Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Последний бог Александра Лисина
        Арт #8
        В столице Алтории по-прежнему неспокойно: ритуальные убийства, жертвоприношения, невесть откуда взявшиеся тела и невесть куда подевавшиеся души… все сплелось в чудовищном клубке интриг, под тяжестью которых прогибается даже время. Но награда за победу велика. И немало найдется желающих за нее побороться. Однако найти ведущую к разгадке ниточку удастся далеко не каждому. И только боги знают, что на это способен лишь настоящий темный маг
        Содержание
        Александра Лисина
        Артур Рэйш - 7. Часть вторая
        Последний бог
        Пролог
        Когда я вернулся в Управление, в кабинете Корна остался лишь сам Корн и неопрятный ворох бумаг, который шеф пытался привести в некое подобие порядка. Стоило мне вынырнуть из Тьмы, как маг по привычке создал атакующее заклинание, но почти сразу опустил руку и мрачно воззрился на меня из-за стола.
        - Рэйш, тебе знакомо слово «нельзя»? - осведомилось начальство, буравя меня тяжелым взглядом. - Я ведь сто раз говорил, что не одобряю использование магии в Управлении. Или ты ждешь, когда у меня закончится терпение?
        Я на всякий случай оглядел округу через линзы, но Хокк не нашлась ни в коридоре, ни в соседнем кабинете, ни на первом этаже, куда я заглянул сквозь дыру в полу.
        - Ничего не жду, - отозвался я, убедившись, что Лора и впрямь исчезла. - Вы мою новую напарницу случайно не видели?
        - Ушла твоя напарница, - неприязненно буркнул шеф.
        - Куда? Зачем? И когда, если не секрет?
        - Домой. Еще полторы свечи назад, потому что у нее истощился накопительный амулет.
        Ах, вот в чем дело. Похоже, я слегка не рассчитал время, и Хокк, сообразив, что только в одном месте ей помогут восстановить резервы, отправилась в мой особняк. Удивительно, но в последнее время она проявляла просто чудеса благоразумности. Наверное, име?но поэтому ее аура сумела восстановиться аж на две трети?
        - Нашел, что искал? - неожиданно поинтересовался Корн, когда я решил, что больше не буду ему надоедать.
        Я на мгновение задумался.
        - Да. Хотя к последним убийствам это не имеет отношения.
        - Какого ж тогда Фола ты бросил Хокк? - не слишком ласково осведомился шеф. - У нас, если помнишь, дело. И два новых трупа, которые следует ожидать буквально через несколько свечей. Может, ты считаешь, что твои отлучки важнее, чем то, чем занимается Управление? Или полагаешь, что можешь необоснованно рисковать жизнью коллеги?
        Я внимательно на него посмотрел.
        - Корн, вы ведь не дурак. Понятно, что особого выбора нет ни у вас, ни у меня, ни у Хокк. Но вы же не думали, что ограничивать мобильность одного темного мага, навязывая ему неподходящего напарника, это хорошая идея?
        Под моим пристальным взглядом шеф все-таки отвел глаза, но сделал вид, что не понял прозрачного намека. И не догадался, что ущербность Хокк ставила под угрозу, в первую очередь, мою безопасность. И мою жизнь. Особенно, на темной стороне. Разумеется, снабдить сотрудницу соответствующим амулетом-накопителем шеф мог бы и сам - для этого стоило лишь взять у меня слепок ауры и слегка поднапрячь целителей. Однако он захотел пойти другим путем и получить интересующую его информацию от человека, которому полностью доверял. Вот только соглядатай из Хокк получился так себе. Да и неужели Корн всерьез надеялся, что я не найду выход из ситуации?!
        - Проваливай, - буркнул шеф после воцарившейся неловкой паузы. - За напарницу отвечаешь головой. Но чтоб вечером оба были здесь. И упаси тебя Фол ввязаться в какую-нибудь авантюру без моего ведома!
        Глава 1
        Покинув Управление, я первым делом заявился домой и изрядно повеселился, обнаружив, что напарницы, вопреки заявлению шефа, там не оказалось. Дворецкий в ответ на мой вопрос сообщил, что Хокк около полутора свечей назад действительно заглядывала, однако, узнав, что для зарядки амулета потребуется как минимум три с половиной свечи, ужасно огорчилась. Правда, ненадолго. И вскоре сообразила поинтересоваться, сколько таких амулетов я велел для нее заказать. Несказанно обрадовалась, узнав, что их целых четыре. После чего отдала Нортиджу свой на зарядку, забрала у него полнехонький и снова умчалась в город, даже не посчитав нужным известить призрака, куда именно направилась.
        Зато она оставила на столике в гостиной переговорник. И, узнав об этом, я тут же его активировал, благо путь на темную сторону Хокк пока был заказан, а значит, работа амулета никак не могла ей навредить.
        - Рэйш? - вскоре раздался из амулета довольный голос магички. - Судя по тому, что я слышу, ты все же соизволил вернуться домой?
        - Рад, что за это время ты не успела наделать глупостей, - не остался в долгу я. - ?де сейчас находишься?
        - В Белом квартале. У меня, если помнишь, есть ученик.
        Я кивнул. Очень хорошо, что она не забыла о Роберте. На теорию у нас с ним времени, скорее всего, не будет или будет, но не скоро, так что Хокк окажет мне любезность, если поднатаскает его в некоторых вещах.
        - Узнал, что хотел? - тем временем поинтересовалась напарница. - Это имеет отношение к делу?
        - Это имеет отношение ко мне. Да, узнал.
        - Очень хорошо, - хмыкнула Хокк. - В нашем положении хотя бы малая толика света уже намного лучше, чем кромешный мрак.
        - Тоже верно. Насколько тебе хватило заряда? - снова спросил я, прикидывая оставшееся до ночи время.
        - Три с небольшим свечи. Но было бы больше, если бы ты разрешил своим призракам отдать мне про запас ещё один амулет.
        - За пределами дома они будут истощаться с одинаковой скоростью, независимо от того, пользуешься ты ими или нет. Так что рассчитывай силы грамотно.
        - Я поняла, - после небольшой паузы донеслось из амулета. - Буду соблюдать осторожность. У нас, кстати, прямой приказ - никуда без ведома шефа не соваться. С меня сейчас проку немного, а тобой он рисковать не хочет. И к десяти ждет всех у себя на случай, если придется срочно куда-то выезжать.
        Я хмыкнул.
        - Я в курсе. Что с адресами, которые я ему дал?
        - По ним все Управление работает не покладая рук. Скрытое наблюдение, «прослушка», «сигналки»… если сегодня в этих домах что-то произойдет, мы сразу узнаем. Жильцов, правда, из домов не выселяли. Но вряд ли им что-то грозит.
        Я мысленно с ней согласился: убийца предусмотрителен и прекрасно знает распорядок дня своих жертв. Конечно, есть вероятность, что одной из них станет кто-то из хозяев указанных мною особняков, но Корн поступил мудро, что не стал наводить панику. Если мы насторожим преступника раньше времени, то погибших может оказаться намного больше.
        - Меня до ночи не будет, - напоследок предупредил я. - Но маячок останется доступен в любом случае.
        - Принято, - спокойно отозвалась Хокк. А когда я уже собрался положить амулет на стол, оттуда донеслось тихое: - Спасибо, Рэйш. Ты, конечно, сволочь, но я ценю то, что ты для меня сделал.
        Наивная. Все, что я сделал, я сделал исключительно для себя. Быть скованным приказом Корна мне не нравилось ещё больше, чем кому бы то ни было. А с амулетами я сохранил нам обоим свободу действий. К тому же, у меня накопилось много проблем, посвящать в которые ГУСС я не собирался. И, разумеется, предпочел потратить деньги на амулеты, чем рискнул бы выдать несколько тайн, за обладание которыми даже светлые жрецы согласились бы продать Фолу душу.
        Отдав дворецкому распоряжения относительно гостьи, если та вернется раньше меня, я вновь ушел на темную сторону и заскочил в западное УГС. Йена, к сожалению, на месте на застал - он уехал на Линейную вместе с Триш, Тори и Лиз. Следовали были заняты тем, что пытались установить связь нынешних хозяев дома номер девятнадцать по этой улице с мифическим господином Эстиори и другими фигурантами дела. А у Херьена новых сведений по телам, включая последнюю пару, не имелось, хотя я отдельно попросил его изучить трупы на предмет тринадцатого знака. ?го он не нашел, зато подтвердил, что последним жертвам досталось в несколько раз меньше сколаниса, чем леди Ольерди и Дертису. Это означало, что насчет первого убийства я все-таки не ошибся и доказывало заодно, что все остальные жертвы до последнего находились в сознании. Скорее всего, дали согласие на ритуал. И по доброй воле подставили горло, отдавая убийце не только магию, но и жизнь.
        После разговора с Ливом я вновь заглянул на второй этаж, но, поскольку коллеги прекрасно справлялись с работой, был вынужден признать, что в моих услугах Управление не нуждалось. Рассудив, что на Линейной сыскари способны управиться без моего вмешательства, я снова на целую свечу оккупировал сферу Тори. ? когда выяснил все, что хотел, вернулся на темную сторону. В храм. А точнее, в первохрам, где меня уже с нетерпением ждали.
        «Работаем?» - тут же соткался на полу вопрос, едва я переступил порог каверны, а дремавший в виде камня алтарь принял человеческий обли?.
        - Чуть позже, - ответил я, краем глаза заметив, что поверх одежды тихо и незаметно соткалась серебристая броня, хотя я об этом не просил. - Сперва я хочу задать тебе пару вопросов.
        Ал выразительно приподнял брови.
        «Задавай».
        - Тебе знакомы имена: Айнеро, Дейнеши, Ирранэ, Карино, Летари, Маори, Норрату, Саэфи, Таэро и Уортэ?
        Алтарь едва заметно улыбнулся.
        «Ты хочешь поговорить о жнецах?» - снова соткалось на полу.
        Я мысленно присвистнул: откуда знает?! Хотя, если каждый из жнецов какое-то время носил в себе частичку алтаря, то может, оно и правильно, что ?л помнит их имена? Жаль, что я раньше об этом не подумал. Возможно, это сократило бы время на поиски в несколько раз.
        «Хорошо», - тем временем сложил руки на груди Ал. - «Я готов ответить на твои вопросы».
        - Тебе известно, кто из их потомков дожил до настоящего времени?
        Ал широко улыбнулся.
        «Ты».
        - Это и так понятно, - прищурился я. - В противном случае я бы не продержался на нижнем слое так долго. И в первохрам меня бы не пустили. Тем более, не позволили бы безнаказанно прикоснуться к статуям и к алтарю, лапать который имели право лишь жнецы. Да и то, не всякие. ? спрашивал я тебя о других жнецах. О тех, кто ещё жив, но пока не сумел сюда добраться. Такие ведь остались?
        Алтарь неожиданно заколебался.
        - Ты можешь их почувствовать? - наконец, задал я правильный вопрос. И вот тогда Ал с уверенностью кивнул.
        «Могу. Но лишь тех, в ком пробудился дар».
        - Сколько таких в столице?
        «Двое».
        - А за ее пределами?
        «Пока никого».
        Я на мгновение задумался. А затем взглянул в серебристые глаза собеседника и тихо просил:
        - Покажи мне список, пожалуйста.
        Ал подошел к разлитой посреди храма луже и без малейшего труда воспроизвел список учителя, сделав это точно таким же способом, каким некогда выводил мою родословную. Айнеро, Дейнеши, Ирранэ… те самые десять имен из хитроумной загадки, которую оставил мне в наследство мастер Этор Рэйш.
        «Айнеро», - выделил большими буквами Ал и, прищурившись, посмотрел на ме?я. - «Что тебе о них известно?»
        - Последней семьей в этом роду были Артосы, - припомнил я имена из второго списка и данные из архива, которые получил всего несколько свечей назад. - Семья потомственных некросов, последние ветви которой были подчистую вырезаны во времена Эрнеста Второго.
        «Дейнеши?»
        - Их прямыми потомками стали Диллосы. Тоже некросы. И тоже уничтожены Эрнестом Кровавым сто пятнадцать лет назад.
        «Ирранэ?» - словно не услышал алтарь.
        - В списке учителя это имя стоит на третьем месте, но мастер Этор не смог отыскать живых потомков. Он указал шесть имен, последовательно сменявших друг друга на протяжении двух последних столетий, но ни одно из них не дает представления о тех, кто мог бы нас заинтересовать. Сам я их не проверял. Но, судя по всему, Ирранэ не просто так регулярно меняли имена и ловко маскировались под чужими фамилиями. И, наверное, именно поэтому во второй части списка на месте ныне существующего имени стоит только жирный вопросительный знак.
        «Мне кажется, ты догадываешься, почему так произошло».
        - Чтобы так успешно и долго скрывать свое прошлое, нужны большие средства и очень хорошие связи, - хмыкнул я. - Думаю, у герцогов Искадо их достаточно. Не зря леди Элания Уриос…. кстати, не так давно ее семья ?осила фамилию Иртос, а ещё раньше - Ирран… вышла замуж за лорда ?ррона Искадо. Все-таки связь с корнями - большое дело.
        «Ты нашел второго жнеца», - полуутвердительно сказал Ал.
        - Нашел. И только поэтому полез копаться в архивах. Прямой связи с Иррадэ, правда, отыскать не смог - за последние четыреста пятьдесят лет они с кем только не породнились, а более ранние сведения кто-то старательно уничтожил. Но имена Искадо, Иртос и Ирран в чем-то созвучны… тебе не кажется? И раз уж я нашел маленького жнеца, то думаю, что не ошибусь, если скажу, что правильно заполнил пустоту напротив фамилии Ирранэ.
        Алтарь согласно наклонил голову.
        «Что насчет Карино?»
        - Последними в этом роду были Карросы. Темные маги. Примерно пополам: некросы и маги Смерти. Ни одного светлого. Ни одной подозрительной внебрачной связи. Уничтожены во времена Эрнеста Второго одними из первых.
        «Летари?»
        - Прямой связи я тоже не нашел, - был вынужден признаться я. - Но учитель написал напротив них мою фамилию. Вероятно, уже после того, как мы встретились, потому что использовал другие чернила. И потому, что изначально там тоже стоял вопросительный знак. И раз даже ты говоришь, что кто-то из жнецов был моим предком, то полагаю, что мастер Этор не ошибся: Летари - это моя ветвь. Правда, пока не уверен, по матери или по отцу.
        «Хорошо. Маори?»
        - По ним данных нет совсем. У учителя в списке тоже стоит знак вопроса, без всяких предположений, а у меня не нашлось времени, чтобы вплотную ими заняться.
        «Их частица до сих пор вернулась ко мне не вся», - неожиданно сообщил Ал. - «Значит, кто-то остался. Но, скорее всего, его дар спит. Найди этого человека. Он нужен Фолу».
        Я недоверчиво воззрился на серебристую физиономию, но все же решил повременить с вопросами.
        - Что касается Норрату и Уортэнов, думаю, ты уже в курсе, что и как, раз последние представители этих родов некоторое время назад получили благословение Фола. Но мастер Этор Рэйш умер три с половиной года назад, его единственная дочь стала бесплодной. А мастер Уоран Нииро вообще не оставил наследников, так что эти два рода тоже прервались.
        «Да», - бесстрастно подтвердил алтарь. - «Их дары тоже были утеряны».
        - Остаются только Саэфи и Таэро. Первое имя в списке учителя было зачеркнуто - по данным мастера Этора, последние представители этого рода носили фамилию Солсбри и выродились задолго до появления Эрнеста Кровавого. Напротив Таэро стоял очередной вопросительный знак, но мастер Нииро предположил, что их династия закончилась вместе с последним отпрыском семейства Грантов. Тех самых, что раньше имели неплохие способности к магии некросов, но несколько десятилетий назад взяли себе фамилию Уэссеск, начали заводить беспорядочные связи с неодаренными и на протяжении длительного времени удерживали власть над существом, которое раньше называли Палачом.
        «Ты прав. Эта ветвь оборвалась несколько месяцев назад. Так о чем же именно ты хотел меня спросить?»
        - Как такое стало возможным? - тихо поинтересовался я. - Темный дар изначально был милостью ?ола, поэтому ?нецами не рождались, а становились. При этом, если жрецы не врут, то после попытки открытия первых врат Фол от них отказался. Их дар раскололи на части, искусственно ослабив и заставив переходить от родителей к детям, как это происходит у светлых. Но поскольку о благословении Фола речи больше не шло, то с каждым новым поколением темный дар становился слабее. Не сразу, конечно, потому что со смертью носителей он частично вбирал в себя их силу. Но за долгие столетия во многих родах эта сила попросту угасла. Так почему же, если наш дар подвели под те же законы, которым подчиняются светлые маги, стало возможным мое рождение? Почему, если Фол поклялся, что новых жнецов больше не будет, мы с ?обертом Искадо все ещё живы? Наконец, как это мог допустить Род? И не стоит ли нам ждать гневного гласа с небес, когда светлые боги поймут, что Фол их попросту обманул?
        На губах Ала появилась невеселая улыб?а.
        «?ол не клялся от вас избавиться. Этим занимались его жрецы. И он не обещал, что жнецы никогда не вернутся - он всего лишь дал слово, что вас больше не будут создавать. Что же касается твоего рождения… пойдем. Я покажу, как это стало возможным».
        Я послушно отступил на несколько шагов и опустил взгляд на лужу, по которой прошла мелкая рябь. Затем ?а ней возникло мое родовое древо… вернее, та его часть, которая касалась леди Элеоноры де Латэй. На самом верху, где даже упорный Ларри Уорд не сумел добыть нужных сведений, зияла большая дыра. А над ней появилось нечто новое. То, чего не было в его документах: развилка, над которой большими буквами красовалась древняя лотэйнийская фамилия «Летари».
        Прямо на моих глазах с пола всплыл крохотный черный камушек, которых вокруг пустых постаментов валялось видимо-невидимо. Затем от лужи отделилась такая же крохотная серебристая капля и обтянула осколок тончайшим слоем, под которым очертания камешка едва-едва виднелись, а цвет не угадывался совсем. Затем камень шлепнулся обратно в лужу. Но не утонул, а закачался, словно поплавок, над фамилией моего далекого предка. И по мере того, как под ней начали появляться безымянные кружки и квадратики, плавно заскользил от одного к другому. Наглядно показывая, каким образом спрятанный до поры до времени темный дар мог незаметно и совершенно безопасно передаваться из поколения в поколение.
        «Скрытый дар», - пояснил свои манипуляции Ал.
        - Нейтральный к любой магии, - прошептал я, расширенными глазами следя за надежно укрытым камушком. - Практически невидимый для посторонних, так я понимаю?
        Ал обернулся и с довольным видом кивнул.
        - Это значит, что его носителем мог быть кто угодно, - постепенно дошло до меня. - Темный маг, светлый и даже простой смертный… каждый из них передавал частичку тебя вместе с даром следующему поколению так, что даже носитель не догадывался, какая в нем заложена ценность!
        «Некоторые догадывались», - не согласился алтарь, на пару мгновений приостановив движение камушка. - «Поэтому некоторые из вас умышленно покинули столицу и тщательно следили за всеми, кто вступает в род. Особенно за теми, за кого выходят замуж женщины».
        Я вздрогнул и поднял на Ала диковатый взгляд.
        - Олиена де Латэй… бабушка… получается, она поэтому не хотела, чтобы мама уезжала в столицу?!
        Ал с готовностью перебросил камушек почти в конец родового древа, где он весело запрыгал по уже известным мне именам. Ирьяса де Латэй… Илония де Латэй… Ольха де Латэй… и вот тут-то я заметил ещё одну особенность - скрытый дар передавался только от матери к дочери! Причем исключительно к первенцу, который, как по заказу, был в нашем роду исключительно женского пола!
        - Женщи?ы… - припомнил я начертанную учителем заметку на полях книги РейноЛерса. - Вот что он хотел сказать: скрытый дар способны передавать следующему поколению только женщины! Вот почему у нас с Робертом так похожи родословные и нет ни одного темного мага в прошлом! Тьма… а ведь мастер Этор знал об этом! Не мог не знать, если велел изучить Ларри Уорду родовое древо де Ленур и наказал передать эти сведения мне! Он же сам составлял список! Своей рукой внес туда нашу фамилию! И… наверное, именно поэтому согласился меня обучать?
        У меня от неожиданной догадки даже голос сел - настолько она была правдоподобной. Да, это было невероятно, немыслимо! Но объясняло очень многое! Все нестыковки в теории Лерса! Все пометки учителя! Мои собственные наблюдения…
        - Получается, если моя сестра умерла, то скрытый дар должен был достаться кому-то из нас с Леном? - замер я от пришедшей в голову мысли. - Но Лен родился светлым. И его дар был достаточно силен, чтобы оттолкнуть от себя скрытый. А поскольку девочек в нашей семье больше не появилось, то со смертью матери дар должен был или угаснуть, или перейти ко мне.
        Ал покосился на меня почти с сочувствием.
        «Законы наследования никто не отменял. За тем исключением, что носитель редко забирает дар Фола с собой в могилу. После смерти дар обязательно уходит к кому-то еще, но при этом он чаще всего перестает быть скрытым. А по-настоящему умирает лишь тогда, когда погибает последний наследник рода».
        - Подожди-ка, - вдруг опомнился я. - Но ведь у Роберта есть сестра! И раз она жива, значит, дар Фола должен был достаться ей! Как же тогда мальчишка смог его заполучить?!
        Ал виновато развел руками, и камешек снова прыгнул на много поколений наверх. К моей далекой пра-пра… и ещё много раз «пра» бабке - леди Миранде Лэй и ее сестре Миралинде, которые, судя по одинаковой дате рождения, являлись близняшками. Благодаря леди Миранде через много-много лет появилась ветвь де Латэй, откуда происходила наша с Леном мама. А леди Миралинда вышла заму? за темного мага и стала матерью двух мальчиков - Эрхоса и Дерана Ортесс, от которых взяли начало сразу несколько могущественных темных ветвей.
        Пока я соображал, почему в этом роде не было девочки-первенца, спрятанный под серебристой пленкой камушек плюхнулся между сестрами-близняшками и распался на два осколка поменьше. Один, укатившись к леди Миранде, сохранил свое защитное покрытие и благополучно ушел в отколовшуюся, изолировавшуюся от остальных родов ветвь де Латэй, на конце которой красовалось мое собственное имя. А второй осколок, лишившись защитной оболочки, снова приобрел черный цвет и рассыпался целой горстью мельчайших пылинок, от которых сияющее на полу родовое древо расцвело крохотными черными цветками.
        - С ума сойти! - прошептал я, в шоке уставившись на открывшееся мне чудо. - Ал, я что, сплю?!
        «Нет», - спокойно отозвался алтарь. - «Все так и было».
        - Сестры с одинаковым даром! Получается, одни из самых могущественных алторийских темных родов… всего лишь ошибка?! Нелепая случайность в наследовании?! Из-за того, что его в равной степени унаследовали близняшки?!
        «Да», - так же спокойно подтвердил Ал, когда до меня дошла эта невероятная истина. - «Контакт с темным носителем пробудил скрытый дар одной из сестер, что и привело к возможности появления темных ветвей твоего родового древа. По этой же причине тот дар был полностью утрачен: быть скрытым он уже перестал, и его быстро заметили».
        - А Роберт?!
        «?н, насколько я понимаю, мог быть инициирован только искусственно».
        - Но кем?!
        «Судя по всему, тобой».
        Я уставился на Ала, как на ненормального. А потом до меня неожиданно дошло.
        - Это не я! Просто мальчишка оказался на краю гибели… скажи-ка, а ?ет ли у скрытого дара такой же способности, как у тебя в жидком состоянии? И не могло ли случиться так, что столкнувшийся с угрозой гибели пацан попросту перетянул этот дар на себя? Так же, как ты в свое время перетянул в меня все это озеро в надежде сохранить мне жизнь?!
        -лтарь насмешливо булькнул.
        «Пока дар скрыт, он сохраняет свойства вещества, которое его защищает. Он подвижен. И действительно может менять носителя, если тот, к примеру, ослаб или находится при смерти. В противном случае ты не смог бы унаследовать дар сестры. А мальчик… если он оказался на темной стороне, и ты смог коснуться его Тьмой»…
        - Вообще-то, его коснулся вампир, - вздохнул я. - Очень старый. Очень сильный. Тот самый, что веками пытался отгрызть от тебя хоть ?усочек. Как считаешь, он мог спровоцировать эту ситуацию? Скажем, в тот самый момент, когда пытался убить мальчишку? А потом вмешались боги, и мальчику просто передали дар сестры вместе с темным благословением?
        «Вполне».
        - Тогда это значит, что сестра Роберта больше не является носителем дара и уже не сможет никому его передать?
        «Раньше я ощущал именно ее. Теперь я ощущаю свою частицу в нем», - подтвердил Ал. - «И в тебе. Еще одна ко мне не вернулась. Остальные были уничтожены или утеряны. Так, как ты и сказал».
        - ?йнери, Дейнеши, Карино и Саэфи точно мертвы? Неужели от них не осталось побочных ветвей, незаконных наследников? Ни одного за целую тысячу лет?
        «Их частицы вернулись ко мне полностью. Остались только вы двое. Если у вас не появится наследников, божественный дар будет окончательно утрачен».
        - А Маори?
        «Их я почти не чувствую, - грустно качнул головой алтарь. - И довольно давно. Возможно, дар не нашел своего носителя. ? может, он уже не пробудится. Но это в любом случае придется выяснять тебе».
        - Интересно, как ты собираешься забирать у нас свои частицы? Нам с Робертом тоже придется возлечь на алтарь? Во славу Фола, так сказать.
        «С твоей частицей я установил связь, - соткались передо мной на полу серебристые буквы. - Теперь это безопасно, и забирать ее нет резона. Ты полезен. Когда меня сможет коснуться и второй жнец, я ему помогу».
        - Зачем?
        «Вы - последние стражи границы между мирами. Вы нужны нам».
        Я с сомнением покачал головой.
        - Это я уже слышал. Но все равно не понимаю: как Фол сумел это провернуть? Почему не воспротивился Род? Я же был в верхнем храме, говорил со жрецами… а меня даже молнией не долбануло за святотатство! Разве так должно быть?
        «Вы нужны миру, - упрямо повторил Ал. - Светлые боги не тронут вас без веской причины».
        - В смысле, не тронут, пока мы не зададимся целью создать новые врата? - усмехнулся я.
        «Вы ещё не жнецы в полном смысле этого снова. Ваш дар пробудился по другим причинам, поэтому правильнее называть вас не жнецами, а претендентами, которым только предстоит пройти соответствующий ритуал. Поэтому же светлые боги о вас не знают. ? если бы и знали…» - по серебристому лицу Ала скользнула усмешка. - «Боги не любят, когда их сила достается смертным просто так. Но они не могут отобрать ее у тех, кто обрел способности без их участия».
        - Прости, я не понял…
        «Раньше боги давали людям часть своей силы в обмен на служение. Это был дар. Порой - незаслуженный и опасный. Теперь же жнецов не обучают и не растят… вы создаете себя сами, - улыбнулся „зеркальный“. - И сами находить путь к своему богу. Это гораздо ценнее. И этого у вас уже не отнять».
        - Так вот какую придумал лазейку Фол? - усмехнулся я. - Отказавшись создавать жнецов, он не давал Роду обещания, что они не появятся снова, так? Да, он отстранился от тех, кто выжил. Не помог, когда их убивали его собственные жрецы, но взамен оставил дар… правда, раздробленный и ущербный. И с его помощью сохранил границу между мирами. А заодно оставил шанс… точнее, сразу десять мизерных… прямо-таки микроскопических шансов в надежде, что хотя бы один из них однажды реализуется. И если кому-то из потомков жнецов повезет снова разбудить этот дар… что ж, Фол тут не при чем. Ведь его клятва не нарушена.
        «Ты понимаешь», - снова улыбнулся Ал, когда я замолчал. - «Фол правильно выбрал: из тебя получится хороший страж. Ты ведь не откажешься от сделки?»
        Я ненадолго задумался.
        - Мне нравится этот мир в том виде, в каком он есть, - медленно проговорил я, тщательно взвешивая слова. - Вернее, оба наших мира. Как ни странно, я привык к ним обоим, и в каждом мне по-своему хорошо. Так что нет, я не откажусь от слова и не разорву сделку с Фолом. Единственное, чего мне бы хотелось, это выяснить, кто меня к этому подвел. Но полагаю, скоро этот человек сам меня найдет.
        «Почему ты так решил?»
        Я недобро улыбнулся.
        - Он же не просто так уничтожил мою семью? Ему зачем-то понадобился темный маг. Жнец. Есть у меня такое подозрение, что и Роберт пострадал не случайно. А раз мы кому-то понадобились, то рано или поздно этот «кто-то» все равно объявится. И вот тогда я спрошу с него за все.
        Глава 2
        Из первохрама я выбрался уже затемно, но домой возвращаться не торопился. Если верить ощущению времени, которое в последние дни стало намного более четким, то порядка одной свечи у меня ещё осталось. И я решил не тратить ее на то, чтобы собрать следующую в очереди за Ирейей статую Рейса, а предпочел заглянуть в Белый квартал, где уже наверняка истомился от неизвестности мой маленький коллега.
        Как я и предполагал, Роберт не спал и вместо того, чтобы сладко сопеть в подушку, с надеждой смотрел в окно, будто действительно верил, что я приду к нему пешком и в обычном мире. Когда в комнате повеяло холодком, он радостно дрогнул. А когда обернулся и восторженно выдохнул, я одобрительно кивнул - оказывается, мальчишка не просто так таращился в окно. В его глазах клубилась Тьма. Так что на улицу он смотрел совершенно правильно, хотя и не понимал всей важности того, что сейчас сделал.
        - Поймем, прогуляемся, - предложил я, отметив про себя, что юный жнец предусмотрительно не разделся на ночь.
        Роберт порывисто спрыгнул с подоконника, с опозданием отвесил короткий поклон и, торопливо вытащив спрятанные под кроватью сапожки, всего через пару мгновений был готов к походу на темную сторону. Более того, он снова ни о чем не спрашивал, ничему не удивлялся и без единого возражения позволил отвести себя в тот самый дом, где мы беседовали в прошлый раз. Правда, сейчас тут кое-что изменилось. Точнее, появился новый жилец, который при нашем появлении оскалил пасть, напрягся и, скребанув когтями по полу, яростно рыкнул.
        - Кто это? - впервые нарушил молчание Роберт, настороженно оглядев скорчившуюся на полу, надежно скованную Тьмой тварь.
        Я хмыкнул.
        - Обыкновенный гуль. Довольно молодой и, как водится, голодный.
        Мальчик удивленно округлил глаза, однако испуга в них не было, скорее, некоторая опаска, которая вскоре вытеснилась обычным любопытством. Поскольку гуль лежал почти неподвижно, опутанный тонкими сетями Тьмы, то бояться и впрямь было нечего. И когда мальчишка это понял, то бесстрашно подошел к нему вплотную и, присев на корточки, с интересом принялся изучать опасную тварь.
        - Я видел это существо в справочнике по темному искусству, - нако?ец, сказал Роберт. При звуках человеческого голоса гуль дернулся вперед, но лишь бессильно захрипел, не дотянувшись до пацана всего на ладонь. - Мастер Хокк отдала мне его до того, как заболела. Там было написано про многих созданий. Но нигде не указан способ, как от них избавиться.
        - Почему ты решил, что от них надо избавляться? - поинтересовался я.
        Роберт беспомощно на меня посмотрел.
        - Не знаю… это же нежить.
        - Как правило, для убийства тварей используют сталь, - спокойно отозвался я, издалека наблюдая на злобно хрипящем гулем. - Это самый простой способ.
        Роберт кивнул.
        - Я помню: обычной магией здесь нельзя пользоваться. Но мы ведь можем и по-другому, правда?
        Я насмешливо приподнял одну бровь.
        - Хочешь узнать, как это делается?
        Мальчишка бросил настороженный взгляд на тварь и, поколебавшись, кив?ул.
        - Тогда делай, - пожал плечами я, и путы на гуле мгновенно исчезли.
        Роберт испуганно вскрикнул, когда проворная тварь одним прыжком оказалась на ногах. И оцепенел, когда гуль, радостно взвыв, вторым прыжком попытался добраться до его горла. Да, попытался… но не смог, потому что между ним и неподвижно замершим лордом возникла невидимая, но совершенно неодолимая для нежити преграда. Ударившись об нее один раз, гуль обиженно взвизгнул и отскочил. Затем попробовал налететь снова, но вновь был отброшен на пару шагов. Особого вреда преграда ему не причинила, но после неудачной попытки тварь задумалась. После чего принялась медленно обходить маленького жнеца по кругу, то и дело скалясь и пуская на землю густую, вязкую слюну.
        На меня она почти не обращала внимания - только косилась иногда, желая убедиться, что я не планирую вмешиваться. И я действительно не вмешивался. Просто ждал. И удовлетворенно кивнул, когда Роберт, наконец, отмер и, поняв, что защита вполне надежна, нетвердым голосом спросил:
        - Что я должен сделать, мастер ?эйш?
        Я едва заметно улыбнулся.
        - А что бы ты хотел?
        - Не знаю, - едва слышно отозвался мальчишка, неотрывно следя за кружащим вокруг него гулем. - ?сли честно, я бы хотел оказаться сейчас дома. Подальше от этого… существа.
        - То есть, на темную сторону мы с тобой больше не выходим? - уточнил я.
        Роберт затравленно огляделся. О том, насколько ему не по себе, я мог догадаться по закушенной губе, сжатым в кулаки пальцам и отчаянно большим глазам. Однако уходить из Тьмы мальчишка не хотел. ?на была для него жутковатой, порой даже страшной до дрожи… но и притягивала тоже. Манила нераскрытыми тайнами. Дразнила возможным могуществом. Она играла с ним, как гуль со своей жертвой. Но, в то же время, именно она могла вернуть ему то, от чего ни один перегоревший маг не смог бы отказаться.
        Наконец, ?оберт нащупал на поясе небольшой кин?альчик в дорогих ножнах и решительно его сжал.
        - Я могу сражаться, мастер Рэйш!
        Я флегматично пожал плечами.
        - Сражайся.
        Защитный барьер тут же исчез, и обрадованный гуль кинулся в атаку. Если бы за первым барьером не стоял второй, он бы непременно вцепился мальчишке в горло. Но Роберт успел только судорожно сглотнуть, когда тварь со всего маху ударилась о защиту. И невольно поморщился, когда по ушам хлест?ул обиженный вой, а огромные когти прочертили глубокую полосу в прогнившем полу.
        Зато до Роберта дошла ещё одна простая истина. С сомнением взглянув на свой смешной кинжальчи?, он снова поднял на меня растерянный взгляд.
        - Мое оружие для этого не подходит, мастер Рэйш.
        - Правильно, - хмыкнул я. - Чтобы одолеть гуля, ?ужно кое-что посерьезнее.
        - Может быть, копье?
        - ? ты умеешь им пользоваться?
        - Нет, - смутился мальчик, снова покосившись на беснующуюся у барьера тварь. - Я владею мечом, но боюсь, ?е настолько хорошо, чтобы с одного удара уложить это существо. У меня никогда не было таких противников.
        - Тоже верно, - подбодрил его я. - И что же остается делать?
        Роберт нахмурился.
        - Использовать Тьму?
        - Это твой выбор, - напомнил я. - И твое решение. Каким бы оно ни было, именно тебе нести за него ответственность. Не передо мной - перед собой. И перед своей совестью, как бы смешно это ни звучало.
        В этот момент на лице юного лорда проступила глубокая задумчивость. Мимолетный страх исчез, нерешительность уступила место напряженной работе мысли. Мальчишка, судя по всему, вспоминал все, что ему говорил я. Все, что прочитал в справочнике по темному искусству. И ещё он делал выбор. Быть может, самый важный в жизни каждого темного мага выбор - он инстинктивно выбирал, как вести себя во Тьме. Как трус, ?ак осторо?ный гость или как полноправный житель темной стороны…
        Неожиданно мальчишка окутался густым темным облаком и распрямил худенькие плечи. После чего поднял пылающую Тьмой руку, одним касанием разрушил защитный барьер и, шагнув прямо под когти твари, четко и властно произнес:
        - Замри!
        Гуль аж присел от неожида?ности, когда на его хребет рухнула волна исходящей от Роберта силы. Тварь сперва протестующе захрипела, но Тьма была сильней, она давила, заставляла униженно опускать голову и в конце концов вынудила нежить припасть к полу и тихо, обреченно заскулить.
        Признаться, я тоже опешил, ?огда объятый темным пламенем мальчик подошел и властно положил руку на загривок твари. И опешил вдвойне, когда гуль не только позволил ему это сделать, но даже не подумал огрызнуться. Более того, как только его коснулась маленькая ладошка, тварь моментально успокоилась. ? когда подняла голову, я вздрогнул: в глазах гуля вместо багрового огня теперь плескалась беспросветная Тьма. Точно такая же, как и в глазах у маленького жнеца, которого он неожиданно признал.
        - Я решил, что не хочу его убивать, - твердо сказал ?оберт Искадо, взглянув на меня абсолютно черными глазами. - И бояться нежити я тоже не стану. Он будет послушен, мастер Рэйш. И никого не убьет, пока я об этом не попрошу.
        Так вот что ты выбрал, маленький лорд… привыкнув повелевать, а не подчиняться, не желая убивать создание, которое ничего плохого лично тебе не сделало, ты совершил то, до чего я в свое время попросту не додумался. Ты не захотел воевать с Тьмой. Ты не пожелал с ней сражаться. Вместо этого ты по-настоящему ее принял и стал для нее… кем? Или чем?
        - Ты свободен, - тем временем бросил Роберт, отпуская на волю бывшего гуля. - Когда будешь нужен, позову.
        Тварь благодарно лизнула ему руку и, заурчав, бесшумно исчезла из дома. Я, если честно, так изумился, что едва успел убрать защиту, чтобы ее не размазало по стенам. Но хвала Фолу, вовремя сообразил, что гуль теперь неопасен, и выпустил его на улицу, даже хвост напоследок не подпалив.
        После этого в доме снова стало тихо, а мальчик несмело улыбнулся.
        - Я поступил правильно, мастер Рэйш?
        Я задумчиво на него посмотрел. ? затем подошел и, опустившись на одно колено, заглянул в совершенно обычные, полностью растерявшие пугающую черноту глаза, в которых светилось удивительное понимание.
        - Скажи, ?оберт: как ты видишь Тьму?
        - Сейчас? - зачем-то уточнил мальчик. - Так же, как и вы, наверное. Тьма пуста и молчалива. Повсюду лежит снег, хотя, как мне кажется, его стало меньше, чем в прошлый раз. А ещё в вашей Тьме очень тихо, мастер Рэйш. Так тихо, что это порой пугает.
        - А как видишь ее ты? - спросил я. - Ты сможешь мне показать?
        Юный жнец улыбнулся и протянул руку.
        - Я могу попробовать.
        Я ненадолго прикрыл глаза, отчего-то волнуясь, как мальчишка на первом свидании. А когда снова их открыл, то невольно замер, увидев, как преобразилось окружающее пространство.
        Какая зима?! Какая пустыня? Какие развалины и мусор на неубранных улицах?!
        Вокруг сиял и переливался всеми красками жизни невероятный, никогда не виданный мною мир. Да, город выглядел постаревшим, но отнюдь не походил на заброшенное кладбище. Там, где я видел огромные дыры и оплавленный металл, находились лишь ровные стены и благородная патина. На месте заснеженных развалин красовались облагороженные временем башни, ворота и шпили. Булыжные мостовые выглядели чистыми, словно их только что вымыли. В радостно перемигивающихся окнах снова стали целыми стекла. Но, что самое поразительное, в воздухе больше не ощущался привкус отчаяния. В городе не осталось живых, но он отнюдь не выглядел мертвым. Блистающие тут и там разноцветные искорки артефактов… струящиеся вдоль домов следы остаточной магии… радужные блики над покрытыми черепицей крышами… блистающие вдалеке купола храма… это было невероятное зрелище. Почти откровение. При виде которого я неожиданно понял, какой в действительности бывает темная сторона. И в полной мере осознал, что свою Тьму я действительно создал сам - угрюмую, пустынную и смертельно опасную для любого чужака. Все, что таилось в моей душе, отразилось
здесь. Все, что я годами в себе убивал. Моя Тьма - это отражение меня. И если она оказалась такой невеселой… что ж, в этом виноват только я сам. Тогда как Роберт оказался на редкость благоразумным мальчиком. И сумел интуитивно, но на удивление правильно распорядиться доставшейся ему силой.
        Я глубоко вздохнул. А затем сжал доверчиво вложенные в мою ладонь детские пальчики и, глядя маленькому жнецу в глаза, неожиданно решился.
        - Я, мастер Смерти Артур Кристофер Рэйш, здесь и сейчас, предлагаю Роберту Лернану Искадо ученичество. Клянусь беречь и защищать его жизнь, пока он не станет достаточно силен, чтобы делать это самостоятельно. Пусть Тьма и Фол будут мне свидетелями.
        Мальчик вздрогнул и распахнул и без того расширенные глаза, едва не испортив торжественность момента. А через несколько мгновений во Тьме раздался его звенящий от волнения голос:
        - Я, Роберт Лернан Искадо, здесь и сейчас, соглашаюсь стать учеником мастера Артура Кристофера Рэйша. Клянусь, что не предам его доверие и приложу все усилия, чтобы овладеть его наукой. Пусть Тьма и Фол будут мне свидетелями.
        Наши ладони окутались плотным черным облаком, а затем в спину дохнуло явственным холодком. Мне даже показалось, что я слышу из темноту знакомый смешок. Но нам никто не помешал. ? ещё через мгновение Тьма рассеялась. Я поднялся, с пониманием взглянув на слегка растерян?ую, но совершенно счастливую физиономию Роберта. Именно в этот момент почувствовал, что поступил правильно: этот мальчик слишком хорош, чтобы оставлять его обучение на волю случая. И я скорее сдохну, чем отдам его в руки Ордена или позволю кому-нибудь убить.

