Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Луговцова Полина: " Санаторий Седьмое Небо " - читать онлайн

Сохранить .
Санаторий «Седьмое небо» Полина Луговцова
        Какие секреты скрывает заброшенный с советских времен санаторий, затерянный в горах Абхазии, словно специально выстроенный подальше от посторонних глаз? Оправдывает ли надежды пациентов его многообещающее название? От чего лечат в пустом полуразрушенном здании, издали похожем на замок Дракулы? В это далекое место Льва привело не стремление поправить здоровье, а поиски пропавшей дочери. Сможет ли он отыскать ее там, где коридоры, как в лабиринте, ведут куда угодно, но только не к выходу, и выбраться оттуда кажется невозможным? И какое отношение ко всему происходящему имеет семейная тайна?
        Полина Луговцова
        Санаторий "Седьмое небо"
        …я почти достиг моего неба. Небо других я ни во что не ставлю и о нем не хлопочу.
        Эмили Бронте «Грозовой перевал»
        …я отметила про себя одну из возможностей, которое дает небо. У меня появилось право выбора, и я предпочла сохранить в сердце нашу семью целиком.
        Элис Сиболд «Милые кости»
        Кто видит в небе ангелов, не видит в небе птиц.
        Ф.А. Искандер «Стоянка человека»
        Хибла
        Солнце, отражавшееся в больших и грустных глазах Чинчи, напоминало последний тлеющий уголек на груде золы в очаге - алая искорка на макушке горы Белалакаи, торчащей из пелены сиреневых облаков на горизонте. Хибла залюбовалась видом, забыв даже, что собиралась отругать упрямого ишака, вновь остановившегося посреди дороги. В глазах его, обычно темно-карих и непроницаемых, вдруг появилась глубина, и они стали в точности как две золотисто-рыжие горные долины внизу под обрывом. Когда-то давно у Хиблы тоже были такие глаза - в смысле, не как у осла, а изменчивые, преображающиеся при солнечном свете или в отблесках пламени, делаясь из темных янтарными. Тогда ее имя - Хибла - ей очень шло. На абхазском языке это значит «златоокая». Ее ныне покойный муж Мшвагу за глаза ее и полюбил и всегда говорил ей об этом, даже в последние годы, будто не замечая, что их цвет давно поблек, как у побитой морозом травы. Он всегда называл ее «хучы» - маленькая. Муж был старше почти на три десятка лет, и сегодня ему бы исполнилось семьдесят девять - для абхазцев не такой уж преклонный возраст. В поселке было много стариков,
которым давно перевалило за сотню, и они перестали отсчитывать годы. Поэтому, по абхазским меркам, Мшвагу был бы еще не стар. Но, наверное, так было угодно Богу, чтобы он, выросший в этих горах и способный пройти по краю пропасти с закрытыми глазами, однажды оступился и полетел вниз, нелепо болтая в воздухе руками и ногами и стремительно уменьшаясь прямо на глазах. Когда Хибла разглядела его распростертое на дне ущелья тело, оно показалось ей не больше швейной булавки. Она не спрыгнула тогда вслед за ним только из-за Энвера, их единственного сына, о котором оба мечтали долгие годы. Они не могли нарадоваться, когда он появился. Хибле тогда уже исполнилось тридцать, и она боялась, что Бог так и не пошлет им ребенка. Энвер родился слабым, и они с мужем по очереди носили его на руках, боясь оставить даже на секунду - им казалось, что родительские объятия помогают крохе бороться за жизнь, придают сил. Наверное, так оно и было, потому что Энвер креп день ото дня, и страх потерять его постепенно улетучился окончательно, уступив место безграничной радости, заполнившей их души. К десяти годам сын стал крепким
и шустрым мальчуганом, не по годам сообразительным и очень храбрым - весь в отца. Голыми руками ловил ядовитых змей и умел скакать на лошади, стоя на ее спине и раскинув в стороны руки, совсем как настоящий джигит.
        Счастье, длившееся десять лет, внезапно закончилось с исчезновением сына. Хибле показалось, что дневной свет померк перед глазами в тот момент, когда двое мальчишек вихрем ворвались в ее жилище с воплями: «Чудовище утащило Энвера в пещеру!» Смысл их сбивчивого рассказа с трудом достиг ее сознания: оказалось, дети собирали дикий фундук в лесу, когда начался ливень, и в поисках укрытия наткнулись на пещеру, которую тут же решили исследовать. Энвер, как всегда самый первый в подобных делах, отправился вперед и вдруг закричал им, что кто-то схватил его. Мальчишки, конечно, убежали в страхе. Никто не осмелился броситься на помощь в глубь пещеры, затопленной непроглядным мраком, шепчущим, шуршащим и поскрипывающим голосами невидимых и наверняка недобрых существ.
        Узнав о случившемся, Мшвагу вместе с другими мужчинами отправился на поиски сына и обследовал все пещеры и трещины в скалах в той местности, но тщетно. Энвер бесследно исчез.
        Поиски продолжались несколько дней, и, в конце концов, люди потеряли надежду найти его живым. Но только не Мшвагу и Хибла. Вдвоем они продолжали бродить по горам, заглядывая под каждый валун, куст или дерево, спускаясь в ущелья, забираясь в темные расщелины, и, срывая голос до хрипоты, звали сына, но в ответ слышали только эхо. Они перестали есть и спать, проводя бессонные ночи в тягостном ожидании рассвета, чтобы вновь отправиться на поиски. Наверное, от усталости и горя Мшвагу утратил осторожность и сорвался с обрыва, нелепо оступившись и потеряв равновесие. Если бы не Энвер, Хибла тоже бы умерла. Но она верила: сын жив. Материнское сердце не могло обмануть. Она верила уже целых десять лет, продолжая поиски с каждым новым рассветом. Люди, жалея ее, приносили в ее апацху еду - сыр, лепешки, фрукты и мед, и Хибла была им бесконечно благодарна за это, ведь иначе она давно уже умерла бы с голоду. Возвращаясь домой вместе с уходящим за море солнцем, Хибла всегда находила на столе свежую пищу, что-то съедала, не выбирая, и падала в изнеможении на сундук, прикрытый шерстяным покрывалом - она уже не в
силах была забраться на нары, закрепленные в стене из плетеного орешника. Эту апацху Мшвагу выстроил сам - так, как строили его предки еще тысячу лет назад. Как и положено по древней традиции, заботливо выложил в центре каменный очаг, согревавший их в холодную погоду, расположил вокруг собственноручно сколоченные из тиса скамейки, на которых они вместе сидели вечерами, глядя на огонь и беседуя о жизни. Шли годы, времена менялись, и в поселке начали появляться более современные постройки. Хибла намекала мужу, что неплохо бы им тоже перебраться в добротное жилье, в каменный дом, с настоящей ванной комнатой и уютными спальнями. После войны все грузины уехали из поселка, оставив двух- и трехэтажные дворцы с колоннами, балконами и всей обстановкой, и можно было бы занять один из них, ведь старые хозяева вряд ли вернутся. В ответ на это Мшвагу впервые в жизни нагрубил ей, обозвав глупой женщиной. «Ты хочешь пойти жить в дом врага?!» - выкрикнул он, потемнев от гнева, после чего Хибла даже испугалась и больше о смене жилья не заговаривала. А теперь ей было все равно. Теперь она жила лишь ради поисков
пропавшего сына, зная, что пока жива, не прекратит их. От каждодневных горных походов она высохла, как старое дерево, да еще начала болеть нога. Наверное, соседи заметили ее хромоту и однажды привели к входу в ее апацху этого упрямого ишака Чинчу, который теперь стоял перед ней на узкой горной тропинке, сияя большими золотисто-коричневыми глазами, и не желал двигаться с места.
        - Ленивый хитрец! - рассерженно крикнула Хибла. - Может быть, ты думаешь, что я понесу тебя на себе?!
        Осел невозмутимо моргнул, вздернул верхнюю губу, обнажив крупные зубы, и выдал истошное: «И-и… - а-а-а!!!», пронесшееся над обрывом к соседним горам.
        - И зачем я только таскаю тебя за собой? Одна уже добралась бы до места! - Хибла потрясла сухим кулачком перед ослиной мордой. - Шагай, тебе говорю, или вот сейчас возьму хворостину и пройдусь ей по твоим жирным бокам!
        Чинча закивал, словно согласился выполнить требование хозяйки. Хибла взобралась на него верхом, и тот, вздохнув, побрел дальше, звонко стуча копытами по каменистой тропе.
        - Хитрец и трусишка! - проворчала она, ритмично постукивая пятками по его округлым бокам. - Думаешь, мне нравится тебя ругать? А как быть, если ты по-другому не понимаешь?! И почему все ослы такие упрямые? - Последние слова прозвучали вполне миролюбиво, и она даже почесала Чинчу за ушами.
        Солнце поднялось над пиком Белалакаи, озаряя его рассветным сиянием. Ветер разогнал облака в стороны, и гора показала свой полосатый бок - белая кварцевая лента многократно опоясывала его, искрясь в утренних лучах. Там, где высилась Белалакая, уже начиналась территория российской Кабардино-Балкарии. Хибла никогда не бывала на российской стороне, хотя по рассказам местных знала, что по этой тропе можно было пройти не только туда, но и в Азербайджан, и в Чечню, минуя пограничный контроль. Она слышала рассказы о том, что в тех краях жизнь была более сытая, но знала, что Мшвагу, коренной абхазец, никогда не покинет свою маленькую родину. Он считал, что на всей Земле нет места прекрасней Абхазии. Хибла была с ним, в общем-то, согласна, но про себя иногда думала, что в цивилизованном обществе жить было бы интереснее, хотя никогда не высказывала вслух таких мыслей.
        Хибла часто вспоминала несколько месяцев за год до замужества, проведенные в советском санатории - огромном каменном дворце, окруженном роскошным парком с фонтанами и скульптурами. Там она была безмерно счастлива, не переставая восторгаться великолепием убранства, вежливыми улыбчивыми коллегами, и особенно одеждой, которую выдали ей совершенно бесплатно: белоснежным воздушным халатом длиной чуть ниже колен и бежевыми туфлями на квадратных каблуках. До этого ей всю жизнь приходилось наряжаться в черное, и единственным украшением ее невзрачного платья был переданный ей по наследству от матери широкий пояс с золотой вышивкой. Пояс считался семейной реликвией, и надевать его разрешалось лишь по праздникам, а в остальное время он просто лежал в сундуке.
        После окончания сухумского медучилища в девятнадцать лет Хибла получила работу санитарки в санатории с красивым названием «Седьмое небо» и очутилась в совершенно другом мире, прекраснее которого не знала. Проследовав впервые сквозь вычурные металлические ворота и очутившись по ту сторону высокой бетонной стены перед великолепным дворцом, утопающим в пальмах и магнолиях, Хибла замерла с открытым ртом на ступенях широкой каменной лестницы, ведущей вверх, к парадному входу. Увиденное казалось ей невероятным, словно возникло из сказки о богатом падишахе. Из мраморных фонтанов били струи воды, сверкая на солнце ярче алмазов, извилистые бетонные дорожки, разбегающиеся по обеим сторонам парка, манили пройтись под сенью раскидистых кедров и эвкалиптов, разнообразные скульптуры, белеющие в зелени повсюду, казалось, специально появились здесь, чтобы поприветствовать новую гостью: спортсмены и спортсменки, застывшие в стремительном порыве какого-нибудь движения, мальчишки и девчонки в пионерских пилотках с горнами, изогнувшиеся в прыжке дельфины, расправившие крылья альбатросы; фигуры на высоких постаментах
придавали парку музейный шик. Хибла оробела от невиданной роскоши. Даже Сухум, потрясший ее высокими зданиями и широкими улицами, померк по сравнению с увиденным здесь. Внезапно она остро почувствовала какой-то невероятный восторг, будто до этого она скиталась в поисках какого-нибудь приюта и теперь неожиданно обрела то, чего ей давно и мучительно не хватало. Атмосфера изысканности и спокойствия идеально совпала с ее внутренним душевным состоянием. Словно две отдельные мелодии, соединившись, гармонично дополнили друг друга.
        Прогуливаясь по просторным, залитым солнцем холлам с колоннами, стуча каблуками по разноцветной блестящей плитке, выложенной причудливыми узорами и даже картинами, на которых были изображены счастливые улыбающиеся детские лица, Хибла представляла себя царицей. Правда, позже она заметила, что настоящие дети, находящиеся на лечении, выглядели не так жизнерадостно: бледные, болезненные, с потухшими глазами и почти все почему-то лысые. Это были больные дети, вызывающие острую жалость, и она старалась сделать для них все, что было в ее силах: дарила им тепло, ласку и улыбки, считая это своей основной задачей.
        Их было очень много. Сотни ребятишек, отмеченных печатью смерти. Почти каждый день кто-нибудь из них умирал. Хибла услышала однажды разговор двух докторов, проходивших по коридору в тот момент, когда она мыла пол. «Они умирают, и мы абсолютно ничем не можем им помочь!» - сказал один из мужчин, пожилой и очень сутулый. «Да… А они спрашивают, когда их выпишут, просятся домой. Приходится врать. Так тяжело смотреть им в глаза!» - ответил второй, с виду намного моложе, но с глазами старика. Сердце Хиблы сжалось в тот момент. «Что же за хворь такая на них свалилась?» - подумала она и как-то спросила об этом у одной из санитарок, ответственной за другой этаж. «Да они же из Чернобыля, из самого пекла! Конечно, не жильцы. Помирать их сюда привезли», - ответила та, махнув рукой, будто говорила о чем-то само собой разумеющемся, и, показывая, что разговор окончен, энергично задвигала шваброй из стороны в сторону. Хибла ничего не поняла, а узнать больше не получилось: на беседы времени не было, объем работы был большой. Но на всю жизнь запомнила, что Чернобыль - это какое-то «пекло», и представляла его себе
примерно так же, как и ад: тьма, жар и демоны повсюду.
        За каждой санитаркой был закреплен определенный участок здания, поэтому Хибла видела каждый день одних и тех же детей. Но в парке встречала и взрослых пациентов, бредущих по аллеям, как привидения. Все они выглядели одинаково плохо - бледно-желтые лица, огромные глаза с темными кругами на пол-лица, сверкающие лысые черепа. Они ходили так, будто прошагали долгий путь и очень устали. Смотрели почему-то себе под ноги, будто их не привлекала окружающая красота, и Хибла подумала, что они, наверное, просто не в силах поднять голову, иначе не стали бы разглядывать безликий тротуарный камень, а созерцали бы цветы, деревья, синее небо и бирюзовую полоску моря далеко внизу. Хибле было стыдно перед ними за свою жизнерадостность, хотя они вряд ли вообще замечали ее присутствие. «Каково это - знать, что доживаешь последние дни?» - задавалась она вопросом, украдкой глядя в их пустые потухшие глаза. И, несмотря на большое количество обреченных больных, все равно любила этот санаторий - за ощущение умиротворения. Тишину здесь нарушали лишь звуки птиц и шелест листвы, потому что говорили все очень тихо, смеялись
сдержанно, работники санатория были вежливы и обходительны, опрятно одеты, мужчины не носили бород и не издавали грубых криков. Никто не ругал ее и не требовал от нее невозможного, лишь бы сорвать гнев, не оскорблял, как привыкли обходиться с ней ее старшие родственницы из поселка. Никто не ссорился между собой, не затевал драк. Никто не предавался шумному веселью, не горланил песни, не хохотал во всю глотку до хрипоты. Хибла поняла, что тишина для нее, прежде всего, означает уют, и находила в ней упоение. Да и работа по уборке больничных палат, стирка, глажка - все это ей нравилась больше, чем стряпня и возня с козами. Хибле нравилось, как теперь от нее пахло: казалось, аромат садовых роз впитался в кожу и волосы. Руки ее стали белыми, а ногти светло-розовыми, из-под них исчезла черная, въевшаяся, казалось, намертво, грязная полоска. Ей хотелось, чтобы такая жизнь длилась вечно.
        Но однажды случилось событие, положившее конец ее счастью и наполнившее душу тревогой, не забытой до сих пор.
        Ту часть здания, где находились процедурные кабинеты, убирала немая санитарка… ну, или она казалась такой, потому что, сколько Хибла ни пыталась с ней поздороваться или пригласить в комнату отдыха выпить чаю с коллективом, та ни разу не удостоила ее не то что ответом - даже взглядом. По мнению Хиблы, у этой санитарки было грубое, неприятно звучавшее имя - Жанна. Будто что-то жалящее, как оса или крапива, и для ее внешности вполне подходящее. Вся фигура Жанны, казалось, выражала неприязнь к окружающему миру: низко опущенная голова зажата между угловатыми плечами, острые локти угрожающе торчат в стороны, будто предупреждая: «Не подходи!», выражение лица, как у озлобленной псины, готовой кинуться на всякого случайного прохожего, и взгляд такой же свирепый, исподлобья. Однажды Хибла поинтересовалась у других санитарок, общались ли они с Жанной, или та и впрямь немая. «Ты к ней не лезь лучше! - ответили ей. - Она, если не трогать, спокойная. Но если достанешь - держись тогда!» Поэтому Хибла оставила попытки сдружиться с нелюдимой сотрудницей. Она, в общем-то, и не искала дружбы - просто хотела быть
вежливой. Эта Жанна выбивалась из основной массы интеллигентного и доброжелательного персонала санатория, но вскоре Хибла забыла о ней, тем более что на этаже, где располагались процедурные, ей доводилось бывать очень редко.
        Перед тем, как это случилось, Хибла отработала в санатории больше полугода и привыкла к размеренным будням, похожим один на другой, поэтому в тот день сразу заметила возникшую суету. Врачи и медсестры сновали по коридорам с какими-то бумагами. Вид у них был встревоженный и даже, как показалось Хибле, испуганный. Старшая медсестра собрала всех санитарок и распорядилась сделать генеральную уборку - вымыть окна и стены в палатах и коридорах, заменить постельное белье, полотенца, выдать детям чистые пижамы. Хибла всегда выполняла работу быстро и на совесть, но тут она дрогнула: когда же все это успеть?! Оказалось, выполнить уборку следовало до обеда! И это было еще не все. Последнее указание, озвученное старшей медсестрой, повергло Хиблу в шок: всех детей нужно было тщательно умыть, у кого волосы есть - причесать, а еще - просто невероятно! - подрумянить всем щеки и подкрасить губы вазелиновой помадой. «Все до единого должны быть красавчиками! - заявила она, раздавая им косметические наборы. - Ну, как обычно, вы же знаете». «Что значит - как обычно?» - недоумевая, спросила шепотом Хибла у стоящей
рядом санитарки. «Птица важная прилетит, что тут непонятного?» - ответила та. «Птица?» - растерялась Хибла. «Ну, шишка!» - попыталась разъяснить ей она, но в голове Хиблы все еще больше запуталось. Решив, что скоро все и так узнает, она принялась за работу, тем более что времени на все отвели совсем мало.
        Спустя несколько часов, пролетевших, как миг, полы блестели, стекла сверкали, а все тело ныло от усталости. Хибла облокотилась на мраморный подоконник одного из огромных оконных проемов с арочным сводом, чтобы перевести дух. В распахнутые рамы лился чистейший горный воздух с едва уловимой примесью морского, доносимого ветром. Хибла в который раз подумала, что санаторий расположен слишком далеко от моря, и это несколько странно. Было бы понятно, если бы при строительстве территория у моря была уже занята другими зданиями, но нет - вниз уходил горный склон, покрытый лесом, за которым вздымалась еще одна гора, пониже, благодаря чему можно было видеть небольшую полоску водной глади. Никаких других строений в поле зрения не наблюдалось. Складывалось впечатление, что при выборе места для санатория его будто хотели спрятать от посторонних глаз. А для вывоза больных на пляж проложили рельсовый путь, опоясывающий гору, на которой стоял санаторий. Рельсовый путь шел по специально выстроенному для него мосту над пропастью и затем нырял в горный тоннель, ведущий к морю. По рельсам двигался вагончик,
поразивший Хиблу, когда она впервые увидела это желто-зеленое чудо, бегущее сверху вниз подобно гигантскому диковинному насекомому. Позже она узнала, что рельсы и колеса примагничиваются друг к другу с помощью электричества, поэтому он не падает. А наверх его перемещает по рельсам металлический трос, натягивающийся специальным устройством. Возле платформы, от которой отправлялся «морской» вагончик, располагалась стеклянная будка, в которой дежурил машинист, приводящий подъемно-спускной механизм в действие с помощью ключа и рычагов.
        Вот и теперь он стоял в своей будке, склонившись над приборной панелью и перемещая рукояти рубильников. Издали донеслось металлическое громыхание - вагончик, еще не видимый глазу, стучал колесами по рельсам где-то в недрах горы. Дети возвращались с моря. Их было совсем мало - тех, кому можно было загорать и плавать. Остальные - большинство - сидели в парке на скамейках и в беседках в ожидании окончания генеральной уборки.
        Ритмичный стук послышался ближе. Вскоре яркая кабинка выскочила из отверстия в горном склоне и, словно букашка, побежала по мосту над пропастью между двумя горами. Массивные бетонные опоры, казавшиеся отсюда спинами гигантов, уходили в бездну, заполненную белыми облаками. Дальше вагончику предстояло проделать семь витков вокруг горы, двигаясь все выше над пропастью - склоны ее были почти отвесными, неприступными. Наверное, поэтому санаторию дали такое название - «Седьмое небо». Рельсовый путь часто укрывали облака, и тогда казалось, что дорога проходит прямо по небесам.
        Время близилось к полудню, и яркое солнце, висевшее в центре неба, золотило горные склоны, поросшие лесом, который уже слегка тронуло осеннее увядание. Оранжевые пятна буковых рощ пестрели на темно-зеленом хвойном бархате тисовых и сосновых массивов, а ближе к вершинам желтело березовое криволесье. В парке перед входом вовсю трудились дворники, сметая с дорожек кленовые листья, похожие на упавшие потухшие звезды. Хибле было жаль, что листья уберут: ей нравилось, как они хрустят под ногами во время прогулки. От этого звука душа ее наполнялась приятной грустью, а в воображении возникала мелодия, то ли выдуманная ею, то ли где-то когда-то услышанная. Мелодия эта была не просто красива, она была упоительна. Вот и сейчас она зазвучала в голове Хиблы, но удовольствие продлилось недолго: детские голоса отвлекли ее. Дети выходили из вагончика и становились возле воспитательницы в ожидании, когда соберутся все остальные. Они были похожи на нахохлившихся обиженных пташек и жались друг к дружке, будто ища поддержки. Даже южное солнце и горный воздух не добавили красок жизни их измученным серым личикам.
Сердце Хиблы вновь защемило от жалости. И вновь возник тревожащий давно вопрос: из какого же «пекла» вызволили этих бедолаг? Что там с ними стряслось такое ужасное?
        Внезапно чье-то легкое прикосновение к руке заставило Хиблу вздрогнуть. Она повернулась и увидела стоящую рядом девочку. Ее звали Лилей. Хибла хорошо помнила имена всех детей на своем этаже. Эта была из седьмой палаты. Она выглядела, как кукла: синеглазая, с румянцем во всю щеку и блестящими губками «бантиком». Лиля показалась ей неожиданно похорошевшей.
        - Лиля? - удивленно обратилась к ней Хибла. - Почему ты одна? Где остальные?
        - Скоро придут, - ответила та и поджала губы, словно обдумывала дальнейшую речь.
        - Ты тоже ездила сегодня к морю? - Хибла заметила, что девочка встревожена. - Хорошо выглядишь!
        - Меня накрасили, - пояснила она и сморщила нос, вероятно, показывая свое презрение к искусственному улучшению внешности.
        - Теперь ты красавица! - Хибла улыбнулась и погладила ее по светлым волосам, похожим на пух.
        - Не хочу! - Лиля вдруг громко крикнула и, вцепившись в ее руку, затараторила:
        - Увези меня отсюда! Забери! Не хочу, не хочу, не хочу!
        - Да ты что?! - Хибла присела перед ней на корточки и внимательно посмотрела в испуганные детские глаза. - Говори, в чем дело.
        - Там страшно! Я не хочу опять в карусель! Я не хочу кружиться, мне опять будет плохо. Чудовища будут снова мучить меня!
        - Господи, Лиля, какие чудовища?!
        - Они вылезают из злого человека, который крутится со мной в карусели, и мучают меня! - Лиля исступленно трясла ее руку, сжимая в своих ручках, а в глазах ее была мольба. - Увези меня, спрячь, давай убежим! Я знаю, что умру сегодня!
        - Ну ладно тебе, успокойся. - Хибла прижала к себе дрожащую девочку. В окно было видно, как дети поднимаются на крыльцо и заходят в здание. - Тебе, наверное, часто снятся страшные сны, а ты думаешь, что все это по-настоящему, - попыталась она успокоить впавшего в истерику ребенка. Лиля вдруг вырвалась из ее рук, отступила на шаг и прошипела:
        - Ты с ними заодно! Вы все тут заодно! Я думала, ты не такая, а ты… Тоже говоришь про сны! Они все говорят, что это сны, но я-то знаю, что они врут! И ты врешь!
        Лиля повернулась и побежала по коридору, громко топая. Хибла окликнула ее, но та скрылась за дверями своей палаты. Она хотела последовать за ней, но в этот момент из правого крыла, с лестницы донесся звериный рев:
        - Прие-е-ехали! Они прие-е-ехали-и!! Всем по места-ам! - пожарной сиреной ревел незнакомый голос - низкий, но явно женский. Хибла была уверена, что этот голос ей ни разу не довелось слышать в этих стенах. Она промчалась к лестничной площадке и глянула вниз. Этажом ниже стояла, уперев руки в бока, «немая» Жанна и продолжала орать. «Ну и голосище! - удивилась Хибла. - Вот тебе и немая!» Та вдруг, словно почувствовав взгляд, обернулась и посмотрела вверх.
        - Ты! Новенькая! - рявкнула она, буравя ее свирепым взглядом. - А ну, пошли за мной! Помощь нужна!
        Хибла безропотно повиновалась. Проходя мимо окна между лестничными пролетами, она заметила, как по центральной аллее идет какой-то человек. Медперсонал санатория выстроился перед крыльцом. Главный врач стоял немного впереди. Хибла замерла у подоконника. Ей не терпелось увидеть «важную птицу», из-за которой поднялся такой переполох.
        Человек, одетый в угольно-черный костюм и круглую шляпу, остановился перед встречающими и сказал что-то. Он походил на хищного ворона, собирающегося напасть на стаю белых чаек. Врачи и медсестры вытянулись «по струнке», все взоры были направлены на его непроницаемое бесстрастное лицо.
        - Эй! Чего застыла?! - Грубый окрик заставил Хиблу отойти от окна и поспешить за удаляющейся неуклюжей тушей, передвигающейся на удивление проворно.
        - Быстро моешь коридор и уматываешь так, чтобы не попасться никому на глаза! - пролаяла Жанна, ткнув в нее ведром и шваброй. - Быстро моешь, очень быстро! И насухо пол вытри! У тебя полчаса, пока гость палаты обходить будет. Потом все пойдут сюда, и тебя тут быть не должно. Смотри, никаких луж и сырости! И чтоб тебя тут никто не видел. Увидят - уволят. Давай, шевелись, мне некогда! Еще оборудование подготовить надо.
        И Жанна скрылась за толстой дверью с табличкой: «Процедурная №1». Хибла вначале растерялась, не зная, где набрать воды. Потом поняла, что туалеты должны располагаться один под другим - по крайней мере, на остальных этажах было именно так. В самом деле, санузел обнаружился за следующей дверью после той, в которую вошла Жанна. С грохотом опустив ведро в железную «ногомойку», Хибла открутила кран. Вода звонко ударила в цинковое дно, обдав ее брызгами. Пока ведро наполнялось, она все думала о Лиле, ломая голову, что стряслось с ребенком. Страх в глазах девочки показался ей неподдельным. Решила, что, как только закончит с коридором, сразу же пойдет к ней и выпытает все подробности.
        Когда Хибла закончила мыть пол и направилась в другой конец коридора к выходу на лестницу, оттуда донеслись многочисленные голоса, среди которых она узнала и голос главного врача Лобачева. Процессия двигалась наверх, прямо навстречу ей. Сообразив, что уйти незамеченной не получится, Хибла на цыпочках отбежала назад и скрылась в туалете, помня о наказе Жанны: «Чтоб тебя тут никто не видел!» Едва дверь за ней закрылась, как по бетонному полу застучали каблуки ботинок и туфель. Шаги приближались, и Хибла вдруг испугалась: что, если кому-то приспичит заглянуть сюда «по нужде»? Но, к счастью, вскоре рядом послышался скрежет дверного замка - отпирали дверь «Процедурной №1», а затем голоса и шаги стихли. Наверное, дверь была очень толстая и не пропускала звуков. Хибла подошла к закрашенному белой краской окну и грустно вздохнула: даже на парк не посмотришь, а сидеть ей теперь здесь, наверное, долго. Выходить-то как страшно! Коридор длинный. Вдруг кто-то выглянет и заметит, как она идет? Жанна сказала: уволят, если увидят ее здесь. Лучше уж переждать, пока закончатся их процедуры. И что за секретность
такая?
        Вдруг Хибла услышала пронзительный детский визг, а затем голос Лили прокричал: «Нет, не трогайте меня! Не подходите! Я боюсь! Боюсь!» От неожиданности Хибла начала озираться. Голос звучал близко, совсем рядом. Но в санатории очень толстые стены, а Лиля вообще на другом этаже. Или нет? Взгляд Хиблы непроизвольно метнулся вверх, в направлении звука. Под потолком оказалась вентиляционная решетка. «Вот оно что! Звук проходит через вентиляцию», - догадалась она, приподнялась на цыпочки и прислушалась. Приглушенные мужские голоса донеслись до нее единым неразборчивым гулом. Но вот кто-то отчетливо произнес: «Я же распорядился дать ей снотворное!» В ответ голос медсестры пролепетал визгливо и испуганно: «Я лично проследила, чтобы она приняла таблетку». «Может быть, дозу неверно рассчитали? - осуждающе проворчал тот же голос - похоже, главного врача. - Вы слишком часто стали ошибаться, хочу заметить. Что же стоите, делайте скорее укол!»
        Через мгновение голос Лили ослаб, а потом совсем затих. Но остальные голоса продолжали говорить что-то, уже тише, и Хибла больше не могла разобрать слов. Послышался какой-то непонятный металлический скрип, будто вращали старую карусель. Затем раздался звук волочения по полу чего-то громоздкого - там, за стеной, что-то передвигали. Некоторое время слышались звуки непонятной возни, а потом незнакомый строгий голос довольно громко произнес странную фразу: «Вы головой отвечаете за это, доктор Лобачев». Похоже, это сказал человек в черном, «важная птица». Никто в санатории не осмелился бы говорить с главным врачом в подобном тоне. Дальше - бормотание, снова шорохи, и вдруг голос главного врача скомандовал: «Готово! А теперь - все выходим. Во время процедуры ни одной живой души рядом быть не должно!»
        Услышав это, Хибла почувствовала, как ее бросило в жар. О чем он говорит? Что еще за секретная процедура? Что они задумали сделать с Лилей?! Вдруг там происходит нечто ужасное? Почему девочка так кричала? Хибла решила, что должна немедленно все выяснить, пусть даже рискуя быть уволенной, и вылетела в коридор как раз в тот момент, когда главный врач выходил из «Процедурной №1». Она налетела на него с разбегу. Лобачев отпрянул от неожиданности, но в следующий миг его глаза потемнели от возмущения. Он смотрел на Хиблу так, будто та пыталась украсть бумажник из его кармана:
        - Что вы тут делаете?! Кто вам разрешил?!
        - Отпустите Лилю! Немедленно отпустите! Я слышала, как она кричала и звала на помощь! Вы мучаете детей! Я буду звонить в милицию!
        Боковым зрением Хибла видела, как люди в белых халатах окружают их. Ее схватили за руки, оттащили в сторону, и перед ней возникла свирепая физиономия Жанны.
        - Ты чего, белены объелась?! - жарко выдохнула она ей в лицо, но ответить Хибла не успела: ей в плечо воткнулось что-то острое, и когда все поплыло перед глазами, она поняла, что ее «выключили» специальным уколом.
        Когда Хибла вновь открыла глаза, первым, кого она увидела, был главный врач Лобачев. Он сидел на стуле у ее кровати и пристально вглядывался в её лицо.
        - Ну что, как самочувствие? - поинтересовался он с вялой полуулыбкой, больше напоминающей судорожную гримасу. Его руки, сцепленные в замок, лежали на колене левой ноги, перекинутой через правую. Стиснутые пальцы побелели от напряжения, а колено под ними мелко подрагивало. Хибла догадалась, что врач сильно нервничает и как будто даже чем-то напуган, хотя тот и пытался держаться невозмутимо.
        Хибла хотела в него плюнуть, но язык почему-то присох к небу, а слюны не было.
        - Не хотите отвечать? - Он пожал плечом, и вышло это у него нервно, а взгляд заметался по полу, как у стеснительной девушки. «Может, ему стыдно за произошедшее?» - подумала она, но следующая фраза врача опровергла ее предположение:
        - Тогда не могли бы вы оказать мне любезность и объяснить, что заставило вас сорвать научный эксперимент государственной важности?
        «Вранье! - Хибла пристально разглядывала его интеллигентное лицо и умные, но какие-то отрешенные глаза. - Надо же, и не подумаешь, что такой с виду приличный человек способен мучить детей!»
        - Что ж, - произнес он после долгой выжидающей паузы, - вижу, что диалога у нас не выйдет. Тогда слушайте. После такого отвратительного поступка продолжать работу в санатории вы не сможете. Возможно, ваше поведение связано с каким-нибудь нервным заболеванием. Вас отправят домой. Если хотите - прямо сегодня. Если же вы намерены обращаться в милицию, знайте, что там уже известно о вашем душевном расстройстве, и если вы явитесь к ним писать какие-то заявления, вас тут же отправят в психиатрическую лечебницу. Поэтому не советую вам так поступать. Сочувствую, что с вами случилось такое, и ни в чем, поверьте, не виню. Возможно, вы не знали о вашей болезни. Я уже распорядился, чтобы для вас подготовили все документы, и вам даже выплатят все, что вы заработали за семь месяцев, хотя правильнее было бы высчитать с вас за нанесенный науке ущерб.
        Доктор Лобачев еще что-то бубнил, но Хибла уже не слушала его. Все и так было ясно. К тому же у нее страшно раскалывалась голова, и хотелось пить. Она закрыла глаза. Когда открыла их снова, к ее облегчению, врача рядом не оказалось.
        Вошла Жанна, при этом неуклюже толкнула массивным бедром дверь, и та, резко распахнувшись, ударилась в выкрашенную светло-голубой краской стену. Матовое пупырчатое стекло в двери мелко задребезжало. Жанна волокла перед собой внушительный узел, который бросила рядом с кроватью Хиблы со словами:
        - Пожитки твои собрали. Через час машина в город пойдет за продуктами, с ней и уедешь, поняла? Чтоб духу твоего здесь больше не было!
        Хибла не стала спорить, лишь устало прикрыла глаза и ждала, когда Жанна уйдет. Спрашивать что-либо не было смысла: все равно не ответит. Но можно было попытаться кое-что разузнать самой.
        Как только тяжелые шаги стихли, она попыталась подняться. Голова кружилась, тело слушалось плохо, но Хибле не терпелось дойти до седьмой палаты, найти Лилю и спросить у нее, что произошло. Она побрела по коридору, держась за стены и на ходу соображая, на каком этаже и в каком крыле здания сейчас находится. Выяснилось, что этаж тот самый, где ее схватили. Наверное, занесли в ближайшую свободную палату. Значит, нужно спуститься на два этажа ниже. И желательно не попасться на глаза Жанне или Лобачеву, которым, скорее всего, не понравится, что Хибла рыщет по зданию санатория.
        Из дальнего конца коридора за спиной послышался тяжелый топот нескольких пар ног, и Хибла в ужасе сползла по стене, присев на корточки, - решила, что врачи или санитары заметили ее и погнались следом. Но в следующий миг она поняла, что это не так. Два санитара действительно приближались к ней быстрым шагом, но совсем на нее не смотрели. Каждый толкал перед собой металлическую каталку, на каких по санаторию перевозили все подряд: еду для лежачих больных, постельное белье, средства для уборки. На этот раз на каталках лежало что-то непонятное, и когда санитары промчались мимо, Хибла вздрогнула от ужаса: на первой каталке она заметила голые мужские ступни, выглядывающие из-под белой простыни, а на второй - детскую ручку, свесившуюся вниз. «Лиля! - вспыхнула в голове страшная догадка. - Так вот почему нервничал Лобачев!» - поняла Хибла. Она хотела было броситься вдогонку, но вдруг чья-то грубая, сильная рука схватила ее за воротник халата, рывком приподняла и потянула куда-то. Хибле только и оставалось, что торопливо перебирать ногами по скользкому полу. Обернувшись, насколько это было возможно (мешала
чужая рука, вцепившаяся в шею), Хибла увидела массивную спину и рыжие кудри Жанны. Санитарка втолкнула ее в те же двери, откуда Хибла только что вышла, и выдала тираду:
        - Запру тебя, чтоб не шлялась! Через час выведу и сама в машину посажу. И чтоб больше… И так натворила делов, а нам теперь расхлебывать! И мне из-за тебя влетит еще! Связалась с дурой!
        - Почему Лиля умерла? - в отчаянии воскликнула Хибла, не надеясь услышать ответ, но Жанна ответила:
        - Из-за тебя! Нечего было лезть, куда не следовало! Еще и приезжий этот концы отдал! Жди теперь проверку из Москвы! Это ты все испортила! Зачем свой нос сунула?!
        - Да что ты врешь?! Я ведь ничего не сделала! - выкрикнула Хибла, дрожа от негодования. Да как эта Жанна смеет обвинять ее?! Ведь это Лобачев!
        - Ты помешала, и все не успели вовремя уйти из лаборатории, - прошипела Жанна, понизив голос, и опасливо оглянулась, словно боясь, что услышит кто-то еще. - Лобачев сказал, какое-то поле было нарушено… Из-за тебя, в общем! - И яростно захлопнула дверь. Стекла не вылетели лишь чудом. В замочной скважине заскрежетало, и Хибла поняла, что ее заперли. А еще она поняла, что на нее решили свалить какой-то неудачный эксперимент, закончившийся двумя трагическими смертями. Именно поэтому ее хотят срочно вывезти из санатория, чтоб не наболтала лишнего, когда прилетит проверка из Москвы.
        Всю дорогу до родного села Хибла тряслась в грузовом отсеке автомобиля, захлебываясь рыданиями, душившими её из-за жалости к Лиле и чувства вины в ее трагической гибели. Хорошо, что грузовик дребезжал всеми своими составными частями, подпрыгивая на каменистой неровной дороге, и водитель не мог слышать горестные завывания своей пассажирки.
        Родители были удивлены ее неожиданным приездом и встревожены расстроенным видом, засыпали вопросами. Пришлось соврать что-то. Судя по их лицам, они ей вряд ли поверили, но отстали. Жизнь потекла, как и раньше, домашние хлопоты навалились на нее, и времени на горестные думы не осталось. Хибла вспоминала о происшествии в санатории лишь поздно вечером, уже засыпая, и с каждым разом ей все больше казалось, что ее обманули и в случившейся трагедии нет ее вины. Подозрение, что доктор Лобачев скрыл от нее что-то нехорошее, незаконное, усиливалось день ото дня. Однажды Хибла все же решила пойти в милицию. «Меня могут упечь в психушку, - вспомнила она угрозу главного врача. - Но в санатории ведь остались еще дети! Что он там делает с ними? Может быть, тоже отводит в процедурную номер один и оставляет наедине с очередным важным гостем? Там творится что-то противозаконное и очень плохое. Дети страдают, и я должна сообщить!» - решилась она.
        В милиции ее внимательно выслушали и ответили, что не могут устроить проверку, так как санаторий «Седьмое небо» давно закрыли, и там никого нет, даже сторожа. «Как давно?» - спросила потрясенная Хибла, хотя в тот же миг поняла, что этого следовало ожидать, ведь не зря и Жанна говорила о проверке из Москвы. Ответ поверг Хиблу в шок: ей сказали, что санаторий не работает уже больше года! Она пыталась доказать, что всего пару месяцев назад оттуда вернулась и что там было полно больных детей. Хибла тараторила без умолку, красноречиво размахивая руками, и вдруг заметила, что на нее косо смотрят и перешептываются. «Того и гляди, вызовут «скорую» из психушки!» - решила она и ушла ни с чем.
        Но мысли о бедных детях из «Седьмого неба» не давали покоя, и Хибла собиралась сходить как-нибудь пешком к санаторию - пусть даже на это уйдет целый день! - и проверить, действительно ли он пустует или это очередной обман, и тогда… Тогда она поедет в город, найдет там отделение милиции и потребует, чтобы ее отвели к самому главному начальнику.
        Однако смелым намерениям Хиблы не суждено было воплотиться в жизнь: однажды маленькое абхазское село встряхнуло от мощного грохота, прогремевшего где-то в горах. Раскатистое эхо еще металось в воздухе, когда все жители высыпали из хижин, потирая ладонями испуганные сонные лица, а потом, после того как стих последний отголосок, еще с час стояли и встревоженно переговаривались, выдвигая предположения, откуда взялся гром, - одно невероятнее другого. И так как ни одно из них не выглядело убедительным, несколько мужчин, оседлав осликов, отправились на разведку.
        Оказалось, что это обрушился горный склон вдоль единственной дороги, ведущей к санаторию. Дорогу завалило так, будто на ее месте выросла еще одна гора. «Такой завал вряд ли скоро разберут», - говорили вернувшиеся назад мужчины. Они были правы: дорогу не спешили расчищать. Теперь Хибла не могла попасть в санаторий, но это было уже и не нужно. Ведь если не разбирают завал на дороге, значит, в «Седьмом небе», и правда, никого нет.
        Лишь спустя много лет Хибла смогла убедиться в этом воочию - уже после исчезновения Энвера. Она и Мшвагу жили поисками сына и каждый день исследовали все новые и новые места в горах, забираясь все дальше, к самой границе, где сверкала на солнце полосатым боком знаменитая Белалакая. И вот однажды во время очередных скитаний по горной местности перед ними неожиданно открылась чудная картина: вдали, на склоне одной из гор, показалось белокаменное здание, окруженное парком, в котором Хибла узнала знакомые достопримечательности санатория «Седьмое небо». Присмотревшись, она разглядела бетонные дорожки, заметенные пожелтевшей листвой, и потемневшие от сырости статуи - за порядком там явно давно не следили. Огромные темные окна с арочными сводами выглядели мутными и безжизненными, на стенах темнели пятна плесени, штукатурка местами отслоилась и висела, как лоскуты содранной кожи. И хотя в душе Хиблы саднила огромная незаживающая рана, появившаяся в день пропажи сына, ей вдруг в этот момент стало чуточку легче от того, что санаторий опустел и давно заброшен: значит, страшные дела, творившиеся в нем, больше
не повторяются. «Может быть, этого злодея Лобачева вообще посадили в тюрьму вместе с Жанной, - подумала Хибла. - Хорошо, если б так».
        Чинча нетерпеливо перебирал ногами, цокая копытами по камням, - наверное, заскучал, пока хозяйка путешествовала в прошлое, погрузившись в раздумья. Вернувшись в реальность, Хибла потрепала его щетинистый загривок, ласково приговаривая:
        - Давай, хохолок, еще несколько шагов, и мы будем на месте.
        Местом был край обрыва с видом на санаторий «Седьмое небо». Они с Мшвагу, после того как обнаружили его, часто любили сидеть там, свесив ноги над пропастью и любуясь видом заброшенного парка и величественного мертвого здания. Потом, после гибели мужа, Хибла по привычке приходила туда одна, будто ноги сами несли ее тело, вконец измотанное походами по горным тропам. Это стало своеобразным ритуалом, который завершал очередной день бесплодных поисков. Она сидела, смотрела на окружающие ее горы, думая, какая же из них забрала себе ее сына, и молила горных духов, чтобы те подсказали ей, где искать. Пусть даже ей придется увидеть его скелет, это все же лучше неведения. Сердцем Хибла чувствовала, что сын где-то близко. Может быть, его душа витала вокруг нее именно здесь?
        Сегодня санаторий выглядел таким же безжизненным, как и всегда - ничего не изменилось. Похоже, о нем совсем забыли после того, как гора обрушилась на дорогу, соединяющую его с внешним миром. Сразу после этого началась война, и все санатории опустели в одночасье, как и вся Абхазия. Люди уезжали кто куда: грузины бежали на свою родину, русские - на свою, а абхазцы переселялись из прибрежных городов в горные поселки, скрытые от посторонних глаз густыми лесами и каменными склонами, подальше от свиста пуль, взрывов и пожаров.
        Но страшное время прошло, и туристы вновь потянулись в маленькую южную страну. Санатории стали открываться один за другим - обветшалые, неуютные и запущенные. Отсутствие комфорта не останавливало желающих понежиться в лучах субтропического солнца и подышать ароматом вековых эвкалиптов - люди ехали и наполняли жизнью парализованную израненную Абхазию, везли деньги, которые щедро тратили на местные «деликатесы» - вина, сыры, фрукты, мед, не скупились на экскурсии, а ведь посмотреть в Абхазии было на что.
        В санаториях и домах отдыха в сезон не хватало мест, и Хибле казалось странным, что «Седьмое небо» по-прежнему оставался забытым. Наверное, главной причиной была удаленность от моря. Никто не хотел вкладывать средства и силы в место, спрятанное глубоко в горах, окруженное со всех сторон пропастью, и потому неприступное, как крепость. Подойти к санаторию было невозможно - Хибла знала это на собственном опыте. Однажды она наведалась к месту обвала, под которым был погребен большой участок дороги - там уже все поросло лесом, и определить, где именно пролегало асфальтовое полотно, стало невозможно. Чтобы «оживить» санаторий, нужно было бы прокладывать тоннель, а это, полагала Хибла, было очень дорого.
        Однажды несколько любопытных туристов-скалолазов, желающих забраться в санаторий, насмерть разбились о камни, сорвавшись с горного склона. Спасатели поднимали тела с помощью вертолетов. «Санаторий не желает принимать гостей», - подумала тогда Хибла, издали наблюдая за безвольно болтающимися в воздухе человеческими фигурками, поднимающимися на специальном тросе.
        Начинало смеркаться и холодать. Хибла смотрела на железнодорожный мост: он, казалось, висел в воздухе из-за белых клубов тумана, окутавших бетонные опоры, уходящие в пропасть на многие метры. Облака к вечеру всегда спускались в долину, словно в уютное ложе для ночного сна. Пора было возвращаться домой, ведь еще немного, и совсем стемнеет. Ночь стремительно накрывала горы, стоило солнцу спрятаться за одну из касающихся неба вершин, а в темноте даже знакомая и многократно истоптанная тропинка мгновенно превратится в смертельно опасный путь. Хибла пошевелила гудящими от усталости ногами, покачала ими в воздухе, словно дразня поджидающую новые жертвы бездну, и собиралась подтянуть их и отползти от края, чтобы встать и отправиться в обратный путь. Но вдруг какое-то мимолетное движение на мосту привлекло ее внимание. Она машинально вернула взгляд к тому месту, не ожидая увидеть ничего интересного, разве что парящего в небе орла или более темный сгусток облака, подброшенный ветром. Но увиденное повергло ее в шок: по мосту двигалась человеческая фигура! Хибла прищурилась, всматриваясь, и подалась вперед,
совершенно забыв, что сидит на краю обрыва. Ей вдруг почудилось, что она видит Энвера - все в этой крошечной далекой фигурке было родным и знакомым: и порывистые движения, и острые локотки и коленки, и темноволосая курчавая голова. Показалось, что она узнает даже едва различимый на таком расстоянии профиль - орлиный нос и выступающий вперед подбородок. То был ее Энвер, ее мальчик, такой же шустрый и быстроногий, каким она запомнила его в тот день, когда видела в последний раз! Парнишка бежал по мосту, направляясь от санатория к тоннелю в горе. Он то и дело исчезал в тумане и снова выныривал, стремительно удаляясь. Хибла испугалась, что мальчик вот-вот скроется там, где исчезают рельсы, и она его больше никогда не увидит. Душа ее рванулась вперед, как птица со сломанными крыльями в отчаянной попытке взлететь, и в следующую секунду женщина поняла, что падает. От страха вся она будто замерзла, начиная от кончиков пальцев и заканчивая мозгом - мечущиеся в беспорядке мысли застыли, точно парализованные, в ожидании страшного удара о камни. Но удара все не было. Тело пронеслось сквозь крону какого-то дерева
- вокруг зашуршала листва и захрустели ветки, а потом ноги упёрлись во что-то твердое, и Хибла изменила траекторию падения, полетев головой вперед с расставленными в стороны руками - совсем как птица. Но полет продлился всего мгновение, и ладони обожгло острыми гранями камней - похоже, с них срезало всю кожу. Зато тело ее прекратило перемещаться и, наконец, остановилось. Хибла подняла голову вверх. Единственное, что в этот момент ее волновало - не ее сломанные кости, а мальчик: был ли он все еще на мосту?
        К своему огромному облегчению, она заметила знакомую фигуру и, с удивлением, еще одну, принадлежащую взрослому человеку. Неизвестный мужчина и мальчик (Энвер?!) не бежали, а неторопливо шли в обратном направлении, держась за руки, и Хибла расслышала их далекие, разносимые эхом голоса - те о чем-то переговаривались, но разобрать слова было невозможно. Зато она заметила на мужчине длинный белый халат, а на мальчике - короткие черные шорты и полосатую рубашку, полы которой выбились и трепетали на ветру. Они удалялись от нее в сторону санатория, шагая по железнодорожному пути, по которому когда-то к морю и обратно курсировал яркий желтый вагончик. Хибла смотрела на них снизу, лихорадочно соображая: окликнуть или нет? Мост находился слишком высоко, фигурки казались крошечными - могут и не услышать. Она машинально огляделась и бросила взгляд назад, к краю обрыва, внезапно вспомнив о Чинче - не упал ли и он вместе с ней? Ее словно иглой пронзило от пяток до макушки - осел по-прежнему топтался на своем месте, и по-прежнему на краю обрыва, свесив ноги, сидела… она сама.
        Хибла моргнула, отказываясь верить своим глазам, и повернулась к мосту. На нем никого не было. Неожиданно закружилась голова. Хибла испуганно обхватила ее руками и зажмурилась. А когда открыла глаза, увидела под собой пропасть и обнаружила, что по-прежнему сидит на краю обрыва, а не лежит на дне ущелья, как несколько мгновений назад. «Наваждение какое-то», - подумала Хибла, поспешно поднимая ноги и отползая от края: если она свалится вниз снова, вряд ли ей во второй раз повезет уцелеть. Но… А было ли падение? Женщина поднесла ладони к лицу, разглядывая кожу. Ни царапины, только старые мозоли! Похоже, у нее помутился рассудок. Может быть, это от голода? Она попыталась вспомнить, когда и что ела в последний раз. Выходило, что за весь день она проглотила только переспелую клейкую хурму и кусочек подсохшего сыра, и было это еще ранним утром, до восхода солнца. Бывают ли подобные виденья от хронического недоедания? Хибла не знала, но была уверена, что неоткуда на мосту было взяться людям, и уж тем более Энверу, ведь последний раз она видела сына десять лет назад. И уж если бы каким-нибудь чудом
оказалось, что это в самом деле, был Энвер, то выглядеть десятилетним мальчиком он никак не мог, ведь ему должно быть уже двадцать! Это обстоятельство Хибла осознала только сейчас. Энверу двадцать лет! Гораздо больше, чем бегущему по мосту мальчугану! Наверное, горные духи решили над ней подшутить за то, что она ежедневно тревожит их своим присутствием.
        На здание санатория опустилась фиолетовая тень - солнце скрылось за горой, и уходить нужно было немедленно, иначе придется ночевать в горах, греясь у бока Чинчи - ночи в октябре были довольно холодные. Большие мутные окна белого дворца выглядели все такими же непроницаемыми, как глаза слепого. Что скрывалось там, за ними, ведомо было лишь горным духам. Вдруг Хибла поняла, что не успокоится до тех пор, пока не побывает в санатории и не выяснит, есть ли там все-таки кто-то живой или нет. Может быть, горные духи сжалятся над ней и пропустят ее в запретное место? Пусть даже ей никогда не удастся выбраться, главное - попасть в санаторий, не сорваться со скалы в пропасть по дороге. Ведь то, померещились ей мальчик и мужчина на мосту или существовали на самом деле, не было главной причиной ее желания отправиться в рискованный поход. Неожиданно для себя Хибла вдруг осознала, что санаторий «Седьмое небо» - единственное место в округе, где она еще не искала.
        Глаза альбатроса
        Издали шум моря походил на грохот мчащегося по рельсам грузового поезда - тяжеловесного «товарняка» нескончаемой длины. И, лишь приблизившись к полосе прибоя, можно было различить в едином монотонном шуме множество звуков, издаваемых разбушевавшейся стихией: угрожающее завывание ветра, яростные удары волн о берег, шипение тающих пенных брызг, рокот смещаемой галечной массы и стук скачущих по дну огромных булыжников. Иногда в непрекращающийся тревожный гул вклинивались пронзительные крики чаек, похожие на панические вопли утопающих, уже осознавших, что помощь не подоспеет вовремя. Но чайки не терпели бедствие - они готовились пировать и носились над водой белыми бестиями, высматривая в метущихся волнах свою добычу. Завидев рыбу, птицы камнем падали вниз, хватали ее мощными, как тиски, клювами, и, если та оказывалась слишком крупной, чтобы проглотить целиком, стрелой мчались на опустевшие пляжи, увлекая за собой стаю менее удачливых сородичей, тоже желающих полакомиться свежим уловом. Там добыча мгновенно разрывалась на куски, и дележка всегда сопровождалась душераздирающими воплями пернатых.
Проглотив все, птицы еще какое-то время бегали по камням, внимательно оглядывая место пиршества в поисках случайно отлетевшего кусочка, склевывали разбрызганные потроха и чешую и затем, одна за другой, вновь возвращались к охоте.
        Лев сидел, прислонившись спиной к бетонному волнорезу, и смотрел на дерущихся чаек - единственный зритель зажигательного птичьего шоу. Желающих провести время на пляже в шторм, кроме него, не было. Никому не хотелось терпеть натиск сырого ветра и сыплющиеся градом крупные брызги - никому, и Льву в том числе. Но он не мог уйти отсюда - по крайней мере, пока был жив. Пока еще глаза его, измученные бессонницей, не утратили способности видеть, Лев не терял надежды однажды найти какой-нибудь знак, который подсказал бы, что ему делать дальше, особенно в шторм, когда бурные волны выкатывались на берег далеко, к самому волнорезу, и выносили вместе с водорослями и мусором разные предметы, сокрытые прежде в морской пучине. Смотреть на них Льву было страшно. Ведь, если это окажется вдруг ее вещью (в тот день - он помнил - на ней был белый сарафан и голубые сандалии, а волосы были стянуты в два «хвостика» резиночками с пластмассовыми заколками в виде дельфинчиков), то, значит, версия полицейских подтвердится: утонула. А, может быть, море сжалится над ним - отдаст ему ее тело, и, увидев ее мертвой, Лев сможет
уйти, наконец, с проклятого пляжа, прервать этот затянувшийся на неопределенное время страшный отпуск, покинуть жуткое место, а заодно и весь этот мир. И он ждал вердикта от судьбы, подозревая, что, скорее всего, так ничего и не дождется, а просто умрет однажды ночью на холодных сырых камнях от истощения и непрерывно разрывающего душу горя, так никогда и не узнав, что на самом деле случилось с его крошкой, маленькой хохотушкой Раюшкой-попрыгушкой, подвижной и озорной, как солнечный зайчик, с таким же упрямым взглядом, как у него, и с точно такой же улыбкой, как у ее матери. В глубине души Лев не верил, что его дочь могла утонуть: Рая с восьми лет занималась балетом, и к девяти годам мышцы у нее были крепкие, как стальные тросы, а плавала она, пожалуй, лучше него. Но, милостивый Бог, где, где же она тогда может быть?! Версии, одна страшнее другой, рождались в его измученном воображении, разливаясь огнем по нервам, сводя все тело дикими судорогами, и в такие моменты Льву хотелось взорваться криком - так, чтобы лопнули голосовые связки, а вместе с ними и горло, чтобы фонтаном забила кровь и вытекла из
вен и артерий в одно мгновение, лишь бы прекратилась эта невыносимая пытка. Но Лев продолжал сидеть каменным изваянием, как дремлющий до поры вулкан, сам не понимая, как это ему удается, и, наверное, сливался с темно-серой бугристой поверхностью волнореза, потому что чайки совершенно не обращали на него внимания, пробегая иногда прямо по его вымокшим насквозь кроссовкам и пытаясь склевать принимаемые за червяков шнурки. Пожалуй, если птицы и угадывали в нем человека, то, скорее всего, считали мертвым - слишком уж бесцеремонно игнорировали его присутствие. Не то что люди - те видели в нем бомжа и часто просили администрацию пляжа выдворить его с территории. Лев мог их понять: вид у него, наверняка, был устрашающий, если учесть, что всю последнюю неделю он день и ночь просиживал на одном и том же месте у буны, отлучаясь лишь к ближайшему кафе, чтобы проглотить какой-нибудь еды. За это время его лицо густо поросло щетиной, а спортивный костюм цвета топленого молока и белоснежная футболка превратились в изжеванные лохмотья цвета мокрого пепла с прилипшими ошметками водорослей. Ко всему прочему, угрюмый
взгляд исподлобья и скрюченная неподвижная поза с подтянутыми к подбородку коленями добавляли облику общеизвестные признаки асоциальной личности. Впрочем, все местные охранники его уже знали и не трогали. Лев слышал иногда, как они объясняли недовольным отдыхающим: «Не обращайте внимания, горе у человека, дочка пропала на прошлой неделе, с тех пор так и сидит», и это становилось для туристов главной темой разговоров на остаток дня. Люди шептались, и в обрывках фраз то и дело звучало: «как заштормит, так и выбросит утопленницу», «да нет, уже, поди, разобрали на органы», «вывезли за границу и продали в рабство», «если повезет, может, выкуп еще потребуют», «какой там выкуп - сказали же, неделя прошла», «смотреть надо за своими детьми, тогда и не пропадут», «что творится-то, ужас какой!». От этой болтовни у Льва все внутренности скукоживались, и ему хотелось бежать подальше от скопления красно-коричневых тел, чтобы не слышать жутких домыслов. Но он не мог уйти отсюда - по крайней мере, пока был жив. Сегодняшний шторм был как нельзя кстати: на безлюдном пляже метались лишь крикливые чайки, а птичьего языка
Лев, к счастью, не понимал, поэтому никто не мешал ему прокручивать в памяти подробности того самого последнего дня, когда Раюшка еще была рядом.
        Тот день для Льва начался точно так же, как и десять предыдущих: влажное и бодрящее морское утро вместе с птичьими трелями медленно полилось в гостиничный номер через распахнутое Раюшкой окно, подхватило и вынесло его из пучины сновидений на поверхность реальности. Хотя сознание еще покачивалось на зыбкой границе между дремой и бодрствованием, он почувствовал, как дочь стягивает с него ворох одеял - ночи в октябре были прохладные, а отопление в здании еще не включили. Все тело тотчас покрылось «гусиной кожей», и он заворчал:
        - Рая, холодно же!
        - Наслаждайся, пап, денек будет огненный! - Звонкий, даже пронзительный голос спицей вонзился в правое ухо, и Лев сердито рыкнул:
        - Однажды я оглохну от твоих воплей! - Он терпеть не мог, когда дочь так делала, пытаясь поскорее поднять его с постели.
        - Мя-а-ау-у! - Рая нарочно взвыла кошкой, которой отдавили хвост, и, упав на него всем телом, заливисто рассмеялась. Он, не открывая глаз, попытался столкнуть проказницу, но дочь вовремя соскочила с кровати, угадав замысел отца, и теперь прыгала по номеру на одной ноге, намеренно топая по-слоновьи, отчего на лоджии зазвенели стекла, а старый паркет захрустел и защелкал так, будто собран был из артритных старческих суставов.
