, - чуть не плача запричитала она. - Моя дурная голова не подумала, что тебе может здесь что-то угрожать. Умоляю про…
        - Хорошо, - резко перебил я. - Я не сержусь.
        - Спасибо….
        Она утерла слезы рукой, но все же смотрела на меня так несчастно, что мне захотелось ее утешить.
        Я придвинулся к ее лицу:
        - Ты умная девочка, - сказал, целуя ее в щеку, - только очень маленькая.
        Прохладная гладкая как у младенца щека оставила на моих губах соленый привкус слез. Она смотрела на меня с полминуты расширенными и мокрыми глазами, потом ладонью провела по месту, куда пришелся поцелуй:
        - Спасибо, мой повелитель, хоть этой награды я и не заслуживаю. Я… я…. - она отвернулась. Я тоже смотрел в огонь, стараясь делать вид, что не слышу ее всхлипы.
        Едва край солнца показался из-за кромки леса, я растолкал Лейлу.
        - Мы и так потеряли вчера много времени, поспешим.
        - Как угодно моему повелителю, - спросонья тихо ответила она. Синяк уже почти не заметен. И то хорошо.
        Сбросив с себя одеяло, которое тоже захватила в лагере разбойников, она потянулась за своей одеждой. Что за привычка спать голой? Совсем не стесняясь, демонстрировала свою попу, не спешно надевая набедренную повязку. Я приложил недюжинное усилие, чтобы отвернуться и начать всматриваться в затухающие уголья костра. По-моему, мы очень халатно относимся к своей безопасности. Под открытым небом спим, не выставив даже дежурных, следящих за костром.
        - Давай позавтракаем сушеными яблоками, - сказал я, - разводить костер очень долго. Мы и так уже столько времени потеряли.
        Она не стала упоминать, что потеряли это время по моей вине.
        Выйдя на дорогу, мы зашагали споро. Солнце только взошло из-за горизонта. На траве стала образовываться роса. Прохлада бьет в лицо, прибавляя бодрости для широкого шага. Через десяток минут я стал замечать, что Лейла как-то нервничает, время от времени бросает назад настороженные взгляды.
        - Нас кто-то догоняет, - наконец, сказала она, озабочено смотря назад.
        Сам я не видел никого, но ее волчьему чутью глупо было бы не верить. Все-таки девушка всю жизнь прожила на природе, а не как я, читая книги, смотря телевизор и глядя в экран монитора.
        - Много их?
        - Кажется, около десятка, - ответила она, напряжено всматриваясь вдаль. - Они идут едва ли не бегом.
        - Значит, нас уже видели, - уронил я. - Лейла, не рискуй больше, если запахнет жареным, превращайся в волка.
        - В кого?
        - Ну, в того, кем ты была, когда мы встретились.
        - Как прикажет мой повелитель, - едва не вытянулась она в струнку, немного подумав, добавила с обидой: - Я оборачиваюсь мираклом.
        Я поморщился, но ничего не ответил.
        Теперь и я видел, что отряд вооруженных копьями людей быстро настигает нас.
        Странно видеть в этом мире лошадей, запряженных в телеги, но при этом не видя ни одного всадника. Отряд копейщиков почти нагнал нас. Воины как на подбор одеты в коричневые накидки, в руках каждого копье с длинным и блестящим на солнце лезвием, а на поясах болтается широкий, но коротковатый меч.
        - Кто они? - спросил я у Лейлы.
        - Не знаю, мой повелитель, я ведь столько времени прожила в лесу.
        Отряд молча окружил нас. Суровые лица смотрели оценивающе. Вперед, расталкивая воинов, вышел латник в бронзовой кирасе и со шлемом, похожим на викингов. Лет сорока, с темными глазами, в которых отчетливо сквозит подозрительность. Он осмотрел меня сверху вниз, особое внимание уделяя изорванной, густо покрытой засохшей кровью рубахе и длинному мечу в моей руке.
        - Назовись, - бросил он мне в лицо, будто перчаткой.
        - Ты первый, - стараясь, чтоб голос не дрогнул, ответил я.
        - Я десятник имперского патруля. Мое имя - Бран.
        - Мое имя - Вардес. Я бывший наемник, но сейчас попал, - я с грустью взглянул на свою разодранную рубаху, - в тяжелое положение.
        - Так, значит, это ты убил четырнадцать разбойников недалеко отсюда?
        - Четырнадцать? - удивился я. - Я насчитал пятнадцать.
        - Значит, кого-то не добил, - бросил он сухо. - У тебя в руках меч, а все они были рассечены топором. Как это понимать?
        - Топор я отобрал у ближайшего разбойника, - честно ответил я. - Вот и крушил тем, что было в руках.
        Я старался выглядеть и говорить внушительней. Герой, который не убоялся целой шайки, не мог лебезить.
        - А твоя рубаха? Вижу, она изорвана и вся в крови, но под ней нет ран.
        - Я бы не хотел рассказывать о своих секретах, - я выразительно поглядел в нахмуренные лица солдат, - тем более при таком количестве народа.
        Он поджал губы, намереваясь отдать какой-то приказ. Но на глаза попалась старающаяся казаться незаметной полуголая и красивая девица. Он внимательно осмотрел ее, будто заметил только сейчас.
        - А кто с тобой? - спросил он, изображая крайнее любопытство.
        - Это моя служанка, - ответил я, стараясь не смотреть на Лейлу. Надеюсь, дурочка не обидеться.
        - Не опасно ли ей так путешествовать?
        - Как ты, наверно, заметил, я умею за себя постоять. Да и свое добро защитить тоже.
        Я покрепче, но как бы невзначай сжал рукоять меча.
        - Вижу, ты настолько уверен в себе, что не боишься и мой десяток.
        Предупреждаю, грязным деревенщинам далеко до доблестных имперских солдат.
        Я вздернул голову. Стараясь, чтобы в моем голосе прозвучала надменность, ответил:
        - А пусть и так, что тогда?
        - И куда ты направляешься? - спросил он, еще больше хмурясь.
        - К тете, в королевство Арон, - сказал я, понимая, что слово Ануминас сыграет здесь злосчастную роль. А королевство Арон, как разъяснила мне Лейла, находится дальше Ануминаса.
        - Значит, идешь через Ануминас?
        - И что из этого? У империи ведь нет войны с Ануминасом, - притворно удивился я. - Через границу меня пропустят.
        - Может, пропустят, а может, и нет. Вот только не верится мне, что ты разом одолел полтора десятка человек. Пускай даже ни на что не годную чернь.
        - Веришь ты или нет, мне нет до этого дела, - высокомерно произнес я.
        - Дело-то тебе есть. У нас приказ - лазутчиков вешать на месте.
        - Лазутчиков?
        - Лазутчиков из Ануминаса.
        - Лазутчики должны идти из Ануминаса, а не туда, - возразил я.
        - В любом случае твои слова нуждаются в подтверждении. Раз ты такой справный воин, тебе не составит труда выдержать поединок с двумя моими солдатами.
        Выдержишь - отправишься дальше, а нет - повесим.
        Я похолодел: тут-то он меня и поймал. Одно дело - десяток опешивших и не умеющих драться крестьян, и совсем другое - двое обученных солдат. А я даже в руках меч держать не умею. Наверняка, буду махать как сонная домохозяйка….
        Два солдата, повинуясь повелительному жесту, подошли к командиру. Остальные, расширяя круг, сделали пяток шагов назад.
        - Но предупреждаю, если убьешь или изувечишь моих, тебе не жить. Начинайте.
        Они подняли копья. Блестящие наконечники целятся мне в грудь. Я холодея приподнял меч, пытаясь встать в подобие какой-нибудь боевой стойки. Ближайший солдат с диким криком резко выбросил копье, метясь мне в грудь. Бросил он почти в упор, отбить или увернуться от летящего с такого расстояния и скоростью копья было невозможно. Я не успел даже подумать о том, что мне конец, как мое тело само собой ушло в сторону. Копье прошло мимо, и я всей кожей ощутил рассекаемый надо мной воздух.
        Сзади вскрикнули, кажется, оно впилось в руку одного из наблюдавших за схваткой солдат, но я увидел это лишь мельком. Второй почти сразу за копьем напарника бросился на меня. Не став больше размениваться на бросок, направил острие мне в голову. Чудом блестящий наконечник пронесся рядом, увертываясь и едва не теряя равновесие, я рефлекторно дернул на себя меч. Краем сознания услышал короткий вскрик. Лезвие меча оказалось в крови, солдат, выронив древко, зажал ладонями кровоточащий живот и отступил. Я не успел обрадоваться счастливой для меня случайности, как второй солдат, выдернув из ножен короткий клинок яростно бросился на меня. Наверно, его так учили: главное, прикрыть раненого товарища.
        Я отбивался неумело, сдерживая его лишь длинной меча. Однако проворства у короткого меча с широким лезвием было больше, и я уже едва успевал ворочать свой, длинный и тяжелый. Он извернулся, ударил по лезвию меча с такой силой, что скользкая от пота рукоять едва не вырвалась у меня из рук. Пользуясь отсутствием какой-либо защиты, он поднырнул ближе ко мне и замахнулся для удара в голову.
        Свист раздался у самой макушки, в последнюю секунду успев пригнуться, я оказался сбоку от плотно насевшего солдата. Не соображая, ударил его шаром-балансиром на рукоятке меча. Не зная попал ли, отпрыгнул подальше от его клинка, одновременно разворачиваясь и еще раз отталкиваясь от земли, стремясь увеличить дистанцию. Но в этом уже не было необходимости. Держась за кровоточащий лоб, он заваливался набок, как срубленное под корень дерево.
        - Мастерски! - закричал десятник, хлопая в ладони. - Чтоб не убивать, дал возможность подойти ближе, расслабил притворным неумением драться и оглушил зазевавшегося простофилю. Да даже при дворе я не видел ничего подобного. Может быть, ты предложишь свои услуги имперской армии? Я дам неплохие рекомендации.
        - Я хоть и наемник, но не люблю дисциплину, - сказал я, пытаясь сдержать вырывающиеся из груди судорожные вздохи.
        - Негоже такому бойцу ходить в рванье. Но дело твое. Иди с миром.
        - Да, кстати, - остановил он, - ты не пройдешь через границу. Не знаю, зачем я тебе это говорю… Последний указ Его Императорского Величества не дозволяет кому бы-то ни было входить и выходить в Ануминас. И не надейся, - осадил он мои разогнавшиеся мысли, - ты не сможешь пройти незамеченным. Вдоль границы расставлены войска, а над всем остальным поработали их светлости маги Высокой Башни.
        Я промолчал, обдумывая ответ. Видя, что наемник не спешит отвечать, он продолжил:
        - Чем-то ты мне, парень, приглянулся. Еще не передумал, может, все-таки вступишь в имперские войска?
        - Нет, спасибо, - буркнул я.
        - Держись от Ануминаса подальше, пойдешь туда - как пить дать, останешься лежать в траве на пир воронью.
        - И тебе того же, - бросил я, поворачиваясь к Лейле, - пошли.
        - А служанка у тебя очень даже ничего! - крикнул он вслед. - Может быть, уступишь за плату на часок? А то моих солдат давно никто не обслуживал.
        Раздавшийся позади гогот десятка глоток заставил Лейлу испуганно вжать голову в плечи.
        - Все хорошо, девочка, - успокоил я ее, как только патруль оказался далеко позади. - Надеюсь, ты не обиделась, что я назвал тебя служанкой?
        - Мой повелитель, я не смею на тебя обижаться.
        - Еще раз, извини, так было нужно.
        Она улыбнулась, в зеленых глазах показались лукавые искры, я ожидал услышать что-то смешное, но она смолчала.
        - Что ты хочешь мне сказать? - не выдержал я.
        - Мой повелитель, если бы ты назвал меня рабыней, я была бы счастлива много больше, - выдохнула она.
        Я открыл рот, чтобы начать объяснять, но, посмотрев в ее счастливые глаза, передумал. Каждый смотрит на мир со своей колокольни и живет своими мечтаниями.
        Я не хочу даже гадать, какие мечты в этой дивной головке, но разбивать их не имею права.
        - Ты слышала, что сказал десятник? - немного погодя спросил я у Лейлы.
        - Что же он сказал? - переспросила не сообразив она.
        - Граница перекрыта, думаешь проскочим?
        - Проскочили бы, - задумчиво ответила она. - Если б не маги Высокой. От них так просто не скроешься.
        - Значит, шансов пройти незамеченными нет?
        - Думаю, нет.
        - Что тогда будем делать?
        - Покажи карту… мой повелитель, - быстро попросила она. И покраснела, стеснясь, что на минуту забыла о том, с кем разговаривает.
        Я развернул карту, сделанную из грубой кожи. Приобрел ее еще тогда в деревне вместе с одеждой для Лейлы. Хитроумный староста преподнес «Высокому магу» подарок. Правда потом объявил что я взял весь налог который полагается наместнику… На грязной коже чернильными красками обозначена, как я понял, часть материка.
        В самом центре, словно ось мира, нарисована Высокая Башня. Но она лишь на краю земель, обжитых человеком. Справа от нее пустошь, а за ней цепью растянулись Драконьи горы. Граница империи наверху упирается в земли Северян. С юга к империи пролегают земли нелюдей. Как я слышал, имперцы не особо охраняют эти границы, нелюди уже давно не пробуют урвать от нее кусок, маги Высокой раз и навсегда отбили былую охоту.
        Фактически вся цивилизация людей простиралась на западе. Граница Империи с той стороны делит материк от северной части к южному океану. Теперь, когда Эрегор вошел в ее состав, с северо-запада королевство соприкасается со вторым по величине королевством.
        Ануминас по площади практически не уступает землям Империи. Ближе к югу - крохотное королевство Галиян. Далее на западе у самого океана - среднее по размерам королевство Арон. И Фаготские Острова разбросаны неподалеку от Мифрилова острова, судя по тому, что я знаю, обитаемых людьми земель в этом мире больше нет. Края карты обрисованы черной тушью. Я пытался думать, что это неизученные земли. Но еще в Высокой Башне мне доходчиво объяснили, что там нет никаких земель. Нет неба и воздуха, там нет ничего, лишь чернота. После того, как мне объяснили это в десятый раз, преподававший географию мира маг взорвался и пожаловался на нерадивого ученика Тзару.
        Тот, поняв, в чем суть моего непонимания, сказал: «В истории твоего мира древние люди верили, что мир плоский и держится на трех китах. На секунду представь, что это правда. Если долго идти в один конец, придешь к краю земли, а поглядев вниз, легко можно упасть в бездонную пропасть. Представил? А теперь поверь, что для нашего мира это абсолютная истина.
        Как-то по дороге из приграничной крепости я объяснял тебе, что наш мир очень молод. Не завершен и еще «строится». Законы физики тут точно такие же, как в твоем мире, но принцип их действия совершенно разный. То, что ты видишь солнце, не значит, что оно существует на самом деле. В нашем мире солнце - это не огненная звезда, а лишь магический источник тепла и света. А если ты сможешь прокопать колодец длинной в несколько километров, то провалишься в бездну. Ведь у нашей земли нет никакого ядра…»
        Признаюсь, я несмотря на весь авторитет Тзара, не поверил. Но сомнения в душе его слова все же зародили. Иногда бросая взгляд на облачное небо, я думаю, есть ли за ним хоть что-то, или это просто муляж?
        - Если граница с Ануминасом перекрыта империей, то можно попробовать пройти через Сиций, хотя я сомневаюсь, что маги это не предусмотрели и не выставили охрану и там, - сказала Лейла, отвлекая от навалившихся воспоминаний.
        - Что же ты предлагаешь?
        - Видишь, земли северян тоже соприкасаются с Ануминасом. Вот здесь от северян можно попасть через Зачарованный лес.
        - Не нравится мне это название, - заметил я.
        - Неудивительно, через Зачарованный лес, как я слышала, еще никому не удавалось пройти.
        - Значит, не удастся и нам.
        - Мой повелитель себя оговаривает. Да и Северяне, чтя Арайдона, наверняка, помогут.
        - Ты же говорила, что границы с северянами тщательно охраняются войсками империи?
        - Да это так, но все же не так тщательно, как границы с государством, на которого собираются напасть…
        - Мы сейчас почти на юге империи, ты хочешь, чтобы мы прошли ее целиком, перешли охраняемую границу, а потом через доселе непроходимый лес? Даже, если предположить, что мы уцелеем, сколько времени это займет?
        - Ну… путь до севера займет недели три, я не боюсь лесов, но в Зачарованном никогда не была. Думаю, еще неделя понадобится, чтобы пройти через него.
        - То есть, если нам повезет, мы потеряем месяц только на то, чтобы пройти в Ануминас? Лейла, может, есть способ лучше?
        - Есть один… - сказала она и замолчала. Лишь образовавшиеся небольшие морщинки на лбу выдавали ее тяжкие размышления.
        Глава 12
        В деревне, к которой мы подходили, явно что-то не так. Дом с краю выгорел дотла, черный дым еще поднимается в небо. Мельтешили какие-то силуэты, вооруженные люди вламывались в дома и бросали на соломенные крыши горящие факелы..
        - Я слышу крики… насилуют какую-то женщину.
        Я ошарашено оглянулся: Лейла стоит ни жива ни мертва. Я видел, что она хотела превратиться в миракла и разорвать налетчиков, но на это превращение не осталось энергии…
        Навстречу выбежал подросток, лицо в саже, глаза навыкат. Увидав нас, с разбегу остановился, но, сообразив, что мы не налетчики, бросился было дальше. Я перехватил его за локоть.
        - Пусти, - то ли заблеял, то ли запищал он.
        - Кто напал на вашу деревню?
        - Пусти. Это каратели, они нас всех выпотрошат, как скот!
        Парень проявил ловкость, которую от него не ждал, извернулся, стукнул мне кулаком в ребро и дал деру. Что за молодежь пошла…
        Я видел, как намереваясь повторить удачный побег парнишки, в нашу сторону бросился худосочный мужик. Справа ему наперерез помчался, как на секунду показалось, боевой робот. Рыцарь, гремя тяжелыми доспехами, развил скорость, которой позавидовал бы и самый быстрый гепард.
        Странный рыцарь даже не поднял для удара топор, с разбегу нанизал на грудные шипы забившегося в агонии человека. Постояв неподвижно несколько секунд, невероятной силы и жестокости рыцарь снял с шипов навсегда затихшего окровавленного человечка и отбросил его с такой силой, что тело едва не упало на соломенную кровлю ближайшего дома.
        Орошенный кровью шлем повернулся в нашу сторону. Рыцарь сделал пару шагов нам навстречу, но видимо, поняв, что бежать или поднимать оружие мы не спешим, вернулся к своим прерванным делам.
        На наших глазах он с разбега выбил дверь избы, оттуда донеслись и стали по одному затихать отчаянные крики крестьянской семьи. А со всех сторон в деревне занялся пожар. Люди с факелами в руках в такой же амуниции, что я уже видел на имперских солдатах, ходили от избы к избе, поджигая дома, добивая слабо стонущих умирающих жителей.
        Такой бессердечной бойни мне видеть еще не приходилось. Чем бы не провинились эти люди, никто такое не заслуживает…
        - Повелитель… - не то сказала, не то всхлипнула Лейла.
        Я глянул в ее умоляющие глаза и понял, что они вопреки логике просили меня вмешаться и остановить это побоище. Самое страшное, что на ее помощь полагаться не приходилось. До следующего полнолуния она не сможет оборачиваться зверем. А я не справлюсь с этими людьми, и если вмешаюсь, лишь разделю участь крестьян.
        Понимал, что нужно, пока не поздно, обходить деревню стороной, но по извечной мужской глупости, когда находимся рядом с женщинами, пытаемся вести себя как герои, не понимая, что ведемся как дураки. Я не смог устоять перед мокрыми глазами Лейлы, и единственное, на что хватило рассудка, не броситься очертя голову размахивать мечом.
        Я не спешно подошел, как показалось, к руководящему бойней человеку. В черном плаще с нашитым поверх него белым черепом, он казался воплощением зла. Однако, подойдя ближе, разглядел жесткое, орошенное чужой кровью благородное лицо. Лицо защитника веры, но не палача. В глазах светится скорбь, мудрость и решимость.
        - Кто ты, что мешаешь вершить праведный суд? - спросил он.
        - Разве я мешаю? - хрипло переспросил я. - И почему ты думаешь, что суд праведный?
        - Эта деревня укрывает повстанцев и будет предана каре, дабы устрашить прочих, - сухо бросил он. Подозрительно оглядел меня с ног до головы, бросил мимолетный взгляд на красивую заплаканную девушку позади. - Я вновь спрашиваю, кто ты?
        - Я путник, пробираюсь в Арон. Случайно застал эту… бойню. И решил узнать, в чем дело.
        - Может быть, чужак, может быть. Я вижу осуждение в твоих глазах, но ради защиты и процветания всех людей Империи иногда необходимо обагрять руки, в том числе и невинной кровью. Мы каратели, чужак. Мы уничтожили деревню, поскольку она кормила повстанцев. Мы оставим за собой выжженные дотла дома и пашни. Гора изуродованных трупов еще долго будет напоминать окрестным селениям, что с империей шутки плохи. А теперь иди путник, не мешай работать.
        Он повернулся, смотря на то, как солдат за волосы выволакивает из дома девчонку лет четырнадцати. Бросает ее на землю, наступает ногой на спину и одним движением режет ей горло как безропотной скотине. Эти глаза, полные смертельного ужаса, эти судорожные движения юного тела будут сниться мне еще долго. Мои кулаки сжались сами по себе, и это не укрылось от глаз карателя.
        - Последний раз говорю тебе, - сказал он с нажимом, - иди путник, не искушай судьбу.
        Я смотрел в его глаза, заполненные мыслью о праведном деле, и впервые в жизни мне захотелось убить человека. Просто так, не для того, чтобы выжить самому.
        Можно даже прирезать спящим, не давая и шанса, забывая про дурацкое успокоение совести, типа у него в руках было оружие, и мне пришлось, оборонялся…
        Такие, как он, в чьих душах нет и следа сомнений, принимают страшные решения, которые ведут человечество в пропасть. Думаю, Гитлер тоже не знал, что есть сомнение. И не испытывая их, он подверг мучительной участи десятки миллионов людей.
        Словно уловив возникшее в воздухе напряжение, в проеме двери ближайшего дома показался рыцарь в доспехах, напоминающих дикобраза. Квизарианец, откуда взялось это слово? повернул шлем, в темном вырезе которого не угадывались глаза. Топор на длинном древке сжимается обеими гигантскими перчатками. «Одно неверное движение, - говорил он всем видом, - и ты будешь разрублен надвое».
        Сжимая локоть трясущейся от рыданий Лейлы, я уходил прочь от этого ада на земле.
        На следующий день Лейла вывела нас к небольшому, если верить карте, лесу.
        Здесь не было уже привычных гигантских деревьев, карликовые тополя вперемешку с березами и осинами едва создавали под корнями тень. Я на минуту усомнился в словах Лейлы, в таком лесу не могли жить друиды. Да и откуда о друидах знает оборотень, проведший большую часть жизни в совершенно другой части Империи? Меня так и подмывало спросить об этом у виляющей впереди бедрами девушки. Но все же хоть и с трудом я себя пересилил. Как понял, она не хочет касаться темы о своем прошлом. Что ж, у миракла, наверно, есть свои секреты, если захочет, расскажет сама.
        По ковру из мягких листьев очень приятно идти. Лес, поначалу показавшийся таким чахлым, оказался подобен ухоженному саду. Под ногами нет обычных старых сухих ветвей, трава и мелкий кустарник не цепляют сапоги, ни одно из деревьев не обнажило свои корни. Даже начавшие опадать желто-красные листья придавали лесу вовсе не тоскливый, а скорее сказочный вид.
        Босые ноги Лейлы вдруг замерли. Перехватив напряженный взгляд, я удивленно посмотрел на появившегося друида. К молодому дубу прислонился старец в белых одеждах. Седая борода аккуратно пострижена, длинные волосы зачесаны назад. Если бы не его морщины он смотрелся бы как маг из Высокой. Но он не был таковым.
        Магов Высокой Башни я мог опознать с закрытыми глазами.
        Друид осмотрел нас сквозь приспущенные веки, поднялся, степенно поклонился:
        - Рад встретить в своем лесу хексена.
        - В своем лесу? - удивился я.
        - Я Верховный Друид Светлого Леса, - горделиво произнес он, - и этот лес я называю своим по праву.
        - Извини, если обидел.
        - Друида можно обидеть, только если обидеться он сам. А Верховный друид не обидится никогда.
        От скромности старик явно не умрет. С такой неприкрытой собственной значимостью мне ни разу не доводилось встречаться. Не зря, видать, говорят, что гордость - это смертный грех. Старый друид, наверное, прочел что-то в моем лице, потому что заговорил он, уже не подпуская в голос эмоций:
        - Хексен - Защитник Мира заглянул к нам, с какой-то целью?
        - А,… Да. Мне сказали, что друиды владеют тайными тропами. Могу ли я рассчитывать, что вы откроете для меня одну из них?
        Он снова, отдавая дань старому ритуалу, поклонился:
        - Разумеется. Защитник Мира всегда желанный гость в нашем лесу, и его желания ставятся выше воли друидов. Прошу следовать за мной.
        С этими странными словами он развернулся и с резвостью, неожиданной для человека в возрасте, зашагал, легко лавируя между стволами деревьев. Лейла, глянув на меня вопросительно и увидев кивок, принялась его догонять.
        Через полчаса бешенной ходьбы друид, наконец, остановился. На небольшом холме среди деревьев возвышаются серые камни-колонны. Мне не стоило усилий, чтобы узнать это сооружение.
        - Стоунхендж, - прошептал я. Лейла глянула непонимающе, а друид и ухом не повел.
        - Рейна! - крикнул он. И через мгновение из-за камней появилась женщина в таком же белом одеянии.
        - Да, Верховный?
        - Открой для Хексена Тропу.
        - Куда?
        - Мне нужно попасть на Мифриловый остров.
        - Извини, но камни врат там давно мертвы.
        - Что значит, мертвы?
        - После Войны богов все врата, ведущие на тайные тропы стали мертвы. Чтобы оживить их, мои братья-друиды долго разыскивали их, проводили ритуалы….
        - Тогда мне нужно как можно ближе к городу Ма-арзан.
        - Извини, хексен, но если ты думаешь, что камни врат друг от друга располагаются через каждые сто шагов, вынуждена тебя разочаровать. На севере этого королевства есть только одни врата.
        - Ну, тогда мне туда.
        Женщина в белых одеяниях пригласительно повела рукой:
        - Что ж, хексен, вступай в круг.
        - Пошли, Лейла, - бросил я.
        - Нет, ты отправишься один, - сухо сказал старец.
        - Что?! - вскричал я.
        - Друиды помогают хексену, но не его спутникам.
        - Но почему Лейле нельзя пойти со мной?!
        - Мы не помогаем ни людям, ни слугам богов, - сказала женщина.
        - Хексен - страж и дитя природы. Ему мы поможем всеми нашими силами, - добавил друид. - Твоя спутница, миракл - слуга богов. В делах богов мы сохраняем нейтралитет, она не пройдет через врата.
        Я в растерянности оглянулся на Лейлу. Она с тоской смотрела на меня, но сказала бодро:
        - Мой повелитель, с друидами спорить бесполезно. Они скорее умрут, чем нарушат им одним понятный баланс. Ты иди, а я обращусь в миракла и разыщу тебя не более, чем через неделю.
        - Ну, тогда я с тобой.
        - Повелитель, границу с Ануминасом я пройду с легкостью. Ты только зря рискнешь жизнью. Да и скорость у меня больше.
        - Но ты точно сможешь меня найти? - спросил я уже смиряясь с неизбежностью.
        - Конечно, повелитель.
        Я, ничего перед собой не видя, прошел в круг, встав в центр серых камней, скомандовал:
        - Портуй, нафиг.
        - Куда? - не понял друид.
        - Ну, как можно ближе к Мифриловому острову.
        Удар с небес последовал в ту же секунду….
        Часть 3. Ануминас
        Глава 1
        Когда в глазах вновь прояснилось, я обнаружил себя едва стоящим на ногах от дикой слабости. С одинокого холма, на котором я стою в кругу серых камней, видна простирающаяся во все стороны равнина. Заходящее за горизонт солнце разлило в полнеба красные и желтые краски, зеленые поля трав и одуванчиков упираются в черный, из-за тени, густой лес.
        Вокруг меня те же камни, что были в лесу друидов, разве, что конструкция чуть больше, но все же копия Стоунхенджа, точно такого, которого я видел в моем далеком теперь мире. На секунду испугался, мне почудилось, что вновь попал в другой мир. Не в свой родной и даже не в малознакомый Арайдон, а какой-то новый, где абсолютно все придется изучать заново. Друид ошибся или того хуже специально портанул в другое измерение…
        Усилием воли я прогнал страшные мысли на задворки сознания, где им самое место. «Надо двигаться, - понимал я, - но вот в какую сторону?» Я клял себя последним ослом, в голову не пришла даже мысль узнать, в какую точку огромного мира я попаду. Даже если я и вправду нахожусь в Ануминасе, в каком направлении мне идти? Где находится порт с ожидающим меня кораблем, плывущим на мифриловый остров?
        Я пошатнулся как от землетрясения, попытался сохранить равновесие - тщетно.
        Как будто пилот истребителя пережил вдруг перегруз больший, чем в силах вынести.
        Теряя ориентацию, не понимая, где небо, и в какой стороне земля, меня притянуло к чему-то твердому.
        Сквозь траву, которая немилосердно лезла в глаза и нос, увидел древние каменные столбы. Стоунхендж завертелся хороводом. Меня сейчас стошнит…
        Неужели это побочный эффект портала?
        В окружении высоких сосен сбились в кучу два десятка нагих мужчин. По аккуратно сложенным в горку оружию и доспеха, можно понять, что они принадлежат к касте воинов. Люди страшились чего-то неведомого, но как и положено воинам, гнали страх прочь.
        Им была обещана великая сила и бессмертие, а ради этого смертный пожертвует даже собственной душой. Да, они вправду обретут бессмертие, а он взамен получит вечных и верных слуг.
        Кто знает, возможно, они переживут даже его. Срок их жизни не сравним с отпущенными годами даже сильнейшему из магов этого мира.
        Он родился триста пятьдесят лет назад, еще во времена, когда миром правил Арайдон. Поначалу жизнь складывалась неудачно, и остаться бы ему жалким хлебопашцем, если бы его талант не разглядел один из магов, случайно оказавшийся в деревне. Подумать только, если бы случилось так, что строительство Высокой Башни началось в другое время, маг бы никогда его не увидел, и Сириний так бы и умер крестьянином…
        - Да, Сириний, ты особенный юноша, - сказал маг врезавшиеся в память слова.
        Без устали поглощая знания чародеев, создавших ковен в Высокой Башне, он возглавил его уже через тридцать пять лет. В его-то годы стать Верховным магом всего мира Арайдон!
        Наверно, поэтому однажды ему во сне явился сам Дакрон. Тогда еще один из дюжины божеств - простых слуг Арайдона. Он говорил, он обещал, он был мудр, умен и стремителен. Верховный маг поверил ему, пошел за ним сам и вознамерился повести за собой других магов.
        К сожалению, глупые в то время маги назвали его отступником. Ему пришлось бежать и скрываться в пещерах до тех пор, пока его не нашел один из этих магов.
        Проклятому неумехе в этот раз улыбнулась удача. С помощью странного и могущественного амулета он вызволил Сириния из потока времени на целых три века.
        Но нет худа без добра, очнувшись, он обнаружил, что Арайдон свержен, а Дакрон теперь правит миром. Он не забыл верного слугу и даже поручил два задания. Самое приятное: разыскать молодого хексена. Нынешний Верховный маг не справился, он слишком для этого глуп. А когда хексена найдет он, Сириний, то вновь займет место Верховного мага Высокой.
        О да, он найдет хексена, тем более, что уже видел его в той самой пещере.
        Тогда Сириний бежал…
        Мальчишка - хексен мог и победить раненого и ослабленного Сириния. Но он понимал, что это лишь оправдание его страху, и черная злоба горела внутри как лесной пожар. Он ненавидел хексена и дал слово, что если не получится взять его живым, то с великой радостью выпустит ему кишки зазубренным ножом.
        Но пока нужно превратить имперских солдат в неуязвимых слуг. Раздевшиеся воины смотрели на него чуть дыша. Пойманные ранее волки бесновались в клети. Но деревянные прутья выдерживали бешеный напор свирепых животных.
        Полная луна, показавшаяся, наконец, из-за чернеющей тучи, осветила лесную поляну серебряными лучами. Открыв клеть с замершими вдруг волками, Сириний выволок слабо трепыхающегося зверя в уже подготовленный магический круг.
        Попав в него, волк сразу ожил, взъярившись броситься на мага, но невидимая преграда надежно удерживала его внутри зачарованного круга. По приказу Сириния в круг с беснующимся волком трусливо зашел один из солдат. Взбешенный зверь бросился на него, и напрасно человек хотел вырваться за линию. Напрасно ополоумевший от ужаса и боли воин о чем-то молил мага.
        Кровь из разорванного горла еще сочится на землю, а превращение уже начинается. Душа солдата вырвалась из мертвого тела и, понуждаемая заклятьем Сириния, вошла в новое, молодое и сильное. Ничем не защищенный от подобного волк заскулил и завалился набок. А душа человека, повинуясь воле черного мага, уже перестраивала вновь обретенное тело.
        На четыре мощных лапы поднялся уже необычный волк. Существо с черными провалами вместо глаз, сплетенными в веревки человеческие волосы вместо гривы и мышцами, вздувшимися так, что бывший волк стал вдвое крупнее собратьев.
        Волколак, подойдя к хозяину, повинуясь властному жесту, присел у ног. А лица наблюдающих за разыгравшимся действом солдат исполнились ужасом, теперь эти трусы вряд ли прельстятся на бессмертие и не войдут в круг по собственной воле.
        Сириний взглянул на заполненную волками клеть: как же вас еще много. Что ж, глупые люди, не пойдете добровольно - поведу вас так же, как этих животных…
        Я поднялся пошатываясь, голова гудит как турбина самолета. Что это было?
        Сириний за мной охотится? Что за тварей он создает? И почему мне так плохо?
        Вздохнув полной грудью, потихоньку стал приходить в себя. Осмотрелся не веря глазам: я стою у подножья холма с камнями портала, солнечный свет заливает бескрайние поля зелени. Сознание я потерял на закате, в моем видении действия происходили ночью в полнолуние, а сейчас солнце припекает голову. Неужели я вырубился на двадцать часов?
        На окраине леса что-то блеснуло, я пригляделся: вдалеке несколько фигурок, окружив что-то большое, размахивали копьями и мечами. Несколько изломанных людей уже валялось у странно-изогнутых ног чудовища…. Я побежал, еще не сознавая куда. На бегу трижды проклял себя: какого хрена лезу в опасную драку, тем более с таким чудовищем? Вытащил из-за спины сверток, с трудом размотав его, достал меч. Один бог, не умею им пользоваться, но все же лучше, чем бросаться на помощь голыми руками.
        Подбежав ближе, остановился в слепом отчаянии: разглядел, как четверо воинов длинными копьями тычут монстра в темных доспехах. Гигантский, в полтора раза больше человека монстр размахивал чем-то похожим на длинный, странно изогнутый железный серп. Из-под полуразложившихся из-за коррозии гнилых доспехов виднеются желтые кости и ребра. Кто бы это ни был, он явно даже при жизни не являлся человеком. Восставшее из лап смерти чудовище теперь оно стало скелетом. Что-то знакомое. Вспомнились орки, пещеры и водившаяся в них нежить…
        Он резво развернулся, и ржавый серп, почти коса, срезал наконечник копья одного из неудачников. Воины отпрянули, а монстр, нещадно пользуясь растерянностью людей, подошел ближе на пару шагов. Под гигантской ступней треснула нога одного из воинов поверженных им прежде. Какой-то полоумный воин стремительно прыгнул, вонзая копье в ржавый доспех. Под гнилой броней что-то хрустнуло, видимо, у монстра треснуло ребро, но вряд ли почувствовал даже след боли, он развернулся, отмахнувшись от назойливого человека, словно от насекомого. Древко в руках обреченного переломилось пополам, он замешкался, и последовавший удар серпа отшвырнул метров на пять разорванное тело.
        На ногах осталось только трое обезумевших от страха воинов. Доспехи из кожи и короткие мечи, а скорее длинные ножи на поясах говорят об их неподготовленности и неопытности. Вооруженные крестьяне?
        Поняв, что шансов победить в этом бою у горе-воинов нет, собирался уже развернуться и бежать от ожившего великана куда-нибудь на северный полюс. Но тут один из несчастных увидел меня. Наши с ним взгляды встретились лишь на секунду.
        Полубезумные глаза человека, понимающего, что обречен, загорелись надеждой.
        В голове пронеслись сотни хаотичных мыслей. Откуда-то пришла уверенность, что не смогу жить, если оставлю человека с нависшей над ним смертью. Я сжал пальцы на прохладной рукояти меча, показалось, что закаленная сталь вливает мне силы. И с решимостью, которой в себе не подозревал, бросился на чудовище. Голова опустела, мысли о безрассудстве и скорой смерти остались где-то далеко.
        Перед глазами неслась стремительно приближающаяся спина чудовища. Не помня себя, я выбросил над головой меч и прыгнул, стремясь скорее вонзить его в спину.
        Чудовище, по-видимому, что-то почувствовало, скелет стал разворачиваться со скоростью, невозможной для таких габаритов. Но я успел.
        Доспех на спине поддался на удивление легко, длинный клинок вошел в ребра и вышел из груди как из масла. Чудище дернулось и с силой встряхнуло меня. Рукоять выскользнула из рук, я отлетел невероятно далеко, ударясь о твердую как скала землю. Дикая боль в позвоночнике прошла по нервам секундой позже. Превозмогая удушающую боль в груди и спине, я пытался отползти от приближающегося монстра.
        Под огромным, как большой горшок, шлемом злобой загорелись огоньки - глаза.
        Чудовище, будто забыв о трех оставшихся за спиной воинах, решил поквитаться с обидчиком, скорее добить беспомощную букашку, осмелившуюся…
        Меня вновь охватил страх близкой смерти, дернувшись всем телом, понял, что встать не могу, кажется, повредил позвоночник. Мысль, что останусь инвалидом, еще не успела засесть в голове, прямая угроза быть раздавленным исполинским ботинком отодвигала все остальное на задний план.
        Вопящие воины бросились на монстра, копья одновременно ударили ему в затылок.
        Звон раздался словно по колоколу, шлем сорвался с головы чудовища, несколько раз кувыркнувшись в воздухе, упал, едва меня не прибив. И без того страшный монстр превратился в воплотившийся кошмар. И даже больше, этот ужас не мог существовать даже в страшных снах.
        Под шлемом оказался вытянутый, как у коровы, череп, хотя коровий череп был бы меньше. В черных глазницах горят красные искры, и видно, что в них сосредоточена злая воля и власть духа нежити.
        Скелет в доспехах развернулся с грохотом гусениц ржавого танка, сделал резкий замах серпом. Я не увидел, что произошло, но раздавшийся сухой треск возвестил о том, что в руке нежити вместо серпа оказалась лишь короткая рукоять. Прямо передо мной возвышалась спина с торчащей из нее рукоятью моего меча, я так и не вынул его.
        Забыв о параличе, сковавшем мою спину, я ухватился за последний шанс.
        Вздернул свое тело, бросаясь вперед. На секунду от шока отрубило память, кажется, я бил его руками, крушил ему череп кулаком, выдернул меч и пытался раздробить конечности. Он, наконец, зашатался, медленно осел словно в замедленной съемке фильма ужасов. От грохота гнилых доспехов дрогнула земля.
        Подсознание, запретив вмешиваться разуму, устремилось унять горящую пламенем боль. Я отключился прежде, чем мое деревянное тело упало на землю.
        Глава 2
        Какое, оказывается, это блаженство - лежать с закрытыми глазами. Хорошо, если бы незнакомцы говорили чуть громче, чтобы не приходилось напрягать слух…
        - На скольких мы поделим награду, на четверых?
        - Нет, Арамон, на шесть частей.
        - Что?! Почему?! - повысил собеседник голос до своего максимально возможного предела. У него что-то было со связками, сильно сипящие слова трудно было разобрать.
        - Две части нужно разделить между семьями погибших.
        - А-а, не подумал.
        Рядом был еще третий человек, в разговор вмешиваться не спешил, но неопределенное хмыканье отчетливо донеслось с другой стороны от них.
        Я вынырнул из забытья минут пять назад, но по по-прежнему не открывал глаза и не шевелился. Разговор спасшихся воинов мог быть интересным. Да и на обязательные в таких случаях расспросы я отвечать не хотел: сначала нужно понять, что эти люди собой представляют.
        - Интересно, кто он? - после паузы произнес воин, которого, кажется, назвали Арамон.
        - Хороший вопрос, но главное, почему он один?
        - В смысле? Ты что, не видишь, он визарий, ты же видел сам, как он сокрушил ту страшную нежить.
        - Он не похож на визария, - наконец, подал голос третий человек. - Я несколько раз видел элитных стражей и с уверенностью могу сказать, что каждый из них вдвое превосходит его в размерах мышц. На нем нет их брони и одеяний, нет излюбленного двуглавого топора. Вдобавок к этому, у него нет черношерстного капюшона и, вообще, волчьего шлема. О чем мы говорим? Он пришел со стороны равнины, а, как известно, там нет селений вплоть до самых границ с Империей…
        - Не понимаю тебя, - прервал его умозаключения Арамон, - ты хочешь сказать, он не визарий? Ты видел, как он расправился с морхом? Чтобы вытащить его меч, пришлось рубить гнилые доспехи почти час.
        - Да, сила в ударе была немереная. Но откуда в человеке, у которого нет косой сажени в плечах, взялась сила, способная погрузить в доспехи морха клинок по самую рукоять?
        - На что ты намекаешь? - спросил сиплый.
        - Взгляни на него, он вовсе не похож на уроженца Ануминаса. И сила… я знаю только одних воинов, которые повелевают ей без помощи мускул.
        - Неужели квизарианец?
        - Думаю, да…
        С квизарианцами я уже встречался в деревне павшего королевства, тот рыцарь с доспехами, казалось, состоящими из одних шипов, обладал нечеловеческой силой.
        Надеть такие доспехи, да еще умудряться при этом бегать и размахивать секирой, дано не каждому… вообще, никому. Так в чем же их секрет, в магии?
        Уже видев жестокость, с которой тот рыцарь в составе карателей расправлялся с беззащитными людьми, понял, что не стоит ждать от людей добра к человеку, считавшимся квизарианцем.
        Пауза затянулась надолго. Не зная, что в моем положении лучше, я занервничал.
        Вполне возможно, что эта тишина скрывает подкрадывающегося ко мне человека с кинжалом в руке…
        Боль еще чувствовалась в спине, но совсем немного, если постараться, ее можно и вовсе не ощущать. Я решил открыть глаза, и это не осталось незамеченным:
        - Он очнулся, - сказал кто-то предупреждающе.
        - Где мы? - спросил я первое, что пришло в голову.
        - Неподалеку от места сражения, - ответил Арамон после того, как посмотрел на товарищей, - не волнуйся, мы его сожгли, как полагается.
        - Кого? - не понял я.
        - Морха, которого ты сокрушил, - бросил он легко, но в его голосе почудилась недоговоренность.
        Не зная, как реагировать, я решил смолчать и, пользуясь паузой, украдкой стал рассматривать трех сидящих в свете костра воинов. Два человека совсем просты: одеты в грязные рубахи, рядом с каждым короткие, неважной ковки клинки. А третий, что сделал вывод, что я переодетый квизарианец, в кольчужной рубашке, а вместо шлема скалится волчий капюшон. Он выразительно переглянулся с воином, что я звал сиплым.
        Помолчав или распознав знак на лице товарища, он добавил:
        - Нас выжило всего трое из целого десятка. Если б не ты… Череп Морха у меня в сумке, две части награды мы разделим на семьи павших охотников. Три части - тебе, и по две - нам. Ты не возражаешь?
        - Нет, не возражаю, - порывисто бросил я. - Значит, вы охотники?
        - Не совсем, - впервые с тех пор, как я «пришел в себя», подал голос воин, почитавший меня каким-то визарием. - Мы, воины, охраняем последний в этой области каменный Страж. Но вчера поддались на уговоры Вирта и отправились за головами. Награда за каждую голову нежити невероятно большая…. Не наказывай нас, повелитель.
        И этот решил поиграть в повелителя, ясно же, отвлекает внимание или расслабляет… Интересно, если они воины, то кто тогда этот в капюшоне с оскаленной пастью волка?
        - И не собираюсь, - честно сказал я. - Что произошло потом?
        Вздохнув с облегчением, он продолжил:
        - Нам не повезло, повелитель: первая же нежить, попавшаяся нам, оказалась морхом. Вирт погиб первым, а мы не догадались броситься бежать…
        Я, помня о поврежденной спине, осторожно подвинулся к костру.