* * *
        - Ты чего такой довольный? - с подозрением осведомилась Хокк, когда я подчистую уничтожил приготовленный Мартой ужин, мы с напарницей отправились в ?УСС. - Узнал что-то новое по делу? Или очередного моргула пристукнул, пока никто не видел?
        Я только усмехнулся.
        Чтоб она понимала… Не далее как полсвечи назад я грубо нарушил сразу десяток законов Ордена. Самовольно изменил давно известный ритуал. Нагло перефразировал условия клятвы. Утаил невероятно важные для храма сведения. Да ещё и взял на себя обязательства воспитать полноценного темного жнеца, которого любой другой маг попытался бы уничтожить. Конечно, я был доволен. Причем, доволен вдвойне, потому что не так давно обнаружил, что ни я, ни ?оберт не получили на предплечьях обязательную метку учитель-ученик. Милостью Фола Тьма скрыла от посторонних следы проведенного ритуала. А я после этого набросил на мальчишку дополнительную защиту. Так что теперь ни одна собака не прознает, что он жнец. И тем более никто не узнает, что он - мой ученик.
        О том, что кто-то попытается претендовать на роль его учителя, я не беспокоился. Пока о способностях пацана не знает Орден, никому это даже в голову не взбредет. Именно по этой причине Хокк занималась с ним исключительно теорией. И поэтому же, несмотря на увечье, никто ее до сих пор не отозвал.
        -сталась всего одна проблема - рано или поздно мальчику понадобится перстень. Поскольку свой я отдавать пока не планировал, то Роберту требовалась замена. Хотя бы для того, чтобы, если однажды я официально представлю его коллегам, были соблюдены все формальности. Обычно для этого использовались перстни ближайших родственников учителя. Чаще всего, отца или деда. Но, поскольку у меня таких перстней не имелось, то следовало найти что-то другое.
        - ?эйш, ты в порядке? - снова спросила Хокк, когда я не ответил.
        Я рассеянно кивнул, и больше по дороге мы не разговаривали.
        В кабинете Корна, как следовало ожидать, к вечеру вновь собрались все начальники участков. Народ выглядел уставшим, а Йен и вовсе вымотанным до предела. Наверняка даже не прилег за целый день, хотя это было глупо. Вон, даже я у?е не носился бешеной собакой по городу. Да и зачем, если над делом работали сотни сотрудников из всех столичных УГС? Причем хорошо работали. Круглосуточно, посменно. И это было эффективно. Это было правильно. ? то, что творил Йен, так и норовя все сделать самолично, было Н?правильно. И Корн в весьма жесткой форме указал ему на ошибку. Я бы этого упрямца вообще домой отправил, потому что в таком состоянии от него было мало проку.
        - Все понял, шеф. Исправлюсь, - тяжело вздохнул Йен, когда у Корна закончился запас цензурные и нецензурных слов. Рош с Эрроузом понимающе переглянулись - небось, по молодости сами такими были. А Хокк сделала вид, что ничего не слышала. После чего Корн сделал отмашку, и один за другим начальники отчитались перед ним за все, что было сделано за текущий день.
        А работы было проведено по-настоящему много. Последние четыре адреса, которые я им дал, оказались тщательнейшим образом проверены. На их владельцев подняли всю имеющуюся информацию, включая сведения о близких и дальних родственниках, о месте работы, потенциальной связи с другими жертвами, вредных привычках, часто посещаемых местах в столице, о любовниках и любовницах, о детях, внуках и да?е правнуках, у кого они были… сыскари узнали абсолютно все, что только можно было выяснить за неполный день. И, разумеется, подняли всю имеющуюся документацию, чтобы убедиться, что дома на Линейной, Грозовой, Седьмой и Сорок второй улицах были построены пo тому же принципу, что и остальные. А также соответствовали по расположению четвертому, пятому, шестому и седьмому знакам на схеме, если считать слева направо и с самого нижнего символа.
        Более того, исходя из расположения этих зданий на карте, Норриди и остальные начальники участков сумели вычислить строения, которые могли бы соответствовать оставшимся символам. Теперь, когда адресов стало больше, задача уже не казалась невыполнимой. ? когда среди них остались лишь дома, что находились в ранее составленном мною списке, то из почти сотни потенциальных мест преступлений мы получили всего полтора десятка наиболее вероятных. И это уже была цифра, с которой можно работать. С которой мои коллеги УЖЕ начали работать, да так, что к полуночи все подозрительные особняки были поставлены под круглосуточное наблюдение. ?ородская стража бдительно отслеживала все, что происходило в округе. Маги, в обязательном порядке входящие в состав патрулей, отслеживали любые изменения в магическом фоне… одним словом, все городские службы правопорядка находились в полной боевой готовности.
        - Рэйш, тебе есть что добавить? - традиционно поинтересовался Корн, когда время перевалило за полночь, начальники участков закончили отчитываться, а иллюзорная карта на стене кабинета пополнилась новыми метками.
        Я покачал головой - Мэл до сих пор не вернулся, поэтому дать точные адреса по оставшимся символам на схеме я пока не мог. Их и было-то всего пять. Но думаю, что не ошибусь, если предположу, что среди полутора десятков указанных коллегами зданий эта пятерка обязательно отыщется.
        Собственно, на данном этапе Управление городского сыска сделало все, что могло, для раскрытия дела. Ловушки были разбросаны, ловчая сеть раскинута, многочисленные загонщики расставлены по местам. Оставалось только ждать результатов. Так что, когда совещание закончилось, народ потихоньку разбрелся по коридору, но далеко от кабинета Корна не отходил. Все с тревогой и затаенной надеждой ожидали, когда же оживет один из множества переговорных амулетов на столе шефа или же сработает один из тех, что прихватили с собой Рош, Эрроуз и Норриди. С тревогой - потому что никто не желал получить известие о двух новых трупах. И с надеждой - потому что всем нам хотелось верить, что на этот раз убийцу или убийц остановят до того, как они завершат ритуал.
        - Думаешь, у нас получится? - тихонько спросила Хокк, склонившись к моему уху. Сидела она, как и в прошлый раз, на подоконнике, игнорируя кресло, которое я принес. Но сидела удобно. Близко. И так, чтобы можно было разговаривать, не привлекая внимания роющегося в бумагах Корна.
        Я едва заметно повел плечом.
        - Может, да. Может, нет. Но я бы не стал надеяться, что убийца совершит ещё одну ошибку.
        - За жильцами на Линейной ничего необычного замечено не было, - неожиданно повернулся к нам стоящий неподалеку Йен. Пока Рош и Эрроуз проветривались в коридоре, он в который уже раз принялся изучать карту столицы. И оказался настолько близко, что услышал наш разговор. - Это наш участок. И Тори дважды обошел дом по темной стороне. Все следы на месте. Ни один не пропал, как на Шестнадцатой. И посторонних следов парень тоже нигде не увидел.
        - Вам не кажется, что мастер Норн довольно молод для такой работы? - в своей резковатой манере бросила Лора.
        - ?му помогала Триш. И Лиза Шарье с помощью визуализатора. Но даже втроем они не нашли признаков того, что в доме готовится что-то скверное. Мы также установили слежку за жильцами, - неожиданно признался Йен. - Хозяева, двое их детей… даже за кошкой Тори успел побегать, но пока нет никаких данных, что за ними следит кто-то, кроме нас.
        - Почему вы не сказали о слежке раньше? - вдруг поднял голову от бумаг Корн и внимательно уставился на Норриди.
        Тот отвел взгляд, а я понимающе хмыкнул.
        Норриди - маньяк. В хорошем смысле этого слова. А идея вычислить того, кто мог бы следить за жильцами, в действительности была не так уж плоха. Хотя, конечно, риск того, что преступник насторожится, возрастал в несколько раз. К сожалению, у Йена не слишком опытные следователи, да и маги не натасканы как следует. Ну, кроме Триш, пожалуй. Но раз именно она присматривала за Тори, можно было быть спокойным - Триш неглупая девочка и грубых ошибок наделать не должна.
        Хокк, судя по всему, подумала о том же, потому что выражение ее лица смягчилось.
        - Шеф, как думаете, если попытаться устроить засаду на темной стороне, это сработает?
        - Слишком опасно, - моментально отреагировал Корн.
        - Но ведь во Тьме эманации света ощущаются лучше, - зашла с другого бока Хокк. - И с приличного расстояния, если уж на то пошло.
        Я мысленно кивнул. Но вслух ничего не сказал, потому что, хоть мысль и была верной, Хокк ещё не знала, что излишки светлой магии убийца отводит на нижний слой. В каверны. Которые, кроме меня, никто в этой комнате ни видеть, ни посещать не способен. А я при всем желании не могу находиться в нескольких местах одновременно. Хотя ради справедливости стоило признать: если бы жнецов было больше, это могло бы сработать.
        Пока Хокк увлеченно пыталась доказать шефу необходимость засады, в кармане у Йена тренькнул переговорный амулет. Все разговоры в комнате моментально стихли, головы присутствующих настороженно обернулись в сторону Норриди, а тот в это время с окаменевшим лицом выслушивал что-то oт своих сыскарей.
        - У нас два трупа, - сообщил он, подняв на Корна тяжелый взгляд. - Третья снизу метка на карте. Улица Базарная, шесть. Западный участок. И, шеф… дом входит в список Рэйша, но мы его опять проморгали.
        Глава 3
        Спустя три с половиной свечи я вышел на балкон чужого особняка и, облокотившись на чугунные перила, во второй раз за последние месяцы понял, что отчаянно хочу курить. Причем настолько, что если бы не был темным, то непременно бы уже затянулся. Но увы. Наличие темного дара требовало жесткого контроля над эмоциями, поэтому ещё десять лет назад я решил, что больше ни к куреву, ни к алкоголю не притронусь. И неукоснительно соблюдал самим же собой придуманные правила.
        Зато ночь сегодня выдалась теплой, без дождей и ветра. Взошедшая луна то заливала небольшой палисадник перед домом серебристо-желтым светом, то снова стыдливо пряталась за облаками. И если бы не суетящиеся внизу люди, можно было бы подумать, что боги создали эту тихую ночь специально для размышлений.
        Я стоял и думал. Вспоминал. ?ценивал.
        Очередное убийство походило на предыдущее вплоть до мельчайших деталей. Два трупа: светлая магиня и темный маг. Место преступления - один из особняков, которые мы как раз сегодня отметили на карте и за которым ещё с утра было установлено наблюдение. Способ убийства аналогичный - удар кинжалом в грудь. Вспоротые животы, вываленные на стол кишки, отрубленные головы… все атрибуты ритуального убийства налицо. А самое главное, время… строго первая свеча после полуночи. И мы, даже зная об этом, бездарно упустили преступника. Так что у Корна был повод злиться.
        Нет, к дежурившим на улице ребятам из городской стражи претензий у меня не нашлось - амулеты правды подтвердили, что все утро, день и даже три свeчи назад улица Базарная была на редкость тихой и пустынной. Ни подозрительный прохожий не пробегал, ни единой драки не случилось за время наблюдения. Если бы не вырвавшиеся на волю вестники смерти, которые и были замечены дежурными магами, мы бы прибыли с опозданием не на полсвечи, а на день или даже на два. Но и так, по горячим следам, ни один из магов не уловил рядом с домом ни малейшего изменения магического фона. Никто в этот дом не входил. Никого рядом с ним не видели. Ничто не указывало на то, что незадолго до появления вестников в здании был проведен ритуал жертвоприношения. Вообще ничего, понимаете?!
        Я прикрыл глаза, рассеянно слушая чириканье воробьев на ветках деревьях. Им не положено было подавать голос в это время суток, но приезд сыскарей, да ещё в таком количестве, растревожил птичье семейство, и теперь они бурно высказывали свое возмущение.
        - Что скажешь, Рэйш? - на балкон почти неслышно выбрался Корн и так же, как я, оперся на литые перила. - Здорово мы облажались, да?
        Я покосился на шефа, но тот выглядел не так уж плохо. Особенно, если учесть, что не так давно этот человек, вопреки предупреждению целителей, лично спустился в подвал, пробыл там порядка половины свечи, все осмотрел, изучил и на своем горбу выволок в коридор обезглавленное тело вместе со столом, на котором оно лежало.
        Сейчас лицо Корна выглядело абсолютно непроницаемым. Но судя по тому, как в тем?оте светилась его кожа, света он хватанул внизу от души.
        Подумав, я снял перчатку и положил руку ему на плечо. Призвал Тьму. Подержал, пока на камзоле не выступил иней, а затем снова убрал руку. И, получив от шефа благодарный кивок, убедился, что правильно понял причину его появления на балконе.
        - Как это было сделано? - спросил я, снова уставившись в темноту.
        - Ближе к полуночи в кабинете хозяина дома появилась бумага, из которой следовало, что господину Вальду следует немедленно явиться в западное Управление городской стражи. Причина вызова не уточнялась. Письмо, со слов, господина Вальда, прилетело с улицы. У него в то время окно было открыто. Способ доставки показался хозяину дома несколько странным, но, поскольку все печати стояли на месте, то Вальд… светлый маг, кстати… не заподозрил подвоха. Наши наблюдатели видели, как он уезжал в кэбе, но, поскольку господин Вальд не выглядел встревоженным или озабоченным, то в набат не забили. Мало ли какие дела могут быть у уважаемого мага? Пока он доехал до места, пока добился от сотруд?иков Управления, почему Жольд не может его принять, пока выяснил, что Норриди тоже нет на месте… времени прошло прилично. Двое его сыновей - студенты Королевского университета Алтира - еще три недели назад уехали с группой на практику. Куда-то в пригород. Так что супруга господина Вальда - леди Шарэн - этой ночью осталась дома одна.
        - Это ее тело я принес с чердака?
        Корн хмуро кивнул.
        - Из Ордена уже пришло подтверждение: один из вестников принадлежал ей.
        - А второй?
        - Его звали мастер Ундо ?эй. Наш внештатный (оставил работу по выслуге лет) консультант и твой коллега, который вообще неизвестно, как здесь оказался.
        Я промолчал.
        Если никто не видел, как мастер ?эй сюда попал, оставалось думать, что убийца привел его с собой. А поскольку единственным способом это сделать было пройти по темной стороне, то мое предположение обретало все больше подтверждений. Наш исполнитель - темный маг. Изначально я, правда, заподозрил, что мы имеем дело со жнецом, но Ал сказал, что больше ни в ком в столице не чувствует своей частички. Значит, остается маг. Даже не жрец, потому что ни одному жрецу не под силу долго находиться на темной стороне за пределами храма.
        - Рэя взяли тихо, - обронил Корн через несколько мгновений. - Два дня тому его видели соседи. К кому-то он заглянул в гости. Зашел в несколько лавочек на соседней улице, купил обычные для горожанина товары: продукты, вино, парочку амулетов. И с виду с ним все было в порядке. Од?ако ни вчера, ни сегодня он на улице уже не появился. Поскольку иногда он запирался на пару-тройку дней и работал над каким-нибудь заклинанием, то ни?то не обеспокоился и в Управление весточку не подал. Зато в его доме все вверх дном перевернуто, на стенах остались следы от боевых заклятий и сработавших ловушек. Однако никто из соседей ничего не видел и не слышал.
        - Вы предупредили его об опасности?
        - Как и всех сотрудников. Старик был крепким орешком, без боя не сдался. Но по - видимому, тот, кто за ним пришел, поставил на дом защиту. И увел оттуда ?эя по темной стороне, потому что никаких экипажей или подозрительных личностей с крупной ношей за эти двое суток на улице не появлялось.
        Я снова промолчал. А про себя подумал, что у убийцы и впрямь есть четкий план действий. Все его жертвы, как и места преступлений, были намечены заранее. Чета Ольерди, Улисс и Рисс, теперь вот Вальд и Рэй… он даже человека Вернона Искадо сумел на чем-то подловить! И все это проделал мастерски. Быстро, тихо и незаметно. Более того, он свободно перемещался по темной стороне. У него имелись ловкие помощники. И даже личности, а может всего одна личность, которая под видом посыльного выманивала ненужных свидетелей и оставляла дома только тех, кто был необходим для ритуала.
        А ведь того же Вальда можно было просто убрать. Зачем возиться с письмом, куда-то выслать мага из его собственного дома, да ещё стараться сделать это так, чтобы причина ухода выглядела убедительно? Почему было просто не связать его и не бросить в подвале? Почему не убить? Получается, преступник не стремится к лишней крови? Необычно для человека, десятки лет готовившегося к такому сложному обряду. Столько лет резал невинных в лаборатории, а тут вдруг озаботился чужим благополучием?
        - Сколько прошло времени с момента убийства до появления вестников на улице? - спросил я, нарушив воцарившееся молчание.
        - Если наши маги правильно установили время смерти, то около половины свечи.
        - Много.
        - Слишком много, - согласился Корн. - Но, думаю, это защита виновата - во время ритуала излишки магии, как и в предыдущих случаях, ушли именно в нее. Не все, иначе она бы сгорела, но этого хватило, чтобы придержать вестников на целых полсвечи, а убийца в это время успел уйти. ?асчетливый сукин сын!
        - То есть, дежурные маги, войдя в дом, совсем никого не застали? - уточнил я.
        - Даже следов не нашли. Ни звука, ни отпечатка… только магический фон в доме оказался чересчур высоким, да Тьма потихоньку сочилась с чердака. Как считаешь, сколько убийце понадобилось времени на ритуал?
        Я усмехнулся.
        - На подготовку - не менее половины свечи. Но если ее проводили на темной стороне, то в реальности это могут быть мгновения. Меня больше волнует вопрос с помощниками. Вы ведь не нашли тел?
        - Думаешь, обряд их не убил? - моментально среагировал шеф.
        - Думаю, они вообще не живые, - признался я. - Убийц с нужными навыками в городе не так уж много. Каждый раз нанимать новую пару было бы хлопотно. Люди же не идиоты. Если не вернулась первая пара, затем вторая, третья… кто пойдет наниматься потом? Разве что силком их заставить? Что творится в подвале, вы видели - света столько, что даже вам нельзя долго там находиться. На чердаке тем более. И это, заметьте, спустя некоторое время после ритуала. Скорее всего, во время убийства уцелеть там вообще очень сложно. Но мы ни в одном доме не нашли чужих тел. А помните, в каком виде была крыса на Аллейной?
        - Обгорела, - машинально отозвался Корн. - Ты прав. Она находилась почти в эпицентре и все равно не испарилась. От человека должно было остаться больше. Кстати, подозрительных трупов, которые можно было бы связать с этим делом, до сих пор нигдe не нашлось. Наши информаторы тоже молчат: криминальный мир в Алтире пока спокоен. ? раз так, то или убийца привез подельников с окраин и после ритуала забирает их трупы с собой, или же они остаются целыми и уходят вместе с ним. Но тогда для них должны быть одинаково фиолетовы что Тьма, что концентрированный свет. А на это способны только мертвецы. Особенно, если хозяин снабдит их хорошей защитой… Тьма! Рэйш, почему ты раньше мне не сказал?!
        Я невесело хмыкнул.
        - Потому что сам лишь недавно об этом подумал.
        - Демонова бездна… - у Корна забавно вытянулось лицо. - Значит, мы и впрямь имеем дело с темным магом?
        - Или с тем, у кого в подчинении есть темный маг. Причем не один, потому что обычный маг не сможет поднять полноценного зомби, а некросу нет ходу на темную сторону.
        Шеф сжал челюсти.
        - В Ордене все темные наперечет. Всех мы недавно проверили. Местных, приезжих… особенно тех, кто появился в столице недавно.
        Перехватив брошенный вскользь взгляд, я фыркнул.
        - ? вот этого не надо. В последние двое суток я почти безвылазно торчал у вас в кабинете. А когда не торчал, то Хокк не даст соврать - ничего предосудительного я в это время не сделал.
        - Знаю, - буркнул шеф. - Только поэтому ты здесь, а не сидишь в соседней с Шоттиком камере.
        - Вы узнали, кто продал Вальдам этот дом? - словно не услышал я.
        - Пока нет. Нo к вечеру мне обещали добыть нужную информацию.
        - А что насчет предыдущих жертв?
        Корн насупился.
        - Большинство сделок по этим домам оказались фиктивными. По факту, с момента гибели или отъезда из столицы предпоследних владельцев долгое время никто не предъявлял прав на недвижимость. Но и бесхозными эти здания не числись, поэтому во владение города так и не отошли. Недоработка отдела учета, я думаю. Да, как с лабораторией. Зато документы купли-продажи на нынешних владельцев оформлены безупречно. Бланки настоящие. Подписи и печати, конечно, поддельные, имена продавцов вымышленные и каждый раз разные, но подделки настолько хорошего качества, что даже мои спецы удивились. Записи о продаже домов последним владельцам в Палате регистрации присутствуют, но были в?есены туда задним числом и совсем не теми, кто, по документам, должен был их заносить. Качество исполнения почти безупречное. Зацепиться можно лишь за смазанные печати в журнале. Пока неизвестно, чья это работа, и почему за столько лет фальшивки не вскрылись, но я обязательно это выясню.
        Я мысленно хмыкнул.
        Очень в этом сомневаюсь. Большинству сделок не одно десятилетие. И если по тем, что были заключены пять-шесть… максимум десять лет назад, шансы докопаться до правды еще есть, то документы двадцатилетней и тридцатилетней давности вы вряд ли проверите. Скорее всего, люди, которые отвечали в то время за оформление сделок, уже не работают в Палате регистрации. С высокой долей вероятности они уехали из столицы, мертвы или числятся пропавшими без вести. Наш убийца жесток, но в меру. Он не льет лишней крови, однако и потенциальных свидетелей в живых не оставляет. В этом мы уже убедились. Хотя, конечно, было бы любопытно узнать, как он сумел провернуть столь грандиоз?ую аферу.
        Пока я размышлял, из комнаты снова послышались шаги.
        - Шеф, мы закончили: тела осмотрены, замеры сделаны, опись проведена, обстоятельства дела зафиксированы на кристаллы, - доложила Триш и, заметив меня, приветливо кивнула. - Доброй ночи, мастер Рэйш. Я вас сегодня еще не видела.
        - Где Йен? - поинтересовался я. - Еще живой или его пора нести домой на руках?
        - Живой, но скоро придется нести, - едва заметно улыбнулась девчонка. - Шеф, что дальше?
        Корн вздохнул.
        - Кто освободился, пусть отдыхает. Передай Норриди, чтобы оставил дежур?ых и отправлялся спать.
        - Есть! - вытянулась Триш и мгновенно умчалась.
        - Рапорт жду к обеду, - на всякий случай напомнил шеф, повернув голову мою сторону. - Совещание в два пополудни. Потом отдыхать. Но к ночи чтобы снова были у меня.
        Я молча кивнул, а про себя подумал, что отдыхать нам всем точно будет сегодня некогда.

* * *
        Когда Корн ушел, я спустился на первый этаж и отыскал Йена.
        Триш оказалась права: Норриди находится на последней стадии переутомления. Нет, он вполне бодро ходил из комнаты в комнату, отдавал довольно разумные распоряжения и совершенно не стеснялся руководить людьми Роша и Эрроуза, которые по приказу Корна тоже прибыли на место преступления. Собственно, если бы не они, мы бы провозились тут до утра. Но Йен не был бы Йеном, если бы не попытался бдить до последнего. И он остался крайне недоволен, когда я лично передал ему приказ Корна и в мягкой форме посоветовал выметаться вон.
        Само собой, Триш, Тори и Хокк нашлись там же - все они после пребывания в «колодце» были вынуждены работать простыми следователями. Остальным Корн категорически запретил выходить на темную сторону. Даже Эрроузу, который не успел восстановиться после своей дурацкой выходки. Так что львиную долю работы во Тьме мне пришлось делать самому. Зато Триш и Тори существенно сэкономили мое время, пройдясь по особняку с визуализаторами и зафиксировав происходящее на запоминающие кристаллы. Ну, за исключением подвала и чердака.
        С телами прямо в коридоре работала Лиз под присмотром Хокк и пары магов ?оша. Вчетвером они сноровисто провели весь комплекс первичной диагностики, сделали описание, засняли весь процесс на кристаллы и благополучно отправили тела в «холодильник». К Ливу Херьену, которого тоже ждала бессонная ночь.
        Убедившись, что ребята и впрямь закончили, я напомнил Хокк о необходимости смены амулета. Затем проследил, чтобы народ расселся по кэбам, и только тогда покинул место преступления. Правда, домой сразу не пошел - прекрасно зная упрямство друга, я сперва за ним проследил. Не удивился, когда узнал, что Триш согласилась составить ему компанию. Но обнаружив, что вместо общежития этот болван назвал кэбмену адрес Управления, просто-напросто его усыпил. Тихо, незаметно. Так, чтобы это выглядело естественно. Затем остановил экипаж, вышел из Тьмы, назвал испуганно ойкнувшему вознице правильный адрес, коротко отчитал Триш и заставил ее поклясться, что она доставит Йена в служебную квартиру. И лишь тогда ушел во Тьму, полностью успокоившись за здоровье друга.
        Хокк мою отлучку никак не прокомментировала. Ни пока мы в молчании добирались до дома. Ни пока сметали со стола поздний ужин. Она ничего не сказала даже когда Нортидж «отключил» ее от истощившегося амулета и «подключил» к главному накопителю. Зато поутру, когда мы встретились за завтраком, леди-маг одарила меня крайне задумчивым взглядом. И перед уходом демонстративно убрала в карман переговорный амулет, с помощью которого, я так полагаю, уже успела выяснить необходимые подробности.
        Писать отчеты мы отправились в разные концы города: мои бумаги ждали меня в западном Управлении; ее, разумеется, в ГУССе. Но если ей вряд ли кто-то препятствовал в выполнении должностных инструкций, то меня прямо на пороге встретил мрачный донельзя Йен. И, жестом указав на свой кабинет, собственноручно закрыл за мной дверь.
        Хм. Громко так закрыл. С чувством. А потом целых полсвечи выражал негодование моим вчерашним поступком. В разгар этого прочувствованного монолога в дверь просунулась трепаная Сенькина голова и осторожно поинтересовалась, будут ли господа сыскари сегодня завтракать. Я, естественно, не отказался. И, поскольку на фоне аппетитно жующего меня орать было неуместно, Йен вскоре сдулся. После чего с мрачным видом уселся за стол и подтянул к себе блюдо с бутербродами.
        - Какого демона, Арт! - с досадой бросил он, утолив первый голод и вперив в меня сердитый взгляд. - Зачем ты опозорил меня перед сотрудницей?!
        Я вытер губы салфеткой.
        - Я не опозорил, а всего лишь напомнил, что ты такой же человек, как и остальные.
        - Мне об этом напоминать не надо, - буркнул Норриди.
        - А я не тебе напомнил, - усмехнулся я. - Надеюсь, с Триш вы все-таки поговорили?
        У Йена едва заметно порозовели скулы.
        - Не твое дело.
        - Смотри, очарует ее какой-нибудь маг, и тогда не видать тебе девчонки как своих ушей.
        - Я сказал: это не твое дело! - отрезал Норриди, снова повысив голос.
        Я угукнул, бросил салфетку в мусорную корзину и оставил раздраженного друга наедине с недоеденным завтраком. Авось, когда насытится, поумнеет. Ну а если нет… что ж, я и без того сделал больше, чем надо.
        - Привет, молодежь, - заявил я, пинком распахнув дверь в комнату магов, где уже вовсю трудились Лиз, Тори и Триш. Ребята выглядели отдохнувшими, над сферами то и дело вспыхивали и исчезали многочисленные экраны, в соседнем кабинете Брил и Торн усиленно строчили отчеты и перебирали вчерашние кристаллы. Так что к обеду у нас наверняка будет миллион и одна подробность о жизни невезучих обитателей дома номер шесть по Базарной улице.
        Впрочем, многое сыскари успели сделать и сейчас - команда Йена окончательно сработалась, а недостаток опыта с лихвой восполнился к месту пришедшейся Триш. Стоило мне поинтересоваться ходом расследования, как отвлекшаяся от сферы Лиза охотно вывалила на меня целый ворох сведений касательно последней пары жертв.
        Оказывается, супруга господина Вальда увлекалась бытовой магией и в частности магией вкуса. Более того, семейная пара владела ресторанчиком на левом берегу ?емзы и в качестве особого блюда предлагала посетителям попробовать еду, приправой к которой служили именно заклинания. Вариантов их использования госпожа Вальд придумала массу. В меню была и «светящаяся» рыба, и мороженое с эффектом «взрыва», и «самоприготавливающийся» стейк, который проходил все стадии от свежего до хорошо прожаренного мяса прямо в тарелке у посетителя…
        Клиентам это понравилось, и всего за пару лет ресторанчик стал довольно популярным. Правда, широкую известность чете Вальдов принес не столько он, сколько пожертвования, которые пара регулярно отчисляла в храм.
        Супруг, само собой, не имел к ее смерти ни малейшего отношения. Задержанный до выяснения обстоятельств, он уже этим утром был отпущен со всеми полагающимися извинениями. Известие о смерти жены он пережил нелегко. Да и потом, если честно, не представляю, как он будет вести дела в одиночку и каждый день возвращаться в оскверненный дом, где еще как минимум неделю будут толкаться люди из Управления городского сыска.
        Насчет мастера Рэя сведений оказалось не меньше, но я все же предпочел посетить его дом лично и большую часть утра потратил на осмотр наполовину разрушенного жилища, в котором не осталось ни одного целого предмета мебели.
        Судя по следам заклинаний на стенах, пожилой маг, хоть и не ожидал вторжения, сопротивлялся отчаянно. Да, входная дверь не была повреждена, зато большинство помещений первого этажа и даже часть на втором оказались безнадежно разрушены. Поскольку бывших сыскарей не бывает, то я не удивился, обнаружив в стенах дома как защитные, так и массу атакующих заклинаний, которые, по-видимому, и стали причиной погрома. Однако нападавших они не только не остановили, но, вероятно, почти не задержали, потому что ни следов чужой магии, ни крови, ни фрагментов тел, даже отпечатков лап не?ити я не увидел. Вообще ничего, достойного внимания, кроме, пожалуй, двух подозрительных насечек на полу в спальне. Все выглядело так, как если бы кто-то ворвался в дом пожилого мага, разнес там все по камешку, а затем спокойно ушел, прихватив с собой очередную жертву для ритуала.
        Пока я бродил по разгромленному дому, впервые за двое суток ожил мой поводок. Еще через некоторое время Тьма заволновалась, и мне пришлось уйти на темную сторону, чтобы перехватить вернувшегося с задания Мэла.
        Я встретил его с нетерпе?ием и надеждой. И он не подкачал - теперь у нас появились точные адреса будущих убийств. Все четыре из тех, что еще оставались под сомнением: улица Звенящая, Сенная, Золотая и Солнечная. Наконец-то!
        - Мэл, ты молоток, - с чувством сказал я, выслушав короткий доклад. - Отличная работа.
        Мэл невозмутимо кивнул, но по поводку пришла эмоция удовлетворения. А когда я сплел в воздухе огромный шар из темного огня и отправил в сторону служителя, он даже глаза прикрыл от удовольствия. При этом, когда Тьма впиталась, по его телу пробежала короткая дрожь, паучьи лапы впились когтями в пол, человеческий торс, ставший за последние дни ещё массивнее, выгнулся назад едва ли не до хруста. После чего бывший Палач запрокинул голову и довольно выдохнул:
        - Хор-р-рошо-о… спасибо, Арт. Это было очень кстати.
        Глава 4
        До обеда я успел ещё раз пообщаться с Ливом, осмотреть тела и даже заглянуть в ресторанчик Вальдов, чтобы убедиться, что никакого криминала за ним не водилось. Дела супруги вели на удивление чисто, вопросов у городского сыска ни разу не вызвали и исправно отчисляли налоги в королевскую казну. Госпожу Шарэн сотрудники уважали и в голос утверждали, леди была замечатель?ой хозяйкой. Именно на ее идеях и энтузиазме держался ресторан, тогда как господин Вальд больше занимался техническими вопросами.
        Нет, в последнее время в поведении супругов сотрудники ничего особенного не заметили. Леди не жаловалась на плохое самочувствие, не выглядела встрeвоженной, не водила нехороших знакомств и беременной определенно не была. Да, имелся у нее небольшой пунктик - госпожа Шарэн не любила пеших прогулок, поэтому по городу передвигалась исключительно в экипаже. Но накануне никто из сотрудников нe заметил, чтобы возле ресторана болтался подозрительный кэб. А уж о ссорах между мужем и женой никто из поваров за десять лет работы даже не слыхивал. И никто из них не имел отношения к убийству - все ауры у подчиненных господина Вальда оказались девственно чисты.
        С ним самим, правда, пообщаться не удалось - когда я вернулся в дом, убитый горем супруг оказался не в состоянии отвечать на вопросы. Не потому, что не хотел, а по той простой причине, что успел опустошить несколько бутылок какого-то крепкого пойла и к моему приходу попросту спал.
        Будить его я не стал. Но не поленился обойти особняк во второй раз, уже при свете дня, и, не увидев в нем ничего нового, с чувством выполненного долга отправился в храм. Может, отец-настоятель все же ответит на несколько моих вопросов?
        Увы. Отец Гон до сих пор не вернулся, поэтому вплоть до обеда я проторчал в каверне, истратив почти весь резерв и большую часть запаса цензурных слов на восстановление статуи Рейса. Выбирая между ним, Солом и Абосом, я все-таки решил начать с бога войны, наивно полагая, что управлюсь с ним быстрее остальных.
        Ага, щаз!
        Как бы это ни странно звучало, но с ?ейсом я намучился чуть ли не больше, чем с Фолом. Небольшие по размерам осколки, на которые, я, честно говоря, возлагал большие надежды, оказались вдвое тяжелее тех, что лежали у постамента владыки ночи. Сил на что, чтобы просто поднять их с пола, уходило немеряно. А сколько времени мы потратили, пока наловчились делать это с минимальными потерями! Неудивительно, что вскоре после полудня ?л измученно стек на пол, а я был вынужден вернуться домой и почти на свечу заперся в схроне, мыслен?о похвалив себя за то, что ещё с утра договорился с ?окк отправиться на совещание к Корну порознь.
        Амулет для нее я, разумеется, захватил с собой, чтобы не подпитывать леди из собственного резерва. Но и это меня не спасло - после плотного общения с Рейсом спать хотелось зверски. Видимо, воинственный бог зачем-то вознамерился вытянуть из нас с Алом все силы. А может, я просто начал злоупотреблять свойствами схрона, поэтому за целую свечу в реальном мире почти не отдохнул. Соответственно, на совещании у шефа откровенно зевал и слушал коллег вполуха. ?собенно там, где знал, что не узнаю ничего нового.
        Наконец, Корну надоело смотреть, как я клюю носом, и он потребовал подробный отчет с места последнего преступления. ?тчет я ему дал. Правда, довольно краткий. А чтобы шеф не бухтел, выложил на стол адреса, которые добыл Мэл. После этого от меня тут же отстали, народ сгрудился вокруг карты, принявшись обсуждать новые координаты и терзать переговорные амулеты. А когда по нужным адресам выдвинулись команды из темных и светлых магов, на лицах присутствующих впервые за несколько дней появились усталые улыбки.
        - Хорошая работа, Рэйш, - смягчился Корн, когда я в очередной раз не сумел подавать зевок. - Иди, отоспись. Но к десяти чтобы вернулся.
        - Как скажете, шеф, - вяло согласился я, зевнув, наверное, в сотый раз. После чего прямо так, из кресла, ушел на темную сторону. Уже там встряхнулся, благо Тьма всегда действовала на меня отрезвляюще. И, поблагодарив ее за способность приглушать даже очень сильную усталость, отправился домой - спать. На этот раз по - настоящему, потому что подозревал, что до следующего обеда такой возможности не будет.
        Проснулся я поздним вечером и тут же затребовал у Мэла полный отчет по его перемещениям в столице. Затем накормил его Тьмой, в темпе собрался и, уточнив, сколько осталось времени до полуночи, метнулся в Белый квартал. К Роберту, который, как и вчера, ждал меня с нетерпением. Правда, на этот раз он смотрел не в окно, а на дверь, сквозь которую я с легкостью прошел по темной стороне.
        - Почему на вас на срабатывают защитные заклинания? - спросил мальчик, когда я бегло огляделся и с удивлением обнаружил на окнах несколько новых знаков. - Отец сегодня снова привел того темного, чтобы он обновил защиту.
        Ах, вот кто успел тут похулиганить…
        - Отец сказал, что мимо нее не пройти незаметно даже архимагу.
        Я кивнул.
        - Да, защита неплоха. Но я не архимаг, поэтому против меня она не работает. Против тебя, кстати, тоже, так что собирайся. Нам опять пора прогуляться.
        Маленького лорда не надо было упрашивать дважды - в мгновение ока надев загодя припрятанные сапоги, он вытянулся, как солдат во время построения, и уставился на меня горящими от любопытства глазами. Кое-что изменив в защите, я без лишних слов утащил пацана на темную сторону. Но на этот раз не стал тратить время на объяснения, а открыл прямую тропу прямо в комнате. И увел на нее ученика, ни на миг не усомнившись, что Тьма его не заденет.
        Так оно и вышло - переход Роберт перенес прекрасно и, оказавшись в незнакомом месте, лишь с интересом завертел головой, не рискнув, впрочем, отойти от меня дальше, чем на пару шагов.
        - Где мы, мастер Рэйш? Что это за место?
        - Кладбище, - ухмыльнулся я, мазнув взглядом по наполовину вросшему в землю валуну, где не так давно умерла Элен Норвис. - Старое, никому не нужное и почти пустое. Самое то, чтобы ты мог тренироваться.
        Роберт завертел головой с удвоенной силой, а я в это время прошелся вдоль кладбищенской ограды. Внимательно оглядел могильные холмики, заглянул в пустой овраг. А когда убедился, что люди Корна не оставили после себя неприятных сюрпризов, удовлетворенно кивнул. Отлично. Ни «следилок», ни «сигналок», ни защиты. И ни одного свежего следа поблизости. Это означало, что с делом Элен сыскари действительно закончили, и нам не надо опасаться незваных гостей. Нежить, если она тут осталась после появления Поводыря, сыскари распугали. Ни одного мага на несколько дней пути днем с огнем было не сыскать. Магический фон тут еще на пару лет останется повышенным. Так что безобразничать мы могли сколько угодно, не боясь привлечь к себе внимание.
        - Вот твоя первая цель, - сообщил я, указав Роберту на громадный валун. - Сделай так, чтобы я смог прочитать на нем имя твоей прабабушки по материнской линии.
        У мальчишка глаза стали как два блюдца.
        - Леди Офильерделии?! Вы серьезно?! А почему не мое? И не ваше?
        - У нас имена короткие, - совершенно серьезно отозвался я, и Робeрт ошарашенно кивнул.
        - А-а… а каким образом это можно сделать?
        - Любым. Главное, не разрушить валун и не шуметь. Задача ясна?
        - Да, мастер Рэйш.
        - Тогда работай, - велел я.
        На всякий случай поставив вокруг кладбища защиту, я оставил ученика искать решение задачи, а сам отошел в сторонку, следя за ним краем глаза. Так, воспользоваться Тьмой он все-таки додумался. Выбрал подходящий инструмент и, кажется, окончательно забыл, что совсем недавно был светлым. А вот пользоваться этим инструментом Роберт ещё не умел - сформировавшись в некое подобие хлыста, Тьма бестолково металась от валуна и обратно, оставляя на камне лишь глубокие борозды, мало походящие на нормальные буквы.
        - Мэл? - тихо позвал я, спрятав улыбку.
        - Я здесь, - едва слышно шепнули слева от меня, и воздух там едва заметно поплыл, на миг очертив фигуру служителя. - Хорошее место для учебы. Не боишься оставлять мальчишку без присмотра?
        Я мысленно улыбнулся. Надо же, Мэл начать задавать вопросы…
        - Убиться во Тьме ему не грозит. А мелкие раны она сама ему подлечит.
        Бывший Палач помолчал, а затем осторожно заметил:
        - Мне показалось, вы с ним похо?и. Ваша сила исходит из одного источника. Только твоя несколько жестче и более четко структурирована, а его…
        Мэл вдруг издал странный звук.
        - По-моему, ты зря не дал ему более конкретное задание.
        Я проследил за его взглядом и тихо присвистнул - вокруг мальчишки сгустилась Тьма. Соткавшись огромным ?оконом, она накрыла могилы сплошной черной пеленой и время от времени выстреливала в сторону валуна длинными тонкими лизунами. При этом они частенько задевали покосившиеся надгробия, и те от удара совершенно беззвучно заваливались набок, а порой просто растворялись у нас на глазах.
        - Роберт, что ты делаешь? - полюбопытствовал я, заставив юного лорда замереть. - Планируешь перекопать холм для новых посадок? Тебе ка?ется, что селянам не хватает обычных огородов?
        -оберт прикусил губу.
        - Я… боюсь, у меня не получается ей приказывать, мастер Рэйш.
        - А ты не приказывай, - посоветовал я. - Попробуй работать с ней напрямую. Как со знаком.
        Мальчишка задумался, и призванная им Тьма недоуменно застыла.
        - То есть, я неправильно ее использую? И напрасно попросил написать на камне имя прабабушки?
        - Мне кажется, Тьме неизвестен алторийский алфавит, - спрятав улыбку, сообщил я. - Но от карандаша этого и не требуется. Ты так не считаешь?
        Роберт густо покраснел. После чего одним движением развеял облегченно вздохнувшую Тьму и создал из нее подобие стило. Затем подумал. Подошел к камню вплотную. И решительно начертал на нем заковыристое бабушкино имя, словно держал в руке не Тьму, а обычный карандаш.
        - Теперь уничтожь камень, - велел я, когда он обернулся и взглядом спросил, что надо сделать еще.
        Роберт удивленно вскинулся, а затем перед ним соткался большущий черный кулак и коротко стукнул по изуродованному валуну. Ни пыли, ни грохота, ни летящих в сторону осколков… громадный булыжник просто осыпался горкой пыли и с тихим шорохом стек под ноги маленькому жнецу.
        - Неплохо, - скупо оценил его способности Мэл. Достаточно громко, чтобы его услышал не только я.
        Роберт вздрогнул от неожиданности и уставился на меня широ?о раскрытыми глазами.
        - М-мастер Рэйш?!
        - Не бойся, - хмыкнул я, когда за спиной ученика соткался еще один кулак из Тьмы. Побольше разика этак в три. - И убери свою Тьму. Думаю, пришла пора тебя кое с кем познакомить.

* * *
        Признаться, мне было интересно наблюдать за реакцией Роберта, когда прямо перед ним из пустоты проступил силуэт Палача. Сейчас Мэл был почти одного роста с мальчиком. Правда, в плечах он оказался намного массивнее, а две пары рук, одна из которых заканчивалась костяными секирами, делали его ещё более внушительным. Целиком он маленькому жнецу не показался - по поводку я ощутил легкое беспокойство, словно Мэл не хотел напугать пацана. Но в глазах Роберта не было испуга - на покрытую жидким серебром фигуру он смотрел не со страхом, а с восхищением. И по мере того, как Мэл становился все более материальным, а защита сползала с него, как пленка, в глазах юного лорда зарождалось нечто, чему я не сразу сумел подобрать определение.
        Выпрямившись во весь свой, теперь уже немаленький рост, Мэл подступил к мальчику вплотную и чуть наклонил голову, изучая благоговейно замершего лорда. Затем защита на его теле окончательно истаяла, и осталась только маска - безликая, сверкающая благородным серебром и не дающая рассмотреть пугающие бельма на месте глаз, которых Мэл старался никому не показывать.
        - Кто ты? - прошептал Роберт, зачарованно глядя на бывшего Палача. Длинные паучьи лапы его ничуть не пугали, покрытое жестким ворсом тело не произвело должного впечатления. Потому что он неотрывно смотрел на спрятанное под маской лицо и прикрытые броней глаза, словно и впрямь мог их увидеть.
        И вот тут с Мэлом произошло нечто странное.
        Качнувшись вперед, он в какой-то момент оказался так близко, что они с мальчиком едва не столкнулись лбами. Тяжелый взгляд Палача впился в расширенные зрачки юного лорда. Паучье тело напряглось. Сильные пальцы сжались в кулаки. За спиной мальчишки в это время снова сгустилась Тьма. А по поводку вдруг пришла такая эмоциональная буря, что я счел за лучшее вмешаться.
        - Мэл!
        - ?пасен… - вдруг прошептал бывший Палач, в какой-то растерянности отступив на шаг. Затем так же растерянно опустил секиры и, повернув ко мне голову, едва слышно повторил: - Опасен… сломать или уничтожить!
        Поводок ощутимо тряхнуло, заставив меня развернуться к служителю всем корпусом и закрыть собой оторопевшего ученика. Мои руки тоже окутала Тьма. Но Палач и не думал нападать. Вместо ярости или злости по поводку вдруг пришла тоска… а следом за ней боль и такое отчаяние, что я сам не понял, как оказался рядом с Мэлом. И даже не почувствовал, как его пальцы с силой впились в мои предплечья.
        Всего один рывок, и наши лица оказались друг напротив друга. Глаза в глаза. Молча. Страшно. И так близко, что даже поводок уже не понадобился, чтобы увидеть и почувствовать, что с духом-служителем происходит что-то непонятное. Зеркальная маска слетела с него мгновенно. На искаженном судорогой лице появилась жутковатая гримаса. Из раскрытого рта вырвался глухой стон. А затем поводок, раньше служивший тонким мостиком между нашими душами, внезапно рассыпался в пыль, и то, от чего раньше меня защищало расстояние, обрушилось на мой разум ревущим водопадом.
        Я видел Алтир… таким, каким он был, наверное, пару-тройку столетий назад. Тогда деревянных домов в столице строилось не в пример больше, чем сейчас, а улицы не казались такими чистыми.
        Я видел лица… мужские, женские, детские…Слышал ласковый шепот в ночи. Игривый смех. Попеременно то возмущенные, то радостные и даже восторженные крики. Не раз гулял по зеленым аллеям, любуясь отражением звезд в прозрачной глади прудов. До беспамятства кутил с друзьями в трактирах. В охотку участвовал в дуэлях. С гордостью принимал присягу на площади перед королевским дворцом. А потом с торжественным видом стоял у алтаря, держа в руках обручальный браслет и смотрел в прекрасные, бесконечно любящие глаза напротив…
        Затем были громкие здравницы, слепящий свет магических светильников, жаркие объятия, неистовый шепот в ночи и мягкие женские губы, беззвучно повторяющие чье-то имя…
        Я помнил завернутого в пеленки розовощекого карапуза, переданного мне широко улыбающейся целительницей. Помнил светлые кудри, вьющиеся вокруг озорной мальчишечьей рожицы. Помнил его первые шаги. Первое, но такое важное «папа». И тихий смех той, что смогла подарить мне это немыслимое счастье…
        Осколки воспоминаний - как драгоценности, животворящим дождем пролившиеся на иссушенную забвением душу. Неимоверные яркие, искрящиеся эмоциями, они словно звезды осветили сгустившийся вокруг меня мрак. Вырвали из забвения. Заставили встрепенуться. Но и этого оказалось мало, чтобы собрать разбитое зеркало, в котором, как в лесном пруду, отражались куски моей прежней жизни.
        Как жаль, что мир и любовь - это далеко не все, что ее составляло. На смену радости и свету однажды пришла беспросветная Тьма. Я помнил ее холодное дыхание, чувствовал острые когти, сжавшиеся на внезапно остановившемся сердце. И после долгого сна с содроганием вспомнил тот проклятый день, когда света в моей жизни не стало.
        Они говорили, что это случайность. ?оковое стечение обстоятельств, приведшее мятежного некроса именно на мою улицу и именно в мой дом. Что ему там приглянулось? Новенькая табличка с номером «тринадцать»? А может, он просто увидел горящее в ночи окно и посчитал, что именно там его не станут искать королевские ищейки?
        Внутри ему и впрямь никто не оказал сопротивления: в нашем роду почти не рождалось магов. Да и какое могло быть сопротивление от засидевшейся в гостиной женщины и семилетнего пацана, с радостным криком кинувшегося встретить пришедшего со службы отца?
        Они говорили, мой сын умер мгновенно - убийственное заклинание из арсенала темного мага разворотило ему грудную клетку и выжгло все, до чего смогло дотянуться. Второй удар достался жене - услышав шум в холле, она вышла посмотреть, все ли в порядке. И умерла в тот самый миг, когда атакующее заклинание оторвало ей голову.
        Некрос после этого недолго задержался в нашем доме. Сыскари опоздали всего на полсвечи. ? я… мне не повезло вернуться несколько раньше и на собственной шкуре узнать, каково это - в одночасье потерять все, что тебе было дорого.
        Быть может, это и хорошо, что сейчас я не способен вспомнить детали. Из того ужаса, что открылся мне тогда, я сохранил в памяти лишь неподвижно лежащее у стены тело в забрызганном кровью пеньюаре и лицо мертвого сына, которое навсегда врезалось в мою память…
        Судорожно вздохнув, я ненадолго вырвался из черного омута и затуманенными глазами уставился на исказившееся лицо Палача. Сейчас я безумно хотел, но не мог выкинуть из головы терзающие его воспоминания. И поневоле вспомнил тот день, когда впервые сам оказался на темной стороне.
        Белеющее во тьме газетное пятно - как детское лицо, на котором жутковатой меткой лежит печать Смерти. Сходные мысли. Сходные чувства. Такое же беспросветное отчаяние и глухая боль, которая выворачивает наизнанку. Я слишком хорошо помнил, когда на улице впервые пошел черный снег. И слишком хорошо понимал Мэла, вокруг которого тоже однажды сомкнулись стены бездонного и полного беспросветного отчаяния колодца.
        Роберт Искадо чем-то напомнил ему погибшего сына. Светлые волосы, правильные черты лица… сгустившаяся вокруг Тьма… я прекрасно понимал, почему это зрелище сорвало пелену забвения с затуманенного разума Мэла. И лучше кого бы то ни было знал, что одно это воспоминание могло во второй раз свести его с ума.
        Месть…вот какой была первая мысль, когда черные стены расступились, а бывший муж и бывший отец снова осознал себя мыслящим существом. Месть тому, кто убил. Месть тому, кто прикрывает убийцу. Но что может сделать простой смертный против мага?
        Так. А что это ещё за человек? Представиться не пожелал. Лица не открыл, на голове глухая металлическая маска с прорезями для рта и глаз. Хм. О чем он говорит? Того некроса все ?е поймали? Управление арестовало его и готовится к суду? Человечек предлагает помочь? Говорит, что враг опасен, нo его лучше сломать, чем уничтожить?
        Его губы растянулись в жестокой улыбке.
        Ради мести он согласен на все. На любой эксперимент, если это поможет подобраться к магу.
        Ритуал, говорит человечек?
        Что ж, путь будет ритуал.
        Много боли, через которую надо пройти добровольно?
        Пусть будет боль. Сильнее, чем та, что грызла его изнутри, она все равно не станет.
        Он закрыл глаза и спокойно подтвердил согласие на обряд. А потом действительно пришла боль, которую в скором времени сменила молчаливая Тьма…
        Лицо служителя неожиданно пошло рябью.
        - Вот на чем тебя подловили, - прошептал я, во второй раз вырвавшись из омута памяти. - Месть… как же я тебя понимаю. Но, Мэл… Мэл, остановись! Двести лет прошло с тех пор! И мстить уже никому не надо! Никого из тех, кого ты хотел убить, больше нет в живых! Слышишь?!
        Бывший Палач дрогнул и, запрокинув жутковатую голову, начал медленно оседать на землю. ?го лапы подогнулись, преобразованное магией тело обмякло. Упершиеся в мое горло секиры чиркнули острием по коже, но своевременно появившийся доспех уберег меня от увечий. Костяные лезвия бессильно соскользнули вниз, упершись кончиками в мерзлую землю. А следом за ними пришлось опуститься и мне, по - прежнему держа голову служителя в своих ладонях.
        - Мэл… - снова позвал я, с трудом удерживаясь, что бы не окунуться в чужие воспоминания. - Эй, посмотри на меня! Помнишь, кто я?
        Мутные бельма повернулись, и в меня уперся тяжелый немигающий взгляд.
        - Ты - хозяин, - прохрипел бывший Палач.
        - Я не хозяин, - с облегчением выдохнул я. - Я - Арт, помнишь? Я - тот, кто удержал тебя от Тьмы.
        - ?рт-с-с…
        Из пасти Палача выстрелил раздвоенный язык.
        - Да… теперь помню…
        - А ты помнишь, почему меня выбрал?
        На лице Мэла стремительно сменилась целая гамма выражений. Более того, мне даже показалось, что вместе с выражением на его голове начали меняться даже лица. Суровые мужские, искаженные ужасом женские… десятки, сотни масок, которые он хотя бы по разу примерил…
        Я отогнал от себя мысль, что только что увидел всех его жертв. Но потом до меня дошло, что это не просто лица - Мэл сейчас с устрашающей скоростью ВСПОМИНАЛ тех, кого убил по чужому приказу. И, вероятно, только сейчас до него начало доходить, что же именно тогда произошло.
        Его обманули - это было ясно ?ак день. Поймали на поводок чувств и сделали из него бесстрастное чудовище. Да, темным магом он все-таки стал. Совсем ненадолго. В тот самый миг, когда в отчаянии обратился к Тьме и едва не утонул в ней с головой. Потом его, правда, спасли. И, пока новоявленный маг Смерти не успел прийти в себя, вырвали душу, а затем подселили в искусственно созданное тело, которое он вскоре начал воспринимать как собственное.
        -б убийце он, разумеется, забыл. Зачем рабу воспоминания? Все, что от него требовалось, это умение убивать да безупречное послушание. И новорожденного Палача обеспечили тем и другим в более чем достаточном количестве.
        Единственное, в чем ошиблись его создатели, это в том, что оставили своему творению умение рассуждать и принимать решения. Сохранив способность к оценке, Палач со временем начал анализировать поступки не только жертв, но и хозяев. После этого, как он однажды признался, у него появились вопросы. И когда его бесстрастие, долженствующее служить защитой от Тьмы, дало первую трещину, задумка некросов оказалась обречена на провал. А идеальный убийца превратился в крайне опасную сущность, которая научилась сама отдавать себе приказы.
        Более того, именно сейчас, окунувшись в его чувства, я нео?иданно понял, что, вырывая чужие души, Палач всегда в той или иной степени касался чужих воспоминаний. Забирал у своих жертв то, чего не было у него самого. То, благодаря чему его в итоге и заметила Тьма. Он забирал у них не только жизнь, но и эмоции. У каждого - по крохотному осколку, из которых годами пытался воссоздать себя прежнего. Но поскольку больше всего в этих эмоциях было боли, страха, ужаса и отвращения, то со временем Палач сошел с ума и превратился в тварь, которую в итоге стал опасаться даже хозяин.
        Мысленно ругнувшись, я стиснул голову Мэла пальцами и, требовательно уставившись ему в глаза, вернул на место поводок. Однако на этот раз вместо тонкой связующий нити, создал устойчивый мост, который и перебросил к тонущему во Тьме разуму.
        Возможно, я совершил ошибку, открыв ему собственную память и поделившись тем, чего я никому и никогда не показывал. В каком-то смысле я действительно открыл ему душу. Вместе с воспоминаниями, чувствами и мыслями в надежде, что мои эмоции вытеснят то, что переполняло его мятущуюся в сомнениях душу.
        И Мэл не оплошал. Почувствовав поддержку, он ухватился за мои воспоминания, как утопающий - за брошенную с берега веревку. Связь между нами в мгновение ока окрепла. Теперь я чувствовал все, что происходило с ним. Помнил то, что было доступно ему. Я держал его на поверхности наших общих воспоминаний и, заново переживая свое собственное прошлое, медленно и постепенно вытягивал своего служителя из океана вязкой, жгучей, застарелой, но от этого не менее опасной боли.
        Я свой океан когда-то уже переплыл. Я справился, выжил. И его вытащу, даже если для этого придется выволакивать его оттуда за волосы. Впрочем, он и не думал сопротивляться. Как ни странно, моя боль подарила ему опору. Стала тем самым канатом, который помогал удержаться на плаву. Мой разум стал для него маяком. Настойчивый голос не давал забыться. А любая, даже мимолетная, мысль тут же становилась ему известна. Так что, думаю, не ошибусь, если скажу, что на какое-то время Мэл по - настоящему стал мной, а я до печенок проникся тем, что довелось пережить ему.
        А потом все так же внезапно закончилось.
        Образовавшаяся между нами связь перестала звенеть натянутой струной. Я снова стал самим собой. Мельтешение масок на лице Мэла прекратилось. А затем он глубоко вздохнул и открыл глаза. Самые обычные, человеческие, бледно-голубые глаза, в которых, как в зеркале, отразилась моя небритая физиономия.
        Глава 5
        Какое-то время я смотрел на него и лениво размышлял, будет ли этичным попросить Мэла прикрыть голову шлемом. Нет, его выбор меня не удивил - после того, как он побывал в моей шкуре, это было закономерно, но боюсь, встретить на своих улицах сразу двух Артуров Рэйшей столица была не готова. И я, если честно, не совсем понимал, почему Палач в итоге выбрал именно эту маску.
        Неожиданно с губ служителя слетел невеселый смешок.
        - Не переживай, я это не всерьез, - усмехнулся Мэл, и его лицо, ненадолго «поплыв», снова изменилось, перестав походить на мое как две капли воды. - Твоей точной копией я становиться не собираюсь.
        Я прищурился, оценивая выбранный служителем образ, но вскоре был вынужден признать, что так гораздо лучше. Глаза у нас, конечно, остались одинаковыми - блеклыми и словно помеченными Смертью, но все остальное Мэл действительно исправил, и теперь даже при очень внимательном рассмотрении никто не смог бы сказать, что мы похожи.
        - Это твоя настоящая физиономия? - поинтересовался я, вдоволь наглядевшись на преобразившегося служителя.
        Мэл пожал плечами.
        - Не уверен. Но вряд ли ты найдешь в архивах мой портрет, чтобы убедиться, что это действительно так.
        Я покачал головой.
        Надо же. А я ведь и впрямь об этом подумал. Но раз Мэл говорит, что это бесполезно, то, скорее всего, он прав. Сейчас ему было известно абсолютно все, что знал я. В том числе и данные, с которыми я успел ознакомиться в ГУССе. С одной стороны, это было несколько… непривычно. А с другой - теперь мы понимали друг друга с полуслова. И мне уже не понадобилось объяснять, кто такой Роберт и почему его существование стало таким важным.
        Вспомнив о мальчишке, мы с Мэлом одновременно обернулись.
        - Испугался? - с улыбкой спросил я, перехватив настороженный взгляд юного жнеца.
        Роберт мужественно мотнул головой.
        - ?азве что в начале. А что это было, мастер Рэйш? Вы проводили обряд полной привязки духа?
        Мы с Мэлом так же одновременно хмыкнули.
        - Ну, не совсем, как выяснилось, духа…
        - И ещё большой вопрос, кто кого привязал, - согласился Палач. Кстати, говорить он стал не в пример четче и лучше, чем раньше. Более того, что-то такое появилось в его интонациях, что подозрительно напоминало меня самого. Причем настолько, что я заподозрил, что сделал с ним не совсем то, что собирался. - Но в одном ты прав: сейчас я воспринимаю Арта как… хм… брата?
        Мэл озадаченно кашлянул. А я прислушался ? себе и с удивлением осознал:
        - Пожалуй, что так.
        Это было странно и непривычно - знать, что рядом есть кто-то, кто воспринимает тебя как нечто близкое и родное. Правда, мое ощущение Мэла было совсем не таким, как почти забытое чувство родства, которое я испытывал когда-тo по отношению к Лену. Тем не менее оно было. И упорно твердило, что я больше не один. Потому что рядом есть кто-то, кто хорошо меня знает, понимает и готов поддeржать во всем. Даже если весь остальной мир категорически против.
        - Здорово! - восторженно выдохнул юный лорд, переводя взгляд с Мэла на меня и обратно. - Значит, вы и мысли друг друга можете слышать?
        - Иногда, - наклонил голову… кхм… ну, видимо, все-таки брат. Если не по крови, то уж по духу точно. - Подойди ближе, маленький маг. Я хочу на тебя взглянуть.
        Роберт без раздумий подошел и совершенно бесстрашно заглянул в глаза Палача. А я в это время снова к себе прислушался и сделал ещё одно открытие: теперь я мог смотреть на ученика сквозь призму знаний и понимания Мэла. Непривычную, надо сказать, призму. Но именно благодаря ей я сумел осознать одну немаловажную вещь. Вернее, я как-тo неожиданно понял, что мальчишка, который с такой готовностью отозвал свою Тьму, для темной стороны гораздо важнее, чем я, Мэл, все остальные маги и даже овеянные божественной благодатью жрецы.
        Почему я так решил, спросите вы?
        Да потому что пришел во Тьму, будучи уверенным, что здесь меня ?дет лишь смерть и запустение. Годами сражался, вынудив ее считаться с моими желаниями. Да, в конце концов Тьма уступила. Но если меня она всего лишь слушалась, то вокруг Роберта вилась, как заботливая мать над любимым ребенком. Просто потому, что он пришел в нее без страха. Свойственная детям искренность позволила ему увидеть этот мир таким, какой он есть. ?оберт доверился Тьме. И Тьма ответила ему тем же. И именно этим он сумел оживить тот самый неприветливый мир, который мы когда-то считали безнадежно мертвым.
        «Этот мальчик должен жить, - подумал Мэл, со смешанным чувством посмотрев на маленького лорда. - Любой ценой, Арт, но мы должны его уберечь».
        Я согласно кивнул и, взяв вскинувшего голову Роберта за руку, открыл тропу.
        Да, я не пророк и не жрец, который видит будущее или способен чувствовать малейшие пожелания своего бога. Даже сейчас я при всем желании не смог бы в одночасье изменить свое отношение к этому миру. Не смог бы забыть. Не смог простить. И не поднять секиру на выскочившего из-за угла гуля тоже не смог бы. Просто потому, что уже не умею по - другому.
        А сколько таких во Тьме было до меня? И сколько бродит по ней сейчас? Отчаявшихся, убитых горем, ожесточенных? Темных магов, чье присутствие само по себе убивало и столетиями вымораживало потусторонний мир, хотя его единственной виной являлось лишь то, что он способен воплощать наши потаенные желания!
        Когда-нибудь Роберт изменит наше представление о темной стороне. Когда-нибудь он расскажет о ней правду, и со временем его слова не нужно будет принимать на веру. Быть может, однажды он будет такой во Тьме не один. Дай бог, чтобы когда-нибудь к нему присоединились и другие. Не такие, как я, а те, что будут чище, светлее, искреннее. Такие, кто смог бы по-настоящему оживить этот мир и населить его не только гулями или моргулами, но и светлыми душами, которым еще рано идти на перерождение.
        А пока их нет, мальчик останется под моей защитой. Мэл прав - он ни в коем случае не должен погибнуть. И никто не должен узнать, кто он такой. ?собенно Орден. Особенно жрецы. По крайней мере до тех пор, пока это не перестанет быть для него опасным.