        Этот гостиничный номер, как и все остальные в здании, по современным меркам, был далек от совершенства - комфортным назвать его было нельзя. Старая, еще советская мебель, темная и громоздкая, в свое время наверняка считалась роскошной, но заметно обветшала, покрылась разнообразными отметинами, надписями и нацарапанными рисунками - наверное, отдыхающие мнили себя пещерными жителями, впечатлившись наскальной живописью во время экскурсий в подземелья Кавказских гор. На полу распростерся поблекший красно-черный ковер из натуральной шерсти с вытертым до гладкости ворсом. В сочетании с облезлым паркетом он казался аристократом - обнищавшим, но гордым, и еще хранил былое величие благодаря угадывающемуся за потрепанностью высокому происхождению. В монументальные шкафы было страшновато заглядывать - казалось, внутри притаились скелеты советских чиновников. Свои и дочкины вещи Лев распихал по тумбочкам, будто опасаясь, что в бездонных недрах лакированных шифоньеров они могут затеряться или вовсе исчезнуть магическим образом, провалившись в прошлое. Ванная выглядела камерой пыток: песочного цвета метлахская
плитка на полу и голубой глянцевый кафель на стенах были покрыты несмываемыми бурыми разводами, будто здесь кого-то зверски убили. Кран рыдал, как обиженный слон, а унитаз шумел, как штормящее море. Единственное, что в этом номере претерпело изменения - стены: их недавно покрыли свежей штукатуркой, по-современному рельефной, но, как ни странно, ее вид нисколько не контрастировал, а наоборот, даже дополнял общий дух «советского ампира».
        Прежде это был санаторий для избранных, роскошный и величественный, с огромным дендропарком, в зелени которого прятались, будто стыдясь чего-то, разнообразные скульптуры из светлого камня, а по обе стороны прогулочных дорожек, уставленных через каждые три метра приземистыми кривоногими лавочками и похожими на цветочные бутоны урнами, выстроились чугунные фонарные столбы, увитые лианами. Здания корпусов украшали колонны с шапками бетонных завитков и причудливая лепнина. Этим все санатории советского периода были похожи друг на друга, отличаясь лишь размахом и уровнем комфорта. Предназначенные для простых граждан обычно наполнялись мебелью и бытовыми предметами без особых изысков, но архитектурный стиль и наличие скульптур советской тематики превращало черноморские здравницы если не в близнецов, то, по крайней мере, в кровных родственников. С тех пор многие из них пережили реконструкцию и сильно изменились, запестрели современными отделочными материалами, обзавелись новыми стеклопакетами и современной тротуарной плиткой на парковых аллеях, утратив прежнюю ауру, навевающую уютную ностальгию на тех,
кто помнил те времена. Тишины, сопутствующей размеренному отдыху, там больше не было - территорию наводнили кафе и рестораны, а их, в свою очередь, - шумная энергичная публика, не утихающая до утра. Любителям спокойного здорового отдыха пришлось туго: найти тихое местечко на побережье стало очень непросто.
        Лев не искал тихое место. Он наткнулся на этот санаторий несколько лет назад, причём совершенно случайно, роясь в интернете в поисках недорогого жилья у моря - в то время, еще до рождения Раюшки, у них с Верой было неважно с деньгами, а погреться на южном солнышке жене очень хотелось. Тогда они были молоды и влюблены…
        «Она бросила тебя!» - разлилась ядовитым огнем по венам внезапная обжигающая мысль. Так бывало всегда, когда он вспоминал о жене. Стоило позволить ее образу проникнуть в голову (он пытался не пускать, но время от времени образ все равно вероломно вторгался, разрушая все возможные преграды), и огненный цветок тотчас же распускался внутри, воспламеняя каждую нервную клетку, а вскоре все тело охватывало жаром, и душа его, словно у грешника в аду, корчилась от непрерывной тягучей боли. Когда это случалось, Лев уже не в силах был остановить процесс погружения в прошлое, испытывая вместе с муками болезненное наслаждение от воспоминаний.
        Вначале санаторий показался им отвратительным. То, что выглядело на рекламной картинке сказочным дворцом, утопающим в пышных пальмах и бесконечно высоких кипарисах, наяву предстало облезлым зданием в трещинах и темных пятнах плесени. Но снаружи все было еще не так плохо по сравнению с тем, что открылось взору, когда Лев и Вера распахнули высокие массивные двустворчатые двери и вошли в темный холл. В первое мгновение убранство показалось роскошным, впечатление портил лишь затхлый воздух. Под высоченным потолком щегольски красовалась гигантская многоярусная - похоже, хрустальная - люстра. Пол из темного паркета покрывали толстые пестрые ковры. Слева возвышалась стойка администратора, справа сверкали витрины сувенирной лавчонки, увешанные разноцветной бижутерией. Вдоль стен стояли уютные диванчики и глубокие объемные кресла в нежной велюровой обивке. Прямо по центру гостеприимно раскинулась ведущая наверх широкая лестница, сверкая лакированными ступенями из массива какого-то хорошего темного дерева. Однако вскоре неприглядные детали проступили повсюду во всей красе: как только взгляд привык к
полумраку после яркого солнечного света, стало ясно, что место это ужасно запущенное, давным-давно не знавшее ремонта. Обшарпанность была во всем: в облупившейся и повисшей лохмотьями краске на потолке, в темных пятнах, покрывающих ковры и мебель, в сколах на гипсовой лепнине, густо украшающей верхнюю часть стен, в дверных ручках, сломанных и от того скособоченных в разные стороны, в прорехах на коврах и надрывном скрипе пола при каждом шаге. Полное отсутствие людей в огромном холле усиливало тягостное впечатление. Не было не только отдыхающих, но и персонала, и продавца в сувенирной лавке, даже стойка администратора пустовала - их никто не встречал.
        Вера прерывисто вздохнула, явно сдержав недовольное высказывание: наверное, не хотела расстраивать Льва, ведь это был его выбор. Жена всегда была очень тактична со всеми. Вдруг ее внимание привлекло большое черное пианино, стоявшее в глубине холла справа от лестницы. Вера отпустила ручку чемоданчика, который катила за собой, и поспешила к инструменту под звучные скрипы паркета. Откинув крышку, она прошлась по клавишам одной рукой, и пианино выдало приятную мелодию, слегка ущербную из-за западающих клавиш, но глубокого качественного тембра, говорившего о том, что инструмент в свое время был очень даже хорош. Наверное, на нем давно никто здесь не играл, и неожиданные звуки привлекли внимание обитателей: тотчас откуда ни возьмись за стойкой администратора возникла пожилая женщина слегка помятого вида - возможно, она дремала, устроившись где-то под ней, и не услышала шагов вошедших. Теперь же, внезапно разбуженная музыкой, она суетливо загремела ключами и неуклюже выбралась из своего укрытия в холл, приветствуя гостей. Одновременно с ней из бокового коридора вышел мужчина в форме охранника и окинул
всех пристальным взглядом, но, наверное, убедившись в отсутствии опасности, буркнул что-то невнятное и тут же исчез.
        Женщина-администратор проводила их в номер, расположенный на втором этаже - просторный, с высотой потолков (Лев прикинул «на глаз») никак не меньше четырех метров, с огромной лоджией, за окнами которой призывно сверкала морская синева, выглядывая в просветах между пальмами. Залитая ярким солнечным светом большая комната сгладила давящее чувство, оставшееся после сумрачного холла. И пахло здесь гораздо лучше - морем, кипарисами и счастьем. Вера метнулась к окнам, загремела старыми железными шпингалетами, раскрыла створки на всю ширину, сдвигая цветастые легкие шторы, и, обернувшись к нему с сияющим лицом, завопила так, будто нашла клад:
        - Смотри! Здесь граната!
        Лев непонимающе моргнул, соображая, что она имеет в виду, а Вера уже высунулась по пояс в окно и тянулась куда-то обеими руками, опасно балансируя на одной ноге, а вторую пыталась забросить на подоконник. Еще секунда, и жена рухнула бы вниз, а, учитывая высоту потолков, шансов остаться в живых у нее было совсем не много. Лев сорвался с места и вовремя втянул ее обратно, испуганно крича: «Куда?! С ума сошла?!» Вера повернулась, смеясь, показала зажатый в руке красно-коричневый плод и снова воскликнула: «Граната!» Только теперь до Льва дошло: этот рискованный маневр был предпринят женой, чтобы сорвать с растущего за окном дерева гранат! Она почему-то всегда произносила название этого плода именно в женском роде, прекрасно зная, что это неправильно. Лев рассердился на нее тогда: «Что ты творишь?! Как ребенок! Хорошо хоть, не упала! А если кто-то увидел, как ты покушаешься на собственность санатория? Позорище! Неужели нельзя на рынке было купить?!» Она весело возразила: «Как ты не понимаешь: на рынке - это же совсем не то!»
        «Граната» оказался плодом совершенно несъедобным, кислющим до невозможности, а зерна в нем - белыми, и Вера его выбросила. Но прежде попросила сделать несколько ее снимков с «трофеем» в руке у окна на фоне синеющей полосы моря. Снимки до сих пор хранились в памяти его смартфона вместе с множеством прочих. А Веры в его жизни уже не было.
        «Бросила! - выскочила мысль, и нервный импульс, вызванный ей, кинжалом вонзился прямо в сердце. - Бросила и меня, и Раюшку! Бросила, как ненужные старые вещи! Что за мать, которая бросает своих детей, особенно таких маленьких! Раюшке было всего восемь! Что за мать?! Гадина!» - Нахлынувшая внезапно волна гнева начисто смыла сладкие грезы счастливого прошлого, и неизвестно, как долго он еще истязал бы себя ненавистью и болью, но голос дочери прервал жестокую пытку, выдернув его сознание из зацикленного состояния:
        - Па-апа! Ну, па-а-па! - Раюшка кричала, как сердитая чайка. - Кофе твой уже остыл совсем! Иди завтракать, я бутерброды сделала и овсянку заварила!
        Лев поднялся со скрипучей кровати и побрел на лоджию, где стояли круглый стол и два плетеных кресла, на одном из которых восседала, забравшись на сиденье с ногами, дочь с огромной дымящейся кружкой в руках. В воздухе плавал головокружительный аромат какао.
        - Хозяюшка! - Он через силу улыбнулся ей, стараясь не выдать того, что творилось в душе, но лицо его мгновенно вытянулось и застыло в страдальческой гримасе, когда взгляд скользнул сквозь распахнутое окно: напротив подоконника на тонкой изогнутой ветке покачивался круглый красно-коричневый гранат. Плод выглядел в точности так же, как и тот, который десять лет назад сорвала Вера. И почему этот случай вспомнился ему именно в то утро? В то безмятежное утро самого страшного дня в его жизни.
        Звонок телефона, донесшийся из глубины комнаты, заставил Льва вернуться к кровати. Приглушенная мелодия пробивалась из-под подушки. Он выудил аппарат и замер в нерешительности. Только этого сейчас не хватало! На экране высветилось имя: «Надежда». Сестра жены! Странно и неожиданно. Отвечать не хотелось, но Лев подумал, что, если откажется говорить, то потом весь день будет ломать голову, гадая, что ей было нужно. К тому же, скорее всего она ему снова перезвонит, и говорить все равно придется.
        - Да! - рявкнул он совершенно недружелюбно, давая понять, что не склонен к беседе.
        - Привет, - раздался приятный девичий голос, и по телу Льва мгновенно побежали мурашки. Ему показалось на миг, что говорит Вера. Голоса сестер были почти идентичны, особенно по телефону - он часто путал их в первые секунды разговора.
        - Надя? - уточнил он, словно сомневаясь.
        - Еще узнаешь? - ответила та с грустной усмешкой. - Кажется, сто лет не общались. Нельзя же так! Отгородился совсем. Неправильно это. - Голос Нади сделался жалостливым, просящим.
        - Перестань! - раздраженно отрезал Лев. - Твой звонок очень не вовремя.
        - Когда же он будет вовремя? - Из-за ироничной интонации голос прозвучал пискляво и отталкивающе. - Ты рассказал Рае правду о матери?
        - Нет. Не было подходящего момента. - Лев уже пожалел, что ответил на звонок. Ничего нового сестра жены ему не скажет, так и будет нудить одно и то же, как обычно.
        - Ты обещал… - Ее осуждающий тон взбесил Льва. Ну вот, она начала снова его урезонивать!
        - Послушай, чего ты от меня хочешь? Чтобы я сказал ей, что мать бросила и ее, и меня из-за своих дурацких фантазий?! - выпалил он и тут же спохватился испуганно: не услышала ли Рая. Вытянув шею, он осторожно заглянул на лоджию. Дочь сидела, уткнувшись в экран планшета, увлеченная игрой, и не смотрела в его сторону. Лев вздохнул с облегчением (не слышала) и вернулся к разговору, собираясь немедленно его закончить.
        - Знаешь, Надя, - зашипел он гневно, - мы сейчас в санатории, отдыхаем на море. Не порти отпуск, пожалуйста! Поговорим, когда вернусь, на следующей неделе.
        - Ты слишком жесток к Вере, - прозвучало в ответ. - Поступаешь не по-человечески. Ты ведь сам довел ее до этого, признайся!
        - Ну-ну, давай… Пусть тот, кто без греха, первым бросит в меня камень! - сам от себя не ожидая, перефразировал он цитату из Библии. - По крайней мере, я не бросал ни жену, ни дочь, так что… Ладно бы, она оставила только меня, но как она могла поступить так с собственным ребенком?!
        - Господи! Ну, может быть, не могла она по-другому?! Все делают ошибки в жизни! - С шепота Надин голос перешел на визг, и в ухе Льва неприятно завибрировало.
        - Согласен. Но некоторые поступки невозможно оправдать, - возразил он железным тоном. - И не надо пытаться меня разжалобить. Никому от моей жалости легче не станет. До связи, Надя. - Лев с облегчением нажал отбой, и в тот же миг с лоджии закричала Раюшка:
        - Па-а-а-а-па! - Вышло с сильным нажимом на первом слоге, очень требовательно, и тут же она добавила обиженно: - Кофе давно остыл, а скоро и каша прокиснет! Посмотри в окно, солнце уже вовсю жарит, а мы еще в номере сидим! Все нормальные люди давно на пляже!
        Лев через силу проглотил завтрак, приготовленный для него Раюшкой, зная, что та не отстанет от него, пока он все не съест. Дочь проворно убрала со стола и вымыла посуду: научилась хозяйничать за последний год, оставшись без матери. (Бросила!) Затем Рая ненадолго исчезла в ванной и появилась, готовая к пляжному отдыху, в белом сарафане. Из-под бретелей на плечах выглядывали голубые завязки купальника. Волосы были стянуты в два высоких «хвостика» резинками с голубыми дельфинчиками. Холщовая сумка с полотенцами стояла на тумбочке в прихожей, дочь подхватила ее и сунула ноги в сандалии. Лев еще долго возился с одеждой, и Рая ворчала на него, подпрыгивая на месте от нетерпения, а бирюзовые бусы, болтающиеся на ней чуть ли не до пупа, дробно позвякивали, порядком действуя ему на нервы этим звуком. Снова она их нацепила!
        - Зачем тебе на пляже бусы? - спросил Лев, сердито покосившись на дочь.
        - Затем! - огрызнулась та, порывистым движением прижала нитку бус к груди и упрямо поджала губы, давая понять, что бусы она будет отстаивать до конца.
        Это были бусы Веры, из натуральной, очень дорогой бирюзы. Лев подарил их ей на рождение Раюшки. Тогда он уже мог себе позволить подобные траты. Теперь бирюзу носила дочь, и сколько Лев ни пытался уговорить ее дать укоротить длину нитки, так и не сумел. «Ходишь, цепляешься бусами за все подряд!» - вразумлял он ее, но все было тщетно. Бусы висели на Рае до пояса и гремели при каждом движении, напоминая о Вере острыми уколами в сердце.
        Снаружи оказалось уже очень жарко, южное солнце быстро прогревало остывший за ночь воздух. Зной проник даже в тенистый дендропарк, а на пляже было настоящее пекло. Марево колыхалось над морем, и казалось, что небо тоже идет волнами и вот-вот перемешается с водой в единую бирюзовую массу.
        Свободного пространства между лоснящимися телами было не так уж много, несмотря на то, что октябрь - последний и самый прохладный месяц курортного сезона. Лев и Рая расположились поближе к воде на небольшом пятачке между полной крупной женщиной с виду лет пятидесяти, отличающейся огненной кудрявой шевелюрой, и молодой девушкой, загоревшей уже до кофейного цвета и неизвестно чего еще желавшей получить от солнца. Когда Лев растянулся на пляжном полотенце, между ним и девушкой оставалось не больше двух метров, а Рая оказалась совсем рядом с рыжеволосой дамой, и обе сразу начали болтать, как старые знакомые. Льву показалось, что он уже видел эту немолодую пышнотелую рыжуху здесь раньше, и, возможно, она тоже была из их санатория, просто из другого корпуса. Большинство людей на пляже он знал в лицо, встречаясь с ними последние десять дней отдыха. Это давало ощущение некоторой безопасности, будто все вокруг «свои». Как же он был наивен! Почему он не поинтересовался сразу, как зовут эту незнакомую тетку, не спросил, откуда она, если видел, что с ней болтает его дочь? Почему он даже не послушал, о чем там
они болтают? Почему он больше не взглянул на Раюшку и не вспомнил о ней до того самого момента, когда спохватился и внезапно понял, что давно не слышал ее голоса?! Потому, что… всего в двух метрах от него лежала симпатичная девушка, и он заметил, как внимательно она наблюдает за ним из-под прищуренных век. Впрочем, у той девушки он тоже не спросил имени - наверное, из-за оживленной беседы не успел… зато успел предложить ей прийти вечером к ним в гости в санаторный номер.
        Девушка постоянно улыбалась, сверкая красивыми зубами, белоснежными на фоне смуглой кожи, и Лев, слушая ее, боялся пропустить хоть слово, хотя, насколько он мог сейчас вспомнить, говорила пляжная нимфа всякую чушь, что-то типа: «Жаркий октябрь, пиво в местном кафе разбавленное, видела дельфинов, нашла на бунах устрицы». Точно, вот про устрицы она тараторила не меньше четверти часа, рассказывая ему, что черноморские лучше средиземноморских, потому что в последних столько соли, что их невозможно есть, и поэтому для продажи устрицы там выращивают в опресненной воде, а здесь можно лакомиться сразу, срывая прямо с камней, беда лишь в том, что попадаются они редко. Лев слушал, не перебивая, лишь иногда односложно отвечая на ее вопросы, типа: «Вы на отдыхе или местный? А это ваша дочурка? Такая прелесть! Долго еще пробудете? А где остановились?» Голос дочери все время доносился до него отдаленным фоном. Несколько раз Рая настойчиво просила его о чем-то, но Лев так и не смог вспомнить суть ее просьб. В памяти осталось лишь: «Па-а-ап! Ну, можно, па-а-ап?! Ну, пожалуйста, ну, можно?!» Он, дурак, кивал, не
глядя, и та отставала. А о чем она его просила, Лев узнал гораздо позже и совсем не от нее.
        Рая исчезла одновременно с рыжеволосой дамой. Когда Лев хватился дочери и поискал взглядом пышнотелую соседку, чтобы расспросить ее о своем ребенке, той поблизости не оказалось. Вначале он даже не испугался, решил: купаться пошли, но желающих окунуться в прохладное октябрьское море было гораздо меньше, чем загорающих - неподалеку от берега виднелось лишь с десяток голов, и все они принадлежали незнакомым людям.
        - Ты не видела, куда она ушла? - нервно спросил Лев у девушки, с которой беседовал последний час.
        - Кто? - Пляжная нимфа высоко вскинула татуированные брови и округлила глаза.
        - А! - Отмахнувшись от нее, Лев поднялся и, обжигая ступни о раскаленную гальку, пошел расспрашивать отдыхающих. Биение его сердца уже ускорилось, но в тот момент он еще надеялся на лучшее. Большинство окружающих вспомнили, что видели и Раю, и рыжеволосую женщину, которую, кстати, никто не знал, но когда и куда те подевались, сказать не могли. Кто дремал, кто читал, кто разглядывал чаек. Один мальчик лет семи, сын семейной пары, расположившейся неподалеку, сообщил, что слышал, как Рая просила Льва разрешить ей покататься на катамаране с тетей Жанной. Мальчик запомнил это, потому что тоже захотел отправиться в морское плавание и начал просить родителей взять катамаран в прокате. Так Лев узнал, что хотела от него дочь и на что он бездумно, не вникая, дал согласие, а также выяснил имя незнакомой женщины, хотя от этого толку было немного.
        Взгляд Льва заметался по морской глади, но в поле зрения не было ничего похожего на катамаран, только рыбацкий катер, стрекоча мотором, удалялся по направлению к горизонту. Растерявшись и не понимая, что ему делать, Лев сложил ладони рупором и принялся выкрикивать имя дочери, надрывая голосовые связки. Люди с сочувствием поглядывали на него, кто-то встал рядом и тоже начал кричать, повторяя за Львом. Внезапно Лев почувствовал чье-то прикосновение. Перед ним стоял незнакомый дед в серой рабочей робе - судя по мешку с мусором, зажатому в руке, это был уборщик пляжа - и сообщил, что заметил, как женщина с девочкой забирались в прогулочный катамаран, какие сдаются в прокат неподалеку.
        Учащенный стук сердца превратился в набат. Лев, не отдавая себе отчета, вцепился в стариковские плечи и заорал:
        - Где это было? Куда они поплыли? Куда?!
        Не ожидавший такого напора, дед отшатнулся и забормотал виновато:
        - Да я не смотрел на них, все больше под ноги! Работа у меня такая. Мусор собирал. Видел, как в катамаран залезали, а чтоб обратно высаживались, не приметил. А что случилось-то?
        - Где ты их видел?
        - Да у проката, вон там! - Он махнул рукой влево.
        Лев потащил деда за собой в прокат катамаранов, находящийся в паре сотен метров левее. Парень, выдающий «плавсредства», подтвердил, что женщина и девочка брали у него катамаран на два часа, но назад еще не вернули. Два часа не истекли, и поэтому он не беспокоился. Женщину и девочку работник проката видел впервые, документов не спрашивал, деньги получил вперед. Больше парень ничего сказать не мог.
        Пришлось вызвать полицию. Те приехали быстро, ходили по пляжам, опрашивая всех подряд, но вместо дочери нашли только прогулочный катамаран, прибившийся к берегу в паре километров от того места, где последний раз видели пропавшую девочку. Дед-уборщик, взглянув на «плавсредство», сообщил, что катамаран похож на тот, в который садились женщина и девочка, но утверждать, что это тот самый, не может - мало ли одинаковых катамаранов в море плавает!
        Но все-таки оказалось, что катамаран тот самый. И когда это выяснилось, Лев ощутил на себе, что значит выражение «свет померк перед глазами». Когда он увидел зацепившуюся за педаль нитку бирюзовых бус, все вокруг тотчас исчезло из поля зрения: полицейские, дед, море, катамаран и даже сама педаль, на которой болтались бусы. Остались лишь бирюзовые шарики - взгляд, казалось, намертво прирос к ним, и ничего больше Лев не мог видеть.
        По найденной вещи полицейские сделали вывод, что ребенок и рыжеволосая дама утонули. Предполагалось, что одна из них могла потерять сознание из-за солнечного удара - скорее всего, пожилая женщина, а девочка либо по глупости попыталась вытащить ее из воды и упала, либо катамаран во время падения в воду крупногабаритной пассажирки перевернулся, и, возможно, девочка получила травму, отчего тоже пошла на дно. Полицейские подключили водолазов. Те исследовали дно в течение нескольких дней, и все это время Лев, словно парализованный, сидел на пляже в ожидании страшной находки. Но Раю так и не нашли. Ему сказали, что во время поисков был охвачен достаточно большой периметр, но дальше искать они не могут: начинается шторм, и работать в таких условиях небезопасно. Полицейские все равно определили Раю, как утонувшую. Личность рыжеволосой женщины установить не удалось. На этом и закрыли дело.
        Шторм все набирал силу, волны набрасывались на берег, с каждым рывком подступая все ближе. Пена с угрожающим шипением таяла под кроссовками, ее обрывки плевками покрывали лоб и стекали по щекам, застревая на губах, - соленые, как слезы. Лев сидел, уткнувшись лицом в колени. Перед закрытыми глазами одна за другой сменялись картины рокового дня. Его мучило бесконечное «если бы»: если бы они с Раюшкой расположились в другом месте, подальше от рыжеволосой тетки; если бы он не заговорил с девушкой; если бы он, в конце концов, слушал, о чем просит дочь, тогда этого не случилось бы. Не случилось бы в этот раз, но могло произойти в следующий, потому что он и в самом деле хреновый отец, и ему гораздо интереснее было слушать дурацкую болтовню красотки, из которой он едва помнит пару фраз, чем уделить внимание собственной дочери! Красотки… Они исковеркали всю его жизнь! Вечно лезут к нему со своими призывными улыбочками, заманивают щебетом, ослепляют яркой внешностью. Это из-за них ушла Вера! Это из-за них он потерял Раюшку! И сколько ни пытался Лев удержаться, не поддаваться на их уловки, они всегда
оказывались сильнее его. Коварные хищницы с глазами ангела! Жадные - им всегда было мало, сколько ни дай. Мало денег, украшений, автомобилей! Они всегда хотят забрать все, что есть, и что еще только будет, получить с его помощью безлимит на красивую жизнь. Они всегда пытаются заграбастать его самого, с потрохами, и ни одна не желает довольствоваться дорогими подарками, на которые он всегда был так щедр! Красотки… Они с грациозной легкостью шагают по головам мужчин и смеются над ними, считая доверчивыми простачками.
        Льву показалось даже, что он слышит издевательский пронзительный женский смех. Уверенный, что это лишь игра его воображения, он все же поднял голову и окинул хмурым взглядом пустынный пляж. Кроме крикливых чаек, поблизости никого не было, однако смех отчетливо доносился со стороны моря и, приближаясь, становился все громче. Смех звучал возмутительно: заливисто, даже визгливо, как у сумасшедшего клоуна, и этим бил по нервам. Лев повернулся к морю и увидел гигантскую птицу, парящую над бугристой поверхностью воды; размах ее крыльев мог посоперничать с дельтапланом. Контрастное оперение, черное сверху и белоснежное с внутренней стороны, делало птицу похожей на Бэтмена, мчащегося на очередную спасительную операцию. Альбатрос! Лев никогда не видел его воочию, хотя часто бывал на море, и теперь от созерцания величественного красавца у него даже дух захватило. Смех оказался криком буревестника, и в этом Лев усмотрел некую издевку природы: разве подобает покорителю морей так вульгарно хохотать?!
        Тем временем птица летела, казалось, прямо на него, заслоняя крыльями небосклон. Альбатрос снизился неподалеку, устроившись на добела вылизанном волнами огромном корневище неизвестного дерева, выброшенного штормом, и уставился на Льва пристальным взглядом, нисколько не беспокоясь по поводу присутствия человека. «Надо же, какой храбрец!» - с удивлением подумал Лев. Казалось, протяни руку, и можно поймать его за горделиво вытянутую шею. Но, наверное, пернатый насмешник понимал, что человек его не тронет, и спокойно стоял перед ним, сверля черными глазами. От его взгляда у Льва возникло чувство, будто тот хочет что-то сказать ему. Что-то важное. Ведь не зря же он прилетел сюда и сел напротив! Альбатрос что-то знает. Он наверняка все видел с высоты поднебесья! Видел, что случилось с Раюшкой. Знает, где она сейчас. Лев пожалел, что не понимает птичий язык: возможно, в смехе альбатроса он мог услышать подсказку. Дочь жива, он чувствовал это всем сердцем, но не имел ни малейшего представления, где ее искать.
        Неподалеку захрустела галька. Кто-то шел по пляжу, и вспугнутая птица, развернув бесконечные крылья, поднялась в воздух. Лев повернулся на звук шагов и узнал деда, уборщика пляжей. Только вот что тому было делать на побережье во время шторма? Ведь убирать мусор бессмысленно: море постоянно вышвыривает новые порции разнообразного хлама, охапками выносит сломанные ветки и пучки водорослей. Потом Лев понял, что мусор деда совсем не интересует. Тот шел, не глядя под ноги, и с каждым шагом приближался к нему.
        - Чего тебе, батя, не сидится дома на теплом диване в такую погоду?! - крикнул Лев. Перекричать рев моря было не так-то просто, и хотя дед был уже рядом, но все равно не расслышал и переспросил, повернувшись ко Льву ухом с приставленной ребром ладонью.
        - Меня, что ли, проведать решил?! - снова выкрикнул Лев, глядя на деда снизу вверх. Он бы встал, да опасался, что ноги, задеревеневшие от долгого сидения, подведут и не удержат его тело.
        - Ага! - тоже крича, ответил дед, роясь в кармане куртки. - Тут вот это… Нашел кое-что. - Он извлек мятый листок бумаги и протянул его Льву. Лист затрепетал, тут же схваченный ветром, намерившимся вырвать его из стариковской руки. - Письмо, что ли, какое-то.
        Лев вцепился в бьющийся пойманной птицей листок, расправил и поднес к глазам, пытаясь разобрать корявые буквы текста, написанного синим карандашом, но не успел прочесть и первой фразы, как буквы неожиданно смешались и хаотично забегали перед глазами скопищем потревоженных насекомых. И в тот же миг взорвалось его сердце. Первые три слова, которые Лев успел прочитать - «Привет, Лека-лежебока!» - были написаны неумелым почерком Раюшки.
        Дразнить его «Лекой-лежебокой» Рая начала в отместку на Раюшку-попрыгушку, - прозвище, придуманное Львом за то, что дочь часами скакала по квартире, пытаясь исполнить балетные трюки, называемые ею «па де бак» и «антраша», и при этом тяжело топала. «Я не попрыгушка, я балерина! - сердито кричала она в ответ на казавшееся ей обидным прозвище. - А ты… ты тогда Лека-лежебока! Вот! Только и делаешь, что лежишь на диване!» Лев возразил ей, что Лека не может иметь к его имени никакого отношения, слишком уж исковерканное, но Рая с тех пор только Лекой его и звала.
        Лев прижал к коленям пляшущий в руках лист и жадно впился в него взглядом. Буквы понемногу успокаивались, возвращаясь на свои места, и вскоре можно было читать дальше. Весь окружающий мир мгновенно перестал существовать, пока Лев пожирал глазами слово за словом, в надежде, что истина вот-вот откроется: похоже, дочь нашла способ сообщить, где находится! Наверняка она похищена, и, раз выкуп до сих пор не потребовали (Лев установил на смартфоне самую большую громкость звонка и часто проверял список входящих вызовов, но последний, недельной давности, был от Нади), значит, цель похищения - не деньги, и думать об этом было страшно.
        Однако, кое-как осилив небольшой текст, Лев разочарованно замотал головой и прикусил нижнюю губу, сдерживая подступившее рыдание - в письме не было никакой информации! Лишь бессмысленный набор цифр и слов, похожий на нескладную считалочку. Ничего - совсем ничего! - о том, где сейчас его дочь, цела ли и как ее вернуть!
        Текст был следующего содержания:
        «Привет, Лека-лежебока!
        1,2,5 - люблю танцевать.
        4,6 - талант есть.
        1,4 - мой танец лучший в мире.
        15, 7, 5, 21 - я лучшая из балерин.
        Зря я плакала. Помнишь, Лека-лежебока?
        Рая».
        Ни единой зацепки! Ноль информации! Наверное, Раю накачали какими-то сильнодействующими препаратами, и она написала это в неадекватном состоянии. Боже, ужас! Хотя не так уж все и плохо - теперь он знает главное: дочь жива! Лев почувствовал, как жизнь стремительно возвращается в его одеревеневшее тело, врывается бурным водопадом, толкает бежать на поиски со всех ног - хоть на край света. Вот только еще знать бы, где этот край… И вдруг догадка озаряет мозг яркой вспышкой: это может знать тот, кто передал письмо!
        Деда-уборщика рядом уже не было. Его удаляющаяся фигура маячила вдали. Льву казалось, что прошла секунда с того момента, как он взял письмо из его рук, и вот, того и гляди, дед скроется в туннеле подземного перехода под железнодорожными путями. Лев сунул драгоценный клочок бумаги в карман спортивной куртки, вскочил и помчался следом на нетвердых, подкашивающихся ногах, спотыкаясь и едва не падая. Чудом не разбился, растянувшись на ступенях лестницы, ведущей наверх, на набережную, оцарапав колени и ладони. «Де-ед, сто-о-ой!» - заорал он хрипло. Крик прозвучал карканьем обезумевшего ворона. Дед обернулся, на лице его отразился испуг, и он припустил бегом, неуклюже переваливаясь с боку на бог и шаркая ногами. Лев догнал его в подземном переходе, схватил за плечи и с размаху впечатал в стену, обложенную кафелем.
        - Кто? Кто дал тебе… письмо?! - бешеным зверем прорычал Лев, с силой встряхивая тело старика, будто от этого ответы могли сами вывалиться из него.
        - Никто. - Тот растерянно захлопал глазами. - Я ее не знаю.
        - Кого «ее»?! - взревел Лев, вспугнув пожилую пару, появившуюся из-за поворота. Те мгновенно исчезли, повернув обратно.
        - Барышня одна обронила. Да отпусти, не убегу! - Дед спихнул с плеч удерживавшие его руки Льва. - У супермаркета. Она мимо урны промахнулась, а я подобрал. Я в том супермаркете тоже уборщиком подрабатываю, если что… За пляж-то много не платят. В общем, полюбопытствовал, развернул бумажку и вижу: «Лека-лежебока» написано. Слыхал как-то раз, что дочка твоя так тебя звала, ну, и решил тебе отдать. Вдруг там зацепка есть.
        - Как выглядела девушка? - спросил Лев, немного успокоившись и отстраняясь, но лишь на полшага.
        - Как, как… Не знаю. Молодая, красивая. - Старик задумчиво поскреб заросшую щетиной щеку.
        - Ну, а ты ее раньше где-нибудь видел?! - Надежда Льва найти похитителей быстро испарялась, оставляя в душе горький осадок разочарования.
        - Поди всех упомни-то! За сезон столько народу перебывает! Может, и видел, но знаком не был. А что там, в письме? Что так взбесился-то? Неделю сидел ни живой, ни мертвый, а тут, глянь, озверел! Страху-то нагнал! Я уж думал, убивать меня бежишь! - Дед потирал намятые плечи. - Аж в спине хрустнуло что-то, как швырнул-то меня об стену! - Испуг в его взгляде сменился укоризной.
        - Прости, батя. Сам не свой, не думаю, что творю. От дочки письмо, только ни черта не понятно. Зачем она это написала? Загадка, - произнес Лев виновато, и вдруг последнее сказанное им слово натолкнуло его на мысль: что, если в тексте кроется что-то еще? Наверняка Рая не могла написать все открыто, иначе письмо бы не передали. Точно! Какой же он дурак! А Раюшка - умница, наверное, придумала способ, как обхитрить похитителей. Надо лишь напрячь как следует мозги… Лев хотел уже достать письмо и тут же заняться разгадыванием ребуса, но вспомнил, что дед все еще стоит перед ним, не имея возможности уйти: он нависал над стариком, как коршун над жертвой.
        - Дед, ты… это… иди, наверное. Не держи зла, ладно? - Лев отошел, освобождая путь.
        - Да какое там зло! - тот сочувственно покивал. - Такое стряслось! Дите пропало, это ж… Любой разум потеряет. Так жива, значит, дочка-то? - Он с любопытством покосился на листок, уже извлеченный Львом из кармана.
        - Жива! - Лев поднял голову и просиял улыбкой - впервые за последнюю неделю. - Я скоро ее найду!
        - Поди, в полицию надо сообщить, - произнес дед неуверенно.
        - В полицию? - Лев тут же представил бесконечные вопросы следователей, заполнение бумаг, изучение экспертами письма: все это могло занять много времени, тогда как важна была каждая минута. - Некогда мне с ними. Сам управлюсь.
        - Ну, как знаешь… - Старик похлопал Льва по плечу. - Удачи тебе! - Повернувшись, чтобы уйти, дед вдруг обернулся и сказал: - Вспомнил я… У барышни той на руке ангелочек был!
        - Что?! - Лев вскинул голову и уставился на деда. - Какой еще ангелочек?!
        - Татуировка, вроде. - Старик показал на тыльную сторону своей левой руки. - Вот здесь был ангелок. Маленький такой. Черный.
        Память тотчас выдала Льву картину: тот самый страшный день на пляже, Рая о чем-то щебечет с рыжухой, а он смотрит на вытянувшуюся перед ним загорелую нимфу. Девушка лежит на животе, уткнувшись подбородком в скрещенные руки, кисть левой расположена на локте правой. Лев тогда не обратил внимания на тату, потому что у девушки были более интересные части тела, на которые ему нравилось смотреть, но все-таки он заметил его - миниатюрный ангелочек, выбитый на нежной бронзовой коже под большим и указательным пальцами. Теперь Лев отчетливо вспомнил татуировку в мельчайших деталях. Его встряхнуло от осознания того, что пляжная нимфа замешана в исчезновении его дочери. Так вот почему эта красотка трещала без умолку, не давая ему возможности даже обернуться к Рае! Отвлекающий маневр! Но ведь он сам выбрал место возле той девушки! Если похищение было спланировано заранее, откуда ей было знать, что он с дочерью расположится рядом? Это могло означать то, что похитить планировалось не именно Раю, а любого ребенка, который оказался бы поблизости. Расчет был прост: люди, разморенные на солнце, на пляже обычно
становятся беспечными и не так зорко следят за своими детьми. Похитители прекрасно это знали. И как ловко придумано: взять напрокат катамаран, а потом бросить его в море - будто утонули! И у полиции никаких хлопот! Ведь ни один сезон не обходится без утонувших. Ну, а то, что тела не нашли, так где ж их найдешь - море-то вон какое огромное, тело в нем, что камушек с галечного пляжа. Не всех ведь находят. Бывает.
        Лев вдруг вспомнил о старике и огляделся, но того в подземном переходе уже не было. Шум воды, доносящийся из-под решеток «ливневки», заглушил шаги уходящего. Лев вышел из туннеля на набережную и сел на лавочку лицом к морю. Сейчас его память представлялась ему захламленной кладовкой, в которой среди наваленных кучей старых вещей требовалось отыскать кое-что очень важное. Где-то вдали под аккомпанемент штормовых раскатов по-прежнему хохотал знакомый ему альбатрос.
        Шкуродер
        В то время как альбатрос, безумно хохоча, парил над Черным морем неподалеку от сидящего на берегу Льва, на расстоянии двух тысяч километров к северу другое море, гораздо более неприветливое и холодное, катило горбатые волны к Финскому заливу, повинуясь мощным порывам октябрьского ветра. Человек в черном плаще с поднятым воротником, прикрывающим отвороты серой вязаной шапки, изучал тоскливым взглядом укутанный плотными тучами горизонт, будто искал там что-то. Он и в самом деле искал - пожалуй, всюду, кроме, моря и неба. Где он только не побывал за последний год, с тех пор, как на него обрушилось предчувствие скорой смерти. Умирать было очень страшно, причем пугала не физическая смерть как таковая, а неизбежная расплата за грехи, ожидающая за чертой, в потустороннем мире, и в этом было стыдно признаться самому себе. Ведь он никогда не был верующим! Всю свою жизнь он только и делал, что проливал чужую кровь, начиная с детского возраста, и даже не думал о Боге. Тогда его и прозвали Шкуродером, хотя и случилось это задолго до первого совершенного им убийства.
        Прозвище приклеилось к нему, когда он еще жил вместе с отцом в глухой северной деревушке под Питером. Воспоминаний о матери у него совсем не было. Отец рассказал, что выгнал ее за пьянство, и та скиталась по деревне вместе с собутыльниками до тех пор, пока однажды не погибла в пьяном угаре. Отец, по деревенским меркам, считался зажиточным: в его хозяйстве, кроме двух коров и десятка свиней, было еще несметное количество кроликов, которых тот и сам не мог пересчитать, потому что ушастые нарыли нор в сарае, и неизвестно было, сколько их пряталось там, но судя по регулярно появлявшимся новым крольчатам, очень много.
        Вот с кроликов все и началось. Отец снимал с них шкуры, вымачивал в специальном растворе, скоблил, высушивал и отвозил в город, где сдавал в ателье для пошива шуб. Весь процесс освежевывания происходил в отдельном помещении сарая, и дощатый пол там был коричневым от впитавшейся крови, а все пространство было заполнено свисавшими с потолочных балок оголенными тушками зверьков. Глаза навыкате, острые белые зубы и длинные красные тела, лишившиеся пушистого покрова, делали их похожими на маленьких, но опасных чудовищ, готовых наброситься на вошедшего, чтобы растерзать в клочья. Однажды отец сообщил сыну, что тот достиг возраста, когда даром есть свой хлеб уже стыдно, и принялся учить его снимать кроличьи шкуры. Поначалу ничего не выходило: к горлу подкатывала тошнота, руки дрожали, а шкурки рвались от неумелых движений. Но постепенно он привык, а жалость, терзавшая его при виде убитых отцом животных, куда-то незаметно исчезла. Вскоре он и сам научился их убивать. Как-то раз он продемонстрировал свое умение друзьям, таким же десятилетним мальчишкам из его деревни, на бездомной кошке. С тех пор все его
звали Шкуродером, но звучало это не издевательски, а вполне уважительно. К тому же он заметил, что одноклассники стали его побаиваться - даже те, кто еще недавно не упускал случая отвесить ему звонкий подзатыльник или дать пинка сзади. Он понял: тех, кто может убивать, уважают и не рискуют вставать у них на пути. Вывод, сделанный в далеком детстве, повлиял на всю его дальнейшую жизнь, а умение хладнокровно сдирать шкуру пригодилось и в другой области: в криминальном мире за это платили огромные деньги. Правда, свежевать требовалось не убитых зверьков, а живых людей с целью получить от них необходимые сведения и вынудить совершить требуемые действия. Шкуродеру даже не приходилось слишком трудиться: едва его острый скальпель наносил первый надрез, как жертвы сразу сообщали пин-коды банковских карт и подписывали дарственные на квартиры, хотя многие справедливо догадывались, что жизнь это им не спасет. Лишь изредка попадались сложные экземпляры, и тогда Шкуродер мог в полной мере проявить свое мастерство, снимая с непокорных огромные лоскуты кожи. Иногда травмы жертв оказывались несовместимы с жизнью.
Сколько их всего было, замученных до смерти, Шкуродер никогда не считал и никакой жалости к ним не испытывал - отучился жалеть своих жертв еще на кроликах. Ему и теперь никого не было жаль: похоже, способность к подобным чувствам у него совершенно атрофировалась. Но он и подумать не мог, что его настигнет страх расплаты за содеянное, да еще в такой религиозной форме! Шкуродер банально боялся оказаться после смерти в аду и вечно корчиться в муках. Вначале он пытался как-то отвлечься от странного наваждения, решив, что просто устал и ему нужен отдых. Но под жарким солнцем тропических пляжей, куда он отправился, чтобы привести в порядок нервы, страх не только не ослабел, а продолжил нарастать. Шкуродер потерял сон и аппетит, вздрагивал от каждого резкого звука, и ему все время казалось, что внутри у него что-то подозрительно болит, и это так похоже на признак начинающегося рака. Тогда, обнаружив, что отдых ему не помог, он начал искать другое решение проблемы, и очередной идеей, возникшей в его голове, было пойти в церковь и, может быть, даже исповедаться. Ведь он где-то слышал, что Бог прощает все, даже
самые (самые!) страшные грехи… Но из этого тоже ничего не вышло. Внутри собора ему сделалось нехорошо: замутило от запахов ладана и восковых свечей, стало нечем дышать от дыма, струйки которого плавали в воздухе, исходя от алтарей, и ему пришлось уйти, так и не поговорив с батюшкой. Да ведь, если б и поговорил, и даже если б поп отпустил ему грехи (если бы сумел дослушать все эти мерзости), то вряд ли Шкуродер мог бы надеяться, что избежит ада: ведь раскаяния он не испытывал.
        Сеансы психотерапии тоже не принесли облегчения. Вопросы, задаваемые психологом, казались пустыми и глупыми, а выписанный рецепт на таблетки Шкуродер выбросил: еще не хватало глотать всякую дрянь, отключающую мозг! Он продолжал искать способ унять свой страх, превративший его жизнь в пытку: перед глазами то и дело появлялись жуткие демоны, их тела были похожи на тела людей с содранной кожей, а в лицах проступали черты его жертв. Демоны разевали безгубые рты, в которых вместо зубов торчали сплошь лезвия скальпелей, и кричали голосами убитых им людей. К нему тянулись руки с острыми ногтями-бритвами, царапали его, не оставляя следов на коже, но боль, испытанная при этом, казалась реальной, заставляя Шкуродера присоединяться к дикому ансамблю душераздирающих криков, звенящих в его голове. И Шкуродер кричал, когда был один и знал, что на него никто не смотрит. На людях же ему приходилось стискивать зубы, рискуя их раскрошить, и сжимать кулаки так, что побелевшая кожа грозила лопнуть на выпирающих костяшках.
        На какое-то время Шкуродер увлекся буддизмом, вдохновившись идеей реинкарнации. Перерождение сулило шанс на исправление и возможность избежать вечных мук, поэтому следующим местом, где Шкуродер надеялся найти спасение, стал буддистский храм. Отправившись в Индию, он с головой погрузился в изучение законов кармы. Однако высокая цена на услуги духовного наставника никак не гарантировала достижения состояния вечного блаженства: избавиться от мирского сознания Шкуродеру так и не удалось. К тому же выяснилось, что, учитывая его прошлое, переродиться в тело человека ему не суждено. Похоже, в следующей жизни ему предстоит стать червяком или крысой, и это еще в лучшем случае. Расплаты не избежать: слишком много боли и страданий он принес в этот мир. Закон кармы оказался так же строг, неумолим и беспристрастен: добро порождает добро, а зло порождает зло. Окончательно запутавшись в трансцендентных божественных формах и замысловатых методах духовного совершенствования, Шкуродер покинул буддистский храм и вернулся в Россию вместе со своими бескожими крикливыми демонами и окрепшими подозрениями на
прогрессирующую у него неизлечимую болезнь.
        Эти подозрения не позволили ему задержаться надолго в родной стране: внезапно возникла идея пройти полное обследование своего физического здоровья, а поскольку европейские клиники, по его убеждению, были оснащены более современным оборудованием, Шкуродер вскоре вылетел в Германию. Денег за свою жизнь он заработал немало, и от расходов, вызванных дорогостоящими процедурами, он вовсе не обеднел. Результаты оказались нерадостными: проблем со здоровьем у него, как выяснилось, хватало, но… все они были хроническими, вялотекущими и, при условии соблюдения определенных поддерживающих и профилактических процедур, угрозу для жизни не представляли. То есть получалось, что ничего серьезного вроде онкологии у Шкуродера не нашли. Ознакомившись с заключением врачей, он оказался в полной растерянности, не зная, что делать дальше. Страх смерти одолевал его все сильнее, кровавые демоны неотступно следовали за ним повсюду, от них начала исходить ядовитая тлетворная вонь, сквозь которую не могли пробиться никакие другие запахи, и Шкуродер потерял аппетит - ему казалось, что вся еда смердит разложившимися трупами.
Возникло ощущение, что ад подступает к нему уже при жизни. Что же с ним будет, когда могильная плита накроет гроб с его телом? Подобные мысли доводили его до панического состояния.
        Ничего другого не оставалось, как отправиться к экстрасенсам. На этот раз Шкуродер решил найти специалиста на родине: по сведениям, почерпнутым в сети, выходило, что в России огромное количество людей, обладающих паранормальными способностями, и среди них есть даже те, кто пользуется всемирной славой. Вернувшись в Россию, Шкуродер истоптал пороги многих магических салонов, насмотрелся в хрустальные шары, надышался окуриваниями и даже пил «кровь ангелов», способную, по заверениям очередного врачевателя, отпугнуть мучивших его демонов. Время шло, а демоны не собирались отступать. Более того, их становилось все больше с каждым днем, и теперь Шкуродера окружала целая толпа дурно пахнущих окровавленных тел, норовящих поддеть его острыми ногтями, царапнуть по щеке или ткнуть в бок, отчего боль прошивала его зигзагами подобно молниям. Однако Шкуродер видел: чудовищ будто что-то сдерживает, некая незримая преграда, не позволяющая им наброситься на него всем скопом. Скорее всего, эта преграда исчезнет сразу, как только он перешагнет порог потустороннего мира. Но, пока он жив, они не вцепятся, а значит… У
Шкуродера родилась новая идея, которая хоть и не являлась выходом из ситуации, но могла бы послужить отсрочкой от неизбежной расплаты: ему нужно было не умирать как можно дольше, а лучше бы найти средство, способное сделать его бессмертным.
        Не зря в народе говорят, что на ловца и зверь бежит. Очередное подтверждение этому Шкуродер получил в один ничем не примечательный день, прогуливаясь по Невскому. Хотя точнее будет сказать - не прогуливался, а брел, уставившись рассеянным депрессивным взглядом под ноги, которые от голода и бессонницы едва волочил, несмотря на то, что его подгоняла толпа кричащих демонов. Вдруг в какой-то момент на нос ему упала крупная холодная капля. Он вздрогнул и инстинктивно поднял голову. Небо было низким и серым, как всегда в октябре. Шкуродер решил, что начинается дождь, поднял воротник повыше, втянул голову в плечи и прошелся взглядом в поисках вывески какого-нибудь ресторанчика или кафе, где можно было бы посидеть. В последнее время он начал бояться оставаться надолго в одиночестве: в людном месте ему было не так страшно, и поэтому, не зная, куда себя деть, он часами бродил по улицам, а в непогоду забивался в ближайшее гастрономическое заведение, не выбирая.
        Кафе и ресторанчиков вокруг было не счесть, но одна необычная вывеска привлекла его внимание. Шкуродер был уверен, что совсем недавно ее здесь не было. Но, может быть, он просто ее не замечал? Хотя то, что было на ней написано, он не мог бы проигнорировать. Ведь вывеска предлагала то, что ему было так нужно! «Долголетие», - значилось на ней крупными буквами под изображением улыбающейся моложавой пожилой пары. А помельче - «клиника нетрадиционной медицины». Шкуродер тут же позабыл о том, что хотел попытаться что-нибудь съесть в кафе. Он устремился к массивным двустворчатым дверям под вывеской, не отрывая от них взгляда, будто те могли исчезнуть внезапно, и стал похож на собаку, спешащую к руке, протягивающей лакомство, только что слюну не пустил.
        Поднимаясь по ступеням лестницы облезлого заплеванного «парадного», Шкуродер убедился, что клиника появилась здесь недавно: стены украшали рекламные плакаты только что съехавшей турфирмы, название которой он даже запомнил, - однажды покупал у них путевки в тропический рай. Однако на знакомой двери, за которой прежде располагалось туристическое агентство, висела табличка с названием новой клиники, и этот факт неприятно удивил Шкуродера: как могла поместиться целая клиника в крошечной комнатке, куда прежние арендаторы едва втиснули стол с компьютером, всего-то один шкаф и крошечный диванчик для посетителей? Но он, несмотря на одолевавшие его сомнения, все же потянул на себя массивную металлическую ручку и осторожно проскользнул в образовавшийся проем.
        Молодая, очень здорового, даже какого-то сочного вида девушка встретила Шкуродера такой милой улыбкой, что у него тотчас возникло ощущение, будто именно его она и ждала. Плавным жестом она указала на глубокое кресло напротив. Такие Шкуродер недолюбливал и опасался: сядешь в него, и колени взметнутся выше подбородка, а если вдруг потребуется быстро вскочить, то ничего не выйдет - придется долго и неуклюже барахтаться, выбираясь из мягких недр и с каждым нелепым движением роняя свой авторитет все ниже. Но сесть было больше не на что: стульев и других кресел поблизости не оказалось, и он, держась обеими руками за подлокотники, пристроился на самом краю, стараясь не погрузиться слишком глубоко. Работница клиники расценила его действия иначе, решив, что гость чересчур скромен, и весело воскликнула:
        - Да вы не стесняйтесь, располагайтесь, прямо как дома!
        Шкуродер вежливо кивнул и дернул левым уголком рта, намекая на возможность улыбки, однако больше не шевельнулся, оставшись в том же положении.
        - Ну, хорошо! - сообщила девушка, неизвестно что имея в виду. - Рассказывайте, какие у вас проблемы! - Слова звонко выскакивали из крошечного рта, как гудки из пионерского горна.
        - Так сразу? - растерялся Шкуродер, считая, что девушка здесь лишь для регистрации посетителей, а суть проблем должен выслушать специалист, который представлялся ему мужчиной в годах с интеллигентными лицом и умным внимательным взглядом.
        - А вас что-то смущает? - пронзительно продудела та, будто с чего-то решила, что клиент тугоухий.
        - Вообще-то я хотел вначале услышать, что вы предлагаете… Узнать, какие у вашей клиники возможности, - терпеливо пояснил Шкуродер, начиная жалеть, что пришел. Наверняка, это очередная ловушка для простачков, а он, измотанный страданиями, просто хватается уже за все подряд, как утопающий за соломинку.
        - Мы предлагаем именно то, что указано на нашей вывеске! - Она заявила это таким тоном, будто клиент был умственно отсталый. Показалось даже, что сейчас прозвучит фраза: «Что ж тут непонятного?» По крайней мере, этот вопрос читался в ее взгляде.
        - Хм-м… Долголетие? - Шкуродер все же уточнил.
        - Ну, конечно! Иначе зачем такое писать? - Девушка пожала плечами, обтянутыми шифоновой блузкой кремового цвета, отчего пышные воланы на рукавах весело подпрыгнули. И тут Шкуродер понял, что работники клиник не носят такой одежды. У них должны быть белые халаты, и эта юная дама, скорее всего, не имеет никакого отношения к врачебной деятельности. Та, будто прочитала его мысли, тут же крикливо пояснила:
        - Я понимаю ваше замешательство: вам кажется, что это место не похоже на клинику, и это действительно так. Непосредственно клиника находится в другом месте, довольно далеко отсюда, а я лишь принимаю заявки от будущих пациентов и озвучиваю условия. - Речь была произнесена очень уверенно и возродила умершую было надежду Шкуродера на то, что все это не фикция.
        - Ну, и как надолго вы можете продлить лета? - с усмешкой перефразировал он название клиники.
        - Это зависит от количества сеансов и физического состояния пациента… - начала она, предварительно сделав глубокий вдох и явно собираясь говорить долго.
        Шкуродер грубо перебил ее вопросом, мысленно включая в голове калькулятор:
        - Сколько же стоит один сеанс и сколько всего их понадобится, чтобы прибавить хотя бы… э-э… положим, десяток лет? И, главное! - Он снова прервал ее, начавшую что-то отвечать. - Главное - а какие вы даете гарантии? Ведь пациент после прохождения процедур не может знать наверняка, через сколько лет умрет, если он, конечно, не ясновидящий! Откуда ему знать, что отпущенное ему время увеличилось?
        - Что ж, ваши вопросы вполне справедливы. - Она вздохнула и заговорила дальше неожиданно тихим мелодичным голосом. - Может быть, вы слышали о том, что в советское время велись тщательные исследования, направленные на увеличение продолжительности жизни? Есть даже такая наука - геронтология, и ученые - геронтологи? - Выдержав секундную паузу, во время которой Шкуродер лишь пожал плечом, она продолжила: - Особенный интерес у геронтологов в то время вызывали долгожители-абхазцы из высокогорных районов Северного Кавказа. Выяснилось, что среди них много старцев, достигших возраста ста двадцати лет, и при этом они вовсе не выглядели дряхлыми. Ученые отметили, что в других местах, где люди проживают в подобных условиях, то есть дышат чистым горным воздухом, пьют чистейшую родниковую воду, едят качественные натуральные продукты, такой высокой продолжительности жизни не наблюдается. То есть долгожители нашлись и там, но в единичных случаях, а также обнаружились они и в городах с неблагополучной экологической обстановкой, но, скорее, как исключение из общей массы. Таким образом, ученые пришли к выводу, что
именно в горах Абхазии присутствует некий фактор, влияющий на продолжительность жизни в сторону ее увеличения.
        - Все это невероятно интересно, - перебил Шкуродер, изнывая от нетерпения до такой степени, что его мучения можно было сравнить с состоянием человека, страдающего от дикой зубной боли, который не может дождаться, когда больной зуб, наконец, выдерут. - Я благодарен вам за познавательную лекцию о геронтологических изысканиях, но нельзя ли ближе к сути, как все это может быть полезно именно мне?
        - Что ж, постараюсь пояснить короче. Боюсь, если не сообщу какие-то моменты, вы просто не поймете главного… Так вот, продолжу. - Теперь девушка перешла почти на шепот, и вид у нее стал такой, будто она собиралась поведать ему великую тайну. Шкуродер весь превратился в слух, боясь пропустить хоть слово. Даже вопли донимающих его все это время демонов отошли на задний план и звучали, как соседский телевизор за стеной - если не прислушиваться, то не раздражает.
        Девушка тем временем взяла со стола пульт и включила огромный монитор, висящий на стене. Когда тот вспыхнул голубым светом, Шкуродер даже вздрогнул от неожиданности, удивляясь, как не заметил его раньше. На экране возник живописный горный пейзаж: покрытые густыми лесами крутые склоны и острые вершины в белых снежных шапках, сверкающих на солнце. Потом изображение изменилось: часть пейзажа предстала крупным планом, где среди зелени лесов показалось большое белое здание в изысканном дворцовом стиле и парк вокруг него с дорожками, фонтаном и белыми статуями. - Вот так выглядит наша клиника. - Девушка улыбнулась, заметив, что это впечатлило клиента, и продолжила: - Она основана на базе старого советского санатория, на данный момент не функционирующего. Санаторий называется «Седьмое небо». Правда же, очень подходящее название? И расположен он в горах Абхазии. Да-да, как раз там, где и было обнаружено феноменальное количество долгожителей. Удалось зафиксировать рекордно преклонный возраст одного из них, насчитывающий сто шестьдесят четыре года! Согласитесь, звучит неправдоподобно?
        Шкуродер едва шевельнул левой бровью и процедил:
        - Сами же сказали: чистый воздух, вода, питание. А мне-то, отравленному цивилизацией, какая с этого польза?
        - Скоро поймете. - Голос девушки слабо шелестел, как листва на ветру, и был совсем не похож на тот, каким она начинала беседу. - В санатории разместили научно-исследовательский центр во главе с профессором Лобачевым, которому удалось найти тот самый фактор. Он открыл наличие особенных частиц, название которых засекречено, поэтому назову их условно ионами вечности. Такие ионы в изобилии наполняли воздух тех мест, и с помощью исследований Лобачев доказал их благотворное влияние на тело человека. Профессор создал специальную установку, способную их аккумулировать, и его опыты подтвердили его гипотезу о том, что под воздействием ионного излучения организм человека омолаживается. На основании произведенных расчетов Лобачев заявил, что его установка может сделать человека бессмертным, если тот будет регулярно получать определенные дозы этого излучения.
        Шкуродер неожиданно для себя громко икнул и, сконфузившись, прижал ладонь ко рту, но девушка сделала вид, что не заметила, продолжая: - Открытие Лобачева должно было стать мировой сенсацией, и для подтверждения достоверности результатов исследований в санаторий прибыл чиновник из Москвы - не министр здравоохранения, но имеющий высокую должность в этой сфере. Он согласился пройти процедуру ионизации, однако, как это часто бывает во время важных и ответственных моментов, там что-то пошло не так. Возникла нештатная ситуация, какой-то неконтролируемый процесс, сбой, и, к сожалению, чиновник умер.
        Шкуродер вздрогнул. Мелькнула мысль о том: а не слишком ли откровенна с ним представительница этой волшебной клиники? Зачем она рассказывает подробности, которые могут отпугнуть клиента? Но ответ прозвучал в ее следующей фразе: - Это привело к тому, что центр немедленно закрыли вместе с санаторием, Лобачева арестовали и объявили иностранным диверсантом, засланным с целью подорвать руководящий аппарат страны, установку уничтожили… ну, советское время, вы же, наверное, помните.