        - Как к тебе обращаться, повелитель? - спросил Арамон. Вероятно, опоздав с расправой над имперцем, лишенным сознания, они попытались ему польстить. Скорее всего, боятся меня больше, чем того морха.
        - Мое имя Вардес.
        Воин прямо посмотрел на меня, глаза из-под вытянутых волчьих клыков показались пронзительными донельзя. Не знаю, что из себя представляет этот человек, но благодаря волчьему капюшону выглядел отважнее и сильнее своих друзей:
        - Повелитель Вардес, твой путь случайно не будет пролегать мимо Стража?
        Я заколебался, не зная, как отвечать. Страж? Что-то знакомое, но все равно не имел представления, что это такое. Вместо ответа нейтральным тоном задал встречный вопрос:
        - Почему ты об этом спрашиваешь?
        Он поколебался, посмотрел за поддержкой на товарищей. Но те отвернулись, будто не заметили в глазах друга смешанные чувства стыда и страха. Наконец, Арамон решился:
        - Нас всего трое, и с нами скорей всего справится первая же нечисть. Если бы повелитель проводил нас до Стража… Я бы отдал половину своей части… - в свете костра трудно уловить изменения в оттенке кожи, но, показалось, что он покраснел.
        - Хорошо, я провожу вас до Стража.
        - Спасибо, повелитель Вардес… А твои ребра уже срослись?
        - У меня сломаны ребра? - не смог удержаться я от глупого удивления.
        - По крайней мере, были сломаны несколько часов назад. Морх тебя крепко приложил о камень.
        Вот даже как. Я потрогал спину. Боль от прикосновения почти не чувствуется, и ребра явно целы. Интересно, они правду были сломаны или уже успели срастись? Я почти не удивился нежданно открывшимся способностям бешеной регенерации. На мне всегда все заживало как на собаке, но сращивание за несколько часов костных тканей было из разряда сверхспособностей. Может быть, во мне все больше начинает бурлить кровь хексена?
        Блин, а про свою расу я почти ничего и не знаю…
        Несмотря на то, что моя очередь сторожить была под утро, я не спал.
        Беспокойно ерзал, слыша, как кто-то тяжелый вдалеке ломает ветви, а поблизости что-то шуршит в кустах. Кроме того, я опасался, что воинам все же взбредет в голову прирезать имперца во сне. Объяснять им, что я не имею никакого отношения к Империи, нет смысла. Лучшей легенды у меня все равно нету, а оправдания только усилят дурную уверенность.
        Как бы я ни крепился и на какие хитрости ни шел, но битву со сном безнадежно проигрывал. Незаметно мои веки опустились, я улетел в царство морфия, а понял это только, когда проснулся.
        Меня нерешительно трясли, приговаривая при этом нечто неразборчивое:
        - Повелитель Вардес, сторожить твоя очередь.
        - Хорошо, - сонно буркнул я.
        Хорошо, что не прирезали.
        Сев у костра, я подкинул в него еще хвороста. Где-то вдали раздался рык, поспешно включив ночное зрение завертел головой. Но ничего не увидел - более того, ничего не увидел. Заклятье было включено, но темнота даже не подумала отодвинуться.
        Я запаниковал. Неужели заклятье отказало? Или… или тьма сама по себе магического происхождения? Я так привык видеть в темноте, что уже несколько раз временно теряя эту способность, приходилось всеми силами бороться с безотчетным страхом. А если сейчас из темноты вылетит какой-нибудь монстр? Ну тогда ты умрешь, делов-то.
        Я подбросил в огонь еще одну ветку. Пламя разгорелось, немного отодвинув границу магической тьмы. Надеюсь, хвороста до утра хватит. Чтобы отвлечься от будоражащих кровь мыслей, достал небольшую книжечку из нашитого прямо на рубаху кармана.
        Дневник мага самоучки, призрак которого не давал покоя всей деревне. Покойный Мор тогда заставил меня помочь крестьянам и отправить призрак в небытие. В подвале дома, где обитал дух старика, я обнаружил и прихватил его с собой. Бегло пролистав философские измышления, остановился на записях, которые вправду интересны - незаконченный метод творения заклятий.
        Бедный колдун потратил всю жизнь, намеревался с помощью него разбогатеть, да не вышло. Он не смог его закончить даже после смерти.
        Я еще раз глянул в неровные ряды неясных иероглифов и заковыристых строк.
        Умом я понимал, что не могу ничего из этого разобрать. Мне незнакомы эти буквы и символы, но пугающие даже меня мысли ясны как божий день. Каким-то образом я понимал каждую строку и каждую пометку на полях. Руны заклинания создавали части, которые сами собой складывались в голове.
        Конечно, куда мне даже до самых захудалых магов Высокой Башни, но пять лет быть учеником мага и не проследить ход мыслей деревенского колдуна…
        Ага, тут явная ошибка… и вот здесь вывод неправильный. Мысленно сложив все руны в цепь, я обомлел: остро чувствовал, что база для заклинания работает исправно!
        Если я представлю плотный воздух меж ладоней и, вложив его в эту базу, прикажу закрутиться в спираль, то точно знаю, сработает! С помощью конкретного заклинания я смогу управлять небольшим клочком воздуха. Но тут есть и другие, например, щит от стрел, но это более сложно.
        Попробовать метод в действии так и подмывало, но кажется, «сиплый» не спит, как и я тогда, боится, что прирежу их во сне. Вот дурак. Но не при нем же колдовать? Отойти от костра тоже нет возможности. Что же делать? Отложить испытание до лучших времен? Например, до завтра? Можно, но на самом деле будет лень снова перебирать в уме руны и складывать их в цельный монолит. И так угробил на них пару часов. А если потеряю концентрацию, то цепи рун в голове распадутся, и база разрушится. Может, постараться поддерживать концентрацию на них на самом минимальном уровне? А утром найду удобный момент… Так и сделаю, тем более до утра совсем недолго.
        На рассвете, едва позавтракав, воины начали быстро собираться. Я с тяжелой, как после пьянки головой смотрел, как они проверили оружие и подхватили копья.
        Вчера вечером Арамон выстругал новое древко и вставил серебряный наконечник из сломанного копья. Судя по их разговорам, отряд пойдет по самой кромке леса вдоль степи. Там меньше шансов встретить опасных тварей. Однако морха встретили именно там…
        До чего же болит голова. Но я крепился, удерживал в ней базу заклинания, иногда прилагая колоссальные усилия, чтобы не дать ей распасться.
        Стена деревьев неожиданно для меня раздвинулась. Лес оборвался, как-то сразу перейдя в широкую зеленую степь. Вон на том далеком холме в окружении пушистых одуванчиков стоят в кажущемся беспорядке исполинские камни. Туда меня вчера портанули полусумасшедшие друиды.
        А вон та желто-коричневая груда костей и ржавого железа, и есть монстр, которого мне удалось прикончить. Отсюда видны желтые от старости ребра, оторванная кость голени валяется довольно далеко от остального тела.
        Воин, стоящий рядом, вскрикнул. Я глянул, куда показывала его задрожавшая рука. Из-за деревьев, недалеко от останков морха, вышли и замерли, увидев людей, два темных силуэта.
        - Это Ворлохи! - не своим голосом закричал Арамон.
        - Они нас убьют… - едва слышно прошептали сзади.
        - Что будем делать, повелитель? - как-то отстранено, словно речь не шла о его смерти, спросил воин в волчьем капюшоне. Меня спросил!
        Ворлохи надвигались медленно, словно оценивая силу повстречавшегося отряда.
        Даже отсюда видно, как мелкие глазки на крабьем панцире-лице налились злобой и жаждой. Через секунду они кинуться, и тогда их не остановить…
        Я лихорадочно перебирал в уме все возможные варианты. Ворлохи двигаются почти со скоростью звука, и даже сила хексена в бою с ними мне не поможет. Лицом к лицу с ворлохами я встречался дважды: первый раз их замедлил на кладбище Тзар, второй раз я с помощью амулета-звезды замедлил ворлоха, напавшего на отряд Бьямки в топях.
        Амулет, я криворукий, после этого утопил в болоте, и выходило, что шансов выжить практически нет. Сутулые ворлохи сделали пару неловких шагов к людям.
        Наверно, им еще не приходилось сталкиваться с такой реакцией на их приближение.
        Четыре куска мяса застыли, словно статуи.
        Первобытный страх придал ускорение мыслям, что если…
        - Вы втроем справитесь с одним из этих ворлохов?! - удивляясь самому себе, зарычал я в перепуганное лицо Арамона.
        - Нет, господин, - вместо него ответил «тихун», - не справимся.
        - Вам придется, иначе, мы все тут умрем, - бросил я, стремясь привести их в чувство.
        Две твари, услышав резкие голоса, словно сбросили невидимый груз, одновременно понеслись к нам. В ту же секунду меж моих расставленных ладоней образовался воздушный вихрь. Он сжимался до размеров шара с такой скоростью, будто имел собственный разум и пытался помочь новорожденному магу. Мгновение, и сжатый шар воздуха устремился к размытому из-за скорости силуэту. Еще никогда я не использовал боевую магию. Мне внушали, что нету таланта, это мне не доступно… а вдруг Тзар ошибался?
        Атака ворлохов была пробно-обманчива, иначе бы, я точно не успел. Один из них, соприкоснувшись со стремительным воздушным шариком, словно с разбегу врезался в стену. Замер оглушено, потом рванулся, но уже двигался, словно в паутине. Часть его груди разорвало до костей, и через образовавшуюся дыру можно разглядеть слабо колышущиеся внутренности.
        С каждой секундой теряя силы, он отчаянно заковылял в моем направлении.
        Взмахнув мечом, я с легкостью разрубил даже не попытавшуюся защититься тварь.
        Второй монстр, движущийся в режиме реактивной турбины, со смертью товарища остановился в нерешительности.
        Воины, немного приободренные успехом имперца, с вытянутыми вперед копьями бросились на растерянную тварь. Однако ворлох уже пришел в себя и бросился прямо на копья. Но это только показалось, сверхскоростная тварь легко ушла от остро заточенного серебра и, оказавшись вплотную у Арамона, слаженными ударами распорола ему грудь и лицо. Я беспомощно наблюдал, как под когтями ворлоха кольца вороненой кольчуги рвутся, словно медные.
        Не обращая внимания на расправу с товарищем, воины извернулись и с невозможного для этого положения провернули копья вокруг себя, одновременно ударили потерявшего от жажды крови осторожность ворлоха.
        Сверхскорости ворлоха хватило лишь на то, чтобы успеть повернуться к врагам, но избежать удара ему не удалось. Серебряные наконечники глубоко вошли в его грудь и живот.
        Он зашипел от боли и злобы, но через секунду дернулся назад, срываясь с импровизированных вертел и оставляя на концах копий куски черного мяса. Это ему мало помогло, поскольку сделав по инерции несколько шагов в сторону, неловко завалился на землю.
        Обрадованные люди заспешили добить поверженную тварь, но ворлох неожиданно для всех вскочил и, не теряя времени, оставляя за собой темный след, бросился к растерявшимся людям. Через мгновенье темная полоса в воздухе соприкоснулась с воинами, и тех разметало в стороны, словно взрывом гранаты.
        За всем этим действом я наблюдал беспомощно. Понимал, что бегать и размахивать мечом в бою с ворлохом все равно бесполезно. А о втором магическом вихре не приходится даже мечтать: только его подготовка займет не меньше часа.
        Мчащийся зигзагом над красной травой ворлох почему-то остановился, уставившись на меня злыми рыбьими глазками. Вероятно, пытался осмыслить, каким образом неподвижно стоящий человек убил его собрата. Отринув страх, я выбросил вперед меч и тут же увидел летящую в мою сторону темную стену.
        Скорее интуитивно, чем, что-то видя, я дернул головой вбок. Когтистая черная лапа, разорвав воздух у самых глаз, с непостижимой уму скоростью ушла в сторону.
        Острая боль в боку заставила руку с мечом разжаться, а тело дернуться назад. Мне оставалось жить меньше мгновенья, сейчас чудовище еще раз сделает неуловимое движение, и я, безоружный, рухну лицом в грязь.
        Мгновенье прошло, взбудораженные мысли сделались медлительными и спокойными, однако чудовище не атаковало. Я оторвал взгляд от трех резаных ран на краю живота и едва поверил глазам: на земле сидит скрючившийся ворлох. Упираясь четырехпалыми лапами в рукоять меча, вонзенного ему в живот, неуверенно пытался его вытащить. Его невероятная скорость сыграла с ним злую шутку: напоровшись на меч, почти без моей помощи клинок проткнул его насквозь. Невероятно… Сукин ты сын, Вардес! Везунчик.
        Еще не до конца веря в удачу, я огляделся вокруг. Кажется, пообедать мной, никто не спешит. Опасаясь, что тварь еще жива, аккуратно перехватил рукоять и дернул, что было сил. Меч, оказавшись на свободе возликовал, разрезая воздух на части. Темная жидкость полетела во все стороны. Я вновь взглянул на ворлоха, перевел взгляд на разодранных воинов. …Повезло мне, а ведь мог так же с распоротым животом лежать рядом с ними.
        Разум цивилизованного человека со скрипом несмазанных петель стал возвращаться из первобытных глубин. Я вспомнил лица еще минуту назад живых воинов, вспомнил вчерашнюю тварь. В глаза вновь бросились окровавленные трупы, я упал на колени и вырвал желчью. Спазмы до боли сжимали ребра, не прекращаясь даже после того, как в желудке и, наверно, в кишках не осталось ничего, кроме воздуха.
        Утрясь рукавом, я, отойдя от мертвецов, завалился в траву. Закрыв лицо руками, преодолевал колотившую меня дрожь, пока сон не взял меня под свою власть.
        Луна не позволил воинам разжигать на ночь костер. Конечно, он рисковал - ночью отряд станет беззащитен, но решил положиться на судьбу. Успех миссии стоил их жизней. Ни один из его ветеранов и даже из элитных визарей не осмелился поставить под сомнение его решение.
        Но ночью никто из них не спал. С оружием наготове они сидели спина к спине, в любую секунду ожидая нападения из темноты.
        Повсюду во тьме слышались шорохи, безумные перебежки чьих - то тяжеленных ног…Он боялся, что из-за черных силуэтов деревьев вырвется стрела с ржавым наконечником и поразит его в горло. Но ночь уступила место рассвету, а на отряд так никто и не напал. Лишь после того как выпала росса, он понял причину зловещей активности нежити. Недалеко от холма, на котором они ночевали, лежал мертвый морх.
        Нежить в основном лишена разума, но не так глупа, чтобы не понимать, что если рядом уничтожен их сильнейший воин, то мелочи от этих окрестностей стоит держаться подальше. Конечно, если бы тут были их повелители, непременно приказали прочесывать лес в поисках людей.
        Скоро показалось, что он увидел причастных к смерти морха: с момента восхода солнца не прошло и получаса, как из леса показалось несколько фигур. Луна приказал воинам затаиться за деревьями. И почти сразу с этим около поверженного морха объявились два разведчика-ворлоха. Это означало, что повелитель нежити откликнулся на зов своих рабов и сейчас где-то рядом. Нужно быстрее уходить отсюда!
        Казалось, у беззащитных людей не оставалось шансов, но воины, кем бы они ни были, оказались не просты.
        Луна не стал вмешиваться в бой, поведя воинов в глубину леса, он остановился на его краю, обернулся. Конечно, его отряд бы справился с парой ворлохов, но при этом, наверняка, бы потерял пяток людей, и что самое страшное - драгоценное сейчас время.
        Уже собираясь приказать двигаться дальше, Луна замер, не веря глазам: единственный уцелевший воин вынимал меч из тела ворлоха. Второй ворлох, тоже поверженный, скрючившись, лежал недалеко в траве…
        Это было невероятно, отряд всего лишь из четырех человек одолел двух ворлохов. Легко раненный воин, вырвав из груди жертвы меч, празднуя победу, закрутил мельницу.
        Луна в растерянности переводил взгляд с вытянутого от изумления лица своего советника на вдруг упавшего в траву незнакомца. За последний месяц впервые он не знал, как поступить, но и спрашивать такого совета не собирался… Время уходит, и Иеир ждать не будет. Но такого воина, пусть даже раненного, бросать просто немыслимо…
        Глава 3
        С земли я подскочил, ожидая увидеть невдалеке отряд Луны. Черт его знает, сон это был или видение…
        Трое воинов уже взяли меня в кольцо. И прежде, чем я проснулся, они успели пройти больше, чем пятьсот шагов. Мои видения, кажется, не отвечали понятию настоящего времени.
        - Рад приветствовать столь могучего воина, - поклонился высокий, широкоплечий воин, словно невзначай придерживая боевой обоюдоострый топор. «Где-то я такие уже видел», - вдруг вспомнилось мне. Отряд, вооруженный таким же оружием, намеревался убить меня и Тзара… Это было недавно, но мне казалось, прошли годы.
        - Где Луна? - не стал тянуть я.
        Воины едва заметно вздрогнули, а мускулистый, которого Луна звал советником, озадаченно спросил:
        - Откуда ты о нем знаешь?
        - Это не важно, - сказал я, стараясь подпустить в голос металл. Подняв уже родной меч и подобрав сумку Арамона, лихо бросил: - Ведите к вожаку.
        Переглянувшиеся воины, стараясь не спускать с меня настороженных глаз, бросились трусцой в сторону леса. Я припустил за ними. Вот только сам не понимал, кто меня тянул за язык? Почему я сказал то, чего не должен был? На бегу соображая, как я буду оправдываться перед вождем с незамысловатым именем, я чуть не столкнулся с волчьим капюшоном резко остановившегося воина.
        - Почему вы здесь? - грозно обратился вождь к подбежавшим воинам.
        Первое впечатление от его вида можно охарактеризовать одним словом - сильный.
        При желании его можно сравнить с уссурийским тигром. Каждая мышца на теле выделяется так ярко и отчетливо, а движения так плавны, что становится видно: человек прожил молодость не в тренажерном зале, а в бесчисленных сражениях за жизнь. В отличие от прочих, на голове волчий капюшон из белой шерсти. Наверно, знак отличия вождя…
        - Владыка, этот воин сам попросил следовать к тебе.
        - Это так? - прогремел он обратив ко мне задранный подбородок.
        - Да.
        - Что ж, твоя помощь нам не помешает.
        - Буду рад помочь, - сказал я, внутренне ликуя. Кажется, пронесло. То ли меня приняли за одного из воинов этого королевства, то ли вождь так спешил к неведомому Иеиру, что посчитал не нужным сотрясать воздух впустую.
        Но кажется, я рано порадовался. Уже отвернувшийся вождь, вновь устремил на меня свой взор:
        - Что в сумке?
        - Череп морха, я…
        - Выбрось, будет мешать. А насчет золота не беспокойся, после того, как поможешь мне, будешь в нем купаться.
        - Спасибо…
        - Еще не за что. У нас мало времени, все, пошли.
        Суровым воинам не пришлось повторять дважды. Волчьи капюшоны на их головах грозно оскалились, воины крепче сжав мечи, перестроились в боевой порядок, и колонной двинулись через лес.
        Если у меня и есть способности к предвидению, то заверещали они только сейчас. Впереди, говорят, ждут крупные неприятности…
        Во главе отряда идут, переговариваясь о чем-то, два гигантских воина.
        Шварцнегер в лучшие свои времена выглядел не намного мускулистее их. Одного из них называли вождем со странным именем Луна, он командир отряда, спешащего к какому-то Иеиру. Второй воин, лишь немного уступающий ему в массе мышц, держал в руках внушительного вида обоюдоострую боевую секиру.
        Незаметно к ним приблизившись, так, чтобы слышать разговор, я понял, что его зовут как-то по-женски - Ани.
        - Если поспешим, - говорил вождь, - то заночуем в деревне.
        - Да, я думаю, успеем, - протянул он и, словно вспомнив что-то, спросил: - Мой вождь, ты уверен, что у нас получится задуманное? Многие герои уже три века ходили к нему…
        - Да, Ани, я верю в себя. И ты разве не помнишь пророчество? Именно в этом столетии найдется герой, что сможет поднять Молот Иеира.
        Ани не ответил, лишь тяжело вздохнул. Глядя на их мускулатуру, я не сомневался, что если кто-то и сможет поднять неведомый молот, так это они.
        А вождь, словно забыв, что вокруг идут воины, сказал, обращаясь, наверно, к самому себе:
        - Если окажется, что тот самый Герой именно я, Ануминас воспрянет духом, и угроза вторжения имперцев после этого станет восприниматься как шалость глупых детей. Все воины и весь народ Ануминаса будут славить мое имя…
        Спохватившись, он замолчал, воровато косясь на шагающего рядом с ним Ани. Что ж, у всех свои слабости, и не мне его судить.
        Темно-желтое солнце клонится к закату, еще полчаса, и оно начнет скрываться за далекими отсюда холмами. Но вождь не подвел, усилия наших ног не пропали в туне, и даже раньше намеченного срока отряд вышел к мощному, трехслойному частоколу.
        Крестьяне давно загнали в деревню скот и занесли последние охапки пшеничных злаков. Ворота заперли задолго до заката, но вождь, ничуть этого не смущаясь, стал бить в них рукояткой двуглавого топора.
        - Открывай своему Вождю! - зло заорал он, услышав за воротами какое-то шевеление.
        Но створки из тяжелого дерева и не собирались начинать открываться. Ставшее вдруг красным солнце, бросая на воинов зловещие отблески, уже наполовину скрылось за холмами.
        Наконец, из щелей ворот показался свет огня. Судя по звукам, с той стороны к воротам приблизилась толпа мужиков с факелами и, наверно, с оружием. Вождь, правильно оценив ситуацию, отошел от ворот шагов на пять.
        Створки резко распахнулись, и толпа мужиков, кто с вилами, кто с топорами и факелами, синхронно шагнули в нашу сторону.
        По-видимому, разглядев в зловещем свете огня волчьи капюшоны на головах воинов, они остановили грозное продвижение. В толпе виднеется человек, на голове которого свирепо скалится волчья пасть. Правда, старый, обрюзгший, совсем не похожий на воина, но важно расталкивая крестьян, выдвинулся вперед.
        - Я вижу, что передо мной воины Ануминаса, но ваши имена мне неизвестны.
        - Я младший вождь Семьи Призраков. Мое имя - Луна.
        - Я хозяин этой деревни, бывший воин, заслуживший честь носить шлем волка до самой смерти. Вы можете быть моими гостями, - сказал он, - прошу вас, проходите.
        Отряд вошел в деревню с каким-то облегчением: на лицах воинов я видел, что готовы уже были сражаться со своими сородичами, что не подчиняются младшему вождю Призраков.
        - Прошу тебя, мой вождь, - почтительно сказал хозяин, - последуй в мой дом.
        Там мы можем поговорить без опаски.
        - Хорошо, - сурово бросил он. - Ани, Вардес, со мной.
        Дом старосты снаружи ничем не отличается от прочих бревенчатых домов. Разве, что солома на крыше выглядит свежее. Хозяин собственноручно открыл дверь, пропуская широкоплечего вождя и его не уступающего ему в мускулах «советника».
        Будь сейчас обычные обстоятельства, ни за что не вошел бы раньше хозяина, кто знает, возьмет, запрет за нами дверь, и мы окажемся в ловушке.
        Убранство дома напомнило времена викингов. Длинный, почти во всю ширь хаты стол мог расположить весь наш отряд. Вдоль стен расставлены узкие лавочки из резного дерева. Видимо, во время еды они подвигались вплотную к столам и использовались вместо стульев, а ночью на них стелят мягкое покрывало и используют как кровать.
        Хозяин деревни даже не пригласил нас сесть. Сам уселся во главе стола и взирал, как грозный отец на троих нерадивых детей. Признаться, меня это удивило, так обращаться с «дворянином», то бишь с вождем, сыном королевской семьи…
        Сам вождь похоже не обращал внимания на его поведение, смотрел на старого пня с вопросом в глазах. Кроме нас троих, в доме, состоящем из одной комнаты находился то ли телохранитель, то ли правая рука вождя. Тот самый «советник» со странным для меня именем Ани, он почти не уступает Луне шириной плеч и тугими жилами на шее. В руке сжимает ближе к железу древко обоюдоострого топора. В отличие от прочих воинов с мечами, носит волчий капюшон не из серой, а из черной шкуры. И смотрит на хозяина деревни с нескрываемой угрозой.
        Когда обрюзгший мужик позвал вождя на разговор с глазу на глаз, тот почему-то взял с собой меня и Ани. Причину я понять не мог, но пока и не ломал голову. И вот сейчас этот странный тип с явным неудовольствием переводил взгляд с одного лица на другое.
        - За вашими спинами идет беда, - начал деревенский увалень. - Так сказала наша провидица.
        Вождь с верным телохранителем переглянулись:
        - Поясни, - сухо попросил он.
        - Охотники, что идут по вашему следу, несут для деревни страшное зло и разорение.
        - Какие охотники? За нами никто не идет.
        - Так сказала наша провидица, а она еще никогда не ошибалась. Она предсказала приход отряда вождя из Семьи Призраков и, как видите, не ошиблась.
        - Я хочу говорить с ней.
        - Очень сожалею, но это невозможно.
        - Ты перегибаешь палку старик, - вспыхнул вождь, - одно мое слово, и деревня сменит хозяина.
        - Прости властелин, я не хотел тебя обидеть. Это было последнее предсказание провидицы, и она шептала его на смертном одре. Еще она благодарила богов за то, что позволили ей умереть раньше, чем ее пророчество сбудется. Она боялась этих охотников до ужаса…
        - Как они выглядят?
        - Я не знаю, старуха, да вознесет святое пламя ее к Арайдону, не раскрыла подробностей. Признаться, я долго мялся у ворот, колеблясь между служением Призракам и защитой деревни. Все же я впустил вас, и внутри у меня свербит…
        - Что еще ты знаешь? - грозно придвинулся к нему вождь.
        - Больше ничего… они настигнут вас сегодня ночью.
        - Хорошо, вели людям запереться в своих домах, а всех мужиков, что крепко держат оружие, выгони на площадь. Будем готовиться к бою.
        Хозяин деревни поклонился и вышел во двор, а Луна вперил грозный взгляд в меня:
        - Почему ты помогаешь нам чужестранец?
        Рассказывать про Мифриловый остров показалось опасным, но другой ответ нашелся быстро:
        - Ты же сам предложил золото в обмен на помощь.
        - И только то? - недоверчиво переспросил он.
        - Да.
        - А из какого ты королевства?
        - Эрегор.
        - Не очень-то ты похож на уроженца павшего королевства.
        - Бывает.
        - Ладно, не будем терять время: Ани, ты с резервом из десяти воинов стоишь в центре деревни. Выдвигаешься только по моему приказу, - принялся командовать вождь.
        Ани - телохранитель или правая рука вождя, что был с нами у хозяина, коротко кивнул.
        - Вардес, ты возглавляешь мужиков. И удержишь там северные ворота.
        - Я?!
        - Тебя зовут Вардес или как?
        - Да, но…
        - Вот и славно, - оборвал он меня. - Я с оставшимися воинами буду сторожить южные врата, как раз те, из которых мы пришли.
        Я, поняв, что моего согласия тут не требуется, вышел к сгрудившимся перед домом мужикам. Их около трех десятков, глядят напугано, в руках у многих дрожат топоры и вилы. Вспомнив часы прошедшие в команде спецназа, я гаркнул так, что вышедший вслед за мной вождь посмотрел на меня с немалым уважением в глазах.
        - Не отступать, не бояться! Любому показавшему спину врагу я сам выпущу кишки. И помните, сегодня ночью вы защищаете свою деревню, своих родных и детей.
        Если мы проиграем, то всех их ждет незавидная участь. Так что деритесь яростно, как разъяренные львы… Вопросы есть?!
        В неверном свете факелов виднеются белые, как мел, лица мужиков, вдвое старше меня, кажется, я напугал их чересчур сильно. И то хорошо, что никто не спросил, кто такие львы…
        - Все хорошо, - сказал я примиряюще, - я открою вам великий секрет. Чем храбрее бьется человек, тем более непобедимым он становится. Если вам придется сражаться, и сражаться станете достаточно храбро, никто средь вас не умрет.
        Немного подумав, я бросил клич: «Один за всех и все за одного!», повел их в северную часть деревни, где в непрерывном ряду частокола должны находиться северные врата.
        В томительном ожидании прошли часы, деревня словно вымерла, тишина над ней висит тугим покрывалом. В душу закралась надежда, что неведомая старуха-провидица ошиблась. Никаких охотников мы не увидим, и дрожащие от страха мужики останутся живы… Ну и само собой, я тоже останусь цел.
        На всякий случай я велел им забить полукругом у ворот жерди и привязать к ним факелы. Мне самому на свет плевать, а вот если ворота слетят с петель, напуганные факельщики уронят их в грязь. Битва в темноте продлится недолго.
        Бедные крестьяне со страху скорее перебьют друг друга, чем попадут вилами и топорами в тело врага.
        Интересно, что за охотники? Воображение рисовало закутанные в черные плащи фигуры почему-то с кривыми ножами в руках…
        Показалось, что рядом услышал странный звук, напоминающий медведя, который когтями срывает кору с дерева. Я поднял руку, призывая расслабившихся мужиков к тишине, и тут над частоколом увидел нечто.
        Высунувшаяся над воротами голова большого волка показалась невероятной, на миг я даже подумал, что это Лейла. Но нет. Глаза совсем не светятся, скорее в них свила себе гнездо первозданная тьма, а на шее, где у некоторых животных должна быть грива, свисают спутанные веревочки… косички что ли?
        Додумать мысль я не успел, волк оглядев замерших в свете факелов людей, спрыгнул в центр освещенного полукруга, как раз перед воротами. Никто не сдвинулся с места. Все смотрели на ужасного матерого волка, не в силах понять, каким образом он вскарабкался по стенам. Еще секунда промедления, и я, выхватив из ножен меч, пронзил неуспевшего среагировать волка насквозь.
        Он еще жил, пытался сорваться с меча, отпрянуть назад, я, перехватив рукоять обеими руками, провернул меч в его груди. Он засучил лапами и затих. Проверить мертв ли он, я не успел, сверху, как горох, посыпались темные клубки. Это его собратья вслед за ним перелезли через частокол и бросились на растерянных людей.
        Кажется, я наврал, люди гибли пачками, особенно в первые секунды сражения.
        Непропорциональные для волков лапы скрывали в себе огромные когти. Понятно, каким способом они умудрились залезть на отвесный забор. Но вероятнее всего, назначение когтей было в другом. И в этом убеждались на себе дико орущие и захлебывающиеся в собственной крови крестьяне. Когти разрывали ничем не защищенную плоть с такой легкостью, будто она состояла целиком из мягкого теста.
        Я рубил и отпрыгивал, пока что мне везло, еще ни одна тварь не смогла до меня дотянуться. Удивляясь самому себе, я отклонялся даже от ударов, которых не успевал заметить. Волки уже взяли меня в зыбкое кольцо, нападали со спины, но я, кувыркаясь, всегда оказывался в другом месте, вставал на ноги прежде, чем другие бросались в атаку. Однако я так же осознавал, что мечом махаю как домохозяйка веником, лезвие редко поражало что-либо, кроме воздуха, а один раз я случайно проткнул поспешившего мне на помощь мужика.
        Испуская дух, он смотрел на меня расширенными в удивлении глазами.
        Расстраиваться и пытаться извиниться было некогда, и я, взмахнув мечом, с разворота все-таки зацепил морду сверхкрупного волка. Слава богу, до Лейлы им было далеко…
        Странно, но с разрубленной едва ли не напополам мордой волк с душой человека выжил. Заскулил, но поднялся с земли и, прыгнув на оструганные бревна частокола, перемахнул через стену. Что за бред? Еще раз отпрыгнув от клацнувших у самого носа острейших зубов и в очередной раз промахнувшись в ответном ударе, я развернулся, запрыгивая на вязанку дров у стены дома.
        Наверно, место хорошее, спину прикрывает стена дома, а волколакам, чтобы до меня дотянуться, придется потратить лишние несколько секунд для прыжка на полтора метра. Волки или как их там, кажется, это тоже понимали. Определив, что это волколаки, и боясь появления Сириния, я бросил быстрый взгляд по сторонам.
        От ужаса и обреченности защемило сердце: начиная от ворот и до самого дома, где спиной к стене замер я, тянулась череда разодранных трупов крестьян. На глаз не меньше двадцати, а может, и все тридцать, доверившихся мне мужиков. Они никогда уже не увидят завтрашнего рассвета. А пять волков надвигаются на меня замедленно театральными шагами.
        Чертовски умные твари вынуждают жертву паниковать и бросить выгодное для обороны место. Заставив бежать, и подставить спину. Глаза в свете луны не отбрасывают бликов, возникает такое чувство, что глазницы пусты. Пугать у них получается замечательно…. О чем это я, ведь совсем недавно они были людьми.
        Чтобы не смотреть на медленно приближающуюся пятерку посланцев ужаса, я еще раз бросил взгляд на окровавленные трупы людей. Наверно, это была ошибка, может, надо было смотреть на луну? Какая-то странность зародилась в голове, тут что-то не так. И через секунду до меня дошло, что не вижу ни одного трупа волка, неужели тридцать мужиков с топорами не завалили ни одну тварь? Или они неуязвимы?
        Я перевел взгляд на волков, все целы, ни царапины, а нет, один все же едва заметно хромал. Задняя нога слегка подволакивается, из раны на ляжке медленно течет кровь. И еще одному волку я разрубил морду, и он поспешил смыться через забор. Они уязвимы…
        Поняв, что вместо ужаса человек даже слегка приободрился, волки как по команде прыгнули к нему. Я рубанул сверху вниз, а потом завершая, движение накрест. Волки отпрыгнули, казалось, еще в воздухе. Двое отбежали сразу, а один, что по центру, кульком рухнул вниз. Мгновенно сообразив, что в пределы видимости попали только три волка, я дернул головой вправо. На стене дома, прижавшись вплотную к бревнам, надвигался с оскаленной пастью еще один волк. Я ударил мечом в то место, но удар лишь сорвал стружку с бревна. За секунду до удара волк, поняв, что дела плохи, слетел вниз, на всякий случай отбежал на три шага.
        Инстинктивно я дернул голову влево и чуть не опоздал. Пятый волк подкрался точно также с другой стороны. Я успел подставить под удар лапы локоть, и боль пронзила все тело до самых пят. Левая рука упала плетью, кажется, когти раскрошили мне кость. Ткнув его скорее по инерции, я, ничего от боли не видя, прижимаясь спиной к дому, принялся размахивать мечом здоровой рукой.
        Краем сознания видел, что волки с темными даже сквозь ночное зрение глазами, широкой цепью, надвигаются на раненую жертву. У меня почти нет шансов… кроме одного.
        Издав душераздирающий клич и бросившись на вмиг отпрянувших волков, я, черпая скорость ног из страха, бросился к центру деревни. Почувствовав, что волколаки догоняют, резко остановился, выбрасывая меч назад. Волки затормозили в секунду, более того, отбежали, понимая, что я сейчас либо атакую, либо вновь покажу спину, и избрав второй вариант, я снова припустил к засевшему где-то здесь резерву…
        Резерв оказался занят. Пять оставшихся от него человек отмахивались мечами и топорами от всего лишь трех таких волколаков. Я остановился, понимая, что помощи не дождусь, более того, я подставил этих воинов, приведя волкам подмогу.
        Вот, значит, как мне предстоит умереть… Волки вытянули шеи, оскалили пасти и бросились все разом. Мне вновь посчастливилось кувыркнуться низом и, едва не теряя сознания от боли в потревоженной руке, я полоснул не глядя. Удар отсек лапу неуспевшего отпрыгнуть волка, и тот, скуля и корчась от боли, поволочился по земле. Остальные четверо, увидев расправу над собратом, не только не отступили, а напротив, рассвирепели, вновь и вновь яростно бросались добить раненого человека.
        Я узрел, что значит чудо. И понял, что такое жажда жизни. Мой мозг, тело и дух, объединившись во имя выживания, работали на все сто процентов. Никогда прежде я не двигался с такой скоростью. Отклонялся корпусом, одновременно убирал ногу с места, куда должны были вонзиться волчьи клыки. Отпрыгивал от убийственных когтей и рубил, рубил и рубил воздух повсюду рядом.
        Поняв, наконец, что не замечаю больше движений и рыков волколюдей, я остановился, удивляясь, почему испытав такую нагрузку, еще жив. Сердце билось колокольным набатом, грудь ходит ходуном, расширяя ребра вдвое больше положенного.
        С красной пеленой в глазах я оглядывался во все стороны. Куда подевались проклятые твари? Бросив взгляд на залитую кровью землю под ногами распознал пять разрубленных туш волков. Неужели я их всех убил?
        Проталкивая воздух широко открытым ртом, я повернулся, чтобы посмотреть, как там пятерка воинов, сражающихся с тремя волками. И едва соображая, что вижу, перехватил внимательный взгляд телохранителя вождя. Широкоплечий воин, облокотившись на рукоять гигантского топора, наблюдал мой бой. Весь его десяток распростерся у его ног рядом с тремя трупами волколаков. Он, дыша так же тяжело, как и я, кивнул по-свойски, мол, мы с тобой везунчики, единственные выжившие из своих отрядов.
        - Ани!!! - донесся издалека чей-то крик. - Юг!!!
        - Пошли, - сказал мне воин, - вождь нуждается в помощи.
        Я хотел было возразить, перевязать рваную рану на руке или просто упасть и потерять сознание, но воин, уже показав мне широкую спину, трусцой побежал в сторону раздавшегося крика.
        А я еще подумал, что резерв в центре деревни предназначался совсем не для меня. Вряд ли, находясь у южных ворот, вождь смог бы направить подмогу к северным, где с крестьянами и оборонялся я.
        Я подошел, чтобы увидеть, как воины вождя забивают последнего волка-нечисть, судя по тому, как много воинов остались в живых, дела у этого отряда шли изумительно. Я насчитал четыре убитых волколака.
        - Почему ты здесь? - грозно спросил вождь, смотря на меня красными от лопнувших капилляров глазами.
        - Меня вытеснили с северных ворот до самого центра. А потом я услышал твой крик и отправился на помощь, - сухо ответил я.
        - И ты бросил вверенную тебе часть деревни? - спросил он со злобой и презрением в голосе. - А что, если вся северная часть разорена? Что, если эти твари уже загрызли всех жителей в домах? Где твой отряд? Ты что сбежал, бросив их?
        Ани зашептал вождю что-то на ухо. Поскольку вождь, дернув в сторону волчьим капюшоном, грубо оттолкнул советника, я понял что тот встал на мою защиту.
        Разъяренная Луна, больше не глядя на меня, повел выживших воинов в центр деревни.
        - Будем молиться, что эта нечисть бросится на нас сразу и не будет разорять окраинные дома, - сказал вождь, ни к кому конкретно не обращаясь, но я почувствовал в его словах угрозу.
        «Да пошел ты, - подумал я, - не строй из себя крутого. Я сам покруче буду…»
        Глава 4
        Дождавшись рассвета и не услышав нигде в деревне треска разбивающихся дверей, ставень, запиравших окна, криков детей и женщин, вождь разрешил отряду выспаться до зенита. Воины бросились спать не сходя со своих мест, устроились прямо на мостовой площади. А вождь, сопровождаемый робко выглянувшими из домов жителями, принялся обследовать деревню.
        Надеюсь, найдя трупы у северных ворот, они не заметят, что один из крестьян был проткнут мечом, иначе, меня ждут проблемы. Странно, совесть меня не мучает, разве, что немного жаль бедолагу…
        А вообще, в том что встречающая новый день деревня недосчиталась почти всех своих взрослых мужчин, целиком и полностью виноват я. Волколаки были посланы Сиринием по мою душу и счастливая случайность, что когда они меня нагнали я находился за деревенским частоколом с воинами вождя.
        Счастливая случайность для меня… Не думай об этом Вардес.
        Закрыв глаза и тут же их открыв, я с удивлением обнаружил солнце над самой головой. Вождь будил отряд, а заплаканные, но все же благодарные жители поднесли нам котелки с горячей кашей и кувшины с молоком. Жадно глотая молоко, я перехватил оценивающий взгляд вождя. По-видимому, море трупов у моих ворот вкупе с рассказом доверенного воина заставили вождя задуматься. Все-таки неизвестный воин был принят в команду без лишних вопросов. И кто он, что один разделался с большинством волколаков?
        - Вождь, что это были за твари? - вдруг спросил единственный воин в отряде, держащий вместо меча двуглавый топор. Советник вождя, Ани, сам нуждался в объяснениях: - Я никогда таких раньше не видел.
        - Я тоже, - признался Луна, - но я видел их изображения на манускриптах трехсотлетней давности. Это волколаки, бывшие люди, принявшие в себя дух самых свирепых волков. Это нечисть, похуже вампиров, знать бы, кто их послал… Но мы теряем время. Воины, за мной бегом!
        Вождь под недоумевающими взглядами крестьян трусцой бросился в сторону северных ворот, его примеру последовали и остальные. Я взглянул на изувеченный локоть, багровое мясо успело почти полностью затянуть страшную рану, рука практически не болит…
        С кряхтением встал и припустил вслед за стадом…
        Чертов вождь бежал, не давая передыху. Поначалу мне даже нравилось бежать по берегу узкой извилистой реки. Перебегая ее вброд, вспомнились тренировки, через которые я вынужденно проходил, работая в агентстве.
        Дальше хуже. Бег по пустой и казавшейся бесконечной степи, неожиданные болота, а теперь и этот гнилой лес.
        Лес оставлял особенно тягостное впечатление. Со стороны казалось, что группа тяжеловооруженных воинов сломя голову улепетывает от страшных волколаков, при это не особо выбирая дорогу. Приходилось петлять между широкими стволами старых деревьев. Поминутно уклоняясь от свисающих сгнивших ветвей, вязей мха и лишайника, я уже едва переставлял ноги. Вдобавок ко всему зверски стал колоть бок.
        Умирающие деревья стремились помешать живым, дабы те не выбрались из гиблого места. Люди, платя дань за каждый десяток шагов, до крови царапали кожу о раскинутые в стороны ветви сухих деревьев. Я всей душой чувствовал, как угнетает этот полумертвый лес. Откуда-то пришла уверенность - прекратишь бежать, и тебе конец.
        Отряд выбежали к неожиданному обрыву, бегущие впереди воины едва не сорвались с его края. Земля уходит вниз метров на десять, образовывая в массиве мертвого леса словно долину меж гор. Наверно, такой же кратер образовался в Сибири после падения тунгусского метеорита.
        На дне этого кратера возвышаются на равном друг от друга расстоянии десятки высоких холмов.
        - Мы пришли, - удовлетворенно бросил вождь. - Но нам по-прежнему нужно спешить. Скоро гробницы снова исчезнут на сто лет. Разделитесь и ищите знак нашего Дома! Кто найдет, дайте знать всем.
        - Пошли с нами, воин, - я развернулся, чтобы увидеть, как широкоплечий перекачанный воин хлопнул мне по плечу. Двойной топор на поясе висит небрежно, словно легкая тростинка. Ани - правая рука вождя и, похоже, приставлен ко мне как надзиратель. Второй воин тоже довольно жилистый, но до Ани и Луны ему далеко. Он, словно младший по званию, не смеет открывать рот в присутствии офицера. - Идем, вон в тот крайний курган.
        - Хорошо, - покорно согласился я.
        И какого хрена я тут делаю? На кой мне сдался этот Луна и его отряд? У вождя была своя цель, а у меня своя, и она находится, судя по всему, в другой стороне.
        Мне нужно добраться до города-порта, Ма-Арзана, найти корабль и переплыть небольшой кусок океана. Вместо этого для чего-то рискую жизнью, терплю крики и угрозы вождя, который, кстати, и спасибо не скажет…
        Продолжая поражаться себе, все-таки вмешиваться не пойми во что и не задавать лишних вопросов было не в моем характере, я принялся спускаться в кратер следом за воинами. Уцепившись за корень старого дерева, завис по средине отвесного обрыва. «Может быть, - перед самим собой оправдывался я, - инстинкт оказался умнее? В этом мире, а тем более в этом королевстве я не знаю даже самых элементарных вещей. Как я попаду на корабль, если меня сразу примут, предположим, за шпиона или еще кого похуже?»
        Отдышавшись, я, цепляясь за неверные выступы грунта, продолжил спуск. Когда до земли осталось каких-то пара метров, плюнул на все и спрыгнул, впрочем, приземляясь удачно, почти плавно. Земля под ногами рыхлая, как будто вскопанная только вчера пашня.
        Разбросанные по ней холмы выглядели скорее, как искусственные неровности, сваленная самосвалом в кучу плодородная земля. Если бы вождь не сказал, что это гробницы…
        - Сколько у нас времени? - спросил я у внимательно осматривающего курган воина.
