Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Третья сила Александра Лисина
        Без права на выбор #11 Последняя партия Игры начинается. Основные Игроки определились, ставки тоже известны, доска небрежно развернута в сторону зрителей… пусть да продолжится Игра. И пусть в ней победит сильнейший.
        Лисина Александра.
        Без права на выбор.
        Часть 8. Третья сила.
        Пролог
        "Иногда даже Свет может стать подобным Тьме, а Тьма способна принести успокоение. Нужно только правильно встать, чтобы увидеть между ними разницу".
        Совет неизвестного.
        Когда на Степь медленно опустились сумерки, на границе Тихого Плато один за другим стали появляться яркие огни - погребальные костры разгорались быстро, охотно, словно специально дожидались наступления темноты.
        Возле них угадывалось смутное движение - друзья и родичи, по обычаю, пришли проститься с погибшими. Кажущиеся бесконечными шеренги скорбно молчащих людей беззвучно отдавали последнюю дань тем, кто по воле богов не пережил прошлую ночь. В темноте тускло поблескивали стальные чешуйки на бронях. Пламя причудливыми бликами играло на шлемах, маленькими солнцами отражалось на обнаженном, вскинутом в приветственном жесте оружии и странно мерцало в глубине сотен тысяч глаз, в едином порыве устремленных на небо.
        Однако царящее над Степью молчание отнюдь не было гробовым или зловещим. Люди не выглядели подавленными или убитыми горем. Сейчас они просто прощались. Вспоминали голоса ушедших, мысленно видели их спокойные лица. И желали легкого перехода в иную жизнь, при этом совершенно точно зная, что расставание не навечно.
        А когда костры прогорели больше чем наполовину, над Степью послышалась странная песнь. Неизвестно кем исполненная. Неизвестно для кого предназначенная. Просто песнь - тихая, размеренная, умеющая проникать в самое сердце. На странном, мало кому известном языке, который, тем не менее, нашел отклик в людских душах. И который многим показался смутно знакомым, потому что каким-то неведомым образом сумел пробудить что-то глубинное, вечное и очень важное.
        Услышав эту песнь, маги дружно вздрогнули и с надеждой вскинули головы, словно ожидая еще одного знамения. Следом за ними облегченно вздохнули скароны. Мгновенного успокоились взбудораженные недавним боем оборотни. Недоуменно заозирались мало что понимающие в происходящем рейзеры и Орденцы. Казалось, незнакомый голос, тихо провожающий отлетевшие души, лился отовсюду: из воздуха, журчащих в Степи ручьев, из самой земли. Шел сразу со всех сторон, небрежно ероша холки крупных волков на соседнем пригорке, щекоча аккуратные уши таких же крупных рыжих котов и заставляя странно встрепенуться стоящую отдельно ото всех группу воинов в одинаковых черных доспехах с серебристой окантовкой.
        Если бы кто-то мог в этот момент заглянуть под плотные черные маски, то наверняка поразился бы теплым улыбкам, промелькнувшим на суровых лицах. Если бы кто-то мог заглянуть в их души, то сильно удивился бы внезапно воцарившемуся там миру. А если бы кто-то мог видеть то, что на самом деле происходило над догорающими кострами, то вряд ли сумел бы сдержать громкое восклицание.
        Однако этого никто не увидел. И сути действия, скрытого за очищающим пламенем, не сумел понять. Почти никто, кроме вставших плечом к плечу кровных братьев, среди которых было четверо высокопоставленных скаронов, два оборотня, четыре аристократа, один самый настоящий призрак и две незрим
        Глава 1
        Когда полог оккупированной мной палатки резко отдернулся, я слабо улыбнулась: ну, наконец-то! Еще немного, и уснула бы прямо тут, так и не поздоровавшись с братиками. Однако они, наконец, вернулись с церемонии, поэтому я бесшумно поднялась с грубовато сколоченного топчана, где терпеливо ждала почти половину оборота, и негромко сказала:
        - Привет. Как у вас дела?
        - Гайдэ! - вошедший первым Мейр аж споткнулся от неожиданности, но потом спохватился, разом просиял и, сорвав с себя шлем, со всех ног кинулся навстречу. - Гайдэ, откуда ты взялась?! Когда вернулась?! Как Лин?!
        Я осторожно погладила крепко спящего кота, но тот так уютно пригрелся у меня на груди, что, кажется, совсем не собирался просыпаться.
        - Как видишь, живой. А вернулись мы совсем недавно. Неужели не слышал?
        - Слышал, конечно, - улыбнулся в ответ миррэ. - Просто сперва не поверил, что пела именно ты. Это было красиво и очень трогательно.
        - Спасибо. Простите, что мы так долго. Честное слово, не думала, что так получится. Сами-то как?
        - А ты как думаешь? - настороженно отозвался Бер, подчеркнуто неторопливо разоблачаясь и пока не спеша выражать бурные эмоции по поводу моего возвращения. - Это наши, несмотря на то, что события начали развиваться совсем не по плану, перенесли ваши подвиги довольно спокойно. Даже на Лина не особенно среагировали. А вот для валлионцев появление второго демона оказалось большим и ОЧЕНЬ неприятным сюрпризом. Когда же дело дошло до богов... знаешь, я никогда не думал, что увижу, как отвисают челюсти у создателей нашего мира.
        Я пожала плечами.
        - Ничего, переживут.
        Бер последовательно отложил в сторонку шлем, оружие, доспех; затем отряхнулся; пригладил трепанные волосы. Наконец, внимательно меня изучил и только тогда задал самый важный вопрос:
        - Гайдэ, ты... в порядке?
        - Да. Насколько это вообще возможно в моем положении.
        - Но твоя дейри... - прикусил губу Гор, с тревогой рассматривая пустоту над моей головой. - Ох, Лойн... что стало с твоей дейри?!
        - Просто ослабла. Не волнуйся, это не навсегда.
        Ас тяжело вздохнул и быстро подошел, оттеснив неуверенно замявшегося Изумруда.
        - У тебя мало сил, - тихо сказал он, осторожно сжав мои плечи. - Ты совсем истощилась.
        Я неловко отвела глаза.
        - Это был трудный бой, брат. Да и Лин все еще нуждается в моей помощи.
        Фантомы дружно посмотрели на исхудавшего, ставшего невероятно уязвимым шейри и помрачнели: Лин действительно выглядел ужасно. Правда, уже не так страшно, как сутки назад, но все равно было понятно, что восстанавливаться ему придется долго. Даже Харон не сумел восполнить его резервы до конца, поэтому большую часть времени он проводил в максимально экономном режиме - то есть, просто-напросто спал. Однако даже во сне продолжал незаметно тянуть из меня силы, поэтому неудивительно, что братья так обеспокоились.
        Правда, вопреки ожиданиям, они не возмутились в голос, не рыкнули свирепо и не напомнили, наконец, что я на целые сутки просто исчезла из лагеря. Пристально изучив мою несчастную, стремительно расходующуюся дейри, Ас только покачал головой и негромко сказал:
        - Надеюсь, ты знаешь, что делаешь.
        - Спасибо, брат, - благодарно прижалась я, стараясь не задеть Лина. - Спасибо, что понимаешь. Знаю, что вы волновались, но я не могу его бросить: Лин спас мне жизнь.
        - Он спас твою душу, - так же тихо поправил Ас. - А мы не забываем долгов, сестренка. Просто... будь осторожна.
        - Мы не хотим тебя потерять, - незаметно подошел со спины Бер. - К тому же, не забывай: нам еще предстоит как-то объяснять Кланам твои неурядицы с Айдом и Алларом...
        Отстранившись от Аса, я, наконец, слабо улыбнулась.
        Ну да, конечно. После того, как почти миллион человек видело, что я некрасиво послала их богов в бездну, надо думать, что они захотят услышать какие-то объяснения. Ладно скароны - в их понимании единственным Создателем мира был Лойн, в то время как Аллар с Айдом - так, просто мимо проходили. Но Лойна-то я как раз не оскорбляла и не посылала к лешему, как некоторых. К тому же, эти необычные люди искренне верят в то, что я имею право делать все, что угодно, кроме сиюминутного Апокалипсиса, поэтому обвинять меня во всех грехах не будут. Возможно, просто вежливо поинтересуются причинами, а потом так же вежливо кивнут и деликатно отойдут в сторонку. Тогда как Валлион... и Церковь в лице ал-тара и господ Орденцев, помешанных на вере в свое непогрешимое, великолепное, мудрое, справедливое и белокрылое божество, с которым я так неизящно обошлась... м-да. Думаю, для них прошлая ночь стала шоковой. Начиная с момента появления в Степи Высшего демона и заканчивая вмешательством в мою судьбу самого (ах, какое чудо!) Светоносного. Причем, этот шок явно был долгим, упорным, гнетущим и очень тяжелым, особенно в
связи с моей невероятной наглостью, откровенным хамством, полным наплевательством на мнение божественных особ и, конечно же, зверски разбитой мордой небесного посланника, которого я со злости неслабо приложила.
        Но что поделаешь? Человеку (что у нас, на Земле, что здесь, на Во-Алларе) изначально дана свобода воли. Это - древний закон, непреложное Правило, нарушить которое не способны даже всесильные Боги. К тому же, они сами позволили мне выбирать. Вот я и выбрала. На их общее несчастье. А то, что этот выбор стал для кого-то СИЛЬНО неожиданным - сугубо их личные проблемы. Получите, как говорится, распишитесь. Надо было точнее формулировать мысли. Потому что мне абсолютно не нужен Айд с его нехорошими замашками, ни, тем более, Аллар с его сомнительной позицией полного невмешательства. Все ж здесь его мир, Аллара. Его верующие. Его земли, наконец. И то, что он не стукнул палец о палец, когда они готовы были омертветь так же, как Степь недавно, не делало ему чести.
        По крайней мере, это мое личное мнение.
        Да, возможно, я опять сужу обо всем слишком резко. Возможно, у Аллара были на этот счет свои планы и далеко продуманные ходы. Но становиться пешкой в его игре я не собираюсь. И, тем более, не собираюсь открыто противостоять Айду после того, как он столько раз меня выручал и вытаскивал из самой настоящей... м-м-м... ямы.
        Никогда не верила в то, что мир состоит лишь из черного и белого. Никогда не стремилась раскрашивать его только в два этих цвета, поскольку уже убедилась, что именно полутона придают ему особенный, ни с чем несравнимый шарм. К тому же, в моем положении лучше не впадать в крайности. Все-таки я - Ишта. Нейтральная сторона. Ну, по крайней мере, так было задумано. Но при этом я вожусь с демоном. Я демонстративно подняла над собой белое знамя Жизни, хотя не гнушаюсь порой и доспехи черные надеть, неся самую настоящую смерть. Наконец, когда-то я была благородной леди, весьма неплохо показавшей себя в Рейдане. Но, вместе с тем, была и Фантомом - наглым, бесцеремонным, обожающим крепкие словечки и не стесняющимся состязаться в искусстве матерщины с насквозь прожженным квартом, вовсе не знающим приличных слов.
        Так какой же из меня после этого Светоносец? Какая ангелесса с белыми крылышками? Впрочем, на демоницу я тоже не тяну: копытцами и рогами еще не обзавелась. Да и физиономией как-то не вышла. Правда, шейри у меня есть, да и Тени - серьезный аргумент. Однако Лин не в счет - сам не так давно метался между Айдом и Алларом в поисках душевного равновесия; а что касается братиков, то их я все-таки сумела вернуть к жизни. Воскресила, одним словом, хотя и с оговорками. И, в результате, Тенями они теперь считаются лишь номинально. А это значит, что мне еще рано думать о Подземельях. Точно так же, как рано стремиться на Небеса.
        Пожалуй, я еще немного похожу по лезвию бритвы, качаясь между Светом и Тьмой, белым и черным, "добром" и "злом", как дурной маятник. В конце концов, говорят же, что только в борьбе можно найти истину, а настоящая жизнь проходит не в истинном Свете и не в абсолютной Тьме, но на их пересечении? То есть, в тени? Или, может, правильнее сказать: в Тени? Дескать, душа человеческая - это и есть то поле боя, на котором случаются самые отчаянные схватки между добром и злом...
        Впрочем, есть ли они, это самое Добро и совершенное Зло?
        Пока что я, если честно, не видела ни того, ни другого, поэтому на данный момент принятое решение кажется мне самым разумным. И если мое пребывание в этом мире - лишь следствие одной большой Игры между вечно враждующими богами... если все, что со мной произошло, является результатом их действий, цель которых пока остается неясной... то фиг им обоим. Не буду я поддаваться каким-то дурацким Правилам. И не стану делать того, чего от меня так ждут. Непредсказуемость - вот мой главный козырь, и я не постесняюсь им воспользоваться. Потому что это еще большой вопрос, кто из той божественной парочки с неограниченными возможностями более гуманен. И еще больший вопрос, кто и зачем вообще затеял так называемую Игру, в которой есть всего три (предположительно, равных) Игрока и в которой нет ни единой видимой цели, кроме как им - всласть побороться за мою душу, а мне - как-нибудь выжить и избавиться от неприятных ощущений, связанных со Знаками.
        Подняв глаза на Фантомов и поняв, что слишком долго молчу, я неловко кашлянула.
        - Ребят... вообще-то, я никому и ничего не собираюсь объяснять. С Кланами вы сами как-нибудь разберетесь. А валлионцы меня не слишком волнуют. После той ночи даже у дражайшего господина Георса нет повода предъявлять какие-либо претензии: все вопросы были решены, так сказать, на самом высоком уровне. И я теперь - официально нейтральная сторона. Никому не подчиняюсь и ни у кого не прошу милостыни. Для меня одинаково чужды все ваши боги, так что, полагаю, нет никаких оснований считать меня Темным магом, а Лина - порождением Айда. Доказательств этому было предостаточно. Но если господин ал-тар вдруг надумает обвинить нас в чернокнижии, то пусть пеняет на себя: у меня нет никакого настроения с ним препираться.
        - Что думаешь делать дальше? - напряженно спросил Ван.
        - То же, что и планировала: избавиться от Невирона.
        - Разве проблема не решена?
        - Нет, - криво улыбнулась я. - Дангор проболтался, что, оказывается, не является в местном Аду тем самым главным и могучим гадом, который столько времени строил нам козни. Над ним есть кто-то еще. И этот "кто-то", как вы могли убедиться, обычный человек. Некромант. Очень ловкая и скрытная сволочь, которая еще даже не показывалась на сцене.
        - Хочешь сказать, настоящий Жрец - не его хозяин? - нахмурился Эррей.
        - Нет, конечно.
        - А как же Степь? - недоуменно переглянулись оборотни. - Мы ведь видели...
        Я вздохнула.
        - Вы видели лишь то, что она ожила. Хотя это вовсе не значит, что у нее появился новый Хозяин.
        - Но как же тогда?!..
        - Не знаю. То, что случилось, я пока не могу объяснить. Однако касательно Жреца Дангор не соврал: он действительно существует.
        Бер помотал головой.
        - Погоди-погоди... а кого же тогда вы убили?
        - Обычного Темного мага. Вероятнее всего, бывшего Хозяина Долины, о котором рассказывала Риа. Хотя, сам понимаешь, полной уверенности у меня нет. Он ведь даже имени своего не назвал.
        - Значит, Степь поднял он? - нахмурился Ас. - Простой Темный маг?!
        Я хмыкнула.
        - Ну, не простой, конечно. Силы-то у него было немало. Но он не самый для нас важный, поэтому-то его и удалось так легко убрать.
        - Легко?! - одновременно вскинулись Лок и Мейр.
        - Да, - спокойно кивнула я. - За смерть Высшего демона мы заплатили ничтожно малую цену, потому что в его силах было призвать из Невирона ВСЕХ спящих там Теней. Он мог уничтожить большую половину войска задолго до того, как подошли наши основные силы. Но он пожадничал. Он захотел напиться душами вдоволь. За один глоток. Захапать себе побольше сил, а там, может, даже побороться за первое место в здешней адской иерархии. Если бы не это, мне бы вряд ли удалось его убить: Дангор - слишком старый демон. И он слишком много накопил сил. А когда еще к этому поглотил личность хозяина...
        Фантомы окончательно помрачнели.
        - Значит, нам все равно придется идти через Степь? - обреченно спросил Эррей.
        - Да. Но к Невирону я вас теперь проведу спокойно, - тут же отозвалась я.
        - Каким образом? - хмуро посмотрел Родан. - Ты ведь уничтожила амулет Айда. И у тебя нет Знака Аллара, чтобы использовать его против Тварей. А их там, если не забыла, еще мно-о-ого...
        - Мне больше не нужен амулет, чтобы подчинить себе ЭТИХ Тварей. Будь уверен, они вас не потревожат. Только у Врат, возможно, появятся трудности, потому что они, как ты знаешь, недавно закрылись... но у меня есть одна любопытная мысль и на этот счет тоже. Только, если позволите, я ее пока придержу.
        Ас красивым движением свел брови к переносице.
        - Хорошо. Врата остаются на твоей совести. Однако через Степь нам все равно идти почти двое суток.
        - С обозами и пехотой - трое, а то и все четверо, - хмуро поправил его Гор.
        - А в Степи теперь много расщелин... - задумчиво добавил Бер.
        - Расщелины я уберу, - кивнула я. - Это нетрудно. Но с водой и едой будет действительно туго.
        - Вот уж это точно не проблема. Самая большая сложность в том, что обозы нас сильно задержат. И в том, что с такой армией нам потребуется ОЧЕНЬ широкий проход через Степь.
        Я снова кивнула.
        - Не волнуйся, опасности не будет вплоть до самых Врат. Я вам даже спокойные ночи могу гарантировать.
        - Как? - мрачно посмотрел Дей. - Усыпишь нежить, что ли?
        - Просто велю вас не трогать.
        - И ты думаешь, они послушают?!
        - Еще как, - слабо улыбнулась я, почесывая шейри за ухом. - Теперь им ничего иного не остается. С того самого мига, как они согласились остаться здесь на МОИХ условиях. Смекаешь?
        Братья недоверчиво переглянулись.
        - Гайдэ, ты что, смогла...?!
        - Я просто почувствовала это. Так что проблем с ними не возникнет, несмотря даже на то, что Иштой Степи я так и не стала.
        - Сколько у тебя уйдет на это сил? - задумчиво переспросил Ас, изучающе рассматривая мое отрешенное лицо.
        Я пожала плечами.
        - Не знаю. Наверное, много: Степь велика...
        - И Лин еще не восстановился, - скупо напомнил Гор. - Ты ведь возьмешь его с собой?
        - Конечно. Ему без меня не выжить.
        - То есть, ты еще и на него потратишься? И что после этого будет с тобой в Невироне?
        - Ничего, - негромко фыркнула я. - Я не собираюсь там геройствовать. Так, постою в сторонке и просто понаблюдаю за тем, как вы с победными криками рушите остальные четыре Пирамиды.
        Гор скептически хмыкнул.
        - Кого ты хочешь обмануть, Гайдэ? Когда это ты стояла в сторонке?
        - А давайте ее свяжем? - предложил Бер, с каким-то нездоровым интересом покосившись в мою сторону. - Нас больше. Мы сильнее. Схватим все вместе и засунем в мешок, чтобы не делала глупостей?
        Я снова фыркнула.
        - Щас, размечтался. Если я ослабла, то это вовсе не значит, что у тебя появился шанс привязать меня молчаливым тюфяком к запасной лошади. Без моей помощи Степь вам не пройти. Так что придержи свой острый язычок, братец, и уйми больную фантазию. Не то мне придется выколачивать ее оттуда силой.
        - Злая ты, - печально вздохнул Изумруд. - Совсем злая стала.
        - Я не злая. Я просто реально смотрю на вещи. А реальность сейчас такова, что мне опять придется вас покинуть.
        - Нет! - с поразительной слаженностью воскликнули Фантомы, и я выразительно поморщилась.
        - Блин, опять...
        - Да я не про Степь! - возмутился моей недогадливостью Бер и словно случайно встал так, чтобы перекрыть выход из палатки, будто всерьез думал, что я попробую сбежать. - Гайдэ! Куда ты пойдешь в таком виде?! Знаешь, на кого ты похожа?!
        - На Тень она похожа, - недовольно буркнул Мейр, не спеша, впрочем, присоединяться к Изумруду. - И вообще, хватит в одиночку делать глупости. Возьми меня с собой. Я тоже хочу поступать по-дурацки, творить все, что душе угодно, и ничего за это не получить.
        - Надоело Вождем бегать, - понимающе вздохнул Лок, едва не схлопотав от миррэ сочный тумак. - Но я согласен с рыжим и тоже не прочь поразвлечься.
        Я, к их немалому удивлению, охотно кивнула.
        - Хорошо. Пошли. Только вам придется здорово напрячься, чтобы успеть за Уром.
        - За кем? - дружно изумились хварды. - За этим серым чудовищем?!
        - Разве Ур идет с тобой? - сдержано удивился Ван.
        - Конечно. Как бы я без него добралась от Фарлиона всего за несколько часов? Пешком, что ли? Утренняя пробежка через полмира ради легкого завтрака на пороге Степи? Что-то вы совсем заработались, парни, раз отказываете мне в простейшей логике. Просто Ур нас в лагерь забросил и опять ушел - у него еще есть дела дома. А к рассвету вернется, и вот тогда мы пробежимся по Степи, прокладывая вам удобный маршрут.
        - С Уром не так опасно, - вынужденно признал Ас. - Даже вблизи Невирона.
        Я лукаво прищурилась.
        - Неужели? А кто-то, помнится, в нем долго сомневался, а?
        - Он бегает быстрее Тварей, - неохотно согласился с братом Бер. - Но Мейра все равно возьми. Так будет лучше. А с Локом лучше вдвойне.
        Ого. Значит, меня, так сказать, отпускают? И даже скандалить, как обычно, не будут?
        - Да, - неохотно признал Ас, встретив мой вопросительный взгляд. - Заставить тебя остаться я не могу. Разве что вариант Бера попробовать...
        Ха-ха. Так я и дам вам попробовать.
        - ...но это не выход, - угрюмо продолжил брат, правильно расценив скептическое выражение на моем лице. - Если б я мог, сам бы пошел - мне на Уре не впервой. Но я не могу - мы чересчур привязаны к Кланам. Поэтому не рискуй... слишком сильно. Нам понадобится время, чтобы до вас добраться. Даже с помощью магии. Поняла?
        Я, наконец, тепло улыбнулась.
        - Спасибо, Ас. Мы будем стараться идти по темноте, когда Твари более активны и точно смогут меня услышать. А вы нагоните нас уже днем. Ночь проведете на месте, чтобы отдохнуть и восстановиться, после чего спокойно двинетесь дальше.
        - Как мы узнаем направление? - мгновенно перестал дурачиться Бер.
        - Просто, - хмыкнула я. - Завтра с утра увидишь перед собой зеленую ковровую дорожку и быстро поймешь, куда идти. Но с обозначенной тропы не сходите - там я вашу безопасность не гарантирую. Так что предупредите своих, чтобы не геройствовали и не рвались исследовать бескрайние Степные дали. Особенно после наступления темноты. Мы все успеем, поверьте. И доберемся до Врат так быстро, как только смогут идти ваши ноги. Только конницу вперед не пускайте - она слишком тяжелая. Пусть в хвосте топают. Последними. Потому что земля, если где и просядет, то только под ними.
        Бер усмехнулся.
        - Боюсь, королю это не понравится.
        - Король свое недовольство может засунуть знаешь, куда?
        - Знаю. Но ему, пожалуй, лучше об этом не говорить, - хихикнул Изумруд. -Впрочем, может, ты сама ему все объяснишь?
        Я скривилась, как от зубной боли.
        - Обойдется без объяснений. А еще лучше - пусть разворачивает коней и отправляет своих бойцов по домам. Валлион был нам необходим, чтобы уравнять численность войск с количеством местной нежити. А раз проблем с ней больше нет и сражаться за каждую пядь земли не нужно, то и надобность в Союзе, по большому счету, отпадает. С остатками Тварей скароны и одни управятся. Войск у нас достаточно, хварды и миррэ не предадут. К тому же, невиронцы - не воины. Они в большинстве своем вообще не знают, как браться за меч. Маги - одни некроманты, которые против Старших Кланов при всем желании не потянут. Военных почти нет. А простой народ привык подчиняться сильнейшему: инерция мышления - все-таки великая вещь... Конечно, рейзеры с их опытом нам бы здорово пригодились, но тут уж или все, или ничего: без одобрения короля они нам не помощники. Значит, рассчитывать придется только на Кланы и оборотней. А все остальное - уже моя забота. Так что передайте Его Величеству "большое спасибо" и пожелайте благополучно добраться до Рейданы.
        - Но Невирон довольно велик, а Тварей в его лесах осталось немало, - негромко напомнил Эррей. - Да и Жрец все еще Хозяин Степи.
        - Вот именно поэтому к нему даже не суйтесь.
        - Но ты ослабла...
        - По пути восстановлюсь, - отмахнулась я. - Ур поможет. И сама Степь. И Горы, которые стоят довольно близко. А Лин скоро придет в себя. Часть резервов мы поправили ему в Хароне. Теперь же он просто экономит силы и спешно добирает то, что еще может. Но об этом, разумеется, помалкивайте. А еще лучше - пустите среди народа слушок, что он находится при смерти. Со мной на пару.
        - Зачем? - тут же насторожился Ас.
        - Думаешь, среди нас есть предатели? - встрепенулся Гор.
        - Ничего не думаю, - сухо отозвалась я. - Но предполагаю самое худшее.
        Фантомы дружно помрачнели.
        - Печать рядом с Рейданой - очень скверный признак, - тихо добавила я. - Мы знали об этом, но не подозревали, что все НАСТОЛЬКО плохо. Как оказалось, в Валлионе у нас тоже есть враг. Причем, высокопоставленный и очень хорошо осведомленный. Об этом говорит существование той Печати. Об этом говорит заговор во главе с та Ворте. Об этом нам напрямую сказал Лоррэй та Ларо. И это буквально вчера подтвердил сам Дангор: Жрец ВСЕГДА был в курсе всех наших планов. Он с самого начала только и делал, что выжидал. Он не суетился, не гонялся за нами, не грозил пальцем издалека и вообще не высовывался. Но не потому, что оказался обескуражен или огорчен нашими грандиозными успехами, а потому, что точно знал, к чему стремиться. Он знал даже то, что планировала сделать я. Он почти сумел выиграть эту схватку, и у него бы все получилось, если бы не одно обстоятельство: Лин спутал ему все карты. Он пожертвовал собой ради меня, и только это спасло нас от поражения. Именно поэтому я прошу вас держать язык за зубами: у нас осталось очень мало козырей в борьбе с таким сильным противником, и я хочу сохранить их все до
последнего.
        У Аса забавно округлились глаза.
        - Гайдэ! Ты что...?
        - Я восстановилась практически полностью, - спокойно кивнула я. - Весь Харон на протяжении последних суток работал только на нас двоих. Вся Долина. Горы. Равнина. Все мои Хранители отдавали нам силы. Но после этого мы изменили мою дейри снова. Так, чтобы ее не было видно. Еще мы изменили дейри Лина - так, чтобы ее никто не узнал... и, раз даже вы ничего не заметили, значит, получилось, как надо. Я только очень вас попрошу: будьте осторожны, парни. На данный момент вы находитесь в гораздо большей опасности, чем я. По чьей вине - точно не знаю и даже гадать не буду, потому что стопроцентных доказательств нет. Но я бы настойчиво посоветовала вам следить за тылами. А еще лучше - поскорее избавиться от балласта. В конце концов, Беон и Хеор в Степи не нужны - их слишком мало и они не так важны для нас, как раньше. Хвардов и миррэ не трогаем - им можно верить безоговорочно. Скароны, благодаря вам, тоже вне подозрений. А вот Валлион... боюсь, в нынешней ситуации нам придется выбирать, кому довериться. Тогда как с ними, честно говоря, я бы не рискнула связываться еще раз.
        - Я тоже предпочел бы обойтись без них, - насупился Мейр. - После того, как они нас так подвели и едва тебя не задели... Что ж, раз все ТАК повернулось, то я, пожалуй, останусь здесь. И Лока никуда не пущу: думаю, мы тебе будем только мешать.
        Я поощрительно улыбнулась.
        - Спасибо. Я постараюсь обернуться побыстрее.
        - Но валлионцев просто так отсюда не спровадить, - задумчиво обронил Ас, напряженно размышляя над моими аргументами. - Даже если ты права, то сейчас разрывать Союз все равно нельзя. Неразумно лишаться военной мощи целого государства из-за нескольких тварей, продавших душу Айду. Да и сам Валлион, независимо от того, кто там останется королем, никуда в ближайшие годы не денется. Поэтому, боюсь, просто послать его в Тень не получится. Надо поступить умнее... тоньше... изящнее. Скажем, разделить наши силы, оставив одну их часть охранять тылы на случай, если с местными Тварями все-таки возникнут (кстати, надо будет подкинуть эту мысль та Лейро) какие-то сложности, а вторую двинуть дальше, к Невирону. Беон с Хеором на второстепенную роль, по сути, уже согласились, так что мы ничем не заденем их гордость. По поводу хвардов возражений нет - Лок и Мейр за них головой ручаются. Своих мы тоже контролируем целиком и полностью: предателей там нет. Насчет нежити, правда, придется хорошенько все обмозговать, чтобы выглядело достоверно, но, скорее всего, намека на слово Ишты будет достаточно, чтобы нам
поверили... я еще подумаю, как преподнести эту новость Совету. Но Гайдэ в любом случае придется уйти.
        Я удивленно кашлянула.
        - Ого. Ас, да ты становишься настоящим политиком. Думаешь о том, что будет ПОСЛЕ, хотя шансов на благополучный исход, у нас в общем-то, немного. Но мне, в принципе, все равно, как ты заставишь валлионцев остаться на Плато. Я охотно соглашусь с любым из вариантов, который вы придумаете, и поддержу любую игру, чтобы все выглядело достоверно.
        - А ты уверена в том, что делаешь? - со странным выражением посмотрел Мейр, когда я поднялась с кресла и, прижав покрепче спящего шейри, подхватила перевязь.
        - Я уверена только в одном: нам больше нельзя ошибаться. И лучше предполагать самое худшее, чем рискнуть довериться посторонним. А пока мы не уясним, кто и почему стакнулся со Жрецом, будет правильнее смолчать и скормить ему (или им) хорошую дезу. И вот именно этим вы как раз займетесь.
        - Хорошо, - покорно кивнул Дей, а рядом с ним синхронно вздохнули Эррей и Родан. - Будем изображать вселенскую скорбь и старательно тебя оплакивать. Что нам делать, если предатель вдруг раскроется?
        Я хищно улыбнулась.
        - Ничего. Пусть этот гад покажется мне на глаза. Думаю, у нас с ним будет, о чем поговорить. К тому же, я уверена: Жрец не останется в стороне. Что бы ни случилось и как бы вы ни старались избавиться от попутчиков, он все равно окажется рядом. Под любым предлогом, по любому поводу. Да еще и наверняка постарается подобраться поближе. Следовательно, вычислить его станет гораздо проще. Сечете?
        Фантомы, выразительно переглянувшись, дружно хмыкнули.
        - Ладно, - наконец, неохотно согласился Ас. - Если все так, как ты говоришь, то попробуем разделиться. Я даже не стану просить тебя снова активировать Знаки - они забирают слишком много сил. И не стану требовать никаких обещаний. Но учти: если что-то пойдет не так, я тебя быстро найду.
        - Если что-то пойдет не так, я первая слиняю из Степи, - заверила я братьев. - Мне еще рано по-настоящему умирать и совсем уж неприлично умирать впереди Жреца. К тому же, еще не все дела закончены; не все ответы получены; не все морды набиты... нельзя мне пока на тот свет. Совсем-совсем нельзя. Веришь?
        Ас успокоено опустил плечи.
        - Хорошо, ловлю тебя на слове.
        - Но я все равно пойду с ней! - вдруг заявила внезапно материализовавшаяся за спиной Гора Тень. - Даже не вздумай отказаться, Гайдэ! Все равно не отвяжешься!
        Я хмыкнула.
        - Ни минуты в этом не сомневалась. Чтобы ты... да не напросился?
        - А кто еще за тобой присмотрит, если некоторые стали неспособны даже зады свои оторвать от Тронов?!
        - Между прочим, это нас ты надоумил, - неприязненно буркнул Гор, передернув плечами от стремительно налетевшего холодка, вызванного призраком. - И это по твоей вине мы так вляпались. Гайдэ, если ты его заберешь хотя бы на сутки, я буду тебе безмерно благодарен.
        - Да пускай идет, - отмахнулась я, уже зная, что от упрямого братца-Тени ни в жизнь не отделаюсь. Потом ощутимо пошатнулась от мощного толчка, стерла с куртки свежие снежинки и со странным удовлетворением подумала, что опять обзавелась в голове невидимым постояльцем. Который, тем не менее, приносит гораздо больше пользы, чем временных неудобств. Так что пускай идет, неугомонный. Вдвоем всяко веселее. Тем более, пока еще Лин проснется...
        Я мысленно улыбнулась, услышав внутри ехидный смешок.
        "Что? Осознала, наконец, свое счастье?"
        "Сиди там и не высовывайся, хулиган. Думаешь, я не знаю, зачем ты уговорил брата себя отпустить? И не знаю, что на самом деле тебе просто до ужаса понравилось подглядывать за моими воспоминаниями?"
        "Кхм..." - смущенно кашлянул "Гор".
        Однако когда я, подтвердив свои самые смелые догадки, уже собралась выйти, занявшись осуществлением планов на ближайшее будущее, то буквально в дверях была неожиданно остановлена знакомым, но очень напряженным голосом:
        - Подожди, Гайдэ. Не торопись. Кажется, я могу предложить вам более легкий путь...
        Глава 2
        Когда окончательно рассвело, мы уже были далеко от Тихого Плато. Мы - это я, Лин, недовольно топорщивший длинные усы Серый кот и... мастер Риг Драмт, которого я никак не предполагала заполучить в попутчики. Мейр, Лок, Родан... кто угодно, только не сильнейший боевой маг Валлиона, которому вдруг приспичило подышать свежим воздухом.
        Опершись спиной на бок развалившегося прямо на земле Ура, я с интересом следила за тем, как Риг умело разводит костер и проворно раздувает искру посреди какого-то сушняка. Причем, он был так увлечен своим делом, что совсем не замечал моего интереса и не видел неодобрительных взглядов Хранителя, регулярно бросаемых в сторону быстро разгорающегося пламени.
        Честно говоря, его идея казалась мне довольно дикой. Особенно после того, как всего пару дней назад я доказывала полную ее несостоятельность и советовала магам забыть о ней, как о безумной и невыполнимой. Однако вчера Риг был так убедителен и настойчив, так хорошо и гладко излагал аргументы, до того складно и уверенно отметал все возражения, что я подумала, почесала тыковку и... решила попробовать. В конце концов, что мы теряем?
        Дождавшись, когда маг закончит с костром, я осторожно спросила:
        - Риг, ты хорошо подумал?
        Мастер Драмт знакомо усмехнулся.
        - Разве я похож на человека, разбрасывающегося словами направо и налево?
        - Нет. Но то, что ты предлагаешь...
        - Невероятно, я знаю, - совершенно спокойно кивнул он, усаживаясь на расстеленный рядом плащ. Потом поднял голову и пристально на меня посмотрел. - Но, поверь, Гайдэ, я смогу это сделать.
        "Мы почти в центре Степи, - проворчал Ур, окидывая мага внимательным взглядом. - Это огромное расстояние. Много больше, чем обычно способны перекрыть чародеи. Если бы речь шла о простом портале, я бы, может, еще согласился, но пространственный коридор..."
        - Понимаю твое недоверие, - чуть кивнул Риг, прекрасно все расслышав. - Но я все рассчитал.
        Ур хищно прищурился.
        "Когда, интересно, ты успел?"
        - Я размышлял об этом еще тогда, когда речь только-только зашла о Союзе, - совершенно спокойно отозвался маг. - Потому что не видел иного способа, который позволил бы армии пересечь Степь быстро и безопасно. А именно в этом, если помнишь, и заключалась наша основная проблема. Разумеется, о порталах думали с самого начала, потому что это моментально решило бы все наши трудности: и с расстоянием, и со временем, и даже с нежитью. Сложность в том, что Пирамиды слишком сильно нарушают стабильность заклятий, и для того, чтобы преодолеть их воздействие, требуются просто чудовищные затраты энергии. Которых у нас и так, если честно, нет.
        У Хранителя скептически дрогнули усы.
        - Полагаешь, с коридором шансов будет больше? - тактично озвучила я его молчаливый вопрос.
        - Коридор по определению стабильнее портала. Он... как бы это сказать... тяжелее, что ли? Ну, как если бы ты пыталась пройти по болоту по толстому бревну вместо легкой соломинки: соломинка, если на нее надавят, легко прогнется и погрузится в топь, а с бревном этот номер уже не пройдет.
        - Зато и сил на него уходит гораздо больше, - возразила я. - В разы, если я правильно помню разъяснения Дея.
        Риг кивнул.
        - Совершенно верно.
        - И ты думаешь, что сумеешь создать его в одиночку? - недоверчиво уточнила я. - Через половину Степи? Да еще удержишь открытым столько времени, сколько потребуется, чтобы прошло такое количество народу?
        - Нет, - тонко улыбнулся мастер Драмт, заставив нас с Уром ошеломленно моргнуть. - Я намереваюсь проделать это ДВАЖДЫ. Сейчас, когда прогорит костер и даст нам хорошие угли, и чуть попозже, когда подойдут скароны и хварды. Не идти же нам отсюда пешком?
        - ЧТО-О?! - я аж подскочила на месте от возмущения. - Риг, да ты в своем уме?!
        "Нет, конечно, - мысленно фыркнул кот, неприязненно дернув хвостом - Какой маг в здравом уме замахнется на такое безумство?"
        - А я не собираюсь строить его один, - ничуть не смутился мастер Драмт.
        - Что значит, не собираешься? - нахмурилась я. - Мы что, ждем кого-то еще в нашу теплую компанию? Или ты проболтался кому-то из своих друзей? А может, у тебя припасен какой-то сюрприз в рукаве, о котором я не знаю? Прости, Риг, но что-то я опять начинаю сомневаться. Ты убедил нас, что не позднее полудня откроешь для скаронов прямой коридор до Тихого Плато, и удержишь его столько времени, сколько потребуется Кланам на переход...
        - Так и есть, - невозмутимо кивнул мастер Драмт.
        "Но для смертного это - непосильная задача, - вкрадчиво сказал Ур, словно невзначай выпустив острые когти. - Для подобного заклятия требуются, как минимум, усилия трех опытных магов".
        - И это тоже верно.
        "Тогда скажи мне, человек... КАК ты собираешься выполнить свое обещание? - угрожающе зарычал Хранитель, выразительно приподнимаясь со своего места. - И не зря ли ты тратишь наше драгоценное время?"
        Риг демонстративно сложил руки на груди и бесстрашно заглянул в горящие глаза Серого кота.
        - Нет. И я ДЕЙСТВИТЕЛЬНО знаю, как это сделать. Правда, мне понадобится ваша помощь.
        Я нахмурилась еще сильнее.
        - Ты собираешься использовать нас в качестве источников силы?
        - Да, - мягко улыбнулся маг, откинув за спину русую косу. - Другого варианта просто не существует. Но мне показалось, что ты хочешь покончить с этим как можно скорее, а лучшего источника, чем молодая Ишта, просто не придумать... что скажешь?
        Ур, поняв, о чем речь, негодующе встопорщил усы.
        "Гайдэ! Он что, собирается использовать тебя, как простую батарейку?!"
        - Обалдеть, какие ты слова выучил... - рассеянно отозвалась я, напряженно размышляя. - Или подсмотрел у меня в памяти? Впрочем, сравнение более чем верное: батарейка... да. Пожалуй, ты правильно выразился. Я для Рига сейчас именно батарейка. Но идти по Степи пешком - очень долго. А людям и нелюдям надо есть. И пить. И туалеты, пардон, устраивать. А как рыть ямы под отходы, если все внизу кишит подземными ходами? С полусотней попутчиков я бы что-нибудь придумала, но с полумиллионом человек? Да еще с оборотнями? Пожалуй, Риг прав: я не все просчитала, когда предлагала свой вариант.
        "Ты что, согласишься?!" - тихо ахнул Ур, но я уже тряхнула головой и решительно поднялась.
        - Конечно.
        "Гайдэ!!!"
        - Нет, Ур, - сухо сказала я, на мгновение обернувшись к коту. - Я об этом как-то не подумала, а он действительно прав: ТАК рисковать чужими жизнями мы не можем. Первое же ведро помоев или, прости за подробности, жидкого дерьма, пролившегося в Подземелье, вызовет серьезный конфликт с местной нежитью. А о том, что после этого будет с нашей армией, ты и сам прекрасно догадаешься.
        Риг грустно улыбнулся.
        - К сожалению, все так и есть. Хотя я уверен, что даже хварды постарались бы быть максимально аккуратными и терпеливыми.
        - Нет уж, - фыркнула я. - Топать в Невирон по колено в дерьме, когда есть возможность этого избежать... короче, говори, что надо делать. Твой вариант более интересен, поэтому я готова попробовать.
        Мастер Драмт нервно хрустнул пальцами.
        - Конечно, это будет нелегко, но если ты меня поддержишь, то все получится. Вчера я переговорил с парой надежных знакомых...
        "Каких еще знакомых? Валлионцев?" - тут же подозрительно прищурился Ур.
        - Да. Среди скаронов нет магов, умеющих грамотно обращаться с пространством. Поэтому пришлось... извини, Гайдэ, - виновато покосился Риг. - Ты этого не знала, но мне пришлось кое-кому непрозрачно намекнуть, что, возможно, в скором времени им придется поддержать меня на той стороне Степи.
        "Ты рассказал кому-то о наших планах?!" - возмущенно вскинулся Ур, но я даже не дрогнула. Что ж, этого и следовало ожидать - к кому бы еще он обратился за помощью? Только к своим, в Магистерию. Впрочем, надо дослушать.
        - Пожалуйста, выслушай, - тихо добавил маг, по-своему расценив реакцию Ура и, видимо, решив, что я от него недалеко ушла. - Я позвал их по совету Аса и сказал, что хочу опробовать идею пространственного коридора. После чего попросил подхватить основную нить заклятия, чтобы обеспечить заклятию нужную устойчивость.
        Кто?! Ас?! Когда он успел?!..
        - Они задавали вопросы? - как можно спокойнее осведомилась я, мысленно прикидывая, чем нам грозит такой поворот событий и с какой стати Ас мне об этом не сказал.
        - Конечно. Но мысль о портале слишком сильно завладела умами наших магов. Вопрос состоял лишь в том, что среди них не было дурака, способного начать строить портал ИЗНУТРИ Степи. Где текут совсем другие энергетические потоки, где гораздо выше стабильность заклятий, где есть, наконец, возможность установить полноценный источник. Понимаешь, о чем я?
        Я медленно кивнула: конечно, понимаю. Как показывает опыт, сила воздействия Пирамид возрастает тем дальше, чем выше усилие пытающихся пробить этот барьер магов. Как маятник. Причем, маятник, работающий лишь в одну сторону - по направлению ОТ Невирона. Поэтому строить туда портал было бы верхом безумия, и я именно об этом как раз распиналась на Совете. Но никто ведь не предполагал, что у нас появится возможность построить его в ОБРАТНУЮ сторону. Ведь о моих тесных отношениях с местной нежитью никто тогда не знал, а у меня даже мысли не возникло, что это может помочь. И никто, разумеется, не подумал, что у заклятия Жреца есть, оказывается своя "мертвая зона", которую совсем недавно нашел, а теперь предлагал использовать Риг. Проблема в другом...
        - Насколько ты доверяешь этим людям? - негромко спросила я, изучающе поглядывая на мага.
        - Почти как себе, - твердо отозвался он.
        Ур недобро зашипел.
        - Подожди злиться, - покосилась я на недовольного Хранителя, а потом снова повернулась к мастеру. - Ты думаешь, они справятся?
        - Они обожают решать всевозможные загадки. А заклятие Жреца стало для них настоящим вызовом. Поэтому я уверен: они успели разобраться в записях и, как только начнется возмущение магического фона, перехватят мою нить возле основного лагеря.
        Я скептически хмыкнула.
        - Считаешь, они не разболтают о коридоре всем подряд? Или ты забыл, что Его Величество, будучи неплохим магом, не хуже некоторых способен уловить эти самые возмущения?
        Но Риг неожиданно улыбнулся.
        - Да и пусть улавливает.
        - Что? - изумленно перепросила я, полагая, что ослышалась.
        - Я еще раз переговорил с Асом, пока ты готовилась к отъезду, - все с той же загадочной улыбкой пояснил маг. - А он, в свою очередь, успел составить разговором с господином Аро. И тот, будучи мудрым человеком, подал на редкость простую, но очень хорошую идею, которая позволит не просто грамотно осуществить твою мысль о разделении, но и сделает это красиво.
        Я недоверчиво хмыкнула.
        - Надо же, какие тонкости... ну давай, раскрывай ваши зловещие планы. Мне уже стало интересно, как вы собираетесь выкручиваться.
        - А план очень прост, - кашлянул Риг. - Благодаря моим знакомым кое-какая информация все равно очень быстро дойдет до короля. Вернее, даже не так: эта информация УЖЕ до него дошла, поэтому еще накануне нашего ухода он совершенно точно знал, что мы собираемся открыть пространственный коридор.
        - И что? - слегка напряглась я.
        - А то. Когда мы ушли, Ас должен был рассказать об этом остальному Совету.
        Я напряглась еще больше.
        - Так. Мне еще ничего не понятно, но уже страшно хочется узнать, что дальше.
        - А дальше все просто, - загадочно улыбнулся маг. - Передав свои чертежи тем магам, про которых я говорил, я "случайно" не оставил им координат, из которых мы собрались открывать точку входа. Но зато весь остальной процесс расписал в подробностях и думаю, что эту идею они, если не одобрят, то, по крайней мере, не откажутся попробовать. Времени у них на споры было достаточно - целая ночь, по прошествии которой они должны были определиться с мнением и дать Его Величеству точный ответ.
        Я нахмурилась.
        - Ладно. Допустим, они согласились и со всей ответственностью сообщили королю, что это возможно. Но зачем было подключать остальной Совет? Я думала...
        - Если бы мы попытались провернуть это в тайне, нам бы никто не поверил, - кашлянул Риг. - Пойми, это же не просто рейд в Харон - это политика, Гайдэ. В которую, между прочим, вовлечено сразу несколько крупных стран. Как бы нелепо это ни звучало, но после подписания договора о сотрудничестве Скарон-Ол взял на себя ОЧЕНЬ серьезные обязательства, от которых не может отказаться из-за одних лишь подозрений. Даже ты... будь хоть сто раз права насчет Жреца и Валлиона... все равно не сумеешь никого убедить, пока не предоставишь веских доказательств. Однако доказательств, как ты правильно заметила, у нас как раз и нет. А без этого, на фоне тех грандиозных перемен, которые ты же сама и вызвала, любые слова будут выглядеть... прости, смешно. Для Ишты это несолидно, согласись?
        Я тяжело вздохнула.
        - Соглашусь, куда деваться. "Леди Гайдэ", пожалуй, это - мой потолок в политике. Для более сложных интриг я еще не доросла. Просто мне показалось, что так проще...
        - Нет. Поэтому-то Ас и спросил совета у Главы своего Клана. А тот, в свою очередь, очень быстро доказал, что в сложившейся ситуации гораздо легче рассказать о нашем. . в смысле, моем, так как о твоем возвращении еще никто не знает... уходе. Более того, наглядно подтвердить возможность осуществления нашей идеи (чем как раз занялись мои старые друзья), благополучно открыть пространственный коридор (это мы с тобой скоро сделаем)... НО пропустить по нему далеко не всех, кто изъявит такое желание.
        Я тихонько фыркнула.
        - И как ты себе это представляешь? Будем отсеивать претендентов? Мол, этот подходит, а вон того давайте оставим за бортом?
        - А кто, как ты думаешь, пройдет по нему первым? - хитро прищурился Риг.
        - Ас, конечно, - без тени сомнений ответила я. - Пальму первенства он никогда и никому не отдаст: у Алых это в крови.
        - Вот именно. И думаю, Аро найдет способ убедить Союз, что это - самое верное решение.
        Я кивнула.
        - Хорошо, верю. На Аро в этом деле можно положиться. Но как быть с остальными? Закрыть дверь перед самым их носом и сказать: "извините, дальше вход только по пропускам?" или "просим прощения, но мы тут подумали и решили, что справимся сами"?
        - Нет. Все будет, как положено, и союзные армии (за исключением тех частей, которые Ас наверняка уже посоветовал оставить для охраны тылов) будут тщательно готовиться к переходу. Там же будут и маги, которые станут пристально следить за процессом и стараться его контролировать. Конечно же, Орденцы и, разумеется, рейдеры, потому что без них, как все искренне верят, нам нипочем не справиться. Они даже очередь определят, кто и когда должен будет входить в пространственный коридор. Но именно тогда, когда через него пройдут скароны, случится небольшая... скажем так, неприятность. Крохотная неточность в заклинании, маленькая ошибка, легкий сбой в системе обеспечения стабильности и...
        Ясно. А потом - бум, бах и мы получаем искомый результат.
        - Кхм, - задумчиво озвучила я свои сомнения. - А ты уверен, что оставшиеся на Плато маги не заметят твоей уловки? Король, считай, всю Магистерию сюда приволок, за исключением, может быть, совсем уж зеленых новичков. Думаешь, они так наивны, что не проверят точку выхода на предмет всевозможных случайностей?
        - А не будет никакой случайности, - внезапно посерьезнел Риг. - Все расчеты, которые я им передал, абсолютно точны.
        - Как же ты собираешься устроить этот грандиозный саботаж?
        - Это уже мои заботы, - криво усмехнулся маг. - Главное, чтобы никто не влез в коридор ПОСЛЕ того, как я его испорчу. Но об этом я уже говорил с Асом, и он обещал обеспечить чистоту... э-э... эксперимента.
        Немного поразмыслив, я снова кивнула.
        - С Асом я потом сама разберусь. Но это, пожалуй, лучше, чем просто сунуть Валлиону дулю под нос и заявить, что мы не нуждаемся в его услугах. Если все получится, упрекнуть нас будет не в чем и Союз не потеряет своего значения; а если нет, то никто хотя бы не пострадает. К тому же, я обещала брату, что поддержу любое его решение, и раз он надумал именно так строить отношения с Союзом... что ж, мне нечего возразить. Как думаешь пробивать коридор?
        Риг незаметно перевел дух.
        - Стандартным набором заклинаний с небольшой поправкой на близость Пирамид. От тебя требуется только помочь мне с силами, потому что я не уверен, что устою под заклятием в одиночку.
        "А что будет, если ты вдруг не выдержишь?" - мрачно поинтересовался Ур.
        Риг криво усмехнулся.
        - А что будет, если тебя запихнуть в мясорубку?
        Серый кот фыркнул и отвернулся, не удостоив его ответом.
        - Справишься? - только и спросила я, на самом деле давно и твердо все для себя решив.
        - Ты мне веришь? - вместо ответа отозвался маг.
        Я несколько мгновений смотрела на его неестественно спокойное лицо, а потом вздохнула.
        - Верю, Риг. Только постарайся не переоценить свои силы.
        Дальнейшие несколько часов мы с Уром вынужденно наблюдали за непонятными приготовлениями. Наше участие в процессе абсолютно не требовалось - Риг прекрасно справлялся сам. Нам же оставалось только молча следить за тем, как мастер уверенно аккуратно освобождает от дерна землю и выводит на ней десятки и сотни непонятных символов. Одновременно с этим поражаясь про себя искусству, с которым его твердая рука вычерчивала идеально ровные линии, начавшие постепенно складываться в гигантскую по своим размерам дексаграмму.
        Правда, я, грешным делом, ожидала увидеть классический пятиконечный рисунок, знакомый всем моим соотечественникам по детским книжкам и фантастическим фильмам. Пентаграмма в них - это было все и даже немного больше. Однако на Во-Алларе больше уважали число шесть, так что весь счет велся в дюжинах и полудюжинах, на худой конец - тройками, тогда как про пентаграммы тут пока и слыхом не слыхивали.
        Впрочем, умения Рига не могли не вызывать восхищение. Он работал без спешки, но так сосредоточенно, что я поневоле залюбовалась: ни одного лишнего слова, ни одного постороннего движения; лицо задумчиво, но не напряжено; тонкие пальцы скручивают из загустевшего воздуха целые спирали, заставляя их послушно укладываться поверх начертанных ранее символов и накрывая их полупрозрачным куполом какого-то сложного заклятия. И это было так удивительно красиво, что когда, наконец, шестиконечная звезда обрела законченный вид, многочисленные символы заняли положенные места, а Риг, неслышно вздохнув, оторвал от земли усталый взгляд, я молча подняла вверх большой палец.
        - Все, - облегченно выдохнул он, поднимаясь с колен и мельком оглядывая свое творение. - Я почти закончил. Теперь можете расслабиться. Основная работа сделана.
        - Это - заклятие? - осторожно уточнила я, кивнув на испещренную ровными знаками землю.
        - Нет. Это - основа. Но в ней-то и вся соль: тут нельзя ошибиться даже на ползнака, иначе придется заново переделывать всю схему. Поэтому я и просил меня не отвлекать. Осталось совсем немного - напитать ее силой и заставить работать. А для этого мне, скорее всего, понадобится ваша помощь.
        - Говори, что делать, - кивнула я, поднимаясь с земли вместе с притихшим Уром. - Мы в твоем полном распоряжении.
        - Пока стойте там. Может, еще и обойдется, - с сомнением осмотрелся маг. - Если что, я позову.
        Мы с Уром переглянулись и послушно уселись обратно, всерьез опасаясь задеть какую-нибудь линию. Причем, это беспокойство было таким явным, что Риг его почувствовал и понимающе улыбнулся.
        - Магия - это не только слова и пассы. Самое трудное - как раз работа с пространством. Она требует глубинного знания теории и полной сосредоточенности. К тому же, она никогда не творится быстро, и это - одна из многих причин, по которой скароны не утруждают себя ее изучением.
        Я хмыкнула.
        - Скароны любят быстрые решения.
        - Верно, - Риг улыбнулся чуть шире, тщательно проверяя правильность каждой линии и символа. - Однако порталы никогда быстро не создаются. Пространственные коридоры - тем более. На это способны лишь шейри и айри вроде твоего Лина. А нам, простым смертным, приходится сильно потрудиться, чтобы получить нечто подобное. Хотя, как мне кажется, у меня вышло неплохо.
        Я машинально погладила все еще спящего Лина, которого, разумеется, не рискнула оставить в лагере, и подумала, что Риг сейчас скромничает. По моему мнению, у него вышло просто превосходно. И если он считает, что этот шедевр заслуживает оценки всего лишь "неплохо", то мне страшно представить, что тогда в его понимании значит "отлично".
        - Тень не выпускай, - на всякий случай напомнил Риг, выразительно покосившись на мои черные глаза.
        Я кивнула: помнила, что близость Тени плохо сказывается на заклятиях живых, так что брату придется посидеть в моей голове до тех пор, пока все не закончится. Или же пока не возникнет необходимость в экстренном разрушении создаваемого пространственного коридора. Говорят, в этом призраки - настоящие мастера: всего одно касание нематериального пальчика, и тщательно прописанная схема любого заклятия мгновенно летит в тартарары. Не любит магия присутствия Тени. А Тень, в свою очередь, не любит присутствия магии - у нее для этого есть своя, особая сила, которая не идет ни в какое сравнение с возможностями обычного чародея. Собственно, именно поэтому Адаманты всегда стояли особняком. И по этой же причине никогда не участвовали в учебных магических поединках: Тень при всей своей многогранности не терпит притворства. И ее нельзя призывать понарошку. Поэтому если воин-Адамант вступает в бой, то он всегда идет до победы или до смерти. И никаких иных вариантов для него просто не предусматривается.
        "Долго еще?" - нервозно уточнил Ур, когда маг отвернулся и, прикрыв глаза, застыл в центре сложного рисунка.
        "Потерпи немного, - я успокаивающе погладила пушистый бок. - Если у него все получится, мы сэкономим уйму времени. А если нет, то все равно стоило попробовать. Главное, чтобы его самого при этом не зацепило. Поддержишь меня?"
        Ур тяжело вздохнул и молча наклонил голову. А затем на всякий случай прикрыл меня плечом, одновременно с этим пристально следя за неподвижной фигурой мага. Ровно до тех пор, пока тонкие, ровно очерченные линии дексаграммы не начали наливаться красноватым светом и не запылали кровавыми письменами внезапно проснувшихся древних рун.
        Почти сразу из-под полы куртки Рига что-то тускло сверкнуло и полупрозрачной стекляшкой свалилось к его ногам.
        "Накопитель, - напряженно опознал хрустальный, выкачанный досуха шарик Ур. - Маг неглуп - запасся силой впрок. Я не ожидал".
        "Это плохо?" - напряглась я, увидев, как следом за первым, на землю упал второй, а потом и третий шарики. Точно такие же, как первый - тусклые, хрупкие и безнадежно пустые.
        "Нет. Это значит, что он продумал все заранее и сейчас старается не тратить попусту твои силы. Помнит, что ты далеко не в лучшей форме".
        На сапог мага упал четвертый шарик.
        "Нам не пора вмешаться?" - неожиданно встревожилась я.
        "Нет. Он сказал, что позовет. Интересно, сколько у него с собой таких накопителей?
        Я прикусила губу и покосилась на дексаграмму, из которой устремились наверх многочисленные алые нити, стремительно сплетающиеся в тугой клубок, из которого начало формироваться какое-то подобие широкой, достаточной для проезда сразу десятка всадников арки.
        "Не знаю. У него в лаборатории мы с Лином видели примерно две дюжины похожих штук, но сколько он взял сюда, понятия не имею".
        Звяк.
        На землю скатилось сразу три опустевших шарика. А затем еще парочка, после чего очертания дрожащей в воздухе арки стали гораздо явственнее. Еще через пару мгновений она окончательно проявилась, медленно оформилась, потяжелела и с тихим гулом зарылась нижними опорами в землю, как если бы ее туда аккуратно поставил туда невидимый подъемный кран. Правда, Риг за это время побледнел еще сильнее, под его ноги откатились сразу пять пустых накопителей, но потом дело пошло быстрее - лицо мага слегка разгладилось, с его рук сорвалось около десятка новых нитей, которые плотно опутали новоявленную арку, оплели ее снизу доверху, придав материальности и веса. Наконец, перетянули пространство между двумя колоннами-столбами. А после заполнили пустоту между ними, как если бы хотели зарастить ее совсем.
        Я вздрогнула, когда о каблук мага глухо звякнул еще один пустой шарик, но сам Риг даже не шелохнулся. Его губы беспрестанно шевелились, полуприкрытые веки слабо подергивались, скрывая бешеное движение глазных яблок, на бледных щеках внезапно расцвел лихорадочный румянец... но арка стояла. Да не просто стояла, а внезапно тоже начала светиться, тогда как внутри нее начал сгущаться и заново формироваться бесформенный клубок красноватого тумана.
        Я тревожно сжала кулаки, следя за тем, как земля под ногами мага подозрительно быстро покрывается бесполезными стекляшками, и напряженно гадала, сколько же сил он сейчас тратит, чтобы все получилось как надо. Но Риг молчал. И мы молчали тоже, не смея отвлекать его от тяжелой работы. Вот только сердце начало сжиматься в тревожном предчувствии, да пальцы ощутимо похолодели.
        "Не время, - шепнула я беспокойно заворочавшемуся внутри призраку. - Не выходи - ты можешь все испортить".
        И "Гор" послушно затих. Хотя вымораживающий холодок так никуда и не делся, а иней на моих щеках почему-то не пожелал растаять.
        А потом что-то случилось. Не знаю, что именно, но у меня создалось впечатление, что клубящийся в арке туман словно бы потянули куда-то. Причем, кто-то со стороны. Чьи-то невидимые руки внезапно подхватили один из многочисленных отростков, а затем буквально утянули в небытие, постепенно раскручивая сгусток тумана, как котенок - бабушкин клубок. Однако лишь после этого на лице Рига появилось безмерное облегчение.
        - Подхватили...
        Я слегка успокоилась. Значит, самое неприятное осталось позади, сил ему пока хватало (не буду думать, в каком именно месте он прятал от нас такую прорву накопителей), а его таинственные друзья, оставшиеся на Плато, сделали все правильно. Вон, Риг и пальцами смог уже нормально пошевелить, и снова принялся что-то ткать прямо из воздуха, и арка окончательно укоренилась, да и вообще, напряжение стало потихоньку спадать. А когда из сформированного коридора вылетели несущиеся во весь опор всадники, у меня окончательно отлегло от сердца.
        Все. Он сделал это.
        Я с благодарностью посмотрела на тяжело дышащего Рига: какой же он молодец! ТАКОЕ натворить и ТАК точно все рассчитать! Эх, лишь бы и дальше ничего не сорвалось...
        Ур ошеломленно моргнул, воочию убедившись, что арка действительно работает. Растерянно дернул хвостом, поняв, что здорово недооценил человеческого мага. Тревожно прижал уши к голове, когда в некогда пустынной Степи неожиданно стало тесно. А потом и присел, заслышав боевой клич скаронов, который тут же подхватили воинственно настроенные оборотни, сплошным потоком выливающихся из кажущегося бесконечным пространственного коридора.
        Сотня... две... три... десять... а они все мчались и мчались, образуя настоящее живое море. Следом за всадниками появились пешие воины... а потом еще и еще... целая огромная армия, еще несколько минут назад терпеливо ожидавшая нашего знака где-то там, далеко, на самом краю Степи. Но прошел всего миг, и теперь десятники и сотники, ужами вертясь в седлах, мысленно управляли огромной человеческой массой, торопливо уводя людей подальше от арки. Постепенно ровняя строй, занимая периметр и тут же ощетиниваясь длинными копьями.
        Отлично. Надеюсь, Ас и Аро сделали все возможное, чтобы выглядеть убедительными и выторговать для нас хотя бы полдня для спокойных маневров.
        "Получилось! - с изрядной долей растерянности, но и восторга - тоже, рыкнул Ур. - Гайдэ, твой друг действительно молодец!"
        "Риг - гений", - с нескрываемой нежностью отозвалась я, следя за неподвижным магом, под ногами которого уже в три слоя громоздились пустые стекляшки. Правда, новые из-под его балахона валиться перестали. Да и незачем было - почти вся наша армия уже находилась здесь. Последние ручейки только-только покидали арку. Еще немного и пора будет захлопывать ловушку...
        Я до боли прикусила губу, чтобы не закричать от восторга, когда по арке, повинуясь движению кисти Драмта, прошла странная дрожь, быстро перекинувшаяся на опорные столбы. Как после этого они быстро потемнели и неприлично скрипнули. Как следом за ними потемнела и сама арка, и образуемый ею проход, а выгибающаяся в пустоту воронка начала стремительно раскручиваться и терять форму.
        Риг только усмехнулся, легонько потянув за невидимую нить, распустившую клубок заклятий с той же легкостью, с какой портит тонкие колготки хорошая зацепка. Один раз сработав, она моментально исчезла из виду, а сложная конструкция, тем временем, начала разрушаться буквально на глазах. И вот, она уже почти растаяла, потеряла форму, силу, направление...
        Как вдруг в ее глубине появились и стали быстро приближаться к поверхности какие-то новые силуэты.
        - Это еще что такое? - мгновенно насторожилась я. - Кого там черти принесли? Ас же должен был обеспечить...
        "Это точно не наши, - нахмурился следом за мной Ур, а мастер Драмт неожиданно вздрогнул и опасно пошатнулся. - Конники, много, белые плащи..."
        - Карающие! - охнула я всего за миг до того, как из уже закрывающегося коридора в Степь хлынула новая лавина всадников под отвратительно знакомым белым знаменем. - Твою мать! Как они успели?! Ас же обещал!
        "Ас уже здесь, - отозвался Ур, безошибочно отыскав Владыку Алых среди бескрайнего моря разноцветных аур. - И, кажется, его задумка сорвалась: кому бы он ни поручил проследить за входом в коридор, Карающие его опередили".
        Я чуть не сплюнула, обнаружив, что уже истаивающая арка вдруг снова налилась силой и стала заметно устойчивее. Как будто даже окрепла и едва не обрела прежнюю четкость. Так, как если бы кто-то в самый последний момент перехватил тяжелую дверь, не позволив ей закрыться, и, просунув в щелку тяжелый сапог, с готовностью позволял всем желающим войти на запретную территорию.
        Блин.
        Вот только на кой они тут нужны?
        - Проклятье... - беззвучно выдохнул Риг, внезапно посерев и тяжело опустившись на одно колено. - Они держат ее с той стороны! Кто-то из Ордена! Им специально дают пройти, зафиксировав точку входа! Но на это я никак не рассчитывал! Они тянут силу из меня!
        "Гайдэ, он сейчас упадет и потеряет нить! - крикнул Ур, первым поняв, что происходит. - Карающих слишком много, а у Драмта почти не осталось магии! Если коридор закрыть неправильно, он шарахнет таким откатом, что мало никому не покажется! А если хоть один человек останется внутри, когда он схлопнется, Рига просто разорвет на месте! Останови их!"
        Я грязно выругалась и, кинув быстрый взгляд на теряющего сознание мага, пулей взлетела на кошачью холку. Почти одновременно с этим натянула маску, прижала спящего Лина покрепче и низко пригнулась.
        "К воротам! Быстро!!"
        Слава богу, Ур не стал ничего переспрашиваться или возражать. Стартанув с места не хуже скоростного болида, он в мгновение ока покинул облюбованный нами пригорок, пересек приличный кусок Степи, грозно рявкнул на вылетающих из медленно оплывающей арки святош. Резко свернул, ловко уклонившись от бешено мчащейся конной лавы. Затем искусно вклинился между испуганно заржавшими лошадьми. Запетлял между ними, стараясь бежать так, чтобы ему не отдавили лапы. А когда вокруг стало слишком тесно, прямо на ходу ухватил ближайшего Орденца за шкирку и что было силы швырнул обратно в проход.
        Святоша, гортанно вскрикнув, бесследно исчез.
        Ага. Значит, коридор работает в обе стороны.
        Чудесно.
        - Скажи своим, чтобы больше не лезли! - гаркнула я второму Орденцу прямо в лицо. Буквально за мгновение до того, как Ур вышвырнул его из Степи тем же безотказным приемом. Потом на всякий случай повторила третьему, почти сразу последовавшему в полет следом за первыми двумя. Попутно отмахнулась от какого-то дурака, который некстати опомнился и решил наставить на нас копье. Затем проскочила мимо двух других идиотов, которые собрались повторить ту же самую глупость. Одного некрасиво пихнула. Второму с силой заехала по шапке, чтобы не лез под ноги. Кого-то, кажется, случайно успела вышибить из седла, потому что слишком уж удачно подставился. Наконец, оказалась возле самой арки, где на миг возникло настоящее столпотворение, и, поняв, что выскочившие первыми святоши начали разворачивать коней, со злости обратилась к Знакам.
        Это оказалось удивительно просто: стоило лишь пожелать, как в нескольких метрах от меня на дыбы охотно поднялся целый пласт земли. Отделив нас с Уром от вылетающих из арки Орденцев, он встал почти вертикально. Причем, так удачно, что я, не задумываясь, буквально заткнула им болезненно содрогнувшуюся воронку, словно бутылку - пробкой. Затем, правда, все-таки швырнула в опасно задрожавший проход, искренне надеясь, что мой подарочек врежется в кого-нибудь покрепче и, тем самым, приостановит поток всадников. А потом, воспользовавшись секундным замешательством святош, обернулась и во весь голос рявкнула:
        - Закрывай, Риг!!! Сейчас же!!!
        Для вящей убедительности Ур загородил собой искореженный коридор, грозно оскалившись и всем видом показав, что больше никого не пропустит. Ни на эту сторону, ни обратно. Выскользнувший из моего тела призрак, шепнув напоследок, что скоро вернется, кинулся куда-то в сторону. Лин, сквозь сон почувствовавший неладное, беспокойно завозился, одновременно с этим крепко вонзив в ремень свои коготки. А я, приподнявшись на мохнатой спине Хранителя, кинула отчаянный взгляд на далекую, одинокую, бессильно клонящуюся к земле фигурку, мысленно умоляя ее поторопиться.
        И Риг как почувствовал - в последнем усилии вскинув руки, что-то выкрикнул... или прошептал?.. после чего арка, наконец, опала, задрожала и истаяла, напоследок ударив по натянутым нервам болезненным вскриком и озарив душное от тесноты плато неприятно яркой вспышкой. Именно в тот самый момент, когда, не выдержав напряжения, на одном из холмов с тихим вздохом рухнул на землю мой истощенный до предела друг.
        Глава 3
        - Убью их! - глухо прорычала я, обхватив бледные щеки Рига ладонями и всмотревшись в его белое, как снег, лицо, на котором слабо подрагивали покрытые инеем ресницы. - Уроды! Твари поганые! Идиоты долбанные!! Козлы!!! Кому они на хрен нужны тут... Риг! Риг, ты как?!
        Вместо ответа Драмт безвольно обмяк, чем вызвал у меня новый поток ругательств в адрес святош, приперевшихся в Степь незваными гостями и едва этим не угробивших одного несносного гордеца, у которого не хватило мужества попросить помощи на пару минут пораньше. До того, как закончился последний накопитель. И до того, как завившиеся не вовремя м...ки довели его до полного истощения. Хорошо - не убили, иначе я не знаю, что бы тогда с ними сделала.
        Спасало их сейчас только одно - Ригу срочно требовалась помощь, так что, пока он не придет в себя, отойти и исполнить свою угрозу я попросту не смогу. Но так просто они все равно не отделаются. Как только освобожусь, тут же сверну кому-нибудь шею. Не посмотрю на высокий сан, бритую макушку и стальные наплечники. Да-да, господин Горан, это я о вас. Уже успела увидеть вашу довольную рожу на поле. И как только смогу отойти от Рига, приложу все усилия, чтобы она перестала быть такой довольной. В идеале - вообще перестала бы быть. А если еще окажется, что из-за вашего раздолбайства Риг не сможет открыть второй коридор...
        У меня из горла сам собой вырвался утробный рык.
        - Надеюсь, это не в мой адрес? - едва слышно шепнул мастер Драмт, чуть приоткрыв левое веко. - Гайдэ?
        - Гай! - машинально рявкнула я, поправляя маску, но тут же спохватилась и приподняла чужую голову, с надеждой всматриваясь в почти незаметное шевеление бледных губ. - Риг?! Риг, ты живой?!
        - Не... очень...
        - У-у, с-с-собаки бледнокожие... освежую!
        Мастер Драмт ощутимо дернулся, неожиданно осознав себя лежащим на земле, с уложенной на мои колени головой. Растерянно распахнув уже оба глаза, он пару секунд ошарашенно взирал на мое рассерженное лицо. Потом почему-то смутился. Вяло дернулся, устав, видимо, смотреть снизу вверх, да еще и в перевернутом виде, но я только нахмурилась. Правда, шипеть разъяренной коброй перестала - ведь святош можно оставить и на потом.
        - Лежи, умник. И силы бери, сколько надо.
        - Мне уже лучше.
        - Лежи, кому сказано! Ты слаб, как малек у карася! А я больше ничем не могу тебе помочь... Почему сразу не сказал, что выдохся?!
        Поняв, что не в его положении спорить, Риг обреченно улегся обратно и устало закрыл глаза.
        - Наши все прошли?
        - Да. Не увиливай от ответа!
        - Ох-хо-хо...
        Я недобро прищурилась.
        - Ри-и-иг... знаешь, я сейчас не в том настроении, чтобы выслушивать твое неубедительное мычание. Тебе был задан вопрос. И я хочу услышать на него прямой ответ. Почему ты ничего не сказал?!
        Маг болезненно поморщился.
        - Боже... я просто не ждал никакого Ордена. И не думал, что Церковь настолько хорошо разбирается в пространственной магии, что сможет с легкостью перехватить мой коридор. Это, знаешь ли, весьма специфический раздел, в котором люди со стороны разбираются мало, а всех, кто мог это сделать, я заранее предупредил...
        - Хочешь сказать, святошам доступна и обычная магия? - мой голос из разгневанного внезапно стал тихим и вкрадчивым, а на щеках снова выступил легкий иней. Я и сама не успела понять, как это случилось, но Ригу вдруг стало резко не по себе. Впрочем, в присутствии моего призрачного брата мало кто чувствовал себя комфортно. Может, только Гор. И другие мои братики. Тогда как остальным всегда ОЧЕНЬ сильно хотелось оказаться от него подальше. Особенно, от его жутковатых глаз, начинающих проступать сквозь мои светлые радужки.
        - Не знаю. Э-э... Гай?
        - С Орденом я потом разберусь, - похолодевшим голосом сказала я, мгновенно успокоившись. - Но ты мог сказать мне сразу. Мог попросить о помощи и не доводить себя до истощения. Тебе что, гордость не позволила? Или, может, детство в одном месте заиграло? Захотелось покрасоваться?
        Риг, завороженно уставившись на мое изменившееся лицо, звучно сглотнул.
        - Н-нет. Я просто подумал... что выдержу. Если бы не Орденцы, я бы точно устоял. А потом подошел бы... ну, после... и взял немного твоей силы... как раз бы хватило..
        п-прости...
        Я чуть сузила глаза, ощущая, как бурлящий внутри гнев послушно уползает куда-то вглубь и неохотно прячется от смертоносного холода Тени подальше, а потом глубоко вдохнула и почти нормальным голосом сказала:
        - Дурак. Все предусмотрел, а до этого не додумался. Наверное, твои приятели оказались гораздо болтливее, чем мы надеялись.
        - Скорее, это Горан оказался хитрее, чем мы полагали. Он иногда бывает настоящим фанатиком и просто не мог упустить шанс добраться до Невирона. Вот и постарался предусмотреть все варианты. А может, что-то все-таки заподозрил... блин!
        Окончательно взяв себя в руки, я хмыкнула.
        - Что, уже подцепил мое любимое словечко?
        - Что поделаешь - ты слишком часто его произносишь, - Риг снова попытался приподняться и, к нашему обоюдному удивлению, ему это вполне удалось. Правда, за руку я его все равно держала, потихоньку подпитывая, но по сравнению с Лином моих сил требовалось так мало, что сказаться на самочувствии никак не могло.
        Гм. Кажется, маг воспринял этот жест несколько иначе?
        Под моим пристальным взглядом мастер Драмт осторожно отодвинулся и пытливо оглядел мое лицо, на котором (я точно знаю) неприятными темными провалами чернели лишенные белков глаза в обрамлении заиндевевших ресниц. Тот еще видок - сама в первый раз чуть не вздрогнула. А для него это в новинку. Никогда не видел, что делает с человеком Тень. Однако старается виду не показывать, держит марку. Даже изучать пробует, несмотря на извечные опасения магов относительно Тени. Но ее темнота завораживает, манит, очаровывает и, одновременно, пугает до дрожи. Перед ней трудно устоять. Еще труднее находиться от нее в одном шаге. И совсем уж невозможно держать ее за руку, оставаясь при этом самим собой.
        А мне ничего - нравится. У кого еще есть такой заботливый брат, с которым даже своенравная Тень вынуждена считаться?
        Я вопросительно приподняла одну бровь.
        - Ну? Насмотрелся?
        Риг, опомнившись, суетливо отвел взгляд.
        - Извини.
        - За что? За твою дурость? Или за неуместное любопытство?
        Он прикусил губу, но потом осмелел и посмотрел уже открыто, с искренним беспокойством изучая мои необычные глаза, мертвенно бледную кожу век, неохотно тающий снег на воротнике.
        - Гайдэ?
        - Гай, Риг, - мягко поправила я. - Сейчас - только Гай. Не забывай об этом, пожалуйста. Мы все-таки не одни, а мне не нужны лишние разговоры. Полагаю, еще не весь Орден в курсе моей маленькой тайны.
        Маг торопливо кивнул.
        - Да, конечно. Я просто... а ты... ты как себя чувствуешь?
        - Боюсь, - честно призналась я. - За тебя, дурака. Потому что всерьез опасаюсь, что ты еще пару дней будешь трупом лежать, и весь этот риск был напрасным. А еще боюсь, что ты откажешься от моей помощи, решив, что я действительно имею отношение к Темным.
        Риг неожиданно нахмурился.
        - Ты имеешь отношение к Тени, а не к Темным. Это - две разные вещи. Хотя, признаюсь, видеть тебя в такой ипостаси довольно... тревожно.
        - Я тебя пугаю?
        - Есть немного, - неловко кашлянул маг. - Правда, сильнее всего меня тревожат возможные последствия. Тебе комфортно?
        - Холодновато, - слабо улыбнулась я. - С братом всегда словно в холодильнике себя чувствуешь. Но зато он не дает мне долго злиться и умеет хорошо успокаивать. Для Ишты, как ты понимаешь, это очень важно.
        Маг изумленно приподнялся.
        - Он тебя защищает?! ТЕНЬ?!
        - Да. Когда я нахожусь на грани, он меня успокаивает. Когда надо, забирает излишки силы. Если требуется - отдает свои... он - мой кровный брат, Риг. Такой же, как и все остальные.
        - Гм... кажется, мы еще очень многого не знаем об истинной Тени и ее обитателях.
        Я ощутила, как изнутри пришла волна искренней благодарности, и улыбнулась снова.
        - Теперь ты меня не боишься?
        - Нет, - почти не замедлился с ответом маг. - Я... если честно, я тобой восхищаюсь. Представить не могу, что можно оставаться так близко к Тени и не сойти с ума. Это ведь не первый раз, верно? Ты и он...? Вы ведь уже так делали?
        - Конечно. Поэтому эффект от слияния, как ты сам видел, почти мгновенный. А временами этот бестелесный нахал даже разрешения не спрашивает - когда желает, сам заходит.
        "Не когда желаю, а когда НАДО, - строго поправил меня призрак. - Сейчас это было необходимо, поэтому я не церемонился".
        "Конечно. Пользуешься тем, что потихоньку восстанавливаешь свои силы, и держишь меня в ежовых рукавицах?"
        "С некоторыми по-другому нельзя. И, между прочим, пока вы носились по полю с котом, я закрыл арку и сдержал валлионцев, которые пытались прорваться вслед за Орденом. А где твоя благодарность?"
        "Спасибо", - тут же поблагодарила я.
        "То-то же", - буркнул призрак и, наконец, затих.
        - Ты пришел в себя? - спросила я, заметив, что маг как-то странно ерзает.
        Риг торопливо кивнул.
        - Башка не кружится?
        - Нет. Мне просто... холодно сидеть, - неожиданно смущенно признался он, выразительно покосившись на заиндевевшую землю.
        Я проследила за его взглядом и негромко рассмеялась.
        - Прости, я не нарочно. Ты способен идти?
        - Думаю, не рухну на полдороге. Если, конечно, ты не отпустишь мою руку.
        Я молча протянула ладонь, и мы поднялись, держась за руки, как примерные дети на школьном утреннике. Ур, молниеносно подскочив, придирчиво нас обнюхал, недовольно фыркнул, учуяв близость Тени, но ничего не сказал. Что ж, и на том спасибо: кот редко бывает терпимым к выходцам с той стороны, так что сейчас его поведение - просто верх тактичности и понимания. С Лином-то по первости проблем было немало. Наверное, Хранитель просто начал привыкать, что я - не обычная Ишта?
        - Ничего, - удивленно заметил Риг, едва утвердившись на слегка подрагивающих ногах. - Думал, будет хуже. Но у тебя поразительно удачная дейри.
        "А еще она очень вку-у-у-сная", - согласно проурчал Серый кот, потеревшись ухом о мой локоть.
        Я только хмыкнула и быстро огляделась.
        Так, где там народ? Ага, уже давно на местах и недобро щерится обнаженным оружием. Но на месте святош я бы поостереглась сейчас качать права и возмущаться такой "теплой" встречей: скароны в своем праве - эти белобрысые сволочи чуть мага нам не угробили. Да и меня, заодно, едва не зацепили. Узнаю, кто отдал им приказ - на первой же сосне подвешу. Или язык вырву, чтоб неповадно было.
        Козлы.
        Почувствовав, как при виде окруженных и притиснутых к ближайшему холмику Орденцев внутри все снова начинает кипеть от злости, я прикусила губу. Так, хватит. Злиться на них сейчас - значит, заведомо проиграть там, где еще можно неплохо отыграться. Главное, понять, отчего они так за нами спешили. И сообразить, как этим правильно воспользоваться.
        Кстати, они одни? Валлионцев никаким ветром сюда не занесло?
        Я повнимательнее присмотрелась к толпе белых плащей. Но нет вроде: знакомых штандартов не видать. Значит, не успели. Вот и прекрасно. Как мне кажется, Его Высокопреосвященство Георс - гораздо более приятный собеседник, чем Его Величество Эннар Второй. Впрочем, все меняется. А с учетом тех мыслей, которые возникли в моей голове еще вчера, не думаю, что все произошедшее - банальная случайность.
        Кстати, сколько их там? Сотня? Три? Пять? Всяко не меньше, хотя до тысячи их число явно не дотягивает. Не всех успел захватить с собой Горан. Ой, не всех. Зато сам явно прошел в числе первых смельчаков, рискнувших сунуться в пространственный коридор следом за исчезнувшими скаронами. На что только надеялись, дураки? На кого уповали? На Аллара? Но если бы Риг не обессилел на тот момент и не потерял способность сопротивляться, фиг бы они прошли - размазало бы их тонким слоем в пространстве, как масло по бутерброду. Правда, и Рига бы тогда тоже... но не в этом суть. Что бы я ни думала, а в смелости им не откажешь. Ведь даже сейчас, будучи окруженными со всех сторон многократно превосходящими силами Старших Кланов, все еще что-то кричат, на что-то надеются, спорят...
        Интересно, о чем?
        Черт, слишком далеко - скароны отогнали их на самый край поля, как волки - отару упрямых овец. А там уже окружили, ощерились копьями, прижали со всех сторон и теперь только ждут приказа. Однако раз до сих пор не убили, значит, братики уже просекли, в чем дело, и явно раздумывают, что теперь делать с этаким "подарочком". Все-таки полтысячи воинов - это полтысячи воинов, лишними в Невироне они никогда не будут. Крамолы на святош пока никакой нет. Опасности от них тоже не ждем - против полумиллиона воинствующих магов... не смешите мои тапочки. Вероятно, Ас просто еще не получил известий обо мне и лишь по этой причине медлил с решением.
        - Милорд? - осторожно обратился ко мне первый встречный скарон, стоило только нам с Ригом подойти. Кстати, Алый. Кто-то незнакомый, но явно не в последних чинах. Судя по взмыленной лошади, как раз искал мою важную персону.
        Я хмыкнула.
        - Скажи своему Владыке, что с этими, - короткий взгляд в сторону святош, - можно обождать. Мы сейчас будем.
        - Так точно, милорд! Вам коней привести?
        - Нет, сами дойдем. Господин маг пока не в состоянии держаться в седле.
        Риг возмущенно засопел, но скарон не обратил внимания - бодро отдав честь, тут же развернулся и стремглав умчался, обдав нас густым облаком пыли.
        "Садитесь, довезу, - обреченно предложил Ур, звучно чихнув. - Сами вы и до вечера не до дойдете. Особенно, вот этот, полудохлый".
        - Сам такой, - буркнул Риг, однако на подставленную спину все-таки полез.
        Я подождала, пока он устроится, и постаралась сесть так, чтобы хотя бы одной рукой касаться уставшего мага. Можно было, конечно, и обождать с лечением, но боюсь, в таком случае, до братиков Риг просто бы не доехал. В лучшем случае, мне пришлось бы снова держать его на руках и изображать мать-героиню, спасающую от беды своего невезучего отпрыска. Но, думаю, Риг будет против такого положения дел, так что пускай терпит. Все равно это ненадолго.
        Ур и правда домчал нас до нужного места в считанные мгновения: я успела только пару раз моргнуть, как половина заполненного скаронами пространства осталась позади, а перед нашими носами уже выросла наспех поставленная палатка, возле которой обнаружились Фантомы в полном составе. Ну, за исключением оборотней, конечно, которые сейчас активно сдерживали своих буйных соплеменников от попытки избавить этот прекрасный мир от пары-тройки сотен отвратительно надоедливых обладателей белоснежных плащей.
        Гм. А ребятки-то и вправду здесь Фантомами. Даже Ас с братиками плюнули на конспирацию и надели привычные доспехи. Черные кольчуги, черные куртки, черный адарон, маски, глухие шлемы с узнаваемой серебристой окантовкой... красавцы. Что ни говори, а все равно они красавцы. У-у-ух, как глазками-то сверкнули при виде меня! То-то сейчас будет...
        - Вы в порядке? - вопреки ожиданиям, скупо поинтересовался Ас, когда я спрыгнула со спины Ура, заранее приготовившись к справедливым упрекам. - Гай? Риг?
        - Я - нормально, а вот этот снулый лебедь немного не в себе. Досталось сильно, когда "белые прыщи" выскочили. Кстати, Горан точно там?
        - Да, - мельком взглянув на бледного мага, Ас хмуро покосился в сторону святош. - Первым примчался, словно делать больше нечего. Жаль, я его на той стороне не встретил. Видел же, что зашевелились, но не думал, что у него НАСТОЛЬКО большое шило в заднице.
        Я сморщила нос.
        - Козел... Риг, ты чего встал? Марш в палатку - отсыпаться! И чтобы через три оборота был в форме, понял?
        Мастер Драмт ошеломленно моргнул.
        - Чего?
        - Вон пошел, - беззлобно пихнулась я, когда он непонятливо округлил глаза. - Среди Фантомов слабаков нет. И через три часа ты должен быть в строю. Любой ценой. Ясно?
        - Э-э...
        - Фантом, спать! Живо! - не сдержавшись, рявкнула я, и только тогда до непонятливого чародея, наконец, дошло.
        - Есть! - довольно четко козырнул он и, заметно пошатнувшись, послушно поплелся исполнять мой первый приказ. Прямиком в ту единственную палатку, где наверняка успели обустроить хотя бы одно спальное место.
        Я мысленно перевела дух и повернулась к едва заметно усмехающимся братьям.
        - Ну? Чего ждете? Один быстро слетал за обедом, второй проследил за оборотнями, третий распорядился насчет понимающих хоть немного в порталах магов (пусть собираются здесь через час), а остальным - в темпе проверить периметр. Адамантов - на периферию с приказом бдить в оба, но на первую попавшуюся нежить с мечами не кидаться. У меня тут знакомые обитают. Не хотелось бы начинать день с потасовки. Все ясно?
        - Так точно! - слаженно рявкнули в ответ эти черти и тут же испарились. Разумеется, незаметно про себя посмеиваясь и ехидно комментируя происходящее. Все, кроме Аса.
        - С Орденом что будем делать? - ровно спросил он, задумчиво покусывая невесть откуда взявшуюся сухую травинку.
        Я вздохнула.
        - Да черт знает. Попались бы под горячую руку, зашибла бы, а так...
        Ас так же задумчиво кивнул.
        - Короче, к Ригу пойду, - неожиданно заключила я, развернувшись. - Надо привести его в чувство, пока не загнулся. Думал, вообще не довезу. А ты сообрази, как нам тихо избавиться от "белых" - не хочу, чтобы маячили в пределах досягаемости. "Гор" ведь может и не успеть. Так что сам понимаешь...
        Ас дернул щекой.
        - Я не видел, кто это был, - негромко обронил он мне в спину.
        Тьфу. Это он о том уроде, который пытался убить меня на Плато? И у которого непременно бы получилось, если бы не Знак Аллара и не Его Щит? Об этом мы с ребятами почти не говорили. Обо всем остальном, что тогда произошло - да, пожалуйста, включая гибель Дангора и наше с Лином недолгое пребывание в Хароне, а этот вопрос, по обоюдному молчаливому согласию, ребята практически не затрагивали. Но лишь потому, что мне было мерзко думать о том единственном маге, который способен был это сделать, а им - нелегко убеждать меня в обратном, когда доказательств ни "за", ни "против", кроме самого факта использования магии смерти, нигде не нашлось.
        - Мы были слишком далеко, - продолжил брат, словно не замечая, как я остановилась и напряглась. - Не успели заметить. Наши сражались в первых рядах.
        - А удар пришел сзади, я помню, - мне с трудом удалось говорить ровно. - И нанести его могли очень немногие. Просто ОЧЕНЬ. Фактически, единицы.
        - Мы не видели, кто это был. Только знаем, что Эннар Второй находился рядом с тем местом. Но магии вокруг было так много, что поймать след заклятия мы не успели: он очень быстро рассеялся.
        Я сжала челюсти.
        - Спасибо, я в курсе.
        - Там еще был какой-то шум... возле его шатра, - снова будто не услышал брат. - Его Величество, как нам показалось, о чем-то спорил с ал-таром.
        - Они были там оба?
        - Да, - оборонил Ас. - И это довольно странно. Особенно, если учесть, что господину Георсу следовало находиться совсем в другом месте. По крайней мере, он был совсем в другом месте, когда я видел его в последний раз - как раз перед тем, как вы упали.
        - Наверное, почувствовал магию смерти и явился узнать, кто среди его паствы балуется некромантией, - неестественно ровно отозвалась я, не поворачивая головы.
        - Возможно. Но, повторяю: я не могу этого утверждать.
        У меня против воли вырвался горький вздох. Да, я тоже ничего не могла сказать с уверенностью. Судя по всему, нацеленного в меня заклятия вообще никто не видел - все были заняты боем. Кроме, может быть, Фантомов и опытного, чуткого к магии смерти ал-тара. А потом стало резко не до этого - в мир ненадолго спустились Боги, само появление которых так здорово испоганило магический фон на Плато, что теперь нечего и думать отыскать там хоть какой-нибудь след. Да и кому после такого чуда было дело до той магической стрелы? Вот и я о том же. Так что о случившемся можно лишь гадать, хотя мне, конечно, уже и гадать не надо - магию смерти такого высокого калибра я узнаю из тысячи. Надо ли говорить, что к Его Величеству Эннару Второму у меня в этой связи отнюдь не прибавилось теплых чувств?
        Впрочем, а ненавижу ли я его?
        От этого простого, в сущности, вопроса в груди снова недобро, предупреждающе заныло. Слабо, конечно, совсем не так, как раньше, но заныло. Ненавязчиво, утомительно, напоминающе. Ох, как не вовремя...
        Я тихо вздохнула: нет. Кажется, даже сейчас я не могу его по-настоящему ненавидеть. Просто пусто стало в душе. Пусто и глухо, как в могиле. Лишь эхо прошедших чувств слабо гуляет где-то на самом дне, но и оно уже почти не находит отклика. А когда-нибудь, наверное, умолкнет окончательно...
        По крайней мере, я очень на это надеюсь.
        - Мне жаль... - беззвучно прошептал Ас мне в спину.
        - Мне тоже, - так же тихо отозвалась я и, до скрипа сжав челюсти, быстрым шагом направилась прочь, совершенно не желая развивать эту опасную тему.
        Глава 4
        Когда я вошла, Риг уже крепко спал на грубовато сколоченной лежанке и совершенно по-детски подложив под щеку пыльную руку. Измученный, грязный, уставший почти до потери сознания. Думаю, если бы я не выгнала его с улицы, он свалился бы сам. Минуты через две. На глазах у всего лагеря. Хорошо, что хоть досюда добрел, гордец, иначе даже не знаю, что бы с ним тогда сделала.
        Сняв с подлокотника стоявшего рядом стула чей-то сравнительно чистый плащ, я осторожно накрыла им спящего мага и, присев на краешек топчана, осторожно погладила растрепанную, пыльную шевелюру. Эх, Риг... до чего же ты все-таки мальчишка! Упрямый, непримиримый... совсем как я временами. Ну, что тебе стоило попросить о помощи? Почему нельзя было просто намекнуть? Я бы поняла, правда. Ни слова насмешки не послышалось бы в твой адрес. Ведь ты и так сотворил настоящее чудо, а вот о самом важном умолчал... боже, и зачем ты только смолчал?! Да провались пропадом этот коридор, если за него пришлось заплатить такую цену! Если бы я успела, если бы поняла все вовремя и поделилась силами раньше, ты бы выстоял, справился, не истратил бы все до капли. А ведь ты потратил много... очень много. Почти все, что было отпущено природой. Чудо, что Тень до сих пор не забрала тебя к себе. Чудо, что я все-таки успела. Ох, Риг... совсем ты не бережешь мои нервы...
        - Спи, - тяжело вздохнула я, стянув перчатку и коснувшись левой ладонью его затылка. - Спи, романтик, погнавшийся за мечтой. Конечно, мечтать необходимо. Стремиться к цели нужно. Но не так, чтобы дочерна опалить себе крылья. Сегодня ты едва не погиб, Риг. Сегодня ты едва успел отойти от края. А еще - именно сегодня ты заставил меня пожалеть о своем решении. Я могу рисковать собой, отговариваясь долгом, но ты... все вы... мне слишком дороги, чтобы терять вас так глупо.
        Моя рука слабо засветилась, охотно отдавая уставшему магу накопленную Знаками силу, и я печально улыбнулась, видя, как от этого его лицо постепенно расслабилось. С него ушла недавняя напряженность, пропали скорбные складки в уголках рта, разгладились легкие морщинки на веках, а дыхание стало ровным и спокойным, как у младенца.
        - Спи, - повторила я, снова погладив спутанные волосы. - У тебя всего три часа до подъема, поэтому спи, друг мой. Спи, и пусть тебе приснится хороший сон.
        Неожиданно на моей груди завозились и ощутимо царапнули кожу острыми коготками, с поразительной легкостью пропоров насквозь кожаную куртку, плотную рубаху и тонкую поддевку из местного варианта шелка. Вздрогнув от неожиданности, я опустила глаза и с замиранием сердца встретила пристальный, откровенно изучающий взгляд двух ярко золотых зрачков, пылающих в темноте, словно зажженные факелы.
        - Лин? - сглотнула я, от растерянности едва не уронив кота на пол. Но шейри быстро сориентировался, ловко ухватился коготками за ворот, подтянулся и снова на меня взглянул. В упор. Своими необычными, слегка раскосыми глазами, в которых светилось так много... но, одновременно, не было почти ничего знакомого.
        - Это ты? - вдруг спросил он неожиданно глубоким, бархатистым, каким-то рыкающим голосом, от которого стены палатки заходили ходуном, а я с ног до головы покрылась холодные мурашки.
        - Я, Лин.
        - Хорошо, - удовлетворенно отозвался бывший демон, после чего снова закрыл глаза и, по-хозяйски пристроив мордочку на моем плече, снова крепко уснул.
        Какое-то время я сидела, ни жива, ни мертва, с тревогой ожидая, что случится что-нибудь еще, но он просто сладко сопел мне в шею и больше не собирался говорить.
        Боже...
        Я прикрыла глаза и мысленно досчитала до десяти, чтобы успокоить зашедшееся в бешеном галопе сердце.
        А вот об этом я братикам еще не сказала. И даже намекать не посмела на то, что Лин сейчас... как бы это сказать... совсем не тот, которого они знали. Вернее, на самом деле именно сейчас он стал настоящим Линкхардом, но вот что это означало - не знаю ни я, ни, наверное, сам Аллар. Слишком уж это невероятно. И слишком сильно Лин изменился после того, как я ВЕЛЕЛА ему стать самим собой. Еще тогда, возле тела издыхающего демона. Когда меня потряхивало от пережитого, а язык по привычке молол всякую чушь, чтобы хоть как-то разбавить царящую вокруг гнетущую тишину.
        Конечно, я очень хотела, чтобы он жил. Безумно рада, что у него это все-таки получилось. Но то, кем он стал... и то, как он смотрел на меня последние два дня..
        боже... я даже не знаю, что именно натворила! И о чем именно его попросила, когда неистово умоляла в каком-то бреду, чтобы он снова стал цельным!
        И вот он стал. Мой знакомый до боли Ведьмин кот. Вредный попутчик, ехидный кошак, крылатый конь, самый преданный и верный друг, в которого так неожиданно превратился несносный, эгоистичный демоненок. Я знала форму каждого коготка на его лапках. Помнила каждое слово, которое он произнес. Знала, чего он боялся, о чем мечтал, к чему стремился, чего желал и от чего хотел отказаться ради меня... но когда наутро после самого трудного дня в моей жизни он вдруг открыл эти странные, будто бы напоенные солнцем глаза и в упор посмотрел, как будто видел впервые в жизни... честное слово, у меня сердце ухнуло в пятки. Потому что это больше не был мой маленький Лин. Это был кто-то другой. Кто-то неизмеримо старше, мудрее и, вместе с тем, суровее него. Кто-то иной, кто вдруг проснулся в теле бывшего кота-шейри. Кто-то, кому удалось прожить сотни эпох. Кто видел рождение и расцвет этого мира. Кто-то, кто некогда пожелал его исправить, потом - даже уничтожить. Кто предал своего создателя, решив, что сделает это лучше. И кто принял затем на свои белоснежные крылья непроглядную Тьму Подземелий.
        Он отвернулся потом от Айда - это правда, которую подтвердил сам Владыка Ночи. Он был наказан за свой проступок. И наказан страшно - расколотой личностью, потерянной памятью, разбитым на множество частей сердцем. Однако в то утро, когда я впервые посмотрела на него без масок, мне вдруг стало страшно. Не оттого, что я боялась его самого. Нет. Я вдруг испугалась, что после всего случившегося потеряю его навсегда. Моего хитрого демона, славного ангела, верного Хранителя, не побоявшегося сломать себе крылья ради того, чтобы я жила... я вдруг испугалась того, что то существо, которым он стал, забудет меня. И того, что он теперь, по большому счету, не нуждается ни во мне, ни в нашем общем прошлом, ни в наших совместных воспоминаниях.
        Не знаю, что на меня тогда нашло. Наверное, не увидев привычной теплоты в раскосых кошачьих глазах, я с перепугу шарахнулась и чуть не выронила его из рук. А потом еще и вскрикнула: "спи!", как если бы он по-прежнему должен был повиноваться. Сделала это машинально. Инстинктивно. По привычке, если хотите. Трудно перестроиться на новый лад, когда так долго привыкала к своему статусу хозяйки.
        Однако Лин, как ни странно, послушался - удивленно моргнув, как-то разом обмяк и послушно закрыл глаза. Правда, перед этим мне все равно показалось, что в них мелькнул ощутимый укор, как если бы он все вспомнил, понял и даже грустно покачал головой в ответ на мой иррациональный страх. Но, как бы там ни было, он все-таки уснул. А когда снова проснулся, то почему-то этого "древнего и мудрого" в его глазах больше не было. Просто котенок - маленький, слабый, уставший котенок, который поначалу не умел даже толком разговаривать.
        Признаюсь, это испугало меня снова, однако не настолько сильно, как его первый взгляд. Во второй раз я пришла в себя гораздо быстрее, а потом заметила, что учится он поразительно быстро, и потихоньку начала успокаиваться. Повторяла про себя, что иного и быть не могло - он стал другим, новым. Таким, каким я его еще не знала. И нет ничего удивительного в том, что теперь он учится и разбирается во всем самостоятельно. Без моей помощи, как раньше. Я ведь этого хотела?
        Ну, вот и получила, как говорится, что просила. Хотя чем это для нас обернется я, честно сказать, до сих пор не могла предположить.
        Как бы там ни было, всего за какой-то жалкий день бывший шейри научился заново разговаривать. Он снова начал ходить. Потом побежал. Вдоволь наигрался с детьми Риа. Заново познакомился с Уром, сделав это так, как будто действительно видел его впервые в жизни. Серому коту я едва успела подать знак, чтобы помалкивал и не наговорил лишнего, но тот и сам понял, что творится что-то неладное. Правда, когда я позже его об этом спросила, Ур ответил, что удивлен. Но при этом и очень рад, потому что от Лина больше не пахло Подземельем. Так, легкий намек остался, но не настолько сильный, чтобы вызывать неприязнь.
        Еще через час мой новорожденный и обновленный друг уже вовсю носился по Харону вместе с детьми Ура, ведя себя в точности, как они, рыча и негодуя на всякие пустяки, радуясь пролетающим мимо бабочкам и изумленно следя за каждым новым событием, словно настоящий маленький кот, впервые начавший постигать премудрости жизни. Правда, есть, как все живые, обычную пищу он все-таки не стал - вместо обеда забрался ко мне на руки и примерно с полчаса подремал, с удовольствием слизывая с моей дейри самые светлые и самые темные частички. Причем, они доставляли ему удовольствие в равной степени, о чем с удивлением поведала Риа. И не причиняли никакого вреда - ни те, ни другие.
        В общем, я не знала, что и подумать.
        А тем же вечером в нем опять проснулся кто-то чужой и непонятный. Мелькнул где-то в самой глубине зрачков, ненадолго заглянул в мою душу, но увидел там необъяснимую тревогу и все с тем молчаливым укором исчез. Довольно надолго - как раз до этого самого момента. Посмотрел на меня, оценил, изучил, подумал... после чего опять бесследно пропал, так и не сказав, что же именно он от меня ждет. Но вот от этого-то мне и тревожно. И очень не хочется признавать, что, быть может, я зря так цепляюсь за прошлое.
        Поняв, что ничего нового не выяснилось, я устало помассировала лицо, мельком отметив, как тихонько подрагивают пальцы. Черт... совсем я с ума схожу с этими загадками. Сперва Лин, теперь Риг, потом Орденцы... так и свихнуться недолго.
        Интересно, помнит ли Лин, кем был все последние годы? Помнит ли меня? Наших друзей? Свои обещания? Свою прошлую жизнь? Или для него это действительно - второе рождение? С чистого листа бумаги?
        Не знаю.
        Боже, на самом деле я просто ничего не знаю! И не имею представления, кого из нас теперь надо больше беречь. То ли меня - молодую Ишту, а то ли его - новорожденного айри, едва-едва вышедшего в новый для него мир. В любом случае, рассчитывать на него мы пока не можем - в своем новом воплощении Лин мал, слаб и не представляет никакой угрозы. Скорее всего, он больше не сумеет нам помочь, а то, может, и не поймет наших устремлений - слишком уж странен и чужд был тот взгляд, который я сегодня ощутила.
        Так что пусть себе спит и набирается сил. Пусть забудет о страшном прошлом, в котором он не был по-настоящему собой. Пусть живет и радуется. Без боли, сожалений, без ярости и злобы, горечи предательства, наконец. Пусть помнит лишь то, чем сам хотел бы поделиться. И пусть наслаждается тем, чего многие века был жестоко лишен. Он это, если честно, заслужил. Жертвенностью своей, заботой и самой настоящей любовью, которую я никогда, что бы ни случилось с нами, не смогу забыть.
        Я порывисто обняла доверчиво прижавшегося кота, а потом уткнулась носом в густую шерстку и, крепко зажмурившись, прошептала:
        - Живи, Лин... будь счастлив, а большего мне и не надо.
        Разбудили меня звуки осторожных шагов и бережное прикосновение к плечу.
        Что?! Разбудили?! Неужели я все-таки задремала?!
        Ах, демон, и правда...
        Открыв глаза и увидев озабоченное лицо Аса, я смущенно кашлянула.
        - Что, уже время?
        - Устала? - вместо ответа спросил брат, когда я поспешно отодвинулась от Рига, на плече которого так славно сейчас прикорнула, и привычным движением проверила, на месте ли Лин. - Прости, я не хотел тебя будить, но...
        Я ожесточенно потерла виски.
        - Ничего, все в порядке. Надо идти.
        - Вообще-то еще нет: не надо, - совсем виновато улыбнулся Ас. - Но с тобой хотят поговорить.
        - Кто? Орденцы? - моментально ощетинилась я.
        - Не совсем. Не буди Рига - где-то два оборота у него еще есть.
        - Сколько? Погоди... ты что, о чем-то договорился со святошами?!
        Ас утвердительно кивнул.
        - Они согласны нам не мешать.
        - Сваливают? - с надеждой посмотрела я, но брат только криво усмехнулся.
        - Увы, не сподобились. Однако Горан пообещал, что с ними не будет проблем. И извинился за состояние Драмта - сказал, что не рассчитал количество своих людей.
        Я фыркнула.
        - Так ему и поверили! Прямо каждому слову! Да даже если б он знал, думаешь, его бы это остановило?!
        - Невирон попортил Церкви немало крови, - скупо оборонил брат, присев на краешек стула. - Горан жаждет мести и давно ищет возможность разорить это осиное гнездо. А сегодня увидел реальный повод исполнить свою заветную мечту, вот и не утерпел. И когда понял, что мы собираемся, мягко говоря, слинять, первым ринулся вдогонку. Вместе с ал-таром, которому тоже почему-то не сиделось в своей палатке.
        Я удивленно дрогнула.
        - Что? И Георс здесь?
        - Представь себе. Но я не далее как пол-оборота назад говорил с ними обоими и получил клятвенные заверения в том, что Орден готов оказать всю посильную помощь, какая только в его силах, чтобы уничтожить Пирамиды и питаемых ими Тварей. Более того, твой статус Ишты никто из них не оспаривает, претензий по поводу случившегося не имеет, за уничтожения Дангора искренне благодарит и (после явления Светоносного, конечно) твердо считает, что "черноты" в тебе по-прежнему нет, потому как в противном случае Аллар не предложил бы тебе свою помощь.
        - Гм. А больше они ничего тебе не сказали? - подозрительно прищурилась я. - Не упомянули, как потом намереваются объясняться со своим королем?
        Ас тонко улыбнулся.
        - Вообще-то Церковь не подчиняется короне, так что господин Георс в своем праве. Как и Горан, кстати. К тому же... ты идешь или нет?
        Я вздохнула и неохотно поднялась, машинально разглаживая складки на измятой рубашке и очень надеясь, что оставленные когтями Лина дырки не будут слишком заметны.
        - К кому хоть идти-то? Неужели господин Георс вдруг захотел со мной пообщаться? Или у Горана проснулась страсть к болтологии?
        - Увидишь, - уклончиво отозвался брат, бесшумно выходя из палатки.
        Я недовольно насупилась, но делать нечего: надо хотя бы выяснить, кого это Ас вдруг решил покрывать. Да еще так настойчиво, словно лучшего друга. Впрямую ничего не сказал, пояснять что-либо откровенно отказался, непрозрачный намек проигнорировал, сделав вид, что не понял, и ушел от ответа подозрительно легко. М-да. Второй раз за последние дни он меня удивляет. Кажется, жизнь во Дворце сказалась на нем не самым лучшим образом?