        Шкуродер сразу же показался себе невозможно старым и тягостно вздохнул: - Помню.
        - Ну, так вот. А теперь открою вам секрет. Несколько лет назад профессор Лобачев тайно вернулся в санаторий и восстановил установку по сохранившимся у него чертежам. Он уже провел несколько успешных процедур, клиенты остались довольны, помолодели, избавились от старых болячек и даже… от грехов.
        - То есть?.. - Шкуродер подался вперед, отпустив подлокотники, и его зад плавно сполз в глубь кресла. Он тут же почувствовал себя беспомощным.
        - Во время процедуры ионизации человек обновляется не только на физическом, но и на духовном уровне. А это, знаете ли, гораздо больше, чем просто долгая жизнь. Это еще и возможность войти однажды в ворота рая. - Девушка многозначительно посмотрела на него сверху вниз. Шкуродер растерялся: звучало все это не просто неправдоподобно, а отдавало откровенным шарлатанством. Но, с другой стороны, в это так хотелось верить… Избавиться от грехов? Да он готов был отдать за это все свои несметные сокровища: были у него не только банковские счета, а еще и перстни с алмазами, золотые цепи с крестами, усыпанными рубинами, сапфирами, изумрудами, швейцарские часы, которые стоили баснословных денег - он не гнушался снимать все это со своих жертв, даже гордился своими трофеями. Но как узнать, что его не «разводят»? Ведь, если б он не находился в такой плачевной ситуации, давно уже ушел бы отсюда, даже слушать бы не стал подобный бред! Интересно, неужели есть такие, кто в это поверил? Хотя - да, на собственном опыте Шкуродер знал, что вокруг полно доверчивых лохов.
        - А теперь я отвечу на ваш главный вопрос, - продолжила девушка, заметив его колебания. - Если во время процедуры вы увидите, как вышли из своего тела, посмотрите на себя со стороны, то поймете, что ионизация на вас подействовала. Это и будет доказательством, помимо всего прочего, улучшения самочувствия, прилива сил, ощущения счастья.
        - Ощущение счастья… Как заманчиво звучит! - Шкуродер кисло улыбнулся и, сменив тон на более резкий, решительно добавил: - Но, учитывая всю привлекательность вашего предложения, я не могу на него согласиться, потому что, простите за прямоту, все это чушь!
        Попытка выбраться из глубин вязкого кресла вышла нелепой и жалкой, как он и ожидал: пришлось изгибаться червяком и взбрыкивать ногами, чтобы вынырнуть из велюровой бездны.
        - И это ваше право! - Голос девушки вновь грянул фанфарами, она поднялась из-за стола, оказавшись высокой длинноногой красоткой, и очаровательно улыбнулась. - В любом случае рада была вашему визиту и желаю удачи!
        Шкуродер собирался распахнуть дверь, чтобы уйти, но в последний миг заколебался. Крики демонов вновь ворвались в его мозг, вызвав приступ головной боли, от которого он невольно пошатнулся. Девушка мгновенно очутилась рядом, будто была в туфлях-скороходах, и участливо тронула его за локоть:
        - Вам плохо? Присядьте на минутку, я налью воды.
        Через мгновение Шкуродер вновь погрузился в коварное кресло и бессильно прикрыл глаза. Послышался булькающий звук кулера, затем прохладное стекло стакана коснулось его губ.
        - Выпейте. - Когда она это произнесла, он уже опрокинул в себя живительный поток, и стало чуть легче. Шкуродер тяжело вздохнул и посмотрел в серое небо за окном, размышляя: «Что я, собственно, теряю? Рискую лишь деньгами, которые давно уже трачу и трачу, причём совершенно безрезультатно. Подумаешь, потрачу еще раз! Зато смогу сам проверить, насколько чудодейственна эта их процедура… как там она сказала… иниз… иоз… неважно».
        Договор на оказание лечебных процедур был слишком длинным, и читать его Шкуродер не стал, лишь ознакомился с размером платы, оказавшейся гораздо больше, чем он предполагал, однако это его не остановило: он лишь звучно цокнул языком, таким образом выразив недовольство расценками, и поставил короткую скукоженную подпись под своими данными, которые девушка перед этим внесла в документ, пробежавшись тонкими пальцами по клавиатуре компьютера, после чего принтер с утробным звуком исторг листы бумаги. Листы были еще теплыми. «Будто свежие пирожки», - подумал почему-то Шкуродер и вдруг ощутил зверский голод. Он счел это хорошим знаком, ведь нормальный голод не терзал его давно, хотя он почти не ел и последнее время находился в том состоянии, когда пустой желудок сводило голодными судорогами, но мысли о еде вызывали отвращение. Теперь же ему захотелось досыта поесть, и, наскоро распрощавшись с девушкой, он собрался уйти, как вдруг в голове возникла одна идея. Все-таки жизнь научила Шкуродера осторожности, и он, сделав вид, что поправляет шнурок на ботинке, незаметно сунул под кресло свой телефон с
включенным диктофоном, и лишь затем вышел за дверь.
        Дверь была такой, каких еще много сохранилось в старых сталинских домах Петербурга - из толстого массива дерева, и не пропускала никаких звуков, поэтому Шкуродер и не пытался подслушивать. Он прошелся по коридору и даже спустился на один лестничный пролет: ведь девушка могла выглянуть и проверить, ушел ли клиент, прежде чем совершить дальнейшие действия. Скорее всего, она позвонит кому-то из сотрудников клиники, и для Шкуродера это окажется большой удачей: тогда он может узнать что-нибудь интересное. Однако не стоит исключать и другой вариант - например, сообщение по электронной почте. Но это вряд ли, потому что для сохранения секретности телефонный звонок предпочтительнее.
        Выждав минут пятнадцать, Шкуродер отправился назад, решив, что этого времени должно быть достаточно. Он постучал и сразу вошел. Девушка, стоящая у окна с телефоном в руках, вздрогнула. В глазах ее мелькнул испуг, сменившись удивлением, а затем радушное выражение лица вернулось, и она спросила бодрым звонким голосом:
        - Что-нибудь забыли?
        - Представляете, потерял телефон. Собрался было сделать звонок, а его нет в кармане! - Шкуродер уже достиг кресла и присел возле него, делая вид, что ищет. - О! Вот он! Какой же я растяпа - выронил и даже не заметил! - Он изобразил на лице идиотскую улыбку, будто и в самом деле был несказанно рад находке. Девушка подозрительно прищурилась, а маска радушия на миг слетела с ее лица, обнажив выражение настороженности, но потом она кивнула и радостно воскликнула:
        - Хорошо, что не в общественном месте обронили!
        - Извините. - Шкуродер поспешно ретировался, скрывшись за тяжелой дверью. Его так и подмывало немедленно прослушать запись, но благоразумие заставило уйти подальше. Лишь оказавшись на улице и прошагав приличное расстояние, он оглянулся и, убедившись, что из окон здания, где располагался офис клиники, его уже не видно, вынул телефон, воткнул наушники и включил режим воспроизведения.
        После минуты шорохов раздался приглушенный девичий голос, произнесший безо всякого приветствия: «Алло. Заказ получен»; затем последовала пауза, и следующая фраза: «Поняла. Конечно, он подождет. Но и вы постарайтесь не затягивать с поиском донора. Клиент колеблется и может передумать. Да, согласился заплатить всю сумму вперед. Сообщу сразу, как деньги поступят». Снова шорохи, стук каблуков, и тишина. Шкуродер, заинтригованный странной фразой о доноре, не спешил выключать запись, решил дождаться, когда послышится его стук в дверь. Незадолго до этого раздался шумный вздох девушки, и ее голос, полный страха, прошептал: «Господи!», а дальше, уже звонко: «Что-нибудь забыли?», и Шкуродер услышал собственный ответ о потерянном телефоне.
        Закрыв программу диктофона, он немедленно удалил аудиофайл из памяти телефона и убрал его вместе с наушниками в карман куртки. Теперь ему необходимо было все обдумать, и он отправился в уютное кафе, где заказал себе стейк с овощами и фри. Предстоящее путешествие невероятно волновало Шкуродера, надежда на избавление от мук крепла все сильнее, но странная фраза о поиске донора не на шутку его беспокоила. Ни о каких донорах во время его беседы с сотрудницей клиники речи не шло. Что это может означать? Какие доноры? Зачем? Он даже подумал: а не пойти ли на попятную, пока не поздно? Однако обступившие его со всех сторон демоны ясно давали понять, что пятиться ему некуда. «Будь что будет, - решил Шкуродер, дожевывая воняющий мертвечиной стейк, куски которого проглатывал с омерзением, давясь до слез. - Вряд ли со мной может случиться что-то более ужасное, чем то, что есть сейчас!» Оставалось лишь дождаться звонка от сотрудницы «Долголетия», а позвонить она обещала примерно через неделю.
        После еды Шкуродер почувствовал прилив сил, и ему захотелось пройтись, тем более что дождь так и не начался. Измерив шагами несколько узких извилистых улочек, он вдруг, неожиданно для себя, взял такси и вскоре оказался далеко за городом, на обочине шоссе, где его высадил водитель, отказавшись ехать по раскисшей грунтовой дороге к маленькой деревушке, видневшейся вдали на фоне алеющего солнца, уже спрятавшего за домами свой нижний край. Шкуродер разглядывал крошечные черные избы с просевшими крышами, не понимая, почему его сюда занесло. Это была та самая деревня, где он родился и вырос, малая родина - неприветливая, безобразная, скупая. Никакой радости при виде знакомых мест он не испытал. Напротив, в глубине души заворочалось, просыпаясь, задремавшее было зло. Оно росло и распирало тело, сдавливало легкие, не давая дышать. Оно жаждало крови, и Шкуродер смутно догадывался, чьей именно. Это зло было его спутником с самого детства, взрослело и крепло вместе с ним, но однажды, когда появились первые демоны, его вытеснило чувство страха, и зло, казалось, уснуло. Теперь же, вместе с призрачной надеждой
на избавление от мук, оно воспрянуло с новой силой. Пришлось даже расстегнуть воротник плаща из-за подступившего к горлу комка, и холодный ветер тотчас заскользил по шее, обвивая ее длинными ледяными пальцами. Как часто Шкуродер представлял себе этот день! Сколько раз собирался приехать навестить отца, но все было недосуг: то был слишком занят «работой», то потом свалилась эта изматывающая непонятная хворь…
        Шкуродер смело сошел с асфальта и провалился по щиколотку в жидкую грязь. Удивленно глянул вниз, на ноги, поморщился, вздохнул и обреченно зашагал вперед. Грязь издавала влажные чавкающие звуки, очень похожие на те, которые сопровождали процесс его основной деятельности, а разлетавшиеся в стороны густые блестящие брызги напоминали кровь, несмотря на черный цвет. Когда доковылял до отчего дома, был забрызган грязью по уши, в буквальном смысле. Но, еще издали заметив свет в окнах, Шкуродер перестал волноваться по поводу своей вынужденной нечистоплотности. Появился куда более серьёзный повод для волнения: похоже на то, что папаша его еще жив до сих пор, а значит, грязь он месил не зря. Непроизвольный смешок вырвался из горла, когда Шкуродер представил себе, как вытянется лицо отца при виде неожиданно возникшего в доме сына. Ведь не виделись они лет тридцать, ограничиваясь редкими звонками по праздникам да в дни рождения. Точнее сказать, это Шкуродер ему звонил, потому что ни праздников, ни, тем более, даты его рождения отец не помнил.
        Стук в дверь не вызвал отклика даже после третьего раза - открывать отец не спешил. Это было вполне в его духе: гостей он никогда не любил и часто игнорировал нежданных визитеров, попросту не обращая на стук в дверь никакого внимания. Шкуродер потоптался на скрипучем крыльце, подергал ручку, прислонился плечом и надавил всем весом. Раздался хруст, и дверь распахнулась, а на ботинки ему посыпались щепки - засов замка проломил трухлявое дерево дверной коробки.
        Родной дом встретил его тишиной и дурным запахом. Здесь и прежде пахло отнюдь не розами: вся одежда в прихожей всегда источала вонь свинарника и крольчатника, но теперь пахло еще и человеческими экскрементами. Шкуродер дернул носом и поморщился, решив, что где-то спрятано ведро, в которое отец справлял нужду по ночам, чтобы не выходить на улицу. Наверное, он неделю его не выносил. Зато все остальное было неизменным. От нахлынувших воспоминаний сердце застучало сильнее, но радости не было, только волнение - непонятно, отчего. Внутреннее убранство дома осталось тем же, лишь обветшало и почему-то казалось совершенно чужим, хоть и очень знакомым.
        - Отец! - Шкуродер крикнул в пустоту, ярко залитую электрическим светом, и, не получив ответа, прошел из прихожей в единственную большую комнату, где по-прежнему стояло две кровати: отцовская - ближе к печке, и его - в противоположном углу, куда тепло обычно почти не доходило.
        Отец спал на своей кровати, укрывшись до самого подбородка толстым шерстяным одеялом, и тихо посапывал. Шкуродер усмехнулся мыслям, вызванным этой картиной: «Тоже спит при свете! Неужели и к нему приходят кровавые демоны с бритвенными лезвиями вместо ногтей?! Хотя нет, вряд ли… Скорее, это его ободранные кролики с маленькими острыми зубами на оголенных мордах!» Вокруг отца концентрация вони была сильнее. Превозмогая брезгливость, Шкуродер подошел ближе, взял стоящий у стены стул с рваной обивкой сиденья, из которого торчали клочья грязной ваты, с громким стуком поставил его возле кровати и сел. Стук разбудил старика, тот открыл глаза и вскрикнул, инстинктивно заслонив руками лицо.
        - Не бойся, это я, - вместо приветствия произнес Шкуродер.
        - Шкура? - тот недоверчиво выглянул в просвет между ладонями.
        - Что-то ты пугливый стал! - криво усмехнулся Шкуродер и растянул губы в недоброй улыбке.
        - Шкура! - воскликнул тот уже утвердительно и отнял руки от лица. - Приехал! А чего не позвонил?
        - А то что, ты бы мне тут встречу с оркестром организовал? Или банкет в мою честь закатил?
        - Да нет. Не ждал просто. Ты извини, я вставать не буду. Если хочешь чаю, сам согрей. Еду в холодильнике поищи. Там суп какой-то должен быть. Зинка, соседка, готовила. Она приходит, помогает. Сердобольная.
        - А что с тобой? - спросил Шкуродер из чистого любопытства, без нотки сострадания в голосе.
        - Да нога, черт возьми, болит что-то. Ходить можно, но боль зверская, аж в пот бросает и в голову отдает. Вот и лежу.
        - У врача был?
        - Да ну их, собак! Им бы лишь бы резать! Говорят, сустав менять надо, а это ж операция… Так хоть с трудом ковыляю, а потом еще вовсе слягу… Вдруг что не так, или заживать долго будет… Зинка, та тоже не нанималась ведь - помогает пока, а насколько ее доброты-то хватит, кто ж знает. Хотя вряд ли она из одной доброты со мной возится. На дом мой метит, не иначе. Скоро, думаю, попросит на нее отписать. Только фиг ей, а не дом! - Последнюю фразу отец сдобрил брызгами слюны.
        - Могу денег дать на сиделку, - процедил Шкуродер таким тоном, чтобы тот понял: лучше отказаться.
        - Не, я как-нибудь так… Хожу пока, и ладно. Может, поболит, да пройдет еще.
        - Как хочешь… - Шкуродер дернул плечом.
        - А чего приехал? Так просто? - Настороженный взгляд отца изучающе скользил по фигуре сына.
        - Поговорить хотел. Давно уже. Ты как поживаешь-то? Нормально? Ну, кроме ноги, в остальном… Сны дурные не донимают? Виденья? - Шкуродер, в свою очередь, разглядывал отца, удивляясь, каким же тот стал беспомощным, усохшим. Дряхлый старик, не способный больше никому причинить зло, даже кроликам. - Кроликов-то не держишь больше? - поинтересовался, вспомнив вдруг.
        - Сам видишь, какие мне теперь кролики! Зинке отдал за труды. Но это давно уж было, поди, теперь в долгу я у нее. А чего это ты про виденья спросил? - Отец подозрительно прищурился.
        - Мучают, значит. - Шкуродер зло улыбнулся. - Так я и думал. Свет, вон, повсюду горит. Неспроста ведь.
        - Старею, что поделать… - Старик вздохнул. - Сентиментальный стал. Жалею, вот, что наказывал тебя так сильно. Совесть меня гложет. - Внезапно заворочавшись, он приподнялся на локте и попросил шепотом: - Покажи спину.
        - Зачем? - Шкуродер недовольно фыркнул.
        - Покажи. Хочу посмотреть, все ли зажило. Мерещится мне твоя спина, вся в кровищи, почитай, все время мерещится - и днем, и ночью.
        - Давно уж все зажило, не о чем жалеть, - ответил Шкуродер, вспоминая, как до сих пор каждое утро в большом, во весь рост, зеркале разглядывает длинные белые шрамы на своей спине - чтобы не забыть, почему он стал тем, кто есть. Почему может талантливо снять шкуру с кого угодно. Почему демоны толпами ходят за ним и ждут его смерти, чтобы наброситься и терзать его душу вечно. Наука отца не пропала даром: сын освоил мастерство в совершенстве. Еще бы! Ведь за каждую испорченную шкурку кролика он, - тогда еще никакой не Шкуродер, и не Шкура, а просто Шура, десятилетний мальчишка, дрожащий от холода, потому что стоял в сарае по пояс голый, чтобы кровь зверьков не испачкала одежду, - за каждый промах, неверное движение тут же получал наказание: отец чиркал лезвием скальпеля по его спине и обзывал его грубыми, грязными, обидными словами. - Зажило и снаружи, и внутри. Одна беда: бесы меня достали, измучили совсем. И вот думаю я иногда: если б не кролики твои, и бесов бы этих не было. И я бы другую жизнь прожил.
        - Виноватого ищешь? - выдавил отец и хрипло закашлялся. - Ну, так вини - кого же еще винить-то?
        - Вытравил ты из меня любовь и жалость ко всему живому своей наукой, - произнес Шкуродер ледяным тоном. - С тех пор я - чудовище. Ты меня таким воспитал. И тебя мне тоже не жалко. Ненавижу!
        - Так убей, давай! - Отец вытаращил на него блеклые водянистые глаза, полные холодной нечеловеческой ярости, и Шкуродер вздрогнул: этот взгляд приводил его в детстве в состояние безумного ужаса, заставляя беспрекословно повиноваться. И хотя отец сильно сдал, взгляд нисколько не утратил былой силы. Снова, как и прежде бывало в такие моменты, лицо отца стало белым от заклокотавшего в нем гнева, а голос, как бритва, резанул слух: - Щ-щ-щенок! - Костлявый кулак старика взметнулся вверх, устремляясь ему прямо в лицо, и с размаху впечатался в нос так, что где-то внутри послышался нехороший хруст. Шкуродер запоздало отпрянул, откинувшись на стуле, и в следующий миг с грохотом повалился на пол. Встал, неуклюже путаясь в полах плаща, отряхнулся, выругался и пошел в дальний угол к своей кровати, потрясенный: отец вновь, как и в детстве, заставил его дрожать от страха! Как же хотелось ему придушить старую сволочь, и как же он был бессилен прикоснуться к нему даже пальцем! Безумный, дикий ужас перед отцом сковал его волю.
        Шкуродер повалился на кровать, как был, прямо в забрызганной грязью одежде, сложив ноги на металлическую спинку. С ботинок на пол упало несколько черных жирных комьев. Старые пружины приветствовали его знакомым скрежетом. Он покосился на отца - тот лежал с закрытыми глазами, а лицо его было белее подушки под его головой. Шкуродер сомкнул веки, чувствуя усталость, и вскоре уснул.
        Во сне Шкуродер долго и методично убивал своего отца, филигранно орудуя много повидавшим на своем веку скальпелем. Он выложился по полной, проявив все свое мастерство, не допустил ни одного неверного движения, стягивая пергаментную старческую кожу, как тесный чулок, нигде не надорвав. Для того чтобы старик не мешал ему работать, Шкуродеру пришлось как следует связать ему ноги и руки, а также заткнуть тряпкой рот и обмотать лицо шарфом, чтоб не орал. Когда дело было сделано, Шкуродер совсем выбился из сил - так тщательно и скрупулезно он еще никогда не трудился. Если бы отец мог видеть весь процесс со стороны, он бы остался доволен и счел бы себя хорошим учителем. Закончив, Шкуродер отошел в центр комнаты и долго стоял, любуясь видом окровавленного бескожего тела и сожалея лишь об одном: жаль, что никому нельзя показать такой шедевр - ведь никто не в состоянии осмыслить, насколько талантливо тот выполнен. Шкуродер думал, как же это несправедливо, что ему придется скрыть от всех это непревзойденное произведение искусства. Никто никогда этого не увидит и не узнает о его таланте. Он стоял в тишине под
ярким светом электрической лампочки и любовно, сантиметр за сантиметром, разглядывал свое творение. Вдруг Шкуродер вспомнил о демонах и сообразил, что не слышит их воя и криков: поначалу их заглушали стоны умирающего отца, а потом, когда душа старого грешника отправилась в ад и он заткнулся, больше никаких звуков не было, и это казалось странным. Шкуродер огляделся, в надежде, что демоны ушли, но они по-прежнему стояли за его спиной, чуть поодаль, только выглядели теперь немного иначе. Они показались ему сытыми и довольными, их оскалы изогнулись в подобии улыбки, а жуткие крики больше не вырывались наружу из их безгубых ртов. Так вот чего они хотели от Шкуродера все это время! Он вспомнил, что появились они как раз тогда, когда он отошел от дел. Бандитов, на которых он работал, в итоге всех переловили или перестреляли, заказы перестали поступать, но волноваться было не о чем: ведь заработанные деньги позволяли жить безбедно и даже роскошно. Шкуродер перестал убивать, и демоны, оголодав, начали донимать его. Теперь он им угодил. Надолго ли?
        Шкуродер еще полюбовался своей работой, а потом лег спать. Он уснул так крепко и безмятежно, как спал в далеком детстве, еще до первой снятой им кроличьей шкурки.
        Пробудившись утром, Шкуродер вздохнул с облегчением: хорошо, что это был только сон. Еще не хватало убить собственного отца, да еще таким варварским способом! Он потрогал ноющий тупой болью нос, взглянул на свои пальцы - на них была кровь, а то, что было носом еще вчера вечером, теперь на ощупь напоминало средних размеров картофелину. Шкуродер тихо, сквозь зубы выругался и, повернув голову, посмотрел на отца, по-прежнему лежащего на кровати у холодной печки. Зрелище заставило мгновенно вскочить на ноги, и в следующий миг Шкуродер пошатнулся и схватился за спинку кровати, чтобы не упасть: от увиденного внезапно закружилась голова, а ноги будто отнялись.
        Сон оказался явью! Он рухнул обратно на кровать и уткнулся головой в подушку, не желая ничего этого видеть. Как такое могло произойти? Шкуродер испугался, что потерял контроль над собственным телом и разумом. Чувство вины вспыхнуло и обожгло душу испепеляющим огнем, но горело недолго, словно от души осталась лишь тонкая щепка. Одна за другой начали появляться оправдания: «Он сам меня довел. Все детство искалечил… Издевался… Что посеешь, то и пожнешь… Заслужил… Невелик грех-то, еще один в мою большую копилку, подумаешь…»
        Шкуродер пролежал лицом вниз несколько часов, а когда почувствовал, что замерзает, встал и, пошатываясь, пошел к печке. Дрожащими руками сунул в топку несколько березовых поленьев, взяв их из большой корзины у двери, и чиркнул спичкой. Когда огонь как следует разгорелся, Шкуродер открыл дверцу и выгреб на пол пылающие головешки, а потом вывалил на них всю корзину. Огонь взвился вверх, лизнул дощатую стену и край стола. «Отлично!» - подумал Шкуродер, бросая в пламя все, что могло сгореть: кухонные полотенца, разделочные доски, табуреты. Когда костер разросся и стало ясно, что он уже не угаснет до тех пор, пока не сожрет всю избу целиком, Шкуродер направился к выходу. Приоткрыв входную дверь, он осторожно выглянул наружу и, убедившись, что поблизости никого нет, помчался прочь со всех ног. Он подумал, что если кто из соседей увидит бегущего человека в черном, вряд ли узнает в нем Шкуродера - ведь он не был здесь тридцать лет, и даже отец узнал его с трудом. Поэтому, когда огонь вырвется из окон и привлечет внимание соседей, то даже те, кто видел выбегающего из дома мужчину, вряд ли смогут
догадаться, кто это был, и не сообразят, где его искать, а он к тому времени будет уже далеко.
        Спустя неделю после посещения отчего дома Шкуродер стоял на берегу Финского залива, готовый к отъезду в Абхазию. Билет на поезд, идущий до Сухума, лежал во внутреннем кармане плаща, а чемодан он оставил в камере хранения железнодорожного вокзала. В зале ожидания было шумно и душно, хотелось воздуха и простора, и, несмотря на ужасную непогоду, Шкуродер отправился на набережную. Порывы ветра обжигали лицо, но он упрямо терпел их, уставившись вдаль. Хорошо, что глаза были спрятаны под огромными темными очками - пришлось надеть, чтобы замаскировать фиолетовые синяки, выступившие после полученного удара в нос. Октябрьская серая хлябь, промозглая и ледяная, была всюду: нависала сверху низкими враждебными тучами, носилась в воздухе водяной взвесью, угрожающе вздымалась волнами на поверхности моря, и порой ему казалось, что среди волн, вдалеке, мелькают гладкие спины морских чудовищ. Морские чудовища совсем его не пугали. Гораздо страшнее были те, что стояли за спиной: они вновь пронзительно и требовательно кричали, широко разевая голодные рты, где вместо зубов блестели лезвия скальпелей.
        Тайна Белого пляжа
        В тот момент, когда сидящий на набережной Лев пожирал глазами записку от Раи, пытаясь отыскать в ней скрытый смысл, по склону одной из гор в Абхазии Чинча торопился в обратный путь, удивляя свою хозяйку невиданной прытью. Хибле даже не приходилось его подгонять. Знал, хитрец, что дома его ждут сытный ужин и сладкие сны до утра, и это явно привлекало его куда сильнее, чем блуждание по горным тропам. Однако осел еще не подозревал о том, что планы хозяйки изменились и прежде, чем вернуться в родной поселок, она собиралась заглянуть в одно место. Когда Хибла попыталась направить Чинчу в сторону от знакомого пути, тот остановился и сердито помотал головой.
        - Если не будешь слушаться, останешься здесь один, а я пойду без тебя! - заявила Хибла, слезая с осла. Тот разразился возмущенным «И-а-а!», увидев, что хозяйка удаляется от него, направляясь вниз по склону, прямо в темный нехоженый лес. Он долго рыдал ей в спину, будто пытался вразумить, но, сообразив, что та не остановится, поплелся следом, обреченно вздыхая.
        С каждым шагом уклон становился все круче. Больная нога Хиблы отзывалась нестерпимой ноющей болью, когда женщина, начиная соскальзывать, пыталась найти опору и намеренно наступала на выпирающие из-под земли корни и острые камни. Осёл давно обогнал: ему пришлось перейти на галоп, чтобы не покатиться вниз кубарем. Оба они рисковали сломать себе шею, спускаясь с заросшей лесом горы в такой темноте - лучи заходящего солнца едва пробивались сквозь густую листву. Хибла понимала, что обратно в село можно будет вернуться лишь с рассветом, однако перспектива провести ночь под открытым небом ее не пугала. Охваченная азартом возникшей идеи, женщина спешила вперед, не замечая ни боли в ноге, ни голода, ни усталости. Она еще не знала, удастся ли ей выполнить задуманное, и горела желанием поскорее это выяснить. На ходу Хибла горячо молила горных духов о помощи, и, может быть, это подействовало, потому что вскоре лес расступился, и перед ними на фоне багровеющего заката заискрилась темно-синяя бескрайняя водная гладь. Солнца уже не было видно над морем, но яркое сияние указывало на то место, где оно только что
закатилось за горизонт.
        Волны с тихим чмоканьем льнули к пустынному берегу, будто осыпали его нежными поцелуями. Шорох перекатывающихся под водой мелких камушков был похож на ласковый шепот матери, читающей ребенку сказку на ночь. Под легким бризом вся поверхность моря покрылась мелкой рябью и ослепительно сверкала, как чистейший горный хрусталь. Хибла шла по хрустящей гальке, любуясь простором. Так близко моря она давно не видела: последние годы смотрела на него с горных вершин, различая лишь ярко-синюю полоску у горизонта. Осёл шел следом, тяжело ступая и шумно фыркая. Она повернулась к нему, потрепала по жесткому короткому хохолку на шее, погладила светло-серый бок, нахваливая:
        - Умница, Чинча! Хороший!
        Тот кивал чубатой головой и шевелил губами, будто хотел что-то ответить. На самом деле Хибла знала, что он так выпрашивал еду, но у нее в сумке, висящей на плече, больше ничего не осталось. За целый день осёл умял весь запас провизии.
        - Придется потерпеть до утра, дружок, - сказала Хибла, оглядывая окружающий пейзаж и пытаясь определить, верно ли она рассчитала, что нужное ей место должно быть где-то недалеко. Слева линия пустынного берега уходила в бесконечную даль и терялась в сползших с гор фиолетовых тучах, а справа весь обзор закрывала отвесная скала, выступающая далеко в море. Нужное место, по мнению Хиблы, должно было открыться сразу за ней, но попасть туда представлялось возможным только по воде. Женщина растерянно скользнула взглядом вокруг себя в поисках выброшенного штормом бревна или доски, а еще лучше - лодки, оставленной местными рыбаками, но ничего подходящего не увидела - лишь каменные валуны да мелкие ветки, которые никак не могли ей помочь проплыть немалое расстояние. Хибла собралась с духом и решительно шагнула в воду. Та оказалась холоднее, чем ей представлялось, и ее зубы тотчас застучали. Осёл всхрапнул за спиной, и она, повернувшись, прижала палец к губам и прошипела:
        - Тш-ш! Только не ори, прошу. Я скоро вернусь, слышишь? Никуда не уходи!
        Чинча сделал пару шагов вперед и нерешительно остановился, перебирая копытами. Плавать он никогда не пробовал, и сейчас вода пугала его. Осел с грустью следил за удаляющейся хозяйкой. Хибла безостановочно гребла, медленно продвигаясь вперед: юбка путалась в ногах, обвивая голени и лодыжки, мокрая отяжелевшая куртка тянула вниз. Но женщина упорно двигалась к цели. Надежда на скорую разгадку увиденного на мосту перед санаторием придавала ей сил. Она оглянулась лишь перед тем, как завернуть за скалу: осел, подобрав под себя мосластые ноги, лежал у самой воды в ожидании, как верный пес.
        За скалой, к великой радости Хиблы, открылся тот самый Белый пляж, который она искала. За время работы в санатории «Седьмое небо» она полюбила это место всей душой. Тогда еще совсем юная Хибла вместе с детьми приезжала к морю в желто-зеленом вагончике, катящемся с горы по рельсовому пути. Пляж был небольшой и укромный, надежно закрытый со всех сторон от случайных взоров, неприступный для посторонних. Попасть на него с суши было невозможно: во время строительства санатория пространство между скалами и морем было отвоевано у гор с помощью взрывов, превративших прибрежные горные склоны в непреодолимую отвесную преграду. Горную породу измельчили в песок, получившийся нежным и белым, а потом его толстым слоем насыпали поверх неудобной крупной гальки. Пляж, окруженный белыми скалами и покрытый таким же белым песком, получился уютным, как на открытках с изображением сказочных заморских курортов. Работники санатория называли его Белым пляжем.
        Хибла вышла из воды и огляделась, восхищаясь чудесным видом, на первый взгляд, ничем не испорченным за три десятка лет. В одной из скал напротив по-прежнему темнел прикрытый чугунными воротами арочный свод тоннеля, проложенного сквозь гору, где начинался рельсовый путь, ведущий круто вверх, на вершину соседней горы, к санаторию. Хибла помнила, что других дорог к пляжу не было, а случайных туристов, пытавшихся проникнуть сюда с моря, останавливала охрана, дежурившая в специально установленной кабинке, выкрашенной, как и все прочие (для душа и для переодевания), в белый цвет. Все сооружения по-прежнему стояли на своих местах, но только теперь она заметила, что они выглядели сильно потрепанными стихией: белая краска облупилась, а там, где еще чудом держалась, была покрыта рыжими разводами ржавчины; сами каркасы кабинок покосились, хотя и на вид были еще крепкими - наверное, с годами постепенно склонялись под ударами волн во время штормов; ветер покачивал скрипучие дверцы там, где те еще держались, но многие кабинки зияли пустыми дверными проемами, бесстыже выставив напоказ свое нутро: ржавые
водопроводные трубы, шланги и краны. Кабинка охраны, конечно, пустовала - похоже, охранять здесь все так же было некого. Пляж выглядел заброшенным, как и санаторий. Хибла грустно вздохнула, сделав вывод, что мальчик и мужчина на мосту, скорее всего, ей померещились и вся эта рискованная затея пробраться в «Седьмое небо» ни к чему не приведет. Но едва она об этом подумала, как ее взгляд неожиданно натолкнулся на серое сооружение, цветом сливающееся со скалой, - по этой причине она его раньше и не заметила. Небольшое строение, похожее на лодочный сарай, выглядело новым по сравнению с остальными рукотворными конструкциями на пляже, к тому же Хибла была уверена, что за время работы в санатории не видела здесь ничего подобного. Кто-то выстроил его здесь специально! Интересно, для чего? Вряд ли ради одного желания позагорать на живописном пляже! Для этого совсем не обязательно строить капитальное строение для хранения лодки! Женщина направилась к нему, сгорая от любопытства.
        Серенький домик был приподнят над водой на бетонных столбах, со стороны моря вход был закрыт двустворчатыми воротами, на которых висел большой замок, а с обратной стороны, от обычной двери к берегу тянулся дощатый настил. Хибла прошла по скрипучим доскам и толкнула дверь - та, конечно, была заперта. Окон, чтобы заглянуть внутрь, не было, и нигде не нашлось даже крошечной щели, чтобы узнать, есть ли в сарае лодка или же он пуст. К тому же стремительно темнело: сияние заката гасло прямо на глазах, а ей нужно было успеть проверить еще кое-что до темноты.
        Хибла вернулась по настилу на берег и направилась к дальним скалам, огораживающим пляж - туда, где темнел проем тоннеля. Ей хотелось выяснить, заперты ли ворота, закрывающие вход, на замок. К ее великому огорчению, замок был заперт, и попасть в тоннель было невозможно. А ведь это был единственный путь, ведущий к санаторию, и она рассчитывала именно на него, потому что другой - горная дорога - по-прежнему был перекрыт обширным каменным завалом, который так никто с тех пор и не пытался разобрать.
        Хибла навалилась всем своим тщедушным телом на толстые металлические прутья - те не сдвинулись с места даже на миллиметр. Что ж, придется пока уйти ни с чем, чтобы вернуться позже более подготовленной. Неожиданно от накопившейся за день усталости ноги подкосились, и женщина села на песок, прислонившись плечом к холодному металлу. Она только сейчас почувствовала, что продрогла до костей, и вспомнила о Чинче: как хорошо было бы прижаться к его круглому теплому боку! О том, что ей придется снова лезть в ледяную воду и вплавь добираться до того места, где она оставила осла, не хотелось даже думать. Она решила посидеть немного, чтобы собраться с мыслями, с духом, с силами и потом уж отправляться в обратный путь. Нужно было определить, что ей понадобится для того, чтобы проникнуть за ворота. Во-первых, стоит запастись сменой одежды, взять ее с собой в непромокаемом мешке, потому что в мокрой холодно, и трясущимися руками много не сделать. Во-вторых, фонарь: ведь наличие нового лодочного сарая свидетельствует о том, что здесь кто-то бывает, и ей совсем не хочется первой попасться ему на глаза, а поэтому
операцию взлома нужно проводить ночью. Потом - сам взлом. Как лучше сделать - выпилить один из металлических прутьев на воротах или попытаться открыть замок отмычкой? Над этим надо поразмыслить как следует. Пилить - долго, а отмычек у нее нет. Что еще? Пригодится веревка с карабинами - мало ли, вдруг на пути будут трудные участки… Хотя Хибла планировала идти по рельсам, но все же… Ведь может случиться так, что рельсовый путь разрушен или завален камнями в некоторых местах. Да, и еще важно не забыть перчатки: с ободранной на ладонях кожей никуда не вскарабкаешься, и не потому, что это больно, а потому, что они будут соскальзывать от сочащейся крови.
        Пока Хибла мысленно составляла список необходимых вещей, руки ее перебирали приятный на ощупь песок, еще не утративший тепло нежаркого октябрьского солнца, и вдруг пальцы наткнулись на что-то твердое и гладкое - слишком гладкое для морской гальки и не такое тяжелое. Женщина извлекла предмет из песка и подула на него. Песчинки слетели с поверхности, и она с удивлением разглядела пластмассовую игрушку - крошечного голубого дельфинчика. Краска на нем блестела и была такой яркой, что не возникло никаких сомнений: игрушку обронили здесь недавно. Здесь были дети! Или ребенок! Сердце Хиблы учащенно забилось, в мозгу вспыхнули нехорошие догадки, вызванные внезапно возникшими в памяти картинами прошлого: крик Лили о помощи, а потом… каталка, накрытая белой простыней, и маленькая ладошка, виднеющаяся из-под нее, такая же белая. Неужели страшные дела творятся в санатории до сих пор?! Нет, возможно, что это слишком поспешный вывод и дельфинчик обронен ребенком, который приплыл на этот пляж вместе с родителями на лодке, чтобы отдохнуть, а потом благополучно вернулся домой вместе с ними. Но… Хибла подумала бы,
что все так и было, если бы не случай с Лилей. А теперь жуткие подозрения, дремавшие долгие годы, проснулись и растревожили ее душу. Тем более нужно скорее попасть в «Седьмое небо» и выяснить, в конце концов, что там происходит!
        С моря подул ветер, взметнул ее слипшиеся сосульками мокрые волосы, и принес с собой какой-то звук. Хибла прислушалась, уставившись в непроглядную сизую даль: казалось, ночное безлунное небо слилось с водной гладью в единую плотную мглу, которая плавно надвигалась на берег. Звук не прекращался, быстро нарастая, и вскоре стало ясно, что это рокот моторной лодки, движущейся прямо к Белому пляжу. Черное пятно вынырнуло из темноты совсем недалеко, продолжая увеличиваться, приближаясь. Хибла заметалась, ища взглядом место, куда бы спрятаться. Первой мыслью было юркнуть в одну из кабинок, но она вовремя передумала: у всех кабинок были высокие ножки, позволяющие тем, кто находился снаружи, видеть, заняты они или нет. Еще не до конца стемнело, и ничем не прикрытые снизу ноги Хиблы могли заметить. Времени оставалось мало, метаться по пляжу в поисках укрытия было уже рискованно, поэтому женщина заскользила вдоль скалы, весьма кстати оказавшейся рядом. Как раз в этот момент рокот мотора внезапно стих, и Хибла увидела лодку, качающуюся на волнах у лодочного сарая. Какой-то мужчина выбрался из нее на
деревянный настил и, повернувшись, подал руку другому пассажиру. По длинным волосам Хибла поняла, что это девушка. Других пассажиров в лодке не было. Мужчина открыл дверь сарая и вошел внутрь, а девушка сошла с настила на берег и наблюдала оттуда, как ее спутник открывает ворота со стороны моря, потом возвращается, садится в лодку и, орудуя веслами, направляет судно внутрь сарая. В тишине хорошо был слышен металлический лязг запираемых засовов, а затем жалобный скрип досок настила: похоже, мужчина вынес с собой что-то тяжелое. Когда он подошел к поджидавшей его девушке, Хибла заметила, что тот держит в каждой руке по огромной, раздутой от содержимого сумке. Вместе они направились через пляж к тоннелю, и Хибла поблагодарила горных духов за удачно подвернувшееся укрытие: огромный белый валун надежно скрывал ее от глаз незнакомых людей, о намерениях которых ей ничего не было известно.
        Мужчина поставил сумки перед воротами, достал из кармана куртки ключи и отпер замок. Девушка отступила назад, когда ее спутник начал распахивать створки, и оказалась так близко к Хибле, что кончики ее волос, трепещущих на ветру, коснулись щеки спрятавшейся за камнем женщины, обдав сладким ароматом восточных духов. Хибла отползла чуть в сторону, двигаясь бесшумно, как змея. Раздался глухой щелчок, и в темном пространстве горного тоннеля вспыхнул яркий желтый свет. «Электричество!» - с удивлением поняла Хибла. Теперь она могла рассмотреть незнакомую парочку: они стояли перед ней, освещаемые сверху мощным фонарем. Оба были молоды, девушке на вид нельзя было дать и тридцати, а мужчина выглядел постарше, но, возможно, такое впечатление создавалось из-за усов и короткой светлой бородки - такой жидкой, что Хибла подумала удивленно: «К чему было ее отращивать, если в ней волос почти нет?» Мужчина прислонился спиной к чугунным прутьям и громко высказался:
        - Хоть передохну, пока трамвай едет, а то весь день, как белка в колесе!
        - Я тоже устала. - Девушка шагнула и прижалась к нему плечом. Хибле она показалась не очень красивой: черты лица мелкие, невнятные, а губы болезненно раздутые и в каких-то бугорках, будто осами покусаны. - Но знаешь, сказать по правде, я бы лучше здесь заночевала, на пляже, чем в том замке с привидениями на горе! Там так жутко!
        - Не очень уютно, согласен. Но ты же знаешь, ради чего это все… И какими деньгами пахнет! - Мужчина успокаивающе погладил ее по плечу.
        - Мне кажется, что все это небезопасно… Какие-то странные опыты на детях. Это что-то нехорошее, ужасное… Может, он безумен?
        - Он гений, уверяю тебя! - воскликнул мужчина, повысив голос, и девушка испуганно отстранилась, тревожно глядя ему в лицо в ожидании худшего. Тот, не сбавляя громкости, продолжал: - Сколько можно тебе объяснять: я изучил его расчеты, ознакомился с результатами опытов и знаю, в чем заключается причина прошлых неудач! В том не было его вины, повлияли совершенно посторонние факторы! В этот раз все получится, и жизни ребенка ничего не угрожает!
        - Да, а по виду того мальчика не скажешь… Лежит, как мертвый, - прошептала девушка едва слышно, но Хибла все поняла, и от сказанного у нее мурашки поползли по коже. «Лежит, как мертвый!» - повторила она мысленно, чувствуя ледяной холод ужаса, растущего внутри.
        - Говорю же, профессор не виноват. С девчонкой этого не повторится! - убеждал девушку спутник, но та недоверчиво покачала головой, вздохнула и как-то неуверенно произнесла:
        - Так жалко… Она плачет все время. Знаешь, я даже хотела просьбу ее выполнить, записку отцу передать, надеялась, что мне от этого легче станет.
        - Что?! Какая еще записка?! - Мужчина резко схватил ее за плечи и встряхнул. - Ты с ума сошла?! Нас всех погубить решила?!
        - Да не ори! Выбросила я эту записку! К тому же в ней была всего лишь пара дурацких строчек! Она стишок для папы сочинила… Как же там было… «Раз-два-пять, буду танцевать» - что-то в таком духе. Просто детская глупая считалка, и все!
        - Глупая считалка… - писклявым голосом передразнил мужчина. - Это ты глупая! Ты что, не понимаешь, чем мы рискуем? Да за похищение детей… Ты что, дура?!
        - Но я же не передала! Сначала хотела попросить кого-нибудь, чтобы отнесли записку ее отцу. Девочка назвала гостиницу и номер, где они остановились. Но потом я передумала, испугалась.
        - Зачем вообще это надо было? Зачем ты брала у нее эту записку? Говорю же, дура просто! Разве можно головой рисковать ради каких-то соплей!
        - За это она обещала быть послушной. Да и отца ее жалко, - тихо, но упрямо возразила девушка. - Представь, каково ему: дочь пропала, и он даже не знает, жива она или нет.
        - Да пофиг на отца! Такой риск! Идиотка! Не вздумай при Жанне проболтаться, иначе хана тебе, так и знай! Она над Лобачевым до того трясется, что, если узнает о твоих дурацких переживаниях… ну, сама понимаешь. Прихлопнет, как пакостную мышь.
        - Эта Жанна злющая, как бешеная собака! И взгляд такой, будто вот-вот вцепится. Мне кажется иногда, что она сумасшедшая… Что оба они с Лобачевым - безумцы.
        - Ну, хватит! Не забывай, что и я - Лобачев, а тот, кого ты называешь уже второй раз безумцем, вообще-то мой отец! Имей уважение, если собираешься за меня замуж!
        - Я еще думаю, если что! - Она вдруг хитро прищурилась и многозначительно улыбнулась, растянув неестественно надутые губы в клоунскую улыбку. - Согласия я тебе еще не давала, поэтому… И ты имей уважение!
        - Ладно. - Он примирительно обнял ее и притянул к себе. - Прости, что вспылил. Зря ты это, с запиской. Все равно отец девчонки никогда больше не увидит свою дочь, так лучше б он думал, что она мертва. Пойми, во все времена наука требовала жертв. Ни одно великое открытие не давалось ученым легко. Иногда приходится делать выбор между гуманностью и благими целями ради всего человечества. Жизнь одной маленькой девочки против возможности продлить существование другим людям, например, великим художникам, музыкантам, писателям, которые смогут создать еще множество шедевров, или ученым, которые успеют сделать больше великих открытий.
        - Но ведь она не умрет? - вопрос девушки прозвучал, как мольба.
        - Никакой опасности нет, - ответил мужчина и поцеловал свою спутницу в лоб, устремив задумчивый взгляд на камень, за которым притаилась Хибла, - она едва успела отшатнуться в тень.
        Сверху донесся слабый металлический стук.
        - А вот и наш трамвай! - Мужчина посмотрел внутрь туннеля. - Скорее бы. Вымотался я сегодня, отдохнуть хочу. - Он приподнял стоящие рядом сумки и спросил: - Ты все из списка купила?
        - Ты уже спрашивал. Да, не сомневайся. И продукты, и медикаменты. И шампанское для нас. Устроим романтический вечер в башне с видом на море?
        - Ты же говоришь, там жутко, - с усмешкой ответил ее спутник.
        - Когда тебя нет рядом. А с тобой я не боюсь!
        - А без меня чего боишься-то? Призраков?
        - Тебе, вот, смешно, а у меня там все время такое ощущение, будто душа из тела выскакивает. А призраки… Они там просто повсюду, появляются из стен, заглядывают в окна, стоят в темных углах и смотрят… Жуть!
        - Вот же фантазерка! - Мужчина рассмеялся. - Хотя отчасти я согласен: есть некоторые не очень приятные побочные явления от научных опытов, но это все просто иллюзии, не обращай внимания. Увидишь что-то неправильное - просто поморгай, и пройдет.
        - Да, я знаю. Иногда проходит, а иногда - нет, - возразила та, но голос ее потонул в грохоте подъезжающего вагончика. Горное эхо размножило ритмичный лязг колес о рельсы, и казалось, что из недр туннеля мчится целый поезд.
        Вдруг над морем раздался истошный рыдающий вопль, и девушка взвизгнула, вцепившись в спутника, а тот вздрогнул и настороженно посмотрел в темноту. Вопль повторился снова, еще более надрывный и протяжный, отчего на лицах парочки застыло выражение панического ужаса, и только Хибла не испугалась - точнее, испугалась, но не вопля, а того, что незнакомцы догадаются, кто его издает. Это орал ее осел! Чинча, уставший ждать свою хозяйку и даже, наверное, начавший о ней беспокоиться, звал ее с соседнего пляжа, скрытого за выступом скалы. Его крик, отраженный горами, летел в морскую даль, и оттого казалось, что в море ревет невидимое морское чудовище.
        Мужчина и девушка не стали выяснять, кому принадлежит вопль, а поспешно уселись в подкативший вагончик, знакомый Хибле своей желто-зеленой окраской, правда, изрядно потускневшей за долгие годы, и вскоре скрылись в глубине туннеля, отправившись наверх, к санаторию. Как бы ей ни хотелось поехать с ними и узнать все секреты, так неосторожно приоткрытые ими, но она понимала, что те не позволят ей составить им компанию, и никакие мольбы и уговоры не помогут. Не зря ведь мужчина так ругал свою подругу за какой-то неосторожный поступок! Ясно, что никого из посторонних в санаторий не пустят. А еще он говорил о Жанне. Не та ли это Жанна, которая работала в «Седьмом небе» еще тридцать лет назад? Но ей уже тогда было… Хибла напрягла память… не меньше сорока, а значит, теперь должно быть под семьдесят. Разве в состоянии семидесятилетняя старушка «прихлопнуть» молодую и сильную девушку, «как мышь»? Все так странно. Мальчик, который лежит, как мертвый… Призраки, стоящие в углах и заглядывающие в окна… Что же там происходит?! Чтобы узнать это, Хибле придется вначале покинуть это место, чтобы основательно
подготовиться. Вот, и ворота снова заперты, а другого пути нет. И вагончик за нею не приедет, а придется идти в темноте по рельсам, поднимаясь круто вверх, двигаясь над пропастью, над ущельями, оскалившимися каменными пастями. Зато она сумеет проникнуть в «Седьмое небо» незаметно для его обитателей, и тогда ей, может быть, притаившись в недрах здания, удастся найти ответы на свои вопросы, и, если повезет, она сумеет помочь той девочке, о которой здесь шла речь. И мальчику, который лежит, как мертвый… если Хибла успеет, конечно.
        Женщина вышла из укрытия и направилась к воде, собираясь плыть к тому месту, где ждал бедный Чинча, который после небольшой передышки снова принялся орать. И хотя осел чуть ее не выдал - ведь парочка могла догадаться, какому животному принадлежат крики, и сообразить, что неподалеку есть люди, которые могли услышать их секретный разговор, - теперь она была даже благодарна Чинче. Ослиный крик помог ей выбрать правильное направление в кромешной темноте слившегося с ночным небом моря, и плыть было не так страшно, как при полной тишине. Голос единственного в мире существа, кому было не безразлично, утонет она или нет, подбадривал ее. Хибла чувствовала сильное головокружение и слабость. Силы покидали ее изнуренное тело с каждым движением, она плыла рывками, отчего то и дело погружалась в воду с головой, и, выныривая, жадно хватала ртом воздух. В какой-то миг она вдохнула раньше, чем голова ее оказалась над поверхностью воды, и соленый поток хлынул внутрь. Хибла панически задергалась, чувствуя, как погружается все глубже. Она опустила ноги в надежде нащупать дно, но его все не было, и тогда она поняла,
что не выберется. Удивительно, но вместо страха перед неминуемой гибелью Хибла почувствовала обиду. «Несправедливо умереть именно сейчас, так и не узнав секретов «Седьмого неба»! - подумала она с горечью. - И никто никогда их не узнает! Никто не поможет бедным похищенным детям, над которыми там ставятся какие-то опыты!»
        Женщина барахталась уже скорее машинально, не надеясь спастись, но вдруг в тот момент, когда сознание ее начало мутиться, рука ткнулась во что-то твердое и неровное. «Скала!» - вспыхнула догадка в гаснущем разуме. Хибла протянула вторую руку, ухватилась за каменную поверхность и, отталкиваясь от нее, принялась быстро подниматься. Камни были скользкими, но россыпи мидий, растущих на них в изобилии, оказались для нее спасением - за них можно было уцепиться. Острые раковины царапали и вспарывали кожу ладоней, соленая вода жгла раны, но все-таки голова Хиблы вырвалась из водной толщи, и спасительный воздух, наполнив широко разинутый рот, с болью вошел в горящие легкие. С кашлем из горла вырвался фонтан брызг, и вслед за ним все тело содрогнулось от истерического смеха. Хибле вовсе не было смешно, но внутри что-то клокотало, помимо ее воли вылетая изо рта хриплым хохотом . Она висела на скале, впившись ногтями в заросли раковин, по горло в воде, и долго смеялась, не в силах прекратить истерику. Неизвестно, сколько бы длился этот нервный приступ, если бы ее внимание не переключилось на громкие всплески
и шум разлетающихся поблизости брызг. Хибла перестала хохотать и вперила взгляд в темное пространство перед собой. Невидимое морское существо приближалось к ней, неистово рассекая воду и поднимая приличную волну. Тело женщины хаотично закачалось, движимое всколыхнувшейся водной массой, руки оторвались от скалы вместе с конгломератами моллюсков и пучками водорослей, и Хибла вновь ушла под воду с головой, гадая в ужасе, что за напасть явилась к ней из морской пучины. Каково же было ее изумление, когда она увидела над собой… дрыгающиеся ослиные ноги! Это был Чинча, ее Чинча приплыл к ней на помощь, почуяв неладное! Хибла схватилась за ногу осла и, используя ее, как опору, дотянулась до его круглого бока, вцепилась в короткую шерсть, а затем, вложив все силы в рывок, вынырнула на поверхность. Осел радостно всхрапнул и, когда она забралась на его спину, взял курс к берегу, виднеющемуся в темноте извилистой светлой полоской.
        Когда под копытами Чинчи захрустела галька, Хибла хотела было слезть с осла, но ее тело отказывалось шевелиться. Она лежала, обнимая его теплую мокрую шею, прижавшись щекой к колючей холке, и впервые за долгие годы ей было так хорошо, уютно и спокойно. Правда, что-то мешало окончательно расслабиться, что-то твердое вдавливалось в тело в районе правого бока, и Хибла попыталась достать досаждавший ей предмет, предположив, что морской камень попал в карман ее куртки во время плавания. Едва просунув руку в боковой карман, она вспомнила, что это найденный ею в песке возле входа в туннель пластмассовый дельфинчик, о котором она уже и забыла. Хорошо, что карман застегивался на пуговицу, иначе игрушка, скорее всего, выплыла бы из него и затерялась на морских просторах. Хибла подумала, что было бы жаль ее потерять, будто чувствовала в ней нечто большее, чем просто кусочек ярко окрашенной пластмассы. Возможно, эта игрушка поможет ей каким-то образом отыскать обронившего ее ребенка. Хотя Хибла и не обладала нюхом собаки-ищейки, но интуитивно верила, что вещи как-то связаны со своими владельцами, и если быть
очень чуткой, по вещам можно узнать что-нибудь важное об их хозяевах. Наверное, по этой причине Хибла до сих пор не прекратила поиски Энвера: все вещи сына, казалось, говорили ей, что он еще жив!
        Женщина потянула край куртки чуть в сторону - так, чтобы карман оказался рядом, а не под ней, - вздохнула и расслабленно закрыла глаза.
        Осел все шел и шел куда-то сам по себе, без всякого принуждения с ее стороны, а Хибла его не останавливала. Ей хотелось, чтобы эта прогулка длилась вечно: так приятно было раскачиваться, лежа на широкой ослиной спине, слушать мерный стук копыт, хруст гальки и убаюкивающий шепот волн. Ароматы хвои и сосновой смолы, доносившиеся с гор, смешивались с влажным морским воздухом, превращаясь в волшебный бальзам, исцеляющий тело и душу. Хибла пыталась строить в уме планы разоблачения злодеев, затаившихся в «Седьмом небе», и спасения похищенных ими детей, но непослушные мысли то и дело ускользали из ее сознания, и она не заметила, как вскоре заснула.
        Хиблу разбудили солнечные лучи, бьющие прямо в лицо. Она открыла глаза и приподнялась на локте, удивленно озираясь. Перед ней искрилась морская гладь, по-утреннему яркая - такого пронзительного синего цвета, что небо над ним казалось блеклым. Женщина обнаружила, что лежит на пустынном галечном пляже, а Чинчи поблизости нигде нет. Она позвала его, но осел на зов никак не откликнулся. Гадая, куда он мог запропаститься, Хибла встала, прислушиваясь к ощущениям: странно, несмотря на ночные приключения, чувствовала она себя замечательно, ничего не болело, и даже ссадины на ладонях, оцарапанных о ракушки, таинственным образом исчезли. Есть не хотелось, хотя уже сутки во рту ее не было ни крошки. И тело казалось сильным, будто во время ночной прогулки она помолодела лет на двадцать. «Прекрасное утро! - подумала она. - Одно плохо: Чинчи нет. И куда запропастился этот негодник?!» Напустив на себя сердитый вид, Хибла решительно зашагала в противоположную от моря сторону, к заросшему лесом горному склону, подозревая, что проголодавшийся осел отправился именно туда на поиски пропитания. «Вот я тебе задам,
Чинча!» - грозно кричала она, продираясь сквозь заросли и с каждым шагом начиная все сильнее беспокоиться.
        Время шло, а никаких признаков присутствия питомца Хибла так и не нашла, даже крошечного следа от его копытца. Вскоре обнаружилась еще одна неприятность: когда она сунула руку в карман, чтобы достать пластмассового дельфинчика и разглядеть его как следует при дневном свете, выяснилось, что нет не только игрушки, но и самого кармана - тот отсутствовал, оторванный «с мясом», а на месте шва, которым он крепился к куртке, пучками висели обрывки ниток. Она с недоумением оттянула полу куртки и посмотрела на темный квадрат, оставшийся от него. Как могло это случиться? Может быть, во сне она упала со спины осла и зацепилась карманом за что-то? Хибла грустно вздохнула и побрела дальше. Была мысль вернуться на берег и поискать дельфинчика, но все-таки осел был важнее. Ей казалось странным, что Чинча, ожидавший ее несколько часов, пока она исследовала Белый пляж, а потом приплывший к ней на помощь, вдруг оставил ее одну. Ведь прошло уже немало времени! Хибла начала думать, что зря отправилась на его поиски, ведь осел мог вернуться к морю в ее отсутствие. Придет, увидит, что хозяйки нет, и тоже станет бродить
по горам. Так и будут они оба блуждать, а встретиться не смогут!
        В какой-то миг Хибле вдруг показалось, что вдали, за деревьями, движется крупное серое тело, но это был не Чинча, а тень сосновой ветви, потревоженной порывом ветра. Вспыхнувшая было радость угасла вместе с солнцем, закрытым набежавшей тучей, отчего исчезли все тени. Лес сразу утратил воздушность, будто отяжелел, сгустился вокруг нее, и вместе с этим усилилась тревога, будто была не чувством, а живым существом, питающимся сумраком. Хибла подумала о том, что она бродит по лесу уже многие часы и день, возможно, начал клониться к вечеру. Женщина решила, что осел за это время мог вернуться домой, и стала подниматься выше в гору, где пролегала тропинка, ведущая в поселок. За долгие годы ее ноги истоптали каждый клочок прилегающих к тропе горных склонов, поэтому найти дорогу она могла бы даже с закрытыми глазами. В самом деле, вскоре среди высокой травы и кустов показалась серо-коричневая полоса утоптанного глинистого грунта. Хибла ступила на нее и торопливо пошла вперед, направляясь домой и мечтая о том, чтобы Чинча ждал ее у входа в хижину. Но не успев сделать и сотни шагов, женщина остановилась и
прислушалась: донесшиеся из глубины леса звуки привлекли ее внимание. Она быстро сообразила, что навстречу ей по этой же тропе идет человек, и вряд ли он местный, судя по тому, как шумно он дышит и часто спотыкается. Жители гор так не ходят. Привычные к труднопроходимым местам, они ступают ловко и осторожно, а дыхание у них, закаленных в постоянных подъемах и спусках, так не сбивается.
        Человек шел, низко опустив голову и сгибаясь под тяжестью рюкзака, горой возвышавшегося на его спине, поэтому заметил Хиблу только тогда, когда его взгляд наткнулся на ее ноги. Она шагнула в сторону, желая пропустить путника, но тот вздрогнул и резко выпрямился. Лицо его, густо заросшее щетиной, выглядело измученным, но Хибле показалось, что это был отпечаток вовсе не физической усталости, а глубокого и длительного душевного страдания. Она даже подумала, что на ее собственном лице почти всегда такое же выражение, ведь тоска по Энверу и Мшвагу никогда не покидала ее душу. Наверняка у этого человека тоже случилось какое-то горе.
