Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Танцы во льдах Александра Лисина
        Грани отражений #3
        Лисина Александра.
        Грани отражений. 3. Танцы во льдах
        Пролог.
        Уютная полянка посреди нехоженого, нетронутого посторонним присутствием леса - отличное место для всякого рода размышлений и теплых воспоминаний. Мягкая свежая травка, слегка разбавленная желтыми венчиками весенних цветов; высокие стены из гигантских сосен; между ними - роскошные кусты, за которыми уже в трех шагах не различить ничего, кроме сочной зелени листвы; яркое синее небо над головой; негромкий гомон невидимых птиц; стрекотание кузнечиков буквально под самым носом..
        сплошная идиллия. Как ни странно, на самом деле зловещее и суровое Приграничье оказалось далеко не таким страшным, как о нем говорят в просвещенной Ларессе.
        Да, представьте себе: никаких зомби и голодных упырей. Никакой несусветной вони от обещанных болот. Даже самих этих болот поблизости не обнаружилось, хотя мне кто только не обещал, что от них проходу не будет до самых Мертвых Пустошей. Прямо прогулочный парк, а не Приграничье! Невероятно! Я ждала чего угодно, готовилась к неминуемым трудностям, переживала за боеспособность своих спутников, принюхивалась каждую секунду, боясь в один прекрасный момент обнаружить поблизости чарующие ароматы распадающейся плоти или услышать шипение голодной нежити в первой попавшейся луже. Однако за прошедшую неделю на нас не покусился даже голодный комар, не говоря уж о зловещих местных обитателях! Прямо шарахались с нашего пути, как от прокаженных, разбегались в ужасе. Торопливо освобождали дорогу, подбирая слюни, лапы и облезлые хвосты, только бы не столкнуться нос к носу с громадным скорром, который неутомимо вел небольшой отряд в сторону далеких Мглистых Гор.
        Нет, не подумайте, я не против. Просто постоянное ожидание неприятностей способно свести с ума кого угодно. Особенно, если оно помножено на изрядное напряжение в отряде, мое недовольство по поводу самого факта существования этого "отряда", беспокойные взгляды эльфов и отвратительно светлые ночи, во время которых приходилось неотрывно следить за подозрительно бледным небом, где того и гляди проступит коварная луна. Честно говоря, по сравнению с ней даже возможная близость нежити не настолько страшна, потому что тех бед, которые может устроить луна, никакому упырю не натворить, сколько ни старайся.
        Тяжко вздохнув, я закуталась в сайеши до бровей, нахохлилась и с мрачным видом уставилась на запаленный Ресом костерок, мысленно гадая, сколько же времени пройдет до того момента, когда я уже не смогу скрывать от Патрульных свой истинный облик. В прошлую ночь, когда луна выглянула из-за туч без всякого предупреждения (даже остроухие не почувствовали!), меня спасло только чудо, эльфийский плащ, с которым я уже не расставалась ни на минуту, и... Ширра.
        Как уж он почуял, что мне плохо, даже гадать не стану. Откуда узнал, где услышал, как проведал... лишь Двуединый может сказать. Но он появился из леса ровно в тот момент, когда мои силы почти закончились, внезапно накатившая паника завладела всем моим существом, а под плотным сайеши опасно побелели брови и руки. Еще бы чуть-чуть, и все бы открылось, но Ширра успел вовремя.
        Да, вы правы: в тот раз ЭТО случилось даже в глубокой тени, куда я забралась моментально, как только ощутила неладное. Заранее подготовилась, затаилась, закрылась капюшоном. Была готова бороться до конца, чего бы мне это ни стоило. Однако теперь и тень почти не помогала - с каждым днем меня все сильнее тянуло наверх, к призрачному желтому свету, на неслышный зов, от которого сами собой удлинялись пальцы и страшновато менялось лицо. Меня будто выворачивало наизнанку, делая ненужными прежние маски, ломая спину, убивая всякое желание сопротивляться и с готовностью показывая миру белесое нутро, в котором, не смотря на все заверения эльфов, на мой взгляд, не было ничего привлекательного.
        На меня все время беспокойно косился Лех, отлично знающий наши отношения с луной, то и дело оборачивались Крот и Рес, тревожно переглядывались Шиалл и Беллри, которые, кажется, знали о грядущем изменении чуть ли не больше, чем я сама. Все чего-то ждали от меня и пристально следили за каждым шагом. Сторожили, будто важную птицу, закрывали собственными телами, стараясь делать это незаметно. О чем-то частенько шептались, полагая, что я не слышу. И все это лишь добавляло напряжения. Только Ширра был по-прежнему молчалив и спокоен, неизменно заботлив и внимателен, удивительно покорен и терпелив, хотя перемены моего настроения наверняка доставляли ему немало хлопот. Вот и вчера - едва почувствовал, что я уже дрожу, с трудом борясь с проклятой соперницей, вихрем примчался с охоты, тесно прильнул, уверенно закрыл собой, цепко поглядывая наверх. Завидев причину моих мучений, угрожающе зашипел, отчего его риалл заметно нагрелся; показал зубы, будто тоже боролся вместе со мной, и... луна с досадой отступила, наконец, оставив меня в покое. А он до самого утра не отходил ни на шаг, оберегая мою уставшую душу
не только от нее, но и от недоумевающих попутчиков.
        Однако это не могло продолжаться вечно.
        Я отлично понимала, что рано или поздно ему придется уйти - перекусить, искупаться, осмотреться в поисках нежити или просто по своим загадочным тигриным делам. Понимала, хмурилась, отчаянно не желая привязывать его к себе еще и ТАК, но уже понемногу начиная бояться того времени, когда он уйдет насовсем. Особенно, ближе к ночи. Особенно, когда оставалась одна. Как вот сейчас, например, когда сумерки плавно спускались на затихающий лес, птицы постепенно умолкали, огонь в костре начал разгораться все ярче, бросая на землю глубокие тени, спутники ненадолго отвлеклись, занявшись обустройством лагеря, а Ширра все еще не вернулся с вечерней охоты.
        Двуединый! Да как же вышло, что я жду его, как своего единственного спасителя?!!
        У меня из груди вырвался еще один долгий вздох.
        - Трис? - немедленно подошел внимательный Беллри. - С тобой все хорошо?
        - Да. Если не считать того, что я уже двое суток без сна.
        - Не волнуйся, - эльф бросил быстрый взгляд на темнеющее небо и успокаивающе улыбнулся. - Сегодня луны не будет.
        - Знаю, - буркнула я, посмотрев туда же и с тяжелым сердцем увидев плотные дождевые облака. - Но уже начинаю сомневаться, что мои ощущения верны: вчера эта зараза так неожиданно выскочила...
        Беллри виновато развел руками.
        - Извини. Я не почуял вовремя.
        - Да при чем тут ты? Это мои дела и мои проблемы. Раньше, когда был Рум, он всегда предупреждал загодя, а теперь приходится справляться самой. И, кажется, с каждым днем у меня получается все хуже.
        - Нет, - неслышно оборонил эльф, быстро покосившись на снующих неподалеку побратимов. - Просто ты становишься сильнее.
        Я скептически подняла бровь.
        - Ты уверен? Может, как раз наоборот? Не боишься, что однажды случился непоправимое?
        - Нет, Трис. Этого я не боюсь.
        - Гм. Тогда чего же ты страшишься, позволь спросить?
        Беллри, поколебавшись немного, все-таки присел рядом со мной и со странным выражением посмотрел. Потом перевел взгляд на друзей, задумался о чем-то своем. Кажется, даже позабыл обо мне. Я непонимающе обернулась: у костра деловито орудовал Рес, прилаживая над огнем закопченный котелок; в сторонке Крот и Лех заканчивали с лошадьми - стреноживали, расседлывали и отправляли пастись на вольную травку. Все трое были удивительно похожи в этот момент - молчаливые, слегка настороженные, чутко прислушивающиеся к каждому постороннему шороху. Со спокойными, суровыми лицами опытных воинов, не первый раз путешествующих этими опасными тропами. В одинаково немаркой одежде, с оружием, за версту выдающим в них людей опытных и готовых к любому повороту событий. У Леха за пазухой торчали два пары ножей, меч он даже сейчас не пожелал отстегнуть от пояса. Натруженные руки сновали как будто отдельно от тела, тогда как глаза непрерывно обшаривали окрестности, кончики ушей чуть шевелились, а мысли, судя по отсутствующему взгляду, бродили и вовсе где-то очень далеко.
        Крот, сноровисто управляющийся с упрямой скотиной, казался мрачным и чем-то сильно озабоченным. Хотя, может, это просто седина на висках делала его не слишком приветливым. Да и немолод он уже - почитай, пятый десяток разменял. Повидал немало. Знает на собственной шкуре, сколько опасных тварей бродит по здешним лесам, вот и не расслабляется. Кажется, я вообще его не видела улыбающимся. По крайней мере, за то время, что мы шли вместе от Кроголина.
        Ресу лишь немногим за тридцать, почти ровесник Леха, но из-за непослушной челки и озорного взгляда он кажется гораздо моложе и несерьезнее, что ли? Понимаю, что на самом деле это далеко не так, и он способен из своего арбалета муху срубить на расстоянии в сотню шагов, но поделать ничего не могу - слишком уж он напоминал мне Яжека. Такой же шустрый, темноволосый и глазастый. Да и на лицо приятен, чего скрывать: суровая жизнь в Приграничье не сумела оставить на нем ни единой отметины, хотя на остальном теле (да-да, я заметила) белело немало старых шрамов, красноречиво свидетельствующих о прожитых рядом с нежитью беспокойных годах.
        Что и говорить - напарников в свой гнотт Лех подобрал справных. Надежных. И, что самое главное, готовых поддержать друг друга во всем. Даже в таком безумии, на какое их сподвигло упрямство остроухих побратимов, от которого, видит бог, они вполне могли бы отказаться. Однако не стали. Не бросили на произвол судьбы и даже не обложили остроухих по всем предкам до седьмого колена. Только поворчали пару дней для приличия, попеняли на самовлюбленность, обвинили в преступном сговоре с одной ненормальной девицей и ее четвероногим спутником... а потом преспокойно заявили, что пойдут с нами. Все пятеро. Хоть в Мглистые Горы, хоть в Мертвые Пустоши, а хоть к Повелителю Иира на рога. И сделали это так буднично, до того уверенно и быстро, что даже Ширре стало ясно, что возражения не принимаются.
        Тигр, кстати, и не удивился толком, завидев около меня не двоих, а целых пятерых попутчиков, на которых мы с ним никак не рассчитывали. Затем отошел с Лехом в сторонку, внимательно выслушал, покачал головой и... согласился! Представляете?! Принял этих вымогателей, дав им высочайшее соизволение нас сопровождать! Даже кивнул с охотой, когда Лех упомянул про форты Патруля, где без его помощи нам пришлось бы трудновато. Выслушал остальные доводы, подумал, потом повздыхал и все-таки согласился! После чего пришлось, скрепя сердце, согласиться и мне, хотя (убей бог!) до сих пор не могу понять, зачем им всем это нужно. Но еще больше не понимаю, отчего среди слаженной пятерки гнотта вдруг появилось странное напряжение, подозрительно напоминающее обиду. У одних - на то, что побратимы не сказали об отъезде сразу. Вторых - на то, что остальные крайне грубо и непререкаемо навязались следом...
        Вспомнив о том, как изящно Лех меня провел и как смотрели они теперь с эльфами друг на друга, я сердито фыркнула. Вот дурные! Нашли из-за чего лбами сталкиваться! Можно подумать, я кого-то с собой звала! И ведь отпиралась, протестовала в голос, отбрыкивалась! Чуть не по головам стучала, чтобы одумались! Так нет же, приспичило им! Упорно лезут на рожон, хотя никто не просил, и теперь глядят друг на друга исподлобья, будто красивую девку поделить между собой не могут! Лех наверняка полагает, что поступил правильно, а остроухие, ясное дело, считают, что он дурак: зря рискует. А скажут... когда-нибудь потом, конечно, но все равно... злые языки скажут, что все это - из-за меня! Что я опять во всем виновата! И где тут справедливость, я вас спрашиваю?!
        Беллри, истолковав мое фырканье по-своему, вдруг странно улыбнулся.
        - Знаешь, в какой-то мере я даже рад, что мы идем всем гноттом: когда рядом есть надежные руки, можно со спокойной душой встать даже против целого клана вампиров. Надежно с ними. Спокойно. Но, с другой стороны, я бы не хотел, чтобы с побратимами что-нибудь случилось. Ведь, если бы не мы с братом, Лех не рискнул бы соваться в Пустоши таким малым числом.
        - Значит, ты этого боишься? Что они пострадают по вашей вине?
        - Да, Трис, - наклонил голову эльф. - Наш долг - только наш долг. Им не стоило вмешиваться.
        - Тем не менее, они все-таки вмешались, - хмыкнула я. - И, насколько мне помнится, ты не больно-то против этого возражал.
        Беллри тихо вздохнул.
        - А что мне оставалось делать, если согласился Ширра?
        - О! Так дело все-таки в нем?
        - И в нем тоже.
        - Гм, - прищурилась я. - А ты не думал о том, что Лех тоже не хотел бы потерять вас, обормотов, из-за глупой прихоти? Не думал, что ему не наплевать на ваши долгие жизни, которые могут очень неожиданно оборваться? Не считаешь, что долг хорошего друга - не позволить побратиму погибнуть где-то среди полчищ нежити, а наоборот, помочь ему там выжить? Даже если это будет значить самому сунуть голову в пасть упырям?
        Эльф озадаченно нахмурился.
        - По-моему, это неразумно.
        - Правда? - снова хмыкнула я. - Значит, если бы Лех решил идти в какое-нибудь гиблое место без объяснения причин, ты бы позволил ему это сделать? Отпустил бы, зная, что это смертельно опасно? Развернулся бы и ушел, полагая, что он просто сошел с ума?
        - Нет, конечно! По крайней мере, выяснил бы подоплеку такого решения!
        - Ага. А если бы не получилось его отговорить, связал бы по рукам и ногам, до тех пор, пока не образумится?
        - Вполне возможно.
        - Ну, и чем он хуже тебя?
        - ?! - озадачился эльф.
        - Я говорю, чем он умнее или, наоборот, глупее вас с Шиаллом? Тем, что настоял на своем? Не отпустил вас делать глупости в одиночку? Или тем, что решил помочь, хотя вовсе не был обязан? Да и Кроту с Ресом, насколько я поняла, никто не приказывал - это их добровольное решение. Единогласное мнение, если хочешь, согласно которому некоторых дурных остроухих типов не следует отпускать в Мертвые Пустоши без присмотра.
        - Кхм, - смущенно кашлянул Беллри. - Я... знаешь, я об этом не подумал. У нас не принято решать за других или навязывать свое мнение. Каждый, кто способен принимать решения и нести за них ответственность, сам выбирает себе путь, жизнь и даже смерть. Мы с братом выбрали.
        - Лех тоже, - возразила я.
        - Все равно это неразумно.
        - Это потому, что у нас с вами разные понятия о верности и дружбе, - легко парировала я. - У людей принято помогать ближнему, даже если тот не кричит криком о помощи. Делать то, что считаешь нужным, не извещая об этом всю округу. Даже рисковать поссориться с близкими тебе людьми ради того, чтобы сохранить им жизнь. И, если бы на вашем месте вдруг оказался мой Рум, я бы не посмотрела на его недовольство - все равно пошла бы следом, потому что хорошо знаю: без меня ему будет трудно. А если он и поворчит потом, то лишь по той причине, что тоже не хотел бы, чтобы со мной что-нибудь случилось. Понимаешь?
        Беллри быстро покосился.
        - Ты... звала его?
        Я только вздохнула.
        - Да. Вчера. И сегодня. Но он не слышит. А может, просто не хочет? Не знаю, что и подумать.
        - Хорошо звала? Долго?
        - Чуть не охрипла во сне. И - ничего, представляешь?
        Эльф слегка нахмурился.
        - Странно. Обычно духи-хранители не теряют связи с хозяином. Даже в случае потери носителя-амулета.
        - Мы его не потеряли, - возразила я. - Он рассыпался у меня в руках.
        - Это не имеет значения, - прикусил губу Беллри. - Твой дух все равно должен был откликнуться или хотя бы сообщить, что не желает снова становиться рабом твоих желаний. Но упорное молчание... нет, это неправильно. Когда ты в последний раз его видела во сне?
        - Неделю назад.
        - И он от тебя ушел? Даже когда ты сказала, что желаешь его вернуть?
        - Да. Исчез, будто я его оскорбила и тяжко обидела, а потом больше не приходил, хотя я звала не раз. Но ведь я не хотела его задеть! Я всего лишь дала ему свободу! Ту самую, о которой он так мечтал! Да, он очень обидчивый и вспыльчивый, ворчун и вредина, но... это мой дух, Беллри, понимаешь? Он не мог меня ТАК предать! Не верю, что он на это способен!
        - Тогда позови его, - решительно велел эльф.
        - Что?! Сейчас?! - ужаснулась я, едва представив, как это будет выглядеть: стою одна, посреди темного леса и ору во весь голос в пустоту, будто больше заняться нечем! Более того, объяснять ошарашенному Патрулю причину такого, мягко говоря, странного поведения придется очень и очень долго: как-никак, духи-хранители - наиредчайшая редкость, доступная лишь очень немногим. А у меня его, по идее, и быть-то не должно. Они и так уже без конца косятся, помнят про тот прыжок с крыши повозок, когда я едва ли не быстрее ветра мчалась прочь, обгоняя эльфийские стрелы. Если бы не Лех, давно бы расспросами замучили, а то и прибили для верности. Только-только начали смотреть, как на скромную милую девушку со слегка завышенными способностями. А тут мне самой предлагается повергнуть их в состояние шока?! Сейчас?! Почти к ночи, будь она неладна?!
        - Конечно, - уверенно кивнул эльф. - Уже темнеет: в это время дух-хранитель должен быть активным. Зови.
        Я нерешительно обернулась к костру, возле которого все еще деловито суетился Рес. Затем к нему подсел закончивший с лошадьми Крот. Вот и Лех появился, испытующе посматривая на нас с эльфом. Откуда-то вывернулся Шиалл и тоже бросил вопросительный взгляд, но Беллри знаком показал, что мешать не следует, и эльф молча присел возле побратимов.
        Ну, не знаю. Раскрывать посторонним свою маленькую тайну? Сказать им о Руме? Снова удивить и вызвать очередной всплеск вполне обоснованной подозрительности? Но, с другой стороны, Лех и эльфы и так знают обо мне непростительно много. Столько, сколько не знает никто в целом свете, исключая, может быть, только Ширру. Что изменит одна крохотная деталька? Да и Лех доверяет своему гнотту полностью. Что людям, что нелюдям. Может, и правда? Рискнуть?
        - Зови, - в третий раз повторил Беллри, а потом перехватил мой беспокойный взгляд и ободряюще улыбнулся. - Наших не бойся - не тронут. Я им потом сам все объясню. Просто зови своего духа и не думай о неудаче. Он должен услышать.
        Я вздохнула.
        - Ладно, попробую. Ты только предупреди народ, чтобы не дергались и не пугались по пустякам. И чтоб не считали меня ненормальной оттого, что с воздухом разговариваю. Рум у меня временами бывает... стеснительным. Может и не показаться вовсе, а может вообще только голос подать.
        Беллри понимающе кивнул и пропел что-то непонятное своему брату. Шиалл вопросительно приподнял бровь, но он пропел снова, и тот независимо пожал плечами. После чего повернулся и в двух словах пояснил ситуацию напарникам. Я не стала смотреть, как отреагируют на странную новость Патрульные - отвернувшись к лесу и крепко зажмурившись, тихонько позвала:
        - Ру-у-м...
        - Нет. Зови так, чтобы он услышал, - властно потребовал Беллри.
        - Ру-у-ум!
        - Еще!
        - Ру-у-у-м! Где ты? Вернись!..
        Я прямо кожей почувствовала, как напряглись мои спутники и на всякий случай потянулись к оружию: на их веку немало случалось такого, что призраки, вернувшись из мира мертвых, чинили всякие непотребства. Проклинали, подстраивали каверзы, морочили головы, усыпляли и потом наводили врагов на след неудачливых заклинателей. Неудивительно, что их так обеспокоило известие о моем вспыльчивом друге. Потому что духи... они ведь всякие бывают. Даже такие, которые могут причинить немало бед неудачливому "вызывателю", вплоть до того, чтобы свести его с ума долгими темными ночами, а то и кошмаров наслать таких, от которых никогда больше не проснешься. Слишком мало мы знаем о Мире Теней, чтобы с уверенностью утверждать, что он и наш мир не перекликаются чересчур тесно. И слишком многого не умеем предусматривать, чтобы быть уверенными в том, что на мой зов явится именно тот, кто нужен.
        - Рум!!
        И опять - ничего. Ни звука, ни отклика, ни дуновения ветерка. Абсолютная тишина вдруг воцарилась на нашей поляне, будто на нее все же дохнуло ледяным ветром того света. Однако никаких голосов мы не услышали. Все замерли, ожидая результатов, насторожились, затаили дыхание...
        - Бесполезно, - наконец, вздохнула я и разочаровано опустила плечи. - Зову его, зову... и уже не знаю, правильно ли дала ему свободу. Может, не стоило? В последний раз мне показалось, что он не слишком обрадовался.
        - Рум - это его настоящее имя? - напряженно уточнил Беллри, отчего-то не двигаясь с места.
        - Да, вроде бы... или нет... не знаю, - засомневалась я. - Хотя, погоди. Он же называл себя по-другому. Вот только я плохо помню, как.
        - Постарайся вспомнить, - настойчиво повторил эльф. - Это важно - свободного духа или демона... в том числе, и оберона... можно призвать лишь настоящим именем. Истинным. Оно всегда одно и имеет над ним неодолимую власть. Если хочешь вернуть его, вспоминай!
        Я с досадой прикусила губу: ну да, что-то было такое в моем первом сне, какой-то намек, что-то созвучное с его прежним именем, только гораздо более пышное, если не сказать помпезное. Нечто величественное, звучное, красивое, как у древнего короля. И смутно напоминающее о чем-то еще. Рум... Ром... нет, как-то иначе...
        - Ромуаррд! - само собой вырвалось у меня, и в груди неожиданно разлилось блаженное тепло. Да, да, это оно! Я вспомнила! Сердце взволнованно заколотилось, а руки заметно похолодели. Да, теперь я назвала правильно. И позвала его именно тем именем, что было дано при рождении. То самое, единственно верное, которого он не мог не услышать. Я чувствую это!! Откуда-то знаю!! Но хватит ли этого для свободного духа? Долетит ли оно до Мира Теней? - Ромуард... Рум, вернись! Ты меня слышишь?
        Рум... нет, что-то там было еще. Какое-то долгое и, одновременно, прерывистое окончание. Упрямо вертится в голове, но никак не могу ухватить мысль за кончик. Что-то знакомое, как-то связанное с Ширрой. Точно помню, что было похоже!! Ширра..
        нет, кажется, Ширракх... точно!!
        Я не видела, как дружно вздрогнули эльфы. Не поняла, отчего у них так странно изменились лица и расширились глаза. Не увидела, как беспокойно заерзали на своих местах Крот и Рес, как нервно сжал рукоять меча Лех. Не заметила, как истончился мой собственный голос, в котором, как и прежде, зазвенели эльфийские колокольчики. Как на мгновение сквозь низкие тучи прорвался крохотный светлый лучик, осветив мои глаза. Не ощутила пробирающий до костей холод, вдруг пошедший от моей верной жемчужины, и не почувствовала, как где-то очень далеко встрепенулся в засаде подобравшийся для прыжка скорр.
        Я стояла и смотрела в темноту, боясь поверить в то, что нашла верное решение. Ждала, беззвучно проговаривая про себя все, что услышала во сне, тревожно стискивала пальцами серебряную цепь и, страстно желая верить, снова позвала. На этот раз властно и громко:
        - Ромуард Тер Ин Са Ширракх!
        - Ну, наконец-то, - вдруг облегченно вздохнул воздух перед моим лицом. - Я уж боялся, что ты никогда не догадаешься. Жду тебя, жду, все когти на руках пообгрызал от волнения. Устал сидеть, дожидаясь, пока до тебя дойдет, что надо делать. Чуть голос не сорвал, пытаясь до тебя докричаться, крылья себе истрепал, волосы с досады чуть не вырвал, а ты... Трис, как ты могла так долго раздумывать?!
        Этот голос!!! Действительно, ЕГО голос!! Моего прежнего, ворчливого, вечно недовольного и такого долгожданного духа!!! Неужели...?!!
        Я застыла, как изваяние, с замиранием сердца следя, как прямо из пустоты медленно проступает знакомый золотистый сгусток. Не слишком большой, с детскую головку, но яркий, искрящийся, прямо брызжущий непонятной силой, будто внутри него горело свое собственное маленькое солнце. Быстро оформившись, Рум победно вспыхнул настоящим янтарем. На краткое мгновение вдруг разросся, упав нижним краем чуть не до самой земли и смутно обозначив внутри полупрозрачный мужской силуэт. Надменно оглядел раскосыми глазами нашу, обомлевшую от неожиданного успеха, команду. Насмешливо хмыкнул, потянулся всем телом. А потом, словно спохватившись, поспешно ужался до прежних размеров. После чего качнулся на пробу туда-сюда, шумно вздохнул, повернулся вокруг своей оси и торжествующе сверкнул на меня золотом своих прежних глаз, под которыми вдруг обозначилась теплая улыбка.
        Я судорожно вздохнула.
        - Ну, здравствуй, беглянка. Надеюсь, пока меня не было, ты натворила не слишком много глупостей?..

1.
        Я стояла и глупо молчала, с трудом веря, что уже не сплю. Просто нелепо застыла, ожидая сама не знаю чего. Не в силах ни слово вымолвить, ни расплакаться, хотя, наверное, было можно. Не знаю, что на меня нашло, ведь это был Рум. Мой верный, преданный, до боли знакомый Рум, которого я так долго искала. Тот самый маленький ворчун, без которого мне было так одиноко. Крохотный дух, взрастивший меня чуть не с младенчества. Тот, кто присматривал за мной с самого детства, оберегал, защищал, спасал не раз от крупных неприятностей. Кто не пожалел себя, бесстрашно ринувшись на проклятого оберона. Кто из-за этого всего два месяца назад стремительно исчез из моей жизни, оставив только грустные воспоминания, и кого я так отчаянно пыталась спасти, до смерти испугавшись его сожженных крыльев.
        И вот он вернулся.
        Висел прямо перед глазами все тем же искрящимся комочком света. Знакомый до боли, родной, все тот же верный друг. Снисходительно смотрел, тепло улыбался своими удивительными глазами и ждал. Просто ждал, когда я приду в себя и подойду на расстояние вытянутой руки, чтобы он смог, наконец, как раньше, игриво потереться о мою щеку и легонько дунуть в лицо.
        А мне неожиданно стало страшно. Страшно, что все это - лишь очередной сон, какое-то наваждение, просто видение. Страшно, что он вдруг снова исчезнет, и мне опять придется просыпаться с громко колотящимся сердцем и грызущей тоской внутри. Страшно, что он возьмет и растает сейчас, как дым, а я никогда его больше не увижу. Страшно просто разрушить это волшебное мгновение, потому что я уже почти перестала надеяться.
        - Трис? - осторожно позвал Рум, внимательно изучая мое изменившееся лицо. - Трис, ты чего?
        И этот голос... его красивый бархатный голос, который так сильно поразил меня во сне. Тот самый теплый и нежный голос, которым он никогда не говорил со мной прежде. Я вдруг разом вспомнила его истинный облик. То удивительное величие и нескрываемый вызов, с которым он смотрел на своего Судию. Ту упрямую непримиримость, с которой он был готов сражаться до последнего. Его сильное тело, закованное в цепи. Мощные руки со страшноватыми когтями, закрывающие меня от чужого взгляда. Матово-серую кожу, словно присыпанную пеплом. Гранитные пластины мышц, длинную гриву некогда черных волос, которая в какой-то момент поседела, будто от горя. Или просто после смерти? Не знаю. Сама не понимаю, что на меня нашло, но отчего-то стало неловко от мысли, что мой маленький друг на самом деле оказался совсем иным, нежели мне всегда виделось. Казалось, он словно вырос из прежних неказистых одежек, превратившись в кого-то совсем другого. Кого-то более сильного, мудрого и величественного, что ли? Не могу объяснить. Просто раньше, во сне, это выглядело как-то само собой разумеющимся. Его душа вполне могла выглядеть иначе,
чем тело при жизни. Казалось, так и надо. Все правильно, логично и вполне нормально, как и бывает в грезах.
        Но сейчас, когда он снова здесь и так внимательно смотрит, совсем не напоминая прежнего болтливого ворчуна... когда мягко мерцающие золотые глаза снова смотрят в упор, а я отчетливо понимаю, что не сплю... когда перед внутренним взором то и дело появляется его истинный облик, от которого совершенно невозможно отстраниться и который просто нельзя забыть... когда неподалеку прекрасными изваяниями стоят оба эльфа, неверяще распахнув синие глаза, а их побратимы все еще судорожно хватают ртами воздух...
        Мне вдруг стало ясно, что я совсем не знаю, как себя с ним вести.
        - Трис, ты чего? - тихо спросил дух, неуверенно качнувшись. - Не узнала?
        - Узнала, - сглотнула я, чувствуя, как опасно дрожат ресницы и наполняются влагой глаза. - Конечно, узнала.
        - Это я, - еще тише сказал он.
        - Да, Рум. Ты...
        И снова - это нелепое молчание, в котором почти ощутимо повисли миллионы вопросов и еще больше взаимных сомнений. Я внутренне сжалась, съежилась, чувствуя, как грохочет в груди глупое сердце. Часто заморгала и поспешно убрала руки за спину, не зная, куда их еще девать, но при этом стараясь не показать, насколько сильно оказалась растеряна. Наконец, тихонько шмыгнула носом и тут же прикусила губу: дура, что же я делаю?! Но это было выше моих сил - прятать нелепые слезы, что уже сами собой задрожали на ресницах.
        У Рума из груди вырвался странный звук, а нестерпимое сияние вокруг него разочарованно угасло.
        - Ну, вот... опять сырость развела вместо того, чтоб порадоваться... и не стыдно, а? Я к тебе спешил, летел на всех парах, перышки обтрепал, с того света рвался, а ты... Трис, это форменное безобразие! Настоящее бедствие! Просто ужас какой-то! Я возмущен, так и знай!! Ни капельки сострадания от тебя, ни крошки понимания! Даже не улыбнулась, бессовестная! - его голос мгновенно наполнился прежними ворчливыми нотками и знакомым до боли раздражением. - Это ж надо! Я ее растил! Учил уму-разуму! Лучшие годы на нее потратил, а она... старого друга не встретить радостным воплем и улыбкой во все сто зубов... все! Хватит! Ухожу! Никакой от тебя благодарности!! И не смей меня снова звать - таких безобразных хозяек мне не надо! Вот не приду больше, и будешь знать, как обижать честных, милых, пушистых... это я о себе, если кто не понял... духов. У которых, между прочим, едва хватает сил, чтобы просто висеть тут и ждать, пока некоторые недогадливые девчонки соизволят... э-э-х, что за жизнь пошла нынче? Никому уже не нужен старый, несчастный, всеми позабытый и позаброшенный человек...
        Он картинно взмахнул призрачной рукой, которую отрастил себе тут же, прямо у нас на глазах. После чего пошатнулся, будто от страшного предательства, закатил глаза и демонстративно выпал в осадок. Иными словами, пушистым облачком начал оседать на землю, постепенно истаивая и распадаясь на отдельные серо-золотистые клочья тумана.
        - Рум!! - не на шутку испугалась я, мигом забыв про остальное. - Что с тобой?! Связь ослабла? Амулет забарахлил? Тебе плохо?!! Рум, миленький, ответь!!
        Ахнув, ринулась за ним, чуть не упав на колени. В последний момент с горестным воплем подхватила на руки, прижала к себе и с ужасом уставилась на невесомое облачко, оплывающее в моих ладонях. Он почти умирал! Едва дышал, стремительно пропадая из виду! Я даже со стыдом успела подумать, что по глупости едва не развоплотила его своим безобразным поведение (он ведь такой чувствительный!), но потом с облегчением поняла, что ошиблась. Дух просто стек безвольным киселем по моим пальцам, но не упал. А незаметно подобрался, чтобы не просочиться насквозь, вновь обрел упругость и видимость. Затем неожиданно завозился, заерзал и, устроившись поудобнее, выжидательно уставился снизу вверх. Одним, хитро приоткрывшимся глазом, блеснувшим отменным ехидством.
        - Что, испугалась? - самодовольно осведомился он, пристально изучая мое побледневшее лицо. Затем покосился в сторону, внимательно оглядел Патрульных и загадочно блеснул, с удовлетворением отметив, как ошарашено икнули и начали опасно качаться эльфы. А Лех с приятелями вовсе опасно подавились.
        У меня на мгновение дар речи пропал.
        - Ты... ты...
        На полупрозрачной мордочке нарисовалась гнусная ухмылка, а маленькие ручки демонстративно сложились в неприличную фигуру.
        - Что такое? Думала, я прямо тут испарюсь, как привидение? А вот фигу! У меня теперь нет необходимости возвращаться в Мир Теней, так что даже не надейся - ни в жизнь от меня больше не избавишься! Так и буду надоедать, пока не призовут обратно. А поскольку делать это теперь форменным образом некому... боюсь, придется тебе мучиться всю оставшуюся жизнь. Ты рада, дорогуша?
        - Ах, ты...!
        - Да-да, - лениво отмахнулся мелкий наглец, развалившись в моих ладонях с такой царственной небрежностью, что ей позавидовал бы и Беарнский халиф. - Не повторяй: я и так знаю, что ты меня любишь. Даже согласен, чтобы ты и дальше носила меня на руках. Можешь и спинку почесать - я не жадный. Но только осторожно, поняла?! Я все-таки уникальный! Нежный! Очень хрупкий! Вдруг чего испортишь?!.. Эй, а чегой-то тут остроухие делают? И смотрят так нехорошо? Трис, ты что, сыскала себе, наконец, женихов? Фу, что за вкус? Эльфы? Не могла кого поприличнее найти?!
        Меня аж в дрожь бросило от разглагольствований мелкого стервеца, а Беллри с Шиаллом вообще передернуло. Они, наконец, опомнились (чуть ли не быстрее, чем я!), помотали головами, словно пытались стряхнуть наваждение, а потом с новым чувством воззрились на дрянного духа, имевшего наглость во всеуслышание их оскорбить. Причем, дважды, если не трижды! И сделать это с непринужденностью высшего лица, которое точно знает, что никакого наказания за дерзость не последует. Но ладно - эльфы! Как он посмел сказать ТАКОЕ обо мне?!!
        Я тихо зашипела, плавно переходя от недоумения и растерянности ко вполне объяснимой ярости.
        - Рум! Что ты себе позволяешь?!
        - А что не так? - наиграно удивился дух, безмятежно в воздухе болтая невидимой ножкой. - Тебе, между прочим, давно пора - самый срок пришел. Правда, не знаю, как они могли согласиться, да еще двое сразу... иногда ты бываешь такой врединой! Ну, да их проблемы - сами виноваты, что клюнули. Пусть теперь и мучаются, коли охота. Но я бы на их месте ни в жизнь не рискнул - с твоими-то способностями...
        - Рум!!!
        - А? Чего? Что-то мне не нравится твой взгляд, милая...
        - Сейчас он тебе еще больше не понравится! - рявкнула я под ошарашенными взглядами Патрульных. - Ты что городишь?! Какие женихи?!
        - А разве нет?
        - НЕТ!!
        - Ну, ладно, - слегка поежился Рум, заглянув в мои бешено горящие глаза. - Нет, так нет. Так бы сразу и сказала, что у тебя другой на примете имеется. Эльфам, конечно, страшное расстройство, но пусть не обижаются - иногда полезно знать, что кому-то другому досталось такое сомнительное сокровище...
        Лех от костра громко крякнул, только этим и обозначив свое изумление.
        - Чего, вот он, что ли? - немедленно ткнул в него пальчиком мой дух, а потом обеспокоенно подлетел повыше. Секунду изучал его, качаясь на ветру, как небольшой маятник, странно наклонил голову, поцокал несуществующим языком, а затем с нескрываемым разочарованием опустился обратно. - Ну, Трис, это несерьезно. Один только нос чего стоит. А уши! У эльфов и то красивее! Да он же совсем сопляк! Даже сороковник не разменял! Как ты вообще могла на него позариться?!! Неужели не было никого поприличнее?! Вон тот, седой, на мой вкус, гораздо лучше! А мальчишка, когда подрастет, вообще красавчиком станет!
        Лех опасно сузил глаза и потянулся за мечом, явно прикидывая, как бы избавиться от мелкого пакостника понадежнее, учитывая его призрачность и склочность характера, а Рес с Кротом начали медленно багроветь.
        - Нет, ты сама подумай: зачем тебе это нужно? Подожди пару годиков, а потом уже... ой, только не говори мне, что ты уже нарушила все, что могла? - вдруг испугался Рум. - Надеюсь, ты им ничего не позволила лишнего? А то нравы сейчас вольные, дикие. Я разве тебя так воспитывал.. э-э-э, Трис? Ты зачем так на меня смотришь?
        Р-Р-Р-Р!!!!
        Я еще не говорила, что иногда готова разорвать его на части?! Ну, прямо как сейчас, когда пальцы сами собой начали сжиматься в кулаки, глаза зло сузились, в горле опасно заклокотало, а наружу вместо членораздельных звуков начало вырываться звериное рычание? Вот гаденыш! Дрянной недобитый комар с перепончатыми крыльями! Зудящая язва на теле умирающего чахоточника! Думаете, я вспомнила в этот миг, каким он был несчастным в своем Мире Теней? Думаете, подумала о том, что на самом деле он далеко не так слаб, как всегда казалось, а его истинный облик на самом деле очень далек от человеческого? Или, может, полагаете, что я испугалась его угрозы?
        О-о, нет. В этот миг мною владело только одно искреннее желание - стиснуть пальцами эту призрачную шейку и с мстительным удовольствием отправить этого мелкого, наглого, бессовестного, неблагодарного мерзавца туда, откуда пришел! Причем, самым болезненным и неприятным способом! Ишь, чего удумал! Падишах недокормленный! Чтоб его снова в цепях распяли, недоделанного кожана! Я ему покажу спинку! Я ему еще припомню, как обманывать нервных девушек, изображая собственную смерть! Не считайте меня ханжой и отъявленной сволочью, но то, что творит этот мелкий гаденыш, ни в какие рамки уже не лезло! Совсем совесть потерял! Я его ждала, звала до хрипоты, до смерти перепугалась, а он... все, хватит! Надоело! Убью этого болтуна прямо тут, на глазах у эльфов, и пусть только попробуют вмешаться! Уникальный он... стервец он уникальный! Жук бескрылый! Червяк недобитый! Все скажу, что думаю о его вечных выкрутасах! И мы еще посмотрим, кто об этом пожалеет первым!!
        - Трис, деточка, что у тебя лицом? - вдруг занервничал этот мерзавец.
        Я зловеще улыбнулась и, призвав на помощь все свои способности, одним движением цапнула его за шкирку. Как уж у меня это получалось - ума не приложу, ведь он же дух. Призрак. Невесомый и бестелесный. Но подобный фокус мне всегда удавался, если, конечно, я успевала догнать этого гаденыша. Главное тут - не промахнуться и иметь достаточно желания отвернуть ему болтливую башку. А такое желание у меня сейчас было ого-го, какое огромное. Даже сама немного испугалась.
        - Уй! - взвизгнул дух-хранитель, моментально подцепленный на острые коготки. - Трис, что ты желаешь?!
        - Буду тебя сейчас убивать! Медленно и страшно!
        - За что?!! Что я сделал плохого?! Только правду ведь сказал! Вот уж действительно, как в поговорке: не пеняй на зеркало...!
        - Ах, правду?! - прошипела я, поднося истошно вопящего призрака к самому своему лицу. - А тебе никогда не говорили, что свое мнение (не самое верное, кстати!) стоит временами держать при себе? За три тысячи лет не научили быть хоть немного более сдержанным на язык? Совсем разучился вести себя прилично в своем дурацком мире?! Или считаешь, что это красиво - прилюдно оскорблять моих друзей?! А?! Думаешь, приятно слышать, как ты обливаешь грязью тех, кто мне столько времени помогал?! И кто шкурой своей рискует, чтобы я, наконец, добралась до Пиков? Куда, кстати, ТЫ мне посоветовал идти?!!
        - Боюсь, Беллри, ты подал Трис скверную идею, - сухо выразил свое отношение к происходящему Лех.
        - Поддерживаю, - угрюмо покосился на Рума Крот, а Рес согласно кивнул.
        - Шиалл, у тебя про запас, случайно, нет никакого заклятия, чтобы загнать это наглое существо обратно? Или нам поискать более привычный способ отправить его к праотцам?
        Эльф дружно помрачнели.
        - Нет, - хмуро отозвался Шиалл. - Без приказа хозяина такого духа обратно не загонишь.
        - Почему? - подозрительно ровно осведомился Лех, любовно оглаживая рукоять меча.
        - Потому что он свободен. И может приходить и уходить когда заблагорассудится. Однако через волю хозяина не переступить даже ему - они слишком тесно связаны. В первую очередь, через Истинные Имена.
        - Значит, дело за малым. Трис, ты желаешь его и дальше тут видеть?
        - Уже не уверена, - процедила я, намертво сжимая пальцы, чтобы ушлый дух, мерно раскачивающийся на ветру, не вздумал выскользнуть и сбежать, как не раз бывало. - Честно говоря, у меня есть громадное желание вернуть его туда, откуда взялся, лет этак на сто. Чтобы подумал хорошенько и решил, стоит ли в следующий раз меня раздражать!
        Рум вяло качнулся из стороны в сторону и на удивление промолчал. Только уставился исподлобья крупными желтыми глазами и неслышно вздохнул. Понял, пакостник, что перегнул палку!
        - Трис...
        - Что?! - рявкнула я.
        - Не надо, я больше не буду. Че-е-стно.
        - Да? Кто-то, между прочим, обещал мне это в прошлый раз! И в позапрошлый! И позапозапрошлый! Не так, скажешь?!
        Он виновато шмыгнул носом.
        - Ну... я... это... я ведь как лучше хотел. Кто ж знал, что на тебя еще никто не позарился... ой, нет! Стой! Погоди! Не надо! Я не это хотел сказать! Трис!! Убери свои когти!! Я только имел в виду, что очень рад, что ты все еще одна... в смысле, что никому не позволила... а! - Рум шарахнулся от прочь от занесенной руки со зловеще поблескивающими коготками и, к моему огромному сожалению, сумел-таки вырваться. После чего взлетел золотистым облачком и уже сверху возмущенно добавил: - Ты меня опять неправильно поняла!! Да не надо так волноваться! Найдем мы тебе мужа! Как есть, найдем! Неужто никому не понадобится такое чудо...
        - Ну все, держите меня! - зло прошипела я, глядя снизу кровожадными глазами. - Сейчас я ему устрою!
        - Может, стрелой? - деловито предложил Лех, выискивая глазами свой арбалет.
        - Нет, не поможет - он бестелесный. Мимо пролетит и все.
        - Тогда заклятие какое? Шиалл? Беллри? Идеи есть?
        - Разве что огнем его подпалить, - мрачно посоветовали эльфы. - Говорят, духи его терпеть не могут. Вроде холодно в их мире. Намного холоднее, чем здесь.
        - Я те щас дам "огнем"! - погрозил сверху кулачком Рум, не решившись, впрочем, снизиться. - Я те щас как дам, ушастый! Потом полжизни будешь ходить, вжимая морду в плечи!
        Он карающим ангелом возмездия закружил над поляной, то и дело возмущенно вспыхивая и разбрасывая вокруг золотистые искры. Словно рассерженный шмель, гудел, нудел и ворчал, мстительно следя за тем, как поворачиваются следом за ним наши головы. Но вниз, как мы ни ждали, так и не спустился.
        - Гады! Смазливые, дурные, остроухие гады! Мало мы вас в свое время пугали... мало вам уши драли... ишь, совсем страх потеряли! Как заговорили! Знать, позабыли, каково было с нами тягаться! Позабыли да теперь не желают вспоминать, кто их породил! Щас бы как крылышки им подрезать! Да как огоньком бошки строптивые подпалить - небось, сразу бы память вернулась! Сразу бы поняли, на кого напали! Ишь, огнем меня собрались шугануть! Да огонь - мой дом родной, чтоб вы знали!! Огонь - моя стихия!! Слышали, дурни?!!
        В подтверждение своих слов, Рум вдруг на полном ходу спикировал в разгоревшийся костер, подобно охотящемуся ястребу, завидевшему улепетывающую голубку. Сложил невидимые крылья, вытянулся стрелой и с громогласным хохотом рухнул на горящие угли. Оттуда тут же взметнулось облако черного пепла, во все стороны брызнули алые искры. Спокойное пламя неожиданно взревело, вымахав в мгновение ока чуть не небес, а потом так же быстро опало, выпустив наружу объятого жарким огнем призрака. Вот только... это уже был не мой дух-хранитель. А нечто могучее, с сильными жилистыми руками и широкой грудью, раздувающейся прямо на глазах. С искаженным неподдельной яростью лицом, в котором нетрудно узнать было того самого великана из моих снов. С острыми когтями на руках, готовыми вонзиться в податливую плоть врага. Одним словом, кошмар.
        Все с тем же зловещим смехом Рум отрастил себе широкие кожистые крылья, разом сделавшись похожим на огромную летучую мышь. Расправил горящие жутковатыми отсветами полотна и, победно взмыв над верхушками деревьев, с торжествующим воплем выпустил изо рта длинную струю пламени. Прямо в ошеломленно застывших эльфов.
        - Вот так!! ТЕПЕРЬ УЗНАЁТЕ?!!
        Беллри с проклятием отпрыгнул, едва избежав позорной лысины на макушке. Упал, перекатился, проворно вскочил на ноги, провожая ошалелыми глазами уподобившегося настоящему дракону призрака. Тот, в свою очередь, снова оглушительно расхохотался, будто вырвавшийся на свободу демон Иира, а потом грациозно развернулся и, повиснув над поляной огненной птицей, довольно улыбнулся. Той самой нехорошей улыбкой, которая больше походила на оскал хищного зверя и которая на фоне пылающего неба выглядело довольно жутко. Особенно, его ярко горящие золотом глаза, ставшие удивительно похожими на глаза Ширры. Крупные, слегка раскосые, полные торжествующего веселья и бесшабашной злости, которые удивительно ярко сверкали на полупрозрачном, искрящимся от пламени лице. Странные и до боли знакомые глаза, в которых все быстрее разгорался огонек древнего безумия. И этот непрекращающийся хохот...
        Я свирепо выдохнула:
        - Ромуаррд Тер Ин Са Ширракх!! Прекрати немедленно!!
        Рум вздрогнул, как от пощечины, а у эльфов разом вытянулись лица.
        - Живо вернись! Ну?! Я кому сказала?!! Еще одна такая выходка, и я отправлю тебя обратно! В Мир Теней, чтоб его разорвало! Навсегда! Ты меня слышишь?!! РУМ!!
        - Т-трис... - не по делу разошедшийся дух ошалело помотал головой и как-то разом погас, мигом перестав походить на летающий факел. Куда-то развеялись багровые крылья, мгновенно пропал громогласный смех, исчезло злое торжество в глазах. Сам он сжался, сдулся до прежних скромных размеров. Резко побледнел и даже усох. Зрачки плавно потухли и стали совсем обычными, желтыми. Такими, какими я привыкла их видеть. А недавний гигант вновь превратился в крохотный светящийся шарик, в котором едва можно было подозревать что-то ужасное. - Ой, мама, чего это я? Бр-р-р... извини, занесло. Иногда как вспомню, так просто с ума начинаю сходить. Особенно, если увижу таких же вот, остроухих гордецов... Трис, ты куда? Ты что, сердишься?
        Резко развернувшись, я стремительно направилась прочь, оставляя за спиной недоумевающих эльфов, Леха, Реса и гневно прищурившегося Крота. Вместе с сайеши, почти угасшим костром, уютным местом для ночлега и звучно жующими конями. Хватит. Надоело. Никакого желания нет терпеть эти кульбиты. И выслушивать оправдания тоже. Ни от кого. Злая я на всех. Вот теперь действительно злая. И лучше не трогайте меня, если не хотите нарваться на неприятности!
        - Эй, подожди! Я же не специально!
        Бесполезно: я была слишком рассержена и абсолютно не намеревалась прощать ему эти выходки. Сколько можно?! Но раньше он хотя был маленьким и не столь агрессивным! А теперь, после того, как вспомнил себя, совсем с ума сошел! Едва мне эльфа не угробил! Безумец!! Можно подумать, я его ради этого с того света вытаскивала! Кожу себе на ладонях палила, цепи ломала, крылья его берегла! И вот тебе вместо благодарности и понимания - очередной заскок, потому что кое-кто совершенно не умеет держать себя в руках!
        Может, зря он все вспомнил?
        У меня перед носом с поразительной скоростью метнулось желтоватое облачко и бесстрашно зависло прямо перед глазами - скорбное, несчастное, ужасно виноватое.
        - Трис... ну, честное слово, я нечаянно! Я больше не буду! Клянусь!
        - Брысь отсюда. И чтобы я тебе не видела.
        - Ну, Трис... я же не хотел... никого не поранил...
        - Еще бы ты поранил!
        - Три-и-с... постой! Не уходи! Не надо!! - совсем испугался дух и лихорадочно заметался между деревьев, то и дело выскакивая у меня перед носом, а потом так же стремительно пропадая, чтобы не попасть под горячую руку. - Я же хотел как лучше! Чтобы ты поняла, что я остался прежним! Такой же, как всегда! Что я не поменялся, понимаешь?! Трис!! Не смотря ни на что!!
        Сердито фыркнув, я отвернулась, обогнула его по дуге и решительным шагом двинулась прочь. Куда-нибудь подальше, только бы не видеть этого наглого мерзавца, вздумавшего шутить столь дурацким способом. Прежний он остался! Как же! До конца жизни теперь не забуду этот жуткий смех! И огонь его тоже! И когти! И то, как он летать научился, хотя прежде сроду не отращивал никаких крыльев! Да и характер, который прежде-то был не сахар, теперь вообще грозил превратиться в абсолютно неуправляемый вулкан. Только и помогает, что по голове глупой настучать и Истинным Именем припечатать, как маги - оберона. А сейчас стыдно ему, видите ли, стало за эту вспышку! Одумался! Опомнился! Раскаиваться начал!
        А вот раньше надо было думать!! ДО ТОГО, как хороших людей обижать и огнем в приличных эльфов плеваться!! Может, и правда, загнать его на тот свет на пару-тройку лет, чтобы научился себя прилично вести?
        Да, он мой друг. Да, многое для меня сделал. Да, не раз спасал мою жизнь, и это, пожалуй, единственная причина, по которой я просто ухожу, а не со всем тщанием исправляю ему прикус. Да, я его уважаю и по-прежнему люблю, но... знаете, сегодня, пожалуй, наступил тот черный день, когда я оказалась очень близка к тому, чтобы воспользоваться своим правом хозяйки. Я едва не вышвырнула его в Иир. Еще бы немного, и не сдержалась бы, потому что этот вечно ворчливый, бурчащий и недовольный нахал, как никогда, был дерзок и, признаться, перешел всякие границы. Так, как прежде себе нигде и ни с кем не позволял. Я могу понять, что он стал другим, когда вспомнил прошлое и момент своей смерти. Могу простить и принять его несколько иным. Но не настолько же! ЭТО ничем нельзя оправдать - ни будущим, ни настоящим. Тем более - прошлым! Потому что терпеть подобное, списывая его на скверность и врожденную вредность характера... нет, увольте. Если он неспособен соблюдать определенные рамки, то лучше бы нам и вовсе закончить всякие отношение раз и навсегда. Сегодня. Сейчас, раз уж так повернулось дело. И раз уж я все
равно его освободила.
        - Прости меня, Трис, - вдруг раздалось тихое над левым ухом. - Я действительно виноват. Прости. Не знаю, что на меня нашло. Наверное, старею?
        Тяжело вздохнув, я все-таки остановилась и хмуро взглянула на виновато съежившееся облачко. Рум выглядел таким маленьким и несчастным, таким жалким и слабым, что у меня, не смотря на недавние его выходки, болезненно сжалось сердце. Точно так же он смотрела на меня во снах, с такой же тревогой и мукой. Таким же голосом умолял уйти и не ранить руки о невидимую преграду. Как он мучился тогда, как боялся, с какой болью говорил о том, что предал меня, хотя на самом деле этого никогда не было...
        - Прости, что обидел тебя, - неслышно уронил Рум. - Не сердись на старого дурака. Совсем этот болван из ума выжил. Спятил от радости, что снова тебя видит и может быть рядом, как раньше. Прости, девочка. Я не хотел причинить тебе боль. И не хотел никого напугать.
        - Я не испугалась, - буркнула я, все еще сердито глядя исподлобья.
        - Испугалась, - мягко возразил дух, и мне вдруг стало не по себе от этой уверенности. - В первый момент, когда увидела, очень испугалась. Я почувствовал. Но и я тоже растерялся, не зная, как сказать, что... я по-прежнему с тобой. Как раньше. Как всегда, Трис. Веришь?
        Я растеряно промолчала.
        - Твои сны - не совсем обычные, девочка. Ты права: в них слишком много от правды. Даже когда ты видишь не мой мир, а Мглистые Горы, Летящие Пики, Гору Двух Звезд, Чистые Озера... ты ведь видишь их, верно? Вспоминаешь иногда? Задумываешься о том, почему так вышло? И где-то внутри все равно чувствуешь, что твое место - совсем не здесь, а там. Вдалеке. У вершины Белого Солнца. В Доме Танцующих Лун.
        Я вздрогнула, потому что он действительно задел за живое - у меня и правда бывают очень странные сны. Особенно один, тот самый, где я все время стою на краю пропасти и тихо танцую под мертвенным светом полной луны. А потом делаю последний шаг и с ужасом падаю в разверзшуюся бездну.
        - Ты удивительная, Беатрис Ас Илт Миисса, - тепло улыбнулся Рум. - Последняя из своего Рода. Первая, кто слышит прошлое. И единственная, кто еще умеет Танцевать. Ты - дитя войны, взращенное лишь для того, чтобы ее продолжить. Созданное ненавистью и жаждой отмщения, но чудом оставшееся за пределами этого мрака. Ты - нечто новое, Трис, о чем я прежде никогда не догадывался. Последний лучик света для своего мира. Крохотная надежда на возрождение. Единственный промах, которые они некогда допустили...
        - О чем ты говоришь, Рум? - шепотом спросила я, невольно покрываясь холодными мурашками.
        - О тебе, девочка. И о том, что ты очень нужна своему народу. Настоящему Народу, которого ты... к сожалению или к счастью... никогда прежде не видела.
        - Я не понимаю...
        - Я тоже, - печально улыбнулся Рум. - Но, если ты позволишь мне остаться, я покажу туда дорогу. Я вспомнил ее недавно. Действительно вспомнил, хоть и позднее, чем следовало. И теперь могу, наконец, исполнить то, что поклялся сделать много лет назад - я приведу тебя домой, Трис. Ты согласна?
        - Домой? - неверяще вздрогнула я. - Ты знаешь, где это? Где мои родители? Семья? Мои настоящие родные?!
        - Да, Трис.
        - Знаешь, почему я так долго... почему нас с тобой...?
        - И это тоже. Конечно же, знаю. Потому что ты принадлежишь к очень древнему роду, девочка. Древнему настолько, что я и сам уже не помню, сколько веков он главенствует среди всех остальных. Просто некоторое время назад его посчитали полностью уничтоженным, стертым с лица земли и из памяти смертных. В вихре бесконечных войн о нем почти все забыли... кроме нескольких посвященных... но теперь пришло время напомнить о себе. Пришло время показать, что династия Аллиров не исчезла бесследно. Что именно ТЫ - наследница этого бремени, Трис. И именно тебя они ждут вот уже несколько веков.
        - Но КАК?! Почему тогда нас с тобой бросили?! - вконец, растерялась я. - Почему оставили одних?! В глуши? Почему забыли?!!
        Рум тяжело вздохнул.
        - О нас не забыли, поверь. Тебя отправили сюда только для того, чтобы защитить.
        - От кого?!!
        - От... старых врагов твоего народа, которые ни перед чем не остановятся, чтобы заполучить в свои руки такой славный козырь, как ты. Я лишь охранял тебя все эти годы, берег, учил... ну, как мог. Но теперь, когда время пришло и ты выросла, я должен помочь тебе вернуться.
        Я судорожно сглотнула, опасно шатаясь на резко ослабевших ногах.
        - В твоем мире идет война, Трис, - невесело пояснил дух. - Долгая, кровавая и тяжелая война, в которой все бьются против всех и в которой (хоть этого никто не понимает) никогда не будет победителя. Ее нельзя выиграть, понимаешь? Нельзя остановиться. Но и отказаться от нее твой народ тоже не может - слишком много жизней на это потрачено. Слишком много жертв было принесено. Слишком много крови пролито во имя единственной, но недостижимой цели... и ты - именно то знамя, которого им так не хватает. Когда-то я этого не понимал. Когда-то мне тоже казалось, что другого пути нет. Когда-то я считал, что результат этой борьбы стоит того, чтобы рисковать. Даже собственной жизнью и жизнью своих детей... но я ошибался, Трис. Страшно ошибался тогда. И не хочу, чтобы теперь ошибалась ты.
        - Рум...
        - Я приведу тебя домой, Трис, - неожиданно отвердел его голос. - Много лет назад я поклялся. И сделаю это, чего бы оно мне ни стоило.
        - Но я не хочу никакой войны!
        - Я знаю, дитя, - в золотистых глазах снова промелькнула грусть. - Это трудно - быть на острие истории. Но вернуться - это совсем не значит, продолжить ее вместе с теми, кто уже увяз с головой. Вернуться - значит, попытаться все изменить, помочь им увидеть правду. Вернуться - это значит, спасти свой мир от гибели. И именно ради этого я открою тебе дорогу.
        - Хочешь сказать... нас просто спрятали от тех, кто хотел уничтожить мою семью? Что меня не бросили в одиночестве, а всего лишь пытались защитить?
        - Именно.
        - И ты... тот, кто должен был меня охранять все эти годы, а потом рассказать, кто я и откуда?
        - Да, Трис, - печально вздохнул Рум. - Так и есть. Меня создали лишь для того, чтобы ты была в безопасности. Чтобы никто не проведал тайны твоего рождения. И не узнал раньше времени, что в мире осталась еще одна девочка Аллиров. Последняя наследница. Единственная их надежда на возрождение. К сожалению, я сам долго не помнил правды - заклятие добровольного посмертия отняло слишком много сил. И память, разумеется, хотя на это никто не рассчитывал. Вернее, на это совсем не рассчитывал я. После того, как тебя закрыли и отправили к людям, мы оказались отрезаны от прежней жизни, надолго пропали из виду. Затерялись для чужих взоров. Бесследно исчезли, хотя такого не должно было случиться. Нас наверняка искали - долго и безнадежно. Но, живя среди людей, ты и ауру приобрела совсем иную. Чистую. Почти неотличимую от человеческой. И лишь последнее время она начала понемногу меняться. Ты выросла среди смертных, девочка. Но это оказалось к лучшему. Ты стала сильной. Ты независима и свободна от того греха, который когда-то навис над твоим народом. Это счастье на самом деле, Трис. Поверь, просто несказанное
везение, потому что оно позволило тебе стать другой. Не такой, как рассчитывали наши с тобой палачи. Хотя, признаться, я тоже непростительно долго искал выход из этого плена. И почти позабыл, кто я и зачем на него согласился. Лишь совсем недавно, увидев твой риалл и почувствовав его силу, я смог, наконец, начать вспоминать прошлое. Но только тогда, когда ты обрела свою силу, у меня получилось добраться до него по-настоящему.
        Я нерешительно прикусила губу.
        - Значит, на самом деле я - не найденыш? Не подкидыш и не сирота? Моя семья жива? Где-то далеко? И все еще помнит обо мне?
        - Конечно, Трис. Ради тебя это было проделано. Только ради того, чтобы ты была в безопасности. Ровно до тех пор, пока не настанет время вернуться.
        - И... куда мне теперь?
        Маленький дух тепло улыбнулся.
        - К Летящим Пикам, конечно. В Мглистые Горы, через Мертвые Пустоши. Ты правильно шла - именно там находится твой настоящий дом. И крохотный островок спасения, который еще остался у твоего народа.
        - А ты?
        - С тобой, конечно. Куда ж я денусь?
        Я неожиданно кое-что вспомнила и непонимающе нахмурилась.
        - Скажи, а твой внешний вид... во сне ты был настоящим? И сегодня, когда в огонь окунулся? Это - твой истинный облик?
        - Кхм, - смущенно кашлянул Рум. - Ну... да. Когда-то был.
        - Такие, как ты, еще остались?
        - Не знаю, - неожиданно помрачнел он. - За три тысячелетия, что прошли со времени моей... э-э, смерти, все могло измениться. Не уверен. Надеюсь, что да. Но если кто и остался, то должен быть там же, где и твои родичи. Рядом с Летящими Пиками и Мертвыми Землями.
        - Почему? - искренне изумилась я.
        - Потому что там - остатки былого могущества древних народов. Там - осколки прежней жизни Крылатых. Там - их слезы и разбитые сердца. Там - их древние могилы, покрытые тысячелетним пеплом. Их боль, их надежды, их истаявшие тени, до их пор надвое разделенные старой враждой. И там - единственное место, где тебе не будут страшны ни люди, ни маги, ни даже старые враги.
        - Правда? - некстати вспомнила я об обероне и ненадолго задумалась. - Что ж... пожалуй, ты прав: лучшего места, чтобы спрятаться, нам не найти. Собственно, я именно поэтому туда и направлялась. Вот только... не обижайся, конечно, но проводник у меня уже есть.
        Рум неприлично фыркнул.
        - Кто? Эльфы?!
        - Нет, - хмыкнула я, уже чувствуя, как стремительно нагревается под рубахой риалл. Да-да, маленький черный камешек отчетливо давал знать, что его вспыльчивый хозяин где-то недалеко. - Подожди, скоро сам узнаешь. Тогда и познакомлю. Думаю, ты сильно удивишься.
        Он неожиданно не ответил - замер на месте, словно примороженный, широко раскрытыми глазами уставился куда-то за мою спину. Приглушенно вскрикнул, отшатнулся, прямо впившись неподвижным взглядом в непонятное нечто, вдруг властно проступившее среди темных стволов. Наконец, с горестным стоном метнулся навстречу, стремительно набирая яркость и объем, а потом жутковато изменившимся голосом проревел:
        - Трис, БЕГИ!!!

2.
        Честно говоря, леденящее кровь рычание застало меня врасплох. Причем настолько, что я даже не сразу поняла, что отлично знаю его источник. Знаю, кто мог бы исторгать из широкой глотки это жутковатое "ШР-Р-Р". Просто прежде оно никогда не было настолько громким и наполненным такой неистовой яростью. Прежде он не позволял себе делать это в моем присутствии. А потому, не разобравшись что к чему, я инстинктивно шарахнулась прочь.
        Рум, молниеносно оказавшись между мной и неведомым врагом, без промедления сменил облик. Я внутренне содрогнулась, наблюдая за тем, как стремительно превращается мой маленький дух в жутковатое чудовище. Как раздаются его плечи, покрываясь естественной броней поистине каменной твердости. Как удлиняются руки, заканчиваясь не просто пальцами, а слегка искривленными, очень острыми когтями, ничуть не уступающими по размерам моим. Как раздвигается его спина, как сгибается она под неимоверным углом наподобие звериного хребта, как проступают на ней пластины мышц, между которыми отчетливо виднеются заостренные костяные шипы. Как плавно выдвигаются из-под лопаток острые холмики, разворачивающиеся настоящими нетопыриными крыльями... спаси, Двуединый! Хорошо, что я не вижу его лица! Боюсь, вряд ли мне удалось бы удержаться от позорного визга, потому что видеть его во сне в облике ангела-хранителя, это одно (тьфу, тьфу, чтоб мне никогда после смерти такой не стать!). А в двух шагах от себя, во весь рост и в опасной близости - совсем другое! Ей богу, не вру - если бы не знала точно, кто передо мной, наверняка
бы струхнула. Потому что Рум действительно оказался страшен! Даже полупрозрачный! Даже слегка светящийся и изрядно бестелесный! Настоящий демон! Сплошные зубы, когти и костяная броня, которую не всякой стрелой пробьешь и не каждым мечом порубишь! Не встречай я его раньше, не заметь этот смутный образ несколько минут назад, когда он только-только пришел на мой зов, не заподозри тогда, что такое может случиться и что он на самом деле способен быть не только печальным серокожим великаном, но и этим двуногим зверем, изрыгающим лютое рычание, вообще бы рухнула в спасительный обморок! А так - только отступила назад на подгибающихся ногах, прислонилась к какому-то дереву и утерла рукой резко повлажневший лоб: волна ненависти от моего ворчливого "малыша" вдруг ударила такая, что мне стало физически плохо.
        Неудивительно, что и появившийся в этот момент из-за кустов Ширра оторопело замер, будто со всего маха налетел на стену.
        - Х-хаш-ш-ш! - зло зашипел преобразившийся Рум на озадаченного тигра и развернул призрачные крылья во всю ширь. - Она не твоя, Шиир!! Не смей к ней даже прикасаться!!!
        Тигр хищно сузил раскосые глаза и, кинув в мою сторону мимолетный взгляд, гибким движением припал на передние лапы. Зрачки у него молниеносно почернели, провалились куда-то внутрь, острые зубы обнажились на всю длину, лапы зарылись в землю. Сильное тело напряглось, как перед прыжком, а гибкий хвост замер неподвижной струной.
        - Шр-р-р!!
        - Пошел вон!! Это не твоя добыча!!
        - ШР-Р-Р!!!!
        - Нет!! Ты не смеешь!! Я не позволю!! - перемежая рычание и шипение, процедил Рум, чуть сгибая ноги в коленях и угрожающе выставив когтистые руки... или лапы? - Она не твоя!! Ты понял?!! Трис, беги!! Я его задержу!!!
        У меня, наконец, что-то щелкнуло в мозгу и позволило выйти из внезапного ступора. Потому что я вдруг со всей ясностью поняла, что эти двое не просто посчитали друг друга врагами, а прямо сейчас готовы ринуться в бой! Оба! При этом искренне полагая, что защищают меня от страшной опасности! Вон, как у Ширры зло горят глазищи! Вон, как Рум настойчиво закрывает меня от него! И стоят напротив точно соперники! Дышат тяжело, с долгими перерывами. Тела напряжены, как перед смертельной схваткой. Движения плавные, отточенные многими схватками. Когти сверкают одинаково грозно, хищно прищуренные глаза горят настоящим бешенством...
        - Прочь, Шиир! - процедил Рум, неотрывно следя за подобравшимся тигром. - Тебе здесь не место!
        Ширра тихо, предупреждающе зашипел и неуловимо быстро сдвинулся в мою сторону, явно намереваясь отгородить от странного призрака. Но Рум не уступил - так же быстро сменил положение и снова закрыл меня собой.
        - Рум! Ширра! - запоздало опомнилась я и отлепилась, наконец, от спасительного дерева. - Прекратите!
        Но они словно ждали сигнала - вдруг одновременно сорвались с места, как спущенные умелой рукой стрелы: неимоверно быстро, слаженно, целеустремленно. Один рванул сквозь мерцающего призрака мне навстречу, а второй как-то странно уплотнил прозрачную руку, хищно сжал пальцы и, ничуть не испугавшись грозного ворчания, со всего маха полоснул когтями по бархатной шкуре.
        Ширра вздрогнул, не ожидая такого коварства, и запоздало дернулся в сторону, одновременно мазнув клыками по светящемуся призраку, но тщетно - немного опоздал и слишком долго раздумывал над причинами. А потом, к моему ужасу, на мохнатом боку вдруг расцвели алыми каплями четыре глубокие раны.
        Рум задел его!! Бестелесный дух! Действительно задел, хотя эльфы как-то обмолвились, что скорра далеко не всякое оружие может поранить!! Видно, не зря его выбрали хранителем! Ведь и в скорости движений они ничем не уступали друг другу!!
        Ширра гулко сомкнул громадные челюсти и беспокойно покосился на плечо - так и есть, следы от когтей остались внятными и довольно глубокими. Не скакнул бы он назад, спасаясь от длинных рук привидения, располосовало бы еще дальше. А то и до важных жил дотянулся бы!
        Тигр зло сузил глаза и очень недобро глянул в сторону противника, молча обещая тому страшную месть. Рум так же недобро усмехнулся.
        - Еще хочешь?
        Ширра глухо заворчал, сверля его бешеным взглядом.
        - Давай, давай, я жду, мохнатый. Можешь попробовать снова, если, конечно, не боишься.
        Я не успела вмешаться: невесть откуда взявшимся вихром меня просто отшвырнуло прочь, едва не ударив спиной все о то же проклятое дерево. Испуганный вопль заглушился грозным рыком сразу на две широкие глотки, а тщетные попытки остановить это безумие просто никто не заметил: они были слишком поглощены друг другом! Более того! Ширра, как увидел, что я болезненно морщусь и с трудом ковыляю в обратную сторону, что-то крича и размахивая руками, мгновенно пришел в неописуемую ярость. Ярость тем более страшную, что наружу не вырвалось больше ни единого звука - он неожиданно прыгнул на не ожидавшего такой прыти призрака и от души полоснул его по груди острейшими когтями.
        Причем, я наивно полагала, что у него ничего не получится. Была уверена, что Рум, будучи неживым, не поддастся этой атаке. Призрак все-таки, хоть и говорящий. Так что я искренне верила, что только у меня есть право его хватать и трепать за шкирку, когда вздумается. Но Ширра оказался не так прост: его когти беспрепятственно прошли сквозь золотистое свечение духа, легонько рванули его полупрозрачное тело, уже почти вышли наружу, встретившись с такими же когтями противника, и тут...
        Мне даже уши пришлось зажать, когда они одновременно взревели. Я присела, силясь удержаться и не упасть снова, сжалась в комок, боясь даже глаза поднять. А потом все-таки нашла в себе силы и почти сразу горестно вскрикнула: Ширра начал прихрамывать на вторую лапу, где расцвели еще четыре глубоких царапины, а Рум... мой верткий и неуязвимый прежде дух... со стоном отшатнулся обратно, с силой зажимая светящийся след на левой стороне груди!!
        - Господи... да что же вы творите... - в панике простонала я, уже понимая, что эти двое действительно могут друг друга уничтожить, и со всех ног кинулась между ними. - Стойте!! Остановитесь!! Перестаньте!! РУМ!! ШИРРА!!! Хватит!!!
        - Трис, нет!!..
        - Шр-р-р!! - раздалось одинаково испуганное с двух сторон, но я не обратила внимания: со всех ног влетела на крохотный пятачок между ненормальными спорщиками и выставила руки.
        - Хватит!! Назад!! Вы, оба!!!
        Я сперва даже не заметила, как моя левая кисть толкнула бестелесного духа. Как тихо охнул он, отлетая упругим мячиком в сторону. Как зло уставилась на него сама, уже придумывая про себя страшное наказание для этого несносного упрямца, вздумавшего нападать на моих друзей и не давшего мне даже слова вставить в оправдание. Но вдруг увидела его исказившееся от ужаса лицо - смутно знакомое по сну, и заколебалась.
        - Трис, нет!!! БЕГИ!!!
        Беги...!!!
        Точно так же он кричал, когда я нарвалась на оберона в королевской сокровищнице. С таким же страхом, болью и мучительным осознанием своей оплошности. А теперь он неотрывно смотрел на Ширру и тоже почти умирал, страшась за меня не меньше, чем тогда.
        - Все в порядке, - торопливо сказала я, виновато косясь на послушно отступившего тигра. - Не надо сражаться. Все свои и никто никому не угрожает. Честное слово! Ширра, это Рум, мой дух-хранитель. Не надо его трогать: он всего лишь бережет меня от чужаков. Рум, это Ширра - еще один мой друг, про которого я тебе говорила. Он обещал отвести меня к Мглистым Горам. Я ему верю и очень люблю. Правда. Пожалуйста, мальчики, не ссорьтесь. Я не хочу, чтобы кто-то из вас пострадал.
        Рум оторопело замер в той же нелепой позе, в какую я его привела своим нечаянным ударом. Так, будто на веки в ней замерз и не имел больше сил сдвинуться с места. Руки раскинуты в стороны, ноги расставлены, могучие крылья отведены за спину, будто все еще ловят невидимый ветер, острые когти развернуты на врага...
        - Ч-что?! - неверяще прошептал дух, качаясь на ветру невесомым облачком.
        - Мой друг, - смущенно повторила я, старательно загораживая собой грозно урчащего тигра. - Он не причинит вреда. Он хороший. Внимательный. И я ему доверяю. Пожалуйста, не серди его.
        Рум перевел остановившийся взгляд за мою спину, откуда с точно таким же недоверием смотрел на него Ширра. Оба злые, неостывшие, взъерошенные. Готовые моментально ринуться вперед, если второй сделает хоть одно угрожающее движение. У призрака тяжело вздымалась грудь, будто он был живым и действительно нуждался в такой мелочи, как воздух. Тигр сердито ворчал, старательно следя за каждым его движением. Оба напряжены, еще не до конца понимают, что произошло, у обоих сочится из ран... ну, у кого-то кровь, у кого-то белесая субстанция, подозрительно похожая на кровь. Но мне было все равно: я больше не дам им возможности ранить друг друга.
        - Хватит! - строго велела я, глядя на ошеломленного хранителя. - Никаких больше драк и взаимных оскорблений! Вы меня поняли?
        - Шр-р! - негодующе вскинулся тигр.
        - Да! И тебя это тоже касается!
        - Боже, Трис... ты хоть понимаешь, кто это?! - простонал Рум, дернувшись навстречу всем телом, но тщетно - какая-то странная сила заставляла его висеть на том же месте, будто влипшую в паутину муху. - Трис!
        - Да, - кивнула я. - Но меня это, как видишь, не смущает. Ширра не единожды спасал мне жизнь, поэтому я не позволю тебе делать глупости и ранить его снова.
        - Освободи меня!
        - А ты больше не будешь нападать?
        - Если он только к тебе притронется...
        - Шр-р-р! - грозно заворчал тигр и демонстративно приблизился.
        - Нет! Не смей!! Трис, не пускай его к...
        И тут Ширра ткнулся мокрым носом в мою кисть, осторожно лизнул. Затем прижался уже всем телом, с наслаждением потеревшись мохнатой щекой, от чего Рума просто перекосило, а выражение искреннего ужаса на его прозрачном лице и вовсе перешло в непередаваемую гримасу. Но окончательно его добило не это - желая доказать старому другу, что не боюсь и полностью доверяю своему страшноватому спутнику, я с улыбкой потрепала короткое черное ухо. Так, легонько, на пробу. Совсем чуть-чуть. Но от этого простого касания у меня вдруг руку до локтя пронзила невидимая молния. А потом...
        Хлоп!
        Рум, так и не сумевший остановить это безумие, вдруг с горестным воплем исчез. Просто был, и сразу его не стало. Не следа, ни пятнышка, ни огонька. Как лопнул. Только таял в том месте легкий дымок, да еще звучал в ушах слабый, отдаляющийся крик, в котором при сильном желании вполне можно было различить тоскливое:
        - Нет!!! Только не та-а-ак!!!..
        На долгое мгновение мы с Ширрой ошарашено застыли, непонимающе глядя на то место, где всего секунду назад кривился, будто от боли, мой грозный дух. Стояли, неприлично разинув рты, и озадаченно смотрели, силясь понять, что произошло и почему вдруг такое случилось. Куда он подевался? Зачем ушел? За что, в конце концов? Ведь ему ничего не сделали! Не прокляли и не велели возвращаться обратно в Мир Теней! Но тогда почему он кричал так горестно, будто его ножом ударили прямо в сердце?!
        Ширра, отряхнувшись, неторопливо подошел к идеально ровному дымящемуся кругу, который остался после исчезновения Рума. Коротко обнюхал, недовольно фыркнул. Облизал окровавленное плечо и, убедившись, что раны неопасны, с независимым видом вернулся. Почти одновременно с этим из леса послышались чужие шаги, раздались обеспокоенные голоса Леха и эльфов. Кто-то шумно протопал поблизости, явно наткнувшись на мой след.
        - Что там? - опомнилась я и тоже ринулась посмотреть.
        - Шр-р, - скривился тигр, недовольно сморщив нос, но что это значило, мне осталось непонятным, а переводчика поблизости не было. Зато глубокие царапины на мохнатом плече неожиданно дрогнули и стремительно потянулись краями друг к другу, поразительно быстро зарастая свежей шерстью.
        - Трис? Что у тебя случилось? - внезапно выметнулся на поляну запыхавшийся Лех.
        Вместо ответа я присела на корточки и осторожно потрогала землю: та оказалась холодной и влажной, будто туда ведро воды вылили. Тогда как трава недавно самым настоящим образом горела. Что за чудеса? Но никаких других следов не обнаружилось. Ни Рума, ни намека на его присутствие. Кажется, его действительно вышвырнуло из нашего мира, как тогда... рядом с обероном.
        - Трис?!
        Я обернулась с таким видом, будто меня ударили.
        - Та-ак... - нахмурился Лех, а потом зашарил глазами по окрестностям, явно подозревая, КТО стал виновником столь резких перемен. - И где этот маленький мерзавец?
        - Пропал, - совсем несчастно отозвалась я.
        - Куда?
        - Не знаю! Только что был здесь, а потом - бах! И пропал!
        - Ну, не самая большая в мире беда... в смысле, чего ему сделается? Все равно уже мертвый. Значит, во второй раз убить его уже нельзя. В худшем случае, задницу призрачную надрать и утопить обратно в его Мире Теней. Но не больше. Не волнуйся, вернется твой дух. Никуда не денется, раз посмертием привязан. Чует мое сердце, с этим наглецом у нас еще будет немало проблем.
        Я вздохнула чуть легче. И правда: он же дух. Умереть в любом случае не сможет. Правда, Ширре удалось каким-то образом его поранить... да, думаю, те светящиеся полоски действительно причиняли ему боль. Однако убить... нет. Вряд ли такое возможно. Лех прав. Значит, с ним должно быть все в порядке.
        - Что произошло? - нахмурился подоспевший следом за побратимом Шиалл. - Почему тут пахнет кровью?
        - Глупости тут произошли, - насупилась я, кинув на Ширру возмущенный взгляд. - Эти двое упрямцев решили силами помериться. Сцепились так, что едва растащила. Думала вовсе - придется водой разливать или цепями оттаскивать друг от друга: чуть не пришибли один другого. Хорошо, я вовремя успела, не то от кого-нибудь тут остались бы одни клочки. Мелкие, мохнатые и дымящиеся.
        - Шр-р, - пренебрежительно фыркнул тигр, старательно вылизывая вторую лапу.
        - Вот тебе и "шр-р". В следующий раз хотя бы спроси, прежде чем зубы показывать. Я ведь тебе о нем говорила!
        Ширра снова поморщился.
        - И не раз!
        - Шр-р!
        - Ну и что, что не узнал?! - вконец возмутилась я, со злости даже в переводчике не нуждаясь. - Что с того, что он первым начал?! Он о тебе, между прочим, не в курсе был! Вообще! А ты знал! Так что не отпирайся - за тобой вина, не за ним! И что мне теперь делать? Скажи, что?! Где его искать?
        - Зови, - пожал плечами Рес, не заметив предостерегающего взгляда Леха.
        Я только вздохнула.
        - Придется. Чем я его еще сюда привлеку... Рум! Эй, Рум! Вернись! - Но потом перехватила быстрый взгляд Беллри, запоздало вспомнила про Имя и исправилась. - Ромуаррд!! Ру-у-м! Ты меня слышишь?! Вернись!!
        - Слышу... о-ох, чтоб вас демоны сожрали! - послушно прошелестел воздух возле левого уха. - Я всегда тебя слышу, Трис, только не каждый раз могу... у-уй!.. прийти на зов, потому что этот проклятый монстр... где ты его только нашла?!
        Ширра, без труда различив слабый голос оппонента, сердито зашипел, а я радостно вскинулась и торопливо завертела головой.
        - Рум! Ты где? С тобой все в порядке? Что случилось?! Куда ты исчез?!!
        Возле моего лица знакомо сгустился воздух, прямо на глазах превращаясь в крохотное золотистое облачко. Потом оно потеплело, заискрилось, но так слабо, что я не сразу заметила. А когда заметила, то облегченно перевела дух и поспешно подставила ладони: никаких ран на его груди больше не было. Наполовину видимый, но абсолютно невредимый призрак с протяжным стоном рухнул прямо в них и, пощекотав мне кожу легчайшим ветерком, обессилено обмяк.
        - Боже, Трис... не делай так больше в моем присутствии! Все равно, что помереть во второй раз, врагам на зависть! Хуже, чем нож под ребра! Отвратительнее укуса упыря! Мерзостнее трупной вони! Уф-ф! Думал, вообще до тебя не доберусь! Это ж надо было додуматься! Рядом со мной! Так близко!..
        - Рум, да в чем дело?! - взмолилась я, с тревогой всматриваясь в измученного духа. - Скажи нормально! Что с тобой?!
        - Со мной?! - сердито фыркнул призрак, потихоньку начиная снова светиться. - Это я у тебя должен спросить: какого лешего ты вообще прикасалась к этому чудовищу?! Как ты позволила?!! ЕМУ?!!
        Я моментально насупилась.
        - А что не так? Почему я должна от него шарахаться?
        - Боже... Трис, кому ты веришь?!
        - Ширра - мой друг!
        - Он - демон!
        - Шр-р-р!! - оскорблено вскинулся тигр.
        - Сам ты демон! - сердито перевела я, в возмущении покосившись на духа.
        Тот глухо застонал.
        - Двуединый!! Я тебя столько лет берег! Так тщательно скрывал сам факт твоего существования! Ауру прятал! Риалл отыскал, чтобы никто и никогда... а ты сама... своими руками... боже! Где справедливость?! И она еще ЕГО называет другом?!!!
        Ширра нехорошо прищурился и шагнул ко мне.
        - А ну, стой! - встрепенулся Рум, мигом перестав изображать умирающего. - Стой, где стоишь, Шиир!! Ни шагу дальше!!
        - Почему? - потребовала я объяснений.
        - Потому что он - Шиир!!! Трис, ну, как ты не понимаешь?!!
        - Не понимаю. И твоих воплей не понимаю тоже. Что еще за Шиир? И при чем тут наш Ширра?
        - При том, что он и есть Шиир! - горестно возопил призрак, хватаясь за прозрачную голову. - А ты... ты... тебе нельзя находится с ним рядом, поняла?! Нельзя даже приближаться!! НИКОГДА!!! Ему нельзя верить! Ни в чем!! Ушастые... вон, ушастые должны знать!! Эй! Да скажите же ей кто-нибудь!!
        Эльфы, странно кашлянув, неожиданно потупились и сделали вид, что оглохли сразу на оба уха. Причем, вдвоем и мгновенно. И, думаю, тихое ворчание скорра... да, скорра, раз он сам называет себя именно так... стало не последней тому причиной. Но ничего, я потом и с ними разберусь, а пока следует дожать этого паникера, пока он вообще в состоянии разумно рассуждать.
        - Рум, хватит. Прекрати истерику и объясни внятно: чем тебя не устраивает Ширра?
        - НИЧЕМ!!! Ему здесь вообще не место!!..
        - Шр-р-р, - вкрадчиво мурлыкнул тигр, подойдя еще на шажок и уже глядя на Рума не просто, как на досадное недоразумение, а как на опасного шпиона, которого следовало немедленно заткнуть, пока не разболтал важной государственной тайны. У него снова потемнели глаза, длинный хвост нервно загулял из стороны в сторону, из мягких подушечек плавно показались острые когти... однако, перехватив мой настороженный взгляд, он отчего-то неуверенно замер. Какое-то время неподвижно стоял, хищно прищурившись и красноречиво приподняв верхнюю губу, и мы снова неотрывно смотрели глаза в глаза. На долгий миг вообще, кажется, перестали замечать весь остальной мир. А потом... не знаю, что случилось вдруг на этот раз, но он почему-то опустил взгляд первым. Тяжело вздохнул, как-то по-особенному прянул ушами и неловко отвернулся. Не став ни спорить, ни возражать, ни даже пытаться дотянуться до гневно шипящего призрака.
        Я так же плавно перевела взгляд на разбушевавшегося духа, внимательно посмотрела..
        и тот неожиданно тоже притих. Зачарованно замер, почти не дыша, изумленно распахнул глаза, восторженно засиял. А потом вдруг судорожно выдохнул:
        - Наконец-то... слава Двуединому... Трис!
        Я вопросительно приподняла бровь.
        - Что именно?
        - Наконец-то, ты смотришь правильно, - облегченно перевел он дух. - Прямо оторопь берет, до того остро. Я уж думал, никогда не научишься! Ты просто молодец!
        - Разговор не обо мне, - не дала я ему уклониться от темы. - Договаривай про Ширру. Почему его надо опасаться? И почему я не должна к нему приближаться? Но учти: еще одно слово про Шиира, и я СИЛЬНО рассержусь. Ты понял? Поэтому говори понятно!
        Рум затравлено заозирался, шаря пугливым взглядом по лицам Патрульным, эльфов, по деревьям и траве. Вот и на звезды отчего-то загляделся, и темное небо поизучал вдосталь, и пение ветра в зеленой листве успел послушать... пока я не поднесла ладони к самому лицу и не уставилась на него в упор.
        - Итак?
        - Трис... н-не надо. Не смотри на меня...ТАК!
        - Почему? - вкрадчиво шепнула я, чувствуя, как что-то шевельнулось внутри. Какое-то странное ощущение, почти уверенность в том, что я смогу его заставить ответить. Все, что угодно, если он только посмотрит мне прямо в глаза. Так странно. И так удивительно спокойно. Какое-то удивительное ощущение собственной силы, к которой я, кажется, в первый раз обратилась осознанно. Она меня совсем не тревожила, не беспокоила и не заставляла нервничать. Она просто была, и я откуда-то знала, как с ней управляться: достаточно всего лишь посмотреть. И Рум, кажется, это тоже хорошо понимал - он вдруг заерзал, занервничал, беспокойно заозирался. Но удрать не посмел, будто мое нежелание вынуждало его оставаться на месте. - Так почему, Рум? Почему я не должна приближаться к Ширре? Ответь.
        - П-потому... что...
        - Договаривай, - спокойно улыбнулась я, чувствуя все то же, несвойственное прежде спокойствие и поразительную уверенность. А еще вдруг поняла, почему и раньше на меня не могли долго смотреть обычные люди: кажется, тоже чувствовали эту силу. Чувствовались и невольно подчинялись. Как Рум сейчас, который с явным нежеланием, чуть не заикаясь, все равно был вынужден отвечать.
        - П-потому что если ты его коснешься...
        - То что?
        - Заклятие отбросит меня обратно! - наконец, выдохнул он и измученно обмяк, будто из него выдавили все соки. - В Мир Теней! В этот вечный холод, понимаешь?! Мне категорически запрещено приближаться к сво... к таким, как он! Это одно из условий Обращения, которое я просто НЕ МОГУ нарушить!! И теперь, как только ты его коснешься, я снова исчезну!!!
        Я задумчиво покосилась на тигра: Ширра стоял все так же неподвижно, исподлобья изучая меня своими странными глазами. Молчал, как обычно, почти не дышал и отчего-то не смел посмотреть прямо. Но злости в нем больше не было. Только сомнение, досада и странное ожидание, которому я пока не находила объяснения. Не подумав, я сначала обратилась за помощью к эльфам, неосторожно задев взглядом внезапно попятившихся Патрульных. Но Беллри с Шиаллом тоже не стали ничего пояснять - просто склонились в почтительном поклоне и надолго замерли в неестественных позах. Тогда я медленно обернулась к Леху, ища внятное разъяснение этого дружного молчания, однако и он лишь вздрогнул, а потом поспешно отвел глаза.
        Пришлось возвращаться к пришедшему в себя Руму.
        - Поправь меня, если я ошибусь, - нахмурилась я, снова поднося его ближе. - Тебя приставили в качестве духа-хранителя для меня пожизненно. Так? Уйти ты не сможешь при всем желании, даже если я отпущу тебя сама. Но при этом есть вещи, которые тебе категорически запрещено делать, верно? Вроде того, что нельзя подходить к скоррам ближе, чем на...
        - Двести шагов, - буркнул Рум, кинув на тигра настороженный взгляд. - Если нарушу, меня шарахнет заклятием и отбросит назад... и, между прочим, у меня именно поэтому не получалось раньше до тебя добраться! Но теперь я хотя бы знаю, почему, а то все голову ломал... и давно ты с этим чудовищем общаешься?
        - Прилично, - рассеяно кивнула я. - Значит, ты не мог вернуться только из-за него?
        Дух сердито сверкнул крупными глазами.
        - Судя по всему, да.
        - Ладно. Этот вопрос мне, наконец, понятен. Но тогда почему у тебя получилось сегодня? Запрет ведь никто не снимал, а ты сидишь рядом с ним гораздо ближе, чем положено, и довольно неплохо себя чувствуешь?
        - Потому что ты меня освободила, - недовольно буркнул Рум, нахохливаясь и преувеличенно громко сопя. - Потому что часть заклятий ты сняла. Сама. Добровольно. Освободила меня, так сказать, и от них. Не от всех, конечно, но этого вполне достаточно, чтобы я мог, наконец, спокойно вернуться. Не смотря даже на ЕГО присутствие. Вот и все. Но если ты снова коснешься этого... шд-х-р-м-б... - странно поперхнулся под моим тяжелым взглядом Рум. - То меня накажут.
        - Кто? - непонимающе переспросил Крот.
        - Заклятие, тупица! Мне все равно нельзя приближаться к этому монстру! Понял? Пока Трис на руках держит, еще терпимо, а близко - нельзя! НИКАК! Все ясно?! ЗА-ПРЕ-ЩЕ-НО!!!
        - Надо же... - выразительно переглянулись Патрульные. - А ты уверен?
        - ДА!! Шаддар вас задери!! Что я, дурак?! Отторгающее заклятие от вонючего упыря не отличу?! Да я, чтоб вы знали, когда-то мог...!
        - Не шуми, - так же рассеяно оборонила я, отпуская возмущенного духа. Тот немедленно взмыл под самое небо и уже оттуда негодующе добавил:
        - Много чего я мог! Раньше. Да и сейчас еще могу. Не так, как при жизни, конечно, но потягаться вон с тем мордоворотом вполне способен. На равных! Правда, до сих пор понятия не имею, что Трис в нем нашла? Страшный, черный, грязный, как... свинья! Морда, вон, до сих пор в земле, будто он ее в поисках желудей ковырял! Хоть бы нос утер, чудовище! И вообще...
        Ширра больше не стал терпеть возмущенные излияния соперника: гневно прищурившись, он вдруг шагнул ко мне и злорадно хмыкнул. Но, против ожиданий, не стал ни прыгать, ни ловить верткого духа, ни даже огрызаться. А просто подошел ласково коснулся моей ладони кончиком гибкого хвоста.
        Хлоп!
        - А-у-у!!!..
        Я укоризненно покосилась на тигра, но тот сделал вид, что вовсе не при чем. Зато Патрульные дружно присвистнули и обменялись красноречивыми взглядами.
        - Я-а-а-сно, - выразительно протянул Лех, с интересом изучая оставшееся после Рума пустое место. - Вот теперь мне понятно, отчего он раньше не мог безнаказанно трепать наши нервы.
        - Спасибо, Ширра, - вполголоса пробормотал Рес, убедившись, что вредный дух бесследно испарился. - Думаю, ТЕПЕРЬ нам твоя помощь действительно пригодится.
        Я только вздохнула.
        - Рум?
        - Ага! Не ожидали?! - тут же торжествующе пискнуло над ухом.
        Лех выразительно поднял глаза к небесам, а маленький золотистый комочек, возникнув из ниоткуда, шаровой молнией облетел всю поляну, показал всем язык, погрозил призрачным кулачком и, наконец, по-хозяйски устроился у меня на макушке.
        - Вот вам всем! Трис меня любит! И не бросит, как некоторые! Понятно?! Я снова с вами! Снова здесь! И снова могу безо всякого...
        Хлоп!
        - Ау-у-у...
        - Ширра! - возмущенно обернулась я, потирая зудящую щеку, но поздно: довольный сверх меры тигр уже юркнул куда-то в сторону, злорадно скалясь и явно уже прикидывая, как распределить свое драгоценное время, чтобы наглый болтун не сумел находиться рядом с приличными людьми слишком долго. Причем, судя по расплывающейся в гнусной ухмылке морде, задача казалась ему вполне по силам. Но этого мало: Патрульные (даже терпеливые эльфы!) неожиданно тоже хмыкнули и, в очередной раз переглянувшись, успокоено кивнули. После чего дружно развернулись и отправились обратно в лагерь - явно задумали щедро задобрить мохнатого ревнивца, чтобы впредь не испытывать никаких проблем с моим верным, преданным, но трудновыносимым духом-хранителем.
        Я, к сожалению, их прекрасно в этом понимала. Поэтому не стала никого останавливать и громко сетовать на чужое бессердечие, а просто дождалась, пока они оставят меня одну, и, во избежание повторных конфузов, только после этого тихонько позвала:
        - Ру-у-м...
        Надо же было, в конце концов, все ему объяснить?!