        Застегнув куртку наглухо и натянув маску, я в последний раз коснулась виска спящего мага, тихонько вздохнула и тоже вышла, бережно прижимая к груди Лина.
        Ну? И кого мне тут сосватали для разговора?
        Оказавшись снаружи, я внимательно огляделась, но увидела лишь деловито снующих вокруг скаронов, многочисленные палатки, отведенный в сторону табун мирно щиплющих жидкую травку лошадей, несколько слабо горящих костров, на которых самые предприимчивые уже что-то варили. А еще - ровный круг невозмутимых воинов, окруживших лагерь двойной стеной: Адамантов, как я и велела, рядом с которыми толкалось немало Алых, чутко всматривающихся за горизонт в ожидании неприятностей. Но, что самое любопытное, точно такой же "круг почета", состоящий из вооруженных до зубов скаронов, обнаружился вдруг в одном из дальних уголков наспех разбитого лагеря. А в нем, в этом самом круге...
        - Е-мое, - тихо присвистнула я, поняв, что подозрительные до помешательства братики, несмотря на все заверения Орденцев, на слово никому не поверили и, наплевав на приличия, окружили неугодных гостей такой внушительной охраной, что я просто диву далась, как оттуда еще не доносятся возмущенные вопли святош.
        Черт возьми. Да если бы МОЙ отряд кто-то рискнул взять в такие плотные клещи... если бы МЕНЯ кто-то посмел безостановочно сверлить тысячами внимательных взглядов. . блин! Я бы или сошла с ума от подобной чести, или же повесилась с горя. Однако святоши, судя по неестественной тишине, оказались более благоразумными и восприняли недоверие скаронов как само собой разумеющееся.
        Впрочем, против полумиллиона недобро настроенных бойцов - что бы они смогли?
        И правда, ничего. Так что честь им за выдержку и хвала за невозмутимые морды. Но зато рядом с ТАКИМ количеством бдительных стражей можно быть совершенно уверенными, что с той территории даже таракан незамеченным не проползет. А если еще и знать, что ПОД землей, всего на глубине в несколько локтей, под этим же самым лагерем незаметно собралось почти такое же количество привлеченных моим гневом Тва... в смысле, нежити, которую, надо думать, господин Горан просто задницей чуял, то... о-о-о... кажется, я хорошо понимаю, почему там сейчас все так чинно и благородно. А также то, почему упрямый, непримиримый и надутый, как индюк, Горан вдруг согласился на переговоры.
        - Кхм! - довольно громко выразила я свое удивление происходящим.
        Ас, спрятав под маской многозначительную улыбку, взглядом указал на одну из множества палаток, возле которой как бы случайно крутилось несколько хвардов и десятка три якобы отдыхающих скаронов, которые буквально не сводили с нее тяжелых взглядов.
        Ага. Кажется, наш неведомый гость, о личности которого хитрый братик предпочел умолчать, находится внутри. И, надо сказать, это довольно странно. Как и тот факт, что охрана приложила некоторые усилия, чтобы не выглядеть конвоем. Видимо, или гость у нас сегодня крайне необычный, или же Ас ему малость доверяет. Вернее, доверяет гораздо больше, чем святошам, из чего следует сделать вывод, что и уважает тоже. Однако тот факт, что охрана, тем не менее, скрывается не слишком активно, позволяет заключить, что особого восторга присутствие этого гостя у братиков не вызывало. Парадокс, однако. Кого же брат настолько уважает, но при этом не больно-то хочет подпускать ко мне без свидетелей?
        Откинув низкий полог самодельного шатра, Ас убедился, что внутри ничего не изменилось, и только потом обернулся в мою сторону.
        - Иди. Он хотел поговорить с тобой наедине.
        Ого. Я уже заинтригована. Правда, ни секунды не сомневаюсь, что брат далеко не уйдет. Скорее, создаст видимость приватной беседы, потусуется где-то снаружи и при этом, зуб даю, ни словечка не пропустит. Впрочем, и ладно - от него у меня секретов практически нет. Вернее, есть. Один-единственный. Который в настоящее время мирно посапывает на моем левом плече, наслаждаясь здоровым сном неотягощенного муками совести человека.
        Ну-с, посмотрим, кто тут у нас ...
        Я решительно наклонила голову и решительно вошла, на всякий случай прикрыв глаза, чтобы побыстрее привыкнуть к полумраку палатки. Ткань для шатров у скаронов толстая, прочная - не всяким мечом прорубишь. Но это всегда создавало и некоторые неудобства. В частности, заходя туда с ярко освещенной улицы, первые несколько секунд даже в солнечный полдень чувствуешь себя, как выбравшийся из своей норы крот.
        К счастью, глаза приспособились быстро - не успела я сделать и пары шагов. При этом краешком уха услышав легкий скрип потревоженного табурета, с которого в это же время довольно быстро поднялся неведомый гость. Потом мельком огляделась из-под ладони. Сразу отметила, что крупный широкоплечий мужчина был здесь действительно один. Машинально оценила его стать, которую не скрывали никакие одежды, посетовала на длиннополый плащ, прячущий богато вышитый пояс со знаками отличия. Быстро убедилась, что гостя аккуратно (если судить по целой одежде и чистым сапогам) обезоружили... скорее всего, сам и отдал, когда попросили... а еще вдруг почувствовала его неуверенность. Слабо так, совсем смутно, будто ему это чувство в новинку. Однако оно все-таки было. И наглядно показывало, что гость непростой, да и о моем статусе (как среди скаронов, так и вообще) распрекрасно знает.
        Собственно, это стало понятно еще до того, как мужчина вежливо наклонил седую голову. А когда он разогнулся, и я увидела его грубоватое лицо, испещренное старыми шрамами, и, наконец, разглядела искусно вышитый пояс со знаками отличия арр-кана, которых раньше не было... все, наконец, встало на свои места.
        Конечно. А как иначе? Кто же еще мог после недавних событий настаивать на встрече со мной и не бояться получить за это по шее?
        Встретив беспокойный взгляд гостя, в котором мешались искреннее облегчение и самая настоящая тревога, я укоризненно покачала головой.
        - Фаэс... и ты туда же?
        Бывший эрдал Первой крепости Фарлиона, бывший барр-кан и бывший начальник Гильдии рейзеров королевства, услышав мой голос, заметно вздрогнул.
        - Гайдэ? Это... действительно ты?
        - Нет.
        - Что?
        - Не Гайдэ. Гай, - терпеливо поправила я тревожно застывшего здоровяка. - Вижу, ты опять позабыл про все, о чем тебя настойчиво попросили. Рановато для склероза, не находишь?
        Фаэс стиснул пальцами свой поясной ремень. Странно. Чего так волноваться? Ничего ж особенного не случилось. Да и не склонен он обычно к сантиментам. Ворчит, конечно, частенько. Иногда и вовсе ревет, как раненый лось, но уж что-что, а таких разболтанных нервов я за ним еще ни разу не замечала. Хотя... всем нам сейчас тяжело. Наверное, и у него есть какие-то нерешенные проблемы?
        Я снова вздохнула, а потом, поискав глазами второй стул, присела. Чего просто так стоять? В ногах правды нет.
        - Фаэс, ты чего такой дерганый? Честное слово, я не кусаюсь. А если ребята проявили в отношении тебя некоторую подозрительность, то и ты их пойми: такая уж у них работа. Кстати, я рад тебя видеть, хотя не совсем понимаю, что ты тут забыл и каким ветром тебя вдруг занесло в Орден.
        Бывший эрдал медленно, словно под гипнозом, опустился на соседний стул, жалобно скрипнувший под его немалым весом, а потом снова уставился на меня широко раскрытыми глазами, будто все еще не мог поверить.
        - Фаэс, в чем дело? - устало спросила я. - Со мной вроде все в порядке... пока. Аллар еще не прихлопнул за дерзость, Айд на свою сторону тоже не сманил... или ты решил, что из-за Рига я самолично загрызу первого встреченного валлионца?
        - Риг? - наконец, сипло спросил Фаэс, словно очнувшись от ступора. - Какой еще... ты имеешь в виду Рига Драмта? А что с ним?
        - А то ты не знаешь!
        - Я... нет, - неожиданно пришел в себя старый ветеран и решительно тряхнул седой шевелюрой. - Не знаю, не слышал. Но, Гайдэ...
        - Опять память отшибло? Может, напомнить?
        - То есть, Гай, - поспешил исправиться под моим холодным взглядом Фаэс. - В прошлый раз мы не успели спокойно поговорить...
        - Неужели? Всего-то двое суток прошло с того времени, как мы говорили в последний раз. И чуть больше суток после того, как мы с тобой воочию виделись.
        - Это не то, - внезапно нахмурился он. - Я слышал, что ты... что тебя серьезно ранили. И подумал, что скароны решили разорвать Союз именно из-за этого.
        Я спокойно откинулась на спинку стула.
        - Со мной все в порядке. А скароны Союз не разрывали. Просто разделили ваши силы.
        - Это почти одно и то же.
        Я так же спокойно встретила внимательный взгляд собеседника.
        - Я ведь прав? - полуутвердительно спросил Фаэс и как-то непривычно сузил глаза, невольно заставив вспомнить о тех временах, когда мы с ним не слишком ладили. Но врать мне сейчас незачем. Тем более, когда Риг не сумел чисто сработать у портала. . в смысле, пространственного коридора. Тут и ежу ясно, что Фаэс уже обо всем догадался.
        Я пожала плечами.
        - Ты не хуже меня понимаешь, что свою задачу Союз практически выполнил: Степь пройдена, защита на пути нежити поставлена, и ваши земли больше не находятся под угрозой вторжения. В отличие от Скарон-Ола. Поэтому Валлион остался позади, а скароны двинулись дальше. Что тебе непонятно?
        Фаэс заметно помрачнел.
        - Многое. Начиная с того, что случилось позавчера прямо у нас на глазах, и заканчивая слухами о твоей смерти, которые появились в лагере буквально этим утром. И это после того, как ты вдруг плюнула... то есть, плюнул на все и после ссоры с Богами вдруг умотал к Айду на поминки, ни о чем мне не сказав и даже не дав время опомниться.
        Я удивленно приподняла бровь.
        - Разве у Айда случились поминки? Извини, не слышал...
        - Гай! - неожиданно вышел из себя новоявленный арр-кан, и я поморщилась.
        - Фаэс, ты не мог бы говорить потише? А еще лучше - помолчи немного и дай мне возможность сообразить, в чем смысл твоих претензий. Если начистоту, то я вообще не возьму в толк, какого хрена ты приперся в такую рань, да еще и наезжаешь с ходу, будто я тебе что-то задолжал. Особенно, после того, как один из ваших доблестных магов едва не превратил меня в остывающую коровью лепешку прямо возле трупа Высшего демона.
        От моего спокойного взгляда старый рейзер как-то разом смешался, запнулся на полуслове, а потом вдруг сгорбился, словно из него вынули какой-то стержень, и окончательно сник.
        - Зачем ты так? - спросил он в воцарившейся тишине. Подавленный, смертельно уставший и, судя по всему, искренне переживающий за мою судьбу. - Что я такого сделал, если ты обвиняешь меня в предательстве?
        Внутри уколола некстати проснувшаяся совесть.
        - Прости, Фаэс, - так же тяжело вздохнула я. - В последнее время мне... нелегко. Но это не твоя вина. Ночь была слишком тяжелой, святоши эти некстати вылезли, Риг едва на тот свет не отправился. А ты... ты просто попал под горячую руку.
        - Что с Драмтом? - не поднимая глаз, спросил он.
        - Живой. Но еще бы пара синов, и даже мне не удалось бы вырвать его из Тени. Сегодня он держал коридор один. Совсем. С небольшой поддержкой двух старых друзей, которые, как я полагаю, все-таки не сболтнули ничего лишнего... никому, кроме тебя.
        - Нет, - качнул седой головой Фаэс. - Они не проболтались даже мне. Но я бы никогда не поверил, что у мастера Драмта ни с того, ни с сего вдруг случилась осечка с пространственным коридором. Для таких нелепых ошибок он слишком опытен. Да и лгать, если честно, толком не умеет, поэтому его недавняя суета возле Фантомов не могла не вызвать подозрение. Я понимаю: после демона и... того, что случилось после, у тебя были все основания держаться в тени, а у твоих друзей - не менее веские причины, чтобы отделиться и самостоятельно решить проблему Невирона. Не очень это красиво по отношению к Союзу, но, повторяю, я тебя понимаю. Так что не хмурься: никто и ничего лишнего мне не говорил. Просто известие о столь неожиданном уходе скаронов с Плато здорово меня насторожило. Предложенное Асом объяснение, честно говоря, совсем не устроило. А прямое участие в этом деле Драмта заставило усомниться в том, что он был в достаточной степени искренен. К тому же, эти слухи о твоей смерти... в общем, я сделал соответствующие выводы. Ну и поспешил, конечно же, следом.
        - К сожалению, не только ты один, - неслышно вздохнула я, и Фаэс удивленно вскинул седые брови.
        - Прости, что?
        - Ничего. Говорю, что Горан тоже... гм... поспешил, - невесело хмыкнула я. - А в итоге Риг чуть не умер. Всего лишь из-за того, что никто из вас не подумал, что случится с призывающим магом из-за вашего появления. Хорошо еще, что у меня резервов хватило, а то не знаю, что бы я сделал с Орденом, обнаружив на земле свежий труп старого друга. С некоторых пор я очень быстро вспыхиваю, так что... извини. Наверное, ты зря сюда пришел.
        Фаэс нервно дернул уголком рта.
        - Значит, теперь ты никому не доверяешь, да?
        - Полагаешь, у меня совсем нет повода?
        - Никто из нас не делал этого, - очень тихо сказал старый эрдал, пристально посмотрев мне в глаза. - Я видел то заклятие. Знаю, ЧТО было у него внутри - какая дерьмовая начинка, но я клянусь тебе, Гай, что никто... слышишь? НИКТО из тех, кому я доверяю, не пытался в ту ночь тебя убить.
        Я отвела взгляд.
        - Хотелось бы верить.
        - Но ты все же не веришь?
        - К несчастью, жизнь научила меня доверять только тем, кто принес мне клятву на крови. И заставила понять, что иногда даже самый преданный друг может солгать, будучи введенным в заблуждение. А еще есть особые заклятия, незаметно влияющие на разум, есть умелый гипноз, внушение, медиумы...
        - Значит, все-таки не веришь, - горько прошептал Фаэс, судорожно сжимая огромные кулаки. Кажется, мой намек на магию Разума не пропал даром. - Жаль. Я надеялся, что ты поймешь.
        Я сочувственно промолчала. Но сказать ему было просто нечего. Да, Фаэс поразительно чист душой и искренне предан короне. Он любит своего короля, печется о благе Валлиона и хочет видеть свою страну свободной от власти Жреца, при этом так же искренне веря, что это возможно сделать без грязи. Однако он, к сожалению, так и не научился отличать красивые маски от настоящих человеческих лиц. И, на свое несчастье, склонен принимать желаемое за действительное. Тогда как я от своих иллюзий уже избавилась и еще раз оказаться в той же луже совсем не желаю.
        Неожиданно Фаэс снова поднял голову.
        - Гай... могу я тебя спросить?
        - Смотря о чем, - слегка нахмурилась я.
        - Это важно. ОЧЕНЬ.
        - Ну, попробуй. Вдруг отвечу?
        У него предательски дрогнуло веко, а пальцы правой руки с новой силой сжали поясной ремень.
        - Скажи, как ты относишься к королю? Все еще ненавидишь его или в твоем сердце осталось хоть что-то, что могло бы...?
        Я закаменела. Блин! Да что же он никак не успокоится?!
        - Гайдэ?
        - Остановись, Фаэс, - тихо попросила я, подчеркнуто глядя в сторону. - Ты в третий раз начинаешь этот разговор, и в третий раз мне приходится тебя останавливать. Пожалуйста, не надо. Любые слова бесполезны, когда вместо них красноречиво говорят поступки. Ты можешь верить во все, что угодно, преданно служить кому захочешь, уговаривать себя, убеждать, умолять и даже требовать... но прошу тебя: не надо. Честное слово, у меня и так достаточно сложностей, чтобы отвлекаться еще и на это. Если тебе станет легче, я могу сказать, что ТЕБЕ я все еще верю. Что же касается других, то... увы. У меня было достаточно времени, чтобы все обдумать. А после того, что случилось на Плато, полагаю, оно и к лучшему: никаких недоговоренностей больше не осталось. После того, что вы видели... надеюсь, я больше не прославлюсь в Валлионе как Темный маг. Хотя, даже если и так, то бог с ним. Мне, если честно, уже все равно. Я не собираюсь туда возвращаться.
        - Совсем? - бесцветным голосом переспросил Фаэс.
        - Совсем.
        - И как ты думаешь дальше жить?
        Я пожала плечами.
        - Никак.
        - В каком смысле? - напрягся эрдал.
        - Да в прямом. Нет никаких гарантий, что мы вообще вернемся из Невирона. Я могу смертельно ошибиться, могу проиграть, могу просто неудачно подставиться. Да и шальные стрелы, как ты сам видел, все еще летают по свету. Вдруг однажды случится так, что закрыть меня будет некому, а уклониться просто не останется времени? Лин, вон, уже пострадал. Риг тоже с трудом приходит в себя. А сколько таких будет еще? Знаешь, порой я начинаю думать, что Айд был неправ, когда затаскивал меня в ваш мир. Как думаешь, боги умеют ошибаться?
        Фаэс вздрогнул так сильно, что даже я это заметила, но почему-то промолчал. Только уставился совсем уж непонятно, будто только сейчас осознал, чему именно была свидетелем вся армия Союза, и понял, что я ни тогда, ни сейчас совсем не шутила.
        Поняв по моему виду, что это действительно так и что я здесь - незваная гостья пес знает из какого далека, эрдал снова вздрогнул и сжал челюсти. А потом глубоко вздохнул, на мгновение прикрыл глаза и неожиданно попросил:
        - Расскажи мне... расскажи все... пожалуйста. Возможно, тогда я начну тебя понимать.
        Я удивленно хмыкнула, никак не ожидая подобной просьбы. Собралась было отмахнуться, но потом посмотрела на его пылающее лицо, перехватила напряженный взгляд, подумала о том, что, в общем-то, ничего не теряю, да и время у меня пока есть... а потом пожала плечами и действительно махнула на все рукой.
        Глава 5
        Как ни странно, откровения не заняли много времени - привыкнув в личине Гая говорить только по существу, я уложилась, сильно опуская подробности, всего в полчаса. Немного, надо сказать. Особенно, если учесть, что в этот срок мне потребовалось пересказать почти всю свою сознательную жизнь, исключая лишь последний, проведенный на Во-Алларе год, большая часть из которого для Фаэса давно не была тайной.
        Но, как ни странно, трудностей это особых не доставило. И скрывать я тоже ничего не намеревалась. Просто многое из моей прежней жизни старому эрдалу, никогда не слышавшему о нанотехнологиях, автомобилях и компьютерах, было совершенно непонятным, а потому и внимания не стоило. Соответственно, я лишь обозначила разницу между нашими мирами, заметила, что в бытность простой обывательницей ничем, достойным упоминания, серьезно не увлекалась. Кратко обрисовала момент появления в Валлионе и заполнила в своей истории те пробелы, которые еще оставались непонятными.
        - Ясно... - странным голосом протянул Фаэс, прикусив седой ус и о чем-то крепко задумавшись. - А я-то все гадал, почему год назад о тебе никто и слыхом не слыхивал. Ни про Фантомов, ни про скаронов, ни про демона. Просто раз - и свалились в один прекрасный день на наши головы... а оно вот как, значит, было: перемещение. В своем мире тебя как бы не стало, а у нас, наоборот, каким-то чудом появилась новая загадка. Скаронов сразу удалось найти?
        - Почти, - кивнула я, намеренно умолчав о Браслете Теней, Эриоле, нашей первой встрече со скаронами и о том, что мои кровные братья, собственно, не совсем люди. Ни к чему ему знать такие подробности. И ни к чему сейчас провоцировать сомнения в человечности наших Владык. - Во многом, это Ли-Кхкеол поспособствовал - оказал им, так сказать, протекцию и почти что передал мне по наследству. Потом мы, правда, нашли возможность снять это дрянное заклятие, а в итоге у меня появилось четыре кровника. Но я не жалею: Ли-Кхкеол, сам того не зная, оказал нам такую услугу, что за все остальное на него даже злиться нельзя. Без братьев мне бы тогда не выкарабкаться. Без них я не стал бы тем, чем являюсь сейчас. Они научили меня выживать. Поделились силами, душами, кровью. Они вытаскивали меня из таких ям, откуда я никогда не вылез бы сам. Они душу мою сохранили, когда была реальная опасность ее потерять. Так что на самом деле Ли-Кхкеола я могу только поблагодарить. Его же стараниями, кстати, я вляпался в историю с Иштой по самое не-могу. По незнанию хватанул первый Знак, а потом пошло-поехало... а теперь и рад бы
остановиться, да не получается. Слишком крепко меня тут повязали. Сперва эар, потом братья, Лин, а за ними - все остальное...
        - С Лином все в порядке? - осторожно уточнил Фаэс, показав на спящего кота на моей груди и впервые подчеркнуто обратив на него внимание.
        - Более или менее, - нейтрально отозвалась я, совсем не желая развивать эту скользкую тему.
        - Мне жаль, что так вышло с твоим... другом.
        Я криво улыбнулась.
        - С демоном, ты хотел сказать?
        Фаэс улыбнулся тоже, но как-то грустно и со странным пониманием.
        - Нет, Гай. Демоны не умеют умирать, жертвуя ради кого-то своей жизнью. Да и Айд от него отказался... все это видели... так что, если и было в нем что-то от того мира, то теперь все иначе. И даже Церковь не сможет это отрицать. Надеюсь, он поправится.
        Я тяжко вздохнула и ласково погладила спящего друга.
        - Я тоже надеюсь. Потому что без него моя жизнь станет пустой и бесцветной. Лин... давно уже нечто большее, чем просто друг. Настолько большее, что это просто невозможно переоценить.
        Какое-то время мы молчали, думая каждый о своем. Фаэс рассеяно изучал маленького шейри, видимо, вспоминая, в каких еще обликах мог его видеть. Я размышляла о том, что старый друг сегодня поразительно терпелив и на редкость сдержан. Еще вчера я думала, что с ним возникнет гораздо больше проблем. Особенно по поводу Лина. Все-таки демон... вернее, был демоном... а в этом мире даже к бывшим обитателям Тени закрепилось весьма предвзятое отношение. И недавнее появление Аллара вряд ли могло изменить его в лучшую сторону. По крайней мере, не так быстро.
        Хотя, может я чего-то не понимаю?
        Я вопросительно посмотрела на глубоко задумавшегося собеседника.
        - О чем задумался, Фаэс?
        - О разном, - эхом отозвался старый эрдал. - О Лине. О Фантомах. О силе Ишты. И о том, что за мир рискнул отпустить на свободу такое странное создание, как ты?
        Я хмыкнула.
        - Вообще-то, насчет своей родины я никого не обманывал. Она действительно называется "РФ", что в переводе означает: "Российская Федерация", или, как ее еще называют, Россия, а еще раньше звали Русью. Я действительно там родился и вырос. И ее действительно нет на картах Во-Аллара - просто потому, что она находится так далеко, что я теперь и сам не знаю, можно ли туда вернуться.
        - А ты хочешь вернуться? - отчего-то насторожился Фаэс.
        - Иногда, - призналась я с грустной улыбкой. - Но нечасто. Я же говорю: там, у себя, я действительно был никем. Простой серой мышкой, невзрачной тенью, пародией на самого себя. Одной из шести миллиардов таких же серых, невзрачных и незаметных личностей, потеря которых никак не отразится на мировых процессах. А на Во-Алларе я по-настоящему живу. Насыщенной, хотя и трудной жизнью. Но, наверное, так оно и правильно? Ведь настоящая жизнь не бывает пресной. Она либо насыщенная и бурная, либо скучная и нудная. Тебе, к примеру, какая больше нравится?
        Фаэс фыркнул.
        - Спрашиваешь!
        - Ну, вот и я о том же. Так что по дому я, хоть и скучаю иногда, но обратно несильно стремлюсь. Была бы возможность, зашел бы на пару часиков, родителей проведал, убедился, что живы-здоровы, с ума не сошли ли от беспокойства касательно своего непутевого ребенка... а потом бы вернулся. Да. Наверное, все-таки вернулся. Не думаю, что смогу теперь прожить без своих Знаков.
        Эрдал удивленно моргнул.
        - Верно. Они тоже тебя держат.
        - Еще как держат, - согласилась я, машинально сжав в кулак левую руку. - Покрепче иных цепей. Хотя отказаться от них теперь вряд ли получится. Впрочем, бог с ними..
        я удовлетворил твое любопытство или ты хотел узнать о чем-то еще?
        Фаэс странно посмотрел.
        - Как тебя звали раньше?
        - В смысле? - сперва не поняла я.
        - Я имею в виду: в своем мире - какое у тебя было имя? Гайдэ? Гай? Может, Фантом?
        - Ни то, ни другое, ни третье, - криво усмехнулась я. - На самом деле, звали меня совсем иначе. "Гайдэ" - всего лишь псевдоним, взятый из одной интересной книги; была там весьма необычная героиня с очень непростой судьбой... я использовал его тогда, когда настоящее называть не хотелось. У нас так принято. А здесь Лин сказал, что это имя гораздо лучше, чем мое старое, вот и все. Что же касается "Гая", то это - всего лишь сокращенный вариант от "Гайдэ". Надо же мне было как-то называться в мужской личине? Ну, а насчет "Фантома" мы с тобой уже говорили. Еще вопросы?
        - Да, - выжидательно уставился на меня Фаэс. - Что на самом деле случилось на Плато?
        Я хмыкнула. Ишь, какой осторожный. И тактичный не в меру. Не в лоб спросил, а обтекаемо, осторожненько так. Словно и не терзало его любопытство на пару с нехорошими предчувствиями, не глодали сомнения, не изводили догадки одна другой страшнее. После того, как на глазах у всей армии я на фиг послала две серьезные негуманоидные сущности, имеющие в этом мире статус Богов, надо думать, что у него голова гудит от вопросов. Другой бы на его месте уже по палатке метался, руками размахивал, вопил бы в голос "как ты могла?!" и "как посмела?!"... а он еще сдерживается, не тычет в глаза ошибками, не орет с порога. Сил уже нет молчать, но пока еще терпит. Вот это, надо заметить, выдержка. Мне б такую. Даже странно, что я в нем раньше этого не замечала. Меняется, что ли, старый вояка?
        Перехватив крайне напряженный взгляд эрдала, я обреченно вздохнула.
        - Что именно тебя интересует?
        - Все, - кратко ответил Фаэс.
        - Забавно. Мне-то казалось, ты первым делом про Аллара спросишь. И про то, по какой причине на физиономии его айри вдруг появилась крайне непрезентабельная отметина.
        Эрдал метнул на меня сердитый взгляд.
        - Зачем ты его ударил?
        - А ты слышал, что он сказал? - вопросом на вопрос ответила я.
        - Конечно.
        - ВСЕ слышал? Ты уверен?
        - Еще бы, - буркнул Фаэс, непримиримо насупившись. - Вас было трудно не услышать: голос айри способен разноситься на многие тысячи шагов, а ты... мало того, что был отвратительно груб и хамил, как мне недавно, так еще и в морду... при всем народе. .
        Я пожала плечами.
        - Зато спеси поубавилось. Разве оно того не стоило?
        - Но как ты мог? Айри Светоносного?!
        - Легко, - фыркнула я. - До недавнего времени я вообще жил в твердой уверенность в том, что их не существует. В моем мире, знаешь ли, о проявлениях божественной воли давно и прочно забыли все, кроме самых яростных фанатиков. Я даже не знаю, были ли у нас когда-либо настоящие боги, или же это - чьи-то домыслы и подспудное желание иметь над собой чью-либо твердую руку. Но, в отличие от многих, у меня никогда не было привычки падать ниц перед сильными мира сего. А ваши боги для меня вовсе чужие. Да и я для них тоже - чужак. Правда, чужак, который за каким-то лядом им вдруг сильно понадобился. Причем, судя по способу, каким меня сюда доставили, надобность эта возникла столь остро и внезапно, что меня буквально вышвырнули с той проклятой крыши, швырнув на Заброшенный Тракт, как бомбу с пролетающего мимо бомбардировщика. Как думаешь, сумел бы я такое провернуть без согласия здешних небожителей? Я полагаю, нет. Стал бы Айд беспокоиться просто так... кстати, он меня крупно подставил с этим самым перемещением, так что за ним должок. Короче говоря, мое появление в этом мире - сугубо божественная инициатива.
Причем, проявили ее без моего (заметь!) согласия. Да и потом не больно-то спрашивали, надо оно мне или нет. Зато когда, наконец, стало очевидно, что в мою жизнь кто-то неаккуратно вмешивается и нахально вносит коррективы... заранее знает кучу разных нюансов... подстраивает всевозможные "случайности", которым не всегда находится логическое объяснение... знаешь, я - человек довольно терпеливый. Многое могу понять и простить. Но когда меня пытаются нагло использовать, шантажируя при том моими же слабостями, когда стараются за мой счет решить свои собственные проблемы, одновременно с этим не оставляя никакого выбора, то... прости, Фаэс. Отсутствие выбора всегда меня бесило. А отсутствие выбора по вине какого-то постороннего дяди приводило в самую настоящую ярость. Терпеть не могу, когда где-то там, наверху (или внизу?) спокойно решают, как мне жить и что делать. А тут весь последний год, начиная с самого факта моей несостоявшейся смерти, меня упорно подводили к одной единственной цели. И старательно внушали одну единственную, кажущуюся правильной мысль.
        - Какую?
        Я внимательно посмотрела на напрягшегося эрдала.
        - О том, что ИМЕННО ТЕПЕРЬ, здесь и сейчас, я ДОЛЖЕН сделать этот выбор. После того, как у меня нагло отняли эту возможность и многое в отношении меня было заранее предрешено. После всех стараний, бед, напрягов и прочего... мне вдруг дали возможность выбирать. Наконец-то, казалось бы. Надо бежать, хвататься обеими руками и громко радоваться. Спасибо всем сказать и раскланяться до земли... щас! Нашли дурака!
        - Но ты же сам хотел выбирать! - непонимающе нахмурился Фаэс.
        - Выбирать, когда МНЕ это надо! И МНЕ важно! Не им, понимаешь?! А так получается, что, как голодному псу с барского стола, кость бросили и сказали: на тебе, жри, скотина! Как подачку, унизительную и презренную, но даже при этом - подачку с далеко идущими планами. Причем, если помнишь, исходило это предложение не от Айда.
        Фаэс, перехватив мой недобро горящий взгляд, совсем насупился.
        - Ты не веришь, что Аллар несет Жизнь и Свет?
        - Нет, друг мой, - вздохнула я. - Но я не верю, что он несет ТОЛЬКО Жизнь и Свет. И не верю, что Айд - то самое воплощенное Зло, от одного вида которого надо падать в обморок.
        - Что ж ты тогда Его не выбрал? - уязвленно отвернулся эрдал, с явным раздражением забарабанив пальцами по ремню. - Если Айд кажется тебе лучше и благороднее? Если он стал тебе ближе, чем Светоносный? Что ж ты не принял его предложение?
        - А мне не все равно?
        - Что? - ошарашенно замер Фаэс.
        - Что слышал, - спокойно сказала я. - Ваши боги - одинаково могущественные, упрямые, бессмертные и все такое прочее... существа. И они одинаково НЕ люди. Одинаково мыслят НЕчеловеческими категориями. Имеют на всех нас какие-то планы, плетут интриги, одновременно с этим тщательно скрывая свой интерес в этом грязном деле. Они соблюдают какие-то непонятные правила и постоянно играют нашими судьбами. Как два игрока в шахматы. Как два заядлых картежника, которых интересует лишь конечный результат. И которые уже давно не видят лиц, скрывающихся за рисунками на картах, не вслушиваются в цифры, за каждой из которой находится чья-то потерянная жизнь. Которые по-своему велики и, быть может, даже в чем-то справедливы, но... эти боги слишком далеки от меня. Оба. Тоже - одинаково. Может, мы назовешь меня за это еретиком, но, честно говоря, для меня и Айд, и Аллар ОДИНАКОВО чужие. А разница между ними лишь в том, что один черный, а другой белый. Как два гуся у бабки. Понимаешь?
        Фаэс сильно вздрогнул и судорожно сглотнул.
        - Что ты такое говоришь? - прошептал он едва слышно, глядя на меня неверящими глазами. - Что за дикость ты несешь?
        - Наверное, тебе трудно понять, - виновато вздохнула я. - Ты вырос с мыслью о том, что Аллар - это свет и добро, а Айд - страшное зло, запятнаться которым даже однажды означает неминуемо потерять свою душу. Ты - коренной валлионец в каком-нибудь сто-надцатом поколении. Ты - закономерный результат многовековой борьбы вашей Церкви со "злобными порождениями Тени". Ты поклоняешься Аллару и ненавидишь Айда. Тебя так воспитали. Тебе всю жизнь старательно вдалбливали, что только так и есть правильно, а иного даже быть не может: Аллар - хорошо, Айд - очень плохо. Кто за Аллара - тот молодец, а кто слушает врага рода человеческого, тот моральный урод, козел и последняя сволочь. Возможно, в чем-то ваши священники и правы. Возможно, ваши боги действительно находятся на разных полюсах. Но для меня, как ни старайся, этого разделения нет. Поэтому я сужу лишь о том, что мне довелось увидеть и с чем пришлось столкнуться. Не с чужих слов, не по чужому опыту - сам. Всегда. Так уж я нескладно устроен. Но я - то, что я есть; как говорится, не больше и не меньше. Поэтому поступаю именно так, как привык делать за всю
предшествующую жизнь. Со своими взглядами, ценностями, мнением... правильным или же нет. Конечно, ты можешь сказать, что я - болван и неуч, потому что не понимаю очевидного и вообще, говорю какие-то жуткие вещи. Дескать, как могут быть Аллар и Айд похожи? Как их вообще можно сравнивать или, тем более, равнять? Но, честно говоря, будучи в Рейдане, мне пришлось провести немало времени за чтением Священного Писания и кучи разных комментариев к нему. И знаешь, к какой мысли я в итоге пришел?
        Фаэс не ответил, но заметно помрачнел.
        - Писание утверждает, что к созданию вашего мира все боги приложили руку в равной степени, - продолжила я, не дождавшись от него ни слова. - И Айд, и Аллар. Там сказано, что на рассвете времен они ОБА создавали Небо и земную твердь, зверей и человека, Свет и Тьму; День, Ночь и Тень... оба, понимаешь? Опять же - ВМЕСТЕ. При участии и молчаливом благословении еще одного бога - Лойна, о котором сейчас помнят лишь скароны и редкие почитатели культа Триединого. Там же говорилось о том, для чего были рождены Ишты. О том, почему этот мир устроен именно так. Почему Хозяева стали промежуточным звеном между людьми и богами. О том, из-за чего в действительности случилась Битва Небес. О предательстве. О долгом споре между богами. О том, что Лойн, не желая ссор, оставил этот мир для своих младших братьев, позволив им самим хранить Равновесие... поверь, у меня было достаточно времени, чтобы понять, что сила Ишты в действительности не имеет ничего общего с магией. Достаточно возможностей, чтобы думать, сравнивать и, в итоге, отыскать немало противоречий. Достаточно общения со священниками не самых последний
ступеней церковной иерархии, с твоим королем, со своими братьями, хвардами и даже одним вредным миррэ. Я немало времени провел рядом с настоящим демоном, Фаэс. Я говорил с очень старой Ведьмой. Я самолично видел Айда в нескольких его ипостасях. Слышал голос Аллара в устах его высокомерного аватара... и знаешь, к какому выводу я постепенно склоняюсь?
        - Нет, - хрипло отозвался Фаэс, нервно дернув уголком рта.
        - Что Ишта, будучи Хозяином одной шестой части суши, на самом деле не может принять ни одну из сторон. Он не может позволить себе быть пристрастным. Не может отделять Свет и Тьму, проклинать Тень или превозносить Небо. Он не Создатель, не Творец. Он - просто хранитель всего того, что было доверено ему на время. Вместе с жизнью и смертью, людьми и деревьями, хищниками и жертвами, вечным круговоротом душ... но при этом Ишта не может остановить бесконечную смену поколений. Не может заставить смертных жить вечно. Он должен уметь смиряться с естественным ходом вещей. Хотя это вовсе не значит, что у него совсем нет права вмешиваться. Однако, как я понимаю, моя задача не в том, чтобы сражаться на стороне одной армии с целью уничтожить вторую - на способны лишь обычные люди и короли. Она и не в том, чтобы менять и перекраивать этот мир по своему усмотрению: это уже - задача Бога. А задача Ишты - просто нести Жизнь. Не вершить Суд. Тем более, самосуд. И не решать судьбу этого мира, который и без моего вмешательства был создан по-настоящему совершенным.
        - Но ведь Айд несет с собой смерть! - не выдержал вдруг эрдал.
        Я спокойно пожала плечами.
        - Кому-то, возможно, и несет. Но на то и щука в пруду, чтобы карась не дремал. Без смерти не бывает жизни, без рождения не происходит умирание... все рядом, Фаэс, все очень и очень близко... так близко, что порой невозможно провести черту. Ты же не думаешь, например, что Лойн не в курсе, чем занимаются два ваших неблагополучных божества? И не думаешь, что Аллар мог оставить проделки Айда без присмотра? Даже ты присматриваешь за друзьями и, тем более, следишь за действиями своих врагов... так чем же ваш верховный бог хуже? Или, может, он глупее паровоза?
        - Айд - Повелитель Тени! За ним стоят мертвые души! Сам Хаос!
        - Иногда и Хаос бывает нужен. Откуда, как не из Хаоса, рождаться Порядку? Да и за душами должен же кто-то присматривать? Кому-то же надо выполнять грязную работу?
        - Гай!
        - Когда мне нужна была помощь, ее, как ни странно, оказал именно Айд, - неестественно ровно добавила я. - Он помог мне на переходе в ваш мир, довольно невежливо подтолкнув в нужном направлении. Не без умысла и выгоды, конечно, но без него мне бы, может, пришлось остаться в Тени очень надолго. А он привел меня сюда. Он не раз указывал мне дорогу. Защитил, когда это было особенно нужно. Дал опору в Тени, когда меня туда почти затянуло - ровно до того момента, пока я не научился находить ее самостоятельно. Именно Айд показал, как дать крылья моему другу. Он постоянно оставлял мне подсказки. Он помог всем нам выжить, если уж на то пошло. Даже моим братьям. И Лину.
        Фаэс сжал челюсти.
        - Ну и выбрал бы тогда Его... за чем же дело стало?
        - За тем, что у меня до недавнего времени имелось ДВА Знака от ваших богов. И от Айда, и от Аллара. Более того, к Аллару у меня, по большому счету, нет особых претензий - по его милости я не падал с крыши, не норовил расшибиться об асфальт и не попадал в Тень. Он не впутывал меня ни в какие неприятности (по крайней мере, явно), не ставил палки в колеса, не организовывал никаких подстав и, в отличие от некоторых... он просто не вмешивался. Совсем. Точно так же, как он не вмешивается в ваши дела. Однако именно это мне сильно не нравится. Может, я привередничаю и излишне ковыряюсь, но именно по этой причине я не принял его предложения. Потому что подарки и помощь Айда всегда двояки и, подчас, имеют второе (а то и третье) дно, но помощи от Аллара нет вообще. Уже очень и очень давно. Одни размытые обещания и совершенно непонятная мне политика невмешательства. Даже тогда, когда весь мир трещит по швам, и сквозь эти трещины в него сочится опасная для всего живого Тень. Казалось бы - его прямая обязанность сделать с этим хоть что-то, помочь, поддержать своих детей в этой войне, которая грозит стать
бесконечной, а он молчит. Столько лет прошло, столько жизней потрачено, так мало известно о Тени и так много возможностей было изменить это еще два века назад... стоило лишь постараться понять Ее лучше... но Аллар ничего не сделал. Не помог. Не подсказал, хотя наверняка очень просили. Столько жизней напрасно погублено, столько крови вылилось на эти земли, а от него - ни слова. И он все еще не вмешивается, все еще стоит в стороне, надеясь... на что? Или на кого? А может, уже не только не надеясь, но и ничего не желая? Что молчишь, Фаэс? Нечего сказать?
        - Мы не ведаем Божественных замыслов, - сердито буркнул эрдал, отводя глаза. - Понять Их - выше разумения простого смертного. Даже король не может этого знать и даже он не способен предсказать последствия Их поступков. Возможно, это просто испытание - нашего духа, преданности, чести. Как, если не в борьбе, закаляется воля? И как, если не в страданиях, очищается душа? Возможно, Аллар просто желает убедиться, что мы достойны Его помощи?
        - Возможно. Но я в это, прости, не очень верю.
        - По-моему, ты уже вообще ни во что и никому не веришь, - негромко фыркнул Фаэс, кинув в мою сторону неодобрительный взгляд. - Даже старым друзьям!
        Вот теперь и я отвела глаза.
        - Иногда я не верю даже себе, Фаэс. Но тут уж боги не при чем - за свои ошибки мне придется отвечать только перед самим собой. Что же касается твоего вопроса, то, как я уже объяснял, после тесного общения с Лином я вряд ли могу претендовать на звание "святого". Хотя и до откровенной черноты, кажется, еще не опустился. Просто Небо и его обитатели для меня пока слишком далеки, а Подземелья - малопривлекательны. Я - чужак здесь. Уже целый год - всего лишь чужак, настойчиво ищущий свое место, но на самом деле никому не отдающий предпочтения. И пусть оно так и останется. Пока не увижу чего-то иного, я своего мнения менять не собираюсь. Понимаешь? Просто не вижу смысла.
        Фаэс нехорошо прищурился.
        - Уверен? А ты себя в зеркале сегодня видел?
        Я удивленно кашлянула. Странно. С чего бы вдруг уже второй раз за последние сутки у кого-то возникают претензии к моей внешности?
        - Э-э... нет. А что не так?
        - Давно ли твои глаза потеряли нормальный цвет, Фантом? - ядовито осведомился Фаэс, выразительно уставившись на мою маску. Я сперва нахмурилась, силясь понять причину чужого сарказма, но потом, наконец, сообразила, в чем дело, и стукнула себя по лбу.
        Вот блин. Совсем забыла! Глаза-то у меня сейчас ненормальные - черные, без белков, просто пылающие живой Тенью. То-то Фаэс чуть не шарахнулся, когда их увидел! Я ж перед ним в таком виде в первый раз!
        - Черт... вот же память дырявая... "Гор"! Брат, выгляни на пару минок наружу. Не пугай мне друга и дай ему свободно вздохнуть, а то нас обоих скоро в демоны запишут.
        - Тот, кто такое скажет, будет полным идиотом, - невозмутимо отозвалась внезапно материализовавшаяся Тень. Мельком покосившись на окаменевшее лицо Фаэса, призрак коротко встряхнулся, с удовольствием размял плечи, как будто они могли затечь от неудобной позы, а потом заботливо коснулся моего плеча. - Не холодно?
        Я слабо улыбнулась и стерла со щеки иней.
        - Ничего, мы с Лином уже привычные. А вот Фаэс раньше не видел, что ты вытворяешь, поэтому забеспокоился. Как ни странно, некоторым твое присутствие рядом со мной кажется слегка... странным.
        Призрак, отлетев на полшага, насмешливо хмыкнул.
        - Люди, по-моему, склонны искать проблемы там, где их нет. И пугаются самых простых вещей, если они выходят за рамки их понимания.
        - Ты считаешь себя простым и понятным? - вернула я ему смешок.
        - Простым - нет, а вот понятным - да, конечно. Что может быть непонятного в духе умершего тысячу лет назад скарона?
        Вдоволь насладившись выражением лица остолбеневшего Фаэса, взиравшего на умничающую Тень с некрасиво отвисшей челюстью, я хмыкнула.
        - Сам факт твоего существования, конечно, не есть великое чудо, но вот то, что ты уже которую неделю нахально гуляешь вместе со мной, а не с хозяином, довольно необычен. Думаешь, в мире есть много Теней, способных существовать без помощи особого артефакта?
        Брат издал новый смешок.
        - Не волнуйся: теперь ты - мой артефакт. Причем, самый лучший, что только можно вообразить. Кто еще меня так хорошо накормит и поделится, заодно, своими воспоминаниями?
        Слегка оживившись без Тени внутри, я постепенно порозовела, оттаяла и тут же картинно закатила глаза.
        - Ну вот, дожили... меня уже считают не Иштой, а всего лишь красивой безделушкой, способной продлевать некоторым неблагодарным Теням их бестелесное существование! Какой позор! Так утратить свои позиции за один жалкий месяц!
        - Ты - не просто артефакт, душа моя. Ты - драгоценный камень в оправе из потрясающей по силе дейри, - наконец, улыбнулась от дальней стены Тень. Улыбки, правда, не было видно под низко надвинутым капюшоном, но я точно знала, что брат улыбается. Очень тепло, чуточку иронично, но и с нежностью тоже. - Поверь, я умею ценить широкие жесты. И я немало повидал, будучи сперва живым, а потом мертвым, однако то, что ты делаешь для нас каждый день, не поддается никакому описанию. Честное слово, я все чаще завидую брату за способность чувствовать себя настоящим и все чаще думаю о том, что не отказался бы побывать на его месте. Снова - живым. Хотя бы для того, чтобы иметь возможность обнять тебя по-настоящему. И хотя бы время от времени по-настоящему чувствовать, как бьется твое сердце.
        Я слабо улыбнулась.
        - Все-таки ты - поэт, брат. Тебе надо было вирши слагать и сочинять поэмы.
        - Я подумаю над этим.
        Я улыбнулась шире и перевела взгляд на Фаэса. А потом вовсе чуть не рассмеялась, поняв, что присутствие призрака сказалось на старом вояке далеко не лучшим образом - бедняга аж побледнел весь, потом разом вспотел. Наконец, так же быстро высох и как-то необычно встрепенулся, подавшись вперед всем телом и жадно всматриваясь в мои глаза.
        - Это... теперь это действительно ты? Гайдэ?!
        - Я, - кивнула я и тут же поправила: - Только не Гайдэ: Гай.
        - У тебя глаза снова стали синими!
        - Вообще-то, они на самом деле серые. В смысле, были когда-то серыми. А теперь под настроение: когда синие, когда зеленые, если сильно разозлюсь - красные, а иногда - если "Гор" рядом - и черными бывают.
        Фаэс странно нахмурился.
        - Это близость Тени так на тебя влияет?
        - Конечно, - согласилась я, краешком глаза подметив, что призрак все еще не ушел, повиснув за спиной эрдала молчаливым наблюдателем. - Брат защищает меня от Нее, я защищаю его от мира живых. Все довольны и счастливы. Только он платит за это необходимостью время от времени лопать мою многострадальную дейри, а у меня в эти моменты замерзают руки. Ну, и глазки, само собой, становятся такими же, как у него.
        - И ты не чувствуешь себя плохо?
        - Нет. Силы тоже не теряю и вообще, только слегка остываю. Гм. Во всех смыслах - и в физическом, и в эмоциональном. Когда надо срочно успокоиться, брату просто цены нет - так быстро даже костер не тушится, как он управляется с моим раздражением. Так что у нас, можно сказать, взаимовыгодное сотрудничество. Теперь ты меня не боишься?
        - Сними маску, - неожиданно попросил Фаэс и выжидательно, с какой-то странной надеждой посмотрел.
        - Зачем? - тут же нахмурилась я.
        - Просто хочу убедиться.
        - В чем именно? В том, что я - это я и никто другой?
        У Фаэса подозрительно вильнул взгляд.
        - Вообще.
        - Нет, - ровно ответила я, мгновенно обретя прежнее хладнокровие, а "Гор" на всякий случай подлетел ближе. Причем, так выразительно замаячил перед лицом неприятно удивившегося эрдала, что тот внезапно ощутил все прелести близкого общения с исконным обитателем Тени и с досадой отступил.
        - Почему?
        - Не хочу лишний раз вспоминать.
        - У тебя что-то с лицом? - тревожно дернулся Фаэс. - Тебя ранили? Если что, у нас есть хорошие маги...
        - Со мной все в порядке, - так же спокойно отозвалась я, снова возвращаясь в образ Фантома. - Морда абсолютно цела, и шрамов на ней не прибавилось. Я - это по-прежнему я. С ума не схожу, память тоже пока не отшибло, все понимаю, логически мыслю и адекватно соображаю. Близость Тени никак на мне не отразилась. Общение с вашими богами - тоже. Так что не стоит беспокоиться. Кстати, заболтались мы что-то - тебе, думаю, уже пора, а то Горан решит, что мы тебя съели.
        Фаэс понимающе, хотя и очень невесело, усмехнулся.
        - Выгоняешь, значит? Надоел старый дурак со своими бреднями?
        - Нет. Просто уже почти час прошел - пора будить Рига и собираться.
        - Куда? Дальше? Вы планируете строить еще один пространственный коридор?
        Я молча кивнула и поднялась.
        - Ты позволишь мне пойти вместе с вами? - как-то очень уж официально спросил арр-кан, вежливо, будто перед своим королем, склонив седую голову. С какой-то непередаваемой грацией и поразительным изяществом, которого я в нем раньше не замечала. - Можем ли мы рассчитывать на ваш коридор?
        - Ригу не справиться с такой нагрузкой дважды, - задумалась я, машинально разглядывая его в ответ. Черт. Неужто люди могут настолько быстро меняться? Не так давно Фаэс был своим в доску, рубаха-парнем, жестким, суровым, но простым, как валенок. А теперь вон какой - целый арр-кан, и это хорошо чувствуется. Какая-то удивительная властность в нем сейчас проступила, непоколебимая уверенность и просто стальная твердость, которой в Фарлионе не было и в помине. Может, это повышение на него так подействовало?
        Перехватив мой внимательный, откровенно изучающий взгляд, Фаэс едва не смешался, но быстро взял себя в руки и поспешил пояснить:
        - Со мной пришло несколько чародеев, хорошо разбирающихся в пространственной магии. Они могут взять на себя часть нагрузки и, если потребуется, обеспечат Рига резервами. Поверь, они - опытные люди. Их помощь вам пригодится.
        - Да? - подозрительно прищурилась я. - А больше с тобой никто не явился?
        Фаэс успокаивающе приподнял открытые ладони.
        - Нас всего несколько человек: я сам, пара воинов из личной сотни Его Величества и трое надежных магов, преданных лично мне. Остальные просто не успели пройти. Не волнуйся - проблем Драмту мы не доставим. А вот помощи от нас будет немало. Поверь, никто не собирается мешать твоим планам.
        Я мгновение поколебалась, но потом все-таки кивнула.
        - Хорошо. Под твою личную ответственность. Только сперва пришли их сюда - пусть переговорят с Ригом. Если он скажет, что подходят, значит, пойдете с нами. Если нет, то будете топать по Степи пешком, вместе с Орденом, до самого Невирона. Или до Валлиона, если захотите.
        - Я согласен, - быстро кивнул Фаэс. - Сколько у меня времени?
        - Нисколько. Через пол-оборота твои маги должны быть здесь.
        Он ненадолго задумался, словно к чему-то прислушиваясь, но затем снова кивнул.
        - Договорились. Скароны пропустят нас во второй раз?
        Я только хмыкнула.
        - Что, долго пришлось уговаривать, чтобы не гнали в шею?
        - Почти оборот, - сознался Фаэс, снова помрачнев. - Упрямые у тебя стражи, просто слов нет - одни ругательства. И все время молчат, будто языки проглотили. То ли действительно не слышат, то ли приказ у них такой, то ли просто издеваются? Чуть голос не сорвал, пока добился, чтобы тебе назвали хотя бы мое имя.
        Шагнув к выходу, я хмыкнула снова.
        - Тебе еще повезло - ты все-таки довольно известен. В том числе, и в Скарон-Оле. Иначе стоял бы у оцепления до второго пришествия, рискуя схлопотать стрелу в мягкое место за нарушение обозначенной границы. На пару со своим ал-таром и многоуважаемым господином Гораном, которых, заметь, сюда не пустили.
        Фаэс метнул вдогонку острый взгляд, который едва не пробил мне спину, однако спрашивать, что да почему, все-таки не стал - дураком он никогда не был. А я, решив больше не заострять внимание на этом скользком вопросе, сделала вид, что ничего не заметила, и быстро вышла, сделав знак бдительным караульным проводить гостя восвояси. После чего отправилась будить Рига и искать братиков, чтобы предупредить о некоторых изменениях в наших планах.
        Глава 6
        Когда я вернулась в палатку, Рига там уже не было. Причем, куда он исчез, не могли сказать даже мои бравые девочки, которые, едва выяснив, где меня искать, тут же возобновили свою круглосуточную вахту возле нашего походного шатра. На фига мне нам нужен - уже другой вопрос, которым никто из скаронов просто не задавался. Однако именно сейчас эта палатка пришлась весьма кстати - сравнительно недолгий разговор с Фаэсом забрал поразительно много сил, так что отдохнуть полчасика мне бы не помешало.
        Со смешанным чувством оглядев пустой топчан, на котором смятой тряпкой валялся чей-то теплый плащ, я вздохнула. Но потом решила, что Риг не обязан передо мной отчитываться и, тем более, не обязан сообщать, когда ему приспичит посетить уборную или засунуть нос в походный котел. Наконец, вспомнила, что сама в эту ночь так и не легла, и нахально заняла освободившееся место. При этом справедливо рассудив, что тоже имею законное право на сон и небольшой отдых. Тем более что до возвращения Фаэса, все равно никто и ничего предпринимать не будет. Так почему бы не закончить то, от чего меня так бесцеремонно оторвал внеплановый визит новоявленного арр-кана?
        Гм. Поздравить бы его надо. Или, наоборот, посочувствовать?
        Ладно, в следующий раз.
        Пристроив скомканный плащ вместо подушки, я подтянула слабо заурчавшего Лина к груди, и с чувством выполненного долга закрыла глаза.
        Что удивительно, сегодня мне приснился свет - мягкий и всеобъемлющий. Покой - ровный и нескончаемый. Тишина - вечная и обволакивающая... вместо привычных жутких морд, оскаленных пастей, влажно поблескивающих клыков и бешеного воя, разрывающего барабанные перепонки.
        Так неожиданно. И так неправдоподобно.
        Странно. К чему бы это?
        В кои-то веки никто на меня не нападал. Не рычал, не кидался из темноты и не норовил подцепить на острые когти. До меня никому не было дела. Вокруг царили блаженная пустота, равнодушие, а по большей части просто покой... невероятный контраст с обычными моими снами. И какой-то настораживающий подарок после стольких месяцев непрекращающихся кошмаров.
        Самое интересное в том, что я прекрасно понимала, что сплю. Но, вместе с тем, откуда-то точно знала, что это не совсем сон. Как будто когда-то я уже была здесь, в этом царстве умиротворения. И уже видела эти льющиеся из пустоты потоки благословенного света - бесконечные, пронизывающие все вокруг, не слишком яркие, не болезненные, но при этом - заметно обжигающие при попытке их поймать, из-за чего возле них не могла удержаться ни Тьма, ни Тень, ни Мрак и ни одно существо, у которого не было надежной защиты от этого обманчиво безобидного света.
        Кстати, у меня такая защита имелась - ровная белая кожа: гладкая, как алебастр, и прочная, как шкура дракона. Необычная, словно бы светящаяся изнутри и не поддающаяся мягкому напору, способному за короткое время разъесть любую плоть.
        С изрядным удивлением оглядевшись по сторонам, я поняла, что тело почему-то не мое. Более того, оно мужское. Да еще и распоряжаться им я была не вправе. Как безмолвный свидетель, невидимый дух, крошечная инородная частичка, каким-то ветром занесенная в чужое сознание.
        На пробу попытавшись шевельнуть рукой, я наглядно убедилась, что воли в этом теле действительно не имею - неизвестный тип, приютивший мое сознание, даже не дернулся и, кажется, вообще не заметил моих жалких потуг. Ну и ладно. Пес с ним. Пусть идет, куда шел... он ведь шел?
        Гм.
        Кажется, нет. Все-таки нет не шел - летел. Причем, на собственных крыльях, которых у него за спиной имелось... сколько?
        Черт. Не знаю. Но больше двух, это точно: иначе не бугрились бы у него меж лопатками такие мышцы и не шумели бы так громко многочисленные перышки на ветру, когда эти странные крылья распахивались во всю ширину. Кстати, сам летун не обращал на них никакого внимания. Еще бы - чего там смотреть, когда все давно известно? В смысле, ему известно, конечно, не мне. Но я ведь тоже не слежу за своими ногами, когда делаю очередной шаг. Вот и он летел совершенно спокойно. И ничуть не испытывал дискомфорта от настойчиво лезущего в глаза света, обволакивающего все вокруг густым, насыщенным, почти что живым туманом. Напротив, ему было комфортно здесь. Он словно был создан для того, чтобы бороздить это удивительное пространство. Родился в нем. Являлся его неотъемлемой частью. И жил тут так долго, что даже начал от этого... уставать.
        - Опять снизу, Карающий? - вдруг раздалось впереди, и на моем пути возник самый настоящий айри. Да-да, широкогрудый, белокрылый, весь из себя совершенный и надутый, как индюк. Точно такой же, что попался мне всего пару дней назад на Тихом Плато. Те же золотые глаза, в которых сейчас горела откровенная насмешка. Те же гармоничные черты лица, в которых угадывалось необъяснимое высокомерие. Такая же длинная хламида, небрежно наброшенная на плечи. И меч... пылающий живым огнем, довольно длинный меч, рассыпающий злые искры в руке своего крылатого хозяина.
        - Сияющий? - в моем голосе проступило неподдельное удивление. В смысле, не в моем, а в голосе... носителя. Гм. А знакомый голос-то. бархатистый, чистый, поразительно приятный баритон. Где я его раньше слышала? - Зачем ты здесь?
        - Тебя зовет Престол. Сейчас же.
        По моему новому телу прошла мгновенная волна напряжения, отдавшаяся в крыльях легким шелестом, в груди что-то жарко стукнуло, но тут же остыло. Я почувствовала, как моя голова склоняется в жесте подчинения, но при этом пальцы сами собой сжались в кулаки. После чего в глазах на мгновение потемнело, а потом декорации вокруг резко изменились. Потому что и мое новое тело, и встреченный по пути айри внезапно оказались совершенно в другом месте. Правда, света в нем по-прежнему было неприятно много, однако при этом мои ощущения заметно изменились.
        Почему-то показалось, что помещение (если, конечно, это можно назвать помещением) вокруг нас стало больше. Как если бы до этого я шла по длинному коридору, а теперь вдруг зашла (телепортировалась?) в просторный амфитеатр, где вокруг основной сцены на низких скамеечках расположились многочисленные зрители, но где я не могла никого рассмотреть, потому что весь свет сконцентрировался на моей скромной особе, тогда как остальное пространство оказалось, как нарочно, погружено в темноту. В которой вроде и знаешь, что рядом кто-то есть, но кто это, зачем и сколько их тут - понять невозможно.
        Я ощутила, как мое новое тело напряглось еще сильнее.
        - Карающий? - вдруг мягко обратился ко мне еще один незнакомый голос. Ровный, определенно мужской, но настолько смиренный, что это выглядело даже неприличным. - Ты исполнил наше поручение?
        Моя голова склонилась в почтительном поклоне.
        - Да, Светлейший.
        - Ты исполнил ВСЕ, что тебе было поручено?
        Я почувствовала, как дернулся уголок моего рта, а ногти до боли впились в ладони.
        - Я забрал указанные Тобой души, Светлейший.
        - Где они?
        - Здесь, Светлейший, - мои руки, покрытые все той же белоснежной кожей, бестрепетно достали из ножен у левого бедра такой же пылающий клинок, как у Сияющего, и протянули вперед.
        Я, признаться, сильно удивилась такому повороту событий. В голову волей-неволей закрались не слишком хороший мысли по поводу сущности моего нового тела и личности его хозяина. Эти белые руки, крылья, голос... кажется, я умудрилась заселиться в тело настоящего айри? А он, соответственно, сейчас путешествует по небесной обители? Да еще зачем-то таскает с собой чьи-то непонятные души, которые хранит в мече, как в плотно закупоренной крынке?
        Тем временем, меч из моей руки куда-то улетел. Или нет, не так - меч из моей руки просто-напросто испарился. А мгновением спустя возник в ладони того самого Сияющего, который незаметно подкрался со спины и, деликатно вынув клинок из моей ладони, каким-то непонятным образом заставил его засветиться.
        Зрелище, надо сказать, было красивым. Необычным. Нереальным. Когда с острия клинка вдруг начинают вылетать длинные огненные молнии, а потом рассыпаются на миллионы разноцветных искр, это, скажу я вам, поразительное явление. Но моему носителю оно почему-то не понравилось. Более того, "мой" айри... да, наверное, это все-таки айри... ощутимо напрягся, подобрался и отчего-то сложил крылья, из-за чего мои плечи едва не свело от напряжения.
        Странно. Что это с ним? И почему в груди так тревожно стукнуло сердце? Кстати, а есть ли у айри сердце? Или я просто чувствую то, что могла бы почувствовать, если бы находилась в теле человека? Может, у него на подобные эмоции должна реагировать какая-нибудь другая часть тела? Та, которой обладают лишь создания Всевышнего?
        Любопытная мысль. Надо будет потом ее обдумать. Или у Лина спросить. Вдруг что вспомнит?
        - Одной души не хватает, - неожиданно огорошил меня посуровевший голос неизвестного типа, откликающегося на имя "Светлейший". А потом из амфитеатра в мою сторону обратились многие и многие пристальные, насквозь пронизывающие взгляды, от которых почему-то сделалось нехорошо не только моему протеже, но и мне самой. - Карающий, что это значит?
        Мое тело свела болезненная судорога, но с губ не сорвалось ни единого звука.
        - Карающий? - повторил вопрос Светлейший, и голос его изменился в весьма нехорошую сторону. Причем, в нем вдруг появились первые отзвуки приближающейся бури. И появились отчетливые признаки быстро надвигающейся грозы, виновником которой стало нарушение какого-то важного приказа.
        Мое тело издало тихий прерывистый вздох.
        - Последняя душа... - мой голос изломался, будто от муки. - Она не была... готовой... к переходу... она еще способна... жить и бороться...
        - ...Мама! - внезапно как обухом ударило меня по голове чужое воспоминание, в котором пронзительный детский голос с силой врезается в уши и заставляет испытывать смутное, какое-то подспудное беспокойство. А то, в свою очередь, очень быстро перерастает в странную, несвойственную мне неуверенность.
        Я вижу низкую лежанку с небрежно наброшенными сверху грязными простынями. Под ними - очертания неподвижного тела, уже неделю как не являющегося живым. А рядом - симпатичную пятилетнюю девочку в коротких сапожках и старом замызганном платьице, на подоле которого застыла свежая кровь.
        - Мама! - повторяет она, в ужасе уставившись на дальнюю стену, как будто могла меня увидеть - оцепеневшую, растерянную и ошеломленную подобным зрелищем. - Ты пришел за моей мамой?
        - Нет, - горло почему-то перехватывает болезненным спазмом, а взгляд сам собой отыскивает рядом с мертвым телом еще одно - поменьше. Прикрытое относительно свежей простыней и еще не успевшее даже остыть. - За тобой.
        - Почему? А что с моей мамой?
        Мои глаза стыдливо убегают от невинного круглого личика, на котором еще не успели высохнуть горькие слезы. Но ложь дается почти легко. Гораздо легче, чем в прошлые разы.
        - Я... отведу тебя к ней...
        - Честно?! - обрадованно замирает малышка.
        Мой голос хрипнет, а руки сами собой протягиваются вперед.
        - Да. Пойдем со мной. Там вам с мамой будет лучше, чем здесь...
        ...Устало бредущий по улице старик в который раз останавливается на середине шага и с силой разминает левую сторону груди, где уже второй день поселилась непонятная тяжесть. Вчера еще было терпимо - он смог одолеть нелегкий путь от дома до рынка и остановился по дороге всего два раза. Но сегодня что-то совсем невмоготу. Незримый камень так и давит, не давая даже двух шагов пройти. А сейчас вообще потяжелел так, что невозможно вздохнуть.
        Впрочем, он почти дошел. Сейчас вернется домой, сядет у печи, попросит старшую дочь растереть больные ноги, и все пройдет. Да. Очень скоро эта боль окончательно исчезнет. Еще один шаг...
        Я стою поодаль, с грустью наблюдая за умирающим, и просто жду, когда все случится само собой. У меня нет права вмешиваться. Я - всего лишь исполнитель Высшей Воли. Наблюдатель. И проводник. Но мое время еще не пришло. Я чувствую это. Все мое существо знает, когда я должен приступить к своим обязанностям. Еще несколько синов...
        Старик упрямо вскидывает подбородок, с надеждой уставившись на окно соседнего дома, в котором мелькает стройный женский силуэт, и решительно делает шаг вперед. Чтобы дойти, переупрямить судьбу, обнять в последний раз дорогого ему человека. Но самом деле - лишь для того, чтобы замереть на месте, вздрогнуть всем телом и судорожно хватануть ставший внезапно холодным воздух. А потом увидеть меня, испуганно охнуть и с искаженным лицом упасть на мокрую мостовую, беззвучно шепча про себя самое дорогое, что только было в его долгой, но не слишком счастливой жизни:
        - Виола... доченька...
        ...И снова - ночь. Лес. Пустая дорога, где на одном из поворотов стоит разграбленный обоз. Три тяжело груженных телеги, небрежно опрокинутых на бок. Раскиданные горшки. Разорванные ткани. Разлившееся по земле дорогое масло для благовоний. Кровь на песке. Четыре распростертых тела в простой крестьянской одежде: одно - в кожаном нагруднике и все еще не успевшее выпустить из похолодевшей кисти обломанный у основания клинок; какой-то дед, насмерть забитый плетьми; мальчонка, едва вошедший в пору взросления, лежащий подле него с распоротым животом; и молодая женщина в нарядном сарафане - распятая на кольях ради чьей-то забавы, с высоко задранным подолом, обрезанной под корень роскошной косой... и - такая же неподвижная, как брат, сын и дед, не сумевшие защитить ее от неизвестных чужаков.
        Они давно покинули дорогу - эти люди с прожженными душами демонов Подземелья. Давно насытились, наигрались. Давно забрали из обоза все, мало-мальски ценное и убили всех, кто мог бы опознать их и отомстить. Да только не заметили в радостной безнаказанности, что последнее, пятое тело, принадлежащее крепкому мужчине средних лет, все еще дышит. Все еще незаметно подрагивает от боли. Несмотря на разбитую голову, жестоко переломанные ноги и щедрую россыпь алых брызг, усеявших траву вокруг разграбленной поляны.
        - Аллар... - медленно шепчут его разбитые губы. - За что, Светоносный?! Чем я провинился перед тобой?!
        Я безмолвно прохожу мимо, стараясь не видеть искаженных смертью лиц, и по очереди наклоняюсь к мертвым, забирая у них оставшийся невостребованным Дар. Прекрасно слыша за спиной невнятное бормотание выжившего, но при этом точно зная, что его срок еще не пришел...
        - ...Ты, тварь! - мгновением позже обжигает мой слух чей-то ненавидящий голос, и предыдущая картинка меняется на глухую подворотню, в которой возится толпа неумытых подростков, жестоко избивающая ногами какого-то бедолагу. - Сопротивляешься, сволочь?!
        - Помогите! - сдавленно раздается откуда-то снизу совсем юный, мальчишеский голос, но тут же захлебывается нехорошим хрипом. - Не надо... хватит!!
        - Это наша территория, крысеныш! Ясно тебе?! Не смей сюда совать свою грязную морду!
        - Помо... ги... те... - слабый голос сходит совсем на нет, когда под особенно сильным ударом детская грудина с неприятным хрустом проламывается внутрь. - Не на. . до...
        - Все! - вдруг кричит кто-то из мучителей. - Бежим, пока стража не нагрянула!
        - Патруль! - вместо ответа свистит кто-то с соседней крыши, и толпа малолетних подонков молниеносно рассыпается, оставляя на грязном снегу худое, скорчившееся, слабо вздрагивающее тело с остановившимся взглядом, медленно сочащейся струйкой крови из уголка рта и уже безнадежно отлетающим дыханием, в котором так и слышится невысказанный вопрос: за что?!
        Я с тихим вздохом спускаюсь, касаюсь ладонью окровавленных губ и, прикрыв неизвестному мальчишке тяжелеющие веки, привычно забираю из умирающего тела крохотный комочек отлетающей души.
        Аллар, как я от этого устал...
        Мой путь долог. Очень долог и так далек, что ни одному смертному не под силу его осмыслить и понять. Века... тысячелетия... многие и многие дни и ночи, когда я раз за разом схожу в прохожу человеческие города в поисках указанных жизней. Я уже не помню, сколько времени провел среди них. Не помню лиц тех, у кого когда-то забирал Искру. Не помню голосов, одежд, жестов... слишком много прошло времени с тех пор, как Светоносный выбрал меня для этой трудной работы.
        Я знаю, Он не умеет ошибаться. И раз указал именно на меня, значит, считает, что у меня хватит воли исполнить Его повеление. Хотя иногда начинает казаться, что тот же Сияющий справился бы с этим делом лучше. Он не такой... впечатлительный. И не такой... слабый?
        Да. Возможно, я действительно слаб для столь серьезной миссии - забирать у смертных души совсем не так просто, как кажется. Каждый раз видеть их мертвые глаза... слышать пустые голоса... видеть застывшую кровь на полу, чувствовать ее солоноватый запах... изучать из тени бледные восковые лица и рассматривать морщины, которые у меня самого никогда не появится... знать, что их время пришло, но не иметь возможности вмешаться... даже, когда для этого есть все условия...
        Не знаю. Наверное, я просто устал от всего этого. Наверное, слишком много видел чужих смертей. Много крови. Боли. Страданий, горя, мучительного одиночества и бесконечного отчаяния в чужих глазах, которое появляется почти всякий раз, когда мне приходится появляться в свете. Ибо мое появление всегда означает чью-то смерть. Мой приход всегда ознаменован печалью. Я - Карающий. Несущий Смерть, Избавление и Прощение. Всего лишь проводник. Вестник чужой воли. Пожалуй, единственный из всех, кого откровенно не рады видеть.
        Каждый раз, когда моя тень появляется у чужого изголовья, я слышу только плач и бесполезные молитвы. Иногда - проклятия. Чаще - сдавленные рыдания. И очень редко. . практически никогда... слабые облегченные улыбки. Которые, видимо, появляются на лицах лишь тех, кому смертная жизнь в тягость еще больше, чем мне - моя нелегкая работа.
        - Аллар Всемогущий...
        - За что, Светоносный?..
        - Почему?..
        - Чем мы виноваты перед Тобой?..
        - Зачем ты забираешь его к себе так рано?!..
        Да. Это правда: я действительно почти не помню голосов. Но за столько веков постоянного метания по миру почти каждый раз мне приходится слышать именно эти слова. Почти в одних и тех же интонациях. Безрадостные. Горькие. Обреченные. Те самые слова и вопросы, которые порой мне хочется задать самому.
        Аллар...
        Всемогущий...
        Милосердный...
        Бог мой, когда же это, наконец, закончится?!..
        Последняя душа за это схождение - как подарок для моего уставшего разума. Вот уж действительно - последняя, а потом - отдых, отдых, отдых... совсем немного спокойного бытия, за которым снова последует воля Светлейшего и возникнет потребность забрать кого-то еще. Но это будет после. После того, как я начну забывать сегодняшние лица, а затем навсегда сотру из памяти очередную порцию обреченных голосов и окаменевших после смерти взглядов.
        Конечно, я знаю, что Аллар принимает именно эти души с какой-то определенной целью. Знаю, что именно для них уготована какая-то иная судьба. Вероятно, лучшая доля, нежели та, которую они успели заслужить, будучи живыми. Я знаю... и я все последние годы надеялся, что это действительно так. Только вера поддерживала меня во время очередного посещения людского мира. И только она давала мне силы продолжать свое трудное дело.
        Карающий... Сборщик душ... ангел смерти - я знаю, это все обо мне. И когда-то даже гордился оказанной честью, которая приблизила меня к возможности повелевать чужой жизнью и смертью. Почти как сам Творец. Да только увы - на самом деле я не имею права даже помочь. Лишь могу терпеливо дожидаться чьей-либо кончины, ни словом, ни делом не смея вмешаться в естественный ход событий. Даже тогда, когда сил смотреть на происходящее больше нет. И когда каждый раз при виде невинной жертвы, возле которой остаются безнаказанные убийцы, все мое существо протестует и восстает такой вопиющей несправедливости.
        Ведь если бы я мог... если бы я вмешался всего лишь на миг раньше...
        Впрочем, нет. Нет! Я не имею права нарушать волю своего Бога. Я должен верить и дальше. Должен верить в то, что Его замысел велик и всеобъемлющ. Что эти невинные обретут покой и новое воплощение согласно Его воле, Его плану и Его желанию. Через муки, страдания, боль - к новой жизни, к новому свету и новому пониманию.
        Хотя что может понять пятилетний малыш? Или в чем виновата совсем еще юная девочка, которую какой-то мерзавец насилует в своем подвале?
        Господи... помоги мне удержаться от ереси... но опять настоящее Звериное нутро вылезает из Твоих созданий, как будто это не Ты приложил к ним руку, а сам Айд пожрал некогда чистые души. Все повторяется. Все время одно и то же: боль, кровь, смрад, чужое отчаяние, тяжелое дыхание похотливой мрази в человеческом обличье и слабый, затихающий крик совсем еще юной девчушки, которую этот урод привязал к столбикам кровати и мучает уже не первый час.
        Аллар... как же я от этого устал...
        Да. Устал. Безумно и бесконечно.
        Я видел подобные сцены так часто, что уже даже не помню, сколько прошло перед моими глазами искаженных, а подчас - изуродованных страданием лиц. Скажи, Всевышний, в чем они перед Тобой провинились? Совсем еще юные? Неиспорченные? Чистые, как первый снег? За что Ты уготовил им такие испытания? Для чего привел в большой мир, если буквально через миг уже забираешь обратно, заставляя перед этим пройти через самый настоящий ужас?
        При виде голой спины насильника, под которым безвольными палками раскинулись совсем еще детские ножки, у меня все переворачивается внутри. Не в первый раз... не в последний... но смотреть снова просто нет сил. Какая-то дикая ярость вдруг просыпается в самой глубине моего существа. Пока еще сдерживаемая, придавленная долгом и верой в то, что мой приход сюда стал какой-то нелепой ошибкой.
        Я стою, не дыша, с окаменевшим лицом глядя на то, как толстый, раскрасневшийся и потный мужик с ожесточением терзает детское тельце. Вижу его искаженное похотью лицо, когда он на миг оборачивается в поисках кувшина воды. Его лихорадочно горящие глаза. Кривую усмешку при виде слабого трепыхания обнаженной девочки, на теле которой не осталось живого места.
        Бил ее... урод... а еще раньше наносил порезы... ножом или плетью... не знаю - у меня в глазах все плывет от стремительно накатывающего бешенства. Сколько он уже здесь? Оборот? Два? Три? Судя по тому, что девочка уже не шевелится - не меньше. Она совсем одеревенела от побоев и непрекращающегося насилия. Она уже даже не кричит. Еле дышит. И почти не стонет, доставляя этому зверю несказанное наслаждение. Еще немного, и ее истерзанная душа отлетит от такого же истерзанного тела... а он только наращивает темп, с каждым мигом распаляясь все больше и пронзая ее чуть ли не насквозь. Желая слышать ее крики. Испытывая настоящий экстаз от ощущения полнейшей безнаказанности. Шалея от собственной наглости и чувствуя себя почти что богом, вольным распоряжаться чужой жизнью и... смертью.
        Наконец, это чудовище с кряхтением слезает с постели и, горящими глазами оглядев обшарпанные стены, тянется за большим ножом. Девочка на кровати не замечает, что он забирается на нее снова и, не ведая усталости, опять принимается терзать ее окровавленное нутро. Она даже глаз не может открыть, когда он с глухим рыком хватает ее за волосы, заставляя запрокинуть голову. И не видит, как вторая его рука заносит над ее беззащитным горлом холодную сталь.
        Я сглатываю и с неожиданной ясностью понимаю, что если останусь на месте, все случится так, как уже много раз до этого. Если я снова не вмешаюсь, эта малышка погибнет - страшно, жутко и безвозвратно. Сколько мук она уже испытала - невозможно представить. Что с ней сотворили - мне даже страшно подумать. А что она при этом испытывала...
        По моему телу пробегает невольная дрожь. А когда глаза улавливают едва заметное движение чужой руки и разум отрешенно констатирует, что насильник уже доканчивает широкий замах...
        Что-то внутри меня переворачивается снова. И бешеная ярость, наконец, вскипает бурлящей лавой, застилая глаза, бросая тело вперед и заставляя руку перехватить чужое горло. Одновременно с этим делая легкое скручивающее движение пальцами. Короткий миг... тихий хруст... сдавленный хрип под моим подбородком... и насильник бесформенной грудой сползает на распростертое, уже не дышащее тело десятилетней девочки, в глазах которой медленно стынет холодная пленка.
        Какое-то время я стою над ними, дрожа от осознания своего проступка. Но раскаяния нет. И сожаления тоже. Только горечь при виде мертвой малышки, которой я мог бы помочь и облегчить ее муки. Злое удовлетворение при виде убитого мерзавца. И странное, неведомое раньше, но такое знакомое по людям чувство при мысли о том, что случится, когда об этом узнают наверху: мерзкий холодок страха, тут же загашенный упрямой мыслью о собственной правоте.
        Как в дурном сне, я наклоняюсь и забираю душу ребенка, испившую свою чашу страданий до дна. А потом все в той же растерянности, слишком медленно осознавая случившееся, неслышно ухожу прочь, по пути с какой-то мстительной радостью сталкивая бесформенный комок второй души в разверзшийся под ней бесконечный Мрак..
        Когда Светлейший заглянул в мои глаза и увидел все это, в амфитеатре воцарилась оглушительная тишина. На меня смотрели все и отовсюду. С осуждением. Недоумением. С испугом и зарождающимся гневом.
        Они не понимали... они не видели того, что повидал за эти тысячелетия я. Они не ходили по колено в крови, собирая свою страшную жатву. И они не слышали миллионов голосов в своей голове, раз за разом повторяющих одни и те же проклятия. Не слышали криков умирающих. И не ведали той боли, которая рвала мое сердце каждый раз, когда приходилось просто стоять рядом, терпеливо дожидаясь окончания чужой агонии.
        - Ты... посмел... - наконец, сдавленным шепотом начал Светлейший. - Нарушил волю..
        вмешался...
        Я сжал зубы.
        - Так было нужно.
        - Ты нарушил Закон... поколебал Равновесие...
        - Так было правильно, - упрямо набычился я, провожая тоскливым взором свой уплывающий меч. - У меня не было другого выхода.
        - Ты сомневаешься в воле Всевышнего?! - едва не сорвался на визг голос Светлейшего.
        Я стиснул кулаки и, как наяву, снова увидел истерзанное тело девочки, которую мое неоправданное промедление привело к гибели. Чуть менее ужасной, чем могло бы быть, но все равно - я непростительно долго колебался. И непростительно долго раздумывал над тем, как поступить.
        - Карающий!
        - Что?! - не сдержавшись, рыкнул я, вскинув голову. - Да, я нарушил! Нарушил, слышите?! Но лишь потому, что по-другому было нельзя!!
        - Ты не имел права!
        - А смотреть на все это имел?!!
        - Святотатец! - внезапно отшатнулся от меня Светлейший. А следом за ним с выражением потустороннего ужаса отступил и Сияющий. Растерянный, все еще не понимающий причин моего поступка и смотрящий на меня, как на демона, внезапно натянувшего на себя белоснежные крылья.
        - Предатель...
        Во мне вдруг проснулась уже знакомая злость. И все то же знакомое бешенство, которое еще не успело отпустить мою душу после возвращения. Мои глаза полыхнули яростью. Руки сами собой дернулись вперед и мощным ударом опрокинули Сияющего навзничь.
        У смертных хорошо известен этот прием. Они часто им пользуются, чтобы ошеломить и выбить противника из равновесия. Для айри он слишком примитивен и низок, айри никогда не опускаются до рукоприкладства. Большинство из них даже не знает, что это за слово-то такое - они слишком благостны, слишком погрязли в своих песнопениях, слишком долго занимались лишь тем, что восхваляли Всевышнего и следили за тщательным выполнением Его заветов, которым уже многие и многие тысячи лет. Они ни разу за это время не спустились вниз. Ни разу не стояли лицом к лицу со смертными. Они не ведали их трудностей. Не знали чужих проблем. И не смотрели в искаженные лица тех, чьи души уже много веков крутятся в гигантском водовороте между Небом и Землей, между Землей и Подземельем... они просто НИЧЕГО не видели и не знали. Ничего, кроме законов, правил и своих нелепых запретов!
        Конечно, люди должны умирать. Рождение и смерть - две неотъемлемые части одного целого. Я не вмешивался в уклад, не нарушал существующего Порядка. Я даже почти не трогал той души - я всего лишь не дал ей погибнуть самым неприятным образом. От этого ведь ничего не изменится. Она все равно здесь, в Чертогах, все равно отлетела. Так почему же я - предатель? Почему они считают, что я должен был стоять и, как обычно, молчать? Когда каждая рана, каждая слезинка и каждая нотка даже самой слабой боли отражается во мне, как в зеркале? И когда каждую свою собранную душу я, прежде чем взять, должен не только рассмотреть, но и почувствовать? Весь ее страх, отчаяние, страдания последних мгновений? Раз за разом? Год за годом? Многие миллионы, миллионы миллионов раз, каждый из которых раскрывал для меня все грани чужих мучений и несправедливых упреков? Разве хоть одна душа знала, что я делю ее боль ровно поровну?! Хоть один из смертных понял, что, прежде чем забрать его наверх, я забирал и большую часть его воспоминаний?! Вместе со всем, что там было?! Со всем, что он пережил?! Начиная с самого момента рождения
и заканчивая последними вздохами, который почти никогда не были легким и приятным?!
        За что мне все это, Аллар?!
        Почему ты решил, что я смогу ЭТО вынести?!!
        Столько веков?! Столько долгих тысячелетий?! Почти вечность... и всегда - один?!!
        Ответь мне, Всевышний... прошу... за что же ты ТАК сурово меня наказал?!!
        Я с горечью посмотрел наверх, смутно надеясь, что хотя бы сейчас услышу ответ, но небеса молчали. Только потемнели, как грозовые тучи, и едва слышно зарокотали. Тяжело. Обвиняюще. Недовольно.
        - Предатель, - сурово припечатал меня Светлейший и недобро засветился изнутри, возвещая приближение настоящей бури. - Ты предал Аллара. Предал Его законы. Нарушил Его волю... самовольно и неотвратимо... ты - предатель. Ты оказался слишком слаб и безволен. Ты будешь наказан.
        - Ну и ладно! - выкрикнул я, задыхаясь от ярости и обессилев от бесполезного ожидания. - Пускай! Я на все готов! Я даже готов уйти!!
        Светлейший пораженно замер.
        - Что?!
        - ДА!
        - Ты хочешь отречься?!!
        Я запрокинул голову и горько расхохотался. Сейчас мне было все равно, что будет дальше. Сейчас меня терзала чужая боль. Я еще видел перед собой остекленевшие глаза замученного до смерти человечка. И все еще чувствовал то, что пережила несчастная девочка в руках своего мучителя и палача. Сейчас, едва вернувшись, я находился буквально на грани безумия. Готов был кричать диким зверем, царапать пол, проклинать и выть от ощущения собственного бессилия. А они... они до сих не понимали...
        Отречься, он спросил? ОТРЕЧЬСЯ?! Да я сейчас на что угодно готов, лишь бы избавиться от этого ужаса!! НА ВСЕ!!! ВООБЩЕ!!!
        - ДА БУДЕТ ТАК, - неожиданно возвестил из пустоты громовой голос, разом оборвав мой измученный смех. - ТЫ СДЕЛАЛ ВЫБОР. ТЫ СВОБОДЕН.
        В тот же миг меня охватило яростное пламя. В тот же миг подо мной проломились надежные плиты. Безумная боль снова вгрызлась в тело, а слепяще белый свет, на этот раз беспрепятственно прошедший его насквозь, теперь беспощадно жег изнутри, жадно грыз, как дорвавшийся до сухой деревяшки огонь. Глодал меня диким зверем. Бесконечно долго и глубоко. С такой неистовой силой, что я сам не заметил, как из горла вырвался страшный крик, и не ощутил, что уже не стою перед ликами Высших, а лечу куда-то вниз. С такой скоростью, что ее не могут замедлить даже Нижние Небеса. И сама Земная Тверь, которая предательски проломилась подо мной и вспышкой новой безумной боли проводила до самого дна. Туда, где только мрак. Где холод. Равнодушие. И где неистовая боль стала еще сильнее, постепенно разъедая мою плоть, неутомимо вгрызаясь в мою ошеломленную душу. Заставляя поверить в невероятное. Вынуждая принять эту страшную правду. Не давая времени по-настоящему растеряться. Выжигая прошлое едкой кислотой и бесконечно долго убивая все то, чем я когда-то был.
        Не знаю, сколько я падал и когда именно остановился. Не помню последнего страшного удара о камень, после которого я на какое-то время просто перестал быть. Не уверен, что то, что осталось после меня, было все-таки живо. Помню лишь страшную боль, изломавшую мое некогда совершенное тело. Чужой неподвижный взгляд, видящий меня насквозь. И рокочущий голос из темноты, перед которым так и хотелось упасть на колени.
        - ВОТ ТАК ПОДАРОК СДЕЛАЛО МНЕ НЕБО... НИКАК, ОПЯТЬ КОГО-ТО НИЗВЕРГЛИ? ИНТЕРЕСНО, ЗА ЧТО НА ЭТОТ РАЗ?
        С трудом приоткрыв горящие веки, я смог разглядеть только бесформенное нечто, склонившую надо мной увенчанную рогами голову, и жутковатые глаза, сотканные, казалось, из самой Ночи. Странные, мудрые, бесконечно печальные глаза, в которых на один единственный миг промелькнуло слабое сочувствие.
        - Помоги... - в каком-то бреду прошептали мои губы.
        А потом Тьма сомкнулась со всех сторон, и безжалостный Свет перестал, наконец, мучить мою разорванную надвое душу...
        Глава 7
        - Гайдэ? - кто-то осторожно тронул меня за плечо. - Гайдэ, пора. Народ уже собирается.
        Я с трудом открыла глаза и, еще не до конца придя в себя, с непониманием уставилась на Рига, тревожно заглядывающего в мое лицо. Черт... неужто опять уснула? Да, похоже. Голова, как чугунная, веки просто каменные - так и норовят закрыться. Да еще сон этот дурацкий...
        Припомнив эту белиберду, я невольно вздрогнула и резко села. А потом растерянно уставилась на притулившегося у меня под боком Лина. О боже... да нет, не может быть... но могла ли я... и мог ли он...?!
        Я провела рукой по лицу, мельком отметив отсутствие маски. Но этим фактом не слишком озаботилась - у меня почему-то пальцы дрожали, как у запойного пьяницы, а в теле поселилась такая слабость, что хоть не вставай вовсе. Голова, правда, не кружилась, но состояние все равно не ахти. Это ж надо - даже не услышала, как Риг вернулся, и не среагировала до тех пор, пока он откровенно не растолкал.
        Блин. Что за фокусы?!
        Растерянно проведя рукой по коротким, спутавшимся за время недолгого сна волосам, я с некоторым трудом вспомнила, где, собственно, нахожусь и зачем вообще сюда явилась. Потом снова посмотрела на Лина, но быстро убедилась, что он по-прежнему крепко спит, и задумчиво коснулась рукой его загривка.
        А в самом деле... мог ли он случайно поделиться своими воспоминаниями? Был ли то просто сон или я действительно видела его прошлое? То самое, которое он когда-то надежно забыл, но которое я так опрометчиво велела ему вспомнить? Если так, то тогда я знаю, за что он был наказан в самый первый раз. И за что именно низвергнут. Однако это знание, надо сказать, не прибавило во мне ни опасений перед моим маленьким другом, ни, тем более, уважения или благоговения перед Алларом.
        Ладно. Потом с этим разберусь. А то Риг уже смотрит с тревогой, явно полагая, что у меня не все дома.
        - Сейчас, - вздохнула я, устало тряхнув головой. - Немного приду в себя и пойдем. Ты-то как?
        - Терпимо. По крайней мере, лучше, чем три оборота назад, - мастер Драмт подвинулся, давая мне возможность встать, а затем присел на топчан сам, пристально следя за тем, как я умываюсь из стоящей в углу бочки, куда чья-то добрая душа успела набрать холодную воду. - Там уже обещанные Фаэсом маги на подходе. Я зашел тебя предупредить.
        Кто? Фаэс? Какие еще маги?
        Ах да... нам же еще второй пространственный коридор строить...
        - Спасибо, Риг.
        Краем уха я услышала, как в это же самое время в палатку зашли новые гости, но не обеспокоилась - голоса братьев узнаю из тысячи. Перед ними мне нечего стесняться. Ни лица, ни безобразно коротких волос, ни даже голого тела. Поэтому оборачиваться я не стала. Только кивнула, когда Бер громко присвистнул, а сама щедро плеснула в лицо водой и торопливо пригладила топорщащиеся во все стороны лохмы.
        - Ас, пусть маги пока за дверью потопчутся, - мигом сообразил Ван, увидев меня неподготовленной к приему гостей.
        - Я сделаю, - мигом подхватил Родан и тут же испарился.
        - Я прослежу, - буркнул едва вошедший Дей и тоже умчался наружу, дабы никто из чужаков не застал меня в столь непрезентабельном виде. И правильно - нечего народ лишний раз смущать. Фантом есть Фантом. Ему полагается носить глухой шлем, иметь хрипловатый голос, говорить всякие гадости и двигаться, как резкий на суждения мужчина. А мне после такого пробуждения еще трудновато играть на "бис". Так что молодцы парни, что подумали. Моя-то голова сегодня совсем не варит.
        Я молча подтвердила, что это действительно было бы кстати, и, плеснув на себя воду в третий раз, наконец, повернулась.
        - Гайдэ, ты как? - осторожно поинтересовался Гор, быстро приблизившись. Ас и Бер тревожно замерли, Ван тоже подошел, с некоторой долей растерянности изучая мое задумчивое лицо. Чуть дальше сидел мастер Драмт, спокойно соседствуя со спящим Лином. И только оборотней пока не было - видно, задержались со своими.
        - Сносно, - слегка покривив душой, отозвалась я и только тут заметила, что в комнате присутствует еще одно действующее лицо. Но Фаэс встал у входа так скромно, что совсем не бросался в глаза. Хотя при виде меня зрачки у него слегка расширились, а лицо непонятно окаменело.
        Впрочем, могу его понять - я сейчас далеко не в лучшей форме. Видела пару минок назад в отражении свою исхудавшую физиономию: запавшие глаза, обострившиеся скулы, истончившиеся и побледневшие от усталости губы. Видимо, ошибка Карающих здорово все-таки аукнулась. И то, что Рига после этого пришлось буквально отпаивать своей дейри - тоже, но иначе он бы не встал. И не смотрел бы сейчас с таким виноватым видом, как будто сотворил все это нарочно.
        - У тебя опять дейри изменилась, - вдруг тихо оборонил маг, отвлекая меня от Фаэса.
        Я равнодушно пожала плечами.
        - Бывает.
        - Вчера ее Лин прятал. А сейчас - нет.
        Я мельком покосилась на своего ангела-хранителя, свернувшегося под плащом клубочком, и слабо улыбнулась.
        - Говорю же: бывает. Как на твой взгляд, она стала хуже?
        - Нет, - изрядно удивил меня Риг. - Я бы даже сказал, что наоборот.
        - Какой приятный сюрприз...
        - Кажется, Лин ее немного исправил, - согласился с чародеем Ас, тоже подходя ближе и окидывая меня таким же задумчивым взглядом. - В прошлый раз черного было намного больше и все - на поверхности. Как рана. А теперь осталась лишь небольшая узкая полоска... по кругу и в глубине... тогда как сверху все снова чистым и стало почти белым.
        - Как у вас, что ли?
        - Да. Как если бы ты побывала в Тени и ненадолго...
        - Умерла, - рассеянно кивнула я, оглядываясь в поисках важной части своего гардероба. - Никто не видит, где моя маска? Куда-то я ее посеяла, а куда - хоть убей, не помню. Фаэс, твои маги уже на месте?
        Седовласый арр-канн, замерший на пороге неподвижной статуей обманутому пролетариату, вздрогнул, словно очнувшись ото сна, и хрипло ответил:
        - Да, конечно. Они готовы к работе.
        - Как их зовут?
        - Мастер Рейде и мастер Лейш.
        - Ого, - удивился Риг, вместе со мной принявшись искать на топчане потерянную вещь. - Милорд, вы меня поразили: высшие мастера Магистерии - и вдруг здесь?
        Фаэс нервно дернул щекой и кинул на мага предупреждающий взгляд, на который тот, впрочем, не обратил внимания, а я вдруг остановилась и озадаченно нахмурилась.
        - Как ты сказал? - в палатке вдруг стало очень тихо. - Милорд? Я не ослышалась? Риг, ты кого это так некрасиво сейчас обругал?
        - Милорд Фаэс редко появляется в Рейдане, - спокойно пожал плечами маг, не прекращая ворошить скомканный плащ и словно не замечая сгустившегося вокруг напряжения. - Но его не забыли. Несмотря ни на что. Да и как забыть одного из немногих истинных членов королевской фамилии?
        Что?! КАКОЙ-КАКОЙ фамилии?!!
        Я медленно повернулась и уставилась на поджавшего губы эрдала так, как если бы он подложил мне ба-а-альшую свинью вместо сочного поросенка. Да еще такую грязную, жирную, толстую и отвратительно громко хрюкающую, что мне (ей-богу!) тут же захотелось кого-нибудь прибить.
        - Ах, милорд, значит...
        Вот же е-мое! А я-то, дура, думаю, откуда вдруг взялись его недавние странности! А тут вот, оказывается, в чем дело! Милорд, блин!
        - Я... - под моим взглядом Фаэс едва не отступил на шаг, а Риг, поняв, что нечаянно выдал страшную тайну, поспешно прикусил язык. - Гайдэ, я просто...
        - Что? - хищно прищурилась я, машинально нашаривая на поясе что-нибудь острое. - Забыл сказать? Запамятовал и ни разу не вспомнил за время нашего плодотворного сотрудничества? Или посчитал, что твоя принадлежность к королевскому дому никогда не всплывет? А зря-а-а... по весне, как говорят, все всплывает... в том числе, и всякие там "милорды"! Так кем именно ты приходишься Его Величеству, ДРУГ МОЙ? Какой вы с ним степени родства, а? Мне прямо любопытно стало...
        Фаэс обреченно вздохнул.
        - Его мать была моей сестрой. Младшей, если тебе интересно. Но я этого не просил и никогда не пытался войти в королевскую свиту. Не мое это. Собственно, поэтому все последнее время я торчал исключительно в Фарлионе. Хотя бы там, где еще не все в курсе этого дурацкого титула.
        - Дядюшка, значит? - угрожающе процедила я, наконец-то, отыскав рукоять метательного ножа. - А я-то все голову ломала, чего это ты вдруг с Его Королевским Величеством на такой короткой ноге? Он с тобой даже планами делится, совместные воспоминания устраивает, чины тебе подкидывает один за другим. Оказывается вон оно как интересно-то...
        - Гайдэ, - Фаэс поднял голову и устало посмотрел. Так пристально, невесело и с таким странным выражением, что на миг мне даже показалось, что он не станет возражать, если я все-таки кинусь в него чем-нибудь тяжелым. - Ну, скажи: что от этого изменилось? Я стал страшнее? Дурнее? Или, может, поменял свое к тебе отношение?
        Черт. Куда только подевалось мое раздражение?
        - Нет. Но я думала, ты - приличный человек, Фаэс, - вздохнула я, разом опуская плечи. - А ты, оказывается, милорд...
        - Ты, между прочим, тоже. По крайней мере, для скаронов.
        Я вздохнула снова и, окончательно успокоившись, вынужденно признала:
        - Да. На меньшее я не смогла их уговорить.
        - Ну, вот видишь, - поразительно мягко улыбнулся арр-кан и сделал осторожный шаг навстречу. - К тому же, я о тебе тоже многого не знал. Вернее, как оказалось, почти ничего не знал до недавнего времени. Так что, можно сказать, мы квиты.
        - Да иди ты лесом, - буркнула я. После чего увидела огорченное лицо Рига и как-то очень остро осознала, что моя маска канула в полную неизвестность. - Блин. Придется новую искать. Парни, у кого-нибудь есть запасная?
        Братики переглянулись и неловко кашлянули.
        - Блин два раза, - без лишних слов поняла я и, отвернувшись от неловко подошедшего Фаэса, полезла рыться в куче сваленных в углу мешков, где наверняка притулился и мой походный котуль, в котором точно должна найтись пара-тройка вязаных шапочек. - Вот же незадача. И куда я ее могла... ах, вот оно!
        Выудив из горы вещей знакомую котомку, я тут же сунула туда нос, старательно вороша немногочисленные шмотки в поисках одной единственной, но очень нужной.
        - А для меня там, случаем, ничего нет? - вдруг ехидно осведомились у меня прямо над ухом. Причем, откровенно рыкающим, еще не утратившим звериные нотки голосом. - Например, штанов? Или пары справных сапогов? Босиком-то по земле не больно приятно!
        А потом чья-то наглая рыжая морда высунулась из-за спины и с интересом заглянула в мой мешок.
        - Сгинь, беспортошная команда, - беззлобно отпихнулась я, но потом добросовестно вытащила из кучи еще один мешок, выудила оттуда широкие кожаные портки и, не оборачиваясь, сердито всунула в протянутые руки. - На, надевай, зверюга. И избавь меня от сногсшибательного вида твоего обнаженного тела, вопреки всему ОПЯТЬ оказавшегося от меня в неоправданной близости.
        Мейр, хихикнув, бодро чмокнул меня в щеку и, обретя желаемое, тут же отскочил, чтобы не получить локтем по причинному месту. А потом, торопливо шурша одеждой, с наигранным огорчением вздохнул:
        - Жаль. У меня никак не получается тебя соблазнить. Наверное, я далеко не так хорош, как некоторые?
        - Ты просто бесподобен, - рассеяно отозвалась я, наконец-то, выудив свою драгоценную маску. - Но, к несчастью для тебя, на миррэ мои матримониальные планы не распространяются.
        - А на хвардов? - с нескрываемым интересом осведомился Лок, едва примчавшись в палатку жарко дышащим волком и прямо у всех на виду перекинувшись.
        Отыскав второй мешок, я без напоминания выудила оттуда еще одни штаны, после чего невозмутимо повернулась и торжественно вручила переминающемуся оборотню.
        - На хвардов - тоже. Тем более, на кровных братиков, которым порой ужасно хочется накостылять по волосатой холке.
        - Серой или рыжей? - педантично уточнил Мейр, как раз застегивающий ремень и напряженно оглядывающийся в поисках сапог.
        Игнорируя растерянный вид Фаэса, я спокойно оглядела роскошный торс миррэ, особенно уделив внимание крепкому прессу, затем так же спокойно оглядела торопливо одевающегося хварда и пожала плечами.
        - А есть разница?
        От такого ответа они поперхнулись одновременно. Причем, Лок так и не успел застегнуть штаны, замерев в довольно двусмысленной позе и силясь хоть как-то понять мою вопиющую мысль. Стесняться моего присутствия он давным-давно перестал - побродив целыми сутками по Харону в тесной "мужской" компании, трудно было не привыкнуть к некоторым особенностям его физиологии. Причем, и мне, и ему. Так что, если по-первости он старался перекидываться в каких-нибудь кустах, дабы не смущать меня видом своего крепкого (правда, изрядно волосатого) тела, то теперь его не ломало сбросить волчью шкуру прямо возле моей постели. Тогда как миррэ, по нашему общему мнению, вообще не знал, что такое стыд.
        Другое дело, что Фаэс наблюдал моих орликов в подобном амплуа впервые. И другое дело, что у него неприлично отвисла челюсть и как-то занятно округлились глаза. Причем, на какой-то момент там даже промелькнуло что-то, похожее на испуг, но при виде моей невозмутимости довольно быстро сменилось растерянностью, затем - раздражением и, наконец, глубокой задумчивостью.
        - Что? - вопросительно приподняла я бровь, когда оборотни дружно на меня уставились. - Я что-то не так сказал?
        Ну да. Не "сказала", а именно "сказал" - теперь я уже не Гайдэ, а очень даже Гай. Которому тем более не пристало смущаться побратимов и которому вообще до одного места их нагота.
        - Фаэс, зови своих магов, - спокойно велела я, когда Фантомы с тихим смешками отдали честь, приветствуя появление "Гая". - Риг, ты с ними знаком?
        - Конечно. В своем деле они одни из лучших.
        - Лучше тебя?
        - Кое в чем, - кивнул мастер Драмт, рассеяно пригладив трепанную шевелюру. - Лейш считается прекрасным специалистом в области пространственной магии. Тогда как Рейде, по слухам, обладает одним из самых емких резервов во всей Магистерии, а еще практикует процесс обмена дейри. Если милорд Фаэс обещает их помощь, то со вторым пространственным коридором проблем действительно не возникнет.
        Я на мгновение задержала взгляд на его исхудавшем лице.
        - Сам-то как? Справишься?
        - С их помощью - да, - без тени сомнений отозвался маг. - Правда, накопителей у меня больше нет, но если ты согласишься...
        - Без вопросов. Мне не в лом, только... черт, Фаэс! Ты все еще тут?!
        Арр-кан удивленно повернул голову, а я заметно нахмурилась.
        - Оглох, что ли? Сказано ведь было: зови своих, а ты не мычишь - не телишься. Не так у нас много времени, чтобы фигней страдать и ждать, пока они шнурки погладят. А, ладно... - поняв, что эрдал сегодня откровенно тормозит, я поморщилась и оглушительно свистнула. А когда в палатку заглянул Дей, сухо велела:
        - Зови их. Мы готовы к разговору.
        Оборотни, как раз затянувшие последние завязки, дружно фыркнули, остальные Фантомы добродушно хмыкнули, Дей понятливо кивнул и снова ненадолго исчез. Но уже через пару синов вернулся обратно. Вместе с Эрреем и двумя незнакомыми магами, на которых я, естественно, воззрилась с нескрываемым любопытством. Правда, перед этим благоразумно усевшись на топчан и придвинувшись поближе к безмятежно спящему Лину, рядом с которым мне не требовался никакой амулет, скрывающий ауру.
        Вошедшие оказались холеными мужчинами неопределенного возраста. Внешне они выглядели лет на тридцать пять - сорок, но в реальности могли быть постарше Рига. Раза примерно в два. Один - светловолосый и синеглазый, как молодой викинг, вдруг решивший избавиться от мощной мускулатуры и надеть вместо личины непревзойденного силача смазливую маску очаровательного пастуха Леля из сказки о Снегурочке. Второй, напротив - жгучий брюнет с пронзительными черными глазами и спокойной улыбкой человека, хорошо знающего себе цену. Оба были одеты в легкие, изрядно дорогие камзолы нейтральных сине-черных тонов. Никакой брони не носили. И вообще, выглядели так, как если бы их сдернули на войну прямо с королевского приема.
        Я незаметно поморщилась. А когда они наскоро оглядели всех присутствующих и слегка наклонили головы, обреченно вздохнула.
        - Господа Фантомы, - негромко поприветствовал нас светловолосый. Потом повернулся к Фаэсу и чопорно добавил: - Милорд...
        - Ближе к делу, Лейш, - довольно сухо отозвался арр-кан. - Вашу задачу я примерно обрисовал, так что повторяться нет необходимости. Но мастер Драмт желает уточнить подробности, а господа Фантомы хотят удостовериться в том, что вы им подойдете.
        - Я - все внимание, милорд, - ничуть не оскорбился жестким тоном Фаэса маг. Второй, что удивительно, лишь согласно наклонил голову и даже не вякнул о том, что бывший эрдал с ходу ткнул их мордами в грязь.
        Я изучающе взглянула на старого друга и вынужденно признала, что последние события заметно его изменили. Пару месяцев назад он был другим. Более... близким к народу, что ли? Ругался, ворчал, как все, брюзжал потихоньку. А теперь вон, как стоит: плечи расправлены, спина неестественно прямая, лицо бесстрастное и такое же выразительное, как у придорожного камня - фиг что по такому прочитаешь. А уж руки сложил на груди так непримиримо, что я смутно заподозрила, что где-то это уже видела. Впрочем, отвлекаться было некогда: оба мага вопросительно повернулись в сторону Рига и изобразили полнейшее внимание.
        - Мне бы карту... - вдруг нахмурился Риг.
        Братики выразительно переглянулись, Мейр скользнул к нашим вещам и, спустя пару минут напряженного шуршания, вытащил на свет божий кем-то старательно сложенную карту. Ту самую, из старого походного шатра, о которой кто-то заранее подумал, аккуратно упаковал и впихнул в одну из многочисленных сумок, как будто точно знал, что она понадобится.
        - Подожди, - буркнул Лок, когда понял, что положить ее просто некуда, и тоже полез рыться в вещах.
        Я пару мгновений понаблюдала за его согнутой в три погибели спиной, но потом опомнилась, вытащила из-под себя все тот же (неизвестно, кстати, чей) плащ и, негромко свистнув, кинула оборотню, чтобы постелил. Лок машинально поймал, посветлел лицом и тут же разложил подложку, на которой Мейр без промедления пристроил карту, умудрившись сложить ее так, чтобы на плаще поместилось только самое необходимое.
        Мы дружно на нее уставились, почти одновременно придя к одинаковым выводам, и как-то резко озадачились, но потом я первая сползла на пол и, усевшись по-турецки, вяло махнула остальным.
        - Садитесь так. Подушек под задницу нет и не будет. Впрочем, если кому-то удобнее стоять - ради бога. Только не нависайте сверху.
        Фантомы без единого слова последовали моему примеру. Оба оборотня, выразительно переглянувшись, с одинаковым рвением кинулись вперед и с довольными улыбками плюхнулись рядом со мной, застолбив почетные места до того, как кто-нибудь опомнился. Причем, Мейру повезло больше, потому что шустрый миррэ успел сесть по левую руку, отчего Лок, соответственно, тут же насупился и недовольно заворчал.