        - Не знаю, но думаю совсем немного.
        - А что случится, если мы не успеем?
        - Ты же слышал. Земля над нами вновь сойдется. Гробницы запечатаются еще на сто лет, - сказал он спокойно.
        У меня засосало под ложечкой. Я затравленно поглядел вверх на виднеющиеся из-за массы земли верхушки деревьев. Если «вождь» что-то не рассчитал, то от долины, на дне которой меня угораздило оказаться, не останется и следа. Я уже чувствовал, как сдвигаются пласты грунта, земляные стены с большой скоростью устремляются друг к другу. Они накроют курганы, раздавят и похоронят всех, кому не посчастливилось оказаться на ее дне. Воображение рисовало хруст дробящихся ребер, что не в силах выдержать давления сошедшей с ума земли… Господи, за что мне это?
        - Вот вход. Пошли, - сказал Ани, смело шагнув в чернеющий провал.
        Сопровождающий нас воин, перехватив поудобней рукоять меча, последовал за мной.
        Войдя в полуразрушенный проем, идущий впереди Ани сбавил шаг, в темноте он вряд ли мог видеть на моем уровне. Пошел вдоль по коридору, едва ли не держась за стену. Я, все еще помня о возвышающейся над нами, словно цунами, массе земли, решил сэкономить время.
        Грубо отодвинул его, буркнул:
        - Я пойду впереди.
        Перехватив меч обеими руками, я двинулся вперед. Меч, легкий как тростинка, даже на весу почти не чувствую его тяжесть. Интересно, это хорошо или плохо? С одной стороны, удобно, что не нужно тащить вес пять килограмм железа, или сколько он там весит. А с другой стороны, легким мечом не пробьешь вражеские доспехи. До этого мне приходилось в основном сражаться с монстрами типа тех волколаков, но что будет в бою с тяжеловооруженным человеком? Надо бы ненавязчиво об этом узнать, хотя бы у этого Ани.
        Узкий коридор склепа, по которому мы шли, разделился надвое. Я спросил у медленно пробирающихся за мной воинов:
        - Куда идем?
        Ани ответил после паузы:
        - Сначала направо. Потом вернемся.
        В узком коридоре идти наперевес с длинным мечом неудобно, поэтому я вытянул его острием вперед, почти вертикально полу. Кажется, воины сзади тоже непросты по части магии. Другой человек на их месте в кромешной тьме не сумел бы различить собственную руку. А они шли не так уверено, как я, но все же не как полные слепцы.
        Я не сразу разобрал, что увидел впереди движение. Что-то шевелится и скрежещет по камню.
        Коридор вывел в небольшой закрытый зал, на каменном ложе стоит саркофаг.
        Крышка гроба шевелится, что-то внутри хочет вырваться.
        - Что это? - дрогнувшим голосом спросил я.
        - Неупокоенный, что же еще.
        - Идем назад. Нам не сюда.
        - Мы не можем оставить за спиной это, - уверенно сказал я.
        - Но оно не может выбраться из-под тяжелой крышки! - повысил голос Ани.
        - А вдруг сможет? - упрямился я. Все правила команды спецназа учили не оставлять врагов в тылу: - Нужно изрубить эту тварь.
        Мы уставились друг другу в глаза, победа в этих гляделках досталась мне, и отведший в сторону взгляд Ани буркнул нехотя:
        - Ладно, давай убьем его.
        Два воина подошли к саркофагу сбоку, мышцы напряглись и вздулись, заставляя неподъемную крышку ползти, а затем с оглушающим грохотом свалиться на пол. Из старинного гроба показался череп скелета с остатками длинных рыжих волос на темени. Нижняя челюсть упала, изо рта вырвался беззвучный крик. Я не слышал звук, но пронзительно ощутил его каждой клеткой тела. В голове зазвенело, а перед глазами все поплыло. Словно в тумане видел, как осторожно, будто боясь развалиться, с саркофага спускается скелет. Обрывки когда-то красивого плаща зацепились за что-то внутри гроба, старая материя с треском порвалась, скелет взглянул на него с кажущимся недовольством.
        Протянул костлявую руку к воину с мечом. Тот остановился как вкопанный, постоял с побледневшим лицом, дико заорал. Не прошло и десяти секунд, как исхудавшее тело упало у стоп ожившего мертвеца. Скелет, игнорируя Ани, двинулся ко мне. Мир болтался из стороны в сторону, я практически не соображал, где верх и низ, каменный пол с пугающим постоянством пытался приблизиться к моему лицу.
        Руками я держал почти готовую покатиться в сторону голову. Я не боялся скелета, но оказать сопротивления даже не думал. Устоять бы… Его протянутая костяная кисть поймала мой локоть.
        Я почувствовал, как образовавшаяся на месте его ладони воронка жадно высасывает из меня жизнь. Скелет снова беззвучно закричал. На сей раз я понял, что кричит от отвращения и омерзения. Ему не понравился вкус моей жизни!
        Сволочь!
        Забыв на секунду о непослушном теле, я упал на колени, ватными руками подбирая тускло поблескивающий меч. Удар по костяку подломил скелета, груда костей с сухим треском упала рядом. Я поднимал вдруг отяжелевший меч над головой, вновь и вновь опускал его, вбивая опасную тварь в камни. Лезвие клинка высекало яркие искры из гранитных камней, я бил его, даже когда кости прекратили подавать признаки потусторонней жизни. Удар меча, в который вложил весь запоздалый страх, расколов кусок чудом оставшейся целой черепушки, с силой тряхнул каменную плиту. Меч жалобно зазвенел, лезвие отлетело в сторону, в руке осталась лишь рукоять. Я едва приподнялся, отползая от костяной рухляди подальше. Голова уже не болтается, но звон в ушах по-прежнему не стихает.
        Я закрыл веки, медленно приходя в себя, сквозь круги в глазах пробился запоздалый страх: Эта гнида чуть было не выпила меня как флягу, умирающий от жажды человек. Ненавижу вампиров…
        Меня затрясли:
        - Вардес, идем назад. У нас незаконченное дело.
        С трудом встав, глянул на разбитый в щепки костяк, перевел взгляд на живого еще пару минут назад воина. Он, в отличие от меня, не выронил меч из рук. Сейчас от него остался обтянутый дряблой кожей остов из сухожилий и костей.
        - А что с ним? - мотнул головой я в его сторону.
        - Нам некогда заниматься его упокоением. Или ты забыл, что земля скоро погребет это место?
        - Тогда поспешим… Но мой меч сломался.
        - Возьми его меч.
        Я с сомнением взглянул на широкий и данный меч, даже длиннее, чем был мой.
        Только в отличие от него, с короткой рукоятью.
        - Он слишком тяжел, мне будет трудно им пользоваться, - сказал я, добавив про себя, что и подниму с большим трудом.
        Все-таки, хоть воин был не таким мускулистым как Ани, но заметно шире меня.
        - Не говори ерунды, таких силачей, как ты, я еще не видел…
        Этот придурок спятил или просто пытается приободрить? Как бы то ни было, выбирать не приходилось. Я разжал сухие пальцы, такое чувство, будто из них вытянули все мясо или воду…
        Заранее поднатужился, чтобы не опозориться, приподнимая его, и чуть не отлетел. Массивный с виду меч и вправду оказался легким, словно сделан игрушечным. Мой собственный меч с тонким лезвием был даже тяжелее.
        Может, это встроенная магия? Хитро придумали, давая такой даже слабым воинам, они в разы повышают его боевые характеристики… Я попытался взглянуть на него через призму души, но не увидел ничего магического. Он даже не заговорен! На всякий случай провел по его поверхности пальцем. Вроде, обычное железо…
        - Ну, пошли, - нетерпеливо сказал Ани.
        Назад по коридору прошли быстро, вернувшись к развилке, Ани шагнул в другой вход.
        - Разве мы не пойдем к остальным? - не понял я.
        - Нет, сначала нужно узнать, что в этом коридоре.
        - Знаешь, еще одну такую встречу мы можем и не пережить.
        - Знаю. Но нам нужно выполнить долг.
        Пройдя метров сто по коридору, плавно спускающемуся вниз по наклонной, гигант резко остановился. Спереди проход загораживает массивная плита. На ней в беспорядке разбросаны черные руны. По центру выемка, изображающая неопределенный символ.
        - Мы там, где надо. Идем назад - звать всех!
        Я с облегчением побежал за ним к выходу. Вождь стоит на вершине одного из холмов, ожидая, когда из гробниц выйдут с докладом его воины. Вокруг него уже собралась толпа воинов. У них я узнал, что четыре гробницы уже обыскали - в них ничего особенного. Еще из одной вышли двое из четырех, а из последней еще никто…
        Услышав от Ани, что мы нашли вход в святилище, вождь не стал никого дожидаться, направил весь отряд вниз.
        Тени материализовались, как будто из воздуха. Только что окрестности холма были пусты, и вот отряд уже окружен ярко-черными тенями. Тени, вовсе не испугавшись солнечного света, бросились в атаку.
        Вождь, издав боевой крик, с высокоподнятым топором ринулся в бой. Его примеру последовали и другие. Я несколько секунд удивленно наблюдал, как мускулистые воины лихо размахивают мечами, легко сокрушая нечисть.
        Минуя сражающихся, на меня, размахивая черными как ночь клинками, бросились сразу две. Я неумело взмахнул мечом, чудом отбивая первые выпады. Черный клинок неожиданно звонко ударился в подставленный край моего лезвия. Клинок второй тени прошел, чуть не задев глаз. В последний миг я успел отклониться. Мощный взмах сбоку сбил с ног ближайшую тварь. На другое существо я обрушил широкий меч сверху и едва не поплатился за это. Острый клин из мрака стремительно приближался к груди, я попытался увернуться, одновременно завершив замах.
        Острая и холодная чернота пронзила полотняную ткань на плече, с едва слышным треском разорвала мышцы и сухожилия и ударила в кость. Крича и едва не теряя от боли сознание, увидел, как тень, почти разрубленная надвое, оседает вниз. Через три секунды бесформенный силуэт растаял в воздухе.
        Рядом врагов больше не было, и я, бросив на землю меч, зажал ладонью рану в плече. Вокруг воины добивали несколько теней. Вождь стоял над поверженным чернокнижником. Тот что-то хрипел, я не мог разобрать слов, но потому, с каким видом вождь наступил страшному существу на горло, догадался, что шептал что-то нелестное. Оно задергалось, потом обмякло, но исчезать не думало. Природа у него явно другая, чем у теней. Вожак оглянулся на своих воинов, громко и уверено сказал:
        - У нас нет времени перевязывать раны. Поспешим в святилище! - крикнул вождь, увлекая за собой воинов.
        Поредевший отряд подошел к плите, испещренной рунами. Вождь переглянулся с Ани, снял с шеи медальон, вложил в паз, изображающий странный символ. Что-то щелкнуло, стены задрожали, плита с гулким звуком медленно опустилась вниз.
        Роскошный, хотя и немного разрушенный зал предстал богобоязненным взорам.
        Освещая зал ровным, синим светом на стенах висят ажурные светильники. На фигуру в центре никто поначалу и не взглянул. Застывшая словно статуя, она пошевелилась, медленно обратила голову на нас. Из пустых черных провалов глазниц смотрит, опираясь на двуручный меч, странного вида скелет. Жестяной шлем, прикрывающий голову, и ржавая, едва не крошащаяся от коррозии кираса - все, что было на желтых костях, в которых какая-то сила поддерживала подобие жизни.
        - Подойдите сюда, сыны мои, - отчетливый голос исходил прямо из-под ржавой кирасы.
        - Да, отец наш, - сказал вождь, и воины, теснившиеся в проходе, встали полукругом у заговорившего скелета. Я нерешительно подошел ближе, но остался за спинами воинов. От нежити, тем более разумной, можно ждать любой пакости.
        - У вас мало времени, сыны мои, - прозвучало где-то в области спрятанных за железом ребер. - Для чего вы пришли сюда?
        - Отец мой. С тех пор, как ты основал Ануминас, минуло несколько столетий. Я твой далекий потомок, и сейчас наше королевство нуждается в защите от зла, вторгшегося на наши рубежи, - говорил вождь так возвышенно, что его голос отражался от стен, заполняя каждый уголок зала.
        - Значит, ты хочешь забрать у меня молот?
        Вождь заколебался, не зная, как ответить на столь прямой вопрос, но не став юлить, бросился в омут:
        - Да.
        - Что ж, я вполне рад этому. С тех пор, как умерло мое тело, я храню его до того дня, как сюда явится Герой. Забери молот и подари мне покой.
        - Где он?
        - В этом саркофаге, - скелет показал нижней челюстью в сторону.
        Вождь уверено подошел к каменному гробу, с трудом сдвинул тяжелую крышку набок. Огромнейший серебряный молот увидели все. На полуметровом бойке красиво нанесена мелкая вязь рун. Серебристое древко переливается в синем свете. Молот едва помещается в саркофаг. Такой - впору четырехметровому гиганту. Даже рекордсмен-штангист, пожалуй, мог бы поднять с большим трудом, но орудовать им - навряд ли. Вождь, словно прочтя мои мысли, с горечью бросил:
        - Этот Молот не сможет поднять ни один смертный!
        - Да, это так, - равнодушно сказал скелет, - но разве ты не тот Герой, что должен забрать его?
        Вождь дернулся, как от удара, залез на саркофаг, широко расставил ноги и дернул рукоять, что было силы. Жилы на шеи вздулись, мышцы на руках налились кровью, он покраснел и покрылся от натуги испариной. Боек Молота приподнялся, касаясь камня лишь самым кончиком. Рывок, и кончик отошел от земли на миллиметр.
        Но тут вождь не выдержал непосильной нагрузки. Молот с грохотом упал, рукоять едва не отдавила ноги незадачливому воину, вздумавшему подойти ближе.
        Сколько он весит? Четверть тонны или все пятьсот килограмм?
        - Даже, если мы унесем его отсюда, кто им сможет воспользоваться? - спросил он с отчаянием. - Воистину ты был великим героем, раз мог поднять его при жизни.
        - Ты не Герой… Но тут должен быть Герой! Я его чую. Кто это? Выйди! - заволновался скелет.
        Воины переглядывались, ища друг в друге человека, способного поднять легендарный Молот. Вождь переводил угасший взгляд с одного воина на другого. Он знал их всех, но не один из них не превосходил его в силе, даже верный друг Ани.
        Его глаза остановились на мне, видно, как в них разгорается огонек безумной надежды:
        - Ты, - вперил он палец в меня. - Попробуй поднять.
        Я вздрогнул, но оказавшись в центре внимания, собрался. Ладно, псих, как скажешь. Не понятно, на что он надеется. Ведь по мне видно, что в подметки не гожусь его перекачанным воинам. Осторожно, чтобы не повредить раненое, но уже порядком зажившее плечо, я залез на саркофаг и приготовился поднимать полтонны тонны чистого серебра. Сделав рывок, я чуть не упал на спину. Какого хрена?!!!
        Молот был у меня в руках. Я держу его как двухпудовую гирю и только! Я было уже подумал, что меня разыгрывали, но оглянувшись, увидел, как все застыли с открытыми в безмерном удивлении ртами. Вождь не изменился в лице, только в глазах, слабая искра перерастает в бушующее пламя. Он, кажется, совсем не расстроился…
        - Брат мой, - сказал скелет, - я предвидел этот момент еще два века назад. С тех пор, как пал Арайдон, и часть хексенов разбрелись по миру, я основал Ануминас. Это королевство дорого мне даже после смерти. Мы никогда с тобой не ладили, но молю, защити мое королевство. Сохрани обо мне память в людях…
        Шокированный открывшимися способностями разум лишь частично воспринимал слова мертвого хексена. И не зная, как отвечать, величаво, как и подобает «брату», кивнул.
        Почудилось, будто скелет в гнилых доспехах, охнул от облегчения:
        - Поспеши, брат, мои силы на исходе, скоро это место уже навеки будет погребено под толщей земли.
        - Да, брат, - не помня себя от нахлынувших чувств, ответил я. - И пусть земля тебе будет пухом.
        - Спасибо. Поспешите!
        Я уже сделал шаг к выходу, остановился:
        - Другие хексены еще живы?
        - Я их не видел три столетия. Спеши же!
        Я с громаднейшим молотом весом в четверть тоны бросился бежать из святилища.
        Воины и вождь бежали рядом, их взгляды были полны уважения и почитания. Я не бог, глупцы. Я не бог.
        Мертвый хексен почуял во мне брата. Брата по расе или собрата. Но наверно, он давно спятил, спутал меня с каким-то другим, жившим столетия назад хексеном. Мы, говорит, с тобой никогда не ладили. И это существо задолго до моего рождения и появления в этом мире предсказало мой приход за Молотом. Даже легенду создало только для того, чтобы дать мне возможность встретить поисковый отряд Луны. Надо признать, он хоть и маразматик, но мощный провидец…
        Запыхаться, даже несясь вскачь с тяжелым молотом наперевес, я не успел.
        Насыпь, по которой отряд только что вскарабкался, задрожала. C растущим страхом и изумлением люди увидели, как кратер с холмами - гробницами затягивается на теле земли все быстрее и быстрее.
        Через несколько минут на месте каньона оказалась равнина с растущими на ней кое-где древними деревьями. Похоже, даже после смерти хексены обладают немереной магической силой. Но что с того? Я собираюсь жить вечно…
        Глава 5
        Мертвый лес остался далеко позади, и небольшой отряд уже неспешным шагом, оставляя за собой след из примятых цветов и трав, движется по степному раздолью.
        Люди, все как один в волчьих капюшонах, расслабленно переговариваются, изредка поглядывая на голубое как озеро в горах небо. Вероятно, воины в этом мире знают про погоду больше синоптиков, к вечеру предсказывают сильный ливень.
        - Куда мы идем? - спросил я у шагающего рядом со мной Луны.
        - В Ануминас, куда же еще, - процедил хмурый вождь.
        Вообще, странно, взгляд у Луны меняется с постоянной регулярностью. Смотрит на меня то со злобой и суровостью, а иногда с восхищением и какими-то фанатичными огоньками в глазах. Я понимал, о чем он думает, ведь основателя Ануминаса - того скелета Иеира, в королевстве считают едва ли не богом. В книгах, прочтенных мной в Высокой Башне, упоминались случаи, когда воин королевства Ануминас бросался в заведомо проигрышный бой с теми, кто посмел усомниться в божественности их предка…
        Бедный Луна рассчитывал сам стать героем из легенды. Но не пойми откуда взявшийся чужак оказался удачливее… Это было позором не только лично для вождя, но и для всего народа Ануминаса. Королевство не в состоянии породить своего героя, и теперь будто одалживает силу у других…
        Этот человек, кем бы он ни был, заслуживает смерти. Но с другой стороны, все слышали, что Иеир - основатель его рода и всей семьи Призраков, назвал чужестранца братом. Равным себе. Выходит, что чужак родич и даже отец Луны.
        Вглядевшись в глаза с хороводом мчащихся в них мыслей, испугался за вождя.
        Как бы его не переклинило…
        - Ты говоришь о столице Ануминаса?
        - Да, чужестранец, именно это я имею ввиду.
        К нам подошел его помощник Ани, бросив взгляд на неподъемный простому смертному молот в моих руках, посмотрел на меня с недоверием. Уж очень не вязался образ парня без семи саженей в плечах, играючи держащий молот больше своего веса:
        - Мой герой, - сказал он с отчетливым уважением в голосе, - может быть, тебе надо передохнуть?
        Луна зло взглянул на своего товарища:
        - Ани, это мне решать.
        - Но Молот ведь несешь не ты.
        - Ани, то, что ты визарий, не дает тебе право перечить вождю, - сквозь зубы вытолкнул он. Лицо Луны краснело от сдерживаемого бешенства.
        - Младшему вождю… - смело бросил Ани и поспешил ретироваться в хвост отряда. Умный.
        Вождь озлобился еще больше, шагал рядом, на меня не смотрел, но и без того понятно, о чем он думал и какими способами мечтал меня убить. Глупо оправдывать человека, желающего от тебя избавиться, но все-таки его понять можно. Мечта всей жизни рухнула, а жестокая судьба назначила Героем совершенно другого человека.
        Чем хуже он?
        - Вождь, - тихонько сказал я, чтобы отвлечь его от тяжелых раздумий, - я, как ты справедливо заметил, не местный, ты мог бы рассказать, кто такие визарии?
        Он бросил на меня недоверчивый взгляд, будто бы проверял, издеваюсь ли я над ним или вправду такой тупой.
        - Весь Арайдон знает, что визарии - элитные воины Ануминаса. Лишь истинные ветераны, участвовавшие во многих сражениях, могут стать ими. Они в отличие от обычных воинов носят двуглавые топоры, и как ты видишь, они сильнее прочих…
        Он взглянул на мои худосочные по сравнению с его и Ани мышцы и с негодованием отвернулся. Каким образом этот слабак в состоянии нести легендарный Молот, баек которого формой напоминает бочку для хранения вина, а рукоять - ствол молодой осины?
        Эх, судьба, до чего ты не справедлива…
        Оставив понурившегося вождя наедине со своими мыслями, я отошел в хвост отряда. Ани не расставался со своим излюбленным топором, с грозным видом, словно ища, на чем можно испробовать его остроту, озирался по сторонам, и время от времени нежно поглаживал рукоять.
        - Ани, расскажи, пожалуйста, о молоте, что у меня в руках.
        Он посмотрел удивленно, как на человека, только что свалившегося с луны.
        Собравшись с мыслями, все же проговорил:
        - Странно слышать такое слово из уст героя.
        - Какое слово? - не понял я.
        - «Пожалуйста» - это что-то из Империи… Ты имперец?
        - Нет, но…
        - Ну да, ладно, - оборвал меня он, - три века назад Великий Иеир основал наше королевство. Он жил после этого еще семьдесят лет и нисколько при этом не старел. Люди Ануминаса молились на него, словно на бога. Но он оказался вечно живущим, но никак не бессмертным. Однажды утром его нашли в кровати с перерезанным горлом. Осиротевшим людям ничего не оставалось, как выполнить его завещание. И похоронить в курганах, где мы, впрочем, уже были.
        Ани замедлил шаг, пропустив вперед прислушавшихся воинов, продолжил рассказ:
        - В том же завещании было изложено его предсказание. Он знал о своей смерти, но почему-то не мог ее избежать, а еще он знал, что через три века его королевству будет угрожать смертельная опасность. Нечисть, против которой он всю жизнь боролся и от которой расчищал земли будущего королевства, восстанет. И только герой, что получит из его рук Священный Молот, сможет остановить угрозу.
        Ты и есть тот герой, ты надежда всего Ануминаса.
        После разложения услышанного в голове по полочкам я сухо, впрочем, не стремясь, обидеть, произнес:
        - Возможно, я не совсем тот герой, о котором вы все мечтаете. В конце концов, мне ведом страх, и если выпадет возможность избежать схватки, я так и поступлю.
        - Возможно, это и отличает героев от простых воинов. Впрочем, не буду утверждать. Герой для воина - это пример для подражания. Но с другой стороны, мертвые редко могут рассказать живым о своем героизме, да и вряд ли от них будет толк в дальнейшем. Наверно, герои это те, кому благоволят боги, и их не оставляет удача, или те, что достаточно трусливы, чтобы понять, когда нужно бежать…
        Он завертел головой, словно высматривая, не подслушивает ли кто:
        - Только это разговор между нами, сам то я никогда…
        Я кивнул с непроницаемым лицом: конечно никогда, а как же еще.
        Наш небольшой отряд идет по бескрайнему, сплошь усеянному разноцветными цветами лугу. Высокая трава колышется под дуновением ветерка, и кажется, что мы шагаем прямо по зеленым волнам фантастического моря. Вдали виднеются раскиданные дома деревеньки, ветряная мельница медленно, будто обленившись, раскручивает жернова, что перемалывают хлебные зерна.
        Отсюда видно, как покладистая деревенская лошадка везет на спине мешки с мукой. Рядом за поводья держится какой-то крестьянин, скоро он отдаст муку матери, отведет лошадь в стойло, а затем…
        Сколько времени провел я в этом мире, так и не видел ни одного всадника.
        Словно здесь еще не додумались о передвижении верхом. Армия имперцев, повстанцы Эрегора и элитные отряды воинов Ануминаса - все ходят на своих двоих. Может быть, им подсказать?
        Нет, лучше оставлю в качестве козыря, кто знает, что случится в будущем…
        Город Ануминас - столица самого большого королевства Арайдона. Королевство силой уступает только империи, и то лишь благодаря их квизарианцам и магам Высокой.
        Мелководная река отражает золотые лучи солнца, берега, заполненные разноцветной мелкой галькой доходят до холма, почти горы, на котором возвышается обнесенный белоснежными каменными стенами город. Отсюда видно, что город, несмотря на свои размеры, занимает лишь малую часть вершины холма.
        У высоких стен разбросаны какие-то руины, обломки города, вероятно, стоящего на этом месте до Ануминаса. Гардий заставлял меня что-то читать об этом городе, но поскольку тогда эта информация для меня не имела смысла, в голове она не отложилась. О чем, кстати, я сейчас жалел: совсем как зрелый человек жалеет иногда, что прогулял какие-то занятия в школе, и теперь не знает ответов на простые вопросы.
        У холодно держащегося со мной вождя историю Ануминаса расспрашивать не будешь. А воины, видя, что вождь держит «героя» на расстоянии, старались со мной не общаться.
        Действительно, скоро мы прошли мимо разрушенных зданий и обломков древних стен. В некоторых местах в землю вбиты колья, увешенные черепами странных форм.
        Кем бы не были их владельцы при жизни, но ни один из них точно не щипал травку: зубы на большинстве черепов способны устрашить даже львов. Судя по количеству трофеев, воины королевства сбиваются с ног, очищая эти руины от монстров.
        Запертые ворота, возвышающиеся сразу за грядой каменных обломков, сторожит десяток воинов со скалящимися волчьими капюшонами на каждом. Во главе стражей стоит мускулистый визарий, оскаленный черный волк на нем смотрит с дикой злобой.
        Увидав средь нас вождя, элитный воин без разговоров стукнул в ворота мощным кулаком. Показалось, что они раскрылись сами собой, но их отворили несколько воинов, сторожащих внутри города. Они поклонились вождю, а тот, даже не удостоив их ответным взглядом, повел отряд в город. Краем глаза я заметил, как расширяются глаза воинов, видящих молот в моей руке. Все видят, что я держу оружие великанов с ленцой и лишь одной рукой. Кажется, я стану знаменит еще до захода солнца.
        Меня догнал Ани:
        - Этими воротами пользуются только воины, - словно извиняясь, сказал он. - Торговцы и простые жители проходят в основном южными…
        Ани был мне симпатичен, похож на вождя внешне, но внутренне был его противоположностью. Словно добрый богатырь из сказки. Местный Добрыня Никитич…
        Я понял, что хотел сказать Ани: вождь провел отряд там, где легендарный молот в руках чужестранца увидят как можно меньше глаз. Даже сейчас, он ведет отряд по улицам, где почти не встречаются жители и воины. Хотя, возможно, это связано с тем, что до заката рукой подать. На небольшой площади у перекрестка вождь остановил нас.
        - Извини, Герой, - холодно обратился он ко мне, - но во дворец вход чужестранцам закрыт. Сегодня ты переночуешь в лучшей гостинице, а завтра с разрешения отца, быть может…
        Оборвав себя, он направил отряд в какой-то трактир. Толстый хозяин в грязном переднике с круглыми от удивления глазами принялся лебезить перед вождем. Тот, остановив его причитания, повелел расположить гостя в лучшей комнате. Униженно кланяясь, хозяин под взглядами грозных посетителей повел меня по лестнице на второй этаж. Вождь, увидев, что трактирщик то и дело косится на Молот в руке чужака, скорчил недовольную гримасу, но ничего не сказал.
        Моя комната была расположена в самом дальнем конце коридора, правда, хозяин уверил, что она самая лучшая.
        - Сегодня ты переночуешь здесь, а завтра отец примет тебя в тронном зале, - Луна говорил вежливо, но как мне показалось, весьма напряженно. Так и не смог простить, что я оказался сильнее и теперь держу исполинский молот с легкостью, словно он деревянный.
        Он ушел, приставив к моей двери двух воинов. Может, для моей безопасности, а может, чтобы я, чего доброго, не сбежал. Уверен, что если бы он мог, взял бы молот с собой, но поскольку поднять его под силу лишь мне, он, разумеется, остался под моим надзором.
        В дверь тихонько постучались и, получив разрешение, на пороге объявилась хорошенькая служанка. Черноволосая, впрочем, как и все обитатели Ануминаса, с высокой полной грудью, скрытой под белой сорочкой, держит в руках поднос с кувшином, кубком и вазу с фруктами.
        - Лучшее вино и фрукты для тебя, воин, - произнесла она с поклоном. - Может быть, ты изволишь мясо?
        - Нет, спасибо, перед сном мясо есть вредно…
        - Правда? - спросила она с удивлением в томном голосе. - Я этого не знала.
        Так, может быть, тебе нужно что-то другое, воин?
        Я улыбнулся, сказал мягко, но с железными нотками в голосе:
        - Спасибо, ты можешь идти.
        Она помялась, затем попятилась к выходу. У самой двери остановилась, на щечках появился пунцовый румянец:
        - Я не сержусь на тебя, воин. Я работаю здесь много лет, но еще ни разу не видела мужчину красивее тебя.
        Я открыл рот, но ее уже и след простыл. Не каждый день девушки меня балуют такими лестными отзывами…
        Запоздало улыбнулся, но вспомнив свое правило, что лести нельзя поддаваться, выбросил девушку из головы.
        Комната, ярко освещенная десятью высокими канделябрами, оказалась очень уютной. Кровать с красным пологом манила уютом и безопасностью, о которой я уже давно позабыл. Пожалуй, не испытывал подобного чувства с тех самых пор, как попал в этот мир…
        - Мир. Мой родной мир. Как ты там без меня? - сказал я вслух, попытавшись развеять тоску.
        Сколько я здесь? Месяц или два? За это время родной мир встал на одну грань с фантастикой. Будто там была не жизнь, а лишь долгий и серый сон. Конечно, хочется вернуться в тот уют и безопасность, где за тобой не охотятся боги, и всесильные маги не пытаются тебя убить. Но это лишь мечта, пути назад пока нет, а раз так, придется жить реальностью.
        Чтобы отвлечься от тягостных мыслей, стал перебирать в уме события последней недели. Почему-то сразу вспомнился вождь: когда мертвый хексен назвал Героем меня, он не изменился в лице… По крайней мере, тогда мне так показалось. А сейчас прокручивая в уме ту сцену, понимаю, что масса нахлынувших чувств едва не раздавила его. Зависть, презрение, недоумение охватили его душу. Были, конечно, и другие более благородные чувства, но они оказались не столь сильны при виде того, как разбивается его детская мечта - молот из легенд в руках другого человека.
        От такого человека, словно от наркомана со стажем, нужно ожидать чего угодно.
        И спину ему показывать не стоит. Да и пить принесенное вино, пожалуй, тоже.
        Кстати, интересная кувалда. Я глянул на отливающий серебром молот. После некоторых раздумий оставил его на полу рядом с кроватью. Во-первых, спать в кровати с игрушками как-то неприлично, а во-вторых, испугался, что молот ее просто раздавит. Огромный и неподъемный на вид в руках держу, как обычный, пусть и немного тяжелый топор для колки дров. Вопрос - почему?
        Тот хексен в гробнице, конечно, был великим чародеем при жизни, но для чего заговаривать молот подобным заклятьем? Вес молота уменьшается только в моих руках, потому что я избранный хексен?
        Как бы эта мысль ни грела душу, но верить в нее нерационально. Не может молот быть заговоренным только для использования хексенами. Глупо это…
        Но других вариантов все равно нет. Раз так, то заклятие было бы мне полезно.
        Хотя бы зачаровать кошелек, и как только вор снимет его у меня с пояса, так сразу отдавит руки… Хотя что за глупости? Кошелек-то легкий, вот если бы таким способом зачаровать танк, то все просто пораскрывают рты, как только я подниму его над головой…
        Глядя на догорающие одна за другой свечи в вычурно изогнутых канделябрах, проваливался в сладкие объятья сна. Лишь мысль об ошибке, допущенной мной, и незаконченности раздумий делала слабые попытки помешать отдохнуть разуму.
        Проснулся от острой боли в шее: из прокушенной раны с большой скоростью вытекает кровь. Присосавшийся ко мне вампир отпрянул и зашипел.
        Больше движимый страхом, чем гневом, я набросился на него с кулаками.
        Вероятно, он не ожидал подобной дерзости жертвы, поскольку первые два удара смяли его, отбросив к стене. Прежде, чем я вновь к нему подскочил, успел увидеть, как из его рта вырываются хлопья белой пены. Он жался к стене, явно не понимая, что происходит. С безумной яростью я стал пинать его босыми ногами.
        Через несколько секунд в комнату ворвались мои стражи. Взглянув на то, что осталось от вампира, уважительно присвистнули, но на всякий случай пронзили скукоженное тело мечами.
        - С тобой все в порядке? - спросил Луна, грубо расталкивая двух растерянных, провинившихся воинов. Он-то откуда тут взялся? Неужели тоже ночевал в гостинице?
        - Чем это ты его?
        - Да, кажется, нормально… - сказал я, стараясь спрятать от их глаз укус на шее.
        - А где Молот?! - воскликнул он, не отыскав взглядом исполинскую кувалду.
        - Черт! Я не знаю.
        - Найди его, слышишь?!
        - Хорошо, - сказал я, садясь на кровать, - Не мешайте.
        Под изумленными взглядами воинов и яростными глазами молодого вождя я расслабился, впадая в транс. Молот. Серебреный молот с узорчатой рукоятью, что так приятен на ощупь. К тебе уже привыкла рука. Где ты?
        В который уже раз приходится доказывать никчемным людишкам, чтоего раса - вершина творения. Глупцы не хотят это принять… Хотя почему никчемные? Как пища они очень даже сойдут. Конечно, довольно жалко было оставлять собрату настоящего хексена. Вкус его крови, должно быть, не сравним ни с чем, что доводилось пробовать ранее. Но Молотом рисковать было нельзя.
        Спящего героя людей он по собственной воле отдал собрату, а сам, взяв молот, в облике летучей мыши упорхнул в окно. Хотя за ловца стрекоз его мог принять только дурак. Размером со взрослого человека и с гигантским молотом в когтях летучая мышь медленно парит над спящим городом. В некоторых местах горят огни.
        Это глупые людские стражники, якобы охраняют сон прочих сосудов с кровью. Но наверх даже не посмотрят…
        Пролетев над самыми городскими воротами, проследовал в древние руины. Обломки некогда величественного города усеивают все вокруг. Подумать только, во времена его молодости здесь кипела жизнь. Теперь вокруг лишь живые мертвые. И даже лучшие из людских воинов не решаются приближаться сюда.
        Залетев в темный проем из сваленных друг на друга плит, он перекинулся. Молот в руке, и вправду тяжелый, выбил его из сил. Неужели у человека, пусть даже хексена, достанет столько сил, чтобы его таскать? Неужели он равен по силе древнему вампиру? Кстати, где собрат? Попробовав мысленно дотянуться до него, нащупал лишь пустоту. Это значило одно: герой-человечишка проснулся и оказался сильней. Неужели ему по силам убить вампира? Если это так - его участь не завидна, Лорд Шаршан превратит его в зомби… Ведь вампиры не принимают в свои ряды убийц.
        Но зачем стоять у входа в гнездо? Владыка ждет Молот…
        Впервые за всю жизнь я смог вызвать видение лишь своей волей. Еще приятнее было знать, что видение показало то, что как раз и нужно, а не всякий бред с мыслями и прошлым незнакомых людей.
        Луна и несколько стражей сгрудились вокруг меня, смотрят напряженно, будто ожидая, что сейчас я завою по-волчьи… В двух словах я объяснил вождю о видении.
        - Я тебе не верю! - зло высказался Луна, - там нас ждет засада.
        - Брось, зачем мне это?
        - Не знаю, но я тебе не доверяю.
        - Так тебе нужен молот или нет?! - начал злиться я.
        - Да, нужен, - слегка опешил от наскока вождь.
        - Так бери воинов и пошли.
        - В городе и так осталось совсем немного стражей, я не пошлю их в ловушку.
        - Твою мать - так разбирайся сам. А я отправлюсь по своим делам.
        Он сжал руку на рукояти топора. Мое тело словно примерзло к полу, если этот бешеный поднимет топор, я не смогу себя защитить.
        - Ты пойдешь туда один, - процедил он сквозь побелевшие от бешенства губы.
        - Что?!
        - Если ты и вправду герой из легенды, тебе не составит труда вернуть Молот.
        Я открыл рот, намереваясь покрыть его матом, но взглянул в его жесткие глаза, понял, что, кроме согласия, другого ответа там не предусмотрено. Если я сейчас откажусь, он меня зверски зарубит. Урод… - с холодком в груди подумал я.
        - Хорошо, я верну Молот.
        - Отправляйся на рассвете, нежить ночью сильнее… - с этими словами он хлопнул дверью, оставляя меня наедине со своими мыслями.
        До самого рассвета я не спал, и после того, как позавтракал принесенной молчаливой служанкой снедью, ко мне в комнату вновь заглянул Луна.
        - Отец не знает о потери Молота. Я не сказал ему, и он пригласил тебя к обеду, - без предисловий начал он, - если до обеда ты не найдешь Молот, лучше не возвращайся.
        - Хорошо.
        - Возьми это, он бросил звенящий сверток мне в руки. Вы, чужеземцы, предпочитаете легкой коже холодный металл. Удачи …кто бы ты ни был.
        Он скрылся быстрее, чем я успел поднять взгляд от блестящего свертка.
        Кольчуга, тонкая и легкая, переливается на свету, словно чешуя на мелкой рыбе. Я не удержался, влез в нее в одно мгновение. Черт нет зеркала, но вроде смотрится совсем неплохо, а если еще и защищать будет…
        Хотя о чем это я. Не собираюсь один идти в логово вампиров. Мне нужно к Мифриловому острову, а свой Молот пусть добывают эти безумные берсеки…
        Где-то в глубине души знаю, что это не совсем правильно, этому народу, королевству, всем этим людям нужна помощь. И даже молодой вождь в ней нуждается, под суровой маской помощника правителя скрывается беспомощный ребенок. Он на меня надеется, иначе бы не подарил столь ценный здесь металл и не убежал бы так быстро, будто боясь, что я пойму что-то в его глазах.
        Но лишь дурак пойдет на смерть, где ее можно и нужно избежать. Я просто сгину в этих руинах…
        Об этом я думал, идя по безлюдным улицам города. Города и даже столицы для жителей этого мира. Для меня обычный захолустный городок. Верхом творения здесь были двухэтажные деревянные избы. Но они встречаются редко, большинство домов одноэтажные бревенчатые, камни идут только на стены и строительство оборонительных башен. Из некоторых домов доносятся крики проснувшихся детей, а вон с ведром вышла степенная женщина в возрасте. Мать семейства отправилась в небольшой хлев кормить свиней и доить единственную корову.
        Из избы, в которой почему-то нет одной стены, раздаются мерные удары молота по наковальне. Я подошел ближе: не смотря на утренний холод, рослый кузнец, голый по пояс, кует раскаленный докрасна топор. Его мальчишка-сын разложил на бедной скатерти немногочисленный товар.
        Взглянув на него, я обозвал сам себя: как спрашивается, я собирался выйти из города без оружия? Свой меч я поломал в гробнице и как-то не обратил на это внимание, ведь в руках нес тяжелый молот…
        Сейчас же, лишившись и Молота, остался совсем без оружия. Конечно, я собираюсь смыться из города, но идти к городу-порту Ма-Арзан без какого бы то ни было оружия - самоубийство такое же верное, как одному идти в гнездо вампиров.
        Кузнец, занятый ковкой, не обращал на меня внимания. Лишь малец, оторвавшись от точильного камня, с интересом разглядывал чужестранца в блестящей кольчуге.
        - А почему так мало товара? - спросил я, увидев два стандартных боевых топора и лишь один меч не слишком хорошего качества. Было еще что-то похожее на жестяной горшок - шлем и железные наручи.
        - Отец кует оружие для воинов. И лишь небольшая часть недостаточно хороших изделий идет в продажу.
        - Кто же их покупает? Я не видел взрослых мужчин - не воинов.
        - Ты прав, они для юношей, которые еще не могут зваться воинами.
        - Но мне нужен хороший меч.
        - Мы не продаем хорошее оружие чужестранцам.
        - Андрэ, хватит болтать, помоги мне! - сурово бросил кузнец.
        - Иду, отец, - сказал мальчишка, бросаясь к кузнецу одновременно оглядываясь: не окажется ли чужестранец вором и не воспользуется ли его отсутствием, чтобы украсть товар.
        - Нужно передвинуть эту наковальню, ей здесь не место. Отодвинем ближе к стене, а то мне в спину дует, - сказал он, оглядывая гигантскую, ему до пояса, наковальню. Наверно, кузнецы здесь ценятся, раз не пожалели на нее столько железа.
        - Да, отец, - сказал мальчишка, резво принимаясь толкать огромную наковальню в сторону. Его потуги оказались напрасны, тяжелая наковальня и не думала уступить напору и сдвинуться хоть на миллиметр. Ему принялся помогать отец, упершись ногами в деревянный настил, с великим усилием пытался ее сдвинуть. Даже на глаз видно, что железо такого объема сдвинуть под силу разве что паре буйволов.
        Запыхавшись и смахнув пот со лба, он, наконец, обратил внимание на меня:
        - А ты чего стоишь? - зло бросил он. - Не видишь, помощь нужна?
        - Ладно, - сказал я, впрочем сомневаясь, что даже втроем сможем сдвинуть неподъемную тяжесть. Напрягся, но против ожиданий, упершаяся в пол наковальня легко, хоть и со скрежетом заскользила по деревянному настилу. Еще немного, и наковальня встала на свое место. А пол, где проехалась наковальня, был выструган словно рубанком. Тут только я заметил, что толкал ее один. Кузнец и его сын отпустили руки, с изумлением смотря на меня.
        - Знаешь, я передумал, - хрипло сказал кузнец. - Перенеси-ка наковальню вон в тот угол.
        Не понимая, что делаю, я стал двигать ее в противоположный угол.
        - Ты портишь полы, приподними ее.
        Взяв ее обеими руками, я приподнял наковальню над полом и перенес в угол.
        Лишь грохот опускаемой на пол железной бандуры вывел меня из оцепенения. До меня медленно, словно разум опасался критического давления, стало доходить, что я сейчас совершил.
        С расширенными в шоке глазами я смотрел на затрясшегося кузнеца. Он упал на колени:
        - Для меня честь лицезреть великого героя… Давным-давно, моя бабка предсказала, что ко мне в кузню явится Герой из легенды. Прошло много лет, и я почти перестал этому верить и вот сейчас корю себя за то, что посмел усомниться.
        Мой Герой, могу ли я хоть чем-то искупить свою вину?
        - Меч… - слабо сказал я, - мне нужен меч.
        - Конечно, господин, - зачастил кузнец, - Андрэ, принеси Десперад.
        - Но отец, ты говорил, что меч будет моим! - обиженно воскликнул мальчишка.
        - Замолкни и выполняй волю родителя! - рыкнул на сына старый кузнец. Когда тот скрылся в доме, прилегающим к кузне, он повернулся ко мне: - Десперад - лучший меч, который когда-либо ковался в Ануминасе. Я выковал его в дни своей молодости, еще когда мечтал стать великим воином, но до сих пор не смог превзойти свое творение…
        Из дома вышел юнец, обеими руками держит обернутый в материю продолговатый предмет. На меня старается не смотреть, видно, я стал для него смертельным врагом. Преподнеся отцу сверток, он не в силах простится с любимым мечом, поспешил обратно в дом. Думаю, по щекам у него текли злые слезы…
        Кузнец развернул материю и отбросил тряпку в сторону. Из красивых кожаных ножен выглядывает крестовина рукояти, вроде бы самая обычная… Он вытянул меч из ножен, и засверкавшее лезвие заставило меня затрепетать. Металл, словно хорошее дерево, коричневое, с полосами узоров по всему клинку…
        - Такой меч никогда не поломается и не затупится, - торжественно говорил старый кузнец, - прими его, ведь он достоин тебя, мой герой…
        Глава 6
        Дурак я, вот и все. Нет, я и раньше не испытывал страха перед вампирами и их гнездами, никогда не боялся заглянуть в логово с затаившейся смертью. И в жизни переживал такие моменты и ситуации, где любой на моем месте лишился бы от страха рассудка. Скорее всего, я до сих пор жив лишь благодаря присущей моему характеру осторожности. Те люди, что посчитали бы меня трусом или того хуже тряпкой, думаю, сами никогда бы не стали героями. Они просто не дожили бы до этого гордого звания и умерли в первом же бою…
        Да, я не хотел один идти в гнездо вампиров, не хотел - не значит, боялся до безумия. Страх смерти испытывают все, и не важно, что дураки утверждают обратное. Я тоже страшусь умереть, и будь на то полностью моя воля, ни за какие коврижки не сунулся бы сейчас сюда. Но беда в том, что я не принадлежу себе. Да, я умный и понимаю, что с моей смертью мир никак не изменится, а вот, если жить… То буду менять мир вокруг каждое мгновенье.