3.
        - Мне это не нравится! - недовольно насупился Рум, едва я закончила рассказ о своих злоключениях. - Шиирам нельзя верить!
        - Он мой друг, - возразила я.
        - У тебя не может быть друзей!!.. В смысле, ТАКИХ не может. Этот монстр вообще не должен быть здесь, рядом с тобой! Это НЕПРАВИЛЬНО!!!
        - Ширра спас мне жизнь.
        - Ну и что?! Значит, у него на это были свои причины, о которых мы просто ничего не знаем! Трис, ты даже не представляешь, насколько это опасно!
        Я насупилась: его упрямство начинало откровенно раздражать.
        - Можно подумать, ты представляешь!
        - Я-то как раз отлично представляю! - вконец рассердился дух-хранитель, возмущенным облачком кружа над мой головой. - Я в свое время столько этих чудовищ навидался! Столько наблюдал, как они охотятся! Сколько крови другим попортили... знаешь, как это жутко?! Знаешь, КАК это страшно - видеть Шиира в полной силе?! Да он одним ударом может снести тебе голову! У него же шкура, как алмазная - ни одной стрелой не пробьешь! А когти! А зубы?!! Думаешь, он - невинная овечка?! Да на этом звере наверняка столько крови, что нам и не снилось!!
        - Он не зверь, - тихо сказала я, поджимая губы.
        - Трис, ну, как ты не видишь?! Шииры коварны и смертельно опасны! Им нельзя верить!! Ни в чем!! Их даже эльфы стороной обходят, потому что отлично знают, что они абсолютно бешеные! Чуть не так посмотришь, слово лишнее скажешь и все - готов свежий труп! Или считаешь, они просто так столько веков сидят в своих горах и носа оттуда не кажут?! Думаешь, просто так о них столько времени никто не слышал? И постарались забыть о том, что они вообще существуют?! Не-е-т, это не скорры так решили - их ЗАСТАВИЛИ это сделать! Вынудили! И именно потому, что они порой хуже диких зверей!
        Мне невольно вспомнилась клетка Ширры и его жуткая вспышка, едва не стоившая мне жизни. Дикая боль, мой собственный крик и это странное ощущение, что я буквально распадаюсь на части, а потом падаю, падаю, падаю в знакомую пропасть, у которой не видно дна. Он был там со мной в этот вечер. Стоял совсем рядом, не зная, что делать и как мне помочь. Боялся, наверное. Раздумывал и нетерпеливо оглядывался, зная что на шум могут сбежаться люди, и тогда не поздоровится нам обоим. Я хорошо понимаю, что Ширра мог бы бросить меня тогда. Мог бы не волноваться и не тащить, полумертвый от ран и усталости, на второй этаж конюшни. Мог бы не прятать от чужих взоров. Мог бы просто бросить... но не стал. И от водяного дракона тоже спас, ничего не требуя взмамен. Он дважды меня с того света вытащил. И этого ничто не изменит: ни мои прежние страхи, ни страхи Рума, ни мои незажившие плечи, в которые когда-то так глубоко вонзились чужие когти.
        Да, Рум прав - Ширра действительно бывает неуправляем. Действительно может стать опасным и почти безумным в очередном приступе своей неудержимой ярости, но... я помнила его и совсем другим. Мягким, нежным, заботливым и очень-очень теплым. Таким же теплым, как его удивительные глаза, в которых с каждым прожитым днем все реже вспыхивают огоньки ненависти и злости. И все чаще ровным светом горит спокойная уверенность. Какое-то странное, необъяснимое, но очень ясное умиротворение, а еще покой и неподдельная радость.
        - Я ему верю, - твердо повторила я, не поднимая глаз. - Что бы ни случилось, верю. Во всем.
        Отшатнувшись от меня, как от сумасшедшей, Рум приглушенно взвыл, а затем принялся неистово метаться по пустой поляне, едва не поджигая траву сыплющимися во стороны искрами. Маленький, буквально пышущий раздражением на мое упрямство, возмущенный моим легкомыслием и нелепой доверчивостью, какой-то потерянный и едва не отчаявшийся. Совсем не понимающий моего глупого упорства, но уже видящий, что я выбрала. И решение это, как бы ему не хотелось, менять не собираюсь: Ширра останется со мной до того времени, пока сам не пожелает уйти; я верю ему и хочу, чтобы он остался. И не поддамся на уговоры только потому, что Рум знает о его недостатках немного больше меня.
        - Давай уйдем, - вдруг тихо попросил призрак, резко остановившись и тоскливо уставившись мне прямо в глаза. С болью, со страхом, с настоящей мукой, будто его заживо убивали или снова безжалостно жгли крылатую душу. - Пожалуйста. Давай возьмем и просто уйдем, пока он ничего не понял. Следы я спрячу, ауру твою прикрою. Риалл он и так не должен почуять, а дорогу мы и сами прекрасно сыщем. Прошу тебя, Трис: давай оставим его здесь. Так будет лучше для всех и, в первую очередь, для тебя самой. Он опасен.
        Я покачала головой.
        - Нет.
        - Но тебе нельзя здесь оставаться!
        - Нет.
        - Трис...
        - Нет, Рум. Я останусь с Ширрой, хочешь ты этого или нет.
        Дух неожиданно подлетел совсем близко и, заметно потускнев, в отчаянии прошептал:
        - Пожалуйста, не делай глупостей, девочка: Шиир - смертельно опасный спутник. Я много видел таких, как он. Давно, когда еще был жив. Я слишком хорошо знаю, чем это может кончиться. Я ВИДЕЛ! Понимаешь?! Шииры - воистину страшные враги, самые страшные, что только можно вообразить. Коварные, многоликие, изменчивые, как южные ветра! И очень-очень настойчивые. Нельзя вставать у них на пути. Нельзя пытаться отнять у них намеченную добычу. Они не остановятся ни перед чем, чтобы добиться своего. Они не знают жалости, не ведают прощения. Они пойдут по чужим следам ровно до тех пор, пока не настигнут и не убьют. Они - лучшие убийцы, что только рождались на этой земле! И никогда не отказываются от своих планов! Этот Шиир много дней идет за тобой. Следит. Вынюхивает. И наверняка знает, КТО ТЫ ТАКАЯ!!! А если не знает, то хотя бы догадывается!
        - Он знает, - спокойно кивнула я. - Видел меня в полнолуние.
        - Боже!! - горестно застонал Рум. - Это неправильно! Так не должно было случиться! Это плохо, потому что в один прекрасный день все может очень сильно измениться, а излишняя доверчивость приведет вас к гибели. По ЕГО вине, слышишь?!! Он погубит тебя!! Ты понимаешь это, Трис?! Я боюсь за тебя... очень. Потому что, возможно, для Ширры ты и есть - та самая важная добыча, которую он никому не уступит. Особенно, если он понял, кто ты.
        - Не городи глупостей! - фыркнула я. - Хотел бы он меня убить, давно бы сделал!
        Дух тоскливо вздохнул.
        - Возможно, у него пока нет необходимости тебя убивать. Скорее, ему что-то от тебя нужно. И я, знаешь ли, очень не хочу гадать о причинах.
        - Хорошо. Я допускаю, что в чем-то ты прав: скорры действительно - довольно агрессивные и вспыльчивые существа. Я готова признать, что Ширра временами бывает весьма неуравновешенным, импульсивным и взрывоопасным. Готова даже согласиться в том, что у него есть на меня какие-то виды... но, Рум... за этот месяц мне его не в чем упрекнуть! Единственное недоразумение, которое между нами возникло, вполне успешно разрешилось, а во всем остальном он ведет себя более, чем прилично. И потом: Ширра действительно спас мне жизнь, хотя никто его об этом не просил. Он здорово помог Леху и его семье, когда те нуждались в помощи. Рядом с ним к нам еще ни одна нежить по дороге не привязалась! Он охотится для нас! Охраняет ночами! Он никого не поранил за это время, не убил и не тронул. И я не собираюсь бросать его одного только потому, что ты когда-то сталкивался с его сородичами!
        - Я просто хорошо знаю, на что они способны!
        - А я знаю, что Ширра нам не враг!
        - Боже... - глухо застонал Рум. - Трис, ты совсем меня не слышишь! Ну, за что... почему ты ТАК ему веришь?!!
        Устав спорить, я просто достала из-за ворота рубахи наши риаллы.
        - Вот поэтому.
        Тихо стукнулись друг о друга серебристо-голубая жемчужина и угольно-черные лепестки, заботливо обнимающие ее гладкие бока. Моя красавица коротко блеснула ненормальной белизной, но тут же успокоилась и ровно закачалась на цепочке, ничуть не смущаясь присутствием матово черного соседа. Они и сейчас казались единым целым, как никогда выглядели созданными друг для друга, поразительно гармоничными, смирными и удивительно равными. Дополняющими друг друга так, как только могут родные души.
        Рум оторопело замер.
        - Теперь понимаешь? - я легонько погладила заметно потеплевший агат. - Ширра доверил мне свой риалл. Добровольно. Отдал на хранение, пока мы не найдем ему новую цепочку. Если он хоть вполовину такой, как моя жемчужина... это все равно, что отдать свое сердце, душу... и я знаю, я хорошо это понимаю, ведь мой риалл значит для меня не меньше! Разве этого мало, чтобы доверять? Разве это не доказывает, что он не желает нам зла?
        Камень слабо засветился, отзываясь на прикосновение, заискрился, заалел огненными прожилками. Я невольно залюбовалась игрой света на его гранях, мягко улыбнулась, а потом почувствовала, как встрепенулся неподалеку Ширра, и проворно убрала его сокровище обратно, чтобы не смущать его и не смущаться самой. Все-таки неловко лишний раз тревожить скорра этими глупостями. Хотя, не скрою, этот мягкий красноватый свет, каждый раз словно ласкающий пальцы, приносил ни с чем не сравнимое удовольствие.
        - Красивый... - зачаровано выдохнула я. - Посмотри, какой он красивый. Настоящее чудо. Разве он может быть опасным?
        Вместо ответа до меня донесся странный звук, подозрительно похожий на сдавленный всхлип. Или стон, только очень уж короткий.
        Оправив рубаху, я быстро покосилась на Рума, чтобы понять, не слишком ли рассердился мой маленький опекун, но ему, как оказалось, было уже не до меня: застыв все в той же позе вселенского изумления и неподдельной оторопи, он ошеломленно взирал на мой риалл, будто видел его впервые в жизни. Его рот судорожно открывался, жадно хватая ненужный воздух, глаза округлились и засияли, как две золотых монеты, контуры призрачного тела пугливо дрожали, будто их трепало сильным ветром. Но сам он так и не сдвинулся с места.
        - Рум, ты в порядке? - опасливо отодвинулась я.
        Призрак ошарашено моргнул.
        - Рум?
        - Он... отдал тебе его... САМ?! - наконец, выдавил из себя дух-хранитель. - СВОЙ риалл?!! ТЕБЕ?!!!
        - Ну, да.
        - ШИИР?!!!
        - Да, - спокойно кивнула я.
        - И ты взяла?!!!
        - А что мне надо было сделать? - возмутилась я. - Отказаться? Выкинуть? Продать его к такой-то матери?! Конечно, взяла! Кто бы еще помог ему донести его до гномов?!
        - К-каких гномов? - совсем спал с лица призрак.
        - Обыкновенных. Которые смогли бы починить его цепочку, - я поспешно вытащила из кармана черное серебро и сунула его под нос недоверчивому приятелю. Тот звучно икнул и как-то разом оплыл, беззвучно оседая на землю. - Эльфы сказали, что только в Мглистых Горах есть умельцы по черному серебру, вот мы и решили сперва найти их, а уж потом я пойду по своим делам. Если хоть так получится отблагодарить Ширру за мое спасение, то я это сделаю. Теперь понимаешь, почему ему можно верить?
        - Еще бы, - дрогнувшим голосом согласился Рум. - Я бы на его месте не рискнул. Это ж все равно, что самому голову на плаху положить и помочь палачу занести топор.
        Я улыбнулась.
        - Вот видишь. Значит, он тоже мне верит. Так что перестань паниковать и не думай, что я их тут всех брошу. Раз согласились вместе идти, то так и пойдем. К тому же, не надейся - от Ширры нам в любом случае избавиться не удастся: он свой риалл почует за тысячи верст. И меня, заодно, вместе ним. Так что беги от него, не беги - все равно найдет за пару часов. А Лех потом еще и доходчиво объяснит, кто из нас и по какой причине может считать себя круглым дураком. Он, между прочим, еще упрямее Ширры, так что нам с тобой до самых пустошей топать в тесной компании. Да и эльфы тоже не отстанут, потому как клятвенно пообещали, что доведут меня до места. Поэтому терпи, дружок, и скажи им спасибо за заботу. Если б не Патруль, не знаю, как бы мы с тобой сквозь форты пробирались. Говорят, у них там чуть ли не стена в пять моих ростов стоит на всей границе с Пустошами. И заставы через каждые сто шагов понастроены. Даже если захочешь - не проберешься незамеченным. Не говоря уж об упырях, вампирах и всякой другой гадости, что так и ждет за каждым кустом. Я, может, и гадкая, что так пекусь о своем благополучии, но
шанс слегка упростить дорогу упускать не намерена. Хотят идти - пускай. В конце концов, кто сказал, что я не смогу удрать от них ПОСЛЕ?
        Рум, наконец, оттаял и растеряно опустился на подставленную ладонь.
        - Трис, я... честно говоря, у меня просто нет слов. Но риалл... раз он тебя не тронул, значит, действительно отдан по доброй воле. И принят, соответственно, тоже. Но неужели ты САМА согласилась ЕМУ помочь?
        - Конечно, - я пожала плечами. - Ширра помогает мне, я помогаю ему... разве это не естественно?
        Призрак только вздохнул, с трудом отводя взгляд от моей шеи.
        - Не уверен. Честно говоря, я вообще уже ничего не понимаю. Хотя, казалось бы, за столько веков все вроде бы изведал... а теперь оказалось, что мне самому у тебя еще учиться и учиться.
        Я хмыкнула.
        - Ничего. Говорят: учиться никогда не поздно.
        - Прости, что я сегодня сам не свой: никак не могу прийти в себя от перехода, новостей и всего остального, - покачал головой Рум. - Такое впечатление, что я схожу с ума.
        - Я заметила, - легонько пощекотала я золотистую грудь.
        - Да. Но ты настолько выбила меня из колеи своим Ширрой...
        - Он не мой. Он - просто хороший друг, которому я верю и которого никогда не брошу.
        - Никогда - это очень долго, - печально вздохнул дух и неожиданно так странно посмотрел, что мне снова стало не по себе. Но он быстро отвернулся и ненадолго задумался. - Надо же... вот уж не подумал бы... хотя, может, это и к лучшему? Может, у тебя получится то, чего не сделал когда-то я?
        - Ты о чем?
        - Так, мысли вслух. Не бери в голову. Мы, старики, иногда любим поболтать сами с собой.
        - Да какой ты старик? - фыркнула я.
        - Вот такой, - тихо отозвался призрак и надолго замолчал, невидяще глядя куда-то вдаль. - Старый, неразумный и самоуверенный слепец, который вдруг потерял дорогу и теперь совсем не понимает, что ему делать. Повернуть назад - нельзя, соступить в сторону некуда, а впереди - полная неизвестность. Все это так странно. Непонятно. И совсем-совсем невесело. Хотя, возможно, так и должно быть? В конце концов, колесо времен еще не совершило полный круг... и вдруг именно сегодняшний день стоит на высшей точке?
        Я ошалело помотала головой.
        - Ну, знаешь... с тобой и раньше было нелегко, но чтобы такие заумности... ты действительно - мой Рум? Тебя, случаем, не подменили, пока летел из Мира Теней? А то такие фразы выдаешь, что мне даже стоять рядом неуютно: все время кажется, что вот-вот проснусь.
        Рум издал невеселый смешок.
        - Что поделаешь, девочка? Такой вот я теперь философ.
        От его тихого голоса мне вдруг бросило в дрожь, потому что неожиданно вспомнился старый сон, когда он точно так же говорил со мной из своей невидимой тюрьмы. Тогда у него было иное тело и совсем иной взгляд, чем обычно. И глаза горели прямо как сейчас, потому что в тот момент он впервые в жизни смотрел без извечной насмешки и обидного снисхождения. Без пренебрежения и чувства собственного превосходства. Смотрел долго, внимательно, как-то очень печально. Как старый мудрый дед, у которого на руках непоседливо ерзала малолетняя внучка, и ей без толку объяснять основы мироздания - все равно не поймет. Или правнучка, что гораздо вернее. Признаться, именно в этот момент я вдруг поверила, что ему действительно больше трех тысяч лет. Что он вспомнил, наконец, себя. Заново осмыслил прошлое. Стал другим, что ли? Потому что было в его глазах нечто такое, от чего невольно пробирала оторопь и появлялось желание смиренно склонить голову. Странное ощущение безвременья. Целая пропасть прожитых лет. Пугающая бездна пережитого, через которую мне при всем желании не удастся перепрыгнуть.
        Почувствовав резкую перемену моего настроения, Рум понимающе улыбнулся и опустил потяжелевшие веки.
        - Прости, если напугал. Временами мне бывает трудно сдерживаться.
        - Я не боюсь - насторожено покосилась я.
        - Нет, - согласился он. - Но все еще опасаешься.
        - Ну, слегка. Совсем чуть-чуть. И не того, о чем ты подумал.
        - Тогда в чем дело?
        Я нерешительно дотронулась до него пальцем, не совсем понимая, как озвучить свое беспокойство. Ведь так сразу и не скажешь, чего именно я опасаюсь. Но если подумать и все взвесить, если вспомнить мои сны, его непонятное поведение, эти смены настроения, тот огненный плевок, от которого эльфы до последнего были в состоянии гнетущего шока... не знаю. Так все завертелось и запуталось. Так быстро и, похоже, надолго, потому что мысли в голове носятся бешеными тараканами. Одна другой хлеще. Догадок - полный воз. Предположений еще больше, а уж сомнений... боюсь, я еще не скоро в них разберусь и оформлю во что-то более или менее определенное.
        Правда, есть один животрепещущий вопрос, который я не могла не задать.
        - Рум? А ты сейчас... настоящий? - неуверенно посмотрела я, не зная, как спросить яснее. - В смысле, ты - тот, кого я знала раньше? Или другой, крылатый... ну, помнишь? Ты когда из костра вылетел, до того меня напугал, что я решила - все, нет больше моего Рума. И того, серого, тоже нет. Из-за снов я совсем запуталась!
        И это чистая правда: за последний час он так резко менялся от одного образа к другому, что я до сих пор не понимала, с кем именно разговариваю. Тот ли это маленький ворчун, от вечного недовольства которого у меня порой возникало справедливое желание куда-нибудь сбежать? Тот ли томящийся в тюрьме великан с разбитым сердцем и печальными глазами? Тот ли преданный друг, самоотверженно бросившийся защищать меня от оберона? Тот ли злобный демон, с ревом накинувшийся на обалдевших эльфов и остолбеневшего от неожиданности Ширру? Или же он - этот грустный мудрец, раздавленный прошлым и тщетно пытающийся найти себя самого? А если да, то как мне с ним поступать? Как жить дальше, зная, что прежний "малыш" никогда уже не вернется?
        Дух, попав под мой выразительный взгляд, странно кашлянул.
        - Признаться, я и сам еще не разобрался. Столько лет жил как хотел, ничего не знал... простой и дурной, как трехлетний сорванец... ругался на тебя, резвился, сколько влезало... радовался тому, как ловко мы щупали богачей, как вдвоем скакали по крышам, облапошивая простаков... как ты быстро росла и смеялась над каждой шалостью, которую я для тебя совершал. Как по-дурацки ошибалась и тогда мы едва не попадали в руки стражи. Как мы ругались с тобой и расходились каждый в свой угол, а потом снова возвращались, мирясь и радуясь тому, что приходим домой, несмотря ни на что, вместе... я все это помню. И никогда не пожалею о прожитом. Даже о том, что едва не умер во второй раз по вине этого чудовища... А потом - раз! И все поменялось! Я вспомнил все годы, которые прожил, будучи совсем другим. Каждый день, каждую потерянную жизнь, каждого погибшего брата, с которым пришлось прощаться на Аллее Павших. Я помню кровавые бои, в которых не всегда удавалось выйти без потерь. Помню наши победы и поражения. Свои раны, прежнюю семью, сына... который, надеюсь, сумел сохранить мой народ... Помню о боли, которую мне
когда-то довелось пережить, и о счастье, которого было так мало. Я помню свою смерть, Трис, - неслышно уронил он. - Помню, как меня заклятием вырывало из тела. Помню холод и боль Мира Теней. Свой крик, запах собственной крови... это тяжело помнить, но я никак не могу забыть.
        Я несильно вздрогнула.
        - Мне жаль.
        - И мне. Но сейчас во мне словно два Рума: тот, прежний - надменный, мрачный и мертвый, и второй - бездумный, лихой, но совершенно счастливый. Они борются, мешают друг другу, спорят... и каждый из них оказывается прав. По-своему, конечно. Когда-то побеждает один, когда-то сильнее становится другой. И я не уверен, кто из них одержит верх... от этого порой меня словно надвое разрывает...
        Двуединый! Никогда я не слышала в его голосе столько боли! Бедный...
        Я тихонько обхватила его ладонями и прижала к груди.
        - Я люблю тебя любого, Рум. И старого, и молодого, и ворчливого, и глупого. Какого угодно люблю, потому что ты - мой друг. Настоящий и верный. Мне все равно, как ты выглядишь и что говоришь. Все равно, кем ты был раньше и какое имя у тебя было тогда. Неважно, где ты жил и когда умер. Неважно даже то, что ты вообще умирал, потому что для меня ты - самый лучший. Всегда живой и чудесный. Самый верный и преданный. Надежный. Только не уходи никуда, и все будет хорошо.
        Рум странно дрогнул и на мгновение растерялся, а у меня снова слезы навернулись на глаза. И на душе вдруг стало тепло-тепло, как уже очень давно не было.
        - Любишь? - вдруг тихонько хмыкнул призрак, хитро прищурившись.
        - Конечно, ты же - мой лучший друг!
        - Мр-р... тысячи три лет назад я бы многое отдал, чтобы это услышать! Эх, где моя молодость?!
        - Да? - неожиданно насупилась я. - Хочешь сказать, что сейчас тебе все равно?!
        - Конечно, нет, - он блаженно сощурился и вязким киселем стек сквозь мои пальцы, после чего снова собрался в комок и взмыл вверх, плавно опустившись на прежнее место. - Разумеется, нет. Я бы многое отдал, чтобы снова вернуться в свое тело. И ничего бы не пожалел, если бы это могло все исправить. Особенно то, что столько лет провел с одной нерачительной хозяйкой, у которой хватило совести отпустить меня на волю, да еще и радоваться этому факту, будто собственной свободе! Я ведь теперь имею полное право не откликаться на зов, как раньше! Понимаешь ты это? И могу уйти, не дожидаясь твоего разрешения! Это ли не форменная глупость с твоей стороны? Кстати, запомни: я теперь и днем могу тебе надоедать. Заклятия-то нет! Так что готовься - с этого дня покоя тебе не будет ни на минуту!
        Я слабо улыбнулась.
        - Значит, ты останешься со мной?
        - Еще бы, - довольно мурлыкнул призрак. - Кто ж еще в мои три тысячи лет будет так запросто носить меня на руках?!
        Я едва не подавилась от возмущения и поспешно стряхнула это наглое создание на землю, но Рум оказался проворнее - с тихим смехом рванулся ввысь, где закрутил совершенно безумную спираль, рассыпался целым ворохом огненных искорок, а потом снова собрался в облачко и стремглав спикировал обратно, едва не врезавшись в мой нос.
        - А знаешь, почему еще, Трис? - с улыбкой осведомился он, зависнув у меня перед глазами.
        Я сердито засопела.
        - Нет.
        - Потому что, глупенькая, я тоже тебя люблю. Маленькая, наивная, прекрасная моя девочка... ты вернула меня к жизни, Беатрис Ас Илт Миисса. Дала новую надежду. Спасла меня от вещи, гораздо более страшной, чем смерть. Спасибо тебе за это.
        Моей щеки коснулось легчайшее дуновение теплого ветерка.
        - А сейчас мне пора - пребывание в этом мире все еще отбирает уйму сил. Да и время мне нужно, чтобы понять, кем же я все-таки стал. Позови, когда понадоблюсь. Теперь можно просто по имени. Пока, Трис. Будь осторожна.
        И, прежде чем я успела опомниться, он с загадочной улыбкой растаял в воздухе, осыпав меня щедрой россыпью золотистой пыльцы и заставив изумленно разинуть рот. Ничего себе! Прежде он никогда не уходил ТАК красиво. С воплями, с руганью, с сердитым сопением - да, бывало, потому что раньше это происходило по острой необходимости. Точнее, из-за дурацкого заклятия, вынуждающего его возвращаться в свой мир с каждым новым рассветом. Но на этот раз Рум сумел сделать это мягко, плавно и совершенно бесшумно. Кажется, дарованная свобода действительно сделала его более покладистым?
        Я тихо рассмеялась, радуясь неизвестно чему. Еще какое-то время посидела, вслушиваясь в звуки ночного леса и мечтая ни о чем, но потом спохватилась и торопливо поднялась: спать когда-нибудь надо даже мне. Время-то позднее, луна, опять же, может выползти не вовремя. Тем более, завтра снова рано вставать (Ширра непременно разбудит с рассветом!), а мы и так потратили слишком много времени, чтобы угомонить моего строптивого, неуравновешенного, слегка взбалмошного духа, который еще "не до конца разобрался в себе".
        Не знаю, что будет, когда он все-таки в этом "разберется", но боюсь, что в любом случае о мирной жизни можно забыть - Ширра, как я поняла по его мстительному взгляду, никогда не простит сегодняшних ран. А Рум, насколько я успела узнать, наверняка найдет способ, как заставить его об этом пожалеть. Полагаю, он и в прошлом был не слишком покладист, раз сумел даже в посмертии выцарапать себе какие-то условия, а теперь, когда наложились прожитые рядом со мной годы, да еще добавится характер из его прошлой жизни... явно не самый мирный, судя по сегодняшнему фейерверку... не знаю, не знаю. В любом случае, имеет смысл хорошенько выспаться, потому что завтра утром меня никто не пожалеет - поднимут ни свет ни заря, изверги, и даже не посочувствуют. А еще потому, что (гарантию даю!) завтрашний день будет не менее сложным, чем сегодняшний. И все последующие, судя по всему, тоже. Думается мне, нам еще не раз придется разнимать этих упрямцев и спасать друг от друга, потому что Рум всегда был бойким на язычок и не упускал случая пустить его в ход (наверняка ушел к себе сегодня лишь для того, чтобы проверить, на
что теперь стал годен, или я не знаю Рума!), а скорр вряд ли будет терпеть его наглые инсинуации. При том, что первый неотрывно постарается держаться рядом со мной, как привык, а второй, будучи существом крайне ревнивым, наверняка приложит все усилия, чтобы не позволить этому случиться. Теперь представьте, что между этих двух "огней" предстоит оказаться вам, в лесу, среди болот, рядом с голодными упырями и всякой нежитью. Потом подумайте и прикиньте, как "весело" будет ехать в такой компании несколько долгих недель. Прикиньте возможные способы, как угомонить их обоих. Придите в ужас от мысли, что, кроме вас, этим заняться совершенно некому.
        И вот тогда поймете, почему мне вдруг стало резко не до веселья!!

4.
        - ПО-О-ОДЪЕ-Е-М!!! - взвыло что-то неподалеку, и я суматошно подхватилась, со сна еще не сразу разобравшись, что к чему, но уже готовясь к самому страшному.
        А? Что? Где? Неужели упыри, наконец, напали?!
        - Вставайте, лежебоки! Все на свете проспите! Поднимайтесь!!.. - истошно верещал почти невидимый на солнце золотистый комочек, бешеной молнией носясь над поляной. - Живо! Пора в дорогу, а вы все еще дрыхните! Сони! Лентяи! Да я в ваши годы...
        У меня вытянулось лицо. И было отчего! Небо только-только посветлело, солнце чуть подкрасило верхушки деревьев, понизу еще неохотно стелется вязкий туман, а роса даже не просохла! Лесные птицы сонно зевают на своих ветках, звери сладко дремлют в берлогах, я вообще лишь недавно нормально уснула, потому что слишком перенервничала вчера, а этот несносный гад орет над ухом, словно резаный, потому что ему, видите ли сон не нужен!!
        - По-о-дъе-е-м!!!
        Неподалеку от меня кто-то недовольно заворчал, натягивая на голову полу плаща, эльфы, будто не спали, дружно воткнули в наглеца ясные взгляды, стремительно наполняющиеся раздражением, однако все же сели, стряхивая с плечей мокрые капельки. У меня невольно вырвался душераздирающий стон. А Лех, не открывая глаз, принялся нашаривать что-нибудь поувесистее, чтобы раз и навсегда пришибить голосистого призрака, вздумавшего шутить с утра пораньше. Хорошо, Ширры не было - умчался по своим непонятным делам, не то вредному духу точно бы не поздоровилось.
        - Вставайте, вставайте, вставайте! - забубнил Рум, витая над гневно рычащими воинами. - Хватит валяться! Пора вставать и сиять!
        - Эй!! - сердито рыкнула я. - Ты что тут делаешь в такую рань?!!
        - Доброе утро, Трис, - бодро поздоровался призрак, с удовлетворением оглядывая всполошившийся лагерь. - Как спалось? Как настроение?
        - Хорошее было! Пока ты не пришел!
        - А что не так? - неискренне удивился призрак, не замечая, как в дальних кустах злорадно сверкнули два хищно прищуренных золотых глаза. - Чего я сделал-то? Подумаешь, встряхнулись! Ну, глазки пораньше открыли. Ну, поспали чуток поменьше..
        - его вдруг начало незаметно относить в сторону, будто подуло легким ветерком. - Это ж только на пользу! Знаешь, как со сна у некоторых морды опухают? Я ж о вам заботился! Всю ночь караулил, глаз не сомкнул, все для людей... ой! Ай! У-уй!! Что происходит?! Трис, меня куда-то тащит! Мама! Спасите-помогите!! Три-и-ис...
        Я мстительно проводила глазами отчаянно заверещавшего призрака, которого и в самом деле весьма ощутимо сдувало подальше от поляны. Он извивался, хватал ручками воздух, пытаясь удержаться, но тщетно - невидимый благодетель упорно вытеснял перепугавшегося духа прочь.
        - Трис!!! Что ты делаешь?!!
        - Это не я, - бодро известила я Рума.
        - Как, не ты?!! Что тогда происходит?!! Трис!! Я не хочу-у-у... спаси-и-и мен-я-я!
        - Спасибо, Ширра, - облегченно вздохнул Лех, когда кувыркающийся и истошно вопящий комочек отнесло шагов за двести, оставив беспомощно витать над верхушками деревьев. Почти сразу за моей спиной кто-то тихонько фыркнул, и тут мне стало понятно, отчего маленький задира оказался не у дел: кажется, загадочное заклятие сработало очень четко. Как раз за двести шагов, чтобы истошные Румовы вопли не могли донестись до величественного скорра, оскорбляя его королевское достоинство. Вчера, правда, мое присутствие этому помешало, но сегодня, когда вредный дух не успел уцепиться за мою шею, его ничто не спасло, и Ширра не преминул этим воспользоваться.
        Обернувшись, я без удивления взглянула на усатую морду: тигр казался очень довольным и сытым. Может, перекусить успел, пока мы спали. А может, эта небольшая пакость подняла ему настроение. Как бы то ни было, он с видимым удовольствием покосился на сердито мечущегося поодаль призрака, который, судя по активным телодвижениям и едва слышимому писку, отчаянно ругался, жестикулировал, красноречиво поясняя, каким именно образом потом отмстит коварному зверю, однако поделать ничего не мог - заклятие не пускало. А мы его почти не слышали... к счастью, потому что внушительный набор эпитетов, изрыгаемый маленькой глоткой, наверняка был весьма далек от вежливых заверений в дружбе.
        Мне даже смотреть на него не требовалось, чтобы понять, в какую ярость пришел Рум от этой неожиданной неприятности. И теперь громко изливал свое возмущение молчаливым соснам и елям. Грозил Ширре кулаком, яростно пинал воздух, беспрестанно пытался вернуться... но каждый раз натыкался на невидимую преграду и с проклятиями отлетал на прежнюю дистанцию. Бедняжка.
        - Уф, - отряхнулся со сна Рес. - Наконец-то, я хоть поем спокойно. Ох, и достал меня твой приятель, Трис!
        Я покаянно вздохнула.
        - Простите. Иногда он действительно бывает несносным.
        - Одно хорошо, - заметил Лех, отирая мокрое от росы лицо и краем глаза следя за кульбитами Рума. - Пока Ширра рядом, этот гаденыш не посмеет испортить нам аппетит. Шиалл, у нас с вечера что-то осталось?
        Эльф кивнул.
        - Отлично. Трис, вставай и присоединяйся, потому что сегодня больше привалов не будет - впереди болота. А значит, нам кровь из носу надо попасть в Торрот до завтрашней ночи.
        - Торрот - это ваш форт?
        - Да. Ближайший к Кроголину и самый дальний от Пустошей. Но нам все равно придется в него зайти, чтобы не рисковать рядом с топью. Есть тут, конечно, и заставы помельче, но там и для своих не всегда хватает места. Поэтому не будем испытывать судьбу: лучше поторопимся сейчас, чем потом узнаем, что шли зря.
        - Неужели здесь так много ваших? - удивленно обернулась я. - Или в Патруле народу стало - не протолкнуться, раз вы все не помещаетесь на обычных заставах?
        - Народу как раз немного, - неожиданно помрачнел Лех. - И с каждым годом, кажется, все меньше... но дело в другом: просто местность здесь прочесывать приходится целиком, а это занимает уйму времени и сил, так что порой бывает и переночевать негде, кроме промежуточных застав. Их никогда не делали большими - так, на один-два гнотта. Редко больше. Да ты сама скоро поймешь, что иного и не требуется - лишь перетерпеть ночь, оборонится от нежити, если застанет врасплох, а потом уйти дальше по маршруту.
        Наскоро умывшись, я подсела к костру и непонимающе нахмурилась.
        - Хочешь сказать, что на самом деле ваши хваленые заставы - это всего лишь охотничьи домики? Маленькие и беззащитные?
        - Нет. Скорее, это вороньи гнезда, где удобно укрыться и откуда отлично просматривается вся округа. Нежить-то шустрая стала в последние годы - подкрадывается по ночам, таится, иногда по нескольку стай собирается, чтобы стащить нас оттуда. Вампиры вообще кланами охотятся, так что впятером, да на голой земле, не больно-то повоюешь. Приходится забираться на деревья, огораживаться осиной, готовить огонь, который они, к счастью, на дух не переносят, да стеречь до утра, чтобы не сожрали заживо. Мы ведь - не армия, Трис. Наша задача - вовремя обнаружить лежку и как можно скорее отписать в форт, а уже оттуда мощная дружина придет. Зачистит и сожжет то, что можно. Тогда как нас в том месте уже давно не будет. Понимаешь?
        - То есть, вы на самом деле - как разведчики? - уточнила я. - Пришли, заметили, где и что, если потребовалось - кого зашибли, а потом дальше пошли?
        - Почти, - хмыкнул Крот, привычно возясь с костром. - Если упырей немного, то справляемся сами (чего зря людей поднимать?), а в форт только отчет потом передаем. А вот если целое гнездо или выводок находим, который своими силами не взять, то ставим магическую метку поблизости и уходим до ночи, потому что связываться с несколькими десятками кровососов гноттам не с руки. Да и не нужно - до каждого из фортов не больше недели пути в любую сторону. А заставы используем лишь для того, чтобы нас тут не перебили поодиночке. Пришел, переночевал, отбился и ушел на новое место. Проблема только в том, что мертвяки, как кочевники - сегодня здесь, завтра там... все время приходится искать и добивать, пока не пробрались к городам. Вот мы и ищем, где граница была нарушена, а потом отлавливаем, как диких зверей, чтобы народ зря не пугали.
        - Надо же, - я покачала головой. - А мне всегда казалось, вы тут воюете одни против целой армии нежити, в одиночку бросаетесь в толпу упырей с гордо поднятой головой... столько слухов про ваш Патруль ходит, что прямо не знаешь, чему верить. А вы, оказывается, как шпионы в тылу врага - тихо и незаметно приходите, делаете свое черное дело, а потом так же незаметно исчезаете, оставив после себя след для идущей по пятам настоящей армии. И, пока по этому следу остальные громят мертвяков, идете и ищете дальше, как жадный гном - несметные сокровища.
        - Кхе, - неловко кашлянул Лех от моих обобщений. - В общем, все верно, только...
        - Нет-нет, я не в упрек, - поспешила я пояснить свою мысль. - Просто все оказалось гораздо сложнее, чем мне казалось. Ведь одно дело, когда у тебя в кармане лежит какой-нибудь могучий жезл, исторгающий молнии, который всегда можно взять и испепелить злыдня, пока не опомнился. Или когда есть в закромах несметная сила, чудесные мечи, зачарованные доспехи. Но у вас, я так понимаю, из магических штук только эти... как их?.. метки, правильно? А во всем остальном приходится полагаться исключительно на себя?
        - Верно.
        - Тогда мой вам поклон, - совершенно серьезно сказала я, оглядывая слегка растерянные лица Патрульных. - Потому что бродить впятером по здешним дебрям, каждый миг рискуя нарваться на нежить, это не всякому под силу. Ночевать без крыши над головой, ждать ежечасно прихода гостей, отбиваться чем придется, потому что с магами у нас во все века было слишком туго, но при этом знать, что ваша война никогда не закончится... честно слово, парни, я поражена. Беллри, прости, что назвала тебя болваном: вас, долгоживущих, здесь вообще могло бы не быть, потому что прямой угрозы для ваших лесов от Приграничья нет. Однако вы все-таки здесь, точно так же рискуете, как люди, боретесь, сражаетесь столько веков... Шиалл, и ты извини. Я только сейчас поняла, насколько вы самоотверженны и как преданы гнотту. Вы удивительные, правда, не смотря на то, что остроухие. И я искренне рада тому, что мы встретились.
        Эльфы, неловко поерзав, быстро кивнули, и мне стало гораздо легче оттого, что они не держат обиды. Все-таки я не единожды их задела, намеренно и даже больно, а они и не возразили толком. Ну, самый первый раз я не считаю - мы тогда все здорово отличились. Да-да, и я в том числе. А теперь... что еще я могла сделать? Только улыбнуться и с облегчением признать, что действительно попала в хорошие руки. Пусть даже такие мягкие и холеные, как у них.
        Ширра, послушав и ненадолго задумавшись, вдруг тоже тихонько заурчал: то ли согласился, то ли одобрил мой поступок. Я не поняла. Зато Беллри отчего-то смущенно потупился и слегка зарделся, а Шиалл вовсе пропел нечто непонятное на своем наречии. На что тигр величаво кивнул, бесшумно подошел своим удивительно мягким шагом, деловито обнюхал мой рукав и улегся рядом, пощекотав шерстинками ладонь.
        Крот с Ресом, переглянувшись, дружно хмыкнули.
        - Трис, ты только не думай, что остроухие - все поголовно такие благородные и вежливые. Это наши почти с десяток лет рядом с людьми толкутся, и то, только потому, что Лех им когда-то шкуры спас. Вот и привыкли немного, пообтерлись, повадки сменили... гм, слегка. Но большинство их родичей до сих пор старательно держатся в стороне. Свою часть Границы охраняют, правда. На чужое не зарятся, в наши проблемы не вникают, но постоянно следят, чтобы ни мы, ни гномы за черту не переступали. У нас с ними почти как с нежитью - встретимся издалека, раскланяемся, да мимо пройдем. За о-очень редким исключением. А Беллри с Шиаллом - чуть не единственные, кто в наши форты заходит. Про них весь Патруль знает, а Лех... ну, сама понимаешь, как должны относиться к смертному, у которого в подчинении имеется сразу двое эльфов.
        - Не в подчинении, - мягко поправил Беллри. - А просто по долгу жизни. Пока до конца не отдадим, останемся с вами. Таковы наши законы.
        - А мне без разницы, - отмахнулся Рес. - Главное, что спину мне прикрываете, и я могу спокойно спать, зная, что каждый миг оглядываться и проверять вас не надо. Что же касается долга... по мне, так в нашем деле благодарить каждый раз за спасение своей шкуры - все равно, что раскланиваться после каждого слова. Дурость, одним словом! Потому что сегодня ты кого-то из-под чужого когтя выдернешь, завтра тебя... для чего тогда считаться?
        - Согласен, - лениво кивнул Крот.
        На что Беллри только улыбнулся и повторил:
        - У нас свои законы, брат. И тут не о чем спорить.
        - Да-да, мы уже поняли, что доказывать бесполезно. Но не думай, что это кого-то расстраивает!
        - То есть, - невольно заинтересовалась я. - Беллри, ты хочешь сказать, что пока не спасете в ответ Леху жизнь, вы останетесь в гнотте? Зуб за зуб, око за око? Так, что ли?
        - Точно, - хохотнул Рес. - Ты абсолютно права! Но видишь ли, в чем дело: у нас, почитай, каждый день кто-то кому-то спасает шкуру. Работа такая, и тут ничего не попишешь. Так что наши остроухие друзья могут мечтать о возвращении домой сколько угодно, но на самом деле они никогда отсюда не уйдут. Хотя, если посчитать, то мы задолжали им ровно столько же, сколько и они нам. Да только ушастые - это ж такой народ...
        - Осторожнее, Рес, - нехорошо улыбнулся Шиалл, опасно сузив глаза.
        - Да-да, прости: забылся. Так вот. Остроухие - это ж такой народ, что переупрямить их могут только гномы. Коли решили, что останутся долг свой дурацкий... в смысле, пожизненный... отрабатывать, то будут, хоть ты тресни. Даже Лех переубедить не смог, представляешь?
        Я перевела удивленный взгляд на Леха, но тот согласно кивнул.
        - Совершенно верно. Им временами хоть в лоб, хоть по лбу... Беллри, не дергайся, это присказка такая. Никто тебя дубиной по башке бить не будет.
        - Да и зачем? - тихонько хохотнул Рес. - Они все равно только пожмут плечами и спросят: где это стучат?..
        Шиалл неожиданно так быстро махнул рукой, что я не сразу поняла, в чем дело. Но Рес, тихо ойкнув, вдруг схватился за ухо и болезненно скривился, а ему под ноги упало что-то маленькое, колючее и шершавое. Как оказалось, шишка, которую стремительный эльф успел где-то подобрать и удивительно метко бросить. Ага. Кажется, развеселившийся Патрульный подзабыл, насколько у бессмертных хороший слух. И зря - острый кончик соснового плода едва не отрезал ему мочку.
        - Мать твою... больно же! Шиалл, что за шутки?! Ты меня едва без уха не оставил!
        - Ну, не оставил же, - равнодушно отозвался эльф.
        - Вот гад! Лех, ты слышал?!!
        - Так тебе и надо, - невозмутимо кивнул Лех, ничуть не озаботившись проблемами напарника. - В следующий раз он тебе вовсе язык отрежет, а то больно длинный стал. Скажи спасибо, что он хотя бы предупредил - некоторые сразу стрелу пускают и не беспокоятся о таких мелочах, как чья-то глупая жизнь. Сам знаешь, что за это полагается по их этикету.
        - Знаю. С-с-спасибо, что напомнил... - прошипел Рес, остервенело растирая покрасневшее ухо. - Делаешь людям добро, делаешь... думаешь, что совсем нормальными стали, а они тебе потом... за какое-то паршивое слово... зараза! Не мог поосторожнее?!
        Шиалл только пожал плечами и отвернулся, одновременно пряча в ножны нож, который тоже каким-то чудом успел вытащить. Беллри недобро покосился, Крот понимающе хмыкнув, вполголоса припомнив пару случаев, когда за подобное оскорбление эльфы не утруждали себя даже выслушиванием нелепых оправданий. А я, внезапно проникнувшись, принялась торопливо подсчитывать в уме, сколько раз за все время успела приласкать их "ушастыми". Подумала. Подсчитала. После чего пришла в ужас, поскольку вместо приемлемых цифр выходило нечто невообразимое, и от осознания этого меня, признаться, слегка тряхнуло. Но, хвала Двуединому, близость Ширры все еще служила отличным прикрытием: эльфы меня ни разу не то что не задели, а даже виду не подали, что вообще услышали.
        Боже! Неужто они его ТАК боятся?!
        Ой-ой-ой. А не получится ли так, что после того, как Ширра уйдет, Беллри мне все это припомнит? Не получится ли, что, не будучи больше связанными обещанием, они потом придут ко мне с претензиями?
        Я осторожно покосилась на мохнатого "соседа", однако тот даже не пошевелился. Казалось, вообще не заметил этой небольшой размолвки в гнотте. А уж о моих переживаниях просто понятия не имел, хотя, насколько я успела понять, должен отлично все почувствовать. Пришлось наклониться и почесать его за ухом, благодаря и спрашивая одновременно, но и тогда мне лишь достался лукавый взгляд из-под опущенных ресниц и тихое урчание в ответ. Вот так. Как хочешь, так и понимай.
        Я неслышно вздохнула.
        - Ладно, собирайтесь, - поднялся со вздохом и Лех. - Идти еще далеко, а время-то не ждет. До ночи придется здорово поспешить, чтобы не натолкнуться на местных живчиков. Трис, ты выдержишь двое суток без привалов?
        - Куда ж я денусь?
        Он испытующе посмотрел, словно сомневаясь в моей искренности, но очень быстро отвел взгляд: и правда, чего спрашивать, когда мне все равно придется выдержать, если, конечно, я хочу добраться до своих гор? Выдержу. Я все выдержу, если надо. Потом, разумеется, буду мозоли на ягодицах сводить и еще долго морщиться, забираясь в седло. Но чего только не сделаешь ради себя, любимой?
        Я спокойно выдержала этот взгляд, постаравшись ничем не показать своих опасений, затем он так же молча кивнул и ушел собирать вещи, пока остальные возились с костром, лошадьми и дорожным скарбом. После чего на некоторое время в лагере воцарилась здоровая деловая суета, где каждому нашлось свое занятие, а разговоры ненадолго прекратились. И лишь когда Лех решительно двинулся прочь, эльфы молча последовали за ним, а Ширра величественно поднялся, обозревая окрестности, я вдруг вспомнила об еще более страшных последствиях этого утра и, аж подпрыгнув от дикой догадки, поспешно заозиралась. А потом и вовсе спала с лица, поняв, что все это время рядом с нами было подозрительно тихо и спокойно. Прямо-таки ненормально мирно. Просто потому, что основной источник моего раздражения так и болтался где-то за пределами видимости. Тогда как я самым неприличным образом забыла о нем!
        Проморгала!! Прохлопала ушами и ни разу не вспомнила, пока сидела за завтраком!!
        И знаете, что это значит?
        Что у меня внезапно появились ОГРОМНЫЕ проблемы!!
        Я оказалась права - Рум страшно обиделся. Да не просто обиделся, а самым настоящим образом НАДУЛСЯ! Во-первых, сделался невидимым, как всегда, когда хотел показать свое возмущение. Во-вторых, перестал отзываться на свое имя. В-третьих, нарочито держался поблизости, но так, чтобы и я его не достала, и Ширра, если приблизится, не успеет сделать ему "хлоп". Иными словами, парил где-то возле моего левого уха, наслаждаясь полнейшей безнаказанностью, и монотонно, глухо, без всякого выражения бубнил:
        - Трис, Трис, Трис, Трис...
        О, как я ненавижу, когда он так делает!!
        Ни словечка в ответ, ни косого взгляда на робкое "извини", ни знака, ни весточки - без конца только это ужасное "Трис", от которого меня просто передергивало. Но уРум
        Рум всегда заводил эту унылую песню, когда желал меня наказать, неизменно играл в молчанку, красноречиво показывая, насколько сильно его, белого и пушистого, задело мое некрасивое поведение. И, поскольку ничем иным насолить он не мог, то принимался использовать свое невесомое положение так, как получалось: доводил меня до исступления какой-нибудь дурацкой фразочкой, которую начинал бесконечно повторять. Причем не просто так, а ровным, бесстрастным голосом, без всякого выражения и намека на эмоции, тихо, но так, чтобы я точно услышала. И длиться эта пытка могла целый день. Вернее, целую ночь, поскольку прежде он мог появляться лишь в это время суток. Причем, не когда попало, а исключительно в лунные ночи. И в этом свете мне, можно сказать, еще везло. А теперь, когда я сама его освободила, когда позволила являться в любое время и оставаться сколько угодно, когда мы так страшно его обидели, настойчиво игнорировав все долгое утро... спаси и сохрани меня Двуединый!
        И это при том, что теперь его нудный голос слышала только я!!!
        Я мысленно застонала, с надеждой озираясь по сторонам в поисках спасения. Но тщетно: вокруг были только кусты и деревья, деревья и кусты. Шумящие зеленые кроны над головой, от мелькания которых уже рябит в глазах, яркое солнце в прозрачной вышине, клочья паутины, так и норовящие прилипнуть на лицо, звериные тропки, сменяющие одна другую, полное отсутствие нормальной дороги (Лех отчего-то решил, что топать среди буреломов с конями в поводу будет лучше, чем если бы вышли на нормальный тракт, которым пользуются караваны и все умные люди!). А еще тут царит исключительнейшая глухомань, в которой не только голоса человеческого не слышно, но даже Ширра снова куда-то запропастился и оставил меня один на один с этим маленьким, вредным, коварным, страшно обидчивым существом, которое только однажды, в полузабытом сне, вело себя так, как и полагается приличному мужчине, а все остальное время валяло дурака и старательно делало вид, что ничего иного не помнит!
        Да, сперва я чувствовала себя виноватой, потому что действительно бессовестно забыла о нем и вспомнила слишком поздно. Потому что предпочла ему общество Леха и его побратимов. Потому что поддержала Ширру тогда, когда должна была умело погасить конфликт еще в зародыше. Ему было, на что обижаться. Но ведь всему есть предел! Сколько можно нервы мне трепать?! Тем более, зная, насколько я этого не люблю! А он, будто специально, то отлетает подальше, даря надежду на избавление, то потом вновь возвращается и с новой силой начинает бурчать, от чего меня не просто передергивало, а самым натуральным образом бросало в дрожь.
        - Трис, Трис, Трис... - опять забубнило над ухом.
        - Хватит, перестань, - наконец, шепотом взмолилась я. - Рум, пожалуйста, не доводи до греха!
        - Трис, Трис, Трис...
        Нет, это ужасно! Сил никаких нет терпеть! Три часа кряду!! Хоть ложись и помирай прямо тут, под копытами у лошадей! Никакого спасу от него!!
        - Рум!
        - Беатрис, Беатрис, Беатрис...
        Я тихо взвыла и схватилась за голову: ненавижу, ненавижу, ненавижу, когда он так делает!!! Знает же, что я терпеть этого не могу!! Все знает, маленький негодник, а все равно утверждает, что мое настоящее имя именно такое! И напоминает при каждом удобном случае! Особенно как сейчас, когда я и так уже на грани, готовая выловить его при первой же возможности и от души оттрепать его невидимую холку!
        - Трис, что случилось? - увидев мое зверское лицо, осторожно поинтересовался Лех.
        - Случилось, случилось, случилось... - эхом зазвенело у мен в голове.
        Я тихо зашипела, сжимая кулаки.
        - Ничего. Просто я кого-то сейчас убью!
        Вот теперь обернулись все: даже Крот, незаметно коснувшись рукоятей ножей, соизволил поднять голову, Рес странно пожевал губами, а эльфы вовсе зашарили глазами по окрестностям, выискивая возможного недоброжелателя. Откуда им было знать, что этот самый "доброжелатель" совсем рядом! Вон, висит где-то над сосной и мстительно бурчит, отлично зная, что никто, кроме меня, не услышит!! И как я им все объясню? Думаете мне поверят?! Ну да, а потом еще пальцем у виска покрутят!
        - Трис? - слегка обеспокоился Лех.
        Я отрицательно мотнула головой и покрепче сжала зубы, чтобы не разразиться непечатной тирадой прямо здесь, у них на глазах, грозя прослыть не только странной, но еще и буйной. Сомкнула губы, как капканом, насупилась, незаметно выискивая мелкого стервеца, и прибавила шагу, надеясь, что найду в себе силы выдержать этот кошмар. Не помогло: вредный дух так и вился над головой, осыпая меня бесконечными повторениями каждого слова, что только было произнесено вслух. Истерзал мое имя, измучил этой монотонностью, довел до белого каления и вообще, едва не вызвал самопроизвольное возгорание.
        Я уже не могла не злиться на непролазные дебри, куда мы забрались по милости Леха. Вызверилась на надоедливую паутину, от которой не было спасения. Остервенело сдирала ее с плеч, стараясь не слишком материться, чтобы несносный Рум не начал повторять еще и это. На упрямую скотину за спиной не смогла спокойно смотреть, когда та временами начинала пятиться от очередной чащи и мотать глупой башкой... в общем, в скором времени меня начало раздражать абсолютно ВСЕ. Деревья, кусты, отсутствие нормальной дороги, крохотные ямки, так не вовремя попадающиеся под ноги, непонятливое копытное, тащащееся следом и без конца норовящее дернуть за повод посильнее, яркое солнце, назойливая мошкара, болезненно ясное небо, пение птиц... я просто кипела изнутри, как передержанный на огне чайник, и молча молилась Двуединому, чтобы не сорваться. Но, поскольку дневного привала не планировалось, ни малейшей передышки ждать не следовало, а Рум не переставал делать гадости, то одна только мысль о том, что придется терпеть эти издевательства до самой ночи, приводила меня в настоящее бешенство.
        И скрыть его, увы, полностью не удавалось.
        Уставшую кобылу у меня, в конце концов, вежливо изъяли: Лех, кажется, все-таки почуял неладное, начал оглядываться все чаще, смотрел все пристальнее, а потом и вовсе предпочел забрать повод из моего судорожно сжатого кулака, пока я не натворила бед. У чувствительных эльфов тоже зрело справедливое беспокойство касательно моего состояния. Кажется, ушастые решили, что полный дневной переход послужил тому печальной причиной (то бишь, что я скоро умру у них на руках от усталости и дикого истощения), а потому я довольно скоро обнаружила, что иду между Шиаллом и Беллри, а Рес с Кротом грамотно прикрывают нам спины. Все четверо, повинуясь незаметному знаку своего главного, старательно следили, чтобы я не споткнулась и не упала, чтобы не потеряла ненароком сознание и не сбила себе ножки, не измучилась вконец и не сдалась им на милость. И все бы ничего, но еще эти горе-опекуны умудрились сделать все так, что мне даже в столь расстроенном состоянии чувств удалось это заметить.
        Можете себе представить, КАК это меня взбесило?!!!
        Р-р-р-р-р!!!
        Достаточно сказать, что весь оставшийся путь они держались от меня на почтительном расстоянии, страшась не то что помощь предложить, а даже рот лишний раз раскрыть! И это хор-р-ошо, потому что призрачный негодник еще ни разу не упустил случая поповторять за кем-то из них нечаянно обороненное слово. А теперь у него такой возможности не стало! И это была моя маленькая победа в невидимой, молчаливой, но напряженной и крайне взрывоопасной борьбе, о которой никто из присутствующих не подозревал, но где каждый из нас был полностью уверен в собственной правоте.
        Не знаю, чем бы закончился этот сложный день: зверским убийством моего, и без того мертвого духа, нервным срывом, кровавым безумием или просто красивым обмороком, но Двуединый не позволил случиться непоправимому. Послал мне к ночи блаженное избавление и дал скудную возможность передохнуть - в тот момент, когда я буквально была готова рвать и метать, откуда-то из-за деревьев легконогой тенью вынырнул громадный черный зверь и, оскалившись, внятно рыкнул.
        - Ширра! - жалобно простонала я, плавно оседая на траву.
        - Ши-и-и-р-р-а?! - гневно вскинулся невидимый дух, неумолимо оттесненный в сторону древним заклятием. - Не смей!! Стой на месте, гад!! Сто-о-й!!
        Тигр хищно сузил глаза, безошибочно разглядев источник моих мучений, не смотря на всю его маскировку, гигантским скачком приблизился, яростно зашипел, едва на заставив эльфов шарахнуться прочь, и, прежде чем Рум успел отлететь на безопасное расстояние, ласково потерся щекой о мою ладонь.
        Хлоп!
        - А-у-у-у!!!.. - донесся сверху обиженный вопль, и в моей голове настала блаженная тишина.
        - Шр-р-р! - сердито рявкнул в ответ тигр, явно желая ему счастливого пути, а я облегченно вздохнула: ну, наконец-то! Хоть какое-то время без этого нудного "Трис, Трис", хоть немного передохну, а этот стервец, может, задумается над своим поведением и поймет, что у меня, кроме него, теперь есть друзья, которым я тоже должна время от времени уделять внимание. Причем, не меньше, чем ему самому! Эгоист несчастный! Жадина!
        Люди, впервые за день услышав голос Рума, дружно вздрогнули от неожиданности, поежились от прозвучавшего в нем отчаяния и ошарашено заозирались, выискивая маленького гаденыша. И только Беллри с Шиаллом, быстро всех сообразившие, что к чему, успокоено прикрыли веки: вот теперь, кажется, они начали понимать причину моего недавнего рычания.
        - Спасибо, Ширра, - измученно прошептала я, зарываясь пальцами в густую шерсть и позволяя ему безнаказанно облизывать мой нос. - Спасибо, родной. Я чуть с ума с ним не сошла, выслушивая все это в одиночку. Думала, кого-нибудь покусаю. Целый день... как заведенный... без конца и края... и никто не слышит это чудовище, кроме меня... спасибо. Не уходи сегодня, ладно? Побудь немного, хотя бы до утра, чтобы я смогла заснуть. Пожалуйста?
        Ширра сердито фыркнул, выразительно покосившись на эльфов, но какой с них спрос? Откуда они могли знать про то, что Рум с рассветом никуда не делся? Да и, если честно, что бы они сделали, если бы знали?
        Беллри покаянно вздохнул.
        - Прости, Трис, я даже подумать не мог, что он будет бодрствовать днем и сможет остаться незамеченным.
        - Я тоже, - вздохнула я, поднимаясь, но упорно держась за ворчащего тигра.
        - Так ты поэтому...?
        - Конечно. Неужто вы решили, что я жалкие пару дней не смогу провести на ногах и сомлею, как благородная барышня при виде капельки крови?
        Эльфы сконфуженно переглянулись.
        - Ну... нет.
        - Тут недалеко осталось, - примиряюще сказал Лех, сгладив неловкость. - Всего пару сотен шагов южнее будет наша застава. Если, конечно, ее еще никто не занял.
        Ширра тихонько рыкнул.
        - Не занял, - немедленно перевел Шиалл. - Там совершенно чисто и нежити в округе тоже нет. Можно спокойно занимать.
        Я удивленно обернулась.
        - Ширра, ты что, поэтому уходил так надолго? Мосты наводил? Нежить вынюхивал? Упырей разгонял по округе?
        Тигр забавно сморщил нос и оглушительно чихнул, после чего цапнул меня за руку и, осторожно сомкнув челюсти, нетерпеливо потащил куда-то в чащу, которая из-за сгущающихся сумерек стала выглядеть совсем недоброй и чужой.
        - Пошли, - покорно вздохнул Беллри, успокаивая нервно всхрапнувших лошадей. - Там, где прошел скорр, действительно не осталось ни одного упыря - можно спать спокойно. А если он поблизости еще и охотился, то боюсь, тут на много сотен шагов не осталось зверья крупнее бабочек и стрекоз.
        - Хочешь сказать, он нашел нашу заставу? - недоверчиво переспросил Рес.
        - Да чего там искать? Они их и так все до единой знают.
        Эльф быстро отвернулся и, словно не заметив ошарашенных лиц побратимов, бесшумно шагнул следом за Ширрой, а Патруль, будто примороженный, еще несколько долгих секунд таращился ему в спину, силясь понять то, что все сейчас услышали. И сообразить, заодно, а не пора ли начать опасаться нашего милого, молчаливого, загадочного зверя? Который, как вдруг выясняется, знает очень и очень немало о том, чего ему знать, в общем-то, совсем не положено.

5.
        Обещанная застава, как и говорил Лех, оказалась похожей на воронье гнездо. Даже не совсем гнездо, а скорее, это была крохотная деревянная площадка, устроенная прямо на ветвях раскидистого ясеня, где вполне реально поместиться пятерым неприхотливым путникам, знающим, насколько опасными бывают ночевки вблизи Приграничья. Признаться, тут оказалось довольно высоко: три с половиной человеческих роста от земли. Как раз столько, чтобы и залезть можно, и спрыгнуть без увечий, если станет совсем невмоготу. С боков необычное строение надежно защищено от ветра, снизу от земли его отделяет плотно сколоченный деревянный настил, на котором можно спать, не боясь провалиться в щели. Сверху - густая листва, почти не пропускающая солнечных лучей, умело сплетенные в единое целое ветви, плотная парусина снаружи, а внутри - наверняка сухо, почти тепло и даже есть местечко для удобного ночлега.
        Но расстояние, месторасположение и высота - это еще не все, что использовали Патрули для защиты: вокруг тщательно выверенного пространства около дерева кто-то, в дополнение, еще и заботливо высадил настоящую стену из трепещущих на ветру осин. Причем последних было так много, что мы с немалым трудом продрались сквозь переплетение тонких веток и едва не выкололи себе глаза острыми сучками. Кажется, неведомые строители отлично понимали, что такой частокол даже упырям будет нелегко преодолеть. Особенно с учетом того, что мертвяки страсть как не любили это скромное, податливое и неопасное, в общем-то, дерево. Думаю, если бы не Ширра, я бы ни за что не отыскала в этой чаще крохотного прохода. Полезла бы напролом и наверняка осталась бы с кучей кровоточащих царапин. Но, к счастью, обошлось почти без потерь: крохотная ссадина не предплечье не в счет, да и ту немедленно лизнул мой мохнатый проводник. Там чуточку защипало, но тут же прошло, а к тому времени, когда нас нагнали остальные, от ранки и следа не осталось.
        Подойдя ближе и сумев рассмотреть это странноватое зрелище получше, я невольно уважительно покачала головой: а что? Умно. Действительно разумно, потому что иного способа безопасно скоротать ночь в Приграничье вряд ли можно пожелать. Да и как тут не восхищаться при виде плоского дощатого пола, настеленного прямо на ветвях и старательно закрепленного лианами, веревками и какими-то колышками? Живых зеленых стен, вокруг которых шла небольшая терраса, огороженная невысокими перилами? Совершенно естественной крыши из все тех же веток и листьев, которые будто специально переплелись в этом месте особенно тщательно? И, разумеется, тщательно скрытой за ветвями площадки для наблюдений?
        Заподозрив неладное, я обернулась к бесшумно подошедшим эльфам, и те быстрыми кивками подтвердили: да, без их участия тут не обошлось, и на самом деле этот странный шалаш был создан неповторимой магией бессмертных, что и позволяло ему не просто существовать посреди первозданного леса, но и служить отличной защитой от здешней голодной живности. Полагаю, нежити весьма непросто подобраться к такому "гнезду", окруженного со всех сторон гибельной для упырей осиной, еще сложнее - взобраться по толстому ясеневому стволу под ливнем эльфийских стрел. Ну, и совсем уж невозможно - взлететь на упыриных крыльях, чтобы достать засевший наверху Патруль с воздуха: думается мне, что там и крыша сделала с умыслом, а потому наверняка имела среди своих веток немало осиновых росточков, способных одним только касанием сжечь незадачливого кровососа до костей. Коней, конечно, если вдруг случится нападение, можно потерять, но это - лишь досадная мелочь в сравнении со всем остальным.
        - Ловко! - похвалила я, вдоволь налюбовавшись. - Лех, а мы там поместимся?
        - Ужмемся, - хмыкнул тот и, порывшись в зарослях, выудил откуда-то грубо сколоченную лестницу. - Забирайся. Сама убедишься, что это - вполне безопасно.
        Я смерила расстояние до "шалаша", прикинула, как буду туда влезать под несколькими внимательными взглядами, как буду вихляться на этой хлипкой лесенке, демонстрируя собравшимся свой обтянутый штанами зад, и опасливо отступила.
        - Может, лучше ты?
        - Боишься, Трис? - тут же попытался поддеть Рес.
        - Нет. Просто не хочу первой убедиться в том, что оттуда очень легко свернуть себе шею. И вообще - может, там уже кто-нибудь обосновался?
        - Никого там нет, - добродушно улыбнулся парень. - Если бы кто-то из наших пришел, то поднял бы лестницу, а снаружи, еще на подходе, вывесил бы знак, что тут занято. И вот тогда нам пришлось бы искать другое место для ночлега. Но поскольку ничего этого нет, можно смело занимать.
        Я мрачно покосилась.
        - А я говорю не о людях. Или считаешь, еще не родился упырь, способный преодолеть такое смешное расстояние?
        - Пока, хвала Двуединому, такого не было, - совершенно серьезно отозвался Лех, но под моим скептическим взглядом все-таки перестал настаивать и полез первым. Вдруг, и в самом деле кто-то успел раньше нас?
        Мы молча проследили за тем, как он сноровисто взбирается наверх, как осторожно обходит, принюхиваясь, весь домик, как бесшумно обнажает меч и, готовый ко всему, заглядывает внутрь, ожидая всего, чего угодно, вплоть до нападения целой орды нежити... а потом дружно вздохнули: Лех так же быстро вышел и успокаивающе помахал.
        - Все в порядке.
        - Так-то, - буркнула я, невольно перенимая интонации Рума. - А то взяли за правило - пускать вперед беззащитных женщин и детей. Мол, если бы там оказался упырь, можно успеть подготовиться, а если нет - все равно польза: и прибрать успеют, и разозлиться не смогут, как следует.
        Рес, поняв, к чему я клоню, неслышно хихикнул и стремглав вскарабкался наверх. За ним с многозначительной усмешкой последовал Крот, затем, повинуясь молчаливому взгляду, Шиалл, Беллри... я тихонько вздохнула и неожиданно спохватилась:
        - Эй! А как же Ширра?!
        Сверху на меня уставились сразу четыре недоуменных взгляда.
        - О нем вы забыли?! Ему что, летать прикажете учиться?!
        - Трис, - неловко кашлянул Лех. - Ему тут при всем желании не поместиться: слишком тесно. И так будем друг у друга на головах сидеть и царапать соседям колени. А с ним вообще не влезем.
        Я в затруднении обернулась к тигру.
        - Ширра?
        Но он сам избавил нас от сложностей: насмешливо фыркнув, вдруг упруго подпрыгнул и, нимало не затруднившись, одним обманчиво легким движением оказался наверху, рядом с ошарашено разинувшим ртом Лехом. Аккурат за перилами, где еще оставалось немного места, в отличие от деревянного домика, в который и так народу набилось - немеряно. Но он все равно нашел пятачок для себя, с непередаваемой грацией втиснулся, как-то весь ужался и, хмыкнув совсем по-человечески, таким же плавным движением взлетел еще выше, на самую верхнюю площадку, предназначенную для караульного. Где и улегся с комфортом, свесил могучие лапы и уже оттуда лукаво покосился: дескать, а это видала?
        Я облегченно вздохнула и, убедившись, что больше мне никто не помешает, тихонько выдохнула:
        - Рум?
        Ширра разом прекратил скалиться и возмущенно вскинулся: еще бы, я ведь не зря так старательно от них избавлялась - отлично понимала, что вернуть вредного духа мне никто не позволит. И, в первую очередь, рассерженный его поведением скорр. Так что пришлось изворачиваться, прикидываться дурочкой и трусливой соплюшкой, чтобы они поверили.
        Они поверили. Но зато теперь смотрели сверху с таким укором, что мне даже стало немножко стыдно. Но от навязчивой мысли отказаться не заставили: с Румом обязательно нужно поговорить и все уладить, иначе он потом никому житья не даст. Особенно в таком расстроенном, если не сказать больше, состоянии, в каком его застало появление Ширры. Да и мне ли не знать, что все его ворчание и некрасивое поведение - всего лишь от растерянности? От самой простой тревоги за меня, за себя, за наше будущее? От того, что еще не разобрался в себе и совсем не знает, как теперь себя вести? Приму ли я его другим? Не таким маленьким шалопаем, как раньше? Соглашусь ли видеть рядом с собой совсем иное существо? Вместе с его зубами, крыльями и когтями, от которых самого порой бросает в дрожь?
        Мне эти сомнения слишком хорошо знакомы, чтобы я не увидела за его внешней бравадой этого подленького страха. Просто Рум, будучи существом вспыльчивым и необузданным, не умеет иначе. Просто он слишком испуган, а потому порой может причинить боль, в действительности не желая этого. Кажется, он только-только учится познавать мир заново. И себя познавать в этом мире тоже. А значит, если ему не помочь, мы можем больше никогда не встретиться, а я, если честно, этого совсем не хочу.
        - Рум?
        - Я здесь, - подозрительно тихо шепнуло у самого уха, и кожи снова коснулся легчайший ветерок, подсказавший, что я не ошиблась. - Я веду себя ужасно, да?
        - Есть немного.
        - Ты больше не сердишься?
        - Нет. Иди сюда, нахаленок, хватит прятаться, - невольно улыбнулась я, протягивая руки. И он, немного поколебавшись, все-таки стал видимым. Все такой же маленький, золотистый комочек, на смутно угадывающемся лице которого по-прежнему ярко горели крупные желтые глаза, полные вины и искреннего раскаяния.
        - Может, я схожу с ума, Трис? - печально спросил он. - Может, мне стоит уйти? За этот день я сделал столько дурного, что самому не верится. Вроде и не хотел, вроде бы пообещал себе, что не буду, а все равно... будто кто за язык тянет и заставляет говорить всякие гадости.
        Рум тяжело вздохнул, съеживаясь до размеров медной монетки, но я не дала ему времени на самобичевание - подхватила и спрятала в ладонях, отлично зная, как сильно он переживает.
        - Они на меня злятся? - снова спросил он.
        - Ну, чуть-чуть.
        Еще один тяжкий вздох.
        - А ты ведь не сказала никому, что я рядом. Совсем. Но они все равно хотят меня убить, потому что теперь это слишком очевидно. Смешно, да? Меня уже один раз убивали, а теперь вот, снова... только у них ничего не получится, Трис: я буду жить ровно столько, сколько отмерено тебе. Правда, если ты пожелаешь...
        Я осторожно поднесла руки к лицу, а затем тихонько дунула, заставляя его расправить плечи и поднять голову.
        - Дурачок. Если я сержусь на твои выходки, это совсем не значит, что я тебя ненавижу. Так, злюсь иногда, но потом все равно прощаю.
        - А зря, - невесело улыбнулся дух, все еще пребывая в унынии. - Я и раньше-то с трудом мог держать себя в руках, а теперь, когда обрел память... Иирово пламя! Что мне делать, Трис?!
        - Учиться.
        - Чему?!!
        - Быть собой, - я пожала плечами. - Чему же еще? Раз в тебе сейчас две сущности и два разных сознания, то учись быть не кем-то одним, а единым целым. Часть возьми от того, кем ты был когда-то, часть оставь от того, кем ты стал. О чем-то забудь, что-то отпусти, кого-то прости... помнишь, как ты меня учил лепить новые маски? Вот и представь, что то были всего лишь твои маски. Просто личины, от которых ты легко можешь избавиться, потому что они - ненастоящие.
        - А если они как раз и есть настоящие? - тоскливо посмотрел он. - Что, если ты на самом деле ошибаешься, а я - это не твой хранитель, а злобный враг, который когда-то тебя предал?
        Наверху глухо заворчал Ширра и, не дождавшись от меня никакой реакции, бесшумно спрыгнул на землю. Я быстро свела пальцы, отгораживая Рума от рассерженного тигра.
        - Мы с тобой об этом говорили, - напомнила поспешно. - И, если ты помнишь, уже забыли. Ты - мой друг, которого я уважаю, люблю и не брошу. Что же касается прошлого, то что было, то было. Я тут ничего не изменю. Что могла, то простила. Ну, а об остальном постараюсь вспоминать пореже.
        - Да? А как же он?
        Я снова покосилась на ощетинившегося Ширру и, мгновение помолчав, тихонько призналась:
        - Его я тоже люблю. Но мне совсем не хочется между вами разрываться и делить внимание, как между неразумными детьми. Я не хочу, чтобы вы ругались. И еще больше не хочу, чтобы причиняли друг другу боль. Потому что из-за этого мне тоже становится больно, понимаешь?
        Рум в третий раз тяжело вздохнул и, с явным трудом преодолевая себя, выглянул наружу. Несколько томительных секунд молчал, пристально изучая насторожившегося скорра, покосился на эльфов, которые тоже внимательно наблюдали сверху. Наконец, покачал головой и опустил плечи.
        - Двуединый... когда-то я так мечтал об этом... а теперь вот смотрю и страшно боюсь, что история повторится.
        - Шр-р-р-р? - зловеще прищурился Ширра, нервно дернув хвостом.
        - Молчи, - отмахнулся призрак. - Если бы не риалл, вообще бы не стал с тобой разговаривать. Больно хорошо я вас знаю. И не спорь: сам понимаешь, что только большая удача не дает мне использовать против тебя силу.
        - Шр-р-р!!
        - Хватит, - взмолилась я. - Перестаньте ревновать! Вы, оба!
        - Я не ревную! - немедленно возмутился Рум, моментально разросшись до прежних размеров.
        - Да? Тогда что ты делаешь?!
        - Просто не хочу, чтобы он к тебе прикасался!
        Ширра снова зашипел и сделал шаг навстречу.
        - Ну, все, - решительно тряхнула я головой. - Мне это надоело. Один злится, другой рычит, каждый готов делать дурости, полагая, что этим меня защищает... все, хватит. Хватит, я сказала! Или вы немедленно обсуждаете это между собой и миритесь, или я ухожу дальше одна. Без вас. Ясно? Одного отправляю обратно в Мир Теней и больше не позову. А второму немедленно верну риалл и найду способ скрыться так, что вы больше нигде, никогда и ни за что меня не найдете! Это понятно?!
        На меня в недоумении уставились сразу все.
        - С ним?!!
        - Шр-р?!!
        - Я серьезно, - предупредила я ошарашенных недругов. - Можете говорить хоть за тигрином, хоть на эльфийском, хоть на скоррьем, но чтобы больше я этого рычания ни от кого не слышала! А чтобы вы в этом не сомневались...
        Я резким движением сняла цепочку и, быстро наклонившись, нацепила тигру на шею.
        - Вот так. Теперь, если и захочешь, но ты меня не найдешь. В конце концов, лучше остаться без защиты и нарваться на оберона, чем и дальше выслушивать ваши глупые обвинения.
        - Трис, какой оберон?! Да это чудовище в сотни раз опаснее!! - горестно возопил Рум, которого я столь же решительно стряхнула с ладоней. - Что же ты делаешь?!!
        - Ничего. На данный момент я желаю, чтобы ты остался с ним и решил эти вопросы, как мужчина с мужчиной. Без меня. Надеюсь, этого будет достаточно, чтобы тебя не вышвыривало заклятием.
        - Как ты могла отдать ему свой риалл?!!!
        Я покосилась на слегка обалдевшего тигра, озадаченно вертящего головой и пытающегося понять, отчего у него все еще не замерзли усы. Краем глаза отметила, как побледнели лица у эльфов, удивленно взлетели брови у Леха (ага, он ведь позабыл, что за сокровище у меня висело на шее), и как можно небрежнее пожала плечами.
        - Вот так. Время вам даю до утра. Если не найдете общий язык, считайте, что я умерла.
        Потом убедилась, что взвывший призрак действительно никуда не собирается исчезать, удовлетворенно кивнула и отправилась наверх, отдыхать, подальше от этих смутьянов и их вечного спора слепого с глухим. Пусть теперь сами решают, как им быть и на каком уровне искать сложный компромисс. Если сумеют, слава богу. Если же нет...
        - Трис, ты что, действительно решила уйти? - беспокойно придвинулся Беллри, едва я добралась до деревянной площадки.
        - Да. Что мне еще остается?
        - А...
        - А про вас я ничего не говорила, - поспешила я успокоить занервничавших эльфов. - Надеюсь, в случае чего вы сможете спрятать следы так, чтобы даже Ширра не учуял?
        Беллри совсем спал с лица.
        - Да. Наверное.
        - Вот и славно, - я незаметно глянула вниз и, поняв, что мои слова достигли цели, с облегченным вздохом забралась на самую верхотуру. Туда, откуда не так давно столь изящно спрыгнул Ширра. Теперь же они с Румом с несчастным видом смотрели снизу, пытаясь угадать, где же я пошутила, но убедились, что шутки кончились, и очень мрачно уставились друг на друга. А потом одинаково громко фыркнули и излишне поспешно разошлись в разные стороны.
        Ну, Двуединый им судья.
        Ночь прошла удивительно спокойно. Никто не зудел над ухом. Не сопел и не фыркал, пытаясь привлечь внимание. Патрульные, вняв молчаливому предупреждению, устроились в шалаше, под прикрытием веток и листьев, позволив мне коротать темное время суток в гордом одиночестве, под яркими звездами и угольно черным небом. Благо дождя не предвиделось, а в здешних местах комары меня, как ни странно, облетали далеко стороной. Так что я не боялась ни мертвяков, ни луны, ни назойливых укусов, от которых поутру так некрасиво опухает лицо, и, вдосталь насладившись восхитительной тишиной, благополучно проспала до самого рассвета. Никем не потревоженная и не разбуженная.
        Лишь когда яркий солнечный лучик настойчиво пощекотал ресницы, я соизволила, наконец, открыть глаза. С тем, чтобы тут же зажмуриться, а потом глубоко вздохнуть: вот и пришла пора определяться с дальнейшим окружением. Ну? Что они там решили? Сбегать мне от Леха в третий раз или обойдется? То-то он вчера на меня смотрел зверем: явно подозревает, что я действительно готова уйти в Пустоши в одиночку. А эльфы вообще, наверное, сегодня глаз не сомкнули, дабы не пропустить мой возможный побег.
        Скажете, я гадкая?
        Да, полагаю, вы правы, но сложившийся казус мне, ей богу, смертельно надоел. И чужое упрямство, начиная с того же Леха, и упорное нежелание остроухих объяснять причины своей настойчивости, и едва заметное недовольство Крота с Ресом, что приходится топать демон знает куда и зачем, рискуя шкурами и задницами ради чьей-то глупой прихоти. И неприемлемое поведение Рума. Даже загадочное молчание Ширры! Честное слово, я больше не могу! И если они сегодня не придут к правильной мысли, уйду и перестану, наконец, быть причиной многочисленных проблем. Может, они хоть тогда угомонятся?
        Пригладив волосы, я медленно огляделась, никого поблизости не обнаружила и, поняв, что проснулась слишком рано, с сомнением глянула на далекую землю. Что ж мне делать? Куковать наверху, дожидаясь, пока народ очнется? Завтракать воздухом и умываться росой с ближайших листьев? Что ж, это не самое страшное. Но вот где я тут сыщу подходящие кустики?!
        Поколебавшись, я все-таки не стала никого будить и спустилась тем же незамысловатым способом, каким воспользовался Ширра: просто спрыгнула вниз. При моих данных это несложно, тем более что я такие фокусы уже не раз проделывала в Ларессе, когда излишне поспешно уходила из опустевших (моими стараниями, конечно) домов. Особенно в те неудачные разы, когда по пятам неслась погоня из его ограбленного хозяина, оскорбленной в лучших чувствах хозяйки, дворни, псарни и парочки громил-нубийцев с устрашающими саблями в руках. Иногда в этот милый тандем входили арбалеты, и вот тогда мне становилось совсем весело. Хорошо хоть, такие ситуации случились нечасто, иначе на одном из поворотов меня вполне могли зацепить, и тогда - прощай, рыжая Ведьма.
        Впрочем, зачем ворошить прошлое?
        Я мягко приземлилась у подножия могучего ясеня и, убедившись, что никого не потревожила, бесстрашно углубилась в девственно чистый лес. Да и чего бояться? Утро ведь: упыри давно забились в свои норы и страшатся носы наружу высунуть - не любят они свет; ой, как не любят. А мне только того и надо - без труда отыскав веселый ручеек, я с удовольствием поплескалась, тщательно отмылась, расчесала отросшие волосы. С радостью попинала маленькие волны босой ногой и, вдоволь набрызгавшись, выбралась на берег.
        И вот там-то меня как раз поджидал сюрприз. Вернее, целых два, сидящих в виноватых позах как можно дальше друг от друга и сконфуженно отводящих одинаково желтые глаза.
        - Та-а-к, - протянула я, поспешно одергивая подол мокрой рубахи. - И как это понимать?
        Ширра смущенно засопел и уронил взгляд в землю, старательно делая вид, что ничуть не подглядывал, а Рум, почти невидимый на солнце, неловко заерзал на соседней ветке.
        - Доброе утро, Трис. Как водичка?
        - Ты мне зубы не заговаривай. Во-первых, отвернись и не таращи свои бесстыжие глазищи. А во-вторых, ответь: до чего вы успели договориться? Не пора ли мне собирать вещички?
        Ширра деликатно уставился куда-то в сторону, а дух послушно развернулся спиной, свесив прозрачные ноги с зеленого сучка, и тоскливо вздохнул:
        - Не надо ничего собирать. Мы согласны.
        - На что? - подозрительно прищурилась я.
        - Чтобы... терпеть друг друга. Ради тебя.
        - Вот как? Ширра?
        - Шр-р, - согласно рыкнул тигр, внимательно изучая траву под лапами, и мне стало немного легче дышать. Настолько, что я даже вспомнила о том, что пора нормально одеться, и поспешно исправилась. После чего уже спокойно присела рядом и изучающе воззрилась на старательно отворачивающихся мужчин. Они не казались слишком довольными, а скорее, выглядели так, как два кровных врага, в силу непреодолимых обстоятельств вынужденно заключивших временное перемирие.
        - Итак? О чем именно вы договорились?
        Рум испустил мученический вздох.
        - Мы больше не будет при тебе ругаться. Клянемся. Даже вон тот, с хвостом...
        - Шр-р, - выразительно напомнил о приличиях Ширра.
        - Да-да, я так и сказал. Без обид, ведь у тебя действительно есть хвост. И не один...
        - Шр-р!
        - Рум, перестань, - вмешалась я, опасаясь, что они сцепятся прямо тут.
        - А я что? - наиграно удивился дух. - Я - ничего. Всего-то и хотел сказать, что даю ему возможность проводить тебя туда, куда ты сама пожелаешь, что не стану вмешиваться в его дела и постараюсь держать себя в руках. А он за это не прикасается к тебе, когда я рядом, и вообще, ведет себя прилично. Верно, Шиир?
        - Его зовут Ширра, - сухо напомнила я.
        - На самом деле, нет. У него, чтоб ты знала, совсем другое имя, только этот мохнатый де... э-э-э, тип не слишком хочет, чтобы ты его знала. Но я, честно говоря, могу его понять.
        - Почему? - удивилась я.
        - А он боится, что, узнав истинное Имя, ты его закабалишь навечно! - вдруг зловещим голосом провыл маленький наглец и, проворно увернувшись от тяжелой лапы, стремглав кинулся за мою спину, откуда и поинтересовался язвительно: - Что, не так, скажешь?! Разве ты способен доверять? Тем более, ей? А?! Разве не боишься стать зависимым?!
        - Шр-р! - недовольно фыркнул Ширра, не добравшись до стервеца буквально на волосок, но зато правильно расценив мой предупреждающий взгляд: неохотно и в последний момент, но все-таки остановился. Замер в паре шагов, расширившимися глазами глядя в упор. Какое-то время мы так и стояли, пристально смотря друг на друга, все так же стараясь не утонуть в чужих (таких разных и удивительно притягательных!) глазах, не поддаться, не упасть. А потом он резко отвернулся и, неловко помотав головой, стряхнул в траву мою цепочку.
        - Это тебе, Трис, - с непередаваемым облегчением выдал Рум, оседая на моем плече. - Он возвращает риалл. Возьми.
        Я нерешительно подняла свою жемчужину и бережно коснулась потеплевшего агата.
        - А твой?
        - Шр-р-р.
        - Оставь себе, - заметно напрягся дух. - На время. Когда будет нужно, он его заберет.
        - Хорошо, - я покладисто кивнула и надела цепочку на шею.
        - Да, - странным голосом повторил Рум. - На время.
        Ширра внимательно взглянул на нас. Особенно на то, как он по-хозяйски устраивается на моем плече, свесив ножки и деловито облокотившись на шею. Секунду поизучал, подумал, о чем-то вздохнул про себя. А потом негромко сообщил:
        - Шр-р-р-р.
        - Что? - не поняла я, а дух-хранитель неожиданно насупился.
        - Шр-р-р, - настойчиво повторил тигр.
        Рум насупился еще больше.
        - Еще чего. Я тебе в переводчики не нанимался.
        - Шр-р-р!
        - В чем дело? Ширра? Рум, что он сказал?
        - Ничего.
        - Шр-р-р!
        - Рум, перестань. Ты обещал ему не мешать! - сердито пихнулась я. - Ну? Что он сказал?
        - Свое настоящее имя, - тихо сообщил дух, неожиданно сдувшись и как-то разом утратив боевой задор.
        - Да? Правда? И какое же? - я заинтересованно подошла к тигру и испытующе заглянула в глаза, одновременно протягивая руку, чтобы погладить.
        - Стой! Не касайся! - всполошился Рум. - Трис!! Иначе меня опять вышвырнет!! Не трогай его!!!
        Пришлось сконфуженно отодвинуться и поспешно спрятать руку за спину. Подальше от соблазна зарыться пальцами в мягкую шерсть и зажмуриться от удовольствия. Ширра разочаровано вздохнул, а я отступила еще на шажок, виновато косясь на призрачного приятеля.
        - Ой, прости. Я совсем забыла. И ты прости, Ширра: пока он рядом, мне придется держаться от тебя подальше.
        - Вот именно, - буркнул дух, незаметно переводя дыхание. - Была б моя воля, вовсе не разрешил к нему подходить!
        - Хорошо, что у тебя ее нет, - сухо ответила я. - Потому что я не собираюсь все время шарахаться от него, как от прокаженного. Придется когда-нибудь и тебе отойти в сторону. Все понял?
        - Да, - Рум заметно помрачнел, потому что мой голос стал тверже металла, а у Ширры блеснули торжеством глаза.
        - Так что там за имя такое? Говоришь, на самом деле именно оно настоящее? Да?
        - Еще как.
        - Так чего молчишь? Говори уже, я ж помру от любопытства!
        Призрак вздохнул так, будто тащил на себе огромную гору.
        - Боже... как он только тебе доверил... впрочем, может, оно и к лучшему? Обозлишься на него когда-нибудь, сожмешь покрепче камешек, да и пожелаешь смерти..
        вот расстройство-то им всем случится...
        - Рум!!
        - Что? - сварливо отозвался дух, делая вид, что не понимает. - Варротен его зовут, ясно?! Варротен Тер... тьфу! Язык сломаешь! Ну, теперь довольна?!
        Я задумчиво глянула на немного напрягшегося тигра. Тот неотрывно смотрел в ответ, будто чего-то от меня ждал. С затаенной надеждой, с вопросом в безупречно золотых глазах, с тревогой и каким-то несвойственным ему беспокойством. Тем самым странным, долгим взглядом, какой я уже не раз у него встречала: тогда, в Тирилоне, перед беснующейся толпой, и потом, когда он едва меня не убил, а после сильно озадачился, потому что я швырнула ему риалл прямо в морду... не знаю, не знаю. Все-таки странный он. Непонятный до конца. Загадочный. Разумный, аж дрожь порой берет, но при этом невероятно, просто ужасающе притягательный. Как любая тайна, любая загадка, как наглухо закрытый секрет, в которому только-только нашелся заветный ключик. Как королевская сокровищница, что всегда меня манила, будто магнитом.
        - Варротен? - повторила медленно, будто пробуя звучание его имени на вкус. - Красиво. Но, если честно... Ширра звучит лучше. И подходит тебе гораздо больше. Согласен?
        Тигр секунду стоял, ошеломленно взирая на мое спокойное лицо, а потом с размаху сел на мохнатый зад и, уронив челюсть, издал весьма странный звук. То ли хмыкнул, то ли хохотнул, то ли изумленно крякнул. Я не совсем поняла, что именно это было, но нутром ощутила, что ему понравилась моя реакция. По крайней мере, она явно была не такая, как у тех, кто прежде случайно или намеренно узнавал его имя. Руму, кстати, тоже так показалось: бедняга неприлично разинул рот, чуть не шире тигра, при этом ошалело вытаращившись, будто я только что откопала старинный клад и выкинула его в бурную речку. Да не просто так, а даже не поинтересовавшись, что там, в этом бесценном достоянии прошлого. Иными словами, славную сделала сегодня глупость.
        Я его таким и оставила - ошарашено застывшим на месте, с изрядно округлившимися глазами, распахнутом в немом вопле ртом и незаконченным движением. Даже обошла по кругу, подозревая шутку, но нет - его изумление было искренним и неподдельным. Кажется, моего трехтысячелетнего спутника просто парализовало на месте.
        От осознания собственной исключительности я невольно хихикнула, удовлетворенно кивнула, после чего заговорщицки подмигнула Ширре и, пользуясь редкой возможностью, тихонько поманила его пальцем. Он так же молча отошел в сторонку, все еще недоумевая и старательно размышляя над случившимся казусом, и сперва даже не понял, в чем дело, когда я, честно отсчитав двести шагов, вдруг от души его обняла. Крепко, чуть не до боли, с чувством, а потом наклонилась и благодарно чмокнула усатую морду, для верности придержав ее обеими руками.
        - Ты замечательный, - сообщила проникновенно. - Правда, я тебя обожаю. С любым именем, каким бы оно ни было. Но, если не возражаешь, буду звать по старинке, как привыкла: Ширра. Ты же не хочешь, чтобы о настоящем Имени знали посторонние? Рума мы потом заберем, а пока пусть-ка повисит немного и подумает над своим поведением. Да, мой хороший? Ведь не могу же я совсем к тебе не прикасаться? Скажи, я правильно поступила?
        Еще как!
        Ширра, наконец опомнившись, с громким урчанием прижался всем телом, зажмурился, замурлыкал, по-кошачьи сообщая, что тоже меня обожает и очень-очень рад, что я нашла способ сбежать от придирчивого призрака. Затем свернулся вокруг теплым клубком, положил громадную голову на плечо и тихонько фыркнул в ухо. Ну, ни дать ни взять - счастливый избранник, нашедший, наконец, свой идеал. Хоть картину с нас теперь малюй! Хоть в историю записывай! Просто сладкая парочка из одного свирепого оборотня и невинной, белой овечки, прячущей за нежными губками совсем не овечьи зубы! Ага! Именно, что овечки! Такой, что злобный оборотень рядом с ней кажется милым пушистым котенком! Не смотря на то, что он, этот самый "котенок", весит раз в пять больше, а клыки отрастил такие, что страшно смотреть.
        Представив эту картинку, я, против всяких ожиданий, вдруг рассмеялась - прямо так, с удовольствием обнимая его сильное тело и зарывшись лицом в густую шерсть. Рассмеялась громко и искренне, потому что давно не испытывала такого облегчения и дивного умиротворения. Наконец-то, расслабилась, ощутила, как же все-таки хороша жизнь! Ширра в ответ шумно засопел и зафыркал, будто тоже посмеивался над какой-то шуткой. И от этого нам неожиданно стало так чудно, так уютно и тепло, что далекого, но очень короткого "хлоп!" и возмущенного "Трии-и-с!!" мы даже не услышали.