* * *
        - Рэйш, тебе опять неинтересно? - осведомился Корн, заметив, что я опять клюю носом на совещании. - Или ты проигнорировал мой приказ и вместо отдыха занимался Фол знает чем?
        Я встрепенулся.
        - Что вы? Как можно? Распоряжение «спать» - пожалуй, единственное, которое я готов выполнить без промедления.
        - Что у тебя? - устало спросил шеф, словно не заметив моего ерничанья.
        - По делу ничего нового. Согласно приказу, до позднего вечера я честно дрых, поэтому ничего интересного больше не выяснил.
        - Хокк, твои новости?
        Традиционно сидящая на подоконнике леди бросила на меня быстрый взгляд.
        - Пока пусто. К тому, что сегодня уже доложили, мне пока нечего добавить.
        - Хорошо, - потер седые виски Корн. - В смысле, ничего хорошего, конечно. Боюсь, нам придется изменить тактику и все-таки выставить по адресам не только патрули, но и разместить магов непосредственно в домах.
        Народ в кабинете встрепенулся.
        - Что вы сказали? - недоверчиво переспросил Йен. - Мы все-таки начинаем облаву?
        - Да. Приказ уже подписан.
        - Мне кажется, это не самая удачная идея, шеф, - осторожно заметил я. - Мы до сих пор не знаем, с чем имеем дело.
        - Мы даже не в курсе, с?олько их, - неожиданно поддержала меня Хокк. Хотя всего сутки назад у нее было совсем другое мнение. - И какие у них припасены артефакты.
        Корн нахмурился.
        - Мы и так постоянно запаздываем. Убийца действуют слишком быстро, и он всегда оказывается на шаг впереди. Да, про артефакты и его магические способности мы знаем недостаточно, но я даю добро на использование «глушилок». С Орденом все уже согласовано. У них не будет по этому поводу претензий.
        Я мысленно присвистнул.
        Ничего себе. Вообще-то «глушилки» относятся к официально запрещенным в Алтории артефактам. Не столько потому, что способны подавлять любые проявления магии, сколько по причине того, что магический фон при их использовании становится нестабильным. А именно, СОВСЕМ нестабильным, совершая скачки от нуля до немыслимых величин, что неизбежно приводило к поломке дорогого оборудования, самопроизвольному срабатыванию заклинаний, непрогнозируемым всплескам магии на одном отдельно взятом участке и, как следствие, серьезным разрушениям.
        В столице, позволю себе напомнить, магия использовалась повсеместно. Представляете, что будет если она внезапно выйдет из-под контроля? Да еще и не в одном районе? А как на нее отреагируют перекрестные заклинания?
        - Шеф, это не шутка? Орден магов правда одобрил использование «глушилок»? - недоверчиво переглянулись Рош и Илдж.
        - И от них не будет никаких претензий? - не поверил Эрроуз.
        Корн кивнул.
        - Мы и без того слишком долго медлили. Передайте своим командам - по оставшимся восьми адресам устраиваем засаду. Людей распределите из расчета того, что гостей будет, как минимум, трое. Из них хотя бы один маг Смерти неизвестного уровня, и один опытный некрос. Скорее всего, вместе с питомцами. Уровень питомцев предположительно выше среднего, раз они не поддались воздействию магии переходов. Так что пусть ребята соблюдают осторожность. Лишние жертвы нам не нужны.
        - Что делать с жильцами? - деловито уточнил Эрроуз, не став оспаривать решение начальства.
        - Вывести из домов и поместить под охрану. На все про все у вас полторы свечи…исполняйте.
        Когда Корн закончил с распоряжениями, начальники участков вразнобой вздохнули и по привычке вышли в коридор - связываться со своими людьми по переговорникам и корректировать ранее обговоренные планы. Хокк глубоко задумалась. ? я прокрутил в голове предложенный Корном план и с нескрываемым сомнением посмотрел на упрямо поджавшего губы шефа.
        Все-таки он поторопился с принятием решения. Не так давно сам говорил, что это слишком опасно, а тут вдруг пошел на попятный? Понятно, что лишние два трупа на нашей совести это нехорошо, но не сделал ли oн сейчас хуже? Убийца уже не раз доказывал свою состоятельность как осторожный и неглупый организатор. У него есть доступ к закрытым архивам и нашего, и, возможно, жреческого Ордена. Он хороший маг. У него в помощниках ходят опытные темные, как минимум парочка высших тварей вроде хорошо обученных зомби и Фол знает кого еще. Да, теперь нам известны адреса будущих убийств, но зачем же лезть на рожон? Восемь домов - это не один, на котором мы могли бы сосредоточить все силы. Чтобы грамотно перекрыть все эти здания, у нас недостаточно людей. Недостаточно, в первую очередь, магов для полноценной облавы, в том числе и на темной стороне. Собственно, на западном участке во Тьму могу уйти только я и, наверное, Триш, если целители посчитают ее достаточно здоровой. Хокк временно выбыла. Йен не маг. А Тори слишком юн для полноценной охоты.
        Магов Илджа я мельком видел - действительно неплохие ребята. Судя по ауре, среднего уровня или чуть ниже. В основном ищейки и всего два полноценных заклинателя, которых, тем не менее, Корн на чердак не пустил.
        Эрроуз еще не восстановился. Морда на сегодняшнем совещании у него была смурная-пресмурная, а появившийся под курткой амулет-накопитель наглядно доказывал, что с его аурой после встречи с «колодцем» дело обстоит не лучшим образом. Может, не настолько плохо, как у Хокк, но поберечься он все-таки решил. А это уже говорило о многом.
        Кто из магов Эрроуза и ?оша способен полноценно работать на темной стороне, я доподлинно не знал. Наверняка нужные кадры у них имелись, но я с ними, к сожалению, не был знаком. Что же касается ГУССа, то на мой взгляд самым толковым магом у Корна являлась именно Хокк. Но по понятным причинам она оказалась вне игры. И это значило, что мы в заведомо невыгодном положении.
        Почему же тогда Корн принял такое решение?
        - Король требует результатов, - ответил на мой невысказанный вопрос шеф и помрачнел еще больше, чем обычно. - Сегодня я был во дворце. В том числе и по этому делу. Но не смог убедить его величество отсрочить облаву хотя бы на пару дней.
        - Пара дней означает для нас четыре потерянные жизни, - тихо отозвалась с подоконника Хокк.
        - Он тоже так сказал. Но я не уверен, что в нашей ситуации имеет смысл торопиться.
        Я мысленно с ним согласился.
        Не зная противника, я бы тоже предпочел обождать. Понятно, что убийца не остановится, не сделает перерыв, не расскажет нам о себе, и полного расклада мы, скорее всего, не узнаем до тех пор, пока не станет слишком поздно. Более того, каждые сутки промедления означают, что мы будем терять по двое магов в непонятных обрядах, цель которых нам тоже пока неясна. Быть может, Хокк догадалась правильно, и не за горами создание новых врат. А может, дело не во вратах, а кто-то и впрямь решил призвать сюда сильного демона. Но даже зная о риске, я не уверен, что из наскоро придуманной облавы получится что-нибудь толковое. Вот только король… и приказ, не выполнить который мы не имеем права…
        - Пойду, прогуляюсь, - бросил я, поднимаясь с кресла. - Хокк, посыльный с амулетом для тебя прибудет через четверть свечи. Не прозевай.
        - А ты куда? - моментально насторожилась магичка и спрыгнула с подоконника.
        - Мне надо подумать.
        - Далеко не уходи, - невесело усмехнулся шеф. Я кивнул и вышел, краем уха услышав, что в одном из кабинетов на первом этаже часы пробили полночь.
        Скверное время. Самое сложное для темного мага. Но никто из нас не сомневался, что не позже, чем через полсвечи, нас будет ждать очередной и очень срочный вызов.
        Глава 6
        - Мэл? - тихо позвал я, перейдя на темную сторону и остановившись у регистрационной стойки на первом этаже.
        «Я здесь, брат», - шепнул в голове знакомый голос, и воздух рядом со мной ощутимо похолодел.
        «Как себя чувствуешь?» - мысленно спросил я.
        «Странно. Вроде я - ещё не совсем я. Но при этом понятно, что прежним мне уже никогда не стать».
        «?онимаю», - невесело хмыкнул я, подойдя к входной двери и выглянув на улицу через дыру, надежно залатанную заклина?ием. - «Когда учитель вернул мне разум, я ощущал себя точно так же. Ты хоть имя - то свое вспомнил?»
        «Нет. Но я не против „Мэла“. Тем более, ты сам сказал, что до полноценного Палача я еще не дорос».
        В пустующем холле сперва стало очень тихо, а затем на раздался на редкость слаженный, но не слишком веселый смех.
        «Шутник», - хмыкнул я, когда в холле снова наступила тишина.
        «А я теперь как ты», - не остался в долгу бывший ?алач. - «Но должен признать, что пока в моей голове слишком много мыслей и желаний. И чтобы разобраться, что из этого мое, а что досталось от тебя, потребуется время».
        «Что ты помнишь из прежней жизни? Ну, кроме дня, когда стал темным?»
        «?очти ничего. Где жил, где служил, с кем общался… события еще как-то вспоминаются, а вот лица и голоса… сплошной мрак, Арт. Хотя не думаю, что это надолго».
        «Ну, хоть какая зацепка у тебя есть?»
        «Хочешь понять, кто меня убил?» - хмыкнулМэл. - «Нет. Но могу предположить, что после смерти сына я был не в себе, а после того, как меня убили, надолго перестал нормально соображать».
        «И все же точка отсчета у нас есть», - не согласился я. - «Уэссеск сказал, что твое первое пробуждение в качестве духа-служителя состоялось двести сорок девять лет назад. Скорее всего, в этот день ты кого - то убил. Быть может, даже не раз. Хотя нет гарантии, что до этого тебя полвека не продержали в каком-нибудь гробу».
        Мэл хмыкнул.
        «Может, не полвека, но какое - то время на создание этого тела у моего убийцы должно было уйти. Тем более, я был не один. И если нас создавали одновременно, то делали это явно не второпях. Все же соединить душу человека с искусственным телом - задача не из легких. К процессу следовало хорошенько подготовиться».
        «Как раз в это время у нас была на носу война с Лотэйном», - напомнил я. - «Нииро говорил, что именно тогда подобных тебе начали использовать в военных действиях. Возможно, твой создатель, наоборот, поторопился с завершением привязки душ, поэтому и допустил оплошность при создании поводка?»
        «Я не помню этого, Арт. Все более-менее связные воспоминания заканчиваются за пару месяцев до того, как ты меня убил».
        «То есть, помочь мне ты не сумеешь», - с разочарованием заключил я. - «Ладно, пока вопросы по этой теме снимаются. Скажи тогда - ты на все дома из списка поставил свои метки?»
        «Конечно. Как ты велел, так я и сделал».
        «Тогда почему ни одна из них до сих пор не отреагировала?»
        Бывший ?алач неловко кашлянул.
        «Видимо, потому, что я поставил их на темной стороне. А убийца, скорее всего, приходит с нижнего уровня».
        «?очему ты так решил?»
        «А как еще?» - удивился Мэл. - «На нижнем уровне метки не работают. Я думал, ты знаешь».
        «Тьфу ты… забыл», - чуть не сплюнул с досады я. - «Это что же получается, нам его не достать?»
        «Разве что заблокировать вход в оставшиеся особняки с нижнего уровня. Так, как ты сделал у себя дома. Но это долго. И энергетически затратно. К тому же, если ты это сделаешь, убийца догадается, что не он один в этом городе способен спускаться на глубину. И не исключено, что в этом случае мы вообще его не поймаем».
        «Пока он уверен, что остается незаметен, он уязвим», - вынужденно согласился я. - «Я подумаю над этой проблемой, Мэл. Кстати, взгляни на еще один знак - может, ты видел его в городе?»
        Я начертал в воздухе тринадцатый символ из схемы, который получил от отца ?она, но служитель отрицательно качнул головой.
        «В городе такого точно нет. Я бы запомнил».
        «Плохо».
        «Что планируешь делать с мальчиком?» - неожиданно спросил Мэл. - «Оставлять его без присмотра опасно. Все-таки он - маг. Пусть об этом никто не знает, но он тоже находится в зоне риска».
        «Так сходи присмотри. С убийствами ты мне пока не помощник. Светиться на облаве нельзя. А если что, я позову. К счастью, прямые тропы мы с тобой открываем одинаково быстро».
        «Тогда на связи», - удовлетворенно шепнул бывший ?алач, и через некоторое время ощущение чужого присутствия исчезло.
        Я, правда, не стал возвращаться в реальный мир сразу. Даже когда к двери подошел незнакомый паренек и передал спустившейся Хокк отправленную Нортиджем посылку. Амулет она, само собой, сразу сменила, отправив посыльного обратно, что бы отдал Нортиджу старый на зарядку. Да и визуализатор на нос не забыла нацепить. Заметив меня, неуверенно махнула рукой, предлагая вернуться к остальным, но когда я качнул головой, не стала настаивать. И тихо удалилась, оставив меня неприкаянным призраком бродить по пустому холлу.
        Признаться, мне до отвращения не нравилась идея Корна. Но изменить я ничего не мог. ?рошли те времена, когда я мог себе позволить заниматься расследованием в одиночку. Да и не было у нас сейчас конкретной цели. Если я нарушу приказ и уйду в один из намеченных домов, то очень велик был риск не угадать с местом. Переговорного амулета я из принципа не ношу. Значит, в случае чего, придется или полагаться на зачарованные монетки, или же просить помощи у патруля.
        Если не явлюсь на место преступления вовремя, Корн наверняка начнет задавать вопросы и, не услышав внятного ответа, отстранит меня от дела. Явлюсь вовремя, и вопросов у него появится еще больше. О том, где я был, он, разумеется, узнает - те же патрульные, у которых я «стрельну» переговорный амулет, меня и сдадут. Корн тут же поинтересуется, а каким-таким образом я оказался на другом конце города? Ах, перемещаюсь быстро во Тьме? Хорошее умение, не спорю. Вроде у нашего убийцы тоже такое есть…
        Да и монетки не выход. Они лишь сигнализируют, что я кому - то нужен, а прыгать от одного дома к другому или мучительно выбирать, к кому отправиться в первую очередь, мне не хочется. ?иск ошибиться возрастает в этом случае многократно. И приведет к ещё большей сумятице в наших непростых отношениях с Управлением столичного сыска.
        Одним словом, самым разумным сейчас было оставаться на месте. И, как бы цинично это ни звучало, терпеливо ждать, когда убийцу можно будет прибить одним ударом. Другого способа достать эту тварь законными способами я пока не придумал. Да и с незаконными, если честно, дело обстояло грустно. Ни на след встать, ни ауру отследить… но это же как надо было просчитать свои действия, что бы не оставить нам ни единой зацепки?!
        «Расчетливый сукин сын» - назвал его пошлой ночью Корн. И был в этом определении на удивление точен. Если подумать, вне места преступления мы вообще не могли поймать убийцу. Он опережал нас на несколько шагов. И в этой связи я вполне понимал желание короля поскорее разобраться с этим сомнительным делом.
        Эх. Как жаль, что я не умею общаться с богами напрямую, а отец-настоятель, как назло, куда - то запропастился. Ведь как было бы хорошо, если бы он смог узнать кое-что у своего бога! Честное слово, Фол бы сильно меня обязал, если бы назвал одно-единственное имя. После этого я бы всю оставшуюся ?изнь, что не зря потратил свой законный к нему вопрос.
        Неожиданно в кармане брюк отчаянно завибрировала монетка. И почти сразу вслед за первой ожила ещё одна. Та, что я спрятал в нагрудном кармане.
        Йен и Хо?к.
        Неужто новые трупы?
        - Все на выход, - севшим голосом сказал Корн, когда я бегом поднялся в его кабинет. - Одна из групп Эрроуза только что перестала выходить на связь.
        - Адрес?
        - ?розовая, два.
        - Шестая метка, - прошептал я, кинув взгляд на иллюзорную карту: помеченный дом на северном участке столицы засветился угрожающе багровым светом, точно так же, как и дома, где уже успели произойти убийства.
        Шеф хмуро кивнул.
        - Да, Рэйш. Сообщения о вестниках смерти ещё нет, но мы выез?аем немедленно.

* * *
        Пока кэб с грохотом летел по сонным улицам, я с раздражением думал, что нашему Ордену уже давно пора было изобрести более быстрый способ перемещения. В благословенный век магии и всевозможных артефактов попросту стыдно использовать лошадей только лишь по той причине, что в казне не нашлось денег на создание стационарных телепортов.
        Хотя нет, в королевском дворце все-таки был один. Построенный еще в незапамятные времена и находящийся в отдельном здании, которое охранялось чуть ли не лучше, чем королевская сокровищница. Еще несколько штук были разбросаны по всей Алтории, но это и все, на что хватило умников из королевского университета.
        Однажды я спросил у мастера Этора, почему наши успехи в телепортологии так неприлично скромны, и тогда он впервые познакомил меня с теорией пространственной магии. Более того, оказалось, что единственный в ?лтире крупный портал построен на основе знаний о темной стороне и представляет собой не что иное ка? сильно видоизмененную, искусственно стабилизированную темную тропу наподобие тех, что создают для себя маги-ищейки. Но Фол меня задери… столько веков прошло с того дня, как маги научились использовать Тьму для всеобщего блага! Ну неужто за это время не нашлось человека, который придумал бы портал на основе ?РЯМОЙ тропы?!
        Стоило отдать вознице должное, до северного участка он домчал нас всего за четверть свечи. Даже если учесть, что была ночь, и улицы оказались пусты, все равно пролететь через половину города за столь короткое время - это ещё надо постараться.
        -о дороге переговорник Корна несколько раз оживал, сообщая последние данные. И когда от Эрроуза пришло сообщение, что патрульные, дежурившие на Грозовой, наконец-тo отозвались, у всех словно гора с плеч упала. У парней, оказывается амулеты забарахлили после полуночи. И лишь когда над переговорниками поколдовал дежурный маг, ребята смогли доложить, что у них все тихо.
        -равда, отозвались с этого адреса не все, поэтому шеф, хоть и успокоился, не дал отбой, и на Грозовую с огромной скоростью продолжали стягиваться лучшие силы Управления. Почти все маги с северного участка, люди из ГУССа, следовавшие за нами в других экипажах, близлежащие патрули и все начальство. Так что очень скоро на злополучной улице стало многолюдно.
        Выскочив из кэба, Корн первым же делом велел оцепить подозрительный дом, причем поставить двойной кордон - из светлых магов в реальном мире и из темных - на темной стороне. Эрроуз, лишь на миг позже выбравшийся из второго кэба, махнул рукой выбежавшему из укрытия патрульному и, не дожидаясь, когда тот отдаст честь, коротко бросил:
        - Докладывай!
        - Пропала связь с магами, которые находятся в доме, мастер Эрроуз, - отчеканил патрульный, а затем увидел подходящего Корна и тут же вытянулся во фрунт. - Наблюдение вeлось согласно полученному приказу: часть наших осталась снаружи вместе с дежурными магами - вели наблюдение за прилегающей территорией. Ударная группа находилась внутри и выходила на связь через каждые четверть свeчи. В четверть свечи по полуночи у нас забарахлили амулеты. Затем связь окончательно прервалась. Дежурный маг сумел починить переговорники, но связаться с остальными мы так и не смогли. Согласно вашему приказу, в дом больше никто не входил. Жильцов эвакуировали заранее. Охрана только что отрапортовала: с ними все в порядке. За время последующего наблюдения попыто? проникновения в здание не зафиксировано.
        - Сколько там осталось наших? - сухо осведомился Корн.
        - Четверо, господин. Двое светлых и темные.
        - Магический фон на улице не менялся?
        - Никак нет. Внешних проявлений магии снаружи не зафиксировано. Причина сбоя в работе амулетов пока не установлена. Маги еще разбираются.
        Я отвернулся от бравого парня, который, по-видимому, являлся начальником местного патруля, и взглянул на злополучный особняк. Дом как дом. В три этажа плюс чердак. Все, как положено. Ни одного огонька в окнах, естественно, не светилось - кто бы зажег свет, если жильцов в спешке выселили? Но ни заброшенным, ни зловещим особняк не выглядел. Да и на темной стороне от него не исходило подозрительного свечения, так что патрульный не соврал - магический фон вокруг здания, скорее всего, нормальный.
        - вот то, что маги Эрроуза возвели вокруг него приличный по мощности защитный купол, было хорошо. Мало ли, какая гадость внутри образовалась? И то, что Корн никому не велел туда соваться очертя голову, тоже правильно. Кто знает, что произошло с находившимися в засаде магами? По-глупому терять людей шеф не хотел, поэтому предпринял стандартные в таких случаях меры безопасности.
        - Грэг, Рэйш, вы идете со мной, - велел Корн, решительно направившись к дому. По дороге он коротко свистнул, и вскоре к нам присоединились ещё двое светлых. Судя по серьезным мордам и насыщенным аурам, неплохие «боевики», которые должны были прикрыть нас от неприятных… разумеется, светлых… сюрпризов.
        Само собой, скрываться и красться по подворотням никто не стал - после того, как дом был оцеплен сразу в двух мирах, а сверху на него опустилась мощная сеть заклинаний, в этом уже не было смысла. Так что Корн просто поднялся на крыльцо, толкнул дверь и, пропустив внутрь «боевиков», коротко велел:
        - Запускайте поисковики!
        С рук светлых тут же сорвались крохотные искорки поисковых заклинаний, часть которых мгновенно впиталась в пол, а часть поднялась наверх и растворилась в перекрытиях второго этажа. Никто из нас при этом не сдвинулся с места, а вскоре следом за светлыми заклинаниями в путь двинулись и парочка темных. От меня, разумеется, и от начальника северного участка.
        - В подвале есть живые, - вскоре доложил один из магов. - Двое. Судя по аурам, наши. Но точнее не скажу - мой поисковик сдох.
        - Первый этаж - чисто, - почти сразу отозвался второй «боевик».
        - Второй - чисто, - через некоторое время сообщил Эрроуз.
        - Третий - чисто, - буркнул и я, когда Корн выразительно покосился в мою сторону. - Ни мертвых, ни живых. А вот на чердаке опять творится демон знает что, но дальше двери я не вижу.
        - Проверь, - велел шеф, на скулах которого загуляли желваки. - Грэг, поможешь ему, если понадобится. Мы в подвал.
        Эрроуз насупился, машинально коснулись ладонью спрятанного под плащом накопителя, но все же кивнул. А затем послушно двинулся за мной, по пути разбросав по округе несколько поисковых заклинаний и пару десятков неактивных знаков на случай, если наверху нас будет ждать что-то нехорошее.
        По лестнице мы поднимались небыстро. Сперва осматривались, прощупывали каждый закуток заклинаниями, одновременно с ними я использовал линзы, но и второй, и третий этажи действительно оказались пустыми. Я даже крыс нигде не заметил. Как, впрочем, и гулей, и другой нежити. В комнаты, правда, не заглядывал, да и коридоры осмотрел лишь мельком. Но обрушившуюся на одной из стен штукатурку и обгоревшее пятно на ковре увидел. Поэтому наверх поднимался, уже точно зная, что мы не ошиблись с адресом. Осталось только понять, что произошло с магами Эрроуза, и убедиться, что наверху ?ас ждет очередной выпотрошенный, ?ак куропатка, труп.
        Рядом с дверью на чердак меня впервые укололо недоброе предчувствие. Я тут же ушел на темную сторону и, сделав Эрроузу знак не лезть, открыл деревянную дверь. За ней, как и следовало ожидать, клубилась Тьма. Недовольная нашим вторжением, агрессивная, голодная… она набросилась на меня с порога и тут же попыталась оглушить криком, ослепить брошенным в лицо снежным вихрем, заморозить, задержать, остановить. Но, как и раньше, не смогла. Проломившись сквозь нее, как голодный гуль сквозь одряхлевший забор, я стряхнул с плаща успевшие нападать снежинки и огляделся.
        Фолова бездна…
        Интересно, кто она? Кем была? И откуда убийца ее похитил? Времени с момента смерти прошло совсем немного - растекшаяся на полу кровь едва успела застыть, да и тело совсем не выглядело промороженным. Хотя покрывающий его слой инея свидетельствовал о приличном разгуле Тьмы во время проведения ритуала.
        Без особого интереса взглянув на широкую рану на животе убитой магички, я обошел жертвенный стол по кругу и с хрустом раздавил несколько вмороженных в пол огарков.
        Итак, что мы имеем? Амулеты патрульных забарахлили где-то в четверть свечи после полуночи. В полночь с ними должны были связаться маги, которые находились в доме, а значит, ровно в полночь убийцы здесь ещё не было. Темные бы почувствовали волнение во Тьме, если бы кто-то воспользовался тропой. Но они промолчали. Да и стола на чердаке наверняка не было. Как и свечей. И замагиченной пленки на окнах. Так что, получается, подготовку к обряду убийца осуществил в рекордно короткие сроки. Затем спокойно провел ритуал, собрал энергию и ушел. А мы до сих пор не получили сообщения из Ордена о том, что здесь кто - то умер!
        Не заметить отсутствие здесь жильцов убийца не мог - это впрямую свидетельствовало о подвохе. Тем не менее, он не отказался от своей задумки. Не обеспокоился нашим вероятным присутствием. Быть может, даже заметил патрульных на улице, но все же сделал то, за чем явился. Более того, маги не успели даже вмешаться, а этот урод исчез из дома до того, как люди Корна забили тревогу.
        - Рэйш, следы! - некстати вырвал меня из размышлений напряженный голос коллеги.
        Я покосился на Эрроуза, но на этот раз маг не стал подходить к вытравленным на полу знакам слишком близко. ? следы я ещё раньше заметил. Даже специально наступил на один, что бы убедиться, что вижу след мертвеца. Поэтому и не спешил. Поэтому и был уверен, что они принадлежат не убийце. Хотя об этом следовало догадаться уже потому, что один из них тянулся к закрытому пленкой окну, за ?оторым, если я правильно видел, находился балкон. А второй протянулся от входной двери прями?ом на лестницу. И оба они заканчивались у ?ертвенного стола. Вернее, под ним. В глубине образовавшегося во время ритуала «колодца», где, я так полагаю, нам и следовало искать пропавших коллег.
        - Рэйш, ты что делаешь?! - хрипло спросил Эрроуз, когда я шагнул к столу и беспрепятственно скользнул в образовавшуюся в пространстве дыру.
        - Стой на месте, - велел я, оказавшись в «колодце». После чего прищурился, чтобы бьющий в лицо ветер не причинял неудобств. Продавил собой неохотно расступившуюся Тьму. Никого на этом слое не нашел, поэтому позволил себе провалиться глубже. И лишь на самом дне отыскал два скрюченных тела, небрежно сваленных одно на другое.
        - Рэ-э-йш! Чтоб тебя демоны сожрали! - откуда-то издалека донесся встревоженный голос Грэга. - Вернись, сукин сын! За лишний труп Корн мне голову оторвет!
        Я со вздохом поднял из сугроба одно из тел и, убедившись, что оно не подает признаков жизни, в два шага вернулся на исходный уровень.
        - На, держи, - велел я, сгрузив мертвого мага оторопевшему от неожиданности коллеге. - Я схожу за вторым. Надо их будет похоронить по-человечес?и.
        Эрроуз всмотрелся в припорошенное снегом лицо совсем молодого парня, который ещё этим утром был сотрудником северного УГС, и помрачнел. После чего сцедил сквозь зубы непечатное ругательство и понес обледеневшего до состояния сосульки мертвеца к двери. Я же тем временем добрался до второго мага, с хрустом выдрал его из успевшего образоваться сугроба. И, размышляя о том, почему эти двое не сообразили объединить усилия, как в свое время сделали Хокк, Триш и Тори, взвалил увесистый труп на плечо.
        Ребята не знали? А может, не успели? Или попросту не смогли?
        В задумчивости вернувшись на привычный уровень, я выбрался с чердака на лестницу, намереваясь задать Эрроузу эти вопросы. Но каково же было мое удивление, когда, переступив порог чердака, я обнаружил, что начальство отчего - то не торопится уходить. Более того, Эрроуз стоял напротив меня в довольно растрепанном виде, успел куда-то подевать первый труп и с выражением крайней растерянности рассматривал невесть откуда взявшуюся на полу кровавую лужу, в которой плавали непонятные ошметки.
        Застав начальника северного участка в столь непотребном виде, я даже споткнулся, едва не уронив собственную ношу. Зацепив головой трупа за косяк, вздрогнул, услышал отвратительный хруст. В шоке обернулся и словно во сне увидел, как отвалившаяся от тела голова, крутясь и кувыркаясь в воздухе, медленно-медленно летит вниз. А затем с мерзким шлепком разбивается об пол и разлетается на тысячи осколков.
        Какое-то время я изумленно таращился на рассыпавшиеся по полу кровавые льдинки, вокруг которых начала растекаться еще одна лужа. После чего вдруг торопливо стащил с уже влажного плеча начавший подозрительно потрескивать труп и растерянно замер, когда обледеневшее тело рассыпалось… вернее, растеклось… прямо у меня в руках. После чего с оглушительным плеском обрушилось вниз, облив мои чистые сапоги настоящим кровавым водопадом.
        Глава 7
        - Что? Это? Было?! - раздельно процедил Корн, когда узнал о случившемся и нашел время взглянуть на окровавленную лестницу, с которой до сих пор стекали останки наших коллег. - Рэйш! Эрроуз! Я вас спрашиваю!
        Я флегматично пожал плечами, но с дивана, на котором размышлял последнюю четверть свечи, решил не вставать. Еще успеется. Надо признать, случившееся и меня выбило из колеи. ? уж про Эрроуза, который только что потерял двух отличных парней, и говорить нечего.
        - Я его даже до лестницы донести не успел, - тихо обронил стоящий у окна маг Смерти, когда Корн свирепо выдохнул. - Тело просто растворилось. Все амулеты в труху, одежда в кашу. От него даже костей не осталось! Ты когда-нибудь такое видел, Нел?!
        Шеф сжал челюсти.
        - Все когда-то случается впервые. В том числе и высшая магия такого уровня, какая нам даже не снилась. Что вы нашли?
        - Все как обычно, - неохотно доложил Эрроуз. - Стол. Символы. Мертвая женщина. И никаких следов, кроме тех, что оставили мои люди.
        - Какого демона они вообще делали на чердаке?! Я же велел туда не соваться!
        - А они и не совались, - вместо Эрроуза ответил я. - До полуночи они честно просидели в засаде на втором этаже. В комнате, которая находится ближе всего к лестнице. Потом, похоже, услышали шум. Звуки шагов, голоса… без разницы. Отправились узнать в чем дело. Один обошел чердак по темной стороне и спрятался на балконе. Второй стоял у двери. Они ни во что не вмешивались, Корн, так что у вас нет повода считать, что они нарушили приказ. Я даже думаю, что их не заметили - убийца был слишком сосредоточен на ритуале. Если бы он знал, что ему могут помешать, он бы попытался убить незваных гостей. Но на телах не было ран, шеф. Я проверил, прежде чем тащить их наверх.
        - Тогда как они оказались в «колодце»? - слегка сбавил обороты Корн.
        - Так же, как и Хокк. Их туда просто-напросто утянуло.
        - Что? - тихо переспросил Корн.
        - Мы всегда считали, что у «колодцев» фиксированное «горлышко», - отвел глаза Эрроуз. - Но у меня в команде нет дураков, Нел. Пат и Шон не полезли бы на рожон без прямого приказа, я готов в этом поклясться.
        - А это значит, что они не входили в комнату, - с тяжелым вздохом признал я. - Они не совершали ошибок. Это мы ошиблись… в том числе, и я.
        Корн недобро на меня посмотрел.
        - Чего же мы, по - твоему, не учли? Думаешь, ребят могло затянуть в «?олодец» из-за двери?
        - ? вы вообще в курсе, как и почему создаются «колодцы»?
        - В общих чертах. Пространственный карман… плюс, одновременно с ним еще и дыра во времени. Прямое следствие магии переходов.
        - Вообще-то они и в естественных условиях иногда формируются, - не согласился я. - Но Эрроуз правильно сказал: мы не обо всем подумали. И забыли, что при создании «колодца» пространство не пробивается прямым коридором, как трубой…
        - Это воронка, Нел, - так же тихо добавил Грэг. - Это потом она становится похожей на трубу, а в процессе развития это - обычная воронка с очень узким дном и довольно широким горлышком, в которое засасывает все живое в радиусе действия вихря. «Колодец» - это уже следствие. Он всегда стабилен. Тогда как воронке нужно время, что бы успокоиться. И наши парни попали в нее в тот момент, когда она только - только сформировалась.
        Корн вздрогнул.
        - Хочешь сказать, их тела растворились именно поэтому?
        - Из-за нестабильности пространственно-временных потоков их тела стали хрупкими, как стекло. И оставались такими до тех пор, пока находились на темной стороне. Но как только мы вернули их в реальный мир, процесс разложения ускорился в сотни раз, поэтому в итоге нам достались лишь неопознаваемые ошметки.
        - Почему этого не случилось с жертвой?
        - Потому что она была в центре воронки, где пространственно-временные потоки оставались относительно стабильными. А на периферии, пусть и очень недолго, творилось Фол знает что. Любой человек, который оказался бы в это время рядом, превратился бы в фарш, невзирая ни на какую магию.
        На лице шефа появилось странное выражение.
        - То есть, убийца именно поэтому исчезает отсюда так быстро?
        - Он прекрасно з?ает, что делает, - подтвердил Эрроуз. - Скорее всего, ему известны размеры будущей воронки. Сроки ее появления. Время, требующееся на стабилизацию и разрушение. Он идеально точно рассчитывает сроки, на протяжении которых мы гарантированно не узнаем про вестники. ?н знает, сколько сил надо влить в защиту, чтобы она подарила немного форы. Большего и не требуется - он в себе уверен. Поэтому приходит именно тогда, когда считает нужным, быстро готовит жертвы к ритуалу, убивает их и уходит сразу после того, как получит свое. После этого никаких следов нам уже не найти, даже если они и были. Магия переходов выжигает все улики. И на темной стороне, и в реальном мире. Поэтому повторяю: убийца очень хорошо знает что делает. ? значит, обычными методами нам его не поймать.
        Корн едва заметно поморщился.
        - Сколько, по-твоему, у него должно было уйти времени на воронку?
        - Один удар сердца. Максимум два, если она окажется достаточно широкой. В нашем случае она захватила весь чердак и немного пространства снаружи. На балконе остался иней, Нел. Так что Рэйш сказал правду. А мы с тобой этого не учли.
        - Но если воронка была так велика, как ты говоришь, то почему же ее не увидели с улицы? - снова нахмурился шеф.
        - ? «колодцы» не видны, даже если ты окажешься на самом краю, - невесело усмехнулся Эрроуз. - Я в прошлый, между прочим, раз так и попался. А я ведь не новичок, Нел. Но, как выяснилось, во Тьме я вижу далеко не так хорошо, как, к примеру, Рэйш. А мои парни просто не понимали, что творится. Поэтому и не успели уйти вовремя.
        Перехватив еще один быстрый взгляд от шефа, я снова пожал плечами.
        - Я тоже не знаю о Тьме всего, чего хотел бы.
        - Но в «колодце» ты все-таки выжил…
        - Вы тоже неплохо держались в подвале, - усмехнулся я. - Но я, заметьте, не спрашиваю, за счет каких резервов вам это удалось. И даже не интересуюсь структурой тех четырех амулетов, которые вы постоянно носите под одеждой.
        Корн взглянул на меня совсем мрачно.
        - Полагаю, структуру ты рассмотрел и без моей помощи. Я на днях нашел на одном из них следы чужого диагностического заклинания…
        - Поклеп, - тут же встрепенулся я. - Я после себя следов не оставляю. Тем более, таких грубых.
        Шеф вместо ответа только фыркнул, а Эрроуз, заинтересованно покосившись в мою сторону, перевел разговор на другую тему.
        - Нел, что было в подвале?
        - Твои ребята живы, - успокоил его Корн. - На амулете правды мне поклялись, что не нарушили инструкций, так что насчет Пата и Шона я с?лонен тебе верить. Вниз вам соваться нельзя - света там сейчас раза в три больше, чем в предыдущем доме. Точно, сам понимаешь, измерить магический фон мы не смогли, но с учетом данных с остальных мест преступлений и того, с какой скоростью фон восстанавливается там, думаю, на пике обряда речь идет о нескольких сотнях единиц. Неудивительно, что у твоих магов переговорники не просто закоротило - они оплавились, Грэг. При том, что парни даже не успели зайти внутрь.
        - Я должен с ними поговорить…
        - Не сейчас, Грэг, - на удивление мягко остановил коллегу шеф. - Опросить мы их смогли и сами. Пока ими занимаются целители.
        - Все так плохо? - насторожился Эрроуз. И вот тогда Корн впервые отвел глаза.
        - Магический фон в подвале оказался слишком велик. Даже при закрытой двери там невозможно было находиться. ?сли бы твои ребята успели спуститься, мы бы их не спасли. А так… они всего лишь ослепли.
        - Всего лишь? - тихо уточнил начальник северного участка. - А что насчет магического дара, Нел? Если там так силен магический фон… сколько парни успели хватануть?
        - Они сумели уйти, - сухо отозвался Корн. - Их задело краешком, и только поэтому все обошлось. Мы нашли их на выходе из подвала. Но дар… Излишек света опасен не только для нашего разума, ты ведь знаешь. Поэтому велика вероятность, что твои маги… прости, Грэг… они перегорели.
        Эрроуз почернел лицом и на мгновение прикрыв вспыхнувшие яростью глаза.
        - Демонова бездна…
        - Прогнозы пока неточные, - тяжело уронил в воцарившейся тишине Корн. - И если насчет зрения Орбис дает хорошие гарантии, то по магическому дару такой уверенности нет.
        - Проклятье, Нел! - на лице темного проступили алые пятна. - Эта тварь всего за четверть свечи угробила мне четырех отличных парней!
        Шеф отвернулся.
        - Он убил намного больше, Грэг. И будет убивать еще, если мы его не остановим. На все про все у нас осталась неделя.
        - Эй, шеф! - негромко окликнул я, когда Корн развернулся, чтобы уйти. - Из ?рдена данные какие-нибудь уже пришли?
        - Только что сообщили: два вестника, - не поворачивая головы, отозвался тот. - Леди Алана Рокх и мастер Смерти Ирбин Ардо Сотбис.
        В наступившей тишине он быстро вышел, оставив нас с Эрроузом старательно вспоминать, а не были ли мы знакомы с убитыми. Хотя не так уже это и важно. ?лавное, что еще одна светлая магиня раньше времени ушла к Роду. И ещё один темный маг отправился на встречу с Фолом. Наш собрат. Маг Смерти, где - то допустивший оплошность. Но что самое мерзкое, завтра мы узнаем еще два имени. И найдем два новых обезглавле?ных трупа. А у меня до сих пор не появилось ни путных мыслей, ни идей, как это можно остановить.
        - Мы должны достать эту сволочь, - скрежетнул зубами начальник северного участка, отвернувшись к стене. - Любым способом, но должны! Это дело чести.
        «Согласен», - мрачно подумал я, поднимаясь с дивана. - «Но прежде чем что-тo предпринимать, стоит узнать мнение со стороны».
        - Рэйш, ты куда? - насторожился темный, когда я нахлобучил шляпу и решительно двинулся к выходу. - Мы же еще не закончили с домом!
        - Хочу поговорить со жрецами.
        - Зачем?
        - Отец Гон обещал помочь, - отозвался я уже с порога. - ? слово служителя темного бога что - то да значит.
        - Не думаю, что в нашем деле стоит надеяться на чудо, - буркнул коллега мне в спину.
        Я вместо ответа только усмехнулся.
        Чудо, он сказал? Что ж, неплохая идея. Тем более что чудеса находятся в прямом ведении храма. И его настоятеля, с которым мне уже давно стоило поговорить по душам.