        Скароны без спешки расселись вокруг ерничающих хвардов. Фаэс, пару синов поколебавшись, тоже плюнул на приличия и занял место напротив меня. А вот магам такой способ обсуждения проблем пришелся не по вкусу - они явственно поморщились и чуть было не изъявили желание постоять. Но потом перехватили насмешливый взгляд арр-кана и обреченно вздохнули. А еще через пару синов вся наша компания склонилась над подробной картой окрестностей.
        - Мы находимся здесь, - Риг уверенно ткнул пальцем почти в центр Степи, чуть ближе к ее южным границам и довольно далеко от русла извилистой Кайры. - Первый коридор я прокладывал максимально возможным по длине, чтобы оказаться подальше от Плато. Экономить не было смысла, потому что во второй раз такого большого прыжка у меня бы не получилось.
        - Разумеется, - скупо обронил мастер Лейш, окинув карту взглядом опытного инженера-конструктора. - Где планируете открывать новую точку выхода?
        Риг оглянулся на меня.
        - Пока не решили. Это зависит от...
        - В первую очередь, от вас, - твердо сказала я, прижимая Лина к груди. - И оттого, насколько далеко вы сможете провести коридор, обеспечив людям безопасность.
        - Вы готовы перенести нас в ЛЮБУЮ точку Степи? - впервые подал голос мастер Рейде и взглянул в упор своими черными глазами. - Полагаю, в таком случае, именно вы и есть - Ишта?
        Вот теперь на мне уже скрестились все взгляды.
        Я кивнула. Ну да, конечно, эту парочку я на прошлом Совете в глаза не видела. Значит, и они меня не видели тоже. Соответственно, ни черта не знают и могут только предполагать, кто из Фантомов тут самый-самый. Интересно, откуда Фаэс их выкопал? Прямо из Магистерии позвал? Или же во время Совета они были очень заняты и просто не смогли прийти?
        Я спокойно выдержала чужой взгляд.
        - У вас есть в этом какие-то сомнения?
        - Уже нет, - загадочно улыбнулся мастер Рейде, с любопытством покосившись на пустоту над моей головой. - Хотя ваша дейри закрыта настолько хорошо, что я при всем желании не могу подтвердить или опровергнуть ваши слова.
        - Сколько вам потребуется времени, чтобы построить коридор?
        - Вопрос - в расстоянии, - не преминул вмешаться светловолосый маг. - Чтобы определиться с ресурсами, нам надо точно знать, где будет открыта точка.
        - Риг? - я выразительно посмотрела на друга.
        Мастер Драмт нахмурился.
        - Вообще-то... я думал... что к самым Вратам подходить не стоит.
        - Это было бы глупо, - ровным голосом согласился Ас. - Вы окажетесь там одни. А кто выйдет навстречу - неизвестно. Сейчас около полудня, но на работу тебе потребуется время. Еще какое-то время - на то, чтобы прошли наши войска. Значит, основные силы подтянутся уже ближе к вечеру. Учитывая возможности местных Тварей, полагаю, лишний раз рисковать не стоит. Логичнее было бы открыть коридор на расстоянии хотя бы одного оборота ходьбы от гор.
        - Не возражаю, - тут же кивнула я: Ас опередил меня буквально на мгновение. - Риг, справишься?
        - Я же сказал...
        - Очень хорошо. Тогда у меня к тебе другой вопрос: как именно ты планируешь открывать коридор?
        Мастер Драмт пожал плечами.
        - Как в первый раз. Точка выхода будет здесь, в лагере. Думаю, для мастера Лейша и мастера Рейде не составит большого труда перехватить мое заклятие и обеспечить стабильность арки.
        - Мы готовы взять на себя основную нагрузку, - тут же добавил светловолосый. - У нас с собой достаточно накопителей и иных резервов, чтобы обеспечить полную поддержку коллеге.
        - Накопители Треона? - заинтересованно вытянулся Риг.
        - Именно. И спираль Койша, заодно.
        - Ого. Она же существует в единственном экземпляре! Вы рискнули разорить Магистерию на такое сокровище?
        Маги одновременно улыбнулись.
        - Для такого дела нашим мэтрам пришлось, наконец, растрясти свои запасы. Тем более, когда в Совет пришла срочная депеша с прямым приказом короля. Попробовали бы они и дальше упрямиться.
        Риг неприлично присвистнул.
        - А когда пришел этот приказ, не подскажете?
        - Сегодня утром, - мастер Рейде улыбнулся чуть шире и, кинув в сторону молчаливого Фаэса быстрый взгляд, странно хмыкнул. - Как вы понимаете, коллега, после этого даже мастер Дийн не рискнул возражать... э-э... слишком громко. В результате чего мы смогли прихватить упомянутый вами образец без особых препятствий.
        - Какая у нее мощность? - с жадностью подался вперед Риг. - Испытания уже проводили?
        - Разумеется. Они закончились месяц назад. Поверьте, мощность достаточная. Быстродействие приемлемое. Отдача - минимальная. Сам проверял.
        - А емкость?
        Я чуть не рассмеялась, услышав в голосе друга неподдельное любопытство. Но что поделать: Риг - просто фанат всевозможных новинок. Обожает все новое и необычное и всегда стремится вперед. Упорно тянется за мечтой. Неудивительно, что упоминание о какой-то диковинке заставило его позабыть обо всем остальном.
        Малознакомые чародеи снова переглянулись и, правильно опознав причины интереса Рига, улыбнулись уже почти снисходительно.
        - Мастер Драмт, не волнуйтесь. Емкость спирали превышает ваши самые смелые ожидания. Нам прекрасно известно, что именно вы стояли у истоков ее создания, но затем по некоторым причинам ушли в сторону боевого использования принципа Дебоа. Но будьте уверены - ваше творение было доведено до ума, испытано и проверено не один раз. А кое в чем еще и усовершенствовано. Вкупе с четырьмя накопителями Треона, полагаю, мы сумеем установить пространственный коридор хоть до самой Пирамиды. Единственное, чего нам не хватало - это точки отсчета. И возможности самостоятельно попасть в нужное место Степи, дабы установить первые опоры. Но если господин Фантом готов их предоставить...
        Я снова кивнула.
        - Будет вам точка. В любом месте, какое захотите.
        - Тогда и проблем никаких нет, - я удостоилась чуть более глубокого наклона светлой головы. - Необходимо только определиться с векторами сил, обговорить время и уточнить разницу в полярности заклятий.
        - У вас будет возможность сохранить стабильность коридора, несмотря на близость хаотических энергий? - спросил голову Риг.
        - Со спиралью - безусловно.
        - Тогда предлагаю построить арку следующим образом...
        Мы с братьями, почувствовав себя разом не у дел, выразительно переглянулись и дружно хмыкнули - о чем теперь велась речь, можно было понять лишь ОЧЕНЬ приблизительно. Но увлекшиеся обсуждением маги, явно оседлавшие любимого конька, этого даже не заметили. А потом вообще углубились в такие дебри и понесли вдруг такую терминологическую ахинею, что я зябко поежилась и искренне порадовалась за то, что мне повезло не родиться волшебницей.
        Глава 8
        Когда наши мудрые маги начали сыпать совсем уж непроизносимыми словами, у меня не выдержали нервы. А потом и голова начала пухнуть от обилия совершенно непонятной, ненужной и абсолютно лишней информации, которой я при всем желании не смогла бы воспользоваться. Братики мои, вон, еще хоть что-то соображают, отдельные термины даже понимают, пытаются разобраться в тех зубодробительных формулах, которыми наши многомудрые чародеи вдруг начали без предупреждения оперировать. Даже Дей с интересом прислушивался, явно найдя для себя в этом немало любопытного. Одни оборотни откровенно скучали, да Эррей с Роданом незаметно зевали в кулак, силясь не вывихнуть себе челюсти.
        Но если упростить, то активно обсуждаемый план выглядел примерно так: пришли, что-то (опустим точную формулировку) начертили, что-то другое (подробности снова опустим) озвучили, потом помахали руками (в смысле, поделали некие пассы), что-то куда-то отправили, отослали и даже (какой кошмар!) послали по известному адресу. Потом двое других магов все это безобразие подхватят, усилят, что-то там поменяют, чтобы Риг некстати не сомлел без помощи накопителей... в крайнем случае, пополнит резервы от накопителей Треона... потом они скооперируются все вместе, сделают еще что-то (звучит совсем матерно, поэтому дословный перевод не предлагаю). Наконец, все это вместе срастется, слипнется, прилепится и как-нибудь образуется. А после этого мы (имею в виду себя и других далеких от магии субъектов), как и в прошлый раз, увидим еще один пространственный коридор. Только гораздо больше, круче, мощнее и вообще... чем первый.
        Короче, нам обещали все в одном флаконе и даже без негативных последствий. Сомнительно, конечно, но аргументов для возражения или споров у меня, как вы понимаете, просто не нашлось.
        Поняв, что обсуждение деталей грозит затянуться надолго, я осторожно положила Лина досыпать обратно на топчан, а сама, успокаивающе махнув братьям, потихоньку вышла. Хотелось подышать свежим воздухом, потому что голова трещала уже по швам, недавнее видение окончательно вывело меня из равновесия, да и стойкий недосып делал свое черное дело. В итоге, в какой-то момент я почувствовала, что прямо сейчас банально отрублюсь, и решила не ронять престиж фирмы в глазах незнакомых магов.
        - Ты куда? - некстати испортил мои планы Фаэс, упрямо выбравшись следом.
        Я зевнула и мотнула головой.
        - Пока никуда. Сейчас стряхну навеянные нашими магами грезы и сразу вернусь. Полагаю, они там и без меня прекрасно обойдутся. К тому же, я ни демона в этом не понимаю и, думаю, ничего не потеряю, если ненадолго исчезну.
        Фаэс встретил мой отчаянный зевок легким смешком, но тут же нахмурился.
        - Ты когда спала в последний раз?
        - Спал, - недовольно поправила я упрямца. - Фаэс, сколько можно?
        - Тут все равно посторонних нет, - непримиримо буркнул он, мельком покосившись на караулящих возле палатки девушек-скаронов, настороженно следивших за каждым нашим шагом. Правда, они честно не вмешивались и эрдала за руки не хватали - помнили, что я просила его не трогать. Поэтому он успокоено отвернулся и совсем обнаглел. - Гайдэ...
        - Дам в морду, - сухо пообещала я, не поворачивая головы. - Еще раз ошибешься - пеняй на себя.
        Фаэс прикусил губу.
        - Извини. Мне трудно привыкнуть.
        - Чего ты вообще выскочил? - все еще хмурясь, покосилась я. - Тоже засыпаешь на ходу? Или боишься, что я сдерну отсюда, как только все отвлекутся?
        - Я просто хотел поговорить без свидетелей.
        - Опять?!
        - Мы не закончили в прошлый раз, - негромко отозвался глаза арр-кан. - И я не думаю, что в ближайшее время снова появится такая возможность. А мне хотелось бы кое-что уточнить. Вернее, у меня снова появились вопросы. Гайдэ...
        Черт.
        Но он сам напросился.
        Резко замахнувшись, я без лишних слов двинула его по морде. Как и обещала. Он, правда, в последний момент ловко увернулся, и его левая скула счастливо избежала встречи с моей перчаткой. Однако подлой подножки Фаэс все-таки не заметил. И явно не понял, что я уже давно перестала играть по правилам. В результате, был благополучно опрокинут на спину, и теперь довольно растерянно изучал прижавшееся к его горлу лезвие ножа, которое совсем не выглядело поводом для нелепых шуток.
        - Еще одно слово, и ты отправишься обратно к господину Георсу, - сухо сообщила я. А мои суровые девочки, тем временем, подошли ближе и всем видом показали, что готовы тащить наглого приставалу на аркане вплоть до самого лагеря святош. - Мое терпение далеко не бесконечно, поверь. И за сегодняшний день ты его почти исчерпал. Так что или ты держишь язык за зубами, или немедленно возвращаешься. Третьего варианта не дано. Все понял?
        Фаэс, оценив по достоинству и угрозу в моем голосе, и группу поддержки, и остроту адарона, неожиданно хмыкнул.
        - Да... я едва не забыл, с кем имею дело. Но теперь вспомнил, что Гай всегда был наглецом.
        Наконец-то, дошло.
        - Он им и остался, - заверила я старого друга, немедленно убирая клинок в ножны и подавая взамен руку. - То, что ты видел меня в ином облике, еще ничего не значит. Я умею быстро менять свои маски, поверь. И не делай больше таких ошибок. Договорились?
        - Хорошо, как скажешь.
        - Вот и ладушки, - я проследила за тем, как бывший эрдал поднимается с земли, небрежно отряхивая рукав, и оставила рукоять ножа в покое. - Так зачем ты все-таки вышел? И с кем именно хотел переговорить без свидетелей?
        Фаэс испытующе посмотрел.
        - Вообще-то, я хотел поговорить с Гайдэ... - заметив мои сузившиеся глаза, он снова хмыкнул. - Но раз здесь есть только Гай, то делать нечего - придется спрашивать у него. Не возражаешь?
        Я кивнула.
        - Валяй. Все равно же не отвяжешься. Так что тебе осталось непонятным?
        - Как ты относишься к Ригу Драмту?
        - Он - мой друг. А что?
        - Друг? И только?
        Я чуть не споткнулась на ровном месте. А потом обалдело обернулась и во все глаза уставилась на неподвижное, какое-то чужое лицо, в котором не осталось почти ничего от того сурового, жесткого, но по-своему милого дядьки, с которым мы столько времени провели бок о бок в Фарлионе. Этот стальной взгляд, поджатые губы, чуть прищуренные глаза, в которых снова тлеет зарождающееся раздражение...
        - Фаэс, ты что, ревнуешь?! - несказанно изумилась я, осознав истинную подоплеку невинного с виду вопроса.
        Арр-кан недовольно промолчал.
        - Неужели правда? Ты? И вдруг ревнуешь?!
        И снова в ответ - тишина.
        - Черт возьми, это что-то невероятное! - оторопела я. - И совсем на тебя не похоже! То ты в шоке от самых простых вещей, хотя, казалось бы, давно пора привыкнуть, то не веришь очевидному, то теперь глупости всякие спрашиваешь...
        Он неопределенно повел плечом и подчеркнуто уставился куда-то мимо меня.
        - Охренеть, - я окончательно выпала в осадок, так и не дождавшись от него ни словечка. - Фаэс, честное слово, ты меня иногда просто поражаешь. У тебя что, отцовские чувства вдруг проснулись? Или что-то еще в одном месте заиграло? Откуда такое волнение? Что за тон, в конце концов? И с чего это ты вдруг решил, что я буду перед тобой отчитываться?
        - Ты не ответил на мой вопрос.
        - Да, блин, не ответил! Потому что не знаю, что на него отвечать!
        Фаэс нахмурился.
        - Как я должен это понимать?
        - Да никак! - фыркнула я, оглядев его с ног до головы, словно чудо какое-то. - С каких это пор тебя стала волновать моя личная жизнь? И с какого перепугу ты вдруг решил, что я должен тебе докладываться?
        - Значит, нет?
        Я тяжело вздохнула и, будучи не в силах понять мужчин, покачала головой.
        - Какой же ты дурак... если тебе так интересно, то - да, Риг мой старый друг. Который стал именно другом еще во время нашего совместного похода к Айдовой Расщелине, продолжал терпеливо им быть во время моей поездки в Рейдану и даже изъявил желание побрататься, вступив в ряды Фантомов на законных основаниях.
        Фаэс вздрогнул и неверяще обернулся.
        - Что? Он захотел стать Фантомом?!
        Я закатила глаза.
        - Фаэс, я тебя умоляю... ну, что за блажь вдруг пришла тебе в голову? Оборотни так шокировали своими голыми задами, что ты теперь первого встречного подозреваешь в желании побывать в моей постели? Что за допрос, в самом-то деле? Ты бы еще спросил: сколько ухажеров у меня было за все время, что я здесь?
        Он медленно наклонил седую голову и откровенно выжидательно уставился. Да так выразительно, что я чуть не сплюнула ему на сапоги.
        - Кретин.
        - И это все, что ты можешь мне сказать? - вопросительно приподнял брови Фаэс.
        - Болван, дурак, старый циник и беспринципный хам, - с готовностью продолжила я, спокойно выдерживая его пронизывающий взгляд. - Что еще добавить, чтобы тебе стало понятно? Послать в открытую? Хорошо. Выбирай, на сколько именно букв. Ты ведь знаешь - мне не в лом и "Большой словарь русского мата" на одном дыхании процитировать. Да и с Дарном мы давно на короткой ноге. Он даже несколько новых выражений узнал, когда имел наглость препираться со мной на эту волнующую тему. Так что?
        Какое-то время мы бодались взглядами, как два упрямых бычка. У меня просто в голове не укладывалось, что Фаэс вдруг озаботился данным вопросом. Более того, никогда раньше он не позволял себе ничего подобного. А тут - просто не знаешь, как от него отвязаться. Упрямый, старый черт. Упертый, как баран. Да еще и недовольный тем, что я посылаю его куда подальше.
        Блин. Нашел время!
        Устав играть в гляделки, я все-таки первой отвела взгляд. После чего ощутила невесть откуда взявшуюся усталость, потерла некстати разнывшийся висок и отвернулась.
        - Ты действительно дурак, Фаэс, - со вздохом отошла я. - Круглый. Непробиваемый. Да еще и подозрительный сверх всякой меры. Думаешь, это так просто - взять и выкинуть все из головы? Думаешь, легко уничтожить половину себя? Или считаешь, что в моих привычках искать утешения на стороне? Неужели ты забыл, что я сказал тогда о Гайдэ? Или решил, будто я просто не к месту пошутил, когда сообщил, что пытался ее убить? Эх, Фаэс... ведь ты был прав тогда... но насколько бы проще мне жилось, если бы я все-таки сумел это сделать!
        Разом постарев сразу на десяток лет, я отыскала какой-то закуток, где даже моим девочкам было бы трудно что-либо разглядеть, медленно опустилась прямо на землю и застыла, невидящим взором уставившись прямо перед собой.
        Боли, как ни странно, уже не было. Почти ничто не дернулось в груди и не завыло диким зверем - дремлющие под землей Твари надежно избавили меня от этой беды. Но вот тоска... старая, слабая, до отвращения живучая тоска все никак не хотела оставлять в покое. Как нарочно, цеплялась лапами за каждый намек, каждую тень воспоминаний. Исступленно грызла нутро. Пыталась царапаться, кусаться... теперь - уже почти тщетно: зубы-то я ей давно вырвала. Однако она упорно не желала сдаваться. И даже сейчас, когда повода никто не давал, снова проснулась, попытавшись одержать верх и хотя бы на мгновение вернуть меня в прошлое.
        Тихих шагов за спиной я даже не услышала. И не поняла, в какой именно момент Фаэс бесшумно опустился рядом - прямо так, на землю, уперевшись в нее коленями, а потом осторожно обнял меня за плечи и прижался лбом к моему затылку.
        - Прости...
        Я чуть не вздрогнула от тихого, едва слышного шепота.
        - Прости меня... за все... за память... за ту ошибку... за боль... я не хотел ее причинять... никогда... только не тебе... пожалуйста, Гайдэ... прости меня за это. .
        Я не видела его лица - Фаэс очень некстати остался за моей спиной - но прикосновения чувствовать пока не разучилась. И не разучилась ощущать болезненный надлом в чужом голосе, который он даже не попытался скрыть. Казалось, старому воину мучительно стыдно за совершенную не его руками ошибку. Казалось, эта вина съедает его изнутри. Делает мягче. Слабее. Уязвимее. И беззащитнее, конечно. Причем, настолько, что я даже не стала оборачиваться и напоминать ему о недавнем обещании.
        - Прости...
        - Ты просишь прощения не за себя, - с грустью поняла я, когда он прерывисто выдохнул. - Ты просишь сейчас за своего короля. Старый, преданный друг... но это не твоя вина, Фаэс. Это мы не смогли... это я ошиблась... и это он не сумел остановиться, когда было важно просто поговорить.
        - Ты не понимаешь, - так же горько возразил Фаэс, кажется, крепко зажмурившись и прижавшись еще теснее. - Ты так ничего и не поняла... хотя в чем-то сейчас совершенно права: я действительно говорю за него. И от него - тоже. Если бы я мог хоть что-то изменить... если бы ты могла его сейчас услышать... если бы хоть на мгновение поверила, что ЭТОГО он для тебя не хотел...
        - А чего он хотел, Фаэс? Кого пытался уничтожить?
        - Теперь уже не знаю. Кажется, все-таки... себя, - почти неслышно уронил арр-кан, и я ненадолго прикрыла глаза. - Я вижу: тебе сейчас нелегко. У тебя много забот. Много трудностей. Много жизней висят на твоих плечах и еще больше ответственности, которая давит сверху могильной плитой. Поверь, я понимаю, что это такое. Мне тоже доводилось... и немало... но я хочу тебе сказать... нет, я ДОЛЖЕН тебе сказать, что... в тот день король не хотел никого поранить. Клянусь, что это так! Это просто ошибка... страшная, чудовищная, дикая в своей невероятности ошибка! О которой он сейчас страшно жалеет и страстно желает все изменить! Понимание этого промаха его убивает! Сводит его с ума! Поверь! Потому что он не хотел... действительно не хотел причинить тебе эту боль! Ни тогда, ни потом... ведь это была не его магия на Плато! Слышишь? НЕ ЕГО! Он не хотел тебе навредить! Понимаешь?
        Я тихо вздохнула.
        - Оставь, Фаэс. Мы с тобой об этом уже говорили. Хотел... не хотел... сам он сказал иначе. Лично мне. Свидетелей при этом не было. И ты не можешь с уверенностью утверждать, что потом он не переиначил эти слова по-другому. Тогда наш разговор был короток: мне приставили к горлу меч, сказали, что узнали все, что нужно, и велели выметаться вон, пока еще осталась голова на плечах. Мне сказали, что все остальное неважно. Сказали, что это не имеет никакого значения. И теперь оно действительно не имеет... ни для кого... поэтому оставь. Прошу тебя. Мне все еще нелегко. Хотя бы ты оставь меня в покое. А с остальным я как-нибудь потом разберусь.
        За моей спиной раздался почти что стон. Тихий, сдавленный, с трудом сдерживаемый, но от этого - не менее мучительный.
        - Аллар... ну, что я должен сделать, чтобы ты меня услышала?!
        - Ничего, - невесело улыбнулась я. - Ты и так сделал все, что мог. И даже сейчас морозишь себе коленки вместо того, чтобы рявкнуть, как обычно, фыркнуть и побыстрее уйти, посетовав на мое упрямство и вечное стремление отыскивать неприятности на свою пятую точку. Но, как мне кажется, сейчас не время и не место для подобных разговоров. Народу вокруг много, то да се... так что, пожалуйста, не надо, Фаэс. Пожалуйста... хотя бы ты не делай мне больно. Я еще не готова вступать в дискуссии на эту тему. Пожалей меня, ладно? Хотя бы сегодня. Хотя бы сейчас. Если, конечно, мои желания хоть что-то для тебя значат.
        Старый рейзер вздрогнул, как от удара, а потом медленно отодвинулся.
        - Хорошо. Я больше не буду ни о чем напоминать... сегодня. Я не хочу причинять тебе боль. Никогда не хотел. Ни одного дня. Но когда все закончится... когда появится такая возможность, ты... поговоришь с ним? Гайдэ? Поговоришь с королем? Один-единственный раз, когда ему не нужно будет изобретать благовидные предлоги или придумывать какие-то глупые оправдания, чтобы тебя увидеть? Ты сделаешь это? Пожалуйста? Ради меня?
        Я опустила голову. Спорить сил больше не было.
        - Возможно... один раз... если будет время...
        - Мне этого вполне достаточно, - Фаэс прерывисто вздохнул, а потом все-таки пересел так, чтобы видеть мое лицо, а потом, порывшись за пазухой, бережно вложил в мою ладонь что-то теплое. - Возьми. Я хочу, чтобы ты его взяла.
        - Что это?
        - Амулет.
        - Что? - я аж вздрогнула, обнаружив в своей ладони до боли знакомый сапфир на золотой цепочке. - Ты спятил?! Снова пытаешься мне его всучить, как будто больше некому?! Ты же давно вернул... ты должен был... Фаэс!
        - Тихо, - придержал мою руку старый друг, когда я попыталась ее отдернуть и выбросить королевский кулон подальше. - Остановись, Гайдэ. Не шуми. Пожалуйста, не надо.
        - Ты обещал!!
        - Гайдэ, да послушай же! Перестань делать глупости! Хотя бы раз в жизни выслушай меня до конца!!
        От неподдельной досады в его голосе я прикусила губу и прекратила вырываться.
        - Спасибо, - устало вздохнул арр-кан, а потом сжал мою ладонь, чтобы она обхватила амулет покрепче, и пристально посмотрел. Так остро, так пронизывающе и неожиданно тревожно, что я ненадолго оцепенела. - В королевском роду у каждого есть такой амулет. У короля, у его супруги, детей... и всех ближайших родственников. Даже у меня. Это - непростой амулет, ты правильно догадалась. Но у него есть одно редкое свойство, ради которого я пришел сюда и прошу тебя взять эту вещь, чтобы хотя бы в ближайшие дни носить при себе.
        - Это амулет короля! - непримиримо буркнула я.
        - Это - знак королевской династии. И это - вещь, которая может тебе помочь, если в том возникнет необходимость.
        - Да?! И каким, интересно, образом?!
        Вместо ответа Фаэс потянулся к вороту своей рубахи и достал оттуда точно такой кулон. Просто брат-близнец. Абсолютная копия. И даже золотая цепочка была выполнена, кажется, одним и тем же мастером-ювелиром.
        - Эти амулеты - большая редкость, - терпеливо пояснил бывший эрдал, настойчиво сжимая мою ладонь. - Каждый из них сам по себе - произведение искусства, но когда амулеты парные, в них проявляется еще одно свойство. То, о котором не знает никто, кроме редких посвященных. Тех, кому он АБСОЛЮТНО доверяет. Понимаешь?
        Я тяжело посмотрела.
        - А мне-то что с того?
        - Однажды он уже был тебе подарен... в знак расположения, дружбы, надежды и, возможно, чего-то большего... но сейчас не об этом. Не хмурься. Просто дело в том, что пара таких амулетов может работать не только как маяки, не только позволяет одному человеку определить местоположение другого, но и при определенных условиях способна открыть узкий, небольшой, точно рассчитанный портал.
        - Чего? - озадачилась я.
        Фаэс снова вздохнул.
        - Очень скоро ты отсюда уйдешь. Одна. Почти без защиты. Твоя братья не смогут пойти с тобой. Я, как бы ни хотел, тоже. Но если у тебя будет этот амулет, я в любой момент смогу прийти на помощь. Где бы ты ни была. Как бы далеко ни находилась. Это не потребует от тебя лишних усилий - когда понадобится, просто сожми его в руке и пожелай меня увидеть. Я приду. Сразу. Из любой точки Во-Аллара. Клянусь. Именно ради этого я и прошу тебя сейчас: возьми. Потому что я не хочу, чтобы с тобой снова что-то случилось.
        - То есть, ты хочешь, чтобы я его взяла, только для того, чтобы... если потребуется... в один миг оказаться рядом? - озадаченно переспросила я.
        - Да, - беспокойно посмотрел Фаэс, очень осторожно убирая свои руки и тревожно следя за тем, не появится ли у меня желание выкинуть его подарок в какую-нибудь дыру. - Только для этого. На время.
        Я задумалась, машинально перебирая звенья тонкой цепочки.
        Камень был теплым. Совсем как раньше. Но он не светился... пока. Видимо, нужно приложить определенные усилия хотя бы с одной стороны, чтобы он начал...
        - Вот как ты его нашел! - запоздало догадалась я. - После того как... в Степи! Искать ведь можно было до второго пришествия, а ты уже через пару дней вытащил его из собственного кармана!
        - Верно. Но тогда я нашел лишь его. Без тебя. Из-за близости Тварей сбились все настройки, поэтому нам пришлось немало помучиться, прежде чем стало известно, откуда пришел сигнал.
        - Еще бы. Когда его кахгар чуть не сожрал...
        - Кто? - чуть не вздрогнул Фаэс, но я только отмахнулась.
        - Не бери в голову. Скажи лучше: а если на другом конце провода будешь не ты, а... скажем, Ас? Или Эррей с Роданом? Амулет будет работать так же? Сможет их перекинуть ко мне по первому зову?
        - Нет. Хотя бы один человек из тех, кто его держит, должен принадлежать королевскому дому.
        - Кхм... а двоих за раз он перенесет? Ну, например, тебя и кого-то из моих братиков, если приспичит?
        Фаэс нахмурился, подумал, а потом неохотно кивнул.
        - Думаю, да. Он и рассчитан всего на двоих. Правда, вес и размеры не имеют значения. Так что, если возникнет необходимость, к тебе на помощь мы придем вдвоем. Правда, ТОЛЬКО вдвоем. Не больше. Но зато быстро, что очень немаловажно. Согласись?
        - М-м-м... и это все?
        - Да, - тревожно посмотрел бывший эрдал.
        - И никакого больше подвоха?
        - Нет. Клянусь.
        - Ну... тогда ладно, уговорил, - неожиданно согласилась я. - Возьму ненадолго. Вдруг действительно влипну, а обратиться будет больше не к кому? Да и Ас, я полагаю, проголосует "за" обеими руками и ногами. Он и без того меня отпускать никуда не хочет.
        - Я его понимаю, - слабо улыбнулся арр-кан. - Сам бы никуда не пустил, если бы была такая возможность. Значит, я могу надеяться, что в этот раз ты не выбросишь его в помойку только потому, что он принадлежит мне?
        - Не волнуйся - верну в целости и сохранности. Ты мне, кстати, чей экземпляр отдал? Свой? Супруги?
        - Я все еще не женат, - скупо напомнил он, отводя глаза. - Хотя, может, когда-нибудь и соберусь... а пока пусть побудет у тебя. Мне так спокойнее.
        Я уже без колебаний нацепила сапфир на шею и кивнула:
        - Договорились. И... спасибо за заботу.
        Честное слово, у Фаэса вырвался такой облегченный вздох, что его, наверное, услышали на другом конце Степи. Ну, на другом конце лагеря-то точно. Даже скароны за углом соседней палатки неловко зашевелились. Не говоря уж о том, что порывом ветра меня чуть не снесло с насиженного места.
        Подметив непередаваемое выражение на суровом лице вечно ворчащего, бурчащего, а подчас - и некрасиво ругающегося друга, я насмешливо хмыкнула.
        - Фаэс, ты так громко радуешься, что это даже неприлично. Можно подумать, ты только что сделал официальное предложение по всей форме, а я вдруг взяла, да и дала согласие на брак!
        У него тревожно дернулся уголок рта.
        - Неужели все еще боишься, что я выкину его к Айдовой матери?! - окончательно развеселилась я.
        - Да кто тебя знает? От Гайдэ я бы такого, может, и не ждал, но вот от Фантома...
        - Не боись, - фыркнула я, упрятывая подарок понадежнее и, заодно, вовремя вспоминая о своей роли. - Если обещал, значит, уже не выкину. Костьми лягу, но обратно верну. И если уж мне суждено в ближайшем будущем вляпаться в какую-нибудь особенно глубокую задницу, то не переживай - вместе там окажемся. Всенепременно.
        Фаэс тоже фыркнул.
        - Зная тебя - ни капли в этом не сомневаюсь.
        - То же самое могу сказать о тебе!
        Получив нехилый тычок в бок, он, наконец, усмехнулся и ощутимо расслабился, как будто избавился, наконец, от терзающих его сомнений и убедился в том, что становиться самоубийцей я вовсе не собираюсь. А потом упруго поднялся и как-то по-новому, открыто улыбнулся.
        - Ну вот. Теперь я хотя бы какое-то время буду знать, что ты ничего ужасного не натворишь.
        - Да иди ты к лешему! - с фырканьем поднялась и я, отряхивая испачканные штаны.
        - Леший - это кто? - вдруг заинтересовался незнакомым словечком Фаэс.
        - А тебе есть разница?
        - Конечно. Надо же знать, куда ты меня так упорно посылаешь.
        - Да я могу и на хрен послать. Меня не застолбит. Хочешь?
        - Не надо, - очень серьезно попросил Фаэс. - Боюсь, если это случится, я очень долго не смогу вернуться обратно.
        - ?!
        Я аж закашлялась, услышав от не слишком бойкого на язык эрдала подобное изречение. Но потом подняла голову, увидела его подозрительно блестящие глаза и негромко рассмеялась.
        - Ладно, уел. Будет тебе сказка про лешего.
        - Прямо сейчас? - неподдельно оживился он, снова по-особенному сверкнув глазами. Причем, мне показалось, что они даже посветлели немного, стали ярче, живее. Как будто кто-то вдохнул в них новую жизнь. А вместе с жизнью - и надежду.
        Вот ведь... а с виду и не скажешь, что он ТАК переживал.
        Я сокрушенно вздохнула.
        - Похоже, придется сейчас. А ты от меня до самого вечера не отстанешь, требуя продолжения. И с чего бы ты вдруг стал таким любопытным?
        Фаэс снова отвел взгляд и пробормотал под нос что-то невразумительное. А я быстро огляделась, приметила толкущихся неподалеку девочек, на лицах которых промелькнуло неподдельное облегчение. Затем зацепилась за далекое море белоснежных плащей, обозначающих лагерь святош, и кивнула в ту сторону.
        - Давай, провожу. Все равно делать больше нечего. А по пути, так и быть, просвещу твою дремучую душу насчет некоторых персонажей наших детских сказок.
        - Только детских? - педантично уточнил рано поседевший арр-кан.
        Я хмыкнула.
        - Пока - да. А там посмотрим. Вдруг и они окажутся для твоего разума слишком тяжким испытанием?
        - Язва, - беззлобно фыркнул Фаэс. - Но так и быть - позволю тебе, пожалуй, себя прогнать. Все равно у меня есть способ добраться до тебя в любой момент.
        - Ну ты и наглец! Смотри - передумаю.
        - Не передумаешь, - с потрясающей небрежностью отмахнулся он. - Ты свое слово держишь. А раз обещаешь хотя бы в течение нескольких дней не снимать мой подарок, значит, не снимешь. И никому другому тоже снять не позволишь. Так что пошли, Фантом, погуляем немного. Заодно, расскажешь мне, что такое асфальт и кто такие черти. Все равно, как ты говоришь, делать больше нечего, а я давно хотел спросить у тебя, что же это такое...
        Честное слово, я даже растерялась. Правда, только на пару мгновений. После чего посмотрела на невинное лицо старого рубаки, правильно подметила пляшущие в его глазах веселые смешинки, сплюнула, фыркнула, панибратски пихнула его в спину. А потом послушно двинулась в указанную сторону, мысленно перебирая русский фольклор и выискивая какую-нибудь особенно изощренную сказку, чтобы уж наверняка поразить чужое воображение.
        Глава 9
        Уезжали мы из лагеря потихоньку, чтобы ни один "белый прыщ" не успел сообразить, что происходит.
        Сборы были недолгими. Едва маги Фаэса расчертили на ровной земле умопомрачительно сложную фигуру, а Риг трижды ее проверил и забрал у коллег половину накопителей Треона, рядом с нами материализовался неслышный и почти невидимый на фоне серых холмов Ур. Правда, не один, а с двумя собратьями по разуму - крупными Серыми котами из стаи. Которые, как оказалось, не сами по себе сюда примчались на всех парах, а это Ас в последний момент внезапно передумал и навязал нам в спутники Эррея и Родана. Причем, по его словам, он отдал бы вообще кого угодно на это важное дело, однако все мои телохранители на котах бы не поместились, магов туда было посылать опасно; сами братики были вынуждены остаться с остальным войском, Мейр и Лок - и подавно (без них оборотни - что кость без мяса). В итоге, оставались только Дей, да эти два гаврика. И именно им-то и выпала несказанная честь сопровождать нас с Ригом к черту... то есть, к Айду, конечно... на рога.
        А разве с моими братиками можно спорить?
        Вот и я деликатно смолчала, понаблюдала за колдующими чародеями, которые в моей помощи всяко не нуждались, махнула радостно скалящимся Родану и Эррею, чтобы "седлали" Норга и Шера, а сама, пока никто не видит, шмыгнула за ближайший валун и сжала в кулаке висящий на шее сапфир.
        - Алло... первый-первый, я - второй... как слышите? Прием.
        - Что?! - буквально в то же мгновение выскочил на меня прямо из воздуха встрепанный Фаэс. В справном, прямо-таки королевском доспехе из адарона, при поясе, при оружии... ну, только что без шлема. За его спиной неохотно угасала крохотная голубая искорка тонкого, изящного, почти неощутимого и невидимого постороннему глазу портала. Выскочив из него, как ошпаренный, арр-кан тревожно заозирался, завертелся на месте. И только когда увидел меня в черной броне Фантома, неуверенно замер. - Э... Гай? Что случилось?
        Я подняла кулон повыше, чтобы он мог убедиться, что не ошибся порталом, и невинным тоном пояснила:
        - Ничего. Проверка связи.
        На меня уставились два расширенных, все еще полных беспокойства глаза.
        - ?!
        - Просто проверяю, все ли работает? А то вдруг осечка, холостой ход или еще какая проруха? Надо же мне было узнать, что твой амулетик в порядке. Вот и позвал, чтобы убедиться.
        - Ч-что?! - отчетливо лязгнул зубами арр-кан, как-то нехорошо переменившись в лице.
        - Ну да. Теперь я могу спокойно заниматься своими делами. Как и ты, кстати... короче, спасибо за помощь. Можешь идти обрат... гм. А ты как обратно-то попадешь? - вдруг задумалась я. - У тебя в палатке третьего амулета, случаем, не осталось? Чтобы р-раз и - там? Или же придется туда ножками...? Через весь лагерь?!
        Едва взглянул на быстро каменеющее лицо старого друга, я поняла, что зря решила проверить работоспособность сапфира, предварительно никого не предупредив, и поежилась.
        - Ой, черт. Чегой-то я об этом не подумал. Что, и правда все так плохо? Тебе придется пешком топать в обратную сторону? Мимо скаронов? Попутно объясняя им, как сюда пробрался, минуя все посты и заслоны?
        Фаэс глубоко вдохнул, потом выдохнул, затем снова вдохнул... поглубже, чтобы не выматериться от души. Наскоро огляделся, правильно подметил торчащие из-за ближайшего валуна серые холки моих Хранителей. Быстро сообразил, что к чему, и все-таки удержал рвущиеся с языка слова. С трудом, правда, однако у него все же получилось на нагрубить красивой леди в адароновом доспехе. Хотя, может, получилось просто потому, что он отлично знал: упомянутая "леди" способна мгновенно выдать не менее неприличный ответ.
        Наконец, он слегка успокоился и, смирившись с неизбежным, подошел ближе.
        - Уже уходите?
        Я незаметно перевела дух.
        - Да. Пора. Коты добросят до места.
        - Ты все-таки не одна? - мельком покосился на толпу провожающих Фаэс.
        - Ас настоял, чтобы мы с Ригом взяли попутчиков.
        - Он прав, - уже совершенно спокойно согласился арр-кан. - Но зачем ты меня-то сюда выдернула? Как-то не верится, что только ради проверки.
        Я негромко фыркнула.
        - Ишь ты... не верится ему... а, может, попрощаться с тобой захотелось?
        - Неужели? - испытующе взглянул Фаэс.
        - Да, блин. Скучно стало! Думаю: дай дерну старого друга из-за стола, чтобы помахать ему ручкой!
        Он вздохнул.
        - Не ерничай, пожалуйста. На самом деле, очень хорошо, что в мире есть кто-то, кто тебе дорог. Хотя порой самое трудное в том и состоит, чтобы это признать. И я очень рад за тех людей, перед которыми ты не боишься показывать свои чувства.
        - Что? - искренне оторопела я. - Фаэс, да ты ли это?! Честное слово, порой мне кажется, что за эти пару дней тебя буквально подменили!
        - Все люди меняются, - грустно улыбнулся он. - Просто чаще всего для этого приходится сильно разочароваться. Или обжечься. Или даже умереть...
        - Оба-на... друг мой, ты в порядке? - внезапно обеспокоилась я и тронула арр-кана за плечо. - У тебя что-то случилось? Я на больную рану давлю? Кто-то из твоих знакомых серьезно ранен? Да? Или, может, ты кого-то безвозвратно потерял?
        Фаэс отвел глаза.
        - Разве что себя... будь осторожнее, Гайдэ. Не тяните с порталом, следите за Вратами и будьте готовы к тому, что Жрец все-таки рискнет нанести удар первым.
        - Если ты не проболтаешься, никто ничего не узнает. И пусть господин ал-тар тоже пока побудет в неведении, хорошо? Ордену, в отличие от тебя, я совсем не доверяю.
        - А магам?
        - За ними присмотрят, - спокойно отозвалась я, поправляя маску. - Ас с них глаз не спустит - будь уверен. А когда портал заработает, это уже станет неважным.
        Фаэс снова глубоко вздохнул, но потом вдруг шагнул вперед и крепко меня обнял.
        - Будь осторожнее... прошу тебя. Дождись нас. Ни во что не ввязывайся раньше времени. И обещай, что не станешь рисковать!
        - Ох, ну что ты со мной, как с ребенком?!
        - Обещай, - настойчиво придержал мои плечи арр-кан. - Дай слово, что дождешься. И если возникнет необходимость, сразу... Гайдэ, сразу!.. используй амулет. Обещаешь?
        Я тяжело вздохнула.
        - Боже... как с тобой стало трудно. Еще полгода назад обругал бы с ходу и попытался дать по шее, а теперь... может, я поторопился снимать маску? А, Фаэс? Стал бы ты меня уговаривать, если бы не знал, кто я?
        - Стал бы.
        - Ох-хо-хо, ладно... ладно, я сказал! И не смотри на меня так, будто вдруг передумал и решил никуда не пускать! Все равно не удержишь.
        Фаэс, наконец, неохотно отступил.
        - Нет, не удержу. И в клетку... к сожалению, видимо?.. тоже не смогу посадить. Ты ведь всегда любила свободу. Не терпела цепей. И неуклонно шла вперед, ломая любые преграды, стоящие на твоем пути.
        - Вот именно, - усмехнулась я из-под маски. - Не хочу, чтобы ты стал для меня такой преградой. Так что пока, Фаэс, и... пожелай нам удачи.
        - Удачи, - послушно кивнул арр-кан, отступая еще на несколько шагов. - Помни о том, что я сказал.
        Я только улыбнулась. После чего натянула шлем, подхватила с земли крупного черного кота, досматривающего свои последние сны, проверила ножны, затянула ремни и, махнув на прощанье старому рейзеру, быстрым шагом двинулась прочь.
        Что ж, пора. Все давно готово, все на местах, все обговорено, обсуждено, подготовлено и только ждет сигнала: "вперед!". Братья остаются здесь - руководить и присматривать за своими, у хвардов по отношению к толпе неукротимых оборотней - такая же серьезная задача, маги тоже прекрасно сознают, для чего сюда пришли, мы с Ригом и парнями двигаемся дальше. А Фаэс...
        Гм.
        Надеюсь, Ас одолжит ему какую-нибудь лошадку.
        Примерно через час мы уже были на месте - в выбранной Ригом точке. Сравнительно недалеко от Невирона и окружающих его скал, которые с такого близкого расстояния казались особенно массивными.
        Серые коты, доставившие нас сюда, не спешили уходить - Ур волновался, его братья тоже нервничали, однако пока еще сдерживались, терпеливо сторожили нашу небольшую стоянку и изредка порыкивали, чувствуя легкую вибрацию, то и дело доносящуюся из-под земли. Риг, едва мы остановились, тут же с головой ушел в рисование. Эррей и Родан, стараясь никому не мешать, заняли круговую оборону, готовые встретить любого врага, который бы надумал испортить нам пространственный коридор. Я присела поодаль, под бок к неспокойному Уру, чтобы и его ободрить, и самой отдохнуть, да и Лину дать время восстановиться.
        Я знаю: Жрец уже не раз показывал себя сильным и очень опасным противником. Не думаю, что наш маневр останется для него грандиозной тайной, однако сейчас все решала скорость. А мы пока опережали его на шаг. И это было нашим единственным козырем в затеянной богами Игре.
        Призрачный брат на этот раз со мной не пошел - он был нужен Гору, но я не переживала: рисковать едва образованным коридором, как в прошлый раз, было бы глупо. Так что все к лучшему. Тем более, без защиты меня не оставили...
        Я машинально потрогала теплый камень под рубахой и благоразумно убрала руку подальше: второй раз выдергивать Фаэса совсем не хотелось. Полагаю, за еще один ложный вызов он мне спасибо не скажет.
        "Тревожно?" - подметив мое движение, встрепенулся Ур.
        - Нет. Пока терпимо.
        "Нежить чуешь?"
        - Конечно. У нас ее под ногами - море. Правда, пока только моя.
        "Твоя?" - опасно прищурился Серый кот.
        Я ткнула его локтем в бок, чтобы не ерепенился, и сухо напомнила:
        - Они меня признали. Значит, теперь все мои. Точно так же, как и вы.
        "Они - нежить!"
        - Просто другая форма жизни. И теперь, когда я стала лучше их понимать, она тоже принадлежит мне. Думаешь, что они там сейчас делают?
        "Жрут кого-нибудь!" - недовольно буркнул Хранитель.
        - Нет, Ур. Сейчас они осторожно окружают наш небольшой лагерь и тщательно следят за тем, чтобы по подземельям не пришли Твари из Невирона. И чтобы никто не нарушил наш покой, подобравшись сюда незамеченным. Думаю, в преддверии ночи это более чем актуально. Ты согласен?
        Ур недоверчиво шевельнул хвостом.
        "Они нас охраняют?"
        - Именно. А вторая часть этой армии сейчас так же пристально следит за оставшимися в Степи святошами. И при первом же признаке угрозы мигом избавит нас от неудобных соседей.
        "Кхм... ты настолько не доверяешь Ордену?"
        - Я теперь никому не доверяю, - ровно подтвердила я. - Никому, кроме братьев, Хранителей и тех, кто принес мне клятву на крови.
        "А Фаэс? Я видел, как вы разговаривали перед уходом".
        - Он будет молчать, - хмыкнула я. - Как бы там ни было, но Фаэс - человек слова. Проверенный на вшивость много-много раз. Поэтому он не станет просвещать господина Горана или Его Высокопреосвященство Георса касательно наших планов.
        "Думаешь, шпион все-таки есть?" - тревожно дернулся Ур.
        - Непременно, брат, - недобро прищурилась я. - Вопрос только в том, кто это? И как именно связан со Жрецом? И где сейчас находится?
        Ур нахмурился.
        "Думаешь, он где-то рядом?"
        - Он просто должен быть рядом. ДОЛЖЕН сунуться к нам, иначе от него не было бы никакого прока. А возможно, он даже не один. И не исключено, что уже отослал сигнал хозяину о том, что у него не все ладно.
        "Скароны никого не выпустят из оцепления", - задумчиво проговорил Хранитель, окидывая пустую Степь пристальным взглядом.
        - Ты прав. Хоть плотную охрану со святош Ас разрешил снять, но за каждым Карающим все равно тщательно следят. За теми магами, что привел Фаэс, следят тоже: и братья, и Дей.
        "Почему ты не взяла его с собой? Он бы нам пригодился".
        - Дей - единственный из нас, кто заканчивал Магистерию. И кто имеет хотя бы приблизительное понятие о заклятиях, необходимых для открытия пространственного коридора. Если наши маги - не те, за кого себя выдают, он заметит подвох и тут же подаст сигнал. Если они чисты, то он проконтролирует их работу еще раз. Так, на всякий пожарный. Я теперь по сто раз буду перестраховываться, чем рискну снова влипнуть, как с Дангором. Поэтому и братья сейчас все там. Поэтому и Фаэса мы сюда не взяли. Поэтому и Лок с Мейром чутко следят за своими. Поэтому же так все... сложно.
        Ур странно покосился.
        "Ты стала гораздо осторожнее".
        "Еще бы, - невесело хмыкнула я, перейдя на мыслеречь. - После того, как мы чуть не потеряли Лина, пришлось начать подозревать всех и вся".
        Хранитель опустил взгляд ниже и бережно обнюхал сонного Лина.
        "Мне кажется, его дейри стала немного светлее, - осторожно предположил он, убедившись, что маленький черный комочек по-прежнему крепко спит. - Гайдэ, ты заметила?"
        "Нет. Я не вижу дейри".
        "Ох, прости. Я совсем забыл. Но Лин действительно выглядит лучше".
        Я только вздохнула. Конечно, Лин выглядит лучше - он, считай, третьи сутки подряд живет только за мой счет. И не тратит силы ни на что, кроме как на сон. Так что он и должен быть лучше, даже потяжелел... кажется. Одна с ним только возникла проблема, но вот как ее решить, я пока не придумала.
        "Ур, что ты знаешь о магии смерти? - внезапно спросила я. - Всегда ли Темный маг - это обязательно некромант? Или, может, есть какие-то подвиды, специализация или какой-то другой признак, по которому они делятся? Чем вообще отличается некромант от... скажем, от мага Разума? По ауре эту разницу можно определить? Или тут требуется какой-то артефакт?"
        "Магия смерти? Мр-р-р... - задумчиво проурчал кот, устроившись поудобнее. - С ходу трудно ответить что-то определенное. Но, вообще-то, считается, что магия, как таковая, не делится на "белую" или "черную". Это понятие придумали люди, чтобы внятно обозначить две ее... равнозначные, как говорят... стороны".
        "Эйнараэ и Дабараэ?" - рискнула предположить я.
        "Верно. Хотя на самом деле язык, который для этого используется, всегда один".
        "Гм... хочешь сказать, одна и та же магия может быть использована и для защиты, и для нападения? Как меч, кинжал, пистолет или базука? Разница лишь в том, кто держит его в руках?"
        Ур благосклонно наклонил голову.
        "Кто-то возьмет меч для того, чтобы охранить свой дом от врага. Кто-то использует его, чтобы сражаться на арене и получать за это деньги. А кто-то воткнет кинжал в незащищенную спину, чтобы взять с тела тощий кошелек"...
        Я хмыкнула.
        "Но тогда получается, что на самом деле нет ни некромантии, ни магии смерти, ни темных магов, ни святош... сила как была одна-единственная, так и осталась. Вот только разные люди используют разные ее стороны. Скажем, кто к чему больше приспособлен: кто лучше понимает Эйнараэ, кому, наоборот, легче дается Дабараэ, а кто-то... как святые отцы... отыскали себе еще какую-то непонятную силу, которую упорно величают "благодатью Аллара"... ты это имеешь в виду?"
        "Да. Просто каждый человек судит о вещах по тому, что они для него значат. Что именно приносят - пользу или вред, зло или благо, радость или горе"...
        "В смысле, если мне от магии хорошо, значит, она - добрая, светлая. Если же плохо - то и магия вредная, злая и темная. И пусть все люди разные, но основополагающие понятия о "добре" и "зле" у большинства из нас примерно одинаковы. Да и вера не дает слишком сильно оступиться и как-то иначе трактовать каноны... да? Если блюдешь христианские... то есть, Алларские... заповеди, не нарушаешь Его заветов, используешь магию для того, чтобы растить огород, помогать соседям, строить, созидать и творить, то ты, конечно же, белый и пушистый. А если вдруг и придумаешь ненароком, как укокошить ближнего своего наиболее быстрым способом, то это спишется на естественное желание защитить свою жизнь".
        "Что-то вроде того. Но чем старше и мудрее человек, тем лучше он понимает, что на самом деле особых отличий между разными видами магии нет. Ведь добиться своего можно разными способами. Что-то позволяет сделать это быстрее и легче, с чем-то, напротив, придется потрудиться. Сложность - лишь в отношении к тому, что ты делаешь. Упрекаешь ли потом себя за сделанное? Гордишься ли тем, что сумел обойти каноны? Злорадствуешь ли, что у кого-то вышло медленнее и хуже? Или же для тебя важен один лишь результат? Некоторые мудрецы достигают такой степени осознания, что уже не различают понятий "добра" и "зла". Не видят смысла в отделении одного от другого, потому что это смысл для них просто теряется. Как теряется понятие "меньших зол" или "свободы выбора". Зато вместо этого появляется понимание целесообразности твоих поступков, единственного возможного и исключительно верного решения. Тогда как всякие эмоции по этому поводу просто не имеют значения. Понимаешь меня?"
        Я поморщилась.
        "Не очень".
        "Хорошо, попробую объяснить. К примеру, представь, что ты - правительница огромной и сильной страны..."
        "Легко", - криво улыбнулась я, и Ур понимающе хмыкнул.
        "А еще представь, что в одной из твоих деревень вдруг появилась смертельная, никому неизвестная болезнь. Заболело уже много людей - взрослых, детей, стариков. Все они умирают один за другим. Лекарства и наговоры не помогают, травы бесполезны. Магия совсем не действует, хотя чародеи перепробовали все на свете и упорно работают над новыми заклятиями. Зараза быстро распространяется по соседним селам, людей заболевает все больше и больше, очень скоро эпидемия примет гигантские масштабы... поэтому тебе, чтобы не потерять все... скажем, твою Равнину или Равнину вместе с Долиной и Лесом сразу... нужно это остановить. Как можно быстрее. Буквально сейчас, потому что, если промедлишь, болезнь будет уже не остановить. Твои действия?"
        Я мрачно посмотрела на невероятно серьезного кота.
        "Задачка для первоклассника. Если ничем с заразой не справиться, придется уничтожить всех ее носителей. Надеясь на то, что выявишь всех заболевших, и этого хватит, чтобы остановить эпидемию. Ты подталкиваешь меня к мысли о массовой бойне?
        "Нет, - терпеливо ответил кот. - Я всего лишь хочу, чтобы ты подумала вот над чем: если решение - единственно верное, если иного варианта нет и ты это ТОЧНО знаешь..
        то хорошее оно, твое решение, или плохое?"
        Я поежилась.
        "Для кого как. Для тех несчастных, кого я обреку на карантин и немедленный расстрел при попытке к бегству... даже в том случае, если они здоровы и просто имели контакт с заболевшими... то - плохое. Если по отношению к собственной совести вообще - ужасное. А если думать в масштабе Равнины, то... не знаю. Я пока не готова ответить на твой вопрос".
        "Если ты уничтожишь малое ради спасения большего, это будет правильное решение, - совершенно спокойно отозвался Хранитель, заставив меня неловко отвести взгляд. - Не хорошее, не плохое, а именно правильное. Ты знаешь это. Ты так уже делала. Помнишь, когда отыскала Печати в Валлионе? И когда выжигала их по-живому... в том числе, и на собственном теле... лишь для того, чтобы остальная Равнина жила?"
        Я невольно вздрогнула.
        "Там у меня не осталось иного выхода. Если бы не это..."
        "Вы бы обе погибли. А вместе с вами - и весь Валлион. Тысячи деревень, сотни городов, миллионы людей. Однако решение было принято верное, и они остались живы. Ведь так?"
        "Я знала, на что иду, - прикусила я губу. - Это была моя боль. Я решила, что стерплю и выдержу... ради всех остальных. Но это был мой выбор. А когда дело касается других... когда не меня лично... не знаю, Ур. Честное слово, не знаю, смогла бы я отдать такой приказ?"
        Серый кот ласково ткнулся носом в мою щеку.
        "Нет, Гайдэ. Ты давно знаешь ответ. И чувствуешь где-то глубоко внутри, что ТАК - правильно. Не меньшее из двух зол, не жертвование одним ради чего-то другого... а ТОЛЬКО ТАК - верно. Понимаешь? Иного просто не дано. И если бы твой разум сейчас не застилали эмоции, ты бы поняла, что я говорю правду. И что в остальной жизни ты могла бы действовать именно так. Без страха, сожаления, сомнений или колебаний. Потому что именно страхи рождают сомнения. А сомнения, в свою очередь, приводят к неправильным решениям. Они вызывают скорбь от осознания своих ошибок, чувство горечи, причиняют страдания... они могут нас даже убить. Но если ты лишен страхов. . если в тебе нет места вызванным ими сомнениям... то и решения будут справедливыми. Мудрыми. Всегда. Невзирая ни на какую магию, чужое мнение или давление со стороны. Теперь понимаешь?"
        Я тяжело вздохнула.
        "Смутно. Кажется, я еще не достигла такой степени прозрения. И кажется, страхов во мне осталось вполне достаточно, потому что я все время в чем-то сомневаюсь".
        "Сомнений лишены только боги, Гайдэ, - снисходительно улыбнулся Ур. - Поэтому-то мы и не способны понять причины их поступков. Но они ВСЕГДА принимают то решение, которое приведет к нужному им результату. Хотя, конечно, еще и потому, что умеют предугадывать варианты развития событий".
        "Так что же тогда получается, брат? Если магия на самом деле - одно целое, а мы лишь приспосабливаемся использовать некоторые ее части... ну, кому какие удобнее..
        то, выходит, маги всегда - суть одно и то же? Только один больше понимает тут, другие - там, а третьи вообще ни ухом ни рылом?"
        "Высшим знанием считается то, которое позволяет использовать ОБЕ стороны магии, Хозяйка, - ровно сообщил Серый кот. - Когда ты не делаешь между ними различий. Когда они для тебя РАВНОЗНАЧНЫ".
        "Или же одинаково недоступны", - буркнула я, однако Ур, вместо того, чтобы рассердиться, вдруг широко улыбнулся.
        "Вот именно. Что такое отсутствие магии, как не обретенная точка равновесия? Некоторые считают, что именно из нее проще достичь подлинного совершенства"
        "Но если суметь овладеть обеими сторонами магии сразу, разве это не будет лучше?" - озадачилась я.
        "Лучше для кого? - прищурился Ур. - Для тебя? Для той несчастной деревни? Или для Равнины в целом?"
        "Для меня, конечно!"
        "Вот ты и ответила сама себе".
        "?!"
        Серый кот вдруг сыто потянулся и, убедившись, что Риг еще не закончил с рисованием, положил голову на лапы.
        "Ну, хорошо, - немного помолчав, вернулась я к старой теме. - Допустим, я соглашусь с твоими рассуждениями. Допустим, кое-что из них я даже поняла. Допустим, достигла той степени озарения, когда все кажется простым и очевидным... но объясни: чем же тогда отличаются некроманты от остальных?"
        "Ничем".
        "Как?!"
        "Вот так. Любой маг использует лишь ту силу, которую умеет призывать. К какой больше расположен, если точнее. И именно от этого зависит цвет его дейри. Некроманты используют магию, основанную на Дабараэ. Только и всего. А отличаются от других тем, что слишком часто и напрямую обращаются к Тени, призывая демонов, работая с неживой плотью и меняя ее по своему усмотрению".
        "И все?! А как же тогда метки, о которых так упорно говорил мне ал-лоар на пару с ал-таром?"
        Ур пренебрежительно фыркнул.
        "Да какие это метки? У твоих братьев вон их сколько! Да и в твоей дейри теперь такая же красуется! Это что, значит, что вы стали Темными магами? Тогда всех Адамантов можно сразу записать в их число и уничтожить, как злобные порождения мрака! Но разве кто-то об этом думает? И разве помнит, что на самом деле Адаманты, по сути, гораздо ближе к некромантам, чем кто-либо вообще? Нет. Ведь Тень - это всего лишь иная реальность. Иная вселенная со своими законами, созданиями и предпочтениями. Адаманты просто нашли способ туда проникать. И это совершенно не ставит их в один ряд с теми, о ком так недобро отзываются жрецы Аллара. Несмотря даже на то, что любой Адамант умеет призывать не только Тени, но и... демонов. Разве ты забыла?"
        Я ошарашено замерла.
        "Ох ты... а ведь и правда... брат мне говорил. Только об этом мало кто знает, потому что сами Адаманты помалкивают, а остальные, разумеется, не в курсах... но теперь-то мне как раз ясно, почему!"
        "Ну, слава Всевышнему!" - иронически заметил Серый кот.
        "Погоди, Ур... а разве не получается тогда, что черные метки в аурах магов на самом деле - лишь след от Тени и ничего больше?! Разве это не значит, что они ВСЕГДА появляются у тех, кто имел удовольствие работать с Ней напрямую?!"
        "Конечно. Пока ты не решилась приблизиться к Тварям Степи, у тебя никакой темной полоски в ауре не было. У братьев твоих, напротив, была - потому что они довольно долго пробыли в неживом состоянии. Аура - это отражение твоей сути; прошлого, будущего и настоящего. Все, что ты сделала и даже о чем подумала, есть в ней. Нужно только правильно посмотреть. Кстати, сейчас твоя дейри говорит о том, что ты пережила очень сильное горе, которое едва не свело тебя с ума. То, что какое-то время ты действительно была на грани. Довольно близко подпустила к себе Тень... или ее созданий... но успешно это пережила и двигаешься дальше - возрождаешься, восстанавливаешься, снова живешь. Поняла, наконец, о чем я столько времени толкую? Или надо добавить, что ты при всех своих странностях никогда не была и, судя по всему, уже не станешь Темным магом? Что демон твой... который уже вовсе не демон..
        тоже сошел с этого пути? И что те четыре Тени, которые согласились стать твоими кровниками, так же давно оставили прежние дейри в прошлом? А взамен приобрели нормальные, чистые, совершенно обычные ауры, свойственные каждому приличному магу? Как по цвету, так и по форме? И только Гор из них из всех по-прежнему носит черную "метку", но лишь потому, что, благодаря своему второму "я", наполовину живет в Тени?"
        Я ошалело моргнула.
        "Черт возьми... но тогда выходит, что те "черные метки", которыми грезят святоши, на самом деле ни о чем не говорят!"
        "А я тебе о чем талдычу?"
        "И что на самом деле маги Разума - это люди, которые... - я подняла на кота неверящий взгляд, - ...которым магия подвластна полностью! И Эйнараэ! И Дабараэ! В равных долях! Поэтому их сила на порядок больше, чем у других, и поэтому же она способна влиять на разум!"
        Ур снова кивнул.
        "В точку, Хозяйка".
        "Но это же значит, что король... - у меня аж в глазах потемнело от неожиданной догадки. - Он же может... при желании... не просто шарахнуть магией смерти, но и как Жрец... господи!"
        Серый кот задумчиво облизнулся и словно невзначай придержал меня за ноги, чтобы я не вздумала вскочить и не нарушила уединение Рига своим громким воплем.
        "Тихо, Гайдэ. Не нужно шуметь по этому поводу".
        "Почему?! Вот же оно - доказательство! Он ведь и правда мог послать ту стрелу!"
        "Мог. В теории, потому что магия смерти действительно способна управлять нежитью. Более того, я уверен, что король втайне все-таки познает искусство Дабараэ. С таким редким даром... а подобные ему люди рождаются раз в несколько сотен лет... это - совершенно естественно. Но погоди, не сверкай глазами... естественно это для него лишь потому, что магия, которая не взята под контроль, может стать очень опасной. Прежде всего, для своего носителя. И если король Валлиона не дурак... а он, как мне показалось, довольно проницателен... то просто обязан изучить ее как следует".
        Я недовольно нахохлилась. А потом некстати вспомнила, что королю, слава богу, не триста лет, а всего семьдесят пять, и весьма неохотно признала, что это - весьма серьезный аргумент против моей теории. Потому что столь крупную политическую фигуру, как король Валлиона, абсолютно невозможно подменить незаметно. Да и лорд Лис бы такого не допустил. Так что после смерти родителей Эннар Второй стопроцентно взошел на престол и с тех пор никуда оттуда не отлучался. А это волей-неволей заставляет усомниться в сделанных ранее выводах и искать других кандидатов на роль главного злодея.
        "Эннар Второй - это не Жрец, - как подслушал мои мысли Ур. - Я видел его дейри: она развита на удивление равномерно и, в целом, весьма неплохо. Но магией смерти, поверь моему опыту, он не увлекается. Я видел настоящих некромантов, которые в угоду своим желаниям развернули дар только в сторону Дабараэ. К примеру, тот Темный маг, которого ты недавно уничтожила. Вот там дейри была чернущая - от такой даже мне стало не по себе. Кажется, последние пару сотен лет он обращался исключительно к Тени и ни разу даже не помянул Аллара, поэтому светлая часть оттуда просто-напросто исчезла".
        "Да? А если и у короля она в скором времени пропадет?"
        "Если и пропадет, то не раньше, чем лет через сто".
        "Почему?" - снова нахмурилась я.
        "Потому, - передразнил меня кот. - Потому, что ты опять прослушала все, что я сказал. И потому, что забыла, чем отличаются некроманты и обычные маги".
        "Ты же сам сказал, что ничем!"
        "Вот именно. Если бы твой король был некромантом или хотя бы раз в дюжину дней обращался к Тени, то его дейри УЖЕ СЕЙЧАС была бы такой, как у хозяина Дангора. А этого нет. Более того: король так уверенно держит баланс между Эйнараэ и Дабараэ, что я рискну предположить, что он среди магов нашего мира - крайне редкое, но счастливое исключение. И, пожалуй, один из немногих, кому удалось соблюсти золотую середину. Что, между нами говоря, удивительно вдвойне, потому что для такого результата нужна поистине стальная воля и очень жесткий контроль не только над телом, но и над разумом. А из подобных людей, поверь мне, некроманты при всем желании не получаются - харизма не та".
        Я озадаченно замерла.
        "Значит, у него - совершенный дар?"
        "Абсолютно верно. Редчайший по силе. Настоящий бриллиант, который грех было бы крошить молотком в поисках небольшого изъяна".
        "И он... не мог выпустить в меня то заклятие на Тихом Плато? В смысле, мочь-то он, конечно, мог, но тогда это непременно оставило бы след в его дейри? Так?"
        "Так, - облегченно вздохнул кот. - Наконец-то, ты стала понимать".
        "А замаскировать этот след как-то можно? - никак не могла успокоиться я. - Помнится, когда мы говорили с ал-лоаром Веролом, он упомянул, что сильные некроманты способны скрывать следы Тени в своей ауре".
        "Некроманты - да. А обоесторонние маги - нет. Их дар может быть либо ровным, как у Эннара Второго, либо он будет похож на дар или некроманта, или обычного мага. Иного не дано. Единственное, что им доступно - скрыть следы заклятия, направленного на себя самого. Однако это - их единственное преимущество. И это, как ты понимаешь, не наш случай".
        Я недоверчиво посмотрела, но возразить было нечего: чтобы там ни сделал с собой Жрец, но следы его вмешательства имеются по всей Равнине, в Долине, в Горах и фиг знает где еще. А это уже серьезно. Это, если Ур не ошибся, он не сумел бы скрыть. А значит, Эннар Второй гарантированно выбывает из списка возможных кандидатов на роль нашего загадочного и хитроумного противника. И это. честно говоря, довольно странно.
        "Ур, но тут все равно что-то не сходится. Ведь если король изучает Дабараэ... соответственно, без практики не обходится и просто должен время от времени обращаться к магии смерти... то хоть какие-то следы в дейри у него обязаны быть! А ты мне сказал, что аура у него чистая, как у младенца. Как такое возможно?"
        "Очень просто, - хмыкнул кот. - Просто благодаря Эйнараэ эти следы довольно быстро уравновешиваются и вскоре полностью исчезают. Поэтому же и цвет у его дейри не белый, а золотой. У некромантов, которые Эйнараэ практически не владеют, следы в ауре как появились, так никуда и не уходят. Их можно только спрятать. А обычные маги вообще не обращаются к Дабараэ, соответственно, и следов от него в ауре не имеют. Вот и все. К тому же, не путай: магия смерти - это одно, а работа с Тенью напрямую, как делает Жрец, совсем другое. Поверь, ТАКИХ следов в дейри Его Величества не было и нет".
        "Выходит, по поводу него Фаэс прав? - нахмурилась я. - И именно особенностью дара объясняется отсутствие следов магии во Дворце в тот день, когда мы повздорили? Хорошо, допустим. Но тогда кто наш враг, Ур? Кто напал на меня на Плато? Разве там был еще один маг Разума, которого мы не заметили?"
        Мохнатый Хранитель тяжело вздохнул.
        "Нет, Гайдэ. Там ждал своего часа некромант, который каким-то образом научился скрывать следы от Тени ПОЛНОСТЬЮ. И вот это уже - очень опасно, потому что он вполне мог показаться нам и обычным Хасом, и рейзером, и даже... тьфу-тьфу... Фаэс, если уж доводить эту мысль до конца, попадает под подозрение. Знаю, что ты ему веришь, но это мое мнение. Извини, если испортил настроение".
        Я задумчиво прикусила губу.
        "Да ты не испортил, как ни странно, - подумав о короле, я вдруг почувствовала, как внутри отпустил какой-то крохотный, но очень важный узелок, который последние пару дней держал меня в диком напряжении. - Хоть что-то стало яснее. Хотя и далеко не все. А раз так, то... прости, пожалуйста, но сейчас мне нужно серьезно подумать".
        "Я не буду тебя отвлекать", - благородно согласился Ур и прикрыл глаза.
        "Спасибо".
        Я прижалась к нему теснее, подобрала под себя ноги и, обхватив колени руками, уставилась в никуда, стараясь разложить по полочкам полученные сведения и пытаясь понять, что же за смутная мысль вдруг забрезжила на периферии. Король... Фаэс... темные маги, некроманты и иже с ними... странности дейри... особенности даров... метки... черт! Ну, как мне во всем этом разобраться? И где тогда искать неведомого врага, если самый очевидный кандидат на это почетное звание практически отпал?
        Глава 10
        Вокруг снова было темно. Вернее, по сравнению с Небом, тут было изрядно темно, хотя ожидаемого кромешного мрака я, к собственному удивлению, так и не увидел. Вместо яркого Света здесь повсюду вился густой туман; вместо величественного покоя царила мертвая тишина, изредка нарушаемая шелестом чьих-то невидимых крыльев; а вместо безмятежности и умиротворения - одно только равнодушие и легкая, изредка появляющаяся брезгливость при виде копошащихся под ногами бесформенных клякс, бывших когда-то человеческими душами. Однако, как оказалось, жить можно даже здесь. И даже мне - отверженному, преданному и добровольно предавшему.
        Впрочем, я ни о чем не жалею. Последним моим воспоминанием о Небе стала нестерпимая боль, заживо разъедающая душу; безумно яркий Свет, беспощадно выжигающий глаза; и жуткий хруст ломающихся крыльев, который выглядел совершенно ничтожной деталью на фоне всепожирающего Пламени, оставившего от меня лишь обглоданную головешку.
        Тьма избавила меня от этой муки. Подарила долгожданную прохладу. Милосердно забрала из памяти страшные воспоминания, оставив вместо них только слабую, щемящую тоску по прошлому и ощущение легкого зуда между лопатками. Но в сравнении с ТОЙ болью это выглядело такой мелочью, что я очень быстро перестал обращать на нее внимание и искренне считал, что еще легко отделался.
        Представьте себе абсолютно голую, продуваемую всеми ветрами равнину, над которой постоянно висят черные тучи, а солнце заменяют тусклые блики, отбрасываемые крошечными кристалликами льда со столь острыми гранями, что о них легко можно рассечь себе ноги. Вокруг царит дикий холод. Такой страшный, что если бы тут были живые, то равнина очень быстро превратилась бы в скопище обледеневших статуй. Но живых тут нет: ни людей, ни зверья, ни птиц, ни даже вездесущих насекомых. Никого, кроме бледных призраков, которым не нашлось места в Обители Айда; вечно голодных Теней, которые только и ждут, чтобы высосать из тебя все соки; и низших демонов - мелких, совершенно мерзопакостных тварей, просто обожающих прилипать к чужой дейри и заживо пожирать ее, пока тебя не оставят последние силы.
        Окраина Подземелья... самая отдаленная от Доменов, холодная и почти необитаемая ее часть... на долгие годы Ледяная пустыня стала моим прибежищем. Жестоким, беспощадным и смертельно опасным, но при этом единственным, где меня не стали бы искать жадные до чужой силы демоны.
        Это были тяжелые времена. Мучительные. Горькие. Но, попав на самое дно разверзшейся подо мной пропасти, нечего было надеяться на что-то иное. Да, благодаря странной причуде Владыки, я все-таки выжил. Благодаря его милосердию, обо мне никто не узнал. Однако Подземелья не созданы для жителей Неба. Я оказался здесь безмерно слаб, абсолютно беспомощен, отвратительно уязвим и почти ничего не знал об окружающем мире. Кажется, я слишком долго жил в сыте и тепле. Находясь под защитой Аллара, избегал опускать высокомерный взор ниже земной тверди. Не догадывался о том, что даже эта жизнь имеет свою изнанку. Поэтому оказался растерян, ошарашен, буквально раздавлен обрушившейся на меня реальностью и был вынужден прятаться по землей, как трусливый крот; ковыряться в той же грязи, в которой существовали все местные обитатели. Таиться, как зверь. Подло нападать из засады. С рычанием впиваться в глотку любой неосторожно приблизившейся Тени, а потом торопливо уволакивать неистово бьющуюся добычу в одну из ям, которая на ближайшую ночь должна была стать моим домом. И каждый раз, с жадностью пожирая омерзительно
черную субстанцию, с тревогой думать о том, чтобы меня не нашли более сильные соперники.
        Да, поглощать Тени я раньше не умел. Как не умел на них охотиться и вообще не знал, что это возможно. Но другой пищи здесь не было. Идти мне было некуда. Рисковать попасться на глаза настоящим демонам я просто не мог, поэтому мне ничего не оставалось, как одичать и превратиться в самого обычного мелкого хищника, у которого нет ни чести, ни достоинства, ни угрызений совести.
        Именно тогда я и понял, что души и Тени для демонов - естественная пища. Источник их силы и, одновременно, основание для законной гордости. Чем больше ты их заберешь, тем чаще сыт. Чем чаще сыт, тем сильнее становишься. А чем ты сильнее, тем большее количество соседей способен покорить, подчинить или просто уничтожить.
        Мертвые души определяли здесь все. За ними охотились, их воровали, ради них убивали. Во владениях Айда не было ни одного Домена, в котором нашлась бы хоть одна неприкаянная душа... и только здесь, в бескрайней пустыне, где ютились самые ничтожные, никчемные и никому не нужные Тени, которые и душами-то не назовешь... где с трудом выживали даже коренные обитатели Царства Мертвых... я мог незаметно влачить свое жалкое существование, смутно надеясь на то, что на мое исхудавшее, изможденное и покрывшееся грязной коростой тело никто из них не позарится.
        Сколько длился этот кошмар, я не помню. Прошедшие годы слились в одну сплошную полосу, в которой и по сей день трудно выделить какие-то отдельные эпизоды. Помню только, что много убивал. Боялся. Дрожал по ночам от холода, силясь сохранить хоть какие-то крохи стремительно убегающего тепла. Помню беззвучные крики Теней, которые, как оказалось, лишь когда их поглощают, наконец-то, умирают по-настоящему. И помню, что убивал их сотнями, тысячами - таких же голодных, озлобленных, остро жаждущих моей крови, но все равно отчаянно желающих жить. А иногда и умоляющих о снисхождении. Таких же жалких и слабых, как я, и таких же безнадежно падших. Вот только во мне уже тогда не осталось ни капли сочувствия. Во мне, кажется, вообще ничего не осталось, кроме постоянного голода, вечного страха перед теми, кто сильнее, и животного стремления уцелеть в этой бесконечной войне.
        Айд не считал нужным вмешиваться в мои дела - таковы уж были его правила. Однако время от времени я все-таки чувствовал на себе его незримое присутствие: как ощущение мимолетного взгляда - тяжелое, далекое и весьма неприятное... и откуда-то точно знал, что Он пристально следит за своей новой игрушкой. А может, и с любопытством гадает, сколько же я протяну в его негостеприимном Царстве. Вот только зря Он надеялся на славное развлечение: я слишком сильно хотел жить, чтобы сдаваться. И был слишком упрям, чтобы в один из дней, как обычно, испугаться появления младшего демона на своей... да, теперь уже своей!.. законной территории.
        Не знаю, как бы повернулось дело, если бы не этот молодой дурак, ставший моей первой настоящей добычей. Как бы я жил и где оказался, если бы внезапно не осознал, что и у демонов... как это ни странно... есть некое подобие душ. И если бы вдруг не вспомнил, что многие тысячи лет только тем и занимался, что безнаказанно отбирал это редкое по силе и ОЧЕНЬ питательное, как оказалось, сокровище.
        Но, видимо, мне в кои-то веки повезло: в ту ночь я не проиграл, не получил серьезных ран и даже почти не пострадал. А когда вырвал из демона темную Искру и, глядя в его неверяще распахнувшиеся глаза, с невыразимым наслаждением ее поглотил, то внезапно почувствовал, как мое тело наполняется новой, буквально рвущейся наружу мощью. Такой дивной, что я даже расхохотался от облегчения. Настолько свежей, что это казалось истинным даром Небес. И именно тогда неожиданно осознал, почему все местные обитатели так отчаянно сражаются за этот крохотный комочек грязи.
        Вот только демон, к сожалению, оказался маленьким: его сил хватило совсем ненадолго. Но поскольку я уже почувствовал вкус победы... поскольку жизнь среди Теней научила меня быстро принимать решения... то, думаю, нетрудно догадаться, для чего я стал делать вылазки в сторону соседних, самых отдаленных от Обители Айда и, соответственно, самых слабых Доменов. И нетрудно догадаться, кого я там с таким нетерпением поджидал.
        Наверное, именно тогда я впервые понял, что изменился. Впервые ощутил, что действительно могу бороться с обстоятельствами. Осознал свою силу. Расправил плечи. Отрастил крепкую броню, обзавелся острыми когтями, зубами и прочими атрибутами, необходимыми для выживания. А потом принял твердое решение покинуть Ледяную пустыню, чтобы отвоевать себе новое пространство для жизни. Ведь, как оказалось, для этого требовалось совсем немного: всего лишь убить тех, кто слабее, подчинить тех, кто равен, и стать выше тех, кто для меня пока недосягаем.
        И это стало верным решением. В жестоком мире демонов я, наконец, нащупал точку опоры. Переродился. Возвысился над слабейшими. Стал таким же, как они. И именно тогда, наконец, был по-настоящему замечен.
        Я хорошо помню, как во время очередной охоты вместо намеченной жертвы нарвался на Старшего демона. Помню свой первый испуг. Мимолетное желание убежать, почти сразу сменившееся яростной решимостью и отчаянной готовностью к бою. Однако, как ни странно, меня не собирались убивать: кривящийся от отвращения Дангор стал всего лишь изъявителем воли своего Господина и с видимой неохотой сообщил о том, что Владыка Ночи решил назначить меня Сборщиком душ.
        Чем руководствовался Айд, когда отправлял ко мне именно Дангора - я не знаю. Думал ли Он о том, что таким образом подарил своему новому рабу самого первого и самого настойчивого врага, не могу сказать. Однако с тех самых пор мы часто встречались с этим многоликим ублюдком, и каждая новая встреча все больше убеждала меня в том, что когда-нибудь один из нас ее не переживет.
        Одно хорошо: новая работа почти ничем не отличалась той, которую я выполнял от имени Неба. Все те же визиты к смертным, те же поиски, те же души. Только не чистые и невинные, какие искал когда-то Карающий, а самые мерзкие, гнилые, темные до состояния настоящего Мрака. Как раз такие, которые ждали своего часа в Чистилище. Истинная добыча Владыки и отныне - мои новые подопечные, которых я должен был бдительно сопровождать до конечного пункта назначения.
        Для этой цели Владыка Айд даже позволил мне отрастить новые крылья, без которых я бы просто не смог подняться в мир живых. Правда, это были не мои прежние крылья, покрытые изящными перьями, а черные, кожистые, со зловеще поблескивающими на кончиках когтями. Но я был рад любой возможности снова почувствовать ветер, поэтому охотно принял Его роскошный подарок и вернулся, по большому счету, к тому, с чего начал.
        Вот только на этот раз у меня был четкий план действий. И на этот раз я совершенно точно знал, что хочу получить. Ведь для того, чтобы добиться большего, мне нужна хорошая опора. Надежный тыл. В лучшем случае - собственный Домен, в худшем - хотя бы клочок земли, где я мог бы хоть как-то закрепиться. Но раньше у меня не было сил, чтобы отстаивать свою территорию. И раньше не было тех, кто мог бы прикрыть мою спину. А теперь, когда Владыка дал мне возможность выбирать... когда появился реальный шанс подняться хотя бы на уровень простого шейри, которому уже не нужно с наступлением ночи прятаться в нору или выцарапывать для себя право на новый рассвет... за такую возможность я был готов на все.
        И я очень тщательно подготовился к своему первому заданию.
        Думаю, не стоит объяснять, для чего я почти полностью свел со своего тела лишние когти, шипы и костяные пластины; для чего спрятал их вглубь, подальше от человеческих глаз, а взамен постарался как можно лучше осветлить свою потемневшую кожу; убрал из пасти жутковатые клыки; снова отрастил длинные волосы; придал лицу почти прежнее выражение и даже попробовал что-то сделать с алым цветом глаз, которым совершенно неожиданно обзавелся в лишенной света пустыне. Правда, несмотря на все усилия, полностью образ айри вернуть так и не удалось - за годы скитаний и кровавых схваток многое во мне навсегда изменилось, да и новые крылья несколько не вписывались в образ... но для смертных сойдет. Все равно я выгляжу гораздо привлекательнее, чем желающие полакомиться человеческими душами демоны. А поскольку в качестве платы за хорошо выполненную работу Владыка всегда отдавал своим верным слугам некую часть душ, которые согласятся последовать за нами в Подземелья по собственной воле... и поскольку количество их напрямую зависело от того, скольких я сумею заманить...
        Полагаю, понятно, почему я так щепетильно отнесся к своей внешности. И, думаю, не надо говорить, что этот расчет полностью оправдался.
        Мое возвращение к смертным стало поистине триумфальным. Я входил в дома с такой поразительной легкостью, какой не помню даже по прежней жизни. Насильники, воры, лгуны... все они встречали меня с распростертыми объятьями. Видя мое сияющее лицо, относительно светлую (к сожалению, отмыться до прежней белизны не удалось) кожу, широкие крылья, которые я благоразумно прятал в тени, и слыша мой рокочущий голос. . они кидались навстречу сами, слезно умоляя о снисхождении. Обманываясь моим видом, даже закоренелые убийцы безропотно опускались на колени. Униженно сгибались, бормоча слова горячей благодарности Аллару, и были готовы на все, чтобы злобные рожи приспешников Дангора не утащили их в Царство Мертвых, откусив по дороге голову.
        А я забирал их с собой. Без сомнений, колебаний и малейших угрызений совести. У каждого спрашивал, согласен ли он служить, и от каждого получал мгновенный утвердительный ответ. Я никого не разуверял в том, что впереди их ждет долгожданное Искупление. Я просто брал их за руку и безнаказанно уводил туда, где они хотя бы раз в жизни... вернее, после смерти... могли бы принести пользу. Мне. Помня о Домене, я не гнушался никем и забирал любого, кто только соглашался на мою компанию. А соглашались, разумеется, все до одного: когда лежишь на смертном одре и вместо злорадно хохочущего демона вдруг видишь перед собой посланника Неба, тут уж не до раздумий. Верно? Впрочем, я их почти не обманывал: их искупление - это, в некотором роде, мое благополучие. Да и не заслужили они Света. Поэтому и снисхождения никакого не получали .
        Правда, поначалу у меня были сомнения в том, что Владыка выполнит свои обещания, однако Хозяин, как оказалось, не нарушал своего слова и, вместо того, чтобы остановить мой стремительный взлет, который для Светлого в Подземелье, был совершенно невероятен, просто оставил своего нового Сборщика в покое. Как ни удивительно, но Он позволил мне жить среди демонов. Не пытался менять свои решения. А чаще всего просто меня не замечал. И уже за одно это я был готов служить Ему так, как отказался когда-то Аллару.
        Конечно, мне пришлось немало побороться за свой новый статус. Мое появление вызвало в Подземелье настоящую волну ненависти и целую бурю возмущений. Но после того, как я с удовольствием сожрал души тех, кто первым рискнул его высказать, мои силы возросли настолько, что я, перестав опасаться даже Дангора, начал намеренно стравливать между собой демонов, как травят охотники бойцовый собак. Я использовал их. Внаглую. Втемную. Чтобы они снова и снова приходили к моим границам в попытке одолеть "мерзкую белокрылую тварь". Я заманивал их к себе. Плел интриги. Лгал, изворачивался и делал все, чтобы заставить их бесноваться от злости... а потом безжалостно убивал, неуклонно наращивая собственную мощь и, заодно, избавляясь от самых опасных соседей.
        Сейчас у меня в подчинении много душ - добытых самостоятельно, выкраденных у более сильных соседей или с боем полученных у более слабых. У меня обширные владения, хороший доход, спокойные границы. У меня самые сильные слуги на много-много Доменов в округе. Самые лучшие уловы новичков, потому что я намеренно сохранил смазливую внешность, от которой получал так много выгод. Наконец, я стал среди демонов если не своим, то хотя бы равным. И Дангор, неотрывно следя за моими успехами, давно уже все когти себе на ногах пообгрызал, даже не догадываясь о том, что большая часть сплетенных против меня интриг и подстроенных нападений были спровоцированы мной же. А также о том, что только благодаря его усилиям я стал одним из самых могущественных демонов Подземелья.
        Глубоко вздохнув, я расправил два иссиня-черных крыла, больше похожих на громадные паруса, и неторопливо взлетел с вершины Красной Скалы, которую не так давно получил в полное свое владение. Далеко внизу осталась смотровая площадка, с которой очень удобно наблюдать за подчиненными душами. Скрылся за серыми клочьями тумана острый шпиль единственной башни моего нового замка. За ним пропали многочисленные зубья крепостной стены, глубокие рытвины Отстойника... сегодня там тихо, поскольку я, как добрый хозяин, дал своим драгоценным грешникам небольшой перерыв... затем последовал куцый лесок, а следом за ним потянулись унылые серые низины, полные такой же унылой, серой не-жизни для тех, кто некогда оказался настолько глуп, чтобы после смерти угодить в лапы Старшему демону .
        Правда, в отличие от Неба, где добытые души возносились и навсегда пропадали в Свете, мои слуги приносили мне пользу. Они ревностно служили своему новому хозяину. Добросовестно каялись, радуя Владыку непритворным рвением. И при этом хорошо понимали, что я обращаюсь с ними гораздо мягче, чем они того заслуживают, а мучаю ровно столько, сколько они согрешили. К тому же, я никогда не упиваюсь их криками. А если и требую раскаяния, то лишь потому, что так положено: за свои преступления они должны расплачиваться. А с моей помощью или нет, это, по большому счету, уже не так важно.
        Надо сказать, со временем новые обязанности стали для меня абсолютно естественными. Я безоговорочно принял местные законы. Честно служил, исполняя волю Владыки. Постепенно влился в ряды тех, кто составлял здесь самую что ни на есть элиту. С годами стал таким же как они... почти во всем. А если и избегал сжирать подчиненные мне души, то лишь потому, что другой пищи было вполне достаточно, и потому, что они были нужны мне именно такими: испуганными, держащимися за меня, как за единственную опору, и четко понимающими, что с моей смертью их участь станет еще горше, чем моя.
        А еще меня ласкает мысль о том, что все собранные в Красной Скале души теперь исключительно мои. До последнего нищего, сдохшего под забором какого-нибудь притона во время лютых морозов. И только я буду решать: жить им дальше или окончательно умереть, сдать в Чистилище или позволить поскулить еще немного, работать на мое личное благо или же кричать от боли в подвалах того же Дангора, когда я наберусь наглости преподнести ему очередной "скромный" дар. На своей территории я - полновластный повелитель и властелин. Здесь мои силы удесятеряются, здесь стоит мой новый источник. Здесь меня не достанет больше нестерпимое сияние Верхнего Неба, и никакая тварь, включая пресловутого Дангора, не посмеет поднять на меня руку. Это - мой новый дом. Моя крепость. Надежно обустроенный тыл, где год за годом проходит моя новая жизнь. Почти ничем не хуже той, которую я вел наверху. Но в которой, в отличие от прежних времен, я больше не чувствую себя никчемной марионеткой...
        При моем приближении огромное ровное плато, до отказа заполненное разномастными Тварями, взволнованно зашепталось. Но мне уже давно наплевать на многочисленные взгляды и, тем более, наплевать на стремительно разгорающуюся в чужих глазах ненависть: ничего иного я просто не ждал. Кажется, они ненавидят меня так искренне, что это уже начинает напоминать извращенную любовь.
        На всякий случай я вежливо оскалился будущим соседям, ненароком демонстрируя клыки и когти. Правильно... это наверху я изображаю из себя душку. А сейчас перед ними не Светлый, волею Айда оставленный в живых, а Старший демон, по праву получивший этот высокий титул. И я бы никому бы не советовал проверять, в чем разница.
        Подметив в чужих глазах неподдельный страх, я удовлетворенно улыбнулся и, отыскав единственное возвышение, похожее на огромный пьедестал, аккуратно опустился на край ведущей к нему, такой же огромной лестницы. Практически по соседству с недовольно фыркнувшим Дангором. Но пусть потерпит, мерзкий ящер с повадками помойной крысы - скоро, возможно, мы встанем с ним на одну линию. Раз уж я за эти годы сумел скинуть его опеку, да еще занял положение вблизи Повелителя... раз стою сегодня не посреди толпы, а на третьей ступеньке Трона, когда он - великий, древний и ужасный находится всего лишь на второй... впрочем, не будем загадывать раньше времени. Истинную причину сегодняшнего сбора мне до сих пор не удосужились сообщить.
        - Опаздываешь, слизняк, - немедленно прошипел Дангор, оскалив острые клыки и приподняв кончики увенчанных когтями крыльев. Сегодня он был в необычном виде - двуногим, рогатым и даже смутно похожим на человека. Уродом, конечно, как и всегда, но он даже в образе склизкого червя искренне полагал, что это поразительно красиво.
        Я спокойно пожал плечами.
        - Повелителя еще нет. Значит, я не опоздал.
        - Поговори мне ещ-щ-ще, тварь!
        Я так же спокойно отвернулся, но про себя подумал, что на обратном пути стоит, пожалуй, слегка изменить маршрут. Это сейчас он меня не тронет - любая свара накануне появления Повелителя могла плохо отразиться на всех ее зачинщиках. Поэтому я в полной безопасности. Но вот после... гм... видимо, стоит отправить зов на Красную Скалу и пораньше вывести слуг из Домена. Вдруг Дангор забудет о том, что я давно вышел из его подчинения?
        Мельком покосившись на клыкастых, шипастых и таких же уродливых, как Дангор, соседей, но не ощутив с их стороны серьезной угрозы, я успокоено отвернулся. Очень хорошо. Значит, в ближайшее время подвоха не будет: демоны, как выяснилось, отвратительные актеры. Они, если уж ненавидят, то открыто. Если насмехаются, то далеко не так изощренно, как люди. А если намереваются вступить с кем-либо в сговор, то никак не удержатся от того, чтобы не кинуть на обреченного одиночку хотя бы парочку злорадных, предвкушающих взглядов.
        Отсталое племя, что с них взять? Злобные, но еще неиспорченные человеческими интригами дети. Примитивные, наивные, иногда (что вообще удивительно) даже относительно честные. Правда, безжалостные до отвращения, но все равно - им еще есть чему поучиться у смертных. Тогда как я эту школу давным-давно прошел, и, собственно, охотно этим пользуюсь. Иначе как бы мне тогда повезло так быстро взлететь на самый верх?
        Поняв, что его просто игнорируют, Дангор снова злобно зашипел, но быстро угомонился - понял, сволочь, что не достанет, и решил не переводить слюну понапрасну. Но вот позже все-таки попробует отыграться. Правда, и я буду готов, однако это еще не повод расслабляться, потому что он, как ни крути, все-таки Высший, а я - пока еще только Старший. Да и душ у него припасено не в пример больше. Зато мои преданы мне абсолютно. И прекрасно знают, что если я проиграю или погибну, их тут же сожрут более удачливые соседи. Причем, смерть эта случится уже навсегда. Так что за меня они будут драться до последнего вздоха. Ведь душа... она тоже хочет жить. А значит, Дангору стоит быть осторожным. И значит, мне действительно нужно отправить зов хотя бы за пол-оборота до окончания сбора...
        На этой мысли меня вдруг накрыла Тьма. Вернее, Она мгновенно накрыла гигантское плато, заставив всех до единого демонов тревожно присесть и торопливо склонить рогатые головы, выражая почтение перед внезапно явившимся Повелителем.
        Владыка Айд... Хозяин Подземелья... как его только не называют смертные! Каких только сказок не выдумали о Том, чей лик мог бы быть с одинаковым успехом приписан как к ужаснейшему, так и к прекраснейшему. Он поражал, восхищал, вызывал безотчетный ужас, но, вместе с тем, заставлял жадно смотреть на его еще и еще. Наслаждаться невыносимой гармонией нечеловеческих черт. Поражаться их бесконечной изменчивости и дивному непостоянству. Благоговеть от одного вида Его могучего тела. Испытывать острую зависть при взгляде на роскошные, занимающие полнеба, поистине совершенные крылья, которые Хозяин небрежно сложил за спиной, прежде чем величественно опуститься на огромный каменный Трон. Вот только есть среди демонов одно негласное правило: никогда смотреть Ему в глаза - страшные, бездонные, полные Мрака и беззвездной Ночи. Глаза древнего бога, в которых за краткие мгновения можно увидеть собственное рождение и смерть, возвышение и падение, познать изысканнейшие наслаждения и вдоволь покорчиться в бесконечной агонии... потому что в них было действительно все. Прошлое и будущее, настоящее и грядущее, то, что
было, и то, что никогда не случится... от первого твоего крика до самого последнего вздоха.
        - Линкхард? - внезапно гулким рокотом прозвучало в ночи.
        Я вздрогнул от неожиданности и, забывшись, поднял голову, неверяще повторяя про себя давно забытое имя и поражаясь тому, что Повелитель, едва появившись, первым делом обратился именно ко мне. Не к своей правой руке - Химере, не к застывшему в тревожном ожидании Дангору, не к Высшим демонам, не к Старшим, которых вокруг Его Трона тоже хватало. А ко мне - бывшему Светлому, которого люто ненавидела вся Его многочисленная свита. Странному, упрямому, стремительно поднявшемуся над ними айри, который даже спустя столько веков не захотел вычернить свою кожу или изуродовать ее лишними наростами и шипами.
        Да еще как?! Напрямую! Тем самым именем, которое я проклял в веках и постарался забыть?!
        - Да, Господин? - я нерешительно посмотрел на Хозяина, благоразумно остановившись на уровне верхних клыков. Но Он лишь снисходительно улыбнулся и, наклонившись, острым когтем вздернул мой подбородок, невольно заставив поднять не только голову, но и взгляд.
        Попав под удар двух бездонных черных провалов, я мгновенно оцепенел, одновременно с этим испытывая странное, необъяснимое, болезненное удовольствие от чувства, что могучий Бог сейчас видит все мои мысли, чувства, планы, надежды. Он уже делал так, когда желал убедиться в том, что я достоин Его милости. Делал, когда давал мне шанс возродиться. Когда дарил новые крылья. Когда миловал титул Старшего, словно в насмешку перед разъяренным (правда, тихонько) двором... и вот сейчас - снова.
        Не слишком ли часто такая честь перебежчику?
        - Ты хорошо мне служишь, Линкхард Стремительный, которого Свет когда-то знал как Карающего, - наконец, удовлетворенно отодвинулся Владыка. - Когда-то Светлый, ты стал мне верным слугой и надежным помощником в делах. У тебя крепкий Домен, много рабов и от тебя всегда идет хороший доход в Чистилище. Твои кающиеся всегда искренни и щедры. Твои искупившие чаще других отдают свои души мне на откуп. Я доволен. Есть ли у тебя ко мне какие-то просьбы?
        ЧТО?!!
        "Просить нельзя! - молнией промелькнуло в голове, прежде чем с губ успели сорваться какие-либо слова. - Это Верховный ждет просьб и молитв, а здесь все необходимое берут сами!"
        - Нет, Господин, - внутренне содрогнувшись, ответил я, поспешно роняя взгляд на черные ступени Трона. - Я - вечный раб Твой и всегда готов доставить Тебе удовольствие. В любой день и миг, когда Ты прикажешь.
        Унижение... вокруг и всегда - только унижение. Высшие унижают Старших, Старшие - Младших, Младшие - низших, низшие - смертных, а смертные - тех из своих, кто оказался в самом бедственном положении. Здесь это в порядке вещей. Но ответить иначе нельзя: Владыка, если захочет, все равно сделает все, что пожелает, так что лучше заранее смириться и проявить покорность. К тому же, Повелитель любит покорных. Ему нравится ощущать себя всевластным. Захватывающее такое чувство... сам не раз его испытывал и наглядно убеждался, что оно будет посильнее того вялого трепета, который испытывают перед своим Создателем айри.
        - Хочешь пойти дальше? - вдруг благодушно поинтересовался Владыка, едва не заставив меня снова вздрогнуть. - Хочешь подняться туда, где не был раньше ни один из вас?
        Куда?! К Высшим?!! Айдова Тьма... Повелитель шутит?! Какой Высший для бывшего Светлого?!
        От изумления я все-таки забылся и поднял на повелителя растерянный взгляд.
        - Господин?
        - Что скажешь? - хищно прищурился великан на Троне, исподволь изучая мое получеловеческое лицо, резко контрастирующее со звериными мордами вокруг. - Ты упорен. Упрям. Дерзок. Умен, гибок и очень настойчив. Еще ты живуч и достаточно изворотлив, чтобы это и дальше оставалось именно так. Но при этом ты поднялся до нынешнего положения сам и оказался достаточно хитер, раз сумел на протяжении полного цикла удерживать Домен в своих руках. Не думай, что я не вижу: твой путь лежит передо мной как на ладони. В том числе, и те твои шаги, которые были сделаны вопреки нашим законам.
        Это он о грешниках? Твою... кто только намекнул, что я с ними непростительно мягок? Нрахтор?! Убью тварь безмозглую! А может, Иххроор? Тогда еще и помучаю перед смертью! Но если они сговорились и решили таким образом мне отомстить... или все-таки выяснили, почему некоторое время назад бесследно пропадали их караваны с рабами, то сотру их Домены к Айду, чтобы больше не вякали! Ах да, Он же и так здесь... ну, значит, просто стану еще немного сильнее и богаче...
        Попав под пронизывающий взгляд Повелителя, я вздрогнул и поспешно поклонился.
        - Если Господин желает...
        - Нет, - внезапно усмехнулся Айд. - Не желаю. Оставайся таким, каким стал. Я не отбираю у вас права на самоопределение. Я требую только одного - преданности. Но ты, кажется, вполне созрел для следующего шага.
        "Я получил признание в Подземелье! - пронеслась в голове непрошенная мысль. - Сперва я хотел только выжить. Потом - просто спокойно пожить. А сейчас..."
        - Так что скажешь? - снова спросил Бог, испытующе уставившись на меня с высоты своего гигантского Трона.
        А что я могу сказать? Отказать? Но Повелителю не отказывают. Ему нужна только безусловная преданность, а те, кто не подчиняются, быстро пропадают из виду. В Подземелье не бывает иначе. Или ты кому-то подчиняешься, или подчиняются тебе. Причем, чаще всего, ты делаешь и то, и другое, чем, собственно, и определяется твой статус. Но тогда получается, что Владыка считает меня достойным следующей ступени? Полагает, что я могу занять место рядом с Дангором? И думает, что у меня теперь достаточно сил, чтобы отстоять у него и ЭТО право?
        Эх, а какие у меня были задумки на следующие сто лет...
        Впрочем, боги не ошибаются. А если даже Айд и торопит события, то у меня все равно вариантов не остается. Придется забыть про прежние планы и готовиться на протяжении нескольких десятилетий буквально выгрызать уважение Высших. Причем, быть может, даже из глоток. В противном случае они меня просто-напросто уничтожат. .
        - Я знал, что ты согласишься, - снисходительно улыбнулся Владыка Ночи, прежде чем я открыл рот. - И это хорошо. Я доволен. Вот твоя награда - бери.
        Я даже вздрогнуть не успел, как в когтистой длани Мертвого Бога внезапно разгорелась крохотная, но очень яркая искорка. Смутно знакомая. Чистая. Невинная. Нетронутая ни привычной гнилью, ни касанием Мрака. Невероятно светлая. Почти болезненно светлая - думаю, я обжег бы привыкшие к сумраку глаза, если бы Повелитель не заслонил ее своей ладонью... ох, как же давно я не видел ничего подобного!
        Душа...
        Чистая, юная, слабая и совсем беспомощная. Невероятный деликатес для собравшихся вокруг демонов. И просто невероятно щедрый дар для каждого из них, если бы Владыка вдруг решил кого-то облагодетельствовать.
        Но душа - мне?! Вот эта?! Как дар и, вместе с тем, проклятие?!
        От вида жалобно мерцающей звездочки, замершей в когтистой длани Айда, у меня внутри что-то болезненно сжалось. Невесть откуда нахлынули некстати вернувшиеся воспоминания. Мои бесплотные поиски. Неоправдавшиеся надежды. Боль. Разочарование. Боже... я видел такие бриллианты раньше! Крайне редко, примерно раз в тысячелетие лет, но видел. Такие же безупречные. Полные сил. Страсти. Стремления к лучшему. Безмятежные души, нежные создания, истинные творения Аллара - единственные, ради которых я так долго терпел и продолжал свои бесплотные поиски. Единственные, которые светили мне во мраке отчаяния. Единственные, которые я мечтал когда-то найти, чтобы с трепетом проводить в Обитель Света. Настоящее чудо. Подлинное божество. Бесценный дар Небес...
        И вдруг - в руке у Мертвого Бога.
        Для меня.
        Для того, чтобы я ее поглотил, погубил навеки и вместо нее возвысился. Сегодня. Сейчас. Перед ликом Айда и всем его кошмарным двором, который смотрит на НЕЕ с неподдельным вожделением и страстным сожалением, что именно мне достанется эта великолепная жемчужина.
        Да, на моих руках за последние века осело немало крови. Они почернели по плечи, замаравшись грязью от тех душ, которые я сотнями и тысячами выдергивал из умирающих тел. Неудачливые убийцы, однажды не вышедшие из вонючей подворотни... нарвавшиеся на нож грабители... предатели... лжецы... насильники... детоубийцы... воры... похитители душ... неопытные некроманты... сотни... десятки сотен и тысяч тех, чьи души я забирал без малейшего сожаления. Но вот эту драгоценность... вот эту крохотную Искру, цену которой я слишком хорошо знал... исключительную, невероятно редкую... чистую и невинную... душу, которая каким-то образом вдруг попала в руки Мертвого Бог и должна была стать началом моего истинного падения...
        В мгновение ока перед глазами пронеслось то болезненное воспоминание. Острой иглой кольнуло нутро и, подобно смертельному яду, разлилось в душе. Вернее, там, где она когда-то была. И, видимо, что-то от нее там все-таки осталось. Не все я вытравил. Не все спихнул в небытие. Не обо всем забыл... дурак!
        Боже... за что? Зачем ты так со мной?! Я смирился почти со всем. Я принял новую жизнь. Я взял себе новое имя и постарался забыть о том, кем был когда-то давно. Я убивал. Я возился в такой черноте, что это ужаснуло бы меня каких-то полмиллиона лет назад. Питался чужими жизнями и убедил себя в том, что так нужно. Я все сделал, чтобы прижиться в новом мире. Все преодолел, чтобы стать здесь своим. Сломал прежние принципы, разрушил все идеалы, спалил надежды, сжег все мосты...
        И вот теперь - не могу идти дальше.
        Просто - не могу. Глядя на редчайшую драгоценность жизни, на беззащитный комочек, вырванный кем-то из нежного детского тельца... ради этого мига... по повелению Айда... только для того, чтобы я... своими руками... сейчас и навсегда... взял и надругался над ней, как тот волосатый урод над беспомощной малышкой, которую я так и не сумел спасти...
        Я судорожно вздохнул, а потом буквально выхватил из раскрытой ладони Айда трепещущий огонек чьей-то незнакомой души и сильно вздрогнул, когда она до кости обожгла мои почерневшие руки. По телу стегнула страшная боль, потому что воля Аллара запрещала демону прикасаться к тем немногим, кто принадлежит только Ему... но я этого не почувствовал. Совсем. И даже не застонал. Потому что оцепенел от ощущения давно позабытого тепла, чистоты, беззащитности и беззвучной мольбы. Той самой мольбы, с которой подаренная мне душа вдруг обратилась к своему вероятному убийце.
        Не знаю, что я сделал в тот миг, когда пальцы сомкнулись вокруг испуганно задрожавшего комочка. Не знаю, что это было и что за чудо коснулось в тот миг моей измаранной ненавистью души, но понимал только одно: никому я его не отдам. Никому не позволю коснуться. Ни себе, ни Дангору, ни самому Айду. Мне плевать, что будет после. Плевать, как накажет меня за ослушание Повелитель. Плевать на все, кроме того, что этот комочек отныне - мой. И что я сделаю все на свете, чтобы уберечь его от гибели.
        Где-то внизу послышался быстро нарастающий гневный ропот.
        - Вот, значит, что ты в итоге выбрал? - вдруг угрожающе прошептал Владыка, снова склоняясь над моей головой. - Вот как ты ценишь мою милость и благодаришь за оставленную жизнь?
        Я сжал зубы от мысли, что Повелитель все это время беззастенчиво копался в моей голове, но только сомкнул ладони плотнее и отступил на шаг, стараясь как можно дольше уберечь свое сокровище от насилия.
        - Предатель! - злорадно оскалился Дангор ступенькой выше. - Так и знал, что ты ничтожество и предатель! Светлого, как ни перекрашивай, все равно не сделать настоящим! Зря Господин не убил тебя сразу!
        - Что ж... - хищно прищурился Мертвый Бог, требовательно протянув руку. - Жаль, что ты оказался недостоин. Верни ее мне.
        - Нет! - прошептал я, стремительно покрываясь холодным потом, но упрямо пятясь от разгневанного Повелителя. Правда, далеко уйти мне не дали - в плечи тут же вцепилось несколько десятков чужих рук. Острейшие когти мигом пропороли мои предплечья. Кто-то навалился со спины, пытаясь отвести назад локти и заставить выпустить свою добычу, а потом умело спеленал тревожно дернувшиеся крылья.