6.
        До Торрота, как и обещал Лех, мы добрались лишь к следующему вечеру. Разумеется, мы могли бы и быстрее, если бы воспользовались, как все умные люди, нормальной дорогой, которая была, как выяснилось, проложена здесь еще в незапамятные времена. Как раз от древнего Кроголина. За последние десятилетия ее обновили, подправили, навесы поставили из все той же осины, чтобы пугливым купцам было чем отмахиваться от озверевшей от голода нежити. Патрулей, опять же, в округе бродило немало, все просматривалось, неплохо охранялось, но одновременно с этим и тщательно отделялось от вонючих и уже близившихся болот высоким осиновым частоколом, который тоже подновлялся, заботливо осматривался раз в седмицу, восстанавливался, содержась почти в идеальном порядке. Но нет, мы, как не просто умные, а САМЫЕ умные, топали напрямик. Не верхом, а ведя уставших коней в поводу. Через ямы, овраги и буреломы, а потому (и только поэтому!) до намеченной цели добрались не к полудню, как могли бы, а всего лишь к ночи, будь она неладна. И все по причине того, что Лех по каким-то соображениям (наверняка ОЧЕНЬ весомым!) предпочел
миновать наиболее опасные участки незамеченным и неузнанным!
        Я сердито отбросила с лица лохмотья очередной паутины и фыркнула.
        Наверное, это была его маленькая месть за то, что поутру они с парнями пережили несколько неприятных минут. Так как проснувшись, немедленно обнаружили мое отсутствие и справедливо заподозрили, что я исполнила-таки вчерашнюю страшную угрозу, уйдя в Пустоши в одиночестве. М-да. Думаю, вспоминали они меня тогда весьма нелестно. И не хотела бы увидеть их лица в тот момент, когда кто-то (наверняка Лех) забрался на верхнюю площадку пожелать доброго утра, но нашел только старые листья и завывающий ветер. Без меня, моего дорожного мешка (а что мне, без сменного белья купаться было?!) и всяких признаков пребывания там Ширры и Рума.
        Потом, правда, все выяснилось, и я вернулась в компании довольного до ужаса тигра. Меня мрачно оглядели с головы до ног, не нашли никаких признаков раскаяния и довольно хмуро спросили, каким образом я сумела покинуть тщательно охраняемую заставу. Я честно ответила. После чего на меня воззрились уже с толикой недоверия, но еще более мрачно. Наконец, скупо пожелали больше так не шутить и, оценив мои мокрые волосы, посоветовали не купаться поутру в здешних озерах - там, говорят, все еще много встречается утопленников, имеющих неприятное свойство неожиданно оживать.
        Я аж вся передернулась от отвращения, но вовремя вспомнила, что все это время рядом находился внимательный Ширра, который не допустил бы беды. Догадалась об этом заявить вслух. Тигр немедленно подтвердил, за что, признаться, тут же получил незаметный тычок в бок (опять подглядывал, зараза!). Однако только после этого напряжение в отряде стало потихоньку спадать, а лица людей - понемногу разглаживаться. Даже эльфы перестали нервничать, хоть и посматривали в сторону скорра довольно странно. А потом узрели вернувшегося на мой зов духа-хранителя и окончательно успокоились: Рум, появившись сразу на моей макушке, сердито зыркнул на довольно жмурящегося тигра, но вопить с ходу не стал. Правда, подума-а-ал... наверняка очень много. И по этой молчаливой тираде остальные разом сообразили, что зря тревожились: мы продолжаем путь прежним составом и в том же направлении. Не смотря ни на что.
        И вот, мы продолжили... чтоб Леха морозом до кишок пробрало! Целый день ломаем себе ноги, стараемся не остаться без глаз, стираем с лиц паутину и сухие иголки, стряхиваем пыль, топорами отмахиваемся от громадных комаров... и для чего, спрашивается?! Когда совсем рядом, буквально в нескольких сотнях шагов, есть прекрасная дорога?!!
        - Быстрее, - отозвался на мой молчаливый вопль Лех, в который раз озабоченно поглядывая на небо. - А то до ночи не успеем.
        - Ус... пе...ем, - прерывисто возразил Рес, остервенело разрубая какую-то лиану. - Ты ж и так все углы спрямил. По дороге бы...
        - Нет. По дороге не успеть. И так уже опаздываем.
        - Тебе виднее.
        Я непонимающе подняла взгляд и оглядела слегка потемневшие небеса: и что такого? Ну, да, вечер все ближе, ветер холоднее, тучки набегают, солнца часа два не видно. . но разве это повод для паники? Потом перехватила пристальный взгляд Леха, задумалась. Вспомнила, как быстро темнеет в лесу и как всякая нежить не любит солнца, которого, кстати, и так за этот день было непростительно мало. Озадаченно пожевала губами. Проследила за тем, как безропотно ершистый Рес проламывает собой трудноодолеваемую чащобу, вместо того, чтобы рваться к близкой, но весьма изрядно петляющей дороге; за цепко озирающимися эльфами, которых тоже весьма непросто напугать... поняла, что даже остроухие начинают тревожиться, и резко прибавила шагу. Лех - не дурак. Зря я о нем плохо думала. Он эти места знает, как свои пять пальцев. А если и не рассчитал слегка со временем, то лишь потому, что специально шел эти два дня помедленнее, оберегая ноги одной недогадливой девицы и стараясь дать ей как можно больше возможностей отдохнуть. Я, между прочим, помню, с какой прытью меня когда-то вели по такому же лесу Шиалл и Беллри.
Двуединый! Если у них тут ВСЕ так ходят, то скоро мне действительно грозит позорный обморок! Ой, мама! Как бы не осрамиться! Судя по всему, они сейчас приноравливаются к моему шагу! А он, к слову сказать, весьма далек от походного марша!!
        У меня от стыда сами собой вспыхнули щеки.
        - Не устала? - тут же заботливо наклонился Шиалл.
        - Нет, - почти процедила я.
        - Если что, скажи.
        - Да? А если я вдруг рухну, ты меня на ручки, может, возьмешь?!
        - Если придется, - спокойно ответил эльф.
        Ага! А потом понесет, как блаженную?!! Я тихо зарычала, почти ненавидя себя за слабость, и молча поклялась, что помру, но такого кощунства не допущу. Чтобы меня. . МЕНЯ?!!.. таскал на руках какой-то остроухий?!! Да еще так вежливо интересовался моими самочувствием?!!
        - Он прав, - вдруг неслышно подал голос Рум. - Если сильно устанешь - скажи. Лучше уж так, чем потом в неподходящий момент свалиться без памяти.
        Я только недобро покосилась на "советчика" и прибавила ходу, первой перейдя на упругий бег, но при этом почти физически ощущая, как обрадовано включились в эту гонку ко всему привычные Патрульные.
        До самой ночи мы бежали - ровно, стремительно, быстро, то и дело посматривая на грозно шелестящие верхушки, за которыми уже едва просматривались темнеющие небеса. Кажется, скоро будет дождь. Кажется, Лех не зря так беспокоился: в такую погоду нежить может выбраться из дневных убежищ гораздо раньше положенного срока - вокруг уже мутно от сгустившегося мрака, лучики света встречаются все реже, холодает. Становится откровенно промозгло и сыро, а упыри весьма неравнодушны к такой погоде. Могут и поспешить с ночной охотой. А их тут ой, как мно-о-о-го...
        Я прямо на бегу перемахнула через какое-то бревно и, споткнувшись на ровном месте, едва не толкнула Шиалла в спину. Но нет, обошлось: эльф, как почуял, немного сдвинулся левее и умудрился подхватить меня под локоток. Весь из себя галантный и внимательный. Прямо заботливая нянька возле неразумного дитяти!
        - Нести себя на руках не дам! - гневно пообещала я, мельком глянув на его озабоченное лицо, и поспешно выдрала руку.
        Шиалл только вздохнул и без возражений отпустил. Но все равно старался держаться поблизости: на случай, если мне снова вздумается рухнуть на полном ходу или впечататься со всего маха в какое-нибудь дерево, оставив там для потомков свой неповторимый профиль. Беллри от него не отставал, и Лех, оборачивающийся на меня все чаще и чаще, кажется, впервые за последние дни порадовался тому, что у остроухих ко мне неожиданно проснулось такое редкое для их расы почтение. Потому что в их окружении я при всем желании не могла ни отстать, ни потеряться, ни просто свалиться в изнеможении, красиво испустив дух, что, признаться, в какое-то мгновение стало казаться мне весьма неплохим выходом из сложившейся ситуации.
        Но тут я перехватила сразу два сочувствующих взгляда и поняла, что в своих размышлениях недалека от истины. Кажется, именно так все и считают! Представляете?
        Что я тут помру всем на зависть, и дальше можно будет не беспокоиться!
        Ага! Сейчас! Не дождетесь!
        Свирепо выдохнув, я наддала еще немного, уже чувствуя, как мои резервы приближаются к печальному концу. С трудом вдохнула, тщетно силясь унять неистово грохочущее сердце, поняла, что уже не смогу, чуть пошатнулась от накатившего головокружения, и... вот тут-то ОНО и случилось: на небе внезапно, безо всякого предупреждения, проглянула луна. Немного, самым краешком, буквально кончиком остроклювого месяца, еще слабого и почти невидного на фоне не до конца почерневшего неба, но мне и этого хватило: спину прорезала острая боль, а обрушившийся сверху лунный свет буквально утопил меня с головой.
        У меня мгновенно побелели руки, молниеносно преобразилось лицо, вытянулись пальцы, изломалось тело, перехватило горло чуть не до хрипоты... но вместо старческого сипа оттуда вырвался тонкий хрустальный перезвон - тот самый, чужой голос, от которого даже мое сердце иногда замирало от восторга. Прямо как сейчас, когда вдруг и силы откуда-то взялись, и усталость разом испарилась. А широко распахнувшиеся глаза цвета расплавленного серебра вместо прежней непроглядной черноты вдруг отчетливо различили впереди крохотный просвет.
        - Туда!
        От нежного перезвона эльфийских колокольчиков у Леха странно дрогнула спина и отчетливо дернулось ухо: он хорошо знал, когда у меня ТАК меняется голос, и тоже увидел, что в небе промелькнуло желтое пятнышко. Он прямо на ходу обернулся, немедленно увидел мои побелевшие волосы и жутковато изменившееся лицо, судорожно сглотнул и резко замедлился, не в силах глаз отвести от этого кошмара. Рес и Крот, на мое счастье, бежали последними, а потому могли заметить только то, что у меня вдруг посветлела макушка, которую, к тому же, Беллри вовремя успел укрыть капюшоном - сайеши по его совету я так и не снимала. И это сейчас спасло мне жизнь - если бы эти двое только узрели, на КОГО я стала похожа, боюсь, мне бы не поздоровалось.
        Однако, повторяю, эльфы были начеку и вовремя подхватили меня под руки. Темпа при этом мы почти не потеряли, но у меня хотя бы появилось время прийти в себя и с проклятиями натянуть перчатки, одновременно поддергивая под подбородком завязки эльфийского плаща. Уф-ф-ф, кажется, и на этот раз обошлось: луна снова скрылась, небо окончательно потемнело, а мы все еще бежим и, судя по всему, уже почти выбрались из чащи.
        Наконец-то!
        Я с такой радостью встретила раскинувшееся впереди широкое раздолье, в котором не было приевшихся до оскомины, быстро мелькающих деревьев, от одного вида которых могло запросто заполучить морскую болезнь, что не удержалась от облеченного стона. Но (проклятая луна!) в такое время даже он прозвучал неправдоподобно тонко, будто рвущаяся от напряжения струна. И вот тогда-то Рес с Кротом, споткнувшись, дружно обернулись.
        - Все хорошо, - прошептала я, когда эльфы так же дружно загородили меня спинами. - Я в порядке. Все нормально. Я могу идти.
        - Трис? - беспокойно переступил Лех, не решаясь приблизиться.
        - Я себя контролирую. Не волнуйся.
        - Тебе больно?
        - Почти нет. Идем, уже близко.
        - Да, - медленно кивнул Лех, поворачиваясь к широкой равнине, раскинувшейся под ногами. - Очень близко. И опасности больше нет - сюда никакой одиночка не сунется, так что можно не спешить: нежить не любит открытых мест.
        Я облегченно перевела дух: надо же, он встревожился лишь от того, что решил, будто мне снова плохо. Испугался, что побратимы увидят ненужное, но эльфы не подвели - вовремя натянули сайеши и закрыли от луны, так что сейчас я почти в порядке. Волосы снова черные, руки обычные, пропорции тела вернулись к прежним. Правда, голос еще тонковат и глаза ненормально блестят, но, надеюсь, спишут на мои странные способности. А к утру само пройдет.
        Осторожно отстранив напряженных эльфов, успокаивающе кивнула обоим, незаметно пожала руку Беллри, благодаря за заботу, и следом за Лехом подошла к краю холма, на которую нас вывела очередная звериная тропа. Так же медленно, как и он, взглянула вниз и углядела, наконец, один из фортов Патруля - знаменитый Торрот, о котором столько слышала.
        Собственно, это был даже не форт, а самый настоящий городок, только полностью каменный, снаружи тщательно отгороженный от леса широкой полосой старательно выжженной земли и искусно выстроенными (тремя!) валами, поверх которых стояли тщательно заточенные осиные колья. Вдоль наружной стены высился такой же высокий и удивительно плотный частокол из все той же осины. Поблескивали вместо сучков крохотные капельки металлических штырей (серебро; и много!). Снаружи угрожающе щерились такие же стальные штыри, подозрительно блестевшие в темноте. И лишь по торчащим сверху сторожевым башенкам можно угадать, что на самом деле за деревом скрывается прочный камень. А еще - по тяжелым металлическим воротам, которые хрупкой осинке никак не под силу удерживать на себе.
        Сейчас, ближе к ночи, ворота плотно закрыты, тускло посверкивают в темноте серебряными заклепками и широкими полосами из чистого серебра, о которые обожжется любая нечисть. На башнях и вдоль всей стены горят многочисленные факелы, беспрестанно мелькают чьи-то тени, блестят остроконечные шлемы и грозно сияет сталь в умелых руках стражей. За стенами смутно угадываются очертания невысоких домов, несколько коротких и идеально прямых улиц, круглая площадь в центре, где давно уже не видно привычной суеты, и множество деревянных строений совсем иного назначения: конюшни, оружейни, кузни, казармы, снова оружейни... и повсюду можно разглядеть слабые огоньки от зажженных свечей или уличных фонарей, которых здесь, на самой окраине Симпала, было гораздо больше, чем в богатой и кичащейся роскошью Ларессе.
        Но даже сейчас Торрот не спал. Нет. Кажется, он никогда не спит, а если и дремлет иногда, то неглубоко, очень легко и чутко, как готовый к нападению бойцовый пес, которому не сегодня-завтра снова идти на арену: подтверждать заслуженное звание победителя. Торрот - военный город. Точнее, город-форт, надежный заслон мирных жителей от кишащей вокруг нечисти, который уже много веков стоит на страже чужого покоя и всегда готов вступить в бой, как тот пес. В любой день, в любой час и с любым противником. Благо большая часть его жителей - отменные воины, которые по тревоге способны собраться и встать на стены за одно лишь деление мерной свечи. А здешние стены без всякого преувеличения способны выдержать даже прямой удар гномьего тарана, что для столь небольшой крепости приравнивалось к настоящему подвигу. Не говоря уж о вездесущей осине (которой, судя по всему, обиты даже люльки младенцев) и больно жалящем серебре, которого в колчанах местных лучников было поболе, чем в кошельках иных зажиточных граждан столицы.
        Окончательно придя в себя, я следом за Лехом спустилась к подножию. За кобылу уже не беспокоилась: Шиалл вежливо, но твердо отстранил меня от почетного звания конюха и сделал все сам, умело и ловко спустив по крутому склону пугливо всхрапывающее животное. Я не возражала - с конями у меня никогда не получалось гладко, да и, признаться, сроки близкого общения между нами как-то не позволяли считать себя умелой наездницей, не говоря уж о чем-то большем. Так что я спокойно переложила эту сомнительную честь на более опытного спутника и, не беспокоясь больше ни о чем, подошла к терпеливо поджидающему Леху.
        - Нас пустят? Темно ведь, и ворота закрыты...
        - Пустят, не волнуйся. Полагаю, меня еще не успели забыть.
        - Тебя забудешь, - пропыхтел в темноте Рес, с усилием стаскивая вниз заупрямившегося жеребца. - В прошлый раз так буянил, когда тебе двери не открыли посреди ночи, что потом полфорта отстраивали заново.
        - Не верь, - убежденно сказал Лех в ответ на мой заинтересованный взгляд. - Все врет. Только того и было, что ворота со злости вышиб.
        - Башкой, между прочим! - не преминул уколоть его молодой побратим. - Вон, остроухие не дадут соврать: как слетел с холма, так и протаранил, хотя в них в свое время чем только не долбили.
        Лех неприятно скривился.
        - Болтун. Я ж не своей, а упыриной. Да и что мне было делать, когда их целая армия за нами увязалась? Нацеловывать от счастья? За руку здороваться? Пришлось бежать так, что пятки в спину влипали, и колотиться в двери, как голодный вампир. А там не сразу проснулись, вот и вышло... гм, что вышло. Не зря ж у меня тогда жезл Ордена из-за пояса торчал.
        - Магический? - немедленно навострила я уши.
        - Точно, - хмыкнул в ответ Крот. - Один раз как жахнул, так тут половина леса сгорела шагов на сто, вместе с упырями и оборотнями в придачу. А от ворот тогда осталась только одна половинка. Вторая расплавилась. Как при этом не расплавился сам Лех, я понятия не имею, но факт остается фактом - он снес нам ворота. Да так, что эльфы потом сюда целого посла отписали, чтобы выяснил, почему тут зашкаливает магический фон. И остался ли кто из нас в живых. Леху потом так влетело от Воеводы... жезл-то надо было Верховному отдать! От самого Шепила тащили! А он весь заряд прямо тут и шарахнул со всей... гм, со всего ума! Лес потом еще с неделю догорал!
        Я тихо хихикнула, представив царивший здесь бедлам, но тут же сделала многозначительное лицо, так как вовремя подметила, как болезненно поморщился наш командир. Да еще и погрозил словоохотливому приятелю пудовым кулаком. Видно, влетело ему действительно знатно, раз до сих пор вспоминать не хочет. Ну, да не пропадать же ему было из-за магической безделушки? На войне, как на войне. Тут все средства хороши. И если у него другого выхода не было, то Иир с нем, с жезлом-то. Главное, что сам жив остался и свой гнотт сохранил, потому как не знал бы Рес таких подробностей, если бы не присутствовал там лично. А значит, и язвит скорее по привычке, чем в действительности хочет задеть старого друга. Может, кстати, он именно тогда остроухим жизнь-то и спас? То-то они сейчас так странно на него поглядывают.
        - Ладно, хватит, - дал отмашку Лех. - Все здесь? Тогда пошли.
        - А Ширра? - удивилась я, ощущая ненормально теплый риалл тигра: он был очень близко, хоть и скрывался пока в темноте. - Его мы куда денем?
        Патруль нерешительно переглянулся.
        - Ну... может, снаружи обождет? - предположил Рес
        - Да? И через стену потом перелетит на крыльях? Может, и потом ему от Патруля по кустам скрываться?
        - Раньше его это не смущало, - буркнул Крот, настороженно покосившись в темноту.
        - Раньше он был один, - отрезала я. - А теперь мы идем вместе!
        - Это он идет с нами, а не мы с ним.
        - Все равно! Мы не должны его бросать!
        - Трис... - примиряюще начал Лех, но Беллри перебил:
        - Погоди, не кипятись. На самом деле скорра в его истинном обличье никто, кроме нас, не распознает. Клянусь. А в Торроте сроду не было никаких эльфов. Тем более что о скоррах никто из людей, кроме вас, слыхом не слыхивал, как вы говорите. Так что на него будут смотреть, как на здоровенного тигра, только и всего.
        - Кроме вас с Шиаллом, - подтвердил Рес. - И что ты хочешь сказать? Что нам надо взять его с собой и сделать вид, что это - наш ручной зверек? Такой весь милый и безобидный? Ты в своем уме?!
        - Да, - спокойно отозвался эльф. - Мы все равно не сможем идти дальше без печати Воеводы и его личной подписи, утверждающей наши подорожные. И, если в них не будет стоять нужная отметка, возле Пустошей с нас не раз за это спросят, а там, между прочим, даже скорру придется потрудиться, чтобы остаться незамеченным. Они, кстати, именно поэтому предпочитают передвигаться в том районе исключительно...
        - Шр-р, - неслышно донеслось из темноты, и Беллри тут же осекся.
        - И что нам делать? - нахмурился Рес.
        - Его нельзя пускать внутрь, - озабоченно сказал Крот. - С этим могут возникнуть проблемы. Пусть он не дурак, но присутствие там хищника, да еще таких размеров приведет к ненужным вопросам.
        - Он прав, - оборонил Лех. - Но что-то я совсем не уверен, что Ширра согласиться ночевать под стенами.
        Рес нерешительно оглянулся.
        - Ну, его же можно попросить, объяснить, уговорить... э-э, наверное...
        На молодого парня скептически взглянули все. Особенно я, а Беллри еще и ободряюще кивнул:
        - Давай. Но объяснять и уговаривать будешь сам.
        - Ну, нет, - поспешил отказаться Рес. - Пусть Трис пробует, а мне еще жить и жить. И вообще, раньше его не смущала веселая компания упырей. Особенно в свете того, что они сами его до ужаса боятся, если, конечно, верить нашим остроухим друзьям.
        Я насупилась: бросать тут Ширру мне совсем не хотелось. То, что он слышит наш разговор до последнего словечка, уже понятно. Но тот факт, что все еще не вмешивается, говорит лишь о том, что он не знает, как будет лучше. Ясно, что ночевать в негостеприимном лесу он может, но не слишком желает. Но и идти в форт, где способен не только доставить нам немало неприятностей, да еще и сам на них нарваться - тоже не лучший выход. Тогда как же быть? Понятно, что скорра в нем никто не опознает - просто некому опознавать. Однако за оборотня здоровенный клыкастый зверь вполне сойдет, и по этой же причине ему бы лучше не соваться за стены. С другой стороны, неизвестно, сколько времени нам придется проторчать внутри, дожидаясь продления своих подорожных. Неизвестно, что случится за эти дни тут, снаружи. Не надумают ли мертвяки начать мелкомасштабную войну на истребление и не нападут ли на форт, жаждая горячей кровушки.
        Демон! Как же поступить?! У меня ведь еще и Рум на плече сидит, которого тоже никуда не денешь! Ведь если брать с собой Ширру, то кому-то придется все время держать его за хвост, показывая придирчивым стражам, что наш тигр - хороший и безобидный, на людей не кидается почем зря, а идет рядом только потому, что лучше охраны в местных неспокойных землях действительно не сыскать. Однако проблема в том, что кандидатом на такого "поводыря" может стать лишь один человек из нас, шестерых. Конкретно - я, потому что смутно подозреваю, что никого другого Ширра к себе просто не подпустит. Да и среди побратимов Леха самоубийц вроде не было. Так что если и брать его с собой, то только под мою слабую руку, поскольку иных кандидатов в "смертники"у нас явно нет.
        Однако и тут существует одно большое "но" - Рум. И вот эту-то проблему я совершенно не знала, как решить.
        Из темноты раздался дружный, двойной, одинаково тоскливый вздох: кажется, оба моих друга довольно быстро пришли к таким же выводам. И отлично понимали, что кому-то придется на этот раз уступить: или Ширре остаться снаружи, грозя попасться кому-нибудь на глаза, или смириться вспыльчивому духу, потому что находиться рядом со мной вместе со скорром он никак не мог - заклятие не пускало. Выбирать между ними было невыносимо, оставить тигра одного - страшно, а обидеть маленького хранителя - больно.
        Я до боли прикусила губу.
        - Если хочешь, я останусь, - вдруг тихо шепнуло над ухом. - Уйду на время к себе. А ты, когда найдешь укромный уголок и избавишься от этого... скорра... снова позовешь, ладно?
        - Рум...
        - Я потерплю, девочка, - тепло дохнул он золотистым облачком и повысил голос. - Твой Ширра не сможет - слишком молод еще и горяч, а я справлюсь. Ступай. Забирай его с собой и ступай. Со мной все будет хорошо. Тем более, если это ненадолго.
        - Конечно, - с облегчением вздохнула я. - Как только найдем комнату, сразу вернешься. Обещаю.
        Рум мягко улыбнулся и беззвучно растаял в воздухе, а мы перевели дух и уже спокойнее переглянулись: вот теперь можно было попробовать.

7.
        - Ну-с? И кто это к нам пожаловал, на ночь глядя? - скептически осведомился незнакомый страж на воротах, едва наша кавалькада в хорошем темпе приблизилась. - Чего дома не сидится в такую погоду?
        Я подняла голову, мудро придержав сваливающийся капюшон, чтобы взглянуть на того шибко умного охранника, который вздумал задавать глупые вопросы мирным путникам. На всякий случай ухватила Ширру за холку, прижала к бедру, а потом с неменьшим скепсисом воззрилась на высунувшуюся из-за каменного зубца физиономию.
        Неизвестным шутником оказался немолодой бородатый тип в высоком шлеме и при неплохой кольчуге, с побитым оспой лицом - таким же грубым, как и его хрипловатый голос, с не раз переломанным носом, со старыми шрамами на заросших щетиной щеках и маленькими черными глазками, которые изучали нас с нескрываемым подозрением. Он бесцеремонно оглядел мою, закутанную в плащ фигуру, обоих эльфов, что и не подумали скрывать свои лица, недовольного Реса, невозмутимого Крота, лошадей, массивную тигриную тушу, спокойно изучающую форт желтыми фарами глаз...
        - Лех, ты, что ли? - наконец, задержался его острый взгляд на нашем командире.
        - Здорово, Стагр, - проворчал Лех. - А ты, как обычно, всех подозреваешь? Все упырей в гости ждешь, да вампиров высматриваешь?
        - Работа такая, - философски пожал плечами страж, не торопясь открывать ворота. - Как видишь, мне пока не везет: все больше люди да простое зверье попадается.
        - Прости, что разочаровал.
        - Да чего там... в следующий раз, авось, повезет больше. Что это с тобой за чудовище?
        Я ощутила на себе прицельный взгляд, нехорошо прищурилась, чуя за внешней небрежностью немедленную готовность спустить арбалетный болт в глотку (арбалет-то вон, виднеется, только руку протяни), и, на всякий случай прижав Ширру покрепче, повернулась к Леху.
        - Прости, мне показалось, или этот недобритый абезьян обозвал меня страшилой? - осведомилась все тем же тонким, хрустальным голосом, которым, тем не менее, сейчас можно было замораживать целые моря.
        Лех, быстро покосившись на недобро оскалившегося скорра, неловко кашлянул.
        - Нет, Трис. Не думаю.
        - В самом деле? А нам с Ширрой все-таки кажется, что твой приятель надумал проявить неуважение.
        - Шр-р, - зловеще согласился тигр, кровожадно глянув наверх.
        Оттуда немедленно донесся многозначительный свист и странный звук, будто кто-то громко прищелкнул языком, после чего рядом со Стагром возникло еще две бородатых физиономии, а в меня воткнулось сразу три настороженных взора.
        - Ого! - восторженно промычала левая голова. - Лех, с каких это пор ты начал приводить с собой девок? Эльфы - еще куда ни шло, но баба... на тебя это совсем не похоже! Никак, сдаешь? На покой потянуло на старости лет?
        - Гы-гы, - согласилась правая. - Раньше-то все больше он от них, а теперь глянь, как случилось: сама пришла, как коза не веревке. И, заметь, совершенно добровольно!
        - Это кого ты тут назвал бабой, сморчок недобитый? - ласково спросила я, скидывая капюшон и уставившись на наглецов пронзительными глазами цвета расплавленного серебра. Думаю, вкупе с некоторой бледностью кожи, огромными зрачками, распущенными черными волосами, в которых все еще серебрился лунный свет, да подозрительно правильными чертами лица это должно производить впечатление. Особенно тогда, когда рядом внушительно расправил плечи Ширра, а за спиной с решительным видом ощетинились оба эльфа. - Беллри, ты не окажешь услугу?
        - Разумеется, Трис, - холодно отозвался тот. - Любую, на выбор.
        Я очаровательно улыбнулась.
        - Сними, пожалуйста, оттуда этого дурака, вздумавшего безнаказанно оскорблять мою особу крамольными речами.
        - Сию минуту, - зловеще улыбнулся эльф, включаясь в игру и молниеносно выдергивая из-за спины лук. - Хочешь, чтобы я его убил?
        - Ну, что ты. Хватит и того, что он останется без глаза. А левый или правый, мне все равно.
        - Как пожелаешь, - Беллри поднял прицельный взгляд кверху и безошибочно нашел свою незадачливую жертву, у которой вдруг вся краска с лица сбежала: все знали, какие эльфы лучники. Как знали и то, что слов на ветер они никогда не бросают.
        - Э-э... стойте!! - всполошился Стагр. - Не надо! Вы с ума сошли!! Лех, останови своего побратима! Думаешь, Воевода тебе потом спасибо скажет?!! У меня, между прочим, всего два этих дурака и остались на воротах - остальных на юг сдернули, к Тереньке. А эти... прошу прощения, благородная госпожа, за моих болванов. У них языки вечно мелят, что ни попадя. Просто не узнали вас в темноте. Позвольте, я сам их накажу?
        Я задумчиво нахмурилась, поглаживая вздыбленную шерсть ворчащего тигра и вполглаза следя за выражением лиц спутников. Лех был спокоен и, кажется, полностью мне доверял. Отлично. Рес и Крот поперек ему слова не скажут, а эльфы и подавно. Поддержат меня в любой авантюре. Про Ширру вовсе молчу: уж этот злодей способен просто с места сигануть на такую досадную помеху, как стальные ворота, и вышибить их к демонам совсем. После чего за Лехом всю оставшуюся жизнь будет тянуться сомнительная слава всеобщего разрушителя, которую он, полагаю, не слишком-то жаждет иметь. Но в любом случае надо бы спросить у него совета. Вдруг тут не принято с ходу прощать всяких идиотов?
        - Ну, не знаю... Лех, как считаешь?
        Тот изучающе поглядел на закрытые ворота, сторожевые башенки, на которых уже стали появляться любопытные физиономии, на напряженного приятеля, что уже не знал, куда себя девать в преддверии нешуточной схватки с оскорбленными бессметными. Затем - на мою, не менее "оскорбленную" особу, на припавшего к земле скорра, готового прыгнуть на стену прямо отсюда, с места. На замершего в ожидании Беллри, что так и не подумал опустить натянутый лук. После чего вздохнул и с видимой неохотой покачал головой.
        - Пусть их, Трис. Если каждого дурака встречать стрелой в глаз, то народа скоро вовсе не останется. Беллри, довольно. Стагр, открывай - надоело стоять под дверьми, как безродным бродягам. Или ты все еще сомневаешься?
        - В тебе - нет, - буркнул Стагр, недобро покосившись в мою сторону. - И побратимов твоих ни с кем не спутаешь. Реса и Крота сто лет уж знаю, как облупленных. А вот кое в ком другом... ты уверен, что от зверя не будет проблем? Тебя-то и гнотт пущу без слов, не пыхти, но я не уполномочен открывать ворота всяким клыкастым и зубастым монстрам. Даже тем, кто идет вместе с тобой. Прости, но инструкции вам известны не хуже моего. Правда, я могу послать за Воеводой, чтоб сам разобрался и решил, что делать с твоим зверем. Подождешь?
        Лех неуловимо потемнел лицом, хорошо понимая, что опасения Стагра не беспочвенны. Сам бы на его месте не пустил столь подозрительного субъекта, который мог оказаться кем угодно, вплоть до нежити. А что? Время-то позднее, зверь крупный и агрессивный. Может, уже успел всех покусать, да разума лишить? В нашей жизни чего только не бывает.
        - Ширра не зверь, - сухо сообщила я стражам.
        - В самом деле? - в голосе Стагра прорезалась издевка. - Может, оборотень? Волкодлак какой? Или иная мавка?
        - Нет. Человек. Просто под заклятием личины.
        Ширра странно кашлянул и выразительно покосился, но я лишь покрепче сжала его шею. Эльфы, хвала Двуединому, на мою молниеносную ложь даже не дрогнули, а у Леха лицо и вовсе будто одеревенело. Молодец: сейчас каждое неловкое движение может все испортить.
        - Ширра пришел с миром, - снова подала я голос. - Точнее, он пришел со мной, чтобы снять наложенное на него проклятие. Для этого нам нужен маг и спокойное место вблизи Мглистых Гор, где можно провести обряд. Теперь понятно? Это - достаточно веская причина, чтобы позволить нам войти?
        - Гм...
        Кажется, я угадала: взгляд Стагра из подозрительного стал сперва задумчивым, а затем и откровенно оценивающим. Он снова пробежался по могучей фигуре Ширре, отметил то, как тесно он держится ко мне. Как внимательно следит снизу за каждым сделанным движением и ненавязчиво прикрывает меня собой. Как одновременно с ним этот трюк столь же изящно умудряются проделывать эльфы. И как всегда невозмутимый Лех с беспокойством косится в нашу сторону, но если чего и опасается, то не своенравного Ширру, а скорее, того, что если не пропустят его, то и я наверняка не соглашусь войти.
        Страж неопределенно пожевал губами, разглядывая нашу странную компанию со смесью недоверия, удивления и сомнения.
        - Лех, а ты при чем?
        - Трис с моим отцом приехала, - не моргнув глазом, ответил наш командир. - Ты же знаешь, что я за ним уходил: проводить до Кроголина, да брату с невесткой помочь. В караване и познакомились. А там она узнала, что мы с парнями идем до Торрота, вот и попросила проводить.
        Услышав такое "объяснение", я чуть не задохнулась от возмущения. Что?!! Я просила? ! Я?!! Да это они всем скопом навязались мне на шею, а мне еще отбиваться пришлось!! Руками и ногами, между прочим!! Вот же гад!! Лгун несчастный!! Никакой совести у него нет!!
        - Правда? - совсем удивился Стагр, снова взглянув в мою сторону. - А тебе это зачем, дева? Небось от самой столицы с Бреголом шла? И для чего, спрашивается? Для чего в Пустоши рвешься? Жить надоело?
        Я мстительно улыбнулась. Ах, так?! Ладно. Врать, так всем, а не только ему. В конце концов, я и так уже замаралась по самые уши. Пусть-ка получит той же монетой и не думает, что меня можно так просто смутить! Сейчас мы ему покажем, где раки зимуют. Сейчас получит по первое число, да так, что больше никогда не сможет вспоминать мой позор в Кроголине, когда пришлось прикидываться его подружкой!
        - Ширра - мой жених, - громко сообщила я присутствующим сущую ересь и высоко вздернула подбородок, одновременно стискивая мохнатое ухо, чтобы изумленно дрогнувший скорр не вздумал протестовать слишком громко. - И я пойду вместе с ним куда угодно и так долго, как только потребуется. Тем более, он пострадал исключительно из-за меня, а значит, я останусь с ним до конца. Как бы ни повернулось дело.
        - Фьють! - неприлично присвистнули наверху. - Ну, и влипла ты, дева... а если он не расколдуется?
        Я поймала на себе внимательный взгляд желтых глаз, в котором тоже стоял откровенный вопрос. Бесконечно долгую секунду смотрела, пытаясь не утонуть в этом янтарном море, где было столько света и тепла. Наконец, улыбнулась и, прижав его покрепче, твердо ответила:
        - Все равно не брошу.
        - Молодец! Вот это я понимаю - преданность. Учитесь, оболтусы!
        Ширра благодарно заурчал, красноречиво показывая обалдевшим стражникам, что я не вру. Блаженно зажмурился, потерся щекой и ласково лизнул мою шею. После чего свернулся клубком и так, бесконечно урча, замер, словно позабыл о множестве внимательных глаз и еще большем количестве удивленных физиономий, с нескрываемым интересом следящих за столь необычной парой.
        - Ну, раз такое дело... проходите, - почесал в затылке Стагр. - Что с вас взять? Любовь есть любовь. Кто мы такие, чтобы вставать у нее на пути? Эй, кто там внизу? Открывайте! Тут свои! Только Леха первым пускайте, а то помню я, как он в прошлый раз от нетерпения нам одну створку снес!
        Лех выразительно скривился (видать, достали его с этими воротами), а я с неимоверным облегчением встретила громыхание тяжелых засовов и звон цепей по ту сторону стены. Тяжелые створки натужно заскрипели, дрогнули и, поддаваясь десяткам сильных рук, неохотно начали открываться. Внутри промелькнули зажженные факелы, чьи-то смутные силуэты. Загрохотала спешно оттаскиваемая осиновая рогатка. Поползла наверх металлическая решетка, на которой даже в темноте отчетливо белели следы чьих-то острых зубов. Наконец, проход оказался полностью открыт, и нам позволили войти в святая святых - форт Торрот милостиво открывал свои двери, приглашая переждать ночь.
        - Молодец, Трис, - вполголоса шепнул Рес, проезжая мимо нас с Ширрой. - Хорошо придумала. Теперь никому и объяснять ничего не надо.
        Я кивнула, двинувшись вперед бок о бок с тигром, но почти сразу почувствовала пристальный взгляд Леха. Однако особого внимания не обратила - ну его, вруна бессовестного. Хоть и помогла его ложь уладить какие-то нюансы, но все равно - неприятно сознавать, что тебя используют. Да еще без спроса и там, где особой нужны в этом не было. Ширра - ладно, он, кажется, совсем не против моего крохотного обмана. По крайней мере, не ворчит, не бурчит и не требует выложить правду каждому встречному-поперечному. В отличие от некоторых, он понимает, где надо остановится, и отложил все вопросы до того времени, пока вокруг не останется посторонних ушей. А Лех, будто до сих пор в чем-то подозревает, так и сверлит сзади тяжелым взглядом. Прямо над душой стоит, будто больше заняться нечем. Одно хорошо - его кто-то перехватил прямо на выходе, и дальше мы смогли идти совершенно спокойно.
        Ничего странного или необычного внутри форта не оказалось: обычные дома, обычные улицы, обычная площадь в центре, где, как и везде, стоит неизменный храм во славу Двуединого. Фонарей, конечно, вдоль дороги неоправданно много, но для военного городка такое расточительство - не роскошь, а необходимый элемент жизни: нежить не любит света, а значит, стоит воспользоваться их слабостью даже в малом. Пусть-ка шкуру себе подпалит, коли рискнет полезть на стены.
        Ну, что еще бросилось в глаза?
        Пожалуй, народу для темного времени суток здесь оказалось многовато, причем подавляющее большинство - мужчины, вооруженные чуть не до зубов. Поджарые, как муравьи, суровые, закаленные, матерые. Явно не дутые солдафоны из столичных гарнизонов. Но тут, опять же, сказывается местная специфика: без оружия и серебряного клинка в изголовье спать вообще не ложатся. За меч хватаются прямо из колыбели. Пришлых почти не держат, оседлого народу немного, в основном - бабы с детишками, дожидающиеся возвращения мужей. Да и тех, надо сказать, немного: Приграничье - не место для семейного счастья. Торговцы тоже надолго не задерживаются: приехали, переночевали, да и двинули в обратный путь, поскорее оставив опасную местность позади. Лавки есть, как не быть? Но мало. Непростительно мало. Впрочем, оружием и амуницией Патруль полностью снабжается за счет казны, а с питанием перебоев они отродясь проблем не знали: в Приграничье караваны все же - не редкость. Так что если и ходят по этим улицам исключительно люди военной профессии, то лишь оттого, что половина только-только с рейда вернулась, а вторая половина назавтра
в новый рейд уйдет. И так, судя по спокойным лицам Патрульных, было всегда.
        Однако, что поразило меня больше всего, так это то, что Лех, показав подорожную какому-то усатому громиле на входе, без всяких вопросов и разрешения завел нас в один из пустующих домов недалеко от главной (и единственной) площади. Ни у кого не спросил, ни с кем больше не согласовал. Просто толкнул ногой дверь и зашел, будто имел на это какое-то право. Потом ненадолго отлучился, шепнул кому-то пару слов, с кем-то перемигнулся, и вот - у нас в распоряжении оказался целый домина с пристройками, а из соседнего двора уже помчались расторопные мальцы, таща в руках корзины, полные всевозможных яств. Они же, пока мы расседлывали коней, осматривались и занимали стойла, торопливо вымели и вымыли пыльные полы, протерли столы, пробежались по комнатам, старательно застилая постели свежим бельем. Проворно натаскали горячей воды в три огромные бадьи. Повесили рядом пушистые полотенца и так же шустро умчались, оставив в пустом доме только одного - конопатого патлатого пацана с умненькими глазками и проказливой улыбкой вечного непоседы.
        Я в недоумении обернулась к эльфам.
        - Так принято, - с улыбкой пояснил Шиалл. - В форте всегда есть пустующие дома, специально для тех, кто вернулся с рейда. Загодя выстроены и неплохо обустроены, в которые только приди, смети пыль и можешь спокойно жить. Правда, обычно их приходится делить с кем-то еще, потому что желающих всегда оказывается немало. Но для нас с братом в Торроте делают исключение: оставляют отдельное помещение, на которое никто больше не покушается. В качестве жеста уважения, так сказать, к расе бессмертных, и помня о наших сложных отношениях друг с другом. Но мы не жадные: охотно делимся с остальными. А касательно парнишек - тоже просто: про нас еще от ворот послали предупредить, так что не удивляйся. Здесь так заведено: любой вернувшийся гнотт в первые сутки обеспечивают всем необходимым за счет казны.
        - Надо же. А кто за все это отвечает?
        - Воевода, конечно. На то он тут и поставлен, чтобы порядок блюсти.
        Я недоверчиво покосилась.
        - Хочешь сказать, что любой из Патруля, заходя в любой из ваших фортов, может быть уверен, что его накормят, напоят и выделят место, чтобы переночевать?
        - Разумеется.
        - Ничего себе. Похоже, содержание Патруля обходится казне в бешеные деньги.
        - Верно, - кивнул Беллри. - Но, поверь: за ту работу, которую он выполняет, это - весьма скудная оплата. Даже если включить сюда расходы на оружие, доспехи, обиход лошадей, провизию и ежемесячные выплаты ветеранам. Потому что Патруль - это единственная сила, которая сдерживает нежить от наплыва в обитаемые земли. И единственная преграда, благодаря которой все остальные ваши королевства продолжают существовать. Именно поэтому содержание Патруля ложится на плечи не только Симпала, но и на все близлежащие земли, включая Беарнский халифат, Зигг, Ларуссию, Заггнию и Залесское княжество. И это с нашей точки зрения вполне оправдано, потому что без такого заслона люди обречены: если нежить расползется во все стороны, ее уже будет не сдержать никакими силами. А так, пока она загнана в болота и отделена от остального мира заставами, фортами и Границей, у нас есть шанс уберечь свои дома от беды. Именно поэтому мы с братом здесь. Поэтому же здесь Лех и Рес с Кротом. Поэтому же все еще живо наше братство, как жив мирный договор с гномами и их клятва о помощи нашим Лесам.
        Я неловко кашлянула.
        - Конечно, ты прав. Я и не думала спорить. Просто удивительно: вы тут - как в другом мире живете. Почти без чиновников, без проволочек и глупых бумажек. Слово все еще ценится на вес золота, есть те, кому можно доверить спину, есть цель, есть средства для ее достижения и те, кто способен дойти до нее во что бы то ни стало. Я... наверное, это просто зависть, Беллри? Никогда не думала, что хоть где-то еще можно так жить.
        - Ну, не все так легко, как кажется, - усмехнулся эльф. - На самом деле хватает тут и воровства, и стяжательства, и казнокрадства, и всего того, от чего ты не так давно сбежала из столицы. Просто выражено в гораздо меньшей степени, поскольку наказание за воровство - не отрубленная рука и позорное клеймо, как в Ларессе, а волчья яма и быстрая казнь, во время которой никто за тебя даже не вступится. А за казнокрадство разрешено вешать без суда и следствия.
        - Какие ужасы ты рассказываешь, - невольно поежилась я. - Прямо страх один. Хоть любимую работу бросай и уходи в монахи.
        - В монахи тоже можно, никто не осудит, - не понял моего беспокойства Шиалл. - И храм есть - вон, в соседнем квартале виднеется. Хочешь - иди, они любого примут с распростертыми объятиями. Даже закоренелого грешника, ибо ваш бог велел прощать и смиряться. Торговать тоже не возбраняется, но учти - цены задирать не дадут: разоришься на одних только процентах, потому что спрос за каждую накинутую сверх установленного квоту будет такой, что все до исподнего с себя продашь, а и тогда не расплатишься. По этой же причине в Приграничье - самые низкие цены. И поэтому же тут выгоднее всего закупаться для продажи в той же столице. Думаешь, зря Брегол в последние годы так зачастил в Кроголин?
        - Ничего не думаю, но, полагаю, он своего не упустит.
        - Точно. Он даже подумывал тут лавочку открыть. Так, на пробу. Да Лех отговорил: не хочет проблем с Воеводой. У того на нас после той истории с воротами и так зуб имеется.
        - Что ж так? - не сдержала я улыбку. - Все убытки вспоминает?
        - А то. Покрывать-то их из казны пришлось, потому что Лех на всеобщем Собрании сумел во всеуслышание доказать, что действовал в тот момент исключительно в интересах Патруля. Дескать, жезл использовал для защиты от армии упырей, да и то, лишь в последний момент. То есть, спасал город от разрушения. А значит, всего лишь выполнял свой долг, причем выполнял его хорошо. За что ему, как водится, полагается дополнительная награда в виде полусотни золотых, а ворота пострадали оттого, что оказались слишком близко к эпицентру. Но в том его прямой вины не было. И это, кстати, сущая правда. Весь форт потом подтвердил. Поэтому Воеводе пришлось, скрепя сердце, признать, что крамолы тут никакой нет, и взять все расходы по восстановлению ворот (а гномы знаешь, сколько дерут?!) на себя. Что, разумеется, не прибавило ему теплоты по отношению к Леху.
        Я расхохоталась.
        - Гениально! Нет, я, конечно, знала, что он наглец, но до такой степени... Ширра, ты слышал?
        Тигр неопределенно фыркнул и нетерпеливо потянул меня к дому.
        - Да иду, иду. Сейчас узнаю насчет комнаты и сразу приду.
        - Выбирай любую, - немедленно отреагировал Беллри. - Если хочешь, я велю, чтобы воду принесли прямо туда.
        - Хочу, - кивнула я и, опередив остроухого опекуна, сама поманила терпеливо ожидающего мальчика. Все у него выяснила, все уточнила, распорядилась о самом главном и, подхватив тигра за шею, первой вошла в уже отмытый, проветренный и почти обжитой дом. А там, на мое счастье, нашлась чудесная верхняя комнатка, где я могла с чистой совестью плюхнуться в бадью с восхитительно горячей, чистой и мыльной водой. О которой, признаться, так страстно мечтала всю последнюю неделю. После чего бессовестно блаженствовала до потери сознания, без всякого стыда мурлыкала в голос что-то непонятное, отмокала, отмывалась, наводила красоту. И лишь удостоверившись в собственной неотразимости (в воду, разумеется, не смотрела), с умиротворенным вздохом забралась на восхитительно чистую постель. По дороге, конечно, с чувством чмокнула понимающе хмыкнувшего тигра, от души обняла, готовая в этот момент любить весь мир, забралась под одеяло, блаженно растянулась и только тогда тихонько позвала:
        - Ру-у-м?..

8.
        К завтраку я спустилась самой последней. Отчасти от того, что действительно вчера дико устала. Частично - потому, что все еще отчаянно зевала и тщетно терла слипающиеся глаза. Но большей частью по той причине, что двое моих самых близких друзей большую часть ночи занимались тем, что выясняли отношения между собой. Иными словами, шипели и бурчали прямо у меня под боком, дождавшись, в конце концов, того, что я их просто вытолкала взашей из комнаты. Но так как времени при этом было уже далеко за полночь, самой выспаться так и не свезло. Неудивительно, что наутро я была злая и сонная, а эта парочка вела себя тише воды, ниже травы, и смиренно сопровождала мою рассерженную особу по лестнице: пристыженный Рум умильно вился перед лицом, предупреждающе указывая на каждую ступеньку, чтобы я не споткнулась, а Ширра бесшумно трусил рядом, с надеждой поглядывая на мое неподвижное лицо и тщательно стараясь не задеть даже боком.
        Еще бы: вчера их уже предупредили, что за первый же вопль или рык, один на неделю вернется в Мир Теней, а второй останется украшать местный интерьер в виде красивой ледяной скульптуры. На столько времени, на сколько у меня хватит злости. А ввиду того, что на данный момент меня лучше было не раздражать... кажется, Ширра (в отличие от некоторых, кстати) ничуть не сомневался в том, что угроза реальна, и теперь вел себя безукоризненно. То есть, старался не обращать на соседство вредного духа ни малейшего внимания.
        В полнейшем молчании мы спустились в обеденный зал. Обойдя пустующий стол, я чинно села между Лехом и Ресом, намеренно найдя именно то место, где тигр не сможет улечься поблизости. Хмуро кивнула на прозвучавшее приветствие и, игнорируя недоуменные взгляды, уткнулась в тарелку. Рум, не стесненный телесной оболочкой, немедленно подлетел ближе и услужливо подтолкнул какую-то крынку.
        - Выпей молочка, милая. Говорят, полезно для здоровья. Особенно, если его с медом. . а хочешь пирожок? Тут с яблочком есть. Вкусный. Еще горячий...
        Я равнодушно отвернулась.
        - Рес, передай, пожалуйста, кашу.
        - Трис! - с несчастным видом опал проигнорированный призрак. Прямо в тарелку Леха. - Ну, хочешь, мы извинимся? Хочешь, я ему даже лапу пожму, если тебе станет от этого легче?
        - Нет, - ровно отозвалась я, принимая от Патрульного парующую миску. - Спасибо. Вы уже достаточно пообщались.
        - Да Ширра ж не специально уронил тот стул!! Честное слово! А я не хотел кидаться в тебя зажженной свечкой! Я в него метил, оболтуса мохнорылого! В него, понимаешь?
        Это ж чистая случайность!! А то, что он стащил одеяло, тоже не со зла - за мной охотился, чудовище зубастое! Но так как поймать самому - кишка тонка, вот и решил, что можно попытаться хотя бы так! Кто ж знал, что ты окажешься в одной только сорочке?! Но я не смотрел, не подумай. Это все он! Вон, глазищи-то свои вылупил! До сих пор еще не закрываются! Как увидел, что натворил, так и замер, будто их дурацкие статуи на Аллее Павших!
        У меня потемнело лицо от воспоминаний о прошедшей ночи, из которой я, в лучшем случае, смогла поспать лишь половину. Рес с Кротом дружно усмехнулись, эльфы неловко отвернулись, а Лех сдавленно закашлялся, отлично представляя, во что могла вылиться банальная перебранка между вспыльчивым скорром и не менее вспыльчивым хранителем.
        Да, так все и было: эти двое мерзавцев, что сейчас с несчастным и виноватым видом изучают собственные ноги, все-таки не сдержались и сцепились над моим сонным телом. Наверное, спорили, кому следует охранять его от посягательств неизвестных злоумышленников. Ширра, судя по всему, намекнул на бесполезность бестелесного духа и вызвался нести ночную вахту в одиночку, образно послав маленького призрака в Бездну. Рум, разумеется, в долгу не остался и, вспыхнув не хуже иного факела, во весь голос заявил, что наедине меня с ним не оставит, даже если для этого придется снова располосовать чью-то драгоценную шкуру на сотни лоскутков. Подробностей я, конечно, не слышала, потому что сперва они удосуживались общаться сравнительно тихо. Но вот последующий за этим грохот опрокидываемой мебели и подозрительный запах паленого быстро привели меня в чувство.
        Надо сказать, в первый миг я могла только ошеломленно распахнуть глаза и молча взирать на перевернутую вверх дном комнату, в которой среди полного молчания носились две странные тени. Одна - поверху, осыпая стремительного преследователя беззвучными ругательствами и крайне неприличными жестами, а вторая - понизу, черная и зловещая, во всем великолепии зверски оскаленных зубов и выпущенных когтей, среди которых не сразу удалось признать Ширру. И все бы ничего, но эта лихая парочка умудрилась не только смести горящую свечку на мою постель (хорошо, не случилось пожара!), опрокинуть сундук, тихонько уложить на бок массивный стол и оставить на полу глубокие царапины от острейших когтей. Не только сорвала занавески, заставила ходить ходуном тяжелый шкаф и прошлась ураганом по завибрировавшему потолку. Но у них хватило ума пробежаться в запале прямо по моим ногам, Руму - намертво вцепиться ручками в мою трепаную шевелюру (которая от такого варварства превратилась в нерасчесываемый колтун), а тигру - цапнуть в забытьи одеяло и накинуть сверху, стараясь поймать вредного духа в ловушку. Просто так коснуться
меня он не посмел - слово для скорра дороже жизни, но вот отомстить наглому привидению все же сумел. А заодно, и меня выставил на всеобщее обозрение, потому что, вопреки неубедительным заверениям Рума, сорочки в тот момент на мне, увы, не было: спать я ложилась, предварительно выстирав все свое белье.
        Напряженный бой закончился моментально - минутой ошеломленного молчания, оторопелым "а-а-а" и растерянным "шр-р-р". А затем довольно быстро продолжился - моим утробным рычанием, последующим за этим звуком хлесткой пощечины, отвратительно громким "хлоп!", смущенным бормотанием попятившегося тигра и истошным воплем "я больше не бу-у-уду-у-у...!" исчезающего духа. После чего один из нашей троицы бесследно испарился, вторая судорожным движением закуталась в сползшую набок простыню, а третий был безжалостно отхлестан подушкой, жестоко ударен в нос голой пяткой и неумолимо вытолкан за дверь. Правда, вылетел он наружу не только с огромной скоростью, кубарем, но и с явным облегчением, потому что прекрасно понимал: если бы не кошачья морда и густая шерсть, дополненная нечеловеческим проворством и поистине демонической выносливостью, то не видать бы ему нового рассвета, как своих ушей (сила у меня, говорю же, неслабая от родителей досталась). Поэтому Ширра отделался лишь легким испугом и ноющей болью в побитом пятачке. Везунчик, чтоб его демоны сожрали! В то время как Рум, обождав в холоде чужого мира
несколько томительных минут, все же нашел крохотную лазейку в ограждающем заклятии и прокрался-таки обратно, в комнату, твердо намереваясь не спускать с коварного противника глаз.
        Чем они потом занимались за дверью, не имею ни малейшего понятия, потому что никого больше внутрь не пустила. И наблюдать за ними не собиралась: прокляв обоих не по одному разу, с немалым трудом уснула, рассудив, что Рум меня и так знал, как облупленную, а мохнатому нелюдю мои сомнительные прелести вовсе без надобности. Особенно тогда, когда этот глазастый гад и так много дней следовал за мной по пятам, незаметно подглядывая из-за кустов. Плевать. Только это обстоятельство и необходимость отметить подорожную спасло их от исполнения моего недавнего обещания. Но, полагаю, теперь вы понимаете, почему с утра мне так не хотелось видеть эту парочку поблизости?!
        - Трис! - Рум от отчаяния едва не утонул в плошке с супом и рванул на голове несуществующие волосы. - Трис, ну прости. Мы больше не будем! Клянусь, это правда! Никто не хотел тебя обидеть, а мы, если и поспорили, то старались никому не помешать и никого не тревожить. В конце концов, могут же быть у двух взрослых мужчин некоторые трения? Эй, мохнатый! Подтверди, а то она не поверит! Чего ты вытаращился? Чего уставился, недоросль кусачий? Я что ль, за тебя должен отдуваться? Говори, нелюдь, что сожалеешь!
        - Шр-р, - послушно вздохнул Ширра, но меня это не убедило. Даже полные раскаяния золотые глаза, так настойчиво пытающиеся поймать мой убегающий взгляд. Фигу. Не выйдет: так просто им это с рук не сойдет. - Шр-р-р-р-р. Ш-ш-и-р-р-р.
        - Он извиняется, - немедленно перевел Рум. - Точнее, он ОЧЕНЬ извиняется за свой поступок и надеется, что это недоразумение не повлияет...
        Я нехорошо прищурилась, чувствуя, как опасно похолодела моя жемчужина.
        - Недоразумение? Ты назвал ЭТО недоразумением?!
        - Тикаем, - моментально сориентировался дух и первым ринулся прочь из дома. - Шиир, послушай, мудрого совета: беги. И не смотри ей в глаза, если хочешь жить. Ее матушка, можешь мне поверить, умела таким образом вымораживать целые океаны. А нам с тобой вовсе ничего не светит. По крайней мере, пока активен ее риалл. И особенно не повезет тебе, дураку, потому что твой риалл теперь тоже у нее.
        Я зловеще улыбнулась и сжала удлинившимися пальцами сразу оба амулета. Рум, взвизгнув почище иной молодки, заметался под потолком, а потом вдруг винтом ушел вверх, протаранив собой сразу три стены, дымовую трубу, крышу и половину неба над ничего не подозревающим фортом. Тогда как Ширра, округлив глаза и испуганно поджав хвост, громадным прыжком сиганул в сторону двери. И успел, подлец: моя мстительная мысль не задела его даже краем. Так, слегка подморозила кончики мохнатых ушей и малость выбелила усы. Но он все равно ушел. Сбежал, если точнее, потому что, кажется, лучше меня представлял, на что я теперь стала способна.
        Проводив его сузившимися от гнева глазами, я медленно покачала опасно посверкивающие риаллы на ладони, несколько мгновений изучала их искрящиеся от скрытой силы бока и, вздохнув, все-таки отпустила. Двуединый с ними. Не убивать же дураков за ночную дерзость? Затем снова вздохнула и, наконец, опустилась на лавку. А потом встретила полные вежливого интереса и тщательно завуалированной опаски взгляды эльфов, оторопевшие лица Реса и Крота, понимающий взгляд Леха и покачала головой.
        - Извините. Но эти двое вывели меня из себя.
        - Ничего, - бледно улыбнулся Беллри. - Только в следующий раз постарайся не касаться риаллов в такой близости от здешних магов: можешь привлечь ненужное внимание.
        - Хорошо, учту, - кивнула я, уже не удивляясь собственным способностям. - Надеюсь, сегодня я не слишком наследила?
        - Нет. Не успела. Главное, чтобы это больше не повторялось: ждать с подорожными придется несколько дней, а за это время лучше не рисковать.
        - Ладно, я постараюсь. Если, конечно, эти два наглеца не надумают снова сцепиться. Рес, ты чего так напрягся?
        - Н-ничего, - пробормотал тот, плавно отодвигаясь в сторонку.
        - Он чувствует магию, - пояснил Беллри. - Не всякую, но чует. Особенно нашу. Так что не удивлюсь, если рядом с тобой ему сегодня стало слегка не по себе.
        - Ничего себе "слегка"! Могла бы раньше сказать, что ты - магичка!
        - Не могла, - хмуро сообщила я возмущенному парню. - До некоторого времени я, представь себе, сама об этом не знала. Если бы Беллри не просветил насчет цвета глаз, так бы и мучилась в неведении. И вообще, не исключено, что дело исключительно в амулете.
        - Нет, - тихо сообщил Шиалл. - Дело как раз в тебе: такие риаллы, как твой, не признают простых смертных. Редко кто способен их подчинить и призвать эту мощь. Ты - можешь, Трис. Теперь, я верю, можешь. Ты почти закончила цикл. И Рес тоже это почувствовал: ты почти готова принять свою душу. Раньше он не видел, не мог, потому что твоя сила была тщательно закрыта. А теперь она просыпается все чаще и остается заметной гораздо дольше. Это хорошо видно. Это станет ясно любому, кто может ощущать магию, если только окажется рядом: ты почти достигла перелома.
        Я снова вздохнула.
        - Иногда ты говоришь загадками. Но мне, если честно, сейчас немного не до них. Как считаешь, не пора ли кое в чем признаться нашим друзьям? Может, тогда они все-таки передумают за нами плестись и не станут рисковать шкурами в Мертвых Пустошах? Думаю, у них есть право на выбор.
        - Как скажешь.
        - Лех, ты не против?
        Командир Патруля неопределенно пожал плечами.
        - Тебе решать, Трис, что говорить, а что нет. Я тебе свое решение уже высказал и отступаться от него не собираюсь. Беллри и Шиалл, насколько я понял, тоже?
        Эльф дружно наклонили головы, обозначая согласие.
        - Верно, - кивнула я, испытующе поглядывая на откровенно занервничавших Реса и Крота. - Дело за малым. Только вы, двое, не в курсе моих ближайших планов и того, для чего мне так сильно нужно в Мглистые Горы. Но теперь, кажется, пришла пора для откровенности.
        - Не поздновато ли? - ядовито осведомился Крот, потирая седые виски.
        - В самый раз. Хотя бы потому, что скоро мы останемся один на один в диком Приграничье, а там, насколько мне известно, почти все ночи - лунные. Так что или вы узнаете сейчас, или мне в самый неподходящий момент придется уворачиваться от серебряного стилета в бок.
        - Та-а-к, - протянул Рес, отодвигаясь все дальше. - Лех, ты же говорил, что она не оборотень!
        - Я и не врал, - тот невозмутимо подхватил со стола пирожок.
        - Тогда к чему эти намеки? Что за тайны вы тут развели с остроухими?
        - Скоро узнаешь. Трис, ты уверена?
        Я только вздохнула.
        - Лучше сказать сегодня, чем получить серебро в глаз завтра. Рес, Крот, мне нужно вам кое что рассказать.
        - И показать, - так же спокойно посоветовал Лех.
        - Да. Наверное, ты прав. Это...
        - Да не тяни кота за... лапку - нервно отозвался Рес, настороженно шаря глазами по лицам тех, кто уже знал. - Говори, раз решила. Авось, не упаду в обморок.
        - Может, у них оружие забрать? - флегматично поинтересовался Беллри.
        На него враждебно уставились сразу две пары глаза, полные недоверия и справедливого подозрения. Правда, подозрения не насчет того, о чем стоило бы переживать: просто, наш мудрый спутник быстрее всех сообразил, что мне до ужаса тревожно открываться вот так, среди бела дня, перед малознакомыми людьми. Страшно увидеть их реакцию, которая вряд ли будет благодушной. Что я бессовестно трушу вываливать ТАКУЮ правду на головы его давних друзей. Так что он просто отвлек их в своей манере и дал мне немного времени подготовиться. За что ему большое человеческое спасибо.
        Надо ли говорить, что когда на сердитые взгляды побратимов эльф лишь чуть усмехнулся краешками губ и многозначительно промолчал, после чего они так же плавно вернулись в мою сторону, их ждал неприятный сюрприз? А мои руки стали уже не хрупкими девичьими руками, а чем-то средним между деревянистыми корнями и жутковатыми лапами Ширры? Представляете, какой шок это зрелище могло вызвать у неподготовленных умов? Думаю, на их месте вы бы тоже сперва впали во вполне объяснимый ступор, а потом шарахнулись бы прочь.
        И, кажется, Беллри был прав: стоило отобрать у них оружие заранее.
        - Ну, угомонился? - ласково осведомился Шиалл, до хруста заламывая чужой локоть и проникновенно заглядывая в искаженное лицо побратима.
        Рес сдавленно захрипел, тщетно пытаясь вырваться из кольца железных рук. Но не вышло: эльф держал крепко, надежно, умело спеленав смертного брата по рукам и ногам и не давая ему ни малейшей возможности довершить начатое.
        - Пус...ти...
        - Не сейчас. Сперва дай слово, что не тронешь Трис.
        - Сво... лочь... как ты... мог... против своих же... гад...
        Беллри с другой стороны сочувственно вздохнул и чуть сильнее надавил на чужое горло, отчего лицо у Крота опасно побагровело, а глаза налились кровью. Правда, даже это не заставило его сдаться.
        - Довольно, угомонись, - сурово потребовал Лех, подходя ближе и кладя руку Ресу на плечо. - Тебе все объяснили, доверились, показали, чтоб потом с кулаками не лез и ловушки по кустам не устраивал. Никто не заставлял вас идти с нами. Не требовал и не приказывал.
        - Связался... с нежитью... оборотница... чтоб вас всех...
        - Трис - не оборотень, я уже говорил.
        - Да?! Тогда как ты объяснишь ЭТО?!!
        Я тихо устроилась в сторонке, виновато опустив глаза и уже остро жалея, что совершила эту глупость. Не надо было так резко. Не стоило говорить прямо в лоб. Надо было постепенно, аккуратно, по частичкам открывая правду... не знаю. Тогда мне казалось, что так будет лучше, что одним махом разрешатся все загадки и откроются все глаза. Дуреха. Совсем забыла, что в Патруле они каждый день сталкиваются именно с такими странными тварями, как я. С ходу убивают все, что не так пошевелится или возопит поутру совсем не тем голосом, чем вчера. А я сейчас сама, своими руками записала себя в один ряд с нежитью и кровожадной нечистью. Обозначила свое нечеловеческое нутро, а значит, по здешним законам просто не имела права на жизнь.
        Да, печально сознавать, что единственной реакцией на правду стало секундное ошеломление, закончившееся неимоверно быстрым и потрясающе слаженным прыжком с двумя серебряными кинжалами наперевес: Рес и Крот действовали так органично и дружно, что становилось сразу понятно - не первый год работают в паре. И работают хорошо, если судить по тому, что они все еще живы, а это делало им честь. Как и их поразительная реакция, которая лишь немногим уступала реакции эльфов. Собственно, только поэтому мне не пришлось пускать в ход свои когти - Беллри был не просто настороже, но и на пару с Шиаллом мгновенно загородили побратимам дорогу. Закрыли меня собой. Качнулись вперед и, еще до того, как Лех успел вмешаться, а Ширра снес нам входную дверь, ловко перехватили друзей, не дав им коснуться меня даже пальцем.
        Тигру даже вмешиваться не понадобилось: мои остроухие опекуны сами скрутили друзей и бережно уложили на пол, попутно отобрав все оружие и даже ножи со стола покидав в противоположную стену - подальше от соблазна. Потом подскочил Лех, оттеснил меня в сторону, одновременно следя за сердито урчащим скорром. Почти сразу вернулся и встревоженный шумом Рум, принявшись с воплями носиться над чужими головами и едва снова не превратившись в то жуткое чудовище с крыльями летучей мыши. Рес пытался образумить одурманенных побратимов. Крот глухо ругался. Остальные пытались уладить разгорающийся конфликт, а я... мне оставалось только прикусить губу с досады и отступить в тень, пока все не успокоится.
        Не знаю, что промелькнуло в мыслях у Патруля, когда они увидели мои преобразившиеся руки. Сколько предположений и открытий. Сколько загадок разом стали понятны. И как сильно плохо они обо мне подумали. Если честно, могу их понять: мои способности порой пугают и меня. А уж в зеркало лучше вовсе не заглядывать, если не хочешь заполучить раньше времени седину на висках. Боюсь только, они решили, что я очаровала их друзей и этим заставила оставить себя в живых. Задурила им головы, окрутила, застила глаза: магичка, как-никак. Дохлая, ничего не понимающая в этом, но все-таки бесспорная магичка. Даже эльфы подтвердили. Да еще со столь жуткими способностями к перекидыванию и откровенным страхом перед луной.
        Так что, повторяю: я могу понять их реакцию. Другое дело, что меня она совсем не радует и в который раз за мою недолгую жизнь показывает, что нам с Румом стоит держаться подальше от обычных людей. За очень редким исключением.
        - Пусти! - прохрипел Рес, все еще пытаясь выбраться из надежного захвата и сверля меня ненавидящим взором. - Пусти, ушастый! Вот уж не знал, что на вас действуют эти штучки... ведьма!
        Беллри, не говоря ни слова, сжал пальцы, и он вынужденно умолк.
        - Остынь, - весомо повторил Лех. - Шиалл, не переусердствуй: у вас же пальцы, как стальные прутья. А у него горло нежное, хрупкое.
        - Хрр-р... - подтвердил синеющий Рес.
        - Отпустите, - хмуро попросил Крот, с бессильной злостью следя за действиями тех, кому привык доверять спину. - Удавите еще. Где я себе потом напарника найду?
        - Не хочу, чтобы все повторилось: Рес слишком резкий, - негромко отозвался Беллри.
        - Отпусти, - вмешалась я, и эльф немедленно разжал руки, позволив парню рухнуть лицом вниз и судорожно хватануть ртом воздух. - Хватит. Вы можете их ранить, а это совсем ни к чему.
        - Они пытались тебя убить, - мягко напомнил Шиалл, следом за братом послушно отступая в сторону.
        - Вы все пытались меня убить. Причем, некоторые - даже дважды. А кое-кто в этом вообще едва не преуспел...
        Ширра виновато потупился.
        - Так что прекратите заниматься глупостями и разойдитесь, - спокойно закончила я, решительно поднимаясь и отворачиваясь. - Дайте ребятам убедиться, что вы не очарованы и не покусаны. А потом, если у кого-то возникнут вопросы, можете их задать: я отвечу, если смогу. Но до тех пор дайте хоть пять минут отдохнуть: у меня была трудная ночь, нервное утро и, похоже, еще будет нелегкий день. Так что разберитесь со своими проблемами, страхами и переживаниями. И, если сочтете необходимым, позовите, когда соберетесь выступать. А я буду ждать наверху, у себя. Одна, если кто не понял. И только попробуйте пристать со всякими пустяками. Это понятно?
        - Да, Трис, - печально вздохнул из-под потолка Рум.
        - Шр-р, - в унисон отозвался Ширра.
        Эльфы склонились в почтительном поклоне, Лех просто кивнул, а поднявшиеся с пола Рес и Крот только сжали челюсти. Кажется, искренне сожалели, что побратимы лишили их всякого оружия. Пришлось мне достать свое и, не моргнув глазом, поранить запястье, позволив выступить на коже алым капелькам крови.
        - Это - чтобы вы не сомневались, - демонстративно уронила их на пол, потерла мгновенно зажившую ранку и, делано не заметив огорченного духа, быстро ушла.
        - Шр-р-р? - с надеждой мурлыкнул тигр, готовый заскочить следом на второй этаж по первому зову.
        Я только головой мотнула и поспешила скрыться, но, видимо, слегка перестаралась и слишком громко шарахнула дверью об косяк, заставив присутствующих вздрогнуть от неожиданности. После чего с неменьшим грохотом задвинула засов, погремела стулом, с досадой буркнула что-то себе под нос. Наконец, убедилась, что внизу по-прежнему тихо и, бесшумно распахнув окно, огляделась: задний двор был девственно чист и приятно пустынен. Ни тебе злобных псов, караулящих каждое твое движение. Ни стражи. Ни бдительных караульных. Внизу темнеет влажная после вчерашнего дождя земля, на которой еще не пропали следы могучих тигриных лап (кажется, мой мохнатый спутник успел прогуляться по городу этой ночью?). Соседняя крыша, конечно, далековато, но я и не собираюсь сигать на нее из окна: для этого существует забор, деревянная стена и восхитительно пустой подоконник, на который я, не медля, тут же и забралась.
        Нет, сбегать от взволнованных спутников я не собиралась: ни к чему. Да и бесполезно: Ширра все равно найдет по риаллу. И Рум от него не отстанет. Но оставаться в душном доме и дальше, когда знаменитые ищейки Патруля так неспокойны и явно только выискивают повод, чтобы сорваться - неблагоразумно. Не буду, пожалуй, их раздражать. Ни к чему это, повторяю. А следов на земле не хочу оставлять по другой причине - вдруг кто еще прознал про мои сомнительные возможности? Или, чего доброго, Лех в одну из своих отлучек успел кому-нибудь намекнуть на мою непростительную близость к скорру? Или же о самом скорре ненароком обмолвился? Я, конечно, ему доверяю: дураков в Патруле вроде не держали, а Ширра давно и наглядно показал, что не желает быть узнанным. Но все равно: лучше-ка я поверху сойду на другую улочку, улизну потихоньку, благо в этом деле мне равных практически нет. Потом пару часиков погуляю по форту, познакомлюсь с местными жителями, разузнаю поподробнее про будущую дорогу. Благо нам тут неизвестно, сколько еще времени торчать, дожидаясь встречи с Воеводой. Который, кстати, имел немалый зуб на нашего
Леха и может вполне застопорить этот вопрос слегка подольше, чем мы рассчитывали. Впрочем, сейчас это только на руку: Ресу и Кроту понадобится время, чтобы избавиться от мысли о моем немедленном предании костру или втыканию в меня, любимую, хорошенького такого осинового кола. Пусть остынут. А там, глядишь, эльфы и Лех как-нибудь сумеют успокоить взбудораженных побратимов. Тогда и вернусь.
        Оглянувшись на молчаливую дверь, я решительно спрыгнула вниз, но до влажной земли не долетела: примерно на середине пути зацепилась одним из коготков за стену, качнулась и легко соскочила на дощатый, но надежный с виду забор. Удачно встала ноги, не поцарапавшись и не соскользнув, на мгновение замерла, старательно удерживая равновесие. Качнула руками, осторожно переступила (и за каким демоном они тут делают доски заостренными кверху?!). Затем уверенно выпрямилась и, найдя точку опоры, без промедления побежала, на пару секунду уподобившись акробату на туго натянутой веревке. Быстро достигла соседнего дома, проворно забралась по отвесной стене (простите за отметины от когтей), перегнулась через крышу, про себя костеря ленивых домовладельцев и обилие на здешних птичниках голубей. Убедилась, что внутри так же пусто, как и в нашем доме до вчерашнего дня. Таким же манером спустилась на другую сторону, достигла соседней, непростительно узкой улочки, осторожно спрыгнула. Быстро огляделась. Но любопытных физиономий нигде в округе не нашла и, деловито отряхнувшись, отправилась к промелькнувшему вдалеке
светлому пятну: знакомиться со знаменитым на весь Симпал Торротом.
        Надо же все-таки знать, куда меня на этот раз завела судьба?
        - Рум? - позвала тихонько, надеясь, что буду услышана. Мгновение помедлила, раздумывая над тем, что станут делать мои попутчики, когда несносный ворчун вдруг исчезнет у них из-под носа. А потом махнула рукой и... тут же поморщилась от радостного вопля над самым ухом.
        - Трис!! Как же здорово, что ты решила удрать от этих...
        Рум без промедления завис над моей головой, откликнувшись на зов так же верно, как всегда. Не смотря даже на близкое присутствие Ширры, дневной свет и многолюдный квартал по соседству.
        - Молодец! Я знал, что ты меня не бросишь! Знал! Теперь мы этого мордатого нелюдя легко сделаем! Стоит тебе только захотеть улизнуть...
        - Погасни, перестань вопить и ответь: что ты успел выяснить этой ночью? - сухо оборвала я возбужденно засветившегося духа. Тот, слегка опешив, на мгновение замер перед моим лицом, силясь сообразить, откуда мне известно о его прогулке, но потом, видимо, что-то понял: послушно сделался невидимым, невесомым облачком вспорхнул на левое плечо и неслышно прошептал:
        - Как узнала?
        - Легко: ты никогда бы не оставил Ширру без присмотра.
        - Гм, - заметно смутился призрак. - Ну, да: таких зверей на волю без поводка не отпустишь. Вдруг загрызет кого? Шииры... они такие. Никогда не знаешь, что им в голову взбредет. Но этот ходил только осмотреться. По крышам пробежал, в пару домов заглянул и все. Не волнуйся - следов нигде не оставил. Я бы даже сказал, что он буквально пролетел над фортом, чтобы узнать, где тут есть кто и какой силы маги. Но оказалось, все в порядке: магов всего трое, все - в доме здешнего Воеводы и не далее, как завтра, отправятся в составе своих гноттов в рейды. Остальные в разъездах.
        - Откуда знаешь? - заинтересованно покосилась я, выбираясь на более широкую улицу. - Подслушивал?
        - А то. Если даже Шиир решил, что для дела надо, то и мне не зазорно.
        - Ого. Что же ты вызнал еще, мой любопытный друг?
        - Про магов? - зачем-то уточнил Рум.
        - Разве о ком-то другом есть любопытные новости? - я рассеяно огляделась, мимоходом заметив пару редких прохожих, судя по одежде и отсутствию мечей на поясах - явно здешних поселенцев, спешащих по своим делам. Не обратив внимания на многозначительное покашливание приятеля, определилась с направлением и решительно зашагала к центру. - Так что там с магами? Куда они собрались?
        - Не в Пустоши, не волнуйся. Один отправляется к северу, в Шепил, с докладом для Верховного; второй - в Кроголин, сопровождать последний в эту седмицу караван, потому как на том направлении слишком много развелось в последние месяцы нежити; а третий - на восток, но не тем путем, каким пойдем мы.
        - Откуда ты знаешь, каким идем мы? Договорился с Ширрой, наконец?
        - Нет, - тут же насупился Рум. - Просто самый короткий путь - напрямик через болота, перевал Заблудших Душ и Тропу Сорвавшихся. А идти ущельем Павшего - сущее самоубийство. Кстати, именно в ту сторону и направился наш маг. Между прочим, неслабый, судя по ауре и силе жезла. Не стоит с ним сталкиваться, так что будь осторожнее, если решишь приблизиться к Ратуше.
        - Все так плохо?
        - Нет. Просто у него тоже есть дух-хранитель, - резко посерьезнел призрак. - И он может меня узнать. А это непременно вызовет ненужные вопросы.
        Я, наконец, одолела бесконечную улочку и остановилась на краю большой площади, где обнаружился хоть какой-то народ. Быстро огляделась, еще сама не зная, что именно хочу увидеть, освоилась, слегка растерялась, задумалась...
        Ну да, площадь как площадь: круглая, с каким-то постаментом в центре, изображающего воинственно нахмурившегося дядьку верхом на бронзовом коне и с длинным мечом в одной руке. Кто таков, не знаю. Может, местный герой, когда-то грудью закрывший родной город от нашествия нежити. Может, прежний Воевода, прославившийся своими великими деяниями, а может, даже и нынешний: кто знает, чем он тешит на досуге свое тщеславие? В любом случае надо было хоть чем-то заполнить столько пустого пространства, так что я не в претензии. Народ здесь есть, но, опять же, сравнительно немного, стоят группками или прохаживаются поодиночке. Правда, в сравнении с тем районом, откуда мы явились, тут - просто настоящее столпотворение, ибо по пути сюда я от силы встретила пару человек. А здесь довольно людно. Прямо как в базарный день, вот только собравшиеся никак не походили на торговцев.
        Все они оказались разного возраста и положения, по-разному одетые и снаряженные, но все равно - чем-то неуловимо похожие друг на друга. Плавной походкой, экономными движениями, цепким взглядом, выдающим людей бывалых и готовых к любому повороту событий. Кто-то, как я, вяло изучал прохожих, стоя под стеной какого-нибудь дома и отыскивая нечто неизвестное в суровых, обветренных лицах присутствующих. Кто-то неожиданно встретился с давним приятелем и теперь оживленно обсуждал последние новости. Кто-то мирно дремал в уголке. Один рыжебородый верзила, явно находящийся с моими недавними попутчиками - Олавом и Олером - в дальнем родстве, небрежно оперся могучим плечом на ногу бронзовой лошади и надменно взирал на остальных с высоты своего немалого роста. Поодаль скромно присели под стеной двое зиггцев с обязательными татуировками воинов в виде скрещенных змеиных голов на щеках; бритые, как полагается по их канонам, в кожаных безрукавках поверх длинных туник, с потертыми ножнами на поясах... не зная, как зиггцы относятся к человеческой жизни, можно запросто стать заикой, просто встретив таких красавчиков в
темном переулке. Но я даже не дрогнула: после тесного общения с Верритом и его братом хорошо усвоила, что зазря уроженцы далекого Юга никогда не станут обнажать свои сабли. Ценят они любое проявление милости Двуединого. А значит, и опасаться их стоит не больше, чем заряженного арбалета в руках опытного стрелка: в "молоко" не пальнет.
        Чуть левее невозмутимых зиггцев громко беседовали еще трое незнакомцев - эти, судя по всему, наши, симпальцы. Но, судя по выговору и треугольным насечкам на загорелых предплечьях - северные. А вот в тени огромного кипариса, что гордо пристроился прямо между двумя соседними домами... я сперва глазам своим не поверила!.. сидели, как ни в чем не бывало, сразу двое (хотя их редко встретишь даже поодиночке!!) подданных Беарнского халифа! Представляете?! Я даже не думала, что вообще их когда-нибудь увижу вживую: слишком уж преданы они были своей родине и милосердному халифу. Боготворили его, искренне полагая помазанником аллаха. А здесь - сразу двое!
        Каким только ветром их занесло в наши холодные широты?! Что могло заставить их нарушить древние традиции своего народа? Просто ума не приложу. Говорят, эти темнокожие сыны пустыни постоянно мерзнут, если солнце не раскаливает камни до сочного вишневого цвета, а дорожные плиты не плавятся под ногами. Огорчаются, если хоть на час тучи заволокут ясное синее небо: дескать, это их тогда бог гневается. А тут - нате вам, пожалуйста! Сидят, как миленькие, под мрачными тучами в своих разноцветных стеганых халатах, подтянули ноги к подбородкам, не обращая внимания на накрапывающий дождик. Положили зачехленные сабли под колени, о чем-то беседуют на своем гортанном языке и в ус не дуют! Хотя усов, если приглядеться, у них как раз и нет - не растут у южан, хоть ты тресни. Об этом даже шутка такая есть: дескать, подожди, пока у халифского пса борода не вырастет... ха-ха, насмешили. До самой смерти, боюсь, ждать придется. Правда, насчет бороды я точно не знаю - не видела. Но вот про южных собак слухов бродило действительно много: о том, что они лысые и почти все бешеные. Что здоровые, как телята, и без лая
кидаются на любого, на кого укажут. Что сражаются вместе с хозяином до победы или до смерти, а если тот погибнет в неравном бою, то хватают его в зубы и приносят домой, потому что быть похороненным на чужой земле для халифца - хуже самоубийства. А еще про них известно, что редкому чужестранцу удается приручить такого пса - больно злы и свирепы. Не говоря уж о том, чтобы вывезти из страны без персонального разрешения Великого халифа. Но здесь, на окраине мире, в самом средоточии безвластия и хаоса, рядом с северянами, зиггцами и демон знает, кем еще, сидели не только двое самых настоящих уроженца знойных южных земель, но и смирно лежали в сторонке два крупных, просто гигантских, бесхвостых пса странного серовато-желтого окраса. Без всяких ошейников и ремней. Абсолютно свободные и подозрительно спокойные. Просто ужасающие зверюги. Я хорошо видела, как шевелятся мокрые носы, да посверкивают из-под полуприкрытых век хищные глаза: собаки явно не спали. А если и дремали, то вполуха, отлично подмечая все, что происходит вокруг мирно беседующих хозяев.
        - "Духи пустыни"! - пораженно ахнул невидимый Рум. - Мать моя! Откуда они тут взялись?! Неужто тоже в Патруле?!! Гляди, какие чудовища!
        Меня аж передернуло при виде этих громадин, и я поспешила отвести взгляд: говорят, эти звери любой прямой взор воспринимают, как вызов. А мне нельзя привлекать к себе внимание. Мало ли кого еще занесла сюда судьба? Не удивлюсь, если тут даже оберон на привязи вдруг найдется. Да и не люблю я собак, если честно: в свое время столько бегать от них пришлось...
        Чтобы скрыть замешательство, демонстративно принялась глазеть в другую сторону. Придирчиво оценила аккуратные каменные дома, то здесь, то там словно невзначай украшенные ажурными деревянными вставками из осины. Правильно выцепила из-под одежд лениво прогуливающихся людей неяркий блеск обязательных для Патрульных кольчуг. Подметила обилие оружия и внушающую уважение стать здешних мужчин. Наглядно убедилась, что все они - из многочисленного военного сословия, хоть и почему-то бесцельно слоняются вокруг неприметного серого здания, будто нечем с утра заняться. Наконец, догадалась, что это, наверное, и есть дом местного Воеводы, после чего перехватила несколько заинтересованных взглядов и осторожно шагнула вперед.
        - Трис, ты куда? - не на шутку всполошился Рум. - Не вздумай приближаться к собакам! Говорят, они обучены чуять нежить! И вообще - все потустороннее! Могут узнать!
        Я заколебалась, настороженно косясь на громадных псов и раздумывая над тем, как бы миновать их бдительные морды: идея маленького друга неожиданно стала казаться мне крайне заманчивой. Но шарахаться от каких-то собак вроде несерьезно. Может, обойти их по кромке площади? С противоположной стороны, чтобы не уловили запаха? Однако не вышло: сонные и благодушные с виду, псы вдруг одновременно подняли головы и уставились в нашу сторону двумя парами немигающих глаз. Мне даже не по себе стало, когда я встретила их взгляды - молчаливые, сосредоточенные и ужасающе разумные. Кажется, они почувствовали во мне нечто неправильное. А то и Рума сумели учуять: кто знает, на что в действительности натаскали этих монстров?
        - Три-и-с... - предупреждающе протянул мой хранитель, когда вслед за собаками встрепенулись и их хозяева. Внушительно положили ладони на вздыбленные холки, что-то успокаивающе прокаркали на своем непонятном языке и здорово удивились, когда псы не только не улеглись обратно, а угрожающе приподняли губы и издали странный звук: не то рык, не то шипение.
        Вздрогнув, я запоздало отступила на шаг.
        - Трис, пойдем обратно, - откровенно занервничал Рум, поспешно юркнув за мою спину. - Видишь, как задергались. Что-то чуют, гады мохнатые. Пошли домой, а? Мне тут ужасно разонравилось. Как бы чего не случилось!
        Но было поздно: на нас уже пристально уставились оба халифца, готовые чуть что - спустить своих чудовищ, а те, будто ощутили неуверенность хозяев, неожиданно внятно зарычали. Мама! А говорят, они молчат даже когда бросаются на кровного врага! Даже напарываясь на стальное острие! Никогда не подают голос!! И, кажется, мне уже понятно, почему: звук получился такой, что нас с Румом одновременно передернуло, будто от холода, а большинство присутствующих изумленно обернулись.
        - Гр-р-р-ра-а-м! - рявкнули звери, качнувшись навстречу, но все еще подчиняясь властно легшим на загривки рукам.
        Я судорожно сглотнула, чувствуя себя на перекрестье взглядов, как приговоренный на эшафоте.
        - ГР-Р-Р-РА-М-М!!
        - Трис, назад! - во весь голос завопил Рум, позабыв про конспирацию. - Назад, слышишь?!! Прочь отсюда!!
        И вот тут "духи пустыни", наконец, не выдержали: издав новый ужасающий рык, похожий на стон опадающей горы, они вдруг вырвались из-под ладоней хозяев, хотя прежде явно никогда себе этого не позволяли. Проигнорировали недоуменно-сердитый окрик, одинаково яростно оскалились и огромными скачками ринулись в мою сторону.