* * *
        - Здравствуй, брат, - раздалось негромкоe из Тьмы, едва я остановился перед статуей Фола. Остановился, самой собой, на темной стороне, чтобы не привлекать внимания. Услышав незнакомый голос, я обернулся и увидел перед собой низенького сухонького старичка в длиннополой рясе, подпоясанного обычной веревкой и обритого налысо, как все служители Фола.
        -м. Веревка-то была обычной, а вот глаза у дедка оказались совсем не простыми. Цепкие, внимательные, изучающие… Встретив мой настороженный взгляд, жрец улыбнулся и молитвенно сложил руки на груди.
        - Я вижу тебя здесь уже второй раз, брат, но до сих пор не услышал ни одного вопроса.
        - Я бы хотел поговорить с отцом-настоятелем.
        - Увы. Отец Гон покинул нашу обитель и предупредил, что может вер?уться нескоро. Но, быть может, я смогу утолить твою жажду знаний?
        Я ненадолго задумался.
        - Что вы можете рассказать о магии переходов?
        Дедок едва заметно нахмурился. Ка?ое-то время мы с ним бодались взглядами, но потом он усмехнулся и махнул в сторону ближайшей кельи:
        - Пойдем, брат. Меня зовут отец Иол. Пожалуй, я попробую тебе помочь.
        Келью он выбрал ту же самую, где мы не раз беседовали с отцом ?оном. И место он занял на той же самой лавке, с той же стороны стола, что и настоятель. Подметив это сходство, я мысленно хмыкнул и, увидев приглашающий ?ест жреца, занял свое обычное место.
        - Я так полагаю, ты - Артур Рэйш, - уронил отец Ион, когда я выжидательно на него уставился. - Отец Гон упоминал о тебе в нашем последнем разговоре и попросил оказать посильную помощь, если однажды ты его здесь не найдешь. Что конкретно тебе нужно знать о магии переходов? Или лучше назвать ее магией перекреста?
        - Вам известно, кто ее создал?
        - Жрецы, конечно, - спокойно признал святой отец. - Но давно. Задолго до того, как наш Орден перебрался в Алторию.
        - Вы имеете в виду темных или светлых жрецов?
        - ? разве это имеет какое-то значение?
        Я задумчиво хмыкнул.
        - Раз вы об этом спросили, то, наверное, нет. Я хочу понять, в чем суть, отец Иол. И почему тот, кто убивает столичных магов, выбрал именно такой способ получения силы.
        На лицо дедка набежала легкая тень.
        - Я слышал об этих убийствах. И могу заверить, что ?аш бог не одобряет подобных смертей. Что же касается магии перекреста… полагаю, убийца выбрал ее из-за того, что она по сути своей наиболее близка к проявлениям божественной силы.
        - Нейтральная сила? - насторожился я.
        - Именно. Не темная, не светлая… нечто среднее, усиленное магией перекреста в несколько раз и не единожды подпитанное энергией смерти. Как думаешь, если дать такую силу в руки неопытного мага, что из этого получится?
        Я помрачнел.
        - Пока мои мысли крутятся исключительно вокруг врат между мирами.
        - Правильные мысли, брат. Но ?ол пока не давал знака, что следует ждать угрозы с этой стороны. Все-таки создание врат требует несколько иного фона и иных деяний. В том числе, гораздо большего количества душ, чем погибает сейчас.
        Я, подумав, был вынужден согласиться.
        Да, когда я в первый и, надеюсь, в последний раз наткнулся на почти готовые врата, было видно, что на их создание истратили немыслимое количество душ. И среди них встречались не только маги, но и простые смертные. Даже один… мир его праху… жрец. А общее количество душ в сотни, а тои в тысячи раз превышало число жертв, которое мы имели на сегодняшний день. Конечно, все это - лишь догадки. Но с другой стороны… какой смысл жрецу врать? Особенно, если отец Гон попросил оказать нам посильную помощь.
        - ?тец-настоятель тоже так считает? - наконец, нарушил я воцарившееся молчание. - В прошлый раз, когда мы виделись, он говорил другое…
        - Мы обсуждали это недавно, - качнул головой дедок. - И по рассмотрении всех обстоятельств дела верховным советом нашего Ордена было принято решение, что данных за создание новых врат недостаточно. Несмотря на использовании магии переходов и ряд других явлений, которые действительно могли бы лечь в основу этого опас?ого обряда.
        - Но саму возможность создания врат вы все же не отрицаете…
        - Это было бы глупо, - пожал плечами старик. - Но сам посуди: скольких магов придется убить, чтобы заполучить достаточное количество энергии? И зачем это понадобилось делать здесь, в столице, где полно хороших сыскарей и где тщательно следят за малейшим изменением магического фона? На мой неискушенный взгляд гораздо разумнее убивать смертных не таким «громким» и сложным способом. Скажем, где-нибудь на окраине. В провинции, а не под носом у главного сыскного Управления. Это ведь риск. Любая оплошность может все испортить. Насколько я понял, к тому, что происходит, убийцы готовились давно. Все тщательно просчитали, потратили много средств, времени и сил. За столько лет целеустремленные люди могли заполучить сотни… тысячи простых душ без привлекающих внимание ритуалов. Помнишь умрунов? Представляешь, как долго они готовили гнездо? Да и неужели во всей стране за это время не появилось детей от родителей с разным цветом магического дара? Но нет. Убийцы зачем-то ожидали именно этого малыша. ?искнули отнимать жизни именно в этих домах. И именно у тех людей, которые были отобраны заранее. Для создания
врат это чересчур сложная схема, Артур. Есть намного более простыe способы разорвать границу. В том числе и с помощью магии переходов.
        Я заколебался. Да, это звучало разумно.
        - Наконец, последний аргумент, который впрямую свидетельствует против создания новых врат, это тот неоспоримый факт, что не так давно их уже пытались создать, - через пару мгновений продолжил святой отец. - Причем здесь же, в столице. И после того, как десятилетиями и столетиями готовившаяся задумка в последний миг сорвалась, было бы глупостью начинать все заново, да еще так неоправданно дерзко. Ты со мной согласен?
        - Допустим, - вынужденно признал я правоту жреца. - Одновременная подготовка к открытию двух врат в одном городе действительно выглядит не слишком правдоподобной. Наш убийца - талантливый организатор. И он не совершил бы такой ошибки. Собственно, пока его единственный просчет - это вмешательство Брюса Ольерди, но даже без его участия сроки начала нового обряда были неоправданно коротки. Леди Ирэн находилась на последнем месяце беременности. Вряд ли убийце имело смысл открывать вторые врата сразу после уничтожения первых. Даже если подумать о запасном варианте, то логичнее было выждать несколько лет, а то и найти способ уговорить зачать ребенка другую пару, чем рисковать после такого провала. Тот же сколанис избавил бы отобранных убийцей магов от проблем, связанных с нежеланием делить ложе друг с другом…
        - Вот именно.
        - Хорошо. Я готов допустить, что это совпадение. Но если не ради врат, то для чего тогда, по - вашему, убийце мог понадобиться ребенок Ирэн Ольерди и Дертиса Эрса?
        - А для чего ему вообще понадобилась сила без знака? Разве сосуд наполняют дорогим вином, чтобы затем его разбить? Или вливают в алтарь огромную силу лишь для того, что бы впоследствии его разрушить?
        Я озадаченно моргнул.
        - То есть, вы считаете, что ребенок нужен сам по себе? В качестве живого сосуда для нейтральной… почти божественной силы? Кем же он, по-вашему, станет, если получит все, что соберет для него убийца?
        Жрец невесело улыбнулся.
        - А кем может стать смертный, если дать ему силу убитых магов и получить благословение богов?
        - Не знаю, - поежился я, ощутив пробежавший вдоль позвоночника холодок. - Но подозреваю, что ничем хорошим для него это не закончится.
        - Ну почему же? ?сли право на существование такого ребенка признают боги, он, безусловно, уцелеет. Но вот сохранит ли при этом разум…
        - Наверное, тому, кто убил его родителей, это не так уж и важно, - пробормотал я. - В каком-то смысле безумцем даже проще управлять. Лишенный сознания разум примитивен. И если кому-то удастся его использовать… пожалуй, вы правы: просто смертный с почти неограниченными возможностями… оживший бог в обличье маленького ребенка… это действительно может стать для столицы пострашнее открытых врат.
        Жрец Фола печально кивнул.
        - Хорошо, что ты это понимаешь, Артур. Но я хочу, чтобы ты задумался еще и о другом. Ты ведь в курсе, что твоему врагу помогают?
        - Конечно. А как бы иначе он умудрился все это провернуть? И как бы успевал совершать по два убийства одновременно, в столь короткие сроки, да ещё и собрать силу для неразумного младенца?
        - Тебе известно, что живых помощников у него во время обряда нет?
        - Я почти уверен в этом. Вопрос лишь в том, кто именно поставляет ему нежить. Поначалу я думал, что в обрядах участвуют умруны… Но потом убедился, что в столице таких больше нет. А значит, у убийцы в помощниках ходит кто-то попроще. Возможно, качественно сделанные зомби. Или ещё какая-нибудь тварь. Но из того, что мне известно об умениях некросов, должен признать, что сделать из зомби хороших помощников - весьма трудоемкая задача. Хотя бы по той причине, что обычные сущности такого рода, мягко говоря, туповаты.
        - А если это не призванная сущность? - вкрадчиво осведомился старик. - Что, если она была создана искусственно? Именно для того, чтобы однажды поучаствовать в подобном ритуале?
        Я вздрогнул во второй раз за этот короткий разговор и уставился на жреца во все глаза.
        Да нет… не может быть, чтобы мы говорили об одном и том же! Искусственных сущностей такого уровня, которые сумели бы без подсказок работать во время ритуала, за все время существования магического Ордена было создано не так уж много. А из тех, о существовании которых я доподлинно знал, на ум приходила лишь одна сущность, способная если не рассуждать, то уж убивать воистину мастерски. Бесстрастное, послушное, не поддающееся магии и умеющее перемещаться с фантастической скоростью существо, подумав о котором, я вдруг вспомнил насечки на каменном полу в доме мастера Рэя. И неожиданно поняв, что знаю, какое оружие могло их оставить, снова ощутил недобрый холодок между лопаток.
        Глава 8
        - Ты в этом уверен? - свистящим шепотом спросил Корн, когда я явился к нему с докладом.
        - Нет, - честно ответил я, плюхнувшись в любимое кресло. - Но звучало это довольно убедительно, а следы в доме Рэя выглядели очень похоже. К тому же, для быстрого и незаметного убийства эти твари подходят идеально. А перемещаются они с помощью прямых троп, поэтому способны появляться и исчезать с места преступления в мгновение ока.
        - Хочешь сказать, теперь нам надо искать сумасшедшего некроса, у которого в подручных ходит Палач?! Светлые боги, да что же это такое?! То умруны нагрянут в Алтир, то моргулы свободно разгуливают по улицам, то проверенные временем сотрудники с ума внезапно сходят… Рэйш, это точно не твоя работа? - вдруг с надеждой переспросил шеф.
        - Увы. ?оть и началась эта свистопляска с моим приходом, но именем Фола могу поклясться, что не имею к этому ни малейшего отношения.
        - А жаль.
        - Конечно, - фальшиво посочувствовал я. - Столько убийств одним махом раскрыть - это же просто подарок судьбы! Но у меня нет привычки убивать ни в чем не повинных людей. Я даже не некрос, представляете? А если бы и был им, то мне всяко не настолько м?ого лет, что бы придумать и, главное, осуществить такой грандиозный план.
        Шеф удрученно вздохнул.
        - Видимо, придется мне ещё раз перепроверить всех темных магов в городе.
        - Не думаю, что это даст результаты, - заметил я. - Если у убийцы и впрямь находится в подчинении сущность наподобие Палача, то он вряд ли захочет регистрироваться в Алтире официально. Переместиться в город он мог и по темной стороне. Вместе с тварью. И в любое время способен незаметно уйти, не ставя никого в известность.
        - Как ?е он тогда умудрялся убивать по паре магов за раз?
        - Время на темной стороне течет иначе, - пожал плечами я. - Если предположить, что на прямой тропе оно для Палача практически останавливается, то он вполне способен оказаться в двух местах одновременно. Ну, относительно нашего мира, конечно. И с этой точки зрения настоящему убийце больше никто не ну?ен. Ни маги, ни обычные смертные… они с Палачом все сделают сами. Поэтому мы не видели других тел. Поэтому же преступник убивает с такой безукоризненной точностью. У него просто есть идеальный помощник для такого рода дел.
        - Тварь, с которой ты столкнулся в Верле, действовала так же? - хмуро осведомился Корн.
        - Да. Всегда один удар. И головы он рубил мастерски. Правда, тот Палач сперва утаскивал своих жертв на темную сторону. Но здесь этого и не требуется - если ритуал начинается с убийства темного мага, то на чердаке магия перекреста сама подводит коридор ко второй жертве.
        - «Колодец»?
        - Именно. Правда, я пока не понял, как именно Палач попадает в подвал, - признался я. - Вы, случаем, зеркал там не находили?
        Корн мотнул головой.
        - Нет. А вот плитка на полу имeет очень гладкую, хорошо отполированную поверхность, - сообщил шеф, заставив меня удивленно вскинуть брови. - Так что, возможно, зеркало ему не понадобилось. Тем более, владельцы других домов признали, что пол уже был таким, когда они приобрели жилье.
        - Интересное совпадение. И оно отсылает нас ко времени последнего ремонта, который наверняка проводился не одно и даже не два десятилетия назад. Как считаете, такое возможно?
        - Я уже ни в чем не уверен. Но вот о чем я сейчас думаю: если разбить в подвалах оставшихся нетронутыми домов плитку, это помешает Палачу там появиться?
        - Тогда уж лучше убрать оттуда все зеркала и уничтожить все отражающие поверхности.
        - Это решаемо, - после мгновения напряженного раздумья сообщил шеф. - Прямо сегодня можем все убрать и уничтожить.
        Я хмыкнул.
        - А если жрец говорил не о том? Что, если мы ошибаемся насчет Палача?
        - Ну… тогда в качестве жертвы пусть убийца в следующий раз забирает тебя, и у меня на одну головную боль станет меньше, - проворчал Корн.
        Я поневоле посочувствовал мужику.
        Это ж надо, чтобы именно на него и именно с моим появлением свалились на голову все эти проблемы. Меня он, конечно, подозревает, но при всем том не может не понимать, насколько это нелепо. Был бы я замешан, разве стал бы носиться по городу в поисках убийцы? Пришел бы к нему в контору? Да и возраст, как ни крути, не подходит. Опять же, мою подноготную Корн поднял всю. Даже, я полагаю, на Этора Рэйша все документы раскопал. И лишь убедившись, что учитель не покупал на свое имя эти дома и не совершал грандиозных трат перед уходом из столицы… лишь заставив меня большую часть времени находиться под присмотром, шеф более или менее успокоился. Хотя, наверное, не во всем и не до конца.
        - Что еще тебе известно о Палачах? - снова спросил шеф, когда молчание затянулось.
        Я пожал плечами.
        - Я все описал в рапорте, когда отчитывался за Верль.
        - Что-то к этому можешь ещё добавить?
        Я подумал и вкратце обрисовал свои знания о духах-служителях. Так, что бы у Корна не возникло мыслей, откуда мне известны такие подробности.
        - Часть этих сведений есть в архиве, - на всякий случай напомнил я. - Насколько они верны, судить не возьмусь, но мастер Нииро как-то обмолвился о происхождении этих созданий, и мне пришла в голову мысль: а лорд ?арон Искадо, случаем, не мог бы помочь нам с информацией?
        - Почему именно он? - насторожился шеф.
        - Ну, разработка же была секретной. Наверняка создание Палачей велось под патронажем не только короля, но и предшественников герцога из спецотдела. И если в нашем архиве данных осталось не так много, то, может, в архивах, за которые отвечает лорд Аарон Искадо, эти сведения еще сохранились?
        Корн уставился на меня тяжелым немигающим взором.
        - Вероятно, данные по Палачу будут небезынтересны милорду Аарону Искадо, особенно в связи с недавней гибелью доверенного лица его старшего брата… Хорошо, Рэйш. Я попробую с ним поговорить.
        Я удовлетворенно кивнул.
        - Тогда, с вашего позволения, я не появлюсь здесь до вечера. Хотелось бы кое-что проверить до того, как снова начнут умирать люди. Если же кому-то захочется меня найти, то до обеда я буду в архиве, потом планирую прогуляться по городу, а вечером вернусь домой. Заодно напоминаю, что способ со мной связаться есть у Хокк и у Йена Норриди. Что же касается зеркал и плитки в подвалах… думаю, у убийцы не вызовет больших подозрений, если хозяева особняков внезапно решат затеять ремонт, а их домашние питомцы по неосторожности перебьют все зеркала в доме. Хотя, быть может, им в этом помогут заигравшиеся с мячом дети?
        - А к кому-то сегодня днем проберутся воры и расколошматят все предметы с отражающими поверхностями, - кивнул Корн. - Так и сделаем. Что же касается слежки за тобой, то ее до сих пор нет, поэтому не ерничай. Способ с тобой связаться я тоже найду, если сильно приспичит. Насчет Хокк… сам думай. Главное, чтобы ты ее не угробил. ? если к десяти вечера сумеешь добыть ещё какие-нибудь сведения по делу…
        - Я понял: вы обязуетесь простить мне все прегрешения, - лучезарно улыбнулся я. И прежде, чем Корн поднял руку, создавая на ладони приличных размеров огненный шар, поспешил свалить из внезапно ставшего неуютным кабинета.

* * *
        С Рейсом, как назло, и сегодня дело не заладилось. Но если вчера я списал ?аши скромные результаты на усталость, то теперь стало окончательно ясно: дело не в этом. И небольшие, но на редкость тяжелые камни действительно вытягивали из нас с Алом гораздо больше сил, чем приличные по размерам, но вполне подъемные осколки от Ирейи и Малайи.
        В чем именно было дело - в том, что леди оказались хрупки и во всех смыслах легки на подъем, а Рейс являлся рослым мужиком в тяжелых доспехах - не знаю. Но проторчал я в первохраме с обеда и до самого вечера, однако за это время мы не сделали и половины того, на что рассчитывали. Более того, создавалось впечатление, что с каждым новым камнем осколки статуи становятся все тяжелее и забирают на себя все больше сил. Так что, выложив всего пять с половиной рядов, я буквально свалился с ног, а ?л под конец не сумел поднять с пола даже самый крохотный осколок.
        - Да что за бред? - измученно выдохнул я, утирая градом катящийся по лицу пот. Ал, едва успев убрать с моей головы шлем, огорченно булькнул. - Вчера мы три ряда собрали за пару свечей, а сегодня не смогли даже закончить ступни! Это что, какой-то заговор?
        Ал вместо ответа собрался в «наковальню» и окаменел.
        - Мы ж для тебя стараемся, - буркнул я, уставившись на незаконченную статую. - Что ты нам палки-то в колеса вставляешь, а?
        Я отпихнул от себя увесистый булыжник, а тот в ответ внезапно взял да и стрельнул в меня крохотной молнией. Причем это был уже не первый раз, когда Рейс выражал свое божественное неудовольствие, но мне было решительно непонятно, за что он вообще на нас взъелся.
        - Да и Фол с тобой, - плюнул я, получив чувствительный удар даже сквозь двойную броню. - З?ачит, дальше продолжим работать с Абосом или Солом, а тебя оставим напоследок. Или вообще не будем трогать, пока не успокоишься.
        По постаменту Рейса прошла недовольная дрожь, но я не соизволил от него отодвинуться. К демонам все. Пусть гневается сколько влезет. Полежит ещё пару неделек в разобранном виде, может, хоть тогда угомонится.
        Над постаментом тем временем сгустилась бледная тень, смутно похожая на того мужика, которого я не раз видел в верхнем храме. Гневно сверкнув очами, тень исторгла из себя нечто похожее на выдох, даже попыталась что-то сказать, но мне было плевать. Убьет так убьет. Пусть потом другого скульптора ищет. А нет, так и пугать нечего. Не он первый, не он последний. Фол вон молчал в тряпочку и помогал всем чем мог, а этот только мешает.
        Равнодушно проследив за тем, как ещё одна молния ударила аккурат в горку камней рядом с моей коленкой, я откинулся назад и закрыл глаза. А когда через какое-то время их снова открыл, никакого мужика над постаментом не было и в помине. Зато поверх небрежно сваленных осколков кое-что изменилось. А если точнее, изменился один из камней, который по внешнему виду напоминал самую обычную перчатку. Правда, по размерам она существенно уступала божественной длани, и не так давно я был готов поклясться, что перчатка цельная. Теперь же внутри нее ничего не было. Обычная перчатка. Только каменная. Причем такая, что в ней как раз помещалась моя ладонь.
        - Это что, подсказка? - прищурился я, рассматривая неожиданный подарок.
        Рейс презрительно промолчал. А вот Ал, напротив, снова ожил и, с интересом взглянув на перчатку, задумчиво написал на полу:
        «С ней тебе должно быть полегче».
        - Да? - усомнился я и протянул руку, что бы прикинуть вес «подарка». С трудом его поднял, примерил - перчатка и впрямь оказалась впору, а затем покачал головой. - Долго я с таким утюгом не наработаю. Но если она хотя бы молнии пропускать не будет, это уже кое-что.
        «Зато она не позволит тянут из тебя слишком много жизненных сил».
        - Лучше бы она физические не отбирала, - вздохнул я и после короткого отдыха заставил себя подняться. - Ну что, последний заход?
        «Да, времени мало», - соткалось передо мной на полу. Но я на это лишь невесело улыбнулся.
        В последние пару дней меня не покидало стойкое ощущение, что надо поторопиться. И порой оно не просто тревожило, a буквально захлестывало с головой. Заставляло работать до изнеможения, до тех пор, пока руки не начинали дрожать от усталости, а ноги не становились ватными. Исключительно по этой причине в последние дни я мало появлялся у себя в участке, предпочитал общаться с Корном напрямую, а все свободное время проводил в первохраме. Что-то надвигалось на ?лтир. Что-то нехорошее, причем это «что-то» мы не могли ни предупредить, ни даже понять причину. Более того, мне все упорнее казалось, что без полноценного храма и нормального алтаря мы не сумеем ЭТО остановить.
        Надо ли говорить, что ближе к ночи я выглядел почти так же, как позавчера Йен. ?сли бы не схрон, амулеты-?акопители и предусмотрительность слуг, вообще бы, наверное, сдох. Или от усталости, или от голода. А так - ничего. Всего полсвечи в схроне, и я снова свеж и относительно бодр. Только вот голова соображала хуже обычного, ну и до Роберта я добраться не успел. Хотя по его поводу я как раз волновался меньше всего - если что, Мэл поможет. А если понадобится, то и сигнал подаст, но пока в Белом квартале все было тихо.
        - Время, - нетерпеливо напомнила Хокк, когда я, отдохнув после храма, спустился вниз, на ходу нахлобучивая на голову шляпу. - До совещания четверть свечи. Рэйш, ты уверен, что мы успеем в такое время найти свободный кэб?
        - Экипаж ждет внизу, - вместо меня ответил нарисовавшийся в гостиной дворецкий и предусмотрительно распахнул входную дверь. - Мастер Рэйш… миледи… прошу вас.
        Хокк насмешливо хмыкнула и, аккуратно обойдя толкущихся у крыльца призрачных псов, со всей возмо?ной скоростью устремилась к воротам. Я, ненадолго задержавшись с питомцами, обменялся выразительным взглядом с дворецким и направился следом, будучи точно уверенным, что через три с половиной свечи у него наготове будет ещё один амулет, делающий существование Лоры более комфортным.
        Кстати, в ГУСС мы прибыли вовремя: Нортидж в точности выполнил мое распоряжение, и кэбмен гнал по улицам так, что мы не только успели, но и зашли в кабинет шефа раньше остальных. Правда, при виде Хокк Корн отчего-то нахмурился. Но потом заметил меня и, взглядом указав на свободные места в кабинете, бросил:
        - Ты был прав, Рэйш. Герцог и без того заинтересовался нашим делом, но после твоего предложения согласился пересмотреть старые архивы на предмет того, о чем мы говорили.
        Я устроился на своем законном месте и довольно кивнул.
        - Отлично! Самая лучшая новость за сегодняшний день.
        - Более того, - продолжил шеф, - исходя из того, что пострадал один из людей его старшего брата, нам была предложена дополнительная помощь.
        - В каком объеме? - ничуть не удивился я. Признаться, я рассчитывал на его сиятельство и надеялся, что в его распоряжении найдется не только информация, нo и кое-что посущественнее.
        - В каждый наш патруль они предлагают внедрить своих людей, - тем временем озвучил Корн предложение Аарона Искадо.
        - Магов, я надеюсь?
        - Некросов. Причем меня заверили, что это ОЧЕНЬ хорошие некросы. С ОЧЕНЬ уместными в нашей ситуации знаниями и способные помочь решить одну небольшую проблему.
        Я с предвкушением улыбнулся.
        - Знатоки, способные грамотно поставить магическую ловушку, нам пригодятся. Видимо, милорд считает себя вам обязанным, раз расщедрился на такой подарок?
        - Что за подарок? И причем тут маги? - настороженно уточнила Хокк, попеременно глянув сперва шефа, а затем на меня. Корн только отмах?улся и приветственно кивнув входящим в кабинет ?ачальникам участков, коротко бросил:
        - Сейчас узнаешь.
        А еще через несколько мгновений дверь открылась повторно, и внутрь зашел еще один человек. Со вкусом одетый, полностью уверенный в себе, весьма могущественный человек и светлый маг, при виде которого шеф даже соизволил подняться из-за стола и торжественно изречь:
        - Добрый вечер, милорд. Рад, что вы нашли время к нам присоединиться.
        Глава 9
        Лорд Аарон Искадо, начальник специального отдела Управления дворцовой стражи, быстро оглядел присутствующих и без всяких церемоний занял пустое кресло у стены. Да-да, то самое, что я притащил для Хокк, но которым она так ни разу и не воспользовалась. Увидев меня, милорд едва заметно прищурился, но ни малейшего удивления не выказал. Видимо, состав участников беседы был известен ему заранее.
        -м. Надо же, как меняются люди… когда мы впервые встретились, передо мной был безумно уставший, отчаявшийся отец, чей сын сперва чуть не погиб, а затем лишился магического дара. Во время посвящения в храме я впервые увидел, как в его глазах загорелась надежда. Теперь же у лорда Искадо было непроницаемое лицо, холодный взгляд и абсолютно закрытая аура. Передо мной сидел не отец юного Роберта, а высокопоставленный военный чиновник и один из сильнейших магов Алтории, который не только знал о своем преимуществе, но и не сомневался, что при необходимости раскатает весь этот кабинет по камешку вместе со всеми, кто в нем находился.
        - Господа, леди… не скажу, что безмерно рад встрече, но сложившаяся обстановка не располагает к светским условностям, - хмуро бросил лорд Искадо вместо приветствия. - Корн, мои люди уже выдвинулись на позиции. Надеюсь на ваше понимание.
        - Патрули уже предупреждены, - вернулся за стол шеф. - Городская стража и сотрудники Управления готовы оказать вам любое содействие.
        Его сиятельство так же хмуро кивнул.
        - Сведения, которые мы от вас получили, чрезвычайно важны. Наши аналитики изучили материалы и пришли к выводу, что предположение о появлении в Алтире крайне опасной сущности может быть обоснованным. В связи с чем каждый ваш патруль я хочу дополнить магом-некросом и мастером Смерти, а также тремя специалистами по боевой магии.
        Начальник участков быстро переглянулись, но, хоть они мало что поняли, вопросов никто не задал. И лорд Искадо, благодарно кивнув, неторопливо продолжил:
        - С вашего позволения я введу ваших сотрудников в курс дела, Корн, поскольку ваши сведения неполны и, боюсь, неполны именно по моей вине.
        Шеф молча наклонил голову, а герцог достал из-за пазухи стопку бумаг, прямо на глазах их размножил и, заставив слевитировать на колени ко всем присутствующим, невозмутимо продолжил.
        - Так вот, о сущ?ости… пока вы изучаете основные ее характеристики, я поясню, откуда она взялась. Как вы помните, примерно три столетия назад на территории Лотэйна произошел ряд событий, который вызвал серьезную обеспокоенность тайной стражи его величества Эрнеста Первого и вынудил начать разработку ответных мер, которые помогли бы уберечь ?лторию от возможных последствий.
        - Вы говорите о мятеже, ваше сиятельство? - рискнула подать голос Хокк, на мгновение оторвавшись от бумаг.
        - О гражданской войне, которая вспыхнула в Лотэйне после довольно продолжительных волнений, - кивнул герцог. - В основу этих волнений легли религиозные противоречия. Темный пантеон, если помните, был сперва запрещен, а затем уничтожен. Светлые жрецы, напротив, заняли доминирующее положение в обществе, что в итоге привело не только к противоречиям в Ордене, но и к массовым протестам в народе, а затем к войне, в которую оказалась вовлечена и светская власть. Разумеется, гражданская война на территории нашего восточного и, к тому же, густонаселенного соседа не могла не встревожить короля и, поскольку религиозный фанатизм не знает границ, а в наших храмах уже в те времена прочно обосновались как темные, так и светлые боги, было принято решение не вмешиваться в события в Лотэйне. И, в то же время, принять меры, чтобы пожар войны не перекинулся на нашу территорию. Тогда же зародился проект под названием «Палач», в который были вовлечены сильнейшие маги ?лтории и который курировался лично его величeством. Итогом этого проекта стало создание совершенно нового вида духов-служителей, в основу которых легли
последние разработки наших ученых совместно с Орденом жрецов.
        Я мысленно присвистнул.
        А вот про жрецов я не знал. Хотя, наверное, мог бы догадаться, потому что без вмешательства храма вряд ли некросам удалось достичь таких успехов. Манипуляции с человеческой душой - весьма опасное занятие и, скорее, это все же прерогатива жрецов, чем магов. Да и вряд ли Эрнест Первый захотел бы рисковать, провернув такое грандиозное и сомнительное дело втайне от храма.
        - Ожидания аналитиков оправдались, - тем временем продолжил герцог, пока присутствующие просматривали бумаги и осмысляли полученные сведения. - Примерно две с половиной сотни лет назад война в Лотэйне завершилась победой светлой части жреческого Ордена, а следом за потоком беженцев в ?лторию хлынули шпионы, религиозные фанатики и просто безумцы, которым во что бы то ни стало требовалось уничтожить статуи темных богов уже в наших храмах. Некоторым это даже удалось, - спокойно добавил лорд Искадо. - Но как только до короля дошли сведения о вандалах, среди которых обнаружились не только простые смертные, но и маги, были предприняты дополнительные меры безопасности. Благодаря им за несколько последующих лет удалось предупредить восемьсот четырнадцать диверсий в местах массового пребывания верующих, из них почти две сотни были направлены против главного храма страны.
        Я так же мысленно покачал головой.
        А Грем мне об этом не рассказывал. Зато теперь становился понятным масштаб угрозы, пришедшей в Алторию из соседнего Лотэйна. Религиозные фанатики - это серьезная проблема. И настоящая беда, если их гораздо больше, чем население нашей страны, и если к ним примыкают могущественные маги, которых в Лотэйне к тому времени осталось не так уж мало. Наверное, я не ошибусь, если предположу, что в то время спецотдел Управления дворцовой стражи ?лтории… тогда ее еще называли тайной стражей… занимался не только предупреждением диверсий в храмах. Скорeе всего, предшественник лорда Аарона Искадо устроил настоящую облаву на тех, кто пытался внести разброд в умы алторийцев и повторить в нашей стране тот же сценарий, который eдва не уничтожил Лотэйн.
        К счастью для нас, ребята из тайной стражи хорошо сделали свое дело, и волне?ий в Алтории удалось избежать. Однако вскоре Лотэйн развязал полномасштабную войну, и именно к такому повороту событий наша сравнительно небольшая, но пользующаяся полной поддержкой жрецов армия была… ну, если не готова, то уже завершала последние приготовления.
        Вероятно, к тому моменту создание Палачей находилось на завершающей стадии. Мэла, если Уэссеск не соврал, пробудили два с половиной века назад. Скорее всего, в качестве проверки. Затем последовало еще несколько лет плотной работы, и вот, наконец, Палач был готов. Мы не знаем, создали остальных Палачей в то же самое время или же это происходило последовательно. Не знаем точно, как это делали и сколько времени это заняло. Ясно одно - из-за войны некросам пришлось поспешить с окончанием работ над новым духом-служителем. И, быть может, именно поэтому привязка на крови получилась не совсем качественной, и как минимум один Палач после окончания военных действий сумел сорваться.
        Тем не менее после почти двадцатилетнего противостояния с Лотэйном Алтория устояла. А Палачи оказались востребованными не только во время боевых действий, но и после них. Причем как в Лотэйне, где, как намекнул Грем, в те времена загадочно погибло немало высокопоставленных жрецов и чиновников, так и в Алтории, где, в как в любой стране, всегда были диссиденты, ренегаты и просто предатели, которые стремились к наживе даже во время угрозы тотального уничтожения.
        Именно таких людей Палачи по-тихому находили и выкашивали на протяжении всего правления Эрнеста Первого, его сына и даже внука - Эрнеста Второго, сумевшего перед смертью снискать себе прозвище Кровавый. Непонятная смерть младшего герцога Туруйского, исчезновение графа и графини Ортских, проклятие Иршанского замка… думаю, Грем не ошибся, когда рассказывал об этих событиях и их связи с Палачами. Не в привычках власть имущих оставить пылиться прекрасное оружие, если с его помощью можно почистить собственное окружение и свести на нет риск мятежа.
        - Сколько таких сущностей было создано с разрешения и одобрения короля? - хрипло спросил Корн, когда герцог ненадолго прервался, а народ в большинстве своем ознакомился с бумагами и принялся просчитывать ситуацию с учетом новых данных.
        - У меня есть сведения о шести, - спокойно признал его сиятельство, заставив Корна и остальных нервно дернуться. - ?дного лотэйнийские маги и жрецы уничтожили во время войны. Пятеро были поставлены на службу тайной стражи его величества. Но один из этой пятерки после нескольких десятилетий исправной работы без видимых причин дал сбой и попытался убить человека без приказа, после чего его тоже сочли необходимым уничтожить.
        - Когда это случилось? - встрепенулся я.
        - Сто шестнадцать лет назад. Во время процедуры ликвидации серьезно пострадала лаборатория. Многие сотрудники погибли. Но, несмотря на потери, вышедшую из-под контроля сущность все-таки удалось уничтожить. После чего проект признали слишком опасным, и вскоре он был закрыт.
        - Так вот почему Эрнест Второй отдал приказ их уничтожить… А заодно и всех, кто хотя бы теоретически мог оказаться в родстве с создателями этих тварей. Не так ли, милорд?
        -ерцог метнул на меня быстрый взгляд.
        - Вам что-то известно об этом?
        - Только то, что уже на следующий год гвардия короля подчистую вырезала семнадцать сильнейших темных родов Алтории. Но как минимум с одним родом они промахнулись, потому что как минимум один Палач в той резне уцелел.
        Аарон Искадо опасно прищурился.
        - Я читал ваше личное дело. И, признаться, до сих пор испытываю сомнение, что кто-то сумел в одиночку уничтожить сущность, созданную специально для убийства магов и жрецов.
        - Можете посмертно наградить мастера Уорана Нииро, - сухо отозвался я. - На наше общее счастье, он много лет интересовался созданием искусственных сущностей, поэтому знал о них гораздо больше, чем я, и возможно, даже больше, чем вы.
        - Мне кажется, вы себя недооцениваете, Рэйш. Так же, как мы когда-то недооценили вашего учителя, - неожиданно мягко заметил герцог. - Но мы, пожалуй, вернемся к этому вопросу позже. Что же касается Палачей, то до сегодняшнего дня у меня не было повода сомневаться, что ?икто из них не выжил.
        - Что же заставило вас сюда прийти? - не слишком любезно осведомился я.
        - Мои люди побывали в доме мастера Рэя. Отметины, которые вы увидели в его спальне, имеют весьма характерные особенности. И они очень схожи с теми, что оставляет после себя оружие Палача.
        Ну да. Я тоже сразу вспомнил про секиры.
        - Поэтому даже намек на существование в Алтире подобной твари заставляет меня вмешаться в расследование, - тихо закончил его сиятельство, и в кабинете повисла гнетущая тишина.
        - Какова вероятность того, что один из Палачей действительно сумел дожить до нашeго времени? - через какое-то время напряженно поинтересовался Корн.
        Герцог поморщился.
        - Вероятность довольно мала, потому что, по нашим данным, все созданные накануне войны с Лотэйном сущности были уничтожены.
        - Есть ли хоть один шанс, что вам предоставили ложные сведения о количестве этих существ? - без обиняков спросил я. - И есть ли шанс, что ?то-то из Палачей не был уничтожен на самом деле?
        - Нет, Рэйш, - усмехнулся его сиятельство. - Это абсолютно исключено, потому что весь процесс создания был строго задокументирован, и незаметно сотворить ещё одну тварь было бы невозможно. А останки тех, кого мы смогли уничтожить, и по сей день находятся в специальном хранилище в качестве до?азательства того, что приказ короля был исполнен в точности.
        - Вы их что, до сих пор не сожгли?! - почти одновременно воскликнули мы с Корном.
        Его сиятельство покровительственно улыбнулся.
        - Они совершенно безопасны, господа. Вам ни к чему переживать по этому поводу.
        Я посмотрел на него, как на дурака, и очень тихо переспросил:
        - Вы действительно так считаете?
        - Рэйш, вы знаете что-то, что неизвестно мне? - мгновенно напрягся его сиятельство.
        - Не уверен. Но настоятельно посоветовал бы вам собственноручно пересчитать количество пальцев, голов, а также других частей тела у оставшихся в хранилище трупов. И в случае, если хоть какого-то кусочка не хватает, срочно озаботиться составлением завещания.