        На незнакомце был сильно потрепанный спортивный костюм, такой грязный, что невозможно было определить, какого он цвета. Мятую и местами изодранную ткань покрывали серые, черные и коричневые пятна, словно его владелец кубарем скатился с горы. Хибла подумала, что и сама выглядит не лучше. Хотя она надевала чистую одежду, перед тем, как уйти из дома вчера утром, но с тех пор столько всего произошло! Она вспомнила, что даже чуть не утонула в этом наряде, и, смущаясь своего вида, глянула на себя: ну, еще бы, оторванный карман на куртке, белые разводы от соленой воды, которые издали можно было бы принять за кружева, если бы не прилипшие к ткани ошметки водорослей, комья засохшей глины, украшающие край длинной, до пят, черной юбки, и торчащие из-под нее облезлые носки грубых ботинок. Наверное, она сейчас похожа на бездомную бродяжку. «Хм… впрочем, как и он», - сделала вывод Хибла, разглядывая чужака.
        - Здравствуйте! - Мужчина вежливо обратился к ней и сразу ошарашил вопросом: - Простите, но я ищу женщину по имени Хибла. Вы местная? Знаете такую?
        Хибла растерянно моргнула, удивляясь, откуда человек может знать ее имя, и пока она думала, тот выпалил целую тираду, которой окончательно поверг ее в шок:
        - Вообще-то мне не сама она нужна, а дорога к санаторию «Седьмое небо». Я сегодня был в поселке, он тут, в паре часов ходьбы вниз по склону. - Мужчина махнул рукой, указывая назад. - Люди сказали мне, что одна жительница из их поселка работала там когда-то давно и знает дорогу лучше других, только она целыми днями гуляет в горах, и дома ее с утра до вечера не найти. А мне некогда ждать до вечера, вот я и пошел по тропе, которую мне местные указали. Может быть, вы знаете дорогу на «Седьмое небо»?
        - «Седьмое небо»? - переспросила Хибла так медленно, словно к кончику языка у нее была подвешена гиря.
        - Пожалуй, вряд ли вы о нем знаете, - разочарованно вздохнул мужчина. - Санаторий давно не работает, заброшен еще с советских времен. Но он должен быть где-то в этих краях. Я нашел в интернете старую карту, и по ней определил, что «Седьмое небо» находится недалеко от горного поселка, о котором я вам говорил.
        - А зачем вы ищете этот заброшенный санаторий? - спросила Хибла («гиря» исчезла, но язык все еще плохо ее слушался, будто налился свинцом).
        - Да, знаете… - Незнакомец явно растерялся и обдумывал, что сказать. Наверное, ничего не придумал, потому что выпалил: - Это слишком личное, вряд ли вам будет интересно.
        Хибла колебалась: сказать или нет? Потом решила, что в любом случае, даже если странный чужак узнает, где находится санаторий, он все равно не сможет туда попасть: ведь с суши территория «Седьмого неба» полностью неприступна, а о туннеле в скале на Белом пляже, в который можно попасть только с моря, он наверняка не подозревает. Обдумав ответ, произнесла:
        - Если хотите, могу вам показать место, откуда открывается хороший вид на этот санаторий.
        - Вид? Здорово! - Мужчина подхватил с земли рюкзак и забросил на спину. - Если вам не трудно, конечно, - добавил он.
        - Совсем не трудно. Идемте. - Она повернулась и зашагала в противоположную от поселка сторону. Незнакомец тяжело зашаркал следом.
        Хибла прошла немного и вдруг вспомнила о Чинче. Обернувшись, спросила:
        - Вы, случайно, не встречали в лесу осла?
        - Осла? Нет, осла не видел, - ответил тот, развеяв ее надежду.
        - А в поселке? - решила уточнить она.
        - В поселке полно ослов. Какой вам нужен?
        - Ну, да. Полно, - согласилась Хибла, соображая, какие у Чинчи были отметины. - У моего осла белая полосочка на лбу, а сам он серый. Чуб между ушей и короткий хохолок вдоль холки. Хотя… У нас много похожих… А вам не показали мою хижину?
        - Вашу хижину? - удивленно переспросил мужчина.
        - Вы же сами сказали, что вам посоветовали найти Хиблу.
        - А! Так вы и есть Хибла! - воскликнул незнакомец, осененный догадкой. - Я, правда, сразу так и подумал, но вы не ответили, когда я спросил. Да и сам имени не назвал, извините. Я - Лев!
        - Хорошее имя, - заметила Хибла и повторила вопрос: - Так вы не были у моей хижины? Не видели осла у входа?
        - Не видел, - ответил Лев. - Один человек заходил в ваш дом, но вернулся и сказал, что Хиблы, то есть вас, там нет. А еще я только сейчас вспомнил: он добавил, что вы путешествуете по горам верхом на ослике, и, раз ослика нет, это значит, что вы уже ушли. Простите, а зачем вы каждый день ходите в горы?
        Хибла резко обернулась и обожгла его взглядом, не удостоив ответом на последний вопрос. Пусть знает, что обсуждать это с ним она не собирается. Вместо ответа произнесла:
        - Ума не приложу, куда мой Чинча запропастился! С самого утра его ищу! Никогда еще такого не случалось.
        Через некоторое время они добрались до нужного места. Увидев на противоположном горном склоне белеющее среди зелени здание санатория, мужчина присвистнул и разочарованно произнес:
        - Вот это крепость! И как же туда добраться?
        - Никак. - Хибла изучающее разглядывала вытянувшееся лицо своего спутника. - Дорогу завалило еще много лет назад, сразу после того, как санаторий закрыли. С тех пор завалы никто не разбирал.
        - Ч-черт! Там что, совсем никого нет? Выглядит, как замок Дракулы! - нервным и каким-то безнадежным тоном воскликнул мужчина и, увидев ее озадаченный взгляд, пояснил: - Мрачновато для санатория, вам не кажется?
        - Да, но там давно никого не лечат, - ответила Хибла.
        - Н-да… Не ожидал! - Человек сбросил рюкзак на траву и устало присел рядом. Лицо его исказилось мученической гримасой, и Хибле даже показалось, что он вот-вот разрыдается.
        - А зачем вам в санаторий? - спросила она, начиная испытывать сочувствие к странному чужаку. И хотя за свою жизнь она повидала не так уж и много людей, но была уверена, что у этого несчастного человека не было злого умысла. Похоже, у него стряслась какая-то беда.
        - Неделю назад у меня пропала дочь, - глухо вымолвил мужчина голосом, полным невыразимой боли.
        Хибла потрясенно выдохнула:
        - Как?!
        - Моя вина, не смотрел за ребенком!
        - Совсем малышка?
        - Девять. Мы были на пляже, и я не заметил, как она исчезла. Люди рассказали, что ее увела женщина, которая загорала рядом с нами. Полиция считает, что они обе утонули в море во время прогулки на катамаране, но это не так. Дочь похитили, и у меня есть подозрение, что ее привезли и спрятали в этом санатории, только не знаю, зачем. Похитители не требовали выкупа, а прошла уже неделя с того дня.
        - Неделя… - Хибла приложила руку к груди, почувствовав, как внутри защемило. - Понимаю, как вы измучились. Мой сын пропал десять лет назад, и с тех пор я живу надеждой, что однажды найду его!
        На лице незнакомца отразилось сострадание.
        - Десять лет! - повторил он потрясенно. - Десять лет адских мук!
        Хибла кивнула. Горе, постигшее этого незнакомого человека, было так знакомо ей, что она мгновенно прониклась к нему сочувствием и решила довериться:
        - Я привыкла. Думала, что так и умру, не узнав, что с ним случилось. Но вчера кое-что произошло, и теперь я тоже хочу попасть в «Седьмое небо». Кажется, там происходит что-то странное. Что-то связанное с детьми.
        - Что?! Что вам известно?! - Мужчина порывисто вскочил и едва не столкнул свой рюкзак в пропасть, вовремя успев подхватить его.
        Хибла хотела рассказать о подслушанных на Белом пляже в разговоре незнакомых людей словах о мальчике, который «лежит, как мертвый», и о девочке, над которой собираются ставить какие-то научные опыты, не зная при этом, останется ли она в живых, но заколебалась в нерешительности. С одной стороны, это даст мужчине надежду на то, что, возможно, речь шла как раз о его дочери и, значит, она еще жива, с другой же, узнав о предстоящих опытах над ребенком, он может впасть в неистовство, и это помешает ему хладнокровно мыслить, что может погубить и его, и Хиблу, а, значит, его дочь некому будет спасти. И женщина сдержалась, рассказав гораздо меньше, чем собиралась сначала:
        - Когда-то я работала в «Седьмом небе». Это было около тридцати лет назад. Я знаю, что в санаторий можно попасть со стороны моря по рельсовому пути, проложенному от пляжа до самого здания. Мы ездили по нему на пляж и обратно в специальном вагончике, который перемещался на электричестве. Только проблема в том, что тоннель, в котором начинается рельсовый путь, закрыт железными воротами. Чтобы проникнуть туда, нужно или быть профессиональным взломщиком, или выпилить из решетки на воротах хотя бы один железный прут, а это значит, что нужны подходящие инструменты. Еще нужен фонарь, потому что идти лучше в темноте, чтобы оставаться незамеченными.
        - Я основательно подготовился! - Мужчина встряхнул рюкзак, в котором что-то звякнуло. - Предполагал, что придется красться ночью, чтобы не выдать себя, и как-то справляться с запертыми замками, чтобы попасть, куда нужно. Ясно ведь, что похитители не станут гостеприимно распахивать передо мной двери, когда я заявлюсь к ним. Но почему вы упомянули о детях?
        - Вчера я видела, как в туннель вошли люди, двое, мужчина и женщина. Они уехали в санаторий в том самом вагоне, о котором я говорила. Эти люди приплыли на лодке, которую поставили в лодочный сарай. У них были ключи и от ворот сарая, и от ворот тоннеля, а значит, они давно обосновались в санатории. Я в это время притаилась за большим камнем, и они не заметили меня. В разговоре упомянули какого-то мальчика, и я подумала было, что это может быть мой сын, хотя… сразу поняла, что нет. Ведь прошло десять лет со дня его исчезновения, и теперь ему должно быть уже двадцать. Нет, это не он, а какой-то другой ребенок, но я хочу попытаться проникнуть туда и спасти его. Подозреваю, что он в опасности.
        - А о девочках… о девочке они ничего не говорили? - Лицо мужчины напряглось в ожидании.
        - Нет, кажется. Не знаю, слышно было не очень хорошо, - пришлось ей соврать.
        - Она там, я знаю! - Он стиснул челюсти с такой силой, что скрипнули зубы, и устремил потяжелевший взгляд вдаль, к соседнему горному склону, на здание санатория, будто пытался разглядеть, что кроется за его мрачными мутными окнами. Помолчав с минуту, горестно выдохнул: - Так близко, и, черт, ведь не добраться!
        - Вы стоите слишком близко к краю, - предостерегающе произнесла Хибла. - Лучше отойдите назад. Грунт может осыпаться.
        Мужчина опустил взгляд под ноги и отпрянул, побледнев. Ослепленный горем, он даже не замечал опасности. «Так однажды погиб мой Мшвагу, - вспомнила Хибла. - Тоже всегда вдаль смотрел, сына искал, а нашел свою смерть». Она подумала, что было бы слишком несправедливо, если бы ее новый знакомый сорвался и разбился насмерть, ведь она уже мысленно поблагодарила судьбу за то, что та послала ей помощника. Сама Хибла вряд ли одолела бы замки и железные прутья на воротах в туннеле, а если и так, то что дальше? Разве под силу ей, хрупкой немолодой женщине, справиться со злодеями, что находятся сейчас в «Седьмом небе»? Тем более, Хибле с самого утра казалось, будто с нею творится что-то неладное: её беспокоили странные противоречивые ощущения. С одной стороны, тело ее чудесным образом окрепло, стало выносливее, ведь Хибла прошла за день немалое расстояние и ничего не ела больше суток, но была полна энергии, как никогда, а с другой, ее терзало страшное подозрение, которое, как Хибла ни пыталась от него отделаться, возвращалось снова и снова, всплывая в мозгу шокирующей догадкой: что, если у нее… уже нет тела?
        Четыре строчки
        Лев стоял на краю обрыва, с ужасом глядя в бесконечную пропасть. Далеко внизу деревья казались не больше спичек. Одно неосторожное движение, и он лежал бы сейчас на камнях, окруженный причудливым узором из кровавых брызг. Сердце защемило от мысли о Рае: он не может позволить себе вот так нелепо погибнуть, особенно тогда, когда почти добрался до места! Лев был уверен, что его дочь заперта в стенах этого громадного угрюмого дворца на соседней горе, и у него были на то основания: ведь ему все-таки удалось расшифровать записку. Но как же это было непросто!
        Лев вспомнил, как вчера, сидя на набережной с трепещущим от ветра листком в руках, мысленно распахнул дверцу старой кладовки на задворках своей памяти. Он долгие годы предпочитал обходить стороной это укромное место, чтобы не тревожить воспоминания, таящиеся в пыльном мраке, ведь нарочно спрятал их подальше сразу после того, как Вера оставила его, - картины прошлого вызывали невыносимую физическую боль. Теперь Льву необходимо было отыскать одну из этих картин, в которой скрывалась важная подсказка, и он, собравшись с духом, решительно принялся ворошить старый хлам, зная, что этот процесс окажется более болезненным, чем самая изощренная телесная пытка. Наугад вытянув из памяти первый попавшийся фрагмент, он погрузился в воспоминания с таким чувством, будто нырнул в озеро, тихое с виду, но сплошь кишащее опасными зубастыми пираньями.
        Это оказалось адски колючее утро, первое после поступка Веры. За окном было холодно и тоскливо. По стеклу стучали острые, как осколки льда, дождевые капли, будто хотели пробить хрупкую преграду, ворваться в дом и наполнить его промозглой слякотью, разрушить атмосферу уюта. Только вряд ли они способны были сделать хуже, чем было сейчас. Октябрьское ненастье, бушевавшее снаружи, меркло в сравнении с неестественным пугающим безмолвием, царящим в квартире. Лев был бы даже рад, если б стекло в окне лопнуло, а вместе с ним разлетелась бы вдребезги и эта невыносимая стылая тишина; чтобы со свистом ворвался ветер, расшвырял повсюду мокрые желто-коричневые листья и заглушил этот беззвучный, сводящий с ума, звон в голове; чтобы возникла необходимость встать, начать шевелиться, что-то делать, отвлечь измученный мозг бытовыми делами и не думать о Вере хотя бы несколько минут. Взять передышку. Но передышки не предвиделось, стекло успешно противостояло натиску стихии, а Лев сидел на смятой, сбитой в комок постели, похожей на истоптанный сугроб, уткнувшись подбородком в колени, обтянутые трикотажными пижамными
брюками, и думал. Несметное число «если бы» кружило вокруг него роем омерзительных навозных мух, но все-таки теперь их было гораздо меньше, чем вчера вечером. Он уже прихлопнул немалое число этих назойливых тварей, жужжащих о том, что он один во всем виноват. Чувство вины было едким, как кислота, и неумолимым, как старение: такое будет выжигать душу бесконечно долго - до конца жизни, если от него вовремя не избавиться. Нельзя позволить ему пустить корни глубоко внутрь, иначе будет поздно, и муки совести будут терзать его до гробовой доски.
        Лев искал оправдание, и каждый раз, когда ему удавалось придумать что-то убедительное, еще одно «если бы» смолкало. Поэтому к утру чувство вины, такое острое и жалящее, притупилось и съежилось, уступая место подрастающей злости. Именно утром первый раз возникла мысль: «Бросила!» Потом эта мысль стала постоянной спутницей воспоминаний о Вере. Но, подумав так о жене впервые, Лев вдруг испугался и ощутил прилив жгучего стыда. На него тут же набросился рой «если бы»: если бы он был хорошим мужем, если бы уделял жене больше внимания, если бы не отмалчивался, вместо того чтобы отвечать на ее вопросы, если бы хоть на миг допустил, насколько все серьезно, этого не случилось бы! Но полчище упреков сдерживало веское возражение, которым Лев прикрылся, как щитом: «Пусть я заслужил, но ведь она бросила не только меня! В чем была виновата Раюшка?! Как можно было не подумать о дочери?! Эгоистка! Жаждала мести, хотела наказать мужа, и ребенка своего не пощадила!» Лев еще не думал, как сказать Рае о матери. Вчера дочку забрала сестра жены Надя, чтобы дать ему возможность собраться с мыслями и прийти в себя. Скоро
дочь вернется домой, и нужно будет как-то объяснить ей, почему ее мама больше не будет жить с ними. Сказать правду - слишком жестоко для ранимой детской души. Хотя рано или поздно она все узнает, но пусть уж лучше потом.
        Именно в то утро Лев впервые подумал о том, чтобы записать Раю в балетную школу. Дочь, как многие девочки ее возраста, мечтала стать балериной, но когда Лев пытался уговорить жену прислушаться к просьбам Раи, Вера возражала: «Будут травмы и слезы! Одно сплошное мучение! Нечего время тратить и здоровьем ребенка рисковать!» Теперь возражать было некому. Лев решил, что в ближайшие дни отведет Раю в балетную школу. Поглощенная новым интересным занятием, дочь будет реже вспоминать о матери. А когда отвыкнет, тогда ей легче будет принять неприглядную правду.
        Вечером Надя привезла Раюшку. Дочь с порога принялась тараторить о том, где они были и что купили, вывалив свои подарки из пакета прямо на пол, и Лев с Надей не рискнули касаться опасной темы, договорившись созвониться позже. Надя ушла, а Рая еще долго ходила за Львом по пятам, рассказывая в подробностях обо всем, что произошло за день. Вдруг, будто опомнившись, она спросила: «А где мама? На работе еще?» Лев ждал этого вопроса, поэтому ни один мускул не дрогнул на его лице, и он спокойно ответил: «Как, ты не знаешь? Ой, прости! Я совсем забыл, что не сказал тебе! Ее еще вчера отправили в срочную командировку. Она так переживала, что не увидит тебя до отъезда, и даже хотела приехать к вам с Надей, чтобы попрощаться, но потом поняла, что не успеет на поезд. Мама просила передать, что целует тебя!»
        Выражение счастливой беззаботности на лице Раи сменилось разочарованием, она воскликнула обиженно: «Как? А почему она мне не позвонила? А можно, я ей сама сейчас позвоню?» Лев не растерялся и продолжил невозмутимо врать: «Она, и правда, очень спешила. А там, где она сейчас находится, нет связи. Я только что ее набирал. Давай завтра попробуем?»
        Завтра они, разумеется, не дозвонились - телефон Веры оказался выключен. «Может, разрядился? Бывает. Мама у нас такая рассеянная». - Лев подмигнул Раюшке и улыбнулся, пытаясь всем видом показать, что ничего страшного не произошло, и тут же отвлек ее предложением пойти записываться в балетную школу. Глаза Раи радостно вспыхнули. «Правда?» - недоверчиво выдохнула дочь, заглядывая ему в лицо.
        В тот день она была невероятно счастлива. В школу ее взяли, да еще сообщили, что у нее хорошие природные данные, а потом они поехали в специальный магазин и купили все необходимое: черное спортивное «боди», пышную невесомую «пачку» и железобетонные тупоносые пуанты, обтянутые атласом. От всех этих вещей Раюшка пришла в неописуемый восторг. Дома она то и дело примеряла что-нибудь из обновок, скакала по квартире, задирая ноги выше головы, и выкрикивала только что выдуманную считалочку: «Раз, два, три, на меня посмотри! Два, три, четыре, мой танец - лучший в мире! Три, четыре, пять, я люблю танцевать! Три, два, один, я лучшая из балерин!» Тогда Лев и назвал ее впервые Раюшкой-попрыгушкой, а она его - Лекой-лежебокой. Она весело смеялась весь вечер, а перед сном у нее случилась истерика. «Позвони маме! Позвони! Позвони!» - пронзительно кричала она, не слушая его возражений об отсутствии связи. Уснула Рая далеко за полночь, обессилев от рыданий. Утром Лев снова соврал дочери, придумав, что звонила мама, говорила, что у нее все в порядке, только ей туда позвонить нельзя, потому что связь очень плохая,
и, чтобы поговорить, маме приходится забираться на крышу гостиницы, в которой она остановилась, а это очень высоко, и она боится. «Ты врешь!» - заорала дочь и со злостью так сильно толкнула его в плечо, что Лев едва не свалился на пол с края ее кровати. Все-таки Рая была уже не такая маленькая, чтобы верить в подобную чушь. Но Лев упорно стоял на своем: мама в командировке, и там почти нет связи, а еще там другой часовой пояс, поэтому мама звонит только ночью, когда Рая спит. Постепенно дочь привыкла к этой лжи и перестала требовать позвонить, но принялась терзать Льва вопросом: «Когда она приедет?» Он врал, называя наугад какое-нибудь число, но время шло, наступала обещанная дата, и приходилось врать снова - якобы, что мама должна была выехать, но ей неожиданно продлили командировку из-за чрезвычайных обстоятельств на работе. Поначалу Рая возмущенно требовала, чтобы они немедленно поехали к маминому начальнику и заставили его отменить командировку, затем красным фломастером обводила на календаре новую дату, названную Львом, и ждала дальше. Он чувствовал щемящую боль в сердце каждый раз, когда видел,
как дочь тщательно, крест-накрест, перечеркивает очередной прошедший день и считает, сколько еще осталось.
        Но однажды Рая перестала их зачеркивать, и Лев понял: она догадывается о том, что ее мама не вернется. На следующее утро после очередной безнадежно истекшей «даты приезда» дочь не стала ничего спрашивать, а вышла к завтраку в бирюзовых бусах. Увидев на ней длинную нитку синих камушков, свисающую до пояса, Лев выронил из рук тарелку с яичницей, даже не заметив этого. Желто-белая клякса распростерлась на полу. Рая фыркнула на него: «О-о, феерично позавтракали!» - и вышла из кухни, а через мгновение вернулась с ведром и тряпкой и принялась методично убирать комковатую массу и осколки фарфора. При этом у нее было такое же выражение лица, какое бывало у Веры в подобных ситуациях: сосредоточенное и немного сердитое. Лев только сейчас заметил, как сильно Рая стала на нее похожа - не только внешне, но и мимикой, движениями, взглядом, манерой говорить. До него вдруг дошло, что дочь копировала свою мать, возможно, даже не всегда осознанно, и все потому, что беспрестанно думала о ней.
        Бирюзовые бусы были на Вере в тот самый день. Жена надела их вместе с длинным платьем из черного шелка в мелкий голубой цветочек. Платье было широкое, струящееся, и красиво трепетало на ветру: в тот день было очень ветрено. Поверх платья на ней был черный плащ, но она почему-то не стала его застегивать, хотя и было довольно холодно. Полы плаща то и дело отбрасывало ветром назад, она неторопливо возвращала их на место, но те вскоре вновь улетали, выворачиваясь наизнанку, и плащ норовил соскользнуть с плеч. В конце концов, он все-таки слетел с нее в тот момент, когда…
        Лев испуганно вынырнул из бездны воспоминаний и помотал головой, прогоняя картину прошлого из своей головы: «Нет! Я не могу думать об этом!» Он едва сдержался, чтобы не выкрикнуть это вслух. Еще не хватало, чтоб его приняли за опасного сумасшедшего! Вид у него и так диковатый - того и гляди, испуганные туристы снова позовут полицейских.
        Лев огляделся. Шторм утих, а солнце, выглянувшее из-за туч, притягивало к морю людей, будто магнитом. Стоящие рядом скамейки были заняты, да и на пляже уже разлеглись любители загара. По набережной прогуливались несколько человек с мелкими собачонками, хотя на решетке, отгораживающей пляж, висела табличка, означающая, что выгул собак запрещен, а под ней на куске картона красовалась надпись, сделанная большими красными буквами: «Штраф - три тысячи рублей!» Почему-то никто из хозяев собак не обращал на это внимания, а один сердитого вида мопс даже справил прямо под запретным знаком свою малую нужду.
        Со стороны павильонов донесся аромат свежесваренного кофе, и Лев вдруг понял, что совершенно не помнит, когда и что ел в последний раз. Может быть, поэтому ему так трудно думать, и воспоминания всплывают в его голове самовольно, причем, совсем не те, которые он ищет! Спрятав в карман мятый листок с запиской дочери, Лев встал и направился к одному из прибрежных кафе. Девушка за стойкой презрительно глянула на него, но сделала это не в открытую, а украдкой, искоса, стараясь, чтобы он не заметил. Лев привык к таким взглядам. Хотя своего отражения в зеркале он не видел уже давно, но примерно мог себе представить, как выглядит: заросший, нечесаный, грязный, с угрюмым видом. От такого обычно ждут неприятностей: или сворует, или будет попрошайничать, а не дадут ничего - так еще напакостит. Поэтому Лев даже сдачу забирать не стал: пусть барменша удивится и запомнит, что глупо судить «по одежке»; забрав кофе и какой-то бургер в промасленной бумаге, он прошел в дальний угол под навесом, заставленным круглыми пластиковыми столиками и креслами.
        Быстро проглотив еду, он снова вынул листок и разгладил его на столе ребром ладони. Коротенький текст был прочитан им до этого не меньше тысячи раз, но до сих пор не выдал своего секрета, по-прежнему оставаясь бессмысленным. Лев напряг все свои извилины и начал рассуждать сам с собой: «Считалка, придуманная Раей первоначально, была не такая. Она была проще, намного! Зачем нужны эти числа? Можно было бы решить, что для рифмы, если бы не последняя строчка: «15, 7, 5, 21 - я лучшая из балерин». Обычно эта строчка звучала так: «Три, два, один - я лучшая из балерин». Зачем Рая ее усложнила? К чему относятся эти цифры? Особенно двузначные! Ясное дело, в них что-то спрятано, но как же это понять?! Что кроется в них? Даты? Номера домов? Номер телефона? Черт знает что! Не могу сообразить!» Забыв о приличиях, Лев выругался и стукнул кулаком по столу так, что фарфоровая кофейная чашка подпрыгнула и звякнула о блюдце. Мгновенно примчалась барменша, молча сгребла посуду и удалилась, не взглянув на него. «А чаевые не пропали даром», - подумал Лев, усмехнувшись, и посмотрел вдаль, желая дать отдых напряженным
глазам. - Что я упускаю? Чего не вижу?» - продолжал он мучить себя вопросами, чувствуя, как отчаяние расплавленной лавой разливается внутри.
        Мимо кафе шли молодая женщина и девочка лет восьми, о чем-то весело болтая. Девочка, так похожая на Раюшку, бодро подпрыгивала на ходу, забегая вперед. Лев засмотрелся на нее, и сердце его сжалось от тоски по дочери. Мысли о том, где она сейчас и что с ней происходит, вновь атаковали барьер в его мозгу, который он специально воздвиг, чтобы не сойти с ума.
        Девочка, смеясь, попыталась взобраться на невысокий бетонный парапет, к которому крепилось металлическое ограждение пляжа, но оступилась и сорвалась с него, ободрав коленки. Смех тотчас сменился криком, из глаз брызнули слезы. Мать бросилась к ней, склонилась, разглядывая длинные царапины, наполняющиеся кровью прямо на глазах, заохала, принялась что-то искать в сумке. «Бедненькая! - донеслось до Льва ее утешительное бормотание. - Что же ты такая неосторожная! Ничего, до свадьбы заживет. Сейчас… Вот, салфетки есть». - Женщина приложила к ранам дочки два белоснежных квадратика. Лев смотрел, как мать успокаивает ревущую девочку, и вдруг все его тело от головы до пят прошило сильным нервным импульсом озарившей мозг догадки. В памяти внезапно возникло событие из его жизни, так похожее на то, что он видел сейчас, только произошло оно не на морской набережной, а в московском парке, где они гуляли с Раей в первый теплый летний день, наслаждаясь свободой: он как раз пошел в отпуск, а у Раи начались каникулы - и в обычной школе, и в балетной.
        Как балерина дочь делала успехи; Лев замечал это и без ее хвастовства и демонстрации новых возможностей, таких, как «шпагат» и «мостик». Рая похудела, но в то же время стала ощутимо сильнее. На руках и ногах налились изящные упругие мускулы, и вся ее фигура стала точеной, как у лани, а тело - гибким, как ивовый прут. Энергия в юном организме била через край, и в тот день Лев никак не мог уговорить дочь спокойно идти рядом. Она перемещалась по дорожке парка вприпрыжку, подгоняла его, называя сонной гусеницей, забиралась на бордюр и шла по нему с закрытыми глазами, балансируя расставленными в стороны руками. Лев сердился, чувствуя, что добром это баловство не кончится, и так и вышло: Рая споткнулась и растянулась во весь рост на асфальте на глазах у прохожих. Он подхватил ее, рыдающую, на руки и сел на скамейку, устроив у себя на коленях, злясь и жалея дочь одновременно, но та заставила его расхохотаться, горестно проревев: «Я не балерина! Я же просто неуклюжая корова! Я опозорилась!» Лев был потрясен: дочь переживала не из-за разбитых коленок, а из-за того, что у нее не вышло показать ему какой-то
балетный трюк! «Чего веселишься?! - сердито крикнула Раюшка, услышав его смех. - Все, не буду больше ходить на балет! Я там хуже всех! Ничего у меня не получается!» Она даже покраснела от злости, удивив его тем, как сильно она, оказывается, переживает из-за своих неудач. Горькие слезы непрерывным потоком текли по ее щекам, и она размазывала их грязными ладошками, протяжно воя и вызывая косые взгляды прохожих. Одна женщина даже подошла и поинтересовалась (у нее, а не у Льва!): «Детка, кто тебя обидел?» «Никто!» - прорычала Рая, отняв руки от лица и сделав «страшные» глаза. Женщина поспешно пошла дальше, а Лев думал о том, как успокоить дочь, пока кто-нибудь не вызвал полицию. Вдруг люди решат, что девочка находится в опасности, и этот мужчина, даже если он, и правда, ее отец, что еще надо выяснить, наверное, плохо с ней обращается. Разбирательств с органами опеки ему совсем не хотелось, тем более, что неполные семьи, где детей воспитывают отцы, а не матери, и так всегда под пристальным вниманием.
        Тогда Лев придумал стишок. Коротенький - всего четыре строчки - и не очень складный, он как-то сам по себе пришел ему на ум:
        «Сегодня плачет балерина,
        Ручьями слезы проливает,
        Она еще пока не знает:
        Судьба ей - стать неповторимой».
        - Что это? - Рая перестала плакать и посмотрела на него с насмешливой улыбкой. - Господи, какая ерунда!
        - Не ерунда, а чистая правда, - заявил Лев и тут же приврал для убедительности: - Я говорил с твоим тренером, Людмила Игоревна считает, что тебя ждет блестящая карьера в Большом театре, если, конечно, ты не бросишь школу.
        - Она так сказала? - Рая прищурилась и затихла, переваривая новость.
        В тот момент Льву было совестно, что пришлось обмануть ребенка, но, как выяснилось спустя полгода, он неожиданно для себя оказался прав: следующей зимой Рая взяла первое место в международном детском конкурсе, что давало возможность быть зачисленной в балетное училище без сдачи экзаменов.
        Лев вернулся к записке. «Вот зачем Рая написала «зря я плакала»! Она хотела, чтобы я вспомнил этот случай и этот стишок! А цифры в ее считалке - это номера букв! Черт! Мне надо чем-то его записать!» - Лев порывисто вскочил. Пластиковые ножки стола протяжно скрипнули о бетонную плитку. Звук привлек внимание барменши: она вскинула голову, и глаза ее расширились от ужаса при виде несущегося на барную стойку мужчины. Он понял, что вид у него был совершенно безумный.
        - Дайте ручку! - потребовал он, нависая над ней. Та съежилась и пропищала непонимающе:
        - Ручку? В меню такого блюда нет.
        - Само собой! Ну… А карандаш есть?
        - А-а! - До нее, наконец, дошло, и она протянула ему шариковую ручку. - Только верните, пожалуйста, а то она у меня одна.
        Лев кивнул и скачками вернулся к столу. В одно мгновение строчки четверостишия перекочевали из его памяти на лист бумаги, и он принялся лихорадочно обводить нужные буквы, сверяясь с запиской Раи, спеша прочесть зашифрованные слова. Все оказалось легко и просто. В первой строчке записки были цифры 1, 2, 5. Лев обвел в первой строчке четверостишия первую, вторую и пятую буквы. Получилось: «Сед». То же самое он проделал и со вторыми строчками считалки и стиха: выделил четвертую и шестую буквы, соответствующие цифрам 4 и 6, это были мягкий знак и буква «м». Прибавил их к первым трем. Стало: «Седьм». Из третьей строчки буквы «о» и «е» превратили «седьм» в слово «седьмое». Сердце Льва застучало пулеметной очередью: получается! Из последней строчки вышло еще одно слово: «Небо». Лев тупо уставился на листок и перечитал еще раз то, что получилось: «Седьмое небо». Он ничего не понимал. Что это может означать? Собираясь уже завыть от отчаяния, Лев вдруг вспомнил любимую фразу Раюшки: «Это интересно, надо погуглить». Ну, конечно, надо погуглить! Доставая смартфон, Лев едва не разорвал внутренний карман
спортивной куртки - ткань затрещала, он выругался и привлек к себе очередной испуганный взгляд барменши, опасливо выглядывающей из-за барной стойки. «Как бы полицию не вызвала», - подумал Лев, тыча трясущимся пальцем в экран. Написать правильно получилось, наверное, с десятого раза, но запрос, в конце концов, был сделан, и Лев жадно пожирал глазами то, что вышло в ответ: кинотеатр в Краснодаре, отель в Киеве, американский сериал, туристическое агентство в Ростове, ресторанный комплекс в Сочи - ничего из списка не казалось ему подходящим. Лев вцепился обеими руками в свои волосы и ткнулся локтями в стол, понимая, что подсказка Раи ничем ему не помогла. Словосочетание было слишком распространенным, чтобы указать на что-то конкретное. Конечно, отель в Киеве наводил на подозрения, ведь в отелях, как водится, процветает различного рода криминальная деятельность, направленная на предоставление гостям запрещенных услуг, но то же самое можно сказать и о ресторанных комплексах, и непонятно, в каком именно ресторане искать, если их - целая сеть.
        Льву показалось, что еще немного, и его мозг взорвется от неимоверных умственных усилий. Но вдруг, в очередной раз впадая в отчаяние, он понял, что искать надо не через общий поиск, а по карте - посмотреть, есть ли поблизости объекты с таким названием. Открыв карту Черноморского побережья, Лев начал кропотливое изучение значков и символов, что с учётом небольших размеров экрана смартфона было почти ювелирным делом. Целиком погрузившись в этот процесс, он даже не заметил, как начало смеркаться, и очнулся от того, что барменша коснулась его руки.
        - Извините, но кафе закрывается. Не могли бы вы вернуть мне мою ручку, пожалуйста?
        - Конечно, забирайте. - Лев отдал ей ручку, выбрался из-за стола и побрел по опустевшей набережной, не зная, что делать дальше. Он изучил по карте каждый сантиметр окрестностей Сочи и Адлера, так и не обнаружив нужного словосочетания. В глазах мутилось от многочасового разглядывания экрана телефона, и Лев не заметил, как налетел на рекламную стойку, оклеенную яркими плакатами с предложением разнообразных экскурсий по Кавказским достопримечательностям. Когда его взгляд сфокусировался, наконец, перед ним оказалась фотография с изображением горных красот с призывной надписью: «Абхазия - страна чудес! Рица, Новый Афон, старая Гагра, золотые пляжи Пицунды…». Лев не стал читать дальше, вновь уткнувшись в экран, где, повинуясь манипуляциям его пальцев, открывалась карта соседней страны.
        Буквально через полчаса взгляд выхватил вожделенные слова, и, увеличив фрагмент карты трясущимися от волнения руками, Лев увидел обозначение санатория «Седьмое небо». Во вкладке, содержащей дополнительные сведения, было указано, что это оздоровительно-лечебное учреждение закрыто на реконструкцию и в данный момент не функционирует. Однако интуиция не просто подсказывала - она вопила во весь голос, что его дочь находится именно там.
        Лев шумно выдохнул и огляделся. Справа огромный огненный диск солнца медленно тонул, погружаясь в море, и его последние лучи скользили по остывающей гальке, покидая опустевший пляж. Лев подумал, что и ему тут больше делать нечего. Наконец-то можно было уйти отсюда! Он посмотрел влево, где темнел проем подземного перехода, слабо освещенный тусклым светом ночных фонарей, повернулся и вошел в него, направляясь в санаторий, где у них с Раюшкой был снят номер, в надежде, что их вещи еще на месте, а не отправлены в какую-нибудь кладовку на хранение в ожидании возвращения их владельцев. Сегодня Лев собирался как следует выспаться, чтобы ранним утром отправиться в дальний путь.
        Отворив тяжелые двустворчатые двери, он вошел в тихий темный холл и с облегчением заметил, что за стойкой администратора никого нет. Учитывая его долгое отсутствие, расспросов было бы не избежать, а говорить ни с кем не хотелось. Но, едва Лев достиг первой ступеньки лестницы, как из бокового коридора на него с криком «Куда?!» коршуном вылетел охранник. Из своего укрытия под стойкой администратора тотчас вынырнула заспанная пожилая дама и, увидев остановившегося в растерянности Льва, потрясенно выдохнула: «Здрасьте». Наверное, с трудом, но все же она узнала в нем постояльца и добавила, уже охраннику: «Наш это, Палыч! Из двадцать первого номера». Охранник смерил Льва недоверчивым взглядом и молча удалился. Путь был свободен, и Лев взлетел на второй этаж, перепрыгивая через три ступени.
        Немедленно заняться сбором вещей не дал телефонный звонок. Это была Надя, и Лев тихо выругался: только ее сейчас не хватало! Он не готов был сообщить ей о пропаже дочери, это могло отнять у него последние душевные силы. Но не отвечать было нельзя, ведь она все равно будет перезванивать. И выключить телефон Лев не мог: вдруг похитители все же решат выйти на связь, чтобы выдвинуть ему условия.
        Голос Нади ворвался в ухо:
        - Привет! Как дела? Уже дома?
        - Нет. - Лев постарался, чтобы ответ прозвучал обыденно, но его голос звенел от напряжения.
        - Не дома? - удивленно воскликнула она. - А где?
        - Там же, в санатории. Решили продлить отдых.
        - Да? А как же школа? Ты говорил, вы едете всего на неделю, чтобы Рае не пропускать много занятий.
        - Я передумал. Хорошая погода стоит. Потом еще неизвестно, когда на море выберемся.
        - Ясно. Ладно, отдыхайте… - Протяжный разочарованный вздох вдруг прервался внезапным вопросом: - А с Раей можно поговорить?
        Лев вздрогнул, как от удара током.
        - Н-н-нет, она в ванной. И вообще… Не надо.
        - Все боишься, что я расскажу ей о матери?! - Надин нежный полушепот мгновенно сменился отталкивающе-звенящим криком. - Да, Лев, я решила, что расскажу, хочешь ты этого или нет! Она имеет право узнать все!
        - Узнать все?! - возмущенно рявкнул Лев. - И ты считаешь, что от этого ей станет легче?! Ведь, даже если Рая все узнает, мать это ей не вернет! Не надо мучить ребенка! За год она отвыкла и почти не вспоминает о ней!
        - Вот как?! - воскликнула Надя и разразилась гневной тирадой: - Хочешь, чтобы Рая забыла свою мать?! Считаешь, это справедливо?!
        - А зачем ей такая мать? - парировал Лев, перебивая ее.
        - А с чего ты взял, что один можешь это решать?! - Голос Нади звучал все громче, продолжая накалять градус беседы.
        - Да с того, что она моя дочь! - Лев выплевывал слова с такой силой, будто вбивал гвозди.
        - Она и ее дочь тоже! - возразила сестра жены агрессивно.
        - Да, конечно, только Вера об этом начисто позабыла! - Лев с трудом сдерживался, чтобы не заорать в ответ, и от того хрипел.
        - Ты жестокий! Как ты можешь быть таким безжалостным?! - Надя всхлипнула.
        - Я безжалостный?! А она?! Она, мать, бросила собственного ребенка, ослепленная амбициями и бредовыми фантазиями!
        - Это из-за тебя у нее развился комплекс неполноценности!
        - Не выйдет сделать меня виноватым! Вера взрослый человек и понимала, на что идет! Единственным желанием ее было воткнуть мне нож в спину, а тому, что этот же нож ранит и ее дочь, она бессердечно не придала значения!
        - Но если бы ты был хорошим мужем…
        - Все «если бы» мне известны, так что не утруждай себя. Плохое поведение мужа еще не повод открещиваться от детей, тем более, Рае было всего восемь! Вера бросила и меня, и ее! Она сделала свой выбор! И не надо трогать ребенка, умоляю тебя! Это ничего уже не исправит! - Лев почувствовал, что голос его вот-вот сорвется от напряжения, и нажал «отбой». В изнеможении он рухнул на кровать. После недели, проведенной на галечном пляже, ощутить мягкую постель оказалось невероятным наслаждением. Лев прикрыл глаза и все ждал, что телефон вот-вот зазвонит снова, но тот великодушно молчал. Утренний свет наполнил комнату, как показалось, всего через несколько минут, но на самом деле прошла целая ночь. Лев проспал, как убитый: первый раз нормально выспался после исчезновения Раи.
        Южное утро вторглось в сознание переливами птичьих трелей. За окном на тонкой изогнутой ветке покачивался гранат - дразнящий, вызывающий, какой-то даже бесстыжий, всем своим видом напрашивающийся на то, чтобы его сорвали. Сорвали… и зашвырнули подальше, в заросли лавровишни, кучно обступившей пустующую скамейку на дальней аллее, а вовсе не для того, чтоб съесть. Лев перегнулся через подоконник и даже руку протянул, но не достал. Хотел прогнать пытающееся пробиться воспоминание, но стало только хуже: будто наяву прозвучал похожий на клич охотника возглас Веры: «Граната!», возникло ее улыбающееся лицо и нереальные глаза, полные озорства и дерзости, и вспомнилось чувство, которое Лев в то время к ней испытывал - многогранное, в двух словах не описать, нечто гораздо более сложное, чем то, что принято называть банальным словом «любовь».
        Тогда Лев и мысли не допускал, что с Верой что-то не так. Они были счастливы вместе, и некоторые ее странные выходки казались забавными, шутливыми, нарочито провокационными. Ему казалось, что, устраивая сцены ревности, Вера таким образом пыталась добавить остроты в их жизнь, чтобы не заскучать. В такие моменты она выглядела актрисой, играющей мелодраматическую роль.
        Но однажды Лев понял, что это не игра. Ведь трудно назвать игрой попытку перерезать себе вены. К счастью, попытка вышла неудачной, оставив на ее запястье белый шрам от кухонного ножа. Вера промахнулась. А, может, просто хотела его напугать и намеренно полоснула лезвием немного выше, чем нужно. После этого случая в их отношениях появился опасный надлом. Исчезли легкость и беззаботность. Лев ловил себя на том, что все время ждет от жены очередной выходки. Ему все реже хотелось быть с ней рядом. Он начал ее избегать: не спешил домой после работы, а в выходные находил тысячу причин, чтобы улизнуть куда-нибудь. Но разве он был виноват в том, что из него не вышел хороший муж? А после рождения Раи Вера совсем «с катушек съехала». Вместо того чтобы радоваться появлению дочери, жена постоянно искала повод для скандала и кричала громче надрывающегося в кроватке младенца, придираясь к мелочам. Верещала так, что слов было не разобрать, да Лев и не пытался. Он уходил к себе и закрывал перед ней дверь. Как-то само собой получилось, что они начали жить в разных комнатах, и Рая росла без его участия.
        Лев заставил себя пойти в ванную и умыться. В зеркале его встретил потрепанного вида угрюмый старик. Грязное тощее лицо, покрытое густой спутанной бородой, глубоко запавшие глаза с тревожным взглядом, серые синяки под ними - увидев его, такого, Вера, пожалуй, избавилась бы от своей навязчивой ревности. «Что бы ты сказала сейчас, дорогая? - подумал Лев и криво усмехнулся. - Уже не стала бы обвинять меня в интрижках? Жаль, что ты не видишь, в какого бармалея я превратился. Зачем ты сделала это с нами со всеми, Вера? Я, дурак, приехал в это затхлое место, чтобы вспомнить вкус потерянного счастья, а вместо этого потерял нашу дочь! Рая в беде, и ты, ты одна в этом виновата! Если бы не ты…»
        В дверь постучали. Пришла администратор, чтобы узнать, не собирается ли гость освободить номер. Лев сообщил, что уезжает, но попросил держать номер за ним до тех пор, пока он не вернется, и заплатил ей за проживание на две недели вперед. По ее любопытному и сочувствующему взгляду он понял, что той известно о трагедии, случившейся с Раей (слухи об утонувшем в море ребенке не могли обойти ее стороной), и Лев был благодарен, что женщина не стала задавать вопросов, хотя по ее лицу было видно, что их у нее немало. Еще бы, наверняка она в курсе, что Лев просидел на пляже целую неделю, не желая верить в гибель дочери, а теперь явно куда-то собрался (вон, сумка стоит распахнутая в центре комнаты), но из номера не съезжает. «И куда это он?» - читалось на ее лице, но, слава Богу, она так и не спросила. Иначе пришлось бы что-то врать, а голова у Льва была забита мыслями о предстоящем путешествии, и ни о чем другом он думать не мог.
        Уже покупая билеты на железнодорожном вокзале в Адлере, Лев вспомнил, что так и не побрился. Более того, на нем по-прежнему был надет тот же спортивный костюм, хотя Лев отчетливо помнил, что собирался переодеться. Увидев неприязненный взгляд девушки-кассира, протягивающей ему билеты на поезд до Сухума, он только тогда вспомнил, что так и не смог достать из комода чистые вещи, потому что случайно открыл не свой, а Раин ящик. Вид аккуратно сложенных в стопки футболок, шортиков, юбок сработал, как спусковой механизм: Лев мгновенно забыл о собственном внешнем виде и вылетел из санатория с такой скоростью, что со стойки администратора в холле слетели какие-то бумаги.
        До отправления поезда оставалась пара часов, и Лев отправился в строительный супермаркет, откуда вышел с прочным увесистым рюкзаком, вместившим топорик, плоскогубцы, электропилу для резки металла на аккумуляторах, приспособления для альпинистов, несколько фонарей, ножей и еще множество разных мелочей, которые могли помочь проникнуть в самое неприступное место.
        Только на перроне перед посадкой в поезд Лев вспомнил, что не купил еды, и подумал, что надо будет съесть что-нибудь в вагоне-ресторане, чтобы не рухнуть потом в голодном обмороке.
        Поезд оказался фирменный, из Питера, с современными новыми вагонами. В купе было уютно и просторно от того, что полки были сложены в диванчики с высокими удобными спинками. На одном из них сидел пассажир, низкорослый полноватый мужчина в жакете песочного цвета. На столе лежала небольшая шляпа с загнутыми кверху полями, какие любят носить туристы на юге. Рядом с ним стоял коричневый кожаный чемодан немалых размеров. Судя по всему, человек ехал издалека и уже приготовился к выходу. Пассажир повернулся на звук открывшейся двери и, увидев Льва, вытаращился в недоумении. Наверное, решил, что в купе к нему по ошибке ввалился бомж.
        - Добрый день! - сказал Лев и с грохотом поставил на пол рюкзак.
        Недоумение в глазах попутчика сменилось недовольством, и вместо приветствия тот медленно и тихо произнес:
        - А это точно твое место?
        Наверное, он решил, что такие типы, как Лев, не могут заплатить за билет в хороший вагон.
        - Не переживай, дядя! - Лев понимающе подмигнул ему и осклабился. - Ехать-то недалеко. Сухум через пять часов. Потерпишь.
        Тот фыркнул, пожевал губами и, будто смиряясь с участью, ответил:
        - Ну да. А ты, наверное, сантехником работаешь? Канализацию чистил и переодеться не успел?
        - Веришь или нет, сосед, но были дела поважнее! - задиристо парировал Лев, разглядывая собеседника: вполне обычная внешность классического «ботана», если бы не взгляд, холодный и острый, как бритва. С таким взглядом как-то не вязался комичный картофелеобразный нос, явно недавно кем-то подбитый, судя по синеве вокруг глаз.
        - А ты, я смотрю, не привык выбирать выражения? - заметил Лев, намекая на травму.
        - Если бы ты сейчас видел того, кто это сделал, то не задавал бы лишних вопросов, - процедил мужчина, глядя на бесконечное море за окном.
        - Что? Ты дал ему сдачи? - Лев не мог скрыть удивления. Вислощекий «ботан» казался неспособным постоять за себя.
        - С процентами вернул, - ответил тот, не оборачиваясь.
        - Щедрый! - Ответ незнакомца позабавил Льва. - Здоровье поправить едешь, или как? - Лев задал вопрос не потому, что ему было это интересно, и не для того, чтобы поддержать разговор. Ему почему-то хотелось еще раз посмотреть в глаза собеседника, показавшиеся такими странными, будто чужими на простоватом невыразительном лице. В этом было что-то неправильное, непонятное. И, когда тот неожиданно повернулся, у Льва внутри дрогнула какая-то жилка в тот миг, когда их взгляды встретились - будто лезвие бритвы скользнуло по коже, оставив после себя тонкий, почти невидимый, но нестерпимо саднящий порез.
        - Здоровье, да. - Незнакомец вдруг зловеще улыбнулся и стал похож на маньяка из какого-то фильма. - Здоровье беречь надо, особенно душевное. Тебе, вон, тоже подлечиться не помешает, смотрю.
        - Некогда пока что. Я ж говорил, есть дела поважнее, - холодно ответил Лев, желая закончить это бессмысленное недружелюбное общение. Попутчик перестал казаться ему забавным. Он начинал его раздражать. Однако тот, напротив, внезапно оживился, будто Лев затронул чрезвычайно волнующую его тему, и с жаром заговорил:
        - Я давно искал место, где бы поправить здоровье. Не представляешь, где я только не побывал! Даже в буддистском храме!
        - Да? А от чего лечат в буддистском храме? - Лев начал подозревать, что его попутчик - душевнобольной, и дальнейший монолог, которым разразился его сосед, подтвердил опасения:
        - Я смерти боюсь, понимаешь? До того страх меня измучил, что я спать перестал. Причем неожиданно как-то накатило, и с каждым днем все сильнее и сильнее давит. Адские видения перед глазами стоят. И ведь никогда верующим не был! До того извелся, что казаться стало, будто чем-то смертельно болен. Стал по клиникам мотаться, и вот однажды нашел одну, «Долголетие» называется. Представь, обещают жизнь продлить чуть не вдвое. Да, звучит бредово, но я решил рискнуть и попробовать. Ведь мне что терять-то, кроме денег? А в моем состоянии денег уже и не жалко, их на тот свет с собой не заберешь. К тому же, не думаю, что это откровенное «кидалово». Я известен в определенных кругах, и если бы они были аферистами, то уже навели бы справки и не стали со мной связываться. А они пригласили.
        Лев молча слушал, думая, что попутчик говорит все это скорее для того, чтобы успокоить самого себя, избавиться от мучивших его сомнений. Тот сбивчиво продолжал:
        - Они мне обещали избавление от грехов. Якобы во время процедур не только тело, но и душа обновляется. И будто после смерти в рай можно попасть. Я и так в аду всю жизнь прожил и боялся, что настоящий ад вскоре увижу. А тут мне попалась клиника эта! Хочешь, поехали со мной? Я даже за тебя заплачу. Серьезно! Вдвоем не так страшно. Бесплатно поедешь? - Мужчина в ожидании ответа подался вперед и навалился на столик, не замечая, что сминает свою модную южную шляпу.
        - Да нет, не поеду. Есть дела поважнее, - ответил Лев, соображая, что бы такое придумать, чтобы этот безумец от него отстал.
        - Зря! Такой шанс упускаешь! - разочарованно воскликнул попутчик и резко откинулся на спинку дивана, не обращая внимания на сплющенную шляпу. - А то, смотри, я второй раз предлагать не буду. Клиника где-то в горах находится, в старом санатории. «Седьмое небо» - так, вроде.
        Льву показалось, что сквозь его тело прошла зигзагообразная молния. Теперь он навалился на столик, желая немедленно выпытать у попутчика все подробности, но спохватился, подумав, что не стоит обнаруживать свою заинтересованность, а тем более - говорить, что как раз направляется в то место. Ведь тогда придется рассказать о похищенной дочери, а это, по мнению Льва, было бы неразумно. Не стоит раньше времени озвучивать свои намерения, тем более - перед этим странным типом, который и так сейчас расскажет все, что знает. Поэтому Лев выпрямился, сказав:
        - Ничего себе нас мотает! Горы!
        Казалось, он и не проявлял интереса к теме разговора, а наклонился вперед из-за раскачивания вагона. Собеседник кивнул и продолжил:
        - Представители клиники меня на вокзале в Сухуме встретят. Думай. Поедешь со мной? Вижу, ты человек серьезный, хоть и задрипанный с виду. А я тебе еще приплачу даже - за сопровождение. Честно скажу: одному страшновато. Черт знает, что там за клиника! Могут ведь и на органы порезать. Как думаешь?
        Лев неопределенно пожал плечами.
        - Вряд ли на органы. Обычно это не так делается. Ну, я не знаю, как это обычно делается, но мне кажется, не так открыто. Вряд ли там криминал какой-то. Но… знаешь, мне уже и самому любопытно стало. Наверное, и правда, поеду с тобой. А ты уверен, что встречающие не станут возражать?
        - Чего им возражать, когда деньги платят? - усмехнулся попутчик и протянул Льву неожиданно странную для полного человека ладонь: на ней были неестественно длинные и тонкие пальцы. - Давай тогда, что ли, познакомимся? Меня Александром зовут. А вообще, можно и короче - Шура.
        Лев назвал свое имя и пожал протянутую руку, оказавшуюся на удивление жесткой и неприятно цепкой.
        Сверху из динамиков, расположенных над окном, раздался голос, сообщавший, что поезд прибывает на станцию Сухум. Льва затрясло мелкой дрожью от предстоящей встречи с возможными похитителями его дочери. Неужели скоро он окажется там, где ее держат? Удастся ли ему добраться до «Седьмого неба» и не выдать себя? Сможет ли он найти ее и, главное - спасти? Ответы были уже близко, и от нетерпения узнать их сердце его жгло так, что казалось, оно вот-вот воспламенится. Но его надежды рухнули, когда он увидел ту девушку.
        Лев и его новый знакомый Шура вышли из здания вокзала и едва успели спуститься с крыльца, как к ним подкатил темный автомобиль, и из него, очаровательно улыбаясь, выпорхнула длинноволосая брюнетка. Если бы не эта улыбка, Лев бы ее не узнал. Но улыбку он хорошо запомнил, глядя на нее несколько часов подряд, когда лежал, греясь на пляже в день исчезновения Раюшки. Девушка тоже узнала его. Миг - и улыбка исчезла, глаза испуганно забегали, и она, пискнув что-то, нырнула обратно в салон. Лев заметил татуировку на ее левой руке - ангелочка, о котором рассказывал дед - уборщик пляжа.
        Шура ткнул Льва локтем в бок и произнес:
        - Похоже, что это ты, чучело, своим зачуханным видом девчонку испугал.
        Лев стоял, как громом пораженный, еще соображая, что предпринять дальше, а из машины уже вылез водитель и шел, направляясь к ним. Лев даже толком разглядеть его не успел, как тот, приблизившись вплотную, ткнул ему в живот кулаком, в котором был зажат черный продолговатый предмет, и в глазах у Льва потемнело, а тело прошило волной электрического тока. Ноги его подкосились, и, выронив рюкзак, Лев повалился на него, упершись лбом в асфальт, усеянный окурками. Корчась от боли, он услышал чертыханье Шуры и отдаленный женский вскрик, звук захлопнувшейся двери автомобиля, жалобный визг колес, крутанувшихся с пробуксовкой, а еще вспомнил о том, что так и не пообедал в вагоне-ресторане, удивляясь, что свалил его с ног вовсе не голодный обморок.
        Кто-то помог ему встать. Боль медленно стихала, неприятное покалывание в теле слабело. «Что у вас украли?» - участливо поинтересовался незнакомый мужской голос с абхазским акцентом. Лев сделал вид, что проверяет карманы, хотя и знал, что у него ничего не пропало, а заодно рассмотрел говорившего. Рядом с ним стоял седовласый абхазец и качал головой, бормоча: «Ай, совсем обнаглели, шпана! Что творят! Какой турист к нам поедет, если тут грабят средь бела дня прямо при выходе с вокзала?! Давай, дорогой, бесплатно отвезу, куда скажешь».
        Предложение Льва заинтересовало, только вот адреса он не знал. Шуры нигде не было видно, и Лев решил, что его увезли те, кто его встречал. Учитывая, что инкогнито Льва все равно было раскрыто после того, как девушка узнала его, он решил спросить абхазца напрямую:
        - Мне бы в санаторий «Седьмое небо» попасть. Знаете такой?
        - Ух! - Абхазец выразительно закатил глаза. - Абга все знает! Только туда не повезу: дороги нет.
        - Как нет? - спросил Лев разочарованно.
        - Горы рухнули и завалили. А было это, ой, давно! И на том месте уже лес вырос. Санаторий заброшенный, никому ничего не надо. И делать там нечего. А ну, давай, садись в машину. К себе увезу. Бесплатно поживешь пока, раз так. Все деньги, что ли, забрали? Ишь, бандиты! Управы на них нет!
        - Спасибо вам. - Лев поднял с земли пыльный рюкзак. - Довезите меня, докуда дорога есть. А там я пешком пойду.
        - Ты что?! - Голос Абги прозвучал надрывным петушиным кукареканьем. - Шею свернешь! Там и пешком не добраться! Говорю, если бесплатно пожить хочешь, так ко мне поехали! Приглашаю!
        - Отвезите к месту обвала, - настойчиво повторил Лев. - Я заплачу, не надо бесплатно. Не все деньги украли.
        - Тем более! - Глаза Абги снова закатились под веки, выставив напоказ желтоватые белки в красных прожилках. - Если деньги есть, получше можно место найти! Что там делать? Там разруха!
        - Не повезете - другого таксиста найду. - Лев понял, что вежливо договориться не удастся. Угроза подействовала, и вскоре он уже ехал, сидя на заднем сиденье старого автомобиля марки «Нива», громыхавшего, как ведро с болтами. Абга кричал с переднего сиденья:
        - Я тебя в поселок отвезу неподалеку от того места. Там спроси Хиблу - она в санатории том когда-то давно работала. Если и есть пеший какой проход, так только она может знать, больше некому!
        - Как зовут, сказали? - Лев ловил каждое слово, но из-за металлического лязга составных частей машины имя женщины не расслышал.
        - Хибла, Хибла! Племянница моя! И сам я там раньше жил! А вот пять лет назад мы с женой в Сухум перебрались. Гостевой дом у нас, «Ахра» называется, в честь жены. Хороший дом, у моря! Сад есть! А то, может, передумаешь? Назад поедем? Эх, хорошо там у нас! Вином угощу, а если не боишься, то и чачи налью. Семьдесят градусов, слышишь?! Семьдесят! - При этом Абга обернулся и красноречиво потряс руками перед лицом Льва, отчего машина едва не сорвалась в пропасть: узкая дорога вилась серпантином вокруг горы, забирая круто вверх. Потерять управление автомобилем здесь означало верную смерть. Абга вовремя успел вывернуть руль, непонятно ругаясь на своем языке.
        Лев распрощался с добродушным абхазцем на краю поселка, где надолго не задержался, выяснив, что Хибла ушла в горы. Эта женщина чудом повстречалась на его пути, и теперь возможность спасти Раю начала обретать реальные очертания: в голове Льва, стоящего на краю пропасти и разглядывающего здание санатория, медленно вырисовывался план.
        Виденья
        В расщелинах между горными склонами сгущались тени - день клонился к вечеру. Лев скользил взглядом по узкому железнодорожному мосту, по которому им с Хиблой предстояло пройти этой ночью. Бетонные опоры тонули в молочных облаках, парящих над скалистым ущельем, на дне которого среди камней тонкой сверкающей нитью вился ручей. Звук его мерного журчания наполнял каменный колодец, отражаясь от обступивших ущелье скал. Путешествие представлялось крайне опасным, особенно в темноте, но другого пути не было.