9.
        Признаться, у меня екнуло сердце и как-то нехорошо похолодело в груди. Я и раньше не слишком терпела собак, особенно агрессивных, а уж таких, как эти... будь у меня выбор, предпочла бы вернуть сейчас свой славный арбалет-малышок, из которого так удобно подстреливать всяких невоспитанных чудовищ.
        - ТРИС!!!
        - Исчезни! - рявкнула я в ответ, одновременно лихорадочно оглядываясь в поисках выхода, но тщетно: до спасительной стены мне уже не успеть, до памятника тоже слишком далеко, да и загораживает его все тот же рыжий верзила. Бежать назад - глупо: наверняка догонят, а демонстрировать свои способности здесь, в самом средоточии мощи Патруля... нет, лучше уж сразу повеситься. Или убиться головой об угол, потому что результат такой дурости был вполне предсказуем: стоит только вспомнить про оставленного в доме Реса и его "слегка нервную" реакцию на правду. А тут таких "Ресов" - полтора десятка. И все шустрые-е-е...
        Так ничего и не придумав, я зло уставилась на стремительно приближающихся псов. Гады! Теперь из-за них мне придется или спешно когти растить, чтобы отучить этих пустынных дворняг кидаться на скромных, милых девушек, либо терпеть на себе их страшенные зубы! Как вам такой выбор, а? Меня, например, совершено не устраивает! Но что придумать? Куда бежать, если впереди уже капают слюнями эти две страшилы, с боков с испуганными лицами повскакивали все до единого Патрульные (и чего им дома-то не сиделось с утра пораньше?!), позади - глухой тупик, а летать-то я пока не научилась! Да и Рум, несносный крикун, подозрительно быстро испарился. Демоны Иира! Вот когда не надо, он тут как тут, а как необходимость в нем появится, так и днем с огнем не сыщешь! Ну и что, что я сама его отправила к Теням?! Я ж от растерянности, а не всерьез!! Кто ж знал, что временами мои пожелания обретают для него статус приказа?!
        Двуединый, что же теперь делать?!!!
        Я обреченно посмотрела на свирепых зверюг, которым оставалось всего два жалких прыжка до моей замершей в нерешительности тушки. Ну? Сразу сожрут или, может, дать им сперва в морду? Для затравки, так сказать? Все не так обидно будет? Ох, и зубы же у них! Прямо крокодилы какие-то! Пасти широкие, жаркие, слюни липкие, когти чуть не искры высекают в камне, тела напряжены и уже готовы сбить с ног, кривые лапы мощно отталкиваются в последний раз... кажется, теперь я понимаю, почему мне ТАК не нравятся собаки!
        Я приготовилась к самому худшему, внутренне подобралась, мысленно прикидывая: не слишком ли будет наглым с моей стороны взлететь вертикально вверх по каменной кладке ратуши, если вдруг совсем прижмет? Или все-таки отрастить пару коготков в целях самозащиты? Потому что, судя по бледным, перекошенным лицам окружающих, беспокоилась я не зря: повод для паники действительно был. Мне даже зажмуриться захотелось, потому что такого кошмара в своей жизни еще не доводилось встречать: в этой связи и оберон показался вдруг чем-то мелким и несущественным. Но, хвала всем богам, никаких ужасов не случилось: в самый последний момент здоровущие твари неожиданно застопорились. Чуть не с визгом вонзили когти в каменные плиты под ногами, дружно споткнулись, будто на стену налетели. Проворно заработали лапами, силясь остановить недоконченный прыжок, присели. На полном ходу проехались на голых задах, тараща на меня свои неподвижные желтые глаза. А потом...
        - Шр-р-р, - почти ласково донеслось сзади, и мужчины на площади мгновенно обратились в живые скульптуры: белые такие, мраморные, с выразительными глазами. А рядом с ними еще две статуи образовались, для пущей композиции, так сказать. Мелкие, противного песочного цвета и уже совсем не страшные: знаменитые "духи пустыни", вопреки своей жутковатой славе, вдруг завибрировали мелкой дрожью, поджали обрубки хвостов и с жалобным скулежом припали к земле, прямо на глазах покрываясь почти ощутимой коркой ужаса. А потом униженно вывернули шеи, отдаваясь на милость сильнейшего, как это принято в любой стае.
        Я быстро обернулась: Ширра пришел удивительно вовремя. Бесшумно приблизился, оцарапал усами бедро и замер в полной неподвижности, ненавязчиво отгородив меня от чужих посягательств. Массивный, неподвижный, устрашающе черный, будто гранитная глыба, высеченная из непроглядной темени самой темной ночи. Глаза узкие, злые, бездонные, в крохотных точках золотистых зрачков - мрачное предупреждение и нескрываемый вызов. Острые когти без труда дробят булыжник величиной с конскую голову. Все тело будто выковано из стали, кожа блестит, как маслом политая, а под ней перекатываются такие тугие шары мышц, что даже мне стало немного не по себе. Не говоря уж о тех, кто еще не знал. Признаться, давно я не видела его таким грозным и величественным одновременно: казалось, он словно с древней картины сошел - хищный, излучающий бешеную силу, от которой аж мурашки по коже. Смертоносный и смертельно опасный.
        Настоящий демон.
        У меня словно гора с плеч свалилась.
        - Боже... как ты вовремя! - я зарылась пальцами в черную шерсть, про себя подивившись ее неестественной жесткости. Он словно броней покрылся от головы до кончиков пальцев! Такую не каждым мечом разрубишь! А я даже не подозревала о его способностях! - Ширра?
        Тигр мельком покосился, но быстро убедился, что со мной все в порядке, и снова обратил полный нехороших огней взгляд в сторону ощетинившихся оружием Патрульных. Его не смутили ни парные зиггские сабли, ни отточенные до остроты бритвы мечи симпальцев, ни великанский топор меригольдера, готовый обрушиться нам на голову, ни кольчуги, ни даже приличное число собравшихся, которые все до одного были готовы встречать эту несомненную угрозу во всеоружии. На лебезящих псов вовсе не взглянул: только рыкнул сквозь плотно сомкнутые зубы, и те поспешно попятились, не смея вставать на пути взбешенного скорра. Зато я, завидев нацеленные арбалеты, принесенные какими-то умниками в центр города, по-настоящему обеспокоилась.
        - Ширра, не надо. Все в порядке, меня никто не обидел.
        Тихое шипение в ответ. Злость? Недоверие? Жажда мести?
        - Ширра, - настойчиво потянула я черное ухо, пытаясь оттеснить его в сторону. Ага, размечталась: проще гору свернуть, чем этого упрямца! - Ширра!
        Он, наконец, неохотно приподнял усатую морду, уставившись полыхающими яростью глазищами прямо мне в лицо. Ненадолго, всего на мгновение, за которое меня сперва бросило в жар, а потом осыпало морозом, но из колеи, как ни старалось, все же не выбило: это мне было уже знакомо. Давно. И больше ни капельки не испугает, каким бы жуткими не казались со стороны последствия. Не боюсь я его, и точка. Никаким больше не боюсь, даже хищным зверем и обезумевшим демоном, как сегодня.
        Правда, тигр так же быстро отвернулся, не желая упускать из виду присутствующих, но я не сдалась и вцепилась еще крепче: нет, никаких больше выяснений отношений. Ни с ними, ни с кем бы то ни было. Не люблю ссор. Не терплю конфликтов. Но по какой-то прихоти судьбы последние месяцы мне на них просто несказанно везет. Будто издевательство какое! Сперва Ширра, потом Лех, за ним - эльфы, Рум, Рес и его более рассудительный напарник Крот. Теперь, вот, ЭТО... все, хватит: никаких войн рядом со мной - ни больших, ни маленьких. Все что угодно, только не это.
        Заслышав тихий шелест потревоженных ножен, я живо подняла голову: да-а-а, сложно мне будет их остановить. Патрульные уже окружили нас ровным полукругом. В полной боевой готовности. Мечи обнажены, лица суровы, кончики арбалетных болтов с нескрываемым интересом изучают мою грудь... глаза у всех настороженные, холодные. Взгляды цепкие, словно в рейдах. Руки лежат на рукоятях и спусковых крючках, пальцы чуть подрагивают в ожидании команды. Скажи хоть одно слово, и тебя тут же нашпигуют, как подушечку для иголок. А из соседних переулков уже подтягиваются новые лица...
        Ширра внушительно приподнял верхнюю губу, обнажая острые клыки, и хлестко ударил хвостом по воздуху. Тоже готовый ко всему и неумолимо оттесняющий меня за спину. И это весьма нехорошо: памятуя о скорости и умениях скорра откусывать чужие головы, даже я не берусь предсказать последствия. Однако, если дело повернется совсем плохо, мне тоже отступать станет некуда. Придется отбиваться или снова бежать, что никого из нас ни в каком разе не устраивало. Но уйти спокойно теперь вряд ли получится - окружили нас надежно. Лех и его репутация далеко, эльфы, если и почуяли неладное, просто не успеют вмешаться, а бросить тут Ширру одного невозможно. И чем это будет грозить Патрулю - один Двуединый ведает. Боюсь только, от местного форта мало что останется, потому что Ширра, как известно, не умеет отступать. А я никогда не оставлю его на растерзание здешним законам.
        Не знаю, чем бы все это закончилось и какие бы потери понес Торрот после нашего ухода, но спас его от неминуемого разрушения (а меня - от мук совести) еще один незнакомец - здоровенный седой великан с секирой наперевес, который, заслышав неясный шум, вдруг вышел из дверей ратуши. А выйдя, как раз застал достойную мастера картину: мы с Ширрой - на одной краю огромной площади, ощетинившиеся и одинаково сердитые, а почти два десятка местных стражей порядка напряженно следят за каждым нашим шагом, готовые буквально взорваться градом ударов, если в том возникнет необходимость.
        - Та-а-к, - густым басом осведомился гигант, оглядев это столпотворение. - И какого демона вы тут устроили?
        Я мельком покосилась: гм, до чего колоритный дядька - широкогрудый, седоусый и седовласый. Правда, глаза приятные - синие, как небо над головой, и такие же прозрачные. А вот лицо жесткое, побитое оспой, не раз отмеченное старыми полосками шрамов. Короткая седая бородка. Мощные ладони, ноги-столбы, массивное туловище, закованное в сложную чешуйчатую броню. Секира не новая, в крохотных щербинках, явно не раз бывавшая в сече, оружейное древко - с насечками чистейшего серебра, в которые тщательно вплавлены защитные закорючки охранного заклятия... никак сам Воевода в гости пожаловал? Похоже: вон, как встрепенулись наши соглядатаи.
        У меня немного отлегло от сердца: с начальством, как известно, всегда легче договориться, чем с простым подметалой. Причем, чем оно выше, это начальство, тем проще - некоторым даже объяснять ничего не надо, сами все поймут, лишь мимоходом глянув на источник беспокойства. Но еще легче мне стало, когда в одном из опоздавших к развязке мужчин я вдруг признала давешнего упрямца с ворот - ворчуна Стагра, который, похоже, спешил самолично упредить Воеводу о необычных посетителях. А также о смутьяне Лехе, на которого, вполне вероятно, и сам имел какой-то зуб.
        Завидев меня в окружении Патрульных, он приглушенно выругался и заметно прибавил шагу. Торопливо протолкался к седовласому гиганту, вытянул голову и что-то негромко прошептал, косясь в нашу сторону беспокойным взглядом.
        - Вот как? - нахмурился Воевода, исподволь изучая нашу странную пару.
        - Точно.
        - А Лех?
        - Тоже здесь, - тонко улыбнулся Стагр. - Явился, блудень, да со всем своим гноттом, чтобы ты, значитца, не вздумал его снова вздернуть. Девица, кстати, и зверь этот - тоже с ним.
        - Тьфу, - незаметно скривился седой и вполголоса бросил, полагая, что никто не услышит: - Вечно от этого смутьяна неприятности. Где сам-то?
        - У себя. А девица якобы от Вежиц идет. Вместе с этим чудовищем. Подорожная на Брегола выправлена, но тут все чисто, я проверил - печать подлинная, да и отметка из Кроголина на месте. Вот только зверь, что любопытно, в ней не указан.
        Воевода чуть вздернул левую бровь, пристально рассматривая настороженно замершего Ширру.
        - Забавно...
        - Еще как. Или Лех упустил это из виду, когда брал их на попечение, или же...
        - Это его работа, - задумчиво закончил хозяин форта, а его взгляд стал еще более острым. Меня придирчиво смерили с ног до головы и обратно. Вежливо и деликатно изучили, оценили, заметили и сделали какие-то выводы. Ширру с неменьшим вниманием осмотрели и мысленно присвистнули, сравнив его габариты с моими, но в глаза смотреть поостереглись - у скорра чересчур тяжелый взгляд, чтобы долго его выдерживать без нехороших последствий. Вопрос с подорожной отложили на "потом", но отнюдь не забыли. Думаю, мне еще придется подыскивать подходящее оправдание за такое доверие со стороны осторожного Брегола и сомнительную "невнимательность" Леха, которую эти двое, между прочим, разгадали влет.
        Интересно, чем еще занимается Стагр, помимо разглядывания чужаков за воротами? И по какой причине так запросто говорит с грозным начальством? Стоя за левым плечом, как верный соратник и проверенный советник? Кажется, не случайно встречать Леха отправили именно его? А может, на то просто были немаловажные причины?
        Оценив резкую смену статуса недавнего "охранника", я начала всерьез рассматривать мысль о скором прощании с фортом и его Воеводой (разумеется, не ставя последнего в известность), потому что мое присутствие могло принести Леху немало неприятностей. И присутствие Ширры тоже. Разумная мысль довольно быстро начала оформляться во вполне приемлемый план, который можно было осуществить ближайшей же ночью, но тут меня прервали - судя по всему, Воевода, насмотревшись досыта, принял какое-то решение. Сделав короткий знак, он велел своим людям отойти и медленно, хоть и довольно грациозно для такого крупного тела, приблизился. Той внешне неуклюжей походкой ленивого медведя, в которой за версту видать удачливого хищника. Бесстрашно остановился всего в двух шагах, делано не замечая прищурившегося тигра, и, заложив большие пальцы за пояс, властно спросил:
        - Кто ты, дева? Зачем явилась в Приграничье? Да еще в такой сомнительной компании?
        Я кашлянула, чувствуя себя под его пристальным взглядом, как уж на сковородке.
        - Меня зовут Трис. Живая. Оборотнем не являюсь, крови по ночам не пью, младенцами не закусываю. Привычки набрасываться на людей тоже не имею, если, конечно, меня не доведут до белого каления. Кровь красная. Не пенится и не пузырится на солнце. Но проверять не дам - самой мало. После компании такого подозрительного упыря, как ваш Лех, едва хватает, чтобы не протянуть ноги. На "честное слово" поверите?
        - Кхе... - озадаченно крякнул Воевода, глядя в мои честные глаза. Правда, долго смотреть тоже не смог - они, как известно, довольно специфично влияют на неподготовленные умы. Иными словами, заставляют беспокойно ерзать, смутно чуять, что тут все не так просто, и поспешно отворачиваться, боясь увидеть за черными радужками неестественное мерцание лунного серебра.
        Почему лунного, спросите? Да просто потому, что мои глаза, как и этот дивный металл, очень хорошо умеют прятать свою истинную суть. И, когда в них перестают смотреть в упор, люди напрочь забывают о том, что же именно их так смутило. А легкое ощущение неправильности настолько мимолетно, что на него, как правило, не обращают внимания. Вот и Воевода - удивленно моргнул, нахмурился, но тут же пришел в себя и с новым интересом воззрился на мое безмятежное лицо.
        - Трис, говоришь?
        - Так точно, - бодро отрапортовала я, нутром почуяв нужный тон, к которому этот вояка должен проникнуться и поверить. - А это - Ширра. Мой верный друг, надежный спутник и отличный проводник. Тоже живой и вполне разумный, хоть на данный момент и не совсем человек. Но вы на личину не смотрите - нынче заклятием тебе какую угодно морду прилепят и скажут, что так и было. А Ширра не всегда был черным и мохнатым. Просто не повезло ему по жизни с магами, вот и весь сказ.
        - Наслышан, наслышан...
        - Не сомневаюсь, - многозначительно покосилась я на Стагра.
        Тот неопределенно пожал плечами, но голоса не подал. Зато его подал тигр, не менее выразительно оскалившись в сторону "охранничка": не надо быть семи пядей во лбу, чтобы сообразить, откуда сведения. Думаю, наш вчерашний разговор был передан слово в слово, а то и пересказан в лицах. Причем особое внимание было уделено моей сердитой особе и стоящему рядом зверю. Иначе не вел бы себя седой так спокойно: присутствие Ширри никого не оставляет равнодушным. Особенно в первые пару часов, а этот даже в ус не дует. Стоит, будто не понимает, что при необходимости скорр порвет его на куски, так как расстояние в жалких три шага для него не помеха.
        - Расколдовывать, что ли, ведешь? - наконец, насмешливо хмыкнул Воевода, понимающе кивнув в сторону тигра, однако тот даже не улыбнулся. Только внимательно посмотрел желтыми глазищами и тихо рыкнул в ответ, одновременно прижимаясь к моему бедру. - Что ж, вижу... добре, коли не врешь. Кто за вас поручится?
        - Я, - мелодично прозвенел эльфийский колокольчик откуда-то сбоку, и на площадь уверенно шагнул Беллри. Вот паразит! Как только узнал, где меня искать?!
        - И я, - следом за братом вышел из толпы второй эльф. - Эта девушка под нашей защитой.
        - Мастер Беллри, - моментально посерьезнел Воевода и уважительно наклонил голову. - Не знал, что вы вернулись. До осени, вроде, не собирались? Никак, раздумали насчет Элдиране?
        Я удивленно вскинула брови, потому что день летнего солнцестояния у эльфов принято встречать исключительно в родном Лесу и рядом с сородичами. Что-то сродни нашему празднику воссоединения Двуединого, когда каждому верующему кровь из носу, но надо почтить память предков и вернуться в родные места. Только у этих все гораздо строже и запутаннее. Подробностей не знаю, но хорошо помню, как старый Ворон сетовал на то, что летнее солнцестояние случается лишь один раз в году. Ушастых соседей он по какой-то причине терпеть не мог, а их Великий Праздник Элдиране (или День Созидания, как зовут его сами эльфы) уважал лишь по той причине, что на это время всех остроухих будто веником выметало из людских городов. Но погодите-ка... если все - правда, то чего они, действительно, еще не в своем драгоценным Лесу? Чего рискуют вызвать гнев своего Дома? Неужели из-за меня решили вернуться в Приграничье?! Нет, не может быть! Кто я, чтобы получать такие почести? Видно, дело все-таки в Ширре - ради него эта парочка, похоже, готова лбом стены прошибать.
        Беллри, перехватив сразу несколько непонимающих взглядов, невозмутимо кивнул:
        - Появились неотложные дела в гнотте. А девушка действительно с нами. Оставьте ее в покое. Это - полностью наша ответственность. Мы ручаемся.
        - Как скажете, мастер Беллри, - пожал плечами Воевода, нимало не усомнившись, и даже Стагр, к моему искреннему изумлению, согласно кивнул. - А зверь?
        Эльфы слегка напряглись, явно ожидая реакции скорра на такое оскорбление, но Ширра и ухом не повел. И не без причины: я это ухо так сильно сжала, что он не то, что дернуться, а даже шевельнуться не посмел без риска остаться увечным. Правда, расплачиваться за это пришлось собственной рукой, которую мохнатый негодяй от возмущения цапнул всей пастью и тут же радостно обслюнявил. Но делать нечего - лучше пусть жует ее, чем кого-нибудь из присутствующих.
        - Он со мной, - твердо сказала вслух, тщетно пытаясь выдрать мокрую конечность из железных тисков. - Если что натворит по незнанию, то с меня и спрос будет. Но, полагаю, волноваться не стоит - Ширра отлично понимает нашу речь и будет вести себя прилично. Правда, родной? Ты же не станешь делать глупостей?
        Я мило оскалилась в наглую усатую морду, что уже явно подзабыла о причине недавнего конфликта, и мысленно поклялась, что если останусь без пальцев, то следующей же ночью укорочу его в длине ровно на один хвост.
        - Шр-р, - с достоинством ответил тигр, неспешно выплюнув свою добычу, и независимо отвернулся.
        Воеводу при виде моей измятой ладошки откровенно передернуло, а я брезгливо отерла руку о тигриный загривок и мстительно ущипнула черный бок. Да так, что Ширра вздрогнул от неожиданности и снова возмущенно обернулся, на что я так же мило улыбнулась и успокоено опустила плечи, потому что хорошо почувствовала, как от этой невинной забавы постепенно расслабляются его мышцы и становится мягкой черная шерсть.
        - Вот и уладили, - облегченно вздохнул седовласый, звучно отряхивая ладони. - Раз вы ручаетесь, мастер Беллри, то вопросов больше нет. Девушка может оставаться столько, сколько потребуется - никто ее не тронет. Тигр будет при ней, при условии, что станет соблюдать наши требования и законы.
        - Нас это вполне устраивает, - кивнула я. - Беллри, ты только с питанием уточни: найдется ли тут достаточно мяса, чтобы прокормить этого проглота? Сколько это будет стоить и вообще... а если нет, то придется отпустить его на охоту: сам знаешь, когда мужчина голоден, его лучше не трогать лишний раз.
        Эльф мягко улыбнулся.
        - Не волнуйся, Трис. С этим проблем не будет.
        - Ну и ладно. Тогда никто не станет возражать, если мы уже пойдем? Все-таки время завтрака давно миновало, а мы так и не успели перекусить. Кстати, как там Рес?
        - В порядке, - странно хмыкнул Шиалл. - Слегка расстроен, заметно огорчен и немного помят. Но в целом процесс переговоров прошел успешно. Можешь возвращаться.
        Я задумчиво наморщила лоб.
        - Да? Что-то мне подсказывает, что там уже некуда возвращаться. По крайней мере, кухня, если судить по вашему с братом аппетиту и тому, как долго вы там торчали этим утром, должна была точно опустеть.
        - Неправда, - неожиданно насупился Беллри. - Или ты хочешь сказать, что мы о тебе забыли?
        - Нет, - хмыкнул из задних рядов знакомый голос. - По-моему, она хотела сказать, что вы жрете, как два крокодила в период нереста!
        Патрульные, прекрасно расслышав злобный навет, дружно закашлялись, уже по этой безмерной наглости легко опознав дерзкого смельчака, а затем поспешно подались в стороны, позволяя потяжелевшему взгляду эльфов упереться в лихую кареглазую физиономию, обрамленную густой шапкой русых волос.
        - Ты зря испытываешь наше терпение, Лех, - сухо отозвался на колкость Шиалл. - Долг жизни отнюдь не подразумевает, что мы должны безропотно сносить твое нездоровое чувство юмора. Потому что, во-первых, он почти уплачен. А во-вторых, крокодилы, чтоб ты знал, не мечут икру, а откладывают яйца. В теплый песок. На островах Фибу. И только один раз в три года.
        Тот небрежно отмахнулся.
        - Да мне без разницы. Главное, что Трис права и на кухне теперь словно шаром покати, а еще - что вы снова умудрились без меня во что-то вляпаться. Здорово, Сид! Что тут стряслось?
        Воевода неприязненно окинул бодрого Леха и, пожевав губами, буркнул:
        - Ничего. Девицу твою едва не загрызли. В следующий раз не отпускай от себя без сопровождения.
        - Трис? - моментально посерьезнел наш командир, но я успокаивающе кивнула.
        - Все в порядке. Собачки слегка обознались.
        Лех кинул быстрый взгляд в сторону смирно лежащих псов, над которыми уже возвышались порядком озадаченные хозяева, правильно подметил мой жест, означающий недавнее присутствие Рума, который, вероятнее всего, и стал причиной беспокойства "духов пустыни". Сообразил, что случилось, и удручающе покачал головой.
        - Ты опять ушла без предупреждения...
        - А разве надо у кого-то отпрашиваться? - удивилась я. - У вас был серьезный мужской разговор, вот мне и показалось, что мы с малышом - лишние. Что мне, погулять в свое удовольствие по городу нельзя?
        - Можно. Но хоть бы эльфов с собой взяла!
        - Они что, псы сторожевые, чтобы я их с собой куда-то "брала"?! - неподдельно возмутилась я. - Хватит одного Ширры - и так глаз с меня не спускает!
        - Все равно надо было взять, - нахмурился Лех. - Это не Ларесса - в следующий раз все может закончится гораздо печальнее.
        Ох, уж мне эта опека! Во где уже сидит! И что на него нашло? То в лесу едва под ручку не вел, каждый овражек и корешок за версту огибал, чтобы не споткнулась. То следит за каждым шагом, теперь, вот, охрану персональную навязывает...
        - Беллри, будь так добр, - ласково попросила я. - Дай этому "советчику" в ухо, чтобы в следующий раз думал, прежде чем сравнивать вас с собаками. Мне такая забота - хуже веревки. Так что сделай доброе дело - двинь, пока он не возомнил себя моим вторым ангелом-хранителем.
        В ошеломленном молчании эльф молча ткнул локтем куда-то вбок, но не слишком поспешно - так, чтобы Лех успел уклониться. Лех, кстати, успел, к моему огромному сожалению, и даже погрозил кулаком в ответ. Ничуть, впрочем, не удивившись и не расстроившись. Однако присутствующим и этого хватило, чтобы поперхнуться и нелепо вытаращить глаза: кажется, остроухих тут уважали и ценили. Даже Воевода иначе как "мастерами" не называл, на слово верил, как себе, даже Ширру простил, хотя в любое другое время и с кем-нибудь другим этот номер явно бы не прошел, ведь "духи пустыни" зря не гавкнут. Но он не только простил, но и незаметно велел халифцам убраться с площади подобру-поздорову, потому как не хуже меня знал, что тех, за кого поручился эльф, лучше не трогать - остроухие обид не прощают. А я ему вдруг по-простому, по-дружески, посоветовала заехать в лицо побратиму. Причем, что самое удивительно, меня еще и послушали! С учетом того, насколько эльфы щепетильны в подобных вопросах, сегодняшний поступок Беллри выглядел, как минимум, странным. А для знающих людей и вовсе - верхом непонимания. Стагр, списавший
вчерашнее поведение наших ушастиков на ночь, погоду и близящийся Элдиране, вообще озадаченно крякнул: видно, не ожидал, что гордый бессмертный сочтет нужным во второй раз выполнить мою скромную просьбу. Тогда как более сдержанный Воевода просто принял, как данность, такое странное положение дел. И правильно: начнет разбираться, совсем сойдет с ума, потому что в наших отношениях с эльфами даже мне не всегда удается найти разумное зерно.
        По достоинству оценив выражения чужих лиц, я, не сдержавшись, хмыкнула. Потом потрепала успокоившегося тигра по холке, незаметно пощекотала за ухом, с удовольствием услышала блаженное урчание в ответ. После чего подумала, что совсем не хочу здесь задерживаться, вспомнила про досадные несколько дней грядущей задержки, быстро прикинула варианты и, наконец, решительно повернулась к Леху.
        - Ну? Ты еще долго будешь тут стоять истуканом?
        Лех ошарашено моргнул.
        - Что?
        - То! Может, подсунешь начальству наши подорожные без очереди, раз уж появилась такая возможность? А то было бы обидно проторчать тут все утро и ничего с этого не получить.
        - Трис...
        - Надеюсь, ты не забыл их дома? - преувеличенно строго осведомилась я, демонстративно уперев руки в бока. - Только не говори, что не подумал об этом, когда мчался сюда в надежде на встречу со старыми друзьями! Ты ж всегда у нас такой предусмотрительный, внимательный, все загодя продумываешь...
        - Но я не...
        - Что, правда забыл?! - я уже громко возмутилась, краем глаза наблюдая за тем, как наливаются здоровым весельем чужие лица. - Лех!! Ты что, хочешь, чтобы мы тут до скончания веков оставались?! Целую неделю торчали, как неприкаянные души?! А как же Ширра? А его проклятие?! А моя загубленная судьба?! Что я, по-твоему, делать буду, если мы до срока не успеем?! В тигрицу обращаться, а? Вместе с ним по лесам бегать на своих двоих? Или мага здешнего слезно просить, чтобы подсобил с личиной?
        Лех, наконец, поймав мой предупреждающий взгляд, выразительно поморщился.
        - Да все я взял, не волнуйся. Просто не совсем уверен, что нас примут... э, сразу. Порядок есть порядок - сперва пойдут те, кому нужнее и кто первым занял очередь. Потом - торговые люди, гонцы, советники, послы...
        - Давай сюда, - неприязненно буркнул Воевода, наблюдающий за этим спектаклем с весьма кислым выражением на усатой физиономии. - Лучше я тебя без очереди пропущу, только бы не видеть дольше необходимого твою наглую рожу. В прошлый раз после твоего визита два месяца мусор убирали. Полказны на новые ворота извел. Народ ожоги еще столько же лечил. Но тогда ты был хотя бы один, а теперь, если еще и этот зверь подключится...
        Читай между строк: с такой взбалмошной девицей, смеющей отдавать эльфам какие-то распоряжения от которой, к тому, свирепые южные псы едва не пускают лужу; рядом с громадным хищным зверем, способным этих самых псов слопать за один присест, и уважаемыми послами из Эльфийского Леса, которых не стоит задерживать дольше необходимого... ух, и задачку мы ему задали! Только отгадывай!
        Ширра, уловив смысл моих пространных излияний, охотно рыкнул, подтверждая, что при необходимости разнесет не только новые ворота, но и все остальное. Затем внушительно оскалился, звучно царапнул когтями камень и требовательно уставился на опасливо отступившего Стагра.
        - Пошли, - обреченно вздохнул седой. - Свой форт я люблю больше, чем букву закона. Так что давай сюда бумаги и проваливай, пока я о процентах не вспомнил.
        Я лихо подмигнула Леху и, благодарно погладив тигриный бок, первой направилась в городскую Ратушу.

10.
        - Трис, у тебя совесть есть? - хмуро осведомился Лех, останавливаясь на ночлег под роскошной разлапистой елью. На соседнем дереве, скрытая густой листвой и умело спрятанная среди ветвей, маячила очередная застава, пустая и заброшенная, но никто пока не торопился подниматься наверх - до темноты времени оставалось достаточно, чтобы спокойно перекусить и управиться с другими делами.
        Усевшись прямо на землю, я с облегченным вздохом вытянула гудящие ноги и мотнула головой.
        - Нету. Можешь даже не искать.
        - Я так и понял. Рес, костер на тебе.
        - Мог бы и не напоминать, - буркнул парень, скидывая на землю дорожный мешок. - Вообще не знаю, что я тут делаю в такой компании, но, Трис, буду очень тебе благодарен, если ты не станешь превращаться этой ночью во что-нибудь ужасное.
        - Не боись: скоро начнется дождь.
        - И что?
        - Луны не будет, - пояснила я, старательно растирая ноющие бедра и мысленно проклиная Леха за гениальную идею отправляться в Мертвые Пустоши пешком.
        Эта "умная" мысль, чтоб ей неладно было, пришла к нему вечером того же дня, когда я столь удачно напугала его побратимов, плодотворно пообщалась со здешним Воеводой и, в довершении всего, немного порисовалась, демонстрируя Ресу возможности своего странного тела. К слову сказать, мои маски его как раз не слишком впечатлили, а вот рысиные когти, истинный цвет глаз и немалая сила заставили уважительно присвистнуть. Еще бы. Вы бы тоже удивились, если бы у вас на глазах хрупкая девушка сперва сменила несколько вариантов лиц, а потом с легкостью разрубила тонкими пальчиками деревянную столешницу. Одно хорошо: увидев цвет моей крови и выслушав объяснения эльфов, они с Кротом немного успокоились относительно моей нечеловеческой природы. А припомнив, что за все время я еще ни разу не сделала попытки на кого-то напасть, вовсе расслабились. Не совсем, конечно, иначе они не были бы Патрульными, но, по крайней мере, убивать меня больше не пытались. А маленькую демонстрацию, устроенную ночью, в глубокой конспирации и вдали от любопытных глаз, вообще приняли с подозрительной легкостью.
        В общем, отношения в гнотте наладились: люди заметно успокоились, Лех перестал дергаться по поводу побратимов, эльфы смогли перестать следить за небом в ожидании внезапных выкрутасов коварной луны. А мне можно было больше не хвататься каждый раз за сайеши, когда сверху мелькали ее бледные отсветы. Что, признаться, здорово разряжало обстановку. Не смотря даже на то, что уже третий день приходилось топать исключительно пешком, поминутно оглядываться с наступлением сумерек в поисках следов нежити. Старательно прислушиваться к ночному лесу, вычленяя среди птичьего гомона и стрекотания насекомых злобное ворчание проснувшихся мертвяков. А затем с надеждой посматривать на невозмутимого скорра, который весь предыдущий путь так хорошо защищал отряд от их нежелательного внимания.
        Конечно, идти на своих двоих несравненно труднее, чем весело трястись в жестком седле. При том, что раньше я, хоть и неплохо освоила этот способ передвижения, могла шагать в удобном для себя темпе. Однако Лех двигался гораздо быстрее, торопясь добраться до устроенных в постепенно редеющем лесу застав засветло, и это не могло не отражаться на моих усталых ногах. Однако было понятно, что в отсутствие дорог иного пути у нас нет - ни один конь не пройдет по здешним буреломам и буеракам. Разве что с крыльями, но таковых у нас, увы, не водилось. Сами дороги здесь, разумеется, не обустраивал (да и для кого? для упырей? вампиров с мавками?). Поэтому пришлось смириться с потерей скорости и вечно стенающими мышцами: все, увеселительная прогулка закончилась и дальше начиналась настоящая работа - впереди, всего в паре дневных переходов, простирались печально знаменитые Мертвые Пустоши.
        С каждым днем лес постепенно становился все мельче и приземистее. Трава пожухла и ссохлась. Цветов вообще не видать, словно кто-то решил извести их в этих тоскливых местах под корень. Звонкое птичье разноголосье плавно сменилось редкими соло наиболее смелых и отчаянных пичуг. Звериный рев доносился все реже. Деревья согнулись, будто от невидимой ноши, зачахли и потемнели листвой, словно их изнутри пожирала смертельная болезнь. Они совсем перестали напоминать леса по ту сторону Границы, и мне все чаще казалось, что это - зловещий знак приближающихся болот, в которых, судя по тому, как болезненно перекручивались стволы и чахли некогда пышные кроны, таилось нечто смертельно опасное для живых. Мертвая зона. Обиталище нечисти. Неживое пространство. И только вездесущие комары с охотой вились между почерневших стволов, намекая на близость огромного болота, раскинувшего свои владения вплоть до самого подножия Мглистых Гор.
        Их близость я тоже с каждым днем ощущала все явственнее: в холодном северном ветре, неуловимом запахе снега с далеких белых вершин, смутным предчувствием чего-то поистине огромного и почти вечного, рядом с чем одинокая человеческая жизнь покажется сущим ничтожеством. Они уже виднелись вдалеке, покрытые нетающими снегами, уже вырастали на горизонте, маня крутыми склонами и пугая недосягаемой высотой. Но, одновременно, и притягивали взоры своей величественной мощью, ровным рокотом сходящих лавин, острыми скалами и двумя неимоверно далекими, почти неразличимыми на таком расстоянии Пиками - безупречно белым, с которого можно хоть сейчас рисовать прекрасную картину, и угольно черным - страшноватым, мрачным и каким-то недобрым. Да-да, те самые Летящие Пики, где, по преданию, когда-то Двуединый создал своих первых детей.
        Невольно вспомнив удивительное полотно в королевской сокровищнице, я поежилась: неведомый художник настолько точно передал незримую силу этих мест, настолько хорошо сумел написать эти вечно враждующие Пики, что сейчас, глядя на бесконечно далекие Горы, очень легко себе представить, как когда-то, очень и очень давно, здесь бушевали кровавые страсти. Что когда-то тут насмерть сражались прекрасные и мудрые создания, сотворенные в момент наивысшего озарения ради мира и гармонии посреди этой, бурлящей жизнью земли. Что когда-то именно здесь лилась кровь небесных воителей, здесь творилось страшное предательство и именно на эти земли потом пало проклятие умирающих Крылатых, приведшее некогда цветущий край к страшной гибели.
        Я не знаю, сколько правды в той старой легенде. Не думаю, что все было так, как говорят. Но что-то в этом действительно есть, потому что ни одна легенда не рождается на пустом месте и ни одна песнь не слагается во имя простого желания менестреля. Возможно, Крылатые выглядели вовсе не так, как изображено на той картине, и, возможно, в действительности они не были такими уж кровожадными. Но в то, что они когда-то существовали, мне было очень легко поверить - сейчас, глядя на место их последней битвы и вечного упокоения.
        - Грустно, да? - тихонько шепнул над ухом Рум. - Когда-то тут кипела жизнь, Мглистые Горы были центром мира, а слава Крылатых была поистине великой. Когда-то им благоволил сам Двуединый, перед ними склонялись травы, послушно льнула земля и прогибался воздух, давая возможность свободно летать. Все было у их ног. Даже небо.
        - Почему так случилось? Почему они изменились?
        - Не знаю, Трис. Я помню лишь время, когда они уходили.
        - Ты?!!
        - Мне три тысячи лет, - суховато напомнил мой ангел-хранитель. - Не забыла?
        Я резко села и оторопела воззрилась на Рума, будто в первый раз.
        - Так, значит... они действительно БЫЛИ?!! Настоящие Крылатые?!! Здесь?!!
        - Не шуми, - поморщился Рум. - Конечно, были: и белокрылые Повелительницы Бурь, и Меняющие Обличья, которых вы почему-то зовете демонами Иира. Слухи не возникают на пустом месте, а легенды, как водится, пишутся хотя бы с крохотной доли истины. Так что не удивляйся: все они были. И действительно враждовали много тысячелетий, истребляя друг друга с ожесточенностью, достойной того, чтобы потом ее воспевали в легендах. Враждовали вплоть до того времени, пока не стало слишком поздно, и их народы не исчезли с лица земли. Если не веришь, спроси у своих эльфов - они должны помнить.
        - Да я верю, - слегка растерялась я. - Просто... знаешь ли, легенда - это одно, а реальность - совсем другое. Мне, конечно, с детства рассказывали эту историю про Падшего, его возлюбленную и их гибель, после которой Крылатые навсегда покинули Летящие Пики...
        - Насчет Пиков все верно, - пробурчал Рум, недовольно заерзав и сердито засопев. - И царство Иира существовало на самом деле. Там, кстати, в мое время было довольно людно и... гм, весьма мрачно, так что насчет демонов чуток правды все же имеется: Меняющие тогда чересчур увлеклись черным цветом. А вот с Падшим вы здорово промахнулись. Красивости всем, видите ли, подавай. Великая любовь и великая жертва... ах-ах, как трагично... тьфу!
        Я невольно отпрянула, когда он совершенно неожиданно разозлился.
        - Знать бы, кто придумал эту сказку, удавил бы на месте! Это ж надо - так все извратить ради красного словца! Голову отвернуть таким рассказчикам! Сами ни демона ни знают, а туда же - историю творить и переписывать в угоду любопытной толпе! Бред!!
        - Почему?!
        - Потому что это - ложь! - отрезал дух и, гневно засветившись, излишне резко взмыл в воздух. - Ложь от начала и до конца!! Не было там никакой любви! Не было никакой трагедии! А если что и было, то не со стороны этой белобрысой куклы! Понятно?!
        - Рум, ты чего? - опешила я, когда он вдруг раздулся до размеров Ширры и зло оскалился, продемонстрировав клыки ничуть не короче тигриных. Весь засветился опасным красноватым светом, глаза потемнели и люто загорелись, спина неприятно изогнулась, будто там снова росли жутковатые демонические крылья.
        - Это было предательство!! - рявкнул он. - Самое настоящее!! Подлое и коварное! Тщательно продуманный план, после которого, если бы все получилось, на свете не осталось бы ни одного настоящего Меняющего! Она предала его! Обольстила, а потом предала! Понимаешь? Обманом вынудила открыться, забрала сердце и душу, а потом уничтожила... всего одним только словом убила...
        - Кто?!
        - Она, - вдруг неслышно уронил Рум, погаснув так же резко, как и загорелся. Потом ужался до прежних размеров, печально опустил плечи и прерывисто вздохнул. - Миарисс Ас Илт Миисса. Последняя из Танцующих Лун, которая, к счастью, сама не пережила своего предательства. Так что в конечном итоге Повелительницы ничего не выиграли: потеряв единственную, владеющую магией сестру, они не смогли пошатнуть равновесие. Даже уничтожив самого древнего своего врага... глупцы! Это была нелепая жертва, ненужная и ничего не давшая им взамен. Потому что у того, кого вы называете Падшим, на самом деле остался сын, а они... надеюсь, им было трудно пережить смерть единственной королевы. Неудивительно, что сбежали с поля боя, бросив свою смертную армию на произвол судьбы... вот так, Трис. Так все и было, поверь. Они были слишком холодны и горды, чтобы любить по-настоящему. Ни одна из них не способна умереть во имя кровного врага. Не смотря даже на то, что он надвое разрубил свое сердце ради нее.
        - Кто, Падший?
        - Да. Когда-то он посчитал, что обязан ей жизнью. Когда-то решил, что она не такая, как остальные. Когда-то глупо поддался чувствам и открыл ей самую большую свою тайну, доверил единственное уязвимое место, согласился на одну короткую встречу... и умер от подлого удара в спину. Умер, до последнего мига сожалея, что не успел разгадать ее замысел. Что нарушил законы Рода и решился на небывалое. Все поставил на весы. Всем рискнул ради нее. А она всего лишь пыталась завершить эту долгую войну, хотела быстрой победы, полной и сокрушительной. Поэтому вывела его из плена. Поэтому открыла ворота Ледяных Чертогов. Поэтому обольстила и потом предала. Но и сама не смогла избежать удара судьбы: его верные стражи настигли и, видя эту нелепую смерть, смертельно ее ранили. Да так, что даже Повелительница Бурь не смогла бы оправиться. Она и не сумела. Погибла, жизнью своей заплатив за совершенное злодеяние. Но даже в последний миг успела проклясть эти земли и превратить их в безжизненную пустыню, в которой только и есть теперь, что злобные призраки прошлого и духи неупокоенных воинов, до сих пор ждущие забвения и
прощения. А историю о Падшем придумали гораздо позже, когда боль и горечь потери приглушились, а Крылатые навсегда зареклись вмешиваться в дела смертных. Превратили ее в красивую сказку для мечтателей и влюбленных романтиков, сами не зная того, что на самом деле Падшей оказалась она, а не он. И что с тех пор ни один Меняющий Обличья больше не прикоснулся ни к одной Повелительнице Бурь. А месть... что ж, они нашли иной способ убивать друг друга, и для этого уже не требовалось находиться поблизости.
        Я судорожно сглотнула, безошибочно ощущая исходящие от Рума волны едкой горечи и застарелой боли. Неотрывно глядя в его потемневшие глаза и видя там отголоски бушующих эмоций. Потому что он был там, в тот черный день, когда рухнули небеса и отвернулся от своих детей Двуединый. Может быть, сражался на одной из сторон. Боролся, надеялся, ждал. И был убит так же, как и многие другие - тяжело, мучительно, безжалостно.
        - Откуда ты знаешь?! - потрясенно прошептал Беллри, роняя в траву приготовленную для костра хворостину.
        Рум, не услышав, вспорхнул на мое плечо и глубоко вздохнул.
        - Я видел это, Трис. Видел и (будь оно все проклято!) до их пор не могу забыть. Мой народ был там. Мои родичи, отец, сын... многие мои братья, которые больше никогда не увидят новый рассвет. Мы словно обезумели от горя, когда поняли, что произошло. Мы рвали и рвали их, пока оставались силы. На что-то надеялись, жаждали мести, бросались вперед, уже не думая о последствиях... там было столько тел! Реки крови! Горы трупов! Сотни и тысячи погибших! Мы были словно звери, старающиеся истребить как можно больше врагов. И ОНИ стали такими же, веришь? Из-за НИХ там остался почти весь мой Род. ВЕСЬ! Понимаешь? Только я и уцелел... ненадолго. Да сына сумел каким-то чудом сохранить. Тогда как остальные не могли похвастать даже этим.
        - Падший был Повелителем Иира? Таким же, как ОНА?
        - Нет. Всего лишь военачальником... к счастью для его народа. Но в той битве, что вы зовете Последней, Меняющие лишились их обоих: тот, кого вы зовете Падшим, погиб прямо там, на глазах у своих братьев, пронзенный Ледяным Кинжалом Скорби, а его господин был ранен и захвачен в плен. После чего ослеплен, замучен и жестоко убит: Повелительницы были вне себя от ярости из-за смерти своей королевы и слишком злы, чтобы оставить жизнь ее злейшему врагу. Точно так же, как были злы и мы.
        - Вы отомстили за него? - тихо спросила я, чувствуя, как болезненно сжимается что-то в груди.
        - Да, Трис. И отомстили страшно. Боюсь даже представить, насколько, потому что мертвых в тот день никто не считал. А еще через сутки после той битвы демоны Иира сделали еще одну вылазку - под покровом ночи проникли в Ледяные Чертоги и уничтожили всех до единой Крылатых жриц, что выжили раньше, после чего забрали тело своего короля и упокоили в темных пещерах Андаура. Такова была их месть за совершенное предательство. Такова цена, уплаченная за их страшный обман. Но даже тогда мы не победили, девочка моя. Никто тогда не одержал верх, все были в равной мере подавлены и обескровлены этими смертями. Я помню, как плакало тогда небо. Как вздувались от крови ручьи. Как гасло солнце, а тучи надолго заволокли его свет, будто тоже скорбели по погибшим. Нас было три с половиной тысячи на том поле. А ушло с него чуть больше пятисот израненных бойцов, из которых еще десятеро навсегда остались в недрах Ледяных Чертогов. Сутки... какие-то жалкие сутки, когда не стало десятков Родов, погибли сотни воинов, угасли тысячи жизней... но и ОНИ поплатились не меньше.
        Я до крови прикусила губу и тоскливо прошептала:
        - Зачем?! Что это изменило? Что принесло вам, кроме смерти? Месть? Удовлетворение? Утоленную жажду крови? Может, справедливость?!
        Рум долго молчал. Неподвижно сидел на моем плече и невидяще смотрел перед собой, то ли вспоминая, то ли, наоборот, пытаясь забыть. Мне даже показалось, он сейчас растает, по привычке уйдя от ответа в свой холодный Мир, но нет - наконец, пошевелился и тихо признал:
        - Не знаю, Трис. Теперь - действительно не знаю.
        - Жалеешь? Полагаешь, вы поступили правильно, ввязавшись в эту войну? Считаешь, не было иного выхода?
        Рум вздрогнул, как от удара.
        - У меня нет ответа, девочка, - глухо уронил он, постепенно истаивая. - И, боюсь, еще долго не будет.
        - Мне жаль, - резко отвернулась я, чувствуя внутри какую-то непонятную ожесточенность.
        - И мне. Прости, что напомнил. А ушастым своим скажи, чтоб не дергались: я давно не тот, что раньше. Пусть живут спокойно.
        - Что? - непонимающе моргнула я, но Рум только невесело улыбнулся и незаметно растаял в воздухе, оставив после себя легкий запах грозы и небольшой веер золотистых искр, от которых мне нестерпимо захотелось чихнуть. А секунду спустя на ошеломленно примолкшую поляну бесшумно ступил вернувшийся с охоты Ширра. Непонимающе оглядел наши растерянные лица, нахмурился, чувствуя, как мне тревожно и тягостно на душе. Наконец, осторожно положил кабанью тушу на жухлую траву и недоуменно рыкнул:
        - Шр-р?
        Но у меня не было слов, чтобы ему ответить.
        Рассвет я встречала в одиночестве: сидя на лысеющем пригорке, вдалеке от притулившийся на верхушке заставы, обняв руками колени и неподвижно глядя на далекие пики Мглистых Гор.
        Не знаю, почему рассказ Рума так меня взволновал и затронул, ведь случившемуся уже больше трех тысяч лет. Все давно произошло. Все уже БЫЛО и припорошено пылью веков. Однако ничто, как оказалось, не забыто. Ничто не прощено и не оставлено без внимания. И даже сейчас, в полной тишине, под первыми лучами просыпающегося солнца... под алыми стрелами, окрасившими небосвод кровавыми разводами... под скорбное пение ветра и легкий стрекот невидимого сверчка, мне почти слышались громкие крики раненых и умирающих, что когда-то собирались на цветущих лугах, среди звенящих ручьев и роскошных лесов для того, чтобы сеять смерть среди стоящих напротив врагов. Люди, эльфы, гномы, величественные и полные достоинства крылатые создания, позабывшие о своем прежнем родстве. Отчаявшиеся и брошенные. Озлобленные. Несчастные. И горящие лишь одним неистовым чувством - всепоглощающей ненавистью. Перед внутренним взором, на фоне белоснежных горных льдов, то и дело мелькали искаженные яростью лица сражающихся. Доносился звон скрещиваемых мечей, крики боли, шелест могучих крыльев, несущих обезумевших хозяев прямо в адское
горнило этого кошмарного пожара. Виднелись далекие яркие огни, проплывали мимо чужие судьбы, кружились в воздухе белоснежные перья вперемешку с окровавленными, жестоко вырванными, иссиня черными клочьями шерсти. И от этой картины снова что-то болезненно сжималось в груди. Снова в горле вставал душный ком, как и несколько месяцев назад, в королевском дворце, рядом с той самой картиной, о которой я никогда не смогла бы забыть.
        - Я расстроил тебя? - виновато спросил Рум, незаметно появившись возле левого уха.
        - Немного.
        - Прости.
        - Ничего, - вздохнула я. - Мне просто не по себе от ощущения, что нам скоро придется идти по чужим могилам и непогребенным останкам.
        - Боюсь, сейчас эти "останки" совсем не подходят под описание "мертвых" и "тихо лежащих", - невесело хмыкнул призрак. - Три тысячелетия назад тут пролилось столько магии, что у них до сих пор нет покоя. Так что ни могил, ни знаков, ни костей не найти - все они с тихим урчанием бродят среди болот в поисках свежего мяса. А некоторые, самые живучие, еще и летать умеют, да клыки себе отрастили побольше, чем у твоего Шиира.
        - Ширра не мой, - рассеяно отозвалась я, глядя мимо ерничающего духа. - Я даже не знаю, сколько он еще с нами останется.
        - Не волнуйся, - моментально насупился Рум. - До упора пойдет, нелюдь проклятый. До последнего будет держаться поблизости. Если, конечно, ты не прогонишь.
        - Не прогоню. Скажи, а у Падшего было имя?
        - Почему ты спрашиваешь?
        - Ну, ты ведь хорошо помнишь то время. Тогда Крылатые были на виду, о них знали и слышали. Видели своими глазами. Боготворили и поклонялись, как любимым детям Двуединого. Наверняка ты должен помнить и его имя. А то наши легенды ни сохранили таких подробностей, да и называть демона по имени - значит, беду накликать.
        - С этим я соглашусь, - буркнул призрак. - А имя у него было. Как не быть?
        Я, наконец, обернулась и заинтересованно посмотрела.
        - И какое же?
        - Вертовах Дер Теарр.
        - Мне кажется, или я его где-то уже слышала? - нахмурилась я. - А ты, Рум? Кем ты был в то время?
        - Воином, - последовал твердый ответ. - Смею надеяться, что хорошим воином. В одной из схваток был ранен, как ты уже знаешь, оглушен, а затем убит, с тем, чтобы через много веков снова очнуться от сна, вернуться в этот мир и любой ценой оберегать тебя, Трис.
        - Ты сражался за Иир? - уточнила я, уже зная ответ.
        Рум немного помедлил.
        - Да.
        - Против... женщин? Крылатых?!
        - Да. Тебя это шокирует?
        - Почему вдруг? - нервно поежилась я, не слишком представляя, какими силами надо было обладать, чтобы на равных противостоять Повелительницам Бурь.
        - Потому, что для твоих сверстников это должно казаться ужасным и кощунственным. Даже в свете того, что их жрицы творили не меньше зла, чем демоны Иира. Как минимум, не меньше. Поверь, Трис. Ты вряд ли захочешь услышать о том, как они уничтожали своих врагов или вырывали нужные сведения с помощью...
        Я поспешила его перебить.
        - Что было, то было. Все, хватит об этом. Я действительно не желаю этого знать. Тем более, вспоминать и сводить старые счеты - глупо. Даже если бы я тоже жила в то время, что и ты, все равно: сейчас это не имеет никакого значения. О Крылатых многие уже не помнят, а ты говоришь о себе, как... нет, даже не думай снова заводить старую песню: ты - мой хранитель, а я - твоя неразумная подопечная, от которой тебе при всем желании не удастся избавиться!
        - Да я уже понял, - хмыкнул Рум, заметно повеселев. - Между прочим, тебе теперь тоже от меня не избавиться.
        - Разве что прибить.
        - Нет. Изгнать в Мир Теней. На время.
        - Годика на два - на три? - с ехидством уточнила я.
        - Щас! На пару месяцев от силы! И ни днем больше! - возмущенно раздулся призрак, снова напомнив шипастого зверька с очень длинными зубами и когтями длиной чуть не с мою ладонь. - А потом - фиг! Вернусь хоть из адова урочища! И такое тебе тогда устрою...
        - Все, все, не продолжай, - рассмеялась я. - Эти условия меня вполне устраивают. Мне только знаешь, что непонятно? Почему ты так легко меняешь облик? Сперва был маленьким, потом вырос и обзавелся крыльями, а потом вовсе крокодильи зубы отрастил... ну, помнишь, когда с Ширрой в первый раз столкнулся?
        - Такое и захочешь, а не забудешь, - проворчал Рум, возвращаясь к прежним размерам.
        - Значит, на это любой дух способен?
        - Нет, конечно! Я, к твоему сведению, способен лишь на то, что хорошо умел при жизни! Был бы кабаном, и сейчас перед тобой явился бы с пятачком. А поскольку я был... о, погоди, сейчас сама увидишь! Это лучше показать, чем рассказывать. Клянусь, ты в жизни не догадывалась, что я умею! - дух неожиданно гордо надулся, засветился ровно и мощно. На мгновение прикрыл вспыхнувшие ярким золотом глаза и молниеносно преобразился - вместо крохотного комочка на меня вдруг уставилось некрупное, с детский мячик странное существо, покрытое густой рыжеватой шерстью, с шестью алыми глазами и паучьими жвалами в пасти. - Видала?!
        Я только вздрогнула от отвращения, но уже снова изменился - принял вид скрюченной судорогой змеюки, у которой вдруг вместо двух клыков в пасти зачем-то появилось сразу пять, а на хвосте вместо трещотки виднелась самая настоящая шипастая булава. Но не успела я шарахнуться прочь, как на месте змеи уже посверкивала крупными глазами крупная сова. Потом пришел черед мохнатого пса, крылатого нетопыря, которым он когда-то сражался со скорром. А в довершении всего на моей ладошке хитро прищурился самый настоящий тигр - маленький, сотканный из призрачного света, с раскосыми глазами и дерзкой ухмылкой во все сто зубов.
        - Ну? Похож?
        - Похож, - признала я, рассматривая точное подобие Ширры. - Кто же ты такой, Рум? Что за народ обитал на склонах Мглистых Гор? И почему я о нем никогда не слышала? Да что я... даже Беллри не знает! Ты - оборотень?
        - Фу, - сморщился "тигр" и брезгливо отряхнулся. - Сравнила! Когда-то мой Род, чтоб ты знала, был вхож на Летящие Пики! Стоял в Темных Залах Андаура наряду с великими предками Крылатых! Нас почитали! Боялись! Боготворили! И почти никогда не узнавали, веришь?! Мы умели все, даже в человека обращаться, когда нужно, представляешь? В кого угодно! В зверя, в птицу! Тогда как оборотни лишь в волка и могут, да и то - разум теряют, до зверья скатываются. А я - вот он! В любом обличье все тот же! Что змеей, что тигром, а что - самым настоящим демоном! Это была потрясающая свобода... гляди!
        Маленький "Ширра" неожиданно исчез, а на его месте снова заклубился янтарный туман, скрадывая очертания и пряча новое обличье моего удивительно друга. Потом по краям он рассеялся, в центре, наоборот, обрел форму и вес, а затем...
        - Рум!! - сердито вскрикнула я, стряхивая с себя крохотного золотистого оберона. - Дурацкая шутка!! Убери эту гадость! Сейчас же!!
        - Не бойся, - сконфуженно встряхнулся "демон", вернув себе предыдущее обличье. - Я совсем не хотел тебя напугать.
        Меня аж передернуло от неприятных воспоминаний.
        - Не делай так больше. Пожалуйста.
        - Извини, - совсем смутился Рум, поспешно превращаясь в размытый комочек света. - Так лучше?
        Я только кивнула, все еще не отойдя от мимолетного шока.
        - Но это все равно я, - тихо добавил призрак. - Всегда только я. Такой же, как сейчас. Один и тот же, Трис. Помни об этом, хорошо?
        - Буду. Только не превращайся больше в этого... в это... чудовище. Мне после дворца до сих пор кошмары снятся.
        Он покорно вздохнул.
        - Хорошо, как скажешь. Может, пойдем уже? Вдруг ушастые заметили, что ты ушла? Всполошатся, завопят, переполох опять поднимется...
        - С каких это пор тебя стали волновать чужие тревоги? - с подозрением спросила я.
        - С тех пор, как рядом начал крутиться этот Шиир.
        - Ширра не станет поднимать панику, - негромко фыркнула я, поднимаясь. - И потом, чего переживать? Он уже давно обошел все окрестности, все обнюхал, облазил и разогнал всевозможных упырей. Мне ничего не грозит, разве нет? Да и следы на земле хорошо видны - я не пряталась, когда уходила. И весточку там оставила, что скоро вернусь. Могут же быть у меня интимные дела, в которых не нужны посторонние? Ширра поймет, не бойся. К тому же он и так всегда знает, где я и с кем.
        Рум тяжело вздохнул, проследил за мной долгим взглядом и печально закончил:
        - Это-то меня и пугает.

11.
        Приближение болота я ощутила задолго до того, как между чахлыми деревцами появился первый заметный просвет. Сперва - по излишне влажному воздуху, от одного прикосновения которого хотелось тщательно вытереться насухо и торопливо сменить рубаху. По рваным клочьям утреннего тумана, неохотно уползающего со звериных троп, когда по ним решительно проходились наши ноги. Затем - по обилию мха, упруго пружинящего при ходьбе, по стремительно растущему числу лужиц и мелких ручейков. Исчезновению лесных великанов, полностью уступивших место куцым зарослям здешних кустарников. А вскоре - еще и по отвратительно знакомому запаху, в котором, кажется, смешались все мыслимые и немыслимые миазмы, что только существуют в этом мире.
        Двуединый... никогда не знала, что на свете существует такое многообразие оттенков умопомрачительной по силе вони! Даже протухшие помойки загаженных до нельзя припортовых трущоб, где улицы мылись исключительно водой из-под разложившихся овощей, соленым морским прибоем и прогоркшим содержимым ночным горшков, пахли много лучше, чем застоявшаяся вода в крохотных, поросших тиной озерцах, которые нам приходилось миновать с завидной регулярностью. Тут даже комары дохли на лету, не справляясь с несусветной вонью, птицы отказывались селиться поблизости, ни одной лягушки не было и в помине, водяные червяки не смели пробовать эту воду на вкус, а дикие звери за много верст огибали здешние "водопои", боясь подцепить какую-нибудь заразу. Все живое благоразумно избегало этой огромной клоаки. А мы, наоборот, шли прямиком к ней. Шли, как заведенные, бросая мрачные взгляды по сторонам, настороженно косились, задерживали дыхание, морщились, но не останавливались. И упорно приближались к источнику этого мерзкого запаха, каждую секунду остро сожалея, что природе не было угодно даровать нам хоть какие-нибудь крылья,
раз уж не хватало сил похоронить эту многовековую язву под хорошим слоем камней, дерна и тяжелой земли. А природных водоемов здесь было столько, что давно им потеряли счет. Сотни, тысячи, миллионы... и с каждым шагом они становились все больше, глубже, мутнее.
        Меня в который раз передернуло.
        Привкус разложения чувствуется буквально во всем, заставляет морщиться, дышать ртом и старательно отворачиваться, потому что, кажется, этот гадкий запах всего за несколько часов пропитал все насквозь - одежду, обувь, продукты в заплечных мешках, траву, листья на деревьях и даже нас самих. От него просто некуда деться, от него не сбежать и не спрятаться. Его не забьешь никакими притираниями и эльфийскими благовониями. А если и есть какое-то спасение, кроме способности по многу часов не делать ни единого вдоха, то мне оно, увы, неведомо. Даже подумать страшно, что будет дальше. А еще страшнее - предположить, как сейчас приходится щепетильным и утонченным эльфам, не привыкшим терзать свои благородные носы столь сильными впечатлениями.
        Я осторожно покосилась за спину, отыскивая взглядом Беллри и Шиалла, и тут же сочувственно вздохнула. Бедолаги. Уж если меня тошнота мучает с самого утра, то им наверняка приходится еще хуже. Вон, лица бледные с зеленью, глаза влажные, страдальческие, уши обвисли, мышца напряжены до предела. Дышат исключительно ртом, обмотав подбородки чистыми тряпицами, но даже это не спасает - хорошо, если до ночи продержатся. А там все. Натура у них чувствительная, нежная, нюх почти так же остер, как зрение или слух. И, судя по всему, если они не найдут какой-нибудь способ приглушить свои природные способности, завтра в дорогу двинутся не эльфы, а самые настоящие зомби.
        Остальные выглядели получше. То ли запахи не так терзали смертные носы, то ли подопечные Леха давно привыкли к здешним ароматам, но Рес с Кротом топали довольно бодро и даже оглядываться не забывали каждые десять минут, потому что, хоть и светло еще, но упырям ни в чем веры нет. Лучше перебдить, как говорится, чем случайно и, так сказать, посмертно, открыть новый вид нежити, не боящийся солнца. Лица Леха мне разглядеть не удалось, потому как он шел впереди, но по напряженным плечам и настороженно подрагивающим кончикам ушей было легко догадаться, насколько ему неспокойно.
        Один Ширра не подавал признаков паники - бежал себе и бежал, безошибочно чуя твердую почву под ногами и уверенно ведя весь отряд за собой. Не обращая внимания на грязные брызги из-под лап, невкусные запахи, странные звуки, издаваемые близким болотом. Бежал той ровной неутомимой рысцой, которой, мне кажется, мог преодолевать гигантские расстояния, не чувствуя ни голода, ни усталости, ни боли. И лишь иногда, когда следующие за мной по пятам эльфы начинали дышать с заметными перерывами, а их побратимы устало смахивали пот со лбов, оборачивался и внимательно смотрел, будто желал убедиться, что попутчики дотянут до привала.
        Вот и сейчас: плавно повернул голову, быстро обежал нас сузившимися глазами, на мгновение задержал взгляд на мне и успокоено отвернулся - пока все справлялись. Даже страдающие от невыносимой мигрени эльфы, у которых на лицах все явственнее проступала нездоровая зелень, а вокруг глаз уже появились нехорошие темные круги.
        Следом за тигром покосившись на Беллри и убедившись, что остроухий совсем плох, я до боли прикусила губу. Иирово племя! Говорила же: зря они напросились! Как чуяла прямо, что с ними возникнет проблема! Мне, конечно, тоже нелегко, но им, похоже, скоро понадобится настоящая помощь. И ведь наверняка знали, что так будет! Голову даю на отсечение, что знали! Так нет же, эти упрямцы и не собирались просить пощады! Бегут, кривятся, задыхаясь от вони, старательно борются с рвотными позывами, но все равно молчат, как убитые! Гордецы несносные! И это тогда, когда вокруг витают почти ощутимые эманации смерти, а впереди уже чувствуется приближение настоящего болота.
        Между прочим, говорят, именно там много веков назад хоронили павших в чудовищной сече, устроенной Крылатыми. Гномов, смертных, троллей, гоблинов или кто там тогда был. А эльфы, подобно своим древним прародителям, должны прекрасно воспринимать такие следы. Даже через сотни, тысячи лет. Особенно тогда, когда большая часть погибших так и осталась непогребенной, все еще мучилась и жаждала отмщения. Высшая раса, что и говорить. Возвышенная и благородная. Потому и тают они сейчас прямо на глазах, что мертвое болото пожирало их души заживо. Да не просто пожирало, а еще и довольно чавкало, потому как эти упрямые остолопы по доброй воли сунули свои головы в пасть этому жадному зверю. И из-за кого, спрашивается?
        Где-то внутри требовательно шевельнулась потревоженная совесть.
        - Тьфу! - не выдержала я, наконец, и остановилась. - Ширра, Лех, подождите, или дальше нам придется топать в урезанном составе. Да стойте же! Куда вы так разогнались?
        - Что случилось? - обернулся Лех, беспокойно изучая мое лицо. Следом за ним остановился и скорр, быстро огляделся, зачем-то понюхал воздух и неодобрительно рыкнул: идти еще немало, так что любая лишняя задержка могла дорого нам стоить.
        Я решительно тряхнула головой.
        - Со мной - ничего, а вот твои побратимы скоро рухнут.
        - Беллри? - вопросительно повернулся Лех.
        - Мы выдержим, - поморщился Шиалл, потихоньку растирая виски. - Ничего страшного, просто тут слишком много пустоты. Слишком много смерти. И слишком много нежити, только и ждущей нашей оплошности.
        - Ты их чувствуешь?
        - Да, - страдальчески скривился Беллри. - Мы оба чувствуем.
        - Это из-за того, что тут гибли эльфы? - быстро уточнил Крот.
        - Да... и нет. Это слишком сложно. Не знаю, как объяснить, но мне кажется, эти души все еще рядом. Никогда не дремлют, не могут просто. Прячутся по болотам, оплакивают свою смерть, жаждут мести. И они... до сих пор кричат от боли.
        Я невольно прислушалась, смутно чувствуя растущее беспокойство, прикрыла глаза, мысленно пытаясь понять, в чем дело. Потянула ноздрями душный воздух, потянулась мыслью вперед, откуда-то зная, что надо делать, почти сумела найти ответ... а потом сильно вздрогнула: мне вдруг тоже показалось, что где-то на грани сознания мечется странно истонченный многоголосый крик. Долгий, полный боли и отчаяния, требующий возмездия, прощения, забытья... на фоне полнейшей тишины он диким гонгом ударил по сознанию, заставил болезненно дернуться. А затем вдруг резко усилился и, обрушившись подобно горному водопаду, едва не утопил с головой.
        - Трис, не надо, - подал вдруг голос дотоле молчаливый Рум. - Не стоит. Не слушай их.
        Но слегка опоздал: меня уже поглотила какофония звуков.
        - Трис, что с тобой?! - испуганно ахнул Лех, когда у меня неожиданно подогнулись ноги. - Тебе плохо?!
        Я судорожно сглотнула, тщетно пытаясь прийти в себя, но истошный крик так и стоял в ушах, дробя память на сотни, тысячи осколков. Выжимая слезы из глаз. Давя своей силой. Причиняя боль и заставляя дыхание вырываться наружу со всхлипом.
        Боль... сколько же ее здесь!.. и кровь... как много крови! Половина мира, кажется, обратилась в прах и безудержно тонет в этой багровой пелене. Низкие небеса едва не царапают верхушки обгорелых деревьев, едва держатся, напоенные кровью до самых краев. Повсюду гарь, тяжелый черный дым, смрад разлагающихся тел. Где-то неподалеку еще тлеют пожары. Где-то виднеются сломанные копья и щедро вымазанные в красном оперения стрел. Изломанные руки, нелепо топорщащиеся из груды тел... белые неподвижные лица, в которых больше нет признаков жизни... пустые глазницы, с укором глядящие в сторону Мглистых Гор... и кроваво-красные Пики, что безмолвно взирают на них с высоты. Над притихшим полем ощутимо пахнет смертью: Хозяйка Ночи сегодня собрала богатую дань. Поверху мелькают молчаливые крылатые тени - вездесущие вороны настойчиво ищут поживу. Солнца почти не видно, потому что его время давно прошло. Последние лучики зловеще окрашивают горные вершины алыми разводами. Луна еще не выглянула из-за свинцовых туч, но отчего-то кажется, что и она сегодня обретет угнетающе алый оттенок. Если только выглянет наружу, если
коснется своим разрушающим светом мертвого поля, на котором за горами трупов уже не видно травы, то гигантская пустошь уже не будет пустошью. И, словно чувствуя ее настойчивый зов, над неподвижными воинами, будто не веря в собственную гибель, медленно стелятся полупрозрачные призраки - души несчастных, которым так и не суждено умереть по-настоящему...
        - Трис!!!
        Вздрогнув, я открыла глаза и непонимающе уставилась на склоненные лица. Мама, что со мной? Откуда этот кошмар? И голоса... ТЕ САМЫЕ голоса, что звучат тут уже не одну сотню лет! Двуединый!! Если эльфы слышат их так же, как на мгновения сумела я, то это действительно ужасно!
        - Трис! Очнись! Что с тобой?! - потряс меня за плечи Лех, а Ширра обеспокоенно заглянул в лицо.
        - Н-не надо, - запинаясь, пробормотала я. - Н-не тряси меня, пожалуйста. Я в порядке. Только приду в себя... дай пару минут...
        - Хвала Двуединому, - облегченно выдохнул он, осторожно усаживая меня на землю. - В чем дело? Ты нездорова?
        Я помотала головой, окончательно изгоняя чужие голоса, и торопливо поискала глазами эльфов.
        - Беллри, ты тоже слышал ЭТО?
        - Да, Трис, - неслышно уронил Беллри, неловко сминая сильными пальцами край куртки. - Постоянно. Каждый миг. Мы всегда их слышим, поэтому и стараемся не приближаться к Пустошам, чтобы не сойти с ума.
        - От этого как-то можно избавиться?
        - Боюсь, что нет.
        - Жуть какая... Ширра, а ты?
        Тигр неприязненно поморщился и неохотно кивнул, подтверждая, что не только мне сегодня не повезло. Но почти сразу встряхнулся и требовательно подтолкнул Леха, напоминая о том, что до темноты надо найти укрытие. Вблизи Пустошей нам небезопасно даже рядом со скорром - голодной нежити тут слишком уж много. А это значило, что нам придется сильно постараться, чтобы одолеть их за короткое время.
        - Подожди, - скривившись, я поднялась на ноги и брезгливо отряхнулась. - Беллри, иди сюда. И ты, Шиалл, тоже.
        - Ты что задумала? - немедленно насторожился Лех, но эльфы с поразительной покорностью подошли и вопросительно посмотрели. Да так, что мне стало предельно ясно - что бы я ни попросила, сделают. Не возразят, не начнут спорить, не укорят. Просто сделают, кроме, разумеется, одного - они ни за что не оставят меня одну.
        Я тихонько вздохнула и сжала свою жемчужину в ладони.
        - Трис? - совсем обеспокоился Лех, а Рес даже вздрогнул, почуяв, как просыпается мой своенравный риалл.
        - Не мешай, - попросила я, второй рукой касаясь лба Беллри. - Раз уж я оказалась магичкой, хочу кое-что попробовать. Не знаю, получится или нет, но дальше им идти без защиты нельзя - с ума сойдут или еще чего похуже... Шиалл, не стой столбом. Возьми его за руку и не отпускай, пока я не разрешу. У меня нет третьей ладони, чтобы захватить еще и тебя.
        - Мы справимся, - попытался возразить Беллри. - Не надо...
        - Помолчи. Я только краешек хватанула того, что слышите вы, и то - едва на ногах удержалась. Сердце до сих пор колотится, а во рту горько, как от настойки полыни. Даже руки трясутся, не видишь? На вашем месте давно бы в обморок упала. А вы все еще держитесь. Поэтому дай попробовать хоть немного облегчить ваши муки. Раз уж вы по моей вине сюда сунулись, то я хоть попытаюсь помочь...
        - Трис...
        - Цыц, - устало рыкнула я, крепче сжимая похолодевший риалл, и он послушно закрыл рот.
        Ненадолго мне тоже стало холодно. Не снаружи, конечно, а где-то в районе сердца. Как раз там, где висела моя голубая красавица и все сильнее светилась морозным светом. Не знаю, что именно я сейчас делала, но какая-то смутная мысль уверенно вела мою руку, пробуждала древнюю память и заставляла шептать странные, ни на что не похожие слова. То ли песню, то ли заклинание. Я не поняла сразу, а потом, если честно, быстро забыла, будто кто-то мудрый милосердно спрятал это знание подальше, до той поры, пока ко мне не придет настоящее понимание. Сейчас они возникали сами по себе, поднимались из каких-то необозримых глубин, всколыхивали душу и заставляли тугой комок льда плавно расходиться из сердца по венам, жилам и мышцам. Прямо как тогда, у клетки Ширры, когда я с упрямой настойчивостью желала ему жизни.
        Я не видела, что именно происходит, но левую руку неожиданно ожгло резким холодом. Да так больно, что захотелось застонать и отпустить засветившийся риалл. Но я не стала. Напротив, сжала ладонь еще крепче и настойчиво пожелала, чтобы остроухим упрямцам больше не нужно было мучиться от присутствия многочисленных неупокоенных духов. Кожа на руках мгновенно заледенела и покрылась хрустящей корочкой из крохотных снежинок. В груди немедленно завыло уже знакомая вьюга. Ресницы вмиг покрылись голубоватым инеем, пальцы опасно занемели, эльфы одновременно вздрогнули, будто от холода... а потом все кончилось, также быстро, как и началось - моя жемчужина плавно угасла, словно сделала все, что должна была, нестерпимый холод в груди сменился блаженным теплом, а прерывистое дыхание снова стало спокойным и мерным, будто во сне.
        Ну, вот. Выходит, и правда, магичка.
        - Ненормальная, - буркнул Рум, облачком возмездия кружа над моей головой. - Стоило тратить силы на такую ерунду? Сами бы оклемались. Потом. По прибытии.
        - Шр-р, - хмуро согласился Ширра, недовольно дернув хвостом.
        - Напрасная трата сил. Хотя, раз уж ты во второй раз осознанно что-то с ней делаешь, с этой силой... а, все равно тебе еще учиться и учиться!
        - Не мельтеши, - буркнула я, открывая глаза и потирая разнывшийся висок. - Считай, что я как раз и учусь с ней обращаться. Когда-то же надо начинать?
        - Но не здесь же!
        - Спасибо, Трис! - пораженно сказал Шиалл, едва я пришла в себя. - Не знаю, что ты натворила, но я больше ИХ не слышу! Мне гораздо лучше!
        Беллри глубоко вздохнул.
        - Мне тоже.
        - Вот и хорошо, - бледно улыбнулась я, отпуская его руку. - Значит, вы не рухнете на полпути, и Леху с Ресом и Кротом не придется вас потом волочить на себе.
        - Тебя зато скоро придется! - проворчал мой несносный дух. - Думаешь, все так просто?
        - Нет, Рум, не думаю. Но я должна была попробовать помочь: эти голоса... знаешь, они по-настоящему ужасны.
        - Я что, по-твоему, глухой?!
        - Ты разве их слышишь?! - всполошилась я не на шутку.
        - Разумеется. Я же дух, - сварливо отозвался призрак. - Значит, слышу и вижу все, что хоть как-то касается Мира Теней. А эти души там уже почти наполовину оказались. Правда, до окончательного перехода и упокоения им еще очень далеко. Между прочим, они тут уже три тысячелетия стонут и беспрестанно ревут в надежде на свободу, но толку с этого не будет, пока кто-нибудь не наберется сил и не перебьет здешнюю нежить, в которую превратились их тела.
        - Хочешь сказать, им нужен некромант?
        - Просто хороший маг, - поправился Рум. - Заклинание уничтожения само по себе несложное, но упырей тут развелось слишком много. А давить их надо сразу, одновременно, чтобы никто не ускользнул, и только тогда им удастся обрести покой. Но мага такой силы, боюсь, среди смертных нет и никогда не было. Даже если всем миром соберутся, дай бог, чтобы половину одолели.
        - Ну, хоть половину, - вздохнул Рес, неловко переступив. - Насколько нам тогда легче стало бы жить.
        - Ага, стало, - ядовито согласился дух, а Ширра презрительно фыркнул. - Только после этого ни одного вашего мага тоже не останется - к твоему сведению, мой недалекий друг, заклинания такого рода создаются за счет силы самого мага. И если усилие будет чересчур большим, то вся его мощь просто-напросто перетечет наружу, оставив от человека рожки да ножки. Помрет от перегрузки, ясно? Потому-то ваш Верховный до сих и не решается на подобную глупость: магов среди вас мало, и они нужны всем, как воздух. Потому что даже если удастся избавиться от половины здешних обитателей, вторая половина с легкостью сожрет всех остальных. Так что не надейся на быстрое окончание этой войны.
        - Жаль, - с сожалением признал Рес. - А если эльфы попробуют вместе с нами?
        - Размечтался, - фыркнул Рум. - Во-первых, ушастые слишком высоко задирают свои носы, чтобы брататься со смертными, как зачем-то сделали эти двое недоумков. А во-вторых, Пустоши изначально появились из-за оплошности Крылатых... да-да, не таращи глаза! Именно из-за них тут так много неупокоенных душ: когда-то тут витало столько заклятий, что им просто надо было куда-то вылиться. Вот и вылилось... гм, в то, что получилось. Поэтому теперь избавиться от этого "счастья" могут только сами Крылатые. Или их прямые потомки. А поскольку никого из Прежних для нашего мира, можно сказать, не существует...
        Дух красноречиво сложил призрачные пальцы в большую фигу и сунул сконфуженному воину под нос. Выразительно повертел, хмыкнул, а потом повернулся ко мне.
        - Ладно, что сделано, то сделано. Остроухим защита, конечно, лишней не будет, но даже она их не спасет - через пару дней придется ее обновлять. И, Трис, в следующий раз думай, прежде чем делать подобные глупости: магия, между прочим, тоже имеет свой запах. А мы от форта ушли не настолько далеко, чтобы какой-нибудь педантичный зануда не смог ее почуять.
        - Через пару дней мы уже переберемся через болото, - возразила я. - Правда, Лех? Ты же говорил, что в ширину оно не очень большое: день, от силы - двое суток пути?
        - Говорил, - согласно кивнул Лех, видя, что я в порядке, и немного успокоившись. - Если поторопимся, за завтрашний день как раз управимся и упремся аккурат в подножие Гор.
        - К утру упремся, если точнее, - педантично поправил его Крот. - Если, конечно, будем идти этот день, ночь и еще один день.
        - Верно. На наше счастье, Пустоши только в длину обширны и совершенно неодолимы, а если идти напрямик, то можно управиться. Застав тут, конечно, нет, наши сюда тоже особо не суются, потому что нежити слишком много, но будем надеяться, что Ширра и тут не подведет. В противном случае нам придется туго.
        - Это вам придется туго, - пробурчал неугомонный Рум. - А нам с Трис вообще невыносимо! Я бы, может, и вовсе предпочел, чтобы Шиир сразу перенес ее на место.
        - Шр-р? - изумленно вздернулись брови у Ширры.
        - Да, предпочел бы! - с нажимом повторил дух, сердито посверкивая на тигра золотистыми глазами. - Ради ее безопасности я соглашусь даже на это! Понял, морда? А вовсе не из-за того, что мое мнение относительно тебя кардинально поменялось! Пусть лучше ты возьмешь ее себе на спину, чем позволить нежити не коснуться! Это хотя бы безопаснее! И быстрее!
        Припомнив ужасающий бег скорра, я невольно содрогнулась.
        - Ни за что в жизни!
        Действительно - второй раз мчаться сквозь ночь на его спине я вряд ли когда-нибудь решусь. В прошлый-то раз едва пришла в себя. Он и высокий, и сильный, и летит быстрее ветра. Деревья мелькают с такой быстротой, что начинает мутить, а в груди сердце застывает кровавой сосулькой. Того и гляди, свалишься. Встречный воздух настойчиво пытается разжать твои пальцы, режет глаза, уцепиться не за что, ноги постоянно соскальзывают с гладкого бока... бр-р-р!
        Ширра, глядя на меня, огорченно дернул хвостом. Кажется, мысль о том, чтобы перенести меня поближе к горам, уже приходила ему в голову.
        - Ха! - не преминул позлорадствовать Рум. - Значит, Трис тебе все-таки не доверяет!
        - Доверяю, - поспешила возразить я. - Просто, если Ширра надолго уйдет, то Лех и остальные останутся без его защиты, а вблизи Пустошей это смертельно опасно. Я не хочу так рисковать.
        - М-да? А мне показалось...
        - Зря тебе показалось. Мы идем пешком. Все вместе. Или наоборот: дальше отправляемся вдвоем, а остальные поворачивают назад.
        - Меня это вполне устраивает, - хмыкнул Рум, сделав вид, что не понял, кого я имела в виду под номером "два".
        - А меня - нет, - нахмурился Лех.
        - Тебя никто и не спрашивает.
        - А тебе имеет смысл немного помолчать, или я попрошу Ширру избавить этот мир от твоего утомительного присутствия, - спокойно парировал воин.
        - Вот как? - нехорошо прищурился Рум, но Лех и не думал отступать, твердо выдерживая испепеляющий взгляд маленького призрака.
        - Именно. Этот вопрос решать не тебе.
        - И не тебе!
        - Возможно. Зато я, в отличие от некоторых, от слова не привык отступать.
        - Что?! Это кого ты сейчас вралем обозвал, рыжая обезьяна?! - взвился дух, стремительно набирая вес и объем. - Кого лгуном позорным окрестил?! МЕНЯ?!!
        - А кто обещал перестать делать нам гадости? Пока я не вижу, чтоб ты стойко держал обещание.
        - Ах, ты...!
        - Хватит, - устало велела я. - Рум, перестань. Лех, не дразни его. Довольно ссор. Мы идем дальше, как и планировали: все вместе. Мне это не нравится, ты знаешь, но прогнать я вас не могу.
        - Еще как можешь! - гневно засопел дух-хранитель. - Пнула бы кое-кого хорошенько - сами бы отвязались.
        - Довольно! - повысила я голос. - Иначе я тоже вспомню о своем обещании, и дальнейший путь проделаю вообще без попутчиков! Ясно?
        Рум со стуком сомкнул челюсти и поспешно прикусил язык.
        - А я что? Я - ничего...
        - Вот и помолчи, пока я не передумала. Все, пошли, не то до ночи тут простоим, а время-то, между прочим, не резиновое. Темнеет тут рано, дорога отвратительная, а место для ночлега так просто не найдешь. Беллри, не отходите далеко - вдруг голоса еще вернутся? Я еще не слишком в себе уверена, чтобы утверждать, что справилась с ними. Поэтому, если все вернутся, дай знать.
        Эльфы дружно кивнули.
        - Отлично. Тогда поторопимся, пока еще видна тропа. Мне бы не хотелось угодить в топь в полнейшей темноте. Да и Ширре надо будет отдохнуть: он тоже не железный.
        Я сделала вид, что не заметила, как беспокойно переглянулись эльфы и недовольно насупился тигр, но откуда-то точно знала: наш неутомимый проводник который день уже на ногах, редко когда позволяя себе по ночам полноценный отдых. Не знаю, насколько он вынослив, но не думаю, что даже могучий скорр может бодрствовать неделями, совершенно не поддаваясь усталости. Да, он действительно мало спит, успевая отдыхать в очень короткие сроки, но я все равно за него волнуюсь. Потому что впереди уже маячат бескрайние топи, в которых нам придется быть вдвойне внимательными. Особенно ему. А мне бы не хотелось, чтобы он пострадал из-за меня. Так что, как только впереди покажется приличная полянка, постараюсь сделать так, чтобы мы остановились на привал.
        Ведь не железный он, в самом-то деле?

