Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Лифантьева Евгения: " Там За Зеленой Звездой " - читать онлайн

Сохранить .
Там, за зеленой звездой Евгения Ивановна Лифантьева
        Сборник рассказов, действие которых происходит не в магических мирах, а в Космосе. Магии нет. Конечно, многое из описанного имеет аналогии в фэнтезийных мирах, но банальный сегодня смартфон с установленной на нем программой голосовых команд вроде «Алисы» мало чем отличается от той тарелочки, по которой Баба Яга катает наливное яблочко. Жанр скорее - не чистая НФ, а космоопера с попытками поиграть стилем.
        Написано в разные годы, часть публиковалась в «бумажных» журналах и сборниках («Аэлита». «Уральский следопыт», сборники ЭКСМО). Сегодня направление не модное, но старым фэнам может доставить удовольствие.
        Для обложке использована иллюстрация Алексея Федотова, опубликованная в «Уральском следопыте».
        Евгения Лифантьева
        Там, за зеленой звездой
        Корабль мертвецов
        Жить ему оставалось меньше суток, и надо было как-то убить последние часы. Завтра с утра…
        Виктор домыл пол в холле и вылил грязную воду в унитаз. Швабру - в сушилку. Руки - сполоснуть под краном. Виктор сам себе отдавал команды, сам их автоматически выполнял. Нехорошо, если квартира покажется наследникам запущенной. Еще начнут жалеть его. Дескать, переживал перед смертью…
        Проскочив на носочках по сырому еще полу на кухню, Виктор решил, что все же имеет смысл приготовить ужин. Пусть есть совершенно не хочется, но слишком велика сила привычки. Возвращаясь с дежурства, он всегда сначала кормил Муркиса, потом готовил для себя. Садился есть, а сытый кот терся о ноги, выпрашивая подачки. Муркиса нет, вчера Виктор отнес его к Пашке. Пашка любит всякое зверье…
        И все же Виктор достал из холодильника пачку «Соевого гуляша с овощами» и высыпал содержимое на сковороду. Три минуты - и ужин готов.
        Еще через минуту на кухонном столе появились бутылка коньяка, тарелка с гуляшом и нарезанный тонкими ломтиками фрукт под названием «доминго». То ли модифицированный лимон, то ли апельсин, но под коньяк - самое оно. Виктор наполнил рюмку и вдруг решил, что сегодня он обязательно напьется. Иначе - не выдержит. Наложит на себя руки. Хотя нет ничего глупее, чем кончать жизнь самоубийством за несколько часов до собственной смерти…
        Но сначала надо все приготовить.
        Тут же, на кухонном столе, Виктор развернул мягкий экран карманного иноформера и вывел на него текст инструкции. «Разрешается взять с собой три вещи, общей массой не более 2 кг и линейными размерами не более 50х50х50 см, которые будут кремированы вместе с вашим телом». Что взять? Один пункт ясен: старинные «Командирские» часы, которые уже вторую сотню лет передаются в их семье от отца к сыну. Можно, конечно, оставить их Настене. Но после последнего скандала с дочерью, которая чем дальше, тем больше напоминает Лику, делать этого не хотелось.
        Виктор нахмурился, вспомнив давний разговор с бывшей женой.
        Отец умер, когда Настене было семь лет. Да, семь, девочка пошла в первый класс. Поэтому Лика рассердилась, узнав, что Виктору нужно ехать на похороны. Он же дежурил сутки через трое, да еще старался так подмениться, чтобы его выходные не совпадали с выходными жены. Теперь же, чтобы встречать Настену из школы, Лике приходилось брать отпуск за свой счет.
        А потом, после похорон… Лика увидела привезенные мужем старинные часы:
        - Ого! Вот это антиквариат! Интересно, сколько они стоят?
        Муж равнодушно пожал плечами.
        - Надеюсь, что за них дадут не меньше пятнадцати «тонн». Дом ты прозевал, так хоть это, - Лика потянулась к часам, чтобы получше их рассмотреть.
        - Я не собираюсь их продавать, - что-то заставило Виктора схватить «Командирские» и зажать в кулаке. Словно жена могла силой отобрать у него память об отце.
        Лика ошеломленно взглянула на мужа:
        - Но можно купить новую машину! И Настенка пообносилась, из старой шубки выросла…
        - Нет!
        И сейчас Виктор не намерен оставлять дорогую ему вещь наследницам. Пусть лучше сгорит вместе с ним!
        Чтобы отвлечься от воспоминаний, мужчина выпил еще рюмку.
        Что взять еще? Что так же дорого? Лыжи? Но они превышают разрешенные размеры. Да и лежать в гробу обутым в лыжи - это как-то несолидно.
        Виктор улыбнулся, представив эту картину, и следующая мысль - о том, что за свои сорок четыре года он умудрился не нажить каких-то несчастных трех вещей, которые слишком дороги ему, чтобы оставлять на земле - совершенно не расстроила его. Нет - так нет. Он же не обязан брать именно три вещи. Возьмет часы и информер - чтобы почитать что-нибудь в дороге. Детектив какой-нибудь.
        Выпитый коньяк подействовал, и предстоящее ожидание уже не казалось таким тягостным. Захватив с собой бутылку и информер, Виктор протопал в спальню. Убирать за собой на кухне не хотелось. В конце концов, он имеет право!
        До поздней ночи Виктор валялся на кровати и читал, периодически прихлебывая коньяк. Хитросплетения сюжета отвлекали от мыслей о том, почему он, здоровый мужик, отличный специалист, вынужден отправляться на эвтаназию. Чего переживать? Сам виноват, да фишка так легла…
        И все же Виктор то и дело отвлекался от книги, вспоминая то те, то другие годы, отданные чертовым медикам. Когда это началось? Лет двадцать назад? Лика как раз собиралась рожать, и вышел новый указ о возможности уменьшения расчетного возраста. Дескать, слишком много стариков в стране. А старость - это болезни, затраты на медицину. Поэтому: хочешь обеспечить кому-то лечение по высшему классу - обязуйся меньше прожить и меньше заботить врачей своими старческими недугами. Или плати деньги - очень большие деньги.
        Ликины роды обошлись в пять лет.
        Потом была обожженная девчушка-сирота. Их экипаж не успел, дом сгорел полностью. Каким чудом девчонке удалось выбраться, не знал никто. И никто из экипажа не отказался, когда Пашка предложил парням «скинуться» по паре лет и везти малышку в платный ожоговый центр. Иначе ей не выжить… Потом был Пашкин отец… Потом Настенкин атипичный менингит… Больше двадцати лет растаяли, словно их никогда и не было. Что-что, а экономить Виктор никогда не умел. Ни деньги, ни жизнь…
        Год назад после очередного обследования, которое в обязательном порядке проходили все спасатели, он получил уведомление о корректировке расчетного возраста. «Учитывая последние данные о состоянии Вашего здоровья… а также задолженность перед органами медицинского кредитования… Вам надлежит…»

«Надлежит явиться для прохождения процедуры эвтаназии».
        Бредовая формулировка, но чего от этих чиновников еще ждать?
        Заснул Виктор, не раздеваясь и не выключая информера. А когда проснулся - нужно было спешить в Центр эвтаназии. Хотя куда торопиться? На тот свет?
        Но, привыкший к дисциплине, Виктор вышел из дома с тем расчетом, чтобы успеть в Центр ровно к девяти. Больше всего ему не хотелось, чтобы на него объявляли розыск. О погонях за «живыми мертвецами», решавшими перед уходом «оторваться по-полной», порой писали в сети…

* * *
        Как Виктор и ожидал, Центр оказался обычной бюрократической конторой. За стеклянным окошком - строгая девица:
        - Мужчина, вам в кабинет 343. По коридору налево…
        Потом - томительное ожидание в очереди. На каждого из «мертвецов» клерки тратили не менее получаса.
        Развернув на коленях экран информера, Виктор дочитывал детектив. Радовался своей предусмотрительности: сидевшие сзади него двое мужчин и моложавая женщина не знали, куда себя деть. Мужчины развлекались ленивым разговором о футболе. Временами то один, то другой, словно не расслышав собеседника, замолкал на несколько секунд и потом отвечал невпопад. Женщина (судя по скромному, но добротному брючному костюму, - или менеджер среднего звена, или вузовский преподаватель) сидела, уставившись в одну точку. Только руки нервно подрагивали.
        Красивая женщина, Виктору всегда такие нравились: густые черные волосы, крепкая, но не полная фигура. Поэтому, когда подошла его очередь, Виктор протянул ей информер:
        - Тут книги и музыка… Вам еще час ждать, если не больше.
        Женщина испуганно взглянула на ворвавшегося в ее мысли наглеца, но, оценив ситуацию, благодарно кивнула.
        В кабинете Виктора ждал первый сюрприз. Принимавший его седоватый мужчина долго листал бумаги в толстой папке, временами оценивающе поглядывая на посетителя. Потом начал зачем-то расспрашивать о семье и о работе:
        - Год назад вы развелись?
        - Да.
        - Почему?
        - Из-за этой вашей бумажки про эвтаназию. Извещения. Лика сказала, что не собирается быть безутешной вдовой, хочет заранее позаботиться о будущем.
        - А дочь?
        - Дочь живет с матерью. Точнее, сейчас вышла замуж.
        - Последняя ваша должность - заместитель командира районного отделения Службы спасения?
        - Да.
        - У вас квалификация водителя и парамедика?
        - Да.
        - Какими транспортными средствами умеете управлять?
        - Всем, что ездит по земле. С вертолетом и катером тоже справлюсь.
        - Очень хорошо…
        - Чего хорошего-то? - не понял Виктор. - И ваще, какая вам на хрен разница, что я могу?
        Но чиновник только удовлетворенно кивнул:
        - Пройдите вон в ту дверь. Следующий!
        За указанной дверью был скудно освещенный коридор, ведущий в еще более темную комнату. Виктор на ощупь нашел откидное кресло, сел. В темноте ощущалось чье-то присутствие, но даже чужого дыхания толком не разобрать…
        Он начал задремывать, когда вдруг, ударив по глазам, вспыхнул свет. Оказалось, что они - те, кого Виктор видел в коридоре, и еще с десяток человек, - сидели в небольшом гало-зале. На возвышении перед экраном стоял тот же чиновник, что беседовал с ними в кабинете.
        - Ну что, господа покойнички! Попрощались с жизнью? Все дела закончили на этой Земле? - тоном свадебного тамады начал мужчина.
        Виктору безумно захотелось бросить в «докладчика» чем-нибудь тяжелым.
        - Но я вынужден вас разочаровать, господа покойнички! Никто не собирается вас убивать - прямо здесь и прямо сейчас. Разбрасываться такими людьми было бы величайшей глупостью. Вас ждет работа…

* * *
        Кто-то в зале истерично хохотнул.
        - Понимаю, сейчас вам хочется прикончить меня, - шутовские интонации внезапно исчезли из голоса сотрудника Центра. - Но послушайте, пожалуйста, и, может, это желание пройдет…

«Докладчик» взмахнул рукой, верхний свет погас, а на экране появилось изображение какой-то планетарной системы.
        - Проект «Корабль мертвецов» начат двадцать лет назад. Именно тогда были проведены первые эксперименты по «проколам» пространства и обнаружена планета земного типа. Не стану обсуждать сейчас физику явления «прокола». Почитаете сами, поймете или не поймете - не важно. Важно то, что многие дальние космические экспедиции до этого терпели неудачи не из-за технических, а из-за психологических причин. Было принято решение вести более тщательный отбор будущих астронавтов. Тогда-то и был создан миф о расчетном сроке жизни… Это - моя идея, я ее и реализовывал.
        Руководитель безумного проекта распинался еще минут двадцать. Рассказал о первой экспедиции, уже достигшей той самой планеты «земного типа». О задачах второй экспедиции, которая должна будет создать на Гее - так незамысловато назвали космонавты свое открытие - промышленную базу для снабжения энергией кораблей с Земли.
        Виктор сидел, чувствуя себя последним идиотом. В глобальную мистификацию и верилось, и не верилось. В конце концов, этот седой болтун тоже мог и сейчас врать… Но и правоту авторов проекта нельзя не признать…
        - Можно задать вопрос, - поднялся Виктор, когда «докладчик» умолк.
        - Пожалуйста.
        - Что произойдет с теми «должниками» перед Фондом медицинского кредитования, в чьих услугах вы не нуждаетесь?
        - Будут жить, как жили… Никто их не побеспокоит, никаких «уведомлений» они не получат. Люди же не знает своего расчетного срока… Если «должник» умрет от естественных причин - можно объяснить ошибкой в расчетах. - Руководитель проекта ехидно хохотнул. - Да! Чуть не забыл! Марина Евгеньевна Стриженко!
        - Слушаю, - отозвалась брюнетка, которой Виктор отдал информер.
        - Ваш сын, Стриженко Олег Алексеевич, курсант летного училища, неделю назад, в день своего восемнадцатилетия, обратился в Фонд медицинского кредитования с просьбой перечислить на ваш счет тридцать лет своей жизни. Пришлось парню все объяснить…
        - Но я позавчера разговаривала с ним, - охнула женщина.
        - Он дал подписку о неразглашении… Доучится - будет участвовать в проекте. Так что ждать его вам недолго!

* * *
        Выходя из гало-зала, Марина протянула Виктору информер:
        - Спасибо вам!
        - Не за что…
        Дальше они пошли вместе.
        - Меня зовут Виктор, - чтобы как-то начать разговор, представился мужчина.
        - Марина. Но вы, наверное, слышали.
        - Хороший у вас парень…
        Марина быстро взглянула на спутника и внезапно покраснела.
        - Я не ожидала… Я…
        А Виктор вдруг подумал, что не зря он взял с собой фамильные часы. Может быть, сумеет их передать сыну. Может быть, даже своему. Ведь сорок четыре для мужика - не возраст.
        Убийство на планете Рок
        С того берега реки раздался рев.
        Так кричат каменные черепахи - хищные твари, с виду похожие на малые десантные боты. Людей они искренне считают особым деликатесом. Заметив, преследуют, пока не добьются своего. Проверено. Эрик Хорх и Тоу Кам из второй геологоразведочной сунулись в джунгли на джипе. Нашли их только через неделю. Точнее, то, что осталось от джипа… Здесь, на Илионии, в безопасности себя можно чувствовать, лишь если паришь над верхушками деревьев на антигравитационной платформе. Слава богу, летать черепахи не умеют.
        И вдруг я понимаю, что никакого транспорта рядом со мной нет. Ни воздушного, ни наземного. Нет и оружия. Наверное, я сошел с ума, раз пошел к реке чуть ли ни голым…
        Обламывая ногти, карабкаюсь на прибрежный откос. Может, повезет, и меня не заметят. Поднявшись метров на пять, вжимаюсь в скалу.
        Рев стремительно приближается. Противоположный берег - пологий, заросший невысокими деревьями. Зверюги вылетают из леса. Я никогда не видел, чтобы они неслись с такой скоростью.
        Первый «бот» с размаху плюхается в воду. Речка здесь быстрая, но мелкая, с твердым дном, так что стая форсирует ее в считанные секунды. Пытаюсь слиться с камнем. Может, как-нибудь выкручусь. Ну зачем я им? Для десятка монстров я - легкая закуска на завтрак…
        На секунду чудовища тормозят перед откосом: лазить по скалам черепахи не умеют. И вдруг взвывают хором. От обиды, что ли? Нет, сомневаюсь, что моя скромная персона вызвала у монстров такую бурю эмоций. В этом реве столько страдания, что понимаю: я тут совершенно не при чем.
        Черепах гонит страх.
        Нечто, напугавшее черепах, уже приближается - не так быстро, как мчались они, но неотвратимо, и это нечто - настолько жуткое, что монстры просто обезумели.
        Вожак разворачивается и ведет стаю вниз по течению. О, силы небесные! На Илионии пока не встречались более крупные хищники…
        Просыпаюсь весь в поту. Секунду тупо смотрю в потолок, убеждая себя, что мне не грозит смерть желудках этих тварей. Я - в гостинице космопорта Нью-Барнео. В кровати. На Илионии не был года три, с тех пор, как мы вытаскивали оттуда недоеденные остатки очередной неудачливой экспедиции. Все хорошо…
        Рев-вой-визг повторяется - уже наяву. Бросаюсь к двери. На пороге стоит Белая Фиалка - второй начальник Дома Порядка планеты Рок.
        Неделю назад в управление по межрасовым конфликтам администрации Объединенной Системы поступила депеша с Рока с просьбой направить на планету уполномоченного инспектора. При этом рокианцы требовали, чтобы в роли инспектора выступил именно я. Меня выдернули с Аркадии и курьерским рейсом перебросили в Нью-Борнео. Сегодня должен был прибыть встречающий меня рокианец. Но я не ожидал, что им окажется сам господин «второй начальник».
        Интересно, что же я такой дурак, что за пятнадцать лет ни разу не догадался заскочить на Рок? Конечно, планета эта - не очень посещаемая, летают сюда только спецы. Но можно же было хоть раз добраться на Рок на каком-нибудь грузовике, чтобы пообщаться с Фиалкой? Если тебя ждут, комфорт не важен. Наверное, я просто боялся, что Фиалка забыл меня. У него - свои заботы, у меня - свои. Жизнь свела - она же и развела. Я боялся разочарования. Но сейчас в грудной клетке, там, где по древним поверьям находится душа, так тепло, что я понимаю, каким идиотом был эти годы. Интересно, это мои чувства или Фиалки?
        - Подожди секунду! - кричу я и ныряю в санитарный отсек.
        Конечно, этот горг - мой друг, но беседовать с без пяти минут членом правительства планеты, если на тебе нет даже штанов, как-то неудобно. Пусть в прошлом вы видели друг друга не только голышом, но и частично без кожи.
        Тут нужно сделать небольшое отступление и рассказать о планете Рок. Место это, на человеческий взгляд, мало подходящее для разумной жизни. С удручающей регулярностью планета попадает в метеоритный поток. Бомбардировка космическими обломками провоцирует бурную вулканическую активность на двух третях суши, а так же шторма и цунами в океане. При этом климат - если можно назвать климатом то безобразие, которое творится в атмосфере - очень теплый и влажный, настоящий парник. В результате эволюция здесь прошла в ускоренном темпе. Разум появился уже у рептилий. А куда им было деваться: или умней, или вымирай. Горги - трехметровые ящеры с крепкими, как сталь, гребнями вдоль всей спины и мощными лапами, приспособленными для моментального закапывания в почву. Не теряя времени даром, они изобрели колесо, придумали химию, генную инженерию и создали государство. Если, конечно, эту структуру можно так назвать. Потому как что такое власть? Возможность перераспределения ресурсов. А проблем с ресурсами у горгов нет. Пищи и сырья - завались. Растительность на планете буйная, полезной живности тоже хватает. А вот по
поводу безопасности - большие вопросы. Самая частая причина смерти - «кирпич на голову». В прямом смысле этого слова. И не важно, насколько ты крут… Поэтому общество здесь больше всего напоминает какой-нибудь тибетский монастырь. Задача «государства» - смягчать ущерб, нанесенный природой. Не дать помереть младенцам и раненым, выжившим после очередного землетрясения. Обеспечить преемственность знаний. Ну и все такое прочее.
        Когда первые земляне появились на Роке, горги ни в чем не препятствовали им - и в то же время не особо-то помогали.
        - Ребята, все классно, мы не против, чтобы вы копались в нашей планете, но мы-то тут при чем? - говорили горги землянам. - У вас - свои проблемы, у нас - свои.
        Промышленные корпорации быстро поняли, что добывать что-нибудь на Роке - себе дороже. Есть и уран, и золото, и много чего еще. Но, пока до этого 'еще' доберешься, рискуешь получить тот самый пресловутый «кирпич на голову». Очень рискуешь… К тому же у корпораций не нашлось ничего, чтобы вызвало у рокианцев желание завязать торговые отношения. В общем, Рок теперь интересует только ученых. С его правительством подписали стандартное межрасовое соглашение, и о планете забыли. Тем более, что сами горги путешествовать тоже не рвутся.
        Поэтому в Школе Космической Стражи начался переполох, когда среди волонтеров-первокурсников оказался молодой рокианец. Он не скрывал, что отправился в Космос с исследовательскими целями:
        - Старейшины решили, что мы недостаточно знаем мировоззрение землян. Многое до сих пор скрыто от нас. Они думают, что легче всего изучать природу разумных в тот момент, когда нарушаются общепринятые законы. Конфликт ярче высвечивает обе стороны. Поэтому я хочу на какое-то время стать вашим Стражем Порядка, - заявил он на собеседовании.
        Если бы не неистребимый пацифизм Белой Фиалки, он мог бы стать идеальным солдатом. Эта бронированная громадина выполняла все нормативы с такой легкостью, что преподаватели в конце концов перестали занимать его время физподготовкой и предоставили возможность вместо тренировок изучать историю Земли. Потом Белая Фиалка оказался в моей антитеррористической группе. В бою он старался никого не убивать - просто ломился вперед с ревом, от которого с потолка сыпались листы обшивки. Отвлекал на себя внимание, прикрывая остальную группу. Он так и не научился стрелять без раздумий. Хоть тысячу раз ему объясняли: террористы не останавливаются ни перед чем. Для них чужая жизнь - тьфу, досадное препятствие на пути к цели. Но отвращение к убийству - основа культуры Рока. Слишком часто там гибнут разумные, чтобы им еще воевать друг с другом. Однако террористы, как правило, этого не знали. Поэтому, завидев монстра, пугались настолько, что переставали оказывать сопротивление.
        Мы с Фиалкой быстро подружились. Горги - телепаты. Мало кто может похвастаться, что у него был друг, который понимает даже то, что сам не можешь выразить словами. Это… В общем, это - такое ощущение… Вот видите, я не знаю, как это объяснить. А Фиалка бы просто сказал: 'Не грузись, я понял'.
        Когда горг решил вернуться домой, я долго не мог найти себе места. Мир стал чужим. Казалось, что вокруг меня вырос колпак силового поля, сквозь который ни до кого не докричаться…
        Правда, первое время, пока Фиалка был новичком, с ним было сложно общаться. Словно с глухонемыми разговариваешь. Основа языка Рока - жест. Смысл имеют не только положение рук или наклон головы, но и помахивания хвостом. За пять лет я, в связи с отсутствием у меня хвоста, освоил лишь несколько самых простых 'выражений'. И еще научился, как он говорит, 'внимать'. Воспринимать его мысли, четко произнесенные в уме.
        Фиалка знает десяток земных языков, но его глотка не способна произнести что-либо членораздельно. Ведь к «аудио-каналу» рокианцы обращаются только тогда, когда нужно кого-то окликнуть. Звуки, издаваемые при этом… В общем, именно из-за воплей Фиалки я сегодня проснулся в холодном поту.
        В довершение описания всех странностей этого народа нужно добавить, что у горгов тончайшее обоняние. Даже личные имена у них - это запахи, испускаемые специальными железами на кончике хвоста. Потому-то мой друг и носит такое имя: его личный «аромо-код» напоминает вонь дешевого одеколона.
        Когда я вышел из санитарного отсека, Фиалка изогнулся в ритуальной позе:
        - Память о нашей последней встрече все эти годы я ощущал как тепло летнего полдня, хранимое в моей груди, когда вокруг - зимняя стужа.
        Не уверен, что это - точный перевод пантомимы на общепонятный язык. Но мне всегда казалось, что замысловатые «па» традиционных рокианских поз аналогичны цветистым фразам из старых японских романов. Когда Фиалка хочет сказать что-то по-простому, движения его скупы и точны.
        Под насмешливым взглядом господина «второго начальника» я попытался скопировать жесты: дипломатический протокол требует приветствовать друг друга на языке принимающей стороны. У меня, естественно, ничего не получилось, я чуть ни шлепнулся на ковер. Махнув рукой, обнял друга:
        - Я тоже рад. Жаль только, что встретиться пришлось из-за ваших проблем, а не просто так.
        Фиалка изобразил хвостом изящную «фигушку»:
        - Пусть сожаления не омрачают радость встречи!
        Хм… Повторить это… Нет, и пытаться не стоит.
        - Ты по-прежнему пьешь мате? - Спросил я для очистки совести, когда мы закончили расшаркиваться друг перед другом. Я помнил привычки своего друга, но все-таки пятнадцать лет прошло…
        - Не откажусь, - кивнул Фиалка.
        - Так в чем же дело? - Спросил я, когда мы покончили с завтраком.
        - Внимай, - взмахнул рукой «второй начальник».
        Я закрыл глаза. Перед моим мысленным взором, сменяя друг друга, замелькали «картинки».
        Вот старый горг - серые от времени броневые пластины и резкий запах нашатыря. Важный горг. Старейшина. Его должность звучит как «Третий Радетель Прекрасного, Созданного Предками». В-общем, какая-то шишка в местном Министерстве Культуры. Очень влиятельном Министерстве, чуть ли ни самом влиятельном на планете. Раз мир - безумный хаос, считают горги, то цель разумных - создать и оставить потомкам как можно больше упорядоченного и гармоничного. Они все поголовно - художники. В сейсмически спокойных районах планеты построены огромные хранилища, полные изящнейших скульптур из золота, которое добывают из морской воды какие-то генетически модифицированные моллюски. Золотые ковры, похожие на осеннюю паутину в лесу. Великолепные картины из камня… В каждом доме - маленький музей, который берегут не меньше, чем гнездовые камеры…
        Этот серый Нашатырь - ярый противник контактов с землянами. Вот старик подпрыгивает перед каким-то собранием: «Разрушение традиций… Измена заветам… Чуждые влияния…» Однако Нашатырь - эстет. Из всех вариантов земной письменности горгам ближе всего оказались японские иероглифы. Вместе с ними на Рок попадает информация о традиционной японской культуре. Нашатырь восхищается живописью Страны Восходящего Солнца и приглашает выставку японского искусства XIV -XV веков из Нью-Йоркского музея искусства Дальнего Востока.
        И вот на Рок прибывает директор Нью-Йоркского музея Иеремия Дейрин. Цель визита - обсуждение деталей перевозки коллекции и обеспечения ее сохранности на сумасшедшей планете. Однако во время личной встречи «при закрытых дверях» Дейрин убивает Нашатыря. Зачем? Почему? Не понятно. Допросить преступника не удалось: землянин в панике рванул в космопорт, сел в одиночный «челнок», помчался к Нью-Борнео, но попал в метеоритный поток и погиб.
        В результате все отношения с Объединенной Системой «сворачиваются». На Роке объявляется траур. В Совете Старейшин побеждает фракция изоляционистов…
        - Ясно, что дело темное, - резюмирую я, разлепив глаза.
        - Мои соотечественники в ужасе. - Фиалка возбужденно машет руками. - Преступление совершил землянин, и, согласно Стандартному Соглашению, мы обязаны информировать власти его родного государства и привлечь инспектора по межрасовым конфликтам. Однако даже такое законное решение мне пришлось «продавливать» чуть ли ни силой…
        - Интересно, как тебе это удалось? Ты же, как я понял, еще не входишь в Совет?
        - Старейшины хотят понять, что же произошло. Я поклялся собственным гнездовьем, что ты будешь беспристрастен… Только на этих условиях тебе разрешено спуститься на поверхность планеты.
        - Кстати, оно у тебя есть - гнездовье-то это? Вообще, как ты сам?
        - Ну, как сказать… Ни одна леди еще не отложила яйца в моем доме. В остальном все нормально…
        Я никогда раньше не был на Роке. Чужие рассказы, даже в картинках - это все-таки не совсем то. Поэтому, пока мы спускались, я во все глаза смотрел в окно «челнока». Внизу расстилался зеленый ковер джунглей. Заросли чередовались с потоками лавы, дымящимися вулканами и горными цепями. Нигде не было видно даже намека на какие-нибудь строения. Совершенно дикий мир.
        Наконец Фиалка начал заходить на посадку. Космопорт - длинная проплешина между деревьями. И - все. Ни ангаров, ни здания вокзала… На высоте нескольких сот метров мы попали в ураган. Не знаю, как Фиалке удалось спуститься, «челнок» болтало, словно лодчонку в штормовом море. Жесткая посадка - я чуть не прокусил язык. Собрался было открыть входной люк, но Фиалка махнул:
        - Подожди.
        Минуту спустя к «челноку» подбежали несколько горгов. Один из них вел многоногое создание, похожее на гигантскую гусеницу. «Челнок» зацепили канатом, и «гусеница» потащила нас в джунгли. Только под кронами деревьев Фиалка открыл люк. Внутрь «челнока» ворвался вой ветра и туча мошкары. Один из встречающих подал мне пакет: перчатки и накомарник. Я моментально натянул защиту, но пара летучих кровососов успела-таки укусить меня. Ощущение не из приятных.
        В официальной справке по Року написано, что на планете нет болезнетворных для человека бактерий. Земной белок настолько чужд местной фауне, что человек для большинства видов не просто несъедобен, но даже ядовит. Мошки, к сожалению, об этом не знают…
        Мы выгрузились из «челнока». Даже тут, под деревьями, мне было трудно стоять: сила тяжести - 1,5 «же», а ветер такой, что сносит с ног. Периодически мимо лица пролетают сорванные листья и целые ветви.
        Фиалка махнул мне в сторону тропинки. Вскоре мы нырнули в какую-то нору. У меня возникло ощущение, что я попал во владения паука-переростка. Стены круглого тоннеля покрыты «плетенкой» из желтовато-белых нитей, под ногами пружинит, словно шагаешь по батуту. Потом было местное «такси» - веревочная беседка, укрепленная на спине здоровенного жука. Жук резво помчался по тоннелю, и минут через десять мы были уже на месте.
        Местный офис Дома Порядка тоже оказался паучьим «коконом». Правда, мебель и бытовая техника здесь - человеческая. Дикое, конечно, сочетание, но по дороге Фиалка успел объяснить, что это помещение специально «выращено» возле космопорта, по сути - дипломатическая резиденция Объединенной Системы. Сейчас здесь, кроме меня, нет людей, а месяц назад в Доме Порядка жили три десятка специалистов - от дипломатов до искусствоведов, - работавших на Роке.
        Встречи серого Нашатыря с Иеремией Дейрином проходили тоже здесь. Директор музея собирался отправиться в «Новое Сердце Любви» - хранилище современного искусства, - но оттягивал поездку. Так что я смогу, не выходя на улицу, осмотреть место преступления и поговорить со свидетелями.
        - А что, это у вас такая проблема - выйти на улицу? - Удивился я.
        Горг мотнул головой:

