Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Луговцова Полина: " Дорога К Потаенному Озеру " - читать онлайн

Сохранить .
Дорога к Потаенному озеру Полина Луговцова
        Есть место в сибирской глубинке, притягивающее людей со всего мира: ученых, жаждущих сенсационных открытий, экстрасенсов и ясновидящих - охотников до всего сверхъестественного, больных и страждущих, ищущих избавления от недугов и горестей. И даже тех, у кого все есть, и желать им, казалось бы, больше нечего. Георгий, узнав о феномене Пяти Озер и загадочной деревеньке Окунево, затерянной в таежном краю и окруженной непроходимыми болотами, тоже отправляется на поиски своего счастья. В оформлении обложки использовано изображение с сайта pixabay.
        Произведение основано на реальных фактах и событиях, имеющих документальное подтверждение. Географические названия существуют в действительности и отмечены на картах, кроме Потаенного озера, информация о котором как о вымышленном содержится во многих документальных источниках. Главным героем является человек, с которым автор знаком лично. Проверить достоверность сведений рассказчика не представляется возможным.
        Пролог
        Есть в Сибирском краю место, обросшее разными легендами. На весь мир известен феномен Пяти Озер, четыре из которых настоящие, а одно - вымышленное. Потаенным называется. Никто не знает, откуда пошла о нем молва. Ведь если нет его на карте и никто его не видел никогда, почему же так упорно продолжают его искать отчаянные исследователи, журналисты, искатели приключений и ловцы счастья, стекающиеся в сибирскую глубинку со всего мира? Преодолевают непроходимое бездорожье, проводят месяцы и годы в местах, лишенных элементарных удобств цивилизации, к которым привыкли, тратят приличные суммы на экспедиции, и, несмотря на все это, никто его так и не нашел. Правда, ходят слухи среди местных, что есть счастливчики, кому удалось то озеро увидеть. Да только не спешат они почему - то об этом открыто заявлять. Лишь поделятся радостной новостью с близкими. А новость - то и летит себе дальше - от одного дома к другому, из города в город, из страны в страну, за моря - океаны. И все едут и едут искатели в надежде прикоснуться к чуду, хоть одним глазком на него посмотреть, а может, и окунуться в целебные воды, от
всех хворей спасающие, успокоение тревожным душам дарующие, тайну смысла жизни открывающие. Ищут озеро Потаенное, с горящим взглядом и трепетом в сердце плутают в чащах дремучих, вязнут в трясине болотной, и гнус таежный им нипочем, и края суровые их не пугают.
        «Там, обернувшись зоркою совой,
        Витает над чащобой дух лесной,
        Из глубины седых веков, за годом год
        Озерный край волшебный стережет.
        Застыл в ночи безмолвный синий лес,
        Сокрыл ветвями чудо из чудес,
        От взора нехорошего храня.
        Открой же тайну мне. Впусти меня…»
        1. Как все начиналось
        Всю свою сознательную жизнь, начиная с первых осмысленных воспоминаний детского возраста, Гарик мечтал разбогатеть. Желание, сформировавшееся еще в далеком детстве, росло и крепло в нем с каждым годом, превращаясь в наваждение. Впервые осознание того, что не всегда можно получить то, что есть у других, обрушилось на него в трехлетнем возрасте, когда он гулял с мамой в парке. Они шли мимо проката детских педальных автомобилей. Сверкающие свежей краской и хромом миниатюрные копии настоящих «Волг» и «Москвичей» выстроились в ряд. Круглые фары призывно подмигивали, отсвечивая на солнце. Все они были без крыш, позже Гарик узнал, что такие модели называют «кабриолетами». Он замер на мгновение, выпустив мамину руку. Она остановилась рядом. Прочитала какие - то знаки на плакате, висевшем сверху, на козырьке павильона, сказала «Дорого» и потянула его дальше. Он бы и ушел послушно, да только в этот момент в один из автомобилей усадили карапуза примерно такого же возраста, как и Гарик. Мужчина - наверное, его отец - протянул хозяину проката грязноватую бумажку в желтых разводах (как позже выяснилось, это
были деньги), и мальчуган с важным видом выехал на круглую площадь. Механические педали издавали скрежет железа, резанувший слух и сердце Гарика, но не из - за неприятного звучания, а оттого, что сам он не мог надавить на них, управляя таким же прекрасным автомобилем. Потому что у его мамы не было этих проклятых денег. С того момента эта проблема постоянно отравляла ему жизнь.
        Гарик рос без отца. Мать работала на заводе, и ее единственного дохода едва хватало им двоим на самое необходимое. Иногда и не хватало. Однажды Гарику пришлось всю зиму проходить в ботинках с дырой в подошве, на новые не было денег. Мама подкладывала войлочные стельки потолще. Он с завистью смотрел на одноклассников, родители которых могли позволить наряжать своих отпрысков в дорогущие импортные вещи. Только одни финские «мокасины» на натуральном меху его друга стоили вдвое больше зарплаты матери Гарика. А когда наступила долгожданная весна и Гарик переобулся в вылинявшие кеды, друг пришел в школу в фирменных кроссовках «Адидас». И девочка, на которую Гарик тайком посматривал с трепетом в сердце, улыбалась другу, а не ему. Друг, конечно же, был ни в чем не виноват, Гарик это понимал. Виноваты во всех его бедах были деньги, точнее, их отсутствие. И чем старше он становился, тем сильнее это обстоятельство ранило его, делая все более угрюмым и замкнутым. Удручало то, что будущие перспективы не сулили ему обеспеченной жизни даже во взрослом возрасте. И хотя в то дикое «перестроечное» время учеба в
вузах все еще была в основном бесплатной, он не мог позволить себе высшее образование. Мать и так перебивалась от зарплаты до зарплаты, и Гарик считал, что ему пора зарабатывать свою копейку. Поэтому сразу после школы устроился, куда взяли - на почту, почтальоном. С синей сумкой через плечо, весившей, казалось, тонну, после беготни по лестницам многоэтажек он обходил квартал за кварталом, раскладывая письма и газеты в почтовые ящики. Иногда приходилось звонить в дверь, чтобы передать телеграмму под роспись. Однажды открыла девушка его возраста, лет семнадцати. Гарик запомнил ее на всю жизнь. Первую девушку трудно забыть. Он даже какое - то время думал, что любит ее, пока однажды знакомые ему не сообщили о ее неразборчивости в связях. Гарик, конечно, не поверил. Парни в его окружении часто болтали о девчонках такое, что ясно было: все это выдумки и неудовлетворенные фантазии. В этот раз он насторожился, решил понаблюдать за ней. Устроившись однажды в ее подъезде этажом выше и прикрывшись от соседей газетой, он простоял так весь день и увидел много интересного. Насчитал пять гостей, приходивших и
уходивших один за другим, как по расписанию. С шестым она вышла вместе, он увез ее куда - то в новенькой «десятке». Когда автомобиль выруливал со двора, солнце сверкнуло в его фарах - в точности как тогда, в парке, у игрушечных машинок в прокате. И снова предательски екнуло сердце. Такую машину он не сможет себе позволить, наверное, никогда. Больше он к той девушке не ходил. Она несколько раз звонила, рыдала в трубку, умоляла, и он обещал зайти, но не зашел. Гарик не знал, брала ли она с тех парней деньги, продавала ли им себя или ей просто нравилась такая жизнь. И все - таки ему было бы легче, если бы продавала. Тогда, вроде как, получалось, что с ним у нее было «по любви». Может быть, она нуждалась в деньгах еще сильнее Гарика, кто знает. О своей жизни они друг другу не рассказывали. Но смириться с таким ее способом заработка он не мог. Не мог оправдать такое низкое падение даже ради крайней нужды. И как бы сильно ни жгло его желание разбогатеть, Гарик был уверен, что никогда не опустится до воровства или грабежа. Это было ниже его достоинства.
        Это было самое начало «лихих девяностых». На людей обрушилась свобода, которой они прежде не знали. Вместе с ней пришла нужда. Заводы закрывались, а те немногие, которые продолжали работать, перестали выплачивать зарплату. Стало нечего есть, и было совершенно непонятно, как выжить. Во время этого хаоса Гарика забрали в армию. От многочасовых маршировок и пробежек в кирзовых сапогах ноги у него начали распухать и болеть, и однажды он просто не влез в сапоги. Армейский хирург обнаружил у него третью степень плоскостопия, осложненную артрозом. Начмед удивился, как это с таким диагнозом Гарик очутился на службе, и «комиссовал» его - списал в запас, то есть. А сам Гарик и не подозревал о том, что с ногами у него такая беда. Они раньше никогда у него не болели. На медкомиссии в призывном пункте врачи лишь спрашивали «Есть жалобы?» - и, не дожидаясь ответа, ставили отметку «здоров».
        Гарик вернулся домой, отслужив всего полгода. В стране к тому моменту царили голод, разруха и расцвет криминала. На работу нигде не брали. А если и брали, то зарплату задерживали на неопределенное время, то есть, не платили. Матери выдали однажды вместо денег коробку передач от автомобиля «Москвич», и они вместе везли ее, чтобы продать, куда - то на другой край города, где пожилой автовладелец в очках долго ее осматривал и, наконец, выдал какие - то деньги, на которые мать купила Гарику новые туфли.
        Общество начало расслаиваться на богатых и бедных, и пропасть между слоями росла с бешеной скоростью. Воцарились законы животного мира - сильные поедали слабых. Тем, кто не успел найти свое место среди хищников, достался удел жертвы. Появлялись фирмы - однодневки, собирающие деньги под различными предлогами и исчезающие бесследно, секты, обещающие радость бытия и жизнь вечную за «десятину», экстрасенсы, излечивающие от любых болезней, ясновидящие, готовые поведать будущее за определенную (как правило, приличную) плату. Мошенники всех мастей с аппетитом набросились на жирный пирог под названием «лохи непуганые». Небольшой кусок однажды перепал и Гарику, только съесть он его не успел, отобрали. А было так.
        Сосед его, молодой парень чуть старше самого Гарика, щупленький и низкорослый, с тихим голосом и невнятной речью, оказался настолько сообразительным, что, пока Гарик сдирал на ногах кожу армейскими сапогами, успел выстроить хитроумную схему хищения горюче - смазочных материалов с подъездных железнодорожных путей, воспользовавшись тем, что все вокруг было повергнуто в хаос. Гарик поразился тому, как нагло и просто он действовал, хотя и ходил по лезвию ножа. Соседа звали Саня. Однажды он пригласил Гарика к себе, чему тот был крайне удивлен, ведь друзьями они никогда не были. «Ну, рассказывай, как устроился после армии? Где работаешь, чем занимаешься?» - спросил Саня, не предложив ни чаю, ни чего покрепче. Оказалось, он вообще не пил - мозг берег, наверное, как свою главную ценность. Гарик не жаловался, но вышло, будто плакаться начал. Хотя просто сказал все, как есть. Денег нет. Устроился плотником на пилораму, но там сказали, что зарплату месяца через три дадут, а может, и позже. Санек покачал головой, строго взглянул глазами - льдинками. «Выручать тебя надо. Могу работу предложить». Гарик так
обрадовался, что не спросил даже, что нужно делать и сколько ему за это причитается. А самое главное - законно ли. Всего лишь и нужно было проехать по указанному соседом адресу, найти на базе человека, который в подъезжающие машины бензин, соляру, мазут разливает, и договориться с ним, чтоб несколько машин заправил «левых» - за хорошие деньги, конечно. Санек говорил, что заправщик, услышав, что сможет за день сорвать куш больше его месячной зарплаты, которую еще и не дают, сразу согласится. К тому же, он ничем не рискует. Машина подъехала, водитель показал «наряд», а он ему цистерну наполнил. Откуда знать ему, где машина своя, где чужая? Сложнее будет договориться, чтоб выпустили на «проходной» без пропуска. Сторожу тоже нужно денег дать, только гораздо меньше, чем заправщику. Как правило, все они - любители «беленькой», пропившие последние мозги. Трудовая дисциплина на предприятиях с началом перестройки хромает на обе ноги и скоро совсем свалится. Всем на все плевать.
        Первый раз Гарик волновался, конечно. Ясно же: «криминал». Но все прошло легко и просто. Заправщик, услышав о «левой» машине и деньгах, только головой кивнул, словно проворачивать продажу ГСМ «налево» ему было не впервой. На «проходной» и вправду сидел заросший дед с осоловелым взглядом, в густом запахе «перегара». Завидев «денежку», поднял шлагбаум без слов. «Левая» машина, как родная, беспрепятственно въехала на базу и через двадцать минут ее покинула. Понурые работники, снующие по территории и занятые своими делами и мыслями, вниманием ее не удостоили. Вечером после успешной «сделки» Саня выдал ему пачку крупных купюр.
        Окрыленный деньгами, Гарик вначале смел половину ближайшего супермаркета и выставил перед ошарашенной матерью пакеты с колбасой, красной икрой и фруктами - чудо, возможное прежде лишь в мечтах. На другой день отправился в центр города, где недавно открылся модный бутик спортивной одежды, и вырядился в «Адидас» с ног до головы. А потом отправился в ночной бильярдный клуб отметить свой первый настоящий заработок.
        Там он впервые и увидел Олю. Она производила впечатление очень взрослой, зрелой женщины - наверное, потому, что одета была в роскошное длинное платье с нескромным вырезом на спине, усыпанное «пайетками» и оттого походившее на рыбью чешую. Как русалка. На фоне девиц в джинсах и коротких «свитшотах», сверкающих стразами в проколотых пупках, она казалась элегантной театральной актрисой начала прошлого века, с идеально отработанной манерой держаться. Это Гарик вначале так подумал. Потом, в свои последующие визиты в полюбившийся ему клуб, он понял, что дело было не только в платье. Она была, как фея. С ее появлением пространство вокруг менялось под стать ей. Ничем не примечательный бильярдный клуб, не имевший даже собственного оригинального названия, затянутый облаками сигаретного дыма, с неубранными столами и горланящей публикой неопрятного вида превращался в стильное место с налетом небрежной изысканности. Это было волшебством.
        Вначале Гарик и не думал приблизиться к ней. Ему просто нравилось разглядывать ее, сидя за дальним столиком в темном углу, отгородившись от всех огромным бокалом пива. Олю всегда окружала шумная компания веселых молодых парней и вульгарных ярких девок, и она казалась ему изящной иволгой, по ошибке затесавшейся в суетливую воробьиную стаю. Иногда она отправлялась к бильярдному столу, чтобы сыграть партию с кем - нибудь из своего окружения. Грациозно изогнувшись над зеленым сукном с вытянутой вдоль длинного кия рукой, натянутой, как струна, она долго целилась, прищурив один глаз, а потом резким и точным движением со звонким щелчком отправляла шар в стремительный танец по бильярдному полю. Шар, вращающийся вокруг своей оси, метался от одного борта к другому и неизменно сталкивался с собратьями, загоняя их в лузы. Проводив взглядом попавших в цель, она медленно выпрямлялась, опираясь на кий, как царица на скипетр, и с намеком на улыбку слушала жидкие аплодисменты зрителей, скрытых в полумраке зала. Освещенная лампами над столом, она выглядела актрисой на сцене, только что отыгравшей роль.
        Гарик никогда не аплодировал. Он вообще старался не привлекать к себе внимания, словно чувствовал, что случайно затесался в общество сытых «денежных» людей, забрел в богатый район из нищих окраин, и, обнаружив это, его тут же попросят уйти вон. Даже странно, что Оля его заметила. Однажды она просто подошла и села за его столик с бокалом пива в руках и маленькой тарелочкой с креветками. Вблизи она выглядела совсем юной. Приветливая улыбка тронула её губы. «Скучаешь?» - спросила небрежно, словно обращалась к старому знакомому. Гарик от неожиданности даже ответить не смог. Но она не обиделась. Улыбка ее стала отчетливей. Наверное, ей смешно было смотреть на его удивленное и восторженное лицо. Она сделала глоток из бокала и принялась очищать креветку тонкими пальцами с аккуратными розовыми ноготками, обронив «Угощайся». Гарик переключился с ее улыбающегося лица на руки и подумал, что такие ногти теперь редкость у девушек. В моде были длинные, изогнутые, как когти хищника, яркой расцветки. А Олины ногти напомнили ему одноклассниц в школе. Короткие, покрытые светлым розовым лаком, они нарушали образ
роковой женщины. Да она вблизи и не выглядела таковой. Зато ощущение волшебства рядом с ней усилилось.
        Гарик думал, что бы такое сказать, но от волнения боялся ляпнуть глупость. «Молчи - за умного сойдешь», - всплыла в памяти мудрая поговорка. Он и молчал, наблюдая, как хрустят кусочки панциря, отдираемые от мяса креветки. Что он мог ей сказать? Ей, нереальной фее, вылетевшей из сказочного детского сна, настолько не похожей на всех девушек, которых он видел до этого. И он молчал, боясь нарушить хрупкое счастье этого удивительного момента. Спустя минут десять она спросила: «Ты на машине?». Гарик кивнул. Машину на прошлой неделе дал ему Саня, предложил выкупить частями. Цена казалась нереальной, но дела шли хорошо. «Левые» цистерны исправно вывозили с баз ГСМ, и за каждую он получал хорошие деньги. Прикинул: если так пойдет и дальше, то трехлетний БМВ цвета безлунной ночи он выкупит всего за пару месяцев.
        Оля захотела сесть за руль, и Гарик безоговорочно уступил ей водительское место, даже не подумав о том, сколько пива ею было выпито. Деньги были. Все «гаишники» брали взятки без зазрения совести. А что им оставалось делать? Государство же не постеснялось оставить их без средств к существованию, и каждый добывал пропитание, как мог. А если у кого получалось не только на хлеб, но и на красную икру заработать, значит, тот и молодец.
        Ночные дороги были пусты. Оля гнала так, словно хотела запустить БМВ в звездное небо. Они пролетали перекресток за перекрестком на зеленые светофоры, не сбавляя дикой скорости. Откуда - то сбоку на дорогу вынырнул автомобиль. Оля крутанула руль резко влево, и БМВ завертелась на занесенном снегом асфальте, как закрученный бильярдный шар, понеслась зигзагами и, чудом не задев помешавшую им машину, уткнулась мордой в рыхлый сугроб. Гарик увидел бежавшего к ним мужика, рот которого беззвучно открывался и закрывался, словно он хотел что - то крикнуть и не мог. Оля немного отъехала назад, и в сугробе, освещенном светом фар, стала видна глубокая выемка. Гарик вышел из машины и, не обращая внимания на мужика, бормочущего «Прости, брат!», обошел вокруг и осмотрел перед. Повреждений не было. Повезло. Снег оказался мягкий. Он потрогал его ногой, и носок ботинка вдруг наткнулся на что - то твердое. Раскидав сугроб в том месте, он увидел толстую чугунную ограду тротуара. Еще немного - и приличной вмятины было бы невозможно избежать. «А машина еще не моя», - подумал Гарик и поежился. Мужик все кудахтал и совал
деньги. Гарик похлопал его по плечу и сказал: «Смотри, осторожней в другой раз!» Тот закивал, протягивая купюры. Гарик взглянул на них, но не взял. Сел в машину. «Поедем», - сказал он Оле первое слово за этот вечер. Они поехали, но уже не так быстро. Заметил, что у нее слегка дрожат руки, но лицо было спокойным.
        Ехали долго, молчали под музыку. Гарик не хотел ее тревожить и спрашивать, куда она его везет, хотя заметил на обочине дороги большой синий щит - указатель. Согласно ему, они выехали на новосибирскую трассу. Город остался позади. В свете фар метались снежные хлопья, по бокам давила чернота, как в тоннеле. Вскоре Оля сбавила скорость и свернула влево. Дорога уходила резко вниз, и Гарик понял, что это покрытый укатанным снегом грунтовый съезд. Узкая колея вела куда - то в глубь снежного поля - наверное, к какой - нибудь деревне. «Куда это она? В гости, что ли, среди ночи собралась?» - зачем - то подумал он, хотя и так все понимал, и от этого понимания вся кожа мурашками покрылась, а внутри все вспыхнуло от жара. Они проехали совсем немного и остановились посреди холодной пустыни. Оля не стала глушить двигатель, открыла дверь и выбралась наружу, в студеную зимнюю ночь, в распахнутом коротком полушубке и с непокрытой головой. Он вышел за ней, приблизился, раскрыл объятия, и она сама нырнула в них, уткнувшись лицом в его свитер, будто хотела спрятаться от окружающего мира. Гарик дотронулся до шелковых
светлых волос, благоухавших весенними цветами.
        - Пойдем, замерзнешь. - Он подтолкнул ее к машине, но получилось, что к капоту. Капот был теплый. Мотор мерно урчал под ним. Она взяла его за полы куртки и потянула к себе. От ее поцелуя в голову ударило, как от коньяка, кровь в жилах сделалась горячей. Мысли исчезли. В голове вместо них почему - то билось сердце. Оно билось везде, размножившись странным образом по всему телу. Руки двигались сами по себе, повинуясь природному инстинкту. Возникло ощущение, словно Гарик наблюдал за самим собой со стороны. А потом на него внезапно нахлынул водопад восторга, опрокинул в бездонный теплый водоем, и он медленно плыл в нем, нежась и качаясь на поверхности, не шевелясь и чувствуя безграничное единение со всем миром, с морями и океанами, с полями и лесами, с землей и бескрайним космосом.
        - Э - эй! - донесся до него из другого мира чей - то насмешливый зычный голос. - Смотри, задницу не отморозь! - И следом - смех, напоминающий кряканье. Гарик взглянул вперед, не сразу сфокусировав взгляд, но успев заметить сквозь пелену отъезжающий от обочины автомобиль. Кто - то наблюдал за ними с дороги. Наверное, позабавился бесплатным эротическим шоу. Их хорошо было видно в свете фар, расположившихся прямо на капоте. «И черт с ним! - весело подумал Гарик. - Пусть завидует!». Оля рассмеялась. Смех у нее оказался красивый, словно горсть бусин по столу рассыпалась. Они забрались в уютный теплый салон. Молчали. Гарик снова начал лихорадочно соображать, что бы ему сказать такое, и все никак не мог подобрать слова. Сказать, что она ему нравится? Глупо, это же очевидно. Или, что он ее любит? Вряд ли она это оценит. Предложить отвезти домой? К тому же, она в этот раз села на пассажирское сиденье, уступив ему руль. Нет, может и обидеться. Решит, что он хочет поскорее от нее отделаться. Пока Гарик напряженно думал, потея от неловкости момента, она сама нарушила молчание.
        - Я замужем.
        - Понятно, - ответил он абсолютно бесстрастно, а внутри все скукожилось, будто студеной водой в лицо плеснули.
        - Для меня этот брак ничего не значит, - добавила она. - Но разводиться не буду. Да ты не бойся его, он не ревнивый.
        И она рассказала ему, что ее мать умерла еще два года назад, когда ей было семнадцать, отца давно нет. Пособие по потере кормильца небольшое, не проживешь. Вышла за состоятельного мужика, чтоб младшего, девятилетнего брата в детский дом не забрали. Тот их обоих обеспечил всем. Она ему обязана, но и только. Муж старше на двадцать пять лет, позволяет ей жить, как нравится, в клубе по ночам торчать. Свободу ее не ограничивает, но и сам дома не сидит. Вечно где - то пропадает, весь в делах. Деньги зарабатывает. В подробности ее не посвящает, скрытный.
        - Мы еще встретимся? - спросил Гарик в момент воцарившейся тишины. Взял ее теплую ладонь, слегка сдавил. Она улыбнулась, глядя в окно. Потом ответила:
        - Давай не будем загадывать. Как сложится.
        - Я буду надеяться.
        - Не люблю давать обещания. И поедем уже.
        Развернуть автомобиль было негде. Гарик сдал назад и не без труда, газуя, выбрался на трассу. Она попросила отвезти ее домой. Проехав сквозь пустынный город, он подрулил к дорогому коттеджу, расположенному в богатом районе. Оля чмокнула его в заросшую щетиной щеку и упорхнула в другую жизнь. Гарик еще постоял, разглядывая светящиеся окна дорогого дома, пока в них не погас свет. Подумал, что если б у него было такое жилье, он мог бы предложить Оле переехать к нему.
        Вернувшись домой под утро, увидел на кухне мать, сидящую над расстеленной на весь стол газетой. Она дремала, подперев руками лицо. Встрепенулась, услышав звук закрывшейся входной двери.
        - Ты что не спишь? - спросил Гарик.
        - Да вот, кроссворд попался интересный. Хотела до конца разгадать, а два слова никак не выходят. Пока кумекала, ночь прошла. Гошенька, а у тебя все в порядке? Что - то ты бледный и похудел, кажется.
        Мать звала его Гошей. Гарик никому не позволял его так называть, кроме нее: так звали соседского попугая. Слышимость между квартирами была отличная, и по утрам из - за стены доносился скрипучий голос Клавдии Ивановны, уговаривающей свою птицу: «Гошенька, скажи здр - равствуй, скажи здр - равствуй!» Она так могла час целый ворковать. Гарика на самом деле звали Георгий, мать сказала, что выбрала имя в честь Георгия - Победоносца. Но все вокруг твердили ему «Гоша», и он поправлял «Георгий. Или Гарик». И так всю жизнь.
        - Нормально все. Мам, иди спать, уже утро почти, - ответил он.
        Она встала, сняла очки, поправила седые волосы, взглянула на него светлыми глазами в окружении лучиков морщин, кивнула:
        - Уже иду. Я там курицу пожарила. Сковородка на плите.
        - Я не голоден, - ответил Гарик и окинул взглядом кухню, будто видел ее впервые. Вдруг бросились в глаза ряды пустых банок вдоль стен и под столом, выцветшие старые обои, нестираные шторы, куча посуды - чистой, но не убранной на место, громоздящейся на всем пространстве столешницы от мойки до газовой плиты. Прошлогодний календарь, скотчем приклеенный к стене, треснувшая сбоку люстра над столом. Бедность и полное отсутствие домашнего уюта. Но он не винил мать за то, что она была не очень хорошей хозяйкой. Когда ей, одной? Работа и сын отнимали прежде все ее время. А теперь она была уже стара. Когда Гарик появился, ей было почти сорок, теперь - за шестьдесят. И оба они привыкли так жить, не думая даже, что может быть по - другому. Не замечали обветшалой потертости своего жилища и беспорядка. Он представил, что бы подумала Оля, если бы он пригласил ее в гости. Да, надо бы сделать ремонт и купить новую мебель.
        Виделся он с Олей каждый вечер. Так же приезжал в клуб, пил пиво, смотрел, как она играет в бильярд. В свою компанию она его не приглашала, да он и не хотел: не любил быть в гуще шумных сборищ, где все время надо было что - то говорить. Предпочитал держаться в стороне, наблюдать. Наигравшись, Оля набрасывала на голые плечи полушубок, прощалась с друзьями, говорила, что вызвала такси, и уходила. Ясно: замужняя дама, нужна конспирация. Хоть муж и не ревнивый, а все же, как говорится, «береженого Бог бережет». Гарик выходил через минуту. И она снова гнала на его БМВ за город, находя укромные места в снежных просторах. В последующие разы они предпочитали не демонстрировать отношения на капоте, оставаясь в теплом салоне, что позволяло раздеться и налюбоваться друг другом вдоволь. Скомканные вещи разлетались по сиденьям. Однажды пачки денег вывалились из карманов летящей куртки Гарика, осыпав их обоих сверху, точно осенними листьями. Оля удивилась.
        - Это такой сюрприз?
        - Да, тебе от меня подарок, - подыграл Гарик, и она с удовольствием собрала все разноцветные бумажки. Пока ползала под сиденьями, совсем без одежды, он целовал ее всюду, где мог достать, и она весело смеялась. Потом Гарик часто повторял «сюрприз», который ей так нравился. Деньги позволяли швыряться ими, они текли к нему рекой, и казалось, этому благодатному потоку не будет конца.
        Но он кончился. Однажды и внезапно. Этому предшествовало одно непримечательное событие, которому Гарик тогда, по простоте своей или неопытности, особого значения не придал.
        2. Обрезанные крылья
        Однажды Гарик увидел мужа Оли. Крупногабаритный мужчина лет под пятьдесят, одетый так, что сразу было ясно: он в таких местах гость случайный. Мужчина вошел в клуб и, разгоняя рукой сизую пелену сигаретного дыма, начал осматривать сидящих за столиком ищущим взглядом. Она его увидела первая. Встала, лицо вытянулось, в глазах - испуг. Шагнула навстречу. Он что - то сказал ей негромко. Даже если б музыка не грохотала, Гарик не услышал бы. Она закивала. И тут Гарик почувствовал на себе его взгляд. Он не просто смотрел на незнакомого посетителя. Он смотрел так, словно знал, кто этот Гарик, знал, что он катается по ночам с его женой, лапает ее и осыпает деньгами. Каждый волосок на теле встал дыбом. К затылку словно чьи - то ледяные пальцы прикоснулись.
        Оля оделась и вышла вместе с мужем. Гарика медленно отпустило, и через пару минут он уже мысленно смеялся над собой. «Вот ведь, не зря говорят, на воре шапка горит», - подумал с насмешкой. Да не знает ее муж Гарика, откуда ему знать, если он его даже не видел ни разу!
        На следующий день он вновь заметил этого мужчину. И где, кто бы мог подумать? На базе, с которой только что выехала его «левая» цистерна с украденным бензином! Гарик сидел в БМВ, стоявшей на обочине прилегающей улицы, когда заметил, как к воротам подъехали черный «Лексус» и милицейский «уазик». Шлагбаум поднялся, пропуская автомобили на территорию, но те не поехали вглубь, а остановились у сторожевой будки. Вышли менты, а из «Лексуса» - муж Ольги, и вместе они вошли в здание, откуда всего полчаса назад вышел Гарик, «отстегнув» сторожу его причитающуюся долю. Сердце екнуло. Это был плохой знак. Но его, вроде бы, никто не заметил. БМВ стоял вдали от ворот, в конце улицы. Но, несмотря на расстояние, Гарик был уверен, что не ошибся. Серо - зеленая кепка из нерпы, кожаный тулуп, грузная фигура с выступающим вперед огромным животом. Сомнений быть не могло: это он. Но что его привело на эту базу, да еще с милицией?
        Вечером Гарик, как обычно, зашел к Сане, и тот выдал ему несколько крупных купюр. «Половину вычел за БМВ», - сказал он при этом. Машина стоила, как двухкомнатная квартира, но большая часть была уже оплачена. «Присаживайся». - Сосед указал на мягкое велюровое кресло. Рядом, на журнальном столике, лежала стопка глянцевых изданий. Гарик машинально порылся в ней, и один экземпляр его заинтересовал. «Солдат удачи», - прочел он название. «Иностранный легион», - гласил подзаголовок на обложке с изображением военных, смотрящих в прицел автоматов. Саня вообще любил тему оружия. Однажды показал Гарику спортивную сумку, просто вытащил ее из - за кресла, а внутри - пистолеты, патроны, гранаты и даже длинноствольная винтовка. Все, конечно, незаконное. Найдут - посадят надолго. Гарику льстило, что Саня так ему доверяет. Ну а почему бы и нет? Такие дела вместе проворачивают уже чуть ли не три месяца. Они поболтали немного о деле, и Гарик рассказал о ментах, приехавших на базу, умолчав о том, что с ними был муж его подруги. Саня нахмурился, сузив и без того маленькие глаза. Подумав, обронил небрежно:
        - Нормально все должно быть. У меня там свои люди.
        Гарик и успокоился. Уходя, попросил у Сани понравившийся журнал. «Конечно», - кивнул тот.
        Вечером Оля не появилась в клубе. Просидев до полуночи, Гарик решил уехать и направился к машине. Когда он сел за руль, сзади хлопнули обе двери, и автомобиль просел под тяжестью двух незнакомых мужчин, по - хозяйски завалившихся на заднее сиденье без приглашения. «Э!» - Гарик возмущенно обернулся, а в лицо ему смотрело черное дуло пистолета. «Пересаживайся», - сказал один из мужчин - чернявый, с грубыми чертами лица и мутными глазами. Гарику показалось, что его руки и ноги болтаются, как у тряпичной куклы, пока он гусеницей переползал на пассажирское сиденье рядом с водительским. За руль тут же пересел один из непрошеных гостей. Его квадратное лицо с тупым и тяжелым бульдожьим взглядом, покрытое жесткой рыжей щетиной, не предвещало ничего хорошего. БМВ взревел и с «пробуксовкой» рванул с места. В шею Гарику воткнулся холодный металл.
        Его везли за город, по той самой трассе, по которой они каждую ночь проезжали с Олей. Свернули у лесополосы. Гарик обливался потом, когда грубый окрик «Вылазь!» заставил его вывалиться из машины на подгибающихся ногах. «Тут меня сейчас и пристрелят», - решил он обреченно. Почувствовав увесистый пинок под ребра, охнул, задохнувшись, но даже обрадовался. «Раз бьют, значит, в живых оставят», - мелькнула призрачная надежда. Следующий пинок в область почек сбил его с ног. Гарик уткнулся лицом в рыхлый нетронутый снег безлюдных полей, бывших прежде безмолвными свидетелями их с Олей любовных утех, а теперь, по иронии судьбы, ставших местом его истязания. Удары сыпались градом по всему телу, заставляя корчиться и плеваться кровью. Вначале его мучители лишь пыхтели, стараясь вложить в пинки побольше силы. Потом, видно, устали. Пинали уже нехотя. Сквозь оглушительный гул в голове Гарик услышал голос, как ему показалось, чернявого: «Ты, падла, должен бабло за чужое добро. Машину отдашь», и другой, рыжего: «Будешь знать, как чужой бензин тырить и с чужими женами кувыркаться». И все. Они отстали. Гарик лежал в
снегу, не веря своему счастью. Надо же, с жизнью простился, а жив остался! Услышав рев отъезжающего автомобиля, поднял голову. Две светящиеся точки удалялись от него во тьму.
        Он чудом встал и побрел по направлению к трассе. Боли почти не чувствовал, холода - тоже, лишь звон в ушах. И ноги не слушались, падал все время. Но все же выбрался на дорогу и побрел, шатаясь, как пьяный, широкими зигзагами от одной обочины к другой. «Как бильярдный шар на замедленной видеосъемке», - подумал он с горькой усмешкой. Наверное, сознание поплыло, потому что дорога впереди вдруг превратилась в бильярдный стол, освещенный длинной прямоугольной лампой. А потом сзади кто - то завизжал. Гарик обернулся, потерял равновесие и рухнул на зеленое сукно, по которому катились неизвестно откуда взявшиеся автомобильные шины.
        Очнулся он дома, в своей постели. Светло. Из кухни доносился звон посуды и запах куриного бульона. Первое воспоминание о произошедшем - ворвавшийся в саднящий мозг голос рыжего: «Будешь знать, как чужой бензин тырить и с чужими женами кувыркаться… С чужими женами кувыркаться… С женами… С чужими…». Так вот оно что! Вот откуда прилетело! Не ревнивый, значит, у Оли муж. «Дурак! - выругал он себя. Идиот! Лох несчастный! Где ты видел неревнивых мужей? Особенно, у кого такие ангелоподобные жены?». Сладкие объятия Оли обошлись ему баснословно дорого. Он лишился БМВ, за который еще даже остался должен. Машину он на себя оформить не успел, ездил по доверенности. Документы были на Саниного знакомого. Деньги во время избиения выгребли из всех карманов. Заначек не было, он всегда все носил с собой. Ругая себя последними словами за беспечность и недальновидность, Гарик тогда не знал, что это еще не все.
        Вошла мать. Увидела, что сын пришел в себя, заволновалась. Губы задрожали, в глазах заблестели слезы. Руки сцепила в замок. Пальцы побелели. Сдержаться пытается, понял Гарик. Не хочет разрыдаться. Но не вышло у нее. Слезы хлынули, она села на край кровати и, уткнувшись лицом в одеяло, заревела в голос. Гарик растерялся. Стал гладить ее по голове.
        - Ма, ну чего ты… Ну, ладно тебе… Все нормально. Бывает. Со всеми бывает. Авария, что поделать.
        Ее плечи затряслись сильнее. Сдавленные рыдания разрывали Гарику сердце. А у него и так все болело.
        Она подняла лицо, покрытое красными пятнами, провыла, всхлипывая:
        - Мне цыганка нагадала… Еще ты маленький был…Сказала, на деньгах ты родился… Я все думала, ну на каких деньгах - то? Всю жизнь нищие… Все ждала, когда ж деньги к тебе придут. Верила. И вот пришли они, деньги… А зачем они, такие, нужны - то? Без них и то лучше было.
        - Все, мам… Ну, все. Перестань. Я же не умер, - бормотал Гарик. Мать при этих словах головой замотала, подавилась рыданиями, рукой махнула, мол, молчи, не говори страшного. Потом вдруг успокоилась. Села прямо и сказала твердым глухим голосом:
        - Один ты у меня, Гошенька. Нет на всем белом свете у меня никого, кроме тебя. И не было никогда. Ты же знаешь это. Детдомовская я, без родни совсем. Что случится с тобой - знай: помру сразу.
        Встала и вышла из комнаты. Гарик ощутил прилив жгучего стыда. Бедная, бедная мама… Одна его вырастила, помочь совсем некому было. Все ему отдала, что было у нее. А он…
        В дверь позвонили. Гарик услышал, как мать отпирает дверь. Послышался незнакомый мужской голос. В комнату вошел мужчина с деловой папкой под мышкой.
        - Здравствуйте, Георгий.
        Одет он был в строгий костюм, но Гарик сразу понял, что визитер из ментов, только не из простых. Высокого полета «птица». Подозрения подтвердились, когда тот показал удостоверение в красной корочке. Он задал уйму вопросов, в основном - о соседе Сане. Какие у него с ним были отношения? Не просил ли он помочь в каких - то делах? Не предлагал заработать? Гарик отвечал, что едва его знает, лишь здороваются на лестнице, не более. Неожиданно мент спросил, словно только что заметил потрепанный вид опрашиваемого:
        - А что с вами случилось - то?
        - Да так, ерунда. - Гарик дернул плечом и поморщился от боли. - Поздно возвращался из клуба и нарвался на компанию пьяных.
        - Заявили в милицию?
        - Нет. Я их лиц почти не видел. Они сзади на меня налетели, когда я уже мимо прошел. Деньги вытащили, пнули пару раз. Хулиганье. Разве найдешь их? Сколько шляется таких ночью по улицам! Сам виноват, прогуляться хотел, а надо было такси вызвать.
        - Ну - ну. - Следователь пристально, не моргая, смотрел на Гарика. Не поверил. Но, видно, вопросы кончились. Сказал:
        - Поправляйтесь. Через недельку вызову вас повесткой.
        - А в чем причина? - не удержался Гарик.
        - Хищение ГСМ крупных размеров с нескольких баз города.
        - Серьезно? - Сердце стукнулось в грудную клетку. - Вы думаете, это наш сосед?
        Следователь, уже стоя в дверях, медленно повернулся и вновь просверлил взглядом в Гарике невидимую дырку. У него было такое лицо, будто он хотел сказать: «Да, думаю, ваш сосед. И еще думаю, что вы тоже». Но сдержался. Произнес лишь:
        - Достаточно на сегодня. Следующая наша беседа, возможно, окажется более продуктивной. Мы еще работаем над этим делом, информация постоянно обновляется. Так что до скорого.
        С этими словами следователь вышел из комнаты. Дождавшись, когда за ним закроется дверь и, выждав минут десять, Гарик позвал мать.
        - Мам! Сходи к Сане, скажи, пусть к нам зайдет. Поговорить надо срочно.
        Дверной замок вновь заскрежетал. Вернувшись, она сказала из прихожей:
        - Нет его. Никто не открывает.
        Гарик так и думал. Все это было очень скверно. Он пожалел, что не купил себе сотовый телефон. Новшество прогресса. У Сани был такой, позволявший звонить из любого места. Аппарат был большой редкостью. Во всем городе, наверное, только у Сани и был. Стоил он дорого и, в общем - то, не очень был Гарику нужен. Сейчас бы пригодился, чтобы узнать подробности. Неизвестно, арестован ли сосед или просто скрылся. Гарик сейчас многое отдал бы, чтобы узнать, что известно ментам, в каком месте разомкнулось звено отлаженной цепочки. Саня говорил, что у него «там» свои люди и, возможно, он сумеет все уладить. Но в это не очень - то верилось. Страх холодными и скользкими змеиными кольцами обвивал душу. Что делать дальше, было совершенно непонятно.
        Как ни странно, полученные во время избиения травмы оказались не очень серьезными. Отделался кровоподтеками и ушибами. Возможно, его не собирались покалечить всерьез, а лишь хотели как следует напугать. Или ему просто повезло, и удары не попали в уязвимые места. Через пару дней он уже смог вставать и двигаться, не корчась от боли. Несколько раз ходил к соседской двери, слушал. В квартире Сани было тихо. На звонок никто не открывал. Гарик места себе не находил, слоняясь из угла в угол. Не давала покоя мысль о повестке, которую обещал прислать следователь. Скоро ее принесут, и что тогда? Проигнорировать? Где - нибудь укрыться? А потом за ним приедут и, не застав дома, начнут разыскивать. Найдут, скорее всего. Прятаться Гарику было негде. Нет денег. Нет родственников. Нет близких друзей, которые согласились бы ему помочь, узнав о его проблемах. Не в подвалах же ему отсиживаться вместе с бомжами! Но и оказаться на допросе в милиции он не хотел. Знал, что у ментов есть разные способы, чтобы заставить говорить.
        Однажды, на пятый день после визита следователя, взгляд Гарика наткнулся на журнал, взятый у соседа. «Солдат удачи». И статья об иностранном легионе. От нечего делать он начал читать. И вдруг план возник в его голове сам собой. Об армии наемников, расположенной во Франции, он слышал и раньше. Вместе со школьным другом - тем самым, который щеголял в модной импортной одежде еще во время тотального дефицита в стране, - они мечтали сбежать туда. Жажда приключений и романтики толкала их на этот отчаянный шаг. Они даже начали готовиться. Занялись улучшением своей физической формы, купили русско - французские разговорники и пытались учить фразы, звучавшие, как магические заклинания, копили деньги на билеты. Но информации о легионе было мало, а вопросов много, да и просто духу на такой поступок не хватило. Теперь же это место казалось ему единственным в мире, где он мог бы укрыться от своих проблем, заработать денег, да и вообще начать новую жизнь.
        В журнале, взятом у Сани, статья о легионе изобиловала подробностями, которых им тогда так не хватало. Юношеская мечта, казавшаяся несбыточной, вдруг показалась вполне осуществимой. Гарик раз десять перечитал статью, написанную со слов очевидца - москвича, отслужившего в легионе несколько лет. Там подробно описывалось все, что нужно было знать желающему стать легионером. Хотя стопроцентного способа не было, прием новобранцев был ограничен. Но пытаться можно было снова и снова. Если сразу не примут, можно найти нелегальную подработку, снять жилье и пытаться до тех пор, пока французы не дрогнут и не зачислят тебя в ряды военных, рассуждал Гарик, выстраивая планы, казавшиеся ему все более реалистичными. Он загорелся новой идеей и воспрянул духом. Оставалось лишь решить проблему финансов. Надо было купить билет до границы с каким - нибудь европейским государством, там найти кого - нибудь из местных, кто поможет нелегально ее перейти, а дальше все просто. В журнале же написано. Границы между европейскими странами символические, на автобусе или такси нужно будет добраться до Франции, точнее, до Ниццы, и
отыскать нужный адрес. Мысль о том, чтобы заняться изготовлением легальной визы, он отбросил сразу. Во - первых, нет денег. Во - вторых, нет времени. Менты в кабинетах пишут «дело» и вскоре доберутся до него. Ну, а в - третьих, повсюду расплодилось невероятное число мошенников, предлагающих помощь в оформлении чего угодно, чуть ли не гражданства США, но способных лишь взять деньги, а потом морочить голову бедолагам до тех пор, пока у них не кончится терпение и они плюнут на все, оставив попытки. Гарик решил, что проникнет за «кордон» и без визы, тем более что в легионе нелегалов берут без проблем.
        Вот только где взять деньги? Их не было совсем. Ведь работу Гарик бросил, а о «бизнесе» на ГСМ можно было забыть. Не просить же у матери - пенсионерки! И тогда он вспомнил телефон того друга.
        Трубку Андрей поднял сам. Если бы подошла его мать, Гарик даже спрашивать о друге не стал бы. Мать друга не скрывала своей неприязни к «оборвышу», как однажды назвала его, увидев в школьном коридоре рядом со своим сыном. Она так и сказала, обращаясь к Андрею: «Ты не мог выбрать себе в друзья кого - нибудь поприличнее этого оборвыша? Что, мальчиков нормальных в классе нет?» и при этом презрительно сморщила нос, нисколько не стесняясь самого «оборвыша», стоящего рядом и еще наивно не понимающего, что речь идет о нем. Ее звали Римма Марковна, и она растила Андрея без мужа, как и мать Гарика, но в отличие от нее работала не на заводе, а директором крупной кондитерской фабрики. В общем, в деньгах и связях у нее недостатка не было. Для сына Римма Марковна всегда старалась добыть все самое лучшее, и ей это неплохо удавалось даже в самое «дефицитное» время. И друзей она желала видеть рядом с сыном самых достойных: отличников, детей руководителей или чиновников. Даже пыталась их дружбу купить. Вот только Андрей предпочитал выбирать друзей самостоятельно, и с этим она ничего поделать не могла.
        Гарику повезло, что Андрей взял трубку домашнего телефона. Обрадовался, услышав знакомый голос. Согласился приехать в гости и через полчаса стоял на пороге у Гарика, несмотря на то, что последние полгода друзья совсем не общались. Настоящий друг. Увидел фиолетово - зеленые пятна на лице Гарика, засыпал вопросами. Пришлось ему вкратце все рассказать. «Так что мне надо сделать ноги», - закончил Гарик, описав Андрею не только нависшую угрозу уголовного срока, но и планы о вступлении в ряды легионеров. Хотел просто попросить денег взаймы, но Андрей заявил, что поедет с ним. В глазах его вспыхнул азартный огонь. Наверное, мечтал вырваться из - под материнской опеки. Сообщил, что мать как раз ему невесту подыскивает среди дочерей «нужных» людей. Каждую субботу у них какая - то девка гостит, мать с ней чай распивает, а ему приходится постоянно выдумывать предлоги, чтобы улизнуть из дому надолго. Замучился уже. И ведь не отстанет мать, женит во что бы то ни стало, с живого не слезет! И будут они вдвоем, мать и жена, вертеть им всю жизнь. Нет, уж лучше в легион!
        У Андрея оказались небольшие накопления. Гарик пообещал вернуть потраченную на него часть с первых заработанных денег. Билеты купили до Братиславы, на поезд, отъезжающий через два дня. Гарик сказал матери, что едут они в Словакию на заработки. Она повздыхала, но согласилась, что в городе работы нет, а где есть, там зарплату не платят. Попросила только, чтоб почаще звонил. То, что они едут вместе с Андреем, ее немного успокаивало.
        И вот, исполненные радужных мечтаний, они сели в поезд, взяв с собой лишь по небольшой спортивной сумке со сменой одежды и немного еды. Когда потрескавшийся перрон поплыл назад, Гарик мысленно представлял себе описанные в статье журнала зеленые ворота с надписью «Legion Etrangere», в которые скоро шагнет и окажется в новой жизни, обеспеченной и полной приключений. Перрон закончился. Вдоль рельсов потянулись почерневшие сугробы, забрызганные мазутом и осевшие под натиском начинающейся весны. Серый, запущенный из - за безденежья грязный город уплывал в прошлое, в котором Гарику нечего было вспомнить хорошего, кроме Оли. Сердце защемило при мысли о ней. Страшно подумать, что сделал этот пузатый монстр с лицом совы, узнав, что жена изменяет ему. Вряд ли он ограничился строгим замечанием. Гарик зажмурился, вспоминая ночь своего истязания. Спасся он лишь чудом. Если б не водитель, успевший затормозить в полуметре от его лица, он замерз бы насмерть или его раздавил бы менее внимательный ездок. Ему повезло: хороший человек попался, довез до дома и в милицию заявлять не стал. Но что стало с Олей? Узнает ли
он когда - нибудь о ее судьбе? Увидятся ли они еще? Гарик собирался подписать в легионе контракт на пять лет. Когда они пройдут, она и лица его не вспомнит, наверное. Но он все равно найдет ее. Найдет и увезет с собой во Францию, потому что к тому времени заработает кучу денег, купит там дом и получит гражданство. Он ни за что не оставит прекрасную фею уродливой сове.
        Казалось, что поезд едет невозможно медленно, время тянулось. Трое суток друзья провели в разговорах о легионе. Перечитывали статью из журнала, который Гарик захватил с собой. Прикидывали свои шансы на зачисление и приходили к выводу, что они едва ли не стопроцентные. Молодые, по двадцать два года, здоровые, физически крепкие, без вредных привычек. Зачислить должны, должны!
        Очутившись, наконец, на вокзале Братиславы, они внезапно растерялись. Дальше - то что? Словацкий язык был похож на русский, и Гарик надеялся, что без труда сможет объясниться с местными, но монотонный говор, окружавший его со всех сторон, был сплошным звуковым фоном. Нельзя было разобрать ни слова. Они пошли искать таксистов. С большим трудом им удалось найти одного, хоть немного знавшего русский язык. Спросили, не знает ли он кого - нибудь, кто помог бы нелегально перейти границу с Австрией. Тот отрицательно замотал головой, еще и руками замахал крест - накрест. «Не - не - не! Такого не знаю!» И поспешил отойти подальше. Гарик и Андрей приуныли. Пересечение границы оказалось слабым местом их плана. Опросив всех таксистов в районе вокзала, они так и не сумели найти того, кто помог бы им. Наверняка ведь есть тропки, лазейки, известные местным жителям! Ведь не китайской же стеной отгорожена Европа! Проникают нелегалы туда, минуя официальные посты. Но как это сделать, Гарик не знал и теперь ругал себя за то, что заранее не занялся поисками информации. Денег было так мало, что, сняв отель для ночлега,
они остались бы практически ни с чем. А ведь еще нужно было до Франции добраться, да и чем - то питаться. В сумке оставалось немного еды. Они отыскали лавочку, сели. Доели остатки колбасы и хлеба и погрузились в раздумья. Время шло, но в голову ничего не приходило.
        - Нам бы тут побыть какое - то время, - сказал Андрей. - Может, и нашли бы тех, кто возит.
        - Да, а жить на что? - Гарик с тоской смотрел на верхушки австрийских Альп, видневшихся вдали у горизонта. За ними была другая жизнь, такая близкая и совершенно недоступная.
        - Работу поискать, что ли? - Андрей тяжело вздохнул, понимая, что идея эта бредовая. Искать работу, не зная языка, дело гиблое.
        - Поехали к границе. Хоть посмотрим, как все это выглядит, - решил Гарик. - Там, на месте, может, и мысль стоящая появится. Или найдутся проводники. Где есть спрос, должно быть предложение, - повторил он фразу, которая в последнее время у многих была на устах. В стране полным ходом строились рыночные отношения, половина населения переквалифицировалась в коммерсанты. Красивое название скрывало под собой банальное «купи - продай», то есть, по сути, спекуляцию, за которую при Советской власти сажали в тюрьму.
        Таксист довез их до официального пропускного пункта, где толпились желающие пересечь границу. Гарик и Андрей пошли вдоль ограждения. Они шли долго, пока не выбрались в безлюдное место, вдоль сетчатого забора, за которым, на той стороне, виднелись перелески. Оба думали об одном и том же: найти место, где можно будет прошмыгнуть. Едва стемнело, они подобрались ближе к забору. Гарик осторожно прикоснулся к проволочному плетению. Током не ударило, хорошо. Сетка была мягкая, податливая, они вдвоем легко приподняли ее над землей и, нырнув под нее, оказались на другой стороне. Вокруг царила тишина. Никто их не окликнул, не остановил. Они стрелой помчались к лесу, торопясь убраться с открытого места как можно быстрее. Это было глупо - глупее не придумаешь. Лучше бы легли на землю и ползли потихоньку, может, тогда у них и вышло бы что - то. Бегущих по вспаханному черному полю, то и дело попадающих в полосы движущегося света, сразу заметили. Целый отряд пограничников бежал за ними с ружьями наперевес. До них донеслись предупредительные окрики. Гарик и Андрей бежали быстро, но их все равно догнали, грубо
схватили и поволокли на КПП.
        Дальнейшее стало походить на дурной сон. Череда допросов, темная и сырая камера СИЗО с маленьким зарешеченным окном, суд. Дали каждому по году условно. Волокита длилась долгих три месяца. Потом их отпустили. Один пограничник, хорошо говоривший по - русски, сообщил им напоследок с насмешкой:
        - Повезло вам, что на этой стороне попались. Если б на той, могли бы и пристрелить.
        У ворот их ждала Римма Марковна, мама Андрея. Обожгла Гарика ненавидящим взглядом, процедила: «Одни беды от тебя, оборвыш. Еще и сына моего втянул. Теперь оба с клеймом на всю жизнь!» И тут же облапила Андрея медвежьей хваткой, стала его по голове гладить и целовать в щеки, противно причмокивая. Гарик отвернулся и вздохнул.
        Обратно летели самолетом через Москву. Оказалось, деньги на билет для Гарика дала Римме Марковне его мать. Наверное, занимала у подруг - пенсия - то маленькая. Домой возвращаться было тяжело. Будущее не сулило ему ничего хорошего. Уехал за деньгами, а вернулся нищим и с судимостью, пусть и условной. Кто его теперь на работу возьмет? Кто будет разбираться, что у него за статья? Какое кому дело, что он не убил и не украл, а просто глупость совершил? Статья есть, значит, работы нет. Одно радовало: скорее всего, за время его отсутствия дело о хищении ГСМ завершилось. Гарик надеялся, что искать его не будут.
        Мать встретила его радостно. Не ругала даже. Улыбалась.
        - Слава Богу, живой - здоровый. Ну, ничего, ничего. Все образуется, - ворковала она, забирая его полупустую грязную сумку. И вдруг спохватилась. - Ой, ты же не знаешь! У нас гости!
        - Кто? - насторожился Гарик, испугавшись, что в комнате его ждет тот самый следователь. Но в коридор, ступая мягко, как кошка, вышла… Оля. Она прильнула лицом к его груди и прошептала: «Какое счастье, что ты вернулся!»
        3. Судьбоносный случай
        Гарик почувствовал, как восторг в его душе сменяется паническим ужасом. После приступа жгучей радости от понимания, что она пришла разделить с ним дальнейшую жизнь, нахлынуло осознание собственной несостоятельности. Что он мог дать ей, не имея за душой ни гроша? Судимость не позволит устроиться на нормальную работу. Мечты о сытом будущем и французском гражданстве растаяли, оставив после себя в напоминание о том, что все это ему не приснилось, лишь долг другу, который он понятия не имел, как будет отдавать.
        Нищета - это одиночество. Мелькнувшая мысль не стала внезапным открытием для Гарика. Это знание преследовало его всю жизнь. Монстр, взглянувший на него однажды в далеком детстве стеклянными фарами детского автомобиля в прокате, рос и креп все эти годы, следуя рядом, и лишь ненадолго отступил, чтобы обрушиться с новой силой. Подмять под себя, раздавить, превратить в ничтожество.
        Он проглотил комок, застрявший в горле. Она, будто прочитав его мысли, сказала:
        - Не в деньгах счастье.
        Гарик подумал, что она кривит душой. Ведь сама вышла замуж, чтобы спастись от нищеты, чтобы выжить. Кстати, а куда делся ее десятилетний брат? Ответом стал радостный крик матери, донесшийся из кухни:
        - Оля, Гоша, Миша, идемте за стол!
        - Привет, Миша, - растерянно поздоровался Гарик, глядя на мальчишку, вышедшего из комнаты матери. Он был черноволосый, упитанный, совсем не похож на свою сестру, полупрозрачную блондинку. Тот заулыбался, явно стесняясь. Из кухни вышла мать.
        - Миша может пожить в моей комнате, со мной. Он согласен. Мы уже подружились, - заявила она.
        Оля вздрогнула и забормотала:
        - Ты же не будешь против, если Миша с нами поживет?
        - Оля… Я - безработный, нищий неудачник. Мне кажется, ты сделаешь ошибку, если останешься со мной. - Голос Гарика звенел от напряжения. Он с трудом вытолкнул из себя эти слова, сознательно отказываясь от девушки, о которой мечтал больше всего на свете.
        - Ты не думай, я его тебе на шею не вешаю, - поспешно возразила она. - Я на работу устроилась. Секретарем - делопроизводителем в офис одной фирмы. Зарплата небольшая, но с голоду не умрем.
        - Ты решила меня повесить себе на шею? - горько усмехнулся он.
        - Найдешь работу, и все будет нормально, - убеждала Оля.
        «Настойчивая!» - подумал Гарик. А вслух сказал, решив сменить тему и отложить трудный разговор на потом:
        - А чем это так вкусно пахнет?
        - Котлеты Оля пожарила, а я картофель отварила. - Улыбающаяся мать выглянула из кухни. - Так ловко у нее получилось! У меня вечно то прилипнут к сковородке, то развалятся.
        Гарик так давно нормально не ел! В столовой СИЗО хорошей едой не баловали, хотя и голодом не морили. Таких дразнящих запахов, какие витали в квартире, выплывая из кухни, там и в помине не было.
        Позже Гарик еще раз попытался сказать Оле, что будет лучше для нее, если они расстанутся. Она даже не воспринимала его слова всерьез и не спорила. Просто осталась с ним жить. Однако Гарик думал, что вряд ли их семейное счастье продлится долго. Нужда отправит ее на поиски нового, более состоятельного мужа. Но время шло, а Оля не уходила, стойко перенося тяготы безденежной жизни.
        Ее смешной зарплаты и крошечной пенсии матери едва хватало на еду. Бывало, вместо мяса ели консервы с килькой, смешивая с макаронами. Оля смеялась: «Вот настоящие макароны по - флотски! И кто их придумал делать с фаршем, если мясо в море не водится?» Она держалась молодцом. Еще шутила, тогда как Гарик все больше впадал в уныние. Прошло уже полгода, а работу он найти не мог. Сломался холодильник, и ремонтировать его было не на что. За ним - телевизор. Потом у Оли на работе украли сумку с зарплатой, полученной как раз в этот день. Мать влезла в долг, занимая у всех соседей. Однажды ей перестали занимать. Как - то Гарик услышал ее всхлипывания в ванной. В этот момент ему захотелось разрушить весь мир за ту несправедливость, которая в нем творилась. Почему кому - то в этом мире дается столько, что за десять жизней невозможно потратить, а кто - то лезет из кожи вон, чтобы просто с голоду не умереть?!
        Но наступил счастливый день, когда он наконец - то нашел долгожданную работу. И где? Там, где он проводил вечера в короткий «богатый» период своей жизни. Там, где встретил Олю. В бильярдном клубе. Позвонив по объявлению о поиске охранника, он удивился, приехав по адресу и оказавшись в знакомом месте. Шеф (так все звали директора, усатого мужчину ростом Гарику по плечо, но, по слухам, обладателя множества поясов в различных видах единоборств) принял его на работу сразу, как только ему сообщили, что Гарика в клубе знают все его завсегдатаи и персонал. «Тихий, спокойный, никогда не дебоширил», - сообщила шефу официантка Вера, стрельнув в Гарика глазами, оформленными в стиле «смоки - айз». «Наверное, помнит еще мой «БМВ», - подумал он. Шеф удовлетворился и не стал интересоваться туманным прошлым нового работника. И вот, наконец, появился заработок - жалкий до слез, но хоть какие - то деньги! Гарик даже ходил на работу пешком, чтобы сэкономить на транспорте. Это занимало около часа. Он шел вдоль дороги, часто вспоминая отнятый у него автомобиль и то время, когда денег в карманах было так много, что ему
лень было их пересчитывать. Теперь же он вынужден был идти пешком, жалея мелочь на автобус! Издевка судьбы, не иначе. Автомобиля лишился, а вместе с ним и крыльев за спиной, могучих и дающих свободу. Он снова нищий, опрокинутый на грязное дно жизни, вынужденный ползать там, не имея возможности подняться.
        Работенка оказалась веселая! Каждую ночь приходилось успокаивать подвыпившую публику, разнимать драчунов, выдворять не желающих угомониться. Процесс сопровождался сыпавшимися на Гарика ударами хаотично мятущихся кулаков и безумным воем раненых животных, в которых превращались кандидаты на выдворение из клуба. Однажды прогремел выстрел. Пуля ободрала кожу на ухе Гарика. Стрелявшего сдали в милицию, а Шеф выдал пострадавшему работнику премию. «И в неприятностях можно найти плюсы», - подумал Гарик, складывая деньги в карман.
        Однажды в клуб привезли диковинные штуки - высокие черные ящики с цветными экранами посередине, панелью кнопок и рычагом, как на коробке передач. «Однорукие бандиты», - так их называли. Публики в клубе стало заметно больше. На автоматы записывались в очередь. Желающих испытать судьбу было много. Проигрывали огромные суммы, но были и выигравшие. Сорвавшие куш издавали ликующий вопль на весь клуб, сопровождающийся искусственным, но от этого не менее сладкозвучным звоном монет из автомата. Если выигрыш оказывался солидным, счастливчики покупали всем пиво и еще долго гомонили, делясь радостью с остальными. Эти счастливчики были лучшей рекламой для попершего «в гору» бизнеса, и никто не думал о том, что выигрывают единицы, а проигрывают сотни. И даже выигравшие успели просадить перед этим немало денег, а уж после просадят еще больше. Никого сей факт не останавливал. В глазах маячил блеск золотых слитков на экранах «одноруких бандитов».
        Гарик с интересом наблюдал за игроками и заметил одну закономерность. Выигрыш наступал после того, как в автомате перед этим много проиграли. Бывало, сидит мужик, сливает «бабки» весь вечер, психанет, плюнет, бросит игру, а следом тот, кто сменит его, с первой же ставки выигрыш берет. И Гарик стал приглядывать «закормленные» автоматы. Когда игрок, продувший пятизначную сумму, уходил несолоно хлебавши, Гарик был тут как тут. И выигрывал! Иногда приходилось понервничать, когда автомат «съедал» ставку за ставкой и не хотел ничего возвращать - особенно, когда сумма проигрыша перерастала размер его месячной зарплаты, а иногда и двух. Он шел ва - банк и забирал потраченные деньги в пятикратном размере. Так было всегда. И теперь Гарик, вместо того чтобы следить за безопасностью клуба, наблюдал за игроками, вычисляя те автоматы, на которых проиграли больше всего и давно не было выигрыша. Его охватывал настоящий охотничий азарт. Он чувствовал себя охотником, залегшим в кустах в ожидании добычи. И дожидался. Деньги вновь приятно оттопыривали карманы, и он, счастливый, радостно нес их Оле. Не было в мире
ничего прекрасней ее глаз, наполненных теплом благодарности. Они расплатились с долгами, обновили Мишин гардероб, потому что мальчишка вырос из всех вещей, и даже купили старую «Жигули» с рыжими ободками на крыльях, ровесницу Гарика. Но все - таки это была машина! Больше Гарик пешком на работу не ходил. Выигрыш за выигрышем пополнял их бюджет, и в доме появилась новая бытовая техника: холодильник, стиральная машина - автомат, «микроволновка», стереосистема, большой телевизор. Всем купили сотовые телефоны, которые к тому времени были уже у многих. Нищета отступила на несколько шагов назад. Монстр притаился за спиной, выжидая. Гарик никогда о нем не забывал, зная, что тот следит за каждым его шагом холодными и жестокими стеклянными глазами.
        Выигрыши случались примерно два - три раза в месяц, а хотелось больше. И способ был, только воспользоваться он им не мог, лишь наблюдая, как это делает кое - кто другой. У администратора был ключ, который «обнулял» данные в автоматах, и он этим давно и успешно пользовался.
        Обычно к пяти утра клуб пустел. Уставшая публика разъезжалась по домам, и тогда двери запирались до десяти утра. Официантки наводили порядок, а администратор подсчитывал выручку и выдавал персоналу зарплату за сутки. Потом можно было и поспать, что все и делали, разбредаясь по углам и устраиваясь на стульях и креслах. Тогда администратор (в смене Гарика это был Олег) занимал, по обыкновению, крайнего к своему столу «однорукого бандита» и пускался во все тяжкие. Он просаживал гигантские суммы и либо выигрывал, либо просто «обнулял» автомат, если тот не желал ничего выдавать или выигрыш оказывался меньше проигранного. После каждой смены Олег уходил с приличной прибавкой к зарплате, ничем не рискуя. Шеф отчего - то ему безгранично доверял, а Гарик не собирался сообщать о происходящих махинациях, но мечтал, что когда - нибудь заветный ключик окажется в его руках. Так и случилось. Но самое странное было в том, что, когда это произошло и Гарик, окрыленный перспективами, мечтал о том, что денежный поток, идущий к нему в руки, многократно увеличится, тот вдруг неожиданно и бесповоротно иссяк.
        Случилось вот что. Администратор Олег засобирался в Америку. Друзья, уехавшие туда и неплохо устроившиеся, нашли ему работу в баре для русских. Шеф долго искал замену, но, видно, не слишком много было в его окружении людей, которым он мог доверять, а с улицы приглашать на такую должность было безумием. День отъезда Олега близился, а достойного человека все не было. И тогда Шеф предложил место администратора Гарику. Это было неслыханной удачей! Заветный ключ был вручен ему вместе с длинными инструкциями. В ту же смену Гарик решил использовать свой шанс.
        В ту ночь они остались в клубе вдвоем с официанткой Верой, потому что вторая официантка заболела, а охранник, принятый вместо Гарика, отпросился домой. Вера, видимо, тоже не хотела упускать свой шанс. Она давно делала Гарику многозначительные намеки, кружа все время поблизости с таинственной полуулыбкой на губах и пытаясь поймать его взгляд. Он не реагировал, но она не отступала. И в эту ночь решила пойти на приступ. После того как он запер входные двери, проводив последнего посетителя, Вера подошла и ткнулась в него объемной грудью, устремив ему в лицо красноречивый взгляд. От её тошнотворной улыбочки Гарика чуть не стошнило.
        - Не надо, Вера, - сказал он, аккуратно отстраняясь. - Я скоро женюсь.
        - А ты не спеши. Подумай, - не сдавалась она. - Жениться никогда не поздно, главное - жену выбрать хорошую.
        - Иди спать лучше. Вон, диван свободный, охранника сегодня нет. Пользуйся моментом.
        Но Вера хотела воспользоваться моментом иначе. Диван ее не интересовал. Она вновь прилипла к Гарику, обняв его белыми рыхлыми руками.
        - Я знаю, ты скромный очень, но давно на меня поглядываешь. - Она начала нервно хихикать, уже понимая, что надежда закрутить роман рухнула, но с упрямством носорога не желала отступать. Наверное, думала, что он не сможет устоять перед откровенным натиском и все у них случится. А потом уж никуда не денется. Гарик начал нервничать. Неужели ему предстоит всю ночь отбиваться от обезумевшей бабы и не удастся пустить в ход «золотой ключик», о котором он давно мечтал? Он зло оттолкнул ее. Она удивленно вскинула обрамленные темно - фиолетовыми тенями глаза, заблестевшие от слез. «Дура какая! - раздраженно подумал Гарик. - Неужели, и правда, решила, что я на нее запал?» С минуту Вера сверлила его взглядом, потом медленно повернулась и, ссутулившись, поплелась в дальний темный угол клуба, где, забравшись в кресло с ногами, затряслась в рыданиях. «Просто чокнутая!» - проворчал он и направился к черным ящикам, на экранах которых призывно сверкали столбики золотых монет.
        В тот вечер игроков было мало, играли по мелочи, и «однорукие бандиты» стояли «голодные». Гарик выгреб жетоны из ящика на столе, отперев его заветным ключом, и начал «кормить» одного. Тот проглотил не меньше его годового дохода, прежде чем отдал выигрыш. Гарик давно заметил, что выигрывать стало труднее. Похоже, шеф что - то изменил в программе, чтобы увеличить прибыль. Хотя игорный бизнес без того приносил хорошие деньги. Но, наверное, у всех аппетит приходит во время еды. Просидев за черным ящиком до утра, Гарик без зазрения совести «обнулил» автоматы и забрал из кассы приличный куш - едва ли не четверть суточного дохода. «В следующий раз надо быть скромнее», - подумал он. Хотя Олег скромностью не отличался и регулярно забирал не меньше.
        Следующего раза не было: оскорбленная официантка Вера донесла Шефу, что Гарик всю ночь сидел «на автомате». И хотя Шеф не мог проверить, выиграл ли он что - то, потому что данные были «обнулены», но вывод сделал и велел Гарику убираться из клуба к чертям. Денежный источник вновь иссяк. Тощее лицо нищеты вновь заглянуло в окна его дома.
        Говорить Оле о том, что потерял работу, было стыдно. Бедность - это вообще очень постыдная штука, подумал в тот миг Гарик. Во время разговора возникло такое чувство, будто он шел по улице голый, а вокруг все люди свистели и швыряли в него гнилые помидоры. Хотя она не винила его ни в чем, тем более что не знала о «золотом ключике» и обиженной Вере. Он просто сказал, что в клубе пьяные учинили погром, а Шеф уволил его за то, что проворонил вспышку и не выгнал буянов раньше. Оля вздохнула:
        - Мне никогда не нравилась эта твоя опасная работа. Все время боялась за тебя, особенно после того выстрела. Хотя Шеф простит, я его давно знаю. Если хочешь, поеду и поговорю.