* * *
        - Это невозможно, - твердо заявил Аарон Искадо, когда я вкратце пояснил причину своего беспокойства. - В наших документах не значится, что Палачи обладали подобными возможностями. Регенерация у них, конечно, была повышенной, но не до такой степени. У вас неверные сведения, Рэйш.
        Я иронично хмыкнул.
        - Конечно. У последнего лорда Уэссеска… вернее, у господина Уэсли Гранта, бок о бок прожившего с одним из Палачей на протяжении нескольких десятилетий… сведения тожe были неверными. По-видимому, он напрасно рассказал мне свою историю, а затем выставил ультиматум и сделал все, чтобы я смог убить вышедшую из-под контроля тварь.
        - ?рант? - едва заметно вздрогнул герцог. - Он так вам представился?!
        - Он сказал, что имеет прямое отношение к этому роду. И утверждал, что долгое время семья Грантов пряталась где-то на юге ?лтории… насколько я помню, в Хоруэлле. По крайней мере, они жили там до того, как туда пришел «мор» в лице до зубов вооруженной королевской гвардии. А что? Вам знакомо это имя?
        - Еще бы, - пробормотал лорд Искадо и нервным движением вытер выступившую на лбу испарину. - Убеус Грант какое-то время работал на нас. И один из Палачей был привязан именно к его роду. Но по нашим данным Грант погиб под обломками вместе с Палачом, когда случился пожар в лаборатории.
        Я желчно усмехнулся.
        - Что-то мне подсказывает, что так называемый «по?ар» исходил из того же источника, что и «мор», поразивший сто пятнадцать лет назад сразу несколько алторийских городов. Но, судя по всему, команда зачистки схалтурила, раз ?рант сумел уцелеть. И я не удивлюсь, если обнаружится, что тайная стража упустила из виду кого-то еще. Кого-то, кто сохранил знания о Палачах и смог бы передать их третьему лицу. ? то и научил интересующегося этой темой мага, как и из чего можно создать подобную тварь. После той бойни, что устроил король, этот человек должен был страстно желать отомстить ему за предательство. И где гарантия, что спустя столько лет один из его потомков не вспомнил об этом и не воспроизвел в лаборатории на Прибрежной улице то самое существо, которого так боялся Эрнест Второй?
        На лице герцога Искадо мелькнуло и пропало странное выражение.
        - Я обязательно проверю эти сведения, ?эйш. Но язвите вы совершенно напрасно. И напрасно пытаетесь сравнивать тайную стражу Эрнеста Второго со службой безопасности ныне здравствующего Ринорка Шестого.
        Я молча отвернулся.
        Может, и так. Может, нынешние «спецы» в гораздо меньшей степени зависят от королевских прихотей, чем те, кто сто лет назад работал на Эрнеста Кровавого. Может, герцог даже не тот, за кого я его принял, и в нашем мире и впрямь остались честные, искренне радеющие за свое дело люди. Но я в любом случае живу вне системы. Мое пребывание в Ордене продлится лишь до тех пор, пока мне это выгодно. А вот у людей вроде Корна и начальника спецотдела дворцовой стражи выбора, по большому счету, нет. Хотя, возможно, я действительно перегнул палку, когда вменил ему в вину чужую ошибку.
        - Давайте ближе к делу, - напряженно произнес шеф, когда в кабинете снова повисло гнетущее молчание. - Милорд, вам известны имена семей, которые также, как Грант, обладали властью над Палачами?
        Его сиятельство не слишком охотно кивнул.
        - Диллосы, Артосы, Карросы, Гранты, Ройсы и Солсбри. Все эти рода были уничтожены во времена правления Эрнеста Второго.
        «То есть, Дейнеши, Айнеро, Карино, Таэро и Саэфи, - перевел про себя я. И, вспомнив первую часть списка, где видел значки в виде топоров и когда-то гадал, что бы это значило, мрачно подумал: - Вот, значит, почему учитель их пометил. По поводу ?ранта он до последнего сомневался, поэтому и пришел лично пообщаться с отцом Уээсеска. ? вот про Ройсов он, похоже, не знал. Хотя, может, вопросительный знак напротив рода Маори означал именно это? Топор Палача?»
        - Милорд, что вы можете предложить в свете новых данных? - снова спросил Корн, когда его сиятельство замолчал.
        - Мои люди поставят по всем адресам специальные магические ловушки. И в реальном мире, и на темной стороне. Поставят так, чтобы до поры до времени они оставались неактивными и не привлекли к себе внимания ни Палача, ни его хозяина. Принцип действия объяснять не буду - это одна из наших разработок. Скажу только, что он весьма схож с теми, что используются в ловушках для демонов. За тем исключением, что нам необходимо не просто выловить Палача… если это действительно он, конечно… нo и нарушить ход ритуала, чтобы убийца или убийцы не сумeли его закончить.
        - Чем это грозит моим людям?
        - Ничем. Но я настоятельно прошу их воздержаться от появления в отмеченных на вашей карте зданиях этой ночью.
        - Хорошо. А для мирных граждан? - нахмурился Корн.
        - Жителей соседних домов желательно эвакуировать. Мои люди как раз этим занимаются.
        - Но это может спугнуть убийцу, - впервые подал голос Йен. - Мы уже убедились, что он отслеживает перемещение жертв. Скорее всего, суета среди соседей его насторо?ит.
        - Да. Но раз для ритуала важны временные рамки, то отложить очередное убийство он не сможет. И если ему так нужен один из помеченных домов, то убийца все равно там появится. Насколько я знаю, ему важно как местоположение зданий, так и их внутренняя структура. Расположение стен, наличие защиты… вряд ли у него на примете есть другие здания, с такой же тщательностью подготовленные к ритуалу. А значит, он все равно придет. И с жертвами, и с помощником.
        Корн встрепенулся.
        - Если ловушка сработает, и ход ритуала нарушится, выброс энергии может ударить и по магам.
        - Да, - согласился Аарон Искадо. - Но у моих людей хорошая защита. ?ни в любом случае не пострадают.
        - А люди, предназначенные для жертвоприношения? - мрачно осведомился Йен.
        Герцог спокойно ответил:
        - У них шансов практически нет. Даже в том случае, если мы сумеем опередить убийцу и убьем Палача до того, как он отрубит им головы. Но это оправданный риск. И совсем не напрасные жертвы. Даже если у нас не получится спасти магов, велика вероятность, что мы сумеем предотвратить другие убийства. И ради такой возможности, я считаю, можно рискнуть.
        На моих губах появилась невеселая усмешка.
        Ну конечно. Две невинные жизни в обмен на поимку опасного преступника и крайне любопытную сущность, которую было бы заманчиво заполучить для исследований… Разумеется, милорда герцога я прекрасно понимал, потому что на его месте поступил бы так же. Ну а если бы мне довелось оказаться на месте жертвы… да, я бы без раздумий согласился стать разменной монетой. Хотя бы ради того, чтобы после меня больше никто не оказался на жертвенном столе.
        - Хорошо, действуйте, - согласился с доводами герцога Корн и устало откинулся на спинку кресла. - Мои люди не будут мешать. И в дома после полуночи никто из них не сунется, даже если внутри начнется локальный конец света. Илдж, Норриди, Эрроуз…
        Когда Корн закончил отдавать распоряжения, начальники участков вышли в коридор, доставая из карманов переговорники. Следом за ними ушел и его сиятельство, прямо на ходу связавшись с кем-то по амулету и короткими рублеными фразами скорректировав действия своих людей с учетом того, что только что прозвучало на совете. До полуночи времени оставалось достаточно, чтобы все согласовать и обеспечить выполнение операции совместными силами городской стражи, ГУССа и спецов из Управления дворцовой стражи. Насчет ловушек я тоже догадывался, что это будет. Поэтому, когда Хокк ?аклонилась и шепотом поинтересовалась, почему мы так легко уступили его сиятельству и приняли его план, хотя однажды уже обожглись с облавой, я так же тихо ответил:
        - Есть такая штука как прямой приказ короля. Вчера его получил наш шеф, сегодня не повезло милорду герцогу. Что из этого получится, никто, разумеется, не знает, но все надеются на лучшее.
        Лора странно на меня покосилась.
        - И ты так спокойно об этом говоришь?
        - А что еще предлагаешь делать?
        Хокк с досадой выпрямилась и вопросительно уставилась на шефа. Но тот, к ее удивлению, лишь устало кивнул.
        - Он прав. Нам остается только ждать. И тешить себя надеждой, что с помощью герцога мы сумеем выловить этого сукиного сына. Даже если ценой за поимку станут жизни наших с тобой друзей и коллег.
        Глава 10
        Наверное, это была первая ночь за последнюю неделю, когда нервничали абсолютно все. Напряжение, сгустившееся в воздухе к середине ночи, было таким, что вскоре в помещении стало сложно находиться. В какой-то момент даже Корн не сумел сохранить привычное хладнокровие и принялся мерить шагами свой кабинет. Йен вообще сидел как на иголках. Илдж предпочел прогуливаться по коридору - за неплотно закрытой дверью я то и дело слышал его шаги. Вперивший задумчивый взгляд в карту Рош нервно теребил полы своей длинной мантии. Эрроуз просто смотрел в окно. Хокк тщетно пыталась выглядеть отстраненной. Но я ее прекрасно понимал - срываться куда-то не имело никакого смысла. Здание ГУССа располагалось почти в центре города - так, что добраться до любого из семи потенциальных мест преступлений можно за примерно одинаковое время. До того, как от патрулей придет тревожный сигнал, бегать от дома к дому бесполезно. К тому же, операцией руководили люди герцога, и помочь им мы при всeм желании не могли.
        Примерно раз в четверть свечи переговорники начальников издавали мелодичную трель, и, поскольку Корн велел включить громкую связь, оттуда доносились приглушенные голоса.
        - На Линейной чисто…
        - Сенная - чисто…
        - Звенящая и Золотая - чисто…
        - Сорок вторая - чисто…
        Услышав голоса дежурных магов, мы всякий раз напряженно замирали, но потом ненадолго расслаблялись и продолжали ждать.
        Через три четверти свечи после полуночи напряжение в комнате достигло апогея.
        Половина первого - то самое время, когда мы обычно получали сигнал или из Ордена, или от патрулей. Но на этот раз убийца запаздывал. Возможно, потому, что испорченный в подвалах пол больше не пропускал Палача. Или же, обнаружив в одном из домов команду боевых магов, наш противник все-таки решил не рисковать.
        - У нас что-то не так, - вдруг проскрипел в коридоре амулет Илджа, заставив ?ас напряженно переглянуться. Потом раздалось еще несколько неразборчивых слов. Наступило мгновение тишины. А еще через миг в дверях нарисовался сам Илдж и, стиснув в ладони переговорник, тревожно сообщил:
        - Шеф, на восточном участке проблема!
        - Адрес! - приподнялся в кресле Корн.
        - Золотая, один. Вокруг дома все тихо. Мои люди в порядке. Темная сторона спокойна. Магический фон по-прежнему в норме. Но люди герцога не вышли на связь! Их связной, оставшийся у нас в патруле, сейчас отчитывается его сиятельству, но в дом я никого не пустил.
        У Корна на скулах загуляли желваки, а еще через четверть свечи сразу четыре экипажа остановились перед злополучным домом в Оранжевом квартале.
        Милорд герцог прибыл одновременно с нами вместе с боевой пятеркой из двух темных и троицы светлых магов. Судя по аурам последних, магами они были хорошими - на темной стороне воздух вокруг них буквально пылал. И если ауру они ещё пытались закрыть специальными амулетами, то спрятанных под одеждой артефактов было столько, что никакая защита не смогла бы укрыть их полностью.
        Рассыпавшись по улице, эта пятерка быстро и умело обошла дом. При этом мои коллеги тут же ушли на темную сторону. Один рванул к черному ходу. Второй остался возле главного. Одновременно с этим двое светлых накрыли особняк каким-то умопомрачительно сложным заклинанием, а темные повторили его структуру во Тьме. Быстро, уверенно и явно не в первый раз.
        Проигнорировав приказ герцога не вмешиваться, я тоже нырнул на темную сторону, чтобы получше присмотреться к защите. Но внутрь, разумеется, не полез - в данный момент имело смысл проявить терпение. К тому же отсюда, из Тьмы, я мог беспрепятственно наблюдать за тем, как быстро и грамотно маги герцога заходят в дом и сноровисто обыскивают одно помещение за другим. Более того, даже сумел заметить отблески ауры светлых в подвале, чему несказанно удивился. А потом присмотрелся к чердаку и, уловив там отчетливые признаки присутствия коллег, поспешил вернуться в реальный мир.
        - Корн, это обманка! Убийцы здесь нет.
        Шеф настороженно обернулся, но прежде чем он успел открыть рот, у стоящего неподалеку герцога Искадо тренькнул переговорный амулет, а ещё через миг его лицо жут?овато изменилось.
        - Почему ты так решил? - тихонько спросила из-за спины Хокк, которая, как и все мы, была вынуждена ждать на улице, пока люди герцога обыскивали здание.
        Я так же тихо ответил:
        - Защита не работает. Это значит, что ритуал не проводился.
        - Но люди герцога все равно не вышли ?а связь? - поинтересовался стоящий рядом Норриди.
        - Вот именно.
        - Плохой признак, - едва слышно уронила магичка, прикладывая к глазам визуализатор. И я не мог с ней не согласиться.
        - Пойду пообщаюсь с герцогом, - решительно бросил Корн и двинулся к замершему возле экипажа милорду. Мы с ?окк и Норриди проследили за шефом с одинаковым внима?ием. Какое-то время терпеливо ждали, пока начальники о чем-то беседовали. Потом заметили, что Корн тоже помрачнел. ? затем он обернулся, отыскал нас взглядом и, бросив в переговорник несколько фраз, махнул рукой.
        - Хокк, Рэйш, вы идете сo мной, - без обиняков приказал он, когда мы подошли вместе с начальниками остальных участков. - Илдж, Норриди, Эрроуз, ?ош… велите дежурным магам в срочном порядке обыскать оставшиеся шесть особняков. С высокой долей вероятности в одном из них произошло убийство.
        Йен настороженно покосился в сторону дома напротив.
        - То есть, это действительно обманка?
        - Не обманка, - зло отозвался Корн. - Все, выполняйте. Инструкции по работе в подвалах и чердаках остаются в силе. Мы подъедем как только освободимся.
        Начальник участков переглянулись и послушно отошли к экипажам, а мы с Корном и милордом герцогом направились к злополучному дому под номером один.
        Когда мы поднялись на крыльцо, изнутри вышел один из светлых магов и, придержав дверь, впустил нас внутрь. Выглядел он встревоженным, я бы даже сказал - подавленным. А на вопрос герцога «где», молча указал на одну из дверей первого этажа и посторонился, позволяя нам пройти.
        Комната оказалась гостиной, и на первый взгляд ничего особенного в ней не было, кроме двух светлых магов в визуализаторах, буравящих тяжелыми взглядами дальнюю стену. В реальном мире - стена как стена. Два старинных гобелена, большое кожаное кресло в углу… ничего необычного. Наполовину разбитое, лежащее на боку напольное зеркало не в счет. Но стоило только взглянуть на темную сторону, как у меня волосы на голове зашевелились.
        Почти весь угол в этой комнате занимало… нечто. Абсолютно непонятная конструкция из грубо перекрученных силовых потоков, запаянных прямо в ней облаками Тьмы и незнакомыми заклинаниями, превративших это сооружение в подобие огромного купола, нижний край которого упирался в пол и, кажется, пробивал его насквозь. Рядом с конструкцией нашлись и оба мастера Смерти, которых привел с собой герцог. Когда мы вошли, один из них медленно обходил непонятное сооружение по кругу, а второй, присев на корточки, пытался прощупать его заклинанием.
        Поскольку напрямую работать с Тьмой он не умел, тo делал это по старинке - с помощью знаков и стандартных заклятий, которые отскакивали от купола, как мячики. После каждого прикосновения купол вспыхивал черно-красными искрами, за которыми очень внимательно следил напарник темного и старался держаться так, чтобы случайно не коснуться ни одной.
        - Что это такое? - растерянно пробормотала Хокк, вовремя сообразив надеть визуализатор.
        - Без понятия, - процедил ?арон Искадо и сделал знак темным отойти. Те беспрекословно повиновались, маг Смерти перешел в реальный мир, и купол на какое-то время затих. - Господа, я хочу услышать oт вас объяснение, что именно здесь произошло.
        Один из темных вытер рукавом выступивший на лице иней, а второй криво усмехнулся.
        - Боюсь, нас переиграли, милорд. Это - пустышка. Тварь, о которой вы говорили, не появлялась - ловушки на чердаке и в подвале пусты.
        - А наши маги?
        - Судя по всему, они здесь, - ответил тот же незнакомый мастер Смерти и указал на угол, который накрыла плотная пелена Тьмы.
        -ерцог сжал челюсти.
        - Почему вы так уверены, что они мертвы? Вестники в ?рден пока не прилетали.
        - Так точно, милорд, - внезапно подал голос один из светлых. - Взгляните сами.
        С рук мага сорвалось ещё одно неизвестное мне плетение, и подозрительный угол внезапно расцвел золотисто-рыжими исками. Нет, в реальном мире купол, разумеется, не проступил. И замаскированных тел в углу тоже не появилось. Зато вместо них в воздухе соткалось некое подобие наброшенной на комнату сетки, в которой смутно угадывалась структура, которую я видел на темной стороне. А под ней, словно птицы в клетке, неистово метались пять вестников, при виде которых даже Корн побледнел, а его сиятельство недоверчиво выдохнул:
        - Как это могло произойти?!
        Светлый убрал заклинание, и в углу снова стало тихо и темно.
        - Не знаю, милорд. М?е незнакомо использованное плетение.
        - Я тоже не в курсе, что это за дрянь, - буркнул один из темных. Тот, кто перед нашим приходом пытался прощупать стену купола. - Я даже не знаю, как ЭТО можно было заставить работать. Абсолютно нежизнеспособная структура. Здесь же все линии перекручены. Вместо узловых точек какая-то белиберда. Так что я, если честно, понять не могу, как ее разрушить.
        Я медленно погрузился во Тьму и взглянул на структуру купола через две линзы.
        Понятно, почему коллега не понял, что это такое. По-видимому, создатель купола умел не только работать с Тьмой напрямую, но и не боялся сочетать классические приемы магии с теми фокусами, на которые способен лишь очень искусный маг. Вроде мастера Этора, например. Или мастера Нииро. Я с первого взгляда даже не смог определить, где находится основа… базовый узел… у этого перевернутого заклинания. Но не найдя его в самом куполе, все же сообразил, что искать следует внизу, ПОД ним, и под недоумевающими взглядами коллег спустился в подвал. Уже там наглядно убедился, что на потолке находятся дополнительные элементы этой странной структуры. Вычислил тот, что являлся наиболее уязвимым. Разбил его самым обычным Прахом. Удовлетворенно кивнул, когда заклятие прямо на глазах начало разрушаться. И, не дожидаясь, когда оно развалится полностью, снова поднялся наверх.
        В комнату я вернулся в тот самый миг, когда казавшийся непроницаемым купол окончательно потерял стабильность и медленно, крайне неохотно осыпался на пол неопрятными клочьями. Заключенная между силовыми путами Тьма с тихим шорохом испарилась. Сами путы распались на тысячи невесомых осколков. Вырвавшиеся на свободу вестники, торжествующе сверкнув, отправились в Орден. После чего уцелевшая конструкция медленно завалилась на бок, и я, наконец, смог увидеть то, что она под собой скрывала. И с тяжелым сердцем оглядел посаже?ных в круг пятерых мертвецов.
        Я никогда не знал этих людей. Ни с кем из их прежде не сталкивался. Но легче от этого не становилось.
        Пятеро хороших парнeй… пятеро отличных спецов, которые этой ночью допустили непростительную ошибку. А теперь они сидели на темной стороне в луже собственной крови. Держали на руках свои отрубленные головы. Мертво смотрели на нас заиндевевшими глазами. И в этом чувствовалось какое-то изощренное издевательство со стороны убийцы, будто он демонстративно нам сообщал: не лезьте, иначе с вами произойдет то же самое.
        Спустя несколько мгновений в кармане Корна снова ожил переговорный амулет.
        - Шеф, - донесся до нас напряженный голос Грегори Илджа. - Вы были правы: мы нашли еще трупы. Улица Звенящая, четыре. Приезжайте. И милорда герцога с собой возьмите - у меня для него плохие новости.

* * *
        Уже сидя в кэбе, я прикрыл глаза и попытался разложить по полочкам то, что сегодня узнал.
        Итак, убийца… говоря о нем в единственном числе, я, естественно, имею в виду организатора, а не исполнителей… так вот, убийца прекрасно знал, что за намеченными домами следят. Но, как и предсказывал герцог, отказаться от проведения обряда его это не заставило. Более того, он нашел способ отвлечь наше внимание. И, пока сыскари занимались трупами на Золотой, буквально через улицу произошло ещё одно убийство, которое и наши патрульные, и маги Корна, и даже спецы герцога бесславно проморгали.
        Впрочем, насчет последних я мог и ошибаться. Деталей Илдж по переговорнику не сообщил, но думаю, его сиятельство не зря садился в экипаж с таким окаменевшим лицом: сегодня ночью он потерял не одну, а сразу две боевых пятерки. И его вряд ли порадовало такое положение дел.
        Что же касается убийства на Золотой, то на этот раз кое-какие следы на месте преступления убийца все-таки оставил. В частности, я без труда проделал тот путь, который совершили маги, когда устраивали засаду. Проследовал за каждым из них по комнатам, включая подвал и чердак. Внимательно изучил оставленные там ловушки и был вынужден признать, что свое дело эти люди знали - ловушки оказались устроены так, что, пока в нее не вляпаешься, даже не поймешь, что близок к провалу. Линии заклинаний были искусно замаскированы. Вплетенные в них знаки неактивны, а целая сеть маскирующих заклятий должна была сделать магов абсолютно незаметными постороннему взору.
        Если бы не умение видеть Тьму через Тьму, я бы вряд ли нашел, в каких местах эти парни устроили засаду. Да только вот беда - похоже, не я один владел этим полезным умением, потому что обе ловушки действительно оказались пусты. Более того, ни одна из линий не была ни смещена, ни повре?дена. Кто бы ни явился по души магов, он прекрасно их видел, сумел обойти сигнальные заклинания. После чего быстро убил ребят одного за другим и уже потом организовал в гостиной тот у?асающий «натюрморт».
        Присмотревшись к местам, где устроились те парни, я пришел к выводу, что никто из них не ожидал нападения. Признаков борьбы не было, а значит, расправа оказалась мгновенной. Более того, лужи крови в месте убийства магов я нашел лишь на темной стороне. И это значило, что неведомый гость не просто пришел из Тьмы - он еще и сумел утащить туда светлых. Всех троих. И уже там, где они стали совершенно беспомощными, одним махом снес им головы.
        С темными произошла такая же история за тем исключением, что на темную сторону они перешли сами. Обосновавшись на третьем этаже неподалеку от лестницы, они даже не успели среагировать на появление опасного гостя. Всего один замах, и на стены брызнула кровавая юшка. После чего тела оттащили на первый этаж, усадили в кружок, всучили им в руки отрубленные головы и прикрыли самым необычным заклятием, которое я когда-либо видел.
        С заклятием мы, кстати, уже разобрались - как оказалось, его источником служил один любопытный артефакт, который лежал под одним из трупов. Спецы герцога сразу сказали, что вещица старая, можно даже сказать древняя, и раньше такими частенько пользовались некросы, чтобы оградить кладбища во время поднятия нежити.
        Герцог, услышав об этом, тут же велел отправить артефакт в лабораторию. Чуть раньше Корн поручил Хокк заснять его на кристалл памяти и покопаться в архиве на предмет того, не всплывали ли подобные артефакты в других делах. Я же сделал зарубку в памяти - порыться в бумагах учителя и мастера Нииро. Но почти не сомневался, что вампирские монетки, украденные магические перстни и такие вот древние вещицы - одного поля ягодки. И следы от них тянутся к одному и тому же источнику, в поисках которого мы безуспешно бились целую неделю.
        Что ещё меня насторожило, так это то, что отпечатков убийцы в доме по-прежнему обнаружить не удалось. Да, полосы от тел, которые без особых церемоний волокли по коридору, остались, а вот следов чужих ног не нашлось. Правда, волокли магов довольно странно - зигзагами, будто исполнитель был слегка пьян. А местами следы и вовсе прерывались, словно убийца зачем-то приподнимал тела и какое-то время нес на руках.
        Подобные странности я отметил на всех пяти дорожках, оставленных в коридоре убийцей. Однако ни отпечатков сапог, ни отметин на сте?ах и ничего другого, что указывало бы на личность «носильщика», обнаружить не удалось. Вообще ничего, кроме неловко разбитого зеркала в гостиной, присутствие которого наряду с мастерски отрубленными головами делало версию о Палаче все более правдоподобной.
        Кстати, зеркалу герцог и его маги уделили повышенное внимание и, тщательно упаковав осколки, также отправили в лабораторию. Корну такая самодеятельность, естественно, не понравилась, но приказ короля заставил его смолчать и позволить магам его сиятельства самостоятельно закончить осмотр места преступления в обмен на то, что копии отчетов в самое ближайшее время окажутся у него на столе.
        Пока мы ехали на Звенящую, он, естественно, успел поинтересоваться, каким образом я снял защитное заклинание, принцип работы которого остался непонятен даже ему. Я честно ответил, что впервые столкнулся с такой структурой, нo исходил из того, что базовый узел все равно должен был найтись, как и в любом другом заклинании. То, что он остался внизу, а не сидел в основной структуре, было ясно уже из того, что часть купола уходила в подвал и оставалась недоступной обычному взору. И раз уж специалист герцога не нащупал нужное место наверху, то искать его следовало в другом месте. Что, собственно, я и сделал.
        Для более детальных расспросов времени у шефа не нашлось - улица Звенящая находилась буквально в двух шагах от Золотой. Поэтому кэб в скором времени остановился. Корн вместе с его сиятельством устремились к дому номер четыре, но оба бросили на меня такие выразительные взгляды, что стало ясно - от обстоятельного допроса увиль?уть не удастся. А значит, следовало уж сейчас подумать, как пережить этот непростой разговор.
        Впрочем, в последующие две свечи времени на это у меня не осталось. Осмотр дома, осмотр «колодца» на чердаке, осмотр окрестностей и прочие неприятные вещи съели почти все мое внимание. Ни Тори, ни Триш на этот раз с нами не было, поскольку они остались караулить особняк на Линейной - последний дом из списка, который остался на территории западного участка. В итоге, на Звенящей мне помогала только Хокк, и нам вдвоем пришлось заниматься телом пока ещё неизвестной светлой леди, а затем оформлять все положенные по такому случаю бумаги.
        Наблюдатели Илджа, которые обнаружили тела, вели себя тише воды ниже травы и старались лишний раз на глаза начальству не показываться. На чердак их тоже не пустили - Корн распорядился на этот счет отдельно. Да и в подвале для них не осталось места, потому что там шеф предпочел работать в одиночку. Однако напрасно впавшие в уныние парни ожидали разноса - Илджу было не дo них. Как и Корну, впрочем. Да и о чем говорить, если даже его сиятельство никого не винил. Что спрашивать с патрульных и с дежурных магов, если его собственные бойцы не сумели не только противостоять, но и просто заметить опасность?
        Да, мы уже нашли их замороженные и обезглавленные трупы. ?ставленные на темной стороне, в гостиной, в таких же позах, как и в особняке на Золотой. Я, правда, долго не мог до них добраться, поэтому львиную долю работы спецы его сиятельства проделали сами. Но когда я все-таки закончил работать на чердаке, и мы с Хокк спустились на первый этаж, чтобы узнать подробности, то оказалось, что на этот раз кое-что изменилось.
        Во-первых, магия переходов изрядно подпортила структуру купола, поэтому при первом же использовании диагностического заклинания он просто-напросто развалился, выпустив на свободу томившихся внутри вестников смерти. ? во-вторых, в доме на Звенящей их оказалось всего четыре: тело одного из темных - мастера Смерти по имени Алекс Дуорн - мы так и не нашли. И поскольку в ?рден последний вестник не прилетел, сам собой напрашивался вывод: убийца оставил мага в живых. А значит, всего через сутки на ритуальном столе появится очередная пара жертв. Только, в отличие от прошлых убийств, личность одной из них нам будет известна заранее.
        Глава 11
        Завтракали мы с Хокк в этот день довольно поздно. Пока народ не управился с телами, Корн никого с места преступления не отпустил. Даже люди герцога были вынуждены впахивать вместе с остальными. И лишь когда трупы наконец увезли, и с самой важной работой было покончено, мы с ?окк, которой этой ночью дважды пришлось сменить амулет-накопитель, все-таки вернулись домой.
        Говорить было особенно не о чем - неудача на Звенящей и предшествующая ей катастрофа на Золотой не располагали к светской беседе, а все вопросы по делу мы успели обсудить на месте. Поэтому, молча позавтракав, я отправился спать в схрон, тогда как Хокк… Фол ее знает, чем в это время занималась. Но когда спустя полторы свечи я вышел из кабинета, в доме ее уже не было.
        - Миледи просила передать, что очередное совещание у Нельсона Корна состоится сегодня в восемь вечера, - доложил Нортидж, материализовавшись в гостиной в тот самый момент, когда я уже собрался его вызвать.
        Я недоверчиво покосился на дворецкого.
        - Неужели послеобеденного разбора полета не будет?
        - Из разговора леди с господином Корном по переговорному амулету я понял именно так.
        - Очень хорошо. В таком случае я бы ещё немного перекусил. И до завтрашнего обеда меня можно не ждать. В отношении леди распоряжения остаются прежними. ?мулеты-накопители для нее доставлять на прежний адрес.
        - Все сделаю, мастер Рэйш, - поклонился призрак и бесшумно исчез, но вскоре снова вернулся и доложил: - Стол будет накрыт через четверть свечи.
        Пока Марта гремела на кухне кастрюлями и сковородками, я посмотрел свежую прессу и порылся в бумагах учителя, впервые пожалев, что не успел перетащить сюда всю его библиотеку. После чего плотно перекусил. Затем заскочил в архив и, разыскав Рона, велел ему срочно поднять все дела за последние несколько десятилетий, где фигурировали безголовые призраки. Озадачив таким образом архивариуса, пообещал вскоре вернуться и, оставив его заниматься выборкой, отправился в первохрам, где меня, как обычно, ждал ?л и незаконченная статуя Рейса.
        К моей немалой досаде, воинственный бог и сегодня не пожелал сдавать позиции, поэтому работа над его каменным воплощением продвигалась ещё медленнее и тяжелее, чем накануне. Всего за свечу привычной работы я совершенно вымотался и устал до гудящих ног, хотя утром успел и выспаться, и поесть, и даже опустошить пару накопителей из числа тех, что Нортидж приберегал для моей напарницы.
        - Ну и чего тебе не хватает? - устало выдохнул я, с трудом закончив второй на сегодня ряд и с тоской посмотрев на оставшуюся гору осколков. - Третий день над тобой бьемся, но даже перчатка уже не спасает. Ты слишком велик. И с каждым днем становишься все тяжелее.
        Выползший из-под камней Ал согласно булькнул и растекся у моих ног безвольной лужицей.
        «Дальше будет еще сложнее», - «обрадовал» он меня. - «Чем ближе к завершению, тем больше камни должны насытиться».
        - Чем насытиться? Мной? - мрачно осведомился я, сидя посреди серебристой лужи.
        «И мной. Чтобы вместилище стало полноценным, его приходится постоянно подпитывать».
        - Почему же тогда с Ирейей и Малайей было не так? Да и с ?олом у нас особых затруднений не встречалось?
        «Потому что они были первыми. А сейчас ты устал», - невесело улыбнулся алтарь. - «Да и я не успеваю восстановиться».
        - Может, тогда прервемся? - предложил я после недолгой паузы.
        Ал с сожалением покачал головой.
        «Пока статуи не собраны до конца, они потихоньку вытягивают из нас силы. Каждая незаконченная статуя - это дополнительная нагрузка, поэтому чем дальше, тем быстрее мы будем уставать. Пока я с этим справляюсь, но скоро и мне станет тяжело. К тому же, нас всего двое, хотя эта работа рассчитана на десятерых. Не хочешь, кстати, привлечь к этому второго жнеца?»
        Я нахмурился.
        - Этого ты мне раньше не говорил…
        «Я сам не так давно об этом вспомнил. Но сейчас нам пригодится любая помощь».
        - Роберт слишком мал, - возразил я. - И его резервы совсем не развиты для такой нагрузки. К тому же, есть вероятность, что здесь он попросту не выживет. А если и выживет, то перегорит.
        «Может, у тебя есть еще кто-нибудь на примете?»
        - Шутишь? - чуть не фыркнул я. Или ты видел здесь еще кого-то, кроме меня и Мэла… ох, Мэл!
        Я очень кстати вспомнил о названном брате и ненадолго задумался.
        Интересно, а можно ли использовать искусственную сущность для работы над статуями? Тьмы в нем теперь достаточно. Сил и выносливости на десятерых хватит. Да, он не человек, но когда-то все-таки был магом. А если дело заключается в отсутствии благословения, то… демон меня задери… неужто Фол откажет нам в такой малости ради собственного благополучия и скорейшего восстановления первохрама?! Неужто не расщедрится и не подарит моему брату по духу толику божественных сил, чтобы закончить, наконец, архиважное и архинужное лично ему дело почти тысячелетней давности?!
        Пожалуй, надо будет его сегодня же об этом спросить. Но прежде - обсудить такую возможность с Мэлом.
        - Арт, ты меня звал? - как по команде, раздалось от входа.
        Мы с Алом одновременно обернулись и с одинаковым недоумением воззрились на спустившегося с лестницы Палача, который всю прошедшую ночь исправно следил за здоровьем Роберта Искадо. За эти сутки, как мне показалось, он еще немного подрос. И хоть ненамного, но все же раздался в плечах, в груди и даже в той части, что досталась ему от паука. Его лапы вытянулись. Макушкой он теперь почти доставал мне дo подбородка. А зеркальную броню сбросил таким привычным и, в то же время, уверенным движением, что мы с Алом выразительно переглянулись.
        «Предлагаешь попробовать с ним?» - тут же соткалось на полу задумчивое.
        - Почему нет? - пробормотал я, изучающе глядя на брата. Тот, ненавязчиво коснувшись поводка, на пару томительно долгих мгновений озадаченно замер. Затем помолчал. Что-то прикинул в уме и, наконец, кивнул:
        - Я согласен.
        К вопросу использования Мэла в строительных работах мы подошли со всей ответственностью. Сперва я, как полагается, его на?ормил. С незаконченной статуей Фола, так сказать, поговорил. Не получив ответа, посчитал, что молчание - знак согласия, и темный бог… по крайней мере, явно… не возражает против такого положения дел. Затем, похимичив с Тьмой, набросил на бывшего Палача темный доспех, поверх которого ?л заботливо надел уже свой, зеркальный. Голову служителя надежно закрыл глухой шлем с двойным забралом. А на нижнюю пару рук мы с Алом выточили из куска стены такие же каменные перчатки, как у меня, чтобы в случае чего Мэлу не оторвало конечности.
        - Если для тебя это так же важно, как и для нас, то именем ?ола прошу тебя: не мешай, - с чувством сказал я, обратившись к незаконченной статуе ?ейса. Каменные коленки, на которые у нас с Алом за эти три дня все же хватило сил, ничем не показали, что услышали просьбу. Однако, когда Мэл попытался коснулся ближайшего осколка, оттуда шарахнуло молнией с такой силой, что по всему залу пронесся недовольный гул.
        - Да что ж ты такой несговорчивый, а?! Мы не на войне, в самом деле! - в сердцах чуть не сплюнул я, когда Мэл выронил осколок и задумчиво уставился на оплавившуюся перчатку. - Все темные как темные, эгоистично рвутся обрести полноценное вместилище, а ты даже крохотную уступку сделать не желаешь! Ал, предлагаю на этом закончить с Рейсом и оставить его на закуску.
        «Подожди», - неожиданно не согласился алтарь. И, выбрав среди осколков самый, на его взгляд, маленький и легкий, протянул его мне. - «Попробуй передать так, как мы с тобой делали раньше».
        - Из рук в руки?
        «Да».
        Я, поколебавшись, забрал камень и, скрипнув зубами (все-таки тяжелый, зараза!), протянул Мэлу. Тот осторожно обхватил мои ладони своими. Немного подождал. А когда убедился, что через мои руки в него больше не кидают молниями, взглядом указал на черный постамент.
        Держась друг за друга, как два утопающих за спасительное бревно, мы совместными усилиями дотащили осколок и ненадолго замешкались, не сразу сообразив, каким образом его уложить на нужное место. Коленки - коленками, но верхний ряд уже успел добраться мне до груди, так что просто взять и кинуть туда камень представлялось довольно проблематичным делом. Мэл, правда, вскоре нашел выход - забравшись в нишу за постаментом, он, как самый настоящий паук, ловко вскарабкался наверх, впиваясь когтями в неподатливую стену. Уже оттуда протянул закрытые перчатками руки. Бережно принял от меня тяжеленный камень. И одним движением с?инул его на статую, успев сделать это до того, как из осколка выстрелила очередная молния.
        Убедившись, что никто не пострадал, я смерил изучающим взглядом зависшего над постаментом «паука», но в нишу Мэл вписался практически идеально. Ее глубины как раз хватило, чтобы там разместилось его немаленькое тело, а ширина оказалась именно такой, чтобы длинные, умеющие ловко пружинить лапы удобно уперлись в стены и спокойно удерживали бывшего Палача на весу, тем самым превращая его в ту самую систему рычагов, о которой я размышлял далеко не первый день.
        Я тогда, правда, не думал, что эту роль может выполнять живая сила. Но в самом деле - почему нет? Особенно, если Мэл сумеет взять на себя немаленький вес осколков?
        «Очень удачная позиция», - подтвердил мои выводы Ал, с любопытством взглянув на висящего вниз головой Палача.
        - Попробуем ещё раз? - предложил я, мысленно прикидывая, как лучше использовать неожиданного помощника.
        Служитель с алтарем быстро переглянулись. Затем мы коротко обсудили варианты, в результате чего поверх каменных перчаток на руках Мэла появился дополнительный слой зеркальной брони. После этого мы все вместе забросили наверх еще один камень, заполучив в ответ от бога новую молнию, только на этот раз - без неприятных последствий. Потом попробовали второй, третий, четвертый раз, постепенно доводя толщину брони до необходимого уровня. А, как только стало ясно, что Мэл не только не страдает от молний, но и совершенно спокойно переносит нагрузку, которая нам с ?лом казалась неподъемной, алтарь заметно повеселел и в следующий раз подтянул к постаменту камешек побольше…

* * *
        - Все в порядке, мастер Рэйш? - спросил Роберт, когда тем же вечером я появился в его маленькой спальне. - Вы выглядите усталым.
        Я только отмахнулся.
        - Насыщенный день. Но на то, чтобы дать тебе еще один урок, моих сил вполне хватит.
        - Арт, в доме был посторонний, - сообщил Мэл, как только мы с мальчиком оказались на темной стороне. На этот раз зеркальную броню брат с себя не снял, поэтому его появление стало для Роберта неожиданностью. Вон как вздрогнул и зашарил глазами по темноте. Но для линз время пока не пришло. Приучать ученика к настоящей Тьме следовало постепенно, поэтому я сделал вид, что не заметил его реакции. - Следов нет, но запах чужой магии остался.
        Роберт, когда я на него вопросительно посмотрел, перестал озираться и смущенно кивнул.
        - Этим утром к нам снова приходил мастер Лорш. Сказал, что отец просил его проверить защиту в доме.
        - Он что-нибудь нашел? - осведомился я, мельком оглядев комнату, но не найдя в своих заклинаниях признаков чужого вмешательства.
        - Нет, мастер Рэйш. Он просто заглянул в комнаты, осмотрел все и ушел, так ни о чем меня и не спросив. На темную сторону больше не предложил прогуляться. Но я слышал, как он беседовал внизу с матушкой. ?ни говорили о новом деле, которым занимается отец. Это правда, что в Алтире начали похищать светлых магов, мастер ?эйш?
        - Правда, - спокойно подтвердил я. - Причем не только светлых, но и темных. Именно по этой причине мы с тобой сейчас отправимся на кладбище, и ты начнешь в срочном порядке осваивать боевые и защитные заклинания. Мэл, проверь дом. Сюрпризы по возвращении нам не нужны.
        Бывший Палач, успев подсмотреть мои мысли, понятливо угукнул и испарился, а я взял ученика за руку и одним прыжком перебросил на плато близ знакомой деревеньки. Пора было приобщать мальчишку к настоящему делу. Второго подходящего для экспериментов валуна там, правда, не нашлось, поэтому в качестве практического пособия пришлось вспомнить уроки мастера Этора и на скорую руку поднять парочку дряхлых зомби, чтобы мальчишке было на ?ом тренироваться.
        При виде выбравшихся из могил мертвецов Роберт сперва опешил, затем озадачился и, наконец, одарил меня задумчивым до крайности взором. Еще бы. Ведь теорией с ним по - прежнему занималась дотошная и скрупулезная Хокк, а информация о различиях между некросами и магами Смерти давалась ученикам в первую очередь. Тем не менее, напрашивающихся вопросов мальчик так и не задал. Зато изъявил рьяное желание научиться всему, что я мог ему показать. А структуру атакующих заклинаний вообще запомнил с лету. Мне даже повторять ничего не пришлось, потому что он с первого раза и без единой ошибки воспроизвел все до единого боевые знаки. Причем настолько уверенно, словно полжизни только тем и занимался, что уничтожал ими всевозможную нежить.
        А ведь это была другая магия, которая не имела ничего общего с той, которой он пользовался раньше. Совсем иные принципы построения заклятий, иные методы насыщения их силой. Да что там говорить! Прямое обращение ко Тьме даже для опытных и немало поживших магов являлось чем-то из ряда вон выходящим! Но Роберт справился со своей задачей блестяще. И я даже глазом моргнуть не успел, как мальчишка в труху разнес несчастных мертвяков, заставив меня поднимать их заново.
        Я знаю, пребывая во Тьме, маг Смерти способен запомнить и воспроизвести каждое обороненное в ней слово, помнит каждый жест и каждую тень, которую когда-либо здесь видел. Тьма щедра к тем, кто считает ее своим домом. Поэтому помимо устойчивости к холоду и сводящему с ума шепоту она нередко одаривала нас и другими полезными умениями. Вроде безупречной памяти. Скорости. Умения ходить прямыми тропами. Именно благодаря этому обласканный ее вниманием пацан всего за пару свечей сумел запомнить и без усилий воспроизвел около двух с половиной десятков заклинаний, которые я счел, что ему следует изучить в первую очередь.
        Признаться, когда он в третий раз разнес на куски полуразложившихся зомби, я даже испытал нечто похожее на гордость при мысли, что Тьма подарила мне такого способного ученика. Но заметив, что мальчик стал чуточку менее внимательным, я тут же остановился - из моей памяти еще не успел выветриться день, когда этот упрямец грохнулся в обморок. Резервы у мальчишки все еще были ничтожно малы. И я не стал рисковать, опасаясь исчерпать их до самого дна.
        Давая ему время восстановиться, я принялся рисовать на земле остальные знаки, очень быстро закончив с атакующими и перейдя на защитные. Затем мы пробежались по основным заклинаниям классической школы магии Смерти. Немного заглянули в умения некросов. Пару интересных вещей опробовали здесь же, на плато, использовав в качестве подопытного материала все тех же невезучих зомби. А когда к нам присоединился Мэл, мы устроили небольшой показательный поединок, который привел маленького жнеца в абсолютный, просто совершеннейший восторг.
        Идею создавать из Тьмы оружие он тоже принял сразу и без оглядки, моментально сотворив кинжал под собственную руку. Особенности работы с ним я тоже успел показать и объяснить нюансы, но вот попрактиковаться с кинжалом Роберт не успел - времени до совещания в ?УССе осталось совсем немного, поэтому мне пришлось завершить урок и вернуть осчастливленного мальчишку домой. Но уже уходя из своего бывшего дома, я вдруг поймал себя на мысли, что теперь мне за Роберта не страшно. И если его развитие, как темного мага, будет продолжаться такими же темпами, то очень скоро oн сможет дать отпор не только нежити, но и любому магистру.
        О том, почему мы задержались в его доме, я Роберту, естественно, не сказал. Но как только пацан уснул, отправил брата по следу, который снял с темной стороны особняка лорда Искадо. А то мало ли? Вдруг этот настойчивый мастер Лорш вовсе не по инициативе отца интересовался благополучием мальчика? В ситуации, когда любой темный маг и любая светлая магиня могли следующей ночью попасть на алтарь, я предпочитал сто раз все проверить, прежде чем начать кому-то доверять.
        Глава 12
        Когда я зашел в кабинет Корна, все уже собрались. Даже герцог и тот умудрился прийти вовремя. Правда, на этот раз на мое опоздание никто не обратил внимания. Только Йен, как всегда, одарил укоризненным взглядом, а шеф неприветливо буркнул:
        - Что тебя задержало на этот раз, Рэйш?
        Я молча положил ему на стол чистый лист бумаги.
        - Это что? Заявление на увольнение? - мрачно пошутил Корн.
        - ?бойдетесь. Просто мне показалась интересной одна странность во вчерашних убийствах, поэтому сегодня я попросил у ?она поднять все дела за последние пятьдесят лет, где фигурировали безголовые призраки. И все, что он нашел, я вам только что показал.
        Брови шефа ненадолго сошлись на переносице. Но, надо признать, думал маг быстро. И вспомнив, в каком именно виде мы застали вчера обезглавленных магов, пришел к единственно-верному выводу:
        - Это была не случайность.
        - Да, - согласился я, опускаясь в кресло у окна, рядом с прислушивающимся к разговору Аароном Искадо. - Когда я расследовал убийства в Верле, а затем поднимал информацию в отношении похожих убийств в Триголе и его окрестностях, то присутствие Палача не вызывало никаких сомнений. Он периодически оставлял после себя следы. Характерный способ убийства во многих случаях сочетался с наличием безголовых призраков. А в столице за полвека ни одного такого призрака не появилось. B связи с чем у меня возник вопрос к милорду герцогу - ваше сиятельство, ваши люди, случайно, не обнаружили у найденных рядом с трупами артефактов какие-нибудь дополнительные свойства?
        Герцог Искадо помрачнел.
        - Я хотел поговорить об этом позже. Но раз уж вы подняли эту тему… да, Рэйш. Артефакты оказались с секретом. Они не только смогли удержать на месте вестников смерти, но и сумели разорвать привязку души к мертвому телу.
        - То есть, после смерти души магов сразу ушли? - не преминул уточнить Корн.
        - Совершенно верно. B отличие oт вестников, для них тот купол, который мы видели над телами, оказался проницаем.
        Я ненадолго прикрыл глаза.
        - Судя по тому, как быстро вы управились с этой задачей, наличие подобных артефактов не явилось для вас большим открытием, милорд.
        - Вы правы. У нас действительно есть определенные наработки по этой теме, - после недолгого молчания признал герцог. - Но до сегодняшнего дня я считал их абсолютно секретными.
        Я удовлетворенно кивнул, получив подтверждение своим догадкам, но не стал развивать тему дальше - вряд ли его сиятельство будет откровенничать в присутствии посторонних. А если и будет, то точно не здесь и не сейчас.
        - ?эйш, ты закончил? - подозрительно серьезно осведомился Корн, когда в кабинете снова воцарилась тишина. Я кивнул. - Тогда все же предлагаю обсудить все по порядку и обговорить варианты действий в связи со вчерашними событиями.
        Я откинулся на спинку кресла и снова прикрыл глаза, демонстративно отстранившись от происходящего.
        Все самое важное, о чем мог рассказать нам Илдж, я уже знал. Да, в доме на Звенящей мы тоже нашли обезглавленные трупы сотрудников спецотдела дворцовой стражи. Да, все они были убиты так же быстро и умело, как в особняке на Золотой. Поставленные ими ловушки оказались нетронутыми. Единственное отличие заключалось в том, что никаких следов перетаскиваемых в гостиную тел во втором доме мы не нашли. Их словно по воздуху переправили в гостиную, после чего оставили в тех же позах, а затем точно таким же способом придержали вестников смерти. Ну и, само собой, метка пропавшего мастера Смерти была надежно заблокирована, так что даже ищейки герцога… а они, я верю, даже сейчас продолжали перерывать столицу верх дном… до сих пор ничегошеньки не нашли. И не найдут, я думаю, потому что с высокой долей вероятности их невезучий коллега находится сейчас в каком-нибудь закрытом, тщательно экранированном от магии помещении и, получив щедрую дозу сколаниса, медленно дозревает до нужного состояния.
        На мой взгляд, было довольно рискованно похищать одного из сотрудников королевского ведомства, да ещё так открыто. А с другой стороны, этим убийца сумел показать, что наши попытки остановить его нисколько не впечатляют. ?н действовал смело, дерзко и снова - до отвращения точно. Так что, если следующей ночью Алекс Дуорн умрет на алтаре, можно будет не сомневаться, что его смерть станет этакой показательной акцией. И ещё раз докажет, что убийца не только прекрасно подготовлен, но и не боится демонстрировать это нам.
        Личности принесенных в жертву коллег меня почти не интересовали. Да, именно что «почти», потому что мне казалось необходимым знать, не был ли это кто-то из знакомых мне людей.
        Как оказалось, нет. Никого из них я не знал, и никто из них не имел отношения ни к Управлению городского сыска, ни к городской страже, ни к спецотделу герцога Искадо. Неизвестный мне темный и оставшаяся безымянной целительница не имели отношения к нынешним владельцам дома. Они, если верить Илджу, даже друг с другом знакомы не были. И это в очередной раз подтверждало, что прямой связи между жертвами мы, скорее всего, не найдем. Первые два случая были, вероятнее всего, исключением. А значит, запоминать чужие имена, род деятельности и особенности биографии не имело особого смысла.
        А вот то, что убийца сумел организовать отвлекающий маневр, было важно.
        О том, что Управлением принято решение об установке ловушек, до самого последнего момента не знали даже начальники участков. Корн лишь незадолго до полуночи дал добро на проведение операции, причем исключительно силами герцога Искадо. Следовательно, убийца… да, я и о возможном предательстве уже подумал…тоже не мог об этом знать. А значит, он не только талантливый организатор, но ещё и умеет быстро приспосабливаться к ситуации. Более того, управлять действиями своего помощника на расстоянии, как я - Мэлом, он, скорее всего, не способен. Да, в этом я могу и ошибаться, но тогда вопросы тем более снимались. А если же я прав, то это значит, что Палач… или очень похожая на него тварь… могла видеть магические знаки. Как минимум, ориентировалась в боевой магии, умела правильно оценивать ситуацию и оказалась достаточно разумной, чтобы самостоятельно принять решение и с безукоризненной точностью его выполнить.
        Поверьте мне на слово, обычный зомби на такое не способен. Да и разбитое в гостиной зеркало наводило на размышления. Во втором доме мы его, кстати, не нашли. А ведь сотрудники ГУССа, как и велел вчера Корн, заранее вынесли из зданий все подозрительные предметы. А то, что нельзя было вынести вроде плитки в подвалах, они со всем тщанием привели в негодность. Но и этого оказалось недостаточно, чтобы предупредить появление Палача.
        - Зеркало в подвале не принадлежит господину и госпоже Найкэ, - через некоторое время сообщил немаловажную весть Илдж. - Зато его опознал их сосед, у которого в ту же ночь пропал из холла важный предмет интерьера.
        Хм. Из того, что мы вчера увидели, получалось, что Палач сориентировался по ситуации и, обнаружив, что попасть в нужный дом не способен, нашел изящный выход из ситуации. Чисто теоретически, учитывая его возможности и временные рамки, в пределах которых oн мог появляться в нашем мире, это было осуществимо. Но я, если честно, ни разу не рассматривал такую возможность. Просто не сообразил.
        Важно было также и то, что, если в особняке на Золотой после гибели магов разбитое зеркало осталось лежать на полу, то из второго дома его кто-то предусмотрительно забрал. И это еще раз доказывало, что на Золотой Палач действовал, скорее всего, в одиночку.
        - Милорд, что вы можете сказать о происхождении найденных на последнем месте преступления артефактов? - спросил Корн, когда бедняга Илдж выдохся, а остальные начальники участков не пожелали его дополнить.
        -арон Искадо очнулся от невеселых дум, в которых пребывал во время доклада, и поднял на нашего шефа тяжелый взгляд.
        - Первоначальное предположение о том, что это - одна из старых разработок Ордена, подтвердилось, - замедленно сообщил он, почему-то покосившись в мою сторону. - ?ртефактам лет сто, не меньше, и оба они оказались повреждены. Пo этой же причине заряд держали сравнительно недолго, а при нарушении структуры заложенных в них заклятий ограждающие купола потеряли стабильность и дали вестникам возможности выполнить свою функцию.
        - Правильно ли я понял: даже если бы нам не удалось повредить заклинание, то в скором времени защита над телами все равно бы спала? - уточнил Корн.
        - Совершенно верно. Мои специалисты считают, что через три четверти свечи артефакты и без дополнительной помощи растеряли оставшийся заряд.
        - То есть, прятать их убийца изначально не собирался…
        - По-видимому, так, - с бесстрастным лицом согласился герцог. - Но самое скверное, что он знает о нас. Определенно знаком с нашими методами. В курсе наших старых разработок и не исключено, что это далеко не весь список возможностей человека или группы, которая нам противостоит.
        - Bы проверили старые тела в хранилище? - мгновенно насторожился Корн.
        «Вы подозреваете кого-то из своих?» - едва не брякнул вслух я.
        Герцог, словно услышав, снова на меня покосился.
        - Всего свечу назад получил полный отчет. Боюсь, вы были правы, Рэйш, когда советовали убедиться в целостности останков. Сегодня мы сверили накладные и учетные документы: у одного из четырех хранящихся у нас тел не хватает головы.