«Чтобы добраться до „Нового Сердца Любви“ и других хранилищ, нужно пересечь пролив Утор. На том берегу - мощное скальное основание, почти нет риска разломов планетарной коры».
        Понятно. По суше проложены дороги-тоннели, которые худо-бедно защищают от ветра, дождя и мошкары. А по морю нужно плыть на крохотных суденышках, напоминающих гибрид батискафа с пауком-водомеркой. Конечно, запас «живучести» у таких катерков - в сотни раз выше, чем у земных судов. Но болтаться в такой посудине по волнам - еще то удовольствие.
        Только тут я заметил, что мы с Фиалкой давно уже перешли на безмолвную телепатическую речь. Последние картинки штормового моря со скачущими по валам «водомерками» - это, скорее всего, его мысли.

«И не стыдно без спроса лезть в чужую голову?» - ухмыльнулся я.

«Не, привык. Работа такая».
        Вдобавок к ответу Фиалка изобразил что-то вроде ушуистской позы «белого петуха, взлетевшего на крышу монастыря». Жест незнакомый, видимо входит в число традиционных морально-этических понятий рокианцев - тема, которой мы в Страже мало касались, не до того было.

«Облеченный доверием имеет право нанести ущерб единицам в интересах большинства», - уточнил Фиалка.

«Ясно. Так сказать, процессуальное обоснование деятельности аппарата принуждения. Кстати, землян вы наверняка „подслушивали“. В интересах большинства… Неужели так не поняли, почему он начал стрелять?»

«Начальник земного Хранилища потребовал, чтобы переговоры проходили с глазу на глаз. Господин Третий Радетель Прекрасного, Созданного Предками, согласился с условиями, поэтому в момент инцидента их мысли никто не слушал. Да и невозможно это, если объект находится в Зале Уединенных Размышлений».
        Не смотря на серьезность ситуации, мне стало смешно. «Залом Уединенных Размышлений» на десантных кораблях называют санитарные отсеки. Живут-то солдаты в кубриках на 10 -15 человек, так что в одиночестве удается остаться, только когда сидишь на унитазе.
        Странное у меня сегодня настроение: вроде и обстоятельства не из лучших, межрасовые отношения под угрозой, а я веселюсь, как мальчишка. Наверное, потому, что Фиалка рядом. Больше всего мне сейчас хочется плюнуть на этого дурацкого Иеремию вместе с убитой вонючкой и засесть с Фиалкой в какой-нибудь кафешке. Если здесь, конечно, существуют подобные заведения. Горг никак не прокомментировал мои мысли. Понимает, гад чешуйчатый, когда лучше смолчать. Только в голове у меня вдруг появилась картинка: уютный «кокон» странной формы, мягкие полукруглые диваны на разных уровнях, на них сидят парочки и целые компании, а между диванами снуют ярко-желтые жуки.
        - Ладно, пошли на место преступления, - сказал я вслух.
        Зал Уединенных Размышлений - уютная комната, обставленная в рокианском стиле. Из мебели - лишь полукруглые диваны, небольшие возвышения, заменяющие горгам столы, да пара компьютерных терминалов. Последнее, понятно, современное нововведение, уступка человеческим потребностям. Но интереснее всего здесь - стены: такие же плетеные, как и все на Роке, они переливаются разноцветными искрами. Присмотревшись, я понимаю, что извивы нитей складываются в рисунок: листья, цветы, какие-то штуки, похожие на огромные яркие раковины… Хотелось долго-долго разглядывать картину.

«Красиво», - думаю я.

«Работа одного из самых известных современных Погонщиков Пауков-ткачей», - отзывается Фиалка.

«Переговоры проходили здесь?»

«Да».

«Давай попробуем восстановить картину. Ты будешь этот… Третий Радетель. В-общем, этот старый Нашатырь. Я - Иеремия. Кто вошел в помещение первым?»

«Третий Радетель Прекрасного, Созданного Предками».

«Кто провожал сюда Иеремию? Или он пришел сам?»

«Нет, с ним была секретарь, она же - внучка Третьего Радетеля».

«С ней можно поговорить?»

«Да, конечно, я все подготовил».
        Фиалка взвывает, как кот, которому наступили на хвост, и через пару минут на пороге зала появляется юная рокианка. Миниатюрная (конечно, по меркам горгов), чуть выше двух метров. Очень изящная. Темно-бронзовая блестящая чешуя, огромные янтарные глаза. Запах похож на медвяный аромат летнего луга. В-общем, не леди, а сказка. Так и хочется прижаться лицом к ее шее, обнять, вдохнуть упоительный запах, а потом… Нет, стоп. Это не мои мысли. Я - животное другой породы. Я никогда не хотел делать это с ящерицей-переростком. Даже с такой хорошенькой.

«Фиалка, ты - гад!» - думаю я в сторону своего друга.

«Заткнись, идиот, она же - не человек, она тоже почти все понимает. Не слова, конечно, но настроение», - фыркает горг.
        У дамы, действительно, округляются глаза.

«Простите, леди», - я пытаюсь транслировать ей картинку меня, только с хвостом, присевшего в позе искреннего извинения.
        Девочка удивляется еще больше, что-то 'транслирует' мне, но Фиалка перебивает:

«Она не понимает ни по-русски, ни по-английски, вы не сможете полноценно общаться. Лучше я буду переводить».

«Хорошо. Кстати, а как они общались с Иремией Дейрином?»

«В письменной форме при помощи наручного терминала и универсального переводчика».

«Понятно. А как велись переговоры с вашим боссом?»

«Так же. Только при помощи вот этих стационарных терминалов, так как итогом их должен был стать официальный документ».

«Фиалка, вы же проверили терминалы? Какие записи остались?»

«Никаких. Вообще. Они не успели начать переговоры».

«Понятно. То есть инцидент произошел спустя считанные минуты после того, как Иеремия вошел в Зал. Простите, леди, вы все-таки ощущали настроение вашего гостя?»

«Да, конечно».

«Постарайтесь как можно подробнее вспомнить, что он чувствовал перед самым началом переговоров».

«Он был раздражен. Растерян. Испуган. Ему все не нравилось, вызывало тревогу. Но в этом состоянии он пребывал с момента прилета на Рок. Челнок прилетел в неудачное время, прошел ураган, и пассажирам два часа пришлось ждать на посадочной полосе. При встрече я передала извинения от деда, но наш гость все равно тревожился. Он считал Рок очень опасным местом, прилететь сюда его заставил лишь долг перед его цивилизацией».
        Когда секретарь ушла, Фиалка издает скрежещущий звук, который у него обозначает смех:

«Ну и напугал ты леди».

«По-моему, это ты тут всякие эротические картинки транслировал. Неужели ваши дамы вынуждены постоянно ощущать, что собираются сделать с ними такие похотливые гады, как ты?»

«Конечно, нет. Дамы с детства умеют „экранироваться“ и не внимать тому, чему они не хотят внимать. Однако свойство Залов Уединенного Размышления - не только экранировать возможность телепатической связи с окружающим миром, но и усиливать интенсивность связи внутри Зала. Примерно так же оборудуются супружеские спальни, хотя это и дорогое удовольствие. Поэтому правила приличия запрещают дамам заходить сюда вместе с мужчинами. Ты же, с ее точки зрения, - не мужчина. Поэтому она от тебя не экранировалась».

«Сволочь ты, „второй начальник“. Ладно, не огорчайся, по-моему, ей понравилось».

«Ты думаешь?»
        Фиалка обрадовано хлопает глазищами.

«Что, другого способа признаться в любви ты не нашел? Ты же должен тут считаться завидным женихом».

«Она бы никогда не пошла в Зал вдвоем с мужчиной. Дедово воспитание. Традиционалистка».

«А словами? Письмо написать…» - Спрашиваю я и понимаю, что сморозил глупость. У горгов просто нет слов для выражения эмоций. Зачем они телепатам?

«Так я тебе тут нужен, чтобы преступление расследовать или чтобы твои личные проблемы решать?»

«И то, и другое».

«Гад».

«Естественно. Пресмыкающееся, покрытое чешуей».

«Кстати, у меня вопрос - как Иеремия протащил на планету то, из чего можно убить горга? Конечно, запрета на ввоз ручного оружия к вам нет, оно, по-моему, вам просто до фени. Но что, этот директор музея ходил тут повсюду с какой-нибудь базукой?»

«Не с базукой».
        Фиалка снова ревет. На этот раз в зал входит молодой горг.

«Это - мой инспектор, который контролировал господина Иеремию», - представляет вошедшего «второй начальник».
        Парень достает из мешка пистолет:

«Преступник принес с собой орудие убийства. Сделав три выстрела, преступник бросил орудие убийства и выбежал из зала».
        Тупо рассматриваю маломощную «пукалкалку» из тех, которые заряжаются парализующими ампулами. Используются для скрытого ношения полицейскими и телохранителями.

«Не понятно одно: как этот Дейрин умудрился застрелить вашего Старейшину. В тебя, помнится, из бластера в упор били, и ничего…»

«Ну, не то, чтобы ничего, - Фиалка трет грудь, покрытую шрамами от старых ожогов. - Но ты прав. Взрослого горга невозможно застрелить из ручного оружия. Но тут - фантастическое стечение обстоятельств. Третий Радетель был очень стар. У стариков чешуя покрывается микротрещинами. К тому же парализующая жидкость действует на горгов не так, как на людей. Ампулы разбилась о грудные пластины, их содержимое через микротрещины попало в кровь и вызвало болевой шок. У старика не выдержало сердце».
        - Стечение обстоятельств… - бормочу вслух. - Или хорошее знание предмета.

«Инспектор, вы понимаете по-английски?»

«Да».

«Насколько глубоко вы проникали в мысли господина Иеремии?»

«Мне было дано указание контролировать его сознательное мышление. То, что вы, люди, формулируете словами».

«И?»

«Сознательные мысли преступника касались только заявленных целей его визита и бытовых мелочей».

«Почему вы так отрицательно относитесь к личности Иеремии Дейрина? Насколько я могу судить, ваш начальник вряд ли брал в свою службу ярых изоляционистов. Вы учили человеческие языки…»

«Сейчас я сожалею об этом».

«Почему?»

«Я получил указание отслеживать мысли человека…»

«Но полезли в бессознательную область? В то, что прорывается иногда яркими, но бессловесными картинками?»

«Да. Очень яркими картинками».

«Что это было?»

«Горги, поедающие человеческих младенцев. Это, и еще много чего. Кровь, много крови… Крики страдания…»
        Такое ощущение, что сейчас парня вырвет. Но Фиалка рявкает, и молоденький инспектор застывает в позе официального подчинения.
        - Иди, - машет ему «второй начальник».

«Вали и ты, - говорю Фиалке, когда инспектор выскочил из зала. - Мне нужно подумать, а Зал Уединенных Размышлений для этого подходит лучше всего. Я тут такого сейчас надумаю и напредставляю себе, что все твои подчиненные заразятся ксенофобией в острой форме. Кстати, вы же, наверняка, еще до переговоров вызнали всю подноготную о Дейрине?»

«Естественно. Я же помню пароли доступа в базу Стражи. Они пока не менялись».

«Скинь всю нарытую информацию на этот терминал. И скажи, чтобы мне принесли что-нибудь перекусить. А то позавтракать ты мне толком не дал».
        - Будет сделано, - салютует Фиалка жестом Стражников: сжатый кулак к уху.
        Указания «второго начальника» тут выполняются беспрекословно: через пару минут на пороге появляется хорошенькая рокианка с подносом в руках. Я хихикаю: вот, благодаря общению с Фиалкой эта крокодилица мною воспринимается как «хорошенькая». И тут же стараюсь переключить внимание на содержимое тарелок: незачем смущать местных дам.
        Поев и убедившись, что в терминале есть нужные файлы, я улегся на диван и принимаюсь размышлять.
        Итак, что мы имеем? Известно все - время, место, способ убийства. Убийца тоже известен. Не ясен только мотив. В любом из человеческих миров дело давно сдали бы в архив: чего философию разводить, если и так все ясно? Горгам же нужно понимание мотивов. Ибо они - телепаты и привыкли все понимать. К тому же от объяснения причин зависит их отношение к людям. Политика, так сказать, целой планеты.
        Ладно, начнем с другого конца. Обычно директора музеев не палят в окружающих. Дейрин - это вам не какой-нибудь обожравшийся наркотиков террорист, который сам толком не понимает, что делает. Вполне благонамеренный гражданин. Был.
        Я еще раз перечитываю справку о Иеремии Дейрине. Так. Землянин. Родился и вырос в старушке-метрополии. Учился. Женился. Двое детей. Покидал Землю лишь три раза. Цели поездок: организация филиала музея на Лерро и отбор «каменных цветов» на Кроне. Третья поездка - на Рок.
        Фото: полноватый господин лет пятидесяти с большими залысинами. Кстати, технология имплантации волос давно известны, так почему же директор музея не позаботился о густоте своей шевелюры? Не так уж это и дорого, наверняка заработков директора крупного музея на это хватило бы. Вывод: мужику было плевать на свою привлекательность. Видимо, «налево» от жены не ходил. Естественно. Не тот тип. Пожалуй, он был из тех, кто погружается в волны прошлого, убегая от настоящего. Кстати, этим же объясняется наличие у него парализатора: мужик, видать, был трусоват и страдал ксенофобией. А пистолет в кармане придает хоть немного уверенности…
        И все-таки: на хрена ему было стрелять в старого Нашатыря? Не мог же Иеремия не понимать, что смерть старика - это срыв переговоров, облом с закупкой произведений искусства Рока? А местные безделушки многого стоят. Если в захудалом офисе Дома порядка в качестве обоев - такая красота, то что же находится в Хранилищах?
        Любуюсь тонкой вязью цветов и листьев на стенах. Закончим с делом, выпрошу у Фиалки какую-нибудь картинку вроде этой. Конечно, поменьше размером.
        Ладно, проехали. О деле думать надо.
        Так, кому мешал Нашатырь?
        Землянам?
        Вряд ли. Несколько десятилетий назад он ставил палки в колеса дипломатической миссии Объединенной Системы. Но таких традиционалистов на каждой обитаемой планете - пруд пруди. Старые пердуны везде найдутся. И как с ними бороться, дипломаты знают. К тому же в последнее время именно благодаря Нашатырю началось культурное сотрудничество.
        Может быть, компаниям-концессионерам? Но разработки урана на Роке свернуты после двух землетрясений, стерших в пыль горняцкие поселки. Даже если на планете обнаружили что-то уж совсем исключительное, ради чего стоит рисковать человеческими жизнями, то разрыв отношений Рока с Объединенной Системой вряд ли поможет это что-то использовать.
        Кому еще выгодна смерть Нашатыря? Рокианцам? Не знаю. Может, его наследники никак не могли дождаться естественной кончины дедушки? Или какой-нибудь болезненно честолюбивый художник затаил обиду за то, что старик не включил его произведения в списки «особо хранимых»? Чушь. Рокианцы так вопросы не решают.
        Что еще? Смерть старика выгодна фракции изоляционистов в Совете Старейшин. Дала им «козыри». Но где те Старейшины и наследники и где - Иеремия? Как можно было заставить мужика стрелять? Хотя… Горги - телепаты. Иеремия был испуган, напряжен. В таком состоянии крикни над ухом: «Огонь!» - и человек начнет палить в белый свет, как в копеечку. Я сам таким был на первом курсе. Тем более, если команда будет подана телепатически.
        Так, уже теплее. Однако в Зале Уединенных Размышлений не было никого, кроме Иеремии и Нашатыря. Старый горг вряд ли бы приказал стрелять в себя самого. Хотя… Если его целью было - сорвать переговоры, то вполне представимо… Тем более, что он наверняка считал, что никакое ручное оружие не нанесет ему серьезный вред. Так, пара царапин - и ореол мученика за идею… А человечество теперь в глазах горгов - сборище безумцев, склонных к немотивированной агрессии. Хм… Красиво придумано… Если бы дедуля в конце концов не крякнул. Хотя на Совете Старейшин вряд ли поверят такому объяснению… К тому же есть маленькая неувязочка. Об окружающих мы судим по себе, а ни один горг с перепугу не начнет палить куда попало. Скорее начнет ударными темпами закапываться в землю. Это у них - на уровне рефлексов. Вряд ли старый Нашатырь мог предположить, что вполне приличный человек, можно сказать, коллега, поведет себя иначе, чем «нормальный» горг.
        Что еще? От внешних сигналов зал экранирован. Хм… Теоретически. Но у Фиалки - выучка Стражи. Наверняка придумал, как засунуть сюда какой-нибудь «жучок». И сейчас сидит и внимает тому, что я думаю.
        Я прислушиваюсь к себе. Нет, присутствие Фиалки не ощущается. Обычно я чувствую, когда он рядом. Сейчас же вокруг - пустота, словно я не на Роке, а где-нибудь на аркадийском пляже. Использует односторонний «жучок»? Экранируется сам?
        Ладно, друг, слушай, я же говорил, что напридумываю такого… Кстати, именно у тебя хватит мозгов, чтобы сопоставить наличие микротрещин на чешуе стариков и действие парализатора на организм горгов. Я в тебе не сомневаюсь…
        Мне надоедает разговаривать с пустотой, и я продолжаю думать. Хорошо: Фиалка. Идея могла прийти ему в голову, когда он узнал, что Иремия притащил с собой на Рок полицейскую «пукалку». Главный принцип Стражи: используй обстоятельства…
        И выгоду Фиалка получил. Подозреваю, что дедуля мог на дух не переносить отщепенца, десять лет неизвестно где шлявшегося, набравшегося каких-то чуждых идей, слишком старого и слишком грубого для его любимой внучки…
        Конечно, почти невозможно предположить, что горг решает проблему путем убийства разумного. Но Фиалка на фоне остального населения планеты - просто монстр. У него предельный для рокианца уровень агрессивности.
        Воспоминания нахлынули на меня, как волна. Те воспоминания, которые я держу обычно в самой глубине сознания, не позволяю им прорваться вверх.
        Я не успевал. Мы прорвались на базу террористов, прошли по извилистому коридору до блока управления. И тут - откуда они только появились? Кто бы догадался, что это - не стенной шкаф для аварийного комплекта скафандров, а еще один проход? Двое: вооруженный ручным гранатометом мутант и связанная заложница с залепленным какой-то гадостью ртом. Почему-то я ярче всего помню эту грязную нашлепку на лице женщины…
        Мутант прикрывался ею, как щитом, надеясь прорваться к выходу. Его гранатомет смотрел мне в грудь, а я не успевал поднять бластер… Любое мое движение - и термическая граната помчится вдоль коридора. Крындец и мне, и ушедшим вперед ребятам.
        Про Фиалку я не думал. Он был с другой стороны от прохода. Он тоже не успевал. Не успевал подставить грудь под гранату. Он бы предпочел сделать это. Если бы мог успеть. Не сомневаюсь.
        Но Фиалка просто прыгнул. Что такое ноль семь «же» для того, кто вырос при полутора? Он прыгнул ногами вперед, целясь в голову мутанта. Он прекрасно понимал, что его два с половиной центнера, помноженные на скорость прыжка, ломают человеку позвоночник.
        Потом, когда мы зачистили базу, у горга началась лихорадка. Я сидел с ним в госпитале и мучился вместе с ним. Конечно, смысла в этом не было никакого. Но я пытался как-то утешить Фиалку.

«Этот гад не был разумным существом, - бормотал я - ты убил не разумного, а дикое животное. Люди тем и отличаются от горгов, что способны превращаться в животных».

«Значит, и я стал животным».

«И что же, теперь умирать? Нужно учиться жить с этим. Я-то как-то живу».

«Я не могу».

«Мы - Стража. Потому что только зверь может остановить зверя. Мы вынуждены быть зверьми, оставаясь при этом людьми».
        Не знаю, сумел ли я найти нужные слова. Но мне кажется, что Фиалка тогда стал более человеком, чем горгом.
        Выдать эту версию? Хм… И все-таки не верится… Конечно, Фиалка - единственный, кто имел возможность организовать это убийство. Но одно дело - террористы, а другое - дедушка любимой девушки. Пусть и старый пердун, но…
        Я сползаю с дивана, дотягиваюсь до тарелки с местными фруктами. Человеческий организм не усваивает рокианские белки, но углеводная пища вполне приемлема. Задумчиво что-то круглое с запахом земляники.
        Итак, начнем сначала. Старый горг сидит вон на том диване. Входит Иеремия. Он испуган, растерян, но Нашатырь для него - партнер по переговорам, с которым нужно общаться. Как бы он ни был неприятен. В других-то горгов трусоватый директор музея не палит… И в этого деда раньше не стрелял. Встречаются-то они не впервые…
        Так что же происходит?
        Я снова откидываюсь на диван.
        Решение где-то рядом. Чем отличается Зал Уединенных Размышлений от всех других помещений, в которых до этого бывал Иеремия? Правильно, он экранирован. В обе стороны. О «жучках» пока забудем… То есть эмоции горгов внутри зала «слышны» намного сильнее. Я прекрасно умею различать свои мысли и мысли Фиалки, и то мне несколько мгновений казалось, что это Я хочу быть с леди Летний Луг. Иеремия же с телепатами сталкивается впервые. Если же он был достаточно восприимчивым… А как человек искусства, он не мог не быть эмоционально восприимчивым… То есть на него обрушились эмоции Нашатыря, но он воспринял их как свои… Надеюсь, леди Летний Луг неплохо знала своего дедушку…
        Я не ошибся. Юная рокианка не только знает, что творилось в голове у деда, но и соглашается выступить перед Советом. Меня тоже приглашают на собрание, и это можно было считать началом восстановления отношений Объединенной Системы с Роком.
        Леди Летний Луг транслирует картинки из подсознания старого Нашатыря, которые появлялись во время предыдущих встреч двух эстетов. Честно говоря, не особо лестные для человека картинки.
        Иеремия Дейрин - ползущий по коридору ядовитый слизняк. За директором музея тянется шлейф отвратительной вони. Жирное тело трясется, словно студень… Омерзение. Брезгливость. Желание убежать или прихлопнуть гадостную тварь…
        - Наш гость, восприняв эмоции Третьего Радетеля Прекрасного, Созданного Предками, потерял разум и перестал контролировать свои действия. Его поведение бессмысленно. То, что погиб Третий Радетель Прекрасного, Созданного Предками, - чистая случайность. Землянин не мог знать о возрастных особенностях горгов. Попытку нанести вред горгу при помощи ручного оружия можно считать доказательством того, что в тот момент человек был безумен. Но причина безумия - эмоции горга, которые оказались слишком сильны для человека. У людей нет навыка экранировать свой мозг от посторонних эмоций, который прививается нашим детям. Обычно люди не столь восприимчивы к телепатическим сигналам, Но события происходили в замкнутой сфере Зала Уединенных Размышлений. - Комментирует картинки Белая Фиалка. - Я предлагаю запретить нахождение людей в Залах Уединенных Размышлений одновременно с горгами.
        Дальнейшее заседание было похоже на какой-то фантастический балет. Горги переходят на осмысленную речь жестов, ибо обсуждаются серьезные политические вопросы, в которых эмоциям не место. Дотанцевываются до решения вновь открыть планету, но с учетом обязательной проверки уровня ксенофобии всех гостей.
        Улетаю я на следующее утро. Вечером мы с Фиалкой и леди Летний Луг посидели в ресторане, где прислуживали дрессированные жуки. Я не удержался, попробовал такой аппетитный с виду овощной паштет, хоть горги и предупреждали, что в нем может содержаться белок. В результате всю ночь пришлось провести в санитарном отсеке. От мысли, что сейчас придется болтаться в безумной атмосфере Рока, меня мутит.
        Поэтому на появление посыльного с каким-то плоским прямоугольным предметом под мышкой я реагирую достаточно равнодушно.