        Лев посмотрел на стоящую поблизости женщину с непривычным и, как казалось ему, грубо звучащим именем - Хибла. На вид ей можно было дать лет пятьдесят. Мешковатая куртка и широкая, до пят, юбка не скрывали худобы, граничащей с истощением. Черные с проседью волосы выбились из небрежного узла на затылке и развевались вокруг лица, казавшегося высеченным из камня неумелым скульптором: оно сплошь состояло из острых углов - выпирающие скулы, нос с горбинкой, глубокие впадины вместо щек, квадратный подбородок; в резких чертах не нашлось ни одной плавной линии. Глаза же, черные, огромные в сравнении с худым и маленьким лицом, наоборот, лучились жизнью, в них были неутомимая энергия, мощная сила, бесконечное упорство и безрассудная решимость матери, готовой на все ради своих детей. Лев ловил себя на том, что испытывает к этой женщине уважение, хотя и повстречал ее всего полчаса назад. Кстати сказать, момент встречи был настолько неожиданным, что Лев едва не налетел на нее на тропинке. Странно, он мог поклясться, что секунду назад на его пути никого не было. Женщина будто возникла прямо из воздуха, но, так
как в подобные чудеса Лев не верил, то решил, что от нервного напряжения, усталости и голода у него возникли проблемы с восприятием действительности - попросту говоря, он словил «глюк». И потом, когда он шёл за Хиблой по тропе, ему казалось, что «глюк» время от времени повторяется: несколько раз она пропадала из поля зрения, но это было так мимолетно - буквально доля секунды, что тогда Лев не придал этому значения. Лишь сейчас, когда голод дал о себе знать урчанием в желудке, он вспомнил об этом и подумал, что надо бы что-то съесть, и, может быть, тогда «глюки» прекратятся. К счастью, ему удалось запастись едой: он купил в поселке плотный круг творожного сыра, кулек с чищеным фундуком, лаваш и вино в пластиковой бутылке и принялся доставать все это из недр своего рюкзака. Отломил край сырного круга - крошки крупными снежинками посыпались под ноги - и протянул Хибле, но та взглянула на еду с какой-то странной тоской и отказалась.
        - Вам тоже необходимо подкрепиться, - пытался настаивать Лев, но женщина грустно улыбнулась и ответила:
        - Я страшно объелась диким фундуком в лесу, пока искала Чинчу. Чинча - это мой осел. Наверное, он все-таки добрался до поселка, иначе где ж ему еще быть? - Она растерянно огляделась, скользя взглядом по очертаниям сосен и зарослей можжевельника, размытых вечерним сумраком.
        - Еды еще много; как проголодаетесь, так сразу говорите, не стесняйтесь. - Лев бубнил с набитым ртом, понимая, что нужно спешить. Ночь неумолимо опускалась на горы. - Далеко нам идти до того пляжа, о котором вы рассказывали?
        - До Белого пляжа? Нет, если идти быстро, то около часа. Но потом нужно проплыть морем вокруг скалы, однако вы с таким тяжелым рюкзаком не сможете.
        - Что-нибудь придумаем. На берегу растут какие-нибудь деревья?
        - Лес начинается в полусотне шагов от моря.
        - Отлично! У меня есть топор. Свалю дерево и привяжу к нему рюкзак, - Лев дожевал кусок лаваша, сделал глоток вина, оказавшегося сладким, крепким и очень пахучим. - Хорошее делают у вас вино! - сообщил он, убирая бутылку в рюкзак. - В Москве ни за какие деньги такого не купишь!
        - Некоторые наши виноделы смешивают виноград с персиком, иногда добавляют ягоды ежевики и пряные травы, - пояснила Хибла уже на ходу. Она шла впереди Льва по той же тропинке, по которой они пришли сюда, только в обратном направлении. Через некоторое время женщина сошла с нее и начала спускаться по горному склону, густо заросшему лесом. Лев едва поспевал следом за ней, удивляясь ловкости этой женщины. Сам он чудом удерживал вертикальное положение, рискуя сорваться и кубарем покатиться под откос. Фигура Хиблы удалялась, то и дело исчезая в зарослях. Лев цеплялся за нее взглядом, боясь отстать, и когда она в очередной раз пропала, он замер и попытался отыскать ее по звуку шагов. Вокруг стояла тишина. Ни единого хруста ветки, ни шуршания травы - ничего. Лев занервничал. Неужели он слишком медленно шел и отстал на большое расстояние? Вдруг Хибла вынырнула из-за дерева вдали и крикнула, помахав рукой:
        - Я здесь! Идите осторожнее: справа обрыв, но его не видно за кустами! - И снова скрылась. Лев поспешил на зов, недоумевая, как этой женщине удается перемещаться в лесных дебрях совершенно бесшумно. Лев так и не слышал ее шагов, хотя сам ломился сквозь кусты, как потревоженный медведь.
        В какой-то миг его нога провалилась в пустоту, и лишь колючие можжевеловые ветки, за которые он успел ухватиться, спасли его от гибели. В просветах между деревьями виднелся край обрыва, за которым зияла пропасть. Лев вспомнил, что Хибла предупреждала его об этом. Чертыхаясь, он принялся выдергивать из ладоней впившиеся в кожу шипы, похожие на острые костяные осколки.
        - Лев, вы как там? - донесся до него взволнованный голос Хиблы. Наверное, она услышала сильный треск в кустах и испугалась, что он сорвался в пропасть.
        - Порядок! - ответил он, собираясь пойти дальше, но внезапно его взгляд выхватил на серо-коричневом ковре из сухой хвои под ногами ярко-синее пятнышко, гладкое и блестящее, явно чужеродное в этом лесу. Еще до того, как его пальцы коснулись крошечного предмета, сердце сорвалось с места и подпрыгнуло, пытаясь выскочить из горла. Лев узнал в этой вещице пластмассового дельфинчика - Раюшкину заколку для волос! Трясущимися руками он выкорчевал ее, втоптанную, из влажной земли, и поднес к глазам, но в тот же миг вздрогнул, едва не выронив, оттого, что голос Хиблы прозвучал над самым ухом:
        - Вот он где! Я так расстроилась, когда он потерялся! - Она стояла рядом и смотрела на предмет в его руках.
        - Так это… ваше? - недоверчиво и разочарованно произнес Лев и нехотя протянул вещицу женщине.
        Хибла хотела взять заколку, но та выпала из ее пальцев и, ударившись о землю рядом с носком торчащего из-под длинной юбки ботинка, отскочила и подлетела к ногам Льва, будто желая вернуться обратно к нему. Лев нагнулся, поднял вещицу и подал Хибле снова, но та вдруг замотала головой, а лицо ее сморщилось, будто она собиралась заплакать.
        - Пусть у вас побудет, а то я вечно все теряю! - воскликнула она с деланной веселостью, но в ее глазах веселья не было и в помине.
        - Так это ваша заколка? - Лев повертел фигурку в руках и заметил след от застывшего клея: резинка, которая была прикреплена в том месте, отсутствовала.
        - Заколка? Я думала, что это игрушка. Я нашла ее на Белом пляже, в песке у входа в тоннель, - сообщила Хибла. Лев выдохнул в ответ:
        - Рая там! Точно, там! Это заколка моей дочки!
        Хибла закивала, успокаивающе бормоча:
        - Да, наверное. Думаю, вы скоро увидите вашу дочь. Идемте, уже почти стемнело, а вам еще дерево рубить! - Она повернулась, шагнула в кусты и вдруг воскликнула:
        - А вот и оторванный карман! - Ее пальцы попытались снять с ветки зацепившийся за колючку кусок черной тряпки, но лишь скользнули по нему, и женщина, будто обжегшись, отдернула руку, вскрикнув: - Да ну его, зачем он теперь нужен, оторванный!
        Лев внимательно посмотрел на удаляющуюся спину Хиблы. С этой женщиной было что-то не так! Он видел, как ее пальцы прошли сквозь ветку, на которой висел тот клочок! И теперь Лев уже не был голоден, чтобы списать это на «глюк»! А что, если и раньше у него не было «глюков» и женщина исчезала на самом деле? А еще эти ее странные беззвучные шаги… Что-то с ней было не так, с этой Хиблой. Лев шел сзади и следил за мелькающими подошвами ее грубых ботинок, постепенно холодея от того, что видел: под ними совсем не сминалась трава! Вдруг мелькнула страшная мысль: «Что, если это не с женщиной что-то не так, а со мной? Может быть, я вижу то, чего нет на самом деле? Может быть, и меня уже нет на самом деле, просто я еще этого не понял?! Интересно, не умираю ли я сейчас, лежа на камнях пятью сотнями метров ниже, а все происходящее - «глюки» умирающего мозга?»
        Лев с силой сжал кулак, в котором держал пластмассового дельфинчика, и почувствовал боль там, где его острые плавники глубоко вдавились в кожу. Боль была реальной. Но все же, подталкиваемый сомнениями, Лев раздвинул кусты справа от себя и, подобравшись к краю обрыва, с замирающим сердцем посмотрел в бездну, страшась того, что увидит свое тело далеко внизу. Вначале ему показалось, что так и есть: среди камней лежало нечто черное, отличающееся от них по форме - более длинное, угловатое, будто человек. Красные мелкие пятна вокруг того, что сверху выглядело головой, можно было принять за ягоды, если не учитывать то, что ягоды не растут на камнях. Лев напряг зрение, пытаясь разобрать детали, и внезапно вместе с осознанием увиденного на него нахлынула волна ужаса: в черном и длинном нечто он разглядел человеческое тело с распростертыми в разные стороны руками, а рядом - округлую серую тушу, похоже - осла. По черной широкой юбке, скрывающей ноги, и спутанным, разметавшимся по лицу волосам, черным с проседью, Лев понял, что это Хибла. Лежащий без движения осел был, по-видимому, потерявшимся Чинчей!
«Странные «глюки» продолжаются», - подумал Лев, отступая от края пропасти. Мелкие камушки градом посыпались вниз, и звук их падения так и не достиг его слуха. Из глубины леса до него донесся зов Хиблы, и он поспешил в ту сторону, продираясь сквозь можжевеловый заслон и на ходу пытаясь решить, сказать Хибле об этом или нет. Лев догнал женщину у подножия горы, там, где заканчивался лес и начинался каменистый пляж. Увидев ее измученный печальный взгляд, он вдруг понял, что она о многом догадывается. Вот только об осле, пожалуй, не знает. Лев решил, что не будет ей говорить о нем, пусть она думает, что осел вернулся в поселок.
        - Посмотрите, я нашла поваленное дерево. Если подойдет, то и рубить не придется! - сообщила Хибла, указывая куда-то.
        - Это большая удача! - ответил Лев, увидев в траве поросший мхом толстый ствол. - Особенно, если он еще не сгнил, - добавил он, пробуя ногой древесину на крепость. Ему хотелось дотронуться до плеча или руки женщины, стоявшей рядом, чтобы подтвердить или же развенчать свои подозрения, однако сделать это было невыносимо страшно. Ведь, если на месте Хиблы окажется пустота, то как же тогда он видит ее и с ней разговаривает?! Лев не готов был узнать ответ на это вопрос - возможно, потому, что этот ответ его, скорее всего, не устроит. Он гнал от себя мысль о том, что из-за исчезновения дочери у него просто-напросто «съехала крыша».
        Когда Лев, пыхтя и обливаясь потом, выволок из леса сломанную сосну, бросил ее у воды и огляделся, его новой знакомой нигде не было видно. Уже сильно стемнело, и он надеялся, что женщина находится где-то поблизости, просто незаметна во мраке из-за своего черного одеяния. Но, когда он позвал ее по имени, та не откликнулась.
        Лев потратил не меньше получаса на поиски Хиблы, звал ее, бродил по пляжу, разгоняя тьму фонарем, но безрезультатно. Все это было слишком странно, и страх за собственный рассудок охватил его с новой силой. «Куда могла подеваться эта нереальная женщина? - думал он, сидя на бревне и потирая виски. - Что могло с ней случиться? Что вообще может случиться с человеком, у которого нет тела, лишь один фантом… или как там это называется? Не могла же она сквозь землю провалиться?»
        На небе начали зажигаться звезды, отражаясь в воде серебристыми искрами. Время шло, и бездействие угнетало. Хотелось мчаться со всех ног к своей дочери, запертой в стенах санатория так близко от него, а он был вынужден сидеть тут и ждать, когда вернется женщина, которой нет! Нетерпение подстегивало Льва все сильнее, и он, наконец, поднялся, достал из рюкзака моток веревки и начал привязывать свою ношу к стволу дерева, собираясь плыть к Белому пляжу, который, если верить словам несуществующей Хиблы, должен был находиться сразу за скалой, выступающей далеко в море справа от него.
        Море встретило Льва враждебно, когда он вошел в воду по пояс, толкая перед собой бревно с рюкзаком. Пришлось стиснуть зубы и вцепиться в сучки, чтобы не выскочить назад, на берег. Вода была не просто холодная - она острыми длинными иглами вонзалась в тело, будто море нападало на него. Несколько минут терпения и энергичных движений - и мучительная пытка начала слабеть. Лев оттолкнулся от дна и поплыл, уцепившись руками за бревно, которое, к его радости, отлично держалось на воде. Правда, рюкзак все равно намок по бокам, и Лев молился, чтобы влага не проникла в аккумуляторы электропилы. Перед началом сплава он постарался понадёжнее упрятать их в целлофан, но не был уверен, что защита получилась герметичной.
        Бревно плавно двигалось вперед, иногда стукаясь правым концом в скалу, вдоль которой плыл Лев. Иногда он задевал ногами подводные камни и тогда с силой отталкивался от них, чтобы придать бревну ускорение. Хорошо, что установился штиль. Даже не верится, что всего пару дней назад море свирепо кидалось на берег семиметровыми волнами! А теперь, отбушевав вволю, будто уснуло - вода вокруг была неподвижна, как в болоте, и такая же черная с виду.
        Белый пляж замаячил вдали светлым пятном, как только Лев обогнул выступающий край скалы и очутился по другую ее сторону. Место выглядело очень укромным, даже потайным - горы грозными стражами нависали над круглой песчаной площадкой. Бревно мягко ткнулось в берег, и Лев, приподняв его, вытолкнул из воды, а затем выбрался сам. Вода струями стекала с его одежды и хлюпала в кроссовках. Под порывом ветра стало еще холоднее, и ледяное море теперь казалось теплым и уютным местом. Лев распотрошил рюкзак, проверяя, до каких вещей добралась вода. Вынул фонарик, включил, и желтый луч разрезал тьму до самых скал, выхватив край какого-то металлического сооружения. Убедившись, что самый важный инструмент - электропила - от воды не пострадал, Лев решил немного пройтись. Где-то в скале должен быть вход в тоннель, в котором начиналась вожделенная дорога к санаторию. Луч света, мечущийся по горным склонам, вскоре осветил прутья металлической решетки - тоннель был найден, и Лев решил вернуться за рюкзаком.
        У самой воды на песке сидела Хибла и смотрела в морскую даль. Лев издали узнал ее и поразился: как она оказалась на пляже? Если плыла вслед за ним, то почему не было слышно всплесков воды? Да и одежда ее выглядит сухой, хотя из-за черного цвета, да еще в темноте, мокрая она могла бы выглядеть так же. Женщина обернулась, услышав хруст песка под его ногами.
        - Простите, что ушла и не предупредила. - Она виновато глянула на него снизу вверх. - Пока вы возились с деревом, я решила еще немного пройтись. Мне показалось, что неподалеку бродит мой Чинча, - ветки, вроде бы, где-то похрустывали. Но оказалось, что это не он. Знаете, я никогда и не думала, что Чинча может потеряться. Он всегда ходил за мной, как хвостик. Иногда упрямился, но, если я шла дальше, он меня догонял. У меня никого не осталось, кроме него. Нет Мшвагу, нет Энвера… А Чинча, хоть и осел, но он заботился обо мне. Возил меня на себе иногда. А еще он спас мне жизнь. Представьте себе, бросился за мной в море, когда я начала тонуть! Если бы не он, я бы сейчас была на дне. Это произошло вчера ночью, почти в то же время, что и сейчас. И с тех пор я его больше не видела. Помню только, как лежала на его спине, а он шел куда-то. Думаю, я упала с него, но так крепко спала, что и не заметила. А он, наверное, пошел искать луг, чтобы попастись, и мы разминулись. Надо было сидеть на одном месте и ждать! Чинча давно бы меня нашел. А теперь… уже ночь, и я волнуюсь за него. И еще… мне стыдно, что я вела
себя так, будто он мне не нужен. Ругала его, грозила бросить в лесу… Мне без него очень плохо. Как думаете, он найдется?
        Лев вздохнул, понимая, что правду он сказать не сможет. Помолчав секунду, ответил:
        - Верьте и думайте о нем. Я где-то слышал, что наши мысли слышат ангелы. Они узнают и сделают так, чтобы вы нашли друг друга.
        - Да? Наверное, это неправда, про ангелов. - Улыбка Хиблы вышла горестной, и у Льва что-то защемило внутри. Он понял, что сморозил не то.
        Хибла склонила голову и прошептала:
        - Энвер… Я думаю о нем все последние десять лет, каждый день, каждую секунду, как только проснусь, и до ночи только о сыне думаю. Почему ангелы не откроют мне тайну, где же он? Жив или нет? Если мертв, я смирюсь! Но хочу знать, где находится то место, которое я могу полить своими слезами! Почему же ангелы не слышат моих мыслей?
        - В мире так много людей, и ангелы не успевают. Наверное, нужно еще подождать. - Лев выдал первое, что пришло в голову. - Просто ваше время еще не наступило.
        Хибла закивала. С ее лица так и не сходила натянутая улыбка, разделяя его на две части, будто перечеркивая.
        - Я буду думать о них! Я так хочу их увидеть - моих дорогих Мшвагу, Энвера и Чинчу! Где бы они ни были, на том свете или на этом, я найду их однажды, найду. Я верю.
        Хибла замолчала, и повисла пауза: Лев не знал, что сказать. В ночной тишине едва слышно шелестело море, нашептывая что-то ласковое, утешающее, будто ему были известны все их беды - и Хиблы, и его, Льва. Полумесяц - яркий, остроконечный, тонкий и блестящий - мерно покачивался на волнах среди россыпи звезд, вызывая воспоминания о детских сказках со счастливым концом. Льву казалось, что вот-вот откуда ни возьмись появится добрый волшебник и одним взмахом своей чудодейственной палочки исполнит его заветное желание: вернет ему Раюшку и… Веру.
        Хибла вдруг встрепенулась, взмахнула руками, как потревоженная птица - крыльями, и быстро заговорила:
        - Со мной происходит что-то странное… Наверное, я обезумела от горя. Представьте, я видела моего Энвера - вчера, перед санаторием на мосту! Это был он, я узнала, только выглядел таким, каким я видела его в последний раз перед исчезновением: десятилетним мальчиком! А теперь ему должно быть двадцать, ведь прошло столько лет. Согласитесь, что двадцатилетнего мужчину никак нельзя принять за ребенка, даже издали! Но я уверена, что это был он. Энвер бежал по мосту к тоннелю в горе, а потом какой-то мужчина догнал его, и вместе они пошли обратно. Я не понимаю, как это возможно. Мне очень нужно попасть в «Седьмое небо».
        - Вы видели сына? Вы не рассказывали.
        - Я не хотела говорить вам, потому что решила, что это было виденье. Но потом… Чем больше я думаю об этом, тем сильнее мне кажется, что это не совсем виденье. Там происходит что-то странное. И не только там, а вокруг… И со мной тоже что-то не так. Вы ведь заметили, правда? Я поняла по вашему взгляду, что вы догадались.
        - О чем? - Лев сделал вид, что не понимает ее. Пусть сама скажет. Он страшился говорить вслух о подобных вещах, считая, что так окончательно признает свое безумие.
        - Вы верите в загробную жизнь? Или в то, что душа может существовать отдельно от тела? - вместо ответа спросила Хибла, вставая. - Идемте, нам пора туда, где должны открыться все секреты.
        Бесшумно ступая и не оставляя следов на песке, женщина пошла в глубь пляжа, направляясь к тоннелю. Через мгновение, одетая во все черное, она слилась с темнотой. Лев, так и не подобрав подходящего ответа, подхватил рюкзак и зашагал следом, но, несмотря на то, что шел быстро, почему-то не мог ее догнать. Вскоре стало ясно, почему: Хибла снова исчезла. Возле входа в тоннель ее не было, и на зов она не откликнулась. Странное дело, но Лев не огорчился и даже вздохнул с облегчением: присутствие мистической знакомой отвлекало от цели, вызывая сомнения в собственной адекватности, а это не давало сосредоточиться на главном - на спасении дочери. Теперь же, когда тревога за свой рассудок и смутные догадки отступили на второй план, его мозг настроился на решение технической задачи: как преодолеть преграду в виде металлических решетчатых ворот, закрывающих проход внутрь тоннеля. Лев расстегнул застежки на рюкзаке и достал электропилу, надеясь, что аккумуляторы не успели разрядиться. Ощупав прутья решетки, выбрал место для разреза и устроил фонарь на каменном выступе так, чтобы луч света попадал прямо туда.
        Визг пилы, безумный, как вопль раненого существа, взорвал тишину пляжа. Белые искры сыпанули в стороны, когда диск коснулся металла, и Лев едва успел зажмуриться: о защитных очках он не подумал. Толстый железный прут, покрытый несколькими слоями черной краски, встретил атаку достойно, заставляя пилу жалобно скулить. Противостояние длилось около пяти минут, и до последнего момента было непонятно, чья возьмет: казалось, мотор электропилы вот-вот не выдержит и перегорит. Лев пожалел, что не купил более мощный инструмент, сделав выбор в пользу меньшего веса. В отблесках россыпей искр призывно поблескивали отполированные рельсы железной дороги, начинающейся на расстоянии пары шагов. Дороги, ведущей прямиком к санаторию «Седьмое небо». К Раюшке.
        Резкий визг пилы сменился угрожающе глухим надсадным воем, но Лев уже взялся за второй разрез, и вскоре железный прут вылетел, как выбитый зуб, со звоном упав на бетонный пол туннеля. Путь внутрь был открыт. Лев схватил фонарь, нырнул в образовавшийся проем и втянул за собой увесистый рюкзак. Поколебавшись секунду, решил не брать с собой пилу: после проделанной работы она вряд ли была способна на что-то еще - от нее несло горелым, и это могло означать перегрев мотора. К тому же весила она больше, чем все остальное содержимое рюкзака, и избавиться от такого груза перед долгим подъемом в гору, да еще в темноте, было бы очень кстати.
        Луч фонаря скользнул вдаль, выхватив из мрака каменные своды, прошелся по двум блестящим рельсовым лентам, сужающимся далеко впереди, и от нетерпения двинуться в путь сердце Льва зачастило. Полегчавший рюкзак одним взмахом руки оказался между лопаток, пластик фонаря тихо скрипнул в крепко сжатом кулаке, ноги ступили на широкие просмоленные деревянные шпалы. Перед тем как сделать первый шаг, Лев оглянулся, повинуясь неконтролируемому импульсу, будто затылком почувствовал чей-то взгляд (взгляд мистической женщины), но никого не увидел. Хибла, если она и была поблизости, скрытая во мраке, никак не обнаружила своего присутствия.
        Лев пошел вперед. Резиновые подошвы кроссовок, соприкасающихся со шпалами, почти не издавали звуков, и он был рад этому: может быть, повезет проникнуть в здание незамеченным? Иногда из темноты, не тронутой лучом света, доносились подозрительные шорохи и противное попискивание, а один раз прямо на Льва вылетело жуткое крылатое существо, в котором он чуть позже узнал летучую мышь, но до этого успел не на шутку перепугаться - уж слишком безобразной она выглядела. Прежде ему никогда не доводилось видеть летучих мышей так близко. По мере продвижения внутрь горы воздух вокруг делался все более сырым и тяжелым. Появился страх перед многотонной каменной массой, нависавшей над ним, - казалось, что свод тоннеля мог обрушиться в любой момент. Иногда в пятно света попадали жуткие оскаленные звериные морды или лица злобных уродцев, выхваченные из причудливого природного орнамента, покрывающего стены. Под ногами часто что-то похрустывало, и когда Лев посветил вниз, его передернуло от омерзения: по шпалам во множестве ползали, угрожающе задирая хвосты, крупные скорпионы.
        Но постепенно Лев привык к неприятным обитателям и перестал их замечать. Монотонная ходьба успокаивала, а вместе со спокойствием он снова ощутил притупившиеся было голод и холод. И если с первым он быстро расправился с помощью двух глотков вина и куска сыра, то что делать с трясущимися в ознобе мышцами, было непонятно. Мокрая одежда противно липла к телу, не желая высыхать в сыром подземелье.
        Когда, наконец, обозначился выход, проступив в темноте серым пятном, Лев понял, что уже утро. Перед проемом плавали тучи, скользя по рельсам мохнатыми брюхами, подталкиваемые ветром: тот пытался согнать их поплотнее друг к другу, но тучи, как бестолковые овцы, то и дело разбредающиеся в стороны, норовили расползтись, и тогда в просветах между ними мелькало светло-сиреневое рассветное небо и виднелся противоположный горный склон - желто-зеленый, с пламенеющими очагами тронутого осенью лиственного леса. Лев заметил белесое угловатое пятно - здание санатория, но разглядеть его не успел: тучи вновь сгустились. Он выключил не нужный теперь фонарь, убрал в рюкзак и шагнул в туманную пелену, замедлив ход - видимость была почти нулевая, а сразу после тоннеля начинался мост, который, как он заметил днем со «смотровой площадки» Хиблы, пролегал над пропастью, и неверный шаг означал верную гибель.
        Серый сгусток впереди выглядел совершенно непроницаемым, отчего Лев засомневался: а туча ли это? Очертания его напоминали фигуру какого-то животного с крупным округлым телом, короткими ногами и длинными ушами на продолговатой качающейся вверх-вниз голове. «Осел!» - мелькнула догадка, но Лев тут же усомнился: расстояние от земли до моста было не меньше пятисот метров, и осел мог оказаться здесь, только если чудесным образом отрастил себе крылья. Однако, вспомнив о Хибле, женщине-привидении, чьи ноги не оставляли следов на песке, вполне можно было бы допустить существование летающих ослов - почему нет? То и другое одинаково невероятно, но ведь странности с Хиблой он видел своими глазами.
        Всматриваясь в туман, Лев приблизился к фигуре животного еще на несколько шагов. Осел, стоящий к нему боком, будто услышав, повернул голову и тихонько фыркнул. Лев вздрогнул от неожиданности, едва не потеряв равновесие.
        - Чинча? - вышло неуверенно.
        Осел смотрел на Льва большими карими глазами, непроницаемыми, как скорлупа лесного ореха.
        - Твоя хозяйка с ног сбилась, разыскивая тебя, - сказал Лев тихо, будто боялся говорить с животным, не желая верить в его существование. Шок от феномена Хиблы еще не прошел, а тут - на тебе! - новое виденье.
        Осел выглядел совсем как живой. Он моргнул, отчего его густые ресницы трогательно затрепетали, и покивал, будто все понял. Белая тонкая полоска, начинающаяся от середины лба и пролегающая между ушей, не оставляла сомнений в том, что это был потерявшийся Чинча. Но разве не он лежал на дне ущелья под обрывом с неестественно вывернутыми ногами?
        Любопытство заставило Льва протянуть руку, чтобы коснуться животного, но он не успел: осел отвернулся и пошел прочь, быстро удаляясь. В одно мгновение его серая фигура затерялась среди плавающих в воздухе туманных хлопьев, и догонять его не имело смысла. Лев знал, что в тумане уже никого нет, поэтому просто пошел дальше, надеясь на то, что Хибла все-таки найдет своего питомца, и даже к лучшему, что тот не вполне реален: второй раз разбиться о камни ему уже не грозит. А вот Льву как раз надо быть осторожнее. Тучи рассеялись, и пропасть под мостом пугала своей бесконечной глубиной. Приходилось внимательно смотреть под ноги, чтобы не оступиться и не споткнуться, тогда как хотелось получше разглядеть территорию санатория на противоположном горном склоне, приближающемся с каждым шагом.
        Один раз Лев все-таки остановился и окинул взглядом запущенный парк, отличающийся от леса лишь повсюду торчащими из зарослей статуями да серыми бетонными ступенями лестницы, угадывающейся под слоем опавшей листвы. Лестница уходила круто вверх, прерываясь иногда широкими площадками с облезлыми, но при этом не утратившими изящности скамейками: обшарпанность придавала им винтажный шарм, какой имеют все старые, но дорогие вещи. Не только скамейки, но и каменные чаши-клумбы, покрытые от времени зеленоватым налетом, да и сама лестница с ее причудливыми барельефами по бокам, выглядели так, будто стояли здесь с античных времен, когда на берег Черного моря, туда, где сейчас стоит Сухум, высадились древние греки и основали город-порт, дав ему название Диоскуриада, а затем наполнили заповедную северную Колхиду, предшественницу Абхазии, своей затейливой архитектурой. Выходцы из Спарты назвали эти земли Гениохией, и было это во второй половине первого тысячелетия до нашей эры.
        Лев никогда не увлекался историей, а все это узнал лет десять назад - от экскурсовода, во время туристической поездки в Абхазию, где они провели с Верой чудесный, полный ярких впечатлений день. Часто вспоминалось, как они шли по городскому парку в Новом Афоне - жутко запущенному, дикому, с пугающими змеевидными трещинами на дорожках, выглядывающих из прорех в многолетнем слое сухих и жестких листьев, ломких, как чипсы, от того, что их тут давно никто не топтал. Будто тот парк был таким секретным местом, попасть в которое могли лишь избранные.
        Они шли, вдыхая густой прелый запах старых деревьев, кожей впитывая ауру вечности, и молчали. Налет времени был повсюду: в черных потеках на каменной беседке, в необъятной толщине вековых стволов пахучих эвкалиптов и в бесконечно далеких макушках кипарисов, острыми пиками пронзающих бесконечную высь, на заросшем кувшинками озере, блестящем на солнце, как только что вымытое стеклянное блюдце, и на ажурном, местами еще сохранившем белую краску деревянном мостике, изогнувшемся над протокой, скрытой в траве и угадывающейся лишь по тихому журчанию воды.
        Тогда у Льва в рюкзаке было такое же абхазское домашнее вино в точно такой же пластиковой бутылке, и после прогулки в парке они с Верой пили его на берегу озера, глотая по очереди. Лев вспомнил, что фруктовый запах притягивал ос, и Вера придумала выход: налила немного вина в крышку и поставила в трех шагах от них, но это не помогло. Осы были и на крышке, и вокруг, но потом Лев и Вера перестали их замечать - в тот момент, когда увидели выплывших из-под нависшего берега двух больших белых лебедей, за которыми вереницей тянулись желтые пушистые комочки, их выводок. Вера принялась пересчитывать лебедят, но испуганный окрик, донесшийся из глубины парка, отвлек их. То был бегущий к ним экскурсовод, энергично размахивающий руками, бледный и потный, с паникой во взгляде. Оказалось, он метался в поисках пропавших туристов последние полчаса и уже решил, что с ними случилось что-то плохое. Тогда в Абхазии было неспокойно, после военного конфликта прошло совсем немного времени, и в стране было полно вооруженных людей, привыкших убивать. Лев с Верой знали об этом, когда собирались на экскурсию, но решили, что
один день - это совсем немного, за такое короткое время не велик риск нарваться на неприятности.
        Им было жаль уходить из парка. Хотелось остаться навсегда в этом укромном, тихом, безлюдном месте, чтобы не отвлекаться друг от друга ни на что постороннее, только наслаждаться жизнью, как Адам и Ева в Гефсиманском саду. Библейский сад представлялся Льву таким же, как этот парк в Новом Афоне, потому что невозможно было представить себе более подходящее место для рая.
        Но теперь, стоя на железнодорожном мосту над бездонной пропастью и глядя на парк санатория, Лев готов был признать, что ошибался. Этот парк был более подходящим во всех смыслах: укромнее - из-за абсолютной неприступности, загадочнее - казалось, в тени деревьев темнеют чьи-то силуэты, притягательнее - старая лестница с барельефами так и манила пройтись по ней. И еще вновь возникли испытанные в Новом Афоне чувства: странная ностальгия о чем-то несбывшемся и зовущая в неизвестность тоска, но в этот раз - гораздо сильнее. Может быть, из-за пустоты, появившейся в душе с уходом Веры, из-за страха за Раюшку, вконец измотавшего его за последнюю неделю, из-за видений, когда невозможно было поверить собственным глазам. Парк притягивал: казалось, что, прогуливаясь по его аллеям, можно было отыскать давно потерянное счастье. Может быть, причина возникновения подобных чувств заключалась в древней магии, наполняющей эти места? Лев подумал, что здесь, высоко в горах, рядом с облаками, мир должен быть лучше - ведь здесь так близко было небо!
        Каменная лестница упиралась в широкое парадное крыльцо пятиэтажного здания, сплошь покрытого болезненными отметинами разрушения, незаметными издалека. И если подобная запущенность в парке выглядела даже притягательно, то вид разлагающегося дворца не вызывал желания войти в него. Воображение Льва тотчас нарисовало длинные темные коридоры с множеством приоткрытых дверей, из-за которых слышны шорохи, скрипы и протяжные вздохи. Но где-то там, в недрах этого громадного белого склепа, его ждала Раюшка, и Лев, внезапно опомнившись, торопливо зашагал вперед.
        Мост кончился, и дальше рельсы двумя бесконечными змеями потянулись по склону горы, обвивая его. Прежде чем начать восхождение, Лев пересчитал количество витков - их было семь. «Не потому ли санаторию дали название «Седьмое небо»? - подумал он, глядя на плавающие вокруг горы облака. - Итак, небо первое», - с этой ироничной мыслью он шагнул на следующую шпалу, лежащую на узком уступе: слева была пропасть, справа - отвесная каменная стена, а метров на пять выше, склонившись над бездной, зеленели могучие тисы, выставив в пустоту оголенные корни. Над тисами ярко синело чистое безоблачное небо, такое высокое, что облака не доставали до него. «Таким и должно быть седьмое небо, - подумал Лев. - Безупречным».
        Семь витков железной дороги показались Льву семью кругами ада, один другого ужаснее: пот стекал с него ручьями, его мучила нестерпимая жажда, утолить которую было нечем - вино не справлялось с этой задачей, от его сладости пить хотелось еще сильнее. Вдобавок от усталости и бессонной ночи начала кружиться голова, и Лев несколько раз чуть не сорвался в пропасть, порой балансируя на грани и цепляясь руками за неровности в скале. Воздух будто перестал проникать в легкие - от его недостатка в груди все болело и горело огнем. Когда рельсы отошли от пропасти и повернули на территорию парка, Лев пополз на четвереньках, не в силах больше стоять на ногах. Здание санатория маячило расплывчатым мутным пятном, до него оставалось уже немного, но Лев понял, что не сможет сразу войти туда: ему срочно нужна была передышка. Он скатился с невысокой насыпи железнодорожного полотна и очутился под ветвями магнолии - узнал ее по жестким кожистым листьям. Обхватив руками рюкзак, Лев в изнеможении рухнул на него лицом и закрыл глаза. «Всего пять минут», - подумал он, проваливаясь в темноту, исчерченную желтыми и красными
полосами.
        Неожиданно прямо над ухом раздался шепот:
        - Не шуми!
        Лев с трудом поднял голову и открыл глаза. Рядом с ним под ветками магнолии сидел мальчик. От неожиданности Лев подскочил и нырнул головой в листву, из которой с трудом выпутался, едва не выколов себе глаза острыми сучками. Непонятно откуда появившийся мальчик все еще был на том же месте и таращился на Льва огромными испуганными глазами.
        - Откуда ты взялся? - спросил Лев потрясенно.
        - Я прячусь, - едва слышно произнес мальчуган и снова повторил: - Не шуми!
        - От кого прячешься? - Лев с любопытством разглядывал парнишку, пытаясь понять, кого тот ему напоминает, хотя и был уверен, что видит его впервые.
        - Здесь абауаю! - Мальчик произнёс странное слово, похожее на колдовское заклинание.
        - Что такое абуаю? - уточнил Лев.
        - Абауаю! - поправил его тот, выговаривая по слогам. - Аба-у-аю. Только тихо! Если услышит нас, нам не уйти.
        - Кто услышит? - Лев удивленно огляделся. В просветах между ветвей магнолии была видна часть парка, выглядевшего совершенно безлюдным.
        - Чудовище! - пояснил мальчуган. - Оно огромное и кровожадное, и у него железные когти, а из груди торчит лезвие топора, которым оно разрезает тех, кого поймает, одним махом - вот так! - Мальчик прижал к груди обе ладошки и выпучил глаза, полные ужаса. - Абауаю знает всех по имени, потому что злые духи помогают ему. И если оно позовет, то уйти уже не выйдет. Главное - чтобы чудище не увидело нас.
        - Ладно, понял. - Лев кивнул, подыгрывая. - Тебя как зовут-то?
        - Энвер.
        Ответ резанул слух, и тотчас из памяти вынырнуло грустное лицо Хиблы, шепчущей: «Энвер - мой сын». Так вот почему лицо мальчика показалось таким знакомым! Он был похож на свою мать, как две капли воды: такое же угловатое маленькое личико, нос с большой горбинкой и огромные темно-карие глаза на пол-лица. Но Лев помнил, что Хибла рассказывала о десяти годах поиска и говорила, что теперь ее Энверу должно быть двадцать лет. Мальчик, сидящий рядом, едва тянул на десятилетнего. Как это возможно? Или, все-таки, это другой мальчик?
        - А откуда ты? Из санатория? - спросил Лев.
        - Я сбежал, - прошипел Энвер и прижал палец к губам. Взгляд его устремился куда-то за спину Льва, заставив того непроизвольно оглянуться.
        Вначале Лев моргнул, решив, что у него что-то случилось со зрением - возможно, из-за сучка, попавшего в глаз. Но картина перед ним осталась прежней, хотя то, что было на ней, просто не могло существовать в реальности. Лев моргнул еще несколько раз, но огромное гориллоподобное существо, стоящее у соседнего дерева на четвереньках, никуда не исчезало. Существо выглядело бы, как человек, страдающий нездоровым гигантизмом - ростом не меньше двух с половиной метров, с массивными конечностями и непропорционально мелкой головой, если бы не короткая густая шерсть, или щетина, покрывающая все его тело. Смотрело оно в противоположную сторону, поэтому лица (или морды - в зависимости от того, кем являлось это жуткое существо) Лев рассмотреть не мог. Желая получить ответы на разрывающие мозг вопросы, Лев обернулся к новому знакомому, но того как не бывало: взгляд встретил пустоту. Поблизости ни одна ветка не покачивалась, и невозможно было представить, каким образом мальчишке удалось уйти, совершенно ничего не задев. Ветви магнолии куполом окружали их, и листва росла достаточно плотно. Инстинкт самосохранения
заставил Льва вновь обернуться к чудовищу, и тут уж он совершенно опешил: существо тоже исчезло, причем было ясно, что уйти незамеченным оно просто не успело бы! Напрашивался неутешительный вывод о галлюцинациях. Лев решил, что непрерывный стресс, отсутствие сна и скудная еда сыграли с его разумом очередную злую шутку. Он потряс головой, будто это могло привести в порядок его мозги, выбрался из-под ветвей, захватив рюкзак, и обошел вокруг дерева. Ни мальчиков, ни чудовищ при этом не обнаружилось. Лев перевел взгляд на крыльцо санаторного корпуса, залитого ярким солнечным светом: до него было рукой подать. Думать об отдыхе в нескольких десятках шагов от дочери, с которой каждую секунду могло случиться что-то ужасное, показалось Льву кощунством. Собрав жалкие остатки сил, он направился к зданию, чувствуя, как каждый нерв в его теле натягивается струной. Скоро все станет ясно. Секреты вот-вот откроются. Всего несколько шагов…
        Солнечный свет бил в глаза с такой силой, что Лев почти ничего не видел. Наверное, где-то за окнами в одной из комнат здания стояло большое зеркало, отсвечивающее мощным бликом. Первая ступень крыльца уже была под его правой ногой, а он все еще не мог разглядеть двери. Лев прикрывал глаза ладонью, но это почему-то не помогало. Вторая ступень, третья… Взгляд, устремленный вниз, наткнулся на детские ноги, обутые в голубые сандалии, и замер, в то время как сердце, наоборот, заколотилось, как бешеное, и лишь через секунду до Льва дошло, что надо посмотреть выше.
        На крыльце стояла Раюшка. Она выглядела так же, как и в злополучный день на пляже: белый сарафан, голубые бретели купальника, обвивающие шею, волосы стянуты в два задорных высоких «хвостика»; лишь голубой дельфинчик был только на одной заколке, потому что другой лежал в кармане у Льва.
        С шумом глотнув воздух распахнутым в недоумении ртом, Лев протянул к дочери руки, желая обнять ее, но потерял равновесие и упал на колени, упершись ладонями в твердый бетон. В следующий миг, когда он поднял голову, Раюшки уже не было. Крыльцо санаторного корпуса пустовало.
        Взревев раненым зверем от приступа жгучей ярости к иллюзорной действительности, издевающейся над ним в течение последних суток, Лев в один прыжок достиг дверей и рывком распахнул обе створки. Оттуда на него хлынула затхлая густая безмолвная темнота.
        Побочные эффекты
        Шкуродер увидел, как его попутчик рухнул на асфальт, но не успел сообразить, что с ним произошло. Человек, выскочивший из автомобиля, втолкнул его в салон и, молниеносно переместившись на водительское место, ударил «по газам». Шины взвизгнули, и Шкуродера вдавило в сиденье, оттого что автомобиль пулей выстрелил вперед. Такая необычная встреча не на шутку его встревожила, однако не настолько, чтобы впасть в панику и пытаться выпрыгнуть из машины на ходу, рискуя жизнью. Он лишь спросил, стараясь не показывать испуга:
        - Вы не хотите объяснить, что сделали с моим другом?
        - Как?! Это был ваш друг?! - Девушка, сидевшая впереди рядом с водителем, выглянула из-за подголовника своего сиденья, и вид у нее был неподдельно удивленный. - Просто я знакома с этим типом. Это очень агрессивный бомж, однажды он пытался напасть на меня на пляже в Адлере. Откуда вы его знаете?
        - По правде сказать, я познакомился с ним всего несколько часов назад, в поезде. Выглядел парень, конечно, как настоящий бродяга, но мы нашли общий язык, и я даже попросил его составить мне компанию и тоже поехать подлечиться в санаторий, - пояснил Шкуродер, расслабляясь. То, что встречающие не пожелали брать с собой опасного типа, уже известного им своими выходками, выглядело вполне естественным.
        - Думаю, ваш новый знакомый доставил бы вам немало хлопот. Советую проверить, не пропало ли чего. Такие умеют забраться в карман, улыбаясь вам в лицо, а сноровка у них просто феноменальная - вы даже не почувствуете! - весело прощебетала девушка, однако веселость ее показалась Шкуродеру напускной, и он снова напрягся, зная по опыту, что любая фальшь всегда скрывает нечто неприглядное, а иногда и преступное. К тому же водитель, хотя и не участвовал в разговоре, но явно присматривался к пассажиру на заднем сиденье, изучая его через зеркало заднего вида, и этот интерес Шкуродеру не понравился.
        Дорога обрывалась у самого моря. Автомобиль выкатил прямо на галечный пляж, неожиданно вынырнув из сосновых зарослей, и остановился.
        - Дальше на катере поплывем! - сообщила девушка, вылезая и хлопая дверцей. - Эх, погодка хорошая, хоть и октябрь! Жаль, позагорать некогда!
        Все трое направились к воде, где неподалеку от берега покачивалась небольшая моторная лодка. В лодке сидел паренек, голый по пояс, в закатанных до колен драных джинсах. Заметив приближающихся людей, он вскочил, спрыгнул в воду и подтолкнул лодку к берегу. Пока все усаживались, парень придерживал лодку, чтобы слишком не раскачивалась, потом ловко схватил протянутые водителем ключи и, не говоря ни слова, пошел к оставленному автомобилю.
        - Он что, немой? - недовольно буркнул Шкуродер. Развитие событий нравилось ему все меньше.
        Девушка улыбнулась и, пожав плечами, ответила:
        - Неразговорчивый просто. Но дело свое знает, давно с нами работает.
        Потом застрекотал мотор, и вопросы Шкуродера так и остались не заданными. Лодка резво помчалась по волнам, и, обогнув выступающую далеко в море скалу, оказалась в живописной бухте, закрытой горами со всех сторон, с белоснежным и мягким, как мука, песком, и совершенно безлюдной - такое место для отдыха было просто находкой для туриста. Но восторг Шкуродера быстро сменился ужасом, когда выяснилось, что подниматься в санаторий они будут в видавшем виды самоходном вагончике по рельсовому пути, пролегающему через узкий тоннель в горе. Грохот колес усиливался эхом, старый вагон нещадно трясло, сверху иногда что-то капало, так как вагон был открытого типа, без крыши, но все эти неприятности тотчас померкли, когда тоннель закончился, и Шкуродеру показалось, что они вылетели в пустоту, еще движутся вперед по инерции, но вот-вот рухнут вниз. Позорно завопив, в следующий миг Шкуродер с облегчением разглядел мост, пролегающий, казалось, прямо сквозь облака, и воскликнул сердито:
        - Предупреждать надо! А то разрыв сердца, и все, никакое лечение уже не понадобится!
        - Простите, я не подумала! - спохватилась девушка. - Мы-то привыкли и не замечаем уже.
        - Жуть какая! - выдавил Шкуродер, глядя вниз и силясь разглядеть землю. Он и не подозревал, что так боится высоты. Все тело покрылось холодным липким потом, а в груди стало тяжело, будто в ней появился камень. К счастью, мост они пересекли быстро, а дальше вагончик покатил по горному склону. И хотя зияющая справа пропасть тоже пугала Шкуродера, однако неприятное ощущение, что они висят в воздухе, исчезло.
        Корпус санатория и прилегающий к нему парк выглядели настолько ужасно, что Шкуродер подумал даже сразу уехать, но не успел озвучить свое требование: на крыльцо вышел высокий человек в белом халате, который своим видом тотчас внушил Шкуродеру доверие - именно такими представлялись ему настоящие доктора. Встречающий спустился по крошащимся ступеням, заранее вытянув руку для приветствия, и Шкуродер с готовностью пожал ее, радуясь тому, что наконец-то видит приличного, даже солидного человека. Тот представился доктором Лобачевым и предложил так его и называть, сообщив, что имя и отчество у него слишком длинные, и отзываться, когда к нему обращаются по фамилии, он уже привык. Шкуродер был приятно удивлен, когда Лобачев назвал его Александром: значит, тот потрудился заглянуть в договор перед прибытием пациента. Мелочь, конечно, а приятно!
        Девушка и «водитель» - имен их Шкуродер так и не узнал - сразу куда-то исчезли, а Лобачев гостеприимно распахнул перед гостем двери парадного входа и, пропустив его вперед, вошел следом.
        Внутри оказалось еще ужаснее, чем снаружи. Когда глаза привыкли к полумраку, стало ясно, что здание проще снести, чем отремонтировать, и показалось странным, как оно еще сохраняет целостность: стены были сплошь исчерчены ломаными черными трещинами. Удручающее впечатление усугублялось видом висящей лохмотьями облупившейся краски на нижней половине стен, а их верхнюю часть избороздили извилистые рыжие потеки: крыша явно не спасала от дождя и, скорее всего, уже давно. В углах буйно разросся грибок, и там из-за отслоившейся, изменившей цвет штукатурки издалека казалось, что на стенах нарисованы географические карты. Под бесконечно высокими сводами каждый шаг, подхваченный эхом, гремел, как выстрел в тишине, вызывая опасения, что от таких громких звуков сверху на голову свалится кусок лепнины. Лестница заметно накренилась вбок, и, увидев замешательство Шкуродера, Лобачев подбадривающе воскликнул:
        - Полвека простояла и еще столько же простоит, поверьте мне! Здесь, конечно, не пятизвездочный отель, но здание довольно крепкое - ведь при Сталине строилось! А тогда, знаете, за качество спрашивали не так, как сейчас!
        Шкуродер окинул тоскливым взглядом мрачные руины, и губы его непроизвольно сложились в скептическую ухмылку, но вслух он говорить ничего не стал: не хотел расстраивать наивного доктора, похоже, не замечающего того, что стены вот-вот обрушатся. К тому же, Лобачев трещал без умолку, засыпая Шкуродера вопросами и не давая как следует осмотреться - возможно, специально, чтобы отвлечь от неприглядного вида помещения. Потом заметил его неприязненный взгляд и начал оправдываться:
        - Мы делаем все возможное, чтобы привести здесь все в порядок, но финансирования никакого. Отремонтировали только один этаж, где живут и получают лечение пациенты, там же находится столовая. Комната у вас будет вполне уютная, не переживайте. Десять лет назад мы начинали на голом энтузиазме. Пришлось продать квартиру в Москве, чтобы выручить средства на покупку необходимых материалов и механизмов для ремонта моей установки, которая многие годы находилась тут без всякого обслуживания. Мне очень повезло с женой, знаете ли. Она во всем меня поддерживает, понимает, что наука для меня важнее всего. Без ее участия я не смог бы продолжить дело всей своей жизни. Несколько лет мы посвятили исследованиям, прежде чем смогли принять первого пациента и получить за это деньги. Моя Жанна стойко переносила все лишения, хотя порой мы оказывались на грани выживания. У нас не сразу появились вода, электричество и тепло, не хватало еды. Сын поначалу не мог с нами находиться, жил в Сочи на съемной квартире, работал, где придется, даже официантом в ресторане, представляете? И это с его двумя высшими!
        - У вас тут что, совсем нет персонала? - поразился Шкуродер. - А как же вы без санитарки, без обслуги обходитесь?
        - Жанна справляется: ведь пациентов мы принимаем по одному за раз. Вот вы курс процедур пройдете и уедете, тогда мы следующего возьмем. Установка всего одна, да и добираться приходиться сложным путем, сами знаете. Вагончик стараемся не перегружать, пока не обновим основные механизмы.
        Лестница все не заканчивалась, витками уходя круто вверх, и с каждым витком черный колодец между пролетами становился все глубже и все сильнее нервировал Шкуродера. Ему казалось, что вот-вот одна из ступеней провалится, и он полетит вниз, проломив собой ветхие, покрытые мелкими трещинами, балясины, которых, кстати, кое-где уже не хватало. Стены из-за полопавшейся и скрутившейся в мелкие чешуйки краски походили на кожу больного проказой, а зеленовато-черные разводы на потолочной побелке выглядели трупными пятнами.
        Наконец, они вышли с лестничной площадки в просторный зал с колоннами, залитый солнечным светом, свободно проникающим в огромные окна справа. На нижних этажах было гораздо темнее из-за буйной зелени, заслоняющей оконные проемы, а сюда раскидистые пальмы не дотягивались, и открывался вид на парк: Шкуродер заметил посадочную платформу и пустой вагончик рядом с ней, высохший фонтан, засыпанный опавшей листвой, и остроконечные макушки исполинских кипарисов, темнеющих на фоне светло-голубого неба. Старый паркет заскрипел под ногами, солнечные блики на лакированной поверхности свидетельствовали о его чистоте. Стены здесь были свежевыкрашенными, правда, Шкуродеру не понравились яркие кричащие тона желтого и зеленого, но это было намного лучше, чем полопавшаяся краска, давно утратившая цвет. Пестрые квадраты каких-то нелепых, наверняка дешевых картин вызвали снисходительную улыбку: в любом другом месте Шкуродер счел бы их лишними, но здесь они были весьма кстати, разрушая давящую унылую атмосферу.
        Впереди был выход в темный коридор. Возле последней колонны рядом с ним сгустилась тень. Шкуродер остановился и замер, вглядываясь: за колонной кто-то стоял и украдкой смотрел на них оттуда. Лица, скрытого в тени, было не разглядеть, но было видно, что это высокий мужчина, одетый в черный костюм и шляпу. Его странное поведение пугало Шкуродера: зачем он там прячется и почему смотрит на них пристально и явно враждебно?
        Доктор Лобачев, успевший отойти на несколько шагов, обернулся и удивленно спросил, высоко вскинув седые брови:
        - Что-то не так?
        Шкуродер молча вытянул руку, указывая на дальнюю колонну. Доктор глянул в том направлении, издал короткий нервный смешок и с наигранным равнодушием произнес:
        - Не обращайте внимания, это побочные эффекты.
        - Что? - Шкуродер растерялся. О каких побочных эффектах может идти речь, если он еще не начинал лечение? Или это шутка? Как это понимать? В этот момент Лобачев поравнялся с человеком в шляпе и обратился к нему, как к старому знакомому:
        - Что вы, Вениамин Казимирович, гостей пугаете? Идите в парк, погуляйте. Погода, вон, хорошая какая! Солнце сегодня.
        Тот криво усмехнулся и, выйдя из своего укрытия, повернулся к Шкуродеру, который от неожиданности снова остановился как вкопанный. Незнакомец открыл рот и натужно, будто выдавливая слова, произнес:
        - Не верьте этому шарлатану! А лучше сразу убейте, пока он не отправил вас в преисподнюю.
        У Шкуродера задергался левый глаз. Он надавил на верхнее веко пальцем и так стоял, не зная, как реагировать на услышанное: человек в шляпе напоминал ему персонажа дешевого ужастика - актера, плохо играющего роль какого-то сумасшедшего маньяка.
        - Идемте, Александр! - позвал его Лобачев. - Не смотрите на него, он не причинит вам вреда. Я вам сейчас все объясню, только не пугайтесь, ради Бога. Хотите фокус? - при этом доктор махнул рукой, будто хотел отвесить человеку в шляпе звонкую пощечину, но хлопок так и не прозвучал: человек попросту исчез, растворившись в воздухе, как тень, до которой, наконец, дотянулся солнечный луч.
        От увиденного у Шкуродера задергался и правый глаз.
        - Что тут у вас происходит? - просипел он нервно.
        - Я же говорю: всего лишь побочные эффекты из-за особого поля, созданного здесь с помощью моего концентратора.
        - Н-но… если это галлюцинация, то почему мы оба видели его? - Шкуродер потирал глаза, стараясь унять нервный тик, и все еще стоял, опасаясь сделать шаг вперед.
        - Я бы не назвал это явление галлюцинацией, хотя природа их похожа. Да не стойте же, идемте! Вам ничего не угрожает. Они не опасны.
        - Они? Вы хотите сказать, он тут не единственный?
        - Да, встречаются разные экземпляры. Мы привыкли и не замечаем их, но вам, конечно, сейчас это кажется… невероятным, я понимаю. А вот и Лиля! - Взгляд доктора устремился к окну, и Шкуродер, проследив за ним, вздрогнул: на подоконнике сидела белокурая девочка лет семи с ярко накрашенными губами и нарумяненными щеками, что выглядело неестественно на лице такого маленького ребенка. И главное, секунду назад девочки там не было!
        - Лиля и Вениамин Казимирович вечно бродят вместе. Неразлучники. Что ж, в том не было моей вины: у Лили было слабое здоровье, а Вениамину Казимировичу просто не повезло. Кто ж знал, что так случится? Ну, и медсестра, конечно, переборщила с дозой снотворного. Вот и маются теперь, бедолаги, не на том свете и не на этом, застряли… Но вы не бойтесь, это случилось больше тридцати лет назад… э-э… точнее, в восемьдесят пятом, да. На данный момент процедура отработана досконально, и уже несколько человек, получивших лечение, помолодели и осчастливлены.
        Девочка спрыгнула с подоконника и побежала по коридору - совершенно бесшумно, как в немом фильме, - и вскоре растаяла, как и человек в шляпе. У Шкуродера закружилась голова, и ему пришлось отпустить подрагивающие веки и опереться о колонну обеими руками, чтобы не упасть. Лобачев подхватил его под руку и потянул за собой. Шкуродер послушно поплелся за ним, успокоенный его уверенностью, однако в сумраке коридора его поджидало новое потрясение.
        Из темного угла у входа им навстречу с глухим рычанием выпрыгнуло нечто огромное, массивное и зубастое, сверкнули стальным блеском длинные когти, и, перед тем, как существо исчезло, Шкуродер успел заметить его человеческое лицо - мужское, заросшее густой щетиной, обрамленное длинными волосами, свисающими до плеч грязными сосульками, совершенно неуместное на зверином теле, заросшем серой шерстью. Инстинктивно отпрянув, Шкуродер впечатался плечом в стену, сбив с ног доктора. Тот с грохотом упал на пол, но сразу встал, потирая ушибленный локоть и ворча:
        - Что за день сегодня! Сговорились они, что ли?! - и, уже громче: - Энвер! Энвер, негодник, я знаю, что ты где-то здесь! Я знаю, что это твоих рук дело! Вернись немедленно, иначе я сам отправлюсь за тобой, и тогда тебе не поздоровится!
        Шкуродер шарил взглядом вдоль стен абсолютно пустого коридора с множеством дверей по обеим сторонам и никого не видел.
        - Извините, ради Бога, за такой шокирующий прием, - виновато пробормотал Лобачев, и Шкуродер, совершенно ошалевший, подтвердил:
        - Да уж, эффектная встреча!
        - Вот ваша комната, прошу вас! - Доктор распахнул одну из дверей и сделал рукой приглашающий жест.
        - А оттуда не выскочит Годзилла? - спросил Шкуродер, опасливо всматриваясь в открытый дверной проем.
        - Поверьте, они не опасны. Они не имеют материальной природы. Это лишь фантомы людей и плоды их воображения. Если хотите, могу вам прямо сейчас прочитать лекцию о свойствах моих процедур, которая многое вам объяснит. Или отдохните с дороги, если желаете, а я зайду попозже.
        - Нет уж, объясните! - воскликнул Шкуродер и поспешно добавил: - А то, пожалуй, еще парочка монстров - и я сойду с ума.
        - Прекрасно понимаю! - Лобачев закивал и вошел в комнату первым; лишь тогда Шкуродер осторожно последовал за ним, зыркая по углам. Комната оказалась просторной - похоже, в прошлом это была палата, рассчитанная минимум на пару десятков больных. Лишние кровати убрали, но остались следы от их ножек - продавленные кружки в полу. Три огромных окна с арочными сводами впускали достаточно много света, но отсутствие занавесок на них делало помещение неуютным и голым. Из мебели были две железные кровати, сдвинутые вместе и застеленные вполне приличным пледом, продавленный посередине диван и два кресла, тоже прикрытые яркими пледами и, судя по виднеющимся из-под них ободранным подлокотникам, появившиеся в санатории со дня его ввода в эксплуатацию. Вместительный шкаф, выкрашенный почему-то в зеленый цвет, всем своим видом внушал тревогу: и думать не хотелось о том, чтобы заглянуть в его недра, поэтому Шкуродер сразу решил, что его вещи могут и в чемодане полежать неделю, которую он планировал провести здесь.
        Лобачев опустился в кресло, а Шкуродер устроился напротив него на краю кровати и тяжко вздохнул, готовясь услышать обещанные объяснения: ничего хорошего он не ожидал и вообще считал свое опрометчивое решение приехать в подобное место полным сумасбродством. Конечно, демоны донимали его, но он к ним уже почти привык, а здесь происходит нечто и вовсе необъяснимое, и Шкуродер не был уверен, что будет в состоянии осмыслить полученные объяснения и не повредиться при этом рассудком.
        Скрипнула входная дверь, от чего оба вздрогнули.
        - Сквозняк, - успокоил Лобачев и кивнул головой в сторону окон: - Рамы старые, рассохшиеся, щели в палец толщиной.