        - Нет. Я ему нахамил из - за увольнения. Не вернусь к нему. Буду искать другую работу.
        Но найти хорошую работу оказалось непросто. Месяц Гарик обзванивал все предложения, но либо вакансия была уже занята, либо требования к соискателю были слишком для него высоки. А ведь он готов был пойти на любую зарплату, придерживаясь правила, что «мало» все же больше, чем «ничего». Наконец, нашел: на оптовой базе вагоны с пивом разгружать. Зарплата - как повезет. Много вагонов придет за месяц - заплатят прилично, мало - и получать нечего. Спину сорвал, руки - ноги тряслись после многочасового перемещения тяжелых ящиков, исхудал и обозлился на весь свет. Дома начались проблемы. Оля хотела замуж и ребенка. Нормальное женское желание. Да он был бы не против, только вот куда же пятого человека в маленькую «двушку»? Ее брат Миша делил комнату вместе с матерью, а они с Олей занимали другую. И мать начала ворчать. «Все вон ипотеку берут, а вы - то что тянете?». Она не понимала, что есть зарплата «белая» и «черная».
        Дело было не только в тесноте. Просто ей не нравилось, что Оля все переделывает по - своему. Захотела - шторы новые повесила, обои поменяла, уборку сделала не так, что - то передвинула. Не нравилось матери, что перестала в собственной квартире хозяйкой быть. И начинала Гарику, вернувшемуся с адской работы поздним вечером, на жизнь жаловаться да намекать, что, пора бы им с Олей и о собственном жилье подумать. А что тут думать? У Оли - копейки, у него - «то пусто, то густо». И справку о доходах официальную не возьмешь. Ни один банк кредит не даст!
        После тягостного разговора с матерью начиналась вторая серия с Ольгой в главной роли. Наступала ее очередь жаловаться. «Я с ней по - доброму, по - хорошему: Роза Петровна, кушать будете? Роза Петровна, добавочки?» Уборку сделала, окна вымыла, а она на меня фыркает и вечно всем недовольна!» «Она и так нас терпит столько лет», - обронил как - то Гарик невзначай. Что тут началось! Оля побледнела, глаза сощурила, ноздри раздулись, как у дракона, и как завизжит: «Так и скажи: «Молчи, неблагодарная бездомная тварь!» Так? Я тебе не навязывалась! Я уйти могу к тете, если что! Она материну квартиру заняла, уступит мне с братом комнату, никуда не денется! А ты с мамочкой своей живи и от таких стерв, как я, оберегай, а то вдруг у нее, не дай Бог, сердечный приступ случится!» Гарик смотрел в красное лицо Оли, ее вытаращенные безумные глаза и никак понять не мог, как же так случилось, что белокурый нежный ангел превратился вдруг в подобное чудовище? Подумав, понял: она не виновата. Это нищета сделала ее такой. Исказила черты, обтесала душу под свой безобразный шаблон. Деньги, проклятые деньги, точнее, их
отсутствие - вот причина всех бед! Как много готов был отдать Гарик за стабильный достаток в этот момент! Пожалуй, даже душу дьяволу продать.
        В банк Оля сходила, но услышала то, к чему готовилась: ипотеку им не давали. Решили копить на квартиру сами и обойтись без ипотеки. Накоплений у них не было. Все заработанные до этого деньги ушли на «затыкание дыр», то есть на покупку необходимых для жизни вещей. Теперь же, когда животворящий денежный источник вновь оскудел, Гарик решил подработать таксистом на стареньких «Жигулях» и по ночам да в выходные колесил по городу. На отдых времени совсем не осталось: база сменяла «баранку» и наоборот. Он чувствовал себя, как «зомби», как полумертвое тело, движимое инстинктом выживания. Зато денег стало больше. Откладывали каждую копейку. Квартира для Оли стала вожделенной мечтой. Купив свою жилплощадь, они, наконец, смогли бы завести ребенка. Она часто щелкала калькулятором и что - то писала на листочке. Это превратилось в ежевечерний ритуал. Выяснилось, это она подсчитывала, за сколько лет они смогут накопить на собственную квартиру той или иной стоимости при нынешних доходах. Высчитала, что самую скромную «двушку» - лет через семь. В общем - то реально, но она не учла одно серьезное «но»: работая в
таком темпе, Гарик через семь лет просто сдохнет. А может, даже раньше.
        Но он не сдавался, не сбавлял темп бега в «беличьем колесе», подсознательно надеясь на какое - то чудо. И однажды оно произошло.
        А началось все так.
        Это был весенний день - солнечный, упоительный, чудесный. Гарик неспешно катил по городу в тесном потоке, точно плыл в лодке по тихой реке, и даже не замечал, что улыбается во весь рот. По радио сказали что - то смешное, он расхохотался, потом умолк, а улыбка так и осталась, точно прилипла к лицу. Солнечные зайчики, выпрыгнувшие из зеркальных витрин нескончаемых «бутиков», тянущихся вдоль самой «модной» улицы города, озорничали в салоне автомобиля, перепрыгивая с места на место яркими вспышками. На тротуарах было многолюдно. Длинные волосы девушек знаменами развевались на ветру (главные приметы наступающей весны). Вот ведь, еще вчера была настоящая зима, и все шли торопливо, глядя под ноги, в шапках и шарфах вокруг шеи в три слоя. А сегодня все переменилось. Взгляды другие, любопытные, изучающие. Лица радостные, воодушевленные. И волосы - «флаги» всех цветов: светлые, рыжие, черные, а еще, у самых смелых модниц - зеленые, сиреневые и даже с пестрыми прядями, точно отпечаток радуги.
        Все произошло очень быстро. Улицы наполнились теплом и свежим ветром, улыбками и пульсацией жизни. Почему - то захотелось забраться на крышу - горячую, мокрую еще после только что сошедшего снега - и окинуть взором весь город, оживший, запестревший красками, похожий на распустившийся на талом снегу цветок. Или еще что - нибудь сделать эдакое… Пробежаться, например. Вдохнуть весну полной грудью, чтобы ее созидательная энергия потекла по венам, взбодрила, придала сил. Казалось, что наступает время великих свершений… Нужен лишь маленький толчок, какой - то случай.
        Прямо под колеса, размахивая руками, выскочил человек. В одной руке он держал кожаный портфель, старый и потертый, с виду старше своего владельца, и стукнул им об капот. От этого глухого удара Гарика словно током пронзило: он подумал, что сбил этого сумасшедшего. Взвизгнули шины, стачиваемые асфальтом, и машина замерла. Человек, к счастью, не скорчился от боли, а бодро ринулся к передней двери и, распахнув ее, рухнул рядом с Гариком, будто тот был его личным водителем. Гарик от изумления даже сказать ничего не мог, а незваный пассажир затараторил:
        - Ради Бога, простите мою дерзость, но я страшно опаздываю! Отвезите меня к ОмГУ, умоляю! Я заплачу вам, как положено. Вы знаете, где ОмГУ находится?
        - Конечно. Только зачем было кидаться под колеса? Вам повезло, что «пробка» на дороге, а не то сейчас бы ехали в травматологию, - проворчал Гарик, плавно трогаясь с места.
        - Я очень, очень спешу. Я все перепутал. Знаете, после шестидесяти так стала подводить память, просто беда! У меня через двадцать минут начинается доклад о результатах экспедиции. Меня ждут ученые, историки, географы. Даже три геофизика из Москвы прилетели. Да что Москва, собирались присутствовать уфологи из Америки! И поверьте, мне есть что им показать и рассказать. И если мне удастся заинтересовать москвичей или, еще лучше, американцев, мы сможем провести новое исследование феномена Пяти Озер. У нас - то денег нет. Мы, ученые, народ нищий, а вот москвичи… С ними будет один очень богатый коммерсант, занимается спонсорством интересных исследований. Американцы тоже не бедные. Если соберутся участвовать, то и денег добавят. Из - за нехватки средств так сложно работать!
        «Из - за нехватки средств сложно жить», - подумал Гарик и спросил:
        - Так вы ученый?
        - Да, доктор технических наук и кандидат геолого - минералогических наук. Альберт Карлович Гольдштейн, приятно познакомиться.
        - А я Георгий, - представился Гарик просто, без отчества и фамилии. Пожал протянутую ему костлявую сухую ладошку и спросил: - А что за феномен Пяти Озер? Мне кажется, я где - то слышал такое название. А! Водка такая есть, Пять Озер! - И вдруг рассмеялся, смутившись перед ученым человеком. Вот же глупость сморозил - ну какая водка?! Но тот и виду не подал, что сравнение неуместное, наоборот, словно обрадовался вопросу, поднял лицо с фанатично вспыхнувшим взором, выставив вперед острую седую бородку, и затараторил:
        - Вы даже представить себе не можете, насколько это загадочное природное явление! Настоящее чудо! У этих озер таинственное происхождение. Ученое сообщество склоняется к метеоритной природе возникновения водоемов. То есть космической. Понимаете, что это может означать?
        - Ну, метеориты упали, получились воронки. Наподобие тунгусского.
        - Верно, но воронки оказались так глубоки, что вскрыли русло подземной реки, и вода заполнила их, превратив в озера.
        - Звучит вполне правдоподобно. - Гарик пожал плечом, не находя в восторженном рассказе ученого ничего особенного.
        - Да. Но все не так просто. В местах расположения озер происходит много странных необъяснимых явлений. Слухи перемешались с фактами, и не разберешь, где правда, а где вымысел. Говорят много разного. Все пересказать я вам не смогу. Но вы можете почитать в Интернете. Чего только не напишут - и про НЛО, и про подводный тоннель в потусторонний мир, и даже есть версия, что на дне одного из озер стоит каменная статуя индуистского бога Ханумана, в ногах которого кристалл, якобы исполняющий желания. Я всю жизнь посвятил исследованию феномена. Пятое озеро искал. До сих пор так и не нашел, но свято верю в его существование.
        - Пятое озеро? - переспросил Гарик, чувствуя, как в нем разгорается любопытство. - А почему его так трудно найти? Теперь ведь есть карты, составленные по данным аэрофотосъемки, есть спутники, ГЛОНАСС.
        - В том - то и дело, что это озеро обнаруживается все время в разных местах! Поэтому на карту нанесено пунктиром. Появляется, исчезает и вдруг вновь обнаруживается в другом месте. Оно словно перемещается в районе остальных четырех озер. Самое интересное: его никто еще вблизи не увидел - по крайней мере, официальных заявлений не было. Только слухи ходят об очевидцах, но сами понимаете, как их проверить? В народе - то много всякого болтают. Где правда, где ложь, поди разбери.
        - Прям чудеса какие - то! - удивился Гарик и покосился на пассажира. «Странноватый тип», - подумал он. Ему показалось, что в глазах старика, прикрытых толстыми стеклами круглых очков, сверкают безумные искорки. У широко распахнутого ворота засаленного пальто не хватает пуговицы, рукав испачкан чем - то белым, похоже, известкой, ткань брюк в кошачьей шерсти. Напрашивался вывод, что дедуля не в себе. Нет, сомнений в его учености у Гарика не возникло, но показалось, что психиатр узнал бы в нем своего пациента и нашел бы над чем поработать. Старик выглядел до того увлеченным своими исследованиями, что, наверное, забывал смотреть в зеркало, перестав придавать значение своему внешнему виду.
        Заметив на себе критически оценивающий взгляд, ученый слегка нахмурился и обиженно буркнул:
        - Понимаю, в такое трудно поверить. Ведь это чудо, а говорят, чудес не бывает.
        - Ну что вы, наоборот, мне очень интересно. - Гарик попытался успокоить чудака. Ему даже стало его немного жаль. Вот ведь, носится всю жизнь, озеро несуществующее ищет, и жены у него, наверное, нет - вон потрепанный какой. Пуговицу пришить некому. Правильно, кто же будет ждать годами, пока он топчет леса да болота сибирские? Судя по шерсти на брюках, разве что кошка, которую можно и соседям на время отдать. Ни семьи, ни денег, и время на исходе. Однако выражение лица пассажира никак нельзя было назвать тоскливым. В глазах горела жажда приключений. Гарик подумал о своей жизни. И почему он так несчастлив? Живет день за днем по инерции, без радости, без задора. Раньше думал, это оттого, что денег нет. И вот встретил человека, похоже, еще более бедного, чем он сам, а тот, гляди, радостный какой - то. Ну, точно чокнутый, не иначе!
        Тем временем они подъехали к университету. Бормоча слова благодарности, пассажир распахнул дверцу еще на ходу, и Гарику пришлось резко надавить на педаль тормоза, чтобы странный торопыга не убился. Но ученый все же стукнулся лбом об переднюю стойку, чего, похоже, даже не заметил. Лишь подхватил видавший виды портфель и был таков. Помчался вдоль тротуара, не оглядываясь, с развевающимися за спиной полами расстегнувшегося пальто, словно постаревший супермен. Полетел навстречу научным открытиям. Гарик усмехнулся ему вслед и начал разворачиваться, когда вдруг дверца машины вновь распахнулась, и в него заглянула девушка, наполнив салон райским ароматом.
        - Подвезете до кинотеатра «Вавилон»? - спросила она звонким весёлым голосом, словно собиралась не в кино пойти, а отправиться в кругосветный круиз по морям и океанам. Румяная, кареглазая, с длинными темными волосами - с такой и плату неудобно взять. Тут Гарик вспомнил, что безумный дед ему так и не заплатил, и выругался. Девушка испуганно отшатнулась, но он остановил ее и извинился.
        - Садитесь, довезу. Просто одну неприятность вспомнил.
        Она легко впорхнула внутрь, а на заднее сиденье села еще одна, такая же красотка. Они болтали всю дорогу какую - то ерунду и хихикали, как дурочки. «Не часто красота и ум оказываются в одном флаконе. Вот и у этих только один компонент», - подумал о них Гарик, высаживая у кинотеатра. Девчонки рассчитались с ним за проезд и упорхнули в свою веселую праздничную жизнь. Он долго смотрел им вслед, завидуя их беспечности и жизнелюбию. «Чем люди глупее, тем они счастливее», - подумал он и передвинул рычаг коробки передач, включив заднюю скорость. Вдруг заметил на полу под передним пассажирским сиденьем что - то маленькое и блестящее. «Девчонки украшения растеряли», - мелькнула мысль. Поднял. Это оказалась обычная флэшка в сверкающем хромом корпусе. Взглянул вдаль, но его пассажирок и след простыл. Ну, не идти же за ними в киноцентр? Там наверняка народу полно, где их найдешь? Он развернул автомобиль и покатил по дороге, направляясь домой. Пора было пообедать. Флэшку сунул в карман, подумав, что там, скорее всего, музыка или фотки какие - нибудь: вряд ли эти глупые девчонки могли потерять что - то
серьезное.
        4. Призрак надежды
        Ощущение чуда, которое должно вскоре произойти, охватило Гарика в тот момент, когда он вставил найденную в машине флэшку в компьютер. Наверное, похожий трепет испытывает кладоискатель, копающий яму в заветном месте в надежде, что вот - вот его лопата стукнет о крышку заветного сундука. Или мореплаватель, сбившийся с курса и заметивший на горизонте очертания берегов неизвестной земли, гадающий, что же найдет он на таинственном острове. Всего лишь чужая флэшка, откуда такое волнение? Предчувствие великих свершений. Что - то сверхъестественное. Сердце подпрыгнуло, когда открылось содержимое: несколько папок с названиями. Девятая экспедиция в район Пяти Озер. Видео с очевидцами. Карты расположения озер на местности. Доклад. «Вот черт! - выругался про себя Гарик. - Да это же не девчонки потеряли, а ученый - чудик!». Говорят, вещи могут сохранять на себе энергетику своих владельцев. Так вот откуда азарт первооткрывателя! Похоже, передался от прикосновения к вещи деда, охваченного подобным чувством. Ну, и с чего начать? Пожалуй, с доклада. Открыл папку, в которой оказался текстовый файл. Гарик начал
читать.
        «Здравствуйте, уважаемые слушатели! Сегодня в своем докладе я хочу раскрыть новые сведения, касающиеся всем вам известного феномена Пяти озер, добытые мной в процессе последней исследовательской экспедиции, проведенной в июле прошлого года. Всю зиму я анализировал их, сопоставляя факты и гипотезы, и вот к каким выводам пришел. Но начну по порядку.
        Впервые озера привлекли мое внимание еще в 1993 году, когда в различных СМИ появились сообщения о том, что в ничем не примечательную деревеньку Окунево приехала некая женщина, назвавшая себя ученицей индийского гуру Шри Бабаджи, уроженка Латвии Расма Розитис. Она заявила, что многие годы потратила на поиск места, из которого, по убеждению ее учителя, великий Рама привел свой народ в Индию. Она убеждена, что окрестности деревни - это и есть то самое место, где тринадцать тысяч лет назад процветала праиндуистская цивилизация. Расма рассказала журналистам, что сюда привело ее знание, полученное из космоса, а подтверждением послужил ряд увиденных ею знамений после нескольких проведенных в молитвах и посте дней. Это были, по ее словам, плавающие в ночи пятна света, из которых к ней вышли светящиеся существа, и звуки необычной музыки исходили от них. Также Расма поведала о том, что в этих местах в те древние времена стоял величественный Храм Бога - обезьяны Ханумана и хранился Кристалл, содержащий в себе концентрированное космическое знание. Ученица Бабаджи решила поселиться в Окуневе и посвятить жизнь
поиску Храма и Кристалла. Вслед за Расмой в те края прибыли десятки индуистов - бабаджистов и образовали целую общину. За ними последовали язычники - ведоруссы и тоже осели по соседству. Ведоруссы опровергают версию бабаджистов о праиндуистской цивилизации, утверждая, что она была праславянской, состоящей из высокорослых и голубоглазых предков славян - ариев. Однако, несмотря на разницу в убеждениях, обе общины сходятся в одном: древнюю цивилизацию уничтожил упавший с неба огромный метеорит, разбившийся на пять крупных фрагментов, в местах падения которых образовались известные всем озера.
        Сделанные Расмой заявления вызвали ажиотаж в научном мире. Многие захотели проверить информацию, на первый взгляд, совершенно неправдоподобную. Это дало начало целой серии странных открытий, последовавших одно за другим. В том же 1993 году туда отправилась геофизическая научная экспедиция из Москвы во главе с Александром Сергеевичем Зайцевым, который заявил впоследствии о целебном свойстве воды в исследуемых им озерах и уверен, что благодаря им излечился от туберкулеза. Зайцев сообщил о зафиксированном приборами сильном электромагнитном излучении в окрестностях озер, отметив, что наибольшую интенсивность оно имеет в Тарском увале. Электрическая частота достигала 127 Гц. Такое сильное поле не может не влиять на человека, его нельзя не заметить физически. Все участники экспедиции отмечали прилив бодрости и жизненных сил, обострение умственных способностей. Кто - то сделал сравнение с измерениями частоты во время обрядов индийских йогов, когда те впадали в экстаз. Показатели приборов были так же высоки.
        После Зайцева в район озер хлынули потоки научных экспедиций разного рода, среди которых была и моя. Во время исследования эхолокатором дна озера Данилово в левой части его была зафиксирована глубина 67 метров, тогда как в других местах она была примерно 16 - 18 метров. Мы пробурили шурфы, провели исследование берегов озера Данилово и выяснили, что дно является воронкой метеорита, по нашим расчетам, имевшего более 30 метров в диаметре и весившего около 30 тонн. Также на дне нами были обнаружены два камня. Первый, поменьше, имел диаметр в один метр и весил полтонны. Другой, гораздо больше, четырехметрового диаметра, весил 10 тонн. Предполагаем, что камни имеют внеземное происхождение. Это также косвенно подтверждается одним фактом. Местный житель нашел однажды близ озера обломок силицита - находка, характерная для мест падения метеоритов. Впоследствии еще несколько экспедиций после нас провели исследования и сделали подобные выводы. Это было невероятно, но оказалось лишь началом череды удивительных открытий.
        Однажды московские ученые - геофизики замерили на разных участках местности уровень электромагнитного излучения. Сравнивая их, выявили аномалии двух видов. Одни участки имели повышенное излучение, их местные жители называли «светилищами» и были уверены, что там можно подпитываться энергией. Другие зоны - с пониженным излучением - люди прозвали «темнилищами», уверяя, что чувствуют, как там из них «высасываются» силы. Ученые и сами заметили, что впадали в тех местах в угнетенное состояние.
        Позднее я узнал, что о феномене Пяти озер вышла в свет книга. Она называется «Окуневский ковчег». Ее написал известный вам исследователь Омской области Михаил Речкин. Я был потрясен невероятным содержанием, наполненным рассказами местных жителей. Писатель лично проделал огромную работу, уделяя внимание каждому, даже самому, на первый взгляд, бредовому описанию очевидцев, сравнивал их между собой, обращался к помощи ясновидящих, добавил собственные наблюдения и все это собрал воедино, преподнеся читателям в ракурсе своего субъективного взгляда. Я не стану пересказывать ее, вы можете сами прочесть, если пожелаете. Но хочу отметить некоторые моменты, привлекшие мое внимание.
        В марте 1996 года писатель обращался за помощью к ясновидящей Ольге Гурбанович, проживающей в Нижневартовске, вдали от исследуемых мест, которая ничего не знала о заявлениях Расмы, описанных мной в начале моего доклада; тем не менее, она почти полностью повторила заявления той, описав, что видит близ Окунево существовавший в древности Храм с семью куполами и некий Талисман - с виду восьмигранный кристалл высотой 1,2 метра, имеющий космическое происхождение. Кристалл, по ее словам, является «кладовой» информации, в нем сосредоточено высшее знание. В июле 2000 года эта ясновидящая указала место на крутом берегу реки Тары, заявив, что «видит» под землей развалины каменного строения. При этом она не знала, что задолго до этого, еще в 1963 году, окуневские дети нашли в этом месте, именуемом жителями Школьной горой, две зеркально отполированные каменные плиты, факт, подтвержденный археологами, обнаружившими в окрестностях большой по площади некрополь. На основании их исследований были сделаны выводы, что найденные под землей сооружения не принадлежат ни одной из местных культур, и, основываясь на
полученных данных, предположили существование в Западной Сибири высокоразвитой цивилизации, возраст которой более 300 тысяч лет.
        Также в своей книге Речкин приводит многочисленные рассказы очевидцев, наблюдавших сверхъестественные явления. Люди в разное время видели столбы света на берегу реки Тары, свечения над озерами, после которых на воду опускался странный плотный туман, и те, кто в то время пытались приблизиться к озеру, испытывали ощущение удушья и желание бежать прочь. Некоторые туристы, пытавшиеся переплыть озеро Линево, отмечали, что в момент пересечения центра водоема их начинало трясти, а вода в том месте бурлила и состояла сплошь из мелких водяных пузырьков, как бывает в процессе кипения. При этом пловцы ощущали сильный прилив бодрости.
        Огромное количество загадочных явлений, описанных Речкиным в своей книге, пробудило во мне желание вновь отправиться с экспедицией в эти места. Я понял, что прежде искал не там и не то. В этот раз я приготовился тщательно изучить феномен каждого из озер.
        Их, как вы знаете, пять. Я просто повторю для тех, кто вдруг столкнулся с этой информацией впервые. В Википедии Пять озер описываются как группа озер на границе Муромцевского района Омской области и Кыштовского района Новосибирской области. Перечислены их названия: Линево, Щучье, Данилово, Шайтан - озеро (второе его название - Урманное) и Потаенное. В народе его еще называют Исчезающим и Кривым. На картах его нет, но убежденность в его существовании в народе широко распространена. Интернет сейчас наполнен статьями об озерах, источники которых неизвестны, потому достоверность выяснить невозможно. Но вот что пишут о них. Итак, начну с Линево. От Муромцево направо 20 км. Самая чистая и прозрачная вода из всех озер, несмотря на постоянный наплыв туристов, оставляющих после себя горы мусора. Там даже кувшинки плавают, что является верным признаком чистоты воды. Красивое место, окруженное сосновым бором, потому всегда многолюдное. Считается, что лечит болезни пищеварительного тракта. Далее - Щучье. Находится рядом с Линево, известно своим благотворным воздействием на сердечнососудистую систему. Данилово
- самое крупное, расположено в 15 км от Линево, также считается лечебным, полезно для имеющих нервные расстройства, а также считается, что вода имеет превосходные ранозаживляющие свойства. Но самые таинственные из пяти озер - это Шайтан и Потаенное. Говорят, что в первом вода мертвая, а во втором - живая. Так вот, озеро Шайтан расположено слева от Муромцево, близ деревни Окунево, примерно в 7км. Пишут, что оно производит впечатление пугающего, опасного, мертвого. Вокруг него - зыбкое болото, пешего прохода к нему нет. Окружено озеро мертвым высохшим лесом, поистине неприятное зрелище. По данным исследований известно, что дно этого озера двойное. Первое дно близко. Оно мягкое, илистое, состоящее из отгнивших водорослей и глины, но под ним - толща воды. А второе дно находится так глубоко, что приборы не могут его достать. Так вот, есть мнение, что именно на втором дне этого озера стоит древняя статуя бога - обезьяны Ханумана, и в ногах его размещен тот самый космический Кристалл, который все так упорно ищут. На берегу реки Тары есть индуистский ашрам, от которого к озеру тянется настил из деревянных
бревен. Только в этом месте и можно подобраться к нему, но бабаджисты рьяно стерегут тропинку и не допускают случайных людей, считая, что недобрые личности способны осквернить их святыню, покоящуюся на дне. Кое - кому из туристов, заслуживших доверие, было позволено пройти к воде, но это единичные случаи. Считается, что если нырнуть на дно и прикоснуться к Кристаллу, можно получить знание, позволяющее достичь любых целей, о каких только может мечтать человек».
        На этом месте Гарик остановился и прочел последнее предложение еще несколько раз. Словосочетание «достичь любых целей» заставило сердце забиться быстрее. Неужели и он, таким образом, может исполнить свою мечту? Однако есть ли способ достичь второго дна, если даже приборами его достать не могут? Хотя там ведь написано, что есть первое дно, илистое. Так, возможно, эти приборы просто застревают в нем? Однако же, какой интересный у дедули оказался доклад! Хотя и попахивает местами бредятиной. И все же Гарик готов был сделать что угодно, использовать любой, даже самый ничтожный шанс, чтобы получить то, о чем грезил с самого детства. Финансовое благополучие. Богатство. Достаток. Сколько раз он засматривался на проезжавшие мимо него по улицам города «Лексусы», «Порши», «Мерсы», а при виде «БМВ» душа начинала скулить, как побитая собачонка. С какой тоской он смотрел на красивые свежевыстроенные дома с панорамными балконами и лоджиями, с просторными светлыми квартирами втрое, вчетверо больше их «двушки», которые ему никогда не купить! Ведь в них заселялись счастливые люди, в число которых его семья вряд ли
когда - нибудь попадет! А дети… Он смотрел на чужих малышей и понимал, что время неумолимо уходит, а они с Олей так и не могут позволить себе своего ребенка из - за нехватки жилплощади. И мама. Она начала поговаривать о том, что раз купить они квартиру не могут, пусть идут жить в съемную. А это означало, что тогда они свое жилье точно никогда не приобретут - просто не получится накопить на него из - за того, что придется платить немалую арендную плату. Так что, даже если все описанное в докладе - полная чушь, бред выжившего из ума ученого, одержимого навязчивой идеей открыть нечто сверхъестественное, Гарик все равно готов был попытаться! Поразмыслив над прочитанным, он вновь уставился в текст.
        «И, наконец, самое таинственное озеро - Потаенное. Говорят, если кому повезет найти его и окунуться в его воду, тот излечится от всех хворей, даже от самых страшных. Но найти его до сих пор еще никому не удалось. А если кто и заявлял, что знает место, в итоге не мог его показать или показывал, утверждая, что видел водоем именно здесь, но озеро исчезло. Потому и прозвали его в народе Исчезающим».
        Дальше читать было уже не интересно, особенно о Потаенном озере. Хворями Гарик не страдал. А вот озеро Шайтан могло дать ему то, что нужно. Знание, позволяющее достичь любых целей, о каких только может мечтать человек. Гарик быстро пробежал глазами описание последней экспедиции, где ученый Гольдштейн ничего больше не измерял и не изучал, а привез в Окунево толпу ясновидящих и экстрасенсов, которые установили, что древнюю цивилизацию, покоящуюся в окрестностях озер, основали инопланетяне, даже привел название планеты и созвездия. И теперь он собирался просить помощи спонсоров для поиска космического Кристалла, который мог спасти человечество, находящееся на последней стадии саморазрушения. Вся эта муть подтвердила подозрение о том, что ученый не в себе. И с таким докладом он собирался выступить в университете перед американцами? Какая - то безумная смесь научных фактов и буйства фантазии ясновидцев. Но вот людской молве Гарик верил. Не зря ведь говорят: «Дыма без огня не бывает». Что - то в этом есть, какая - то доля правды. По крайней мере, проверить это на себе было вполне реально. Всего лишь 200
км или чуть больше, и он мог нырнуть на дно Шайтан - озера и узнать, есть ли там в самом деле этот Кристалл, наделяющий сверхспособностями. Если камень находится у ног огромной статуи, его нетрудно будет отыскать. Размеры озера невелики. Поныряет денек - другой и обшарит все дно. Интересно, правда ли, что оно двойное? И ведь глубина не указана.
        Гарик набрал поисковый запрос о фридайвинге. Рекорд погружения без акваланга - более 200 метров! Во всех четырех озерах глубина 16 - 18 метров, не считая впадины 67 метров на Данилово. У озера Шайтан трехметровая глубина первого дна. Сколько еще под слоем ила, неизвестно. Конечно же, это большой риск, но Гарик готов был рискнуть. На запрос о рекорде задержки дыхания под водой Интернет выдал информацию: восемь минут. Захотелось тут же выяснить: а сколько может продержаться он сам? Включил секундомер на телефоне и перестал дышать. Вышло так мало - всего одна минута и десять секунд! Да, за это время и до дна доплыть не успеешь, а еще обратно вынырнуть надо. Акваланг бы раздобыть, вот было бы дело! Предложений Интернет выдал несметное количество, цены «кусались». Гарик нашел недорогой портативный кислородный баллон, позволявший, если верить продавцу, оставаться под водой десять минут, а затем опустевший баллон можно было наполнить вновь прилагающимся к нему насосом. Вес и размеры чудо - приспособления были невелики, все снаряжение можно было носить с собой в рюкзаке, не рискуя надорваться. Это было
то, что надо. Наверняка придется прилично побродить по лесам. Гарик позвонил по указанному номеру и договорился о покупке. Забыв о том, что хотел пообедать, помчался по нужному адресу, мечтая скорее получить нужную вещь. Мать едва успела крикнуть вслед: «Гоша! Я тебе котлетки с гречкой подогрела!» «Некогда, мам!» - ответил он уже из - за захлопнувшейся двери. Оля была еще на работе, Миша - в школе. Было бы хорошо, если бы кислородный баллон никто не увидел. Гарик пока не решил, будет ли посвящать в планы свою подругу. В последнее время она была очень нервная. Если узнает цену, скандала не избежать. Постоянная нехватка денег обезобразила сказочную фею, превратив в сварливую недовольную ведьму. Ладно, не в ведьму, ведьма - это чересчур. В фурию. Фею - фурию, но до ведьмы, наверное, недолго осталось. Оля и с матерью перестала церемониться, начала дерзить. Мать тоже за словом в карман не лезла, могла запросто и матом ответить. Ругань женщин все чаще оглашала дом, отчего жить в нем стало совсем невозможно.
        На другой день Гарик испытал купленное снаряжение в ванной, дождавшись, когда Оля снова уйдет на работу, а ее младший брат - в школу. Работало все отлично. Он сложил мокрый баллон, маску и трубки в таз и спрятал под ванной, решив, что когда тот высохнет, упакует его. Теперь нужно было разработать маршрут поездки и изучить карту местности. Узнав из отзывов в Интернете о том, что от Муромцево до Окунево дороги почти нет, приуныл. Ехать ведь придется на старых «Жигулях», не отличающихся высокой проходимостью. Во время весеннего бездорожья это было нереально. Придется дождаться мая, чтобы грунт просох. Жаль, ему уже сейчас хотелось мчаться туда. С другой стороны, у Оли как раз в мае будет отпуск, и можно поехать в Окунево вместе, под предлогом отдыха. Развлечься, посмотреть на экзотических бабаджистов, пообщаться с язычниками - ведоруссами, насладиться красотой природы в сибирской глубинке. Все равно море они не могут себе позволить. Остановятся, снимут в Окунево домик, а не найдется свободного (надо учесть наплыв туристов весной), тогда просто разобьют палатку на берегу кристально чистого Линево и
будут день и ночь любоваться плавающими в воде кувшинками. Потом Гарик расскажет ей о Кристалле на дне Шайтан - озера, она посмеется, конечно, но, разомлевшая на отдыхе, вдали от будничных забот и городской суеты, ругать его не будет. Может, ей даже станет интересно. Точно, приурочить поездку к Олиному отпуску - отличная идея. К тому же два оставшихся месяца Гарик может использовать для тренировки погружений с аквалангом. И он стал искать в Интернете курсы дайвинга, которые в последнее время пользовались спросом из - за осваивания туристами экзотических стран. Толпы россиян хлынули в Турцию, Египет, Таиланд, Вьетнам, еще несколько лет назад такие недоступные. Сочи и Анапа, на пляжах которых в сезон в буквальном смысле яблоку негде было упасть, резко опустели. С падением «железного занавеса» люди налетели на «заграницу», как голодные чайки на рыбу, случайно выброшенную на берег в шторм. Для многих мир стал ближе. Лишь для них с Олей чужие моря и пляжи остались такими же недосягаемыми. Они копили на квартиру и откладывали каждую копейку, стараясь сэкономить на всем. Гарику пришлось снять с
неприкосновенного счета приличную сумму для покупки акваланга. Оле еще предстоит об этом узнать. Вряд ли ему удастся избежать ее истерики. Она мечтала о собственном жилье так страстно, что любые лишние, на ее взгляд, даже самые копеечные траты приводили ее в бешенство - особенно, когда Гарик покупал лотерейные билеты и талисманы «для удачи». Ну да, покупал, а что такого? Что еще остается - то, если других вариантов разбогатеть на горизонте не просматривается? А так хоть какой - то ничтожный, но шанс.
        И сейчас Гарик надеялся на шанс еще более ничтожный, чем возможность выигрыша в лотерею. Десятки тысяч людей тщетно пытались найти Кристалл последние десять лет, после того как Расма Розитис привлекла всеобщее внимание к этому месту. А он решил приехать, нырнуть на дно и сразу увидеть заветный камень! Но Гарик успокаивал себя тем, что ведь к Шайтан - озеру не подобраться, а бабаджисты по своей тропинке не всякого пускают, да и наверняка подавляющее большинство искателей не очень - то старались, в душе не веря в его существование. Так что нечего удивляться, что его до сих пор не нашли. С другой стороны, если кому - то удалось прикоснуться к источнику космического знания, зачем ему всем об этом рассказывать? Приедут, вытащат находку и увезут исследовать. Спрячут Кристалл от посторонних, а прикасаться к нему смогут лишь избранные. Нет, если бы Гарик нашел это чудо, никому бы не сказал. Пусть лежит себе в тишине, скрытый толщей воды. Вдруг не раз еще пригодится. Хотя, если заветное желание исполнится и у Гарика появится бессчетное количество денег, он сможет купить себе все, что пожелает. В тот момент
Гарик не думал, что однажды он будет остро нуждаться в том, чего ни за какие деньги купить нельзя.
        Однажды Гарик вспомнил, что «флэшку» надо вернуть ученому. Все, что было на ней, он скопировал в компьютер и поехал в ОмГУ, надеясь, что там знают, кто такой геофизик Гольдштейн. Он долго бродил по длинным шумным коридорам, заполненным снующими студентами, и вскоре увидел на одной из дверей табличку, гласившую, что это кафедра факультета физики. Немолодая дама в очках, с седой шевелюрой мелких кудряшек, услышав фамилию ученого, поинтересовалась:
        - А по какому делу он вам нужен?
        Гарик рассказал о потерянной «флэшке». Она покачала головой:
        - К сожалению, вряд ли она ему еще понадобится.
        - Что?! - Сердце екнуло от мысли, что старик помер.
        - Нет, он жив и хорошо себя чувствует, - поспешно сообщила дама, догадавшись, о чем подумал посетитель. - Просто… Даже не знаю… Наверное, я не должна вам это говорить. Но, видно, вы хороший человек, раз приехали специально, чтобы вернуть чужую вещь. Он сейчас на лечении в психиатрической клинике.
        - Да? Когда я подвозил его, он говорил, что собирается выступить с научным докладом у вас.
        - Тогда - то у него и случился нервный срыв, - она вздохнула. - Все ученое общество подняло его на смех. Бедный Альберт Карлович, на него было больно смотреть! Он выглядел таким несчастным! Но ведь он и в самом деле целый час нес несусветную чушь. Так бывает с людьми, особенно с такими самоотверженными энтузиастами, как он.
        - Все - таки передайте ему, если он вдруг поправится. - Гарик положил «флэшку» на край стола и, попрощавшись, удалился. Неприятная новость отчего - то расстроила его, хотя странный дед был ему едва знаком.
        5.Такое разное Окунево
        Наступил долгожданный май. В городе стало душно и неуютно от обилия солнца, нагревавшего за день каменные стены домов и асфальт улиц не меньше, чем в летнюю жару. Почки на деревьях лопнули, выпустив рвущуюся на волю листву, зашумели раскидистые кроны в скверах и парках, радуя глаз. Но этого было недостаточно. Хотелось вырваться из каменного плена на простор бескрайних лугов. Легкие жаждали глотка свежего ветра, обонянию не хватало запаха свободы, спина истосковалась по крыльям. Так всегда бывает со многими горожанами в конце весны, в преддверии лета, когда кровь в жилах ускоряет бег, в точности, как сок в стволах деревьев. И вот мчатся они из бетонных колодцев прочь, туда, где благоухают первые весенние цветы, где звонкими трелями заливаются птицы, где лед уже сошел с реки и она величаво катит свои воды в манящую даль. Оттого по выходным город просто пустеет, брошенный, как надоевшая игрушка.
        Когда Гарик предложил Оле провести отпуск в Муромцевском районе на озерах, она даже обрадовалась. Миша, ее пятнадцатилетний брат, повзрослевший, дерзкий и угрюмый, отказался составить им компанию, не заинтересовавшись поездкой в дикие края. Красоты сибирских просторов его не радовали, там он замечал лишь комаров, муравьев и «всяких краказябр», которых терпеть не мог. И всегда, когда они брали его с собой на прогулку по лесу, он ходил, устремив взгляд себе под ноги, заправив брюки в сапоги и натянув капюшон на лицо аж до самого подбородка. Вид у него был при этом крайне недовольный. Пожалуй, он всегда был чем - то недоволен. С Гариком почти не общался, односложно отвечал на вопросы. Гарик и не приставал к нему с разговорами: не хочет, и не надо. Удивительно, но с матерью Гарика Миша нашел общий язык. Называл ее бабушкой, и когда смотрел на нее, угрюмость исчезала с его лица, взгляд теплел, а добрая улыбка чудесным образом превращала парня в красавца. Они беззлобно подшучивали друг над другом, как закадычные друзья. За это Гарик многое готов был простить ему, даже то, что однажды на просьбу Гарика
не хамить сестре тот буркнул: «Ты мне кто - отец, что ли, родной?» В самом деле, какой он ему отец? Всего - то на девять лет старше.
        Ко дню отъезда карта местности, по которой предстояло совершить путешествие, отпечаталась в памяти Гарика, как фотоснимок. Складывая вещи, он тщательно спрятал акваланг на дне рюкзака. Оле ни в коем случае нельзя видеть его раньше времени: поездка сорваться может. Она выглядела такой счастливой, шутила и смеялась, собираясь в дорогу, - совсем как в те дни, когда они только узнали друг друга, когда жизнь была легкой и беззаботной и он мог позволить шутя осыпать ее деньгами, которым не знал счета. Поможет ли эта поездка вернуть им счастье и любовь? Исполнит ли древний камень, таящийся на дне озера Шайтан, его желание? Не сказки ли все это?
        Улицы города стояли в «пробке», но это не портило настроения. Ведь спешить было некуда. Впереди ждала целая неделя сказочного отдыха среди только проснувшейся природы, когда зелень еще свежа, трава не истоптана, а воздух, не тронутый зноем, бодрит приятной прохладой. Тягучий поток машин полз со скоростью черепахи и в очередной раз замер. Они оказались вблизи Свято - Никольского собора - самой старой церкви города. Крутобокие отполированные золотые купола ярче костров горели в солнечных лучах и отсвечивали прямо в глаза. Пришлось опустить «козырек».
        - А знаешь, у меня есть стихи про наш город и эту церковь, - вдруг заявила Оля.
        - Серьезно? Ты никогда не хвасталась, что пишешь стихи. - Гарик улыбнулся. - Ну, так читай.
        - Ладно. - Она помедлила, собираясь с мыслями, сделала вдох и начала:
        Тот город, в котором на свет появиться
        Отпущено было судьбой,
        Не самый богатый в стране, не столица,
        Зато для меня он родной.
        И пусть многовато в нем серого цвета,
        Асфальта, угрюмых домов,
        Но имя его моим сердцем воспето,
        Мной вписано в строки стихов.
        Мне кажется, я никогда не устану
        По улицам милым шагать.
        Смотреть на витрины,
        Дышать у фонтанов,
        У храмов церковных стоять.
        Венчают их белые стены святые,
        Сияя огнем, купола!
        Как зоркие стражи, кресты золотые
        Хранят нас от горя и зла.
        И, глядя на них, мне так хочется верить,
        Надеяться, грезить, любить,
        Весь город шагами своими измерить,
        Улыбки прохожим дарить.
        Пусть свечи «за здравие» в храмах пылают,
        Священный огонь топит воск,
        На благополучие благословляя
        Уютный, родной город Омск!
        
        Оля замолчала. Гарик одобрительно воскликнул:
        - А что, неплохо! - Он поймал ее недоверчивый взгляд. - Ну, правда, здорово. И еще есть?
        - Полно, - ответила она безразличным тоном, но по глазам, радостно вспыхнувшим, было заметно: польщена.
        - Может, на книжку насобираешь?
        - Шутишь? Кто сейчас покупает книжки, да еще и со стихами, к тому же любительскими? - фыркнула Оля. - Это для души.
        Наконец, они выкатили из города. Было еще раннее утро. Старенькие «Жигули» легко скользили по гладкому шоссе, казалось, радуясь простору после тесных душных пробок и строгих красноглазых светофоров. Свобода! Передние окна в машине открыли до отказа. Ветер ворвался, растрепал волосы Оли, опутал ими ее смеющееся лицо и попытался сдернуть выжженную солнцем панаму. Она схватила ее за поля обеими руками и натянула на глаза.
        Со всех сторон вокруг распростерлась щедрая красота. Прозрачная синева над яркой зеленью. Бескрайняя зовущая даль. Блестящая серая лента загородной трассы с белой полосой посередине уходила в будущее. Гарик мечтал, что будущее их окажется лучше прошлого. Он чувствовал близкое счастье и радость, наполнявшую его, как жидкость - пустой сосуд. Он даже почувствовал трепет крыльев за спиной, давно забытый с тех пор, как в его черный «БМВ» сели два неприятных типа и жестоко обрезали их.
        Повернули на дорогу, ведущую на Большеречье. Гарик выбрал этот путь, несмотря на то, что он более длинный и усложнен паромной переправой, узнав из отзывов, что короткий намного хуже. Половину пути по короткой дороге ехать можно было не больше тридцати километров в час, лавируя между рытвинами и подскакивая на высоких ухабах. Он решил, что его «шестерка» не дотянет до места и попросту развалится от подобной езды, поэтому выбрал длинный путь.
        Эта дорога оказалась тоже не идеальной - узкая, резко обрывающаяся по бокам крутыми спусками, в трещинах и выбоинах. Если короткий путь в еще худшем состоянии, то даже подумать страшно, как это выглядит. Гарик даже по сторонам не смотрел, сосредоточившись на препятствиях, и жалел, что не может полюбоваться открывшимся справа чудесным видом берегов Иртыша. Оля великодушно согласилась пересесть за руль, чтобы и он мог насладиться красотой этих мест. Противоположный берег вздымался высоким черно - коричневым срезом глинистой почвы, над которым величаво и таинственно темнел густой сосновый бор. Зрелище было сказочным.
        - «Там чудеса, там леший бродит», - пробасил Гарик строчку из стихотворения Пушкина.
        - «Русалка на ветвях сидит», - смеясь, подхватила Оля.
        - Иртыш красавец. - Гарик прошелся взглядом вдоль свинцово - синей ленты, сверкавшей в солнечных лучах. - Жалко, что у Пушкина про Иртыш стихов нет.
        - Зато у меня есть, - Оля подмигнула ему, улыбаясь.
        - Странно, почему я их еще не слышал? Выкладывай.
        - Ну, если ты так просишь…
        Течет река издалека,
        Закованная в берега.
        Течет, течет всегда вперед,
        Как время - вспять не повернет.
        В воде студеной мгла и тишь,
        Бесшумно движется Иртыш.
        Течет лениво, не спешит,
        Как будто дремлет или спит.
        Бывает же, река проснется,
        Бунтуя, дерзко разольется,
        И, переполнив берега,
        Через леса, поля, луга,
        Вперед, в деревни, в города
        Покатит мутная вода,
        Чтоб показать всему народу
        Могущество своей природы.
        Ну, а затем отступит вспять
        И станет тихою опять,
        Вновь в русло древнее войдет,
        И вдаль покорно понесет
        Плеяду барж и катеров,
        Да отраженья облаков.
        Упрячет мощь во мглу и тишь
        До будущей весны Иртыш.
        
        - Даже не знаю, что сказать, чтобы это не прозвучало банально, - Гарик удивленно покачал головой. - Пожалуй, не хуже, чем у Пушкина.
        - Ты издеваешься? - Оля повернулась и прищурила глаза, подозревая его в ехидстве. В тот же момент «шестерку» тряхнуло на колдобине, и та издала рыдающий звук.
        - Признаю, не то ляпнул. Конечно, лучше, чем у Пушкина. - Гарик вовремя поправил руль, и колеса обогнули край очередной ямы.
        - Ах, ты… льстец! - Оля рассмеялась.
        Через несколько часов монотонной езды они подъехали к Большеречью. Дыхание севера, доносимое ветром, освежало лицо. Воздух был намного прохладнее, чем в начале пути. В ожидании отправки парома Гарик и Оля прошли по зоопарку, известному на всю область. Сразу вспомнилось далекое советское детство, когда он был в зверинце в последний раз. Из всех животных ему почему - то запомнился только жираф, выставивший над ограждением вольера длинную пятнистую шею далеко вперед и походивший оттого на подъемный кран. В Большереченском зоопарке жирафов не было, зато были бегемоты. Впечатляющее зрелище! Оля сказала, что они похожи на огромных фиолетовых хрюшек. Но, когда те распахнули пасти, ахнула и добавила, что в них мог бы поместиться целый свинарник.
        Паромная переправа была похожа на плавающий мост. Широкая длинная плита, способная уместить с десяток автомобилей. Но кроме них на паром въехала лишь парочка мотоциклистов. В сезон отпусков народу наверняка больше, а значит, и жилье в облюбованных туристами местах снять труднее. Судя по пустой платформе, можно надеяться, что с размещением не возникнет проблем.
        Серая плита медленно и плавно пересекла Иртыш и примкнула к противоположному берегу, откуда вела дорога на Муромцево. Они быстро миновали большое село, не остановившись даже у двухэтажного бревенчатого здания музея, памятника культуры, хотя Оля очень просила заскочить хоть на минутку.
        - Видишь, дело к вечеру, - возразил Гарик. - Дорога до Окунево плохая, намного хуже, чем была до этого, и в темноте мы просто разобьемся. Заедем на обратном пути, обещаю.
        Дорогу просто нельзя было назвать дорогой. Асфальтовое покрытие по большей части отсутствовало. Участки грязного месива приходилось объезжать полем. Однажды их обогнал громадный черный джип. Обросший щетиной широколицый водитель крикнул в окно насмешливо:
        - Куда ты на таком - то корыте, а? Помочь?
        Гарик отрицательно помотал головой.
        - Ну, как знаешь. А то цепляйся тросом сзади?
        - Сами доберемся, спасибо, - снова отказался тот.
        - Ну, смотри. Заночуешь ведь в этом болоте! - И, газанув, помчался дальше, разбрызгивая в стороны густую, как тесто, черную жижу.
        «Шестерка» несколько раз буксовала, елозила по грязи, плывя на брюхе, но выгребла - таки на подсохший грунт, и к закату они подъехали к Окунево, ничем не примечательной деревушке из трех улиц с милыми разноцветными домиками, облитыми багровыми лучами заходящего солнца.
        В поле перед въездом в деревню показалась одинокая фигура танцующей девушки в красном платье. Вытянув вверх правую руку, она кружилась на одном месте вокруг своей оси, подняв к небу улыбающееся лицо.
        - Чего это она? - удивленно спросила Оля, разглядывая извивающийся силуэт. - Танцует в одиночестве в чистом поле. Местная сумасшедшая?
        Гарик пожал плечами. Они поравнялись с девушкой, выглядевшей вблизи почти ребенком. По тонкому гибкому телу струились складки шелкового платья, алого, как вечернее небо. Весь ее облик был выдержан в национальном индийском стиле и был дополнен браслетами на запястьях и щиколотках, коричневыми татуировками на предплечьях и выскальзывающих из складок бедрах, подпрыгивающими на груди нитками бус. Распущенные длинные волосы разлетались веером вокруг миловидного личика. Гарик машинально затормозил, околдованный волшебным зрелищем. Та же, казалось, не замечала их, продолжая кружиться, зажмурившись, с выражением блаженства на лице.
        - Что ты так на нее уставился, - прошипела Оля, не скрывая ревности. - Смотри, глаза выпадут.
        Гарик спохватился, хотел было проехать мимо, но вдруг ему во что бы то ни стало захотелось узнать, кто эта прекрасная танцовщица.
        - Здравствуйте! - крикнул он в открытое окно, перегнувшись через Олю.
        Девушка вздрогнула и остановилась, раскрыв свои огромные карие глаза, обведенные толстой черной линией. Улыбнулась и кивнула, приветствуя их в ответ.
        - А вы местная? - спросил Гарик первое, что пришло в голову.
        Девушка снова кивнула.
        - Не подскажете, где здесь можно снять жилье на недельку?
        - Конечно. - Ее голос был нежным и приветливым, будто она разговаривала с горячо любимыми родственниками. - Гостиный дом неподалеку. Вы его легко найдете, там вывеска деревянная на цепях. Сейчас поедете по улице Придорожной, свернете на Кирпичную, и до конца. Улицы у нас маленькие, быстро доедете.
        - Думаете, найдутся свободные номера?
        - Да, сейчас еще мало народу. Поезжайте смело.
        - Хотите, подвезем вас? Уже темнеет, - предложил Гарик, кожей почувствовав Олино недовольство.
        Девушка взглянула в небо, цвет которого плавно перетекал из кроваво - оранжевого в фиолетовый.
        - И правда, - сказала она. - Если можно, поеду с вами, нам по пути.
        И она забралась на заднее сиденье, наполнив салон восточными ароматами, густыми и дурманящими. Автомобиль двинулся вперед по узкой колее, извивающейся среди луговых трав.
        - Простите за нескромность, а почему вы танцевали в поле одна? - Гарик не сдержал распиравшее его любопытство.
        - О, это не совсем танец, это такой ритуал. Моя мама называет его суфийское вращение. Он соединяет человека с небом, - с готовностью пояснила девушка и задала встречный вопрос. - А вы к нам отдыхать или с какой - то целью?
        - Да вот, отпуск решили провести в ваших краях. Ни разу не были. Молва такая ходит мистическая про Окунево, про озера ваши, вот и нам любопытно стало. Правда это - про инопланетян и раскопки древнего города?
        - Не знаю, - ответила девушка. - У нас в ашраме считают, что здесь святые места. Верят в бога Ханумана и его Кристалл.
        - А, слышал. И что, нашли уже?
        - Что нашли? - не поняла та.
        - Ну, Кристалл нашли?
        - Да нет, зачем его искать? Мы знаем, что он где - то здесь. Лежит в недрах Земли или на дне озера. Излучает свою энергию. Мы ее чувствуем. Многие, кто приезжают, ее чувствуют. Даже бросают прежнюю жизнь и остаются у нас навсегда.
        - Серьезно? - Гарик хмыкнул. - Надо же! Так все интересно!
        - Да вы приходите к нам в ашрам. Можно прямо завтра с утра. Многое узнаете, - проговорила она своим ласковым голосом, похожим на кошачье мурлыканье.
        - Ашрам это что?
        - Храм буддистский. Там много умных людей, последователей Шри Бабаджи.
        - А вы тоже последовательница?
        - Да. Я два года уже здесь. С мамой. - Последние слова, о маме, она добавила спустя секунду.
        - А как вас там найти? - не унимался Гарик в надежде услышать имя девушки. Ему казалось, что оно должно быть каким - то особенным. Не Лена - Ира - Маша, а что - то необыкновенное. И оказался прав.
        - Спросите Лию. Меня зовут Лия, - сообщила та.
        - Хорошо. Мы обязательно придем. Я - Гарик. И это моя жена Оля.
        Оля при этом даже не обернулась к юной пассажирке, лишь едва заметно кивнула ей. Гарик понял, что разбирательств не избежать. И правда, едва новая знакомая выпорхнула из машины и устремилась к деревянным зеленым воротам, трепеща развевающимися полами длинного платья и оттого походя на сказочную птицу, Оля повернула к Гарику покрасневшее от возмущения лицо с пылающими гневом глазами.
        - Что, понравилась? Никак не мог мимо проехать?!
        - Да ты что, я же только хотел узнать, где нам остановиться, - пролепетал Гарик виновато, прекрасно понимая, что сейчас ни один аргумент не будет убедительным.
        - Ни в какой ашрам я не пойду! - Голос Оли зазвенел, как натянутая струна. - И ты не пойдешь.
        - Конечно, не пойду, - сразу согласился Гарик. Других вариантов все равно не было. Он с тоской посмотрел на ворота ашрама, размалеванные диковинными символами и украшенные гирляндами пышных цветов. Надо же, чудо какое! В сибирской глубинке - буддистский храм! И хотя он знал историю появления индусов в этих краях, увидеть воочию - это совсем другое. Невероятное зрелище!
        Они поехали дальше между рядами простых деревянных домиков, неказистых, но ухоженных. Свежая краска диких расцветок, клумбы под окнами, разрисованные подсолнухами заборы - все говорило о том, что жители села хоть и небогаты, зато любят жизнь, уют и обладают чувством юмора. Особенно понравилась Гарику нарисованная в половину высоты зеленого забора рыжая кошка, стоящая, выгнув полосатую спину, под большим желтым солнцем, обнявшим ее широкими лучами.
        - Смотри, какие творческие люди тут живут, - сказал Гарик, но Оля не ответила. Хотя на кошку посмотрела и улыбнулась уголком рта.
        Навстречу шел здоровенный парень со свисающими до плеч волосами, перехваченными красной узорчатой тесьмой, повязанной через лоб вокруг головы. Широкая серая рубаха, расшитая славянскими символами, делала его похожим на героя русских сказок о добрых молодцах. Красные просторные штаны, небрежно заправленные в заляпанные высохшей грязью кирзовые сапоги, дополняли былинный образ. «Еще один абориген», - подумал Гарик. Незнакомец смотрел прямо на них. Поравнявшись с машиной, он остановился и, приложив правую руку к груди, низко поклонился.
        - Гой еси, люди добрые! - гулким басом провозгласил он, будто хотел поздороваться одновременно с целой деревней. - Ищете кого?
        - Вечер добрый, - ответил Гарик, с любопытством разглядывая скуластое лицо, покрытое трехдневной щетиной соломенного цвета. - Не подскажете, где тут гостевой дом?
        - Рядом совсем. Вон он, в конце улицы. - Парень взметнул руку в сторону, широкий рукав съехал к локтю, обнажив вытатуированную на предплечье свастику. - Добро пожаловать, гости дорогие! Озера посмотреть приехали?
        - Да, хвалят ваши озера, говорят, вода в них чудодейственная, - кивнул Гарик. - Если б еще знать, как до них добраться.
        - Сами не найдете, и не пробуйте. Заплутаете. Леса у нас дремучие да болотистые, опасно без проводника.
        - И где ж его найти? - Гарику показалось невежливым разговаривать перед доброжелательным аборигеном через окно. Он распахнул дверцу и выбрался из машины, протянув незнакомцу руку. Тот с улыбкой пожал ее и представился:
        - Артамир.
        - Гарик, рад знакомству. Это Ольга, моя супруга.
        - Да хранит Макошь ваши семейные узы! - Светловолосый детина поприветствовал Ольгу почтительным кивком.
        - Макошь? - переспросила она удивленно.
        - Славянская богиня, в ее руках нити судеб людей и богов, - охотно пояснил «добрый молодец».
        - Ой, как интересно! - Оля улыбнулась своей фирменной широкой улыбкой, от которой на щеках проступали симпатичные ямочки. Такую ее улыбку Гарик называл «я обаятельная и привлекательная». Улыбка появлялась на Олином лице всегда, когда ей нужно было произвести на кого - то максимально приятное впечатление. Сейчас она показалась ему бесстыжей. Похоже, парень заметил, как Гарик напрягся, и поспешно отвел от Ольги свои ясные очи, переключившись на него:
        - Я могу проводить вас на озера. Еще туристов мало, и время у меня есть. В сезон - то все на месяц вперед обычно расписано. Но пока я свободен. Могу хоть завтра, если желаете.
        - М - мм, а какая цена на ваши услуги? - спросил Гарик, помявшись.
        - Недорого. Сговоримся, думаю.
        - И на Шайтан сводите?
        - На Шайтан? - В голосе парня, назвавшегося Артамиром, прозвучало не то пренебрежение, не то брезгливость, как будто речь об этом озере была ему неприятна. - Там и смотреть - то не на что.
        - И все же, мы бы хотели сходить, - повторил Гарик настойчиво.
        - Да можно, можно, - согласился парень, но тут же добавил: - Только вот по болоту идти далеко. Грязный путь, трудный. Некоторые туристы возмущаться начинают. И само озеро - то почти в болото превратилось, заросло. Люди ворчат потом, что столько шли, а смотреть не на что. Говорят даже, что водим их по урману, лишь бы деньги взять, понимаете?
        - Люди разные бывают, - ворчливо ответил Гарик, предвидя, что, услышав такое, Оля может быть против похода на Шайтан. И точно, из машины донесся ее капризный голос:
        - Вот тебе знающий человек говорит, что туда незачем идти, а ты споришь. Я б лучше на Линево вначале отправилась. В Интернете фотки смотрела. Вокруг бор сосновый, вода прозрачная, кувшинки цветут. Вот это красота!
        - Верно: Линево, Данилово и Щучье - великолепные озера, - подтвердил Артамир. За день можем все объехать. Или, если хотите, могу отвезти на одно из них, там палатку разобьете, отдохнете, а через пару дней я приеду и перевезу вас на следующий водоем. У меня и автомобиль есть подходящий, вместительный и проходимый. «Уазик - таблетка». На своей - то вы точно не проберетесь через нашу грязищу.
        - Ой, ночевать на озере в палатке - это так здорово! - радостно воскликнула Ольга. Вышло, по мнению Гарика, пискляво и наигранно. Он с тоской подумал о том, что до озера Шайтан добраться ему будет непросто. И самым серьезным препятствием к нему окажутся не болотистые леса, а капризный нрав его жены.
        На улице совсем стемнело, а проблема ночлега еще оставалась не решенной. Гарик хотел есть и спать. Пора было заканчивать беседу.
        - Скажите, как можно вас завтра найти? - спросил он.
        - Это очень просто. По этой же улице вернетесь до конца и проедете на соседнюю, Центральную. Там найдете надпись на заборе «Проводник». Буквы большие, издали видать. А если дома меня нет, так там телефон указан. Связь, правда, плохая, но дозвониться можно.
        - Отлично! - Гарик протянул руку на прощание. - Приятно было с вами поговорить. Повезло, что нам сам проводник повстречался. Завтра увидимся и обсудим нашу поездку.
        - Буду ждать. - Парень ответил рукопожатием и сверкнул в сгустившейся темноте белозубой улыбкой. - До скорой встречи!
        - До свидания! - воскликнул Гарик и сел за руль. Проехав немного вперед, увидел слева покачивающуюся на толстых цепях деревянную доску с изящно вырезанными на ней буквами «Гостиный дом Окунево». Доехали, наконец. Бросив взгляд в зеркало заднего вида, он разглядел вдали белеющее во тьме пятно - рубаху «доброго молодца», идущего в противоположную сторону. Артамир… ну и имечко! Наверняка не настоящее. Прикидывается потомком древних славян. Однако, колоритное местечко это Окунево! Едва въехали, а уже успели познакомиться с юной бабаджисткой и патлатым ведоруссом. Интересно, кого они увидят в этой сельской гостинице?
        Открыл им небритый мужчина средних лет, одетый по - домашнему: в растянутое трико, белую футболку, и в резиновых шлепках на босу ногу. Поздоровался, извинился за неопрятный внешний вид, объяснив, что так поздно гостей не ждали. Предложил оставить машину у ворот, пообещав, что с ней ничего не случится. Проводил гостей по выложенной плиткой дорожке через освещенный фонарями ухоженный двор внутрь дома и, перепоручив их молоденькой улыбчивой девушке, удалился. Девушка представилась администратором Ириной, и на вид ей было лет пятнадцать. Конопатая, рыжая, с растрепанной косой, в полосатой футболке и потертых джинсах. Бейджика администратора Гарик на ней не заметил, но ее приветливое лицо внушало доверие. Она быстро взглянула на их паспорта и повела за собой на второй этаж.
        - Номер четыре - двухместный и как раз свободен, - сказала она, отпирая деревянную дверь, покрытую морилкой и лаком, на которой блестела золотая цифра «четыре». Рядом с дверью прямо на стене огромными буквами (похоже, что краской) было написано: «ЛЮБОВЬ - РЕЛИГИЯ ЗЕМЛИ».
        - А, это туристы пишут, - сообщила Ирина. - Мы вначале запрещали, пытались закрашивать, а потом поняли, что это бесполезно. Вон, с другой стороны, взгляните только, что творится.
        Гарик и Оля прошли немного вперед, оказавшись перед белой стеной, сплошь испещренной мелкими кривыми буквами на русском и английском языках, цифрами и арифметическими знаками. «Окуневский кристалл», «Окуневский ковчег», «Шайтан озеро», «Аномальная зона», «Михаил Речкин». Записи на английском Гарику показались странными. Выглядели они, как набор слов вперемежку с цифрами и дробями. «Var, p, l, x, f, document», «a=parentframes», «LOCALIZEADLGLOBAL», плюсы, минусы, знаки«.>», «<», « ~», числа с несколькими нулями. Никакого смысла он не уловил, зато почувствовал тревогу. В его воображении возникло несколько психов в полосатых больничных пижамах, тщательно выводящих каракули маркерами и авторучками на этой стене. Представил их безумные, возбужденные глаза и высунутые от чрезмерной старательности кончики языков в углах их слюнявых ртов. От мысленной картины мурашки пробежали по коже. Неужели они с Олей оказались по соседству с ненормальными?
        - Правда, интересно? - спросила Ирина из - за спины Гарика. - Кто только к нам не приезжает! Из разных стран. Люди разных религий. Все очень увлеченные и неравнодушные, ищут смысл жизни и гармонию. И каждый хочет оставить здесь что - то свое.
        - А сейчас у вас много постояльцев? - поинтересовался Гарик, желая оценить масштаб возможной опасности.
        - Нет, еще ведь не сезон. Дороги только начали подсыхать. К нам трудно добраться в межсезонье. Нормально проехать можно только летом, если нет дождей.
        - Да, правда, сплошное бездорожье. Мы чуть не застряли несколько раз, - сообщила Оля.
        - На обратном пути вы можете заказать себе сопровождение трактором, - предложила Ирина. - Это, конечно, не дешево, зато спокойно.
        - Посмотрим, какая будет погода к отъезду, - ответил Гарик, думая, что недельный отпуск в сибирской деревушке обойдется им, пожалуй, не намного дешевле поездки на море. Цены в гостевом доме «кусались». И неизвестно еще, сколько запросит проводник. Однако за поход на Шайтан - озеро Гарик готов был выложить любые деньги.
        6. Тара и Омкар
        Наступило золотое утро. Почему - то именно таким оно показалось Гарику, выглянувшему из окна своего номера. Яркое солнце ворвалось в раздвинутые шторы, наполнив комнату светом. От неожиданности он зажмурился на мгновение, а, открыв глаза, замер от восторга. За распахнутым окном все было позолоченным: зеленая трава, серый некрашеный забор, длинная поленница вдоль него, крыша соседнего дома, а вдали - луга, перелески и облака в небе; всюду рассыпалась позолота щедрого утреннего солнца.
        Под одеялом заворочалась, просыпаясь, Оля.
        - Сколько времени? - послышался ее недовольный сонный голос. - Я в отпуске, выспаться хочу.
        - Самое интересное проспишь! Посмотри, какое утро!
        Он нырнул к ней, растормошил поцелуями, разбудив окончательно и заставив подняться. Она, растрепанная, с прищуренными глазами, зашлепала босыми ногами по дощатому полу, укрытому тонким ковриком, встала у окна и зевнула во весь рот. Потом начала что - то бормотать. Похоже, снова стихи. Гарик прислушался.
        «Среди утренних звезд я искала рассвет,
        Что в тумане седом потеряла.
        Сто дорог прошагала - нигде его нет,
        Как его отыскать, я не знала.
        В лунном сумраке, в холоде летних ночей
        Я простилась с надеждой на чудо,
        И тотчас в ореоле блестящих лучей
        В небо солнце взошло ниоткуда.
        И забрезжил рассвет,
        Ожила красота,
        Солнце ясное гордо сияет.
        Только вот от чего же внутри пустота,
        И чего мне еще не хватает?
        Долгий путь не окончен, я дальше пойду.
        Сквозь дожди и ветра, в непогоду,
        И пусть даже не знаю, найду, не найду,
        Отправляюсь искать я свободу!»
        Она обернулась, улыбаясь ему.
        - Ты что, во сне стихи сочиняешь? - Он улыбнулся в ответ. Сейчас, когда он смотрел на нее, стоящую в потоке солнечных лучей, ему показалось, что прекрасней женщины не может быть на свете.
        - Давно сочинила. Вот, посмотрела на шикарный рассвет и вспомнила. Пора на свободу!
        Они быстро умылись, оделись и помчались во двор, чтобы скорее окунуться в это свежее раннее утро. В прихожей их поприветствовала администратор Ирина. На этот раз на ней было пестрое летнее платье, а рыжие волосы собраны в строгий узел. Она сообщила, что в столовой их ждет завтрак, который входит в стоимость. Вечером этот момент Гарик упустил и теперь был приятно удивлен. Тогда выходило, что цена проживания не так уж высока, как он думал. К тому же завтрак оказался хорош, хотя и незамысловат: рисовая каша на молоке с добавлением каких - то ароматных ягод и пышный омлет с сыром. В столовой оказалось всего четыре столика. Два из них как раз убирала повариха, а за другим расположилась семья из трех человек: муж с женой и ребенок, вертлявая девчушка лет пяти. В мужчине Гарик с удивлением узнал рыжего бородача, предлагавшего им помощь по дороге в Окунево. Тот заметил его взгляд, обрадовался, подошел поздороваться.
        - Ну что, все - таки добрались, смотрю! Молодцы, смелые, на такой колымаге дерзнуть, в места непролазные сунуться. Ты уж извини, что я так, прямо… Но иногда мне на джипе казалось, что все, щас пойду искать трактор. Меня Демьян зовут. А там жена Марина и дочка Верочка.
        - Я Гарик, это Оля, моя супруга. Будем знакомы. - Гарик выдавил улыбку, молча проглотив «колымагу», и с тоской подумал о том, что на джип ему еще долго не насобирать, тем более что квартирный вопрос стоял ребром. И снова вспомнил о таинственном кристалле на дне озера. Скоро он обшарит дно и найдет его, если, конечно, все это не выдумки… А там, глядишь, и денежки повалят. Наивно, конечно, верить во всякие сказки. Но ведь не зря столько народу в эти места съезжается. Не зря… Что - то в этом есть. Он чувствовал это всем своим нутром. С того момента, как вставил флэшку Гольдштейна в компьютер, ощущение чуда усиливалось с каждым днем, и теперь в душе его что - то тряслось и колотилось в предвкушении прикосновения к сверхъестественному. Хотелось немедленно мчаться к мистическому озеру, но вместо этого они пошли купаться на Тару.