        Тем не менее я назвался героем, нет, не сейчас, а еще пять лет назад, когда вступил в ряды агентства. Где-то в глубине души принял на себя обет защищать людей, от того, что кроется на границе света. Может быть, оформившиеся в голове, мысли имеют жалкий вид, но расплываясь круговыми волнами в подсознании, они придают уверенность в своих действиях, силе и даже подобно маяку в ночи указывают цель в жизни.
        Я герой, я хексен. Я сотворен самим Миром для защиты сущего, и пусть нечисть страшится меня сама!
        Ноги несут меня в сторону древних руин. Открытие невероятных сил предавало уверенность. Еще долго после разговора со старым кузнецом я таскал наковальню.
        Да, тяжело, но не так, чтобы надорваться… Когда старый кузнец вручил лучший свой меч, я с размаху ударил в лежащее рядом с избой толстенное бревно. Меч, вырвав из него тучу щепок, вошел в дерево наполовину. Я не почувствовал особого сопротивления, словно нож врезался в кусок сала. Понял, что при желании, и если держать меч крепче, разрубил бы бревно пополам.
        Теперь ясно, что легендарный Молот, что вручил мне Иеир - совсем обычный, и таскал я его вовсе не благодаря магии. Я хексен, а это значит что умею… умею многое.
        - У меня есть шанс, - твердил я. - С такой невероятной силой смогу разорвать стаю вампиров голыми руками.
        Выйдя за запомнившиеся благодаря видению ворота, я, провожаемый взглядами угрюмых стражей, направился к руинам. Через пятнадцать минут уверенного шага передо мной мрачно раскинулся осколок ушедшей эпохи. Когда-то величественные сооружения, сейчас всем своим видом предупреждали об опасности. Никто не смеет к ним приближаться без страха!
        Памятуя, что когда-то ходил в команде со спецназом, шел тихо, держа меч обоими руками и чуть пригнувшись к земле. Обломки камня возвышались грудами, а кое-где часть непонятных строений уцелела. Мертвецкая тишина покрывает окрестности, даже у смелого дурака это место навевает страх. Я же просто дрожал, но больше от возбуждения, чем от ужаса. Мне хотелось испытать вдруг свалившуюся на меня силу.
        Под грудой камней у обломков стены увидел пожелтевший от времени скелет. Меч и едва сохранившаяся часть волчьего капюшона указали на принадлежность его к воинам Ануминаса. Видать, не один дурак сложил здесь голову. Мне оставалось только верить, что умом я отличаюсь от них.
        Аккуратно пробираясь средь камней, высматривал хоть что-то другой формы и цвета. Любой затаившийся враг должен быть вовремя замечен, даже самое слабое движение не должно укрыться. Иначе, я останусь дураком на веки. Правда, есть надежда, что меня так никто не назовет, ведь о мертвецах не положено говорить плохо…
        Появление рядом теней стало полнейшей неожиданностью. Пять материальных теней образовались из воздуха, и прежде, чем я осознал это, они взяли меня в кольцо.
        Почему-то не напали сию секунду, ждали подхода существа в сером балахоне. Худой, высокий, в черном капюшоне - дай ему косу, принял бы за саму Смерть.
        - Кто посмел войти в резиденцию Лорда? - протянул он таким голосом, словно говорили из глубокого колодца.
        - Это я, - само собой вылетело у меня. Страх уже сковал разум, и я лишь с трудом разжимал его путы.
        - Назовись, - капюшон на голове существа поднялся лишь на мгновение. Этого хватило, чтобы утренний свет озарил мерзкую рожу.
        Я узнал. Это существо из расы Проклятых, или как их называют люди - чернокнижники. Мне уже доводилось сталкивался с таким, когда провожал Бьямку и ее отряд в лесах у Высокой Башни. Да и совсем недавно в коротком сражении у грозящих вновь погрузится в землю курганов мертвого хексена.
        Проклятый - синоним командира Теней. Бывший смертный маг, верный слуга Дакрона при жизни и после. Говорили что некоторые маги Высокой, специально ложились под жертвенный нож чтобы стать таким…
        Интересно, что понадобилось слугам Дакрона около гнезда вампиров? Они ведь относятся к нечисти, а не нежити…
        - Я хексен - слуга Дакрона, - сказал я, чтобы протянуть время.
        - Твое имя? - мерзко прозвучало из дна бездны.
        - Мое смертное имя Влад.
        - Да, я слышал о тебе, Владыка. Счастлив лицезреть тебя здесь, - мерзкий голос старался звучать угодливо и подобострастно. Точно бывший человек…
        - Зачем вы здесь? - спросил я.
        - У меня с моими воинами есть приказ охранять это гнездо вампиров.
        - Кто отдал этот приказ? - спросил я, загоревшись невиданной удачей.
        - Лорд Тьмы. Его имя Шаршан.
        - Значит, наш господин повелел вам слушать приказы Лорда Шаршана?
        - Да, такова его воля.
        - Много ли, кроме тебя, в подчинении у Шаршана?
        - Двенадцать, Владыка.
        Переспрашивать, двенадцать теней или двенадцать проклятых, я не стал. Есть шанс ошибиться, но рисковать не стоило. Больше похоже, что в этом королевстве действует дюжина проклятых с небольшим количеством теней у каждого. Зачем? Какая у них цель? Настораживать Проклятого опасными вопросами не стал.
        - Что ж, сторожи, а я вовнутрь.
        - Да, господин.
        После этих слов я смело полез в запримеченный лаз между покосившимися от старости стенами. Непроглядная тьма внутри нисколько не беспокоит, для активации заклятья ночного видения не нужно даже напрягаться. Узкий проход меж каменных плит словно осветился ярким синеватым пламенем, я могу рассмотреть даже малейшие трещинки в стене. Правда, заклятье предавало окружающему неестественный оттенок, но на такие мелочи я давно разучился обращать внимание.
        Коридор вывел в небольшую комнату. Кроме слоя каменной крошки и пыли, в помещении лежал лишь покрытый трещинами саркофаг. Неужто в нем находится вампир, укравший молот? А где другие? Чем бы ни была эта комната, но ее нельзя назвать гнездом вампиров.
        Стараясь не шуметь, стал подходить к саркофагу. Кажется, звуки мох шагов на ребристой поверхности пола отдаются всюду. Их услышит вампир в саркофаге, даже будь он глухим. Я дернул крышку каменного гроба, готовясь ударить мечом по лежащему вампиру.
        Крышка отлетела в сторону, с глухим звуком ударяясь о камни. Саркофаг пуст…
        «В чем дело? - не понял я. - Где вампир? Где молот?»
        Я ощупал стены, может быть, обычная магия миража? Где-то должен быть проход дальше. Тщетно, вампир словно сквозь стену прошел. Будь я этой нежитью, войдя в это маленькое помещение, куда бы я делся? Зачем здесь этот старый пустой саркофаг? Я внимательно оглядел его. Пьедестал, на котором лежит гроб, представляет собой кусок неотшлифованного камня. Вампир с моим молотом, где же ты?
        Стоп! Меня осенила неясная мысль, я аккуратно, чтобы не вспугнуть, повел ее за хвост, тихонько разворачивая: молот очень тяжелый, и судя по всему, сил для его таскания хватит только у хексенов и вампиров. Если вампы настолько круты, то могут сдвинуть что-то тяжелое, например, этот саркофаг, и открыть за ним проход.
        Упершись ногами, я с силой толкнул пьедестал, но бесполезно. Может, не хватило сил, или с саркофагом все в порядке? От бессильной злобы я дернул пьедестал наверх, и он, к изумлению, легко поднялся на бесшумном механизме.
        Взору открылся колодец, каменная лестница с такими узкими ступенями, что казалось, ее строили лилипуты. Все же я нашел вход в гнездо вампиров. К добру ли это?
        Шагнув, словно в пропасть, на первую ступень, я замер прислушиваясь. Тишина в склепе нарушается лишь время от времени пролетающими рядом летучими мышами.
        Кажется, им здесь нравится. Остается лишь надеяться, что это не перекинувшиеся вампиры.
        Ступеньки настолько узкие, что на их поверхности едва умещается каблук на моем сапоге. Чтобы не упасть, приходиться идти боком. Меч в руке дрожит в предвкушении сражения.
        Подошва сапога соскочила с заплесневелого камня, и я, не сдерживая отчаянный крик, кувырком полетел вниз. Удар о твердый пол почти что вышиб из меня дух, но забыв о боли, вскочил с мечом наготове. Впереди стоят трое. Трое вампиров держат короткие мечи. «Такими удобно драться в подземельях», - почему-то подумал я.
        Замерев на секунду, они, словно по приказу, разом бросились на меня.
        Я отмахнулся от их разящих мечей, словно от назойливых мух. Длина моего клинка позволяет держать между нами дистанцию, а силы, которую я вкладываю в замахи, хватит, чтобы при соприкосновении с каменной стеной, выкрошить из прочных блоков куски щебня.
        Впервые я чувствую наполняющие меня силы. Они наливают все тело, обволакивают мышцы, словно теплый золотистый мед.
        Похоже, это чувствовали и вампиры. Они не стремились лезть на рожон, не слишком рьяно подставляли под удары мечи. Звуки и искры, которые издают при соприкосновении две полосы металла, больше походили на молодецкие удары молота кузнеца.
        Я бью по всем трем едва успевающим подниматься для защиты мечам. Будь на их месте люди, мои удары давно бы вырвали оружие из их рук. Наверно, один из вампиров вложил в защиту слишком много сил, а его меч был не так хорош, как мой…
        Лезвие его клинка, в который раз приняло на себя мой удар, но вместо того, чтобы немного уступить натиску, встала стойко, как солдат на последнем рубеже обороны. Сталь его меча не выдержала, я, словно в микросъемке, видел, как на металле образовалась все расширяющаяся трещина, еще доля секунды, и обломок летит в сторону… это мой шанс.
        И я им мастерски воспользовался: лезвие меча глубоко зашло в грудь вампира-неудачника, я, продолжая замах, дернул его к потолку. Острая полоса стали с хрустом раздробила его ребра, позвоночник, челюсть, череп и с веселыми брызгами вырвалась через темень на волю. Окровавленный вампир еще постоял с секунду, а потом две половинки головы вдруг упали в разные стороны, и второй раз умершее тело кулем повалилось на пол.
        Через пару минут с оставшимися двумя было покончено. Собой я мог гордится и даже любоваться - не одной царапины.
        Узкий коридор закончился, деревянная дверь из мореного дуба открыла большой со вкусом обставленный зал. В правильном порядке расставлена причудливая мебель в едином дубовом стиле, статуэтки и канделябры, освещаемые сотнями свечей под потолком, отливают золотом. Даже если они и вправду сделаны из золота, мне было не до них.
        Мои старые сапоги ступали по мягким пурпурным коврам, обнаженный меч вертится на ходу, словно магнит, выискивающий металл, ищет врага. И нашел… на беду хозяина.
        Из открывшейся ниши в стене один за другим гуськом стали выходить рыцари. В одной руке стальные перчатки обхватывают полуторные мечи, другая рука держит треугольный щит с эмблемами летучих мышей. Выстроившись в линию, они замерли в десяти шагах от меня. Ожидая продолжения, я не двигался тоже. Спустя полминуты вышли еще двое, но доспехи чуть богаче, они сопровождают вампира, облаченного в алую, под цвет ковров в зале, мантию.
        Вампир как вампир, таких я уже видел десятки, только у этого на голове сверкающая диадема, и смотрит как-то не кровожадно…
        - Вот, значит, ты какой, хексен, - протянул он задумчиво. И мне услышанное отнюдь не понравилось, враг знает обо мне непозволительно много. С полудюжиной вампиров-рыцарей я не справлюсь. Может, чем-нибудь отвлечь их внимание и броситься бежать?
        - Позволь представиться, - продолжил он, - я самый старый вампир из всех, кого ты видел. По моим жилам текут королевские крови. И чтобы тебе было проще понять, скажу, что я император вампиров во всех окрестных мирах.
        Я почувствовал, как мои брови сами собой поползли вверх. Вампир, не обращая внимания на удивление хексена, продолжил:
        - Теперь, когда предписание этикета завершено, скажу тебе откровенно: мне очень жаль, что нам не доведется пообщаться. Я должен выполнить приказ…
        - Кого? - тупо спросил я, но вместо ответа на меня разом бросилась пятерка рыцарей.
        Меч мне ничем не помог. Стальная лавина тяжелыми щитами сшибла меня с ног.
        Сразу после падения я поспешил было встать, но металлические ботинки совсем не по-рыцарски принялись считать мои кости. Эту муку я долго не выдержал…
        Тело при малейшем движении отдается невыносимой болью. Я вишу на цепях с жутко заломленными руками. В подземелье не проникает ни один луч света, и даже с моими способностями едва смог разглядеть конец цепи, вбитый в каменный свод.
        Рядом кто-то был, я не видел, но чувствовал холодный и почти безразличный взгляд. Что-то неуловимо знакомое почудилось в нем. Это не нежить - не вампир, это человек. Человек с теплой кровью, знакомый человек.
        - Кто ты? - хриплым голосом обратился я к темноте.
        Он сделал шаг вперед, давая разглядеть мне очертания своей фигуры, я скорее почувствовал, чем увидел или услышал усмешку на его по-прежнему неразличимом лице.
        - Разве не узнаешь? - спросил он. - По правде сказать, я тебя сам едва узнал.
        С момента нашей встречи в той пещере ты сильно изменился…
        - Сириний?! - вскрикнул я.
        Он жутко засмеялся:
        - Да, именно так. Чародей Сириний и верный слуга Дакрона к твоим услугам.
        - Как ты здесь оказался, Сириний? - спросил я лишь для того, чтобы что-то сказать. Воскресший при моем участии из небытия чародей внушал мне, по меньшей мере, трепет.
        - После того, как вы меня разбудили, кстати, спасибо тебе за это, я с радостью обнаружил, что Дакрон победил этого выскочку Арайдона. Теперь миром правит мой Бог, и маги Высокой Башни преданы лишь ему. Я побывал там недавно и был удостоен чести лицезреть его в отражении. Он милостиво дал мне приказ, и я выполнил его волю. Последний из свободных хексенов в этом мире пленен. И теперь мощь нашего бога возрастет.
        - На фига я вам сдался?! - выкрикнул я в отчаянии.
        - Что?!.. Ах, да… Ты присягнешь Дакрону, либо умрешь лютой смертью. Выбор за тобой. Завтра нам предстоит путь в Высокую, а до тех пор подумай, что тебя ждет, если ты откажешься… Ха-ха-ха. Кстати, если надумаешь вырвать цепи, не советую, рядом с тобой с обнаженными мечами стоит десяток моих птенцов. Вампиров - если ты не понял.
        Я крикнул вослед затихающим шагам:
        - Для чего тебе Молот, Сириний?!
        - Мне? - остановился он. - Мне он не нужен. Моя второстепенная задача заключается в помощи Лорду Тьмы. Молот для него прямая угроза, вот я и устранил ее. И кстати, хоть я сильно сомневался, но все-таки рассчитывал, что глупый хексен сам придет за ним. И как оказалось, не ошибся.
        - Я не пойму, почему тогда ты сам меня не пленил…
        - И не поймешь, не твоего ума дело. Советую выспаться перед дорогой. Приятных сновидений…
        Гулкое эхо отдаляющихся шагов затихло еще не скоро. А я продолжал таращиться во тьму, силясь разглядеть окруживших меня вампиров.
        И почему заклятье ночного видения почти не работает? Над этим вопросом я ломал голову больше часа. Собственно, в моем положении это не так уж и важно, просто, хочу отвлечь себя от отчаянных мыслей…
        Все варианты побега я перебрал и вынужден был отбросить, все они привели бы к моей смерти. Да, я могу вырвать цепи, но что делать без оружия с десятком вампиров? А то, что Сириний не блефовал, я знал точно.
        Вампирам надоело тупо стоять позади меня, и некоторые, забывшись, начали переговариваться, а другие в задумчивости бродили по комнате. Из-за испорченного заклятья видения в ночи я не мог их четко рассмотреть, однако их силуэты и шарканье ног по каменному полу не оставляли сомнений, что их больше десятка.
        В данной ситуации сопротивляться бессмысленно, проще повисеть и дождаться момента получше… Или дождаться утра, а там Сириний уж точно найдет способ переправить меня в Башню в целости и сохранности. От него убежать будет труднее.
        А о том, чтобы убить чародея, не приходилось и мечтать.
        В дальнем конце моей темницы послышался неразборчивый шум, топот и лязг метала. В темноте я видел какие-то фигуры, вампиры встрепенулись, послышался лязг вытаскиваемых из ножен мечей. Крики и проклятья огласили зал. Несколько звонких ударов мечей друг от друга, топот закованных в железную обувь ног.
        Какие-то неясные фигуры показались на пределе видимости.
        Через минуту драка затихла, а я, ничего не понимая, ждал своей участи. Ко мне кто-то подходил, удары по цепям донесли до мозга весть о моем освобождении.
        - Кто вы? - спросил я незнакомцев.
        - Мы сегодня уже встречались, - ответил холодный голос. Голос «императора вампиров»!
        - Идем, хексен, поговорим в другом месте.
        Я послушно, придерживая, чтоб не гремели обрывки цепей на запястьях, поплелся следом. Рыцари проводили меня через какие-то коридоры, потайные ходы и ниши.
        Похоже мы бродим в руинах какого-то древнего замка.
        Наконец, свет от сотен свечей ударил в глаза, едва не ослепляя. Мы пришли в тот же зал, где меня забили стальными ботинками и взяли в плен. Исподволь я бросал оценивающие взгляды на вампиров-рыцарей: сплошь закованные в доспехи, они страшные противники, и я не видел выхода из создавшегося положения.
        Наверно, богатый зал нечто вроде личного императорского кабинета, спятившего вампира, поскольку он заговорил на возвышенных тонах:
        - Хексен, я спас тебе жизнь, теперь ты мой должник.
        От такой наглости я поначалу потерял дар речи, потом собравшись с мыслями, с вызовом ответил:
        - Прежде, чем спасти мне жизнь, ты сам меня сдал Сиринию.
        - Это не важно, хексен, главное, что ты мой должник. И еще, чтобы ты остался мне должен вдвое больше, перед твоим уходом я верну тебе Молот.
        - Что за бред?
        - Хексен, выбирай выражения, когда разговариваешь с Повелителем вампиров. Но я тебя прощаю и даже объясню, с какой целью я освободил тебя. Все равно мне уже нечего скрывать…
        Он опустил голову, будто о чем-то жалел и раскаивался. Через мгновение взял себя в руки, вновь продолжил пафосную речь:
        - Мне почти две тысячи лет. И поверь, я родился совсем в другом мире. Все две тысячи лет я преследовал мечту объединить вампиров в огромную империю, но вместо этого получал лишь провалы. Я решил начать с маленького, но и в этом мире, где самое большое скопление вампиров, мне режут крылья…
        Я на секунду представил крылья на спине этого выродка, и меня передернуло. Ну да, я бы тоже с удовольствием отрезал…
        - Маги из Высокой Башни, Сириний, различные посланники богов, Лорды Нежити, такие, как Шаршан - все командуют моим народом. А мой народ, словно безмолвные рабы, вынуждены подчиняться им, - он говорил с горечью в голосе, и я не мог определить, играет он спектакль или вправду испытывает эмоции: - Я хочу свободы для себя и всего моего племени. Я хочу, чтобы ты освободил нас и убил Сириния и Шаршана. Кроме этих доблестных рыцарей, своим сердцем мне не служит никто.
        Проклятые недоумки из моего народа с большей охотой выполняют приказы Повелителей - самозванцев. Убей Лорда Шаршана и Сириния, и мы с тобой будем в расчете.
        Вампир точно спятил, но вроде, тянуть резину еще можно…
        Я криво улыбнулся:
        - Неужели ты думаешь, что я псих, и сейчас ради твоей власти над вампирами пойду крушить Лорда нежити и магистра Высокой Башни?
        Против моих ожиданий он не взорвался, наоборот, улыбнулся мягко, почти как отец глупому сыну:
        - За две тысячи лет я развил способность к предвидению почти как у вас, хексенов. И я знаю, что ты рано или поздно их убьешь, бери молот и иди своей дорогой.
        С этими словами один из рыцарей подошел, протягивая мне громаднейший по виду серебряный молот с нанесенными на рукоять тонкими узорами. Я, еще не веря, что это не розыгрыш, осторожно, словно младенца, его принял. Он лег мне в руки как родной. Глянул на замерших рыцарей, на настороженно смотрящего на меня «императора», может, если я сейчас нападу, смогу их одолеть?
        И словно читая мои мысли, вампир сказал:
        - Иди хексен, не задерживайся, тебя ждут суровые испытания. Дорогу ты знаешь.
        Опасаясь поворачиваться к ним спиной, я попятился к выходу. В узком коридоре за дверью ничего не изменилось. Три трупа вампиров лежат в тех же положениях…
        Глава 7
        - Где тебя носило?! - набросился на меня Луна, едва я подошел к крепостным воротам. - Пропустите его! - это адресовалось уже стражам врат. Они поспешно распахнули закрытые створки, словно боялись, что секундное промедление будет стоить им жизни.
        - И я рад тебя видеть… - сказал я.
        Несмотря на такую грубую встречу, я был почти доволен. Луна с нетерпением ждал меня у самых ворот города.
        - Что?! Ах да. Я и вправду чувствую облегчение, что ты жив, и Молот у тебя.
        Я обратил внимание, что про молот он говорит с придыханием и явно с большой буквы. Этот артефакт для него ценнее самой жизни… по крайней мере, моей.
        - Пойдем, отец уже ждет.
        - Может, сначала к кузнецу, а то браслеты что-то жмут… - сказал я притворным мягким тоном.
        Взглянув на мои закованные в кандалы запястья с болтающимися на них обрывками цепей, его черные как смоль брови устремились к переносице:
        - А что случилось?
        - Чуть не пленили, - простецки ответил я.
        Он схватил меня за руку и в сопровождении двух визарий повел меня в кузницу.
        Кузнец оказался знакомым, именно этот престарелый мужик подарил мне меч, а главное, разглядел мою силу… Он поприветствовал меня намного угодливее, чем местного принца - Луну. И кажется, это не укрылось от внимания молодого вождя.
        С трепетом поглядывая на Молот в моих руках и с удивлением на сковавшие запястья обрывки цепей, кузнец, найдя инструменты, сбил их с моих рук. По взмаху руки вождя поспешил скрыться в доме.
        Я потянулся за отложенным мной молотом, как неожиданная вибрация воздуха заставила меня вздрогнуть. Элитные воины - визарии, сопровождающие вождя, одновременно размахнулись широкими топорами. Они так и замерли, готовые в любую секунду опустить их на мою голову.
        - Одно неверное движение, - сказал Луна, - и они тебя изрубят. Стой и не двигайся.
        Я с растущим изумлением смотрел, как вождь принялся меня обыскивать. Осмотрел шею, руки и плечи. Удовлетворившись увиденным, он сухо произнес:
        - Прости, обычная предосторожность.
        Визарии расслабились, опустили топоры, а я, поняв, наконец, что вождь искал следы укуса вампира, с облегчением вздохнул. Его понять можно, любой знакомый и друг может стать вампиром и, подкравшись за спиной, нанесет удар в самое сердце…
        Хорошо, что благодаря моей чудо регенерации след от укуса, когда вампир украл молот в гостинице, давно пропал. Иначе бы, сейчас меня ждали большие проблемы в роли трех мускулистых и свирепых воинов…
        Войдя во двор замка, по обе стороны от меня образовался «почетный» караул.
        Человек десять элитных воинов, как их называли тут, визарии, взяли нас с Луной в клещи и проводили до высоких резных врат. Пара часовых легко открыла чудовищной толщины створки, пропуская нас в яркий, длинный зал.
        Стены обиты красным бархатом, с потолка свисают большие хрустальные люстры с сотней свечей в каждой. Справа и слева ряд вычурных колон, у каждой из которых сбиты в кучки воины вперемешку с дворцовой челядью, верно, любопытным разрешено «прятаться» за колонны. В конце зала позолоченный трон, на котором восседает крепкий мужчина в преклонных годах. Рядом с ним два советника, позади трона застыли четверо ко всему готовых телохранителей.
        - Счастлив приветствовать Героя у себя в гостях, - с возвышенными нотками в голосе сказал стареющий правитель, - для моего дворца ты оказываешь великую честь. Прошу тебя, подойди, Герой!
        Я приблизился почти вплотную к трону, поклонился и подхватил его речь:
        - Для меня честь лицезреть владыку Ануминаса.
        - По правде сказать, я боялся поверить, что ты вправду вернул Молот. Тем более, что ночью… Но как вижу, слухи оказались ложны. Молот у тебя. СЛАВА ГЕРОЮ!
        - СЛАВА!!! - прогремело из-за колон.
        - СЛАВА!!! - прогремело еще раз, и эхо отражалось от всех стен зала, едва не оглушая.
        - СЛАВА!!! - люди ликовали неистово, оказывается, их в зале не меньше сотни.
        - Что же ты хочешь в награду за столь великий дар? Этот Молот стоит поистине многого.
        - Мне нужно попасть на Мифриловый остров. Отправь меня туда, и мы в расчете, - твердо сказал я главе семьи Призраков.
        - Ты нам очень помог, и я не буду спрашивать, зачем тебе это. Но уверен, без помощи воинов Ануминаса на острове тебе делать нечего. Ты, конечно, силен, Герой, спору нет. Но не такой ты мощный, чтобы справиться с ратью демонов и найти то, что ищешь.
        - Что?! - в панике вскрикнул я. - С чего ты взял?
        - Думаешь, я не знаю, что, кроме, конечно, мифрила, есть на острове? И скажу я тебе - это охраняется и охраняется очень зорко! - вождь Призраков, он же глава всего Ануминаса повысил голос, едва не переходя на крик. - Мои воины нужны тебе, точно так же, как и ты нужен нам.
        - Для чего вам нужен я?
        - Мой народ и моя страна на грани исчезновения: отряды нечисти хозяйничают на моих землях как у себя дома. Кто-то разбил более половины подарков Арайдона.
        Каменные Стражи остались только в ключевых районах. Тысячи людей уже погибли, лишившись их защиты… - он вздохнул, обводя печальным взглядом присутствующих в зале людей. - Империя вкупе с магами скоро нанесет сокрушающий удар. Мы, конечно, не страшимся ее, но все же бесчестный Бог будет отнюдь не на нашей стороне. Дакрон и его теневая армия - противники немыслимой силы. У нас почти нет шансов, я только надеюсь на время, которое еще осталось до войны. Если мы используем его с умом…
        Снова упоминание о каких-то каменных стражах, а я так и не понял, что это.
        Разговор шел совсем не так, как мне бы хотелось. Не смотря на то, что я вернул им их артефакт, вождь не хочет помогать прежде, чем я выполню для него какую-то работу.
        - Надеюсь, ты не хочешь, чтобы я вызвал Дакрона на поединок? - не зная, что еще сказать, буркнул я.
        - Было бы замечательно, но нет. Вождь Ануминаса не может быть безумцем, и я умею расценивать силы. И знаю, что сейчас ты не справишься даже с одним из Верховных магов. Гардий разорвет тебя при встрече.
        - Спасибо и на этом…
        - Так послушай же, чем ты сможешь быть полезен: триста лет назад три королевства подписали договор, имя ему - «Вечный Союз». Согласно договору, каждое из королевств должно прислать не меньше половины своих воинов для отражения нападения на любое из них. Клятвы были скреплены памятью трех Великих предков, и страшные проклятья лягут на те королевства, что не пришли на помощь.
        Договор действует до сих пор.
        - Значит, у вас будут союзники, - не удержался я от комментария.
        - И да, и нет, - морщины, образовавшиеся на его лице, предали ему сходство с «отцом народа», готовым продать душу, лишь бы уберечь вверенные ему богом земли.
        - В этом договоре есть несколько поправок. Это на случай, если вторжение в королевство будет необходимым злом. И ежели в одном из королевств Лорды Тьмы совьют себе гнезда, и силы Тьмы найдут пристанище, то договор сей считается недействительным… Иными словами, если королевство погрязнет во тьме и зле, и какое-то государство, несущее праведный свет, захочет его очистить, то королевства могут и не выступать для его защиты.
        - Неужели Ануминас погряз во зле? Твое королевство считается Нечистым?
        - Согласно договору - да. Если ты не заметил по дороге, в Ануминасе царит мрак. Люди спасаются лишь под защитой Стражей, которые, в свою очередь, находятся под защитой воинов. Три года назад Лорд Тьмы посмел устроить в королевстве обиталище! - яростно воскликнул он. Его голос пронесся по сводам гигантского зала, заставив вздрогнуть от неожиданности молчаливых советников. - Я вижу в этой напасти руку Дакрона либо Магов Высокой.
        - Умно. Лишить союзников… Разумеется, Арон и Галиян восприняли слухи о Лорде Тьмы с облегчением?
        - Да, ты видишь корень, - сказал он с уважением. - Даже удивительно наблюдать это качество у столь юного воина. Мои советники, и те поняли далеко не сразу. Ни Арон, ни Галиян не захотели помогать нам в борьбе с нежитью, наводнившей Ануминас.
        Успокоившись, он сел на высокий трон, продолжил:
        - Как ты понял, если б не клятва памятью предков, о союзе давно бы забыли.
        Одного из этих предков - Иеира, ты уже видел. И ты можешь представить, как короли Арона и Галияна боятся гнева основателей королевств. Все же, эти королевства поклоняются Дакрону. И если договор Вечного Союза потеряет силу, они, скорей всего, ударят нам в спину.
        - А если он будет в силе?
        - Они станут нашими союзниками.
        Я понял, что он ждет моих вопросов, и не стал его разочаровывать:
        - Союзниками по мечу, но не по вере? Ты считаешь, что они и вправду будут драться, а не просто выставят войска в ряд и будут ждать исхода боя?
        - Да, положение тут будет шаткое. С одной стороны, дерется Дакрон, а против него воюют ему поклоняющиеся. Извращено, но вполне возможно. У «союзников» не будет выбора. Предки не позволят им обмануть и остаться в стороне от битвы.
        - Я слабо представляю себе этот заварушку, - после паузы произнес я. Вспомнил из курса истории уже далекого и начавшего блекнуть родного мира ранних христиан.
        Легион Рима, выйдя на бой против первых крестоносцев, отказался сражаться. В надежде образумить, центурионы казнили солдат один за другим, но они не могли обнажить меч против креста на груди врага и умерли, словно стадо на бойне. - Не захотят ли верующие в Дакрона убить себя, нежели воевать против сил своего Бога?
        Он помрачнел:
        - Все возможно.
        Смотря в его пытающиеся скрыть печаль глаза, сдался. Предсказание свихнувшегося «императора» вампиров, кажется, начинало сбываться:
        - Ближе к делу. Ты хочешь, чтобы я помог тебе убить Лорда?
        - Да.
        - Какова награда? - с небольшой паузой задал вопрос я.
        - То, что ты ищешь мое по праву. Уже потому, что находится на острове, принадлежащем мне. Я позволю тебе это забрать. Более того, дам войско, чтобы ты смог одолеть ее хранителей.
        Мне нет дела до войн этого мира. До этого королевства, империи, как в принципе, и до всех Богов и мертвых хексенов. «Я лишь хочу вернуться домой», - в который раз напомнил себе. Если выполню его просьбу, с Чашей будет легче. Да и Лейла заодно успеет меня найти.
        - Похоже, выбора у меня нет, - согласился я.
        - Детали тебе объяснит молодой вождь. Но Луна не пойдет с тобой, он нужен здесь. А сейчас устроим пир в честь нашего гостя!
        Зал одобрительно зашумел, зрители засуетились и плавным гуськом принялись покидать помещение. Я не успел прикинуть, что делать, как в тронном зале, кроме вождя, его телохранителей и еще одного странного человека у трона, никого не осталось.
        Вглядевшись в опустившего голову человека, я ахнул: оскаленная пасть белого волка скрывала его лицо от посторонних глаз. Кожаная броня, короткий меч, по виду простой воин, но я всеми фибрами души чувствовал исходящую от него вибрацию. Примерно тоже самое чувствовал, когда подходил к изготовившемуся к бою Тзару и другим сильным магам. «Это колдун, - понял я, - и я уже встречался с таким, когда воины Ануминаса напали на меня с Тзаром, завладев при этом ядерной боеголовкой».
        - Пока готовятся столы для пира, - сказал сухо глядевший на меня вождь, - я бы хотел дать тебе совет, герой.
        - Я слушаю тебя, Владыка.
        - Несмотря на распространенное мнение людей, боги не любят таких, как ты.
        Когда людям угрожает беда, вместо того, чтобы молиться богам, они зовут на помощь героев вроде тебя. Поэтому Герои для властителей судеб - зло, и если они обратят на тебя внимание, сживут со свету. Ты понимаешь меня, Вардес?
        - Понимаю все, кроме того, зачем ты мне это говоришь.
        Складочки у губ вождя едва заметно раздвинулись. Он неуверенно улыбнулся, словно тянув время для обдумывания: стоит ли продолжать щекотливый разговор?
        По блеснувшим глазам я понял, что не будет откровенным:
        - Мои колдуны сказали, что в твоем сердце нет места богам. Это твой промах, ведь если ты совершаешь великие дела во славу одного из них, другие не посмеют тебе помешать, а твой повелитель, возможно, когда-нибудь тебя наградит.
        Ну вот, снова началась агитация и вербовка в свои ряды. Самое противное, что даже в этом мире, никто не говорит прямым текстом. Заходят издалека, мы мол демократы и в соответствии с законом не вмешиваемся в твой выбор и не подсказываем, за кого надо голосовать, и так понимаем, что ты и сам выберешь нашего, хотя бы потому, что наш Бог самый-самый. Вот в прошлом году он…
        - Иди же, Вардес, - неожиданно сказал он, - в пиршественном зале тебя уже наверняка заждались. Райана, ты не проводишь нашего гостя?
        - Да, отец, - женский голос, исполненный собственного достоинства, раздался совсем рядом.
        Вышедшая из-за колоны девушка захватывала дух. Черные как смоль волосы, что ниспадают из-под капюшона снежного волка, выгодно обрамляют гордое и яркое, без всякой косметики лицо. Родись она в моем мире, быть бы такой красавице фотомоделью или женой олигарха. Карие глаза смотрят чуть снизу, еще больше усиливая сходство с красоткой, что себе на уме. Чтобы ничто не отвлекало мое внимание от ее плавной походки, нежной ручкой придерживает на боку короткий меч.
        Подойдя, молча протянула мне свободную руку. Я, поколебавшись и боясь, что делаю что-то не то, принял ее в свою ладонь. Она, нежно улыбнувшись, потянула меня мимо стражей, неподвижных, словно статуи, к выходу из зала.
        Переставляя негнущиеся ноги, вдыхал нежный аромат ее духов, а спиной чувствовал улыбку престарелого Вождя. Кажется, его желание сбывается, герой, что носит легендарный молот, скоро окажется в его семье…
        Зал встретил нас сотней хлопающих в ладоши людей. И я не понимал, чему они радуются: появлению героя, который принес легендарный молот, или же восхищаются девой - дочерью Вождя, что держит меня за руку?
        Длинные столы были поставлены в несколько рядов, на них различная снедь: мясо, рыбы и фруктов навалено под завязку. Сотни людей, заполнявших дворец, все при оружии и в разноцветных волчьих капюшонах не притрагивались к еде, видимо, ожидая человека, в честь которого устроен пир. Дочь вождя посадила меня во главе стола, а сама скромно примостилась рядом. Я не успел открыть рот, как сотни кубков, расплескивая вино, взметнулись ввысь.
        - Слава Герою! - донеслось из другого конца стола.
        - Слава!!! - подхватили люди словно воинский клич.
        Смущенный, я не знал, как себя вести и что отвечать, но похоже, этого не требовалось. Герой исполнил роль декорации, и не обращая больше на него внимания, люди жадно накинулись на еду. В высокой башне, как впрочем, и в деревнях королевства Эрегора мне доводилось видеть деревянные ложки. Однако здесь похоже, не воспринимали подобную блажь всерьез. Все хватали мясо и рвали птицу руками, так же брали из общих чанов листы квашеной капусты, отправляли ее в рот.
        - А ты почему не ешь? - спросила молча наблюдавшая за мной дочь вождя, как же ее имя?
        - Но ты же сама не ешь, - улыбнулся в ответ я.
        - Женщинам нельзя есть при свете дня, это пагубно влияет на наше здоровье…
        - Ааа… - протянул я.
        И здесь диеты, хотя я не мог не согласиться, что она ей вправду была на пользу. Кожаная броня не скрывала низ ее животика. Плоский и нисколько не тощий, смотрится просто классно. Она перехватила мой взгляд, и прежде, чем я в смущении отвел его в сторону, нежно улыбнулась.
        - Если ты не желаешь есть, быть может, ты желаешь что-то другое? - спросила она с хитрецой в глазах.
        - Что, например?
        На ее щечках появился легкий румянец, она быстро произнесла:
        - Я могу показать тебе дворец.
        - Тогда пойдем.
        Она вновь взяла мою руку и вытащила меня из-за стола. За боковой дверью оказался коридор, с одной стороны которого на стенах висят бесчисленные картины.
        В основном сражения людей друг с другом и с нежитью, но одна, наиболее большая, привлекла мое внимание.
        Девушка недовольно взглянула, но остановилась, поясняя:
        - Это очень древняя картина - Арайдон в Поднебесном. Мы до сих пор ему поклоняемся, хотя он и пал несколько веков назад.
        На картине в полный рост стоит рыцарь в зеркальных доспехах, сзади что-то типа огромного сверкающего трона, его свет отбрасывает на облака повсюду лучезарные блики. Арайдон, ты и здесь в закрытом шлеме. Почему прячешь лицо?
        - Пошли? - нетерпеливо спросила она.
        - Да, идем… - начал я и осекся.
        Из-за угла коридора в сопровождении Ани вышел Луна. Даже не повернув голову в мою сторону, он тяжелым взглядом вперился в сестру:
        - Райана, что ты делаешь здесь… с этим?
        Девушка запунцевела, но с вызовом вскинула голову, ответила твердо:
        - Я развлекаю легендарного героя, и не тебе меня судить, брат.
        Молодой вождь дернулся, как от удара, через пару мгновений его лицо побледнело, в глазах великое бешенство:
        - Как ты смеешь?! Ты подстилка для чужаков, бери пример со своей сестры…
        Смачный удар по щеке прервал его тираду. Ани за спиной вождя так же, как и я, сейчас предпочел бы оказаться где-нибудь вне пределов дворца. Луна трясся, словно держал в руках оголенные провода под высоким напряжением, в лицо было страшно смотреть. Даже Райана от ужаса сжала мою руку так, что еще чуть и треснут косточки.
        Глаза у вождя из яростно-зверских сделались пусты. Он больше не смотрел на сестру, бросил мне, словно и не видя:
        - Ты идешь со мной.
        - Куда? - спросил я испуганно. Не хватало еще выяснения отношений с безумным братом…
        - На военный совет.
        Он прошел вперед, разорвав при этом наши сцепленные с Райаной руки, вслед ему мимо прошел Ани. Он что-то попытался сказать мне глазами, но все еще не придя в себя, я не сообразил. Нелепо улыбнувшись Райане, я, не оглядываясь, последовал за широкими спинами двух воинов.
        Военный совет, а как же иначе? Никогда не думал, что человек, прошедший закалку в боях с нежитью, испугается брата девушки… Хотя не боялся я этого бешеного типа, скорее чувствовал перед ним вину. Почему-то мне казалось, что я обделил его и украл его молот. Конечно, бред, но тем немее…
        Но все, что не делается - к лучшему. Жаль, что этой ночью лишился наслаждения и женской ласки, но зато не стал «членом семьи». Семейка Адамсов тут отдыхает…
        Импровизированный военный совет немного меня разочаровал. Наполеоном, как в детстве представлялось, я тут никак не был. А вот на солдата, роль которого заключалась в держании карты в штабной палатке, я подходил, как нельзя лучше.
        - Значит, его замок здесь? - после долгих объяснений Луны я ткнул пальцем в помеченную точку на карте. - Много в замке войск?
        - Ни один из разведчиков не смог подобраться близко к цитадели. Мы думаем, ее охраняют около сотни вампиров, ну, а про прочую нежить я промолчу, - Луна говорил увлеченно, будто представляя себя врывающимся в ряды врага. - Надеюсь, что в его войске нет волколаков, эти твари, как оказалось, опаснее десятка оживших мертвецов, вместе взятых. Но слава Арайдону, Лорд не ожидает нападения, иначе, через неделю собрал бы войско втрое больше. Его нежить рассеяна, сейчас нагоняет страх на людей по всему Ануминасу. Несмотря на наши усилия, с каждым днем ее становится все больше. Но как только Лорд умрет, это войско больше не будет пополняться.
        - Хорошо, - стараясь говорить уверено, произнес я, - а сколько войск будет с нашей стороны?
        - Ты, десяток визарий и один вождь из Семьи Призраков.
        - Что, это все?! - опешил я.
        - Да. Мы не можем выделить больше. Во-первых, у нас осталось не так уж и много воинов, а ведь война еще не началась. А повелителей у нас еще меньше.
        Чтобы пройти по землям, лишенным каменных Стражей, на каждый десяток людей нужно по одному повелителю. Где взять столько?
        Едва сдерживая головокружение от бесполезных попыток разобраться в происходящем, спросил чуть ли не со стоном:
        - Ты вправду считаешь, что десяток воинов сможет справиться с воинством Лорда Шаршана?
        - Откуда ты знаешь его имя? - пораженно спросил Луна.
        - Не важно, один вампир обмолвился, когда я возвращал молот.
        Он вздохнул, видимо не поверив, но продолжил:
        - Наш секреьный и пока единственный отряд по мощности равен…. Сейчас ты увидишь их сам, - с этими словами он застучал медной ручкой, прибитой к стене.
        Послышался тяжелый топот ног, и через пять секунд в зал ворвался отряд рыцарей.
        Вот интересно. Не думал, что увижу в этом городе рыцарей-людей. Все они в серебристой одинаковой броне выглядели, как будто сошли с картин, изображающих баталии древности. Металл словно сам по себе мягко светится. Кирасы с острой гранью по всей длине тела придают рыцарям схожесть с фантастическими, панцирными чудовищами. Руки в удобных и красивых сочленениях сжимают двуручный обоюдоострый топор, сделанный из того же светящегося металла, что и доспехи. На головах серебряный шлем с образом скалящегося волка. Шлем полностью закрыт, лишь узкая прорезь для глаз, в которой видна только тьма.
        - Это непростые доспехи, - предупреждая вопросы, сказал вождь, - чистый мифрил. Такой не пробьешь даже таранным ударом, он почти ничего не весит и поглощает магию, как губка воду. Чтобы добыть мифрил на эту дюжину доспехов, понадобилось больше двух сотен лет. Еще десять лет, и труд двух десятков кузнецов потребовался, чтобы сковать из него сами доспехи. Эта дюжина - надежда всего Ануминаса.
        Он замолчал, видать, у него тоже перехватило дух. Мои сомнения и страх, что правители этого королевства безумцы: посылают кучку людей на смерть - начали таять. Если доспехи так хороши, как их описывает вождь, то воинство Лорда должно пасть…
        - Кстати, познакомься с членом Семьи Призраков, моей сестрой и командующей когтями. Трисана! - гаркнул он.
        Из второго ряда рыцарей вышел, то есть вышла вторая сестра, которой так гордился Луна. Рыцарь Трисана единственный по внешнему виду отличается от других. На полголовы меньше прочих, доспехи хоть и не отличаются «маркой», но по двум полушариям на груди даже слепой поймет, что это женщина.
        - Для меня честь быть под командованием Героя, - из-под глухого шлема донесся нежный и вместе с тем привыкший повелевать голос. Что-то было в нем знакомое, такое чувство, что я его уже слышал. Само собой, он похож на голос Райаны, той, что сейчас хотела меня соблазнить, но тут было что-то другое…
        - Для меня честь быть в одном отряде с тобой - воин Ануминаса, - сказал я первый же бред, что пришел мне в голову. Но весьма подходящий бред, я почти увидел, как лицо под маской посуровело.
        Этот рыцарь пойдет за Героем из местной легенды даже насмерть. Как говаривал Сталин: «Умереть, но исполнить долг».
        Интересно, под шлемом с застывшим волчьим оскалом скрывается симпатичное личико? Я отогнал эту мысль: подчеркивающая формы кираса еще не дает гарантии, что их содержимое такое же симпатичное, как ее сестры… Блин, о чем я думаю?