        - А может, тот человек в шляпе за нами подглядывает? - Шкуродер попытался придать своему голосу шутливый тон, но у него не вышло. Лобачев ответил, пряча усмешку в бороде:
        - Расслабьтесь и выслушайте меня. Наверняка вы уже знаете от нашей сотрудницы из офиса в Санкт-Петербурге, что процедуры вам предстоит принять не совсем обычные. Это нельзя назвать лечением, скорее - перемещением в определенную среду, имеющую благотворное воздействие на человеческую душу. Сорок лет назад в этом санатории мною был создан исследовательский центр, главной задачей которого было выяснить причину высокой продолжительности жизни местных жителей. Я обнаружил особые частицы, содержащиеся в воздухе этих мест. Частицы эти встречаются повсюду в мире, но только здесь их концентрация самая высокая. Возможно, это как-то связано с геомагнитным полем Земли, которое в высокогорье мощнее, чем в других местах, и способствует накоплению частиц в окружающем пространстве. Во время проведения своих исследований я обнаружил, что значительная концентрация этих частиц способствует перемещению души в нематериальное измерение - в потусторонний мир, если хотите. Это мир вечности, где оказывается каждая душа после смерти физического тела, и прежде процесс этот был необратим. Никому не удавалось заглянуть за
черту и вернуться обратно - никому, кроме меня. Я изобрел установку, в которой душа отделяется от живого тела, путешествует в нематериальное измерение, где обновляется, исправляется, а после возвращается обратно, и человек может жить дальше, сбросив с себя груз накопленных грехов. Именно грехи, а точнее, чувство вины за различные злодеяния, разрушают человеческое тело болезнями, ускоряют процесс старения, превращая такое невероятное чудо, как жизнь, в сущую муку. Вы ведь понимаете, о чем я говорю?
        Шкуродер согласно кивнул.
        - Отлично. Таким образом, опытным путем мне удалось подтвердить предположение, что отменное физическое здоровье местных жителей напрямую связано с постоянным воздействием на организм благотворной энергии, проникающей из пространства вечности. Проще говоря, они как бы живут одной ногой в раю. И вот, опираясь на данные многолетних исследований, я создал некий концентратор частиц вечности, способный, как магнит, притягивать их к себе. Всего десять минут нахождения в моей установке прибавляют около десяти лет жизни. Правда, первые опыты были неудачными, однако я позже понял, в чем дело. Пытаясь излечить онкологических больных, я тогда не знал, что невозможно восстановить разрушенное, когда, например, в организме произошел отказ почти всех жизненно важных органов. Если болезнь поразила организм настолько, что человек уже ходячий труп, райская прогулка не продлит ему жизнь, он попросту не сможет вернуться оттуда. И, да, во время процедур такие пациенты умирали. Но многих все-таки удалось вылечить! Что примечательно, выздоравливали в основном дети, а с взрослыми все было сложнее. Они или умирали, или
после первой же процедуры сходили с ума, превращались в буйных психопатов, и всюду им мерещились чудовища. Тогда-то я и осознал, что из вечности проникает не только «райская» - назову ее так - энергия, но и некая разрушительная сила, словно взрослые притягивали ее, а дети - нет. Тогда у меня и возникла мысль о влиянии грехов. По этой причине я однажды решился на рискованный эксперимент, хотя, возможно, услышав об этом, вы будете шокированы… Да, признаю, что ради науки я готов на все. У меня возникла идея поместить в установку взрослого и ребенка, а установку подвергнуть вращению по принципу центрифуги, чтобы в момент перехода их души как бы сливались. Так я надеялся, что чистая детская душа послужит проводником для более греховной души взрослого. Представьте себе, я оказался прав! Оба вернулись в свои тела, и у взрослого было отмечено значительное улучшение физического и душевного здоровья! Мое открытие помогло сохранить жизнь сотням безнадежных больных, прежде чем закрыли мой центр. Да-да, для меня это оказалось настоящей трагедией! Много лет я провел в научных изысканиях, и вот, едва мне удалось
достичь желаемых результатов, как все прикрыли! А случилось это так. Однажды, узнав о наших чудодейственных процедурах, из Москвы к нам прибыл высокопоставленный чиновник из сферы здравоохранения. Вы только что с ним виделись, это Вениамин Казимирович - тот самый человек в шляпе, напугавший вас. Ему не повезло, он не пережил процедуру. А вместе с ним погибла и девочка, находившаяся в тот момент в установке. Это был несчастный случай: Лиля перед процедурой сильно нервничала, и решено было ее усыпить, но медсестра неверно рассчитала дозу снотворного - попросту убила ее. Ну, а без девочки Вениамин Казимирович оказался неспособен вернуться в свое тело из-за отягощавших его душу грехов. Роковая ошибка медсестры привела к тому, что я оказался в тюрьме, а центр, как и сам санаторий, закрыли, и все это было заброшено на два десятка лет, тем более что чуть позже случился горный обвал, и единственная дорога стала непроходимой. Хотя благодаря этому обстоятельству все мое оборудование осталось в целости и сохранности, лишь чуть заржавело и запылилось, но хотя бы не было разбито вандалами. Будто сама природа
решила сберечь здесь все до моего возвращения.
        Шкуродер яростно тер лоб, не отдавая себе отчета в том, что вот-вот сотрет кожу в кровь. Речь доктора звучала, как бред сумасшедшего. С другой стороны, отказаться от процедур он уже не мог: слишком большие надежды на них возлагал. Но… дети! Здесь были замешаны дети! Да этот Лобачев такой же монстр, как и он сам, с той лишь разницей, что его цель - не деньги, а научные изыскания!
        - Вряд ли я поверил бы вам, если бы не видел, как этот ваш Казимир и девочка исчезли, - произнес Шкуродер задумчиво.
        - Вениамин Казимирович и Лиля, - поправил его Лобачев и продолжил: - А теперь настало время рассказать о побочных эффектах. Наверное, они есть у любого лекарства или оздоровительной методики. Есть они и у моих процедур. Но не пугайтесь раньше времени! Еще немного терпения, я почти закончил. Так вот, вкратце расскажу о причинах недавних видений. Как я уже говорил, концентратор притягивает частицы вечности, которые скапливаются в специальной емкости, откуда поступают в установку с пациентом, но особенность концентратора такова, что частицы скапливаются и вокруг него тоже. Во время его работы собирается достаточно много частиц - как в помещении процедурной, так и в целом в здании. Из-за скопления частиц грань между материальным и нематериальным миром здесь чрезвычайно тонка, поэтому мы можем видеть визуальные проявления находящихся там душ - призраков, попросту говоря. Они предстают перед нами, как правило, в том виде, в каком они сами себя воспринимают. Поэтому Вениамин Казимирович всегда носит свою любимую шляпу, хотя во время процедуры шляпы на нем не было. А на Лиле одно и то же нарядное платье,
которое ей разрешали надевать по праздникам, хотя на девочке была пижама.
        - А чудовища? - полюбопытствовал Шкуродер, оставив, наконец, в покое свой лоб, на котором красовалось багровое пятно.
        - Чудовища… Хм… это такое не вполне объяснимое явление. Но я предполагаю, что они могут быть воображаемыми страхами умерших людей, представляющих себе то, чего боялись при жизни, причем покойные не только сами их видят, но и проецируют свои виденья в окружающее пространство. Поэтому их чудовищ видим и мы. Однако я уверен, что для нас с вами эти чудовища не могут быть опасны. Ведь это как диафильмы. Помните диафильмы? Просто картинки на стене, отраженные проектором. Вот, к примеру, ужасное существо, которое набросилось на нас в коридоре, - это так называемый горный дух Абауаю, которого боится один мальчик по имени Энвер. Наверняка его в детстве часто пугали этим мифическим персонажем, и мы наблюдали плод его фантазии, потому что сам мальчик - точнее, его душа - находился где-то поблизости. Главное - помнить, что никакие вымышленные чудовища не могут причинить вам физический вред, так как не имеют материальной природы. Хотя иногда выглядят они невероятно реалистично, могут преследовать, нападать, внушать страх и ужас, даже причинить боль - но не они сами, конечно. Это сделает ваш мозг, реагируя на
воображаемое воздействие подобных видений. К примеру, если вы увидите, что в вас вцепились когти, то боль может быть реальной, а если чудовище сомкнет клыки на вашей ноге, вы можете услышать, как хрустят ваши кости. Это ужасно, согласен, но, когда шок пройдет, вы обнаружите, что ваша нога осталась на месте и вполне здорова. Никаких ран не останется. А боль вы почувствуете лишь в том случае, если поверите в то, что увидите. Итак, повторяю: вы должны помнить, что физический ущерб такие виденья вам нанести не могут, разве что вы сами, к примеру, убегая от них, споткнетесь, упадете и наставите себе синяков. Кстати, виденья могут быть как чужие, так и ваши собственные. С другой стороны, это могут быть не только жуткие пугающие существа, но и прекрасные картины из мечтаний. Особенно ярко это проявляется у детей. Они видят сказочные миры, фей, гномов и прочих персонажей, о которых когда-то слышали или видели на картинках. Кстати, вам не помешает познакомиться с вашей будущей спутницей в мир вечности и попытаться установить с ней дружеский контакт. Что думаете по этому поводу?
        - Да, наверное, не помешает, - неуверенно произнес Шкуродер. Его мозг с трудом справлялся со шквалом научно-мистической информации.
        - Тогда я могу проводить вас к ней прямо сейчас, раз вы согласны на процедуры. - Лобачев пристально смотрел собеседнику в глаза в ожидании ответа.
        - Не уверен насчет процедур… - замялся тот. - Ведь были смертельные случаи. Не хочется рисковать.
        - Все допущенные ошибки учтены, я же объяснял, - с нажимом произнес доктор и неожиданно спросил: - Как думаете, сколько мне лет?
        Шкуродер окинул Лобачева оценивающим взглядом и ответил с сомнением:
        - Около шестидесяти?
        - Девяносто, уважаемый Александр! Девяносто! Около шестидесяти мне было тогда, когда я начал свои опыты, и с тех пор я перестал стареть. Так что, как видите, риск того стоит. Если хотите, я могу показать вам свой паспорт.
        - Я вам верю. - Шкуродер был впечатлен. Если бы не седина, доктор мог бы выглядеть так, будто едва разменял пятый десяток.
        Комната девочки, куда вскоре привел Шкуродера Лобачев, была копией его собственной и отличалась только разбросанными по полу старыми игрушками. Прямо посередине стояла деревянная лошадка-качалка, с которой почти полностью слезла вся краска - осталось лишь несколько рыжих длинных пятен, похожих на засохшую кровь. Рядом валялись засаленный игрушечный медвежонок без глаз, такого отталкивающего вида, что вряд ли нашелся бы ребенок, желающий взять его в руки, кукла со спутанными измочаленными волосами, заяц с одним ухом, а чуть поодаль, тоже на полу - несколько детских рисунков и россыпь карандашей. Девочка сидела на кровати спиной к двери и даже не повернулась, когда они вошли.
        - Рая, познакомься, это твой новый друг Александр! - весело воскликнул Лобачев, будто сообщал радостное известие.
        Она оглянулась через плечо, едва слышно обронила «Здрасьте», тут же отвернулась к окну и начала сильно раскачивать ногами. Шкуродер заметил, что у неё на ногах голубые сандалии - новые и, похоже, дорогие. «Интересно, откуда у них эта девочка? Выглядит, как ребенок из хорошей семьи. Они ее похитили, что ли? Только этих проблем мне еще не хватало!» - подумал он, с подозрением покосившись на Лобачева. Тот сделал несколько шагов по направлению к кровати и остановился в нерешительности. Помолчав секунду, спросил:
        - Рая, ты помнишь, что обещала показать Александру сказочную страну, о которой я тебе рассказывал?
        - Покажу, только если потом ты отвезешь меня к папе! - выкрикнула девочка, резко обернувшись. У нее было усталое бледное лицо.
        - Конечно, отвезу! - без промедления согласился Лобачев, но даже Шкуродер сразу понял, что это ложь.
        - Учти: если обманешь, я в твои игры больше играть не буду! - В голосе девочки звучала угроза. - Так и знай: я выпрыгну из окна и разобьюсь! Насмерть, так и знай! Так и знай!
        Лобачев попятился, скользнул мимо Шкуродера и, выглянув за дверь, гаркнул в коридор:
        - Жанна!
        - Не зови ее! - Девочка вскочила, подняла с пола пластиковую куклу и швырнула в доктора, но промахнулась - кукла ударилась в дверь рядом с его головой. - Пусть она сюда не приходит! Позови лучше Элину!
        - Если перестанешь буянить, позову Элину, - согласился Лобачев.
        - Ладно! - буркнула та и снова села на край кровати.
        Через минуту в комнату ворвалась полная рыжая женщина лет пятидесяти, а следом за нею вошла знакомая Шкуродеру девушка, сопровождавшая его с вокзала в санаторий.
        - Сделать укол? - спросила рыжеволосая тетка, грозно сверкая глазами в сторону забившейся в угол кровати девочки. Та, услышав это, натянула на голову одеяло.
        - Обязательно, если продолжит скандалить! - громко - так, чтобы и под одеялом было слышно - произнес Лобачев.
        - Давайте, я побуду с ней, - вмешалась девушка.
        - Да, Элина, останься. А остальные пусть уйдут! - донеслось из-под одеяла.
        - Идем, Жанна. - Лобачев взял женщину под руку и, кивком дав понять Шкуродеру, чтобы тот следовал за ними, вышел с ней в коридор. - Что там сегодня у нас на ужин? - спросил он у рыжеволосой, которая, как понял Шкуродер, была его супругой.
        - Радужная форель и салат из морской капусты с икрой, как ты и заказывал. Игорь с Элей привезли много свежих продуктов, - сообщила та с довольным видом. - Накрыть в столовой или принести в твой кабинет?
        - Конечно, в столовой. Я еще не закончил беседу с Александром, мы продолжим за ужином. И ты, дорогая, составь нам компанию, заодно обсудим детали завтрашней процедуры. - Последние слова Лобачев произнес вслед удаляющейся и услужливо кивающей жене.
        Когда женщина отошла подальше, Шкуродер приблизился к доктору и прошептал:
        - Откуда эта девочка? Вы что, похищаете детей?!
        Тот вздрогнул, нахмурился, обдумывая ответ, и как-то театрально замотал головой:
        - Нет, что вы! Рая - моя внучка, дочь Элины и Игоря. А Игорь - мой сын. Мне бы в голову не пришло похищать детей!
        - Но она просила отвезти ее к отцу! Вы что, запрещаете ей с ним видеться? - наседал Шкуродер, не скрывая издевки в голосе.
        - У Раи психическое расстройство. Она выдумывает себе что-то, а потом верит, и разубедить ее непросто. Поэтому мы с ней не спорим, а ставим ей успокоительные уколы. Ничего серьезного, уверяю вас. И прогулка в вечность ей тоже пойдет на пользу. Так что вам не стоит об этом переживать. Я не стал бы рисковать жизнью внучки, если бы хоть на миг сомневался в безопасности процедуры. - Лобачев говорил неуверенно, будто сочинял прямо на ходу.
        - Если девочка живет с вами, то как она ходит в школу? Вы возите ее дважды в день по этой смертельно опасной дороге? - спросил Шкуродер, сам не зная, зачем. Ну, чего он хочет от Лобачева? Вывести на чистую воду? И какая ему от этого польза? Ясно, что этот доктор - безумец, одержимый наукой и способный ради нее на любое преступление. Ну, а сам-то он чем лучше? Кровожадный маньяк, разделавший собственного отца, как кроличью тушку. Однако, наверное, Лобачев все еще пытался сохранить хорошую мину при плохой игре, потому что ответил:
        - Нет, после процедур Рая вместе с родителями вернется домой. Через неделю. А мы с Жанной останемся. Дети навещают нас по выходным, а в остальное время мы с женой живем тут одни.
        - Ясно. А кто такой Энвер? - не унимался Шкуродер.
        - Бездомный мальчик, мы нашли его в горах. Вернее, Игорь нашел и привел к нам. Энвер получил травму головы и потерял память. Он так и не смог сообщить, где живет и кто его родители, - отвечал Лобачев, не моргнув глазом.
        - Вы могли отвезти его в поселок и спросить у местных жителей - вдруг бы его кто-то узнал?
        - Может быть, Энвер получил травму головы, потому что родители били его, как знать? Так бывает. Поэтому мы решили ждать, когда к нему вернется память. Но прошло десять лет, и она так и не вернулась.
        - А где он сейчас?
        - К сожалению, он сейчас в состоянии, которое можно охарактеризовать как кому, но это не совсем так. Он прячется в пространстве вечности и не желает возвращаться, а тело его, хоть и не умерло, но без души совершенно безжизненно. Надо бы отправиться за ним, найти и вернуть назад. Негодник уже не раз проделывал подобное. Ему там нравится больше, чем здесь, вот и сбегает все время. - Лобачев замолчал.
        Шкуродер тоже не знал, что сказать. Вопросы у него кончились, но ни одному ответу доктора он не поверил. Желая как-то разрядить обстановку, он похлопал доктора по плечу и снисходительно произнес:
        - Вы простите, что я тут целый допрос вам учинил. Я ведь подлечиться приехал, а не расследование проводить. И вообще считаю: каждый имеет право на свои тайны, и на свои грехи тоже.
        В глазах Лобачева мелькнул испуг, но тут же сменился гостеприимным радушием:
        - Приходите в столовую через полчасика. Она на этом этаже, вход из зала с колоннами. Там над дверями табличка, не ошибетесь. Я принесу коньяк, выпьем за знакомство!
        Столовая была чрезмерно велика для такой скромной компании. Когда Шкуродер, ориентируясь на звон посуды, далеко разносящийся в тишине длинного коридора, нашел вход, за столом сидели четверо: Лобачев, Жанна, Элина и молодой мужчина с редкой рыжей бородкой - тот самый, который доставил его в санаторий. По всей видимости, это и был сын доктора Игорь. Похоже, основной набор генов ему достался от матери: он был ее копией в мужском облике - рыжеволосый, рыхлый, с пустым взглядом светло-серых блеклых глаз.
        Бледно-розовая форель, разложенная по тарелкам, не вызвала у Шкуродера аппетита, и пришел он сюда вовсе не из-за голода. Ему не хотелось оставаться одному, потому что к его собственным кровавым чудовищам неожиданно присоединился Вениамин Казимирович, человек в шляпе. Он прошел к нему в комнату прямо сквозь стену и сел на кровать в тот момент, когда Шкуродер только погрузился в раздумья о предстоящем сомнительном «лечении». Все мысли тотчас исчезли, вымещенные страхом, и вспомнившиеся заверения Лобачева о том, что виденья не могут причинить физический вред, не помогали. Человек в шляпе молча сидел и сверлил его взглядом в окружении бескожих уродцев, и если к последним Шкуродер привык и мог даже иногда их не замечать, то присутствие Вениамина Казимировича его невероятно нервировало, хотя тот ничего не говорил. Только когда Шкуродер уже выходил из комнаты, призрак бросил ему в спину: «С таким багажом, как у вас, дружище, я бы туда не совался!»
        Форель не лезла Шкуродеру в горло и напоминала протухшую селедку, от коньяка он отказался - не пил с тех пор, как рядом с ним появились кровавые монстры, опасаясь, что в состоянии алкогольного опьянения виденья станут еще реалистичнее и перепугают его до инфаркта. Разглагольствования Лобачева, которые с интересом слушали члены его семьи, показались Шкуродеру скучными: они изобиловали научными терминами, в которых он не разбирался, а потом доктор и вовсе ударился в философские рассуждения о рае и аде, о грузе грехов и о том, что чем их больше, тем мучительнее становится жизнь такого грешника, и после смерти мучения эти многократно усиливаются.
        Шкуродер даже задремал под монолог Лобачева, но внезапно очнулся от резкого вскрика и увидел, как неуклюже выскакивающая из-за стола Жанна с грохотом роняет стул, таращась в дальний угол столовой. Доктор, его сын Игорь и Элина смотрели туда же. Повернувшись в ту сторону, Шкуродер увидел, как к столу приближается незнакомая женщина, немолодая, с головы до пят одетая в черное, и почти сразу понял: она не живая, а так называемый «побочный эффект». Старый паркет ни разу не скрипнул под ее ногами, а пройти по нему беззвучно было невозможно. Судя по реакции семейства Лобачевых, нежданная гостья была хорошо знакома всем троим, и внезапному ее появлению они были явно не рады. Женщина, наоборот, улыбалась, будто случайно встретила старых друзей.
        - Жанна? Доктор Лобачев? Надо же, вы совсем не изменились! - громко произнесла она, и голос ее, как показалось Шкуродеру, прозвучал прямо у него в голове: ожидаемого при такой высоте потолков эха не возникло.
        - Зато ты стала похожа на сушеную хурму! - ответила Жанна, на лице которой не осталось и следа от недавней растерянности. - Но я тебя хорошо запомнила! Если бы не ты, тот эксперимент мог закончиться благополучно, и все бы сложилось иначе. Знаешь, что моему супругу пришлось отсидеть несколько лет в тюрьме как злостному преступнику?
        - Ну что ты! - вмешался Лобачев вполне миролюбивым тоном. - Мы ведь уже выяснили, что она была ни при чем. Медсестра ошиблась с дозой снотворного.
        - Это ее поступка не оправдывает! - В лице Жанны медленно проступали бульдожьи черты: брови сошлись к переносице, взгляд потяжелел, глаза налились кровью, щеки устремились к плечам. - Как она посмела вмешиваться в научный эксперимент, способный изменить судьбу человечества?! Зачем, спрашивается, она опять сюда явилась? Чтобы снова все испортить?!
        - Я сына ищу. У меня сын пропал, - тихо, но твердо произнесла женщина в черном. - Я всюду его искала, а недавно заметила похожего мальчика неподалеку от санатория. Думаю, он где-то здесь.
        - Откуда ему здесь взяться?! - возмущенно рявкнула Жанна, однако глаза ее забегали.
        - Я видела его вчера на мосту… - Женщина мечтательно улыбнулась. - Он должен быть здесь. Вы не встречали моего Энвера? Черненький такой, остроносый, шустрый очень.
        - Послушайте… э-э… Да, Хибла! Видите, я даже имя ваше запомнил! - Лобачев шагнул к ней так стремительно, словно собирался наступить ей на ногу. - Здесь такое место… Вечно чудится всякое. Вот и вы нам чудитесь. - Он шагнул еще раз, прямо на нее, и наверняка сбил бы с ног хрупкую женщину, если бы та вдруг не исчезла так же внезапно, как исчезал перед этим Вениамин Казимирович - подобно мыльному пузырю, молниеносно и беззвучно.
        - Не стоит обращать внимание. - Лобачев махнул рукой, приглашая компанию вернуться к столу. - Бедняжка умерла, и ее душа теперь скитается, а мы из-за побочных эффектов, создаваемых частицами вечности, можем видеть ее призрак и даже общаться. Но на самом деле она уже не человек. Нестабильная эфемерная субстанция, и только.
        - Если так, почему мы слышим ее голос? - полюбопытствовал Шкуродер.
        - Хороший вопрос! На самом деле я еще недостаточно изучил это явление - просто потому, что оно меня не очень-то волнует. Я, знаете ли, больше озабочен влиянием частиц на организм живых людей и не углублялся в исследование природы призраков… Думаю, дойдет очередь и до них.
        Лобачев еще что-то сказал, но его слова потонули в пронзительном детском крике, пронесшемся по коридору.
        - Рая? - Вздрогнув, доктор вопросительно посмотрел на Элину.
        - Я дала ей таблетку снотворного. Она уже спала, когда я ушла. - Девушка, явно волнуясь, встала, звонко опустив на стол бокал с недопитым вином.
        Жанна вскочила следом, ворча:
        - Надо было сразу укол делать! Снова истерику закатила!
        Женщины торопливо вышли из столовой. За столом повисло молчание - все невольно слушали детские вопли, полные злости, обиды и слез. Хлопнула дверь, донесся рассерженный голос Жанны, ему вторил уговаривающий - Элины, и через несколько минут крики стихли.
        Шкуродер насмешливо произнес:
        - Доктор, да у вас тут прямо гестаповские застенки! А Энвер, значит, бездомный ребенок? Ну-ну… Я так понял, эта Хибла - его мать. Что же вы не сказали ей, где ее сын?
        - А зачем? - В беседу неожиданно вмешался молчавший до этого Игорь. Он поднялся и продолжил говорить, вышагивая вокруг стола: - Здесь Энвер принесет гораздо больше пользы, чем в горном ауле. Да, признаюсь, он не бездомный. Я подкараулил и поймал его в пещере, когда он залез в нее вместе с другими мальчишками. Да, ребенок понадобился нам для опытов, как бы дико это ни звучало. Но его никто не обижал. Мы заботились о нем все эти годы, он стал членом нашей семьи. Можно сказать, Энвер мне, как сын! Мальчик помог отцу сделать настоящий прорыв в исследовании частиц вечности и тем самым принес пользу обществу. Какую пользу он мог принести, проживая в своем ауле?
        Шкуродеру не нравилось, что Игорь уже несколько минут топчется прямо у него за спиной, это его настораживало, и, как оказалось, не зря. Краем уха он уловил еле слышное металлическое позвякивание. Инстинкт сработал молниеносно: скальпель, вложенный в потайной карман, вшитый у края рукава, уже был в его руке, когда Игорь произнес очередную фразу:
        - Вы же понимаете, что теперь, узнав такие неприглядные подробности, вы не сможете уйти отсюда. (Звяк!) Но не переживайте, мы ведь не убийцы. Поживете с нами до окончания папиных исследований… (Звяк!) Мы понаблюдаем, как ваш организм реагирует на воздействие… А-а-а!!! - витиеватая речь оборвалась безумным воем. Попытка пленить Шкуродера не удалась: наручники, которые Игорь пытался застегнуть на его запястьях, с грохотом упали на пол, и тонкие струйки крови потекли с его пальцев на блестящий металл. Скальпель не подвел, как всегда. В следующий миг Шкуродер резко выбросил руку вперед, и острое лезвие прошлось по горлу Лобачева - легко, без усилий. Но этого было достаточно, чтобы тот захрипел и повалился на стол, усеивая багровыми брызгами белоснежный фарфор с остатками форели и салата.
        С истерично-горестным воплем «Папа!» Игорь бросился к доктору и повис на нем сверху; Шкуродер не понял, что тот собирался с ним сделать - то ли поднять, то ли обнять. Однако раздумывать над странным маневром он не стал, а точным движением воткнул ему скальпель в шею - точно в то место, где находилась сонная артерия. Он и кроликов всегда так убивал - чтобы сразу вся кровь вытекла и не мешала свежевать тушку.
        Когда тела перестали вздрагивать, Шкуродер отступил на шаг и, взглянув на бездыханных собеседников, хмыкнул с улыбкой, удовлетворенный результатом.
        Два тела, поваленные друг на друга, лежали посреди стола, накрыв собой тарелки с невзрачной форелью, и кровавая лавина плавно растекалась вокруг них, впитываясь в белое полотно, будто съедая белизну, отчего казалось, что скатерть тает, как первый снег. Но любоваться было некогда, нужно было как можно быстрее довести начатое дело до конца, и Шкуродер, вытерев лезвие скальпеля о край скатерти, направился к выходу из столовой, и как раз вовремя: Жанна была уже в дверях, стояла, скованная шоком от увиденного, с раскрытым ртом, обхватив руками собственную шею. Тяжелые щеки ее мелко тряслись, глаза выпучились, как у рыбы, взгляд остекленел. Из-за ее массивного плеча выглядывала Элина, которая, судя по ее озадаченному виду, еще не поняла, почему жена доктора застряла на пороге.
        Шкуродер вцепился в рыжие кудри Жанны, дернул ее голову на себя и всадил скальпель в шею чуть ниже затылка. Грузное тело женщины осело вниз. Он перешагнул через него, хватая за плечо заходящуюся визгом Элину и уже взмахнул рукой, но вовремя опомнился и подавил кровожадный порыв, сообразив, что девушка ему еще понадобится: должен же кто-то объяснить ему, как воспользоваться установкой Лобачева.
        Наручники, которые Игорь собирался надеть на Шкуродера, надеясь превратить его в подопытного кролика, пригодились для усмирения Элины, бьющей руками, как обезглавленная курица - крыльями. Ее ноги он связал лоскутом, отрезанным от портьеры, из которой соорудил и кляп, но прежде чем заткнуть ей рот, предварительно выпытал, где находится установка для процедур. Перепуганная до смерти девушка сильно заикалась, и Шкуродеру с большим трудом удалось разобрать ее слова: «Процедурная номер один». Намотав на кулак ее длинные волосы, он поволок ее за собой через холл по темному коридору, вдоль дверей, всматриваясь в таблички с надписями на них. Нужная дверь оказалась второй от конца коридора. Вытащив кляп изо рта пленницы, Шкуродер заставил ее сообщить, где ключ. За ключом пришлось вернуться в столовую, оставив связанную Элину на полу в коридоре, - тот лежал в кармане пиджака доктора Лобачева.
        Дверь в процедурную, металлическая и массивная - не меньше полуметра в толщину, открывалась тяжело. Шкуродер скользнул в темное нутро и пошарил руками по стенам в поисках выключателя. Тот вскоре щелкнул под пальцами, и с тихим дребезжанием, часто мигая, загорелись люминесцентные лампы на потолке. Несколько секунд помещение то заливалось голубоватым холодным светом, то погружалось во мрак, и толком ничего невозможно было разглядеть. Когда освещение стало устойчивым, Шкуродер осмотрелся. Белый глянцевый кафель покрывал поверхность стен повсюду от пола до потолка, как в операционной, у входа - рыжие дерматиновые кушетки, дальше - несколько белых металлических шкафов, за их стеклянными дверцами - плотные ряды потрепанных картонных папок, пустой стол перед окном. Слева - еще дверь, похожая на входную, из такого же толстого металла, чуть приоткрытая. Шкуродер толкнул ее, и дверь плавно ушла внутрь, открывая взору объемную конструкцию, похожую на огромную стиральную машину: за круглым стеклянным люком была видна поблескивающая поверхность металлической емкости, разделенной перегородкой надвое. Рядом с
люком - нечто вроде пульта управления, усеянного, как конфетти, множеством разноцветных кнопок. Шкуродер поморщился: в этом хаосе самому ему точно не разобраться. Он оглянулся на тихо мычащую Элину, которую оставил у входа. Если она будет так же заикаться, то расшифровывать назначение этих кнопок ему придется до утра. Он подошел к ней, прижал скальпель к горлу и, выдернув кляп, прошипел:
        - Будешь орать - проткну шею!
        Элина беззвучно тряхнула головой. Спутанные волосы упали ей на лицо.
        - А теперь рассказывай, как работает эта адская машина! - С этими словами Шкуродер поволок ее в соседнее помещение, где находилась установка Лобачева.
        - Не убивайте… - со слезами в голосе прошептала Элина. - Я никому не скажу. Уеду, исчезну. Пожалуйста!
        - Рассказывай! - Шкуродер влепил ей пощечину. Девушка зажмурилась, выдавив из-под ресниц слезы, и упрямо повторила:
        - Пожалуйста… Пообещайте, что отпустите.
        - Как включить эту хрень?! - Он в нетерпении дернул ее за волосы. Тратить время на уговоры совсем не хотелось, и давать пустые обещания было не в его характере.
        - Я не помню комбинацию, доктор всегда сам набирал. - Элина заикалась, и понять ее удалось не сразу, но, уловив смысл, Шкуродер рассвирепел и рявкнул:
        - Доктор уже ничего не расскажет! И ты сейчас заткнешься навсегда, если будешь продолжать врать! Что, не выучила за несколько лет?!
        - Меня редко подпускали… Но там, в шкафу, в папке, есть все записи… Крайний шкаф у стола. У папки красный корешок.
        Шкуродер легко отыскал нужную папку, она оказалась на видном месте. Раскрыв ее, растерялся: листы были беспорядочно исписаны цифрами и буквами, сплошь «1ж - 5з - 2ч - 3к…» и так далее. Он вернулся к установке и показал первый лист сидящей на полу Элине:
        - Что-нибудь понимаешь?
        Она мгновение изучала записи, потом, кивнув, ответила:
        - Здесь алгоритмы запуска концентратора для разной интенсивности. Вначале нужно включить его - он сразу за установкой.
        Шкуродер обошел конструкцию с люком и увидел позади нее металлическую емкость, от которой отходили две толстые гофрированные трубы толщиной не меньше метра в диаметре: одна исчезала в стене, другая соединяла емкость с установкой. На поверхности емкости тоже был пульт с кнопками, но здесь кнопок было поменьше. За спиной раздался робкий голос Элины:
        - Концентратор накапливает частицы и направляет их поток в установку для воздействия на астральное тело пациента, обеспечивая высвобождение из тела физического. Вначале нужно включить его. Один «ж» - это значит желтая кнопка в первом ряду. Пять «з» - зеленая в пятом. Это просто. Даже не зашифровано. Перед процедурой доктор обычно включает концентратор на час и только потом помещает пациента и донора в установку.
        - Мой донор - это та девчонка? - Шкуродер обернулся к Элине. - Что с ней? Почему она кричала?
        - Я укол снотворного ей поставила, теперь спит. У нее часто истерики бывают.
        - Потому что вы ее похитили? Лобачев сказал, что она ему внучка.
        - Разве для вас это важно? - возразила девушка.
        - Не люблю, когда мне врут. Если врут - значит, принимают за идиота. А я не идиот.
        - Жанна увела ее с пляжа в Адлере на следующий день после того, как Лобачев получил из Питера ваш заказ. Это было не запланировано. Произошло непредвиденное. Обычно все процедуры мы проводили с Энвером, но он впал в кому, и срочно понадобилось найти другого ребенка. - Элина выкладывала как на духу все, что ей было известно.
        - А что стряслось с тем пацаном? Процедура опасная? - насторожился Шкуродер.
        - Н-н-нет… - неуверенно ответила девушка, но, уловив гневную искру во взгляде своего мучителя, поправилась: - Теперь - нет. Раньше - да, погибали люди. Вначале Лобачев не знал, что взрослых нельзя одних отправлять в пространство вечности. Он сам не раз бывал на той стороне и потом рассказывал, что видел неких сущностей, которые пытались утянуть его в черную дыру. Лобачев предполагал, что дыра была входом в некое пространство, наполненное негативной энергией - нечто вроде того, что люди считают адом. Доктор утверждал, что взрослые пациенты притягивали этих сущностей «грехами» - так он называл накопленное ими за годы жизни чувство вины. Будто бы каждый человек знает, когда совершает хорошее, а когда - плохое. Информация об этом впитывается в астральное тело человека, наполняет его светлой и темной энергиями. После смерти человека движение души определяется преимуществом одной из этих энергий: если перевес оказывается у светлой - душа устремляется к свету, или, можно сказать - в рай. Чем сильнее перевес, тем быстрее душа достигает цели. Но Лобачев заметил, что у взрослых так не бывает. Их души
затягивало в черные дыры, и тела их умирали в установке. Тогда доктор придумал помещать пациентов вместе с детьми. Он считал, что ребенок, будучи неразумным до определенного возраста, не в состоянии накопить темную энергию, образующуюся в результате сознательно совершенных дурных поступков. Его идея оказалась гениальной. Несколько человек успешно прошли процедуры в сопровождении нашего Энвера и остались очень довольны. Они избавились от болезней и тяжких дум, помолодели, почувствовали себя счастливыми. Но Энвер с каждым разом возвращался в тело все позже, и однажды Лобачеву пришлось идти искать его в пространство вечности. Доктор поймал мальчишку на мосту, когда тот хотел сбежать в пространство света. В тот раз Энвер очнулся в своем теле, но после очередной процедуры в себя не пришел. Потом мы не раз видели его фантом в коридорах здания. Мальчика преследовало какое-то жуткое чудовище, и Лобачев решил больше не связываться с Энвером, поэтому пришлось похитить Раю.
        - Лобачев говорил, что чудовища - просто картинки и не способны нанести физический вред! - усмехнулся Шкуродер. - А сам, выходит, испугался!
        - Виденья в самом деле не опасны, - возразила Элина. - Но до тех пор, пока вы здесь, а они там. В пространстве вечности сущности могут напасть на астральное тело и утянуть в черную дыру, но, как я уже говорила, с детьми процедуры проходят благополучно.
        - Разве Энвер не ребенок?
        - Внешне - да. Мальчик выглядит так же, как и десять лет назад, ни на год не постарел - это влияние сильной концентрации частиц вечности вокруг. Концентратор притягивает их, и они скапливаются не только в его емкости, но и повсюду рядом с ним, просто уже не так плотно. Мы все перестали стареть с тех пор, как поселились в санатории. Но фактически Энверу уже двадцать, его разум стал более развитым, ну, и, возможно, на его астральное тело повлияли процедуры с взрослыми: он как бы принял на себя часть их негатива, понимаете? Впитал их темную энергию и поделился с ними светлой. Теперь он - как взрослый, в пространстве вечности ему тоже грозит опасность. А пространство света может стать для его души недосягаемым.
        - Испортили карму пацану, - пошутил Шкуродер, вспомнив религию буддизма.
        Слушая Элину, он уже успел набрать комбинацию кнопок для включения концентратора. Осталось нажать большую квадратную клавишу, обтянутую красной резиной, с надписью «Старт», что он и сделал.
        Раздался звук, напомнивший шум работающего пылесоса. Труба между емкостью и стеной задрожала.
        - Прекрасно! - произнес Шкуродер, сделав вывод, что устройство включилось, как положено. - Что теперь?
        - Нужно перевернуть страницу в папке, - ответила Элина и пробежалась изучающим взглядом по тексту, глядя в поднесенную к ее лицу папку. - Нет, здесь не то. Еще переверните.
        Шкуродер перевернул еще несколько листов, прежде чем девушка воскликнула:
        - Ну вот, вот! Это нужная комбинация. Здесь и подписано даже: «процедура первая». При первой процедуре интенсивность потока частиц самая низкая. Процедура как бы пробная, тест на переносимость.
        - Обойдусь без теста. Давай самую мощную! Не собираюсь я в этом склепе неделю торчать, как Лобачев запланировал. Какая это комбинация?
        - Пятая строчка сверху.
        - А кнопка «Пуск» где?
        - Внутри барабана - там, где располагается пациент. Видите? Для пациента отсек обозначен буквой «П» на перегородке, и рядом - кнопка. Это Лобачев придумал, чтобы он сам мог пользоваться установкой без посторонней помощи. Доктор часто работал без ассистента, хотя Жанна ругала его за это и не хотела оставлять без присмотра.
        - Ничего, теперь он там без ее присмотра не останется! - весело заметил Шкуродер. - А то, что можно без ассистента, так это просто отлично! Очень уж рискованно тебе руки развязывать.
        - Отпустите! - взмолилась Элина, предчувствуя конец: теперь, когда убийца узнал все, что ему было необходимо, он больше в ней не нуждался.
        - Я бы отпустил… - медленно произнес Шкуродер. - Но, думаю, твой супруг не простит мне, что я отправил его на тот свет одного. Без тебя ему там будет скучно. - Скальпель сверкнул в руке. - Так будет лучше для вас обоих, и мне меньше хлопот.
        Предсмертный крик Элины потонул в булькающем кашле. Шкуродер стоял и смотрел, как кровавые брызги фонтаном вылетают из ее рта и оседают на его светлых брюках, покрытых пятнами уже подсохшей крови остальных членов семейства. Последняя капля до него не долетела, распласталась на полу алой кляксой, и он понял, что его жертва умерла. Но Шкуродер знал, что это еще не конец, а, наоборот, начало увлекательного творческого процесса, в который ему не терпелось погрузиться перед путешествием в пространство вечности. Он не в силах был отказать себе в этом удовольствии: от вида крови на него нахлынуло небывалое вдохновение.
        Столовая показалась ему подходящим местом для любимого занятия, поэтому тело Элины он приволок к остальным. По пути заглянул в комнату девчонки: та мирно спала на кровати у окна. Находясь под действием снотворного, она, похоже, совсем не слышала диких криков Элины. Мелькнула мысль, что не мешало бы на всякий случай связать ее, чтобы не сбежала, но ему так не терпелось взяться за дело! Бескожие чудовища стояли за его спиной, разинув голодные рты, и глухо рычали. Ему не хотелось злить их.
        Каждое из четырех тел Шкуродер разместил на отдельном столе, составив их в центре столовой. Семья Лобачевых чудесно смотрелась на белых скатертях (испачканную он выбросил, чтобы не портила вид: кровь на ней подсохла и приобрела неприятный грязно-коричневый цвет). Из-за ярко светящихся люминесцентных ламп столы и тела отчетливо отражались в огромных черных окнах напротив: непроглядная ночная тьма превратила их в зеркала, и Шкуродеру это особенно нравилось. Впервые он сможет полюбоваться всем процессом со стороны.
        Начинать решил с Лобачева-старшего. Первый надрез получился неровным, рука дрогнула от странного звука, похожего на тихий шепот, раздавшегося, казалось, прямо в голове. Шкуродер оглянулся и вздрогнул: рядом с его кровавыми демонами стояли бестелесные Лобачевы с застывшими от ужаса лицами. Взгляды их были устремлены на собственные тела. Похоже, они еще не до конца осознали, что с ними произошло. Уже поняли, конечно, что мертвы, но, казалось, еще не верили, что это навсегда. Шкуродер довольно улыбнулся. Впервые в его жизни жертвы могли видеть, как он творит. Впервые в его практике у него были зрители, способные оценить его мастерство. Это был отличный стимул, чтобы как следует постараться выжать максимум из своих возможностей.
        Шкуродер опомнился лишь с рассветом. Он так вошел во вкус, что совершенно потерял счет времени. Почему-то коснувшиеся его творений солнечные лучи внезапно все обезобразили. При свете ламп он любовался содеянным, а в утреннем свете кровавая картина вызывала отвращение. К тому же навалилась такая страшная усталость, что скальпель выскользнул из его самопроизвольно разжавшейся обессилевшей руки. Такого с ним никогда прежде не случалось! Шкуродер поднял с пола свой инструмент, с которым никогда не расставался, недоумевая: только что он считал себя кем-то вроде талантливого скульптора, а теперь вдруг осознал, что он не кто иной, как обычный мясник. Вся проделанная работа мгновенно потеряла смысл, и он, отвернувшись от того, на что всю ночь смотрел с упоением, поплелся прочь из столовой.
        У выхода висело зеркало в полный рост. Он остановил на нем взгляд, и его едва не стошнило: с подбородка свисала, дрожа, длинная нитка белой пенистой слюны. Шкуродер машинально отер подбородок, оставив на нем густой кровавый след, попытался стереть его другой рукой, но сделал еще хуже. Разочарованно цыкнул, плюнул себе под ноги и вышел в залитый светом холл с колоннами.
        За окнами холла красовался горный пейзаж. Вдали, между горными склонами, утопал в белых облаках железнодорожный мост. Кое-где в просветах поблескивали рельсы. Вдруг Шкуродер краем глаза уловил какое-то движение - внизу, в парке. Опустив взгляд, он начал пристально осматривать деревья и кусты и будто заметил мелькнувшую в зарослях человеческую фигуру, но не был уверен, что ему не показалось. Еще какое-то время он стоял у окна, вглядываясь в зеленые и желто-оранжевые кущи, изучая безлюдные тенистые аллеи, и в нем крепло подозрение, что в парке кто-то прячется. Но время шло, а никакого подтверждения этому так и не появилось: ветви деревьев и шапки кустарника были неподвижны, даже ветер не тревожил их листву. Шкуродер решил, что ему померещилось: глаза устали за несколько часов кропотливой работы. Он потряс головой, пытаясь избавиться от навалившегося оцепенения, и вдруг вспомнил, зачем приехал в этот санаторий. Впереди у него было важное дело. Концентратор, который он включил в процедурной еще вечером, должно быть, уже накопил достаточно «частиц вечности», и установка давно была готова к запуску.
Нужно только разместить в одном из ее отсеков донора, а в другой влезть самому и нажать кнопку «Пуск», расположенную рядом с выбитой на металлической поверхности буквой «П», означающей «пациент». Шкуродер отошел от окна и направился через холл к коридору. На этот раз за колоннами никого не было.
        Девочка все еще спала. Было похоже на то, что она вообще не шевельнулась за ночь: казалось, она лежала в той же позе, в какой Шкуродер видел ее последний раз. Он взял ее на руки, измазав свежей кровью ее белый сарафан, подхватил под коленями свесившиеся вниз ноги в ярко-голубых сандалиях, отметив, что она легла спать, не разувшись. Это выглядело немного странно, но не так уж важно, чтобы раздумывать над этим. Шкуродер поспешил в процедурную.
        Мерное гудение концентратора свидетельствовало о том, что устройство работало нормально. Девочка легко поместилась в отсеке для донора. Она так и не проснулась, оказавшись на твердой металлической поверхности. Шкуродер набрал нужную комбинацию, нажимая на кнопки в указанной в записях последовательности, выбрав ту, которая обеспечивала наиболее длительный период воздействия - по словам Элины, она была в пятой строке. Затем он, кряхтя, влез в отсек для пациентов, прикрыл за собой круглый стеклянный люк - тот захлопнулся с отчетливым щелчком. Кнопка «Пуск» уже была под большим пальцем, когда в коридоре послышались чьи-то шаги. Шкуродер испуганно вздрогнул, прекрасно зная, что в здании кроме него и девчонки живых людей нет, а призраки - так называемые «побочные эффекты» - ступают неслышно. Он хотел было выбраться, чтобы посмотреть, кого это там несет, но было уже поздно: в тот момент, когда он вздрогнул, палец дернулся и утопил кнопку до упора. В следующий миг барабан «стиральной машины» начал вращение, быстро ускоряясь, и перед глазами у Шкуродера все завертелось. Видимая часть помещения за стеклом
люка слилась в сплошной разноцветный диск.
        Побег
        - Рая, познакомься, это твой новый друг Александр! - Голос доктора заставил девочку вздрогнуть и резко обернуться. Лобачев вошел в комнату вместе с незнакомым мужчиной, который вызвал у нее отвращение с первого взгляда. И дело было не в уродливом распухшем носе, смещенном вбок, не в лиловых с желтизной синяках вокруг глаз, а в странном выражении лица: оно было как будто не человеческое. Такие лица могут быть только у кровожадных вампиров, злых колдунов и оголодавших зомби - их всех объединяет жажда убивать. Она поспешила отвернуться. Почему-то ей не хотелось, чтобы этот Александр заметил, что она его боится. Где-то она слышала или читала, что нельзя показывать хищному зверю свой страх: как только он это заметит, тотчас набросится. И убегать тоже нельзя: догонит и растерзает. Зверя нужно перехитрить, и Рая целыми днями пыталась придумать, как спастись от стаи человекоподобных хищников, окружавших ее. Но ничего подходящего в голову не приходило, а теперь, вот, прибыл еще один, да какой - всем хищникам хищник!
        По обрывкам разговоров, иногда долетавшим до нее, Рая поняла, что ее собираются использовать в каких-то опытах, в которых раньше участвовал мальчик по имени Энвер, но недавно он впал в кому. Именно поэтому им понадобился новый, как они говорили, «донор», то есть она, Рая. И уже следующим утром ей предстоит первая процедура. Что именно с ней там будут делать, она и представить не могла. Лобачев уверял, что это будет похоже на прогулку в сказочную страну, но она ему не верила. Ей было очень страшно - так страшно, что она скорее согласилась бы умереть, чем оказаться за дверью с жуткой табличкой «Процедурная №1». Отчего-то же впал в кому тот мальчик?
        До последнего дня Рая надеялась, что отправленная записка сработает: отец сумеет добраться до этого места и спасет ее. Но или он так и не разгадал ребус, или, скорее всего, Элина ее обманула и ничего не передала. Элина была доброй в отличие от остальных, но все равно она была с ними, а значит, тоже хотела, чтобы над Раей проводили опыты. Записка Раи Элине не понравилась. «Что ты тут нагородила? - возмутилась та, когда прочла ее. - Зачем столько цифр?» «Считалка такая. Это я сама придумала. Хотела, чтобы папа улыбнулся», - оправдывалась Рая, молясь, чтобы Элина согласилась передать письмо. Та пожала плечами: «Почему нельзя было просто написать, что у тебя все в порядке?» «Я хотела, чтобы папа был уверен, что записка точно от меня. Он знает, что я сочиняю всякие считалки. А моего почерка не знает. Уроки раньше всегда мама проверяла, а потом она уехала, и я делала их сама». - Рая старалась, чтобы голос звучал как можно естественнее. Кажется, Элина поверила и согласилась. Но ведь могла и передумать! Если отец до сих пор не пришел, значит, он не знает, где искать свою дочь.
        Рая искусала все ногти, думая о том, как бы выбраться из этой тюрьмы. Однажды ей приснился сон - вернее, это был не сон, но наяву ведь не бывает, чтобы люди проходили сквозь запертые двери и бетонные стены. Значит, хоть Рая и была уверена, что не спала в тот момент, все-таки кроме как сном это явление назвать было нельзя. А произошло следующее.
        В ее комнате внезапно появились двое: девочка примерно ее возраста и мужчина в черном костюме и шляпе, как у гангстеров. Рая сразу поняла, что они - привидения, и не только потому, что они прошли сквозь стены: их тела еще и просвечивали насквозь - не очень сильно, но заметно.
        Мужчина молчал, а девочка назвалась именем Лиля и сообщила, что опыт доктора Лобачева убил их - ее и Вениамина Казимировича. И сказала, что еще много людей погибло в этом санатории по той же причине. «Беги отсюда! - шептала девочка, делая «страшные» глаза. - Беги, пока не поздно! Иначе потом будешь бегать от чудовищ, но никогда не сможешь убежать. Они повсюду!»
        Рая вздрогнула и огляделась, но, к счастью, чудовищ не заметила, а, когда повернулась обратно, девочки и мужчины в шляпе уже не было. С тех пор стало еще страшнее, потому что Рая поняла, что та девочка не врет о чудовищах. Ведь всегда же видно, когда врут. Например, папа уже целый год врет, что мама уехала. Он боится сказать правду. Наверное, это очень страшная правда, если он сказать не может. Наверное, мама… умерла.
        Человек с лицом злого колдуна (или вампира) ушел вместе с Лобачевым, когда пришла Элина.
        - Ну, что у нас опять за истерика? - строго спросила она, но глаза смотрели по-доброму. - Ты же обещала хорошо себя вести, а сама игрушками кидаешься!
        - Я боюсь! - Рая натянула одеяло на голову, и оно сползло с ног, обутых в голубые сандалии. Элина заметила и тут же возмутилась:
        - Та-ак! А почему это ты опять в обуви на кровать забралась?
        Рая подобрала ноги и огрызнулась:
        - Они чистые! Жанна сегодня пол с хлоркой мыла!
        - Ладно. - Элина присела на край кровати и улыбнулась. - Ты не забыла, что у тебя завтра важный день? Будет настоящее приключение!
        - Ага, - вяло обронила Рая, утыкаясь подбородком в колени.
        - Тебе нужно хорошо выспаться, и для этого я дам тебе таблетку. - Элина протянула ей белую капсулу в стеклянной пробирке и стакан воды, который взяла с тумбочки. - Выпей и ложись спать. Подъем будет ранний.
        Рая опрокинула пробирку в рот и сделала глоток из стакана. Потом они еще немного поболтали, Элина рассказала парочку смешных историй и ушла, как раз вовремя: оболочка капсулы еще не успела полностью раствориться. Рая выплюнула таблетку, спрятанную за щекой, на пол, сползла с кровати и, выцарапав из пола одну «паркетину», загнала ногой в образовавшуюся щель расплющенную мокрую пилюлю. Она как раз прилаживала «паркетину» на место и чуть не умерла со страху, услышав голос прямо за спиной:
        - А зря. Таблетка помогла бы отключиться, чтобы сбежать.
        Рая резко обернулась и, потеряв равновесие, схватилась за ножку кровати. Перед ней стоял незнакомый черноглазый мальчик. Выглядел он совсем как живой, но Рая знала, что это не так, потому что в ее комнату никто не входил: она бы услышала шаги и скрип паркета.
        - Ты кто? - выпалила она хрипло, поднимаясь на ноги.
        - Энвер. А я знаю, что тебя Рая зовут. Слышал.
        - Тот самый мальчик, который впал в кому? - вспомнила она.
        - Это они думают, что я впал в кому. На самом деле я от них сбежал. - Мальчишка довольно улыбнулся.
        - В смысле?.. - Рае захотелось дотронуться до него, чтобы проверить догадку о том, что у мальчишки нет тела, но тот сам подтвердил это: демонстративно провел рукой сквозь спинку кровати и смешно пошевелил пальцами.
        - Смотри, как я могу!
        - Прикольно! - согласилась Рая и все-таки коснулась его руки, конечно же, встретив пустоту.
        - Пришлось оставить свое тело им! - Энвер кивнул в сторону двери. - Другого выхода у меня не было. Я должен добраться до одного места раньше, чем чудовища утащат меня в черную дыру, из которой не выбраться.
        - Чудовища? - недоверчиво спросила Раюшка с разгорающимся любопытством. Ведь она целую неделю ломала голову в тщетных попытках придумать план побега, а тут появляется мальчик, который сумел сбежать, правда, каким-то странным способом. И пока не понятно, что там с его телом… Но, выходит, шанс есть!
        - Жаль, я раньше не догадался, как это сделать! Оказывается, установка Лобачеву нужна не для выхода души из тела, а для смешивания энергий, чтобы плохая душа сразу в ад не попала. Чистая душа ее как бы оберегает, что ли… - Энвер присел на край кровати, не смяв одеяла.
        - Откуда ты знаешь? - Рая с трудом понимала, о чем говорит ее новый знакомый. Правда, установку эту она однажды видела - похожа на стиральную машину с двумя отсеками.
        - Я так давно тут живу, что даже не знаю, сколько! И за это время наслушался такого… Доктор ищет дорогу в рай. Мы с ним много раз вместе перемещались в пространство вечности - так он его называет. Но дойти до нужного места никогда не удается: всегда чудовища разные мешают, лезут отовсюду. И мы убегаем. Но Лобачев упрямый, раз за разом пытается.
        - Ищет дорогу в рай? - удивленно переспросила Рая. Понятие о рае и аде у нее было очень туманное: знала только, что после смерти в рай попадают хорошие люди, а в ад - плохие.
        - Боится наказания за грехи. - Энвер кивнул. - Для того он и установку эту соорудил, хочет вместе с чистой душой в рай войти. Хитростью, значит, решил пробраться. Уж сколько лет пытается. Говорит, каждый раз мы все ближе подходим и однажды дойдем. Но на самом деле с ним туда не дойти, он слишком… тяжелый, что ли. Я это однажды случайно понял. Как-то раз я в обморок упал и из тела вышел. Впервые оказался на той стороне без доктора. Ты не представляешь, как я тогда удивился! Я стал легкий, как перышко! Но доктор догнал меня и вернул назад. А потом я снова сбежал, когда сообразил, как это работает. С помощью снотворного, кстати. Так что зря ты таблетку растоптала. Хотя одной бы, конечно, все равно не хватило.
        Рая с сожалением взглянула на «паркетину», под которой была погребена пилюля.
        - А ты сколько их съел, чтобы из тела выйти? - спросила она.
        - Не считал. Я целый бутылек у Элины из кабинета спер, ну, и сыпанул в ладонь половину.
        - Так и насмерть можно. - Рая испуганно посмотрела на мальчика.
        - Можно. Ну, а я все равно в тело возвращаться не собираюсь. И тебе не советую. Знаешь, что я видел?
        - Что?
        - Этот человек, который сегодня утром приехал… Александр, кажется… Вокруг него целая толпа чудовищ! Они его достать не могут, пока он в своем теле. Тело - преграда, оно им мешает. А завтра ты вместе с ним переместишься в пространство вечности, и тогда - все… Вам обоим конец!
        - Ой! - Рая вздрогнула. - Что же делать?
        - Поэтому я и пришел. Хочу помочь тебе сбежать. И, может быть, вместе у нас получится попасть в светлое место.
        - Что значит «светлое место»?
        - Ну-у… Это я его так называю, потому что оно издали выглядит, как пятно света. А Лобачев называет его «рай».
        - Рай… Но рай - это же навсегда, наверное. Не слышала, чтобы оттуда назад возвращались. Но я не могу уйти навсегда. Меня папа ищет.
        - Останешься - погибнешь! И я, наверное, тоже… Без тебя мне не дойти… Из-за Лобачева и других, с кем я на ту сторону ходил… Они меня будто запачкали, понимаешь? Я так мечтаю выбраться из этого кошмара. - Энвер бросил на нее тоскливый взгляд. - И чудовища… Ты их не видела… Их становится все больше. Стало труднее прятаться, они повсюду.
        - Но что они могут сделать с тобой, если у тебя нет тела? - прошептала Рая, которой передался страх Энвера.
        - Самое худшее, что только может случиться: утащат в черную дыру.
        - А худшее - это что? Что в той дыре?
        - Трудно объяснить, да и времени на это нет. Так ты согласна?
        - Вдруг папа появится здесь… - Рая колебалась. Энвер молчал. Спустя некоторое время она спросила: - Как думаешь, а если мы дойдем до того места, которое может быть раем, я могу там маму свою встретить?
        - Она умерла? - спросил мальчик, слегка нахмурившись.
        - Кажется, да. Точно не знаю. Мне не говорят. Но я однажды увидела ее платье, и оно было… все… в крови. - Рая с трудом закончила фразу, пытаясь сдержать дрожь в подбородке, но не сдержала слез - они ручейками побежали по щекам. - Платье было почему-то спрятано в папиных вещах! - добавила Рая, всхлипывая. - А папа всегда врет! Нет, он хороший, только… Только мне кажется, что он врет не из-за меня… Не для того, чтобы я не горевала… Он врет, потому что с мамой все случилось из-за него! Я думаю, он виноват в ее смерти и поэтому признаваться не хочет! - Последнюю фразу Рая выпалила скороговоркой, будто набравшись храбрости.
        - Мне жаль твою маму. И тебя. - Взгляд Энвера потускнел. - Я бы тоже хотел увидеть своих родителей. Не знаю, что с ними. Боюсь, после того, как меня похитили, их убило горе. Они меня очень любили. - Вдруг грустные нотки в его голосе сменились сердитыми: - А я их не слушался! Вот и попался! Говорил мне отец: «Остерегайся, не лазь в пещеры, там Абауаю тебя схватит!»
        - Абу… Кто? Слово какое-то трудное! - Рая перестала плакать и мысленно обругала себя эгоисткой. Энверу-то не легче, чем ей!
        - Абауаю - злой горный дух. Мне отец много о нем рассказывал, но я думал: пугает, чтобы в горы далеко не ходил. Теперь-то я знаю, что Абауаю настоящий! Теперь этот дух вечно меня преследует. Вот и сейчас… Кажется, он где-то близко… Я не могу долго на одном месте оставаться из-за него. Он меня чует. Давай я расскажу тебе, что делать, а там сама решишь, бежать тебе или нет.
        - Давай, - согласилась Рая. - Только я понятия не имею, как снотворное раздобыть.
        - Подумай. Без него не выйдет.
        - Ну, правда! Как я… - И тут Рая запнулась на полуслове. Ее вдруг осенило. Она вспомнила, что, если устроить истерику, Элина или Жанна тотчас прибегут с уколом… снотворного! - Ну, хорошо, а дальше что? После того как меня усыпят?
        - Ты должна постараться не засыпать до тех пор, пока Лобачев не запустит концентратор. Если процедура завтра утром, то включит он его уже сегодня вечером. Когда вокруг накопятся частицы вечности, ты сможешь выйти из тела.
        - Ну, ничего себе! - Рая скептически фыркнула.
        - Это только кажется, что сложно. У тебя все получится.
        - Кошмар! Я не смогу! Тебе легко говорить: ты знаешь, как это происходит, ты делал это много раз! - Рая в панике вскочила на ноги.
        Энвер не смотрел на нее, уставившись куда-то в угол комнаты, а потом, шепнув «Удачи!», внезапно… исчез!
        Воздух в том углу, куда смотрел Энвер, вдруг потемнел. В густом сумраке начали проступать очертания гориллоподобного существа, стоящего на четвереньках. Рая попятилась, цепенея, и уперлась в спинку кровати. Когда в спутанных волосах призрака мелькнуло безобразное человеческое лицо и глубоко посаженные маленькие глазки злобно уставились на нее, Рая завопила во все горло.
        Существо исчезло, как только распахнулась дверь, и в комнату влетели испуганная Элина и разгневанная Жанна.