* * *
        «Значит, все-таки Палач…» - рассеян?о подумал я, когда совещание подошло к концу, а Корн с герцогом Искадо пришли к выводу, что на этот раз двум ведомствам лучше действовать сообща.
        В обсуждении я почти не участвовал - что поделать, если я предпочитал работать в одиночку? Но мысли о Палаче упорно крутились в моей голове, а в памяти то и дело всплывали подробности схватки в Алторийской трясине. Конечно, сейчас я знал гораздо больше об этих существах и, пожалуй, столкнись мы снова, помощь мастера Нииро мне бы, наверное, нe понадобилась, но все равно это был опасный противник. И, краем уха прислушиваясь к разговору коллег, я напряженно искал выход из ситуации.
        Сло?ность заключалась в том, что у меня почти не было информации по умениям магов герцога и по возможностям имеющихся у них на вооружении артефактов. Но если исходить из вчерашнего провала, эти возможности не так уж велики, а значит, с высокой долей вероятности в открытой схватке с Палачом у этих парней попросту не будет шансов. Быть может, если согнать побольше народу, использовать наряду с обычным оружием мощные боевые заклинания, окружить тварь и всем вместе сотворить нечто воистину убойное, то что-то путное получится. Да только вот беда - вряд ли Палач будет терпеливо ждать, когда его укокошат. Тем более, если магия его практически не брала. А в отношении простого оружия это был ещё более спорный вопрос, ведь в свое время мы с Нииро с огромным трудом пробили его дубленую шкуру. И то, я в последний момент сжульничал, использовав против обезумевшего служителя его же собственную секиру.
        Зная нынешние возможности Мэла, я почти не сомневался, что вчера Палачу удалось магов застать врасплох по той очевидной причине, что ауры светлых он, как и я, прекрасно видел с темной стороны. ? засаду темных, соответственно, обнаружил с нижнего уровня, тогда как сам до последнего момента находится вне досягаемости и все зоны видимости как первых, так и вторых. Это означало, что для того, чтобы убить тварь, ее сперва надо будет выманить на привычный для темных уровень. Но чем выманить? И как убедить ее там задержаться, а уж тем более уговорить ее не использовать в бою темные тропы! ?азве что самому ее спровоцировать? Попытаться увести от места преступления и где-?ибудь втихую прибить? А что? Мои шансы намного выше, особенно если взять в помощники Мэла. Но вот пойдет ли Палач за мной? И сумею ли я удержать его на расстоянии, пре?де мы окажемся вне досягаемости визуализаторов? А если он окажется проворнее Мэла? Что, если мне с ходу придется воспользоваться темной тропой? Или ненароком продемонстрировать Корну с его сиятельством доспех? А то и еще хуже - у всех на виду выудить из Тьмы облагороженную
Алом секиру?
        Но даже если допустить, что мне удастся привлечь внимание твари и где-то в глуши ее прибить, возникала другая проблема. За ту неделю, что мы за ней охотились, ни я, ни Мэл не нашли в столице ее следов. Никто из нас даже не знал, как она выглядит! А значит, истинная сила твари оставалась неизвестной. На ее след мне встать было не дано. А приманить ее, просто выйдя в центр города и прокричав ее имя (кто бы, кстати, его сказал), у меня, скорее всего, не получится. Так что, по сути, единственным способом ее поймать, это подстеречь рядом с местом убийства. А это снова возвращало нас к проблеме раскрытия моих способностей.
        - О чем задумался, Рэйш? - как всегда не вовремя отвлек меня от раздумий Корн, и все присутствующие, включая герцога, повернули головы в мою сторону. - Ты ведь у нас главный специалист по Палачам. Возможные варианты мы с его сиятельством уже проработали. Но мне было бы интересно услышать твое мнение.
        Поскольку большая часть обсуждения все же добралась до той части моего сознания, которая отслеживала происходящее в кабинете шефа, повторять эти самыe варианты не было необходимости. Собственно, его сиятельство предлагал больше не рисковать людьми и оставить засаду на улице, окружив оставшиеся на примете шесть домов плотным кордоном из лучших имеющихся в наличии магов. Ядром этих групп сделать его боевые пятерки и им в задачу вменить поимку и уничтожение опасной твари с использованием имеющихся у спецов артефактов и дополнительной поддержки магов Управления.
        Корн, к моему удивлению, больше склонялся к повторению варианта с ловушкой. Согласившись с герцогом, что понапрасну губить людей не стоит, он предложил изменить конфигурацию ловушки и использовать в этом качестве не две отдельные магические конструкции, а одну. Только очень большую. Фактически - по размерам с весь дом. А чтобы скрыть наличие рун, знаков и заклинаний, предлагал вмонтировать эти элементы в уже имеющуюся на стенах защиту. Благо днем его аналитики со всех сторон изучили вопрос ее совмещения с некоторыми видами заклинаний и пришли к выводу, что кое-какие разновидности ловушек на демонов в защиту дома все-таки можно попробовать вплести.
        Идея Корна грешила лишь двумя недостатками - она была слишком сложна, и для ее реализации у нас осталось мало времени. К тому же, никто не мог дать гарантий, что защита примет чужеродную магию. И даже если этим будут заниматься все мастера и некросы Управления, то сразу на шести домах за оставшиеся до полуночи пару свечей такую работу провести не удастся.
        - Я бы предпочел обождать с облавой, чтобы с гарантией использовать второй вариант, - после недолгих размышлений признался я. - Так безопаснее. А в случае неудачи мы потеряем только время и всего две жизни, что в данной ситуации приемлемо. Но поскольку его сиятельство на это, скорее всего, не пойдет…
        Я бросил выразительный взгляд на потемневшее лицо герцога.
        - То предлагаю совместить обе идеи. Только вместо ловушки использовать и увеличить до размеров особняка один из темных знаков. К примеру, Трясину, Оглушение или Страх. Насколько мне известно, знаки - именно та часть темного искусства, к которому Палачи хоть как-то, но все же сохранили чувствительность. Поэтому есть неплохой шанс, что Трясина его замедлит, Оглушение сделает более уязвимым, а Страх может заставить ненадолго растеряться. Если же я ошибаюсь, то хозяин у Палача - человек. И уж он-то точно должен быть подвержен воздействию этого вида магии.
        - Почему тогда не использовать больше знаков? - после недолгого молчания предложил Корн. - Или заклинания и знаки одновременно?
        - Мой опыт показывает, что чем больше знаков, тем выше вероятность, что их заметят. Палач - существо осторожное. Но при этом он работает наверняка. Если предположить, что он выполняет функции не только убийцы, но и охранника, то, скорее всего, в дом он зайдет первым. ? значит, именно на его возможности нам и нужно ориентироваться.
        - Что будет, если он заметит ловушку?
        - Как минимум, предупредит хозяина и исчезнет прежде, чем мы его поймаем. Но гораздо более вероятно, что он начнет убивать всех, кого найдет поблизости. После этого ритуал все равно будет проведен, только жертв станет намного больше.
        - По-твоему, если нам удастся загнать Палача в ловушку, это не насторожит его хозяина? - тихо спросила с подоконника Хокк.
        - Насторожит, конечно. Но его сиятельство очень верно вчера заметил: человек, который все это организовал, так или иначе привязан и ко времени, и к месту. С Палачом или без, он все равно будет вынужден закончить дело. Поэтому-то я и сказал, что второй вариант гораздо более вероятен.
        - А если мы поймаем Палача, а хозяин попытается его освободить?
        - Не исключено, что так и будет. Поэтому я предлагаю бить сразу на поражение.
        - Как ты узнаешь, что Палач уже на месте? - не унималась магичка. - Он же не оповещает нас о своем приходе. B последний раз даже зеркало с собой приволок, и все наши надежды на разбитую плитку улетели коту под хвост.
        Я невесело хмыкнул.
        - Ты снова права. Таких амулетов, чтобы могли его засечь, у меня нет. Да и в Управлении его сиятельство, я полагаю, тоже, иначе его люди уже давно действовали бы самостоятельно. Но в данный момент у меня есть лишь одна идея, как с абсолютной гарантией понять, что Палач находится на месте - это спрятать в доме очень маленький и очень слабый амулет, способный измерять напря?ение магического поля. Который в нужный момент обязательно перегорит и тем самым даст нам сигнал.
        - Но это же произойдет, когда начнется обряд, - неожиданно нахмурился Норриди.
        - Да, Йен, - тихо уронил я. - Нам придется дождаться, пока Палач кого-нибудь убьет, и в момент начала обряда активировать скрытые в доме знаки. B любом другом случае мы обязательно опоздаем. ? так есть шанс, что Палач замешкается, и мы сумеем его достать. И в то же время существенно падает риск того, что ослабленный ритуалом хозяин надумает за ним вернуться.
        - Арт, но это же… - прошептал Йен, уставившись на меня диковато расширенными глазами. - Ты ведь сам говорил, что Палач слишком быстр. Даже если он влипнет в один из знаков, снаружи должна быть сильная команда. Маги… и темные, и светлые… наверняка для этого даже боевой пятерки будет недостаточно!
        - Скорее всего, да.
        - И мы же не знаем, где произойдет следующее убийство!
        - Пока - нет.
        - А значит, и облава пол?оценной уже не получится! Мы ведь даже сейчас вынужденно распыляем силы! У нас осталось ещё шесть домов… шесть, Арт!
        Я кивнул.
        - А шанс всего один. Все верно. Потому что во второй раз Палач такой ошибки не совершит. Я скажу больше: поняв, что мы подобрались достаточно близко, он может начать убивать направо и налево. И не только сотрудников Управления. Получив приказ убрать всех, кто мешает хозяину завершить ритуал, он будет убивать столько, сколько нужно. Помнишь Верль? Помнишь, о чем говорил Уэссеск? Представляешь себе масштаб бойни, которую способна устроить даже одна такая тварь? Тогда, надеюсь, ты понимаешь, почему второго шанса у нас не будет. И почему мне так не хочется рисковать жизнями мирных граждан, особенно зная, что у каждого из них в доме есть хотя бы одно зеркало.
        - Но ведь гарантия того, что мы не ошиблись с адресом, может появиться лишь в одном случае… - у Норриди внезапно сел голос. - Арт! Мы сможем стянуть все свои силу в одну точку, только есть дом останется всего один! Точнее, если он будет последним.
        В воцарившемся молчании я перехватил понимающий взгляд герцога и отвернулся.
        - Да, Йен. Только тогда у нас появятся хорошие шансы убить Палача. Но я не уверен, что наше руководство одобрит такое решение.
        Глава 13
        Оставив коллег обсуждать мое сомнительное предложение, я спустился в холл и со вздохом уселся на первый попавшийся диван. Времени до полуночи оставалось немного, и Корну с герцогом предстояло сделать нелегкий выбор. Один вариант был прост, очевиден и дарил ложную надежду на то, что убийства ещё можно остановить. Второй выглядел циничным, мерзким, но давал больше шансов уничтожить опасную тварь, причем с минимальными потерями. Был, конечно, ещё и третий, не озвученный мною, вариант, но его я решил приберечь на потом. И лишь услышав окончательный выбор начальства, приступить или же, наоборот, отказаться от его реализации.
        Пока я подыскивал повод покинуть кома?ду Корна и шансы на победу в схватке с Палачом, неожиданно пришел сигнал от Мэла. Оказывается, брат закончил с последним заданием и терпеливо ждал меня снаружи, чтобы доложить о результатах проверки мастера Лорша.
        - С виду он чист, - коротко сообщил Мэл, когда я выбрался на темную сторону, свернул на соседнюю улочку и спокойствия ради спустился на нижний уровень. - Аура обычная. Свежих меток убийцы на ней нет. Запрещенными артефактами не балуется, схронов в доме не прячет, пользуется стандартной защитой и довольно плохо видит во Тьме. Я трижды оказывался от него на расстоянии удара, нo он ни разу толком не насторожился.
        - До куда ты его отследил?
        - До дома на Сенной. Похоже, oн входит в одну из пятерок гeрцога Искадо. По крайней мере, снаряжение у них практически одинаковое, а остальные четверо встретили его как старого друга. Сейчас он находится там.
        - Значит, боевик. Занятно… - задумчиво пробормотал я, пытаясь понять, с какой же именно целью отец Роберта просил его проверить собственный дом. Быть может, пацан был неосторожен? Или кто-то заметил его ночные отлучки? Хотя нет. Если бы отец только заподозрил, что мальчишка по полночи где-то пропадает, Роберта уже ждал бы вдумчивый допрос. Возможно, зная о плачевном состоянии Хокк, герцог просто решил, что кашу маслом не испортишь, и два темных мага все же лучше, чем один.
        - Проследи-ка за ним, - наконец, обронил я. - И проверь ауры у остальных. Чем Фол не шутит? Если у герцога из секретного хранилища пропадают мертвые головы, может, у него в команде завелся не один предатель?
        - Что за головы? - неожиданно заинтересовался Мэл.
        Я коротко рассказал о трупах его бывших коллег по ремеслу.
        - Это возможно, - без колебаний подтвердил брат, когда я закончил. - При необходимости мы способны полностью восстановиться менее, чем за год. Даже если от тела осталась одна головешка. Для этого нужен хозяин и очень много пищи.
        - Ты имеешь в виду магию?
        - Можно и души. Нам все равно, какую энергию поглощать. Правда, души гораздо питательнее. И если нас долго не кормят, мы способны поглотить их в себя целиком.
        Пока я переваривал информацию и проводил параллель со столь длительным отсутствием в столице безголовых призраков, Мэл так же неожиданно замер и, повернув голову в сторону, напряженным голосом сообщил:
        - Арт. Кто-то только что открыл поблизости темную тропу.
        - Где именно?! - вздрогнул я.
        - Прямо возле входа в Управление. Кто именно это сделал, не скажу, но я ощущаю волнение в пространстве. Думаю, нам стоит вернуться.
        Сорвавшись с места, я прямо на ходу набросил на доспех невидимость, вынырнул на верхний слой и со всех ног кинулся к зданию ГУССа. В смысле, не пешком, конечно, помчался, а открыл тропу и одним прыжком оказался возле главного входа, едва успев заметить, как растворяется в воздухе крохотное черное облачко - еди?ственное свидетельство того, что здесь действительно кто-то побывал. Ну, если не считать лежащего на мостовой холщового мешка, на одном боку которого прямо на глазах стремительно расползалось кровавое пятно.
        - След взять сможешь? - отрывисто бросил я, не сомневаясь, что Мэл услышит.
        - Нет, - тихо шепнул за спиной ветер. - Даже для меня прямые тропы - это место, где встать на чужой след невозможно. А тебе стоит соблюдать осторожность, брат. Ал нам, конечно, помог, но не забывай: невидимость перестает быть абсолютной, как только ты начинаешь двигаться.
        Я досадливо дернул щекой, но все же отступил в тень и осторожно отошел за угол. После чего сбросил невидимость и доспех, никем не замеченным вернулся сперва в реальный мир, а затем и в здание Управления. Лишь после этого поднялся в кабинет Корна и бросил с порога:
        - Шеф, вам посылка. Доставщик со мной общаться не пожелал, поэтому «подарок» лежит у входа. Желаете посмотреть?
        Видимо, голос у меня при этом был не совсем обычным. Или же Корну моя бледная физиономия не понравилась. Как бы там ни было, он сразу же встал, обменялся тревожным взглядом с герцогом Искадо, после чего быстрым шагом направился вниз и, оказавшись на улице, настороженно огляделся.
        Я молча протянул ему визуализатор, который чуть раньше бесцеремонно забрал у Йена. И через несколько мгновений у Корна окаменело лицо.
        - Что это, Рэйш? Кто принес? Когда?
        - Только что. Похоже, «привет» от одного нашего знакомого. Мы от него один раз такой «подарок» уже получили. Помните Брюса Ольерди?
        - Достань его, - тихо попросил шеф, и я послушно нырнул на темную сторону. Невидимый Мэл, прятавшийся на крыше соседнего дома, в это время тщательно отслеживал и улицу, и ближайшие здания, но пока молчал. А значит, за нами никто не наблюдал.
        Когда я вернулся и положил окровавленный мешок на мостовую, из Управления успели выбежать все - Хокк и Йен, Рош и Илдж, даже Эрроуз с герцогом подтянулись и теперь с одинаково мрачными лицами изучали подозрительную находку. О том, что находится внутри, догадаться было несложно - под мешковиной уже натекла целая лужа, да и о «подарке» из Кривого переулка, полагаю, никто из нас забыть не успел.
        Когда Корн сделал выразительный жест, я наклонился и, поймав брошенный ?ошем нож, вспорол мешковину на всю длину, а затем осторожно развел в стороны окровавленную ткань. Несколько мгновений смотрел на небрежно сложенные друг на друга, аккуратно порубленные куски, некогда бывшие человеческим телом. По достоинству оценил нашинкованные прямо вместе с костями и уложенными ровными рядками голени. Правильно догадался, почему обрубки бедер были перетянуты кожаными жгутами. Затем отыскал лежащую сверху, совершенно целую голову. Взглянул на совсем ещё молодое лицо. И, недрогнувшей рукой опустив незнакомому парню веки, заметил:
        - Кажется, наш враг начинает терять терпение.
        У Корна на с?улах заиграли желваки.
        - Скорее, он выразил недовольство нашими действиями. Милорд, вам знаком этот человек?
        Герцог заторможенно кивнул.
        - Это Алекс Дуорн. Хороший был маг… жаль, что так скверно умер. Придется сообщить родным, что надеяться больше не смысла.
        - Его что… еще живого кромсали?! - звучно сглотнул Йен, остановившимся взглядом уставившись на жгуты.
        - Мертвому не было смысла перетягивать сосуды, - деревянным голосом отозвалась Хокк. - Кто-то очень хотел, чтобы парню было плохо. И заранее позаботился, чтобы он раньше времени кровью не истек. Но зачем его было мучить? Чтобы выяснить то, что он знал, необязательно было применять пытки. Достаточно просто воздействовать на разум.
        - Никто на него не воздействовал, - отвернулся от тела Корн. - Да и сколаниса мы в его крови, скорее всего, не найдем. ?го убили не ради того, чтобы что-то выпытать. И даже для ритуала он не понадобился - у убийцы и без него нашлись прекрасные кандидаты. Это были не пытки, Хокк. И даже не допрос.
        - Тогда что же?
        - Предупреждение, - ответил вместо Корна я. - Тот, кто это сделал, непрозрачно намекнул, что ему не нравится наше внимание. Раньше убийце это не мешало. Он никого не трогал, пока мы сами не полезли на рожон. Но теперь ему надоело играть, поэтому он предупреждает: хватит. Если не остановимся, он начнет убивать нас одного за другим. Так же, как убил сегодня Алекса Дуорна.
        В этот момент в кармане шефа подал сигнал переговорный амулет.
        - Господин Корн, только что пришла информация из Ордена: к ним прилетел вестник Алекса Дуорна, - донесся из переговорника незнакомый мужской голос.
        - Принято, - тихо ответил Корн, на мгновение прикрыв глаза. Но прежде чем он убрал артефакт в карман, оттуда раздался еще один сигнал.
        - Шеф, время к полуночи. И мне надо знать, по какому плану работаем, - спросил еще один сотрудник ГУССа. - Люди уже расставлены. Все готово. Ждем только приказа.
        Корн немного помолчал, буравя тяжелым взглядом содержимое мешка. Затем сжал амулет в ладони, обменялся быстрым взглядом с его сиятельством и коротко бросил:
        - Действуйте по первому варианту.

* * *
        Спустя три четверти свечи я вместе с Йеном и Хокк уже трясся в бешено мчащемся по городу кэбе и старался не думать, по какой причине ровно в половину первого ночи одна из команд Корна вдруг перестала отвечать на позывной. Вместе с тремя нашими магами связь одновременно исчезла и с боевой пятеркой герцога, и сразу с дюжиной парней из городской стражи, которые в обязательном порядке таскали с собой переговорники.
        Вопреки ожиданиям, недобрая тишина в эфире снова затронула команду, размещенную за восточном участке. Илдж, не получив от них ответа в срок, так переменился в лице, что на него стало больно смотреть. Да и немудрено - ведь это был уже знакомый нам адрес. Проклятый дом на Золотой улице, откуда «труповозка» буквально сутки назад вывезла пять обезглавленных тел. И где, по идее, хотя бы в ближайшие пару дней не стоило ожидать нового удара.
        Говорят, заклятие дважды в одну цель не бьет… угу. Как же. Скажите об этом герцогу Искадо, в глазах которого сейчас плескалась бессильная ярость. Или парням, с которыми мы не смогли сегодня связаться. Особенно их родным, которым с высокой долей вероятности уже сегодня из Управления придет извещение с траурной черной ленточкой на конверте.
        Из кэба я выбирался с тяжелым сердцем. А в злополучный дом входил с еще большим грузом на душе. Никакой охраны вокруг особняка мы не увидели - те два десятка человек, которые должны были обеспечивать безопасность этого здания, бесследно испарились и с улицы, и из дома напротив, откуда велось наблюдение. Только на полу в гостиной виднелось несколько кровавых луж да на ковре осталось три круглых вмятины, словно там не так давно стояло хромоногое трюмо. Или ?е обычное зеркало, осколок которого один из магов заметил через визуализатор на темной стороне.
        Поднявшись следом за Корном на крыльцо особняка, который был отмечен на схеме десятым, я прямо с порога ощутил горьковатый привкус на губах и едва уловимый запах тлена, который всегда бывает в местах, где только что побывала Смерть. Не знаю, ощущали ли светлые его так же, как я, но Корн впервые за неделю не отправил нас с ?окк на чердак и не спустился сразу в подвал. Вместо этого вниз он отправил Йена и Илджа, наверх сослал Роша и Эрроуза. К немалому удивлению последнего. Тогда как сам добрался до гостиной первого этажа, и, остановившись на пороге, приложил к глазам визуализатор.
        Милорд герцог от него не отстал и, опередив нас с Лорой всего на пару мгновений, тоже устремился в ту сторону. Наткнувшись в дверях на фигуру начальника главного столичного сыскного Управления, сперва непонимающе нахмурился. А затем тоже воспользовался прибором и с точно так же, как Корн, окаменел, уставившись прямо перед собой.
        Не выдержав напряжения, ?окк сорвала с шеи «очки» и почти бегом кинулась выяснять, отчего сразу у двух сильных духом мужчин, за годы службы видевших смерть во всех ее проявлениях, так резко побледнели лица. В два счета оказавшись рядом, она торопливо заглянула в гостиную. Ненадолго обратилась в статую, а затем вдруг отшатнулась и с прерывистым вздохом прислонилась к ближайшему косяку. После этого мне оставалось только нырнуть на темную сторону и самому на все посмотреть. Правда, я, хоть и подозревал, что зрелище будет не для слабонервных, все равно оказался не готов к тому, что увидел.
        Вся гостиная на темной стороне оказалась залита кровью. Причем не брызгами, не отдельными каплями… туда словно из бочки плеснули, щедро окатив все помещение от пола до самого потолка. Кровь была на постаревших гобеленах. Кровь замерзшими ручейками струилась вдоль кромки сперва намокшего, а затем обледеневшего ковра. Застывшие алые шарики отвратительно громко похрустывали под сапогами. И даже хрусталь на люстрах побагровел, будто их целиком окунули в кровавую ванну.
        А ещё посреди комнаты лежали тела. Много тел… гораздо больше, чем было людей у Корна в засаде. Наваленные беспорядочной грудой, они больше походили на сломанных кукол. Обледеневших, исковерканных, вскрытых от горла до паха кукол, с которыми кто-то сперва жестоко позабавился, а затем зашвырнул в кладовку и беспечно забыл.
        Я уже видел такое раньше - пирамида из человеческих тел была до отвращения похожа на ту, что я недавно сжег в логове умруна. Эта, конечно, оказалась поменьше - верхние тела совсем чуть-чуть не доставали до потолка. Но эти изломанные пальцы, торчащие в разные стороны руки, свисающие с них, словно жутковатые гирлянды, кишки…
        Мерзко. Отвратительно. Страшно.
        И вдвойне страшно от того, что среди множества мужских тел определенно просматривались и женские. ? наверху мне даже показалось, что из жуткой мешанины выглядывает и крохотная детская ручка. Будто Палач не удовольствовался убийством оставленных нами наблюдателей, а с широкой косой прошелся по соседним домам и зачистил их в радиусе половины квартала. А может, и не квартала. Поменьше. Может, всего лишь в радиусе ста шагов. Кто знает, где именно ему разрешил поохотиться хозяин?
        Царящий в комнате запах смерти в какой-то момент стал таким удушающим, что я нe выдержал и вернулся в обычный мир, чтобы вдохнуть свежего воздуха. Корн и герцог Искадо к тому времени уже успели отмереть и прийти в себя. Хокк куда-то исчезла. Но даже не видя ее и не слыша снаружи характерных звуков, я вдруг понял, что магичку сейчас мутит. Более того, с ее аурой творилось нечто настолько странное, что я раздвинул плечами стоящих на пороге магов, вышел в коридор, отыскал уткнувшуюся носом в стену, бледную до синевы напарницу. А, обнаружив, что ее амулет-накопитель почему-то сдох раньше времени, молча ее обнял, заново накладывая привязку. После чего увел напарницу в соседнюю комнату, так же молча усадил на диван. Затем нашел кухню, безошибочно отыскал в шкафу бутылку с чем-то воистину убойным. Налил в нашедшийся рядом стакан. Вернулся к Хокк. И, заставив ее залпом выпить забористую гадость, с облегчением увидел, как на ее омертвевшее лицо снова возвращается жизнь.
        - Спасибо, Рэйш, - пробормотала она, сгорбившись в ?ресле, словно столетняя старуха. - Как-то слишком быстро все произошло… я даже не поняла, в чем дело.
        - Там слишком много энергии Смерти. Амулет на такое не рассчитан. Так что сиди, сегодня ты мне не помощница.
        - ? ты? - глухо уронила она, не поднимая глаз.
        Я молча пожал плечами.
        А что я? Энергия Смерти в такой концентрации - вещь, конечно, опасная. Когда ее становится много, она уподобляется голодному вампиру и вместо того, чтобы рассеяться, начинает тянуть на себя силу из всего, что окажется поблизости. Поэтому-то в местах массовых жертвоприношений нередко гибнет трава, засыхают на корню деревья, там годами не живут птицы и звери, а любой, кто рискнет задержаться в таком месте подольше, рискует серьезно заболеть. Спросите у некросов - они подтвердят.
        Конечно, со временем концентрация силы спадает, и когда-нибудь даже на месте захлебывавшихся в крови алтарей наступает затишье. Но сейчас… всего через полсвечи после гибели такого количества людей… от комнаты с трупами лучше держаться подальше.
        Собственно, Корн неспроста так и не рискнул перешагнуть порог гостиной. Да и его сиятельство вперед не совался. Что же касается меня, то под одеждой уже давно холодил кожу невидимый взору доспех, да и к вниманию одной знакомой Леди я успел привыкнуть. И если уж ?е прикосновения научился переносить, то и остальное как-нибудь переживу. Главное, не задерживаться в этом месте надолго. И проследить, чтобы на протяжении хотя бы пары свечей туда не совали нос светлые - для них такое соседство точно не будет полезным.
        Вернувшись в гостиную, я мельком покосился на ауры светлых и, перехватив помертвевший взгляд герцога, знаком посоветовал ему выметаться. Он, как ни странно, предупреждению внял. И послушно отошел, заодно прихватив с собой такого же пришибленного Корна.
        Когда они удалились на достаточное расстояние, я закрыл дверь и опечатал ее одним из самых простых, но весьма эффективных заклинаний из арсенала среднестатистического темного мага. Затем прикрыл его парой таких же простых и малозатратных знаков. И лишь когда в коридор перестала сочиться концентрированная сила Смерти, я смог перевести дух. А светлые встрепенулись и, словно очнувшись ото сна, выдохнули.
        Проследив за тем, с какой скоростью опустошается один из спрятанных под камзолом накопителей Корна, я окончательно успокоился. Отлично. Этот сейчас будет в норме. Да и у герцога, судя по вспыхнувшим глазам, тоже все в полном порядке. Угу. У него занятный амулетик в карманах припрятан - роль накопителя, похоже, играет массивный золотой перстенек на безымянном пальце. А вот какое заклинание сорвалось с его пальцев сейчас, я, если честно, не знаю. Не видел такого никогда. Но подозреваю, что его сиятельство не зря направил заклятие в подвал, откуда мягко и ненавязчиво сочился слабенький свет.
        - Так, я вниз, - окончательно придя в себя, сообщил шеф и вяло махнул рукой в сторону лестницы. - Рэйш, помоги Рошу и Эрроузу, а Хокк пусть вызывает подкрепление. Надо разобраться с телами и понять, сколько народу успело пострадать. Милорд…
        - Я иду с вами, - отозвался отец ?оберта, одарив меня нечитаемым взглядом. - Только отдам пару распоряжений. Думаю, вам понадобится помощь.
        Что на это ответил шеф, я уже не слышал. И вообще сделал вид, что меня это не касается. Но как только светлые пропали из виду, я мысленно прикоснулся к поводку, а затем посоветовал неотступно следующему за мной Мэлу присмотреть за этой странной парочкой и дать знак, если кто-то из них опять надумает сделать глупость.
        Глава 14
        Когда мы закончили с домом на Золотой, время уже близилось к полудню. Все, кого начальство согнало сюда убирать трупы, порядком вымотались. Корн, подсчитав количество жертв, окончательно потемнел лицом. Милорд герцог, честно пробывший в доме до тех пор, пока не уехала последняя «труповозка» стал до крайности неразговорчив. Хокк за это время успела трижды сменить амулет-накопитель. Но в итоге я все равно прогнал ее домой. А когда все основные дела были закончены, вышел в сад, отыскал ютящуюся в тени густого дерева скамейку и молча сел рядом с Йеном, который уже с полсвечи дышал свежим воздухом, но, судя по всему, до сих пор не мог прийти в себя.
        - Восемьдесят четыре… - глухо уронил он через некоторое время. - Восемьдесят четыре трупа. Сорок шесть мужчин, двадцать восемь женщин, пятеро детей, три кошки, собака и одна крыса. Двадцать наших коллег. Двенадцать вырезанных под корень ни в чем не повинных семей. И все лишь ради того, чтобы показать, как жестоко мы ошибались?!
        Я промолчал. Мне нечего было ответить другу. ?азумом он тоже понимал, что это не наша вина: решение принималось на более высоком уровне. Но на душе все равно было гадко, во рту до сих пор ощущался солоноватый привкус крови, а перед глазами то и дело вставала заваленная телами гостиная.
        - Их ведь специально убили в одном месте? - бесстрастно осведомился Йен после недолгого молчания. - Сперва утащили на темную сторону, а затем демонстративно выпотрошили, как охотничьи трофеи?
        - Так концентрация энергии смерти получилась максимально высокой.
        - Палач хотел нам отомстить?
        - Он просто выполнял приказ. В первый раз мы не в полной мере осознали серьезность предупреждения. Поэтому вo второй убийца нас наказал.
        - А что будет, если мы рискнем помешать ему снова?
        Я покосился на окаменевшего друга.
        - Не знаю, Йен. Но мне не хочется собирать по улицам новые трупы.
        - Что же, по - твоему, надо стоять и смотреть, как он продолжает убивать наших магов? Ах да… двое это ведь намного меньше восьмидесяти четырех, так? - Норриди посмотрел на меня почти зло. - Лучше дождаться, пока из двенадцати не останется всего один дом, на который мы сможем бросить все силы! И то, без гарантии, что удастся убить Палача или остановить его полоумного хозяина!
        - Иди, отдохни, день еще не закончился, - вместо ответа посоветовал я, поднявшись со скамейки, и направился в сторону выхода.
        Йен бессильно выругался мне в спину.
        Я его, разумеется, понимал, но помочь ничем не мог. Времени на скорбь по погибшим ни у кого из нас не было. Как не было права лить слезы или рвать на себе волосы с досады. Да, мы потеряли хороших бойцов. Кто-то из нас потерял друзей и коллег. Для кого-то это были просто подчиненные. Но из двенадцати знаков на схеме убийца использовал уже семь. Нам было известно, где именно он убьет снова. Мы видели его методы. Смутно подозревали, к чему все идет. Нам даже время следующего ритуала было прекрасно известно! Но потерять за сутки два с половиной десятка своих и почти в два раза больше гражданских - это много даже для Управления. Недаром Корн в полторы свечи разговаривал исключительно матом. Недаром бледный от бешенства герцог не сделал по этому поводу ни одного замечания. Начальство жаждало крови. Король требовал результатов. Но какое будет принято решение к следующей полуночи, никто из нас не знал.
        На этот раз я не стал возвращаться домой, а потратил выделенное на отдых время, чтобы еще раз обойти все свои метки в столице и на пару с Мэлом исследовать оставшиеся пять домов, где убийца не успел побывать. Как и велел Корн, жильцы оттуда были заранее выселены, наши (пока еще пребывающие в неведении насчет трупов на Золотой) коллеги исправно караулили все подходы к особняку как в реальном мире, так и на темной стороне. Но как же жаль, что все это была бесполезная работа! Если бы хоть один из них мог видеть нижние уровни! Если бы нормальных жнецов в столице было больше, чем один! Может, в этом случае у нас появился бы шанс предотвратить очеред?ое жертвоприношение? Но увы. Роберт Искадо был слишком мал, чтобы оказать мне помощь. А у милорда герцога, как недавно выяснилось, не нашлось для этого подходящих артефактов. И поскольку чужих следов в домах как не было, так и не появилось, нам оставалось снова набраться терпения и, как это ни досадно, ждать.
        В первохрам я на этот раз явился позже обычного, так что Ал уже начал проявлять беспокойство, впервые за время знакомства встретив меня в человеческом обличье. И впервые за неделю он с ходу, без привычного кивка, кинулся к неоконченной статуе, излишне торопливо взявшись за ближайший осколок.
        Переглянувшись, мы с Мэлом заняли свои места, и работа снова закипела. Причем, если вчера мы только приноравливались друг к другу, то сегодня дело пошло в разы веселее. Стоило признать, идея привлечь к этому дело служителя оказалась самой удачной за все время, что я провел в первохраме. Привыкнув к бьющим из камней молниям, Мэл даже внимания на них не обращал. И забирал у меня не один-два, а целые пригоршни тяжеленных осколков, после чего в мгновение ока взбирался наверх и буквально сбрасывал их на стремительно растущую статую Рейса. Каменное вместилище каждый раз вздрагивало до основания, по храму прокатывался низкий гул, но Мэл так уверенно сновал вверх и вниз по заботливо выточенной в скале нише, что и впрямь стал напоминать огромного паука, который прекрасно ориентировался в собственной паутине.
        В какой-то момент я, к собственному удивлению, обнаружил, что мы так резко ускорились, что закончили с ногами, добрались до пояса и теперь ряд за рядом выкладывали закованную в каменные доспехи грудь. Причем, этому необъяснимому факту удивился не только я - даже Ал стал задумчиво поглядывать на неутомимого Палача, который одним своим появлением умудрился настолько облегчить нам жизнь, что это казалось ?евероятным.
        Что самое удивительное, Мэл по - прежнему не уставал, таская в руках до безумия тяжелые камни. Казалось, он даже веса их не чувствовал. А неумолимо увеличивающееся расстояние до пола уверенно преодолевал, держась за стены тонкими лапами и с ловкостью прирожденного скалолаза втискивая когти даже в мельчайшие трещинки.
        Тогда же мы, кстати, выяснили, что мое участие в процессе переноса камнeй необходимо лишь в тот момент, когда осколки преодолевали непонятную преграду, за которой не было ходу алтарю. Мэл же ее попросту не замечал, поэтому мы с Алом совместными усилиями лишь подтаскивали камни поближе, переправляли через границу, после чего бывший Палач без особого труда их перехватывал и дальше справлялся сам. Мне больше не требовалось ломать голову над тем, каким образом взобраться на самый верх, чтобы доставить туда очередной обломок. И не приходилось тратить слишком много сил на транспортировку. А к тому момент, как Мэл укладывал первую порцию и спускался вниз, мы с Алом уже доставляли ему вторую.
        Проработав в безумном темпе до вечера, мы практически вычистили пространство вокруг постамента ?ейса, так что на полу осталось лежать всего несколько десятков осколков, на которые я воззрился с изрядной долей сомнения.
        - Неужели все? - недоверчиво пробормотал я, прислушавшись к себе, но ?е почувствовав той самой выматывающей усталости, что сопровождала меня несколько предыдущих дней. - Столько мучились и пыхтели, а теперь… закончили?
        «У тебя очень сильный друг», - признал Ал, с уважением взглянув на замершего под потолком Мэла. - «Особенно для искусственно созданной сущности».
        - Много ты понимаешь, - фыркнул я, наклоняясь и ладонью подгребая осколки поближе. - Ну-ка, помоги.
        Алтарь с готовностью выпустил серебристую струйку. Окунул в нее оставшиеся на полу камни и подтянул их вплотную друг к другу. Затем выпустил еще один ручеек. Нырнул в полумрак ближайшей арки. Выудил оттуда не замеченный ранее осколок, и всего через несколько мгновений у меня по руками оказался не набор камней, а вполне узнаваемое каменное лицо.
        Молнии на этот раз из него не выстрелили - по-видимому, воинственный бог тоже проникся важностью момента. И все то время, пока мы с Алом волокли последний кусок его статуи, Рейс вел себя на удивление тихо. Даже, я бы сказал, смиренно. И лишь когда мы, пыхтя и обливаясь потом, пропихнули массивную каменную глыбу через границу, а Мэл с некоторым трудом взгромоздил ее на положенное место, гигантское лицо древнего бога ожило. И по нам троим ударило такой волной сырой силы, что Мэла буквально отшвырнуло прочь, припечатав к противоположной стене, а нас с ?лом опрокинуло на пол, да ещё и протащило по камням, причем некоторых, как назло, мордой вниз.
        С трудом очухавшись, я увидел, как вокруг ставшей цельной статуи заклубилась Тьма, и утер кровь с разбитой губы.
        - И это вместо благодарности, Рейс?
        По первохраму пронесся низкий вибрирующий рокот, из-под черных камней брызнули тонкие серебристый струйки, словно могущественный бог больше не нуждался в скрепляющем растворе. Пока они стекали на пол и вливались в остолбеневшего Ала, статуя окончательно почернела и избавилась от малейших трещинок. После чего ее глаза вспыхнули кроваво-красными огнями и обратились вниз. Правда, не на меня. И даже не на растерянно застывшего ?ла. Почему-то гневный взор бога был прикован к скорчившемуся на полу Палачу. И, судя по тому, как исказилось лицо Мэла и как неестественно вывернулись его конечности, Рейсу очeнь не нравилось присутствие посторонней сущности в святая святых темного пантеона.
        Сплюнув кровь прямо на пол, я с усилием поднялся и, доковыляв до статуи, выудил из воздуха сразу обе секиры. Придавленный чужой силой Мэл хрипел и тщетно бился, как попавший под лавину паук. Ал, увидев мое лицо, нервно булькнул, но вместо того, чтобы помочь, вдруг опасливо отступил, не рискнул перечить темному богу. Меня оба этих факта моментально выбесили, поэтому я поднял оружие, одним движением упер сотканные из Тьмы лезвия в пах (выше не дотянулся просто) темного бога и, уставившись на него снизу вверх, процедил:
        - Может, ты и сильнейший в пантеоне, но я тебя как собрал, так и разобью. Оставь моего брата в покое!
        По каверне словно молотом ударило злое эхо, а сразу после этого наступила тишина.
        Ал снова испуганно булькнул и застыл, не смея лишний раз шевельнуться. Тьма вокруг статуи тоже заколебалась. И даже Мэл перестал дергаться, когда огромная каменная голова медленно-медленно повернулась и вперила в меня непереносимо тяжелый взор, в котором, помимо гнева, проступило удивление.
        На плечи рухнула такая тяжесть, что меня чуть не согнуло пополам. Хорошо, доспех уберег от позора дa ослиное упрямство не позволило склонить перед темным богом голову.
        - Это было глупо, ?ртур, - вдруг шепнул за моей спиной знакомый женский голос. - Рейс силен. И он всегда был ужасно несговорчив.
        - А мне плевать, - просипел я, с трудом удерживаясь на ногах, а затем с рваным выдохом качнулся вперед, и секиры со скрипом вошли в камень почти на ладонь. - Я служу не ему!
        - Ты совершаешь ошибку, мой мальчик, - шепнула Смерть, взъерошив мои и без того растрепанные волосы. В это же самое время ее метка ожила и в качестве предупреждения обожгла кожу на лбу, но я лишь упрямо набычился.
        - Я перестану себя уважать, если предам того, кто мне верен. К тому же, Мэл - не нежить. У него есть душа, пусть даже ее и заставили занять неподходящее тело!
        Смерть, помолчав, отступила. По первохраму снова пронесся негодующий гул, которому вдруг ответил хлестнувший из-за моей спины ветер. Боль от проснувшейся метки стала такой, что у меня едва искры из глаз не посыпались. А затем зрачки Рейса погасли. Огромная голова вернулась в прежнее положение. Давящая на плечи тяжесть исчезла. А на вспыхнувших и тут же погасших лезвиях секир вдруг проступили два крохотных значка, которые я от неожиданности не успел даже толком рассмотреть.
        - Мэл, ты живой? - хрипло спросил я, когда стало ясно, что убивать меня за святотатство не будут, а непримиримая статуя вновь превратилась в обычную каменюку.
        Сзади послышался шорох.
        - Кажется… да. Спасибо.
        Я с облегчением опустил оружие, позволив ему истаять во Тьме, и только тогда повернулся.
        «Ты сумасшедший!» - убежденно написал нa полу Ал, когда я зыркнул в его сторону.
        - Само собой. Я же темный.
        Алтарь выразительно покрутил пальцем у виска и без единого всплеска обратился в лужу. После чего утек на свое законное место, превратился в «наковальню» и окаменел, словно сделал все что хотел и до следующего утра шевелиться не планировал.
        - Ну и ладно, - ничуть не расстроился я и, подойдя к распластанному на полу Мэлу, протянул ему объятую Тьмой руку. - Пойдем домой, брат?
        На тонких губах Палача появилась слабая улыбка.
        - Пойдем, - прошелестел oн. И кое-как воздев себя на ноги, крепко пожал протянутую ладонь.