        Скоро мне идти в гнездо повелителя зла. А ведь у меня даже нет бронированного скафандра, который надет на них.
        Словно прочтя мои мысли, вождь произнес:
        - Ты пойдешь под охраной когтей. Они должны защищать тебя до самых ворот замка.
        - А что дальше?
        - А дальше тебе придется сразиться с Темным Лордом, лишь твоим молотом и еще сильной магией можно нанести вред этой расе.
        - Что, он разве не один, их целая раса?
        - Бог нежити - Редьярик. Самые мощные его слуги и повелители армий - Темные Лорды. Лорд, что вторгся на наши земли, всего лишь один из множества.
        Вспомнилась та пещера, в которой я оказался, едва попав в этот мир. С орками мне тогда помог разобраться Лорд нежити. Если не ошибаюсь, Лорд Риза. А этого вампир называл Лордом Шаршаном…
        - У вас нет таких магов? - спросил я на всякий случай.
        - У нас есть колдуны, но они не годятся ему в подметки. Кстати, в области, где расположен бастион зла, нет каменных Страж. Трисана - одна из сильнейших повелительниц в Семье Призраков, она сможет провести по тьме весь отряд. Но если, упаси Арайдон, она погибнет, видеть во тьме сможешь только ты. И тогда бросай воинов и убей Лорда в одиночку. Не жалей их, - он указал на несводящих с меня взгляда рыцарей. - От них будет меньше толку, чем от слепых оборванцев.
        Я вновь осмотрел закованных в броню людей. В черных прорезях шлемов невозможно увидеть глаза. О чем они сейчас думают? О смерти или славе? Сколько лет этим рыцарям, четырнадцать или пятьдесят? Хотя их, наверняка, подбирали из лучших визарий…
        Под тяжелым взглядом двадцать одной пары глаз я произнес:
        - Хорошо, и да поможет нам Арайдон…
        - Вот и отлично, - одобрительно сказал вождь, - слуги покажут твои покои.
        Отряд рыцарей, сопровождая своего вождя, вышел из зала, а я еще раз всмотрелся в карту. Точно такая же половинка материка, что я видел на картах в Высокой Башне. Такое чувство, что картограф был один: точно такие же горы и леса, точно такая же серость по краям карты. Если масштаб правильный, мифриловый остров от Ануминаса не так уж и далеко…
        - Вардес, ты здесь? - Райана вошла в комнату, тихо и едва не крадучись.
        - Да, Райана, ты еще не спишь?
        - Что ты? Я не могу спать, зная что за нашим гостем, да еще и героем, никто не ухаживает.
        Я чуть настороженно улыбнулся:
        - Спасибо, конечно, но я…
        - Что ты, - воскликнула она с испугом на лице, - ты нисколько меня не утруждаешь. Напротив, оказываешь мне честь!
        - Ну…
        - Пойдем, - взяла она меня за руку, - я познакомлю тебя с моими подругами.
        Она повела меня по коридорам и украшенным залам, от одного из них по коридору распространился звонкий женский смех. Широкий зал больше напоминал цветущий сад: повсюду из гигантских горшков с землей растут деревца и ползучие растения. В импровизированной беседке на лавочке сидят три молодые девушки в шкурах белых волков. Их веселый смех переливается журчащим ручьем, глаза хитрые, задорно улыбаются, белоснежные зубы выгодно подчеркивают копну черных волос. Поначалу я принял их еще за трех сестер Трисаны и Райаны, но она представила, взяв меня под локоть:
        - Это мои подруги, а этот герой - мой возлюбленный, - сказала она, смотря на меня странным оленьим взглядом. - Ну, мы пошли.
        Она потянула меня к выходу, я, опешивший от такого поворота событий, сопротивляться не стал, лишь бросил взгляд на трех черноволосых подруг, что больше не улыбались, а завистливо смотрели вслед Райаны.
        - Послушай, Райана, - сказал я, посчитав, что ее подруги уже не смогут нас услышать, - ты, конечно, красивая, обаятельная и умная, но у меня уже есть любимая…
        - Конечно, я понимаю тебя, - склонила голову она, - у такого, как ты, наверняка, множество любимых жен, но может быть, ты захочешь взять и меня?
        - Прости, Райана, но это не в моих правилах.
        - И ты прости меня, мой герой, эта дверь ведет в твои покои. Я только надеюсь, ты сохранишь мою тайну.
        - Разумеется, никто не узнает…
        - Никто не должен знать, что у нас с тобой ничего не было.
        Я вспомнил подруг, что с завистью смотрели на уводящую меня Райану:
        - Пусть будет так. Сладких тебе снов.
        - Да, - сказала она тихо, робко при этом улыбаясь, - надеюсь, в моих снах будешь ты…
        Глава 8
        Утренняя прохлада бодрит тело и мысли. Вспомнил, чем закончился вчерашний вечер, и губы будто сами растянулись в стороны. Хотя я отклонил предложение черноволосой красавицы, но нисколько об этом не жалею. Напротив, чувствую себя выше, крепче, лучше. Будто этим поступком я доказал прежде всего себе, что достоин любви той девушки, что готова ради меня лишиться жизни и которая вот в этот самый момент мчится серебряным вихрем между рядами опешившей пограничной стражи.
        Но мне было хорошо, даже не потому, что приснилась стремительная Лейла, просто появилось новое, доселе не испытываемое мной чувство. Я теребил его, пробовал на вкус, наслаждался им. Я могуч и могущественен, моя сила безгранична, могу даже перевернуть мир, будь у меня такой рычаг.
        Странная это штука - сознание. Вроде и вчера знал, что стоит мне упереться в эту дверь - она слетит с петель, а стоит руке ухватиться за оконную решетку - как прутья окажутся на воле вместе с кусками бетона по краям. Знать-то я знал, но вот прочувствовал это только сейчас, едва проснувшись. Будто, наконец, соединились две сущности: я прошлый и я новый. Слились и образовали нечто, куда более совершенней, надежней и уверенней. Вот теперь я понял, что такое хексен, и не испугаюсь с молотом в руках начать бой с десятком отборных воинов.
        Робкий стук в дверь отвлек меня от яркой эйфории, правда, я не успел одеться: черноволосая красотка шагнула в комнату и сразу деликатно потупилась. Одевайся, мол, я подожду тут…
        - Что ты хотела, Райана? Я только проснулся.
        - Я хотела позвать тебя к завтраку и помочь одеться, - сказала она тихо, при этом бросила на одеяло, прикрывающее меня ниже пояса, такой неодобрительный взгляд, что мне почему-то стало стыдно.
        - Но Райана, ведь у меня нет доспехов, зачем мне помогать? - спросил я настороженно.
        - Герой не должен тратить силы на то, что женщина сделает лучше, - терпеливо ответила она. - Вдобавок, помощь гостю окажет мне честь.
        Не став более спорить с очаровательными обычаями аборигенов, я отбросил одеяло в сторону:
        - Ну, одевай.
        Пикантная улыбка озарила лицо под оскаленной пастью волка:
        - Да, мой герой. Ммм, перед сном ты сваливаешь одежды в кучу? Странные вы, иноземцы…
        Она надевала на меня рубашку, штаны и натягивала сапоги так медленно, что мне стало казаться, что обычай доставляет ей удовольствие. Не собираясь его продлевать, я елозил сидя на кровати, всем видом демонстрируя нетерпение и даже желание оказаться отсюда, как можно дальше.
        Спустившись в обеденный зал, я на секунду оторопел: за длинным столом собралась вся семья Призраков. Во главе стола в резном кресле восседает вождь, справа от него нетерпеливо и даже злобно поглядывает на меня Молодой Луна, но приковывала взгляд женская фигура: опущенный так, чтобы скрыть лицо, капюшон не мог не вызвать подозрений.
        Райана мягко подхватила меня под локоть и, доведя до стула рядом с Луной, усадила едва не силой, а сама обойдя с другой стороны, села напротив рядом с сестрой. Это словно послужило командой, откуда-то взявшиеся слуги внесли подносы с вином и вкусно пахнущей снедью, как по волшебству перед нами возникли тарелки и даже серебряные ложки. Луна нетерпеливо вырвал из рук слуги горшочек с рагу, положил его на тарелку и принялся быстро работать ложкой и челюстями. Стареющий Вождь велел положить на тарелку целиком зажаренную курицу и степенными движениями занялся ее поглощением.
        Опущенный капюшон ничем не выдал, что ее носитель еще жив. Девушка, а точнее Трисана, не шевелится, смотрит в сиротливо-пустую тарелку. Ее сестра, напротив, широко улыбается, внимательно следит за тем, как я отщипываю виноградины из грозди и засовываю их в рот.
        - А почему вы не едите? - настороженно спросил я.
        - Женщинам нельзя есть при свете дня, мой герой.
        - Ах да, забыл…
        - Трисана, а ты…
        - Ты есть сюда пришел или разговаривать? - перебил меня Луна. - Ешь сытнее, после завтрака тебе предстоит поход.
        Виноградина едва не застряла у меня в горле, я рассчитывал, что поход к цитадели будет только через несколько дней. Ну да, ладно. Со злости я напихал себе в тарелку фруктов, мясо за прошедшие недели поднадоело, а вот витамины, говорят, полезны.
        Райана не сводила с меня карих глаз, светящееся в них торжество немного настораживает и напрягает. Хорошо еще не смотрит мне в рот, - местные правила для женщин могут привести к расстройству психики. Неудивительно, что Трисана прячет лицо, хотя, может, война и сражения оставили след в виде шрамов, что обезобразили ее внешность. Эх, бедная…
        - Ну все, пошли, герой, - показалось, насмешливо сказал Луна, шумно отодвинул стул, вставая из-за стола, - время, как известно, дорого, и каждый час оплачен смертями десятков людей.
        Краем глаза я заметил, как быстро встала и скрылась за колоннами Трисана, наверно, побежала одевать доспехи. Райана же провожает меня оценивающим и, кажется, одобрительным взглядом, будто уже примеривается, уверенная, что когда-нибудь стану её собственностью.
        Провожать рыцарский отряд вышло три десятка дворцовой челяди и человек пятьдесят воинов, элитных визарий - тех, что с двуручными топорами, было немного, большинство молодые, только получившие шкуру волка воины.
        Опасаясь шпионов, Вождь велел провести нас через подземный ход, ведущий из дворца в лес вне городских стен. Почти десять визарий сторожили запертый гранитными плитами вход в катакомбы. Лишь воочию увидев вождя, сдвинули тяжелые плиты и в спины заверили, что станут молиться и взывать к милости Арайдона…
        Больше часа гулко топающий в подземелье отряд продвигался замедленными шагами. Кажется, подземным ходом не пользовались лет этак сто, а то и все двести. С каменных сводов потолка от каждого нашего шага на головы сыпется песок. Деревянные укрепления давно прогнили и местами сверху свисают бугры земли, что готова погребсти отряд своей массой. Я весь извелся от ожидания, прежде чем услышал радостные слова Трисаны:
        - Вот и свет, - сказала она, выталкивая наверх люк. - Выходим.
        Зеленый лес приветствовал нас шумом листьев на ветру и трелям невидимых птиц, давно я не был так рад деревьям. Жаль, сестра Луны не дала отряду отдыха, напротив, шаги рыцарей ускорились. Но я, по крайней мере, без доспехов.
        Дорога длиной в два дня почти не запомнилась: долгие переходы, больше напоминающие марш-броски, превратили унылые часы в серый туман. А серость, как известно, не оставляет в памяти отпечатка.
        В первый день похода я испугался за себя: неужто я, бездоспешный, не в состоянии угнаться за облаченными в сталь рыцарями? Но на привале я выведал, что мифриловые доспехи целиком весят не больше хорошего осадного щита. Как выглядит такой щит и тем более, сколько он весит, я не имел представления, но тем не менее облегченно вздохнул: приятно не чувствовать свою слабость. Хотя они и так смотрят на меня с сочувствием, еще бы, ведь я несу в руках молот, который они и поднять-то не смогут.
        Но я все равно чувствовал себя почти голым, находясь в окружении защищенных танковой броней воинов. Любая случайная стрела, любое касание меча, и я окажусь где-то в небесах. А учитывая, что я бессмертен, полон невероятных сил, и еще существует девушка, которая ради меня готова порвать весь мир - гибнуть почему-то не хотелось.
        Приближение к цитадели с засевшим в ней Темным Лордом я почувствовал по напряженным воинам. Они разговаривали все меньше, держали двуручные топоры крепче, а шаги стали осторожней, словно они авангард армии, где пустили слух про минное поле. Холмы и буреломы сухих деревьев осматривают так, что кажется, будто верят, что за ними засел взвод снайперов с противотанковыми минометами.
        - В кольцо, - приказала Трисана.
        Элитные воины за секунду перестроились так, что я оказался в центре импровизированного круга.
        - Трисана, что это значит?
        - Это ради твоей безопасности, - ответила она твердо, - у тебя ведь нет брони.
        - Прекрати, мне за вами ничего не видно.
        - Герой не должен рисковать зазря, - не унималась она. - Тебя нужно сохранить до битвы с Темным Лордом.
        - Да? Хорошая идея, но почему ты раньше об этом не подумала? - обвинительно спросил я.
        - Мы почти подошли к цитадели, и тут начинаются абсолютные владенья нежити.
        Не став спрашивать, что значит странная фраза, с обидой в голосе пожаловался:
        - За вашими спинами я не смогу любоваться ландшафтом, а это совсем нехорошо…
        - Твоя жизнь стоит того, - сказала она серьезно.
        - Ладно, - сдался я, - пусть будет так.
        После этих слов воины только сжали и без того плотное стальное кольцо. Точнее стальным оно только казалось, поскольку броня на воинах сделана из легендарного мифрила… Если с лордом все пойдет хорошо, скоро я окажусь в единственном месте, где его добывают. И хотя я отправлюсь на Мифриловый остров за магической чашей, но думаю, вреда не будет, если одним глазом взгляну, как его откапывают?
        Идти, не видя даже дороги перед собой, было до невозможности тоскливо. В окружении громыхающих доспехами рыцарей потихоньку сходил с ума. Часы тянулись, словно дни. Правда жаловаться я не думал: как справедливо заметила Трисана, моя жизнь того стоит.
        Солнечный день, голубое небо с редко плывущими облачками и зеленая трава как по волшебству сменились промозглым туманом и дымкой над головой. На секунду мне показалось, что надвигается гроза: небо заволокло серым, и даже протиснувшись через кольцо рыцарей, не смог разглядеть горизонт. Неестественная, темная пелена простирается, покуда хватало глаз.
        - Мы вышли за область действия Стража, отсюда до замка Лорда Тьмы осталось совсем немного. И я чувствую, что Тени о нас уже знают… - мирно говорил женский голос.
        - Тени? Лорду служат тени Дакрона? - спросил я, уже догадываясь об ответе.
        - Да, Дакрон подарил сотню своих воинов Лорду Тьмы.
        Она замолчала, наверно, обдумывая несправедливость неба к смертным. А я мысленно подивился той холодной небрежности, с которой она себя ведет. Ее родное королевство, тот мир, где родилась и выросла, где было все, что ей дорого, рушится с каждым часом быстрее.
        Ануминас в окружении стольких сил, направленных на его уничтожение, обречен.
        Похоже, она это знала, но не могла смириться. Она предпочтет погибнуть в бою так же, как ее предки, но ни отступить, ни оставить даже призрачную надежду.
        Я безумец, что вклинился им в помощь. Вместо того, чтобы, не отвлекаясь идти к прямой цели для возращения в родной мир, ввязался в заведомо пораженческую войну. Если взять глобально: у ослабленного нашествием нежити королевства - Ануминас есть сильнейший противник - Империя. По численности войск и силе Империя превосходит Ануминас как минимум вдвое. Плюс на другой чаше весов стоит Высокая Башня с их сильными магами и грозный бог Дакрон со своей армией нечисти.
        Рядом находятся королевства, готовые забыть все договора и ударить в спину.
        Даже теперь в случае, если безумная затея с уничтожением Лорда выгорит, мало что изменится. Да, возможно, два небольших королевства станут союзниками в войне с Империей, но таких союзников стоит опасаться больше, чем врагов.
        Сейчас дюжина людей, понукаемая долгом, идет на смерть. Местные вожди это знали, иначе бы не послали столь маленький отряд на ключевую операцию. Затея провалится, лорд останется жив, но вождь или вожди на совете вздохнут и скажут: мы сделали все, что могли. А потом с чистой совестью падут в бою вместе с последним рубежом Ануминаса…
        - Враги! - крикнул идущий впереди воин, указывая вдаль.
        Темный строй вдалеке ни с чем не спутать, даже отсюда видно - нежить. Много, очень много. В первом строю живых мертвецов, едва волоча ноги, идут сутулые зомби. За ними виднеются люди с лысыми головами. Кажется, вампиры. Если хоть как-то разбираюсь в их кастах, это были вампиры-воины, налысо бреются только они. Это не то отребье, с кем мне пришлось столкнуться, возвращая молот в руинах. Они сильнее, ловчее и много опытнее «гражданских».
        Проклятье! Я похолодел: наспех собранное против нас войско в тридцать раз превосходит наш отряд числом. И если каждый из воинов плотно обступивший меня не сильнее их в сотню раз, нам конец. Конец моей жизни, моей цели и желаниям. Как, впрочем, и этим людям, хоть я успел проникнуться уважением к ним, но это их мир и их война. Тем более, что бессмертному расставаться с жизнью куда как неприятнее: тут уже не отделаешься Кутузовским: «Двум смертям не бывать, а одной не миновать».
        - В круг и вперед! - звонкий голос из-под шлема Трисаны прогремел колоколом, зовущим на защиту родины. Рыцари, увлекая меня за собой, пустились бегом. За спинами из мифрила я не увидел, зато почувствовал, как маленький стальной клин, влетел в нестройный ряд нежити.
        Слышал крики и звон железа. Зомби, хоть и обладают большой силой, но их удары не оставляют на мифриле даже царапины, а столкнуть рыцаря на землю, у них явно не выходит. Звон железа подсказал, что вампиры вступили в бой. Плотный строй рыцарей вокруг меня в одном месте на секунду разомкнулся, я успел увидеть, как ударился, высекая искры, клинок вампира о наплечник воина. Тот даже не пошатнулся, ответный удар с легкостью разрубил немертвого.
        Строй вновь сомкнулся, заставляя меня вновь гадать о происходящем. Но поскольку воины еще сражаются, дела идут хорошо… В этот момент, невероятным прыжком перемахнув через рыцаря, вампир оказался за его спиной. Судя по всему, меня здесь увидеть не планировал, удивление на его лице говорило вместо слов. Он зашипел, обнажая белые клыки, лысый череп, словно обмазан известью, даже скудное без Каменных Стражей солнце, наверняка, больно бьет в узкие щели глаз…
        - Голодный, да? - спросил почему-то я.
        Он не был готов к этому вопросу и в раздумьях не обратил внимания на занесенный над ним молот. Ключница и ребра сложились с диким хрустом. Баек молота застрял в груди, пришлось упереться и вырвать молот вместе с цепляющимися за него обломками костей. Он зашатался, и через секунду его охватило ярко искрящееся пламя. Черная магия, защищающая его тело от солнца и разложения, прекратила свое действие, отдав дряхлый труп во власть света.
        Следующие пять минут я, затаив дыхание, стоя в гуще воинов, внимательно вслушивался в звуки сражения. Все рыцари возвышаются надо мной чуть ли не на голову, настоящие великаны. Взгляд упирается в их бронированные спины и не может ничего выхватить за ними.
        Неужели они настолько выше меня, почему я раньше не замечал?! Через секунду до меня дошло, что они стоят на десятках мертвых тел. Живые мертвецы, убитые во второй раз, не собираются сгорать на солнце. Воины используют их как пьедестал, иначе они были бы просто завалены гниющими трупами. Иногда в мелькнувшем просвете виднеются клацающие челюсти безмозглых, полуразложившихся зомби.
        Еще раз показался просвет, впервые я увидел что-то дальше, чем десять метров.
        Количество зомби быстро начало сокращаться…
        Когда все было кончено, и круг уставших воинов распался, я не поверил глазам.
        Давно разложившееся мясо и разбросанные желтые кости лежат вокруг сплошным ковром. Зомби пустыми глазницами смотрят на живых скорее осуждающе, чем с ненавистью….
        - Никто не ранен? Отдых две минуты, и вперед! - приказала Трисана.
        Я вроде и не сражался, но дышал как паровоз. Мне казалось, что Трисана только что скомандовала отдых, а она уже встала.
        - Вперед, - подняла отряд Трисана. - Сила нежити в свете дня меньше, нам нужно управиться до заката. Воины, вновь взяв меня в кольцо, быстрым шагом направились к виднеющейся на горизонте темной точке.
        Поскольку врагов не видно, рыцари вокруг меня шли не столь плотно, оставляя мне место для обзора. Цитадель с каждой минутой росла. Точка медленно превратилась в спичечный коробок, а потом увеличилась до таких размеров, что можно разглядеть ворота и замковые стены.
        - Атака! - срывающийся голос Трисаны прорезал мертвецкую тишину.
        Тени материализовались, словно из воздуха. Мы оказались окружены раньше, чем поняли, что нас атакуют. Тени бросились без раздумий, быстро смешивая наш строй.
        На одного воина их было не меньше четырех. Прежде, чем что-то успел сообразить, я оказался в гуще угольно-черных существ. В кусках чистого сумрака, из которого состояли тени, иногда что-то поблескивало. Глаза? Разум? Магия? Думать было некогда, великий молот крушил все по кругу. Уже четыре клинка прошли сквозь его защиту, оставляя жгущие раны на спине, груди и плече.
        Я отмахивался со всей отпущенной мне силой. Попавшие под свирепые удары Молота тени растворялись в воздухе быстрее, чем можно было представить. Но их количество не уменьшалось. В толще мрака вокруг я не мог разобрать ни отдельную тень, ни тем более их снующие вокруг такие же черные клинки. Все, что я мог делать - двигаться, бешено вращая молот. Не позволяя мраку подступить ближе, я терял ощущение реальности происходящего.
        Если бы не зеленая трава под ногами и хоть промозглое, но все же небо над головой, почувствовал бы себя в обычном кошмаре. Наверняка, пытаясь себя ущипнуть, бросил бы молот и сразу же упал, пронзенный черным клинком.
        Неожиданно стена ночи в одном месте взорвалась серебром, из нее бешено вращая мечом, вылетел закованный в мифрил рыцарь. Трисана поднырнула под мой молот, едва не задев его шлемом. Встав за мою спину, хрипло бросила:
        - Сражайся, я позади.
        Теперь, когда не нужно было заботиться о спине, стало ощутимо легче. Едва различимые глазу клинки еще дважды задели меня. К счастью, я успевал отправить их хозяев назад в ад, быстрее, чем они причинили мне необратимый урон.
        Пот заливает глаза, молот из перышка давно превратился в трехпудовую болванку. Чугунные руки уже не могут подниматься со скоростью, достаточной для защиты. Наверно, я сейчас упаду от усталости и буду насажан сразу на десять черных жал. Не сдавайся, Вардес, ты же мужик! Но эти мысли не открывали скрытых резервов, не давали дополнительных сил. Я получил еще три глубоких пореза и уже распрощался с жизнью.
        Но мне, в который раз за сегодня, повезло. Стена теней стала распадаться, доспехи серебряных рыцарей показались уже с нескольких сторон. Мы почти победили…
        Я увидел, как сзади на дерущегося лицом ко мне воина, обрушился клуб тьмы. Он дернулся, едва не упав, развернулся, бросаясь куда-то назад.
        - Чернокнижник! Это чернокнижник! - услышал я.
        - Их много! - подхватил другой голос.
        - Защищайте Героя! - крикнула позади меня Трисана.
        Я убил еще одну тень, рефлекторно поднял молот для защиты и замер. Вокруг сухая степь, лишь серебряные рыцари своим видом утверждают, что прошедшее сражение мне не приснилось.
        - Боже! - вырвалось у меня.
        В стороне, откуда я слышал крики о проклятых, лежат два рыцаря.
        - Они мертвы, - сказала Трисана, - но умерли храбрыми воинами. Да примет Арайдон их души.
        - Да примет… - вторили ей семь голосов.
        Битва, кажется, только началась…
        - Вы же утверждали, что ваши доспехи защищают от магии! - разгоряченно напомнил я.
        - Да, это так, - ответил мне спокойный голос из-под шлема Трисаны.
        - Тогда почему те два воина, - спросил я указывая на трупы рыцарей, - мертвы?
        - Но мой Герой, - сказала она, как мне показалось, с надрывом, - Проклятых было девять.
        Я опустил голову, после продолжительной паузы бросил:
        - Ладно. Идем дальше?
        Хотелось бы видеть ее скрытое шлемом лицо. Чувствует ли она утрату, а может, на ее челе печать обреченности? Эмоции людей в отряде приходилось определять только по косвенным признакам: по голосу, по судорожным движениям доспехов.
        Черная от сажи крепостная стена приближается с неотвратимостью заката.
        Трисана пыталась выжать максимальную для отряда скорость - солнце клонится к горизонту, а с наступлением сумерек убить Темного Лорда почти невозможно.
        Тем не менее, к замку мы приближались осторожно. В любую секунду воины готовы поднять топоры, дабы изрубить выскочивших из-за каждого валуна и укрытия чудовищ. Но даже подойдя к опущенному подъемному мосту, мы больше не встретили сопротивления.
        Мир вокруг замер, мы словно в другой реальности: ни ветерка, ни звука, ни движения. Такое чувство, что во всей вселенной реальны только несколько закованных в серебристые доспехи людей. Единственные звуки и движения исходят от меня и осторожно ступающих по деревянному настилу моста рыцарей.
        - Либо никого нет дома, либо это ловушка, - прошептал я.
        Мне никто не ответил, воины были поглощены рассматриванием темных бойниц и зубчатых стен. В любой момент оттуда могут выглянуть сотни мертвых лучников…
        Пройдя к железной решетке, перегородивший путь вместо ворот, Тристана обратилась ко мне:
        - Ломай ворота.
        - Что? - не понял я.
        - Сломай прутья.
        Не став возражать, я неуверенно подошел к вратам. Железные прутья в два пальца толщиной словно насмехались, демонстрируя свою прочность и нерушимость.
        Я разозлился на металл, будто тот был моим заклятым врагом, грохот ударов сотрясал мертвый замок и разносился далеко по окрестностям. Беспокойно стоящие рыцари с удивлением смотрели, как толстые прутья под ударами исполинского молота прогибались, словно были сделаны из мягкой меди. Спустя минуту в решетке образовалась дыра, через которую мог проехать всадник.
        - Воины, вперед! - скомандовала Трисана, сама проходя следом за мной.
        Не сделав и десятка шагов, мы замерли.
        - Это морхи, - тихо произнесла Трисана знакомое слово.
        Десять возвышающихся над людьми бронированных фигур перегородили вход в чертоги лорда. Каждый сжимает громадными перчатками причудливо изогнутый гигантский серп. Вместе с узнаванием пришел страх и боль в пояснице. Я уже встречался с таким, но тогда нас было четверо против одного, а сейчас равное количество.
        - Убить их, - чуть дрогнувшим голосом крикнула Трисана и, яростно подняв топор, кинулась на ближайший костяк в доспехах.
        Следующее мгновенье обросло яростными криками, страшными проклятьями, боевыми кличами, призванием богов, топотом и лязгом металла. Сморгнув, увидел, что рядом со мной никого не осталось. Все воины на ступеньках бьются с порождением адских кошмаров.
        Морхи - поистине страшные противники, их двуручные серпы, больше похожие на короткие косы, оставляли в разорванном воздухе блеклые следы. Страшные удары не могли пробить мифриловую броню Визарей, но каждое такое попадание высекало искры и сваливало рыцаря с ног. Подняться в доспехах и дать отпор нависающей над тобой твари было невероятно сложно. Увидев, как блокировав косой серп, упал ближайший ко мне воин, я бросился на его защиту.
        Удар великого молота измял доспехи на плече нежити и покачнул его, как налетевшая буря на столетний дуб. Не дав ему время для взмаха страшным серпом, ударил его снизу вверх, метясь в гигантский шлем, нависающий надо мной. Удачное движение перешибло ему шейные позвонки, шлем вместе с черепом отлетел в сторону и с жалобным звоном покатился по ступеням.
        Помня, что на мне нет могучей брони, я постарался не лезть в гущу схватки.
        Действуя как партизан, я нападал из-за спин монстров, отвлеченных дракой с рыцарями. Метя в голову, я разбивал шлемы, плющил и без того страной формы черепа. Когда на ногах не осталось ни одной твари, понял, что я сам убил более половины всех гигантов.
        В наступившем затишье у меня отчетливо звенело в ушах. Грохот сминаемого металла в коротком сражении еще долго будет отдаваться в голове. Трисана с чуть помятым шлемом молчаливо оглядела место побоища. Пять визарий навсегда остались лежать на ступеньках, ведущих к чертогам врага. Впрочем, на них взгляд Трисаны даже не задержался.
        Приоткрыв дубовые, укрепленные железом замковые ворота, она шагнула в темноту:
        - За мной, - донеслось оттуда.
        Ступая за рыцарями в темный зал, я не забыл включить ночное видение. Кажется, во тьме ориентировалась только одна Трисана. Воины, крепко держа двуручные топоры, бестолково крутились, силясь разобрать хоть что-нибудь в кромешной тьме.
        - Арь-эгелан, - звонкий, но неживой голос поначалу испугал, лишь мгновеньем позже сообразил, что он принадлежит колдующей Трисане. С ее руки взлетел яркий огненный шарик, поднялся под потолок и завис там, сносно освещая все закоулки зала. «Я так не умею, - пришла завистливая мысль. - Как многому нужно учиться…»
        Дверь из зала распахнулась, из нее бесшумно вышла фигура с длинными рогами-копьями. Попав на свет, человек недовольно поднял голову на светящийся шар. Не человек вовсе - нежить… Лорд нежити. Он был выше всех людей больше чем на голову, но если это слово применительно к нежити, тощий как палка.
        Нехарактерный для нежити новый наряд ниспадал с него до самого пола. Череп, не похожий ни на что ранее видимое, - смесь инопланетянина с динозавром. Широкая плита подбородка, была намного крупнее лба повелителя нежити.
        - Значит, вы те самые нарушители моего спокойствия? - тихо, словно разговаривая сам с собой, спросил он.
        - Ты, Темный Лорд? - спросила Трисана, стараясь, чтобы голос не выдал охватившую ее дрожь.
        - Да, я один из них. Мое имя…
        - Довольно! - звонко крикнула она, - Нам нет нужды слышать твое имя.
        - Как хотите, ваши имена я спрашивать тоже не буду. Все равно, у моих слуг нет имен…
        Он исчез, и одновременно с этим позади раздался звук, похожий на издаваемым при работе консервным ножом. Я развернулся, рефлекторно ударяя за спину молотом, но понял, что целью Лорда был не я. Рассеченный надвое рыцарь постоял неподвижно секунд пять, а потом со звоном и мягким шлепаньем упал на пол. Доспехи ему не помогли, что-то невидимое легко распороло их и человеческое тело.
        В зале началась суматоха, в тусклом свете магического шара никто не мог разобрать, от чего один за другим падают бронированные визарии. Я увидел, как слепо размахивая топором, рыцарь вдруг осел. На передней части шлема образовалась глубокая вмятина, из смотровой щели ручьем потекла кровь.
        На ногах уже остались только я с Трисаной, звучный удар отправил ее в полет по плитам зала.
        Моя очередь, как самого незащищенного и безобидного врага, оказалась последней. Я, обуреваемый священным ужасом вперемешку с гневом, пустил молот в круговую, тут же ощутил что-то мягкое, помешавшее его движению.
        Что-то отлетело в противоположную сторону. Я с трудом гася инерцию разогнавшегося байка молота, охнул: под ногами лежит бесформенное тело Лорда нежити. Невероятный удар превратил его туловище в месиво из ткани, костей и плоти. Дыша как гепард после спринта и подозревая какую-нибудь каверзу, медленно приблизился к телу. Неужели все так просто?
        Не позволяя восторгу ослепить сознание, я опустил молот на пол и осторожно подобрал валяющийся на полу топор. Мертвому визарию он больше не понадобится.
        Один удар, и рогатая голова бывшего Лорда, летит в сторону. С такими тварями предосторожность не помешает. Немного подумав, я подобрал молот и ухватил уродливую голову за рог. Доказательство, что Лорд, что три года наводил на Ануминас ужас, мертв, думаю, уже есть.
        Цитадель я по здравому размышлению осматривать не стал, хотя темные проемы нескольких широких дверей манят загадочностью. Вдруг найду что полезное, но с другой стороны, жадность, как известно, фраера загубила. Да и смешно будет, если герой, убивший властелина нежити, умрет от рук выскочившего из-за угла зомби.
        Бросил последний взгляд на погибших товарищей: надо бы похоронить, но думаю, жители Ануминаса это сделают сами, а заодно соберут у покойников изуродованные мифриловые доспехи и сделают из них новые. Не собираясь больше тут задерживаться, направился к выходу из кровавого зала.
        Раздавшийся позади шум заставил волосы на всем теле встать дыбом. Я медленно повернулся, ожидая увидеть вновь воскресшее обезглавленное тело, и едва не вскрикнул, увидев, как опираясь о стену, встает на ноги один из визариев.
        - Ты… ты смог.
        - Трисана, подожди я помогу тебе.
        - Не нужно, я в порядке. Дай мне полюбоваться на него, - она указала на мерзкий трофей в моих руках. Я, держа гигантский молот в руке, другой поднял рогатую голову повыше.
        - Ты и вправду Герой… - вздохнула она, с трудом снимая шлем. Симпатичная молодая девушка в темноте показалась знакомой…
        - Бьямка?!
        Она усмехнулась:
        - Да, это одно из моих имен. Я ведь выполняю щекотливые поручения Вождя Призраков и вне пределов Ануминаса. Я рада, что не убила тебя тогда вместе с магами.
        - Я тоже… - ошарашено пробубнил я. Вот так сюрприз…
        - Ну, пойдем, - устало вздохнула черноволосая девушка в измятых доспехах, - впереди лежит обратный путь во дворец. А знаешь, ты как-то возмужал за этот месяц…
        Неужели с тех пор, как мы с Лейлой разошлись с Фрастом и Бьямкой, прошел всего лишь месяц?! Готов был поклясться, не меньше года…
        - Вот ты, значит, какая, Бьямка, - для чего-то сказал я. - А где же Фраст?
        Женщина - рыцарь, держа в руке шлем, тряхнула черной гривой волос. Ее глаза едва уловимо изменились, тихий голос, потеряв вдруг радость, сообщил:
        - Один из визариий, что умер от руки Темного Лорда, был Фрастом.
        - Господи, мне жаль…
        - Меня или Фраста? - спросила она, криво улыбаясь.
        Наверно, между ними что-то было, и не рискуя задавать вопросы, сказал нейтральным тоном:
        - За те несколько дней, что я его знал, я успел привязаться к нему.
        - Прости, - сказала она. - Ты не виноват в смерти Мора и тем более Фраста. Это война, и лучшие из нас гибнут первыми. Ты совершил подвиг и, возможно, спас Ануминас. И я перед тобой в неоплатном долгу…
        Глава 9
        Вот я и убил Темного Лорда. Выполнил задание вождя и вместе с Бьямкой возвращаюсь за наградой - билетом первого класса на корабль, что плывет к острову с таинственным названием. Немного несправедливо за проделанную работу получить лишь возможность попасть на Мифриловый остров, но Чаша того стоит.
        Если не ошибаюсь, скоро меня найдет Лейла, и вместе с ней я добуду этот артефакт, и считай, полдела сделано. Останется только найти урну с прахом и воскресить павшего Бога. Тогда попрошу Арайдона отправить меня в родной мир.
        Что-то долго не видно Лейлы, уж не случилось ли чего? - пришла скользкая, пахнущая сыростью мысль. Но нет, о ней уж точно беспокоиться не надо. Она одна стоит взвода спецназа, а может, и целой армии…
        Дорога из цитадели Лорда нежити показалась длиннее в несколько раз. Половину пути Трисана молчала, а я не лез к ней с расспросами. Может быть, оплакивает боевых товарищей или только Фраста. Но это ее дело, я не психолог и утешать ее, влезая в голову, не намерен.
        Вспоминая ту нежить, через которую прошел отряд, словно в ознобе передергивал плечами. Ходячие разлагающиеся трупы, вампиры, гигантские морхи и, наконец, сам Лорд, что обладает немыслимыми способностями, могли запросто стереть нас в порошок. Просто чудо, что двое из отряда уцелели…
        Под вечер Бьямка ухитрилась поймать зайца. Просто метнула в траву топорик и довольная собой, держа животное за уши, продемонстрировала мне трофей. После исчезновения в этом районе нежити, звери и птицы потихоньку начали возвращаться в пустующие земли.
        Трисана, так и не сняв рыцарских доспехов, ловко орудуя кинжалом, принялась свежевать тушку. От всех моих попыток помочь отказывалась наотрез. Поначалу подумал, что просто из женской чванливости: мол, куда уж вам, мужикам, сравниться с нами в части стряпни.
        Но когда она запретила мне собирать для костра хворост, я насторожился:
        - Бьямка… тьфу, то есть Трисана. Может, объяснишь, почему такая перемена в отношении меня?
        Некоторое время она молчала, а решившись, сказала со странным вызовом в голосе:
        - Когда я увидела тебя в своем королевстве, поначалу подумала, что ты просто изменился. Ты совсем не такой, каким был у Высокой Башни.
        - Как же я изменился? - с замиранием сердца спросил я.
        - Ты стал… другим. В твоих глазах видно большую силу, и ты стал еще красивее, чем был… Не улыбайся, я сказала, что ты стал красивей не потому, что испытываю к тебе чувства, как к мужчине. Я просто говорю, что вижу.
        Она помолчала, наверно, собираясь с мыслями. Девушка в сияющих в свете огня доспехах смотрит куда-то мимо меня.
        - Теперь, когда ты убил Темного Лорда, я все поняла. Поняла, что ты притворялся. Твой побег из Высокой Башни - ложь, как и вся эта легенда про героя, который придет и спасет Ануминас…
        Она замолчала, предоставив моему забившемуся как барабан сердцу изнывать от ожидания. Почему ее вера в меня и легенду разрушилась? Что за этим последует?
        - Я знаю, кто ты. Но знай, я свободный человек и не упаду перед тобой ниц.
        - Бья… Трисана, я не понимаю, о чем ты говоришь.
        - Перестань, наконец, притворяться, ни один смертный маг или колдун не смогут повелевать Духом леса, таскать как перышко неподъемный молот и убить Лорда нежити.
        - Какой Дух леса? - растерянно спросил я. Оглушенный разум зацепился за непонятное выражение.
        - Тот, которого ты призвал, когда на нас напали маги Высокой Башни.
        Серебряный зверь, втрое больше матерого волка, с горящими пламенем глазами, я не знаю, как ты его называешь.
        - Так кто я, по-твоему?
        - Ты бог. Правда, я не знаю твоего имени. Точно не Дакрон - иначе бы не помогал моему королевству. Не Редьярик - иначе бы не убил Темного Лорда.
        Серемарин и Зуулус - нелюди. А ты точно человек, иначе бы не становился красивее с каждой седьмицой. Накинувшие личину не изменяют ее… Неужели, ты Арайдон?
        Я молчал. А что я мог сказать? Отнекиваться бесполезно, а говорить, мол, да, я Бог - противно. Просто лег на холодную землю и стал смотреть на полумесяц в звездном небе. А Трисана, немного повозившись и поняв, что ничего от меня не дождется, разделила приготовившегося зайца поровну. Бог - богом, а зайца убила она сама…
        Наверно, обжигающее сочащееся соком мясо, подействовало расслабляющее, потому что я решил продолжить разговор:
        - Нет, Трисана, никакой я не бог. И тем более не Арайдон, он все время ходит в доспехах, как и ты.
        Она усмехнулась:
        - Может быть, не Арайдон, и вообще, не кто-либо из Проклятой четверки, но ты все равно бог. Луна мне рассказал, что Иеир назвал тебя братом. А он основатель нашего королевства, именно он вышиб с этих земель воинства нежити. Это по силам только богу. А раз так, то получается, родной брат Иеира есть Бог. Сколько тебе лет?
        Я нахмурился, логика безупречная, но то, что Иеир назвал меня братом, еще не значит, что я его родня. Я просто такой же хексен, как и он… когда-то был, пока оставался в живых.
        - Не хочешь, не говори, - сказала она с легкой обидой в голосе, - я просто не люблю, когда мне лгут.
        - Если честно, я не знаю, сколько мне. Примерно пять лет назад я потерял память, а что было до этого - для меня тьма. Ничего не помню.
        - Хм, странно. А где ты жил?
        - Ну, поначалу скитался по городу, зарабатывал на стройках, а потом меня взяли… в стражи.
        - И это все? А как ты оказался в Высокой Башне?
        - Ну, это долго рассказывать, просто тот отряд стражей, в котором был я, отправили в эту башню… Вот.
        Она молчала, в глазах зажигаются и гаснут все новые чувства. Кажется, отчетливо уловил нечто вроде сочувствия к лишившемуся прошлого, ну да, сам виноват, нечего откровенничать.
        - И все равно, ты бог, - безапелляционно сказала она. - Даже, если сам этого еще не знаешь…
        Я улыбнулся, на душе почему-то легко, она так хочет увидеть настоящего бога, что готова выдать за него даже меня.
        - Давай уже спать, - хитро улыбаясь, произнес я, - если я и бог, то очень ленивый.
        Она с серьезным видом кивнула:
        - Я посторожу твой сон, Владыка Вардес.
        - Разбуди, когда придет мое время дежурить… - произнес я зевая и, откинувшись на спину, притворно громко захрапел.
        Бьямка разбудила меня ближе к рассвету:
        - Вставай, Владыка, у меня глаза слипаются.
        - Ты всегда будешь звать меня Владыкой?
        - Не волнуйся, я умею хранить чужие тайны, - сонно бросила она и, опустив голову на землю, мгновенно заснула.
        Ночь выдалась донельзя теплой, и, подбросив в костер хвороста ровно столько, чтоб не потух, я принялся вслушиваться в пение сверчков. Хотя пением этот не то треск, не то свист назвать нельзя. И вообще, кому пришло в голову, что они поют?
        Лягушки ведь квакают, но про них не говорят, мол, поют. Или говорят?
        Воздух у костра стал сгущаться, внутри похолодело, от этого можно ждать чего угодно. Но как только воздух, странно преломляющий свет, принял окончательную форму, я с облегчением вздохнул:
        - Ты меня напугал.
        - С каких это пор хексен стал бояться духов? - спросил призрак, оглядываясь по сторонам. - Она спит?
        - Я-то откуда знаю, может, притворяется.
        - Ладно, проверю.
        Призрак мага завис над спящей Трисаной, как-то внимательно на нее посмотрел и удовлетворенно прошелестел:
        - Ну, теперь точно до утра не проснется, и мы можем говорить не опасаясь.
        - Что-то новое? - заинтересованно спросил я.
        - Не сказал бы, что новое, но все же мне нужно тебя предупредить…
        - О чем?
        - Я долгое время скрывался в Высокой Башне и слышал много разговоров магов.
        Маги уверены, что если Дакрон промедлит с твоим пленением, то тебя убьет Серемарин…
        - Это еще кто?!
        - Как кто? Это один из проклятой четверки, он Бог орков. Ты забыл?
        - Ааа… - протянул я, - но зачем он хочет мня убить?
        - Серемарин отличается прямым характером. Он увидел нового хексена и, недолго думая, решил его убить, дабы тот не достался другим богам.
        - Разве, я ему не нужен?
        - Он не очень расторопный и понимает, что другие боги раньше тобой завладеют, вот и… И послал за тобой отряд ищеек.
        - Кто это?
        - Разновидность орков. Я точно не знаю.
        - Ясно. Еще что-то?
        - Еще маги уверены, что Зуулус строит на счет тебя коварные планы. Они пытаются их разгадать, чтобы не попасться самим и не подставить Дакрона.
        - Не понимаю, причем тут я?
        - Видишь ли, Зуулус очень коварен, он никогда не убьет тебя, даже если увидит прямо перед собой. И если он знает о твоем существовании, скорее всего, он уже использует тебя в своих планах.
        - Понятно. Еще что-нибудь?
        - Пожалуй, все. Я тебя предупредил, так что будь внимательней.
        Я вздохнул:
        - Хорошо, больше никогда не буду спать.
        - Ну, дело твое. Не прощаюсь, повелитель.