«Тебе. Как ты хотел. Работа того же мастера, что и в Доме Порядка». - Говорит провожающий меня Фиалка.

«Спасибо… Жаль, конечно…»

«Нет, ты не понял. Ты прав во всем, я думал о такой возможности. Как о возможном варианте опасности. Но я для верности, скорее всего, подменил бы пистолет Иеремии чем-нибудь вроде тех водяных „бластеров“, которыми забавляются ваши ребятишки. То, что капельки яда из разбитых капсул попал в кровь, действительно, случайность».

«Можно подменить орудие преступления уже после преступления», - вяло парирую я.

«Нет!»

«Дурак ты, Фиалка! Для меня это ничего не меняет. Ты подставлял свою шкуру под пули, летевшие в меня. Ты тащил меня, раненого, с того гребаного астероида. Помнишь? И, к тому же, я - человек, а не горг. Поэтому мне все равно».

«Ты больше горг, чем кто-либо из людей».

«Ха! Я - бывший профессиональный убийца. Стражник».

«Именно поэтому ты понимаешь, как важно оставаться человеком».

«Ладно… Я тебе верю. Будь счастлив. Мои наилучшие пожелания леди Летний Луг. Если бы я был горгом, тебя бы, дружище, и рядом не стояло…»
        Гиперборейские острова (написано в соавторстве с Алексеем Токаревым)
        Им все-таки удалось взобраться на плоскую вершину холма.
        Лодку бросили на берегу. Под градом летящих из кустов стрел Тихон и Любава втащили наверх потерявшего сознания Демида. Тело парня показалось таким тяжелым, что девушка чуть ни расплакалась, пытаясь поднять брата. Тихон, не выпуская из правой руки меч, левой подхватил Демида, перекинул через плечо. Любава что-то неразборчиво пискнула.
        - Потом! - прохрипел Тихон и, почти теряя сознание от напряжения, бросился вверх по склону.
        На вершине они упали - все трое. Первой зашевелилась девушка - встала на колени, занялась ранами брата. Живот разворочен ударом копья, из бедра толчками хлещет кровь. Любава сконцентрировалась, зажала ладонями рану на ноге брата. Кровь перестала течь, но сил у девушки уже почти не осталось. Целительство выжимает паранорма досуха. Упрямо тряхнув головой, девушка достала из заплечного мешка чистую тряпицу, наложила повязку, и провела ладонью над раной на животе…
        Тихон, успокоив дыхание, тоже приподнялся на коленях. Кусты вокруг плоской площадки на холме подозрительно шевелились. Видимо, дикари никак не могли понять, почему беглецы стремились именно сюда, на открытую площадку, защищать которую слишком сложно, чтобы на что-то надеяться.
        Дикари не знали про куттеры. Но летающих машин еще нужно дождаться.
        Собственной энергии парня хватило лишь на то, чтобы установить купол вероятностей. Теперь можно было не опасаться стрел. Но первая же атака дикарей - и от экспедиции никого не останется…
        Если куттеры не успеют раньше…
        Перекатившись по камням, Тихон дотянулся до спрятанного между двумя валунами маячка и нажал на кожух, активируя его. Теперь в деревню летят не только тревожные сигналы, но и вызов, ориентирующий сюда, на холм. Теперь летчикам не придется искать походников, у них есть ориентир…
        Куттер от деревни долетит до этой гряды холмов часа за три. Но есть ли у них эти три часа?
        Из кустов к Любаве метнулась полосатая тень. Огромная серая кошка стрелой промчалась по открытому пространству и, чувствуя защиту купола, прижалась к ногам Любавы. Тихон ощутил, что после появления Миу купол стал плотнее.
        - Ты еще что-то можешь, зверь? - слабо улыбнулся Тихон. - Ладно, прикрывай Любаву!
        Парень снова осмотрелся. В кустах вроде бы затихли. Но это - временно. Из трех десятков взрослых мужчин, которых походники видели в племени дикарей, убиты лишь пять или шесть. Две с лишним дюжины обозленных неудачей фанатиков - слишком много для двух… нет, одного паранорма. Любаву можно не принимать в расчет, она сейчас занята только братом. Демид, который, как старший, всегда принимал решения, без сознания. Миу? У кошки есть зубы и когти, но энергии у нее немного.
        Что-то нужно решить, что-то сделать…
        Тихон зажмурил глаза, пытаясь нащупать идею, которая поможет им продержаться ближайшие три часа. На мороки сил уже не хватит…
        Что-то надо придумать. Но вместо решения подсознание вытолкнуло наверх воспоминания.
        Начало похода. Точнее, то, что было до него, родная деревня, праздник границы цикла…

* * *
        Ох! Ох! Ох! Ох!
        Как рассыпался горох!
        По горе-горе катит,
        Котя Катю норовит!
        Гармонисты рвали меха, частили по ладам, подзуживали бойцов, сами приплясывали, не в силах устоять на месте.
        Жги! Жги! Жги! Жги!
        Не жалей сапоги!
        А в круге - двое.
        Один - высокий, жилистый, чуть сутулый, с белобрысыми вихрами - пляшет да частит хлесткими взмахами, словно крутится винт куттера - только свист стоит. Второй - ниже почти на голову, но вдвое шире в плечах - скачет тугим мячом. Черноволосая круглая голова, круглые мышцы бугрятся под тонкой рубахой, круглые удары - короткие и смачные, будто билом по свае.
        Со стороны глянуть - молотят парни друг друга почем зря. Как только кровь-юшка во все стороны не хлещет - удивительно. Да только сторонних взглядов в общине не найдешь. Все, кто, затаив дыхание, стоит за кругом, видят: бойцы-то - ровня друг другу. Блоки, уходы, скольжения - редкий удар достигает цели. Да и от того вреда немного - волна энергии протекает сквозь тело и выплескивается ответным движением. Лишь пару раз коренастый, проскользнув под вихрем из кулаков противника, доставал того - точно, коротко и хлестко. Губы у белобрысого распухли, стали, как вареники, от чего на молодом лице застыло обиженное выражение.
        Да только и эта ребячливость мало кого обманет. Голубые глаза - спокойны и отрешенны, смотрят не на противника, а сквозь него, на небо, на вершины дальних гор. Плещется в глазах небесная лазурь, бурлит, яриться плясовая, пальцы гармонистов все быстрей и быстрей бегут по ладам, хотя уже кажется - куда дальше, не таких сил, чтобы выдержать этот ритм…
        Жги! Жги! Жги! Жги!
        Жги, милок, наяривай!
        Не жалей руки-ноги!
        Ладу уговаривай!
        Но долго такие поединки все же не длятся. Еще куплет, еще шаг - и вдруг долговязый с размаха хлещет черноголового в висок. Другой от такого удара свалился бы замертво со сломанной шеей, но и крепыш - не простак: извернулся, крутанулся на пятке, послал волну движения в ответный удар. Да только там, куда бил - пустота. Белобрысый ушел, утек, выскользнул, словно вовсе костей нет у парня - одни гибкие жилы.
        Потеряв равновесие, черноволосый полетел кубарем, закрутился по земле. Вскочил - и застонал разочарованно - он уже на пару ладоней за пределами отсыпанного речным песком круга.
        Разом смолкли гармони, на миг повисла тишина, потом порвалась от крика:
        - Ти-хон! Ти-хон!
        Черноголовый досадливо скомкал меховые рукавицы, бросил их на землю. Вздохнул тяжело, махнул рукой, сел, где стоял, в песок. К проигравшему поединщику подбежала такая же круглолицая и черноволосая девушка. Только глаза у нее не темно-серые, как у брата, а зеленоватые с желтыми крапинками, словно у лесного пардуса.
        - Демид, кровь у тебя! - ойкнула она.
        - Где, Любава? - потянулся парень, чтобы ощупать лицо.
        - Тихо ты, руками не трожь! Бровь посек - вот и кровит. Дай остановлю.
        Девушка аккуратно отерла парню лицо холщевой тряпочкой, прижала лоскут к брови:
        - Держи, пока заговорю!
        К брату с сестрой нерешительно подошел победитель - Тихон:
        - Ты чо, Демид, как? Ничо?
        Сейчас, когда из глаз ушла боевая отрешенность, лицо парня казалось совершенно детским: почти белые брови и ресницы, курносый нос, россыпь веснушек на скулах, растрепанные белесые вихры с неизвестно откуда взявшимися в них травинками.
        - Ничо… руку дай, - буркнул Демид.
        Продолжая одной рукой прижимать тряпицу к брови, он другой уцепился за протянутую ладонь Тихона. Тяжело поднялся, повертел шеей, проверяя целость хребта:
        - Вырос… на мою голову!
        - Да я чо? Я ничо! - пробормотал белобрысый Тихон.
        - Милый, чо, милый чо,
        Не целуешь горячо?
        Милый маленький исчо,
        Целоваться не учен!
        - вдруг звонко пропела Любава.
        Кто-то из гармонистов озорно пробежался по ладам, колокольчиками зазвенели девичьи смешки.
        Девушка гордо развернулась - черная коса змеей плеснула по спине - и, словно по струнке, пошла к девичьему кружку, где уже сговаривались, с какой песни нынче начинать.
        - Во - отмстила за брата! - хохотнул Демид.
        - Да я чо? - вздохнул Тихон. - Я к ней и так, и сяк, а она! Словно я не ратник, а кутенок какой…
        - Чокай меньше! - с улыбкой сказал Демид. - Любава не злая, гордая она. Цену себе знает. Таких видящих - поискать, не во всякой общине есть. Ежели о прямом знании говорить, то мы с тобой в подметки ей не годимся - она до звезд мыслью дотягивается, до дальних пределов достает.
        - Да знаю я! Но чо делать-то? Я и так, и сяк…
        - Эх, Тишка-тихоня! - вздохнул Демид. - Ладно, пошли, староста просил, как освободился, к нему подойти. Разговор к нам какой-то у него - к нам двоим.

* * *
        Староста Андрон Евсеевич на вид - крепкий еще, налитой силой мужик лет пятидесяти. На самом деле ему гораздо больше. Паранормы живут долго и старятся медленно. И Тихон, и Демид, сколько себя помнят, привыкли видеть дядьку Андрона седоусым, седобородым, с коричневым от ветров и солнца лицом и блестящей, словно лакированной, лысиной.
        Перед поединком Тихон краем глаза заметил старосту в толпе. Но теперь, оглядевшись, парни на площади его не обнаружили.
        - Пошли к дядьке Андрону домой, - сказал Демид. - Он сказал, что ждать будет.
        Однако в полутемных сенцах их встретила младшая внучка старосты Оленька:
        - Чего ты не с девками? - удивился Демид. - Там уже пляшут.
        - Проходите в комнаты! Деда наказал вас дождаться и тогда идти гулять. Квасу хотите?
        Парни, не сговариваясь, согласно закивали.
        Оленька метнулась в кухню, притащила глиняный кувшин, покрытый ледяной испариной, и пару расписных кружек. Присела на табурет у стола, за которым расположились гости.
        На девушке ради праздника была широкая белая рубаха из тонкого пуха карликового тополя и тканая же юбка-понева из крашеной шерсти. На плечах - вязаный платок с разноцветными кистями.
        Удобная одежда, не жарко в ней и не холодно, мошкара ноги не ест. Гордость особенная Норильской общины. Когда катаклизм разрушил Землю, люди потеряли многие сельскохозяйственные культуры. Не выращивали никогда здесь, на побережье океана, ни льна, ни хлопка. Для этого были теплые земли. Только, как говорят, свято место пусто не бывает. Из-за потепления климата изменилась местная растительность. Да и мутации порой оказывались весьма полезны.
        Черный тополь, которым изобиловали прибрежные ленточные леса, стал родоначальником многих видов деревьев. Одно из них - карликовый тополь. Его заросли заполонили тундру, затянули ягельные болота. Семенные коробочки карликового тополя вырастали на удивление большими. Как-то попробовал кто-то прясть из белого тополиного пуха - и получилось. Ниточка да веревочка в любом хозяйстве сгодится. А там и технологии ручного ткачества в общине вспомнили.
        Тихон с завистью посмотрел на сидящую перед ним девушку. В ее одежде - ничего кожаного, только тонкие ткани да узорчатое вязание. Хорошо, когда семья большая и дружная, и в ней много женщин. Не то, что в их доме - на трех мужиков - одна старая бабка. Отец и мать Тихона погибли пять лет назад во время нападения сектантов. В живых остались дед с бабкой да маленький брат Влас. Поэтому и ходит Тихон и в будни, и в праздники в одних и тех же трепаных замшевых портах и кургузой вязаной безрукавке, которую давно уже пора отдать малому…
        - Может, еще чего надо? - спросила Оля.
        - Да беги уж, - махнул рукой Демид.
        Девушка просияла и птичкой выпорхнула в сени.
        - Чего загляделся? - съехидничал Демид, когда за ней захлопнулась дверь. - Хороша девка, да молода пока.
        - Не, я не о том, - задумчиво проговорил Тихон. - Слушай, а правда, что во многих общинах носят только звериные шкуры да «лягушачью кожу», которую в кладах находят?
        - Правда. Сам видел, - кивнул Демид.
        В этот момент бухнула входная дверь, и в светелку, щурясь от солнца, вошел староста Андрон Евсеевич.
        - Заждались, небось? - пробасил он.
        - Не, Олюшка нас потчевала, не скучали, - ответил Демид.
        - Ну, раз Олюшка, то понятно - не скучали, - рассмеялся староста.
        Но сразу посерьезнел:
        - Вот что, парни. Разговор у меня к вам непростой и секретный. Хочу предложить одно дело. Не неволю, откажетесь - ваше право. Но дело для будущего важное.
        Выдержав паузу, Андрон Евсеевич внимательно посмотрел на молодых ратников и продолжил:
        - Начну издалека. Вы знаете, чем наша община отличается от многих евразийских?
        - Тем, что она - наша? - неуверенно сказал Демид.
        - Ну, каждый кулик свое болото хвалит, - рассмеялся староста. - Не только. До катаклизма Норильск был одним из немногих на Земле крупных городов, расположенных за полярным кругом. Какой тут был климат, нам сейчас и представить сложно. Достаточно сказать, что в течение 9 месяцев в году среднедневные температуры не превышали нуля градусов по Цельсию. За теплый период земля не успевала оттаивать, так что растительность цеплялась только за тонкий слой почвы, покрывавшей лед. Это называлось вечная мерзлота.
        - А как люди жили? - невольно перебил старосту Тихон.
        - Как-то жили. Видимо, здесь селились те, кто имел особый запас прочности. Так что гордитесь - наши с вами предки еще до катаклизма прошли естественный отбор. Но дело не в этом. До катаклизма на этой территории были расположены только крупные добывающие предприятия. Ни сельского хозяйства, ни перерабатывающих производств. Зато были крупные запасы топлива и продовольствия, так как завозили в Норильск все только летом, по реке. Наше счастье, что катаклизм произошел как раз в самом начале холодного периода. Иначе бы не выжил никто. Но в результате изменения наклона Земли по отношению к Солнцу, климат разительно изменился. Холодный период так и не наступил. Постепенно исчезла вечная мерзлота. Это привело к затоплению значительных территорий в низинах. А вот на возвышенностях и растительность, и дикие животные бурно размножились, произошел ряд мутаций, которые потомки жителей города сумели использовать в своих целях. Впрочем, вы все это должны знать…
        Демид выразительно взглянул на старосту. Да, тому, что тот сейчас говорил, учат малолетних ребятишек еще в ранарии. История катаклизма, произошедшего почти девятьсот лет назад, - первое, с чего начинается курс землеведения.
        Дядька Андрон ухмыльнулся, поняв, что думает парень, но продолжил:
        - Я лишь хочу обратить ваше внимание на один очень важный момент. В окрестностях Норильска было несколько военных баз и крепкие, дисциплинированные коллективы шахтеров. Это резко сократило период анархии. Плюс - что очень важно - были большие запасы топлива, рассчитанные на суровую зиму. Поэтому достаточно быстро удалось восстановить автономную систему энергоснабжения. В результате Норильская община быстро оказалась одной из самых стабильных и развитых. Однако мы не имеем тех ресурсов, которые есть у общин, расположенных дальше от побережья. «Кладов» вокруг нас минимум.
        Парни слушали и согласно кивали. Все, о чем говорил староста, они давно знали и считали чем-то само собой разумеющимся. У каждой общины - своя история, свои легенды о «темных веках» и свои поводы для гордости.
        - Мы быстрее других научились обходиться тем, что дает природа, - продолжил Андрон. - Но вот перспективы у нас не такие уж и радужные. Сейчас многие, освоив принципы кибернетики, начали вскрывать наиболее поздние «клады», имеющие многие уровни защиты. А у нас… у нас в ресурсе - лишь территория Сверкающего океана.
        - А что, там могут найтись «клады»? - удивленно спросил Демид. - Ведь там же только море было и лед.
        - Там были подводные научные и военные базы. Причем самые поздние, двадцать второго и двадцать третьего века, которые лучше всего сохраняются. Информацию о некоторых из них мы недавно получили из Мурманской общины. Там сумели расшифровать записи, сохранившиеся в хранилищах бывшего института океанографии. К тому же многие участки дна океана поднялись, образовав Гиперборейский архипелаг. Что там творится, не знает никто. Даже карт нет - ведь до катастрофы его просто не существовало. Ходят слухи о каких-то медведях-мутантах, о цивилизации разумных моржей…
        - Но… мы же не кладоискатели… мы всего лишь ратники, - удивился Тихон. - Может, что-то и найдем, но для того, чтобы взять «клад», надо разбираться в кибернетике. А мы…
        Староста кивнул:
        - Вы - не кладоискатели, да. Но ваша задача в другом. Нужно бы составить карты архипелага. Вообще посмотреть: что там есть. А что-то там наверняка есть. Вы замечали, сколько птиц летит к океану? Возвращаются они сытые и обзаведшиеся потомством. Я давно наблюдаю за перелетными птицами - год от года их становится все больше. Значит, для гусей и уток там, на краю земли, есть корм.
        Демид нахмурился, а Тихон продолжал заворожено смотреть на старосту.
        - Вы - лучшие бойцы из молодых, - продолжил дядька Андрон. - Да, по одиночке вы еще не дотягиваете до уровня витязя. Но втроем…
        - Что? - переспросил Демид. - Втроем?
        - Да, парни. Я уже поговорил с Любавой. Вы трое - уникальное сочетание дополняющих друг друга способностей. Если бы все ваши таланты собрать в одном человеке, то это был бы самый мощный паранорм, какого я только могу вспомнить.
        Но Тихон не слушал объяснения старосты:
        - Девку - в поиск? Да где ж это видано? Что, в общине народу много стало, чтобы рисковать тем, кто может рожать детей?
        - Погоди, не кипятись! - повысил голос Андрон. - Без Любавы вы не справитесь. К тому же и она сама кое-что может.
        - Угу, - кивнул Демид, невольно поглаживая почти сгладившийся шрам от ожога - последствие давней ссоры с сестрой. В двенадцать лет девчонки порой невыносимы, особенно когда у них есть Сила, способная скрутить старшего брата в корчащийся от боли комок и отхлестать огненными жгутами.
        - А кто поведет куттер? - спросил Демид. - До островов надо еще как-то добраться через океан.
        - Степан на грузовике забросит вас к побережью, - ответил староста. - Дальше - на шлюпке. Неизвестно, хватит ли горючего, чтобы долететь до островов. Мы несколько раз посылали пилотов на «индивидулах», они поворачивали назад, не долетев до архипелага. Горючее же нужно и на обратную дорогу.
        - Все равно - так нельзя, - упрямо замотал головой Тихон. - Не по закону. Нельзя девку в поиск!
        - Если очень надо, то можно, - жестко закончил староста. - Главная сложность задачи - узнать как можно больше о Гиперборейском архипелаге. И для этого нужны способности Любавы к сверх-знанию и умение пусть и неконтролируемо, но все же выходить в высшие информационные пласты. Вполне может случиться, что, оказавшись рядом с островами, ощутив их на информационном уровне, она без особого труда нарисует их карту. Но для этого ей нужно добраться до архипелага. Ваша же задача… да, ваша задача - все время помнить, что эта девчонка - не только паранорм, но и будущая мать. И сделать все, чтобы она вернулась в деревню целой и невредимой. Кроме того, вам нужно будет найти места для временных аэродромов на самом побережье. Будет карта - построим на берегу заимку, завезем туда горючее, и уже будем на острова летать, а не плавать. Вы меня поняли, воины?
        Парни кивнули: Демид - уверенно, Тихон - с сомнением.
        - Вот и хорошо, - заключил староста. - А теперь марш на луговину, девки, небось, заждались!

* * *
        Провожали походников всей деревней.
        Тихон в новой кожаной куртке (как и тканая рубаха под ней - подарок жены Андрона Евсеевича), Демид - тоже во всем новом, не ношеном, стояли на краю луговины и ждали, когда подойдет Любава. Девушка задерживалась.
        - Вот бабы - даже в поход будет собираться, как на гулянку, только что брови чернить не станет, - ворчал Демид. - С утра куда-то исчезла, а мне за нее - рюкзак тащи!
        - Куда исчезла? - забеспокоился Тихон.
        Но в этот момент подбежала запыхавшаяся Любава. Она была одета, как парни, в крепкие кожаные куртку и штаны, в руках - какой-то странный мешок из переплетенной травы. Перед ней семенила дикая кошка.
        - А это еще что? - удивился Демид. - Зачем тебе этот кошак?
        - Надо, - упрямо мотнула головой Любава. - Они сами захотели, чтобы Миу отправилась с нами. Она у них вроде как у нас - кладоискатель.
        - Что?
        - То, что слышал. Миу отправляется с нами.
        Демид пожал плечами: места в куттере достаточно, а наличие в команде полуразумного создания вряд ли сможет им помешать добраться до Гиперборейского архипелага. Тихон, наоборот, взглянул на кошку с интересом.
        Эти звери - или уже не звери - были одной из тайн, еще не разгаданных людьми. После катаклизма многие животные мутировали, каким-то непонятным образом приобретя зачатки интеллекта. Первое время людям пришлось жестко конкурировать за право называться «царем природы» со стаями разумных обезьян и медведей. Но кошки в окрестностях Норильска появились недавно, всего лет двадцать назад. Просто пришли и поселились неподалеку от общины. Сначала люди отнеслись к ним с опаской: все-таки хищники. Да и размерами «кошаки», как их стали звать, не уступали крупным лайкам. Кстати, те собаки, которые жили в деревне, реагировали на новых соседей достаточно странно. Видно было, что псы не чувствуют в них животных, скорее - необычных, но все же людей. Они облаивали любого проходящего мимо деревни кошака, но издалека, как человека-чужака.
        Впрочем, вскоре и люди, и собаки привыкли к тому, что в нескольких сотнях шагов от околицы появилась колония полуразумных существ.
        Кошаки были не агрессивны. Они охотились на мелких животных, причем достаточно необычным способом. Время от времени, выстроившись в цепь, проходили по полям. Через некоторое время колосья перед ними начинали шевелиться, и вскоре на межу выплескивалась волна мышей-полевок и других мелких грызунов, портивших посевы. Несколько кошаков без труда собирали это пищащее месиво в сплетенные из травы мешки и утаскивали в облюбованные колонией пещеры в песчаном откосе.
        Увидев первый раз, как охотятся соседи, староста деревни приказал девкам отнести кошакам несколько крынок с оленьим молоком. Звери милостиво приняли дар, но по-прежнему держались замкнуто, с людьми практически не общались. Лишь некоторые из молодых паранормов, владевшие телепатией, сумели установить с ними некое подобие контакта. Но о том, что Любава тесно общается с соседями, Тихон не знал.
        От размышлений о кошаках и о том, чего он еще не знает об этой дерзкой девчонке, Тихона отвлек появившийся на луговине грузовой куттер.
        Десяток парней покрепче выкатили его из сарая и дотащили до площадки, с которой обычно стартовали летучие машины. Тихон, глядя, как ребята тянут веревки, ухмыльнулся про себя. Он был маленьким, но помнил, как кладоискатель обнаружил подземный ангар, в котором сохранились законсервированные когда-то, столетия назад, куттеры. Восстановить их и привести в рабочее состояние не составляло особого труда - механики в общине уже научились обращаться с наземной техникой, оставшейся с «до катаклизма». Но куттеры - это была настоящая находка! Целых десять машин! Конечно, пришлось поделиться с другими общинами. Норильску осталось лишь пять штук. Все мальчишки, сколько их было тогда в деревне, четверть цикла не вылезали из куттерного сарая, порой забывая даже про занятия в гимнасии. Мужики перебрали машины, сверяясь с найденными там же, в кладе, схемами, смазали все вращающиеся детали, методом проб и ошибок подобрали подходящее топливо.
        За десять с лишним лет машины, конечно, поизносились. Но предки строили на совесть. Так что о том, как они доберутся до побережья, походники не беспокоились. Тем более, что вести машину будет лучший в деревне пилот - Степан по прозвищу Крылан.
        - Ну что, с Богом? - полувопросительно сказал подошедший к Тихону и Демиду староста Андрон Евсеевич. - Лодка погружена, все остальное вы сами собирали.
        За плечом у него стоял властник Норильского гарнизона Олег - молодой еще, лет тридцати с небольшим, воин с темными волосами и раскосыми «оленьими» глазами.
        - Помните, воины, что на вас возложена важнейшая миссия, от успеха экспедиции зависит будущее нашей общины, - чуть излишне пафосно произнес он.
        Любава недоуменно посмотрела на красавца-властника, но ничего не сказала.
        - Прости, Любава, - понял обмен взглядами староста. - Прости, девочка. Если бы ни необходимость, то… сама понимаешь…
        - Не печалься, дядька Андрон, все будет хорошо. У меня предчувствие…
        Староста кивнул и, помолчав немного, добавил:
        - Долгие проводы - долгие печали. Идите уж!