        - Ты что сегодня устраиваешь, а?! Обещала вести себя нормально, а сама… - начала урезонивать ее Элина.
        - Держи мерзавку, я укол ей сделаю. Говорила же, сразу надо было! - прорычала Жанна, держа шприц наготове.
        А потом Рая почувствовала иглу, пронзающую кожу, и начала проваливаться в небытие. В тот миг, когда ее поле зрения резко сузилось, она попыталась удержать уплывающее сознание. Получалось с трудом. Время шло, действие снотворного набирало силу. Жанна и Элина стояли у кровати, наблюдая за Раей, которая, притворяясь спящей, отчаянно боролась с тяжестью навалившегося сна.
        Только тогда, когда за ними закрылась дверь, Рая поняла, что справилась. И хотя выйти из тела пока не удалось, она с удивлением обнаружила, что, во-первых, до сих пор еще не отключилась, а, во-вторых, почувствовала небывалую легкость. Надо было еще немного подождать.
        Рая лежала и слушала, как ветер завывает за окнами. Слушала, как бьется ее сердце, но не чувствовала его внутри. Шевельнула пальцами - они казались невесомыми. Подняла руку, глядя на нее. Рука осталась лежать на одеяле, но было полное ощущение, что она поднялась! «Еще немного, и я выйду», - думала Рая, и внутри у нее что-то трепетало от сверхъестественности происходящего.
        Но прошел не один час. Больше всего Рая боялась, что все-таки потеряет сознание, и сосредоточилась на разглядывании чернеющих вокруг луны облаков. Луна отливала красным.
        Пару раз из коридора донеслись тяжелые шаги и еще какие-то странные шуршащие звуки, будто по полу волокли что-то тяжелое. «Готовятся», - подумала Рая. Волна паники накатила вновь. Хоть бы Энвер вернулся и помог советом! Но нет. Прячется, наверное, где-то от своего Абауаю. Ох, до чего жуткое существо этот горный дух! Энвер сказал, что чудовища, которые окружают вновь прибывшего Александра, еще страшнее.
        Горные изгибы за окном проступили на фоне стремительно бледнеющего неба. Солнечный луч вынырнул из просвета в молочной дымке и, казалось, поманил Раю: она и не поняла, как очутилась на подоконнике, потянувшись ему навстречу. А потом посмотрела из окна вниз и едва не закричала от радости: по аллее парка к входу в санаторий шел… ее отец! Всем существом она рванулась к нему и вдруг обнаружила себя на крыльце парадного входа. Отец уже поднимался по ступеням, но еще не видел ее. Он выглядел изможденным и несчастным, а волосы на висках серебрились от седины. Рая замерла, растерявшись от внезапно обрушившегося на нее счастья, готовясь утонуть в отцовских объятиях и еще не понимая, что ее тело осталось лежать в кровати, находящейся тремя этажами выше.
        Никаких объятий не случилось. Лишь на миг встретились их взгляды - отец все-таки увидел ее! А потом картина окружающего мира разлетелась вдребезги, как стеклянное блюдце, и сверкающие в солнечных лучах осколки взметнулись вверх, унося ее вместе с собой.
        Рая полетела. Вихрь цветных осколков кружил ее, поднимая все выше, и одновременно уносил куда-то вдаль. Ее вдруг заполнило чувство безграничной радости. Мельтешение вокруг нее постепенно успокаивалось, осколки складывались подобно пазлам в единую картину, и вскоре ее взору открылся необъятный простор, который не закрывали даже горные вершины, потому что Рая была выше гор. Она смотрела вниз, на санаторий, на мост, укутанный облаками, на парк и лес, раскрашенные по-осеннему ярко, и ей показалось, что все ее существо рассыпалось на мельчайшие частицы, и теперь она была как будто всюду: она была и небом, и облаками, и лесом, и горной рекой, мчащейся по крутому склону, и в то же время все еще была прежней Раей. Это было очень странное чувство, захватывающее и одновременно пугающее. Ей показалось, что если она не остановится, то просто сольется с окружающим пространством, и тогда вернуться уже будет нельзя. Но ведь и не хотелось возвращаться. Быть всюду - это же настоящее счастье!
        Рая вспомнила, что там, внизу, ее ищет отец. Думать о том, что придется оставить его одного навсегда, было очень грустно. И очень хотелось отыскать маму. Рая была уверена, что ее мама сейчас на небесах, а значит, заветная мечта скоро осуществится - они встретятся! Но вдруг закрался страх: как она будет искать ее, если совсем не помнит ее лицо? Как она ее узнает среди других? И как она вообще могла ее забыть?! Ведь прошел всего один год!
        Рая принялась лихорадочно рыться в воспоминаниях, как делала это в набитом вещами шкафу в поисках вечно теряющихся носков или колготок, и, как всегда, под руку попадалось не то, что нужно. Мамин голос, мамин запах, мамины руки, обнимающие ее, тепло поцелуя на щеке… Но лицо мамы начисто стерлось из памяти! Горе хлынуло в душу ледяной волной, и Рая почувствовала, что падает.
        Вскоре Рая стояла в колее железнодорожного пути между двумя сверкающими на солнце рельсами. По обе стороны от нее вплоть до горизонта раскинулось молочное море. Горные макушки, выступающие из белой пелены, походили на дрейфующие корабли, бросившие якорь. Казалось, они вот-вот снимутся с него и уплывут в неведомые дали, к сказочным странам, где никогда ни с кем не случается никакого горя. Яркое солнце сверкало в синеве, разбрасывая далеко вокруг длинные лучи. Ветер нашептывал что-то успокаивающее. Справа с горного склона угрюмо поблескивало немытыми окнами грязно-белое безмолвное здание санатория. Слева под облачной завесой проступали очертания горного тоннеля. Рая помнила, как ее везли сквозь него в желто-зеленом вагончике. Тогда там было очень холодно, сыро и темно, а теперь нутро тоннеля заливал ослепительно-белый свет. Волшебный свет очаровывал и притягивал, озаряя горный склон ярче солнца. «Наверное, это и есть светлое место, о котором говорил Энвер. Может быть, и мама там», - подумала она. Захотелось пойти туда, но Рая обернулась к санаторию: там остался ее отец.
        Настало время выбора.
        Шаг вправо, в направлении санатория, дался с большим трудом, словно воздух с той стороны сгустился и не пускал её. Рая шагнула влево, чтобы проверить свою догадку: так и есть, двигаться в сторону тоннеля не составляло труда, даже наоборот, влекло, как подводным течением.
        «Ну почему нельзя разделиться на две части и пойти одновременно в две стороны?» - сердито подумала она. Рая не хотела выбирать. Она хотела и к папе, и к маме, чтобы вся семья была вместе.
        Повернуться и уйти прочь от манящего тоннеля было тяжело, как если бы пришлось уйти с веселого праздника в мрачное скорбное место вроде кладбища. Рая всего один раз была на кладбище - пыталась найти мамину могилу. Ушла из дома, соврав, что к подруге. В интернете узнала, как добраться. Вид бесконечных рядов каменных памятников тогда не на шутку напугал ее: она и представить себе не могла, что могил так много. А потом еще и от отца влетело, когда она вернулась домой к вечеру, вся грязная и зареванная. Отец орал, как сумасшедший, а потом плакал вместе с ней и просил прощения. Она простила, но это страшное слово - тварь - врезалось в память. Рая понимала, что отец сказал это не о ней, а о маме. От этого было еще хуже. Лучше бы о ней.
        Мимо Раи проплыло маленькое легкое облачко, пощекотав ее пушистым боком, и мрачные воспоминания улетучились, словно оно стерло их подобно ластику. Рая зашагала к санаторию, упрямо борясь с сопротивлением пространства. Ей пришла в голову одна идея: ведь, если отец тоже выйдет из тела, они вместе смогут вернуться к волшебному тоннелю. А там, кто знает, может быть, и маму найдут… Рае казалось, что этот тоннель приведет их в то самое место, о котором рассказывал Энвер. В светлый мир.
        Энвер! Рая совсем забыла, что обещала этому мальчику пойти туда вместе с ним. Он говорил, что не сможет добраться без нее. Вроде бы, переходы в пространство вечности вместе с другими взрослыми его «запачкали», и теперь его преследуют чудовища. Наверное, Энвер и сейчас где-то прячется от них.
        Вдали, на другом конце моста, со стороны санатория показался чей-то силуэт. Он быстро приближался, и Рая попятилась, не зная, чего ожидать. Но вскоре она, к своей радости, узнала Энвера: он как раз спешил к ней, будто услышав ее мысли. Только вот настораживало какое-то серое пятно у него за спиной. Тревога превратилась в ужас, когда Рая узнала чудовище, выглянувшее этой ночью из угла ее комнаты сразу после того, как Энвер исчез. Абауаю, злой горный дух, способный сотворить со своей жертвой худшее из всего, что может случиться… Да этот саблезубый урод вот-вот настигнет мальчика!
        - Беги! - донесся до нее обреченный голос Энвера. - Давай же! Быстрей! - Наверное, он заметил погоню слишком поздно, когда уже был на мосту, и теперь деваться ему было некуда, кроме как бежать вперед, к Рае.
        Рая все ждала, протягивая ему руку, и лишь когда он схватился за нее, побежала вместе с ним к тоннелю. Там, где к ее ладони прикасались пальцы Энвера, в несуществующую кожу впились тысячи тончайших иголок, словно Рая взялась за электрический провод с поврежденной изоляцией. Странное ощущение, но все-таки не пустота, как в прошлый раз, когда она, еще находясь в своем теле, дотронулась до мальчика. Наверное, человек и призрак не могут почувствовать друг друга, потому что существуют в разных мирах, а два призрака могут. Означает ли это, что она почувствует настоящую боль, если в нее вонзятся когти монстра? Знать ответ на это ей совсем не хотелось.
        Бежать было трудно, будто само пространство оказывало им сопротивление. Сияющий проем приближался так медленно, что казалось, добираться до него они будут целую вечность. А позади совсем рядом раздавалось глухое и злобное рычание Абауаю.
        Внезапно блеск металлических рельсов потускнел: на них легла длинная тень, и в тот же миг угрожающее рычание, доносившееся сзади, сменилось жалобным воем. Рая и Энвер остановились и обернулись. Преследующее их гориллоподобное существо летело по воздуху, удаляясь в обратном направлении и при этом безвольно болтая волосатыми конечностями, по направлению к неизвестно откуда взявшейся черной дыре, закрывшей собой часть горного склона там, где раньше был виден санаторий. Дыра поглотила странную тварь и двинулась на них. Из ее глубины дохнуло гарью и жаром. Вдали, во мраке, метались алые отблески, похожие на языки пламени, - такие яркие, что могли бы выжечь глаза. Оттуда доносились жуткие звуки: дикий хохот, жалобные стоны и неистовый вой. Рая поняла, что им с Энвером не уйти, и все же начала отступать, не выпуская его руки.
        - Уходи одна, тебя оно не тронет! - вдруг решительно заявил Энвер и попытался высвободиться, но Рая сумела удержать его.
        - Пока мы вместе, оно и тебя не тронет, - возразила она неуверенно. - Ты же сам рассказывал, что чистая душа защищает.
        - Я не знаю точно. Черная дыра никогда не была от меня так близко. Она появилась здесь из-за меня. Уходи одна, и тогда ты доберешься до светлого места. Уходи, говорю тебе! Быстрее! - закричал Энвер и выдернул руку. В тот же миг его подбросило вверх, но Рая успела схватить его за ногу. Однако вернуть друга назад у нее не вышло, она поднялась в воздух вместе с ним, и их потянуло к черной бездне.
        Перед дырой плавился воздух. Жар далекого пламени обжигал на расстоянии. Хохот и стоны стали громче, и среди них Рае почудился голос отца.
        Призраки и фантомы
        Темнота постепенно отступила, съежившись в дальних углах: глаза Льва, ослепленные утренним солнцем, привыкли к ней, и вскоре он смог разглядеть очертания широкой винтовой лестницы и колонн в центре просторного холла с бесконечно высоким сводчатым потолком. Следы разрушения были повсюду: природа нещадно расправлялась с человеческим творением, оставленным без присмотра, медленно, но верно подтачивая каменного исполина. Просачивающаяся во время дождей влага разъедала дерево и бетон подобно кислоте, давала жизнь грибку и плесени, в изобилии цветущим на стенах и потолке. Корни подступивших слишком близко сосен коварно проникли под фундамент, годами теснили его, и, в конце концов, бетонные сваи лопнули, отчего монументальное строение вмиг утратило свою гордую осанку, а по стенам брызнули трещины, глубокие, как старческие морщины. Из окон нахально торчали ветви раскидистых деревьев, осколки выдавленных ими стекол покрывали пол и хрустели под ногами при малейшем шевелении: Лев еще и шагу не сделал, лишь озирался, думая, куда пойти, немного ошарашенный удручающим зрелищем. Как же быстро тут все пришло в
упадок! Создавалось впечатление, что зданию не сорок, а все четыреста лет - тяжелый дух древности висел в воздухе, навевая мысли о бренности всего сущего, о скоротечности жизни, о бессмысленности повседневной суеты, о мимолетности и незначительности всего, что часто кажется крайне важным. «Мы все умрем - все, без исключения», - почему-то подумал Лев, разглядывая перила лестницы: краска на них превратилась в труху и стала похожа на слой белесых крупных хлопьев пепла. Ступени выглядели не надежно: казалось, стоит поставить на них ногу, и они тут же рассыплются, превратившись в зыбкий песок. Лев начал осторожно подниматься, предварительно надавливая на растрескавшийся бетон носком кроссовки, чтобы испытать поверхность на прочность, прежде чем перенести на ступень весь свой вес. Прах разлагающегося здания поскрипывал под ногами, вызывая тягостные думы о том, что все мертвое всегда исчезает с лица Земли, сливаясь с нею воедино: не только живое, но и неживое - вроде такого вот строения. Время сотрет все ненужное.
        Где-то наверху гулко хлопнула дверь. Лев вздрогнул и поднял голову, определяя, на каком этаже это могло быть. Похоже, на последнем. Сквозняк? Или есть кто-то? Забыв об осторожности, он помчался, перепрыгивая через две ступени. Новый посторонний звук заставил его замереть и прислушаться: сверху прямо над ним кто-то шел по коридору, тяжело ступая.
        Лев почувствовал, как в его теле напрягся каждый мускул; он сгруппировался, как хищник, готовый к прыжку. Огонь, вспыхнувший в его груди при виде дочери, возникшей на крыльце (точнее - призрака дочери), взвился и объял все нутро от предвкушения скорой развязки. В тот миг надежда увидеть Раю живой исчезла: сразу вспомнилось тело Хиблы на дне пропасти - женщина была мертва, в то время как Лев общался с ее призраком. Наверное, и душа дочки покинула ее тело… Горе подкатывало к горлу горячей волной и душило, но усилием воли Лев взял себя в руки. Горевать сейчас было не время! Он выудил из недр рюкзака охотничий нож, сам рюкзак оставил на ступенях, прислонив к стене, и продолжил путь вверх по лестнице. Горевать он будет после того, как совершит возмездие: похитители и убийцы детей должны ответить за свои преступления!
        Поднявшись на последний этаж, Лев оказался в просторном холле с колоннами, похожем на тот, что был внизу перед входом, но не таком запущенном. Небрежно нанесенная толстым слоем свежая краска диких расцветок скрывала трещины и темные пятна на стенах, паркет на полу блестел: похоже, здесь сделали кое-какой ремонт и влажную уборку. Холл был пуст. Справа и слева темнели проемы выходов в коридоры, и Лев остановился, решая, в какой повернуть. Внезапно его взгляд замер на высоких двустворчатых дверях какого-то помещения на противоположной стене и будто примерз: дверные ручки там были измазаны кровью.
        А потом Лев увидел кровавые следы под дверью, и взгляд его подобно полураздавленной гусенице медленно пополз вдоль цепочки из бурых пятен, пересек вместе с ними холл до самого окна на противоположной стене, затем повернул налево и остановился на пороге, за которым темнел коридор. Пятна, скрытые полумраком, дальше было не разглядеть. От шока зрение потеряло четкость, контуры колонн расплылись перед глазами. Почему здесь столько крови? Убийство?!
        Сорвавшись с места, Лев в следующий миг распахнул запятнанные двери, от которых начинались страшные следы, и ноги его непроизвольно согнулись в коленях. Он повис между дверей, держась за ручки, подкошенный открывшимся перед ним кровавым безумием: пол просторного светлого зала в центре был густо покрыт багровыми лужами, соединяющимися между собой цепочками следов того же цвета. А на столы смотреть было совсем невозможно: едва скользнув взглядом, Лев зажмурился. То, что там лежало, трудно было осмыслить. Человеческие трупы были не просто окровавлены, их будто измазали кровью с головы до ног… или… или полностью содрали с них кожу. Что именно произошло с этими несчастными, Лев выяснять не хотел. Он лишь хотел еще раз убедиться, что среди них нет детских тел (боясь увидеть тело Раи), и, открыв на секунду глаза, выдохнул с облегчением: это были четыре трупа взрослых людей. Его мечущийся взгляд на миг застыл, будто споткнувшись на темном пятне, проступившем под потеками крови на тыльной стороне кисти одного из тел - похоже, женского. Это был рисунок, по очертаниям напоминающий младенца с крыльями.
Татуировка в виде ангелочка! Значит, красотка с пляжа, похитившая Раю, мертва. Но кто и зачем убил ее и остальных? Лев заметил на нескольких столах светлые лоскуты, до жути смахивающие на человеческую кожу, и тотчас отпрянул от дверей, будто от заразы. Взгляд вернулся к следам на полу, и ноги сами понесли Льва по страшным меткам к темному коридору. Жуткие догадки жалили мозг так, будто голова его превратилась в растревоженное осиное гнездо. Не было сомнений в том, что в этих стенах свирепствовал маньяк или даже целая группа кровожадных психов, и Лев гнал от себя мысли о Рае: от страха за дочь у него мутилось в глазах.
        В темноте коридора следов на полу было уже не видно, но Лев знал, в какую дверь войти: в ту, из-за которой доносился мерный гул работающего механизма. Она оказалась не заперта. Взгляд скользнул по табличке, гласящей «Процедурная № 1».
        От сильного толчка дверь не отлетела с треском, а плавно поплыла внутрь, снисходительно отступая. Ее тяжесть и внушительная толщина наводили на мысль о важности скрытого в недрах помещения. После сумрака коридора глаза заслезились от ослепительной белизны бликующих кафельных стен. Солнечные лучи, лившиеся в огромное окно напротив двери, отражались от них, как от снега, не давая ничего разглядеть. Лев прищурился, озираясь. Заметил слева еще одну дверь - тоже металлическую, распахнутую настежь. Гул шел как раз оттуда. Вторая комната оказалась без окон. В голубоватом свете люминесцентных ламп видимость была гораздо лучше. Лев остановился перед непонятной металлической конструкцией, занимавшей почти весь объем комнаты. На первый взгляд невозможно было определить, для какой цели ее тут использовали, но гул издавала именно она: железный корпус, покрытый серебристой краской, мелко дрожал, и через прозрачный иллюминатор в центре было видно, как внутри конструкции что-то вращается.
        Лев обошел вокруг корпуса. Сзади располагался такого же цвета ящик или короб, от которого в разные стороны тянулись две толстые трубы: к конструкции с иллюминатором и к стене. Выглядело все это очень любопытно и в другой ситуации заинтересовало бы его, но не сейчас. Лев разочарованно оглядел комнату: людей здесь не было - ни живых, ни мертвых. Он уже собирался уйти, но заметил на полу бурые отпечатки со знакомым рисунком подошвы. Следы направлялись внутрь помещения, где стоял Лев, и обрывались прямо перед конструкцией со стороны иллюминатора. Обратных следов, ведущих из комнаты, не было. Лев озадаченно посмотрел на круглое стекло, напоминающее люк стиральной машины, только раз в пять больше. За стеклом вращалась разноцветная пестрая масса, усиливая сходство с ней. Рядом с люком располагалась панель с множеством разноцветных кнопок, но никаких надписей, объясняющих их назначение, не было. Лев вновь принялся рассматривать странно обрывающиеся следы. Они выглядели так, будто человек влез внутрь этого непонятного агрегата… ну, либо снял обувь и ушел отсюда босиком, хотя эта версия казалась совершенно
невероятной.
        На полу лежала раскрытая папка-скоросшиватель, подписанная сверху: «Алгоритмы для процедур». Лев нагнулся, поднял ее, полистал, но ничего полезного не увидел: цифры вперемешку с буквами - явно что-то зашифровано, но сейчас у него нет времени разгадывать коды. Надо как-то открыть люк. Лев начал размышлять над тем, как поступить: найти электрический провод, питающий эту машину, и обрезать его или подождать, когда устройство само остановится? С одной стороны, из-за резкого выключения устройство могло заклинить, с другой - ждать он не мог, бездействие для него сейчас будет невыносимой пыткой. И все же он решил выбрать второй вариант: вырубать машину, ничего не понимая в принципе ее работы, было бы слишком рискованно. Должна же она когда-нибудь сама остановиться. А тогда можно будет разбить стекло и заглянуть внутрь, если, конечно, это не люк, который можно открыть. И, может быть, люк откроется без помощи Льва - тем, кто оставил кровавые следы повсюду… Тем, кто оставил на столах ободранные трупы… Маньяком.
        Потянулись мучительные минуты ожидания. Кровь вскипала от мысли, что где-то в этом здании находится Рая (или тело Раи), и стоять на месте вместо того чтобы вихрем носиться по комнатам в ее поисках, было невозможно, противоестественно, однако усилием воли Лев сдерживал себя. Чтобы хоть немного отвлечься, он решил вновь заглянуть в соседнюю комнату, в которой до этого не смог ничего разглядеть. Выглянул в дверной проем, осмотрелся - на первый взгляд, ничего интересного: кушетки и застекленные шкафы с кипами пожелтевших картонных папок на полках да пустой стол перед окном. Лев прошел к дальнему шкафу слева и открыл дверцы; стекла задрожали в растрескавшихся, разошедшихся, как гнилые швы, пазах. На корочках папок синели надписи, сделанные от руки, выгоревшие и неразборчивые. Пожалуй, судя по тем обрывкам, которые удалось прочитать, Лев все равно бы не понял смысла слов: наверняка это были какие-то незнакомые научные термины. Однако на одной из папок сохранились целые слова, к тому же они оказались вполне знакомыми. «Призраки и фантомы», - прочел Лев и, не в силах сдержать любопытство, вытянул папку из
тесного ряда.
        Листы были исписаны убористым почерком на странном языке: вроде бы, русские буквы, но до того корявые, что ничего нельзя прочесть. Лев с досадой зашелестел страницами, собираясь бросить папку, но неожиданно обнаружил несколько страниц машинописного текста.
        В глаза бросился интригующий заголовок: «Призраки и фантомы. Исследования отличий видимых проявлений нематериальных человеческих тел между умершими пациентами и находящимися в бессознательном состоянии». Мозг Льва принялся старательно переваривать словосочетание «видимых проявлений нематериальных человеческих тел». «Нет, серьезно?! - Он с недоумением вникал в смысл прочитанного. - Исследования чего? Это как? То есть, в самом деле, что ли?.. Так призрак Хиблы, значит… И Раи тоже… Не глюки… Вон оно что - исследования!»
        Лев прислонился к столу, впился глазами в текст, как голодный вампир в шею жертвы, и начал жадно впитывать информацию. Но впитывалась она плохо из-за множества научных терминов и замысловатого слога предложений. Многое из прочитанного осталось за пределом его умственных возможностей, но кое-что удалось понять, хоть и не очень много.
        Лобачев описывал наблюдения за астральными телами людей, над которыми, по всей видимости, проводил какие-то опыты в своей установке. В процессе эксперимента астральное тело подопытного отделялось от физического, и выглядело это так, будто человек раздвоился. Пока пациент находился в бессознательном состоянии, его фантом жил своей жизнью, мог ходить, разговаривать, мгновенно перемещаться на большие расстояния - описанное объясняло то, что происходило с Хиблой. Иногда вокруг фантома могли появляться различные существа, обычно жуткого вида, и Лобачев предполагал, что они были плодом воображения подопытного и, как правило, порождались его страхами. Находящиеся неподалеку от фантома люди могли так же видеть этих существ - таким образом, Лобачев пришел к выводу, что каждый фантом распространяет вокруг себя некое поле, где проецируются его мыслеобразы, видимые для окружающих. По тому же принципу фантом мог общаться с живыми людьми, находящимися в границах этого поля. Когда пациент приходил в себя, фантом в тот же миг возвращался в тело. Если же пациент умирал, фантом становился призраком - постепенно
делался менее стабильным, утрачивал плотность, четкость и цвет, будто бы тускнел со временем. В своей статье Лобачев описывал случаи появления в здании и окрестностях санатория призраков, похожих на тени. В некоторых из них он узнал черты давно умерших пациентов. «Их силуэты расплывчаты и колышутся, как дым, а голоса звучат, как многослойное эхо, - писал доктор. - Оттого крайне сложно разобрать сказанное ими. Вероятно, со временем связь астральных тел с материальным миром слабеет, и так называемым призракам все сложнее проникать сюда. Почти все мои попытки общения с этими сущностями оказались тщетны, и получить от них ответы на вопросы о существовании Бога и дьявола, рая и ада мне не удалось».
        Лев скептически усмехнулся: «Так вот в чем цель исследований… Доктор банально искал дорогу в рай. Кажется, я начинаю понимать, зачем ему понадобились дети». В подтверждение своей догадки Лев вскоре добрался до места, где Лобачев описывал, как открыл принцип «соединения душ» путем помещения в установку взрослого и ребенка. «Все в нашей Вселенной основано на законе вращения, - объяснял в своей статье Лобачев. - Электроны вращаются вокруг атома, Земля крутится вокруг своей оси, а планеты путешествуют каждая по своей орбите, оборачиваясь вокруг Солнца. При вращательном движении материального тела все точки его поверхности описывают окружности, расположенные в параллельных плоскостях, а центры этих окружностей лежат на одной прямой, перпендикулярной к плоскостям этих окружностей. При этом прямая является осью вращения».
        Дальше следовали пространные рассуждения о кинетической энергии, возникающей в момент вращения твердого тела, в которые Лев и не пытался вникнуть, а листы, исписанные столбиками формул, просто перевернул и начал читать дальше, отыскав более или менее понятный текст: «Основываясь на этом законе, я решил совместить траектории вращения двух пациентов с целью достигнуть слияния потоков излучаемой ими энергии, предполагая, что таким образом астральное тело взрослого, отягощенное накопленным за годы жизни негативом, получит некое очищение, и так называемый «груз грехов» частично перейдет на астральное тело ребенка».
        Лев чуть не задохнулся от возмущения, осознав суть прочитанного. «Да этот Лобачев - последний мерзавец! Вон чего придумал: свалить грехи на невинных детей! Какая изощренная подлость!» - Он в негодовании сжал челюсти с такой силой, что скрипнули зубы. Хотелось швырнуть папку в стену, но он удержался и прочел еще немного: «Таким образом, я пришел к сенсационному открытию: избавление от грехов действительно возможно, и это не просто пустая фраза. Изучая энергетические потоки пациентов до и после процедур, я заметил качественные положительные изменения… - Далее шел непереводимый для Льва набор слов, по всей видимости, объясняющий суть этих изменений, и пару абзацев пришлось пропустить. - Помимо этого, после процедур у взрослых пациентов исчезали симптомы хронических болезней, улучшался внешний вид, пропадали морщины и седина, на основании чего я сделал вывод, что организм подопытных в процессе эксперимента значительно омолаживался». Лев, наконец, понял, о чем говорил его попутчик в поезде. Тогда слова Александра казались ему бредом сумасшедшего. Теперь же, вспомнив его безумные речи, Лев был потрясен.
Неужели все это - правда?! Он вдруг понял, что должен немедленно остановить странное устройство. Страшная догадка о том, что за стеклянным люком вращаются человеческие тела и одно из них наверняка принадлежит Рае, заставила Льва подскочить и помчаться в соседнее помещение, откуда по-прежнему доносился монотонный гул.
        Выронив папку, Лев присел на корточки возле металлического агрегата, изучая светящиеся на панели кнопки, а потом начал нажимать на все подряд, решив, что так неминуемо нажмет и на кнопку выключения. Вдруг внутри агрегата что-то звонко щелкнуло, и вращение начало замедляться. Вскоре за стеклянным люком, прикрывающим внутреннюю емкость, стали видны очертания скорченного мужского тела. Колени были прижаты к лицу, закрывая его. На светлых брюках густо алели пятна крови. Человек не шевелился.
        Лев взялся за край люка и потянул. Мышцы его руки гудели, как электрические провода под высоким напряжением. Люк распахнулся легко и беззвучно. Тело мужчины медленно вывалилось наружу и с глухим стуком упало на кафельный пол, развернувшись, как дохлая гусеница. Лев удивленно уставился в знакомое лицо, принадлежащее его недавнему знакомому Александру, попутчику из поезда. Оно было бледно-серым, как пепел, без признаков жизни. Вся одежда Александра была насквозь пропитана кровью, наводя на мысль о четырех изувеченных трупах в столовой. Это он их убил или сам пострадал от неизвестного маньяка? Лев присел на корточки и придавил большим пальцем вену на запястье мужчины. Пульса не было. Подождав пару минут, Лев убедился, что тот мертв. «Похоже, чудодейственная процедура Лобачева совсем не помогла несчастному», - решил он и тут же вспомнил, что Лобачев помещал в установку взрослых вместе с детьми. С гулко бьющимся сердцем и срывающимся дыханием Лев нагнулся и заглянул внутрь просторной емкости. В ней оказалось два отсека, и в одном из них находилось еще одно тело. Лев успел заметить детские ноги в
голубых сандалиях, прежде чем у него потемнело в глазах. Он рухнул на колени и зажмурился, пытаясь сохранить равновесие. Кровь оглушительно стучала в висках. Руки отказывались слушаться. Мысль о том, что его дочь, которую он наконец-то нашел, может оказаться мертвой, сковала мышцы, будто внезапный паралич.
        Прошло несколько секунд, прежде чем Лев сумел справиться с шоком и вновь открыл глаза. На периферии бокового зрения в дверном проеме покачивался человеческий силуэт. Лев повернулся. Александр, живой и невредимый, стоял на пороге. В то же время Лев видел, что выпавшее из люка мужское тело продолжает неподвижно лежать на полу. Он перевел взгляд на труп, подозревая, что ошибся, приняв его за тело Александра, потом вновь посмотрел на стоящего в дверях. «Близнецы?» - мелькнула мысль, но сходство было абсолютным - такое невозможно даже у близнецов. Совпадали не только лицо и одежда, но даже форма огромных багровых пятен крови на ней. «Раздвоение. Отделение астрального тела от физического. Фантом», - вспомнил Лев фразы из только что прочитанной докторской статьи.
        Тем временем за «ожившим» Александром возникло какое-то движение. Кто-то был за его спиной - похоже, будто несколько человек стояли сзади, переминаясь с ноги на ногу. Чьи-то головы покачивались за его плечами, однако лиц было не разглядеть. Видно было только, что кожа на них сплошь красная и влажная, будто измазанная свежей кровью. И еще послышался негромкий звук - странный, похожий то ли на глухое утробное рычание, то ли на страдальческий стон. В следующий миг единый стон разделился на несколько голосов и зазвучал громче. Казалось, и голов за стоящим в дверях Александром прибавилось, будто там собралась целая толпа, издающая угрожающе-требовательный гомон.
        «Живой» Александр разглядывал лежащее на полу собственное тело. Выражение недоумения застыло на его лице. Он будто не замечал Льва, полностью поглощенный невероятным зрелищем. Брови его сошлись к переносице, рот растянулся в дикой гримасе, в глазах плескался ужас. Александр издал утробный стон, слившийся с хором воющих голосов за спиной, затем обернулся к стоящим и закричал. Толпа неизвестных окровавленных людей набросилась на него подобно стае голодных волков, повалила на пол, заметалась над ним алым клубком, будто пытаясь разорвать на части. В воздухе мелькало множество багровых рук, и Льву показалось, что вместо ногтей на пальцах жутких существ сверкают металлические лезвия хирургических скальпелей. Жалобный вопль Александра потонул в хищном рычании навалившейся сверху толпы.
        Лев смотрел на разворачивающуюся перед ним кровавую сцену, не шевелясь, словно в каком-то гипнотическом оцепенении. Звериный вой оглушал, раздаваясь прямо внутри его головы, нарастая одновременно со страхом потерять контроль над собственным рассудком. Вдруг ему показалось, что куча липких, издающих чавкающие звуки тел постепенно уменьшается, как если бы жертва постепенно пожирала напавших на нее монстров. Их и в самом деле, становилось все меньше, и вскоре из-под кишащей кучи показались ноги Александра. Лев увидел, как существа, скачущие на теле поверженного мужчины, вонзают в него когти-скальпели и зубы-иглы, но не пожирают жертву, а сливаются с ней, исчезая внутри тела, которое, напротив, разбухает и растет. И меняется. Руки Александра стали походить на пучки ножей, связанных между собой за рукояти, одежда полопалась и рассыпалась в лохмотья, обнажив потрескавшуюся кожу, разъехавшуюся и сползающую с конечностей целыми лоскутами. И вот исчезло последнее существо. Остался лишь Александр, но узнать его теперь было невозможно. Вместо него на полу лежало гигантское бескожее чудовище, скаля
саблевидные зубы и стуча по кафельной плитке ножами-пальцами. Оно, казалось, еще продолжало борьбу по инерции, но вдруг осознало, что нападавших больше нет, и заворочалось, начиная подниматься. Дверной проем оказался тесен для его раздавшихся плеч, и обезображенный Александр ввалился внутрь лаборатории, едва не рухнув прямо на Льва, чудом успевшего отскочить к противоположной стене.
        Александр-монстр с черными глазами-дырами раскрыл бездонную пасть, утыканную несколькими рядами игловидных зубов. Оттуда, из пасти, хлынул нестерпимый смрад, вызвав у Льва приступ удушья. Отступать было некуда: за спиной - холодный кафель, впереди - чудовище, огромное, как гора, уже приготовившееся обрушиться на него, слева - кушетка. В отчаянной и заведомо тщетной попытке хоть как-то защититься Лев схватил ее обеими руками и, выставив железными ножками вперед, ринулся прямо на чудовище.
        Что произошло потом, до него дошло не сразу. Почему-то кушетка не встретила препятствия на своем пути и свободно прошла сквозь то место, где должен был стоять перевоплощенный в монстра Александр, а ноги Льва споткнулись о тело прежнего Александра, лежащего на полу возле открытого люка. Потеряв равновесие, Лев полетел головой вперед, выпустив из рук кушетку. В следующий миг он с размаху впечатался лбом в дверной косяк, отчего перед глазами вдруг взметнулся звездный фонтан и вскоре погас, уступив место сплошной темноте.
        Лев лежал и смотрел в эту темноту, чувствуя, что и она тоже на него смотрит. Взгляд ее невидимых глаз был тяжел и давил, словно чугунные гири. Хотелось спрятаться от него, но деться было некуда: враждебный взгляд темноты шел отовсюду, и скрыться от него было невозможно. И выносить его было невозможно: казалось, сознание Льва плавится под его натиском. И вот Лев уже не был уверен, что понимает, кем является на самом деле. Ему казалось, что темнота знает о нем больше, чем он сам. Ей известно все, что сам он так старательно вытеснял из своей памяти и теперь не мог вспомнить, что же это было, зная лишь, что это что-то неприглядное, постыдное, унизительное. Лев был уверен, что у каждого человека есть в прошлом такое, что хочется спрятать. Он ничем не хуже остальных. Не лучше - да, но и не хуже. Обычный человек. Все прячут, и он спрятал, в надежде показаться самому себе немного порядочнее. Одного он не учел: от темноты ничего спрятать нельзя.
        Внезапно все изменилось: неизвестно откуда появившийся узкий краешек солнца разбрызгал повсюду ослепительные лучи, и темнота поблекла и растаяла. Ощущение чугунных гирь, придавивших веки, вмиг исчезло, и Лев смог открыть глаза. Солнечный свет густо лился в дверной проем из соседней комнаты, наполняя живительной силой утомленное тело. Он повернул голову в одну сторону, потом в другую, оглядывая пространство и прислушиваясь к собственным ощущениям, чтобы оценить серьезность травмы. Странно, но ожидаемой им вспышки боли не было. Не было и монстра-Александра. На полу рядом с ним лежал обычный Александр, бездыханный, как и прежде. Лев осторожно поднялся, опасаясь, что после удара лбом о дверной косяк может не удержать равновесие, но встать на ноги удалось легко. И совсем, совсем ничего не болело! В это невозможно было поверить! Так не бывает! В чем же дело? Почему он не чувствует последствий удара?
        Вскоре все выяснилось. И хотя Лев уже подозревал, в чем причина, все равно перепугался до ужаса, увидев собственное тело, лежащее в том месте, с которого он только что встал. Он, собственно, и стоял-то на самом себе - невесомый, как солнечный луч. «Выходит, я теперь то ли фантом, то ли призрак, и душа покинула мое физическое тело», - понял Лев и присмотрелся к своей материальной версии: живой ли? С облегчением заметил на шее пульсацию вен - значит, жив. Уже неплохо. Все-таки, еще фантом - не призрак! Ладно… а дальше-то что?
        Рая! Мысль о лежащей внутри конструкции дочери вспыхнула, обжигая сознание. Лев нагнулся, заглянул внутрь и попытался вытащить оттуда тело девочки, но неудавшаяся попытка мгновенно отрезвила: теперь он даже пылинку не мог сдвинуть с места. Руки его прошли сквозь тело Раи, но ощущения прикосновений не было. Лев в растерянности отошел от машины. Дочь нуждалась в помощи, а он ничего не мог сделать! Он даже не знал, жива ли она. Ему непременно нужно было вернуться в свое тело! Лев попытался забраться внутрь материального себя, лежащего на полу у двери, но это ни к чему не привело - тело оставалось неподвижным, а он по-прежнему ощущал себя отдельно от него.
        Вдруг Лев вспомнил о том, как увидел дочь на крыльце парадного входа, захотел обнять ее, но она внезапно исчезла, как исчез и Александр-монстр, когда он пытался огреть его кушеткой. Фантомы - ну, конечно! Раи в теле нет, а значит, ее надо отыскать! Дочь должна быть поблизости, ведь Лев видел ее совсем недавно! И ей может грозить опасность, потому что Александр-монстр тоже бродит теперь где-то неподалеку.
        Лев не знал, способен ли один фантом причинить вред другому, но подозревал, что такое жуткое существо, как Александр-монстр, похожее на воплощение самого зла, может натворить немало бед.
        В подтверждение этих тревожных мыслей откуда-то донеслись панические крики и жуткое звериное рычание. Лев выбежал из лаборатории в темноту коридора, удивившись легкости и быстроте своих движений. Не было и звука шагов: ноги словно парили над поверхностью пола. Вдали, за распахнутыми дверями, ведущими в холл, метались между колонн неясные силуэты. Испуганный визг смешивался с угрожающим ревом. Лев узнал этот утробный нечеловеческий вой, и вскоре убедился, что не ошибся, когда заметил гигантское окровавленное существо, прежде бывшее Александром, хотя ничего общего с прежним обликом в нем совсем не осталось. Чудище мчалось по направлению к коридору вслед за убегающим от него седовласым человеком в белом халате. То есть оба они бежали прямо на Льва, и тот инстинктивно отступил к стене, не подумав о том, что фантомы и призраки не материальны. А когда вспомнил об этом, стало даже любопытно: что может сделать монстр со своей жертвой, если та тоже всего лишь эфемерная сущность? Если бы Лев знал, что именно произойдет потом, то предпочел бы оказаться подальше от этого места.
        Бегущий вслед за стариком уродливый гигант раскрыл утыканный иглами рот так широко, словно на кровавом лице его внезапно разверзлась пропасть. Глотка чудовища превратилась в длинный черный тоннель, на другом конце которого что-то полыхало и дымило, вызывая мысли о сходстве с преисподней. Льва обдало смрадным жаром и оглушило душераздирающими криками несметного количества голосов, вырвавшихся оттуда. Черный тоннель настиг убегающего человека, и тот, будто влекомый непреодолимой силой, полетел в темноту, озаряемую огненными всполохами. Полы его белого плаща взметнулись вверх и в стороны, трепеща подобно крыльям раненой птицы. Крик несчастного звучал хриплым карканьем.
        Лев вдруг осознал, что еще мгновение - и он сам окажется в этом жутком тоннеле. Сорвавшись с места, он помчался прочь от стремительно надвигающейся на него черной дыры, обрамленной по краям сверкающими иглами, но сразу понял, что далеко убежать не получится: коридор заканчивался тупиком через несколько метров. Жар за спиной, казалось, проникал прямо в сознание, обжигая и причиняя невыносимую боль. Лев старался бежать быстрее, но понял, что перебирает ногами на одном месте, заметив дверь справа от себя: он бежал, но никуда не перемещался, оставаясь по-прежнему возле этой двери. И вдруг его осенило: дверь - это же спасение! Налетев на нее всей грудью, Лев с удивлением понял, что дверь не открылась - он проник сквозь нее и лишь тогда в очередной раз вспомнил, что у него теперь нет тела. Никак не мог привыкнуть. Оглянувшись, Лев увидел, что дверь все еще закрыта и чудовище не пытается проникнуть следом за ним. Тысячеголосый крик, рвущийся из черной дыры, смолк. Наступила благодатная тишина. Опасность миновала - Лев интуитивно почувствовал, что монстр больше не преследует его: наверное, отвлекся на
других жертв. Возможно, адская гадина еще вернется, но сейчас у Льва есть передышка, чтобы как-то осмыслить происходящее и решить, как быть дальше. Ведь ему нужно было не только спастись самому, но еще отыскать фантом дочери (он свято верил, что она - фантом, а не призрак, и еще способна вернуться в свое тело).
        Лев повернулся спиной к двери, чтобы окинуть взглядом помещение, в котором очутился. Он был готов увидеть все что угодно, но только не это. Вместо крашеного дощатого пола и железных больничных коек, вместо процедурного кабинета с кушетками и шкафами, набитыми тоннами старых лекарств, вместо (на худой конец) какого-нибудь хранилища одеял и простыней, штабелями лежащих на длинных полках, Лев увидел… Раюшкину комнату в своей московской квартире, только не такую, какую они оставили с ней, уезжая на море, а будто на девять лет раньше: с младенческой кроваткой-качалкой, давным-давно отданной за ненадобностью, с огромным плюшевым медведем в углу, подаренным кем-то много лет назад, с кучей разноцветных погремушек, рассыпанных на игровом коврике, и еще с… нет, не может быть! Ее не может здесь быть! Хотя… Где - здесь? Ведь Лев уже не в санатории. Как он очутился в детской дочери, выглядевшей так, когда Рая только что родилась?! Или все-таки это детская очутилась вокруг него? Вместе с Верой, сидящей в кресле с новорожденной Раюшкой на руках!
        Лев стоял и смотрел на жену, не в силах шевельнуться. Она не замечала его, глядя на спящую дочь с нежной улыбкой. Интересно, а заметит ли, если он ее окликнет? Лев никак не мог решиться произнести ее имя. Он боялся разрушить возникшую иллюзию и безмолвно любовался своим давно потерянным счастьем.
        Замкнутый круг
        Вера все-таки заметила его, переминающегося у дверей с ноги на ногу, и улыбка ее исчезла.
        - Почему снова так поздно? - спросила она, хмурясь. - Правильно: зачем спешить с работы домой и помогать замотанной жене, если в офисе столько красоток? Там, ясное дело, гораздо интереснее, так ведь?
        «Поздно?» - Лев посмотрел в темное не зашторенное окно. Странно: ведь только что было солнечное утро, а теперь оконные стекла, покрытые потеками дождевых капель, дрожали под натиском ветра, свистящего во мраке. Настенные часы назойливо отщелкивали секунды, показывая четверть часа после полуночи. Каждый щелчок будто поддакивал укорам жены: «Поздно! Поздно! Поздно!» Им вторили дождевые капли, бьющиеся в окно звонким горохом: «Поздно-поздно-поздно-поздно…»
        Иллюзия счастья начала растворяться прямо на глазах: все вокруг утрачивало цвет, делаясь блеклым и серым, подобно лепесткам увядающего цветка. Синие обои в золотистых звездочках, полумесяцах и крылатых феях, разноцветные игрушки, розовый медведь - все без исключения приобрело единый пепельный оттенок. Осталось лишь два ярких пятна: Вера в белом махровом халате с копной каштановых локонов, струящихся по плечам, да пестрый крошечный сверток в ее руках.
        - Что, опять решил отмолчаться?! - Лев вздрогнул от резкого окрика жены, и ему показалось, что вместе с ним вздрогнул и весь дом, погруженный в глубокий покой до этой минуты.
        Инстинкт самосохранения не позволял Льву ответить. Он знал, что от этого станет еще хуже, и молчал. Ему страшно захотелось уйти куда-нибудь, скрыться за глухими дверями, но он помнил, что снаружи бродит монстр с пастью, ведущей прямиком в ад.
        Какая-то мелкая пташка задела окно крылом и тотчас испуганно умчалась прочь. Где-то далеко, на утопающих в слякоти улицах, жалобно завыла собака - продрогла, наверное. Сейчас Лев бы с радостью поменялся с ней местами. Потому что Вера закричала снова. Из глаз ее потекли слезы.
        - Ты представить себе не можешь, как я устаю с ребенком за целый день, пока ты там развлекаешься со своей вульгарной секретаршей! Посмотри на себя! Воротник рубашки снова в помаде!
        Лев не мог посмотреть на воротник рубашки, потому что точно помнил, что на нем был надет бежевый спортивный костюм, и хотя пятен на нем было несметное количество, следов помады однозначно быть не могло. Но он не хотел спорить, надеясь, что, как часто бывало, Вера покричит и сама успокоится.
        Из свертка в руках жены послышался раздраженный скрипучий писк, будто не ребенок заплакал, а медленно раскручивалась старая карусель на проржавевших насквозь петлях.
        Лев вскинул голову и впервые осторожно произнес:
        - Тише, разбудишь.
        Ох, лучше бы он молчал!
        Вначале Вера рассмеялась - невесело, устало. Не очень-то приятный смех - будто наждачной бумагой по его оголенным нервам прошлась. Потом открыла рот - беззвучно, широко, и вдруг стала похожа на монстра с адским тоннелем в глотке. Звук выкатился оттуда с нарастающим ревом и заполнил мрачную комнатенку. Вера кричала так громко, что слова сливались в единый невразумительный поток, и на него наслаивался истошный крик ребенка. В подворотнях завыли собаки - похоже, целая стая агрессивных голодных псов. Лев закрыл уши руками, желая отгородиться от жуткой какофонии, но вдруг заметил, как лица крылатых фей на обоях исказились, их улыбающиеся рты превратились в черные кричащие дыры, их вопли вонзались в его разум подобно жалам разъяренных пчел. Нужно было спасаться. Он повернулся и ринулся в запертую дверь, готовый сгинуть в бездонной адской глотке Александра-монстра, лишь бы не слышать диких криков, несущихся отовсюду.
        Но, к счастью, за дверью монстра не было. Спасительная тишина окружила Льва, и, открыв глаза, он обнаружил себя сидящим в удобном кожаном кресле в своем домашнем кабинете, стены которого были непроницаемы для любых звуков извне: после появления в семье ребенка по его заказу их оклеили специальным современным материалом. Вере он объяснил это тем, что ребенок часто плачет по ночам, а он не может приходить на работу с красными от недосыпа глазами: должность ответственная, руководящая, и выглядеть нужно подобающе, иначе вышестоящее руководство быстро найдет ему замену. Ну и кто будет обеспечивать семью? Тогда Вера признала, что муж прав, но потом не упускала возможности уколоть его, заявляя, что он отгородился от них с Раей.
        Лев прикрыл глаза, осмысливая случившееся. Понятно, что все это было не наяву. Но до чего яркие ощущения! Вот она какая, значит, потусторонняя реальность! Душа будто мечется в пространстве и времени, заключенная в границах прожитой жизни. Интересно, можно ли научиться контролировать перемещения? Или хотя бы предугадывать, куда попадешь в следующий раз?
        Приятный женский голос, прозвучавший совсем рядом, вытолкнул сознание Льва из блаженного покоя.
        - Кто это?! - Лев вскочил, и тяжелое офисное кресло отлетело и громко ударилось об стену.
        - Лев Максимович, что с вами? - Высокая светловолосая девушка в деловом сером костюме отступила назад. Лицо ее исказилось от испуга.
        Лев ее узнал: это была его секретарь-референт. Но как она очутилась у него дома? Окинув взглядом пространство, Лев чуть не сел на пол от удивления: его окружали офисные стены, перед ним был компьютерный стол, заваленный бумагами и канцелярскими принадлежностями, и присутствие здесь его секретаря было вполне уместно, а вот его собственное - нет. Хотя пора уже привыкнуть к перемещениям. Только вот почему удалось толкнуть кресло? Ведь фантомы не материальны… Но это в обычном мире, а здесь… Непонятно, что это… Скорее всего, кусочки прошлого. Только видит он все это глазами себя, сегодняшнего. Лев поморщился - эти раздумья выбивали из колеи, если, конечно, в подобном состоянии можно было так выразиться.
        - У вас, похоже, острый дефицит сна, - произнесла секретарь с деланным сочувствием; испуг на лице сменился фальшиво-подобострастной миной. - Вы совсем не отдыхаете! Э-э… Я зашла сообщить, что ваша жена звонила… м-м-м… беспокоилась, почему вы задерживаетесь на работе… Кричала, что время позднее, понимаете?
        - Позднее? - Лев скептически скривил губы, щурясь от бьющих в огромные окна солнечных лучей. Судя по ним, казалось, что сейчас полдень.
        - Вот! И я говорю ей: день сейчас, самый разгар рабочего процесса, а она - в крик! - Секретарь многозначительно повела изящно изогнутой татуированной бровью. - Каждый день одно и то же, Лев Максимович! Я, конечно, ничего против ее звонков не имею, не подумайте ни в коем случае… Пусть звонит, сколько угодно, но… Простите, что лезу не в свое дело: а она… обращалась к врачу? В подобном состоянии она может быть опасна и для себя, и для вас, и для вашего малыша. Ой!
        Девушка внезапно замолчала: наверное, прочла в его взгляде возмущение. Лев разозлился и раздраженно рявкнул:
        - У вас что, своих обязанностей мало?! Сообщили о звонке - и идите, работайте! Кстати, а почему вы меня не соединили с женой?
        - Как? Что? - Она захлопала ресницами так быстро, что несколько искусственных волосков сорвались с век и спланировали на белоснежную блузку. - Но вы же сами запретили… Сказали, она мешает… вам…
        - Да? - Лев растерялся и почувствовал угрызения совести. Орет на девчонку из-за своих семейных проблем, а она-то при чем? Но, что странно, он совсем не помнил, чтобы давал ей указание не соединять по телефону с женой. Наверное, дело было очень давно. Лет девять назад, когда Рая только родилась.
        - Свободна, - произнес он тихо и повернулся к ней спиной.
        За окнами лощеными щеголями горделиво красовались ряды модных современных высоток делового района, так называемого Москвы-Сити - бескрайний каменный лес застекленных ячеек, в которых бурлила жизнь. Солнце било в глаза, многократно отражаясь от зеркальных поверхностей. Лев зажмурился и, взяв висящий вдоль стены шнур от жалюзи, потянул его вниз. Он еще успел услышать шорох поворачивающихся пластин, но в следующий миг понял, что вновь переместился куда-то: в лицо подул свежий теплый ветер, полный запахов свежескошенной травы и попкорна.
        Декорации изменились. Первое, что увидел Лев, открыв глаза, - серебристую ленту в своей руке - той, которой только что тянул шнур. На другом конце ленты маячил огромный розовый воздушный шар с серебристыми выпуклыми буквами: «С юбилеем! Один год!» Он шел в толпе смеющихся радостных людей по центральной аллее городского парка. Узнать это место не составляло труда. Справа медленно поднимались к небу покачивающиеся кабинки колеса обозрения, слева тянулись ларьки с традиционными попкорном и сахарной ватой. Рядом шла Вера, крепко держа его за руку, будто боялась потеряться в пестрой, хаотично движущейся толпе. Лев искоса, украдкой, посмотрел на жену. Выглядела она неважно, даже макияж и улыбка ее не красили, тем более что улыбка выглядела какой-то дежурной, будто Вера улыбалась, потому что все вокруг улыбались. И дело было даже не в темных кругах под глазами, раскинувшихся на пол-лица, как у вампиров, не в серой безжизненной коже, не в морщинах, волнами изогнувшихся на лбу, а в напряженном, тревожном взгляде, неотрывно прикованном к детской коляске, которую катила ее сестра Надя, шагавшая рядом.
Вернее, к ребенку, спящему внутри и почти полностью скрытому сетчатой накидкой: видны были только смутные очертания нижней половины крошечного личика под съехавшей на нос шапкой. Вера, целиком поглощенная созерцанием их годовалой дочери, явно ничего больше не видела. Ничего и никого. И уже давно.
        Жена перестала замечать мужа с того момента, как Раюшка появилась в их семье. Если и удостаивала коротким строгим взглядом, то лишь для того, чтобы озадачить очередным поручением или отругать за что-то, что муж сделал не так. А «не так» он, по ее мнению, делал все. И Лев избегал попадаться ей на глаза: допоздна задерживался на работе в будни, а в выходные боялся высунуть нос из домашнего кабинета, чувствуя себя жителем оккупированной территории.
        Сегодня отсидеться в кабинете было невозможно, ведь был особенный день: исполнился год со дня рождения Раюшки, и они решили выбраться в парк. Лев надеялся, что Вера оживет, увидев окружающий мир. Но она его не видела. Она смотрела только на дочь.
        Надя захотела купить сахарную вату, и Лев взял у нее коляску. Девушка отошла к ларьку, где продавщица наматывала на длинные палочки белые воздушные коконы, и вскоре вернулась с огромным пошатывающимся облаком, улыбаясь во весь рот, отчего ее юное лицо стало совсем детским. Раньше Вера тоже так улыбалась - наивно, открыто и заразительно. Тогда сестры были очень похожи. Теперь же Лев смотрел, сравнивая их лица, и удивлялся, какими разными они стали. Кто бы мог подумать, что эмоции могут так влиять на внешний вид человека.
        - Хочу на колесо обозрения! - Надя вдруг запрокинула голову, глядя на ползущие по кругу кабинки. На макушке сладкого облака, которое она держала перед своим лицом, уже была выедена приличная «яма».
        - Идите, покатайтесь со Львом! - ответила Вера, поправляя накидку на коляске.
        - Давайте лучше вы вдвоем, а я с Раюшкой побуду, - ответил Лев. Не любил он эти «чертовы колеса».
        Вера отрицательно качнула головой. Брови сошлись у переносицы, отчего между ними проступили две глубокие вертикальные складки.
        - Нет, я не могу. Рая скоро проснется.
        - Ничего страшного, я же с ней. Иди, хоть на город сверху посмотришь! - Лев повернул коляску и покатил ее к ближайшей скамейке, упорно не желая забираться в карусель. За спиной послышался голос Нади, уговаривающий сестру:
        - Ничего с Раюшкой не случится за пятнадцать минут! Поехали со мной. Сверху такой вид! Тебе понравится! Ты ведь целый год в четырех стенах просидела и дальше своего двора никуда не выходила.
        - Да, просидела, - повторила Вера таким тоном, будто только сейчас это поняла. И, догнав Льва, начала отдавать указания: - Я, пожалуй, прокачусь с Надей. Только надо место найти потише, и коляску не тряси, если заворочается. Пусть просыпается, не убаюкивай. Она давно уже спит. Если заплачет, то бутылочка в термосе в боковом кармане справа. Салфетки влажные - слева. Лежа не корми, голову подними, а то подавиться может. Или лучше на руки возьми. И проверь, не жарко ли ей. Тогда верхний комбинезон сними. Или… может, лучше ты с Надей на колесе прокатишься? А?
        Все это время Вера смотрела не на Льва - на коляску, будто боялась даже на миг выпустить ее из виду.
        - Идите уже. - Лев поискал взглядом свободные скамейки в стороне от скопления людей и выбрал место сбоку от центральной аллеи, под большим раскидистым тополем. - Я буду ждать вон там. Видишь?
        Надя вручила Льву недоеденный кокон сладкой ваты и потянула Веру к кассам. Та нехотя подчинилась, но, уходя, тревожно оглядывалась назад. Вскоре сестры исчезли в толпе.
        Лев направился к тополю, с трудом передвигая коляску одной рукой - в другой была палка с осевшей ватой.
        Устроившись на скамейке, он достал смартфон, собираясь посмотреть последние новости. Когда через какое-то время над ним нависла чья-то тень, он вначале решил, что вернулись Надя и Вера, но оказалось, что напротив него остановилась незнакомая девушка.
        - Извините, - неуверенно обратилась она к нему. - Можно мне с вашего телефона позвонить? Мой сел, а я подруг найти не могу. Они где-то здесь, недалеко, но без телефона в такой толпе мне их просто не отыскать.
        - Да, пожалуйста. - Лев открыл меню вызовов и протянул ей свой гаджет. Та аккуратно взяла его тонкими пальцами с глазированными, как конфетки, ногтями и отошла в сторону на пару шагов.
        - Юль? Юля, это я, с чужого номера звоню. Ничего не случилось. Телефон сел. Вы где? А-а… понятно. Не уходите, сейчас приду.
        В коляске заворочалась Раюшка - наверное, звонкий голос девушки ускорил пробуждение. Лев встал, шагнул к ребенку, но не успел заглянуть. Незнакомка вернулась, протягивая телефон. Порыв ветра подхватил ее длинные волосы и швырнул вперед, на Льва. Тот машинально отмахнулся от трепещущей копны, и сахарный кокон, который он все еще держал в руке, оказался в самой их гуще. Девушка попыталась вернуть волосы на место, и кокон потянулся следом. Часть его оторвалась и исчезла в ее шевелюре. Почувствовав нечто липкое на своей голове, девушка взвизгнула и выронила смартфон Льва, который так и не успела передать. Тот, к счастью, был противоударный. Лев поднял его и убрал в карман. Рая заскрипела в недрах коляски. Девушка запричитала о том, как пойдет в таком виде на встречу. Лев выбросил палку с остатками ваты и взялся распутывать волосы незнакомки, пытаясь отлепить от них белые комки, но получалось только хуже: комки таяли под пальцами и склеивали волосы.
        - Извините, - пробормотал Лев. - Я не хотел.
        Девушка почему-то засмеялась - наверное, хотела показать, что не сердится, хотя наверняка была не в восторге от происходящего. А может, нервничала.
        - Что вы делаете?! - Голос жены прогремел над ухом Льва, как пушечный выстрел. Девушка испуганно пискнула, перестав смеяться, а из коляски раздался сердитый крик дочери.
        Лев отпустил чужие волосы, и незнакомка быстрым шагом понеслась прочь, подворачивая ноги на высоких каблуках, спеша убраться поскорее от назревающей семейной ссоры.
        - Вата прилипла, - пояснил Лев, понимая, что звучит это нелепо.
        И Вера тут же влепила ему пощечину.
        - Ты! - закричала она, глядя ему в глаза (впервые за последний год она смотрела ему в глаза). - Я первый раз доверила тебе ребенка! И что?! Что я вижу?! Дочь орет, а ты уже приголубил какую-то девицу!
        - Ну, все! Надоело! - от гнева Лев больше ничего сказать не мог, да и не хотел. Зачем оправдываться и унижаться? Пусть думает, что хочет. Он повернулся и пошел прочь, задыхаясь, как после спринтерской пробежки. Щека горела огнем. Боковым зрением заметил виновницу скандала - она стояла в толпе подруг и, увидев его, шепнула им что-то. Те метнули в него быстрые взгляды и прыснули от смеха. В этот момент Лев ненавидел всех женщин на свете.
        А потом резко потемнело. Вначале показалось, что набежала туча, но в следующее мгновение окружающее пространство поплыло волнами и сузилось, превратившись в серые стены. Лев обнаружил, что стоит посреди кухни в своей квартире, а зареванная Вера сидит на полу, прислонившись спиной к дверце кухонного шкафа. И в руках у нее нож.