        По дороге Гарик вспомнил карту, тщательно изученную перед поездкой. На ней река Тара выглядела, как строчка из арабского текста или нить из распустившегося вязаного шарфа: сплошь витиеватые изгибы и полукружья раскрывшихся петель. Будто зашифрованное послание, оставленное самой природой на землях северных просторов, которое до сих пор никто не может разгадать. Одна такая «петля» огибала деревню Окунево, образуя полуостров Тюп. А «петлю» местные за что - то прозвали «ведьминым кругом». Несмотря на мрачное название, там был самый лучший пляж - ровный, пологий, с мелким светло - желтым песком, как на рекламе дорогих курортов.
        На берегу, неподалеку от песчаной полосы, за невысокой изгородью из редких жердин гарцевали лошади, утаптывая копытами молодую нежную травку. «Наверное, породистые», - подумал Гарик, восхищаясь их гладкими мускулистыми телами и грациозными движениями. Животные играючи взбрыкивали, скакали, вскидывали морды и радостно ржали. Издаваемые ими звуки разносились далеко вокруг и казались невероятно отчетливыми. Появилось ощущение, что он попал в другой мир, в другую реальность, где краски природы ярче, воздух чище, небо выше, а в зарослях плакучих ив на другом берегу виден каждый листочек. Странным образом восприятие окружающего пространства обострилось, слух, обоняние и зрение многократно усилились. Душа трепетала от необъяснимого восторга. Ничего подобного он прежде не испытывал. Вспомнил, как Оля впервые села за руль его «БМВ» и повезла темной ночью в снежные поля, а он, прекрасно понимая, куда и зачем они едут, умирал от счастья. Но то ощущение осталось в далеком прошлом, померкло и истерлось, и потому казалось лишь слабым подобием того, что творилось в его душе сейчас. Гарик никогда прежде не думал,
что красота природы может быть так упоительна, а стрекот кузнечиков и глухой стук лошадиных копыт о землю могут казаться прекрасной музыкой.
        Вода в реке была насыщенного красно - коричневого цвета, будто крепкий чай с молоком. «Молочная река, кисельные берега», - вспомнилась фраза из далекого детства. Гарик коснулся воды босой ступней, и ему расхотелось плавать. Ледяная. Оля в красном купальнике стояла рядом, вся в мурашках. «Как ощипанная курица, - мелькнула мысль. - Красивая ощипанная курица».
        Сзади раздались голоса. К реке шел Демьян с семьей. И хотя их было всего трое, на берегу сразу стало шумно. Идиллия была нарушена. Рыжеволосый здоровяк плюхнулся в воду, огласив просторы бычьим ревом, взметнул фонтан искрящихся брызг. Волна холодных капель окатила его жену Марину, стоявшую по колено в воде, и та пронзительно взвизгнула, как испуганная хрюшка. Следом запищала маленькая Верочка: «Я тоже хочу купа - а - аться! Хочу купа - а - аться! Па - а - па - а - а!».
        Крики разнеслись далеко по реке и вспугнули стайку птиц в ивовых зарослях на другом берегу. Те взметнулись вверх и рассыпались в воздухе, как охапка листьев.
        - Э - эх - х, хор - рошо! - горланил Демьян, фыркая и разбрызгивая воду.
        - Не заплывай на глубину! - кричала ему вслед Марина под требовательные вопли дочурки. - Там могут быть воронки!
        Гарик тоже окунулся и проплыл немного, хотя и не собирался. Просто, чтоб новый знакомый не счел его «неженкой». Ледяная вода жгла кожу, зубы выстукивали чечетку.
        Выбрались на берег. Марина заботливо набросила на могучую спину Демьяна огромное махровое полотенце. Гарик обсыхал в лучах солнца, трясясь, как припадочный. Собираясь на реку, они с Олей о полотенцах не подумали.
        Потом все вместе долго бродили по берегу, болтали о природе, об Окунево, о странностях, происходящих в этих местах, о раскопках древнего города.
        - Смотрел передачу какую - то про Пять Озер и село Окунево, там показали двенадцать черепов, выкопанных где - то здесь, - рассказывал Демьян. - Черепа необычные, с длинными затылками. Нечеловеческие прямо. То ли инопланетяне это, то ли земные существа мистические, я не понял. И ведь не болтовня это, не слухи, не любительские фотки, а научный факт. Вот что думаете про это?
        - Древняя цивилизация здесь была, - вмешалась в разговор Марина, яростно отмахиваясь от жирных оводов. - А основали ее инопланетяне. Пять кораблей у них тут разбилось, вот и получилось пять озер. Я читала в Интернете.
        - Да там чего только не напишут, - возразила Оля. - Ученые предполагают, что у озер метеоритное происхождение и что вода в них лечебная. Оттого, что подземные источники на дне бьют.
        - А вы не собираетесь по озерам прокатиться? - обратился Демьян к Гарику.
        - Да, хотим, конечно. Вчера местного парня встретили, предлагает помощь проводника. На своем «уазике» готов отвезти.
        - О, давайте вместе! Вы - на «уазике» с проводником, а я - за вами следом на джипе.
        - Конечно. - Гарик и Оля дружно согласились, хотя Гарика немного раздражала эта шумная семья. Демьян говорил так громко, словно хотел, чтобы его услышали в соседнем Муромцево. А его жена Марина тараторила быстрее, чем строчащий пулемет, слов не разобрать. Маленькая Верочка постоянно ныла, требуя что - то или выражая недовольство: то пить, то конфетку, то на ручки, то мухи кусают, то на лошадке покататься. Ясно, что ребенок, но нервирует же.
        Обратно к гостиному дому решили пройти через березовую рощу. Ветер шуршал молодой листвой, аккомпанируя разноголосому птичьему хору. Невидимый солист выводил протяжную заливистую трель, завершая ее изящным «фьють - фьють», ему вторили забавным «цвирк - цвирк», оглушительной трещоткой вклинивалась сорока, и иногда дробный раскатистый стук дятла добавлял ударные звуки разномастному ансамблю.
        - Птички поют, - сообщила Верочка, задрав голову и пытаясь разглядеть среди листвы невидимых певцов. - Где они? Хочу посмотреть! - И требовательно взвизгнула.
        - А хочешь, я тебе стишок расскажу? - предложила Оля. - Про птичек и про весенний лес.
        - Хочу. - Верочка выжидающе уставилась на Олю. Та взяла ее за руку, и они пошли вперед вместе. До Гарика донесся размеренный Олин голос:
        «Льются, льются птичьи трели,
        Расстарались воробьи.
        Песню вывести сумели
        Красивей, чем соловьи.
        На березовой макушке,
        Не скрывая свой задор,
        Горделивая кукушка
        Возглавляет птичий хор.
        Дятел жадно клювом долбит
        И устроил тарарам,
        Рядом с ним стыдливо смолкнет
        Самый громкий барабан.
        Пчелы ото сна очнулись
        И неистово жужжат:
        «Слишком рано мы проснулись
        Оттого, что все галдят!».
        Бабочки, жуки, стрекозы
        Как один, пустились в пляс,
        Все вверх дном, дрожат березы,
        Кавардак в лесу у нас!
        Раззадорились пичуги,
        Трели льются на весь лес,
        Все танцуют буги - вуги!
        Просто чудо из чудес!
        Что за дикое веселье,
        Что в лесу у нас стряслось?
        Просто время дней весенних
        Наконец - то началось!
        
        - А кто это написал? - спросила Марина, когда Оля закончила читать стихи. Та, немного помолчав, ответила:
        - Если честно, я сама.
        - О, это прикольно! - похвалил Демьян. - Уважаю!
        - Да ничего особенного, я еще и не так могу. - Оля попыталась отшутиться. Гарик смотрел на жену с удивлением. Это ж сколько стихов она успела написать! И никогда до этой поездки ему не говорила. Вот так, прожили пять лет, а он, оказывается, ее по - настоящему до сих пор не знает.
        - Ой, у меня от этого воздуха голова захмелела, - голосом умирающего лебедя простонала Марина.
        - Привыкли в городе смесью химии дышать, теперь вот не хватает ингредиентов, - хохотнул Гарик.
        - А я бы к воздушному хмелю пивного добавил, - весело заявил Демьян и подмигнул Гарику. - По пивку? За знакомство!
        - Да можно, - неуверенно ответил Гарик. Хотелось поскорее найти Артамира и договориться о поездке на озера, жалко было тратить время на бесцельные посиделки.
        - Интересно, что тут в местном магазине продают? Надо бы сходить на разведку. - Демьян сразу оживился и начал поторапливать отставших от всех Олю и Верочку:
        - Эй, девушки, догоняйте!
        У Верочки в руках был букетик лесных цветов. Оля плела венок на ходу. Гарик с удивлением отметил, что давно уже не слышит детского нытья. Ребенок увлеченно наблюдал за руками его жены, вплетающими в косу из стеблей новые цветы. Да они, похоже, подружились.
        По пути в магазин на глаза попалась небрежно намалеванная коричневой краской надпись на заборе: «Проводник» и сотовый номер. Гарик долго стучал в ворота, но к ним никто не вышел. Он набрал указанный номер, но абонент оказался «временно недоступен». Жаль.
        Добрались до гостиного дома только в полдень. Купленное пиво загрузили в холодильник. После сытного обеда всем, уставшим после долгой прогулки, захотелось вздремнуть. Условились через два часа собраться на веранде во дворе. Верочка никак не хотела отпускать Олю, разревелась даже. Марина силой потянула ее за руку. Рассерженная малышка топала ногами и выла, как испорченный саксофон.
        Странно, что других постояльцев не было видно. Гарик помнил, что утром в столовой было два стола с грязной посудой. Интересно, кто еще живет в доме со странными надписями на стенах?
        Выяснилось это к вечеру. Когда они собрались на веранде и выпили по кружке студеного пива, из дома вышла странная парочка. Парень и девушка, очень молодые, вчерашние подростки. Парень, бритый наголо, невысокий и пухлый, девчонка выше на голову, худющая, одни кости, вся в татуировках, над глазами выведены жирные стрелки почти до висков, в носу и бровях - кольца, волосы черные, как смола, и похожи на старую мочалку. Подошли, поздоровались. У девчонки оказался низкий мужской голос и кадык на шее. Гарик оторопел. А потом понял, что все наоборот: бритый толстяк оказался девушкой с мужиковатой фигурой, а высокая худая дылда - размалеванным парнем! Оба были в джинсах и безразмерных свитерах, скрывающих очертания фигуры.
        - Приходите вечером на Омкар, там интересно, - предложил тощий.
        - Омкар? Что это? - удивленно переспросил Гарик.
        - Место такое, где проводятся собрания, праздники, ритуалы, - пояснила мужеподобная девушка. Хотя «девушкой» называть ее язык не поворачивался. Наверное, именно для таких было придумано слово «баба», подумал Гарик.
        - А где это? - поинтересовался Демьян.
        - Сразу за деревней. По Центральной улице идите до конца, не заблудитесь. Услышите, там всегда песни поют, - сказал тощий и, взяв за руку бритоголовую подругу, повел ее за собой дальше. Странная парочка скрылась за воротами. Демьян, не заботясь о том, что те могли его услышать, гулко хохотнул и пробасил:
        - Красавчики! Видали? Сразу и не разберешь, где баба, где мужик!
        Однако, заинтригованный, захотел сходить и взглянуть на Омкар.
        - Там, поди, еще и покруче экземпляры можно встретить, - предположил он. - Давайте прогуляемся. Хоть какая - то развлекуха.
        Омкар было слышно издалека. Хор голосов выводил песню, слов которой было не разобрать из - за гулких барабанных ударов. Просторное поле за деревней было заполнено группами людей, собравшихся вокруг костров. Кто - то пел, некоторые просто беседовали, а в стороне водили хороводы и играли в «ручеек». Над поляной возвышался освещаемый отблесками костра огромный славянский символ «Коловрат» на вершине пьедестала из длинных бревен. Разглядев присутствующих на поляне людей поближе, Гарик увидел, что многие из них были выряжены в русские народные костюмы, вроде того, что был на Артамире. Просторные штаны и рубахи, перехваченные поясами, с красной вышивкой вдоль ворота на мужчинах. Пестрые сарафаны - колокола, расшитые узорами, кокошники на головах у женщин. Многие были босиком, и это при том, что к ночи похолодало, было не выше десяти градусов.
        Подбежали смеющиеся люди, стали хватать за руки, потянули в хоровод. Гарик пытался сопротивляться, но те оказались настойчивы, утянули всех за собой. Пришлось немного поскакать вокруг костра, изображая веселье. Демьян усадил Верочку себе на шею и запрыгал вбок, а та заливисто визжала и хохотала, довольная.
        Вдруг неподалеку среди толпы мелькнуло лицо Артамира. Гарик покинул веселый хоровод и пошел разыскивать вчерашнего знакомого. Тот обрадовался, увидев его, охотно согласился отвезти их на озера прямо с утра. И попросил совсем недорого. Договорились, что он подъедет к гостиному дому в девять. Беседа вышла короткой. Артамир извинился, сказав, что его ждут, и, взяв протянутую кем - то гитару, уселся в круг людей у костра и запел незнакомую Гарику песню, неумело перебирая струны. Что - то о бесконечной белой дороге, ведущей к «медовому солнцу», которое, сколько ни шагай, ближе не становится. Песня показалась тоскливой, а слова - не очень складными. Наверное, написал их сам Артамир, и похоже, к рядам поэтов он присоединился совсем недавно.
        Гарик огляделся, и ему показалось, что костров вокруг прибавилось. Поискал взглядом своих. Оля и Верочка по - прежнему скакали в хороводе, и лица у них были счастливые. Наверное, из его жены выйдет отличная мать, подумал он. Марину и Демьяна нашел не сразу. Те укрылись в сторонке, в тени, и целовались украдкой, как подростки. Наверное, их требовательная дочурка не часто дает родителям возможность уделить друг другу внимание.
        Люди вокруг выглядели радостными и беспечными. Плясали, пели, разговаривали, и все - с улыбкой. На взрослых лицах - наивные детские глаза. Что же заставляет их рядиться в рубахи и сарафаны и прыгать босиком вокруг костров с таким видом, будто веселее нет ничего на свете? На мгновение показалось, что он очутился в обществе сумасшедших. Подумал: а не сошел ли с ума он сам, поверив, что какой - то магический кристалл способен исполнить его заветное желание? Поверил настолько, что даже купил мини - акваланг и приперся сюда, в эту сибирскую глушь, в деревню, и очутился в месте, напоминающем массовый выезд душевнобольных на природу.
        Вдруг взгляд выхватил знакомое лицо, искаженное тенями и отблесками языков пламени. Гарик был уверен, что не ошибся, хотя присутствие этого человека здесь показалось ему невозможным. Гольдштейн, чудаковатый ученый, собственной персоной стоял над толпой сидящих вокруг костра и что - то громко говорил, энергично размахивая руками. Похоже, на нем было то же самое засаленное пальто. Удивленный Гарик устремился туда и присоединился к толпе людей, увлеченно слушавших бурную речь.
        - И вот, собрав воедино всю информацию, я пришел к ошеломляющему выводу! - Голос Голдьштейна звучал возбужденно, даже истерично. - Именно здесь находится портал, соединяющий миры! Именно здесь существа с высшим разумом находят избранных и переносят их в созвездие Сириуса, в новую светлую жизнь! В наших силах стать достойными их выбора! У каждого есть возможность осознать свое предназначение и занять достойное место в мироздании!
        «О, у дедули в самом деле крыша поехала! - решил Гарик. - Ясно, почему его подняли на смех в ученом обществе! Зато здесь у него полно заинтересованных слушателей! Внемлют, открыв рты и развесив уши!».
        Безумный взгляд Гольдштейна был устремлен вдаль, в усыпанное звездами небо. Ученый не замечал Гарика. Похоже, он не замечал никого вокруг. Он говорил еще долго. Пламенная речь ученого о представителях высшей инопланетной цивилизации походила на горячечный бред больного человека с помутившимся сознанием. Когда слушатели взорвались благодарными аплодисментами, означавшими окончание выступления, Гарик протиснулся к Гольдштейну. Тот не узнал его. Пришлось напомнить ученому о поездке на такси в ОмГУ и о докладе, который он собирался читать перед московскими и американскими геофизиками. Гольдштейн резко погрустнел, лицо его вытянулось, радость и восторг бесследно испарились.
        - Все они непроходимые болваны! - сердито рявкнул он куда - то в сторону. - Едва заслышав слово «инопланетяне», начали хохотать, как безумцы! Меня обозвали сумасшедшим, а сами… Что они понимают? Привыкли опираться на сухие цифры и не видят дальше своего носа! Не замечают очевидного!
        - Но как вы сюда попали? - полюбопытствовал Гарик.
        - Как попал? Вы хотите сказать, как я сбежал из психушки? - старик уставился ему в лицо недоверчивым мутным взглядом. - Может, они вас послали меня изловить?
        - Нет, что вы! Наоборот, я так увлекся вашими исследованиями, что сам захотел побывать в этом уникальном месте! - поспешно заверил его Гарик. - Я хочу найти Кристалл. Считаете, он на дне Шайтан - озера?
        - Я абсолютно в этом уверен. - Гольдштейн энергично кивнул. - Кристалл содержит в себе высшее вселенское знание. Тот, кто прикоснется к нему, получит его крупицу, и этого будет достаточно, чтобы осуществить все его мечты.
        - Я хочу попробовать, - прошептал Гарик прямо в стариковское ухо. - Как думаете, у меня есть шанс?
        - Это зависит от многих факторов, - ответил Гольдштейн, и взгляд его стал более сосредоточенным. - Кристалл открывается не всем. Только достойным, избранным.
        - А как стать достойным?
        - О, для этого нет конкретной формулы. Я не могу сказать вам: «Делайте то или то, и станете избранным». Прислушайтесь к окружающему вас пространству, и оно подскажет. Слушайте, и услышите. Только здесь, в этих особенных местах, человек способен распознать то, что пытается сообщить ему Вселенная! Последние мои исследования полностью подтвердились целой группой людей, наделенных экстрасенсорными способностями. После неудачного выступления перед тупоголовыми учеными я решил обратиться к ним и нашел поддержку. За мной в Окунево последовало несколько ясновидящих. Хотите, я познакомлю вас с одним человеком, имеющим невероятно сильный дар?
        Не дожидаясь согласия, Гольдштейн ухватил за руку стоявшую поблизости пышнотелую даму лет сорока пяти и потянул её к себе со словами:
        - Татьяна Моргун, лучшая из моей группы!
        Та кивнула, слегка улыбнувшись и окинув Гарика изучающим взглядом.
        - Расскажите, милая, этому юноше интересно узнать о ваших видениях!
        - Да, нигде у меня не было таких ярких видений, как в окрестностях Окунево, - подтвердила та и сделала глубокий вдох, словно готовилась произнести длинную речь, но ее прервала на полуслове ворвавшаяся в их тесный кружок Ольга.
        - Вот ты где! - воскликнула она взволнованно. - Знаешь, мы уже всю поляну обегали, пока тебя искали! Сотовой связи нет, ты недоступен. И найти не могли! Нам пора уходить, Верочка спать хочет.
        - Да вот он я, - недовольно проворчал Гарик, понимая, что о видениях услышать ему не удастся. - Пусть Верочка идет спать с родителями, а мы еще побудем немного, ладно? - предложил он, не особенно надеясь на согласие Ольги.
        - Да и нам спать пора, утром ведь на озера ехать, сам же говорил, что с Артамиром на девять условились, - возразила жена и потянула его из толпы.
        - Простите меня, - сказал Гарик Гольдштейну и ясновидящей. - А где вас найти можно?
        - Да мы почти каждый вечер на Омкаре собираемся, - ответил ученый, а Татьяна сообщила ему адрес дома, в котором снимала комнату. - Приходите. Мне нужно очень многое вам сказать. Очень важное. Кое - что о вашей судьбе.
        - Да? А что там с моей судьбой? - Гарик навострил уши.
        - Это долгий разговор, а вы торопитесь, - возразила женщина. - Приходите завтра.
        - Завтра у нас экскурсия на озера, - разочарованно протянул Гарик.
        - Приходите, как сможете. Я пока не планирую уезжать. Подумываю насовсем остаться даже, хочу присмотреть домик для покупки.
        - Тогда послезавтра и зайду, - сказал Гарик и, попрощавшись, последовал за Ольгой.
        - Смотри, уже познакомиться, - заметила она, усмехнувшись.
        - Ты знаешь, это ученый, которого я однажды подвез к университету.
        - Серьезно? - Глаза Ольги округлились от удивления.
        - Да, он исследовал феномен Пяти Озер. Когда читал доклад, его подняли на смех. Он считает, что здесь находится портал, с помощью которого инопланетяне из созвездия Сириуса перемещают избранных людей на некую идеальную планету для счастливой бессмертной жизни.
        - Такое заявление и впрямь звучит безумно. - Оля повернулась к нему и вскинула вверх тонкие брови. - Неужели ты в это веришь?
        - Конечно, нет! - поспешно возразил Гарик и рассмеялся. - А послушать интересно. Такой фантазер этот Гольдштейн! И ведь собрал вокруг себя заинтересованную аудиторию.
        - Ага, таких же, как он сам, ненормальных. А что там эта женщина говорила о твоей судьбе? Она кто, гадалка?
        - Ясновидящая. Говорит, ей есть что сказать мне. О моем будущем.
        - Ну, ты же не пойдешь к ней, в самом деле, это слушать? - Оля презрительно фыркнула. Подобных людей она считала шарлатанами. Ни во что сверхъестественное не верила. Гарик неопределенно пожал плечами и ничего не ответил. К тому времени они догнали Демьяна, Марину и воющую белугой Верочку, которую отец нес на руках. Оля сразу переключилась на ребенка. Пошла рядом с Демьяном, воркуя:
        - А кто тут так громко плачет? Кто мою малышку обидел?
        Та перестала реветь и потребовала:
        - Хочу стишок!
        - Ладно, - тут же согласилась Оля и начала что - то монотонно нашептывать. Гарик только диву давался, как у жены ловко вышло утихомирить девочку. «Моя малышка, - вспомнил он, как Ольга назвала Верочку. - Как бы она была счастлива иметь свою, родную дочку». Подумал, что срочно нужно покупать отдельную квартиру, а накопили они лишь на половину самой скромной «двушки».
        7. Чудо - озера
        Из - под колес столбом поднималась белесая пыль. В Окунево была песчаная почва, что выглядело странно и неестественно. Песок был не только на улицах, но и вокруг деревни, на полянах в зеленой траве повсюду просвечивали желтые проплешины, доходя до кромки хвойного леса. Словно когда - то давным - давно на этом месте проходило широкое русло могучей реки, сильно усохшей спустя сотни или тысячи лет. Сейчас узкую Тару местами можно было перейти вброд. Но песок, усеивающий землю, свидетельствовал о ее гигантских размерах в далеком прошлом.
        В машине было шумно от работающего двигателя. Демьян вечером так набрался пива, а может, и еще чего добавил покрепче, что за руль джипа сесть не смог, поэтому поехали все вместе, с Артамиром. Здоровяк выглядел полумертвым, обливался потом, несмотря на прохладу раннего утра, и все время тяжело вздыхал, заполняя весь салон отвратительным запахом перегара. Марина дремала. Верочка сидела на коленях у Оли, они шептались о чем - то своем. Гарик, скучая, смотрел в окно, на проплывающий мимо лес. Ехали на озеро Данилово, и ему совсем туда не хотелось. Все мысли его были лишь о том, как поскорее погрузится на дно озера Шайтан. Но он так и не рассказал Оле о своих намерениях найти Кристалл. Все откладывал неприятный разговор напоследок. Не хотел портить ей отдых. Гарик ждал поездки в Окунево долго, почти два месяца, так что подождет еще дня два, никуда Шайтан за это время не денется. К тому же, из головы не выходила эта ясновидящая, встреченная им на Омкаре в обществе Гольдштейна. Ее слова «Мне есть что сказать вам, приходите» очень заинтриговали. Перед погружением в мистический водоем нужно обязательно
заглянуть к ней… как там ее? Татьяна Моргун, вспомнил Гарик.
        Дорога была дальняя, двадцать километров по бездорожью. Местами «уазик» полз по непролазной грязи, рискуя застрять, но Артамир умело маневрировал в опасных местах, привычный к подобным препятствиям. Вскоре необъятные зеленые просторы с малиновыми пятнами иван - чая сменились частоколом сучковатых сосен, обступившим узкую извилистую дорогу с обеих сторон. Когда среди них запестрели треугольники туристических палаток, Гарик понял, что они приехали.
        Озеро, открывшееся взору, оказалось великолепно. Его круглые берега обнимал темно - зеленый хвойный лес. Водная гладь, усыпанная по краям цветущими кувшинками, сверкала на солнце, как зеркало. Пологий берег, к которому они выехали, был полон людей. Купались единицы, вода была еще холодная. Несколько лодок дрейфовали в центре. Остальные отдыхающие нежились в лучах майского солнышка у воды, расположившись на раскладных шезлонгах. Свободного места, на первый взгляд, почти не было. Артамир, изучивший, наверное, в окрестностях каждый уголок, повел их вправо вдоль зарослей камыша в поисках уединенного местечка. Через полсотни шагов обнаружился деревянный настил, где они и расположились отдохнуть всей компанией. Оля и Марина занялись фотографированием и видеосъемкой местных красот. Демьян разделся, с разбега нырнул в воду, заревел, точно раненый бык, проплыл несколько метров и, недовольно фыркая, вылез обратно. Густая курчавая поросль на его теле вздыбилась от холода.
        - Да, это вам не Таиланд! - рявкнул он, принимая от заботливой жены полотенце. Вдруг звонко шлепнул себя по щеке: - Еще и комары зверские! Не, пойду - ка я в машину, что - то нехорошо мне. Вы уж извините.
        Артамир дал ему ключи, и Демьян, повернувшись к ним широкой сутулой спиной, тяжело зашагал прочь. Марина растерянно смотрела ему вслед, потом повернулась и, виновато улыбаясь, сказала:
        - Совсем здоровья нет. Не бережет себя, работает много.
        Гарик и Оля понимающе кивнули. Артамир на нее не взглянул, смотрел вдаль, на противоположный берег озера, задумавшись о чем - то своем. Из зарослей камыша на деревянный настил выбрался утенок и неуклюже заковылял, растопырив крылья. Верочка восторженно заверещала и помчалась к нему, но споткнулась о выпирающую доску и растянулась во весь рост. Пронзительный визг резанул слух. Артамир сорвался с места и подхватил девочку на руки, а утенок с перепугу тут же нырнул в воду, показав красные перепончатые лапки.
        Марина заохала, разглядывая содранные коленки дочери.
        - В машине аптечка есть. Пойдемте, я продезинфицирую, - сказал Артамир и пошел в лес с орущей Верочкой на руках. Перепуганная мать засеменила следом.
        Гарик и Оля остались одни. Сели рядом на край настила, плечом к плечу. Некоторое время молча созерцали окружавшие их красоты. Волшебство момента нарушал лишь шум гомонящих поодаль туристов, да укусы назойливых комаров не давали расслабиться. Если бы не это, подумал Гарик, он бы мог сидеть так вечно. Просто сидеть и смотреть на лес, воду и синее небо и не думать ни о чем. Забыть о проблемах, о квартирном вопросе, о тоскливом безденежье, вообще обо всем. Здесь было хорошо. Влажный воздух приятно пах травой и хвоей. Вдруг Оля нарушила молчание, сказала тихо:
        - А давай переедем жить в Окунево? - И добавила после паузы: - Накопленных денег хватит на скромный домик в деревне. Здесь наверняка цены гораздо ниже, чем на квартиры в городе.
        - Работы здесь нет. Как тут жить? - возразил Гарик.
        - Надо спросить Артамира. Наверное, он местный. Молодой парень, а ведь живет же как - то. Можно хозяйство завести. Корову, уток, - мечтательно бормотала она.
        - Корову? - усмехнулся Гарик. - Ее придется доить, а еще чистить коровник и косить сено для прокорма. Придется сажать картошку, выращивать огурцы - помидоры, копать, полоть, поливать. Думаешь, жизнь в деревне райская? Вряд ли у нас найдется время, чтоб сидеть вот так и наслаждаться красотой природы.
        - Люди как - то живут, - возразила она неуверенно.
        - Люди из деревни бегут, кто может. У кого деньги есть на городское жилье. Спроси любого местного.
        - Но Артамир… Он, кажется, доволен своей жизнью.
        - Кто знает, что его тут держит. Спросим потом.
        - Спрашивайте сейчас, - раздался сзади голос проводника, подкравшегося к ним бесшумно, словно лесной зверь.
        - Ой, как вы тихо ходите! - Оля обернулась и расплылась в улыбке. Гарик вдруг понял, что Артамир ей нравится, и внутри что - то болезненно сжалось. Ему, Гарику, она уже давно так не улыбалась.
        - А что Верочка? - спросила она участливо.
        - У ребенка стресс. Содрала коленки, а потом ей еще и ссадины зеленкой намазали. Сидит, ревет в машине, бедному больному папаше спать не дает. - В голосе парня послышалась издевка в адрес Демьяна.
        - Да какой больной, с бодуна он, - хмыкнул Гарик.
        - Вижу. Пока ехали, думал, задохнусь, - кивнул Артамир. - Здесь места такие, особенные, пьяни не выносят. Сам не пью, и не думайте, что правильный такой, не поэтому. Бывало, выпьешь, вроде, немного совсем, а потом дня два мучаешься, пока в себя придешь. Это воздух. Он с алкоголем несовместим.
        - И что, никто не пьет в деревне? - удивился Гарик.
        - Да ну что вы! - Артамир махнул рукой и рассмеялся. - Пьют, еще как пьют! Мучаются, но все равно пьют. Это ж от человека зависит. С кого - то хоть кожу с живого сдирай, а он все равно пить будет. Но все же поменьше алкашей у нас, чем в прочих деревнях. Знаю, в некоторых подчистую население спивается. У нас - то нет такого. Едва ли с десяток заядлых выпивох наберется. А в последнее время, как о феномене молва разошлась, так и люди к нам интересные приезжать стали: ученые, экстрасенсы, духовные странники. Те делом своим увлечены, им не до бутылки.
        - А много у вас тут жить остаются насовсем? - спросила Оля.
        - Да, теперь каждое лето кто - то строится. За последние десять лет почти вдвое деревня выросла. Манят людей места эти.
        - А как приезжие устраиваются? Работы ведь наверняка нет?
        - Работы нет. Устраиваются по - разному… У кого счет в банке процент приносит, у кого - пенсия по старости или инвалидности, кто лавчонку сувенирную открыл, кто травки собирает, иван - чай сушит, а кто и в Муромцево работать ездит… У каждого своя история. У бабаджистов можно бесплатно устроиться. Те всем кров и пищу дают. Правда, еда у них вегетарианская. Без мяса. Один рис да лепешки. Ну, и бездельничать не позволят, отрабатывать заставят, по хозяйству помогать. Дрова заготавливать, дом и двор убирать. Да и веру их принять придется. С утра до ночи песни петь, молиться их богам. Ради харчей вряд ли кто захочет. Если только по призванию.
        Гарику вспомнилась девушка - подросток с красивым нежным именем Лия, которая так завораживающе танцевала в поле на закате. Они высадили ее у ашрама, она говорила, что живет там. Интересно, что ее привело в храм к бабаджистам? И увидит ли он ее еще когда - нибудь? Почувствовал, что не сможет уехать, не увидев девушку еще раз, хотя бы издалека.
        Олин голос прервал его мечтания.
        - А вы никогда не хотели уехать в город? - спросила она, глядя в лицо Артамира с откровенным интересом.
        - Раньше хотел. И мир посмотреть мечтал, и денег заработать. А судьба иначе распорядилась. Определила, что здесь мое место навек. - Взгляд Артамира оторвался от улыбающихся Олиных губ и скользнул вверх, устремившись в небо. - Я людям помогаю. Безнадежным больным.
        - Вы лекарь? - Олин вопрос прозвучал удивленно. - Расскажите о вашей помощи.
        - Слыхали о Потаенном озере? - спросил он. - Думаю, знаете. Все знают, а никто не видал. Ищут - ищут, а никто не отыскал.
        - Я в Википедии читала, что это озеро - вымышленное.
        - Нет, не вымышленное. - Артамир стоял, раскачиваясь, и, как казалось Гарику, специально для Оли играл бицепсами, бугрящимися под тонкой светлой тканью его славянской рубахи. - Я видел его.
        - Да - а?! - Оля от удивления даже на ноги встала, шагнула к нему и замерла в ожидании продолжения.
        - Однажды мне бабушка рассказала, как его найти. Но это семейный секрет, я обещал ей, что лишь только сыну своему его передам или дочери, если сына мне Бог не пошлет. Да если этот секрет и расскажу, не каждый сможет условие его выполнить. Непросто это. Я долго пытался, прежде чем стало получаться у меня.
        - А что стало получаться? - не поняла Оля.
        - Озеро находить. Оно ведь всегда в разных местах появляется. Один раз нашел, запомнил дорогу, а вернулся в то место - нет его там. Всю округу истоптал, едва в болоте не утоп, не нашел… Вернулся домой и снова по бабушкиному секрету начал над собой работать. Душу в нужное состояние приводить. Как все сделал, снова в леса пошел. Бродил два дня, измотался весь, а нашел - таки его, но совсем в другом месте.
        - А может, это другое озеро было? - спросила Оля.
        - Нет, то самое. Его как увидишь, не ошибешься. Туман над ним серебристый такой. Душа узнает его, ликовать начинает. Счастье обуревает, словами не описать. - Лицо Артамира приобрело мечтательное выражение.
        - Надо же! А что в нем такого, в том озере? - поинтересовался Гарик.
        - Оно человека к жизни возвращает. Исправляет в нем все, что неправильно, любую хворь излечивает. Онкология исчезает бесследно, парализованные двигаться начинают, к слепым зрение возвращается. Вот такое озеро. Туда я больных вожу. Это мое предназначение.
        - И что, всем помогает? - Гарик был впечатлен рассказом и, несмотря на его неправдоподобность, верил каждому слову Артамира. Ему казалось, что человек с таким взглядом не мог врать.
        - Многие возвращаются потом, узнав об излечении. Благодарят. Деньги дают. Только мне тех денег брать нельзя. Возьму - не увижу больше озера, - ответил Артамир.
        - А как парализованных вести, если они сами двигаться не могут? - полюбопытствовал Гарик, думая, что нашел - таки в словах Артамира нестыковочку.
        - На себе тащил однажды человека. Но он такой худой был, не весил почти ничего, легкий, точно перышко. Мышцы атрофировались без движения. Окунул я его в воду, а тот глаза закрыл и замер. Я решил, что помер, бедолага. А через минуту тот зашевелился, руками - ногами задвигал да зарыдал, прямо как дите. Я и сам слезу пустил, увидев такое чудо. Но обратно все равно его на спине нес, сил идти у того не было. Он постепенно потом восстанавливался. Родные в город его увезли. Через год вернулся в деревню, я его едва узнал. Статный такой, сильный, здоровый человек. Пять миллионов предлагал за излечение. Богатый оказался. Я ему сказал, чтоб деньги те нищим раздал да детям - сиротам. Он пообещал так и сделать.
        - Чудеса какие! - Оля заполнила возникшую паузу. - А я читала в Интернете, что и в Данилово вода лечебная.
        - Так и есть, лечебная, - кивнул Артамир. - Ранки заживляет, дух оздоравливает. Химический состав у нее богатый из - за подземных источников. Но чудодейственной силы у нее нет. Здоровье поправить можно, но от неизлечимых серьезных недугов она не спасет. Все три озера - Данилово, Щучье, Линево - целебные. Вода Линево от желудочных болезней помогает, Щучье для сердечно - сосудистой системы благотворно, головные боли снимает.
        - А Шайтан? - спросил Гарик. Повисло молчание. Казалось, Артамир раздумывал, подбирая слова. «Говорить не хочет», - подумалось почему - то. После длинной паузы проводник ответил:
        - Озеро это с дурной славой. Слухов много о нем нехороших. Да я и сам чувствую, что место это плохое. - Его затуманившийся взгляд уперся в стену хвойного леса вдали. - Знаете, сколько лет этим соснам? - И сам тут же ответил: - Полтора века, не меньше, а может, и больше. Прадед мой, отец бабушки, до сотни лет дожил, умер не так давно. Долго жил, многое успел мне рассказать. Он когда еще совсем маленьким был, говорил, сосны уже тогда были высокие. Хорошая память была у моего прадеда. И сознание ясное до последнего вздоха. Так вот, когда он был пацаненком, говорил, не было никакого озера Шайтан. Болота торфяные сплошь то место укрывали. А однажды в летний зной случилась страшная гроза, ударила молния, и загорелось болото. Горело долго. Дымило, воняло, воздух отравляло. Совсем дышать нечем было. Прадед с матерью, то есть с прапрабабкой моей, в соседнюю деревню ушли до осени. А как зарядили октябрьские дожди, погасло болото, дым осел, и вернулись они в свой дом. А по весне оказалось, что на месте выгоревшего болота озеро появилось. Прадед с другими ребятами бегали смотреть на диво. Люди решили, что под
толщей болотной это озеро скрывалось, а после пожара, где торф глубоко прогорел, на поверхность выступило.
        - Интересная история. А я читал, что ученые склоняются к версии о метеоритном происхождении всех озер, - заметил Гарик.
        - Что ученые говорят, мне неизвестно. Это воспоминания моего прадеда, и я не знаю, насколько они реальны. Может, он перепутал что - то, дело - то было давнее. Разве проверишь теперь! - Артамир улыбнулся и пожал плечами. - А только болтают в деревне, что это не болото горело, а сам ад наружу вырвался. Оттого у озера дурная слава. Шайтаном - то его татары назвали. Деревня их неподалеку, Инцисс называется. А «шайтан» по - татарски - черт.
        - Надо же! А о Кристалле вы слышали? - Гарик не утерпел и все - таки спросил, хотя и не собирался озвучивать свой интерес к этой легенде.
        - Да кто ж о нем не слышал! - усмехнулся Артамир. - Бабаджисты эту весть по всему миру разнесли. К нам даже олигархи российские и мультимиллионеры заморские приезжали, чтобы на озеро Шайтан посмотреть. Индийская принцесса была, принц Марокко. Наших известных певцов и актеров вообще не перечесть.
        «Вот как! - удивился про себя Гарик. - Значит, не один я поверил в чудо, даже богачи заинтересовались. Вот только им - то зачем, если у них и так все есть. Наверное, хотят, чтобы было еще больше». А вслух спросил:
        - Так его, Кристалл этот, хоть воочию видел кто - нибудь?
        - Не знаю. Людей много приезжает. Рыщут вокруг. Но не слыхал я, чтоб кто - то похвастался, что Кристалл нашел, - ответил Артамир.
        - А сами как думаете, правда это?
        Проводник рассмеялся в ответ:
        - Я об этом вообще не задумывался. - Но голос его прозвучал так, словно он хотел сказать: «Стану я еще себе всякой ерундой голову забивать!» Помолчав, добавил: - Здесь люди чего только не болтают, вы себе даже не представляете! У многих видения бывают такие, что и в страшном сне не приснится. Если всему верить, с ума сойти можно.
        - А что за видения? - полюбопытствовала Оля, взглянув на него кокетливо. Интересно, Гарику кажется, или в самом деле щеки Артамира зарумянились? Уж не положил ли он свой голубой глаз на его жену?! И та стоит, вся покраснела. Что, черт возьми, происходит прямо у него под носом?!
        В этот момент Оля обняла ладонями свое лицо и сказала:
        - Ветер холодный какой, щеки замерзли. Правда, Гарик? У тебя, вон, даже нос покраснел.
        Гарик тут же почувствовал себя глупым ревнивцем. Конечно же, они стоят на ветру уже давно, а он подумал… Артамир вновь заговорил, отвечая на Олин вопрос:
        - Видения очень разные. Чаще всего рассказывают о светящихся пятнах и кругах в воздухе. Кто - то видел столбы света на берегу Тары. Ходят слухи о русалках, обитающих на этих озерах. Кому - то леший в лесу почудился.
        - Как в сказке! - Оля рассмеялась. - А вы сами видели что - нибудь необычное?
        - Русалок и леших ни разу не видел, сколько живу. А вот чудеса, творящиеся с людьми на Потаенном озере, наблюдал много раз, - ответил Артамир серьезно. - Это по - настоящему невероятно. - И вдруг вскинул голову, словно очнулся, и спросил: - Но не пора ли нам ехать дальше? Если, конечно, хотите успеть на Линево и Щучье сегодня.
        - Да, идемте, - согласился Гарик.
        Все трое зашагали по скрипучим доскам, направляясь к лесу. Когда вышли к машине, показалось, что палаток и других машин вокруг стало больше. Туристы жарили на углях мясо, в закопченных котелках над кострами что - то кипело, источая густой аромат готовящейся еды. Среди сосен мелькали яркие куртки прогуливающихся людей. Здесь было оживленнее, чем в самой деревне.
        Демьян, Марина и маленькая Верочка спали, прислонившись друг к другу, на заднем сиденье «уазика». От звука зарычавшего двигателя они проснулись.
        - Ох, другое дело! - Демьян широко зевнул, потягиваясь. - Подремал на свежем воздухе, полегчало даже. А что, уже уезжаем?
        - Теперь - на Линево, - ответил Артамир, трогаясь с места. Под колесами захрустели, ломаясь, сухие ветки и сосновые шишки, почерневшие стволы деревьев поплыли назад.
        - Отсюда где - то километров пятнадцать, быстро доедем, - сообщил Артамир, прибавляя скорость.
        Вода в озере Линево была удивительно прозрачной. Гарик и не думал, что озерная вода бывает такой кристально чистой, как в ручье. Отчетливо просматривалось дно, поросшее кустистыми водорослями, среди которых сновали жуки - плавунцы и стайки юрких серых мальков. На берегу, у самой кромки, дымила небольшая банька, сложенная из свежеструганного желтого бруса. На поверхности озера кружили надувные лодки с туристами в цветных кепках и панамках. На берегу белели тела желающих загореть, еще не тронутые солнцем. Прохладный северный ветер их не смущал.
        - Не холодно? - спросила Марина у девушки анорексичного вида, лежавшей на цветном коврике у воды.
        - Стоять холодно, а лежать - нормально. Припекает даже, - ответила та. - Хорошо!
        Марина повернулась к Демьяну и сообщила:
        - Тоже позагораю. - С этими словами она стянула с себя одежду, выставив напоказ круглое рыхлое брюшко и бледную спину в складках жира.
        - Майское солнце самое вредное, - заметил Демьян, глядя сверху вниз на анорексичную девушку.
        - Если недолго, то не вредно, а полезно, - возразила ему супруга, не замечая его интереса к незнакомой даме. - Достань из рюкзака полотенце, хочу прилечь. И еду достань. Я проголодалась. У нас там бутерброды с колбасой должны быть.
        Она уселась на траву, став похожей на свернувшуюся гусеницу, и смачно откусила протянутый мужем двухъярусный бутерброд. Гарик отвел взгляд, подумав, что Демьян выбрал жену себе под стать. Увидел Олю, стоящую у воды. Она держала за руку Верочку. Артамир шел к ним. Гарик направился следом.
        - Там уточки! Смотри, там уточки! - закричала Верочка, обернувшись к нему и тыча крошечным пальчиком в сторону зарослей камыша.
        - Это не уточки, а лебедята, - ответила Оля. - Тише, а то напугаешь. Это маленькие лебеди. Видишь, какие у них изогнутые шейки?
        Гарик проследил за взглядом жены и с изумлением разглядел среди кувшинок сбившихся в кучу птенцов, покрытых нежным желтым пухом. Они макали в воду маленькие серые клювы, пытаясь поймать какую - то живность, и смешно двигали из стороны в сторону короткими хвостиками. Вдруг из стеблей камыша, уходящих в воду, выбралась крупная белая птица, устремилась к выводку и, повернувшись к людям, широко раскрыла плоский оранжевый клюв с черным пятном на кончике, издав угрожающее шипение.
        - Она сердитая! - недовольно взвизгнула Верочка и отступила назад.
        - Не бойся, она просто предупреждает, чтобы ее деток не обидели, - объяснила Оля с улыбкой.
        Гарик обернулся назад. Демьян и Марина сидели на траве и жевали бутерброды, запивая их чем - то из пузатой коричневой бутылки, похожей на пивную. Он хотел позвать их, но раздумал. Зачем отвлекать людей от приятного занятия?
        На Линево они пробыли часа два, прогуливаясь вдоль берега и наслаждаясь видом зеркальной водной глади, окруженной мохнатыми соснами. Небо, покрытое кудрявыми пуховыми облаками, отражалось в тихой неподвижной воде. «Умиротворение», - вспомнилось Гарику слово, способное описать возникшее в его душе чувство. Может быть, Оля права? Купить дом в Окунево и жить простой, неприхотливой жизнью? Нет, в деревню уехать они всегда успеют. Пожалуй, он все же попытается найти Кристалл на дне Шайтана. Испытает этот шанс. А уж если ничего не выйдет, тогда и о переезде подумает.
        Озеро Щучье оказалось вдвое меньше Линево и не круглое, а вытянутое, тоже в окружении хвойного леса. Туристы были и здесь, хотя и не так много. И почти все они столпились почему - то в одном месте на берегу. Оказалось, их внимание привлекла девочка лет двенадцати, которая играла на скрипке приятную мелодию. Пронзительные звуки разносились далеко вдоль берегов. Мужчина солидного вида снимал ее на видео большой профессиональной камерой. Когда музыка смолкла и исполнительница, плавно взмахнув рукой, опустила смычок, ей дружно зааплодировали. Из толпы послышались голоса: «Какой одаренный ребенок! Знаете, что эту мелодию она сочинила сама?», «Правда? У нее музыкальное образование?». «Окончила школу искусств, выпускница. Отец повез ее в тур по Сибири. Выступает в сельских домах культуры и в деревенских клубах», - отвечала женщина, наверное, мать. «Надо же, умница какая!» - восторгались и удивлялись слушатели.
        Марина решительно вклинилась в толпу и попросила юную скрипачку сыграть для Верочки «В траве сидел кузнечик». Та кивнула с вежливой улыбкой и сыграла. Гарик чуть не умер со стыда. Ну что за дура эта баба! Как ей и ее муженьку все время удается сломать красоту момента! Бывают же люди, у которых полностью отсутствует чувство такта. Она наверняка не подозревала, что вокруг нее плавает облако пивного перегара. А может, ей было все равно. И косых взглядов стоявших рядом с ней людей она не замечала, визгливо выкрикивая «браво» и хлопая в ладоши. Гарик старался на нее не смотреть, сосредоточившись на созерцании окружающего пейзажа.
        Над лесом разлилось алое зарево заката. Багровое солнце медленно тонуло в хвойных зарослях. Тучи комаров и мелких мошек, как по команде поднялись из камышей и набросились на собравшихся у воды людей. Множество рук беспорядочно заметалось в воздухе, разгоняя осаждавших насекомых, послышались звонкие шлепки и шипение распыляемого спрея. Кто - то принес на берег охапку травы вперемешку с сухостоем и поджег. Повалил душный белый дым. Гнус отступил, но недалеко. Угрожающий монотонный звон висел над озером. О безмятежном отдыхе нечего было и думать. Вся компания единогласно решила отправляться в обратный путь.
        В Окунево въехали затемно. Проехав безлюдную Центральную улицу, свернули на Кирпичную и увидели в конце ее, напротив ворот гостиного дома огромную толпу людей.
        - Что это там стряслось? - удивился Артамир. - Столько народу только на похоронах да на свадьбах собирается. Но дело - то к ночи!
        - У нашего дома стоят, - заметил Демьян, подавшись вперед и уставившись в окно.
        «Уазик» с протяжным скрипом затормозил, и все поспешили наружу, чтобы узнать причину, собравшую жителей в такое позднее время.
        - Доброго вечера! - крикнул Артамир на ходу. - Беда, что ли, какая?
        - Турист один пропал! - отвечал обросший недельной щетиной мужик в драной телогрейке.
        - Исчез, в воздухе растаял! - добавила женщина, кутаясь в цветастый платок с бахромой.
        - Ужас какой, бесовщина! - заявила седая старушка, осеняя себя крестным знамением.
        - Нечистая сила парня взяла! - подтвердила другая и тоже перекрестилась.
        - Да какая нечистая сила, инопланетяне это, они его на Сириус забрали… Не первый раз уж такое! - выкрикнул долговязый мужик в кепке.
        - Что несешь?! Какой Сириус?! Наслушался всякой ерунды. Конечно, бесы его унесли, а потому, что заслужил. Ты его видал, того парня? Как баба, разукрашенный, и волосищи длинные. В носу, в ушах кольца. Тьфу, бесовское отродье! Едут к нам отовсюду ироды разные, а черти - то их и прибирают! - гневно возразила седая старушка.
        - В воздухе растаял? - недоверчиво переспросил Арамир. - И что, много народу это видело?
        - Да нет, только девка его, такая, бритоголовая, - ответил мужик, выдвигавший версию об инопланетянах.
        - А может, брешет все, - предположила седая старушка.
        - Щас участковый ее на чистую воду выведет, - раздался в толпе насмешливый голос. - Участковый наш, что Шерлок Холмс… От него ничего не скроешь!
        - Да наркоманы они оба! - послышался скрипучий голос. - Вместе, поди, наркоты своей набрались, да померещилось!
        - Ага, а парень - то куды делся? - ответили ему.
        - Да завтра и найдется, попомните мое слово. Валяется где - то под деревом. Очухается и выползет, вот увидите.
        Артамир повернулся к Гарику, с интересом слушавшему людскую болтовню.
        - Ладно, поздно уже, мне пора. Скоро все выяснится, я думаю. За вами утром заезжать? На Шайтан поедете?
        - О, блин, я чего - то так устал сегодня! - пробормотал Демьян, почесывая круглый живот, вместивший за день литров пять пива.
        - Да, может, послезавтра? - поддержала мужа Марина. - Не хочется рано вставать.
        - А рано и не надо, - ответил Артамир. - Озеро это здесь, недалеко. Километров восемь. Пешком за пару часов дойдем.
        - Пешко - о - м? - протянул Демьян.
        - Конечно. Через Тару - на лодке, а дальше - лесом. На машине не подъехать, леса вокруг болотистые, - ответил проводник. - Зато места наши посмотрите. Они у нас красивые!
        - Ладно. Давай не раньше одиннадцати, - согласился Демьян. - Правда, выспаться охота. Сегодня вон в какую рань поднялись!
        - Договорились, в одиннадцать приду.
        И Артамир, попрощавшись, удалился. Гарик ликовал. Наконец - то на Шайтан! Завтра, уже завтра он увидит заветное озеро! Надо будет хорошо запомнить дорогу, ведь второй раз он пойдет туда один.
        Вошли в дом. В просторной прихожей на деревянной лавке сидела зареванная бритоголовая девушка, подруга длинного парня, который пропал, по всей видимости. Всхлипывая, бормотала:
        - Ничего не понимаю… Где же он теперь?
        Рядом сидел человек в милицейской форме, писал что - то, положив на колено черную папку. Увидев вошедших, поднял голову, поздоровался, назвался участковым.
        - Можете задержаться на минутку? У меня всего пара вопросов. Знаете ли вы этого человека?
        Показал изображение на экране телефона. На снимке длинноволосый, с подведенными черным глазами, парень обнимал бритоголовую пухлощекую девушку - ту, что сидела перед ними.
        Ему ответили, что парня этого видели всего раз, прошлым вечером, во дворе этого дома, а весь день провели на экскурсии по озерам. Поняв, что ничего интересного не услышит, участковый потерял к ним интерес и отпустил.
        - А что случилось - то? - полюбопытствовал Демьян, прежде чем уйти.
        Участковый пожал плечами:
        - Пока неясно. Разбираемся.
        Бритоголовая громко всхлипнула и затараторила:
        - Это так ужасно! Мы по лесу гуляли, здесь, недалеко от деревни. Темнело уже. Он шел рядом. Вдруг, смотрю, весь искривляться начал, лицо перекосилось, тело вытянулось и волнами пошло. Смотрю на него, а вижу будто его отражение в воде… А потом он растворяться начал, расплываться, как дым. И исчез! - Она зарыдала, уткнувшись в рукав свитера. - Мне не показалось, не показалось, так все и было, - бубнила она глухо.
        - Чудеса прям, - хмыкнул Демьян и повел за собой жену и дочь. Из коридора послышался испуганный голос Верочки:
        - Папа, почему тетя плачет?
        Гарик и Оля тоже пошли в свой номер.
        Уже засыпая, Оля спросила Гарика:
        - Как думаешь, что с парнем - то стряслось?
        - Не знаю. Думаю, прав был тот, кто про наркоманов говорил. Приняли они что - то. Померещилось девке. Наверное, найдется.
        - Все равно так странно. Вдруг случилось сверхъестественное. - Она тревожно вздохнула в темноте. - Места - то здесь какие… Аномальная зона. Страшновато как - то.
        - Не убийство же, - прошептал Гарик. - Чего бояться? Все нормально будет, вот увидишь.
        И снова подумал об озере. Как оно встретит его? Откроет ли ему свои тайны? Не погубит ли?
        8. Чертово озеро, чертов лес…
        Гарика разбудил стук в окно. Недоумевая, как такое возможно на втором этаже, он вскочил с кровати, как ошпаренный, подбежал и резким движением раздвинул шторы. Большая серая птица взметнулась вверх, шумно захлопав крыльями. Он отпрянул от неожиданности, потом вздохнул с облегчением. Ничего необычного. Бывает, птицы стучат клювом по стеклу. Но, кажется, примета это нехорошая.
        За завтраком администратор Ирина поделилась с ними по секрету, что горничная во время уборки номера, где проживали пропавший парень и его бритоголовая подруга, видела у них разложенные на подоконнике для просушки грибы. И, якобы, она узнала в них те, что имеют галлюциногенные свойства.
        - Это за ними они в лес ходили, за грибами наркотическими, - сообщила Ирина шепотом, присев за столик рядом и посматривая на входную дверь столовой. - Но я не стала это участковому сообщать. Пусть сам разбирается. А вообще - то парочка очень странная, по - моему. И ссорились они частенько. Он ее, кажется, даже поколачивал. Они давно у нас живут, и я заметила у нее на плечах свежие синяки. - Сказав это, Ирина придвинулась ближе и произнесла едва слышно: - Не удивлюсь, если она ушла с ним в лес подальше да чем - то там траванула… Мне только дурной славы не хватает для гостиницы. Вот так, натворят дел, а люди потом не хотят номера снимать. А мы - то при чем?
        Когда закончили приготовления к походу и вышли во двор, в беседке их уже поджидал Артамир, какой - то посвежевший, в чистой рубахе с красной вышивкой вдоль ворота и рукавов. Его блондинистая шевелюра сверкала в свете утреннего солнца. Завидев их, блеснул белозубой улыбкой. Гарик заметил, что Оля улыбнулась в ответ. Утро начиналось явно не лучшим образом.
        Через Тару переправились на старой рассохшейся деревянной лодке, пропускавшей воду. Хорошо, что река была узкая. Если б плыли через Иртыш, утонули бы на такой. Когда выбирались на противоположный берег, воды на дне было уже по щиколотку. Демьян и Марина снова источали омерзительный запах перегара, к которому Гарик уже начал понемногу привыкать. Дорога к озеру пролегала через широкое поле, окруженное березовыми рощицами по бокам и плотной хвойной стеной впереди. Солнце уже припекало, обещая жаркий денек. Громко стрекотали кузнечики. Пестрые бабочки радовали глаз, порхая над цветами. Ложку дегтя к бочке меда добавляли оводы. Эти гигантские кровопийцы то и дело нещадно вонзались в шею. Пришлось достать купленные заранее шляпы с антимоскитными сетками.
        Маленькая Верочка быстро устала, и Демьян усадил ее на плечи. Дорога казалась бесконечной. Они все шли, а конец ее, теряющийся в лесных зарослях, почти не приближался. Прошел час, прежде чем они оказались в прохладе соснового бора. Оводы исчезли, а воздух наполнился приятным запахом хвои. Мягкий ковер из нее поглощал звук шагов, делая их бесшумными. Идти стало легко и приятно. Но вскоре сосновый бор сменился березово - осиновой рощей, а в траве под ногами начала чавкать вязкая черная жижа. Хорошо, что Артамир посоветовал им надеть резиновые сапоги. Обувь то и дело застревала в грязи, и ее порой приходилось вытаскивать руками.
        - Надеюсь, озеро стоит таких усилий, - высказала недовольство Оля.
        - И не надейся, - ответил Артамир с усмешкой. - Тебе там не понравится. Шайтан - озеро неприветливое. Некоторые туристы даже смотреть на него долго не могут. Говорят, вид его на глаза давит.
        - И чего ради такие мучения? - проныла Марина.
        - Хочется же все озера посмотреть, раз уж приперлись в такую даль, - заявил Демьян.
        - Все не посмотрим. Пятое, Потаенное, все равно неизвестно где, - возразила его жена.
        Гарик и Оля переглянулись и почему - то решили не сообщать им о том, что Артамир знает дорогу к озеру. Тот шел впереди и то ли не слышал, то ли тоже не захотел говорить об этом.
        Вышли к кривому деревянному настилу из полусгнивших жердин, пролегавшему в высокой траве. Артамир ступил на старые доски, и весь настил просел и закачался под его весом.
        - С гати не сходите! - крикнул он. - Болото вокруг, провалитесь.
        Гарик осмотрелся. Густая трава с обеих сторон производила иллюзию твердой поверхности.
        - А где болото? - удивленно спросил он.
        - Везде. Под травой. Это осока болотная, корни ее в болотной жиже растут. Прежде много людей погибло в этом месте. Коварное оно, это болото. Травкой прикрылось, и не видать.
        Шли осторожно, медленно, гуськом. В воздухе стоял запах тины и прелой травы. По мере приближения к воде редкие березки становились все тоньше, их едва появившаяся, но уже пожелтевшая листва придавала деревьям болезненный вид.
        Когда дошли почти до края настила, озеро, наконец, открылось взору, и в первое мгновение Гарику показалось, что поверхность его выпуклая и какая - то болезненно - белесая. В глазах появилось неприятное давящее чувство. Он моргнул несколько раз. Ощущение давления не исчезло, но стало более сносным.
        - Я на него смотреть не могу, - голосом, полным ужаса, проговорила Оля.
        - Это оптический эффект, - пояснил Артамир. - Многие жалуются. Сейчас привыкнете.
        - Кажется, что оно выпирает над поверхностью земли, - сказал Гарик, прикрывая глаза рукой.
        Подходить к воде было боязно. Доски качались под ногами и двигались в стороны, готовые вот - вот разъехаться или погрузиться в болотную топь. Они так и стояли, не доходя до края. Смотрели. Ни у кого не было во взгляде того восхищения, как на берегу Линево, Данилова или Щучьего. Гарик увидел отразившееся на лицах беспокойство, а у Артамира - неприкрытую неприязнь.
        - Мне тут не нравится! - взвизгнула Верочка. - Не нравится! Не нравится! Хочу уходить!
        - Ну, блин! - выругался Демьян. - Два часа грязь месили, и смотреть не на что!
        - Я предупреждал. - Артамир угрюмо вздохнул. - Никто не слушает. Всех на чертово озеро тянет, а придут, постоят две минуты и торопятся уйти прочь.
        Гарик подумал: «И хорошо. Иначе давно уж нашли бы Кристалл и выудили его. Ну, а я не такой робкий». Вдруг представил, что он здесь совсем один, да еще нужно лезть в эту воду, на темное, поросшее водорослями дно. Поежился. Мало ли что можно найти на дне этого странного озера? Наверняка тут были утопленники… Да, дельце ему предстоит не из приятных.
        Постояли еще немного, для приличия. Выдержали минут десять. Когда повернулись, чтобы идти назад, Марина вдруг завизжала:
        - Господи! Где Верочка?!
        Девочки нигде не было.
        Демьян метнулся вперед. Доски подпрыгнули, едва не сбросив в болото стоявших.
        - Вера - а! Ве - ера - а! Ты где - е? - донесся до них удаляющийся вой перепуганного отца. Марина бежала следом, тяжело топая и раскачивая настил. Оля прижала руки к щекам и повернулась к Гарику. В глазах ее застыл ужас. Артамир вдруг почему - то присел на корточки, словно исчезновение ребенка его нисколько не взволновало и он просто решил подождать, пока родители мечутся по лесу в его поисках. Но это вначале так показалось. Потом Гарик понял, что парень всматривается в высокую траву. Он начал медленно перемещаться на корточках вбок, как краб.
        - Думаешь, она там? - спросил Гарик и тоже начал присматриваться.
        - Она не уходила по настилу, я бы почувствовал, - ответил Артамир, и Гарик понял, что, если бы Верочка пошла назад по доскам, те бы заскрипели, и они бы это услышали. Ребенок, скорее всего, шагнул с настила … в болото! По коже поползли мурашки.
        Артамир неожиданно упал плашмя в траву и пополз змеей, раздвигая перед собой высокие стебли. Гарик с нарастающим ужасом следил за его гибким извивающимся телом, мелькающим в зарослях. Вскоре подошвы его сапог исчезли, и стебли осоки сомкнулись за ними. Теперь доносилось лишь чавканье грязи и шуршание. Вдруг они с облегчением услышали голос Верочки:
        - Не хочу, пусти! Пусти!
        Через пару минут Артамир выволок перемазанную с ног до головы малышку. Гарик подхватил ее и передал Оле, а сам подал руку увязшему Артамиру. Тот с трудом выбрался на доски. С него текла черная жижа. На только что чистой рубахе не осталось ни одного белого пятнышка.
        - Э - эй! Демьян! Марина! Верочка нашлась! - крикнула Оля в сторону леса. Те, услышав, тут же примчались обратно, бледные, до смерти перепуганные. Демьян подхватил ребенка на руки и затряс, точно тряпичную куклу:
        - Ты что?! Ты что?! Ты куда ушла?!
        Та заревела и начала размазывать грязь по щекам.
        Подлетела Марина, начала отнимать дочь у мужа, закричала:
        - Не ори на нее, видишь, она и так испугалась!
        - Успокойтесь, - сказал Артамир. - Слава Богу, все обошлось.
        - Чертово озеро! - прорычал Демьян и плюнул в сторону. - Зачем только поперлись сюда! Чуть беда не случилась!
        - Малышка, ты зачем туда пошла? - спросила Оля. Верочка перестала реветь и сказала:
        - Там был дядя. Он меня позвал.
        - Какой дядя? - удивилась Марина.
        - Черненький, - ответила Верочка и указала пальчиком в заросли. - Оттуда выглянул. Он сказал, что покажет мне уточек.
        - С рогами был дядя? - поинтересовался Гарик шутливо.
        - Нет. Не знаю, не видела. Он был такой длинный, как бревно. Он мне улыбался. У него был большой дырявый рот, - лопотала девочка. - Очень большой рот. А глаз не было совсем. Ни одного глаза.
        - Ну, господи, что за чушь! - Марина пыталась стряхнуть с дочери прилипшие комья грязи. - Что ты только не придумаешь!
        Все медленно пошли обратно в лес. Гарик оглянулся. В конце зеленого травяного тоннеля белела, бликуя на солнце, водная гладь, словно озеро Шайтан ему подмигивало.
        Не успели отойти и на сотню метров, как Демьян споткнулся о пенек и упал, разорвав кожу на голени. Едва не уронил сидящую на плечах Верочку, которую вовремя подхватил Артамир. Хлынула кровь, смешиваясь на ткани брюк с грязью. Тот выругался:
        - Что за чертовщина, б…, здесь творится!
        Марина закудахтала, разглядывая рану. Артамир передал ребенка Гарику и достал из рюкзака бутылку с водой и аптечку.
        - Давай, промою. - Он плеснул водой, смывая густую кровь, обнажив рваные края глубокого разреза.
        - Ой, ужас! - выдохнула Марина, бледнея.
        - Сейчас надо спиртом, - сказал Артамир, прикладывая к ране влажную марлю. Демьян зарычал и исторг длинную нецензурную фразу.
        - Все, блин! Хватит с меня озер! Нахрен! - ругался он. - Пиво, шашлык - и на берег Тары! Какого черта бродим тут, все в грязи, как идиоты какие - то?!
        - Все будет хорошо, - ворковала Марина, стоя на коленях у ног мужа и дуя на больное место.
        - А - а, уйди пжалста! - Демьян отступил назад, морщась то ли от боли, то ли от назойливости жены.
        - Идти можешь? - спросил Артамир. - Или помочь?
        И он с готовностью подставил ему плечо. Демьян навалился на него всем весом, который, наверное, был вполовину больше. Но Артамир, с виду худощавый, даже не пошатнулся. Он был одного роста с Демьяном. Обхватил грузное тело раненого туриста, и они медленно заковыляли вперед. Оля вздохнула:
        - Плохой день сегодня.
        - Я это еще с утра понял, когда птица в окно долбилась, - сказал Гарик, шагая следом. - Наверное, зря Демьян озеро ругал, еще и плюнул.
        - Думаешь, Шайтан ему отомстил?
        - Шайтан по - татарски «черт», знаешь это?
        - Знаю. Потому и творится тут всякая чертовщина, - кивнула Оля. - Вот и Верочка что - то странное в траве увидела.
        - Там был черненький дядя, - сказала девочка, услышав, что речь идет о ней. - Он меня позвал.
        Вскоре вышли к узенькой прозрачной речушке, быстрой, как горный ручей, что выглядело странно на равнине.
        - Это Инцисс, - сообщил Артамир.
        - А почему, когда к озеру шли, ее не видели? - удивилась Оля.
        - Я маршрут немного изменил, решил в село татарское зайти. Попросим, чтоб подвезли нас до переправы на Таре, а то тяжело Демьяну. Идти - то еще далеко. Вы тут посидите немного, а я скоро вернусь. Здесь и умыться можете. Вода чистейшая.
        - Точно. - Демьян, кряхтя, сполз с плеча Артамира и уселся на траву. - Ну, жена, доставай снадобье! Лечиться буду. И пожрать че - нить дай. О! - Он взял протянутую Мариной коньячную бутылку и жадно глотнул. - О, норма - ально! - И закатил глаза в блаженстве. - Хоть какое - то приятное воспоминание останется от этого марш - броска!
        Артамир быстро удалялся в сторону села. Черный человек на фоне зеленого поля. Вид у него был устрашающий. Сейчас перепугает всех жителей в селе.
        Гарик откинулся на спину и уставился в небо. Облака были похожи на длинногривых лошадей, всем табуном скачущих вдаль. Оля улеглась рядом. Ноги гудели после долгой ходьбы по заболоченной почве, и лежание на траве оттого казалось блаженством. Если бы не чавканье и острый запах копченой колбасы, доносящиеся сзади, идиллия была бы полной.
        - Давайте с нами, по сто грамм, - позвал Демьян.
        - Спасибо. Не хочется, - ответил Гарик.
        - Что - то я смотрю, скучные вы какие - то, - проворчал Демьян. - А почему? Потому, что трезвые все время. Алкоголь, он для снятия стресса полезен. Незаменимая вещь!
        - Да я согласен, - отозвался Гарик. - Только попозже, ближе к вечеру. Как выпью, так сразу в сон клонит.
        - А я и сейчас, и вечером! - хохотнул Демьян, подобрев от порции горячительного. - Отдыхаю я или нет? Вот я так вам скажу: места здесь, конечно, красивые, но отдых - на любителя! Столько топать пешком меня последний раз в армии заставляли. Знал бы, не поехал сюда! Лучше уж в Таиланд. Ну, чего тут смотреть? Грязища, комарищи, болотище, скукотища! - И заржал, довольный подобранной рифмой.
        Гарик готов был треснуть его чем - нибудь - так он его раздражал. Но раненых не бьют. Поэтому он молча лежал и смотрел в небо. Оно было удивительно красивое, ненастоящее. В реальности такого неба быть не может. Такое близкое, что кажется, протяни руку - и дотронешься. Такое зовущее. Хотелось встать и пойти за плывущим табуном лошадей в сказочную страну, где все всегда счастливы и у всех все есть. Такое светлое и бесконечное. Если бы Гарик жил здесь, то никогда бы не смотрел телевизор и не сидел бы в Интернете. Он бы все свое свободное время лежал на траве и смотрел в небо. Раньше он и не подозревал, что это занятие может дарить такую радость. Должно быть, счастливые люди живут в деревнях - по крайней мере, те, кто хоть иногда смотрит в небо, лежа на траве.
        Отдохнув, пошли отмываться от болотной грязи в ручье. Точнее, в реке Инцисс, которая была не намного шире. Потом Марина и Демьян продолжили возлияния, а Гарик с Олей и увязавшейся следом маленькой Верочкой отправились вдоль берега немного прогуляться.
        - Во дают, не находились еще! - удивленно крикнул Демьян им вслед.
        На самом деле Гарика разбирало любопытство. Его внимание привлек лес, тянущийся вдоль воды. Он показался ему странным. Что за черные деревья, и почти совсем без листьев? Да к тому же, стволы их были причудливо изогнуты и перекручены, словно когда - то давно деревья были танцующими, но однажды злой волшебник наложил на них заклинание, и они так и застыли, каждое в своей позе. Приблизившись к лесу, Гарик почувствовал ползущие по спине мурашки. Зрелище было жутким. Некоторые стволы были свиты вместе подобно плетению бельевой веревки, другие искривлены волнообразно, изогнуты под разными углами в нескольких местах. Встретилось даже одно дерево, похожее на змею, скрутившуюся в кольца. Вблизи стало ясно, что это березы, только больные все, с редкой бледной листвой, почерневшими стволами и ветками. Белоснежной бересты почти не было на них.