        Вот и закончилась моя вторая жизнь. Подняться на эту высоту снова мне никто не позволит. И Домена меня, скорее всего, лишат. И прежних заслуг. И душ. И едва накопленной силы. Всего лишат... абсолютно всего. Вместе с крыльями, только-только зародившейся надежной и вот этой крохотной искоркой, уже успевшей изуродовать мои судорожно сжатые ладони.
        Правда, боль почти не доносится до одурманенного сознания - после того, как послушные Повелителю демоны принялись рвать меня уже не когтями, а зубами, разве может быть какая-то иная боль?
        По надплечьям со скрежетом скользнули чьи-то острые клыки, разрывая в кровь кожу, ломая кости и разрубая мышцы. Во все стороны брызнула кровь... темная, густая, но все еще алая, не до конца превратившаяся в ядовитую слизь. Спину буквально исполосовали в клочья, а потом и вовсе разорвали пополам, когда кто-то с радостным ревом отгрыз сперва одно, а потом и второе крыло, бросив их бесполезными тряпками себе под ноги. Потом кто-то больно дернул за волосы, пытаясь открыть нежное горло. Но пока еще тщетно - за последние годы я слишком хорошо научился закрывать свое единственное уязвимое место. Правда, надолго меня не хватит - еще несколько ударов, одно точное попадание, и я упаду. А после этого они закончат и со всем остальным. Если, конечно, еще раньше кто-то не сообразит перегрызть жилы на ногах.
        Впрочем, какая теперь разница? Деваться все равно отсюда некуда. На Небо путь заказан. К смертным тоже не удастся вернуться, потому что Подземелья никогда не отпускают свою добычу. Ниже падать просто некуда... но Мрак - это навсегда. Ночь - это для низших. Унижения, страдания и роль любимой игрушки для забав у Дангора - вот моя ближайшая перспектива.
        И ради чего?
        В последний раз взглянув на бьющуюся в моих ладонях душу, я вздрогнул от мощного тычка в спину (это Высшие подоспели, наверное), а потом слабо улыбнулся и в каком-то бреду шепнул:
        - Лети... лети, душа моя... ты свободна...
        - ИДИОТ!!! - яростно вскрикнул кто-то над моим самым ухом, прежде чем я упал под тяжестью обрушившегося сзади удара. Буквально за миг до того, как светящееся чудо благодарно улыбнулось и бесследно исчезло из моей руки.
        - Повелитель, он тебя предал!
        - Выпустил!
        - Белокрылое отродье!..
        - Позволь мне его убить, Повелитель! - хрипло взвыл Дангор. - Отдай его мне! Клянусь, он будет мучиться вечно!
        - Он будет наказан, - во внезапно наступившей тишине прозвучал мрачный рык поднявшегося с Трона Бога. - Внимайте, слуги! И знайте, что вам положено за предательство!
        Я только устало вздохнул, так и не успев понять, когда же меня отпустили. Осознал только, что лежу в луже собственной крови, которая ширилась с поразительной быстротой. И успел удивиться тому, что еще жив. А потом перед моим лицом опять оказались два бездонных провала в никуда.
        - Ты наказан, Карающий, - тяжело уронил Владыка Ночи, проткнув острым когтем мою грудь. - Ты будешь лишен тела, души и духа. Ты перестанешь существовать. О тебе забудут, бывший айри, бывший шейри и бывший живой. Ты забудешь о себе сам: свое прошлое, настоящее, будущее, если когда-либо в него заглядывал. Ты забудешь даже свои имя. Но ты не умрешь. Пока еще не умрешь, чтобы сполна ощутить ужас своего положения. Потому что ты будешь помнить о Наказании. Вечно. В Тени. Там, где мертвый холод безвременья станет вымораживать остатки памяти о твоей прежней жизни. До тех самых пор, пока ты не перестанешь просто быть. Пока не потеряешь связь даже с нашим миром. И пока твой Создатель не изгонит тебя из своего лона окончательно. Такова моя воля. Дарэ.
        В медленно гаснущем небе плавно закружились невесть откуда взявшиеся черные снежинки. Сперва - тихо и осторожно, потом - все быстрее и быстрее. А вместе с ними закружилось и мрачное лицо Повелителя, громадное плато, где еще бесновались и выли от ярости Его многочисленные слуги. Какое-то время только два огромных глаза буравили огненными стержнями мою душу, но затем пропали и они. Вместе с ощущением внезапного падения; стремительно истаивающего под встречным ледяным ветром тела; чувством безумного холода в насквозь прожженных пальцах; неровным стуком запоздало испугавшегося сердцем и диким ревом в ушах, который вдруг сменился нерушимой, вечной, жутковатой тишиной настоящей Тени.
        Той самой Тени, откуда никто и никогда не возвращался.
        Глава 11
        - Гайдэ? - меня осторожно тронули за плечо. - Гайдэ, проснись: тебе нельзя здесь спать.
        - Почему? - со сна не сообразила я, неохотно пошевелившись, и почти сразу обнаружила возле себя встревоженного Эррея.
        - Во время сна ты отдаешь Степи силы. А мы никак не можем позволить тебе ослабнуть. Поэтому просыпайся, сестренка. Вставай. Ты нужна нам живой и здоровой.
        Тяжело вздохнув и покорившись неизбежности, я открыла глаза и ощупала под собой землю. Но потом успокоилась и с укором посмотрела на брата.
        - Эр, ты что, не видишь, что я не на земле лежу, а на хвосте Ура? Думаешь, он не разбудил бы меня, если бы почуял неладное?
        - Извини, - виновато отодвинулся Рорн. - Но я не хочу рисковать. Прости еще раз. Ты, наверное, совсем вымоталась?
        - Нет еще, - невольно зевнула я. - Но близко к тому. Вон, даже закемарила некстати. Как там Риг? Помощь не нужна?
        - Нет. Еще рисует.
        - А Степь?
        Эррей неопределенно пожал закованными в адарон плечами.
        - Пока все спокойно. Хотя это ничего не значит.
        Я ненадолго прислушалась, но он был прав: никого постороннего на вверенной нам территории пока не объявилось. Ни Тварей, ни Тени, ни некромантов. По крайней мере, ПОД ЗЕМЛЕЙ все было более чем спокойно. А если и собиралась там приличная по размеру стая нежити, так то была МОЯ нежить. Прирученная и послушная. Поэтому какое-то время мы могли не волноваться.
        Пересилив малодушный порыв еще немного поваляться на пушистом "одеяле", я с усилием поднялась, а потом, почувствовав нечто странное, провела рукой по лицу.
        - Черт, - озадаченно моргнула, наткнувшись на аккуратно поднятую наверх маску. Причем, явно не мной поднятую. - Что опять за...? Эр, твоя работа?
        - Я что, дурак? - совершенно искренне поразился лен-лорд, едва не осенив себя по привычке охранным знаком. - Я думал, ты сама.
        - Нет, - нахмурилась я, настойчиво трогая сдвинутую на лоб ткань. - Зачем бы мне это делать?
        "Это Лин, - вдруг зевнул под нами Серый кот. - Проснулся ненадолго, удивился тому, где мы оказались. Потом зачем-то пожелал увидеть твое лицо, поднял тряпочку, недолго потаращил свои глазищи, да так снова и уснул".
        Я машинально погладила спящего кота.
        - Лин? А зачем бы ему это понадобилось?
        "Откуда мне знать? Я его позвал - он не ответил. Больше я не спрашивал, а он уснул и больше не просыпался. Вот и все".
        - Очень странно, - задумалась я, медленно припоминая второй непонятный сон, после которого таким же непонятным образом незаметно лишилась маски. - Интересно, это совпадение или как? Давно он просыпался?
        "Да как тебя сморило, так и открыл глазенки. Будто по команде. Потом так же "по команде" их закрыл и с тех пор больше не шевелился. А что?"
        - Ни-че-го. Абсолютно ничего... кроме того, что мне, кажется, нужен психиатр. Или толкователь снов. Хотя какой там толкователь... одного имени вполне хватит, чтобы все ниточки сошлись воедино.
        Я с грустью посмотрела на Лина. Вот, кажется, все и выяснила. О нем, о его прошлом, о том, что да почему... жаль, что так поздно. Но, по крайней мере, я хотя бы знаю теперь, почему он был таким несчастным.
        - Э... Гайдэ? - нерешительно помялся Эррей, деликатно напоминая о важном.
        Я снова вздохнула, неохотно задвинула некстати нахлынувшие подозрения подальше, прижала Лина покрепче и послушно отправилась смотреть на то, как колдует наш новый побратим.
        - Риг, ты закончил? - бесцеремонно спросил лен-лорд, стоило нам приблизиться к испещренной сотнями значков дексаграмме. На что стоящий в центре умопомрачительно сложного рисунка маг задумчиво кивнул и придирчиво оглядел свою работу.
        - Да. Кажется, закончил.
        - Энергии хватит? - в лоб спросила я, знаком подзывая маячившего вдалеке Дея. - Не сомлеешь опять у меня на руках?
        Риг мотнул головой.
        - Нет. Не должен. Накопители заряжены до упора, так что, если даже придется пропускать сюда всю армию Союза, удержу.
        - Всю нам не надо. Достаточно половины. Плюс-минус пару тысяч, если считать Орден. Когда начинаем?
        - Сейчас. Я только еще разок проверю и все.
        Подбежавший Дей без лишних слов понял мой красноречивый взгляд и так же молча показал, что при необходимости предоставит Ригу собственный резерв на столько времени, на сколько будет нужно. Меня, правда, ни за какие коврижки туда не пустит - Ас запретил (точнее, голову им с Эром обоим пообещал снять, так что схалтурить братишка не решится), но зато Рига поддержит во всем и всегда.
        Меняются у меня братики, да? Пожалуй, не меньше, чем я сама?
        - Вроде нормально, - наконец, удовлетворился осмотром Риг и привычным движением размял пальцы. - Думаю, пора открывать. Опоры на месте, удерживающие заклятия я усилил, стабильность приличная, накопители полны, на той стороне нас уже ждут...
        - Короче, поехали, - негромко оборвала я бормотания мага, и Фантомы дружно ухмыльнулись. После чего Риг укоризненно на нас посмотрел, однако послушно поднял открытые ладони на уровень груди и зашептал уже знакомую скороговорку, от которой у обоих моих побратимов мгновенно затрещали наэлектризованные до предела волосы на затылках.
        Благоразумно отойдя от колдующего мага подальше, мы с одинаковым напряжением уставились на отведенное для нового коридора место. К этому времени небо заметно потемнело, над Степью начали ощутимо сгущаться сумерки, так что нарисованный на земле жирный крест виделся плохо. Правда, вскоре над ним засветился сам воздух, но вот именно с этого момента нам и следовало быть крайне внимательными.
        - Дей, остаешься здесь и следишь за процессом, - тихо распорядилась я, завидев стремительно проступающие из пустоты очертания арки. - Эр, на тебе - периметр. Ур с тобой. Если что зашевелится - свистнете.
        Фантомы беззвучно испарились, не нуждаясь ни в каких пояснениях, а я прикусила губу, стараясь не пропустить тот миг, когда Ригу потребуется моя помощь. Конечно, на этот раз его снарядили по полной программе. Конечно, у нас был на подстраховке Дей с полным до отказа резервом. Да теперь я и сама была умнее и могла распознать признаки магического истощения. Однако Невирон - вот он, уже топорщит своих пограничные горы буквально в паре километров западнее. Отсюда их склоны кажутся не просто трудноодолимыми - неприступными. Ни щелочки в них, ни лишней трещинки. А пространственный коридор здесь - это совсем не то, что портал в чистой Степи...
        Я с трудом подавила тяжелый вздох.
        Ладно, пока что все идет более или менее гладко: Риг благополучно сформировал арку; теперь медленно, но верно, создает уже виденный нами в прошлый раз комок плотного тумана, свитый из бесконечного множества полупрозрачных нитей. Сам держится бодрячком - не шатается, губу не прикусывает, глаза не закатывает. А бормочет так сосредоточенно, что порой я даже могу услышать обрывки каких-то малопонятных фраз на Эйнараэ. С акцентом. Видно, волнуется Риг, вот и путает слегка интонации. Но это не мешает. По крайней мере, на мой неопытный взгляд. Так что вмешиваться и поправлять его преждевременно.
        Ну вот. Арка успешно врылась в землю своими опорами, туман между ними начал постепенно раскручиваться и уходить в пустоту длинными цепкими ниточками. Наконец, там что-то начало смутно вырисовываться, как в "Звездных Вратах", а потом забрезжил первый бесформенный силуэт.
        - Дей, треугольник! - внезапно просипел Риг, взяв короткую паузу. - Угол - тридцать. Поток - восемь. Держи. Не дай ему порваться!
        Дей испуганным воробьем слетел со своего пригорка и одним громадным прыжком оказался на противоположной стороне арки, отступив от нее ровно на тридцать градусов севернее и изобразив пальцами какую-то неприличную (в смысле, непонятную) фигуру.
        - Еще! - потребовал Риг, кинув быстрый взгляд в ту сторону.
        Я на всякий случай подобралась, заметив, что туман внутри арки почему-то собрался поменять свет с красного на желтый, но оба мага одновременно сделали еще один странный жест, и сияние в проходе тут же сошло на нет.
        - Горы искажают сигнал, - зачем-то пояснил Риг, даже не обернувшись. - Приходится отслеживаться и убирать помехи. Дей этим займется.
        Мне оставалось только кивнуть, активно делая вид, что все в порядке. И очень сильно постараться, чтобы они не заметили моей нервозности и не начали отвлекаться по пустякам.
        Дзинь!
        Я едва не подпрыгнула на месте, когда туман под аркой вдруг вытянулся в нашу сторону и с тоненьким звуком буквально порвался, выпуская из себя одинокого всадника.
        Дзинь! Дзинь!
        И вместо одного всадника на голой равнине понеслись сразу трое.
        Дзинь! Дзанг! Дзанг!
        И у меня отлегло от сердца, когда одетые в адарон воины начали вылетать из коридора уже один за другим; а потом и вовсе оттаяло, едва стало ясно, что с помощью Дея Риг действительно справляется с нагрузкой.
        Нервно сцепив руки на поясе, я с беспокойством следила за тем, как тонкий ручеек всадников постепенно становится все шире и мощнее. Над Степью пронеслось тревожное конное ржание, кто-то громко ругнулся, завертевшись на испуганно дернувшемся скакуне, но тут же прижал к ногтю нервную скотину и поспешно отвел с пути стремительно выкатывающегося из арки войска: скароны неслись оттуда нескончаемой лавой, мгновенно развертываясь в боевые порядки, ощетиниваясь на близкие горы заклятиями, оружием и собственными страшноватыми торжественно-мрачными улыбками.
        Ну, наконец-то! Братики благополучно прошли. Из миллиона их узнаю по тому, как легонько потеплели Знаки. Вот уже чувствую одного, другого... ага, и хварды тоже тут - летят буквально под копытами коней, отчаянно рискуя и откровенно красуясь. А вместе с ними изгаляются в храбрости миррэ. Нелюди мохнатые. Кто ж так делает, когда их вот-вот затопчут?! Ах, черт...
        У меня машинально дернулись руки, когда кого-то из волков ощутимо толкнули в бок, едва не кинув под копыта мчащейся сбоку лошади. Скорость всадники набрали такую, что тут голову на скаку свернуть - раз плюнуть. Особенно, дурному хварду, вес которого раз в десять меньше веса несущейся во весь опор лошади. На таком галопе сомнет и не успеет испугаться, а поймет, кого стоптала, только через полчаса - когда копыта свои обнюхает. Но для придурковатого нелюдя будет уже поздно.
        Ф-фу... увернулся...
        "Убью Лока, - мрачно пообещала я, увидев, что печальный опыт собрата никого из хвардов не остановил, и они продолжают безумными скачками нестись впритирку с нервничающими, отчаянно трусящими и удерживаемыми только твердой рукой всадников лошадьми. Настолько близко, что от одного их вида становилось дурно. В прошлый раз эти ненормальные так не рисковали - прошли чинно, благородно, как положено. А тут - как с цепей сорвались. Явно Лок что-то прорычал, и они дружно решили, что время для нас сейчас важнее их серых шкур. А миррэ и того хуже - вцепились, охламоны, зубами в попоны и теперь едут почти что верхом, лишь изредка помогая перепуганным насмерть лошадям перевести дух. Гады... ну, что за ненормальные гады! Хотя, надо признать, так действительно получилось быстрее.
        Все... вроде бы все. По крайней мере, мои. Ах да - там еще святоши замаячили. Но, ей богу, лучше бы Риг про них забыл и опять схлопнул коридор перед самым носом многоуважаемого господина Горана. Мне почему-то так не хочется его видеть, что даже уши в трубочку сворачиваются и заметно подводит живот.
        При виде приличного стада "белых плащей" я сморщилась, как от дольки незрелого лимона, но все-таки постаралась отвернуться не сразу - сперва отыскала в волнующемся море чужих плащей высокую фигуру Фаэса, а рядом с ним - два темно синих балахона.
        Да. Вот теперь действительно все.
        Риг, как услышал мои мысли, что-то требовательно крикнул, звучно хлопнул в ладоши, умудрившись проделать этот фокус одновременно с Деем. Повинуясь приказу мага, арка мелко задрожала, как обиженная отказом любовница. Затем расплылась бесформенной кляксой. И, наконец, с тихим "пуф-ф-ф" окончательно схлопнулась. К несчастью, не прищемив ни одному святоше нос и даже не облив их напоследок ведром жидкого... ну, хотя бы гудрона.
        Убедившись, что армия благополучно прибыла, я глубоко вздохнула, чувствуя, как от окрепшей надежды сами собой расправляются плечи, перехватила торжествующий взгляд Дея и собралась ободряюще подмигнуть Ригу. Но тут увидела, как маг с усталым вздохом оседает на пыльную землю, и, вместо того, чтобы благодушно поприветствовать подъехавшего в нашу сторону незнакомого Адаманта, тихо простонала:
        - Твою мать... Риг... неужели опять?!
        К счастью, все оказалось не так страшно, как я сперва решила - Драмт просто аккуратно сполз на травку и теперь всего лишь отдыхал, бездумно изучая быстро темнеющее небо и старательно восстанавливая резервы от какой-то прозрачной, похожей на обычной накопитель, фитюльки. Причем, на мои торопливые шаги смог даже повернуть голову и виновато улыбнуться.
        - Извини. Я немного не рассчитал.
        - Немного?! - рявкнула я, разъяренной фурией подлетая вплотную. - Опять раздавленной гусеницей на земле валяешься, и это - немного?!
        - Ну... да.
        - Риг!
        Маг тихо вздохнул и с некоторым усилием принял сидячее положение, чтобы не дать мне повода и дальше рычать на него у всех на виду. А то вон, братики уже подтягиваются, да и святоши начали оборачиваться.
        - Гайдэ, я в полном порядке. Просто слегка подустал. Но с накопителем Треона мои силы восстановятся, максимум, через оборот.
        Я недоверчиво прищурилась.
        - Да?
        - Да, - Риг перевел дух, поняв, что убивать немедленно никто больше не собирается. - До ночи точно успеем. У него емкость на несколько порядков выше, чем у обычного накопителя, поэтому я, как видишь, уже сижу. Еще через пять минок смогу нормально ходить, а через пол-оборота вообще побегу быстрее лошади. Так что не переживай по пустякам и лучше подай мне руку.
        Я фыркнула, но все-таки помогла ему подняться с земли, заодно наглядно убедившись в том, что он не слишком сильно шатается. Видимо, новый накопитель действительно неплох, потому что Риг, как ни странно, стоял вполне уверенно. А потом действительно пошел сам, лишь изредка оступаясь на мелких камушках.
        - Ну? Вы как тут? - первым отыскал нас Бер и тут же с подозрением уставился на бледно-зеленого чародея. - Риг? Это ты из-за портала приобрел такой необычный оттенок кожи или Гай уже успел тебя крепко встряхнуть?
        - Все вместе, - широко улыбнулся Риг, и братик успокоено отвернулся.
        - Тогда ладно. А то я решил, что тебя снова надо спасать.
        - Еще немного, и пришлось бы, - проворчала я, забираясь на спину Ура. - Что там наши великие маги говорят? Началось за горами волнение или мы пока тут инкогнито?
        Бер на мгновение задумался, но потом мотнул головой.
        - Пока тихо. Кажется, есть неплохой шанс подойти к Вратам без лишнего шума.
        - Вы готовы двигаться дальше? - слегка удивился маг. - Вот так сразу?
        - Раньше сядешь - раньше выйдешь, - непонятно для него отозвался скарон. - Лошади не устали, люди - тем более, а оставаться на одном месте опасно. Так что, если ты способен держаться в седле, вперед. Гай, ты на чем поедешь?
        Я пожала плечами.
        - На Уре, конечно. Лин у меня еще не в строю.
        - А остальные?
        Я оглянулась на безмолвно шествующих позади Серых котов, немного подумала и вынужденно признала:
        - Ты прав: им тут находиться уже ни к чему. Лучше свои горы пусть прикроют - на тот случай, если там кто-то прорвется и создаст трудности хеорцам. Так что... Норг! Шерг!
        Коты внимательно на меня посмотрели.
        - Вам пора домой.
        "Ты уверена, Хозяйка?"
        - Безусловно. Ур присоединится к вам чуть позже. А пока присмотрите, чтобы Риа ненароком не выбралась из Харона и не вздумала рисковать своими драгоценными малышами. Хорошо?
        Коты так же дружно усмехнулись.
        "Не волнуйся, Риа не отправится ни на какие подвиги. Ее котята будут в полной безопасности".
        - Вот и чудно, - подытожила я, легонько пихнув Ура в бок. - Значит, ты, друг мой, спокойно довозишь меня до Врат, а потом тихо-мирно отходишь на безопасное расстояние. И не высовываешься до тех пор, пока я не позову. Договорились?
        Хранитель недовольно встопорщил усы.
        "Я тебя не оставлю!"
        "А тебя никто не спрашивает. Твое дело - сберечь Горы и Риа. Остальное - наша забота".
        "Но, Гайдэ..."
        "Это не обсуждается, - ласково улыбнулась я. - Запомни: без меня эти Горы как-нибудь проживут до прихода нового Ишты. А вот без вас с братьями и Риа они будут обречены. Так что проглоти, пожалуйста, те негодующие восклицания, которые уже рвутся с твоего шершавого язычка, и не лезь под удар некромантов. А если мои слова кажутся тебе неубедительными, то оглянись вокруг и подумай: почему тут нет моего Оленя или Медведя со Змеей? И почему под землей за нами упорно движутся несколько тысяч бывших Тварей, которым я отдала Степь в личное пользование?"
        Ур вздрогнул.
        "Гайдэ, ты что задумала?!"
        "На самом деле у Степи еще нет настоящего Хозяина, - сухо отозвалась я. - Ее прежние Хранители убиты. Она почти мертва... вернее, была мертва до недавнего времени. Но тебе не приходило в голову, почему это обстоятельство вдруг изменилось? И не думал ли ты о том, что именно после ухода Хранителей земля по-настоящему гибнет?"
        "Но ведь Степь тебя еще не приняла!"
        "Зато, кажется, она приняла своих новых Хранителей. И, вполне вероятно, никакие Ишты ей не потребуются еще очень и очень долгое время - с такой-то защитой. Как думаешь, кто из них обрел власть над Степью?"
        Серый кот нервно облизнулся.
        "Н-не знаю. Даже не хочу об этом думать. Если ты права и теперь Хранитель Степи - какой-нибудь кахгар... или хартар... или еще кто-нибудь..."
        "Хранитель - это дух, - спокойно ответила я. - Как он выглядит - не суть важно. Главное, что Степь их приняла. Главное, что они приняли ее. И главное... что они меня услышали. Понимаешь, что я имею в виду?"
        Ур растеряно моргнул.
        "Я... не знаю. Никогда об этом раньше не думал".
        "Ну так подумай. Времени у тебя будет достаточно. А если все закончится благополучно, то постарайся забыть о своей ненависти и попробуй наладить контакт с местными Хранителями. Я обязала их принять законы этого мира, поэтому через какое-то время они... как мне кажется... слегка изменят внешний вид и повадки. А после этого с ними будет легко найти общий язык. Все ж вы теперь соседи. Да и дело одно делаете. В общем, постарайся, ладно? А там посмотрим, что получится".
        Серый кот нахмурился, с трудом привыкая к мысли о возможном сотрудничестве с нежитью, но я не стала больше ничего говорить: огромное войско как раз в этот момент стронулось с места, и на довольно долгое время мы оказались предоставлены сами себе. Ну, не то, чтобы очень долгое - так, на пару часов утомительного бега по пересеченной местности, которые, кстати, выносливые лошадки скаронов выдержали без всяких нареканий. А вот когда каменные стены Невирона нависли над нашими головами, наконец, пришло время отпустить всех добровольных помощников.
        - Пока, Ур, - бросила я, ловко съезжая со спины кота. - Пожелай нам удачи.
        "Пока, Гайдэ, - невесело вздохнул Хранитель, на мгновение прижавшись носом к моему плечу. - Ты - очень странная Ишта. Я с трудом тебя понимаю. И ты творишь такие вещи, которые я до этого дня счел бы совершенно невозможными или даже безумными. Однако у тебя почему-то получается. Даже с демоном... так пусть же и ты сегодня сумеешь меня удивить. Пусть у тебя все получится".
        "До встречи, друг мой", - тепло улыбнулась я, краем глаза следя за тем, как армия скаронов выстраивается напротив долгожданной цели.
        "До встречи, Хозяйка", - шепнул Серый кот и бесплотным духом растворился в воздухе.
        Я глубоко вздохнула, мысленно прощаясь с могучим защитником, потом решительно тряхнула головой, отчетливо сознавая, что совершенно права относительно значимости котов-Хранителей для древних Гор. Наконец, ощутила под землей пока еще мелкую, но уже стремительно нарастающую дрожь, которая быстро перекинулась на скалы и заставила сорваться с их вершин несколько крупных камушков. А потом чуть прищурилась и непримиримо вздернула подбородок.
        - Ну что, враг мой? Вот мы и у твоего порога. Чем ответишь на этот раз?
        Мрачные скалы Невирона, не так давно замкнувшиеся в полноценное кольцо, сердито заворчали и, словно получив неслышный приказ, ощутимо дрогнули. Затем громко треснули, будто орех, зажатый в тугие клещи, и в мгновение ока разошлись на две половины. По всей высоте, от далекой вершины и до самого своего подножия.
        - Достойный ответ, - спокойно кивнула я, увидев разрастающуюся напротив войска громадную трещину. - Вот только правильный ли Ход ты сейчас совершил?
        Горы заворчали громче, будто действительно могли меня услышать, но спустя несколько секунд все-таки подтвердили приказ Хозяина - в резко наступившей тишине, будто створки гигантских ворот, они внезапно подались в стороны, открывая перед настороженно замершими людьми длинный, широкий, до краев залитый тьмой и кажущийся почти бесконечным проход. Прямую дорогу в Невирон. Как недвусмысленное приглашение. Как торжественный вызов на смертельный поединок.
        Тот самый вызов, при виде которого мои губы сами собой раздвинулись в нехорошей усмешке, а крепко спящий Лин отчетливо шевельнулся и тихо, угрожающе зарычал.
        Глава 12
        Когда горы разошлись на полкилометра, а земная дрожь практически сошла на нет, я незаметно подобралась. Стоящие рядом братья ощутимо напряглись, невозмутимые скароны еще плотнее сомкнули ряды, оборотни дружно ощетинились, держащиеся чуть в стороне Орденцы на всякий случай воззвали к своему равнодушному богу. Но, как ни странно, на нас пока никто не нападал. Ни нежить, ни люди, ни, тем более, Темный Жрец.
        Впрочем, не думаю, что мы увидим его прямо сейчас - для столь осторожного сукиного сына это было бы нелогично. Однако, в любом случае, он сегодня появится. Так или иначе, но захочет прибрать мои Знаки к рукам. Сила Ишты - слишком лакомый кусок, чтобы он позволил себе его упустить. Следовательно, он точно появится. Выйдет, наконец, из тени и впервые посмотрит мне прямо в глаза, а там... ну, там все уже будет зависеть только от меня. В первую очередь, потому, что с таким сильным магом никому, кроме Ишты, не справиться. И никому, кроме меня, не удастся его остановить. Следовательно, исход этой Игры решится в самом обычном поединке, так что я видела смысла ни бежать, ни прятаться за чужими спинами, ни, тем более, о чем-то сожалеть.
        Когда в образовавшемся ущелье что-то слабо шевельнулось, по рядам молчаливых скаронов прокатилась легкая волна беспокойства. Следом за этим в темноте зажглись два невероятно крупных, грязно-желтых глаза, а затем и медленно проступили очертания гигантского тела, при виде которого Орденцы как-то тревожно дернулись, хварды предупреждающе заворчали, а Фантомы мрачно переглянулись.
        "Хороший Ход, - скупо заметила я, изучающе разглядывая выползающее на свет чудовище. - Хороший, но предсказуемый: послать вперед своего демона - что может быть банальнее?"
        В том, что вижу перед собой именно демона, я даже не сомневалась - от гор в этот момент так отчетливо дохнуло смертью, что у оборотней на загривках просто шерсть встала дыбом, а у меня неприятно заныло в груди. Но, глядя на то, как извиваются во мраке мощные живые кольца, слыша, с каким треском сминаются под ними огромные валуны и как жалостливо стонут потревоженные склоны, я почему-то не чувствовала страха и с редким спокойствием размышляла над тем, чему раньше уделяла так мало внимания.
        А и в самом деле, почему мы видим его только сейчас? Почему Жрец так долго медлил и ни разу не использовал в Игре столь очевидный козырь? Это ведь его ЛИЧНЫЙ демон, правда? Его вторая половинка? Та самая грязь, которая и сделала его некогда Темным магом? Иного просто быть не могло. Но тогда почему он столько времени терпел? Чего ждал? Почему медлил? Или, может, правильнее спросить: почему он обратился к этому вескому аргументу именно сейчас?
        Странно, но, обойдясь с Горами и Долиной довольно грубо, Жрец действительно обихаживал Равнину, как опытный ловелас - несговорчивую красотку. Отчего-то не пошел на пролом. Не поставил ее на колени. И даже почти не тронул. Наоборот, терпеливо добивался. Аккуратно отрезал все пути к отступлению, держал своего демона на коротком поводке и, довольно бережно ставя на нее свои Печати... все это время чего-то ждал. Но чего? Того, что Равнина сама упадет ему в руки? Того, что она все-таки склонится перед ним и добровольно отдаст свои богатства? Покорив Горы, но так и не получив над нами власти... практически сломив Долину... уничтожив Степь и лишившись после этого ее настоящей благосклонности... неужели вдруг осознал, что грубой силой ничего не добьется? И в лучшем случае получит лишь обугленное пепелище, над которым нет интереса ни властвовать, ни кичиться своей крутостью, ни испытывать экстаз от чувства собственного превосходства? Да и над кем тут глумиться? Над трупами? Получив в итоге лишь жалкую тень того, чем хотел обладать?
        Что это? Прозрение? Откровение? Внезапное понимание того, что уничтожить - вовсе не значит победить? А свернуть кому-то по-быстрому шею совсем не означает доказать свою правоту? Или все дело в том, что Жрец просто не желал привлекать конкурентов? Не доверяя никому, решил самостоятельно захапать мои Знаки и посчитал, что делиться с еще одним потенциальным Хозяином не будет?
        Забавно.
        Но, может, именно здесь и кроется разгадка? Может, Жрец со своим демоном и тот... второй маг, который растворился в личности Дангора... никогда и не действовали по-настоящему заодно? Жили, так сказать, как два паука в одной банке, но интересы блюли исключительно свои? Может, поэтому Жрец не вмешался, когда я оттяпала Долину и Горы у его соседа? Поэтому позволил нам безобразничать у "приятеля" в огороде?
        Хм.
        А что? Это многое бы объяснило. И его поразительное бездействие, и столь длительное невмешательство в мои дела, и неоправданное терпение... но тогда получается, что наш Жрец - не просто сильный Игрок. Он - Игрок хитрый, опытный. Умеющий подолгу выжидать, способный получать выгоду из собственных мелких просчетов и явно не гнушающийся ударить в спину. Действительно - как древний, много поживший Змей, давно научившийся сдерживать свое нетерпение. И лишь когда, наконец, все роли окончательно определись... когда Игроки заняли свои места, а я создала последнюю декорацию и отодвинула кулисы, то...
        Неужели вот он - мой коварный и самый верный враг?
        Не буду врать, что совсем ничего не дрогнуло внутри - выбирающаяся из ущелья тварь была действительно жуткой. Плоская треугольная морда, почти царапающая макушкой низкие тучи; немигающие, равнодушные до тошноты змеиные глаза, умеющие видеть сквозь Пустоту; гибкое, абсолютно нечувствительное к магии тело, извивающееся громадными кольцами; крупная серовато-зеленая чешуя, покрытая ядовитой слизью; узкие вертикальные зрачки, в которых мрачно горело алое пламя Подземелий... вот уж и правда - демон. Здоровенный, окутанный плотными клубами Тени, сочащейся из разверзшейся под Вратами норы; предположительно сильнейший... однако все равно не такой впечатляющий, как можно было бы ожидать.
        Странно, да?
        Я мысленно пожала плечами, пристально следя за тем, как из темноты в нашу сторону с ленивой грацией выползает громадный Змей. Буквально кожей ощущая размеренную неторопливость его сонных, довольно скудных мыслей, но при этом хорошо видя, с каким вялым интересом и даже недоумением древний демон пытается разобраться в происходящем. Причем, он с такой неторопливостью и откровенным сомнением оглядывал Степь, так внимательно рассматривал копошащиеся внизу человеческие букашки, так пристально изучал разошедшиеся в стороны горы, что вряд ли банально играл на публику. Да и незачем ему что-то там из себя изображать. Ни к чему Высшему демону прикидываться дурачком - не та у него задача.
        А вот у меня, наоборот, вопросов возникло немало. В первую очередь, потому, что наличие такого вялого, сонного и почти безопасного демона абсолютно не укладывалось в голове. Судьба Дангора и его хозяина еще не успела выветриться из моей памяти. И, исходя из цепочки предшествующих событий, логично было бы предположить, что эта раскормленная до безобразия змеюка тоже должна иметь не только впечатляющие габариты (с этим-то как раз у него проблем не было), но и весьма пугающие возможности. Демон сильнейшего некроманта Во-Аллара, по идее, должен поражать одним своим видом, вводить смертных в ступор, пугать до дрожи... а он, похоже, даже не расчухался как следует. Глядя на то, как он медленно ворочается и озадаченно озирается, создавалось стойкое впечатление, что до этого момента он действительно крепко спал, убаюканный льющейся сверху дармовой силой - в темноте, в тишине и мягком уюте молчаливых гор, ставших для него одновременно и тюрьмой, и надежной охраной. Спал и видел свои кровожадные сны до тех пор, пока не случилось что-то, что его разбудило.
        Интересно, кто надоумил Жреца усыпить это чудовище? Кто помог усмирить его вечный голод? И что за умник нашел столь изящный, хитроумный и поистине великолепный выход из скользкого положения? Наделить призванного демона огромной силой... взрастить с помощью чужой крови... организовать его постоянную подпитку с помощью Важного Дня... а потом заставить мирно уснуть, чтобы не дать возможности подмять себя под его окрепшую волю...
        Черт!
        Я внезапно почувствовала уважение к этому изобретательному сукиному сыну, сумевшему разрешить для себя столь серьезную проблему. И нашедшему столь удачный выход из, казалось бы, совершенно безвыходной ситуации. В свете того, что я услышала сегодня от Ура насчет Темных магов и их демонов... с учетом сведений, что дал мне когда-то Лин... после всего того, что я увидела в Дангоре и его неразумном хозяине... блин! Я действительно была готова аплодировать своему врагу за столь тонкий расчет! Это ж надо было придумать - на века усыпить своего прожорливого демона и, таким образом, полностью его обезвредить! Надо было дотумкать до такого простого и, вместе с тем, изумительного по эффективности решения!
        Твою маму... кажется, мой враг - действительно гений!
        И, кажется, я его все-таки недооценила.
        - ЛЮ-Ю-ДИ-И-И... - внезапно донеслось до нас тихое шипение. - ЗДЕС-С-СЬ... И СНОВА - ЛЮДИ-И-И...
        Я прикусила губу и с досадой посмотрела на возвышающегося над нами демона.
        - С-С-МЕРТНЫЕ... МО-И-И... Ж-ЖЕРТВА-А...
        Змеиная пасть с неприятным звуком раскрылась, и вот тогда на нас пахнуло... нет, не смрадом, но такой волной чудовищной, противоположной мне по знаку силы, что я вздрогнула всем телом и едва не попятилась. В одном этом вздохе таилась такая дикая, ничем не сдерживаемая мощь, такая убийственная концентрация смерти, что мне физически поплохело. Да так резко, что Асу пришлось подхватить меня под руку, чтобы удержать от падения.
        Это было похоже на то, как если бы на мои плечи внезапно рухнула бетонная плита - холодная, огромная и настолько тяжелая, что под ней было невозможно устоять. Или мощный удар невидимого кулака, от которого разом перехватило дыхание и разом заныли все кости.
        Не знаю, что именно он делал, но, кажется, я напрасно решила, что легко отделаюсь. И напрасно подумала, что Жрец не без причины приберегал этот весомый козырь до последнего: даже Дангор при всей своей кровожадности не имел такой опасной для меня начинки. Даже в нем не имелось столь высокой концентрации яда. И даже он не сумел НАСТОЛЬКО сильно на меня повлиять. При том, что к нему я рискнула подобраться почти вплотную, а эта тварь до сих пор находилась на приличном отдалении.
        Но, что самое мерзкое, ЭТОТ демон меня еще даже не почувствовал. Он не был зол. Он не видел Ишту, не испытывал ко мне ненависти и пока не собирался никого убивать. Это был всего лишь выдох... самый обычный... к тому же, пришедшийся по нам только краем. Просто тупая, грубая, нерассуждающая сила. Чистые эманации смерти. Однако даже от них меня жестоко скрутило, едва не вызвав острый приступ знакомого до отвращения бессилия.
        Я невольно сглотнула.
        Твою мать... дерьмово... это очень и очень дерьмово, как любит говорить мой грубоватый "брат" Гай. Все настолько хреново, что я даже не могу этого описать. Кто бы сказал раньше, что у Жреца есть ТАКОЕ прикрытие - сто раз бы еще подумала, прежде чем соваться сюда без зенитно-ракетного комплекса нового поколения за спиной. Нет, мы, конечно, предполагали, что Невирон преподнесет нам немало неприятных сюрпризов, но демон такого уровня... м-да... похоже, нам придется кардинально менять свои планы. Потому что этот монстр способен в мгновение ока уничтожить все живое в радиусе пары тысяч километров. Вялый. Сонный. Расслабленный. И, в общем-то, пока еще не злой. Так, дохнул легонько, чтобы хрюкальце прочистить, а Степь едва не застонала и не рассыпалась прахом. Зато когда он обратит на нас взгляд по-настоящему...
        Черт. Вот теперь я, наконец, понимаю, почему эта тварь так долго оставалась не у дел. И почему Хозяин Степи столько времени держал ее в оглушенном состоянии. Кормил-поил, конечно, как на убой, но призывать не рисковал. Пожалуй, это было бы сродни тому, что взорвать атомную бомбу, желая всего лишь почистить задний дворик от скопившегося там мусора. Этот демон был невероятно, просто чудовищно силен. Смертельно опасен даже для меня. Но больше всего убивало то, что он стал таким лишь после того, как над ним старательно поработали чьи-то умелые, невероятно талантливые и, безусловно, ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ руки.
        Почувствовав мою неуверенность, братья попытались осторожно отступить. Но именно ощущение донесшегося от них мгновенного колебания заставило меня прийти в себя, встряхнуться. А потом выпрямиться, упрямо стиснуть зубы и, тихо себя ненавидя за ложь, вполголоса бросить за спину:
        - Эр, Род - вернитесь к святошам и передайте, что Карающим нужно растянуть свой щит, чтобы укрыть скаронов и оборотней от второго выдоха. На как можно более долгий срок. Сами они не додумаются, а Фаэс может и проморгать нужный момент. Поэтому - вперед. Мейр, Лок - сейчас вы нужнее своим стаям. Держите связь с Асом и координируйте своих по ситуации. Дей, бери Рига за шкирку и готовьтесь активировать весь Голубой Огонь, который притащили сюда скароны. Но в сторонке. Так, чтобы никого не задеть. Заодно, подумайте над тем, как его перекинуть в нужное местечко, не попав по удар этой змеюки. Все поняли?
        Ответом мне стала гнетущая тишина. Фантомы насупились, набычились и едва не зарычали, поняв, что я снова их отсылаю. Однако смолчали, потому что не хуже меня понимали, что время споров и пререканий прошло.
        - Нас ты тоже собираешься прогнать? - хмуро осведомился Бер, когда в этой недоброй тишине тревожно всхрапнули чужие кони.
        Я поморщилась.
        - Нет, конечно. Куда ж я без вас?
        Ас смерил меня тяжелым взглядом, но я лишь спокойно кивнула. Потому что, во-первых, уже приняла решение. А во-вторых, точно знала, что уж кого-кого, а этих четырех упрямцев точно никуда не заверну. Да и прав он - мы теперь друг без друга никуда. Ни в жизни, ни в смерти. Причем, в смерти, быть может, даже больше, чем во всем остальном.
        - Мейр, Лок - меняйте личину, - наконец, сухо велел Алый, поняв, что я не лукавлю и больше не собираюсь их обманывать. - Вам действительно лучше держаться своих.
        Оборотни покосились с огромным сомнением, но все-таки послушались - мгновенно обернувшись, тут же прыснули в стороны двумя разноцветными молниями, бесследно пропав в толпе.
        - Дей, Род, Огонь теперь полностью на вас с Ригом. Что делать - вы знаете. Только сигнала вам уже никто не подаст, так что сориентируетесь по обстоятельствам. Да и. . заберите с собой Лина - ему тут нечего делать. Гайдэ он будет только мешать.
        Маг и Хас дружно нахмурились, но и тут перечить не стали - убедившись, что "красный" снова взял на себя роль лидера, а я против этого не возражаю, все-таки неохотно попятились, по привычке молча испросив у меня разрешение.
        - Свободен, - беззвучно шепнула я на ухо своему ангелу-хранителю, на мгновение прижав его к себе. - Теперь ты от всего свободен. Даже от меня. Отныне твоя клятва недействительна. Ты волен распоряжаться собой так, как посчитаешь нужным. А пока спи. Спи крепко, душа моя. И пусть у тебя сложится новая счастливая жизнь.
        Дей, на мгновение задержавшись, осторожно забрал слабо заскулившего шейри и, в последний раз кинув на Владык выразительный взгляд, бесследно растворился в толпе. Риг, стоявший чуть поодаль, растеряно моргнул, едва не задав самый глупый вопрос в своей жизни, но был тут же увлечен Роданом в противоположную от демона сторону. Поближе к одинокой выемке у ближайшего холмика, куда мы запрятали свое единственное действенное оружие против нежити.
        Как оказалось, Хас еще помнил наш разговор в Невироне. И, к счастью, уже научился мне доверять. Хотя, если бы он только знал...
        - Идем, - тихо сказала я, когда мы остались впятером. - Надо подобраться поближе.
        - Надо, но не пешком, - согласился Бер, коротким свистом подзывая своего Буцефала.
        Ван только метнул в мою сторону острый взгляд, да и Гор, слава богу, ничего не сказал, хотя лучше многих понял, ради чего именно я решила сменить диспозицию. Остальные молча забрали услужливо поданные поводья, вскочили в седла и, даже не подумав о том, что я осталась без средства передвижения, двинулись в сторону лениво потягивающегося Змея. Напряженные. Настороженные. Но все такие же верные, надежные и неустрашимые, как прежде. Мои братья. Мои Тени. Мои потерянные души, которые я поклялась сберечь любой ценой.
        Глядя в спины медленно удаляющихся Сапфира, Изумруда и Адаманта, я вдруг снова почувствовала нерешительность. И отчаянно засомневалась, что имею право ТАК ими рисковать.
        Блин. А что будет, если я все-таки ошиблась? Если расчеты окажутся неправильными, а способностей Теней просто не хватит на то, чтобы совершить задуманное? Я так много ошибалась раньше, так часто оступалась и давала своему врагу лишний шанс на победу, что и сейчас не могу об этом не думать. Не могу не испытывать дрожи при мысли, что наша общая жертва может стать совершенно напрасной.
        Боже... надо им сказать...
        - Не надо, - едва слышно шепнул оставшийся последним Ас, уверенно подхватывая меня за талию и решительно усаживая в седло впереди себя. - Мы слышим тебя. И тоже считаем, что это - хорошая цена.
        Я со стыдом опустила голову.
        - Молчи, - твердо повторил брат, оставляя позади беспокойно зашевелившуюся армию и, кажется, подав Аро какой-то знак, по которому все до единого Алые вдруг отступили на шаг назад и непонятно зачем перестроились. - Для нас это даже лучше. И я бы на твоем месте поступил точно так же. Поэтому не оправдывайся и не забывай: твои мысли все еще открыты для нас. Даже когда ты этого ОЧЕНЬ не хочешь.
        Я окончательно понурилась и поняла, что убьюсь о первый же камень, если мы только выживем. Потому что то, к чему я столько времени готовилась, было настолько мерзко и отвратительно, что я начала искренне ненавидеть сама себя. Всего лишь за то, что вообще об этом подумала. И за то, что именно сейчас начала сознавать, в чем кроется истинный смысл рассказанного Уром примера с чумой. А также то, почему хорошим правителям нередко приходится принимать жестокие, откровенно дерьмовые, мерзкие, убийственные для совести, но при этом ПРАВИЛЬНЫЕ решения. Те самые, от которых хочется потом волком выть и малодушно повеситься на первом же суку.
        Но у меня, к сожалению, нет на это ни времени, ни права. У меня нет возможности избежать этой гнусной развилки или же пустить события по иному пути. Я сама выбрала третью сторону. Сама отказалась от чужой помощи. Сама приняла ЭТО решение. И уже тогда знала, что однажды снова окажусь на перепутье. Я все это знала, не спорю. И еще в Хароне, когда отпаивала Лина собственной дейри, смутно предчувствовала, что вскоре должна буду использовать все, что в моих силах... все, что только подвернется под руку... вернее, ВСЕХ, кто только окажется рядом. Невзирая на симпатии, чувства, отчаянно бунтующую совесть и отвращение к самой себе. Так, как и говорила когда-то Риа. Но иного просто не дано. Время от времени всем нам приходится чем-то жертвовать: или собой, или другими. Либо теми, кто слаб и смертен, либо же теми, кто силен и, как ни крути, во второй раз умереть уже не может. А если и может, то не при тех обстоятельствах, которые я могла бы допустить. Меньшее из зол...
        Ненавижу такой выбор!
        НЕ-НА-ВИ-ЖУ!!!
        Однако он уже сделан. Мной. По доброй воле. И этот выбор даже поддержан со стороны, хотя я совсем не думала, что это окажется так легко. А теперь - все: он, мой путь, просто лежит передо мной. Заранее просчитанный, мрачный и абсолютно понятный, но при этом единственно возможный. Верный. До отвращения правильный. Тот самый выбор, за который я когда-то упрекала Эннара Второго.
        - Прости меня, брат, - прошептала я, ненадолго прикрыв глаза, чтобы не видеть нагоняемых нами братьев. - Все вы... простите...
        Ас только улыбнулся, кажется, даже наслаждаясь мерным цокотом копыт, почему-то звучащим в Степи неестественно громко. И абсолютно не испытывая трепета перед медленно приближающимся демоном, которому, судя по всему, который все это время продолжал лениво потягиваться, сладко жмуриться, ежиться, расправляя и снова скручивая свое тело в тугие кольца. Но все еще настолько медленно и неестественно спокойно, что это уже даже раздражало.
        Бог мой... мы ведь его убивать сюда пришли. Стоим как дураки... в смысле, едем к нему, почти что уперев копья в стремена... едва не трубим в рога и не бросаем официальный вызов... а он только что блох не вычесывает, скотина!
        Хотя какие у змей могут быть блохи?
        Я тяжело вздохнула.
        - Эх, парни... если б вы знали, как я не хочу вас тут видеть.
        - От тебя уже ничего не зависит, - хмыкнул вполголоса Бер.
        - Об упрямстве скаронов не зря ходят легенды, - задумчиво согласился Ван, даже не обернувшись. - А мы, хоть и перестали считать себя настоящими скаронами, все же успели немного вспомнить это странное чувство. Знаешь, иногда бывает - делаешь настоящую дурость, а потом оказывается, что это - наилучшее решение. Или встаешь в круг с заведомо более сильным противником, которого тебе не одолеть, но потом что-то случается, и ты вдруг понимаешь, что это было как нельзя кстати. И что, не погибнув от его руки, ты, как ни странно, многому у него научился.
        Ну вот. Интересно, кто из нас кого перехитрил? Они, когда по привычке бессовестно подслушивали мои мысли? Или я, когда, не рискнув сказать о своей бредовой идее вслух, понадеялась, что мне не придется этого делать?
        - Ты уверен? - горько прошептала я, пряча глаза.
        Бер удивленно крякнул.
        - Милая! То, что ты задумала и о чем с такой настойчивостью умалчиваешь, ровным счетом ни о чем не говорит!
        Я снова вздохнула.
        - Я - сволочь. Тебя это не смущает?
        - Не-а. Мне это, как ты любишь говорить, фиолетово. По той простой причине, что пока мы живы, ты просто-напросто не умрешь, а пока жива ты, нас никакая тварь не сумеет прибить. Вот так-то, сестричка. Замкнутый круг получается. Второй закон Джаоро, если тебе это о чем-то говорит.
        Я покачала головой.
        - Вы просто сумасшедшие.
        - Так, может, в этом и есть наш шанс? - задумчиво оборонил Гор, слегка придерживая своего скакуна.
        Я вздрогнула от неожиданности, перехватив его пристальный, полный мрачноватой решимости взгляд, на мгновение замерла, со страхом ища в нем признаки отвращения или брезгливости. Ошеломленно моргнула, не найдя ни того, ни другого. А потом растерянно опустила плечи.
        - Господи... брат, да вы действительно спятили! Вы что, совсем не боитесь?!
        Гор пожал плечами.
        - Помнишь, я как-то спросил, как ты относишься к моим новым потребностям? И к тому, что мне приходится пить твою дейри, как самой настоящей Твари? Помнишь, что ты тогда сказала?
        Я нахмурилась.
        - Нет.
        - Ты сказала, что тебе все равно, какую цену с тебя потребуют за мое воскрешение. И что пойдешь на все, чтобы вернуть нам жизнь. А помнишь, чего НЕ увидел тогда в тебе я?
        - Э...
        - Отвращения, - совершенно спокойно договорил брат. - Ненависти. Презрения. Страха. Неужели забыла?
        Я окончательно смешалась.
        - Да какое это имеет значение?! Сейчас совсем другое дело! Ты не мог себя контролировать и нуждался в помощи, тогда как я...
        - Сейчас нуждаешься в помощи ТЫ: без нашей силы тут не справиться. Ты это знаешь. Я это знаю. Мы все это прекрасно понимаем. Так какое имеет значение затребованная цена?
        Под внимательным взглядом Адаманта я совсем сникла.
        - Я надеялась, что вы меня услышите... и я боялась, что это действительно произойдет. Я не смогла честно... просто побоялась. Мне иногда кажется, что враг настолько близко, что затаился именно среди друзей. Поэтому я... не сумела. И поэтому же ничего не сказала остальным.
        - Мы услышали, - все так же спокойно подтвердил мои догадки Ас. - И мы тоже думали об этом. А потом пришли к выводу, что это - хороший Ход. Неожиданный. Тот самый, которого никто не ждет.
        - А если у меня не получится? - поежилась я, покосившись на медленно приходящего в себя демона.
        - Мы тебе верим.
        - Чудесно, - мрачно отозвалась я. - Прямо замечательно. И так смешно, что я сейчас упаду. С чего вдруг ты вспомнил, что на свете есть такая вещь, как черный юмор?
        - А я не шучу, - хмыкнул Алый, обняв меня покрепче. - Подумаешь, еще одна смерть? Что я в ней не видел? Полагаешь, с нами может случиться что-то хуже, чем то, что было до тебя?
        Я только вздохнула и перестала, наконец, терзаться пустыми сомнениями. Раз уж они давно все поняли, раз отлично знали, что я задумала, раз дружно заявили, что это не я такая мразь, раз прошу их на это пойти, а так действительно нужно...
        - Какая же ты еще глупая, - тихо шепнул Ас, на мгновение обняв меня со спины. - Но, хвала Лойну, уже успела немного повзрослеть. И понять, что иногда личные интересы приходится отодвигать на второй план, чтобы сохранить что-то, гораздо большее, чем своя собственная жизнь. И что-то, что намного важнее, чем твоя возможная смерть.
        Я слабо улыбнулась.
        - Спасибо. Умеешь ты обнадежить, братик...
        Ас снова хмыкнул, но больше ничего не сказал. Да оно и не требовалось - мы и так прекрасно поняли друг друга.
        Глава 13
        Как ни странно, Змей позволил нам приблизиться совершенно безнаказанно. Ни хвостом не дернул, смахивая дерзких козявок, ни дохнул еще разок, чтобы оставить от нас одни воспоминания, ни вообще не пошевелился. Как застыл посреди Степи безногим сусликом, так и не рыпнулся, даже когда обнаружил нашу дерзкую пятерку под самым своим носом.
        Не буду лгать - находиться рядом с этой тварью было неприятно. Причем, настолько, что если бы не насущная необходимость, я бы ни в жизнь не рискнула к ней подойти. Жаль, что не судьба. Жаль, что приходится давить едва зарождающийся подленький страх и жестоко резать на корню просыпающуюся тревогу. Но я даже отступить сейчас не могу. И не имею права показать, что даже наилегчайшее дыхание все еще сонного демона причиняет мне сильную боль. Никто не должен знать, как тошно мне становится от одного его взгляда. И то, что с каждым мгновением у меня животе все сильнее стягивается отвратительно холодный, мерзкий узел.
        Когда мы оказались на расстоянии в несколько сотен шагов, демон, наконец, соизволил оторваться от созерцания Степных красот и перестал изучать с высоты своего роста пришедшую по его душу армию. Разумеется, его не тронул наш воинственный вид, а всего лишь стало любопытно, что за букашки вдруг рискнули наступить на его серо-зеленый хвост. И, разумеется, он ни на миг не допускал мысли, что от нас может быть хоть какой-нибудь урон. Какой, на фиг, урон от пяти смертных игрушек, которых он способен уничтожить одним движением век?! И которые смотрятся рядом с ним, как больные чумой блохи рядом с многотонным Годзиллой?!
        Тем не менее, внимание на нас он все же обратил. Даже нет, не так - он УДЕЛИЛ нам крохотную толику своего драгоценного времени. Как раз между сладким потягиванием, сонным зевком и ленивой мыслью о том, кого ему лучше сожрать первыми: близстоящих скаронов с их неудобными доспехами, которые наверняка застрянут в зубах, или же святош с их вызывающими белыми плащами и раздражающими манерами? Полагаю, эта сложная дилемма так его увлекла, что он не сразу сообразил, кого именно видит. Может, даже решил начать именно с нас, но потом опустил голову чуть ниже, с вялым любопытством всмотрелся. А спустя всего пару синов недовольно сморщился.
        - ИШ-Ш-ШТА...
        Надо же, какой умный. Помнится, Дангор провозился дольше.
        - С-С-СЛАБЫЙ... С-С-СМЕРТЫЙ... СМЕШ-Ш-НОЙ ИШ-ШТА... ОПЯ-ТЬ-С-С... И ЕЩЕ ОДИН... ХОЗЯИН...
        Я завороженно уставилась на мелькнувший в широкой пасти раздвоенный язык. Интересно, это он специально? Или способность к гипнозу у него, как у некоторых магов, врожденная? Черт. Никогда не уважала змей. И глаза их мне совсем не нравятся. Когда туда смотришь, создается впечатление, что чешуйчатая гадина знает что-то такое, до чего мне еще расти и расти. А уж ЭТА гадина... бр-р. Хоть и не действует на Ишту неподвижный взгляд василиска, хоть и не поддаюсь я страшноватому очарованию смерти, но все равно - дело дрянь.
        Впрочем, я не за этим пришла. Мне сейчас нужно совсем-совсем другое.
        Мысленно перекрестившись, я задрала голову повыше и дерзко уставилась в мертвенно-желтые глаза Змея.
        - Эй, ты! Червяк-переросток! Ты меня слышишь?!
        У демона удивленно дрогнули веки.
        - Чего уставился?! Тебе, между прочим, вопрос задали!!
        - С-С-СЛЫШ-ШУ. ТЫ ДЕРЗОК, Ч-ЧЕЛОВЕЧЕК.
        - Уж какой есть. Слышь, желтопузый, а ты чем свою чешую мажешь, чтобы так блестела? Просто слюнями или пользуешься мазью от запоров?
        - Ш-Ш-ШТО-О?
        - Говорю: в какой дряни ты себя извазюкал? - повысила я голос. - Она, случаем, не заразная? Если я толкну ее на черном рынке по медному лату за кило, окупится?
        Демон озадаченно моргнул.
        Черт. Он что, тупой? Или еще не проснулся до конца? Может, стимульнуть его по-другому? У кого есть подходящих размеров клизма с битым стеклом? Говорят, в таких случаях хорошо помогает.
        - Смотри, не переиграй, - с неуместным смешком посоветовал Ас, возвышаясь за моей спиной неподвижной черной статуей. - Вдруг не поверит, что ты это всерьез?
        - Я не всерьез?! - громко возмутилась я, краешком глаза следя за непонимающе шевельнувшимся демоном. - С моим-то практичным подходом?! Брат, окстись! Где это видано, чтобы змеюка таких размеров безнаказанно поганила землю?! На мыло ее! Только на мыло!
        - Зачем нам столько мыла? - скупо заметил Ван. - Лучше башку ему отрубим и все дела.
        - Угу, - охотно согласился Бер. - Нам во Дворце как раз симпатичного чучелка не хватает.
        Я выжидательно посмотрела на мерно сжимающиеся змеиные кольца, которые ощутимо напряглись и задвигались в несколько ином ритме, чем раньше. Но демон все еще странно молчал. Его даже насмешка не смогла расшевелить как следует. Блин. Видимо, он все-таки тупой. Или просто шуток не понимает? Или же шутка оказалась слишком сложной? А может, он до сих не сообразил, что над ним просто-напросто издеваются?
        - Червяк молчит, - глубокомысленно изрекла я, придирчиво изучая сложный рисунок чешуи на боках демона. - Червяк думать изволит. Может быть, червяку нужно помочь? Сделать так, чтобы он начал думать побыстрее?
        - Согласен. Где тут у него хвост? - деловито осведомился Бер, принявшись внимательно изучать распаханную на глубину человеческого роста землю. - Говорят, если изловчиться и дернуть змею за самый кончик, когда она только-только проснулась, можно услышать, как она поет.
        - Змеи не поют, неуч, - фыркнула я, деланно не замечая, как у демона постепенно меняется выражение глаз. - А фальцетом пищат только кастраты, которых хорошенько прижмут за...
        - Без подробностей, пожалуйста, - поморщился Ван. - Что вы сделали с Горлопаном, я очень хорошо помню. Так что не напоминай лишний раз. И так кошмары по ночам снятся.
        - А что сразу я?! Он первый начал!
        - Тем более. Кстати, как считаете: когда эта туша издохнет, сколько времени нам понадобится, чтобы ее освежевать?
        - С ума сошел?! - возмутился Бер. - К утру тут такая вонища поднимется, что все задохнемся! Забыл, что с нежитью солнышко делает?!
        - А это - высшая нежить, - уперся Ван, придвинувшись к братьям еще ближе. Демон, между тем, приподнял свои многочисленные кольца и недобро навис над нашей переругивающейся пятеркой. - И вообще, он не должен тухнуть так быстро. Не медянник, в самом-то деле. Небось, защитой какой-нибудь да обладает?
        - Хочешь сказать, мы не сможем его пристукнуть? - изумился Бер, незаметно высвобождая ноги из стремян.
        - Сказал тоже! Дангора ж пристукнули? Чем этот хуже?
        - Э-эй! Придержите коней! Дангор - мой! - снова посчитала нужным встрять я. - Неча на чужое добро рот разевать! Вот зашибете себе другого демона и - пожалуйста, гордитесь. А Дангор - только мой!
        - Жадина!
        - Да! Я и не отрицаю! Но у каждого свои маленькие недостатки! Кто-то горазд шляться по бабам, кто-то травку курит, а кто-то всего лишь собирает коллекцию миленьких славных зверушек, которым удалось ненароком и совершенно случайно снести их тупые головушки, до того, как в них завелась вредная мысль попробовать кое-кого на зуб.
        Бер только отмахнулся.
        - Ну тебя с твоими намеками. Лучше ответить: как червяка свежевать будем?
        - А как надо? - удивилась я, отметив про себя, что небо над нами ощутимо потемнело, а остальную Степь накрыла густая черная тень чужого недовольства. - Нас пятеро - он один. Я зайду с головы, ты с другого конца...
        - Что?! Опять я с задницы?!
        - Ну, не с передницы же!
        - Блин! Да почему я опять должен изучать чье-то немытое очко, когда тут полно других место, где можно оторвать красивую чешуйку?!
        - Красивую?! Брат, да где ты видишь красивую?! Грязная, зеленая, вонючая, склизкая, как пиявкина блевотина... да это убожество на свету показывать стремно! Продавать придется из-под полы! Старательно пряча и активно привирая, что, дескать, это мы у Лойна с пуза незаметно срезали, чтобы хоть какое-то бабло срубить! А иначе не прокатит! Кто ж на такое ничтожество позарится?!..
        На удивление, мы так разошлись, что чуть не забыли про медленно обалдевающую армию, до которой наши вопли, надо полагать, доносились если не все, то, наверное, почти все. И которая, думается мне, должна была дружно решить, что мы сошли с ума, и некрасиво повертеть указательным пальцем у виска. Хотя нет, я совсем забыла: скароны - народ особенный. За своими Владыками пойдут хоть на край света, ни на миг не усомнившись в том, что так надо. Так что пальцами сейчас в нашу сторону тыкали только чужаки. То бишь, доблестные святоши, совершенно выбитые из колеи, но при этом старательно готовящие защитное поле, о котором я их попросила; и, разумеется, бедняга Фаэс, который явно сообразил, что мы неспроста нарываемся, но даже предположить не мог, чего, собственно, ради.
        Сочувствую ему. Очень. И даже ощущаю нечто, похожее на стыд. Но остановиться уже не могу: Остапа, как говорится, несло.
        - ...брат, ты, честное слово, спятил! Хотя я, к примеру, не знаю, как можно сойти с ума второй раз за жалкие пятнадцать минок! Надеяться на то, что управимся со свежеванием до утра - то же самое, что совращать малолетку! Долго, глупо и неудобно! К тому же, потом можно так влипнуть... нет, если ты добросовестно располосуешь это земноводное от морды до хвоста своей зубочисткой, я возражать не буду. Но только представь, сколько там успело накопиться дерьма! И подумай о том, как все это вывалится наружу, окатив с головой всех наших друзей, которые совсем не заслужили такого зловонного купания!
        - Какие друзья?! - тут же возопил Бер, явно оскорбившись на "зубочистку". - Наши в сторонку отойдут! Не идиоты же - стоять под струей? А святош не жалко. В конце концов, в чем их за последнее время только не купали!
        - Не, даже для них это слишком, - рассудительно заметил Гор, с насмешкой покосившись в сторону "белых прыщей". - Надо бы предупредить Горана заранее.
        - Что-то ты сегодня слишком добрый!
        - Не слишком. Просто денек выдался хороший. Самое то, чтобы набить кому-нибудь грязную морду.
        Я мельком покосилась взгляд наверх, по достоинству оценив опасно сузившиеся глаза демона, до которого, наконец, стало что-то доходить, а потом наклонилась к Асу.
        - Ты, кстати, завещание написал?
        - Аро все сделает, - тихо отозвался Алый, с трудом удерживая нервно перебирающегося ногами скакуна на месте. - Думаю, он справится. А Ино сумеет заменить Бера. Кажется, они неплохо друг друга понимают.
        - Чудненько. Ну что, играем по-крупному, братишка?
        - Играем, - тонко улыбнулся Ас и, краем глаза ухватив над головой непроглядную тень, крепче сжал мою руку. - Не волнуйся: это совсем не больно.
        Я криво улыбнулась в ответ.
        - Я не волнуюсь. Не ты один когда-то умирал.
        Брат только понимающе прикрыл веки. А больше ничего и не успел - нас, наконец, накрыло с головой. То ли бешеным ураганом, то ли холодной волной чудовищного цунами... не знаю. Мне сложно описать те ощущения. Все до сих пор как в тумане. Помню лишь тугой водоворот силы, вознамерившийся выхватить меня из рук брата, лютую стужу, сковавшую своим дыханием мои губы; заглушающее все остальные звуки громкое шипение, напоминающее звук набирающего ход паровоза; и резкую яркую вспышку, больно ударившую по глазам.
        Все случилось настолько быстро, что я не успела ни вскрикнуть, ни схватиться за Аса понадежнее, ни даже увидеть напоследок, как обрекающе распахивается над нами гигантская пасть, из которой выкатывается наружу колючий ветер чужого дыхания. Со стороны, наверное, это выглядело даже красиво: зрелище собственной приближающейся смерти не может не завораживать. Но тогда я об этом не думала. Просто в один прекрасный миг меня сдавило тугим обручем чужой воли. Обдало бешеным порывом ледяного ветра. Посекло кожу холодными кристалликами. Сорвало ее прочь, обнажив еще живое нутро. Оголило мышцы, кости, нервы. Заживо сожгло, не оставив ни единой неповрежденной клеточки. Напоследок лишило опоры, пошатнуло и играючи швырнуло куда-то в сторону.
        Мгновением спустя я окончательно потеряла направление и ощущение реальности; куда-то долго-долго падала, совершенно не чувствуя тела. На какое-то время ослепла, оглохла и потеряла способность дышать. А потом с размаху рухнула на что-то твердое, больно ушибла колени, крепко приложилась лбом обо что-то, явно вещественное и весьма... просто чертовски острое... после чего, наконец, сумела кое-как вздохнуть и рефлекторно закашлялась. Хотя, конечно, в моем положении ни кашель, ни боль, ни иные ощущения не должны были приносить неприятностей. Какие могут быть неприятности у мертвецов?
        Однако все же странно... в прошлый раз я чувствовала себя не в пример лучше.
        Черт. Больно.
        Нет, даже не так: ОЧЕНЬ БОЛЬНО!! Везде. Повсюду.
        Что за фигня? И откуда это взялось? Здесь? В Тени? Где нет ничего знакомого и по-настоящему реального?
        Но мне все-таки больно... причем, изрядно и абсолютно неконкретно. Никак не могу понять, что и где не в порядке. Будто я не умерла, а все еще какой-то малой, некстати помнящей частичкой могу ощущать свое изуродованное тело. Слабое, человеческое, жестоко разорванное на куски и почти истаявшее под натиском чужеродной магии. Магия смерти... энергия, противоположная мне по сути... ее было так много вокруг, что я просто не могла уцелеть. Змей исторгнул ее из себя так много, что этим объемом можно было бы, наверное, затопить все Тихое Плато. Но не судьба. Не повезло. Вся она обрушилась на нас - пятерых дураков, рискнувших дразнить дракона в его логове.
        Блин. Мне-то казалось, что все пройдет гораздо легче. Не так погано. Не так муторно. И я очень надеялась, что на ЭТОЙ стороне уже не будет ни боли, ни слез, ни тяжких воспоминаний. Особенно о том, на что именно я рискнула променять свою драгоценную, считавшуюся неуязвимой и чуть ли не неуничтожимой шкуру.
        Ох-хо-хо...
        Больно... больно... больно... боже, ну почему же мне снова так больно?! Ведь если я благополучно умерла, то где моя любимая Тень?! Где молчаливая пустота, с которой так удобно вести бессмысленные диалоги?! И где благословенная прохлада? Та, которая подарит покой моим многочисленным ранам и поможет забыть все то, о чем не получалось забыть при жизни? Да, сейчас я совсем не вижу и не чувствую ничего, кроме этой обжигающей боли. Не слышу, не падаю больше, но и не лежу... кажется, просто стою в какой-то странной позе и тихонько раскачиваюсь под тихий аккомпанемент чьего-то невнятного бормотания и раздражающий рокот мерно разбивающихся о берег, невесть откуда взявшихся тут волн.
        Или же это кровь так шумит в ушат?
        Да нет. Вряд ли. Какая кровь, если от нее ничего не осталось? Все должно было обратиться в прах. Или я ошибаюсь?..
        Ну, наконец-то! Хоть какое-то просветление. И в мозгах, и в глазах, заодно.
        Стоп.
        Я что, снова могу видеть?!
        И правда: могу. Надо же... как приятно обнаружить, что я не слепая.
        Облегченно переведя дух, я очень медленно и постепенно снова осознала себя цельной. Не разобранной на отдельные винтики, не развалившейся на жалкие атомы, не раздробленной, не испепеленной в прах. А почти что целой. Почти невредимой. И почти соображающей. Правда, почему-то сидящей на коленях на груде какого-то колючего хлама, прижимающей ладони к саднящему до отвращения лицу, уставшей, измотанной и совершенно... живой?!
        ЧТО?!
        Ошарашенно вздрогнув и поспешно отняв от лица руки, я в шоке уставилась на исцарапанные в кровь ладони, которых никак не могло быть у Тени. Неверяще оглядела разорванные перчатки, которых словно через мясорубку пропустили; машинально стряхнула с себя обрывки ткани. Довольно долго рассматривала знакомый до боли шестилистник на левой ладошке, но потом все-таки осознала, что не сплю, и медленно, как в бреду, подняла голову.
        Боже...
        От некогда зеленеющей Степи не осталось совершенно ничего - только голые скалы, обнажившаяся до камней пустая, безжизненная земля; глубокие рытвины; холодные лужи расплавленного песка; оплывшие горы Невирона и... пепел. Повсюду клочьями витал густой серый пепел, медленно кружащийся под черными небесами и толстым слоем покрывший все видимое пространство. Ни травинки тут больше не осталось. Ни одной живой души. Ни ручейка, ни бабочки, ни зверя, ни птицы. Вообще ничего, кроме выжженной дотла пустыни и этого едкого, отвратительно липкого пепла, постепенно оседающего на моих пыльных волосах.
        Надолго впав в ступор, я с трудом смогла различить, что сижу на голой земле. С изрядным опозданием поняла, что действительно еще жива и как-то странно чувствую свое одеревеневшее тело, из которого, казалось, разом вынули все кости. Руки нещадно саднило, коленки зверски болели и медленно раскрашивали вдрызг изодранные о камни штаны вызывающе яркими, синими разводами. Такие же разводы неумолимо расплывались у меня на груди и спине, щедро покрывали лицо, будто оно недавно попало под шрапнель. Подо мной обнаружилось жестоко исцарапанное, покореженное, нещадно помятое седло; обугленная по краям конская сбруя, четыре ржавых подковы... собственно, это и все, что осталось от бедного вороного, который безропотно принял на себя предназначенный мне удар.
        Проклятье.
        Жалко коня, бесспорно. Свой был, обученный и почти родной. Видно, за него-то мне и было сейчас больно. Вернее, не только за него одного. Но надеяться на то, что Змей кого-то пощадит, было глупо. А сокрушаться об одном... вернее, о четырех отличных скакунах, когда вокруг творятся вещи пострашнее, глупо тем более.
        Проклятье! Проклятье! Проклятье!
        Но как же так?!!
        Я растерянно повернула голову и со смешанным чувством увидела за правым плечом переливающийся всеми оттенками радуги широкий щит. Никогда прежде не имела удовольствия наблюдать за работой Карающих, но сегодня, пожалуй, впервые порадовалась тому, что они оказались так близко. И тому, что их сил все-таки хватило, чтобы прикрыть остальное войско. Вместе с травой, землей и всем, что успело там прижиться. Кажется, только дотуда не долетело смертоносное дыхание обозленного демона. Только под этот щит оно не сумело проникнуть. И только там Степь еще сохранила некое подобие жизни. Вместе с полумиллионом ошарашенных, озадаченных и каких-то потерянных скаронов, несколькими сотнями измотанных, явно выложившихся до последнего святош, оторопевшими до полной неподвижности хвардами, десятком ОЧЕНЬ близких мне людей и, конечно же, одним сонным, слабым, безумно дорогим мне существом, которого я уже даже не знаю, как называть.
        Я ведь только ради этого отъехала от них подальше. Только из-за этого мы развернули коней так, чтобы бешеный выдох Змея пришелся вдоль рядов верных нам, но все еще очень уязвимых людей. ВДОЛЬ, а не поперек. И чтобы основная сила этого выдоха обошла их стороной. Самым краешком коснулась. Лишь слегка зацепила, п позволила Карающим совершить то самое и единственно возможное усилие, ради которого я вообще согласилась их терпеть.
        Живые...
        Устало отвернувшись, я с горечью посмотрела на четыре кучки беспорядочно громоздящихся доспехов. Конечно, а чего я ждала? Братья мои, хоть и стальные, все же не бессмертные. И кони их, между прочим, тоже. Всех нас окатило магией смерти - будь здоров. Но если до войска оно почти не долетело, то мои кровники хватанули его от души. В упор. Можно сказать, мы попали в самый эпицентр. Неудивительно, что от них даже костей не осталось. Только брони бесценные... шлемы... совершенно бесполезное теперь оружие... и прах... четыре кучки мелкого праха, который медленно разлетался в разные стороны, жестоко разъедая мою содрогающуюся в агонии душу.
        Боже...
        Что же я натворила?! Чем рискнула, дуреха?! Кому поверила, что ТАК было лучше и правильнее? Дурному внутреннему голосу, которому на самом деле все равно, что творится вокруг? Рассказу Серого кота, для которого мои Тени никогда не были по-настоящему живыми? Предположениям Лина, который настойчиво уверял, что ничего с ними в принципе случиться не может?!
        А вот случилось, блин! Еще как случилось!!
        Я их просто-напросто потеряла!!!
        Мне остро захотелось вскинуть голову к небу и долго, протяжно завыть.
        Почему?! Ну, почему все так несправедливо устроено?! Почему они смогли, а я - нет?
        Почему я по-прежнему жива, когда это так неправильно?!!
        - Ти-и-ше, Гайдэ... - ласково прошелестел невесть откуда взявшийся ветерок, обдав мои исцарапанные щеки легкой прохладой. Стерев с них появившиеся дорожки слез. Успокаивая. Ободряя. И заставляя замереть от внезапно вспыхнувшей надежды. - Тише, родная. Не нужно плакать...
        Я вздрогнула и с болью посмотрела на соткавшиеся из пустоты четыре полупрозрачные Тени. Мои Тени. Такие же, как в тот день, когда я впервые их увидела. Бледные, слабо покачивающиеся на ветру и едва держащиеся на нитях старого-престарого заклятия. У них снова не было лиц и фигур. Они снова стали бесплотными призраками. У них исчезло оружие из рук, бесследно пропали дорогие доспехи, почти не угадывалось сходство с людьми - теми, которыми я их так долго знала. Сейчас их истлевшие тела неподвижными грудами праха лежали передо мной, а призрачную плоть едва-едва прикрывала легкая дымка, через которую просвечивали первые, совсем недавно выступившие звезды. Но они были здесь. Все четверо. Мои братья. Самые дорогие мне люди, которых я когда-то пообещала спасти, а вместо этого почти потеряла.
        У меня что-то болезненно сжалось в груди.
        - Ас... Бер... Ван...
        - Не надо, - ласково повторил призрак-Ас, подлетев чуть ближе. - Мы знали, на что идем.
        Я сглотнула.
        - Я... верну вас... обратно...
        - Нет, - мягко остановил мой порыв брат. - Вокруг осталось достаточно мертвой силы, чтобы ты могла ее использовать для воскрешения. Но сейчас это ни к чему. Сейчас у нас есть возможность сразиться с ним на равных.
        - Но мы должны были сделать это вместе! - не сдержала я горестного крика. - Вы помните: ВМЕСТЕ! Вы обещали!
        - Мы никуда не уходим, сестра, - тихо прошелестел, подлетев к замершей четверке, еще один призрак. - И мы по-прежнему с тобой.
        - ТЫ! - от внезапной догадки у меня аж скулы свело и мелко задрожали руки. - Это ТЫ меня закрыл! Только у тебя бы получилось!
        - Я, - неохотно согласился "Гор", занимая место рядом с внуком. - Прости. Мне показалось, что тебе рано уходить.
        - Но как мы мог?! Мы же договорились!!
        - Когда вы успели? - вдруг нахмурился Ас.
        - Мы с тобой договорились, и ты обещал! - не услышала я, обвиняюще посмотрев на "Гора". - Ты меня обманул!
        Призрак покачал головой.
        - Нет. Я просто в последний момент передумал. Прости, милая. Мне показалось, так лучше.
        Лучше?!!
        У меня из глаз брызнули злые слезы. Проклятье! "Гор" был единственным, кому я рассказала обо всем с самого начала! Единственный, кто сразу и безоговорочно признал этот план хоть и безумным, но вполне осуществимым! Единственный, кто согласился, что я должна буду умереть и стать настоящей Тенью, чтобы нам с ребятами сохранять связь через Знаки! И единственным, кто не просто пообещал мне поддержку, но имел в этом свой личный, довольно корыстный, хоть и вполне понятный интерес!
        А теперь что?!
        В последний момент он, видите ли, передумал и прикрылся каким-то невнятным лопотанием! Можно подумать, я смогу разделать этого дурного Змея в своем нынешнем обличье! Можно подумать, я смогу к нему хотя бы приблизиться! Да меня выворачивает наизнанку от одного его вздоха! Я стоять не могу нормально, когда он так близко! Какое уж тут сражаться?!
        Я полагала, что Тенью сумею сделать намного больше и все-таки доведу это грязное дело до конца. Меня уже ничто не держит и ничто не мешает, кроме ненужного тела. У меня здесь ничего: ни дома, ни семьи, кроме Фантомов. Нет больше тех, кто зависел бы от меня так же сильно, как они. Я освободила Лина. Я намеренно отослала прочь Эррея, Родана и Дея. Я специально велела хвардам убраться подальше и носы свои не высовывать без приказа. Блин! Даже Риг бы меня понял! Даже Эр простил бы мою самодеятельность! Я оставила им всем по письму в вещевых мешках, отправила Ура и его команду в Горы - лишь для того, чтобы не вздумали отговаривать. Я ко всему приготовилась. ВСЕ обдумала, взвесила и твердо решила. Это был бы прекрасный выход! Отличная возможность добить того, с кем иначе просто не справиться! Справедливый, если хотите, размен! Достойная цена за целый год относительного спокойствия. А он взял да и...
        От такого предательства у меня сами собой сжались кулаки. А взгляд закаменел и сам собой повернулся в сторону весьма озадаченного нашим поведением демона. Причем, озадачен он был настолько сильно, что даже не дернулся, когда я поднялась с колен, медленно выпрямилась и решительно двинулась в его сторону. Судя по всему, он даже не заметил, что на этот раз рядом со мной держались не смертные, а самые настоящие мертвые души. Целых пятеро, потому что этот мерзавец (имею в виду "Гора", конечно) все равно увязался. Впрочем, он зря полагает, что я долго продержусь против Старшего демона в одиночку. И зря надеется, что я не сумею добиться своего.
        Да. Вы правы: я все еще твердо уверена, что живой мне его не одолеть. Живая я слишком уязвима и чувствительна к эманациям смерти. А вот мертвая - ничуть. Поэтому я твердо намеревалась избавиться от этого серьезного недостатка. В конце концов, Ишта я или нет? Могу себе позволить хоть раз посвоевольничать и довести начатое дело до логического завершения? А что? Отличный сюжет бы получился: пришла - сделала то, что посчитала нужным - обернулась, перекинулась и опять исчезла в небытие. Растаяла, как призрак, не раздражая больше своим присутствием сильных мира сего. Не вызывая толков, пересуд, ненужных разговоров и сплетен. Не принося никому ни радости, ни огорчения. Меня просто не будет. Совсем. И эта земля снова получит шанс выбрать себе достойного Ишту, которую обеспечат ей верные, преданные до последнего вздоха Хранители.
        Нормальная цель для пришлой чужачки?
        Да, пожалуй. И лишние сантименты тут уже ни к чему.
        - Гайдэ...
        - Мы поговорим с тобой позже, - сухо отозвалась я, решительно направляясь к изучающему нас свысока демону. - И разговор этот, будь уверен, будет о-очень долгим. Впереди - вечность... так ты, кажется, однажды выразился? Хотя, может, это был и не ты.
        - Гайдэ, постой!
        - Хватит. Пока вы привязаны ко мне Знаками, никуда уже не уйдете. А пока Знаки у меня, никто вас у меня не отберет. Ни Айд, ни Аллар, и никто другой. Ни одному демону это не под силу, как мы только что убедились. Раз уже не смогли сами боги..
        - остановившись на полпути, я окинула выжидательно замершего Змея злым взглядом. - Что ж, да будет так. Посмотрим, на что ты в действительности способен.
        Глава 14
        Мою чудом выжившую и быстро приближающуюся особу демон, что непонятно, снова воспринял как должное. Будто заранее знал, что так случится. Будто ни капли не сомневался в том, что я уцелею. Будто бы так и надо, что за мной по пятам следуют молчаливые Тени.
        Глядя на нас с высоты своего роста, он не вопил, не шипел недовольно, не ворчал, что, дескать, зря потратился на первый удар... он просто сидел на толстом хвосте, невозмутимо следя за нашим приближением. И только когда до нас осталось рукой подать... когда я в буквальном смысле смогла бы с размаху наподдать ему под жирный зад... когда его близость снова вызвала острый приступ дурноты... он неохотно пошевелился и, изучая нас как особый вид беговых тараканов, с задумчивым видом наклонил треугольную голову.
        - ТЫ НЕ С-С-ЛАБ, - наконец, выдал он потрясающе логичную мысль, а потом взглянул на Теней и чуть сузил глаза. - МЕРТВЫЕ ДУ-Ш-ШИ - ХОРОШ-Ш-Ш-ИЙ ХОД... ОЧЕНЬ ХОРОШ-ШИЙ... НО НЕ С-СО МНОЙ.
        Я презрительно скривилась.
        - Уверен, слизняк?
        - С-Ш-Ш-Ш, - прозвучало вместо ответа. А следом - вялый кивок, будто Змей ответил не столько на мой вопрос, сколько - на какие-то свои мысли.
        Черт. Он что, уже не злится? Или до чего-то додумался? Вот же сволочь! Мне ж позарез надо, чтобы меня убили! Немедленно, слышите?!
        Как бы его на это сподобить?
        - Эй, головастик! А слабо со мной силенками померяться? Что ты как дитя малое - все слюни пузырями пускаешь? Давай-ка один на один! Ты и я, а?!
        - ТЫ НЕ ВЫС-С-СТОИШ-ШЬ, - потрясающе ровно отозвался этот гад, будто я и не злила его недавно.
        - А ты попробуй! Вдруг я тебя все-таки развлеку? Вдруг в бараний рог согну и потом всласть поизмываюсь? Знаешь, какой из тебя красивый бублик должен получиться? Пестренький, зелененький, как сопля у тролля, в дурацкие ромбики... может, сыграем, а?
        - НЕТ С-СМЫСЛА ИГРАТЬ: МЕРТВЫЕ ДУШ-ШИ И ТАК - МОИ.
        - Щас! Размечтался, глупенький!
        - ИШТА СТЕРЕЖЕТ ТОЛЬКО ЖИЗНЬ. ТВОЙ УДЕЛ - ДЕНЬ. А МОЕ ВРЕМЯ - НОЧЬ. ПОЭТОМУ ОНИ - МОИ. МЕРТВЫЕ НЕ МОГУТ БЫТЬ С ЖИВЫМИ. ЭТО - ЗАКОН.
        Я снова пренебрежительно фыркнула, постаравшись сделать это как можно громче. Блин. Ну, а на чем еще его предлагаете ловить? Росточком я по сравнению с ним не вышла - в прыжке с вышки даже до пупка ему не доплюну! Да и разница в размерах столь велика, что он меня даже всерьез не воспринимает. Мол, какой от козявки урон? А мне, как назло, опять больше всех надо. Надо его заставить дохнуть еще разок. Прямо так, вблизи, чтобы уж наверняка. Второго-то раза мне точно не выдержать - рассыплюсь, как баночка с пудрой, по всей Степи, но именно в этом непрезентабельном виде смогу хоть чего-то добиться: все-таки мертвое против мертвого - это совсем не то, что живое против мертвого. Другой уровень, другие правила, совсем-совсем другая Игра. На равных. Да, тогда мы бы с ним поговорили по-другому...
        Чем бы его достать понадежнее?
        - Слышь, головастик? - наглеть так наглеть: я сжала левую руку в кулак и активировала Знаки. - А как тебе такая ставка на кону? Чуешь разницу?
        - Гайдэ, что ты делаешь? - беспокойно шепнул Гор, подлетев почти вплотную.
        - Что надо.
        О-па.
        Похоже, я его все-таки зацепила?!
        Сонные глаза демона внезапно сузились в две вертикальные щелки, сам он вздрогнул, по длинному телу пробежала непонятная волна, а мгновенно вспыхнувший взгляд уперся в мою нахальную особу, как острие кинжала. Куда только подевалась недавняя вялость? Куда пропала внешняя леность и безразличие? Заинтересовался... конечно же, он заинтересовался! Почуял, гад! Просто не мог не почуять, чем дело пахнет! Вон, как потянулся навстречу! Аж подался весь!
        При виде мигом насторожившегося Змея, свернувшегося тугой пружиной словно перед мощным броском, мои губы неумолимо расползлись в торжествующей усмешке.
        О да! Ради такого сочного куска, как Знак Ишты, он даже сбросил недавнее оцепенение. Подобрался весь, напружинился, глазами так и сверлит, а широкие ноздри постоянно тянут на себя воздух, пытаясь отделить слабый аромат моей силы от вездесущего запаха тлена, которым, наверное, пропиталась вся Степь. Но мне этого мало. Мало того, что он теперь от меня не отстанет. Нужно, чтобы он сделал кое-что еще, прежде чем заглотит долгожданную наживку.
        - Но-но, - прищурилась я, когда над нами снова нависла огромная змеиная голова и недвусмысленно начала клониться книзу. - Не надо тут нависать. А то вдруг подавишься?
        - ЗНАКИ, - вместо ответа прошипел демон, не сводя с меня горящего взгляда. Тихо так прошипел. С предвкушением. Почти по-доброму. - НЕ З-С-С-ЗНАЛ, ЧТО У ТЕБЯ ИХ С-С-СТОЛЬКО. ХОРОШ-ШАЯ ЗАЩ-Щ-ЩИТА. И ОТЛИЧНАЯ ДОБЫЧ-Ч-ЧА. ХОЗ-ЗЯИН ЗРЯ НЕ С-С-КАЗАЛ...
        - Хозяин? - небрежно переспросила я, чувствуя, как тревожно дернулись за моей спиной молчаливые Тени. - Имеешь в виду того козла, который заставил тебя крепко уснуть на пару-тройку веков? И который бесцеремонно разбудил пару минок назад, решив твоими усилиями со мной разобраться?
        Змей непонятно дрогнул и наклонился еще ниже, обдав меня волной обжигающе холодного воздуха. И запахом смерти. Тлена. Тени. Того самого резкого запаха, которого всегда хватало возле Прорывов и от которого у меня неизменно сводило нутро.
        - УБЬЮ, - совершенно буднично сообщил демон, в подробностях рассмотрев мою необычную дейри. - ЗАБЕРУ ЗНАКИ. ВОЗВЫШУСЬ. СТАНУ ХОЗЯИНОМ САМ.
        Какая богатая у него программа.
        - ТЕНИ ТЕБЕ НЕ ПОМОГУТ: ОНИ - МОИ. ИШТА НЕ ВЛАСТЕН НАД СМЕРТЬЮ, - как подслушал мои мысли Змей. А потом в доказательство наклонился еще ниже и легонько выдохнул. Маленьким таким, скромным ураганчиком, которой вполне мог снести всю плоть с моих костей, в мгновение ока иссушить сами кости и заставить их рассыпаться кучкой серого праха возле нетронутых тленом сапог.
        Я только облегченно вздохнула, честно приготовившись встретить свою участь с радостной улыбкой, но гадкие братики не позволили - мигом слетелись со всех сторон, обступили, облепили, как мухи - варенье, плотно прижались, едва не заморозив, и, сомкнув спины, приняли весь удар на себя. Снова! К моему огромному разочарованию и огромному же, стремительно растущему раздражению.
        Блин! Ну кто их просил, а?!
        К счастью, Змей, в отличие от меня, тратить время на возмущение не стал - чуть наклонив голову, он дунул еще разок. Посильнее. После чего сделал странное движение кончиком хвоста, словно наматывал на него невидимые нити, затем вперил тяжелый, пронизывающий взгляд в этих упрямцев и властно потребовал:
        - ПРОЧЬ!
        Причем, с такой непоколебимой уверенностью, с таким властным выражением в немигающих глазах и с такой волной силы, пришедшей сразу за выдохом в качестве подтверждения безусловного приказа Хозяина, что даже мне стало неуютно. Сразу поверилось в то, что демон не солгал и действительно имеет право распоряжаться Тенью, как хочет.
        Однако призраки, вместо того, чтобы жалобно пискнуть, пробормотать извинения и послушно испариться, дружно оскалились и сдвинулись еще плотнее. Закрывая меня и от демона, и от его смертоносного выдоха, и вообще от всего на свете. Не только никуда не исчезнув, но и не собираясь этого делать. Невредимые. Все такие же упрямые и непримиримые. Родные, любимые, мои... черт! Но как же не вовремя они это сделали!
        Я со смешанным чувством уставилась на полупрозрачные спины, в которых необъяснимо вяз вызванный Змеем ураган, гасли отзвуки исторгнутой им силы, утекала в никуда опасная для меня энергия смерти. Через которые не проходил леденящий душу холод Тени. Не доносилось мрачное дыхание Подземелья. Мои кровники. Настырные. Абсолютно непрошибаемые. И всегда идущие к поставленной цели с упорством истинных фанатиков.
        Боже... да как я могла надеяться на то, что хоть кто-то из них позволит мне нелепо умереть? Как могла вообще подумать, что они вдруг отступят от данного самим себе слова? Я изначально мало в это верила, но "Гор" сумел меня убедить, что поможет... а, выходит, он просто усыплял мою бдительность? И теперь получалось: кто кого переупрямит? В смысле, я - самых упертых и непримиримых в этом мире существ, или же они - против меня впятером?
        Черт! Кажется, я люблю их настолько, что скоро начну по-настоящему ненавидеть!
        - Ты не умрешь, - неслышно шепнул Гор, чуть повернув страшноватое, утопающее в тени лицо, на котором невероятно ярко горели нечеловеческие глаза. - Мы поклялись, и поэтому ТЫ не умрешь.
        - Твою маму, брат! Какие же вы все-таки дураки!
        - ЧТО-О?! - демон, видимо, был со мной солидарен. Ну, или хотя бы по-настоящему удивился. А потом внезапно увидел, как под его дыханием на призраках проступают мои Знаки - до боли знакомые, медленно проявляющиеся из-под длинных плащей шестилистники, которыми я их когда-то привязала. Те самые, белоснежные, брызжущие искрами совсем иной силы. Силы, которая дала нам возможность избавить их от вечного проклятия Теней. - ЗНАК?! У НИХ?!
        Я прикусила губу.
        - КАК ЭТО МОЖЕТ БЫТЬ?! - вот уж когда демон резко отпрянул. Кажется, у него даже глаза округлились, зрачок от изумления расползся до невероятных размеров, а раздвоенный язык был готов вывалиться до земли из разинутой в полнейшем непонимании пасти. Но Тени упорно стояли на своем, не позволяя ему ко мне прикоснуться. Охраняли. Берегли. И бесстрашно смотрели на Высшего демона, во власти которого было изгнать из этого мира любую Тень.
        Действительно любую... кроме моей.
        Осознав эту простую истину, Змей впервые проявил признаки раздражения - дернув хвостом, выбил в израненной земле очередную глубокую рытвину и взметнул вверх целую тучу пепла, от которого у меня сразу запершило в горле. Потом громко зашипел. Заворчал. После чего с еще большим раздражением оглядел собравшееся неподалеку войско. Наконец, издал особенно устрашающее, неприятно давящее на нервы шипение и резко дернул головой в сторону открывшегося в горах прохода.
        Я с беспокойством проследила за его взглядом и неприятно удивилась, когда сгустившаяся в ущелье темнота снова начала шевелиться. А потом из той же норы, из которой недавно выбрался Змей, выплеснулась наружу мощная, живая, отвратительно знакомая волна, при виде которой мне стало очень нехорошо.
        Конечно, я своими глазами видела, какое в Невироне обитает количество Тварей. Прекрасно знала, кто они, откуда взялись и что вообще такое. Примерно представляла, на что они способны... но как-то отстраненно. Абстрактно. Просто в цифрах. Тем более что Дангору так и не удалось вызвать в Степь всех до единой квартирующих там Тварей. Но когда все окрестные горы разом зашевелились, выпуская из глубоких нор тысячи и сотни тысяч смазанных черных клубков, за каждым из которых скрывалась чья-то голодная пасть... когда на каждой вершине и каждом склоне разом зажглись неприятные багровые угольки чужих глаз... когда земля задрожала от множества ступивших на нее лап... а следом за этим пришло подозрительно медленное осознание того, что это - действительно конец...
        Я сжала зубы и как можно спокойнее обернулась к Змею.
        - И это все?
        У демона нехорошо вспыхнули и тут же погасли глаза.
        - Ш-Ш-Ш-ТО?
        - Я спрашиваю: это все, что ты смог наскрести? - моим голосом можно было отравить, наверное, половину Равнины. - Столько времени готовились, так долго собирались, плодили своих зверюшек, кормили их, чесали... и теперь пытаетесь произвести на меня впечатление ВОТ ЭТИМ убожеством?
        Подметив, что нежить слегка замедлила свой стремительный бег, я недовольно наморщила нос.
        - Честно говоря, мы были о твоем Хозяине лучшего мнения, червяк. Надеялись, что у него хватит изобретательности на настоящую армию, а не на это сборище беглецов из Кунсткамеры во главе с безногой желтопузой ящерицей. Неужели ты думал поразить меня этими смешными потугами?
        Демон раздраженно выдохнул.
        - ТЕБЕ МАЛО?!
        - Это вообще ничто, - скучающе отмахнулась я, небрежно махнув в сторону находящихся в ступоре святош. - Твоих зверушек хватит только вон тем... которые бледно-зеленые, как половицы в маминой квартире... а остальным даже размяться не удастся. Может, еще чего придумаешь, пока мы не начали? Признаться, во мне зреет серьезное разочарование. Мы так надеялись на хорошую драку, а тут - шиш с маслом. Да еще такой здоровый, что даже обидно: так спешили... так бежали сюда... ножи точили, мечи правили, зубы всем заговаривали, чтобы, не дай Айд, никто не вмешался... а ты так гнусно лажаешься! Блин, земноводное! Ну, неужто ЭТО - все, на что тебя хватило?!
        Подтверждая свои слова, я с такой кислой миной оглядела постепенно теряющих задор Тварей, что они еще немного замедлились. Потом неожиданно перешли на неторопливую трусцу. Затем - на подозрительно ровный шаг. И, наконец, совсем остановились, буравя красноватыми глазами и наглую меня, и свое непосредственное начальство. Словно молча спрашивая: Хозяин, чего делать-то будем?
        Змей чуть шевельнул кончиком грязно-зеленого хвоста, нечаянно вспоров плотную землю на глубину в пару саженей. Едва не испортил мне новые сапоги. Обдал напряженно застывших скаронов целым шквалом земляных комьев. Но сам этого даже не заметил - так старательно изучал Мое Непуганое Нахальство и так выразительно о чем-то размышлял, что я не преминула продолжить.
        - Знаешь, у меня тут идея одна проклюнулась: может, нам с тобой чуть в сторонку отойти - пошептаться? - предложила ему с самым невинным видом. - Глядишь, и решим чего путное? Так, чтобы и волки сыты, и овцы целы? У меня еще пара свободных минок есть - до того, как ты сообразишь, наконец, что делать... так отчего бы не поболтать? Что скажешь?
        Он только недовольно заворчал.
        - Что, сильно в лом? - удивилась я, едва не подпрыгивая, чтобы привлечь к себе внимание. - Но ты ж умный демон. Да и спешить нам вроде некуда. Глядишь, пока мы лясы точим, кто-нибудь еще из твоих черепах приползет, чтобы нам не скучно было. Я сегодня добрый - могу подождать всех опоздавших. Чтобы, значит-ца, никого не обидеть. Всем сестрам - по серьгам, всем Тварям - по башкам... так что скажешь, а?
        Демон выразительно сомкнул челюсти и шумно выдохнул. К несчастью для меня - в сторону. К неподдельной радости моих бессовестных братьев - ОЧЕНЬ далеко в сторону и так сильно мимо, что меня даже не вытошнило.
        Блин.
        - Эй! Ящер! А тебя хоть как зовут-то? - нахально осклабилась я, уперев руки в бока для вящего эффекта. - Вдруг помрешь во цвете лет, а я и на могилке не знаю, чего написать.
        - МОЕ ИМЯ НЕ ДЛЯ С-СМЕРТНЫХ, - раздраженно отмахнулся Змей, снова едва меня не прибив, но в благородной демонической рассеяности в который раз этого даже не заметив.
        - Ой, да ладно!
        - ТЫ НЕ ВЫГОВОРИШ-ШЬ... ДАЖ-ЖЕ АЙД ВСЕГДА ОПУСКАЛ...
        - Фигня! Я ж не Айд. Опустить и так могу, без имени. Главное, по слогам скажи - я запишу для потомков.
        - ТЫ МНЕ НАДОЕЛ... ХВАТИТ ИГРАТЬ-С-С-С... ТЫ УМРЕШ-ШЬ СЕЙЧАС-С-С!
        Я радостно дрогнула. Ну, наконец-то!
        - Давай-давай, тупинатор долбанный. Уже заждались тут, кренделя выплясывая всем на зависть. Скоро кому-нибудь в кустики приспичит, а ты все никак не соберешься... эй, слышь?! А ты меня как убивать-то будешь, ископаемое?! Сам возьмешься за это неблагодарное дело али кого попросишь?!
        Демон озадаченно мигнул.
        - Ежели сам, то я подпрыгнуть могу! - гаркнула я и тут же показала мастер-класс по прыжкам в высоту. - А если кого-то из своих припашешь, то могу и спиной повернуться, чтобы с вами обоими муки совести не случились!
        - Гайдэ, что ты творишь?! - в голос простонали мои призрачные братики.
        - А что, не видно?
        - Ненормальная!
        - Сами такие! - огрызнулась я и снова уставилась на демона-тугодума. Боже. Нет, все-таки он тупой. Даже нет, он форменный КРЕТИН! Я его столько времени пытаюсь расшевелить, а он все никак не въедет, для чего! Блин! Блин!! Блин и вся мучная выпечка!!! Да что ж такое-то?! Мне ему что, надо самой в пасть шагнуть, чтобы он просто сомкнул зубки?!
        М-да. Похоже, так и придется сделать.
        Тяжко вздохнув, я растолкала бестелесных скаронов и упрямо двинулась на абордаж.
        - Если гора не идет к Магомету, значит, Магомет должен прийти к горе сам. А если демон не желает меня схарчить, значит, придется полить себя сверху соусом и приправить специями. Интересно, кровь эаров для этого подойдет? - чуть притормозив, обдумывая новую идею, я радостно ухмыльнулась и бестрепетно обнажила рукав. - Ну, если уж ЭТО его не проймет - все. Тогда я точно - испанский летчик. Ну-ка...
        Эриол слушался неохотно. Вылезал крайне медленно, чуть ли не со скрипом. А кожу ранил и того медленнее - упирался, скрипел и дергался до последнего, пока я, наконец, не прижала его к ногтю и не заставила выдавить наружу крохотную синюю каплюшку.
        Как оказалось, это был верный ход - при виде "синьки", загоревшейся в темноте, как маленький прожектор, посреди бескрайнего моря Тварей произошло заметное волнение. Эту кровь они хорошо знали. Многие из них были рождены именно благодаря ей. Особенно, Твари старые, опытные, немало пожившие и много чего помнящие. А те, кто не помнил, явно ощутили нечто знакомое - не зря так нетерпеливо заскребли землю и с ожиданием уставились на Змея. Не зря так выразительно заворчали. И недаром снова подались вперед, не отрывая от моей руки голодных взглядов.
        - Ну? Кто первый? - бодро спросила я, вызывающе приподняв окровавленную ладошку.
        Демон шумно втянул ноздрями воздух и (слава тебе, господи!) пошел на сближение. В смысле, башку свою наклонил еще ниже, впился неподвижными гляделками в мою торжествующе ухмыляющуюся физиономию, развернул сразу три кольца и для верности обвил нас с братиками. Не смущаясь ни тем, что призракам все равно, ни тем, что при этом все наше молчаливое войско, как по команде, грозно ощетинилось сталью.
        Какое-то время вертикальные зрачки Змея придвигались все ближе и ближе. Тяжелое дыхание все сильнее обжигало мне кожу. Сердце все нервознее выстукивало галоп, уже предчувствуя исход и никак не желая смиряться. Под моими ногами взволнованно шевельнулась земля. Где-то далеко-далеко тревожно полыхнула зарница. Откуда-то из совсем уж необозримого далека долетел порыв холодного ветра... всего один выдох... еще чуть-чуть...
        Я облегченно прикрыла глаза.
        ...но тут поганец-демон, словно почувствовав неладное, внезапно остановился.
        - НЕТ, - зло прошипел он прямо мне в лицо. - ХОЧЕШЬ УВИДЕТЬ НАСТОЯЩУЮ СМЕРТЬ? ЧТО Ж, Я ЕЕ ПОКАЖУ. НО ПЕРЕД ЭТИМ ТЫ ОЩУТИЩЬ НА СЕБЕ МОЩЬ МОЕГО ХОЗЯИНА И ПОЙМЕШЬ, ЧТО ВСЯ ВАША ЗАТЕЯ ИЗНАЧАЛЬНО ОБРЕЧЕНА НА ПРОВАЛ.
        Да чтоб тебя разорвало и прихлопнуло атомной бомбой!
        Я чуть не зарычала от бешенства.
        Козел! Слизняк чешуйчатый!! Гаденыш!!! Он что, издевается надо мной?! Надумал с ума свести своими выкрутасами?! Бли-и-ин! Да когда ж я дождусь от него милости?! Когда ж он меня грохнет, наконец, тварь такая?! Все. Не могу больше. Щас я его...
        А Змей неожиданно улыбнулся. Странно так. Страшно. Как могут улыбаться только абсолютно уверенные в себе поганцы, которые абсолютно точно знают, что уже победили. И которые УЖЕ чувствуют, что выиграли. Просто знают что-то такое, о чем никто пока даже не догадывается. А если и догадываются, то стараются лишний раз не думать: слишком тяжело сознавать, что у тебя не осталось ни единого шанса.
        Я чуть нахмурилась, проследив за взглядом своего несостоявшегося убийцы, а потом увидела, ЧТО ИМЕННО проступает в воздухе над головами глумливо оскалившихся Тварей, и сильно вздрогнула.
        Черт... а вот этого я точно не ждала.
        Хотя, может, оно и к лучшему?
        Наверное, когда играешь с сильным противником, все-таки следует знать чужие карты? Даже если одна из них является козырным тузом?
        Глава 15
        В сумерках видимость была неважной. Прямо надо сказать: совсем неважной. Так что я скорее догадывалась о том, почему небо над нашими головами так нехорошо изменилось, чем действительно увидела причину.
        - "Гор"? - негромко позвала я, стараясь, чтобы голос не слишком сильно дрожал. - "Гор", ты мне нужен. Вернее, мне очень нужны твои глаза.
        Призрачный побратим Адаманта, словно только того и ждал, мгновенно подлетел ближе, без всякого сопротивления юркнув под мою куртку. И в тот же миг всякие тревоги меня покинули. Тело перестало болеть и настойчиво требовать отдыха. А и без того унылый пейзаж вокруг меня окончательно поблек, окрасившись в черно-белые тона, но при этом обзавелся немалым количеством важных деталей.
        Не знаю, как бы я поступила, если бы увидела все это в своем обычном состоянии. Не знаю, смогла бы удержать тихий стон, в подробностях рассмотрев открывшуюся картину. Но, благодаря брату, чувства мои в тот момент сильно притупились. Сердце послушно замедлилось. Кровь в жилах едва не застыла, примороженная дыханием Тени. Поэтому, вопреки ожиданиям демона, я не отшатнулась прочь, не вскрикнула испуганно. Я даже не моргнула, хотя многомиллионная армия Тварей могла вызвать панику у кого угодно, а скапливающееся над их головами, невесть откуда призванное пополнение - и подавно. Я просто подняла затопленный мраком взгляд и подчеркнуто медленно оглядела открывшееся передо мной зрелище. Оценивающе прищурилась, мысленно озвучивая примерную численность нового противника. Как-то холодно констатировала свой просчет и бесстрастно кивнула, в третий раз заметив, что наш неведомый враг оказался на редкость предусмотрительным.
        Да, на такой исход я действительно не рассчитывала, до последнего надеясь, что призванные из Невирона Твари - это самое большее, что нам грозит. И совсем не предполагала, что они - всего лишь небольшой авангард. Скромная верхушка гигантского айсберга. Сравнительно небольшая, далеко не самая мощная часть его настоящей армии, про которую я до сего момента опрометчиво думала, что знаю абсолютно все.
        Сменив зрение на черно-белое и увидев разверзшуюся над нашими головами громадную Воронку, из которой на Степь буквально выплескивался неудержимый поток Теней, я ненадолго примерзла к месту, ошеломленно следя за тем, как сгущается вокруг торжествующе ухмыляющегося демона массивная туча из бессчетного числа ее коренных обитателей. Потом ненадолго задумалась, вспомнила свое недолгое путешествие между мирами. Сообразила, что Высшему демону для открытия Воронки даже Дабараэ не требуется. Вспомнила о том, чей он протеже. А потом с тяжелым вздохом признала, что это будет намного труднее, чем мне казалось.