* * *
        В этот день Корн созвал нас на совещание довольно рано, так что к Роберту я снова не успел и отправил к нему одного Мэла. Зато перехватил в первохраме полсвечи тревожного сна и в Управление явился хоть и уставшим, но не настолько, чтобы заснуть прямо во время обсуждения.
        К моему искреннему удивлению, сегодня в составе присутствующих обнаружилось пополнение. Более того, мое кресло у окна оказалось занято, но я настолько не ожидал увидеть здесь подобного гостя, что при виде жреческой рясы озадаченно замер и далеко не сразу сообразил его поприветствовать.
        - Здравствуй, Артур, - мягко произнес уже знакомый мне дедок, не вставая с кресла. - ?ад тебя снова видеть.
        - Отец Иол… вас-то каким ветром сюда занесло?
        Кто-то в комнате поперхнулся, но жрец только улыбнулся.
        - Скажем, так: некоторое время назад у меня появилось недоброе предчувствие. И стойкое ощущение, что вам вскоре понадобится помощь.
        - Именно нам? Всем? - тут же насторожился я.
        Служитель Фола благосклонно кивнул.
        - Некоторым из вас. К сожалению, отец-настоятель по-прежнему в отъезде, ?о Орден обеспокоен сложившейся ситуацией. И сегодня мы получили прямой знак, что пора вмешаться..
        - Понятно…
        Я перехватил несколько изумленных взоров и запоздало наклонил голову, обозначая скомканное приветствие. После чего огляделся и, не найдя где присесть, решил составить компанию Хокк на подоконнике. Та молча подвинулась, покосившись на меня с нескрываемым подозрением. Эрроуз оценивающе прищурился. Рош предпочел отвернуться. А Корн явно задумался над тем, по какой причине служитель Фола так охотно согласился ответить на мои вопросы. Обычно жрецы вели себя более сдержанно. И крайне редко опускались до пояснения причин своих решений. Пожалуй, из всех присутствующих только Йен не удивился моему близкому знакомству со вторым лицом главного храма Алтории. В отличие от остальных, он прекрасно знал, что с некоторых пор у меня особое отношение к вере и свое собственное понимание ценности служителей богов.
        - Отец Иол, вас ввести в курс дела? - наконец, вежливо осведомился Корн, нарушив воцарившееся неловкое молчание.
        Жрец ?ачнул головой.
        - Меня интересуют только подробности последнего убийства. Остальное Ордену уже известно.
        - Хорошо. Илд??
        Начальник восточного участка тут же поднялся и, то и дело кося в сторону жреца, принялся обстоятельно докладывать. Иногда отец Иол его останавливал и что-то спрашивал. Но чаще всего он просто слушал, для вящей сосредоточенности прикрыв глаза и время от времени постукивая кончиками пальцев по подлокотнику.
        Когда Илдж закончил, в кабинете какое-то время было тихо. Но потом жрец поднялся, в полной тишине подошел к мерцающей на стене иллюзорной карте. Несколько томительных мгновений рассматривал багровые огоньки, горящие на месте уже совершенных убийств, а затем негромко уронил:
        - Орден пока не в курсе, для чего был начат ритуал и какую цель он в действительности преследует. Врата между мирами - лишь один из вариантов. Причем не самый худший. Гораздо более высока вероятность призыва могущественной сущности с нижних слоев Тьмы, привлечение в наш мир древнего и чужого бога, а также появление псевдобожественной сущности, аватаром которой может стать похищенный ребенок.
        - Его ещё можно остановить? - напряженно осведомился Корн из-за стола.
        - Да, - кивнул отец Иол. - В ритуалах такого рода очень важен символизм и магия чисел. Исчезновение хотя бы одного символа из схемы остановит процесс формирования энергии призыва. Или, как минимум, его замедлит. Именно поэтому с каждым разом наши действия будут вызывать все большую ответную реакцию со стороны того, кто все это затеял. Этот человек прекрасно знал, что смерть магов привлечет к себе внимание, но до поры до времени не предпринимал действий, способных вас отвлечь. Также он не стремился проливать лишнюю кровь, и лишь когда угроза срыва ритуал стала значимой, все же ответил.
        - Восемьдесят четыре трупа за полсвечи… хороший такой ответ, - пробормотал Йен так тихо, что его почти никто не услышал. Но святой отец, не поворачивая головы, кивнул.
        - Это была демонстрация силы. ?кция устрашения, показывающая, что наш враг больше не намерен рисковать. Не сомневаюсь, что этой ночью, если он заметит ваших людей вблизи выбранного им для ритуала места, город подвергнется ещё большей опасности.
        - И что вы предлагаете? - хмуро спросил Корн, когда святой отец ненадолго замолчал. - Отказаться от мысли его поймать?
        -тец Иол в последний раз окинул взглядом карту и повернулся к шефу.
        - Нет. И думаю, я смогу указать вам место следующего убийства.
        - Каким образом?
        - Я уже сказал про магию чисел, - невозмутимо отозвался жрец, возвращаясь ? карте. - В таком сложном ритуале убийства не могут быть беспорядочными. И они всегда происходят в определенной последовательности. Обратите внимание на списо? адресов: второй, восьмой, одиннадцатый, третий, шестой, девятый и десятый символы. Обратите та?же на номера домов, где были убиты маги.
        Народ добросовестно уставился на ?арту, но даже мне, признаться, было непонятно, ка?ая тут может быть связь.
        - Первое убийство: улица Шестнадцатая, восемь, - сжалился над нашими усилиями жнец. - Второе убийство происходит в восьмом символе. Улица Аллейная, девять. Два плюс девять получается одиннадцать. Это - номер следующего символа. Далее. Третий символ на карте. ?азница между третьим и вторым… одиннадцать минус восемь. При этом номер дома в четвертом символе - шесть. И следующую пару магов убивают по адресу, соответствующему шестому символу на карте… дальше объяснять?
        - Три плюс шесть - девять, - деревянным голосом продолжил Рош, впившись пальцами в полу своего балахона. - Получаем шестое по счету убийство на месте девятого символа… а дальше…
        - Дальше не вяжется, - мрачно сообщил Эрроуз, обшаривая глазами карту. - Разве что шестой символ сложить с номером дома на Звенящей?
        - Верно, - кивнул отец Иол. - Схема не линейная, ?онечно. Числовая зависимость тоже не прямая, и это существенно усложняет дело. Но если вы обратите внимание на оставшиеся символы и посмотритe на числа, так или иначе имеющие отношение к двум последним убийствам, то поймете, что у нас имеется не так много мест, ?уда убийца может двинуться этой ночью.
        - Золотая, один или Звенящая, четыре… значит, следующий символ на карте должен быть первым или четвертым? - напрягся Корн.
        - Это значит, что следующее место преступление - это Солнечная или Линейная, - задумчиво проговорил Йен, уставившись на западный участо? и тоже что-то лихорадочно высчитывая. - А если сложить знаки девять и десять с предыдущих мест убийств, то получается мой участо?. Линейная, девятнадцать.
        - Усильте патрули по обоим адресам, - велел Корн, быстро придя к тому же выводу, что и Норриди. - Святой отец, вы еще чем-то можете нам помочь?
        На губах отца Иола появилась мимолетная улыбка.
        - Думаю, да.
        - Шеф! - внезапно ожил один из переговорников на столе Корна. - Это Нил Уордик с Солнечной. У нас тут жрецы пришли. ?оворят, что от вас.
        - Сколько их? - быстро переспросил у подчиненного шеф, бросив на отца Иола недоверчивый взгляд.
        - Двое. Светлый и темный.
        - Я взял на себя смелость усилить ваши команды, - пояснил жрец Фола в ответ на повисший в воздухе молчаливый вопрос. - В присутствии моих собратьев навредить вашим людям и безнаказанно убивать мирных жителей станет значительно сложнее. А отграничить подозрительный дом и появившихся в нем людей и нелюдей, наоборот, проще.
        - Благодарю, - посветлел лицом Корн и обменялся выразительным взором с герцогом Искадо, который все это время задумчиво хмурил брови и ни во что не вмешивался. - Ваша помощь будет действительно кстати. Милорд, вероятно, нам стоит пересмотреть сегодняшние планы…
        - Я ещё две свечи назад получил соответствующие указания от короля, - признался герцог. - Он не намерен позволять кому быто ни было безнаказанно убивать жителей столицы, поэтому предыдущий приказ все еще не отменен. Нам дано официальное разрешение на применение любых методов для устранения угрозы. Мои люди уже на позициях. И, если отец Иол обеспечит нам защиту хотя бы по двум указанным адресам…
        - Почему по двум? - удивился святой отец. - Мы закроем все пять. Вероятность ошибки все же существует, а рисковать жизнями мирных жителей наш ?рден не собирается. Из темных братьев ваши команды усилят служители Рейса и Фола, из светлых - последователи Рода, Сойроса и Ремоса.
        - А кто инициировал это вмешательство, святой отец? - неожиданно для всех вдруг подал голос я. - Это ведь было не ваше персональное решение, правда?
        Угу. Ведь в первую нашу встречу ты об этом даже не заикнулся. А значит, до сегодняшнего дня храм не планировал вмешиваться. Более того, он и не вмешивался, хотя о грозящей городу опасности отец-настоятель знал. Поэтому мне стало интересно понять, кто заставил жрецов изменить решение и наконец-то поучаствовать в охоте.
        Отец Иол сделал невозмутимое лицо.
        - Предложение поступило от жрецов ?ейса, Артур. И было поддержано сперва служителями Фола, а затем и высшим руководством Ордена. Я удовлетворил твое любопытство?
        Хм. Рейс?
        Я услышал тихий выдох сидящей рядом Хокк и заметил, как впервые за вечер расслабились ее плечи. А потом посмотрел на остальных и подумал, что, наверное, над одной несговорчивой статуей мы с Алом корпели все же не напрасно. ? если после восстановления оставшихся в этом мире наступит порядок, то я окончательно успокоюсь и буду точно знать, что стал темным магом не зря.
        Глава 15
        Когда Корн, Йен и мы с Хокк прибыли на западный участок, на улице Линейной было подозрительно тихо. Ни одного экипажа на улице, ни одного патрульного в радиусе квартала… даже жильцы с этой улицы были заблаговременно выселены, поэтому до нас не доносилось ни звука, а в магически опечатанных домах не горел свет.
        Дом под номером девятнадцать нашелся в самом конце длинной улицы. Красивый трехэтажный особняк с высоким забором, ухоженным садом, весело журчащим напротив крыльца фонтанчиком… район здесь считался небедным, среди его обитателей нередко встречались успешные торговцы и маги, так что ночи здесь, как правило, были спокойными, а о разбойных нападениях не слышали уже давно.
        Кому принадлежал именно этот дом, я не интересовался - эти сведения, как и в предыдущих случаях, ничем бы нам не помогли. Отметил только, что людям зажиточным, и понадеялся, что их имущество пострадает не так сильно, как у других.
        - вот с погодой нам, можно сказать, не повезло. К ночи небо снова затянуло тучами, поэтому ориентироваться на местности стало сложнее. Да ещё и магические фонари на Линейной было велено погасить, чтобы умения жрецов и обычная магия… а они порой вступали в конфликт… не спровоцировали взрывов и других разрушений. Простых стражников Корн с улицы тоже велел убрать - ни к чему давать убийце возможность лишний раз пополнить наш «холодильник». Обычных людей тоже попросили исчезнуть, за исключением Йена. Так что в итоге нас осталось четырнадцать: боевая пятерка герцога, двое жрецов, мы с Хокк, Корн, Йен, получившая добро от целителей на походы на темную сторону Триш, а также решительно настроенные Тори и Лиза Шарье, которые и без того третью ночь подряд караулили этот особняк.
        Население всего района, конечно, в столь короткие сроки выселить не удалось, но жрецы сказали, что одной безлюдной улицы им будет вполне достаточно. А также пообещали, что за ее пределами никто из жителей не пострадает. ?тец Иол, кстати, прибыл на Линейную вместе с нами, в отдельном кэбе, который ему любезно выделило Управление. А вот милорд герцог решил составить компанию Илджу, Рошу и Эрроузу и вместе с ними отправился по второму адресу - на Солнечную, семь, где мы с такой же высокой вероятностью ждали появления убийцы.
        Выбор места для расположения ударной группы тоже предоставили жрецам. Отец Иол, оглядевшись, заявил, что не видит смысла занимать какой-то из соседних домов. Его коллега - служитель Рода, отец Олаш, резонно добавил, что в случае схватки стены и перекрытия могут нам помешать. В чем-то, конечно, он был прав: ввязываться в бой с Палачом на ограниченном пространстве - это весьма затейливый способ самоубийства. Поэтому я поддержал идею устроиться в саду при условии, что господа жрецы найдут способ скрыть нас от посторонних взоров.
        В ответ на это отец Иол загадочно хмыкнул, достал из-под рясы невзрачный артефакт в виде обычного с виду камушка, и вскоре на облюбованной нами поляне возникло нечто непонятное. Я бы сказал, что оно чем-то напоминало купол, которым убийца прикрыл прошлой ночью тела наших коллег. Единственным отличием являлось то, что структура заклинания (или что это было) выглядела ровной и упорядоченной. А ещё она охватывала лишь нижнюю часть импровизированного «лагеря» наподобие опрокинутой чаши. Ее дно, как я вскоре убедился, уходило прямиком во Тьму и должно было избавить нас от неприятностей на темной стороне. Более того, как только я собрался задать вопрос - а что же будет с верхней частью этого заклинаний? - отец Олаш активировал ещё один храмовый артефакт, и защита стала по-настоящему цельной: магия светлого жреца дополнила структуру, установленную отцом Иолом, и теперь вокруг нас образовалась полностью закрытая, охватывающая сразу два мира сфера. Достаточно большая, чтобы мы уместились там все. И достаточно прочная, чтобы мы могли чувствовать себя в безопасности.
        - Снаружи защита имеет эффект зеркала, - пояснил светлый жрец, как только светлая часть купола окончательно слилась с нижней и превратилась в единое целое. - Теперь нас не видно ни обычным, ни магическим взором. Пока вы не начнете использовать магию, конечно. В данный момент защита частично проницаема - сейчас вы можете спокойно отсюда выйти, использовать переговорники и любые артефакты с защитными свойствами. А вот атакующие защита будет гасить. Как снаружи, так и изнутри. В случае необходимости мы можем сделать ее непроницаемой, и тогда сюда больше никто не войдет и не выйдет. До тех пор, пока сохраняется заряд в амулетах.
        - И на сколько его хватит? - поинтересовался Корн, с любопытством присматриваясь к куполу.
        Я, не дожидаясь ответа, отправился проверить защиту на прочность и, как обещал святой отец, беспрепятственно прошел в одну и в другую сторону, отметив про себя лишь легкую щекотку на коже в момент пересечения границы. Затем сунулся на темную сторону, убедился, что и там купол снаружи совершенно не виден. А если святые отцы обещают, что при необходимости сделают его совершенно безопасным, я, пожалуй, поверю, что в храмовых обрядах действительно что-то есть.
        - …Не стоит волноваться, - закончил свои объяснения отец ?лаш, когда я вернулся в реальный мир. - Волею богов сила молитвы способна удержать защиту сколь угодно долго, потому что в основе ее лежит не магия, а вера. А вера у служителей храма сильна.
        Ничего себе!
        Я мысленно присвистнул и повнимательнее присмотрелся к лежащим в центре поляны артефактам. С виду камешки как камешки. Ну, руны на них незнакомые высечены. Голову отдам на отсечение, что лотэйнийские и древние, как сам первохрам. Выходит, жрецы и впрямь нашли способ преобразовывать энергию духа в нечто материальное? Но является ли это магией в полном смысле этого слова? Или, может, речь идет о той самой божественной силе, которую жрецы получают с благословения богов?
        - Это одна из тайн ?рдена, ?ртур, - наклонившись к моему уху, шепнул невесть как успевший приблизиться отец Иол. - Если захочешь узнать - милости просим.
        Я поспешил отстраниться.
        - Нет уж, обойдусь. Интересно, почему все ваши коллеги меня в рясу обрядить норовят?
        Жрец Фола тихо рассмеялся.
        - Это всего лишь предложение, Рэйш.
        - Спасибо, не надо, - твердо повторил я и, в последний раз глянув на защиту, повернулся к дому. - Сколько, по-вашему, нам ещё ждать?
        - Скоро полночь, - отозвался жрец. - ?сли у тебя есть мысли, как засечь появление святотатца до того, как он кого-нибудь убьет, то самое время их реализовать.
        Я задумался.
        Когда Мэл разыскивал эти особняки, он уже пытался ставить на них метки. Изнутри ему это сделать не удалось из-за особе?ностей защиты, а те, что мы поставили снаружи, почему-то не сработали.
        - Рэйш, ты куда? - с подозрением осведомился Корн, когда я решительно двинулся к зданию.
        - Хочу кое-что попробовать.
        - Не вляпайся там, времени осталось впритык, - проворчал шеф, но, как ни странно, отстал. А я снова ушел на темную сторону и, просочившись в дом сквозь дыру в двери, принялся изучать поставленную на нем защиту.
        Ну что сказать… работал, конечно, специалист. Сложная вязь из знаков и рун покрывала стены, полы и потолки таким плотным ковром, что это вполне объясняло отсутствие изменений в магическом фоне даже на пике проводимого ритуала. В других домах я уже видел эту сеть. Сложная. Большая. И, как я уже говорил, она была рассчитана во многом на магию крови, поэтому воспользоваться ею мог кто угодно, а вот изменить, к сожалению, нет. Поскольку защитные заклинания были вплетены непосредственно в камень, то воздействовать на него снаружи было весьма проблематично. А изнутри заклятия о? практически не пропускал, превращая дом в этакую плотно закрытую коробочку, которую проще было сломать, чем пытаться переделать.
        Убийца, кстати, использовал эти особенности грамотно. Но в чем-то они его ограничивали. И если придумать, как это использовать…
        Пройдя вдоль одной из стен, я попробовал поэкспериментировать с заклинаниями. Да, метки внутри действительно ставились, но снаружи я их не чувствовал - защита блокировала все. И обычную магию, и знаки, и руны. И даже нарисованные Тьмой во Тьме, они оказывались бесполезными. С внешними метками та же история - пока я находился на улице, все было отлично, но стоило только зайти в дом, как связь с ними отрезало напрочь.
        - Рэйш, время! - пронеслось гулкое по темное стороне, заставив меня с неохотой оставить метки в покое и вернуться на улицу. Двое темных коллег из боевой пятерки герцога Искадо с нетерпением махнули, советуя поторопиться, и я рысцой побежал к месту их дислокации, успев нырнуть под образованный жрецами купол всего за несколько мгновений до того, как напольный хронометр в доме пробил полночь.
        Как только это случилось, по тeмной стороне, как по команде, прошло непонятное волнение. Спине стало неуютно, словно в нее уперся чей-то недобрый взгляд, затыло? обдуло знакомым ветерком, а под куполом резко похолодало.
        - В чем дело? - осведомился Корн, когда некрос и неизвестный маг Смерти одновременно развернулись спиной друг к другу и, подняв к глазам визуализаторы, напряженно уставились в темноту. Хокк, Триш и Тори немедленно последовали их примеру, а отец Иол обеспокоенно переглянулся со светлым коллегой.
        - Кто-то потревожил границу миров, - тихо подтвердил отец Олаш, сделав хитрый жест рукой и ненадолго прикоснувшись ладонью к куполу. - Думаю, нам следует позаботиться о нашей общей безопасности.
        Я краем глаза подметил, как жрецы, не сговариваясь, отступили за спины магов и сжали в ладонях свои загадочные артефакты.
        - Смотрите… - прошептала в этот момент Хокк и указала пальцем на пространство перед домом. - Как-то не верится, что это простое совпадение!
        Я оглянулся и мысленно присвистнул, обнаружив, что на темной стороне начала стремительно трескаться земля. Нет, гула и грохота слышно не было - для нас, находящихся в реальном мире, все происходило в мертвой тишине. Но через линзы я видел, как подрагивает обледеневшая почва, бжвбджб как трещит по швам покрытый снежком газон. И как на месте идеально ровной лужайки перед нами образовывается целая сеть глубоких трещин, откуда одна за другой начала выбираться многочисленная нежить.
        Поскольку визуализаторы имелись у всех, то эту картину даже светлые могли наблюдать в ужасающих подробностях. У Корна при виде нескольких сотен гулей вырвался прерывистый вздох. Триш, Тори и Лиз словно окаменели. Жрецы сдвинулись спина к спине, как темные, и одновременно затянули заунывную и непонятную мелодию. Хокк до хруста сжала основание своих «очков». Не успевший нам представиться некрос тихо выругался. Его светлые коллеги одновременно скрипнули зубами. А мы вместе с магом Смерти, не сговариваясь, провалились на темную сторону и во все глаза уставились на разверзшийся перед домом ад.
        Пожалуй, мы недооценили нашего врага, и он вновь продемонстрировал нестандартное мышление: земля вокруг дома не просто трещала по швам - это одна за другой вскрывались невидимые ранее каверны. Причем много. Очень много. И из ?их настоящей лавиной выплескивались гули, шуршы, уже знакомые мне слизни, куча другой разношерстной мелочи, которая вскоре накрыла лужайку перед домом сплошным шевелящимся ковром.
        Нет, пока они не нападали. Просто напряженно озирались, принюхивались и, похоже, еще не видели нас. Но как только кольцо из нежити окончательно сомкнулось, отрезав лужайку от остального мира, возле крыльца вскрылось еще две каверны. На редкость крупных и глубоких. А оттуда, словно овеянные Тьмой крылатые демоны, одним стремительным движением выпорх?ули…
        - М-моргулы… - дрогнувшим голосом признал новых тварей мой темный коллега.
        Я угрюмо промолчал.
        Да, это и впрямь оказались они - мрачные, похожие на закутанные в рваные плащи почти что человеческие фигуры, которые, услышав раздавшийся во Тьме голос, одновременно повернули головы в нашу сторону. Видеть они нас, похоже, не видели - жрец не солгал, и купол оказался достаточно надежным. Однако звуки храмовая сфера, похоже, гасила не полностью, иначе я не могу объяснить порывистое движение моргулов в нашу сторону и раздавшееся следом шипение, в котором послышалось неприкрытое торжество.
        Вскоре за нашими спинами раздался шорох и еще два прерывистых выдоха.
        Триш и Тори… ну, конечно. Увидев, что нас нет рядом, эти двое тоже заявились на темную сторону. Видимо, надеясь помочь. Или просто прикрыть тылы. Но, честное слово, лучше бы они этого не делали, потому что, заслышав шум, оба моргула издали удовлетворенный рык и двумя стремительными тенями ринулись на купол.
        - Господи… - только и успела прошептать шокированно замершая Триш, во все глаза уставившись на несущуюся в нашу сторону высшую тварь.
        Жутковатая картинка, не спорю. Но думать и сетовать на чужую неосторожность было некогда. Оттеснив некстати вылезшую молодежь, я без колебаний вышел вперед. Еще через миг мои пальцы сжали древко пока еще невидимой секиры. Одновременно с этим внутри купола сгустилась Тьма, готовясь обнять меня со всех сторон и улечься поверх одежды матово-черным доспехом. ? затем моргулы оказались на расстоянии вытянутой руки и спикировали на сферу, как два коршуна. Собравшаяся вокруг нас нежить тут же прыснула в стороны. Но, прежде чем я развернул лезвие и все-таки ударил, купол внезапно вспыхнул. По глазам резанул болезненно-яркий свет. Я инстинктивно отпрянул. Моргулы, похоже, тоже такого не ожидали. Но все же не остановились, а подлетев вплотную, одновременно замахнулись и с силой полоснули по сфере отросшими когтями.
        По темной стороне раздался оглушительный рев. Поверхность сферы прогнулась, мелко задрожала, но купол, как ни удивительно, оказался надежным даже против высшей нежити. Расцветившие его полосы от когтей исчезли, будто их и не было, тогда как льющийся с ее поверхности свет, напротив, стал таким ослепляющим, что твари с негодующим воплем отшатнулись, а я, так и не успев ударить, счел за лучшее отступить.
        - Проклятье… слишком ярко! - прохрипел за моей спиной не соизволивший представиться маг.
        - Глаза режет… - выдохнул вместе с ним Тори. - Ничего не вижу!
        Триш молча прикрыла лицо рукой, а вторую положила мне на плечо и тихо сказала:
        - Не ходите туда, мастер Рэйш. Отец Иол сказал, чтобы я вас туда не пускала.
        - На сколько у жрецов хватит сил? - Я прищурил слезящиеся глаза, пытаясь разглядеть, что творится снаружи. Но свет и впрямь стал таким ярким, что пробиться сквозь него было попросту невозможно.
        В ответ на мой вопрос Триш пожала плечами.
        - Обещал, что до утра.
        «До утра меня не устраивает», - раздраженно подумал я. Тьма, словно почувствовав, что больше не нужна, тут же истаяла, вернув моей одежде первозданный вид. Но невидимое древко я все же не отпустил. И вместо того, чтобы успокоиться и всецело довериться святым отцам, упрямо шагнул к самому куполу и попытался толкнуть его рукой.
        Как и обещал отец Иол, сфера не поддалась. Чуть прогнулась под пальцами, но пропустить наружу меня не соизволила. Видимо, та молитва, которую жрец ?ода затянул на пару с коллегой, успела сделать сферу достаточно плотной, чтобы ни я, ни моргулы не смогли ее преодолеть. С одной стороны, это, конечно, выручало. А с другой, превращало пространство под куполом в одну большую ловушку. Мы больше не могли связаться со своими. Не могли приблизиться к дому. Потеряли возможность отслеживать перемещения убийцы. А также не имели возможности ударить по нежити магией, потому что теперь купол полностью ее гасил. Я даже попытался незаметно уйти на нижний слой, но защита блокировала все. Одним словом, нас заперли внутри сферы, как мышей под сковородкой. И единственной пользой от нее было то, что твари так и не смогли никого убить.
        В последний раз кинув взгляд на ярко горящую поверхность купола, я скрипнул зубами и вернулся в реальный мир.
        Народ, судя по всему, уже успел прийти в себя, поскольку паники в рядах магов не наблюдалось. Корн был мрачен до невозможности. Йен казался и того мрачнее, потому что меньше всех понимал в происходящем. Светлые нетерпеливо прохаживались вдоль сферы, сжимая в руках неизвестные мне артефакты. Некрос напряженно всматривался во Тьму через визуализатор, но, когда я вернулся, он с досадой отнял прибор от лица и бросил:
        - Ни демона не видно! Похоже, при такой напряженности поля купол гасит вообще все виды магии! И искажает работу линз!
        Я вопросительно повернулся в сторону жрецов, и отец Иол, не открывая глаз, кивнул. Теперь он молился молча, как и его светлый коллега. Они стояли спина к спине, в центре защищенного сферой пространство. И от обоих исходило ровное серебристо-черное свечение. Камни-артефакты, лежащие у них на ладонях, успели раскалиться докрасна, идущий от них жар ощущался даже в паре шагов, но жрецы словно не чувствовали боли. И, сосредоточенно повторяя слова молитвы, полностью ушли в себя.
        В какой-то момент я обнаружил, что поверхность купола стала тускнеть, и снова нырнул на темную сторону.
        Так и есть. То ли сфера успокоилась после удара тварей, то ли силы ?рецов начали потихоньку убывать, но свет от купола и впрямь перестал резать глаза, и теперь я мог кое-что рассмотреть. В частности то, что за прошедшее время пространство вокруг нас очистилось, и большая часть тварей ретировалась обратно в каверны. Трупов вокруг купола оказалось немного - всего несколько нерасторопных слизней и один маленький шурш, которого, судя по внешнему виду, затоптали более крупные твари. Пепла, праха или следов того, что мелкую нежить испарило, я не нашел, а вот ведущие к трещинам следы и клубящуюся над ними Тьму рассмотрел прекрасно, из чего сделал вывод, что твари далеко не ушли, а значит, мы по-прежнему в осаде.
        Моргулов я тоже нашел. Обе твари спрятались под стеной дома, в глубокой тени и буравили оттуда нашу компанию горящими глазищами. Вперед не совались. Видимо, одного раза им хватило. Но и уходить не спешили, будто всерьез надеялись дождаться, пока защита истощится, или же…
        Я присмотрелся к вывороченным из травы комьям земли повнимательнее и тихо ругнулся.
        - Что такое, мастер Рэйш? - забеспокоился успевший изряд?о замерзнуть Тори.
        Я махнул в сторону двух крупных разломов.
        - Следы на земле видишь?
        Тори прищурился.
        - Ну… да, что-то виднеется.
        - Это знаки, - хмуро бросил я, подобравшись к самому куполу. - ? рядом с ними руны, только перевернутые, чтобы не изгонять, а призывать сюда тварей. Похоже, они-то моргулов и держат, иначе те давно свалили бы вместе с остальными.
        Тори прикусил губу.
        - Значит, нас ждали, мастер Рэйш? Все это было спланировано заранее?
        - Похоже на то, - угрюмо отозвался наш безымянный коллега, подойдя ближе. - И время уже за полночь. А мы не только не знаем, что происходит в доме, но и не можем этому помешать.
        Я покосился на молчаливую громаду особняка и с досадой сплюнул. Похоже, и на этот раз убийца нас переиграл. И даже если сегодняшней ночью он выбрал совсем другой дом для проведения ритуала, мы все равно не можем вмешаться.
        - Смотрите! - вдруг прошептала Триш, на лице которой успел выступить иней. - Там что-то есть!
        Я проследил за ее взглядом и мысленно хмыкнул: похоже, моргулов кто-то спугнул. Иначе зачем бы им метаться вдоль стены, как ужаленным, да ещё шипеть, как разъяренные гадюки? Чего вертеться волчками, будто их вдруг злобные мухи закусали? И для чего понадобилось так резко бледнеть, а потом трусливо сбегать на нижний уровень?
        В этот же самый момент по поводку пришла успокаивающая волна, и я прикрыл глаза: Мэл… очень вовремя. Зова я ему, правда, не посылал, но за последние дни наша связь стала настолько прочной, что oн и без зова понял, что у меня проблемы. И, разумеется, явился посмотреть на то, с чем не удалось справиться мне.
        «Все в порядке, брат?» - пришло сдержанное по поводку.
        «Да. Мы не ранены. Но до тварей я дотянуться не могу».
        «Тебе помочь выбраться?»
        «Нет, - ухмыльнулся я. - Купол пока не трожь».
        «Тогда займусь тварями», - покладисто отступил Мэл, и я мысленно порадовался, что в последнее время брат сильно окреп, и даже парочка моргулов не должна была доставить ему особых затруднений.
        Поняв, что во Тьме и впрямь что-то происходит, коллеги взволнованно загудели. Ну еще бы. Когда на твоих глазах одного из моргула рывком выдергивают обратно на верхний слой, а затем он запрокидывает укрытую капюшоном башку, испускает протяжный вой и сам по себе вдруг начинает разваливаться на части - это, скажу я вам, завораживающее зрелище. Когда сразу после этого такая же участь настигает вторую тварь, и над лужайкой повисает целое облако из радостно перемигивающихся «светлячков», это действительно способно выбить из колеи. А если вам при этом не удается заметить убийцу моргулов, а вместо него в лучшем случае получается углядеть размытую тень, больше похожую на призрака, то это вообще ни в какие ворота не лезет.
        Надо думать, что темные удивились. И надо думать, что не только в моей руке внезапно появилось оружие.
        - Что это? - дрогнувшим голосом спросила Триш, когда на землю спланировали обрывки второго плаща. - Или кто?
        Тори растерянно моргнул, а наш третий коллега озадаченно хмыкнул.
        - Надеюсь, убила их не другая высшая тварь. Иначе нам придется туго.
        - Вряд ли это тварь, - возразил Тори. - Смотрите: души-тo остались нетронутыми. Была бы здесь нежить, она бы их уже принялась жрать.
        - Тоже верно… но тогда я ничего не понимаю. Если это кто-то из наших, то почему я его не вижу? А если нет, то возвращаемся к вопросу леди: что это? Или кто? И зачем oн вообще вмешался?
        «Спасибо, Мэл», - с чувством подумал я. И не дожидаясь, пока освобожденные души окончательно исчезнут, рывком ушел наверх.
        - Снимайте купол! - бросил недоуменно обернувшемуся отцу Иолу. - Немедленно!
        - Зачем? - не понял Йен.
        - Рэйш, что там у вас происходит? - озадаченно спросил Корн, отнимая от лица визуализатор. - Мне показалось, или кто-то нам помог?!
        - Мы никого не видели. Но моргулы действительно мертвы, а остальные разбежались, - нетерпеливо бросил я. - Так что путь открыт. Отец, Иол, поторопитесь! Надо проверить дом!
        - Сейчас, - наконец-то шевельнулся святой отец. - Угрозы я действительно больше не чувствую. Поэтому думаю, что снять купол можно.
        Второй жрец чуть замешкался и даже попытался возразить, но когда я вернулся на темную сторону, сфера снова стала походить на тончайшую пленку. И я, упершись плечом, без особого труда продавил ее собой. После чего услышал раздавшийся из особняка слабый шум, ?репко выругался и бегом бросился в ту сторону. А как только ?рыльцо скрыло меня от глаз коллег, создал прямую тропу и одним прыжком оказался на чердаке.
        Увы. Я опоздал - там уже вовсю клубилась Тьма, все стены и потолок были покрыты густым слоем инея, а на застеленном белоснежной скатертью столе остывало обезображенное женское тело. Кровь из раны еще сочилась, мерно капая на изгаженный пол. Но рядом не было ни Палача, ни его хозяина. А когда я опрометью скатился с лестницы и ринулся к точке перекреста, и там никого не оказалось. Лишь хрустела под ногами осыпавшаяся со стены штукатурка, да стремительно рассеивалось облако невостребованной энергии - легкое, золотистое, похожее на распыленную в пространстве чистую душу. Точнее, сразу две души, ставшие пищей для какого-то полоумного мага.
        При виде пустого коридора из моего горла вырвался раздраженный рык.
        Да что ж это такое?! Один удар сердца… всего один, и я мог бы что-то исправить! Но эта тварь действительно рассчитала правильно. Даже моргулов призвала, чтобы гарантированно себя обезопасить. Если бы не жрецы, нас бы уже сожрали. А если бы не Мэл, после нас эти твари ринулись бы в город. Тогда как я… мне не хватило какого-то мгновения, чтобы вмешаться и попытаться его остановить. Бездна…
        - Мастер Рэйш! - донесся с улицы встревоженный голос Триш. - Мастер Рэ-э-эйш!
        Я раздраженно сплюнул.
        - Что?!
        - Шеф велел вам срочно вернуться. Мы снимаемся с места!
        - Как это? - озадачился я. Не только смыслом фразы, но и тем фактом, что никто не торопился зайти в дом и замерить насыщенность магического поля. На темной стороне сделать это было невозможно, но в реальном-то мире что им помешало использовать приборы? Не захотели рисковать? Решили выждать время? - Ему что, улики не нужны?!
        - Похоже, это не тот дом, - нетерпеливо бросила снизу девчонка, так и не зайдя внутрь. - Команда герцога на Солнечной перестала выходить на связь. Так что Корн дал команду «отбой», мастер Рэйш. Мы уходим!
        У меня едва не помутилось в глазах от внезапно пришедшей на ум догадки.
        Нет, не может быть…
        Но кто сказал, что убийца не мог озаботиться еще одним отвлекающим маневром? И кто сказал, что, призвав нежить в одном месте, он не способен сделать это где-то еще? Кто-нибудь вообще в курсе, сколько моргулов на настоящий момент времени обитает в столице? Ну и что, что я больше ни одного из них не видел? Я и о вампирах поначалу не подозревал. Как, впрочем, и мои коллеги из ГУССа. Но если уж наш враг сумел устроить одну ловушку, то что ему стоит создать вторую? Третью? И где гарантия, что именно сейчас, в этот самый момент, рядом со второй группой не вьется очередная одна пара моргулов, которых, в отличие от нашей группы, некому прибить?
        Подумав о тварях, я резко выпрямился, обвел невидящим взглядом пустой коридор, а затем открыл тропу и, прежде чем в ней исчезнуть, коротко бросил Триш:
        - Скажи Корну, что ошибки нет. Убийца только что был здесь. Два свежих трупа помогут вам в этом убедиться. И напомни, что магический фон все еще зашкаливает, поэтому, если Корн не хочет потерять людей, пусть никто… слышишь, никто!.. не суется на чердак в ближайшие полсвечи.
        Глава 16
        Когда я выскочил рядом с заблаговременно оставленной меткой, вокруг дома номер семь по улице Солнечной уже кишмя кишела нежить. Крупные, мелкие, крылатые, когтистые и зубастые твари, словно живой ковер, устилали лужайку перед особняком и настойчиво сжимали кольцо вокруг тускло светящегося купола. Не знаю почему, но здесь жрецам не удалось напугать тварей божественным светом. Да, их тоже было двое - темный и светлый. Но все, на что хватило их сферы, это слегка придержать прущую косяками нежить и сопротивляться кружащим вокруг моргулам, которых по этому адресу почему-то оказалось не два, а сразу четыре.
        Гм, видимо, в присутствии четверки высших сфера теряла свои свойства вдвое быстрее, чем у нас. Хотя, может, здешние жрецы просто оказались слабее отца Иола и отца Олаша?
        Заметив тени, плавно нарезающие круги вокруг сферы, я прикоснулся к поводку, но Мэлу не требовались слова, чтобы меня понять. Хоронясь за стеной соседнего дома, я набросил второй доспех, став таким же невидимым, как брат. После чего мы одновременно создали тропы, одним прыжком переместились на лужайку перед домом. Вырвались прямо посреди целого моря рычащих, скулящих, щелкающих зубами и хрипло подвывающих тварей. Не дожидаясь, пока они опомнятся, я веером спустил с ладоней целую связку темного огня, мгновенно превратившегося в огненное море. И почти сразу ушел на нижний слой, оставив беснующуюся мелочь заживо гореть и мучительно издыхать в пламени, для которого не было разницы, кого именно жечь.
        Здесь, на нижнем уровне, оказалось поспокойнее. Низшие вроде шуршей и слиз?ей вообще сюда не заходили. Гули, если и могли, тоже предпочитали не соваться, так что под ногами никто не мешался. А вот моргулы… проворные, разумные и внезапно решившие проявить осторожность моргулы оказались здесь одновременно с нами. И, нутром почуяв, чем им грозит даже мимолетное прикосновение к моему огню, приняли единственно верное в данной ситуации решение. А когда я шевельнулся, намеренно обозначив свое присутствие, все четверо, словно по команде, ринулись в атаку.
        Если бы не Мэл, я бы, наверное, не пошел на риск и предпочел разделаться с тварями по одиночке. Все же опыта схваток с подобными тварями у меня было маловато. Но брат не подвел. Оставшись стоять под слоем невидимости подходящий момент, он нe выдал себя ни единым жестом. ? как только четверка тварей метнулась в мою сторону, плавным движением скользнул следом и одним ударом секир располосовал сразу двух моргулов.
        Пронесшийся по нижнему уровню вой был полон недоумения, изумления и боли. Оставшиеся в живых твари резко остановились и опрометчиво развернулись, чтобы посмотреть, что произошло с сородичами. Да, они ещё успели увидеть, как на стылую землю медленно оседают четыре бесформенных обрывка. И успели заметить проступившую ненадолго тень. А пока они соображали, что произошло, я уже оказался рядом и таким же сдвоенным ударом избавил их от сомнений. После чего на земле появилась ещё парочка разрезанных надвое плащей, а над ними принялись растерянно кружить многочисленные огоньки.
        - На твое усмотрение, Фол, - буркнул я, оглядевшись, но других желающих сунуться за нами на нижний слой не нашлось.
        Огоньки, задумчиво качнувшись, рассыпались на совсем уж крошечные искорки. Затем раздробились ещё больше, обратившись в легкое облачко, а потом по Тьме пронесся едва ощутимый ветерок, и от душ ничего не осталось. Улетели, истаяли… бог знает, что с ними на самом деле произошло.
        Когда же ветер улегся, мы с Мэлом, не сговариваясь, обернулись к стоящему рядом дому. И одновременно дрогнули, когда в его подвале вспыхнул свет, а на самом верху, а на чердаке, закрутилась огромная черная воронка, в происхождении которой не было повода сомневаться.
        - Твою ж мать… - выдохнул я, сообразив, что это означает. - Мэл, он только что убил еще двоих!
        - И, похоже, именно сейчас забирает их силу, - тихо согласился брат.
        Дальше мы действовали уже молча. Поскольку на нижнем слое темные тропы не создавались, то к проклятому дому мне пришлось бежать на своих двоих, благо он располагался недалеко. Сигать на верхний слой, прямиком под удар пришедших в себя коллег, я посчитал неблагоразумным - нас могли заметить. Тем более что жрецы все-таки не удержали купол и к тому моменту, как на лужайке догорели последние твари, он благополучно рухнул. Чем это грозило им, меня в тот момент не особенно волновало. А вот то, что творилось в доме, беспокоило очень даже.
        Собственно, мне впервые удалось своими глазами наблюдать работу неизвестного мага. Да, именно отсюда, с нижнего слоя, где манипуляции с магией перекреста ему утаить не удалось. Поэтому я прекрасно видел, как прямо на глазах в подвале распускается ярко-золотой цветок. И как вместе с ним так же стремительно раскручивается над домом гигантская черная воронка.
        Все происходило настолько быстро, что с учетом разницы во времени, можно сказать, что действовал убийца мгновенно. Мало того, что он подготовил все к ритуалу заранее. Мало того, что совсем недавно он находился в другой части города. Так теперь он ещё и снова убивал. Причем нагло. Почти открыто. Но именно здесь и сейчас у нас появилась реальная возможность его остановить.
        Однако, не успели мы сделать пару шагов, как свет и тьма обрели невероятную силу. Казалось, в подвале появилось свое собственное, безумно яркое солнце, а на чердаке, напротив, родился сгусток первозданного мрака. Причем с каждым мгновением они все набирали и набирали силу. Вот уже и крышу начало пошатывать. Вот и стены затрепетали, будучи не в силах сдержать рвущуюся наружу мощь… А затем в глубине дома появился и принялся так же стремительно разгораться алый огонек, и свет в подвале, как и тьма на чердаке, стали так же быстро угасать, будто его вытягивала ?а себя какая-то третья сила. Одновременно. Мощно. За считанные мгновения высосав до последней капли. А как только света и тьмы не стало, разгоревшаяся точка брызнула из окон кроваво-красными искрами, а затем так же внезапно схлопнулась, рассыпавшись напоследок целым веером крошечных искорок. И как только они окончательно угасли, на нижнем слое снова стало темно и пустынно. Всего за миг до того, как мы с Мэлом на полном ходу ворвались в особняк.
        Осторожничать уже не было смысла - моргулы перед смертью орали так, что наверняка успели всех переполошить. Поэтому мы, не скрываясь, вынырнули на верхний уровень и одним прыжком переместились на второй этаж.
        На месте перекреста мы оказались одновременно. Как раз в тот миг, когда посреди полуразрушенного коридора почти закрылась чья-то тропа. Обычная тропа… темная и, разумеется, прямая, при виде которой я без раздумий бросился вперед и лишь у точки выхода успел заметить, как из схлопывающегося проема на меня летит огромный пылающий шар.
        Действовал я в тот момент на одних инстинктах и, пожалуй, лишь глубоко внутри понимал, что уйти в сторону не успеваю. Думать было поздно. Рваться вперед опасно. Оставаться на месте бессмысленно. Поэтому я сделал то единственное, что мог в подобной ситуации - упал ничком и снова провалился на нижний уровень. Туда, где чужое заклятие не могло и, по идее, ?е должно было меня задеть.
        В теории, находясь на втором этаже, я должен был грохнуться вниз, потому что от перекрытий на нижнем слое имелась одна лишь видимость. Но каково же было мое удивление, когда, оказавшись на полу, я вдруг осознал, что проваливаться никуда не собираюсь. Да, я действительно находился на нижнем слое Тьмы. Подо мной прекрасно просматривался первый этаж и призрачные балки, поверх которых виднелся такой же призрачный пол. Более того, я прекрасно видел, как прямо на меня несется полупрозрачное и далеко не такое опасное, как раньше, пламя. Умом понимал, что с верхнего слоя оно вряд сумеет меня достать, но рефлексы оказались быстрее. Поэтому вместо того, чтобы удивляться, размышлять или проверять свои догадки, я проворно откатился в сторону. И уже там, у стены, с внезапным холодком ощутил, что прозрачный пол меня больше не держит. ? еще через миг он окончательно потерял твердость, я, не успев среагировать, со всего маху брякнулся вниз, больно ударившись боком. А когда очухался, то озадаченно уставился на бушующее на верхнем слое пламя, которое прямо на глазах сжирало не только перекрытия, но и стены, и даже
потолок, выгрызая в них огромные дыры.
        - Что за дрянь… - ошалело пробормотал я, торопливо подхватываясь и на всякий случай выбираясь из шатающегося дома. - Мэл, ты это видел?!
        - Тебе повезло, - флегматично заметил вынырнувший из пустоты Палач, оглядев мою дымящуюся фигуру. - Еще бы миг, и от тебя осталась одна головешка.
        - Что это вообще такое было?!
        - Обычное заклинание огня. Довольно старое и простое. Только его напоили не обычной магией, а остаточной энергией ритуала. Так что, полагаю, нам здесь делать нечего - дом через четверть свечи выгорит дотла, а вместе с ним исчезнут и улики.
        Я мрачно покосился на полыхающий особняк: да, ловить там и впрямь было нечего. Конечно, с нижнего слоя Тьмы огонь выглядел призрачным и не настоящим, но судя по тому, что за пару мгновений он успел охватить все три этажа и уже выбрался на крышу, Мэл прав. Мы снова остались ни с чем. Вытаскивать тела было поздно. Пытаться отыскать чужую тропу бесполезно. Искать чужой след тем более бессмысленно - огонь уже «съел» его вместе с перекрытиями. При этом убийца как ускользал от нас, так и на этот раз сумел уйти незамеченным.
        Единственный плюс сегодняшней ночи заключался в том, что мы все-таки увидели, как он работает. И сумели узнать кое-что важное: оказывается, наш враг умел использовать не только обычную магию, но и магию перекреста. А это очень специфические знания. Настолько, что, пожалуй, настало время поинтересоваться у Эрроуза, не получил ли он из Ордена каких-нибудь сведений по своему запросу? В частности, о том, не копался ли кто в старых архивах, и не появлялся ли в Ордене человек, который долго и настойчиво интересовался этой сомнительной темой?
        - Надо возвращаться, Арт, - скупо обронил Мэл, когда в доме-таки прогорели балки, и рухнувшая крыша окончательно похоронила надежды на нормальное расследование. - Или у твоих коллег возникнут вопросы.
        Я покосился на суетящихся вокруг дома «призраков», которыми выглядели с этого уровня маги, но был вынужден признать, что больше мы ничего сделать не можем. Представляться по всей форме я не собирался. Раскрывать свое присутствие тем более. А если не вернусь на чердак в доме на Линейной через полсвечи по реальному времени, то не только у Корна - у всех находящихся там появятся вопросы. Причем такие, на которые я бы предпочел не отвечать.
        Единственное, что мне осталось непонятным из сегодняшнего забега - это странное поведение пола на втором этаже. По идее, уйдя на нижний уровень, я должен был шмякнуться оттуда сразу - пол-тo стал призрачным, а значит, и выдержать мой вес был не должен. Но он выдержал. И отчего-то не торопился меня ронять. По крайней мере, какое-то время.
        - Это потому, что при переходе на нижний слой, вокруг тебя остается небольшой островок твердого пространства, - пояснил Мэл, когда я задал ему этот вопрос. - Радиус небольшой: всего пара-тройка шагов. Как только ты выйдешь за их пределы, то сразу провалишься. Но если не шевелиться, можно сохранить равновесие на неопределенно долгий срок. Иногда это помогает на охоте.
        Я запоздало вспомнил, что, будучи куклой, Мэл умудрялся таким образом довольно долго сидеть у меня на ладони, никуда не падая и пропадая. Поняв причину, по которой это происходило, я наконец успокоился, а затем покосился на объятый пламенем дом и отвернулся.
        Что ж, убийца хитер. Пожалуй, я им даже восхищаюсь. Но игра ещё не закончена. И кто знаeт как лягут кости в следующей партии? Должно же и нам когда-нибудь повезти?