12.
        Ночевать нам пришлось на самом краю знаменитых Мертвых Пустошей - места, от которого каждое разумное существо старается держаться подальше. Места, где нет привычной жизни, нет света и воды, нет пищи, нет зверей и птиц. Места, где не живут даже вездесущие мокрицы и жесткокрылые жуки. Места, где не может быть живых и где вольготно чувствует себя лишь один единственный вид, не нуждающийся в дополнительном представлении - нежить.
        Пожалуй, в первый раз у нас не было возможности переночевать на деревьях. Главным образом за счет того, что таковых поблизости просто не нашлось. В первый раз я оказалась в такой опасной близости к болоту и впервые же, стоя на краю бескрайнего зловонного моря, почувствовала себя весьма неуверенно. Патрульные невозмутимо принялись обустраивать временный лагерь. Лех сноровисто огородил крохотный пятачок сухого пространства серебряной цепью, которая каким-то чудом отыскалась среди его вещей и о существовании которой я до сегодняшнего дня не подозревала. Рес по обыкновению занялся костром, но на этот раз развел огонь не на земле, а в глубокой яме, чтобы ни один проблеск света не привлек к нам нежелательное внимание. Эльфы что-то торопливо нашептали на серебро, скрупулезно обойдя каждую его пядь. Крот все это время внимательно следил за окрестностями, не снимая руки с рукояти меча и держа перед собой заряженные серебряными болтами арбалеты. Ширра тщательно утоптал редкую траву на десятки шагов вокруг, старательно оставляя свой запах, после чего ненадолго умчался. А я... я словно потерялась, оставшись
не только не у дел, но, похоже, оказавшись еще и самой бесполезной в этой компании.
        В какой-то момент вдруг пришло ощущение, что я в этом месте - совершенно лишняя. Что меня не должно быть тут, в окружении деловито суетящихся смертных и пары склонных к самоубийству эльфов, которые мне, в общем-то, ничем не обязаны. Что я тут делаю? Что делают они? Зачем? Что им всем понадобилось здесь, в такой опасной близости к смертоносным болотам? Я - да. Я - понятное дело, мне нужно найти убежище от вечно бодрствующего оберона и, заодно, попытаться отыскать своих потерянных родичей, которые (со слов Рума) тоже давно меня ждут и наверняка уже потеряли надежду увидеть. Но люди? Эльфы?! Ширра, наконец! Что заставляет ИХ рисковать своими жизнями?! Для чего?!!!
        Потеряно застыв посреди поляны, я беспомощно оглянулась на Рума, только сейчас, в полутьме и в полнейшем одиночестве, наконец, осознавая, что по какому-то глупому стечению обстоятельств могу стать причиной гибели нескольких человек. Более того, неожиданно понимая также и то, что просто не могу этого допустить. Ведь наша встреча со скорром оказалась совершенно случайной - в поисках денег я случайно заглянула в Тирилон, без всякой задней мысли помогла ему выбраться из клетки, чудом заметила впотьмах обороненный им риалл и... с этого же все началось! Именно с этого! С крохотного черного камешка, обладающего какой-то непостижимой силой! Я случайно его нашла среди чердачной пыли, бездумно забрала с собой. Из-за этого за мной вынужденно последовал Ширра. Затем была судьбоносная встреча с Бреголом и Лехом, которые так же случайно попали в переделку. Потом я пересеклась с эльфами, оказавшимися по велению судьбы побратимами Леха, которые, подчиняясь властному приказу мохнатого упрямца, безропотно сопровождали нас до самого форта. Более того, пожелали идти дальше, отчего-то загоревшись идеей помочь
неразумной воровке скрыться от справедливого возмездия. А там и весь гнотт дружно заупрямился, наотрез отказывая разделяться. Дескать, побратимы своих не бросают.
        И что в итоге?
        В итоге, потихоньку решая свои насущные проблемы, я, сама того не желая, втянула в них целую уйму народу, которому это, в общем-то, совершенно ни к чему! Более того, не сумела вовремя остановиться и теперь, вместо того, чтобы спокойно пробираться по болотам в гордом одиночестве, стою тут, как дура, смотрю на них и до ужаса боюсь, что своим поступком затащила их в самое пекло. К черту на рога! В самое гиблое место нашего мира, куда даже государственным преступникам не следует соваться!
        Как же такое могло случиться?!
        Я растеряно села, невидящим взором глядя перед собой. Это неправильно. Это несправедливо. Нечестно по отношению к ним. Да, я никого не просила и не уговаривала. Даже не шантажировала, вынуждая согласиться на этот риск. Да, эльфы высказали добровольное желание и даже упрашивали взять собой, а Леху просто не оставалось иного выбора, как плюнуть на все и пойти вместе с ними... братья по крови, как-никак, да еще столь необычные... не бросишь их одних, не оставишь, не отдашь на растерзание нежити... остроухие ведь - такая редкость в наши дни...
        Да, действительно так и было, но все-таки грыз внутри червячок неуверенности. Заставлял припоминать всякие странности, крохотные мелкие детальки, единичные, тщательно скрываемые свидетельства того, что тут все не так просто. Настойчиво подсовывал в памяти мимолетные факты, внимательные взгляды, случайные оговорки и странные слова... что-то не так. Что-то сильно не так! Но... Иирово племя!.. я никак не могу понять, что именно!!
        - Все в порядке? - тихо спросил Беллри, закончив с цепочкой.
        Я прикусила губу, увидев в синих глазах эльфа неподдельное участие и искреннее беспокойство. Ничем не объяснимое беспокойство за одну неразумную девчонку-полукровку, в которой так мало осталось от человека. Но еще больше расстроилась, разглядев на самом дне этих глаз какое-то странное выражение. Что-то совсем легкое, едва уловимое, какую-то смутную, мимолетно мелькнувшую и тут же пропавшую тень, от которой снова сделалось не по себе, а прежние сомнения вспыхнули с новой силой.
        - Трис?
        - Ничего, - я быстро отвернулась, накидывая капюшон. - Со мной все хорошо.
        - Ты голодна?
        - Нет.
        - Может, замерзла? Тебя что-то беспокоит?
        "ТЫ меня беспокоишь! Все вы!" - хотелось рявкнуть в ответ, но вместо этого я снова посмотрела на его красивое лицо. Странно: в нем снова не было никаких колебаний. Только тревога и беспокойство. За меня. И ни мига сомнений относительно того, что они с братом делали. Боже! До чего же совершенными их создал Двуединый! Эти ровные брови, идеальная линия лба, четкий профиль с благородными чертами древних королей, и глаза... чуть раскосые, пронзительно синие глаза, в которых кружится бездна прожитых лет. Нечеловеческие глаза. Манящие. Дивные. Чем-то смутно похожие на мои собственные, только немного иного цвета и гораздо более привлекательные.
        "Как же так вышло, что сейчас ты стоишь передо мной и ждешь ответа? - молча задала я мучающий меня вопрос. - Как получилось, что ты смирился с моим присутствием? Почему терпишь мои слова, если они должны были так ранить? Как забыл о нанесенном оскорблении, если вы издревле славитесь удивительной памятью и нечеловеческим упорством? Когда-то ты ненавидел меня, эльф, презирал и был готов уничтожить. Но вот теперь стоишь напротив и терпеливо ждешь моего слова... зачем, Беллри? Что заставляет вас идти вперед? Ради чего рискуете? Ведь ты очень молод для эльфа. Силен, хорош, как воин. Капризен и непримирим, как вся ваша раса. Если тебя не ранить, вы с Шиаллом можете прожить еще сотни лет, прежде чем время оставит на ваших лицах хоть какой-то отпечаток... так зачем же? Неужели из-за Ширры? Неужели он настолько выше вас? Неужели может потребовать от вас даже такого? И вы подчиняетесь? ЕМУ?! Вы - гордые и несгибаемые - готовы терпеть меня рядом, не смотря ни на что, и даже отдать ради него свои жизни?!"
        У эльфа вдруг расширились глаза.
        - Нет... - неожиданно прошептал он, склоняя голову и медленно опускаясь на землю, словно предательски задрожали ноги. - Ты ошибаешься: это не ради него.
        Я сильно вздрогнула, с внезапным ужасом понимая, что никогда прежде не интересовалась: а владеют ли наши остроухие магией? Беспечно согласилась на примирение, позволила идти в Приграничье, и тут вдруг выясняется, что все не просто так! Спаси Двуединый... но, кажется, он услышал?!! УСЛЫШАЛ МОИ МЫСЛИ!!! Как Лука недавно!! Маленький мальчик-маг, у которого так рано открылся столько редкий дар!!
        "Боже! - мысленно застонала я, испуганно шарахаясь прочь. - Только не это!!"
        "Не бойся... пожалуйста, не бойся, - так же молча взмолился эльф, в неподдельном отчаянии вскидывая голову. - Я не причиню тебе вреда, Трис! Жизнью клянусь, что не пораню! Пожалуйста, не пугайся! Все хорошо, все правильно! Это нормально!"
        Меня ощутимо затрясло: МАГ!!! Эльф-маг!!! Здесь, рядом со мной! И никто даже не заподозрил!! Среди бессмертных, я знаю, таких немного. Почти так же мало, как и среди людей, если не меньше. Но для остроухого народа каждый такой маг настолько ценен, что его чуть не на руках носят. Почти боготворят. Почитают и уважают наряду с правителями эльфов, потому что этот редкий дар открывается лишь у прямых потомком Крылатых. Да, так говорил мне Рум. И вот один из них здесь? Высокомерный гордец Беллри, которого я не так давно придурком называла?!! О, нет... какой кошмар! Так вот что за искру я постоянно вижу у него в глазах! Не зря он в тот день так на меня взъярился. Не зря едва не задушил по пути - у него были на это все основания. Подумать только, МАГ!! Самый настоящий! Прямой наследник Крылатых!! Вот, выходит, отчего его так уважает Воевода!
        Хорошо, что никто не увидел, как задрожали мои руки и посерело от внезапного понимания лицо. Я инстинктивно сжалась в комок, в панике заметавшись взглядом в поисках спасения, молча взвыла, потому что оскорблять простого эльфа - одно, а прилюдно унизить эльфийского принца - совсем другое. За это меня вся община остроухих не просто в порошок сотрет, а подвергнет мучительному расчленению! Но... Беллри и не думал напоминать о прошлом. Напротив, его лицо вместо гневного стало совсем несчастным, а в безупречно синих глазах промелькнула настоящая боль.
        "Пожалуйста, Трис, не бойся!"
        "Господи... Беллри! Да что ж ты не сказал-то?!!"
        "Рано или поздно ты бы все равно узнала, - не слишком весело отозвался эльф. - Я лишь надеялся, что это не случится так скоро".
        "А Лех знает?!"
        "Нет".
        "ЧТО?!!" - едва не ахнула я вслух.
        "Нет, - повторил Беллри, глядя из-под опущенных ресниц. - Никто не знает, за исключением Верховного Мага и Воеводы. А теперь - еще и тебя".
        Мне стало совсем нехорошо.
        "А как же Рес? Он ведь чует магию?"
        Беллри тонко улыбнулся.
        "Шиалл хорошо меня прикрывает".
        "Он что, тоже...?!"
        "Нет. Но у кузена очень яркая аура, рядом с которой мои способности довольно трудно заметить. Даже тебе удалось понять далеко не сразу".
        "А Ширра?" - совсем растерялась я.
        "От него ничего невозможно утаить".
        "То есть, он в курсе твоего статуса?"
        "Разумеется, - улыбнулся царственный эльф, краешком глаза следя за побратимами, однако, убедившись, что никто не заметил нашей молчаливой беседы, слегка расслабился. - Прошу, не бойся. Я совсем не хотел тебя напугать. Просто это случилось так неожиданно, что я не сразу сообразил. Клянусь, что не причиню тебе вреда. Пожалуйста, Трис... только не бойся".
        Клянется он... я невольно передернула плечами, но шарахаться послушно перестала. Ничего себе! Вот так сюрпризы подкидывают мне Леховы побратимы! Один магию чует, как кот - сметану, второй оказался весьма высокопоставленным эльфом, третий - его родной кузен, что значит - высокопоставлен не меньше. Сам Лех - бессменный ведущий этого необычного гнотта... ну да, мы с Румом и Ширрой отлично впишемся в этот бред! Если, конечно, никто меня не прибьет по пути за дерзость.
        - Я никому не позволю тебе обидеть, - тихо пообещал Беллри.
        Немного успокоившись, я прерывисто вздохнула.
        - Ладно. Верю. Прости, что обзывала тебя болваном.
        - Я не сержусь.
        - Честно?
        - Честно, Трис, - очень серьезно посмотрел эльф. И смотрел так долго, внимательно, пристально, что я самым неприличным образом вдруг смутилась. Пробормотав что-то невразумительное, торопливо опустила взгляд, чтобы не видеть этих открытых глаз, и сделала вид, что вот только сейчас вспомнила, что бессмертные, в отличие от меня, за долгие века своей жизни так и не научились лгать. Стало быть, он действительно не злится на мое прежнее поведение и действительно готов сносить подобные выходки столько, сколько потребуется. Но почему?!
        - Мы уважаем твой народ не меньше, чем скорров, Трис, - безошибочно понял меня Беллри. - Ты молода, это правда. И пока не сознаешь, в чем твоя настоящая сила. Тебе еще многому предстоит научиться, прежде чем она станет доступной целиком. Быть может, пройдут годы или даже века. Но, поверь, ты - истинная дочь своего племени. Это так же бесспорно, как то, что Ширра - Повелитель Гор. И я сделаю все, чтобы ты нашла свою истинную суть как можно скорее.
        - Разве это так важно? - с сомнением переспросила я.
        - Очень. Ты сама поймешь, когда придет время.
        - Скорее бы оно пришло, это время, - против воли вырвался у меня смешок. - Потому в последние дни я только запуталась еще сильнее, чем раньше. Да еще и ты добавил сумятицы. Кто бы мог подумать, что в Приграничье спокойно разгуливает такая важная особа!
        - Долг жизни священен для каждого из нас, - строго напомнил Беллри. - Правда, Леху я его уже отдал, и не раз, но у меня с некоторых пор у меня появилась другая веская причина, чтобы пока не возвращаться в Лес и даже пропустить Элдиране. Эта причина - ты, Трис. Понимаешь?
        - Нет, - честно призналась я, на что он странно улыбнулся и, быстро поднявшись, неслышно шепнул:
        - Поймешь. Когда придет время, поймешь. А пока просто поверь - тебе нужно как можно скорее попасть к Летящим Пикам. Там ты найдешь все ответы. И там обретешь свое настоящее Имя.
        Ну вот, понятно объяснил, называется! Можно подумать, стало яснее!
        Я разочаровано проводила его глазами и покачала головой. Ладно, перейдем болота, и там я его выпотрошу наизнанку. Клянусь. Сейчас не стану, поскольку не все свои секреты я рискну доверить Патрулю. Особенно лунное серебро. Но эти иносказания и неразрешимые загадки, признаться, порядком надоели. Ясно одно: во-первых, Беллри точно знает, кто я такая; во-вторых, он знает, где искать моих загадочных родственников; в-третьих, отчего благоговеет перед ними так же рьяно, как и перед Ширрой; наконец, в-четвертых, твердо намеревается сдержать свое обещание и проводить нас с Румом до самых Пиков, чтобы я, так сказать, окончательно приняла решение - оставаться ли мне такой, как сейчас, или полностью перекинуться в ту странноватую личность, которая так настойчиво просится из меня наружу. Причем, кажется, ее непонятный облик нравится остроухому просто до жути. В восторг приводит, заставляет терять дар речи и смиренно опускать гордую голову. Особенно, если посмотреть ему прямо в глаза. Иначе не всматривался бы он в мое лицо так жадно при каждом удобном случае и не восторгался бы страшноватыми радужками так,
будто ничего прекраснее в жизни не видел.
        Все-таки странные они, эльфы. И вкусы у них странные. Одно слово - нелюди.
        Я еще раз прокрутила в памяти наш недолгий разговор, но, в конце концов, пришла к выводу, что опасаться появления в отряде озабоченного остроухого не нужно: Беллри не воспылал ко мне плотской страстью и нисколько не претендовал на мою когтистую руку и сердце. Что-что, а такие вещи я вижу сразу - спасибо старой Ните, что научила разбираться в подобных вопросах. Правда, причины его симпатии и... не побоюсь этого слова... преклонения мне пока не ясны, но они явно лежат гораздо глубже, чем это кажется Леху или Ресу с Кротом. Иначе Ширра не вел бы себя с ними столь спокойно - второго такого ревнивца еще поискать. А, следовательно, что? Следовательно, я тоже могу без опаски положиться на эльфов и больше не думать о том, что от них долетит какая-нибудь каверза. Учитывая способности Беллри и мою собственную интуицию, полагаю, будет правильно сказать, что более преданных друзей у меня еще никогда не было. И, возможно, уже не будет.
        А с основаниями для такого любопытного отношения я потом обязательно разберусь.
        Ночь разбудила меня совершенно неожиданно. Примерно за пару часов до рассвета, когда, казалось бы, сон должен быть особенно крепким, а желание закрыть глаза и уронить голову на подушку - просто безумным. Но мне, напротив, вдруг стало резко не до отдыха: какая-то странная мысль мелькнула на задворках сознания, легко дотронулась и тут же отпрянула обратно во тьму. Однако она все равно смогла меня разбудить, заставила передернуть плечами от омерзения и вынудила стремительно сесть. Она несла с собой четкое ощущение чужеродности и неприятия. Какого-то нехорошего внимания, липкого и отвратительного прикосновения чьих-то скрюченных пальцев, пожелавших остаться неизвестными.
        Но, что самое главное, это была НЕ МОЯ мысль!
        Вздрогнув от порыва холодного ветра, я набросила на плечи сайеши и быстро огляделась. Нет, в лагере все тихо. Болото молчаливо плещется поблизости, время от времени нарушая тишину каким-нибудь странным звуком. Поверхность воды ровная, одинаково мутная, с редкими вкраплениями тины и мохнатых кочек. Деревьев нигде не видать. Никаких неясных теней в той стороне не обнаружилось. Ветер есть, но быстро стих, словно не решался беспокоить здешних обитателей. Рум ненадолго умчался в Мир Теней, оставив охрану на бдительного Ширру. Сам тигр, как и всегда, кружит неподалеку, самим своим присутствием спасая нас от нападения нежити. Внимательный и предусмотрительный Лех чутко дремлет всего в паре шагов от меня, Рес и Крот расположились с другого бока, но даже сейчас спят неглубоко, руки от оружия не убирают. Явно готовы в любой момент вскочить и с размаху шарахнуть первого же ворога по лысому темечку. Шиалл постарался лечь так, чтобы оказаться между мной и болотом, а Беллри вовсе сидит у тлеющего костерка и непонимающе глазеет в мою сторону.
        Зябко закутавшись, я села рядом и беспокойно покосилась в темноту, стараясь успокоить взволнованно колотящееся сердце, но все было по-прежнему тихо - серебряная цепочка Леха лежит, никем не потревоженная, на самом краю видимости. Возле нее не бродят ничьи неупокоенные души. Запах гнили не стал сильнее, свидетельствуя о приближении нежелательных гостей. Эльф тоже не выглядит встревоженным, его чуткий слух не подает сигналов опасности, но глаза большие, вопрошающие, а темные зрачки светятся в темноте каким-то потусторонним светом.
        На молчаливый вопрос я неловко кашлянула.
        - Что-то не спится.
        - Бывает, - настороженно отозвался эльф, внимательно глядя своими синими глазищами. - Тебя разбудили? Что-то почувствовала?
        - Сама не знаю.
        - Но тебе не по себе? - настойчиво повторил он.
        - Помнишь, ты спрашивал: не беспокоит ли меня что-то?
        - Да, - еще больше подобрался Беллри, а его взгляд, безостановочно шарящий по окрестностям, неожиданно стал острым и прицельным. - А что?
        - Вот теперь беспокоит, - призналась я, не совсем понимая, что его так напрягло, но уже чувствуя нехороший холодок между лопаток. - Мне вдруг оказалось, что на нас... ну, смотрит кто-то. Поэтому-то я и проснулась. Как думаешь, это важно?
        - Несомненно. Лех, вставай! Шиалл, Крот, Рес! Возможно, у нас гости!
        - Я не уверена, - слабо возразила я, когда весь лагерь мгновенно оказался на ногах и ощетинился оружием, как по команде. - Может, просто померещилось?
        Лех, не обратив на мои слова никакого внимания, быстро прошелся вдоль периметра, тщательно осматривая свою длиннющую цепь. Пару раз даже на корточки присел, пропуская между пальцами тоненькие звенья. Лицо напряженное, задумчивое, глаза холодные, губы плотно сжаты...
        - Трис, что ты почувствовала?
        Я вздрогнула, заслышав его сухой и жесткий голос. Вот теперь это был голос командира и Патрульного, требовательный и властный. Какой-то колючий, удивительно хриплый, словно неожиданно простудился. Но он настойчиво требовал ответа, и мне пришлось виновато потупиться.
        - Не знаю. Просто вдруг показалось, что мы не одни.
        - Беллри?
        - Ничего не слышу, - покачал головой эльф, ненадолго прислушавшись. - И цепь молчит. Но Трис должна чувствовать лучше. Возможно, они еще далеко?
        - Я не уверена, - повторила я, со стыдом понимая, что своим заявлением всполошила всех до одного.
        - Достаточно того, что тебе неспокойно, - так же сухо бросил Лех. - Где Ширра?
        - Не знаю.
        - Что?! - стремительно повернулись ко мне Патрульные. - Ты его, что... НЕ чувствуешь?!
        - Н-нет... господи! - наконец, сообразила я, в чем дело, и поспешно цапнула его риалл. После чего резко побледнела и подняла на Леха расширившиеся от внезапного понимания глаза. - Холодный... кажется, Ширра ушел от нас слишком далеко!
        - Твою мать! Рес, тащи сюда весь сушняк, что сможешь найти! Беллри, цепь! Крот, смотри за болотом - вдруг оттуда полезут! Шиалл, на тебе Трис!..
        Я непонимающе моргнула.
        - Но ведь нежить не можешь переступить через его след... Беллри, ты же сам говорил...
        - Так и есть, - отрывисто согласился эльф, бегом кидаясь к затерявшееся в короткой траве цепочке. - Но не у всякой нежити есть ноги, чтобы задеть этот след. А кому-то и вовсе достаточно уметь рыть длинные узкие ходы... не стой на краю, Трис. Лучше помоги Ресу - огонь ОНИ не любят. Да и безопаснее там.
        - Ходы?! - в панике посмотрела я под ноги. - Хочешь сказать, ОНИ могут пройти ПОД землей?!!
        - В сторону! - скомандовал Лех, бешеным зверем заметавшись по поляне и попутно рассыпая какую-то едкую серую пыль из кожаного мешочка. Потом выхватил из ножен уже знакомый кинжал с серебряной насечкой и торопливо очертил неправильный круг, заключая в него спасительный пятачок присыпанной пеплом земли. Одновременно с этим Рес сноровисто вырубал ближайшие кусты, щедро подпитывая крохотный язычки огня. Уже не скрываясь, заставил пламя жадно взметнуться наверх. Крот, безропотно повинуясь приказу, приволок из темноты громадную охапку ветвей, буркнул недовольно, что сухих в округе почти нет, и сгрузил добычу буквально за мгновение до того, как Лех закончил с кинжалом. Эльфы поспешно нашептали поверх круга какой-то умопомрачительно длинный и сложный наговор, красноречиво показав, что живущая в их телах сила предков способна сама по себе помогать хозяевам, без всякой магии. Затем упруго выпрямились, сомкнули вокруг меня и костра плотную стену, закрыли своими спинами и, ощетинившись мечами, как ежи - иголками, выжидательно замерли.
        Мне стало нехорошо: никогда не видела настоящей нежити своими глазами и всю жизнь, как водится, старалась не думать о том, что когда-нибудь придется с ней столкнуться. Домашние призраки - не в счет. Это зло давно знакомо и ничем, кроме истошного вопля над самым ухом, тебе не грозит. Упыря я однажды, правда, видала - на картинке, конечно, потому что нигде в иных местах, окромя Приграничья, они не водились (Патруль даром свой хлеб не ест), но впечатлилась длиной зубов и когтей ОЧЕНЬ. А вот вживую настоящую нежить (простите за каламбур) я действительно не встречала и, признаться, не горела желанием исправлять это досадное упущение. Да вот беда - кажется, эти гости не любили спрашивать разрешения перед тем, как заявиться на постой. А учитывая опасную близость бездонного болота и то, что нас так не вовремя оставил без защиты Ширра, думаю, в округе найдется немало желающих разбавить свою вегетарианскую диету парой шматов парующего мяса с изумительным привкусом свежей крови.
        - Ширра не мог уйти далеко, - напряженно сообщил присутствующим Беллри. - Он предупредил, что хочет проверить восточную сторону, и пообещал оставить свой след. С той стороны они при всем желании не подберутся - запах скорра слишком свеж. Они не посмеют.
        - Мне бы твою уверенность, - процедил Лех, возвышаясь надо мной, как скала. Кажется, у него даже лицевые мышцы задубели, превратившись в жутковатую маску смерти, а всегда спокойные глаза блистали лютым огнем ненависти.
        - Он вернется, - сухо добавил Беллри.
        - Не сомневаюсь, - так же сухо ответил Рес. - Надеюсь только, что не слишком поздно. И надеюсь, он не пропустил какой-нибудь крохотный островок.
        - Не должен. Раньше он не ошибался.
        - Деревья, - неожиданно оборонил Крот. - Они могут попробовать подобраться по деревьям.
        - Их тут слишком мало, - быстро покосился в темноту Лех. - Не допрыгнут при всем желании.
        - А под землей? - тихонько спросила я, чувствуя себя в кольце тел, как в живой тюрьме. - Под нами они не пролезут?
        - Могут, - неохотно отозвался Рес. - Но дразгва должна отпугнуть, если, конечно, Сид не перепутал мешочки.
        Эльфы дружно поморщились.
        - Не перепутал. Даже отсюда чувствуется, как она мерзко пахнет.
        - Хорошо, что у меня не такой чуткий нюх, - хмыкнул Рес. - Не волнуйся, Трис, мы тебя не отдадим им на прокорм. Не впервой, чай, с упырями махаться.
        - А если это не упыри? - с замиранием сердца спросила я, ежась от холода все больше.
        - А кто еще? Оборотни - нет, мимо Ширрова следа не пройдут, не бойся. Летавицы слишком слабы для нас, мавки бы из болота вылезли, но там тихо, как в могиле. Криксы после полуночи почти не охотятся стаями, а одиночки нам неопасны. Норников мы загодя почуем, да и дразгва поможет - они ее, когда вдыхают, сразу соплями начинают истекать, будто насморк подхватили. Такого треснешь разок по башке, и он уже неопасен. К тому же, норники - одиночки, за добычу друг с другом насмерть перегрызутся, а мы в это время посидим в сторонке, посмотрим и еще погадаем, кто победит. Да вот, пожалуй, и все. А остальные - так, мелочь. От них цепь закроет, да Беллри со своими шепотками отвадит.
        До моего слуха донесся тихий шелест. Еще далеко, едва слышно, и... откуда-то сверху?
        - Да? - вдруг покрылась я мурашками от неожиданной мысли. - А про вампиров ты забыл? Говорят, их тут немало. И им, между прочим, тоже не надо по земле ходить, чтобы избежать смертоносного следа Ширры.
        - ЧТО?!
        - Твою маму... - ахнул Крот, стремительно разворачиваясь и поднимая руки. - Лех, да ведь это...
        - Вверх!! - гаркнул Лех, властно толкая меня в спину. - Рес, огонь!!! Кидай все, растяпа, пока не добрались!! Беллри, что с цепью?!!
        - Светится, - сглотнул эльф, неподвижно уставившись на неожиданно заалевшую цепочку. - Красным. Как и положено... кажется, это - целая семья...
        И вот тогда шелест мерно вздымающихся крыльев услышали все: он действительно приближался сверху, со стороны болот и далекого противоположного берега. Но так быстро и в таком количестве, что это казалось невероятным. Создавалось впечатление, что голодные твари собирались сюда со всей округи - жадные, нетерпеливые, поспешно выбравшиеся из своих нор на легчайший запах свежей добычи. И, не будучи скованными на земле непостижимой магией Ширры, теперь со всех ног... вернее, крыльев, спешили навстречу, чтобы полакомиться редкой в этих краях свежатиной. Нами. И было их так много, что я сперва даже не поняла, что огромная, мрачная, низко нависшая над болотом туча - это не что иное, как гигантское скопище уродливых тел, переплетенных в отвратительную мешанину клыков, когтей, ненормально длинных конечностей и покрытых жесткой шерстью, изувеченных торсов. Среди которых, подобно дьявольским огням, на фоне белоснежных игольчатых зубов горели десятки... если не сотни!.. алых бусинок безумных глаз.

13.
        Я смутно помню, что случилось потом.
        Кажется, первая волна этих уродливых монстров все-таки была отброшена серебряной цепью и эльфийскими наговорами. Кажется, их в первый момент все-таки отшвырнуло назад, но ненадолго - тварей оказалось слишком много. И каждая изо всех сил старалась добраться до лакомой добычи. Вампиры, всей массой налетев на невидимое препятствие, истошно взвыли, на мгновение оглушив, над нашими головами коротко вспыхнуло, обожгло веки. Сверху посыпался серый пепел, заметались гигантские тени, разбрасывая слепящие алые искры. А затем прямо передо мной промелькнуло искаженная болью зубастая морда, в которой не осталось ничего, что напоминало бы человека: синевато-серая, с истончившейся, почти пергаментной кожей, от которой медленно отваливаются целые куски, с выпирающими скулами, проваленным носом, жалкими остатками прежних хрящей; снизу ослепительной молнией блеснули выставленные наружу клыки, чуть выше алчно разгорелись голодные глаза. Надо мной что-то сильно хлопнуло, кожистое крыло невесомо мазнуло по лицу, едва не разорвав щеку острым когтем. Затем коротко взвизгнула сталь, что-то смачно хрустнуло, пронзительно
взвыло, а потом дышать стало гораздо легче. Правда, всего на мгновение. Потому что в следующую секунду на нас обрушилось настоящее клыкастое море.
        В какой-то миг я стала воспринимать мир раздробленным на отдельные картинки. Каким-то смазанным, нерезким и чересчур медленным. Кажется, я каким-то чудом успевала увидеть все, что творилось вокруг, но смысл происходящего еще долго ускользал от испуганного разума. И лишь гораздо позже, много-много дней спустя, когда реалии этого кошмара немного стерлись и перестали причинять мучительную боль, мне удалось понемногу восстановить то, что случилось.
        Вот Лех, вертясь за моей спиной волчком, с невероятной скоростью срубает неистово мечущиеся тела своим мечом. Их так много, что он никогда не промахивается. Острое лезвие со скрежетом врубается в неподатливые кости, с хрустом разрубает крылья, сухие черепа, выламывает рукоятью зубы, гасит бешено сверкающие радужки... но много, их слишком много, чтобы увернуться от каждого удара. Его спина прямо передо мной, на левом плече алеет длинная рваная рана, оставленная чьим-то когтем. Или зубом? Не знаю, я не успеваю рассмотреть. Оттуда медленно, очень медленно сочится красный ручеек, но Лех не замечает - истошно верезжащая масса рвет воздух возле самого лица, так и норовя вцепиться острыми клыками. Я не вижу его глаз, не вижу исказившегося лица, не могу рассмотреть застывшую на нем гримасу боли, но откуда-то знаю, что руки и грудь у него распасованы вдоль и поперек. А голодные твари от запаха крови словно сходят с ума и набрасываются еще яростнее, жадно... и из их ран не выступает даже крохотной алой капельки. Просто потому, что там уже несколько веков нечему выступать.
        Бок о бок с Лехом стоят оба эльфа, одновременно закрывая испуганно затрепетавший огонь и не менее испуганную меня. В сильных руках обоюдоострые мечи из тончайшей эльфийской стали мелькают, как бабочки, невесомо рассекая влажный воздух и коротким взмахами обрубая все, до чего только могут дотянуться. Как две скалы, они стоят почти неподвижно, своими телами загораживая меня от рвущихся к живому теплу монстров. Вампиров губит даже неяркий свет костра, им неприятен огонь. Рядом с ним они становятся чуть медленнее, чуть более уязвимыми, и эльфы, помня об этом преимуществе, упорно сдерживают бешеный вал, стараясь дать мне еще немного времени. Хоть несколько секунд для того, чтобы дрожащей рукой подкинуть сырую ветку.
        Рес, до боли стиснув челюсти, напротив - почти не стоит на месте. Качается из стороны в сторону, уклоняется, играет с клинком, стараясь выдержать как можно дольше. Но вампиров много, слишком много даже для него. И вот - спустя всего пару секунд, его плечи тоже окрашиваются алым, туда тоже впиваются десятки острых зубов. На бледной щеке пламенеет длинная царапина, перехваченные на лбу волосы растрепались, слиплись. По шее плавно струится целый ручеек, но темные глаза горят такой же непримиримой ненавистью, как у нежити.
        Крот не отстает от напарника ни на мгновение. Закрывает, оберегает, невероятным движением успевает перехватить особенно удачливых тварей и отбрасывает их обратно, в ту мешанину, из которой они вышли. Потом находит новую и, почти позабыв о себе, снова рубит, как заведенный.
        Мне тесно внутри этой живой клетки. Мне душно. Мне нечем дышать. Перед глазами мелькают исполосованные спины в рваных рубахах, на которых уже не видно прежнего цвета - его полностью заменила алая кровь. Запах крови сочится отовсюду - от одежды, от пропитавшейся насквозь травы, от яростно визжащих тварей, оскаленные морды которых оказались вымазаны в красном по самые уши. Они жадно слизывают жалкие крохи этого кровавого ливня, с нетерпением набрасываются снова и ждут, только ждут малейшей ошибки, чтобы заполучить на свое пиршество настоящий деликатес.
        Меня они отчего-то не трогают. Кажется, даже не замечают, даже если удается прорваться сквозь живое оцепление и ненароком задеть крылом. Сунутся ближе, на мгновение встретятся взглядом, хрипло каркнут, словно недоумевая, и немедленно уносятся прочь, как сметенные северным ветром. А мне каждый раз становится холодно. Так холодно, что уже зубы стучат, пальцы перестают гнуться, а бледные, замерзшие ладони намертво приклеились к гневно сверкающей жемчужине. Им больно, им трудно удерживать ее на одном месте, но сил отпустить просто нет. И у меня тоже почти не остается. Только едкая горечь в душе и грусть, смутное ощущение, что спасения нет и даже Ширра теперь, где бы он ни был, уже не успеет.
        А они все еще стоят - упрямый Патруль намертво стоит, не сдвигаясь с места. Живые упорно стоят против мертвых и полны решимости продержаться еще немного. Я слышу их тяжелое дыхание. Чувствую острый запах мужского пота. Вижу бурно вздымающиеся грудные клетки. Почти ничего не различаю за пеленой из их покрасневших тел. Но даже сейчас я не ощущую их страха - боль, сожаление, ярость... но не страх. Что угодно, только не страх. А если и есть в этой какофонии запахов неуловимый привкус опасения, то не за себя. Совсем-совсем не за себя.
        - Рум, что мне делать?! - в отчаянии шепчу я, чувствуя, как стремительно тают их силы. - Как помочь?! Чем?!
        - Танцуй, - печально вздыхает над ухом тишина. - Смотри на луну и танцуй.
        Я плачу, не скрывая слез, но послушно поднимаю голову кверху, молча взывая к своей давней сопернице-сестре. Где же ты, луна? Где? Ты так нужна мне! Сегодня, сейчас! Выйди из тьмы, услышь меня, вернись! Я стану твоей, я согласна, только помоги мне! Дай силы пережить эту ночь! И подскажи, как помочь моим друзьям! Я не хочу их смерти! И не хочу оплакивать завтра их неподвижные тела! Приди ко мне, спустись, ответь и подскажи: что мне делать с тем, что я вижу?!
        Луна слышит меня, я знаю. Она всегда слышит, но несколько долгих ударов сердца все еще колеблется, не решаясь показаться сквозь застившую небеса тучу нежити, которая даже сейчас, не смотря на все усилия, не стала ни на йоту меньше. Живая смерть. Мертвая плоть. Она колышется и вопит на сотни голосов. Она жаждет еще больше крови. Жаждет смерти. Мести. Жаждет разорванных трупов. Она ничего не боится и ни о чем не жалеет. Не помнит прошлого, не видит будущего и проклинает настоящее. Но при этом все еще желает быть, не зная ни удержу, ни жалости.
        И луна за ней тоже желает, только всегда молчит.
        Но я хорошо знаю, что ей нужно. Давно знаю, потому что мы не впервой с ней боремся на этом молчаливом поле, сотканном из тишины и взаимного понимания. Она слышит меня, терпеливо ждет, когда я решусь, и, наконец, медленно снимает с себя темную вуаль недомолвок. Точно также, как я снимаю с головы плотную ткань сайеши. И мы, как встарь, пристально смотрим друг на друга. Снова смотрим, как и много раз до этого. Стоим, как всегда случалось. Настороженно молчим и ждем, пока кто-то из нас не сделает первый шаг. И тишина эта может длится часами, веками, тысячелетиями... так долго, как только я смогу не дышать. Вот только на этот раз я не могу себе позволить лишнюю вечность.
        Я вижу, как под лунным стремительно белеет моя тонкая кожа. Чувствую, как послушно, откликаясь на древний зов, изгибается мое странное тело. Как знакомо меняются цвета в посветлевших глазах. Как ломаются кости, постепенно вырастая из надоевшей человеческой оболочки. Истончаются пальцы, холодеет в груди, ломит спину в ожидании последнего удара...
        - Вот так, девочка, - торопливо шепчет невидимый Рум. - Все правильно. Ты это умеешь. А теперь позови ее, Трис. Пусть она ответит.
        Я медленно выпрямляюсь, сквозь боль почти не слыша, как кричат голодные вампиры. Не видя, но скорее чувствуя, что становлюсь выше своих спутников и гораздо изящнее. Да, я шатаюсь от накативших воспоминаний и стараюсь не забыть, ради чего делаю все это. Цепляюсь за старые чувства и желаю... неистово желаю только одного: чтобы ОНИ жили. А потому открываю мерцающие серебром глаза и пронзительно кричу.
        Мне больно стоять под этим призрачным светом. Больно просто смотреть наверх, выдерживая строгий взгляд своей давней противницы. Больно оставаться на месте, когда ее властный голос становится так силен, как сейчас. Но все же не настолько больно, как бывает в полнолуние, и только поэтому я все еще на земле. Все еще стою и, шатаясь от слабости, отдаю ей свой голос. Вся моя боль воплотилась в этом крике. Вся моя ярость. Весь страх и неистовое желание жизни. Жизни для тех, кто себя не пожалел ради меня - Лех, Беллри, Рес, Крот, Шиалл... и немедленной смерти тем, кто посмел прикоснуться к ним против моей воли.
        От этого крика испуганно дрожит волнами расходящийся воздух. От него больно закладывает уши. От него в страхе замирает сама земля, пугливо прижимая к себе редкие травинки, с трепетом вжимаются в грязь камни, жалобно стонут деревья и неистово рвется с цепей холодный северный ветер.
        Это - мой ветер, я чувствую. Это - мой хлыст, которым так легко разметывается черная туча над головами людей. Мой бич, мое оружие, которого вдруг начинают бояться опасливо попятившиеся твари. И от которого их неподатливые тела начинают, наконец, белеть и замертво падать на землю. Падать холодными, неподвижными, скрюченными, насквозь промороженными тушками, в которых не остается ни капли силы - ни живой, ни мертвой.
        Я вижу, как гневно сияет моя крохотная жемчужина. Вижу, как исторгаемый ею снежный свет следом за ветром в моей руке растекается по болоту. Милосердно обходит застывших от ужаса смертных, невесомо просачивается мимо, оставляя на побелевших лицах легкую изморозь и самый краешек холодного дыхания зимы. А затем всей мощью обрушивается на Мертвые Пустоши, стелясь свежей поземкой, белым покрывалом смерти. Промораживая болото на локоть, а где - и на два. Безупречно ровными кругами гуляя на свободе и везде, где только получалось коснуться, меняя ее внутренний огонь на холодное марево нашего общего гнева. Выстужая этот мир, закрывая его поверх ледяного покрова уютным белым саваном и играючи создавая причудливые узоры на том белоснежном катке, который в мгновение ока образовался на месте прежней сточной канавы.
        Я не знаю, сколько времени длилось это безумие. Возможно, до тех пор, пока последние вампиры не рухнули замертво на лед. Или до того, как луна снова не скрылась за низкими тучами. Быть может, столько, сколько ударов сделали сердца моих раненых друзей? Не знаю. Я не помню, как все прекратилось. Зато хорошо помню, как вдруг потемнело в глазах; помню, как закружился вокруг меня мир; как близка вдруг стала ко мне луна, а ее желтый лик торжествующе засверкал, притягивая к себе все быстрее и быстрее. Как от касания голубого света, сочащегося из моего тела, плавно сходятся края страшных ран на спине Леха. Как мчится навстречу бесформенный черный комок, где на абсолютно черном лице двумя яркими солнцами вспыхивают два знакомых золотых глаза, властно выдергивают из вязкой пелены чьи-то сильные руки, а потом...
        Боль. Темнота. И до смерти испуганный, бесконечно удаляющийся голос:
        - Нет, Трис!! Остановись!! Это слишком опасно...
        Я пришла в себя очень нескоро, когда солнце уже стояло в зените, влажная земля ощутимо парила, яркий свет настойчиво пробивался даже сквозь плотно сомкнутые веки, а отвратительная слабость, наконец, неохотно отступила. Но вставать отчего-то еще долго не хотелось, да и спину нещадно ломило, будто от невыносимого груза. Глаза отчаянно слезились, во рту пересохло, как в пустыне, а пальцы, хоть и обрели обычную теплоту и гибкость, все еще едва могли сжаться в кулак.
        Сморгнув влагу с ресниц, я с трудом пошевелилась и попыталась выяснить, в чем дело. На мгновение зажмурилась, потому что после утомительной ночи солнечный свет показался слишком уж яростным, но все же осторожно приоткрыла глаза. А потом и голову смогла повернуть, чуть не охнув от боли в простреленной шее.
        Против ожиданий, местность оказалась совсем незнакомой. Я лежала на мягкой траве, на заботливо постеленном плаще, укрытая до подбородка своим собственным сайеши. Небо над головой оказалось совершенно чистым, ослепительно синим, невинным. Трава зеленой и сочной. Сплошной лес высоченных сосен и мягкий шум густой листвы на соседних деревьях не оставлял сомнений, что злополучное болото осталось далеко позади, а изумительная смесь ароматов была столь легка и приятна, что у меня невольно снова выступили слезы. Двуединый... неужели все закончилось? Неужто мне больше не придется лезть в эту зловонную лужу, чтобы в очередной раз от души проклясть вездесущего оберона? Но как? Когда они успели выбраться? И что с ними? Как сумели выйти, если на них места живого не было? Да и живы ли они вообще?
        - Рум...
        - Девочка моя! - тут же ахнул призрак, молниеносно проявившись в воздухе. - Ты как? Жива? Здорова?
        - Не... очень...
        - Это ж надо - в первый раз, без подготовки, да еще так далеко... эй, мохнатый! Она пришла в себя! Живо сюда, кому сказано?! Я тебе еще намылю холку за то, что оставил ее одну, и только вякни мне что-нибудь в оправдание! Если б с ней что случилось... и плевать я хотел на то гнездо, что ты нашел! Если немедленно не поделишься силами...
        - Шр-р! - коротко рявкнул невидимый тигр, и Рума словно ветром сдуло.
        - Га-а-д! Я тебе это припомню-у-у... - донесся его отдаляющийся голос. Кажется, маленький ворчун подзабыл, что присутствие скорра действует на него подобно урагану. Особенно тогда, когда я не держу его на руках. Но сейчас у меня просто нет сил, чтобы этим заниматься. Остается только ждать, пока эта отвратительная слабость пройдет сама по себе.
        Впрочем, нет. Когда Ширра рядом, мне всегда становится лучше. Вот и сейчас: едва с урчанием прижался теплый бок, а холодный нос с чувством прошелся по мокрым щекам, я волей-неволей улыбнулась и с удовольствием зарылась лицом в густую шерсть.
        - Ширра...
        - Шр-р, - тихонько фыркнул он, подталкивая носом край сайеши, и лизнул в нос. - Шр-р-р?
        Беспокоится, переживает, волнуется до ужаса, боясь, что я что-нибудь повредила своими вчерашними геройствами и играми с магией. Так и ерзает, пытаясь допытаться, как у меня дела. Прямо сам не свой. Видно, здорово на него Рум разозлился.
        - Да живая, живая. Только слабая очень... нет, ничего не болит, - пробормотала я, устав уворачиваться от проворного языка. - Не надо. Перестань. Ты же знаешь, я не люблю!
        - Шр-р!
        - Ширра! Не трогай нос! Ой, и уши не надо! Хватит, слышишь?
        Тигр довольно заурчал и, не обратив внимания на мои жалкие потуги отпихнуть его подальше, самозабвенно облизал мне еще и шею. Пришлось поднатужиться и со стоном сесть, иначе мне грозило утонуть в проявлениях тигриных чувств с головой. Он, конечно, замечательный, но все равно - язык у него шершавый, а нос влажный и холодный! А мне как-то не очень нравится сочетание мокрого наждака и тяжелого гнета, которым становятся его плечи, когда случайно (или намеренно?) давят мне на грудь.
        - Уф! - облегченно выдохнула я, сев и уперевшись для верности спиной в какой-то ствол. - Прости, я тебя очень люблю, но когда ты радуешься, можешь ненароком сплющить до состояния раздавленной лягушки. Осторожнее, ладно?
        Ширра смущенно прянул ушами и слегка сбавил обороты. Правда, отойти даже не подумал - просто примостился рядом, положил тяжелую голову на мои ноги и уставился снизу вверх разумными желтыми глазищами. Но так выразительно, что я не выдержала - тихо рассмеялась и крепко прижала этого хитреца к себе.
        - Трис?
        Радостно вздрогнув, я, наконец, заметила беспокойно переминающегося Леха, а за ним - неуверенно переглядывающихся Реса, Крота, Беллри с Шиаллом... живые! Они все живые! На напряженных лицах еще видны следы порезов, но страшных ран, которые так меня ужаснули, не было и в помине. Да и увечий я не заметила. Так, потрепанные немного, у Леха плечо небрежно перевязано, а Рес слегка прихрамывает на правую ногу, но, кажется, они еще очень легко отделались. И, судя по лицам, сами не до конца поверили в то, что произошло.
        - Привет, - улыбнулась я, теребя мохнатое черное ухо. - Кто-нибудь может мне объяснить, как мы тут оказались? Беллри, твоя работа?
        - Нет, - мотнул головой эльф.
        - Гм... тогда чья? Неужто моя?!
        - Это Ширра провел нас через болота, - как-то неуверенно признался Рес, опасливо косясь на блаженствующего скорра. - Правда, после того, как ты их... на корню заморозила... идти стало не в пример легче, но все равно - нам пришлось здорово поспешить, чтобы успеть вынести тебя оттуда до рассвета. Подальше от луны.
        - Я никого не поранила? - осторожно уточнила я.
        - Нет. Напротив, на морозе наши раны быстро закрылись, а когда ты засветилась... знаешь, Трис, я никогда в жизни такого не видел! Что ты сделала?
        - Не знаю. Испугалась, наверное. Я плохо помню. Кто меня вытащил?
        - Ширра, - признался Лех. - И дух этот говорливый. Схватили с двух сторон, что-то с амулетом твоим сделали и так при этом лаялись... честно говоря, это они сумели тебя остановить, иначе стоять бы нам всем холодными статуями во славу Двуединого. Ты... из-за этого боишься луны, Трис?
        Я вздохнула.
        - Ага. Просто никогда не знаю, чем дело обернется. Когда с крыши упаду, когда память потеряю, а когда вот так... натворю что-нибудь, а потом долго соображаю, как сумела все это учудить. Я когда-то и когти себе нарастила именно в полнолуние. Сперва долго не получалось, Рум еще злился ужасно, ругался, неумехой обзывал, а потом - бац и само все вышло. Стоило только выбраться на улицу и хорошенько представить.
        - А мороз? - рискнул присесть рядышком Рес.
        - Не знаю, - повторила я, невольно передернув плечами, будто от холода. - Рум говорит, моя матушка так умела, а я до сегод... вчерашнего дня вообще не догадывалась, что могу. Эльфийские глазки, конечно, всегда синими воспринимала, искренне считая, что так и должно быть. Но ЭТО... бр-р... мои когти куда проще и безопаснее, чем эта игра с... со льдом. Раньше я только лица меняла, как перчатки, голоса перенимала, цвет волос, кожи, форму тела... так, ничего особенного. В последние месяцы, правда, это стало выходить словно само собой, почти без усилий, но все равно - ТАКОГО я раньше никогда не творила. Рум бы подтвердил.
        - Шр-р, - внушительно согласился Ширра, хитро жмурясь на солнце и даже не думая убирать голову с моих коленей.
        - Он сказал: ты всего лишь развиваешься, - с улыбкой пояснил Беллри. - Как любой ребенок - сперва научилась сидеть, потом стоять, а теперь и ходить понемногу пробуешь. С магией такая же штука, как с речью или любым другим делом: начинаешь с малого, а потом можешь горы сворачивать. Главное - не бояться и иметь желание идти вперед.
        - Тогда почему это не случилось раньше? Почему сейчас? Не пять лет назад? Не десять?
        - Потому что сейчас ты почти на пике, Трис, - терпеливо перевел ворчание тигра Беллри. - Ты - словно гусеница, готовящаяся выбраться по весне из тесного кокона. Пока только нос наружу высунула, осторожно пробуешь воздух, пытаешься шевелить обретенными крыльями. Но полетишь только тогда, когда наберешься сил по-настоящему. К тому же, вчера тебе грозила опасность... как, впрочем, и всем нам... страх сыграл с тобой неплохую шутку - помог собрать волю в кулак и заставил прыгнуть с обрыва.
        - Что? - невольно вздрогнула я.
        - Прыгнуть с обрыва, говорю, - спокойно повторил эльф. - Это значит, решиться на нечто такое, что в обычных условиях ты вряд ли рискнула бы сделать. А тут - пришлось, не смотря на страх и разумное желание отступить... отступать-то нам вчера было как раз некуда. Поэтому волей-неволей ты была вынуждена коснуться своей силы и тем самым спасла нам жизнь. Благодарю, Трис. Мы снова у тебя в долгу.
        - Да ладно, - поежилась я, некстати вспомнив, насколько трепетно остроухие относятся к своим долгам. - Хорошо, что никто после этого не замерз насмерть и не стал заикой. И на том спасибо. Могла ведь сорваться. Насколько я понимаю, мою зверскую физиономию видели все?
        Рес с Кротом вместо ответа неловко кашлянули и отвели глаза.
        - Что, так ужасно? - окончательно расстроилась я. - Ну вот, опять пугалом прослыву. Что за дурацкий день...
        - Нет-нет, - поспешил вмещаться Шиалл. - Все было удивительно. Невероятно. И очень красиво. Просто ты еще не умеешь сбрасывать маски до конца, вот и вышло, что старый образ наложилась сверху, не успев исчезнуть до конца, а потому твой внешний вид оказался... несколько... ну... слегка, так сказать...
        - Да брось. Не надо меня утешать. Я и так отлично знаю, как это выглядело. Зря, что ли, в зеркала не смотрюсь? Рес, извини, если напугала. Крот, не думай, что я это специально. Лех... ну, ты и так уже знаешь. Ширра, слава Двуединому тоже. Руму вообще все равно, какая я снаружи, а остальные... Беллри, мне очень жаль, что я тебя так разочаровала.
        По губам эльфа скользнула загадочная улыбка.
        - Напротив, Трис. Ты сама не знаешь, насколько дивно ты смотришься. А скоро станешь смотреться еще лучше. Возможно, даже ближайшим полнолунием или следующим.
        Я только отмахнулась: говорю же, у нелюдей и вкусы нечеловеческие. Объяснять им каноны нашей красоты - все равно, что пытаться слепому описать радугу. Раз понравилось ему - пускай, разубеждать не стану. А сама тем временем буду утешаться невеселой мыслью, что есть в этом мире, по крайней мере, два живых существа, для кого я не кажусь кошмарным чудовищем.
        - Все, хватит об этом. Куда дальше-то двинемся? - решительно прервала я обсуждение своей скромной персоны. - Насколько я поняла, через болота вы бежали бегом и теперь осталось найти подходящую горную тропу, чтобы взобраться наверх и спрятать меня в какой-нибудь темной пещере. Так что это будет за пещера? Куда мне идти-то?
        - Шр-р, - негромко подал голос Ширра, слегка приподнявшись.
        - Он предлагает тебе убежище в старом Иире, - привычно перевел Беллри. - До туда три дня пути, если воспользоваться тайной тропой скорров. Зверья тут немало, оставаться на виду неразумно. А там, насколько я понял, под прикрытием городских стен тебе уже не будет грозить опасность. Правда, в тех местах уже никто не живет, но зато и бросаться в глаза мы тоже не будем. А еще... он обещает нам свою защиту.
        Я внимательно глянула на напрягшегося тигра.
        Странно, мне показалось, или он действительно нервничает, ожидая моего ответа? Но почему? Чем безопасны древние развалины? Тем, что там до сих пор, со слов Рума, тлеют остатки былого могущества Крылатых? Тем, что оберон меня никогда среди них не найдет? Или где-то поблизости я смогу найти следы своего загадочного народа? Быть может, они тоже где-то там, наверху? Ждут меня и старательно ищут? Но почему Ширра вдруг вспомнил про это место, которое, согласно легенде, давно разрушено и погребено под многочисленными лавинами? Значит, не совсем разрушено и не до конца погребено? Выходит, легенды врут? Может, и о Крылатых тоже они многое утаивают? Но все-таки - почему туда? Сейчас? Разве нет другого безопасного места? Я не привередливая, нет. Я не претендую на роскошные хоромы. Мне просто нужно приличное убежище на время, чтобы я смогла спокойно все обдумать и решить, что делать дальше. Однако Иир... хоть и пустой, хоть и развалившийся... настораживает меня это название. Но, с другой стороны, лучше Ширры эти горы не знает никто. Дорога не слишком долгая, тропа звериная, но люди пройдут. Среди каменных
стен со временем можно будет с удобством обосноваться. Никаких демонов там, конечно, давно уже нет. Дикие звери нам тоже не страшны, об обвалах он загодя предупредит. Явно ведь бывал тут раньше...
        - Что ты решила, Трис? - тихо спросил эльф, настороженно поглядывая на застывшего в волнении скорра.
        Я заглянула в теплые желтые глаза и неожиданно улыбнулась.
        - Пусть ведет. Я ему верю.
        Ширра прерывисто вздохнул и опустил морду обратно на мои ноги, по дороге успев незаметно лизнуть ладонь. Лех странно переглянулся с побратимами и медленно кивнул.
        - Хорошо, как скажешь.
        - Дойдем до руин, а там решим, как быть дальше, - повторила я. - Может, мой хранитель что подскажет? Вдруг, оказавшись там, он тоже вспомнит дорогу? Все-таки его родные места.
        Заслышав о Руме, Ширра слегка напрягся, но тут же успокоено распустил сильные мышцы. Кажется, его вполне устроила моя позиция. Не совсем, конечно, потому что он явно предпочел бы избавиться от утомительного присутствия моего призрачного друга. Но другого пути не было - Рум привязан ко мне настолько тесно, что пока я жива, он никогда меня не оставит. Заклятие моей матери просто не позволит ему уйти. Даже если бы он захотел. А он, как ни странно, и дальше желал оставаться со мной. Поэтому или я иду на развалины Иира с ним, или не иду вообще.
        И Ширра это прекрасно усвоил.
        Что ж, - решила я. - Раз все так складывается, то именно по прибытии в легендарный Иир я и припру этого скрытного типа к стенке. Поставлю вопрос ребром и выясню у него... вернее, у них обоих!.. что за кутерьма творится вокруг меня столько времени. Узнаю все про своих предков, родителей, братьев и сестер, если таковые имеются. Выпотрошу все, чем мой народ (надеюсь, он все еще живет на этих склонах) промышляет, чем торгует, как сумел так долго остаться неведомым для большинства людей. Выясню, по какой именно причине меня предпочли на время спрятать подальше от родных Мглистых Гор, почему забросили магией (наверняка магией!) к черту на рога и не оставили никакой связи с прошлым, кроме потрепанного, обиженного на весь свет и потерявшего память призрака. Все выясню. Досконально. Про магию, про себя, свои способности и умения. Про когти, маски, всю мою короткую жизнь, сложившуюся так странно и нелепо. Про этот поход, оберонов и их связь с прежними обитателями Летящих Пиков. Про Крылатых, конечно. Чем Двуединый не шутит? Вдруг они тоже все еще живут в своих Небесных Чертогах и время от времени спускаются
вниз, маскируясь под обычных людей? Но это потом. А сначала я непременно выясню, почему Ширра так упорно преследует меня аж от самого Тирилона. Почему он так нелепо порвал свою цепь, зачем доверил ее мне и каким, наконец, образом он собирается разъединить потом наши риаллы. Не говоря уж о том, чтобы понять, что же эти самые риаллы из себя представляют.
        Вот так. Такая вот программа-минимум, которую мне надо одолеть всего за три жалких дня. Но тут главное - правильно подобраться слова и сложить их в нерушимые конструкции жесткой логики, за один раз выложить все свои аргументы, давние наблюдения, сомнения и предположения. После чего красиво припереть этих молчунов к стенке, но проделать все в высшей степени изящно, чтобы ни один из них до последнего не понял, с какой именно целью я их так дерзко выпотрошила.

14.
        Эти дни я провела, как во сне. Поглощенная своими мыслями, почти не видела мест, через которые доводилось проходить. Не обращала внимания на изумительной красоты первозданные рощи, роскошные кущи, соловьиные трели, яркое солнце и тихие ночи, в которых так умиротворенно пели крохотные сверчки. Я не замечала глубоких ущелий, которые Ширра огибал заранее и по большой дуге. Машинально перепрыгивала горные речушки, которых вокруг оказалось на удивление много. Бездумно перешагивала через редкие поваленные бревна, огибала овраги, буреломы, разбросанные тут и там гигантские валуны, что, словно молчаливые стражи, сопровождали нас весь неблизкий путь. Я едва обратила внимание на то, как постепенно мягкая трава уступила место многочисленным каменистым насыпям, как вновь поредели деревья, опустели крутые склоны. Почти не видела горных круч, вздымавших свои пустынные склоны на недосягаемую высоту. Совершенно не запомнила звериных троп, которыми Ширра с подозрительной легкостью и потрясающей сноровкой провожал нас к цели, и совсем не утруждала себя цепкими взглядами по сторонам. Красоты здешней природы казались
чем-то далеким и откровенно неважным.
        Меня словно подменили в эти три бесконечно долгих дня. Я почти не разговаривала со спутниками, напряженно вспоминая последние месяцы своей жизни, что-то сравнивая, споря сама с собой. Выискивала несоответствия, выуживала из глубин памяти крохотные странности и все то, что так долго не давало мне покоя. Готовя аргументы, факты, предположения и все, о чем намеревалась говорить вскоре со своими провожатыми. Но пока, сжимая покрепче зубы и стискивая кулаки, упорно молчала. Потому что понимала: еще не время. Пока рано требовать ответы на те вопросы, что в великом множестве крутились в моей голове.
        Да, я не видела местность вокруг, но зато с поразительной ясностью замечала все, что творилось с моими спутниками. Четко знала, что эльфы с каждым часом начинали все беспокойнее поглядывать по сторонам. Видела, как Лех время от времени останавливается, старательно тянет ноздрями сухой воздух и отчего-то хмурится, незаметно поглядывая на чистое небо. Мне было отчетливо видно, как Рес постоянно о чем-то напряженно размышляет, а Крот завел странную привычку каждый вечер ненадолго возвращаться по своим же следам и только после этого устраиваться на ночлег... напряжение буквально повисло в воздухе. Пронизывало нас насквозь, делало взгляды подозрительными, дыхание - тяжелым, а слова - колючими и едкими. Оно было во всем - в многозначительных взглядах, молчаливых диалогах эльфов, в моем необъяснимом самоотстранении и стремлении к уединению, которое в эти дни стало особенно заметным. В глухом ропоте Рума, который теперь ни на миг не оставлял меня одну. В его полных бессильной ярости взглядах, бросаемых на неутомимо идущего впереди Ширру, в коротких перебранках Патрульных, без которых с некоторых пор не
обходился ни один привал, угрюмом молчании Леха...
        Казалось, сейчас, когда цель этого долгого путешествия, наконец, определилась, напряжение между нами стало больше, чем когда бы то ни было. Как будто мы шли по бесконечной лестнице, не особо надеясь на какой-то определенный исход, до смерти устали, измучились, уже начали с сомнением посматривать вниз и все чаще задумываться о том, а не зря ли вообще сюда сунулись, как вдруг - вот она, долгожданная площадка, на которой будет сон и отдых, вопросы и ответы, откровения и блистательная истина. Короткий миг перерыва, после которого неясно - придется ли делать новый рывок, если ли впереди еще какой выходи или мы напрасно потратили время и теперь будем вынуждены совершить такой же утомительный спуск.
        Даже Ширра поддался всеобщему настроению - он неожиданно стал раздражительным, подавленным и мрачным. И все чаще уходил далеко вперед, скрываясь за деревьями и каменистыми склонами, а возвращался лишь под самый привал или тогда, когда мы начинали отклоняться от выбранного направления. Но и потом, обойдя по привычке место ночевки, укладывался далеко в стороне. Там, где я не могла разглядеть его мерцающих янтарем глаз. Хотя сама постоянно ощущала на себе его внимательный изучающий взгляд.
        Рум не давал ему ни единой возможности ко мне прикоснуться - ни днем, ни ночью, ни вообще никогда. Стоило тигру слегка приблизиться, как маленький призрак внезапно вырастал в знакомое крылатое чудовище с оскаленной пастью и свистящим шепотом требовал убрать свои грязные руки от той, что ему не принадлежит. Ширра закономерно злился, его глаза в такие моменты отчетливо чернели и начинали угрожающе светиться безумием, но Рум больше не намеревался отступать. И был в своем решении настолько тверд, что даже мне не удавалось его переубедить. Более того, едва я начинала сердиться, он рычал и на меня тоже, проклиная тот день и час, когда на моем пути встретился этот двуличный Шиир.
        Я знала, почему он так переживает - кажется, Ширра нарушил их негласное соглашение и сделал предложение отправиться в Иир в отсутствии моего негласного опекуна. Я, в свою очередь, бездумно согласилась и, по мнению Рума, за всю свою жизнь не совершила большей глупости.
        Пришлось сдаться и держаться от Ширры на расстоянии, чтобы разгневанный не на шутку дух не вздумал повторять попытку достать огрызающегося тигра своими призрачными когтями. Потому что, чуяло мое сердце, тот незаконченный бой, если я только сделаю лишнее движение, может в любой момент возобновиться. И теперь, зная о них обоих достаточно, я откровенно затруднюсь предсказать его исход. А терять кого-то из них мне совсем не хотелось.
        Нам только однажды за все время удалось поговорить с Ширрой один на один, и этот разговор, что неприятно удивило, его весьма насторожил. Нет, не подумайте, я не стала выпытывать никаких тайн. И не требовала невыполнимого: отлично понимая, что здешние места - безоговорочные владения вспыльчивых и быстрых на расправу скорров, я лишь попросила его дать слово, что никто из моих друзей не пострадает, если вдруг нам доведется встретиться с его родичами. И если те, не дай Двуединый, пожелают вдруг избавиться от нежелательных свидетелей, он сделает все, чтобы уберечь их от гнева своих собратьев.
        Конечно, я верю Ширре, но учитывать такую возможность тоже надо, потому что я слишком хорошо помню, каким он был при нашей первой встрече. А также и то, что до сих пор никто из людей не знал об их существовании, и это, к слову сказать, скорров весьма устраивало. Много-много лет. Но если судить по тогдашнему поведении одного моего знакомого тигра и исходить из предположения, что большинство его сородичей относятся к чужакам с подобным пренебрежением и заносчивостью... м-да, не хотела бы я столкнуться с целой стаей таких вот, взбешенных и совершенно неуправляемых Шииров, готовых на все ради сохранения тайны своего существования. Мне и одного Ширры вполне хватило - следы на плечах еще долго будут напоминать о себе в дурную погоду.
        Ширра, кстати, мою просьбу выполнил, но отчего-то старался больше не встречаться глазами и излишне поспешно ушел, что тоже не развеяло моих сомнений. Я пыталась уверять себя, что вблизи родных мест его подобные вещи тоже беспокоят, но все равно не могла отделаться от мысли, что тут кроется нечто другое. Да еще Рум добавлял масла в огонь, наотрез отказываясь со мной разговаривать после того, как узнал, что я все-таки нашла способ побеседовать с тигром с глазу на глаз. Точнее, первые полчаса он вообще не мог сказать ничего вразумительного. Только метался от одного дерева к другому, бешено светился и потрясал призрачными кулачками так яростно, что я боялась - врежется на полном ходу. Потом завис у меня перед лицом, прорычал что-то непереводимое, где я с трудом смогла различить лишь "дура", "овца на заклание" и "предатель". А потом со стуком сомкнул челюсти, где успел отрастить внушительного размера клыки, горестно застонал, всплеснул руками и, зло сверкнув глазищами, умчался куда-то вверх. И теперь поглядывал оттуда, ни на мгновение не отлетая дальше, чем на двести шагов и неизменно преследуя
мохнатого проводника везде, куда бы он не отправился.
        В общем, полагаю, теперь вы понимаете, почему я с таким облегчением вздохнула, завидев за одним из каменных выступов первый намек на легендарный город демонов - огромную, иссиня черную скалу, надвое разделенную узким проходом, который, казалось, был сделан великанским мечом поистине немыслимого размера. Такое впечатление, что некий неведомый колосс вдруг задумал разрубить древнюю гору на два острых пика. Бестрепетно рассек ее на ровные половины, а внизу оставил крохотную щелочку, на фоне которой даже заманчиво поблескивала белоснежная (или серебристая?) искорка.
        Когда мы сумели приблизиться настолько, что глаза стали различать детали, оказалось, что посреди ущелья, прямо на горной тропе, ведущей в тот темный проход, возвышались массивные, разрушенные ветрами и временем ворота, некогда отделявшие царство Иира от остальных гор и надежно перегораживающие единственную дорогу туда от края до края. Много веков назад это был красивый рубеж, черно-белая граница, гордая память, говорящая знающему путнику, что дальше начинаются владения мудрых и величественных созданий Двуединого. Благословенная земля. Ухоженная долина. Чудесный край, славящийся плодородными землями и красотой живущих в нем жителей. Божественный знак, мимо которого ни один смертный не проходил без благоговейного трепета. Когда-то очень и очень давно.
        Тогда как сейчас... рассмотрев, наконец, детали, я почувствовала, как болезненно сжалось сердце: высокие колонны, в большинстве своем валяющиеся на земле; изящные руны, вписанные в крохотные каменные ниши; безупречно гладкие обводы двух гигантских столбов, поражающие грубыми щербинами и забившейся в щели пылью; обилие битого щебня и груды мусора, скопившиеся за века в этом мертвом проходе. Крах и запустение царят на древней дороге королей. Мертвые надписи на забытом языке. Скорбный шорох сухих листьев под ногами. Холодный ветер на склонах. И тишина... неприятная тишина заброшенного склепа, в которой по коже сами по себе начинают вырастать огромные мурашки.
        Сама дорога, начинающаяся от разрушенных ворот, была почти так же стара, как этот мир. Когда-то оживленная и переполненная, со временем она стала безжизненна и угнетающе пуста. Прекрасные барельефы по краям плит давно раскололись, старые надписи стерлись или были старательно вымараны. Безупречная чистота камня сменилась грязными земляными разводами и потеками ржавчины, а золотистые прожилки между ними вовсе оказались грубо выдранными чьими-то жадными пальцами. Но проход на ту сторону до сих пор существовал. Как прятался за массивными скалами древний, затерянный город.
        - Врата Иира... выходит, он действительно существует? - шепотом спросил Рес, настороженно разглядывая пустые ворота.
        Ширра, не ответив, бестрепетно прошел мимо, не удостоив древний памятник даже взглядом, и устремился вперед, будто и не было в этой ветхой древности никакой загадки, не было жутких тайн. Будто не веяло от развалин неведомой мощью и не замирало сердце при виде наглядного свидетельства бурного прошлого нашего немолодого, в сущности, мира. Хотя, возможно, он просто привык?
        Вздохнув и окинув упавшие колонны долгим взглядом, я вошла за скорром в узкий проход, откуда-то зная, что не стоит задерживаться на пороге чужого дома слишком долго. Как не стоит здороваться, стоя в открытых дверях, или отказываться от предложенного радушной хозяйкой горячего хлеба. Коли не веришь в добрые намерения хозяев, разворачивайся и постарайся не отставлять открытой спину. Но никогда не терзайся сомнениями посередине - говорят, сквозь порог порой проступает другая сущность, изнанка, обратная сторона. Мир Теней, куда уходят свободные души. А порог - этакая крохотная щелочка в потустороннее, способная в определенное время дня и ночи превращаться в самую настоящую дверь. Но горе тому, что рискнет соприкоснуться с ней дольше положенного - спящие духи-охранники не любят, когда их тревожат, и нередко забирают к себе мятущегося разумом, не спрашивая на то его согласия. Поэтому не стой на пороге. Не тревожь спящие души. И не стремись прикоснуться к тому, чего никогда не сумеешь познать.
        Тряхнув головой, я поспешила отогнать гнетущие мысли и торопливо нагнала Ширру.
        Мы в гнетущем молчании миновали узкий коридор, тесно зажатый между двух отвесных стен. Стараясь не шуметь, ступали след в след, будто подозревали поблизости дремлющие ловушки. Опасливо косились на далекие темные вершины, недоброжелательно стиснувшие проход до узкой тропки, и страстно надеялись, что оттуда не свалится вдруг какой-нибудь особо непрочный валун. Окружающая тишина ощутимо давила на голову, заставляла пугливо вздрагивать от вкрадчивого шороха шагов и ощущения чужого недоброго взгляда. Густая, как кисель, вязкая, недобрая, тишина была тягостной, почти невыносимой. Но разговаривать никто не осмеливался - мрачное величие этого места словно само по себе требовало соблюдения некоего ритуала, и мне отчего-то казалось, что нарушать многовековое молчание спящих гор будет, по меньшей мере, кощунственно.
        Когда, наконец, долгий тоннель все-таки закончился, а впереди блеснул солнечный свет, я первая прибавила шаг и заторопилась на волю. Потому что гнетущее чувство неясной угрозы в этой мрачноватой кишке неожиданно стало таким острым, что у меня даже затылок заломило и сами собой подогнулись ноги.
        Ширра не заметил - неторопливо миновав вторые ворота на выходе из ущелья, так же невозмутимо обернулся. Дождался, пока его нагонят остальные. А затем, хмуро покосившись на предельно напряженного Рума, не слетавшего с моего плеча ни на мгновение, выразительно указал вниз.
        Подойдя к краю последней плиты, я послушно глянула и приглушенно ахнула:
        - Иир!!
        То, что открылось внизу, с трудом поддавалось описанию. Огромная долина. Плодородная равнина. Утопающий в зелени и буйстве деревьев сад, раскинувшийся впереди, насколько хватало глаз. Вековые деревья невообразимой высоты, непроницаемые кроны, закрывающие своей тенью почти половину неба. Цветущие лианы, дикий папоротник, настойчивые вьюнки, заполонившие собой все вокруг... а между ними, скрытые зеленью и корнями, посеревшие от времени и разъеденные мхом, забытые, потрескавшиеся и потемневшие на солнце, стояли совершенные статуи удивительно прекрасных созданий, чье несомненное величие и страшная гибель навсегда отпечатались в памяти живущих.
        С такого расстояния я не смогла различить лиц, время многое стерло, а разросшиеся леса почти поглотили большую часть некогда чистого и прекрасного города. Разрушились здания, обвалились причудливо изукрашенные купола, истлели храмы и потрескались каменные плиты, вымостившие широкие и удобные дороги. Почти неотделимы от корней стали белоснежные стены, но статуи... статуи все еще стояли нетронутыми. И их неповторимое очарование, несомненную красоту, непередаваемую грацию не смогли стереть ни ветра, ни дожди, ни многочисленные трещины от въевшихся в камень грибков. Я видела высоких мужчин, чья нескрываемая мощь буквально рвалась наружу из каменных тел. Видела массивные торсы, гармоничные лица, тщательно прорисованные жилки, говорящие о том, что хозяева этой земли были способны на равных противостоять даже богам. Видела женщин, чья утонченная красота и изящество ни в чем уступали наипрекраснейшим богиням. Видела крылья, спокойно сложенные за спинами или, напротив, распахнутые во всю ширь... удивительной красоты белоснежные крылья, сотканные из радости, надежд и воспоминаний. Теперь - где-то
оборванные, где-то разбитые, где-то потрепанные и безжалостно выломанные, но даже сейчас - полные скрытой силы и неповторимого достоинства, по которым легко можно было представить себе истинную суть Крылатых. Мудрых, величественных, прекрасных в каждом своем проявлении... ушедших небожителей, навсегда исчезнувших созданий света, которым когда-то давно остальные расы справедливо поклонялись, как живым богам.
        - Иир, - странным голосом подтвердил Рум, неотрывно глядя на потерянный город. - Ты все еще хочешь туда войти?
        Я быстро посмотрела на замершего у края скалы скорра: в этот момент Ширра, неподвижно стоящий на фоне темнеющего неба, подсвеченный алыми лучами заходящего солнца, такой же величественный и молчаливый, как эти древние горы, как никогда показался мне ожившей легендой. Он был удивительно уместен среди этих черных камней и разрушенных памятников прошлого. Словно недостающий кусочек мозаики, внезапно легший на свое законное место. Или вернувшийся после долгого отсутствия хозяин, ожививший своим присутствием давно заброшенный дом.
        Услышав хранителя, он медленно повернул голову и пристально посмотрел - массивный, как эти горы, мрачный, с тяжелым взглядом внезапно потемневших глаз. Черная шерсть его блестела, будто смазанная жиром, сузившиеся зрачки светились, как два антрацита, но из-за солнечных лучей казались жутковато подсеченными кроваво-красными бликами. Он не сдвинулся с места, не зарычал и не обнажил зубы, напоминая призраку об их молчаливом уговоре и о том, что Рум поклялся не вмешиваться до тех пор, пока я соглашаюсь следовать указаниям скорра. Он просто стоял и молчал, напряженно ожидая ответа. А еще - неотрывно смотрел мне в глаза, будто искал там что-то важное.
        - Идем, - наконец, сбросила я оцепенение, и он несильно вздрогнул. - Веди, Ширра, ведь это твой дом.
        Скорр снова вздрогнул, нерешительно качнулся навстречу, словно хотел что-то сказать, но тут за моим левым плечом угрожающе сверкнуло, и он, поджав губы, быстро отвернулся. После чего тяжело вздохнул, встряхнулся и, окинув внимательным взглядом притихших Патрульных, уверенно спрыгнул со скалы.
        К подножию горы мы спускались несколько утомительных часов. Идти приходилось медленно, потому что старая дорога оказалась почти полностью разрушенной, а извилистая тропа, которой повел нас Ширра, была слишком крута и узка, чтобы по ней стало возможным идти спокойным, прогулочным шагом. Я то и дело оскальзывалась, судорожно хватаясь за траву и торчащие из-под земли сухие корни. Ноги беспрестанно разъезжались в разные стороны - то ли от отсутствия опоры, то ли из-за растущего волнения. Я честно старалась не упасть, но, признаться, получалось из рук вон плохо: словно чувствуя мою неуверенность, коварная тропа в самых неожиданных местах начинала рассыпаться, кривляться и всячески вихлять, как упившийся вусмерть крестьянин за бороной. То камешек какой подкинет под сапог, то целый пласт земли съедет мне прямо под ноги, а то каменная опора, которая спокойно выдерживала немалый вес Леха и Ширри, вдруг начинала самым некрасивым образом плыть.
        Если бы не внимательные эльфы, окружившие меня заботой не хуже иных нянек, этот спуск вполне мог закончиться много быстрее и, разумеется, печальнее. Беллри раза три ловил меня за руку в самый последний момент, а Шиалл однажды вовсе оказался в роли ездового осла, потому что мне очень уж неудачно "повезло" оступиться и свалиться прямо ему на шею. Ощущения, полагаю, не из приятных, поскольку мой вес все-таки довольно заметный, но эльф мужественно стерпел и даже не стал озвучивать те ласковые слова, которым наверняка наградил меня в мыслях.
        - Осторожнее, Трис, - только и сказал он, с трудом балансируя на краю пропасти.
        - Поста... раюсь...
        С опаской выпрямившись, дальше я предпочла передвигаться на полусогнутых, чтобы никого не столкнуть, не спихнуть с обрыва, не покалечиться самой и, главное, не уподобиться гордым орлам, порхающим в поднебесье. А если уж и довелось бы свалиться, что ж - по крайней мере, тогда это получилось бы сделать в гордом одиночестве, чтобы потом, с немалой скоростью летя к заждавшейся землице, успеть хорошенько подумать о своей неуклюжести, криволапости, носорожьей грации и жутчайшем невезении, благодаря которым я, вопреки всему, оказалась демон знает где, пес ведает зачем и (Двуединый, спаси мою душу!) в такой странной компании.
        Как ни удивительно, упасть мне так и не довелось - мы благополучно спустились и даже никого не потеряли по дороге. Правда, за это время солнце успело заползти уже за соседнюю гору, так что вокруг не только сразу похолодало, но и ощутимо потемнело. А под сенью гигантских деревьев (кстати, они действительно оказались поистине великанскими!), за густой листвой и могучими ветками это выглядело так, словно над уснувшим городом кто-то милосердно накинул полупрозрачную черную вуаль.
        Я даже поежилась от столь резкого перехода к темноте, но потом оглядела окруживший долину горный массив и запоздало поняла, что тут иначе и не бывает - тяжелые склоны будто впитывали солнечный свет, надежно отрезали его от земли, оттягивали на себя. И только снежные вершины Летящих Пиков немного скрадывали это впечатление, поскольку даже в полнейшей тьме загадочно посверкивали крохотными кристаллами природного серебра. Возможно, когда город был жив и полнился голосами Крылатых, когда вокруг звенел смех и играла мягкая музыка, горели фонари и порхали светлячки, он выглядел таинственно и красиво. Возможно, его специально расположили так, чтобы усиливать эффект сумерек, но при этом искусно расцвечивали магическими огоньками. Если я права, то это должно было быть удивительно красиво - ночь, приглушенные голоса, загадочный свет повсюду и тени... удивительно прекрасные тени счастливых творцов...
        Однако сейчас, когда солнца стало не видно и никто не спешил разжигать факелы, когда запущенные деревья опускали свои ветви слишком низко, а густая листва охотно поглощала всякий проблеск света, мне стало как-то не по себе. И даже тот факт, что у листьев оказались тоненькие золотистые прожилки, умеющие отражать любой проблеск света и играть радужными бликами, не вызывал особого восторга.
        - Это илларэ - священное дерево эльфов, - глухо сообщил Рум в пустоту. - Вернее, его прародитель, чьи семена когда-то были перенесены в Священные Рощи низин. Если в новолуние поделиться с ним своей жизненной силой, оно будет светиться по ночам до следующей луны. А когда таких деревьев вокруг собирается достаточно, то весь город будет гореть, будто в золотом огне. Это очень красиво, Трис, когда целая долина светится, как днем. Красиво и неповторимо.
        Я на миг представила и была вынуждена согласиться: да, наверное, это действительно непередаваемо. Ведь илларэ здесь много, очень и очень много, а их кроны без преувеличения были способны заменить живое солнце.
        Беллри с Шиаллом благоговейно поклонились старому дереву, приложив руки к груди, но Ширра, пренебрежительно фыркнув, прошел мимо. Гордо подняв голову, бестрепетно вступил на широкую дорогу и, не дожидаясь, пока мы опомнимся, медленно двинулся вперед. Я не поняла, откуда он точно знал, куда идти, но скорр вел себя настолько уверенно и быстро, что никто даже не усомнился в его праве быть первым. Мы, к собственному удивлению, покорно пошли следом, как привязанные, и заворожено глазели на проплывающие мимо руины.
        Здесь не было ни одного целого здания, ни одной высокой стены. Ни дома, ни улицы, ни даже собачьей конуры, если, конечно, у Крылатых когда-то были собаки. Такое чувство, что когда-то по городу прошелся свирепый ураган, разметавший строения на куски, а потом кто-то могучий и злой еще и ударил по каждой крыше или колонне громадным молотом, раздробив ее на мельчайшие осколки. И теперь, вместо прекрасных домов и изящных беседок вдоль гладких каменных плит, которые почему-то неведомый Разрушитель не тронул, виднелись груды битых камней, черепки, горы старого мусора и повсюду - следы распустившегося леса. Если бы не опавшая листва, не сломанные ветки, устилающие чудом уцелевший фундамент, картина разрушений была бы поистине ужасающей, но лес милосердно прикрыл свою боль мягким покрывалом забвения.
        И только огромные статуи еще возвышались посреди этого хаоса. На фоне прочих вещей они казались почти нетронутыми, хотя, конечно, вблизи было хорошо видно, что и их время тоже не пощадило. К тому же, почти у каждой из гигантской скульптур было что-то разбито, испорчено и отломано. Особенно исковерканы лица. И крылья, которые чем-то не угодили неизвестному вандалу - почти все перья на кончиках оказались безжалостно вырваны, благородные профили сточены или исцарапаны чем-то острым и невероятно крепким. Длинные туники на скульптурах носили следы порезов и жестоких ударов, словно каменные одежды пытались в ярости содрать со стыдливо прикрытых тел. Женские лица вообще почти не просматривались - их почти целиком заменили безликие маски, и только по обломкам мрамора, в изобилии валяющегося рядом, по безупречным овалам и жалкими остаткам глаз можно было предположить, что они были по-настоящему прекрасными.
        Я с сожалением отвернулась. Эльфы горестно прикрыли веки, отказываясь верить в утраченное чудо. И даже Лех, в обычное время чуждый излишним сантиментам, не сдержал разочарованного вздоха - было действительно жаль, что подобная красота оказалась потерянной навсегда.
        Ширра по сторонам упорно не смотрел - кажется, его не интересовали развалины некогда прекрасного города. Он целеустремленно направлялся вперед, в самый центр, куда сходились все пути и где, надо полагать, у меня все-таки будет возможность узнать ответы на свои вопросы. Его сильные лапы спутали мягко, почти бесшумно, умудряясь ничем не потревожить многовековой слой пыли. Под гладкой шкурой гуляли сытые мышцы, уши настороженно шевелились, а хвост нервно подрагивал на каждый шаг. Однако он по-прежнему молчал и ни разу не обернулся, пока впереди не забрезжил свободный просвет. На краю разрушенной улицы на мгновение остановился, словно не решаясь вступить под неверный свет заходящего солнца. Глубоко вздохнул, прикрыв глаза и будто набираясь смелости для последнего шага. Наконец, тряхнул головой и одним стремительным, потрясающе грациозным прыжком оказался точно посередине огромной площади.
        То, что это - именно площадь, я поняла сразу, едва миновала последние обломки. Причем, не простая, а видимо, главная площадь города, где в незапамятные времена наверняка собирались для обсуждения каких-нибудь важных вопросов. А то и использовали в качестве этакой народной приемной. Или резиденции, если хотите, иначе не виднелись бы на противоположном конце смутно угадывающихся возвышения, подозрительно напоминающие два рядом стоящих трона.
        По форме открывшееся пространство представляло собой громадный круг, отделенный от остального города невысокой каменной оградой из того же белоснежного мрамора. В низком бортике, если присмотреться, можно было различить несколько мест, перед которыми когда-то возвышались прекрасные арки, сейчас - разрушенные и тщательно сметенные прочь. Однако уступы для колонн все-таки остались, да и ведущие из города мощеные дороги упирались точнехонько в них, отчего создавалось впечатление, что ступаешь не на камень, а попираешь ногами брошенное солнце с идеально прямыми дорогами-лучами. И таких лучей здесь оказалось ровно двенадцать, как раз по числу арок и концентрически сходящихся кругов, выточенных в каменном основании площади. Тогда как последняя, тринадцатая (самая широкая и чистая, кстати) дорога, вела из центра площади к далеким постаментам. И именно на ней сейчас недвижимой статуей замер Ширра, заняв по какой-то иронии самый центр этого громадного круга и самое его почетное место.
        Площадь, что неприятно, тоже оказалась погруженной во мрак, как и весь город, но при этом она отнюдь не выглядела разрушенной. Будто чудовищный смерч, прокатившийся когда-то по здешним местам, не посмел ее коснуться даже краешком и сохранил в первозданном виде то, что некогда было создано исчезнувшей цивилизацией Крылатых. Даже высокие каменные постаменты на гигантских ступенях, которые все сильнее ассоциировались у меня с троном, выглядели так, словно хозяева лишь совсем недавно удалились. Осталось только смахнуть тонкий слой пыли, и все - можно с честью принимать гостей.
        Правда, поначалу мне показалось, что сидения были выточены из металла, что должно было означать жуткие муки от пребывания на подобном, с позволения сказать, троне. Но нет - все тот же мрамор, только не такой светлый, как стены виденных нами домов, а, напротив, угольно-черный. Как в противовес или в насмешку. Такой же непроницаемо черный, как шерсть у нашего Ширры. По крайней мере, у одного из них. Тогда как второй... присмотревшись внимательнее, я запоздало поняла, что черный цвет для него не родной. Думаю, когда-то давно он был серым или даже белым. А может, серебряным? Не видно в темноте. Однако понятно, что время и запустение сделали свое черное дело - теперь оба трона выглядели почти неотличимыми друг от друга, за исключением того, что левый казался чуть повыше и помассивнее, а правый - чуть изящнее и тоньше. Правда, и тот, и другой на данный момент ожидаемо пустовали. Как пустовала сама площадь, весь этот город и старые, заброшенные и нескончаемо древние горы.
        Закончив с осмотром, я нерешительно шагнула под несуществующую арку. На какой-то миг даже пригнулась, словно боясь, что за дерзость меня покарают небеса, потому что мертвый город - явно не то место, где позволено быть живым. Но обошлось - ни громов, ни молний, ни строгого окрика. Только Ширра тяжело вздохнул из центра, да холод в груди стал немного сильнее.
        Я хотела подойти к нему, успокоить, заверить, что не по-прежнему готова выполнить все свои обязательства и непременно разыскать хорошего мастера для его загадочной цепочки. Уже открыла было рот, чтобы попросить Рума ненадолго угомониться и дать мне возможность все объяснить, закончить, наконец, их нелепую вражду... но не успела: в этот момент Ширра вдруг поднял голову к небу, хлестко ударил хвостом по воздуху и, распахнув пасть, издал долгий, протяжный, пробирающий до самых костей рев. Страшный, свирепый, полный ярости рев, который вдруг отчетливо напомнил мне бешеный рык оберона.