        Впрочем, выбор у нас и так был небольшим. Да и я, по большому счету, уже все для себя решила. А теперь это просто стало неважным. В конце концов, что может изменить еще одна смерть?
        Дождавшись, когда поток Теней из Воронки заметно поредеет, а мрачная туча вокруг довольного демона станет различимой даже для обычных человеческих глаз, я так же медленно перевела взгляд на не пожелавшего представиться Змея и холодно улыбнулась.
        - Теперь - это, надеюсь, все? Больше никого ждать не надо?
        Демон неожиданно гулко хохотнул.
        - НЕТ. НО ДЛЯ ВАС И ЭТОГО ВПОЛНЕ ДОСТАТОЧНО. ДАЖЕ ЧЕРЕСЧУР - МОИ ЗВЕРУШКИ И ОДНИ БЫ СПРАВИЛИСЬ!
        Ого. Кажется, он начал приходить в себя. Прошла непонятная заморозка. Очухался, змееныш. Развеселился, в отличие от меня, разохотился, проголодался. Вон, как глазки заблестели, хвостик опять задергался... ну и Айд с ним. Все равно на мыло пущу.
        - Очень хорошо, - ровно отозвалась я, стоя в окружении заметно напрягшихся призраков. Неестественно спокойная, почти равнодушная к собственной участи и подозрительно похожая на разлегшегося посреди Степи демона - такого, каким он был сразу после пробуждения. Ну, разве что лени и ненормальной сонливости не доставало. Даже странно, что наши роли так резко поменялись... блин. Надо было позвать "Гора" раньше. Тогда бы и истериковать по поводу своего неудавшегося суицида не пришлось. - Значит, все в сборе. Осталось только хозяина твоего дождаться, и можно начинать вечеринку.
        - ХОЗ-З-ЗЯИН ЗДЕС-С-СЬ, - снова непривычно хохотнул демон, в отличие от меня растормаживаясь все больше и начиная прямо-таки лучиться от самодовольства. - ХОЗ-З-ЗЯИН ВС-С-СЕГДА РЯДОМ, КОГДА В НЕМ ЕС-С-СТЬ НЕОБХОДИМОС-С-СТЬ. Я ЕГО ЧУЮ. И УЖЕ ВИЖ-ЖУ.
        Чудесно. Значит, не надо будет бегать за ним по всему Валлиону.
        - ТЫ ГОТОВ УМЕРЕТ-Т-ТЬ? - с очередным смешком поинтересовался Змей, извиваясь все подвижнее и бодрее. Он действительно оживал буквально на глазах. Будто кто-то на кнопочку где-то сзади нажал, переключая программу. И словно бы что-то придавало ему сил, помогая сбросить недавнее оцепенение, скинуть с себя чужие цепи, избавиться от сонной одури, возвращаясь к нормальному состоянию. Да-а. Вот теперь он, наконец, становится на себя похожим. Вот теперь это действительно демон, а не тупой червяк, забывший, где у него голова, а где - хвост.
        Интересно, Воронка имеет к этому отношению?
        - ТАК ЧТО С-СКАЖЕШ-ШЬ? - с нескрываемой издевкой осведомился демон, откровенно рисуясь и прямо-таки наслаждаясь явным замешательством святош.
        Глядя прямо в вертикальные зрачки демона, я снова улыбнулась.
        - Ничего не скажу. Но чуть позже спрошу тебя о том же.
        Змей непонимающе моргнул, а я глубоко вздохнула и, мысленно перекрестившись, оглушительно свистнула.
        Что ж, ладно. Не хотела я этого делать так рано, но, похоже, придется. Ведь скажите: что могут смертных против тех, кто умереть не способен по определению? Что могут всего четыре Тени, когда против нас их многие и многие тысячи?
        И верно - ничего.
        А значит, пришел, наконец, час и для моих козырей.
        Когда под нами во второй раз задрожала земля, у Змея удивленно дернулись ноздри. Когда он понял, что эта дрожь вызвана не им, то удивился вдвойне. А когда прямо перед его носом Степь сухо треснула и с неприятным щелчком разошлась громадной трещиной, беспокойно подался назад и ошеломленно замер, увидев, как оттуда сплошной лавиной хлынули новые Твари.
        Их было не так много, как те, что озадаченно пялились на нас сейчас из темноты. Среди них не встречалось тех, кто мог бы, подобно подопечным Жреца, оборачиваться в Теней. Они не были самыми могучими, изворотливыми или сверхсильными. И они отнюдь не являлись бессмертными. Больше - нет. Потому что даже нежитью с некоторых пор их можно назвать лишь с большой натяжкой. Но, тем не менее, они все-таки пришли. Откликнулись на мой зов. Выбрались из своего уютного подземелья. И теперь стремительно рассредоточивались перед носом у изумленных смертных, недвусмысленно закрывая их собой и скаля на бывших собратьев такие же острые, страшноватые, влажно поблескивающие клыки.
        Среди них были и мелкие тиксы, решившие пару дней назад перейти под мою руку. Были и юркие острозубые фанры. Смертоносные кахгары. Заметно высились над остальными неуязвимые хартары. Точно такие же, как и те, напротив. Почти такие же... за исключением крохотных значков на непонятного цвета аурах и таких же крохотных отметин на телах - как раз там, где я когда-то коснулась их Знаком. Мои добровольные помощники. Мои новые друзья. И мои новые Хранители, благодаря которым нам удалось заново оживить почти погибшую Степь.
        При виде неожиданной подмоги демон неверяще выдохнул и растерянно оглядел бывших Тварей. Даже башкой помотал, будто решил, что это - всего лишь плод его воображения. Но кахгары действительно были. Здесь. Со мной. И они действительно предупреждающе скалили громадные клыки, отчетливо показывая, что демон не ошибся. Как были рядом с ними слегка шалеющие от происходящего люди, впавшие в недолгий ступор Карающие, совсем уж обалдевший Фаэс и, конечно же, ОНИ - скароны: Изумруды, Алые, Сапфиры и Адаманты. Те самые, немногочисленные, но очень скрытные Адаманты, в чьей власти было управлять весьма специфическими материями.
        - Мне нужны Амулеты Владык. Принесите, - тихо обронила я, ни к кому конкретно не обращаясь. Но почти сразу один из наиболее крупных хартаров с большим горбом на некрасиво изогнутой спине обернулся, поймал мой требовательный взгляд, беззвучно оскалился и, пропав на мгновение из виду, тут же вынырнул из-за спин растерявшихся от неожиданности братиков. С добычей, разумеется, которую осторожно показал, раздвинув черные губы, и вопросительно рыкнул. Словно спрашивая: все ли правильно понял?
        У меня внутри что-то дрогнуло, а левую ладошку слабо кольнуло.
        - Спасибо, - так же тихо поблагодарила я своего нового Хранителя.
        Огромный хартар, в пасти которого я могла бы поместиться целиком, странно сверкнул багровыми угольками глаз и уронил на подставленную ладонь четыре разноцветным медальона. - Ас, Бер, Гор... подойдите.
        - Ты что задумала?! - обалдело воззрился на меня Изумруд.
        - Хочу их вам вернуть.
        - Но мы же - призраки! Как ты собираешься...?!
        - Вот так, - я шагнула к Асу и решительно надела на него слегка потускневшую цепочку с красноватой капелькой Амулета. - Они принадлежат вам по праву. Живым или мертвым. Значит, вам их и носить. В любой ипостаси. И это, друзья мои, если хотите - приказ. Не исполнить который вы при всем желании не можете.
        - ГАЙДЭ!
        - Да, брат, - грустно улыбнулась я, убирая руку и со смешанным чувством разглядывая вспыхнувший яркими искрами Амулет, который, как приклеенный, повис на груди Аса и даже не думал никуда падать. - Это - мой последний для вас приказ. Исполняйте.
        Братики вместо ответа испуганно на меня воззрились и даже не смогли ничего возразить, когда я по очереди возвращала Амулеты Власти их на законные места. Затем дружно вздрогнули, когда медальоны одновременно засветились разноцветными огнями. Окончательно растерялись. Наконец, уже истинные Владыки Скарон-Ола подняли головы, переглянулись, а потом так же дружно выдохнули и, будто почувствовав что-то, со странным выражением взглянули на свой не слишком многочисленный, воинственный, но по-своему уникальный народ. Который даже сейчас, потеряв своих повелителей, а потом неожиданно снова обретя, не надумал от них отказаться.
        Я тоже обернулась и с облегчением увидела, как над скаронами, почти перекрывая магический щит Карающих, почти до самых небес взвилось разноцветное красно-сине-зеленое пламя. Очень хорошо... значит, я не ошиблась: Амулетам действительно все равно, кого считать сильнейшими - живых или мертвых. Кажется, они не видят в этом особой разницы. Просто до этого дня среди мертвых не находилось безумцев, способных рискнуть посмертием ради сомнительной чести стать повелителями Скарон-Ола. И среди них никогда не встречались те, кто смел претендовать на безусловную преданность сумасшедших фанатиков, на лицах которых в этот момент неожиданно расцвели редкие, почти невозможные, но откровенно торжествующие улыбки.
        - ХЕЙ! ХЕЙ-ДЕ! - донесся до нас слаженный боевой клич Старших Кланов, и вверх в едином порыве взметнулись сотни тысяч рук. Ярко блеснули в приветственном жесте обнаженные клинки. Вспыхнули новым светом магические ауры. Наконец, от Амулетов протянулись видимые даже мне тончайшие ниточки многочисленных заклятий и надежно связали Четырех Владык с их удивительным народом.
        - Охренеть, - растерянно пробормотал Бер, неверяще ощупывая свой Амулет. - Не знаю, что именно и как ты это натворила, но оно работает. Как ни странно. Я снова чувствую Клан!
        Я отвела глаза, чтобы братья не успели прочесть в них ничего лишнего. После чего повернулась к Гору и кивнула в сторону Воронки.
        - Теперь твоя очередь. Больше это никому не под силу.
        Адамант хищно усмехнулся и, коснувшись призрачными пальцами медальона, тихо рассмеялся.
        - Все верно, сестренка. Теперь это действительно под силу только мне.
        Я покосилась на демона, все еще не вышедшего из состояния шока, а потом подняла глаза к небу и с легкой грустью увидела, как в нем с поразительной скоростью начала формироваться еще одна Воронка. Та самая, которую по молчаливому приказу Владыки начали открывать преданные ему Адаманты.
        - Гайдэ, ты ненормальная... - благоговейным шепотом выдохнул Бер, первым поняв, что я задумала.
        Я только поморщилась.
        - Не больше, чем вы.
        - Но это же...
        - Плевать. Играть, так по-крупному. Мы же договорились.
        - Да, но Воронка... ты уверена, что сумеешь с ней справиться?
        Я быстро взглянула на сосредоточенно молчащего Гора, собирающего в этот самый момент силу всего своего Клана, и отвернулась.
        - Я уверена в вас. Остальное не имеет значения.
        - Мы поднимем второй щит, - негромко сообщил Ас, к удивлению Бера и Вана довольно спокойно отнесясь к этому безумству. - И вам советую сделать то же самое. От Тварей он, правда, не убережет, но дыхание демона сдержит.
        - Понял, - тут же откликнулся Изумруд, мгновенно встряхнувшись, и Амулет на его груди засветился еще ярче.
        Я успокоенно прикрыла веки. Вот и все. Теперь за скаронов можно не волноваться. Кланы сделают то, чего я уже при всем желании не смогу - сберегут этих четырех упрямцев. Ведь теперь для того, чтобы их по-настоящему убить, придется уничтожить ВЕСЬ Скарон-Ол, вместе со всеми его жителями, включая женщин и маленьких детей. И пока они остаются живы, Владыки не исчезнут в Тени. Никогда. Даже если не станет ни меня, ни моих Знаков. Так что на их счет я могу быть совершенно спокойна.
        - Сколько звать-то? - вдруг спросил Гор, оторвавшись от пылающего мрачной чернотой Амулета.
        Я пожала плечами.
        - Сколько сможете. Чем больше, тем лучше. Вон, сколько гостей наш "червячок" притащил. Надо связать их боем до того, как они накинутся на людей. А кто лучше Адаманта сможет управлять Тенью?
        - Демон, - буркнул Ван, с беспокойством следя за расширяющейся Воронкой.
        Гор лишь загадочно улыбнулся и что-то тихо шепнул на незнакомом наречии. Но я не стала прислушиваться - сейчас было важнее другое, а именно: количество призванных духов, спешащих в этот мир на зов одного из сильнейших повелителей Тени. А также то, как долго он сумеет удерживать их в своей власти. Гор как-то обмолвился, что его призрачный брат - один из тех, кому подвластны даже Твари-Тени. Так же, как и стоящему напротив демону. Он обещал, что может вытащить оттуда любого, и именно этим обуславливается истинная сила Адаманта. Но все равно - воочию видеть, как родной брат буквально растворяется в сгустке мрака и прямо на глазах обретает совсем иные очертания, видеть, как обнимает его страстной любовницей покорная и смертоносная Тень - жутко. Честное слово, страшно. Особенно от мысли, что в один прекрасный момент она сожрет его целиком.
        "Я должен идти, - неожиданно проснулся у меня в голове второй Адамант. - Без меня Гор не справится"
        - Иди, - согласилась я, и потусторонний холод из моего тела тут же исчез. А вместе с ним исчезла и красивая картинка разверзающейся Воронки, размытые силуэты стремящихся прорваться с ТОЙ стороны сущностей, резкие росчерки крыльев тех, кто все-таки преодолел построенный Гором барьер, и разноцветные дейри воодушевившихся скаронов, рядом с которыми совершенно спокойно поглядывали на небо наши новые клыкастые союзники.
        - ОНИ - МОИ! - неожиданно решил вмешаться Змей и, отодвинувшись от нас, раздраженно дернулся в сторону Воронки, управляемой Адамантами. От этого движения тревожно дрогнула земля, в воздух взвилась мелкая пыль, но мне уже было все равно. - ТЫ НЕ ПОСМЕЕШЬ...
        - Уже посмела, - прошептала я, машинально успокаивая стоящего рядом, недовольно заворчавшего хартара. - Тебе их не остановить.
        - МОИ-И-И!! - взвыл, наконец, в голос демон и стремительным движением рванулся наперерез Адаманту, стремясь то ли заглотить его, то ли закрыть уже сформированную Воронку, а то ли перехватить вырвавшихся оттуда призраков.
        В это же самое время Гор поднял руку и выдохнул какую-то короткую фразу. Такую странную, отрывистую, так больно режущую слух, что я даже поморщилась. И только потом сообразила, что впервые слышу из его уст истинный Дабараэ. После чего многозначительно присвистнула про себя, сделала зарубку в памяти и очень внимательно посмотрела на брата.
        А посмотреть было на что - от Гора в этом сгустке мрака не осталось почти ничего знакомого. Какое-то бесформенное, резко увеличившееся в размерах нечто, в котором едва угадывалось человеческое тело; два широких черных мазка за спиной, которые при определенной фантазии можно принять за массивные крылья; когтистые руки; едва угадывающиеся во мраке шипы на локтях и коленях, как у Дангора; сплошная пелена первородной Тьмы на месте лица; и мечи... смутно знакомые, полупрозрачные, парные мечи, от которых буквально шибануло магией смерти. Вот он - настоящий Адамант во всем блеске своей истинной силы. Добровольно легший на жертвенный алтарь и отдавший часть своей души за новые силы. Наполовину Тень, наполовину смертный. Почти шагнувший за последнюю грань, за которой начинается небытие, но еще почему-то помнящий о живом начале. И имеющий по-прежнему уязвимое сердце смертного.
        - ТЫ...! - при виде преобразившегося Адаманта Змей неожиданно остановился и так резко отшатнулся, что по земле прошла еще одна волна нервной дрожи, а громадный хартар вдруг прижался к моим ногам, словно ища понимания и защиты. - ЧЕЛОВЕК?!
        Нечто, еще минуту назад бывшее Гором, растянуло губы в злой усмешке и пристально взглянуло на растерянного демона. Жутковатыми, непроницаемо черными глазами, под взглядом которых испуганно гасли звезды.
        - Нет, - негромко прошептало оно, заставив меня нервно поежиться. - Я давно уже НЕчеловек. И даже не Тень. Я - такой же, как ты, демон. Только, в отличие от тебя, я создал себя сам. И никогда не просил милости у Айда. Тень - моя Мать. Пустота - моя колыбель. Мрак - мой родной брат. А Смерть - моя сестра...
        - Щас, - недовольно буркнула я, услышав последнюю фразу. - Я - твоя сестра, негодяй! И конкуренток не потерплю!
        Существо удивленно опустило взгляд, чуть нахмурилось, но потом все-таки шевельнуло крыльями и хрипло рассмеялось. Тем самым нечеловеческим, неровным, откровенно пугающим смехом, который кинорежиссеры безуспешно пытаются изобразить в ужастиках.
        - Я помню тебя...
        - Помни о том, что должен, - проворчала я, требовательно указав на созревшую Воронку. - Вот ЭТО - твоя первоочередная задача! Смотри, чтоб не разбежались!
        - От меня не убегут, - снова рассмеялся Гор, и у меня опять мурашки побежали по коже от его потустороннего голоса, эхом отдающегося в каждой клеточке тела. А хартар аж присел на задние лапы, потихоньку прижимая крохотные уши к голове и едва не срываясь на жалобный скулеж.
        Надо же. Я и не знала, что хартары умеют бояться.
        На всякий случай я положила руку на шипастый загривок своего нового Хранителя и заставила его лечь. А потом пристально посмотрела на изменившегося Адаманта, мысленно радуясь тому, что не вижу его целиком. Причем, посмотрела в упор, требовательно, хорошо помня о том, что у меня есть Знаки, которые не дадут ему слететь с катушек. Есть его кровь, часть его души и Клятва, наконец, если уж остального окажется недостаточно. Я ведь тоже предусмотрительная. И тоже могу быть коварной, когда это нужно. Вот, например, как сейчас, когда я уже приготовилась ударить его всей своей силой, как когда-то в Рейдане.
        И он, как ни странно, это почувствовал. Сперва заворчал, потому что действительно уже успел многое позабыть. Потом нахмурился, озадаченно потер грудину, на которой все еще горел адским пламенем Амулет. Наконец, с удивлением посмотрел на свою правую руку, где совсем неуместно загорелся белый шестилистник, и неожиданно снова улыбнулся. Правда, на этот раз - совсем иначе.
        - Гайдэ...
        Я незаметно перевела дух. Все-таки это очень рискованно: давать Адаманту полную свободу. Но, к счастью, Гор почти пришел в себя. Теперь можно, наконец, заняться остальными.
        - Хвала Айду: вспомнил... а теперь займись делом и не дай своих Теней в обиду! А то вдруг отберут?
        Гор знакомо хмыкнул, окончательно встряхнулся и... исчез. Просто растворился во тьме, будто совсем перестал ее опасаться. Всего лишь на краткий миг, за который у меня тревожно екнуло сердце. После чего появился уже высоко в небе, как раз возле самой Воронки, и стремительными движениями крыльев... да, наверное, это все-таки были крылья... начал ровнять ее края, сбрасывая вниз что-то крупное, темное, такое же крылатое, как он сам. Зависающее примерно в полукилометре над нашим разношерстным войском и начинающее неторопливо дрейфовать там в виде какого-то непонятного и откровенно пугающего клубка.
        К сожалению, я не видела подробностей - человеческое зрение, увы, для этого не предназначено, но судя по выражениям глаз Бера и Вана, у нас появился еще один небольшой бонус.
        А пока Гор работал, остальные тоже не теряли времени даром, поэтому всего за несколько минут поверх неприлично белого купола защитного заклятия над Карающими поднялся еще один магический щит - только алого цвета. А следом на него лег второй - синий, и третий - насыщенно зеленый. Таким образом, что дыхание обозленного и растерянного своей оплошностью демона уже не могло повредить укрывшимся за ними людям. Тогда как сами они могли совершенно спокойно двигаться, сражаться и, в общем-то, творить все, что душе угодно. По крайней мере, до тех пор, пока у магов (которых там было ого-го сколько) не закончатся силы.
        - ТЕБЕ ЭТО НЕ ПОМОЖЕТ! - прошипел окончательно вышедший из себя Змей и в который раз испортил землю возле моих ног. Эх... находился бы он ближе, вовсе бы раздавил, как клопа, и тогда меня перестало волновать что бы то ни было. Да вот не везет мне, снова не везет. Видимо, кто-то сильно карму испортил. - ИХ ВСЕ РАВНО МАЛО!
        Я сжала левую руку в кулак, инстинктивно потянувшись к своим проснувшимся Знакам. Заодно, прикидывая, насколько сильна их связь с упрямыми братиками и сколько времени они могут мне подарить. Но в одном демон прав: нас действительно слишком мало, чтобы потягаться с ним на равных. Мы до сих пор даже по численности не сравнялись, не говоря уж о большем. И я все еще не знаю, на что способен он сам. У меня есть лишь догадки, предположения, сомнения. Немного друзей, чуть больше сторонников, несколько сотен послушных подданных и - никаких фактов, на основании которых я могла хотя бы примерно строить расчеты.
        К сожалению, у меня так мало осталось времени.
        И, что самое печальное, уже почти не осталось надежды.
        - А большего и не надо, - вдруг тихо пропел ветер над моей головой.
        Я изумленно застыла.
        - Ничего не надо, это верно, - хрустальным смехом рассмеялись почти угасшие звезды. - Все, что необходимо, у тебя уже есть. Нужно только это увидеть...
        - ТЕНИ - МОИ! - вдруг бешено взвыл демон, завертевшись на месте сумасшедшим волчком. Причем, так резко и неожиданно, что я сперва даже не поняла, в чем дело. Что он такое почувствовал? Что его так взбесило? Что я не слышу и не вижу из того, что доступно ему и непонятно мне? Мне - человеку с не самыми большими в этом мире возможностями? У которого, к тому же, что-то неладное стало твориться со слухом?
        - Мы услышали, сестра, - легким дуновением ветерка отозвалась на мою тревогу ночь. - Мы пришли...
        Черт. Я что, брежу? У меня опять глюки? Кто это - МЫ?! И что вообще происходит?!
        Неожиданно на мои плечи легли незнакомые, тяжелые, но очень теплые ладони. Я против воли вздрогнула (эх, брат, как же мне сейчас не хватает твоей невозмутимости!), затем оцепенела, когда ноздрей коснулся едва уловимый аромат сирени. Неверяще сглотнула, краем глаза видя едва заметное, исходящее от чужих длинных пальцев сияние. А потом чуть повернула голову и окончательно обмерла.
        Клянусь, я никогда в жизни не видела более великолепного зрелища, чем медленно и величественно спускающиеся откуда-то сверху золотистые нити, смутно напоминающие новогодний "дождик" и лишь у самой земли рассыпающиеся на миллионы мелких искорок, из которых прямо на глазах ткались десятки и сотни полупрозрачных силуэтов. Нечеловечески высоких, непривычно стройных, с гармоничными, но какими-то чужими, неправильными лицами. Силуэтов, от которых веяло миром и необъяснимым покоем. И которых я никак не ожидала увидеть.
        Эары...
        Да. Я точно знаю: это - эары. Я так хорошо помню их лица, будто только вчера вскрывала Печати в Фарлионе. Это - те самые эары, которым я счастливо улыбалась тогда. Те самые, которые благодарно улыбались мне. Благодаря которым я многое поняла и очень многое осознала. Те самые души. Призраки, которых выручила когда-то я и которые не дали мне потом упасть в бездну. Вернувшиеся в этот мир бывшие Хранители, которых я совсем не звала и уже не чаяла больше увидеть.
        - Мы услышали, - все так тихо прошептал незнакомец за спиной, незаметно сжав мои плечи. Легко, как самый настоящий ветер. Тепло, как первый солнечный лучик. И невесомо, как последний вздох умирающего. Но только тогда я его, наконец, узнала. А узнав, снова вздрогнула и ошарашено повернулась.
        - Ли-Кхкеол?!
        Он остался совершенно таким же, каким я его запомнила в нашу первую и последнюю встречу. Неестественно крупные, чуть раскосые глаза, длинные волосы, разметавшиеся по плечам, бледная, будто светящаяся изнутри кожа и голос... все тот же ровный, удивительно мягкий голос, так надолго врезавшийся в мою память.
        Боже! НО КАК?!
        - Ты звала - мы услышали, - с улыбкой ответил на мой молчаливый вопрос призрак. - Для тех, кто роднится по крови, нет ничего невозможного.
        - Но я же не...
        - Твой Знак нас позвал, - снова угадал мои мысли эар. - А мы, хоть и неживые, все же не ушли далеко от Эйирэ. Эйирэ - это все еще мы. А мы - это по-прежнему Эйирэ. Когда он радуется, мы смеемся. Когда ему больно, мы грустим. А ты подарила ему и то, и другое. Ты заставила его рыдать и снова научила быть счастливым. Ты вернула наши души в его лоно. Поэтому сегодня мы здесь. И поэтому мы пришли не одни.
        Я ошарашенно моргнула.
        - Что?!
        - Оглянись, юная Ишта, - все с той же улыбкой кивнул куда-то в сторону Ли-Кхкеол. - Посмотри на мой народ и реши: достоин ли он теперь твоего внимания? Все мы были рядом с тобой эти дни. Слышали твою Песнь. Ощущали вместе с тобой Небо. Видели твои слезы. Чувствовали боль. Но нам тоже свойственно ошибаться. И мы не хотим больше жить в ненависти. Поэтому пришли на твой зов сегодня и поэтому же спрашиваем: примешь ли ты наш народ так, как приняла когда-то другие? Будет ли, наконец, у Леса настоящая Хозяйка?
        Я медленно, как во сне, обернулась и почувствовала, как у меня перехватывает дыхание. Но открывшиеся по всей Степи многочисленные порталы, из которых величественно и неторопливо выходили сильнейшие маги этого мира, почему-то вдруг решившие выйти из добровольного затворничества, того стоили. Для меня было дико - видеть их здесь, да еще в таком количестве. Видеть, как спокойно и бесстрастно они разглядывают полчища нетерпеливо рвущих землю Тварей, а потом так же спокойно возводят перед собой мощные, светящиеся голубоватым светом щиты. Так, просто мельком посмотрев, небрежно отмахнувшись и отделив от нас зло шипящего демона вместе со всей его армией так надежно, что тот даже пятиться начал, щурясь от излишне яркого света, как крот, впервые в жизни вылезший из-под земли.
        В считанные мгновения глухая ночь над нами расцвела белоснежными огнями необычной магии эаров. Созданные ими порталы горели так ярко, что даже моим слабым глазам стало некомфортно. А щиты вспыхивали все чаще и чаще, по всей Степи, буквально повсюду. И от этого становилось еще светлее. От этого скопившаяся возле гор тьма стыдливо уползала куда-то вдаль, неохотно пятилась, ворчала, поспешно отворачивала свой неприглядный лик, словно боясь показать его некстати пришедшим чужакам.
        Я пораженно оглядела разительно изменившуюся Степь.
        Святые небеса и все ангелы! Но как они смогли? Откуда узнали?!
        Впрочем, какая разница? Главное, они подарили нам небольшую передышку, которой было бы грех не воспользоваться.
        Я растерянно завертела головой, надолго подзабыв о присмиревшем хартаре. Но тот лежал на удивление тихо, подставив лобастую голову под мою ладонь и боясь даже шевельнуться, чтобы я не дай бог не заметила. Только косился иногда на полупрозрачного эара, да предупреждающе скалился, когда участившиеся вспышки от порталов начали ощутимо резать его чувствительные глаза.
        - Необычный у тебя Хранитель, - неожиданно хмыкнул Ли-Кхкеол, с искренним интересом разглядывая послушную Тварь.
        - Какой есть, - я пожала плечами, а потом быстро покосилась в сторону заволновавшейся нежити и огромного Змея, вдруг начавшего свиваться в тугое кольцо. Надо же... даже Высший демон не рискнул с ходу накинуться на новые магические щиты. Даже у него хватило ума хорошенько к ним присмотреться и понять, что у нас неожиданно появился сильный союзник.
        - А еще у тебя странный подход к выбору друзей, - снова усмехнулся Ли-Кхкеол, будто подслушав мои мысли.
        - На себя намекаешь, что ли? - тут же фыркнула я, начиная постепенно приходить в норму и с бешеной скоростью анализируя ситуацию. - Сколько вас тут? Тысяча? Две? Три?
        - Мы считаем дюжинами, - напомнил эар, ничуть не обидевшись. - А сюда явилось порядка четырех сотен дюжин особей.
        - То бишь, где-то около пяти тысяч, - быстренько прикинула я и тихо присвистнула. - Маловато для целой расы. Но весьма немало в нынешних условиях. Твой отец тоже тут?
        - Конечно.
        - А почему я его не ви...?
        - Здравствуй, Эо, - прямо перед моим носом вспыхнула очередная золотая звезда, заставив плотно зажмуриться. Почти сразу она погасла, но у меня в глазах еще с минуту плавали разноцветные круги, из-за которых вежливое приветствие едва не превратилось в грубое до крайности прощание. Что поделаешь - маска Гая все еще сидит на мне гораздо крепче, чем хотелось бы, а Гай в таких ситуациях никогда не церемонился.
        - Эо? - беспокойно повторил повелитель Эйирэ, когда я ожесточенно потерла веки и сморгнула невольно выступившие слезы. - Эо? Это действительно ты?
        Ах да, я же в маске, вот он и сомневается.
        Пришлось поспешно кивнуть и торопливо стереть некстати выступившие слезы, но глазищи все равно покраснели, как у привставшего с земли хартара, да еще и загорелись так недобро, что пожилой эар, кажется, всерьез обеспокоился за мое душевное здравие.
        - Отец, - церемонно поклонился Ли-Кхкеол, мудро отвлекая от меня внимание родителя. Эа тут же перевел взгляд на сына и печально улыбнулся.
        - Ты все-таки вернулся...
        - У нас мало времени, - тут же перешел на деловой тон призрак. Молодец. Всегда уважала его за краткость. - Духи смогут находиться здесь только до рассвета. Но мы удержим Теней и вторую Воронку. А вам придется остановить демона.
        Я тут же нахмурилась.
        - Нет. Демон - мой. Лучше пусть помогут скаронам и снимут с Тварей заклятие Жреца. На данный момент это - самая серьезная наша проблема.
        - У тебя мало сил, - беспокойно дернулся хозяин Эйирэ. - И я больше не чувствую твоего странного помощника. А без него у вас мало шансов на победу. Даже хварды вас не спасут. Более того, заклятие, о котором ты говоришь, просто так не снять: это - наша исконная магия. Изначальная. Эйнараэ, переплетенный с Дабараэ так тесно, что они практически слились. Чтобы разрушить такую связь, нужно уничтожить источник, который ее подпитывает. И это было бы несложно, находись мы рядом с ним. Но отсюда... когда пространство Степи так искажено, а магические потоки запутаны..
        боюсь, это потребует таких усилий и резервов, что я не знаю, сможем ли мы потом хоть чем-то вам помочь, кроме своих мечей.
        - Других вариантов нет, - невесело усмехнулась я. - И рассчитывать нам больше не на кого. Только у вас может получиться отсечь Пирамиды от Тварей. Только у скаронов хватит выдержки, чтобы не испытывать перед ними страха. Только у нас с братьями получится остановить демона. И только призракам удастся остановить тех Теней, которых он призвал. Ну, а хвардов выручит звериная природа - они ведь были созданы специально для охоты на нежить. Не правда ли?
        Под моим пристальным взглядом эар неожиданно смешался и опустил глаза.
        - Я не ругаюсь, - мирно пояснила я. - Просто говорю, что вам пора бы сказать правду. В том числе, о происхождении оборотней и, особенно, о Жреце...
        Эа заметно дрогнул.
        - Появление на Во-Алларе мага, свободно владеющего Дабараэ, это, бесспорно, ваша "заслуга", - спокойно продолжила я. - Ни в каком другом месте он не смог бы получить эти знания в том объеме, чтобы создать свои собственные Печати. Скажи: я права?
        - Да, - наконец, прошептал побледневший до синевы эар. - Это действительно - наша ошибка...
        - Я знаю, - я на мгновение задумалась, после чего внимательно посмотрела на подозрительно притихшего демона и его армию, которая вдруг оказалась так любезна, что дала нам возможность пообщаться. Наконец, снова повернулась к Эа и негромко заговорила, тщательно подбирая слова. - Но это уже не имеет особого значения. Поэтому я и предлагаю вам компромисс... есть у меня на родине такое хорошее слово. . оно означает, что я, хоть и не обещаю забыть ваши грехи или простить попытку убийства моих друзей, все же попытаюсь это сделать. После того, как уладим дело с имеющейся в наличии нежитью и после того, как я подвешу на гвозде вон того желтопузого червяка. Идет?
        Эары быстро переглянулись. Между ними проскользнуло почти неуловимое напряжение, явно произошел какой-то мгновенный, но молчаливый диалог. Ли-Кхкеол чуть нахмурился, его отец оценивающе прищурился, незаметно изучая мои изменчивые глаза. А потом оба они величественно наклонили головы.
        - Прекрасно, - я позволила себе перевести дух. После чего звучно хлопнула хартара по бронированному боку и хмыкнула. - Тогда слегка меняем наши планы и принимаемся за дело. Вы - на амбразуры, призраки - против Теней, люди и оборотни - против обычной нежити, а я... я собираюсь немножко полетать. Правда, мой хороший?
        Хартар поднял морду кверху и, издав устрашающий рев, нетерпеливо хлестнул по воздуху гибким хвостом. После чего встряхнулся всем телом, поднатужился и, хитро сверкнув внезапно посветлевшими глазами, выпростал из-под неопрятного горба широкие кожистые крылья.
        Глава 16
        - Стой! - сердито рявкнул Бер, когда я вскарабкалась на спину довольно порыкивающего хартара. - Куда это ты собралась?!
        Я хмыкнула.
        - Как куда? Демона мочить.
        - Что-о?! Вот на ЭТОМ?!
        - А что не так? - удивилась я, придирчиво оглядывая своего "скакуна". - Мне прикажешь за ним на обычном коне носиться? И регулярно задницу себе расшибать, когда от очередного выдоха вон той змеюки это парнокопытное будет регулярно склеивать ласты?
        Бер запнулся, с сомнением покосившись на то, что осталось от его Буцефала, но потом все-таки перестал корчить зверские рожи.
        - Вот-вот, - фыркнула я, удобно устраиваясь на шее зверюги. - У меня нет никакого желания каждые три минки отыскивать себе новое транспортное средство.
        Ас только вздохнул.
        - Это ведь нежить.
        - Ну и что? Может, кто-то и предпочитает помирать в начищенном до блеске доспехе и непременно на белом коне, а я буду вот так - с грязными коленками и на зубастом страшилище. С нежитью надо воевать ее оружием. На ее поле боя. Что ты имеешь против?
        Алый покачал головой.
        - Ничего. Но ты опять все перевернула с ног на голову.
        - А мне плевать, - отрезала я, натягивая на голову покореженный и изрядно потускневший шлем, принесенный по моей молчаливой просьбе каким-то шустрым и не слишком живым зверьком. - А если кому-то не нравится, то пусть или помалкивает, или не лезет под руку. Я сегодня злая.
        - А откуда у него крылья взялись? - вдруг спросил Ван, как будто более важных вопросов не было
        Я недовольно сморщила нос.
        - А ты еще не понял?
        - Нет. Но хартары вроде не летают?
        - Теперь летают, - медленно ответила я, пристально на него посмотрев. - Потому, что это нужно мне.
        Брат как стоял, так и замер соляным столбиком. А мой новый "скакун" насмешливо фыркнул и, резко оттолкнувшись от земли, довольно уверенно взлетел, обдав оставшихся внизу братиков мощным порывом ветра, заставив меня клацнуть зубами, а растерявшихся эаров - крепко задуматься. В частности, над тем, что именно я сейчас сказала и почему вдруг у обычной нежити взгляд стал неприлично разумным.
        Вопреки ожиданиям, сидеть на новом транспортном средстве оказалось на редкость неудобно. Это вам не Лин с его способностью подстраивать свое пластичное тело под все мои округлости. А тут - в одном месте жестко, в другом трет, в третьем так и норовит болезненно наподдать под зад, в четвертом того и гляди чего-то прищемится. . правда, я старалась утешить себя тем, мужчине было бы гораздо сложнее в такой ситуации, но и остаться без куска ляжки, застрявшего между двух костяных пластин мне сильно не хотелось.
        Потом, конечно, стало полегче. Но очень ненадолго. Потому что заметивший мое "вознесение" демон тут решил спустить нас с небес на землю. И, едва хартар оказался в зоне прямой видимости, дунул в нашу сторону своим фирменный выдохом.
        Хартар, к счастью, оказался не только проворным, но и сообразительным - вовремя увернулся. Причем, без подсказок с моей стороны. Сам сообразил, что Ишта и демон - две вещи несовместные. Умничка. Меня при этом, правда, здорово мотнуло и чуть не сбросило вон, а потом едва не вывернуло наизнанку, потому что самым краешком этот обнаглевший "повелитель змей" его все-таки зацепил. Но в целом обошлось без членовредительства. И последствия оказались не настолько страшными, чтобы я отказалась от своей сумасшедшей затеи.
        - Все-таки ты ненормальная, - с сожалением вздохнул Бер, внезапно и совершенно беззвучно материализуясь за моей спиной. Причем, внезапно настолько, что я аж подпрыгнула на месте и едва не сверзилась на землю во второй раз. - Это ж надо было додуматься: на демона - в одиночку? Да еще верхом на хартаре, будто взять больше некого?
        Блин! Но надо было сразу сообразить, что теперь ему не составляет никакого труда летать где угодно и пугать ни в чем неповинных девушек в самые неожиданные моменты.
        - А кого ты предлагаешь? - огрызнулась я, скрывая невольный испуг. - На тебя верхом сесть?!
        - А что? - ненормально оживился призрачный братик. - Вот не была бы моей сестрой..
        - Бер, заткнись, - простонала я, когда хартар, уворачиваясь от нового выдоха Змея, круто свернул. - Пожалуйста... придумай лучше, как мне к нему подобраться!
        - Зачем? - насторожился Изумруд. - Все еще хочешь некрасиво убиться, нам назло?
        - Нет, блин! Какое мне "убиться" так близко от людей?! Отвлечь его хочу, а то эта глиста в скафандре скоро начнет метаться, как ненормальная, и половину народу нам передавит! Ты что, хочешь, чтобы эта тварь прошлась по Степи многотонным катком и сравняла с землей твоих подданных?!
        Бер тут же успокоился.
        - Так метни Эриол и все. Сделай его побольше и ударь, как Дангора. Думаю, у оружия эара хватит сил, чтобы пробить змеиную чешую.
        - Да?! А если промажу?!
        - Значит, не мажь, - невозмутимо отозвался этот негодяй и слевитировал на загривок хартара, чтобы лучше меня видеть. - Разве мы плохо тебя учили?
        Я едва сдержалась, чтобы не выругаться. Твою маму... я тут не знаю, за какое место ухватиться, чтобы ненароком не уподобиться гордой орлице, а он мне предлагает повторить подвиг Георгия Победоносца! Змия треклятого прямо с седла забить копьем, нанизав его, как шашлык на шампур! Ага! Вот прямо делать мне больше нечего, как швыряться в вертлявую змеюку всякими острыми предметами! Рискуя при этом остаться не только без войска (упаси боже, если траектория движения демона пересечется с нашими людьми!), но и утратить всякие шансы на победу.
        Пробурчав нечто нелицеприятное в адрес братика, я осторожно покосилась вниз и, к собственному неприятному удивлению, обнаружила, что вышеуказанный демон все еще неприлично сомневается и в данный момент прямо-таки разрывается между сильнейшим желанием меня сожрать и стремлением избавиться от слепяще-ярких щитов эаров, которые, по-видимому, испортили ему все планы. Более того, реально раздражали привыкшие к темноте глаза, а то, может, и ставили под сомнение исход всей кампании. В то же время, упустить меня из виду он никак не мог: беззащитная Ишта - это вам не хухры-мухры. Второй такой дуры, которая сама охотно лезет на когти, во всем Во-Алларе, наверное, не сыскать. Надо бы пользоваться моментом, сцапать крылатую мелочь, возомнившую себя гордой птицей Сирин, и не размениваться на мелочи. Вот только эары... и чужие, соблазнительно доступные души, которых тут оказалось неоправданно много...
        Я понимаю: сложная дилемма. Но мне позарез надо, чтобы эта гадина сделала выбор именно в мою пользу. Как и в случае с Дангором, я собиралась увести его подальше от людей. Хотя бы на полкилометра. Или на километр. Да в общем-то, как получится, лишь бы появилась возможность подобраться к нему без риска для скаронов. Если бы не это, я бы уже радостно танцевала гопак на его острых клыках, старательно запихиваясь ему в глотку. А тут - все еще лечу куда-то, слежу за ним, как привязанная, наматываю вокруг круги и с нетерпением жду, когда же он не просто чихнет, а в охотку двинется следом. Следовательно, не просто отстанет от скаронов, но и, что гораздо важнее, перестанет загораживать им единственно возможный путь в Невирон...
        Ну, наконец-то! Жадность, как говорится, фраера сгубила.
        Я с невыразимым облегчением увидела, как демон, тщательно взвесив все "за" и "против", все-таки сдвинул свою тяжелую задницу с места и решительно пополз в мою сторону. Причем, так резво, что пришлось подтолкнуть хартара пятками, чтобы поспешил: скорость у змеюки оказалась на диво приличная. Упорства, судя по всему, припасено на целый воз. А еще он, вполне вероятно, уже проголодался и теперь не возражал против славного перекуса.
        Плохо другое: стоило этому Пожирателю Лягушек отползти в сторонку, как науськанные им Твари тут же сорвались с невидимой привязи. Вероятно, безногий чешуйчатый гад все-таки решил подстраховаться и по примеру Дангора спустил их с поводков. После чего они обрадованно взревели, смачно облизнулись и со всех лап кинулись на терпеливо дожидающихся скаронов, полагая, что нашли себе подходящую добычу.
        Я гнусно ухмыльнулась, когда разогнавшиеся по Степи Твари с ходу налетели на щиты эаров и дружно взвыли, оставив на них ошметки своих драных шкур. Но почти сразу поморщилась, потому что внизу в этот миг полыхнуло - будь здоров, и настойчиво посоветовала хартару прибавить ходу, потому что орали они так громко и на такой пронзительной ноте, что у меня даже на расстоянии противно заныли зубы. А если еще представить, как они должны были при этом вонять... да сколько дерьма выплеснулось наружу после столкновения нежити со щитами... бедные скароны. Наверняка их сперва ослепило, а потом окатило всякой дрянью с головы до ног. Причем, дрянью едкой, вонючей, как отменные помои. Если уж от одного единственного кахгара шел мощный запах мертвечины... а тут их много... ох-хо-хо, как бы там ребята не задохнулись.
        Тем не менее, главное уже сделано: магия эаров, если Эа не оплошал, избавила нас не только от приличного количества нападающих, но, что гораздо важнее, во время первого удара сорвала с уцелевших Тварей необычное заклятие Жреца. Лишила их способности перекидываться в Теней и обратно. Правда, эары при этом должны были растратить большую часть своих сил, да и щиты не избавили их от всех проблем. Но зато уцелевшие Твари заметно потеряли ударную силу, утратили бешеный напор, значительно ослабли. Они стали гораздо уязвимее, чем раньше. Многие были ранены. Так что оно того стоило. Стоило тех усилий и жертв, на которые все мы пошли. Потому что, помимо всего прочего, примерно треть от всей скопившейся нежити в этих щитах все-таки завязла. Еще столько же связали боем мои новые подопечные, разумно стоявшие в первых рядах. Кого-то взяли на себя остервенело набросившиеся на Тварей хварды, а остальных оказалось не так много, чтобы с головой затопить относительно небольшое войско скаронов.
        К сожалению, с такой высоты подробностей было не разглядеть: все казалось одной огромной кучей-малой, в которой люди и нелюди смешались в один непонятный клубок. Да еще заметно потускневшие магические щиты здорово мешали обзору. Но вон там, насколько мне удалось понять, бешено полыхает настоящий живой костер, вокруг которого то и дело вспыхивают сотни и тысячи огоньков поменьше. Чуть дальше кто-то смог щедро залить Степь небольшим озером и методично давит попавших в эту ловушку Тварей, в буквальном смысле слова вбивая их в получившуюся грязь по самые ноздри. Повсюду идет резня, грызня, стоит бешеный звон, дикий вой на многие сотни голосов и болезненное взвизгивание. В образовавшейся каше только изредка удается распознать мелькающие тут и там рыжие холки миррэ. Еще реже получается различить сливающиеся с темнотой серые хвосты хвардов. Да мелькают иногда внизу некогда белые плащи святош. В то время как "степная" или, проще сказать, "наша" нежить полностью слились с обитателями Невирона и опознанию совершенно не поддавалась.
        Одно хорошо: кроме меня, слепых там больше не было, поэтому, надеюсь, скароны сумеют рассмотреть на "наших" мой Знак и не вдарят им промеж ушей по ошибке. А те, в свою очередь, не отмахнутся от двуногих союзников и, помня о моей просьбе, не тронут никого из настойчиво лезущих под самые когти людей и нелюдей.
        Быстро обернувшись, я напряженно всмотрелась в сторону Невирона, но с его гор больше никто не спешил спускаться: ни обычные Твари, ни крылатые. Даже в открытых Вратах ничто не шевелилось и не стремилось в нашу сторону с кровожадными намерениями. Те, кто ходил или ползал, уже были надежно связаны боем на земле. Те, кто летал, безнадежно увязли возле Воронки. Виденные мною ранее Тени тоже, судя по всему, уже сцепились друг с другом. И новых гостей ни там, ни там не предвиделось. Кажется, Змей вытащил сюда всех, кто терпеливо ждал своего часа в Благословенной? Кажется, он действительно не солгал и ЭТО, наконец, и есть все, чем в настоящий момент обладает наш неведомый враг?
        Выждав для верности еще несколько синов, я незаметно перевела дух. После чего обратилась к Знакам и аккуратно позволила им открыть множество тщательно замаскированных до этого мига нор, из которых, нетерпеливо порыкивая, начали проворно вылезать наши последние козыри.
        Правда, до недавнего времени я не была уверена, что они успеют, однако Олень не подвел, да и Ур сдержал слово, поэтому многочисленное зверье, осторожно пробравшееся сюда по подземельям, теперь беспрепятственно выбиралось наружу. А затем, обогнув увязших Тварей с флангов, вливалось в яростно кипящую схватку. Причем, их было много... действительно много, потом что я позвала сюда всех, кого только могла: из Леса, Долины, Гор, с Равнины. Волки, лисы, могучие медведи... гигантские змеи, кабаны... кого там только не было! Все, кто мог и умел себя защитить... все, у кого были когти, острые зубы и крепкие копыта... все до одного откликнулись и пришли на мой зов. Все, кроме Хранителей, которым я строго-настрого запретила рисковать собой и без которых возрождение этой земли стало бы по-настоящему невозможным.
        Дождавшись, пока последний из моих добровольных помощников выберется наружу, я удовлетворенно кивнула и шепнула еще несколько слов, чтобы уравнять наши шансы. А при виде уже знакомых корней, начавших стремительно выбираться из-под земли, облегченно вздохнула и успокоенно погладила костяной бок хартара. Да, я действительно сделала все, что могла. Теперь никто не покинет Степь без моего разрешения. Ни одна Тварь отсюда не сбежит и не ринется в близлежащие Серые горы или обратно в Невирон. Все. Вот теперь действительно ВСЕ. Я больше ничего не могу изменить.
        По крайней мере, в этой части Во-Аллара.
        За считанные мгновения мои звери окружили сражающихся плотной стеной. Не ожидая удара с тыла, Твари растерянно заозирались, заволновались и попытались было развернуться, но поздно: их уже сдавили со всех сторон. Спереди неутомимо рубились люди и обозленные, как демоны, оборотни... между ними неслышной смертью скользили такие же, только меченные Иштой кахгары-предатели, с легкостью разрывающие зазевавшихся товарок на части... чуть дальше зверствовали Орденцы, умудрившиеся даже в такой толчее сохранить боевой порядок... а теперь еще земля то и дело проваливается под ногами, оттуда без конца выскакивали какие-то странные канаты, заставляющие спотыкаться, мешающие бежать и норовящие больно хлестнуть по мордам. И повсюду кровь... много крови: алой, черной, синей... причем, синей было не меньше, а дальше больше, чем всего остального, потому что эары, вопреки своим принципам, на этот раз не остались в стороне. Вон, как быстро мелькают во всеобщем хаосе их бледнокожие силуэты. Кто-то уже упал, погребенный под кучей неподвижных тел; кто-то отчаянно отстаивает свою долгую жизнь, с трудом удерживая бешеный
натиск нежити; кто-то из последних сил колдует, одним взмахом руки выкашивая целые поляны из Тварей, а кто-то уже никогда не откроет и глаз и не спросит: ну, как все прошло?..
        Я невольно сглотнула, осознав, что там снова умирают люди и нелюди. Пусть, благодаря помощи эаров и Ли-Кхкеола, их гораздо меньше, чем мы рассчитывали, но они все равно умирают. И им все равно очень больно. А значит, мне туда еще нельзя - не выдержу. Просто сойду с ума. И, скорее всего, это случится сразу, как только я ступлю на горящую землю. Так что не могу я туда вернуться. Уже - не могу. Чтоб вы были прокляты, мои дурацкие Знаки...
        С немалым трудом отогнав от себя недобрые мысли, я торопливо поискала братьев, но они, к несчастью, уже оказались далеко. Только и того, что по бушующему внизу красно-синему пламени можно было догадаться, что пока все в порядке. Да в небесах, почти точно над кипящей схваткой, металась массивная крылатая тень, в которой лишь с большим трудом удалось опознать преобразившегося Гора. К сожалению, без чутких глаз Тени увидеть подробности я не могла. Но судя по тому, как вскипает там воздух, и тому, как в кромешной тьме сдавленно рычит, неуклюже ворочаясь, кто-то невидимый, но ОЧЕНЬ большой, в бой вступила тяжелая артиллерия.
        Блин. Как бы мне узнать, что там творится?
        - Живые они, живые, - подтвердил Бер, когда я вопросительно на него посмотрела. - Относительно, конечно, но Амулеты стягивают на себя силы Кланов, поэтому каждый из нас сейчас не только обрел прежние способности, но и стал на порядок сильнее, чем раньше.
        - Тогда что ты тут делаешь? Почему не внизу?
        Бер тяжело вздохнул.
        - А ты как думаешь? Сама посмотри: Ван и Ас чувствуют себя нормально: один снова полыхает, как сухая головешка, а второй просто дышит водой и горя не знает. Гор тоже взял у Клана все, что хотел, и теперь спокойно может с Тенью целоваться. Тогда как я... - Изумруд посмотрел на меня с неожиданным стыдом, а потом дотронулся до горящего Амулета. - Я, конечно, могу взять его весь, целиком, понимаешь? Но во что я тогда превращусь? Кем стану?
        Я тоже вздохнула.
        - Ты что, боишься опять сорваться?
        - Нет. Но ты здесь - единственное живое существо, на кого могут подействовать мои чары.
        - Бер, честное слово, мне сейчас не до чертовски привлекательных Изумрудов, - скривилась я, сообразив, наконец, откуда ветер дует. - И совсем не до безумно обаятельных призраков-Изумрудов, которые могут забыть, кем они мне приходятся.
        - Ты удержишь меня, если понадобится? - с тревогой посмотрел брат. - Сумеешь устоять против ТАКОГО?
        - Иди, глупый, - тепло улыбнулась я, снова мельком покосившись вниз и с беспокойством подметив, насколько сильно там потемнело. А это значило, что щиты уже гаснут. И быстро. То есть, что наши маги стремительно истощаются. - Нашим ребятам так не хватает надежды. И им, как нельзя кстати, придется твое умение вселять ее даже в разбитые сердца.
        Бер неуверенно кивнул. После чего все-таки сжал Амулет в кулак и крепко зажмурился. Я, тут же последовав его примеру, еще и отвернулась, чтобы не попасть под удар, но даже так, когда точно знала, что магии практически не поддаюсь... когда мои веки лишь слегка обожгла зеленоватая вспышка и когда ОН сидел рядом всего лишь жалкую долю секунды... вдруг всей кожей ощутила его невыносимую притягательность. Инстинктивно дернулась навстречу, как если бы тут оказался сам Айд в его наипрекраснейшей, безумно сексуальной и наипривлекательнейшей ипостаси. И внутренне содрогнулась. Потому что было в этом влечении что-то действительно дьявольское - вся мощь Изумруда воплотилась сейчас в моем неуверенном братике. Вся его сила. Вся магия, копившаяся в Амулете несколько долгих веков. И если бы он побыл со мной рядом чуть подольше, если бы я рискнула просто вдохнуть аромат его кожи или прикоснуться... нет, не хочу об этом думать. Если уж у него крышу сносит от собственных возможностей, то куда там мне с моей неустроенной личной жизнью. Может, только Знаками и удержала бы его на расстоянии. Но и то - не уверена.
        Когда дышать стало легче, а далеко внизу по Степи разлилось неприятное зеленоватое сияние, я судорожно вдохнула и утерла разом взмокшее лицо. После чего с трудом разжала намертво стиснувшие какой-то шип пальцы, с облегчением убедилась, что Изумруд исчез, и невесело покосилась на растерянного, изрядно ошалевшего, слегка опьяневшего хартара, рискнувшего обернуться и молча у меня поинтересоваться: что ЭТО было?!
        - И тебя зацепило, да? - усмехнулась я, с трудом унимая дрожь в руках. - А вот такие у меня братики. Один сгорает заживо, когда начинает злиться, второй молниями кидается, как мифический Зевс, третий сводит с ума одним взглядом, а четвертый, как выясняется, и вовсе наполовину демон. Ну, и что с того? Нормальная семья: я - Ишта недоделанная, они - вообще Айд знает кто теперь... кстати, где там наша змеюка поживает? И куда это ты нас занес?
        Хартар смущенно кашлянул, а я в третий раз свесилась вниз, старательно держась за самый большой шип, который только нашелся на расстоянии вытянутой руки. Мельком оглядела раскинувшееся под нами мрачное царство ночи, на глазок смерила расстояние до далеких вспышек внизу, а потом тихо присвистнула, обнаружив, что понизу так и стелется гигантская лента змееподобного демона.
        - Упрямый, - со злым удовлетворением отметила я, велев своему летуну закладывать крутой вираж. - Вон, как мчится. Прям скорый поезд "Москва-Воркута". Только шелест стоит. Но теперь уже можно - теперь нам больше никто не помешает. И мы... гм... никому не помешаем тоже. Снижайся.
        Хартар послушно подвернул крыло и лихо развернулся, принявшись кружить над примолкшей Степью, как гигантский ворон. Поняв, что мы больше никуда не движемся, демон тоже остановился и почти сразу попытался использовать излюбленный прием змей - свернувшись кольцом, внезапно совершил ловкий бросок, пытаясь подцепить нас на острые зубы. К счастью, неудачно - хартар снова ловко увернулся, после чего продолжил настороженно выписывать в небе круги в ожидании нового выдоха.
        Я его не сдерживала и не пыталась направлять - мой необычный летун оказался неглупым, понимал все с полуслова, был удивительно чутким, вполне разумным и всерьез заботился о моей безопасности. Так что в данный момент я доверяла ему больше, чем многим людям. И была готова доверять дальше. Несмотря на происхождение, неприглядное прошлое и все остальное.
        - Давай попробуем спуститься, - наконец, шепнула я, напряженно разглядывая гигантского змея, снова сидящего на хвосте и только поворачивающего треугольную башку следом за нами. - Не знаю, как ты, но у Лина крылья не уставали лишь потому, что он забирал мои силы. А ты - не демон, да и Хранитель пока еще неопытный. И запас твоей прочности нам обоим неведом. Так что, дабы не свалиться в самый неподходящий момент, надо бы поспешить, а?
        Хартар тяжело вздохнул, словно тоже понимал, что пределы его выносливости весьма далеки от бесконечных, и послушно снизил высоту. Змей неотрывно следил за нами, как кот за опасно близко бегающей мышью. Но ему проще - лежи себе и лежи, дожидаясь, пока мышь ослабнет, а хартару приходилось держать на весу и себя, да еще и меня в придачу. А он летать начал всего полчаса назад. И, хорошо помня, как долго учился этому искусству Лин, я вообще поражаюсь, как он справлялся.
        Вот только кружение большого толку не дало: стоило нам лишь слегка отклониться от курса, как дурной демон тут же менял позу. Не знаю, догадывался он про Эриол или нет, но вел себя так, будто все же подозревал неладное. На рожон не лез, шею берег, тело колечками свернул, но кончик длинного хвоста все время держал приподнятым, чтобы чуть что - тут же засветить нам сочную оплеуху. И что тут сделаешь? Попросить его вежливо отвернуть голову или бросать наугад, надеясь, что у него веки не бронированные? Ага, как же. Судя по тому, как живо он за нами пылил по Степи и как уверенно реагирует на все наши маневры, Змей, наконец, очухался от долгой спячки и полностью пришел в себя. А сейчас просто экономит силы, позволяя нам щедро расходовать свои, и аккуратно примеривается, готовясь вот-вот швырнуть..
        Ах ты ж, с-с-собака такая!
        Я только ругнулась сквозь зубы, когда хартар подо мной буквально провалился куда-то вниз, уходя от поразительно быстрого и на редкость меткого плевка. Я провалилась вместе с ним, звучно щелкнув зубами, едва не прикусив язык и здорово треснувшись пятой точкой о жесткую спину. При этом, правда, успела заметить, что сразу после плевка Змей на короткое мгновение согнулся почти пополам, открыв бронированный, но отнюдь не неуязвимый загривок. А потом распрямился и снова ка-а-ак...
        - Вот же урод! - простонала я, когда спазмированный желудок подкатился куда-то в район горла. - Да чтоб тебя! Ненавижу американские горки! И полеты тоже ненавижу! Особенно такие...
        Хартар с трудом выровнялся, суматошно хлопнув тяжелыми крыльями, и я, тут же замолчав, звучно сглотнула, пытаясь вернуть просящиеся наружу внутренности на положенное место. А когда взбунтовавшиеся кишки, наконец, успокоились, внезапно почувствовала, что мой новый Хранитель стал махать крыльями гораздо реже, и тревожно заозиралась.
        "Хреново", - холодно констатировал разум, моментально сообразив, в чем дело.
        "Еще как", - нервно поежилось тело, уже представив, как будет шмякаться на землю.
        "Неэстетично", - грустно вздохнула женская солидарность, но тут же увяла, когда я тихо и совсем не по-женски выругалась, послав ее куда подальше, а потом принялась лихорадочно размышлять.
        Черт... мы уже полчаса топчемся на одном месте, а толку с этого - ноль. Но если с Лином я могла потянуть резину и хорошенько все взвесить, то с хартаром этот номер не пройдет. Он начал уставать. Еще пара таких кульбитов, и мне придется топать пешком, как какой-нибудь дурной воительнице, которая в одних стрингах и модном бронелифчике со стразами готова выступить против здоровущего дракона. Но что я могу? Стрелять в "молоко", надеясь на удачу? Один раз промазать, чтобы потом сожалеть об этом всю оставшуюся и крайне недолгую жизнь? У меня там друзья на горячей сковородке вертятся, раненый Лин еще в себя не пришел! У меня, в конце концов, даже лифчика того самого нет! Так что мне сейчас - прыгать вниз с парашютом, которого тоже нет? Кричать "спасите-помогите, люди добрые! злобный Кощей красну девицу снасильничать хочет!" или просто на таран идти, как отчаянные советские летчики?!
        Так. Ладно. Мысль о таране оставлю бродить поблизости как абсурдную, но осуществимую. А если серьезно - делать надо хоть что-то и ОЧЕНЬ СРОЧНО. Иначе все мои планы полетят Змею под хвост. И опять я останусь у разбитого корыта, как...
        Заметив, что демон снова недвусмысленно наклоняет голову, я дернулась и зычно рявкнула:
        - ЗАВОРАЧИВАЙ!!!
        Бедный хартар от моего истошного вопля чуть не сложил крылья окончательно. Правда, тут же опомнился, беспокойно всхрапнул и послушно рухнул из поднебесья, как охотящийся ястреб. Причем, не отвесно, а как положено - по касательной, дав мне и время, и хороший шанс прицелиться. Но все равно: ощущения были не из приятных.
        - Эх, была - не была, - пробормотала я, чуть привставая на его спине и отводя назад правую руку. - Снайпером мне не быть, но в такую мишень грех промахнуться с расстояния в пол-километра. Ас мне этого не простит. Ох, Аллар всемогущий... Айд милосерд... тьфу, то есть, зловредный... одного только прошу: не дайте облажаться. . пожалуйста, пусть он хоть на секунду подавится...
        - Не так руку держишь, - вдруг пахнуло на меня откуда-то со спины ароматом сирени, и кто-то аккуратно подхватил мой локоть, отводя его немного в сторону. - Эриол - не простое оружие. Он - твоя мысль. Куда пожелаешь, туда и ударит. Так глубоко, как только у тебя хватит мужества захотеть.
        - Ли-Кхкеол?!
        - Смотри на него, - властно приказал невидимый эар, не позволив мне даже скосить глаза, чтобы убедиться в очевидном. - Смотри и выбирай цель. Когда будешь готова, отпускай. Но ни мгновением раньше. Поняла?
        - Да, брат, - прошептала я, внезапно переняв его уверенность и ледяное спокойствие. Затем подняла взгляд на глухо заворчавшего демона, оценивающе прищурилась, крепко сжала материализовавшееся в ладони сухое древко слабо светящегося Эриола. А потом ощутила, на нем сжимаются пальцы мертвого эара, и резко выдохнула.
        Эриол выскользнул из моей ладони серебристой рыбкой - тонкий, как стебелек осоки, острый, как игла, и смертоносный, как жало остроноса. Я даже понять не успела, как и когда именно это произошло - просто в один прекрасный момент рука опустела, а небо расчертилось едва заметным волоском. Который в мгновение ока просвистел возле самого горла поразительно ловко отпрянувшего демона, проскользнул мимо мгновенно распрямившихся, стремительно убравшихся с его пути змеиных колец и с тихим хрустом вонзился в основание толстого хвоста. Ровно в том месте, которым он опирался на землю, глубоко пробив слежавшийся грунт, с хрустом пройдя сквозь какой-то громадный валун и намертво пригвоздив к нему яростно зашипевшую тварюгу.
        От боли наполовину обездвиженный демон взревел так, что с неба чуть не рухнули последние звезды. Затем судорожно забился, заметался, силясь вырвать тускло поблескивающее Копье, но Эриол не давался. И каждый раз, когда громадная пасть пыталась цапнуть его за рукоять, обжигал магией так сильно, что Змей с ревом отдергивал голову и злобно шипел, пытаясь погасить пожар в обожженной пасти.
        - Добей! - сухо велел Ли-Кхкеол, когда я с надеждой обернулась и попыталась что-то сказать. - Быстрее, пока не опомнился! Забери Эриол и добей!
        Блин! Легко сказать "добей"! А чем, интересно, я должна это сделать?!
        Ли-Кхкеол вместо ответа ТАК посмотрел, что я, мгновенно забыв о сарказме, тут же заставила уставшего хартара снизиться. Едва дождавшись, пока он распластается по высохшей до состояния камня земле, проворно спрыгнула, чуть не подвернув себе ногу, и без промедления кинулась к бьющемуся в агонии демону, лихорадочно прикидывая, как бы забрать у него Эриол так, чтобы меня не раздавили.
        Ох, зря я об этом подумала. Говорят же, что мысли материальны, вот и Змей... гад чешуйчатый... примерно на полпути меня заметил. Проблема в том, что Эриол находился слишком далеко, а у демона - шея длинная. Вернее, у него все тело при желании могло использоваться в качестве опоры, как палочка для чупа-чупса. И, быстро осознав это преимущество, он всего через два удара сердца попытался до меня дотянуться.
        Правда, на его несчастье, у меня весьма некстати проснулось острое желание жить, заставившее позабыть о недавних суицидальных планах. И, надо сказать, примерно пару минок мне даже везло. Демон, твердо вознамерившийся сегодня перекусить, раз за разом пытался меня сцапать одним и тем же примитивным способом - вытягиваясь всем своим немаленьким телом и пробуя хватануть широко разинутой пастью. Однако довольно скоро до него дошло, что это вряд ли получиться - я была мобильнее. Но вот тогда-то он и устроил форменную мерзость - решив, что сочная отбивная ничуть не хуже консервированного цыпленка, он теперь стал пытаться меня прибить методом банального расплющивания. Ну, знаете, примерно так же нерадивые хозяйки с тапками за тараканами охотятся. А тут - шварк бронированным подбородком по башке, навалился сверху всей массой, и вот тебе готовая котлетина в железе.
        Гад!
        Я ему успела и мамбу, и самбу, и рубму с фокстротом станцевать, пока балансировала на краю громадных ям и перескакивала через оставляемые им рытвины. Как по минному полю бежала, огибая воронки, оставшиеся после взрывов. Запыхалась, словно в первый раз на кроссе. Чуть вывих себе в шее не заполучила, пытаясь за всем уследить и угадать его следующее движение. Взмокла, как мышь под дождем, устала, наглоталась пыли. И внутренне содрогнулась, когда в очередной раз буквально на волосок разминулась с импровизированным молотом. Е-мое! Это ж сколько раз он успел приложиться башкой, пока до меня домагивался ?! Были б мозги - точно было бы сотрясение.
        Какое счастье, что братики в свое время гоняли меня в хвост и в гриву. И какое счастье, что эти навыки не успели заржаветь. Иначе не видать бы мне Эриола, как своих симпатичных ушек. И не увернуть бы от этого гада, который, кажется, вообще не знал, что такое усталость.
        Наконец, я увидела свой драгоценный клинок и облегченно выдохнула. Прямая рукоять, тонкое по сравнению с толщиной тела демона древко, слабый блеск серебристо-голубой стали... вон он, родимый. Ждет меня, как миленький. Вцепился в землю острием, каким-то неведомым образом впился в нее клещом и до сих пор держит извивающегося змееныша, давая мне шанс покончить с ним раз и навсегда.
        Черт. Как бы мне до тебя добраться?
        - Зови! - как нарочно, снова выскочил откуда-то вездесущий эар. Гавкнул под руку и тут же тут же исчез. Причем, так быстро, что я спросить не успела, где же он был несколько минок назад. Просто протянула руку, на бегу перепрыгивая через очередную яму, лихо поднырнула под извивающееся гигантское тело, понадеявшись на то, что успею проскочить до того, как оно рухнет мне на голову, и мысленно потянулась к своему оружию. Как раз в тот момент, когда осатаневший от многочисленных неудач демон с ревом метнулся в мою сторону.
        Эриол ответил сразу - ни мгновения не промедлил, чтобы вытянуться струной и, моментально высвободившись, буквально прыгнуть в ладонь. Я жадно вцепилась в спасительную рукоять, страшно боясь опоздать. С нетерпением проследила за тем, как аккурат над моей головой стремительно распахивается широкая глотка. После чего отшатнулась, почти задыхаясь и едва не падая на колени от взорвавшей голову боли, но уже не находя сил даже замахнуться: обозленный демон оказался слишком близко. И слишком жарко он выдохнул, уже предвкушая славный ужин. Подался вперед так проворно, что буквально ткнулся носом в мое лицо, отчего меня сложило пополам и просто взорвало изнутри невыносимой болью.
        Магия смерти... проклятье... кажется, он - ее живое воплощение... а я даже пошевелиться не могу, чтобы его остановить. Руки онемели до самых плеч. Ноги предательски подломились в коленях, заставив меня тяжело рухнуть на нещадно распаханную землю. В ушах потемнело так, что я с трудом различала торжествующее шипение. Блин. Зря я понадеялась на свою скорость. Зря решила, что сумею его переиграть. Хотя... еще ведь не все закончилось? И я в любом случае задержусь на этом свете? Пусть даже в виде бестелесной, но упрямой до отвращения и приставучей, как пиявка, Тени, которая будет привязана к своим братьям до тех пор, пока они того пожелают?
        Я обреченно закрыла глаза, готовая даже на это. Но Эриол почему-то рассудил иначе - настойчиво дернувшись в моей руке, он самовольно изменил форму, перетек в обоюдоострый меч неприлично больших размеров, а потом, стоило лишь вяло дернуть ладонью, с такой жадностью впился в разинутую пасть, что я даже смутно удивилась. Ишь, какая в нем ненависть заложена к созданиям Тени. Или это он от меня нахватался? Да, наверное. Иначе как еще объяснить его странный поступок?
        Впрочем, разницы в причинах я не вижу. Да и тогда, честно говоря, ее не понимала. А спустя всего пару секунд меня вообще перестало волновать что бы то ни было, потому что Эриол, судя по всему, ударил демона хорошо. Даже слишком. Так, что поганая кровь вместе с заключенной в ней силой щедро окатила меня с ног до головы. Да еще и демон взвыл, как ненормальный. Я же в тот момент и так держалась на одном честном слове, поэтому от мощного акустического удара меня буквально отшвырнуло прочь. Кажется, даже проволокло немного по Степи, как жестоко помятую игрушку. Какое-то время еще трепало мощным откатом, силясь раздавить и расплющить, как камбалу. Оглушило. Частично засыпало землей. Заставило от души наглотаться пыли. И только через несколько минок, наконец, оставило в покое.
        Однако когда я все-таки пришла в себя, с изрядным удивлением осознав, что не только жива, но и, кажется, второго в своей жизни демона благополучно завалила... когда только-только прокашлялась, приподнялась на дрожащих руках и увидела бесформенную груду нещадно воняющего мяса, некогда бывшую одним из Высших демонов. . когда до моего уставшего разума и жалобно стонущего тела дошла, наконец, вялая мысль о том, что возле него теперь даже стыдно будет помирать...
        Что-то с неожиданной силой ударило меня в спину. Да так мощно, что сохранить равновесие я уже просто не смогла. Только и успела, что растерянно посмотреть на торчащий из груди стальной наконечник, да машинально ухватиться за висящий прямо под ним бесценный подарок Фаэса.
        "Сволочь... опять в спину?!" - мелькнула и пропала в голове растерянная мысль.
        Однако амулет почему-то не ответил. Тихо мигнув напоследок, он печально угас и плавно погрузил окружающий мир в темноту.
        Глава 17
        Все-таки удивительные мы существа - люди... странные, непоследовательные и, временами, даже парадоксальные. Порой плачем от радости или, наоборот, истерически смеемся, пытаясь не сойти с ума от горя. Ругаемся на тех, кто нам дорог. Забываем о близких и ненавидим тех, кого вполне могли бы любить... в нас так много противоречий, что иногда просто невозможно объяснить, почему в тот или иной момент времени мы совершаем абсолютно необъяснимые поступки.
        Вот и я тоже... гм, сглупила. И вместо того, чтобы просто спокойно исчезнуть, все подспудно ждала, когда же с небес прогремит обещанный гром, возвещающий о том, что мое время вышло. Или донесется из Пустоты строгий голос, напоминающий о моих многочисленных грехах. На худой конец, разверзнется бездна под ногами или вдруг появится сияющий столп света, по которому, как по удобной лестнице, моя освобожденная душа преспокойненько доберется до рая.
        Однако время шло. Никто почему-то не спешил прибирать меня к рукам. Меня никуда не звали. Не тянули за платье... что? какое платье?!.. ах да... мне ж теперь все равно, в каком виде ходить, вот, похоже, подсознание и пошутило над своей незадачливой хозяйкой. Ну что ж, платье так платье. Пусть даже белое. Простое до безобразия и откровенно напоминающее саван. Впрочем, чего я ждала? Подвенечный наряд, что ли? Ха-ха. Спасибо и на том, что белых тапочек не пока не было. А симпатичные туфли-лодочки, в которых я вполне неплохо себя чувствовала, совсем не производили зловещего впечатления.
        Легонько качнувшись на несуществующем ветру, я с легким удивлением уставилась на свои полупрозрачные руки и озадаченно хмыкнула. Ну надо же... и Знаки все еще при мне... это что, жизнь после смерти? Остаточная память? Или, может, очередная нелепая шутка природы? Ну, тогда шутка вышла довольно мрачной: посреди безлюдной Степи, в кромешной тьме и просто в мертвой тишине моя фигура смотрелась крайне неуместно.
        Интересно, я еще в этом мире или опять черт знает где?
        Осторожно оглядевшись и с некоторым трудом узнав смутно угадывающиеся вдалеке очертания Серых гор, я со смешанным чувством поняла: Во-Аллар. Степь. Причем, нахожусь я где-то совсем недалеко от того места, где меня... хотя нет, не будем о грустном. Куда конкретно меня забросило, сказать сложно, потому что ни зги не видно, но ощущения такие, что примерно на пару километров в сторону все-таки отнесло. А может, и до Тихого Плато долететь успела. Кто знает, сколько времени я тут нахожусь? Тела-то теперь нет. Ощущения времени - и подавно. Оружия меня, судя по всему, тоже лишили. Ни соседей, ни друзей, ни братьев. Боги тоже почему-то загадочно молчали и совсем не торопились предъявить на меня свои права. Никого вокруг. Совсем. Только я в своем простеньком платье и неуместным в этой оглушительной тишине покашливанием.
        Как ни странно, в нынешнем состоянии меня больше не тревожило вездесущее любопытство. Ни страха не было. Ни боли. Ни огорчения. Скорее, легкая растерянность от чрезмерно быстрой смены декораций и желание... нет, скорее даже - необходимость... выяснить, что же успело произойти в мое отсутствие. Причем, не именно со мной, а с братьями. Со скаронами. А также с эарами, хвардами и миррэ, которые рискнули отправиться с нами в Невирон.
        Кстати, у души, как выяснилось, есть перед живыми одно громадное преимущество - стоило только подумать о скаронах, как невесть откуда взявшийся порыв ветра с готовностью подхватил мою бестелесную сущность и в мгновение ока забросил в самый центр Степи. Как раз посреди яростно кипящей схватки, в которой явно намечался перевес.
        От такого резкого перехода я сперва растерялась и инстинктивно отступила на шаг, когда увидела несущегося на меня во весь опор кахгара. Но тот, к счастью, пролетел мимо, не обратив на меня никакого внимания. А бегущий следом скарон вообще нахально продрался сквозь мое бледное тело и, даже не извинившись, помчался дальше. Невежа. Правда, именно это помогло мне, наконец, осознать тот факт, что я теперь все-таки призрак. Причем, какой-то странный призрак, а не полноценная Тень, поскольку ни один из сражающихся (даже магов!) меня в упор не видел.
        С трудом привыкая к тому, что теперь сквозь меня бегут и летят все, кому не лень, я настороженно огляделась и зябко передернула плечами от вида громоздящихся целыми горами мертвых тел. Странно... но людей среди убитых оказалось совсем немного. Несколько скаронов, где-то неподалеку мелькнул изорванный в клочья белый плащ, чуть подальше виднелся еще один, потом под тушей убитого кахгара показался чей-то сапог... я поспешила отвернуться, очень стараясь не слышать криков, и молча порадовалась тому, что больше не ощущаю чужой боли. Иначе просто не знаю, что бы тогда со мной сделалось. Наверное, сошла бы с ума или умерла во второй раз?
        Нет. Лучше об этом не думать. А еще лучше - изобрести что-то, что могло бы остановить эту бессмысленную бойню. Я ведь хорошо помню, что такое Твари. И прекрасно понимаю, что их вины в происходящем не так уж много. Какой у них был выбор, если разобраться? Правильно: никакого. Как у меня когда-то. Но зато если я сумею его создать...
        Слегка привыкнув к новой обстановке, я огляделась повнимательнее и, заметив далеко впереди яркий огонек, уже известным способом переместилась туда. А потом невольно улыбнулась, признав в неистово пылающем факеле, окруженном несколькими сотнями таких же горящих фигур, кровного брата.
        - Ас...
        Правда, Алый меня не услышал: стоя в окружении воинов своего Клана, он методично сжигал набегающих Тварей, раз за разом устилая землю густым слоем жирного пепла. Причем, на данный момент его Огонь сумел очистить пространство вокруг шагов на пятьсот. Земля там была выжжена локтя на два в глубину. Ни одного трупа, ни одного обрывка одежды - только пепел под ногами сражающихся, несколько сотен скаронов в центре нещадно пылающего круга и хрипло рычащая нежить, нерешительно мечущаяся на его дымящейся границе.
        Чуть дальше, прикрывая спины Алым, вовсю орудовали Сапфиры: ничуть не смутившись соседством пиромантов, они, начав действовать точно с того места, где заканчивалась магия Алых, образовали целое грязевое болото, в котором бесконечно вязли набегающие Твари, становясь легкой добычей для стрелков. С другой стороны нежить поджидали вооруженные до зубов Изумруды, сбивающие ее с ног сперва своей магией, а затем - арбалетными болтами, которых, надо полагать, с каждой минутой становилось все меньше и меньше. А где-то между ними и Синими, отложив в сторону оружие, прямо на земле ровными рядками сидели покрытые инеем Адаманты, который в этот самый момент сражались с гораздо более опасным противником, чем простая нежить.
        Кстати, теперь я хорошо различала их ауры и, пользуясь тем, что Тень позволяла безнаказанно заглядывать под чужие щиты, мысленно поразилась насыщенному цвету их дейри, которая в обычное время выглядела, скорее, серой, чем матово-черной, и легко могла ввести в заблуждение. Но сейчас я хорошо понимала, что "Гор" прав: Адаманты находятся так близко к Тени, что, стань об их способностях известно Магистерии, проблем возникло бы море. И обвинения в тесной связи с некромантами посыпались бы на Скарон-Ол моментально. Адамантов спасали лишь мощные щиты. И Тень, которая не спешила раскрывать перед смертными свои тайны. Правда, теперь это - лишь вопрос времени: вон, Орденцы совсем рядом. Сбились в кучу на отшибе, как бараны, и соревнуются теперь, кто сколько нежити накосит. Правда, мало их осталось. Слишком мало для достойной победы: всего-то треть от той полутысячи, которая увязалась за нами с Тихого Плато. И то - лишь по той причине, что возле них собралась львиная доля оборотней, которые мудро рассудили, что рядом с активными Адамантами делать им совершенно нечего. И эары - уставшие, грязные, как самые
настоящие черти, но такие же упрямые и непримиримые, как озверевшие от злости святоши.
        А еще я с радостью обнаружила, что количество Тварей вокруг них продолжало уменьшаться. Кажется, основную массу нежити щиты все-таки сдержали. Кого-то спеленали и утянули под землю мои лианы. Кого-то остановили вездесущие корни. Наконец, хварды помогли. Подмога из Эйирэ пришла очень вовремя. Да и зверушки здорово поучаствовали... вон, как мои "мишки" додавливают какого-то хартара, заставляя его пятиться прямо на клинки Изумрудов!
        Вот только, если присмотреться повнимательнее, становилось понятно, что всего полчаса назад огненный круг вокруг Алых был, как минимум, в два раза шире и мощнее, чем сейчас. Созданное Сапфирами болото уже не топило Тварей с головой, а всего лишь помогало им увязнуть. Вызываемый Изумрудами столбняк не задерживал их надолго. А медленно тающие отряды Орденцев и эаров, хоть и одолеют, в конце концов, наседающих на них Тварей, вряд ли сохранят свой состав хотя бы наполовину.
        Осознав эту простую истину, я задумчиво потерла левую ладошку и решительно двинулась в сторону братьев. Просто внезапно поняла, что действительно могу им помочь. В конце концов, они мертвые, я мертвая... мы теперь с нежитью почти на равных, поэтому мне от нее вреда уже всяко не будет. Не достанут, и все. А если и достанут, то невелика потеря: все равно мне в этом мире уже ничто не светит. Даже солнце. Но вот понимание того, что братикам здесь еще жить и жить... причем, БЕЗ меня и моих Знаков... почему-то не давало покоя. И заставляло буквально лететь им навстречу, по пути раздавая всем встречным Тварям крепкие подзатыльники. Да еще такие такие сочные и отвешенным с таким искренним чувством, что от них едва не пошел звон по всей Степи.
        - Назад! - раздраженно рявкнула я, властно припечатав меж ушей какую-то здоровущую рирзу. - Сидеть тут! Место!
        Рирза вздрогнула и остановилась.
        - Сидеть, кому сказала! - грозно повторила я, почувствовав, что она до сих пор колеблется. - СИДЕТЬ, ЗАРАЗА, ИЛИ ПУЩУ НА СУМКУ!
        Получив еще один увесистый шлепок левой ладошкой, Тварь, наконец, пугливо присела и опустила голову, всем видом выражая смирение. Рядом с ней непонимающе прислушался к чему-то, а потом так же странно затихла еще одна Тварь. Затем обернулась третья. Неуверенно подала голос четвертая...
        Я удовлетворенно кивнула и, убедившись, что подвоха нет, поспешила прикоснуться и к ним тоже, с облегчением видя, что нежить не просто слушается, а еще и подчиняется. Будто и не было у нее никакого Хозяина. Будто со смертью демона невидимые ошейники на их горле резко ослабли. И как будто никто не успел подхватить выроненные им поводки, требуя беспрекословного подчинения.
        Хм... кстати, насчет поводков - это мысль. Если их еще никто не поднял с земли... если, утратив после смерти Змея связь со Жрецом, они стали уязвимы и более доступны контакту, то этим "кто-то" вполне могу стать я. Могу ведь? А почему бы нет? Им же все равно, кто Хозяин? Тогда как я еще не все свои Знаки растеряла. А то, что неживая... да ладно! Они тоже ни рыба, ни мясо, так что в каком-то смысле я к ним сейчас даже ближе, чем к своим Хранителям! Главное, не упустить момент и не дать Жрецу восстановить работу заклятия, удерживающего их в повиновении!
        Черт! Ну неужели это на самом деле так просто?! Знак против Знака, один Ишта против другого, где в незримом противостоянии все решает банальная ловкость рук и тупая сила?! У меня же вчетверо больше шансов, чем у Жреца, что Твари услышат! У него, конечно, есть Пирамиды, но пока они теперь сюда дотянутся! Пока он смекнет, что дело нечисто! Пока предпримет меры... а нежить - вот она! Совершенно бесхозная, вошедшая в раж, фактически беззащитная против меня и пока еще не сообразившая, в чем дело!
        - А ну, назад! - какой-то кахгар ошалело моргнул, когда я с досады залепила ему звонкую оплеуху. После чего он диковато вытаращился, озадаченно разинул пасть и даже головой помотал, как будто его действительно оглушило. А я, не теряя больше времени, вихрем промчалась над недоумевающей нежитью, метя, в первую очередь, по тем, кто представлял наибольшую опасность. Очень уж хотелось успеть до того, как они опомнятся. И до того, как кто-то из них доберется до уставших скаронов или нещадно потрепанных святош. Тут и надо-то всего ничего: короткий замах, сочный шлепок, маленькая отметина на шкуре, после которой ни одна Пирамида до них не дотянется, и...
        - Не двигаться!.. - я с бешеной скоростью заметалась среди Тварей, ничуть не смущаясь своим бестелесным видом. Более того, откуда-то знала, что они меня все еще не видят. Скорее, смутно ощущали что-то непонятное и удивленно мотали рогатыми мордами, когда на них начали с устрашающей скоростью появляться мои личные метки.
        А вот у меня совсем не было времени на удивление - я слишком торопилась успеть до того, как Знаки перестанут работать. Они ж у меня не навечно, а? Когда-нибудь все-таки исчезнут, поскольку мертвым Иштам такая власть не положена? Но вот пока я все еще тут... хотя бы частично... то сделаю все, чтобы изменить наших бывших врагов.
        Сколько я кружила по огромному полю, трудно сказать. Может, минуту. Может, час. В Тени время течет совсем по-другому. Но, наверное, скароны здорово удивились, когда оставшаяся масса нежити, как по команде, вдруг отступила назад, а потом дружно повернула головы и уставилась куда-то в пустоту, блеснув в темноте одинаковыми, до боли знакомыми шестилистниками на лбах.
        - Это еще что такое?! - недоверчиво прошептал кто-то из сражающихся.
        Я ощутила себя на перекрестье внимательных взглядов и инстинктивно поежилась. Потом, правда, заметила, что глаза Тварей по-прежнему не могут сфокусироваться на чем-то одном, и расслабилась. Порядок. Я все еще - невидимка.
        - Стоять, - на всякий случай повторила я, строго оглядывая своих новых... вернее, уже не своих, но пока еще подданных. - Война окончена.
        Среди нежити прошло странное волнение.
        - Вы меня поняли?! - повысила я голос, поняв, что хотя бы его они, кажется, слышат. - Над вами больше нет воли прежнего Хозяина! А значит, нам стало не за что сражаться! Война окончена, слышите?! Мы не хотим вас убивать! Знаки - явление временное. Те из вас, кто получил их раньше, могут это подтвердить: они свободны. Вам я, в отличие от Жреца, предлагаю такой же выбор: уйти в Тень - туда, откуда вы вышли... или остаться здесь, но жить по законам нового мира. Понимаю, что выбор невелик, но это все, что я могу вам предложить. И это - намного больше того, что у вас было прежде: свобода, воля, свой собственный мир, в котором вы уже почти прижились. Те, кто захочет уйти, будут отправлены в Пустоту немедленно - Адамантов тут полно, так что заминки не возникнет. Те же, кто согласится остаться, смогут занять эти земли без каких-либо ограничений, за исключением тех, о которых я сказала. Целая Степь будет в вашем распоряжении, и только от вас - ее Хранителей - будет зависеть, какой она станет. Удержите ее живой - будете процветать. Потеряете ее благосклонность, нарушите Правила - отправитесь обратно в Тень.
Слово Ишты. Так что решайте!
        Я выжидательно уставилась на целое море рогатых голов, среди которых снова наметилось какое-то волнение. Потом разглядела, что они постепенно разделяются на два лагеря... видимо, на тех, кто принял меня еще несколько дней назад и пришел сюда в качестве союзников, и тех, кто совсем недавно выступал против нас. Затем они беспокойно замялись. К чему-то прислушались. Не слишком уверенно обнюхали друг друга. Наконец, тихо заворчали и, окончательно придя в себя, недовольно уставились друг на друга. Правда, длилось это недолго: не знаю, о чем уж они там перерыкивались, но через пару минок они все-таки пришли к некоему консенсусу. Даже драк, как ни странно, не случилось, хотя где-то в самом центре стаи прозвучал, а потом быстро затих чей-то негодующий визг. Видно, отщепенцы и недалекие упрямцы - это удел всех без исключения рас. Даже нежити. Только здесь им не дали права голоса и сами позаботились о том, чтобы ход переговоров не нарушился вмешательством дурака, благодаря чему желающих проигнорировать мои слова и продолжить бессмысленную бойню не оказалось. После чего два лагеря снова объединились,
перемешались, а потом дружно обернулись в мою сторону, прекратив скалить зубы, напрочь перестав замечать изумленно переглядывающихся людей и все еще настойчиво ища источник силы, вернувшей им разум.
        - Вот и ладушки. Значит, мне не надо будет напрягать Гора с доставкой, - я перевела дух, а потом со слабой улыбкой посмотрела на недоумевающих скаронов, которые все еще не могли взять в толк, что происходит. - Спасибо вам, парни. И удачи. Асу передайте привет и скажите, что он зря не давал мне раньше перейти в Тень. Сколько бы проблем нам тогда удалось избежать... эх. Ладно. Бера пихните в бок, раз он все еще не может меня увидеть. Вана обнимите покрепче и скажите, что я его обожаю, а Гор...
        Я быстро подняла голову кверху.
        - К Гору я сейчас сама наведаюсь. Чует мое сердце, ему там тоже несладко.
        Нежить на это ничего не ответила. Только отступила еще немного и выжидательно замерла, видимо, не до конца веря, что получила еще один шанс. А вот среди святош внезапно произошло какое-то движение, после чего из-за их спин проворно выскочили два огромных, всклокоченных зверя, которые суматошно заозирались, едва не подпрыгнули от нетерпения, а потом опрометью кинулись в мою сторону. Причем, они были так грязны и всклокочены, что в первый момент я их даже не узнала. Только и того, что глаза увидела: отчаянно большие, испуганные, начинающие наполняться откровенной паникой. Одни желтые, как луна на моей далекой родине, другие - удивительно зеленые...
        В считанные мгновения преодолев огромное расстояние, оба зверя, в которых лишь с огромным трудом удалось признать хварда и миррэ, достигли Алых и на мгновение остановились. Настороженно повели носами. Странно захрипели. После чего безошибочно... невероятно!.. отыскали меня взглядами, тихо взвыли и, не обратив внимание на перегородившую им дорогу толпу Тварей, буквально прыгнули навстречу, с тихим стоном припав к моим ногам.
        Я сглотнула и, медленно опустившись на колени, с грустью посмотрела на растрепанных друзей. У Лока вся морда была покрыта свежей кровью. Правое ухо висело безжизненной тряпкой. Левое веко перекала свежая ссадина. Еще одна глубокая рана красовалась на боку. Мейр выглядел чуть лучше, но и его успели здорово потрепать. Он сильно прихрамывал на правую переднюю лапу, да и свалявшаяся, некогда роскошная и мягкая, а теперь клоками топорщащаяся шерсть говорила о многом.
        - Лок... Мейр... - у меня внезапно сел голос. - Боже... неужели вы меня видите?!
        Вместо ответа Лок поднял морду к небу и горестно завыл, а Мейр жалобно заскулил.
        - Да я же... не надо, парни... наверное, так даже лучше, - зашептала я, по привычке пытаясь их погладить и с грустью обнаружив, что пальцы проходят сквозь их тела, как морок. - Не переживайте: демон мертв. Тварей я, как могла, остановила. Ас и парни выживут во что бы то ни стало. Теперь они привязаны к Кланам больше, чем ко мне... скажите им, что я их очень люблю. Скажите, что так уж получилось. Скажите всем, что я им очень благодарна за помощь и... очень прошу быть деликатными в Невироне. Те, кто там остался, не виноваты в наших потерях, поэтому будьте терпеливы, хорошо?
        Хварды снова заскулили.
        - Спасибо, мои хорошие, - слабо улыбнулась я, с нежностью глядя на страшноватые звериные морды. - А теперь мне пора. Нужно помочь Гору и закончить, наконец, эту дурацкую войну. Прощайте. И знайте: я люблю вас обоих.
        Осторожно поцеловав застывших от горя хвардов, я быстро поднялась. Наскоро оглядевшись, на всякий случай благодарно кивнула подходящим эарам. Не особенно удивилась, когда поняла, что Эа смотрит прямо на меня и как-то непонятно при этом улыбается, и на мгновение задумалась о причинах. Но потом просто махнула рукой и, обрисовав себе новую задачу, буквально прыгнула к разверзшимся в небесах Воронкам.
        В нужном месте я оказалась практически мгновенно. После чего внимательно огляделась. Нахмурилась. Смутно порадовалась тому, что в своем нынешнем состоянии вижу не только чужие дейри, но и следы всевозможной магии. Затем нахмурилась снова - от царящего вокруг неистового шума. Отыскала глазами мечущихся по небу, истошно вопящих, суматошно орущих и отчаянно грызущихся между собой крылатых Тварей, которых до этого момента сдерживали птицы, подопечные Адамантов и, частично, души эаров. Наконец, успокоилась по поводу живых и обратила все внимание на мертвых.
        Гора я увидела практически сразу и несколько мгновений завороженно смотрела на мрачноватого крылатого гиганта, с легкостью сминающего многочисленных противников. Свирепый, разъяренный, как десяток кахгаров, красноглазый, как самый настоящий демон, он для удобства оседлал какую-то кошмарную шестиногую Тварь и теперь носился возле чужой Воронки, сражаясь с еще более жуткой Тварью, которую я вообще видела впервые в жизни. Что уж это такое, я не знаю: нечто бесформенное, способное, как Дангор, менять свой облик по двадцать раз за минуту, с легкостью отращивающее то руку, то ногу, а то уродливое крыло. Ежесекундно меняющее расположение не менее уродливой головы, на которой число глаз, ртов и даже ушей менялось с такой же невообразимой скоростью. А во всем остальном - просто живой... то есть, нет, мертвый, конечно... кусок какого-то невероятно прочного дерьма, которое даже призрачные мечи брата не могли как следует разрубить.
        Более того, вокруг этого монстра вилось несколько тысяч Теней помельче, которые тоже доставляли Гору немало проблем. А чуть поодаль этой самой "мелочи" скопилось так безобразно много, что на них едва хватало эаров и призванных Адамантами призраков.
        Судя по всему, я очень вовремя сюда заявилась. Вот только чем им можно помочь?
        Ответ напрашивался сам собой: надо закрыть Воронку, которая, вопреки логике, после смерти Змея не пожелала исчезнуть самостоятельно. Соответственно, Тени оттуда беспрестанно выползали и вылетали в наш мир, поэтому их число, несмотря на все усилия Адамантов, по-прежнему сохранялось на неприлично высоком уровне. Но как ее закрыть? Я ведь не спец. Думаю, эары могли бы сообразить, но они страшно заняты. Вывод? Надо отвлечь чужаков на себя. Это мне по силам? Гм. Думаю, да. Если получится, то еще и их пометить, как свою недолговечную собственность. И вот с этим-то точно проблем возникнуть не должно.
        Сказано - сделано: пользуясь неразберихой, я незаметно скользнула в самое большое скопление Теней, которые, как выяснилось, тоже оказались слепо-глухо-немыми. Пропустила через себя парочку особенно нахальных призраков. Но в последний момент усмехнулась и, активировав слегка потускневшие Знаки, властно ухватила обоих за хвосты.
        - Ку-у-уда? А ну, стоять!
        Тени озадаченно дернулись, но я держала крепко. Да еще и Знаками по ним шарахнула, чтобы не сопротивлялись. После чего удовлетворенно посмотрела на появившееся на положенном месте клеймо. Кивнула. И, выпустив незнакомцев, указала на Гора:
        - Помогите.
        Тени, растерянно покружив вокруг меня и, кажется, озадачившись еще сильнее, издали странное шипение. То ли сказали чего, то ли неприлично ругнулись. Пришлось на всякий случай посуроветь и твердо пообещать:
        - Если поможете, отпущу вас домой. В Тень. Если нет - распылю на атомы прямо сейчас.
        Как ни странно, подействовало: недовольные Тени тут же развернулись и послушно на накинулись на непонятного монстра. Более того, кому-то там еще свистнули, что-то пошипели, после чего уже не две, а два десятка Теней рванули в сторону Адаманта с неожиданной прытью. Да так дружно насели на громадную Тварь, что я моментально сообразила, в чем дело, и, по привычке набрав в грудь побольше воздуха, как можно громче крикнула:
        - Эй, народ! Всем, кто выпихнет эту тварь из нашего мира, обещаю полную амнистию! Знаю, что вас сюда нагло вытащили из Пустоты, ни разу даже не спросив! Поэтому предлагаю сделку: выкинете его отсюда, поможете закрыть Воронку - всех отпущу восвояси! Немедленно! А если кто вдруг захочет остаться, то обеспечу местом жительства, но при условии соблюдения некоторых обязательных правил! Подробности потом узнаете у вон того крылатого чудовища с красными глазами, а пока даю слово, что все обещанное будет исполнено! Что скажете?!
        Странно, но на мой слабый писк обернулись если не все, то, кажется, почти все присутствующие. Увидеть, конечно, опять не увидели, но что-то определенно почувствовали. Потому что тесный клубок сражающихся довольно быстро распался. Какая-то часть Теней немедленно отлетела к Воронке Адамантов, явно подозревая подвох, а другая, напротив, сгрудилась вокруг моей неприметной особы и принялась деловито исследовать пространство за моей спиной.
        - Убери лапы! - неподдельно возмутилась я, когда кто-то из Теней попытался потрогать меня за мягкое место. А потом так пихнула когтистую клешню... по неосторожности - левой рукой... что на ней тут же появилось провокационно светящееся изображение шестилистника. Да такое яркое, что Тени разом отпрянули, а та, которую я нечаянно пометила, удивленно застыла, непонимающе изучая новую отметину.
        Я тоже озадачилась, но не самим этим фактом, а тем, как легко нынче стала привлекать на свою сторону вынужденных союзников. Однако потом обнаружила, что Знаки потускнели еще больше... вернее, что моя ладонь стала еще прозрачнее, чем раньше, и вздохнула. Черт. Кажется, у меня осталось совсем мало времени!
        Я снова вздохнула и гаркнула еще разок:
        - Ну так что?! Будем сотрудничать или я каждого из вас помечу, а потом велю раствориться в небытии?! Имейте в виду: мне хватит одного единственного касания! Даже вскользь! А летаю я быстро! И лапы у меня загребущие! Кого не пну ногой, так хоть пальцем из вредности достану! Так что решайте быстрее!
        Тени откровенно заколебались и вроде даже задумались. А призванные Адамантом призраки как-то неуверенно замялись, но, обнаружив, что метки на них и на бывших противниках абсолютно одинаковы, слаженно вздохнули.
        - Слово Ишты! - наконец, не выдержала я всеобщего напряжения, и вот тогда дело пошло на лад: Тени перестали летать вокруг меня кругами, на какое-то время сгрудились вокруг одного невидимого лидера. После чего пошептались, пошипели, подумали... и дружненько потянулись в сторону неповоротливого чудовища, которое доставляло Гору столько проблем.
        "Интересно, а если я и его ладошкой пришлепну? - вдруг мелькнула в голове шальная мысль. - Подействует или нет? Хватит меня на это или исчезну раньше?"
        Я оценивающе оглядела громадную тушу и именно в этот момент, наконец, поняла, почему с Воронкой возникли такие проблемы: оказывается, эта изменчивая сволочь просто загородила выход собой! И лишь по этой причине неприкаянные призраки не могли вернуться обратно! Ну конечно! Если они в большинстве своем не стремились что-то менять и если только те, кто хорошо помнил этот мир, искренне желали сюда вернуться, то большинству это на фиг не сдалось! Поэтому-то они и не особо сопротивлялись! А если и ринулись всем скопом на Адамантов, то лишь потому, что за их спинами была открыта ВТОРАЯ Воронка! Только и всего!
        Я незаметно перевела дух.
        Ну, блин, а проблем-то сколько! А крику! Всего-то и надо было, что немного подумать и дать чужакам возможность вернуться. А теперь они быстро этого монстра вытолкают вон. Сейчас еще "наши" сообразят, что сражаться больше не надо, дружно присоединятся, и тогда все - обломается Жрец со своими грандиозными планами. Я их ему на корню зарезала. И там, на земле. И здесь, в небесах. Он меня, правда, за это уже убил, но я же не могу уйти просто так, не сделав напоследок какую-нибудь пакость?
        Кстати, а где он сам-то? Что-то затихарился, заныкался, гаденыш. Не видать его, не слыхать... а я ему даже в рожу не плюнула... оби-и-идно...
        Вспомнив о важном, я быстро поискала глазами убитого Змея. Ах, вот он где... далеко же мы его выманили... отсюда и не видно почти... интересно, кто меня убил? Честно говоря, уже хочется глянуть на этого нехорошего человека. Он ведь, наверное, маг? А если убивал не своими руками, а с чьей-то помощью, то наверняка должен был явиться самолично, чтобы убедиться в своей безоговорочной победе? Я бы на его месте не стерпела - непременно пришла бы позлорадничать. Это ж, наверное, так круто - смотреть на труп своего врага и понимать, что оказался умнее... эй, а что это там такое светится? И почему вдруг мне снова стало больно?
        Я озадаченно приложила ладонь к груди, где появилось и стало нарастать неприятное жжение. Потом прислушалась к себе. Непонимающе нахмурилась, потому что жжение очень быстро переросло в настоящий пожар. После чего тихо охнула, остро пожалев, что вместе с жизнью не потеряла способности чувствовать, и внезапно ощутила, что меня куда-то уносит. Причем, все быстрее и быстрее. Да так настойчиво, что сопротивляться этому не было никакой возможности.
        Всего за какой-то жалкий син меня пронесло над медленно успокаивающейся Степью, в которой уже затихали последние схватки. Мимо растерзанных земель, над удивленно озирающимися Тварями, оборотнями, эарами, простыми людьми. Затем я со смешанным чувством увидела неподвижную тушу огромного змея, возле которого копошилось несколько крохотных человеческих фигурок. На мгновение замерла. А потом с огромной скоростью полетела вниз, как будто к ногам кто-то привязал стопудовые гири. Причем, ухнула я туда так внезапно и резко, что не сдержала негодующего вскрика и по привычке крепко зажмурилась. Потому что, хотя я и призрак, но все равно - зрелище быстро приближающейся земли, на которой было распростерто чье-то смутно знакомое тело, совсем не вдохновляло. Соответственно, ничего я толком не увидела. Ничего особенного, кроме бешеного свиста в ушах, уже не услышала. А почувствовала лишь мощный удар о твердое, который вырвал у меня из груди болезненный стон, и поняла, что, кажется, снова умираю.
        Впрочем, мерзкое чувство, что я распадаюсь на части, которое преследовало меня бесконечно долгую секунду, все-таки себя не оправдало. А вскоре откуда-то издалека, как из-под плотного слоя ваты, донеслись чьи-то недовольные голоса. Затем я почувствовала сильный запах гари. К собственному удивлению, ощутила на себе чье-то пристальное внимание, поспешно открыла глаза и... с досадой поняла, что очень зря не исчезла из этого мира несколькими минутами раньше.
        Глава 18
        Смотреть на себя со стороны оказалось на редкость неприятно: я выглядела так, словно меня сперва долго жевали, потом так же долго переваривали, а затем выплюнули за ненадобностью и еще земелькой присыпали сверху, чтобы не бросалась в глаза. Я, как никогда, казалась слабой, уязвимой и до отвращения беззащитной. Вся аж съежилась, свернулась калачиком на холодной земле и так застыла, будто уже готовилась к похоронам. Одежда порвана, маска съехала набекрень, волосы неопрятными прядями вылезли из-под ее края, напоминая грязную паклю. Кожа на веках какая-то серая, щедро припорошенная пылью, пальцы скрючены, а на спине безобразной кляксой расплылось кричащее пятно "синьки", от количества которой вдруг остро захотелось перекреститься и сплюнуть через левое плечо.
        Но тут уж плюй - не плюй: смотреть на трупы всегда не слишком приятно. Особенно если хорошо понимаешь, что лежащее на земле тело принадлежит... мне.
        Убедившись, что ошибки нет, я криво улыбнулась - вот уж о чем не мечтала, так это воочию увидеть, что случается с людьми после смерти. Отвратное зрелище, надо вам сказать. Хорошо, что лица не видно, а то ужасов я бы сегодня насмотрелась столько, что всю оставшуюся вечность промучилась бы жуткими кошмарами. Правильно я говорила: уходить надо было раньше. А теперь что? Стоять тут и до скончания веков любоваться на эту сомнительную красоту? Искать слабые проблески жизни в своих потускневших зрачках? С надеждой ждать, а не надумает ли вдруг грудная клетка хоть на миллиметр приподняться, намекая на слабенький вдох? Или носиться вокруг тела кругами, тщетно пытаясь запихнуть в него свою душу обратно?
        Едва представив, как буду это делать, пыхтя, сопя и вполголоса ругаясь на отсутствие результатов, я фыркнула. Нет уж. Умерла так умерла - как в старом анекдоте. Нечего тут выгадывать или ждать чуда. К тому же, я сделала почти все, что хотела, а если и сожалею о чем-то, то лишь о том, что парней своих напоследок не обняла. И о том, что Небесная и Подземная канцелярии все еще не спешат ставить окончательную точку в этом затянувшемся приключении.
        Единственное, что немного смущало, так это тускло светящиеся обрывки дейри над моей головой, которые откровенно не вписывались в общую картинку. И которые заставляли сомневаться в правильности ранее сделанных выводов. Ведь если это - моя аура, то я должна быть жива. А если я жива, то почему тогда моя душа летает отдельно от тела? Разве это нормально? Нет, конечно, есть всякие там сновидцы, экстрасенсы и все такое прочее, которые (как утверждают) могли бы правдоподобно объяснить происходящее с точки зрения эзотерики. Но я-то к ним не имею никакого отношения, ни в чем подобном замечена не была и на ясновидящую не претендую. Так что очень хотела бы знать, в чем, собственно, дело. Впрочем, вполне возможно, какие-то редкие, агональные сокращения мое сердце до сих пор еще делает. Да и слабое дыхание, которого я не уловила, тоже в принципе могло иметь место. Знаете, так иногда бывает, когда мозг уже умер, но тело по какой-то причине продолжает упорно цепляться за жизнь. Я таких бедняг по телеку видела - лежат себе в коме, на аппарате искусственной вентиляции, едят через зонд, ходят под себя, ничего не
соображают и с вероятностью девяноста девять процентов соображать уже никогда не будут... про таких доктора говорят, что они - как растение. Потому что формально тело не погибло, однако бороться тут уже не за что.
        Я, конечно, в этом деле не особенно смыслю, но ТАК жить просто не хочу. Мучиться самой и мучить других... нет. Не мое это. Да и смысла в такой жизни, откровенно говоря, не вижу. Зачем сковывать цепями бессмертный дух, который уже освободился от тела? Вернее, почти освободился и остается привязанным лишь одной слабой, крохотной, едва держащейся ниточкой, которая по иронии судьбы все никак не желает обрываться?
        Эх, жаль, что у меня не было возможности взглянуть на свою ауру раньше - тогда я бы точно знала, какой она должна быть. Но, судя по тому, что она осталась только возле самой макушки, и тому, какой слабой она стала, можно с уверенностью утверждать, что мое время почти истекло. И что, как бы ни повернулось дело, надолго я тут точно не задержусь.
        Вопрос в другом: если ЭТО и есть моя аура, которая истаивает буквально на глазах, то что за непонятное сияние окружает остальное мое неподвижное тело? Ведь если верить братикам, моя дейри уже вернула себе белизну. Пусть не полностью... пусть какие-то пятна в ней все-таки остались... но все же. И именно ее-то я и вижу наверху. Но что тогда за золотистый кокон окутывает меня сверху? И почему какая-то его часть напрямую вливается в мою дейри, словно пытаясь ее... напитать?!
        Я нахмурилась и подлетела ближе, силясь рассмотреть подробности.
        Странно. Что за фигня? Неужели кто-то успел сюда добраться и теперь пытается бороться за мою невеселую жизнь?
        Но кто?
        Мой взгляд сам собой упал на зажатый в кулаке амулет. Вот же черт... кажется, я схватилась за него так сильно, что порвала цепочку. При этом машинально сжала и невольно активировала дремлющее внутри заклятие, которое могло привести сюда единственно возможного человека.