        Кровь размазана по светлой керамической плитке. Бурые прерывистые полосы и отпечаток ладони рядом с ее рукой, упирающейся в пол. По запястью струятся кривые красные ручейки. Вера улыбается со стиснутыми зубами. Лев догадывается, что ей больно, и тут же понимает, что ему ее не жаль. Слезы, стекающие по ее щекам и падающие в приоткрытый рот, не вызывают сочувствия. Лев тихо спрашивает:
        - Ты хочешь умереть, Вера?
        - Только сейчас это понял? - Губы её кривятся в улыбке.
        - Забыла, что у тебя есть дочь? - Он шагает к ней и быстрым движением выхватывает нож. Скользкое лезвие впивается в его ладонь. Вера резко взмахивает руками, заслоняя лицо. Неужели решила, что он собирается ее ударить?
        - Ты о дочери подумала? - повторил он, отступая.
        - А ты хоть раз думал о ней? О нас? - Прижатые к лицу ладони Веры приглушили слова.
        - Я всегда о вас думаю. Я для вас живу, - отчеканил Лев.
        Вера расхохоталась намеренно громко. Смех внезапно оборвался, и она злобно уставилась на него:
        - Живешь ты только для себя, ты - эгоист! Тебя нет в нашей жизни! - Это был ее любимый упрек.
        - Ну, конечно. Меня нет. - Лев с саркастической улыбкой развел руки в стороны, обводя взглядом окружающую обстановку. - Зато у вас все есть! Не догадываешься, откуда это все берется? Еда, одежда, мебель, техника - да вообще, все! Может, мне бросить работу?
        - Хватит отговорок! - Вера вскинула голову, выпятив подбородок. - Знаю я, где тебя носит допоздна! Развлекаешься с силиконовыми красотками, пока я сижу с ребенком в четырех стенах, как в клетке! И я давно превратилась в замухрышку: ведь у меня нет времени на себя! Ты даже по улице пройти со мной боишься! Конечно, я же теперь просто пугало!
        - Называя меня эгоистом, посмотри вначале на себя! - отвечал Лев, внутренне собравшись, будто для отражения удара. - По улице я, и правда, боюсь с тобой ходить. Впадаешь в истерику, кидаешься в драку, если я не успеваю зажмуриться, когда в поле зрения появляется достойная твоей ревности женская особь.
        - Ты все всегда переворачиваешь! Будто сам ни в чем не виноват! - В ее крике уже не было силы и злости, только слезы. Гроза пошла на убыль. Лев хотел было подойти к ней, помочь подняться на ноги, но возникший порыв был внезапно остановлен мелодией: в кармане брюк завибрировал телефон. Он достал его и взглянул на подсвеченный экран. Оттуда лукаво смотрела девушка, лицо которой вместо номера пересекала надпись «Любовь».
        «Только бы Вера не заметила!» - Он резко развернулся и вышел из кухни, пытаясь вспомнить, откуда ему знакомо это лицо.
        В темноте коридора Лев всмотрелся в экран: ясно, почему он сразу не узнал девушку. На работе в офисе она выглядела серой мышкой, а здесь у нее яркий кричащий макияж. Звонила Люба, его секретарь, незаметная и незаменимая. Иногда Льву казалось, что она, внимательная и понимающая, с успокаивающим взглядом психотерапевта, умеет читать его мысли. Под этим взглядом так и хотелось излить душу, и он изливал. И не только душу, а весь свой ад, в котором корчился. Такое он не мог рассказать даже близким друзьям.
        В тот миг, когда палец толкнул вверх зеленое пятно с изображением подпрыгивающей телефонной трубки, Лев с ужасом увидел, что черты лица девушки исказились, и она вдруг стала похожа на его жену. Голос Веры вырвался из динамика, глухой, но громкий: «Посмотри в окно».
        Телефон выпал из рук. Лев зажмурился, но перед глазами все равно возникла картина окна - огромного, во всю стену, пересеченного серебристыми металлическими планками, с мутными, будто облитыми густым туманом, стеклами. Стекла были затонированы специально, чтобы не проникал солнечный свет, но сегодня было пасмурно, и кто-то открыл несколько створок настежь, впуская осеннюю прохладу вместе с мелкими дождевыми каплями, оседающими на створках жалюзи. Нужно было сделать шаг вправо, чтобы открылся вид снаружи. Один шаг. Но Лев не мог. Ему не под силу было вынести эту пытку еще раз.
        «Посмотри в окно!» - надрывался голосом жены телефон на полу. Лев наступил на него. Послышался хруст стекла, однако крик не исчез: теперь он доносился с улицы, врываясь в распахнутые окна вместе с ветром.
        Тогда Лев повернулся к окну спиной и открыл глаза. Он стоял посреди роскошного банкетного зала. Справа ломился от закусок бесконечно длинный стол, слева двигались танцующие пары, позади которых играли музыканты. Сутулый фотограф молниеносно перемещался из одного места в другое, иногда замирая на миг. Лев поискал глазами Любу: она должна была быть где-то поблизости. На работе секретарь никогда не позволяла себе удалиться от него больше чем на несколько шагов. И хотя сейчас они были не в офисе, а на корпоративной вечеринке, Лев был уверен, что Люба, как преданная собака, находится в поле зрения своего хозяина.
        Она и в самом деле оказалась рядом, чуть позади его левого плеча. И как он ее сразу не заметил? Впрочем, она умела быть незаметной, появляясь лишь тогда, когда была нужна.
        - Люба, откуда она узнала? - Лев поразился собственному голосу, срывающемуся от гнева.
        - Но… Вы же сами сказали, что хотите пойти на корпоратив с женой. - Люба от страха еле двигала губами.
        - И-и-и?! - Чужеродный поросячий визг вырвался из его горла.
        - Я позвонила вашей жене, чтобы напомнить время и место встречи. - С каждым последующим словом девушка все сильнее вжимала голову в плечи.
        - Дура! Кто… кто тебя… просил?! - протрубил Лев, заглушая музыку и привлекая всеобщее внимание.
        - Н-но… Это входит в мои обязанности… А ч-что с-случилось?
        Люба не дождалась его ответа. Ноги уже несли Льва к выходу из зала. Он очень спешил, но споткнулся обо что-то у самых дверей и полетел в проем головой вперед, выставив перед собой руки.
        Вначале показалось, что в конце коридора маячит бездонная пасть Александра-монстра: в темноте что-то полыхнуло, запахло гарью. Но в следующий миг Лев с силой ударился лбом о какое-то твердое препятствие, внезапно выросшее перед лицом. Он резко осел на пол, едва не опрокинувшись на спину, и машинально схватился рукой за что-то. Это оказалась ручка шкафа. Дверца распахнулась, открывая его взору полки с аккуратными стопками одежды, где Льву была знакома каждая вещь. Еще бы, ведь это был шкаф в его спальне. Перед отъездом на море он как раз навел порядок.
        Раньше спальня была общей их с Верой, но ни он, ни она не пользовались ей, предпочитая другие комнаты: жена ночевала в детской Раюшки, а он - в рабочем кабинете, устроившись на диване. Так привыкли.
        Из шкафа торчал белый полиэтиленовый пакет, в какие складывают продукты в супермаркетах. Таким пакетам не место в платяных шкафах рядом с бельем и одеждой, но Лев вспомнил, что сам положил его туда. Правда, он тогда запрятал его поглубже, а теперь пакет безобразно торчал, будто кто-то похозяйничал в его отсутствие. Кто мог вытащить его из укромного места за стопкой полотенец? Лев похолодел: Раюшка! Она нашла то, что он спрятал. Увидела? Или нет? Странно, но сейчас он никак не мог вспомнить, что было внутри, будто информация об этом точечно стерлась из памяти. Помнит пакет. Помнит, как прятал пакет. А вот что в пакете, не помнит! И заглядывать страшно… Лев сидел на полу перед распахнутым шкафом, не шевелясь.
        Пакет все же вывалился наружу сам. Будто плохо лежал. Шлепнулся к ногам, и черный с синими вкраплениями ворох выкатился из него и развернулся. Льву стало трудно дышать. Почему не хватает воздуха, если он теперь фантом и у него нет ни тела, ни легких?! Или эти ощущения - лишь воспоминания многолетней давности? Но почему они тогда так реальны?
        На полу перед ним лежал кусок черной шелковой ткани с цветочным принтом. Васильки. Синие и коричневые. Это платье Вера выбрала под новые бирюзовые бусы. Васильки подчеркивали цвет камней. Тогда коричневых васильков еще не было. Они потемнели позже - будто отцвели - и приводили Льва в ужас, напоминая о том, что платье насквозь пропитано кровью, незаметной на черном фоне. Кровью Веры. Тягостные воспоминания потревоженными птицами взмыли из глубин памяти, и Лев, пытаясь прогнать их прочь, принялся запихивать платье обратно в пакет. Скользкая ткань вертлявой змеей норовила улизнуть из рук, будто живая, но в этот раз он справился быстрее, а в прошлый раз руки совсем не слушались. И тогда в пакете кроме платья были еще бусы. Теперь их здесь не было. Теперь бусы носила Рая. Лев увидел их на дочери спустя несколько месяцев после того, как спрятал пакет с вещами жены, привезенный из больницы, и промолчал, хотя и понял, что Рая увидела платье. Не могла не увидеть. Заметила ли кровь? Выяснять это Лев не стал, смалодушничал. Рая тоже не задавала вопросов, но бусы носила каждый день. Эти бусы кололи ему глаза,
напоминая, что он так и не рассказал Рае правду о матери.
        Лев убрал пакет в шкаф, засунув поглубже, прикрыл дверцу, повернулся и направился к выходу. Нужно попасть обратно в санаторий, чтобы найти Раю. Знать бы еще, как выбраться из трясины прошлого… Что ждет за дверью спальни на этот раз - темный коридор с Александром-монстром или очередное воспоминание?
        В просвете между дверью и полом проплыла какая-то тень. Лев встал на четвереньки и пригнул голову, пытаясь разглядеть что-нибудь. В лицо повеяло затхлым санаторным запахом. И, хотя за дверью было темно, но он заметил выложенные елочкой паркетные дощечки. А потом… Потом мимо него прошли детские ноги в голубых сандалиях. Рая! Лев ринулся в дверь и оказался в коридоре санатория - совершенно пустом. Дочери нигде не было. Льву показалось, что весь он будто съежился от разочарования, обнаружив очередной мираж. Ведь если Рая и в самом деле проходила мимо, он успел бы ее увидеть, если только она не исчезла за одной из множества дверей, виднеющихся по обе стороны коридорных стен.
        Если так, то дверь должна быть ближайшей. Лев шагнул в ту сторону, в которую проследовала дочь, и вошел в соседнюю дверь, не отворяя ее.
        Рая действительно была там, но только не та, которую он искал.
        Рая была крошечная. Завернутая в цветастое одеяльце, она мирно спала на руках у Веры, сидящей в кресле у темного окна, обсыпанного дождевыми каплями. Вокруг все было по-прежнему: детская кроватка-качалка, розовый медведь, синие обои в желтых звездочках, полумесяцах и крылатых феях, жалобный собачий лай за окном и настенные часы, чеканящие в унисон с барабанной дробью дождя: «Поздно-поздно-поздно…».
        И все повторилось с начала: возмущенный крик Веры, плач ребенка, тишина домашнего кабинета, успокаивающий голос Любы в офисе, пощечина в парке, кровь на кафельной плитке в кухне, банкетный зал, спальня, вывалившийся из шкафа пакет… И снова, и снова… Льву казалось, что он носится по кругу, прикованный к разогнавшейся до бешеной скорости карусели, которую заклинило, и теперь ее уже ничто не остановит, а он вот-вот сойдет с ума. Картинки из его жизни, словно пестрые обертки от чипсов или мороженого, подхваченные ветром с пыльного асфальта, кружились перед глазами в безумном и бесконечном вихре.
        Одна череда картин сменялась другой, похожей на предыдущую как две капли воды, отличаясь лишь некоторыми деталями. Небо над ним то темнело, то светлело, жгучее солнце сменялось жестокими ливнями, синие обои с крылатыми феями уступили место пепельно-розовым, с принцессами в пышных платьях, и лицо Раюшки постепенно меняло свои черты. Дочь взрослела, и Лев, хоть и не сразу, но заметил это.
        А карусель мчалась, набирая обороты. На Льва накатил приступ дурноты, и он порадовался, что находится вне тела, иначе его вывернуло бы наизнанку. С другой стороны, если бы вывернуло, хоть полегчало бы. А так рвотный рефлекс вхолостую клокотал где-то внутри, причиняя неимоверные страдания, и непонятно было, закончится ли когда-нибудь эта безумная пытка или будет длиться вечно.
        Когда Лев решил уже, что все происходящее с ним не что иное, как самый настоящий ад, из которого ему никогда не выбраться, его вдруг осенило. Светлая мысль подобно солнечному лучу прошла сквозь его измученную душу, согревая и давая надежду. Он вдруг понял, почему карусель не останавливается, заставляя его проживать снова и снова одни и те же моменты. И это было так просто! Просто, как все гениальное. Лев бежал по кругу лишь потому, что всегда убегал. Нужно остановиться. Что может быть проще? Не убегать. Ведь, сколько ни беги от проблемы, она не исчезнет. Она всегда и везде будет с тобой. Все равно нигде от нее не спрячешься, даже в кабинете со звуконепроницаемыми стенами.
        И он остановился. Череда мчащихся картинок взорвалась и разлетелась по сторонам пестрыми осколками. Мельтешение прекратилось, и перед глазами проступили очертания очередной двери. На этот раз он должен пройти испытание до конца, чтобы выбраться из замкнутого круга.
        Едва он сделал шаг вперед, дверь распахнулась перед ним, впуская в темноту длинного коридора, оканчивающегося вдали светлым квадратом - выходом, ведущим неизвестно куда. На стенах по обе стороны от него других дверей не было - значит, выход был только один. И Лев решительно направился к нему, чувствуя усиливающееся волнение.
        Светлый квадрат сиял все ярче, ослепляя, и невозможно было разглядеть, что там, до тех пор, пока Лев не достиг порога. Когда глаза перестали слезиться, привыкнув к свету, он увидел Веру, стоящую спиной к нему у окна на противоположной стене, посреди уже знакомого ему банкетного зала: столики с той же едой, те же танцующие пары, те же музыканты, даже фотограф тот самый, то и дело смешно приседающий на ходу. Люба, его секретарь-референт, тоже была среди прочих, двигалась в такт музыке, встряхивая белоснежными волосами так энергично, будто собиралась взлететь с их помощью.
        Вера, почувствовав его взгляд, медленно обернулась, и Лев замер, потрясенный: до чего она была красива. Скромное осеннее солнце, выглянувшее украдкой из прорехи в свинцовой пелене, сияло прямо за ней, и от того казалось, что вся ее тонкая фигура светится. Черты лица, нечеткие из-за этого свечения, трудно было разглядеть, но Лев не спутал бы эту улыбку ни с какой другой.
        И все-таки он понял, что ошибся. Когда между ними оставалось лишь несколько шагов, выяснилось, что это… не Вера. Перед ним стояла Надя, сестра его жены, ее улучшенная копия: стройнее, моложе, и, главное - с жаждой жизни в глазах, которой у Веры давно не было.
        - Я все-таки решилась пойти, - произнесла девушка вместо приветствия. - Хотя, наверное, не стоило.
        - Я очень рад! - Лев удивился собственному восторженному ответу, ведь совсем не то хотел сказать, но потом сообразил, что находится в своем прошлом, которого не изменить. Поэтому его удел - наблюдать за происходящим.
        - Тебе лучше было пойти на корпоратив с Верой. - Ее улыбка слегка потускнела. Надя нервно сжала руки в замок.
        - С Верой? С ней никуда нельзя пойти. Увидев здесь столько красивых женщин, она только и делала бы, что следила за моим взглядом, не смотрю ли я на кого-то еще, кроме нее. И если ей удастся меня уличить - а ей всегда это удается, то… В общем, довольно с меня позора. И, знаешь, ты так сильно на нее похожа, поэтому никто и не поймет, что я пришел не с женой.
        - Я так боюсь, что она вдруг узнает… Ведь никогда меня не простит! Мы же сестры. - Надя нервно оглянулась, будто Вера могла стоять у нее за спиной и все слышать.
        - Во-первых, она не узнает. - Лев говорил уверенно и спокойно. - А во-вторых, это всего лишь корпоратив, просто вечеринка. Что плохого в том, что мы повеселимся здесь? Мне так хочется вспомнить то время, когда мы с Верой были счастливы, когда она смотрела на меня, а не искала, на ком остановился мой взгляд! Ты напоминаешь мне ее, такую, какой она была, когда мы познакомились: веселую, нежную, иногда смешную, иногда… нереальную. Как ты сейчас. - Лев коснулся локтя Нади. - Потанцуем?
        Надя вздрогнула, но не сдвинулась с места.
        - Воспитывать ребенка - непростая задача. Вере нелегко, - вступилась она за сестру.
        - Брось! Нормальная женщина обретает счастье в материнстве. А знаешь, что сказала однажды Вера? «Дочь всю красоту у меня забрала». Можешь себе представить? У нее развился хронический психоз на фоне навязчивой беспочвенной ревности, а ревность - одно из самых ярких проявлений эгоизма.
        - Но ведь ты сам говоришь, что она раньше была другой, - возразила Надя. - Подумай, может быть, ты ее как-то провоцируешь на подобное поведение? - Она покосилась на танцующую неподалеку секретаршу. - Вера считает, что у тебя роман с одной из сотрудниц. Говорит, ты возвращаешься домой за полночь, часто со следами помады на одежде.
        - Бывает, задерживаюсь, не без этого. Но у меня должность руководящая, и я обязан все контролировать. А помада… Вера, как следопыт, изучает мою одежду перед стиркой, чуть ли не обнюхивает. У нее любое пятно - например, от соуса или маркера - непременно след помады. А доказать ей ничего нельзя - не верит. Странно даже, что у нее имя такое - Вера. Какая в этом злая ирония: она не верит ни одному моему слову! - Лев невесело рассмеялся.
        - Ревность - не обязательно эгоизм. - На лице Нади появилось упрямое выражение. Она явно собралась спорить до конца. - Ревность может быть проявлением неуверенности в себе, страха оказаться ненужной, нелюбимой. Ты мог бы уделять ей чуть больше внимания.
        - Знаешь, вначале, когда начались эти ее истерики, я подумал, что у нее стресс после рождения ребенка. Усталость, бессонные ночи - вот нервы и шалят. Я терпел и ждал, когда это пройдет, но становилось только хуже. И я смирился, приспособился. Стал избегать ее - да, это плохо, но иначе нам вместе просто не выжить. А я не хочу разводиться. У нас дочь растет, и я даже мысли не допускаю, что у нее может появиться другой отец.
        - Только из-за этого не уходишь? - Надя испытующе взглянула ему в глаза, и Лев понял, как сильно девушка переживает за сестру.
        «Не только. Я не хочу терять Веру», - собирался ответить Лев, но не успел. Надя отступила на шаг, и между ними вклинилась взъерошенная Люба, хватающая ртом воздух, как пойманная рыба. Она что-то сбивчиво говорила, но прежде чем разобрать слова, Лев понял по ее виду, что случилось нечто ужасное. При этом она то и дело стреляла глазами куда-то ему за спину, и Лев непроизвольно обернулся.
        На расстоянии двух шагов стояла Вера. Ее взгляд был устремлен мимо него - к Наде. Холодная ненависть, плескавшаяся в глазах, грозила превратить в лед все вокруг. Надя молчала, она была в шоке. Немой диалог длился пару секунд, а затем Вера, так и не удостоив их обоих ни единым словом, повернулась и быстрым нервным шагом направилась к выходу. Полы ее черного в синий цветочек платья подрагивали в такт ходьбе. Это было ее новое платье, купленное пару дней назад. «Смотри, какое замечательное! - Вера крутилась перед зеркалом в прихожей, демонстрируя ему наряд. - Жаль, что пойти некуда». «Давай сходим в театр, - предложил тогда Лев, очарованный улыбающейся и оттого похорошевшей женой. - Хочешь? Выбери какой-нибудь мюзикл, а я куплю билеты. Раю с Надей оставим». Вот и сходили!
        Лев не бросился вдогонку, зная, что попытка объясниться приведет к буйной истерике. Вокруг полно коллег по работе, и подобное шоу не скоро забудут. «Пусть идет домой и перебесится. Вечером поговорим», - решил Лев и поискал глазами Надю. Та стояла у окна, сливаясь со стеной цвета свежей пыли. Красота ее странным образом внезапно поблекла. Солнце спряталось в тучах, и эффект свечения исчез. Первые робкие дождевые капли поползли вниз по стеклу, оставляя мокрые кривые дорожки. Такие же дорожки обнаружились на Надиных щеках, когда Лев подошел ближе.
        Надя смотрела в окно, через приоткрытые створки, вниз, наблюдая, как ее сестра переходит через дорогу, кутаясь в черный плащ. Льву показалась, что плечи жены вздрагивают то ли от ветра и холода, то ли от рыданий, хотя расстояние было слишком большим. Двадцатый этаж. Люди на тротуаре выглядят отсюда не больше кузнечиков.
        Напротив - здание торгового центра, всего пять этажей, и его крыша вся как на ладони. Сверху вид крыши довольно безобразный: гофрированные толстые трубы, похожие на мутировавших опарышей, расползлись по всей поверхности между неприглядными ящиками с каким-то техническим оборудованием. Один ящик, самый большой, в центре крыши, напомнил Льву устройство в лаборатории Лобачева из-за вентилятора, лопасти которого виднелись в прорезях решетки.
        Вера пересекла проезжую часть и пошла по тротуару вдоль стены торгового центра. Плечи выдвинуты вперед так сильно, что под тканью плаща на спине видны острые углы выпирающих лопаток. Прохожих вокруг в этот момент не было, и она казалась пронзительно одинокой на пустынной улице под моросящим дождем. Одинокой и… как будто сломанной. Сломанной уже давно, с того дня, как в домашнем кабинете Льва появились звуконепроницаемые стены.
        - Она меня никогда не простит! - донесся до Льва слезливый голос Нади, и он что-то ответил ей, а что именно, и сам не понял. Ему показалось, что он раздваивается.
        Теперь Лев видел себя, стоящего у окна, со стороны. Видел, как повернулся к окну спиной и начал беседовать с Надей, которая размазывала слезы по щекам. Видел часть крыши торгового центра в окне за ними. Видел, как из-за ящика с вентилятором появилась женщина в черном плаще, и заметил, как быстро она идет к краю.
        Вера остановилась в двух шагах от бетонного парапета, за которым была пустота, и, порывшись в карманах плаща, извлекла какой-то предмет. Через мгновение у Льва зазвонил телефон - у того Льва, что был из плоти и крови. А Лев-фантом стоял и смотрел на самого себя, зная до мельчайших подробностей, что будет дальше.
        «Посмотри в окно!» - потребовал голос жены, вырвавшись из динамиков. От неожиданности Лев уронил аппарат на пол и обернулся. Изменившись в лице, он ринулся вперед, пробуравив Льва-фантома насквозь.
        - Откуда она узнала?! - взревел он, нависнув над секретаршей Любой, а телефон на полу выдавал снова и снова: «Посмотри в окно!»
        Лев-фантом знал, что скоро Лев-человек в гневе раздавит досаждающий аппарат ногой и выбежит из ресторана. Потом он долго будет плутать по лабиринтам огромного здания в поисках выхода и, когда окажется на улице возле торгового центра, будет уже поздно: он найдет Веру лежащей на асфальте с дикой улыбкой на безжизненном лице, пересеченном кровавым ручейком, проложившим свое русло через левую щеку от виска к подбородку, срывающимся оттуда частой капелью на шею, а затем стекающим к горловине платья и впитывающимся в ткань. Лев-человек поймет, что опоздал.
        Лев-фантом взобрался на подоконник и шагнул вниз с двадцатого этажа, зная, что до прыжка Веры есть еще несколько минут. Хотя и не питал никаких надежд на то, что ему удастся изменить прошлое. Прошлое - от слова «прошло». Однако страстное желание исправить роковую ошибку толкало его эфемерное тело вперед.
        На мгновение Лев завис в воздухе прямо перед Верой, тщетно пытаясь удержать ее от шага в пустоту. Но все случилось: Вера покачнулась, сорвалась с парапета и стремительно полетела вниз. Полы плаща взметнулись за ее спиной, затрепетали и на уровне второго этажа зацепились за край рекламного щита. Рывок, треск раздираемой ткани, и следом - глухой, едва уловимый стук тела о тротуарную плитку.
        Из дверей торгового центра хлынула толпа, окружая тело Веры. Послышался визг тормозов: автомобили останавливались рядом с местом происшествия, образуя «пробку». Лев-фантом спикировал вниз. Как и в прошлый раз, при виде кровавого ручейка на лице жены в глазах у него потемнело.
        Седьмое небо
        Глаза привыкли к полумраку, и Лев обнаружил себя в знакомом коридоре санатория с множеством дверей вдоль стен. Вдали светился выход, за которым была видна часть холла с колоннами. Вокруг царила абсолютная тишина. Признаков присутствия Александра-монстра или убегающих от него жертв не было. Лев настороженно скользнул взглядом по дверям и медленно направился к выходу.
        Воодушевляла мысль о том, что ему удалось-таки вырваться из замкнутого круга, в котором - он подозревал - можно было застрять навеки. После вновь пережитой трагедии, случившейся с Верой, душу нещадно саднило. Почему он раньше не замечал, что все давно к этому шло? Как безумный, обвинял жену в том, что, решившись на самоубийство, она предала и его, и Раюшку. До сих пор Лев считал, что Вера их бросила, ослепленная эгоистичной ревностью и жаждой мести. На самом деле это Лев бросил ее и дочь, отгородившись от назойливости бытовых проблем «важными» делами и звуконепроницаемыми стенами. В течение восьми лет одиночества и ощущения собственной ненужности в жене рос и креп комплекс неполноценности, который и привел ее на ту крышу. А Лев, наступивший на телефон вместо того, чтобы ответить, тем самым «спустил курок». И долгие годы он сам себя обманывал, страшась посмотреть правде в лицо. Ведь это означало признать, что он - убийца… ну, или почти убийца.
        Чувство вины навалилось бетонной плитой. Считать виноватой Веру было гораздо легче.
        Уже собираясь выйти из темноты в светлый холл, Лев остановился: показалось, что за одной из крайних дверей кто-то тихо плачет.
        Уверенный, что вновь окажется в одном из фрагментов своего прошлого, Лев шагнул сквозь дверь, приготовившись выслушивать упреки рыдающей жены, и от неожиданности замер, узнав сгорбленную женщину в черном, склонившуюся над лежащим на кровати бледным неподвижным ребенком, судя по коротко остриженным волосам - мальчиком.
        - Хибла? - Лев вдруг понял, что совсем забыл о существовании своей новой мистической знакомой, и был очень удивлен, встретив ее здесь.
        В комнате было сумрачно. Бьющие в окна солнечные лучи выглядели странно тусклыми, будто покрылись мутным налетом, и сам воздух казался вязким и темным. Лев догадался: горе, не умещающееся в тощем теле маленькой женщины, вырвалось наружу и подобно грязной воде затопило все пространство между стенами и потолком.
        Хибла не повернулась. Плечи ее вздрагивали, а между всхлипами слышалось невнятное бормотание. Прислушавшись, Лев разобрал одно и то же повторяющееся слово: «Мертвый… мертвый… мертвый…».
        - Хибла… - снова позвал ее Лев, и тогда она резко вскрикнула, повернувшись к нему лицом:
        - Они его убили! Убили моего Энвера!
        - Но вы тоже мертвы… Вернее, не вы - ваше тело. Понимаете? Энвер - настоящий Энвер, а не это тело, - должен быть где-то поблизости, я думаю. - Лев приблизился к ней на пару шагов и теперь мог хорошо разглядеть мальчика. Серая кожа, обтягивающая его осунувшееся лицо, не оставляла надежд на то, что ребенок мог быть еще жив. - Вашего Энвера здесь нет. Идемте, поищем его снаружи.
        Хибла медленно опустилась на край кровати и, не сводя с сына взгляда, резко ответила:
        - Нет! Я так долго его искала… Так долго… И вот, нашла! Я не могу оставить его здесь одного!
        Ее глаза казались двумя бездонными черными тоннелями, в глубине которых что-то полыхало: уменьшенные копии пасти Александра-монстра. Тихая грусть во взгляде уступила место всепоглощающей ярости. Хибла процедила обжигающе ледяным голосом:
        - Он был жив только что. Но я опоздала. Они убили его! Лобачев и Жанна, они… Ненавижу!
        - Лобачев и Жанна уже понесли наказание за то, что сделали. Здесь бродит убийца. Он перевоплотился в адское чудище и сейчас охотится за нашими детьми. Мы должны спасти их. Пойдемте! - Лев говорил в пустоту, понимая, что она его совсем не слышит.
        - Ну, хорошо… Тогда я сам разыщу вашего сына и скажу, что вы его ждете здесь. Не уходите никуда! - Лев подождал еще мгновение, но Хибла ничего ему больше не сказала. Она смотрела на тело ребенка, тихо бормоча что-то невразумительное.
        За окном был виден мост, окутанный полупрозрачными серебристыми облаками. Заметив там какое-то движение, Лев уставился вдаль и похолодел: по мосту бежали, держась за руки, дети - мальчик и девочка. В том, что это Рая и Энвер, не было никаких сомнений. Они мчались по направлению к тоннелю в горе, в котором исчезали две блестящие рельсовые ленты. Но с тоннелем было что-то не так.
        Издали разглядеть было трудно, однако Льву показалось, что внутри горы сияет еще одно солнце. И тотчас возникла мысль о том, что стоит лучам света коснуться детей, и вернуть их будет уже нельзя, потому что свет из тоннеля - это граница, и если дети пересекут ее, то переместятся в иной мир, недосягаемый для таких, как Лев. Это была не просто мысль - это было знание, бесконечно древнее, как сама Вселенная.
        Лев не мог отпустить дочь в тот мир. Не мог потерять ее навсегда. Всем существом он метнулся к окну и подобно ветру вылетел наружу, радуясь тому, что сейчас у него нет тела, которое неминуемо разбилось бы о бетонный тротуар под окном. И хотя, будучи бесплотным духом, он не мог сдвинуть с места даже пылинку, зато был способен мгновенно перемещаться на огромные расстояния. Почти сразу же Лев оказался на мосту, но не перед детьми, чтобы преградить им дорогу к тоннелю, а позади, будто странный свет не позволил ему встать у них на пути, не пустил.
        Дети продолжали удаляться от него. Белый сарафанчик Раи и полосатая рубашка Энвера надувались парусами за их спинами, будто настоящая одежда на обычных живых детях. Волосы дочери, собранные на макушке в два «хвостика», задорно подпрыгивали. На одном из них поблескивало лазурное пятнышко - заколка с пластмассовым дельфинчиком. С каждым прыжком дети становились все меньше: их силуэты съеживались на фоне сияющего светового пятна.
        - Рая! - Крик, в который была вложена вся сила, выплеснулся из Льва подобно цунами и хлынул во все стороны, покатившись по облакам к далеким горным вершинам.
        Обернулась ли она? Он не успел увидеть. Горячий ветер обжег его спину, подхватил и потянул куда-то назад. Лев закрыл глаза. Он не хотел снова смотреть на это: на ужасный черный тоннель, вход в который обрамлял частокол острых металлических лезвий. Не нужно было видеть, чтобы знать, что за спиной - жадная голодная тьма, заглатывающая его подобно гигантскому питону, в бездонной утробе которой что-то полыхает и мечется. Ненависть, рвущаяся из глубины, обжигала подобно языкам пламени, и Лев почувствовал, как все его существо скорчилось от ожогов. Запах гари одурял: несло жженой плотью, хотя никакой плоти там и в помине быть не могло. «Наверное, горящие в адском пекле души воняют точно так же», - подумал Лев и решился открыть глаза.
        Вокруг была темнота, и в ней вырисовывались нечеткие очертания чего-то такого, чему Лев не мог подобрать названия, потому что никогда прежде не видел.
        Вначале показалось, что он летит над черным морем под черным низким небом: внизу и вверху что-то клубилось и двигалось, напоминая тучи и волны. Иногда они соединялись между собой, переплетаясь, и в этом хаосе мелькали какие-то обрывки, похожие на кисти рук с растопыренными пальцами. Казалось, несметное количество людей тонуло в том море и пыталось схватиться за низко плывущие тучи и за чужие руки в безнадежной попытке спастись. Вся эта живая масса стремительно двигалась вперед и вниз под страшный чавкающий звук перемешивающегося теста - двигалась навстречу огненным всполохам, озаряющим черный горизонт вдали. Пламя вырывалось откуда-то снизу, как будто на дне этого живого моря скрывался действующий вулкан, жерло которого отражалось на поверхности рыжим мерцающим пятном. Туда затягивало всю окружающую массу, которая вращалась вокруг пятна, как комковатое жидкое тесто над воронкой.
        Лев вдруг осознал себя частью этой массы, хотя и не заметил, когда успел погрузиться в нее. Он молил Бога только об одном: чтобы Рая не услышала его крика, иначе… Даже думать не хотелось о том, что дочь может оказаться здесь. Зачем он пытался остановить ее? О чем он думал? О ком?! (О себе, конечно, как и всегда). Рая не заслужила подобной участи! Ей и так не повезло с отцом. Из-за него у дочери не было нормального детства, не стало матери. И ведь Рая до сих пор не знает о ней ничего! Почему он так ничего ей не рассказал?! Потому, что струсил, как и всегда.
        Лев корчился от жгучей боли, понимая, что обречен. Его влекло к центру воронки неумолимым течением, с которым он был уже не в силах бороться. Мучения все усиливались, и невозможно было представить, что станет с его истерзанным существом, когда он провалится в огненную прорву. Что ждет его там? Уж точно не смерть. Смерть, то есть небытие, стала бы сейчас чудесным избавлением, но смерти нет - теперь он это понял. Законы мироздания едины для всякой энергии: она никогда не исчезает бесследно, лишь меняется под воздействием различного рода. Душа, без сомнения, - некая энергия. Какое же воздействие увлекло его душу в эту сточную канаву? «Подобное притягивается к подобному. - Эта мысль ядовитым шипом уколола разум. - Не всякий убийца использует нож. Можно убить и словом, и делом. И… бездействием. Но почему так поздно? Почему раньше это не приходило мне в голову? Ну да, теперь-то что уж врать самому себе… Конечно, приходило… Стучалось, да только я не открывал. А ведь все могло быть по-другому. Увы!..»
        А вокруг, куда ни глянь, шевелились человеческие конечности. Пальцы сжимались и разжимались, хватая пустоту. Иногда среди них мелькали черные округлости голов, кое-где выглядывали обезумевшие от ужаса лица с черными дырами раскрытых ртов и мутными, как у дохлых рыб, глазами. Лев подумал, что и у него тоже, наверное, сейчас такое лицо, корчащееся в гримасе мученика.
        Видеть воронку было невыносимо: полыхавший в глубине огонь жег глаза. Лев отвел взгляд и посмотрел вверх, в клубящуюся над ним черноту. Бесформенные, будто искореженные и перекрученные жгутами, тучи наплывали друг на друга, а среди них двигалось что-то еще, бледное и трепещущее, маленькое, как птица. Оно металось из стороны в сторону, кружа над морем мучеников и плавно снижаясь. «Птица? - Лев уцепился взглядом за светлое пятнышко, боясь, что, если выпустит его из виду, то больше не найдет. - Разве птицы попадают в преисподнюю? Не может быть! Это какая-то ошибка».
        Пятно росло, опускаясь ниже, и Льву казалось, что он, в самом деле, различает крылья и даже слышит птичий крик, чем-то похожий на истошный хохот альбатроса, увиденного им однажды над штормящим морем. Птица двигалась зигзагами, будто искала что-то, и резко кричала, будто понимая, что находится в опасности. «Улетай отсюда, дура! - беззвучно закричал Лев. Ему почему-то не хотелось, чтобы птица осталась здесь. - Улетай, пока не опалила свои крылья! Ты ведь можешь улететь, так лети! Здесь тебе не место! Ведь пропадешь ни за что!» Лев так разволновался, будто ничего важнее спасения птицы для него больше не осталось.
        Белые крылья продолжали рассекать черный воздух и, казалось, делали в нем прорехи, сквозь которые начинал просачиваться дневной свет. Этот свет жег глаза сильнее, чем огненные всполохи воронки, но Лев все равно жадно смотрел на пронзающие тьму лучи, и ему казалось, что из глаз его текут настоящие горячие слезы. Эти лучи дарили надежду. Казалось, за них можно было уцепиться руками и выбраться из чавкающей бездны наверх. Жаль, что лучи, как и птица, были слишком далеко. Лев откуда-то знал, что птица ищет именно его, что она прилетела за ним, но не может найти. Не видит. Не узнает. Ведь его лицо - всего лишь соринка в огромной куче мусора, серое и неприметное, как комок грязи, ничем не отличающийся от прочих.
        Лев понял, что центр воронки совсем близко. Его затягивало в водоворот, и края движущейся массы уже возвышались над его лицом. Чья-то растопыренная пятерня ударила его по голове. Боль оказалась вполне реальной, несмотря на отсутствие нервных импульсов. От удара Лев полностью погрузился в серую шевелящуюся массу. Ну, вот и все. Теперь это станет его вечной реальностью: копошиться в гуще корчащихся тел и корчиться самому от обжигающей боли. Его крики вольются в единый непрерывный вой, душа соединится с общей массой, сплавится с ней в неразделимое целое, растопленная адским тысячеградусным пламенем, и это - навсегда.
        Отчаянное желание увидеть напоследок прекрасную птицу заставило Льва сделать безумный рывок. Человекообразная масса с чавканьем плавно расступилась над ним, пропуская его к поверхности. И тотчас яркий свет ударил ему в лицо, будто луч мощного прожектора. А в центре луча была птица… или не она, но что-то похожее на нее. По крайней мере, Лев увидел глаза - темные, блестящие, большие, и услышал резкий крик - хриплый и неприятный, как воронье карканье.
        - Па-а-па! Ну, па-па! - Крик обрушился на него сверху - отчаянный, пронзительный, с нажимом на первом слоге.
        - Раюшка… - тихо выдохнул Лев, наблюдая, как расступается в стороны тьма, откатывается подобно темным волнам штормового моря, обнажая то, что было скрыто под ней: ослепительно-белый кафель, дверной проем с кровавым пятном на косяке, повисшая лохмотьями побелка на потолке. Но это не главное. Главным из того, что прятала тьма под собой, оказалось проступившее перед ним лицо Раюшки - бледное, перепуганное, с трепещущими по обе стороны светлыми «хвостиками», на одном из которых поблескивала на солнце сползшая заколка для волос - пластмассовый дельфинчик. «Так это была не птица!» - мелькнула в голове смутная догадка, и тут же мозг словно взорвался от нахлынувшей боли. Лев непроизвольно дотронулся до лба: пальцы нащупали здоровенную шишку. Но он тотчас забыл об этом: лицо дочери, мокрое от слез, прижалось к его щеке. Он погладил ее по голове, машинально поправляя сползшую с хвостика заколку. Вспомнив, что вторая лежит в кармане куртки, поискал ее там. Дельфинчик по-прежнему был на месте. Лев взял дочь за плечи и немного отодвинул от себя, пристально рассматривая на предмет ссадин и ушибов. Рая вытерла
ладонью бегущую по щеке слезу, и на коже остался смазанный кровавый след.
        - Что это?! - Лев испуганно взглянул на ее руку. Все пальцы дочери оказались испачканы кровью. - Ты поранилась?
        - Скальпель был очень острый, - ответила она, улыбаясь и шмыгая носом.
        - Скальпель?.. - Лев растерянно смотрел на сочащиеся кровью свежие порезы на внутренней стороне ее ладони.
        - Провода перерезала, вон там! - Она мотнула головой куда-то в сторону. - Чтобы адскую машину остановить. Я очнулась, а ты лежишь на полу, как мертвый. И рядом этот человек - кажется, доктор называл его Александром. Кругом кровь. Я испугалась, звала тебя, но ты не отвечал. Не знала, что делать… А потом увидела этот скальпель. Он торчал у этого Александра из кармана, и я поняла, как отключить устройство. Стала резать провода и чуть-чуть порезалась.
        - Господи, тебя же током могло убить! И вообще… - Лев поднялся на локте и огляделся. Все было так, как в тот момент, когда он вышел из этой лаборатории в последний раз.
        У дверного косяка, о который он ударился головой, валялась ножками вверх злополучная кушетка, не позволившая ему вписаться в дверной проем в момент нападения на фантом Александра-монстра. Рядом на полу лежал лабораторный журнал, распахнутый на середине. Страницы, надорванные и смятые в комок, были забрызганы кровью. Александр-человек, не подававший признаков жизни, тоже был на своем месте, застыв с раскинутыми руками и ногами возле открытого люка установки, похожей на огромную стиральную машину. Над его плечом болтался черный толстый кабель, из которого торчали разноцветные, небрежно обрезанные провода. В этот миг Лев понял, что не слышит тихого монотонного гула: концентратор частиц вечности больше не работал. И только тогда он, наконец, осознал, что все закончилось. Мощное всепоглощающее чувство эйфории захлестнуло его подобно живительному водопаду, воскрешая истерзанную душу. Раюшка, чумазая и зареванная, стояла перед ним - настоящая, живая, не виденье, не призрак, не фантом! Лев поднялся, обнял ее, вытер мокрые щеки.
        - Что это было, пап? - прошептала она ему на ухо. - Я видела черную дыру и много людей внизу. И тебя… Что это было?
        - Страшный сон, который скоро забудется, - ответил он, внутренне содрогаясь от жутких воспоминаний.
        - Я хотела пойти за тобой, но у меня не получилось… Темнота взорвалась передо мной, и я вдруг очнулась здесь.
        - У тебя все отлично получилось! - Лев еще крепче прижал ее к себе. - Раз мы вместе, значит, все получилось! Ты молодец! Сейчас мы отсюда уйдем и никогда больше не вернемся.
        Сунув руку в карман, Лев достал пластмассового дельфинчика и протянул дочери на раскрытой ладони.
        - Ой! Я думала, он потерялся! - обрадовалась она и просияла. - Но где ты его нашел?
        - Его нашла одна добрая женщина, которая показала мне дорогу сюда. Она искала сына. Мальчика по имени Энвер.
        - Мама Энвера? Ой, а он и не знает, что его мама ищет!
        - Ты его видела?
        - Да! Это он помог мне сбежать из тела перед процедурой. Энвер сказал, что если я перейду в пространство вечности вместе с этим Александром, то погибну. Потому что на Александра набросятся чудовища, которые бродят вокруг, а если я пройду процедуру вместе с ним, то и на меня тоже. Это потому, что Александр очень плохой. Энвер сказал, что этот человек - страшный злодей.
        Лев уставился себе под ноги. Да, все могло закончиться гораздо, гораздо хуже… Ему вдруг захотелось узнать, нашла ли Хибла своего сына, точнее, его фантом - нет, скорее, уже призрак, если придерживаться классификации Лобачева.
        В коридоре было темно и пахло сыростью. Где-то далеко капала вода, отдаваясь гулким эхом. Лев и Рая остановились у распахнутой двери. После яркого света оба они словно ослепли и вглядывались в темноту до боли в глазах. Льву показалось, там было… что-то. Что-то огромное, беззвучное, зловещее. И оно двигалось. Лев отогнал паническую мысль: «Нам не выбраться». Теперь с ним была Рая, и он не мог позволить себе бояться: дочь сразу почувствует это. Дети всегда все чувствуют. («Папа, когда мама вернется? Она больше никогда не вернется? Она умерла?»).
        Лев все еще не решался сделать шаг вперед. Ему почудилось, что от стены отделился расплывчатый силуэт, похожий на человека с растопыренными руками, и, судя по тому, что Рая тихо пискнула, она тоже увидела его. Но тень не причинила им вреда: качнулась в сторону и растаяла. Глаза привыкли к темноте, и уже можно было различить закрытые двери на противоположной стене.
        Где-то там, за одной из них, лежал мертвый мальчик по имени Энвер. Лев решил во что бы то ни стало отыскать его и похоронить в санаторном парке - ради Хиблы. Встретились мать и сын в пространстве вечности или нет, теперь уже никак не узнать. И если счастливой встречи не случилось, то несчастная женщина, разыскивавшая своего ребенка в течение десяти лет, хотя бы сможет навещать его могилу, пусть и в виде призрака. Лев слегка сжал ладошку Раи, которую держал в своей: хотелось в очередной раз убедиться, что она не мираж. Рука была теплой, слегка вспотевшей от страха. Но бояться было нечего: теперь оба конца коридора хорошо просматривались, и были они абсолютно пусты.
        На аллеях парка шумно шелестела опавшая листва, перебрасываемая игривым ветерком с места на место. Так громко скрести по бетону дорожек могла только жесткая, как сухая лимонная корка, листва магнолии, поэтому такой особенный осенний звук можно было услышать лишь там, где растут эти деревья - в основном, в южных широтах с субтропическим климатом, таким, как здесь.
        Лев положил тело Энвера, завернутое в шерстяное одеяло, на скамейку. Рая подала ему лопату, которую несла всю дорогу с серьезным скорбным видом. Но она не плакала. Только сказала, когда они обнаружили тело мальчика в одной из детских спален: «Тело умерло, но сам-то он жив. Я знаю». И все же Лев видел, что ей было нелегко наблюдать за тем, как он копает могилу. Дочь сидела на той же скамейке рядом с шерстяным коконом и мрачно следила за летящими из ямы комьями земли. А когда Лев, весь перемазанный в желтой глине, выбрался оттуда и направился за телом, Рая отвернулась: не захотела смотреть, как он будет его закапывать.
        Возвращаясь в здание, чтобы отмыться после земляных работ и собраться в обратный путь, Лев и Рая наткнулись на несколько надгробий на самой окраине парка. Каменные плиты стояли рядком, всего их было восемь. На всех - металлические овальные таблички с поблекшими фотографиями детских лиц. «Вот они, жертвы экспериментов Лобачева», - подумал Лев и поспешил увести Раю подальше от этого места. «Они не умерли. Я теперь знаю, что смерти нет, - сказала она уже на крыльце парадного входа, и вдруг добавила чуть громче: - Значит, и мама не умерла. Она ждет нас в светлом месте».
        Лев чуть не споткнулся, услышав это. Остановился, присел перед ней, взял за плечи и, глядя прямо в глаза, произнес:
        - Ты права: мама не умерла. Она ждет нас в светлом месте, и очень скоро мы - ты и я - отправимся навестить ее.
        - Правда?! - Тонкие брови Раюшки взлетели вверх и сложились над переносицей домиком, а в глазах читалось недоверие. Что ж, он слишком долго обманывал дочь, но пора положить конец этому вранью. И вообще… Лев собирался начать новую жизнь, и он был уверен, что у него это получится.
        - Да, - ответил он твердо, думая о том, что, даже если это не так, то нельзя считать враньем то, о чем он еще не знает. Потому что умереть Вера могла в любой момент, да и состояние, в котором она находилась последний год, нельзя было с уверенностью назвать жизнью. Ведь жизнь в ней поддерживалась искусственно, с помощью специального медицинского оборудования, и висела на волоске.
        - Я так мечтаю увидеть маму! - Раюшка, кажется, все-таки поверила его обещаниям и засияла от счастья. «Какая же она еще кроха! - думал Лев, глядя на восторженное лицо дочери. - Рано еще ей знать о том, что некоторым мечтам лучше не сбываться!»
        Когда они уходили, Лев не выдержал - оглянулся напоследок. Санаторий смотрел им в спину, подмигивая окнами, в которых отражалось красное вечернее солнце, то и дело скрывающееся за пробегающими мимо тучками: ветер поднялся нешуточный.
        На платформе стоял одинокий желто-зеленый вагончик. Лев подумал, что было бы неплохо отправиться вниз в нем. Это могло бы сэкономить время и силы. Покопавшись в нехитром устройстве, Льву удалось довольно быстро разобраться в работе механизма, приводящего его в движение, и вскоре они с Раей, усевшись на жесткие дерматиновые сиденья, покатились по рельсам под металлический скрежет старых колес. Ветер был попутный, и вагончик резво мчался с горы, приближаясь к мосту над пропастью. Серебристые облака, сгустившиеся по обе стороны от рельсового пути, отливали розовым в лучах заката. Кое-где они наползали на мост, скрывая его под собой, и тогда казалось, что мост обрывается.
        Въезд в тоннель было не разглядеть за плотной пеленой розовой дымки, хотя вагончик уже подкатил близко к горе. Солнце, словно не желая покидать небосклон, вспыхнуло с новой силой в тот самый миг, когда нижний край его скрылся за горной вершиной. Лучи, пламенея, дотянулись до гущи облаков, скопившихся на мосту перед горой, и те вдруг стали прозрачными, открыв взору Льва и Раи каменную арку тоннеля. Только внутри него было что-то не так.
        Проем в горе пылал, наполненный ярким оранжевым светом, будто в его недрах спряталось солнце, задумавшее схитрить в этот раз и не уходить за горизонт.
        А на фоне алеющего пятна двигались нечеткие силуэты. Они направлялись к тоннелю, иногда пропадая из виду в толще облаков. Но Лев сразу узнал их. Одна из фигур была женской, худой и угловатой, в темной, длинной - до пят - одежде. Рядом с ней, покачивая округлым телом, вышагивало длинноухое животное - без сомнения, осел. Верхом на нем сидел черноволосый мальчик в светлой полосатой рубахе и энергично махал рукой кому-то невидимому. Хибла, Энвер и ослик Чинча. Все-таки они встретились, если, конечно, это не игра света и тени, созданная движением облаков, пронизанных солнечными лучами.
        Лев взглянул на дочь: видит ли она то же, что и он? Рая пристально смотрела вдаль, растерянно моргая. Значит, видит и так же гадает, не кажется ли ей это.
        Крик невидимой птицы пронзил тишину, нарушаемую лишь скрежетом колес маленького вагончика. Эхо понеслось от горы к горе. Но не успело оно затихнуть, как крик повторился. Лев огляделся, но птиц поблизости не заметил. Когда он снова посмотрел вперед, движущихся силуэтов как не бывало. Солнечные лучи спрятались за горным склоном, и облака потемнели, утратив прозрачность. А через несколько мгновений Лев и Рая оказались в кромешной темноте: вагончик вкатился в тоннель, и никакого солнца внутри не оказалось.
        Стук колес о рельсы стал оглушительным, отражаясь от каменных сводов, поэтому ехали в молчании до конца пути. И лишь тогда, когда вагончик остановился у выхода, в который заглядывали ранние сумерки, Рая дернула Льва за рукав спортивной куртки и задала вопрос, которого тот совершенно не ожидал:
        - Случайно, не знаешь, кто такой Мшвагу?
        Имя было ему знакомо, но он не мог вспомнить, откуда.
        - Почему ты спросила?
        - А ты разве не слышал, как кричали в горах? «Мшвагу! Мшвагу!» Два раза крикнули. Не слышал, что ли? - Рая испытующе заглядывала ему в глаза. Она была такая смешная в огромной телогрейке, которую они нашли там же, где и лопату - в дворницкой, расположенной на первом этаже под лестницей. Лев тогда долго убеждал дочь надеть не очень чистую чужую вещь, опасаясь, что ночью будет слишком холодно. Теперь он жалел, что сам не взял что-нибудь теплое и для себя. Его слегка потряхивало - по ощущениям, было градусов пять выше ноля, не больше.
        - Мне показалось, что это птица кричала, разве нет? - ответил он, поправляя на дочери съехавшую с плеча куртку.
        - Женщина, а не птица. Ты их, что, не видел? Это же Энвер ехал на ослике, а рядом шла, наверное, его мама. И она кричала: «Мшвагу»! Интересно, а кто это? Имя такое странное. Трудное.
        И тут Лев вспомнил, как Хибла рассказывала ему о своем погибшем муже.
        - Мшвагу - это папа Энвера. Только он умер давно.
        - Смерти нет, ты же знаешь! - Рая радостно улыбнулась, вздохнула и, мечтательно прикрыв глаза, добавила: - Значит, они теперь все вместе, и у них все будет хорошо. У нас тоже, да, пап? Ты ведь отвезешь меня к маме, раз она сама никак приехать не может?
        Рая прижалась к нему и обхватила его руками, скрытыми в глубине длинных рукавов телогрейки. Пустые концы их свесились вниз и выглядели при этом как-то очень печально.
        Лев не ответил. Конечно, он сдержит обещание - отвезет ее к маме. Но не может обещать, что все будет хорошо. Потому что нет ничего хорошего в том, что Рае предстоит увидеть.
        У выхода из тоннеля по-прежнему лежала брошенная им электропила, и это было очень кстати, потому что лодочный сарай, который Лев приметил еще в прошлый раз, наверняка должен быть заперт на замок. Пила все еще работала и, хотя надсадно выла, все-таки сослужила свою последнюю службу: справилась с железными петлями на воротах, после чего, жалобно всхлипнув, окончательно умерла.
        Катер завелся с пол-оборота. Лев помог Рае перебраться в него, бросил на дно рюкзак и надавил на «газ». Они помчались прочь от берега, белеющего под луной. Ветер еще усилился, и дверцы душевых кабинок, хлопая и лязгая, создавали звуковое сопровождение, устроив концерт по случаю отъезда гостей.
        Море только-только начинало волноваться, ветер еще не успел поднять большую волну, и Лев решил, что на катере они вполне могут добраться до Сухума - это будет намного короче, чем по суше. Примерно через пару часов показались огни морского порта, и катер причалил в отведенной для маленьких судов бухте.
        От морского порта до железнодорожного вокзала Лев решил добраться на такси. Машин вдоль дороги стояло много, но взгляд вдруг наткнулся на знакомую старенькую «Ниву». За рулем сидел Абга, и это почему-то обрадовало Льва. Абхазец же обрадовался еще больше, когда увидел Льва, заглянувшего в его окно. Не скрывая восторга, таксист поспешно выскочил из салона, раскинул в стороны руки и с криком: «Дар-р-рагой!» обнял его, как родного.
        Конечно, на вокзал Абга их доставить отказался. Вместо этого он привез их к себе домой, где передал в руки хлопотливой жене - удивительно подвижной для своего возраста женщине с лучащимися добротой темными глазами. Та, в свою очередь, накормила их ужином и отвела в уютный гостиничный номер с роскошной ванной комнатой, в которой путники смыли с себя приличный слой грязи, усталости и невеселых мыслей, и двумя мягкими кроватями, пленившими их пуховыми одеялами и подушками до самого утра.
        Только на следующий день Лев и Рая оказались на железнодорожном вокзале, где сели в ближайший поезд, следующий до Москвы. В отель в Адлере единогласно решили не заезжать. Те немногие вещи, которые были оставлены в комодах и тумбочках, не стоили промедления: Рая бредила встречей с матерью. И теперь, оказавшись вдвоем с отцом в купе поезда, дочь атаковала его опасными вопросами:
        - А где сейчас мама? Далеко?
        - Не так, чтобы очень… - уклончиво отвечал он.
        - А почему не звонила тогда, если недалеко? Ты же говорил, там связи нет.
        - Ну… Нельзя, наверное, звонить. Место такое. Не разрешают.
        - Что за место, где нельзя звонить?! - трещала она возмущенно. - Вот, например, у нас в школе на уроке тоже нельзя звонить, но на перемене-то можно! А там что, совсем никогда нельзя? Так не бывает!
        - Бывает. - Лев тягостно вздохнул, размышляя, сказать всю правду прямо сейчас или подождать, пока сама увидит? И почему правду говорить гораздо сложнее, чем солгать? А ложь превращает жизнь в трясину. Несправедливо! Зыбкий выдуманный мир неумолимо засасывает своего творца, и осознание того, что уже не выбраться, приходит слишком поздно. Мыльный пузырь видимого благополучия однажды неожиданно лопается, как гнойник, и под ним обнажается неприглядная отравляющая реальность.
        В кармане ожил телефон, заставив Льва вздрогнуть. Давно никто ему не звонил. Последний звонок был от Нади, и с тех пор, казалось, прошла целая жизнь. Лев не спешил его вынимать: с некоторых пор телефонные звонки редко радовали его хорошими новостями. «Посмотри в окно!» - выпрыгнуло из недр памяти тяжкое воспоминание.
        - Пап, ты уснул, что ли? - Рая потрясла его за плечо. Она сидела рядом с ним, разморенная от солнца, жарящего с таким пылом, что даже кондиционер не справлялся. Октябрь на юге совсем не такой, как в Москве.
        - Не слышишь? У тебя телефон звонит! - повторила она, ощутимо толкая его в бок.
        - Да-да… Задумался просто… - Лев долго копался, выуживая аппарат из недр кармана - тот выскальзывал из рук, как живой.
        «А что, если это из больницы? Что, если сейчас врач сообщит мне о смерти Веры, и Рая услышит?» Мысли метались в голове, как заполошные.
        Звонила Надя, и Лев решил, что это тоже недобрый знак. Во время последнего разговора они поссорились. Наверняка Надя звонила не просто поболтать. Ее явно что-то вынудило. Что-то срочное, важное… Что можно подумать, когда твоя жена лежит в больнице, уже целый год, как в коме, подключенная к аппаратам жизнеобеспечения, и может умереть в любой момент? «Вдруг у нее остановка сердца? Реанимация не помогла, и ее отключили. А как же Рая? Ведь она с трепетом ждет встречи и не знает, что встреча состоится у гроба!» Лев все еще смотрел на экран телефона, не решаясь ответить. И только тогда, когда Рая исторгла крик взбесившейся вороны, Лев вздрогнул и коснулся большим пальцем зеленого пятна с изображением подпрыгивающей телефонной трубки.
        - Лев, у меня новости! - вырвался из динамиков взволнованный Надин голос. По интонации нельзя было сразу определить, радостный он или испуганный.
        - Что такое? - ответил Лев с напускным спокойствием.
        - Вера!
        Сердце Льва оборвалось. Надя продолжала говорить, но из-за шока до его сознания долетали какие-то обрывки фраз.
        - Представляешь!.. Такой ужас!.. Как сообщили, я сразу приехала… Электрошок… Ритма нет… Врач меня выгнал… Мне стало плохо… А потом вдруг все туда побежали… Весь медперсонал собрался… Меня не пустили… Ну да, а чем я могла помочь?! Кого волнует чужое горе?..
        Медленная тяжелая мысль бетонной плотиной перекрыла бурный поток Надиной речи: «Предчувствие меня не обмануло», и Лев совершенно перестал понимать то, что она говорит. «Не обмануло… Остановка сердца… Так и знал». - Бетонная плотина росла, перекрывая чужим словам доступ к его сознанию. Надя еще долго что-то говорила, но смысл не доходил до него. Потом в трубке повисло молчание, и когда она заговорила снова, Лев удивился странному вопросу:
        - Лев, ты что? Не рад?!
        - Не рад? - повторил он растерянно. - Ты о чем?
        - Да ты что, невменяемый?! Я тебе полчаса рассказываю, как Вера пришла в себя, а ты молчишь, как рыба! Срочно приезжай с Раей в больницу, она вас ждет!
        Телефон выпал у него из рук.
        За окном сверкала поверхность моря, и было видно часть железной дороги впереди, поворачивающей к тоннелю в горе. Из тоннеля бил яркий свет - в точности такой же, как на мосту у санатория «Седьмое небо». На этот раз Лев знал, что в этом свете нет ничего мистического - просто въезд освещался мощными прожекторами. Обычный электрический свет. Но чувство было такое, будто поезд вот-вот пересечет границу миров. Даже не чувство - знание, древнее, как сама Вселенная.
        Рая что-то громко говорила. Лев глянул на дочь. Та стояла посреди купе, радостная, и держала возле уха его телефон, из которого доносился счастливый голос Нади.
        Лев вдруг понял, что срочно должен найти расписание маршрута. Нужно было узнать, когда будет остановка в первом крупном городе, где можно выйти и пересесть на самолет.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к