15.
        На долгое мгновение я будто окаменела, не смея ни отшатнуться, ни даже вдохнуть. Я еще не успела забыть последнюю ночь в Ларессе; этот неистовый рев до сих пор возвращается ко мне в кошмарах; я так и не забыла обжигающей боли и тех ран, что остались на моем теле от когтей оберона. Сердце болезненно сжалось, отчаянно не желая верить, но разум холодно сообщил - да, я хорошо знаю этот голос. Уже слышала его не раз. И больше не забуду до конца своих дней, потому что это голос боли, страха, ненависти и всего того, что навсегда останется в моей душе после той страшной ночи.
        - Назад, Трис, - подозрительно ровно велел Рум, проявляясь на своем обычном месте. - Не вздумай к нему приближаться.
        - Что это? - прошептала я, с ужасом наблюдая за воющим Ширрой.
        - Ничего. Просто твой "друг" позабыл тебе кое-что рассказать. Ступай назад, поближе к эльфам. Надень капюшон и молчи.
        - Но...
        - Живо!
        Я послушно сделала шаг назад, цепенея от нехороших предчувствий, а потом почувствовала, как потеплел воздух вокруг и как надежно обступили меня Беллри с Шиаллом, заметно побледневший Лех, тоже неотрывно следящий за неистовствующим скорром. Как плавно потянулись за оружием Рес и Крот, а резко посерьезневший Рум негромко велел:
        - Ближе. Закройте ее и не давайте никому приблизиться. Что бы ни случилось, вы поняли? Ушастые, вас тоже касается! Думаю, никому не надо объяснять, что случится, если ее узнают?
        - Нет, не надо, - дрогнувшим голосом подтвердил Беллри. - Что он делает?
        - Зовет СВОИХ, конечно.
        - Но зачем...?!
        - Затем, что Шиирам нельзя верить! - грубо рыкнул призрак, начиная тихонько светиться. - Трис еще не понимает, но вы должны были знать, чем это закончится! ВЫ должны были ее отговорить!!
        - Ширра дал слово...
        - Дурак! - презрительно сплюнул Рум в сторону эльфов. - За целую вечность даже боги успевают измениться! А он...
        Я невольно вздрогнула, заметив, как потемнели небеса, а Ширра стал будто бы выше и еще массивнее, чем раньше.
        - Он никогда им не был, - зло закончил мой маленький хранитель и тяжело вздохнул. - Жаль, что у меня нет настоящей свободы и нет воли все это изменить. Жаль, что мне даже сейчас приходится подчиняться. Жаль, что ты согласилась на это, не понимая, зачем оно было нужно. И смертельно жаль, что я не могу все исправить. Трис, Трис... глупая, маленькая моя девочка... я так тебя берег, так боялся, что ты столкнешься с НИМИ, не будучи к этому полностью готовой... а теперь поздно. Слишком поздно пытаться что-то делать. Прости, девочка... прости, что я недоглядел... не успел тебя остановить. Прости меня, Трис.
        - Рум, о чем ты говоришь?!
        - Подними глаза, - печально сказал призрак. - И посмотри на НИХ: вот зачем ты нужна была Ширре. Вот для чего он так тебя берег... я же говорил, что в этом мире идет война... долгая, бесконечная война на выживание, в которой твои настоящие враги готовы на любое предательство, чтобы добиться цели. Вот кто твои враги, Трис. Вот для чего все это было нужно. Вот почему тебе оставили жизнь: просто у Шииров всегда есть свои планы. И у Ширры тоже. Теперь он их исполнил, тогда как я, к сожалению, не сумел этому помешать.
        Недоумевая, я послушно вскинула голову и в тот же миг обмерла: из темноты на нас стремительно налетали десятки... сотни крылатых теней! Крупные, гораздо крупнее человека, с широко распахнутыми кожистыми крыльями, на кончиках которых посверкивали заостренные когти, с могучими телами, с такой точностью изображенными в камне, которые все мы в подробностях видели по дороге сюда. Свирепых, массивных, закованных в естественную броню из абсолютно черной кожи и плотных пластин прекрасно развитых мышц, которые сами по себе служили превосходной защитой их бессмертным хозяевам. Длинные руки, перевитые черными жилами, мощные ступни с не менее внушительными когтями, чем на кистях, скрытые темнотой лица, ярко горящие антрацитом глаза, где страшновато отражаются первые звезды... ожившие тени прошлого. Жутковатые маски древности. Стремительные ночные охотники, слетевшиеся на властный зов в надежде на славное развлечение. Падшие ангелы, сменившие окраску с белой на угольно-черную. Ушедшие боги, зачем-то вернувшиеся вдруг на грешную землю...
        Обероны.
        Я в ужасе зажала руками рот, чтобы не закричать и не привлечь к себе внимание. Двуединый... как же их много! Как ужасающе много!! Бесшумных, свирепых, стремительных и смертельно опасных!! Так близко от меня! И они кружат, кружат над нашими головами, старательно всматриваясь в незнакомые лица. Без единого звука совершают круг за кругом, пугая своим видом и этой кошмарной тишиной, в которой слышится только наше дыхание, легкий шелест их крыльев, да звук острых когтей, звонко клацающих по камню в тот момент, когда обероны с нечеловеческой грацией приземлялись.
        Я медленно обвела глазами этот оживший кошмар, повсюду встречая одинаково черные лица и клыкастые усмешки. Видя демонические крылья, плавно складывающиеся за широкими спинами и становящиеся похожими на длинные черные плащи; массивные торсы; сложенные на груди когтистые руки, короткие полоски черной кожи, обмотанные вокруг бедер, и такие же кожаные шнурки на жилистых шеях, на каждом из которых подрагивал в такт быстрому дыханию крохотный черный камушек.
        Они были здесь. Сегодня. Сейчас. Многие десятки и сотни существ, для которых мы казались жалкими игрушками. Они стояли вокруг нас плотными рядами, отгородив от спасительных гор неодолимым кольцом. И были, безусловно, живыми. Они дышали, шевелились, незаметно переступали лапами, звучно царапая прочный камень, без труда оставляли в нем глубокие сколы и... смотрели. Все они смотрели на нас, с нездоровым любопытством и холодным интересом высших существ, обнаруживших в своих владениях шестерых жалких букашек.
        Я хорошо чувствовала их силу, всем телом ощущала бьющую изнутри мощь. Откуда-то отчетливо знала, что одним движением пальцев каждый из них способен переломить вековое дерево, не слишком при этом затруднившим. Они без преувеличении могли обогнать ветер. Могли расколоть земную твердь. Короткий удар кулака без труда крошил даже каменную стену в мелкую пыль, а пробить эту агатовую кожу не способна ни одна существующая ныне стрела. Тогда как нас всего шестеро - против целой армии этих двуногих чудовищ.
        На площади ненадолго воцарилась оглушительная тишина.
        - Познакомься, Трис, - вдруг с неуместным смешком произнес Рум. - Ты когда-то хотела знать, живут ли ныне Крылатые? Так вот, отвечаю: живут. И, как видишь, вполне себе здравствуют. Более того, еще помнят о мести, не забыли прошлое и не оставили планов в отношении своих кровных врагов. В Иире, конечно, больше трех тысячелетий никто не селился, в дела смертных, согласно Договору, они тоже не лезут. Но в редкие ночи, когда случается нечто особенно важное, когда требуется мнение всего Народа, они все еще собираются здесь - ненадолго, скорее по привычке, чем для настоящего Суда. Однако сегодня для этого появился особый повод, прямо исторический и весь из себя важный: больше трех эпох сюда не ступала нога человека и самого завалящего эльфа, не говоря уж о гномах и прочей мелочи. Так что можете гордиться собой, упрямцы - все это столпотворение исключительно ради нас. А благодарить за это надо... кого?
        - Ширра... - немеющими губами выдавила я, неожиданно пошатнувшись от осознания всей глубины его предательства. В памяти вихрем пронеслись старые рассказы мачехи перед сном, полузабытая легенда о Падшем, наши долгие разговоры со старым Омниром. Мимолетно подумалось о том, что в глубине души я и тогда подозревала, что на самом деле Крылатые никуда не исчезли. Не погибли и не вымерли от старости. Просто ушли туда, где стали недосягаемы для остальных, затаились и надолго отвернулись от созданного им детища - быстро взрослеющего человечества, которое стало им в тягость. Я мечтала когда-то увидеть их. Мечтала убедиться, что это правда. Об этом, кажется, все дети мечтают, потому что нам всегда хочется оживить старые сказки. Хочется, чтобы были принцессы, благородные рыцари, чудесные создания, драконы, лепреконы и дармовое золото в бездонных горшочках. Потом пришло время, и мы, наконец, выросли, перестали нуждаться в чужих наказах, забыли о сказочных персонажах точно так же, как они постарались забыть о нас. Казалось, ничто уже не изменится, ничто не вернется, а Крылатых больше не существует... но вот
колесо истории снова сдвинулось, и мы неожиданно встретились лицом к лицу: те, кого когда-то почитали за богов, и мы, их возмужавшие творения, сумевшие подняться даже из тех руин, которые нам достались по наследству.
        Совсем недавно Рум обмолвился, что они все еще есть, но тогда эта правда казалась далекой, недостижимой. А теперь нам пришлось убедиться: ОНИ действительно живы. Живы!! И за прошедшие тысячелетия со времен Последней Битвы так никуда и не ушли. Просто затаились на здешних склонах, отгородились от остальных непреодолимыми Пустошами, умолкли и канули в забвение... на время. На долгие три тысячи лет, с тем, чтобы когда-нибудь, в назначенный день и час снова показать миру свой нечеловеческий лик.
        Крылатые... да, это действительно Крылатые. Те самые, о которых поется в древних легендах. Здесь, сейчас, передо мной. Живые. Странно молчаливые. Совсем не такие, как мне казалась. Но все-таки это ОНИ. Правда, остались ли ЭТИ Крылатые теми, что были прежде, теперь уже никто не сможет сказать. Как говорится, со временем даже горы рушатся, моря высыхают, а песок погребает под собой целые народы. Кто знает, во что превратились былые боги?
        - К-крылатые?! - так же тихо прокашлялся Лех.
        - Точно, - криво улыбнулся Рум, вместе со мной провожая глазами неподвижные ряды чернокожих демонов. - У них же есть крылья, согласись? Ну, вот. За то и назвали. А что морды не похожи на ваши, так никто и не говорил, что они - люди. Это лупоглазые баечники потом все переврали, чтобы наивные дураки слушали и верили в эти бредни, тогда как в действительности они именно такие - черные, зубастые и страшные, как смертный грех. Кстати, Иир на самом деле тоже не всегда так назывался. Скорее, по-вашему, его правильнее обозначать, как Шаиир, что в переводе с эльфийского (его, кстати, ушастые во многом переняли у своих прародителей) означает "Единый", тогда как "Иир" - это уже "Проклятый". Хотя, на мой взгляд, смена названия была вполне оправдана. Разумеется, это случилось лишь тогда, когда Народ разделился на две половины: Повелительницы Бурь навеки ушли за облака, создав там свои Ледяные Чертоги и Ущелье Потерянных Душ, а остальные... да вы сами видите, во что они теперь превратились... в общем, поселились гораздо ниже. Так сказать, стали приземленнее и грубее. А со временем и вовсе взяли себе милый
черному сердцу облик свирепых демонов - шаддаров, чтобы наводить ужас одним своим видом и наглядно доказывать, что ничуть не уступят по силе пернатым соперницам. Вон те типы, кого вы здесь видите, и есть потомки тех самых Крылатых, которые некогда развалили Шаиир по камешку и разошлись по разным горам. Дети, внуки, правнуки... и, заметьте, одни мужики!
        - Но это же легенда! - простонал Рес, судорожно стискивая рукоять меча. - Всего лишь легенда о том, что они навсегда разделились!! Ни один народ не может жить по раздельности! Даже без войны это станет началом конца и приведет к взаимному уничтожению!
        - У каждой легенды есть своя правдивая история, - пожал плечами Рум. - А ваша правда - вот она. Стоит себе и в ус не дует, потому что в свое время приложила немало усилий, чтобы ее считали именно такой - красивой и совершенно неправильной. Трис, помнишь, я тебе говорил, как было дело? Так вот, это еще только цветочки. Просто у людей, как оказалось, довольно короткая память и многое, из того, что случилось, вообще никому неизвестно, кроме самих Крылатых и их небесных летописцев. А на земле истина с годами подзабылась, рисунки истерлись, их настоящий облик старательно замазали, дабы не смущать молодые умы ненужными сомнениями. О Последней Битве вообще предпочитали не вспоминать, потому как слишком много народу там положили во имя дурацких идей и сомнительных лозунгов. Едва не вымерли сами, не говоря уж о прорве раненых и увечных. Потом она стала легендой, легенда постепенно превратилась в сказку... а сказка и вовсе некоторыми народами переделалась в детский кошмар. Эльфы, конечно, пока сопротивляются неизбежному, но еще тысчонка-другая лет, и даже среди них не останется никого, кто бы помнил времена
величия Крылатых.
        - Но ведь столько веков прошло!! Никто вообще не знал, что они существуют!!
        - И что? Крылатые не зря зовутся бессмертными, человечек, - почти торжественно отозвался Рум на еще один горестный стон Реса. - Именно в этом ваши сказители (что удивительно) не наврали. Их в самом деле невероятно трудно уничтожить. Их сложно одолеть, почти невозможно найти, если они сами того не захотят, с ними нельзя воевать, потому что на земле нет такого народа, который мог бы с ними сравниться. Потому-то и правили они миром столько веков, потому-то и поклонялись им, как богам, потому со временем и возник культ Двуединого, у которого всегда было два лика - мужской и женский... но забыть о них можно. И это, мне кажется, самое лучшее, что вообще могло случиться.
        - А как же Падший? - неуверенно подал голос Крот. - Его тоже не было?
        - Был, - неожиданно насупился Рум. - И Последняя Битва была, в этом легенда не лжет. Только вот причина ее немногим известна. Правда, если у кого хватит смелости, можете спросить. Вон, источник информации ошеломляюще близко! Скажи спасибо вашему Ширре!
        - Ну, конечно, - заметно помрачнел Лех, оглядывая переполненную площадь, но отовсюду видя холодные оценивающие взгляды. Исчадья Иира почему-то не спешили нападать и даже не шипели, угрожающе выставляя когти и страшные зубы. Они просто стояли вокруг и молча изучали непрошенных гостей, не делая попыток к нам приблизиться. Но от этого молчаливого, пристального внимания, от стального блеска их непроницаемых глаз становилось очень не по себе. Даже если забыть о том, что они - не просто громадные, неуязвимые, долгоживущие демоны, и что мы им, если что случится, будем на один укус.
        К слову сказать, в легендах ничего не говорилось о том, чем они питаются.
        Но, как бы там ни было, они явно чего-то ждали. То ли от нас, то ли еще от кого. Не рычали, не капали слюнями, смотрели внимательно, но вроде без злобы. И это позволяло надеяться, что сразу нас, по крайней мере, не разорвут на части. Быть может, сначала вежливо поинтересуются, какого демона... ах, черт... какого ляхя мы тут забыли.
        - Значит, Ширра нас предал, - прикусил губу Рес.
        - Почему же? - наиграно удивился Рум, а затем в его голосе снова прорезалась язвительная насмешка. - У каждого из нас свой долг и свое понятие о чести. Он свой долг, можно сказать, выполнил. За что ему хвала и благодарность. Нашел, сохранил, привел, как овец на заклание. Медаль на грудь и полная чарка пива! И не надейтесь, что совесть замучает! Ему теперь вообще не до нас будет: лавры победителя, знаете ли, сладки. А вы... ну, будем надеяться, вас не станут просить задержаться тут до конца своих дней. Эльфов, может, вообще отпустят, если те поклянутся молчать об увиденном... хотя лично я в этом не уверен. Будь я тут хозяином, вовсе бы велел перестрелять вас как можно скорее, чтобы тайна так и оставалась тайной. Все равно парочки смертных никто поутру не хватится, а возиться с вами всю оставшуюся жизнь больно хлопотно. Понятно, глупые, на что подписались? Рады, что не послушали умного дядю и сами сунули головы в пасть тигру? Трис, ты меня слушаешь?
        Я не ответила. Мне неожиданно вообще стало трудно дышать, а грудь словно обручем сдавило, потому что неподвижные взгляды множества черных глаза буквально заставляли замереть на месте и бесконечно давили, давили, давили... их было слишком много для меня. Я и с одним-то обероном едва справлялась, а теперь, когда они рядом, живые, полные сил и нескрываемой мощи, у меня просто колени подгибались, а в животе все туже завязывался холодный узел смутного прозрения.
        - Три-и-с... - подозрительно притих призрак. - Не смотри на них. Не надо. Это может быть опасным. Слышишь, Трис? Не смей смотреть им прямо в глаза! Отвернись. Зажмурься. Возьми Беллри за руку и не позволяй им забирать твою силу! Трис!
        Я судорожно вздохнула, чувствуя, как беспокойно шевельнулась моя жемчужина и как похолодела она с новой силой. Двуединый! Кажется, это из-за нее в последние дни мне было так холодно и тревожно! Кажется, она предупреждала о том, что рядом творится что-то странное, да только я, слепая курица, так и не поняла, пока не стало слишком поздно! Она уже давно светится морозным огнем, напоминая, заставляя беспокойно озираться и нервничать, но я слишком сильно верила Ширре, чтобы обращать на нее внимание. Слишком хотела посмотреть на город демонов своими глазами. И слишком устала за это время, чтобы даже сейчас со всей ясностью сознать, как же страшно Ширра нас обманул.
        А потом и вовсе стало не до пустых размышлений, потому что в строю оберонов... в смысле, живых предтеч оберонов, ибо маги, как говорят, призывали себе на службу лишь их заблудшие души... произошло какое-то движение. Патрульные немедленно сгрудились вокруг меня еще теснее, но на нас так никто и не напал - просто медленно разошлись в стороны, будто получив неслышный приказ, и открыли дорогу к центру площади и каменному трону. Передние ряды ненавязчиво взмахнули когтистыми руками, довольно вежливо приглашая проследовать вперед, а потом требовательно рыкнули, после чего не только пришибленные и какие-то потерянные эльфы не посмели задерживаться, но и я не решилась испытывать невеликое терпение здешних хозяев.
        Шаг, другой, третий... идти оказалось неожиданно тяжело. Может, из-за того, что нас смотрели, как на готовых к закланию баранов. Может, из-за гнетущего молчания, которое ОНИ так и не посмели нарушить. Может, из-за темноты, которая играла с нами со всеми злую шутку, но мне вдруг показалось, что до цели не сотня, а вся тысяча шагов! И воздух вдруг сделался душным и вязким. К ногам будто свинцовые гири привязали. Плечи устало заныли, напоминая о том, что позади остался полный трудностей день. А сверху, в довершении всего, еще и проглянула блеклая луна, в свете которой демоны древнего Иира стали видны поразительно хорошо.
        И они были как две капли воды похожи на то чудовище, что меня едва не убило.
        - Подойдите ближе, - властно потребовал чей-то рыкающий голос, когда я запнулась и ненадолго замерла, с холодной дрожью рассматривая чернокожих монстров. И лица... их жуткие лица с блистающими во тьме, лишенными век глазами, с белоснежными клыками, выступающими из-под непроницаемо черных губ; гладкие, почти глянцевые гривы иссиня черных волос, небрежно отброшенных за широкие плечи; из-за спин на свернутых крыльях угрожающе торчат кончики кривых когтей. На локтях и коленях топорщатся костяные гребни, которыми так удобно резать живое тело. Рогов и хвостов нет, на поясах не висит никакого оружия, кроме матово поблескивающих ножей из неизвестного металла. Но таким зверям оружие и не нужно - они даже голыми руками способны разорвать человека пополам.
        - Ближе! - снова потребовал от нас голос, и только тут я, наконец, заметила, что каменный трон впереди уже не пустует. Вернее сказать, занят был один из них, левый, таким же страшноватым Крылатым, тогда как второй до сих пор был покрыт древней пылью забвения. Но у меня появились большие сомнения в том, что та, кому он предназначен, когда-нибудь соизволить спуститься сюда с холодных небес.
        За недолгое время среди этого кошмара я успела немного их рассмотреть, понять и привыкнуть к мысли, что потомки Крылатых - далеко не те прекрасные создания, которых я некогда видела на старой картине. Что они совсем не такие, какими мне всегда виделось и какими я их когда-то представляла. Сильные? Свирепые? Ужасно. Смертоносные? О, да. Бессмертные? Возможно. Ловкие, быстрые и незаметные? Безусловно. Они - страшные противники. Ужасающей силы. Но ни тысячелетней мудрости, ни пытливого ума, как в глазах того же Омнира, даже толики ни величия я в них не заметила. Просто воины - хищные, быстрые, умелые. Живучие и почти неуязвимые. Свирепые. Непобедимые. Нечеловечески могучие... но никак не боги. Не высшие существа и не чудесные творения Двуединого. Просто еще один народ. Еще одна разумная раса, каких немало в этом мире. К тому же, не единственная, кто может похвастаться долголетием, и, уж конечно, далеко не столь волшебная, как это принято считать.
        "Они даже не люди, - с неожиданной горечью поняла я. - Всего лишь один из множества видов, сохранившихся здесь с незапамятных времен. Как скорры, оборотни, мои вероятные родичи... в них нет ничего божественного! Ничего удивительного или восторженного. Немного больше силы, способности и умения, а в остальном они просто живут, как жили много веков назад. Все также ненавидят. Борются. Убивают. Рождаются и точно так же умирают, как все мы. Правда, несколько реже. И это - все?
        ВСЕ, чем они от нас отличаются?!! Легендарные Крылатые?!!"
        "Увы, - невесело отозвался Беллри в ответ на мою неосторожную мысль. - Когда-то все было иначе. Когда-то они умели творить, направлять и созидать. Когда-то им верили, поклонялись, боготворили, и они действительно справедливо правили этим миром, но сейчас... боюсь, от них мало что осталось".
        - Я вижу, - прикусила я губу, осторожно ступая по каменным плитам. - И это очень печально.
        - Да.
        Я снова незаметно скользнула взглядом по рядам сильных тел, мускулистым торсам, неподвижным лицам, настороженно посверкивающим глазам, но быстро убедилась - да, это правда. Если когда-то они и являлись повелителями небес, то сейчас это просто - необычные крылатые существа. Живучие, но не бессмертные. Большие, но не величественные. Много знающие, но далеко не мудрые, потому что ни один мудрый народ не стал бы смотреть на нас с тем пренебрежением и чуть не брезгливостью, которую я так хорошо подметила на этих черных лицах. И ни один великий воин не стал бы открыто демонстрировать собственное превосходство перед тем, кто заведомо слабее. Так, как это делали ОНИ. А значит, потусторонний страх тут больше неуместен. И прежний ужас перед древней расой нелюдей был незаслуженно велик. Они могут нас убить, это правда. Могут причинить боль или играючи забавляться, глядя, как забавно дергаются в сильных руках беззащитные человечки. Они могут сделать с нами все, что им заблагорассудится, потому что такой орде клыкастых чудовищ нам просто нечего противопоставить. Но по-настоящему уничтожить... уже нет, не
сумеют. И души наши не тронут, и в Мир Теней не загонят навеки. А значит, с ними можно бороться, в честном поединке их можно победить.
        И от этой мысли ко мне снова вернулась уверенность.
        Нас заставили остановиться в нескольких шагах от каменного постамента, на котором восседал крылатый повелитель. Подвели, как неразумных котят, не озаботились тем, чтобы отобрать у эльфов луки, а у Леха и остальных - мечи и ножи. Затем так же плавно сомкнули круг и выжидательно подняли головы, обратив взгляды на трон и молча испрашивая новых распоряжений. Я тоже посмотрела на здешнего короля, но, как ни старалась, не смогла разглядеть лица - его скрыла плотная тень от нависшей над городом горы и низко спустившейся ветви эльфийского илларэ. Зато все остальное тело было открыто для изучения и, признаться, от идущей от него мощи у меня мороз продрал по коже - он был действительно велик. Просто огромен. Ширина крыльев наверняка затмевала солнце, когда этот чудовищный летун поднимался в небо. Не знаю, как они держали такой вес, как он справлялся и мог двигаться с прежней рацией, но великанский трон, который даже издалека поразил меня своими габаритами, оказался для него в самый раз.
        Однако не это меня ошеломило больше всего. Не это вызвало шок и продолжительный ступор: самое ужасное состояло в том, что подле него, рядом с массивной (мне по колено) ступенькой, к нам спиной стоял в странной позе Ширра - низко наклонив голову и жутковато изогнув спину. То ли величаво припадая на колени, то ли униженно кланяясь. Вокруг него клубился черный туман и подрагивал, будто от жара, воздух. По резко укротившейся шерсти все чаще пробегали желтоватые искорки, а длинный хвост вдруг начал стремительно уменьшаться в размерах.
        Я только вздрогнула и до крови прикусила губу, чтобы не застонать от внезапного понимания, но он не увидел - черная кожа молниеносно очистилась от шерсти, спина стала гораздо шире и мощнее, на ней проступили гладкие пластины мышц, длинные лапы согнулись под нелепым углом, постепенно обретая форму почти человеческих рук, из мягких подушечек показались тонкие пальцы с прежними, стальной крепости когтями. Между лопаток страшновато вспух массивный бугор, через мгновение расправившийся такими же кожистыми крыльями, как у собравшихся сзади демонов. А еще через миг он со вздохом выпрямился, тряхнул влажными волосами цвета воронова крыла и, согнувшись в коротком поклоне, хрипло бросил:
        - Здравствуй, отец. Я выполнил то, о чем ты просил.
        И только после этого я, наконец, до последнего словечка поняла, что значит истинное имя этого затерянного в сказаниях места - Шаиир, город Ночи, он же Шаддарэ Иир... или просто Иир. Город Проклятых. Город Древних. А живут в нем испокон веков крылатые шаддары. Шииры. Или скорры, как их за поразительную быстроту кличут эльфы. Они же демоны Иира или, как говорит Рум, Меняющие Обличья.
        Но только теперь я своими глазами увидела, что это действительно так.

16.
        В один короткий мир подо мной разверзлась бездонная пустота, земля разом ушла из-под ног, а огромный мир вдруг ужался до размеров крохотного пятнышка. Я больше не слышала слов, не видела жадного любопытства в глазах столпившихся демонов, не чувствовала, как все сильнее сжимает мое плечо Лех, до которого, кажется, тоже дошла немудреная истина. Я ничего больше не слышала и не ощущала. Возможно даже, вообще умерла, потому что такой всеобъемлющей пустоты внутри у меня еще никогда в жизни не было.
        Кажется, я забыла, как дышать. Горло перехватило болезненным спазмом, сердце внезапно дало сбой, а потом и вовсе остановилось, потому что в какой-то жалкий миг мне вдруг стало ясно многое, если не все. Очень и очень многое. То, что не давало мне покоя последние дни и что так отчаянно требовало объяснений.
        Ведь на самом деле не на оберона я наткнулась в королевской сокровищнице. Не призванного магией нелюдя так удачно треснула по голове, выкрала у него из-под носа свой драгоценный риалл и благополучно сбежала. Не от него неслась, сломя голову, по дворцовой крыше. Не от его когтей у меня было разодрано бедро до самой кости и не из-за него мне потом пришлось так отчаянно бороться с крысодлаками в канализации.
        Ширра...
        Не зря в тот день мутный призрак показался мне слишком уж настоящим. Слишком живым и взбешенным, неправильным, злым... призрак ведь не умеет причинять такие глубокие раны? А, Рум? Не умеет выть, будто раненый зверь? И сражаться со мной на равных он тоже не смог бы? Верно? Не смог бы смотреть на меня так, будто перед ним стоял кровный, ненавистный, неожиданно проявившийся враг? И не зря он тогда так резко отшатнулся, рассмотрев мои глаза - оберону было бы все равно, какого они цвета. А Ширра... думаю, он уже тогда все понял. Узнал меня, рассмотрел и едва не уничтожил. Да, это так. Я знаю. Я не могу перепутать эти глаза ни с чем иным. Не могу обознаться и забыть ту страшную черноту, которая меня едва не убила. Потому что это были ТВОИ глаза, Ширра. Те же самые, черные, ледяные и жуткие глаза, в которых, как и сейчас, нет ни единого проблеска света. Да. Именно в ту ненастную ночь мой давний кошмар впервые стал явью, а потом упорно преследовал меня по пятам - на сильных тигриных лапах, в раскосых кошачьих глазах, за обманчиво мягкой шкурой этого неповторимого, удивительного, поразительно глубокого
черного цвета.
        Это ведь ты был там в тот день, мой настойчивый преследователь. Ты явился в королевскую сокровищницу, подобно незримой тени. Явился, как вор, как предатель, как призрак, за одной единственной вещью, которая, по какому-то роковому стечению обстоятельств, именно тогда же понадобилась и мне. Вот только, в отличие от тебя, я совершенно не ведала, почему и зачем она стала мне так нужна. Но теперь хорошо понимаю - все правильно, я нашла разгадку, потому что это ты ранил меня в ту ночь и едва не убил. Твои крылья ударили меня по лицу. Твои когти тогда сжимали мое горло и разорвали бы его, если бы не крохотный кусочек луны и внезапно проснувшаяся стража. Ты мчался за мной следом, Ширра, в ярости от того, что упустил свою добычу - ту, за которой мы так упорно охотились оба. Мою жемчужину, мою дивную, полную сил жемчужину, которая тебе, демону Иира, тоже зачем-то понадобилась. В ту ночь мне чудом удалось тебя обмануть, милостью Двуединого повезло оставить тебя с носом в то время, как ты был во власти своего страшного бешенства. В ту ночь я сумела скрыться... почти. Потому что, вспоминая случайную оговорку
Омнира насчет оборотня, я только сейчас начала понимать, что и тогда это тоже был ты. Всегда только ты. С самого начала.
        Это ты, Ширра, все-таки отыскал меня на берегу бурной реки Березинки. Той же ночью, не смотря на все мои ухищрения и увертки. Легко нашел по запаху и почти незаметному следу ауры. Нашел, к своему удовлетворению, ослабленной и истощенной, истекающей кровью, но все равно настойчиво сжимающей в руках свою драгоценную находку. Наверное, ты не сразу понял, что именно тогда я, не помня и не видя ничего от боли, впервые коснулась ее, как положено. Впервые искупала в собственной крови и инстинктивно, нутром чуя твое приближение, коснулась ее силы. Ты не убил меня тогда, Ширра, потому уже успел немного успокоиться. И потому, что я больше не могла сопротивляться. Возможно, ты и хотел бы, но какое-то понятие о чести, наверное, тебе все-таки знакомо - вряд ли гордый сын древнего народа нашел бы достойным мучить умирающую девчонку в тишине ночного леса ради своего окончательного триумфа и удовлетворенного чувства мести. Поэтому ты не стал. Лишь потянул руку, чтобы забрать мое сокровище и оставить меня умирать там же, на берегу, без помощи и сочувствия. Ты бы сделал это, правда, мой непримиримый друг? Забрал ее
без сомнений и колебаний? Выкрал, как и хотел? Ведь ты именно за ней решился прийти в человеческий город? Не правда, ли? Потому что Белый Риалл для тебя - очень ценная добыча?
        Да. Я знаю сейчас, что права. Потому что ты все-таки коснулся ее, молчаливый призрак прошлого. Взял своими когтистыми пальцами, потянул, уверенный в своей безнаказанности, но не доглядел, что в тот момент моя голубая хранительница уже обрела новую хозяйку. Ты так глупо оплошал, мой скрытный и двуличный зверь. Расслабился и непростительно подобрел. А она в ответ ударила тебя всем, что накопила за долгие годы ожидания. Всей моей болью, страхом, отчаянием и горечью, с которыми я смотрела когда-то в твои черные... такие же черные, как сегодня... глаза.
        Она отбросила тебе далеко за пределы видимости, демон. Она ошеломила тебя, едва не сломала волю, надломила гордые крылья и надолго заморозила, лишив всякой возможности спастись из этого позорного плена. Она сделала тебя совершенно беспомощным - как недавно, в Кроголине, когда я бездумно приморозила тебя к полу. Не в первый раз, верно? Но и не в последний. Да, в ту ночь я не смогла многого. Я слишком устала и почти потеряла сознание. Я даже не помню, как это сделала! Но, тем не менее, смогла тебя обездвижить - как раз на то время, пока, привлеченный слухами об оборотне и запахом необычной магии, туда не пожаловал благословенный господин Ригл. Он не знал ничего о Крылатых, оберонах и прочей мерзости, что еще уцелела в нашем мире после Последней Битвы. Не знал о погоне, о жемчужине, за которой ты так настойчиво гнался. В тот день он... хвала Двуединому!.. увидел только одно - истерзанное тело у самой воды, которое уже не поддавалось опознанию, и бешено рвущегося на волю зверя, в котором и признал свою долгожданную удачу.
        Благодаря какому чуду и какому провидению у него в тот день оказалась с собой клеть из гномьей стали с вкраплениями черного серебра, я не знаю. И, вероятно, никогда не сумею понять. Как, на кого и зачем он тогда охотился со столь внушительным арсеналом, мне тоже неведомо. Но черное серебро тем и ценно, что признает, во-первых, лишь одного хозяина, а во-вторых, очень больно бьет по тому, кто рискует его сломать. Даже если это окажется ослабленный и взбешенный от неудачи Шиир.
        А потом все оказалось просто: пока я выздоравливала и ведать не ведала о том, что случилось, ты благополучно путешествовал по Симпалу в образе свирепого оборотня, на котором милейший господин Ригл сумел так славно набить свои карманы. Пока я хромала и мучилась страхами, он все-таки нашел способ укротить твою ярость, Шиир. Сумел отыскать (случайно, конечно!) твое единственное уязвимое место, но при этом настолько удачно вложил свой капитал в ту проклятую клетку, что она смогла, вопреки ожиданиям, удержать даже тебя. И это стало бы твоей погибелью, если бы не наша вторая встреча... случайная, совершенно случайная, но по-настоящему роковая встреча, которая будет стоить мне слишком дорого.
        Я не знаю, почему ты оставил меня тогда в живых, Шиир, ведь вполне мог закончить, наконец, с этой нелепой погоней. Возможно, сил уже ни на что не хватало. Возможно, в бреду позабыл, кому именно обязан этим кошмарным пленом. Но в то прекрасное утро в Тирилоне мы снова чудом с тобой разминулись. К счастью, наверное, что я не застала тебя на месте? Потому что, если бы ты меня все-таки дождался в тот день на пустом чердаке, вряд ли я смогла бы сейчас смотреть в твои холодные глаза. Вряд ли смогла бы стоять и медленно умирать от того льда, который был в них так хорошо спрятан прежде. Да. Это так. Не зря я тебя когда-то перепутала с НИМ. Выходит, действительно не зря.
        Я знаю, кто я, Шиир. Я могу сложить два и два и понять, что за народ когда-то дал мне жизнь. Могу предположить, что раз уж демоны Иира оказались далеко не так красивы, как это изображено на картинках, то и их вечные противники вряд ли будут соответствовать ожиданиям смертных. Точнее, не противники, а самые что ни на есть противницы... Аллиры. Повелительницы Бурь. Белокрылые Девы Небес. Светлые Жрицы, с которыми у вас столько веков идет непрерывная и кровавая война. Ведь если есть на этом свете вы, то и они наверняка где-то близко. Такие же живые и непримиримые.
        Я знаю теперь, зачем ты преследовал меня после Тирилона, Ширра. Догадываюсь, почему эта крохотная жемчужина стала так важна для вас, Повелителей Гор. Я даже знаю в глубине души, от кого мне достались такие пугающие глаза и безупречно белая кожа, и верю, что моя способность менять обличья во многом обусловлена именно этим, но...
        Я дам тебе возможность ответить на этот вопрос самому. Сегодня. Сейчас. Потому что я должна услышать от тебя причину, по которой ты привел меня этой ночью сюда, в самое средоточие мощи своего народа. К подножию Мглистых Гор и основанию Летящих Пиков, где начиналась эта долгая история, и где, вполне возможно, она очень скоро и закончится. Ты долго шел к этому, мой лживый проводник. Ты долго скрывал от меня эту правду. Ты терпеливо ждал, пока мой природный страх перед тобой не исчезнет и пока я не начну тебе доверять. Ты сделал все, чтобы все случилось именно так. Ты решился показать мне одно из своих многочисленных обличий, нашел убедительный способ заставить не пугаться и долгое время напряженно ждал, пока я, наконец, не устану бороться. И ты многого добился на этом неверном поприще, Ширра. Ты открыл, вопреки всем законам, мне свое второе лицо. Ты даже заставил себя принять общество смертных и не слишком обращать внимание на их нелепые попытки хоть немного смягчить твой тяжелый нрав. Ты заставлял себя сдерживаться на наивные просьбы малышки Зиты, стойко терпел шумное присутствие неугомонного Луки,
с неимоверным трудом сдерживался в присутствии говорливых людей и вынужденно охотился, чтобы иметь возможность постоянно держать на виду меня и мою жемчужину. Ты берег меня, Ширра, ради того, чтобы однажды я вступила на эту землю. Защищал, охранял, терпеливо сносил мои прикосновения, чтобы быть более убедительным. Ты даже позволил мне взять с собой попутчиков, чтобы все выглядело достоверным, потому что хорошо знал: ни один из них не сможет противостоять твоей силе и ловкости. Как бы ни повернулось дело. Даже если бы все открылось раньше. Ты быстро заставил замолчать наших эльфов, которые, мне теперь кажется, давно знали, что же ты за зверь. Заключил недолговечную сделку с моим духом, добиваясь от него покорности и послушания в обмен на возможность в безопасности добраться до спасительной глуши. И ты, как, наверное, задумывал с самого начала, все-таки добился своего - я пришла сюда, в твое царство Иира. Пришла сама, добровольно. Вместе со своим сокровищем.
        И вот, наконец, смотрю на тебя и жду: каков же будет ответ?
        - Я нашел ее, отец, - донесся до меня спокойный голос Ширры. - Ты был прав: она оказалась именно там, где мы и предполагали.
        - Ларесса? - пророкотал король демонов, довольно скалясь.
        - Верно.
        - Так ты принес ее нам?
        - Лучше, - тонко улыбнулся Ширра, скосив глаза на побледневших от волнения эльфов. - Я нашел того, кто сумеет донести ее сюда в целости и сохранности.
        - Кого?!
        По нестройным рядам шаддаров пробежал взволнованный гул, а их повелитель даже вперед подался, чтобы как следует рассмотреть торжественное лицо вернувшегося из опасного предприятия сына. Но тот только кивнул в нашу сторону и властно кивнул:
        - Беллри, помоги Трис снять капюшон.
        У меня внутри что-то противно сжалось, но эльф, к чести сказать, даже не пошевелился. Только побледнел еще больше, до боли прикусил губу и медленно, с трудом выдерживая потяжелевший взгляд бывшего тигра, покачал головой. А Шиалл с готовностью выдвинулся вперед, закрывая собой и брата, и меня, и даже Леха. В то время как у Ширры окончательно почернели глаза, сделав его неотличимым от сородичей, а его отец вовсе выдохнул наружу раскаленный добела пар, будто внутри него горел дикий, неугасимый огонь ярости. Той самой, которая меня всегда так пугала.
        - Вы знали? - быстро уточнил Крот, осторожно высвобождая меч. - Вы все знали, гады ушастые? О Крылатых, демонах этих проклятых, обо всем остальном? Не могли не знать! Так?! Вы ведь сразу его признали! Верно?! Я прав?! И знали, что он приведет нас сюда?!!
        - Нам запретили говорить, - беззвучно оборонил Беллри. - Мы не были уверены, что придется идти именно в Иир. К тому же, он обещал, что никто не пострадает. Прости, Трис. Ты сказала, что веришь ему, как себе, понимаешь и доверяешь во всем...
        - Господи... - пошатнулась я. Ведь действительно: так и сказала, не зная, не подозревая даже, кого пригрела на груди. Своими руками позволила... и им не велела трогать. А Ширра...
        Эльфы виновато опустили глаза.
        - Он убил бы нас, если бы правда открылась раньше. И мы ничем не смогли бы тебе помочь. Прости.
        Лех до скрипа сжал челюсти, а мне вдруг припомнился его странный взгляд в ночь, когда я впервые так нелепо сорвалась и ненароком продемонстрировала ему свое настоящее лицо. Вспомнила, как случайно Ширра угодил лапой в лунный свет и, будучи взволнованным, ненадолго потерял над собой контроль. Это произошло мгновенно, в долю секунды, но Лех видел, ВО ЧТО превратилась тогда тигриная лапа. Быть может, не вся, только кончик, самый краешек, но это заставило его задуматься и засомневаться. Возможно, именно тогда он начал догадываться, КТО идет с нами в обличье смирного зверя, поэтому и оставил меня в покое. Правда, как ни печально, никому ничего не сказал.
        - Я верю, - невесело улыбнулась я, перехватив его красноречивый и полный раскаяния взгляд. - И ни в чем никого не виню: Ширра порой бывает очень... убедительным. Правда, помочь мне на данный момент вы все равно не сможете: их слишком много.
        - Твою мать! - глухо ругнулся Лех, лихорадочно озираясь и, кажется, повторно начиная прозревать. - И что теперь? Трис, ты имеешь к НИМ какое-нибудь отношение?
        - Боюсь, что да. Прости.
        - Что?! Ты разве... - Лех быстро обернулся, но немного не успел - я уже скинула капюшон открывая лицо бледному лунному свету. Зажмурилась на мгновение, чувствуя, как стремительно тает моя старая маска, глубоко вдохнула и, расслышав вокруг себя многоголосый хор, выражающий искреннее ошеломление, осторожно открыла глаза.
        О да. Они удивились. Они так удивились, что ненадолго позабыли даже об эльфах, рискнувших проявить открытое неповиновение. Для шаддаров такое хуже плевка в лицо. Они ценят власть. Несказанно гордятся ей. Любят видеть проявление своей исключительности и силы, а потому без промедления способны разорвать на месте любого, кто только посмеет усомниться в их праве отдавать приказы.
        Откуда я это знаю, спросите?
        Устала напоминать: я умею читать чужие души. А потому не захотела рисковать жизнями заупрямившихся эльфов и просто сделала то, что все равно пришлось бы делать - показала им свое настоящее лицо. Не думаю, что они были готовы к такому повороту событий - в один миг плотное кольцо демонов распалось и прянуло в разные стороны, будто богатые отпрыски Старших Родов при виде прокаженных. Их лица перекосило от гнева и отвращения, глаза полыхнули мрачными огнями негасимой ненависти, но почти сразу руки сами собой выстрелили сотнями когтей, а на губах зазмеились поистине дьявольские усмешки.
        Моя белая кожа слишком резко контрастировала с их непроницаемой чернотой. Мои руки слишком тонки для обычного человека, глаза, напротив, слишком велики и в лунном свете отчетливо отдают серебром. Тем самым лунным серебром, которое я так долго носила, не ведая, на собственной шее, и которое во все века, в любой ситуации и при любом раскладе могло признать лишь одну единственную хозяйку. Ту, ради которой оно некогда и плавилось в глубине Ледяных Чертогов.
        Черное и белое. Слепая ярость и холодное спокойствие. Огонь и лед. Вода и пламень. . мы такие разные. Такие непохожие друг на друга. Я кажусь совсем маленькой и поразительно хрупкой на фоне их закованных в природную броню тел. Мои пальцы не могут сравниться с их загнутыми внутрь когтями, хоть и скрывают когти не меньшей, а то и большей длины. Такие же... совершенно такие же когти из того же странного вещества, что без труда умеет резать даже камень.
        Я молча смотрю перед собой подозрительно светлыми глазами. Небрежно убираю с лица серебристую прядь. Мысленно сравниваю себя с НИМИ и, к собственному сожалению, все равно нахожу слишком много общего. Да, они черны и громадны. Да, у них вместо глаз - бездонные черные провалы. Да, я слишком мала и слаба по сравнению с этими громилами, я пока не имею крыльев, безумно люблю луну и откуда-то знаю, что очень скоро растворюсь в ее чарующем зове... но мы все равно с ними слишком похожи. И это сходство не спрятать за отращенными кинжалами-зубами, не скрыть, зачернив кожу до неузнаваемости. Не укрыть за яростным рыком и не застить одним лишь желанием стать иными. Потому что неповторимое изящество черт легко угадать в НИХ даже сейчас, за внешней простотой и нарочитой грубостью лиц. Разрез глаз, форма носа, куцые брови, поразительно легкие и тонкие волосы, ниспадающие на плечи роскошной черной волной... у нас даже мочки ушей остались совершенно одинаковыми! Четкими, идеальной формы, излишне короткими для человека! Не говоря уж о том, что в обычное время мои радужки тоже имеют нехорошее свойство полностью
заполнять собой все доступное пространство в глазах.
        Я так долго искала свой дом, так упорно стремилась к нему, надеялась и ждала, что когда-нибудь, где-то, возможно, все-таки смогу понять, кто же я на самом деле? Кем я была рождена? Кто моя семья? Кто отец? Жива ли еще моя мать? Есть ли на свете создания, имеющие столь странный цвет глаз и форму ушей? Есть ли те, кого я могу с легкой душой назвать своими родными?!
        Рум утверждал, что есть. Но мне надо было давно догадаться, в чем дело. Еще несколько месяцев назад, в Ларессе, когда я впервые увидела ТУ картину. Когда поразилась мастерству неведомого художника-эльфа, сумевшего с такой точностью передать наивысший апогей Последней Битвы, отразить удивительную грацию Крылатых и с точностью, исключая только нечеловеческие очертания лиц, изобразить... случайно, наверное?.. тех самых существ, по которым я столько лет тосковала. И которые, наконец, нашли меня сами.
        Даже мальчик... маленький восьмилетний мальчик сумел раньше меня познать эту простую истину. Крохотный человеческий ребенок, обладающей зачатками древней мощи бессмертных. Заблудившийся малыш, которого я совершенно случайно отпустила. Тот самый маленький маг, ненароком увидевший меня в свете луны, но не испугавшийся, принявший на веру и правильно угадавший, что это значит.
        Из сказки... он сказал, что я пришла из сказки...
        Ох, Лука! Да как же ты понял все лучше и быстрее, чем я?!
        - Ты привел ЕЕ?! - во весь голос взревел король демонов, гневно взмахнув крыльями и вырывая меня из воспоминаний. - ТЫ?!! ПРИВЕЛ СЮДА АЛЛИРУ?!!
        Аллира... кажется, теперь я знаю, что это значит.
        - Да, отец, - спокойно отозвался Ширра, словно не заметив, что один из когтей опасно близко прошелся возле его глаз. - У нее Белый Риалл, и он признал ее своей хозяйкой. Мы ведь не хотим, чтобы такой артефакт оказался не в тех руках? Как я мог упустить такой случай? Конечно, я привел ее сюда. Сегодня, в час силы и час наивысшего своего могущества.
        - Верно, - так же неожиданно сбавил обороты повелитель и снова сел, впившись в меня неподвижным взглядом. - Ты прав, сын. Шаддары не могут упустить такой отличный шанс удивить своих врагов. Это было мудрое решение. Я горд.
        - Аллира? - ошеломленно обернулся ко мне Лех. - Трис?!
        Но никаких слов уже не требовалось: я и сама чувствовала, что это - правда, потому что иного объяснения и быть не могло. Да и как иначе? Откуда еще у меня могла быть такая бледная кожа и такие странные способности? Когти, маски, склонность к легкому оборотничеству? Я с самого детства грежу небом и ночью, с тоской смотрю в небеса и при каждом удобном случае норовлю забраться на крышу, чтобы жадно впитывать в себя его бесконечную глубину. Я так страстно хочу к нему прикоснуться! Мне так не хватает его во снах! Я почти каждую ночь стою на краю обрыва и жду, пока за спиной развернутся прозрачные крылья... ну, как?! Как я могла не заметить этого раньше?! Откуда еще я могла бы получить свой дар, как не от НИХ? Чем еще объяснить мое болезненное пристрастие к луне и то, как резко усиливаются мои возможности в полнолуние? Ведь маги во всех народах - это прямое наследие Крылатых. Возможно, даже единственное! Но, если Шииры... они же - шаддары... или скорры, как звали их долгоживущие эльфы... тяготели больше к Огню и Земле, то их вечные противницы издревле осваивали Воду и Воздух. Лед и Ветер! То, с чем у
меня так хорошо получилось недавно управиться! Моя жемчужина тоже всегда прохладная на ощупь. Она предупреждает об опасности только так - холодея еще больше и заметно подмораживая мне кожу на груди. Да я не раз и сама замораживала неугомонного Ширру, когда он становился совсем неуправляемым. Не единожды умудрилась подчинить себе воду, сама того не понимая! И не только ее, иначе не смогла бы я выжить на порогах Березинки! Не сумела бы справиться с водяными драконами в их родной стихии! К тому же, не признало бы меня лунное серебро, если бы не почуяло родную кровь, не ощутило руки той, для кого было создано изначально! Белый Риалл, как признался когда-то Беллри - удивительная по силе вещь. Не зря за ней так упорно гонялся Ширра, не зря сделал все, чтобы она никому больше не досталась! Но меня она признала, как родную, и это правильно, потому что создавали ее Аллиры. Могущественные Повелительницы Бурь... для своей младшей сестры. И это действительно правильно. Как правильно то, что на самом деле я - совсем не такая, как выгляжу. И то, что сейчас я почти не боюсь.
        Мне только грустно от этого понимания и очень-очень больно.
        - Рум? - тихо позвала я, зная, что притихший призрак до сих пор никуда не ушел.
        - Да, Трис, все верно, - признался он, мудро не показываясь на глаза. - Я же говорил: ты сама поймешь, когда настанет время. Древняя память заставит тебя вспомнить. Кровь Аллиров рано или поздно проснется. А ты... ты всегда была белоснежкой, Трис. С самого раннего детства. Недосягаемой и прекрасной, чудной, чуткой и очень внимательной. Просто сила твоя поначалу крепко спала, а твой первый амулет слишком долго пытался ее пробудить. Я не помнил в то время, только чувствовал, что надо ждать. Откуда-то знал, что еще рано выходить в мир, и ждал, пока ты повзрослеешь. Это потом мне удалось понять, что нам когда-то его специально отдали, чтобы это не произошло слишком быстро, а Шииры не насторожились. Мы намеренно выжидали столько времени, чтобы позволить тебе отправиться в мир людей. Тогда, когда о Последней Битве почти забыли, свидетельства прошлого оказались утерянными, а сами Шииры убедились в том, что больше ни одной одаренной сестры среди вас не осталось. И это время настало, девочка. Жаль, что так рано. Жаль, что ты еще не обрела силу полностью, но, видно, так суждено, что тебе придется узнавать
правду не в том месте и не в то время, как задумывалось.
        - Аллира... - задумчиво протянул король шаддаров, изучая мое белое, как снег, лицо. - Очень молодая. Неопытная. Еще бескрылая. Но смелая. И, как ни странно, совершенно чистая... ты ведь об этом подумал, сын? О себе?
        Ширра, обернувшись, на мгновение встретил мой твердый взгляд и удивленно моргнул, не увидев там ни ненависти, ни злости. Только боль. Вопрос. И глухую тоску, с которой я уже была не в силах бороться. Да, я ждала его, хотя, наверное, не стоило. Я вспоминала каждый день, что он был со мной рядом. То, как больно он меня ранил. Как не единожды спасал жизнь. Как тесно прижимался, думая, что я не слышу во сне, и тихонько урчал, если мне доводилось ненадолго на нем задремать. Я думала, что он зверь. Мохнатый, разумный, но все-таки зверь. Скорр. Тигр. Не знаю, кто еще. Я часто смотрела в его странные глаза, наслаждаясь царящим там теплом и покоем. Я тонула в них, с радостью растворялась, а потом ловила себя на мысли, что была бы рада, если какое-нибудь чудо вдруг сделало его человеком. Ведь он первый, кто совсем не боялся меня. Не пугался моей сути. Кто видел и принимал меня такой, какая есть. Без сомнений и оговорок. И казалось, тогда все стало бы немного иначе, потому что столь терпеливого, внимательного и заботливого друга у меня никогда еще не было.
        А теперь...
        Что же ты молчишь, Ширра? Разве ты не слышишь, как бьется мое сердце? Не знаешь, как больно видеть твое молчание и, глядя в черные глаза, понимать, что ошиблась? Ведь так? Почему ты колеблешься? Почему замер, не решаясь пошевелиться? Что же не скажешь вслух то, о чем так долго размышлял долгими вечерами и ночами, когда видел перед собой несведущую противницу и понимал, что другого такого случая может уже не представиться? Признайся, о чем ты думал, когда подсчитывал, как мало вас выжило за эти века? О чем гадал, считая годы, что остались вам до полного вымирания? Ведь, лишившись своих женщин, отказавшись от собственного естества, любой народ рано или поздно придет в упадок: к несчастью, природа пока не придумала иной способ воспроизводства, чем тот, которым Крылатые, мне кажется, ничем не отличаются от простых людей? Думал ли ты о том, что случится, когда последние из вас потеряют способность к зачатию? Искал ли выход из сложившегося тупика? Мечтал ли о детях? Собственных маленьких детях, которых не надо было бы зубами выгрызать из утробы матерей, опасаясь, что те в ярости от совершенного насилия
могут уничтожить их, еще не родив?
        Я боюсь спрашивать о том, как ты сам появился на свет, Ширра. Боюсь представить, до чего вы могли дойти в своем стремлении победить в этой войне. Мне страшно подумать, до каких низов вы спустились, если среди вас есть молодые братья, но ни одной из матерей я поблизости так и не почувствовала.
        Что это? Деградация? Отчаяние? Месть?
        Твой отец задал весьма прозрачный вопрос.
        Так скажи, кто же для тебя я, Шиир? Игрушка? Пленница? Живая возможность пополнить свой народ еще одним маленьким демоном? А может, просто наивная дуреха, рискнувшая поверить там, где не доверять не стоило? Кажется, за эти дни ты узнал меня гораздо лучше, чем я узнала тебя. У тебя хорошо получалось скрывать свои настоящие чувства, тогда как я... я помню все, что со мной было и... проклятье!.. все еще на что-то надеюсь!
        Я судорожно сжала кулаки, с трепетом ожидая ответа.
        - Да, я привел ее для себя, - наконец, уронил Ширра в сгустившейся тишине, и мне стало окончательно ясно, что надеяться не на что. - Не бойся, Трис, тебе не будет больно.
        Больно?! Мне вдруг захотелось истерично рассмеяться, тогда как в душе разлилась мертвая горечь. Вот так, он сделает меня своей... заманчиво, да? Стать подружкой демона, которую он по обыкновению соизволил известить об этом в последний момент? Как романтично. Как глупо. И как больно сознавать, что на самом деле больше незачем жить. Он предал меня. Продал. Убил.
        Как странно... почему я ничего не чувствую?
        - Трис, идем со мной, - глухо рыкнул он снова и протянул когтистую лапу. - Смирись. Твоя судьба решена.
        Я вздрогнула, увидев его глаза - два бездонных омута, в которых нет ни единого теплого огонька. Эти кошмарные неподвижные глаза, с которыми он когда-то рвал мои плечи. Значит, он снова все решил за меня? Снова требует подчинения? Властно, уверенно, нахраписто, как только умеют демоны? Ему не нужно мое мнение, не нужно согласие, ничего больше не нужно. Он просто пожелал, и мне придется безропотно подчиниться?!
        - Нет... - в ужасе обернулся Беллри. - Нет! Ты не можешь! Ты не тронешь ее! Ты дал нам слово!! Ты поклялся!!
        - Я дал слово, что она будет жить, - сухо напомнил Ширра... нет, теперь уже просто демон, беспокойно шевельнув кончиками крыльев. Шаддар, как они сами себя называли. Шиир... боже, как дико все это звучит! - И она будет жить. Здесь. Со мной. Ради того, чтобы эта война, наконец, закончилась полной победой.
        - Нет! - сглотнул Беллри, отшатываясь и закрывая меня от него. - Я тебе не позволю!
        - Твое мнение никого не интересует. Отойди, эльф, если не хочешь узнать остроту моих когтей. Трис, иди сюда.
        - Нет!
        - Ты ее не получишь! - Лех, зло сжав челюсти, шагнул вперед, Рес с Кротом встали по обе стороны от побратимов и красноречиво ощетинились оружием. Трепаные, грязные после лазания по горам, совсем крохотные по сравнению с толпой уверенных в себе шаддаров. И разница эта была столь ясна, а их отчаянная решимость столь нелепа, что демоны даже не разозлились. Напротив, по площади валом прокатился раскатистый смех, в котором не было ничего, кроме торжества победителей.
        У меня снова отчаянно заныла спина.
        И ведь я действительно ему верила. Меня спрашивали, предупреждали, выпытывали, надеясь на мое благоразумие... даже Беллри... даже Шиалл... Рум, Лех и многие другие... они все не раз пытались понять, почему мы все еще идем вместе и я не позволяю трогать своего четвероногого проводника, заверяя себя и остальных в невозможном... но они молчали, страшась гнева шаддара, а я все никак не могла различить за тигриной маской совсем иное существо. И вот к чему это привело.
        - Трис, - быстро зашептал на ухо невидимый Рум. - Помнишь, я говорил, что когда-то едва тебя не предал?
        - К чему это? - неслышно ответила я, старательно сдерживая слезы. - Я же сказала, что простила. К тому же, не ты первый... а теперь, сам слышал: меня собираются сделать первой женой второго по силе демона Иира с тем, чтобы он безнаказанно мог пользоваться моим риаллом, телом и всем, чем ему вздумается. Как тебе такая перспектива? Согласиться, что ли... какая разница, кто меня убьет?
        - Перестань, я совсем не про то. Мне просто хотелось знать: ты по-прежнему мне веришь? Не смотря ни на что? Не станешь делать глупости, если я тут немного... пошумлю? Или ненароком зацеплю твоего драгоценного Ширру?
        Я с болью посмотрела на бесстрастное лицо Шиира и, снова не найдя там ничего из того, что хотела, устало отвернулась.
        - Делай, что посчитаешь нужным. Если это хоть как-то поможет...
        - Хорошо. Тогда подойди к нему поближе.
        - С ума сошел?! - невольно вздрогнула я.
        - Ближе, я сказал! - процедил сквозь зубы дух. - Или забыла, что я не могу к ним подойти без тебя? Если ничего не получится, беги. Я постараюсь залатать прорехи в твоей ауре. За меня не волнуйся, я уже однажды умирал, так что ничего они мне не сделают. Только слушай луну, зови ее, набирайся сил и беги в Ледяные Чертоги, на Летящие Пики, где еще остались твои сестры. Там никто из ЭТИХ не достанет. Там для тебя будет безопасно. Если, конечно, я правильно рассчитал время.
        Я тяжело вздохнула.
        - Лех, ты слышал?
        - Слышал, - буркнул насупившийся воин, даже не думая отступать. - Но тебя никуда не пущу. Пусть отсюда хоть зубами выковыривают, но на их алтари я тебя не отдам.
        - Это ж брачный алтарь, - мрачно пошутила я. - Не жертвенный. Есть он меня сырой не будет.
        - Ну, конечно. Только силой возьмет и все дела! Ты этого хочешь?!
        - Перестань, - я выразительно поморщилась. - Силой он тоже ничего не добьется - у меня когти не намного меньше. А если дело дойдет до драки, то можешь быть уверен - живой не дамся. Все-таки я - Аллира.
        - У тебя нет крыльев!
        - Будут, - ничуть не смутилась я. Но ради справедливости мысленно добавила:
        "Если доживу, конечно".
        - Трис, не надо, - тоскливо обернулся Беллри.
        - Так, а ты закрыл рот и плавненько отошел в сторону, - ласково посоветовала я ему. - Раз уж вы с братом все это с первого дня знали и могли себе представить, чем дело кончиться, то или изобретите что-нибудь такое, чтобы вас не порвали на ленточки для женских шляпок (особенно я!), или пустите меня заговаривать им зубы. Потому что, чует мое сердце, долго они ждать не будут. А тут хоть какой-то шанс.
        - Какие зубы? - не понял Шиалл.
        - Большие! Острые и страшные!
        - Трис, это не смешно.
        - А я похожа на шутницу?! - не сдержалась я, наконец. - Думаешь, мне охота видеть, как вас на части разорвут из-за глупого упрямства? Да вы им на один кутний зуб! Одного Шиира хватит на весь ваш гнотт! Нам просто нужно время, всего лишь немного времени, и Рум постарается нам его дать. Ты понял?
        - Да что он может против Иира? - тоскливо простонал Рес, оглядывая нетерпеливо порыкивающую армию демонов. - Что соломинка против бревна. Причем, призрачная соломинка. Прямо сопля. Не глупи. Как-нибудь выкрутимся.
        Беллри только вздохнул.
        - Прости, Трис. Можешь говорить, что угодно, но я тебя не пущу. Это моя вина, что так все вышло. Нужно было раньше сказать, и тогда, возможно, ты успела бы уйти.
        Уйти?! Уйти, он сказал?! Выкрутиться и спокойненько себе убежать, оставив их тут на растерзании взбешенным Шиирам?! Юбки до ушей задирать, пока их тут рвать будут на части?!
        - Что? Ах ты, чертов эльф! Ты выполнишь мой приказ или мне самой тебя в зад пихнуть?! Лех, убери руки, пока я их не сломала! Рес, назад! Крот, убей его сам, пока это не сделала я! НАЗАД, я сказала!! - неожиданно взвизгнула я подозрительно истончившимся голосом. Свирепо сверкнула глазами, позабыв по снятый капюшон. Воспользовалась их мгновенным замешательством и, выскользнув из цепких рук, поспешила к трону, пока эти болваны не опомнились и не принялись играть тут в героев.
        - Трис!!!
        - Дурак, - буркнула, поморщившись от яростного вопля Леха, но почти сразу с облегчением подметила, как шаддары вежливо и довольно осторожно оттеснили моих спутников в сторонку. Вот и ладно. Меня это вполне устраивает. Сдаваться просто так я всяко не буду, но если тут внезапно станет, как выражается Рум, "шумно", то мне бы совсем не хотелось, чтобы их кто-то случайно раздавил. Все-таки Крылатые... в смысле, мы с Ширрой и остальными... довольно опасная компания для смертных.
        "Надо же, - с грустью заметила невольную оговорку. - Вот я уже и воспринимаю себя, как нелюдь. А совсем недавно и слышать об этом не хотела".
        - Молодец, Трис, - шепнул невидимый дух, активно ерзая возле моего загривка и плеч. - Запомни, у Повелителя - огромный запас сил. Его стихия - Огонь. Опасайся огня. И следи. Всегда следи за его глазами: когда начнет колдовать, они обязательно загорятся. От злости они чернеют, но сейчас он почти доволен. Видишь, как хорошо заметны белки?
        Я внимательно посмотрела и убедилась - верно, на данный момент у отца Ширры глаза были почти спокойны. А если присмотреться, то где-то далеко внутри, на самом дне, за черными радужками и прозрачными, как у меня, вертикальными веками, можно смутно различить слабый желтоватый отсвет. Точно такой же, какой бывал у Ширры, когда ему особенно хорошо... ну, хватит думать о нем, как о тигре! Он демон! Самый настоящий демон Иира! Мой кровный враг, если верить легендам! Предатель! Шаддар!! И у него нет никаких радужных мечт относительно моего дальнейшего будущего. Все, напротив, грубо и приземлено: короткое признание своей победы, золотые кандалы, темная пещера и брачное ложе, на котором мне придется провести немало беспокойных часов. Славное будущее он мне приготовил, не находите?
        Ширра странно дрогнул, когда я подошла и спокойно заглянула в его лицо.
        - Мудрое решение...
        - Прежде, чем ты выразишь свою радость от встречи, - оборвала я его как можно суше. - Дай мне слово, что Лех и остальные смогут отсюда беспрепятственно уйти.
        - ?!
        Кажется, он подумал, что ослышался.
        У короля Иира от такой наглости вырвался ошеломленный вздох и весьма забавно выпучились глаза, но меня это не смутило - никогда не любила тушеваться перед мордатыми князьями и их горделивыми дамами. Так, пройдусь мимо, срежу пару алмазных висюлек и иду себе дальше, никем не замеченная и не узнанная. Вот и сейчас не стала - бестрепетно уставился прямо в черные глаза предателя и четко потребовала:
        - Ты сделаешь так, что никого из них не тронут и пальцем. Отдашь приказ, чтобы их вежливо и аккуратно доставили к Торроту, ни причинив ни капли ущерба. Убедишься лично, что все выполнено, как нужно, и проследишь, чтобы они благополучно добрались до ворот. Только тогда я соглашусь.
        Ширра вопросительно приподнял смоляную бровь.
        - Всего лишь?
        - Это ведь не слишком сложно для наследника демонского престола, не так ли? - ядовито улыбнулась я, смутно ощущая, как от странных манипуляций Рума шевелится кожа на спине. Как раз между лопатками. От диковатой догадки я чуть не содрогнулась всем телом, но вовремя удержалась. - Или я ошиблась в твоих организаторских талантах? Тебе сложно ножки... в смысле, крылышки утрудить непосильной нагрузкой? Или среди вас не найдется крепких парней, чтобы перенести пятерых легковесных человечков... прости, Беллри... на ту сторону болот?
        - Кхе, - ошарашено выдохнул с трона король. - Ты в своем уме, ведьма?! Еще не было такого, чтобы шаддары носили на себе смертных!!
        - Ну и что? Все течет, все изменяется. Когда-то это должно было случиться. Почему бы не сейчас?
        - В таком случае, почему бы нам не избавиться от них более простым способом? - оскалился демон. - Нет чужаков, нет проблем, как любят говорить люди. У нас больше не будет проблем с ними, тебе они все равно никак не помогут, а мой народ не опустится до такого унижения, как служить дерзким человечкам вьючными ослами... что ты на это скажешь, Аллира?
        - Что ты глуп и самонадеян, Шиир, - сухо проинформировала я короля, делано не заметив, как досадливо пискнул у левого уха Рум. - Может, я и молода. Может, у меня пока нет крыльев, чтобы улететь отсюда, наплевав всем вам на лысины с большой высоты. Но, можешь мне поверить, если с моими друзьями что-нибудь случится, я найду немало способов, чтобы доставить вам кучу неприятностей. Не говоря уж о том, что твой дражайший отпрыск получит не пару, а от хвоста уши.
        - Что-о-о?!
        - Что слышал, - дерзко отпарировала я, все сильнее ощущая дискомфорт в своей несчастной спине.
        - Трис, что ты творишь?! - в ужасе застонали эльфы.
        "Что надо, - подумала я, лихорадочно прислушиваясь к себе и к Руму. - Наглеть, так по полной. Все равно терять мне нечего. Если уж нам суждено помереть, то лучше сделать это громко и с песней. Особенно мне, потому что живой я ему действительно не дамся".
        Бешеный взгляд короля буквально пригвоздил меня к каменным плитам, пронзив насквозь, как бабочку - стальная булавка. От него даже дыхание перехватило, потому что яростное пламя в жутких зрачках вдруг полыхнуло опасными искрами.
        - А ты что думал? - просипела я в ответ, старательно пытаясь не рухнуть в обморок. Спасибо Ширре, что немного приучил к такому резкому способу выражения эмоций. - Что я лапки сложу и покорно сдамся тебе на милость? Рухну слабосильной барышей ему (быстрый кивок в сторону Ширры) в лапы? Или предпочту вонзить кинжал себе в грудь, лишь бы не достаться на ужин такому чудовищу? Фиг тебе, крылатый кошмар недотроги. Сперва я поимею с этого хоть какую-то выгоду, а потом еще подумаю, стоит ли ради этого помирать во цвете лет!
        На долгое мгновение на площади воцарилась оглушительная тишина. Рядом со мной внезапно стало так тихо, что можно было бы расслышать, как жужжат мухи на соседних деревьях. Луна ненадолго скрылась из глаз. У меня снова зачесалась и разболелась спина. Ширра остолбенел в какой-то паре шагов, а его отец вовсе окаменел на своем здоровущем троне, явно не ожидая услышать от горделивой и величественной Аллиры столь крамольные, насквозь прожженные речи. А я что? Я - ничего. Половину сознательной жизни провела, лазая по чужим домам и кошелькам, ничем не обременяя свою совесть. Знать не знала, ведать не ведала, кем являлась, пока не наткнулась на одного крылатого гада, вздумавшего охотиться за мной по всему Симпалу. В конце концов, чем не сделка? Пусть условия не ахти какие, но зато в итоге куш в случае удачного фарса будет действительно достойным уважения.
        Покосившись на отца, Ширра вдруг поднялся на ступеньку и, низко наклонившись, что-то быстро шепнул в оттопыренное черное ухо. Затем покосился на мою вызывающую физиономию, недолго подумал и снова оборонил несколько слов. Гм, надеюсь, это было не предложение застрелить меня от греха подальше?
        Король задумчиво пожевал губами, посопел, но потом зыркнул по сторонам и все-таки заколебался. А мне только этого и надо.
        - Ты... не Аллира, - выдал он, наконец, умную мысль.
        - Не совсем, - мило улыбнулась я, едва сдерживая рвущиеся наружу проклятия. Рум, мерзавец! Больно же! - Видишь ли, клыкастый, я довольно долго жила среди смертных и слегка нахваталась дурных привычек. Вжилась, так сказать, плюс получила легкое помрачение памяти, вызванное перенесенным в детстве испугом и недавними шокирующими событиями. Так что, продолжим обсуждение условий или ты все еще желаешь сделать фарш из моих друзей?
        - Если твое условие будет выполнено, - неожиданно подал голос Ширра. - Ты согласишься остаться здесь добровольно?
        - На риалле поклянусь, - с готовностью кивнула я и тут же расслышала, как вдалеке горестно ахнул Беллри. - Более того, хоть сейчас пообещаю, что больше никуда и никогда отсюда не уйду. По своей воле, я имею в виду. А то вдруг меня потом кто-то еще решит похитить и запереть уже в своем подвале? Дурость, как говорится, бывает заразна...
        - Ты шутишь серьезными вещами, - нехорошо сузил глаза Шиир.
        - Я не шучу, - внезапно похолодел и мой голос.
        - Хорошо. Твое условие будет выполнено, люди и эльфы не пострадают и в целости доберутся до Торрота, но ты на всю жизнь останешься здесь, - так же сухо отчеканил он. - Только в этом случае их никто не тронет.
        - Ни сейчас, ни когда-либо, - уточнила я, на что он быстро кивнул. - И тогда я от тебя не уйду.
        - Верно. Ты живешь здесь, подчиняешься мне во всем, не пытаешься причинить вред себе или...
        - Будущему ребенку. Я поняла, можешь не продолжать. Что еще? Надеюсь, мне не придется остричься налысо или выкрасить кожу в черный цвет, чтобы хотя бы издалека сойти за твою законную жену?
        Ширра посмотрел совсем подозрительно.
        - Ты не станешь пытаться покончить с жизнью и останешься здесь до конца своих дней, - повторил, как заведенный. Ишь, сохранностью своей собственности озаботился! Внима-а-ательный! Мне снова захотелось истерично расхохотаться. Потрясающе! Всегда мечтала о таком заботливом муженьке! То, что с крыльями - плевать, сама такая же "красавица", а шипы и когти... так я не хуже отрастить могу. Ну, и чем мы не пара?
        Я невольно передернула плечами и с неменьшим упрямством вздернула нос:
        - Я же сказала, что НИКУДА отсюда НЕ УЙДУ. Что еще ты хочешь услышать?
        Минута тяжелого молчания.
        - Ничего, - наконец, медленно наклонил он голову, пристально всматриваясь в мои глаза. - Это меня вполне устраивает. Отец, позволь, я решу вопрос со смертными сам?
        - Как хочешь, - неприязненно покосился сверху великан. - Но я бы предпочел менее сложный путь.
        Ширра, едва не задев меня мускулистым плечом, коротко поклонился и быстрым шагом направился к Леху. Разумеется, получил в ответ пять злых и почти бурлящих негодованием взглядом. Что-то спросил. Ему не ответили. Он терпеливо спросил снова, потом понизил голос и спросил в третий раз. Коротко рыкнул, когда они лишь мрачно переглянулись, а потом довольно невежливо (моя школа!) послали его в Иир...
        Я нетерпеливо покосилась на небо.
        Ну, где же ты, луна? Где ты, когда так нужна? Выгляни ненадолго, хоть на чуть-чуть, чтобы я смогла проверить одну свою догадку? Шиир уже согласился. Поверил, не усомнился. Рум тоже что-то готовит, старательно возится над ухом и возбужденно пыхтит, будто тащит в гору мешок с углем. И спина, зараза, уже болит почти беспрестанно. Но теперь ты нужна мне, очень нужна, луна. Пожалуйста. Услышь меня, сестренка. Прости мою слепоту и вернись. Я больше не буду от тебя убегать...
        "Трис? - осторожно коснулся моего разума голос Беллри. - Трис, ты что задумала?"
        "Шкуры ваши эльфийские спасаю, - фыркнула я в ответ. - И побыстрее соглашайтесь - это хорошие условия".
        "Не для нас, Трис".
        "Слушай, ты! - сердито опустила я тоскующий взгляд на землю. - Хоть ты можешь мне поверить? Можешь понять, НАСКОЛЬКО ваше присутствие мне мешает?"
        "Но мы..."
        "Боже! Беллри, ты считаешь меня дурой?!"
        "Нет", - обескуражено замер эльф.
        "Так чего ж ты нам игру тогда портишь, а?! Все, поломались и хватит! Соглашайтесь, кому говорят! Я и так едва держусь! Леху потом все объяснишь, он должен понять! Ясно?! Не слышу ответа!!! Да?! Тогда немедленно раскрой рот и скажи, что вы согласны!"
        - Мы согласны, - не подумав, брякнул остроухий вслух и тут же едва не схлопотал от Леха увесистый тумак.
        - Беллри, мать твою! Ты спятил?!!
        Я тихо застонала, потому что времени катастрофически не оставалось. Машинально свела свирепо зудящие лопатки вместе, чтобы хоть немного ослабить отвратительное чувство, что там что-то настойчиво ползает по коже, и хоть немного сдержать безумную боль. Боже, как же больно оттуда что-то стучится. Кожа уже натянута, как беленое полотно между двух кривых палок. Потихоньку трещит, скрипит, поддается, отзываясь на постепенно крепчающий зов сверху. Хочется свернуться клубком и не двигаться, чтобы там окончательно все не лопнуло. Однако луна тоже не дремлет. Просыпается понемногу, слышит меня и снова, как на болоте, с надеждой выбирается из-под упрямой, тяжелой, но до безобразия большой тучи, которой так не вовремя потребовалось полетать над Ииром.
        Скорее! Ну, скорее же!
        - Трис! - настойчиво позвал Рес, словно желая удостовериться, что меня не одурманили какой-нибудь гадостью.
        - Лех, пожалуйста, хватай его в охапку и летите отсюда! - застонала я уже в голос. - Потом вернетесь, если приспичит. Армию себе внизу соберете из таких же сумасшедших, серебра наплавите до первых снегов, отыщете треклятую тропу в горах и перестреляете этих крыланов к такой-то маме. Я даже в твой подвал потом заберусь, если потребуешь! Что угодно, ты слышишь, только сейчас уходите! Прошу тебя, уходите. Я не хочу, что вы остались с ними один на один! ЛЕХ, ты ЭТО понимаешь?!!
        У него, наконец, расширились глаза от единственно правильной мысли и жутковато побледнело лицо. Затем испуганно дрогнули руки, он до крови прикусил губу, отчаянно ища в моих словах подтверждение. Я вместо ответа быстро кивнула, с облегчением увидела, как он смиренно опускает голову. Как все они покорно позволяют обхватить себя сильным рукам пятерых шаддаров, сподвигнутых Ширрой на это унизительное дело. С нескрываемой радостью проследила за быстро исчезающими в темноте силуэтами и только тогда слегка расслабила сведенные судорогой плечи. Ну, слава богу, догадались! Теперь их уже никто не достанет!
        - Тебя это не спасет, - насмешливо покосился сверху венценосный шаддар. - Мы позаботимся о том, чтобы они забыли сюда дорогу сразу, как только коснутся земли. Не думай, что они - первые смертные, кто попадает в Иир по нелепой случайности.
        - Меня это как раз устраивает, - пробормотала я, покрываясь холодным липким потом. - Горы трупов и море крови - это, знаешь ли, не мой стиль.
        - Вот как? Тогда как же ты решаешь свои проблемы?
        - Молча, - из последних сил выдавила я, едва не падая на колени. - И очень-очень быстро... Рум, не спи!
        - Я закончил, - с нескрываемым удовлетворением отозвался, наконец, призрак и под изумленный вздох демонов бесстрашно проявился в воздухе. - Что, не ждали, мохнатые?! Аттаре!! Я вернулся! Сложите крылья!!
        На громкий шум Ширра быстро обернулся, изумленно вскинув брови, а король демонов непонимающе моргнул и, привстав на троне, ошарашено потряс головой. Но когда из глотки моего маленького духа вдруг исторгнулся поистине бешеный рык, многократно превосходящий по силе недавний рев Ширры, окончательно посерел и неслышно прошептал:
        - Святые небеса... от-тец?!