        Он исчез, просто растворился в воздухе, наверно, сейчас собрался где-то в другой части мира. Наверно, его совесть чиста, он исполнил долг и предупредил меня об угрозе. Но лучше бы он этого не делал: и так понимал, что мне угрожает едва не весь мир, а теперь после предупреждения я только могу подхватить паранойю. Ведь по большому счету от меня мало, что зависит, я только лишь могу перебираться с места на место, чтобы труднее было «засечь». И то вряд ли смогу скрыться от ока богов. Или что там у них…
        Утром спешно позавтракав остатками зайчатины, заспешили к городу. Уже через пару часов сквозь туманную дымку, поднявшуюся от реки, увидели простирающиеся на холме белокаменные стены. Неужели у горожан, ведущих бесконечную войну с нежитью, находятся силы и время, чтобы известью выкрашивать грозные стены города.
        - Нам нужно на время расстаться, - сказал Трисана. - Мои доспехи не должны видеть шпионы Империи, так что я пойду через подземный ход. Ну а ты, как великий герой, с триумфом войдешь в город.
        Не дав мне время на возражения, она скрылась в тумане. А я мерными шагами, с молотом и головой Лорда в руках, стал пробираться через руины в окрестностях города.
        В городе меня встретили как Суворова после перехода через Альпы. Даже намного лучше, ведь торжественную встречу победоносной армии Суворова тогда отменили, у всех свои враги и завистники.
        Вдоль дорог выкрикивали имя героя толпы людей. Они ликовали искренне, ни кем не понуждаемы и не подкупленные. Их Герой пришел с победой и с головой проклятущего Лорда. Избавитель от Тьмы, Убийца Нежити, Святой Ветер - были лишь малой частью титулов, приписываемых мне толпой.
        Красивые молодые девушки в нарядах из белых волчьих шкур бросают под ноги лилии и не менее красивые болотные цветы. Дети показывают пальцем, вопят от восторга, а подростки, забравшись на крыши, машут над головой красными тряпками.
        Все держатся от меня на почтительном расстоянии, а на некоторых улицах, через которые я проходил, возникала незримая давка, все хотели заглянуть за голову соседа, дабы лицезреть героя, несущего трофеи.
        Бьямка, наверняка, опередила намного и у ворот меня уже поджидала предупрежденная ею толпа взволнованных горожан. Слух о войске, вышедшем уничтожать Темного Лорда, распространился сразу после того, как наш отряд покинул подземный ход. И то, что из целой армии вернулся только я один, радость людей не уменьшило. Как впрочем, и мою славу…
        Слава - хорошее емкое слово. Заслуживаю ли я ее? Ведь я внушил людям ложную надежду, им казалось, что они выстоят и разотрут войска Империи и Дакрона в порошок. Но я хорошо понимал, что королевство обречено. Сколько летописей я читал в Высокой Башне о том, как Дакрон испепеляет мятежные города и народы.
        Если войска Империи потерпят поражение, их сменит воинство теней и демонов Дакрона. Уничтожение Лорда только продлило агонию королевства и заодно ввергнет в этот хаос еще два мелких королевства. Этих горе-союзников Ануминаса Дакрон сметет погодя.
        Я вдруг вспомнил Фраста, который, как рассказала Бьямка, был одним из погибших в тронном зале, рыцарей. Пускай, я знал лишь маску дурачка, которую носил Фраст, но все же к тому парню за время перехода болот успел искренне привязаться.
        - Это посланник Арайдона, - услышал я крик старухи в толпе, - хвала Арайдону.
        - Это брат Иеира, - крикнули с другой стороны, - Он наш повелитель!
        - Он предок семьи Призраков!
        - На трон его вместо вождя!
        Последнему крикуну подошедший визарий врезал кулаком по голове так, что черноволосый парень секунду качался как береза на ветру, а потом кулем рухнул вниз. Надеюсь, дело этим и ограничится.
        У входа во дворец меня встретил почетный караул визариев. Кажется, простым жителям это понравилось. Вновь взревели начавшие смолкать толпы: ни один чужестранец не удостаивался чести встречаться визариями в белых одеяниях. Даже на памяти стариков элитные воины не отдавали честь никому, кроме вождя.
        Голову Лорда я бросил ближайшему визарию:
        - Повесь на дворцовые ворота, пускай народ любуется.
        Получив в ответ кивок, я взошел на ступени, сплошь покрытые нежно пахнущими белыми цветами. Почетный караул сопровождал до внутренних покоев дворца. На лицах встречаемых суровых воинов при виде меня, шагающего с молотом наперевес, образовывались подобия неуверенных улыбок, но редкие дворцовые слуги бросали в мою сторону откровенно настороженные взгляды. Наверно, боятся, что я захвачу власть…
        Двери в тронный зал распахнули два визария в белых одеяниях. Безжалостно давя ногами все те же белые цветы, я вступил в зал, обитый красным бархатом. На троне в нетерпении сидит вождь семьи Призраков. Мужчина в годах порывался подняться, чтобы как минимум обнять и выразить благодарность, но каждый раз напрягая волю, удерживался от опрометчивых поступков.
        - Ты молодец, у меня нет слов, чтобы выразить тебе благодарность. Теперь, если Империя нападет, кроме наших сил, ее встретят армии Арона и Галияна, - вождь говорил это с трепетом, светясь как будто изнутри. Для сомневающихся в возможности вернуть молодость он являлся живым примером. - Касательно твоей награды: в Ма-арзане тебя ждет корабль с преданной командой, на нем можешь отправиться к Мифриловому острову. Вот письмо, где приказано всем воинам Ануминаса помогать тебе, чего бы это ни стоило. Но насчет войск… У меня очень мало воинов, и с учетом того, что скоро начнется война, я не могу тебе их сейчас выделить.
        Он говорил с сожалением в голосе, гримаса на лице показывала его душевные муки. И вновь я не сумел определить, разыгранный ли это спектакль или же искренние чувства.
        - Я дам тебе золото, благодаря которому ты сможешь купить наемников на острове.
        - Наемники?
        - Не криви губы. Среди них есть проверенные люди, они не предадут.
        - Надеюсь…
        - Когда ты собираешься идти в Ма-арзан?
        Я оглянулся на толпу радостно смотрящих на героя придворных. Нет, не хочу здесь оставаться:
        - Сегодня, - твердо сказал я и, услышав разочарованный вздох толпы, добавил, - сейчас.
        Вождь семьи Призраков внимательно посмотрел на меня:
        - Что же, дело твое. Оставь Молот у моего трона, он будет вечно напоминать людям Ануминаса о герое, что убил Темного Лорда.
        Умно. Хотя молот в сущности не очень удобен в использовании, так что скучать по нему не буду. Возьму меч кузнеца, который я дал на хранение Луне. Я поднес тяжелый молот к самому трону, телохранители-визарии напряглись, сделали неосознанный шаг вперед, но вспомнив, что я все же герой, чуть отошли. Огромный молот рухнул, вдребезги разбивая мраморные плиты. Подле трона навсегда останется памятник мне, любимому.
        - Прощай, Владыка Ануминаса, - учтиво поклонился я.
        - И тебе того же. Удачи, герой.
        Я уходил с гордо поднятой головой, еще бы, ведь меня по-прежнему сопровождали восхищенные взгляды сотен жителей. На душе было радостно, и прекрасный в своей мрачности город покидать отнюдь не хотелось. У городских ворот я обнаружил непривычный строй воинов, среди них я узнал Трисану в дорогих пластинчатых доспехах.
        - Надеюсь, ты не станешь возражать, если мы разделим с тобой часть пути? - спросил она мягким как поступь кошки голосом.
        - Ты окажешь мне честь, - улыбнулся в ответ я.
        Наш отряд медленно, но верно уже второй день пробирался через лес. Бьямка под предлогом тренировки десятка молодых воинов вызвалась меня проводить почти до самого Ма-Арзана. Воины, наслышавшись привранных во сто крат легенд, долго не могли на меня насмотреться. Под их восхищенными взглядами я стал чувствовать себя много выше и шире в плечах.
        С молчаливой красавицей, так непохожей по характеру на свою сестру Трисаной, идти было легко. Словно девушка-воин обладала особенной аурой, которая снимала с окружающих усталость и вселяла уверенность в завтрашнем дне.
        В порту меня должен ждать фрегат с предупрежденным капитаном. До Мифрилового острова, если верить объяснениям Трисаны, не больше дня плаванья. Бьямка, Трисана, проклятье, все время путаюсь в ее настоящих и вымышленных именах.
        - Мы скоро выйдем из леса, - вслух рассуждала она, - и сразу станут видны стены Ма-Арзана. Дальше ты отправишься своей дорогой.
        Она повернулась ко мне, словно желая, удостовериться, слышал ли я. Сейчас, когда на ней не было мифриловых доспехов и тех нелепых одежд, что носила у Высокой башни, она смотрелась завораживающе. Юбка из красного бархата чуть выше колен вкупе с сапожками из красной кожи подчеркивают изящество стройных ног.
        Оскаленная пасть белошерстного волка красиво обрамляет ее черные, как уголь, волосы.
        Впервые ее увидев в этом облачении, я забылся и едва не в слух выразил сожаление о полностью закрытых сталью грудях. Доспехи, что на ней, как будто разрубленная надвое кираса. Закрывает тяжелыми пластинами плечи и грудь, при этом полностью оставляя открытыми живот и спину. По прекрасному животику можно было бы сразу определить, что перед тобой противник, достойный как минимум опаски, а не домашняя принцессочка, играющая в амазонку.
        При каждом вдохе на животе прорисовываются тонкие кубики пресса и при выдохе сразу скрываются в слое коже. Я долго мог любоваться, но Трисана то и дело бросала на меня презрительные взгляды. Хоть я и Герой или, того хуже, Бог, но ей явно не нравилось, когда мужчины оценивали ее за внешность, а не за отвагу и силу.
        Вероятно, ни будь я тем, кем являюсь в ее глазах, она бы постаралась доходчиво это мне объяснить с помощью кулаков или острого железа…
        И сейчас она терпеливо сморит, давя гордость, и из уважения не бросается резкими словами. Я спохватился, вспомнив, что она о чем-то спросила, поспешил перевести разговор:
        - Как полководец ты считаешь, что Ануминас выстоит в грядущих сражениях?
        Ее глаза затуманились, в наступившем молчании, где в ожидании ответа затаили дыхание молодые воины, стали слышны голоса леса. Тихонько, чтобы не выдать место своего расположения, отбивали трели птицы, откуда-то сверху раздался писк белки, а рядом на тропе вспорхнула ввысь вспугнутая стая куропаток.
        Так и не услышав ответа на вопрос, увидел как Бьямка дернулась со звоном, извлекая из ножен меч. Ее примеру последовали другие воины, только я как тугодум стоял, ничего не понимая и хлопая при этом глазами.
        Из кустов на просторную тропу вышла косматая фигура. Ростом выше меня на голову и вдвое шире в плечах, человек казался гигантом. Волчий шлем скалится так яростно, что глаза человека под крупными клыками кажутся налившимися злобой. В руках он держит двуглавый топор.
        - Почему ты здесь Луна? - обратилась к нему изумленная Трисана.
        Глаза молодого вождя холодно пробежались по фигуре сестры:
        - Сестра, и ты туда же…
        - Что? О чем ты?
        - Я думал ты не такая как Райана. Она позор нашей семьи, но ты…
        - Что ты говоришь? - вскричала уязвленная Трисана, - Опомнись я лишь провожаю героя!
        - Не лги мне, ты вырядилась так из-за него! Ответь, что в нем такого? Он ведь простое ничтожество опозорившее наш род!
        - Ты с ума сошел! - только и выкрикнула она.
        До сего момента, ссора была вполне семейной, но теперь он перешел за рамки дозволенности и мне необходимо было как-то реагировать. Знать бы еще как…
        - Замолчи сестра, - приказал он. - Я докажу, что я лучше этого сморчка какие бы колдовские фокусы он не пустил бы вход. Слышишь ты, я вызываю тебя на поединок.
        Кажется мои самые худшие опасения подтвердились. Луна проиграл поединок со своим честолюбием и теперь пришел чтобы устроить новый, но уже со мной. Я бросил быстрый взгляд на смущенную Трисану, перевел на растерянных молодых воинов - нет препятствовать началу поединка не станут. Видно какой-то обычай…
        - Как тебе угодно Луна, - снисходительно произнес я, - но хочу чтобы ты знал: до недавнего времени я считал тебя сильным человеком.
        Я потянул из ножен меч: уже прошла пора когда я страшился подобных перекачанных безумцев. Я хексен и моей силы хватит на то чтобы разорвать его голыми руками. Как он не может понять, что ничего не сможет противопоставить моей медвежьей силе и змеиному проворству.
        - Луна, - тихо произнесла Трисана, - я не хочу терять последнего своего брата. Ты не ровня ему, ты падешь в поединке. Кто станет тогда править Ануминасом после смерти отца?
        Вместо ответа хмурый здоровяк поднял двуручный топор и бросился на меня.
        На полпути топорище встретилось с подставленным мною клинком. Я попытался воспользоваться преимуществом в силе, отбросить его назад, но мой рывок пропал втуне - он не стал мерится силами, просто чуть повернул сцепленный с мечом топор, дожидаясь пока я по инерции не отклонюсь за мечом.
        Удар обухом прошел мимо головы, но от тяжелого удара коленом в живот я уклониться не смог. Отлетел несколько раз перекатываясь по земле. Кажется меч упал из разжавшихся пальцев, но этого я, оглушенный болью в животе, не видел.
        Он подходил с неотвратимостью прилива, а я по прежнему не мог вдохнуть воздух в легкие. Он подошел… поднимает топор…
        Кто-то ахнул. Громовой рык - между мной и блестящим топором образовалось смазанное серебристое пятно.
        - Стой Лейла, - выкрикнул я, мгновенно забывая про онемевший живот и непослушные легкие.
        Быстро вскочив вздохнул с облегчением: все живы. Очень вовремя объявившийся оборотень успел только заслонить меня от смертельного удара - мой окрик не дал ему разодрать обидчика.
        Зверь замер в шаге от в страхе попятившегося человека. Ростом больше Луны, в глазах яркое пламя, одна из лап зависла в воздухе с вытащенными огромными когтями - действительно страшно.
        - Волколак! - истошно вскрикнул молодой воин, верно, ему уже рассказали о новом виде нечисти…
        - Это Дух Леса, - шепотом произнесла Трисана.
        - Лейла, - поспешно объявил я, - они все мои друзья.
        Зверь навострил длинные уши, вытянул шею, словно ища источник знакомого голоса. Наконец, заметив меня, приспустил вздыбленную шерсть и втянул острейшие когти. Глаза, хоть по-прежнему горят огнем, но больше не исторгают демоническую злость. Серебренный зверь прошел мимо боявшихся дышать солдат вальяжно, словно хозяин средь слуг. Дойдя до остановившегося в нерешительности Луны, мягко ткнулся влажным носом в его щеку. Посмотрев в глаза, отступил на шаг, вновь вернулся ко мне. Для чего он это проделал?
        - Это… то самое твое чудовище? - стараясь скрыть постыдную дрожь, спросила Трисана.
        - Это Лейла, - спокойно ответил я, гладя волчицу-переростка за ухом. - Вы уже встречались. Не бойтесь, она добрая.
        - По ней видно…
        Лейла заворчала, косясь на Трисану злым огненным глазом. Я успокаивающе похлопал ее по серебристой гриве. Она довольно притихла, но не сводила с нее изучающего и настороженного взгляда.
        Луна же уронил голову на грудь - кажется он плакал, но слава богу молодые воины смотрели только на Лейлу. С каждой минутой я понимал все меньше…
        - Прости моего брата, - запинаясь сказала Трисана, - он слишком расстроен из-за несбывшихся грез. Я видела что ты дал ему шанс одуматься и притворился поверженным. Но он все же решился и убил бы тебя. Спасибо что снова дал ему шанс. Дух леса что-то шепнул ему и надеюсь он смог понять его мудрость.
        Луна не поднял головы, но на сухой земле под его ногами образовались несколько крохотных пятен. Стекая с кончика носа, прежде чем разбиться о землю, капельки воды радостно переливаясь на солнце с ускорением летели вниз.
        - Теперь, когда у тебя появился надежный страж, мы можем идти каждый своей дорогой. Было честью проводить тебя… Владыка, - Бьямка говорила это рассеянно, ни на секунду не отрываясь от пламени в глазах Лейлы. У меня даже возникло подозрение, что та ее гипнотизирует…
        - И мне было очень приятно, что ты составила мне компанию. Удачи! - бросил я уже успевшей повернуться ко мне спиной Трисане.
        Она шла подчеркнуто бодро обняв брата, и никто не смеет заподозрить его в трусости. А Дух леса почему-то смотрел на нее злобно, и это чувствовали даже молодые бойцы, которые старались держаться как можно ближе к вождям из семьи Призрака. Через мгновенье они скрылись за толщей деревьев, и странное наваждение спало.
        Вот и еще один тебе жизненный урок, Вардес: не зарывайся. Если бы ни Лейла, то ни сверх сила ни увертливость тебя бы не спасли.
        Я повернулся к Лейле, нагая девушка, ничуть не смущаясь, поднималась с четверенек:
        - Ну, что скажешь? - спросил я вдруг осевшим голосом.
        - Я рада, что нашла тебя, мой повелитель! - радостно воскликнула она. Совсем позабыл, какой прекрасный голос у этого чудного создания…
        - Может, все-таки, оденешься?
        - Я тебе не нравлюсь, повелитель? Та женщина, что шла с тобой, красивей? - горестно вскинулась она.
        - Господи, началось…
        Глава 10
        Из леса мы вышли уже минут через двадцать, сразу за последними редкими деревьями виднеются высокие стены города. Отсюда город казался гигантским замком с двумя бастионами и разбросанными по нему смотровыми башнями. Мы с Лейлой смотрим на него снизу вверх, поскольку большая его часть располагается на высоком холме. Если сконцентрироваться на нем, можно услышать шум бьющих волн о скалистый берег и запах океана.
        - Ма-Арзан. В этом городе мы найдем корабль, - для чего-то сказал я Лейле.
        Мое радостное настроение вмиг рассеялось, столкнувшись с первой проблемой.
        Перед воротами, как и во всех больших городах, суетились люди. Большинство из них были крестьяне, отличающиеся от тех, что мне доводилось видеть, разве, что лохмотьями другого склада. Попадались и знатные люди, обычно такие были одеты в волчьи капюшоны а на поясах даже у женщин мечи и кинжалы. Белые волчьи зубы выглядели устрашающе, а лица под ними и вправду казались благородней….
        Я заметил, как напряглась Лейла, оглянувшись, увидел разгорающуюся в ее глазах злобу. Понял, что она смотрела на людей в волчьих шкурах точно так же, как смотрел бы я на племя людоедов, таскающих на себе скальпы белых людей…
        Я успокаивающе погладил ее руку, кожа показалась мне нежнее бархата. Она отвела взгляд от воина в шкуре и улыбнулась мне робко и влюблено…
        Шестеро стражей в воротах перегородили дорогу:
        - Куда держишь путь, чужестранец? - спросил единственный среди них элитный воин. Хотя двуглавый топор каким-то чудом умудрялся висеть сбоку на поясе, я ни мгновения не сомневался, что визарий за одну лишь секунду готов выхватить и обрушить его на мою голову.
        - Я Вардес, вас должны были предупредить о моем прибытии.
        - Однако этого не сделали. Кто и зачем был должен нас предупреждать? - все не унимался элитный.
        - Мне обещал Воевода - глава Семьи Призраков…
        - Ни слова больше, - перебил меня могучий воин, - нас правда не предупредили.
        Но я тебе верю и пропущу вас двоих в город. Найди вождя Маркуса, возможно, он о тебе знает.
        - Спасибо, визарий.
        - Удачи тебе, чужеземец, - сказал он вслед, и добавил он на грани слышимости:
        - Она понадобится нам всем.
        «Может быть, я зря поблагодарил этого воина?» - думал я, вышагивая по пустынным улицам. Если бы над головой светило жаркое солнце, которое нагревает землю и воздух до невыносимой температуры, я, по крайней мере, догадался бы, почему не встретил еще ни одного человека.
        Мы с Лейлой полностью прошли прилегающие к воротам улицы, и даже сейчас, выйдя на рыночную площадь, мы насторожено рассматриваем пустые лотки.
        На улицах ни души, ни звука. Сначала в голову лезли бредовые мысли о том, что в городе, кроме стражей, людей нет вообще. Но потом я догадался о всенародном празднике или яркой и кровавой казни. Она, наверняка, заставила всех людей в городе забросить каждодневные дела и собраться где-нибудь на центральной площади. Приободренный догадкой, я, сопровождаемый молчаливой девушкой, зашагал быстрее.
        Интересно, какая должна быть центральная площадь, чтобы уместить весь город?
        Если не ошибаюсь, Ма-арзан второй по величине город во всем Ануминасе. Это и понятно: обладая ключевым месторасположением, совсем не удивительно, что он разросся как на дрожжах. Когда-то это был простой порт, его задача заключалась в обеспечении надежного причала и охраны кораблям, везущим груз, что много ценнее золота.
        Мифрил - редчайший металл, и монополия по его добыче была только у Ануминаса.
        Разумеется, умные вожди, чтобы избежать из-за него войны, продавали редкий металл и соседним странам. Но стоил он поистине баснословных денег. Так что неведомые мудрецы рассудили, что рано или поздно Мифриловый остров попытаются захватить, и постарались этого не допустить.
        Скоро порт оброс несколькими дополнительными верфями, содержание охранного флота для грузовых кораблей с легкостью окупался прибылью от мифрила. Боевые корабли курсировали вокруг порта и на всякий случай патрулировали весь «мифриловый» путь до острова. А сам порт от нападения с суши стали охранять два крепких бастиона и высокая крепостная стена вокруг города.
        Для того, чтобы обеспечить такую торгово-боевую махину, требовались тысячи людей. Каменщики, плотники, кораблестроители, воины, их семьи и крестьяне с охотниками, которые их всех должны прокормить.
        Давно, когда я, понукаемый назойливым Тзаром, в Высокой Башне читал книгу «Семь Великих городов Арайдона», я пытался представить себе Ма-арзан. Но пока что все представления о густонаселенном городе не подтверждались. Двухэтажные каменные дома сменяют друг друга на протяжении часа, а признаков приближения к тысячам людей все нет. Нет ни гула, ни криков. В лужах воды на дороге купаются стайки воробьев, на крыше изредка воркуют белые голуби.
        Чертовски устав идти, я уже собирался стучать в первый дом, как рядом в подворотне увидел движение. Лейла его заметила раньше меня, насторожилась, но смолчала. В волка превращаться и не подумала - это обнадеживает.
        - Вардес, - из тени дома послышался знакомый стон ветра, - это я.
        Дух, и без того прозрачный, утратил часть своей «материальности», а чтобы его расслышать приходилось напрягать слух:
        - Тебе надо бежать из города, - просипел он.
        - Почему?
        - Здесь Сириний. К встрече с ним ты еще не готов.
        - Откуда ты знаешь? - спросил я, глотая застрявший ком в горле.
        - Он меня едва не убил до конца, по счастью, я вырвался из его пут, - казалось, с глубокой печалью прошептал призрак, - Силами он равен нынешнему Верховному магу Высокой и на порядок превосходит всех магистров. Тебе не справиться.
        - Да я не про то. Откуда ты знаешь, что он здесь? И вообще, для чего он забрался в Ма-арзан?
        - Если я не ошибаюсь, Дакрон раскусил наши планы. Послал Сириния, чтобы перехватить тебя на пути к Чаше. Это значит, о нашей цели пока стоит забыть…
        - Это не значит ничего, - твердо сказал я, - от Сириния я сбежал еще в столице Ануминаса. Возможно, он считает, что я служу Вождю призраков, а тот, скажем, направил меня для укрепления Ма-арзана. Кстати, что с ним такое…?
        - Хорошо, если это так. Сириний вошел в этот город три дня назад, но уже успел до смерти напугать жителей. Тебе надо бежать из города, пока он тебя не нашел… Прости, мне надо вернуться в мир духов, иначе я потеряю остатки связей с этим миром. Будь ты проклят, Сириний.
        Дух растаял, а я смотрел на это место еще с полминуты. Черт, что же делать?
        Неужели придется возвращаться? Нет, немыслимо.
        И осторожно пробираясь средь вымерших улиц, я терзался сомнениями. Вся душа требовала повернуть назад, бежать из города без оглядки. Если я встречусь с Сиринием и с тем, что так напугало горожан, это конец. Конец моим мечтам и желаниям, наверно, он меня не убьет, но это, возможно, еще хуже. Арайдон не воскреснет, я не вернусь домой и в лучшем случае стану рабом Дакрона.
        «Надо затаиться, - думал я, - спрятаться на пару лет». Возможно, потихоньку я обрету силу, пойму в этом мире все, что необходимо, и уже тогда можно рваться к Чаше. Арайдон потерпит, для него пара лет пролетит как мгновенье. А вот если меня схватят, планы Арайдона будут известны богам. Так что надо бежать отсюда, пока не поздно, или если уж невтерпеж, можно подождать пару недель где-нибудь вне города. Сиринию надоест дожидаться меня, и тогда можно отплывать на остров безбоязненно.
        Рассуждая правильно, я продолжил действовать как мальчишка. Ноги, наплевав на всю первобытную мудрость разума, несли меня по булыжной мостовой.
        С прилегающей улицы, застав меня врасплох, вынырнул десяток воинов во главе с мрачным визарием. Угрюмо нас оглядев, широкоплечий воин бросил:
        - Назовись, чужак.
        - Я Вардес, это моя служанка Лейла.
        Он молчал, и я, не став затягивать паузу, продолжил:
        - Мне нужно встретится с вождем Маркусом.
        - Для чего? - все так же недоверчиво спросил он.
        - Это секрет.
        - А кто тебе сказал, что вождь захочет с тобой разговаривать?
        - Не важно, - бросил я зло, как же меня все достали, - главное, что я в этом уверен.
        Визарий, не оборачиваясь к растерянным воинам в волчьих капюшонах, еще раз оглядел меня с ног до головы. Его цепкий взгляд задержался на мече, висящем у меня на поясе. И я готов был поклясться, что он рассмотрел на нем даже клеймо мастера.
        - Что же, мы проводим тебя к вождю. Не спорь, - властно бросил он, когда я открыл было рот, - в городе нынче небезопасно, а я чувствую, что ты несешь важную для вождя информацию.
        Скоро отряд нервно оглядывающихся воинов подошел к небольшому особняку. У ворот стоят с топорами наготове четверо визариев.
        - Кого ты привел? - обратился один из них к командиру отряда.
        - У этого человека сообщение для вождя.
        - У чужестранца? Это он тебе сказал? - недоверчиво переспросил привратник.
        - Да…, он… - командир воинов склонился к уху визария что-то шепча. Мне показалось, что я расслышал слово «клеймо».
        - Пусть проходит в дом для гостей, я лично доложу вождю.
        Молодой воин, подбежав к нам, повел нас с Лейлой через сад в небольшой домик.
        Но дойти до него мы не успели: визарий, что отправился докладывать о нас вождю, выбежал из дома и окликнул нас.
        - Лейла, отдохни в доме, а я поговорю с вождем.
        - Да, повелитель, - покорно согласилась она, - я буду ждать…
        Командир визариев распахнул передо мной дверь:
        - Иди, вождь ждет.
        В темной комнате без окон, освещенной лишь слабым огнем из камина, в кресле сидит статный воин в белоснежном волчьем капюшоне. Красным оттенком освещена лишь одна половина лица, вторая скрыта во тьме.
        - Я слушаю тебя, чужак, - размеренно объявил он.
        Собравшись с мыслями, я принялся объяснять, кто такой я, что мне надо, высказал удивление, что его обо мне не предупредили, и напоследок предъявил бумагу с печатью вождя Призраков.
        - К сожалению, я не могу тебе верить, - выслушав мою историю, задумчиво сказал вождь. - Даже если все, что ты рассказал, правда, и тебя в самом деле послал Вождь семьи Призраков, ты ничем не можешь подтвердить свои слова. Бумага с печатями может оказаться подделкой, но даже если она подлинна, это уже не имеет значения. О тебе, кстати, нас вправду не предупредили, видимо, гонец с письмом до меня не добрался, может быть, запаздывает, а может быть, мертв…
        Хотя гонцов к Вождю Призраков отбирают из самых лучших…
        Я сидел не солоно хлебавши. Проклятый Луна и его отец меня провели! Обманули, как последнего пса!
        Вождь Ма-арзана смотрел на меня с сочувствием, но молчал.
        - И как мне теперь попасть на Мифриловый остров?
        - Хм, так тебе просто надо попасть на остров?! - изумился он, - я уж думал…
        А впрочем, все равно ты не сможешь туда отправиться. В обычных обстоятельствах тебе бы и не понадобилось разрешение Вождя Призраков - только мое. Но сейчас…
        - Что?
        - Сейчас порт блокирован, и мы потеряли связь с кораблями, стоящими на причале.
        - Кем блокирован? Там остались корабли?
        - Да. Это трудно объяснить. Три дня назад рядом с воротами, ведущими в порт, произошла настоящая бойня. Погибли сотни людей. Но посланные туда войска и поисковые отряды не обнаружили врага. Я приказал вновь выставить стражи и удвоенные дозоры. Задействовал всех своих людей, они принялись патрулировать припортовый район и другие части города. Но на следующий день на том же месте все повторилось. Мертвы даже воины, охраняющие ворота. Сильные военные отряды опять не нашли никаких следов врага. Только кровь и разорванные тела…. Но интересно другое: сам порт и люди в нем даже не пострадали.
        - И что вы сделали?
        - Как ты, наверно, понял, сегодня ночью произошло то же самое.
        - И что, разве никто не видел нападавших?
        - Были выжившие свидетели, они говорили о каких-то невиданных прежде монстрах. Непохожие на нежить, скорее какой-то новый вид нечисти… Паникующим людям я отдал приказ запереться в домах. И, разумеется, мне нет сейчас дел до того, кто завтра отправиться на Мифриловый остров. Пока я хотя бы не пойму, с чем мы столкнулись, корабли не выйдут из гавани.
        Я не знал, что сказать, просить, умолять? Бред. Предложить помощь в расследовании? Во-первых, это опасно, а во-вторых, благодарность вождей.
        Ануминаса я уже увидел…
        Наверно, я собирался выходить из комнаты, хлопнуть дверью, позвать Лейлу и сматываться из города, как и советовал дух, но вождь бросил, как будто бы и невзначай, но с молящими нотками в голосе:
        - Если ты тот герой, как рассказал, быть может, ты сможешь помочь городу?
        - Нет, извини…
        - Почему?! - аж привстал от возмущения он. - Я заплачу, я лично посажу тебя на корабль!
        - Я подумаю… - только и сказал я, закрывая за собой дверь.
        Пройдя мимо стражей в дом для гостей, я кликнул спящую нагую девушку:
        - Лейла, извини, что разбудил, но нам надо торопиться.
        - Да, повелитель, - сказала она, потирая кулачками глаза.
        - Ой, Лейла, что это у тебя? - спросил я, удивленно всматриваясь в ее лицо.
        Она испуганно вскинулась, ощупывая свое лицо и одновременно оглядываясь в поисках зеркала:
        - Что? Где повелитель?
        - Вот же между грудей.
        Она опустила голову, выискивая у себя хоть что-то необычное, а когда подняла голову с вопросом в глазах, я уже целовал ее сладкие губы. С трудом от них оторвавшись, я хрипло бросил:
        - Лейла, одевайся нам нужно спешить.
        Ее налившиеся кровью губы так и остались приоткрыты, она смотрела с ярко читаемым в глазах вопросом: что это было? А через секунду алые губы вытянулись в трубочку, в глазах уже читается: еще хочу!
        - Лейла, нам надо спешить.
        - Да, повелитель, - с томным придыханием произнесла она и, демонстрируя задницу, принялась рыться в постели в поисках своих лоскутов, что зовутся одеждой.
        - Я буду ждать тебя на воздухе, - сказал я каркающим голосом. - Давай быстрее.
        - Да, мой повелитель, - повторила она.
        «Интересно, - думал я, выходя во двор, - усмешка в ее голосе мне только показалась?»
        Долго оставаться в одиночестве мне не довелось, спустя пару десятков секунд Лейла стояла одетая и невинными глазами всматривалась мне в лицо.
        - Куда мы идем? - спросила Лейла, видя мой быстрый шаг.
        - К гавани, - бросил я, - нужно захватить первый же корабль. Не волнуйся, мы его не угоним, просто возьмем во временное пользование.
        Девушка скорчила смешную рожицу. Она вряд ли многое поняла из моих слов, но это и не важно. Капитан и команда, увидев Лейлу в облике зверя воочию, сразу обделаются и поплывут, куда я скажу. А потом этот вопрос можно уладить, письмо от вождя Призраков послужит веским аргументом. И плевать, что для вождя Маркуса оно оказалось недейственным.
        Город на случай угрозы со стороны моря от гавани был отделен крепостной стеной. К причалам и портовой площади вели аж трое ворот. Стражи долго расспрашивали и упирались, ни под каким предлогом не разрешая нам пройти. Даже письмо с печатями, что дал вождь Призраков, не произвело на них особого эффекта.
        Я уже планировал пробиваться через три десятка воинов силой, но жизнь, как часто бывает, преподнесла очередной сюрприз.
        Некоторые воины вскрикнули, все схватились за мечи и топоры. В тени домов, прилегающих к вратам, возникли быстро мчащиеся фигуры. Лысые воины бежали в нашу сторону, размахивая на ходу длинными мечами - тут только не хватало вампиров не боявшихся солнца. Хуже всего, что с крыш домов вниз по отвесным стенам спускались косматые волколаки.
        Стражей врат было втрое меньше, и прежде, чем первые вампиры, схлестнулись с воинами, я понял, что бой не протянется долго.
        - Надо уходить, Лейла, - дернул я за плечо девушку, еще не успевшую вступить в схватку.
        - Иди, повелитель, я их задержу.
        - Не надо геройства, Лейла, открываем ворота и бежим.
        Она помогла, мне поднять тяжелый засов врат. Хотя в ее помощи я, наделенный нечеловеческой силой, не нуждался. Фиолетовая вспышка прорезала окрестности.
        Лейла вступила в схватку сразу с двумя прорвавшимися к нам волколаками. Я бросил взгляд на отчаянно сражающихся с нечистью воинов. Их осталось меньше половины, а обходя схватку, к нам бегут десяток вампиров.
        - Лейла, догоняй! - крикнул я, протискиваясь между створками врат.
        Площадь на всю длину крепостной стены дохнула свежим запахом океана. Выбежав за дом, я увидел несколько кораблей, стоящих на причале, но им обрадоваться уже не успел.
        Острым холодом почувствовал приближение опасности позади, резко изменил направление бега и увидел, как на месте, где только что был я, меч вампира высек искры из каменной брусчатки. Он не успел затормозить и перегруппироваться, я чисто срубил ему голову. Тело нежити, утеряв способность противостоять солнечным лучам, радостно заискрилось и зашипело, сгорая как бенгальский огонь.
        Но я не стал любоваться зрелищем, побежал к причалу у ближайшего корабля. Там меня уже заприметили: фигурки людей стали копошиться, некоторые полезли на мачты. Ставят паруса?
        Сзади послышалось тяжелое сопение и клацанье когтей по камню. Повернул голову на бегу, рассчитывал увидеть мчащуюся за мной Лейлу, но поняв жестокую ошибку, чуть не споткнулся о доски пристани.
        Я бегу по причалу быстрее ветра и все равно чувствую, что не успеваю. Дыхание волколака ощущалось затылком, мне ни за что не пробежать этих пятидесяти метров отделяющих меня от вожделенного корабля. Каблуки сапог стучат по деревянному настилу причала, под каждым шагом доски прогибаются, и создается ощущение, что ноги вязнут как в болоте. Над головой, что-то вжикнуло, потом еще. Клацанье когтей позади прекратилось, я бросил взгляд через плечо.
        Волколак, пытаясь выдернуть стрелу из бока, завертелся на месте. Тут же еще одна стрела впилась ему в ногу, он всхрапнул, мгновенно забывая про боль, бешеные глаза вертятся в поисках обидчика.
        Едва не падая, несусь на ряд лучников, стоящих вдоль всего корабельного борта. До последнего момента был уверен, что спутают меня с нежитью и превратят в ежа. Но все обошлось.
        Вбежав по мостику, словно в рай по лестнице, я оглянулся на пристань: из-за дома появилась фигура в темном плаще. Ее невозможно было не узнать.
        Сириния кольцом окружал сонм мерзких тварей. Начиная от подтянутых худощавых вампиров, заканчивая косматыми черноглазыми бестиями - волколаками. «Неужели Лейлу убили?» - шальная мысль отлетела в сторону. Лейла не могла умереть, не той она породы!
        Тем временем матросы спешно отвязывали канаты корабля, натягивали паруса, словом, делали все, чтобы быстрее сбежать с этого проклятого места. Где же, черт возьми, Лейла?
        Сириний повелительным жестом выбросил руку вперед. Его десяток мерзких телохранителей бросился к медленно отходящему от пристани кораблю. Лучники дали залп, но лишь немногие стрелы настигли цели. А разряд ветвистой молнии испепелил десяток несчастных. На местах, где молнии соприкоснулись с деревом, возникли короткие вспышки пламени. Свободные матросы тряпками принялись сбивать его очаги.
        Мне показалось, что Сириний прищурился, сейчас жахнет чем-то более убойным…
        Позади его возникло движение, из-за того же дома вылетел серебряный ком. Сириний подпрыгнул, разворачиваясь так резко, будто спиной почувствовал дыхание демона из преисподней. Лейла набросилась на мага в черном плаще с рычанием, которое было слышно даже здесь.
        Я отдал бы многое, чтобы видеть исход схватки, но корабль сорвался с якоря и уходил все дальше. Только успел заметить, как телохранители Сириния, не добежав до корабля и половину пути, быстро повернули назад. Лейла…
        Через несколько сотен гулких ударов сердца бастионы далекого порта слились в едва заметную точку.
        Лейла, как же ты так?…
        Часть 4. Лик Бога
        Глава 1
        Палуба под ногами качается в такт движению бригантины на волнах океана.
        Десяток матросов, все еще держа в руках луки, сгрудились поодаль и делали вид, что обсуждают достоинства тетивы. Я словно наяву видел, как поддергиваются их обращенные в мою сторону уши, они очень хотели услышать наш с капитаном разговор.
        - Что встали?! - заорал он на них. - Сдайте оружие в арсенал!
        Вооруженные матросы умчались с быстротой молний, кажется, капитана боялись и уважали. Хотя по его виду этого сказать было нельзя.
        - Спасибо, - сердечно поблагодарил я капитана. - Ты спас мне жизнь.
        Он лишь пренебрежительно махнул рукой. Ладно сшитый бежевый сюртук на упитанном и даже толстом мужчине выглядел слегка комично. А двухдневная щетина и не застегнутая как раз там, где на брюхе выпирает пупок, пуговица, делали его похожим на какого-нибудь дядю Ваню из паршивой забегаловки. На капитана, управляющего парусником впечатляющих размеров и держащего в повиновении сотню человек экипажа, он точно не походил.
        - Ты так машешь рукой, - обиделся я, - как будто моя жизнь ничего не стоит.
        - Извини, я не хотел тебя обидеть, - ответил небритый и добрый «дядя», - просто мы ждали только твоего прибытия.
        - Вот как? - удивился я.
        - Ну да, как будто бы ты не знал, что тебя ждет корабль в гавани.
        - Вас обо мне предупредил…
        - Прошу, давай не будем называть имен. Я, конечно, подданный Ануминаса, но являюсь и кое-кем еще, так что это лишнее.
        Если честно, я его не понял, но не стал заострять внимания. Глаза сами собой обратились в сторону черты, где зеленоватая вода сливается с темно-синим воздушным океаном.
        Корабль, полностью из дерева, разрезая волны так, что часть брызг от них попадают на меня, стремительно плывет в океан. Конечно, не имея точку отсчета, о скорости я мог судить только по двум десяткам белоснежных, явно новых парусов.
        Они, словно солнечные батареи на спутнике, неустанно ловят энергию ветра, заполняя ею себя до краев. Канаты и реи, связывающие их с мачтами корабля, жалобно скрипят и стонут, едва сдерживая мощь стихии.
        Скоро я буду на мифриловом острове и не смотря на то, что Лейла осталась в Ма-арзане - уверен найти Чашу мне труда не составит. А когда я вернусь на материк уже вместе с Лейлой найду урну с прахом бога…. Еще один месяц и я окажусь дома в теплом и таком уютном мире…
        Может быть, взять Лейлу с собой? Но что тебе до нее, Вардес, ты ведь ее совсем не любишь? Да какая в принципе разница, любовь - это таинственное слово, и только. Не обманывай себя, ты любишь другую, ту, которую убил в астральной темнице…
        Я помотал головой. Что за бред лезет в голову, не хватало еще получить раздвоение личности.
        Капитан, оказывается, продолжал с интересом за мной наблюдать. Поняв, что я перестал летать в облаках, он мягко улыбнулся и участливо спросил:
        - Плохие воспоминания?
        - Что-то вроде того, - буркнул я. Последний человек, с которыми я бы захотел делиться мыслями, был именно он.
        - Уж не о том ли чародее, что швырял в мой корабль молнии? Ему ведь нужен был ты? Или ты что-то у него украл?
        - Что?! - едва не взревел я, стараясь, чтобы голос звучал как можно грознее.
        Не хватало еще, чтобы этот придурок вознамерился проверить свои нелепые догадки.
        Драться с ним и его командой в мои планы никак не входило.
        Он довольно засмеялся, а я, пытаясь понять была ли в его смехе издевка, вперил в него грозный взгляд. Отсмеявшись, он с радостью в голосе протянул:
        - Ты бы видел свое лицо. Шутка удалась, неправда ли?
        - Правда, - сказал я с внутренним облегчением, капитан дал задний ход, это хороший знак. Правда, мне что-то было не весело.
        - Ну ладно, ладно, - все еще улыбаясь, сказал он. - Может быть, бутылка хорошего вина, как раз завалявшаяся по такому случаю у меня в каюте, исправит мою оплошность?
        - Не откажусь, - для вида сухо бросил я.
        Ох, не так, оказывается, ты прост, капитан. Что же ты задумал?
        Проходя мимо какого-то скучающего матроса, одиноко сидящего на бочке у ступеней вниз, капитан подал ему заковыристый знак. Как-то неясно сложил два пальца и прижал ладонь ко лбу. Еще больше мне не понравилось, что матрос даже не шелохнулся, сделав вид, что не заметил знаков капитана, а тот, больше не обращая внимание на «спящего» с открытыми глазами матроса, спустился, увлекая за собой меня.
        Если бы я внимательно не прислушивался, то среди ставшего привычным корабельного шума не различил бы, как «спящий» доселе матрос, едва мы спустились, вскочил и стремглав куда-то побежал. Что бы ни значил этот знак, но он явно касался меня.
        Каюта капитана по меркам моего мира была скромной. Комната пять на шесть с небольшим окном - иллюминатором. Вместо стекла тонкая и мутная пленка, вполне возможно, что из рыбьего пузыря. Толстяк не стал ограничиваться светом, исходящим из маленького окна, зажег масляную лампу поставил ее на стол. Из комода в углу и вправду достал зеленую кривую бутыль с темной жидкостью внутри.
        Поставил бутылку на грязную столешницу с таким видом, что мне стало не по себе: как глаза малознакомого собутыльника говорят: «Вот, мол, выпивка моя, а где же твоя закусь?»
        Вслед за вином из сундука стариной работы на свет показались два граненых кубка. Как только капитан принялся в них разливать вино, я окончательно утвердился в мысли, что попал в жилище алкоголика, а вовсе не в гости к человеку, который в состоянии понять, что гостя нужно угостить едой, а не спиртом. Тем более, что ему самому лишь щелкнуть пальцами, корабельный кок обставит все в лучшем виде, а мальчишка - юнга быстро разложит блюда на столе…
        - Ну, выпьем за знакомство! - с неожиданным ревом поднял кубок он.
        Я молча поддержал тост, осушив свой кубок. Вино как вино, чего он им так гордится? На всякий случай я изобразил на лице удовольствие от выпитого.
        Капитан польщено улыбнулся, но сказал вовсе не то, что я намеривался от него услышать:
        - Ну что ж, раз мы стали такими приятелями, а не рассказать бы тебе, за чем охотился тот маг?
        С видом вселенской печали я покачал головой:
        - Капитан, мне казалось, что мы договорились больше не поминать эту щекотливую тему…
        Добродушный и небритый пару дней толстяк со всей силы ударил кулаком по столу так, что бутылка с бесценным вином опрокинулась на пол. Возможно, он намереваясь просто напугать скользкого типа, но увидав им же содеянное святотатство, взревел раненым вепрем:
        - Запомни, щенок, капитан Хук никогда не договаривается с сопляками, вроде тебя!
        Кровь, разогретая вином на голодный желудок, с силой ударила в голову. В глазах потемнело от бешенства, в подобном тоне со мной разговаривал только Луна, но у него хоть было оправдание…Тем не менее я попытался взять себя в руки:
        - Капитан, вы перегибаете палку… - сказал я тихо, но с бешенством в голосе.