* * *
        Куттер разогнался и легко поднялся над луговиной. Сделав круг над деревней, машина взяла курс к побережью.
        Демид, который до взлета выглядел совершенно спокойным, расположился на скамейке у борта и зачем-то копался в своем дорожном мешке. Любава, усевшись на пол и, удобно привалившись спиной к разборной лодке, закрыла глаза и, казалось, дремала. Кошка, устроившись рядом, положила голову на колени девушки.
        Тихон с интересом рассматривал неожиданного спутника. Серо-полосатая шкура, пушистый «воротник» вокруг шеи, такой же пушистый хвост с белым кончиком. От домашних кошек, изображения которых парень видел в файлах, посвященных «докатаклизмовым» временам, Миу отличалась не только размерами. Зверь казался горбатым из-за того, что мог с одинаковым успехом передвигаться и на четырех, и на двух конечностях. Передние лапы у нее больше походили на руки. Несмотря на мощные когти, которые вроде бы должны мешать в работе, кошаки умели плести из сухой травы мешки и циновки, которыми выстилали свои норы. Правда, никаким инструментами или оружием они вроде бы не пользовались. По крайней мере, Тихон ни разу не видел в лапах кого-нибудь из пушистых соседей что-то, хоть отдалено напоминающее топор или копье.

«Загадочные существа, - подумал парень. - С виду и не заподозришь, что разумны».
        Лежавшая на коленях у Любавы кошка приоткрыла глаза и в упор посмотрела на Тихона. Парень почему-то застеснялся и отвернулся к окну.
        Внизу проплывала приморская равнина: россыпи озер, соединенных множеством речушек и ручейков, поросшие лесом гряды холмов, темные от черного тополя низины, порой - возвышавшиеся надо округой одинокие скалы, голые, иссеченные ветрами. Если бы ни куттер, то до побережья пришлось бы добираться добрый десяток малых циклов, если не дольше. А так Тихону еще не надоело смотреть на скользящую внизу землю, а из пилотской кабины раздался голос Степана-Крылана:
        - Заснули, походники? Ну-ка, просыпайтесь, сейчас снижаться будем! Дальше не повезу!
        Куттер мягко спланировал на плоскую вершину холма. Чтобы взлететь, тяжелой грузовой машине нужна хотя бы сотня метров твердой почвы. Это не легкие «индивидуалки», в которых, кроме пилота, может поместиться, да и то - согнувшись в три погибели, лишь один пассажир, но которые зато способны садиться на воду и взмывать вверх с любого болота, как воробьи - с просяного поля. Поэтому летчики, совещавшиеся вчера весь вечер, решили, что нужно высадить походников на берегу неширокой и спокойной реки, впадающей в Сверкающий океан.
        Ребята выгрузили из трюма вещи и разборную шлюпку, стали прощаться со Степаном.
        Обстоятельный мужик не поленился напомнить походникам про маячок, которые те должны установить на холме:
        - Вернетесь сюда - активируйте передатчик. Значит, за вами пойдет грузовик. Заберем и лодку, и - ежели чего найти сможете…
        Степан сверкнул глазами. Тихон улыбнулся, стараясь, чтобы мужик не заметил его веселья. Больше всего Степан-Крылан любил машины. Все то, что было создано предками, чтобы ездить по земле, плавать по воде или летать по небу. Каждый клад встречал с затаенной надеждой: вдруг, кроме комбинезонов и других полезных вещей, попадется незнакомая техника или информационный кристалл? Любую новую машину, попадавшую в Норильск, самолично перебирал по винтику, с помощью какого-то седьмого чувства догадываясь о назначении каждой детали. При этом пилот не был паранормом.
        - А ежели беда какая… то про личные маяки тоже не забывайте. «Индивидуалок» в деревне хватит, чтобы всех вытащить, даже вашего кошака.
        - Миу! - вдруг явственно произнесла кошка, глядя в глаза пилоту.
        - Пожалуйста, - недоуменно ответил Степан. - А ты, серый, думал, тебя в беде бросят?
        - Серая, - поправила мужика Любава.
        - Это - девка? Ну - тем более, девок в первую голову спасать положено, - хохотнул пилот и полез в кабину.
        Любава рассмеялась и легла на редкую жесткую траву, чтобы ее не сбило с ног ветром от лопастей. Парни тоже присели у края плоской площадки, венчающей холм.
        Куттер, неуклюже покачиваясь, прокатился по камням и взмыл в воздух.
        Тихон проводил взглядом машину. Ему вдруг стало зябко, словно воздух резко похолодел.
        - Ладно, чего расселись, пошли к реке, - скомандовала Любава.
        Демид что-то пробурчал себе под нос. Тихон удивленно взглянул на девушку, но спорить не стал. От ее голоса исчезло мимолетное ощущение знобкого страха.
        Миу - та вообще сразу же, как улетел куттер, ловко уцепила зубами свой мешок и теперь прыгала по камням, спускаясь к берегу.
        Тихон одной рукой ухватил мешок, другой - сверток с покрытием для бортов лодки и поспешил вслед за кошкой. Демид же, прежде чем начать спускаться, снял чехол с меча и прицепил оружие к поясу.
        - Мало ли, кто тут живет, - проворчал он.
        Тихон, оглянувшись на друга, тоже вооружился. Незнакомое безлюдное место. И что с того, что сверху из куттера холм казался таким мирным, а кошка без страха полезла вперед? Пусть и говорят про кошаков, что они опасность за тысячу шагов чуют, гораздо лучше, чем собаки, но все-таки без оружия тут лучше не ходить.
        Впрочем, в первый день путешествия ничего опасного ребятам так не встретилось.
        Они установили маяк на вершине холма, собрали на берегу лодку, загрузили в нее вещи и, решив не тратить время на еду, поплыли вниз по реке. То Тихон, то Демид помогали веслами неспешному течению.
        Плыть было легко. Чистое песчаное дно, берега то очерчены каемками пляжей, то тонут в зарослях ивы и черемухи. Ни камней, ни перекатов.
        Любава сидела на корме. Когда ребята проголодались, она распаковала один из мешков, вынула краюху хлеба и кусок вяленой оленины:
        - Демка, пока не гребешь - ешь, - сказал она брату.
        - А мне? - притворно обиделся Тихон.
        - А ты пока работай, солнце еще высоко.
        Парень непроизвольно взглянул на небо. Солнце никогда не спускалось за горизонт, лишь через определенные промежутки времени тускнело, скрываясь за скоплениями облепленных всяким мусором нагуалей, блуждающих по околоземным орбитам. Сейчас как раз наступил очередной сумеречный период. Это было похоже на то, как если бы небо затянули плотные облака. Призрачно-серебристый свет, льющийся вроде бы ниоткуда, давал возможность видеть крупные предметы.
        - Слушай, Лю, а почему так говорят: «солнце еще высоко»? - задумчиво спросил Тихон.
        Медленная гребля позволяла болтать, сколько угодно - не настолько большая нагрузка, чтобы беречь дыхание.
        - Не знаю, - так же задумчиво ответила Любава. - Это с какого-то старого кристалла. Помнишь, кладоискатель Филипп принес много кристаллов? Старейшины сначала обрадовались: много новых знаний. Но оказалось, что там было в основном то, что предки называли художественными фильмами. Конечно, посмотреть, как жили предки, интересно, но никакой пользы от этого нет. Там были кристаллы, которые сделали за много-много лет до катаклизма. Смешные и грустные истории… Их раздали тем, кто хотел посмотреть. У нашего бати есть экран, он его сам восстановил. Вот мы и смотрели с Демкой все подряд…
        - А говорят, гиперборейцы, к которым мы плывем, жили еще раньше, чем наши предки?
        - Намного раньше, - кивнула Любава и замолчала, вслушиваясь во что-то, только ей доступное.
        Тихон тоже вдруг ощутил, как время, словно река, струится сквозь него, покрывая кожу тревожными мурашками.
        Вдруг кошка резко мяукнула, а Демид закричал:
        - К берегу! Живо к берегу!
        Тихон, опустив левое весло в воду, лихорадочно забил правым, а потом несколькими мощными взмахами выбросил лодку на полоску пляжа.
        - Что такое? - удивленно спросил он, почувствовав, как дно заскребло по песку.
        - А ты глянь!
        В нескольких десятках шагов вниз по течению реку перегораживали руины чего-то, что Тихон принял за рухнувший мост. На правом берегу, к которому они причалили, из песка торчал бетонный параллелепипед, с которого в реку уходили ржавые металлические конструкции.
        - Что это? - невольно спросил Тихон.
        - Вроде бы какой-то трубопровод был, - пожал плечами Демид. - Только какая разница? Придется перетаскивать лодку по берегу, плыть над этой железной рухлядью слишком опасно. Видишь, как вода бурлит?

* * *
        Разгрузили лодку, вытащили ее на берег. Заодно решили перекусить и разведать дорогу.
        - Так, «носом вперед», без разведки, дальше плыть нельзя, - сказал Демид.
        - А как надо? Кормой вперед? - съехидничала Любава. - Я иногда дальнее вижу лучше, чем ближнее. А ты куда смотрел?
        - Издеваешься? Осторожнее надо быть, перед каждым поворотом причаливать, высаживаться и смотреть, что там впереди.
        - Не знаю, - покачала головой девушка. - В лодке мы в относительной безопасности. Разве что мели и топляки всякие могут помешать. А на берегу всякое бывает.
        - Я про мели и перекаты и говорю…
        - Так вот и смотри, если не на веслах!
        Тихон не прислушивался к перебранке между братом и сестрой. В деревне давно привыкли, что Демид с Любавой не могут и дня прожить, чтобы не поругаться. Правда, стоило кому-то задеть одного из них, все ссоры сразу же забывались, и бедолага оказывался перед парочкой разъяренных паранормов, готовых защищать друг друга от кого и от чего угодно. Так что сейчас Тихона больше интересовало поведение кошки.
        Зверь порылся в своем мешке, вытащил что-то, похожее на горсть сухих репьев и с удовольствием это что-то сжевал. Подошел к реке, полакал, припав на передние лапы.

«Это, наверное, какой-то другой разум, - размышлял Тихон. - В старых кристаллах попадались упоминания о не техногенных цивилизациях, о диких племенах, которые на поверку оказывались совсем не дикими. Им не нужны были ни орудия, ни оружие. Может, так оно и лучше?»

«Ты прав, - вдруг раздалось в мозгу у парня. - Гораздо лучше».
        Тихон вздрогнул. Телепатией могут пользоваться только самые сильные паранормы. А он - просто боец и целитель, он не мог наладить контакт даже с Любовой.

«Она не хочет - ты не можешь».
        Тихон тряхнул головой. Нет, об этом сейчас лучше не думать. Сейчас главное - задание. Остальное - потом, когда они вернутся в общину. Любава - походник, такой же, как он и Демид. Только самый ценный…
        Тихон с опаской покосился на кошку, ожидая еще каких-то комментариев. Но та сидела у воды, принюхиваясь к чему-то. Потом поднялась на задние лапы. Движения кошки вдруг стали очень собранными и словно настороженными.
        Тихон тоже невольно поднялся, проверил, легко ли вытаскивается меч, и медленно пошел вслед за кошкой.
        Бетонная опора рухнувшего трубопровода занимала всю ширину пляжа и дальним от воды краем упиралась в заросли ивняка. Однако между серой стеной и переплетением ветвей оставался небольшой проход - ровно такой, чтобы проскользнуть кошаку. Или худощавому Тихону, который, чтобы не потревожить кусты, шел боком, прижимаясь к крошащемуся камню.
        Ширина опоры была метров пять. Тихон уже видел неровный край стены, когда пробиравшаяся впереди кошка вдруг резко остановилась. Парень почувствовал, как напряглись мышцы под пушистой шкурой зверя. Он осторожно нагнулся и выглянул из-за края опоры.
        Раскинувшуюся впереди картину можно было назвать идиллической. Река здесь делала поворот и широко разливалась. Пляж тоже становился шире, его окаймляли черные тополя и верба, таинственно блестевшие в сумерках серебристыми стволами. Над деревьями плыли облака, подсвеченные невидимым солнцем. Но красота пейзажа не интересовала парня. Чудесных местечек и в окрестностях Норильска не счесть. Но далеко не везде по речным берегам разгуливают такие огромные медведи.
        Мишка рыбачил. Он стоял по колено в воде, поджидая, когда к нему подплывет один из спешащих на нерест осетров. Горбатые спины этих рыб то и дело показывались на мелководье.

«Ух ты! - подумал Тихон. - Нерестовая речка. Если бы была поближе к общине, то тут давно бы стояли сети».
        Впрочем, любителей полакомиться рыбкой и кроме людей хватает. На песке, за спиной медведя, шевелились, блестя металлом чешуи, несколько крупных рыбин.

«Что делать? - услышал Тихон мысль Миу. - Я по кустам прошмыгну. А лодка?»
        Парень внимательно посмотрел на медведя. В этот момент зверь молниеносно ударил лапой по воде, и на песке забилась еще одна рыбина.

«Здоровый какой! Возле наших пещер таких нет».

«Мутант, наверное».

«Как это?»

«Ну, не похожий на родителей».
        Тихон задумался. Рассказывать кошке про катаклизм и мутации времени не было. Ведь придется начинать с самого начала, с тех времен, когда предки их пушистой спутницы ловили мышей и спали на подоконниках в не разрушенных еще городах…

«Хорошо, потом, - уловил он мысль Миу. - Сейчас - медведь. Так?»

«Так».
        Тихон, стараясь не задеть ни одной веточки, заскользил вдоль блока обратно к товарищам.
        Демид с Любавой уже заметили его отсутствие. Девушка пристально вглядывалась в кусты, из которых он появился.
        - Что там? - тревожно спросила она, едва Тихон вышел из-за угла бетонной опоры. - Там что-то опасное?
        - Да не то чтобы очень. Медведь рыбачит. Здоровый, черный. Какая-то незнакомая разновидность - я таких не встречал.
        - Мутант?
        - Кто его знает? Медведь как медведь, только ростом под три метра и темнее, чем наши.
        - Фигово, - проворчал Демид. - Если бы ни лодка, обошли бы его по верху. А так придется рубить кусты - вряд ли ему понравится.
        - Мне бы тоже не понравилось, если бы мне кто-нибудь обедать помешал, - рассмеялся Тихон. - Придется мороком прогнать.
        - Не убивать же, - кивнула Любава.

«А вы сможете прогнать? Он испугается?» - заинтересовалась Миу.

«Около Норильска гоняли», - мысленно ответил Тихон.
        Парни распаковали топоры и стали методично вырубать кусты возле бетонной опоры. Девушка стояла поодаль, чутко прислушиваясь к чему-то, ей одной ведомому.
        - Не свалил мишка? - время от времени спрашивал Демид.
        - Нет. Прислушивается, но к нам не идет. Уселся на берегу… Встал… Подошел к кустам… Нет, повернул обратно, к рыбе, - отвечала девушка.
        Проход был почти готов, когда парни услышали предупреждающее рычание.
        - Тихон, берегись! - крикнула Любава.
        Парень, который в этот момент наклонился, чтобы ловчее было подрубать стволики, резко отскочил вбок.
        Из-за ветвей показалась медвежья морда.
        - Разом, парни! - скомандовала девушка.
        Со стороны это выглядело довольно странно. Медведь кинулся на людей, но вдруг остановился, словно наткнулся на невидимое препятствие. Миг - и он поднялся на задние лапы, взрыкнул, приготовился к прыжку… Но парни, разбежавшиеся в разные стороны, времени не теряли. Выставив вперед мечи на тот случай, если считающий себя властелином этих мест зверь не испугается, они продолжали раскачивать перед зверем «черный морок». Девушка, заметив, что глаза медведя продолжают яростно сверкать, поспешила подстроиться под задаваемый Демидом ритм. Сила кружилась над кустами, металась, но не уплотнялась, не превращалась в огненно-жгучие струи.
        Медведь снова качнулся, собираясь атаковать, нацеливаясь на этот раз на Любаву. Но вдруг перед ним возникла орущая во всю мощь своей кошачьей глотки Миу - уши прижаты, хвост трубой, шерсть на загривке - дыбом.
        Рядом с медведем она казалась крохотной. Но Тихон, первым понявший, что делает их спутница, крикнул Демиду:
        - Дави!
        Кружащая над кустами черная сила уплотнилась, свилась в кольцо, надвинулась на медведя, и тот вдруг совершенно по-щенячьи взвизгнул и ломанулся в кусты, оставляя за собой просеку более широкую, чем прорубили парни.
        - Можно было и топорами не махать, - хохотнул Демид. - Зазвать его сюда, а потом шугнуть.
        - Угу, - улыбнулась в ответ Любава. - Только он не к реке попер, а в горы. Мы что, по горам поплывем?
        - Вот бабы, любую шутку испортят, - проворчал ее брат. - Ладно, хватай свои пожитки, мне уже надоело за тобой все носить.
        Парни быстро протащили лодку мимо остатков трубопровода, загрузили, спустили на воду. Работали спешно. Медведь удрал, но песок усеивало множество его следов. Пара кучек помета и несколько снулых рыб, к которым уже подбирались наглые чайки, тоже не радовали взгляд.
        - Очухается - обязательно вернется, - тоном знатока медвежьих повадок произнес Демид. - Мощный зверь.
        - Да, я тоже почувствовал, что сначала он скорее был удивлен нашей наглостью, чем испугался, - согласился Тихон. - С детства он не встречал никого сильнее себя.
        - Ну, теперь он познакомился с Миу, - улыбнулась Любава. - А вы говорили: «Зачем кошак? Зачем кошак?»
        - Кто говорил? - притворно удивился Демид. - Я не говорил.
        Миу тем временем, распугав чаек, подбежала к оставленной медведем рыбе и вопросительно взглянула на Тихона.
        - Во-во! И я о том же, - рассмеялся парень. - Она нас теперь и охранять, и кормить будет. Мишкины осетры - ее законная добыча!
        Забрав рыбу, отплыли подальше от пустынного берега. Сделав поворот, река перестала петлять. Теперь она просматривалась не меньше, чем на пару километров.
        - Слушайте, ребята, а я так и не понял, что наша кошка сотворила, - вдруг произнес Демид. - Неужели своим мявом так мишку напугала?
        - Демка, ну ты даешь! - рассмеялась Любава. - Миу дала нашему мороку образ. Именно тот, который мог напугать медведя - огромного хищного зверя. На людей морок навести легко. А вот на зверя… Зверя надо знать, знать чего он может бояться.

«Да. Вы сделали большое и сильное, но никакое. Я стала им. И оно стало мной. Звери боятся сильных», - донеслись до Тихона мысли Миу.

«А вы, кошаки?» - спросил Тихон, почувствовав, что Миу не относит слово «звери» к существам своей породы.

«Нет. Мы уходим, но не боимся. Уходим, чтобы вернуться», - загадочно ответила кошка.

* * *
        До следующей остановки плыли без приключений.
        Солнце наконец-то выбралось из-за сростка нагуалей и заиграло на подернутой легкой рябью поверхности воды. Казалось, что в речке плещутся тысячи мелких рыбешек с металлически-блестящими спинками.
        Время от времени можно было увидеть и настоящих, а не солнечных рыб. Поднимая фонтаны брызг, осетры выпрыгивали из воды и с громким плеском ныряли обратно.
        Демид, сидящий на веслах, старался держаться точно посредине потока, подальше от берегов, чтобы не тревожить хозяев. За десяток километров пути ребята насчитали на берегу с полдюжины медведей. Завидев лодку, те прекращали рыбачить и внимательно следили за ней, пока она ни скрывалась из виду.
        - У меня такое ощущение, что мишки хорошо знакомы и с лодками, и с людьми, - вдруг сказал Демид. - Если бы они видели лодку первый раз в жизни, то она заинтересовала бы их не больше, чем плывущее бревно.
        - Дальше Норильска деревень нет, - возразила Любава.
        - Деревень нет. А дикарей или сектантов?
        - Дядька Андрон говорил, - начала Любава, но осеклась.
        О бродячих племенах мало кто что знал. Когда-то, в темные века, каждый выживал, как мог. Те, кто пытались сохранить остатки цивилизации, объединились в общины. Но было немало и тех, кто воспринял катастрофу как возможность жить без всякой власти. Или самому стать властью - единственной и неоспоримой. Тысячи банд дрались за возможность попользоваться тем, что было создано предками. Все склады, до которых смогли добраться постепенно дичавшие потомки, были разграблены. Людям пришлось учиться добывать себе пищу и одежду не только с магазинных полок. Но в общинах сохранили память о том, как это делается, и выжить, имея знания, было проще. Дикари же через пару поколений после катаклизма умели только убивать. Причем - лишь себе подобных. Дикари умирали от голода, их косили болезни, которые те не умели лечить.
        Но все же много - слишком много, по мнению общинников, - банд до сих пор продолжало кочевать по лесам и степям Земли. Во многих племенах сохранились остатки каких-то странных, порой жутких религий, которые были модны перед катаклизмом. Столетия одичания извратили идеи, и теперь было невозможно разобраться, откуда происходят те или другие ереси. Одни из дикарей поклонялись более или менее известному по писаниям Сатане, которого волхвы считают одним из образов Игрока, другие - малопонятному Мелькору, третьи - трехрогой лосихе, четвертые - бронзовому фаллосу. Общим было лишь то, что почти все еретики считали, что их боги - садисты-извращенцы, которым доставляют удовольствие чужие страдания. Поэтому повсеместно практиковались кровавые жертвоприношения.
        - Постараемся быть поосторожнее, - сказал Тихон. - Как-то не хочется встречаться с дикарями.

* * *
        Его опасения вскоре подтвердились.
        Для отдыха походники выбрали крохотный островок в устье впадающего в реку ручья. Берега ложбины, по которой протекал ручей были илистыми, заросшими ивняком, а сам островок - песчаным, намытым течением над обломком какой-то бетонной конструкции. Ребята не стали гадать о том, что же тут было когда-то. Земля полна останками прошлого. Тихон не раз бывал в местах, где когда-то шумели города предков. Теперь это больше всего напоминало участки полуразрушенных скал-останцов. Бетон крошился и превращался в щебень. Металл рассыпался бурой пылью. Остовы кирпичных зданий, зияющие оплывшими оконными пролетами, еще сохраняли намек на то, что они были когда-то человеческим жильем. Более или менее сохранились лишь те строения, которые возводились из синтетических материалов. Но таких было немного, хотя именно они сильнее всего привлекали внимание кладоискателей. Системы защиты зданий, построенных перед самым катаклизмом, давали надежду на то, что дикари за прошедшие столетия не сумели проникнуть внутрь.
        Но то, на чем вырос островок, было лишь куском бетона.
        - Рыбачить будем? - вдруг спросил Демид. - Запасов у нас достаточно, но почему бы не сэкономить? Кошачьей добычи на всех не хватит.
        - Отлично! - согласилась Любава. - Только инициатива наказуема.
        Демид рассмеялся:
        - Достань из моего рюкзака наконечник для остроги. А я пока вырежу древко.
        Раздевшись до трусов, Демид осторожно вошел в воду, но добраться до берега ему не удалось - слишком топкое дно.
        - Кто только придумал тут останавливаться! - выругался он, возвращаясь на островок.
        - Ты сам предложил, - с притворно-невинным видом ответила Любава. - Лучше вон туда посмотри!
        Тихон повернулся туда, куда показывала девушка, и пожал плечами:
        - И впрямь - топляка тут достаточно.
        Чуть ниже по течению реки шла цепочка отмелей, образовавшихся, как и островок, на котором они расположились, над обломками каких-то древних руин. Пространство между ними было забито стволами деревьев, принесенных сюда течением.
        Демид, досадуя, что сам не догадался, доплыл до ближайшего островка и выбрал палку покрепче. Вернулся к остальным походникам, сунул древко будущей остроги Любаве. Девушка, продолжая ехидно улыбаться, быстро прикрепила к палке стальной наконечник и привязала к нему крепкую бечевку. Демид проверил прочность получившейся конструкции, удовлетворенно кивнул:
        - А теперь не шумите тут, рыбу не пугайте.
        - А мы хотели было уж пляски устроить, - ответила Любава. - Ладно, Демка, не дуйся, просто у меня на душе неспокойно.
        Разом оттаявший Демид кивнул девушке и осторожно зашел в воду. Если в ручье дно было топкое и илистое, то в реке - чистое и песчаное. Демид по каким-то одному ему понятным приметам выбрал подходящее место и застыл с поднятой острогой. Ждать пришлось недолго. Тренированные охотники из общин могли часами стоять неподвижно, дожидаясь зверя или, как сейчас, идущего на нерест осетра. Но демонстрировать выучку Демиду не понадобилось. Уже через несколько минут крупная рыбина неосторожно оказалась на расстоянии удара острогой. Демид резко присел, всаживая свое оружие в блестящий сталью бок осетра. Рыба рванулась, но охотник дернул за бечевку, и начал потихоньку отступать к островку.
        Через несколько секунд все было кончено. Осетр бился на песке, не в силах избавиться от глубоко засевшего наконечника остроги. Демид лишь придерживал древко, дожидаясь, когда рыбина выдохнется.
        Когда осетр затих, Миу, с интересом наблюдавшая за действиями людей, осторожно подошла к шевелящейся рыбине. Но вдруг осетр резко дернулся и ударил кошку хвостом. Миу взмявила и совершенно по-звериному накинулась на обидчика. Несколько мгновений - и она перекусила ему хребет.
        - Мя! - гордо сказала кошка, придерживая лапой обмякшую рыбью тушку.
        - Что «мя»? - словно человеку, ответил ей Демид. - Не лезь, куда не надо. Осетры - твари живучие. И сильные.
        - Мя? - снова сказала кошка.
        - Естественно, поделимся, - ответил Демид.
        Тут только до Тихона дошло, что его друг разговаривает с кошаком вроде бы словами, но на самом деле общение идет на телепатическом уровне. Видимо, понимание и подстройка могут быть и неосознанными, как сейчас. Хотя не понять, что хотела сказать кошка, было бы трудно.