        - Какой уродливый лес, - прошептала Оля. - Кривой и черный!
        - Страшный! - добавила Верочка. - Он шевелится. - Она вытянула вперед указательный пальчик. - Лес шевелится! Я боюсь!
        - Да нет же, - успокоил ее Гарик. - Это только кажется, потому что деревья здесь очень корявые.
        - Нет! Шевелится! - крикнула малышка настойчиво и вдруг пронзительно завизжала, зажмурившись.
        Гарик попытался взять ее на руки, но девочка вырвалась и помчалась обратно, туда, где вдалеке виднелись силуэты ее родителей.
        - Лес, конечно, жуткий, но почему она так сильно испугалась? - растерянно пробормотал Гарик и вдруг увидел вытянувшееся лицо Ольги и её расширенные от ужаса глаза. Проследив за ее взглядом, он не увидел ничего нового.
        - Ты чего? - не понял он.
        - Там все шевелится, - прошептала она и вытянула руку вперед.
        - Ну, ты как Верочка, прямо! - усмехнулся снисходительно. - Не знал, что ты такая трусиха.
        - Да ты сам посмотри!
        - Ну, куда смотреть?
        - Внимательно смотри на стволы и ветки… Внимательно… О - о, господи! - простонала Оля и попятилась.
        Гарик, все еще не замечая ничего странного, шагнул к ближайшему дереву и… отпрянул, не веря тому, что увидел. Вначале показалось, что черная бугорчатая кора на стволе шевелится, бугры ходят ходуном, вздымаясь и опадая, будто под ее толщей - дышащие легкие дерева. Потом… Потом он увидел их. Это были гусеницы. Их было так много, что они полностью покрывали поверхность ствола. И ползли, ползли вверх и вниз, изгибая толстые мохнатые спины с красными крапинками. Гарик подавил приступ омерзения и приблизился еще, чтоб разглядеть ветки. Те оказались также полностью облеплены движущимися насекомыми. Он перевел взгляд на соседние деревья и содрогнулся: все они были в плену мелких прожорливых вредителей. Прислушался. Показалось, что отовсюду доносится хруст пожираемых листьев. За воротник что - то упало и зашевелилось там, поползло по шее. Он шлепнул ладонью в том месте и вытащил расплющенный мокрый комок, отбросил его брезгливо. Почувствовал, как что - то ползет по голове, взъерошил волосы обеими руками и тут заметил, что рукава куртки усеяны гусеницами. Отскочил, как ошпаренный, на ходу снял куртку,
затряс, стал хлопать ею по траве. Оля издали наблюдала за его истеричными действиями.
        - Черт! - выругался Гарик раздраженно. - В жизни не видел ничего подобного! На деревьях места живого нет!
        - Чертово озеро, чертов лес, - пробормотала Оля. - Пойдем отсюда, здесь ужас как противно.
        Гарик, уходя, бросил через плечо еще один взгляд на погибающую рощу и вдруг остановился. Ему показалось, что в лесу под деревом сидит человек. «Быть не может!» - подумал он и шагнул обратно.
        - Там кто - то есть, кажется, - ответил Гарик, вглядываясь в гущу деревьев.
        - Тебе мерещится, потому что деревья такие, кривые все.
        - Нет. Там человек. Женщина. У нее черные волосы. Э - эй! - Гарик гулко и протяжно закричал, приставив сложенные рупором ладони ко рту.
        Женщина не отзывалась. Она даже не шелохнулась. «Мертвая, что ли?» - Нехорошее предчувствие заползло внутрь холодной змеей. Он вновь шагнул под сень ветвей, облепленных движущейся гусеничной массой. Несколько гусениц упали на волосы, он нервно смахнул их. Подумал, что, если их не стряхивать, они со временем облепят тело в точности, как дерево. Странно, что женщина сидит неподвижно. Гусеницы ей, что, не мешают? Гарик медленно пошел к ней. Вскоре можно было разобрать черты лица. Оно показалось некрасивым: крупный нос, массивный подбородок, слишком агрессивный макияж - черная кайма вокруг глаз и густые, явно не натуральные, ресницы. Внезапно Гарика осенило, от узнавания электрический ток промчался по коже. Да это ж пропавший парень бритоголовой девки! Черные волосы до плеч, сине - зеленый безразмерный свитер, висящий на острых плечах, как на вешалке. Размалеванные глаза широко распахнуты, взгляд затуманен, смотрит в никуда, и черные мохнатые гусеницы вольготно ползают по его бледным щетинистым щекам и худой шее. На темной одежде их не видно, но, присмотревшись, Гарик обнаружил их и там во множестве,
правда, все же не так много, как на деревьях. Понятно, парень ведь не береза, листья на нем не растут. Наверное, поэтому гусеницы не облепили его сплошь.
        - Эй! - негромко позвал парня Гарик. Никакой реакции. «Точно, мертвяк», - подумал Гарик, чувствуя, как сердце забилось чаще. Подошел, присел на корточки. Трогать его было страшно. Голубые глаза в обрамлении искусственных ресниц смотрели сквозь него невидящим взглядом. Вдруг ресницы дрогнули. Парень моргнул. От неожиданности Гарик подался назад и, потеряв равновесие, уселся на траву. Волна облегчения прокатилась по всему телу, расслабляя напряженные нервы и мышцы. «Живой! Но явно в глубоком ступоре. Чего это с ним?» Гарик потряс парня за плечи, и голова того мотнулась из стороны в сторону, будто вместо шеи у того была пружинка.
        - Эй, ты меня хоть слышишь? - Гарик похлопал его по колючим щекам, стряхивая бесцеремонных гусениц. Те посыпались в траву, скручиваясь в колечки. Парень снова моргнул. В его взгляде появился намек на осмысленность. Зрение сфокусировалось, и теперь синие глаза смотрели прямо на Гарика.
        - Ты кто? - спросил он, едва шевельнув губами, словно парализованный.
        - Леший, - пошутил Гарик, радуясь, что «мертвяк» ожил. - Ты идти - то хоть немного можешь?
        - Куда? - Едва заметное движение нижней губы. «Э, да он под кайфом, что ли?» - мелькнуло подозрение.
        - Вставай, я тебя не унесу. Ты, конечно, худой, как щепка, но тяжеленный какой - то. - Гарик попытался поднять вялое тело парня, но не смог. - Из свинца, что ли, у тебя кости?
        - Га - а - рик! А - а - у! - донесся с опушки Олин голос.
        - Ща - ас! - ответил он, обернувшись. Вдали, между деревьями, белел ее платок, повязанный на голову. Она стояла, не решаясь углубиться в оккупированный гусеницами лес. Вдруг рядом с ней появилась высокая мужская фигура. Артамир! Оля что - то объясняла ему, жестами показывая в сторону Гарика. Тот кивнул и решительно зашагал к нему.
        Вдвоем они выволокли парня из леса. Пришлось взять его с одной стороны за ноги, с другой - за руки, потому что идти он не мог, колени подгибались, и он мешком валился вперед. Оля заохала, увидев его.
        - Господи, что с ним? Он живой?
        - Живой, - ответил Гарик. - Но в состоянии овоща. Хорошо, наверное, кайфанул пацан. А подруга - то его слезы льет! И милиция ищет! А он сидит себе под деревцем и в ус не дует.
        - Может, ему плохо? Надо в больницу. Есть поблизости какая - нибудь больница? - тараторила Оля, шагая рядом с раскачивающимся телом парня, которого они несли тем же образом - держа за руки и за ноги.
        - Нет, только в Муромцево. - Артамир отрицательно мотнул головой. - Но в Окунево живет врач - терапевт. Думаю, первую помощь оказать сможет.
        Гарик заметил вдалеке маленький автомобиль кислотного оранжевого цвета и невысокого круглоголового человека, одетого по - деревенски. Широкие грязные черные брюки были заправлены в кирзовые сапоги. На голове - круглая черная тюбетейка с белой вышивкой. И без того узкие глаза прищурены на солнце. Увидев, что несут с виду безжизненное тело, замахал руками, замотал головой, закричал:
        - Не, не! Не надо мне такого пассажира! Я домой!
        - Погоди! Живой он! - крикнул Артамир.
        Демьян поднялся с насиженного места, заковылял к ним, удивленный. Марина ахнула, всплеснув руками. Верочка подбежала, с любопытством заглянула в лицо висящему в воздухе парню.
        - А это кто? - спросила она и ткнула его в щеку. Тот лишь моргнул.
        Под протестующую речь хозяина оранжевого «Запорожца» парня погрузили в прицеп, очень кстати оказавшийся сзади. Пока его укладывали на устеленное свежескошенной травой дно, Гарик рассказал Демьяну и Марине, как нашел парня, сидящего у дерева в лесу. Потом все утрамбовались в крошечный автомобиль, причем Гарику пришлось посадить Олю на колени, и она уперлась головой в потолок. «Запорожец» резво помчался по полю, подскакивая и проваливаясь на неровностях, сзади загремел металлический прицеп.
        - Помедленнее, а то не довезем! - воскликнул Гарик. - Он и так еле живой!
        Водитель - смуглолицый татарин из села Инцисс - кивнул и сбавил скорость. Он довез их до берега Тары и высадил там, где была оставлена лодка, а потом резко умчался, оглушительно газуя. Вдалеке «Запорожец» стал похож на яркого жука, бегущего по зеленой траве.
        Переправившись на противоположную сторону русла реки, Артамир и Гарик вновь попытались поставить парня на ноги, подхватив под руки с обеих сторон. На этот раз тот даже смог вяло передвигать ими. Демьяну пришлось ковылять самостоятельно, прихрамывая на больную ногу. До околицы добрались уже в сумерках. Из крайней избы выскочил мужик, предложил помочь. Пока брели по деревенской улице, за ними собрался длинный хвост из любопытствующих жителей и ребятни. Уже у ворот гостиного дома парень совсем очухался и вошел во двор сам. Из беседки выбежала бритоголовая, бросилась ему на шею с душераздирающим воплем «Кирилл!», и тот, потеряв равновесие, рухнул вместе с ней на стриженую лужайку, смяв растущие вдоль дорожки цветы.
        Позже все собрались в столовой гостиного дома. Администратор Ирина пригласила участкового. Нашедшийся парень по имени Кирилл пришел в себя, мог ходить и даже разговаривать, но ничего вразумительного сообщить так и не смог. «Не помню ничего», - растерянно бормотал он, отвечая на сыплющиеся со всех сторон вопросы о том, где он был столько времени и что с ним произошло. Самое интересное было то, что бритоголовая (Кирилл называл ее Ларой) утверждала, что перед исчезновением они находились в лесу неподалеку от Окунево. А парня нашли довольно далеко от деревни. Каким - то образом он переправился через Тару и прошел не меньше восьми километров! Но ничего этого не помнил. Последние сутки начисто стерлись из его памяти. Лара по - прежнему заявляла, что видела, как ее друг растворился в воздухе прямо у нее на глазах, но ей никто не верил.
        - Все - таки, может быть, вам это показалось? - предположил участковый. - Ведь уже темнело. Вы, наверное, просто потеряли друг друга из виду. А он заблудился. Другого объяснения просто быть не может.
        - Но я видела! Мне не показалось! - возбужденно доказывала бритоголовая. - Говорю вам, он исчез, растаял, как облако дыма!
        - Гм… Может быть, вы принимаете какие - то сильнодействующие препараты? Лекарства, в смысле, - поинтересовался участковый.
        - Что? Какие препараты? - Она пожала круглыми плечами. - Ничего такого не было.
        - А грибов вы сырых в лесу не ели? Трав каких - то незнакомых? - выспрашивал он.
        - Да нет же, мы гуляли просто! - Бритоголовая отрицательно мотала головой, но слова ее звучали как - то неубедительно.
        Пришел врач, живущий на соседней улице, интеллигентного вида сухощавый черноглазый мужчина со строгим выражением лица. Выслушал рассказ об известных обстоятельствах, приключившихся с пациентом. Начал осматривать парня. Заглянул ему в глаза, подняв веки, сунул под мышку градусник, попросил согнуть руки и ноги.
        - Все в порядке с ним, - развел он руками, закончив осмотр.
        - Но он совсем не мог двигаться, мы несли его на руках! - воскликнул Гарик. - Он только у деревни немного очухался, сам пошел.
        - Вы говорите, что нашли его сидящим у дерева, - рассудительным тоном возразил медик. - Возможно, он долго пробыл в неудобной позе, и у него затекли конечности. Так бывает. А заторможенность речи можно объяснить тем, что парень сутки ничего не ел. Потеря памяти, скорее всего, следствие черепно - мозговой травмы. И хотя я не могу это установить без специального оборудования, он наверняка просто упал и ударился о дерево или пень, вот и результат. Постельный режим пока. Завтра к обеду я к нему загляну. Договорюсь в Муромцево, чтобы ему голову обследовали. Там, конечно, очередь, поэтому мне нужно уточнить, на какое время его смогут принять. Ну, пока все.
        С этими словами врач попрощался и удалился. Лара обвила полными руками шею сидящего рядом Кирилла, прильнула к его груди лысым черепом, заворковала:
        - Где ж ты пропадал, Кирюша? Я не знала, что и думать. Места себе не находила. Милиция говорит, три дня надо ждать, сам явишься. А я думала, через три дня с ума сойду. Весь день тебя искала, все исходила вокруг. А ты вон куда забрался, аж на другой берег переплыл! И где ж тебя носило - то, боже мой…где ж тебя носило - то?
        - Подожди, мне кажется, я вспоминаю что - то, - вдруг забормотал парень и даже на стуле выпрямился, отстранив подругу.
        Все окружающие - Гарик, Оля, Артамир, Демьян, Марина, администратор Ирина, дежурный охранник, участковый и даже маленькая Верочка - завороженно уставились на него.
        - Да, помню… Было так светло… Яркий свет повсюду… И сияющие существа. И вода серебристая.
        - Что за существа? - спросил участковый, раскрывая черную папку и приготовившись записывать.
        - Они не сказали мне, но я понял, что это боги… Это были боги, и от них исходили звуки музыки… Разные мелодии, такие приятные, тихие. - Взгляд Кирилла устремился в потолок и стал мечтательным. - Я хотел остаться с ними. Там было хорошо. Я чувствовал счастье. Но должен был уйти. Они не выгоняли, но я знал, что должен уйти. Я не мог остаться там. Жаль.
        - А что еще ты видел? - оживился Артамир.
        - Ничего. Только боги, свет и музыка, - ответил Кирилл медленно и протяжно.
        - Что ж, галлюцинация налицо, - заявил участковый. - Светомузыку он видел, значит. - Он усмехнулся, помотал головой, хлопнул Кирилла по плечу. - Ты, это, парень, поосторожней с наркотой. В следующий раз там и останешься, где свет и музыка. Понял? Ладно, поздно уже, мне пора.
        Встал, попрощался и ушел, сердито хлопнув дверью. Наверное, досадовал, что потратил столько времени на пустяки. Может быть, он премию получает за раскрываемость, а тут ясно стало, что нечего раскрывать, подумал Гарик.
        - Ну, честно, ребята, ведь правда это про наркоту? - спросила администратор Ирина, надеясь, что в отсутствие сотрудника милиции те скажут правду. Но Лара с презрением взглянула на нее и ответила:
        - Устали мы. Спать пойдем.
        Встала и потянула за собой своего долговязого друга. Обнявшись, они удалились в темный коридор. Демьян с семьей последовал за ними. Ирина и охранник отправились по своим делам. В столовой стало тихо.
        Гарик вдруг заметил, что Артамир задумчиво рассматривает свой славянский талисман, висящий на шее на кожаном шнурке, - угловатую геометрическую фигуру, выгравированную на круглом куске белого металла, похожего на серебро. Он вертел подвеску перед глазами, держа в руке, и так сосредоточенно прищурился, словно хотел просверлить взглядом дырку. Почувствовал, что Гарик смотрит на него, вскинул голову, сверкнул улыбкой:
        - Интересный день был, да?
        - Нескучный, - кивнул Гарик, обнимая Олю за плечи. Артамир отвел взгляд в сторону и сказал:
        - Что ж, на этом и попрощаемся. Все озера я вам показал.
        - Не все, - вдруг шепотом сказала Оля. - А Потаенное? Его нам можно увидеть?
        Артамир отрицательно мотнул головой. Помолчав, добавил:
        - И найти не пытайтесь. Не сможете.
        - Ну, хоть издалека, - начала канючить Оля. - Так интересно! Хочется это волшебное озеро увидеть.
        - Это так трудно, что, узнав способ, вы сами откажетесь, - ответил Артамир, вставая из - за стола. - Ладно, пора и мне. Рад был с вами попутешествовать. Будьте счастливы, не скучайте.
        Он пожал протянутую руку Гарика, кивнул Оле и вышел за дверь. Гарик подумал с облегчением, что вряд ли еще они увидятся вновь, разве что мельком. Все - таки он был уверен, что этот ведорусс положил глаз на его жену, и оттого присутствие Артамира его напрягало. Через минуту Гарик и Оля наконец - то поднялись в свой номер, возле которого огромными буквами во всю стену было написано: «ЛЮБОВЬ - РЕЛИГИЯ ЗЕМЛИ».
        9. Две дороги, белая и черная
        Наутро Гарик решил отправиться к ясновидящей. Оля отказалась составить ему компанию. Денек обещал быть солнечным, и она решила пойти вместе с Демьяном, Мариной и Верочкой на берег Тары, загорать.
        Отыскав дом по записанному на бумажке адресу, Гарик долго стучал в запертые ворота и хотел уже уйти, как вдруг из - за невысокого забора выглянула пожилая женщина, по всей видимости, хозяйка, и, откинув перепачканной в земле рукой выбившуюся из - под платка прядь волос, спросила:
        - Кого надо?
        - Татьяна Моргун у вас живет?
        - Нету моей постоялицы, на Омкаре она, как всегда.
        Гарик поблагодарил и отправился разыскивать предсказательницу за деревней, там, где впервые увидел ее в обществе Гольдштейна. При свете дня «место силы», как его тут еще называли, выглядело совсем иначе. В прошлый раз из - за темноты он многого не разглядел, теперь же с удивлением увидел, что кроме огромного колесообразного славянского символа «Коловрата», возвышавшегося на верхушке составленных пучком бревен, поблизости имелась деревянная часовня с православным крестом на высокой крыше, а в земле он заметил бетонное углубление, нечто вроде маленького бассейна, обложенное вокруг цветами, фруктами и какой - то выпечкой типа булочек. Вокруг «бассейна» плотно друг к другу сидели люди, скрестив босые ноги. Одеты все были в индийском стиле, в яркие струящиеся ткани разных цветов, и хором пели песни, то и дело молитвенно складывая ладони у груди и сгибаясь лицом вниз. Лица их были разукрашены подобно индийскому обычаю. Люди выглядели увлеченными своим занятием, то устремляя к небу вдохновленные взоры, то блаженно закрывая глаза. «Бабаджисты», - догадался Гарик и вспомнил Лию. Он узнал ее тонкую фигуру
среди сидящих и вновь залюбовался девушкой. Её юное лицо показалось ему еще прекраснее, чем в первый раз. Она его не видела, занятая молитвой. Рядом с ней сидела похожая на нее женщина, с виду старше лет на двадцать, тоже очень красивая и стройная. Наверное, это ее мать. Что заставило ее примкнуть к такому обществу? Окунуться в чужую культуру? Петь незнакомые песни на чужом языке? Еще и дочь привела с собой. Интересно, она школу - то хоть закончила? Но, решив, что это не его дело, Гарик пошел разыскивать Татьяну Моргун. Людей вокруг было много. Глазеющие по сторонам туристы сновали от одной веранды к другой. На одних верандах (так Гарик окрестил несколько столбов с дощатым настилом сверху) торговали медом, сувенирами, чаем, травами, на других - люди, одетые в национальные славянские костюмы, пели хором русские народные песни. Такие же ряженые бродили среди туристов, зазывая в хоровод или для игры в «ручеек».
        Вскоре Гарик заметил компанию, сидящую у костра. Татьяна Моргун была среди них. Она что - то рассказывала собравшимся. Там же был и Гольдштейн - в том же пальто, несмотря на припекающее солнце. Гарик подошел, поздоровался.
        - О, как хорошо, что вы пришли! - воскликнул чудаковатый ученый и энергично потряс протянутую Гариком руку. - А мы как раз обсуждаем новые измерения, которые проделали мои помощники буквально вчера. Они нашли новые «светилища» и «темнилища». Знаете о таких местах? Здесь их полно кругом. Думается, что в «светилищах» есть порталы в параллельный мир. В «темнилищах» тоже порталы, но ведущие в другой мир - не светлый, а темный. Можно сказать, в ад, если вам так будет понятнее.
        - В самом деле? - удивился Гарик.
        - Ну, конечно! В этом нет никаких сомнений!
        - А как же инопланетяне? - Гарик вспомнил, что в прошлый раз профессор говорил о представителях внеземной цивилизации, перемещающих избранных и достойных в лучшую жизнь.
        - Ой, вы понимаете все слишком буквально. Инопланетянами их принято называть в нашем обществе, а на самом деле назвать их можно как угодно. Хоть ангелами. Это божественные сущности, наделенные высшим разумом и безграничными творческими возможностями, - пояснил Гольдштейн. - А наряду с божественными есть сущности демонические, или, если хотите, черти. Те утягивают порочных, запутавшихся в жизни людей в свои бездонные омуты для вечных мук.
        - Альберт Карлович прав, - вмешалась в разговор Татьяна Моргун. - Его слова подтверждаются аномальными явлениями, которые мне удалось заметить благодаря моему дару. В «светилищах» я слышала музыку. Она доносилась отовсюду - из - под земли и с небес, была вокруг, в воздухе. Невероятная тихая мелодия, прекраснее я не слышала ничего в жизни. А в «темнилище» мне почудился ужасный стон, звучащий, как воющий в печной трубе ветер.
        Гарик вспомнил слова очнувшегося от ступора Кирилла: «Там были боги, свет и музыка». Рассказал о случае Гольдштейну и Моргун. Это привело обоих, да и остальных слушавших, в возбужденное состояние.
        - Вот! Вот вам яркий пример человека, пересекшего грань между мирами в «светилище»! - выкрикнул Гольдштейн. - Я должен непременно поговорить с этим юношей.
        - Да мы пытались. Только он ничего больше не помнит, - ответил Гарик. Странные люди, верят любым слухам. Наверняка видения Кирилла - всего лишь наркотический бред, подумал он.
        Кто - то неподалеку красиво пел под гитару. Гарик отвлекся от беседы, прислушался. Сбивчивая речь ученого отошла на второй план, и он разобрал слова песни:
        «По небу плывут облака,
        Глядят на меня свысока.
        Внизу, под обрывом, река,
        Крутые ее берега.
        Дай мне, Бог, крылья широкие,
        Ждут меня дали далекие,
        Руки мои забери,
        Крылья взамен подари.
        С крутого обрыва сорвусь,
        В высокое небо помчусь,
        Над лесом, рекой полечу.
        Прости, я на волю хочу!
        Дай мне, Бог, крылья широкие,
        Ждут меня дали далекие,
        Ну а не дашь - согрешу,
        У черта тогда попрошу!
        (Автор)
        Гарик поискал глазами певца и с удивлением узнал в нем Кирилла, о котором они только что говорили. Невозможно было поверить, что еще вчера они с Артамиром вынесли его из леса, полумертвого. От ступора не осталось и следа. Парень яростно терзал струны гитары и исступленно тряс своей длинной черной гривой, выкладываясь перед слушателями, сидящими напротив него на поваленном дереве. Там была и его бритоголовая подруга. Они расположились почти у обрыва над рекой Тарой, и Гарик подозревал, что Кирилл сочинил слова песни только что - уж очень они подходили к этому месту.
        - Так вы слышите меня или нет, молодой человек? - Татьяна Моргун прервала его мысли - видимо, что - то спросила и не дождалась ответа.
        - А? Что, простите? - встрепенулся Гарик.
        - Говорю, давайте прогуляемся, чтоб нашему разговору никто не мешал. Вы ведь за предсказанием пришли?
        Ее лицо с небрежным макияжем, растрепанные волосы, горящий напористый взгляд напомнили Гарику базарных торговок, прилипчивых, как репей, одержимых желанием что - нибудь продать. Чего ей так не терпится предсказать Гарику судьбу? Наверное, денег попросит. Здесь многие неплохо зарабатывают на доверчивых туристах, впитывающих, как губка, любую чушь. Но все - таки было любопытно, что она скажет, особенно перед важным делом, предстоящим на днях.
        Ясновидящая властно взяла Гарика под руку и повела в сосны, подальше от шума и снующих туристов. Там она спросила его:
        - Что вы собираетесь предпринять в ближайшее время? Что - то очень важное, судьбоносное.
        - С чего вы взяли? - Гарик оторопел. Он никому, даже жене, не успел еще рассказать о своих планах прочесать дно озера Шайтан в поисках Кристалла.
        - Да у вас это прямо на лбу написано!
        Гарик машинально потер лоб. Татьяна встала перед ним - невысокая, почти на голову ниже его - и уставилась на него снизу вверх.
        - До этого вы шли по обычной дороге, как многие люди. Но теперь эта дорога закончилась, и вы стоите на перепутье. Дорог перед вами две: одна дорога белая, другая - черная. От того, какую из них вы выберете, зависит не только ваша дальнейшая судьба, но и судьбы многих других, на которые повлияет ваш выбор.
        «Во заворачивает!» - подумал Гарик, но в глубине души чувствовал: эта женщина не врет, она на самом деле что - то видит.
        - Вы можете не делиться со мной своими секретами, мне нет до них дела. Я лишь хочу, чтобы завтра вы сделали верный шаг. Ведь ступив на черную дорогу, вы уже никогда не сможете вернуться и пойти по белой. Поэтому мне так важно было сообщить это вам. Я сразу увидела, что ваша судьба решится скоро.
        - Но я не знаю, где белая дорога, а где черная, - возразил Гарик.
        - Врете. Вы все знаете! - возмущенно фыркнула ясновидящая и сверкнула глазами, окруженными черными хлопьями осыпавшейся с ресниц туши. - Человеку дан великий дар - знать, где плохое, а где хорошее. Но иногда люди, зная, что поступают неправильно, все равно идут на это, чтобы получить желаемое. Они не знают одного: цена, которую придется заплатить, будет слишком для них высока. У каждой дороги свой хозяин, он ждет в конце пути. Выбирая дорогу, ты выбираешь и хозяина, которому будешь служить. - Она неожиданно перешла на «ты».
        - Вы говорите такими загадками. - Гарик пожал плечами. - Я не понял ничего.
        - Ты все прекрасно понял. - Она взяла его за руку и сжала, словно пытаясь передать ему то, что чувствовала. - Будь осторожнее. Здесь, в окрестностях Окунево, особенные места. Добро и зло соседствуют рядом, разделенные тонкой гранью. Оступишься - угодишь в «темнилище», увязнешь и не выберешься. Будешь внимателен - и светлый путь выведет тебя туда, куда стремится душа человеческая.
        Гарик почувствовал, как внутри что-то неприятно сжалось. Но обдумать слова ясновидящей не успел. Вдруг издалека донесся испуганный женский визг, а затем - нарастающий глухой стук копыт. Откуда - то неслась лошадь, способная обогнать скорый поезд. Вскоре он увидел ее, стрелой мчащуюся по дороге вдоль берега Тары. Из - под копыт взлетали клубы желтой пыли. В седле были всадники: истерично визжащая женщина и ревущий ребенок. Женщина обеими руками сжимала ребенка, вцепившегося в лошадиную гриву, а поводья безвольно мотались в воздухе. Сразу стало ясно, что лошадь взбесилась. Она мчалась, как выпущенная из ствола пуля. Гарик проследил траекторию «полета» и похолодел от ужаса. Берег Тары заворачивался, и если лошадь продолжит скакать прямо, то через несколько секунд слетит с обрыва. Когда же он разглядел лица всадников, его прямо затрясло: он узнал в кричащей женщине Олю, а ребенок оказался плачущей Верочкой! Как такое возможно?! Как они оказались на взбесившейся лошади?!
        В один миг все происходящее замедлилось, словно кто - то включил эффект замедления видеозаписи. Ноги скакуна плавно вздымались вверх и постепенно опускались, частички пыли плавно кружили в солнечном свете, как пушинки. Гарик увидел сверкающие белки выпученных глаз на лошадиной морде, капельки влаги, вылетающие из ноздрей, пузырящуюся пену, укрывшую зубы под вздернутой губой. Топот копыт стал реже. Топ - пауза, топ - пауза, топ - пауза - топ… В том же ритме билось его сердце: удар - пауза, удар - пауза, громко, гулко, как набат, отдаваясь звоном в ушах и вибрацией по всему телу. От мощных сердечных ударов вздрагивала каждая частица его плоти. Все остальные звуки, наполнявшие пространство, - людской гомон, пение, музыка - враз исчезли. Остались только стук копыт и биение сердца. Гарик повернул голову в сторону обрыва, и ему показалось, что голова двигается тоже медленно, будто в воде. Смерил расстояние. Оставалось несколько метров. Гарик прикинул - не успеет. Но все равно побежал. Ноги еле передвигались, хотя он старался делать гигантские прыжки. А сам словно застрял на одном месте. Вдруг в поле его
зрения у обрыва появился парень. Кирилл. Он встал прямо на пути обезумевшего животного с палкой в руке. Шагнул навстречу. Лошадь поднялась на дыбы, заржала. Копыта на мгновение зависли над головой Кирилла, а потом, опускаясь, толкнули парня в грудь. Коснувшись земли, забрали вправо. Лошадь отскочила в сторону, проскакала еще немного и остановилась. Гарик бросился туда со всех ног. Вернее, он и так все это время бежал, но почему - то медленно, а теперь, будто эффект замедления выключили, и он помчался со скоростью ветра.
        - Оля! - крикнул он, протягивая руки к ревущим жене и Верочке и помогая слезть на землю. - Ужас какой! Как вы?
        Вокруг быстро собралась толпа. Оля повисла у Гарика на шее и затряслась в рыданиях, Верочка вцепилась в его брюки и орала во все горло. Сзади донеслись выкрики: «Убился, бедолага!», «Шею сломал!». Гарик повернул голову к кричавшим. Толпа переместилась к краю обрыва, заглядывая вниз, охала, вздыхала, шептала и всхлипывала одновременно. «Кирилл», - понял Гарик. Он не видел, как парень упал, его внимание было полностью приковано к мчащейся лошади, которая теперь, как ни в чем не бывало, стояла на лужайке, переминаясь с ноги на ногу, лишь иногда нервно всхрапывая.
        - Оля, мне нужно отойти, - сказал он жене, осторожно отстраняя ее. Та кивнула, обняла Верочку и села на траву. Колени ее дрожали.
        Гарик подошел к крутому склону. Тело Кирилла скорчилось в неестественной позе далеко внизу. Голова сильно вывернута, распахнутые глаза безмятежно смотрят ввысь. «Как будто предвидел, когда крылья у Бога просил», - подумал Гарик, вспомнив слова его последней песни. Что - то колючее поползло по щеке. Смахнул, думая, что это гусеница. Оказалось, слеза. Вдруг его осенило: этот неказистый, похожий на женщину долговязый парень, к которому он относился со снисходительным презрением, только что спас его жену и чужого ребенка ценой собственной жизни. Наверняка знал, что не уцелеет, вставая перед мчащейся, как ураган, лошадью. Знал, но преградил ей путь, не позволил сорваться в обрыв. И угодил туда сам. Погиб, чтобы другие могли жить.
        Кто - то сильно толкнул его в плечо, едва не сбив с ног. Гарик резко обернулся. На траве рядом лежала бритоголовая, свалившаяся в обморок. Люди, стоявшие поблизости, склонились над ней, подняли, куда - то понесли. Он снова посмотрел вниз, на рваный глиняный склон Тары с торчащими повсюду корнями, поросший редкими соснами и утыканный острыми, как сломанные зубы, пнями. Шансов уцелеть у парня почти не было. Сколько ему было лет? Едва ли исполнилось двадцать пять. И вот в один миг все закончилось, застыло в одночасье, остановилось, словно кто - то нажал кнопку «стоп» на самом интересном месте приключенческого фильма, где тот исполнял главную роль. А река Тара несла дальше свои медные воды, сверкая в солнечных лучах, как праздничная лента. Белые облака, отражавшиеся в ней, плыли вдаль вместе с быстрым течением. Ветер подгонял их, склоняя к воде растущие на другом берегу ивы. Жизнь продолжалась.
        Издалека послышался зычный голос Демьяна и кудахчущий - Марины. Гарик повернулся и пошел разыскивать их. Взбесившуюся лошадь куда - то увели. Люди толпились вокруг Оли с сочувствующими лицами. Среди них маячила могучая спина Демьяна, обтянутая серой футболкой. Из - за плеча его выглядывала зареванная Верочка, которую он держал на руках.
        - Как они на лошади очутились? - спросил Гарик, приблизившись.
        - Кто ж знал, что ее понесет? - охрипшим голосом ответил Демьян. - Пастушок сказал, что эта кобыла самая спокойная. Никогда не артачилась.
        - Да где ж вы ее взяли?
        - На берегу. Там, где в первый раз были, помнишь?
        Гарик вспомнил табун пасущихся лошадей за изгородью, который видел в свой первый поход на реку.
        - Они покататься решили. Верочка хотела на лошадку. Марина пыталась сесть вместе с ней, да на лошадь не смогла залезть. А Оля залезла. И Верочку мы к ней в седло посадили. Вначале все нормально было. Ходила себе лошадка тихонько, хвостом помахивала. Верочка смеялась, довольная. Вдруг кобыла тревожиться начала. Заржала и пошла скакать в разные стороны. Я к ней, чтоб Олю и Веру снять, а она как шарахнется вбок, ну, и помчалась!
        - А пастушок что?
        - Куда там, в один миг исчезла, и криков его не слышала.
        Незнакомая женщина в пестром платке прошептала:
        - Вы перед тем на Шайтане не были, случайно?
        Гарик вздрогнул от неожиданности.
        - Как раз были, а что? - удивился Демьян.
        - Нельзя после Шайтана на лошадь. - Она со вздохом покачала головой. Стоящие рядом подхватили: «Нельзя, нельзя».
        - И лошади, и коровы от тех шарахаются, кто недавно на озере том побывал. Все уж знают. После Шайтана пару дней к скотине не подойдешь. Да местные и не ходят на чертово озеро. А у туристов скотины нет. Первый раз такая беда стряслась, - объяснила женщина.
        Когда покидали «место силы», Гарик заметил милицейский «уазик», из которого высаживались люди в форме. Сейчас поднимут труп и увезут в Муромцево, подумал он с тоской. Даже на похороны к парню прийти не получится. Приедут родственники и заберут в родные места. Гарик даже не знает, откуда тот был родом. Может быть, потом удастся выяснить, где будет могила человека, отдавшего свою жизнь его жене, чтобы иногда положить на надгробие букет свежих цветов.
        Ночью в гостином доме невозможно было уснуть. В своем номере до самого утра выла бритоголовая, оплакивая погибшего друга, и стены не могли остановить ее протяжный, тоскливый вой. Всю душу выворачивало от этого звука. Наверное, что - то похожее услышала в «темнилище» Татьяна Моргун. Гарик попытался представить, что это стоны гуляющих по коридорам сквозняков, но уснул лишь под утро.
        Проснулся от стука в дверь. Администратор Ирина испуганно сообщила, что внизу их ждет следователь. Гарик разбудил Олю. В прихожей Демьян и Марина уже давали показания. Следователь с усталым лицом долго мучил их расспросами, писал протокол и отпустил их лишь спустя час. Потом пошел в номер, где жил погибший, опрашивать бритоголовую.
        Гарик и Оля вышли во двор: хотелось свежего воздуха.
        - Хочу домой, - сказала жена после долгого молчания.
        - Нужно побыть еще пару дней, - ответил Гарик.
        - Зачем? Давай уедем. Я тут не хочу оставаться ни минуты.
        - У меня есть одно дело.
        - Что? - она непонимающе взглянула на него.
        - Пойдем в беседку, мне нужно кое - что тебе рассказать.
        Гарик начал издалека. С того, как однажды подвез ученого Гольдштейна и нашел его «флэшку», как прочитал его доклад об озерах в окрестностях Окунево и узнал о легенде, гласящей, что на дне Шайтана покоится Кристалл, способный дать человеку знание, с которым тот достигнет всего, чего пожелает. Она смотрела на него, как на умалишенного.
        - Ты серьезно? Не шутишь? - В ее глазах мелькнул страх. Наверное, решила, что у него «крыша поехала».
        - Я ждал весны, чтобы приехать в Окунево и исследовать дно озера. Не уеду, пока не выполню задуманное.
        - И как ты собираешься это сделать?
        - У меня есть акваланг и подводный фонарь.
        - Откуда?
        - Купил по объявлению в Интернете. Завтра с утра пойду на озеро. Ты пойдешь со мной?
        Она резко встала, покрутила пальцем у виска и ушла в дом. Остаток дня они не разговаривали. Оля лежала на кровати с наушниками в ушах и ни разу не посмотрела на него. Гарик принес из машины сумку с подводным снаряжением, разложил на полу в номере желтые баллоны с воздухом, насос, маску, фонарь. Проверил, как все работает. Подкачал воздух в резервуары. Бережно упаковал все обратно. Сходил в столовую, попросил повариху утром сложить ему обед в контейнеры. Вечер просидел во дворе, в беседке, глядя на пламенеющий закат. Оля так и не вышла. Он отправился спать в машину, стоявшую во дворе, и всю ночь отбивался от комаров. Утром, измученный и невыспавшийся, наскоро впихнул в себя завтрак. Поднялся в номер. Оля спала, так и не вынув из ушей наушники. Он поправил на ней сбившееся одеяло, взял сумку и ушел, тихо прикрыв за собой дверь.
        Дорогу Гарик помнил хорошо. Не зря ведь пытался запечатлеть в памяти каждый пройденный шаг. На берегу Тары нашел ту самую старую лодку. Грести раньше ему не приходилось, и во время переправы его сильно снесло вниз по течению. «Даром, что маленькая речушка, а сильная», - подумал он, с трудом поворачивая весла в уключинах. Пришлось возвращаться пешком чуть ли не с километр. Нашел нужную тропинку, ведущую в заросли, и зашагал по ней, перекинув сумку через плечо. Вершины деревьев отливали розовым в лучах поднимающегося солнца. Начиналось утро. В лесу просыпалась жизнь. С ветки на ветку перелетали птицы, оглашая все вокруг звонкими трелями. Юркие белки молниеносно перемещались по стволам сосен, издавая своими коготками царапающие звуки, и, сверкая маленькими любопытными глазками, смотрели на него сверху с интересом. Однажды мелькнуло круглое серое тело зайца с длинными дрожащими ушами, а спустя секунду следом метнулся пушистый лисий хвост. «Еще только медведя не хватает!» - подумал Гарик, озираясь с опаской. Казалось, что бурый гигант сидит под кустом и наблюдает за ним, выбирая момент, чтобы выйти на
дорогу, встать на задние лапы, занести над ним огромные черные серповидные когти и, разинув пасть, обнажить крупные желтые клыки. «Какой дурак!» - ругал себя Гарик за беспечность. Даже не подумал взять с собой не то, что оружие, но хотя бы пару новогодних «хлопушек»! Ведь одно дело идти по лесу толпой, и совсем другое - в одиночку. Ведь это же тайга! В ней хищники водятся! Успокаивал себя лишь тем, что летом медведи сытые, на людей не нападают. Если, конечно, не больны бешенством… От волков можно спастись, забравшись на дерево. Только вот сколько придется сидеть на нем, неизвестно. Вряд ли по этой тропинке часто ходят люди.
        Спустя час быстрой ходьбы Гарик забеспокоился. Казалось, места вокруг не те, что он видел в прошлый раз. Но тропинка все тянулась сквозь лес, и он шел по ней, никуда не сворачивая. Вышел на открытое место - просторное поле, заросшее травой, в которой исчезала его тропинка. Наверное, раньше тут сеяли пшеницу или овес. Пересек его. Тропинка обнаружилась на другой стороне поля, желтая из - за песчаной пыли, устилавшей ее. Почва в этих краях почему - то везде была песчаная. Он еще в первый день этому удивился. Странно было видеть, как прямо из песка растет трава. Однако было ясно, что он заблудился. С Артамиром они здесь не проходили. Но делать нечего. Раз есть тропинка, значит, куда - то да приведет.
        Еще через час ходьбы тропинка раздвоилась. Теперь тропинок перед ним было две. Одна, такая же светло - желтая, отклонялась вправо и тянулась между полем и лесом. Другая вела влево и вместо песчаного покрытия чернела жирной влажной землей. Лужицы воды поблескивали в углублениях. По такой тропинке идти будет труднее: скользко, вязко. Но Гарик вспомнил, что к Шайтан - озеру Артамир привел их именно по такой - сырой и заболоченной. Поэтому он смело шагнул в черное месиво и зашагал дальше, с трудом переставляя ноги по чавкающей грязи.
        Отошел на сотню метров и оглянулся. Светлая тропинка исчезла из виду. Стало вдруг тревожно. В памяти возникли небрежно накрашенные глаза Татьяны Моргун. «Ступив на черную дорогу, ты уже никогда не сможешь вернуться и пойти по белой». - Слова ее, сказанные накануне, теперь походили на приговор. По спине противно поползли мурашки. «Да стоит ли придавать значение ее безумной болтовне?» - Он пытался храбриться, но чувство чего - то неотвратимого и фатального лишь росло в его душе с каждым шагом.
        Шел пятый час его странствия, когда Гарик подумал, что пора повернуть назад. Вот только еще бы знать, где оно, это «назад»? Черная тропинка давно слилась с окружающей заболоченной местностью, и он долгое время шел без ориентира. Повсюду вокруг стояла метровая трава, камыш да осока. Он цеплялся руками за прочные стебли, вытаскивая увязающие ноги из грязи, все больше начинавшей походить на трясину. Иногда он по колено проваливался в ямы, заполненные блестящей черной жижей, и в сапогах его хлюпало и чавкало. Но он все шел упорно до тех пор, пока однажды не погрузился в болото по пояс. Выбравшись с большим трудом и лишившись одного сапога, он упал на траву, спружинившую под ним, и одежда его впитала выступившую на поверхность зловонную влагу. Только тогда он понял, что не дойдет до Шайтана, потому что утонет в болоте. Подумал, что вряд ли кто - то найдет его тело в этом затерянном гиблом месте. Так и будет лежать вечно, надежно укрытый плотным болотным саваном. Гарик перевернулся на спину и уставился в синее полуденное небо. Вспомнил, как смотрел в него, лежа на мягкой травке реки Инцисс. Это небо
было какое - то другое - давящее, тяжелое. Оно нагоняло тоску. Круг солнца подернут дымкой, приглушающей его сияние, словно места эти не выносили яркого солнечного света и испускали специальный туман, не дающий лучам проникнуть сюда.
        Внезапно на него накатил слепой беспричинный страх. Не оттого, что заблудился. Другой. Как в детстве, когда ночью ему, лежащему в постели, начинало казаться, что на него кто - то смотрит из темноты. Кто - то чудовищный. И даже одеяло, накрывшее его с головой, не могло воспрепятствовать этому взгляду, проникавшему насквозь. Теперь казалось, что из зарослей камыша за ним следят те же хищные глаза, и некто из мира жути готов утащить его во тьму болотной трясины, в вечный мрак. «Там был дядя. Черненький. Вон оттуда выглянул». - В памяти возник образ Верочки, указывающей в заросли. Неужели она, и правда, увидела что - то или кого - то? «Он был такой длинный, как бревно. Он мне улыбался. И у него большой дырявый рот. Очень большой рот. А глаз не было совсем. Ни одного глаза». - Лепет Верочки звучал в ушах, и страх постепенно перерастал в панический ужас. Захотелось бежать прочь из этого безлюдного места. Но куда? Гарик уже не помнил, откуда пришел. Где та черная тропинка, которая привела его в безнадежную топь? Огляделся. Редкие кривые сосны и березы утопали в высокой траве, скрывающей дрожащую зыбкую
торфяную почву. Вдруг поблизости зашуршали камыши, заставив его испуганно подскочить. Раздался протяжный тоскливый крик, и в небо взметнулся, шумно хлопая крыльями, длинношеий журавль. Гарик вздохнул с облегчением: всего лишь птица, а не мистическое болотное чудище. Рассердился на себя. Нечего раскисать, надо двигаться дальше. Продолжая валяться в траве, он никогда никуда не придет. Поднялся и заковылял, перекинув через плечо измазанную в грязи сумку, в одном сапоге, весь мокрый и воняющий тиной, чувствуя, как по шее на спину стекают ручейки густой болотной гущи.
        10.
        
        «
        ЧЕРНЕНЬКИЙ ДЯДЯ
        »
        И ЗЛОБНАЯ РУСАЛКА
        Еще пару часов Гарик месил ногами болото. Потерял второй сапог, выбился из сил и зверски проголодался. Отыскал место в траве, где не было воды. Сел. Достал из сумки заботливо упакованный поварихой обед. Молодец, она догадалась завернуть все в плотный целлофан, иначе пришлось бы поедать котлеты под соусом «а - ля болотьезе». Допил последнюю воду. Огляделся. Пейзаж вокруг был такой же, как и два часа назад, словно он не прошел и шага. «Вот же досада! - уныло подумал Гарик. - Что, если я брожу по кругу? Так можно вечно кружить». Ему стало жаль себя. В груди прямо защемило от жалости. Вся его затея с поиском Кристалла (будь он неладен вместе с Гольдштейном, из - за доклада которого он очутился здесь!) теперь выглядела совершенно нелепой. Гарик почувствовал себя полным дураком. Права была Оля, когда покрутила у виска, узнав о его планах.
        Пора звать на помощь. Решил взглянуть, ловит ли тут связь, и ужас прошиб его подобно электрическому току. Он только сейчас вспомнил, что телефон все это время лежал в кармане брюк! Выругался. Достал бесполезный промокший аппарат, повертел в руках, зашвырнул подальше. Разбирать его для просушки не было смысла, он пропитался влагой насквозь, а все отверстия забились грязью. Час от часу не легче! Как теперь сообщить, что он в беде? Что теперь делать? Сапог нет, воды нет, телефона нет, и куда идти, он не знает! Хоть ложись да помирай! Вдруг пришла на ум гениальная мысль: нужно забраться на дерево повыше и осмотреться! Может быть, повезет разглядеть в окрестностях злополучный Шайтан или, еще лучше, населенный пункт какой - нибудь! Или дорогу! Или речку - хоть бы ту, Инцисс, которая выведет его к татарскому селу. Воодушевившись, Гарик пошел искать дерево покрепче. Все они были тоненькие, болезненные в этой заболоченной местности. Наконец, нашел вполне крепкую сучковатую сосну. Полез. Сразу оцарапал босые ступни в кровь. Ничего, главное - добраться до макушки. Вид сверху подскажет ему, как быть дальше.
        Чем выше он поднимался, тем тоньше становились ветки, предательски поскрипывая под его весом. Кроны окружающих деревьев все еще заслоняли обзор. Гарик перебрался еще на одну ветку повыше, чувствуя, как саднят ободранные ладони. Ствол сосны угрожающе накренился. Он раздвинул руками хвойные лапы над головой и выглянул. Какое счастье, просторы открылись его взору, наконец! И всего в каких - то ста метрах впереди блестела, сверкая в лучах клонящегося к закату солнца, серо - зеленая озерная гладь, словно бельмо на глазу великана, мутное, белесое, выглядывающее из прорехи в травяном ковре. Восторг охватил Гарика. Дошел! Он был так рад, будто впереди его ждала медаль, полагающаяся за победу в тяжелых состязаниях. Осталось совсем немного, чтобы достичь заслуженной награды. Он опустил ногу на нижнюю ветку, наступил, и в этот момент макушка сосны склонилась еще сильнее, затрещала и, сломавшись, полетела вниз, увлекая за собой вцепившегося Гарика.
        Он упал, но боли не почувствовал. Вязкая почва поглотила удар, да и густая хвоя под ним смягчила падение. Повезло. Хорошо, что не оказалось пней и коряг, ведь тогда все закончилось бы иначе. Гарик полежал немного, приходя в себя, затем подобрал валявшуюся поблизости спортивную сумку со снаряжением и побрел навстречу своей мечте, поджидающей его всего в паре сотен шагов. Тут же провалился в трясину по пояс. Дернулся, пытаясь выбраться, но погрузился еще глубже. Перепугался. Вспомнил фильм «А зори здесь тихие», где девушку, угодившую в трясину, медленно засасывало, и та, бедная, как ни барахталась, неумолимо погружалась в зыбкую черноту, а потом болотная жижа накрыла ее лицо. Гарик представил, как в последнюю секунду жизни она зашлась в беззвучном крике, когда грязь потекла внутрь бесконечным потоком. Его передернуло. Более ужасную смерть трудно себе представить. Поискал глазами что - нибудь, чтобы уцепиться. Рядом лежала сломанная макушка сосны. Дотянулся, ухватился за нее, начал осторожно подтягиваться, стараясь не делать резких движений. Крупная толстая ветка то скрывалась в грязи, то всплывала.
На освобождение из болотного плена у него ушли последние силы, а солнце к тому времени покраснело и почти коснулось линии горизонта. Наконец, цепкая трясина отпустила его ноги. Гарик с облегчением перебрался на твердую поверхность. Хотя твердой ее можно было назвать с большой натяжкой. Слой сплетенных травяных корней пружинил под ним, но держал. Передохнув немного, продолжил передвигаться, на этот раз лежа плашмя и перебрасывая перед собой спасительную сосновую ветку. Ручки сумки перекинул через шею, и при каждом движении она подпрыгивала на спине, отвешивая чувствительные удары. Метр за метром он полз, извиваясь ужом и не замечая многочисленных комариных укусов. Густая вязкая грязь постепенно становилась все более жидкой, и вскоре он потерял под ногами опору и просто плыл на сосновом бревне. Двигаться стало легче. Выбравшись, наконец, из зарослей камыша, вздохнул с облегчением и осмотрелся. Увидел справа от себя уходящий в воду деревянный настил - тот самый, по которому их привел в прошлый раз Артамир. Поплыл к нему вдоль травяной стены. Озерная вода смыла облепившую его тело грязь, придала бодрости.
Но водоросли нещадно царапали босые ноги и цеплялись за одежду. Таких ужасных водных растений он в жизни не видел. Не растения, а звери! Листья, растущие пучком, были похожи на макушку ананаса - такие же толстые и жесткие. Они больно кололись даже сквозь ткань. Выбравшись на серые трухлявые доски настила, закатал брюки и взглянул на голени, покрытые сеткой царапин, похожих на кошачьи. В таком же состоянии оказались живот и руки. Все тело ныло от порезов, ладони и ступни с ободранной о сосновую кору кожей неимоверно саднили. Усмехнулся. На нем живого места не было! Лег на спину, чувствуя, как гудит от усталости каждая мышца. Задумался, глядя в оранжевое небо. Что дальше? Вот он и добрался до Шайтан - озера. Сумка со снаряжением рядом. До темноты у него есть еще около часа. Решил отдохнуть минут десять и погружаться на дно. Скорее всего, с первого раза найти Кристалл не удастся. Не он первый пытается сделать это. Возможно, он вообще его не найдет. Но раз пришел… Вздохнул тоскливо. Это ж надо быть таким дураком, чтобы поверить в подобную небылицу! Сейчас, лежа на краю огромного водоема в полном
изнеможении, он готов был расхохотаться в голос над собственной глупостью. Ради раздутого мифа он рисковал жизнью. И еще ночевать придется вместе с лягушками и спрятавшимся в камышах «черненьким дяденькой». О возвращении в Окунево после захода солнца нечего было и думать. Дороги не найдет. И тогда ему точно конец.
        Отдохнув, начал доставать из сумки подводное снаряжение. Упаковано оно было хорошо, ничего не пострадало. Взял моток бельевой веревки, привязал один конец к деревянной подпорке дощатого настила, размотал и другим концом обвязался вокруг пояса - на всякий случай. По веревке он легко вернется назад. Затем подкачал воздух в баллоны и надел их с помощью специальных лямок на спину. Проверил подводный фонарь, закрепленный над маской. Работает. На гидрокостюме он сэкономил, а зря. Плотная прорезиненная ткань спасла бы его не только от холода, но и от саблеподобных водорослей. Но тогда он о водорослях ничего не знал. Облачившись полностью, начал дышать через шланг воздухом из баллонов. Все работало отлично. Вот только одной незначительной детали он не предусмотрел. Секундомер! Как он узнает, что десять минут - то время, на которое был рассчитан объем воздуха, - истекает? Решил, что будет считать. Десять раз до шестидесяти. Окинул взглядом угрюмое озерное пространство с торчащими повсюду клочьями болотной растительности, вздохнул и медленно полез в воду. Она была прозрачной, чистой и, несмотря на холод,
приятной. Казалось, озеро гостеприимно встречало его. Гарик нырнул. Под водой было темно и страшно. Дно напоминало джунгли. Повсюду спутанные водоросли, сплетенные в заросли. К счастью, Гарик взял на этот случай острый нож. Шаг за шагом, расчищая себе путь, он медленно продвигался по дну озера к центру. Веревка тянулась за ним - хлипкий мостик во внешний мир. Он иногда трогал ее, проверяя, на месте ли, не оборвалась ли, зацепившись за острую корягу, не развязались ли узлы на поясе. Чем дальше, тем вокруг него становилось темнее. Солнце плохо проникало на глубину сквозь растительность, которой поросло все озеро. Под ногами пружинил плетеный ковер из нее, и Гарик понимал, что это обманчивое дно. Там, под ковром, еще много метров воды, на которые ему предстоит погрузиться. Время шло, он вел подсчет. Судя по пройденному расстоянию, центр озера был близко. Гарик принялся резать толстые стебли под ногами. К тому моменту, как ему удалось проделать в поросли углубление, воздух в баллонах закончился. Пришлось возвращаться назад вплавь, сдвинув маску на лоб и держа голову над водой. Когда поплыл обратно к
центру, захватил с собой сосновую ветку, на которой пристроил насос, привязав сумку с ним отрезком веревки, чтобы не возвращаться каждые десять минут к настилу. Течения на озере не было, ветра - тоже, и он надеялся, что ветка с насосом никуда не уплывет. Нырнул снова. С трудом нашел место, над которым трудился. Полез в заросли. Водоросли царапали тело, цеплялись за одежду, как чьи - то пальцы, пытающиеся его остановить. Расчищая пространство ножом, Гарик упорно лез все глубже. Но и во второй раз ему не удалось проникнуть сквозь толщу сплетенных стеблей. Вынырнул. Вновь накачал воздух в баллоны. Солнце наполовину погрузилось в обступивший озеро лес. Оранжевое марево разлилось над водой, сделав все вокруг нереальным, таинственным, мистическим и мрачным. Стараясь не смотреть вокруг, Гарик в очередной раз полез на дно, но опять безуспешно. Он с остервенением резал стебли, но никак не мог продырявить насквозь спутанный травяной слой. Он приуныл: ведь может же быть такое, что толщина растительного «ковра» метра три, или пять. А если десять? Что, если нет никакого второго дна, и озеро проросло водорослями
насквозь? Он тут может целую неделю траву резать. Вынырнул на поверхность и повис на сосновом бревне в отчаянии. Подумать только, какой ерундой он тут занимается! Решил попытаться еще раз, и, если не получится пробиться, отправиться ночевать на дощатый настил.
        Но у него получилось! Это вышло так неожиданно, что он провалился и ушел вниз сразу метра на три. Вокруг было темно. Свет не проникал сквозь завесу из растительности. И вода, не тронутая майским солнцем, была студеная. Гарик проследил взглядом за лучом фонаря, прорезавшего во тьме узкий коридор. Дна видно не было. Он приуныл - точнее, сдался. Поиски Кристалла можно было считать оконченными. Бессмысленно было надеяться обнаружить какой - то камень, пусть даже и большой, в этой бескрайней мгле, где даже само дно невозможно разглядеть. Он уже вытянул вверх руки и собрался подниматься, как вдруг ему показалось, что в конце светового луча мелькнуло что - то большое и темное. Он поводил фонарем, всматриваясь, и вновь увидел странное черное пятно. Направил свет прямо на него. Пятно находилось глубоко внизу, метров в пяти от его ног, немного в стороне. Исследуя предмет, Гарик пришел к выводу, что это, скорее всего, огромное бревно. огромное Возможно, ствол старого дерева, рухнувшего и упавшего в озеро, плававшего долгое время по поверхности и затонувшего. Тонут ли деревья в воде, Гарик не знал, но
полагал, что старый трухлявый ствол мог сильно напитаться влагой и оттого пойти на дно. Только вот расположен он странно - не горизонтально, а вертикально, будто его поставили «на попа» и он почему - то не падает. Стоит себе, точно корабельная мачта. А еще цвет у него угольно - черный. Может, дерево обуглилось во время стихийного пожара? Ведь говорили же, что здесь часто горят торфяные болота. В конце концов, какая разница, что там не так с этим деревом, подумал Гарик. Кристалл не найти. Надо возвращаться. Воздуха осталось на пару минут, а он на приличной глубине. Хотел отвести взгляд от маячившего внизу бревна, но почему - то помедлил. Что - то было в нем неправильное… Тут Гарик понял, что это не бревно, а аккуратно отесанный столб! Ведь у дерева должны были торчать в стороны обломки веток, сучки… Но если это столб, откуда он здесь взялся? Кто и зачем приволок его сюда и утопил в озере? Да не просто утопил - установил вертикально прямо, закрепил на дне. Биение сердца ускорило темп. Гарик лихорадочно соображал. Столб здесь определенно неспроста! Наверное, это метка. Указатель. Может быть, рядом
находится и статуя Ханумана с Кристаллом у основания? Нужно подняться наверх, наполнить баллоны и вернуться вновь, чтобы подобраться к столбу поближе. Он сделал рывок вверх, но почему - то погрузился еще ниже. Что за чертовщина? Гарик снова дернулся всем телом, но не поднялся ни на метр. Почувствовал, что его тянет ко дну, будто засасывает. Черный столб приближался, и Гарик, охваченный ужасом, разглядел на поверхности странного предмета круглое углубление, похожее на огромное дупло. И дупло это расширялось подобно жадному рту, приготовившемуся проглотить его целиком. Если бы Гарик не был в воде, он бы уже заорал. А так изо рта вылетело лишь несколько пузырей. Он сделал вдох и понял, что дышать больше нечем. Запаниковал. Мысли заметались в голове. О том, что дно озера станет его могилой, и что смерть его так же нелепа, как и жизнь, и что получил он то, что заслужил… И вдруг голос Верочки - тоненький, звонкий - зазвучал в голове: «Дядя черненький, большой рот дырявый, а глаз нет совсем… Дядя черненький, длинный как бревно, и ни одного глаза…». Его продолжало тянуть к столбу. Но сколько ни пытался он
сопротивляться неведомой силе, все было тщетно. В ушах появился давящий звон, нарастающий с каждой секундой. Вдруг показалось, что этот звук исходит от столба. «Мам - м - м… Мон - н - н… Мам - м - м… Мон - н…». - Монотонный оглушительный гул заполнил все пространство. Толща воды завибрировала, заволновалась. Тело Гарика закрутилось волчком и ускорилось, словно он попал в сливное отверстие в раковине. «Что, черт возьми, здесь происходит?» - успел подумать он, прежде чем сознание покинуло его, когда он поравнялся с распахнутым зияющим ртом, издающим эти демонические звуки. Адские звуки, всю душу выворачивающие наизнанку. Уж не угодил ли он в ворота, ведущие прямиком в ад? Не заслужил он такой страшной участи! За что? Никого не убивал, не крал, даже жене не изменял! Не должен он в ад попасть, неправильно это… Гарик почувствовал, как горячие слезы выкатились из глаз, прикрытых подводными очками, и в этот момент тьма набросилась на него, как голодный зверь, и свет фонаря померк перед глазами.
        А потом, когда Гарик снова открыл их, тьма не исчезла, но покрылась россыпью звезд. Откуда - то взялась луна - большая, желтая. Зато исчезла вода. Он шевельнул пальцами рук и ног. Точно, он на суше. Лежит на чем - то твердом. Кажется, похоже на дощатый настил. Неровные доски давят в спину. Он весь мокрый и страшно замерз. Трясется и стучит зубами. Почувствовал, как чьи - то пальцы с острыми ногтями впиваются в плечи и пытаются его тащить куда - то. Захотел повернуться, но не смог даже голову от досок оторвать. Над ним склонилось лицо девушки. Длинные мокрые волосы защекотали его щеки. Она была красива и одновременно ужасна. Глаза выпучены, ноздри раздуты, дышит тяжело, точно жаба. Вдруг хватает его оберег, висящий на шее на серебряной толстой цепочке, и начинает душить. Гарик пытается оттолкнуть ее руки, но то ли она очень сильная, то ли он ослабел. А ногти - то какие страшные! Синие! Не иначе, русалка это на него напала! На дно хочет утащить снова, в воду ледяную, к черному столбу! Не хочет он туда! Ни за что ей не позволит сделать это! Гарик дернулся всем телом, взбрыкнул ногами, толкнул ее в
плечи что было сил. Она на спину опрокинулась. Чешуя под луной на ней засеребрилась, красивая такая. И чешуя, и русалка красивая. Жаль, что злобная только. Лежит, смотрит на него, рот открывает, закрывает, губами шевелит, что - то сказать ему хочет, а не может. Интересно, где хвост - то у неё? Рыбий должен быть, с раздвоенным плавником на конце. Не видно. Подогнулся, видать, когда она упала. Надо срочно удирать, пока она снова не набросилась, гадина болотная! Гарик вскочил на ноги, но тут почему - то деревянный настил вдруг резко прыгнул вправо, потом влево, а потом старые серые доски подскочили и с размаху ударили его прямо по лицу.
        Когда Гарик вновь открыл глаза, он тут же зажмурился от обилия света, ослепившего его. Голова гудела. Страшно болел нос. Вспомнил прыгнувшие на него доски, русалочье лицо, раздувшееся от злости, синие ногти и чешую… И страшный черный столб с дуплом - пастью, засасывающий его. Что все это было? И жив ли он? Может быть, Бог смилостивился над ним за все его страдания и забрал в рай? Осторожно приоткрыл веки и глянул в пространство перед собой сквозь частокол ресниц. Вначале видел лишь белый свет и больше ничего. Потом различил синеву неба, облака и золотое солнце прямо над ним. День! Слышно, как шумит листва, обдуваемая ветром. И пахнет так вкусно! Не болотом, не тиной, не гниющими водорослями… Пахнет едой! Где - то неподалеку что - то варится. Пар плывет по воздуху над ним, щекочет ноздри. Гарик поворачивает голову, которая тут же взрывается. Через мгновение оказывается, что нет, не взорвалась, цела голова, только болит очень. Зато он теперь видит немного больше. На ветру трепещут какие - то вещи, переброшенные через натянутую между деревьями веревку. Кажется, его вещи! Брюки, куртка, и - черт
побери! - трусы. А рядом сверкает на солнце русалочья кожа. Ой, странно все как - то! Только русалки ему не хватало! И так ночью не придушила его едва! Медленно - медленно, чтоб избежать повторения «взрыва», поворачивает голову в другую сторону - в ту, откуда доносится вкусный запах. И тут же зажмуривается от увиденного. Это что - то совсем уж нереальное! Спиной к нему стоит обнаженная (то есть совсем голая) девушка, стройная, даже слишком - видны полукружия ребер, но фигуристая. Длинные темные волосы полощет ветер. Она помешивает что - то в закопченном котелке, висящем на огне. Дует в ложку. Пробует. И вдруг, словно почувствовав кожей его взгляд, резко оборачивается. Гарик ошарашенно моргает. Оказывается, это Лия! И такая красивая, что глазам смотреть больно. Снова зажмурился.
        - Ожил? Наконец - то! А я переживала, боялась, серьезная травма, придется за помощью идти, - услышал он ее голос - робкий, как у первоклассницы, и нежный, как журчание весеннего ручья. - А как тебя здесь одного бросить, в таком состоянии? Места дикие, волки рыщут. Ты как? Где болит?
        - Голова, - с трудом выдавил Гарик. Язык еле ворочался, как у пьяного вдрызг.
        - Ты упал очень, прямо с разбегу. Не узнал меня.
        - От русалки убегал.
        - Что ты, какая русалка?! Это ж я вытащила тебя! Думала, не смогу, не осилю. Ты тяжелый. Из воды еще ничего, за веревку тянула. А как поднять - сил - то и не хватает!
        Тут Гарик понял, почему у русалки было такое раздутое лицо. Ясно: от натуги. Бедная девчонка чуть не надорвалась, а он ее еще и пинал! Ну не узнал в темноте! И платье это ее блестящее… В точности, как рыбья чешуя! Вот как, значит, Лия спасла его от смерти, не дала утонуть. Он изучающе взглянул на ее руки, держащие ложку. На ногтях блеснул синий лак. Вот, значит, как! Она заметила его взгляд, улыбнулась, волосы на плечи накинула, прикрыв грудь, которая, как успел заметить Гарик, была крошечная, подростковая. И тут понял, что сам лежит перед ней без одежды. Ведь она же, сам видел, на веревке сушится! Почувствовал, что краснеет, растерялся, не зная, что сказать.
        - В мокрой одежде простыть недолго, - ответила она, угадав его мысли. - Уже высохла, наверное. - И пошла к бельевой веревке грациозной походкой лани.
        «Ну, надо же, еще ребенок совсем, а мужика взрослого не стесняется!» - удивился Гарик, не в состоянии отвести от нее взгляд. Лия посмотрела на него глазами, в которых были глубина и мудрость, и улыбнулась. Будто знала секрет и готова была им поделиться. Волны вспыхнувшей страсти подхватили его израненное тело, и он закачался на них, то взмывая вверх, к небесам, то проваливаясь в бездну. Душа его то увеличивалась многократно, когда он возносился на вершину волны, то сжималась до размеров спичечной головки, а он чувствовал в этот момент, что тонет, тонет безвозвратно. Девушка, вчерашний подросток, не давшая ему стать утопленником в озере, утопила его в собственной жгучей страсти одним лишь мимолетным взглядом.
        Что было потом, Гарик помнил плохо. Вначале она присела рядом, держа в руках ворох высохшей одежды. Он хотел одеться сам. Лия улыбнулась, сказала:
        - Ты лежи. Я тебя одену, так же, как и раздела.
        «Дурочка», - подумал Гарик. Когда раздевала, он без сознания был. Теперь так не получится. Неужели она, и правда, этого не понимает? Но лежал смирно какое - то время. Лия смешно пыхтела, пытаясь надеть на него трусы, и бормотала:
        - Тебе сейчас вставать нельзя. У тебя наверняка сотрясение. Да и без воздуха ты под водой долго пробыл. Вдруг микроинсульт случился? Ты лежи и не двигайся. Я сейчас.
        Он, вроде бы, и не двигался. До тех пор, пока Лия не коснулась его бедер своими маленькими, твердыми, как камушки, сосками. А после все поплыло перед глазами, и он больше не властен был над своими руками, губами, сердцем, да и всем остальным… Мощная волна вдруг выросла под ним и умчала его к небесам вместе с прекраснейшей девушкой на свете. Ему хотелось, чтобы этот момент длился вечно. Но вечного счастья не бывает. Кто - то давно сказал ему: «Счастье от слова «сейчас». Оно мимолетно». На этот раз его счастье прервалось слишком резко, грубо, скандально. Оно испарилось в тот миг, когда пространство вокруг огласилось пронзительным криком, так похожим на голос его жены.
        - Вот, значит, какой Кристалл ты разыскиваешь! Тебе не кажется, что дно озера ты перепутал с чем - то другим?
        Лия, лежащая в этот момент на его груди и казавшаяся ему даром небес, испуганно вскочила и умчалась. Гарик резко сел, голова отомстила ему за это вспышкой боли. Подобрал валявшуюся рядом одежду, прикрылся скомканным ворохом. Оля, вся красная, стояла перед ним, гневно сверкая глазами. Крупные слезы ползли по ее щекам, следом уже выкатились новые. «О, господи, что сейчас будет!» - с ужасом подумал Гарик, холодея.
        - Пожалуйста, давай потом поговорим, - пробормотал он вяло. Говорить все еще было трудно.
        - Почему это потом? Давай уж все сейчас и обсудим! - Она орала, как сумасшедшая. - Зачем откладывать такой важный разговор?! Зря я, что ли, всю ночь не спала, а потом полдня перлась к этому озеру, думая, что тебя волки сожрали! Оказывается, ты целехонек! И неплохо проводишь время!
        - Оля, ну все, не ори. У меня травма головы, правда. - Гарик поморщился. Ее высокий истеричный голос заставлял дрожать барабанные перепонки и отдавался в голове болезненными приступами.
        - Серьезно? - Она задохнулась в саркастическом смехе. - Может, мне тебя еще и пожалеть?
        Она орала еще долго. Гарик перестал понимать смысл, да и зачем? Во время кратковременных пауз в гневном монологе он слышал радостное пение птиц, которым не было дела до происходящего. Они наслаждались жизнью. Если бы он был Богом, превратил бы в птицу свою жену - пусть щебечет сколько угодно, хоть слушать будет приятно. Или сам стал бы птицей и улетел отсюда, подальше от потока брани.