        Я вздрогнула от неожиданной догадки и, услышав за спиной какой-то шум, резко обернулась. После чего растеряно замерла и со смешанным чувством прошептала:
        - Фаэс...
        Он стоял ко мне спиной - высокий, прямой, упрямый, как старый черт. Стоял так, словно пытался от чего-то защитить. Это было невероятно - видеть его здесь. Невероятно, что он единственный, кто услышал и сумел сюда пройти. И единственный, с кем я еще не успела попрощаться. Видимо, он почувствовал сигнал от амулета и тут же примчался на помощь. Активировав короткий, мощный, но узконаправленный портал, которого как раз хватило, чтобы преодолеть заклятие Пирамид. Вот только он еще не знал, что я позвала его случайно. И никак не думал, что застанет меня... вот такой.
        Кстати, а почему он встал так далеко? И почему... куда это он так пристально смотрит? Причем, с такой злостью и неподдельной яростью, что это чувствуется даже со спины?
        Удивившись своим ощущениям, я подлетела ближе и озадаченно выглянула из-за плеча эрдала. А потом удивилась еще сильнее, внезапно обнаружив, что напротив него стоит, безмятежно улыбаясь... не кто иной, как господин Георс. Да-да, Его Высокопреосвященство, общепризнанный протеже Аллара и глава местной Церкви, на мнение которого так полагался Его Величество Эннар Второй. А рядом лежало копье... неприятно длинное, разрубленное на две части и явно недавно побывавшее в употреблении. Покрытое странной вязью каких-то непонятных рун, вытравленных, как показалось с первого взгляда, на неприятно гладком древке. Причем, незнакомых мне рун, смутно напоминающих изящные символы Эйнараэ. То самое копье, на наконечнике которого еще не успела высохнуть "синька" и которое чьи-то умелые руки не так давно вытащили из моей груди.
        При виде священника я сперва даже растерялась, не сразу сообразив, что он тут забыл. Потом подумала, что Фаэс, вероятно, находился где-то неподалеку от него и, поняв, что мне нужна помощь, притащил с собой первого, кто попался под руку. Того, кто вполне мог бы помочь нам с демоном - ставленника Аллара, избранного богами и людьми, наделенного, вероятно, какими-то особыми силами, благословением Божьим... ну, или что там у него за способности? Братики ведь были далеко. Хварды и остальные Фантомы - тем более. Сам Фаэс не маг, так что проку с него тут - нуль. Рейзеры и Хасы остались далеко позади. Валлионцы вообще не у дел. Маги... ну, что могут сделать несколько случайно оказавшихся в Степи магов против посланника Айда? Вот именно. Остаются только Орденцы... чтоб их так... особенно, их фанатичного предводителя... так что, если выбирать между Гораном и Его Высокопреосвященством, то последний, разумеется, более предпочтителен в качестве помощника. С такой редкой дейри... с такими талантами и (как утверждают) прямой связью с самим Алларом... кого же, как не его, звать на борьбу с исчадием Айда?
        Вот Фаэс и позвал.
        Гм.
        Причем, наверное, я бы даже поверила в то, что такое возможно. Решила бы, что эрдал поступил мудро, сделав ставку на достойного кандидата, хотя и опоздал с подмогой. И, вполне вероятно, я бы себе даже посочувствовала.... если бы мгновением позже не обернулась, не увидела окаменевшее лицо старого друга и не вздрогнула от неожиданности, ощутив исходящую от него волну необъяснимой, но очень искренней ненависти.
        Причем, ненависти, направленной отнюдь не на меня.
        Согласитесь, это довольно странно?
        Поверьте, я знаю Фаэса достаточно давно и за время нашего знакомства видела его всяким - и радостным, и обозленным до предела. И ворчливым, и дико раздраженным, и сомневающимся, и безмерно усталым. Я видела его огорченным, встревоженным, даже умоляющим на коленях... но не настолько чужим, как сегодня. Всегда живое и выразительное, сейчас его лицо превратилось в какое-то подобие посмертной маски. Оно застыло в совершенно противоестественном выражении, в котором смешалась непередаваемая ярость и медленно подступающее отчаяние, нечеловеческое бешенство и злое бессилие, непередаваемое упрямство и какая-то странная обреченность... бог мой, как же много в нем было противоречий! И так много несоответствий, начиная от сгустившегося молчания и заканчивая матово блестящей кровью на наконечнике брошенного на землю, сломанного кем-то копья.
        Я действительно считала, что хорошо знаю старого друга. И, пожалуй, только ему верила так же безоговорочно, как своим Фантомам. Он ни разу меня не обманул, не подвел и не предал. Та нелепая оговорка Рига не в счет - Фаэс рано или поздно все равно бы прокололся насчет "милорда". Да и мотивы его выглядели вполне логичными. Поэтому, несмотря на возникшее недоумение и очевидный абсурд происходящего, я, не успев толком разобраться в причинах, инстинктивно отступила подальше от господина Георса и, встав плечом к плечу со старым ветераном-рейзером, присмотрелась к его визави повнимательнее.
        Что удивительно, Его Высокопреосвященство выглядел на редкость спокойным. Как будто и не было тут начинающей потихоньку смердеть туши Высшего демона. Не было разлитого в воздухе и неуклонно набирающего силу запаха смерти. Витающего над его головой пепла. Грязи, нещадно распаханной земли. Моего остывающего трупа, наконец, лежащего в приличной луже фосфоресцирующей крови, или орудия убийства, которое лежало у него в ногах и буквально-таки вопияло об отмщении.
        А он стоял напротив и улыбался. Смотрел на бешено раздувающего ноздри Фаэса и все равно улыбался. Безмятежный. Благостный. Поразительно неуместный здесь, в дымящейся и беззвучно плачущей от боли Степи, в своем незапятнанном кровью одеянии и с неизменными четками в правой руке.
        Щелк.
        От тихого звука мерно перебираемых четок меня снова едва не передернуло.
        Щелк.
        Блин. Ну и мерзкий же звук. И ведь что-то уже было такое... в прошлом... что-то смутно знакомое, какая-то неприятная ассоциация... ах да, Рейдана. Очередное дежа вю. Вот только не пойму, какое отношение дурная привычка ал-лоара Верола имеет к нынешней ситуации.
        Щелк.
        Господин ал-тар вопросительно приподнял одну бровь и с едва уловимой насмешкой посмотрел на внезапно побледневшего Фаэса. В то время как я, перехватив этот благостно-снисходительный взгляд, несильно вздрогнула от и отступила еще на шажок. А потом сообразила посмотреть на дейри господина Георса повнимательнее, торопливо припомнила все, что знала о магии Разума, еще раз покосилась на сломанное копье, с которого не успели сойти следы заклятия на Дабараэ... после чего, наконец, сложила два и два и чуть не застонала с досады.
        Твою мать...
        - В чем дело, мой друг? - внезапно хмыкнул господин ал-тар, передвинув очередную костяшку на четках. - Тебе что-то осталось непонятным? Возможно, мне стоит пояснить свою позицию?
        Фаэс тихо выдохнул и с ненавистью посмотрел:
        - Нет. Не надо. Теперь я ВСЕ, наконец, понял.
        - Хорошо, - мягко улыбнулся Его Высокопреосвященство. - Я рад, что твое умение делать правильные выводы из самых неправдоподобных фактов не отказало даже в столь... необычной ситуации. Хотя, боюсь, ты немного опоздал: дело сделано, и теперь мне никто не помешает.
        - Конечно. Ты же все предусмотрел, - внезапно взял в себя в руки эрдал, после чего резко выпрямился и посмотрел на священника почти спокойно. - Ты все распланировал на десятилетия вперед. Все учел. Обо всем подумал. А потом и осуществил, ловко воспользовавшись своим положением. Сперва с Невироном, потом с Валлионом... скажи, где ты научился так ловко скрывать дыры в своей дейри? И кто научил тебя ставить магические Печати?
        Улыбка господина Георса стала откровенно насмешливой.
        - А ты еще не понял?
        Я тихо вздохнула и с досадой опустила голову, не в силах смотреть на свой последний, самый большой и, вероятно, самый нелепый промах: ал-тар... Первый жрец. . высшее духовное лицо в структуре Церкви Во-Аллара... и вдруг - мой враг. Тот самый таинственный, скрытный и дьявольски изобретательный гений, который доставил нам столько неприятностей. Но... черт возьми! Это просто невероятно! Невозможно! Немыслимо! Дико, наконец! Я бы даже сказала, что такого не бывает, если бы не видела своими собственными глазами! Да кто вообще мог предположить, что Темный Жрец и создатель Невирона... сильнейший некромант Во-Аллара... человек, столько времени пытавшийся подмять под себя половину этого мира... окажется скромным, улыбчивым и старательно держащимся в тени своего громкого титула священником?! Кто мог подумать, что настоящий источник наших проблем кроется буквально под боком?! И где?! В оплоте благочестия и веры! Среди ярых сторонников уничтожения нежити! Среди Карающих и иных фанатиков! Среди людей, которые по определению должны были..
        Блин. Но он совершенно правильно сейчас так загадочно лыбится и молча наслаждается нашим общим недоумением: лучшего прикрытия для некроманта, наверное, просто не существует.
        И почему за столько времени мне не пришло в голову поинтересоваться его возрастом? Почему я не додумалась хотя бы спросить, сколько времени он носит свой высокий титул? Конечно, это выглядит невероятным. Конечно, это кажется абсурдным. Причем, настолько, что мне до сих пор очень сложно в это поверить, но ал-тар - вот он, стоит напротив и все так же снисходительно улыбается, насмешливо глядя на моего старого друга, как опытный интриган - на едва оперившегося юнца, только-только начавшего постигать азы Большой Политики. А у его ног лежит, не требуя больше никаких доказательств, окровавленное копье, которое не так давно торчало из моей собственной груди.
        Какая ирония, да?
        И ведь мы точно знали, что наш враг имеет прямое отношение к Валлиону. Я давно подозревала, что он не просто имеет хорошо развитую агентурную сеть и, как минимум, одного высокопоставленного помощника на территории сопредельных государств; не только получает всю необходимую информацию из первых рук, но и, вполне вероятно, хорошо нам знаком. Я даже думала некоторое время назад, что это - САМЫЙ высокопоставленный человек в Валлионе. И, что самое обидное, оказалась почти права. Вот только кандидата на роль главного злодея, к сожалению, выбрала не того. Слишком долго сомневалась, вот и не сумела сделать правильный вывод. Потому что, как ни бранила Церковь за излишний фанатизм, как ни морщила нос от чрезмерного усердия господина Горана, но даже помыслить не могла, что правда окажется столь... печальной. И что даже я, несмотря на все свои заморочки, окажусь во власти одного из самых распространенных человеческих заблуждений.
        Эх... а ведь и у нас встречается немало "святош", которым давно пора гореть в аду. И в моем родном мире хватает тех, кого и на пушечный выстрел нельзя подпускать к часовням и храмам. Прелюбодеи, педофилы, гомосексуалисты... да что далеко ходить! Вон, сколько слухов бродит о "батюшках", не стесняющихся сквернословить в присутствии прихожан! Сколько "святых отцов" разъезжает на дорогих иномарках, периодически сбивая детей на пешеходных переходах! Кто только не прячется среди "святой братии", поганя саму идею христианства! И как же их в последнее время стало отвратительно много. Или думаете, я просто так настороженно отношусь к институту церкви?
        Но ведь есть среди них и редкие самородки, за которыми хочется идти к чему-то лучшему. Есть те, за которыми хочется тянуться и кого хочется слушать в надежде на обретение незнаемой ранее истины. Пусть их удручающе мало - этих бесценных людей, умеющих донести Слово Божие так, что в него хочется верить... но, похоже, именно ради них... вернее, именно благодаря им зароненные в далеком детстве крохотные ростки веры все еще живут где-то в глубине наших душ. Все еще стараются пробиться наверх. Взывают к совести. Прививают строгие принципы. Заставляют подать руку старушке, споткнувшейся на улице, или бросить червонец грязному бомжу у входа в метро. Даже тогда, когда совершенно точно знаешь, что на этот червонец он купит не хлеб, а стакан самогонки, или подозреваешь, что ушлая бабка не первый день спотыкается на ровном месте и потом выразительно заглядывает в сумки сердобольных прохожих, собравшихся ей помочь... скажите, что это такое? Откуда берется эта необъяснимая вера в лучшее? В то, что незнакомая бабулька, неловко упавшая в гололедицу, ничего себе не сломает? В то, что тот самый бомж - не запойный
алкаш, опустившийся до состояния животного, а просто уставший от жизни старик, которому твой червонец, быть может, поможет пережить еще один трудный день? Откуда берется это странное ощущение "а вдруг"? Почему заставляет сомневаться, но все же поступать так, как велят чувства, а не насквозь рациональный, прагматичный до тошноты разум?
        Наверное, все-таки что-то заложено в нас такое, что помогает делать правильный выбор. Между "хочу" и "надо", между "хорошо" и "плохо", между совестью и выгодой. Не знаю, почему... и даже спорить на эту тему не буду. Но факт в том, что даже меня, некрещеную и обходящую церковь далеко стороной, до сих пор коробит упоминание о разгульных "святых отцах" или их нетрадиционной ориентации. И есть во мне какой-то необъяснимый запрет, не позволяющий, несмотря ни на что, подумать о них слишком плохо.
        Эх, кабы знать, где упаду...
        Я с досадой подняла голову и снова посмотрела на господина Георса.
        - Все очень просто, - развел руками ал-тар, глядя Фаэсу прямо в глаза. Меня, к сожалению, он не видел. И не услышал бы, наверное, тоже. Иначе я бы уже такое ему сказала... - Все так просто, что, как говорила одна твоя хорошая знакомая, кажется невозможным. А я понял эту истину еще в те времена, когда обнаружил, что в равной степени обладаю способностями как к Эйнараэ, так и к Дабараэ. И когда на собственном примере убедился, что магия Разума - это совсем не сказка.
        У Фаэса на скулах заиграли желваки, а я неслышно вздохнула, поняв, что сомневаться больше нет повода. После чего отступила еще на шажок, с грустью покосилась на помертвевшее лицо друга, оказавшегося один на один с такой неприятной правдой, а потом с еще большей грустью отметила, что мои руки стали еще прозрачнее.
        Кажется, я действительно ухожу? Причем, раз до сих пор никто за моей душой не явился, то ей, вероятно, уже нигде не найдется места: Айд бы не упустил шанса прихватить такую добычу, как я. Но раз его все еще нет... и раз даже гласа с небес я до сих пор не услышала... то, видимо, таковы Правила: я - существо иного мира. Так что после смерти не уйду ни в местный рай, ни в местный ад. Наверное, моя дорога лежит теперь прямиком в Тень. Туда, где тихо, темно, где царит мертвая тишина вечности... и где я смогу, наконец, обрести долгожданный покой.
        Странно, но чем бледнее становилась моя кожа, тем больше размазывались детали окружающего пейзажа. Яркие краски постепенно тускнели и блекли. Цвета смазались, перемешались, а потом вовсе истаяли. Сперва это происходило так медленно и незаметно, что я не сразу обратила внимание, но сейчас, стоя неподалеку от своего неподвижного тела, процесс почему-то ускорился. Причем, так резко, что буквально через несколько минут после возвращения я окончательно потеряла цветное зрение и снова стала видеть мир в черно-белых тонах. И снова, как раньше, в моей душе воцарилось знакомое равнодушие. То самое ледяное спокойствие, которое неизменно приносил с собой мой призрачный брат. Спасительное спокойствие. Благословенное. В котором я без особых эмоций увидела настоящую ауру Первожреца и абсолютно бесстрастно констатировала, что Ур был совершенно прав.
        Как оказалось, господин Георс не стремился наложить на себя каких-то сложных заклятий, чтобы скрыть близость к Дабараэ. Количество черных полос и рваных дыр в его ауре было так велико, что кое-где она казалась соткана из сплошного мрака. Местами они настаивались друг на друга, переплетались, перекались и просто запутывались, отчего создавалось впечатление, что в этой дейри поселился какой-то огромный паук, который год за годом опутывал ее все большим количеством отвратительно толстых нитей. А прятало их совсем простое, но очень уместное в данной ситуации и весьма изящное по своему исполнению заклятие. Вернее сказать, не прятало, а просто сдвигало в сторону. Причем, так удачно, что этого никто, кроме меня, не видел. И даже не догадывался о том, что на самом деле их просто красиво обманули.
        Кто и когда научил господина Георса этому фокусу, наверное, уже никто не скажет. Дошел ли до этой идеи сам или же тут поучаствовал кто-то со стороны. Но факт в том, что ал-тар искусно сыграл на человеческих привычках и всего лишь сделал со своей аурой то, что я когда-то творила с собственными масками: поменял их местами. С черного на белое, с белого - на черное... просто перевернул с ног на голову, как костяшку домино. И сдвинул все дыры в своей ауре вниз. Под самые ноги. Почти под пятки, куда АБСОЛЮТНО никто и никогда не заглядывал. Да и зачем туда смотреть, когда остальная его дейри сияла и сверкала всеми оттенками белого? Когда его никто даже не заподозрил? И когда не было совершенно никакой необходимости просить его дрыгать нижними конечностями, чтобы увидеть ту дейри, которую он ловко припрятал под подошвами?
        Вы же не станете искать шляпу у джентльмена, шаря при этом в его ботинках? Будучи твердо уверенными в том, что она должна быть на голове, вы и посмотрите, в первую очередь, на голову. А если шляпы там вдруг не окажется... что ж, не беда: ведь джентльмен вполне может обойтись и без нее. Особенно, если погода хорошая.
        Так и с дейри: сверху у господина Георса она была почти безупречна. Чистая, сверкающая, на две трети состоящая из незапятнанного белого цвета, а дальше, благодаря мягкому золотистому оттенку, очень напоминала ауру короля. Причем, ал-тар, видимо, использовал какую-то уловку, которая сглаживала контраст с нижней частью его ауры и удерживала все темные пятна далеко внизу. Но в остальном все выглядело настолько естественно и правдоподобно, что ни у кого и сомнений не возникло. Даже у Орденцев.
        Нет, и все-таки он - гений! Как бы я к нему ни относилась, сколько бы гадостей он ни натворил, а все равно господин Георс заслуживает признания и восхищения. Всего один штрих в дейри - и посмотрите, как меняется смысл! Один единственный узелок, затянутый в нужном месте, и самая неприглядная часть его нутра оказывается настолько хорошо спрятанной, что ее не просто не видно, но даже заподозрить нельзя, что тут что-то неладно. Триста лет оставаться неузнанным - это чего-то да стоит, правда? Так что каким бы мерзавцем он ни оказался, но он - мерзавец гениальный.
        И это - неоспоримый факт.
        - Хочешь узнать, почему я это сделал? - вдруг обратился к Фаэсу Темный Жрец, кивнув в сторону скрючившегося на земле тела.
        Эрдал несильно вздрогнул и хрипло ответил:
        - Я и так знаю.
        - Нет, - покачал головой господин Георс, тихонько сдвинув очередную костяшку на четках. - Не знаешь. На самом деле ты почти ничего обо мне не знаешь. И, как ни странно, до сих пор не задал самого важного вопроса.
        - Мне это не нужно.
        - Неужели? - насмешливо улыбнулся ал-тар. - А как же твое неуемное любопытство? Тебе же всегда надо было знать все тайны на свете. Или ты вдруг решил изменить своим принципам и оставить свои многочисленные вопросы без ответов?
        Фаэс угрюмо промолчал.
        - Сейчас тобой движет только ненависть, - внезапно посуровел голос Жреца. - Не разум, а эмоции. Чувства. Причем, совершенно неуместные и неоправданные в данной ситуации: из-за них ты не видишь истины и готов отринуть все те принципы, которых придерживался много лет.
        - Не тебе говорить мне о принципах, - процедил эрдал, зло сузив глаза. - На тебе столько крови, что ты давно потерял право меня учить. Валлион, Невирон, Фарлион... триста лет ты выцеживал из них силу. Триста лет из-за тебя умирали наши люди. На твоей совести лежат сотни и тысячи жизней. Причем, не только человеческих. И после этого ты еще смеешь что-то говорить насчет эмоций?!
        - Ты необъективен, - покачал головой господин Георс, ничуть не огорчившись. - А для твоего статуса и положения это непростительно. Мои действия были продиктованы только соображениями высших государственных интересов. Я создал Невирон вовсе не для того, чтобы потешить свою гордыню. Пойми: от Невирона Валлион выиграл больше, чем кто бы то ни было. Он стал сильнее. Сплоченнее. Он уверенно стоит на ногах. Фактически, на данный момент Валлион - доминирующее государство на Во-Алларе. Могущественнейшее. А все почему? Да потому, что у него есть внешний враг, который, вместо того, чтобы его уничтожить, делает его с каждым годом лишь сильнее. Подумай сам: что бы с вами стало, если не бы постоянная угроза с запада? Сохранил бы ты свои войска дееспособными? Создал бы Магистерию? Была бы у армии поддержка Церкви? И была бы сейчас эта самая Церковь той надежной опорой для трона, которая есть у него сейчас?
        - Это твоя Церковь! - почти что выплюнул Фаэс, не сдержавшись и с яростью уставившись на ал-тара. - От заветов Аллара в ней почти ничего не осталось!
        - Ничего подобного. Я почти не менял текст Писания, так что оно осталось практически таким же, каким я его получил. Но зато сколько выиграл от этого Валлион... сколько было сделано для того, чтобы он стал таким, как сейчас...
        - А ты подумал о том, какую цену от нас потребовали твои эксперименты?! Сколько жизней, сколько смертей, сколько народу бесцельно ушло?! И только ради того, чтобы ты мог потешить свое тщеславие?!
        Господин Георс неожиданно вздохнул.
        - Вот видишь: я ведь сказал, что ты ничего не понимаешь... дело совсем не в тщеславии, мой мальчик. Просто цена за успех никогда не бывает малой. Нам всегда приходится чем-то жертвовать: казной ли, совестью ли, собственной жизнью... да ты и сам это прекрасно знаешь. И точно так же хорошо понимаешь, что без Невирона Валлион не был бы и вполовину так силен, как сейчас. Что бы стало с Вольницей, если бы не необходимость в охране границ? Куда бы ты дел тех же рейзеров, Хасов... а ведь с рейзерами УЖЕ пора что-то решать: оставшись не у дел, они начинают представлять немалую проблему. И я тебя об этом, кстати, предупреждал. Но ты не внял моему предупреждению. А теперь что? Пересадишь их с коней на землю? Заставишь свиней пасти или возделывать огороды? Куда ты денешь такое количество прекрасно обученных воинов, для которых, если не станет Невирона, больше не найдется достойного дела? С Хасами дела обстоят попроще - их осталось не так уж много. Но ветераны Вольницы? Фарлион? Скароны?
        Фаэс гневно выдохнул.
        - Скароны много тысячелетий прекрасно обходились без твоего вмешательства!
        - Зато Валлион качался на грани краха, - жестко отозвался ал-тар. - Всего триста лет назад он мог похвастать только большими территориями, на которые уже начали засматриваться соседи; разваливающейся армией, в которой процветали все известные тебе пороки; полным разбродом среди магов, среди которых не было ни одного, достойного внимания; зажравшимися священниками, которые давным-давно позабыли, для чего надели белые рясы, и совершенно пустой казной, в которую совали руки все, кто только мог до нее дотянуться. Так что не мне тебе напоминать, во что превратила Валлион династия Диэронов! И не тебе оспаривать тот факт, что лишь с приходом к власти Каинноров Валлион начал постепенно меняться!
        - Каинноров привел на престол тоже ты!
        - Конечно. Здесь я родился и здесь же хотел бы прожить отпущенные мне годы. Здесь же я всегда хотел видеть сильную страну, надежные границы, достойный народ, за который стоило бы бороться, и крепкую веру, которая помогала бы сохранить нам то, что мы имеем. Но в те времена ничего этого не было. В те времена Валлион был на грани развала: за годы правления Диэронов армия пришла в полный упадок; торговые гильдии подминали под себя все доступные ресурсы; чиновничий аппарат прогнил насквозь; казнокрадство, взяточничество, подлоги... от казны не осталось почти ничего. Древние рода пришли в полный упадок, потому что растеряли все, чем гордились когда-то их славные предки. Все, что их интересовало, это дуэли, развлечения и выяснение отношений друг с другом. Король бездействовал и стал обычной марионеткой в руках тех, кто упорно рвался к власти. Скажи мне: разве такой страной ты хотел бы управлять? Разве такого будущего ты хотел бы для своего народа? Что, молчишь? Вот и молчи, потому что ответить тут просто нечего. В тех условиях, которые создались благодаря усилиям Диэноров, только серьезная угроза могла
заставить Валлион встрепенуться и собраться с силами. Только опасность полного уничтожения заставила бы аристократов забыть о старых распрях и открыть свои сундуки. И только прямая угроза господства Айда на Во-Алларе смогла бы вынудить Церковь оказать поддержку королевской власти. Такой угрозой как раз и стал Невирон. А твой дед всего лишь оказался достаточно мудр, чтобы согласиться с моими доводами, поэтому ваша династия не только закрепилась на троне, но и продолжилась. И мне бы хотелось надеяться, что она неожиданно не прервется.
        Фаэс поджал губы.
        - Теперь ты мне угрожаешь? Или хочешь сказать, что ты старался ради всеобщего блага?
        Господин Георс серьезно кивнул.
        - Я сделал все, чтобы Валлион выбрался из той глубокой, отвратительно смердящей ямы, в которую толкнул его старый король Норсог. Нашел человека, который согласился взвалить на свои плечи его трудную ношу. Обеспечил его поддержкой аристократии, создал условия, в которых им не осталось бы ничего иного... попутно убрал несогласных, кинул в каменоломни самых упрямых, очистил знать от откровенных ублюдков, от которых все равно не было бы проку... и не думай, что это далось мне легко.
        - Ты занял место, которое тебе не принадлежит.
        - Это было необходимо, - сухо отозвался ал-тар, выпустив из рук четки. - Церковь - одна из важнейших составляющих власти, без преобразования которой нас ждал полный крах. А поскольку ее система и тогда, и сейчас остается абсолютно закрытой для внешнего воздействия, то... я вижу, ты мне не веришь?
        Фаэс медленно покачал головой.
        - Жаль, - вздохнул господин Георс, сокрушенно разведя руками. - Я возлагал на тебя большие надежды. Мне казалось, что именно ты как раз и сможешь меня понять. Впрочем, возможно, я был непоследователен и слишком поторопил события. Возможно, ты просто запутался и еще сможешь меня понять. Я много времени потратил на то, чтобы ты стал независимым ни от кого. Чтобы доверял только фактам и не позволил эмоциям испортить твой безупречный ум какими-то нелепыми сомнениями. Честно говоря, я все еще на тебя надеюсь, мой мальчик, поэтому, если не возражаешь, начну с самого начала.
        Неожиданно за моей спиной с резким хлопком открылся портал.
        - Давай, начинай, - шумно выдохнул запыхавшийся Родан, вывалившись оттуда в сопровождении перемазанного сажей Дея. - Я тоже хочу послушать и, думаю, никто не станет возражать.
        - Я бы тоже не отказался, - возникла с другой стороны от меня бесплотная Тень с неистово пылающими глазами. А рядом с ней медленно проступили из воздуха еще две. - Мы закончили разбираться со зверушками, почистили Степь и теперь хотели бы знать, чего, собственно, ради торчим тут в таком неприличном виде.
        - Совершенно верно, - ухмыльнулась зеленоглазая Тень, выразительно оглядывая удивленно приподнявшего брови ал-тара. После чего двинулась в сторону радостно дрогнувшего Фаэса. - Здорово, смертный! Что, не ждал? А мы туточки. Неживые, но невредимые и не собирающиеся тебя оставлять один на один со своей симпатичной сестрицей. Кстати, как она там? Часть-то разговора я уже слышал, но хотелось бы узнать продолжение. И подробности бы не помешали. А еще мне бы не хотелось оставлять за собой живых врагов, поэтому прошу прощения за вторжение, но тут уж без вариантов. Ванюш, ты со мной?
        - Куда ж я от тебя денусь? - мрачно отозвалась последняя Тень, подлетая к Фаэсу и вставая с ней плечом к плечу. - Род, Дей, а вы как сюда пролезли?
        - Ты разве не видишь? - оскалился бывший Хас и, обернувшись к порталу, подал руку выбирающемуся оттуда Эррею, за которым последовал слегка прокоптившийся, уставший, но решительно настроенный Риг Драмт. - Я, правда, хотел поучаствовать в убиении демона, но...
        Его взгляд, мазнув по бездыханной туше Змея, довольно блеснул, но потом некстати зацепился за мое распростертое тело и замер.
        - Гайдэ...
        - Она жива, - быстро отозвался Фаэс, кинув в мою сторону тревожный взгляд.
        - Пока жива, - со снисходительной улыбкой согласился ал-тар, снова приковав к себе все без исключения взгляды. - Твой амулет отлично работает, не спорю, так что на данный момент она просто находится без сознания. Но, раз уж так получилось и у меня есть немного времени, позвольте закончить этот утомительный разговор.
        - Валяй, - рассеяно откликнулся Бер, настороженно оглядывая пустую Степь. - Нас тут много. Если что, удавим всей компанией сразу. Просто вопросов действительно накопилось много, а я ж любопытный... Ас, проверь Гайдэ, пожалуйста. Что-то мне за нее неспокойно.
        - Не надо, - остановил дернувшегося Аса Фаэс и, к моему немалому удивлению, преспокойно повернувшись к ал-тару спиной, осторожно присел на корточки, а потом положил руку... нахал какой!.. мне на грудь. - Она еще жива. Копье я вынул и рана почти закрылась. Надеюсь, "синьки" в ее теле хватит, чтобы залечить ее до конца. Главное теперь - не мешать. И не разрушить все то, что делает мой амулет.
        - Копье? - нехорошо прищурился Ван. - Какое копье? Вон то, со следами магии Дабараэ?
        - Заклятие я с нее снял, - так же быстро кивнул Фаэс. - Магия смерти ей больше не грозит. Но рана слишком глубока, и она долго была без внимания, поэтому не трогайте там ничего. Тени в данный момент - не самое полезное соседство для Ишты.
        Братья дружно заворчали, а я печально улыбнулась.
        Какой же ты наивный Фаэс... твой подарок, конечно, замедлил процесс распада, но даже он не может меня удержать: я исчезаю буквально на глазах. Меня словно разъедает что-то изнутри. Так что, как бы ни была надежна эта странная золотистая штука вокруг моей головы... это ведь твоя работа, правда? И это ты на самом деле пытаешься меня спасти?.. все это зря. Потому что я уже почти ничего не вижу. Даже твое лицо расплывается у меня перед глазами. Я вижу только ауру... да и то - кое-как. Кажется, у меня опять начинаются галлюцинации, потому что она кажется мне такой же красивой и насыщенной, как у стоящего напротив ал-тара. Да и сам ал-тар превратился в одно тусклое, размытое пятно. Боюсь, всего через несколько минут я окончательно исчезну, и тогда мое тело гарантированно остынет. И это особенно обидно в свете того, что я могу не успеть узнать самое важное.
        Ас пристально всмотрелся в озабоченное лицо Фаэса.
        - Ты уверен, что с ней все в порядке?
        - Не в порядке, - пробормотал эрдал, зачем-то взяв меня за руку и легонько ее сжав. - Она совсем не в порядке. Но какое-то время у нас еще есть. В любом случае, больше нам сейчас сделать ничего не дадут: боюсь, наш собеседник совсем не заинтересован в благополучном исходе для Гайдэ.
        - Тогда послушаем, - замедленно повернулись к ал-тару Тени. - А уж потом будем решать остальные проблемы.
        - Не возражаю, - неожиданно хмыкнул господин Георс, многозначительно покосившись на Рига. - Я гляжу, вы делаете успехи в пространственной магии, мастер?
        - Стараюсь, - спокойно посмотрел в ответ Риг, и голубоватая воронка телепорта за его спиной медленно угасла. - Только я бы попросил вас обождать с откровениями еще несколько синов, потому что собрались не все.
        - Да, Гора пока нет, - нахмурился Ас, посмотрев на темное небо.
        - Я здесь, - беззвучно шепнула ночь у меня над головой, и братья тут же расслабились. В то время как я ощутила мягкое тепло, обнявшее меня со спины, удивленно обернулась и чуть не вскрикнула от радости, когда встретила любящий, полный грусти и нескрываемой нежности взгляд брата, шагнувшего к нам прямо из пустоты.
        - Я здесь, - повторил Гор чуть погромче и внимательно оглядев собравшихся. - Но не один.
        Я озадаченно кашлянула, собираясь уточнить, у кого еще хватила ума или дурости шлепать следом за ним по глубоким слоям Пустоты, Адамант аккуратно сложил свои огромные крылья и дал мне возможность увидеть своего спутника. Которым, к нашему общему удивлению, оказался эар. Точнее, не просто эар, а самый что ни на есть Эа. Седовласый, гордо выпрямившийся, неестественно спокойный, бесстрастный и абсолютно невредимый, несмотря на длительное пребывание в Тени.
        Приветственно кивнув Фаэсу и братикам, он медленно вышел из-за спины Гора и, отыскав взглядом господина Георса, нехорошо улыбнулся.
        - Ну, здравствуй, Невирон.
        - И тебе чистого неба, Ра-Кхкеол, - ничуть не удивившись, усмехнулся ал-тар. - Рад, что ты пришел. Потому что мне не придется ничего повторять и не потребуется искать тебя потом по всему Во-Аллару.
        - Ты все так же самоуверен, ученик, - неопределенно качнул седой головой эар. - Кажется, долгая жизнь до сих пор не научила тебя смирению. Но это придет... поверь, очень скоро понимание тебя настигнет. И вряд ли ты этому обрадуешься.
        Темный жрец жестко усмехнулся.
        - Свое понимание я давно обрел, Ра-Кхкеол. А твоим учеником перестал быть еще три века назад. Так что прибереги снисхождение для слабых и перестань изображать из себя мудрейшего. Поверь, тебе это не идет.
        Эар лишь с достоинством отвернулся и почему-то промолчал. А я неожиданно подумала, что все это неспроста, и, нахмурившись, на всякий случай протянула в сторону Гора ставшую почти прозрачной руку.
        Глава 19
        Знаете, что было для меня в этот момент самым неприятным?
        Нас собралось здесь десять человек... пятеро Теней, двое обычных магов, бывший Хас, отлично знающий, с какого конца браться за меч; двое отчаянных рубак, готовых бороться за свою правду до последнего вздоха, плюс эар - без преувеличения, один из старейших и, вероятно, сильнейших магов своего народа... а господин Георс, стоя против них в гордом одиночестве, оставался по-прежнему спокойным и безмятежным, как подземный бункер в песчаную бурю.
        Он даже бровью не повел, когда Фантомы обступили его полукругом. Его не смутило, что четверо из них уже мертвы и совершенно не поддаются его магии. Его не беспокоило присутствие Эа. Не вызывало тревоги наличие полу-демона... черт! Да что вообще происходит, если я буквально кожей ощущаю исходящую от братьев смутную неуверенность?! Ведь казалось бы, подходи и бери эту сволочь голыми руками. Он тут один. Ослаблен. И даже личного демона уже лишился! На пути скаронов - прямая дорога в Невирон. Заклятие Пирамид, если и не снято полностью, то значительно повреждено. Ничто не мешает нам сейчас пройти сквозь расщелину и попасть в Благословенную. К тому же, на Тихом Плато... а с заработавшими порталами добраться оттуда к Вратам - сущие пустяки... с нетерпением ждет от нас вестей еще одна огромная армия. И немало магов, против которых жалкие несколько сотен... да пусть даже тысяч некромантов не будут стоить абсолютно ничего.
        Сколько в Невироне осталось неупокоенных Тварей? Сколько Пирамид, которые теперь разрушить магией - раз плюнуть? Сколько мирных жителей, которые не сумеют оказать никакого сопротивления? А сколько нас?
        Вот то-то. Так почему же этот проклятый жрец остается таким безмятежным? Почему даже в ус не дует, глядя на то, как медленно и неумолимо сжимается вокруг него кольцо обозленных Фантомов? Блин. На нем ведь даже доспеха никакого нет!
        - Как вы, наверное, знаете, я родился в Валлионе, - с самым невозмутимым видом начал говорить господин Георс, старательно прикидываясь, что не видит, как Тени кровожадно посматривают на его обманчиво беззащитную фигуру. - И это было так давно, что стало уже абсолютно неважным. Семья... ну, думаю, что вам это неинтересно. Поэтому скажу только, что она отнюдь не была богатой. Что с ними потом сталось, я не знаю - не интересовался. Мы с родителями никогда особенно не ладили. Они хотели одного, меня же интересовало совсем другое... поэтому я с радостью покинул их дом и в течение нескольких лет охотно жил у одного малоизвестного мастера-огневика, который и обучил меня основам магического искусства. Имя его вам совсем ни к чему - старик давно умер и вряд ли еще остались те, кто о нем помнит. Самое же главное заключалось в том, что в то время у нас не было никакой Магистерии, Школы Магов или просто единой системы обучения. Каждый чародей занимался с учениками так, как считал нужным. Причем, между ними все время существовала жесткая конкуренция. Владеющих даром ведь в действительности рождается не так
много, а владеющих даром достаточной силы вообще - единицы. Поэтому за учеников шла постоянная, невидимая простому глазу, но очень напряженная борьба. Их переманивали, отнимали, порой даже убивали. При этом секреты мастерства тщательно хранились, передавались от учителя к ученику и стойко утаивались даже от коллег. Никакого доверия не было и в помине. И не было никакого обмена опытом, поэтому и уровень развития магии в целом был невысок... собственно, это меня и спасло в тот день, когда я впервые открыл для себя Дабараэ, случайно оживив убитого мною... тоже - по нелепой случайности... хозяйского петуха. Признаться, это было не самое приятное открытие в моей жизни - оживленная тварь выглядела откровенно мерзко. К тому же, в Валлионе звание "некроманта" и сейчас звучит, как приговор, а тогда, если помните, даже малейший намек на него означал немедленную и мучительную смерть. Церковь в то время была слишком категоричной в отношении так называемое "темной" магии, а я слишком хотел жить, чтобы добровольно отдать себя в ее руки. Поэтому убил того петуха повторно, тщательно спрятал труп и скрыл от учителя
неожиданно обнаружившееся умение...
        Господин Георс, сделав коротенький перерыв, внимательно оглядел молчаливых собеседников и, убедившись, что глупостей никто из них делать не собирается, снова взялся за четки.
        - Свою тайну я хранил достаточно долго: целых пятнадцать лет, поскольку в то время искренне верил в то, что Дабараэ приносит только зло, и не собирался больше к нему обращаться. Но, к сожалению, в те времена мы не знали почти ничего о магии Разума: она слишком необычна, чтобы Церковь могла оставить ее носителей в покое. Жизнь и смерть... Эйнараэ и Дабараэ, слившиеся в единое целое... ни один маг Разума не в состоянии прожить лишь с одной частью своего дара, ни разу не обратившись к другой. Это противоестественно. Это попросту невозможно, поэтому из века в век моих коллег старательно отыскивали и беспощадно уничтожали. А поскольку разбираться в причинах никто не хотел... поскольку использование Дабараэ в любой форме приравнивалось к "темному искусству", как его тогда называли, то мало у кого были шансы скрыться от бдительного ока Карающих... и мало кто из них доживал хотя бы до совершеннолетия.
        Ал-тар сделал еще одну паузу и вдруг со странным смешком признался:
        - Мне, если честно, просто повезло. И тот дурацкий турнир, который ежегодно проводился среди учеников магов, стал для меня, как ни удивительно, не прямым путем на плаху, а дорогой в светлое будущее. То самое, которое каждый из нас, в идеале, должен был бы принять с гордо поднятой головой. Понимаю, это трудно понять... все-таки, помня о прошлом, сведения о равноценных магах мы до сих пор тщательно скрываем... однако можете мне поверить: хорошо обученный маг Разума настолько же могущественнее обычного "светлого" или же "темного" чародея, насколько Высший демон превосходит какого-нибудь мелкого шейри. Но это, наверное, давняя беда человечества: делить мир на белое и черное, а магию - на темную и светлую, хотя принципиальных различий между ними никогда не было. Просто есть люди, более склонные к работе с Эйнараэ, а есть люди или нелюди, с большей охотой использующие Дабараэ. Только и всего. И мне совершенно непонятно, по какой причине одни вдруг стали превозноситься до небес, а вторых Церковь решила уничтожить поголовно. На мой взгляд, это все равно, что взять и в один миг вырезать всех темноволосых
мальчиков, оставив жить лишь тех, кому повезло родиться с более светлым цветом волос... впрочем, я отклонился от темы. Так вот, тот поединок... хотя и его подробности вам, наверное, тоже ни к чему. Поэтому скажу только, что своего противника я тогда убил. И убил по причине того, что слишком разозлился на его упорство, вследствие чего потерял над собой контроль и невольно обратился ко второй стороне своего дара. Как я уже сказал, для мага Разума не сделать этого - противоестественно. Поэтому во время сильных эмоций... радости или гнева... мы легко теряем над ней контроль, что порой становится причиной нелепых случайностей, страшных ошибок или даже чьей-то гибели...
        Фаэс при этих словах заметно помрачнел, а Ас откровенно задумался.
        - Мне пришлось бежать, - подытожил господин Георс. - Как вы знаете, на всех подобных мероприятиях всегда присутствуют священники, поэтому, показав самый краешек свой настоящей силы, я был вынужден скрыться из Валлиона до того, как они проведут окончательную проверку и установят причину смерти одного из участников турнира.
        - После этого ты пришел к нам, - неожиданно подал голос Эа, пристально разглядывая своего бывшего ученика.
        Ал-тар снова кивнул.
        - Совершенно верно. Куда мне было идти, как не к мудрейшим долгоживущим, которые знали все тайны мироздания? И вы, как ни удивительно, приняли меня. Охотно. А спустя несколько лет ты, Ра-Кхкеол, даже согласился взяться за мое обучение.
        Эа тяжело вздохнул.
        - Маги Разума действительно слишком редки, чтобы мы позволили себе отказаться. Но я слишком поздно понял, что это была самая большая наша ошибка.
        Я отвела глаза: кому-кому, а мне не надо было объяснять, по какой причине высокомерные эары вдруг согласились принять в ученики человека. И для чего они так долго и упорно обучали незнакомого смертного всем премудростям Дабараэ. Среди людей он бы не смог получить должных знаний и рано или поздно погиб бы, попавшись на глаза Карающим. Или же вызвал по недомыслию какого-нибудь демона - с тем же результатом и далеко идущими последствиями. Допустить его гибели эары не могли: такой дар, как у ал-тара или Эннара Второго, слишком редкое явление, чтобы они, отчаявшись снискать благоволения дремлющего в надежном коконе Знака Леса, не рискнули его использовать. Для того, чтобы вернуть утраченные позиции, им нужен был именно человек. Как раз такой, чтобы Эо смилостивился и вернулся, наконец, в мир полноценным, сильным, дарящим надежду Знаком. Ведь если эары оказались обречены ждать его возвращения, то кто мог помешать им хотя бы поторопить это событие, найдя для него достойного носителя?
        - В Эйирэ я пробыл несколько десятилетий, - тем временем, спокойно продолжил ал-тар, не заметив, как потемнели глаза у старого Эа. - Там я научился всему, что они могли мне дать. Там же я узнал о Знаках. Познал свою истинную силу. В равной степени овладел и Эйнараэ, и Дабараэ... за исключением нескольких скользких моментов, о которых мне благоразумно не сказали, но до которых я впоследствии додумался сам. Там же я выяснил все, что только возможно, о богах и создании нашего мира. И там же понял, что на Во-Алларе, вопреки старательно распространяемой Церковью лжи, все еще остались настоящие Ишты.
        - И тогда у тебя возник план, - мрачно заключил Бер, буравя священника тяжелым взглядом.
        - Да, - кротко согласился господин Георс. - Потому что я понял, что то, что происходит в Валлионе, неправильно. И что на самом деле некроманты - это лишь естественное дополнение к той магии, которой Церковь позволяла существовать. Уничтожать ее нелепо. Маги, склонные к Дабараэ, рождались всегда и они будут рождаться до тех пор, пока сама магия в нашем мире окончательно не иссякнет. Кто сказал, что ее не должно было быть? Какой-то старый фанатик, который решил, что Аллар настолько слаб, будто не может обойтись без его помощи? Или группа фанатиков, которая вдруг объявила, что "темным" из-за того, что они чаще связываются с нежитью, якобы покровительствует сам Айд? Чепуха. Чушь, дурь и полная ересь. Причем, такая нелепая, что я, осознав это, стал искать способ все изменить.
        - Ты принялся искать уцелевших Ишт, - сухо сообщил Эа, недобро сузив глаза. - Ты отказался от Эо и ушел в Долину, чтобы найти другой способ взойти на вершину пирамиды.
        - Нет, - так же сухо отозвался ал-тар. - Я оставил вашего Эо в покое лишь потому, что хорошо понимал: вы не сможете отдать его смертному. Вы хотели, чтобы я его лишь пробудил. Но никто из вас не допускал и мысли о том, что он может попасть в руки человека. Вы даже не планировали такую возможность. И, скорее всего, собирались избавиться от меня в тот момент, когда дело будет сделано. Скажи мне, наставник: разве не так? И разве не учил ты меня лишь затем, чтобы моя дейри стала как можно больше похожа на твою собственную? Разве не добивался того, чтобы эта дейри сумела когда-нибудь обмануть твоего личного бога?
        Под пристальным взглядом ал-тара старый эар неожиданно прикусил губу.
        - Такая возможность... действительно... одно время... рассматривалась...
        И я с новым вздохом покачала головой: так вот оно что! Вот что заставило Жреца в срочном порядке покинуть своих "мудрых" учителей и заняться поисками самостоятельно. Видимо, характер эаров испортился не полвека назад, когда в Валлион пришло официальное объявление о разрыве всяких отношений, а много-много раньше. Еще тогда, когда редким счастливчикам еще везло получить от них жалкие крохи истинного понимания магии, за которые, вероятно, потом дорого пришлось заплатить. После этого надо думать, что никакого пиетета к бывшим наставникам у Невирона не осталось. Кто бы на его месте поступил иначе, узнав, что дражайшие покровители вдруг начали готовить его на роль жертвенного агнца?
        Вот только эары жестоко просчитались, решив, что сумеют обмануть деловитого, уже битого жизнью, отнюдь не наивного гостя. У господина Георса не тот склад характера, чтобы, раз обжегшегося на молоке, не подумать о том, как себя обезопасить. Будучи человеком проницательным и догадливым, он быстро смекнул, что, как только пробудит Эо от спячки, станет эарам на фиг не нужен. А заметив, вероятно, какое-то подтверждение своим догадкам, быстро собрал манатки и свалил, пока не запахло жареным. Причем, будучи существом практичным, наверняка еще прихватил с собой какую-нибудь важную книгу или артефакт, или еще какой сувенир на память. После чего его, вероятно, начали усиленно искать. И пришли, в конце концов, по его стопам сперва в Степь, где к тому времени он уже успел неплохо обосноваться, а потом и в Долину, где он сумел вовремя отыскать почивающего на лаврах Ишту и склонить его на свою сторону.
        - Я ушел в Степь, - охотно подтвердил мою мысль господин Георс. - У нее единственной на тот момент не было Хозяина, поэтому для меня она стала наилучшим укрытием. К тому же, я собирался в скором времени вернуться в Валлион, чтобы вытащить оттуда тех, кого Церковь обрекла на костер, так что с самого начала искал отдаленное от обжитых территорий место, куда никто не сунется без моего ведома.
        - И тогда ты вызывал себе на подмогу демона? - все так же мрачно предположил Бер.
        - Нет. Демона я вызвал еще раньше. Прямо в Эйирэ. И именно с его помощью мне удалось оттуда бежать. Правда, Иррогор был тогда не самым умными и далеко не самым сильным... так, обычный демон средних возможностей, чьей ловкости мне вполне хватило, чтобы безнаказанно покинуть негостеприимный лес. Потом он нашел для меня долину, окруженную высокими горами. Подсказал, как ее защитить и как заполучить никем не тронутый Знак. Степь, правда, возражала и долго не хотела поддаваться, но когда я населил ее нежитью, заставив прежнего Хранителя сдаться мне на милость, она сама взмолилась о пощаде.
        Вот теперь настала моя очередь мрачно коситься на Жреца.
        - Потом я задумался о собственной безопасности, - невозмутимо продолжил господин Георс. - Это была немаловажная проблема, которую удалось решить с помощью все тех же гор и призванных из Пустоты Теней, которых я уже тогда планировал сделать полезными. В то время мне еще было интересно с ними возиться, поэтому с помощью Иррогора и некоторых любопытных заклятий, о которых мне подсказали все в том же Эйирэ, я создал несколько новых видов Тварей, которыми и заселил покорную отныне Степь. Конечно, демон требовал регулярного питания и человеческих душ, но и эту проблему мы довольно быстро решили, вытащив с окраин Валлиона жителей нескольких деревень, которых поселили в нашу долину. Потом к ним добавились крестьяне из Хеора и Беона. Кого-то мы взяли с поселений у северно-западного горного хребта и морского побережья... очень богатыми на улов оказались острова в Северном море... в общем, за пару лет у меня набралось достаточно народу, чтобы не беспокоиться по поводу пропитания нового помощника.
        Ал-тар кинул ностальгический взгляд на тушу бездыханного демона и с сожалением продолжил:
        - У Иррогора оказался чрезмерный аппетит и весьма высокие запросы. Причем, такие, что очень скоро стало ясно: мне не удастся его прокормить, не прибегая к собственной жизненной силе. Вот только делиться с ним душой я никак не планировал. Поэтому пришлось изобрести другой способ кормежки, чтобы не мотаться всякий раз за новой порцией смертных ему на ужин. А впоследствии я вообще его усыпил и запер в основании гор, чтобы не мешался под ногами и не портил мне репутацию своими эманациями смерти, которыми он пропитался в Подземелье почти насквозь. Кстати, Пирамиды оказались хорошим выходом из ситуации. Их идею я, кстати, тоже заимствовал из записей эаров, а потом уже переделал под собственные нужды. Правда, чтобы люди шли туда добровольно, мне пришлось пойти на некоторые уступки собственной совести и вывести целую новую религию, основанную на поклонении Айда. Можно было бы, конечно, и про Аллара вспомнить, но я решил, что присутствие демона и нежити, которой в долине уже тогда было немало, будет выглядеть странно. Так что иного пути просто не оставалось. К тому же, у меня не было нескольких десятков
или даже сотен лет, чтобы убеждать крестьян в своей правоте. Нужны были добровольные жертвы (от них, как оказалось, энергии в Пирамиды поступает в несколько раз больше) и как можно быстрее. И вот тогда я подумал о том, что если веру нельзя привить насильно, то уж покорность-то легко можно обеспечить с помощью простенького заклинания. Точно так же, как заложить в чужие умы основы новой религии и сделать все, чтобы ее носители искренне поверили, что так было всегда.
        Я поморщилась.
        Ясно теперь, почему невиронцы стали похожи на стадо баранов. Причем, не во всем, а лишь в строго определенных моментах. Все-таки мозги им промыли очень качественно. А то и по сей день Пирамиды подпитывают какое-нибудь мерзкое заклятие, которое старательно поддерживает в сознании людей твердую уверенность, что они испокон веков так живут, верят в Айда, добровольно кормят чужого демона, ничего за это не получают и абсолютно всем довольны. Да-а... теперь ясно, наконец, как за такой короткий срок Жрец сумел не просто создать абсолютно толерантное общество, но еще и бунтов избежал, и громких протестов, и даже добился того, чтобы люди, находясь под воздействием этого заклятия, на время Важного Дня напрочь утрачивали инстинкт самосохранения. И доходили до того, что с совершенно спокойной совестью отдавали на прокорм демону своих новорожденных детей.
        - Это было необходимо, - ровно пояснил господин ал-тар в ответ на бешеный взгляд Бера, который, видимо, подумал о том же. - Пирамиды позволили сохранить немало жизней, а заклятие повиновения - избежать ненужных жертв. Если бы его не было, мне пришлось бы ежегодно уничтожать по несколько тысяч человек, чтобы насытить Иррогора. Так что в каком-то смысле этот вариант гораздо милосерднее, чем тот, который предлагал поначалу демон. Я выбрал его из соображений экономии времени, сил и человеческих ресурсов.
        Прагматик, мать его...
        Я внезапно почувствовала, что готова потерять недавно обретенное хладнокровие.
        Все продумал, урод. Обо всем позаботился. Согнал туда людей, как скот, и теперь оправдывается тем, что пусть, дескать, он лучше будет пускать им кровь постепенно, чем возьмет и забьет в один прекрасный момент все стадо. И останется сразу без мяса, молока и теплой шерсти, которую просто не с кого будет стричь. Сэкономил он типа на ресурсах. Вместо миллиона человек угробил лишь половину, но и то лишь потому, что они вроде как вызвались добровольцами... с-сука какая... это же все равно, что напичканного наркотиками сопляка отправить на убой, нашептав ему перед этим, что он делает благое дело! Только тут таких сопляков были тысячи! Покорные, как рабы. Одурманенные, отупевшие от постоянного воздействия заклятия, ничего не соображающие и мгновенно забывающие обо всем, стоило только закончиться Важному Дню.
        Когда-то я думала, что невиронцы просто защищаются таким способом от правды - чтобы не сойти с ума, уже на следующее утро они встают как ни в чем не бывало и топают в поле, на ярмарку, смеются и болтают обо всяких глупостях, только чтобы не думать о том, что сделали. Мол, с глаз долой - из сердца вон. А оказывается, им старательно помогали это забыть. Оказывается, этот гребаный экспериментатор заранее обезопасил психику крестьян, чтобы не спятили и не убились о первое же дерево, некстати поняв весь ужас того, что натворили.
        М-мать его так...
        - Когда ты вернулся в Валлион? - неожиданно разлепил губы Фаэс, который, кажется, уже едва сдерживался, чтобы не накинуться на ал-тара прямо так, с голыми руками.
        Господин Георс ненадолго задумался.
        - Примерно два века назад. Как раз тогда, когда династия Диэронов почти уничтожила твою страну. Правда, поначалу я не собирался вмешиваться: мне казалось, что государство, которое не стремится к развитию, недостойно того, чтобы продолжать свое существование. Поэтому какое-то время я всего лишь уводил оттуда всех "темных", кого находил, и аккуратно переправлял в свой новый дом, где они получали заслуженный почет, хорошую работу, достойное применение для своих талантов и, разумеется, неограниченный материал для всевозможных экспериментов. Благодаря им, кстати, вскоре появились некоторые новые виды нежити. С их же помощью были изобретены метки, позволявшие моим людям чувствовать себя в безопасности на территории Невирона. Тогда же нам удалось, наконец, полностью избавиться от преступников и дармоедов. Так что, по-большому счету, Валлион был мне не нужен. Однако потом я все-таки подумал о том, что страна - это, в первую очередь, люди, которые в ней живут. И раз уж там время от времени рождались те, кто мне требовался... грех было бы оставлять без внимания такую возможность расширить свое влияние. К
тому же, в какой-то момент я осознал, что Церковь сильно мешает моим планам. И что, не изменив ее, я никогда не сумею добиться свободы для тех, кто виновен лишь в том, что имел несчастье родиться с талантом к Дабараэ. К тому времени я уже нашел одного Ишту. И с его помощью смог заполучить силу Гор. Правда, вышло довольно неудачно, да и он в последний момент едва не передумал... а в результате, вместо того, чтобы приобрести второй Знак, я лишился и мага, и Знака, и самих Гор. Потому что Они не придумали ничего умнее, чем после нелепой гибели своего бывшего Хозяина впасть в спячку и проигнорировать мое предложение.
        - Значит, Ишту Гор убил именно ты? - сухо спросил Ас, недвусмысленно качнувшись навстречу ал-тару.
        Господин Георс с досадой отмахнулся.
        - Это была случайность. Он полез под заклятие, когда я пытался пробить проход в Валлион для своих четвероногих помощников... мне нужны были сведения о некромантах, которые затаились на его территории. А Твари - отличные шпионы, которых было просто грех не использовать. Вот только я не учел, разрубая Горы, что Ишта почувствует их боль, поэтому и...
        - Он попытался тебя остановить, - тихо произнес Эррей, выразительно переглянувшись с Роданом. - Он понял, что ты делаешь что-то неправильно, и решил вмешаться.
        Я молча кивнула: да, если Жрец пытался разрезать Горы пополам, то я не удивлена, что их Хозяин внезапно передумал и кинулся грудью на амбразуры. Я бы на его месте тоже кинулась. Не выдержала бы пытки и хотя бы от отчаяния попыталась ЭТО остановить.
        - Он попался мне под руку, когда уже пошел откат, - с ноткой раздражения отозвался господин Георс. - Как назло, в самый последний момент не выдержал. А Дабараэ - это такая вещь, что если откат вовремя не устранить, то можно лечь в могилу самому. Почти как во время открытия Воронки - утянет тебя туда и все... собственно, так и произошло. После чего проход-то я сделал и добился, чего хотел - получил прямой доступ в Валлион, но сами Горы безнадежно уснули, Знак вернулся туда, где мне его было не достать, так что оставалось только ругаться на невоздержанного дурака и сокрушаться о потерянных возможностях. А потом - начинать все сначала.
        - Зачем тебе понадобились новые Знаки? - спросил Ван, когда ал-тар замолчал, переводя дух. - Одного было мало?
        - Мало, - охотно согласился Жрец. - Тебе бы тоже было мало, если бы ты осознал, какую власть они дают. А что такое власть? Это - возможность быстро и легко доказать свою правоту. Шанс изменить будущее. Возможность поступить по-своему, даже когда твое мнение противоречит мнению большинства. Думаешь, я смог бы вернуться в Валлион, если бы не имел там хорошей поддержки? Смог бы закрепиться в Рейдане, проникнуть в Церковную систему и занять такой высокий пост, не имея денег и верных мне людей? Смог бы вытащить оттуда тех, кого Карающие обрекли на гибель, а потом развернуть эту неповоротливую махину, задав ей курс на сближение с королевской властью? И смог бы, наконец, остановить постепенно наглеющего демона, которому стало мало простых душ и потребовалась моя?
        Ас нахмурился.
        - Как бы тебе помог в этом чужой Знак?
        - На своей земле Ишта - полновластный Хозяин. Его слово там - закон. И любой, кто вступает в его владения, обязан подчиниться. Так устроен наш мир. Таким сделали его Боги. Рядом с полноценным Иштой даже демоны будут вынуждены смириться. Даже они унимают свою кровожадную натуру. Имея такой Знак, я мог больше не опасаться, что в один прекрасный момент Иррогор возьмет верх: моя дейри стана бы для него неполезной. А раз так, то и зариться на нее он не будет. Уничтожить его или отправить обратно я тоже не мог: во-первых, он все еще приносил немалую пользу; во-вторых, его сила была полностью мне доступна; наконец, в-третьих, я слишком его раскормил, поэтому в активном состоянии с ним было бы нелегко справиться. К тому же, я все-таки надеялся уладить дело миром, потому что, несмотря ни на что, защищал он меня превосходно. Вот только со Степью вышла промашка: она не приняла меня полностью. Покорилась, стала послушной... да. Но это, как выяснилось, совсем не то, что мне требовалось. Поэтому я усыпил Иррогора, истратив на это почти весь запас энергии Пирамид, и стал искать Знаки, с которыми вышло бы лучше.
        - Долина... - горестно прошептал Эа, хорошо знающий, что там произошло двести лет назад.
        Господин Георс быстро покосился в его сторону.
        - Тебе не в чем меня упрекнуть: на жертвенники легли, в основном, те, кому ты велел найти меня и уничтожить. Я всего лишь вернул вам этот долг. Не больше. И, в отличие от вас, я никого из них не обманывал и не сулил вечной жизни.
        - Там были дети...
        - Да, и это печально. Но ты не оставил мне другого выхода. Я слишком долго уговаривал местного Хозяина коснуться Дабараэ, чтобы потом в одночасье его потерять. Нельзя было допустить, чтобы хоть кто-то из живущих в Долине эаров сообщил тебе о моем возвращении. По крайней мере, до того, как я закончу с Печатями. А поскольку для их открытия мне потребовалось много сил, то... сам понимаешь: я всего лишь использовал доступные средства.
        - Женщины... совсем еще юные... малыши, не достигшие порога взросления... единственные, кто согласился попробовать довериться смертным Иштам, и единственные, кого мы не смогли удержать, - снова прошептал Эа, прикрыв потяжелевшие веки. - Их было немного - тех, кто рискнул пойти по новому пути и принять мир от смертных. По сравнению с остальными, совсем немного, но это были наши юноши, которые еще не успели понять вашего коварства, и юные семьи, которых просто некому было защитить. По той нелепой причине, что всех мужей в тот день ты выманил из Эйнараэ и заставил гоняться за призраками в Горах.
        Господин Георс пожал плечами.
        - Такова жизнь, Ра-Кхкеол. Ты сам учил меня, что надо смиряться с судьбой, но при этом всегда иметь собственное мнение. Жить в гармонии с миром, но при этом не забывать и собственных интересов. Вы обманули меня, я провел их... все честно, учитель. Я просто хорошо усвоил твою науку. А то, что Печати потом изменили Харон. . ну, так это было естественно. Поэтому те, кто не смог его принять, покинули Долину и вернулись в старый Эйирэ, чтобы рассказать тебе о моих успехах.
        - Ты использовал наши знания во зло, - покачал головой эар.
        - А что есть зло? И что такое добро? Разве не в ваших книгах написано, что эти понятия неразделимы? И то, что для одного кажется хорошим, непременно окажется для кого-то плохим? Это всего лишь сказки, Ра-Кхкеол. Сказки, придуманные для детей и стариков, чтобы им было, о чем порассуждать перед сном. Тогда как сильные духом, так же, как и Боги, делают лишь то, что считают необходимым. Такие понятия, как "Добро" и "Зло", для них вовсе не существуют. Я хорошо осознал это, когда занял пост ал-тара и принялся, вопреки всему, восстанавливать Валлион из руин. Я, будучи владетелем Невирона, начал заниматься тем, что многие годы усиливал тех, кто считал меня своим личным врагом. Я сделал все, чтобы Киорт Седьмой одобрил идею создания Магистерии. Все, чтобы хотя бы на время примирить ее с Церковью. Еще будучи ал-лоаром, я начал сближать свою ячейку с королевским домом. Будучи у истоков формирования нового государства, я подсказал королю идею создания Вольницы. Моими усилиями появились подразделения Королевских Хасов. Только благодаря мне Валлион, наконец, избавился от старой кожи и вырос в абсолютно новую,
сильную страну. Благодаря мне, его границы укрепились. Армия разрослась, подтянулась и превратилась во внушающую уважение силу. Он стала, наконец, настоящей, после чего ни один сосед уже не посмел косо посмотреть в нашу сторону. Я уговорил короля заняться обустройством дорог, дать послабление торговым гильдиям. Снизить налоги. Укрепить флот, который нам пока не особенно нужен. Даже Карающие, в итоге, стали заниматься не поисками еретиков, а охотной на нежить. Когда же они приволакивали очередного некроманта, я просто забирал его, потихоньку вывозил в безопасное место и переправлял туда, где ему нашлось бы более достойное применение. И то же самое делал с адептами все той же Магистерии, которых регулярно приводили ко мне на проверку и среди которых оказалось немало полезных молодых магов, охотно пополнивших наши ряды. Но это было единственным, когда мне приходилось использовать свое положение в личных интересах. А в остальном я почти два века потратил на то, чтобы добиться успеха и процветания своей страны, которая для меня тоже небезразлична. Хотя, конечно, изменить коренным образом отношение Церкви к
Дабараэ мне так и не удалось. Но это уже неважно: теперь, после того, как все видели айри, это станет сделать на порядок легче.
        Эа тяжело посмотрел на убийцу.
        - Ты - не бог, Невирон... к счастью, совсем не бог. Потому что боги умеют предсказывать события на много тысячелетий вперед. И они, неся за это ответственность, способны предугадать отдаленные последствия от каждого своего поступка.
        - Боги заигрались в свои Игры, - с презрением отмахнулся пренебрежением отмахнулся священник. - Запутались в Правилах, почти ни во что не вмешиваются и так же управляемы, как и простые смертные. Думаешь, я не знаю, о чем говорю? Думаешь, только вам когда-то предлагались так называемые Игры?
        Он презрительно фыркнул.
        - Боги давно уже делают все руками смертных. Им все равно, что происходит на Во-Алларе. Когда-то, быть может, они еще считали себя ответственными за нас, но те времена давно прошли, Ра-Кхкеол. И это случилось еще тогда, когда уставший от этих Игр Лойн уничтожил последних Ишт и покинул наш мир, предоставив смертных самим себе.
        - Боги еще живы, - резко вскинул странно изменившийся взгляд эар, а в его голосе прорезалась смертельная усталость. - Они еще есть. Я чувствую их присутствие.
        - Да что им сделается? Живы, конечно, - философски пожал плечами господин Георс. - И совсем недавно даже соизволили напомнить о себе, явившись именно в тот момент, когда этого никто не ждал. Но и тогда они ничего не решили. Вернее, просто не пожелали ничего решать. Ведь, если бы это было не так, сейчас все стало бы по-другому. Согласись?
        Ра-Кхкеол отвел глаза.
        - Мы не можем познать истинную подоплеку их поступков. Боги не обязаны перед нами отчитываться.
        - Тогда я тоже не собираюсь этого делать. И, если уж зашел об этом разговор, прекрасно понимаю, почему ваша Ишта так решительно послала их обоих к демонам.
        Присутствующие машинально обернулись и дружно посмотрели на мое несчастное тело. А потом так же дружно замолчали, скорбно опустив взгляды и нерешительно замявшись. Потом, правда, Гор отступил на шаг и словно бы поплыл, постепенно разделяясь на две фигуры: одна из них - вполне человеческая - устало помотала головой, медленно приходя в себя, а вторая, полупрозрачная и довольно страшненькая, снова развернула широкие крылья и, подлетев ближе, безошибочно заглянула в мои глаза.
        - Тебе холодно, милая?
        Я со слабой улыбкой посмотрела на "Гора". Единственного из всех, кого с каждым мгновением видела все отчетливее. И кто с каждым ударом моего замедляющегося сердца становился все материальнее, живее и ближе.
        - Нет, брат. Почему-то сегодня мне в первый раз за сегодня стало тепло.
        - Это плохо, родная.
        - Почему?
        - Потому что ты одной ногой в Тени, Гайдэ. С каждым мигом все больше становишься похожей на меня.
        Я в притворном ужасе оглядела свою блекнущую фигуру и тут же облегченно выдохнула:
        - Фу. Это ж надо было так напугать?! Я чуть было не решила, что отрастила копыта, хвост, рога на голове и волосы на мягком месте!
        - Это не смешно, Гайдэ, - подступил вплотную брат, и я даже вздрогнула, поняв, что теперь он стал для меня почти горячим. А облачка пара, вырывающиеся из его... пасти, теперь не вымораживают, а, наоборот, прекрасно согревают. Тогда как руки, которыми он неожиданно меня обнял, вообще словно из печки вынуты: настолько горячие, что я снова вспомнила о том, что такое боль.
        - Я тебя не отпущу, - прошептал "Гор", стискивая меня в объятьях. - Ни в какую Тень ты не попадешь. Правда, это будет слегка неприятно, но, надеюсь, ты потерпишь... ради всех нас.
        - Я-то потерплю, - вздохнула я, стараясь не обращать внимания не нестерпимое жжение, идущее от его пальцев. - Но у тебя вряд ли получится: я уже почти умерла. То заклятие, о котором говорил Фаэс, все еще работает.
        - Что?! - вздрогнул всем телом брат, и я виновато улыбнулась.
        - Сам посмотри: от меня почти ничего не осталось. Тень съедает меня заживо... хотя я не в претензии. Хватит и того, что мы закончили с Невироном. Осталось только этого козла прищучить, и моя совесть будет чиста.
        - Не смей, Гайдэ! - отшатнулся "Гор", лихорадочно оглядывая мое лицо, сквозь которое явственно проступили звезды.
        - Да я тут не при чем. Просто заклятие Дабараэ и правда действует, брат. Нет, ты не думай, я не в обиде и с самого начала готовилась именно к такому финалу. Потом, правда, появился крохотный шанс, что этого удастся избежать, но, как видишь, господин ал-тар оказался проворнее. Поэтому с ним вы, пожалуй, закончите сами.
        Крылатый дух шарахнулся от меня так, словно демона увидел. А потом опрометью кинулся к моему телу, которое как раз делало последние вздохи. От волнения даже проявился в реальном мире. С ходу попытался поднять меня на руки, глухо ругнулся, когда ничего не получилось. Наконец, обернулся к брату и страшным голосом рявкнул:
        - ЖИВО СЮДА! ЕЙ НУЖНА ТВОЯ ПОМОЩЬ!
        - Что такое? - заволновался мастер Драмт, когда Адамант, побелев как мел, опрометью кинулся в мою сторону. Следом за ним подлетели ближе Ас, Бер, Ван. Потом, некрасиво растолкав Теней, возле меня опустился на колени Фаэс, а последним, как-то нехорошо поменявшись в лице, повернулся Ра-Кхкеол.
        Несколько синов он внимательно изучал царящую возле меня суету, а потом медленно поднял взгляд на невозмутимого Жреца.
        - Ты убил ее...
        - Еще нет, - спокойно возразил господин Георс, небрежно толкнув носком сапога окровавленное копье. - Ваша Ишта оказалась на редкость живучей. Который раз пробую до нее добраться, однако только сейчас, наконец, у меня что-то получилось. Да и то - не сразу. То удар пришелся вскользь, то "синька" некстати сработала, то щит какой-то у нее вдруг оказался... кстати, Ра-Кхкеол, ваша кровь на удивление хорошо ей помогает. Не знаю, как ты решился и почему она прижилась, но это - довольно любопытный феномен, который я, наверное, вскоре повторю. Тут, правда, еще королевский амулет участвует, замедляя процесс распада. Да те силы, которые ваш Адамант тщетно пытается ей передать... но не обольщайся - исход все равно один: ваша Ишта умрет. И как только это случится, вы больше не будете для меня неуязвимыми.
        Чего?!
        Я ошарашенно обернулась, полагая, что ослышалась.
        Что он сказал?! Кто и для кого тут неуязвим?!
        - А вы не знали? - искренне удивился ал-тар, когда на его голос неверяще повернулись все мои Фантомы. Один Фаэс с горестным стоном схватился за свой амулет, а потом принялся судорожно ощупывать мою грудь, тщетно пытаясь там что-то почувствовать. - Ну что за дети... хоть бы раз подумали о том, почему все вы до сих пор живы. Неужели решили, что у меня есть время или желание с вами разговаривать? Или, может, кто-то из вас подумал, что я, как всякий приличный злодей, изливаю тут свою душу, давая время случиться какому-нибудь чуду?
        Господин Георс, по очереди оглядев моих перепуганных не на шутку Теней, неприлично фыркнул.
        - Тогда вы точно глупцы. Которые до сих пор не сообразили, что Знак Ишты, подаренный добровольно... любому существу: живому или мертвому... делает его неуязвимым для магии. В том числе, и для Дабараэ. Так что, пока на вас горят ее Знаки, я не могу до вас добраться. Но зато как только она умрет, меня уже ничто не будет сдерживать.
        - Что? - тихо переспросил Ван. - Она нас защищает? Даже сейчас?
        - Точно, идиоты, - со смешком констатировал ал-тар. - То заклятие, которое вы безуспешно пытаетесь отыскать, уже давно поселилось в ее теле. И, как бы вы ни старались, уничтожить его никому не удастся. Единственное, чего мне не хватало - это достаточного количества времени. Но вы, наивные дети, мне это время милостиво подарили. Поэтому еще немного...
        - Я сейчас, - вдруг прошептал бледный до синевы Фаэс, что-то лихорадочно делая со своим амулетом и судорожно схватившись за второй, который я так и держала в руке. - Я попробую... это должно помочь... но потребует всех моих сил, так что не дайте. . выиграйте для нее хотя мы минку...
        - Я помогу, - неожиданно шагнул к нему Ра-Кхкеол, протягивая засветившуюся легким голубоватым светом ладонь. - У меня осталось немного... но это может помочь. Забирай. Это - вся сила, что еще осталась у нашего народа.
        - Так и скажи, что ты пуст, - насмешливо заметил ал-тар, ничуть не обеспокоившись. - Весь твой народ, несмотря на свою славу, истощился сегодня так, как, наверное, никогда в жизни. И никто из вас... даже ты... не представляет сейчас для меня никакой угрозы. Единственным, у кого могло что-то получится, была Ишта, но она... сам видишь...
        Я удивленно застыла, когда в мою сторону снова метнулся "Гор" и одним мощным рывком сгреб в охапку. После чего мне стало так жарко, что я едва не задымилась.
        - Блин! Брат! Ты что... делаешь?! С ума сошел?!
        - Молчи, Гайдэ! - рыкнув внезапно изменившимся голосом брат, и мне стало еще горячее. В то время как остальные Тени, не сговариваясь, в ярости взревели и одним громадным прыжком оказались возле усмехающегося Жреца. Дружно окружили, с размаху налетели, смяли и... с болезненным стоном отлетели обратно.
        - Я же сказал, что вы глупцы, - снисходительно хмыкнул господин Георс, ничуть не пострадав. - Если бы вы могли причинить мне хоть какой-то вред, я бы сюда не явился. А если бы у меня имелась возможность убить вас до того, как умрет она, будь уверены - я не стал бы тратить время на пустые разговоры.
        Ас, не дослушав, ярко горящей стрелой взмыл в воздух и снова обрушился на жреца, использовав для этого всю мощь своего Амулета. Засветился весь изнутри, загорелся в буквальном смысле слова, а потом заполыхал таким жаром, что я подумала - ал-тара просто сметет или, на худой конец, испепелит на месте, как Тварей. Почти сразу за Алым взбеленился Ван, шарахнув по усмехающейся фигуре длинной ветвистой молнией. Потом налетел Адамант, стараясь избавить этот мир от гнили с помощью своих призрачных мечей... но безуспешно - братиков во второй раз отбросило прочь. Причем, с такой неистовой силой, что я даже порадовалась, что они уже неживые.
        Господин Георс сокрушенно покачал головой.
        - Зря стараетесь. Этой силе подвластны даже ваши души. Повелевать, конечно, я вами не могу, но вот обезопасить себя - еще как. Кстати, вы и с Иштой напрасно возитесь: королевский амулет не вернет ее к жизни. Даже в том случае, мой мальчик, если ты привяжешь ее душу к себе и будешь подпитывать собственной силой... о, ну зачем ты сделал эту глупость? - на лице Жреца отразилась неподдельная досада, когда два амулета в руках Фаэса издали тихий мелодичный звон и прямо на глазах протянули друг к другу тонкие синеватые ниточки какого-то заклятия. - Я надеялся, что ты более рационален. Разве я для того тратил на тебя свое время, чтобы ты потом так бездарно его потратил? Ну что тебе в этой женщине, а? Чем она тебя зацепила? Любовь... да не смеши меня - ты для нее слишком стар. Забота, верность? Пустой звук для тебя - по крайней мере, так я тебя воспитывал. Но тогда что? Жажда справедливости? Или, может, ты стал опасаться, что за твой промах тебе потом отомстят?
        Фаэс обернулся и молча посмотрел на размышляющего ал-тара, вокруг которого, как ангелы возмездия продолжали кружить мои Тени, то и дело пробуя его на прочность. Вот только Георс не соврал - они действительно не могли причинить ему ни малейшего время. По той простой причине, что этот предусмотрительный гад окружил себя какой-то непонятной, но очень действенной защитой, сквозь которую не могла пробиться даже магия Амулетов Власти. Более того: увидев, что у ребят не получается, им попытался помочь Риг, а потом и Дей. Однако вместо того, чтобы хотя бы прогнуться, эта защита отразила оба удара обратно, да еще с такой силой, что на месте магов едва не остались стоять две сухие головешки.
        Даже Ра-Кхкеол, едва поняв руку, тут же обреченно вздохнул и убрал ее подальше. Братики дружно помрачнели. Дей растерянно потер шишку на затылке. Риг торопливо зашлепал ладонями по дымящейся брючине. Эррей нахмурился, Родан, прикусив губу, о чем-то напряженно размышлял. Держащий меня полудемон глухо зарычал. Фаэс неприлично выругался. А господин Георс неожиданно расхохотался.
        - Потрясающе! А я-то надеялся на достойное сопротивление, опасался коварства, обмана, подстав и даже заранее принял меры, но оказалось, что я имею дело с кучкой неразумных детей! Айдово пламя! Да вас даже убивать не надо - сами распрекрасно убьетесь! Признаться, от знаменитых Фантомов я ждал гораздо большей прыти! И намного больше догадливости, чтобы вовремя отступиться от своей безнадежной затеи и понять, что все ваши усилия - ничто в сравнении с мощью истинного Бога, - Жрец выудил из-под своей туники, на которой после яростной атаки братьев не осталось даже крохотного пятнышка, длинное белоснежное перо, заботливо подвешенное на веревочке, и, придирчиво его осмотрев, сдул невидимую пылинку. - Эх, если я все свои проблемы мог решить так же быстро, как сейчас... только и того, что осталось немного подождать. Ра-Кхкеол, узнаешь?
        - Невозможно... - пораженно привстал с земли эар. - Откуда у тебя Перо?!
        - А ты не догадываешься?
        "Аллар, - безошибочно опознала я вопиющую улику. - Это был Он, а перо явно выдернуто у него из... какого-нибудь неудобного места. Почему неудобного? Да потому, что в противном случае от него не возникло бы столько проблем! Так. И что же мне предпринять?"
        "Ничего", - неожиданно ответил откуда-то смутно знакомый голос, и в Степи как-то резко посветлело.
        Что такое? Что за дела? Кто позволил?! И откуда, в конце концов, ОН тут взялся?!
        Мигом позабыв обо всем на свете, я каким-то чудом извернулась и выскользнула из рук брата, растерянно и, вместе с тем, испуганно уставившись на медленно приближающийся в нашу сторону силуэт. Подсвеченный откуда-то снизу потусторонним голубоватым светом, он казался выходцем то ли с Неба, а то ли, наоборот, из самой Преисподней. Неясной силуэт от каждого движения пугающе ломался, дрожал и делал своего хозяина похожим на стоглавое чудовище. А уж отвратительный скребущий звук, сопровождавший приближение этого существа, был настолько неприятным, что даже шум возле ал-тара как-то быстро затих, и все мы, как по команде, уставились в темноту, из которой медленно и с явным усилием выбирался кто-то посторонний.
        Я судорожно сглотнула, не в силах поверить в происходящее. Братики на всякий случай насторожились. Ал-тар нахмурился, а Фаэс, что-то колдующий над моим телом, даже не обернулся.
        Блин. Да покажись же! Неужели правда?!
        - Чего шумите? - вдруг сварливо поинтересовался вынырнувший из темноты взъерошенный черный кот с непомерно длинным хвостом и зловеще горящими глазами. - Ночь на дворе. Люди спать хотят, а вы в догонялки по привычке играете.
        Я просто онемела. Братики, судя по всему тоже. А Лин (блин! это и правда он!) остановился у меня в ногах, выволок откуда-то целую связку Голубого Огня, с облегченным вздохом плюхнул эту тяжесть прямо на мои сапоги и недовольно посмотрел на остолбеневших Теней. Затем как-то странно хмыкнул. Потом оглядел склонившегося надо мной и в упор никого не замечающего эрдала. Удивленно дернул хвостом при виде сидящего рядом эара, тоже пытающегося реанимировать мою, почти исчезнувшую дейри. После чего поднял голову и вперил задумчивый взор в озадаченно замолкшего ал-тара.
        - Ну и что? - наконец, глубокомысленно изрек Лин, пренебрежительно ткнув лапкой в сторону нашего общего врага. - И вот его вы с таким шумом до сих пор пытаетесь пристукнуть? Ас, как вам не стыдно? Риг, ну куда ты смотрел? Гор, я тебя просто не узнаю! А Гайдэ... Гайдэ, душа моя, как ты вообще могла все это допустить?!
        Я ойкнула, когда кот уставился на меня в упор, и испытала необъяснимое желание куда-нибудь спрятаться, как если бы меня сейчас не собственный демон отчитывал, а строгая мама вдруг явилась с работы и, обнаружив несделанные уроки, сурово начала вопрошать: почему?!
        - Лин... - пролепетал я, в панике ища сбежавшие куда-то мысли.
        - Что? - зловеще прищурился шейри и, бесшумно поднявшись, по-хозяйски поставил лапу на мой сапог. - Решила, что можешь от меня избавиться? Сбежать надумала? Посчитала, что Тень тебя спасет от заслуженного наказания?
        - Какая Тень?! - совсем растерялась я. - Лин, что ты несешь?!
        Кот негромко фыркнул и, подцепив второй лапой связку с Голубым Огнем, решительно полез по мне, как по бревну. А когда добрался до груди, нахально отпихнув Фаэса, бесцеремонно там расселся и, свалив весь Огонь прямо на мой живот, повел носом в сторону Жреца.
        - Если хочешь, я могу его убить, - предложил он совершенно спокойно, все с той же задумчивостью изучая озадаченного ал-тара. - Это будет просто. Только для этого мне придется снова превратиться в демона. Потому что у вашего болвана... вон того, я имею в виду... помимо пера Аллара, есть еще один неплохой оберег. Примерно такой же силы и из похожего источника. Помнишь, я тебе амулетик когда-то из Храма приволок? Только ты его потом уничтожила, а этот хапуга прикарманил оба. Вот и сидит теперь за двойной защитой, наивно полагая, что на него не найдется управы.
        - Ты же... мертв! - наконец, прорезался голос у осуждаемого субъекта. Господин Георс недоверчиво нахмурился, пристально всмотрелся в умничающего кота и растеряно помотал головой. - Ты мертв! У тебя нет абсолютно никакой дейри! А так не бывает!
        - Я не мертв, - важно поправил его наш милый котик. - Я пал смертью храбрых на поле боя. Но, поскольку Гайдэ меня воскресила, то теперь я снова живой... наполовину. А ввиду того, что еще не определился, кем стану, моя дейри и выглядит так... ну, как выглядит.
        Я тихо вздохнула, постепенно приходя в себя. И, заодно, с изумлением рассматривая своего некстати проснувшегося друга. Потому что он сказал абсолютную правду: на данный момент дейри у него действительно не было. Ни белой, ни черной... вообще. Он как бы... и не существовал вовсе? То-то у господина Георса до сих пор глаза на лоб лезут. Впрочем, о чем это я? Пускай хоть на заднице откроются, лишь бы все закончилось благополучно.
        - Так что скажешь, Хозяйка? - снова повернулся в мою сторону Лин. - Только скажи, и я этого отморозка тут же урою. Никакие щиты не помешают, потому что я больше не хожу ни под каким богом. А если что, то еще и эти шарики с собой прихвачу - когда они окажутся за щитами, там так рванет...
        - Гайдэ? - неожиданно встрепенулся Фаэс, нерешительно заозиравшись. - Она здесь? Но где? Почему я ее не вижу?!
        - Потому что она - уже Тень. Правда, еще не совсем. Но если ты, болван, не поторопишься, то она станет ею окончательно.
        - Гайдэ! - подскочил на ноги эрдал, тщетно пытаясь высмотреть меня в темноте. - Гайдэ, ты меня слышишь?!
        Внезапно опомнившись, я тоже встрепенулась и тут же нахмурилась.
        - Слышу. Но ни черта не могу понять. А ты... - я сурово посмотрела на ехидно оскалившегося Лина. - ...никаким демоном больше не будешь, понял? Не для того я тебя с того света вытаскивала, чтобы потом опять потерять.
        - Тогда ты умрешь, - пожал плечами кот.
        - А что ты предлагаешь? - с раздражением отозвалась я, увидев, как он в рассеянности выпустил когти и бессовестно царапнул ими мою грудь. - У меня есть еще какие-то варианты? Огонь, допустим, ты тут подорвешь - хорошо, я даже не против, если это гарантированно укокошит некроманта. Но вместе с Георсом взлетят на воздух все остальные! Ты хоть об этом подумал?!
        - А они не против, - отмахнулся Лин и, к моему удивлению, широко зевнул. При этом, разумеется, еще сильнее впившись когтями в мою кожу и поранив ее до крови. - Я им только что передал твои слова и знаешь, что они ответили?
        - Мы согласны! - торопливо выкрикнули Тени, в спешном порядке отлетая от ал-тара и собираясь почему-то над головой Фаэса.
        - Мне тоже нечего терять, - улыбнулся Ра-Кхкеол, ободряюще сжав мою безвольную ладонь.
        - Куда вы, туда и я, - пожал плечами Риг Драмт, медленно подступая поближе к своему зловеще поблескивающему изобретению.
        - Я свое пожил, - согласился с ним Родан и, перемигнувшись с Эрреем, неуместно хмыкнул. - И вообще, если уж зашел такой разговор, то за возможность прибить Темного Жреца я бы многое отдал. А жизнь... что ж. Она у меня всего одна, но зато я могу распоряжаться ею так, как мне заблагорассудится.
        - Ненормальные... - ошеломленно пробормотала я, когда следом за Роданом бодро кивнул Дей. - Вы все - точно ненормальные!
        - Мы - Фантомы, - прошептал со спины "Гор", снова обнимая меня за плечи. - А это многое значит.
        Лин, лукаво улыбнувшись, проследил за тем, как я в полной прострации опускаюсь перед ним на корточки. Со странным выражением на усатой морде заглянул в мои глаза. Едва заметно улыбнулся, найдя там только безумную тревогу. После чего потянулся вперед и, едва не ткнувшись носом в мою щеку, едва слышно прошептал:
        - Ты веришь мне, Гайдэ?
        Я снова сглотнула.
        - Конечно, Лин. Что ты задумал?
        - Ты не хочешь видеть меня снова демоном, - беззвучно выдохнул он. - И ты не можешь сделать меня снова ангелом. Но тогда в нашем мире осталась только одна единственная сила, способная остановить Жреца... ты. Только для этого тебе придется перестать быть собой. Ты не боишься?
        - Я уже стала трупом, малыш, - грустно усмехнулась я. - Думаешь, в этом мире осталось что-то, что способно меня напугать?
        - Хорошо, - удовлетворенно отодвинулся кот, испытующе взглянув на мое лицо, которое, наверное, стало почти невидимым. И смотрел так долго, так пристально и остро, что у меня на миг что-то случилось со зрением. Показалось, что вместо кота я вижу перед собой кого-то совсем другого. Мудрого. Заботливого. Любящего... настоящего друга, который, как оказалось, на самом деле никуда не исчезал.
        А потом откуда-то налетел порыв сильного ветра, едва не оторвавший меня от земли. Что-то испуганно закричал Риг. Кто-то попытался дернуть меня за ворот, но промахнулся и едва не упал. Почти сразу вокруг снова появилась какая-то нездоровая суета. Что-то загремело. Кто-то заорал несвоим голосом. После чего мои глаза в последний раз осветила яркая вспышка, и я успела разглядеть, как Лин с силой впивается когтями в мою грудь, как его туда буквально утягивает, заставляя растворяться, сливаться и странными образом менять мое бездыханное тело, а потом поняла причину этого и растерянно прошептала:
        - Вот так и становятся Темными магами... боже, Лин! В кого ты собрался нас превратить?!
        Глава 20
        К несчастью, ситуация изменилась так быстро, что никто не успел отреагировать. Казалось, только-только Фантомы сгрудились вокруг умирающей Ишты, только-только что-то начало выясняться, из-за чего их лица исказились от отчаяния, а Темный Жрец победно улыбнулся. Но потом случилось что-то странное. Настолько непонятное, что даже Риг Драмт не успел отреагировать, а находящийся ближе всех Фаэс не сумел оттолкнуть сумасшедшего кота с груди переставшей дышать Гайдэ.
        Пожалуй, только Георс и понял, что же в действительности происходит, после чего неверяще охнул, крикнул что-то неразборчивое, торопливо вскинул левую руку, засветившуюся неприятным зеленоватым огнем... но Лин повернул к нему страшновато исказившуюся морду, зловеще ухмыльнулся и, уже сливаясь с Иштой в единое целое, цапнул зубами первый попавшийся шар Голубого Огня. Почти в тот самый момент, когда с пальцем Жреца сорвалось смертоносное заклятие.
        Что случилось потом, они уже не поняли: два взрыва прогремели почти одновременно. Сперва взорвался тот Огонь, который ухватил Лин, затем воспламенилась вся связка из двенадцати заряженных до упора шаров. Наконец, почти в ту же секунду ударило заклятие ал-тара, нацеленное на маленького кота и его мертвую хозяйку, после чего вся Степь содрогнулась до основания, болезненно застонав и скорчившись от сотрясшего ее взрыва.
        Мгновением спустя по округе разлилось ядовитое марево, ломая магические щиты и чужие судьбы. Землю осветило на многие тысячи шагов. Ночь расцвета некрасивым синим цветком, от которого пошло нестерпимое сияние. А растерянных людей разбросало от места взрыва, как невесомые пушинки, надолго оглушив и придавив обрушившейся сверху ударной волной, и только после этого в израненной Степи воцарилась, наконец, тревожная тишина.
        Когда Риг Драмт пришел в себя, снова было темно.
        Открыв глаза, он вяло пошевелился, пытаясь оглядеться, и глубоко вздохнул, но тут же закашлялся от попавшей в рот пыли. После чего с трудом приподнялся, протер слезящиеся глаза и тщетно попытался рассмотреть в густом дыму хоть что-то. И лишь спустя пару синов, когда в голове прояснилось и вернулась память, смог сообразить, что произошло.
        По его расчетам, в той связке, которую взорвал Лин, было двенадцать накачанных под завязку силой элементов Огня. Всего один такой шар способен закрыть приличный по размеру Прорыв и превратить окружающее его пространство в безжизненную пустыню. Причем, на огромной территории, как это случилось возле Айдовой Расщелины. Но тогда почему он жив? И что за надсадный кашель слышится совсем недалеко? Кажется, это очнулся Родан и теперь сдавленно ругается, силясь унять немилосердную головную боль?
        - Род? - неуверенно позвал мастер Драмт, одновременно с этим прислушавшись к себе и с удивлением осознав, что относительно цел и невредим. - Эррей? Дей? Ас?
        - Да здесь мы, - прокряхтел откуда-то сбоку знакомый голос, и из-за дымовой завесы вынырнул помятый, щедро припорошенный пылью, но абсолютно невредимый Хас. - Эр со мной. Дей приходит в себя чуть дальше. Насчет остальных не знаю - нас слишком сильно тряхнуло. Может, хоть ты объяснишь, что это было?
        Риг растерянно развел руками.
        - Понятия не имею. Кажется, мой Огонь рванул... по крайней мере, один из шаров - точно.
        - Да? Тогда почему мы еще живы? - медленно подошел Родан, прихрамывая на правую ногу. - Насколько я помню, от него земля выгорает на тысячи шагов во все стороны. А мы стояли совсем рядом.
        Маг нервно дернул щекой.
        - Понятия не имею, как это получилось.
        - Так. А Жрец?
        - Тем более, не знаю. Меня больше волнует, что стало с Гайдэ.
        Хас моментально помрачнел и, наскоро сориентировавшись, похромал куда-то в сторону. Да так быстро, что Риг, спохватившись, тут же поспешил следом, старательно отгоняя от себя дурные предчувствия. Которые не преминули воплотиться в реальность, когда Родан всего через несколько десятков шагов вдруг резко остановился и, переменившись в лице, уставился на огромную, невероятно глубокую, оплавленную по краям воронку, оставшуюся от того места, где совсем недавно лежало человеческое тело.
        От нее до сих пор шел сильный жар и тянуло неприятным запахом горелой плоти. Земля на ее склонах спеклась почти до состояния камня. Кое-где слабо поблескивали крохотные, успевшие превратиться в стекло песчинки. Оттуда медленно вился сизый дымок. Но ни Гайдэ, ни Лина, насколько можно было понять, внизу не оказалось.
        Увидев это, Риг запнулся и страшно побледнел.
        - Святые небеса...
        - Что такое? Что вы там нашли? - встревоженно спросил подошедший Дей. - У меня такое чувство, что что-то шарахнул мне дубиной по башке и забыл потом извиниться. После чего попинал ногами, всласть потоптался сверху и только чудом ничего не сломал... Риг, что у тебя? И за это за...?
        Оказавшись на краю гигантской воронки, Дей охнул и ошеломленно оглядел еще дымящийся кратер. Следом за ним, держась за бок, с тихой руганью остановился вынырнувший откуда-то Эррей. Еще мгновением позже бесшумно материализовались четыре растерянные, какие-то оглушенные Тени. Наконец, все вместе Фантомы уставились на следы чудовищного взрыва и испуганно замолчали.
        - Гайдэ... - прошептал кто-то через несколько томительных минут.
        - Это невозможно, - неуверенно ответила одна из Теней. - Она не могла... мы ведь еще живы...
        - Риг, а разве Огонь не должен был...?
        - Да, - сглотнув, хрипло прошептал маг. - От нас не должно было остаться даже костей. Но мы живы. А значит, кто-то сдержал мою магию... здесь... на этом самом месте... для того, чтобы мы могли... вот только я не знаю, кто на это способен... и что за сила могла бы... разве что вмешались сами боги?
        Неожиданно на другом краю воронки что-то тихонько засветилось. Сперва слабо, неуверенно, но потом все ярче и настойчивее. Как маяк. Как сигнальный огонь. Или же как крохотный лучик надежды, постепенно превращающийся в стойкую уверенность. Какое-то время он просто освещал окружающее пространство, давая братьям возможность оценить всю тяжесть случившихся разрушений. Охотно показал истинные размеры воронки, от которой Фантомам стало откровенно не по себе; разогнал густые пылевые облака, продемонстрировав неестественно гладкую, тянущуюся далеко вперед Степь, на которой не осталось ни единого холмика. Наконец, собрался в один узкий луч и, сверкнув знакомой синевой высвобожденного Огня, с силой ударил в сгустившиеся тучи.
        От яркой вспышки живые инстинктивно зажмурились, а мертвые аж попятились, старясь укрыться от ослепляющего сияния за спинами друзей. Оно было так сильно, что вскоре всем им пришлось отвернуться и закрыть лица руками, но даже так что-то все равно умудрялось просачиваться, неприятно жечь опаленные веки, пробираться к душу и бесцеремонно высвечивать в них то, на что никому не хотелось смотреть.
        В какой-то момент мастеру Драмту показалось, что кто-то могучий с лёгкостью вскрыл его разум, равнодушно посмотрел, оценил, даже не заметив защитных заклятий, после чего недолго подумал, а потом милосердно позволил спрятать назад эти, не самые лучшие мысли, которые, как ни крути, все равно появляются даже среди наичистейших помыслов.
        Стоящий рядом с магом Дей сдавленно закашлялся, когда и его защита в мгновение ока оказалась сметена. Потом изумленно охнул Родан. Что-то неверяще пробормотали Тени. Наконец, откуда-то сзади послышалась мелодичная речь эара, который, как выяснилось тоже уцелел и благополучно попал под эту странную магию... но вскоре неприятное ощущение исчезло так же быстро, как и появилось.
        Чувствуя себя так, словно оказался голым посреди людной улицы, Риг торопливо вернул свои щиты на место и незаметно перевел дух. Он, конечно, не Темный Жрец, не подлец и не мерзавец по натуре, но знать, что всю твою подноготную кто-то только что бесстрастно рассмотрел и равнодушно оценил, как какой-то товар, как-то не слишком приятно. Нет, если бы он умер и предстал сейчас перед Алларом, все было бы понятно. Тут уж, как говорится, не отвертишься. Но когда не знаешь даже того, кто играючи сумел вскрыть твою душу, словно какую-то морскую ракушку...
        Маг зябко передернул плечами, снова рискнул посмотреть на воронку. Но почти сразу увидел, КОМУ обязан внезапно вспыхнувшем, абсолютно обоснованным раздражением, и, мигом позабыв обо всем на свете, ошеломленно замер.
        Стоящее там существо выглядело... необычно. Во-первых, оно было большим: насколько он мог судить из-за приличного расстояния, ростом этак с три его лаборатории, если считать подвал за отдельный этаж и учесть высоту торчащего на крыше флюгера. Во что одето... сложно сказать. Наверное, Риг бы решил, что это длинная туника, доходящая почти до самой земли и оставляющая открытыми плечи, но сверху было накинуто что-то еще... то ли плащ, то ли какая-то накидка... силуэт существа почему-то все время расплывался, казался нечетким, расплывчатым и странно двоился, поэтому оно выглядело то так, то этак. То в белой хламиде, накинутой на голове тело, а то в необычных доспехах, сотканных из голубоватого металла, от которых шло нестерпимое сияние. То с крыльями за спиной, одно из которых явно напоминало крыло летучей мыши, а второе... тьфу-тьфу... вообще было покрыто длинными, безупречно белыми перьями... то без оных. То босым, как мальчишка, а то в изящных сандалиях. Но, главное, Риг никак не мог разглядеть его лица. И никак не мог понять, мужчина это или женщина, потому что черты постоянно менялись, сливались,
перетекали друг в друга, как у Владыки Айда. А если и застывали на пару минут в какой-то определенности, что внешне это выглядело так, будто существо и вовсе не имело пола. Потому что высокие скулы, прямые золотистые волосы, волной покрывающие спину, аккуратный нос и красиво очерченные губы явно наводили размышления о женской мягкости, а вот твердый, чуть выдвинутый вперед подбородок, холодные глаза и жесткий взгляд, в котором не была и намека на всепрощение, явно принадлежали мужчине. Да еще открытые предплечья, на которых хорошо просматривались хорошо развитые мышцы, настойчиво наводили на мысль о воине. В то время как тонкие пальцы и форма кистей слишком явно ей противоречили.
        Однако это был точно не айри - Риг, своими глазами видевший настоящего посланника небес, готов был в этом поклясться. И не шейри, разумеется, потому что магии смерти в этом создании нисколько не ощущалась. Скорее, это была сила... чистая, незапятнанная сомнениями. А еще в ней чувствовалось странное равнодушие. Бесстрастная оценка. Холодный расчет, с которым он... то есть, оно... оценивало стоящего напротив человека и, кажется, делало какие-то выводы.
        Мастер Драмт ошалело помотал головой, поняв, что рядом с этим... нечто... видит не кого иного, как чудом уцелевшего ал-тара. Потом снова посмотрел на громадную фигуру в плаще, сообразил, наконец, кого она ему напоминает. Тихо охнул и прижал руку ко рту.
        - Гайдэ?!
        - Скорее, Ишта, - тихо поправил его бесшумно подошедший Ра-Кхкеол, тоже во все глаза уставившийся на происходящее. - Настоящий Ишта, который впервые использовал ВСЕ свои Знаки.
        - А как же Лин? - пораженно обернулся Риг. - Он ведь...
        - Да. Они сейчас одно целое. Видишь, что лежит у них под ногами?
        - Нет, - растерянно отозвался маг, но потом присмотрелся и, отыскав на той стороне вороник тускло поблескивающую связку стекляшек, сильно вздрогнул. - Мой Огонь...
        Эар замедленно кивнул.
        - Твои емкости пусты. Все двенадцать.
        - Лин использовал их, чтобы сделать с Гайдэ то, что делают демоны со своими хозяевами!
        - Это был единственный способ сохранить ей жизнь, - согласился эар. - Мы называем это хоэранэ - полное объединение тел и душ. Правда, я никогда не думал, что Лин окажется на него способен.
        - Почему? - сухо спросил Ас, тоже повернувшись к повелителю Эйирэ.
        - Потому что это опасно. И потому, что демон... а хоэранэ умеют проводить только Высшие демоны, так как оно требует использования чистого Дабараэ... всегда голоден. А когда он голоден, то, в первую очередь, ищет себе пищу. И чаще всего этой пищей становится именно хозяин. Вернее, его душа, которую он поглощает с особенным удовольствием. После этого в новом теле остается лишь одна сущность - демоническая. И вот тогда на свете рождается очередной Темный маг.
        Тени ошеломленно взглянули на ярко светящийся в темноте силуэт.
        - Но Гайдэ - не маг!
        - Нет, - снова согласился Ра-Кхкеол. - И ее тело не досталось демону. По той причине, что Лин - не совсем демон. И потому, что в качестве пищи он использовал не ее душу, а твой Огонь, мастер Драмт. Этой энергии как раз хватило на преобразование тел. А что касается душ... я полагаю, что они действительно сейчас думают как одно существо. Существо, которого еще никогда не рождалось. В котором соединились мужское и женское начало. Сущность смертного и бессмертного. Айри и шейри... это странно, необъяснимо для меня, но сейчас это действительно так. Возможно даже, потому, что личность Эо берегут от разрушения не только старания ее необычного друга, но и Знаки, и сама эта земля, которая, прикасаясь к ее коже, постоянно напоминает о себе. Заставляет помнить. Просит о помощи. И насколько я могу понять, умоляет ее остаться... человеком.
        Фантомы растеряно переглянулись.
        - Кошмар какой, - пробормотал Родан, неожиданно проникнувшись. - Это что, Гайдэ теперь не девушка, а демон знает что? И она может никогда не стать прежней?
        - Увы, - грустно отозвался Эа. - Лин сделал ее другой. А вернется ли она в свое прежнее тело и останется ли такой, какой вы ее знали, о том, наверное, даже Боги не скажут. До этого времени ни один айри... пусть даже бывший... не пытался провести ритуал на Дабараэ. Поэтому что из этого получится, невозможно предсказать.
        - А как тогда уцелел Жрец? - с недоумением всмотрелся вдаль Эррей. - Почему его не прихлопнуло? И зачем Гайдэ все еще с ним возится?
        - Иште все равно, кому принадлежит та или иная жизнь. Сейчас она вряд ли помнит о том, как и почему стала такой. А если и помнит... то все равно ему ничего не грозит: Ишта не умеет убивать. Ее задача -- хранить жизнь, а не отнимать ее, и если однажды она об этом забудет, то вот тогда на Во-Алларе и случится настоящая катастрофа.
        Тени снова выразительно переглянулись.
        - Значит, нам тоже надо туда. Если Гайдэ его не прибьет, то это придется сделать нам. Как считаешь, его щиты прогорели точно так же, как и твои?
        Эар на мгновение задумался.
        - Вполне вероятно. Перерождение Ишты лишило меня всякой магии. Ваших магов, я думаю, это тоже коснулось. А значит, и Невирон должен был пострадать.
        - Кстати о магах... - неожиданно нахмурился Родан. - А где Фаэс? Насколько я помню, перед тем, как тут рвануло, Жрец в нас тоже какой-то гадостью кинулся. Причем, хорошо так кинулся - у меня все волосы на затылке в колечки скрутились. И это при том, что он сказал: мы для него неуязвимы. И вроде как даже не соврал, потому что мы с вами здесь и неплохо себя чувствуем, Эа стоял достаточно далеко, чтобы его не задело, Гайдэ тоже в порядке... ну, насколько я могу судить. А вот наш грозный эрдал, если я правильно помню, находился как раз на траектории удара..
        так что, парни, скажите-ка лучше: я прав или из всех нас только у Фаэса не было при себе Знака Ишты?
        Тени вздрогнули и встревоженно обернулись. После чего испуганно оглядели пустую Степь, посмотрели сперва друг на друга, потом на озадаченного Хаса и вполголоса прошептали:
        - Проклятье... вот теперь Гайдэ нас точно убьет!
        Господин Георс чувствовал себя неуютно. Первые, пожалуй, за долгое время его терзали сомнения и мучила мерзкая неуверенность. До этого самого дня он совершенно точно знал, что делать и как одержать безоговорочную победу. Правда, он совсем не рассчитывал потерять Иррогора и не думал, что Ишта так легко справится с армией нежити... предполагал, конечно, что про кое-какие их свойства она успела пронюхать и подготовится к встрече, но чтобы она вдруг переманила их на свою сторону - этого он честно не ожидал. Впрочем, Твари - дело наживное. Призвать их из Пустоты - раз плюнуть. Да и демона нового поманить - задача для не самого умного выпускника Магистерии. Тем более, что Иррогор все равно мешался, так что избавиться от него было необходимо. И в этом смысле Ишта сделала очень даже нужную работу.
        Другой вопрос, что он упустил из виду ее дрянного помощника. Поверил, что избавился от него окончательно, напрасно прислушался к разговорам скаронов, которые на все лады обсуждали эту замечательную новость. Тьфу. Болван. Надо было сразу подумать, что подобные слухи не могли родиться сами по себе. И самолично убедиться в том, что этот гаденыш действительно находится на последнем издыхании. С другой стороны, его дейри выглядела просто отвратительно. А проверить ее, не вызвав подозрений, было невозможно. Пришлось довольствоваться слухами и внешним видом полуобморочного демона, у которого появилась скверная привычка жертвовать собой ради той, которою он предпочел законам Подземелья.
        И вот теперь - вторая непростительная ошибка. Упустил момент. Не ударил вовремя. Слишком долго ждал, пока заклятие разрушит тело Ишты изнутри. Надеялся получить ее Знаки... глупец! И что в итоге? Время было упущено, демон перехватил ее душу перед самым его носом, но не сожрал, как положено, а только усилил. Избавил от сомнений. Придал сил. Подарил шанс на АБСОЛЮТНО верную оценку ситуации. И вполне мог подсказать совершенно правильный, буквально напрашивающийся способ решения всех проблем. А в результате всего этого, Жрец получил какое-то странное хоэранэ, которое не знал, как трактовать и как к нему относиться; жестоко поломанные щиты, утекшую как сквозь пальцы магию и ощущение полнейшей беспомощности, которое напрямую вело к неминуемому поражению.
        - Кто ты? - спросил он у стоящего напротив существа, чтобы потянуть время. - Что от меня хочешь?
        Ишта спокойно опустила взгляд, и господин Георс ощутил, что его буквально выворачивают наизнанку, бесстрастно изучая прошлое, настоящее, возможное будущее. Все мысли, стремления, поступки и надежды. Все, что он тщетно попробовал скрыть. И все, о чем он старательно пытался не думать.
        Правда, ощущение это длилось недолго, потому что существо-хоэранэ почти сразу отвернулось и негромко ответило:
        - Ничего.
        Гм. Странно. Но это радует.