«Интересно, - подумал Тихон. - Значит, телепатия напрямую связана с подстройкой. У Демида не было и зачатков телепатических способностей. Он очень сильный боец, способный уплотнять Силу, превращая ее в оружие. Но не телепат».

«Все могут говорить без слов, - вдруг возникли в голове у Тихона мысли Миу. - Только не знают об этом. Или не хотят слушать».

«Ты права, - так же мысленно отозвался парень. - Все начинается с желания слушать. И слышать».

«И не только тех, кто думает словами. Слушать меня. Слушать рыбу. Слушать реку».

«Ты убила осетра, чтобы его не слышать?»

«Да».
        Впрочем, запеченная в углях рыба кошке пришлась по вкусу.

* * *
        Спали по очереди. Тихону пришлось дежурить в сумерки. Парень, не надеясь на то, что в неверном дробящемся свете сможет что-то рассмотреть, улегся на песок и попытался охватить окрестности «внутренним» зрением. Звуки смешивались с запахами, рождая объемную картину: берег реки, лента ручья, темные пятна болотистых зарослей, холодные блестки плывущих рыб и пунцовые точки - теплокровных, прячущихся в ивняках. Не крупные. Не опасные. Привычные обитатели речных берегов: бобры и щелезубы, птицы и шерстистые ящерицы…
        Тихон словно растекся, растворился в шелесте листьев и журчании воды. Его самого не было, была река, ручей, щелезубы и птицы… Он снова чувствовал, как сквозь него течет время, когда-то взъярившееся, вставшее на дыбы, но сейчас успокоившееся, нашедшее новую дорогу среди теснин иной реальности. Так реки, когда-то повернувшие к Русскому океану, сначала крушили все на своем пути, но потом, пробив новое русло, успокаивались и становились тихими и ласковыми, готовыми поделиться добром с обитателями своих берегов.

«Когда-то были гиперборейцы, - размышлял Тихон. - Потом - древние, предки. Теперь - мы. Кто-то будет потом. Но ничто не исчезает безвозвратно и ничто не станет окончательной точкой. Иначе - зачем же все, что было?»

* * *
        - Глянь, что там! - воскликнула Любава, пристально вглядываясь в темное пятно на берегу.
        После стоянки на острове прошло несколько часов. Они снова плыли вниз по течению. Река изменилась, стала заметно шире, разлилась на добрый километр. Зато все чаще приходилось обходить небольшие островки и песчаные отмели, окруженные кольцами мертвых деревьев.
        - Похоже - люди, - напряженно процедил Демид.
        Любава на миг закрыла глаза:
        - Были. Ушли малый цикл назад. Теперь там кто-то крупный. В зарослях. Минут десять ходьбы.
        - Разведаем? - предложил Тихон.
        - Стоит ли рисковать? - пожал плечами Демид.
        - Люди здесь - опасность для общины. Слишком близко. Откуда они взялись?
        - Наверняка пришли с юга.
        Лодка ткнулась носом в песок. Тихон выпрыгнул на берег:
        - Я пойду один. Если что - быстро отплываем.
        Демид и Любава кивнули, но Миу выскочила вслед за парнем. Любопытная кошка принюхалась к плывущим над землей запахам и потрусила куда-то в кусты. Тихон, не отходя далеко от лодки, осмотрелся.
        Похоже, здесь была стоянка рыбаков. Остовы от шатров, потухшие костры, вешала, на которых коптили добычу. Вдруг внимание Тихона привлекла странная конструкция: связанный из толстых веток крест, на котором висела туша какого-то животного. Парень подошел ближе. То, что он увидел, удивило своей бессмысленностью. Труп собаки, прибитый к кресту деревянными клиньями и привязанный ивовыми корнями, не был освежеван. Создавалось впечатление, что пса сначала приколотили за лапы к ветвям, распяв на кресте, и лишь затем вскрыли живот и грудную клетку. Вывалившиеся внутренности растянулись до пропитанной кровью земли.

«Зачем? - недоумевал Тихон. - Какой смысл в убийстве собаки?»
        Но поразмышлять о странностях дикарей ему не удалось. С одной стороны из кустов выскочила Миу с кем-то пищащим в зубах и бросилась к лодке. С другой вдруг появился тот, из-за кого, наверное, и ушли дикари: ящерица-игуана из тех, что живут в теплых болотах вокруг вулканов. Метра четыре длинной вместе с хвостом, метровые голенастые лапы, поэтому рептилия не ползет по песку, а бежит, повиливая для равновесия хвостом. Не самая крупная игуана из тех, что видел Тихон, но тоже вполне внушительная. При учете, что эти твари - настоящие хищники, предпочитающие теплокровных рыбе, - очень опасный противник. Тем более, что воображения у ящерицы - ноль, ее невозможно напугать, как медведя. Даже значительно превышающего ее по силе врага она будет атаковать до тех пор, пока ни погибнет.
        А Тихон сейчас стоял между ящерицей и тем, что она наверняка считала своим законным обедом. Поэтому он ударил первым, не дожидаясь, пока тварь кинется на него.
        Правой рукой выхватив меч из ножен, левой он собрал всю Силу, до которой смог дотянуться, максимально уплотнил и кинул в морду несущейся на него ящерицы.
        Тихон видел, как заплясали над мощным черепом огненные всполохи, как почернела чешуя, и лопнули от жара глаза твари. Но для того, чтобы остановить игуану, этого было мало. Ослепшая, она на миг замерла, но лишь на миг. Теперь тварь атаковала, ориентируясь на слух. Для верности она разинула пасть: на каждой челюсти - два ряда загнутых внутрь зубов.
        Тихон отскочил в сторону, примериваясь к удару. Но разинутая пасть, словно радар, следовала за всеми его движениями. Парень ругнулся и снова кинул в игуану сгусток Силы. Огненный шар разорвался внутри пасти, и от неожиданности ящерица захлопнула челюсти. Это дало Тихону возможность нанести единственно верный удар - чуть сзади головы, туда, где череп соединяется с позвоночником. Стальной клинок, усиленный вложенной в него энергией, проскользнул в щель между костями, перерубив спинной мозг, и так же легко вышел из жесткой плоти.
        Ящерица дернулась и забилась, поднимая фонтаны песка.
        Чтобы не попасть под удар хвоста, Тихон отскочил в сторону, а на мечущуюся по берегу тварь посыпались удары Силы - это к месту схватки подоспел Демид.
        Игуана, точнее, то, что от нее осталось, еще шевелилось, а Тихон уже спокойно вложил протертый листьями клинок в ножны и направился к шлюпке.
        Любава встретила его недоуменным взглядом:
        - Как ты думаешь, а что этой твари понадобилось здесь, на реке? - спросила она. - Обычно они не покидают болот…
        - Может, за людьми увязалась? - предположил Тихон.
        - Никогда о таком не слышала.
        - Ты знаешь, сестричка, а эта тварь отличается от всех тех, которых я видел, - сказал подошедший Демид. - Зубы, когти - все другое. Если бы мы ее не поджарили так тщательно, то можно бы было найти и другие различия…
        - Мутант? - удивился Тихон. - Учитель говорил, что в последние столетия мутации прекратились. Наиболее удачные разновидности создали устойчивые популяции, остальные вымерли.
        - Откуда мы знаем, что оказалось устойчивым? - возразила Любава. - Мы слишком многого не знаем…
        В этот момент из лодки раздался писк.
        - Да, а что Миу притащила? - спросил Тихон. - Я не успел рассмотреть.
        Любава подвинулась, давая ему возможность увидеть свернувшуюся на дне лодки кошку. Миу, не обращая внимания на людей, тщательно что-то вылизывала.
        - Не понял, - пробормотал Тихон.
        Миу подняла голову, и стало ясно, что между лапами у нее шевелится кто-то маленький, размером с двухмесячного щенка.
        - Что это? - удивился парень.

«Это ребенок той собаки, которую убили люди. Когда люди ушли, он остался рядом с матерью», - разобрал Тихон мысли кошки.
        - Чувствую, когда мы наконец-то доберемся до архипелага, то у нас будет не лодка, а скотный двор, - рассмеялся он.
        - Вы еще оленя подберите. Или медведя, - проворчал Демид. - Щенок еще туда-сюда, а больше - никого!
        И он строго посмотрел на Любаву.
        - А я что? Это Миу, - девушка сделала наивные глаза. - И не бросать же малыша тут… Обычный щенок…
        - Как звать-то будем зверя?
        - Щен - он и есть Щен…

* * *
        Вскоре река стала настолько широкой, что берега казались тоненькими полосками на горизонте.
        Поесть остановились на очередном островке, пустынном и безжизненном. Мясо игуаны, оказалось весьма вкусным, хоть и жестковатым. Даже щенок с удовольствием грыз оставленные ему кусочки.
        - Странно, но большинство ящериц вкуснее оленины, - задумчиво сказала Любава. - Может, потому, что они меньше похожи на нас, в них нет той заразы, которая человеку опасна? Может, вкус - это ощущение того, насколько подходит еда?
        - Какая разница? - неразборчиво пробормотал с набитым ртом Демид. - Скусно - и фарашо!
        После отдыха решили поставить мачту и идти под парусом. Ветер дул навстречу, но узкий косой парус и опущенный выдвижной киль позволяли двигаться наперерез ветру.
        - Что дальше будем делать? - задумчиво спросил Тихон, осматривая горизонт.
        Теперь нигде не было видно даже признаков земли. Цепочка островков, на одном из которых обедали игуаной, отмечала границу между рекой и океаном. Теперь же даже вода стала другой - более темной и словно более тяжелой. Парень опустил руку за борт, потом лизнул пальцы:
        - Соленая! Теперь до края Земли - только океан и туманы…
        - Неужели ты не чувствуешь направления? - удивилась Любава.
        - Чувствую, - улыбнулся Тихон. - Но ощущение странное. Непривычно. Пустота.
        Девушка лишь улыбнулась, но Демид нахмурился:
        - Мы здесь чужие. Мы знаем мир возле деревни, а здесь он совсем другой… Кто тут хозяин? Кто опасен? Кто друг?
        Слова Демида вскоре получили подтверждение. Океан не был безжизненным. Сначала в небе появились косяки птиц, летящих к краю земли. Правда, птицы были знакомые: гуси, журавли, индо-утки… Потом Любава заметила спины каких-то морских животных, плывущих вслед птичьим косякам. Время от времени они, словно идущие на нерест осетры, выпрыгивали из воды, поднимая фонтаны брызг, и тогда было видно, что они похожи на моржей, только значительно больше.
        - Ух ты! - воскликнул Тихон. - Откуда такое чудо?
        - С грани мира, наверное, - ответил Демид. - Помнишь же историю? Чем ближе к краю - тем сильнее были изменения в природе. Самые спокойные места - на Среднем Енисее, на Южном Урале, там природа осталась почти такой же, как до катаклизма.
        - Это откуда всякие ящерицы лезут?
        - Нет, эти твари появились гораздо дальше, в Индии, но разбрелись по земле…
        - Да черт с ними, с ящерами! Меня больше волнует, что мы будем делать, если вот эти звери решат нами позавтракать?
        Тихон задумался.
        Двадцатиметровые блестящие тела, резвящиеся на расстоянии, опасений почему-то не вызывали. Он не чувствовал ни исходящей от них агрессии, ни даже простого интереса. Видимо, лодка была чем-то настолько незнакомым этим зверям, что вообще никак ими не воспринималось. Ну - плывет и плывет что-то.

«Что мы для них? Что-то незнакомое, но не опасное - слишком маленькое. И несъедобное. Похоже, эти громадины с украшенными кривыми клыками мордами - травоядные. А что? Еды тут, в Сияющем океане, хватает. Вон сколько водорослей колышется на мелководье, целые поля водорослей, приходится обходить, чтобы не запутаться в прочных стеблях. Но где есть гигантские травоядные, там есть и те, кто ими питается», - тревожно думал Тихон.
        - Помните миф о Георгии-Победоносце? - вдруг спросил он вслух.
        - Что? - удивился Демид. - Георгий Подъярков был одним из самых мощных паранормов за всю историю после катаклизма. - Он стал волхвом… а потом исчез, и никто не знает, куда он девался. Кое-кто говорит, что он мог уйти к другим планетам. До катаклизма паранормы могли перемещаться в Космосе без метро…
        - Это потом. А историю про того, как он уничтожил гадов, помните?
        - Он, словно святые прошлого, поражал их молнией небесной, словно копьем, протыкая, как индо-утку на вертеле…
        - Ага… как индо-утку, - хмыкнул Демид. - Хотя подожди… Ты хочешь сказать, что…
        - Да, - Тихон рассмеялся так, что лодка закачалась. - Миу придала форму мороку. А если придать форму уплотненной Силе? От наших огненных плетей и шаров часто никакого толку. А если бы это был не шар, а копье?
        - Давай попробуем! - воскликнула Любава. - Копье… копье… нет, стрела!
        Она быстро распаковала один из мешков, достала из него колчан и вытянула стрелу. На всякий случай походники взяли лук со стрелами. Вдруг придется охотиться на птицу? Девушка покрутила в руках оперенное древко, зачем-то потрогала наконечник. И вдруг, выбросив вверх правую ладонь, привычно вытолкнула из себя сгусток Силы. Но вместо обычной бесформенной плети в воздух взмыла огненная стрела. Воздух взвизгнул и загудел.
        - У меня так не получится, - с сомнением пробормотал Демид.
        - А если вместе? - идея огненной стрелы понравилась Любаве. - Давайте: я кидаю, а вы помогаете… ну как гармонист - бойцу…
        - А чо? Можно и попробовать, - пробормотал Тихон. - Давай вместе!
        Девушка зажмурила глаза, глубоко вздохнула - и в сотне метров от лодки в воду ударила молния. Вода зашипела, взметнулась навстречу небу, поднявшиеся волны качнули лодку.
        - Ничего себе! - воскликнул Демид. - Вот это Сила!
        - Дядька Андрон был прав: вместе мы - Сила, - кивнула Любава.
        И рассмеялась, словно колокольчики зазвенели.

* * *
        Из воспоминания Тихона вырвал свист стрел. Дикари все-таки на что-то решились. Пока Миу держала купол, но на кошку уже было жалко смотреть. А в голове Тихона не было ни одной мысли, только калейдоскоп картинок - воспоминания последних недель.
        Голые скалы архипелага…
        Любава заставляет парней перегонять шлюпку из одной бухточки в другую. Она рисует схемы: остров за островом, пролив за проливом. Девушка спешит, она возвращается в нормальное, не отрешенное, состояние только тогда, когда Демид чуть ли ни насильно заставляет ее поесть.
        Лай Щена, гоняющего крикливых чаек над обрывом…
        Невиданные морские звери на узких галечных пляжах. Ни Тихон, ни Демид не знают их имен. Моржи? Тюлени? Морские львы? Или мутанты? Демид зарисовывает животных: старейшины сверят с картинками на кристаллах, разберутся…
        Огромные, как куттера, птицы, парящие в вышине…
        Таинственный туннель, в который походники проникли с огромным трудом, спустившись на веревке по отвесной скале…
        Странные рисунки на стенах тоннеля: концентрические круги, схематичные фигурки, между которыми, словно паутина, протянулись непонятные линии…
        Несколько участков в скалах, где возможны клады. На одном из таких участков Демид нашел почти не попорченный коррозией аппарат. Странный поблескивающий неразрушимым ферропластиком шар чуть меньше метра в диаметре. Наверняка полый внутри, парни вдвоем, не особо напрягаясь, сумели дотащить его до лодки. Пусть механики разбираются, что за конструкция…
        Обратная дорога - легкая по океану и выматывающе тяжелая - вверх по реке…
        Они могли бы вызвать куттер на берег океана. Они нашли там кусок старого шоссе - не сто метров, а несколько километров полурассыпавшегося, но относительно ровного бетона. Нужно лишь залить смесью песка со смолой, и аэродром готов. Но решили подняться по реке до того места, куда их доставил «грузовик». Это было первой ошибкой. Но не единственной…
        Дул попутный ветер, но, когда он стихал, кажущееся неспешным течение сносило лодку, не давая идти на веслах. Приходилось тащить тяжелую посудину вдоль берега на веревке…
        От усталости походники не заметили засаду. Стойбище дикарей Любава отследила еще до остановки на одном из островков. Но ребята решили, что оно слишком далеко, что можно безопасно пройти вдоль пологого берега…
        Дикари напали внезапно. Любава дремала в лодке, а Демид с Тихоном не умели чувствовать невидимое живое. Истерично залаял Щен, и сразу же из кустов полетели копья.
        Проснувшаяся девушка моментально поставила щит и взялась за весла, удерживая лодку возле берега. Но дикари уже высыпали на прибрежный песок, а несколько заросших грязными волосами мужиков бросилось в воду - к Любаве.
        У Тихона мелькнула мысль, что цель нападения - именно девушка. Дикарям всегда недостает женщин, ведь о какой-то санитарии и гигиене в племенах и речи не идет, и поэтому женщины там умирают, едва успев родить одного или двух детей. Но цели этих полузверей были уже не важны.
        Тихон крутился, извивался, как уж, стараясь миновать копейные жала и подобраться к противникам на длину меча. Демид дрался, как медведь, быстро и мощно нанося удары, просто сметая нацеленные в него копья, круша головы и грудные клетки…
        За спиной у парней вдруг полыхнуло, к крикам нападавших прибавился визг обожженных огненными стрелами. Тихон оглянулся: на мелководье корчилось несколько фигур, больше в воду никто войти не решался.
        - В лодку! - крикнула Любава.
        Тихон начал осторожно отступать, а Демид, взревев, словно медведь, кинулся на врагов, чтобы отогнать их хотя бы на несколько шагов, чтобы дать возможность увести лодку от берега… И тут его достали, как достают медведя: копьем в живот. Демид снова зарычал, дернулся, но противник не уступал ему по мощи… Если бы ни Миу, серой молнией бросившаяся на дикаря, вцепившаяся зубами в горло, у Демида не осталось бы ни одного шанса. От неожиданности нападающие замешкались, и это дало те доли секунды, которые были нужны Тихону, чтобы подхватить друга и забросить в лодку. Как ему удалось поднять Демида, который весил значительно больше него, Тихон так и не понял. Но он сделал это, сделал, стоя уже по колено в воде.
        Потом крикнул: «Миу!», дождался, пока кошка запрыгнет в шлюпку, а сам и не пытался забраться… Толкал лодку по мелководью, пока дно ни ушло из-под ног, и потом долго плыл за ней, держась за борт…

* * *
        К счастью, до гряды холмов, на которые их высадили несколько седьмиц назад, было уже недалеко. Походники успели причалить и пройти по берегу до удобного подъема раньше, чем дикари переплыли реку на своих неуклюжих долбленках. Но теперь оказалось, что общинники сами себя загнали в ловушку.
        Если куттеры опоздают…

* * *
        Тихон снова осмотрелся.
        Обстрел вроде кончился. Дикари все-таки поняли, что их стрелы не наносят вреда. Наверное, они теперь совещались в кустах. Но спрашивать Любаву, что делать, не ко времени, она занята Демидом, она не станет смотреть невидимое…
        А в голове - ни одной мысли…
        Тихон зажмурился.

* * *
        «Ох! Ох! Ох! Ох!
        Как рассыпался горох!
        По горе-горе катит…»
        Будоражит, подталкивает в спину музыка. Кружится в плясовой праздничный мир. Частит гармонь, гармонист тоже в этой схватке, гармонист - вместе с Тихоном в кругу, всей душой, всеми нервами своими, оголенными нервами, пляшущими по ладам…
        Паутина линий между схематичными фигурками на стене в тоннеле…
        Полузабытые слова Учителя: «Община - это цельная душа, каждый важен для нее, как любой из пальцев на руке… Земля - тоже цельная душа, поэтому каждая смерть разумного - как потеря пальца…»

«Единая душа, единая душа… Рассыпался горох… Как горошины в стручке… Единая душа…»
        И вдруг Тихон почувствовал, что надо делать.
        Он встал во весь рост. Что ему эта жалкая кучка грязных дикарей, если с ним и гармонист, и дядька Андрон с его внучкой-певуньей, и воины их общины, и брат - малой, который сейчас, наверное, замер в тревожном ожидании, прислушиваясь к тому, как бьется непонятно почему взволновавшееся сердце…
        И Любава - она тоже с ним…
        Тихон взглянул на девушку. Бледная, как полотно, щеки впали, а глаза - как озера. Огромные. Зеленые. Умоляющие…
        Любава на миг отвлеклась от раны на животе брата, поймала взгляд Тихона.
        - Вместе мы - Сила, - прошептала она.
        Парень кивнул.
        Нет, он по-прежнему не видел. Он кожей чувствовал каждого из общинников. Россыпи огней в тягучем пространстве высших информационных пластов.
        Родня, приятели, знакомцы…
        Пяток огоньков движется к ним, они уже близко… Кажется, к ним летят все куттеры, которые нашлись в деревне…
        Но знание сейчас - не главное. Главное - Сила. Сила общины. Сила единого…

* * *
        Тихон резко выдохнул, и, словно заклинание, прошептал:
        - Вместе мы - Сила!
        И тот час же в кусты, туда, где ощущались дикари, ударили молнии. Тихон лишь определял направление, как указательный палец на руке, ориентируясь на волны вожделения и ненависти, катившиеся от фанатиков. А жег врагов кто-то другой, кто-то, кто гораздо больше Тихона, и который одновременно - он сам. Парню вдруг показалось, что не только община, но и сама Земля, запутавшаяся в паутине нагуалей, в этой схватке - на его стороне.
        Все было кончено в несколько мгновений, а Тихон продолжал стоять, ощущая себя частью и единым одновременно. Потом он медленно повернулся к Любаве, сделал текучий шаг, коснулся плеча девушки. На ее щеках моментально появился румянец, а в глазах - удивление.
        - Держи его, они уже близко, - хрипло прошептал Тихон.

* * *
        Куттеры действительно были уже близко, они вскоре появились над грядой холмов, идущие журавлиным клином машины.
        От ветра, поднятого винтами, полегли кусты, и стали видны трупы дикарей. Почти три десятка - все племя…
        - Забирайте в первую очередь раненого! - распорядился Степан, первым выпрыгнувший на камень посадочной площадки.
        Пилот одной из «индивидуалок» осторожно поднял на руки тело Демида. Краем глаза Тихон заметил, что ткань, которой Любава замотала тому живот, уже не набухает кровью.
        - Там, в лодке, какой-то аппарат, - сказал Тихон Степану. - Мне кажется, он предназначен для спуска под воду.
        - Разберемся, - кивнул пилот.
        И окинув взглядом «поле» боя, ухмыльнулся:
        - Ну, вы даете, паранормы! Словно Илья-пророк прокатился на своей колеснице.
        - Не мы, а вы, - непонятно для Степана ответил Тихон.
        Но задумываться, что хотел сказать только что дравшийся против целого племени парень, пилот не стал. Только отметил про себя, что у дикарей наверняка остались дети. Нужно бы наведаться в стойбище. Порой бабы с ребятишками из таких племен с радостью соглашались переселиться в общину. Бабы у дикарей сговорчивые, им все равно, кому принадлежать и от кого рожать, лишь бы кормили и не обижали. Все деревни в последнее время разрастались не только за счет своей ребятни, но и за счет таких, пришлых, которые через десяток-другой лет уже мало чем отличались от общинников…
        - Где стойбище, знаете? - спросил Степан.
        - Любава видела, - кивнул Тихон.
        - Отлично! Все погрузились? Кошака своего не потеряли?
        - Да… То есть нет… Щен…
        В это время со стороны обрыва раздался звонкий лай, и на площадку выкатился смешно переваливающийся на непослушных лапах щенок. Миу, уже забравшаяся в одну из «индивидуалок», выпрыгнула на землю и, схватив щенка за шкирку, потащила его в машину.
        - Это что за явление? - рассмеялся Степан. - Тоже из клада?
        - Да нет, сам приблудился, - ответил Тихон.
        Он постепенно возвращался в привычную реальность с привычными звуками и запахами. Но ощущение единства осталось в нем навсегда.