        В конце концов, она выдохлась, повернулась к нему спиной и пошла по тропинке, ведущей обратно. Гарик вдруг подумал: неужели она одна сюда пришла? Вскочил, не обращая внимания на боль в голове, поспешно запрыгнул в брюки, догнал ее.
        - Чего тебе? - Она обернулась. Лицо красное, опухшее, некрасивое.
        - Провожу. Опасно одной по таким местам. Я вчера весь день по болотам ползал, заблудился.
        - Найдутся провожатые, не беспокойся, - ответила Оля с кривой улыбкой. Гарик посмотрел вперед. Вдалеке маячила фигура светловолосого парня в славянской рубахе. Артамир! Вот, значит, кто привел ее сюда. Смотри, какой воспитанный! Ушел подальше, чтоб не слушать чужой семейный скандал.
        Гарик стоял и смотрел, как Оля поравнялась с Артамиром, и дальше они пошли вместе. Она споткнулась, он подхватил ее, обняв за талию. Гарик почувствовал вспышку ревности и подумал, до чего же странно устроен человек. Еще недавно он хотел, чтобы Оля убралась как можно дальше, а лучше совсем исчезла бы из его жизни. И вот, стоило постороннему мужчине проявить о ней заботу, как Гарик готов был бежать следом и броситься в драку за свою жену. Наверное, правы те, кто считает, что ревность не имеет ничего общего с любовью. Абсолютно собственническое чувство.
        Гарик поплелся обратно, как побитая собака. Лия стояла, обхватив локти и прикусив губу, на солнечной полянке, одетая в свое серебристое, длинное, до пят, платье, придающее ей поразительное сходство с русалкой. В глазах ее плескалась тревога, смешанная с чувством вины. прикушена С нее можно было картину писать под названием «Раскаявшаяся блудница». Гарик не хотел обсуждать с ней размолвку с женой. Он зверски хотел есть. Пряные ароматы готовящегося блюда витали в воздухе.
        - Что там у тебя варится? - спросил он невозмутимо, будто некрасивой сцены и не было.
        - Рис с овощами и рыбой, - ответила она. Молодец, поняла, что никаких вопросов и сочувствующих фраз он сейчас просто не вынесет.
        - Сойдет, - кивнул он и добавил: - Последний раз ел сутки назад.
        Она проворно захлопотала вокруг котелка. Интересно, откуда она взяла его на берегу озера? Да и сама откуда взялась? Он спросил ее об этом.
        - А! Здесь, неподалеку, на холме, есть типи. Котелок оттуда давно туристы принесли, в кустах был припрятан. Многие же любят уху здесь варить. Рис, сушеные овощи и вяленую рыбу я всегда в рюкзаке с собой ношу, на всякий случай.
        - Что еще за типи? - Гарик впервые слышал это странное слово.
        - Это лагерь из шалашей. Все его называют типи. Такие домики, похожие на вигвамы или юрты, из бревен, составленных конусом, с отверстием вверху для выхода дыма, чтоб можно было жечь костер прямо внутри.
        - Интересно. И кто его соорудил? - Гарик принял из ее рук миску с дымящейся едой и ложку.
        - Не знаю. Туристы, наверное. Там всегда кто-то есть с мая по сентябрь. И еще палатки ставят. На берегу озера земля слишком болотистая. Сыро, комаров много. Некоторые еще говорят, что озеро на них давит. Не могут долго у воды. А там, на холме, сверху вид красивый на Шайтан, воздух свежий, тиной не пахнет. Люди живут по нескольку дней. Наслаждаются природой, медитируют, думают. Одни приходят, другие уходят. - Ее голос тихо шелестел, подобно молодой весенней листве, взбудораженной игривым ветерком. Гарику хотелось слушать ее вечно. Он спросил:
        - А ты как здесь очутилась?
        - Я пришла с … - Она вдруг запнулась на мгновение. - С друзьями.
        - Да? А где твоя мама?
        - Осталась в ашраме. - Тень беспокойства промелькнула в ее глазах. Лия что-то скрывает или Гарику показалось?
        - И что, она тебя отпустила?
        - Конечно. Я же не одна.
        - Уйти в безлюдные места с парнями?
        - Тебе, может, это и странно. А у нас ценится личная свобода. И друзей моих мама хорошо знает, - ответила Лия голосом провинившейся школьницы.
        - И почему же ты одна меня из озера вытаскивала, а не позвала их на помощь? - удивился он.
        - Я купаться пошла. Поздно уже было, они не захотели. Сидели в шалаше, песни под гитару пели вокруг костра.
        - И одну тебя отпустили?!
        - Да я тут уже много лет живу, каждый уголок знаю. Все время купаюсь в озере по ночам, что тут странного? Вот и вчера, пришла, только собралась в воду лезть, как вижу, веревка от настила в озеро тянется. Взялась за нее, чувствую, тяжело. Привязано будто что-то. Тянула что было сил. Чувствовала, что должна это сделать. Странное такое возникло ощущение, что спасаю кого-то. И вот твоя голова из воды показалась. Думала, мертвый ты. Выволокла тебя наверх, на грудь надавила, из тебя и хлынуло. Очнулся ты и давай драться, ногами и руками махать. Вскочил, бежать бросился, да споткнулся.
        Гарик потрогал разбитый нос. Наверное, синяки под глазами выступят.
        - И как же ты меня на поляну приволокла?
        - За веревку тянула. Ты очень тяжелый, хотя и худой.
        - А что друзей на помощь не позвала?
        - Да не хотела тебя ночью одного бросать. Думала, подожду, пока очнешься хотя бы. А то вдруг придешь в себя, а вокруг никого нет, и пойдешь плутать. Пропадешь еще. Тут ведь кругом болота.
        - Да уж знаю. Вчера весь день плутал. Чуть не утонул.
        - А что тебя сюда привело? - спросила она и внимательно взглянула на него своими большими темными глазами. Вот он, омут, из которого не выбраться. В болоте не утоп, в озере не утоп, а в омуте этом навеки сгинет, подумал Гарик. Сгинет с радостью.
        11. Кровожадный идол, волшебная сказка и уродливая быль
        Мутный омут распахнет
        На закате жадный рот,
        Спрятавшись среди болот,
        Солнышко на ужин ждет.
        В мрак безмолвный черных вод
        Медленно оно войдет,
        И безжалостный проглот
        Над светилом рот сомкнет.
        - Что ты искал на дне озера? - Лия повторила вопрос, не отводя взгляда, будто подозревала его в чем-то нехорошем.
        В двух словах Гарик ответить на это не мог, и он начал рассказывать с самого начала. Со встречи с Гольдштейном, благодаря которой узнал об Окунево, озерах, бабаджистах, статуе Ханумана и космическом Кристалле, и о своем заветном желании достичь финансового благополучия, чтобы ни в чем больше никогда не нуждаться. Потому что вырос в нищете, и его бедная мать, воспитывая сына в одиночку, измучилась, стараясь добыть для него самое необходимое. И что они с женой хотят ребенка, но Гарику не на что купить достойное жилье, а родившееся дитя станет пятым жильцом в крошечной квартире и будет обречено жить в бедности. Она слушала внимательно, не перебивая.
        - Ну и как думаешь? Правда, есть на дне эта статуя бога-обезъяны и Кристалл или нет? Ведь ты живешь в ашраме. Что говорят бабаджисты? - спросил он, закончив долгую исповедь.
        Лия пожала плечом, обтянутым серебристой тканью.
        - Если честно, всерьез никогда не задумывалась. Да, легенда такая существует, и последователи гуру Бабаджи уверены в ее правдивости. Ты ведь не нашел Кристалл?
        - Нет. - Гарик покачал головой. - Там такая тьма.
        - У местных Шайтан-озеро не в почете, - вдруг сказала Лия и нахмурилась. - Рассказывают такие страшные истории… Жуть просто!
        - Да, я тоже слышал. Будто торфяное болото прогорело до самого ада, и черти оттуда наружу выбрались. Поэтому озеро так и назвали. Шайтан, по-татарски - «черт».
        - Я другое слышала. Что на месте озера давным-давно стоял храм. В нем люди нечистой силе поклонялись. Просили у нее богатство, власть, любовь. За отпущенные дары приносили в жертву маленьких детей, даже младенцев. Человек, которому темные силы дали то, что он просил, должен был принести в жертву ребенка не старше пяти лет. В центре храма стоял черный идол - обтесанное дерево с большим дуплом. Людская молва гласит, что дерево очень древнее, выросло еще во времена сотворения мира. А корни его проросли так глубоко, что добрались до обители нечистой силы. И храм, выстроенный вокруг него, тоже был очень древний, а служители того храма были настоящие черти. Человек, желание которого было исполнено, приносил к столбу ребенка и убивал его в дупле, а служители ходили вокруг и кричали «Маммон!». Говорят, так они призывали повелителя темных сил. Кровь пропитывала древесину до самых корней, насыщая кровожадного демона. Если же человек, воспользовавшийся даром, не выполнял страшный ритуал жертвоприношения, его ждали невыносимые мучения, остановить которые не могла даже его собственная смерть. Ему всюду начинал
мерещиться черный идол. Он приходил во сне и наяву, напоминая о невыполненном долге, и заставлял корчиться своего должника от боли и страха. Тот, в конце концов, был вынужден исполнить ритуал. Многие века черный идол поглощал чистые ангельские души детей. Однажды боги узнали о творящемся зле и бросили на Землю огненный камень. Они хотели уничтожить только этот храм. Но темные силы попытались отразить нападение. Камень, несущий в себе божественную волю и мощь, раскололся на пять кусков. Четыре из них разлетелись по округе. Один угодил в храм и все-таки снес его, а воронка в месте удара заполнилась водой. Три другие пробили землю в тех местах, где течет подводная река. Так появились озера Данилово, Щучье и Линево, прозрачные и чистые. А самый большой кусок, сердце камня, упал в тайном месте, и образовалось озеро Потаенное, наделенное божественной природой. Но увидеть его могут лишь достойные.
        - Артамир туда обреченных больных и калек на себе носит, - вспомнил Гарик.
        - Знал бы ты, чего ему это стоит!
        - А тебе что об этом известно?
        - От людей слышала. Он, прежде чем с больным к озеру пойти, три дня не ест, не пьет, богов упрашивает дорогу открыть. И только тогда к озеру выходит, когда вымотается до смерти. И больного все это время на спине своей тащит. А ничего, кроме благодарности, взамен не получает. - Лия пожала плечами. - Я бы так не смогла. Он ведь в самом деле умереть по дороге может. Знает это, но все равно идет. Себя каждый раз в жертву приносит. Не жизнь, а сплошные мучения. Будто вину тех больных искупает собой.
        - Благородный, - кивнул Гарик, выскребая со дна миски рис и развалившиеся кусочки рыбы. - А ведь, может, он это все себе придумал. Может, озеро, которое он находит, не Потаенное, не божественное, а просто водоем какой-нибудь среди болот. Воды-то здесь, в этих краях, много. Вот и чудится ему каждая большая лужа озером, - рассуждал он.
        - Кто ж знает… Люди-то выздоравливают.
        - Мало ли, может, сами выздоравливают. Или самовнушение. Очень, кстати, сильная штука.
        - Да, ни в чем нельзя быть уверенным наверняка. В этих местах правда и ложь так сплелись, что не разобрать.
        Гарик вспомнил рассказ о черном идоле. Может быть, это его он увидел на дне озера? Столб с дырой-пастью. «Там был дядя, черненький такой. И у него был большой дырявый рот…» Может, идол почудился маленькой Верочке, заблудившейся в камышах? Что она там увидела? Страх скользкой холодной змеей заворочался внутри. Гарик попытался отвлечься от неприятных мыслей. Обнял Лию за плечи. Она покорно склонилась к нему.
        - А поедем со мной в город? - вдруг неожиданно для себя предложил он ей.
        - У тебя жена, - прошептала она в ответ.
        - После этого она меня бросит. - Гарик вздохнул. - Может, и к лучшему. С ней я никогда не чувствовал себя так, как с тобой. Будто всегда был в чем-то перед ней виноват. Будто она делала мне одолжение, живя со мной. А я был за это ей всем обязан. Может, она и любила меня, когда я был богат, но богатство мое исчезло, а с ним и ее любовь. Я думал, что это нормально, что если мужчина не может обеспечить свою женщину, то и любви не достоин. Старался разбогатеть, как мог. Но, видно, на роду у меня написано быть вечным нищебродом. А вот ты живешь неприхотливой жизнью и счастлива, как мне кажется. Значит, не всем женщинам нужны деньги. Я прав?
        Лия задумчиво смотрела на поблескивающую впереди гладь озера. Гарику снова показалось, что она что-то скрывает. Думает о чем-то важном, но не хочет говорить. Так она и не ответила, сменила тему.
        - Хочешь, пойдем в типи? Сможешь? Отдохнешь пару дней, а потом в Окунево вернемся. Сейчас тебе такой длинный путь не под силу будет. Окрепнуть надо немного.
        Гарик согласился. Лия вымыла в озере котелок, спрятала его в кустах, подхватила рюкзачок, и они отправились вместе по тропинке, ведущей на заросший лесом холм.
        В лагере Лия познакомила его со своими друзьями - мужчинами лет тридцати, выглядевшими, как «хиппи»: с «хвостиками» на макушках, косичками, в драной одежде, с татуировками на худых руках. Они приняли его спокойно и равнодушно, словно знали всю жизнь. Никаких вопросов не задавали, удовлетворившись кратким рассказом своей подруги о том, что она встретила Гарика на озере и пригласила в компанию. О том, что ей пришлось его спасать, умолчала. Друзья тоже были немногословны. Вскоре они уселись на траве и стали петь песни под гитару - занятие, на которое, похоже, тратили все свободное время.
        На холме было слишком многолюдно для такого глухого местечка, затерянного среди болот. Куда ни глянь, везде шалаши, «вигвамы», палатки, импровизированные беседки, шатры, навесы. Что привело сюда всех этих людей? Любопытство? Мрачная аура озера? Поиск себя в этом мире? Некоторые бродили с рассеянными взглядами, устремленными вдаль, медитирующие сидели с закрытыми глазами на умиротворенных лицах, кое-где собрались вокруг костров группы беседующих, в воздухе витали запахи каких-то неведомых пряных блюд, варившихся в котелках. Лагерь на холме жил своей жизнью.
        Лия повела Гарика в пустой «вигвам» с устроенным в центре очагом из камней, в котором дымилась горстка углей, и несколькими надувными матрасами, разложенными на траве.
        - Отдыхай. Лежи и не вставай до ужина, - строго сказала она. - Я пойду, прогуляюсь.
        Он взял ее за руку, потянул к себе.
        - Не уходи, - прошептал прямо ей в губы и поцеловал.
        Три дня они наслаждались друг другом в бревенчатом шалаше, и никто ни разу им не помешал. Гарик мог с уверенностью сказать, что это были самые счастливые дни в его жизни. Он с головой окунулся в омут страсти, испытывая неведомое прежде наслаждение, и ему казалось, что Лия испытывает такие же чувства. Они отрывались друг от друга лишь для того, чтобы поесть, и однообразная еда, состоявшая из того же риса, овощей и рыбы, сваренная наспех в котелке на открытом воздухе, ему не надоедала. Ему вообще было все равно, что есть. Вечерами они сидели, обнявшись, на склоне холма, и смотрели на Шайтан-озеро, видневшееся вдали, у горизонта. Солнце садилось в воду, и казалось, что хищный бездонный водоем проглатывает беззащитное светило. Гарик не вспоминал об Оле, не думал о возвращении в город, впав в какой-то транс, отрешивший его от реальности, в котором время от времени мгновения головокружительного экстаза сменялись часами безмятежного покоя и ночами сладкого сна.
        Но однажды все закончилось. Волшебная сказка превратилась в уродливую быль.
        На четвертое свое утро на холме Гарик обнаружил, проснувшись, что Лии рядом нет. Вначале он даже не забеспокоился. Обошел весь лагерь, но ее нигде не было. Не нашел он и ее друзей. Спустился к озеру. Парочка влюбленных целовалась, сидя на деревянном настиле и свесив ноги в воду. Лии там тоже не было. Вернулся на холм. Вокруг лишь незнакомые люди. Гарик принялся спрашивать у всех подряд, не видели ли они, куда ушла девушка в серебристом платье. Каждый из них был занят лишь собой. Никто ни на кого не обращал здесь внимания. Как, впрочем, и сам Гарик. Поэтому никто не мог вспомнить описанную девушку.
        Полдня Гарик просидел на открытом месте холма, всматриваясь в снующих людей, а потом решил возвращаться в деревню. Как раз туда собралась идти группа туристов, и он примкнул к ним, радуясь, что не придется плутать по болотам в поисках обратной дороги.
        На закате Гарик добрался до гостиного дома, где они с Олей снимали номер. Администратор Ирина с каким-то торжественным видом сообщила, что «ваша супруга отбыла в город вместе с семьей Пончуковых». Гарик не знал таких. Ирина пояснила, что это Демьян, Марина и их дочка Верочка, и все они вместе уехали. Вначале стало грустно, но потом он подумал, что так даже лучше. Ему хотелось поскорее найти Лию и выяснить, почему она исчезла, а не заниматься разборками с женой. Хотя уже темнело, Гарик решил, не откладывая, нанести визит в ашрам. Несмотря на поздний час, там оказался лишь один из последователей, оставшийся «на хозяйстве». Он сообщил, что все остальные провели весь день на Омкаре в молитвах и должны вернуться с минуты на минуту. Гостеприимно предложил подождать, но Гарик отказался. Не разбирая дороги, он помчался на Омкар. Издали он заметил мать Лии, сидевшую в кругу единомышленников, распевающих протяжные песни. Самой Лии рядом не было. Интересно, знает ли её мать вообще, где она? Гарик остановился в стороне, хотя и не терпелось броситься к ней с расспросами. Только вот вряд ли остальные
обрадуются, если он прервет их коллективный молитвенный процесс. Стоял, разглядывал оживленное пространство вокруг. Похоже, туристов за последние дни прибавилось. Вдоль высокого берега Тары пестрело множество палаток, уходящих вдаль, насколько можно было видеть. Люди бродили по лесу толпами. Их голоса сливались в ровный монотонный гул, подобный тому, какой исходит от пасеки, уставленной пчелиными ульями. О гибели Кирилла, здесь, похоже, уже забыли. Снова песни под гитару, пляски, хороводы, игры в «ручеек». Что поделать, жизнь продолжается, даже если кто-то умер.
        От грустных размышлений его отвлек знакомый женский голос. Татьяна Моргун подошла незаметно. Пожелала доброго вечера.
        - Развилка двух дорог совсем близко, - сказала она, глядя ему в лицо. Проницательный взгляд. Россыпь черных точек от осыпавшейся туши под глазами. - Вижу, вы чем-то озабочены сегодня?
        - Хочу найти одну девушку. Ее зовут Лия. Не видели случайно? Молоденькая совсем, длинные темные волосы. С бабаджистами ходит.
        - А, вон оно что! - Женщина кивнула, словно его вопрос подтвердил какие-то ее подозрения. - Я вам так скажу: уезжайте домой прямо завтра утром. Вас, конечно, там ничего хорошего не ждет. Но если останетесь еще хоть на день, погибнете.
        Гарик похолодел. Да что она себе позволяет, эта сумасшедшая ясновидящая?! Все время нагоняет на него страху.
        - С чего вы это взяли? - спросил он невежливо.
        - Не забывайте, какой у меня дар, - ответила она заносчиво. - Я только глаза ваши увидела, сразу поняла, что над вами висит страшная опасность. Только неясно было, откуда она к вам придет. Теперь вижу. За эту девушку вам запросто голову открутят, если вы вздумаете ее отсюда увезти. Поверьте мне, я говорю чистую правду. Вас утопят в болоте, и никто не вспомнит, что вы тут вообще когда-то были.
        - Ну, ничего себе! - хмыкнул Гарик. - Почему же?
        - Послушайте. - Женщина перешла на шепот и приблизила к нему задранное вверх лицо, обдавая горячим несвежим дыханием. - Однажды я влезла не в свое дело. То, что скажу вам, должно остаться между нами. Я откажусь от своих слов, если расскажете кому-то.
        Гарик, заинтригованный, превратился в слух. Она продолжала шипеть:
        - Мать этой девочки продает свою дочь богатым мужикам.
        - Бред! - фыркнул Гарик. - Она верующая.
        - Не будьте так наивны. И в среде верующих попадаются гнилые личности. Везде есть те, кто выбирает черную дорогу и идет по ней к своей цели, не думая о том, что увязает в грязи. Здесь часто бывают богатые люди, приезжают иностранцы. Многих притягивают эти таинственные места. А развлечений, сами видите, почти никаких. Хоровод, ручеек… В общем, соблазн заработать хорошие деньги велик. Особенно в большие праздники, когда сюда стекаются тысячи. Приезжают из города девчонки с определенной целью, их сразу видно по ищущим оценивающим взглядам. Где есть спрос, появится и предложение, сами же знаете.
        - Ну а с чего вы взяли, что Лия в этом участвует? Увидели благодаря дару? - все еще не желая верить, спросил Гарик.
        - Не только. Однажды на вертолете к нам доставили важную «шишку». Я даже не знаю, кто это был. Разбили для него огромный шатер из брезента на берегу Тары, вокруг изгородь поставили и дежурных, чтоб зевак любопытных отгоняли. Человека в белом спортивном костюме, маленького такого, невзрачного, всегда толпа мордоворотов сопровождала, куда б ни пошел. Видела я, как он гулял тут, на сосны смотрел, на небо, на реку. Встанет - руки за спину, лицо вверх - и смотрит. А взгляд тоскливый такой. Болел он чем-то серьезным, я увидела. Недолго ему оставалось. Вот однажды заметил он на Омкаре Лию. А было это пару лет назад. Подозреваю, она несовершеннолетняя еще была, да и сейчас, наверное, тоже. В общем, этот «белый костюм» весь вечер у хора их простоял, вот как ты сейчас стоишь. А потом увидела я, как помощник его с матерью Лии разговаривает. Та кивнула только, а потом смотрю - Лия с тем мужиком ушла. К «белому костюму» в шатер, значит. Поди, не чай пить.
        - Не верю, - прошептал Гарик, чувствуя, как его душит ярость. Он готов был убить и Татьяну Моргун, рассказывающую эти мерзкие вещи, и мать Лии, вытворяющую такое с собственным ребенком, а заодно и тех, кто попытается ему в этом помешать. Ясновидящая почувствовала его злость.
        - Думаешь, я не пробовала это остановить? К шатру меня не подпустили. Я к участковому пошла. Ну и что? Он выслушал внимательно и сказал, что против экстрасенсов ничего не имеет, но если я буду со своим даром лезть к нему и мешать работать, то курс успокоительных инъекций в районной психбольнице он мне обеспечит бесплатно и вне очереди. Ясно тебе? Не найдешь ты правды, не докажешь ничего. Уезжай.
        - Где она сейчас, вы знаете? - Голос у Гарика почему-то охрип.
        - В очередном шатре, полагаю, - ответила, будто ударила.
        В этот момент песнопения бабаджистов умолкли, они начали вставать и расходиться. Гарик, забыв о Татьяне Моргун, бросился вслед удаляющейся матери Лии. Имя ее было ему неизвестно, и он выкрикнул безликое:
        - Постойте!
        Она обернулась, замедлила шаг. Он пошел рядом.
        - Я ищу Лию, вашу дочь.
        - Простите, зачем? - Она взглянула пристально. Глаза у нее были такие же большие и темные, только морщинки веером обрамляли их.
        - Мы с ней были вчера на Шайтан-озере, в типи, и она внезапно исчезла. Я переживаю, не случилось ли чего.
        - Нет. Все в порядке. - Она дала понять, что разговор окончен, и пошла быстрее.
        - Но я хочу ее увидеть! - настаивал Гарик, ускорив темп ходьбы вместе с ней.
        - Она простудилась и неважно себя чувствует. Когда ей станет лучше, я скажу ей, и она сама вас отыщет. - В голосе женщины послышалась нервозность, губы сжались в тонкую линию.
        - Мне очень нужно встретиться с ней сегодня. - Гарик не собирался сдаваться легко.
        - Молодой человек, я вам все сказала. Добавить мне нечего, - резко заявила та. - Не пытайтесь разыскивать ее, поверьте, не стоит.
        - Это потому, что вы услали ее на заработки к богатому дядьке? - Он выплюнул обвинение ей в лицо.
        Глаза ее сузились, вспыхнув злобой.
        - Как ты смеешь?! Кто тебе дал право нести такую чушь?!
        - Вы заставляете ее заниматься проституцией! - орал Гарик, впав в неистовство. Женщина остановилась, огляделась по сторонам. Внимания на них никто не обращал. Потом прошипела, словно змея, приготовившаяся ужалить:
        - Ну, давай, иди в милицию. А Лия заявит об изнасиловании. Чем вы с ней в лагере занимались, а? А ты спросил, сколько ей лет? Пятнадцать! Сядешь на приличный срок. И поверь: твои сокамерники будут в курсе обстоятельств совершенного тобой преступления.
        И она решительно зашагала вперед.
        - Но вы же мать! - крикнул он вслед в отчаянии. Она даже не оглянулась. Гарик все же догнал ее и повторил укор:
        - Вы же мать, как вы можете?
        - Вам, мужикам, всем надо одно и то же, - ответила она с усмешкой. - Только одни за это в состоянии хорошо заплатить, а другие пользуются бесплатно. А ну, брысь отсюда, шантрапа голозадая! И куда только жена твоя смотрит?
        Гарик остановился. Чувство было такое, будто она влепила ему двухстороннюю пощечину. Самое противное было то, что он считал сказанное ею справедливым! Кто он? Голозадая шваль и есть. Изменяет жене, а у самого грош в кармане. И ничего дать не может ни одной, ни другой. Поплелся в гостиный дом, как оплеванный.
        Ночью приснилось, что он снова на дне озера. Черный столб с дуплом-пастью втягивает его в себя. Сил сопротивляться нет. Воздуха нет. Сознание мутнеет. Его голова все ближе к дуплу, ближе и ближе… И вот он может уже заглянуть внутрь. А там светло. И видит он, будто в мутное окно, большой дом двухэтажный, машину дорогую у входа и себя, выходящего из той машины. Вдруг нечеткая картинка подернулась рябью, как лужа от ветра, и вместо нее другая возникла. Стоит он, Гарик, на круизном лайнере, в дорогом костюме, смотрит в море. А вокруг - роскошь, богатые люди, вышколенная прислуга в фирменной униформе. На лацканах - вышивка «Морская звезда», название лайнера. Один лакей к нему подходит, на хромированном подносе - запотевший бокал холодного шампанского, вазочка с черной икрой, фрукты какие-то. Улыбается. Гарик берет и пробует напиток, чувствует вкус. Отличный! Вдруг исчезает эта картинка, а вместо нее он видит деньги - много денег, крупные купюры пачками, весь пол ими усыпан в каком-то неизвестном ему офисе, а он, Гарик, ходит по ним, радостный, поднимает и вверх подбрасывает, а те рассыпаются густым
листопадом, оседают на плечах, хрустят под ногами. Столько денег одновременно он никогда еще в жизни своей не видел. Проснулся и пожалел, что закончился сон.
        Однако сон растаял вместе с ночью, и первые мысли, пришедшие в голову, были о Лии. Подскочил, небрежно оделся во что-то сухое и чистое, не выбирая. Завтракать отказался. Помчался в ашрам. Оказывается, всю ночь лил дождь. Улицы были мокрые, грязные. Мелкая морось висела в воздухе. Серое небо нагоняло тоску. Деревня сразу стала неуютной и чужой.
        У ашрама его уже ждали. Друзья Лии, те, с которыми она познакомила его в лагере на холме, толпились неподалеку. Мокрые куртки, капюшоны, опущенные на лица, видны лишь небритые подбородки. Увидев, преградили путь.
        - Куда летишь, голубь сизокрылый? - спросил один, толкая его в плечо. - Не твоя это голубка, не твоя. Помиловались, и хватит. Не желает больше тебя видеть.
        - А вы кто? Сутенеры, что ли, местные? - огрызнулся Гарик, чувствуя, как с обеих сторон его берут под руки.
        - Иди и не дергайся, - процедил один из «друзей» в ухо.
        Его повели куда-то по улице. Со стороны, наверное, он выглядел частью компании. Орать и сопротивляться смысла не было. «Друзей» было человек десять. Даже если кто-то из жителей выбежит узнать, что случилось, ему ответят, что пьяный товарищ разбуянился, ведут домой. Такое здесь, наверное, часто бывает.
        Вышли за околицу. Там ждал «уазик», в нем мужик незнакомый за рулем. Постояли у машины минут пятнадцать. Гарик нервничал, не понимая, чего или кого они ждут. Вдруг увидел, как старые «Жигули» с улицы выворачивают. Подъехали, и он обомлел, узнав свою «шестерку». Гарика на заднее сиденье усадили, с обеих сторон сели те, кто его под руки вел. Остальные в «уазик» залезли. Поехали. «Шестерка» впереди, «уазик» следом. Дождь припустил сильнее.
        - Куда везете, скажите хоть! - взмолился Гарик, мысленно прощаясь с жизнью.
        - Не боись. Мы не изверги же, - ответил тот, что справа. - Поймешь с первого раза - значит, все хорошо у тебя будет.
        «Ясно, бить везут», - решил он, и все внутри сжалось.
        - Говоришь дуре, говоришь, чтоб вначале насчет финансов выясняла, чтоб с нищими не путалась, а она… - проворчал тот, что слева, и Гарик понял, что он говорит о Лии.
        - Пусть мать с ней сама разбирается, - ответил ему «правый». - Не нашего ума дело. Нам главное - присматривать, чтоб девка не сбежала. И чтоб не обидел никто. В остальном ей воля вольная. Может, и правда, голодранец ей понравился? Пойми этих баб!
        Один за другим автомобили вырулили на дорогу, ведущую на Муромцево. Едва подсохшая после стаявшего снега, она вновь превратилась в скользкую вязкую «размазню». Они медленно плыли по ней волнообразными движениями. Гарик понимал, что скоро машина встанет. После дождя, лившего всю ночь, добраться до Муромцево у его «шестерки» нет никаких шансов. Так и вышло. Примерно на половине пути машину стянуло в глубокую колею, наполненную водой. Водитель поддал «газу», еще больше усугубив ситуацию. Распахнул дверь, выглянул и крикнул:
        - По самые пороги!
        - То, что надо, - ответил парень слева. - Долго еще не вылезет. Пока кто-то мимо не поедет, так и будет в грязи сидеть.
        Парень справа повернулся и хлопнул Гарика по плечу:
        - Ну, бывай! Худое не вспоминай! Обратно не суйся. Шмотье твое в багажнике, а деньги, что в номере нашли, мы забрали - в уплату за удовольствие. Хотя, конечно, это ни о чем. Копейки. С тебя и взять-то нечего.
        С этими словами все они вылезли из салона и пошли к «уазику». Гарик наблюдал в зеркало заднего вида, как они ковыляли, утопая в грязи. Сели в машину. «Уазик» совершил смелый разворот и медленно покатил в обратном направлении, разбрасывая в стороны фонтаны черных брызг. С такой конструкцией подвески эта грязь была ему нипочем. Вскоре он скрылся из виду. Гарик открыл дверь и вылез, провалившись в густую жижу, которая тут же потекла в обувь. Дождь моросил крупными каплями. Нужно было найти какие-нибудь ветки, чтобы подложить под колеса, иначе он может торчать тут бесконечно. Вряд ли кто-то осмелится поехать по такой дороге в дождь. Помощи ждать неоткуда. Решил пойти к лесу, но вытащив одну ногу из вязкой чавкающей массы, потерял равновесие и растянулся во весь рост, впечатавшись в мягкое черное месиво. Выругался зло. «Дерьмо, дерьмо, дерьмо! Вся жизнь - дерьмо! Не было в ней ничего хорошего, нет, и не будет!» - думал Гарик, молотя кулаками по грязи и чувствуя себя беспомощным ничтожеством.
        Вдруг откуда-то послышалась приглушенная мелодия. Гарик сосредоточился на звуке и понял, что тот идет из багажника его автомобиля. Телефон! Но откуда? Свой он выбросил на болоте. Тогда чей же сейчас звонит? Он с трудом отлепился от тестообразной липкой массы и заковылял к багажнику. Открыл. Тот был битком набит его вещами, представлявшими собой огромный пестрый ворох, внутри которого пиликала музыка. Поспешно растормошил клубок тряпок, и маленький черный аппарат с глухим стуком упал на резиновый коврик багажника. Чужой. Но это шанс попросить помощь! Гарик нажал кнопку входящего вызова и сказал в трубку: «Слушаю!». «Это гостиный дом Окунево?» - спросил тихий и какой-то бесцветный мужской голос. «Нет. Точнее, да. А что вы хотели?» - Гарик соврал, побоявшись, что звонящий нажмет «отбой», решив, что ошибся номером. Выходит, собирая его вещи, «друзья» Лии сгребли случайно телефон администратора Ирины. Наверное, она присутствовала при этом. Может, машинально положила телефон на столик или тумбочку, и те его прихватили, решив, что это его вещь. Вот спасибо им! По крайней мере, можно позвонить кому-то,
попросить о помощи. Хотя он еще не знал, кому позвонить. В службу спасения? В милицию? В «скорую помощь»?
        Голос в трубке спросил:
        - А нет ли у вас постояльца по имени Георгий?
        Гарик даже не понял вначале, что это его собственное имя, привык к сокращенной форме. Потом сообразил, ответил: «А кто его спрашивает?» Подумал, что, наверное, Оля попросила кого-то поинтересоваться, жив он еще или нет. «Я его старый друг. Так живет у вас Георгий?» «Да, проживает», - ответил Гарик, пытаясь вспомнить, кому принадлежит голос, показавшийся вдруг знакомым. «Так вы будьте добры, передайте ему трубочку», - попросил собеседник. «А как вас представить ему? Назовите имя, пожалуйста». «Скажите, Саня звонит. Просто Саня. Он поймет». Гарик оторвал телефон от уха и посмотрел на него с недоумением. Эффект от услышанного был, пожалуй, сильнее, чем если бы выяснилось, что ему звонит президент Соединенных Штатов. Саня… Он ничего не слышал о нем с тех пор, как в квартире его появился следователь из прокуратуры. Гарик решил, что Саня спрятался, зная, что ему грозит срок. А потом была эта глупая попытка перейти границу, после которой он с Андреем загремели в СИЗО на несколько месяцев. Ну, а вернувшись домой, Гарик о Сане и вовсе забыл, потому что в его жизни появилась Оля. А если и вспоминал о
соседе, то думал, что тот осел где-то в другом месте. Это было не важно. Искать его Гарик не собирался, ведь друзьями они не были, лишь проворачивали вместе незаконные делишки. И вот теперь Саня звонил ему, представившись старым другом! Да еще куда - в гостиный дом! Как он узнал, что Гарик там? Мистика какая-то! Хотя нет, если подумать, то все реально. Саня зачем-то вспомнил о Гарике, позвонил ему на домашний телефон, а мать сказала, что он уехал отдыхать в Окунево. Да, а откуда Саня узнал, что Гарик в гостином доме? Тоже просто. Он этого и не знал. Посмотрел на сайте в интернете, узнал номер телефона единственного в деревне гостиного дома и позвонил. А еще ему могла подсказать Оля, которая уже дня три как вернулась домой. Что ж, интересно, зачем он ему понадобился спустя столько лет?
        12. Старый друг в беде не бросит
        Спустя минуту Гарик радостно заорал в трубку:
        - Саня! Неужели, правда, ты?!
        - Привет, Георгий, - прошелестел голос, и Гарик окончательно убедился, что это тот самый Саня, исчезнувший из его жизни несколько лет назад. Только он всегда называл его полным именем. - Ну, рассказывай, как поживаешь?
        - Лучше ты расскажи, где пропадал? Я уж думал всякое… Знаешь, проблемы были с тем делом.
        - Знаю. Утряс я их давно. Говорил же тебе, не бойся, подвязки есть.
        - Так у тебя все в порядке? Где ты?
        - В Москве сейчас. Да, друг, хорошо у меня дела идут, все время в гору. Вот, почему-то тебя вспомнил. Приснился ты мне сегодня. Совестно стало, что ни разу не позвонил за многие годы. Думаю, знак это. Наверное, помощь тебе нужна.
        - Еще как нужна! - Гарик окинул взглядом безлюдные места. - Только вряд ли ты мне помочь сможешь, далеко забрался, аж в Москву!
        - Что стряслось? Говори.
        - Да так, в целом ничего страшного. Главное - жив-здоров. Машина застряла моя между Окунево и Муромцево. Дорогу размыло. Сижу в грязи.
        - Это мелочи. Сейчас все улажу.
        - Но как?
        - Что ты смешной такой? В Муромцево позвоню, и через два часа к тебе трактор приедет.
        - Ага… Хорошо, но мне трактористу заплатить нечем.
        - Что, совсем на мели? Ничего. Я через администрацию распоряжусь. Бесплатно помощь окажут. У меня такая должность в верхах, что могу даже вертолет тебе прислать.
        - Ого! Нет, вертолет не надо. Трактор подожду. Кем же ты там служишь, в верхах?
        - Обо мне в другой раз поговорим. У тебя еще какие-то пожелания есть? Чего ты хочешь?
        Гарик задумался. Чего он хочет? А Саня, что, решил поиграть в доброго волшебника? Как-то не верится. Что, интересно, ему от Гарика надо? Не может быть, чтобы просто так помощь предлагал. Соседа он знал неплохо, деньгами тот никогда не разбрасывался. С людьми общался лишь по делу. Ответил, наконец:
        - Денег бы, а больше ничего и не надо.
        - Всего лишь? - Саня тихо рассмеялся. - Никто не обижает? Может, кто-то тебе жить не дает? Нет? Ну, деньги - это вообще ерунда. Они повсюду под ногами, если внимательно посмотреть.
        - Что-то не замечал, - грустно усмехнулся Гарик. - Наверное, другими дорогами хожу, там, где они не встречаются.
        - Ничего. Подскажу я тебе дорогу денежную по старой доброй памяти. Правильный ты парень, надежный. Нехорошо это, что бедствуешь. Но не сейчас. Позже позвоню. Ты мне номер свой скажи.
        - Да понимаешь… Ты на этот номер пока звони. Я телефон свой потерял, а этот мне в гостином доме одолжили.
        - Интересно. Ну, ладно, это не так важно. Давай, жди трактор и домой езжай. Я тебе завтра позвоню.
        В трубке раздались короткие гудки. Гарик нажал отбой и бережно, как сокровище, понес телефон в машину. Забравшись на водительское сиденье, спрятал черный аппарат в бардачок и откинул спинку кресла. Выдохнул. Господи, что это было? Мистика? Шутка? Не почудилось ли?
        Задремал и проснулся от рокочущего звука приближающегося трактора. Его колеса были выше «шестерки» и уверенно месили вязкое бездорожье, оставляя за собой две огромные колеи. Трактор развернулся и встал перед ним. Водитель выпрыгнул из кабины, и Гарик позавидовал его высоким, до бедер, болотным сапогам. Прицепил трос под бампером, вернулся в кабину и поехал. «Жигули» вместе с Гариком плавно поплыли за ним, как борона за быком, вспахивая раскисшую поверхность дороги.
        На улицах города невзрачная «шестерка», покрытая толстым слоем грязи до самой крыши, оказалась в центре внимания. Чистыми были благодаря «дворникам» лишь два полукружия на лобовом стекле. Поравнявшийся с ним на светофоре водитель могучего джипа крикнул весело «Танки грязи не боятся!», подмигнул и посигналил.
        Дома была только мать. Выскочила в коридор на звук отпираемой двери с взволнованным лицом.
        - Слава Богу! Гарик, что случилось? Оля ушла. Сказала, что подаст на развод, ничего не объяснила! Я волновалась за тебя. Спросила, где ты, она сказала, что ты себе в Окунево другую нашел! Что она придумывает?
        - Дура потому что, - буркнул Гарик уже из ванной, где, рассыпая засохшие комья грязи, снимал одежду.
        - А она тебе сказала, что беременна? - Голос матери, донесшийся из коридора, звучал тревожно.
        - Что ты сказала? - Гарик высунул голову из-за двери.
        - Я слышала, как Оля с подругой по телефону говорила. Она к ней уехала. Когда такси заказывала, я адрес записала. У меня на бумажке есть, сейчас. - Она зашуршала газетами, разложенными на кухонном столе. Как всегда, кроссворды разгадывает - любимое занятие.
        Гарик прикрылся полотенцем и выскочил к ней.
        - Повтори, я правильно понял? Ты сказала, что она беременна?
        - Да, она по телефону подруге рассказывала. Три месяца, говорит. Хотела ребенка, а теперь избавляться собирается, потому что разводиться надумала. Это что ж такое, господи?
        Душа Гарика затрепетала. Ребенок! Оля хочет уничтожить его ребенка! Вдруг почувствовал, что не может позволить ей сделать это. Острая жалость к маленькому существу сдавила сердце.
        - Где адрес? Давай!
        Он наскоро заскочил под душ, переоделся во всё чистое, поискал банковскую карту с накоплениями, не нашел. Попросил денег у матери. Вызвал такси, потому что в грязную «шестерку» садиться было противно. По дороге купил розы. Нашел нужный дом - обычная панельная многоэтажка. Позвонил в дверь с указанным номером. Открыла подруга Оли. Она была у них в гостях пару раз. Кажется, ее звали Юля. Увидев его, испугалась, замотала головой:
        - Уходи! Не хочет она тебя видеть!
        - Дай пройти. - Он отстранил хрупкую девушку и ворвался в квартиру. Оля сидела на диване в гостиной с заплаканным лицом. Гарик, как герой любовного романа, упал перед ней на колени и обхватил руками ее ноги.
        - Оля! Прости!
        - Уходи отсюда, - прошипела она. - Сейчас Юля милицию вызовет.
        - Вот только с милицией и уйду. Поговорить надо!
        - Я тебе в прошлый раз еще все сказала, - процедила она ядовито.
        - А я - нет! Я не в себе был. Я вообще без сознания был, только очнулся, а тут ты!
        - Ну и вранье!
        - Да говорю же тебе: эта Лия меня из озера вытащила, я почти утонул.
        - Ага. Она дочь Геракла, что ли?
        - Ты только выслушай меня, пожалуйста. - И Гарик затараторил со скоростью строчащего пулемета. Однажды в каком-то фильме он услышал, как друзья давали совет попавшемуся на измене мужику: «Если хочешь помириться с женой, ни за что не сознавайся. Ври что угодно, клянись хоть мамой, иначе, даже если помиритесь, жить будешь, как в аду. Она тебе всегда будет это вспоминать». И Гарик врал. И даже поклялся мамой, надеясь, что это не отразится на ее здоровье. Врал, что Лия, сидящая на нем верхом, всего лишь хотела его одеть, а голый он был потому, что одежда его сушилась, и Лия была раздета по той же причине. И ничего не было. Не было! Не было! Не было!
        - Ну, прямо сказка какая-то, - хмыкнула Оля уже более миролюбиво. Неужели поверила?
        - Где ж ты потом целых три дня пропадал? - спросила подозрительно.
        - Я же и говорю, плохо мне было. Идти не мог. Там, на холме, лагерь оказался туристический. Мне чужие люди помогли, кормили, пока я отлеживался.
        - С девкой этой вместе?
        - Да нет же! Она ушла сразу. Я ее не видел больше!
        Возникла пауза. Гарик ждал с замиранием сердца, что она скажет. Оля нагнулась и медленно собрала валявшиеся на полу розы со сломанными стеблями. Задумчиво посмотрела на истоптанные Гариком бутоны. Прошептала тихо:
        - Знаешь, я чуть не умерла. Думала, у меня сердце от боли остановится.
        Гарик уткнулся лбом в ее колени, обтянутые джинсами.
        - Сам измучился. Такое недоразумение, ужас! Вот так случится ерунда какая-то, а у людей жизнь ломается!
        - Все из-за Кристалла твоего дурацкого. Веришь всяким глупостям.
        - Конечно! Какой я идиот! Полез в озеро и чуть не погиб! Представляешь, воздух в баллонах кончился, а я в водорослях запутался. Хорошо, догадался веревкой обвязаться. Лия купаться пошла, заметила ее, потянула и вытащила меня, почти мертвого.
        - Не называй ее имя. Слышать его не могу!
        - Ладно. Но она мне все-таки жизнь спасла.
        - Все равно. Распущенная девка, сразу видно. Если б я не появилась, она бы точно тобой воспользовалась! Бесстыжая! Неужели одеться не могла? Это она нарочно, я уверена. Наверное, в деревне у них нормальных мужиков нет, вот и кидаются девки.
        - Наверное… - И Гарик вздохнул с облегчением. Эпицентр торнадо отодвинулся в сторону, не оставив после себя серьезных разрушений.
        Они вернулись домой. Оля поставила в вазу сломанные розы. Вместе принялись разбирать вещи. Мать успокоилась и вернулась к своим кроссвордам. Пришел из школы Миша, и она загремела на кухне кастрюлями, разогревая для него обед. Можно было жить дальше.
        В тот же вечер позвонил Саня, как и обещал. Разговор состоял из одних его указаний. Гарик должен был зарегистрировать коммерческую фирму с названием «Счастье на дом», снять помещение под склад, нанять сторожа и двух упаковщиков. Деньги на это Саня обещал перечислить Гарику на вновь открытый счет, номер которого тот должен был послать эсэмэской. Всей сути Саня так и не изложил. Сказал, что торопится и позвонит позже, через пару недель. К тому времени все должно быть выполнено.
        До последнего Гарик не знал, чем придется заниматься, но подозревал, что наверняка чем-то не вполне законным. Когда пришло время получать товар на складе, удивленно смотрел на горы китайского ширпотреба, заполнившего полки. Чего там только не было: постельное белье, полотенца, какая-то старческая одежда и обувь, шлепанцы, сланцы, посуда! Все - ужасного, самого низкого качества. Неужели Саня хочет, чтобы Гарик продавал это барахло? Да кому оно нужно? Место всем этим вещам на помойке! Вместе с товаром прилагались каталоги, в которых значились нереально высокие цены.
        Когда Саня позвонил в следующий раз, Гарик спросил, зачем нужен подобный товар, но тот сказал: «Узнаешь в нужное время». Вместо объяснений дал новое указание, разместить во всех популярных газетах кроссворды и головоломки - желательно попроще. Отгадавшему кроссворд быстрее всех полагался приз. На почте нужно было арендовать абонентский ящик для писем участников, куда они будут присылать ответы, и адрес его разместить в газете. Гарик решил, что у Сани что-то с головой не в порядке, но указание выполнил. К тому же он уволился с пивной базы, иначе ему просто некогда было бы этим заниматься. Банковский счет с накоплениями на квартиру медленно таял, что Гарика очень нервировало. Оля об этом ничего не знала. Время шло, приближалась дата рождения малыша, и расстраивать жену он тем более не хотел.
        Гарик ежедневно забирал почту. Письма шли пачками. Он их не читал, отвозил на склад. К очередному звонку Сани их скопилось несколько больших коробок. Теперь требовалось ответить на все стандартным письмом, образец которого Гарик получил по электронной почте. В центре письма огромными буквами был напечатан примерный текст: «Иванов Сергей Сергеевич! Поздравляем! Вы выиграли пятьсот тысяч рублей!», дальше обычным шрифтом следовали условия получения выигрыша. «Если вы согласны получить эти деньги, сделайте заказ по прилагающемуся каталогу на сумму десять тысяч рублей и срочно перечислите деньги на указанный счет. У вас всего пять дней. В противном случае призовая очередь перейдет к следующему кандидату». По указанию Сани, такие письма нужно было отправить всем, приславшим отгаданные кроссворды! То есть выигрыш будет обещан каждому из участников! Что это? Гарик был обескуражен. Где Саня собирается взять столько денег, чтобы обеспечить обещанные выигрыши? Скорее всего, это мошенничество! Гарик не стал ничего делать. Решил дождаться звонка старого друга. Обратной связи у него с ним не было.
        Саня не скрывал раздражения, когда узнал, что письма еще не отправлены. Голос его Гарику не понравился. На вопрос, законна ли эта деятельность, ответил: «Возьми образец письма и читай внимательно». Гарик уставился в текст и лишь тогда заметил очень мелкий шрифт на полях сбоку: «Вы участвуете в лотерее. В случае победы вы можете получить такое сообщение. Данное письмо является ознакомительным и не гарантирует получения призовых денег». Ох, как хитро! И ведь не придерешься! А на первый взгляд, любой человек решит, что выиграл, и поспешит сделать заказ из каталога, товары в котором не стоили и десятой части указанной цены. Китайские дешевки были нужны лишь для прикрытия аферы. «Это все равно обман, - сказал Гарик в телефонную трубку. - Кто сейчас разгадывает кроссворды? Одни пенсионеры! Например, мама моя их очень любит. Почтальон ей пенсию приносит, а заодно продает сборники кроссвордов. Но у нее, как и у многих пожилых людей, плохое зрение. Даже я не заметил этот мелкий шрифт на полях, а она его подавно не прочтет! Это нечестно». «С каких это пор ты стал таким честным? - Голос Сани скрежетал, точно
нож о стекло. - По крайней мере, ничего незаконного здесь нет. Нары тебе не грозят. Деньги повалят рекой, разбогатеешь. Разве не этого ты хотел?» Гарик замялся. Дело это ему очень не нравилось. Понимал, что пострадает много стариков. Колеблясь, спросил: «А что ты сам этим не занялся?» «Я же говорю, должность у меня заметная. Репутацию надо беречь. Рейтинг упасть может. А для тебя - в самый раз. К тому же, не забывай: я в доле. Да не бойся ты, реальная схема, уже несколько фирм в стране по ней работают, все у них в порядке. Еще пару лет, и народ прочухает, что это лажа. А пока - золотое дно, греби - не хочу! К тому же, люди будут получать за свои деньги товар». «Это китайское барахло втридорога?» - съязвил Гарик. Саня постепенно свирепел: «Послушай, я на тебя кучу времени потратил. Что ты ломаешься, как девка? Или работай, или сворачивай все». И отключился.
        Гарик принялся строчить ответы. В образце менял лишь фамилии и имена, распечатывал письма на принтере, ставил печать фирмы, подписывал их своей(!) подписью, упаковывал в конверты, на каждом из них - разные адреса. Отвозил пачками и бросал в почтовые ящики.
        Деньги стали поступать на счет, и рос он очень быстро. Теперь за работу взялись упаковщицы, собирая заказанный товар в посылки. Это были две растрепанные тетки, которые не очень-то старались, могли не обратить внимания на размер или цвет. Главное было - отправить товар в правильном количестве. А если получатель окажется недоволен, тогда он может товар вернуть, а они пришлют ему взамен другой. Расходы по пересылке все равно несет заказчик, так что какая разница?
        Вскоре Саня прислал второй образец письма. Оно было почти таким же, только сумма выигрыша выросла вдвое, и теперь счастливым победителям был обещан целый миллион! Эти письма полагались тем, кто уже получил первое письмо и сделал заказ барахла на десять тысяч. В этот раз заказать нужно было на двадцать. А третье письмо сулило уже три миллиона рублей! Соответственно, чтобы стать участником розыгрыша, нужно было оформить тридцатитысячный заказ! Только заказчик и не подозревал, что это лотерея. Ведь написано же было «Вы выиграли»! Следующее письмо, четвертое, радовало пятью миллионами, и так далее. Пока человек делает заказы, ему будут приходить все новые и новые письма, в которых будет такая фраза: «К сожалению, вы опоздали с заказом. Ваша очередь получения денег перешла к Петрову М.С.. Но у нас радостная новость! Теперь вы выиграли еще больше денег! Спешите, сделайте заказ прямо сегодня, и наверняка выигрыш достанется вам». Гарик читал это, и у него волосы вставали дыбом. Конечно, нормальный человек сразу поймет, что это чушь. Но сколько наивных доверчивых стариков клюнут на эту удочку?!
        Несмотря на душевные терзания, он рассылал «счастливые» письма, целыми днями просиживая на складе за компьютером. Оле сказал, что устроился в крупную торговую фирму менеджером на очень хорошую зарплату. Он теперь и в самом деле мог похвастаться деньгами. В первую очередь восполнил все, снятое тайком с их общего банковского вклада, и продолжал вносить туда средства. Если так пойдет и дальше, квартиру он сможет купить уже через полгода! Оле об этом рассказывать не стал. Пусть окажется сюрпризом. Подарком к рождению ребенка. Гарик уже купил ей серьги и кольцо с бриллиантами, но спрятал пока. Если не успеет с квартирой, подарит ювелирный набор.
        Среди поступающих писем стали попадаться гневные: «Сколько можно переносить мою очередь на получение выигрыша? Вы уже трижды поздравляли меня с победой, а денег все нет!!! Я оплатил заказы на двести тысяч! Где мои призовые?», и слезные: «Вы обещали выигрыш, если я вовремя сделаю заказ. Но я сделала их целых пять! Сразу, как только от вас приходило письмо, я оплачивала новый заказ! Я вся в долгах, боялась упустить очередь выигрыша, а покупать товары уже не на что. Объясните, может, ваши сотрудники ошибаются?», и укоризненные: «Мне кажется, вы обманываете доверчивых людей, водите их за нос, грабите их, заставляя покупать ваш дрянной товар на огромные суммы и обещая миллионные выигрыши, которых не собираетесь выдавать! Ваше место в тюрьме!», и даже проклинающие: «Будьте вы прокляты, Георгий Константинович! Вы и вся ваша семья! И ваши родители, которые произвели на свет такое исчадие ада!». От них у Гарика мурашки ползли по коже. Он больше не мог их читать. Нашел двух понятливых девушек, которые не задавали лишних вопросов. Теперь его «бизнес» работал без его участия. Гарик лишь время от времени
любовался размером счета, который рос в геометрической прогрессии. Ведь письма шли из разных городов со всей страны. Люди заказывали и заказывали товары, которые были им не очень-то нужны, а порой и вовсе не нужны, веря в то, что вот-вот разбогатеют на несколько миллионов. «Дураки, - думал о них Гарик. - Особенно те, кто оформляет заказ во второй, третий, четвертый раз подряд. Непроходимые жадные тупицы!» Он перестал их жалеть. Сами виноваты, ведь никто их не заставляет. А если бы были более внимательны, то прочли бы текст полностью и не угодили в ловушку. Что поделать, если мир так устроен. Кто-то всегда кого-то ест. И не он это придумал.
        Теперь Гарик мог полностью погрузиться в приятные хлопоты, связанные с рождением ребенка. Они с Олей опустошали полки супермаркетов в детских отделах. Уже зная, что будет девочка, покупали розовые и белые наряды с милыми рисунками, с трогательными кружевами, из самых лучших мягких тонких тканей, к которым даже прикасаться было страшно. Дома у них рос запас плюшевых мишек и зайчиков, кроватка под белым ажурным балдахином уже стояла в их комнате в ожидании своей хозяйки, три огромные буквы «ЗОЯ» из розового бархата лежали в ней в качестве подушек. Оля светилась радостью. Она стала похожа на богиню. Огромный живот ее не портил, наоборот, придавал ей важность и достоинство. Счастливый Гарик исполнял любые прихоти жены - к счастью, теперь, с деньгами, он мог позволить многое. Дыню или арбуз зимой? Пожалуйста! Поехать за город в дорогой дом отдыха? Легко! Покататься по ночному городу, если не спится? С удовольствием! Кстати, старую «шестерку» Гарик подарил какому-то деду, которого не знал лично, но видел почти каждый день, сидящим на лавочке во дворе в любую погоду, а себе купил не новый, но очень
хороший семейный автомобиль японского производства. Оля удивлялась, откуда у него столько денег. Гарик отвечал, что его повысили, назначили управляющим, и что теперь ему на работу каждый день ходить не надо, он просто следит за процессом время от времени. Ведь почти и не врал!
        Гарик был счастлив. Будущие перспективы виделись радужными. Немного беспокоили лишь странные сны, похожие на тот, который приснился ему в гостином доме Окунево в первую ночь после его возвращения с озера Шайтан. Начинались они одинаково страшно. Он тонул в озере, задыхался и плыл к черному столбу, в котором было огромное дупло-пасть. Оно расширялось на глазах, засасывая его. Но, когда он погружался в эту черную дыру, то страх мгновенно исчезал, а перед ним возникали картины его счастливой и богатой жизни. В каждом новом сне они становились все более яркими и отчетливыми. Мутная пелена, застилавшая их, постепенно прояснялась в каждом следующем сне. Гарик с восторгом смотрел на себя, сидящего за рулем нового дорогого авто или в ресторане за столом, уставленным изысканными блюдами, или расположившегося в своем богатом доме на эксклюзивном белом диване перед камином, или пересчитывающего толстые пачки денег, аккуратно доставая их из просторного сейфа, и наслаждался. Вот только неприятное звуковое сопровождение немного портило прекрасные сны. Монотонный, негромкий, но раздражающий, как жужжание
бормашины в зубоврачебном кабинете, гул окружал его со всех сторон: «Мам-м-м… Мон-н… Мам-м-м… Мон-н-н… Мам-м-м… Мон-н-н-н-н-н….». Он напоминал Гарику, что тот находится в дупле черного столба, а это как-то нервировало. Однако сны поутру выветривались из памяти, и Гарик окунался в свою счастливую сытую жизнь, строя далеко идущие планы на будущее. Он уже присмотрел квартиру в новом элитном доме в центре города и вскоре собирался ее оплатить, но держал все в секрете. Вот будет сюрприз для Оли! Он часто представлял себе, как она удивится и обрадуется, когда он приведет ее туда, в их долгожданное собственное жилище.
        Еще иногда беспокоило то, что Саня, ссылаясь на крайнюю занятость, наотрез отказывался от встречи с Гариком, хотя Гарик говорил, что готов прилететь в Москву и пообщаться лично. И еще он не брал денег, хотя всегда напоминал, что в доле. На вопрос Гарика «Куда тебе перечислить долю?» Саня всякий раз он отвечал неопределенно: «Придет время - отдашь. Не суетись». Все это казалось странным. Однажды Гарик спросил у матери: «Ты о соседе нашем, Сане, давно не слышала?». Та всплеснула руками, уставилась на него с выражением крайнего недоумения, а потом, спохватившись, воскликнула: «Господи! Точно! Ты ж не знаешь ничего! Ты тогда как раз вместе с Андреем в Словакии был, в тюрьме!». «Не в тюрьме, а в следственном изоляторе», - поправил ее сын. «Ну да. Его, Саню, тогда и нашли… Ой, вспомнить страшно! Застреленного в подъезде у нас!». «Что- о?» - Гарик выдохнул воздух из легких и забыл вдохнуть. Стоял так, ошарашенный, с мечущимися в голове мыслями, пока в глазах не потемнело. «Что же это получается? А с кем я тогда по телефону разговариваю? Боже… Может, меня подставить решили! Хорошо придумано: на подставное
лицо фирму открыть, а потом денежки прибрать и ментам слить!». Потом сказал:
        - Ма, ты что-то путаешь. Может, не он был? Или не убили, а ранили?
        - Не путаю. В тот вечер сама выстрелы слышала. Ой, страх какой! Вначале дверь подъездная хлопнула. Потом, вдруг, будто стук частый. Я - то подумала еще, что хулиганы зашли, палкой по перилам на лестнице колотят. И не поняла вначале, что стреляют это. Выглянула, глупая, смотрю, Саня на ступенях валяется прямо у двери нашей, а детина здоровенный через него перескочил - и бегом вниз! Как еще меня не пришиб заодно? Я - обратно, дверь захлопнула, и в милицию звонить. Приехали, в черный мешок для трупов упаковали и увезли. Потом еще долго следователь ходил, нудный такой, сто раз одно и то же спрашивал: что слышала, что видела… Соседей всех замучил!».
        Сказать, что Гарик был шокирован - значит, не сказать ничего. Потрясенный, он просто не мог прийти в себя. Весь день после рассказа матери у него тряслись все поджилки. С ужасом думал, что будет говорить, когда самозванец, выдающий себя за соседа Саню, позвонит снова. Спросить его или нет? И что же он, если знает Саню, не знал о его убийстве? Странно… как же все это странно!
        А потом стало страшно. Гарик получил повестку в суд и узнал, что его обвиняют в мошенничестве по коллективному заявлению пострадавших людей. Гарик метался по квартире в истерике, не зная, что делать, и то хватался за телефон, чтобы позвонить какому-нибудь юристу, то начинал пихать в сумку вещи, думая уехать куда-нибудь и спрятаться. Оля, ничего не понимая, наблюдала за ним с ужасом. Она что-то все время спрашивала у него, но Гарик, хотя и слышал отдельные слова, почему-то никак не мог понять смысл в целом, как если бы вопросы она задавала на английском языке, который он едва знал.
        Зато, когда раздалось мелодичное пиликание телефона - того самого, прихваченного случайно из гостиного дома, - его будто током шибануло. Он схватил трубку, уронил ее, перепугался, что разбил аппарат, поднял и, как сумасшедший, заорал:
        - Алло!!
        - Знаю, знаю о твоих проблемах, - прошелестел голос таинственного незнакомца. - Не суетись, уже утряс все. Мои юристы бумаги подготовили. Не обвинят тебя ни в чем, чистенький выйдешь. Иди на суд смело.
        - Простите, а с кем я разговариваю? - выпалил Гарик сипло.
        - Что? Неужели я ошибся номером? - Незнакомец в трубке трескуче рассмеялся, будто сухие ветки под ногами захрустели.
        - Вы не Саня! Саня убит давно! - рявкнул Гарик вдруг прорезавшимся голосом.
        - А-а, вон оно что! Я думал, ты и так все понял. А разве ты об убийстве не знал?
        - Нет. Мать недавно рассказала. Так кто же вы, если не Саня?
        - Ну ладно, не будь дураком. Конечно, я Саня. Мне спрятаться надо было срочно. Все это инсценировка была. Патроны холостые, менты купленные. Время тогда у меня тяжелое было. Ну, а потом я все утряс, в Москву перебрался, должность занял. Правда, документы все же сменить пришлось. Отчество и фамилия у меня теперь другие, а имя я такое же себе оставил: к новому имени слишком трудно привыкать.
        - Серьезно? Ну ни хрена ты даешь! - выдохнул Гарик, чувствуя, как с плеч его свалилась свинцовая гора. - А я уж подумал было, кто-то подставил меня. Развел, как лоха.
        - Ну, брось. Живи спокойно и радуйся. Тем более, вон, ребенок скоро у тебя появится, счастье- то какое!
        - А ты откуда знаешь? - Гарик снова испугался, ведь был уверен, что не рассказывал ему об этом.
        - Ты меня недооцениваешь. - Снова сухой, трескучий смешок. - Я высоко сижу, далеко гляжу, потому и все вижу. Люди мои везде есть. Докладывают. При моей должности приходится очень внимательным быть, чтоб не упасть с такой-то высоты.
        - А-а-а, понял, - протянул Гарик, вспоминая, что еще в начале разговора Саня заявил, что в курсе его судебных проблем. Вот, значит, как. Все у него кругом схвачено, за все заплачено. Умный! Потому и сидит высоко. Ему, Гарику, крупно повезло, что такой умный человек ему помогает.
        Все получилось так, как Саня и обещал. На первом же заседании судья объявила, что нарушения закона суд не усматривает, и закрыла дело. Гарик, окрыленный, помчался домой на своей удобной семейной машине. Надо было срочно успокоить взволнованную беременную Олю. Ведь волноваться ей нельзя: не дай Бог, отразится на ребенке! Появиться малыш должен был со дня на день. Дома Оля сообщила ему, что врачи настоятельно рекомендуют ей лечь в больницу. Гарик помог ей собраться и отвез ее в роддом. До вечера он просидел в приемном покое в ожидании чуда, и лишь когда врач вышла и сказала, что пролежать его жена может целую неделю, поехал домой.
        А дома его ждала страшная беда. Он почувствовал ее ледяное дыхание сразу, как только вошел в квартиру. Было тихо. Миша, брат Оли, еще раньше позвонил Гарику и попросился к другу с ночевкой. Последнее время он часто к нему уходил. Друга его они с Олей хорошо знали, это был Мишин одноклассник, у учителей на хорошем счету. Они отпускали его, не переживая. Поэтому Миши не было. Но мама должна была быть дома. Вот и свет в кухне горит. Но почему-то тихо. Может, уснула, и забыла выключить?
        Когда Гарик подошел к двери ванной и потянул за ручку, та оказалась заперта, а под дверью светилась полоска света. Мать была в ванной, и он уже понял, что она мертва. Осознание этого обожгло его, подобно удару хлыста, вспоровшего кожу во всю длину тела. Иначе почему не слышно звуков льющейся воды? Почему, если так тихо, она не услышала, как хлопнула входная дверь и не крикнула: «Гарик, это ты?», как обычно это делала? Руки его задрожали. Срывающимся голосом он позвал: «Ма…». Конечно, ему никто не ответил.
        Он взломал хлипкий дверной замок и увидел ее синее лицо под потолком. Шею туго стянул серый пояс от ее шерстяного пальто, привязанный другим концом к металлической штанге для непромокаемой шторы, вмонтированной с обеих сторон в стену. Кухонная табуретка валялась на полу.
        Из легких исчез весь воздух. Гарика согнуло пополам неведомой силой. Перед глазами поплыли красные круги. Не понимая, что делает, он лихорадочно набрал на стационарном аппарате номер «скорой». Долго кричал оператору: «Помогите! Сделайте что - нибудь!», прежде чем тот достучался до его сознания и заставил продиктовать адрес.
        Потом Гарик уронил телефон вместе с полкой, висящей на стене, - наверное, облокотился на хрупкую конструкцию всем весом. Рухнул рядом с телефоном, уткнулся лбом в пол, чувствуя, как безжалостные металлические тиски сдавливают его внутренности. Звонок в дверь заставил его, скрюченного, доплестись до двери. Дрожащие руки не слушались. Едва сумел отпереть замок. Люди в белых халатах прошли мимо, а он сел на пол в коридоре и смотрел, как они качают головами, трогая висящее страшное тело, которое появилось в его квартире неизвестно откуда, и лишь где-то в глубинах сознания была странная информация о том, что тело имеет какое-то отношение к его матери. Но матери дома нет. Ее нет, он знал это совершенно точно. А то, ужасное, некрасивое, что висело, задушенное, на поясе от маминого пальто, было чужим и страшным. Гарик хотел, чтобы это убрали из его дома. Но врачи молча ушли, перешагнув через его ноги. Он видел, как тело качается из стороны в сторону, крутится на веревке, и синее лицо с зажатым между губами распухшим языком смотрит то на одну стену, то на другую, то в проем двери, прямо на Гарика.
        Потом приехала милиция. Люди в форме прошли в незапертую дверь, сняли тело и вынесли из ванной и из квартиры. Двое подняли под руки Гарика и повели в кухню. Посадили его на табуретку - точно такую же, какая лежала в ванной на полу. Они стали что-то спрашивать, Гарик лишь кивал, соглашаясь неизвестно с чем, и отрицательно мотал головой, отказываясь тоже неизвестно от чего. Он хотел, чтобы они от него отстали. Ему хотелось снова туда, на пол, где можно было скрючиться, чтоб не так сильно чувствовались зверские тиски, вынимающие из него внутренности, одну за другой, по очереди. Вот вырвали желудок. Вот схватили и вынули печень. Вот отщипнули кусок легких. Порылись в кишках, устроив из них винегрет. А вот взялись за сердце и тянут, тянут бесконечно долго. И нет этим страшным мучениям конца.
        Вдруг его встряхнули за плечи. Громкий, но не грубый, даже вежливый голос спросил:
        - Вам плохо? Помочь? Поедете в больницу?
        Гарик отчаянно замотал головой и даже ответил:
        - Нет.
        - Дайте номер телефона родственников, мы сообщим им о смерти вашей матери.
        «Откуда они знают, что это моя мать?» - удивился Гарик. Наверное, он все-таки что-то отвечал им. Увидел на столе документы, ее паспорт и пенсионное удостоверение. Как они оказались на кухонном столе? Неужели сам принес? Он не помнил ничего.
        Наконец, они уехали. Та ночь была жуткой. Он просидел до утра на полу в коридоре. Спать не мог. Смотрел на проем двери в ванной, где все еще горел яркий желтый свет, слепящий глаза. Вдруг оттуда выплыл черный столб с дуплом-пастью. От него исходил знакомый воющий звук: «Мам-м-м… Мон-н-н… Мам-м… Мон-н…». Гарик даже обрадовался. Сейчас дупло его проглотит, и он снова окажется в красивой счастливой жизни и забудет весь этот ужас. Но столб стоял перед ним и гудел, гудел, вызывая страшную головную боль и звон в ушах. Лишь с рассветом он начал бледнеть и постепенно растаял, исчезнув. Гарик так и не сомкнул глаз.