        - Тогда, может, отпустишь меня? - вкрадчиво поинтересовался Жрец, отступая на шаг назад, чтобы не приходилось так сильно задирать голову в попытках рассмотреть бесконечно меняющееся лицо существа.
        Ишта едва заметно пожала плечами.
        - Я тебя не держу.
        Ал-тар незаметно перевел дух и, решив, что отрешенность Ишты от земных трудностей может сыграть ему на руку: такие мелочи, как обида, негодование, злость или раздражение, не свойственны айри. А в Иште сейчас гораздо больше именно от них, чем от шейри. Вполне вероятно, она... оно... даже не помнит, что было в прежней жизни. И раз так легко соглашается отпустить, то этим грех не воспользоваться. Бороться и что-то доказывать сейчас, когда не осталось ни крохи магии, ни даже помощника-демона, бессмысленно. Разумнее отступить. Залечь на дно. Затаиться, вдумчиво анализируя случившееся. А уж потом, когда появится правдоподобное объяснение, изыскать способ, как убрать со своего пути эту странную помеху. Но не сейчас... да, это будет не сейчас...
        - Куда собрался? - неожиданно возникла на пути Жреца недобро ухмыляющаяся Тень с хищно прищуренными изумрудными глазами. - Невежливо это - уходить, не попрощавшись.
        Господин Георс вполголоса ругнулся, некрасиво помянув Владыку Айда, и вынужденно остановился, когда следом за первой из пустоты появились еще три Тени... хотя нет, уже четыре: последняя была чуть бледнее, но зато намного массивнее, да еще и сильно походила на настоящего демона. Мимо такого не пройдешь, не обманешь. Да и не одолеть его сейчас: магии едва хватит на простенький портал. И то - лишь благодаря сохранившимся артефактам и одному хитрому заклятию, которое береглось именно для таких случаев.
        Оказавшись в окружении призраков, бывший ал-тар недобро оскалился и незаметно сжал в руке заветный артефакт. Последний из тех, что еще оставались.
        - В чем дело? Чего надо?
        - Ой, как грубо, - задумчиво обронил мертвый Сапфир. - А какой был вежливый поначалу...
        - А каким стал наглый потом... - подхватил Изумруд, после чего вскинул голову и выжидательно посмотрел на безмолвную фигуру Ишты. - Гайдэ, милая, можно мы его тут пристукнем?
        Фигура неожиданно качнула головой.
        - Нет.
        - Что?! - поразился Бер.
        - Он - Игрок, - соизволило пояснить существо. - Прежний Игрок, которого не дозволено трогать.
        Господин Георс впервые улыбнулся.
        - Браво, леди! Я удивлен вашими познаниями в наших Правилах! Но вы совершенно правы: я - такой же Игрок, как и вы. Только был выбран на эту роль несколько раньше... лет, этак, тридцать пять дюжин назад. И, точно так же, как и вы, я успел хорошо усвоить, что по Правилам Игроки могут разбираться только между собой. Не так, ли?
        Тени озадаченно нахмурились.
        - Что значит, между собой?
        - Я могу поранить ее, она имеет право уничтожить меня, но не сделает этого, поскольку ей по статусу не положено, - гнусно ухмыльнулся Жрец. - Более того, даже вы меня сейчас пальцем не тронете, потому что Боги заранее позаботились о том, чтобы их игрушки не сломались раньше времени. Или считаете, я просто так получил знаки Их расположения?
        - По Правилам, ты мог получить лишь один знак, - равнодушно отозвалась Гайдэ, не удостоив его даже взглядом. - От Айда или Аллара... все равно. Игроку дается право выбирать.
        - А я им и воспользовался, - небрежно отмахнулся ал-тар. - Только, в отличие от тебя, взял все, что мог.
        - Слуга двух господ? - в голосе Ишты проскользнула ирония, и вот тогда Темный Жрец неожиданно вспылил:
        - Нет! Не слуга! Ты слышишь?! Становиться чужой марионеткой я не собирался ни тогда, когда ушел в Степь и встретил там врана с весьма заманчивым предложением, ни тогда, когда в одном из Храмов Аллару получил знак его благоволения! Каждый из них предложил мне свою помощь! И каждый тогда ни словом не обмолвился насчет Игры! Только годами позже я понял, что меня просто пытались использовать! А когда понял, то оказался умнее тебя! И охотно использовал ОБА знака! Понимаешь?! ОБА! С помощью одного я построил царство Аллара на земле, сделав Валлион таким, каким вы видите, а с помощью второго создал свое собственное царство, где властвует вера в Айда и где все то, что не прижилось в Валлионе, приобрело новый смысл и получило право на жизнь! То самое право, которого его лишила Церковь и королевская власть! - у ал-тара внезапно исказилось лицо. - Равновесие - вот суть Игры, которую затеяли Боги. Понимаешь?! Они хотели достичь всего лишь равновесия, и я предоставил им такую возможность. Я сделал все, чтобы уравнять силы Невирона и Валлиона. Сделал так, чтобы один из них уравнял возможности другого. И именно
это стало той самой точкой опоры, которой Они от меня ждали! После чего сама суть Игры утратила смысл, и меня, наконец, оставили в покое!
        Ишта задумчиво посмотрела на раскрасневшегося святошу.
        - Но при этом ты сохранил все привилегии Игрока, не так ли? И охотно использовал подаренную тебе защиту, чтобы и дальше поддерживать эту патовую ситуацию?
        - Да! - с ненавистью выплюнул господин Георс. - И так было до тех пор, пока в Игру не ввели нового Игрока. После чего все мои привилегии очень быстро сошли на нет.
        - А ты, значит, не захотел их терять и поэтому принял меры по устранению конкурента... что ж, умно. Это был хороший Ход и правильное видение ситуации. Когда на поле вступил второй Игрок, ваши привилегии разделись пополам. Ты утратил половину своего прежнего влияния, а он... она... получила примерно половину от своих вероятных возможностей. Именно поэтому ей так долго не удавалось обрести полную силу. Поэтому ее способности развивались так медленно. И поэтому стали возможными все те раны, которые ей нанесли самые обычные люди.
        - Ей тогда ничего страшного не грозило, - прошипел ал-тар, злобно уставившись на Ишту. - Иначе Игра потеряла бы всякий смысл. Поранили бы, покалечили... но не убили. Но зато у меня появился бы шанс закончить все гораздо раньше и снова достичь потерянного Равновесия... того самого, которое ОНА... вернее, ТЫ... так некстати нарушила!
        Ишта едва заметно пожала плечами.
        - Твое пресловутое Равновесие было построено на боли. На обмане, насилии и крови тех, кто считал тебя своим другом. Такое Равновесие, конечно, возможно. Не спорю. Однако надолго его бы все равно не хватило. Рано или поздно кто-нибудь все равно догадался, почему статуи Аллара в Валлионе и Айда в Невироне оказались так похожи. . кто-нибудь непременно сообразил бы, что строились они под надзором одного и того же человека - того, кто воочию видел обоих Богов и, посчитав себя самым умным, решил сыграть с ними скверную шутку. Вот только Боги не понимают человеческих шуток, Игрок. У них нет чувства юмора и нет времени на такие простые загадки. Они не смогли вывести тебя из Игры - это верно, потому что это означало бы затеять борьбу между собой и испытать на прочность те знаки, которые были подарены тебе в надежде на обретение истины. Однако ты предпочел не увидеть эту истину. Ты пожадничал. И решил, что сумеешь переиграть бессмертных, поэтому взял от них ровно столько, сколько смог унести. И построил свой мир так, как посчитал правильным.
        - Я построил хороший мир! - мгновенно ощетинился ал-тар. - Я многое сделал для Валлиона! Я сменил там династию! Нашел средства укрепить границы! Избавил короля от бунтов! Убрал оттуда некромантов! Сохранил много невинных жизней, наконец!
        - Ты убил гораздо больше, чем сохранил. Эаров, людей, хвардов и, наверное, даже миррэ... на твоей совести лежат все Печати, которыми ты изуродовал эту землю. Все Тени, которых ты заставил подчиниться. Вся нежить, которую ты призвал сюда из Пустоты и вынудил себе служить... и даже демон, чья жизнь и смерть тоже стала результатом только твоих действий. Но я во многом тебя понимаю, Игрок, - неожиданно грустно улыбнулась Ишта. - И знаю, чего на самом деле ты так упорно искал. За что боролся все эти десятилетия. Во что стойко верил и чего ждешь от меня даже сейчас...
        Ал-тар недоверчиво нахмурился.
        - Понимаешь?
        - Ты ищешь свободу, Невирон, - неслышно вздохнуло существо, печально посмотрев на заметно вздрогнувшего священника. - Свободу в мыслях, в поступках, во всех своих действиях... желая, чтобы это были только твои решения. Только твои планы, надежды, вера. Твои промахи и поражения. Не созданные богами, не подсказанные их посланниками... а только своя дорога. Свой собственный путь. И совсем иная судьба, чем та, которую прописал для тебя кто-то посторонний.
        - Что ты знаешь об этом? - у господина Георса внезапно охрип голос, а в глазах появилась такая мука, что даже Тени невольно отступили и с недоумением воззрились на подавшегося навстречу Иште врага. - Как ты можешь меня понять?!
        - Очень просто. Ведь на самом деле мы искали с тобой одно и то же.
        - Ты?!
        - Конечно. Если хочешь, я могу дать тебе то, что ты хочешь, - мягко улыбнулась Ишта. - Ту самую свободу от всего на свете, которой тебе так не хватает.
        - Ты... обманываешь меня? - внезапно нахмурился ал-тар.
        - Нет.
        - Тогда - искушаешь?
        - Просто предлагаю выбор, - странно наклонила голову Ишта. - Я помню все, что ты сделал. Вижу все твои помысли, желания, всю твою боль... не прячь ее - это никому не нужно. Будучи похороненной, она только растет год от года и, в конце концов, становится совершенно нестерпимой. Она постепенно убивает тебя. Вместе с неизменно растущим разочарованием, сомнениями и новой болью, от которой ты уже никогда не избавишься.
        Господин Георс судорожно сглотнул.
        - Я не хочу ни от кого зависеть. Никогда не хотел. Ни от тебя, ни от богов, ни даже от этой земли. На самом деле мне не нужны Знаки, потому что они привяжут меня к ней еще сильнее. Не нужна власть, потому что она сковывает еще вернее, чем нищета. Мне надоело чувствовать себя игрушкой в чужих руках... но на тот момент это был единственный способ хоть как-то оградить свою жизнь от вмешательств извне. Боги сделали ее абсолютно предопределенной. Она дали нам свободу выбора, но позабыли оставить подходящие варианты. Все уже известно. Моя жизнь должна была стать всего лишь развлечением для бессмертных, а это так унизительно! Ведь они пообещали нам свободу, а сами сделали зависимыми от других. От семьи, веры, друзей, врагов. Я боролся с этим столько лет... столько ожиданий... столько бесполезной борьбы... и рядом больше нет ни друзей, ни врагов... но даже власть давно не приносит того успокоения, какое было поначалу. Я все равно к чему-то привязан. Все равно что-то должен. Все равно не сумел избавиться от оков, которые держат меня крепче иных цепей.... И я не нашел обещанную Ими свободу. За столько лет
бесплотных поисков так и не нашел, хотя очень старался, - его голос неожиданно сломался, а потом упал до хриплого шепота. - Я остался один... на самой высокой вершине, куда не добраться больше ни одному смертному... рядом нет насовсем икого, кто мог бы на меня повлиять... но это не спасает мою душу от боли. И не помогает бороться с отчаянием, от которого, как выяснилось, я тоже завишу, как самый обычный человек. Помоги мне, Ишта! Освободи от этих цепей!! Я больше так не хочу!!
        - Ты свободен, - с тихим вздохом существо прикрыло глаза и, не слыша растерянного вскрика с земли, требовательно протянуло левую руку, на которой разноцветным огнем заполыхали многочисленные Знаки.
        Темный Жрец удивленно отпрянул, когда на его груди откуда-то появилась и тут же слетела невесомая серебристая пыльца. Потом понимающе улыбнулся. Пошатнулся на широко расставленных ногах, подставил лицо невесть откуда налетевшему ветру и, как-то освобожденно расправив плечи, медленно растворился в воздухе, оказавшись тут же подхваченным маленьким смерчем и унесенным в неизведанные дали загадочно молчащей, таинственной и вездесущей Пустоты.
        - Вот и все, - прошептала Ишта, поймав на ладонь несколько оставшихся от него пылинок. - Абсолютная свобода всегда означает смерть, Игрок. Потому что, пока мы живы, всегда остаемся к чему-то привязанными: к своим, к чужим, к родителям, детям, друзьям или врагам... И только смерть освобождает нас об взятых на себя обязательств. Только у нее есть право дарить истинное забвение.
        Под ошеломленными взглядами Теней она так же медленно повернулась и пристально посмотрела на растерянных людей.
        - Непорядок, - скупо заметила, обнаружив рядом с собой пятерых мертвых. - Раз уж назвались живыми, то и будьте теми, кем положено. Хватит разрываться на части.
        Под тяжелым взглядом Ишты Тени задрожали, задергались, заметались, будучи не в силах выдержать ее пристального внимания. Но потом растерянно остановились и, внезапно вернув себе плоть, с непривычки тяжело рухнули на землю.
        - Гайдэ! - возмущенно вскинулся Бер, отплевываясь от попавшей в рот пыли. - Бессовестная! Хоть бы предупредила!
        Потом он сел, поморщившись от набухающей на лбу шишки, торопливо себя оглядел и, негодующе погрозив кулаком, возмутился снова:
        - А где одежда?! И доспехи?! В прошлый раз мы вернулись такими же, какими себя помнили! Или ты хочешь, чтобы я до города нагишом бежал?! Через всю Степь?! Или невиронцев пугал своей голой задницей, надеясь, что они от этого впадут в неоправданный восторг?!
        Ишта равнодушно отвернулась.
        - Заткнись, Бер, - вполголоса посоветовал брату Ас, машинально ощупывая свое новое тело. - Ей сейчас не до нас. Ван, ты живой?
        - Как ни странно, да, - задумчиво отозвался Сапфир, внимательно изучая свои голые коленки. - Даже шрамы все на месте, чего я вообще не ожидал. Гор?
        - Я тут, - странным голосом сообщил Адамант, заставив братьев дружно обернуться. - Причем, ТОЛЬКО я, если вы понимаете, что я имею в виду.
        - Чего?! - озадачился Бер, принявшись рыскать по Степи в поисках призрачного побратима. - А где твой... Айд меня задери! Что она делает?!
        Бывшие Тени дружно посмотрели в указанную Изумрудом сторону и непонимающе нахмурились, увидев, как Гайдэ, низко наклонившись, с теплой улыбкой протягивает руку застывшему в полнейшей растерянности полу-демону. После чего аккуратно проводит кончиками пальцев по его груди и неслышно шепчет:
        - Кажется, пора восстановить справедливость. Столько времени прошло, а ты до сих пор без имени... мне кажется, это неправильно, брат. И, как мне кажется, сейчас ты гораздо более живой, чем некоторые. Поэтому я возвращаю тебе право на жизнь. Но, в то же время, не отнимаю и права на смерть. Выбор за тобой. Единственное, что мне хотелось бы сделать, это дать тебе настоящее имя... не возражаешь?
        Призрак бестрепетно выдержал ее взгляд и покачал головой.
        - Ас у нас уже есть...- с новой улыбкой обронила она. - Бер... Ван... Гор... дальше по алфавиту идет замечательная буква "Д", поэтому я назову тебя... "Дем". Это - ровно половина от слова "демон", которым ты в действительности являешься. Согласен?
        Он судорожно кивнул и вдруг порывисто схватил неестественно большую руку, стараясь то ли задержать, то ли, наоборот, оттолкнуть. При этом лицо его странно исказилось, подернулось плотной дымкой, а затем приобрело совсем новые черты, которых он никогда и никому не показывал.
        - Гайдэ... подожди... пожалуйста, останься! Я знаю, что спрашивать об этом нелепо, но... что с тобой будет? Куда ты пойдешь? Кем станешь?!
        - Еще не знаю, но мне уже пора, - осторожно отстранившись, Ишта выпрямилась. - Наше с Лином время действительно истекло. Со Жрецом мы разобрались. Я вернула вам то, что обещала. Союз больше не нуждается ни во мне, ни в моих способностях. Мои Хранители вернулись к себе. Звери и птицы тоже покидают Степь... я чувствую... вижу... точно так же, как вижу готовящиеся порталы, которые сюда скоро откроют валлионцы. Они не должны понять, что произошло. И Церковь не должна пострадать из-за того, что ее глава оказался не самым благопристойным прихожанином.
        - Гайдэ, а как же Фаэс? - внезапно спросил Бер, в какой-то отчаянной надежде уставившись на ее лицо.
        Ишта всмотрелась куда-то вдаль, за пределы видимости. Куда-то в сторону от потухшей воронки, за пределами которой осталось трое смертных, один эар и... еще один человек, который рискнул сегодня всем ради того, чтобы спасти свой мир и тех, в кого верил. Человек, взглянув на которого через темноту, она несильно вздрогнула. После чего быстро отвернулась и, сжав левую руку в кулак, слишком уж поспешно ответила:
        - Он в порядке. Его раны закрылись, а все остальное... вскоре вернется. Так что я ему больше ничего не должна. Прощайте, мои хорошие. Живите долго и мирно. Надеюсь, это не последний раз, когда я могу сказать, как сильно я вас люблю.
        - Но, Гайдэ...
        Однако она не стала слушать - в этот момент ее тело странно поблекло, резко уменьшилось в размерах. Исходящее от кожи сияние безвозвратно угасло. Светлые волосы снова потемнели, как будто их до сих пор покрывала поднявшаяся во время падения пыль. Потом что-то сверкнуло, заставив людей... да, теперь уже - обычных людей... крепко зажмуриться. А когда они открыли глаза, то увидели абсолютно незнакомого, смертельно уставшего, некрасиво сгорбившегося айри с совершенно невообразимыми черно-белыми крыльями, одно из которых выглядело на первый взгляд нормальным, белым, как и положено посланнику небес, а второе было словно бы снято с высшего демона - черное, кожистое, топорщащееся острыми когтями на кромках.
        Фантомы сперва растерялись, поняв, что он сидит на коленях, баюкая на руках невесомую женскую фигурку. После чего увидели его некогда прекрасное, а теперь искаженное от боли лицо, поняли, что фигурка остается совершенно неподвижной, и окаменели от страшноватой догадки.
        - Лин?!
        - Вашу маму... что с Гайдэ?! - тревожно дернулся Бер, готовый мчаться туда по первому слову. - Ас! Что произошло с ними обоими?! Он ведь должен был ее спасти! Разве нет?!
        - Не знаю, - прошептал Ас, прикоснувшись к своему Амулету. - Я ее совсем не чувствую.
        - Хочешь сказать...?!
        Алый угрюмо промолчал и вместо ответа побежал. Уже чувствуя, что случилось что-то нехорошее, видя перекошенное лицо Лина, на щеках которого блестели две влажные дорожки, слыша собственное, ставшее поразительно чутким сердце, и очень боясь опоздать. Ведь если все в порядке, то почему Гайдэ не приходит в себя? Почему Лин так горестно раскачивается, прижимая ее к себе, как пустой сосуд, в которой не осталось ничего ценного? Почему он выглядит так страшно, наконец? И почему... почему же у него ничего не получилось, если они все видели, что всего мгновение назад ОНА была еще жива?!
        - Я ненавижу тебя, Аллар! - внезапно крикнул бывший айри, подняв к небесам полные боли глаза. Да так громко и яростно, что под Фантомами отчетливо содрогнулась земля. - За твое равнодушие! Молчание! И вечные тайны, в которых нет никакого смысла! И я ненавижу тебя, Айд! За отвратительную легкость, с которой Ты используешь нас, превращая в свои послушные куклы! Я отказываюсь от вашего покровительства, Боги! И выбираю новый путь! Вы слышите?! Тот, которого ни один из вас для меня не предусматривал! И на котором никто из вас не в силах меня остановить!
        Отдышавшись, Лин бережно прижал к груди свою драгоценную ношу. Всмотревшись в бледное лицо хозяйки, на котором больше не было маски, осторожно пригладил ее растрепавшиеся волосы. К чему-то прислушался. Снова посуровел. Затем тяжело поднялся, не обратив внимания на кинувшихся в его сторону людей. Резко взмахнул своими странными крыльями, в мгновение ока поднялся в воздух, после чего разогнался до поистине сумасшедшей скорости и яростно горящей свечой пробил низко висящие тучи.
        Почти сразу наверху послышался недовольный гром. Что-то неприятно сверкнуло, приглушенно грохнуло. Кто-то огромный предупреждающе заворчал, словно услышал слова святотатца и недвусмысленно пригрозил серьезным наказанием. А потом на ошеломленно притихшую Степь просыпался целый дождь из золотистых пылинок, и все окончательно стихло. Оставив после себя едва уловимый запах свежести, смутное ощущение чего-то неправильного, смешанное с необъяснимым чувством, что это еще не конец.
        Глава 21
        Эта ночь ничем не предвещала беды. Все шло абсолютно так же, как и всегда: старый трактирщик Ир, выпроводив последних посетителей, запер входную дверь, прикрыл деревянные ставни, чтобы не летела мошкара. Протер напоследок столы и, вознеся вечернюю молитву Владыке Айду, с чистой совестью отправился спать.
        А посреди ночи его внезапно разбудили. Сперва - непонятная тревога, стальным обручем сдавившая грудь. Затем странно сжалась и обессиленно повисла "метка" на левом предплечье, про которую он давно забыл, когда в последний раз чувствовал. Наконец, какая-то крупная нежить тоскливо завыла буквально под окном, а после этого над далекими горами появилось какое-то неприятное зарево, которое, пробившись сквозь плотные занавески, заставило его открыть глаза и беспокойно подпрыгнуть на постели.
        Стерев с лица откуда-то выступивший липкий пот, Ир лихорадочно огляделся, не в силах понять, отчего так заполошно колотится сердце. Потом не выдержал, тихонько выбрался из постели, стараясь не разбудить жену. Влез в старые тапочки и, с третьей попытки запалив лучину, осторожно спустился на первый этаж, тревожно замирая на лестнице всякий раз, когда под ногой отвратительно громко скрипела очередная ступенька.
        "Что-то не так, - почему-то подумалось ему при виде совершенно пустого зала и слабо пробивающегося сквозь закрытые ставни лунного света. - Что-то сегодня точно не так..."
        А потом снаружи донеслось тихое, смутно знакомое рычание. Совсем близко. Буквально за дверью. Которое не могло принадлежать никому, кроме одного из Оберегателей.
        Странно. Но что он тут делает? Деревня же закрыта для подобных гостей. Или старик Нум что-то запутал в охранном заклинании? Да нет, не может быть - свои обязанности некроманты знали хорошо. Не мог он напортачить. А даже если и уснул раньше времени, забыв подновить охранный круг, то все равно - Оберегатель же свой. Ну пришел. Ну полюбопытствовал. Потом так же тихо уйдет... вот только отчего же стало тревожно на душе? И почему так громко колотится непослушное сердце?
        На последней ступеньке Ир нерешительно остановился, не в силах преодолеть невесть откуда возникший, иррациональный страх. Что такое? Что случилось? И почему тихие мягкие, почти бесшумные шаги за дверью неожиданно так его напугали? Нежить же... своя... обычная... что в ней может быть страшного?
        Однако когда один из ставней негромко скрипнул, и за окном промелькнула чья-то громадная тень, трактирщик почувствовал, что у него задрожали руки. А когда совсем неподалеку раздался громкий треск ломаемых досок, сменившийся отчаянным собачьим взвизгом, следом за которым донеслось яростное рычание и звуки жадно разрываемой плоти, он едва не выронил слабо тлеющую лучину. После чего задрожал уже всем телом и с неожиданной ясностью понял, что остался без домашнего любимца.
        "Он сожрал Ритга, - с непонятной отрешенностью подумал Ир, машинально загасив лучину пальцами. - Надо молчать. Сидеть тихо. И не подавать виду, что слышу. Нум проснется, сам выпроводит Оберегателя за пределы деревни. А пока надо только молчать".
        Приняв решение, трактирщик так же тихо отложил бесполезную лучину в сторонку. Осторожно повернулся и сделал шаг наверх. Но тут под его ногой снова предательски скрипнула старая доска, а следом за этим на улице опять послышалось голодное урчание.
        Ир судорожно сглотнул, чувствуя, как липкий страх готов поглотить его целиком, несмотря на всю абсурдность происходящего. Еще с утра он был твердо уверен, что живет в абсолютной безопасности, а нежить находится под жестким контролем у жрецов, но сейчас эта уверенность куда-то бесследно испарилась. И все больше уступала место растущей на глазах панике, для которой вроде не было веских причин.
        Заметив еще одну мелькнувшую пугающую тень снаружи, он мелко затрясся и, неожиданно плюнув на все, опрометью кинулся на второй этаж. Лестница отчаянно громко заскрипела, заставив его сдавленно выругаться, помянув свою жадность и лень, из-за которых он не удосужился заменить коварные половицы еще месяц назад. Потом некстати споткнулся, едва не растянувшись на полу в каком-то шаге от двери собственной спальни. Наконец, с облегченным всхлипом влетел внутрь, торопливо задвинул засов и в ужасе прижался к стене, слыша, как сердце колотится буквально в ушах. После чего все-таки нашел в себе силы сделать пару шагов до окна. Осторожно сдвинул плотную штору и буквально помертвел, обнаружив разгуливающих прямо по двору двух кахгаров, один из которых как раз заглатывал остатки того, что совсем недавно было преданным хозяйским псом, а второй с нетерпением принюхивался в поисках новой добычи. Чуть дальше, за покосившимся забором, в котором зияла приличная дыра, бродило еще несколько крупных теней. Виднелся растерзанный труп молодой телки, возле которой возилась какая-то мелочь... видно, до коровника добрались,
гады. Наверняка успели там порезать всех, кого нашли, благо он стоял на отшибе, и вопли испуганной скотины вполне могли никого не всполошить. А потом кто-то из них, играясь, выволок оттуда одну из туш, тогда как остальные... остальные явно отправились к жилым домам в поисках более сладкой добычи.
        Внезапно сгустившуюся тишину распорол чей-то истошный крик. Следом послышался еще один... кажется, женский... после чего испуганно взвыли невидимые псы, и на старого трактирщика обрушился самый страшный кошмар из всех возможных.
        Ир обессиленно прислонился к стене, будучи неспособным понять, что происходит и почему нежить вдруг решила напасть на мирных жителей. Это было неправильно. Ненормально. Неправдоподобно, но он своим глазами видел, что происходило на улице. А теперь... спаси и сохрани Айд... еще и слышал: крики... много-много криков, которые не умолкали ни на мгновение. Причем, страшные крики. Предсмертные. Красноречиво свидетельствующие о том, что надежные некогда "метки" почему-то больше не охраняют своих владельцев.
        Когда снаружи послышалось еще несколько голосов, умоляющих о помощи, Ир судорожно сглотнул и, услышав, как заворочалась в постели жена, в страхе кинулся к ее сторону. Инстинктивно зажав ей рот, навалился сверху, чтобы шум не привлек голодных зверей. Знаками показал, чтобы не кричала, а сам молча порадовался тому, что детей в его доме давно уже не было. Иначе он бы просто не знал, как разорваться и успеть повсюду.
        Прижавшись к притихшей супруге, насмерть перепуганный трактирщик стиснул руками кухонный нож - единственное доступное ему оружие. После чего прикрыл глаза и, поминутно вздрагивая от раздающихся снаружи воплей и торжествующего рева Тварей, начал истово молиться.
        Никогда в жизни ему еще не было так страшно, как сегодня ночью. Ни разу за почти четыре дюжины лет он не испытывал такой паники. Словно весь мир сегодня перевернулся с ног на голову. И словно Владыка Айд вдруг надумал лишить Невирон своего благословения.
        А потом что-то изменилось вокруг. Сперва по полу прошла какая-то непонятная волна. Потом его ноги ощутили странную вибрацию. А затем она стала такой сильной, что кровать под трактирщиком заходила ходуном, а на полках мерзко задребезжала посуда. Если бы не ночь, он бы подумал, что это шутник Рейко рискнул прогнать по улице табун лошадей, которых его отец готовил на продажу. Но откуда тут взяться табуну? И откуда взяться самому Рейко, если их дом стоял на отшибе и наверняка попался на пути у взбесившейся нежити одним из первым?
        Спустя несколько минок Ир неожиданно понял, что все-таки не ошибся: земля и правда мерно содрогалась оттого, что по ней прошли тяжелые кони. Причем, подкованные. Со всадниками. Невесть откуда тут взявшиеся, но, как ни странно, появившиеся на удивление вовремя.
        Услышав снаружи бешеный рев и незнакомый воинственный клич сразу из нескольких сотен глоток, он снова сжался в комок, но потом различил болезненный визг, когда кого-то из Тварей подцепили на острые копья. Затем - обиженный рев и негодующее, но быстро затихшее шипение. Еще несколько синов спустя испуганные людские крики прекратились, а вместо этого воздух наполнился истошным воем умирающих Тварей, которых какие-то незнакомцы беспощадно вырезали, ничуть не устрашившись гнева Владыки.
        Измучившись в неведении, Ир все-таки рискнул вернуться к окну и снова осторожно выглянул на улицу. После чего с невыразимым облегчением увидел множество богато одетых всадников в странных доспехах, туши мертвых зверей, раскиданных прямо на улице там, где их настигла заслуженная кара. Потом встрепенулся, торопливо вернулся к испуганной жене, бодро чмокнул ее в заплаканную щеку и с грохотом сбежал на первый этаж, ничего больше не опасаясь.
        Правда, распахнув наружную дверь, он сперва отшатнулся, едва не наступив в еще теплую лужу чьей-то густой, вязкой, как смола, крови. Но потом увидел гарцующих возле забора всадников и яростно замахал руками:
        - Господин... господин! Спасибо вам!! В двух оборотах отсюда есть еще одна деревенька! Гряды называется! Там тоже стоит святилище, как у нас! Точно такое же! И если Оберегатели здесь сошли с ума, что стали нападать на людей... господин!
        Одни из всадников в странной черной чешуе вместо литого нагрудника, какие встречалось у Храмовой стражи, немедленно остановился и, развернув коня, подъехав ближе, при этом как-то слишком уж внимательно посмотрев на полуголого трактирщика. Он был вооружен. Мрачен. Высок и явно очень силен. Словно стальная гора, внезапно выросшая напротив безоружного смертного. И это ощущение было настолько сильным, такой несокрушимой мощью веяло от странного незнакомца, что Ир инстинктивно замер. А потом и в третий раз перепугался, внезапно поняв, что никогда прежде не видел герба, какой был вытравлен на необычном доспехе. Впрочем, этот человек, кем бы он ни был, спас ему жизнь, так что трактирщик, недолго поколебавшись, все-таки махнул рукой на беспокойство и с жаром повторил:
        - Господин, Гряды! Это совсем недалеко! У меня там осталась дочь! И внуки! Четверо!
        - Мы посмотрим, - спокойно кивнул незнакомец.
        И Ир облегченно выдохнул: значит, свои. Помогут.
        - Спасибо вам, господин!
        - Не за что. Помоги соседям - многие успели пострадать. У нас с собой нет целителей, потому что мы - только передовой отряд. Правда, дальше пойдут обычные, у которых можно будет спросить о помощи. Но они подойдут только к утру. А пока вам придется справляться самим.
        - Конечно, господин, - нервно улыбнулся трактирщик, не в силах понять, что же в незнакомце было неправильно. Затем проследил за тем, как всадники уносятся прочь, безжалостно топча бездыханные тела нежити. И только когда они скрылись из виду, внезапно сообразил: этот человек говорил с каким-то редким акцентом. Непонятным, незнакомым, но все-таки акцентом, которого у коренных невиронцев просто не могло быть. Если, конечно, он не был чужаком и если...
        Ир вздрогнул от пришедшей на ум невозможной догадки и медленно сполз по косяку вниз, чувствуя, как в животе закручивается тугой, холодный узел совершенно обоснованной тревоги...
        ***
        Еще с вечера мастер Зиул ощущал какое-то необъяснимое беспокойство. Подспудное, неправильное, но очень стойкое и почему-то постепенно растущее. И дело было даже не в том, что недавно прошедший Важный День начался необоснованно рано, а закончился, наоборот, неприлично поздно. Не в том, что в последние дни его магическая сила заметно убыла. И даже не в том, что к ночи чутье вдруг подало сигнал об опасности. Однако, примерно в полночь над горами появилось странное зарево, и некромант не мог не ощутить, что там творится какая-то мощная магия, связанная и с Эйнараэ, и, разумеется, с Дабараэ. Причем, магия такого высокого порядка, что он посреди ночи буквально подскочил на постели и едва не схватился за некстати разнывшийся зуб, который начинал болеть всякий раз, когда поблизости начинали работать "светлые" маги.
        Запалив свечу, пожилой некромант с кряхтением выбрался на недавно подлатанное крыльцо и, шикнув на кинувшегося к нему с испуганным визгом пса, с тревогой всмотрелся в далекие горы. Точно так же всмотрелся, как и оборот назад. И два оборота. И даже три. Но там пока ничего не поменялось: все та же ночь, в которой больше не виднелось никаких неприличных бликов, те же молчаливые горы, которые уже перестали дрожать; те же блеклые луны, сегодня почему-то решившие поиграть в прятки с тучами, и странное шевеление на дальнем пригорке, от которого старому магу стало резко не по себе.
        Его деревня стояла достаточно от кромки зловеще притихшего леса, чтобы случайная тварь рискнула высунуть оттуда свой любопытный нос. К тому же, здесь имелось не святилище, а настоящий, пусть и небольшой, Храм, который защищал людей не в пример лучше. Однако вот беда: с "меткой" стало твориться что-то неладное - всего три оборота назад мастер Зиул ощутил, что она стала утрачивать силу. А еще через оборот окончательно всполошился и самолично отправился по соседним домам, чтобы оградить селян от грядущих неприятностей.
        - Что там, Зиул? - громким шепотом спросили его из-за спины, и некромант недовольно покосился на двери Храма. Оттуда блеснули любопытством сразу две пары знакомых глаз, и он тяжело вздохнул. Интересно, молодежь везде одинакова? Или его паства оказалась совершенно особенной? Везде норовят засунуть свой нос. Даже погасшие "метки" их не убеждают. И, сколько ни говорил молодым дуракам, что деревня сейчас опасна, так и лезут под руку, чтобы убедиться, что в их жизни, наконец, появилось место для настоящего приключения.
        Впрочем, что у них за жизнь? Тоска одна. То ли дело было в Валлионе...
        Припомнив бурное прошлое, старый маг грустно улыбнулся. Но потом встряхнулся, отогнал неуместное сожаление и в который раз напомнил себе, что в Валлионе он давным-давно был бы мертв. В угоду непримиримой Церкви, ради чьей-то корысти или просто из-за того, что Боги позволили ему родиться с даром Дабараэ.
        - Зиул?!
        - Да тихо вы, неугомонные! - шепотом прикрикнул маг, и нетерпеливые юнцы сразу притихли. Но, несмотря на обманчивую тишину, он совершенно точно знал, что к его словам настороженно прислушиваются не только эти парни, но и вся деревня, население которой он еще оборот назад собрал за стенами своего Храма. Правда, сделал это не потому, что так уж верил в покровительство Айда... за свою нелегкую жизнь успел уже не раз убедиться, что те истины, которые с рождения вдалбливаются крестьянам, совсем не обязательно являются настоящими... но каменные стены Храма - это хоть какая-то защита. Все лучше, чем хлипкие домики, которые окажутся для взбунтовавшейся нежити на один зуб.
        Завидев, как из леса выплеснулась какая-то невнятная тень, некромант тяжело вздохнул. Вот и все. Что уж за сбой такой приключился с Пирамидами и почему перестали работать "метки", ему, разумеется, никто не сообщил. Но то, что всего через пару оборотов в живых тут не останется никого, он знал совершенно точно. Это простые люди еще не поняли. Для них нежить -естественный элемент окружающей действительности. И они не поверят, что Твари способны причинить кому-то вред, пока не увидят это собственными глазами. А некроманту не нужно долго объяснять последствия. Он и без того знал их наизусть, потому что всю жизнь только и делал, что поднимал и упокаивал эту самую нежить, упокаивал и снова поднимал... вот только на всех, кто придет сюда по их души, его сил уже не хватит. А жертвовать кем-то из своих прихожан Зиул не собирался. Зато попытался использовать жалкие крохи своих прежних сил и поставить на пути освободившейся от заклятия подчинения нежити хоть какой-то заслон. А теперь только ждал, чем все закончится.
        Конечно, его способностей надолго не хватит. Глупо было бы рассчитывать, что обессилевший некромант сумеет задержать их хотя бы до рассвета - тварей по округе бродило так много, что без силы Пирамид нечего и думать их обуздать. Но если он подарит наивным селянам хотя бы пол-оборота спокойной жизни, то его долг перед собственной совестью будет исполнен. В уплату совсем иного долга, тянущегося еще из прежней жизни, о котором он, разумеется, никому и никогда не говорил.
        - Оберегатели! - вдруг раздался за его спиной удивленный шепот, и Зиул обреченно опустил натруженные руки. - Зачем они сюда идут? Деда, это они тебя так испугали?
        - Брысь отсюда! - прикрикнул маг, но вихрастые, вечно любопытные парни, один из которых приходился ему внуком, а второй - учеником, даже не подумали слушаться. Напротив, еще и головы неумные наружу высунули, а затем с жадным интересом принялись следить за тем, как сбегающие с холма Твари бродят по опустевшей деревне, то и дело недовольно порыкивая и ломая хрупкие заборы.
        И лишь когда первые из них начали с шумом врываться в опустевшие дома, оба парня странно притихли. Потом задумались. Недолго помолчали. Наконец, более сообразительный ученик заметил сложную, старательно выстроенную вокруг Храма магическую защиту и тревожно спросил:
        - Учитель, что происходит? Мы из-за них сюда пришли, да? Оберегатели перестали нам подчиняться? Но почему?
        - Этого я не знаю, - сокрушенно покачал головой маг. - Видимо, что-то случилось с управляющим заклятием, которое держало их в повиновении. Как это случилось, когда и почему, не могу сказать. Но сбой почувствовал совершенно точно, поэтому и поспешил увести вас оттуда. Оберегателей вокруг очень много, и вы это тоже знаете. Угроза от них была и раньше, но пока мы обходились без больших проблем. А сейчас случилось что-то непонятное, поэтому ваши "метки" не только не действуют, но и могут привлечь ненужное внимание. Наше с вами счастье заключается в том, что сюда нежить повернет далеко не сразу. И, может быть, за это время сбой в заклятии удастся устранить. Или же наступит утро... хотя в это я как-то не очень верю.
        Где-то в глубине Храма заплакал маленький ребенок. После чего парни мгновенно посерьезнели и, правильно расценив надвигающуюся угрозу, попятились назад, под прикрытие каменных стен. После чего юный ученик как-то по-взрослому положил руку на высохшее предплечье наставника и очень тихо сказал:
        - Возьми мою силу, учитель. Я еще очень мало знаю и не смогу тебе помочь, если потребуется, но у меня остались неплохие резервы. Если тебе не хватит, забери мои. Хорошо?
        Зиул опустил голову, прекрасно зная, что при необходимости так и сделает.
        - Конечно, мой мальчик. Спасибо тебе за понимание.
        - Я хочу, чтобы моя мама жила, учитель, - так же серьезно пояснил ученик. - И брат с сестрой. И отец. Если для этого потребуется моя жизнь, я готов ее отдать.
        - Ты - смелый мальчик, - только и сказал на это Зиул. А потом прижал пацана к груди и, подумав о том, что, наконец, совершенно правильно выбрал преемника, устало прикрыл глаза.
        После этого они почти не разговаривали. Только молча смотрели за стремительно прибывающими Тварями, которые все настойчивее искали живых и все ближе подбирались к стоящему на отшибе Храму. Их не смутили некогда сильные, а теперь - почти угасшие линии запрещающего заклятия. Не напугали следы недавнего пребывания некромантов, старательно заговаривающих деревню от неприятностей. Не раздражали некстати выглянувшие на небе луны. Только голод, казалось, становился все сильнее. Из-за чего незаметно обострялся нюх, быстрее несли вперед лапы, и все большее количество багровых огоньков поворачивалось в сторону невзрачного каменного сарая, в котором не так давно отзвучала последняя молитва.
        - Приготовься, - тихо шепнул старый маг, когда поблизости раздался первый торжествующий рев. - Это будет совсем не больно.
        - Я готов, - так же тихо ответил ученик и, когда первые Твари огромными прыжками понеслись к открытым дверям Храма, бестрепетно протянул обнаженное предплечье...
        ***
        Кузнец Лойр, широко зевнув, подтянул штаны и, поплотнее запахнув халат, покинул сортир, с раздражением подумав о том, что не стоило ему с вечера пить столько пива. Ночь, правда, оказалась теплой, но все равно - бродить по темноте не слишком приятно. Особенно, когда поленился сменить мягкие тапки на неудобные сапоги, а на улице не так давно моросил мелкий дождик.
        Прикрыв рот широкой ладонью, он сладко зевнул снова и побрел обратно в дом, мысленно прикидывая, какими делами займется с самого утра. Но потом вдруг услышал негромкий цокот копыт на улице и, изрядно удивившись, направился к калитке.
        Заметив по ту сторону забора одинокого всадника, кузнец нахмурился.
        - Эй! Ты кто такой? Чего надо?
        Странно все это. Чего тут делать чужакам? Ворота, правда, тут давно не запирали, да и о лихих людях лет сто уже не слышали, но чем Айд не шутит? Надо быть начеку.
        - Доброй ночи, уважаемый, - со странным акцентом отозвался незнакомец. Непонятный какой-то. В доспехах и в шлеме... у нас что, война? Да и конь ненашенский - вон, какой здоровый. И таращится так свирепо, словно вот-вот накинется и сожрет. Хотя сам мужик вежливый. Спокойный. Уверенный в себе. Да и оружие прячет в ножнах. Наверное, Храмовый. Других тут просто не водилось. - У вас все спокойно?
        Лойр озадаченно поскреб подбородок.
        - Да вроде... а что не так... э, господин?
        - Ничего, уважаемый. Прошу прощения, если потревожил. Еще раз доброй ночи.
        - Доброй, - машинально отозвался кузнец, проводив глазами медленно удаляющегося всадника. Потом не выдержал - вышел-таки за калитку, но увидел лишь прямую спину незнакомца, закрытую необычной чешуйчатой броней, при виде которой у кузнеца сразу разгорелись глаза, и круглый щит, на котором красовался абсолютно неизвестный герб: высокая гора, над которой величественно восходило золотое солнце. - Что за шутки?
        Он собрался было окликнуть удаляющегося всадника, чтобы узнать, чего тому было нужно и откуда он взял такой дивный доспех, но потом зевнул в третий раз и, почувствовав, как слипаются глаза, отмахнулся. После чего зябко передернул плечами и, старательно прикрыв за собой калитку, поспешил вернуться в дом. Так и не заметив, что, стоило всаднику покинуть сонную деревню и подать условный знак, как на самой границе леса сдвинулась в места какая-то непонятная, темная масса...
        ***
        Юному Дишу сегодня никак не спалось - ночью, по его глубокому убеждению, всегда происходило самое интересное. Учитель, правда, говорил, что и при свете дня случаются настоящие чудеса, но искусство магии было так заманчиво и так сильно притягивало шустрого пацана, что он был готов часами сидеть на крыльце в ожидании того, что рядом вдруг случится что-то интересное.
        Вот только именно сегодня учитель почему-то казался хмурым и весь вечер был так задумчив, что даже не заметил, что юный ученик буквально ходит за ним по пятам. Происходящие с горами изменения, ставшие особенно значительными к ночи, откровенно его тревожили. Разлившееся над ними ближе к полуночи неестественное зарево выглядело угрожающим. А тревожно мигнувшие после этого "метки", начавшие постепенно утрачивать свою силу, стали тем самым сигналом, по которым маг-отшельник сразу почувствовал: беда.
        Но откуда она пришла, и что именно произошло, ему никто не сообщил. Портал в ближайший город открыть почему-то не получилось - полностью сбились настройки, и для того, чтобы их восстановить, понадобился бы не одни день. Более того: на его призыв из ближайших соседей никто даже не откликнулся, а вот явно зашевелившаяся нежить стала еще одним звоночком, по которому немолодой маг окончательно встревожился за исход сегодняшней ночи.
        Правда, ему повезло: построенное далеко в стороне от деревень жилище никто так и не тронул. До самого рассвета ни одна рыскающая по округе Тварь не сумела учуять близкого присутствия людей - недавно разработанная и буквально на днях опробованная магическая защита, о которой его еще два года назад попросил сам Верховный, работала безупречно и должна была совершить настоящий прорыв в деле охраны смертных от опасного соседства нежити.
        Опытный некромант, он прекрасно знал, насколько опасны Твари и какими жуткими могут последствия сбоя в заклятии повиновения. Несколько раз нечто подобное случалось, и тогда, бывало, гибли целые деревни, но в последние сто лет подобных сбоев он не замечал. А теперь, когда новая защита была полностью готова, вообще надеялся, что ни о чем подобном никогда больше не услышит.
        Однако, похоже, этим надеждам не суждено было сбыться, и он в течение целой, бесконечно долгой ночи кусал себе ногти от отчаяния, прекрасно понимая, что не успел предотвратить катастрофу. Даже предупредить никого не смог, потому что средства связи напрочь отказались работать. Видимо, все-таки системный сбой в работе Пирамид. Самый опасный и сложный, потому что обещал проблемы с нежитью не просто в одной отдельно взятой деревне, а по всему Невирону. И лишь к утру, когда на небе появились первые проблески зари, некромант смог угомонить взбунтовавшуюся совесть. Но лишь потому, что услышал грохот копыт, различил шум быстро приближающегося большого отряда и, воздав хвалу Верховному, сумевшему так быстро отреагировать на случившееся, поспешил выйти навстречу, чтобы доложить о своих выводах.
        Но каково же было его недоумение, когда вместо Храмовников навстречу вылетели совершенно незнакомые всадники. В черных доспехах, на огромных, свирепо хрипящих конях, рослые, в необычных шлемах и с еще более необычными гербами на груди, при виде которых некроманту стало дурно.
        - Эй, мужик! - резко натянул поводья один из всадников. - Ты - некромант?
        Маг тревожно замер, переводя диковатый, неверящий взгляд с одного шлема на другой. Это было невозможно, невероятно, но... валлионцы?! ЗДЕСЬ?! Да еще в таком количестве?! Не узнать их герба он просто не мог - про него в свое время столько наслушался, что, будучи впечатлительным юношей, еще много ночей просыпался в холодной поту. Сам-то он родился здесь, но немало общался с теми, кому удалось бежать с Равнины, и многократно благодарил Владыку Ночи за то, что у Невирона есть надежная охрана от этих фанатиков. Со временем, конечно, страх притупился, затем пришло понимание и горечь, почти готовая превратиться в мудрое прощение, однако наткнуться вдруг на них в такой тревожный день... прямо на пороге своего дома... да еще когда буквально вчера ничто не предвещало беды...
        Поняв, что сейчас случится, маг судорожно сглотнул и немигающим взглядом уставился на говорившего.
        - Демон... че ты молчишь? Я спрашиваю: ты - некромант?! Тварей чуять умеешь?! У нас деревня за спиной осталась - нежить почти половину жителей вырезать успела, пока мы не подошли! А потом разбежалась кто куда, вот мы и ловим, пока не успели попрятаться. Если можешь их учуять - помоги, будь мужиком! А то сами до ночи провозимся, а там еще ваших подлечить надо! А маг-то у нас всего один пока. Остальные позже подойдут... эй! Ты чего застыл? Слышишь меня вообще?!
        Некромант машинально кивнул.
        - Отлично, - перевел дух всадник. - Рег! Дол! Дайте-ка ему коня, а то пешком умучаемся бегать! А ты... если не врешь... садись - нам твоя помощь сильно пригодится!
        - Зачем? - окончательно растерялся маг.
        - За тем, что ты нам нужен. Айд! Это что, так трудно понять?
        - Так вы что, меня не убьете?
        Всадники переглянулись и неожиданно хохотнули.
        - Да на кой ты нам сдался?!
        - Но ведь вы из Валлиона... я знаю герб... а я - некромант...
        - Сейчас ты - наша единственная ниточка к уцелевшим Тварям, - валлионец наклонился и, ободряюще хлопнув изумленного мага по плечу. - Многих мы уже выловили. Большую часть положили в Степи. Демоны вам теперь тоже не грозят. А мирный народ вообще не пострадал... по крайней мере, по нашей вине. Наоборот - вон, целую ночь только и делаем, что через порталы сигаем, как остроухи, чтобы везде поспеть и вытащить ваших из чужих когтей. И вот в этом-то ты нам как раз и поможешь!
        - Да? А дальше?
        - А дальше как король скажет, так и будет. Не бойся - Карающих сюда не пустили. Сказали, что больно буйные. А у нас приказ - вашего брата не трогать, если, конечно, сами на рожон не полезете. Навроде как Магистерия вдруг решила с вами дела какие-то иметь, поэтому Его Величество обещал самолично шкуру спустить с каждого, кто нарушит его волю. Мы за эту ночь троих ваших уже отыскали. Они тоже боялись, что пристукнем. Мол, раз из Валлиона, значит, уроды и палачи. Но это совсем не так, - неожиданно посерьезнел всадник. - Нам, поверь, тоже нелегко после стольких лет бесконечных войн выполнять подобные приказы. Но раз король сказал, что вы будете жить, значит, мы сделаем все, чтобы так и случилось. Потому что наше дело маленькое, а король - он на то и есть король, что зрит намного дальше, чем мы с тобой, верно?
        Некромант, вконец запутавшись, недоверчиво оглядел отряд.
        - А как вы сюда попали? Откуда, если там Степь? И почему вас так много? Что с Пирамидами? И с Верховным? Ведь если вы здесь, значит...
        - Потом, - строго посмотрел на него валлионец. - Верховного вашего больше нет. И демона, которого он кормил вашими жизнями, тоже. Но зато в Невирон пришел настоящий Ишта. И, если ты понимаешь, что это означает, то должен понимать и то, почему никто из нас никого из ваших больше не тронет.
        Маг недоверчиво вскинул голову.
        - Ишта? Здесь?!
        - Именно. Так что забирайся в седло и поехали. У нас еще много работы.
        Некромант озадаченно кивнул и только тогда, наконец, начал что-то осознавать. После чего растерянно обернулся. Запоздало увидел, что ни один из неожиданных попутчиков не смотрит на него с презрением или ненавистью. Недолго подумал. Вспомнил о родной деревне, в которой остались близкие... и решительно ухватил протянутый повод.
        - Учитель, а как же я? - вдруг раздался жалобный голосок из-за деревьев, и оттуда выглянула расстроенная физиономия Диша. - Там же батька остался. И мамка с сестренкой. Можно, я им тоже помогу?
        Некромант тихо ругнулся и с досадой посмотрел на предводителя валлионцев. Тот только отмахнулся:
        - Бери. Если с него будет прок, возьмем. А потом отдадим его мамке - пусть порадуется. Только, чур, без фокусов.
        - Да какие тут фокусы? - пробормотал маг, подхватывая с земли неугомонного мальчишку. - Когда точно знаешь, что где-то там нежить рвет на части таких же, как он, пацанов... когда никого, кроме нас, на их пути не появится... какие могут быть сомнения?
        - Вот и ладненько, - удовлетворенно отвернулся валлионец, незаметно подавая знак приглядывать за гостем повнимательнее. А то мало ли... вдруг на фанатика нарвались? После чего громко свистнул, гикнул, и весь отряд бодро тронулся с места...
        ***
        - Ну, и что теперь скажешь? - нервно поправил съехавший на бок шлем один из стражников на наружной стене Нерала. - Я тебе говорил, что деревни горят, а ты: "меньше пить надо, Люш!... у тебя в глазах двоится!.."
        Его собеседник - крупный, рано поседевший офицер городской стражи, которого срочно подняли с постели по тревоге - сжал захрустевший под могучими пальцами парапет и растерянно уставился на расцветившие ночь многочисленные огненные точки, которых появлялось вокруг города с каждой минкой все больше и больше.
        - Что за дерьмо? - непонимающе пробормотал он. - Люш, ты уже позвал сюда магов?
        - А как же! Первым делом к ним, а уж потом - к тебе!
        - И что?
        - И ничего! - сварливо отозвался стражник, вместе с начальством принявшись изучать творившиеся внизу странности. - У нас под боком почти три дюжины деревень стоят. Еще в три раза больше - вон, за речкой виднеются. Там, за леском, их еще больше... но, кажется, во всех них что-то происходит. И знаешь что, Барог? Мне почему-то кажется, что в этом виноваты наши маги! Иначе почему никто из них до сих пор не пришел?!
        - Верховный маг Нерала умер! - вдруг выкрикнул откуда-то снизу чей-то звонкий мальчишечий голос. - Вы слышите?! Храм велел передать, чтобы помощи от него не ждали! Пирамиды погасли, а Верховный Жрец мертв! Эй! Все слышали?!
        Оба стража, вздрогнув, одновременно отпрянули от городской стены и неверяще переглянулись.
        - Что? - растеряно переспросил Люш, снова поддернув неудобный шлем.
        - Ну-ка, давайте сюда этого крикуна, - властно распорядился Барог, и по лестнице тут же прогремели чьи-то тяжелые сапоги. А когда малолетний доносчик, оказавшийся простым уличным босяком, предстал перед его глазами, подозрительно прищурился и строго спросил: - Кто тебе сказал, что Верховный умер?
        Чумазый мальчишка громко шмыгнул носом.
        - Младшие жрецы. Я видел, как в новом святилище... ну там, где поставили еще один алтарь... что-то вспыхнуло, а потом взорвалось. Говорят, сам Верховный как раз там был и проводил большую службу. Вместе с тринадцатью Старшими жрецами. А когда опоры рухнули и проломился потолок, оттуда никто не вышел. И остатки Пирамиды сразу погасли. А потом пришли младшие жрецы и закричали, что они не выжили... вот я и прибежал, чтобы все знали...
        Стражники снова переглянулись.
        - А ты сам-то Верховного видел?
        - Не. Токо когда он туда заходил. И слышал, как они молились. Но потом там что-то бумкнуло, хряпнулось, и крыша почти сразу обвалилась. А когда их вытаскивали, то кто-то говорил, что нужны еще жертвы... а другой возражал, что без алтаря все будет бесполезно. И пока они препирались, подошел еще один жрец и объявил, что у нашего города больше нет Верховного. А потом... - мальчишка испуганно вжал голову в плечи. - ... потом он сказал, что на город скоро нападут, и мы все умрем!
        Люш зло сплюнул и отвернулся, поняв, что пацан все перепутал, однако Барог неожиданно нахмурился и, велев запереть шустрого юнца понадежнее, вполголоса пробормотал:
        - Скверные вести для нас, Люш. И даже более чем скверные. Но все равно надо проверить. Пошли туда Ширка с помощником - пусть все выяснят. И к начальнику стражи, заодно, заглянут: пускай тоже пошевелится. А то как баб щупать и гадить где попало, он мастак, а где по делу...
        - Ты что, поверил сопляку?!
        - А что ж тогда маги до сих пор бездействуют? Или хочешь сказать, деревни просто так горят?
        - Думаешь, они горят? - тяжело вздохнул Люш, наконец, сорвав к демонам свой дурацкий шлем и с досады едва не зашвырнув его в первый попавшийся угол. - Айдово пламя! Что за непруха? Я так надеялся на спокойное дежурство!
        Барог криво усмехнулся.
        - Похоже, ты надеялся зря. Потому что я малость понимаю в магии и должен тебе сказать, что это - не просто огни, Люш.
        - Да? А что же?
        - Это... - у Барога страшновато изменилось лицо и резко расширились зрачки. - Весьма мощные порталы, которые кто-то открывает прямо у нас под носом, не боясь никого и ничего. У меня дядька некромантом был. Научил кое-чему. Так что давай-ка, друг мой, труби общий сбор и объявляй по городу тревогу. Если маги не собираются за нас сражаться, значит, нам придется делать это самим.
        - На город что, напали?! - ошарашенно обернулся Люш, воззрившись на старого друга, как на сумасшедшего. Но Багор только искривил губы в злой усмешке и кивнул в сторону многочисленных огоньков, которых становилось все больше и больше.
        - А ты еще не понял? Или не догадался, у кого на Во-Айде хватит мощи, чтобы преодолеть наши горы? Да еще в таком количестве и за такие короткие сроки понастроить тут ТАКОЕ количество порталов? Каждый из которых, если я правильно помню, способен пропустить до нескольких сотен человек? Ты их сам подсчитаешь или я и дальше тебе подскажу?
        Люш в панике оглядел многочисленные огоньки внизу и звучно икнул. А его напарник глубоко вздохнул, мысленно вознеся короткую молитву Айду, быстро отвернулся и помчался вниз - проверять караульных на воротах и искать тех, кто рискнул бы взвалить на свои плечи оборону целого города...
        ***
        - Докладывай, - властно потребовал Ас, едва в походный шатер зашел глава Алого Клана и, обнаружив Владыку все еще бодрствующим, коротко поклонился.
        - Мы закончили, мой лорд: Невирон находится под полным нашим контролем.
        - Хорошо, - удовлетворенно кивнул Ас, мельком покосившись в щелку и отметив, что снаружи заметно посветлело. - Быстро управились. Проблемы были?
        - Почти нет, мой лорд. Как вы и предполагали, после того, как в Степи поработали эары, Пирамиды лишились практически всех своих сил. Не знаю, что именно они сделали, но, благодаря их вмешательству, произошел серьезный сбой в заклятии подчинения, который привел к тому, что оставшиеся в лесах Твари резко активизировались, а "метки" на невиронцах, напротив, погасли. В результате, большая часть деревень, особенно на окраинах, подверглась массированному нападению, но мы успели вовремя: потери среди мирного населения минимальны. Большинство успело если не убежать, то хотя бы спрятаться, а остальных мы сумели отбить. В пересчете на общее количество жителей долины потери крайне небольшие, так что считаю, что вторжение прошло успешно. В настоящее время наши отряды продолжают прочесывать леса, однако основную массу Тварей уже удалось отловить и уничтожить. Что позволило нам не только очистить территорию, но и создать благоприятное впечатление у местных.
        - А города?
        - Там прошло похуже, - спокойно отозвался а-сат. - В Нерале успели поднять тревогу и наладить кое-какую оборону. В Герале тоже попытались оказать сопротивление, но неудачно: особо ретивых мы быстро убрали со стен, а остальные не слишком горели желанием воевать. Помогло еще то, что во время вмешательства эаров внутри Пирамид случилась целая серия взрывов не очень понятного мне происхождения. На Эйнараэ непохоже. Но и участие в этом деле Дабараэ тоже вызывает сомнения: слишком уж чистая работа. Да и необходимых следов практически нет. Мои люди пока выясняют причины, но уже сейчас понятно, что старшие жрецы, которые в тот момент пытались противостоять магической атаке, погибли. После этого не составило никакого труда взломать ворота и обезоружить городскую стражу.
        - Убитые? Раненые? - неуловимо нахмурился Ас.
        - Среди наших - никого. У местных есть, но очень немного: мы старались действовать аккуратно. Те, кто представлял опасность, заперты под замок. Те, кто не пожелал смириться, уничтожены. Но их получилось не больше пятидесяти дюжин человек на все население Невирона.
        - Хорошо. Что с некромантами?
        А-сат Аро странно кашлянул.
        - На удивление, обошлось. Поскольку всю верхушку мы, благодаря счастливой случайности, очень удачно похоронили в Пирамидах, то остальные оказались растеряны и разрознены. К тому же, как выяснилось, они почти не владели боевыми заклятиями..
        нам больше попадались исследователи, ученые, редко - целители... и когда выяснилось, что их никто не собирается убивать на месте, а деревни с их близкими отбиты у нежити, многие добровольно согласились помогать. Причем, без всякого подвоха. Наши, правда, за ними присматривают, но открытых конфликтов до сих пор не было. Я бы даже сказал, что это не слишком похоже на тех некромантов, которых мы знаем, но, судя по всему, они тут прижились и не хотят терять то, что с таким трудом обрели. Изолировать их тоже не стали - большинство изъявило желание остаться в своих Храмах и при святилищах, поэтому командиры, учитывая их помощь в поимке нежити, пошли на уступки. Тем более, на каждом из магов стоит следящее заклятие мастера Рига, которое, к тому же, при необходимости способно блокировать их дар и сделать его абсолютно безопасным. Храмы, как вы велели, мы тоже не трогали. Только убрали оттуда изображения Айда и на этом пока все.
        - Веру в одночасье не изменишь, - задумчиво согласился Ас. - Даже если эту веру привили насильно и с помощью магии. Поэтому пусть продолжают молиться так, как привыкли. А потом посмотрим. Кстати, что там валлионцы? С ними проблем не возникло?
        - Нет, мой лорд, - усмехнулся а-сат Аро. - Они получили такой же приказ, как и мы, поэтому вели себя крайне вежливо, были очень аккуратны и весьма осторожны в выражениях. Даже с некромантами. Храмы не трогали, святилища не рушили, некромантов не пугали, а тихо и мирно освобождали деревни наравне со всеми. Эннар Второй поступил мудро, не пустив сюда Карающих. И проявил достойное благоразумие, когда разрешил сделать наши отряды смешанными: так у нас появилось больше уверенности в том, что они не натворят ничего недозволенного. А за то, как он выдрессировал Магистерию, я вообще готов ему низко поклониться: благодаря его магам, мы открыли тысячи порталов одновременно по всему Невирону и всего за одну ночь сумели занять его целиком. К тому же, они неплохо поработали в городах, прикрыв местных от своих же бунтовщиков, так что, можно сказать, вы не зря разрешили им присоединиться. Без их помощи мы наверняка провозились бы до завтрашнего вечера.
        Ас устало потер виски и неслышно вздохнул.
        - Спасибо за хорошие вести, Аро. Я доволен.
        - Вам пора отдохнуть, мой лорд, - тут же встрепенулся Глава Алых. - У вас была трудная ночь: переход из Тени в состояние живых отнимает много сил, а вы еще даже не прилегли. Если позволите...
        - У тебя все? - словно не услышал Владыка, с трудом подавив зевок.
        Аро неожиданно заколебался.
        - Вообще-то... нет.
        - Что еще? - повел плечами Ас, тщетно пытаясь стряхнуть накопившуюся усталость. Аро, конечно, прав, что советовал подремать хотя бы пол-оборота, но, во-первых, его это не спасет; во-вторых, Клан еще пока мог поддерживать своего Владыку в приличном состоянии; а в-третьих, то напряжение, которое копилось в нем с момента исчезновения Гайдэ, с каждым оборотом только набирало силу. И заставляло упорно заниматься делами в надежде на то, что в один прекрасный момент эта отвратительная неизвестность исчезнет.
        Аро, поняв, что господин все равно не уснет, пока не получит хоть каких-нибудь сведений о сестре, с досадой отвернулся, а потом послушно принялся докладывать:
        - Два оборота назад мы нашли группу людей, утверждающих, что они - повстанцы. Они прятались в сети глубоких пещер на южной оконечности гор. Причем, так ловко, что если бы не сбой в защите... а там была прекрасно организованная охранная сеть... мы бы вряд ли так быстро их обнаружили. Собственно, мы бы, вероятно, даже так их пропустили, но один из отрядов заинтересовался большой стаей нежити, которая атаковала этот склон и так вышел на лидеров местного сопротивления.
        Ас удивленно хмыкнул.
        - Надо же... хотя этого и следовало ожидать: кроме гор, тут больше негде спрятаться. Полагаю, одного из них ты привел сюда?
        - Совершенно верно, мой лорд. Этот человек сам вызвался. И еще он упомянул имя лорда да Миро, поэтому я счел необходимым показать его вам.
        - Пусть зайдет, - кивнул Ас, машинально покосившись в сторону лежащей на кривоногом табурете адароновой маски. Но потом решил, что это лишнее, и вопросительно уставился на откинувшийся полог. При этом с законной гордостью подумав о том, что умение скаронов общаться совершенно беззвучно просто бесценно: Аро даже рта не раскрыл, а караульные снаружи уже успели сбегать за пленным, привели его сюда и теперь только вежливо подтолкнули в спину, чтобы тот не смел задерживать их утомленного Владыку.
        Вошедших, правда, оказалось двое: высокий подтянутый старик в какой-то нелепой шляпе и пышногрудая, светловолосая девица с решительным лицом и весьма цепким взглядом, перехватив который, Ас поднялся с Трона и вежливым наклоном головы поприветствовал необычных гостей.
        - Э... сир? - отчего-то вдруг запнулся на пороге старик, ошарашено уставившись на открытое лицо Владыки. Но Ас не стал ходить вокруг да около и спросил в лоб:
        - Вы - господин Ридолас Дул?
        - Да, - настороженно кивнул гость. - Вам верно передали. Я - один их последних, оставшихся в Невироне агентов Внешнего отдела Тайной Стражи Валлиона. А это - Лика... моя... э...
        - Его жена, - твердо сказала девушка и чуть ли не с вызовом посмотрела на Аса. Но тот, почти не удивившись, спокойно кивнул.
        - Мы предполагали такой вариант развития событий. Скажите, леди, кем вы приходитесь господину Лорану да Миро?
        - Я - его дочь, - гордо выпрямилась Лика.
        - Вы не слишком-то на него похожи, - заметил Ас. После чего она загадочно улыбнулась и, коротко щелкнув пальцами, сменила личину. Причем, так быстро и ловко, что всего через пару синов перед Асом стояла не пышнотелая красотка с соблазнительно выпирающей грудью, а стройная, миниатюрная брюнетка с карими глазами, невыразительными чертами лица и жесткой усмешкой на тонких губах, которая всем, кто хорошо знал ее знаменитого отца, была поразительно знакома.
        Господин Ридолас Дул неодобрительно покосился, но, перехватив требовательный взгляд супруги, тоже преобразился. Став заметно моложе, утратив львиную долю морщин, взамен приобретя довольно длинную гриву непослушных русых волос, в которых не блестело ни одного седого волоска. И только строение тела, пожалуй, сохранив почти что прежним - высокий рост, внушающую уважение ширину плеч и твердый подбородок, который довольно сильно контрастировал с бездонной синевой его холодных глаз.
        "Маги Разума, - запоздало спохватился а-сат Аро, молчаливо следящий за нитью разговора. - Им же все равно, как выглядеть: хоть старше, хоть моложе, а хоть вообще не собой... да Миро прав: сорок лет назад их бы вряд ли оставили в покое".
        - Примите мое уважение, лорд... леди... я искренне рад вас здесь видеть. Полагаю, именно на леди лежит ответственность за успех этой миссии? - мягко улыбнулся Ас, сделав вид, что не заметил промелькнувшего в ее глазах изумления, быстро сменившегося настороженностью.
        - С чего вы решили?
        - Наверное, вашему отцу было нелегко принять такое решение. Но я его понимаю. Ведь, согласитесь, одно дело, когда речь идет о семье высокопоставленного чиновника, где неожиданно появилось сразу два мага Разума, за которыми охотится Церковь, а совсем другое - когда просят признания вернувшиеся с поля боя герои, сумевшие внести неоценимый вклад в борьбу с внешним врагом?
        Бывший хозяин бродячего цирка нахмурился.
        - К чему вы ведете, сударь?
        - Ни к чему, - снова улыбнулся Ас. - О вашем возвращении уже передано донесение в Валлион, так что лорд да Миро его уже получил и, надеюсь, в скором времени лично появится в нашем лагере. А до этих пор мы вольны оставаться в пределах лагеря, как почетные гости. Вас обеспечат всем необходимым.
        - А наши люди? - следом за мужем нахмурилась и Лика. - С нами пришли почти двадцать дюжин человек. Что с ними будет?
        - Это вам решать, - пожал плечами Ас. - Мы не станем препятствовать, какое бы решение они не приняли.
        - Благодарю вас, сир, - облегченно выдохнула девушка и с достоинством поклонилась. - Теперь мы можем идти?
        - Безусловно. Вы абсолютно свободны.
        Лика снова благодарно наклонила голову, а потом вопросительно повернулась к мужу. Однако господин Ридолас почему-то не спешил уходить. Странно заколебавшись, он вдруг поднял на Владыку беспокойный взгляд и негромко спросил:
        - Сир? Скажите, могу ли я увидеть людей, которые отыскали нас в Невироне от вашего, как я понимаю, имени? Я не знаю, кто они, откуда, как туда попали и как потом выбрались... но очень хотелось бы с ними поговорить. Это возможно?
        Владыка Алого Клана странно хмыкнул.
        - Их называют Фантомами, господин Дул. И их, как думают некоторые, даже не существует. Они - призраки, тени, воспоминание. Так что, боюсь, вы вряд ли найдете их здесь. Хотя, возможно, когда-нибудь они отыщут вас сами.
        - А... леди Гайка? Хотя бы о ней что-нибудь известно?
        Ас тяжело вздохнул и, старательно пряча собственную тревогу, медленно покачал головой.
        - Нет, господин Дул. К сожалению, на этот вопрос у меня нет ответа. Хотя я бы очень многое отдал, чтобы его получить.
        Отступление 1
        Тихо. Холодно. Грустно... пожалуй, это лучшее описание того, что творилось сейчас со мной и вокруг меня. Хотя вроде и погода неплохая, и ветра совсем нет, и молчаливый лес, в котором я всегда чувствовала себя комфортно, радует задумчивой тишиной... а все равно что-то не так. Что-то вокруг было неуловимо неправильно.
        Высокие, мощные с виду деревья, застывшие на краю большой поляны, почему-то казались хорошо сделанной, тщательно продуманной, но все равно - искусственной декорацией. Мягкая трава под руками казалась неестественно холодной. Воздух был чересчур сухим и каким-то колючим. Ни запахов вокруг, ни лишнего шевеления. Даже прозрачное до невозможности озеро, чей противоположный берег плавно исчезал за пеленой густого тумана, выглядело мертвым и неестественно застывшим. Только поселившееся в моей душе равнодушие было настоящим. Тогда как все остальное... бутафория. Мираж. Обычная иллюзия, которая становилась откровенно фальшивой при любой попытке осмотреться, потому что там... всего в трех шагах от края искусственно созданной поляны... смутно похожий на Харон лес неожиданно обрывался, а дальше простиралась величественная, молчаливая и практически бесконечная Ночь, в которой сотнями тысяч искрились и загадочно подмигивали невероятно далекие звезды.
        Сколько я тут нахожусь - трудно сказать. День? Час? Век? Ощущение времени покинуло меня в тот момент, когда я открыла глаза и поняла, что больше не дышу. Вернее, когда выяснилось, что мне больше не нужно дышать. Как не нужно о чем-то тревожиться, бояться, переживать или же просто думать.
        Безучастно сидя на берегу незнакомого озера, я равнодушно смотрела в пустоту, даже не пытаясь вспоминать или о чем-то сожалеть. У меня не было стремлений, сомнений, желаний. Зачем? Чего еще искать и ради чего суетиться? Вон он - тот долгожданный покой, к которому я так стремилась. И вот он - долгожданный ответ на тот самый, невероятно важный вопрос, который терзал меня с самого детства.
        - Что дальше? - спросите вы, заглянув ненадолго в этот крохотный оазис покоя.
        - Ничего, - отвечу я вам, и это будет абсолютная правда.
        Впрочем, совсем одну меня не оставили - буквально в паре шагов левее, прямо на траве, сидело еще одно существо, оказавшееся не менее упрямым, чем я: преобразившийся Лин выглядел рассеянным, слегка задумчивым и таким же равнодушным ко всему. Он наконец, достиг того, к чему так долго стремился: вернул утерянное прошлое, получил свои прежние... ну, насколько я знаю, конечно... силы. Что-то потерял, разумеется; что-то, напротив, приобрел. Но при этом, к моему огромному облегчению, ничего не забыл. А выбрав свой, совершенно особенный путь... отказавшись от покровительства творцов этого мира... пойдя наперекор даже своему создателю, еще и довольно сильно изменился. Причем, и внутренне, и внешне: со времени нашей последней встречи Лин резко вырос, заметно раздался в плечах, приобрел почти что человеческую фигуру и красивое, слегка отрешенное лицо, почти не утратившее прежних совершенных черт. Причем, в этом лице он странным образом сумел совместить кротость и решительность; свойственное ангелам смирение и присущее демонам упрямство. А еще, наряду с поразительной привлекательностью черт, было теперь в нем
что-то неуловимо пугающее. Может быть, даже зловещее. Демоническое. И это делало его особенным, единственным в своем роде. Удивительно живым. И придало странное обаяние, от которого было трудно отстраниться даже мне.
        Что меня особенно порадовало, так это то, что Лин сумел сохранить свои великолепные крылья. Еще у него остался прежним янтарный цвет глаз, в глубине которых теперь нередко появлялись опасные багровые искорки; бархатистый голос, которым я давно восхищалась; и удивительная способность меняться, как ему заблагорассудится.
        Правда, сейчас, оказавшись в Пустоте и абсолютном безвременье, мне было абсолютно все равно, как он выглядит. Белый или черный, крылатый или нет, человек или зверь. . я странным образом знала, что мы стали другими. Ближе, чем кто бы то ни было. Роднее, чем даже кровные родственники. Хотя, наверное, после того, что случилось, этому не стоит удивляться. Ведь совсем недавно я была им, а он неожиданно согласился стать мной. И это обстоятельство не изменилось даже сейчас, когда мы сидели по отдельности, при этом оставаясь прочно связанными невидимой, но невероятно прочной нитью. Я безошибочно чувствовала его. Он, как никто, понимал меня. Мы оба слышали отголоски чужих эмоций, и это было гораздо важнее, чем моя апатия или его изменчивая внешность.
        Надо сказать, что с тех пор, как наши души оказались вместе, мы почти не разговаривали. Но в этом не было необходимости: мы понимали друг друга не просто с полуслова, а с одной единственной мысли. И, бывало отвечали на незаданный вопрос еще до того, как он оформится у одного из нас в голове. Причем, так, что иногда даже трудно было понять, кто же на самом деле спрашивал.
        Сказать, что меня это пугало - нет. Хотя на данный момент, пожалуй, не было ничего, что могло бы вызвать во мне какую-нибудь сложную эмоцию: Тень влияла на нас обоих абсолютно так же, как и раньше. Поэтому мы просто молчали, вместе наблюдали за сменой восходов и закатов, и так же вместе закрывали глаза, черпая друг в друге силы для того, чтобы пережить еще одни бесконечно долгий день.
        Однако сегодня наше уединение решили бесцеремонно нарушить: в тот момент, когда я только собралась подремать, прислонившись к плечу своего ангела-хранителя, пространство над озером сухо затрещало. После чего его довольно грубо разорвали чужие мускулистые руки, и на поляну уверенно шагнул рогатый чернокрылый гигант с красивым, но чересчур подвижным лицом и улыбкой садиста-маньяка, наметившего себе новую жертву.
        - Очень хорошо, - приглушенно рыкнул он, завидев нас, сидящих бок о бок возле большого валуна. - Жаль, что я не сразу вспомнил, где ты отбывал свое наказание, а то явился бы раньше.
        Я вяло удивилась (надо же, какая честь!), но не пошевелилась. Просто не видела смысла: в этом месте, созданном нашим общим желанием и стараниями Лина, мы могли ощущать себя в безопасности даже рядом с таким неприятным собеседником.
        - Неплохо устроились, - усмехнулся Мертвый Бог, мельком оглядев наше новое место жительства. - Много сил потратили? Хотя не надо, не отвечайте - и так вижу, что прилично.
        - Что тебе нужно? - слегка нахмурившись, задал Лин крутящийся в моей голове вопрос.
        - Ничего особенного. Просто поговорить.
        - Говори, - без особого интереса согласилась я, пристроив голову на плече у друга поудобнее. Он в ответ бережно прикрыл меня крылом... тем, которое было таким же черным, как у стоящего напротив бога... но на всякий случай незаметно отрастил когти, острые зубы, которые спрятал за истончившимися губами, и длинный шипастый хвост, в котором яду, надо полагать, было побольше, чем у него в душе когда-то.
        Айд на это только хмыкнул.
        - Ишь, какие смелые стали...
        - Вашими стараниями, - мы с Лином одновременно пожали плечами и равнодушно отвернулись. - Ты же не думал, что мы после всего случившегося останемся прежними?
        - Нет, - на удивление легко согласился Владыка Ночи. - Даже напротив - я этому рад, потому что теперь мы, наконец, сможем поговорить без лишних эмоций... кстати, что-то он сегодня опаздывает... Брат?
        Голос Айда неожиданно стал еще более глубоким и словно бы... всеобъемлющим. Таким, что вибрации от него сперва тяжелыми волнами разошлись по поляне, а потом убежали куда-то бесконечно далеко, настойчиво тревожа ткань мироздания. Правда, это продолжало недолго: не успел в моей голове сформироваться новый вопрос, как пространство рядом с Богом снова заискрилось, и мгновением спустя на поляну ступил еще один гигант. Белокрылый. Но при этом так поразительно похожий на Айда и на огромную статую в храме Нора, что я, наконец, удивилась по-настоящему.
        - Брат? - переспросила невольно, внимательно изучая Богов. Но никакой ошибки не было: Они были похожи, как близнецы. Только один мрачноватый, зловещий и чернокожий, а второй весь из себя мягкий, белый и пушистый. Причем, настолько нарочито это было подчеркнуто, что, наверное, в действительности оба впечатления были одинаково ошибочны. - Что ж, это многое объясняет. Кроме, пожалуй, одного: что вам здесь надо?
        - Мы хотим закончить Игру, - благостно улыбнулся Аллар, по-отечески мягко глядя на меня своими золотыми глазами. - А без тебя Она будет неполноценной.
        - Вот именно, - многозначительно усмехнулся Айд. - Согласно Правилам, Игрок должен сыграть свою роль до конца. Эту фигуру опасно устранять с поля преждевременно.
        - Э, нет, - я решительно поднялась и встала плечом к плечу с набычившимся Лином. - У нас ваши Игры уже во где сидят. Я свое дело сделала, Жреца из вашего мира выпроводила, и хватит. А на Лина у вас вообще нет никаких прав. Так что даже не мечтайте.
        Боги скептически переглянулись.
        - Ты все еще плохо понимаешь, что происходит...
        - Конечно, - фыркнула я. - Кто бы мне это объяснил!
        - Позволь, я попробую, - все с той же загадочной улыбкой предложил Аллар и, не дожидаясь ответа, опустился ниже, настойчиво заглядывая в мои глаза. Причем, так быстро, что мы не успели ни отшатнуться, ни ощетиниться. Просто - раз, и не стало вокруг привычного пейзажа. А вместо него простерлась странная, пугающая, всеобъемлющая Пустота, в которой внезапно появилась и потянула за собой гигантская золотая воронка. Вернее, целых две воронки - могучих, тугих, с неумолимой силой затягивающих наши смятенные души в себя, стремясь надежно поглотить и уничтожить.
        Я вздрогнула, когда меня пронзила холодная игла чужого, равнодушного, бесконечно далекого от моих проблем разума. Настолько чуждого, что я при всем желании не смогла бы его понять. Настолько сложного, что у меня не получилось бы его осознать. И настолько тяжелого, что если бы этот контакт продлился чуть дольше мига, у меня точно подломились бы ноги. Одновременно с этим откуда-то взялось и принялось откровенно давить пугающее ощущение собственной ничтожности. Я чувствовала себя даже не муравьем - молекулой! - рядом с бесконечно сложной Вселенной. Причем, разумной Вселенной. Живущей неимоверно долгое количество лет, которая, едва прикоснувшись, чуть не оставила от той молекулы мокрое место.
        В этот же самый миг пространство за спиной Аллара причудливым образом исказилось, а затем и развернулось, показывая свою изнанку, в которой шевелилась непроницаемая Тьма, медленно созревали крохотные точки еще нерожденных галактик; таинственно подмигивали многие тысячи и миллионы чужих солнц, из которых некоторые постепенно разгорались все ярче, а некоторые, наоборот, неумолимо угасали.
        На одно мгновение я внезапно ощутила себя всем этим чудовищно, непознаваемо большим пространством... с мириадами звезд, планет, бессчетным количеством жизней, которые появлялись и исчезали с такой бешеной скоростью, как будто мимо текли на секунды, а целые эпохи. Я словно вобрала в себя множество голосов, звучащих в пустоте как будто сами по себе. Ощутила миллионы запахов. Услышала тысячи слов. Испытала целый калейдоскоп нескончаемо меняющихся эмоций... чужих эмоций. Непонятных. Подчас - таких же чуждых, как и все остальное. Наконец, чуть задохнулась от чрезмерного количества обрушившейся на меня информации. Опасно пошатнулась, ощутив всю тяжесть этой страшной ноши. Мгновенно выгорела, как упавшая в жарко натопленный камин пылинка. После чего вдруг почувствовала совершеннейшее опустошение и дикую, безмерную, ни с чем не сравнимую усталость. Ту самую апатию, которое заставляет опустить руки, бросить все, лечь на землю и, закрыв глаза, тихо умереть. Просто потому, что в тебе не осталось никаких чувств, сил и даже желаний - все они бесследно растворились в гигантском водовороте чужих судеб, не
оставив ничего из того, что когда-то было моей прежней сутью. Совсем ничего, кроме смутного ощущения, что на самом деле происходящее - лишь половина того, что мне нужно было выдержать. Потому что кто-то другой взял оставшуюся тяжесть на свои сильные плечи и, стиснув зубы, держал ее ровно столько, чтобы я успела опомниться и отшатнуться.
        - Осторожнее ты! - вдруг донесся откуда-то издалека рыкающий голос Айда. - Хочешь, чтобы у нашего мира стало не три, а четыре бога?
        Что?! Какой еще бог?! Кто?! Я?! Да еще навечно?!
        Я аж содрогнулась от этой кощунственной мысли и с огромным трудом отвела взгляд от Аллара. Потом помотала головой. Устало оперлась на окаменевшего Лина и со смешанным чувством уставилась на тяжело вздохнувшего Бога, который уже милосердно отвернулся и принялся рассеянно изучать окружающее пространство, совершенно не замечая, что под этим взглядом оно быстро стирается, истаивает, как размытая дождем акварель, а вместо нее из пустоты проступают бездонные черные дыры.
        Я машинально прижалась к Лину еще теснее, одновременно отступая от Богов все дальше. Внутренне похолодела, начав, наконец, понимать, с кем... вернее, с чем именно... столкнулась. Потом требовательно ухватила безвольно повисшую когтистую руку своего Хранителя и стиснула ее так, что Лин болезненно поморщился. После чего, наконец, пришел в себя и, недобро прищурившись, с совершенно новым выражением уставился на стоящих напротив Богов.
        Интересно, что это сейчас было? Демонстрация силы? Недвусмысленный намек? Просто информация к размышлению?
        На мой молчаливый вопрос Аллар только покачал головой, а Айд, небрежным жестом создав для себя трон из черного дерева, грациозно на него уселся и, с тихим шелестом подобрав крылья, выразительно на нас посмотрел. Правда, не впрямую, как брат, а словно бы мимо. Вскользь. Так, чтобы только создавалось впечатление, что он смотрит. Хотя, подозреваю, на самом деле ему и этого не требовалось - все, что нужно, он прекрасно видел и так. Наши души для него - как раскрытые книги. Даже странно, что, обладая такими возможностями, он не прибил меня раньше.
        Некстати припомнив наш последний разговор в Степи, я невольно поморщилась. Да уж. Некрасиво вышло. Как они стерпели - уму непостижимо, ведь я их фактически послала. . но мне тогда, если честно, было море по колено. Знаете, все равно, что переступить некую черту, за которой напрочь утрачивается инстинкт самосохранения. Дескать, какое значение, где тонуть: в безбрежном океане или в собственном бассейне? Все равно итог один. А я ту черту уже давно миновала, поэтому была готова умереть самым неприглядным способом, независимо от результатов сражения. И они это, видимо, хорошо понимали. Поэтому приняли самое мудрое, единственно верное в тот миг решение и оставили меня в покое. И только теперь деликатно напомнили.
        Черт. Надеюсь, Айд не настолько человечен, чтобы начать тут качать права? А если все-таки мы - по образу и подобию... хм, интересно, нас прямо сейчас прибьют или еще немного потянут резину?
        - В Тени нам полегче, - удивительно тихо сказал Айд, когда я окончательно опомнилась и действительно впечатлилась. - Она сглаживает контрасты, убирает лишние краски, гасит звуки... и защищает окружающее пространство. В первую очередь, от нас. Ты знаешь теперь, почему. И, надеюсь, сама догадаешься, по какой причине мы никогда не появляемся в мире во плоти.
        - Догадалась, - настороженно согласилась я, мысленно представив, что произойдет, если две такие сущности, как Аллар и Айд, вдруг заявятся на Во-Аллар в том виде, в котором могут. - Судя по тому, что я видела, вы там просто не поместитесь. Хуже двух слонов в посудной лавке - всего одно движение, и пол-квартала всмятку.
        - Что-то вроде того, - тяжело вздохнул Айд. - Только намного... намного хуже. Это будет катастрофа таких масштабов, что не уцелеют даже Серые горы. Моря выйдут из берегов. Суша сперва уйдет под воду, а потом высохнет и превратится в пустыню. Ураганы, смерчи, цунами и землетрясения - лишь малая часть того, что может случиться. Да и то - при благоприятном развитии событий. На самом деле мир невероятно хрупок, Гайдэ. Его нетрудно создать, но очень легко разрушить. Всего одно неловкое движение, и он разлетится на куски. А если даже оболочка и уцелеет, то на ней угаснет всякая жизнь. И потом это будет уже не мир, а просто мертвый кусок земли, в котором не останется ничего привлекательного. Именно поэтому мы почти не вмешиваемся в то, что там происходит, и поэтому же никогда не позволяем себе воздействовать на него открыто.
        Я нахмурилась.
        - Зачем ты мне все это говоришь?
        - Хочу, чтобы ты понимала: в том, что творится на земле, мы не виноваты... это - совершенно естественные процессы, которые практически не требуют нашего участия. Мир живет и развивается по своим законам, которые, будучи единожды созданными, не менялись уже много эпох. И не изменятся еще столько же, если, конечно, не произойдет что-то, что уничтожит эту Вселенную и создаст на ее месте что-то новое.
        - Гм. А при чем тут мое понимание? Разве я вас в чем-то виню?
        - Конечно, - спокойно возразил Аллар. - Только кто-то винит нас за то, что мы кроим события в угоду собственным желаниям, тогда как ты, наоборот, обвиняешь нас в полном бездействии.
        Я независимо пожала плечами.
        - Ну, было дело. А в чем проблема? Разве я не права?
        - Нет, - вздохнул Айд. - Потому что действие или бездействие - это, по сути, это одно и то же. И одно, и другое ведет к определенным последствиям, каждое из которых будет иметь свое собственное будущее. И свои результаты. Причем, иногда бездействие может оказаться гораздо полезнее, чем попытка прямого или непрямого вмешательства. Но нам, в силу существующих в природе законов, в равной степени недоступно и то, и другое. Да, у нас есть возможность наблюдать за происходящими внизу событиями, но при этом нет права вмешиваться. Любая попытка воздействия на события приведет к нарушению Равновесия и, в итоге, к гибели всего мира. А это, согласись, совсем не та цена, которую можно заплатить за исполнение своих желаний. Единственное, что нам доступно - это использовать обходные пути: вместо личного присутствия привлекать фантомы, куклы, муляжи, как вы их называете. Пустые вместилища, куда способна войти хотя бы толика наших сущностей, и, таким образом имитировать наше присутствие, чтобы направлять события так, как это нужно для мира. Конечно, это сложнее, требует гораздо больших затрат, но зато позволяет
незаметно влиять на происходящее и корректировать его так, чтобы Равновесие сохранялось неизменным. Для этого, поверь, не нужны масштабные действия - иногда достаточно лишь подсказать кому-то нужную мысль или сбросить с горы крохотный камушек. Тогда как вместилищем может стать самая обычная проекция или специально созданное тело, животное (да, например, тот же вран) или даже человек...
        - Игроки! - внезапно осенило меня. - Вы используете их, чтобы...
        - Восстановить нарушенное Равновесие, - кивнул Владыка Айд. - Помочь миру обрести стабильность. На время. Потому что это - самый простой способ из всех возможных.
        - Почему на время?
        - Потому что Равновесие возможно только в движении, - с необъяснимой грустью пояснил Аллар. - Равновесие - это не застывшая форма, не пустой сосуд. Это, в первую очередь, гармония, единение противоположностей. Сочетание многих и многих факторов, в результате слияния которых появляется что-то новое. Равновесие - как весы, на чаши которого ложатся рождение и смерть... люди, города знамена... новые открытия, заклятия и магия. На самом деле Равновесие - это развитие. А уж как оно происходит - медленно или рывками... не суть важно. Сложность в том, что чрезмерно быстрое развитие приводит к тому, что многие оказываются к нему не готовыми. Чувства не успевают за разумом. Голова осознает, да сердце не понимает. Поэтому возникают конфликты. Что-то рушится, что-то исчезает. Однако в результате все равно рождается что-то новое. Не всегда лучшее, но - новое. И только благодаря этому мир до сих пор живет.
        Я прикусила губу.
        - Получается, вы - кукловоды?
        - Нет, - кротко отозвался Аллар. - Скорее, наблюдатели, которые считают необходимым изредка корректировать ситуацию, чтобы на как можно больший срок удержать Равновесие на одном уровне.
        - Но ведь Равновесие - это задача Лойна, - снова нахмурилась я. - Так говорит ваше Писание. Или, может, легенды врут и никакого Лойна не существует?
        - Существует. Но он еще старше и сильнее нас, из-за чего его присутствие стало крайне неполезным для мира. Он стал слишком тяжел для этой Вселенной, поэтому и дремлет на волнах Пустоты на самой границе обитаемой ее части. Он уже ОЧЕНЬ ДАВНО не вмешивается ни в какие процессы вообще, потому что ЕГО бездействие - это как раз и есть гарантия того, что Равновесие не потревожится слишком сильно. Остальные вопросы решаем мы - его преемники и наследники: Айд - в Подземельях, я - на Небесах. А грань, на которой существуют смертные, является переходной зоной, где попеременно усиливается наше влияние. За счет чего, собственно, колебания чаши весов уже длительное время сохраняются незначительными.
        - Тогда почему вас так упорно продолжают считать антагонистами? - непонимающе спросил Лин. - Почему и на Небе, и в Подземелье это так старательно подчеркивается? Ведь нас буквально натравливают друг на друга. Айри говорят, что демоны - это Зло, а Айд - тот самый Враг, из-за которого мир постоянно находится на грани краха. Тогда как демоны свято верят в то, что без Аллара и его заветов мир станет гораздо свободнее, честнее и лучше.
        Боги дружно улыбнулись.
        - А для чего, по-твоему, Невирон так упорно создавал свое странное царство? Ты ведь слышал его аргументы? Наверняка много думал об этом. И не мог не прийти к выводам, что это - самый быстрый и надежный путь к достижению цели. Чтобы стать сильнее, нет ничего лучше, чем заполучить настойчивого, сильного и опасного врага, который буквально заставит тебя совершенствоваться. У вас, к примеру, такой враг был. И к чему это привело?
        - Этот путь основан на крови, - сухо отозвался Лин. - Может, он и эффективен, но не больно-то чист. И я не верю, что нет иных путей, которые привели бы к тем же результатам.
        Аллар с готовностью кивнул.
        - Разумеется, такие пути есть. И их даже немало. Трудность в том, что они требуют качественно иного уровня развития. А человечество... увы... точно так же, как наши создания... все еще к этому не готово. Я ведь сказал: это - САМЫЙ ПРОСТОЙ путь. А люди, что сто веков назад, что сейчас, всегда идут по пути наименьшего сопротивления. Им проще разрушать, чем созидать. Легче убить, чем уговаривать. Гораздо удобнее уничтожить, чем потратить годы жизни на то, чтобы помочь врагу увидеть свет истины. Очень немногие способны на это, поверь. Поэтому для большинства этот путь не подходит. А насильно их не сделать лучше: не привить веру, не научить милосердию, не вынудить проявить сочувствие и, тем более, не добиться понимания. К несчастью, люди видят только то, что понимают. А понимают они до сих далеко не так много, как нам бы хотелось. Поэтому приходится действовать так, чтобы были хорошо видны лежащие перед ними пути. Чтобы появилась возможность УВИДЕТЬ возможный выбор. Мы делаем все, чтобы человек сделал этот выбор осознанно, однако, как ни печально признавать, пока большинство выбирает простоту и
удобство. Мало кто желает карабкаться на гору в одиночку, когда есть возможность проехать на чьем-нибудь горбу. А если когда-нибудь люди изменятся, то это случится еще очень и очень нескоро.
        - Хочешь сказать, мы примитивны до безобразия? - с досадой спросила я.
        Боги дружно пожали плечами.
        - Скорее, вы слишком юны. И как отдельный вид, и как разумные создания. Ваши души - как поле битвы, где с самого рождения сражаются бессчетное количество желаний и страстей. Из-за этого вам приходится каждый миг делать какой-то выбор: пойти или не пойти, съесть или не съесть, убить или помиловать, подарить или отнять, подчиниться "хочу" или "надо"... у вас еще нет твердой уверенности в своих мотивах... нет уверенности в поступках, мыслях и даже желаниях... вы до сих пор подвержены страстям, эмоциям, сомнениям и чужому влиянию... но такими уж вы получились. Здесь мы ничего изменить не в силах. Только можем помочь измениться, да и то - не для всех.
        - Так вы ж сами нас и сотворили, - скептически хмыкнула я. - Неужели не могли сделать получше?
        - Нет, - так же кротко ответил Аллар. - Мы использовали лишь основу, которая была создано давно и не нами. Еще тогда, когда не было твоей Земли, Во-Аллара и еще многих других миров, о которых вы никогда не узнаете и уже больше не услышите. Творец тогда был один... не спрашивай, кто Он - мы Его не видели и не знаем... но, по-видимому, Он-то и создал большинство прототипов для всего того, что существует сейчас. Определил раз и навсегда размеры и структуру среднестатистического мира, галактики, Вселенных... а также животных, растений, человека и даже богов. Не удивляйся, но на самом деле люди есть во многих обитаемых мирах. Правда, где-то их нет вовсе, но это уже - исключительно выбор тех, кто эти миры оберегает. Нам, к примеру, вы симпатичны, поэтому Во-Аллар не населен какими-нибудь красноносыми бесхвостыми обезьянами или говорящими верблюдами. Обитаемых миров достаточно, чтобы каждый из богов смог на основе имеющихся матриц придумать что-то свое. Где-то есть маги. Где-то их нет. Где-то живут только люди, а где-то - люди и нелюди. Где-то летают говорящие рыбы, а где-то уже изобрели ядерную        Я скривилась, как от зубной боли.
        - Не продолжай. Я поняла: каждый из Богов творит в своих мирах все, что пожелает.
        - Не совсем так, но почти. Хотя Законы Мироздания еще никто не отменял. Предупреждая твой следующий вопрос, сразу скажу: да, иногда младшие боги... такие, как мы... создают новые матрицы. Принципиально новые. И тогда появляются абсолютно новые пространства, которые (иногда, очень редко) спокойно встраиваются в существующие границы миров, но чаще всего, к сожалению, сильно конфликтуют с ними. Причем, конфликты бывают такими, что целые Вселенные подвергаются деформации и уничтожаются, как опасная зараза. Последствия таких процессов нередко становятся губительными для соседних ареалов, затрагивая интересы многих из нас. По этой причины боги редко экспериментируют с матрицами и предпочитают использовать готовую основу, точно зная, что она гарантированно будет жизнеспособной.
        Я кашлянула.
        - М-м-м... кажется, для меня это пока слишком сложно. Да и не просила я раскрывать все тайны мироздания. Я - человек простой, приземленный донельзя. Мне, примитивной амебе, чего б попроще усвоить... но ладно, пусть так. И пусть даже вы сотворили этот мир таким, каким хотели. Я даже верю в то, что его судьба вам небезразлична, и в то, что вмешаться в цепочку событий вы способны только через кого-то третьего. Хорошо. Даже суть Игры я в кои-то веки начала смутно улавливать. И необходимость использования Игроков, как подставных фигур, тоже кое-как могу принять, хотя и не нравится мне, когда меня используют...
        - Не используют - направляют, - педантично поправил меня Айд.
        - Не суть важно. Меня интересует другое: почему именно я? И для чего было вводить нового Игрока, если еще не ушел со сцены старый? Неужели нельзя было подвинуть его по-другому? Ну, не банальным там "дунул-плюнул", конечно... это, как я теперь понимаю, вам не под силу... но каким-нибудь другим способом? Скажем, уговорить? Соблазнить другими перспективами? Подкупить? Кинуть подлянку, наконец? Помочь ему. . ну... к примеру, хоть спину сломать, чтобы не мог больше пакостить, а то и помочь какому-нибудь фанатику от него избавиться? Или же... - я оценивающе прищурилась. - Невирон был вам для чего-то нужен?
        Айд хмыкнул.
        - Естественно, нужен, иначе и затевать не стоило.
        - Для чего? - жестко посмотрел на него Лин, потихоньку сжимая кулаки.
        - Для того, чтобы он сделал то, что сделал.
        - В каком смысле? - насторожилась и я.
        - В прямом: Валлион - самое крупное государство на Во-Алларе. Его процветание - залог стабильности на большей части территорий. Однако, как вы уже знаете, примерно четыре с половиной сотни лет назад Валлион начал приходить в упадок: династия Диэронов, будучи у власти всего пять дюжин лет, едва не разрушила то, что существовало долгие эпохи. И едва не стала причиной серьезных изменений, которые могли бы негативно отразиться на всем Во-Алларе. В частности, уже на тот момент ослабление позиций Валлиона привело к неоправданному усилению соседних Беона и Хеора; появлению обширных провинций (особенно, на юге), которые уже готовы были заявить о своей независимости. Следом за этим возникла бы социальная напряженность, конфликты с наместниками, которым из-за ослабления основной вертикали власти непременно захотелось бы урвать свой кусок. Из-за завышенных налогов, неоправданно повышаемых все теми же наместниками и управляющими городов, а также - из-за последующего за этим обнищанием крестьян в скором времени в Валлионе стали бы высказывать бы открытое недовольство королем, допустившем подобное безобразие, а
потом - и первые бунты. Можешь мне поверить: уже четыре века назад Валлион почти подошел к опасной грани и оказался невероятно близок к гражданской войне. А война - это всегда хаос, Гайдэ. Тот самый хаос, в котором буйным цветом цветут все человеческие пороки. Вместе с ним неизменно приходит голод, нищета, грехопадение. В результате той войны на территории некогда единой страны вскоре образовалось бы множество мелких, с виду независимых государств, в каждом из которых появился бы свой мелкий королек, но которые не обладали бы и толикой необходимых для выживания ресурсов. А это, в свою очередь, повлекло бы за собой новые войны, а в конечном итоге привело к тому, что в один из дней кто-то из магов наподобие мастера Рига Драмта изобрел бы оружие массового поражения. Типа Голубого Огня, только для людей. Что бы из этого вышло, ты вполне способна себе представить. И, полагаю, теперь способна понять, почему нам пришлось вмешаться.
        Я прикусила губу.
        - Благодаря этому вмешательству, будущий Темный Жрец уцелел в магическом поединке, не попав на глаза жрецам. Его "чудом" не заметили, хотя он впрямую обратился к Дабараэ. Это ведь случилось не без вашей помощи, да? В то время Карающие были не в пример более грозной силой, чем сейчас. И тогда у них были несколько иные функции. Они просто не могли пропустить такое вопиющее нарушение закона. Но раз это все-таки произошло... думаю, кто-то из вас искусно замел следы. Благодаря чему Невирон и смог благополучно избежать пристального внимания Церкви.
        - А немного позже, в Эйирэ, спящий Знак Леса выказал некие признаки, по которым эары рискнули оставить человеческого мага в своем доме и даже помогли ему овладеть Дабараэ, - охотно подхватил Айд.
        - И вот так несколько сотен лет назад родился знаменитый Темный Жрец... очень поучительная история, - съязвила я. - Благодаря вашему вмешательству эары были введены в заблуждение!
        - Они очень желали этого, так что крохотные колебания энергии вокруг Эо восприняли, как сигнал свыше, - спокойно отозвался Айд. - Не смотри на меня так: да, это была моя работа. Вернее, одного из моих помощников, у которого есть доступ даже в Эйирэ.
        Я тут же подумала о вороне и, судя по усмешке Мертвого Бога, эта догадка была верной.
        - Хорошо, а дальше? Ну, вырастили вы себе на радость Темного мага? Ну, принял он твое покровительство, потом занялся обустройством уютного гнездышка в Степи, а там и на соседние Знаки начал засматриваться... в чем был смысл?
        - Смысл в том, что благодаря ему Валлион вернул утраченные позиции. Гражданская война была предотвращена. Угрозы для мира больше не стало. Анализ ситуации показывал стремление происходящего к стабильности. А значит, Равновесие было восстановлено.
        - Всего на пару сотен лет, - хмыкнула я. - А потом ситуация снова дестабилизировалась бы, потому что Невирону вскоре показалось бы мало той территории, которую он успел себе отхватить.
        - Равновесие даже на сто лет - это очень хорошо, - возразил Аллар. - К тому же, после вмешательства Айда наступил мой черед, и мне удалось создать у него мотивацию усиливать Валлион дальше, развивать армию, упрочнять связи Церкви и королевской власти... все-таки патриотизм на Во-Алларе - не пустой звук.
        - Хочешь сказать, ты пытался выровнять крен, созданный твоим братом?
        - Именно. Игра построена на принципе очередности. Вот только Она предполагает принятие Игроком лишь одной стороны, - вздохнул Аллар. - Однако Она не запрещает и отказ от участия, и даже смерть участников.
        - Что? - озадачилась я. - Но Невирон сказал...
        - Он ошибался, - спокойно отозвался Айд. - Игроку никто не дает полной неприкосновенности. Просто немного больше простора для действий, чем остальным, небольшие подсказки, помощь, защита той стороны, к которой он склонится... однако все решения он должен принимать самостоятельно. В этом - одно из главных Правил. Наш интерес в том, чтобы правильно предугадать это решение и предоставить Игроку те возможности для разрешения ситуации, которыми он способен воспользоваться наилучшим образом.
        - Вот только со Жрецом у вас почему-то не вышло...
        - Он предпочел играть сразу на обе стороны, - неохотно согласился Владыка Ночи. - Правила этого не одобряют, но... и не запрещают, к сожалению. Однако после этого Игра практически потеряла смысл, потому что защита, которую Невирон получил от каждого из нас, сделала бессмысленными любые попытки его устранить.
        Я невольно припомнила два амулета, через которые не смогли переступить даже мои братья, и задумчиво кивнула.
        - И тогда вы решили клин выбивать клином: когда стало ясно, что Невирон набрал слишком большую силу, и Равновесие снова пошатнулось, против одного Игрока вы выставили другого. Абсолютно независимого и совершенно чужого этому миру. Соответственно, непредвзятого и беспристрастного, потому что ему... то есть, мне..
        были глубоко фиолетовы все ваши проблемы и разногласия.
        Боги странно переглянулись и неожиданно кашлянули.
        - В общих чертах... да. Но это решение, как ни странно, дало хорошие результаты. Хотя в первоначальном варианте мы планировали, что ты, так же, как и Жрец, примешь от нас ДВА знака благоволения и именно за счет этого сумеешь переломить ход Игры в свою пользу.
        Я мрачно на них покосилась, чувствуя, что и Лин тоже заметно напрягся.
        - То есть, вы хотели, чтобы я его убила?
        Под моим тяжёлым взглядом Айд неожиданно заерзал.
        - И вы планировали, что после этого моя участь, как Ишты, тоже будет предрешена? Вы ведь прекрасно знали, что Ишты лишены права убивать. Сохранить жизнь - да. Помочь ее вернуть - два раза да. Но вот отнять, да еще собственноручно... - мои глаза зло сузились. - ... что бы после этого от меня осталось?
        - Это был мерзкий Ход, - сухо сказал Лин, сверля Богов таким же злым взглядом. - Избавиться одним махом и от Жреца, потому что свою роль он давно выполнил и стал опасен... и от тебя, потому что ты, так же, как и он, набрала слишком большую силу... надо полагать, что после этого Равновесие продержалось бы еще какое-то время... скажем, лет триста? А потом они бы начали очередную Игру, но уже с новыми участниками. Так?
        Под стремительно свирепеющим взглядом моего Хранителя Айд откровенно занервничал. Гм. С чего бы это? Даже если Лин прав, с чего ему стало так неуютно?
        - Не совсем так. Просто это ослабило бы позиции Ишты и сделало ситуацию более предсказуемой. Мы уже не раз убеждались, что несколько Знаков в руках смертного - это слишком большое испытание для его воли. Даже долгоживущие, лишенные человеческих слабостей эары не всегда с ним справлялись, а уж люди...
        - Я - наполовину эар, - мрачно обронила я. - И это, между прочим, случилось по твоей вине, потому что Ли-Кхкеол, на которого я упала, впопыхах использовал не то заклятие, которое было нужно, ошибся и, к тому же, слишком поздно довел его до конца. А это, в свою очередь, произошло потому, что вместо того, чтобы подчинить Теней, я их освободила. И потому, что именно они удержали мою личность от распада в тот момент, когда он завершил ритуал.
        Айд тихо вздохнул.
        - Это было твое и только твое решение. И это было добровольное решение Теней, решивших отдать тебе свою верность. В результате ты, к сожалению для себя и к счастью для нас, все-таки устояла против чужой крови. Не потеряла свою душу. Не поддалась влиянию ритуала полностью. А потом, как следствие, благополучно приняла четыре Знака из шести...
        - Пять, - так же тихо созналась я, поднимая левую ладошку, где еще виднелись мои заветные лепестки: белый, зеленый, синий, серебристый и красно-коричневый. - Теперь их уже пять. Последний подарочек прилетел напоследок от Невирона, когда он уже уходил. И я не думаю, что это - результат ВАШЕГО вмешательства.
        - Вот поэтому-то мы и здесь, - огорченно опустил крылья Аллар. - Мир, конечно, был создан нами, но у него, как оказалось, есть свои собственные предпочтения. И на данный момент они таковы, что он желает видеть тебя Иштой и дальше. Независимо от нашего мнения. Независимо от того, где и в каком виде ты находишься. Более того, он не пожелал отпускать тебя даже сейчас. Все еще поддерживает вашу связь, тратя на это неоправданно много сил. Пять знаков для смертного - это слишком много. И слишком опасно. Но мир считает иначе, и у нас нет возможностей лишить его права даже на такой странный выбор.