        - Кто это вы? - как-то даже опешил он. - А, ты услышал моих молодцев? Ребята!
        Дверь распахнулась, и в комнату с саблями наголо ворвалась гурьба матросов.
        - Либо ты мне скажешь, что украл у мага, и отдашь эту вещь мне, - говорил капитан, - либо ты все равно скажешь и отдашь, но поверь, тебе при этом будет очень больно…
        Я узнавал себя с трудом, ярость и бешенство клокотали во мне с такой силой, что, казалось, стоит мне ее выпустить, как разметаю все в каюте. Наверно, увидев это в моих глазах, капитан предостерегающе поднял руку:
        - Только без глупостей мальчишка, вовсе не хочется тебя убивать. После выпитого вина колдовать ты не сможешь еще дня два, а мои матросы изрубят…
        Он осекся, глядя на то, как его тяжелый бронзовый кубок сминается под моими пальцами, как жестяная банка из-под пива. Я не видел, но чувствовал, как бледнеют матросы, видя, что граненый кубок под моей ладонью становится похожим на пластилин. Я сжал его так, что металл, словно ртуть, потек у меня из-под пальцев, и когда я разжал ладонь, он как кусок нагретой смолы, дымящейся каплей упал на стол. Что бы это ни было, но вряд ли тут дело в великой моей силе.
        Скорее уж я расплавил его нечеловеческой яростью…
        Я порядком уже остыл, и когда вновь заговорил, голос звучал ровно без следа былой злобы:
        - Капитан, я прощаю тебя… Во второй уже раз. Но помни, еще не было смертного, которому я прощал трижды… Не советую больше искушать судьбу.
        На капитана было жалко смотреть. Щетина на известняковом лице выделялась черным как ночь, правый глаз дергался в тике, я встал и, бросив мимолетный взгляд на старавшихся сделаться невидимым матросов, гордо вышел из каюты.
        Слава богу, каюта, а точнее коморка «для гостей», располагалась не так уж далеко. Едва зайдя и заперев дверь хлипкой щеколдой, бросился на жесткие нары.
        Только сейчас понял как я устал: побег от Сириния, потеря Лейлы и выяснения отношений с наглым капитаном - придавило сейчас тяжелым грузом. Веки сомкнулись и я стал проваливаться в объятия сна… Но выспаться было не суждено.
        Показалось, что едва я закрыл глаза, грохот палубы над головой возвестил, что время обеденного сна закончилось. Спросонья почудилось, что наверху матросы демонстрировали друг другу танцы народов мира, стучали каблуками и водили у импровизированной елки хоровод. Представив эту картину, мое помятое лицо разгладила кривая усмешка, надо бы пойти поучаствовать. Зевая и подтягиваясь, между делом проклиная всех дураков в мире, я поднялся на верхнюю палубу.
        Картина. что открылась мне, была на редкость удручающа: капитан орет во всю мощь луженой глотки, от этого крика в ушах звенит даже у меня. Бедные матросы сбиваются с ног, метясь по палубе, как белки лазали на мачты, крепили и тянули там какие-то канаты. Через несколько длинных минут стало видно, к чему привели их суматошные усилия: корабль вместе с дополнительными парусами обрел новую гордость и мощь. Раздуваемые ветрами белоснежные паруса всеми силами тянули фрегат, с большой скоростью унося его в бескрайний океан.
        Но все-таки, дитя техники, мне казалось, что мачты и реи испытывают недопустимую нагрузку. Грот-мачта гнулась дугой, дополнительные паруса едва ли не рвались от застрявшего в них ветра. Дерево, понукаемое неудержимой энергией стихии, скрипело так, что казалось, корабль вот-вот развалится на части.
        Если даже не развалится, такая эксплуатация уже через пару месяцев приведет его в полную негодность. Хотел было обратить на это внимание капитана, но увидев его зеленое от бешенства лицо, передумал. Что-то стряслось, пока я спал, причем крайне серьезное.
        Причину паники мне удалось разглядеть только по чистой случайности. Позади в бесконечных зеленых волнах виднеются две едва различимые черно-белые точки. Нас догоняли два парусника, и судя по поведению капитана и команды, в их намерения не входили простые приветствия.
        Краем глаза наблюдал, как боцман открывает арсеналы и вооружает сгрудившихся вокруг него матросов. Большинство моряков получили кривые сабли, такими легко рубить в замкнутом корабельном пространстве. Но некоторые ухватили тяжелые алебарды с закрепленными с одной стороны крюками. Человек пятнадцать в дополнение к рукопашному оружию ухватили короткие луки с колчанами стрел.
        Матросы заметно нервничали: на своем веку им довелось много повидать, но все-таки обученными воинами они не являлись. А преследующих кораблей было целых два…
        Между тем, маленькие точки вдали разрослись до размеров кулака. Можно рассмотреть белые паруса, палубы со снующими в спешке людьми… И еще черные флаги на реях. Черный цвет - цвет беды. Скорее всего, пираты.
        Так оно и было: от сжавшихся друг к другу моряков доносились обрывки фраз, слова «пираты» и какой-то «Фагот» звучали особенно часто. Глядя в напуганные лица матросов, вдруг отчетливо понял, что если сейчас ничего не предпринять, начнется паника.
        Наверно, капитан мыслил схоже, потому что его звучный голос разнесся далеко по океану:
        - Бездельники!!! В две шеренге становись! К абордажной тоо-всь!
        Моряки, забыв былые страхи, бросились выполнять приказ. «Не больше ста человек, - отстранено подумал я, - не справятся…»
        Сердце бьется в груди бешено. Мне было страшно умирать, но где-то внутри я чувствовал щенячий восторг, а может, даже счастье. Я жив, живу, испытываю страх перед смертью. Я дышу морским воздухом и чувствую на коже капли воды и дуновение ветра. Обострившимися чувствами глотал последние свои минуты. Жизнь прекрасна, и спасибо тебе Господи за то, что сотворил… Опять ты вспоминаешь Бога лишь в минуту опасности…
        Додумать вторгшуюся в сознание крамольную мысль я не успел. Пиратская бригантина догнала и поравнялась с бортом нашего корабля. Радостные пираты, обступившие весь правый борт палубы, заулюлюкали, а затем по приказу раскрутили и бросили к нам тучу абордажных кошек.
        Матросы вдоль борта отпрянули, когда крючья с треском впились в деревянный борт, а местами даже в палубу. Все вооруженные луками начали обстрел навалившихся на канаты пиратов. Но их было слишком мало, чтобы остановить начавших громкий отсчет пиратов, что едиными рывками соединяли два корабля.
        Взгляд цеплялся за черные банданы на головах морских разбойников. Они явно превосходили в численности всю команду на моем корабле. А ведь второй корабль еще не подплыл для абордажной…
        Ничего другого, как схватиться за меч, мне не оставалось, на победу матросов не стоит даже надеяться. Но может быть, моя сила сумеет хоть как-то повлиять на исход битвы? Какой никакой, а все же хексен, возможно, сможет перед тяжелым и, надеюсь, не смертельным ранением захватить с собой пяток пиратов, защитить ключевую точку, вдохновить матросов и напугать врагов. Кто знает, может быть, мои усилия не пропадут зазря, и морякам удастся отбить корабль?
        С оглушительным ревом пираты перепрыгнули через борта на нашу палубу и бросились на изготовившихся к бою матросов. Не думая больше ни о чем, одним движением я поднял над головой меч и плечом вперед бросился в самую гущу схватки.
        Оказавшиеся рядом пираты не ожидали, что из-за спин вяло сражающихся матросов вылетит разъяренный берсекер. Но тем не менее, прежде чем лезвие разящего меча настигло пиратов, сабли врагов успели полоснуть по лопатке и локтю. Боли я почти не почувствовал, а мой удар разрубил ошалевшего от безумного натиска пирата, и, завершая движение, разбил клинок другого. Еще два рассеченных трупа упали мне под ноги тремя секундами позже. Оставив за собой кровавую просеку, я пробился в тыл флибустьеров. Они уже успели вытеснить защитников корабля на середину палубы. И теперь матросов вряд ли может хоть что-то спасти от полного истребления.
        «Но это мой шанс!» - мелькнуло в голове. И со всей яростью, на которую был способен, набросился на спины и бока ничего не успевших сообразить пиратов.
        Черные банданы многих из них окрасились красным. Длинный клинок с диким свистом рассекает воздух, попадавшая под него плоть разделяется легче масла. Еще не до конца осознавая пределы сил хексена, я с легкостью выбивал из рук и разбивал на осколки направленные в мою сторону клинки врагов.
        В глазах стоит кровавая пелена, мой меч крушил все, что попадалось на пути, но все же древняя часть разума была не затронута яростью и с холодной решимостью направляла окровавленный клинок так, чтобы бить наверняка. Откуда я узнал, что два пирата бросились на меня сзади, осталось загадкой не только для них. В секунду развернувшись, одним движением снес им головы с плеч.
        Гул голосов, приказов и проклятий, шум океана, звон металла и крики боли смешались в одну упоительную музыку, в ритме которой я двигался будто в танце смерти. Древние инстинкты сотен поколений кровавой эры человечества проснулись мгновенно. Никогда не думал, что возможно убивать так…
        Мое тело было выкупано в крови бесчисленных врагов, я почти тонул и захлебывался. Но жажда мучила лишь сильней. Тот уголок сознания, что не затронула грянувшая во мне буря ярости, замечал, что второй позабытый мной корабль пиратов уже давно подкрался и взял на абордаж другой бок. И теперь три корабля, надежно между собой связанные, болтались в океане, словно легендарный ковчег. Почему-то с громким треском упала одна из мачт, раздавшиеся крики несчастных, угораздивших под нее попасть, были полны ужаса. А я отвлекся, зачем-то став думать, и поплатился несколькими серьезными ранениями. Наконечники алебард ударили в живот. Слава богу, реакция еще сохранялась, и вместо того, чтобы вспороть мне брюхо до кишок, острое железо лишь распороло верхний слой мышц.
        Но момент был упущен, мне стоило огромного труда и долгого времени расправиться с тремя яростно дерущимися алебардщиками. А когда они, наконец, упали, я вдруг понял, что окружен сплошной стеной выдвинутых в моем направлении сабель, а сражение везде уже утихло. Мне стало интересно, почему лица пиратов бледны, как будто они все вдруг превратились в оголодавших вампиров, но спросить я не успел. Зашатался то ли от потери крови, а может, просто в бессилии, ставший таким тяжелым меч выпал из разжавшихся пальцев. Куда подевалась сила хексена?
        Неужели я ее всю истратил? А вслед за мечом на окровавленные доски палубы рухнуло и мое тело.
        Пускай я вольный барон, но зачем оскорблять и относиться ко мне, как к разбойнику? Да, моя эскадра часто нападает на корабли Ануминаса, но в этом только их вина. Весь океан принадлежит Фаготу, и если кто-то хочет переплыть его, пускай платит налог.
        Ануминас же в своей алчности и жадности не под каким видом не желает выплачивать дань и нагло перевозит грузы ценного мифрила и продовольствия. Сами, наверняка, купаются в роскоши, лишь один мифриловый самородок стоит, как новый фрегат. Ну что же, пусть тогда платят кровью. Так решил Совет Баронов и так же он исполняет свои наказы.
        Уже несколько транспортных судов было отправлено ко дну. Правда, не так давно барон сплоховал и, перепутав суда, напал на патрульный корабль, с элитными воинами Ануминаса. Битва была жестокой, несмотря на троекратный перевес в количестве, люди барона полегли почти все. Что ни говори, а воины Ануминаса с лихвой рассчитались за пролитую кровь, и вместо эскадры из трех кораблей, назад барон привел только один. Остальные пришлось затопить, оставшихся людей едва хватило, чтобы собрать команду для одного.
        Скопленных бароном денег хватило для покупки второго корабля и набора на него команды. Вот теперь поиздержавшийся барон патрулировал воды Мифрилового острова.
        И разглядев вдали двухмачтовую бригантину, несказанно ей обрадовался. Двинув свои корабли в погоню, он предвкушал скорую расправу над алчными гордецами и захват богатого груза. Однако с первых минут боя все пошло не так.
        Дав сигнал второму кораблю идти на абордаж справа, он, не тратя понапрасну время, взял корабль в захват с левой стороны. А дальше с мостика палубы он ошеломленно наблюдал, как оказавшийся среди матросов единственный воин режет его людей, как безропотный скот. Это было больше похоже на кровавый ураган, смешанный со сталью и отсеченными частями тел. Воин прошелся по застывшему в суеверном ужасе строю флибустьеров, оставляя настоящие просеки там, где безумцы ни сразу рассыпались, уступая ему путь.
        При встрече лицом к лицу с демоном из кошмаров, люди теряли сознание еще до того, как призрачный клинок перерубал их на части. Лишь один, почти неразличимый замах меча перерубил грот-мачту так, что она свалилась прямо на успевший бросить абордажные кошки второй корабль.
        «Это расплата, - думал он, - демон, о котором рассказывала в детстве бабушка, пришел за его душой. Сейчас расправится с его людьми, подойдет к барону и вырвет сердце. Нужно приказать отступать и скорее рубить канаты, связывающие корабли».
        Но команды застыли в горле, он замер, не в силах отвести взгляд от бойни.
        Впрочем, он даже оказался рад своему бессилию: оказывается, даже у демонов силы ограничены. Его люди уже давно добили матросов и теперь стояли в растерянности и страхе, смотрели на ужасного демона… Но он вдруг замедлился: три человека, поначалу показавшиеся ополоумевшими от отчаяния безумцами, с алебардами наперевес бросились прямо на него. Смогли они его ранить или просто силы полностью оставили демона, понять было трудно. Расправившись с алебардистами, он уронил меч и упал на палубу сам.
        Барон заспешил к своим людям, столпившимся у поверженного демона, они даже сейчас боялись к нему приблизиться. Смилуйся, Дакрон, как же мало их осталось…
        Добивать демона люди не спешили. А у барона, что с удивлением обнаружил вместо краснокожего демона статного воина, родилась блестящая идея. И если она завершится удачей, то богатство, а может, даже титул Первого Барона, ожидают героя…
        - В кандалы его.
        Глава 2
        Несколько лучей солнца пробивались из щелей между деревянными досками, выхватывают из темноты нерадостную обстановку. Какие-то в беспорядке сваленные ящики, большие вязаные корзины, деревянные бочки, пахнущие кислой капустой. Судя по всему, меня заперли в трюме, сковав для надежности мои запястья тяжелыми и холодными цепями.
        Плохо. Даже очень плохо. Цепь между запястьями была настолько коротка, что в ней всего несколько звеньев. Проклятые пираты догадались, что будь она подлиней, мне не составило бы труда ее разорвать. И стянули мне руки, так близко, что сейчас не раздвинуть их в стороны больше, чем на ширину ладони. А мои попытки растянуть звенья скорее приведут к перелому костей запястья, нежели к разрыву короткой цепи.
        Самое удивительное, что другая цепь тянется прямо от правой колодки на запястье к большому железному ядру у ног. Хм, что-то не видел в этом мире пушек…
        Качка и шум разбивающихся о корабль волн шептали, что мы плывем в логово пиратов, наверняка, к какому-нибудь острову. Скорее всего меня ждет отвратительная судьба. Пришла мысль пробить днище корабля. С обретенной мной невероятной силой, это легко сделать. Но представив, как холодная вода заливает трюм, как стремится попасть в нос и в судорожно открывшийся, чтобы глотнуть воздуха, рот, как заливает легкие, почему-то передумал.
        В конце концов, мое положение вовсе не безвыходно, у меня осталось еще самое ценное - жизнь, и она пока совсем не похожа на ад. Глупо убиваться раньше времени и думать о том, чего нельзя изменить. Надо отдохнуть и набраться сил, а дальше будет видно.
        Я, несмотря на неудобную позу и тяжесть оков, закрыл глаза и неспокойно задремал. А проснулся от того, что на меня упала и едва не пришибла насмерть, корзина с рисом. Первые мгновенья не мог понять, что происходит: мир вокруг кружится и качается, трудно разобрать, где верх и низ. Ящики с продовольствием и бочки с ромом и пресной водой хаотично катаются по полу трюма.
        Послышался гром, в щели на секунду ворвался ослепительный свет. Молнии ударили в ночи одна ярче другой. Из щелей сверху на голову полилась вода.
        Корабль попал в шторм, и мне оставалось только молиться и надеяться, что посудина его выдержит.
        Уже через час непривычный к подобной болтанке организм начал сбоить: затошнило, будто объелся ядовитых поганок. И только упорство пополам с гордостью перед пиратами, что непременно заглянут в трюм после бури, удерживали желудок от страшных спазмов.
        Еще через час я понял, что дело плохо. Крены корабля были настолько сильны, что я едва не летал от стены к стене, вслед за прикрепленным к цепям ядром. Но эти мучения - мелочь в сравнении с отчаянием при мысли о том, что деревянное суденышко может пойти ко дну.
        Шум волн и грома, вспышки молний оглушали и слепили. Приходилось уворачиваться от снующих рядом тяжелых ящиков, полагаясь только на интуицию. Я давно уже не слышал звон собственных цепей и скрежет двигающихся по трюму ящиков. Несколько раз мне не везло, и когда они меня задевали, было похоже, что попал под автомобиль. Багровые ушибы на теле нестерпимо ныли, и то хорошо, кости вроде целы.
        Раздался перекрывший даже раскаты грома треск, задрожал корабль. Кажется, сломалась одна из мачт, и еще я всем нутром ощутил опасность. Если я здесь останусь…
        Пытаясь в этой мешанине не качаться, с короткого разбега я плечом ударил дверь трюма. По тому, как прогнулась под ударом моего тела дверь, понял, что крепление металлических скоб, запирающие замок с другой стороны двери, начали поддаваться. Еще удар, еще… В такой качке трудно было хорошенько примериться, но все же дверь распахнулась.
        Передо мной оказался небольшой коридорчик, выход из которого, судя по тому, как ревел там ветер, а в щели проникали ослепительные вспышки молний, вел на палубу. Дверь наружу открылась сама собой, меня залило водой, в лицо ударил тугой холодный ветер. Новый порыв ветра или же просто крен корабля захлопнули дверь вновь.
        Мельком я глянул в каюты слева и справа. Они были пусты. Но где тогда моряки?
        Не может быть, чтобы вся команда в такой шторм находилась на палубе.
        Волочащееся за мной ядро сильно мешало. Прежде, чем идти на палубу, где в такой качке недолго и свалиться за борт, нужно найти способ избавиться от него, а заодно от цепи. Схватив цепь, приковавшую меня к металлическому шару, я обеими руками проверил ее на растяжение. Напрячься пришлось изрядно, не смотря на пробирающий кожу холодный ветер, разогретое тело покрылось испариной.
        Звенья цепи поддались, отогнулись и лопнули. Осталось только разорвать короткую цепь, сковывающую колодки словно наручниками. Но тут, как я и предполагал, меня ждала основная трудность. Попытавшись растянуть руки в стороны, браслеты, обхватившие запястья врезались в плоть так больно, что я оставил все попытки освободиться. Не найдя в каютах подходящего оружия, подобрал отброшенную мной цепь прикрепленную к ядру. Таким драться несподручно, но лучше, чем идти в неизвестность с голыми руками.
        На палубе, кроме ливня и промозглого ветра, меня ждал еще один неприятный сюрприз. Сломанная мачта кренила и без того заваливающийся набок корабль, и при каждом наплыве волны создавалось чувство, что сейчас начнет переворачиваться. То что корабль пойдет ко дну - было лишь вопрос времени. Но где же команда?
        Доверившись интуиции и стараясь не улететь за борт, побрел к корме. В наручниках и с прыгающей под ногами палубой идти было до боли неудобно. Но добравшись никого не повстречав, увидел связанный веревкой штурвал. Неужели экипаж бросил корабль?
        Сквозь дождь в морской пучине показалось, что увидел отчаливающую от корабля лодку, полную пиратов. Они, как крысы, покидают тонущий корабль, оставив меня погибать вместе с ним. Усилием воли отогнал панические мысли, сейчас нужно шевелить мозгами и искать лодку либо что-то еще…
        Я дернулся от неожиданности, чья-то рука легла мне на плечо. Развернувшись увидел мокрого от штормового ливня, крепко сложенного, загорелого мужчину с гордой осанкой и широким размахом плеч. Глаза подстать черной банданке на голове пронзительно всматривались в мое лицо. Взгляд пирата задержался на цепи с пушечным ядром на конце, что я держал в руках, намереваясь использовать вместо оружия.
        Даже не попытавшись перекричать рев бури, повелительным жестом приказал следовать за ним. Впрочем, за неимением других дельных вариантов я подчинился и, бросив ядро на палубу, сквозь ураганный ветер и косой дождь поплелся за ним.
        Его лицо показалось мне смутно знакомым, словно я где-то его уже видел.
        Почему-то он ассоциировался у меня с каким-то бароном. Хотя странно, пират отнюдь не походил на аристократа… Что за бред лезет мне в голову?
        Добравшись до противоположного края кормы, он исчез за бортом, бросившись за ним, я обнаружил веревочную лестницу, ведущую в заполненную пиратами лодку.
        Недолго думая, спустился по ней в шлюпку и, едва успев сесть на свободное место, поблагодарил смилостивившуюся надо мной судьбу.
        Корабль подняло на волне в последний раз, крен, отчасти благодаря сломанной мачте, стал критическим, и медленно, как умирающий великан, он со стоном принялся уходить под воду.
        Я оглянулся на товарищей поневоле, заворожено глядя на тонущий корабль, они гребли что было сил и, лишь потеряв корабль из виду, засунули весла обратно в лодку.
        Кажется, на меня они старались не смотреть, держались за борта шлюпки, словно боялись, что она сейчас перевернется. Гигантские пенящиеся волны бросают ее словно щепку. По хмурым лицам повидавших всего моряков я оценил, что шансы пережить шторм пятьдесят на пятьдесят. А вот что мы будем делать посреди океана, в том случае, конечно, если переживем незатихающую бурю, похоже, не загадывали даже они…
        Работы в качестве гребца мне не нашлось, да и почесать языком возможности в ближайшем времени похоже не представится, поэтому вспомним об уроках Тзара, я постарался не обращать внимания на промозглый ветер и дождь и расслабиться погружаясь в медитацию. Но измученный бесконечными взлетами и падениями лодки на бушующих волнах, я склонил голову на грудь и, сам того не желая, провалился в темное забытье.
        Мне снился оборотень с огненно-алыми глазами, он куда-то мчится, и в движении стальные мускулы под короткой серебристой шерстью красиво перекатываются, огромные когти при каждом прыжке высекают искры из камней мостовой. У него на пути встает маг в черном расшитом золотом плаще - Сириний. На аскетическом лице замерзла кривая усмешка, рука, костлявыми пальцами сжимающая посох, направляет его в сторону Лейлы.
        - Нет, Лейла, не надо… - пробормотал я, просыпаясь.
        Синее небо над головой встретило мое пробуждение мягким солнечным светом, который своей яркостью не мог ни радовать глаз. Тихое море уже не казалось таким отвратительным, после такого шторма я не чувствовал качки. Хотя… Я вообще не чувствовал качки!
        Вздернул голову: в лодке никого, ни следа пиратов. Привстав, понял, что лодку выбросило на песчаный берег. Сразу за береговой полосой простирается, покуда хватало глаз, густой лес. Деревья напоминают папоротники в эпоху динозавров, но в целом все выглядит, как неплохое местечко…
        Я привстал, опираясь о борт шлюпки, кандалы на руках звонко гремят и мешаются, едва глаза успели сконцентрироваться на золотом песке, как мое тело вздрогнуло само по себе: на пляже разбросаны трупы пиратов, что плыли со мной в лодке. Сомнений в этом быть не могло, я узнавал их лица, теперь на них застыло удивление. После того, как волны прибили нас к берегу, пираты, не разбудив меня, двинулись в сторону леса и были расстреляны из зарослей. Даже отсюда увидел торчащие красные оперения на древках стрел в теле спавшего мне жизнь барона. Его остекленевшие глаза умиротворенно смотрели на пушистые облака в небе.
        - Хватит прятаться, человек, - звенящий голос донесся из леса, - выходи и прими свою смерть с достоинством.
        Уверенный голос принадлежал лучнику, выглянувшему из зарослей. Помявшись несколько мгновений, решил последовать его приказу. И вправду, к чему прятаться в лодке, если меня уже заметили? С этими проклятыми наручниками встать в рост было непросто, однако я справился и взирал на вышедших из-за деревьев двух темнокожих людей с гордо поднятой головой.
        - Смотри, Атев, он закован в кандалы, - сказал высокий мулат, неспешно ко мне приближаясь.
        Второй, держа стрелу на тетиве, ответил безучастно:
        - Какое нам дело, Лаев, он все равно должен умереть.
        - Убивать связанного, это как то не так… Давай развлечемся?
        - Давай.
        Чем ближе они подходили, тем больше росло мое изумление. В этих грациозно шагающих по песку фигурах я узнал эльфов. То есть, темных эльфов. Разумеется, до этой поры не верил во всякую чушь, что читал в Высокой Башне. Сказания и даже трактаты об эльфах и их темных собратьях, казались мне таким же вымыслом, как, например, «Одиссея» Гомера. Но сейчас я вынужден был признать хотя бы то, что существует людская раса, которую ошибочно именуют эльфийской.
        Оба темнокожих лучника были похожи друг на друга, как братья. Стройные как кипарисы, голову держат так, будто, если наклонят хоть немного, треснет шейный позвонок. Ростом примерно с меня, но голубые глаза умудряются смотреть на мир сверху вниз. Убранные в хвост блестящие золотые волосы открывают взору смертного их гордость и, главное, отличие - изящно заостренные к верху уши. Одеты они в коричневые, под окрас коры деревьев, элегантные, в каком-то роде, комбинезоны.
        - Смертный, вытяни вперед руки, - певучим голосом сказал Атев. И я, загипнотизированный красотой голоса, не соображая, что делаю, подчинился.
        Эльф, видя мою покорность, убрал лук за спину и единым скоротечным движением, вырвал из ножен клинок, с размаху ударяя им между моими вытянутыми руками. Я не почувствовал толчка, просто жалобно взвизгнула цепь, сковывающая два браслета.
        Две половинки звена упали в песок, подняв облачко пыли. А руки, почуявшие свободу, сами собой разошлись в стороны.
        - Смотри-ка, Атев, смертный даже не моргнул, - звонко смеясь, сказал держащий меня на прицеле лучник.
        - Ха, посмотрю я на него, когда моя сабля срежет ему ухо, - ответил Атев, укалывая меня ледяным взором. - Лаев, дай ему свой клинок, поединок обещает быть захватывающим.
        - Какой поединок? - растерянно спросил я.
        - Смертельный, смертный. Смертельный.
        Я, воспитанный на кучи триллеров, все уже давно понял, поэтому, мой мозг лихорадочно принялся обдумывать всевозможные варианты. Мне не пришлось особо притворяться изображая страх на лице. Сказал слабым голосом:
        - Но это будет просто бойня. Ты так легко перерубил мои цепи, что выбьешь меч у меня из рук с первого же удара.
        - Ха, - довольно сказал он. - Не трясись ты так, смертный, я конечно сильный, но просто мой клинок зачарован на нарезку железа. Ваши рыцари для меня все равно, что голые дети… Да дай ты ему меч, пока он еще не упал в обморок.
        Лаев медленно опустил растянутую тетиву, и перехватив лук со стрелой в одну руку, свободной он вынул из ножен свой клинок. Гардой вперед протянул дрожащему человеку по виду такой же как у Атева меч. Но тот не спешил его брать.
        - Долго я еще буду тянуть тебе клинок? - с вызовом и презрением спросил он.
        Сглотнув жесткие слюни, человек, наконец, решился, сделав шаг вперед, он дрожащей рукой ухватился за рукоять и… И эльф ничего не успел сделать.
        Как только рукоять оказалась в ладони, я, не меняя направление клинка, всем телом бросил его вперед. Эльф вряд ли успел что-то сообразить, клинок с мягким хрустом вошел ему в грудь. Окровавленное острие вышло из спины.
        Я рассчитал правильно, его шокированный такой подлостью товарищ упустил время для нападения в спину. Предоставил мне спокойно выдернуть клинок из груди мертвеца. А выдернул я, надо полагать, с особенным цинизмом. Краем глаза видел, как побледнел темный эльф, когда я наступил на грудь его поверженного товарища.
        - Ты… ты чудовище, - прошептал он, на глазах из мулата превращаясь в белого человека.
        - Чудовища, это те, что расстреливают потерпевших кораблекрушение людей.
        Его глаза цвета неба потемнели. Он, больше не роняя понапрасну слов, бросился на меня, вертя клинком как заправский ниндзя.
        «Чертов мальчишка», - почему-то подумал я, прежде чем принялся отражать град обрушившихся ударов. Еще никогда не видел, чтобы двигались с такой скоростью.
        Эльф, казалось, был везде разом, его клинок оставлял за собой едва видимую полосу в воздухе.
        Все же, даже невероятная моя сила в сравнении с его скоростью не значила ровным счетом ничего. Мой меч не успевал блокировать его удары, не говоря уже о том, чтобы коснуться его тела. Клинок в руках эльфа, словно неуловимая остро кусающая змея, легко проходил через мою неловкую защиту и оставлял на теле кровоточащие раны.
        Каждое новое мгновенье означалось новыми ранами на теле, оно уже выло отказываясь повиноваться, каждое движение причиняло новую боль. Только благодаря нечеловеческому чутью, позволяющему мне частично отклоняться от острой стали, я еще оставался в живых.
        Но эльф ярился все сильней: он не понимал, почему уже минуту, как должный быть мертвым человек, еще стоит на ногах и даже избегает большинство его ударов.
        Решив покончить с затянувшимся боем, он вложил в выпад всю массу тела. Глубокий выпад обязан был пронзить мне грудь насквозь, но эльф просчитался.
        Он не мог знать, что человек обладает силой десятерых. Уверенный, что легко сомнет мою слабую оборону, на секунду подставился, и мой блок едва не выбил оружие из его рук. Отклоненный до предела эльфийский клинок все же успел взлететь для защиты хозяина. Но его трепыхание я даже не почувствовал. Мой меч вошел в его сердце и, разрезав ребра как бумагу, вышел из ключицы.
        Умирающий эльф хрипел и булькал, его рот заполнился кровавой пеной, а глаза наполнены невыразимым ужасом. Бессмертному существу оказаться на пороге смерти много страшнее. Но наверно, я циник, вид навсегда покидающего нашу реальность существа, не затронул внутри ни одну струнку. В конце концов, он сам решил, что из нас двоих останется только один, и я, разумеется, хотел жить не меньше него… ведь я тоже бессмертен.
        - Надо бы это где-то записать, а то что-то забывается.
        Агония эльфа длилась долго, и я раздумывал об ударе милосердия, когда он, наконец, затих. Да какое мне в сущности дело до этого темнокожего существа? Он даже не человек. Гораздо больше меня занимали жжения бесчисленных ран. Повезло, что они не глубоки, только разрезаны мышцы, но я уже чувствовал, как ускоренная в сотни раз регенерация стягивала волокна тканей. Думаю, к вечеру от кровавого месива, на которое походило мое тело, не останется даже напоминаний.
        Глава 3
        Израненный, но довольный собой, крепко сжимая трофейный клинок, углубился в лес. Прежде всего нужно найти источник пресной воды, а потом понять, куда попал и обдумать дальнейшие действия. Тяжелые испытания, пройденные мной за последние месяцы, отчасти изменили мой характер. К эльфам, пытавшимся меня убить, я отнесся на удивление флегматично, а ведь раньше меня бы бил нервный озноб.
        Правда, если опасения подтвердятся, и эта земля вправду окажется островом, свои страхи мне придется вспомнить. С острова, контролируемого эльфами, убраться будет непросто…
        Не хотел бы жить рядом с таким лесом: деревья сплошь черные, огромные как великаны и смотрят с подозрительностью. Немного помедли, вырвут из земли корни, окружат и сожрут в одно мгновение. Да еще солнце расплескало кровавые краски так, что мой блестящий трофейный клинок светится, словно в огне.
        Пробираясь между стволами нависающих деревьев я напряженно вслушивался в звуки леса. Странные они, эти звуки: шумный галдеж птиц переплетался с отрывистым кошачьим мяуканьем и визгом кого-то мигом напомнившее мне о бешенных макаках. Однако обитатели леса скрывались в кронах деревьев настолько умело, что мне ни разу не удалось увидеть их даже мельком.
        Неожиданно я набрел на отчетливую тропу. Скорее заинтригованный чем настороженный осторожно последовал по ней. Я был уверен что звериная тропа выведет меня к источнику пресной воды. Был в этом уверен, до тех пор, пока она не вывела на широкую поляну. Я сделал глупость, что упустил из мыслей сородичей тех эльфов, но корить себя было поздно.
        На открытом меж деревьев пространстве, верхом на здоровом белом волке держит осанку темная эльфийка. Волк явно непростой, но до Лейлы ему было дальше, чем до марса. Почуяв мой взгляд, волк засверкал голодными глазами, в ответ я сделал вид, что его не существует.
        Нещадно давя зарождающуюся панику, переключил внимание на эльфийку и воздал должное ее красоте. Мулатки, правда, не в моем вкусе, но эта очень даже ничего.
        Если бы не заостренные ушки… Грива блестящих светлых волос опускается до плеч, лицо словно отлито из светлого шоколада. Черты лица совершенны, ни одна человеческая женщина не сравнится, но в то же время я знал, что такие совершенные лица иногда смотрятся так же непритязательно, как лица последних дурнушек. Алые губы слегка сжаты, из-под бровей выглядывают два голубых сапфира-глаза. Смотрит внимательно, изучающе, наверно, примеряется, куда бы всадить стрелу, так, чтобы побольней… Ненавижу эльфов.
        - Мое имя Эйра, Мерцающая Звезда, - сказала так, что сразу ясно, принцесса бросает конюху - это в лучшем случае. У меня возникло непреодолимое желание поставить ее, куда заслуживает. - Я верховная жрица Зуулуса и Двенадцати Башен.
        Что-то новое и очень знакомое, про башни я никогда не слышал. А Зуулус - это один из четверки правящих богов. Да, точно, бог темных эльфов, - сделал ненужный сейчас вывод я, поражаясь новой волне своей флегматичности. Эльфийка, кажется, произнесла эту фразу с видимым удовольствием, только чтобы указать пальцем на червяка.
        - Я всего лишь простой смертный, мое имя Вардес, Пожиратель и Топтатель Звезд, - кротко и с почтением сказал я, при этом едва сдерживая улыбку. Не знаю, поняла ли эльфийка мое явную иронию и даже неприкрытое ехидство, или что-то проступило на моем лице, но она улыбнулась зловеще, а волк впервые о себе напомнил, грозно зарычав.
        - Что привело тебя на остров Темных эльфов? - спросила она с видимым участием, но в то же время вопрос был явно риторический. Секундой позже до меня дошел смысл сказанного. С острова, где повсюду эльфы, невозможно сбежать без их помощи. Может быть, еще не поздно как-то договориться?
        - Я потерпел кораблекрушение, - начал я с небольшим поклоном в образе гостя.
        - Я вступил на ваши земли без оружия и с миром, но к сожалению, был встречен с оружием в руках, и дабы сохранить собственную жизнь, вынужден был защищаться.
        Волей судьбы убил двух твоих соплеменников, за что нижайше прошу прощения…
        Я поклонился в знак того, что моя витиеватая речь окончена. Эльфийка смотрела на меня как на пустое место. Молчание затягивалось, в тишине слышал даже тяжелое дыхание волка, который не сводил с меня злобного взгляда. Наверное, устал вот так стоять, держа на спине хозяйку, и сваливал виновность в этой задержке на человека. А она замерла, смотря кристально-голубыми глазами сквозь меня. Хотел уже как-то обратить на себя внимание, но тут ее взгляд переменился. Зажегшийся в них огонек мне совсем не понравился.
        - Правда в твоих словах делает тебе честь. Не знаю, что тобой двигало - безумие или храбрость, но знай: темные эльфы никогда не оставляют убийц своих собратьев, - звонкий голос, казалось, слышали все звери в лесу. - Ты мог бы умереть на берегу рядом со своими товарищами, вместо этого, предпочел спасать свою жалкую жизнь. Более того, ты убил двух наших братьев, а главное, посмел войти на Запретные земли, куда с самого зарождения мира не ступала нога человека. За все эти злодеяния ты приговариваешься к смерти.
        Я впал в легкое оцепенение, был раздавлен свалившийся массой угроз. Эльфийка замедленным театральным жестом направляет свою ладонь в мою сторону. Понял, что она будет разить не стрелой и не кинжалами на поясе. Какое-то время проведя время в Высокой Башне сумел различить готовящееся заклятье из разряда простых.
        Наверно, рассчитывала на полную неспособность к сопротивлению деморализованного человечишки.
        Увидев, как из охваченной белым пламенем изящной ручки вырываются ледяные лезвия, я вышел из ложного ступора и успел кувыркнуться, своим же клинком едва не разрезая себя пополам. Большинство ледяных ножей прошли выше и левее меня, но пара пребольно впилась мне в лопатку и плечо.
        Вскочил чуть пошатываясь и, не теряя времени, бросился на вновь начавшую колдовать всадницу. Мне не хватило лишь несколько секунд, последовала более мощная атака. Эльфийка повела рукой, и в меня со страшной силой врезалось что-то убойное. По мановению напряжения в воздухе мог сказать, что заклятья, подобной силы, из всех видимых мной магов могли использовать только Гардий и Тзар.
        - Она на две головы сильнее, - успел подумать я перед тем, как всадница на белом волке и зеленая листва деревьев сплелись в единое целое. Мир поплыл и рухнул в темноту.
        Неужели жив? Я лежу в зарослях высокой травы, темные на закате облачка лишь краями окрашены красным. Мышцы задрожали от прилагаемых усилий, я с трудом поднялся и сел. Чувство такое, будто кровь в жилах словно застыла, превратившись в холодное машинное масло. Едва двигая шеей, окинул взглядом поляну. Почему я жив, и куда подевалась проклятая эльфийка? И что это за синяя тряпочка?
        Надо же, чей-то платок… Но почему эльфийка так плохо меня убила?… И только сейчас заметил стрелу, торчащую из моей груди. Откуда она взялась, если я был поражен заклятьем?!
        Трудно представить, чтобы подошедшая к распростертому телу всадница натянув лук, выстрелив в сердце в упор и при этом промахнулась.
        Боли я не чувствовал, но ощущение было донельзя мерзостное. Стрела, застрявшая чуть левее сердца и никак себя при этом не проявляющая - нечто нездоровое. Чем-то мне это напомнило сказки про оживших мертвецов, вампиров и прочего бреда. Хотя в какой-то степени бредом это и не является…
        Все же меня успокоил потекший из раны ручеек крови, значит, еще на этом свете, еще жив. Бесспорно все это хорошо, но что же делать? В агентстве я конечно прошел спецподготовку, в том числе курсы первой помощи, но хирургом отнюдь не был. Наконечник стрелы застрял где-то меж ребер, и если судить по едва дающим о себе знать нервам и по размеру торчащего из груди древка, он был на волосок от того, чтобы выйти со спины наружу.
        Ну, с богом. Аккуратно оборвав красное оперение, я, что было мочи, вдавил стрелу дальше в грудь. И едва не захлебнулся от боли. Скрипя зубами, чтобы не закричать, забился в конвульсиях. Когда первый поток боли отхлынул, с выступившими на глазах слезами я, извернувшись дугой, ухватился за наконечник и принялся выдавливать из спины стрелу. Болезненная процедура завершилась, окровавленная стрела лежала у меня в руках.
        Как только огненная вспышка боли немного утихла, я, изгибая шею жирафом, принялся осматривать другие раны. Раны от попавших в меня двух ледяных стрел оказались неглубоки. Ладно, сами заживут, а вот рану из вытянутой только что стрелы нужно тщательно перевязать. На что и пошел огрызок моей не слишком чистой рубахи.
        Пора отсюда уходить, пока не вернулись проклятые эльфы. Я последний раз бросил взор на поляну и обагренную моей кровью траву. Хороший следопыт отыщет меня в два счета, но все-таки шанс есть…
        Поднялся и, пошатываясь от слабости, покинул чертову поляну. Углубившись в заросли леса, старался идти как можно бесшумно, ведь у этих негритянских тварей очень длинные уши. Я намеревался отойти подальше от места драки, найти укромное место, зализать там раны и восстановить силы. А дальше… что дальше я не знал.
        Но пусть попробуют взять готового к бою хексена. Я встречу их во всей своей красе и мощи.
        Прямо из кустов передо мной вынырнул здоровенный белый волк. Он зыркнул голодными глазами, пасть оскалена, клыки с половину пальца длиной. Готов поклясться, что этот тот самый волк, которого эльфийка использовала вместо ездовой собаки.
        - Уйди отсюда, мальчик, - нервным голосом сказал я, - у меня нету мелочи…
        Обозленный волк грозно зарычал, позади него раздвинулись кусты, оттуда показалась довольная собой эльфийка. Не узнать Эйру уж точно невозможно. Она положила руку на гриву волка-переростка и победоносно улыбнулась.
        Бежать бесполезно, как и вступать в диалоги, остается только дорого продать свою жизнь. Когда она открыла рот, собираясь что-то сказать, я со всей отпущенной мне дурью швырнул-таки оставшийся при мне эльфийский клинок. Голубые как прозрачные озера глаза округлились от испуга и неожиданности, клинок, крутясь и режа воздух как фрезерный диск, летел к ее лицу с немыслимой скоростью. Но все же успела вытянуть руки и подставить что-то под удар. Я не разглядел, потому что белошерстный волк бросился на меня в ту же секунду.
        Мне казалось, что был готов к этой атаке, но скорость волк развил такую, что покрыл разделяющее нас расстояние в один мгновенный прыжок. Каким-то чудом я успел откатиться с его пути. Подготовка в спецназе, смешанная с возможностями хексена, дала потрясающий результат. А волк, пробежав по инерции десяток метров, едва смог затормозить и снова на меня перенацелиться.
        Ну теперь, когда он будет действовать с большей осторожностью, мне не жить. С Лейлой, конечно, этот волк и близко не сравнится, но меня это утешает мало.
        - Стоп, Рен, - властный и звонкий приказ эльфийки заставил волка изменить направление прыжка.
        Но все же удара пушечного ядра в грудь избежать не удалось. Хрустнули ребра, я отлетел, волк оказался на мне, передними лапами прижав к земле.
        - Ко мне, Рен, - позвучал строгий и вместе с тем мелодичный голос эльфийки.
        Белый волк с видимой неохотой слез с моей раздробленной груди и, наверно, подбежал к хозяйке.
        - А ты не так прост, как кажешься… человек, - Эйра, присев рядом со мной на корточки, заглянула в мое нацепившее гримасу боли лицо. - Что же мне с тобой делать?
        Я хотел послать ее к черту, но вместо этого из моего рта с хрипом вырвался поток чего-то теплого и вязкого. Мне не хватало воздуха, я задыхался, а она смотрела на меня своими льдинками.
        - Сделаем так, - непонятно кому сказала эльфийка.
        Положила мне на грудь свои изящные ладони, и перед глазами поплыли желто-синие круги. Я заснул, а может быть, умер…
        - Эйра, почему ты его убила? Я ведь просил оставить человека в живых, - мягким, как ковер из осенней листвы, но грозным, как камнепад в горах, голосом спросил Маурис.
        Когда-то давно мать наградила новорожденного эльфа необычным для их рода именем. В пору очень далекой юности своего имени Маурис, пожалуй, стеснялся. Но, набравшись мудрости, понял, какое счастье ему открыто. Маурис - на языке древних эльфов, что был еще до рождения этого мира, означал Владыку. Так не звали никого, кроме него. И когда он слышал насмешливое доселе свое имя, спина сама собой гордо тянулась к небу. Друзья и враги сами того не ведая, называли его своим владыкой… Тогда он впервые понял, что его ждет правление, по крайней мере, над всеми соплеменниками.
        С того времени минуло почти пять веков, и мечты давно сбылись. Он стал Владыкой, королем всех темных эльфов в мире Арайдон. Прекрасный собой, как впрочем, и все темнокожие эльфы, он выгодно отличался от ровесников своими лучезарными глазами: они выглядели молодо, и в них не было равнодушия, усталости или древней тоски.
        - Владыка, он оскорбил меня, и я не смогла совладать с собой, - склонив голову в покорности, произнесла самая красивая из всех темных эльфиек. А светлые, разумеется, и сравниться не могли с красотой темных….
        - Главе жриц Зуулуса и моей жене не пристало опускаться до расправы над смертным.
        - Прости, муж мой.