17.
        Признаться, такого не ожидала даже я: Рум вдруг стал выше любого из демонов, заметно раздался вширь, уплотнился, начав явственно светиться мягким золотым светом. Могучие плечи разом стали еще страшнее, на спину упала длинная грива серебристых волос, мощные когти на ступнях отчетливо взрыхлили пыль под ногами, будто он каким-то образом стал материальным. Уже знакомый по снам серокожий гигант уверенно взмахнул огромными крыльями - прямо как там, в Мире Теней, когда я впервые увидела его истинный облик...
        И тут меня словно обухом по голове ударило.
        - Рум! - я тихо застонала, позабыв про свою спину.
        Ну, конечно! Я же видела его настоящим! Только значения не придавала, потому что предположить тогда не могла, что ЭТОТ его облик - самый что ни на есть истинный! Да, он никогда не был по-настоящему черным, никогда не говорил о прошлом. Но я уже видела эту гладкую кожу, крылья, когти, удивительное, страшновато-притягательное лицо с крупными раскосыми глазами... точно такое же неповторимое лицо, что было у меня, Ширры, других шаддаров... матерь божья! Да он же шаддар!! Шиир!! Самый настоящий! Которого каким-то чудом сумели привязать и заставить повиноваться самому страшному своему врагу - урожденной Аллире!! То есть, мне!! Вот откуда он так много о них знает!! Вот почему его душа была именно такой!! Он ведь один из НИХ, волею судьбы оказавшийся в плену посмертного заклятия!! Его заточили в моей душе! Заставили, вынудили, предложив весьма невеликий выбор! Это лучше, чем смерть, надежнее, чем забвение. И он - действительно самый лучший страж, которого только можно было найти для взрослеющей Аллиры!!!
        - Рум...
        Да, тот, кто сделал ЭТО с нами, хорошо знал, как выгоден такой союз. Рума обрезали, словно излишне большую картонку, содрали верхние слои памяти, обезоружили, спеленали, будто младенца, оставив только желание - всеми силами защищать свою подопечную. И дав крохотное направление, в котором нам следует двигаться, когда мое время придет. Он не мог иначе. Это не его вина. Но я... я должна была догадаться раньше! Ведь как он смотрел на меня там, в Мире Теней, откуда я его впервые вытащила! С какой болью и мукой смотрел, видя, как я пытаюсь сломать его тюрьму! Как радовался он, когда у меня получалось с масками! Как злился... почти как Ширра вспыхивал, если у меня что-то не получалось! Да. Теперь я понимаю... почти как Ширра... такой же вспыльчивый и неудержимый.
        И как он красовался, меняя облик чуть не быстрее, чем я сама! Как искренне горевал, когда вернул себе память, но уже тогда понимая, что вскоре нам обоим придется выбирать! Как больно ему было видеть, что я стремительно становлюсь той, кого он когда-то поклялся убить и... чтоб вы провалились!.. убивал! Когда-то он тоже убивал! Тоже ненавидел и резал их по-живому! Моих урожденных сестер! Крылатых Дев! Аллир!! Крови желал, мести, смерти! Я помню, как мрачно горели его глаза, когда Рум рассказывал о своем плене и Последней Битве, в которой, кстати, он тоже немало постарался! И убивал, чуть не обезумев от ярости, ровно до тех пор, пока не уничтожили его самого. Три тысячи лет он ждал моего рождения. Три тысячи лет томился в плену, строя планы мести и потихоньку утрачивая собственную суть. Три тысячелетия наведенные заклятия точили его память и усмиряли бешеный нрав, заставляли уснуть прежнего демона, покрывали мраком забвения прежнюю ярость, до тех пор, пока снаружи не остался лишь крохотный, безопасный для меня, надежно запертый призрак. Слабая тень от него, прежнего. Вечно ворчливый дух по имени        Да, он все время говорил о предательстве, так переживал, боялся, что когда-нибудь узнаю... и вот теперь я поняла, наконец, почему: вряд ли, умирая от рук моих сестер, он полагал, что надолго лишится памяти. Вряд ли знал, что коварные Жрицы лишат его самой сути, и он не сумеет исполнить задуманное. Он всем рискнул ради того, чтобы уничтожить последнюю надежду своих кровных врагов. Согласился на муки, отказался от покоя, вытерпел пытки, каждую секунду мечтая о том времени, когда сумеет дотянуться до их бесценного сокровища и нанесет свой самый лучший удар... и вот, время пришло, он вспомнил, встряхнулся, обрел многое из того, кем был раньше. . и не смог довершить начатый замах.
        Но МНЕ надо было увидеть это раньше!! Надо было понять, ради чего он так стремился быть рядом, почему добровольно пошел в этот плен и почему потом не сумел сделать то, к чему шел долгие три тысячелетия. Он же растил меня! Ругал, ворчал, обожал... по-своему. Он так меня берег, не сознавая зачем и почему. Так свыкся с мыслью, что я - его единственный друг и... наверное, ребенок? Дочь? Внучка? Кем он меня считал до того, как вернул себе память? Наверное, не меньше, чем дочь, иначе никогда бы не стал растрачивать последние мгновения своей прежней НЕжизни, чтобы подарить мне хоть секунду для спасения от своего младшего брата. Оберона.
        Он не единожды спас мне жизнь! Вот только я слишком поздно увидела, кого столько времени держала на руках!
        - Прости, Трис, - шепнул золотой шаддар, ненадолго обернувшись. - Я не хотел, чтобы это случилось ТАК... и сожалею, что не всегда был тебе хорошим наставником. Я сделал все, чтобы ты выросла сильной. Научил всему, что мог и помнил. Помогал столько, сколько хватало сил, и защищал до тех пор, пока это было нужно. Я только одного не сумел исправить, девочка, только от одного горя не уберег, хотя и надеялся, что этой боли больше ни с кем не случится. Прости. И помни: что бы ни случилось, я останусь с тобой.
        - Отец? - нервно дернулся на троне король. То ли пытаясь вскочить, то ли, напротив, тщетно стараясь не упасть. - Это действительно ты?! Но разве так бывает? ! Разве тебя не...?!
        - В чем дело, Бретован? - обозначил усмешку призрак и чуть повернул голову. - Сомневаешься в том, что видишь? Поверь, это правда.
        - Но ты же убит!!
        - Верно. Причем, не раз и не два. Но, как видишь, Аллиры придумали неплохой способ сохранить мой дух: три эпохи прошло, а я все тот же.
        - Отец...
        - Значит, ты веришь тому, что видят твои глаза?
        - Да, отец, - потеряно опустил плечи шаддар. - Я узнаю твой голос и шорох распахнутых крыльев. Я чувствую силу твоего духа. И слышу голос крови, который не ощущал столько веков. Это действительно ты.
        - Хорошо. Я опасался, что придется устраивать целую демонстрацию, - Рум зловеще улыбнулся и на мгновение выпустил из рук и ног целый веер ослепительно засверкавших когтей, которые умели вспарывать, как мертвую, так и живую плоть. - Например, вот так. Верно, Варротен? Верно, мой неразумный внук? Отец уже научил тебя Пляске Когтей?
        Ширра ошеломленно моргнул и отступил на шаг, непонимающе оглядывая моего хранителя, в котором так долго не видел истины. Не понимая, не веря, что зловредный дух, столько времени испытывающий его терпение, оказался не кем иным, как... боже, не хотела бы я сейчас оказаться на его месте. Зато его отец вдруг взревел так, что задрожали горы, а у меня непроизвольно подогнулись колени, и сжал громадные кулаки.
        - Шетты! Бледнокожие дети луны!! Как они посмели?!!! Значит, мы поэтому не нашли твое тело в тот день?! Поэтому не смогли освободить твой дух из Ледяного плена?!
        - Успокойся. Мое тело и по сей сень гниет на дне Ущелья Потерянных Душ. Вы зря разрушили Ледяные Чертоги и зря палили их огнем. Одно хорошо - Вертоваха они хотя бы не тронули. Просто убили. А я... я согласился на это сам.
        - Но почему, отец?! Зачем ты позволил...?!!
        - Месть, - легко пожал плечами Рум. - Страх. Боль. Ненависть. Тогда я был молод и глуп. Так же, как ты сейчас. Мы все были слепы, нас обуревала ненависть и жажда крови. Это безумие, сын. Ты еще должен помнить, хоть и встретил то поражение, будучи чересчур юным. Где вы похоронили Вертоваха?
        - Как положено, на Аллее Павших, - мертвым голосом отозвался король. - Там и для тебя место есть, только...
        - Ни к чему. Я не претендую на вечную память. Но я хочу, чтобы ее увидела Трис.
        - Аллира?!!!
        - Помолчи, - сурово оборвал сына Рум. - Ты не тронешь ее и другим не позволишь.
        - Она - Аллира!
        - Трис росла вдали от Летящих Пиков. Она не знает нашей войны и не виновата в том, что случилось. Ни в том, что мы погрязли в крови, ни в боли нашей, ни в потерянных братьях. Ни даже в моей смерти.
        - Она - Аллира!! - неистово взревел король, одним невероятно быстрым прыжком слетая с трона и оказавшись прямо передо мной. Огромный, взбешенный, искренне ненавидящий меня и весь мой род. За прошлое. За свои потери. За боль, страх, многовековую войну, что тянется между двумя половинками некогда единого народа. Но особенно сильно он ненавидел меня за отца. За то, что из-за меня его подвергли мучительному заклятию посмертия. И он убил бы меня в этот миг, если бы Рум уверенно не заступил ему дорогу.
        - Нет, Бретован. Ты ее не тронешь.
        - Им нет прощения, отец! - взвыл, потрясая крыльями, демон. - Они предали нас! Они сотни лет убивают наших братьев! Они коварны и не знают жалости! Это их вина, что так все случилось! Из-за них умирает наша раса! Разве не Аллира первой предала и убила своего мужа? Разве не Миарисс... будь проклято ее имя!.. обманом завлекла и погубила твоего кровного брата?! Разве не пытали тебя перед тем, как сломить твою волю?! Не лишали глаз, не разрубали сердце, чтобы и после смерти ты не смел вставать у них на пути?!!..
        Демоны почтительно внимали. Они не двигались и не потрясали кулаками, не дрожали от ненависти и злобы. Только сильнее стискивали челюсти, поглядывая в мою сторону весьма многообещающе. Да мерцающие в полутьме глаза выдавали всю глубину их чувств. Мне не место здесь, среди них. Они не примут мою правду никогда. Их не убедить в том, что я не хотела никому причинить вреда, понятия не имела, что они вообще существуют, что никого из них в своей жизни не ранила и не убила. Нет. Для них вполне достаточно того, что я есть. И в тот момент, когда я стану бесполезна, меня ничто не спасет от их острых, как бритва, когтей.
        Я с болью увидела, как потемнело лицо у моего верного духа.
        - Да, - глухо уронил Рум в оглушительной тишине. - Все это было. И мой брат действительно был не единожды предан. Миарисс... нанесла нам сразу две болезненные раны. Из-за нее Вертовах потерял голову и решился пойти против моей воли. Из-за нее же разразилась Последняя Битва. И по ее вине мой род осиротел сразу на многие сотни жизней.
        - Из-за нее убили тебя! - с трудом сдерживаясь, прорычал король шаддаров. - Ты помнишь?! Помнишь, как стоял холодной статуей посреди поля и смотрел, как эти бестии одного за другим убивают таких же обездвиженных и униженных этой подлостью Шииров?! Может, забыл, как она воззвала к силе мертвых и подняла на нас нежить?! Может, забыл, сколько крови пролилось по ее вине и насколько уменьшилось число твоих верных шаддаров?!!
        Я пошатнулась от накатившей от него ярости, и даже Рум, не выдержав такого напора, опустил горящий взгляд.
        - Нет. Я всю помню, сын. Но вины Трис здесь нет.
        - Их надо остановить! - с ненавистью процедил Бретован, сверля меня пылающими глазами. - Этого больше не должно повториться! Никогда! Ни одна из проклятых Жриц не ступит на Аллею Погибших! И ни одна из них не осквернит ее своим присутствием! Я поклялся!!
        - Я тоже.
        - Как?! - стремительно отшатнулся от призрака король и широко распахнул глаза. - Что они с тобой сделали?! Почему ты защищаешь эту... это чудовище?!
        - Потому что она - дочь Вертоваха Дер Теарр, - ровно сообщил Рум. - Моего кровного брата и твоего наставника. И это также верно, как то, что я стою перед тобой сегодня.
        - Что?! - неслышно выдохнул Ширра, уставившись на меня едва ли не в ужасе. - Дочь. . Вертоваха?!!
        - Да.
        - ЧТО-О-О-О?!!! - взревел король, впившись в меня глазами не хуже, чем если бы проткнул насквозь копьем.
        - Этого не может быть... - пошатнулась я от неистового водоворота их эмоций. - Не может быть, Рум! Ты ошибся! Скажи, что ты ошибся! Вертовах умер вместе с тобой... почти три тысячелетия назад!! Я просто не могу быть...!! Нет!!
        У меня вдруг подломились ноги от бешеного напора лютой злобы снаружи. Казалось, само небо рухнуло вдруг на плечи. Придавило, зажало в мучительных тисках, мешая вдохнуть и вырывая из груди только сдавленный всхлип. Упало сверху и мгновенно погребло под собой. Эта ненависть... боже, как же сильна их ненависть! Их здесь десятки, сотни, и все, как один, меня ненавидят!! Даже Ширра! Все смотрят в упор, не смея поверить, что у проклятой предательницы осталась живая дочь! В то время как они с такой тщательностью обыскивали когда-то Ледяные Чертоги! Почувствовали гибель Повелителя. Горя жаждой мести, пробились сквозь надорвавшийся строй Повелительниц Бурь, ворвались в порыве ярости в Ледяные Чертоги, но отыскали лишь погибшего брата, у которого, как говорил когда-то Рум, перед смертью было только одно единственное желание...
        - Это неправда, - сдавленно прошептала я, сжимая ладонями виски, чтобы голова не разлетелась на тысячи осколков. - Так не может быть... мне всего двадцать... я не могу жить СТОЛЬКО...
        - Для Крылатых время не имеет большого значения, - печально сообщил сверху Рум. - Ни для Аллиры, ни для Шииров. Поверь, я знаю, с кем провел мой брат свою последнюю ночь, ведь мы, шаддары, очень хорошо чувствуем друг друга. Нашу боль. Страсть. И особенно смерть. Он любил ее, Трис. Любил безумно и настолько яростно, что вы не зря называете его Падшим. Мы все чувствовали эту проклятую магию, и все понимали, что его не вернуть. Он бросил свой народ, свой дом, своих родичей... все оставил ради нее. Предал нас. Забыл. Ушел из родных стен ради того, чтобы только иметь возможность касаться ее и желать. Он даже в последний миг, ослепленный и ослабленный, неистово желал только одного - быть с ней. Даже тогда, когда понял, как же сильно она его предала.
        - Нет! - простонала я.
        - Да. Его слабость была слишком хорошей возможностью нас уничтожить, и Миарисс просто не могла этим не воспользоваться. Через Вертоваха нам передали приглашение о перемирии, назначили встречу, заверили в том, что больше не имеют желания воевать... в то время мы еще верили слову Аллир, и поэтому, когда оно было нарушено, разразилась Последняя Битва. Да, твой отец умер, Трис, мы не смогли его спасти. Но он умер, оставив своим врагам чудесный подарок - маленькую Аллиру, которую никто уже не надеялся увидеть. Это было чудо, Трис, самое настоящее чудо, потому что в нашем народе всегда слишком мало рождается одаренных детей. А ты смогла появиться на свет вопреки всему. На зло даже скептически настроенным шаддарам. Да, все это время ты была надежно спрятана от нашего гнева. Ты спала, дитя, в глубине Летящих Пиков, терпеливо дожидаясь своего часа. Спала крепко, беспробудно, под искусной магией старших сестер, даже не подозревая о том, сколько бурь проносится над твоей головой. И пусть для тебя, возможно, прошло лишь несколько дней с того момента, как закончилась та кровавая ночь, а Миарисс вместе с
сестрами была смертельно ранена... пусть на земле за это время на самом деле незаметно пролетело несколько долгих тысячелетий... но, поверь, тебя нельзя было оставлять в Чертогах. Однажды нам уже удалось туда прорваться, и никто не хотел рисковать. Поэтому, как только появилась возможность, а у меня окончательно отобрали память, ты была возвращена нашему миру.
        Я сильно вздрогнула.
        - Я был рядом в тот день, Трис, когда ты только появилась на свет, - грустно улыбнулся Рум. - Я помню тот миг, когда ты впервые открыла глаза. Я видел твою мать, которая не пережила после родов даже трех ночей. Видел, как мои братья, обезумев от горя, хищными демонами рыскали по Ледяным Залам в надежде на то, что там еще остались те, кому можно отмстить за мою смерть... но тебя спрятали надежно. Тогда я выл от сознания того, что не могу вмешаться и подсказать им правильный путь. Ревел раненым зверем, жалея, что не могу добраться до тебя сам. И три долгих тысячелетия копил злобу на тех, кто оставил мне такую коварную участь - быть рядом и не иметь никакой возможности отомстить.
        Я опустилась на колени и закрыла лицо руками.
        - Так было, Трис, и этого, увы, не изменишь. Тогда я сам был другим. Не знал того, что знаю сейчас. Я был глуп и самонадеян, решив, что малой кровью смогу выиграть большую войну, считал, что месть за погибшего брата достойна того, чтобы пронести ее даже через многие века. И не понимал, что на самом деле все мы в тот день смертельно ошиблись. Точно так же, как все до единого страшно проиграли: наши жизни, наших детей и наше темное будущее, которого с того времени больше не стало.
        - Значит, - задыхаясь от странной тяжести, переспросила я. - На самом деле Последняя Битва была лишь началом?
        - В каком-то смысле, да. Потому что, если раньше мы и Аллиры были всего лишь обиженными и непонятыми друг другом соперниками, если тогда мы свысока смотрели на их отделение и в самонадеянности полагали, что сумеем заставить их вернуться... то после той ночи, когда были жестоко убиты сразу два Повелителя нашего Народа, мы стали по-настоящему чужими. Мы стали врагами, Трис. Теми, кто не помнит родства и кто готов на все, чтобы уничтожить другого.
        - Но ведь... так было не всегда!! - в отчаянии вскинула я голову.
        Рум низко наклонился и в упор взглянул своим золотыми глазами.
        - Нет. Я покажу тебе то, что помнит мой род...
        Я тихо охнула и провалилась в небытие.
        Ночь. Сумерки. Полная луна торжественно освещает огромную площадь, на которой, словно солнечные лучи, червонным золотом очерчены идеально ровные круги. Человеческому глазу показалось бы слишком темно, потому что прямого света эта площадь уже давно не видела, однако собравшимся в центре величественным созданиям хватало и слабых бликов, долетавших сюда от многочисленных листьев илларэ.
        Посередине площади высится странный постамент, возле которого стоят двое в белоснежных с золотом одеждах -белокожая женщина потрясающей красоты, носящая на груди удивительной чистоты крупную жемчужину, и высокий молодой мужчина с жестким, немного хищным, но приятным лицом, на шее которого чернеет тонкая цепочка из древнего серебра, и на ней - крохотный черный камушек, в котором издалека видна неистовая мощь усмиренного Огня. В них обоих чувствуется скрытая сила. От обоих сквозит неведомой мощью. Точно так же, как искрятся их одинаково мощные Риаллы, и как ровно горят они светом неведомых звезд. Эти двое лишь отдаленно напоминают людей, но кажутся настолько возвышенными, настолько величественными и прекрасными, что поневоле хочется преклонить колени.
        - Смотри, возлюбленный муж мой, - мягко произносит женщина и игриво косится на улыбающегося спутника. - Мы с сестрами сумели превзойти твое творение и создали тех, кто лишь немногим будет уступать нам по срокам жизни. Что ты на это скажешь?
        Повинуясь ее знаку, две удивительно ладные девушки выводят на площадь новые лица - двух смертных, имеющих поразительно правильно лица и утонченные, слегка заостренные кверху ушки.
        - Чудесно получилось, правда? - гордо улыбается она, подзывая вошедших. - Конечно, для работы нам пришлось взять твою основу, дорогой мой Шиир, но результат, мне кажется, получился даже лучше, чем ожидали.
        - Гм, - сказал-рыкнул он, с интересом осматривая эльфов. - Не слишком ли хороши они для мужчин, Аллира? Мне кажется, не стоило так сильно заострять внимание на внешности.
        Она звонко смеется и победно осматривает почтительно расступившихся сородичей.
        - Никак, завидуешь?
        - Нет, конечно. Чем больше внизу разнообразия, тем интереснее станет мир.
        - Рада, что ты это понимаешь, дорогой мой Шиир. Внизу все еще слишком скучно, чтобы не разнообразить равнины хотя бы таким забавным способом. Может, создадим новый народ?
        - А как у них с душами? Настолько же хороши, как у моих дери?
        - Желаешь сравнить? - вкрадчиво интересуется она и тут же делает неуловимый жест изящной кистью. - Хорошо. Пусть твои подопечные тоже придут. Это даже становится интересным.
        Мужчина величаво кивает, и по его знаку праздно одетые сородичи тоже расступаются, пропуская вперед слегка робеющих молодых мужчин. Они высоки и тоже красивы, но все же рядом с созданиями Аллиры выглядят заметно проще. Но зато и гораздо внушительнее - с мощным грудными клетками, сильными руками, скорее напоминающими облик Шиира, нежели утонченные и несколько равнодушные эльфы. Но друг на друга они смотрят без вражды. Точнее, с интересом, внимательно изучая и сравнивая. После чего одновременно склоняются в почтительном поклоне своим создателям и бестрепетно подходят к огромному зеркалу, которое повелительница Шаиира создает тут же, прямо у всех на глазах, изо льда и морозного воздуха.
        - Забавно, - хмыкает Шиир, удивленно двинув широкими плечами: слева от него стояли оба эльфа, терпеливые и спокойные, а справа немного неуверенно мялись люди, чувствуя себя неловко среди такого количество Крылатых. - А знаешь, лучше взгляни сама. Это действительно интересно!
        Аллира грациозно подходит и мельком заглядывает в зеркало. Отворачивается, раздвигая губы в торжествующей улыбке, то потом вдруг непонимающе нахмуривается и возвращается.
        - Странно... - она снова изучает ожидающих ее решения смертных: эльфы стоят от мужа справа, а люди слева. Тогда как в зеркале... все оказывается наоборот! - Что это значит?!
        - Кажется, они далеко не так совершенны, как ты хотела? - поддевает расстроенную супругу Шиир. - С душами придется еще немало поработать, чтобы достичь того, что сумел я и мои братья. Согласись, пока это мало похоже на твою мечту?
        - Это... какая-то ошибка, - неверяще оглядывается Аллира, но нет, все правильно - зеркало показывает все так, как есть. За исключением того, что у ее любимого творения, ее младших детей, на которых было потрачено столько времени и сил, души видятся какими-то... ущербными. И слишком сильно отличаются от душ смертных, точно так же, как отличается и их внешность. Правда, к ее досаде, с душами все получилось ровно наоборот.
        Судя по всему, хитроумный супруг ее все же переиграл.
        - Мне жаль, моя дорогая Аллира, но, кажется, вам еще предстоит немало работы, - добродушно усмехается Шиир. - А я пока, с твоего разрешения, отпущу своих дери в свободное плавание. Пусть учатся быть самостоятельными. Но, если хочешь, могу взглянуть, в чем ты ошиблась.
        - Не нужно! - резко отворачивается она, уязвлено прикусив губу и взмахом руки отпуская обоих эльфов и их провожатых. Те, отвесив еще один изысканный поклон, послушно удаляются. - Я справлюсь с этим. Но и тебе не стоит торопиться с дери - мы хотели отпустить их вместе. Помнишь? Рядом с теми низенькими маллэ и наши младшими братьями.
        - Э, нет. Признай, ты проиграла наш маленький спор! Значит, у меня есть право на фору!
        - Нет. Ты не победил. Посмотрим, как твои дери поведут себя дальше. Возможно, через пару веков они перестанут быть такими, как сейчас. И ты еще пожалеешь, что рискнул со мной спорить.
        - Считаешь, они уподобятся Прежним? - он вдруг опасно сузил глаза. - Считаешь, я не способен создать что-то полноценное? Лучше, чем ты? Долговечнее и мудрее?
        - В прошлый раз ты ошибся, - холодно улыбнулась она.
        - Это была наша общая ошибка.
        - Нет. Она была твоей. И ты зря считаешь, что ничему не можешь у меня поучиться.
        - Как ты сказала? - вкрадчиво интересуется Шиир, хмурясь все больше и заставляя потемневшие глаза вспыхивать опасными алыми огоньками. - Что у меня не получится? Что я недостаточно силен? Хочешь убедиться в обратном?.. хорошо, ты покажу тебе, какова сила истинного шаддара. Смотри!
        Из его руки без предупреждения срывается огромный огненный шар, который с гудением и слепящими искрами распарывает воздух между ними, стремглав приближаясь к пораженно обернувшейся женщине. Он огромен, быстр, невероятно могуч и способен причинить вред даже ей. Нет, он может даже убить! Она секунду медлит, неверяще глядя на ревущий огонь, испуганно оборачивается к мужу и только поэтому опаздывает с защитой - жаркое пламя опасно близко лижет ее руки. Но почти сразу, отшатнувшись от резкого порыва ветра, ударившего из ее тонких пальцев, испуганно угасает.
        - Как ты... посмел?! - от неожиданной ярости у нее смертельно белеет кожа. - Ты ударил меня!! Шиир, как ты мог?!!
        - Э... я думал, ты увернешься, - слегка озадачивается Шиир, но она не слышит - поднявшись и прикусив подрагивающие от пережитого испуга губы, гневно выдыхает и резким движением отмахивается от его помощи.
        - Прочь! Не смей ко мне прикасаться! Раз для тебя ТАК важны эти дери, что ты готов даже ранить меня... что ж, пускай. Я ухожу. И забираю с собой всех своих сестер!
        - Что?! Ты сошла с ума!
        - Прочь, я сказала, иначе на себе узнаешь, каково это - быть замороженным заживо! - от нее веет отчетливым холодом, гневом, недоверием, а по каменным плитам площади, где ошеломленно затихли смешавшиеся шаддары, опасно близко к краям стелется белая поземка. - Я больше с тобой не останусь!
        - Аллира!
        Она только гордо встряхивает роскошной серебристой гривой, в мгновение ока отращивает за спиной белоснежные крылья и, бросив протяжный клич, без промедления взвивается в черные небеса. Прекрасной тенью задерживается на мгновение, когда он пробует последовать за ней, коротким ударом воздушного хлыста обрубает ему крылья, которые немедленно роняют разочарованного шаддара обратно. Дожидается поднявшихся в воздух сестер и быстрее молнии скрывается в пелене нависших над городом туч.
        - Она вернется, - ошеломленно бормочет поднявшийся на ноги Шиир. Коротким движением плеч сбрасывает со спины обломки старого крыла и, проводив глазами разыгравшуюся над головой, ЕЮ вызванную бурю, растеряно повторяет: - Она обязательно вернется...
        - И это все?! - задыхаясь от чужих воспоминаний, просипела я, с трудом удерживаясь от того, чтобы не рухнуть пластом на холодные камни. - ВСЕ?! Из-за этого случилась ваша война?!! Так глупо?!!!
        Рум наклонился ближе и тихо шепнул:
        - Не только, Трис. Смотри.
        И меня снова унесло стремительным водоворотом.
        ...Здесь шумно, ветрено, холодно... и жарко одновременно. На пылающую низину со стороны Мглистых Гор внезапно обрушивается волна нещадного жара, готовясь разорить роскошные ухоженные леса, но на полпути у нее возникает огромный щит, сотканный из морозного воздуха. А еще секунду спустя небеса расходятся, и оттуда стремглав спускаются несколько белокожих крылатых женщин.
        - Не смей! - кричит Аллира, завидев тех, кто пришел уничтожить ее любимый лес. - Ты нарушил границу!! Убирайся!!
        Шиир, мгновенно обзаведясь такими же, как у нее, белоснежными крыльями, быстрее ветра поднимается в воздух и зависает напротив, с удовольствием видя ее искренний гнев.
        - Как ты посмел тронуть моих эльфов?! Это моя территория!! Ты не смеешь мне мешать!!
        - Людям нужны пашни, - с усмешкой поясняет он, показывая ровные белые зубы. - И я дам им то, что они просят.
        - Но это МОЙ лес!! - яростно вскрикивает она, готовясь отразить новый удар, почти сорвавшийся с его сильных пальцев. - Ты обещал мне! Ты поклялся, что не переступишь границ!!
        - Я и не переступаю, - смеется он, косясь огненным глазом на пылающие верхушки. - Я их просто... расширю.
        - Нет!! - стонет Аллира, горестно видя, как быстро огонь уничтожает прекрасные луга. - Эльфы не могут жить без лесов!
        - Но это твое упущение, дорогая. Ты же не захотела меня слушать и сделала их очень уязвимыми.
        - Ты... ты же их уничтожишь!!
        - И выиграю наш маленький спор, - спокойно кивает Шиир, мерно взмахивая роскошными крыльями. - Как видишь, мои дери оказались гораздо лучше приспособлены к жизни в низинах. И ты не смогла их заставить уйти, даже отгородившись лесными засеками и разрешив своим смазливым подопечным отстреливать мирных крестьян из-за кустов, как куропаток. Я лишь немного им помогу.
        - Ты не посмеешь... - шепчет она, с горечью видя победную улыбку на его губах. - Ты... ты чудовище!!
        - Я?! - он мгновенно темнеет лицом. - Ты называешь чудовищем меня?! После того, как твои эльфы разорили пять деревень и заставили уцелевших сняться в соседние города?! Только из-за того, что кто-то по неосторожности спалил их дурацкие илларэ?!!
        - Они не могли по-другому! Илларэ для них - источник жизни! Смерть каждого дерева означает чью-то гибель!!
        - Я же говорил, что они слишком слабы, - сухо замечает Шиир.
        - Монстр, - с болью шепчет она, отдаляясь. - Кровожадный, свирепый и злобный монстр. Как же я не видела раньше... настоящий зверь...
        - Ах, зверь? - рычит он, неожиданно отшатываясь. - Кажется, тебе понравился этот слюнявый облик с дурацкими крылышками? Кажется, тебе понравилось, как эльфы воздают тебе хвалу и почитают богиней? Так смотри же, глупая!! Вот каков настоящий зверь! Вот каким может стать настоящий шаддар!!!
        В мгновение ока он страшно преображается: широкая спина раздается еще больше, на руках и ногах появляются жутковатые крючья, способные надвое разорвать даже столетнее дерево, белоснежные крылья мигом теряют все перья и превращаются в плотные кожистые полотна, на кончиках которых угрожающе посверкивают новые когти. Его лицо искажается от гнева, кожа вместо теплого золотистого цвета обретает поистине жуткую черноту. Пылающие глаза проваливаются куда-то вглубь и наливаются нескрываемой яростью, а бархатистый голос окончательно начинает напоминать звериный рев.
        - Ну как?! Нравится тебе такой монстр?!!
        Аллира в ужасе шарахается прочь, инстинктивно выбрасывая перед собой пелену морозного воздуха. Гораздо дальше, чем требовалось, немного сильнее, чем надо... и холодный иней моментально оседает на его горячей коже. Он впивается внутрь, больно жжет, страшно колет холодным пламенем гнева. И Шиир оскорблено воет, чувствуя, как промерзает его тело насквозь. Не ожидая от нее такого предательства, он вдруг пошатывается от ослепляющей боли, взревывает бешеным туром, но все-таки справляется - с хрустом разбивает ледяные оковы и ударяет в ответ неистовой яростью своего Огня...
        - Господи... - я измученно прикрыла глаза.
        - Теперь ты все знаешь, - печально прошептал Рум, отстраняясь и отпуская мои похолодевшие руки. - Вот, как началось падение Крылатых. Вот, как мы превратились в то, чем стали сейчас.
        - Зачем? Это глупо... неправильно... так не должно было быть!!!
        - Но так случилось, - горько улыбнулся он. - С тех пор мы взяли себе тот облик, какой выбрали сами. Они ушли за облака, на Летящие Пики, где отгородились своими ледяными щитами. А нам пришлось остаться здесь, на земле, следя за тем, чтобы ни они, ни их остроухие дери не смели переступать черты. Мы довольно долго соблюдали равновесие, потому что, как ни хотелось бы признавать, наши силы почти равны. Но когда был предан и убил Вертовах, когда я был ранен в спину и оказался в плену... чаши весов снова опасно качнулись. Теперь ты знаешь, почему.
        - Это неправильно, Рум, - с мукой простонала я. - Неужели вы ни разу не пытались.. ?!
        - Вертовах попробовал все изменить. Но, как видишь, это плохо кончилось. Поэтому мы - то, что мы есть. А они... боюсь, они ничем не лучше нас.
        - Аллиры предали нас! - подтвердил в оглушительной тишине король шаддаров. - По их вине разразилась война и был разрушен Шаиир! Из-за них погиб наш Повелитель и мой отец! Они предали и убили лучшего из наших воинов! И хотя бы поэтому им не прощения!
        Вздохнув, Рум медленно повернулся к трону.
        - Сын...
        - Ты болен, отец, - с неожиданной лаской сказал шаддар. - Они слишком долго тебя мучили. Ты не понимаешь, что говоришь. Они почти уничтожили тебя... прости. Но я хорошо помню все, чему ты меня учил. Я верю, что победа близка. И сделаю все, чтобы ОНИ надолго запомнили мою скорую месть. Потому что, как только одна из них даст нам необходимое... поверь, ОНИ очень пожалеют, что посмели начать эту войну.
        Призрак покачал головой.
        - Боюсь, что нет, Бретован. Я не позволю тебе этого сделать. Пусть я - всего лишь дух, но кое-что еще могу. Трис, не волнуйся - я закончил то, что хотел. Ни один шаддар не посмеет тебя коснуться, пока я рядом. А чтобы они это поняли...
        У меня заныло мучительно сердце, а на глазах сами собой выступили слезы, но он уже не смотрел - выпрямившись и расправив плечи, властно шевельнул крыльями и, глядя поверх взволнованно зашевелившегося моря черных голов, четко произнес:
        - Я, Роммуард Тер Ин Са Ширракх, Последний Повелитель Иира и Создатель Огня Оддора. Меняющий Обличья. Шиир. И я свидетельствую: эта юная Аллира находится под моей защитой. Я отдаю ей свою силу, память, волю и жизнь. Точно так же, как отдаю свое посмертие и повторное возрождение. Да будет так. Отныне и навсегда. Аиле!
        - Рум!! Нет!! - ахнула я, когда его золотое сияние начало стремительно угасать, перетекая в мою торжествующе сверкнувшую жемчужину. У него разом побледнело лицо, сделались прозрачными плечи, осыпались невесомой пыльцой могучие крылья, и сам начал с угрожающей быстротой истаивать, уходя из этого мира обратно, в Мир Теней, становясь блеклой тенью и слабым вспоминанием.
        Король шаддаров будто окаменел, неверяще глядя, как уверенно разгорается голубой свет на моей груди и как быстро образуется вокруг него ровный овал изумительно белого инея. МОЕГО инея, о котором никто, кроме троих присутствующих, доселе даже не подозревал.
        - РУМ!! Что ты наделал?!!!
        - Беги, моя маленькая Аллира, - грустно улыбнулся призрак, на мгновение коснувшись моей щеки. И этого движения на площади резко похолодало, а затем и выпал самый настоящий снег. - Я отдал тебе все, что мог. Всю свою прежнюю силу и даже то, чего не должен был касаться. Это - мое искупление, девочка. Я выбрал. Так что бери свои крылья и лети - ведь слова "не улетать" ты никому из них не давала.
        - Ру-у-ум!!!
        - Прощай, - тихо шепнул осиротевший воздух, когда мягкое сияние полностью угасло. - И помни: твоей матерью была не простая Аллира. Ее звали Миарисс... да, та самая Миарисс Ас Илт Миисса... ваши сказки не врут. И значит, на этом свете осталась еще одна Танцующая Луна... последняя... самая важная... это ты, Беатрис Ас Илт Миисса. . прощай.
        Под оглушительное молчание остолбеневших шаддаров он окончательно исчез, осыпавшись красивой горстью золотистых искр. Бесследно исчез, ушел, истратив до капли все, что ему было отпущено в этой, новой, такой нелегкой жизни. Он снова умер, рискнув всем ради того, чтобы я выжила, и отдав все, за счет чего мог существовать сам. После чего мне осталось только вскинуть голову к равнодушно выглянувшей, наконец, луне и, сглатывая соленые слезы, пронзительно закричать.

18.
        От боли и горечи у меня резко истончился голос и окончательно побелела кожа, глаза обрели холодный морозный блеск, пальцы сжались в кулаки. В груди стало так пусто, будто оттуда вырвали живое сердце, а вместо него подсадили маленький, неподвижный кусочек льда, который умел лишь одно - больно ранить своими острыми гранями.
        Я стояла, крепко зажмурившись и дрожа уже всем телом, не скрывая слез и не видя ничего вокруг. Стояла, окунув лицо в пробившийся сверху лунный свет, и властно взывала к помощи.
        От моего крика у шаддаров болезненно искривились лица. Они медленно отступали, зажимая руками чувствительные уши и стараясь даже краем не коснуться ослепительно белого инея, расползавшегося от меня во все стороны и намертво вымораживающего древние камни. От легкого касания Льда старые плиты начинали стремительно покрываться мелкими трещинами и крошиться, вокруг свирепо бушевал ураган, мгновенно уносящий эту пыль в необозримые дали. Подо мной уже образовалась глубокая воронка, из которой все быстрее испарялся твердый фундамент, а я все стояла, до боли сжав кулаки, и пронзительно кричала.
        Мне было плохо. Больно. У меня не хватало сил, чтобы выкрикнуть то, что я сейчас чувствовала. Но, пожалуй, этого и не требовалось - внезапно проснувшаяся магия истинной Аллиры лучше всяких слов говорила, насколько моя боль была сильна и всеобъемлюща. В этот момент я забыла про ноющую спину. Забыла про Ширру, который тоже меня предал. Про Леха и эльфов, которые, как оказалось, лучше многих знали, кто он и кто я, но все равно позволили привести нас сюда. И они... все они позволили смерти отобрать моего верного Рума.
        Я не заметила, как вдруг потяжелело пространство за моей спиной. Не поняла, что неожиданно выскользнула из одежды, будто дозревшая в коконе бабочка. Не обратила внимания, как эльфийский сайеши неожиданно сделался длиннее и плотнее, целомудренно укрыв мое изменившееся тело от нескромных взглядов пятящихся демонов. Мне стало неважным, что как-то по-особенному стал чувствоваться невидимый воздух. Что в нем вдруг откуда-то появилась твердая опора. Что мне так же резко стало легко дышать, а на спине, как раз между лопаток, где совсем недавно Рум заканчивал последние узелки на моей ауре, стремительно развернулись белоснежные полотна.
        Я судорожно сжала неистово сверкающую жемчужину, от которой во все стороны брызнул слепящий белый свет.
        - Трис... - неслышно охнул Ширра, отчего-то медленно оседая на землю.
        - Остановите ее! - отчаянно щурясь и пытаясь проломиться сквозь стену ветра, прорычал его отец.
        Но тщетно - я уже обрела равновесие и, яростно провернувшись на месте, так же резко оборвала горестную песнь по погибшему другу. От этого движения крылья за моей спиной громко хлопнули и отшвырнули мощную волну ледяного ветра. Затем хлопнули снова, исторгнув свирепую метель, от которой ближайших шаддаров буквально вынесло за пределы площади. Затем приподнялись, ловя лунный свет подобно лепесткам розы, и, наконец, уверенно нашли себе опору.
        Я только один раз взглянула на быстро удаляющий город, в котором все еще бушевала настоящая вьюга. Мельком увидела обледеневшую площадь, на которой только-только выходили из оцепенения крылатые демоны ночи; безошибочно отыскала согнувшегося, будто от боли, Ширру и холодно подумала, что ему, судя по всему, досталось больше всех - все-таки он стоял очень близко, когда я впервые в жизни взлетела. Но это не страшно - он невесть каким образом не только выжил, но уже почти пришел в себя. Даже глаза горят в темноте знакомым желтоватым светом, по которому я, собственно, и узнала его черное лицо среди многих других.
        Вокруг него кто-то бестолково суетился, тряс за плечи и о чем-то спрашивал. Его отец с ревом ломал наброшенные мной морозные цепи. Кто-то из самых смелых решительно поднялся следом за мной, но одиночек я не боялась - коротко обернувшись, тихонько дунула, и чернокожих смельчаков мгновенно вымело из поднебесья. Правда, разбиться насмерть я им тоже не позволила - у самой земли подхватила воздушной сетью, слегка придержала и лишь потом небрежно бросила. Больно, конечно, но не настолько, чтобы они покалечились.
        А Ширра все стоял и неотрывно смотрел.
        Я быстро отвернулась, чувствуя, как постепенно рвется моя связь с землей и как уверенно приходят в себя одураченные Румом шаддары. Как все с большей легкостью сбрасывают с себя морозные оковы, трясут головами, в ярости крутятся на месте, окончательно разрывая непрочные сети Льда. А затем, повинуясь бешеному рыку своего повелителя, огромной черной тучей взметываются в воздух в погоне за крохотной серебристой искоркой, которая посмела так их унизить.
        Я с надеждой вскинула голову и жадно уставилась на величественные снежные шапки двух сестер-близнецов: Летящие Пики были так близко, что, кажется, можно рукой достать. Но, вместе с тем, и так далеко, что я не знала, хватит ли у меня времени, чтобы успеть туда раньше шаддаров. Я молода, у меня много сил, мне очень многое отдал Рум, чтобы я хотя бы попыталась. Но мне никогда раньше не доводилось летать и, как ни печально, мои крылья только минуту назад впервые увидели лунный свет.
        Этого мало. Этого ничтожно мало для новорожденной бабочки. Мне бы еще пару дней или недель. Лучше - месяцев, чтобы они окончательно сформировались и перестали настойчиво толкать меня в спину. Но у Рума не было выбора, кроме как второпях закончить их узор и напитать собственной силой. И у меня не было иного пути, кроме как выхватить их из охраняющего кокона раньше времени и сразу дать непосильную нагрузку.
        Да, я лечу, вытянувшись белой стрелой параллельно земле и выставив перед собой истончившиеся кисти. Лечу так, как только успевают за мыслью мои первые крылья. Подо мной стремительно проносится земля, поразительно быстро проскакивают горные пики, холмы, леса, узкие ленточки рек. Подробностей не рассмотреть - я слишком быстра, но мне кажется, что редкая птица сумеет лететь так, как это делаю я. Да, мне некогда наслаждаться полетом - далеко за спиной уже слышится шум погони. Погони страшной и весьма многочисленной. Я вижу, с каким проворством несется мое тело в ночи, но откуда-то знаю, что они гораздо быстрее. И, чувствуя за спиной горящие взгляды, не сулящие ничего хорошего, я мчусь, я спешу, я неистово желаю уйти от настигающей погони... но, к сожалению, крылья слишком слабы, чтобы выдерживать мой вес слишком долго. Потому что я уже сейчас чувствую, как медленно пробирается в плечи усталость. Как коварным свинцом наливаются руки. Как все сильнее ноют мышцы, о существовании которых я прежде не подозревала.
        Летать - что впервые учиться ходить. Надо бы медленно, плавно, постепенно. Сперва держась за стену или сильную руку матери. Затем - больше, дальше, увереннее. Наконец, пытаться это сделать одной, начав с крохотного расстояния в три неимоверно долгих шага, сделать перерыв, а потом, не удержавшись, нелепо шлепнуться на пол, гордясь даже этой малостью. Но у меня нет сейчас времени учиться. У меня нет возможности делать все, как положено. Я не могу позволить себе роскошь расслабиться и упасть, потому что, скорее всего, разбиться о скалы внизу мне уже не дадут. А когда подхватят когтистыми руками, когда вернут и злорадно оскалятся прямо в лицо, второго такого шанса я уже не дождусь.
        О да. Моя маленькая уловка насчет "не уйду" уже ни с кем не сработает.
        А значит, я должна лететь и во что бы то ни стало добраться до спасительных Пиков, где еще живут мои сестры. Где еще есть светлые Жрицы, где меня пока не ждут и не знают, что я вообще проснулась, но где наверняка мне помогут и поддержат. Ведь мы - Аллиры. Повелительницы Бурь. Несущие Свет, перед которыми так искренне благоговеют эльфы. Не зря наглый гордец Беллри так мучился, когда понял, с кем столкнулся и кого так некрасиво обозвал "дрянью". Не зря у Шиалла дар речи пропал, когда я невежливо повелела им заткнуться и держаться от меня подальше. Кстати, они честно держались и старательно пытались не попадаться мне на глаза, потому что не Ширру они ТАК страшились. О нет. Наши скрытные остроухие друзья до ужаса боялись меня расстроить или рассердить.
        Эх... надо было мне раньше из них душу вытрясти. Может, тогда и не сунулась бы я в Иир? Да только зачем теперь сожалеть? Тем более, если я и так все выяснила? Разве что когда-нибудь потом отыскать этих молчунов и хорошенько проредить им роскошные шевелюры? Пожалуй, я оставлю эту разумную мысль неподалеку. Вдруг да выживу и вернусь?
        Опасливо скосив глаза, я тихонько ругнулась - мрачная черная туча настигала меня с ужасающей быстротой. А до спасительных вершин еще так далеко! Воздух тут гораздо суше, и дышать уже становится тяжело, и крылья с каждым мгновением тяжелеют, норовя не оттолкнуться от податливого воздуха, а просто лечь сверху и хоть немного передохнуть. Говорю же: рано мне было становиться бабочкой. Еще бы немного страшной гусеницей побыть... жаль, что не успела. Одно хорошо - все мои многочисленные маски, наконец, сошли с лица, перестав его уродовать и делать похожим на странноватую мозаику. Кожа осталась безупречно белой, подбородок больше не напоминал острый треугольник, скулы еще больше приподнялись и немного сгладились, глаза с прозрачными веками полностью обрели глубокую черноту, в которой серебристыми искрами горят узкие точки зрачков... у Ширры они всегда казались золотыми, но у меня почему-то такие. Может, это магия так пробивает себе дорогу наружу? У него - Огонь, а у меня - Лед? Не знаю. Будет когда-нибудь время - обязательно спрошу.
        А пока - лететь. Лететь, не смотреть вниз и держать высоту, чтобы не шмякнуться с размаху в какую-нибудь особенно высокую скалу. Ориентироваться в темноте меня никто не учил, планировать нет времени, а различать в этом мраке крохотные детали на далекой поверхности даже с помощью лунного света весьма затруднительно. Потому что в глазах уже начинает плавно темнеть, силы почти на исходе, руки ломит, спина почти рвется, а обильный пот так и норовит застелить все мутной пеленой.
        - Наш-ш-ша-а-а!!.. - многообещающе зашипел за спиной многоголосый хор. - Все равно-о-о ты наш-ш-а-а!!..
        Вздрогнув от неожиданности, я суматошно дернулась: как, уже?! Так близко?! Двуединый, до чего же они быстры!! Мне ни за что от них не оторваться! А хорошо бы, потому что, кажется, они совсем обезумели от ярости - если нагонят, сперва разорвут на куски и лишь потом сообразят, что в таком виде я никому, в общем-то, не нужна. И ни гроша уже не стою. Вот только не уверена, что сейчас до них достучится голос разума: Ширре в свое время пришлось здорово врезать по ОЧЕНЬ чувствительному месту, чтобы он хоть немного опомнился. А эти... боюсь, я при всем желании не успею двинуть в это самое место каждому.
        - С-с-сто-о-й!
        Ага, сейчас! Развернусь и руки раскину, с радостной улыбкой дожидаясь крепких дружеских объятий! Размечтались, крысодлаки летучие! Я лучше головой вниз, чем к вам на огонек!
        - С-с-стой! Лучше сама, не то...
        Напугали! - поморщилась я, из последних сил молотя крыльями влажный воздух. - Придумали же себе одну дурацкую маску и считают, что это меня впечатлит. Руки-крюки, морды ящиком, зубы настежь и хвост в руки... фи, какая бедная фантазия! Не знаю, зачем первый Шиир вообще превратился в такую страхолюдину, но его потомки отчего-то старательно придерживаются этого образа. Неужели, правда, нравится? Или просто инерция мышления? А может, в противовес своим вторым половинкам, решившим изобразить из себя этаких ангелочков с крыльями?
        Ну да. Возможно. С такими способностями, да не попробовать выглядеть лучше? Но тут уж, как говорится, кто во что горазд. Мне, например, достаточно и неказистой мордашки, чтобы чувствовать себя человеком, а они... сомневаюсь, что добровольное изгнание и жесткий договор о невмешательстве в дела смертных пошел им на пользу. Совсем одичали в своих горах. О приличиях позабыли. Только кровь и месть на уме, что у одних, что, вполне возможно, у других. Как только с ума не сошли? Хотя нет, не совсем так: эльфы время от времени все-таки видят кое-кого из шаддаров. И Ширру, вот, сразу узнали. Значит, не все они в затворники подались. Не все сиднями сидят в своем дурацком Иире и полируют когти в ожидании исполнения своих зловещих планов. Кто-то, выходит, еще выползает на разведку территории, понемногу общается, узнает последние новости, делится своими... причем, судя по тому, как вели себя Беллри с Шиаллом, шаддары, хоть и пугали их своим бешеным темпераментом, все же не вводили их в состояния непроходящего заикания. Иными словами, даже помня о том, что именно противоречия относительно остроухих и обычных
дери стали причиной кровавой вражды с Аллирами, чужих подданных демоны все же не трогали. Вернее, пока не опустились до того, чтобы рвать зубами при первой встрече. Хотя, возможно, во всем остальном не слишком церемонились.
        Я задумчиво прикусила губу.
        Но если так, то почему тогда Аллиры перестали покровительствовать тем, кого некогда создали... с помощью магии или еще каким путем... зачем-то ведь они отказались спускаться с гор? Беллри с таким сожалением говорил, что уже давно его народ не видел никого из Жриц! Неужели они отказались? Из-за Шииров? Просто охладели к своим творениям? Забыли? На что-то рассердились?
        Кто их теперь знает.
        Я в третий раз оглянулась и внутренне содрогнулась обнаружив преследователей не просто близко, а ужасающе рядом. Всего три корпуса осталось до первого их них! Так мало! Так ничтожно мало! Глаза горят торжеством, острые зубы сверкают отточенными кинжалами, когти выставлены вперед, крылья работают, будто заведенные... господи, что же делать?! Куда деваться, если до Пиков еще полчаса лета, лететь быстрее я просто не могу, а попадаться им в лапы будет сущим безумием?! Кричать? Да кто меня тут услышит? Попробовать взобраться выше? Нет, я и так еле держусь. Тогда что? Упасть? Что ж, как крайний вариант сгодится - лучше уж я никому не достанусь, чем всю жизнь проведу в прочных цепях из черного серебра. А мне бы все-таки хотелось еще пожить...
        Коротко выдохнув, я на мгновение зажмурилась и стряхнула с кончиков крыльев невидимую пыльцу. Так делает цветок, пытаясь сбросить излишне нахрапистую пчелку. Так сбрасывают бабочки со спины чересчур настойчивого ухажера. Так, наконец, отряхиваются большие кошки, вылезая из воды. И так, наверное, сделала бы настоящая Аллира, чтобы хоть ненадолго замедлить погоню.
        Я уже не видела, как мельчайшие пылинки, повинуясь короткому наговору, протянули друг к другу тончайшие ниточки; как сплелись вдруг в одно целое, соединились, будто нити одной невесомой паутины. По ним тот час же пробежали холодные искорки, заставившие насторожиться моих преследователей, но расстояние оказалось слишком мало - не успев замедлиться, сразу с десяток шаддаров на полном ходу влетели в эту наспех созданную ловушку.
        Признаюсь, на большее у меня просто не хватило сил - на короткий, но стремительный полет я истратила почти все, что сумел передать Рум. Меня и крылья-то держали с трудом, не говоря о том, чтобы пытаться творить по пути такую же вьюгу, которую удалось устроить в городе демонов. И жемчужина моя бессильно погасла, почти потеряв прежний небесный цвет. Жаль. Но даже гневно-испуганный рев, в котором отчетливо звучали отголоски немалой боли, пролился в мою душу целительным бальзамом: сработало! Пусть ненадолго, но все-таки сработало! Я снова смогла показать зубки и хоть на секунду создала за спиной веселую кучу-малу из столкнувшихся тел, захрустевших от натуги крыльев, злобно щелкающих пастей и выставленных наспех когтей.
        Не оборачиваясь, я стрелой промчалась мимо очередной вереницы скал, перелетала какое-то ОЧЕНЬ глубокое ущелье, с облегченным вздохом осознала, что мне это все-таки удалось, но потом услышала почти возле левого уха резкий хлопок и чуть не упала от неожиданности, сбитая мощной волной горячего воздуха.
        - Это было глупо, - сухо проинформировал Ширра, без труда обгоняя мои уставшие крылья.
        От внезапного испуга я шарахнулась в сторону и быстро ударила мгновенно отросшими когтями. Метилась не в лицо, конечно, а в гораздо более уязвимое крыло, которое на короткий миг оказалось ужасающе близко. Но он как почуял - резко свернул, с завидной легкостью набрал высоту и, на долгую секунду задержавшись, тяжелым ястребом рухнул вниз.
        У меня непроизвольно вырвался горестный стон, когда массивное тело боевым снарядом пронзило низкие тучи и всем весом нацелилось на мои несчастные плечи. Если мы столкнемся на такой скорости, если он зацепит меня хотя бы краем, я просто не удержусь - моментально переломаю все кости и камнем полечу вниз. Правда, если иного выхода не будет, я могу попытаться и его с собой утянуть... но он так огромен, настолько силен и быстр, что я могу и не успеть. Хотя, если вцепиться руками, ногами и зубами, может, что-то и получится? В таких расстроенных чувствах меня от него не сумеет оторвать даже Двуединый, и тогда падать нам на скалы вместе.
        "Впрочем, - подумала я, пристально следя за его крепким телом, - быть может, это даже к лучшему?"
        В последний момент Ширра так же резко свернул, будто прочитав по глазам, на какое безумие я едва не решилась. Заложил сумасшедший вираж, с явной натугой погасил скорость и, отвернув широкое крыло, промчался мимо. У меня, приготовившейся к самому худшему, вырвался почти искренний, разочарованный вздох - жаль. Уж я бы не отцепилась от него до самой земли. А то еще и постаралась бы оказаться при падении сверху. Чем демон не шутит? Вдруг бы мне повезло?
        - Аа-у-р-р! - с сожалением взвыли со спины шаддары.
        Но мне уже было не до них - с беспокойством следя за густыми облаками, я изо всех сил летела к намеченной цели - к еще одному развернувшемуся ущелью. Огромному, гигантскому, поистине великому в своей непередаваемой мощи. Если бы туда низвергался тяжелый водопад, разбрызгивая радужные водяные капли и вздымая мокрые бока на эту недосягаемую высоту, думаю, прекраснее и, одновременно, ужаснее зрелища было бы трудно вообразить.
        Однако водопада там, к сожалению, не оказалось - только голые камни, отвесные скалы, угрожающе топорщащиеся на крутых склонах острые грани и туман... густой серый туман, клубящийся далеко внизу и прячущий под собой невероятно далекое дно. По одну сторону ущелья застыл громадный утес, вылепленный, кажется, из черного гранита... или базальта? Не знаю, я плохо понимаю в камнях. Но мне достаточно видеть его глубокий черный цвет, чтобы в ночи принять эту громадину за глыбу чистого мрака. Вдоль бесконечного черного бока змеится почти такое же бесконечное ущелье, на котором не видно ни одного моста. А по другую сторону, торжественно сверкая чистыми снегами и словно красуясь густой снежной шапкой стояла еще одна стена - величественная и никем непокоренная.
        Я с усталой улыбкой обернулась: да, я все-таки увидела вблизи Летящие Пики. Этих двух сестер, о которых сложено в наших народах так много легенд. Говорят, именно отсюда начиналась история Крылатых. Здесь когда-то они появились на свет и здесь же испокон веков с почетом хоронили своих мертвых. Я всегда мечтала увидеть их с такой высоты. Я так часто видела эти дивные горы во снах. Я почти узнаю их очертания и, не имея больше сил бежать, постепенно замедляюсь, не в силах побороть благоговение и искренний восторг.
        Прекрасные горы. Великие. Древние. Мои родные горы, которые я хотя бы сейчас смогла, наконец, увидеть. Жаль, что так поздно. Жаль, что так нелепо. До смерти жаль, что в первый и в последний раз, потому вот оно - Ущелье Потерянных Душ. То самое, бесконечное, неодолимое и туманное. Говорят, у него на самом деле нет никакого дна. Говорят, оно не заканчивается на земле, а уходит глубоко вниз, до самого Мира Теней или даже глубже.
        Глупость, конечно, но сейчас, глядя на медленно плывущие подо мной языки серого тумана, в это почему-то легко поверить.
        Возможно, здесь - действительно неплохое место, чтобы встретить свое последнее полнолуние. Возможно, я не зря сюда так стремилась и так отчаянно тратила силы. Я чувствую, что мое время скоро придет. Знаю, что сегодня луна, вопреки всему, все-таки станет полной. И верю, что она это сделает исключительно ради меня.
        С мягкой улыбкой и спокойным лицом останавливаюсь и медленно поворачиваюсь, ожидая всего чего угодно - от победной ухмылки до прямого удара в лицо. Так же медленно открываю глаза, делаю глубокий вдох, потому что мне стало просто все равно. Долго смотрю на чернокожих преследователей, но они отчего-то не двигаются. Висят в пустоте на едва шевелящихся крыльях, тихо шипят от злости, но почему-то не рискуют пересечь гигантское ущелье. Даже ради меня. И Ширра, замерев впереди остальных, отчего-то не рискует тоже.
        Странно. Но я не вижу на их лицах ни капли страха. Ни раскаяния, ни боли, ни торжества. Только бесконечное разочарование и бессильная злость в пылающих глазах. Мучительное колебание. Сомнение. Нетерпение и вопрос. Но приказа, который они все так жадно ждали, почему-то до сих пор не последовало: поджав губы, Ширра со странным выражением смотрел за мою спину и упорно молчал.
        Я непонимающе моргнула. Что такое? Отчего ты остановился, мой преданный враг? Что вынудило тебя прекратить погоню? И почему ты смотришь вдаль так, будто видишь там собственную смерть?
        Торопливый шелест крыльев стал мне ответом на этот вопрос. А затем и легкий порыв прохладного ветра, обдувший лицо и красноречиво подсказавший, что я больше не одна.
        - Сестра?! - прерывисто пропел чей-то чистый голос из-за спины. - Сестра?! Что ты тут делаешь?!
        Я вздрогнула, узнавая перезвон эльфийских колокольчиков, и едва не упала, когда прямо передо мной с высоты упало стройное создание с парой изящных крыльев и удивительно светлой кожей небесной нимфы. Нет, по прошествии пары мгновений я ее, конечно, узнала и поняла, что случилось. Но в самый первый миг, признаться, мне стало здорово не по себе, потому что, готовясь к смерти, я как-то подзабыла, что кроме Двуединого и его ангелов поблизости есть куда более приземленные создания.
        - Кто ты, сестра? - изумленно отпрянула крылатая девушка, поняв, что мы незнакомы.
        Я не расслышала - все это время жадно рассматривала ее тоненькую, словно выточенную изо льда, фигурку. Поразительно маленькие стопы, крохотные пальчики, совсем уж миниатюрные крылья, которые стрекотали полупрозрачными ленточками у нее за спиной. Ее идеальное личико, немного кукольное, но все равно - невероятно красивое. Крупные черные глаза, почти такие, как у меня в человеческом облике. Узкие плечи, тонкие запястья, завидную талию и крохотный плащик-сайеши, укутывающий ее тело от нежного гора до середины стройных бедер. Под острым подбородком - крохотная золотая фибула, ярко горящая призрачным голубоватым светом... вот для кого, выходит, эльфийские мастерицы с таким тщанием ткали эти необычные изделия... она была вся настолько хрупкой, такой маленькой и невесомой, что я враз показалась себе здоровенной и неуклюжей матроной, вздумавшей соревноваться в изяществе с эльфийской принцессой.
        Наверное, все это отразилось на моем лице и невольном тоскливом вздохе, потому что неожиданно губы незнакомой Аллиры задрожали, глаза распахнулись на всю ширину, показывая полное отсутствие белков, ее крылышки испуганно затрепетали, а потом она неслышно выдохнула:
        - Госпожа...
        И вдруг согнулась в благоговейном поклоне.
        Честно сказать, я во второй раз опешила, поскольку совсем не ждала, что меня узнают и признают. Не то, что примут без оговорок. Все-таки три тысячи лет прошло, как меня в последний раз тут видели. Или двадцать? Совсем я запуталась с этими цифрами. Конечно, Миарисс владела какой-то магией, я это, в общем-то тоже немного умею, но такое... или все-таки есть доля правды в легенде о Падшем, и моя мать на самом деле правила этой частью Народа?
        Однако задать вслух важный вопрос я не успела - сверху донесся новый шелест, испуганно-гневный вздох, грозный клекот, будто с блистающей горы сюда проворно слетались крупные птицы. Шаддары дружно щелкнули зубами и немного подались назад. А потом ночь вокруг нас словно расцвела, потому что на мой неслышный зов одной большой стаей слетелось сразу несколько сотен белокрылых и белокожих дев.
        Они не были похожи друг на друга, они не походили в точности даже на меня, не говоря уж о том, чтобы соответствовать (хотя бы частично) изображению на виденной мною картине. Да, у них тоже были крылья, да, у них светлая кожа. Да, они носили длинные волосы и все, как одна, имели бездонные, непроницаемо черные, жутковато большие, как у Шииров, глаза. Но на этом сходство практически и заканчивалось: одни девушки казались гораздо старше, других я иначе, как женщинами, назвать просто не могла, третьи казались совсем девчонками, как та, первая, которая меня встретила над Ущельем. У кого-то волосы были цвета расплавленного серебра, у кого-то носили отчетливые золотистый оттенок. У двоих они заметно отливали медью, а одна из тех, кто постарше, рискнула даже отрастить себе пепельно-серую гриву. Причесок нет, большинство предпочло забрать длинные пряди в подобие кос, кто-то, напротив, распустил их по плечам. Многие были облачены длинные бесформенные хламиды из уже знакомых мне сайеши, но несколько десятков самых крупных (даже немного крупнее меня) дев с гордостью носили некое подобие брони, причудливо
сплетенных в какие-то странные кольчуги, кое-где оставляющие тело открытым... причем в таких местах, которые я даже Ширре стеснялась демонстрировать... а во всем остальном наглухо укрывающие нежную кожу мягко мерцающим блеском лунного серебра. Правда, это было не совсем оно, я такого металла вообще не знаю, но, думаю, даже шаддарам придется постараться, чтобы рассечь эту броню своими жуткими когтями.
        Единственное, что у Аллир было по-настоящему общим, так это оружие: у каждой в руках блистал длинный серебристый меч из того странного сплава, что и доспехи. Обоюдоострый, слегка загнутый на конце, с простой, но удобной рукоятью; явно с примесью лунного серебра; не слишком тяжелый, но достаточно прочный, чтобы не переломиться от удара о каменную кожу демона. К слову сказать, шаддары, которым эти игрушки были просто напросто не нужны, посматривали на них с той стороны Ущелья с плохо скрываемым презрением.
        Но, как бы там ни было, едва узрев цвет моих глаз и слабое сияние из-под сайеши риалла, вокруг мгновенно стало тесно - меня плотно окружили, закрыли своими телами от отчетливо скрежетнувших зубами демонов и очень вежливо оттеснили.
        - Мое почтение, Госпожа, - тонко пропела закованная в доспехи девица, подхватывая меня под локоть. И вовремя - еще немного, и мне пришлось бы некрасиво упасть в обморок. - Мы долго ждали вас, надеясь каждый день на чудо. И как только увидели над Ииром ваш знак, немедленно поспешили навстречу.
        - Госпожа... - уважительно наклонили головы остальные.
        - Наше почтение...
        - Приветствуем...
        - Мы почти потеряли надежду...
        - Э... спасибо, - неуверенно оглянулась я, но, против ожиданий, Шииры так и не надумали напасть. Правда, и уходить, судя по всему, никуда не собирались.
        - Не волнуйтесь, они не нападут, - усмехнувшись, сказала моя сопровождающая. - По крайней мере, сейчас. Полночь - не их время, они не рискнут пробовать нас на прочность прямо сейчас. Если, конечно, в их головах осталась хоть одна капля разума.
        - Почему?
        - Потому что их мало, - победно улыбнулась девушка и выразительно покосилась на притороченный к поясу меч.
        Я снова беспокойно огляделась, но почти сразу поняла - так и есть. Шаддары, при всей своей силы и несомненной грозности, оказались в меньшинстве. Воинственных девушек было почти в два раза больше. Просто они казались меньше и скромнее в размерах, гораздо более изящными и воздушными. Невесомыми и с виду неопасными противницами. Не смотря даже на то, то от их легких тел ночь осветилась, будто днем, а вдоль Ущелья не осталось даже крохотного местечка, где не появилась бы, красноречиво поигрывая оружием, крылатая воинственная красавица. Однако, если учесть, что каждая из них не один десяток (или, может, сотню?) лет провела на границе, старательно следя за тем, чтобы та не нарушалась, а при каждом удобном случае еще и ввязываясь в скоротечную схватку... мне разом стало понятно, отчего Ширра все еще колеблется и не решается отдать очевидный приказ.
        - Мы сомнем их, - уверенно отозвалась вторая девушка в латах, угрожающе сузив глаза. - Не в первый и не в последний раз. Если они только сунутся на нашу территорию, мигом получат меж рогов... жалкие бесхвостые мыши!
        - Тише, Мира, тише, - поморщилась женщина постарше, но такая же ладная и изящная, как молодая соседка. Морщин у нее, разумеется, не было, но глаза... другие они были. Глубокие и, мне показалось, мудрые. - Шаддаров не стоит злить, дитя, даже имея троекратное преимущество. Гнев дает им силы. Ярость подпитывает их тела. Незачем дразнить спящего дракона, когда у тебя под рукой нет скалы, которую можно в одно мгновение обрушить ему на голову.
        - У нас теперь есть Госпожа! - победно улыбнулась девушка. - Тебе ли не знать, Гаори, что это означает?!
        - Госпожа устала и ослабла, - охладила пыл молодежи Гаори, властно кивнула, чтобы все расступились, дав ей место, после чего повернулась ко мне и сочувственно улыбнулась. - Мне жаль, что тебе пришлось вступить с шаддарами в бой, когда наш народ был так далеко. Жаль, что ты пострадала и потеряла много сил. Мы видели зарево Вьюги, ощутили твою боль и сразу поспешили навстречу, но успели только слететь с Пика, как Лаура заметила твой слабый след. Хорошо, что ты успела добраться до Границы, Госпожа Беатрис. Через Ущелье шаддарам запрещено заходить, иначе - смерть. Скоро твои силы восстановятся, и ты сможешь отомстить за то, как с тобой обошлись. Но... как же так вышло, Госпожа, что ты не почувствовала нашего зова и попала прямиком в Иир?! Как эти исчадия сумели тебя обмануть?!
        Я моментально помрачнела.
        - Так вышло.
        "По глупости и чьей-то излишней доверчивости!"
        - Хранитель при тебе? - совсем другим тоном осведомилась Гаори.
        - Нет, - буркнула я, став совсем мрачной: кажется, эта тетка отлично знала, кем и чем был для меня Рум. - Вернулся к Теням.
        - Разорвал Оковы?! - громко ахнул кто-то. - Неужели этот предатель сумел обойти наговор на смерть?!!
        - Нет! - неожиданно рявкнула я, разворачиваясь и взглядом ища ту, что посмела оскорбить моего лучшего друга. Нашла. Зло прищурила глаза. Секунду изучала красивое лицо под густой шапкой медных волос, а потом тихо сказала: - Он отдал эти оковы мне. Целиком. Вместе с вашим наговором и самим посмертием. Вместе с прежней силой и тем даром, которым когда-то владел при жизни. Если бы не это, я бы не ушла из Иира. И если бы не он, у меня еще две луны не отросли бы крылья. Поэтому если кто-нибудь еще раз некрасиво отзовется о Руме, я лично отверну этой грымзе голову и брошу вон тем Шиирам. В качестве развлечения. Это понятно?
        - Д-да, Госпожа, простите, - судорожно сглотнула рыжеволоска и поспешила затеряться в толпе. Остальные пугливо подались в стороны, моментально примолкнув.
        Я медленно обвела глазами недоумевающие и озадаченные лица вокруг. Аллиры... древняя, когда-то великая, разумная и мудрая раса. Половинка некогда великого и единого народа. Они едва ли первыми пришли в этот мир, когда он был еще очень юн. Они взрастили эти леса. Создали эти горы. Магией своей напоили реки чистейшей водой и дали миру то, чем он и по сей день прекрасен и неповторим - они дали ему первые зародыши новой жизни. Мужчины, отлично понимающие Огонь и ведающие Землю, заново разделили равнины. Подняли горы, опустили низины, сравняли холмы и наполнили озера влагой. Женщины охотно играли с погодой, по желанию творя бури и грозы, смеясь под тугими струями воды и заставляя освеженную землю очнуться от долгого сна, встряхнуться, дать молодые побеги и корни. Они были едины с природой. Чувствовали ее. Любили. Лелеяли и трепетно заботились, как только могут заботиться о ласковой матери подросшие дети.
        Как же так вышло, что, радея за перемены, они не нашли между собой общего языка? Как получилось, что глупый спор с временем перерос в настоящую свару, а затем - и в кровопролитную войну? Разве так много было нужно, чтобы достичь согласия? Разве не одного и того же добивались они, помогая заселить пустые земли своими смертными детьми? Разве так трудно оказалось признать свои ошибки и вместе исправить былую оплошность?
        Видимо, да.
        Вот только, если среди людей такой спор заканчивается битой посудой и недельным молчанием, среди могущественных почти богов он затянулся на долгие, долгие годы. А потом привел к тому, что вместо одного народа в Мглистых Горах появилось два - одиноких, неполноценных, озлобленных и неспособных на перемирие. Слово за словом, обида за обидой, непонимание, зависть, раздражение, злоба... оказывается, как мало нам надо, чтобы возненавидеть некогда близких людей! Неловко брошенный упрек, ответная сухая фраза, скупое сочувствие и - готово! Даже великие не сумели противостоять этим смертным грехам!
        За века они разрушили многое из того, что было построено прежде. Забыли о том, для чего были призваны. Оставили свои города, забросили старые дела, им не стало дела даже до созданных и любовно взращенных дери, из-за которых и разгорелся этот нелепый спор. Люди... эльфы... гномы... все мы - некогда любимые, а теперь - заброшенные дети тех, прежних Крылатых. Когда-то они помогали нам. Вели. Подсказывали и с затаенной гордостью следили за своими успехами. Земля цвела и пела. Холмы зеленели и росли. Звенели ручьи, полнился птицами лес, и мы с благодарностью смотрели на Летящие Пики, понимая, что многим обязаны его бессмертным обитателям.
        Теперь этого нет.
        То, что построено, оказалось в руинах. То, что росло, давно не дает никаких всходов. То, что жило и радовалось, больше никогда не откроет солнцу свой невинный лик. Земля впервые узнала, что такое свирепый пожар магии. Реки впервые надолго сковало льдом. Пылали души. Горели леса. Холодели сердца и черствели под слоем подозрительности лица.
        Они слишком поздно остановились - только дойдя до края и едва не упав в пропасть, только обратившись к запретному знанию и подняв из могил мертвецов... ценой сотен и тысяч собственных жизней и жизней своих погибающих творений... после боли и крови... бегства и предательства... почти полного уничтожения своей колыбели - Шаиира, обращения в жалкие развалины Ледяных Чертогов... только тогда они на время остановились. Опомнились, огляделись, с горечью признали, что не сумели ничего доказать. А потом разошлись по своим убежищам - скорбеть по погибшим, хоронить павших, жалеть об утраченном и смутно надеяться, что когда-нибудь придет время возрождения.
        Они ничего не забыли, нет! - вот что я увидела в череде одинаково черных лиц. Ни некогда прелестные девы, ни одичавшие без женской ласки мужи. Никто не забыл тех смертей. Никто не простил совершенного предательства. Они всего лишь терпеливо ждали, пока качнется чаша весов, и старательно блюли шаткое равновесие, пока в том была необходимость. Пока белокрылые Аллиры были слишком слабы без своей королевы и ее могучего амулета... того самого, что был много веков назад утерян, а потом случайно обнаружился в королевской сокровищнице... тот самый, так мирно покачивался теперь на моей шее... а шаддары - слишком малочисленны, чтобы повторно рисковать соваться в Ледяные Чертоги без приглашения.
        И так было ровно до этого дня.
        Я видела, как горят торжеством души стоящих вокруг женщин. Как теплится в них надежда, что с возвращением магии это долгое противостояние, наконец, закончится. Как мрачно прикидывают свои шансы шаддары и остро жалеют, что в самый последний момент упустили столь дивную возможность навсегда подрубить своим прекрасным соперницам крылья. Аллиры ждали только меня. Меня и мой Белый, переполненной древней мощью покоренного Льда, Риалл, чтобы нанести по давним врагам сокрушительный удар. Их больше, их в несколько раз больше, и по силе эти хрупкие создания мало в чем уступят своим громогласным противникам. А если в чем и уступят, то с лихвой компенсируют эту разницу скоростью, маневренностью и больно жалящими мечами, с которыми, надо думать, научились неплохо обращаться. Они вернули себе потерянное преимущество, вернули утраченную королеву, смогли дождаться, пока ее крылья не выросли, а чудом найденный амулет не отыскал себе новую хозяйку. Они почти счастливы, что моя судьба так странно сложилась, Ширра так и не сумел заполучить себе знаменитый, без вести пропавший после смерти Миарисс, но теперь
вернувшийся в мир Белый Риалл, за которым так долго охотился. Всего за одну ночь они стали почти вдвое сильнее... в то время, как шаддары уже старательно размышляют над тем, как бы свести на нет это неожиданное преимущество, а потом, не теряя времени даром, одним махом добить эту надоедливую белобрысую мелюзгу.
        Что и говорить: один народ, одни мысли, одни планы. Но в каждом их этих планов мелькала лишь одна фигура - я. И я, читая сейчас эти переполненные ненавистью души, лихорадочно пыталась хоть что-то предпринять.
        Что будет, если я приму старые правила и уйду вместе с новообретенными сестрами в далекие и безопасные Ледяные Чертоги? Что случится, если Шииры сейчас отступятся и на время оставят нас в покое? Долго ли продлится это вынужденное перемирие, наполненное новым ожиданием и далеко идущими планами?
        Не уверена.
        Скорее всего, как только я восстановлюсь и окрепну, как только полностью освою силу Риалла, эта белокрылая братия немедленно начнет готовить и осуществлять былую идею: отомстить. А шаддары, совершенно не горя желанием дожидаться моего настоящего взросления, приложат все усилия, чтобы этому помешать. И значит, у меня не будет ни дня, ни часа, ни минуты покоя без нервного ожидания их торжествующего рева под окнами собственных покоев. Значит, насколько я вообще понимаю эти души, у нас не просто не будет короткой передышки, а, вполне вероятно, буквально завтра же Ширра приведет своих демонов к Ледяным Чертогам, чтобы как можно раньше, как можно быстрее и жестче избавиться от такой занозы, какой могу стать я в этой бесконечной войне.
        Но разве этого хотел от меня Рум?
        Разве для того привел в Мглистые Горы?
        Разве ТАКОГО он хотел для СВОЕГО... нет, НАШЕГО Народа, когда отдавал мне последние крохи своей нерадостной жизни?!! И для того сделал все, чтобы я обрела крылья и сумела взглянуть на Летящие Пики совсем с другой высоты? В конце концов, ради для такого будущего судьба мне позволила расти вдалеке от этого ужаса?
        Я крепко зажмурилась, торопливо изгоняя из головы чужие мысли и ненужные желания. До боли сжала кулаки. Глубоко вздохнула. Наконец, решительно повернулась, еще раз оглядела все вокруг и...
        Под испуганный вздох своих неслучившихся сестер взмыла под темные небеса.
        - Ширра! - позвала, страстно надеясь, что не делаю очередную глупость. - Варротен Тер Ин Са Шираккх! Отзовись! Я хочу говорить с тобой!