        13. Появилась Зоя, чадо дорогое
        То была великая ослепляющая радость, не сравнимая ни с чем. Заглянув однажды в крошечные серьезные мудрые глазки, Гарик понял, что пропал. Жизнь разделилась на «до» и «после», это расхожее выражение он слышал много раз и лишь теперь отчетливо понял, что это значит. Зоя разбудила в нем безграничную любовь. Гарик и не подозревал, что способен на такое чувство. Он полюбил дочь эгоистично и жадно, фанатично даже, как божество. Раньше он не любил детей. Он и теперь их не полюбил. Ненавидел их плач, капризы, суетливость, назойливость. Терпеть их не мог. Но его дочь не имела к ним никакого отношения. Он любовался ею, находя ее высшим созданием этого мира.
        К тому времени красочные картины богатой жизни полностью исчезли из его снов. Они перебрались в реальность. Сны стали явью. Помимо купленной в центре роскошной квартиры Гарик вскоре приобрел двухэтажный особняк в пригороде и обставил его самой изысканной дизайнерской мебелью, обзавелся статусным автомобилем, нанял водителя, няню для дочки, охранника, кухарку и уборщицу. У Оли появилось с десяток шуб из ценного меха и несметное количество драгоценных украшений. Наступило время благоденствия. Его время. Только радости от нахлынувшего долгожданного богатства он совсем не испытывал. На этом свете его удерживала лишь дочь. Где-то глубоко, на подсознательном уровне, таилось ощущение, что душа умершей матери переместилась в нее.
        На следующий день после самоубийства матери Гарика ждало еще одно потрясение. В ее комнате он обнаружил огромное количество «счастливых» писем из его фирмы. На всех конвертах красовался логотип «Счастье на дом». Это был шок. Ими были забиты полки в ее шкафу, аккуратно прикрытые постельным бельем и полотенцами, пачками они пылились под ее кроватью. Их было так неожиданно много! И все были похожи. Везде один и тот же злополучный текст: «Роза Петровна! Поздравляем Вас! Вы выиграли пятьсот тысяч рублей! (Миллион, два миллиона, три…) Спешите оформить заказ уже сегодня, в противном случае ваша очередь на получение выигрыша перейдет к другому кандидату!». Потом Гарик нашел предсмертную записку. Листок, вырванный из тетради, был сложен вчетверо. Неровный почерк дрожащей руки: «Сынок, внучекМиша, дочка Оля! Простите меня за все! Я по глупости ввязалась в аферу, желая лишь одного: помочь вам купить квартиру. Видела, как вы мучаетесь в тесноте, а тут еще и ребенок вот-вот родится. Жаль, не увижу крошку». Несколько расплывшихся букв: плакала. Гарик подавил рыдание, рвущееся наружу, и стал читать дальше:
«Однажды решила поучаствовать в конкурсе кроссвордов. Пришло письмо, что выиграла! Так обрадовалась! Только почему-то попросили товары заказать. Я всю пенсию потратила. Потом другое письмо пришло. Мне писали, что я не успела. Нужно еще заказать, зато и выигрыш будет гораздо больше. Сама не понимаю, как затянуло меня в долговую яму. Я список составила, кому должна. Он у меня лежит там же, где и документы на квартиру. Гошенька, ты знаешь, где. Возьми его. Может быть, когда-нибудь сможешь расплатиться по долгам твоей глупой матери. Сумма большая. Двести тысяч. Занимала почти у всех в нашем доме: у кого по пять, у кого по десять. Думала же, вот-вот выигрыш получу, а его все не было. Потом поняла, что обман это. Жить не могу с такой ношей. В глаза людям смотреть стыдно. Простите меня. Я помочь вам хотела, а вместо этого долги вам свои передаю неподъемные. Не вспоминайте дурным словом».
        Гарик смял листок так, что пальцы захрустели. Двести тысяч! Да для него на тот момент это были сущие копейки! Но мать-то этого не знала! Думала, что они последнее на детские вещи тратят! И как же он упустил это? Как он мог? Ведь знал, что мать может попасться на эту уловку! Но ведь не думал, что это приведет к такой трагедии. И как он ни разу писем этих не заметил? Прятала все, скрывала. Вот так, своим безумным стремлением к богатству он убил свою мать.
        Вначале сам хотел в петлю полезть. Пошел искать веревку. Но зазвонил телефон. Из роддома сообщили, что в пять часов утра Оля родила девочку. Волна радости нахлынула на него и разбавила горечь скорби. Он сел и стал размышлять. Выходило, что своей смертью он обречет жену и ребенка на нищету. Нет. Не будет этого! Разве мать на том свете одобрит его поступок? Да, виноват. Виноват! Никогда в жизни не будет ему за это прощения! Но кто о малютке позаботится? Кто обеспечит ее всем необходимым? Несмотря на разъедающее душу чувство вины, Гарик обязан сделать все, чтобы жена и дочь ни в чем не нуждались.
        Первым делом он собрал все эти страшные письма, отправился на улицу, к мусорным контейнерам, и сжег их там в старом железном ведре. Все. Оля ничего не узнает. Никто ничего не узнает.
        Правда, когда хоронили, Миша, стоя у могилы рядом с Гариком, вдруг сказал:
        - Она читала какие-то письма и плакала. Часто плакала ночью. Я слышал. Спросил, а она ответила, что сестра ее в другом городе болеет сильно. Правда?
        Гарик кивнул, хотя и знал, что никаких сестер у матери не было. Детдомовская она, круглая сирота, никаких родственников. На похороны пришли лишь подруги и соседи. Гарик всем вернул деньги. Некоторые отказываться пытались, мол, прощают долг, раз мать умерла, но он настоял. Отдал все до копейки.
        Оли на похоронах не было, выписать не успели из роддома. Она шмыгала носом в телефонную трубку, не понимая, почему Роза Петровна решила сама уйти из жизни. Этот факт от нее Гарик скрыть не мог. В свидетельстве о смерти, в графе «причина» стояло слово, звучащее, как змеиное шипение: «Асфиксия». Гарик объяснил, что бывает, у людей иногда незаметно развивается шизофрения, им начинает что-то казаться, они могут начать слышать потусторонние голоса. Наверное, что-то у матери помутилось в голове. Потеряла рассудок - возраст, все-таки. Оля поверила.
        Гарик однажды подумал, что его мать не единственная жертва жестокого «бизнеса». Возможно, еще были те, кто решил свести счеты с жизнью из-за долгов. Но смерть матери стала своеобразной прививкой от жалости. Самое страшное, что могло случиться, случилось. Теперь ему было все равно. Такова жизнь. Правила ее жестоки. Откажи он Сане, тот мог найти кого-то другого, и тот, кто оказался обманут по вине Гарика, был бы обманут все равно. Поэтому Гарик богател и не испытывал угрызений совести. Он собирался бросить к ногам дочки весь мир, дать ей все то, чего в его детстве не было. Зоя стала смыслом его жизни. Он погрузился с головой в заботу о ребенке и находил в этом безграничное упоение.
        Зоя была копией его матери в детстве. Та же улыбка, тот же ласковый нежный взгляд. Даже ямочки на щечках достались ей от нее. Она росла спокойным милым ребенком, не доставляющим хлопот. Не устраивала истерик, не капризничала, не сердилась. Всегда была в добром и веселом расположении духа - в точности, как и его мать. Гарик боялся, что вырастет она такой же наивной и доверчивой и однажды пострадает от этого. Но он всегда будет рядом и никому не позволит обидеть свое сокровище.
        Гарик с удовольствием часами гулял с дочкой в парке, менял ей памперсы, кормил из бутылочки и просиживал у детской кроватки ночи напролет, боясь, что Зоя вдруг уткнется лицом в матрасик и задохнется во сне (он читал в Интернете о таких случаях). Он буквально пылинки с нее сдувал. И так уставал, что, когда передавал эстафету Оле, засыпал мертвым сном, без сновидений. Это и к лучшему. Потому что до рождения дочери ему снился исключительно черный столб.
        Достаток Гарика все рос, и к тому моменту, когда Зое исполнился год, у него было все, что он видел во снах, проваливаясь в дупло, кроме, разве что, кругосветного путешествия на фешенебельном круизном лайнере, о котором, кстати, подумывал. Просто ждал, когда Зоя немного подрастет и окрепнет. Только вот обильный денежный поток, льющийся на счет фирмы, начал понемногу иссякать. Многие люди уже не верили «счастливым письмам». Позвонил Саня, распорядился, чтобы Гарик нашел хорошую рекламную фирму и заказал видеоролик о победителях, получающих деньги. После выхода рекламы на телевидении денежный поток вновь увеличился и стал даже больше, чем вначале. Многие, обнаружив, что их обманули, пытались обращаться в суд, но юристы, нанятые Саней, действовали грамотно и умело. Дела закрывались, едва открывшись, даже без присутствия Гарика.
        Однажды в центральный офис фирмы «Счастье на дом» нагрянули репортеры. Перепуганная девушка-администратор рыдала в телефон, рассказывая о хамском поведении журналистов и жестоких обвинениях, которыми они осыпали ее и других сотрудников. Гарик дал ей указание сменить охранников. Спустя пару дней он был окружен телевизионщиками, когда выходил из подъезда своего дома. Те совали ему со всех сторон микрофоны и выкрикивали дурацкие вопросы: «Правда ли, что вы заработали целое состояние на обманутых стариках?», «Знаете ли вы, что деятельность вашей фирмы привела к многочисленным самоубийствам обманутых пенсионеров?», «Как вы спите по ночам, зная, что отбираете у доверчивых бабушек и дедушек последние деньги?!». Гарик еле отбился от них, заскочив обратно в подъезд. На следующий день он нанял себе двух круглосуточных телохранителей, сменяющих друг друга по очереди. Без сопровождения он больше никуда не ходил и Олю не пускал. Понимал, что, когда отснятое интервью, пусть и не состоявшееся, выйдет в эфир, многие обманутые будут знать не только его лицо, но и дом, в котором он живет, а это уже небезопасно.
        Да, чуда не произошло, и безобразное интервью показали по телевизору. Журналистам откуда-то стало известно о его загородном доме, фотографии его угодий тоже оказались в репортаже. Гарик чувствовал себя мишенью, окруженной со всех сторон невидимыми снайперами. Наверняка очень скоро начнутся попытки отмщения. Но случилось другое. Гарик и предположить не мог, какая проблема вскоре свалится на его голову.
        Однажды ему пришло эсэмэс-сообщение с текстом следующего содержания: «Сегодня в шесть вечера в ресторане «Шишкин». Не придете - пожалеете. Придете - сможем договориться и все уладим». «Что еще за ерунда?!» - рассердился Гарик, перечитывая странное угрожающее требование. Долго думал, но решил пойти - не столько из-за страха, сколько из любопытства. Врагов он предпочитал знать в лицо. К тому же, с ним будет телохранитель, а под пиджаком - бронежилет. «Что ж, посмотрим, кто такой дерзкий и чего хочет», - думал Гарик, собираясь на встречу с анонимом.
        Увидев за дальним столиком в углу мать Лии, оторопел. Вот уж не ожидал! Та, которая устроила так, чтобы его вышвырнули из Окунево как никчемное ничтожество, явилась к нему сама! И чего же хочет эта тварь, сделавшая из собственной дочери проститутку? Хотя, кроме как денег, чего еще она может хотеть? Интересно, почему она считает, что Гарик их ей даст? Не терпится услышать ее аргументы.
        С кривой ухмылкой он сел за стол напротив нее, не потрудившись даже поздороваться. Она тоже обошлась без приветствий. Взгляд наглый, лицо злое. Прическа потрепана дождем и ветром - видно, на такси денег нет. Неужто дочка мало зарабатывает? Или клиентов денежных давно не было?
        Она начала разговор первая. Без предисловий вывалила грубо:
        - Лия родила от тебя пацана.
        - Да ну? - Гарику стало смешно. Он и мысли не допускал, что это правда. Точнее, то, что Лия родила, скорее всего, правда. А вот то, что это имеет к нему отношение - брехня. Просто бабе надо денег. Если посчитать, то от него ребенок должен был родиться больше полугода назад. С того дня, как он покинул Окунево, прошло полтора года. И где, спрашивается, они обе были все это время? Почему ничего не сообщили ему? Мать Лии словно прочитала его мысли. Заявила:
        - Раньше я не знала, как тебя найти. Да и искать было незачем. Что с тебя, голозадого, было брать? А тут увидала по телику, как ты разбогател. Вот и решила, что нечестно это. Мы в нищете ребенка растим, а ты в роскоши купаешься. Поделиться б надо.
        - С чего ты решила, что мой это ребенок, если дочь под всех подряд мужиков пихаешь?
        - Твой, не сомневайся. Всю зиму у нее не было ни с кем. Туристов-то зимой не бывает. В мае вот с тобой, дура, спуталась. Чем думали оба? Не знали будто, что от этого дети появляются? Я чуть не убила ее, как узнала. А толку? Поздно было метаться, все! Ну и почти весь сезон насмарку. Кому она, беременная, нужна? В общем, уверена я, что твой пацан. А сомневаешься, так ДНК сделай. У тебя ж денег много теперь. Вот как оказалось-то! Я ее ругала, выходит, зря! Она, идиотка, сама не знала, что карта козырной окажется! - Женщина рассмеялась некрасивым грубым смехом. - Вот, никуда теперь не денешься. Не договоримся с тобой, так в суд подадим. Там ДНК принудительно назначат. Она ведь несовершеннолетняя была на тот момент. Сечешь, чем дело пахнет? И поделишься добром, как миленький.
        Гарик вспотел. Во рту пересохло. Похоже, не врет она. Правда, ребенок его. Но никаких чувств от осознания того, что стал отцом во второй раз, не испытал. Хотя нет, испытал. Раздражение и досаду. Ничего общего с той окрыляющей радостью, охватившей его, когда узнал о беременности Оли. Наверное, Зоя заняла место в его сердце полностью, не оставив ничего для кого-то еще. А может быть, помешало чувство омерзения, испытанное к Лие в момент, когда он узнал, что это юное ангелоподобное создание так вероломно использовало его, изображая страсть, но на самом деле расценивало лишь как очередного клиента.
        - Ну и сколько ты хочешь? - процедил он угрюмо, уставившись на пустой стол.
        - Твой загородный дом с оплачиваемой тобой прислугой, машину с водителем и двадцать миллионов рублей, - произнесла она надменно. Вышло это у нее так артистично, будто повторяла тысячу раз, репетируя перед встречей.
        Гарик, ошарашенный ее дерзостью, ответил, кисло улыбнувшись:
        - У вас, мадам, богатая фантазия. У меня нет таких денег. Но, если ребенок действительно от меня, я готов назначить содержание, скажем, тысяч сорок в месяц. И никаких домов и миллионов.
        - Что? Да ты одному своему мордовороту наверняка платишь вдвое больше! - она фыркнула. - Я даю тебе на размышления неделю. Если не согласишься, Лия и я подаем в суд. Я буду ее представителем, ведь ей только шестнадцать. Представляю, как обрадуется твоя жена, когда узнает о новом твоем наследнике. Ты ведь еще не рассказывал ей о своей интрижке на озере?
        Гарик поморщился.
        - Где сейчас Лия? Ты же привезла ее в город, верно? Хочу сам с ней поговорить.
        - А какой в этом смысл? Хочешь разжалобить ее? Заделал ребенка, а теперь жмешься, жалеешь денежки для сына? Не хочешь дочь обделять?
        - Послушай. Если б не твои сутенеры, которые вывезли меня из Окунево и бросили в машине, застрявшей в грязи, все могло сложиться иначе. Ты сама постаралась для своей дочки, убрав меня, голозадого, из ее жизни, - выпалил Гарик, понимая, что все слова бессмысленны.
        - Что ж, никогда не знаешь, где найдешь, где потеряешь. - Она хихикнула. - Сколько у тебя с собой?
        Гарик распахнул толстый бумажник, выгреб всю наличность и бросил пачку купюр на стол перед ней. Она схватила деньги, пересчитала со сноровкой матерой торгашки, спрятала в карман плаща.
        - Всего-то пятьдесят тысяч. Будем считать, что неделю размышлений ты себе оплатил. - Она резко поднялась, едва не уронив красивый резной стул с высокой спинкой. - Ну, счастливо тебе! Надеюсь на твое благоразумие. А иначе и денег лишишься, и нары тюремные задницей отполируешь.
        Она имела наглость еще и подмигнуть ему, будто закадычная подружка! Гарик молча смотрел, как женщина в мятом, забрызганном грязью плаще пересекла зал и исчезла за дверью. Потом только позволил себе подпереть лоб рукой и закрыть глаза, больше не пытаясь скрыть отчаяния. Приглушенные голоса посетителей ресторана сливались с барабанной дробью осеннего дождя, тоскливо стучавшего в огромные окна.
        Когда отпущенная неделя подошла к концу, Гарик так и не придумал достойного выхода из сложившейся ситуации. Да и думать было некогда. Приближался день рождения Зои, первый годик, и он погрузился в организационные хлопоты. Нужно было не только выбрать ресторан и меню, но и тщательно продумать список приглашенных, чтобы не забыть никого из влиятельных людей города, с которыми он успел завести знакомство. Теперь он был заметной фигурой в городской тусовке, и это ему льстило. Никого из его нового окружения не смущало то, что способ заработка у Гарика был не совсем порядочный. Никто из них его не осуждал, наоборот, относились с уважением. Что ж, не зря говорят, что деньги не пахнут.
        В просторном зале, украшенном в стиле детского утренника, с гирляндами воздушных шаров и огромными плюшевыми медведями вдоль стен, собралось не меньше сотни народу. Десятка два ребятишек от года до семи галдели в специально отведенной для них игровой зоне, отделенной от основного зала мягкой, прочной сетчатой изгородью. Зоя восседала во главе стола, в изящном, белого цвета, высоком детском креслице, и увлеченно сосала очищенный кусок яблока, звонко причмокивая и время от времени цокая языком. По обе стороны от нее расположились Оля и няня. Официанты сновали вдоль длинного стола, разнося блюда и разливая по бокалам напитки. На сцене взрослая певица в детском платье и с огромным розовым бантом на голове голосила: «Пусть бегут неуклюже пешеходы по лужам, а вода по асфальту рекой…». Рядом с ней на сцене отплясывали два танцора в костюмах крокодила Гены и Чебурашки. Гигантская пирамида из блестящих упаковок с подарками возвышалась на полу позади именинницы.
        Торжество шло своим чередом. Гарик уже немного выпил и расслабился. Он беседовал с именитыми гостями, стараясь никого не обделить вниманием, а сам украдкой посматривал на пышущую здоровьем дочь, любуясь ей. Красивее ребенка он в своей жизни не видел. Теперь она увлеклась разбросанными по столику мелкими кусочками разгрызенного яблока, надавливая на них по очереди маленьким пальчиком с серьезным сосредоточенным видом.
        В монотонном шуме беседующих гостей послышались вежливые приветствия. Кто-то еще подоспел к столу. Гарик увидел, как официантка показывает свободное место за столом женщине с упитанным младенцем на руках. Та с улыбкой села на предложенный стул, устроив малыша на коленях, и ее изучающий взгляд заскользил по лицам сидящих. Несколько секунд Гарик пытался вспомнить, кто это. Странно, сам составлял список, а вновь прибывшую гостью узнать не может. Наверное, с минуты на минуту появится ее супруг - кто-то из бизнесменов или членов городского собрания, задержавшийся у входа, например, чтобы выкурить сигарету. И тогда все прояснится. Гостья, видно, чувствовала себя «не в своей тарелке». Она была здесь явно чужой, никого не знала. Но любопытная. Вон как глазищами рыскает, словно ищет кого-то. И красивая, хотя и не во вкусе Гарика, он худышек всегда предпочитал, а эта полнотелая, с большой грудью, круглолицая. Волосы коротко острижены «под мальчика», и хотя Гарику больше нравятся длинные, но ей идет. И тут взгляд ее уперся в него. В тот же миг вилка выскользнула из его руки и с оглушительным звоном упала в
тарелку. Не может быть! Лия! Лия смотрела ему в лицо глазами змеи, гипнотизирующей жертву. Этот глубокий мудрый взгляд, однажды поразивший его в самое сердце, он узнал бы из тысяч других. Тогда, на берегу озера Шайтан, Гарик удивился тому, что у девушки-подростка глаза женщины, повидавшей жизнь. Лия очень изменилась, повзрослела, хотя прошло всего полтора года. Ей сейчас шестнадцать всего, а выглядит не меньше, чем на тридцать, но при этом очень хороша. А малыш… Сердце вдруг замерло в груди на мгновение, а затем заколотилось в бешеном темпе. Сын?! Гарик дернулся, будто его ударило током, и поспешно отвел взгляд. Мысли заметались, точно в лихорадке. Что делать? Сказать охране, чтобы ее вывели? Устроит скандал. Сделать вид, что он ее не знает? Вдруг она попытается заявить о себе? Зачем она здесь? Ясно, зачем: чтобы опозорить его перед всеми его именитыми гостями, которых он так тщательно выбирал! Что они подумают? Бросил малолетку с ребенком! Черт, как поступить? Гарик посмотрел на жену, сидевшую возле дочери. Она поймала его взгляд, улыбнулась. Лицо спокойное, счастливое. Значит, или еще не заметила
новую гостью, или, скорее всего, просто не узнала. Лию в самом деле, узнать было почти невозможно. К тому же Оля видела ее всего пару раз, и то мельком. Может быть, все еще как-то обойдется?
        Гарик следил за Лией боковым зрением, избегая смотреть на нее. И тут она вытворила невероятное. Расстегнув пуговицы шифоновой блузки, обнажила тугую, в крупных голубых прожилках, грудь, и сунула коричневый сосок в рот младенцу. Тот обхватил грудь матери обеими ладошками, закрыл глаза и принялся с удовольствием причмокивать. За столом все замолчали и уставились на это: женщины - с отвращением, мужчины - с жадным любопытством. Но никто не смел упрекнуть Лию в непристойности: ведь она - мать, которая кормит грудного ребенка. Подлетела официантка, склонилась к ней, но всем было слышно, что она сказала:
        - Простите, давайте я провожу вас в отдельную комнату, там вам будет удобнее.
        - Спасибо, но он уже ест. Не хочу прерывать кормление. Может быть, в другой раз. - Лия мило улыбнулась, будто кормить грудью за банкетным столом было в порядке вещей. Официантка пожала плечами и удалилась, не в силах скрыть недоумение. Гости тоже отвели взгляды, вернувшись к своим разговорам. Гарик не мог больше выносить подобную пытку. Вскочил, загремев стулом, и вышел на улицу, под серое октябрьское небо. Воздуха не хватало. Он стоял, не обращая внимания на моросящий дождь, не способный погасить разгорающееся пламя гнева, вспыхнувшее внутри. «Какая же стерва! Устроила шоу! Теперь все будут спрашивать у меня, кто это такая. Все ее запомнят! Что говорить?» От избытка мыслей распирало голову. Подумал о младенце. Нет, никаких отцовских чувств не мелькнуло. Ни намека на радость. Никакого желания взять его на руки. Ребенок казался ему угрозой счастливому будущему Зои. Лия, используя сына в качестве оружия, может лишить его дочь всего. Ведь, если ей, и правда, удастся упечь его за решетку, что станет с ней тогда? Лия заберет львиную долю состояния, остальное растащат хищники, которые тут же сбегутся.
Всевозможные альфонсы окружат заботой его жену и дочь в надежде прибрать денежки к рукам. Обманутые пенсионеры захотят выместить зло на оставшихся без защиты членах семьи. Толпы мошенников будут виться вокруг, изощряясь во лжи. «Мне жаль, что ваш супруг оступился в жизни и теперь не свободен. Но я одалживал ему деньги. Крупную сумму. И срок уже истек», или «Он обещал мне продать автомобиль по такой-то цене», и назовет втрое ниже рыночной. Оля одна не справится с полчищем проходимцев. Гарик знал, что так часто бывает после лишения свободы или смерти главы семейства. Бедная, бедная Зоя! Ее оставят ни с чем!
        Кто-то вышел из ресторана. Гарик обернулся на стук каблуков по каменному крыльцу. По ступеням спускалась Лия, кутаясь в длинный черный плащ. Заметила его взгляд и остановилась на последней ступеньке, глаза испуганные. Наверное, выражение лица у Гарика было не самое дружелюбное.
        - Что ты устроила?! - рявкнул он. - Обязательно было трясти своим… - он хотел сказать «выменем», но сдержался. - Другого места не нашла для кормления?
        - Что? - взгляд ее стал растерянным. - А нельзя было? У нас в ашраме я нигде не пряталась. Учитель говорит… - Она не успела закончить, Гарик перебил:
        - Здесь ведь не ашрам! «Интересно, - думал он, она в самом деле такая дура или умело притворяется?» Ему приходилось в своей жизни общаться с представительницами противоположного пола, которые могли с абсолютно невинным выражением лица выдать издевку. - Зачем ты сюда пришла?
        - Я узнала в новостях о торжестве в честь дня рождения твоей дочки. Она такая милая! - Лия проигнорировала усмешку Гарика и продолжала тем самым журчащим голоском, которым он когда-то был так очарован: - Мне хотелось увидеть тебя, а мать не позволяет. Думает, что ты сможешь отговорить меня подавать заявление. Поэтому я соврала ей, что пойду на прогулку с Гришей, а сама приехала сюда.
        «Значит, это Гриша. Хм… Интересно, почему она выбрала такое дурацкое имя? Впрочем, ее дело». - Эта мысль промчалась где-то в глубине сознания, мелькнула и исчезла, как кошка в подворотне.
        - Ты же понимала, что здесь будет и моя жена? - Гарик считал, что вопрос риторический, но все же задал его.
        - Другого шанса у меня не было. Вокруг тебя всегда охрана, не подобраться.
        - Зачем же я тебе понадобился? Однажды твои друзья отвезли меня подальше от деревни и бросили в грязи. Где тогда ты была? Обслуживала богатого клиента?
        - Обвиняешь? Давай. Сам-то чем лучше? Жене своей изменил - как выяснилось, беременной, - ответила и отступила на шаг, как собачонка: укусила - и назад.
        - О, вот только давай не будем выяснять отношения! - провыл Гарик, сморщив лицо.
        - Но ты сам начал.
        - Ладно. Давай вернемся к главному вопросу: зачем я тебе понадобился?
        - Я хотела показать сына.
        - А, вот как! Ну так знай: я от твоей идеи не в восторге. Тебе лучше уехать прямо сейчас. Вызвать такси?
        Ее глаза наполнились слезами. Но на что она рассчитывала? Что он схватит сына на руки и начнет прыгать от радости? Если бы не эта безобразная правда о ее легком поведении, все могло быть по-другому. Теперь же он испытывал к ней и к ребенку лишь отвращение. К тому же, еще неизвестно, его ли это сын. Кстати, куда она его дела? Наверное, приглашенная на торжество няня взялась о нем позаботиться.
        - Но мы, и правда, нуждаемся в деньгах, - прошептала Лия и закусила нижнюю губу.
        - Серьезно? Так сильно нуждаетесь, что меньше, чем на двадцать миллионов твоя мать не соглашается! Я предлагал приличное ежемесячное содержание, но она грозит мне тюрьмой.
        - Она не только для себя… Она для ашрама старается.
        - Что? Это такими вот баснями она заставила тебя с тринадцати лет мужикам продаваться?
        - Это не басни!
        - Зачем ашраму столько денег?
        - Они хотят возвести копию храма Ханумана на холме у озера Шайтан.
        - Ага! - Гарик чуть не задыхался от возмущения. Нет, ну она, правда, такая дура, или думает что он дурак?
        - Ты заплати ей. Она не отступит, я ее знаю, - прошептала Лия и еще отошла на ступеньку вверх.
        - Да нет у меня таких денег! А если б и были, уж точно нашел бы им применение более полезное, чем спонсировать строительство обезьяньего храма.
        В этот момент входная дверь распахнулась, и выглянула Оля. В одно мгновение оценила происходящее, и глаза ее потемнели. Она заподозрила неладное.
        - Почему тебя так долго нет? Павел Станиславович интересуется. Ты же знаешь, что он…
        Гарик знал. Этого человека он не хотел разочаровывать. Прошел мимо Лии и вернулся в ресторан. По пути в банкетный зал попросил администратора, чтобы тот спросил девушку в черном плаще, которая сейчас войдет, по какому адресу ей вызвать такси, и дал денег, которых хватило бы доехать до соседнего Новосибирска.
        Дома Оля устроила допрос. Гарик изворачивался, как мог. Наврал с три короба о душевнобольной жене одного знакомого коммерсанта, который сам не смог подъехать, и отправил ее с ребенком развеяться на детском празднике.
        - Не понимаю, как он мог так поступить, зная, что она не в себе… Конечно, он ее любит и жалеет. У нее после родов с головой какая-то беда приключилась.
        - Мне показалось, что вы друг друга давно знаете. Ты так эмоционально на нее смотрел, - возразила Оля, сомневаясь.
        - Нет, что ты! Я видел ее первый раз. Знаю о ее проблемах по рассказам ее мужа. Забудь ты о ней, давай лучше посмотрим, какие фотограф нам снимки с праздника по электронной почте прислал.
        Гарику повезло, что Оля так и не узнала Лию.
        14. «Мам-м-м - мон-н!»
        На следующий день пришло сообщение «Истекают последние сутки. Советую поторопиться. Переведи требуемую сумму на этот счет». Дальше следовал многозначный номер банковской карты. Душа тоскливо заныла. Что делать-то? Ведь не платить же, в самом деле? Сумасшедшая баба! Откуда она знает, что у него есть такие деньги? Так уверенно требует! Знает, что ему деваться некуда. Написал ответ: «Предлагаю миллион». Через минуту прочел в новом сообщении «Торг неуместен. Плати, или суд». Гарик занервничал. Она даже не пытается торговаться! Жадная тварь! Но что же делать-то?
        И тут раздался звонок того самого, «окуневского», телефона. Странно, что кроме Сани по нему никто ни разу не позвонил. Наверное, когда в гостином доме обнаружили, что телефон исчез, просто сменили номер на сайте.
        Знакомый шелестящий голос произнес:
        - Ну, здравствуй, Георгий.
        - Рад слышать! Давно же ты не звонил!
        - Да не хотел беспокоить. Все ведь у тебя в порядке было. До явления Мадонны с младенцем.
        - О, ты уже знаешь!
        - Такой бесцеремонный поступок не мог остаться незамеченным в высоком обществе. Говорят, что это твоя брошенная любовница таким экстравагантным способом пытается вымогать у тебя деньги. - Голос у Сани был размеренный и спокойный, но Гарику показалось, что в нем прозвучала насмешка.
        - Ну, откуда люди могут такое знать? Как всегда, сплетни, - возразил он немного раздраженно.
        - Слышу, нервничаешь, - заметил Саня. - Так есть проблема или нет?
        - Да есть проблема, есть! Еще какая! - обреченно согласился Гарик.
        - Говори, не скрывай. Разве я не выручал тебя из трудных ситуаций? Помогу и теперь.
        - Вряд ли ты здесь сможешь помочь.
        И Гарик выложил в трубку телефона всю историю.
        - Двадцать миллионов требует! Иначе сяду.
        - Ну, если и правда твой пацан, а девка была несовершеннолетняя, то тебе не позавидуешь.
        - Что, думаешь, надо платить? Так она все с меня вытянет! Нищим оставит! - воскликнул Гарик, находясь на грани отчаяния.
        - Заплатить придется. Но поменьше. Миллион.
        - Да не согласится она! Миллион я ей уже предлагал!
        - Погоди. У меня есть один замечательный знакомый. Он мастер - решать подобные проблемы. Думаю, миллиона хватит, чтобы и с твоей бедой он справился.
        - Правда? - В душе Гарика вспыхнула надежда. - Это хороший юрист? Или адвокат?
        - Не совсем. Но очень образованный и умный человек. Умеет уговаривать. Только деньги шантажистам не переводи. Ему отдашь. Я тебе позже сообщу, где ты с ним встретишься.
        - Саня, спасибо тебе! - Гарик ликовал. Неужели все обойдется? - Я всем тебе обязан. Вот и сейчас ты жизнь мою от краха спасаешь! Как хоть отблагодарить тебя?
        - Придет время - отблагодаришь, - прошелестел голос в трубке, будто порыв ветра раздул на асфальте толстый слой осенних листьев. И следом пошли короткие гудки.
        В тот промозглый слякотный вечер Гарик впервые за долгое время вышел из дома один. Пошел пешком и без охраны. Таково было условие человека, обещавшего помочь. Пришлось трястись в маршрутке, добираясь до захолустной окраины города, а потом долго петлять по грязным улицам среди ободранных «хрущевок», прежде чем удалось отыскать нужный недостроенный дом, обнесенный покореженным забором из жести. Нашел брешь в ограждении и, как любопытный школьник, пролез в дыру, зацепившись за острые края полами дорогого пальто. Конспирация, как в шпионских фильмах! Странный этот специалист, которого нашел Саня. Зачем так прятаться?
        Итальянские ботинки из мягкой козьей кожи проваливались в раскисший грунт и быстро пропитались влагой. Не та обувь, чтобы ходить пешком по осенним улицам, и уж подавно не для того, чтобы месить грязь на задворках цивилизации. Ветер кидался на него, как невидимый зверь, пытаясь сбить с ног, словно хотел предотвратить странную встречу. Во внутреннем кармане пальто лежал пухлый конверт с пятитысячными купюрами. Двести штук новых красных бумажек. Гарик решился на это только потому, что человека порекомендовал Саня - единственный, которому он мог безгранично доверять.
        Недостроенная многоэтажка из красного кирпича смотрела на него черными оконными проемами, и Гарик мог поклясться, что кожей чувствует пристальный изучающий взгляд, направленный из глубин пустого дома. Дверей нигде не было. Он шагнул на бетонный пол подъезда. Стук каблуков разнесся далеко вверх и в стороны. Захлопали крылья, заставив его присесть от страха и неожиданности. Разбуженные голуби промчались над его головой, и вновь стало тихо. Он ждал. Тишина давила на уши сильнее, чем оглушительная музыка. Неприятный холодок полз по спине, нервы превратились в натянутые струны.
        Сбоку донесся едва уловимый шорох. Скрипнули песчинки под чьими- то ногами. Кто-то приближался, невидимый во тьме. Гарику показалось, что нервы-струны вот-вот начнут лопаться. Наконец, он услышал человеческий голос - низкий хриплый бас с отличной дикцией:
        - Здравствуйте. Принесли?
        Гарик вынул пакет из-за пазухи, но не мог решиться отдать его темному силуэту, смутно вырисовывавшемуся перед ним. Высокий, худой, одет в короткую куртку, на голове что-то вроде вязаной шапочки. Странно это все. Гарик давно понял, что встреча предстоит не с юристом, не с адвокатом, а с некоей темной личностью из тех, кто решает проблемы иными способами. И все же в глубине души надеялся, что Саня не стал бы связываться с наемным убийцей. Ну не изверг же он! Возможно, этот таинственный тип просто припугнет обнаглевшую женщину, а Лии и ребенку не причинит вреда.
        - Вы можете передать мне то, что принесли, - произнес голос, в котором звучали успокаивающие нотки. Совсем не похож на голос убийцы. Хотя Гарик не знал, какие бывают у них голоса. Но только не такой, как этот - ровный, спокойный, уверенный, как у учителя или директора школы. Или у доктора, например: «Раздевайтесь, я сделаю вам укол. Будет немного больно, зато потом сразу полегчает». Тут же спохватился, сообразив, что стоит и думает о всякой ерунде. Но человек во тьме не торопит его больше. Почему? Ясно, почему: понимает его терзания. Спросить или нет? А что спросить? «Не собираетесь ли вы убить моих врагов?» Просто нелепо. Или попросить: «Не убивайте их, пожалуйста. Все, что угодно, только не это». И что? Скорее всего, он ничего ему не ответит. Он ведь не разговаривать сюда пришел. Саня уже сам с ним все обсудил. Человек ждет денег. Надо отдать, но рука не слушается, будто это не конверт с купюрами, а нож, занесенный над Лией и ее (может, и его) сыном. Как только он передаст его, нож воткнется в них по очереди. Или это будет пуля? А может, автомобиль, который собьет их на пешеходном переходе или
на тротуаре во время прогулки? Гарик поежился, вообразив взлетающую в воздух коляску. Нет, что за глупости! Конечно, все это он сам напридумывал. Саня не стал бы так мараться, у него ведь высокая должность. Он должен беречь репутацию, чтобы рейтинг не упал.
        Дрожащей рукой Гарик протянул конверт в темноту. Тут же рука незнакомца, обтянутая кожаной перчаткой и оттого холодная, взяла его, скользнув по его пальцам, точно змея. Силуэт отступил во тьму и слился с ней. Все. Теперь уже ничего не вернуть. Выбор сделан. Гарик попятился. Почему-то не хотелось поворачиваться к странному типу спиной. Чуть не упал, когда бетонная плита закончилась. Только тогда повернулся и торопливо пошел прочь, не разбирая дороги.
        Прошло две недели после жуткой встречи. Ни Лия, ни ее мать Гарика больше не беспокоили. Он расслабился и с каждым днем вспоминал о них все реже. Прав был Саня: человек оказался мастером своего дела. Что уж он им наговорил, неизвестно, но, похоже, они окончательно отстали. Наверное, вернулись обратно в свою деревню, к бабаджистам. Пусть теперь другого дурачка поищут.
        Однажды утром Гарик, по обыкновению, смотрел новости за завтраком. Полная кружка горячего кофе опрокинулась на пижамные брюки из мягкого трикотажа, отскочила и покатилась по полу, разбрызгивая коричневую жижу по белоснежной мебели. Произошло это в тот момент, когда на экране появились фотографии синих трупов. Диктор сообщил о страшной находке в подвале одной из пятиэтажек на окраине города. Женщина и ребенок. Гарик зажмурился, не мог смотреть на застывшие лица Лии и ее сына. Голос диктора превратился в монотонный гул, наполнивший его голову. В него ворвался звонкий голос Оли:
        - Что с тобой? Что такое? Плохо? - Она участливо тронула его за плечо. Он открыл глаза. По телевизору уже показывали следующий сюжет. Хорошо, что она не видела этого. Могла узнать даму из ресторана и начать сыпать вопросами.
        - Не знаю, что-то сердце кольнуло. Но уже прошло, - ответил он с вымученной улыбкой.
        - Тебе нельзя кофе, пока не проверишься, - заявила она. - Запишись на прием к кардиологу.
        - Сегодня же позвоню, - пообещал он, чувствуя, как сердце пытается пробить грудную клетку.
        - Сейчас.
        - Да, конечно.
        Весь день у Гарика дрожали руки и тряслись колени. Он никак не мог успокоиться. Мысли бешеным вихрем вертелись в голове, меняясь, как стекла в калейдоскопе. Вот Лия на фоне заката, одна рука вытянута вверх. Как она тогда сказала? Суфийское вращение. Он хотел посмотреть в интернете, что это значит, но забыл. Вот она поет с закрытыми глазами, сидя в кругу бабаджистов на Омкаре. Лицо вдохновленное, как у искренне верующей. Вот снова ее лицо, раздутое от натуги, которое он принял за русалочье. Господи! Ведь она его со дна озера вытащила! Жизнь ему спасла! А он… Заказное убийство… Срок приличный впаяют. Гораздо больше, чем за совращение малолетней. А где ее мать? Почему о ней ничего не слышно? Наверное, скоро тоже в новостях появится. Как он их в подвал затащил? Что, никто криков не слышал? Или они уже мертвые были? А где он их убить успел? Прямо в подъезде? Или ночью в подвал сбросил? Привез уже убитых на машине, например? Какой кошмар!
        Мучительные терзания прервал звонок «окуневского» телефона. Гарик схватил его, как тигр добычу, и помчался в свой кабинет, крикнув, что у него важный звонок, чтобы никто не мешал. Захлопнув за собой массивную дверь, зашипел в трубку:
        - Ты их убил.
        - Успокойся, - голос Сани был едва слышен. Звучал протяжно, как из потустороннего мира.
        - Ты зач-ч-чем… - Гарик начал заикаться от нервного перенапряжения.
        - Странный ты, - нараспев ответил голос. - О-очень странный. Ты разве не этого хотел? Никто тебя больше не беспокоит, чем плохо?
        - Я н-не эт-того хот-тел!
        - Наверное, ты хотел сесть в тюрьму, потерять жену и дочь, а заодно и все заработанное, - ровным тоном сказал Саня. - Другого выхода не было. Если бы они успели сделать ДНК-тест и подать на тебя заявление, тебе не помогло бы уже ничего. А именно это они и собирались сделать. Забрали бы половину имущества, а ты бы долгие годы протирал тюремную пижаму на нарах.
        - Уб-б-бийца.
        - Так бывает в жизни. Или ты, или тебя. Ведь ты и сам это знаешь. Ты много раз сталкивался с этой философией в разных ее проявлениях. В этом жестоком мире всегда кто-то кого-то ест. Если ты не хищник, значит, ты жертва, и тобой однажды пообедают. В отличие от животного мира в мире людей человек сам делает выбор, кем ему быть. Ты сделал его в очередной раз. Молодец, ты остался жив, хотя и пришлось кое-кого съесть для этого. Теперь возьми путевку в турфирме и отправляйся в кругосветное путешествие на круизном лайнере. Устрой себе отпуск в точности, каким видел его в своих сказочных снах.
        - Откуда ты знаешь об этом? Я не рассказывал тебе! - Гарик вдруг испугался. С кем он разговаривает последние полтора года? Саня ли это? Ведь он ни разу не видел его с тех пор, как тот исчез. Голос матери всплыл в памяти «Как, ты не знаешь? Его нашли убитым в подъезде. Огнестрельное ранение». И вдруг сердце сжалось от воспоминаний о ее теле, болтающемся на поясе от пальто. Это тоже его вина! Мать покончила с собой, став жертвой обмана фирмы, которую он создал. Лию и ребенка убили по его заказу. Скорее всего, мать Лии тоже давно мертва, просто не нашли еще. А сколько их всего было - обманутых и отчаявшихся найти правду стариков, наложивших на себя руки? Он - убийца, он идет по трупам к своему счастливому будущему, в котором на самом деле нет никакого счастья! Кроме… Зои. Господи, малышка Зоя, его радость, маленькая фея из доброй сказки, его чудо, способное одной своей улыбкой привести его в восторг! Гарик потряс головой, словно хотел вытрясти из нее все ненужные, разъедающие мозг мысли. Прочь, тяжелые думы! Вон, едкая кислота вины! Забыть, не думать об этих кошмарах! Все будет хорошо. Все наладится.
Надо отвлечься. Саня прав: ему нужен отпуск. Кругосветное путешествие по морям и океанам.
        Когда Гарик опомнился и прислушался к телефону, в нем была тишина. Саня давно отключился. Даже короткие гудки прекратились. На экране светилась надпись «Вызов завершен».
        На сайте туристического агентства Гарик увидел фотографию круизного лайнера, на белоснежном борту которого красовались витиеватые синие буквы «SeaStar», и даже не удивился. «Морская звезда», значит. В точности из его сна. Правильно, все так и должно быть. Это единственный из снов, до сих пор не воплотившийся в жизнь. На этот лайнер он и приобрел путевки. Тур - через две недели. Заказал самую лучшую каюту класса «люкс» - трехкомнатную, с двумя спальнями и гостиной. Няню решил с собой не брать: хотел побыть с женой и дочерью без посторонних. Телохранители тоже пусть остаются в городе. Уж на лайнере в море вряд ли его достанет кто-то из обиженных им стариков.
        Площадь многочисленных палуб «Морской звезды» могла сравниться размерами с небольшим городом - городом для богачей, где было все, и это «все» было высшего класса. Здесь можно было вечерами побродить по нарядным улицам, освещаемым фонарями, присесть на изящные лавочки, утонувшие в зелени кустов и деревьев, и если не обращать внимания на то, что растения растут в огромных кадушках, то и не поймешь, что ты не в городе, а на корабле, затерянном в бескрайнем океане. Многочисленные бары и рестораны круглосуточно принимали желающих перекусить и выпить. Музыканты и певцы услаждали слух посетителей. Вечерами устраивали танцевальные шоу. В тренажерных залах потели мечтающие согнать жирок и укрепить тело. На лайнере был даже театр и несколько кинозалов. А на верхней палубе манил голубой водой, сверкая на солнце, огромный, как футбольное поле, бассейн. Вид, открывающийся на бирюзовые просторы сверху, будил в душе тоску по свободе и желание взмыть в небо гордым альбатросом.
        Месяц, проведенный в искусственной копии рая, стал для Гарика настоящим медовым месяцем, которого у них не было. Мечта о заморских пляжах с нежным и мягким белым песком, наконец, исполнилась. Иногда лайнер бросал якорь у берегов экзотических островов, густо заросших пальмами, в которых мелькали яркие птицы, похожие на осколки радуги, и радостные туристы, перебравшись на сушу на шлюпках, резвились, как дети.
        Оля так расцвела, что Гарик едва узнавал ее. Измученное и бледное, как у многих городских жителей, лицо приобрело здоровый вид из-за золотистого оттенка кожи, обласканной солнцем и живительным морским воздухом. На губах теперь почти всегда теперь сияла улыбка. Глаза искрились счастливым блеском. Когда Гарик смотрел на нее, держащую на руках жизнерадостную малышку Зою, обе они казались ему воплощением самого прекрасного, что только может быть в этом мире. На Олю вновь стало накатывать вдохновение. Однажды, стоя в полосе прибоя и наблюдая, как мощные волны с грохотом падают на берег, облизывают ноги и стремительно отскакивают прочь, она прочитала ему новые стихи:
        «Шумит бушующее море,
        Плюется пенною каймой
        И жаждет в яростном задоре
        Скорей расправиться со мной.
        То схватит за ноги и тянет
        Во тьму и мрак, на глубину,
        А то откатится и манит,
        Ждет, может, в воду я нырну?
        Вот-вот волна нахлынет с ревом,
        Пускай рычит, я не боюсь,
        У ног растает пена снова,
        Щекотно мне, и я смеюсь!»
        Неприятные мысли отодвинулись, потонули в глубинах сознания, надежно укрытые яркими картинами счастливой жизни. Голос совести, мучивший его постоянно после смерти матери и ставший особенно нестерпимым после увиденных в новостях трупов Лии и ребенка, слабел с каждым днем и к окончанию путешествия совершенно стих. Гарик даже начал надеяться, что впереди его ждет светлое будущее. Окрыленный, сходил он с трапа круизного лайнера, не подозревая о том, что это был последний счастливый день в его жизни.
        Вернувшись домой из аэропорта, он вместе с Олей провел приятный вечер за просмотром отснятого видео. Она незаметно уснула на диване в гостиной, и Гарик решил не тревожить ее. Укрыл пледом, подхватил на руки Зою и отнес в детскую, где, усевшись в кресло рядом с ее кроваткой, читал ей книжку про мохнатого мамонта до тех пор, пока ровное сопение дочки не убаюкало его самого.
        Проснулся он от пронзительного детского визга. Стрелки настенных часов, освещенные ночной лампой, показывали три часа ночи. Спящая Зоя вопила без остановки: «Мам! Мон! Мам! Мон!». Вбежала растрепанная Оля.
        - Что случилось? - спросила она и увидела валявшуюся на полу раскрытую книгу с горбатым лохматым мамонтом на картинке. - Ой, ты ее этим мамонтом напугал, наверное. - Она подхватила дочь на руки. Та открыла испуганные глаза.
        - Что, страшный слоник приснился? - спросила она дочь и ласково погладила по вьющимся белокурым волосам. Та протестующе замотала головой и закричала снова:
        - Мам! Мон! Мам! Мон!
        - Кто тебя так напугал? - встревожился Гарик, чувствуя, как внутри у него все похолодело. Крик дочери был слишком похож на воющий звук черного столба, который раньше так часто снился ему.
        - Чений дядя! Боюсь! - крикнула Зоя.
        Говорила она еще плохо, но он понял. Черный дядя. И ему стало страшно. Похоже на то, что черный столб с дуплом-пастью забрался в Зоин сон.
        Боялся Гарик, как выяснилось, не зря. Этот сон стал началом нескончаемых ночных кошмаров, исчезавших лишь под утро. Ребенок вопил большую часть ночи, а они с женой дежурили у ее кроватки не смыкая глаз. Успокоив дочь и убаюкав ее, не успевали расслабиться, как все начиналось снова. Ее пронзительный крик «Мам! Мон!» резал слух в очередной раз, а сердце Гарика тяжело билось в грудную клетку подобно тревожному набату. И так повторялось каждую ночь. Отсыпались лишь днем, урывками. Но вскоре они лишились и этой возможности. Зоя заболела.
        Вначале у ребенка пропал аппетит. Она категорически отказывалась от еды, и никакими ухищрениями ее невозможно было накормить. Персональный педиатр приезжал, осматривал и разводил руками. Никаких тревожных симптомов он не находил. Стали кормить насильно. Зоя выплевывала еду, она похудела и ослабла. Перестала улыбаться, не лопотала, не играла с любимыми игрушками, равнодушно отталкивая, когда ей их протягивали. И, едва заснув чутким поверхностным сном, почти сразу начинала кричать «Мам! Мон!». Оля выбросила книжку с мамонтом, думая, что дело в ней. Ведь она ничего не знала о черном столбе на дне озера.
        Гарик набрал слово «маммон» в поисковике компьютера. Подумал: может быть, это что-нибудь значит? В одном из найденных источников прочел, что это демон ненасытности, он искушает быстрой наживой. В переводе с греческого его имя означает «богатство». Но разве могли знать жители сибирской глубинки греческий язык? Откуда в тех местах появилась легенда о демоне с таким заморским именем? Все это было совершенно необъяснимо, отчего стало еще страшнее. Тяжелое предчувствие угнетало его. Понимал, что само по себе это наваждение не исчезнет. Время шло, и дочери становилось все хуже. Пухлые щечки опали, личико сжалось, а глаза, наоборот, стали похожи на два огромных озера, в которых вместо воды плескался страх.
        Оля стала нервная и злая. Она кричала на Зою, а когда он пытался ее утихомирить, переключалась на него, на беспомощную испуганную няню, на приходившего ежедневно врача. Устав кричать, она падала в кресло возле кроватки и заходилась в рыданиях, тонувших в детских воплях. Жизнь превратилась в ад.
        Настал день, когда врач заговорил о госпитализации.
        - Но что с ней, что? У вас такой богатый опыт, неужели вы не можете определить? - гневно кричала жена на седовласого доктора, растерянно пожимающего плечами.
        - У ребенка нервный срыв неясной этиологии, - бормотал он. - Нужны успокоительные препараты, но в таком возрасте ей практически все противопоказано.
        - Как же тогда нам ее лечить?
        - Нужно тщательное обследование, а в домашних условиях это невозможно. Поезжайте в стационар, - посоветовал врач.
        И Зоя с Олей уехали в больницу. Гарик даже вздохнул с облегчением. В квартире стало тихо. Но тревога за ребенка не давала ему ни уснуть, ни даже хоть на минуту расслабиться. Она скручивала его душу в тугой жгут и тянула, тянула, от чего в груди его поселилась вечная ноющая боль.
        Гарик машинально занимался повседневными делами, связанными с хозяйством и бизнесом, но все мысли его были о Зое. Спать и есть он давно не мог и, однажды взглянув в зеркало, испугался собственного внешнего вида. Глаза ввалились, под ними темнели фиолетовые синяки. Небритые щеки и висящая мешком одежда делали его похожим на бомжа. Каждый день он приезжал в больницу. Зоя почти все время находилась под действием снотворных и успокоительных препаратов. Оля с внешностью призрака сидела рядом с ее кроваткой и тупо рассматривала прозрачные трубки, по которым в тело дочери текла питательная жидкость. Она даже не оглядывалась, когда Гарик входил и звал ее по имени. Отвечала «Привет» безжизненным голосом, не удостаивая его взглядом.
        Пришли результаты обследования. Гарик чувствовал, как холодный пот извивающимися змеями ползет по спине, когда главный врач с хмурым видом озвучил их. Из длинной монотонной речи, состоящей из непонятных медицинских терминов, запомнилась отчетливая фраза «Всеобщее угнетение жизненных функций без определенных причин».
        - То есть, она что, умирает? - выдохнул Гарик страшные слова в лицо доктора, спрятавшего взгляд в бумаги. Тот неопределенно пожал плечами и пробурчал что-то об устаревшем оборудовании. Выписал направление в другую больницу, где, по его словам, оснащение было более современным. Отделался от сложной пациентки.
        Зою перевели в другое место. Сделали новые анализы и обследования. Вердикт врачей ничем не отличался от предыдущего. К тому моменту ребенок едва мог самостоятельно дышать. Для поддержания угасающей жизни предложили искусственную вентиляцию легких. Страшное словосочетание прозвучало, как приговор. Гарик с ужасом понял, что врачи не могут ничем помочь его умирающему ребенку.
        Однажды, когда Гарик вернулся в пустую пыльную квартиру (от уборщицы он отказался, как и от водителя и охранника, не хотел никого видеть) и, как обычно, сидел, погрузившись в тяжелые думы, зазвонил телефон. Окуневский. Маленький черный аппарат, модель которого давно устарела, всегда был при нем, хотя Саня не звонил уже давно. Его блеклый шелестящий голос был едва различим в шипящем фоне каких-то помех, словно плохо настроенная радиоволна.
        - Ну, здравствуй, Георгий.
        - Саня! - вспыхнула надежда, ведь невидимый друг всегда его выручал. - У меня беда. Дочь больна. Врачи не могут найти ничего, а она просто тает на глазах. Умирает. - При этом не смог сдержать надрывного звука, непроизвольно вырвавшегося из горла.
        - Что, все так плохо? - прошуршал голос, едва различимый среди шипения и треска.
        - Совсем. Не знаю, что делать, куда ребенка отвезти. Советуют в Израиль, говорят, там самая лучшая медицина в мире. Но я боюсь, не поможет.
        - Не поможет, - то ли согласился Саня, то ли телефонное эхо повторило за ним.
        - Саня, может, ты поможешь? Я готов все отдать, лишь бы Зоя выздоровела. Что угодно. Все деньги, имущество, свою жизнь. Может, ты знаешь хорошую клинику? Ту, где лечат высокопоставленных чиновников?
        - Что ж, пора тебе знать правду. - Голос перешел в змеиное шипение, протяжное и угрожающее.
        - Какую правду? - хрипло переспросил Гарик. Во рту пересохло.
        - Тебе пора платить по счетам…, мам-м-м-м - мон-н-мам-м-м - мон-н… - Из трубки понеслись жуткие воющие звуки, знакомые и страшные. Но через мгновение Гарик понял, что это короткие гудки, означающие, что связь прервалась. Саня отключился, так и не сообщив ему, сколько Гарик должен заплатить.
        В ту ночь ему снова приснился черный столб. На этот раз Гарик стоял на дне озера с безжизненным телом Зои, висящим у него на руках. Столб был перед ним. Края распахнутого дупла-пасти шевелились, вытягивались, точно жадные губы огромного рта, стремящиеся вобрать внутрь вожделенное лакомство, и протяжное «Мам-м - мон-н» наполняло пространство вокруг. Вожделенным лакомством была Зоя. Гарик почему-то был в этом уверен. Черный идол дал ему все, чего он так страстно желал, и даже больше. Дал несметное богатство. Все картины, которые столб показал ему во снах, исполнились в его жизни: просторная квартира в элитном доме в центре города, дорогой автомобиль, загородный особняк, даже кругосветное путешествие, цена которого превышала стоимость его прежней квартиры, где они ютились в тесноте вместе с матерью. С матерью, которую он погубил. Господи! А теперь он должен отдать Зою! Отдать этому черному демону из преисподней, явившемуся за причитающейся долей. Вспомнился разговор с Саней. «Не забывай, я в доле». «Вот она, его доля», - понял Гарик. И голос, говоривший с ним все это время в трубку «окуневского»
телефона, был голосом демона! Ведь сказала же мать, что Саню нашли застреленным в подъезде, прямо у входной двери. «Разве ты не знал? Убили его давно».
        Гарик прижимал Зою к себе так крепко, как только мог, но этот звук - страшный, тягучий, и черный, как расплавленный битум, - тек в его уши, наполняя голову густой массой, причиняя мучительную боль, распирая его изнутри. «Голова вот-вот взорвется, - подумал Гарик. - И хорошо. Лучше умереть, чем терпеть эту пытку». Но вдруг понял: нет, мучения не исчезнут и после смерти. Он будет вечно слышать этот невыносимый звук и корчиться от боли, если только не …. Если не заплатит. Всего-то нужно положить Зою в дупло. Один шаг до столба, и пытка тут же прекратится. Зоя такая тяжелая. Он не в силах удерживать ее. Тело дочки, будто из свинца. Разве полуторагодовалые дети бывают такими тяжелыми? Невыносимо! Боль в голове, в сердце, в руках. Все прекратится, как только он вернет долг, он знает это. Идол ждет. Нужно положить Зою в дупло, и сразу полегчает… К тому же, ей все равно не помочь. Ведь она уже умерла.
        15. Дорога к Потаенному озеру
        Проснулся Гарик в холодном поту. От тягучего звука «Мам-м - мон-н» раскалывалась голова, звук почему-то не прекратился, хотя он уже не спал. Вскочил на ноги с бьющейся мыслью: «Слава богу, лишь сон! Зоя не умерла! Нет! Это все сон!» Промчался в ванную, плеснул в лицо пригоршню ледяной воды, и, не вспомнив о завтраке, собрался ехать в больницу в той же измятой одежде, в которой провел мучительную ночь в кресле.
        Уже в дверях услышал, как снова зазвонил «окуневский» телефон. Гарик знал, что это не Саня. Это черный идол со дна озера Шайтан. Не хотел отвечать, но любопытство пересилило. Прислонил аппарат к уху, и в нем забилось, запульсировало:
        - Мам-м! Мон-н! Мам-м! Мон-н! - потом прорвались слова: - Мы вчера не договорили… Не будь дураком, не делай этого!
        В далеком шипящем голосе слышалась угроза. О чем это он? Чего не делать? Гарик сам не знал, что он собирался делать. Голос вновь вторгся в долбящийся внутри головы звук:
        - Отвези ребенка на озеро и положи в то дупло.
        - Нет!
        - Она не жилец. Времени мало. Умрет в больнице, а ты будешь мучиться вечно. Отдай ее.
        - Нет!
        - Идол ждет. Исполни то, что должен, и освободишься от мук. Будешь жить в богатстве долгие годы.
        - Забирай все это богатство чертово! Мне не нужно ничего! Оставь мне мою дочь! - зарычал Гарик.
        - Поздно. Ты взял и должен заплатить. Отдай ее нам. Отдай нам! Нам! Мам-м - мон-н - мам-м - мон-н! - Разговор был окончен. Оглушительное «Мамм - монн» пульсировало в висках вместе с кровью.
        Гарик выскочил из квартиры, перепугав выходившую из лифта соседку - холеную даму лет пятидесяти. Она застыла, глядя на него с ужасом. Гарик нырнул в кабину и нажал кнопку первого этажа.
        На улице май зеленел молодой листвой и ласкал теплым солнышком. Гарик вдруг понял, что только сейчас заметил наступление весны. Под гнетом свалившейся беды он совсем перестал обращать внимание на окружающий мир.
        В больничную палату мчащийся Гарик по инерции ворвался вихрем, и остолбенел, пораженный противным пикающим звуком. Странно, что он его услышал, ведь оглушительное «Мам-м - мон-н!» продолжало стучать в голове. Это работал аппарат, контролирующий биение сердца. Оля вскочила на ноги. Брови взлетели на лоб, в глазах - немой вопрос.
        - Я забираю Зою, - рявкнул Гарик и, сам не понимая, что делает, принялся вытаскивать трубки из носа ребенка, выдергивать иглы из рук, отдирать от кожи липкие присоски.
        - Сумасшедший! - взвизгнула жена, хватая его за руки. - Не трогай!
        - Уйди! - Он удивился звуку собственного голоса, прозвучавшему, как рык хищного зверя, которому пытаются помешать съесть его добычу.
        - Ты же убьешь ее!
        - Отойди, или я убью тебя! - Он оттолкнул Олю, и она отлетела к стене, словно была сделана из картона.
        Гарик бережно взял Зою и пошел к двери. Он еще до конца не осознал, что будет делать дальше. Просто не мог думать из-за воя и набата в висках. Но где-то в глубине сознания чувствовал, что поступает правильно. Никто в больничном коридоре его не остановил. Медсестры и больные были заняты своими проблемами. Оля не бросилась за ним вдогонку. Странно. Он надеялся, что она не очень ушиблась, когда упала. У него не было выбора. Иначе она не позволила бы забрать дочь. А оставить ее здесь он не мог. Ведь следующее место, куда ее переведут отсюда, будет морг!
        Гарик положил тряпичное тельце на заднее сиденье своего дорогого нового «Лексуса». Она была такая маленькая, будто игрушечная. Как кукла. И такая же безжизненная.
        Он сел за руль и рванул с места. Тронулся с пробуксовкой, перегазовал. Мощный мотор стремительно помчал громоздкий автомобиль вперед. Дорогу он помнил отлично. Еще раннее утро. Если гнать с хорошей скоростью, в нужном месте окажется уже к обеду.
        Всю дорогу его, точно безжалостный кнут, хлестала одна мысль: «Хоть бы не умерла!». Гарик не оглядывался. Боялся на нее смотреть. Зоя не издавала никаких звуков, не шевелилась, не плакала. Дышала ли она? «Господи, помоги! - молился он. - Услышишь ли Ты меня теперь, после всего, что я натворил? Достигнет ли твоей высоты просьба такого ничтожества, как я? Помоги ей! Она же ни в чем не виновата! Это я недостоин был родиться человеком. Мое место среди червей, копошащихся в навозе. В дерьме. Я всю свою жизнь умножал зло в Твоем мире, который Ты создал таким прекрасным! Я хотел лишь денег, и теперь у меня их много, но этого недостаточно, чтобы спасти мою дочь! Деньги всего мира не спасут мою дочь, потому что черный идол хочет забрать ее. Не отдай ее, Господи. Спаси ее!».
        Через пару часов бешеной гонки асфальт закончился. Колеса влетели в жидкую грязь, черные веера вздыбились по обе стороны. Автомобиль занесло вбок, и он едва не опрокинулся. Гарик выровнял его и сбавил скорость, жалея, что у него нет самолета. Где-то в этом же месте он застрял на своей «шестерке» два года назад. Джип не без труда, но все же одолел жуткое, казавшееся безнадежным месиво. Вскоре на горизонте показались крыши окуневских домов, окруженные зелеными лугами с пятачками белеющих березовых рошиц и темным бугристым забором хвойного леса. Воспоминания двухлетней давности хлынули на него, вызвав поток слез. Вот здесь он увидел Лию в ярко-красном шелковом платье, похожем на отблеск закатного солнца. Девушка, вчерашний подросток, кружилась в странном танце и так потрясла его, что он не смог проехать мимо. Лучше бы они не встретились тогда. Возможно, она была бы жива сейчас. А вместо этого лежит в холодной, напитанной влагой после паводка земле, а рядом - малыш, не проживший и года. И все из-за проклятых денег, которые Гарик так боялся потерять! Что случилось с его разумом? Жаждал богатства - и
получил. А теперь пора платить по счетам. Расплата лежала на заднем сиденье «Лексуса», и он не знал, жива ли она еще.
        Поднимая столбом желтую пыль, он промчался по улицам под возмущенные взгляды местных жителей и затормозил у дома Артамира. Долго стучал в запертую калитку, прежде чем ее отперли. В проеме стояла древняя старушка в цветастом застиранном платке.
        - Где Артамир? - спросил Гарик вместо приветствия. Наверное, у него был такой вид, что старушка не рискнула задавать вопросы. Покорно отодвинулась, пропуская его во двор. Гарик увидел в стене дома распахнутую дверь, вошел.
        - Баба Лида, кто там? - раздался знакомый голос из глубины дома. Гарик нырнул в недра темного коридора и, свернув в один из проемов, оказался в светлой комнате. У стены в дальнем углу на высокой кровати с металлическим изголовьем полулежал Артамир, окруженный огромными подушками. Его загипсованная нога висела в воздухе, поддерживаемая тряпичной перевязью, прикрепленной к потолку.
        - Привет! - Он улыбнулся гостю, сверкнув безупречными белыми зубами, подмигнул и спросил удивленно: - Ты что, неделю от волков убегал? Не признал тебя сразу.
        Гарик упал на колени, громко стукнув ими о деревянный пол.
        - Помоги!
        - Что стряслось? - Веселое выражение улетучилось с лица Артамира.
        - Дочь при смерти. Если еще не… - Гарик подавил рыдание.
        - Дочь? У вас с Олей появилась дочь?
        - Полтора года ей. Она в машине.
        - Ну, так неси ее к нам.
        Гарик вскочил, бросился со всех ног обратно к «Лексусу». Когда он доставал Зою, любопытствующая старушка, выглядывавшая сбоку, ахнула и прошептала: «Бог мой!» Засеменила следом. Вошли в избу. Она юркнула в одну из комнатенок, позвала:
        - Неси сюды, милый.
        Гарик нагнулся, входя в крошечную спальню, и уложил ребенка на белоснежное покрывало, застилавшее мягкую узкую кровать. Лицо Зои почти сливалось с его крахмальной белизной. Приложил ухо к груди. С облегчением уловил слабое биение сердца.
        - Чем дитя хворает? - прошептала старушка. Гарик только головой помотал, зажмурился, сдерживая слезы. Она кивнула, забормотала:
        - Ты иди, иди, поговори с ним. Может, присоветует чего. Иди, я присмотрю за дитем. Иди.
        Гарик вернулся к Артамиру. Слова рвались из него наружу, словно рой жужжащих пчел, сдерживаемых в запечатанном улье. Он открыл рот, и они высыпали из него сумбурной мешаниной, лившейся непрерывным потоком до тех пор, пока не закончились. С языка сорвалось последнее словечко, и Гарик, наконец, замолчал. Лишь слезы беззвучно катились по щекам, попадая на губы, и он чувствовал их соленый вкус. Гарик боялся, что Артамир ничего не поймет. Решит, что у него «съехала крыша» или отнесется к нему с презрением. Ведь Гарик ничего не утаил. Выложил все, и про смерть матери, и о заказном убийстве Лии и ребенка. Такие поступки невозможно не осудить. Гарик понимал, что мог некоторые подробности и не рассказывать, но все это само из него вывалилось. И теперь стоял он, опустив голову, будто в ожидании приговора.
        - К Потаенному озеру тебе надо, - произнес Артамир после долгой паузы. - Только вот отвести не смогу. Ногу сломал недавно. Крыша на доме потекла, как снег таять начал. Полез да вместе со снегом и рухнул. Вот, лежу теперь.
        - Расскажи секрет. Я сам пойду.
        Воцарилась тишина. Спустя пару минут Гарик первым ее нарушил:
        - Я знаю, что секрет семейный. Но жизнь уходит из дочери с каждой минутой. Проживет ли она еще хоть неделю? Твоего выздоровления точно не дождется.
        - Я тебе помогу. Но знай: может так случиться, что и дочь не спасешь, и сам погибнешь, - сказал Артамир тихо.
        - Согласен на все, - ответил Гарик, не раздумывая.
        - Ладно. Сходи на Омкар, посиди у Коловрата, подумай и успокойся, - сказал Арамир. - Сегодня поужинай, но мяса не ешь. С завтрашнего утра три дня без еды будешь, на травяных отварах.
        - Три дня? Долго!
        - Будешь делать, как скажу. - В голосе Артамира зазвенели стальные нотки.
        - Что, если она не доживет?
        - Ты меня слышал.
        - Я сам пойду, уже сегодня. Три дня - долго это! - продолжал спорить Гарик.
        - Сходи на Омкар. Остыть тебе надо.
        Гарик побрел к выходу. Проходя мимо спальни, где оставил Зою, заглянул с замиранием сердца. Старушка сидела на краю кровати, в руках - глиняная кружка и ложка в ней.
        - Вот, морсу клюквенного семь ложечек выпоила, - прошептала она.
        Гарик вошел, нагнулся над спящей дочкой. Ему показалось, что у нее даже лицо слегка порозовело. На душе немного полегчало. Вдруг Зоя заворочалась, открыла глаза и выблевала себе на подбородок кровавую жидкость.
        - Что это? - Гарик испуганно отпрянул.
        - Морс, - старушка вздохнула. - Не принял желудок. Не хочет работать.
        - О, Боже! - Гарик со стоном вышел из комнаты.
        Багровый круг солнца коснулся линии горизонта. Улица, ведущая на окраину, пустовала. Звенящую тишину время от времени нарушал лишь лай собак, да под ногами хрустел рассыпчатый песок. «Вот ведь странно!» - вновь удивился Гарик. Песчаная дорога посреди деревни. Чуть поодаль, за околицей, грязища непролазная, а тут чисто и сухо. Песок быстро на солнышке высыхает, вода вся вниз уходит. И вот идет он широкой светлой дорогой, и кажется ему, что выведет она его из черноты.