        - Прощаю, тем более мне передали, какое он нанес тебе оскорбление. Не удивляйся, один из молодых воинов наблюдал за сражением. Прости его, но именно он рассказал мне подробности. После того, как ты ушла, на всякий случай он пробил его сердце стрелой…
        - Зачем это? - вздернула вверх подборок Эйра.
        - Если честно, представив эльфа, вгоняющего стрелу в труп, я и сам долго смеялся в мыслях. Но да закроем глаза на невинные шалости детей. Тот эльф был другом Атева и Лаева, умерших от руки подлого смертного. И не смог устоять, чтобы не исполнить заветное желание - пронзить стрелой сердце обидчика. Траурная церемония будет на закате, ты почтишь ее своим присутствием?
        - Нет, Владыка, я хочу уединиться ненадолго.
        - Что ж, пусть будет так. Иди, Эйра, подумай о мироздании.
        Маурис засмотрелся ей вслед: Верховная жрица, плавно двигаясь всем телом, словно плыла над землей. Сколько уже прошло лет, как он взял юную тогда деву в жены? Но даже спустя эти годы его сердце не перестает трепетать при одном лишь на нее взгляде…
        Убедившись, что Эйра да и его телохранители были далеко, он вскинул руки к массиву темных туч над головой:
        - Взываю к тебе, Зуулус! - вскричал Владыка и в который уже раз поймал себя на мысли, что лишь исполняет старый обряд. Бог не слышит голоса живущих, он слышит только крик сердца. И если сердце непростое, как его, непременно ответит.
        И ответ не заставил себя долго ждать. Клубясь в небе и разгоняя бегущие в страхе темные тучи, луч света прорезал влажный океанический воздух. Маурис грелся в целом столпе этого света, правда, совсем не так, как эльф греется на солнце. Просто он чувствовал в направленной на него мысли Бога ту великую мощь, которую в глубине души он хотел заполучить и сам. Этой силой и мощью он восхищался всеми частями бессмертного тела и был счастлив служить Всемогущему уже только за это.
        - ………
        - Да, владыка, исполнено все, что ты приказал, - ответил Маурис низко кланяясь. Ирония судьбы странная штука, Владыка сам - называл так и другое существо.
        - ………
        - Владыка, - в панике вскричал и упал на колени эльфийский король, - это была досадная случайность. Все кончилось как нельзя лучше…
        - ………
        - Прости, мой Бог, - покорно сказал эльф.
        - ………
        - Да, Владыка, никаких случайностей больше не будет.
        - ………
        - Спасибо, Владыка.
        Небесный луч исчез почти так же стремительно, как и появился. Владыка эльфов медленно и неуверенно, словно опасаясь, что бог вернется, поднялся с колен.
        Разговор с Зуулусом вышел не таким, как ожидал Маурис, но это почти не важно.
        Как только он выполнит план, задуманный его богом, получит щедрую награду…
        А сейчас нужно идти на церемонию предания двух молодых эльфов корням, а потом… можно и проведать Эйру.
        Глава 4
        Я очнулся в растерянности. Снова жив. Когда же это закончится? Лежу не шевелясь, смотрю в обветшавший от времени каменный потолок. Где я и почему чертова эльфийка принесла меня сюда? Я задавал себе эти вопросы скорее по инерции, ответы на них сейчас меня вовсе и не волновали. Слабость и сонливость волнами дурноты растекаются по телу. Будто истратил весь внутренний запас сил и теперь не в состоянии пошевелить даже пальцем.
        Чтобы отвлечься от столь тягостного положения, стал вспоминать уже уходящий в забытье яркий сон…
        Не сон, а видение. Маурис. Эйра - старая знакомая, значит, ты замужем? А тот столп света, в котором купался эльфийский король, что-то знакомое. Такой же я видел, когда только попал в этот мир: тогда душа покинула мое тело, и я подслушал разговор бога с верховным шаманом злобных орков. Так, значит, это Зуулус тогда натравил на меня орков? Но зачем? Стоп, почему именно Зуулус, в этом мире четыре бога, не считая Арайдона. Вполне возможно, что это кто-то другой.
        Прокручивая в мыслях видение, мне вспомнилось, что я не слышал голос разговаривающего с королем эльфов бога. Но тогда у орков отчетливо его слышал!
        Что за дела?
        Немного поломав голову, пришел к выводу, что между видением и полетом духа есть большая разница. Когда на меня находит видение, я забываю про себя самого.
        Меня будто и не существует. Нахожусь в том месте и сразу повсюду со всех сторон.
        Вижу частички прошлого и иногда потайные мысли существа, что показывается в моем видении.
        А мой обретший краткую свободу дух тогда напрямик влетел в луч связи шамана с богом. Возможно, поэтому я тогда слышал громыхающие приказы неизвестного божества. Хотя почему же неизвестного? Кого должен слушаться верховный шаман племени? Конечно, своего бога. А кто у нас бог орков? Серемарин - вот кто.
        Все-таки интересно, что говорил Зуулус королю эльфов.
        Я услышал легкие шаги по камням. Кто-то приближается.
        - Вижу, ты очнулся, Вардес. Не спеши вставать, ты потерял почти все свои силы, - раздался над ухом вкрадчивый голос Эйры. - Зато все переломы срослись, и вообще, на тебе ни одной царапины… Даже странно. Никогда не думала, что я настолько эффективный целитель…
        Я вновь разлепил веки, лицо темнокожей эльфийки нависает надо мной с участием в синих глазах. Если б я не знал, что она коварная и равнодушная нелюдь, наверняка, поверил, что вижу в них сочувствие.
        - Где мы? - тихо спросил я.
        - Мы в древнем храме Арайдона, сюда никто из эльфов не ходит, так что ты в безопасности.
        - В безопасности? Хочешь сказать, ты спасаешь меня?
        - Да, это так. Все думают, что ты мертв. А я очень рискую, оставляя тебя в живых и пряча ото всех.
        - Зачем же?
        - Не знаю, смертный, я запуталась… - она тяжело вздохнула, обдав меня своим мятным дуновением. - Я знаю, это трудно понять… Видимо, придется рассказать подробно: когда-то давно темные эльфы были свободны. Арайдон, что открыл врата нашей расе в этот мир, мудро правил нами. Но потом появился наш теперешний бог - Зуулус. Как, впрочем, и трое новых богов, и поначалу нам не возбранялось молиться и служить любому из них… А потом, когда пал Арайдон, под угрозой смерти мы стали служить только Зуулусу.
        Она оглядела разбитый временем храм. Давно выцветавшие фрески и неразличимые изображения на стенах навевали на нее ярко видимую тоску.
        - Это был его храм, пышный, красивый, богатый. Когда-то давно я была его жрицей. Я любила его… - она судорожно проглотила сырой воздух. - Но Зуулус повелел предать все храмы Арайдона забвению. Эльфы не любят разрушать, и уничтожить храм они предоставили потокам времени. Как видишь, у них это неплохо получается.
        Я привстал, удивляясь тому, как дрожат мышцы. Храм Арайдона внушал почтение уже тем, что подвергнувшись испытанием самого страшного врага - временем, в его чертах угадывался размах и некогда должно быть впечатляющее величие.
        Эльфийка смотрела на меня с невыразимой грустью в глазах, и мне стало стыдно, будто это я виноват в падении Арайдона.
        - Со временем я стала жрицей Зуулуса, а потом и Верховной жрицей. Но того огонька в сердце, что был при разговоре с Арайдоном, я не чувствовала больше никогда. И тогда я поняла, что буду его жрицей вечно. Пускай даже тайно… Но может ли быть судьба горше, чем у жреца павшего бога? А? - совсем по-человечески спросила она.
        - Жрица двух богов… - прошептал я, не отрывая взгляда от ее смуглого лица.
        - Да, жрица двух богов, - подтвердила она. - Знаешь, когда я увидела обреченного смертного, мне вспомнился Арайдон. Наверно, он был похож на тебя, когда его предали друзья… Я решила тебя спасти. Но я сделала шаг в пропасть только ради него, а не для тебя. Когда-нибудь обман раскроется, тебя найдут, а меня казнят. Я не знаю, что делать дальше…
        Она вдруг вскинулась:
        - Но мне пора. Ради нас обоих, не выходи из храма. В той корзине немного фруктов. Набирайся сил.
        Бросив слова, полные отчаяния, она скрылась за вратами храма. Я еще долго смотрел на перекошенные временем створки некогда прекрасных резных врат.
        Наверно, ожидал, что вот сейчас непонятная эльфийка вернется…
        Ненавижу эльфов… в особенности эльфиек. Хотя женщины все такие: сначала готовы разорвать, а потом кинуться рыдать на шею. Да бог с ними, с эльфийками.
        Нужно хорошенько обдумать сложившееся положение, всю жизнь прожить на этом острове и не выходить из полуразрушенного храма - не для меня.
        Ну, лет сто еще можно… а потом надоест. Да и эльфийка запарится таскать мне каждый день еду, ведь походы на охоту за едой мне тоже заказаны. Так что же делать? Ответ пришел сам собой: Арайдон. Я ведь в его храме, и стоит позвать, как он не боясь, что его «засекут» боги, спустится и как минимум даст мне совет.
        Вспомнив, как в моем видении это делал Маурис, я мысленно воззвал к Арайдону.
        Но когда в голове раздался ответ в виде тихой чужой мысли, я все равно вздрогнул от неожиданности.
        - Вардес, я не могу с тобой долго разговаривать, а тем более прийти к тебе.
        - Почему?
        - Боги узнали, что я вырвался из заточения, и теперь они меня ищут. Только в своем тайном замке я могу быть в безопасности. И мне совсем не хочется, чтобы по разговору с тобой они отследили, где я нахожусь. Ты понимаешь?
        - Да. Обычная телефонная линия.
        - Что?
        - Как мне выбраться из этого проклятого острова, где полно темных эльфов?
        - Как ты там оказался? Но я тут бессилен… Прости, больше нельзя разговаривать. Удачи, Вардес.
        - Черт, - плюнул я в сердцах, когда присутствие чуждого в голове перестало ощущаться, - ну и что делать теперь?
        Не в силах ничего придумать принялся ждать возращении Эйры. В конце концов, она ведь Верховная жрица кого-то там, может, сможет телепортировать меня на материк. А еще лучше на мифриловый остров, надо бы спросить. А может, еще сможет узнать о судьбе Лейлы…
        Проведя в храме беспокойный вечер, в томительном ожидании съел всю корзину фруктов, оставленную Эйрой. И изведшись, наконец, беспокойно заснул.
        Во сне снились сотни врывающихся в покинутый храм эльфов, все размахивают клинками, что-то кричат. На безукоризненных лицах застыли гримасы злобы и ненависти. И в самый интересный момент, когда они принялись рубить меня на части, я подскочил в холодном поту.
        Утро выдалось солнечным донельзя, тепло проникало в храм с потолочных проемов что когда-то были окнами с ярко расписанными фресками. Я поднялся, походил по храму. Эйры нет, и неизвестно, когда она будет, самое худшее, что я не смел выйти в лес, чтобы хотя бы найти воду. Это значит, подставить под угрозу не только свою, но и жизнь доверившейся мне эльфийки.
        Не зная, чем еще занять голову, я уселся на холодный пол, обломок каменной стены величиной с кулак привлекал мое внимание. Я расслабился, сконцентрировался на внутренней энергии камня и сдвинул его усилием мысли. Камень, оставляя на полу занесенным землей отчетливый след, продвинулся на полметра. Еще в Высокой Башне я демонстрировал чудеса телекинеза: волей двигал меч, который было даже трудно поднять. Помнится, что тогда маги от моих способностей были в шоке. Я, конечно, и до этого волей двигал булавки, но то ведь были только булавки…
        Камень двигался и подпрыгивал, отрываясь от пола. Было забавно, а на душе от осознания совершаемого мной таинственного действа было легко. Спустя какое-то время я заставил камень зависнуть в воздухе и, не ослабляя на нем концентрации, приказал второму камушку пододвинуться ближе.
        Было трудно, в голове что-то трещит, словно в ней провода с электричеством, что постоянно замыкаются и бьют разрядами, но все же камень подтянулся под уже висевший. Я, внешне расслабленный, внутренне напрягся: второй камень поднялся с земли, и теперь в воздухе зависли одновременно два… В голове хлопок, в глазах потемнело, камни гулко стукнулись об пол. Выдохся…
        Я поднял глаза и вздрогнул от неожиданности. Рядом стоит Эйра и изумленно смотрит на камни.
        - Неплохо… для смертного, - сказала, прогоняя с лица удивление.
        Я перевел взгляд на проем в стене храма, что раньше назывался окном, и не поверил себе: на улице уже ночь и звездное небо. Целый день пролетел в одно мгновенье!
        Эльфийка молчала, и несмотря на-то, что на лице вновь образовалась маска равнодушия, я видел, что она сама не своя. Движения какие-то нервные, в глазах застыло что-то помимо равнодушия.
        - Что-то случилось? - обеспокоено спросил я.
        - Да, нам нужно уходить. Маурис как-то узнал, что ты жив. А с ним шутки плохи, он король всех темных эльфов. - Зачастила она совсем не по-эльфийски, сжала мою руку и нетерпеливо подталкивала к выходу. Бедняжке, наверно, впервые за многие годы было по-настоящему страшно.
        - Куда мы идем? - спросил я, включая ночное зрение.
        - Тише, - шикнула она, таща меня сквозь густой лес без малейших остановок.
        Ночь была безлунной, и если бы я спросонья не догадался с ночным зрением, наверняка, сразу бы искромсал себе лицо о корни деревьев.
        Через десяток минут ходьбы в быстром темпе лес вывел нас к какой-то бухте.
        Яркие звезды отбрасывают серебряный свет на прибрежную полосу моря. На тихих волнах мерно покачиваются корабли эльфийского флота. Большие и хищные, не чета кораблям Ануминаса и даже пиратов, они смотрят на два замерших на берегу существа с открытой враждебностью.
        - Оставайся тут, - в самое ухо прошептала Эйра. И встала в полный рост.
        Выйдя из-за деревьев, она, гордо вскинув голову, прошла к трем ближайшим, пораженно застывшим кораблям. Навстречу ей бегом бросились несколько эльфийских стражей. Поравнявшись с ней, они поклонились, что-то спросили. Бурный разговор продолжался несколько минут, наконец, один из стражей кивнул, а Эйра, глянув в мою сторону, махнула рукой. Убедившись, что правильно ее понял, вышел из-за дерева, готовясь к любой пакости.
        Нет, все в порядке. Эйра, кажется, обманула стражей, и они смотрели на меня хоть и с удивлением, смешанным с великим презрением, но беспрепятственно позволили мне взойти по мостку на корабль. Эйра взошла вслед за мной и повелела стражам убрать мостки и отвязать канаты, связывающие корабль с причалом.
        В сложившейся ситуации я понимал немногое, но когда на мачтах вдруг стали развиваться белоснежные даже в ночи паруса, и корабль сам собой начал отчаливать, я потерял дар речи. Не каждый день видишь корабль, что способен обходиться без команды и капитана…. Ну, разве, что капитаном была Эйра. Но она не произносила никаких слов, просто сжимая кулаки, наблюдала, как все удаляется ее родной остров. На прекрасном лице застыло суровое выражение, оно молча прощается с родными краями.
        - Наверно, мне надо было остаться на острове, человек, - обратилась ко мне угрюмая эльфийка. - Пусть меня казнят. Но по крайней мере, я умерла бы со своими предками, а не стала бы изгоем на долгие века.
        - Не говори так, - постарался я ее утешить, - жизнь лучше смерти. Кто, как ни ты должна это понимать?
        - Да… - задумчиво вздохнула она. - Здесь ты прав. Но мое сердце обливается кровью от одной лишь мысли, что я никогда сюда не вернусь.
        Корабль в отличие от тех, на которых мне довелось побывать ранее, нисколько не скрипел, и мне показалось даже, не качался на волнах. Он словно летел, не касаясь воды, и скорость, судя по тому, что от острова осталась лишь темная точка, развивал крейсерскую.
        Смотря на проснувшееся и начавшее новый день солнце, я испытывал неловкое чувство. Жрица двух богов ради спасения незнакомого человека предала мужа, бога и весь свой народ. И я не мог подобрать правильные слова: все они прозвучат в давящей тиши фальшиво и цинично. Молча стоял рядом с изящной темнокожей женщиной и слышал ее неровное дыхание. «Она принадлежит к расе нелюдей, - напомнил я себе, - прекрасная, возможно, даже умная, но ее нельзя жалеть и боготворить.
        Лучше думать, что все ее человеческие страсти лишь обманка коварной нелюди».
        - Эйра, куда мы плывем? - спросил я, чтобы разрушить тягостную тишину.
        - Не знаю… Пока Маурис не узнал о нашем побеге и не бросился в погоню, мы должны попасть на земли людей. Там ему трудно будет меня найти.
        - Тебя?
        - Меня, - ее ледяные кинжалы-глаза уперлись в меня, едва не режа. - У нас с тобой разные пути. Нам нечего делать рядом. Довольствуйся тем, что я спасла тебе жизнь. После того, как мы выйдем на берег, наши дороги разойдутся.
        Темная эльфийка как бы невзначай положила ладони на рукояти кинжалов, висевших на боках. Уверен, этими кинжалами владеет мастерски, и если вдруг я решу диктовать ей условия, без раздумий пустит их в ход.
        - Дело твое, - несмотря на то, что ее слова смогли меня зацепить, я сказал небрежно: - Слуга двух богов, что ты будешь делать на землях чуждой тебе расы?
        От людей для тебя добра не найдется.
        Вопросу как не странно она не удивилась, бросила, даже не взглянув:
        - У меня нету другого выбора, человек.
        Я еще раз взвесил свое решение. Еще не поздно замолчать и не говорить этих слов. Но мне в этом непонятном мире нужны союзники, на одних лишь своих силах многого не навоюешь. Кто, как не она подходит на роль… друга?
        - Человек, человек, человек. А что если я скажу, что я вовсе не человек, точнее, не совсем человек?
        - Что? - оторвав лицо от бескрайних горизонтов водяной пустыни, с удивлением повернулась ко мне.
        - Я хексен. Ты знаешь, что это? - сказал я небрежно, и по изменившемуся выражению уже догадавшись об ответе.
        - Ты не можешь быть хексеном, человек, - сказала она так уверено, что я на мгновенье усомнился, вдруг вправду им не являюсь.
        - Почему это?
        - Даже Маурис не смог бы победить хексена в бою. А я тебя побеждала дважды.
        - Я совсем молодой хексен. И у меня нет опыта… - начал я, но поймав себя на том, что начинаю оправдываться, добавил: - Но даже сейчас едва не убил тебя. Ты чудом отбила брошенный мною меч.
        Ее прекрасные черты исказились, между бровями появилась морщинка, а носик как будто бы вытянулся. Эльфийская гордость препятствовала распространению в ее душе мысли о возможном поражении. Но подсознательно люди склонны приписывать свои победы везению и случайностям. Видимо, у эльфов психология схожа - гордость проиграла этот бой:
        - Может быть, но… ты сказал это не просто так, верно?
        «Умная девочка, - подумал я с легкой ленцой, - нужно держать ухо востро».
        - Да, ты права. Я хексен и служу Арайдону.
        Эти слова произвели на эльфийку поистине невероятное действие. Гордое и надменное лицо приняло черты маленькой девочки, решающей радоваться ей или плакать навзрыд. На подбородке образовалась ямочка, детский ротик обиженно приоткрылся, темно-алые губки вытянулись в трубочку, глаза округлились и подозрительно заблестели…
        И тут она снова меня удивила. Я не успел и моргнуть глазом, как наваждение испарилось. Эйра вновь обрела уверенность в себе, власть и холод вороненой стали в ее глазах имели такой разительный контраст с тем, что было в них секундой ранее, что открыть рот пришлось уже мне.
        - Почему я должна тебе верить? - холодно спросила она.
        - А почему бы и не поверить? - нашелся я с ответом.
        - Это может быть ловушкой, - произнесла она, резко отстранясь. - И…
        - Даже если предположить худшее, что тебе с того? Ты все равно обречена. Ты изгой и тебе незачем жить. У тебя нет никакой цели в жизни.
        Этими словами я надавил на ее неокрепшее, несмотря на то, что старше минимум на пару сотен лет, сознание. В отличие от нее я знал, что такое психология. И она не подвела. Скорее всего, любые другие слова дали бы результат, противоположный желаемому.
        Она молчала, в ее глазах скрываемые под притворным равнодушием боролись какие-то чувства. Наконец, произнесла:
        - Хорошо, я верю тебе.
        Я немного помолчал и, поняв, что продолжение не последует, заговорил:
        - Ты одна из немногих жриц, не отвернувшихся от Арайдона, даже когда он пал.
        Так не отвернись же от него и сейчас, когда он нуждается в помощи всех верных людей… и эльфов.
        Не понятно, как, но под слоем льда в синих глазах я читал ее хаотично метающиеся мысли. Готов был поклясться, что она хотела промолчать и выслушать, но не смогла удержаться и вытащила на свет острую шпильку:
        - Может быть, я жрица и не предавала Арайдона… В отличие от служивших ему хексенов, которые все как один перешли на сторону его врагов.
        Моей проницательности можно только удивиться. Я догадался о «шпильке» раньше чем она о ней подумала. Неужели это прорезаются какие-то способности хексена?
        Однако эту информацию нужно запомнить. Хотел бы я знать, почему все хексены его предали?
        - Может быть, - в тон ей ответил я. - Но меня тогда и на свете не было, поэтому не мне об этом судить.
        - Хорошо, продолжай, - велела она.
        - Арайдона можно спасти, и если ты мне в этом поможешь…
        - Спасти? Каким образом?
        - Если мы поплывем на Мифриловый остров, то завладеем артефактом невиданной мощи. С помощью него мы воскресим Арайдона.
        - А…
        - Прости, - перебил я ее, - это пока все, что я могу сказать. Ты согласна мне помочь?
        Она крепко задумалась. Изредка, так ничего не решив, поднимала голову, словно ища во мне подсказку. Приняв какое-то решение, тряхнула светлой гривой волос, отгоняя устремившийся опрокинуть решение новый вихрь хаотичных мыслей.
        - Да, я помогу тебе… То есть Арайдону, - сказала она как-то трусливо. - Но если ты меня обманешь, смертный… то есть…
        Она смутилась, мысли окончательно потеряли ясность. Через секунду бросила, что ей нужно подумать, и стараясь не смотреть на меня, спустилась в каюту. Я снова взглянул на уже ставшее теплым утреннее солнце и улыбнулся: вот так на ровном месте и делаются союзники.
        Стоп. А кто ведет эту чертову посудину? Я уже представил, как мчащийся по волнам эльфильский корабль с разгону врезается в айсберг, и я, бедный, оказываюсь один посреди океана. Не успел я найти выход из создавшегося положения, как эльфийка, видно, передумав или не захотев оставаться одной, вернулась.
        - Расскажи мне о Мифриловом острове, - попросил я, чтобы скрыть неловкость.
        - Многие пытались закрепиться на этом острове, - начала она с явным облегчением. - Империя, королевства Арон и Галиян. Фаготские пираты до сих пор не оставляют попыток высадиться и отстроить на берегу крепость. Самое интересное, что это не получилось ни у кого, кроме, конечно, Ануминаса. Под натиском обитателей мифрилового острова даже лучшие воины Империи - несравненные квирианцы, вынуждены либо бежать, либо умирать, сражаясь. Если ты еще не понял, этот остров - не для слабых. Сильнейшие воины там гибнут как мухи. Боюсь, что нам придется сражаться уже сразу после высадки.
        - С кем сражаться? - немного боязливо спросил я. Воображение рисовало море волколаков, вампиров и тех тварей, что напоминают живые доспехи с гнилыми скелетами внутри.
        - Этого никто не знает. На острове обитает какая-то невероятная раса. Все, что о ней известно, она разумна, говорить не умеет, пожирает все, что найдет, но изучить ее не представляется возможным. При смерти они сгорают, а живыми их взять не удавалось еще никому.
        - А как они выглядят?
        - По-разному, зависит от возраста… Молодые совсем мелкие и юркие, а особям, которым под три сотни лет… Если не повезет, мы с ними встретимся.
        - Если они такие сильные, как же Ануминас добывает мифрил?
        Эйра, казалось, не расслышала вопроса, задумчиво смотрела на линию горизонта, возможно, вспоминала события далекой давности.
        - За право добычи мифрила люди из Ануминаса заплатили и продолжают платить тысячами жизней. Лет сто назад они под предводительством великого хексена - Иеира смогли закрепиться на могучем утесе. Сейчас над морем возвышается сильная крепость, и как не удивительно, она в состоянии устоять под непрерывными атаками тварей. Каждую неделю в крепость приплывают на корабле все новые люди и не только из Ануминаса. На остров может попасть любой, желающий рискнуть и разбогатеть, отдав за это вождю крепости лишь половину добытого мифрила. Но все это ни к чему, мифрил добывают лишь единицы. Остальные гибнут в первые часы…
        Снова проследив за взглядом Эйры, разглядел на горизонте небольшую черточку.
        Острый глаз эльфийки скорее всего завидел остров уже давно, а мне даже не сказала…
        - Мы плывем в крепость? - спросил я, уже представляя, какими глазами будут смотреть воины Ануминаса на эльфийкку и человека, приплывших на огромном белоснежном корабле лишь вдвоем.
        Она холодно посмотрела на меня, скорее всего намереваясь проигнорировать вопрос, но вспомнив, что мы «команда», бросила сквозь зубы:
        - Конечно, нет, человек… Эльфийский корабль не должен попасть в руки смертных. Тем более нам необходимо сохранять секрет нашего прибытия на Мифриловый остров. Шпионы, наверняка, внимательно следят за всеми прибывающими на остров людьми. А слухи о моем местонахождении вовсе не нужны.
        - Что же ты предлагаешь?
        - Что я предлагаю? - голос эльфийки зазвенел от еле сдерживаемых чувств.
        Похоже, была в ярости, что приходилось объяснять глупому человеку очевидное: - Я приставлю корабль подальше от крепости, и до нее нам придется прорываться пешком. Войдя в крепость через ворота, мы не привлечем к себе внимание - на двух воинов, оставшихся от отряда, даже не взглянут.
        Я с сомнением взглянул на темную эльфийку, но та, заметив это, лишь презрительно дернула плечом:
        - Об этом даже не думай, ни один смертный не догадается, что я принадлежу к высшей расе.
        С этими словами она спустилась в трюм, а я, видя приближающийся остров, закрутил головой, если она не выйдет минут через пять, мы разобьемся о скалистый берег. Когда я оглянулся, реагируя на раздавшиеся позади легкие шаги по палубе, рука сама собой дернулась к мечу.
        Незнакомая женщина звонко рассмеялась и сказала голосом Эйры:
        - Значит, моя маскировка удалась.
        - Пожалуй, да… - сказал я, немного успокаиваясь.
        Женщина была красива, даже красивее темной эльфийки. Белая кожа, совершенные черты лица, выразительные ярко-голубые глаза. Ни одного изъяна, даже мелкой морщинки или родинки, казалось, что она спустившаяся с небес богиня. Легкое, плотно обтягивающее и открывающая кожу во многих местах платьице валькирии придавало ее красоте знойный характер. Узкая талия обрамляется кожаным пояском, от него по бокам на широкие бедра свисают ножны с длинными кинжалами. По уверенности, с которой она держится, можно утверждать, что владеет ими мастерски.
        Многие мужчины отдали бы ей свое сердце, едва завидев. Вероятно, в моих глазах она ожидала увидеть схожие чувства, но ее ждало разочарование. Я уже видел лицо намного прекраснее: в той темнице у девушки, неотрывно смотрящей на факел. Как же я посмел натравить на нее сонм злых духов?!
        Выражая неудовольствие, она дернула плечиком и, больше не замечая меня, вперилась в линию берега. Я выбросил из головы мысли об утрате. И пользуясь моментом, я рассматривал обтянутую в зеленое платьице статную фигуру. Будь я менее привередливым в межрасовых делах, наверно, ее формы не оставили бы меня равнодушным.
        - Тебе нужно избавится от этих лохмотьев, - сказала вдруг эльфийка. - Не позорь свою расу, хексен.
        Я удивленно глянул на нее:
        - И что же мне одеть?
        - В каюте капитана есть сундук с одеждами эльфов. Выбери, что попроще, чтобы не привлекать слишком пристального внимания, но быть среди людей на высоте.
        Я сдержал едва не вырвавшуюся в ее адрес колючку. Эльфийка явно не от мира сего. Мы подплываем к острову, где нас с распростертыми объятиями поджидают полчища чудовищ, которых даже представить страшно, а она думает, как там будет выглядеть…
        В каюту эльфийского корабля сначала нашего пути я заглянул впервые. Средних размеров, обставлена со вкусом, но без излишеств, небольшой письменный стол, двуспальная кровать, несколько сундуков и пара стеллажей с расставленными на них предметами, о назначении которых я мог только догадываться. Я пробовал представить в этой каюте эльфийского адмирала, но вышло не очень.
        С замиранием сердца открыл узорчатый сундук. Разочарование постигло меня и здесь. Эльфийские одежды красивы, тонкие и яркие, но ничего, что я не мог бы найти в родном мире. Где же этот исходящий от них белоснежный свет, где самодвижущиеся узоры? Эх…
        Выбрав себе белую рубаху-свитер и зеленую курточку, я на всякий случай засунул сверток с запасной рубахой себе за пояс. Эльфы не обеднеют, а мне чистая одежда всегда пригодится… По здравому размышлению штаны менять не стал. Уж слишком необычно выглядели эльфийские гетры: надев их в центре Москвы, неизбежно привлек бы к себе внимание некоторых личностей своего пола. А обтягивающие сапоги напоминали бы женские, если бы вместо меха у икр не выглядели бы, как старинная треугольная шляпа с дырой для ног. Ну их на фиг, короче.
        Настала пора Эйры оценивать меня, и надо полагать, тест я выдержал с блеском.
        Забывшись на секунду, эльфийка готова была искренне восхититься и сказать что-то, вроде «тебе очень идет». Но вспомнив свой имидж ледяной королевы, погасила блеск в глазах, ограничившись словом «сойдет».
        Корабль замедлил движение, паруса сами собой свернулись в рулоны на мачтовых реях. Я услышал звон разматываемых цепей, якоря надежно закрепили корабль, пригвоздив его ко дну.
        Эльфийка… то есть бывшая эльфийка взглянула на меня небесными глазами:
        - На этом корабле нет шлюпок, а приставлять его к берегу нельзя. Ты хорошо умеешь плавать?
        Глава 5
        В отличие от двигающийся в воде как рыба эльфийки, плавать я почти не умел.
        Благодаря отпущенной мне силе, удавалось не обращать внимание на тянувший меня ко дну трофейный, но уже ставший родным эльфийский клинок. Барахтаясь всеми конечностями, я с трудом держался на поверхности, предоставляя волнам нести мое тело к берегу.
        Когда волна чуть не расшибла меня о прибрежные камни, я озлобленно уставился на уже успевшую высохнуть Эйру. Но она даже не повернула головы в мою сторону.
        Ее сосредоточенный взгляд пристально обшаривал пляж, камни и деревья вдали от береговой полосы.
        - Вроде, чисто, - сказала она почти по-спецназовски. Я только обратил внимание, что в руках она сжимает красивый нож с длинным, немного искривленным лезвием.
        Перехватив удивленный взгляд, она виновато бросила:
        - Внутренние силы нужно экономить… Нам туда, - махнув в сторону близкого леса, бесшумно зашагала, даже не оглянувшись.
        - Вот… - я сдержался, едва не выругавшись. Женщина, что нацепила личину человека, не повела даже ухом, виляет бедрами и с каждым мгновением оказывается от меня все дальше.
        «Ну ладно, еще сочтемся», - подумал я, пытаясь отдышаться. Мокрая одежда неприятно облегает тело, а в сапогах ее столько что оглушающе хлюпает при каждом моем шаге. Хуже всего, что сверток с запасной рубахой, который теоретически мог бы и не промокнуть, я потерял в воде. Да еще чертова эльфийка шла хоть и грациозными, но быстрыми шагами, и чтобы ее догнать, пришлось идти едва ли не вприпрыжку. Догнав женщину на полпути к лесу, принялся хлюпать рядом с ней, перебирая по песку ногами. Хотя она на меня не смотрела, но наверняка, под неподвижной маской, которую она изобразила на лице, скрывается насмешка и даже презрение.
        - Ладно, женщина, я тебя запомнил.
        - Что?! - встрепенулась эльфийка, мгновенно отбрасывая притворную флегматичность.
        - Я, что, сказал это вслух? - невинным голосом уточнил я.
        - Да! Что ты имел ввиду?! - спросила она, угрожающе надвигаясь. Лицо напряжено, руки легли на рукояти кинжалов.
        Сразу понятно, что у этой гордой стервы чувство юмора отсутствует напрочь:
        - Забей, - лаконично бросил я взмахивая рукой и направляясь дальше.
        Спиной чувствовал ошеломленный, пытающийся осмыслить сказанное взгляд.
        Наконец, она не выдержала, догнала и через несколько минут молчания осторожно спросила:
        - Так что забить?
        - Болт.
        Больше я от нее не услышал ни звука.
        А с лесом творилось что-то странное: чем ближе мы подходили, казалось, к совсем близким деревьям, тем дальше они оказывались. Что-то это мне напоминало, но я не мог вспомнить. А потом…
        Еле сдерживая изумленный возглас, с отвисшей челюстью вертел головой. Вокруг высились исполинские деревья, размеры которых, до этого даже не мог даже вообразить. Стволы словно титаны возвышаются над головой, как высотные здания.
        Ветви наверху разбрасывают на десятки метров в стороны тысячи или даже миллионы листьев.
        Сквозь такую крышу проходит лишь скудный свет, и во мраке между далеко стоящими друг от друга деревьями не растет ничего, кроме чахлой и мелкой травы.
        Хотя я не особо разбирался в природоведении, но уверен, что такие деревья на Земле никогда не существовали. Ботаники, наверно, отдали бы половину жизни, чтобы только взглянуть на это чудо.
        - Зло близко, - отвлекая меня от исполинов, вдруг сказала Эйра.
        Я огляделся, но среди широченных и даже широчайших стволов не заметил ни единого движения. Кроме безумных трелей птиц, не слышал ничего напоминающего…
        Красные человекообразные существа материализовались словно из воздуха, если бы подсознание не уловило, что они выскочили из-за стволов деревьев, невероятных размеров, я бы был уверен, что краснокожие обладают способностью перемещения в пространстве.
        Не успев даже рассмотреть, что на меня напало, пришлось отражать бешеные удары и увертываться от как будто бы каменных мечей. Глаза не успевали охватывать представшую картину целиком, приходилось вертеться ужом на сковороде, лишь бы не быть проткнутым странным оружием.
        Меня окружили люди, казалось, с только что снятой кожей. Как будто блистать в лучах солнца голыми мышцами и сухожилиями для них было забавой. Они как-то нездорово рычали, не забывая при этом наносить удары. Увернувшись от пронесшегося мимо уха кривой палки-меча, я успел разглядеть мелкие рожки на лбу бегающего куска мяса. Глаза, словно выкрашенные красным горошины, смотрят на меня с непередаваемой ненавистью. Выкрав секунду в вихре боя, где доселе приходилось лишь защищаться, я сумел располосовать красную тварь.
        Через секунду, отбив выпад очередной твари, повернулся, чтобы добить, с изумлением переходящим в ужас увидел, как он превращается в столб пламени.
        Интуиция, седьмое чувство, или помог сам Господь Бог, но меня будто бы выдернуло из зоны поражения напалма. Вроде, только что был рядом с вдруг зажегшимся бескожным трупом и вот я уже лихорадочно отбиваюсь от его собратьев совсем в другом месте. Фонтан огня оставил вместо твари дотла выжженную траву и раскаленные искры, поднимающиеся в воздух.
        Зазубренный наконечник из, казалось, каменного лезвия, все же вошел мне в бедро. Дернувшись по инерции боя назад, я с ужасом увидел ломтики своего мяса на наконечнике копья в руках злобно скалящегося краснокожего монстра. В горячке боя вместо боли чувствовал лишь ручьем текущею по ноге кровь, но знал, что спустя несколько десятков секунд взвою от боли…
        Время в бою течет в замедленном темпе, не знаю, сколько истекло секунд с начала боя, но мне казалось, что прошло уже четверть часа, а я победил только одного. Про Эйру не хотелось даже думать, кругозор сейчас словно у пьяного, вижу лишь в нескольких метрах от себя, а если брошу взгляд дальше, то пропущу пяток ударов от врага, что подносом.
        Человек передо мной, с которого живьем содрали кожу, вдруг изогнулся дугой.
        Я, давно привыкший доверять воле инстинкта, качнулся в сторону, он полыхнул гигантским факелом. Через секунду я проделал то же самое, столп пламени зацепил меня жаром, огонь обжег руку. Очень хотелось понять, что их убивает, но постоянным усилием воли я сдерживал все потуги мозга начать работу. В рукопашном бою, главное, не давать разуму осмысливать происходящее…
        Казалось, что всепожирающее рядом с собою пламя абсолютно везде, но еще через несколько секунд мое тело, наконец, остановилось. Не в силах поверить, что гиблое пламя и вооруженное мясо куда-то исчезли, я замедленно вертел головой.
        Позволил разуму включиться и тут же пожалел. Разорванное бедро горело жидким огнем, а хуже всего, что эльфийка, поигрывая небольшим мячом-молнией в руке, презрительно улыбалась: «Снова я спасла тебя, человечек», - говорил ее взгляд.
        На глазах начавшей яриться Эйры я снял с себя рубаху, смотав ее в жгут, просунул между ног и перевязал кровоточащее бедро. Даст Бог - не умру. Хотя не будь я хексеном точно бы сдох…
        А потом я закрыл глаза и лег в траву. На то, что с презрением бросала мне эльфийка, я, занятый глушащей все и вся болью, не обращал никакого внимания.
        Пытаясь забыть о бесконечных пульсациях, острых игл по всему телу, ударился в воспоминания.
        В основном вспоминалось, как я беззаботно жил в своем мире, работал в таком понятном и безопасном агентстве. Как оказывается, тогда был счастлив…
        Было, конечно, пара неприятных моментов, например, когда мой отряд Тзар на пару с Гардием бросили на растерзание вампирам. Лишь сейчас понял, что сделали так, чтобы убедиться в том, что я хексен. Для вампиров, впрочем, как и для всех кровососов кровь хексена - смертельный яд… Даже хуже, чем яд. Сейчас я это понимаю, но тогда страдал от темных игр магов и корил себя за то, что не уберег веривших мне людей.
        Подумать только, каким размазней я был. Терпел от каких-то рядовых охранников презрительные взгляды, оскорбления и насмешки. А боязнь «всемогущего директора»?
        Да кто он, вообще, такой? Жалкий старикан, на поверку оказавшийся едой для орков в первом же бою. Может быть, у него были какие-то качества, что поставили его во главе агентства, но уж точно не боевые.
        Не знаю, в лучшую ли сторону или как-то еще, но я изменился заметно.
        Физически я стал более крепок, ловок и сильней, ну, это очевидно, вон как избегал ударов кучи проклятых тварей. Да и получив такое ранение, не отбросил сразу копыта, а всего лишь лежу, загораю… А сила, сила во мне необъяснима.
        Человеческое тело на такое не способно. Может, я и вправду уже не человек, а существо иного рода, например, как эта эльфийка?… Но я страшился в это верить.
        Самому большому изменению подверглась моя внутренняя суть. Кажется, я стал более циничным, более себялюбивым и ни в грош не ставлю других. Вроде этой эльфийки, а-ля я бессмертен, я высшее существо, а вы все обычные кольчатые черви, все равно, скоро подохните в грязной земле.
        Хотя мне до Эйры еще далеко, вспомнилось, как мы с Лейлой наткнулись на отряд карателей, «работающих» в деревне захваченного королевства. Какие чувства я испытывал, когда на моих глазах резали горло девчонке от силы четырнадцати лет.
        Я сопереживал, ненавидел, хотел помочь и броситься с кулаками на уверенного в правильности своих действий карателя.
        Я человек. И каким бы я монстром не стал, все равно, останусь человеком.
        Главное, не забыть. Помнить ту, даже не успевшую вкусить жизни, девочку и никогда не забывать, что я Человек…
        Мне стало тоскливо, и усилием воли повернул поток мыслей в другое русло.
        Почему-то только сейчас впервые задумался, с какой стати маги, покидая мой мир, взяли с собой меня и Влада.
        Ладно, я - хексен, могучее и в идеале полезное существо. А для чего им понадобился Влад? Этот противный сморчок? Неужели он тоже хексен?
        Неужели циничные маги для того и появились в нашем мире, чтобы забрать золото, боеголовку и всех хексенов, которых найдут? А кто будет защищать наш мир от и в нем хватающей «нечистой»?
        Не обманывай себя, Вардес, в родном мире ты никому не нужен. Ну, убьешь ты пару десятков безобидных тварей, но ведь с таким же успехом их одолеют и обычные солдаты - охотники за нечистью. А здесь, здесь ведут незримую войну странные существа - боги. Тут ты не безликая пешка, которых миллиарды, а фигура повыше…
        В моем мире, кроме творца, не нуждающегося в помощи хексенов, нету активных богов, а следовательно, хексены в нем проживут такую же практически ничем не отличимую от других жизнь. Им никто не объяснит, что они необычны, они никому не присягнут. И никто не откроет их спрятанный глубоко внутри таинственный дар, а может, и проклятье. Они состарятся и умрут, ну, разве, что проживут на пару десятилетий дольше…
        - Вставай, хексен, надоел уже! - все трясла меня Эйра. - Нам нужно успеть в крепость, пока нас не настиг еще один отряд демонов.
        Я прислушался к себе, бедро по-прежнему болит, но терпимо. Осторожно, стараясь не разбередить наверно начавшую стягиваться рану, я встал, опираясь на здоровую ногу. Второй опорой послужил мой меч в ножнах. Я попробовал ковылять таким образом, но со скрученной веревкой, пропитавшейся кровью рубахой в паху, понял, что до вечера не пройду и пяти километров.
        - Эйра, я ранен, - сказал я. - Нам нужно переждать, пока моя регенерация меня исцелит.
        Эльфийка холодно и почти равнодушно покачала головой:
        - Мы не можем, если мы тут останемся, нам не дожить до ночи.
        - Крепость далеко? - с сомнением спросил я.
        - Не очень, но в таком состоянии ты не дойдешь…
        - Так что же ты предлагаешь?! - окончательно запутался я.
        Эльфийка закусила алую губу, посмотрела по сторонам, то ли ища врагов, то ли шпионов:
        - Мне придется исцелить тебя…
        - Что?! Ты можешь исцелять раны и молчишь?
        Белая кожа личины, которую одела на себя Эйра, вдруг сделалась пунцовой, она тряхнула копной белокурых волос, словно отгоняя предательское смятение:
        - Для моего заклинания требуется прямой контакт с раной, - отчетливо и без запинки сказала она, - снимай штаны, я постараюсь не смотреть…
        Хор хаотичных мыслей пронесся в голове: не разыгрывает… Долго мяться и упрашивать себя не стал. В конце концов, я мужик. И даже больше: я хексен.
        Чувствуя, как горят уши, принялся стягивать портки…
        Через полчаса я, голый по пояс, уже шел на своих двоих, Эйра, как впрочем, и всегда старалась на меня не смотреть. Но сейчас во всех ее движениях или в нечаянных взглядах отчетливо чувствовалось смущение. Уж не знаю, чем она столько лет занималась со своим мужем, но чувство такое, что мужчины коснулась впервые.
        Солнечные лучи лишь местами пробиваются сквозь листву исполинских деревьев.
        Там, куда попадает яркий в этом мрачном лесу свет, чахлая трава ярко расцветает, жадно тянется к солнцу зелеными стеблями. Птицы на высоких деревьях, уже давно привычные не пугаться ничего внизу, галдят и щебечут так мощно, что скоро на них перестаешь обращать внимание, как на безостановочно работающий холодильник.
        Краснокожие твари еще дважды пробовали нас на прочность. Но на сей раз мне не пришлось даже пускать меч в ход. Эльфийка своими шаровыми молниями выжигала прорехи в рядах худосочных существ. Они и вправду обладали разумом, мигом поняв безнадежность атаки, оставшиеся в живых, скрывались за стволами исполинских деревьев. Судя по тому, что они были больше похожи на спички, чем на представляющих угрозу монстров, это были крайне молодые особи.
        - Быстрее, - бросила сквозь зубы Эйра. - Они собирают силы и скоро набросятся всем скопом. До этого времени нам нужно оказаться в стенах крепости.
        Мы заспешили, сохраняя при этом осторожность, за каждым стволом дерева, которого не возьмут в обхват даже семь взявшихся за руки человек, мне мерещились скрывающиеся в засаде монстры.
        - Эйра, - отвлек я от созерцания стволов эльфийку, - почему ты назвала этих тварей демонами? Ты, вроде, говорила, что никто не знает, кто они…
        По-моему, сначала она наме