19.
        Конечно, нелегко удерживаться в воздухе на подрагивающих от слабости крыльях, когда совсем недавно пришлось заморозить половину Мертвых Пустошей, подняться на умопомрачительную высоту, лишиться сразу двух близких существ, обрести крылья, пролететь через целую прорву скал и оврагов. Каким-то чудом не упасть, не напороться на утесы, справиться с ветром и в последний миг уйти от погони, чтобы встретить тех, кого совсем не ждала... а теперь снова покидать безопасные Пики, чтобы в одиночестве требовать встречи со своим заклятым... кем? Другом? Врагом? Демоном?
        - Госпожа!!! - в ужасе вскрикнули мои белокожие сестры и в едином порыве ринулись следом.
        Да, я сильно ослабла и едва могла держаться в воздухе прямо, но на одно движение ладони меня еще хватило - навстречу Аллирам ударил сильный порыв ветра, опасно выгнул радужные крылья и, предупреждающе взвыв, заставил их с проклятиями опуститься на прежнюю высоту.
        - Госпожа!!
        Я нетерпеливо повернулась к шаддарам.
        - Варротен?
        - Я здесь, - среди черного моря колыхающихся голов произошло какое-то движение. Кто-то сердито рыкнул, кто-то негромко застонал, баюкая поврежденную конечность. Кому-то пришлось отступить. Кто-то неодобрительно заворчал. Но остановить сына своего повелителя они не смогли - рывком провернувшись и резко избавившись от многочисленных цепких рук, Ширра черной тенью взметнулся вверх и в два коротких взмаха оказался рядом.
        Все такой же крупный, массивный, как скала. Излучающий нечеловеческую мощь и удивительную силу. Он больше не носил так полюбившийся мне облик. В нем ничего не осталось прежнего, кроме черного цвета кожи и этих бездонных, мягко мерцающих, поразительно черных глаз, на дне которых тихонько тлели отголоски его странной магии. Но все же это был Ширра. Даже пусть с крыльями, больше подошедшими бы гигантской летучей мыши. С когтями и чересчур длинными зубами, которые, кажется, он постарался немного скрыть. С ужасающе крепкими мышцами и новым, волнующим, жутковатым, но все еще смутно знакомым голосом, в котором, как и прежде, слышалось ровное бархатистое рычание.
        Я на какое-то время замерла, ощущая идущий от него жар и, как раньше, утопая в его необычных глазах. Растерялась, забылась, расслабилась, как всегда бывало, потому что все-таки есть в нем нечто такое, от чего меня порой бросает то в жар, то в холод. Какая-то непонятная грация, завораживающая мощь, непередаваемая красота совершенного зверя, воплотившаяся в его облике от кончиков крыльев до острых, загнутых внутрь когтей. Она всегда меня поражала. Всегда заставляла замирать. А теперь, когда он оказался так близко, и вовсе едва не скинула вниз.
        - Я пришел, - хрипло напомнил шаддар, когда молчание несколько затянулось.
        Я вздрогнула и поспешно отвела глаза: нет, это больше не Ширра. В нем слишком мало осталось от того Ширры, который сопровождал меня через половину Симпала. Теперь он просто демон. Шиир. Крылатый. И, наверное, тот самый кровный враг, к которому мне никак нельзя даже приближаться. А имя ему - Варротен. Варротен Тер Ин Са Ширракх. Сын короля шаддаров, достойный наследник Иира и внук его прежнего Повелителя - Ромуарда Тер Ис Са Ширракх. Моего Рума. Маленького, скрытного, ворчливого, все еще горячо любимого и, увы, бесследно пропавшего духа.
        - Так что ты хотела? - негромко осведомился он, одновременно делая властный жест, по которому гневно дернувшиеся шаддары с ворчанием опустили встопорщенные крылья.
        - Тебе не надоела эта война? - мельком покосилась я на застывших напротив Аллир. Не бросились? Не сорвались? Вроде нет. Тоже стоят, сдерживают себя и выжидательно смотрят, готовые примчаться по первому же зову. Не доверяют, разумеется, шаддарам ни на грош, но все-таки я не зря их напугала - думаю, без приказа не сойдут с места. - Не надоело быть охотником? Или, наоборот, жертвой? Тебе не кажется, что все это - глупо и как-то... мелко?
        - Нет.
        Быстро. Твердо. Уверенно.
        - Хороший ответ, - поморщилась я. - Как раз в духе шаддара. Дескать, мы правы, потому что правы всегда... скажи, что вам надо? Признание, что вы были умнее и дальновиднее? Извинения? Согласие? Сожаление о совершенных ошибках?
        Он промолчал. Только глаза сверкнули мрачным огнем, да громадные кулаки чуть дрогнули. Но не больше.
        - Хорошо, - вздохнула я, с трудом балансируя на потрепанных крыльях. - Хочешь, я извинюсь за них и скажу, что все это - наша большая ошибка? Хочешь, прокричу на весь Иир и даже повторю перед твоим отцом? Повинюсь за то, что мы наделали, за все оскорбления, что были нанесены, и жизни, что были впустую потрачены?
        - Это ничего не изменит.
        - Конечно, нет! - разозлилась я на его равнодушие. - Но если ты считаешь, что лучше продолжать истреблять друг друга до последнего человека, считаться обидами и получать наслаждение, вырывая друг у друга глотки... то ты просто дурак!
        Шиир сузил глаза и беспокойно повел плечами.
        - Это все, что ты хотела сказать?
        - Нет! Я забыла упомянуть, что ты - ловкий, скрытный, двуличный и лицемерный мерзавец, у которого хватило совести лгать мне в глаза и делать вид, что все прекрасно и замечательно! У которого с самого начала были намерения избавить этот мир от одной его недогадливой обитательницы, но без которой (ах, несчастье) ему не удалось бы добыть для своего великого народа ценнейший артефакт! А чтобы она, эта неразумная дочь твоего недалекого предка, не сомневалась или, чего доброго, не сбежала с полпути, искусно прикидывался белым... в смысле, черным и пушистым, да еще по морде за это ни разу не получил!! Паленый кот, которого я зря выпустила из клетки! Недожаренный нелюдь, чью проеденную молью шкуру надо было оставить на сувениры незабвенному господину Риглу... мир его праху... или, что еще лучше, удавить на главной площади Тирилона и прибить снизу табличку с надписью: "пережиток прошлого". А еще добавить сверху слово "нежить", и тогда картинка будет самая та! Потому что ты словно мертвый! Голодный, сухой и безжалостный... впрочем, нет, прости. Ты просто-напросто демон. Жалкая тень настоящего оберона.
Потому что он хотя бы жрет свои жертвы, а ты... - у меня отчего-то сорвался голос. - Ты их хоронишь заживо.
        Он со стуком сомкнул тяжелые челюсти, но ни слова в ответ я опять не услышала. Думала, просто отвернется и вернется к своим, но нет - он зачем-то все еще был рядом. Хотя, наверное, зря? Что еще ему можно сказать?
        - Как ты меня нашел в Ларессе? - неожиданно спросила я, когда он действительно повернулся спиной.
        Шаддар замер на секунду, но потом неохотно ответил:
        - Я тебя не искал.
        - За риаллом пришел?
        - Да. А на тебя в сокровищнице наткнулся случайно.
        - Ну-ну, - хмыкнула я, против воли заинтересовавшись. - Значит, королевских крысодлаков в подвале сожрал тоже ты?
        Вот теперь он, наконец, очнулся - рыкнул, рявкнул, молниеносно повернулся ко мне лицом и свирепо выдохнул:
        - Убил! Я их просто убил!
        - Угу. Я верю. И крысок на том чердаке ты тоже не трогал... потом, значит, закопал в золотишке, процокал когтями в заветную комнатку, сдуру цапнул... больно было, наверное?
        Он громко щелкнул разом удлинившимися зубами, и мне сразу стало ясно - весьма больно. Потому что в противном случае он бы не набросился на меня так вот сразу. И не очнулся от бешенства только тогда, когда в замочной скважине заскребся ключ.
        - Это что, все шаддары такие? Сперва бесятся, орут и машут крыльями, а только потом начинают думать? Почему вы не умеете себя сдерживать? Почему перестали отказывать себе в этом праве? Раньше вы такими не были - я видела прошлое!
        - Тебе не понять, - глухо рыкнул Шиир.
        - Ну, конечно. Как же могу понять! - ядовито отозвалась я. - Я же Аллира! Белая смерть! Ужас в коротком сайеши и подлая предательница, которая зачем-то сунулась спасать одного неразумного шаддара... ладно, хватит. Я отлично тебя поняла. Ничего в этой жизни менять ты не намерен. Прощать попросту не хочешь, да и не умеешь. С отцом спорить и что-то выяснять не осмелишься, а во всем остальном предпочтешь действовать по накатанной, как всегда было, потому на самом деле ничего иного не знаешь и знать не желаешь.
        - Отец слишком упрям...
        - Ты тоже.
        - Ты не понимаешь...
        - Так объясни! - снова вспылила я. - Ты демон или палка для выбивания пыли?! Можешь хоть попытаться это остановить?! Сделать хоть что-то, чтобы наш народ не вымер, а легенда о Крылатых не стала по-настоящему сказкой?!!
        Он странно прикусил губу, а потом медленно отдалился.
        - Что?! - рявкнула я, чувствуя, как теряется нить понимания.
        - Нет, Трис, - тихо сказал, постепенно удаляясь все дальше. - Этого не изменишь. Шаддары никогда не пойдут на сделку с Аллирами. Это закон. Такого просто не будет. Ни мира. Ни братства. Ни прощения. Никогда. А война, как бы ты ни хотела, закончится лишь в одном случае - с гибелью: нашей... или же вашей. Это как получится.
        - Тогда убей меня сейчас, чтоб не мучиться! - гневно выдохнула я, не имея больше сил спорить. - Убей! Ты же можешь! Это будет так просто!! А? Давай, не тяни, пока мои сестры далеко - один взмах рукой, прыжок и все! Забирай потом риалл, гордись победой и наслаждайся заслуженными лаврами! Я одна, Шиир! Я даже сопротивляться не стану! А после моей смерти вы навсегда забудете об Аллирах вообще! Потому что они больше просто не рискнут вас потревожить!! Ну же!! Это ведь так легко!!!
        - Потрясающе легко! - сильным басом согласились небеса и, надвое разорвавшись, выпустили из низких туч массивное, будто в металле отлитое тело. Король шаддаров победно оскалился и, замахнувшись, швырнул вниз тяжелое, раздвоенное на конце копье, поблескивающее матовым отливом знаменитого черного серебра. - Молодец, сын! Ты дал мне вполне достаточно времени для маневра!
        У меня что-то противно сжалось в груди: о боже, так вот зачем он согласился на этот нелепый разговор - просто тянул время! Цедил слова сквозь зубы, сдерживался, стоял... лишь для того, чтобы пролетевший над тучами родич обманул бдительных, но сейчас - пристально наблюдающих совсем за другим Алиир и совершил единственный, мощный, но такой важный бросок. Кажется, я правильно подумала, что он не станет откладывать, и, воспользовавшись моментом, раз и навсегда закроет эту страницу истории. Легкую, побелевшую от внезапного понимания и тоскливо отвернувшуюся страницу по имени Беатрис Ас Илт Миисса.
        Наверное, я могла бы еще увернуться. Наверное, могла бы попытаться ответить - прыгнув в последнем усилии к Ширре, вонзив когти в его спину, вцепившись зубами в неподатливое горло, чтобы торопливо рвать, рвать и рвать его заживо до тех пор, пока сильные руки и черное серебро не заставили бы меня рухнуть на скалы. Наверное, это было бы разумно... но я не стала: зачем? Просто очередное предательство и моя самая последняя глупость. Прав был Рум - Шиирам нельзя верить, да только я до последнего надеялась, что смогу хоть что-то изменить. Уговорить его, уломать, заставить, наконец. А он и сейчас как нерушимая скала - такой же бесстрастный, недвижимый, с мертвыми черными глазами. Только почему-то совершенно серый и какой-то... растерянный?
        Над безмолвным ущельем пронесся горестно-ликующий крик: королевская длань не дрогнула, нанося смертельный удар по гордости Аллир, и его копье с легкостью распороло сгустившийся от напряжения воздух. Мои сестры мучительно застонали, понимая, что уже не успеют. Шаддары радостно взвыли, понимая, что все-таки выиграли.
        Я быстро отвернулась, успев напоследок порадоваться, что так и не связала себя ни с кем из живущих никакими узами и мою смерть никто из них не почувствует, как некогда случилось с Румом. Устало опустила крылья, сжалась в комок, дожидаясь неизбежного...
        И невольно вскрикнула, когда что-то тяжелое с силой ударило в спину.
        Меня мгновенно отшвырнуло, закружило, завертело в бешеном калейдоскопе разноцветных искр и голубого морозного ветра. Грудь будто сжало стальными тисками, жестоко загнувшиеся крылья опасно прилепились к телу. Натянутые жилы под ними опасно трещат, грозя вот-вот лопнуть перепревшими струнами, вдохнуть невозможно, не чувствую рук, и в глазах потемнело от боли.
        Я судорожно дернулась и почувствовала, что не могу шевельнуть даже пальцем. Что стремительно падаю куда-то сквозь пустоту, не видя неба и почему-то не задевая скал. Вокруг ни звезд, ни луны; ни своих, ни чужих. Я снова одна, будто заново рождаюсь. Одна чернота, сквозь которую слабо пробивается чей-то голос и прерывистое дыхание. Но слов не понимаю - слишком далеко. Я не чую земли, не дышу и не плачу. Но смутно ощущаю, что горячий воздух все еще неистово рвет мои растрепанные волосы, с ресниц с пронзительно долгим звоном срываются слезы, а поникшие крылья медленно тают во тьме, потому что они - мои первые... и их время прошло. И, кажется, я тоже таю следом за ними. Неумолимо растворяюсь, словно воск над горячим огнем. Мне очень тепло, но понятно, что это ненадолго - как раз до того мига, когда кожа не вернет себе снова человеческий цвет, а длинные пряди не станут такими же черными, как роскошные гривы шаддаров.
        Я медленно кружусь, увлекаемая странной силой. Мне не страшно, но очень тоскливо. Сверху что-то неслышно напевает печально поникшая луна. То ли колыбельную, то ли прощальную песнь - я не могу разобрать. Хочу дотянуться, но слабость сильнее. Пытаюсь сказать, но и слов не найду. Мне больно. Мне больно и холодно. И снова ужасно одиноко, как в тот день, когда я впервые потеряла единственного друга. Вот только сегодня я потеряла не его - сегодня я лишилась их обоих. И себя, заодно. Хотя, кто может сказать - может, это и к лучшему?
        Потом меня сильно тряхнуло. Нечто, тесно спеленавшее меня, будто новорожденного младенца, стало немного свободнее. Я, к собственному удивлению, снова увидела звездное небо, мелькающую сквозь тучи луну. Ощутила, как заново белеет моя кожа и руки. Почувствовала, что по-прежнему вишу в воздухе, вот только опоры пока не нашла. И растеряно морщилась ровно до тех пор, пока горячие тиски не разжались, меня не поставили осторожно на землю, а мягкий лунный свет не заслонило страшноватое черное лицо, на котором тревожно сверкали крупные темные глаза с огромными желтыми зрачками.
        - Трис? - хрипло спросил Ширра, настороженно разглядывая меня сверху. - Трис, ты в порядке?
        Неуверенно качнувшись и осторожно шевельнув крыльями, я с удивлением призналась:
        - Да... вроде.
        - Хорошо, - слабо улыбнулся шаддар. - Я боялся, что не успею.
        Я вздрогнула и только сейчас сообразила, что на самом деле живая и невредимая. Правда, не сама по себе, а оттого, что меня кто-то очень вовремя и с нечеловеческой силой буквально вырвал из-под удара. Схватил в охапку, сдернул с небес, отбросил далеко в сторону, да так, что я чуть сознание не потеряла. А потом бережно, осторожно и вежливо донес на руках до первого же попавшегося выступа, куда и поставил, словно драгоценную статуэтку.
        Я неверяще подняла глаза.
        - Ширра?!
        Он неуловимо быстро кивнул, все еще придерживая меня за плечи когтистыми руками. Страшноватыми, мощными, ужасающе сильными. Но мне уже было все равно - он снова был так близко! Теплый, живой, все еще тревожный, но, кажется, совсем не злой. И у него снова стали золотыми глаза, как раньше, потому что прежние вертикальные зрачки поразительно расширились, заполонив собой всю радужку. И я неуверенно улыбнулась, понимая, что это значит.
        - Ширра? Значит, ты...
        - Прости, что я задержался, - вымученно улыбнулся Шиир. - Я знал, что он что-то задумал. Подозревал, что он просто так не оступится... но и предположить не мог, что он рискнет... прости...
        Он устало уронил голову.
        - Прости меня, Трис. Я слишком долго сомневался. Слишком долго пытался не видеть. Слишком... запутался. Я не хотел тебя ранить, ни в Ларессе, ни позже. Это была случайность, моя проклятая злость, этот дурацкий Огонь, из-за которого мы словно сходим с ума... я искал тебя, Трис. Искал долго и упорно, сперва - чтобы удостовериться, что не ошибся. Потом - чтобы забрать риалл. Наконец, после - чтобы понять, что же ты все-таки есть. И как ты вообще могла оказаться там, где тебя никогда не должно было быть... ты спасла меня, Трис... тогда, в Тирилоне... я даже не понял, зачем ты это сделала, ведь одно усилие едва тебя не убило! Если бы не твой дух, отдавший уже тогда тебе часть своих сил, ты бы не выбралась... и это снова было непонятно. Я шел за тобой, как слепой. По следу, по запаху. Выслеживал, будто дикий зверь, еще не решивший, что надо сделать - то ли разорвать на месте, то ли припасть к ногам... так трудно было тебя найти... так сложно оставаться в тени... так дико смотреть на то, что ты делаешь, и гадать, почему... ну, почему ты такая?!
        Ширра прерывисто вздохнул, а я быстро покосилась вниз. Забавно, что он отнес меня чуть не на самый верх одной из скал. Каким-то чудом переборол бешеную силу ветров в этой расщелине, пробился, проломил воздушную защиту. И доставил меня туда, где никто - ни ошеломленные его поступком Аллиры, ни не менее ошеломленные и, кажется, даже растерявшиеся шаддары не смогут помешать нам поговорить. Он спас мне жизнь... снова, в который раз спас... странный, непонятный, совершенно непредсказуемый тип, которого я до сих пор упорно именовала неправильно.
        - Ширра...
        - Сначала я думал, что смогу забрать твой риалл без помех, - даже не пошевелился он. - Потом понял, что это невозможно, и стал искать другой способ доставить его в Иир. Для нас Белый Риалл - большая ценность. С его помощью можно было попытаться снова проникнуть в Ледяные Чертоги и навсегда закончить вопрос с этой глупой войной. Я принялся ждать поблизости, полагая, что ты обязательно двинешься домой. Смотрел, думал, изучал... пока, наконец, не понял, что ты совершенно не знаешь, кто ты. То, как ты говорила с людьми, как вела себя со мной, как нелепо кинулась на помощь чужому ребенку... ни одна Аллира не сделала бы то, что зачем-то творила ты! И мне показалось разумным изучить тебя поближе.
        - Ты меня обманул, - буркнула я, потихоньку вдыхая запах его кожи.
        - Да. Но не совсем. Я просто сменил облик и постарался приблизиться настолько, насколько возможно. А ты... ты просто меня не узнала!
        Смешок. Нервный, но и, одновременно, удивленный.
        - Ты позволила подойти мне близко... очень близко, Трис, - его голос неожиданно упал почти до шепота, а дыхание стало неровным и совсем слабым. - Я мог бы убить тебя в любой день. Каждый миг. В любую секунду, потому что ты совсем перестала бояться. Я даже начал подозревать подвох, коварную уловку, что это ты собираешься меня обмануть, чтобы получить возможность сделать то же самое...
        - Дурак!
        - Дурак, - безропотно согласился шаддар. - Мохнатый клыкастый дурак, которому вдруг... понравилось, когда ты к нему прикасаешься. И который рискнул даже сделать совершеннейшее безумие... отдал тебе свой риалл, чтобы всегда чувствовать, как бьется твое сердце...
        Я невольно схватилась за цепочку, и вот тут меня словно молнией ударило: святые небеса!! Да почему же я раньше об этом не вспомнила!! У меня же ВСЕ ВРЕМЯ был при себе ЕГО риалл!! Средоточие его силы, центр его мощи, его самое уязвимое место, которое он ни разу, даже на пороге Иира, не подумал попросить обратно!! Он ЗНАЛ, что шаддары обязательно меня найдут! Знал, что вблизи Летящих Пиков это будет неизбежно, потому что без их внимания и без их надзора там нет одной тропки, ни одного дерева и ни одного куста, мимо которых он мог бы попытаться провести меня безопасно. Он отлично знал, что без крыльев я не достигну Ледяных Чертогов! Понимал, что, пока не наступит назначенный срок, я не смогу полететь!! И у него оставался лишь один способ избавить меня от неприятного внимания отца...
        - Господи, так ты поэтому заставил меня дать слово остаться?!!
        - Да, - уронил Ширра. - Если бы ты стала моей, никто бы не посмел тебя тронуть. Моя семья стара, Трис. Владение магией у нас в крови. Мне бы подчинились, а отца я бы сумел со временем убедить, что так лучше. А если нет... что ж, по крайней мере к тому моменту у тебя уже отросли бы настоящие крылья.
        Я растеряно подняла глаза и осторожно коснулась кончиками пальцев его черной щеки.
        - Ты... хотел меня спасти? От своих?
        - Конечно, - неслышно выдохнул Шиир, обессилено опуская крылья и наклоняясь все ниже.
        - Но почему?!!
        - Когда-то ты сказала... случайно... в сердцах... сказала, что любишь меня... даже страшным, мохнатым, с хвостом и зубами... и... разве мог я тебя не спасти, чтобы хотя бы спросить?
        - О чем?
        На меня в упор взглянули теплые золотые глаза.
        - Правда ли это?
        - А... - я отчего-то задрожала, страшно боясь сказать, что ничего такого не помню; что, даже если и сболтнула когда-то лишнее, то просто от того, что была твердо уверена - он не человек. Более того, говорила-то я... ну, будем считать, что действительно говорила... молчаливому и все понимающему тигру. То есть, благодарила за тепло, за помощь, сильное плечо, заботу, внимание... и... ну... ну, вы понимаете! Да только на самом деле он оказался совсем не тем, кем я считала. На самом деле он - клыкастый шаддар, рожденный в лаве и дочерна затемнивший себе кожу. А я - бледно-синяя устрица, отчаянно прячущаяся в раковине своих сомнений, масок, крыльев и вообще всего, что только попадется под руку...
        - Мне жаль, что так вышло с Румом, - милосердно отвернулся Ширра, тем самым дав мне время немного прийти в себя и со стыдом затолкать поглубже дурацкую мысль, что однажды, совсем недавно, мне уже предлагали лапу и сердце. И я, кстати, еще обещала подумать.
        - Я найду его, - шмыгнула я носом, торопливо пряча отчаянно пылающие уши. - Обязательно найду. Он же дух. Его нельзя убить. И значит, он снова вернулся к себе, а уж в Мире Теней я смогу отыскать его след и найду способ вернуть его сюда.
        - Это хорошо... он будет счастлив, если все получится.
        - Еще как получится. Кстати, что ты собираешься сказать отцу?
        - Ничего.
        - Он тебя убьет, - предупредила я.
        - Нет, - криво усмехнулся Ширра, быстро покосившись вниз. - У него просто не будет повода.
        - Да? А я?! Ты испортил ему такой бросок!!
        - Бросок шаддара невозможно испортить, - тихо вздохнул он и снова пристально посмотрел. - Но иногда... когда это жизненно важно... когда я просто обязан был у тебя спросить... его все-таки можно остановить.
        Я прикусила губу, лихорадочно подыскивая подходящие слова, но Ширра неожиданно отступил. На шаг, другой, третий, неохотно убирая от меня руки, незаметно кривясь и слегка клонясь на левый бок. У меня забрезжило в голове очень нехорошая мысль, потому как его вид мне совсем не понравился. Но тут я запоздало заметила валяющееся на камнях копье... то самое, с двумя острыми зубьями и наконечником из черного серебра... и тихо вскрикнула: оно было влажным и подозрительно ярко блестело.
        - Ширра!!
        - Прости, - виновато улыбнулся шаддар, неловко зажимая рукой левый бок и все больше шатаясь на подгибающихся ногах. - Я же сказал - такой бросок невозможно испортить. Только остановить... как-нибудь... на время... ведь это лучше, чем чувствовать через наши риаллы твою боль... и твою смерть...
        - ШИРРА!!!
        Я с горестным криком кинулась к нему, но уже не успела - он слишком долго тянул, слишком долго молчал и старательно сдерживал боль... я так хорошо знаю, как он умеет молчать!! Не раз видела, как хорошо у него получается прятать эмоции!! Но... проклятие!! Зачем он делает это сейчас?! Зачем рисковал?!! Зачем не забрал свой дурацкий риалл, чтобы не пришлось потом делать совсем уж жуткую глупость... Ширра. . что же ты натворил, глупый шаддар?!! Как ты мог, несносный гордец, променять мою совесть на собственную, бесконечно долгую жизнь?! КАК?! Ну, как ты сумел опять меня обмануть и все равно сделал то, что посчитал нужным?!!
        Ширра вместо ответа стремительно посерел и, вдруг прекратив качаться, медленно завалился навзничь. Всего за миг до того, как мои руки вместо могучих плеч ухватили один лишь воздух. Он просто перестал дышать и упал. Прямо с черного Пика, на острые скалы, в бездонный колодец, у которого нет начала и конца. Туда, куда уходят когда-нибудь все Крылатые. Туда, где лишь мрак, туман и неслышно стонут заблудшие призраки.... закрыв потускневшие глаза и сложив бесполезные крылья, он камнем рухнул в Ущелье Потерянных Душ.
        У меня не было времени на раздумье. Не было ни крохотного мига для сомнений. Ни сотой доли секунды, ни тысячной, ни вообще ничего. Кроме жуткой пустоты в груди, собственной боли и захлебывающегося в отчаянии крика.
        - Ши-и-рр-а-а... - долгим эхом загуляло его ненастоящее имя между гор.
        - Варротен! - горестно ахнул король шаддаров, но с места не сдвинулся, как не сумели пошевелиться его подданные - боль каждого шаддара стремительно отражается на всех остальных, а мучительная смерть с размаха ударяет по душам, лишает их сил и разума. Особенно тогда, когда эта смерть - от твоих собственных рук.
        Наверное, именно поэтому нам дали несколько долгих минут для последнего разговора - они ЗНАЛИ, в кого на самом деле ударило копье их разгневанного повелителя. ЗНАЛИ в тот самый миг, когда заостренный наконечник еще только коснулся его груди, и мгновенно почувствовали, когда он вышел насквозь, точно напротив сердца.
        Это я не сразу увидела страшное. Это я не сумела догадаться вовремя. Это я потонула в собственных страхах в то время, как он уносил меня подальше от своих кровожадных братьев - уверенно, упорно, шипя сквозь зубы и теряя по пути драгоценные алые капли. Кажется, это они меня согревали все время. Кажется, это из-за них у меня так сильно намок сайеши. Кажется, это его кровь так настойчиво будоражила мне ноздри и заставляла дышать... слушать его медленно угасающее сердце и жадно дышать, наслаждаясь ровным свечением его истощенного риалла.
        Король Бретован глухо застонал, не в силах сдвинуться с места. Раздавленный, уничтоженный, растерянный свалившейся на него болью и убитый сознанием того, что не успел остановить сына. Он стоял на коленях на краю пропасти, безумными глазами провожая медленно тающее вдалеке тело, но сдвинуться не мог ни на шаг - терзающая разум боль заставляла бессильно выть и царапать когтями камень, в то время как сердце отсчитывало последние удары, мерно избавляя его от тяжкой ноши убийцы.
        Рядом с королем потеряно застыли шаддары. Посеревшие от горя, ошеломленные неожиданным ударом, разбитые и потерпевшие сокрушительное поражение. Они все до единого чувствовали, как умирает их кровный брат. Все до одного слышали его редкое дыхание. За него чувствовали мертвый холод приближающегося дна, но по-прежнему стояли в смертельном оцепенении.
        И в этот момент даже торжествующе победу Аллиры не посмели им мешать.
        Я, как во сне, слышала неуместный громкий смех, победным колокольчиком прозвучавший в ущелье. Краем сознания отметила то, как откровенно радостно переглядываются мои названные сестры. Как ликуют и потрясают они оружием, увидев в чужой смерти свой кровавый триумф. То, что им нет дела до скорбящих врагов. Им неведома жалость, незнакомо сочувствие. У них нет милосердия, чтобы делить свой восторг с небесами хоть немного потише - здесь, рядом с горестно замершими шаддарами, потерявшими последнюю надежду. Они слишком рады, что их драгоценная сестра осталась жива. Слишком горды тем, как она сумела обвести вокруг пальца ненавистного Шиира. Они полагают, что последнюю рану с легкостью нанесла ему я... и, кажется, хотя бы в этом частично правы.
        Ты хотел меня о чем-то спросить, Ширра? Ты хотел лишь услышать ответ? Ты опрометчиво бросился между нами только для того, чтобы успеть задать этот трудный вопрос?
        Я отвечу тебе, Шиир. Я, Аллира, урожденная Беатрис Ас Илт Миисса... бывшая Ведьма. . удачливая воровка... недоверчивая попутчица и обладательница Белого Риалла... хотя, нет. Я отвечу тебе, шаддар, не как Аллира. А просто как Трис. Так долго убегавшая, но все-таки сумевшая остановиться Трис. Та самая Трис, ради которой ты бросился к звездам.
        - Я иду к тебе, Ширра, - беззвучно шепнула, становясь на край, и, сложив крылья, мощно оттолкнулась.
        - НЕТ!!! - дружно взвыли белокрылые сестры.
        - Зачем? - шевельнули помертвевшими губами шаддары.
        Вытянув руки и еще плотнее прижав к телу ненужные перья, я с огромной скоростью понеслась вниз. Я падала, совершенно не чувствуя тела. Белой птицей спешила в туман, где по-прежнему виднелось медленно кружащееся в странноватом танце тело. И я спешила к нему. Летела. Мчалась. Стремилась так, как, наверное, никогда в жизни.
        Я иду к тебе, Ширра! Ты только дождись... я уже иду... сейчас... с тобой...
        Мне больно от резких ударов холодного ветра. Сужаю глаза, чтобы поменьше слезились, но помогает мало - набранная в падении скорость становится слишком большой, чтобы ее могло погасить даже мое, приспособленное к полету тело. Вокруг очень темно. Высокие Пики с застывшими в ступоре силуэтами мгновенно пропали вдали. Чужие крики тоже угасли, завязнув в густом воздухе и оглушающем свисте холодного ветра, что с каждой секундой становится все сильнее. Я не знаю, сколько осталось до дна. Не знаю даже, если ли оно, это дно. Но мне уже неважно - просто хочу его догнать. Поймать. Обхватить. Прижаться к груди, как раньше, и тихо сказать, что он не ошибся. Заверить, что я тоже его не оставлю и что если уж нам суждено упасть, то пусть мы хотя бы сделаем это вместе. Вдвоем. Так, как не сумели когда-то Вертовах и Миарисс. Так, чтобы об этом потом кто-то тоже сложил красивую легенду.
        Он близко... я резким движением ускоряюсь и почти чувствую, как встречный воздух пытается отклонить его тело и швырнуть прямо на скалы. Но нет. Я не позволю. Не сдамся. Я успею! Любой ценой смогу дотянуться и закрыть его так, как сегодня сумел сделать он.
        Тихо. Темно. Но мне больше не нужно видеть, чтобы знать, в какую сторону протянуть свою руку. Не нужно света, запахов, крика, чтобы извернуться и с облегченным вздохом нащупать в темноте его холодные пальцы - его тусклый Риалл не дает мне ошибиться. А потом помогает приблизиться, обхватить их своей ладонью, подтянуться и со слезами прижаться, каждую секунду шепча:
        - Да... да... да, я согласна! Ты только живи, мой Шиир. Дыши. И живи, чтобы я могла сказать еще раз...
        В страшной спешке ощупываю его лицо. Холодное. Плохо. И дыхания совсем слышно. Боюсь опоздать, но затем прикладываю ухо к груди, стараясь не замечать, как бушующий ветер пытается оторвать нас друг от друга, и настойчиво прислушиваюсь. Тихо... очень тихо... но сквозь бешеный свист очень робко пробивается одиночный удар... а потом еще... значит, он жив. Правда, надолго ли? Но это уж теперь целиком зависит от меня.
        До крови прикусываю губу, постепенно разворачивая крылья. Глубоко вдыхаю, понимая, что делаю глупость. Вцепляюсь в него до крови. Зажмуриваюсь, отпускаю... и с мучительным криком пытаюсь замедлить падение.
        Тяжелый... какой же он тяжелый!!! Мне не удержать... не справиться... не смочь... терпи, Трис! Зубы крепче и тяни, пока целы жилы! Борись! Крыло! Второе!! Держи его, если хочешь спасти!!
        "Левее, - вдруг тихо шепчет знакомый голос в голове. - Левее... теперь прямо... держи полотно... не так! Быстро вправо!! Ну, вот... ты отлично справляешься, девочка... делаешь так же хорошо, как когда-то и я..."
        У меня немеют плечи, рыдает и плачет кровавыми слезами спина, оцепенели пальцы, намертво вцепившиеся в чужие руки и обхватившие широкую грудь. Дыхание вырывается с клекотом. Воздуха катастрофически не хватает. Волосы взмокли от пота и мерзко прилипли. Позади с натугой завывает неистовствующий ветер... но мы падаем медленнее!! Еще!! И еще!! Я смогу!!!
        "Молодец, девочка... ты действительно молодец..."
        - Рум? - неверяще оглядываюсь, когда понимаю, что почти сумела. - Рум?!
        Но вокруг снова тихо. Непростительно тихо и мрачно. Больше ничто не нарушает здешнего покоя, кроме моего сиплого дыхания и бешеного хлопанья трещащих от натуги, посеревших от въевшейся грязи крыльев. По лицу безостановочно катятся слезы, все тело дрожит от безумных усилий... но я справилась. Сумела. Я поймала и удержала его на самом краю. Мы больше не упадем на гранитные скалы. И я никогда не отпущу его больше. Клянусь.
        Вот только... до поверхности далеко. Я едва держусь сама. С трудом ловлю ветер. Понимаю, что надо лететь, но слишком хорошо слышу, как медленно и неотвратимо начинают хрустеть тонкие кости на крыльях. Справа и слева стена. Позади и вокруг тоже мутнее лишь холодная каменная глыба. Я действительно словно в бездонном колодце, откуда нет выхода и нет надежды на спасение: Ущелье Потерянных Душ не любит отдавать свою законную добычу. А Ширра уже почти ею стал. Почти шагнул в эту тьму. Почти упал. Да только я не отдам его никому, хоть и не знаю, каким образом сумею отстоять его душу. Тут холодно. Страшно. Мертво. Отсюда и неба-то почти не видать. Только луна еще светит самым краешком, она еще безнадежно зовет. Но слабо. . очень слабо, уже почти не надеясь на внятный ответ.
        "Танцуй, - вдруг просыпается внутри тот же тихий голос. - Танцуй, Трис, и зови его за собой. Ты умеешь. Это в твоей крови. Ты - Аллира! И ты последняя Танцующая Луна, которая еще может шагнуть за Границу Миров. Единственная, кто сумет поймать его душу. Так что танцуй... закрой глаза и доверься луне... просто танцуй..."
        Я знаю этот уверенный голос. Я не раз его слышала во сне, когда стояла на краю такой же пропасти, выжидательно смотрела в темное небо и точно так же боялась шагнуть вперед. Он навязчиво шептал за спиной. Настойчиво подталкивал, объяснял, уверял... он так много лет помогал мне понять, что же на самом деле для меня значит луна! Я часто видела ее во сне, мою двуликую подругу. Часто спрашивала ее, почему же при каждом таком взгляде столь быстро теряется мой разум? Почему, если я только встречу ее испытующий взгляд, меня словно тянет куда-то? Растворяет, кидает и почти уносит в беспросветную даль? Туда, где нет привычного света и знакомых вещей? И почему в этом сне мне доводится неизменно оказываться на одной и той же скале, на одном и том же обрыве, в одну и ту же тихую ночь?
        Как сейчас?
        Как сегодня?
        И как это было однажды в Мире Теней?
        Что значит это странное прозвище - Танцующая? Почему я должна танцевать, когда хочется плакать от безысходности? Почему, едва начиная тот танец, я неизменно просыпалась, так и не успев понять, что происходит, а потом долго металась в ночи, не зная, как вырваться из нового кошмара? Того самого, где мне снова приходится проходить сквозь огненно-ледяные стены?
        Танцуй...
        Я послушно закрываю глаза, стараясь больше не слушать тишину, не думать о том, что Ширра на грани, не видеть, как снова начинают сужаться стены вокруг и заметно холодеет гуляющий между камнями ветер... я плавно танцую, используя лунный свет, как настоящего, молчаливого, но живого партнера. Беру его за руку, стараясь не сравнивать с золотистым сиянием Рума. Влеку за собой, позволяя коснуться в ответ. Потом снова отступаю, изгибаясь, уклоняясь, почти избегая его. С тем, чтобы совершить полный круг и тут же вернуться к началу. Это странно. Необычно. Нелепо - кружиться в молчаливом танце, держа на руках неподвижное тело убитого шаддара и чувствуя, как рядом незримо присутствует кто-то еще, но я делаю это для него. Ради Ширры. Всегда только для него, если, конечно, он сумеет это увидеть.
        Я плыву, балансируя на кончиках крыльев; постепенно кружусь все быстрее, заставляя и воздух в ущелье кружиться вместе со мной. Забываю о прошлом, забываю о боли, не помню, зачем и куда меня влечет мягкий голос луны и безудержно тащит невидимый спутник. Я держусь за него, я танцую. Я снова стою на невидимой опоре, с каждым мгновение чувствуя, что иду уже не воздуху, а по твердым столбам.
        Шаг... другой... уход... поворот... незримая улыбка в темноте, в которой все же чувствуется нечто знакомое... мягкий отблеск золотистых глаз... тень... реверанс..
        и вот - начинается новый круг. Иду влево, потом вправо... холодный укол... наверх, теперь мягче... мне не видно, какой земли я касаюсь. Непривычно, неясно, забавно... я даже не знаю, как близко окажутся стены ущелья. Я словно в бреду, между явью и сном, где быль так причудливо переплетается с вымыслом.
        Я иду.
        Лечу.
        Живу.
        И Танцую. Просто танцую под тихую музыку тысячи лун и тихо шепчу про себя чужую молитву...
        ...Иду по осколкам разбившихся звезд. Несу с собой свет из далеких Вселенных...
        ...Иду, почему-то не чувствуя слез, и вижу узоры на призрачных стенах...
        ...Вот серые стены, вот дом, вот забор... и вдруг они тают серебряным пеплом...
        ...Вот мрак, черный рыцарь, замерший столбом; его тоже сносит пронзительным ветром...
        ...Мне видны остроги, и скалы, и тень. Над ними не реют обычные флаги...
        ...Я мимо ступаю, ведь мне не нужны чужые знамена и лишние стяги...
        ...Иду по камням, по песку и костям. Боюсь понемногу, но чувствую силы...
        ...Они прибывают, а сумрачный плен уже отступает, усталый и хилый...
        ...Мне нужно спешить, пока светит луна - она освещает нам путь меж мирами...
        ...Мне нужно идти, чтоб успеть дотемна поймать ту, что рвется еще между нами...
        ...Я вижу тебя, моя беглая Тень, я знаю, что ты не стремишься на волю...
        ...Но я так молю тебя вспомнить о тех, кто искренне хочет смягчить твою долю...
        ...Ты нужен мне, верный, мой преданный друг. Ради тебя я терплю эту муку...
        ...Ты нужен мне, слышишь? Тогда подойди и добровольно возьми мою руку...
        ...Мой танец невидимым для смертных очей. Мой шаг невесом, а движения гладки...
        ...Но, чтобы душу чужую спасти, я отдаю ей себя без остатка...
        Не знаю, сколько времени прошло с того момента, как я впервые шагнула за туманную грань. Не совсем понимаю, что увидела, к чему прикоснулась и как сумела выбраться обратно, но точно знаю теперь, отчего так важны для Крылатых Танцующие. Как знаю и то, почему же они действительно стали бессмертны.
        Чужая Тень - как прозрачная ниточка, как тонкий шнурок, связующий тело и душу. По ней я могу плавно пройтись, словно по натянутому между шестами канату, от одного мира до другого, от жизни к смерти, от начала и до конца. Пройти с тем, чтобы отыскать ее заветный кончик и, если отлетевшая душа того пожелает, вернуть ее обратно, к свету, к жизни и к тем, кому она все еще очень дорога.
        Не зря мне так долго казалось, что Мир Теней - это нечто реальное. Не зря получилось от отчаяния прорваться туда даже так, в простом сне, где, как известно, всегда имеется крохотная щелочка для ищущих и сильных духом. Я смогла ее найти однажды. Мне было очень нужно. Крайне необходимо, и луна... моя верная подруга-луна в один прекрасный миг подарила мне этот шанс.
        Именно так стало возможным существование Рума.
        Так моя мать... Миарисс Ас Илт Миисса привязала его ко мне.
        Только так Крылатые смогли оставаться полными сил даже спустя много веков, даже в забвении, в молчании и неправде. И лишь тогда, когда Миарисс самой не стало, когда даже Аллиры не смогли вернуть своих ушедших сестер... лишь с этого времени они стали по-настоящему умирать. И по-настоящему терять своих родных, близких, братьев и сестер. Потому что никто другой не способен возвращать ушедших так, как умеют это делать Танцующие. Никто не властен над Границей Миров и никому она не открывается настежь, кроме тех, кто издревле умеет раскачать ее своим неповторимым Танцем. И только так, Танцуя с найденной душой, увлекая, отвлекая и заманивая, можно провести ее обратно, к живым, по зову и обоюдному согласию.
        Вот только цена за такое чудо бывает не всегда приемлемой.
        Открыв слезящиеся глаза, я устало улыбнулась: могучая грудь Ширры мерно поднималась и опускалась в такт ровному дыханию, позволяя надеяться, что мой отчаянно громкий крик, наверняка перепугавший добрую половину призраков иномирья, все-таки был услышан. Что он нашел ответ на свой самый важный вопрос. Понял его, поверил, вернулся. И больше никогда не оставит одну меня.
        Я не сразу поняла, что мы уже никуда не летим и не падаем. Не сразу осознала, что снова свободно дышу и могу пошевелиться. Не поняла еще, что гигантский черный купол над головой - не что иное, как великолепное в своей завершенности небо. Просто ночное небо с крохотными точками звезд, редкими серыми облачками. Ласковым ветерком в вышине. И знакомой до боли, все видящей, понимающей, снисходительно улыбающейся луной, в свете которой мягко тонуло все остальное. Она знала ответ для меня. Все видела, чувствовала, шептала. Подсказывала про Тени всю мою жизнь и старательно вела заблудившуюся дочь к этому решающему дню.
        На изрезанных ветрами скалах в потрясенном молчании застыли, смешавшись и одинаково растерявшись, белокожие Аллиры и ошарашено сгрудившиеся вокруг своего короля шаддары. Они неверяще оглядывались, неожиданно ощутив, как разочаровано отступила от них молчаливая Ночная Гостья. Как быстро закрывается страшная рана на боку вернувшегося собрата, как мерно вздымается могучая грудь, как ровнее бьется его сердце, ведь у него больше не было причин останавливаться. Король Бретован торопливо поднялся с колен, жадно разглядывая поднявшегося со дна ущелья сына и смутно дивясь тому, как сильно посветлела его агатовая кожа, как изменилось некогда свирепое лицо, постепенно втянулись когти на пальцах, подозрительно зашевелились крылья...
        Я обессилено обняла огромного тигра, торопливо нашаривая на груди заметно разогревшуюся цепочку. Убедилась, что его риалл вполне здоров, покосилась на дружно покачнувшихся сородичей, которые с поразительной слаженностью взмахнули черно-белыми крыльями. На мгновение задумалась, понимая, что стала не просто слабее котенка, но еще и в обморок скоро упаду; что Аллиры и Шииры наверняка вскоре опомнятся, а у меня не будет ни времени, ни возможности удержать их от нового безумия. Снова прикусила губу. Лихорадочно проследила за тем, как слетаются со всех сторон удивительно притихшие и почти спокойные кровные враги. Почувствовала нехороший звон в ушах, от которого едва не выругалась вслух. Пугающую пустоту в груди, ненавязчиво намекнувшую, что мое время уже на исходе. Наконец, сдернула с шеи пронзительно зазвеневшую цепочку с риаллами, сжала на секунду в ладонях... и поспешно надела на шею спящего Ширры.
        Вот так. Теперь-то ее оттуда ни одна собака не достанет - моя жемчужина никому не позволит к себе безнаказанно прикоснуться. Пока он не проснется, никто ее оттуда не возьмет. Ни силушку не заберет, ни просто так не снимет. А Ширра, когда придет в себя, тем более не отдаст - это память обо мне, мое сердце, вся моя боль. Он никому не позволит ее забрать. Так что ни Аллиры, ни шаддары не сумеют воспользоваться моим отсутствием.
        Тогда как я...
        Не думаю, что у меня осталось много времени - я истратила все, что было даровано мне матерью, Ширрой, Румом и даже луной. Все исчерпала. До самого дна. И крылья мои тоже не выдержали двойного веса. Вот же они, лежат у наших ног - серые, истрепанные и обломанные у самого основания. Неподвижные, мертвые, пустые. Почти такие же пустые, как моя душа, которую я скоро полностью передам ЕМУ. Всю, без остатка, как и должна поступить настоящая Танцующая. Но это - хорошая цена. Честная. Совсем небольшая для того, чтобы вернуть его из Мира Теней. Мне не жалко. Иначе я просто не смогла бы закончить. Но это мой выбор. Мое решение и единственное мое желание. Надеюсь, он когда-нибудь простит меня за это, потому что другой Танцующей у народа Крылатых больше нет и, судя по всему, никогда уже не будет. А я... я слишком устала от всего этого. Я никогда не хотела быть в центре внимания. Не желала славы, не искала битв и не надеялась на то, что вообще когда-нибудь смогу сделать что-то стоящее.
        Даже странно, что у меня, наконец-то, получилось.
        Но ты прости меня, Ширра, за то, что оставляю тебя здесь одного. Прости, что сама позвала тебя из такой безумной дали, а теперь снова ухожу. Одна. И останусь там, где ты меня уже не найдешь. Где не сможешь догнать или пойти следом так, как всегда это делал. Где не услышишь и не позовешь. Прости меня за это, мой верный преследователь. И постарайся понять: то, что сделал сегодня ты, никогда не сумеет приуменьшиться тем, что случайно получилось у меня. Просто так вышло: я снова от тебя ускользаю. Вот только на этот раз - очень и очень надолго.
        Правда, будь уверен, теперь я стану тебя ждать - терпеливо, уверенно, прекрасно зная, что ты никогда не успокоишься и, что бы ни случилось, все равно рано или поздно придешь и сердито спросишь: "Трис, ну, сколько можно?!" Посмотришь своими теплыми тигриными глазами и снова задашь мне тот самый вопрос.
        И тогда я отвечу тебе то, что уже сказала сегодня.
        - Да, - шепнули сами собой немеющие от холода губы. - Да. Я тоже тебя люблю...

20.
        Ночь. Тишина. Вечные сумерки, стыдливо прикрытые полупрозрачной вуалью тумана. Молчаливая скала, обрывающаяся в пустоту. Бездонная пропасть под ней, у которой не видно ни конца, ни края. Призрачный свет, льющийся сверху, будто вино из опрокинутого кувшина. И крохотная фигурка, сидящая на каменном отломке, свесив ноги и пристально разглядывающая повисшее в воздухе зеркало.
        Я неслышно вздыхаю, пристально следя за тем, как на другом конце вселенной, где-то в необозримой дали, за Границей, в настоящем мире, медленно расходятся в разные стороны две скорбные процессии. Здесь, в вечной тишине, не слышно слов, не доносится тихое пение родичей, но я знаю, что в этот грустный рассвет никто из них не думает о мести. Как никто не смотрит по сторонам и совершенно не замечает, что совсем рядом, на расстоянии удара, так же медленно и печально расходятся самые страшные, непримиримые и вечно готовые к бою враги.
        Да только сейчас им уже не до боя. Не до крови, схваток и мести. Король Бретован лично несет на руках неподвижное тело сына, не видя ни света, ни солнца, ни растерянных братьев, а смотрит лишь на его посеревшее лицо, бессильно обвисшие лапы и устало закрытые веки. За ним долгой вереницей тянутся ровные ряды потрясенных до глубины души шаддаров. Их крылья опущены в знак боли и траура. Когти подобраны, головы сникли, шаги неуверенны, но никто не останавливается на краю скорбно молчащего ущелья - легкий толчок, хлопок, и все они в едином порыве взлетают, оставляя за спиной голые камни, вытоптанный снег, пустое небо и разбитые надежды.
        С другой стороны так же молча уносятся в небо белоснежные девы, их вечные соперницы, противницы и непримиримые враги. Так же поникшие, подавленные, убитые. Несущие на дрожащих руках еще одно неподвижное тело. В то время как там, внизу, на холодных камнях, сиротливо белеют два жестоко изломанных крыла, на фоне которых вызывающе ярко смотрится вошедшее в скалу до упора, окровавленное копье с серебряным наконечником, а с него на некогда белые перья все еще медленно падают тяжелые алые капли.
        Мне не нужно смотреть, чтобы понимать, что это значит. Не надо оглядываться на бело-алую стену, отгородившую со всех сторон этот пустынный насест, чтобы знать, где мне придется коротать следующую вечность - я слишком часто бывала в Мире Теней, чтобы хоть на мгновение усомниться. Жаль, конечно, что все так получилось, но у этой истории, по крайней мере, будет нетривиальный конец. Не самый приятный, не самый счастливый, но я хотя бы имею возможность незримо присутствовать там, куда никогда не вернусь. И радоваться, скрывая слезы, что хотя бы теперь у них будет возможность покончить с этой бесконечной войной.
        Да. Пожалуй, это действительно - хорошая цена.
        - Ну? И как тебе картинка? - вдруг деловито звучит у меня за спиной.
        Слегка удивившись, оборачиваюсь и долгую секунду таращусь на крупное золотистое облачко, зависшее перед глазами. Впрочем, чего это я? Ему же тут самое место.
        - Рум? - неуверенно улыбаюсь, уже чувствуя, что ошибки нет.
        - А то кто же! - довольно хмыкает он, материализуясь в некое подобие человека, и немедленно усаживается рядом. - Я ведь говорил, что меня уже убивали. Забыла?
        Я с облегчением вздыхаю - надо же, вот уж не думала, что у меня и в Мире Теней появится такая славная компания. С ним, конечно, долго на одном месте не пробудешь, замучает ворчанием и вечным недовольством, но это хотя бы что-то. Все не так скучно и тоскливо, чем наблюдать через щелочку дела покинутого мира.
        - Зеркало Иира? - со знание дела тыкает он прозрачным пальчиком в холодную поверхность. - О! Неплохая работа. Где взяла?
        - Сделала. Магичка я или нет? А ты почему в таком виде?
        - Привык, - пожимает плечами призрак. - К тому же, я ведь демон, Меняющий Обличья - мне в любом облике комфортно. Да и какая разница? Я всегда искал что-то новое, вот и побуду для разнообразия бесформенным.
        - Твое право, - снова вздыхаю я. - Как ты меня нашел?
        - Ждал. Все думал, кто быстрее тут появится: ты или Ширра?
        - Выходит, я, - грустно пошутила я. - Он всегда был сильнее.
        - Вернула его, значит? - отчего-то мрачнеет Рум, но, кажется, прекрасно понимает, какой ценой.
        - Ага.
        - И что думаешь делать дальше?
        - Без понятия.
        Он долго смотрит в упор. Очень долго, но я не смущаюсь - впереди целая вечность, так что я могу себе позволить некоторое время вот так бездумно помолчать. Рум странно хмыкает, полупрозрачной рукой потирая несуществующий подбородок. Облетает вокруг меня, снова пристально изучает, будто в первый раз, снова молчит.
        - А там чего? - вдруг небрежно кивает на Зеркало. - Все уже разошлись?
        - Наверное, - вяло отмахиваюсь, чтобы не приставал, но потом подхожу ближе и снова заглядываю. Вдруг что интересное случилось? И при этом совсем не вижу, как он неожиданно отходит, прицельно изучая мою полусогнутую спину. Хищно прищуривается, раздвигает губы в широкой усмешке, а потом... со всего маха толкает меня вперед.
        Я чувствую опасность лишь в последний момент. Стремительно оборачиваюсь, вздрагиваю, видя его резко изменившееся лицо. Инстинктивно взмахиваю руками, пытаясь удержать шаткое равновесие, но тщетно - с пронзительным воплем все-таки падаю со скалы. Прямиком на искрящееся морозным светом Зеркало. Правда, здорово при этом разозлившись, и (наверное, из вредности?) перед тем, как провалиться сквозь миллионы осколков, все-таки успеваю цапнуть его за светящуюся лодыжку...
        - О-о-ох, - я с тихим стоном открыла глаза, но почти сразу зажмурилась - из раскрытого окна прямо в лицо бил яркий солнечный луч. - Боже... что за дурацкий сон приснился!
        - Конечно, дурацкий, - немедленно подтвердили со стороны. - У умных девушек глупых снов не бывает.
        - Рум... как тебе не стыдно - будить меня в такую рань?!
        - Кто рано встает, тому Двуединый подает! - бодро отозвался призрак. - Правда, потом догоняет и еще разок ка-а-ак дает... Трис, хватит валяться! Пора вставать и сиять!
        В ответ я запустила в него подушкой. Не попала, разумеется, потому что он проворно увернулся. Хоть и бестелесный, но мой вредный хранитель об этом и сам частенько забывал. А может, ему просто не нравится, когда сквозь него пролетают всякие материальные объекты? У-у-у... ладно. Пусть его. Все равно разбудил, бессовестный. Придется встать, умыться, одеться и крепко подумать, наконец, над тем, чем заполнить день грядущий.
        - Трис! - возмущенно ахнул сверху Рум, когда я снова зарылась лицом в подушку и в порыве глубокой задумчивости с наслаждением прикрыла глаза. - Ты что творишь?!! Поднимайся!! Сколько ж можно?!!
        - Да встаю, встаю, вымогатель... - простонала я, понимая, что отвертеться уже не удастся. - Все... видишь, встаю? Лучше слетай и посмотри на кухне, чем тут можно перекусить?
        - Я тебе что, лакей?!
        - Ты - мой друг. А друзья должны помогать друг другу.
        Он скорбно вздохнул, покачал головой, явно намекая, что горбатого могила исправит, а меня, наверное, вообще ничто. Патетически вскинул руку, чтобы прочесть длинную нотацию, но понял, что ничего не добьется, и... послушно полетел прочь. В благородной рассеянности пройдя прямо сквозь каменную стену. Там почти сразу раздался испуганный вздох, кто-то громко уронил ведро, засуетился, заквохтал. А потом далекие двери с торжественным скрипом распахнулись и взволнованный женский голос произнес:
        - Госпожа... хвала небесам! Вы, наконец-то, очнулись!
        Я на секунду замерла, непонимающе перебирая нежнейшую ткань под руками. Вздрогнула, только сейчас понимая, что мы не на постоялом дворе, сообразила, что голоса звучат как-то гулко, будто в огромном гроте, и весьма живо распахнула глаза: мама! так это что... БЫЛО?!!! Аллиры, Шииры, Летящие Пики, Ширра...
        В ужасе подпрыгиваю на огромной постели, суматошно озираясь, с трудом укладывая в голове, что сижу не в своей скромной спаленке на второй этаже задрипанного дома мастера Робута, господина королевского писаря, отведшего для меня отдельную каморку, а в каменных чертогах из белоснежного мрамора, с мощными колоннами, дивной работы мебелью и массивными дверьми из беленого дуба.
        Лихорадочно перерываю память в поисках ответов. Наконец, вспоминаю все. Цепенею от осознания случившегося... а потом испуганно перевожу взгляд на вошедшую женщину - невысокая, хрупкая, вся какая-то бледная и полупрозрачная. Лицо милое, но слегка застывшее, глаза крупные, черные, улыбающиеся. Губы тонкие и почти белые. Как ее волосы, кожа, летящие одежды...
        - Гаори, - машинально вспоминаю имя, и крылатая красавица почтительно поклонилась.
        - Доброе утро, Госпожа. Ты так долго спала, что мы уже начали беспокоиться.
        - Сколько? - деревянным голосом уточнила я.
        - Сегодня шестой день.
        - О боже...
        Покачнувшись от дикой мысли, вдруг начинаю так же лихорадочно выпутываться из длиннющего одеяла. Мама! Целая неделя! Пустая, непонятная, почти бесконечная неделя, когда я тут валяюсь в беспамятстве демон знает в каком виде, а он... вспомнив о крыльях, поспешно изучаю свою руку. Надо же, нормальная. В смысле, не белая, как у статуи, а смуглая, тонкая и изящная, совсем не похожая на те хрупкие палочки, как у Гаори или других моих сестер. Так, пальцы приличные. Голова на месте. Волосы черные, длинные, прежние. Ноги, руки, хвост... фу-у, нету. Я снова Трис. Самая обычная Трис без всяких дополнительных приставок.
        Машинально дотрагиваюсь до груди и вздрагиваю от неожиданности - пусто. Ни цепочки, ни риалла, ничего. Значит, и правда - БЫЛО. Поколебавшись, все-таки приподнимаю край одеяла и осторожно смотрю: да, так и есть - я действительно прежняя.
        - Ну, и как там? - заговорщицки прошептал вернувшийся Рум, с любопытством следящий за тем, как я изучаю свою грудь. - Считаешь, ему понравится?
        - Кому? - не сразу поняла я, но встретила сочащийся самодовольством ехидный взгляд и, мысленно взвыв, потому что этот гаденыш предусмотрительно держался на расстоянии, поспешно уткнула лицо в колени. Закашлялась, затряслась, проклиная его на чем свет стоит, но поделать ничего не могла - не достать мне его. Сейчас - еще нет. Потому что я не одета, потому что гоняться за ним голышом - самое последнее дело. И потому, что этот мерзавец наверняка отпустит еще немало комментариев, прозрачно намекая на то, что Ширра, если услышал хотя бы половину того, что я ему в бреду наговорила, довольно скоро попробует напроситься в гости.
        - Трис, это нормально, - радостно заметался под потолком вредный призрак. - У тебя все в порядке, поверь! Главное, не одеваться больше, чем сейчас, и тогда наверняка все получится, как надо!
        Я закашлялась еще сильнее.
        - Прочь отсюда, охальник! - сердито отмахнулась Гаори. - Нечего пялиться на Госпожу, когда она не одета! Прочь, я сказала!!
        Мне совсем поплохело. Но, к счастью, она не связала угрожающе красный цвет моего лица со словами дерзкого духа. Кажется, подумала, что я просто подавилась, потому что деликатно постучала меня по спине, с сочувствием посмотрела, как я задыхаюсь, а потом виновато вздохнула.
        - Госпожа, вам что-нибудь принести?
        - Н-нет. Скажите лучше, что-нибудь известно... о Шиирах? Что там случилось, пока меня... э, не было?
        Одновременно я бросила многообещающий взгляд на счастливо ухмыляющегося призрака, молча поклявшись, что еще отомщу ему за то, что он швырнул мою душу через Зеркало Иира. Я помню. Я ВСЕ теперь помню, и пусть не надеется, что это так просто сойдет ему с рук!
        - Ничего страшного, моя Госпожа, - тонко улыбнулась женщина, а затем, внимательно посмотрев своими черными глазами, негромко добавила: - Пока Шииры не сделали никаких враждебных шагов. После вашего... э-э, поступка... они ушли в свой Иир и больше ни разу не показывались. Там тихо, Госпожа. Так тихо, что мы не слышали даже Скорбного Гимна.
        Мгновение подумав, я разом обмякла, без сил откинулась на подушки и блаженно прикрыла глаза: живой. Это значит, что он, безусловно, живой и, вполне возможно, скоро совсем поправится. Значит, я справилась, сумела его спасти, вернула... боже, как же мне хорошо! Живой... и ничто больше не имеет значения! Ширра...
        - Отдыхайте, моя Госпожа, - по-своему истолковала мою слабость Гаори. - Вам нужно восстанавливать силы. Если что-то потребуется, поблизости обязательно будут сестры. Только шепните.
        Она снова поклонилась и бесшумно вышла, покачивая при каждом шаге изящными крыльями. А я сползла под одеяло и уже там блаженно заулыбалась. Ширра... ох, Ширра... как же я рада, что ты живой!
        - Трис? - осторожно коснулся меня Рум. - Ты... это... не сердишься, а?
        Убить бы его, гада двуличного... но мне сейчас слишком хорошо, чтобы злиться. Поэтому только улыбаюсь, жмурюсь, как кошка, и рассеянно отмахиваюсь.
        - Отстань.
        - Трис, я... знаешь... я, наверное... ну, должен был предупредить...
        Я, наконец, выбралась из-под одеяла и пристально взглянула в его бессовестные глаза. Он сразу сник, поблек, как-то разом сгорбился, виновато поглядывая исподлобья. Но мне совсем не хотелось сейчас ругаться и выяснять отношения.
        Да, я знала, что в Иире он поступил со мной не очень хорошо. Знаю хотя бы потому, что теперь хорошо понимала многое из того, о чем раньше не подозревала: о духах, о душах, о невидимых нитях и тех оковах, которые неумелые маги пытаются накладывать на своих призрачных слуг. Потому что никто не сумеет отдать тебе больше, чем есть. Ни живой, ни мертвый. Никто не подарит тебе то, чем не владеет, а Рум... у него не было ни прав, ни возможностей, ни сил, чтобы отдавать мне то, чем наделил его Мир Теней. В тот день, как ни грустно, мой коварный друг лишь торопливо возился с моим риаллом, подпитывая его собственным светом и делая так, чтобы в нужный момент, когда я, наконец, стану готовой, он отдал накопленную мощь разом. Целиком. И послужил бы той самой опорой, от которой я смогла бы уверенно оттолкнуться. Рум не трогал мои крылья. Почти не касался моей ауры - просто не мог, ибо оковы посмертия не позволили бы это. Он всего лишь схитрил, создав мне нужный настрой, слегка поторопил события и красиво исчез, чтобы не попасть под удар, когда моя истинная сила, наконец, по-настоящему проснулась.
        Но я его не виню: трудно быть духом и сохранить себя там, где бушует древняя сила Танцующей. Если бы он не ушел, я могла бы вышвырнуть его в Мир Теней надолго. Могла бы остаться по-настоящему одна, среди гор, почти ничего не понимающая в том, что мне открылось. И могла никогда не понять, как же мне вернуть к жизни Ширру.
        Рум... мой старый и новый друг. Странный попутчик, терпеливый родитель, заботливый учитель и преданный страж. Это ведь твой голос уверенно направлял меня, мой суровый и скрытный наставник. Это ты никуда не ушел из Иира, когда я совсем отчаялась и решила, что все меня бросили. Ты незаметно последовал за мной к Ледяным Чертогам. Ты все время незримо поддерживал мои крылья. Ты помог невредимой добраться до цели. И это ты Танцевал со мной в ночи, помогая впервые открыть Тропу меж мирами. А потом взял за руку и настойчиво повел вперед, через тени, сомнения и страхи. С тем, чтобы я, наконец, нашла свою единственно важную цель - его смутную Тень, потерянную и заблудшую. Подхватила ее и вернулась обратно. Вдвоем. С ним.
        Разве должна я винить тебя за это?
        Да и кто, как не я, сможет по достоинству оценить этот поистине восхитительный блеф? Кто, как не я, сумеет во всей красе увидеть всю глубину этого коварного фарса? Кто, как не я, способен понять твой неоднозначный поступок? И кто, как не я, решится сейчас только с благодарностью улыбнуться?
        - Прости меня, Трис, - тихо шепнул бывший Повелитель Шаиира, виновато угаснув.
        - Прощаю, - так же тихо прошептала я, прижимая к груди теплый золотистый комочек его любящей души. - Я всегда тебя прощаю и очень люблю, что бы ты ни натворил.
        Он только вздохнул.
        Мы довольно сидели вот так, прижавшись друг к другу и размышляя каждый о чем-то своем. Я вспоминала все, что со мной случилось за эти месяцы. Он, наверное, думал о том, как же теперь сложится наша жизнь - когда Аллиры слегка попритихли с восторгами, шаддары все еще ошарашены моими поступками, сама я еще не до конца понимаю, чем владею, а значит, мне и дальше потребуется чуткое руководство мудрого учителя.
        Было очень светло, потому что белые стены испускали ровный голубоватый свет. Тепло, потому что от Рума даже в призрачном виде исходило приятное тепло. Тихо, потому что мы оба молчали. И очень спокойно, потому что на душе у меня царил удивительный мир. Я многое поняла за то время, что провела рядом с Ширрой. Многого достигла. Нашла хороших друзей. Я изменила мнение об этом мире и своем месте в нем. Я прошла через леса, болота и горы. Я нашла, наконец, тех, рядом с кем могу чувствовать себя спокойно. И оставила в прошлом ошибки, которые все-таки успела совершить...
        И вот последняя мысль отчего-то вдруг задержалась в голове. Настойчиво забилась, заколотила в закрытые ставни, требовательно завопила о важном и успокоилась лишь, тогда, когда я от растерянности ее впустила и пристально рассмотрела со всех сторон. Не знаю, почему, но я вдруг вспомнила рассказы старого Омнира, горькие воспоминания Рума, сожаление Шииры и его слова о том, что всем нам будет трудно измениться. Затем - бесконечный покой Мира Теней. Зеркало Иира, в котором, как в воде, отражалось прошлое и настоящее. Наконец, я почему-то подумала о матери... а потом вдруг подскочила на месте и принялась лихорадочно одеваться.
        - Эй, ты чего? - удивленно слетел на пол Рум.
        - Я знаю, КАК появились Мертвые Пустоши! - выдохнула я, спешно натягивая свежую рубаху.
        - Ну и что? Я тоже: их сотворили мы сами, когда там гремела Последняя Битва. Магии тогда было хоть объешься - Аллир и нашей. Я сам, признаться... ну, это неважно, - неожиданно смутился Рум. - Но думаю (да-да, и не смотри так скептически!), что это не Миарисс тогда натворила, а, как ни стыдно признаваться, мы все. С ней вместе. Я, она, Бретован, который был тогда совсем юн, ее ближайшие сестры... знаешь, когда вокруг царит столько ненависти, крови и безумия битвы... а мы, честно сказать, в то время ВСЕ были слегка неадекватны... то душам убитых довольно сложно покинуть то место, где их тела бросили в забвении.
        - Точно. Просто у разных рас и души повели себя по-разному. Кто-то спокойно ушел, отпустив свое прошлое. Кто-то остался мстить, отринув шанс на возрождение и постепенно забыв о причинах. Кто-то все-таки переродился, но в другое, уродливое и неживое тело... ты никогда не думал, откуда там взялись вампиры?! Та крылатая (обрати внимание!) мерзость, которая нас чуть не сожрала? И заметь, они явились точно тогда, когда мы подошли к границе! Ширра их абсолютно не испугал!
        - Конечно, не испугал, - буркнул дух, еще не понимая, что к чему. - Они никогда нас не боялись. Бывало, сунешься туда, так потом до самого Иира несешься, теряя перья и костеря этих гадов на чем свет стоит... злобные твари! И живучие!
        - Прямо, как вы, - в каком-то прозрении прошептала я, и он уставился на меня во все глаза. - Ведь в ту ночь твои братья и сестры тоже погибали сотнями. Вы тоже, как и все, были безумны... возможно, даже больше, чем все остальные... а Миарисс, начиная ритуал возрождения, пытаясь поднять своих павших подруг... думаю, она немного не рассчитала сил...
        - Хочешь сказать...?!
        - Да. Думаю, она случайно подняла ВСЕХ, кто там был. Не желая того. Не понимая. А ведь там умирали и люди, и эльфы, и гномы, и простое зверье... быть может, оборотни не зря никогда не встречаются среди нелюдей? А криксы не зря никогда не трогают эльфов? Может, и вампиры в силу определенных причин так рьяно берегут свои границы? Живя семьями, словно кланом, не разумные, но и не тупые, полуживые-полумертвые...
        - Нет, - ошарашено помотал головой Рум. - Не может быть! Мы не могли стать... такими!!
        - Почему? - все так же тихо прошептала я. - Потому что были когда-то велики и могучи? Потому что имели прекрасные души и сами когда-то делились своим светом с другими? Вспомни: Миарисс называла своих дери детьми... понимаешь? Она сделала их почти родными, близкими, но этого никогда бы не случилось, если бы тут была замешана только магия! Она дала им частичку себя! Вы все дали новым народам частичку себя! И за это вас так боготворили! Поэтому появился культ Двуединого! За творение! Создание! За жизнь!
        - Боже...
        - Вот именно. Там, в Мертвых Пустошах все еще остались неприкаянные души! ВАШИ души, Рум!! Твоих братьев и моих сестер!! Изуродованные, покалеченные, разбитые на сотни осколки и запрятанные в полумертвые тела... но они все еще там! Вот почему они не могут возродиться!! И я теперь понимаю, ЧТО нам с тобой надо сделать!
        - Трис, ты в своем уме?! У тебя не хватит сил!!
        - Ничего, - прошептала я, выбегая из спальни. - Уж на то, чтобы их освободить, у меня магии хватит.
        Воровато прокравшись по узкому каменному коридору, я почти бегом миновала один громадный ледяной зал, блистающий снегом и серебром, затее второй, третий... по сторонам не смотрела, чтобы не задерживаться и не разглядывать чудесные узоры на покрытых инеем стенах. Потом как-нибудь. Если будет время. Прячась за колоннами, стелясь серой тенью вдоль изящных статуй, ужом проползая мимо глубоких ниш, торопливо бежала прочь. Откуда-то точно зная, где выход и уверенно ориентируясь в извилистом лабиринте горных тоннелей.
        - Сумасшедшая! - недовольно проворчал Рум, тем не менее, неотступно следуя за мной. - У тебя еще крылья не отросли!
        - Ничего. До следующего полнолуния всего месяц. Но ждать так долго я не могу.
        - Ты свалишься с первой же скалы, - предупредил меня дух.
        - Когтями воспользуюсь, не бурчи.
        - Ты замерзнешь!
        - Сайеши надену.
        - Он остался внутри!
        - Тогда шерсть отращу погуще, - отпарировала я, осторожно выглядывая из-за крутого поворота. Ага, все правильно - вон, впереди виднеется узкая полоска света. Долгожданный выход. Только там бледными тенями маячат сразу с десяток крылатых стражниц.
        И что прикажете? Подойти и грозно потребовать выпустить? Ну да, они выпустят, конечно, но потом за нами увяжется такая процессия, что я просто не смогу нормально сосредоточиться! Никто меня в одиночку не отпустит в низины, где безраздельно царствую шаддары. Хоть и притихли они сейчас, но рисковать ни одна Аллира не станет. Иными словами, со мной в этом случае спустится вся моя маленькая армия. С песнями и фанфарами, под бой барабанов и блеск наточенных мечей. Потом подтянутся и Шииры, почуяв присутствие чужих на своих исконных землях. Окружат, переругаются, как всегда, намекнут на нарушение границ. А если и нет, то все равно будут стоять над душой, сопеть, пыхтеть, пихаться, шуметь... не-е-т, ребята, я же говорила: это не мой стиль. Лучше уж я по старинке, потихоньку, пока никто не видит... да и вдруг ошибусь? Хоть не так стыдно потом будет. Вот только охрана...
        Я обернулась и выразительно посмотрела на Рума.
        - Что? - отчего-то занервничал он.
        - Давай, действуй, - широко улыбнулась я, кивая в сторону прохода. - Усыпи их! Ты ведь умеешь, правда? Как тогда, в Ларессе? Ну, покажи класс!
        - Не буду!
        - Давай, Рум, не вредничай. Когда еще выпадет такая возможность безнаказанно посмотреть, как красивые девчонки от одного твоего вида падают в блаженный обморок? Раз уж тебе так понравилась натура наглого, дерзкого и вредного призрака, то будь добр - соответствуй выбранному образу!
        У него даже дар речи пропал от такой наглости. Затем невнятно пробурчал нечто нелицеприятное в мой адрес, но все-таки вздохнул и быстрее молнии метнулся в сторону ничего не подозревающих стражниц.
        - Х-ха-а! - выдохнул он им прямо в лицо какую-то мелкую пыльцу.
        Я удовлетворенно кивнула, проследила за плавно оседающими телами, гордо констатировала, что и легендарный Аллиры не смогли противостоять крохотному колдовству моего боевого товарища (не зря он когда-то был Повелителем Шииров!) и, осторожно переступив через неподвижные тела, бегом кинулась из ледяного дворца.
        Ха-ха! Пара пустяков! И кто сказал, что Ледяные Чертоги невозможно покинуть?!
        Правда, радость моя была недолгой - каменный уступ, продолжающий пол, круто обрывался примерно в пяти шагах от входа. А за ним царила сплошная туманная пленка, коварно скрывающая под собой скалы, обрывы, ловушки, снега.
        - И что дальше? - ехидно осведомился Рум, подлетая ближе. - Может, подождем, пока у тебя снова вырастут крылья?
        Тихонько фыркнув, я упрямо опустилась на коленки, зацепилась когтями за крошащийся край и бестрепетно спустила ноги, потихоньку съезжая на брюхе, как распластавшаяся по стене лягушка. А что еще прикажете делать? Крылья-то на самом деле тю-тю, без них я летать еще не научилась, а сигать с такой высоты... у-у-х, как голова-то сразу закружилась... может только законченный идиот или обезумевший смертный. Мне же пришлось, пыхтя и вполголоса ругаясь на излишнюю жесткость и пробирающий до костей холод, справляться, как всегда - ручками и ножками. Но (демоны Иира!) какой же тут сильный, оказывается, ветер!
        Рум, слетав на разведку, покружив по окрестностям, оценив гигантскую высоту Летящих Пиков, сперва скептически хмыкал, потом откровенно заскучал, и, наконец, не выдержал.
        - Трис! Ты так полгода спускаться станешь! К этому времени Аллиры тебя благополучно похоронят, как без вести пропавшую в Ущелье Потерянных Душ, а Ширра найдет себе другую красотку!
        - Не мешай, - процедила я, осторожно переставляя пальцы, стараясь не смотреть вниз и настойчиво ища опору под левой ногой, которая так не вовремя вдруг повисла в пустоте.
        - Может, позовешь его?
        - Ширру?!
        - А что? Он большой, с крыльями, в отличие от некоторых - враз доставит куда нужно и еще спасибо скажет, что ты позволила снова подержать себя на руках.
        Я задумалась: и правда, он же маг. Такой же, как я, его отец, Рум когда-то. Может, он и мысль мою услышать сумеет? Если не поможет, так я хотя бы буду знать, что у него все в порядке?
        "Ширра?" - неуверенно позвала, но тут же перехватила выразительный взгляд маленького мерзавца и поспешно осеклась. Иирова пламя! Вот гаденыш! Да Ширра же меня первый и запихнет обратно под одеяло, едва я только заикнусь о том, что пришло мне сегодня в голову! Схватит в охапку, спеленает, как ребенка, нарычит, засунет в мешок и доставит под белы рученьки моим Аллирам, чтобы дурью не маялась и не лазала по горам в таком виде! И этот полупрозрачный гад отлично все знал! А то и переговорить успел, если Ширра все-таки смог оказаться в Мире Теней раньше. ДО того, как я его оттуда так бесцеремонно увела. И потом: что я ему скажу, когда увижу?! Здравствуй, я тут по дороге в тебя случайно влюбилась, поэтому не мог бы оказать мне еще одну услугу?..
        Я только представила, как буду стоять, краснеть и мяться в присутствии его ужасающе прекрасных крыльев, как буду тонуть в этих черно-золотых глазах, слабеть, бледнеть и не знать, куда себя девать, одновременно надеясь на то, что он как-нибудь найдет выход из такой пикантной ситуации... и действительно: едва не свалилась с обрыва. Лишь в последний момент сумела уцепиться за выемки в камне и, посерев от мысли об ужасающей высоте, испуганной пиявкой прилипла обратно.
        - Трис! - сердито ахнул мой неугомонный спутник. - Да что ж такое-то?! Ух, была б моя воля, так бы тебя отшлепал, чтобы ты потом еще с год сидеть не смогла! Ненормальная! Куда ты полезла со своими человеческими руками?!
        Мне стало обидно, правда. Так обидно, что я сама непроизвольно зарычала и в неожиданном прозрении отрастила себе не только устрашающие по длине когти, но и самые настоящие лапы. Мельком взглянула на то, что получилась. Обмерла, конечно, но потом махнула на все рукой и, повиснув в пустоте, принялась старательно переделывать все остальное. А что? Чего он обзывается? Да, я еще плохо умею. Да, полностью я вообще никогда не менялась, но раз уж Ширра может, то чем я хуже? Да и холодно, в самом деле, я ж сюда в одной только рубашке выскочила. Но теперь дудки, плевать на внешность - сделаю себя такой, чтобы и тепло, и удобно, и бежать легко, и по скалам могла дикой кошкой вскарабкаться.
        Кстати, о кошках...
        Я напряглась, на пару минут прикрыла глаза, терпеливо подождала, пока перестанут хрустеть и меняться кости. Внимательно оглядев свое причудливо изогнувшееся тело, покрытое мягким серебристым мехом, повертела перед глазами мощную лапу с растопыренными коготками. Вдоволь налюбовалась и только тогда осторожно поменяла позу - встала на отвесной скале головой вниз, а хвостом... ЧЕМ?!! ах, да, он же мне нужен для равновесия... почти что в зенит. Кстати, это оказалось не только удобно, но и практично - двигаться носом по ветру гораздо удобнее, чем ползти в том направлении спиной вперед.
        Немного помявшись и освоившись, уже вполне уверенно огляделась, проигнорировала отвисшую челюсть своего нахального помощника. Из вредности показала ему язык. Наконец, решилась и, мощно оттолкнувшись всеми четырьмя лапами, стремительно прыгнула прямо в пропасть. Легко перелетела через громадную яму, с замиранием сердца проследила за проплывающими внизу облаками. Но уверенно приземлилась на пару сотен шагов ниже, удовлетворенно рыкнула и прыгнула снова. Убедилась, что тело отлично слушается и способно на большее, улыбнулась, выдохнула горячий пар, полюбовавшись тем, как он замерзшими искринками падает на обледеневшие камни. А потом и вовсе помчалась со скоростью дикого ветра, уже не обращая внимания на такие мелочи, как снег, острые скалы, хлесткая вьюга, быстро приближающиеся склоны соседней горы и внезапно истончившийся, ослабленный, но весьма обеспокоенный вопль отставшего Рума:
        - Три-и-ис...
        Надо же: никогда не думала, что он в кои-то веки не сможет за мной угнаться. Ха-ха. Наконец-то, мне есть, чем похвастать.
        Без труда одолев половину сумасшедшего спуска и внимательно глянув на раскинувшиеся у подножия Мглистых Гор Мертвые Пустоши, я снова ненадолго задумалась. Огромный скальный массив охватывал пустынную низину внушительным полукругом, на одной стороне которого высились неодолимые горы, а с другой протянулась почти не видимая с такого расстояния Граница. Где стояли человеческие форты, заставы, Патрули. Где уже много веков идет нескончаемая борьба на выживание. Где бок о бок с людьми упорно сражаются эльфы и гномы, опровергая все прежние споры, сметая старые сомнения и наглядно демонстрируя ушедшим создателям, что даже с такой разной внешностью, со столь странными душами, в пыли, в крови и грязи... они все равно останутся братьями. Одинаково опечаленными детьми своих крылатых родителей, которые и спустя много веков все еще терпеливо ждут их возвращения.
        Я плотно сжала челюсти, думая о том, что среди этих бойцов где-то остался Лех и его гнотт. Где-то есть Беллри с Шиаллом, старый Воевода Сид. Старик Омнир. Многие и многие тысячи тех, кто живет в вынужденном страхе перед тем, что еще вяло шевелится во мраке этой мертвой земли. Это наша вина, что так случилось. Это мы не досмотрели. Это из-за нас им пришлось самим взяться за оружие и, не надеясь ни на кого, самим отстаивать свое право на жизнь и спокойное будущее для своих народов.
        Однако я могу им в этом помочь.
        Да, равнина огромна. Да, я не сумею отсюда ударить по ней так, чтобы не задеть Торрот, Грок, Шепил и все остальные заставы, где еще остались живые. Правда, если попробовать свернуть немного правее, стащить за собой снежную лавину с гор и провести ее по самому краю, буквально у самой Границы, застилая Пустоши ледяным покрывалом, возможно, у меня хватит сил покончить в этим за один раз. Сегодня. Сейчас. Пока у меня еще осталась решимость.
        В последний раз оглядевшись, принимаю решение и, тряхнув косматой головой, начинаю разбег. Быстрее, еще быстрее... сильные лапы уверенно несут меня вправо и вниз, по огромной дуге огибая гигантское мертвое болото и, заодно, поднимая за спиной целые стены из обледеневшего снега. Вперед... теперь только вперед, пока эти стены не сорвались и не погребли меня под собой.
        Я бегу, незаметно отпуская вовне жалкие крохи оставшейся магии. Бегу, скупо цедя драгоценные капли сквозь тело, и бросаю их там, где к земле прикоснулся мой след. Я бегу, постепенно вздымая за собой целый вал подвластных мне льдов. Бегу, словно за мной снова гонятся полчища демонов. А следом, повинуясь неслышному приказу и окрепшей воле, все новые холодные стены встают неодолимой преградой, грозя вот-вот обвалиться и уничтожить любого безумца, кто посмеет встать у них на пути. Впереди хлещет ветер, позади бьется вьюга, до самых небес взметываются снежные хлопья и возвещают о том, что Летящие Пики очнулись от долгого сна. А я бегу. Как только можно, бегу. И за мной, послушные и пока еще смирные, все быстрее набирают скорость громадные снежные пласты.
        Я бегу... нет, я почти уже мчусь. Буквально лечу на невидимых крыльях, торопясь поскорее опустить этот грозный вал на уставшую, исстрадавшуюся за тысячелетия войн землю. Я схожу со снегов, будто с белых ступеней, смотрю на чернеющие воды, где нет проблесков жизни, и, больше не колеблясь, продолжаю свой неистовый бег. Но теперь по прямой, по строгой прямой, точно влево, чтобы не задеть человеческие города, и чтобы несущаяся за мной белая смерть прокатилась лавиной точно посередине Мертвых Пустошей. Быстро, гладко, как по свежезалитому катку, от Мглистых Гор до последнего рубежа людей, укутывая насквозь промерзшие озера мягким покрывалом забвения, даря растревоженным призракам покой и прощение. Помогая уродливым телам закончить свой долгий век, а расколотым душам даря долгожданную возможность на возрождение.
        Да, я бегу. Мысленно прочесываю каждую земляную пядь. Чувствуя, как насквозь промерзает подо мной болото. Как с безмолвным криком вмерзают в прочный лед полуистлевшие тела и отпускают, наконец, тех несчастных, что были так долго заточены внутри этого жуткого плена. Я вижу, как сзади укутывает снегами крохотные островки суши. Вижу, как стелется по ним свежая поземка. Как струятся целые снежные вихри, надежно скрывая мой след, сметая следы прошлых битв, ласково глядя израненную землю и милосердно погружая ее в долгий, целительный сон.
        Когда-нибудь сюда снова вернется жизнь. Когда-нибудь здесь снова встанут стеной зеленые леса. Когда-нибудь сюда вернутся звери, а певчие птахи будут звонко кричать на весь мир, что Мертвых Пустошей больше нет. Что эта земля ожила. Оправилась. Воспряла. Что здесь больше нечего бояться и не от кого прятаться. Когда-нибудь... но не сейчас. Сейчас она засыпает, благостная и умиротворенная. Засыпает, чтобы забыть о боли, ненависти и пролитой крови. Засыпает охотно, с благодарностью, и плавно отпускает из давнего плена ненужные больше осколки.
        Я вижу, как чужие Тени медленно кружат в воздухе, постепенно уходя в иные Миры. Слышу, как облегчено вздыхают их уставшие души. Чувствую, как пристально смотрят они мне во след, и точно знаю, что когда-нибудь... пусть даже через много веков... они все-таки сюда вернутся. И просто бегу, улыбаясь, потому что ничего иного больше не нужно.
        В какой-то момент мне вдруг кажется, что впереди что-то подозрительно блеснуло. Какой-то неясный свет, раздробившийся на несколько крохотных огоньков. Что это? Как? Живые?!
        Встревожено приближаюсь и вижу: действительно, живые. Пятеро. Трое людей, эльфы и. . я словно на стену наткнулась, во все глаза изучая до доли знакомые лица: обветренные, суровые, непонимающе оглядывающиеся в поисках причины неожиданного похолодания. Безумцы. Какие же они все-таки безумцы. Упрямые. Не сдались. Упорно идут, куда не следует, и даже сейчас, когда моя смутная тень возвышается над ними почти на два с половиной человеческих роста, все равно не боятся - покрепче сжимают оружие и вызывающе смотрят в ответ. Смотрят в горящие серебром глаза чудовищной тигрицы, за плечами которой нетерпеливо бьется пурга. А над макушкой, почти незаметный и унизительно скромный, бешеным шариком вьется золотистый комочек и отчаянно ругается на всех языках этого мира.
        - Ты... несносная... упрямая... вредная... р-р-г-н-ах!.. девчонка! О чем ты думала, когда творила эту... это... гра-ва-арас-е! Это ж надо... несется, как ненормальная! Целый пласт подняла! Такую силищу! Сама на упыря похожа, а все туда же - мир спасать! И этих недоумков, заодно, от которых ни слова доброго не дождешься! Вон, вытаращились, будто им тут не целую тигру показывают, а фигу с маслом!..
        - Трис?!!! - вдруг изумленно ахнул Беллри и непроизвольно отшатнулся.
        Молодец, признал, хотя я совсем на себя не похожа.
        - Трис?!!!
        "Ну, здравствуй, ушастый, - запоздало улыбаюсь в ответ, потому что в таком виде говорить не умею. - Вы что тут забыли? Ну-ка, брысь, пока я работаю! Слышали? Кто-то, между прочим, обещал, что не станет делать глупостей!"
        - Трис? - дрогнувшим голосом переспросил Лех, неуверенно разглядывая мое новое тело. Массивное, удивительно крупное, страшноватое, но при этом и ужасающе красивое. Той хищной, дикой и свирепой красотой, которая всегда меня восхищала в Ширре. Ведь, наверное, именно воспоминание о нем навеяло мне смутное подозрения, что теперь я тоже так могу. - Это ты?
        Я улыбнулась шире и чуть кивнула.
        "Беллри, марш отсюда! - строго велела эльфам. - Вам тут больше делать нечего. Со мной все в порядке, с шаддарами мы тоже почти все уладили, так что дайте мне закончить и постарайтесь не попасть под удар".
        - Что ты хочешь сделать?!
        "Хочу вылечить эту старую язву. А вы мне, между прочим, здорово мешаете".
        - Ты... - Беллри неуверенно покосился за беснующийся ураган за моей спиной.
        "Устала и очень голодна. Так что поторопитесь, пока я еще могу ЭТО сдерживать. Мне бы не хотелось потом выгребать из-под завалов ваши замерзшие тела".
        Патрульные растеряно переглянулись.
        "Потом сама вас найду, - смягчилась я. - Все расскажу, объясню и надаю подзатыльников за то, что вовремя не открылись. С Ширрой мы поладили, войны не будет. Летящие Пики успокоились и мы почти в мире. А теперь идите. Я попробую немного задержаться, чтобы никого не задело. Но после... клянусь, что мы еще встретимся".
        Эльфы, наконец, поверили - склонились в почтительных поклонах и, коротко пропев что-то на свое языке (эх, надо будет выучить, а что я за Аллира, которая не знает, как разговаривать со своими младшими братьями?!), сноровисто похватали мешки. Лех, ненадолго задержавшись, пристально посмотрел в мои новые глаза, чему-то кивнул, посветлел лицом и тоже кинулся прочь. За ним заторопились и Рес с Кротом.
        В последний момент Рес все-таки не выдержал, обернулся.
        - Знаешь, Трис, а тебе идет. Все-таки есть в этом что-то от оборотницы, - хитро подмигнул и стремглав исчез среди снежных завалов.
        Я хмыкнула. Подождала немного, чтобы быть уверенной, мысленно проследила их путь. Поцокала языком, понимая, что до Торрота им еще топать и топать. Наконец, нетерпеливо помялась, беспокойно покосилась за спину, где ледяные валы уже угрожающе изгибались над моей головой. Наконец, махнула лапой: магичка я или нет?! И, послав друзьям вдогонку короткий мысленный импульс, к которому прилагалась неплохая защита от магии, стремглав помчалась дальше, уже с немалым трудом сдерживая разбуженные мной же силы.
        Уф-ф-ф... наконец-то! Дотащив на хребте эту адскую ношу, без сил падаю в холодный снег и с наслаждением вдыхаю свежий морозный воздух. Я права! Я была права насчет душ и вампиров! Я сделала то, что хотела, и никто... никто мне не помешал!! Больше не будет никаких Мертвых Пустошей! Больше не будет никакой войны! Больше не будет ненужных смертей и бесконечной борьбы! Ни-че-го! Только мир, покой, радость и... Ширра.
        Я блаженно зарылась носом в снег.
        Ох, Ширра... вот теперь, мне кажется, я готова с тобой снова встретиться...
        Эпилог.
        - Ну что? Довольна? - сердито пробурчал Рум, когда ветер вокруг утих, а снежная вьюга, поднятая мной, наконец, постепенно развеялась.
        Я перевернулась на спину и красноречиво подрыгала сразу всеми лапами, чтобы наглядно показать, насколько была довольна. Потом плюхнулась снова на живот, не чувствуя даже толики дискомфорта, стряхнула с ушей снег, позволила ему поворчать еще немного. А потом успокаивающе фыркнула.
        "Что ты злишься? Все ведь получилось?"
        - Ну, да. Конечно. Ты сбежала от шаддаров, едва не погибла в Ущелье, чудом выжила, потом удрала из Ледяных Чертогов, взбаламутила всю равнину, чуть не половину здешних магов заставила хлопнуться в продолжительный в обморок, а вторую довела до истерики, потому что никто не думал, что Крылатые еще существуют... испортила Пустоши, засыпала снегом эльфийский Лес, болота превратила в каток для детишек... чуть не треснулась лбом о скалы... и говоришь, что все хорошо?!
        "Да", - мурлыкнула я, поигрывая длинным хвостом.
        - Демон Иира!
        "Сам ты демон, - я неожиданно прыгнула и накрыла его собственным телом, чтобы не портил настроение и не ворчал в то время, когда мне так хорошо. - Мелкий, ворчливый, сварливый и вечно недовольный демон... которого я до сих пор почему-то люблю".
        Рум на мгновение замер среди когтистых лап, осторожно выглянул наружу, присмотрелся и странно вздохнул.
        - Нет. Все-таки демон. А жаль...
        Я удивленно моргнула, но он легко высвободился, неожиданно разросся до своих истинных размеров, отвесил изысканный поклон и, взмахнув полупрозрачными крыльями, лукаво прищурился.
        - Мне пора, Трис.
        - Куда?!
        - Домой. А ты встречай своего демона, раз так о нем печешься, - Рум хитро подмигнул, побледнел и снова рассыпался желтыми искрами, оставив после себя слабый привкус грозы, добродушной насмешки и едва уловимого одобрения.
        Я звучно чихнула, на мгновение зажмурившись, потрясла головой, еще не понимая, что случилось, но потом открыла глаза и ошеломленно замерла, потому что напротив, как раз там, где только стоял мой коварный хранитель, теперь смущенно переминался массивный черный зверь. Крупный, не меньше меня, с густой мягкой шерстью, наполовину посеребренной слетевшим со скал снегом, с теплыми золотыми глазами и неуверенной улыбкой, которая легко угадывалась даже в этом страшноватом теле.
        "Трис? - тихонько позвал он, и меня снова бросило в дрожь. - Трис, ты меня слышишь?"
        Я растеряно прижалась к земле, будто пыталась раствориться в снегу и стать невидимой в своей серебристой шубе, но не помогло - Ширра все равно неотрывно смотрел, неподвижно стоя всего в нескольких шагах впереди, и молча спрашивал. Настойчиво задавал тот самый вопрос, на который я все-таки пообещала ему ответить.
        Боже... как странно... он все-таки здесь!
        Я зажмурилась.
        Ну, что же ты, Трис? Что же медлишь и стонешь? Чего еще ждешь, ведь ты так хотела его увидеть?! Мечтала обнять, прижаться и глупо расплакаться, потому что совсем недавно даже надеяться не могла, что неожиданно встретишь свое счастье. Так что же ты, Трис? Что молчишь и вжимаешься в землю? Прячешь свой взгляд и не смеешь посмотреть ему прямо в глаза? Ведь это за ним ты так долго шла, надеясь на чудо. Ему так сильно верила, даже тогда, когда все сложилось не в его пользу. За него так боялась, падая в пропасть. И для него Танцевала во сне, душу и сердце отдавая. . тоже ему. Все отдавая тому, кому неожиданно сама стала судьбой.
        Моей щеки осторожно коснулась теплая рука. Самая настоящая, без когтей и костистых гребней. Обычная, нежная, живая... дотронулась ласково, трепетно, почти робко, и бережно провела кончиками пальцев от ровного лба, скрытого длинной челкой, до гладкого, прохладного, слегка заостренного подбородка.
        Ширра медленно приподнял мое лицо и настойчиво заглянул за пугливо дрогнувшие ресницы.
        О, боже... я снова дрожу?
        Да, это правда. Стою, не дыша, боюсь этой минуты, хочу снова сбежать, но отстраниться уже не в силах, потому что... не знаю... не помню... и, кажется, скоро умру. Впрочем, нет, это мелочь. Я ведь согласна. На все уже согласна, лишь бы он и дальше стоял вот так, рядом. Закрывая меня от ветра, пряча в своих ладонях мои руки, взволнованно дыша, сдерживая грохот своего большого сердца и все еще тщетно гадая: каков... так каков же будет мой ответ?!
        - Да, - шатаясь от слабости, прошептала я и, все-таки не удержавшись, со стоном прильнула к его горячему телу. Коснулась пальцами наших, спаянных в единое целое риаллов, которые он до сих пор носил, как родные, но тут же отдернула, словно обжегшись. Забавно... они сплелись сейчас так же, как наши ожившие души. Тесно. Плотно. Любовно. - Да, Ширра... всегда только "да"... мне больше ничего не нужно!
        - И мне, - шепнул в ответ шаддар, наконец-то, обнимая меня за плечи. Все так же бережно и осторожно, будто я была создана из горного хрусталя. Прижался щекой, закрыл от всего мира, коснулся губами заметно посветлевшей макушки и с облегченной улыбкой сказал:
        - Ну, здравствуй, моя прекрасная беглянка. Надеюсь, теперь ты перестанешь, наконец, от меня убегать?..

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к