        Я задумчиво посмотрела на свою ладошку.
        - Но они почти погасли... сразу, как только мы здесь оказались. И я подумала, что это - все: скоро на Во-Алларе появится новая Ишта. У вас будут новые Хозяева, новые помощники, новые заботы... если честно, меня бы это вполне устроило. Потому что ты прав: такая ноша - совсем не для одних плеч. И уж тем более, не для моих плеч. Честно говоря, я устала от этой роли. Безумно. И я... ценю то, что ты попытался избавить меня от нее.
        Аллар с досадой отвернулся, когда я подняла на него печальный взгляд и понимающе улыбнулась.
        - Если бы ты уничтожила Жреца обычным способом, то наверняка лишилась бы Знаков. Скорее всего, сразу всех, потому что Правила на этот счет довольно строги. Ты стала бы простой смертной, с простыми желаниями и еще более простыми проблемами. У тебя бы появилась возможность начать все заново. С теми, кто тебе дорог, кто тебя ценит не как Ишту, а просто как Гайдэ... и это должно было стать твоей платой за победу. Понимаешь?
        - Понимаю, - грустно прошептала я. - Получается, я сама все испортила, да? А вы опять хотели как лучше?
        - Что? - недоуменно замер Лин. - Вы не планировали ее убивать?!
        - Мы Боги, а не палачи, - с укором посмотрел на него Айд. - Игрок был нужен, чтобы исполнить свое предназначение. А после... у него действительно есть право выбирать: остаться здесь или уйти туда, где он нужен больше; вернуться в свой мир или продолжить жить здесь... перед ним лежат все пути... надо только выбрать... но именно это... права твоя хозяйка... самое сложное.
        Я тяжело вздохнула.
        - Ничего не поделаешь, Лин. Это действительно был только мой выбор. Я не захотела смерти Жреца и честно попыталась помочь. Я тогда была слегка... не в себе, если ты помнишь. Вернее, во мне тогда было слишком много от тебя, прежнего. И почему-то показалось, что я поступаю единственно верно. Ведь когда чувствуешь чужую боль, очень легко дать ей возможность вырваться наружу. А когда кто-то чувствует ее вместе с тобой... не забывай, Жрец ведь тоже был эмпатом и тоже безумно устал от своей роли. К тому же, он настолько сильно хотел от нее избавиться, что перестал понимать даже себя самого. Он хотел освободиться от нее. Хотел снова обрести крылья. Да только не понимал, что настоящая свобода не бывает абсолютной. Потому что это или вседозволенность, которую допускает в своих Подземельях Айд, и мы оба с тобой видели, к чему это приводит ...
        Владыка Ночи согласно наклонил голову.
        - ...или же строгие рамки, в которые ставит своих айри Аллар...
        Владыка Неба одобрительно усмехнулся, а я пристально посмотрела на озадаченного Лина.
        - ...хотя и они не являются идеальным решением. Мне кажется, истинная свобода находится где-то посередине. В тебе и во мне. В наших друзьях. В том самом выборе, который мы совершаем каждый раз, когда принимаем то или иное решение. Свобода - это не значит, что ты перестал вдруг от кого-то зависеть. Свобода, как я теперь понимаю, это - те рамки, которые ты определил для себя сам. И которые для тех, кто пока этого не понял, на всякий случай продублированы в библейский заповедях: не убий, не укради... оказывается, это так просто, Лин... мы каждый день встречаем многочисленные и ОЧЕНЬ простые для понимания подсказки, помогающие прийти к осмыслению, но почему-то упорно не видим, как ими воспользоваться. В лучшем случае, соблюдаем машинально. Или же из страха, что потом найдут и накажут. А это должен быть осознанный выбор. Добровольный. Осмысленный. Только тогда он перестанет давить на горло, как тугой ошейник. Именно тогда пропадет ощущение, что тебя к чему-то принуждают. Наверное, это и будет правдой?
        Я осторожно подняла взгляд, не зная, как отнесутся к моим заумностям Боги, и вдруг впервые увидела, как улыбается Айд. Не лыбится, не ухмыляется и не скалится... а именно улыбается. Добродушно, чуточку снисходительно, с какой-то удивительной мягкостью, которая совсем не сочеталась с его изменчивым лицом. При этом его глаза загорелись удивительными золотыми огнями... совсем как у стоящего рядом Аллара, почти как у Лина... да так ярко, что я даже зажмурилась и поспешно отвернулась, чтобы во второй раз не попасть впросак. Почти в тот же миг моей щеки коснулось ласковое дуновение теплого ветерка. Куда-то бесследно ушло недавнее раздражение. Бесследно исчезли сомнения, апатия, страхи. Я снова была полна сил и стремлений. В меня словно вдохнули жизнь, наполнили новым содержанием, вернули утраченную надежду, стойкость, желание идти вперед...
        И это было так прекрасно, так неожиданно и удивительно вовремя, что я почувствовала, как губы сами собой расползаются в глупой улыбке, а на душе поселился тот самый, настоящий, покой и редкое умиротворение, ради которого хочется жить, любить и в охотку заниматься тем трудным, но очень важным делом, без которого уже не получается обойтись.
        Причем, ощущение это было так сильно, что я едва не потерялась в потоке внезапно нахлынувших эмоций. С трудом сумела отстраниться. Отдышалась. Пришла в себя, впервые с момента ухода в Тень остро пожалев, что уже не смогу реализовать все то, о чем только что подумала. А когда снова открыла глаза, на поляне никого уже не было. Только я и растерянный донельзя Лин, который стоял, как громом пораженный, и неподвижно смотрел на середину озера, которое, как мне почудилось, на краткий миг вдруг превратилось в один огромный глаз с жутковатым вертикальным зрачком, где светился слабый намек на удовлетворение.
        Какой-то крохотный миг он смотрел туда, словно не мог поверить своим глазам. После чего так же неожиданно очнулся, неуверенно взмахнул своими новыми крыльями, которые, если честно, нравились мне гораздо больше, чем прежние; совершено несвойственным ему жестом взъерошил короткие волосы, которые вдруг приобрели стойкий серебристый оттенок, а затем с размаху опустился на землю и глухо сказал:
        - Кажется, у нас ничего не получится, Гайдэ. И, кажется, нас опять обманули...
        - Что значит, обманули? Кто посмел? - неприятно удивилась я. Но потом обратила внимание, что местность вокруг разительно изменилась. Снова ощутила легкое дуновение ветерка на лице; впервые за много времени услышала мягкий шелест листвы, пение птиц. Как-то отстраненно осознала, что на этот раз деревья вокруг - настоящие, живые. Наконец, вдохнула полной грудью поразительно свежий воздух, по которому, оказывается, безумно скучала. Осторожно потрогала свое лицо, измятую одежду, руки... потом неверяще уставилась на левую ладонь, где победно вспыхнули сразу пять разноцветных Знаков, и тихо застонала:
        - Твою маму... да что ж это... Лин, мы что, живые?!
        - Да, - без особых эмоций согласился Лин, рассеянно глядя на спокойное, ничуть не похожее ни на какой дурацкий глаз озеро. - Боги все-таки вернули нас обратно. В Харон, насколько я успел понять. Или же на Равнину... надо будет потом посмотреть. Вернее, сюда нас вернул один Бог - Лойн. Который связался со мной буквально мгновение назад и сообщил, что для нас с тобой Игра действительно окончена. Причем, ее истинной целью... что бы там ни говорили Айд и Аллар... являлись вовсе не поиски новой Ишты или уничтожение Жреца...
        - Что?!
        - Да, - бесцветным голосом подтвердил Лин. - Потому что на самом деле Он уже очень давно ищет себе преемника... если хочешь, наблюдателя... хранителя, который смог бы присматривать за Равновесием вместо Него. Ты же слышала, о чем говорил Айд: они не могут вмешиваться открыто. Тогда как Лойн... кажется, Он вообще не может больше присутствовать в этой части Вселенной во плоти. Поэтому Ему понадобился преемник. Помощник... называй, как хочешь. Причем, помощник, который был бы в равной степени чужд и Небу, и Подземелью. Но который при этом хорошо знал бы все опасности Света и все прелести истинной Тьмы. По этой причине Он до сих пор не вмешивался в Игры младших Богов, лишь наблюдая за ними издалека. Поэтому же позволил мне сперва пасть, а потом снова вознестись. И поэтому же позволил Айду нарушить Правила и забрать тебя из прежнего мира... оказывается, каждый из Богов испокон веков ведет свою собственную Игру, Гайдэ. А мы с тобой стали в ней лишь недолговечными фигурами, которые, выполнив свою роль, должны теперь уступить свое место другим. Однако поскольку в данный момент на роль хранителя Равновесия
лучшего кандидата Ему не найти, то мне дали шанс вернуться. А ты...
        Лин криво улыбнулся.
        - Оказывается, даже у Смерти есть свои правила, хозяйка. И, оказывается, ты, как Ишта, не только не имеешь права убивать, но и должна исполнять взятые на себя обязательства. Тогда как ты, как выясняется, не исполнила одного важного обещания. Более того, из-за этого Равновесие снова было нарушено, и только благодаря нему на Во-Аллар нас вернули вместе: меня - для того, чтобы предложить новую работу, тебя - чтобы исправить свою ошибку. И это - те два условиях, на которых нам было позволено воскреснуть. Так что, похоже, теперь я просто обречен следить за порядком на Во-Алларе, а ты...
        Лин, сглотнув, уставился на меня широко раскрытыми глазами.
        - Тебе, кажется, придется и дальше быть Иштой. До тех пор, пока надобность во мне не отпадет или же пока мы с тобой не нарушим один из основополагающих Законов Трех Богов, и тогда Им не останется ничего иного, как наказать нас обоих. А до тех пор, боюсь, Айду и Аллару придется смириться с решением Лойна и с тем фактом, что Знаки останутся у тебя, как и прежде. По той простой причине, что были отданы по доброй воле. Все пять раз. Понимаешь?
        - ЧТО?! - ошарашено замерла я. - Лин, ты шутишь?!!
        - Увы, мне сейчас не до шуток.
        Еще не до конца осознав размах случившейся катастрофы, я в полной прострации села на первый попавшийся пенек, тщетно пытаясь представить, на что именно подписали Лина и чем именно нам теперь придется расплачиваться за такую неслыханную щедрость. Одновременно с этим принялась лихорадочно рыться в памяти, силясь понять, что и когда я успела упустить. Но потом не выдержала и все-таки спросила:
        - Какое обещание, Лин?
        - Точно не знаю, - вздохнул мой крылатый хранитель. - Хотя, кажется, уже начинаю догадываться. И если я прав, то, боюсь, тебе это ОЧЕНЬ СИЛЬНО не понравится...
        Глава 22
        Над Во-Алларом царила теплая летняя ночь. Отгремела где-то вдалеке гроза. Тяжелые тучи, щедро намочив городские улицы, с достоинством покинули внезапно очистившееся небо. Недолгий ливень уже прекратился, оставив после себя широкие лужи, запах свежести и прозрачные водяные капли на листьях деревьев. А две крупные луны гордо стояли в зените, благосклонно взирая на погруженный в темноту белоснежный замок.
        - Поверить не могу! - возмущенно прошипела я, выходя из беззвучно открывшегося телепорта на узкий балкон одной из башен. - Знала бы раньше, что за обещание припомнит мне эта дряхлая ящерица с крыльями, послала бы ее сразу - далеко и надолго! Нет, это надо было придумать! Дрых себе где-то за хрен знает сколько парсеков и в ус не дул, а тут нате вам - услышал! Блин! Чтоб у него там хвост морским узлом завязался и больше никогда не распутался! Увидишь его когда-нибудь - так и передай!
        - Непременно, - без особых эмоций отозвался Лин, бесшумно опускаясь рядом и аккуратно складывая свои широкие крылья. - Я даже готов послать его подальше... официальным письмом... при условии, что ты собственноручно под ним подпишешься. Но, к сожалению, это ничего не изменит. Так что, если хочешь, чтобы тебя оставили в покое, лучше сделай. Иначе потом точно жизни не дадут.
        - Да знаю уже! Братики просветили! После того, как чуть не удушили от радости и не выдавили из меня все соки! Причем, в буквальном смысле слова! - я непроизвольно передернула плечами, вспомнив, как нас встретили в Скарон-Оле и скольких ребер мне это стоило. - Оказывается, эти бугаи, побывав в Тени, еще прибавили в силе, и я теперь вообще не знаю, в кого они превратились!
        Лин быстро выглянул за перила, мельком оценив высоту крепостных стен штурмуемого нами замка. Негромко хмыкнул, завидев вдалеке многочисленных караульных. Пробежался глазами по отвесной стене, на которой наше появление осталось абсолютно незамеченным. Проверил на всякий случай магическую защиту, чтобы убедиться, что мы ее не потревожили. Затем повернулся ко мне и, зачем-то сменив облик, невозмутимо поинтересовался:
        - Надеюсь, на этот раз ты сказала Асу, куда отправишься?
        - Конечно, - все еще возмущенно буркнула я, стряхивая с плеч невидимую пыль. - Не думаю, конечно, что это понадобится, но я предпочитаю выбросить свои грабли подальше, чем рискнуть наступить на них еще раз.
        Лин понимающе хмыкнул и, откинув назад длинную челку, вопросительно приподнял одну бровь.
        - Одна пойдешь или тебе помочь?
        Я скептически его оглядела: среднего роста, худощавый, смутно похожий на меня молодой человек. Одетый в светло-серую двойку, по последней моде моего родного мира. Удивительно гармонично смотрящийся в строгом пиджаке, лакированных ботинках и тщательно отутюженных брюках. На левой руке поблескивает золотым ободком невесть откуда взявшийся "ролекс". На правой виднеется какая-то сложная татуировка в виде обившегося вокруг запястья крылатого змея. Открытое волевое лицо, наконец-то, начавшее обретать индивидуальность. Прямые серебристые волосы до середины спины, красиво развевающиеся на ветру. Поразительно гармоничные черты, удивительным образом сочетающие в себе невероятную жесткость и редкое обаяние. И дивного золотистого цвета глаза, в которые я бы никому не посоветовала смотреть слишком долго. По той причине, что они иногда отражали слишком много того, чего человеческий разум выдержать просто не в силах.
        Гм. Кажется, мой необычный друг, наконец, выбрал для себя подходящий образ?
        - Мне нравится, как ты выглядишь, - против воли улыбнулась я. - Если бы встретила такого мужчину два года назад, непременно бы влюбилась.
        - Я не человек, - пожал плечами Лин. - Так что влюбляться в меня нет смысла. Я не смогу дать смертной женщине то, что ей нужно.
        Я только хмыкнула.
        - А мне все равно. Я тебя люблю, несмотря на все твои недостатки.
        Лин, наконец, улыбнулся и выразительно посмотрел на балконную дверь.
        - Ты решила сделать мне комплимент, чтобы оттянуть неприятный момент подольше?
        - Все-то ты знаешь, - тут же помрачнела я, тоже покосившись на препятствие. - Сможешь вскрыть замки так, чтобы сигналки не сработали?
        Лин негромко щелкнул пальцами и выразительным взглядом указал на бесшумно открывшиеся створки.
        - Разумеется. Но если не хочешь, я могу сам.
        - Нет, - окончательно насупилась я. - За свои слова надо отвечать. Раз обещала вернуть, значит, верну. Подожди тут, пожалуйста. Я недолго.
        Глубоко вздохнув, будто перед прыжком в холодную воду, я еще раз напомнила себе о том, что действительно дала слово, и решительно вошла в незнакомое помещение. Там, как и следовало ожидать, было темно - хоть глаз выколи: ни факела, ни зажженной свечи... хотя оно и к лучшему. Хозяин, надеюсь, уже давно спит и десятый сон видит. Тогда как мне надо всего лишь заглянуть на минуточку, отдать ему одну вещь и так же тихо смыться, не оставив после себя никаких следов.
        Осторожно оглядевшись, я сделала несколько шагов, ища подходящее место для исполнения своей задумки. Оно должно было быть видным, часто посещаемым и относительно безопасным. Но справа виднелась только голая стена без единой полки; прямо, шагах в десяти, красовалась большая деревянная дверь; налево уходила собственно комната, которая по размерам едва ли уступала моим апартаментам во Дворце Четырех Владык, но даже в ней, несмотря на приличные размеры, с первого взгляда не нашлось ничего путного: большой книжный шкаф, два кресла, погасший камин, закрытое окно с широким подоконником... ага! Вот же оно!
        Увидев задвинутый в дальний угол массивный письменный стол, на котором, судя по царящему беспорядку, кто-то недавно работал, я удовлетворенно улыбнулась: отлично. Именно то, что надо. После чего полезла за пазуху и осторожно вытащила оттуда амулет - красиво ограненный сапфир на тонкой золотой цепочке. Тот самый. Королевский. Цепочка, правда, порвана, но это не страшно. Не думаю, что у Его Величества не найдется хорошего ювелира, чтобы восстановить все, как было.
        Камень, как и всегда, оказался довольно тяжелым и удивительно теплым на ощупь. Так и ластился к коже, так и просился остаться в ладонях еще на чуть-чуть... эх, как же давно я не брала его в руки. Уже почти забыла, как это бывает. Почти сумела избавиться от давней боли. Правда, от воспоминаний это не спасало, но, надеюсь, когда-нибудь и они перестанут меня тревожить.
        Я машинально погладила амулет, спасший мне жизнь, и с грустной улыбкой положила его на стол.
        - Все и все, Ваше Величество. Кажется, у этой сказки получился не слишком веселый конец. Я обещала его вернуть, и сдержала свое слово. Фаэс, правда, солгал, сказав, что амулет - его собственность, но это ничего не меняет, не так ли?
        Амулет в ответ потускнел и остыл, будто искренне огорчившись такому решению, а я быстро отвернулась и, больше не оглядываясь, поспешно направилась обратно, по пути настойчиво расставаясь с прошлым, уже думая о возвращении в Скарон-Ол и о том, что там меня с нетерпением ждут все мои десять... то есть нет, одиннадцать, конечно!.. кровных братьев. Наряду с остальными скаронами, которые, разумеется, уже знали о нашем возвращении; официальным посольством Северных лесов, пронюхавшим об этом чуть ли не до того, как мы с Лином заявились во Дворец; и целой делегацией эаров, которая после зачистки Благословенной благоразумно осталась в Скарон-Оле, чтобы решить несколько важных вопросов.
        Конечно, в Валлион я отправилась не сразу - сперва выяснила все насчет Невирона и искренне порадовалась, что братики взяли дело в свои руки, сумев избежать ненужных жертв. Решение об изоляции некромантов тоже активно поддержала. Свое мнение насчет Магистерии пока оставила при себе, еще не решив, доверять ей сведения о Дабараэ и его носителях или же поостеречься. Затем довольно заулыбалась, когда выяснилось, что даже по этому вопросу Скарон-Ол будет плотно курировать весь процесс, и, в общем-то, начала надеяться на то, что со временем мы сумеем интегрировать их обратно в общество. Не сразу, естественно. О полноценном мире пока слишком рано говорить, но уже то, что серьезного протеста со стороны Благословенной в отношении нашего вмешательства не возникло, а часть некромантов мы даже вернули на их законные места, уже было хорошо. Думаю, мы все-таки сумеем наладить отношения. Со временем. Точно так же, как в свое время мне удалось уладить вопрос со Степной нежитью.
        У нее в гостях я, кстати, тоже побывала. Снова порадовалась тому, что увидела. Полностью одобрила предложение Эа помочь с озеленением этих огромных пространств. И даже начала верить, что через пару-тройку лет там будет вполне приличная зелень, в которой мои новые подданные должны неплохо прижиться. С солнечным светом, правда, у них пока туговато, но потом они привыкнут. Я приложу все усилия, чтобы даже чувствительные хартары смогли приспособиться. А то, что это - чертова прорва работы и куча потраченного времени... плевать. Все равно лучше возиться с ними, чем бездельничать незнамо сколько лет на той искусственной поляне в Пустоте. Тем более, что мне, по большему счету, и заняться-то больше нечем.
        Кстати, Боги нас с Лином до сих пор так и не потревожили. Ни намека на возмущение, ни претензий, ни даже неласкового слова в наш адрес не прилетело. Ни явного, ни скрытого. Более того, буквально вчера у меня на тумбочке вдруг нашлось сразу два птичьих пера - ослепительно белое и угольно черное... и коротенькая записка со словами: "В мире нет ничего предопределенного"... так что, полагаю, мое возвращение на Во-Аллар не слишком их огорчило. Я, правда, не рискнула это проверять, поэтому перышки благоразумно не тронула: начинать новую Игру мне, честно говоря, совсем не хотелось. Вдруг это - провокация? Поэтому я просто подвесила "подарки" на веревочке у изголовья, а перед перед сном с лукавой улыбкой смотрела на то, как они мерно там раскачиваются от любого дуновения ветерка, и с нескрываемым удовлетворением думала о том, что, кажется, и в этом вопросе мы достигли, наконец, некоего компромисса.
        А что? Я им не мешаю, они меня не трогают... чем не красивое завершение долгой партии?
        Единственное, что меня слегка тревожило - это необходимость в ближайшее время посетить леса хвардов и миррэ. Но Лок и Мейром так настаивали на личном визите, что у меня не нашлось особых возражений, кроме самого факта, что слегка сдвинутые на почве Ишты оборотни могут повести себя несколько... неадекватно в моем присутствии. Раз уж порой даже они - привычные к моим Знакам - начинали вытворять форменные глупости, то чего ждать от остальных?
        Впрочем, ладно. Разберемся как-нибудь. А потом на Равнину надо будет смотаться. С Оленем поговорить по душам. Риа с Уром навестить. Поговорить с эарами по поводу выведения новой породы Фарлионских кошек... короче, дел полно. И с самым сложным из них я, наконец, покончила.
        Уже покинув кабинет и в самый последний момент услышав за спиной какой-то невнятный шум, похожий на то, как если бы где-то неподалеку вдруг зазвенела тонко натянутая струна, я сперва удивилась. В чем дело? Лин же обещал, что "сигналки" смолчат! Потом, конечно же, насторожилась и беспокойно обернулась, инстинктивно сделав шаг назад. Но почти сразу увидела стремительно разгорающуюся искорку портала и, вздрогнув, быстрее молнии кинулась к балкону, страстно уповая на то, что делаю это бесшумно, а пришедший по мою душу человек еще долго не поймет, что я вообще тут была.
        - Гайдэ! - тихо выдохнули мне в спину, заставив инстинктивно сжаться в комок и затравленно втянуть голову в плечи. Знакомый до боли голос... неверящий... страстный... бог мой, как же долго я его не слышала! - Гайдэ, постой! Пожалуйста, не уходи! Я должен с тобой поговорить!
        Блин! Да что ж он всегда так не вовремя?! Или тут стоят какие-то новые "сигналки", которые Лин не смог заглушить?!
        - Гайдэ!
        Я сжала кулаки и, с досадой прикусив губу, медленно обернулась. После чего встретила горящий взгляд своего преследователя и озадаченно замерла, потому что невесть откуда взявшийся здесь Эннар Второй выглядел довольно... странно. Растрепанный, будто только с постели вскочил, взъерошенный и откровенно взволнованный. Причем, не просто взволнованный, а по-настоявшему испуганный. Гм. Интересно, в чем дело? И откуда эта паника в глазах? Он что, меня ждал, сидя за дверью с зажженной свечой? Или, может, тут видеокамера вдруг появилась, раз он примчался посреди ночи, даже толком не одевшись?
        Как будто ему было что мне сказать и чем оправдаться.
        Но, надо признать, таким встревоженным я его никогда не видела. И дело было даже не в неестественном румянце, раскрасившем его загорелые скулы; не в лихорадочно горящих глазах, в которых застыло престранное выражение; не в распахнутой на груди рубахе и даже не в одном сапоге, надетом явно впопыхах и, кажется, даже на босую ногу. Просто... что-то изменилось в нем со времени нашей последней встречи. Что-то словно бы... не сломалось, нет... но явно стало иным. Более человечным. Искренним. Настоящим. В нем будто появилась какая-то непривычная, живая нотка, исчезла прежняя холодность и, насколько я могла почувствовать, внезапно растаял тот тяжелый, неимоверно острый на гранях кусок льда, который не так давно тяготил его душу.
        Столько огня было теперь в его взгляде... столько тревоги, недоверия и, вместе с тем, безумного облегчения. Так много чувств, которые он всего полгода назад упорно отрицал... и так легко открыл их передо мной сейчас, буквально приглашая посмотреть и убедиться, что все это - правда. Причем, все случилось так неожиданно, что на какой-то миг я действительно растерялась. И только когда заметила, наконец, пылающий всеми оттенками синего амулет на его груди, которому вторил точно такой же амулет на столе, с какой-то детской досадой вдруг поняла, как именно он меня нашел.
        Ну Фаэс... вторая подстава за вечер! Имей в виду, я тебе это припомню!
        - Гайдэ! - в третий раз выдохнул Его Величество, с жадностью разглядывая мое озадаченное лицо. Да, сегодня я не надела маску - посчитала это лишним, так что теперь он мог без помех рассмотреть все, что хотел. В том числе, мои отросшие волосы, которым Лин вернул почти прежнюю длину; потемневшие радужки, которые больше не были похожи на разноцветный калейдоскоп, а стали серыми, как прежде, и почти что обычными; короткую куртку, накинутую поверх вызывающе белой рубахи; удобные штаны и даже сапожки с очень мягкой подошвой, которая умела прекрасно скрадывать звуки шагов.
        - Добрый вечер, Ваше Величество, - сухо сказала я, старательно заталкивая некстати появившуюся тревогу подальше и пытаясь не смотреть на его пылающее, но все еще безумно привлекательное лицо, в котором больше не осталось ни капли прежнего высокомерия. - Прошу прощения за поздний визит, но я уже ухожу и больше вас не потревожу. Так что всего хорошего.
        - Подожди... пожалуйста... - у короля внезапно охрип голос. - Ты же обещала... всего один разговор!
        Да, обещала. Фаэсу. И именно один-единственный разговор. Я ведь тогда сказала: "если будет время"... а времени у меня сейчас, как назло, оказалось выше крыши. Блин. Действительно, как же не вовремя принесла меня сегодня нелегкая в этот замок! И обещание дано - не отвертишься. Но откуда это известно ЕМУ?!
        - Не уходи, - снова попросил Его Величество, пытаясь подойти ближе. - Прошу тебя, останься.
        - О чем вы хотели поговорить, Ваше Величество? - неохотно откликнулась я, благоразумно отступив на шаг.
        - Обо всем... и о тебе, в первую очередь, - с несказанным облегчением перевел дух король. - Я знаю, что тебе сейчас нелегко, но позволь мне все объяснить.
        Я подавила тяжелый вздох и отвела глаза.
        - Вы уверены, что мне это нужно?
        - Да, - твердо посмотрел Эннар Второй, постепенно обретая прежнее хладнокровие. - Иначе ты не пришла бы сюда сегодня.
        - Я пришла, чтобы вернуть вашу вещь. Ни для чего больше. И совершенно не горю желанием ворошить прошлое. Что было - то было. Что прошло, того уже не вернуть. А я... наверное, мне действительно лучше уйти. Я совсем не хочу повторения нашего прошлого разговора.
        - Я не хотел сделать тебе больно, - тихо сказал король, тщетно пытаясь поймать мой взгляд.
        - Да, - сухо кивнула я. - Конечно. Вы очень сожалеете и больше никогда не повторите подобной ошибки. Я рада. Но давайте не будем лгать друг другу и просто расстанемся, а? Зачем вам лишние проблемы?
        - Я не лгу, Гайдэ, - еще тише отозвался он. - Ты ведь можешь это почувствовать.
        - Может, и могу. Хотя это уже неважно.
        - Ты не хочешь меня даже выслушать...
        - Так вы ж ничего и не говорите!
        - Я давно сказал... только ты не услышала, - голос короля опустился до хриплого шепота, а в глазах появилась непонятная боль. - Был рядом, хотя ты этого даже не заметила... да, я ошибся - это правда, но не в том, в чем ты меня обвиняешь. Я всего лишь долго сомневался. В тебе. В себе. В том, что случилось между нами... но даже тогда, поверь, я не хотел тебя обидеть. Мои поступки были продиктованы, в первую очередь, интересами страны, которую я просто не могу предать. По этой же причине я когда-то даже пытался тебя использовать, зато теперь... очень сожалею об этом. Жалею, что позволил допустить в отношении тебя огромную несправедливость. Не успел ее предотвратить. Поверил чужим словам. Отмахнулся от сомнений. И не пришел к тебе много раньше, чтобы загладить эту вину. Да, я совершил ужасную ошибку, ты совершенно права в том, что перестала мне доверять. Но я уже расплатился за это сполна. И прошу сейчас только об одном: выслушай до конца. Останься... и, если это возможно, попробуй хотя бы понять...
        Я покачала головой и отступила еще на шажок, почти добравшись до балконной двери, которая, кстати, почему-то оказалась закрытой. Его Величество, странно побледнев, до скрипа сжал кулаки, а затем настойчиво качнулся следом. Видимо, уповая на то, то мне просто некуда идти.
        Впрочем, мне не было страшно. Отнюдь. И Эннара Второго я тоже не боялась. Более того, уже доподлинно знала, что на Тихом Плато это было не его заклятие, и потом, у Врат, он тоже был не при чем. Это не он пытался меня убить... по крайней мере, тогда. И он не имел никакого отношения к деятельности недавно почившего господина Георса, о чем мне не так давно с уверенностью поведали братики. При всей своей проницательности и предусмотрительности он, как ни странно, даже понятия не имел, что рядом притаилась такая здоровенная гадюка. Наставник все-таки... с самого детства его растил... учил... а потом и родителей попытался ему заменить... гм. Предварительно от них же и избавившись...
        Наверное, тяжело было сознавать это, когда правда неожиданно вскрылась? И трудно потом смотреть на собственное отражение, хорошо понимая, что оказался обманут, предан и оболган тем самым человеком, которому ты когда-то безгранично доверял?
        Кажется, теперь в душе у Эннара Второго осталась глубокая рана. Правда, немногие знали о ней. И еще меньше народу было в курсе, кто же такой Темный Жрец - на Совете, который случился после уничтожения последней Пирамиды и который я, разумеется, пропустила, было принято единогласное решение избавить Церковь от страшного позора и не смущать умы простых граждан шокирующей правдой. Пусть люди остаются в неведении. Пусть не зародится в них презрение к священникам и не перенесется многолетняя ненависть к некромантам на тех, кто, несмотря ни на что, продолжал стремиться к светлому, чистому и правильному. В конце концов, Георс действительно много сделал для страны и Церкви. Так что пусть уж лучше считают, что он пал во имя того, во что верил. Так, наверное, будет лучше для всех.
        Жаль, конечно, что я сразу не подумала, что ал-тар тоже был магом Разума. Хотя, если хорошенько вспомнить, мне сказали об этом почти впрямую. Именно Фаэс, кстати, проболтался, что Эннара Второго обучает господин Георс. А как он мог обучать, если не имел отношения к магии? И если все вокруг были на сто процентов уверены, что многоуважаемый священник вообще ею не владеет? Вот именно. Но я тогда была слишком растеряна, чтобы увидеть эту нестыковку и вовремя сообразить, что маг Разума это автоматически значит - Дабараэ. А Дабараэ означает и магию смерти. Тогда как магия смерти... ну, в общем, понятно. Наверное, если бы я уже тогда задалась этим скользким вопросом, может, и не было бы всего этого. И не стояла бы я сейчас тут, как дура, не зная, как избежать этого тяжкого разговора. А король...
        Хм... а что - король? Братики сказали, что он, вопреки ожиданиям, узнав правду, повел себя достойно. Материться - громко не матерился. По крайней мере, на людях. Церковь гнобить вроде не собирался. Карающих, разумеется, придержал. Своих приближенных поголовно проверил, хотя, насколько мне известно, приспешников ал-тара не нашел. В освобождении Невирона участвовать тоже не отказался. Посильную помощь пострадавшим от набегов нежити невиронцам его маги тоже оказали, и даже в отношении к некромантам наметился явный перелом. Чего ему это стоило, правда, никто не знал. Даже братики. Да и я, если честно, над этим вопросом особо не задумывалась. Вернее, я ОЧЕНЬ старалась не эту тему вообще не думать. Потому что любые размышления - это, в первую очередь, сомнения. Сомнения неизменно приводят к рождению надежды. А надежда - это такое коварное чувство, которое имеет отвратительное свойство рушиться в самый последний момент.
        А я к этому совершенно не была готова. И не была готова снова испытать все то, что мне довелось пережить по вине этого человека. Может, конечно, это и не со зла. Может, все произошедшее действительно было нелепой случайностью, и тот предательский удар, из-за которого у меня случилось столько трудностей, был просто одной огромной, чудовищной и, к тому же, нашей общей ошибкой. Но поверить ему во второй раз я бы не рискнула. Несмотря даже на то, что когда-то по косточкам разбирала мотивы и даже пришла к выводу, что действительно могла его спровоцировать. Однако, даже если и так, тот поступок все равно не делает ему чести. Более того, я крайне настороженно отношусь к мужчинам, способными с такой легкостью потерять над собой контроль. Ведь если это случилось однажды, то когда-нибудь повторится снова. А постоянно ждать этого, сомневаться и подспудно ощущать себя на острие чужой магии я совсем не хочу. Тем более, помня о том, что однажды из-за нее едва не погибла.
        Впрочем, это - мои заморочки и подозрения. А может, уже даже не заморочки, а полноценные страхи и комплексы. Может, и стоило бы махнуть на все рукой и хотя бы сделать вид, что слушаю. Может, и стоило рискнуть задержаться. Но я так долго пыталась все это забыть... так много для этого сделала... так безжалостно уничтожала самые светлые свои воспоминания, отчаянно не желая их помнить... что, наверное, теперь эту память лучше не теребить. Не стараться понять. Не раскапывать надежно похороненный бункер. И не пытаться снова воскресить прошлое. Просто отпустить его и забыть, чтобы со спокойной совестью идти дальше.
        К тому же, Эннар Второй был прав насчет моей растущей эмпатии, поэтому и сейчас, даже с расстояния в несколько шагов, я отчетливо слышала отголоски той бури, которая бушевала в его душе. Причем, непонятной мне бури. Необъяснимой. Удивительно похожей на то, как если бы он действительно мучился и в кои-то веки рискнул предстать передо мной без любимой маски... но нет. Не надо гадать. Иначе это плохо кончится. Ведь надежда - на редкость упрямое чувство. Она даже сейчас настойчиво не хотела уходить. Она так долго цеплялась за жизнь, что это уже просто неприлично. И я почти ненавижу ее за это. Почти презираю себя за слабость и за невесть откуда взявшееся желание поддаться настойчивым уговорам. Вот только, кажется, я больше не смогу пережить свою смерть. От меня и так осталась только половина. Поэтому лучше уйти сейчас, чем еще раз оказаться в той бездне, из которой я совсем недавно начала потихоньку выбираться.
        - Гайдэ... - Его Величество, явно не желая меня отпускать, опрометчиво шагнул вперед, одновременно протягивая руку, и внезапно оказался так близко, что при желании я могла бы услышать его мысли. Но я лишь вздрогнула, едва обжегшись о чужие эмоции, инстинктивно шарахнулась прочь и, чуть не вышибив дверь, опрометью вылетела на балкон, наконец-то, оказавшись в надежных объятиях друга.
        Лин даже спрашивать не стал, что между нами произошло: мое беспокойство и без того заставило его преобразиться, раздаться в плечах, снова обзавестись когтями и острыми клыками. Не отдавая себе отчета, он машинально приобрел ту форму, в которой пребывал когда-то в Подземелье и которая была просто создана для смертельного боя.
        - Уходим, Лин, - прошептала я, стараясь не думать о том, что подумает король при виде Высшего демона. - Идем домой. Думаю, нам здесь больше нечего делать.
        Почти сразу мою макушку обжег поток раскаленного воздуха. Потом что-то хлопнуло, угрожающе заворчало... я с облегчением ощутила, как мои плечи закрывают теплые, мягкие крылья, и устало прикрыла глаза. После чего мир разлетелся на тысячи кусочков, а мучительные сомнения, наконец, перестали меня тревожить.
        Хотя бы на какое-то время.
        Надо сказать, путешествия в Тени - довольно опасное занятие. Тем более, в компании раздраженного демона. Но я за последние дни так к ним привыкла, что даже дискомфорта уже не замечала и мгновенный перелет в Харон, на нашу любимую поляну, восприняла как должное. Правда, я думала, мы вернемся в Скарон-Ол, но Лин, видимо, расценил слово "домой" именно так. И по прошествии некоторого времени я вынужденно согласилась, что он действительно прав, потому что преобразившийся Харон по-настоящему стал нам родным. Здесь мы обрели свою первую силу. Здесь же нашли друзей. Здесь впервые ожили мои драгоценные братья и здесь я сама обрела понимание того, кем же на самом деле стала.
        Вот только именно сегодня это понимание почему-то не приносило облегчения. Впервые за долгое время мягкая тишина подвластного мне леса не смогла подарить желанного успокоения. Я весь остаток ночи не могла найти себе места. Недолгий разговор с королем умудрился так разбередить старые раны, что я никак не могла угомониться. До самого утра промучилась сомнениями, убеждая себя, мысленно повторяя раз за разом одни и те же аргументы, настойчиво споря, возражая, обвиняя, пытаясь не сожалеть... но так и не обрела душевного равновесия. Потом честно попыталась уснуть, потому что время действительно было позднее, однако сон упорно не шел. Тогда я осторожно, стараясь не разбудить Лина, поднялась и ушла в Харон, силясь хотя бы среди молчаливых деревьев и беззвучно поющей листвы, обрести привычное спокойствие. Но и там, гуляя среди поросших густым мхом великанов, долго нервничала. Без причины раздражалась на некстати пролившийся дождик. Металась по округе, как раненый зверь, тщетно пытаясь выразить то, что никак не давало покоя. Пробовала сформулировать это непонятное чувство, но, как ни старалась, не могла его
даже четко обозначить. А под конец, безумно устав от роящихся в голове мыслей, уселась на берегу первого попавшегося озера и в отчаянии закрыла лицо руками.
        Боже, да что со мной такое?!
        Что происходят, если я уже приняла твердое решение? Почему, уверенно держась рядом с НИМ, я, едва вернувшись, тут же растеряла всю свою недавнюю стойкость? Почему, едва прикрыв глаза, до сих пор вижу его уставшее лицо? Ощущаю на себе полный безумной тревоги взгляд? И постоянно слышу упорно повторяющиеся слова, от которых болезненно сжимается сердце?
        Он ведь предал меня, разве нет? Когда-то он сказал, что я ему безразлична. Сперва едва не убил, подозревая в каком-то нелепом заговоре, а после пытался силой вырвать правду у моих побратимов. Еще тогда, в Скарон-Оле, когда мы всей командой объяснялись перед Советом... я помню, как скривился от внезапной ментальной атаки Дей. Помню, как неприятно это резануло меня. Прекрасно помню, что не дождалась потом ни единого объяснения этому тревожному факту, из-за чего впервые ощутила разочарование. Признаться, не таким я представляла себе человека, который подарил мне когда-то настоящее чудо Эйирэ. Не таким его видела, когда доверчиво приоткрывала свою маску. Когда спрашивала о причинах, когда еще хотела понять и услышать. Когда верила ему. Ждала ответного жеста. Надеялась. Мечтала. Отчаянно не желала разрушать очарование сказки. И что получила взамен? Только хлесткую пощечину, от которой до сих пор не могу толком оправиться. Колючий взгляд, способный убить на месте. Искусное сокрытие фактов, которое говорило о прекрасной подготовке к моему приходу. И тщательное планирование ситуации, о которой я тогда, к
сожалению, не имела никакого понятия.
        И вот после этого я все еще сомневаюсь?!
        Я с тоской прикрыла глаза и поняла, что это выше моих сил. Факты фактами, правда правдой, но мне все равно что-то упорно не дает покоя. Проклятое сердце, закованное в надежную с виду броню, снова жестоко ноет. Мне тяжело. Мне неуютно тут. Все время хочется куда-то сорваться и бежать что есть сил, чтобы вытравить эту опасную ересь, выбить из себя эту предательскую слабость. Вернуть уверенность. Убедить себя в том, что поступаю правильно. Заставить снова забыть. Похоронить воспоминания обратно в проклятом бункере, в самом далеком уголке моей уставшей души. И больше никогда, ни по каким причинам к нему не приближаться. Потому что я знаю - моя боль все еще живет внутри. Все еще плачет. Царапает ногтями железные стены. Беззвучно кричит, тщетно надеясь на то, что ее услышат. И никак не хочет понять, что ей давно пора умереть.
        Но почему же мне тогда так больно?
        Почему я сижу тут и едва сдерживаюсь, чтобы не закричать с ней в унисон? Что меня держит? Что заставляет раз за разом вспомнить этот дурацкий разговор? Анализировать, вслушиваться в слова, искать спрятанный в них смысл?
        Я давно сказал... только ты не услышала...
        Был рядом, хотя ты этого даже не заметила...
        Поверил чужим словам. Отмахнулся от сомнений...
        Но уже расплатился за это сполна...
        Что он пытался мне сообщить? Чего хотел добиться, если я точно знаю, что в самый важный момент моей жизни его рядом не оказалось? Чем он помог, когда я умирала в Степи? И зачем тогда вся эта ложь, если он совершенно точно знал, что при желании я действительно могу... иногда... абсолютно точно это почувствовать?!
        - Потому что это не было ложью, - тихо сказал Лин, неожиданно появляясь из темноты и бесшумно опускаясь передо мной на землю. - И потому, что сейчас ему действительно очень больно... точно так же, как и тебе.
        Я несильно вздрогнула.
        - Вы - люди - странные создания. Можете преодолеть любые преграды, многое вынести, почти со всем справиться... но почему-то не способны услышать друг друга. Вам так много дано... столько возможностей, решений, столько открытых дорог... но вы выбираете именно ту, что не для вас предназначена. Почему так происходит? Почему вы перестаете доверять своему чутью? Почему не верите даже собственному сердцу, когда оно ясно говорит, что делать? Я прожил много тысячелетий, Гайдэ, многое видел... и в жизни, и в смерти, на Небе и в Подземельях... но до сих пор не прекращаю задавать себе этот вопрос. А сейчас, глядя на тебя, мне почему-то становится грустно.
        - Да и мне совсем не весело, - криво улыбнулась я, неохотно отнимая руки от лица. - Никак не могу понять, в чем дело. Что со мной происходит?
        - Понять несложно, - так же тихо отозвался Лин. - Вопрос в том, готова ли ты к правде? Особенно к такой, которую совсем не хочешь услышать?
        - А что я могу услышать нового? - печально спросила я. - Думаешь, мне нужны его извинения?
        - Нужны. Пожалуй, больше, чем даже Знаки. Хотя на самом деле Эннару Второму не за что перед тобой извиняться.
        - Что? - во второй раз вздрогнула я. - Ты считаешь, не за что?!
        - И ты так считаешь, - вздохнул Лин. - Вернее, ты это уже знаешь. И довольно давно. Но разум говорит, что это невозможно... разум утверждает, что сердце лжет..
        а сердце лгать не умеет, Гайдэ. Никогда. Именно поэтому тебе сейчас тяжело.
        Я растеряно моргнула.
        - Прости, я не поняла, что ты сейчас сказал...
        - Ты видела это, - теплые золотистые глаза пытливо заглянули в мое лицо. - Ты смотрела и на его душу тоже. Там, в Степи, как раз возле Врат. Когда мы были с тобой едины, а чужие мысли лежали перед нами, как на ладони. Это исконное свойство айри, милая. Мое свойство. Вернее, той моей части, которая в тот момент, наконец, пробудилась и полностью осознала себя. Именно в ту ночь ты на какое-то время стала мной. Ты видела все, что видел тогда я. Чувствовала. Понимала. Слышала. Обладала всеми моими способностями. И ты совершенно точно знаешь, что Эннар Второй не делал того, что причинило тебе столько боли.
        Я нахмурилась.
        - Когда такое было? Хоть убей, не помню. Там была только голая Степь, дохлый демон, удар, копье... а потом я сразу оказалась в Пустоте, и ты сообщил, что мы все-таки победили. Тогда как все остальное... видно, меня так капитально вырубило, так что после того, как ты меня оцарапал, я не помню НИЧЕГО ВООБЩЕ!
        - Ты просто не хочешь вспоминать.
        - Что значит, не хочу?!
        Лин бережно взял мои руки в свои горячие ладони и мягко улыбнулся, а потом повторил:
        - Именно что не хочешь. Потому что это значило бы, что ты ошиблась дважды. Сперва в НЕМ. Потом в себе. И что на самом деле он так же дорог тебе сейчас, как ты безмерно дорога ему. Это любовь, Гайдэ... поверь мне, это - всего лишь любовь, которая до сих пор тлеет в твоем сердце, никуда не желая исчезать. И происходит это лишь потому, что у нее нет для этого никаких оснований. Кроме твоих заблуждений, страхов и, наверное, неуверенности в себе?
        Я неверяще замерла.
        - Лин...
        - Это не ошибка, Гайдэ, - снова улыбнулся мой ангел-хранитель. Тепло, ласково и чуточку грустно. - Просто мне хотелось, чтобы ты сама это поняла. Сама подошла к правильному решению. Но в твоей голове сейчас слишком много сомнений, тревог, печалей и застарелой боли, которую тебе причинили с далеко идущими умыслами. Когда-нибудь, конечно, ты и с этим разберешься. Со временем. Однако тогда уже ничего нельзя будет изменить. А сейчас еще есть шанс. У вас еще есть общее будущее. И чтобы оно все-таки появилось... позволь, я помогу тебе вспомнить?
        Попав под пристальный взгляд нечеловечески мудрых глаз, я завороженно кивнула. После чего мои руки обожгло огнем, а в мыслях снова воцарился полнейший сумбур.
        Глава 23
        - Скажи, Лоран, ты веришь в судьбу? - внезапно спросил Эннар Второй в наступившей томительной тишине.
        - Не знаю, сир, - озадаченно ответил Лоран да Миро, силясь понять, что за меланхолия вдруг напала на сурового сюзерена. Странное с ним что-то сегодня творилось. То едва не рычал, потом цедил слова сквозь зубы, а теперь вдруг отвлекся и спрашивает какие-то глупости. К счастью, кабинет, если не считать их двоих, был совершенно пуст, так что удивляться этим непонятностям некому. К тому же, приближающаяся ночь и правда настраивала на лирический лад. Тихо потрескивал огонь в камине, снаружи мерно барабанил по окнам дождь... отчего бы и не поговорить по душам? Тем более, если Его Величеству станет от этого легче?
        - А как бы ты сказал: что такое верность? - неожиданно задал второй непонятный вопрос король.
        - Простите, сир? - откровенно растерялся лорд Лис. - Э-э... ну... наверное, я бы сказал, что это... прежде всего, преданность. Своей стране. Какой-то идее. Своим принципам, идеалам, королю...
        - А женщине?
        Ах вот в чем дело... по губам старого лиса скользнула понимающая улыбка.
        - Ну... да. И женщине тоже. Если она тебе дорога, конечно. Женщины, они такие... любят выдумывать для себя всякие глупости. Иногда милые, иногда не очень. Однако посмей только назвать это глупостями, как они тут же готовы обидеться и отвернуться. Пожалуй, женщины - самая большая загадка в этом мире, сир. Самая необычная его тайна, которую мы всеми силами стараемся разгадать. А не так давно одна известная вам леди вообще заставила меня почувствовать себя... кхм... полным дураком. Уж простите за прямоту.
        Король странно наклонил голову и снова задумался. Правда, отметил краешком сознания, что старый лис все-таки умудрился прочитать записку, но смолчал. Не пожелал реагировать на эту мелкую выходку. Сейчас в его душе бурлили яркие воспоминания, сомнения, чувства. Настолько сильные, что это делало неважным все остальное.
        Как ни удивительно, но он, привыкший полагаться только на беспристрастный разум и жесткую оценку, сейчас совершал самую нелепую ошибку в своей жизни: смотрел в темноту, тратил драгоценное время и настойчиво вспоминал, рассматривая крохотные кусочки мозаики, сотканные из обрывков недавних событий, с такой осторожностью и трепетом, как если бы они могли бесследно исчезнуть.
        Он вспоминал тот далекий день, когда увидел самую удивительную женщину, какую только встречал в своей жизни. Ее необыкновенные глаза, мягкий голос, в котором чувствовалась хорошо продуманная, манящая кротость. Лукавую улыбку, за которой скрывалось так много недосказанного. Небывалую легкость движений, поразительную уверенность в себе и необъяснимую, редкую для женщины стойкость, с которой она встретила тогда его тяжелый взгляд... а ведь он был раздражен, обнаружив в ее руках свою законную собственность. Неприятно удивлен обманом Гая. Слегка растерян. Озадачен. И... да, все-таки зол. На нее, на нее хитроумного брата, на то, что события пошли совсем не по тому пути, который был им уготован... вот только она словно ничего не заметила. Не испугалась. И держалась так уверенно и твердо, что это поневоле заставило призадуматься.
        Его Величество вспомнил также и бал, на котором опрометчиво рискнул испытывать ее терпение. Жесткий отпор, больше похожий на ответный удар. Изящное обманное движение, вежливый реверанс, и... вот он уже один. Стоит, как глупец, посреди толпы, тщетно стараясь избавиться от ощущения непоправимой ошибки. Она уходила из зала так решительно, что в какой-то момент ему показалось - навсегда. В ослепительно белом платье, с гордо поднятой головой... нарушая все известные законы, оставив без внимания правила этикета... грациозная, как лань, и непримиримая, как горная кошка... хрупкая, как статуэтка, но исполненная такой внутренней силы, что перед ней беспрекословно расступались все без исключения присутствующие. И даже верный Тим-Тим... старый друг... преданный телохранитель... вопреки полученному приказу, не рискнул не подчиниться ее требовательному взгляду. И это было так неожиданно, что король далеко не сразу нашел нужные слова, чтобы ее остановить.
        А дальше... ох, с каким же непостижимым искусством она вела разговор с его сторонниками. Как тонко играла, как изящно обходила поставленные ловушки. Как ловко уклонялась и красиво маневрировала на самом краю пропасти, будто насквозь видела все их намерения и планы. Она снова восхитила его своей поразительной стойкостью. Удивила, ошеломила, ненавязчиво пристыдила, а затем сумела сделать так, чтобы и после своего ухода оставшиеся в замке буквально с ног сбились, пытаясь выяснить, как она вообще туда попала. И, главное, каким волшебным образом потом исчезла.
        Загадка... эта женщина уже тогда казалось ему изумительно сложной загадкой. Той самой, над которой его пытливый ум бился на протяжении нескольких недель, тщетно пытаясь подыскать подходящий ключик. Но кто она на самом деле? Откуда взялась? Где могла родиться такой независимой и гордой? Кто научил ее не склонять головы даже перед королями? Как связана с Фантомами, наконец? И что в действительности привело эту необыкновенную леди в Рейдану?..
        Однако ответов, как ни старалась Тайная Стража, не было. Целый месяц пролетел, как один день, а эта удивительная женщина так и не раскрыла ему всех своих тайн. Не помогала даже круглосуточная слежка, прослушка, вездесущие соглядатаи, которых захваченный таким же нездоровым азартом да Миро умудрился запихнуть во все места, где леди изволила появиться хотя бы один раз. Они слушали все ее разговоры. Как два шпиона, следили за ее передвижениями. Искали подвохи. Пытались подкупить слуг. Использовали все возможные рычаги, кроме самых грубых... и - ничего. Почти ничего не прояснилось, пока необычная гостья сама не соизволила сообщить им шокирующее известие.
        "Ишта, - со смешанным чувством думал король, с необъяснимой нежностью вспоминая недолгий ужин в загородном доме ал-тара. И совместный спуск по крутому холму, где она опять показала себя с неожиданной стороны. Особенно тот миг, когда внутри впервые уколол необъяснимый страх за нее, и когда он впервые смог ее обнять, неожиданно оказавшись удивительно близко. - И все-таки Ишта... невероятно! Но она - достойный противник. Недоступная. Сильная. Смелая. И отнюдь не боящаяся рисковать"...
        Неугомонный да Миро, почувствовав себя лишним, тихо и незаметно покинул кабинет, но король не обратил на это внимания. Глядя в окно, он все еще настойчиво вспоминал, шаг за шагом повторяя тот путь, который привел его к нынешнему непонятному самочувствию. Потому что всего за три сравнительно коротких встречи Гайдэ сумела разозлить, ошеломить и удивить его донельзя. Она живительным ураганом ворвалась в его спокойную жизнь. Взбаламутила разум. Растревожила сердце. Заодно, разрушила все устои, поломала все правила и искусно уклонилась от всех ответных нападок, вызвав неподдельное уважение, восхищение и даже искреннюю зависть.
        Какая женщина... бог мой, какая великолепная женщина!
        Именно тогда он, наверное, впервые подумал о том, какая из нее могла бы получиться изумительная королева... а потом произошло покушение. Леди бесцеремонно оглушили, нагло похитили и насильно держали взаперти, намереваясь в скором времени принести в жертву. И где? Под самым его носом! Его гостью! Его великолепнейшую, все еще нерешенную загадку, которая неожиданно захватила его, как мальчишку.
        Первой реакцией короля на правду стало недоумение... кто посмел?!... потом появилось раздражение, смешанное с недоверчивым удивлением при мысли о том, что даже такая сильная личность, как леди Гайдэ, тоже оказывается, может быть уязвимой. Затем на него нахлынул безотчетный страх. Пока еще слабый, но стремительно набирающий силу. Страх за нее. За то, что сломают. Сомнут грубой силой, в мгновение ока уничтожив все то, что его восхищало. А значит, лишат его удовольствия от новых словесных поединков. Испортят эту удивительную красоту. Стопчут грязными сапогами. Вырвут с корнем редчайший цветок.... а потерять его безвозвратно всего лишь по вине каких-то мерзавцев, решивших, что им все сойдет с рук...
        Это был настоящий вызов, который Эннар Второй просто не мог не принять. Тот самый вызов, который, наряду с высшими интересами, неожиданно приобрел и личные мотивы. И вот тогда Рейдана вздрогнула. Вот тогда по городу прошла целая волна обысков и облав. Вскрывались дома, вышибались двери, ищейки да Миро бесцеремонно хватали всех, кто хоть как-то мог пролить свет на это дело. Лорд Усатый Лис, получив полную свободу, свирепствовал почти дюжину дней. Причем, с таким размахом, что жители столицы отчетливо учуяли запах жареного. Узнав о зачистках, верха судорожно принялись отыскивать и охотно выставили на всеобщее обозрение даже самые мелкие свои грешки, дабы их не заподозрили в крупных; низы испуганно притихли, опасаясь, как бы череда облав не превратилась в незаметную простому глазу, но безжалостную, кровавую войну. Простолюдины шарахались в стороны от неприметных людей в черном, которые в считанные дни наводнили улицы столицы. Нищие, чующие беду, как крысы, оттуда просто испарились. Как по волшебству, прекратились даже мелкие кражи. Полностью сошли на нет убийства. Те, кто воровал, поспешили зарыться
в свои норы. Кто брал взятки, поспешно выворачивали карманы, молясь, чтобы в них не отыскали крамолы...
        Как много было приложено усилий, чтобы выяснить всю подноготную этого прискорбного случая. Как вертелся ужом да Миро, подняв на дыбы всю округу в поисках истинных заказчиков. Как недовольно роптала знать, когда многие уважаемые семьи подверглись пристальному вниманию Тайной Стражи. Но как покорно сникли даже самые именитые, когда стало известно, что за расследованием стоит сама матушка-Церковь.
        Вот только все оказалось тщетно: меры все равно запоздали. Буквально на день... если не на пол-дня... но главные виновники уже успели ускользнуть, а те слабые следы, которые еще сохранились, оказались погребены под толстым слоем пепла, оставшимся на месте прибежища некромантов.
        Эннар Второй уже не помнил, от кого и в какой именно момент узнал, что в столице объявились Фантомы. Нет, предположения были и раньше, но доказательств пока не хватало. А тут их увидели всех вместе. Пробравшихся в город, как воры. Сделавших свое черное дело и, как специально, уничтоживших все вероятные улики. Как же зол он был, когда явился требовать у одной хорошо известной леди объяснений. Как решительно держал свою позицию, намереваясь добиться немедленных результатов. Как сильно желал в тот момент видеть перед собой не хрупкую девушку, а упрямого наглеца, посмевшего выдвигать ему свои условия. Какое раздражение испытал, когда оказалось, что сестра в упрямстве ничуть ему не уступает. И как неожиданно растерялся, когда оказалось, что ради него она рисковала не только своей репутацией, но и резко пошатнувшимся здоровьем.
        Пожалуй, тот шумный вечер он не смог бы забыть никогда: ее бледное лицо, из которого буквально на глазах уходила жизнь... безвольно упавшее тело, подозрительно быстро расплывающееся пятно на испорченном платье... горестный вой необычного фэйра, оказавшегося невосприимчивым к наведенной магии; встревоженные крики скаронов; странные следы на полу, похожие на смесь "синьки" и человеческой крови... затем - ее сдавленный шепот, в котором едва угадывалось нарастающее отчаяние... решительный приказ, резкий всплеск чужой магии, едва не опалившей ему дейри... наконец, отвратительный запах горелой плоти и полубезумный крик, от которого его бросило в холодный пот.
        За свою жизнь он видел немало крови. Участвовал в войнах. Убивал. Насильно вытягивал правду, ломая чужие разумы, и, благодаря личному палачу Лорана да Миро, весьма неплохо разбирался в пытках. Но та ночь еще долго возвращалась к нему в кошмарах. А испытанное тогда иррациональное чувство страха упорно не хотело проходить.
        Однако когда он увидел ее снова - бледной, уставшей, тщательно скрывающей свою слабость, именно тогда и осознал, что все эти странные чувства, так неожиданно всколыхнувшие его душу, возникли неспроста. Что есть в этой женщине что-то еще, кроме нерешенной загадки. Что-то, что привлекло его внимание раньше и заставляло отчаянно сомневаться сейчас, стоя на расстоянии вытянутой руки, но никак не решаясь прикоснуться. Что это за странное чувство? Откуда взялся этот необъяснимый трепет? Почему, вместо того, чтобы закончить допрос, он развернулся и, подспудно опасаясь повторения истории, просто молча ушел? Почему не пожелал снова увидеть ее слабость? Почему испугался заново ощутить ее боль? И почему вплоть до самого бала жил лишь одними воспоминаниями и смутной надеждой на невероятное, почти невозможное чудо?
        Но она подарила ему это чудо: в самый последний момент все-таки пришла... порадовала напоследок своим присутствием. И это был именно тот бесценный подарок, которого Эннар Второй с такими нетерпением ждал - танец... волшебный, страстный и поразительно многословный танец, который сказал ему очень многое. Который заставил его увидеть истину, помог понять ее лучше. Потому что она действительно говорила с ним в этом танце. Объясняла. Показывала. Звала. И он услышал. Почувствовал. Был готов в любой миг занять место ее таинственного партнера. С радостью подхватил бы эту захватывающую игру, стал ближе, принял бы ее как равную, чтобы затем повести дальше, осторожно поддерживая под руку и оберегая от всего, что могло бы встретиться на пути.
        Он сказал ей об этом почти открыто, когда, поддавшись странному порыву, привел в Оранжерею. Сказал, глядя глаза в глаз, страстно надеясь на то, что и она услышит. В его словах не было фальши, лукавства или игры. Стоя под сенью реликтовых деревьев и впервые за много лет слушая собственную, смятенную душу, он просто не смог бы солгать. И она, как ему казалось, тоже вряд ли сумела бы обмануть. Слишком уж искренним был ее необычный танец. Слишком красноречивы глаза. И слишком громко стучало ее взволнованное сердце, когда он впервые позволил себе его коснуться.
        Вот только как быть, если времени совсем не осталось, а торопить события не хочется? Как быть, если разбуженная танцем душа просит об одном, но разум неумолимо отсчитывает мгновения до отъезда? Что делать, если хочется остаться рядом с одной единственной женщиной, хорошо понимая, что никто, кроме нее, уже не нужен; бережно перебирая ее золотистые локоны, слушая ее волшебный голос и с тихой радостью впитывать каждый момент нечаянной близости, всю прелесть которой, как выяснилось, он по-настоящему познавал впервые?
        Правда, он умел ждать. И умел смиряться с обстоятельствами. Поэтому, вместо того, чтобы настаивать, король все-таки попытался дать ей свободу... ту самую свободу, которую она так ценила. Дал время на раздумья. И ей, и себе. Отказался спешить. Отступился. Ушел, оставив растерянной Гайдэ родовой амулет - как залог своей искренности и серьезных намерений. Всего лишь подарок. Простой сувенир, об истинных свойствах и ценности которого она не имела никакого понятия. Но он не смог бы отпустить ее просто так. Не смог бы спокойно жить, не зная, где она, с кем и что решила. И это, пожалуй, было единственное необдуманное решение, которое он себе позволил. И единственный достойный повод для того, чтобы хотя бы еще один раз в своей долгой жизни ее увидеть...
        Вздрогнув, я открыла глаза и с мукой посмотрела на печальное лицо Лина. Чужие эмоции все еще бурлили внутри, тревожили, ранили, огорчали. Но если это была правда, если все действительно было так, как я увидела...
        - Но тогда почему?! Почему все так получилось?! Если он точно знал, что по возвращении меня там не будет? Если именно поэтому отдал амулет? Если мой отъезд его не обидел, а правда об Иште не разозлила, как я посчитала?! Почему, Лин?! Почему он меня ударил?!
        - А ты уверена, что это был он?
        Я испуганно замерла.
        - В каком смысле? А кто же тогда?
        Лин тихо вздохнул.
        - Ну, подумай сама: как бы Эннар Второй согласился явиться в Скарон-Ол, если всего несколькими днями раньше на него было совершено покушение? Причем, когда нападавший имеет прямое отношение к скаронам? Или ты думаешь, что Валлион, ничего в то время не знавший о Союзе, просто так начал ЗАРАНЕЕ собирать войска?
        - Ч-то? - растерянно отшатнулась я.
        - Да Миро бы не пустил туда своего короля, - грустно подтвердил мою неожиданную догадку Лин. - Это было бы слишком опрометчиво: во Дворец Четырех Владык... одного... когда чужая магия там практически не работает и когда точно неизвестно, кто именно стоял за покушением... думаешь, старый лис не просчитывал варианты? И думаешь, он не искал в приглашении Аса подвох? Не предполагал, что и тут тоже может быть ловушка?
        - Скарон-Ол всегда стоял особняком, - деревянным голосом отозвалась я. - И населяют его исключительно воины. Маги. Примерно треть из которых - боевые. Причем, упертые, как бараны, могущественные и крайне негативно относящиеся к чужакам. Если бы кто-то из них решил избавиться от такой сильной фигуры, как повелитель Валлиона, их бы... ничто не остановило. Это правда. Так что, наверное, на месте да Миро... я бы... блин! Лин, но тогда КТО?! И КАК?! Мы же видели, что король там был! Лично!
        - Магия Разума - сложная вещь, - прошептал мой ангел-хранитель. - Не зная ее особенностей, можно легко ошибиться. Помнишь, когда-то ты выясняла, сколько лет королю, и здорово удивилась тому, что он так хорошо сохранился?
        Я ошарашенно моргнула.
        - Да... и Фаэс еще сказал, что он может выглядеть... - у меня вдруг спину осыпало морозом. - Твою маму... он ведь может выглядеть КАК УГОДНО!!! Хоть прыщавым подростком, хоть стариком, и это будет совершенно ЕСТЕСТВЕННО!
        - Потому что такова его природа, - все тем же тревожным шепотом согласился Лин. - В этом - одна из главных особенностей его дара: никто не видит, когда он направлен на своего носителя. Даже его дейри может при этом полностью измениться. Даже следы Дабараэ можно искусно закрыть. Маг Разума во время такого преобразования меняется полностью. И он действительно становится тем, в кого превращается. И лишь иногда..
        в минуты сильных переживаний... можно заметить, что это - всего лишь личина. А в любое другое время ты никогда не распознаешь, кто именно скрывается под маской.
        - Боже... - я пошатнулась от жутковатой догадки. - Вот почему на Совете он вел себя так странно! Вот почему почти напал на Дея, не узнал меня, не понял, кто такой ты... это был совсем другой человек! Но тоже - маг Разума... и если да Миро по причине своего ранения полностью отпадает, то остается лишь один человек, который мог бы подменить короля...
        - Его Высокопреосвященство Георс, - кивнул Лин. - Ты права: это действительно был он. И это он попытался использовать на Дее свою магию, которую ни я, ни Ас с братьями, даже не успели заметить. Он так настойчиво тебя изучал на Совете, потому что уже точно знал, что ты-Гай и ты-Гайдэ - Ишты. Правда, в тот момент он полагал, что видит перед собой двух разных человек, но это не помешало ему использовать против тебя Дабараэ. К тому же, прекрасно зная о том, что вскоре ты придешь выяснять отношения с королем, он заранее все продумал и очень тщательно подготовился.
        - Он заблаговременно повесил в комнате "следилку", чтобы отвести от себя подозрения, - сглотнула я. - Он не знал, кто я, поэтому наша встреча и вышла такой... двусмысленной. Он хотел добиться правды. Хотел вынудить меня раскрыться. И искал не просто меня, но еще и Гайдэ...
        - И только по этой причине ты осталась жива. Зачем ему гибель всего одного врага, когда нужно было достать обоих? И зачем напрасно рисковать, когда есть немалая вероятность, что после гибели одного Хозяина второй станет в два раза сильнее? В истории Во-Аллара встречалось немало случаев, когда родственные связи сыграли немаловажную роль в передаче Знаков. Так что он не стал провоцировать Долину и Горы на поспешные решения. К тому же, твоя смерть сильно осложнила бы его отношения с королем, а он уже тогда прекрасно понимал, что Эннар Второй испытывает к тебе серьезную симпатию. Более того, рядом были скароны. Твои братья, о которых он тоже узнал слишком поздно. Поэтому ограничился лишь небольшой проверкой, тщательно зачистил следы... благо в этом у него уже был опыт... и представил все так, как если бы ты всего лишь потеряла равновесие.
        - На записи не видно, что у меня пошла носом кровь, - прошептала я. - Там было темно. Он заранее погасил свет. И за весь разговор ни разу не повернулся к "следилке" лицом, так что, не зная подробностей, можно легко поверить, что...
        - Эту же самую запись он потом и показал королю, - снова кивнул Лин. - И она оказалась настолько правдоподобной, что поверили все. Даже он. А поскольку подробностей мы никому с тобой не рассказывали, то и никто и не встревожился... гм... слишком сильно. Хотя нас твое исчезновение здорово взбаламутило, однако последующее возвращение... твое неоправданное спокойствие... и неопровержимое, как бы ты сказала, алиби короля сделали свое дело. К нему больше не возникло вопросов. Дескать, поспорили и поспорили. Может, даже поссорились из-за леди. Но кому до этого какое дело? На тот момент Союз был гораздо важнее, чем чьи-то личные неурядицы, поэтому сам факт вашего конфликта незаметно потерялся. Быть может, только братья и почуяли неладное, но ты ведь велела им не вмешиваться, поэтому так все и получилось.
        Я виновато опустила голову.
        - А ведь он искал меня... наверное, амулет подсказал, где именно?
        - Верно. У этого амулета, если ты не знала, есть еще одно полезное свойство: он способен работать, как передатчик. Так что человек, имеющий второй такой же амулет, при желании может услышать все, о чем ты говоришь.
        Я вскинула на Лина неверящий взгляд.
        - Что?!
        - Да, - спокойно подтвердил он. - Правда, это происходит лишь в том случае, если ты держишь амулет в руке. И если хозяин его двойника в этот момент очень желает тебя услышать.
        - Хочешь сказать, что король знал ВСЕ, о чем мы говорили?! После отъезда и вплоть до того момента, когда я отдала амулет Фаэсу?!
        - Ну... если ты брала его в руки и говорила при этом - думаю, да. По крайней мере, в Оранжерее твою фразу о том, что вы покидаете Рейдану, он слышал точно. Поэтому-то и не разозлился, узнав о том, что ты сбежала. Он просто позволил тебе это сделать. Решил, что если вам суждено быть вместе, ты непременно вернешься. Сама. И это значит, что он действительно тебя отпустил. А что касается Фаэса... ты помнишь, о чем вы тогда говорили?
        - О нем, - сглотнула я, лихорадочно припоминая свой предпоследний визит в Нор. - И о том, что Гай увез свою сестру подальше от короля, потому что не слишком-то ему верит. Я сказала, что Гайдэ временно исчезла. Что ее заперли под замок, дабы одумалась, еще раз все взвесила и только потом приняла решение. Я сказала, что на самом деле Гай - не ее брат. И что Гайдэ на самом деле ему не сестра. А еще я сказала, что по возвращении непременно отпущу ее на свободу, чтобы она могла... как следует все обдумав... сделать свой выбор добровольно и осознанно...
        Лин снова вздохнул.
        - Кажется, последние слова ты говорила, когда амулет был уже на столе. Поэтому король услышал только первую часть разговора. Из чего, как понимаешь, сделал абсолютно закономерный вывод, что Гай и Гайдэ...
        Я тихо застонала.
        - Нет... но это же глупо! Он не мог подумать, что речь идет о влюбленных! Потому что это значило бы...
        - Что Гай его предал, - кивнул Лин. - А Гайдэ бессовестно обманула. К тому же, король, как ал-тар, искренне полагал, что имеет дело с двумя разными людьми. Которые предали его оба. Именно по этой причине при вашей следующей встрече... а это случилось уже на Тихом Плато... он был так холоден. Тогда как ты, напротив, обозлена и расстроена.
        - Тогда мне уже было все равно, - помертвевшим голосом ответила я. - Тогда от меня ничего не осталось.
        - От него, можешь мне поверить, тоже... хотя я об этом (впрочем, как и ты) узнал, к сожалению, слишком поздно.
        - Кажется, мы оба совершили тогда ужасную ошибку, - у меня сами собой опустились плечи, а губы предательски задрожали. - Вот теперь я понимаю, зачем он так настойчиво искал со мной встречи: хотел удостовериться... узнать из первых рук, правда ли это... хотел припереть Гая к стенке, чтобы впрямую спросить о Гайдэ... и чтобы понять, наконец, стоит ли надеяться дальше. Я сама ввела его в заблуждение, Лин. Я слишком заигралась в эту игру и безнадежно запуталась в своих масках. Мне-то казалось, что предали именно меня. Казалось, что я заслужила укор, но при этом надеялась, что сумею все объяснить, успею рассказать, попробую извиниться... а получилось совсем иначе.
        - Тем не менее, именно он сделал первый шаг тебе навстречу, - печально улыбнулся Лин. - Смирил свой гнев. Забыл о самолюбии. Нашел способ с тобой поговорить... помнишь, вы столкнулись в палатке Владык?
        - Да, - сдавленно прошептала я. - Именно тогда он имел хорошую возможность убедиться, насколько сильно я изменилась. Тогда рядом был "Гор"... то есть, Дем... и тогда моя дейри была так искажена, что это не могло не вызвать новых подозрений.
        - Ну, положим, о твоей дейри ему сказали гораздо раньше. Да и когда мы с тобой вернулись с Равнины, у него тоже было время хорошенько тебя рассмотреть... однако именно тогда он вдруг понял, ЧТО ты сделала для Валлиона. Пять вскрытых Печатей не могли оставить его равнодушным. Ведь ты едва на ногах стояла от слабости. На тебя смотреть было больно! А Эннар Второй очень бережно относится к своей стране. И, как бы он ни был зол на твое поведение... как бы ни бесила его мысль о предательстве Гая... то, что ты сделала для Валлиона, с лихвой перевешивало все остальное. Поэтому-то он и искал тебя, пытаясь поговорить.
        - Но почему тогда он не сказал мне об этом?!
        - А когда бы он мог это сделать? - возразил Лин. - Когда рядом был Ас или, тем более, ал-тар? Думаешь, король поверил бы, что ты начнешь откровенничать перед посторонними? Или считаешь, он рискнул бы говорить о своих чувствах к Гайдэ при свидетелях? Для этого он слишком горд, Гайдэ. И он бы не посмел скомпрометировать тебя, прилюдно обвинив в связи с так называемым "братом".
        Я горестно вздохнула.
        - Он нашел другой способ с тобой встретиться, - неожиданно тепло улыбнулся Лин. - Странный, рискованный, необычный, но очень действенный. Причем, мысль эта пришла в его голову после того, как стало ясно, что из всех валлионцев только одного ты переносишь вполне спокойно. Даже если он кажется порой неуместно обеспокоенным, упрямым и откровенно навязчивым.
        - Фаэс... - невольно улыбнулась и я. - Это правда: его я готова терпеть в любое время. Вот только... нет! Лин, ты что, пытаешь сказать, что в какой-то момент под его личиной ко мне приходил...?!
        Хранитель лишь хмыкнул.
        - Не переживай: я это тоже совсем недавно понял. Да и то, лишь потому, что увидел, как эта самая личина с него сползает, как маска. Впрочем, может, ты сама мне скажешь, с какого момента твой "старый друг" вдруг стал вести себя необычно?
        Под лукавым взглядом Лина я в который раз вздрогнула и, нервно переплетя пальцы, начала лихорадочно вспоминать.
        - Я... не знаю. Надо подумать. В Фарлионе, наверное, он не мог - это было слишком рано... У Айдовой Расщелины тоже - король и Фаэс были там вместе, так что тоже мимо... в Скарон-Оле Фаэса не было, значит, и тут пролетаем, а после, на Плато... - до боли прикусив губу, я тревожно перебирала прошедшие события, ища несоответствия, нестыковки, которые могли бы навести на верную мысль. И очень быстро нашла. К собственному изумлению и растерянности. - Степь! Это было, когда мы с парнями удрали в Степь и некрасиво захлопнули пространственный коридор перед самым носом у валлионцев! Тогда успели проскочить только кучка Карающих и Фаэс со своим магами! Я еще тогда удивилась, что он такой шустрый! А потом он снова потребовал встречи, и именно тогда мне почему-то показалось...
        У меня вдруг охрип голос.
        - ...что Фаэс здорово изменился. Господи! Это ведь было как раз после того, как я рассказала ему о том, что произошло во Дворце! И о том, что против меня была использована магия смерти!
        - Это было после того, как Эннар Второй, наконец, понял, что ты и Гай - это один человек, - снисходительно заметил Лин. - Когда при встрече с ал-таром ты разозлилась и решила напомнить Его Величеству про сказки. Помнишь, что ты тогда сказал? Помнишь, как он себя тогда повел?
        - ...Сказку, сир, - сухо повторила я, подчеркнуто глядя мимо него. - Когда-то вам настойчиво советовали ее не забывать. И когда-то вы даже считали это важным. Честное слово, не стоит уподабливаться тому радже - не надо путать силу со слабостью, а просьбу с приказами. Иначе можно утонуть в ложных истинах с головой.
        - Что?! Что ты... сказал?! - выдохнул он, буквально впившись в меня расширившимися, разом потемневшими глазами.
        Я аж похолодела, внезапно поняв, отчего же так страшно изменилось тогда его лицо. Потом у меня задрожали пальцы от внезапного осознания случившегося. На лбу выступил холодный пот, а затем я, наконец, сгорбилась и, в панике закрыв руками лицо, судорожно вздохнула.
        Боже, какой кошмар!
        А ведь я все еще помню его безумно горящие глаза. Помню, как странно он смотрел на меня в тот день, видимо, силясь поверить в эту дикую правду. В Валлионе так искренне считали, что женщина не способна выполнять мужскую работу, что такой очевидный (как мне казалось) ответ на все его многочисленные вопросы даже не пришел им с да Миро в головы! Эти проклятые стереотипы... дурацкая инертность мышления... от него не застрахованы даже лучшие из людей... я в свое время тоже долго не могла поверить, что глава Церкви может оказаться Темным Жрецом. А Эннар Второй, кажется, с трудом допускал мысль о том, что Гай и Гайдэ... блиставшая на балах леди и наглый, бесцеремонный Фантом - это одно и то же лицо. И только когда я сказала то, что никто, кроме Гайдэ, знать не мог, у него появились сомнения. А когда мгновением позже я это подтвердила... то все странности тут же встали на свои места. Мои маски. Мои братья. Скароны, Владыки, хварды и миррэ. Мои хулиганства в Долине. Серые коты и их Горы. И, особенно, тот неопровержимый факт, что Гай и Гайдэ ВСЕГДА появлялись на людях по отдельности. И НИКОГДА их не видели
вместе. Просто потому, что за этими двумя масками скрывался один единственный человек. Тот самый, которого он и любил, и, кажется, ненавидел одновременно. Которого уважал и, вместе с тем, презирал за обман. Которому был безмерно обязан и которого при этом никак не мог простить... всего один. Вернее, одна. Невезучая дуреха, у которой не хватило ума вовремя это понять.
        - О боже... - простонала я, в ужасе закрывая глаза. - Надо было раньше догадаться, что значило это глухое молчание... надо было подумать, проверить... но мне казалось, ему стало плохо оттого, что выяснилось, где и как на самом деле погибли его родители... я думала... ЛИН! Господи, что же мне теперь делать?!
        На моих глазах буквально вскипели злые слезы. В груди что-то болезненно сжалось и требовательно заныло. Мне стало так худо, что это просто невозможно описать. Хотелось просто лечь и умереть, чтобы избавиться от грызущего чувства вины. А когда я некстати вспомнила, что испытывал в нашу последнюю встречу Эннар Второй, то чуть не взвыла в голос. Конечно, я не хотела оставаться рядом с ним, когда его буквально надвое разрывала та же боль, что терзала сейчас и мою душу. Конечно, я не хотела снова оказаться на ее острие, при этом четко понимая, что сама во всем виновата. Конечно, я сбежала, страшась снова испытать жуткое чувство разрастающейся в груди пустоты. И, конечно же, поспешно отвернулась от старого, наполовину зарытого в прошлое бункера, в котором тихо умирала моя несчастная любовь.
        - Иди к нему, - мягко улыбнулся Лин, заставив меня отнять руки и посмотреть на него заплаканными глазами. - Иди. Не думаю, что он откажется тебя увидеть.
        - Но КАК?! После всего, что было?! Думаешь, он станет меня слушать?!
        - Вчера же стал. Значит, все еще ждет. Надеется. Верит. И тебе пора бы поверить... если не себе, то хотя бы ему. Или ты хочешь всю оставшуюся жизнь сожалеть о том, чего НЕ сделала? Решила вдруг сдаться после того, через что УЖЕ прошла?
        Я тихо шмыгнула носом, торопливо мотая головой и неловко утирая упрямо набегающие слезы. Затем неохотно позволила себя поднять. С тревогой заглянула в лучащиеся нежностью глаза друга. Но потом неожиданно почувствовала его молчаливую поддержку и слабо улыбнулась.
        - Ты прав: я не люблю сдаваться. Так что, наверное, надо попробовать все исправить? А то что ж я за Ишта такая, если не умею доводить свои дела до конца?
        - Молодец, - беззвучно прошептал Лин, обнимая меня выпроставшимися из пустоты крыльями. - Вот теперь я верю, что Лойн не зря тебя выбрал в качестве Хозяйки этого мира...
        Эпилог
        Когда я вошла, в кабинете по-прежнему было темно, из-за чего я на мгновение испугалась, что никого не застала, и скоро мне придется бледным приведением метаться по запутанным коридорам замка, чтобы отыскать там нужного человека. Однако чуть позже стало ясно, что Лин не промахнулся с порталом и не ошибся окном: свет там все-таки горел - слабый, почти незаметный свет от едва теплящейся свечи, который чуть не ввел меня в заблуждение.
        Бесшумно отойдя от раскрытой настежь балконной двери, я неуверенно остановилась на пороге знакомого кабинета и беспокойно огляделась. Но Эннара Второго увидела далеко не сразу. А когда отыскала почти сливающуюся с темнотой мрачную, массивную фигуру, занявшую удобное кресла у камина и немигающе смотрящую на огонь, облегченно вздохнула и, мысленно перекрестившись, с замиранием сердца вошла.
        Сгустившую тишину разорвал легкий цокот каблуков.
        Я вздрогнула всем телом и ошарашенно перевела взгляд на свои сапоги: что за шутки? Откуда взялись туфли, когда я совершенно точно помню, что уже с полгода их не надевала?! Уходили мы из Харона в том, в чем были: Лин - в своем щегольском костюме, я - в штанах и куртке... ах ты ж... ЛИН!!
        Я беззвучно ругнулась, обнаружив на себе вместо привычной одежды нежнейшую ткань вечернего платья. Неверяще перебрала белоснежные складки. Совершенно нелепо подняла руки, чтобы убедиться в том, что длинные, абсолютно нефункциональные, но зато безумно красивые рукава мне не примерещились. Наконец, осторожно пощупала невесть откуда взявшуюся прическу. Тихо ругнулась снова, выразительно погрозив пустоте кулаком. Но потом пришла к выводу, что хуже быть все равно не может, и, резко выпрямившись, аккуратно постучала по косяку костяшками пальцев.
        Дескать, тук-тук. Кто-нибудь дома есть?
        - Я велел меня не беспокоить! - с неподдельной яростью прорычали из кресла, и в мою сторону с огромной скоростью полетела полупустая бутылка. - Вон отсюда! И чтоб я больше никого здесь не видел!
        Пролетев несколько метров, бедная посудила с жалобным звоном ударилась в стену. Что-то шумно плеснуло. На безупречно белой стене появилось безобразное пятно, а на пол посыпались многочисленные осколки, едва не испортив мои новые туфли.
        По комнате поплыл густой аромат хорошего вина.
        Неловко помявшись, я неуверенно кашлянула.
        - Простите, Ваше Величество... надеюсь, ко мне ваш приказ не относится?
        - Гайдэ?! - Эннар Второй в мгновение ока оказался на ногах. На этот раз - тщательно одетый, застегнутый на все пуговицы, аккуратный, подтянутый и собранный, как обычно. - Как ты... откуда... нет! Конечно, не относится! Что ты тут делаешь?!
        Я неловко улыбнулась, когда он порывисто качнулся навстречу, но почти сразу, словно вспомнив последствия прошлой попытки, спохватился и нерешительно застыл возле кресла, растерянно и, вместе с тем, с безумной надеждой изучая мое виноватое лицо.
        - Мне показалось, мы не закончили разговор, сир, - сказала я, остановившись в дверях. - Но я подумала, его не стоило продолжать в таком неказистом виде. Все-таки время Фантома прошло. Настала пора вернуться леди. Поэтому я переоделась и прошу у вас прощения за эту... досадную задержку.
        Его Величество странно промолчал. Но сейчас мне, по крайней мере, уже не было больно. А ему, судя по всему, стало намного легче. Правда, от обоюдной тревоги это никак не спасало, но все равно - наш разговор начинался гораздо лучше, чем предыдущий.
        - У меня возникло несколько вопросов, сир, - глубоко вздохнула я, рискнув посмотреть ему в глаза. - Вы позволите их задать?
        Король странно дрогнул и, стремительно вернув на лицо знакомое до боли бесстрастное выражение, настороженно кивнул.
        - Конечно. Что ты хочешь узнать?
        - В какой момент вы начали подозревать, что ал-тар - не тот, за кого себя выдает?
        У Его Величества нервно дернулась щека.
        - К сожалению, слишком поздно. Когда Фаэс передал, что он использовал против тебя Дабараэ.
        - Вы говорите о том, что случилось во Дворце Четырех Владык?
        Он едва заметно вздрогнул.
        - Ты уже знаешь?
        - Лин просветил, - бледно улыбнулась я, почему-то боясь, что на этом все и закончится. - Но тогда в это трудно было поверить, потому что у господина Георса имелись очень веские доказательства, а его личина... надо признать, была почти совершенна.
        - Это моя ошибка, - глухо уронил король, сжав кулаки. - Не надо было поддаваться на уговоры. И верить ему, не поговорив с тобой, тоже не стоило. Но запись...
        - Я ее видела, - тихо отозвалась я. - Она сделана мастерски - комар носа не подточит. И никаких следов после Дабараэ в комнате тоже не осталось: Его Высокопреосвященство тщательно позаботился о том, чтобы даже скароны ничего не заподозрили. Кажется, он ОЧЕНЬ хотел, чтобы мы с вами поссорились.
        Эннар Второй недобро сузил глаза.
        - Мы иногда менялись с ним ролями. Ненадолго. Когда этого требовали государственные интересы. И у меня ни разу не было повода в чем-то его упрекнуть. Но когда оказалось, что Георс впервые в жизни открыто солгал... когда Фаэс сообщил, что он осознанно на тебя напал... когда я понял причину, по которой ты оказалась в Степи и едва не погибла...
        - Амулет, - вздрогнула я. - Вы слышали все, что там происходило...
        - Ты пела, - почти беззвучно прошептал король, с болью посмотрев на мое побледневшее лицо. - Я слышал это, но не понимал причины. Из амулета тогда доносилось два голоса... вернее, мне показалось, что их именно ДВА... вот только, не зная о том, что случилось во Дворце, я едва не решил, что Гай собирается тебя..
        прости, убить... поэтому и велел своим отыскать его любой ценой. Живым или мертвым. Где угодно. В любое время дня и ночи доставить ко мне. Я... мне показалось, я больше никогда тебя не увижу. Особенно после того, как из Степи привезли амулет, покрытый твоей кровью.
        Я прикусила губу.
        Все верно. Видимо, для него так все и выглядело. К тому же, я тогда впрямую сказала, что Гайдэ пришла пора умереть, вот он и решил... черт. Как глупо все получилось!
        - Мне очень жаль, сир. Не думала, что меня кто-то услышит. Кажется, я несла тогда такой бред, что самой теперь стыдно.
        - Ты не хотела жить, - так же тихо шепнул король. - И это был первый случай, когда я перестал понимать своего наставника... ты ведь знаешь: полвека назад открыто о магии Разума никто не смел даже подумать. Не то, чтобы учить или, тем более, демонстрировать. Георс много лет потратил на то, чтобы изменить этот факт в сознании людей. Узнав о том, что у меня есть этот редкий дар, он взялся за мое обучение сам. Мы скрывали это долгое время. Старательно таились. Сперва вдвоем, потом отыскался да Миро. Несколько десятилетий мы тайно искали своих коллег. По школам, в Магистерии, среди учеников и адептов. Проблема в том, что Церковь настолько закостенела, что даже ал-тар ничего не мог решить в одночасье. Нам пришлось ждать. Скрытно уводить нужных людей в безопасное место. Там только обучать, а затем понемногу расставлять их на ключевые посты. Некоторых ты уже видела в Рейдане. Некоторые остались в тени. Кто-то, как Лика и Дул, были отправлены за пределы страны, чтобы со временем вернуться. И, поверь, да Миро это решение далось нелегко нелегко. Всем нам пришлось многим пожертвовать. Но нам отчаянно нужны
были сторонники и помощники. Причем, такие, которым можно было бы полностью доверять. Я половину жизни положил на то, чтобы отношение к нашей магии изменилось. Много сил потратил, чтобы хотя бы да Миро признали. Ал-тар тоже годами упорно дрессировал своих цепных псов, чтобы хоть немного помочь нам в этом деле. Но только в последние годы стало что-то получаться, и мы позволили себе расслабиться.
        - Инициировал этот процесс именно Георс?
        - Конечно. Он и главой Церкви стал лишь для того, чтобы переломить сопротивление ал-лоаров и медленно, постепенно, но изменить старые каноны.
        - А во время нашего визита в Рейдану это тоже был он? - вдруг нахмурилась я. - Это ведь не ал-лоар Верол пришел на меня посмотреть на балу, правда?
        - Да, - вздохнул король. - Георс очень хотел увидеть вероятную союзницу Ишты. Поэтому пришел в Малый зал под личиной одного из своих сторонников. И только потом, убедившись, что прямой угрозы ты нам не несешь, пригласил на личную встречу.
        - Да, я тогда сильно удивилась, что господин Верол забыл о своем обещании. Это, как мне показалось, было не в его характере. Еще вопрос: свой пост Георс получил во время вашего правления?
        - Почти. Его избрали сразу после моей первой коронации, которая случилась ровно через год после смерти родителей.
        Почувствовав неуловимое изменение в настроении короля, я отвела глаза.
        - Простите. Не хотела напоминать.
        - Ничего, - снова вздохнул Эннар Второй. - За эти смерти мы уже рассчитались. Но я не договорил... ты спросила: когда я начал сомневаться? Так вот, второй момент, который меня смутил, произошел сразу после того, как ты убила первого демона на Тихом Плато. Когда внезапно выяснилось, что твой фэйр - вовсе не фэйр, когда в историю вмешались сами Боги, и когда ты во всеуслышание объявила, что не желаешь зависеть ни от кого из них.
        Я кашлянула.
        - Да я и сейчас от Них не завишу. Но, кажется, на данный момент Они не видят в этом ничего дурного.
        Его Величество слабо улыбнулся.
        - Ты всегда была упрямой. Даже когда весь мир настроен против, ты все еще упорно гнешь свою линию...
        - Это вы пытались остановить ал-тара, когда он выпустил то заклятие? - поспешила я переменить тему.
        - Конечно, - невесело усмехнулся король. - Кто бы еще осмелился ему возражать? Но я, к сожалению, был слишком далеко, поэтому не успел его остановить. Только и того, что попробовал сбить траекторию заклятия, да и то - у тебя получилось гораздо лучше.
        - А потом? - прищурилась я.
        - Потом я пытался выяснить причину, но ничего вразумительного в ответ так и не услышал. Что заставило меня подозревать неладное и даже установить за старым другом пристальное наблюдение. Все же многолетнее доверие в одночасье не забудешь. А то, что он сделал для Валлиона, заставляло сомневаться даже тогда, когда других доказательств уже не требовалось.
        - Да я не о этом. Зачем вы нацепили на себя чужую личину? Разве это прилично - прокрадываться к чужим палаткам и притворяться тем, кем вы никогда не являлись?
        Его Величество неожиданно смутился.
        - А как бы я еще смог с тобой поговорить? К тому же, дядя не возражал. Он никогда не терял в меня веры.
        - И по этой причине позволил вам сигануть в неизвестного качества пространственный коридор? Как раз в тот момент, когда он начал без причины закрываться?
        - Фаэс тоже предполагал, что вы попытаетесь избавиться от балласта, - совершенно спокойно сообщил Эннар Второй. - После того, как ты открыто выразила свое недоверие, это было очевидно. Я только не был уверен, каким именно образом это будет сделано, но когда Ас завел разговор о переброске войск через коридоры, все встало на свои места. А поскольку оставлять тебя я больше не собирался, то втайне отыскал своих старых знакомых, каждый из которых обязан мне не только своим положением, но и жизнью, а затем только ждал подходящего момента.
        - Мастер Лейш и мастер Рейде - маги Разума? - удивилась я.
        - Совершенно верно. К тому же, специализирующиеся на пространственной магии. Поэтому вашу попытку улизнуть с Плато они сразу заметили и организовали сбой в заклятии Драмта, что позволило нам исполнить свою задумку.
        - Георс тоже ее исполнил, - поморщилась я, чувствуя себя неловко. - На пару с Гораном. Видимо, мы были недостаточно осторожны или же Риг слишком долго медлил с закрытием. Хотя, конечно, я предполагала, что Жрец обязательно окажется поблизости. И, может, это даже к лучшему, что вы явились туда под личиной.
        Эннар Второй печально улыбнулся, но не стал задавать напрашивающегося вопроса. Просто промолчал. Тогда как я неожиданно вспомнила еще один важный момент и кивнула на лежащий на столе амулет.
        - Зачем вы отдали его во второй раз? Ведь могло случиться все, что угодно. Вплоть до того, что я уйду и больше никогда не вернусь. И вы это прекрасно понимали. Но тогда зачем? Не проще было прилепить какое-нибудь следящее заклятие?
        - А ты как думаешь? - тихо отозвался король, пристально на меня посмотрев. Да так остро, что я поневоле отвела взгляд, чувствуя, как щеки заливает предательский румянец.
        Слишком сложно было забыть, при каких обстоятельствах я приняла этот запоминающийся подарок. Да и не хотела я, если честно, о нем забывать. Ведь Фаэс..
        вернее, я думала, что это был он... сказал тогда гораздо больше, чем я услышала. И сделал все, чтобы я не только простила его несуществующую вину, но и поняла причины его прежних поступков. Вот только я тогда лишь отмахнулась. Решила, что это не про меня. Хотя стоило только один раз посмотреть в его расширенные глаза... хотя бы раз отвлечься от тягостных мыслей и подумать, почему в тот миг они так знакомо посветлели... почему от этих слов даже промороженное Тенью сердце тревожно екнуло и сладко заныло. А потом заныло снова, внезапно обнаружив, что в самый трудный момент рядом со мной все же оказался этот важный человек. Нужный мне человек. Особенный. Молчаливый, скрытный и старательно таивший свое настоящее лицо...
        Ведь это не Фаэс стоял тогда на коленях возле моего неподвижного тела. Не он держал меня за руку, тщетно пытаясь вдохнуть в медленно остывающий труп новую жизнь. Не он накладывал ту необычную защиту, которую я сперва посчитала просто влиянием амулета. Не он умирал от отчаяния, закрывал меня собой, позабыв обо всем на свете и тратил свои жизненные силы на то, чтобы я продержалась еще немного.
        Я действительно многого не помню из того, что случилось после моей смерти. Что-то смазалось, что-то бесследно пропало, что-то просто поблекло за ненадобностью. Даже Лин не сумел пробудить эту память полностью, но, наверное, оно и не нужно: не стоит смертным помнить то, что случается за порогом Вечности. Не стоит приближаться к Тени так близко, как когда-то это сделала я. Но зато одно я знаю совершенно точно: Эннар Второй не обманул меня вчера. И он действительно все это время был рядом. Незаметно. Настойчиво. Преданно. И он был готов остаться даже тогда, когда раздраженный Жрец решил ускорить мою кончину.
        Я не знаю точно, что именно случилось в тот момент, когда Лин подорвал всю связку опасных изобретений Рига. Предполагаю, правда, что он вытянул оттуда максимум энергии, чтобы избавить меня от мучений. Использовал эту силу, чтобы не трогать мою - потому что ее и без того уже почти не осталось. Но и того, что он не забрал, вполне хватило, чтобы раскидать окруживших меня людей, отшвырнуть подальше растерявшегося ал-тара, распугать Теней, заставить Гора уйти на пару мгновений в Пустоту... и вынудив дрогнуть руку господин Георса, который, вместо того, чтобы добить меня, попал совсем в другого человека. Того самого, которого потом упорно вытягивал с того света Эа. Кого я уже тогда видела, что с ним что-то не так, но поспешно отвернулась, чтобы не дать себе шанса осознать эту необычную правду. Которого, будучи в совершенно невменяемом состоянии, все-таки зацепила своей силой. Вернула обратно. Удержала на самом краю. Но про которого тут же постаралась забыть, чтобы не дать неоправданной надежде вспыхнуть заново.
        - Как вам не стыдно, Ваше Величество? - наконец, прошептала я, упорно пряча глаза. - Рисковать своей жизнью ради других? Притворяться, обманывать, вкрадываться в доверие? И упорно лезть на рожон, когда от вас так много зависит?
        Эннар Второй странно хмыкнул.
        - А что в этом такого? Если тебе можно, то почему нельзя мне?
        - Вы - король...
        - А ты - Ишта.
        - У вас есть обязательства перед страной...
        - А у тебя - обязательства перед всеми нами.
        - Вы говорили, что эмоции только мешают...
        - Я был неправ, - тихо сказал он. - Просто меня всю жизнь учили лишь тому, что наш дар опасен для окружающих. Настойчиво повторяли, что только холодный разум способен его обуздать. Утверждали, что иного пути нет, и что малейшая уступка собственным чувствам может привести к непоправимым последствиям... и я научился это делать, Гайдэ. Научился скрываться и прятаться от самого себя. Это, как ни странно, оказалось довольно просто. Намного проще, чем сдирать с себя намертво прилипшую маску. И гораздо легче, чем лгать, притворяясь кем-то, кем я на самом деле никогда не являлся. До встречи с тобой я не знал, что такое - жить по-настоящему. Я существовал. Ходил, говорил, но не чувствовал внутри тепла. А когда появилась ты, это тепло откуда-то появилось. Исчезла пустота, которая была там раньше. Возникли странные сомнения, желания, стремления. И мне вдруг захотелось идти дальше, Гайдэ. Захотелось жить... ради того, чтобы видеть тебя снова и снова. Ради того, чтобы хотя бы иногда встречать твою улыбку. Чтобы сравнивать ее с солнцем. Слушать твой голос. И раз за разом повторять, что это - лучшее, что
случалось со мной за долгую, не слишком хорошую, если подумать, жизнь.
        Не услышав от меня никакого ответа, король сделал неуверенный шаг навстречу.
        - Я знаю, что много ошибался, Гайдэ. И порой это были совершенно нелепые ошибки. Знаю, что ты тоже многое пережила и частично... я признаю... эта боль случилась моей вине. Но я не хочу, чтобы все закончилось просто так, Гайдэ. Я не хочу больше тебя отпускать... вернее, нет... не так... я готов тебя отпустить, зная, что ты не терпишь неволи. Но очень хотел бы надеяться, что это не навсегда. Что когда-нибудь ты все-таки останешься... здесь... со мной... быть может, тоже на время, потому что Ишта всегда будет необходима во многих местах, и я хорошо это понимаю... но я готов тебе поклясться, что буду ждать этого дня. Так долго, как это потребуется. И буду ждать твоего возвращения. Хотя бы для того, чтобы иметь возможность еще раз увидеть твои удивительные глаза.
        Я вздрогнула, когда он оказался совсем близко и медленно, осторожно, очень бережно коснулся моей щеки. В голове все смешалось, все умные мысли выдуло куда-то прочь. Я стояла, почти не дыша, завороженно слушая его голос, и думала лишь о том, что, кажется, снова готова поверить. Готова простить. Понять, принять и доверчиво признаться, что в действительности все, что я бы хотела сейчас... вот оно. Здесь. Прямо передо мной. В горящих напротив глазах, где не было никакой фальши.
        Где-то далеко-далеко внутри меня с тихим щелчком раскрылись железные двери прочного бункера. Недовольно затрещали его стальные стены. С раздраженным шипением уползла прочь тоска. Осыпались прахом сомнения, тревоги, страхи. А вместо них осталось лишь ощущение поразительной легкости, веры в лучшее и, конечно же, надежды.
        - Останься со мной, Гайдэ, - тихо прошептал Эннар Второй, приподнимая мое лицо и пытливо заглядывая в глаза. - Кем угодно: королевой ли, Иштой или просто прекрасной гостьей... останься. Прошу тебя. Или хотя бы пообещай, что вернешься... я знаю, что ты все еще не забыла Эйирэ. Знаю, что тебе становится так же тяжело от мысли, что это чудо больше никогда не вернется. А оно было, это чудо. Я тоже чувствовал и видел его в твоих глазах. Было бы ошибкой позволить старым обидам разрушить это древнее волшебство. Ты как-то сказала, что верность - это жертвенность. И я сделал все, чтобы не тревожить тебя лишними сомнениями. Поверь, я приму любое твое решение. Я готов идти на уступки. Готов тебя поддержать, защитить, хранить, оберегать, как только может мужчина хранить и оберегать любимую женщину. Я слишком долго сомневался, чтобы рискнуть потерять тебя снова. Слишком долго к тебе шел. И слишком о многом передумал за эту ночь, чтобы не сказать теперь самого важного. Быть может, это совсем не ново... может, ты даже слышала это не раз, но... ты нужна мне, Гайдэ. Очень. И я бы очень хотел, чтобы ты перестала в
этом сомневаться. Возможно, это любовь... я не знаю - со мной такое впервые... а может, что-то иное, чему еще не подобрали названия. Но я знаю точно: без тебя у меня не будет того света, который есть сейчас. Без тебя у меня не будет будущего, которое я хотел бы прожить. И без тебя уже не будет той радости, которую я испытываю в этот самый миг... всего лишь оттого, что ты близко, рядом и... все еще не отталкиваешь меня, как раньше.
        - А как же корона? - сглотнула я, чувствуя, что еще немного, и сердце просто выпрыгнет из груди. - Вы ведь от нее не откажетесь...
        - Откажусь. Стоит лишь тебе в следующий праздник Согласия показать, что я, как правитель, уже не справляюсь, и никакой короны не будет.
        - Что, вот так просто? - не поверила я, тем не менее, не делая попытки отстраниться.
        Эннар Второй спокойно кивнул.
        - Конечно. Но разве ты этого хочешь?
        - Каждая женщина хочет, чтобы ради нее мужчина совершал какие-нибудь безумства... к примеру, отказался от трона, - притворно вздохнула я. - Сделал что-то невозможное... единорога, там, добыл... шапку-невидимку наизнанку вывернул... а если выбор стоит: или она, или весь мир, то громко прокричал, что любовь важнее.
        - Ты намного важнее, - тихо согласился король, с нескрываемой нежностью поправив выбившийся из моей сложной прически локон. - Но кричать об этом я не буду. Достаточно того, что ты это знаешь. И хорошо понимаешь, что такое долг, от которого невозможно отказаться. Да и как может быть иначе? Ведь на тебе висит точно такой же... конечно, я не знаю, как дальше повернется наша жизнь. Что будет с нами и какие трудности нас ждут. Но очень постараюсь не допустить ситуации, в которой мне пришлось бы делать такой жестокий выбор. К тому же, мне почему-то кажется, что ты поймешь. Гайдэ?
        - Да, - тяжело вздохнула я. - Насчет долга вы правы: хороший правитель - это правитель, который думает, в первую очередь, не о себе, а о тех, ради кого он согласился взять на себя бремя власти. И, наверное, если бы ответили иначе, я бы сейчас просто развернулась и ушла. Но я действительно знаю, что это - очень трудный выбор. И я бы тоже не хотела... чтобы тот, кто мне дорог... и тот, кому дорога я... вдруг оказался на таком сложном перекрестке.
        - Достойный ответ, - с грустью уронил король, когда я снова опустила глаза. - Но ты так и не сказала самого главного.
        - Я... я просто сомневаюсь, что это - хорошая идея, - откровенно занервничала я. - Потому что у меня очень много недостатков... я терпеть не могу платьев... ругаюсь, когда считаю нужным... ворчу, сомневаюсь и ужасно не люблю золотых клеток... по утрам и вечерам я в обязательном порядке тренируюсь с оружием... я должна буду часто уезжать на неопределенное время... и у меня много друзей, которые непременно станут претендовать на мое исключительное внимание. А еще мой друг - настоящий (хотя и бывший) демон. Один брат - полу-демон, второй обожает жечь все вокруг, третий сводит с ума одним лишь взглядом, четвертый швыряется молниями, еще двое - оборотни с безобразными манерами... и вообще... во сне я стягиваю на себя одеяло! Неужели вы готовы мириться с моим ужасным характером, чтобы получить сомнительное звание моего мужа?!
        Эннар Второй шумно выдохнул.
        - Святые небеса... Гайдэ, я готов смириться почти со всем на свете, если это поможет тебе чувствовать себя спокойно!
        - Даже с нагло отобранным одеялом? - блестя глазами и едва сдерживая дурацкую улыбку, поинтересовалась я.
        - Даже, - король ласково провел кончиками пальцев по моей шее и тоже улыбнулся. Открыто, искренне, с таким невероятным облегчением, что я вдруг почувствовала, как стремительно рушится между нами невидимая стена. При этом глупое сердце грохотало уже так, что за ним почти не стало слышно треска огня в камине. Щеки пылали. Пальцы нервно подрагивали. А на языке все время крутились какие-то колкости.
        - Только учтите: я не привыкла ко дворцам и известной вам роскоши...
        - Всего-то? - хмыкнул Эннар Второй, уже гораздо увереннее и с видимым удовольствием погладив мои волосы. - Если потребуется, я велю построить самую маленькую и нищую лачугу в любом месте столицы, какое тебе понравится.
        - И еще я не люблю пышных приемов и важных торжеств...
        - Хорошо, мы будем встречать гостей прямо на лестнице, в дерюгах и лаптях, чтобы тебе было комфортно.
        Я хмыкнула.
        - Ваш церемониймейстер этого не одобрит...
        - Тогда я его уволю к лешему и найму нового. Старому Шенгу все равно уже пора на покой, а молодого я сразу предупрежу, что не терплю возражений.
        - Я тоже этого не терплю. И, кроме прочего, ничего не смыслю в государственных делах... - упорно попыталась вывернуться я.
        - Пустяки, - ласково погладил мою щеку король. - Думаю, мы это уладим. К тому же, в государственных делах смыслю я, а женщинам у нас вообще не принято в это вмешиваться. Так что никто не удивится тому, что ты избегаешь подобных проблем.
        - Да я не привыкла ничего избегать, - неожиданно нахмурилась я, но Его Величество только тихо, облегченно рассмеялся. А потом осторожно обнял и, коснувшись губами моего лба, мягко улыбнулся.
        - Ты можешь делать все, что тебе заблагорассудится, Гайдэ, - меня снова ласково поцеловали, успокаивая, возвращая потерянное равновесие и мягко убеждая в своей правоте. - Избегать или же активно участвовать во всех делах, какие покажутся тебе важными. Носить корону или выкинуть ее в самый дальний угол своей комнаты. Одеваться Фантомом или благородной леди. Ты можешь жить здесь или каждый день возвращаться в Скарон-Ол... никто не прикует тебя цепями к стене. Поверь. Даже я.
        - И что, это все? - с сомнением переспросила я, рискнув не просто посмотреть на его смягчившееся лицо, но и осторожно коснуться груди, где под рубахой так же неистово колотилось сумасшедшее сердце. Гулкое, взволнованное, счастливое. В ответ с облегчением ощутила, как меня, наконец, обнимают сильные руки. Но все равно упрямо спросила:
        - Неужели никаких больше рамок, Ваше Величество? И совсем никаких условий?
        - Только одно, - неслышно прошептал король, наклоняясь к моему лицу. - Пожалуйста, называй меня просто по имени...
        От автора.
        В общем-то, это почти все. Все тайны раскрыты. Все загадки разгаданы. Осталось нанести лишь несколько заключительных штрихов, и серия будет действительно закрыта.
        Ждите послесловия.
        С уважением, А.Лисина.
 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к