        На Омкаре было хорошо. Ему даже немного полегчало. Гудящий звук «Мам-м - мон-н!», сопровождающий его все это время с момента последнего разговора с Саней (с черным идолом, демоном, монстром из потустороннего мира, Бог знает, с кем…), стал тише. Будто просто кровь стучит в висках. Гарик остановился у обрыва, с которого два года назад сорвался Кирилл, заставивший повернуть в сторону взбесившуюся лошадь, несущую на себе его жену и дочку знакомых. Что за песню он спел перед смертью? Слова стерлись из памяти, но смысл Гарик помнил. Кирилл просил у Бога крылья. Здесь, стоя на высоком берегу Тары и глядя на чайного цвета реку, изгибающуюся петлей вокруг полуострова Тюп, только о крыльях и можно было мечтать. Так хотелось взлететь ввысь, чтобы оттуда, сверху, насладиться этой сказочной дремучей красотой! За спиной шумел сосновый бор, и Гарик вдруг с удивлением заметил, что шум его, то нарастающий, то стихающий, напоминает шелест накатывающей на берег морской волны. Откуда-то из глубины леса до него донесся нежный женский голос, затянувший жалобно:
        «Ой, головушка бедо- о-овая,
        Ой, судьбинушка тяже-о-олая,
        Шел ты до-олго, долго,
        Силы потерял,
        Длинною дорогою шага-ал.
        Шел ты до-олго, долго,
        Силы потерял,
        Длинною дорогою шагал.
        В кровь истерты ноженьки уста-алые,
        Дали отшагали все ж нема-алые,
        Только го-о-оре, горе,
        Поздно ж ты узна-ал,
        Что не той дороженькой шагал,
        Только го-оре, горе,
        Поздно ж ты узна-ал,
        Что не той дороженькой шагал».
        Голос смолк, его сменила заливистая трель балалайки. Гарик удивился. Надо же, прямо про него песня! Вспомнились зловещие слова Татьяны Моргун: «Ступив на черную дорогу, ты никогда не сможешь вернуться и пойти по белой». Но, несмотря на предсказание ясновидящей, Гарик собирался попытаться. Интересно, здесь она еще или уехала из Окунево? И Гольдштейн, чудаковатый ученый, ставший невольным виновником страшного «черного пути», по которому прошел Гарик. Видеть никого из них не хотелось. Гарик постоял еще немного, любуясь закатом, посмотрел вдаль, куда утекала Тара, скрываясь в заповедных дебрях склонившегося над ней леса, и пошел обратно.
        Только вышел на дорогу, ведущую к деревне, как в кармане раздалось пиликанье. От страха прошиб пот. «Окуневский» телефон вновь ожил. Некто или нечто снова пыталось что-то сказать ему. Гарик поднес аппарат к уху. Голос захрипел сквозь помехи: «Не делай этого! Не ходи к Потаенному озеру! Нет его, все врут, нет его! Сгинешь в болоте, и все. На Шайтан ведет твоя дорога». Гарик нажал отбой. Хотел выбросить жуткую штуковину в кусты, но почему-то не смог. Спрятал в карман.
        Калитка оказалась не заперта. Открытой оставили, чтоб не стучал. Вошел во двор, потянул ручку двери, ведущей в дом. Открылась. Сделал пару шагов по темному коридору и остановился. Из дальней комнаты слышались голоса Артамира и старушки. Понял, что о нем говорят. Интересно стало.
        - Бес в нем сидит, точно бес! - произнес старушечий голос, следом раздался ее тягостный вздох. И вновь она заговорила: - Я с порога увидала, что бес в нем. Не пустит он его в место светлое, запутает, сгубит. Обожди, пока нога окрепнет, да сам иди с дитем. Негоже их двоих на погибель отпускать.
        - Ничего, баба Лида. Ничего. - Голос Артамира звучал твердо и в то же время ласково. - Великий Род у него за спиной. Любовь отцовская на многое способна - не то что с бесом совладать, даже землю перевернуть может. Пусть идет. Сама говоришь, плоха малышка, долго не проживет. Умрет вдруг, я как отцу ее в глаза посмотрю? Нет, пусть идет. Бог его выведет.
        Под ногами Гарика скрипнули половицы. Таиться в коридоре дальше было неприлично: вдруг услышали? Вошел в комнату.
        - А, вернулся! - Артамир встретил его улыбкой. - По лицу твоему вижу: успокоился. А то был совсем перекошенный, кривой.
        Старушка поднялась со стула и пошла к выходу, приговаривая:
        - Идем в кухню, я тебе ужин сготовила.
        - Нет, спасибо, не голоден я, - отказался Гарик.
        - Иди, - скомандовал Артамир.
        Гарик пожал плечом и последовал за хозяйкой. В тускло освещенной кухне на столе стояла миска с дымящейся гречневой кашей, а на тарелке рядом лежало две свежие очищенные морковки. Не чувствуя вкуса, он проглотил все, думая лишь о Зое, но спрашивать боялся. И пойти посмотреть на нее боялся. Если бы случилось плохое, бабка Артамира уже сообщила бы. Значит, еще жива его малышка.
        Ночью Гарику снова снился столб. На этот раз целый хор голосов выл и визжал невыносимое «Мам-м - мон-н!», будто в дупле спряталось несметное количество разных животных и птиц, которых кто-то научил этим звукам. В жуткой какофонии слышалось и сорочье стрекотанье, и кошачье мяуканье, и волчье рычание, и даже жалобный детский плач. Потом вдруг все голоса стихли, остался лишь плач, и когда Гарик понял, что уже не спит, плач не исчез. Узнал голос Зои, вскочил, помчался сломя голову, не разбирая дороги. Спросонья забыл, где находится, чуть весь дом не разнес, не вписавшись в узкий низкий дверной проем. Врезался в него с размаху - так, что вся изба задрожала.
        Баба Лида сидела у кровати Зои, держа в руках миску с чем-то белым. Зоя плакала тихим слабым голосом и звала маму.
        - Манной кашки сварила, а она не ест, - пробормотала старушка грустно.
        Гарик взял дочь на руки. Она тоскливо взглянула ему в глаза, и сердце его рухнуло куда-то вниз. Личико ее было совсем худым, просто обтянутый кожей череп. Мелькнула мысль: а не совершил ли он очередную ошибку, забрав Зою из больницы, где ей хоть как-то помогали жить? Показалось, что она умрет прямо сейчас, у него на руках. Зоя перестала плакать и закрыла глаза. Прислушался: дышит. Уснула. Он положил ее обратно на кровать и пошел к Артамиру. Тот не спал, ждал его. Его загипсованная нога была опущена, а сам он сидел, опираясь на подушки. От стоящей на тумбочке огромной кружки валил пар, наполнявший комнату горьким травяным запахом.
        - Что, готов? - Судя по голосу, Артамир нервничал.
        - А что делать надо? - ответил Гарик вопросом на вопрос.
        - Выпей отвар сначала.
        Гарик взял горячую кружку, отхлебнул и едва сдержался, чтобы не выплюнуть омерзительную жидкость. От резкой горечи зашлись в спазмах все вкусовые рецепторы.
        - Что это за гадость? - выдавил он, зажимая рот рукой.
        - Это поможет тебе очиститься. Травяной отвар. Баба Лида приготовила. Секретный рецепт.
        - А, так это и есть секрет, способ увидеть Потаенное озеро?
        - Одного отвара для этого мало, но он помогает. Только действие у него не очень приятное.
        Артамир произнес последние слова как раз в тот момент, когда Гарик, собрав волю в кулак, допивал отвар. И тут его замутило так, что кружка из рук выпала. Бросился из комнаты в коридор, но стены его почему-то пошли волнами, словно не хотели выпускать. Он медленно протиснулся между движущихся изгибов и дошел уже до двери, но вдруг сила из ног исчезла. Он упал на колени и вывалился прямо на порог. Там его и вывернуло. Внутренности скрутило, тело затряслось. Господи, что там было, в той кружке?! Яду, что ли, налили? Гарик катался по земле и рычал, как раненое животное. Небо над ним заволокла розовая пелена. Зубы стучали и скрежетали, пальцы вцепились в траву и выдирали ее пучками вместе с комьями сырой земли. Что это с ним происходит, что это? Гарик не понимал. Ему казалось, что он умирает. Почувствовал, как ноги конвульсивно стучат о землю, и внезапно спасительная чернота накрыла его.
        Когда снова увидел свет, открыв глаза, ему показалось, что он стал невесомым, легким, как перышко. Не чувствовал собственного тела. И боли не чувствовал. В голове - приятная пустота. Никаких тягостных мыслей, страхов. Вдруг вспомнил о Зое, но не испугался. Почему-то знал, что она жива. Над ним склонилось улыбающееся лицо Артамира.
        - С воскрешением! - Он сверкнул белозубой улыбкой, и на этот раз она Гарика не раздражала.
        - Что со мной? - произнес Гарик. Странно, язык еле ворочался, хотя чувствовал он себя просто отлично.
        - Я думал, ты умрешь. Пожалел уже сто раз, что дал тебе это снадобье, - Артамир качал головой, а в его соломенных волосах до плеч искрились лучики солнца, падающие в комнату из окна. Он стоял перед ним, опираясь на костыль. Гарик обнаружил, что лежит на кровати. Баба Лида была рядом, сидела на стуле, сложив руки на коленях, как школьница. Вид у нее был, как у отличницы, получившей очередную пятерку. Гарик понял, что этап подготовки он прошел. И тут вдруг вспомнил, что Артамир говорил о трех днях. Поднялся и спросил:
        - А какой сегодня день?
        - Среда, - ответила старушка.
        - Да не может быть! - Гарик вскочил на ноги, но тут же с размаху сел обратно, закружилась голова.
        - Три дня ты маялся, - объяснил Артамир. - Бес, что внутри тебя поселился, никак не хотел выходить. Чуть не убил тебя.
        - Бес, значит? Ну, понятно. И что, вышел?
        - Раз ты очнулся, значит, вышел, - кивнула баба Лида.
        - А вы его видели? - полюбопытствовал Гарик.
        - Нет, конечно. На него смотреть ни в коем случае нельзя. Может через глаза в душу забраться, - старушка вздохнула. - Тебе, конечно, трудно поверить в такое. Редко кто по-настоящему верит. У многих внутри бес сидит, а они не верят. Так и живут. Мучаются.
        - Ну, хорошо, раз вышел бес. Устал я от него, - Гарик снова попытался встать. - Можно мне теперь в дорогу?
        - Иди, - Артамир кивнул, а старушка снова вздохнула протяжно.
        - Ребенка в рюкзаке устрой. Бабуля тебе даст хороший рюкзак, прочный. Она внутрь подушку положила. Удобно дочке будет.
        - Зачем ее в рюкзак-то? - удивился Гарик. - На руках понесу.
        - Нет. Тебе нужны будут свободные руки. Пойдешь дремучими лесами, зыбкими болотами, палку длинную в руке держи, проверяй, где ступить можно, а где топь. Смотри в оба. Места у нас гиблые. Васюганские болота коварные, жестокие. Много народу сгубили.
        - Да уж знаю.
        - Тогда - вперед! Переправишься через Тару, и шагай сквозь лес. Дорогу ищи не глазами, а сердцем. Бог направит. Солнце только встало, день впереди. Удачи тебе! - Артамир, опираясь на костыль одной рукой, другой хлопнул его по плечу. А взгляд у него был такой, что Гарика мороз продрал по коже. Смотрит так, будто в последний путь провожает. В могилу. Понял, что Артамир не верит в его возвращение.
        Когда Гарик вышел за калитку вместе с Зоей, спящей в рюкзаке за спиной, решил не оборачиваться, не хотел видеть их тревожные лица. Баба Лида и Артамир, ковыляющий на костылях, вышли его проводить и сверлили сочувствующими взглядами его затылок. Еще чего не хватало! Похороны, что ли? Гарик собирался вернуться назад вместе с исцеленной дочерью не позднее, чем к вечеру.
        Шагалось так легко, словно и не было трехдневного беспамятства и отсутствия пищи. Маленькая Зоя почти ничего не весила, будто нес он пустой рюкзак, но спиной Гарик чувствовал ее тепло, и это добавляло ему решимости.
        Навстречу шла девушка. Рыжие волосы, собранные в высокий «хвост», выглядели огненными в лучах утреннего солнца. Вскоре он узнал ее. Это была администратор Ирина из гостевого дома, Поравнявшись, он поздоровался с ней. Она спросила с виноватой улыбкой:
        - Простите, мы знакомы?
        - Я вместе с женой отдыхал у вас два года назад, примерно в это же время. Я Гарик.
        - Да? - Брови ее взлетели вверх, в глазах отразилось узнавание и недоумение одновременно. Наверное, он сейчас выглядел совсем не так, каким она его видела в последний раз. Вдруг он вспомнил о телефоне, который случайно оказался в багажнике его «шестерки». «Окуневский» телефон - из гостевого дома «Окунево». Он все еще лежал в кармане куртки, застегнутом на «молнию». Гарик вынул его, брезгливо держа двумя пальцами, и протянул Ирине, молясь, чтобы тот не зазвонил.
        - Это ваше, - сказал он. - Приятели собирали мои вещи в гостевой комнате и случайно прихватили ваш телефон. Простите, что не смог вернуть раньше.
        Она взяла в руки протянутый предмет повертела в руках. Потом посмотрела на Гарика с еще большим недоумением:
        - Какой телефон? Это фонарик.
        - Что? - Он выхватил из ее руки продолговатый черный предмет и поднес к глазам. Фонарик! Это был его фонарик для подводного плавания! Чертовщина какая-то! Но еще совсем недавно он отчетливо видел, что это телефон! С экраном и кнопками! О, Боже! Экран - на самом деле прямоугольное стекло, защищающее лампы, а кнопки - те, что включают и выключают его, регулируют мощность светового луча… Господи, кошмар какой! Целых полтора года он разговаривал по фонарику и не замечал этого! Да как такое возможно?!
        Ирина улыбнулась сочувствующе, вежливо извинилась и пошла дальше. Гарик еще с минуту стоял и смотрел на фонарик, потом убрал его в карман и застегнул замок-«молнию». Что ж, хорошо, что хоть теперь в голове прояснилось.
        Больше никто ему по дороге не встретился, не считая черной кошки. Она сидела у последнего дома, тараща на него зеленые глаза, и зашипела, когда он проходил мимо. Дикая, что ли?
        На берегу Тары вверх дном валялась старая деревянная лодка. Гарик перевернул ее и столкнул в воду. Сел, аккуратно снял рюкзак и устроил перед собой. Зоя не просыпалась. Он проверил ее дыхание, положив ладонь на крошечную спинку. Ребра, проступающие сквозь кожу, мерно вздымались. Все в порядке, жива. Но какое же страшное личико! Закрытые глазки глубоко запали, на веках виднелись голубые прожилки, бледная кожа отливала синевой. Он сжал покрепче весла и стал изо всех сил грести к противоположному берегу. Лодку быстро уносило вниз по течению. Когда Гарик выбрался на сушу, деревня Окунево осталась далеко позади.
        Ему показалось, что лес принял его с радостью. Было светло от солнечных лучей, пронизывающих густые кроны насквозь. Заливистые птичьи трели звучали, как музыка, сопровождающая веселый праздник. Гарик шел, не думая, как и советовал Артамир. Потаенное озеро искать не нужно: оно само найдет его.
        Не прошло и получаса легкой непринужденной ходьбы, как впереди, среди мохнатых сосновых лап, блеснула водная гладь. Вот оно! Как быстро! Гарик ускорил темп, и его сердце забилось чаще, будто не желая отставать. Спасительная живая вода так близко! Всего несколько десятков шагов!
        Сосны расступились, открыв заросли камыша. Вода зачавкала под ногами, проступив в траве. Почва запружинила. Вдруг показалась кривая дорожка дощатого настила, подозрительно знакомая. Неужели та самая? Те же старые полусгнившие доски, местами торчащие наружу, а кое-где, наоборот, провалившиеся. Неужели гать, ведущая к озеру Шайтан? Гарик ступил на нее, и она заскрипела, зашаталась под его весом. Он торопливо пошел вперед, охваченный мрачным предчувствием. И не ошибся. Это был Шайтан, он узнал его по выпуклой белесой глади, похожей на круглый гигантский глаз, выступающий из земли. Но как такое возможно? Прошлый раз он потратил весь день, ползая по болотам, где едва не утонул, а теперь очутился на его берегу меньше, чем за час! Словно невидимые магические силы сжали пространство, чтобы он смог попасть сюда побыстрее! Даже вместе с Артамиром, ведущим их по правильному пути, они добирались около двух часов. Как же получилось, что расстояние около восьми километров, если верить картам, удалось преодолеть так быстро? Гарик стоял на краю настила, с ужасом глядя на ненавистное озеро, и вдруг дернулся, чуть
не сорвавшись в воду. В кармане куртки вновь раздалось пиликанье. Но теперь он знал, что телефона там нет! Достал, посмотрел на черный плоский предмет с мутным стеклом. Вначале снова показалось, что это телефон. Но через мгновение перед глазами прошла волна ряби, и наваждение исчезло. Обычный фонарик. И пиликанье исходит совсем не от него, а откуда-то снизу. Он опустил голову и увидел лягушку, сидящую у самых его ног. Она широко открывала и закрывала рот, но вместо кваканья издавала мелодию телефонного звонка. Гарик пнул ее, и она шлепнулась в воду, образовав многочисленные круги, которые расходились все шире и шире, и вот вся озерная гладь подернулась рябью, а из-под водной толщи послышался монотонный гул, нарастающий и переходящий в знакомые Гарику звуки, напоминающие завывание злого колдуна: «Мам-м! Мон-н! Мам-м! Мон-н! Мам-м! Мон-н!». Звук понесся над водой, над лесом, заполнил пространство вокруг. Голова закружилась. Гарик присел на корточки, боясь потерять равновесие и упасть вместе с Зоей, снял рюкзак и прижал к себе спящую дочь, словно боялся, что ее вот-вот отнимут. Справа зашуршали камыши.
Что-то большое и черное двигалось в них, приближаясь. Вдруг из зарослей выплыло бревно, стукнулось о доски настила у его ног, закачалось на поверхности воды. Гарик подался назад и сел, завороженно глядя на него, не в силах отвести взгляд и убежать. У толстого и гладкого, обточенного водой бревна было огромное и страшное, с кривыми краями, дупло. И из него раздался голос «Сани»:
        - Положи девочку. Она такая тяжелая, а ты уже устал.
        Гарик начал отползать, но каждое движение давалось ему с трудом, все тело стало будто свинцом налилось. Голос, тихий, но отчетливо слышимый, несмотря на вездесущий продолжающийся гул, произнес:
        - Ты взял и должен заплатить! Отдай ее нам! Отдай нам! Ты принес ее нам! Нам! Нам!
        - Я иду спасти ее! - зачем-то выкрикнул Гарик, отползая от края все дальше. - Ты не получишь ее никогда!
        - Глупец, ты будешь мучиться вечно! Живой и мертвый! А она все равно умрет! Скоро умрет! Сам увидишь! И до вечера не доживет!
        - Ты все врешь! Ты, выродок из преисподней, всегда врешь!
        - Сам увидишь! Не дотянет до захода солнца. Положи в дупло, пока еще не поздно! Будешь жить в богатстве, безбедно! До конца дней своих будешь несметно богат!
        - Ты - черт, и богатство твое чертово мне не нужно! От него беды только. Забери все обратно, а дочь не трожь!
        - Она наша! Отдай ее нам! Отдай нам! Нам! Нам!
        Чем дальше отползал Гарик, тем легче было двигаться. Словно действие озера ослабевало. Наконец, он смог вскочить на ноги и, прижимая к себе рюкзак с Зоей, бросился наутек. Оглушительное «Мам-м - мон-н» неслось за ним, слышалось над ним и повсюду, но постепенно стихало, вначале превратившись в страдальческие стоны умирающего, а потом исчезло совсем.
        Гарик бежал долго, пока не выдохся. Убедившись, что озеро скрылось из виду, а ужасный звук больше не преследует его, он сел у подножия сосны, чтобы перевести дух. Зою устроил на коленях. Странно, что она не проснулась ни разу. Наверное, бедняжке совсем плохо. Найдет ли он Потаенное озеро? Откроется ли ему таинственный водоем, затерянный в бескрайней сибирской тайге? Существует ли на самом деле, или же все это выдумки и мираж? Отчаяние холодной змеей заползло в душу. Может, у него просто помутнение рассудка? Мерещится всякое. Бревна с говорящими дуплами, телефон вместо фонарика, голоса… Мучает бедного ребенка, таскает в рюкзаке по лесам, вместо того чтобы отвезти в Израиль и передать в руки квалифицированных врачей. Сумасшедший! Таким, как он, самое место в психушке!
        Вдруг Зоя открыла глаза, и Гарик удивился тому, как же они похожи на глаза его матери. Взгляд тот же, ласковый, безгранично любящий. Будто с того света душа матери глазами ребенка смотрит. Жалеет его. Печалится. «Что ж ты, Гошенька, все плутаешь? - представился ему ее голос. - Разве ж ты не знаешь, куда идти? Все ищешь, ищешь, а верная дорога-то вот, прямо перед тобой». Гарик огляделся даже, но никакой дороги не увидел - кругом лишь сосны и земля, усыпанная хвоей и прошлогодними шишками. Сам придумал или правда мать с того света с ним говорить пытается? Чувство вины за ее смерть обрушилось на него вновь. И страх за жизнь Зои пронзительной болью отозвался в сердце. Гарик не мог смириться с тем, что дочь умирает. Он готов был умереть сам, если б можно было передать ей свой остаток жизни.
        Зоя вздохнула и закрыла глаза. Было видно, что ей плохо, но сил плакать и жаловаться нет. Гарик решил посидеть еще минутку и идти дальше. Настоящее оно, это Потаенное озеро, или вымышленное, а сдаваться он не собирается. Лишь на мгновение прикрыл глаза, а когда открыл их снова, уже стемнело. И в тот же миг его охватил ужас, а вслед за ним оцепенение ледяной коркой сковало каждый сантиметр его кожи. Рюкзак, лежащий на коленях, был холодным и твердым, будто в нем камень. Гарик медленно опустил взгляд. В темноте лицо Зои было невозможно разглядеть, но это было и не нужно. Он уже все и так понял. Как и сказал голос из дупла, она не дожила и до вечера. Зоя была мертва. Проверять дыхание не имело смысла. Ее маленькое тельце остыло и окаменело, пока Гарик безмятежно спал под деревом. Он уткнулся лицом в свое скрючившееся бездыханное дитя и зарыдал. Ему казалось, что он сейчас тоже умрет от боли, рвущей его на части.
        Но не умер. Выплакал скупые мужские слезы. Стиснув зубы, привык терпеть пронизывающую тело боль. Встал, бережно поднял мертвого ребенка и решительно зашагал обратно к озеру Шайтан. Нет, он не собирался отдавать ее черному идолу. К тому же, было уже поздно. Теперь, мертвая, она была ему не нужна. Ее светлая детская душа покинула тело и улетела в небеса, где никаким чертям и демонам ее не достать. Но сам он, Гарик, дальше продолжать жить не мог. Таких, как он, не должно быть в этом мире. Умножающих зло. Сеющих беды и печали. И смерть.
        Гарик шел топиться в озеро Шайтан. Он помнил, где оно находится. Убежал недалеко. Хвойные ветки, невидимые в темноте, кололи лицо. Острые сучки цеплялись за одежду, рвали ее. Он спешил. Каждая прожитая после смерти Зои секунда причиняла ему невыносимую боль.
        Вот и кончился лес. Озеро близко. Он прошел еще немного. Деревянного настила не видно. А зачем он ему? Не дойдет до воды, так утонет в болоте. Какая разница? Главное - поскорее перестать жить.
        Показалась водная гладь. Он узнал это по колючим звездам, усыпавшим своими отражениями темный озерный круг. Поднял лицо к небу. Звездный свет был нестерпимо ярким. Гарик шел и смотрел вверх, думая о том, что никогда в жизни не видел такого красивого неба. Ноги ступили в воду. Странно. Дно ровное, песчаное, приятное. Не такое. Должно быть илистое, заросшее пучками жестких водорослей. Куда подевались водоросли, нещадно исцарапавшие все его тело в прошлый раз? Нет их! Чудо какое-то! Будто не Шайтан перед ним, а другое озеро. Другое? Неужели Потаенное?
        Гарик опустил взгляд вниз и чуть не ослеп. Будто под водой кто-то зажег мощный прожектор. Поверхность озера перед ним сияла серебряным светом.
        16. Боги, свет и музыка
        «Место благодатное, волшебное,
        Где Кристалл космический сокрыт,
        Раны все - телесные, душевные -
        Силою вселенной исцелит.
        И утихнут все печали, горести,
        То, что душу треплет, бередит.
        Даже беспощадный голос совести
        Сжалится - на время замолчит.
        Истину познав, вдруг удивляешься,
        До чего проста ошибки суть -
        На дороге черной спотыкаешься,
        Сам себя пытаясь обмануть.
        Ты слезами жертв своих умоешься,
        Новый смысл открыв в простых словах -
        От расплаты за грехи не скроешься,
        Счастье не построишь на костях».
        А дальше все было, как во сне. Дно под ногами исчезло. Гарик погрузился в воду с головой. Стремительное течение подхватило его, закружило, понесло. Тело его вращалось и то шло ко дну, то взлетало к поверхности. Вскоре он потерял ориентир в этом круговороте, и уже не знал, где низ, а где верх. Кувыркался и летел куда-то, чувствуя себя мячиком, гонимым толпой разыгравшихся детей. Было совсем не страшно. Он приготовился умирать, но инстинктивно задержал дыхание. Дышать почему-то совсем не хотелось. Легкие не требовали воздуха. Странно. И любопытно. Чудо какое-то происходит. Неужели попал в то самое мистическое Потаенное озеро? Но почему так поздно? Теперь, когда Зоя мертва, оно ему совсем не нужно! Потаенное озеро исцеляет, а он смерти хочет!
        Вдруг мощный поток в очередной раз швырнул его вверх, и Гарик почувствовал, что голова его оказалась над поверхностью. Открыл глаза и вновь зажмурился от яркого свечения, исходящего от воды. Обнаружил под собой песчаное дно и понял, что его вынесло на берег. Отполз от кромки подальше и только тогда разжал руки, крепко сжимавшие рюкзак, положив его рядом. Сквозь полуприкрытые ресницы изучающим взглядом окинул пространство перед собой. Увиденное поразило его. В центре светящегося озера возвышался над водой на многие метры розоватого цвета полупрозрачный камень, вокруг которого стеной вращались водные потоки, словно движимые какой-то центробежной силой. При этом светился и сам камень, и вода вокруг него, и все озеро, а над ними простиралось черное бархатное небо в блестках звезд. И еще была слышна музыка - тихая, едва уловимая, сливающаяся с шумом воды в единый ансамбль. Нежное звучание скрипки переплеталось с журчанием струй, бьющих вверх. От нее перехватило дыхание. Ничего прекраснее Гарик в жизни своей никогда не слышал. Музыка облегчила боль, рвущую душу и сердце, принесла некоторое успокоение.
Будто ему сделали обезболивающий укол после тяжелой травмы. И еще воздух… Казалось, он пахнет просторами космоса, и хотя Гарик понятия не имел, как они должны пахнуть, но именно такие слова вдруг пришли ему на ум. Оттого почувствовал себя крошечной песчинкой, затерянной в бескрайнем океане мироздания. Наверное, каждый испытывает то же самое, глядя в ночное звездное небо.
        Он неподвижно лежал на песке, нежнее и мягче которого не было ни на одном пляже из всех, на которых ему довелось побывать во время круиза. Песок был, как мука мельчайшего помола, пышный и рыхлый. Так уютно Гарику не было еще ни в одной постели, разве что в младенчестве на руках матери. Ему вдруг показалось, что он помнит ее руки - теплые, заботливые, оберегающие, хранящие его.
        Позади него послышался хруст песка под чьими-то ногами. Гарик медленно приподнялся и повернулся, чувствуя, как замирает его сердце, готовясь к встрече с обитателями этого загадочного места. Увидел и обомлел. Они были почти как люди: голова, две руки, две ноги. Но в то же время не были людьми. От их тел исходило то же свечение, как от воды и от камня в центре озера, образуя ореол вокруг их силуэтов. «Боги», - мелькнуло в голове. «Боги, свет и музыка», - вспомнились слова Кирилла, пропавшего на целые сутки накануне смерти. Светящиеся существа приближались, и их было много. Вначале он видел лишь белые расплывчатые силуэты, отдаленно напомнившие ему негатив пленочного фотоаппарата. Но вскоре проступили черты лиц. Они подошли близко и встали полукругом перед ним.
        - Вы кто, боги? - растерянно пробормотал Гарик, не будучи уверен, что получит ответ. Но услышал его в собственных мыслях:
        - В твоем сознании неверное понятие бога, и сейчас ты не в состоянии его постичь.
        - А где я? Что это за место?
        - Невозможно подобрать определение, которое ты мог бы осознать.
        - А зачем я здесь?
        - У тебя слишком много вопросов, но ответы на них ты не поймешь.
        - Я умер?
        - Нет. Ты жив.
        - Моя дочь умерла. И я хочу умереть.
        - Ты ничего не знаешь о смерти, - ответили ему.
        Одно из существ нагнулось и, бережно вынув из рюкзака тело Зои, положило ее на песок. Его светящиеся руки погладили ее по голове, остальные склонились над бездыханным ребенком. Вдруг Гарик увидел, как одно из них сняло со своей шеи нечто, похожее на амулет. Это был дымчато-розовый камень на шнурке - уменьшенная копия того, что возвышался в центре озера. Амулет надели на Зою, разместив многогранный камень посередине ее маленького тела. Дальше произошло невероятное. Камень вспыхнул и ритмично замерцал, начал вздрагивать, как бьющееся сердце. От него потянулись извилистые струйки света, побежали по рукам и ногам, по шее и лицу, изобразив рисунок вен, артерий и капилляров на ее коже. Гарик взволнованно наблюдал за происходящим, не в состоянии поверить в реальность того, что видел. Затрепетали ресницы на милом личике. Нет, этого не могло случиться! Это просто ветер. Дочь мертва уже несколько часов. Надеяться бессмысленно, но… Вдох! Он отчетливо услышал, как Зоя шумно и жадно втянула воздух. Дрогнули веки, исчерченные серебристыми линиями, и - о, Господи! - она открыла глаза!
        Гарик почувствовал горячие слезы на своих щеках и волну безграничного счастья, нахлынувшего и мгновенно затопившего его всего без остатка. Испытал благоговейный трепет перед высшими существами, воскресившими его ребенка. И вдруг испугался: подумал, что все это ему снится, а на самом деле он все еще сидит у подножия сосны с холодным и твердым рюкзаком на коленях. Вдруг проснется сейчас и вновь скорчится от невыносимой душевной боли? Как проверить, явь это или бред его измученного мозга?
        - Она вернулась, - сказали ему его мыслями.
        - Вы совершили чудо! - воскликнул Гарик, дотрагиваясь до руки Зои. Почувствовал тепло и легкое покалывание на кончиках пальцев, словно кожа ребенка была наэлектризована.
        - Чудо совершила твоя дочь, - прозвучало в его голове. - Она вернула тебя оттуда, откуда тебе не суждено было вернуться.
        - Не понимаю… Что это значит? - Гарик пытался осмыслить услышанное. - Откуда вернула?
        - Береги свою душу. Она на краю пропасти. - Беззвучный ответ ничего не объяснил, лишь добавил вопросов. Но Гарик уже понял, что задавать их бессмысленно. И сейчас ему было не до этого. Охваченный бурной радостью, он склонился над дочерью, трепеща от осознания произошедшего. Зоя воскресла! Она жива! Лежит и смотрит на него своими огромными умными глазами, едва заметно улыбаясь. Разве может быть у ребенка, которому еще и двух лет не исполнилось, такой осмысленный глубокий взгляд? Но вот она моргнула, лицо её расплылось в широкой улыбке.
        - Папа! Мама де?
        «Спрашивает, где мама!» - понял Гарик и вдруг рассмеялся. Счастливый смех вырвался из горла, сотрясая тело. Он смеялся долго, не в силах перестать, и чувствовал слезы, скатывающиеся по щекам и капающие с подбородка. Дрожащими руками он попытался поднять Зою, но та вдруг, вцепившись в него маленькими пальчиками, решительно встала сама и обняла его за шею.
        - Не плачь. - И поцеловала его в колючую щеку. Потом снова настойчиво спросила: - Мама де? Хочу к маме!
        - Мама дома, крошка моя, - ответил он, гладя ее вьющиеся волосы. Вдруг вспомнил о существах. Огляделся. Рядом никого не было. Пустынный берег перед ним тонул во тьме. Ни одной светящейся фигуры. Позади шумела вода, вращаясь вокруг горообразного розового камня причудливой многогранной формы, отчего по всей поверхности сияющего озера шли частые высокие волны. Зоя потянула его за руку, делая шаг к водоему. Она давно уже умела ходить. Гарик вспомнил ее первые неуклюжие шаги. Ей тогда было всего одиннадцать месяцев. С тех пор она научилась даже бегать.
        Он встал, повинуясь ее настойчивости.
        - Куда ты меня ведешь? - спросил удивленно.
        - К маме! - крикнула она требовательно и шагнула в воду.
        Ему стало страшно. Почему он не спросил у существ, как выбраться обратно? Попадать в подводный круговорот не хотелось, ведь Зоя ожила, а вдруг с ней снова что-нибудь плохое случится? Колючие мысли распирали голову, но дочь тянула его все дальше, и он послушно шел следом, надеясь на очередное чудо. Ведь в последнее время жизнь так щедра на чудеса!
        Когда Зоя погрузилась в озерную воду с головой, он нырнул следом, и тут же мощный поток подхватил их и понес, вращая, погружая и подбрасывая, как и в прошлый раз. Гарик обхватил ребенка обеими руками и прижал к себе, боясь потерять. Он молил всех богов вселенной о милосердии. Пережить второй раз гибель Зои - слишком жестокая пытка. Если уж погибать, то только вместе. Его страхи прервало забытье, накрывшее после сильного удара затылком обо что-то твердое.
        Сознание возвращалось постепенно. Слух уловил птичье щебетанье, стрекот кузнечиков, глухой стук копыт. Влажная кожа ощутила ласковое дуновение теплого ветерка. Обоняние уловило запахи природы - сладкий аромат цветов, горьковатый травяной, терпкий и густой дух разгоряченных лошадиных тел. Гарик открыл глаза. Майское солнце разлилось в синем небе расплавленным золотом. Осторожно приподнялся, готовясь к приступу боли, но ничего не болело.
        Прямо перед ним в высокой зеленой траве сидела Зоя и рвала одуванчики, складывая перед собой в кучку. Судя по размерам кучки, она рвала их уже давно. Ее золотистые кудряшки высохли и трепетали на ветру. Вид у девочки был серьезный и сосредоточенный. На её румяном личике не было ни малейшего намека на болезнь. На груди ее, на тонком кожаном шнурке, висел круглый плоский серый камень, совсем не похожий на тот, который странное светящееся существо повесило ей на шею. Обычный камень, не излучающий света. На поверхности его в центре была выгравирована многогранная симметричная геометрическая фигура, похожая на цветок с восемью лепестками.
        Вокруг простирался зеленый луг в желтых пятнах одуванчиков. Справа играючи скакало с десяток грациозных гнедых лошадок, а за ними, вдалеке, извивалось русло реки Тары, отливающее на солнце медным блеском.
        - Папа! - Зоя заметила, что Гарик очнулся, и позвала его: - Хотю кусить. Де мама?
        - Кушать? - переспросил он, вновь чувствуя радость и страх того, что все, что он сейчас видит, нереально.
        - Да-а! - выкрикнула она и потрясла ручонками, повернутыми ладошками вверх. Она всегда так делала, когда ей нужно было подтвердить важность сказанного. - Кусить дай!
        Гарик потянулся и обнял ее, поцеловал в теплые щечки, вдохнул родной запах нежных волос, пропитанный ароматами луга. Она обвила его шею, измазав липким соком одуванчиков.
        - Пойдем, - сказал он, вставая. - Хочешь на ручки?
        - На ручки. - Она кивнула и вытянула руки вверх. Гарик подхватил ее и зашагал по направлению к деревне, даже не удивляясь тому, что непостижимым образом оказался на противоположном берегу Тары. Ведь еще вчера утром он переплыл реку на лодке, углубившись в леса в окрестностях озера Шайтан. А теперь очутился на стороне, где располагалось Окунево, хотя обратно не переправлялся. Однако то, что случилось с ним ночью и отпечаталось в памяти, было гораздо удивительнее необъяснимого перемещения в пространстве. Что это было за место? Кто были эти существа? Он подозревал, что ответов на свои вопросы так и не узнает никогда.
        Вышел на улицу Центральную, безлюдную в этот ранний утренний час. Та же самая черная кошка проводила его недобрым взглядом, но на этот раз не сдвинулась с места, лишь таращилась возмущенно светло-зелеными глазами. Вдалеке виднелся дом Артамира, и Гарик заметил, что на лавочке у калитки кто-то сидит - не баба Лида, не Артамир, а какая-то девушка, худенькая и светловолосая. Вдруг она встала и пошла ему навстречу, сначала медленно, потом торопливо, и, в конце концов, припустила бегом. Только тогда он увидел, что это Оля. Даже остановился от удивления.
        Она налетела на него, как вихрь, поднимая ногами песчаную бурю. Влепила звонкую пощечину. Выхватила Зою из рук с криком:
        - Подлец! Как ты мог?! Чуть не погубил ребенка!
        Половину ее лица украшал темно-фиолетовый в красных прожилках, синяк, один глаз заплыл кровью.
        - Кто тебя так? - спросил Гарик.
        Она сверкнула глазами и с исступленной злобой выплюнула ответ:
        - Не помнишь, как швырнул меня об стену?!
        - Прости, я спешил.
        - Ты сумасшедший!
        - Я торопился спасти Зою.
        - Спасти Зою?! - Она выпучила полные слез глаза, и он испугался, что из заплывшего правого сейчас потечет кровь. - Спасти Зою?! - Она верещала громче петуха, горделиво кукарекавшего о наступлении утра. Зоя начала реветь, но она на нее не смотрела. - Ты едва ее не убил! Ты что, не понимал, что у нее могло остановиться сердце без поддержки аппаратов?!
        - Я хотел окунуть ее в Потаенное озеро. Помнишь, Артамир рассказывал, что оно даже парализованных и слепых исцеляет?
        - Да сколько можно верить в дурацкие сказки?! Когда ты уже повзрослеешь, идиот?!
        - Но ей стало лучше. Посмотри сама.
        - И ты решил приписать это к своим заслугам?! Да?! Она осталась жива вопреки, а не благодаря твоей выходке! Лишь чудом!
        - Да, это было чудо, - согласился Гарик. Все это время он шел следом за женой с видом побитой собаки. Между щелей в заборах иногда мелькали любопытные глаза жителей, наблюдавших за ссорой. Пестрые платочки старушек, седые бороды стариков. Всем хотелось посмотреть бесплатное представление, не часто случавшееся в уютной сонной деревеньке. Оля переключилась на ребенка, гладила ее по голове, приговаривая:
        - Не плачь, доченька, все будет хорошо, мамочка с тобой. Мамочка тебя больше в обиду не даст. - Иногда оглядывалась, с ненавистью смотрела на Гарика, проверяла, идет ли он следом, и снова отворачивалась. Зоя на ее руках тряслась, всхлипывала и смотрела на отца через ее плечо, ничего не понимая. Вдруг под ноги Гарику прилетел камень. Он нагнулся, поднял его, увидел гравировку в виде цветка с восемью лепесточками, заостренными на концах, точно грани кристалла.
        - Что за дрянь ты на нее повесил? - донеслось до него раздраженное Олино ворчание. Ясно, это она сняла амулет с Зои и выбросила. Гарик молча убрал камень в карман.
        Они дошли до дома Артамира. Баба Лида и сам Артамир на костылях стояли у распахнутой калитки - наверное, услышали крики, и вышли посмотреть, что стряслось. На лицах у них застыла смесь радости и тревоги. Старушка отодвинулась, пропуская во двор Олю с дочкой на руках, и сама пошла следом. Гарик остановился рядом с Артамиром и прислонился плечом к забору. Вдруг почувствовал себя совершенно обессиленным.
        - Слава богу. Слава Роду! - произнес Артамир с улыбкой. Глаза его наполнились одухотворенным светом.
        - Я такое видел! - выдохнул Гарик, оседая на корточки. - Такое… Даже не знаю, может, приснилось все.
        - Бог знает, - ответил Артамир. - Может, и приснилось. Главное - сон хороший, правда?
        - У меня амулет остался. Оттуда. - Гарик вынул камень из кармана и показал Артамиру.
        - Таких много у нас в сувенирных лавках продается, - ответил тот, взглянув.
        - Посмотри, цветок какой-то на нем.
        - Это Алатырь. В славянской мифологии так называется звезда, упавшая с неба и давшая нашему миру жизнь.
        - Алатырь? Не слышал о таком. - Гарик пожал плечами, разглядывая амулет. - Решил, что это изображение Кристалла, в который верят бабаджисты. Думал, что его видел. В озере. Огромный, прозрачный, с острыми гранями.
        - Кто знает, может быть, Кристалл у буддистов и Алатырь у славян - это одно и то же? - вопросом ответил Артамир. - Я много раз замечал сходство разных религий во многих деталях. Истина где-то рядом.
        - Они говорили мне странные вещи. Я не понял ничего, - сказал Гарик.
        - Придет время - поймешь.
        - А ты? Ты ведь тоже был в том мире? Ты говорил с ними? Понял что- нибудь?
        - Пойдем в дом. Тебе срочно поесть надо, а то, того и гляди, помрешь с голоду. - Артамир улыбнулся и подмигнул ему, так и не ответив на его вопросы.
        - А Оля давно приехала?
        - Да вот, перед твоим появлением, примерно за час. Всю ночь на попутках добиралась. Когда узнала, что ты с Зоей к Потаенному озеру пошел, сильно занервничала. Ты почему ей не сказал?
        - Она бы не позволила Зою из больницы забрать. А там бы дочка умерла. Врачи ничем не помогали. Становилось только хуже.
        - Ладно. Идем. - И Артамир заковылял на костылях к дому. Гарик поплелся следом, предчувствуя продолжение бури.
        Но когда вошел, Оля на него даже не взглянула. Она и баба Лида сидели на кухне у стола и с умилением смотрели на Зою, орудующую ложкой в тарелке с молочной кашей. Все личико у нее было перемазано. Гарик ощутил прилив радости. Ребенок ест сам впервые за несколько месяцев! Теперь с ней все будет хорошо. Он справился. Черный демон озера Шайтан отступил.
        Заметив вошедшего Артамира, Оля спросила, есть ли у него в деревне знакомый водитель с машиной, который отвез бы ее с ребенком в город прямо сейчас. Словно Гарика тут и не было.
        - Твой супруг на машине, - ответил тот. - С ним и поезжайте.
        - Ну уж нет! Видеть его не могу! - ответила она резко. - Так вы мне поможете, или самой идти искать машину?
        Артамир, видно, не ожидал грубости, но постарался виду не подать. Сказал невозмутимо:
        - Сам бы отвез, да нога в гипсе. Могу соседа попросить, отвезет вас на моем «уазике». Баба Лида, сходи к Ивану, спроси, не занят ли он сегодня.
        - Я заплачу, сколько попросит, - добавила Оля. - А вы, Артамир, не могли бы с нами поехать? Пожалуйста. - И улыбнулась фирменной улыбкой.
        - Конечно, Артамир, если не трудно, составь им компанию, - кивнул Гарик. - А я сегодня еще здесь побуду. Хочу на Омкаре погулять, подумать. Сегодня я за руль все равно сесть не в состоянии. Руки и ноги трясутся что-то.
        - Провожу, - согласился тот, едва заметно неодобрительно шевельнув бровью.
        Вскоре они уехали. Баба Лида накормила Гарика наваристым борщом, но мяса не дала, сказала, что нельзя пока. Затем принялась деловито греметь на кухне посудой. Гарик рухнул на кровать в маленькой спальне и отключился. Проснулся с закатом. Артамир уже вернулся. Сообщил, что Олю и Зою довезли до дома и его сосед помог им подняться в квартиру.
        - Спасибо тебе! - Гарик положил ему руку на плечо. - Ты спас нас всех.
        - Не благодари. Ты рисковал жизнью, - ответил тот.
        - Я хочу что-нибудь сделать для тебя. Хочешь, найму строителей, они тебе дом новый отстроят? - Гарик знал, что Артамир денег не возьмет. Тот покачал головой:
        - Не надо.
        - Но почему? Дом у тебя ветхий. Живешь небогато. А у меня этих денег девать некуда. - Сказал, и вдруг осекся: деньги-то его грязные, слезами и горем людей пропитанные. И смертью! И прочел в глазах Артамира, что тот знает это. Стыдно стало. Голову опустил, вздохнул.
        - Ладно. Ясно все. Пойду, прогуляюсь. Хочу еще раз на Тару сверху посмотреть. Такие места здесь красивые! Не знаю, вернусь ли еще когда-нибудь сюда. Утром домой поеду.
        - Хорошего вечера! - ответил Артамир с доброй улыбкой.
        17. Талисман
        «Пришел, чтоб сказать: «Ну, прощай,
        Озерный мой сказочный край.
        Речушка моя цвета чая,
        Вернусь ли когда-то, не знаю.
        Для вас я оставить решил
        На память кусочек души,
        Таежную вашу красу
        Я в сердце с собой унесу».
        Гарик простоял на краю высокого берега над Тарой до захода солнца. Не мог насмотреться на живописный пейзаж, околдованный заповедной красотой. Пытался осмыслить случившееся с ним этой ночью, но воспоминания расплывались подобно сну. Он уже не был уверен, что все, что с ним произошло, не является плодом его фантазии. Действительно ли он был в том призрачном мире, куда его вынесло подводным течением Потаенного озера? Реальны ли были эти светящиеся существа, общавшиеся с ним с помощью телепатии (или как там это называется, когда чужой разум забирается в твою голову)? Что за огромный камень, похожий на цветок, видел он в центре водоема: славянский Алатырь, космический Кристалл или что-то другое - то, что человеческому мозгу не под силу осознать? Гарик вспомнил об амулете, оказавшемся на шее Зои. Обычный серый камень, круглый, словно обточенная водой морская галька. Там, по ту сторону реальности (иначе Гарик это место назвать не мог), амулет излучал серебристое свечение и пульсировал, будто живой. Он выглядел уменьшенной копией камня в озере: полупрозрачный, дымчато-розоватый, с восемью
гранями-лепестками. Гарик достал из кармана амулет на кожаном шнурке. Просто камень с красивой гравировкой в виде цветка, похожего на озерный кристалл. Артамир сказал, что это Алатырь. Таких полно в окуневских сувенирных лавках. Но Гарик-то знает, что не покупал никаких амулетов и оберегов! Он знает, что этот камень оживил его ребенка. Собственными глазами видел. Гарик потер пальцами шершавую поверхность. Кому скажи - не поверят. Еще бы, он сам себе не верил, потому что этого не может быть. Куда реалистичнее объяснить все тем, что Гарику все показалось из - за нервного шока, а камень на шнурке Зоя нашла в траве, когда рвала одуванчики. Может быть, не было никакого воскрешения и ей просто стало лучше? Может быть, ее смерть просто почудилась ему с перепугу? Говорят ведь, что у страха глаза велики. А на самом деле это была не смерть, а кризис, после которого она пошла на поправку. Врачи не смогли поставить правильный диагноз лишь потому, что были некомпетентными специалистами. Так бывает. Любой может купить себе диплом при желании и наличии денег. В это поверить гораздо легче, чем в то, что болезнь Зои
была вызвана черным демоном со дна озера Шайтан, которого он так необдуманно пригласил в свою жизнь. Что ж, всему можно найти объяснение, даже тому, как он очутился на другом берегу Тары, хотя не помнит, как переплывал реку. Просто на нервной почве развилась амнезия. Так бывает с людьми, когда разум в целях самосохранения блокирует травмирующие человека воспоминания. Предположим, было так: дошел до реки, взял лодку и переправился вместе с Зоей на другую сторону, отошел от реки на сотню метров и потерял сознание. Очнулся утром, а этот отрезок времени выпал из памяти. А Потаенное озеро, божественные существа, Кристалл - все это ему приснилось. Может быть такое? Вполне. Гарик вздохнул. Подобрал логическое объяснение, и сразу стало легче: все-таки амнезия лучше, чем сумасшествие.
        Ночь пролетела, как одно мгновение, сны Гарика не тревожили. Постель, приготовленная для него заботливой бабушкой Артамира, оказалась удобнее, чем его дорогой ортопедический матрас в спальне городской квартиры. Завтрак, состоявший из свежего творога и яиц, придал сил. Когда Гарик садился за руль своего джипа, ему казалось, что он заново родился на свет. Будущее представлялось светлым и бесконечным. Зоя теперь здорова. Нужно скорее помириться с Олей, и заживут они душа в душу. «Счастливая семья - папа, мама, я», - подумал он. Гарик, Оля, Зоя. И все у них будет хорошо.
        Но радужным мечтам не суждено было осуществиться. Предчувствие беды посетило его в тот миг, когда увидел толпу журналистов у подъезда своего дома. А когда услышал вопросы, посыпавшиеся на него отовсюду вместе с микрофонами, выросшими перед лицом, внутри все оборвалось. «Как вы можете прокомментировать информацию об обвинении вас в заказном убийстве несовершеннолетней девушки и ребенка?» Услышав это, Гарик почувствовал, как ноги стали ватными, а остальные вопросы слились в монотонный гул. Он хотел было вернуться в машину, поняв, что в подъезд не пробиться, но с обеих сторон его крепко взяли под руки, завели их ему за спину. Холодные кольца наручников защелкнулись на запястьях. Его поволокли в милицейский «уазик».
        С того момента жизнь Гарика превратилась в кошмар. Бесконечные допросы были похожи один на другой. Адвокат, которого ему назначили, рассказал, что заявление на Гарика подала некая Лосенкова Вера Ивановна, дочь и восьмимесячного внука которой нашли в подвале пятиэтажки на окраине города в ноябре прошлого года. Сама Лосенкова в том же ноябре подверглась нападению со стороны неизвестного ей мужчины, который предложил подвезти ее в дождливый вечер, когда она возвращалась из супермаркета домой с продуктами. Женщина заявляла, что мужчина якобы случайно толкнул ее при выходе из магазина, отчего она упала и уронила пакет. Мужчина в качестве извинений дал ей пятьсот рублей на химчистку за испачканное пальто, помог собрать рассыпанные продукты и настоял на том, чтобы отвезти ее домой на своем автомобиле, марки которого она не запомнила. Проехав немного, остановился в безлюдном месте, сказав, что ему нужно взглянуть на заднее колесо, не спустило ли. Сам, открыв дверь с ее стороны, нанес несколько ударов ножом. Женщина очнулась, находясь в полиэтиленовом мешке для мусора, закопанная в землю. Убийца торопился
и не сумел выкопать достаточно глубокую яму, поэтому она выбралась. Ее, истекающую кровью, обнаружил в лесу сельский житель - искал там сломанные деревья на дрова. Когда пострадавшую доставили в больницу, она впала в кому из-за большой потери крови и находилась несколько недель в таком состоянии. Родственники не объявлялись. Лосенкова пришла в себя в январе этого года, но ничего не могла вспомнить. Не могла назвать своих данных. В полиции возбудили уголовное дело по факту ножевых ранений, но расследование топталось на месте. Однажды - это был уже апрель - следователь показал Лосенковой фотографии трупов женщины и ребенка, обнаруженных в подвале жилого дома примерно в то же время, когда произошло нападение на нее, предполагая, что два преступления могут быть связаны. Лосенкова узнала лица на снимках, после чего к ней начала быстро возвращаться память. Она вспомнила, что приехала вместе с дочерью и внуком из деревни Окунево Муромцевского района, чтобы потребовать финансовую поддержку от мужчины, который, по ее словам, был отцом ребенка. Лосенкова заявила, что хотя на нее напал неизвестный, он мог быть
нанят тем мужчиной, с которого она требовала деньги. Платить он ей отказался, и Лосенкова собиралась идти в суд с требованием назначить принудительное ДНК-исследование. Дело осложнял тот факт, что на момент зачатия ребенка ее дочери было всего пятнадцать лет. Лосенкова планировала наказать виновного в растлении несовершеннолетней и получить с него сумму денег на содержание внука, но не успела и очутилась далеко от города, в лесу, закопанная в землю, с тяжелыми колото-резаными ранами. Исходя из новых данных, полученных от Лосенковой, следователем было принято решение о заключении под стражу подозреваемого в заказном убийстве. Но того, то есть Гарика, на момент задержания не оказалось в городе. Не смогли найти и его супругу Ольгу. Сутки милиция дежурила поблизости от дома. Когда вернулась жена, сотрудники милиции решили не объявлять присутствия, опасаясь, что она предупредит мужа и тот начнет прятаться. Они и журналистов отогнали, а сами продолжили наблюдение. Случившееся потом Гарику было известно. Неизвестным теперь было его ближайшее будущее. В случае, если его признают виновным, ему светил огромный
срок.
        По ночам Гарик скрючивался от страха на вонючем матрасе в СИЗО. Ведь знал, какая участь ждет таких, как он, за тюремными стенами. С насильниками и педофилами там не церемонятся. Скорее всего, до конца срока он не доживет. Но судьба оказалась к нему благосклонна в очередной раз: результаты ДНК-экспертизы показали, что Гарик не является отцом убитого ребенка. И хотя это не освобождало его от подозрений в заказном убийстве, но сильно облегчило давление со стороны следствия. Ведь если ребенок не его, то и связь с дочерью заявительницы теперь доказать невозможно. К тому же, Лосенкова перенесла тяжелые травмы, способные спровоцировать помутнение рассудка. Возможно, женщине просто слишком сильно хотелось найти виноватого, и она была недостаточно честна со следствием. В общем, Гарика отпустили. Улик, подтверждавших его причастность к убийству, практически не было: ведь самого убийцу так и не нашли.
        Но Гарик даже обрадоваться не успел: на него свалилось новое обвинение. Его задержали в офисе фирмы «Счастье на дом», которая по-прежнему приносила огромный доход. Оправившись после месяца в СИЗО, Гарик приехал проверить, как обстоят дела. Подумывал прикрыть бизнес, но не успел.
        Девушки в офисе встретили его радостно: он платил им хорошую зарплату. В его городе некоторые и за год не зарабатывали тех денег, которые его помощницы получали за один лишь месяц просиживания за компьютерами. И вот вместо благодарности за его щедрость и требуемого от них усердия наглые дуры так расслабились, что однажды случайно стерли часть информации в образце письма и не заметили этого. Надпись в верхнем правом углу, набранная малюсеньким шрифтом, - единственное, что отличало его бизнес от аферы. Текст разъяснял условия получения выигрыша. «Вы участвуете в лотерее. Это письмо не является гарантией получения денежного приза».
        Все. С исчезновением всего каких-то нескольких слов Гарик мгновенно стал аферистом. Именно такое обвинение и было выдвинуто против него. Мошенничество в особо крупных размерах. Дали восемь лет и забрали все, что было: квартиру в городе с дорогим ремонтом и эксклюзивной мебелью, загородный дом, банковский счет.
        Оле и Зое пришлось вернуться в квартиру матери Гарика Розы Петровны, где все это время проживал Олин брат Миша. Оле пришлось продать драгоценности и шубы, чтобы как-то жить, а потом устраивать Зою в детский сад и искать работу. Однажды Гарику разрешили позвонить ей. Оля шипела в трубку, как встревоженная змея: «Не звони мне никогда. Ты сломал мою жизнь. Мне по улицам ходить стыдно, на меня пальцем показывают. В подъезде пишут «жена твари» и все такое. Ты обманывал людей. Обобрал тысячи беззащитных стариков. Ненавижу тебя! Ты - бездушное ничтожество. Мне жаль, что я встретила тебя в своей жизни». Он умолял позволить ему хоть иногда говорить с Зоей, но Оля была непреклонна. «Ни к чему хорошему это общение не приведет. Дочке не нужен отец-мошенник. Пусть лучше без отца растет». И, конечно, она подала на развод. Вот так Гарик вновь стал нищим, а жена и дочь исчезли из его жизни.
        Тюремный срок тянулся невыносимо, нескончаемо долго. Казалось, он будет длиться вечно. И хотя сокамерники Гарику не досаждали, он мечтал, что было бы лучше, если бы они убили его однажды ночью, прижав к лицу подушку, или разнесли бы ему череп об бетонный пол, будто сам упал с верхнего яруса тюремных нар, чтобы эта невыносимая пытка прекратилась. Жить не хотелось совсем. Ничего хорошего не ждало его на свободе. Жить было незачем. Гарик очень скучал по дочери, пытался сохранить в памяти ее лицо, но с годами оно расплывалось и тускнело, как выцветающая фотография. Олю он вспоминал редко. Несмотря на прожитые годы, она не оставила глубокого следа в его душе, словно все это время они были соседями, а не супругами.
        И вот, оказавшись однажды утром по другую сторону тюремных ворот, свободный, как ветер в поле, с грустью подумал, что долгие восемь лет закончились внезапно, как дурной сон. Раз - и очутился в реальности, а все, что было до этого, просто нудный мрачный морок. И вспомнить-то нечего. Две тысячи девятьсот двадцать дней, и все, как один, похожи друг на друга. Темное сырое замкнутое пространство, унылые надоевшие лица сокамерников, резкие окрики надзирателей и мир, сжавшийся до размеров крошечного зарешеченного оконца под потолком.
        Теперь, стоя спиной к тюремным воротам, Гарик боялся шагнуть в этот мир, распахнутый перед ним, бескрайний, как океан. Как же он отвык от простора! Нахлынул приступ агорафобии. Страшно было сделать шаг в будущее. Вряд ли его ждет гостеприимная встреча.
        Подъехала машина. Затормозила неподалеку. Над поплывшим вниз стеклом водительского окна показалось знакомое лицо. Андрей! Друг детства! Гарик был удивлен и обрадован, будто к нему явился ангел. Тот выскочил из машины с распростертыми объятиями, крикнул радостно, зычно:
        - О-о-го-го, сколько лет, сколько зим! - И облапил его медвежьей хваткой. Они не виделись с тех пор, как Гарик основал свою фирму. Жизнь стала так увлекательна и интересна, когда повалили деньги, что о друге детства он как-то незаметно для самого себя позабыл. Тот звонил ему иногда, предлагал встретиться, но Гарику всегда было не до этого: то он был увлечен «раскручиванием» бизнеса, то обустройством квартиры, а затем загородного дома, потом Зоя заболела. Два года промелькнули незаметно, а потом - еще восемь, срок тюремного заключения. Получается, они с Андреем не виделись десять лет. Конечно же, тот изменился. Еще как! Возмужал, заматерел, раздался. Дубленка трещала на нем по швам, пуговицы вот-вот полетят в стороны. Явно купил не к этому сезону, а лет пять тому назад. «Видно, живет небогато. Машинешка совсем устаревшая», - думал Гарик, разглядывая из-за плеча Андрея старенькую иномарку. Они с минуту стояли, крепко обнявшись и хлопая друг друга по спине.
        - А ты исхудал, совсем исхудал. - Андрей, наконец, выпустил его и отступил на шаг, разглядывая.
        - Что ж, на тюремных харчах не особенно зажиреешь, - ответил Гарик с усмешкой. - А ты как узнал, что я сегодня выхожу?
        - Оля позвонила, сказала.
        - Странно. Я думал, она меня так возненавидела, что и не вспоминает.
        - Она с Юлькой общается, с моей женой. Помнишь ее? Я женился на ее подруге.
        Гарик вспомнил. У нее нашла убежище Оля, когда ушла от него после того, как застала с Лией на берегу озера Шайтан. Как же давно это было! Целую жизнь назад. Лии бы теперь было всего двадцать пять лет. «А все-таки хорошо, что ребенок оказался не от меня, - мелькнула нехорошая мыслишка. - Хоть немного, но легче».
        - А я и не знал, что ты женился, - сказал Гарик, следуя за Андреем к машине. Под летними кроссовками скрипел свежевыпавший снег. При освобождении ему выдали то, что было на нем надето во время задержания, а это было в июне. Из вещей не пропало ничего, все вернули: мобильный телефон, вскрытая пачка с жевательной резинкой, ключи от квартиры, которая ему больше не принадлежит, и амулет - серый камень на кожаном шнурке с изображением цветка-восьмилистника. Гарик всегда носил его с собой как воспоминание о чуде. Последние восемь лет ему его не хватало.
        - Расскажи хоть, что в мире творится, - попросил он Андрея, изумленно разглядывая изменившийся, похорошевший город. Напыщенными щеголями красовались гигантские торгово-развлекательные центры, поблескивали зеркальными витражами. Тротуары, тщательно очищенные от снега, были вымощены яркой брусчаткой, отчего улицы стали похожи на заграничные. По дорогам катили невиданные прежде автомобили - яркие изящные красавцы с хищными «мордами» и орлиными «глазами». Гарик таращился в окно, чувствуя себя так, будто не из тюрьмы вышел, а из машины времени. В будущее попал.
        - Ну что творится? Много чего, в двух словах не расскажешь, - ответил Андрей. - Войны повсюду. Одна утихнет - другая вспыхивает. В новостях это называют вооруженными конфликтами. Ну, милиция стала полицией, это и ты, наверное, знаешь.
        - А сам как живешь? Не пожалел, что женился-то?
        - Да не пожалел. - Андрей вдруг исторг такой тоскливый и протяжный вздох, что Гарик понял: горе у него какое-то.
        - Чего так невесело?
        - Да нечему веселиться. - И снова вздохнул, будто воздуха ему не хватает.
        - Ну-ка рассказывай, что стряслось, - настаивал Гарик.
        - Болеет моя Юля. Онкология. - Голос Андрея дрогнул.
        - Черт! - выругался Гарик, жалея, что вынудил друга отвечать на трудные для него вопросы. - Прости, что пристаю, но насколько все серьезно?
        - Третья стадия. Врачи ее из больницы умирать выписали. Оле твоей спасибо, каждый день приходит, помогает.
        - Врачи-то у нас такие. Все, что угодно, только не лечить, - проворчал Гарик и сжал кулаки в карманах. Пальцы царапнули по поверхности камня. Сердце вдруг подпрыгнуло от возникшей идеи. Что, если попробовать? Не говорить ничего, не обещать, просто попробовать. Напроситься к Андрею в гости, зайти в комнату к больной и, если она спит, положить на грудь камень. Нет, конечно, может, все это ерунда, и ничего не произойдет… Но ведь, если проверить, никому от этого хуже не станет?
        - А ты меня куда везешь-то? - спросил Гарик.
        - К тебе домой. В материну квартиру. Ее, как сказала Оля, оставили при тебе. Единственное, что не забрали.
        - Оля сейчас там живет?
        - Нет. Она съехала… э-э-э… - Андрей вдруг замялся, словно колеблясь, говорить или нет. Потом все-таки сказал, и Гарик уже знал, что это будет. - Она замуж вышла. Съехала с твоей квартиры.
        - А… Ну, рад за нее, - произнес Гарик бесцветным голосом. - А кто такой? Видел его?
        - Лишь раз, мельком. Она от нас выходила, я в окно выглянул, а тот из машины вышел, дверь ей открыл. Ну, думаю, джентльмен, галантный какой. Только мне не понравилось, что у него волосы до плеч, светлые, может, крашеные. Как баба. Хотя сейчас время такое, мужиков от баб не отличить стало: худые, одежда в обтяжку, волосы красят. Смотреть противно. Но этот не такой. Нормально одет был. И сам крепкий, не щепка. Мышщы, видно, есть.
        - Да и фиг с ним! Пусть живут, - Гарику не интересно было слушать про Олиного мужа. Не терпелось узнать про Зою. - Дочь моя как? Видел ее?
        - О, такая девчушка, просто золото! - воскликнул Андрей. - Знаешь, мне кажется, она на мать твою похожа.
        - Узнаю ли, когда увижу? - вздохнул Гарик. - Восемь лет прошло.
        - Что, Оля не возила на свидания?
        - И сама не приезжала. Считает, незачем ребенку отец-уголовник.
        - А фото хоть высылала?
        - Ни разу. Вообще с ней связь не поддерживал.
        - Я виноват, - сказал Андрей. - Я не знал. А то привез бы.
        - Тебе и так спасибо, что приехал за мной.
        - Да, я ж не знал, что ты в тюрьме. Оля недавно рассказала. Когда Юля заболела. А потом, сам понимаешь, кроме, как о ней, ни о чем другом и думать не мог. Горе такое!
        - Да, мне очень жаль. Слушай, друг, так не хочу сейчас в пустую квартиру! А поехали к тебе. Вдруг Оля и Зоя там? Повидать хочется. Не помешаю? - спросил Гарик.
        - Ну, конечно! - Андрей даже обрадовался: видно, одному рядом с умирающей женой ему тоже было несладко.
        У Андрея в квартире сильно пахло лекарствами. Сиделка, полная женщина в голубом халате, вышла к ним, сообщила, что Юля спит.
        - Только что уснула. Сегодня ей получше. Даже немного поела.
        - Спасибо, Клавдия Петровна! Поезжайте домой, я сегодня больше никуда не собираюсь.
        - Как скажете, Андрей Викторович.
        Она оделась и ушла.
        - Социальная служба помогает, - объяснил Андрей Гарику, когда дверь за ней закрылась. - Сам бы не потянул. Сиделки так дорого стоят!
        Они сидели на маленькой кухне и пили чай. Много говорили. В основном, говорил Андрей, в подробностях описывая детали болезни Юлии и мытарства, через которые пришлось пройти им обоим. Гарик терпеливо слушал, понимая, что друг ни о чем другом сейчас думать не мог. А потом пришли Оля и Зоя, и Гарик чуть не умер от восторга. Его десятилетняя дочь была прекрасна, как ангел. Светлые волосы, большие голубые глаза, наполненные добротой, сияющие радостью и по-детски наивные, круглое милое лицо. Он узнал бы ее, даже если бы просто встретил случайно на улице, потому что она была точной копией его матери в детстве.
        Оля, увидев Гарика, даже снизошла до улыбки. Она изменилась, стала еще красивее, притягательнее. Во взгляде появилась уверенность. Или это надменность? Она слегка располнела, но ее это не портило.
        - Ну, здравствуй, - сказала она вежливым голосом постороннего человека. Гарик кивнул, не сумев вымолвить ничего в ответ. Горло неожиданно перехватил спазм.
        - Как Юля? - Она повернулась к Андрею и больше на Гарика не смотрела. Зоя топталась в коридоре, наверное, смущаясь постороннего человека - то есть, его, Гарика! Интересно, Оля собирается сказать ей, кто он? Похоже, что нет. И, пожалуй, не одобрит, если он сам это сделает. Гарик сидел и молчал, как рыба, думая, стоит ему подойти к дочери и сказать, что он ее отец, или лучше не пытаться. Хотелось вскочить и обнять родного ребенка, но он почему-то не смел. И потом, что он может дать ей сейчас? Нищеброд. Денег ни копейки. И работу найти будет непросто. С этим он уже сталкивался. С судимостью нигде не брали. Так и сидел один, пока Андрей, Оля и Зоя общались с проснувшейся Юлей. А потом жена и дочь ушли. Андрей вернулся в кухню. В глазах его дрожали слезы. Прошептал:
        - Не могу смотреть, как она умирает. Ты не против, если я выпью? - И, не дожидаясь ответа, достал из шкафчика бутылку водки и две рюмки, наполнил обе и залпом выпил свою. Тут же налил еще, не обращая внимания на то, что Гарик к своей не притронулся.
        Так они просидели до позднего вечера. Полная рюмка Гарика так ни разу и не опустела. Андрей этого так и не заметил. Когда водка кончилась, сказал, что идет спать в комнату жены. Гарику предложил лечь на диване в гостиной.
        Гарик с удовольствием растянулся на мягком диване, показавшимся ему царским ложем после тюремных нар. Первая ночь в нормальной постели! Но засыпать он не собирался. Ждал. Когда из соседней комнаты раздалось мерное похрапывание, встал, стараясь не шуметь, надел брюки, висящие на стуле. Достал из кармана амулет и на цыпочках пошел в спальню.
        Дверь была приоткрыта, и Гарик бесшумно проскользнул внутрь. В комнате было две кровати. В свете луны, льющемся в незашторенное окно, он разглядел на одной из них Андрея, а на другой - его жену, едва различимую из-за нереальной худобы и бледности. Ее лысый, обтянутый кожей череп был белым, как подушка под ним. Оба спали. Гарик подошел к Юле и осторожно сдвинул с нее одеяло. Камень в его руке был теплый и влажный. Ладонь, сжимавшая его, вспотела. Он аккуратно поместил амулет в вырез ночной рубашки больной женщины и замер в ожидании. Ничего. Круглый серый камень лежал неподвижно, не проявляя никаких магических свойств. Гарик мысленно обругал себя ослом. Он уже протянул руку, чтобы забрать его, как вдруг почувствовал на себе пристальный взгляд. Обернулся и вздрогнул. Андрей лежал с открытыми глазами и наблюдал за его действиями. Гарик уже открыл рот, чтобы сказать: «Не подумай ничего плохого, я тут вспомнил, что у меня есть оберег, и решил: может, с ним твоей жене станет полегче», но не произнес ни слова. Взгляд Андрея переместился с него на жену, и глаза его расширились от удивления. Гарик тоже
посмотрел на больную и почувствовал, как колючие мурашки пробежали по всему телу. Амулет светился. От него потянулись тонкие извилистые серебряные нити, поползли по телу больной, точно живые. Медленно покрывали ее руки, ноги, шею, лицо сверкающей сетью, точно паутиной. Гарик завороженно смотрел на это, не в силах шевельнуться. Он не знал, сколько прошло времени, но казалось, вечность. Вдруг Юля шумно вздохнула во сне и, повернувшись на бок, сунула руки под голову. Амулет соскользнул к ногам Гарика, и свечение исчезло, как и серебряная паутина. Он поднял его и оглянулся, удивляясь, почему Андрей молчит, ничего не спрашивает. Но тот спал. Глаза его были закрыты. Гарик тихо вышел из спальни и отправился к своему дивану. Уснуть удалось лишь под утро. От волнения и восторга душа его трепетала еще несколько часов, не хотела успокаиваться. Чудо какое! Он снова видел чудо!