«Вместе мы - Сила», - неслышно прошептал он и полез в «грузовик»…

* * *
        Составленная норильскими походниками карта еще долго будет служить тем, кто направлялся к Гиперборейскому архипелагу.
        Демид станет кладоискателем. Именно он первым обнаружит вход в метро и разберется, как им пользоваться. В одной из стычек с дикарями он снова будет ранен, на этот раз - в голову. Стесняясь своего изуродованного лица, он много лет будет холостяковать, пока, наконец, его не женит на себе внучка норильского старосты Андрона Евсеевича Ольга. Она к тому времени будет вдовой, ее первый муж погибнет в схватке с сектантами. А вот Тихон и Любава поженятся очень скоро после похода к Гиперборейскому архипелагу. Старики даже поворчат маленько по поводу того, что больно уж рано молодежь нынче начинает гнезда вить. И что не дело приглашать на людскую свадьбу выводок кошаков во главе с везде сующей свой нос серой Миу. Но молодежь Норильска воспримет кошаков за праздничным столом как что-то само собой разумеющееся. Да и приглашенные на свадьбу волхвы будут не против.
        - Мы - дети одной Земли, и, чтобы выжить, нам нужно не воевать, а быть вместе, - скажет кто-то из самых уважаемых.
        А еще через пару десятков циклов дочь Тихона Мирослава выйдет замуж за воина из Белян Арсения Железовского.
        Но это уже совсем другая история.
        Приключения юного демоника Испета Бескаравайного,
        послужившие причиной помещения оного в дом скорби
        В предварении труда моего хочу сказать, что далеко не все события, о которых вы имеете возможность здесь прочесть, записаны со слов свидетелей достаточно здравомыслящих, чтобы их суждения заслуживали полного доверия. Мне пришло перемешать признанные факты с сомнительными домыслами, без чего, однако, невозможно придать истории законченность и стройность.
        Начать же стоит, пожалуй, не с детских лет нашего героя, но со дня исчезновения Испета Бескаравайного, случившегося в первые дни спокойного неба. Пора эта, любимая всеми за возможность подниматься на поверхность планеты, не опасаясь внезапной ярости желтой звезды по имени Альф, еще более любима самыми юными нашими согражданами. Именно в эти дни получают они долгожданную свободу от занятий.
        Буйное светило смиренно мерцало над горизонтом, не выбрасывая в пространство протуберанцы мохнатые, словно потеки съедобной плесени ку-хэ. Улеглись и успокоились ураганы, сотрясающие горные отроги в пору, когда Альф бушует. Лишь одинокие вихри пролетали над поверхностью планеты, собирая красную пыль в подобия крошечных торнадо, круживших и плясавших на древних камнях.
        Испет Бескаравайный, поднявшись вместе со сверстниками своими на поверхность, отстал от шумной толпы юнцов, вознамерившихся заняться в соседнем кратере игрой у-вэ. Веселая беготня и толкотня, которые составляют суть этой игры, не прельщали нашего героя, с ранних лет отличавшегося некоторой меланхолией и склонностью к уединенным размышлениям.
        Странности характера юного Испета имели все же положительную сторону. Результатами его одиноких прогулок, как в уютных подземных тоннелях, так и на опасной поверхности планеты, становились великолепные песни, исполнявшиеся на праздниках. Не смотря на юные годы, Бескаравайный был уже зачислен в ряды Ордена одобренных певцов. Ему прочили большое будущее, и если бы ни события, о которых пойдет речь ниже, судьба его могла сложиться весьма счастливо. Ведь карьера одобренного певца сопровождается искренним уважением со стороны старших, готовых всегда поставить тебя в пример твоим сверстникам, не говоря уже о восторженной любви многочисленных поклонниц. Но что гадать о несбывшемся?
        Юный Испет, вместо того, чтобы вместе с товарищами спуститься в недалекий кратер, направился к развалинам электростанции, расположенным возле входа в тоннели. Он выбрал себе место, защищенное и от лучей Альфа, и от несильного, но упорно дувшего в тот день ветра, и на некоторое время впал в оцепенение, сопровождающее обычно у певцов процесс творения новых мелодий.
        Картина, представлявшаяся взору Испета, вполне соответствовала меланхолии звуков, рождавшихся в его душе.
        Древняя электростанция - известное сегодня место. Любой демоник, интересующийся историей гениального безумца, не преминет посетить его. Так что когда-то заброшенное и уединенное, в последние годы оно редко пустует. Портальный зал, построенный после тех событий, о которых пойдет речь, радует взгляд отточенной целесообразностью линий. Однако окрестности его по-прежнему остаются романтично красивыми.
        Разбросанные там и сям расколотые плиты магмолита, бесформенные куски вспененного кварца, оплавленный и частично сгоревший металл древних конструкций навевают мысли о бренности всего сущего, бессильного перед неумолимым жаром времени. Таков пейзаж сегодня, и таковым же он представал перед взорами Испета.
        В голове юного певца уже начали складываться строчки о «красной пыли, заметающей наши следы». Конечно, петь о красной пыли и о печальных торнадо в некотором роде штамп, но штамп, принятый среди одобренных певцов, разрешенный юным и не возбраняющийся старшим. Тем более что следующие образы были весьма свежи. Например, «острым блеском мерцает излом старой бронзы, хранящей под коркой ржи и бесформия память о пламенной юности». Какие точные наблюдения, какие верные слова!
        Пропев про себя эту строку, юный Испет открыл глаза и вдруг обнаружил, что он не одинок. Рядом с ним сидит некто, одновременно похожий и не похожий на демоника. Одежда незнакомца напоминала ту, что была в моде добрую сотню лет назад. Но еще удивительнее было лицо. Достаточно сказать, что многочисленные ложноножки, украшающие подбородок взрослых демоников, ложноножки, чья густота и плотность составляют гордость каждого уважающего себя мужчины, и чьи жалкие ростки юный Испет всячески лелеял, у этого необычного существа были удалены искусственно, причем каким-то варварским способом, после чего на коже остались безобразные обрубки.
        Одновременно внимание нашего героя привлекли странные звуки, смысл которых он первоначально не понял:
        - И ходют, и ходют, и топчут, и топчут, - произнес первый голос, напоминающий звучанием сверлильный станок.
        - И не сидится на месте им! Не сидится, не лежится, не стоится! Так и снують, так и снують! О, беспокойное племя! - откликнулся второй, несколько менее неприятный, но вызывавший такие же механические ассоциации, как и первый.
        Конечно, нельзя утверждать, что Испет услышал именно эти слова. Однако известно точно: портал, открывшийся в тот день, ведет в транспортный узел И-гор, принадлежащий механическим созданиям, давно отринувшим белковый принцип существования. Характеры у кибогомов весьма скверные, так что пользование транспортным узлом связано с некоторыми психологическими трудностями для путешественников. Но все это известно сегодня, а в тот момент Испет сквозь открывшийся портал видел лишь внутренность зала-распределителя, заполненного толпой разнообразных созданий, перемещающихся то в одну, то в другую сторону, и некого господина, расположившегося рядом с ним на камнях.
        Нельзя сказать, что интерьер зала поразил нашего героя. Видения, яркие, словно реальность, посещали его и ранее. А вот присутствие незнакомца встревожило.
        - Простите, а кто вы? - поинтересовался Испет.
        - Разрешите представиться: техник-крепежник Алонсо Сарвато, - поклонился странный визитер.
        - И что вы делаете тут? - снова задал вопрос юный певец, раздосадованный тем, что кто-то нарушил его уединение.
        - Понимаете ли, - начал господин Сарвато, - планетарная система вашей звезды после долгого перерыва снова вошла в зону, достижимую для транспортных порталов. Когда-то ваши сограждане активно сотрудничали с Межпланетным сообществом, но потом в результате трагического катаклизма связь с Демой была потеряна. Как я понимаю, за прошедшие тысячелетия у вас произошел некоторый регресс, но цивилизация все-таки выжила, - и Алонсо кивнул на развалины электростанции.
        Испет понял едва ли треть того, что говорил необычный господин. Однако уловил, что плачевное состояние древнего сооружения пришелец воспринимает как признак разрухи на планете. Слова пришельца задели чувство патриотизма, присущее каждому демонику, и Испет возразил:
        - Эти руины - показатель прогресса и достижений современно науки. Сегодня мы не нуждаемся в громоздких энергоустановках, обслуживание которых в периоды буйства Альфа связано с серьезным риском для жизни рабочих. Мы получаем энергию с помощью лишайников, специально выведенных на основе пьезокристаллов. Удары метеоритов и ураганного ветра превращаются в чистое электричество, которым снабжают наши подземные города. Распределенная же структура квазиживых существ дает им возможность регенерировать в случае каких-либо повреждений и развиваться, наращивая объемы производства без помощи демоников.
        Не стану утверждать, что Испет произнес именно это. Однако об основе нашей промышленности - пьезолишайниках - написано в учебниках для самых юных. И любой житель Демы, даже певец, способен рассказать о решении проблем энергоснабжения. Развитие науки, создание искусственных форм жизни, приспособленных к чередованию сезонов активности Альфа, являются предметом гордости каждого демоника.
        В ответ таинственный визитер только покачал головой, пробормотав:
        - Что ж, изолированные цивилизации порой находят интересные пути.
        Такой ход беседы не понравился Испету, и юный певец настойчиво переспросил:
        - А что здесь делаете конкретно вы, господин Алонсо? Любуетесь пейзажами?
        - Нет, конечно, - ответил техник. - Как вы видите, этот стихийный портал ведет на транспортный узел. Со стороны Демы вход расположен неподалеку от жилой зоны. Это очень удачно, так как позволяет быстро обустроить транспортный канал, сделав его удобным как для пассажиров, так и для торговли. Но для стабилизации портала нужны определенные затраты энергии и монтаж приемной конструкции. Пока это не сделано, я - крепежник, находясь здесь, фиксирую структуру с этой стороны.
        Именно этот момент можно считать важнейшим для всей последующей жизни юного поэта. С одной стороны, как любой демоник, он уважал разумные и осмысленные действия. Поведение Алонсо теперь было объяснено и, следовательно, понятно. К тому же мысль о разнообразии свойств живой природы не является для жителей Демы чем-то экзотичным. Если некто утверждает, что способность стабилизировать порталы является его физиологической особенностью, то этому вполне можно поверить. Мало ли какими свойствами могут обладать обитатели Вселенной и какие функции выполнять.
        Но, с другой стороны, Испет все же был певцом, то есть личностью возвышенной и обладающей буйной фантазией. Он представил себе работу Алонсо Сарвато, состоящую в том, чтобы первым идти в неизведанные миры и ждать там, пока следующие за ним рабочие смонтируют необходимые конструкции. Юный демоник попытался вообразить многообразие планет, на которых довелось побывать его новому знакомцу, и испытал искреннее восхищение.
        - Как бы я хотел увидеть хотя бы десятую часть того, что видели вы, Алонсо! - воскликнул он.
        Тут мне хотелось бы отвлечься ненадолго от истории Испета Бескаравайного и напомнить вам известную «Мечту о портале» - старинную балладу, созданную так давно, что память демоническая не сохранила имени автора. Текст был найден при раскопках Мезина и исполнен великим Лазрэтом Финилетовым в стиле «оп-и-и», в котором исполняются сегодня наиболее меланхоличные песни. Содержание баллады - жалоба певца на ограниченность рамок реальности и слабость природы демоников, не позволяющих унестись из привычных и надежных подземелий на просторы яростного неба. Образ портала в иные миры, во всем отличающиеся от реального, всегда считался поэтической аллегорией подлинного творчества. Слова «найти портал», повторяющиеся в этой балладе, стали расхожим выражением и означают сегодня «создать что-то кардинально новое и необычное».
        Теперь же оказалось, что древняя легенда имеет под собой почву не менее реальную, чем окружавшие демоника плиты магмолита. Осознание этого наполнило Испета Бескаравайного таким воодушевлением, что он совершил то, на что не отважится сегодня ни один здравомыслящий юноша. Конечно, жители Демы посещают дружественные миры, но путешествия эти доступны лишь тем, кто прошел специальную подготовку и делает это из чувства долга перед цивилизацией.
        - Скажите, а смогу ли я когда-нибудь попасть в ваш мир? - спросил он у техника-крепежника.
        - Какие проблемы! - рассмеялся тот. - Конечно, до установления официальных отношений с правительством Демы о пассажирских перевозках думать рано. Но мы - портальщики, а это значит, что можем несколько больше, чем те, кто пользуется нашим трудом и способностями. Ты, я смотрю, юноша смелый и любознательный…
        - Я - одобренный певец! - похвастался наш герой.
        Эти слова юного Испета весьма заинтересовали Алонсо Сарвато. В записках демоника, найденных среди вещей безумца уже после его смерти, можно найти мысль о том, что работа техников-крепежников на многих планетах связана не столько с романтикой, сколько со скукой и одиночеством. Если окружающий мир не угрожает жизни техника (причем, если верить этим запискам, мало что может представлять серьезную опасность для дэвилоида родом с Аспидона), то вся его работа - это скучное ожидание, чаще всего - в пустынной местности. Поэтому возможность познакомиться с культурой новой планеты обрадовала Алонсо, и довольно долгое время они провели в разговорах о поэзии.
        Алеф скрылся за горизонтом. Молодые демоники, натешившись будоражащим чувством опасности, которое испытывает каждый при взгляде на открытое небо, ушли домой. Об Испете никто не вспомнил. Все думали, что он давно вернулся в город. И камни, на которых сидели юный певец с техником-крепежником, и сам портал были скрыты от взоров поднимавшихся из кратера демоников уцелевшими полуразрушенными стенами. Тем более, что лишний раз оглядываться по сторонам, а особенно - вверх, не станет ни один из обитателей Демы. Потом, когда старейшины обратили внимание на исчезновение Испета, они подвергли каждого из юных сорванцов, покидавших в тот день тоннели, весьма тщательным расспросам. Однако вины в действиях сверстников певца не нашли - те поступали так, как должен поступать каждый здравомыслящий демоник.
        А картина, открывавшаяся взорам Испета, тем временем начала меняться. Сквозь портал, который, подобно миражу, висел в воздухе, прошло еще несколько существ, чье поведение говорило об их разумности, но внешность разительно отличалась от привычной для демоников. Не стану перегружать мое повествование описанием представителей иных рас. Сейчас, после подключения Демы к Вселенской инфосети, можно получить представление о какой угодно из цивилизаций Колеса. Конечно, это касается только планет, включенных в единую транспортную систему, и нескольких варварских или магических, населенных существами, слишком странными, чтобы быть способными пользоваться этой системой, но достаточно изученных. Однако появившиеся рабочие относились к самым многочисленным и распространенным расам нашего сектора: пара гуманоидов с Земной спицы, еще один дэвилоид, происходивший, как и Алонсо Сарвато, с одной из планет нашего радиуса, и крылатый сильфид, вызвавший у Испета чувство искреннего удивления. Однако все, услышанное за день, позволило ему спокойно отнестись и к идее летающего создания.
        Монтажники протащили сквозь тоннель силовые кабели, подключили к ним автоматические инструменты, и постепенно мираж оказался вставлен в раму из легких металлических конструкций. Алонсо, напряженно молчавший, пока рабочие и механизмы делали свое дело, с облегчением вздохнул и привалился к полуразрушенной стене. Помахав рукой одному из гуманоидов, он сказал:
        - Привет, Джон! Быстро вы управились!
        - А, делов-то! - усмехнулся подошедший гуманоид. - По старым картам да наработкам - проще простого.
        - Кстати, обрадую, - продолжил Алонсо. - Тут, на Деме, существует довольно мощная, хотя и своеобразная, промышленность. Предупреди об этом начальство, можно будет подключить вход к местной электросети.
        Техник-крепежник немного помолчал и добавил:
        - Давно не было таких приятных монтажей. Пока вы стабилизировали тоннель, я болтал вот с этим молодым господином о поэзии и путях развития цивилизаций.
        - Отлично! - Джон присел рядом с нашим героем. - А вы, юноша, - поэт?
        - Одобренный певец.
        - Романтик, - хохотнул гуманоид. - Слушай, Алонсо, небось, ты наболтал этому юноше, что можешь взять его с собой, чтобы поглядеть на иные миры? Знаю я таких поэтов, только об этом и мечтают.
        - А что такого? - возразил Алонсо. - У меня же с завтрашнего дня - отпуск. Куплю ему на И-горе гостевую визу и по техническим каналам, чтобы лишние глаза не мозолить - на Аркалию.
        - Это где? - удивился Джон.
        - Тоже мне гуманоид! На вашем радиусе, в полуадских мирах. Тамошние жители пошли по дороге космических войн, искренне считая, что человеческая жизнь (причем желательно не своя, а чужая) - лучшая плата за богатство. Ну, а Аркалия - планета, которой владеют те, кому довелось побывать в роли валюты.
        Тут снова нужно прервать повествование и подчеркнуть: если все, о чем шла речь выше, имеет хоть какие-то документальные подтверждения, то последующая часть рассказа базируется только на дневниках самого Испета и данных Вселенской инфосети. Последнее - достоверно, но не всегда понятно. Первое - чуть более понятно, чем материалы, предоставляемые в инфосеть, например, какими-нибудь сильфидами, но не настолько достоверно, чтобы считаться полноценным знанием. Испет Бескаравайный был безумцем. Мало того, он был певцом. Так что его суждения могут быть столь же далеки от истины, сколь искренни и непосредственны.
        Если же говорить конкретно, то я вложил в уста Алонсо Сарвато описание Аркалии, с которого начинаются дневники Испета. Эта часть записей безумного певца сделана в самом начале его путешествия, в первый же день пребывания на планете. То есть в тот момент он вряд ли мог иметь столь хоть какое-то представление о прошлом жителей курортного городка Эт, в котором они с Алонсо поселились. Следовательно, вполне разумно предположить, что данные эти получены юным демоником от кого-то. И этим «кем-то» с большой долей вероятности может быть его спутник и попечитель Алонсо Сарвато, который, собственно, и выбирал маршрут путешествий Испета.
        Подчеркиваю я это обстоятельство для того, чтобы избежать упреков в недостоверности моего повествования. Говорил ли Алонсо те слова, которые приведены выше, еще на Деме около входа в портал, или сказал их позже, в транспортном зале, и произнес ли он именно эти слова, а не нечто иное, имеющее сходный смысл… По большому счету, это не так уж и важно. Испет воспринял информацию об Аркалии именно так. И действовал в дальнейшем исходя из этих предпосылок. Так что в дальнейшем я постараюсь не отвлекать читателя уточнениями, откуда взяты те или иные данные или описания. Я использовал все доступные мне источники, однако их неполнота заставляла в некоторых случая домысливать события, выбирая версии, не противоречащие подтвержденным фактам.
        Итак, спустя малое время после завершения монтажа портального входа, Алонсо и Испет оказались в зале-накопителе транспортного узла И-гор. Надо сказать, что механик поспешил, чтобы избежать встречи с каким-то таинственным «начальством», которое обязательно начнет задавать лишние вопросы. Оставив юного демоника ожидать в одной из ниш, он исчез в толпе.
        Испет, обратив внимание на то, что проходящие мимо существа недовольно отступают, натыкаясь на вздыбленные пластины его внешней защиты, взглянул вверх. Увидев прочный потолок, он предположил, что здесь вряд ли существует радиационная или метеоритная опасность, и сложил экраны. После этого окружающие перестали обращать на него внимание.
        Вскоре Алонсо вернулся, и они, выбравшись из потока целенаправленно спешащих куда-то существ, нырнули в неприметную дверку, ведущую в помещения, в которых размещается технический персонал транспортного узла.
        Дальнейшее путешествие в записках Испета передано очень скупо. Видимо, усталость от множества новых впечатлений не дала ему детально запомнить маршрут. А вот Аркалии посвящено множество страниц.

«Мы вышли из портальной станции, и безумие окружающего мира набросилось на меня, словно стая хищных моллюсков на несчастного, упавшего в зараженный ими водоем», - пишет он.
        Звезда, вокруг которой вращается Аркалия - такая же желтая, как и Альф. Однако она стабильна. Алонсо Сарвато пытался донести этот факт до сознания Испета еще по дороге, но юный демоник все равно ощутил леденящий ужас, оказавшись под открытым небом, украшенным пылающим в зените светилом. Несчастный певец вздыбил все броневые экраны, но, увидев гуляющих вокруг гуманоидов, у которых не было вообще никакой защиты, испытал недоумение.
        - Успокойся, - рассмеялся Алонсо. - Здесь солнце ласковое, словно котенок.
        - Я спокоен, - ответил Испет. - Я совершенно спокоен.
        Тут он увидел девушку, одетую по моде курортного городка. То есть, можно сказать, не одетую вообще, ведь полупрозрачные тряпочки, прикрывавшие лишь самые интимные места гуманоидки, нельзя было расценивать как что-то функциональное.
        - Тут что, одни самоубийцы? - поразился Испет. - Они все умрут в страшных мучениях!
        - Никто не умрет, - терпеливо повторил Алонсо. - Здешняя звезда стабильна, а атмосфера надежно защищает от ультрафиолета. Посмотри на деревья: они вряд ли склонны к самоубийству, но растут тут уже много лет!
        - Деревья? - переспросил демоник. - Это - деревья?
        Он с самого начала обратил внимание на прихотливые конструкции из темно-коричневого материала, беспорядочно облепленные какой-то зеленой массой.
        - Да. Это - деревья. Растения, такие же, как лишайники или водоросли. Только больше, - подтвердил Алонсо. - Растения - основа питания на гуманоидных планетах. Кстати, наш метаболизм схож, так что мы можем сейчас зайти в любой ресторанчик и поесть. Я лично порядком проголодался, ведь из-за тебя пришлось побыстрее удрать с И-гора.
        Они зашли в уличный ресторан. Ощутив над головой хоть ненадежную, сделанную из каких-то легких материалов, но все же крышу, Испет успокоился настолько, что смог обратить внимание на вкус принесенных официанткой блюд. Никогда раньше он не пробовал ничего подобного! Это несколько примирило его с действительностью.
        Начало записей Испета Бескаравайного отражает ту смесь ужаса и восхищения, которые он испытывал, пребывая на Аркалии. Постепенно он привык к необходимости почти постоянно находиться под открытым небом. Он даже осмелился снять всю интегрированную защиту, кроме экзоскелета, конечно, и искупаться в огромном естественно водоеме, называющимся «море».
        Подводный мир поразил его многообразием форм жизни. Окрестности отеля, в котором они поселились, - яркостью окраски растений. Оказалось, что местные гуманоиды модифицируют живые существа не только с практическими целями, но и ради красоты.
        Поэтическая сторона сущности Испета наслаждалась и пела, демоническая - тревожилась.
        Они много говорили с Алонсо об устройстве Колеса Миров. Классификация обитаемых вселенных, взятая из фольклора гуманоидов (а именно эта раса была первопроходцем в создании портальной сети) отражает благоприятность для разумных существ условий существования в тех или иных мирах. Юный певец пытался понять, почему планета, на которой они отдыхают, считается полуадской. Ведь с точки зрения любого демоника жизнь здесь настолько хороша, что ее можно считать раем.
        - Люди, как называют себя гумноиды, умудряются бороться не только с природой, но и сами с собой, - разъяснил Алонсо. - Если хочешь, сходим в зал галовидения, посмотришь на то, чем занимались наши хозяева еще несколько лет назад.
        Тот кусок дневника Испета, который посвящен просмотру военных хроник, трудно назвать понятным. Хотя в инфосети достаточно материалов о войнах на Земной спице, все же демоники относят эти данные к маловероятным. Посудите сами: какой смысл калечить целые планеты, уничтожая живых существ и растительность? Какой смысл создавать мощнейшие механизмы, имеющих лишь одну функцию - убийство?
        Испет смотрел хроники последней войны, в которой участвовали жители Аркалии, и поражался их неукротимой мощи и безумию. Они были способны создавать ад там, где раньше был рай. Такова уж природа этих существ.
        А Алонсо продолжал рассказывать:
        - Аркалия - особая планета. Ты слышал уже, что она формально входит в Федерацию, но, благодаря умной политике планетарного правительства умудряется сохранять частичную независимость. Объясняется это тем, что почти вся земля на Аркалии принадлежит военным-отставникам. И ни один из солдат Федерации не согласится отправиться на Аркалию с миссией «умиротворения», как местные гуманоиды называют обычно военный захват обитаемых миров. Ведь каждый знает: когда он выйдет в отставку, у него есть шанс получить здесь в аренду косок земли или начать какой-нибудь небольшой бизнес. Если, конечно, среди жителей Аркалии найдутся его бывшие сослуживцы, готовые подтвердить его порядочность и честность. Подозреваю, что все кончится тем, что планета начнет мигрировать в райском направлении, и нам придется перенастраивать ведущие сюда порталы.
        - Именно поэтому ты предпочитаешь отдыхать здесь? - догадался Испет.
        - Да, - усмехнулся Алонсо. - В райских мирах мы, дэвилоид, порой вызываем у аборигенов страх. А здесь, в мире войны, наша внешность мало тревожит окружающих. Они порой умудряются и себя изуродовать так, что становятся похожи на обитателей Демы или Аспидона.
        - А это где? - заинтересовался демоник.
        - Лучше тебе не знать. Дева мигрирует из адской зоны к райскому центру, с чем, собственно, и была связана потеря порталов на вашей планете. Трагическое стечение обстоятельств: планета начала движение, но одновременно произошел взрыв сверхновой. Исказились все координаты. Но вы, кажется, справились. А Аспидон - это ад. И моя родина.
        Некоторая часть дневника Испета не представляет интереса. Картины прогулок двух дэвилоидов по морскому побережью, записи разговоров с различными людьми, попытки передать вкус тех блюд, которыми они лакомились в ресторанах…
        Для истории интересны лишь два эпизода воспоминаний. Хотя именно они являются наиболее непонятными. Моя попытка передать события несовершенна, ибо я не всегда могу найти объяснение поступкам нашего героя. Нельзя оправдывать все безумием певца, но зачастую только такое толкование позволяет свидетелю событий или читателю дневника Испета сохранять ощущение рациональности мира.
        Первый из этих эпизодов - концерт, на котором дэвилоиды побывали во время трехдневного празднования очередной годовщины окончания войны.
        Музыка людей поразила Испета гневной мощью, сравнимой лишь с буйством Альфа на пике его активности. Юный демоник упоминает в своих записках песню про звезду по имени Солнце, такую же древнюю, как «Мечта о портале», написанную в одном из адских миров Земного колеса и сохранившуюся на протяжении столетий.
        Но на том концерте, впервые услышав грозную мелодию, Испет ощутил что-то, что, в конечном счете, стало причиной его безумия. К тому же как раз в тот момент в ночном небе начали взрываться огни фейерверка, который устраивался по поводу праздника. Что такое фейерверк? Честно слово, я не смогу объяснить это понятие, найдите в человеческих разделах инфосети галозаписи и посмотрите сами. Могу только сказать, что, увидев над головой полыхающее огнями небо, юный певец вдруг ощутил ужас. Его система поверхностной защиты осталась в отеле, а тело покрывали лишь особым образом сшитые куски ткани из растительных волокон, называемые «шорты» и «майка». Причем функциональной нагрузки они не несли никакой, Алонсо посоветовал надеть их лишь для того, чтобы не вступать в противоречие с этическими нормами жителей Аркалии. Ощущение собственных наготы и беззащитности в сочетании с пламенеющим небом - это было слишком даже для такого романтика, как Испет. Он потерял сознание и пришел в себя только в маленьком ресторанчике.
        Чтобы смягчить последствия обморока, Алонсо напоил юношу перебродившим соком местных ягод. Это возымело действие, но вовсе не то, на которое рассчитывал аспидонид. Испет начал действовать вроде бы и рационально, но преследуя совершенно безумные цели.
        После концерта юный певец встретился с музыкантами и предложил им выступить вместе. Люди согласились, ведь голос Испета отличался удивительной чистотой и силой. За следующее утро они отрепетировали «Мечту о портале» и несколько собственных баллад юного демоника, а вечером Испет уже пел на открытой площадке, и тысячи слушателей повторяли слова баллады: «Я взгляну в глаза обезумевших звезд, я найду портал, мой последний портал, тот портал, что ведет меня в небо». Именно эти слова, которые демоникам казались слишком надуманными, у обитателей Аркалии встретили такое понимание, что Испет моментально стал кумиром местных ценителей музыки.
        Это и дало толчок событиям, заставившим юного певца вернуться на Дему. Это, а так же то, что к Алонсо вдруг приехала женщина, которая считала портальщика мужем. Что думал по этому поводу сам Алонсо, юный демоник в своих записках не уточняет. Пишет лишь, что дэволэсса Марти эта была прекраснее всех женщин, которых он видел раньше. Темно-пурпурная кожа, усыпанная аккуратными треугольничками золотистых чешуек, огромные зеленые глаза… Дальше дневник Испета прерывается множеством набросков любовных песен. Но есть и короткие записи о тех или иных событиях.
        Продюсер музыкального коллектива, с которым выступал Испет, восхитился юным певцом и предложил ему контракт. Однако, начав оформлять документы, он обнаружил, что дэволоида Бескаравайного вроде бы и не существует, а мир, из которого тот прибыл, еще не заключил никаких официальных договоров с правительством Федерации. На беду нашего героя фактом запроса заинтересовались какие-то крючкотворы из метрополии. Если бы Алонсо занялся этим делом, то от неприятностей, может быть, и удалось бы избавиться. На Аркалии весьма снисходительно смотрят на некоторые нарушения федеральных законов. Но накануне того дня, когда в отель, где снимали комнаты дэвилоиды, пришел чиновник из местной администрации и потребовал отчета о происходящем, подруга Алонсо долго говорила с Испетом.
        - Он торчит тут, в полуадских мирах, только из-за тебя, - сказала Марти. - Если бы не ты, мне бы удалось уговорить его поехать к моим родителям. Он хороший, я верю… Хоть и считают, что аспидониды ценят свободу гораздо выше любви, но я сумею его переубедить…
        Женщина заплакала, а демоник был поэтом. Поэтому, когда аркалийский чиновник попытался вместе с Алонсо найти вариант полной натурализации юного певца на планете, Испет сам предложил отправить его на родину.
        - Когда-нибудь я вернусь и найду тебя, Алонсо Сарвато… Ведь портал на Деме действует, - сказал он. А ты постарайся сделать Марти счастливой.
        О возвращении Испета в его дневнике нет ни строчки, зато доподлинно известно о событиях на Деме после этого момента.
        Единственный концерт, данный Испетом на родине, считается ярчайшим примером гениального безумия или безумной гениальности. После него среди молодежи прокатилась эпидемия самоубийств. Юнцы поднимались на поверхность и смотрели на Альф, вошедший уже в фазу активности. В крупных городах прошли демонстрации, требующие от правительства скорейшего заключения договоров с Межпланетным сообществом. Жизнь на Деме изменилась, и изменения эти шли под звуки баллад юного певца.
        Испет Бескаравайный стал кумиром, идолом. Но его поведение вне сцены нельзя было признать разумным. Получив письмо из какого-то из райских миров, он вдруг сделался мрачен и нелюдим. Не проходило дня, чтобы он не употреблял дурманящий настой грибов Вук. Однажды певец, увидев господина, у которого ложноножки не росли из-за какой-то болезни, набросился на несчастного с кулаками.
        Видимо, потрясение, испытанное юным демоником во время путешествия, было столь велико, что он сам начал считать себя безумцем, что выразилось в его песнях. В одной из них он рассказывает о прекрасной деве, чья тело мягко, словно плоть съедобных улиток, а облик бесконечно совершенен. Безумный Испет поет о том, что созерцание прекрасной незнакомки вызывает желание упасть пред ней на колени и распластаться на песке, моля о едином ласковом слове. Или - наброситься на красавицу, вонзив в нежную кожу когти и жвала, так, чтобы стон страсти смешался со стоном боли, а последняя судорога оплодотворения совпала с последним вздохом прелестницы, которую больше никто не сможет коснуться ни взглядом, ни псевдоподией. Естественно, подобные фантазии не могут быть причислены к числу одобренных песен, и имя Испета Бескаравайного вычеркнуто из списков Ордена, что означает запрет исполнения его произведений в общественных местах, а сам он помещен в дом скорби.
        Однако среди несознательной молодежи песни Испета-Странника остаются чрезвычайно популярны. Ореол мученика, окружающий его имя, придает звучащим в них странным и мрачным образам особый шарм, заставляя искать в их мельтешении особый смысл, доступный лишь избранным.
        Благодаря интенсивному лечению Бескаравайный недолго творил в доме скорби. В последние годы жизни он представлял из себя совершенно бессмысленное, подобное лишайнику, существо, не способное ни осознать обращенную к нему речь, ни внятно ответить собеседнику. Так что когда подвижники-ученые, вычислившие формулу нерегулярных или «мерцающих» порталов, решили обрадовать первооткрывателя и предложить ему путешествие в один из дружественных миров, несчастный Испет никак не прореагировал на их визит.
        А песни Бескаравайного иногда можно услышать в дальних галереях, где юные демоники прячутся от старших, чтобы предаваться различным порокам, часто весьма невинным, но все же осуждаемым обществом…
        Командировка к ужасу
        Джунгли остались позади. Теперь сверху, из кабины гравилета, зелень крон не казалась уже мерзко шевелящимся ковром, но больше походила на старую шубу с проплешинами полянок и каменных осыпей.
        Вик осторожно сбросил высоту и медленно, стараясь не задевать верхушки деревьев, повел гравилет на север.
        - Может, подберемся поближе к вашей аномалии и сядем там? - пробормотал он.
        Вопрос повис в воздухе. Потом старший из лекорисов, МурлАрк, все же удосужился обернуться к сидящему за штурвалом землянину:
        - Нужно точнее определиться… она все время меняется.
        - Боишься, что на тебя опять баобаб кинется? - съехидничал лиловый МурВи.

«Чертовы кошаки», - пробурчал Вик и так дернул манипулятор, что четвертый член экспедиции - амазонка-телепат Лари - по-девчоночьи пискнула. Это еще больше испортило Вику настроение.
        Во время прошлого приземления, пока похожие на прямоходящих котов лекорисы суетились вокруг своей аппаратуры, Вик неосторожно отошел от гравилета. Всего на десяток шагов… А кто виноват, что на Микор капитана Звездной Стражи Вика Тьера перебросили, как говорится, в режиме ошпаренной кошки? Заставили передать дела помощнику - и вперед. К тому же от ближайшего портального центра до Микора пришлось еще две недели трюхать на тихоходном внутрисистемнике. Так что на адаптацию оставалось всего трое суток…
        А тут - природа, погода, бабочки размером с суповую тарелку порхают…
        В результате извлекать полупарализованную тушку капитана из-под кучи сладострастно вибрирующего хвороста пришлось именно амазонке. Та визгливо крикнула на растение - и покрытые липкой слизью ветви испуганно прижались к стволу. Хорошая все-таки девчонка эта Лари Саратиш с Таранати!
        Хотя - не девчонка она. И даже не женщина. У таранатиан три пола. Лари - «обеспечивающая энергией». О том, что это такое, Вик не очень задумывался. По крайней мере, рожают на Таранати не амазонки. Но и без них это дело никак не обходится. Хотя с виду телепат их экспедиции - долговязая девчонка-подросток. И ведет себя так же - то кокетничает, как большая, то - пацан пацаном.
        - Осторожней! - подал все-таки голос МурлАрк.
        Но продолжить нотацию ему было некогда - гравилет уже прочно стоял на чуть наклонной каменной площадке.
        Коты углубились в свои замеры, а Вик выбрался из пилотской кабины и с удовольствием потянулся.
        - Что там снизу слышно? - улыбнулся он Лари.
        - Не извиняйся, не очень и жесткая посадка, ничего страшного, - в своей обычной манере ответила амазонка, не различавшая слова уже произнесенные и еще крутящиеся на кончике языка.
        И вытащила из гравилета «хрустальный шар» - местное средство связи. Удобная штука, хотя для того, чтобы ею пользоваться, нужно иметь дар эмпата. Или, как сейчас, мощный телепат должен выступать в роли усилителя - тогда информацию может получить любой.
        Вокруг шара заметались молнии, через миг сменившиеся изображением увешанной бусами дикторши:

«Рубеж тысячелетий вызвал к жизни всевозможные мифы. Один из них - пророчество о том, что Слуги Ужаса должны вернуться, и тогда мир постигнет множество бедствий. Даже те из наших соотечественников, которые считают себя трезвомыслящими и современными микорцами, с опасением ждут приближающуюся круглую дату. Другие же настолько испуганы, что стремятся покинуть родину до ее наступления».
        Картинка - давка в космопорту.

«Кривая преступности резко ползет вверх, участились случаи погромов».
        Картинка - разбитые витрины, мусор на мостовой.
        Потом вообще бредовый сюжет:

«34 члена секты „Отрицающие Зло“, в том числе женщины и дети, подвергли себя самосожжению. Фанатики заперлись в старом доме и облили себя горючей жидкостью. Спасти не удалось никого».
        Картинка - уложенные рядком черные головешки разных размеров, отдаленно напоминающие человеческие тела…
        - Вот психи! - прокомментировал Вик. - Хотя… На побережье, по-моему, от жары недолго и свихнуться. И чего им тут, в горах не живется? Ты только понюхай, Лари, какой здесь воздух!
        - Может, слишком холодно? - влез в разговор непоседливый МурВи, не прекращая крутить какие-то ручки на аппаратуре.
        - До генной инженерии и этих вот информеров они додумались, а элементарные штаны изобрести не могут, - пожал плечами Вик.
        - У каждой цивилизации - свои странности, - ответила Лари. - Но… правда ведь! По уровню технологий Микор во многом опережает и Земную Федерацию, и вас, пушистики… Что-то тут есть непонятное.
        МурВи расплылся в улыбке - насколько можно считать улыбкой обнажение двухдюймовых клыков. А назови его «пушистиком» Вик - шипел бы полдня. Землянин не удержался и подпустил шпильку:
        - А что непонятно? Зачем им при такой жаре одежда? Да и из кого ее делать? Помните, как ребятишки за лекорисами носились, все пощупать норовили? У них же даже бараны лысые.
        Кот возмущенно фыркнул и углубился в работу. А Вик подумал вдруг, что не такие уж плохие ребята эти кошаки. Это ситуация дурацкая.
        Лекорисы из космоса обнаружили энергоинформационную аномалию, о которой никто, кроме них, и представления не имел. Но отношения между обитателями недавно открытой планеты Микор и другими космическими расами оказались еще не полностью оформлены юридически. Поэтому Земная Федерация настояла на включение в экспедицию представителей основных космических рас. Чтобы, дескать, если обнаружится что-то ценное, то не одним котам-ученым досталось. А отдуваться за высокую политику приходится Вику. В штабе взяли манеру - совать своих во все дырки. Для Стражи, конечно, плюс - контроль и полная информация обо всем мало-мальски важном. Но Вик, как дурак, вынужден фискалить. Играть роль ничего не понимающего в исследованиях «принеси-подай». Ну и охранника, естественно. Хотя после случая в джунглях лекорисы скептически относились к способности землянина кого-то защитить - если его самого охранять приходится.
        - Слушай, Лари, а ничего веселее новостей нынче не транслируют? - землянин сделал вид, что не замечает возмущенных взглядов, которые бросал на него МурВи.
        Амазонка хихикнула. Микорцы - гуманоиды, похожи на людей гораздо больше, чем она сама - костлявая, большеглазая и остроухая, словно эльф из голографических комиксов. А микорцы, особенно микорки… Вик взглянул на «хрустальный шар» и понял, что если сейчас не заставит себя отвести глаза, то покраснеет. Транслировался спектакль - обнаженная девушка (лишь тоненькая ниточка бус на поясе - стандартный вид деловой женщины) извивалась перед парочкой голых парней, увешенных украшениями, словно новогодние елки.
        - Друг Тьер, нам надо подняться до вон того откоса, - взмахнул лапой МурлАрк. - Видите нагромождение скал?
        - Вижу, - с облегчением вздохнул Вик, отрываясь от созерцания местной красавицы. - Лари, а что это за постановка была?
        - «Ожидание Ужаса».
        - Везде этот бред, - пробурчал землянин, но его уже никто не слышал - остальные лихорадочно собирали аппаратуру.
        Вик удивленно посмотрел на суетящихся разумных. Словно подгоняет их кто-то… Коты потеряли всю свою вальяжность и носятся как наскипидаренные.
        - Кстати, Лари, а что это за дурацкое пророчество, о котором тут все говорят? Случайно не знаешь? - спросил Вик, когда они уже поднялись в воздух.
        Странное возбуждение, охватившее остальных членов экспедиции, не заглушило любопытства звездного стражника по поводу местных традиций.
        Амазонка хихикнула:
        - Неслучайно знаю. Я же культуролог. Стандартное пророчество. Две тысячи лет назад появились тут некие Учителя, которым приписывать львиную долю открытий. В том числе - календарь. Учили-учили, но потом все постепенно померли. Но последний заявил, что через тысячу лет после первого пришествия придут новые Учителя.
        - И как?
        - Пришли. Покрошили на лехский салат войско какого-то там местного владыки. Кстати! Вот! И Учителя, и «слуги ужаса» приходили с гор и «были закутаны в ткани, словно овощ ну-ут в листья». С тех пор одежда здесь считается признаком того, что ее обладатель что-то скрывает. Что-то злое. Дескать, тому, кто честен, незачем прятать свое тело. Но и эти «слуги» тоже исчезли… Теперь вот местные ждут третьего пришествия.
        - Ясненько! Стандартный гон про Страшный Суд и разделение всех на черненьких и беленьких…
        - Ага! - кивнула Лари, но задумалась.
        Вскоре стало понятно, что отдельные скалы образуют гигантскую подкову с крошечным озерцом посредине. Сверху геометрическая правильность каменной стены выглядела как что-то чужеродное среди хаотической смеси базальтовых обломков и клочковатых зарослей вокруг «подковы».
        Вик аккуратно спланировал на узкую полоску песка между кустами и водой - и моментально понял, что они не промазали.
        В центре подковы - каменный монолит, похожий на вогнутое зеркало. Стоящая на ребре плоская чаша, внутри которой мерцает Нечто. Мерцает, переливается сине-сиреневыми искрами, пульсирует… То кажется, что это - всего лишь игра раскаленного воздуха над черным камнем. То отверстие в донышке чаши представляет бесконечным тоннелем, в котором кружат тысячи галактик….
        Вик упрямо замотал головой - еще не хватало впасть в транс. Спецэффекты, блин… Оглянулся на пассажиров - те сидели с остекленевшими глазами, словно обесточенные андроиды. И еще…
        Если кто-то не поверит, что меньше чем за секунду можно с пилотского сидения перепрыгнуть в салон, спихнуть в проход между креслами три бесчувственных тела и расчехлить карабин, лежавший до этого в ящике под наваленной сверху аппаратурой, то этот «кто-то» никогда раньше не пересекался со звездными стражниками. Когда первый сгусток плазмы ударился в стекло кабины, Вик уже лежал на Лари, осторожно высматривая: откуда грозит опасность.
        - Их пятеро, они чуть дальше от аномалии, чем мы, - пробормотала пришедшая в себя амазонка. - И слезь с меня - ты тяжелый!
        - Стрелять сможешь? - Вик подтолкнул к ней еще один чехол с оружием.
        - Постараюсь…
        - Тогда я выясню, что за идиоты… Нет, погоди, что с кошаками? Скоро очухаются?
        - Через пару минут.
        - Ну - я пошел!
        Пошел - это змеей проскользнуть под чуть приподнятым колпаком кабины, затаиться у платформы, потом, когда очередной огненный плевок ярко разбился о бронированное стекло, метнуться по еле заметной ложбинке до ближайших кустов. А там уже не важно - сколько микорцев прячется у опушки. И что они - эмпаты, ощутившие приближение опасности раньше, чем увидели Вика.
        Хилые они. Мелкие. Привыкшие к сладкой жизни в прибрежном парнике и теперь дрожащие от холода и страха… Теперь, когда все пятеро связаны и уложены на колючую траву, а над ними возвышается звездный стражник с карабином в руках и парой трофейных плазмаганов на плече.