        А утром он проснулся от звонкого женского голоса, доносившегося с кухни:
        - Говорю тебе, что не хочу лежать, отстань ты от меня! Сколько повторять можно?! Не плохо мне, и голова не кружится! И в обморок падать не собираюсь! Хочу яичницу и кофе.
        Голос Андрея бубнил что-то невнятное, не разобрать, а затем снова женский голос восклицал настойчиво:
        - Да сама я приготовлю, сама! Ну чего ты привязался? Что я, по- твоему, яичницу пожарить не могу?
        Загремела сковородка, брошенная на газовую плиту. Кто это там командует, интересно? Не Олин голос, и не сиделки. Неужели Юля? Гарик вскочил, запрыгнул в брюки и помчался смотреть на продолжение чуда.
        Юля в пижаме стояла посреди кухни с коробкой яиц в руках и совсем не выглядела больной. Болезнь выдавали лысая голова и худоба, но такой румянец на щеках и глаза, лучащиеся энергией, могли быть только у абсолютно здорового человека.
        - А это еще кто? - удивленно спросила она, уставившись на Гарика.
        Андрей сидел на табурете у стола с выражением крайнего недоумения и безграничной радости, смешавшихся на его лице воедино.
        - Вот, вчера даже ложку сама не могла держать, а сегодня - полюбуйся только… Раньше так часто бывало. Лежит несколько дней подряд, потом вдруг встанет, начинает делать что-то или попросит, чтобы я на прогулку ее сводил. Но в последний месяц ни разу не вставала.
        Гарик удивился, почему Андрей не задает вопросов о ночном происшествии. Наверное, решил, что все ему приснилось. Оказалось, так и есть. Позже, когда Гарик засобирался ехать домой, Андрей вдруг зашептал ему торопливо:
        - Мне сегодня сон странный приснился. Будто наяву все случилось. Ночью будто проснулся я у себя в спальне, значит, и вижу, стоит у кровати Юли человек. Спиной ко мне стоит, и не видно мне, кто это. Откуда, думаю, он здесь? И зачем? Вдруг тот оборачивается и вспыхивает весь, как светодиодная лампочка, белым таким светом, ярким, аж смотреть больно. И не смог я лица его разглядеть. Глаза отвел, гляжу на жену и вижу, лежит у нее на груди что-то, предмет круглый, и тоже сияет, как лампочка, а от него по ней будто маленькие молнии разбегаются. В глазах резь появилась от белого света, я и зажмурился. Лежу и жду чего-то. Тихо в комнате. Открыл глаза - нет никого, темно. Жена спит, и никаких посторонних. Я и уснул снова.
        - Да, сон удивительный, - согласился Гарик.
        - Ты знаешь, мне кажется, все-таки не сон это был. Только не смотри на меня, как на сумасшедшего. Но думаю, это инопланетянин приходил. Я где-то слышал, что они и через стены проходить могут. Для них нет преград. И в пространстве перемещаться могут, и во времени. Это он жену мою вылечил. Я думаю, она поправится скоро.
        - Конечно, поправится, - согласился Гарик.
        - Да ты не смейся надо мной. Я даже чувствую, что запах болезни исчез, не слышу его больше. А раньше задыхался от него. Ты только не рассказывай никому. Я с тобой, как с другом, поделился.
        Гарику стало жаль Андрея. Он ответил:
        - Ты тоже не рассказывай никому то, что сейчас услышишь.
        И выложил ему все как на духу. И про озеро Шайтан. И про черного идола, мучившего его по ночам. И про болезнь Зои. И про Потаенное озеро. И о людях светящихся рассказал, как они ребенка его мертвого воскресили. И про амулет, что на шее дочки остался, как его жена выбросила, а Гарик подобрал, и восемь лет камень в тюремной камере хранения пролежал. Теперь вот пригодился.
        Андрей был потрясен. Поверил без вопросов.
        - Так это ты был у Юлиной кровати? С ума сойти! А отчего ты светился так?
        - Вот то, что я светился, я не знал, - ответил Гарик.
        - Странно как все это. А можешь показать его?
        Гарик извлек амулет из кармана. Андрей повертел его в руках, взвесил на ладони.
        - С виду обычный булыжник. Ты понимаешь, какое это бесценное сокровище? Скольким людям помочь можно!
        - Ты обещал не рассказывать, - напомнил Гарик, пряча камень.
        - Ну и зря. Я б на твоем месте пошел в хоспис к безнадежным больным и спасал бы всех.
        - Я подумаю. Но не сегодня. У меня и так от всех этих чудес голова скоро лопнет.
        Позже, уже сидя в своей пустой квартире, устланной толстым пыльным налетом, Гарик пожалел, что рассказал все Андрею. Пусть бы лучше думал, что это инопланетянин или что это просто сон. Пусть бы это осталось его секретом навсегда. Он не мог объяснить желание скрыть правду о чудотворном талисмане - наверное, боялся, что, разгласив ее повсюду, однажды лишится своего чуда. Найдется тот, кто тоже захочет обладать им, и, возможно, он будет не один.
        Потянулись безрадостные безденежные будни. Нищее прошлое вновь вернулось в его жизнь. Денег не было совсем, и совершенно непонятно было, где их брать. Андрей, как мог, выручал, подбрасывал немного на продукты. Но не мог же Гарик сидеть на шее друга вечно. А на работу его, конечно же, нигде не принимали.
        Юля, жена Андрея, полностью выздоровела. Друг, смеясь, рассказывал, как врачи вытаращивали глаза, изучая результаты ее анализов. Потом заявили, что, скорее всего, это был не рак. Просто диагноз поставили неправильный. Так бывает. А может быть, анализы перепутали. Пусть сдаст еще раз. Юля сдала, и отсутствие онкологии подтвердилось. «Значит, был неверный диагноз, - вынесла заключение врачебная комиссия. - Рак на третьей стадии сам не излечивается. Врачебной практике такие случаи неизвестны». Еще бы! Они и не будут ей известны, ведь, если безнадежный онкологический больной вдруг самостоятельно выздоравливал, это у них могло означать только одно - неверный диагноз! Не принято верить в чудеса, проще сделать вид, что это была ошибка.
        18. «И вновь мои ноги на черной дороге…»
        «В потемках плутаю,
        Как вышло, не знаю,
        Но вновь мои ноги
        На черной дороге.
        Хозяин голодный
        Из топи болотной
        За мной наблюдет
        Да глаз не спускает…»
        Наступил май - тридцать пятый по счету в жизни Гарика. И хотя денег по-прежнему не было, с весенним солнышком жить стало веселее. Работу приходилось выполнять самую низкооплачиваемую и непрезентабельную. Он собирал тележки на площадках перед супермаркетами, мел дворы, сбором алюминиевых банок не брезговал. Ведь надо было что-то есть, а трудоустроиться в приличное место оказалось просто невозможно. Не брали даже грузчиком. Вот так, волею судьбы, скатился на самое дно. Ниже только бомж. Копеек, заработанных позорным, по мнению Гарика, трудом, хватало лишь на скромную еду и оплату коммунальных услуг. Хорошо хоть, что от прошлой богатой жизни осталась приличная одежда (Оле спасибо, успела прихватить, когда пришли судебные приставы с требованием освободить жилплощадь). А больше ничего не осталось.
        С потерей нажитого имущества он еще мог как-то смириться, но Зоя… Ведь ее он тоже потерял. Оля так и не позволила ему ни разу увидеться с ней. Сказала, что нечего травмировать ребенка. Тем более, девочка считает отцом нового Олиного мужа. Зачем ей эта грязная правда? Пусть Гарик скажет спасибо, что она до сих пор не подала на алименты. А если подаст, насчитают сразу за девять лет, с момента развода. То, что он был в тюрьме, от уплаты его не избавит. И если будет настаивать на встречах с Зоей, пусть готовит кругленькую сумму. Квартиру тогда ему продать придется. Примерно так Оля обозначила свою позицию. Выстроила между Гариком и Зоей непреодолимый барьер. Как же он скучал по своей маленькой фее! Как же он хотел ее обнять! И заглянуть в глаза, так похожие на мамины… Но, видно, не суждено. Иначе Оля его действительно полностью разорит, отправит жить в какую-нибудь тараканью общагу. Он был нищим и чувствовал себя полным ничтожеством. Почему же деньги значат в жизни так много? С ними или без них ты один и тот же человек, с той же внешностью и интеллектом, но мир относится к тебе по-разному. Есть деньги
- и тебя сразу все замечают, хотят водить с тобой дружбу, проявляют уважение. А нет их - и ты никто. Как насекомое: вроде, видят тебя, но не обращают внимания или брезгливо шарахаются в сторону. Но разве без денег ты стал хуже, чем раньше? Наоборот. Это раньше Гарик был настоящим монстром, разоряя и без того не богатых доверчивых пенсионеров. Теперь, по крайней мере, он никому не причиняет вреда. А мир, прежде такой приветливый, почему-то отвернулся от него. Деньги, проклятые деньги! Почему всю свою жизнь он так страдает от их отсутствия? Даже родную дочь видеть не может! Даже не может назвать себя ее отцом. Нищета - это не только одиночество, это еще и унижение тебя как личности. А еще говорят, что деньги - это грязь! Совсем наоборот. Это без денег ты - грязь. Гарик глубоко прочувствовал горькую истину на собственном опыте, ковыряясь в мусорных контейнерах в поисках алюминиевых банок и стеклянных бутылок, которые собирал в мешки и нес сдавать в пункты приема использованной тары, где всегда толпились грязные вонючие бомжи с красными обветренными лицами и глазами зомби. От них несло мочой и перегаром,
и ему приходилось стоять рядом с ними и даже иногда перекидываться словечком - типа, он тут свой.
        Но однажды все изменилось. И случилось, по обыкновению, это в мае. Гарик уже начал привыкать, что в мае часто происходили перемены в его жизни. Каждую весну уже ждал чего-то.
        Однажды приехал Андрей. Попросил амулет для больного ребенка Юлиной знакомой. Мальчик тоже умирал от рака, как и сама Юля еще три месяца назад.
        - Господи, ну будь человеком! Чего ты боишься? Умрет ведь пацан. Ты спасти его можешь! - настаивал Андрей. - Они деньги предлагают большие за помощь!
        - Кто? - переспросил Гарик хмуро.
        - Ну, родители его!
        - А они уже знают об амулете?
        - Так получилось… - Андрей вдруг замялся. - Юле я рассказал все, не удержался. Трудно такую правду в себе носить! Не мог больше. А она сразу про того мальчика вспомнила и как пристала ко мне: поезжай к Гарику за амулетом, и все! Не дашь - сама к тебе приедет, еще и мать больного мальчишки с собой возьмет. Как в глаза ей смотреть будешь? Ведь жизнь ему спасти можешь!
        - Ну вот, началось, - вздохнул Гарик. - Ладно, поехали.
        В спальне умирающего ребенка был резкий, душный запах болезни. Бледный мальчик лет восьми лежал в постели, и на лице его читалась печать смерти. Его мать, изможденная худая женщина с опухшими заплаканными глазами, проводила его и прямо у кровати упала на колени.
        - Спасите моего Олежку! - Она обхватила его ноги и устремила на него умоляющий сумасшедший взгляд. Гарик попросил ее выйти из спальни. Увидел в проеме двери столпившихся Андрея, Юлю и отца больного ребенка. Выгнал всех и закрыл дверь.
        В окна спальни били солнечные лучи, и Гарик боялся, что чуда не случится: ведь оба раза все происходило ночью. Но все прошло в точности, как раньше. Просто свечение камня днем видно было меньше. Прошло несколько минут после того, как тело мальчика покрылось серебристой паутиной, он громко вздохнул и неосторожным движением сбросил с себя амулет, продолжая спать. Гарик вышел из спальни и сказал:
        - Проснется здоровым.
        Женщина снова упала на колени, заливаясь слезами. Отец протянул пухлый конверт:
        - Это вам.
        - Не нужно ничего. - Гарик отрицательно мотнул головой. - Вы даже не знаете, помог ли я вашему сыну, а уже деньги даете. Нельзя же всем на слово верить.
        - Почему на слово? - возразил отец. - Мы знаем, что вы Юлю своим камнем вылечили. Значит, и Олежке поможет. Берите, это от всего сердца. Не обижайте. Мы так вам благодарны!
        Андрей взял конверт вместо Гарика:
        - Сам не возьмет, потом ему отдам. Скромный такой, а самому жрать нечего!
        Это было правдой, поэтому Гарик все-таки взял эти деньги. Там было столько, что если жить так же скромно, как последние три месяца, хватило бы на пару лет. Но хотелось, наконец, поесть нормально. И в тот вечер он пригласил Андрея и Юлю в «Макдоналдс», где они пили пиво и ели гамбургеры до отвала.
        Утром позвонили родители Олежки, наперебой рассказывали о чудесном исцелении сына: он сам встал, попросил поесть и захотел пойти гулять. Снова благодарили. Просто засыпали его приторными словами благодарности. Гарик просил их никому не рассказывать о том, что произошло. Они обещали.
        А на следующий день в дверь Гарика позвонили. Выглянув в подъезд, он отшатнулся, едва успев захлопнуть ее. Толпа людей чуть не хлынула в квартиру. Дверной звонок вновь затрезвонил, дверь затряслась от многочисленных ударов, послышались умоляющие, а затем и угрожающие крики:
        - Помогите! Муж при смерти!
        - Спасите мою дочь!
        - Мы знаем, что у вас есть исцеляющий талисман!
        - Помогите!
        Это было неожиданно и страшно. Гарик трясущимися пальцами тыкал в экран телефона, набирая номер Андрея.
        - Приезжай срочно и убери отсюда толпу, которая через минуту вынесет мою дверь!
        - О, господи! - простонал друг. - Юля, ты кому-то еще рассказала? - крикнул он в сторону.
        - Да, но только Маше, - услышал Гарик далекий ответ. - Я только Маше в Инстаграме написала.
        - С ума сошла! Это же соцсети! Там информация мгновенно распространяется!
        - Она обещала, что не будет ею делиться! - Голос стал виноватым.
        - Теперь квартиру Гарика берут штурмом!
        - Ничего себе!
        - Эй! - крикнул Гарик, прервав диалог супругов. - Андрюха, приезжай поскорее, и лучше вызови ментов.
        - Щас буду, держись!
        Но «ментов» вызвали соседи, перепуганные вопящими людьми, заполонившими подъезд. Вскоре нарушителей порядка выдворили, и Андрей объяснил сотрудникам полиции, что кто-то пошутил, разместив в соцсетях ложное объявление о том, что Гарик излечивает больных раком. Те, кажется, поверили и ушли.
        - Что мне теперь с этим делать?! - гневно зарычал Гарик на Андрея. - Вот видишь, к чему это привело? Помог людям на свою голову!
        - Я б на твоем месте радовался, - возразил друг, усмехаясь. - Деньги можно косой косить. Они тебе сколько угодно заплатят. А желающих - сотни. Завтра будут тысячи. Разбогатеешь снова. Хватит по помойкам бутылки собирать. Чего ты боишься?
        - А того, что ты сам видел, какое здесь творилось буйство. Однажды желающие исцелиться просто растопчут меня и друг друга поубивают из-за очереди, кого первым лечить.
        - Так надо просто все упорядочить. Наладить бизнес. Открыть, например, массажный салон. Потому что лицензию на излечение рака нетрадиционным способом тебе никто не даст. Нанять охрану. Установить сейф для талисмана. И все, ты - богач!
        И Гарик вдруг подумал: а почему бы и нет?! У него вновь появятся деньги. Его начнут уважать в обществе. И он, наконец, сможет вернуть себе свою дочь! Выплатит Ольге причитающиеся алименты и станет видеться с Зоей столько, сколько захочет! Он начал мыслить в этом направлении.
        Вскоре жизнь снова стала похожа на праздник. Деньги посыпались на него несметным радужным конфетти. Дорогие гости, явившиеся на праздник без приглашения, окружили его со всех сторон - бывшие знакомые спешили засвидетельствовать свое почтение. Женщины, блещущие яркой нереальной красотой, порхали вокруг него стаями неугомонных пестрых бабочек. Появилась просторная квартира в центре с модной дизайнерской отделкой и современный дорогой автомобиль, а обедал и ужинал он теперь только в лучших заведениях с изысканной кухней. Огромный оздоровительный комплекс «Живая вода», выросший из маленького массажного салона, всегда был полон до отказа. В банях и саунах, в бассейнах и массажных кабинетах проводили время желающие поправить здоровье. Но в главном кабинете этого комплекса принимали строго по записи. Неприступная охрана препятствовала желающим вторгнуться в священные владения Георгия Константиновича, который работал с больными, имеющими определенные диагнозы. Цена за однократный прием превышала стоимость однокомнатной квартиры, но от страждущих не было отбоя. Приезжали даже из других городов, и деньги
текли в его сейф рекой, минуя налоговую, потому что главная услуга оздоровительного центра «Живая вода» оказывалась негласно, «подпольно». Соцсети прекрасно справлялись с рекламой, весть о чудесных исцелениях после сеансов у народного врачевателя Георгия разнеслась по всей стране. Вскоре в сейфе не осталось свободного места, и для денег отвели целую комнату с бронированной дверью, где их складывали в картонные коробки из-под бумаги для принтера.
        Однажды Гарик с Андреем, отмечая успех в «бизнесе», так напились, что приехали в «денежную» комнату в компании высокооплачиваемых представительниц древнейшей профессии и показали им «денежный» дождь. Девки визжали от восторга, хватали летающие в воздухе купюры и прятали, куда могли: в сумочки, в лифчики, за отвороты высоких лакированных сапог.
        В повседневном круговороте бившей ключом жизни Гарик как-то не вспоминал о дочери. Но однажды Оля сама пожелала, чтобы состоялась их встреча с Зоей. Позвонила и, как ни в чем не бывало, заявила в трубку:
        - Ты вообще помнишь, что у Зои скоро день рождения? Ей уже одиннадцать исполняется. А тебе и дела нет. Папаша называется!
        - Подожди, что ты несешь? - Ее наглый тон взбесил Гарика. - Это же ты не подпускала меня к дочери!
        - А ты и обрадовался! Как хорошо: получается, что не ты, а жена во всем виновата! К дочке не подпускает! Да нормальный отец, если б захотел, нашел бы способ, никто б его не остановил!
        - Вон как ты заговорила! Пока я в помойках копался, ты и знать меня не хотела. Что, хочешь денег?
        Гарик думал, что Оля оскорбится и бросит трубку. Но она не оскорбилась. Наоборот, голос ее стал ласковым и заискивающим:
        - Ну, ладно, не сердись. Все мы делаем ошибки иногда. Признаю, я была неправа. Так ты хочешь увидеться с Зоей?
        Гарик хотел. Мечтал об этом долгие годы. Мучился от тоски по родной кровиночке. Но когда увидел ее в ресторане, взрослую незнакомую девочку, растерялся. Зоя сверлила его недоумевающим взглядом. Оля накануне сказала Гарику, что сообщила ей правду о том, кто ее отец. Похоже, дочь проплакала весь вечер: ведь всю свою сознательную жизнь ребенок считал отцом другого человека, и быстро принять шокирующую новость ей было трудно. Бывшая жена устроила им встречу вдвоем, деликатно оставшись ждать дочь в машине на парковке. А зря. Гарик не мог выдавить из себя ни слова. Сделал вид, что изучает ресторанное меню. Зоя начала первой:
        - Мама сказала, что вы мой папа. Правда?
        Гарик кивнул.
        - А можно, я буду называть вас по имени и отчеству? Мне так удобнее.
        - Ну, конечно, как хочешь. Меня зовут Георгий Константинович.
        - А я знаю. Мне мама сказала.
        - Ясно. Ну, расскажи, как учишься в школе?
        - Я отличница.
        - Молодец! А еще чем занимаешься?
        - Рисую. Учусь в художественной школе.
        - Здорово!
        Гарик смотрел на ее красивое кукольное личико, с грустью осознавая, что не может найти ни единого сходства с той полуторагодовалой крошкой, которая десять лет назад рвала одуванчики на зеленом лугу близ деревни Окунево. Его маленькая сказочная фея больше не существовала в реальности. Она жила только в его воспоминаниях. И воскресить ее было уже невозможно.
        Встреча вышла скомканной, напряженной. Сухой разговор не клеился. Еда в горло не лезла. Гарик допил свой кофе, Зоя опустошила бокал молочного коктейля, и они распрощались, договорившись встретиться еще, но при этом не уточнили дату. Оба понимали, что встречаться незачем.
        Гарик отвез Оле чемодан денег. Они встретились на парковке у крупного торгового центра, где он передал ей увесистую ношу со словами «Для Зои». Она взяла ее с улыбкой и произнесла скромное «Спасибо». И больше они не встретились, потому что жизнь Гарика совершила очередной кульбит.
        Ничто не предвещало беды. Гарик не просто жил «на широкую ногу», а как сыр в масле катался. Рестораны, девочки, встречи с интересными людьми, полеты за границу по выходным и праздникам, и снова сначала и в той же последовательности. Он любил произвести впечатление на очередную любовницу оригинальным способом: слетать, например, в Париж (Милан, Мадрид), накормить ее ужином в ресторане, переночевать в номере «люкс» и вернуться утром обратно. Талисман работал безотказно. Больные выздоравливали и рассказывали о чуде другим больным. Желающие исцелиться записывались в очередь за полгода вперед, каждый платил больше миллиона рублей за сеанс, а в день Гарик проводил обычно по пять сеансов. После пятого талисман будто бы «уставал», и сияния приходилось ждать слишком долго. На следующий день камень вновь обретал чудотворные магические свойства. Гарик боялся, что однажды сила его совсем иссякнет, но случилось кое-что похуже.
        Однажды талисман исчез. Гарик ненадолго вышел из кабинета, а вернувшись, обнаружил распахнутую дверцу сейфа, и все тело прошило нервным импульсом, будто электрическим разрядом. Выяснилось, что один охранник сбежал. Скорее всего, он и совершил кражу. Но откуда он мог узнать секретный код? Гарик начал лихорадочно вспоминать, кому мог сообщить набор цифр, и понял с ужасом, что в последнее время часто предавался пьянству, общаясь с разным сбродом, постоянно окружавшим его в «злачных» местах. Запросто мог в пьяном угаре сболтнуть лишнего. А дальше подкупить охранника - это дело техники.
        В тот день пришлось отменить все сеансы. Возмущенные люди требовали объяснений. Пришлось пообещать, что сеансы переносятся на некоторое время. Иначе им всем придется вернуть деньги, а Гарик недавно сильно потратился, купил квартиру в столице, где сейчас шел ремонт, и арендовал часть здания в историческом центре для перевода бизнеса туда. Готовился к переезду в Москву. А стоило это бешеных денег. Дороговато даже для него. Откуда он мог знать, что источник его обогащения украдут? Господи, он даже в полицию заявить не мог! Ведь ничего, имеющего материальную ценность, у него не пропало. Не мог же он объяснить, что обычный круглый камень на кожаном шнурке, какие гроздьями висят в витринах сувенирных лавок, на самом деле магический талисман, способный не только вылечить безнадежно больного, но даже воскресить мертвого!
        Это был крах. Как выполнить обещания, данные тысячам больных, ожидающим своей очереди и жаждущим исцеления? Гарик представил, как, узнав правду, родственники больных ворвутся и растопчут его, посмевшего обмануть их надежды. От страха у него заболел живот.
        В панике позвонил Андрею и все рассказал. Тот сразу приехал, попросил повторить все подробно. Выслушал внимательно и заявил:
        - Отступать будем незаметно. Смотри. Никто еще пока ничего не знает. Сеансы ты проводишь без свидетелей. Больным делаешь усыпляющий укол, и они не могут видеть, светится камень или нет.
        Гарик понял, к чему он клонит. Черт, а ведь это выход! Андрей съездил в сувенирную лавку и купил славянский оберег, похожий на талисман как две капли воды. Гарик продолжил проводить сеансы с бесполезной побрякушкой. Девушкам на ресепшн дали указание новых больных в очередь больше не ставить.
        - Отработаешь с теми, кто уже записан, и смоешься с деньгами куда-нибудь, за границу, например, - посоветовал Андрей.
        Но не тут-то было. Люди, узнав, что знаменитый чудо-врачеватель сворачивает практику, устроили в фойе оздоровительного центра настоящий бунт. Охрана едва справлялась, сдерживая натиск разъяренной толпы. Пришлось соврать, что лекарь просто хочет взять отпуск, а потом запись больных возобновится.
        В первую ночь после сеансов, проведенных с фальшивым талисманом, Гарику приснился сон, от которого он проснулся в холодном поту, а сердце его еще долго трепыхалось, как курица, которую хозяин ухватил за лапы и несет голову рубить, а та исступленно бьет крыльями, будто понимает, что к чему.
        Снилось, что стоит он на холме и смотрит на озеро Шайтан. Солнце уже село, но багровое пятно у линии горизонта еще не исчезло, отражается в озере, и кажется, будто кровь растеклась по его поверхности. Сумерки начинают наступать со всех сторон, воздух постепенно темнеет. И вот, когда в небе засверкали первые звезды, вдруг озеро в центре взволновалось, круги покатили от центра к берегам, и показалось над водой что-то черное. Огромный столб вылез наружу и застыл. Гарик смотрит, удивляется. Знакомый столб-то, но до чего же большой, будто не из сосны или кедра, а из африканского баобаба сделан. Десять человек за руки возьмутся, и то не обхватят! Страшный столб, черный, будто обугленный. Но не это страшно. Дупло в нем огромное посередине. А края его шевелятся, будто живые. Не дупло, а рот - жадный, разинутый, приготовившийся съесть то, что в него скоро положат. Ужасное дупло. Но самое страшное было то, что Гарик чувствовал, как столб на него смотрит. Наблюдает пристально, ждет. И звон комариный стоит над озером. Только странные какие-то комары, вдруг заметил Гарик. То они гудят хором, то вдруг замолкают
все одновременно. И тут понимает, что комары ни при чем. Монотонное гудение с равномерными паузами доносится от столба, и оно давно ему знакомо. «Мам-м! Мон-н! Мам-м! Мон-н!» - звук тихий, но ужасно неприятный, нервирующий. От него начинается головная боль и звон в ушах. Хочется убежать подальше, но столб будто загипнотизировал его. Не пускает. «Ты взял у нас и теперь должен. - Мысли в голове загудели, как пчелиный рой. - Отдай долг! Принеси жертву! Иначе тебя ждут вечные муки!».
        Спасительный звонок будильника вторгся в ночной кошмар и прервал пытку. Но головная боль и звон в ушах так и остались. Гарику пришлось проглотить таблетку обезболивающего, которая лишь немного притупила неприятные ощущения. Давно его не беспокоил озерный монстр! В прошлый раз он требовал в уплату за богатство жизнь Зои. Что ему надо на этот раз? Гарик, терзаясь нехорошим предчувствием, позвонил Ольге и поинтересовался здоровьем дочери.
        - О, заботливый папочка! - рассмеялась она, и это означало, что все в порядке. - Давно ты таких вопросов не задавал!
        - Говорят, грипп зверский ходит. Волнуюсь за нее, - соврал он и отключился. Зоя здорова, это хорошо. Может быть, и черный столб приснился просто так? И это ничего не значит?
        Но Гарик зря надеялся. Черный столб появился в его сне и на следующую ночь. Только Гарик на этот раз стоял не на вершине, а на склоне холма. На другую ночь он очутился у его подножия, и озеро не было видно из-за плотной стены камыша, но столб торчал высоко над водой, снова смотрел на Гарика, шевелил дуплом-пастью и гудел «Мам-м - мон-н!». Озерный монстр стал еженощным кошмаром, и каждый раз Гарик оказывался к нему все ближе, а гудящий, ритмично пульсирующий звук становился громче, оставаясь в его голове после пробуждения. Поэтому Гарик боялся засыпать. Ему было страшно, что однажды он очутится совсем рядом с черным идолом, тот проглотит его, и сон превратится в вечную муку. Боялся, что не проснется больше. Из-за бессонных ночей ухудшилось самочувствие. Жизнь стала невыносима. Того и гляди, от стресса разовьется какая-нибудь нехорошая болезнь вроде онкологии. Гарик подумал с горечью, что скоро ему самому понадобится чудодейственный талисман, только вот где его теперь возьмешь? Поиски сбежавшего охранника ни к чему не привели. Магический камень был утрачен, и, похоже, навсегда. А с его исчезновением
пошла под откос и вся жизнь, словно талисман оберегал его незримой божественной силой от всех напастей, и с его утратой беды накрыли его, как стая голодных волков жертву. И вернулся черный идол, словно ждал все эти годы в сторонке, когда придет его время.
        Гарик не спал уже несколько ночей подряд и однажды просто выключился средь бела дня в своем «врачебном» кабинете после очередного сеанса, едва за пациентом закрылась дверь. Сразу увидел перед собой черный столб. Тот возмущенно гудел, и противный вибрирующий звук давил на барабанные перепонки, готовые лопнуть. Гарик в отчаянии крикнул в раскрытое дупло: «Чего ты хочешь от меня? Что тебе нужно?». И увидел в темном шевелящемся древесном чреве маленького ребенка. Малышу на вид было годика два. Тот посмотрел на Гарика, скривил губы и начал хныкать. Рядом с его крошечным телом лежал огромный нож с широким лезвием, вдоль которого почти по всей длине глубокой бороздой протянулся кровосток. Гарик ужаснулся и крикнул: «Нет! Я не стану убивать младенца!», но вместо этого из горла его вырвался утробный вой: «Мам-м! Мон-н! Мам-м! Мон-н!».
        Проснулся он от того, что перепуганный охранник тряс его за плечи и орал: «Что с вами, Георгий Константинович? Вам плохо?». Гарик с трудом встал с кресла и заметил отражение своего лица в зеркальной дверце шкафа. Вначале даже не понял, что видит себя. Потом дошло. Зрелище его шокировало. Лицо отливало синевой, в глазах полопались все сосуды, какие есть, покрыв поверхность белков красной паутиной, а вокруг губ белела пенная кайма.
        - Что с вами? «Скорую» вызвать? - снова спросил охранник, разглядывая Гарика с любопытством. - Вас всего трясло, и вы то хрипели, то выли волком.
        - Нет. Иди и забудь все, что видел, - ответил Гарик, вытирая губы влажной салфеткой. - Смотри, чтоб никто не знал.
        Тот удалился, подобострастно кивая. Дверь за ним закрылась, и Гарик снова рухнул в кресло, обхватив руками гудящую голову. Господи! Какая же невыносимая боль! И как же так получилось, что жизнь снова превратилась в кошмар? Черный демон требует от него жертвы и не отстанет до тех пор, пока не получит ее или… Или пока Гарик не умрет. Вспомнил легенду, рассказанную Лией на берегу озера Шайтан, о том, что на месте этого озера был храм, где поклонялись демону, просили у него богатство, а получив желаемое, убивали младенца в дупле дерева, служившего жертвенником. И тот, кто отказывался платить дань демону, начинал мучиться кошмарами по ночам, головными болями днем и, в конце концов, умирал. Считалось, что даже смерть не избавляла беднягу от пытки. Он продолжал страдать и в потустороннем мире.
        Гарик должен заплатить дань демону, или его ждет та же участь. Но не мог же он убить младенца, в самом деле? Что за безумный дикий бред?! Прочь жуткие мысли, даже не сметь думать об этом! Он разозлился на себя и испугался. Не хватало еще пасть до такого страшного греха, стать детоубийцей! Но что, если он не выдержит мучений и сломается? Корчась в кресле от головной боли, Гарик не был уверен, что не способен на страшное злодейство. Горсть обезболивающих пилюль немного облегчила муку.
        Больные перестали выздоравливать после его сеансов. Вопросы посыпались на девушек с «ресепшн», которых атаковали заплатившие за исцеление и требующие результата. Гарик распорядился отвечать так: «Действие талисмана не всегда мгновенное. Выздоровление может наступать постепенно. Это зависит от степени тяжести заболевания. Наберитесь терпения и ждите». Люди охотно верили. А что им еще оставалось?
        И бизнес продолжал процветать. Родственники больных несли в оздоровительный центр круглые суммы, но умножающееся богатство больше не приносило радости. Кошмары по ночам и мучения днем изматывали так, что Гарик едва находил в себе силы жить. Он и думать не мог о том, чтобы прекратить этот мошеннический отъем денег у тех, кто отдавал последнее за надежду на выздоровление. Гарику было не до них. Он сам готов был отдать все, что было, тому, кто взялся бы ему помочь. Но в том-то и дело, что обратиться ему было не к кому. Гарику было так плохо, что для проведения сеансов с «талисманом» пришлось найти себе замену. Фальшивый камень можно было без боязни доверить кому угодно. Пропадет - купит еще. Сам же сутками не выходил из квартиры, валяясь, скрючившись, в постели, потеряв счет времени.
        Однажды примчался Андрей. Гарик едва дополз до двери. Увидев друга в жутком состоянии, был поражен:
        - Ну и видок! Ты сколько суток бухал? Завязывай, тебе это на пользу не идет.
        - Сам знаю. Чего приехал?
        - Сматываться тебе надо. В центре полиция. Кто-то заявление подал. Тебя обвиняют в мошенничестве.
        - Опять! - Гарик скривился. Показалось, все его зубы заболели одновременно.
        - Давай помогу собраться. Валить надо прямо сейчас, вот-вот заявятся и сюда. За границу уже поздно, перехватят в аэропорту. Надо тебе в захолустье каком-нибудь спрятаться. Есть родственники в деревне?
        - Родственников нет, а деревня есть, - ответил Гарик, вспомнив об Окунево.
        - Что ж ты раньше-то не свалил? Долго тянул! - ворчал Андрей, роясь в шкафу и складывая в сумку вещи на свой выбор.
        - Да не знаю. Все, вроде, нормально было, - вяло ответил Гарик.
        - Нет, ну ты даешь. Мы же договаривались, что ты уедешь. Центр оформлен на тебя. Когда талисман пропал, ясно было, что долго так тянуть нельзя. Пока больные выздоравливали, никто не жаловался. Все были довольны. А как чудеса прекратились, в полицию побежали. Надо было сваливать по-тихому, пока не поняли, а ты чего-то расслабился. Ты с выпивкой поосторожнее. Она столько людей загубила.
        - Не надо нотаций, - процедил Гарик сквозь зубы, и тон его голоса так не понравился Андрею, что тот обернулся и подозрительно посмотрел на него:
        - Слушай, мне кажется, ты реально чем-то болен. Выглядишь так, как будто вот-вот помрешь.
        Гарик тяжело вздохнул. В самом деле, помер бы с радостью, если б знал, что там, за чертой, мучения прекратятся.
        - Поезжай на моей машине, свою здесь оставь. Я вернусь домой на такси. - Андрей подал ему набитую сумку и пакет с продуктами. - Еды у тебя в холодильнике мало, все собрал. В супермаркет лучше не заезжай, там камеры кругом. Ты хоть сам вести сможешь?
        - Попробую.
        Они вышли в подъезд. Андрей запер дверь квартиры и отдал ключи.
        - Телефон лучше выбрось. Приедешь на место, попросишь у кого- нибудь и обязательно мне позвони. Я буду ждать, - сказал он на прощание.
        Гарик вырулил со двора на автомобиле Андрея. В последний миг взглянул в зеркало заднего вида. Друг стоял под дождем, ссутулившись, с угрюмым выражением лица. Подумал, что вряд ли они еще увидятся - по крайней мере, в этой жизни.
        Город выглядел серым и неуютным под свинцовым октябрьским небом. Поток машин, мчащихся по дорогам, разбрызгивал в стороны лужи, заставляя пешеходов отскакивать от обочин. Гарик ехал, как в тумане. Сквозь несмолкающий звон в ушах до него доносились раздраженные гудки. Наверное, что-то он делал неправильно, но не мог понять, что. Однажды заметил, что проскочил «на красный», уже минуя светофор на противоположной стороне перекрестка. Едва успел затормозить на пешеходном переходе, чуть не раздавив толпу людей. Когда городские джунгли остались позади, вздохнул с облегчением. На загородном шоссе ехать стало проще: меньше риска сбить кого-то, и светофоров нет. Ему хотелось поскорее добраться до Окунево. Там живет Артамир, который помог ему в прошлый раз. Вдруг и теперь сумеет найти способ спасти его? Но преодолеть бездорожье, размытое затяжными осенними дождями, оказалось непросто. И хотя у Андрея тоже был мощный джип с огромными колесами, он то и дело рисковал забуксовать в черной вязкой гуще. Мотор ревел, как бешеный бык, от мокрого капота валил пар, и, в конце концов, джип сел на днище в глубокой
колее, развороченной тракторными колесами, примерно в десяти километрах от Окунево. Гарик и не подумал остаться на месте в ожидании помощи. Сидеть без движения было невыносимо. Он выбрался, провалившись в грязное месиво до середины голени, и, забыв даже заглушить двигатель, заковылял вперед. Осенний дождь моросил без остановки все три часа, пока он шел к деревне, вымочив до нитки всю одежду. Но, как ни странно, от этого стало легче. Холодная ткань, липнущая к телу, и струи воды, стекающие по лицу, притупили разрывающую голову боль, охладили разгоряченный мозг.
        На улицу Центральную Гарик вышел к вечеру, совершенно обессиленный. Светлый песок, которым была устлана дорога, хрустел под ногами, как снег. Ботинки, густо облепленные грязью, оставляли на нем черные следы. Вокруг не было ни души. Лишь за дощатыми заборами иногда лаяли собаки, но выходило у них не зло, а будто «для галочки». Наверное, сидели, дрожа от сырости, в своих будках и, почуяв постороннего, высовывали грустные морды под дождь, тявкали пару раз и прятались обратно.
        В доме Артамира горел свет, заметный в широких щелях ставень. Это радовало. Измученный Гарик заколотил в хлипкую калитку, будто умирающий, добравшийся до спасительного пристанища. Долго никто не открывал. Потом послышался скрип двери, и знакомый старческий голос крикнул настороженно:
        - Кто там?
        - Баба Лида, это Гарик! - Он вдруг испугался, что она его не вспомнит. Ведь прошло с тех пор больше девяти лет! Но шаркающие шаги приблизились к калитке, и ему открыли. Баба Лида выглядела почти такой же, какой он ее запомнил, лишь чуть съежилась, уменьшилась, будто усохла. Лицо пожелтело и стало похоже на изюм. Она взглянула на него прищуренными, глубоко провалившимися глазами, вдруг потрясенно раскрывшимися, пожевала губами, произнесла:
        - Входи, милый.
        - Артамир дома? - спросил, следуя за ней.
        - Нет, он давно в город переехал. Одна я теперь.
        - Как? - надежда на помощь рухнула.
        - А ты будто не знал? - Она обернулась, и вид у нее был озадаченный.
        - Откуда мне знать? - убитым голосом ответил Гарик.
        - Так женился он. Давно уж. Там теперь живет, с ней.
        - Женился - это хорошо. А вас-то одну почему бросил?
        - Так зовут к себе. А я не могу. Знаю, что умру там сразу. А тут поживу еще. Мне земля здесь силы дает.
        - Я за помощью к нему приехал. Плохо мне, баба Лида. Не могу терпеть, как плохо!
        - Так вижу. Бес в тебе. Ты зачем его опять пустил-то?
        - Не знаю, как вышло. Сам не пойму.
        - Ага. Бесы - они такие, хитрые. Лишь бы к человеку в душу влезть да с пути доброго своротить. На дела темные направляют и всегда любому злодейству помогут оправдание найти.
        - Дайте мне тот напиток ваш страшный, что в прошлый раз из меня беса изгнал, - взмолился Гарик.
        - Убьет тебя бес, в этот раз не выйдет. - Старушка печально вздохнула, села на табурет у печки, сцепила сухие маленькие руки и в пол уставилась. Гарик понял: не даст. Но спросил:
        - Почему так?
        - В тот раз с тобой дитя было, ангел небесный, чистая душа. Это тебя и спасло. Теперь не так все. И бес в тебе укрепился, хозяином твоим себя чувствует. А раньше-то лишь заглядывал иногда. Не вышибить теперь. Я точно не смогу. Да и снадобье то Артамир варил. Я уж и рецепта не помню.
        - Что ж, мне теперь одна дорога - в могилу?
        Старушка совсем сгорбилась на табурете. Спина изогнулась, как вопросительный знак. Потом, помолчав, сказала:
        - Если шибко худо, могу отвар сварить, что боль снимает на время. Но он же и разум замутит. Подумай, надо тебе это? Ведь тогда бес еще пуще распоясается, начнет зло руками твоими вершить.
        - Варите отвар. Хоть немного отдохну от боли, - процедил Гарик сквозь зубы. - Мне бы помыться, баба Лида.
        - Так в баню иди. Правда, не топлена она. Вода холодная.
        - Пусть. Лишь бы грязь смыть.
        - А давай ведро на печке нагрею.
        - Не надо. Обойдусь.
        - Ну, так погоди, тут одежка Артамира осталась кое-какая, дам тебе, переоденешься.
        - Спасибо.
        Старушка юркнула в дверной проем и исчезла. Гарик оглядел крошечную кухню. Все так же, как и девять лет назад. На столе та же изрезанная ножом клеенка, на окнах те же занавески, только еще больше выцвели, старые черно-белые фотографии на стенах - наверное, еще из молодости бабы Лиды. Но что это? Цветные среди них появились, новые, глянцевые. Подошел ближе и остолбенел. Со снимков на него смотрели знакомые лица: Оли, Зои и … Артамира! Счастливые глаза, радостные улыбки у всех. Вот так номер! Вот, значит, на ком женился Артамир! И кто бы мог подумать? Не зря ведь говорят, что в тихом омуте черти водятся! Тяжелой волной накатило зло, придавило, придушило. Глаза вдруг зажгло, будто кислотой плеснули. Зажмурился. Голос бабы Лиды тихо произнес:
        - Ты не серчай. Бывает так. Не виноват он перед тобой. Полюбил ее так, что жизнь не в радость стала. Как отвез ее тогда в город, когда ты с дитем с озера вернулся, так с тех пор лица на нем не было, пока она ему сама не позвонила. Позвала, он и умчался.
        - Сама? Сама позвала? Так я и знал, что она еще тогда на него запала, как в первый раз увидела! - прорычал Гарик раненым зверем.
        - Ты остынь уж. Столько лет прошло. - Старушка сунула ему в руки чистую одежду, сложенную стопкой. Сверху - льняная рубаха внука, вышитая славянскими символами. «Вот ты какой прыткий оказался, святоша Артамир!» - Гарик понуро побрел в баню с чувством, что все его предали.
        Обезболивающий напиток, сваренный бабой Лидой, чудесным образом облегчил боль. В голове стало светло и пусто, будто захламленную душную комнату прибрали и проветрили. Доводившее до бешенства завывание «Мам-м - мон-н…» смолкло, наконец. «Чудо, а не напиток!» - обрадовался Гарик. Но это сначала. А потом понял, что лучше бы его не пил. То, что произошло спустя час, было по-настоящему ужасно.
        Гарик вдруг понял, что должен найти и убить какого-нибудь ребенка, отнести его на озеро Шайтан и бросить притаившемуся там голодному демону. Да, это зло, он прекрасно понимал, но другого выхода просто нет. Скоро боль вернется, и он подозревал, что она окажется сильнее, чем прежде. Демон ни за что не оставит его в покое, даже после его смерти. Только, умерев, Гарик уже не сможет ничего исправить. Не сможет расплатиться с демоном по долгам. Лишь тот, кто испытал подобные страдания, в состоянии его понять. Понять, что он просто вынужден пойти на это страшное преступление. Наверняка в деревне есть дети. Гарик был уверен, что демон подскажет ему, в каком доме искать. Надо просто пройтись по улице. А демон возьмет и сделает так, чтобы он услышал детский плач. Потом Гарик постучится и представится заблудившимся туристом, попросит ночлега. Те, конечно, могут отказать, сославшись на то, что в доме малыш, у них и так полно хлопот. Но он сразу предложит им денег. Много денег. У него все карманы забиты наличкой. Увидев столько крупных банкнот сразу, те даже не подумают возражать. И он войдет в дом, где есть
то, что ему нужно. То, что нужно демону в озере. И ночью, когда все уснут, он вынесет ребенка из дома и пойдет платить дань своему хозяину.
        Спланировав все, Гарик направился к входной двери. Толкнул, но та не открылась. Толкнул сильнее. Дверь даже не шевельнулась. Странно. Засов отодвинут. Снаружи, что ли, его заперли? Ярость заклокотала в нем, забила кипящим гейзером такой силы, что едва пар не повалил из ушей. Гарик отошел назад и бросился на преграду в прыжке, обрушившись на нее всем весом. Но та не скрипнула даже, ни на сантиметр не подалась.
        - Баба Лида! - заревел Гарик жутким чужим голосом. - Баба Лида, открывай! Выпусти меня! - И понёсся ураганом по комнатам. Их было немного, и он быстро ее нашел. Старушка сидела в своей спальне на самом краешке аккуратно застеленной кровати, изучала щели в дощатом некрашеном полу.
        - Что ты с дверью сделала? - бесновался Гарик, потрясая кулаками в воздухе. - А ну, открывай!
        Та и не вздрогнула. Так и сидела, не поднимая глаз, невозмутимая, будто не видит и не слышит его.
        - Всю хату щас тебе разнесу, дура старая! - с надрывом орал Гарик, рискуя порвать голосовые связки. Никакого эффекта. Он метнулся к окну, саданул в него плечом, но стекло даже не дрогнуло. Разбежался, пнул ногой. Ни трещинки.
        - Ах ты, старая ведьма! Колдовать вздумала?! Убью!
        Не отдавая себе отчета, протянул руки к сгорбившейся фигуре, но те вдруг зависли в воздухе, наткнувшись на невидимую преграду. И как он ни бился, дотянуться до нее не мог. В бессильной злобе он начал хватать предметы и швырять в нее, но все отскакивало. Отлетела стеклянная ваза, рассыпалась на тысячи осколков. Деревянный стул разлетелся в щепки о бревенчатую стену. Какие-то коробочки, шкатулочки, зеркальца, книжки - все металось в воздухе вокруг бабы Лиды, не причиняя ей никакого вреда. Гарик устал. Вдруг понял: это получается у нее, потому что она ему в глаза не смотрит. А посмотрит - и разобьются колдовские чары. Демон черный, что в нем сидит, куда сильнее. И стал ее голосом ласковым упрашивать:
        - А ну, глянь на меня, бабушка. Посмотри, все уж прошло, я в себя пришел. Прости, не буду буянить больше. Чистую правду тебе говорю. Не веришь - сама посмотри. Посмотри. Посмотри. Посмотри-и-и-и-и-и!!! - Он вдруг завизжал по-поросячьи, вслед загорланил петухом, потом еще мяукал, гавкал, крякал и квакал, и лишь к утру свалился без сил у порога ее комнаты и уснул мертвым сном.
        Солнечный свет, наполнявший избу, разбудил его уже днем. Глянул в окна, удивился. Небо чистое, синее, высокое. Куда бескрайние тучи подевались так быстро? Головная боль и звон в ушах вернулись, и вообще чувствовал он себя так, будто каток асфальтоукладочный по нему проехал. Еле собрал себя в кучу, поднялся на ноги и охнул. Ныло все: плечи, бока, ноги и руки. Вспомнил, что ночью творил, и такой стыд его накрыл, что за голову схватился. Это ж надо! Ребенка убить хотел! Кошмар! А бабуля молодец! Как это вышло у нее? Мистика какая-то! Не выпустила его из дома с кровожадными намерениями! Ведь он ее запросто убить мог, но не сумел и притронуться. Волшебство, не иначе. Услышал звон посуды в кухне, пошел прощения просить. А она ему с улыбкой:
        - Что ты говоришь такое? Приснилось тебе!
        Ну да, приснилось! Гарик рукава закатал, глянул - все плечи в огромных синяках.
        - Так это упал ты, сплохело тебе шибко, - пояснила она невозмутимо. Но Гарик понял, просто говорить о страшном не хочет.
        - Пойду я, баба Лида. Прогуляюсь, - сказал он ей, с трудом впихнув в себя пару только что испеченных блинов и запив чаем.
        - Так, конечно, иди. День вон какой хороший, солнечный! В наших краях в октябре это редкость. - Она кивнула и посмотрела на Гарика так, что он поежился. Увидел во взгляде ее скрытое знание - не увидятся больше.
        Вышел на улицу. Тепло. Солнечно. Хорошо. Лишь боль головная настроение портит. Но пусть уж лучше так, чем снадобье выпить и разум потерять. Ноги сами понесли его в нужном направлении. Шел, не думая, через пожелтевший луг, вдоль позолоченной березовой рощи, к Таре. Дежурная лодка по-прежнему лежала на песке. Гарик легко и быстро переплыл ржавую речушку, поднявшуюся после дождей, и как-то незаметно вышел к озеру Шайтан. Надо же, будто не он к нему пришел, а оно само придвинулось! Всего-то минут двадцать потратил, даже ног не испачкал! Удивительные места, феноменальные! Столько необъяснимых чудес! Он вышел на деревянный настил. Старые доски приветствовали его знакомым скрипом. Вдали, на самом краю, кто-то сидел на раскладном туристическом стульчике спиной к нему. Светловолосая девушка. Оглянулась - оказалось, женщина. Взрослая уже, видно, но черты лица чуть детские. И взгляд такой располагающий, даже возникло ощущение, будто он давно ее знает. Подошел ближе, и почему-то захотелось сесть рядом с ней. Молча расположился на влажных, прогретых солнцем досках. По озерной глади метались искристые блики. В
камышах квакали лягушки.
        - Сегодня такой солнечный день! - произнесла женщина. В руках она небрежно вертела огромный тончайший смартфон. Дорогой. Жалко, если выскользнет и провалится сквозь щели в досках. Гарик кивнул, и боль отозвалась в голове новым приступом.
        - А знаете, я книгу хочу написать про окуневские озера, - вдруг заявила та, не дождавшись ответа.
        - Вы писательница? - спросил Гарик первое, что пришло на ум. Продолжать молчать было невежливо.
        - Ну, как сказать… Даже не знаю. Я пока две книги всего написала, два сказочных детских романа.
        - Ну и как? Читают?
        - Да, но мало. Сейчас время такое, книги никому не нужны. Век интернета и соцсетей, у людей на книги не остается времени.
        - Зачем же тогда писать? - удивился Гарик. - Только время зря тратить.
        - Действительно. - Она вздохнула грустно. - Если подумать, то незачем. Но это от меня не зависит. Это призвание. Сколько примеров известно в истории, когда бедный художник рисовал картины, которые у него никто не покупал, потому что они никому не нравились, или композитор сочинял музыку, которую не желали слушать. Но они все равно делали это, потому что не могли без этого жить. И вдруг странным образом люди начинали замечать их работы, и тогда художники и композиторы становились знаменитостями - правда, часто уже после смерти.
        - Так вы славы хотите?
        - Нет. Но хочу, чтобы мои книги нравились людям, чтобы пригодились. Ведь я в них душу вкладываю.
        - А трудно придумать книгу?
        - Это приходит откуда-то свыше. Это удивительно. Будто кто-то невидимый посылает в мою голову мысли, которых там раньше не было. Такое трудно понять, пока сам не попробуешь.
        - И почему решили писать об Окунево?
        - Меня давно сюда тянуло, как магнитом. Знаете, примерно как в детстве хочется попасть в волшебный мир. Говорят, здесь часто происходят чудеса.
        - Да, я тоже слышал об этом.
        - А сами видели что-нибудь необычное?
        Гарик пожал плечами. Ответил, подумав:
        - Иногда кажется, что видел.
        - Расскажите мне! Я собираю рассказы для книги.
        - Это длинная история.
        - Отлично, я никуда не спешу. А вы?
        Гарик тоже не спешил. Он колебался. Странно: посторонняя женщина, а чувство такое, будто близкий человек. Так захотелось рассказать ей все, с самого начала!
        - Я с детства мечтал разбогатеть, - произнес Гарик, будто это имело какое-то отношение к окуневским озерам. Но она не перебила его, а включила диктофон. - Еще даже когда совсем мелким пацаном был, уже знал, как это хреново, когда денег нет. Когда их нет, то и ничего нет. Нет игрушек, которые тебе очень хочется, которые тебе даже снятся, которые есть у других детей. Нет вкусной еды. Нет развлечений в парке. Нет нормальной одежды. У нас дома не было даже черно-белого телевизора, когда у всех были цветные. Мать работала на заводе, зарплата была небольшая, и помочь некому было: детдомовская она, ни одного родственника, кроме меня. Когда все в моем возрасте мечтали стать космонавтами и президентами, я просто хотел стать богатым. Не самое хорошее желание для ребенка, правда? Оно лишь усиливалось с каждым годом. Я рос и все больше понимал, что в этом мире человек без денег - ничтожество. Третий сорт. Изгой.
        Гарик говорил долго. Она слушала. Диктофон записывал. Их прервали как раз в тот момент, когда исповедь его подошла к концу. Громкие голоса за спиной заставили обоих оглянуться. Группа туристов направлялась к озеру. Трое мужчин волокли небольшую резиновую лодку. Две женщины шли следом. Одна из них вела за руку ребенка, мальчика лет трех. Гарик и писательница встали и отодвинулись, пропуская процессию. Зеленая резиновая лодка с шумом плюхнулась на воду. Мальчишка заголосил:
        - Мама, хочу плавать!
        - Конечно, дорогой. Мама тебе обещала, а разве она тебя когда-нибудь обманывала? Сейчас поплывем вместе с папой на лодочке.
        Гарик молча наблюдал, как один из мужчин помог женщине и ребенку забраться в лодку, залез следом и оттолкнулся от берега веслом. Ребенок радостно заверещал и засмеялся. Оставшиеся на настиле переговаривались между собой, шутили. Женщина из группы принялась снимать удаляющуюся лодку на видео, приговаривая:
        - День-то какой хороший! Вчера беспрерывно лил дождь, и мы боялись, что сегодня тоже придется сидеть в гостином доме. Но нам повезло. Будто озеро захотело, чтоб мы пришли к нему, и погода наладилась. Это просто чудо!
        - Надо же, как люди любят эти озера! - сказала писательница, обращаясь к Гарику. - Даже осенняя непогода их не останавливает. Что-то все-таки в них есть такое, магическое, притягательное.
        Интересно, поверила она ему или нет? Может быть, решила, что он все выдумал про черного идола на дне, про волшебное место, куда его вынесло течением Потаенного озера, про светящихся существ и чудодейственный талисман? Ему почему-то было очень важно, чтобы она поверила. Ведь он рассказал ей всю правду, ничего не прибавив и не утаив. И сразу стало легче. Даже головная боль утихла, а звон в ушах доносился, будто издалека и совсем не раздражал. Гарик стоял на краю дощатого настила, подставив лицо солнечным лучам, и наслаждался ощущением жизни. Слушал мерные всплески воды под веслами, шелест камыша, потревоженного ветром, вдыхал запахи озерной воды, травы и листьев. Впервые за последнее время ему было так хорошо.
        Вдруг пронзительный женский крик резанул слух. Он встрепенулся, окинул взглядом озеро, и его охватил ужас. Лодка плавала вверх дном далеко от берега, мужчина и женщина барахтались вокруг нее, то скрываясь под водой, то выныривая, и лица у них были безумные.
        - Вадик! Где Вадик?! - визжала в панике мать. Отец, вдохнув глоток воздуха, нырнул снова. Компания, стоявшая на настиле, ринулась в воду. Писательница, бормоча «Боже мой!», металась вдоль берега по колено в воде. Не раздумывая, Гарик разбежался и прыгнул как можно дальше. Колючие водоросли вонзились в тело со всех сторон. Он яростно работал руками, делая широкие взмахи, и в течение минуты достиг перевернутой лодки. Нырнул под нее. В мутной воде барахтались тела туристов, заслоняя видимость. Гарик проплыл немного, тщательно осматривая заросшее спутанной растительностью дно. Где-то неподалеку было то место, где однажды он увидел черный столб. Тот был внизу, на глубине, скрытый травяным ковром. Гарик чувствовал, как монстр следит за ним из своего укрытия. Не он ли устроил так, чтобы лодка перевернулась, чтобы забрать жизнь ребенка? Ноги провалились в травяной слой, и Гарик, извиваясь, полез глубже, понимая, что обратно может не выбраться. Но уверенность в том, что ребенок находится именно там, придавала ему сил. В самом деле, вскоре он заметил его. Маленькое тельце, не подающее признаков жизни, было
зажато между ветвей какой-то коряги. Вложив все силы, Гарик совершил мощный рывок и дотянулся до мальчика. Его курточка крепко зацепилась за сучок. Гарик сломал его, освободив малыша, и уже собирался подниматься на поверхность, как вдруг услышал голос внизу. Не просто голос - вой.
        - Отдай его нам! Положи в дупло, и будешь жить в богатстве. Станешь самым богатым в мире! Весь мир поклонится тебе в ноги! Отдай его нам! Нам! Нам! Ты должен заплатить! Ты должен нам! Нам!
        Гарик не был уверен, что действительно слышит это. Может быть, у него начались галлюцинации от недостатка кислорода. Времени почти не осталось. Он рванул вверх, вытолкнул мальчика сквозь прореху в травяном ковре (И откуда она взялась? Ведь ту, что он проделал десять лет назад, давно затянуло). Выбрался сам, встал ногами на переплетение стеблей и изо всех сил толкнул ребенка к поверхности. Расстояние было небольшим, и голова мальчика показалась над водой. Гарик успел заметить, как к нему протянулись чьи-то руки и вытащили наружу. Оставалось сделать последний рывок и выбраться самому. Но сил совсем не осталось. Перед глазами поплыли черные и красные круги и извилистые линии, будто кровавые струи текли по черному дереву. Вдруг он почувствовал, что кто-то тянет его за ноги вниз. Сверху в воду опустилось весло. Оно было так близко, что ему удалось даже задеть его пальцами. Но схватить не получилось. Он начал погружаться на дно. Возникло видение черного идола с распахнутым дуплом. Гарик не мог видеть его, он уже вообще ничего не мог видеть, но отчетливо представлял себе, как тот стоит и ждет, как
шевелятся края безобразного отверстия в предвкушении лакомства. А лакомство - это он, Гарик. И через мгновение он будет проглочен.
        Но все случилось иначе. Неизвестно откуда появившееся сильное течение толкнуло его в бок и понесло в сторону. Гарику показалось, что со дна донесся разъяренный рев черного идола, следящего за ускользающей добычей. Водный поток закружил Гарика, и вновь он почувствовал, будто попал в гигантский слив. Но вот опять его поднимает вверх. Или он уже умер, и все происходящее - просто агония умирающего мозга? Вскоре солнечный свет брызнул в глаза, а рот жадно вдохнул спасительный глоток воздуха. Гарика крутило на поверхности, словно соринку в водовороте, приближая к краю водоема с каждым очередным кругом. Ноги ткнулись в песок, и, выбравшись на берег, он упал, совершенно обессиленный и потрясенный. Перед ним было уже знакомое ему круглое озеро с огромным кристаллом, возвышающимся в центре полупрозрачной горой в форме цветка-восьмилистника. Отражения солнечных лучей огненными сполохами метались по острым, отполированным водой граням. Он вновь очутился в мистическом месте, только в прошлый раз над озером темнело звездное небо, а теперь сияло белое ослепительное солнце, и оттого все вокруг казалось белым.
Гарик посмотрел на свои ладони, они тоже сияли - наверное, от прилипшего к ним песка, состоящего из прозрачных крупинок, отражающих солнечный свет сильнее снега. Где он? Что это за место? Откуда эта красивая музыка, ласкающая слух? И почему вдруг стало так хорошо? Куда делось бесконечное глубокое чувство вины, ноющая боль и жуткое «Мам-м - мон-н», поселившееся в его голове, казалось, навсегда. Ничего этого больше не было. И уже не будет никогда. Гарик пришел в то место, в которое мечтал попасть всю свою жизнь, хотя сам и не понимал этого. Ошиблась Татьяна Моргун, когда сказала, что, ступив на черную дорогу, он не сможет вернуться и пойти по белой, не сможет уйти от черного хозяина, потому что тот не отпустит. Произошло чудо: спотыкаясь и падая на черной дороге, он сумел все-таки убежать от демона. Здесь он в безопасности. Здесь он дома.
        Во всем были виноваты деньги, они все это время сбивали его с пути. Он так жаждал их, что сам не заметил, как переступил черту. Превратился в монстра. Так ли они были ему нужны, или он ошибался, желая на самом деле чего-то другого, но не понимая, чего именно? Разве могли они дать ему то, чего так не хватало? Гарик всегда преувеличивал их возможности. Деньги удовлетворяли его материальные потребности, но были не в силах изменить несовершенство этого мира и общества, окружавшего его.
        Неподалеку послышался хруст песка. Гарик оглянулся и увидел множество сияющих существ, идущих к нему навстречу. Они были, как люди: голова, руки и ноги. Но лиц нельзя было разглядеть из-за яркого свечения, исходящего от их фигур. Они шли, чтобы встретить его. Он почувствовал, что его давно здесь ждали.
        Вдруг он вспомнил писательницу. Жаль, что она не знает, где он сейчас. Наверное, думает, что утонул. Возможно, туристы ныряют в воду до сих пор, разыскивая его тело. Ведь мальчика уже спасли. Откачали. Откуда ему это было известно, он не знал. Но был абсолютно уверен, что ребенок жив. Иначе его бы здесь не было.
        Гарик вдруг понял, что писательница напишет о нем книгу. А когда дойдет до конца, то поймет, что он не умер. Ведь она же сказала, что книги даются свыше, словно кто-то посылает в ее голову мысли, которых там раньше не было. И тогда она узнает, в каком волшебном месте он очутился. И напишет об этом.
        Гарик представил, как в этот момент писательница на своем смартфоне набирает первое предложение нового мистического романа: «Всю свою сознательную жизнь, начиная с первых осмысленных воспоминаний детского возраста, Гарик мечтал разбогатеть…».
        Эпилог
        Женщина брела по залитой осенним дождем городской улице, вступая в лужи, потому что они были повсюду. Тротуар превратился в одну длинную лужу, которую не обойти. На душе у нее было тревожно. Недавно она сдавала анализы в клинике и сегодня шла узнать результаты. Исследование на онкологию. В последнее время она чувствовала себя неважно. Она была уже немолода, но и не старая еще. Сын - подросток, его еще вырастить надо, образование дать. А мужа нет. Денег и так не хватает. Болеть ей никак нельзя. Лечение стоит дорого. А если умрет? Кому сын ее нужен?
        Она брела, одолеваемая тяжелыми думами и нехорошими предчувствиями. Дул ледяной ветер. Щеки ее онемели, а тело продрогло чуть ли не до костей. Справа тянулись нарядные витрины бутиков и ресторанов, заманивая теплом и уютом, но купить новую одежду ей было не на что, и дорогую изысканную еду она не могла себе позволить. Поэтому она просто шла мимо, скользя взглядом по счастливым лицам людей за стеклами. Зайти погреться было неудобно. А если попросят уйти, так и вовсе можно сгореть от стыда.
        Очередная витрина вдруг привлекла внимание. Гроздья разнообразных ярких побрякушек украшали ее. Чего там только не было! Амулеты, обереги, подвески, колокольчики, берестяная посуда с выжженными рисунками, глиняная расписная, деревянные и каменные шкатулки, малахитовое дерево с каменными оранжевыми апельсинами и много еще чего. Глаза разбежались. «Сувенирная лавка», - поняла женщина, и вдруг ей очень захотелось войти туда. Она давно думала купить какой-нибудь оберег на удачу, но все время забывала. Не то чтобы она была суеверная. Просто, а вдруг поможет? Когда в жизни так мало радостей, а здоровье с каждым годом все хуже, любой шанс пригодится. Опять же, самовнушение. Если верить, то и в самом деле может все наладиться. Она знала, что есть больные, излечившиеся после приема «плацебо». Человеческий мозг - удивительная штука. Или все дело в душе? Да, это душа, наполненная верой, помогает людям справляться с болезнями и трудностями. Душа, наполненная верой в чудо.
        Она вошла в лавку. Мелодично звякнули колокольчики над дверью. Приятное тепло окутало с головы до ног. Вкусно пахло восточными ароматами. За прилавком стояла девочка-подросток, лет двенадцати, светловолосая, с милым улыбчивым лицом. Поприветствовала посетительницу, поинтересовалась, ищет ли та что-то конкретное, или еще не знает, что будет покупать.
        - Мне оберег нужен. От болезней, - ответила та. - Есть у вас?
        - Да, очень много. - Она указала на стойку, увешанную безделушками. - Выбирайте.
        Женщина растерялась: все они были очень разные.
        - А вы не могли бы мне помочь? Я в них совсем не разбираюсь.
        - Конечно. - Девочка выпорхнула из-за стойки - легкая, стройная, живая. Выбрала один, сняла и подала ей.
        - Вот очень хороший. Коловрат называется.
        Женщина взяла в руки металлический диск, чем-то напоминающий колесо.
        Послышался мужской голос:
        - Нет, Зоя. Ей вот этот нужен.
        К ним подошел высокий светловолосый мужчина в широкой рубахе с красной вышивкой в славянском стиле. У него были волосы до плеч, перехваченные узорчатой тесьмой, повязанной через лоб вокруг головы. Подал какой-то булыжник на кожаном шнурке. Она взяла его, и он ей не понравился: холодный серый камень, некрасивый и тяжелый. Украшало его лишь изображение цветка посередине. Или это снежинка? Восемь лепестков с заостренными кончиками. Непонятно, может, и цветок.
        - Это Алатырь. Славянский оберег. Берите, он вам пригодится.
        - А сколько стоит?
        Продавец назвал цену. Недорого. Женщина отдала деньги и повесила булыжник на шею. Спрятала под пальто. Ощутила на груди неприятный холод, даже будто покалывание, словно тот был наэлектризован. Расплатилась и вышла в осеннюю сырость, думая, что зря потратилась.
        В клинике врач сообщил, что анализы ее потерялись, нужно пересдавать. На самом деле они лежали у него в коробке вместе с другими, в которых подтверждался онкологический диагноз. Просто не хотел ей это говорить: во-первых, пересдавать все равно придется - так положено. А, во- вторых, пациентка начнет лить слезы, еще в истерику ударится. А он сегодня уже устал. Да и вид у нее какой-то измученный. Прямо смотреть жалко. Пусть побудет еще немного в счастливом неведении. И он выдал ей новые направления. Она ушла.
        Когда же через две недели врач увидел ее снова, то не сразу узнал. Это, без сомнений, была она. Но как изменилась! В потухших прежде глазах искрилась неутомимая жизненная энергия. Цвет лица посвежел. Сутулая спина выпрямилась, и сама вся будто помолодела.
        Из-за большой загруженности он не успел проверить ее новые анализы заранее, но и так знал, что там. Чудес не бывает. Рак не исчезает. Он нашел нужные бумажки и приготовился зачитывать приговор, но онемел от удивления. Вновь прочел фамилию на бланке. Колосова. Она. Как странно, все анализы - отрицательные. Перепутали, что ли?
        - Что там, доктор? - спросила женщина дрожащим голосом.
        - Простите, но кажется, вам снова придется пересдавать анализы.
        - Они плохие?
        - Да нет, хорошие. Просто некоторые показатели отличаются от нормы. Нет, не волнуйтесь, это не рак. Но пересдать все-таки нужно.
        - Хорошо, - она послушно кивнула и вздохнула с облегчением.
        Врач выписал ей новые направления.
        Когда женщина возвращалась домой, бумажки незаметно выпали из ее кармана, куда она машинально сунула их, волнуясь, и ветер понес бланки в обратном направлении, потому что дул навстречу. Она и не заметила. Позже, обнаружив пропажу, подумала, что нужно съездить в клинику и попросить новые. Но неожиданно на работе ей предложили другую должность - более ответственную, но и более высокооплачиваемую. Она окунулась с головой в производственный процесс и о бланках для анализов, да и о подозрениях на болезнь, забыла. Чувствовала она себя прекрасно.
        Вскоре женщина встретила мужчину и вышла замуж. Он оказался хорошим и добрым человеком. У них родилась дочь, а потом они усыновили двойняшек из детского дома. Женщина прожила долгую счастливую жизнь и никогда не страдала никакими болезнями. Умерла она от старости в возрасте девяноста девяти лет, не дожив до ста всего неделю. Приготовления к юбилею пригодились для похорон. Перед смертью она попросила внуков не снимать с нее оберег, который проносила на себе всю жизнь. Те ее последнюю просьбу выполнили, положив ее в гроб с каменным амулетом на кожаном шнурке, каких полно в сувенирных лавках.
        31 марта 2019 года

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к