«Эх, детишки непуганые!» - подумал Вик и крикнул:
        - Лари! Топай сюда!
        Ничего, пусть амазонка прогуляется. Хоть и слабенькими оказались микорцы, но выпускать их из виду все-таки не стоит. Что-то их ведь сюда, к аномалии, привело. И это что-то для них так важно, что на собственные жизни им уже, кажется, плевать. Вон как сверкает глазами единственная из пятерки девушка. Извивается, пытаясь растянуть связывающие ее шнуры.
        Внезапно Вик поймал себя на мыслях, мало относящихся к проблеме энергоинформационной аномалии. Хоть на девице и было надето что-то вроде шаровар и накидки, но пока она отбивалась, пытаясь улизнуть, тряпки пришли в некоторый беспорядок. Молоденькая девушка практически без одежды, да еще со стянутыми за спиной локтями - не то зрелище, которое побуждает думать о научных открытиях. Особенно если тот, кто смотрит, до этого почти год мотался по малонаселенным искусственным планетам…
        Кстати… Одетая? Микорка - одетая?
        - Обалдеть, Лари, - обернулся Вик к подоспевшей амазонке. - Глянь: микорцы - в штанах! И в горы не побоялись.
        - Они - «Жаждущие». Фанатики пришествия.
        - Ясно! А то смотрю - одни детишки. Нигилисты юные, головы чугунные…
        Лари склонилась над пленниками. Трое мальчишек перестали извиваться, потеряв сознание. Но девица и еще один блондинчик, с которым Вик пришлось повозиться дольше всего - худой, но жилистый и верткий оказался - по-прежнему лупали глазами.
        Постояв несколько секунд, амазонка устало провела ладонью по лбу:
        - Нет, не получится усыпить… Фанатики…
        - Ужас грядет! И он накажет вас, посмевших притронуться к его верным рабам! - заголосила микорка.
        - Чего? - не выдержал Вик. - А зачем стреляли, придурки? Мы что, мешали вам поклоняться вашему Ужасу?
        Девушка икнула и несколько раз беззвучно открыла и закрыла рот. За нее, словно извиняясь, ответил парнишка:
        - Ваша машина приземлилась на Алтарь Ожидания. Вы осквернили священное место. И именно сейчас, когда…
        Но договорить пацану не удалось. Раздался треск, скрежет и, перекрывая всю эту какофонию, - такой родной и смачный мат:
        - Бога, душу и семь метеоритов в дюзы! И здесь эти лохматые морды!
        Вик взглянул в сторону гравилета и обомлел. Из центра вогнутой чаши, превратившейся теперь в воронку, рывками выдвигалась телескопическая лесенка. А на ней, уцепившись за поручни, стоял мужик в форме техника-портальщика и ругался почем зря:
        - Котяры гребаные! МурлАрк, старина! Мы сами не знали, куда нас вынесет, а вы-то откуда?
        Лекорисы, успевшие, пока Вик возился с аборигенами, прийти в себя и вытащить аппаратуру, махали лапами портальщику и даже, кажется, подпрыгивали от нетерпения.
        - О, ужас! - пискнула Лари.
        - Ужас! - повторила за ней микорка и истерически захохотала.
        - Ужас, - усмехнулся Вик. - Но никак не ужас-ужас. Вот когда эти черви подпространственные гуляют где-нибудь на портальной станции…
        Словно подтверждая слова капитана, мат прекратился, а из отверстия в скале начали выползать монтажные автоматы. Вику всегда нравилось смотреть, как работают портальщики. Отчаяные ребята, благодаря которым Космос давно стал маленьким и уютным, словно древняя Земля. Но сейчас капитана больше волновали фанатики. Грозная девица вроде отключилась - или подействовали все-таки усилия Лари, или потеряла сознание от увиденного. Действительно, ждать Великого Владыку, а дождаться запаренного портальщика… Вику даже жаль стало глупышку.
        А вот шустрый блондинчик, которого так и не смогла усыпить Лари, выглядел вполне пришедшим в себя. Не смотря на царящую теперь на свяшенном алтаре суету машин и двух десятков представителей разных рас, общающихся между собой на галлактическом матерном. Землянин щелкнул пальцами - и эластичные шнуры, стягивающие руки и ноги парнишки, развязались.
        - Слушай, как тебя зовут-то, «жаждущий ужаса»? - обратился Вик к бывшему своему пленнику.
        - Ас-Иут-Лиин, - ответил микорец, растирая запястья.
        Он поднялся, подтянул шаровары и побрел за Виком и Лари к берегу.
        - …А мы сами не знали, что это - портал. Уникальные энергоинформационные эффекты перед открытием… Таких регулярных не встречалось ни разу… Словно он тысячу лет законсервирован был, - долетел до Вика обрывок разговора между МурлАрком и кем-то из техников.
        - Действительно - тысячу, - ответил портальщик. - Самый большой период среди тех регулярных, что известны. Вот стабилизируем его… А то сколько можно на этот Микор из соседней системы мотаться?
        Лари взглянула на Вика и рассмеялась:
        - Теперь понял, чего они ждали?
        - Ужас, - улыбнулся в ответ землянин. - Сколько лет назад Микор открыли?
        И обернулся в сторону увязавшегося за ними Ас-Иут-Лиина:
        - Ты, парень, зачем штаны надел?
        - Так кусты тут, камни. Это в джунглях лучше, если гладкая кожа…
        Микорец хлюпнул носом и вдруг сказал совершенно по-взрослому:
        - Значит, дед был прав.
        - Чей дед?
        - Мой… Он говорил: 'Ужасно время перемен'. Дед был магистром среди «Жаждущих». Один из немногих считал, что предначертанный срок принесет не бедствия, а изменения. Впрочем, для многих это одно и то же.
        Разговоры под молодое вино сорта «волосатка синяя»
        Через пару десятков лет легкая, чуть кисловатая и удивительно ароматная «волосатка синяя» с Аркалии будет славиться по всей Конфедерации. Но в послевоенные годы о прелестях этой «новой» планеты знали немногие. Аркалия рассматривалась как источник минеральных ресурсов - и не более. Да и то серьезные корпорации напрочь списали ее со счетов: куча руин да военные базы - вот чем была тогда Аркалия.
        - Да, господин судья. Что? Эрмин Листвяных. Домовладелец. Клянусь говорить правду, только правду и ничего, кроме правды. Да, понимаю. Да, видел. Хорошо, с самого начала. С самого-самого? Ладно. В-общем, пять лет назад я получил наследство. Как при чем? Вы же просите с самого начала. Ну, вышел в отставку. Хорошо, не важно.
        Ну, получил наследство. Решил бизнесом заняться. Туристическим. Мне Эт давно нравился. Построил коттеджи. Почему на севере залива, на скалах? Ну, долго объяснять… На пляжах - одни детишки. У нас же нету развлечений вроде кибер-проституток с садомазопрограммами или модифицированных бисексуалов. Что вы, я не против. Если бы мне это не нравилось, я бы на Аркалии не поселился. Я к тому, что у нас отдыхают семьи с детьми с «новых» планет да те, кому покой нужен. А какой покой, если ребятня кругом? Вот я и подумал… Ладно, понял. К делу не относится.
        Ну, построил я коттеджи. Не сам, конечно. Архитектора, строителей нанимал. Пансионат «Звездная лоза»: дюжина коттеджей в скалах на берегу да пяток портиков. Что это такое? По документам - мини-бар самообслуживания. На свежем воздухе. Погода-то позволяет. Да, с трех сторон стен нет, только скала. Там - пневмо-коммуникатор с телелингом. Подходишь, говоришь заказ - через пять минут забирай контейнер. С другой стороны - две статуи крышу держат. Амазонки называются. Это архитектор придумал. Откуда-то вычитал. Давно-давно, говорит, еще на Земле-Истоке, амазонками звали не штурмовые шатлы, а наземные подразделения. Очень давно, когда шатлов еще не придумали. Ну, амазонки эти - что-то вроде атмосферных десантниц. Архитектор нашел картинку, отлил по ней статуи. Девахи такие крепкие… В бикини и с саблями на боку. Почему порнография? Десантница в бикини - это не порнография. Это - мечта. Вам, мистер потерпевший, не понять. Да. А на сабли зонтики удобно вешать. Или сумки там.
        В общем, отдыхают у меня те, кому развлечения «с перчиком» ни к чему. Те, кому этих развлечений за жизнь - выше ушей хватило. И с перчиком, и огнем, и с кровью. А что старому солдату, кроме покоя да кружечки граппы, нужно? Правильно, подходящая компания. Чтобы о прошлом поговорить, повспоминать… Мои гости - самое то. Да и сам я почитай каждый вечер в какой-нибудь из портиков спущусь. Я все эти рассказы боевые - страсть как люблю. Сам-то недолго в действующей эскадре был, почти сразу ранило… Понял, к делу не относится…
        Бывает, конечно, не тот народ подберется. Или настроения у людей нет. Ни разговоров, ни историй. Вот я придумал записывать самое интересное. Телелинг же и так все время включен. На случай, если нештатная ситуация какая… Ну, я слегка схему изменил… Станет грустно, сяду вечером, найду какую-нибудь историю… Добрую байку и дюжину раз послушать не грех….
        Ладно, я вот-вот уже до дела доберусь. В общем, этот ваш… потерпевший… как бишь его? Мистер Партуссимис? Ну не запомнил я, как он представился. Я же поначалу подумал: собирается человек коттедж снять. У меня тогда постояльцев немного было, вот я и начал ему расписывать. Дескать, лучшее общество, люди интересные. Сдуру дал ему запись послушать, ту, где майор Влад Дельером про эвакуацию с Тро-6 рассказывает. А? Что? К делу приобщили?
        Затрещала запись. Сначала - хлопок извлекаемой из бутылки пробки, незлая ругань. Звон стекла. Пауза, во время которой можно разобрать шелест листьев и гул прибоя. Потом низкий, чуть с хрипотцой голос удовлетворенно произнес:
        - А эта ваша «волосатка синяя» очень даже ничего. Аборигенные вина обычно - еще та гадость, а вы тут, на Аркалии, хорошо устроились. Мало таких планет. Чтобы и природа, и погода, и даже вино. Взять ту же Тро-6…
        Несколько секунд - какой-то шорох, треск.
        - Да, Тро-6. Тоже вроде ничего себе планетка: и гравитация, и температура, и атмосфера - вполне сносные. А вот на землю жизнь почему-то не вышла. Океан биомассой кишмя кишит, а суша - голая пустыня.
        Слышан другой голос, почти мальчишеский:
        - Интересно, почему?
        - Откуда я знаю - почему? Пусть ученые над этим думают. Да и был я на Тро-6 лишь раз, во время прорыва бельтов в этот сектор… Горячее было время… Кстати, если бы не один умник, я бы так на Тро-6 и сгинул. Так что зря ты, Эрми, говоришь, что гражданские шпаки с настоящими мозгами не бывают. Бывают, да еще как…
        Снова пауза, звук льющейся жидкости.
        - Ну, будем! Да, о чем это я? А-а-а… О Тро-6… Мы тогда до нее еле-еле дотянули. Энергия - на нуле. Накопители нам расколошматили, пришлось даже с челноков энергомодули снимать да к основному контуру цеплять, чтобы разогнаться перед «проколом». Прыгнули в систему Тро. Думали: там пара осваиваемых планет, есть энергостанции. Прыгнуть-то прыгнули, а там - бельты. Точнее, один бомбардировщик. Как он прорвался - ума не приложу. Но все сооружения на Тро-5 он уже по камешку разнес и утюжил Тро-6. Понятно, что бомбардировщик против нашего крейсера - это несерьезно. Мы его одним залпом снесли. Так эта сволочь умудрилась грохнуться прямо на энергостанцию.
        Одна надежда осталась - на склад энергоблоков в порту. Он там рядом с пассажирским залом ожидания расположен. Насколько видно с орбиты - и то, и другое цело. Бельт этот, эхиноцея портовая, видать, сначала по взлетному полю да по ангарам отбомбился, потом почему-то решил пройтись над шахтами и обогатительными фабриками. Есть у них такая манера: крушить производство, а поселки «на закуску» оставлять. Типа, гуманисты. Типа, чтобы мирное население сдаться успело. К счастью, с шахт к тому времени уже всех эвакуировали.
        Но это мы уже потом узнали. А тогда командир приказал найти энергоблок, в котором хоть чуть-чуть чего-то теплиться, и поставить на грузовой шатл. Чтобы, значит, сесть рядом со складом, поставить свежий блок, загрузить в трюм, сколько войдет, - и вверх. Послал меня и пару технарей.
        Снова пауза, слышно, как собеседники разливают вино, пьют.
        - Как я сесть умудрился - сам не знаю. Двигатель на высоте пятисот метров глохнуть начал, «на подсосе» шли, на аварийных парашютах садились… Плюхнулись в паре километров от склада. Да-а-а…
        Понимаешь, Эрми, с Тро-6 не всех вывезти успели. В зале ожидания оставалось еще человек триста. Космодромная обслуга, кто жив, да шпаки - работяги с шахт, научники. Не успели они погрузиться в последний транспорт. Представляешь, что там творилось? Корабль, на котором они лететь должны были, бельты в щепки разнесли. Так что жизни бы им оставалось максимум пару недель. Ведь голая пустыня вокруг… Какие-то запасы воды и продуктов в зале ожидания, конечно, были. И - все. До ближайшего побережья - три сотни километров, пешком не пройти. А киберы… Понимаешь, у портовых кибер-погрузчиков на «новых» планетах вроде Тро аккумуляторы низкоемкостные. Часов на шесть-восемь работы хватает - и все. Зачем больше? Транспорты же не сплошным потоком идут. Хорошо, если корабль в неделю. Так что загрузят киберы трюм - и в ангар, отстаиваться, заряжаться. А тут… Понимаешь, у них же программа… Когда центр управления полетами и рембазу разбомбили, те киберы, что целые остались, полезли завалы разгребать и раненых вытаскивать. Спасли человек десять, но к тому времени, как мы спустились, они уже все колом стояли с пустыми
аккумуляторами.
        В общем, ситуация - еще та. Три сотни гражданских, из которых добрых две дюжины раненых, да мы трое. У всех - перспектива сдохнуть в ближайшее время. Как почему? А как хоть один энергоблок до шатла довезти? Он же тонн пять весит. Без кибер-погрузчиков - даже думать нечего…
        Рассказчик неожиданно расхохотался, зазвенело стекло:
        - Это я так думал. Думал, что пора на орбиту сигналить: типа, пиши, командир, грязный сын аспарагуса, моей родне похоронки, погибаю с честью… Выпьем за шпаков, Эрни! Был там один старичок-научник. Да, пацан, ты знаешь, как типовые энергоблоки выглядят?
        - Вроде видел…
        - Эрми, а ты?
        Стук тарелок, короткий грудной смешок:
        - Еще бы не знать, я их тьму перекантовал. Паралле. лелепипед из металлита, сверху, на короткой стороне, - петли, за которые цепляешь, когда грузишь. Вам еще рыбки заказать?
        - Давай, хозяин! Так вот. Здоровые такие бруски… На складе их - сотни, да только как уцепить… Если бы хоть какой наземный транспорт был… Хоть что-то колесное. Только все колесное на рембазе сгорело, а кибер-погрузчики - на антигравах… Стою я, значит, смотрю на эти блоки гребаные… И подходит ко мне этот старичок…
        Тут запись внезапно остановилась.
        - Мистер Листвяных, расскажите, что было дальше? - спросил судья.
        - Этот старик…
        - Суд интересует не спасение жителей Тро-6, а то, при чем вы присутствовали лично. Что сказал мистер Партуссимис, когда прослушал запись?
        - Ничего не сказал. Попросил дать возможность осмотреть коттеджи. Я предложил ему спуститься к пустующему - это немного вниз по склону от моего дома.
        - А затем?
        - Я пошел в дом, чтобы с пульта управления расконсервировать коттедж. Пробыл в доме минут двадцать, потом вышел на балкон.
        - И что увидели?
        - С балкона хорошо видно один из портиков. Я увидел, что ваш этот потерпевший разговаривает с майором.
        - И что потом?
        - Они долго разговаривали. Майор встал и хотел уйти. Ну, я так подумал, потому что Влад направился к тропинке. Этот мистер… как его… Партуссимис догнал его, что-то сказал. Я не слышал, что. Тут майор ударил мистера Партуссимиса, тот поскользнулся и покатился вниз по тропинке. Дельером постоял немного, увидел, что потерпевший встал, и ушел.
        - И что дальше?
        - Ничего. Мистер Партуссимис самостоятельно дошел до монорельса и уехал.
        - Очень хорошо. Спасибо, мистер Листвяных. Можете садиться. Прошу потерпевшего повторить свои показания, данные кибер-регистратору суда.
        - Вот справка из лечебницы города Эта: «Множественные ушибы мягких тканей рук, ног, спины и лица». Датирована тем числом, о котором идет речь. Так что я утверждаю, что мистер Дельером нанес мне побои, причем его агрессия была ничем не мотивирована. Мы не были знакомы до вышеуказанного дня и не имели друг к другу претензий.
        - Не мотивирована? Да ты помнишь, недоносок аспарагуса, что ты мне говорил? - рявкнул майор.
        - Подсудимый! Сядьте! Иначе я буду вынужден вызвать охрану! - повысил голос судья. - Мистер Партуссимис, что вы сказали господину майору?
        - Мы говорили о порядках в пансионате. О том, что хозяин нарушил закон, изменив конструкцию телелингов. Я сразу догадался, откуда запись. Это - нарушение тайны личной жизни, однако дело возбудить может только потерпевший. Я предложил господину Дельерому…
        - Этот эхиноцелис дырчатый предложил мне подать заявление… Ну, отступных высудить у Эрми. Как это… за моральный ущерб! Или дождаться, когда он нас обоих запишет и подавать… Представляете? - снова вмешался подсудимый. - Подставить человека…
        - И что вы ответили? - спросил судья, поняв, что майора уже не остановить.
        - Сначала послал. А потом, когда он опять полез, - спустил с лестницы. Чтобы я, майор эскадренного крейсера, да пошел на такое!
        - То есть вы признаете, что нанесли потерпевшему множественные побои?
        - Множественные - нет. Раз стукнул… А уж в том, что он на ногах стоять не умеет, я не виноват…
        На Аркалии весьма запутанная система судопроизводства. Это дело рассматривалось в так называемом предварительном муниципальном суде, решавшем, имеет ли место состав преступления, а так же то, к компетенции гражданского или уголовного судов относится рассматриваемое дело.
        Через дюжину минут после окончания допроса судья огласил решение:
        - Ввиду того, что полученные пострадавшим травмы не привели к стойкому расстройству здоровья и были излечены в муниципальной больнице в течение одного часа двадцати минут, а также в связи с искренним раскаянием подсудимого принято решение не передавать дело в уголовный суд. Подсудимый, гражданин Объединенной Конфедерации Владислав Дельером, уроженец планеты Лерро-1, в административном порядке приговаривается к принудительным работам в пользу муниципалитета, компенсирующим затраты на лечение пострадавшего, гражданина Объединенной Конфедерации Эризаны Партуссимиса, уроженца планеты Новый Орлеан, либо к денежной компенсации данных затрат.
        - А моральный ущерб? - разочарованно промямлил потерпевший.
        - В течение десяти часов с момента вынесения решения каждый из участников процесса может обжаловать решение муниципального суда города Эт в окружном или же планетарном суде, а также в Верховном суде Конфедерации по выбору. Коронер, препроводите мистера Дельрома в камеру. Прошу всех посторонних покинуть зал суда.
        Партуссимис и полдюжины зевак быстро ушли, но Эрмин Листвяных продолжал топтаться в дверях. Судья дождался, пока они остались вдвоем, стянул с головы парик и окликнул хозяина пансионата:
        - Слышь, Эрми, закажи в «Звездном домике» пару флаконов граппы.
        - Еще чего? - проворчал Листвяных, но все-таки достал коммуникатор и надиктовал в него заказ.
        - Обиделся? - рассмеялся судья. - Не стоит. Если эта мерзость сутяжная успеет-таки обжалование подать, то мне за майора тоже достанется на спецпаек. Ладно, забей, домовладелец!
        Вскоре они с комфортом расположились в камере для отбывающих административное наказание. На пластиковом столике как-то незаметно появились потеющие бутыли с холодной граппой, ароматная жареная рыба и зелень.
        - Не узнал сразу? - поинтересовался судья у сидящего на койке майора.
        - Почему же, узнал… флаг-лейтенант Эжен Полье. Так вот ты теперь какой… фикус юридический, - фыркнул Дельером.
        - А что делать было? С такими ногами уже во флот не возьмут, - судья постучал протезами об пол. - Пришлось идти учиться… А ты как?
        - Пока - никак. Да и возраст. Прикидываю, где бы приземлиться…
        Трое пожилых мужчин вдумчиво выпили по стакану вина. Закусили зеленью.
        - Слышь, Влад, а чем на Тро-6 дело кончилось? - вдруг спросил судья. - Я еле до конца заседания утерпел. Как вы до «Громокипящего» добрались? Ведь я ж тогда на Бринне в госпитале валялся, почти месяц без памяти…
        - Да старичок это, ученый, подсказал способ… Древний, еще с Истока. Дед этот на Тро-6 рыб изучал, а для души историей увлекался. Показал мне на своем мобильном информере одну запись. Когда-то давно, на Истоке, открыли моряки один остров. Голый, как Тро-6, разве что трава растет. Население - сплошные дикари. Представляешь, у них ножи из камня были! И вообще - все. Ну учил же небось по истории… Ну, в общем, население - дикари, а весь остров утыкан каменными идолами размером с типовой энергоблок. Сначала древние научники думали, что статуи эти от какой-то сгинувшей цивилизации остались. А потом нашелся один… Не помню, как звать мужика. Имя такое - вроде как с Валгаллы-5 мужик: Тор, Торин, Турал… Нет, не помню… В общем, этот научник как-то подружился с шаманом этих дикарей. Тот и говорит: проставься всему племени выпивкой, и покажем тебе, как наши боги по острову сами ходят… Вот об этом у деда на информере фильм был записан. Посмотрел я… Действительно, здоровенная такая каменюка в виде носатой башки. Вокруг нее полуголые люди суетятся. Обвязали веревками и давай раскачивать… И что ты думаешь? Пошла
каменюка, зашагала!
        Влад вытащил коробочку карманного коммуникатора и показал, как «шагал» идол.
        - Смотри: вправо-вперед - влево-придерживать. И - наоборот. До меня как только это дошло, я давай на шпаков орать: ищите веревки, дети традесканции! Веревок не нашли, зато в киоске со всяким бабским барахлом несколько сотен упаковок с чулками обнаружили. Оказывается, чулочки эластичные, если их жгутом скрутить, - не хуже троса. Это деваха одна из обслуги подсказала… В общем, «дошагали» мы энергоблок до шатла. Главное: правильно командовать и чтобы тянули все враз… А шпаки, если жить захотят, быстро учатся команду слушать… Потом я «на малых» подполз к складу, закидали мы еще пару блоков да раненых взяли, которые самые тяжелые… Которым без биованны - край. Была там девчушка одна… лет двенадцать, наверное… Как ты, без ног. Не долетела… Говорят, к отцу в центр управления полетами пришла, там ее и накрыло…
        Выпили еще по стаканчику. Помолчали. Потом - еще по стаканчику. Майор с наслаждением похрустел зажаристой рыбной корочкой.
        - Да-а-а… Шпаки, мать их к эхинококку в ухо! Мы потом двое суток на орбите висели, в пять «челноков» и людей, и груз на «Громокипящий» перетаскали. Распихали шпаков - кого где… Самое обидное: они, как только очухались, поняли, что живы остались, сразу права качать начали. Ну, работяги и научники - те еще ничего. Привычные ребята. Но была там одна… Леди, мать ее промеж ног эхиноцеей… Все возмущалась, что отдельную каюту не предоставили. Пока мы до базы дошли, ее половина экипажа своими руками готова была придушить. Слушай, Эжен, а тебе не противно возиться с этой мразью гражданской? Этот, которого я приложил, один чего стоит?
        Судья тяжело вздохнул, но покачал головой:
        - У нас теперь такие - редкость. На Аркалии мы сами законы устанавливаем.
        - Это как?
        - Долго рассказывать. Потом сам все поймешь. Совались к нам корпорации, но удалось свои порядки устроить… После войны же тут одни руины были, вот они и проглядели планетку… Ладно, давай лучше еще по одной.
        Литровая бутыль молодого вина закончилась за считанные минуты. Откупорили следующую, потом еще одну. Выпив стаканчик из третьей бутылки, муниципальный судья Эжен Полье с наслаждением потянулся и нехотя поднялся:
        - Ладно, мужики, хорошо с вами, но моя благоверная будет недовольна. Что? Да, давно уже женился. Помнишь сержанта Петрову из оружейных наводчиков? Ее в том бою тоже приложило… Вместе в госпитале были.
        - Ладно, бывай, лейтенант! - Махнул рукой майор.
        - Кстати, ты думаешь приговор я тебе вынес так, для галочки? - усмехнулся судья. - Жди! Как миленький отрабатывать будешь. В детском парке новый обучающий аттракцион привезли, да никак наладить не могут. Ты же - на все руки, я помню. Гений железа… Вот завтра с утречка топаешь в муниципалитет, говоришь: судья Полье на монтаж детского городка направил…
        Повесть о великанах в Ущелье Семи Ключей
        - Катализаторам - крындец, - доложил Рей Асакян.
        Капитана скоростного «почтовика» Р-12 Антуана Птибуля порой раздражала манера штурмана излишне образно выражать свои мысли. Но после аварии было не до тонкостей субординации:
        - Восстановлению не подлежат?
        - Стержни сплавились с хрен знает чем… Придется поискать железный астероид и попытаться вырезать временные стержни.
        - Ты уверен, что зарядов бластера хватит, чтобы вырезать восемь трехметровых болванок?
        - Н-н-ет…
        - У меня есть идея получше. Готовь грузовой катер.
        - На фиг?
        - Мы же в системе Митгард-Н. Третья планета обитаема, уровень развития аборигенов - раннее средневековье. Они уже добывают железо.
        - Откуда ты знаешь?
        - Интересовался… Недавно тут работала экспедиция…
        - Ну и что?
        - А у нас есть партия парадных штык-ножей, от которой отказались на Стелле…

* * *
        Жил человек[1 - Здесь и далее словом «человек» переведено самоназвание доминирующей расы Митгарда-Н - пирков.] по имени Асторг Черный Топор. Был он сыном Подрунга Длинноносого. Двор его стоял в Долине Желтых Дымов возле сорбурских железных шахт.
        Это был богатый и знатный человек, известный осторожностью и рассудительностью. Славился он также умением слагать красивые стихи.
        Женой Асторга была Силия, дочь сорбура[2 - Собуры - карлики-рудознатцы, считающиеся отдельной расой.] Этубра. Она родила ему много сыновей и дочерей, но наша повесть лишь о старших - Ньоре и Буледе.
        Однажды Асторг с сыновьями поехал на суд в Пуртон. Ночевать они остановились у Белого ручья. Перед рассветом их разбудил сильный шум, подобный крику чаек. На небе полыхали молнии, но не было ни дождя, ни ветра. Затем раздался грохот, от которого дрогнула земля.
        Старший сын Асторга Ньор сказал:
        - Пойдем туда, откуда слышался шум, и узнаем, что это было.
        Они дождались утра и пошли к Ущелью Семи Ключей на востоке. Там они увидели удивительную картину. На камнях стоял железный драккар из тех, о которых рассказывали путешественники с юга. Южане говорили, что такие драккары могут летать по воздуху, но жители Долины Желтых Дымов до той поры считали их слова лживыми. Возле драккара сидели два великана в одеждах из рыбьей чешуи.
        Люди не увидели в руках у великанов никакого оружия, поэтому Ньор сказал:
        - Давайте убьем великанов и заберем у них одежду из рыбьей чешуи.
        Булед добавил:
        - Посмотрим в драккаре - наверняка там есть много чудесного.
        Но Асторг ответил:
        - Неразумно затевать войну, если не знаешь, есть ли у врагов кровники, готовые за них отмстить.
        Он поднялся в полный рост и пошел к дракару. Старший великан приветствовал Асторга:
        - Вот воин идет
        Рожденный на счастье
        Пришельцам в земли
        Рудою богатые.
        Нет радости большей,
        Чем встретить в дороге
        Мудрого мужа,
        Готового слушать.
        Асторг поразился, ибо стихи пришельца были красивы. Он ответил:
        - Испивший влаги котла,
        Кипевшего в доме карла,
        Будет желанным гостем
        В Долине Желтых Дымов.
        Но что за нужда привела
        Ясень небесного леса
        К плачущим скалам
        Стылой родины стали?
        Великан же промолвил:
        - Нам нужно
        сырое железо,
        Не знавшее
        хлада купели
        Восемь столбов,
        Словно опоры
        В доме владыки,
        Силою славного.
        Асторг обрадовался, ибо у него было много железа, которым собуры платили ему дань. Он сказал:
        - А что дашь ты взамен?
        Пришелец ответил:
        - Много метели тигля
        Могу заплатить я,
        Но лучшее, чем я владею, -
        Оружие дивное.
        Вашим мудрым собурам
        Такое сковать не под силу
        В их кузницах дымных,
        Хоть мастера они славные.
        Асторг пригласил великанов в Долину Желтых Дымов. Но они ответили, что будут ждать караван с железом около своего драккара. Тогда Асторг приказал Буледу исполнить то, о чем просят великаны, а сам поехал в Пуртон, где его ждали. Булед же поехал к шахтам. Собуры согласились выковать восемь железных столбов, какие требовались пришельцам. Но на это нужно было время, равное тому, за которое колесница Сьотор трижды по пять раз совершит свой путь по небосклону. Поэтому Булед поехал в дом отца и снарядил маленький караван со всем, что нужно великанам на это время.
        У Асторга была молодая рабыня по имени Юкка. Ее матерью была пленная южанка. Юкка была худа и черна, но отличалась разумностью и хорошо умела делать все, что положено женщине, а также знала целебные травы. Булед послал Юкку вместе с караваном, чтобы та служила великанам, а сам остался наблюдать за собурами.
        Когда железо доставили в Ущелье Семи Ключей, Асторг вернулся из Пуртона. С ним был известный скальд Буньор Сладкоголосый. Его заинтересовал рассказ хозяина Долины Желтых Дымов о великанах.
        У небесного драккара Асторг увидел прекрасную деву в ярких одеждах. Ее волосы блестели как шелк, а глаза сияли.
        - Кто ты? - Спросил Асторг.
        - Рабыня твоя, Юкка, - ответила дева.
        Асторг удивился, но Юкка сказала:
        - Пришельцы - великие колдуны. Когда я привела караван с мукой и вяленым мясом, который послал твой сын, младший из них приветствовал меня:
        - О, сколь же ты хороша,
        Смелая дева скал!
        Послушны силе твоей
        Мохнатые кони.
        Но не красит тебя
        Наряд из простого сукна.
        Пристало тебе надевать
        Плаху из нитей ложа дракона.
        - Он добавил еще что-то, что я не поняла. - Продолжила Юкка. - Наверное, это были сильные заклинания. Потом он дал мне снадобье, подобное ягодному киселю, и велел вымыть волосы в ручье, смачивая их этим снадобьем. А потом дал новую одежду и еще другие снадобья, прибавляющие женщинам красоты.
        - Хорошо, - сказал Асторг, - ты отдашь эти снадобья моим дочерям, которым пора выходить замуж, и научишь, как пользоваться ими.
        За привезенное железо великаны дали Асторгу сорок длинных ножей. Их клинки резали сырое железо, словно масло, а рукояти были искусно украшены узорами, похожими на колдовские знаки. Некоторые из этих ножей Асторг потом продал в Ньюртон морским королям, взяв по мере золота за каждый.
        После того, как железные столбы погрузили в драккар, хозяин Долины Желтых Дымов предложил устроить пир. Он хотел, чтобы Буньор Сладкоголосый послушал стихи великанов.
        На пиру Булед обратился к отцу:
        - О господин родящей железо земли! Я хочу жениться и выбрал себе невесту.
        - Кто она?
        - Твоя рабыня Юкка. Она прекрасна и мудра. Лучшей жены не пожелает никто. Когда я стану владельцем дома, я поставлю ее хозяйкой над всем, что у меня есть, ибо она сумеет приумножить добро мужа.
        - Но Юкка - рабыня. Гораздо лучше будет, если ты на Празднике середины лета выберешь себе невесту из числа дочерей владельцев приморских долин. Поморы богаты и дают за дочерьми хорошее приданное.
        Но старший великан вступился за Буледа:
        - Долг супруги
        Самой примерной
        Достаток беречь,
        Даруя лишь верным.
        Мудрой женой
        Прирастает богатство
        Вершителя битв,
        Славного силой.
        А скальд Буньор добавил:
        - Юность желаньем горит,
        В неукротимом порыве
        Жаждет девичьей красы,
        Словно награды богов.
        Безумие юных -
        Что ярость бойца,
        Разит он врага,
        Забывая о ранах.
        Если же мудрость
        Земли ожерелий
        Не меньше красы ее,
        То благо для мужа,
        Что вводит дарящую
        В дом, полный достатка.
        Не даром ведь жен
        Называют опорой.
        А Булед сказал:
        - Собуры Кричащих скал,
        Что были врагами,
        Признают владыкой меня,
        Внука собура,
        Мужа Юкки Чернавки,
        Которую карлы
        Почитают колдуньей,
        Знающей тайные травы.
        И еще он добавил:
        - Я постою дом в Долине Горящих Перьев и заложу там новые шахты. Пришельцы считают, что там много не только железа, но и других руд. Но собурам нужна защита от морских королей, которые часто пристают к берегу в устье Юнторского потока.
        Асторг подумал и согласился.
        Вскоре великаны попрощались с людьми Долины Желтых Дымов. Они попросили Асторга увести всех из Ущелья Семи Ключей, чтобы никто не пострадал от небесного огня, с помощью которого драккар летает по воздуху. Асторг выполнил их просьбу, но сам спрятался на скале. Он видел, как драккар окутался пламенем, а затем волшебная молния ударила из земли в небо, и драккар исчез. Только на камнях остались пятна копоти, а некоторые из камней были расколоты, словно их калили в кузнечном горне.
        Свадьбу Буледа и Юкки сыграли в канун Праздника середины лета. Они стали жить вместе и полюбили друг друга. Юкка родила мужу много сыновей и дочерей, среди которых многие тоже были славны своими деяниями.
        Когда Булед построил новый дом, Астор дал ему двенадцать своих лучших воинов. Поэтому морские короли больше не осмеливались приставать к берегу в Долине Горящих Перьев. Со временем население этой долины увеличилось. Собуры верят, что великаны сообщили их владыке что-то из тайной своей мудрости, поэтому слушают его во всем, что касается добычи и обработки металлов. Может быть, карлы правы. Клинки, выкованные в Долине Горящих Перьев, и сейчас славятся по всему побережью крепостью и остротой.

* * *
        На третьи сутки после старта Р-12 из системы Митгард-Н штурман Рей Асакян наконец-то занялся приведением в порядок записей лингвокодеров. Инструкция требует, чтобы все использованные на аборигенных планетах кристаллы были снабжены пометками о точном месте и времени контакта. Не сдашь полный отчет - умники из Комиссии по внеземным цивилизациям замучают «частными определениями», из-за которых и недолго и лицензии лишиться. Но, расшифровав первую запись, Рей истерически расхохотался.
        Оторвавшийся от своих дел Антуан вопросительно поднял бровь.
        - Ты знаешь, какой словарь ты загрузил в «кодер»? - Продолжал ржать штурман. Он был страшно доволен: капитан, казавшийся самой безупречностью, вдруг оплошал. - Думаешь, стандартный словарь пирков? Жди! Поэтических метафор!
        - Подготовка лингвокодеров вообще-то входит в твои обязанности. - Парировал Птибуль.
        И вдруг совершенно серьезно продолжил:
        - Долг дела давит слабых.
        Идущий дорогою звезд
        Сладкую слабость сбросит
        Подобно старой одежде,
        Надев доспехи стремленья,
        Усерден пусть будет в деле,
        Плутая полями неба,
        Исполнит он то, что должно…
        - Так ты знал?
        - А что? Тебе не понравилось быть поэтом?
        notes
        Примечания

1
        Здесь и далее словом «человек» переведено самоназвание доминирующей расы Митгарда-Н - пирков.

2
        Собуры - карлики-рудознатцы, считающиеся отдельной расой.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к