* * *
        Мое возвращение на Линейную, как и уход оттуда, остались незамеченными. По крайней мере, когда я материализовался на чердаке, там ещё никого не было. ?окк терпеливо караулила дверь снаружи и откликнулась сразу, как только я ее позвал. Вопросы, которые она, Триш и Тори задали, когда мы приступили к привычной работе, были самыми обычными. И даже Корн ни о чем меня не спросил, хотя убийцы моргулов его наверняка заинтересовали. А если он что-то и заподозрил, то обвинить меня было не в чем - во время нападения я находился у всех на виду, ну а насчет Мэла никто пока не догадывался.
        На чердак я, разумеется, никого не пустил - после ритуала магический фон здесь оказался таким, что чувствовать себя в безопасности можно было лишь на нижнем слое Тьмы. Или под прикрытием очень хорошей защиты, которой ни у кого из моих коллег не имелось. Этим я, кстати, оправдал свое требование не вмешиваться в процесс осмотра, и мои доводы Корн счел достаточно убедительными, чтобы оставить запрет на появление темных магов на чердаке в силе. Для всех, кроме меня.
        Мэла я, само собой, оставил на Солнечной - следить за работой коллег. Ну и на тот случай, если там снова объявится нежить. Надо признать, появление высших стало для нас неприятным сюрпризом, и не было никакой гарантии, что убийца не пришлет кого-нибудь еще. Да, руны на земле у обоих домов мы сразу же затерли. Вскрывшиеся каверны маги герцога закрыли несколькими слоями защитных знаков. А я, прежде чем вернуться на Линейную, заглянул на нижний уровень и на всякий случай запустил под землю свой огонь. Но береженого, как говорится, Фол бережет, поэтому никто не расслаблялся. И, пока в домах велась работа по сбору улик, снаружи нас охраняли не только маги, но и многочисленные жрецы, которых отец Иол в срочном порядке вызвал из храма. И с помощью которых над особняками на Линейной и над пепелищем на Солнечной были установлены такие же защитные сферы, как мы уже видели, только в несколько раз больше и прочнее.
        В эту ночь, благодаря отцу Иолу, никто из наших не пострадал. Других каверн в Алтире больше не вскрывалось, наших коллег с трех других особняков никто не потревожил, а прилетевшие четвертью свечи позже вестники наглядно доказали, что жертв действительно было всего четверо. Более того, судя по донесениям патрульных, на мирных жителях убийца тоже не стал отыгрываться. Но, возможно, лишь потому, что призванную им нежить мы успели вовремя уничтожить, а отпускать на охоту Палача, когда мы подобрались так близко, он посчитал нецелесообразным.
        Никто не знал, хорошо это или плохо, однако сгустившееся в воздухе напряжение чувствовалось буквально кожей. Не только Корн и милорд герцог - даже жрецы выглядели хмурыми и озабоченными. Отец Иол, когда надобность в его услугах отпала, сказал, что вернется с братьями к вечеру, и обнадежил нас обещанием, что на этот раз полумерами Орден не обойдется.
        Закончив дела на Линейной и получив от Корна подтверждение, что на Солнечную нам соваться не надо, я с чистой совестью покинул место преступления. Хокк с собой звать не стал - ее ждали бумаги в ГУССе. Но и в Управление с Йеном, Тори и Триш я тоже не поехал - обождут мои отчеты, тем более, что в устной форме я и Норриди, и Корну уже доложился. Поэтому после всего случившегося я честно отправился домой, намереваясь выспаться, однако стоило только уйти на темную сторону, как меня потянуло на нижний уровень, словно намекая, что отдыхать ещё рано.
        Посетовав на нетерпеливость Фола, я все же отправил зов Мэлу и послушно развернул стопы к первохраму. А когда спустился в каверну, то застал там чрезвычайно встревоженного Ала, который нервно метался по огромному залу и лишь при виде меня облегченно булькнул.
        «Сроки сдвинулись. Надо спешить», - написал он на полу и, не дожидаясь ответа, ринулся к статуеИрейи. - «Сперва закончить здесь. Потом с остальными. Фол - последний. Пожалуйста, помоги».
        Причины спешки он объяснять категорически отказался. Сказал, что, дескать, боги тревожатся, и нам надо поскорее закончить восстановление первохрама. Связано ли это с убийствами, алтарь не знал, но торопился как на пожар, поэтому пришлось подавить тяжелый вздох и, дождавшись Мэла, приступить к уже привычной работе.
        Ирейю мы закончили примерно к обеду. Признаться, отдавая бывшему Палачу ее каменную голову, я всерьез переживал за здоровье брата. Однако богиня тайн, в отличие от воинственного Рейса, оказалась мудрой и понимающей женщиной, поэтому Мэла не тронула и в храме не буянила. А как только ее голова оказалась на положенном месте, статуя лишь окуталась Тьмой, из-под которой тонкими ручейками к Алу стали возвращаться потраченные на сборку капли. Одновременно с этим я ощутил на себе внимательный взгляд, на сердце стало беспокойно. Но статуя так же быстро стала обычной и почти сразу утратила ауру нечеловеческой силы. Хотя в какой-то момент мне все же показалось, что под низко опущенным капюшоном богини промелькнула насмешливая улыбка.
        С Малайей было ещё проще. Несколько свечей утомительного ручного труда, аккуратно водруженная на каменные плечи голова, короткая вспышка, ожившее ненадолго лицо, тут же скрывшееся под облаком брызнувшей от статуи Тьмы, еще одно мимолетное ощущение чужого взгляда, сбежавшие вниз серебристые ручейки… и третья статуя была восстановлена.
        -л после этого облегченно вздохнул и, втянув в себя освободившиеся капельки, повернулся к левой стене первохрама, где дожидались своей очереди два пустых постамента. Но я к тому времени так вымотался, что не поддержал идею заняться Абосом и Солом немедленно. Более того, к тому времени ноги меня уже совсем не держали и все, что я смог, это обессиленно усесться аккурат между ними, раскинув в стороны руки и прислонив гудящую голову к стене между нишами. Так, чтобы идущий от нее холодок хоть немного остудил тяжелый затылок, а безумная усталость, накопившаяся за сутки беготни, выплеснулась наружу одним-единственным, но очень тяжелым вздохом.
        «Сиди так», - вдруг написал Ал, прежде чем растечься на полу новой лужей. - «Думаю, мы и сами управимся».
        Я собрался было возразить и послать его куда подальше вместе с неуместной спешкой, но Ал уже нырнул в очередную груду осколков и быстренько выудил на свет божий пару приличных камней. Я даже шевелиться не стал, когда алтарь с довольным бульком бросил их на мои бессильно лежащие на полу ладони. И вместо того, чтобы подняться и забросить первые камушки на возвышающиеся надо мной постаменты, просто закрыл глаза и мысленно послал упрямца на фиг. В смысле, к Фолу. Причем с большим ускорением.
        Ала, правда, мое бездействие и откровенное нежелание помогать ничуть не смутило. Он активно зажурчал, засуетился. Мои ладони после этого окутало целым облаком серебристой «ртути». Бессильно лежавшие руки благодаря усилиям алтаря развелись еще дальше. И лишь когда ребром ладони я почувствовал источающий холодок постамент, то соизволил приоткрыть один глаз.
        - Ал, что ты делаешь?
        «Лежи», - снова соткалось на полу.
        - Дальше мы сами, - как ни странно, поддержал Ала Мэл. ? затeм, к моему немалому удивлению, бывший Палач вскарабкался на стену, свесился вниз и, одним движением подхватив с моих ладоней сразу оба немаленьких камня, без видимых усилий забросил их наверх.
        От сдвоенного удара постаменты тихонько загудели, но никакой реакции от богов не последовало. Ни черных облаков, ни бьющих из камней молний… вообще ничего, словно дух-служитель не нарушил сейчас одно из важнейших условий, без которых сборка статуй была ?евозможна.
        «Абос и Сол менее привередливые», - пояснил Ал, когда я разлепил губы во второй раз и осведомился, в чем дело. - «Требования к ним менее строгие, поэтому спи, если хочешь. Нам достаточно, чтобы ты хотя бы краешком касался каждого из постаментов».
        Я скосил глаза влево, вправо. Поерзал, устраиваясь поудобнее. Проследил за тем, как «ртуть» аккуратно придерживает мои запястья, чтобы контакт с камнем не нарушался. Посмотрел, как Мэл ловко подхватил с моих ладоней еще два камня и с такой же необъяснимой легкостью забросил на два рядом стоящих постамента, и снова закрыл глаза.
        Ну и отлично. Если во вменяемом состоянии я им больше не нужен, то я, пожалуй, посплю. День был суматошным. Ночь и того хуже. Так что небольшой отдых я заслужил. Полежу тут маленько, подумаю, расслаблюсь. А когда проснусь… будем надеяться, что ещё две статуи в темном пантеоне окажутся восстановленными. После чего алтарь станет еще на две ступеньки ближе к своему возрождению. И после того, как Абос и Сол займут положенные им места в первохраме, останется самое сложное - закончить вместилище Фола. И вот это задача, скажу я вам, в разы сложнее, чем все, что нам приходилось решать раньше.
        Глава 17
        В кои-то веки мне снова снился со?. То ли усталость все-таки взяла свое, а то ли Фол подбросил очередную загадку. Но то, что это именно сон, я сознавал четко, хотя, как и в прошлый раз, он выглядел на редкость правдоподобным.
        Я стоял посреди первохрама, спиной к статуям Рейса, Ирейи и Малайли, и, щурясь от яркого света, бьющего в правую половину лица, пытался разглядеть, насколько успешно Мэл и Ал собрали ?боса и Сола. К несчастью, свет был таким ярким, что я никак не мог понять, получилось у них или нет. Но отвернуться и прикрыть глаза тоже оказалось проблематично, потому что с другой стороны ко мне прильнула непроглядная темень, из-за чего я на собственной шкуре прочувствовал, что это такое - оказаться между Светом и Тьмой.
        Самое интересное заключалось в том, что я не мог пошевелиться. И в кои-то веки чувствовал, что в буквальном смысле слова разрываюсь на части. Левая сторона моего тела утопала в леденящем душу, вызывающем оцепенение мраке, а правая горела и плавилась под слепяще яркими солнечными лучами. Если бы не темный доспех, закрывший ровно половину моей груди, я бы уже сгорел заживо, но Тьма хранила меня от Света, оберегая кожу от ожогов, а глаза - от слепоты. А если бы не тепло прильнувшего к другой половине серебристого металла, мрак выморозил бы меня за считанные мгновения.
        Я словно на перепутье оказался. Стоял, как дурак, не имея возможности даже голову повернуть. Ни от Света отвернуться, ни во Тьму не уйти… И в какой-то момент ощутил, что должен сделать выбор. Между ?олом и Родом. Светом и Тьмой. Но к Свету я всегда был равнодушен, хотя его тепло и спасало меня сейчас от гибели. ? Тьма, хоть и была привычнее, именно сегодня почему-то выглядела недоброй и таила в себе нечто такое, к чему я даже во сне был пока не готов.
        - Что ты выберешь, Артур? - шепнула бесшумно подкравшаяся со спины Смерть.
        Я поспешно прикрыл веки, чувствуя, как Ее дыхание холодит не только спину, но и лицо, шею, даже руки. Затем холод попытался подобраться к сердцу, словно Смерть в кои-то веки устала ждать, но вскоре он отступил. То ли не сумев пробиться сквозь стремительно нарастивший толщину доспех, а то ли просто решив, что с этим можно обожать.
        - Времени почти не осталось, ?ртур, - снова прошелестела Смерть. - Ты должен принять решение.
        Я мысленно выругался, откровенно устав от намеков и иносказаний. А затем сжал кулаки и все-таки открыл глаза, намереваясь впервые в жизни взглянуть на эту загадочную, опас?ую и невероятно настойчивую Леди…
        - С возвращением, - насмешливо сказал Мэл, когда я непонимающе моргнул и уставился на склонившегося брата. - Как себя чувствуешь?
        Я обвел настороженным взором погруженный в сумрак храм, но в нем, пока я дрых, ничего не изменилось. Напротив меня у стены по-прежнему молчаливо стояли Рейс, Ирейя и Малайя. Справа в глубине огромной ниши таился полупустой постамент Фола. Перед ним в виде огромной «наковальни» на своем привычном месте дремал Ал. А слева… слева, как и раньше, никого не было. Ни Рода, ни света. Совсем ничего. Даже Смерть мне, похоже, просто привиделась. Только приличная груда осколков у стены привлекала внимание, и при виде нее у меня вырвался разочарованный вздох.
        Неужели не получилось?
        Ухватившись за протянутую Мэлом руку, я с кряхтением поднялся, ощущая себя на редкость погано. ? затем обер?улся посмотреть, сколько ещё предстоит работы с Абосом и Солом, и вздрогнул: обе статуи возвышались надо мной, глядя куда-то вдаль. Бог удачи - точно такой, каким его изобразили в храме наверху: толстый, развалившийся на каменном тo ли кресле, то ли троне, насмешливо щурящий каменные веки и рассеянно гладящий пристроившуюся у него на коленях огромную жабу. Бог сновидений - благообразного вида старец с длинной бородой и зажатым в руках посохом. Оба выглядели как живые. И казалось, что еще мгновение, и они сойдут с постаментов, причем ощущение это было настолько сильным, что я поневоле отступил.
        - Ты в порядке? - снова спросил Мэл, внимательно на меня посмотрев.
        Я заторможено кивнул. А затем взглядом указал на груду камней у стены.
        - Если мы собрали пять статуй, то откуда осколки?
        - Скорее всего, от Фола, - пожал плечами бывший Палач. - С Абосом и Солом мы закончили. А насчет остальных Ал ничего не говорил.
        Я с сомнением покосился в противоположный конец храма, где виднелась еще одна груда осколков, побольше. Затем придирчиво оглядел уже готовые вместилища богов и озадаченно поскреб затылок: все статуи выглядели цельными, ни у кого не нашлось ни щербинок, ни откровенных дыр, которые мы не заполнили. Да и алтарь вряд ли угомонился бы, если бы действительно не закончил со сборкой. Так что Мэл, наверное, прав - это тоже останки вместилища Фола. Он ведь заметно выше остальных, крупнее. Да и камни сюда наверняка сбрасывали как попало. Хотя мне показалось, что даже так лишних деталей на полу осталось многовато.
        - Ладно, - все еще сомневаясь, отвернулся я. - Сколько у нас времени?
        - До полуночи? Около трех свечей. Кстати, твои монетки уже пару раз подавали сигнал тревоги, но мы с ?лом не смогли тебя разбудить.
        Я машинально хлопнул ладонями по карманам брюк.
        - Что значит, не смогли?
        - Ты не дышал, - ровно сообщил бывший Палач. - И вокруг тебя было слишком много Тьмы. ?на пришла сразу, как только мы сделали половину работы, и рассеялась лишь сейчас. Но ?л сказал, что это нормально. И наша с тобой связь тоже не прервалась, поэтому я не беспокоился.
        На всякий случай проверив поводок и убедившись, что все действительно в порядке, я выудил из кармана монетку Йена, затем Роберта и, наконец, Лоры. Но все три выглядели одинаково, так что было непонятно, кто именно меня звал.
        - Проверь Роберта. Я найду Хокк и Норриди.
        Мэл набросил невидимость и молча исчез. А я, кое-как пригладив торчащие во все стороны волосы, подошел к постаменту Фола. Некоторое время ждал от него знака или просто намека, что мы движемся в правильную сторону. Но так ничего и не дождался, поэтому тоже ушел. Сперва на нижний слой, а затем и на свой привычный, откуда прямой тропой прыгнул на маячок Йена, рассудив, что и Хокк с высокой долей вероятностью найдется где-то поблизости.
        Я оказался прав - они и впрямь дожидались меня в одном месте. Более того, рядом с ними находилась и Триш, и даже Тори с Лиз. Но, что самое удивительное, все они находились не в Управлении. Даже не в кабинете Корна. Нет, маячок привел меня в мой собственный дом. А точнее, в гостиную, где невесть каким образом оказалась эта мрачная донельзя и чем-то всерьез озабоченная пятерка.
        Глянув с темной стороны на хмурую физиономию расхаживающей из угла в уг?л Хокк, на расстр?енные лица Триш и Лиз, ?каменевшую м?рду сидящег? в гостевом кресле Йена, я тоже ?беспок?ился. И, отпихнув ластящихся собак, которые, как всегда, учуяли меня первыми, вышел в реальный мир.
        - Чт? случил?сь? П? ком траур?
        - Арт! - вздрогнул Норриди.
        - Мастер Рэйш?! - искренне опешили Тори и Лиз.
        - Ты… - со странным выражением уставилась на меня замершая на середине движения Хокк.
        Так. Я не понял. Кого они ждали, сидя у меня в доме, на моих креслах и попивая какую-то бурду из чашек моего любимого сервиза? Моргула? Демона? Может, к нам еще кто в гости планировал заглянуть, а я не в курсе?
        - Где ты был?! - наконец, опомнился Йен, подскочив в кресле.
        Я воззрился на него с недоумением.
        - А в чем дело? Чего вы всполошились?
        - Ты не вернулся с дела, - деревянным голосом сообщила Хокк. - Ты отсутствовал весь день. Ни весточки. Ни записки. Монетка не сработала…
        Йен нервно вытер лоб.
        - ? у нас тут, понимаешь ли, магов режут на алтарях. Своих-то я давно под наблюдением держу, Тори и Лиз даже ночуют в Управлении, чтобы линий раз не рисковать… так что, когда сo мной связалась Хокк и сказала, что ты не вернулся домой после ночи…
        Я обвел глазами смутившихся коллег и озадаченно провел ладонью по всклокоченным волосам.
        - Дa я… спал вообще-то.
        - Где это ты спал? - с подозрением прищурился Норриди.
        - Да где сморило, там и …
        Я перехватил пристальный взгляд Хокк и осекся. Демон. Еще не хватало объяснения кому-то давать, куда я ходил и что делал. Хотя видок у меня, наверное, ещё тот: бледный, квелый, с черными ?ругами под глазами, да ещё и в грязной одежке, будто полдня провалялся в отключке на какой-то помойке…
        - Нортидж!
        - С возвращением, хозяин, - с нескрываемым облегчением поприветствовал меня материализовавшийся посреди гостиной дворецкий. - Ванная? Ужин? Сменная одежда?
        - Все по очереди, - кратко отозвался я и, жестом предложив гостям обождать в гостиной, отправился наверх. Перед визитом в ГУСС и впрямь стоило перекусить и привести себя в порядок. Не то скоро на бродягу буду похож, а Корн во второй раз аннулирует мой пропуск по причине несоответствия внешнего вида занимаемой должности.

* * *
        К тому моменту, как мы явились в ГУСС, на улице стало темнеть и снова начал накрапывать дождик. Пока ещё слабый, неуверенный, словно не решивший, надо ли ему портить грядущую ночь. Но как по мне, так лучше пусть будет дождливое лето, чем адская жара не ко времени.
        - ?эйш? Живой?! - недоверчиво поднял голову Корн, когда мы всей толпой ввалились в его кабинет. Я вместо ответа только фыркнул. Йен, когда шеф вопросительно повернулся в его сторону, неловко кивнул, а Хокк только отмахнулась. - Ладно. Одной плохой новостью меньше. Но переговорник я тебя все равно когда-нибудь заставлю надеть.
        Я уселся на ставшее уже почти родным кресло и вытянул ноги.
        - Не думаю, что у вас получится. Хотя, если очень попросите, могу оставить монетку.
        - Оставишь, - недобро прищурился шеф. - Ты у меня скоро не только монетку, но и кое-что другое тут оставишь… особенно, если мне еще раз сообщат, что ты, возможно, уже готовишься испустить дух на алтаре.
        - Обойдетесь, - хладнокровно отозвался я, кивком поприветствовав вошедшего в кабинет Эрроуза, одетого и вооруженного, как на войну, а затем и следующего за ним ?оша.
        На лице Корна промелькнуло совсем уж зловещее выражение, но тут к нашей компании присоединился милорд герцог, и шеф был вынужден отвлечься. ? как только два светлых расшаркались, в кабинет зашел слегка припозднившийся Илдж и сразу за ним отец Иол, в присутствии которого начальство и вовсе не пожелало устраивать разборки.
        Что ж, вроде все в сборе?
        Я предусмотрительно пересел на подоконник, уже оттуда обвел глазами рассаживающихся коллег и мысленно покачал головой. Устали… само собой, все мы безумно устали от этой бешеной, полной отвратительных новостей недели. Каждую ночь собирать в «холодильник» по два новых трупа, каждое утро бродить чуть ли не по колено в крови и пытаться отыскать в ней улики, а вечером с бессильной яростью ждать, когда же в Орден прилетят очередные вестники смерти… недаром на Корне лица нет. Хокк ещё не восстановилась после «колодца». Триш, Тори и Лиз, которым было велено остаться в холле, выглядели чуть лучше, но их силы тоже на исходе. Начальники участков хорошо, если хоть раз толком выспались за эти безрадостные дни. И даже Аарон Искадо выглядел так, словно по нему проехался тяжело груженый кэб. Причем не раз и даже не два.
        - Какие новости по делу? - как только все расселись по местам, задал уже набивший оскомину вопрос Корн и почему-то уставился на Норриди. Йен послушно начал выдавать информацию по вчерашним жертвам, а я только через пару ударов сердца вспомнил, что ответственность за эти дела с него никто не снимал. Еще с того времени, когда мы не знали, что именно кроется за обычным с виду убийством, и не понимали, к чему это может привести.
        Прислушиваться к тому, что говорил Норриди, я снова не стал - детали меня не особенно интересовали. Но пока он рассказывал, я напряженно размышлял. И дождавшись, когда Йен закончит, задал ему один-единственный вопрос:
        - Связь между жертвами установили?
        Норриди покосился на меня с толикой раздражения.
        - Я же уже сказал: ни общих знакомств, ни мест работы, ни…
        - А что насчет вероисповедания?
        - В каком смысле? - нахмурился Йен.
        - Каким богам они поклонялись? - терпеливо повторил я. - Леди Ирэн и Дертис Эрс, Ольена Рисс и Роэн Улисс, Шарэн Вальд и мастер Рэй… это вы выясняли?
        Йен нахмурился еще сильнее.
        - Имеешь в виду, не проходили ли эти люди посвящения каким-либо богам?
        - Именно.
        - Нет, Артур, - вместо Йена ответил отец Иол. - Я как раз хотел об этом сказать: возможно, сходство всех наших жертв именно в том, что на самом деле между ними нет прямой связи. В том числе, и в вопросах веры. Эти люди никому не поклонялись. Ни один из них не проходил ритуала посвящения. И ни один не обращался к нашим богам за помощью. Ни разу за всю свою сознательную жизнь.
        - Нейтральные люди… - задумчиво проговорил Корн, кинув в мою сторону острый взгляд. - В самый раз для магии перекреста, вы это хотели сказать, святой отец?
        Темный жрец кивнул.
        - Нейтральная к смертным сила, нейтральный к магии ребенок и нейтральные в отношении веры люди, которые добровольно отдают свою силу на самодельных алтарях…
        - Я говорил с отцом-настоятелем на эту тему, - в наступившей тиши?е обронил я. - Он тогда упомянул, что для магии перекреста все же необходимо некое родство между жертвами - родство душ или тел…
        - Это важно лишь для первого обряда в цепочке, - со вздохом признался отец Иол. - Дальше наличие связи необязательно, но я узнал об этом буквально на днях.
        Я пристально посмотрел ?а служителя Фола.
        - ? ещё мы говорили с ним о жертвоприношениях. И он сказал, что обрядов должно быть не двенадцать, а тринадцать. По числу богов в пантеоне. Но когда я спросил, что должно получиться в итоге, отец-настоятель почему-то не захотел отвечать, после чего в спешке покинул столицу и до настоящего време?и не вернулся.
        - Мне не нравятся твои намеки, Артур, - ровно отозвался отец Иол. - Если настоятель уехал, значит, этого требуют интересы нашего Ордена. Не в твоем праве требовать от нас отчета. Что же касается жертвоприношений, то о них и о возможных причинах мы, насколько я помню, говорили совсем недавно. Я сказал тебе тогда и готов повторить сейчас: да, в Алтире готовится что-то очень серьезное. Нет, это не похоже на открытие врат между мирами. Но я не знаю точно, что может получиться в итоге. ?сли у человека, который это задумал, хватит сил и знания для создания живого аватара для чужого бога, нас ждет война. Если он задумал призвать сюда демона, то нас тоже ждет много крови и невинных жертв.
        - ? если он захочет уничтожить наш пантеон? - прищурился я. - Пусть не весь, но какую-то его часть? В такую возможность вы тоже верите?
        - Привет из Лотэйна? - вздрогнул Корн и тоже уставился на жреца.
        Отец Иол сгорбился в кресле.
        - Мне жаль, господа. Но ситуация сейчас такова, что возможно все. В том числе и то, что против нас уже давно и упорно плетется заговор, итогом которого может стать попытка уничто?ения темной части пантеона, как это случилось на территории нашего соседа. Орден рассматривает такую возможность как одну из наиболее вероятных. И одну из самых опасных. Наряду с пришествием бога-чужака и аналогичной ему по силе, недружественной нам сущности.
        - Сущности вроде кого? - настороженно уточнил Корн.
        - Спросите у своих магов, - устало отозвался жрец. - Во Тьме до сих пор обитает множество могущественных тварей, и далеко не все из них известны нашему Ордену.
        - А эта ваша сущность… она могла иметь от?ошения к произошедшему в северном пригороде Алтира? - ещё больше насторожился шеф. - Помнится, я приглашал ваших коллег в одну ничем не примечательную деревеньку. И один из них сказал, что изменения магического фона и остаточные эманации Тьмы позволяют утверждать, что некоторое время назад в окрестностях столицы могла побывать огромная тварь…
        - Так и есть, - невесело улыбнулся отец Иол, заставив напрячься уже меня. - Но кто-то сумел отправить ее обратно. И это были не жрецы. Поэтому ?рден и не исключает, что призыв может в скором времени повториться.
        Хм. Оказывается, Поводырь мог явиться и не за мной. В том смысле, что я, конечно, стал неплохой приманкой, но отнюдь не конечной целью монстра. Если посмотреть на ситуацию с этой точки зрения, то она выглядит намного более правдоподобной, чем идея о том, что громадная тварь с нижнего слоя Тьмы всплыла за такой мелкой рыбешкой, как какой-то там темный маг. Быть может, это была всего лишь репетиция? Проба сил, так сказать? Но з?ачит ли это, что в скором времени нам надо ждать возвращения Поводыря? Да ещё не одного, а в компании таких же неповоротливых монстров?
        - Простите, святой отец, - неожиданно вмешался в разговор Йен. - Вы сказали, что не так давно рядом с ?лтиром побывала некая потусторонняя сущ?ость. И что кто-то ее изгнал. Я так полагаю, вы имели в виду, что это сделал кто-то из магов?
        - Точнее, из темных магов, - желчно добавил Корн, подчеркнуто не глядя в мою сторону. - Интересно, и кто бы это мог быть? Никто из присутствующих не в курсе?
        В кабинете повисла мертвая тишина.
        Рош с Эрроузом вопросительно переглянулись. Илдж задумался. Видимо, вспоминал, есть ли у него на участке темные маги такой квалификации. Норриди… гад такой, нашел время для неудобных вопросов… осторожно покосился на мою невозмутимую физиономию. Хокк засмотрелась в окно. Я вообще сделал вид, что оглох. И когда стало ясно, что ответа на вопрос Корна ни у кого нет, шеф раздраженно буркнул:
        - Ладно, забыли. Норриди, вы всех своих магов снабдили новыми амулетами?
        - Так точно. Все переговорники оснащены маячками, подающими сигнал на сферу дежурного мага раз в полсвечи. Если хоть от кого-то такой сигнал не поступит вовремя, мы сразу узнаем, что его похитили. Инструкции на этот счет у дежурного имеются. В том числе и на случай возможного сбоя в работе амулетов.
        - Илдж? Рош? Эрроуз?
        - ?налогично, - подтвердили начальники участков, а герцог Искадо, дотоле сидевший молча, лишь утвердительно кивнул.
        Я тоже промолчал, только сейчас сообразив, с чего Йен так сегодня всполошился.
        -стественно, из всех магов Управления только у меня не было с собой служебных артефактов. Я даже амулетом правды пользовался крайне редко. И, зная мое упрямство, Норриди на этом не настаивал. С другой стороны, я всего лишь консультант, так что формально приказ Корна он выполнил. А вот я сглупил, когда всего полсвечи назад во всеуслышание признался, что не выполняю предписания начальства и до сих пор брожу во Тьме без опознавательных знаков.
        Прости, Йен. Зря ты не сказал мне о маячках.
        - Из Ордена пока не поступало информации об исчезновении наших коллег, - тем временем продолжил Норриди. - Для всех магов столицы разосланы предупреждения и подробные инструкции на случай, если кто-то получит неожиданное письмо или внезапное распоряжение сверху. Приказы Орден обещал дублировать, форма приказов также была в срочном порядке изменена и доведена до всех, кто так или иначе может оказаться под ударом. Городская стража предупреждена. Дополнительно мы инструктируем магов прямо в Палате регистрации. Насчет приезжих проверка ещё ведется, но с учетом того количества людей, которое каждый день прибывает и отбывает из столицы, не думаю, что мы сумеем охватить всех, тем более, за такой короткий срок…
        - Хорошо, - удовлетворенно протянул Корн, когда Йен закончил вторую часть своего доклада и перевел дух. - Как насчет списков потенциальных жертв? Вы хотели взять под учет светлых магичек…
        - Списки давно готовы, - к моему удивлению, ответил Норриди. Вот уж и правда, маньяк. Когда он только успевает? - Почти все леди со светлым даром были нами охвачены и предупреждены об опасности. Всем им настоятельно было рекомендовано постоянно находиться рядом с сопровождающими, желательно одаренными, и ни в коем случае не реагировать на провокационные сообщения, независимо от того, будут ли они устными, письменными или созданными с помощью магии. Нам не удалось связаться лишь с шестнадцатью леди из тех, чьи имена предоставил Орден магов - на данный момент все леди достоверно находятся в отъезде. Всем им направлены уведомительные письма по адресам предположительного пребывания. По поводу темных магов, я полагаю, добавлять ничего не нужно?
        Шеф кивнул.
        - Они и без того на учете. И все без исключения предупреждены. Милорд, у вас появилась какая-нибудь информация по делу?
        - Члены королевской семьи взяты под усиленную охрану, - после небольшой паузы сообщил ?арон Искадо. - Темных магов среди них, правда, нет, однако светлых магичек предостаточно. Королевский дворец оцеплен. За послами из соседних государств установлен жесткий контроль, в?лючая представителей Лотэйна. Его величество был настроен вообще закрыть столицу от гостей, но полагаю, время для этого уже упущено. А если мастер Рэйш прав насчет темного мага, то оно и вовсе не имеет смысла.
        - Я лишь сказал, что это - наиболее вероятная версия, - буркнул я, ощутив на себе чужие взгляды. - Темный маг как исполнитель. А организатором может быть кто угодно. Светлый, темный, маг или жрец… с та?им помощником, как Палач, ему можно ни о чем не беспокоиться. Кстати, хотел спросить: что-нибудь выяснилось о происхождении этой твари? Вы узнали, что это был за образец? Его слабые и сильные стороны? Может, люди из спецотдела сумели изобрести оружие, способное справиться с Палачом без боя?
        На лицо лорда Искадо словно облачко набежало.
        - Боюсь, после того, как проект был закрыт, все работы по этому направлению были свернуты. В том числе и разработка мер противодействия. Видимо, когда Палачей уничтожили, было решено, что разработка оружия против них не нужна. Тем более, что исследования весьма затратные и без живого образца не имеют смысла.
        - То есть, оружия против Палача у вас нет, - подвел итог Корн.
        - Боюсь, что так. Палачи специально создавались таким образом, чтобы не поддаваться физическому и магическому воздействию. Единственным их слабым местом был хозяин.
        - Насколько мне известно, смерть хозяина не всегда приводила к гибели твари, - обронил я.
        - Верно. Если у хозяина имелись наследники, привязка переходила дальше по роду до тех пор, пока оставался в живых хотя бы один его представитель.
        - Это значит, что избавиться от того, кто создал конкретно этого Палача, это еще полдела, - задумчиво произнес Эрроуз. - Милорд, вам удалось установить, кто был хозяином этой твари раньше?
        Герцог кивнул.
        - Владельцем числился некто Корвин Ройс. Троюродный кузен Убеуса Гранта, который также участвовал в проекте «Палач». Останки Ройса опознали уже после того, как потушили пожар в лаборатории. ? управляемый им Палач был уничтожен именно по той причине, что без хозяина стал представлять опасность.
        Ройс? Помнится, его сиятельство уже упоминал это имя.
        Я порылся в памяти и снова припомнил список учителя.
        Значит, последний род из числа тех, кто владел Палачами до смуты, был родственным Уэссескам? То есть, Грантам, конечно. Но тогда получается, что Маори тут не при чем, и мастер Этор их напрасно пометил? Хм. Ну и ладно. Лично для меня это лишь дополнительный повод заняться поисками наследников.
        - Так, - медленно проговорил я, наконец-то разобравшись со списком окончательно. - А это, случайно, не пропуск Ройса сработал в вашем Очень Секретном Хранилище, где лежали останки Палачей?
        - В том-то и проблема, что нет, - отвел взгляд милорд герцог. - По нашим данным, человек, забравший голову, не имел отношения к проекту. Да, когда-то он работал в спецотделе… тогда еще - в тайной страже, причем уже после закрытия лаборатории… и доступа к данным не мог иметь по определению. Да и кто бы дал его помощнику младшего лаборанта? Его задачей являлась уборка помещений и кое-какие мелкие поручения. Тем не менее, дешифратор на запирающем устройстве в хранилище опознал визитера как Сенжа де Тола. Более того, шестьдесят три года назад по непонятной причине открыл для него дверь в хранилище и позволил безнаказанно вынести оттуда голову образца под номером четыре.
        Отец Иол нахмурился.
        - Вы нашли этого человека?
        - Нет, святой отец. Дом, по которому oн был зарегистрирован в столице больше полувека назад, давно снесен. ?одственников и близких, согласно записям полувековой давности, у де Тола не было. В том числе, и среди участников проекта «Палач». Магического дара этот человек не имел. После проникновения в хранилище больше в поле зрения нашего ведомства или сыскного Управления не появлялся. А поскольку в тo время Палаты регистрации еще не существовало, то мы даже не знаем, остался он в столице или покинул ее шестьдесят три года назад.
        - Может, он к тому времени был уже мертв, - проворчал Рош в наступившей тишине. - Украл для кого-то голову, а там его и прикопали, чтоб язык не распустил. Поэтому и данных никаких нет.
        - Не думаю, что все так просто, - возразил я, вновь притянув к себе все взоры.
        - Рэйш, поясни, - внимательно посмотрел на меня Корн. Вместо ответа я обернулся к герцогу Искадо.
        - Милорд, если я правильно понимаю, тела Палачей хранятся не в реальном мире? Ваше хранилище оборудовано наподобие пространственно-временного кармана?
        Герцог сузил глаза.
        - Разумеется, иначе в нем не было бы смысла.
        - Демон меня задери… Рэйш прав! - первым уловил мою мысль Грэг Эрроуз. - Простой человек не смог бы забрать останки, не умея переходить на темную сторону!
        - Вообще-то смог бы, - усмехнулся я, ввергнув коллегу в состояние полнейшей растерянности. - У Фатто же как-то получилось? Если помните, с помощью одного небезызвестного перстня он прекрасно чувствовал себя на темной стороне. Но я не зря спросил про пространственно-временной карман…
        - Все верно, - с каменным лицом подтвердил герцог, не сводя с меня пристального взгляда. - Хранилище обустроено таким образом, что без специальной подготовки туда не то что проникнуть - даже вход не найти. ?эйш, судя по всему, знает о чем говорит. Хотя это, пожалуй, неудивительно, потому что в основу разработки такого метода защиты данных легли выкладки мастера Этора Рэйша. Тем не менее, я готов повторить - простому смертному, несмотря на наличие какого бы то ни было артефакта, в хранилище не пробраться. А если бы кто-то туда проник, то дольше одного вдоха физически не смог бы там находиться. Тем более, не сумел бы вынести оттуда чью-то голову, которая, как вы понимаете, лежала не на самом видном месте.
        - Вам известно, какими свойствами обладал похищенный образец? - повторил я вопрос, который в прошлый раз остался без ответа.
        - Данные еще уточняются. Но по предварительной оценке, ?ойсу принадлежал один из последних созданных некросами Палачей. Улучшенная, так сказать, версия.
        - Час от часу не легче, - пробормотал Корн. - Мало того, что вы создали этого монстра, так его ещё и улучшать надумали. А нам, по закону подлости, придется все это разгребать.
        Герцог тяжело вздохнул.
        - Вы правы: именно что НАМ.
        - Это что же… милорд, ваше ведомство упустило из виду могущественного темного мага? - как всегда задала вопрос в лоб Хокк.
        - Не просто мага, - со злым удовлетворением сказал я. - А нашего с тобой коллегу. Причем весьма предприимчивого, небрезгливого и с весьма сильным, но настолько хорошо закрытым даром, что определить его наличие не сумели даже высококвалифицированные спецы.
        - А еще он знает, что такое Палачи и хорошо ориентируется в здании находящегося под серьезной защитой ведомства, - с невеселой усмешкой добавил отец Иол, после чего герцог помрачнел еще больше. - Он сумел обмануть дешифратор на двери хранилища. Знал, где ис?ать останки. И хорошо представлял, что именно ищет. Я ничего не упустил, Рэйш?
        Я оскалился.
        - Если милорд не ошибся в количестве созданных некросами Палачей, то нет.
        - Один из них был уничтожен во время войны, - повторил свои недавние герцог. - Это не подлежит никакому сомнению. Также, как и смерть его хозяина - последнего мага из рода Диллос. Останки еще четверых до сих пор находятся в хранилище. Ну, за исключением головы Палача, который когда-то подчинялся ?ойсу. Тварь, принадлежавшую Убеусу Гранту, убили вы, мастер Рэйш… но раз в столице появилась еще одна подобная сущность, то кто-тo должен был ее воссоздать. Кто-то, кто сумел заполучить сведения о проекте «Палач» вместе с готовым образцом. И кто или состоит в кровном родстве с Ройсом, или же нашел способ создать новую привязку на крови.
        - Я так полагаю, настало время признать, что нам наконец-то известна личность убийцы? - мрачно предположил Корн.
        - Скорее всего, да, - вздохнул жрец. - Но я не думаю, что это повод серьезно обрадоваться.
        - Почему? - не поняла Хокк. Норриди тоже вопросительно покосился на служителя Фола, но остальные, судя по выражениям лиц, не нуждались в пояснениях. - Потому что господин де Тол может быть таким же вымышленным персонажем, как и Роджер Эстиори?
        - Потому что вчера этот человек убил четырех человек вместо двух, - пояснил я. - Это в свою очередь означает, что он спешит. И сроки для него далеко не так важны, как нам показалось сначала. А зная о том, что из двенадцати знаков неиспользованными осталось всего три…
        - Полагаю, этой ночью он закончит схему, - сумрачно заключил Корн. - И мы должны сделать все возможное, чтобы этому помешать.
        Глава 18
        Примерно за полторы свечи до полуночи окрестности Сенной, Седьмой и Сорок второй улиц оказались вычищены так, что там даже муха не могла бы пролететь без того, чтобы ее не заметили и не посчитали. Жильцов сразу двух северных и одного южного районов столицы оперативно выпроводили из домов и расселили. Все здания по округе тщательно проверили. Нищих безжалостно вытурили. Бродячих собак, где они были, разогнали. Возможность появления случайных прохожих, благодаря оцеплению из городской стражи, свели к нулю. А вместо простых горожан указанные улицы наводнили вооруженные до зубов сотрудники сразу трех столичных ведомств, из-за чего во дворах оставшихся домов из нашего списка скопилось столько народу, что даже яблоку некуда было упасть. ? когда к магам присоединились жрецы, там и вовсе стало не протолкнуться.
        Отец Иол не обманул - сегодняшней ночью нам на помощь пришло много его коллег. Последователи Фола, Рода, ?боса, Ферзы, Сойроса, Сола… жрецов было так много, что с непривычки казалось, будто белые и черные рясы повсюду. ? от количества освященных в храме артефактов у меня вскоре зарябило в глазах.
        На этот раз я решил не менять команду и вместе с Йеном отправился на южный участок, к дому номер два по улице Сенной. С выбором почти не колебался, потому что до печенок успел проникнуться числовым символизмом. И потому, что по карте уже посмотрел - Сорок вторая и Седьмая улицы располагались на одном участке, буквально в трех кварталах друг от друга, так что в случае непредвиденной ситуации не только оставленный там Мэл, но и люди Корна могли успеть прийти друг другу на помощь. А вот команде на Сенной, расположенной в противоположном конце Алтира, помощи ждать было неоткуда. Наверное, именно поэтому компанию нам с Йеном, Хокк, Тори, Лиз и Триш снова решил составить Корн. А вместе с ним - отец Иол с шестью своими братьями по вере. И сразу две боевых пятерки герцога, одна из которых была нам уже знакома.
        Рассеянно кивнув в ответ на молчаливое приветствие темных, я глянул на особняк, который мы намеревались охранять, и одобрительно кивнул при виде многослойной сети заклинаний, которой ещё три дня назад не было. Не знаю, сколько людей над ней работали, но Корн, похоже, заставил своих магов наизнанку вывернуться, чтобы иметь запасной вариант. Да, помимо того, что предложил милорд герцог. Мы, помнится, в прошлый раз говорили о превращении дома в громадную ловушку на демона, и вот теперь я видел ее перед собой. На порядок сложнее, чем та, что показал мне однажды Лойд… невероятно сложная… изумительная по исполнению и воистину мастерки сделанная, она заставила меня несколько иначе взглянуть на изможденного шефа. Особенно после того, как стало ясно, что и два других дома он всего за несколько суток превратил в точно такое же произведение искусства.
        - Сильно, - вполголоса заметил Йен, незаметно оказавшийся рядом. Конечно, визуализатор не отражал всех нюансов, но даже так было чему удивиться. - Даже подумать боюсь, сколько народу оставило тут свой магический резерв.
        - Зато в этом есть дополнительные плюсы, - резонно заметил я. - Уверен, что истощенные маги не представляют интереса для наших врагов. Так что шеф - гений. Одним тапком сразу двух тараканов прибил…
        - Рэйш, я все слышу! - внезапно рыкнул Корн, казалось бы, всецело увлеченный разговором с отцом Иолом и в нашу сторону вообще не смотревший.
        - Подслушивать нехорошо, - пожурил его я, одновременно выпуская на свободу стандартное поисковое заклинание. - А навешивать «следилки» на чужую одежду и вовсе неприлично.
        Хокк нервно оглядела себя, а затем и остальных из нашей тесной компании.
        - Да нет, не может быть…
        - Может, - удрученно вздохнул Тори, указав на витавшее над нашими головами крохотное белесоватое облачко. - Кажется, нам не доверяют?
        - Это мне не доверяют, не переживай, - успокоил я парня и жестом развеял облачко, которого стандартное заклинание, кстати, не заметило. Новая разработка, видимо. Корн после этого все-таки обернулся и погрозил мне кулаком, Тори отчего-то смутился, а Триш и Лиз одновременно фыркнули.
        Я же тем временем присмотрелся к суетящимся жрецам.
        Пока отец Иол о чем-то говорил с Корном, его коллеги успели разделиться на три группы и сноровисто сооружали на земле какие-то конструкции. Руководили в группах темные и собственноручно устанавливали на газоне непонятные штуки, похожие на покрытые золотой сеткой страусиные яйца. Светлые выкладывали вокруг «яиц» уже знакомые артефактные «камушки». Причем, если прошлой ночью «камушек» был всего один на команду, то теперь аж по полтора десятка вокруг каждого из «яиц». ? сам «яйца» расположились на равном расстоянии друг от друга. Так, чтобы огромным треугольником охватить особняк, но при этом остаться в прямой видимости.
        Зачем это понадобилось, стало понятно чуть позже, когда жрецы затянули заунывную молитву, а камни в основании конструкции начали тихонько светиться. Довольно быстро их свет принялся разливаться по округе, чем-то напоминая вчерашнюю сферу. Но если прошлой ночью она охватывала совсем небольшой участо? пространства, то теперь расходящийся от «яиц» свет захватил весь двор. ? вместе с ним и небольшой сад, и нас, и весь немаленький особняк, накрыв его гигантским светящимся куполом.
        «Арт, жрецы творят что-то непонят?ое», - неожиданно пришло по поводку сообщение от Мэла. - «Мне надо вмешиваться?»
        «Нет», - тут же отреагировал я, внимательно разглядывая то, что получилось у коллег отца Иола. - «?сли свойства у сферы не изменились, эта штука так же непроницаема. Хороший ход. Даже лучше, чем ловушка на демона. Надеюсь, этого будет достаточно».
        «Ты прав», - через некоторое время согласился брат. - «Я посмотрел снизу - купол работает и там. Но проверять его на крепость не буду. У нас пока тихо».
        Я настороженно покосился на купол, нo был вынужден признать, что, даже работая на полную мощность, он совсем не слепит глаза. Я мог спокойно его разглядывать и беспрепятственно передвигаться в его пределах. В отличие от вчерашнего, даже сумел кое-что разглядеть снаружи. Правда, на небольшом расстоянии. Плюс мог использовать магию. Правда, только защитную, о чем нас уже предупредили, и очень тихо, аккуратно… пока отец Иол не попросил этого не делать. А ещё я заметил, сфера не конфликтовала с ловушкой на доме. Правда, впрямую они и не контактировали, и когда я об этом спросил, один из жрецов проворчал, что для всех нас будет лучше, если они никогда не пересекутся.
        - Беды быть не должно, - обронил отец Иол, когда я приблизился к нему и к чем-то недовольному Корну. - Но проверять все равно не советую.
        - А что за артефакты вы сейчас использовали?
        - Ты действительно хочешь это знать? - проницательно посмотрел на меня святой отец.
        Я оценил подоплеку вопроса и торопливо мотнул головой.
        - Рэйш, тебе заняться нечем? - буркнул Корн, когда отец Иол со смешком отошел в сторону.
        - А что я, по-вашему, должен сейчас делать?
        - А сам как думаешь?
        Я заинтересованно огляделся.
        Хм… вот все же есть и минусы в том, чтобы не носить при себе переговорник. К примеру, не успеть получить подробные инструкции. Или замешкаться с выполнением сброшенного по амулету приказа. Интересно, так случайно получилось, или же Корн настолько перестал мне доверять, что умышленно не сообщил деталей?
        Пока мы лясы точили, его маги рассыпались на три группы и сосредоточились вокруг молящихся жрецов. ?дна из пятерок герцога составила дополнительно прикрытие команде, оказавшейся на противоположной стороне участка, почти что за домом. Вторая примкнула к группе, что защищала «яйцо» справа от нас. Третьей пятерки, к сожалению, тут не было, но Корн, полагаю, не зря сейчас так выразительно засопел.
        Я понятливо кивнул и потащился к последней группе жрецов, куда не так давно направился отец Иол. ? следом за мной потянулись и остальные: два нормальных мага Смерти, один ущербный, один светлый… ого, и Корн с нами, значит светлых будет два… и один обвешанный артефактами смертный, который пес знает как убедил начальство, что имеет право здесь находиться. И это притом, что других неодаренных, кроме Норриди, ни на одном другом участке в данный момент не осталось.
        Кстати, отец Иол не принял участие в общей молитве и вообще, на первый взгляд, ничем не помог своим братьям. Однако через линзу я видел, как в этот момент развернулась его аура. А когда святой отец прикрыл глаза и к чему-то прислушался, до меня дошло, что он пытается поймать свое загадочное предвидение. Проще говоря, святой отец намеревался по максимуму облегчить нам жизнь и предупредить об опасности, если, конечно, Фол соизволит облагодетельствовать его нужными сведениями.
        Неожиданно в кармане Корна пискнул переговорный амулет. Затем так же подозрительно тихо пропищал и второй.
        - Связь прервалась, - пояснил он в ответ на мой вопросительный взгляд. - Значит, обе группы уже под сферами, и теперь, пока работают храмовые артефа?ты, у нас не будет о них никакой информации.
        Стоящая за его спиной Лиз вздохнула.
        - Плохо. Мы даже не узнаем, к кому именно придет сегодня Палач. И придет он ли вообще.
        - Шансы один к трем, - так же тихо пробормотал Тори. - Если, конечно, он не решит навестить все три дома по очереди.
        - На все у него силенок не хватит, - возразила стоящая слева от меня Триш.
        - Мы не знаем его возможностей, - хмуро напомнила ее бывшая наставница.
        - Зато нас много. И в каждой команде есть хорошие целители. Да, шеф?
        - Герцог остался на Сорок второй, Илдж - на Седьмой, - подтвердил Корн, напря?енно всматриваясь вдаль и пытаясь понять, что творится за пределами купола. - Первому помогает Эрроуз со своей ударной группой, второму - Рош и его сыскари. Плюс в каждой группе ждут атаки по шесть жрецов со своими артефактами.
        - Надеюсь, этого хватит, чтобы сдержать тварь, - снова пробормотал Тори. - Триш, Лиз сколько осталось до полуночи?
        - Чуть меньше свечи.
        - Долго…
        - Господа маги, вы не могли бы нам не мешать? - вежливо попросил всех заткнуться отец Иол.
        Болтуны пристыженно замолкли, и после этого потянулось тягостное ожидание. Жрецы монотонно бормотали что-то себе под нос, артефакты добросовестно светились, обеспечивая нас наиболее эффективной из всех возможных защит, маги цепко посматривали по сторонам, ощетинившись неактивными пока знаками и заклятиями. А погруженный в темноту особняк загадочно молчал, взирая на нас черными провалами о?он.
        Наконец, стоять просто так мне надоело и, взглядом испросив разрешения у отца Иола, я перешел на темную сторону.
        Хм. Странно. Время уже близится к полуночи, а тут до сих пор тишь да гладь. Снаружи купола не гуль не проскочит, ни моргул не пролетит. Прямо идиллия какая-то. Или же это затишье перед бурей?
        Не удовлетворившись простым осмотром, я все же запустил в дом простенькое поисковое заклинание, но и оно вернулось ни с чем - убийца в доме не появлялся. И попыток прорыва с темной стороны тоже никто не предпринимал. По крайней мере, пока. А это было неправильно. Нелогично. Неужели я сделал что-то не так?
        - Рэйш, ты чего? - прошипела ?окк, когда я вернулся в реальный мир и в который раз оглядел пустующий двор. - Жрецы же просили не мешать!
        - Неспокойно мне что-то, - признался я, перехватив настороженный взгляд от отца Иола. - Такое чувство, что мы опять чего-то не учли.
        - У тебя стали появляться предчувствия, ?ртур? - внезапно подал голос жрец.
        - Не то чтобы… но в голове упорно крутится мысль, что сегодня мы использовали очевидное решение проблемы. Вчера это были маленькие сферы, сегодня большие… наш враг не мог оставить их без внимания.
        - Купол абсолютно надежен, Артур. Снаружи его не пробить.
        - Вы уверены? - подобрался я и окинул двор ещё одним быстрым взглядом. Но там по-прежнему было тихо. Сквозь линзу я даже «лужи» не видел. Но, с другой стороны, вчера наш враг нашел другой способ вывести из каверн нежить. И если он так умен, как я o нем думаю, то на сегодня нам должен был приготовить еще один неприятный сюрприз.
        Демон! Как же плохо быть в неведении!
        - Чтобы уничтожить сферу, нужно разрушить все три артефакта, - спокойно отозвался жрец. - Но не думаю, что это удастся кому-нибудь сделать.
        Я нахмурился - что-то все равно не давало мне покоя. Какая-то смутная мысль на задворках сознания. А мо?ет, и впрямь предчувствие? Не знаю. Но в какой-то момент меня снова посетило чувство, что мы делаем что-то не так. Упускаем из виду что-то важное. Быть может даже жизненно важное. И по мере того, как время близилось к полуночи, это ощущение становилось все сильнее.
        - К чему ты клонишь, Рэйш? - с подозрением осведомился Корн, рискнув вмешаться в наш разговор.
        Я не успел ответить - именно в этот момент по поводку пришла волна тревоги, а затем раздался напряженный голос Мэла.
        «Арт, под куполом происходит что-то неправильное!»
        Я встрепенулся.
        «Где ты сейчас?»
        «На Седьмой. Снаружи почти ничего не видно, но такое впечатление, что они там… сражаются?»
        Я крутанулся на месте, тщетно пытаясь отыскать признаки несуществующей угрозы. Тьма. Никого! Нигде. Даже ?а темной стороне!
        «С кем они сражаются, Мэл?!»
        «Не знаю», - с изрядной долей растерянности отозвался бывший Палач. - «Такое впечатление, что… друг с другом!»
        - Бездна. Да что ж это такое? - прошептал я, отчаянно продолжая обшаривать глазами двор и лица стоящих неподалеку магов. И связи, как назло, с ними нет. И под сферу Мэлу не пролезть! Даже спросить о происходящем не у кого! Только и понятно, что все опять пошло не по плану. И, похоже, скоро нас тоже ожидают проблемы. Но рядом по-прежнему не было нежити. Народ был насторожен, но вменяем и спокоен настолько, насколько вообще возможно в данной ситуации. Почти всех я видел. Все наши коллеги свято соблюдали инструкции и ни на шаг не отходили от молящихся жрецов. И никто, ни единым знаком или жестом не показал, что, быть может, кто-то из присутствующих нас предал. - Отец Иол, вы что-нибудь чувствуете? Никаких видений не появилось?
        На лице темного жреца отразилось беспокойство.
        - Нет, ?ртур.
        - Да что с тобой такое, Рэйш? - буркнул Корн. - Ты сегодня сам не свой.
        - В круг! - рявкнул я, так и не сумев определить, откуда ждать опасность. - Жрецов закрыть! Спина к спине. Полная боевая готовность!
        «Арт, купол над домом просел с одной стороны, - неестественно ровно сообщил Мэл, и в этот же самый момент лицо отца Иола залила смертельная бледность. - Похоже, один из артефактов только что был уничтожен».
        - Фол… - вырвалось из груди темного жреца. - Где-то сейчас умирают наши братья!
        Молитва на мгновение оборвалась, но тут же возобновилась с новой силой, взвившись под купол на удивление слаженной песней, в которой отчетливо проступило раздражение.
        - В КРУГ! - уже не скрываясь, гаркнул я во весь голос и выступил вперед, призывая в себя Тьму.
        «Арт, они используют заклинания. Купол стал ещё слабее. Он почти прозрачный. И там действительно идет схватка. Но я ничем не могу им помочь. Одна группа жрецов уничтожена. Вторая и третья пока держатся».
        - Заклинания использовать только защитные! - очнулся от мимолетного ступора шеф и взял бразды правления в свои руки. - Любое атакующее будет гаситься куполом и быстро его ослаблять! Только защитные и сталь!
        Народ, наконец, зашевелился и плотной коробочкой окружил истово молящихся жрецов. Артефакты наконец-то засияли так, что смотреть на них стало невозможно. Купол над нашими головами тоже вспыхнул. Под ним возникло сразу три мощных защитных сферы, в которую светлые торопливо сливали весь резерв. Темные ощетинились зачарованными клинками. Да, просто клинками, без магии, потому что в защите мы всегда считались слабее, а атакующими заклинаниями пользоваться запретили жрецы. Но указывать им на ошибку времени не осталось - у меня в груди уже царапалось не просто предчувствие, а самое настоящее ощущение беды. К тому же, Тьма вдруг вышла из-под контроля, начав стремительно уничтожать торопливо создаваемое Кор?ом защитное заклинание.
        Шеф, увидев это, сочно меня обматерил, наглядно подтвердив, почему светлые маги обычно не работают в паре с темными. Однако спорить с ним я не стал. Просто отошел в сторонку, не отвлекаясь на его светящийся щит. Одновременно с этим свернул Тьму вокруг себя в совсем уж непроницаемый кокон…
        А потом на поляне перед домом раздался беззвучный взрыв.
        Я сперва даже не сообразил, что за тени мелькнули рядом с расположенными правее и левее нас группами. Четыре тихих хлопка. Четыре смазанных силуэта, в мгнове?ие ока пронесшихся мио. Четыре вспышки от прорванной защиты. Четыре болезненных вскрика. Короткая суета вокруг жрецов. И на четырех человек в обороне двух наших команд стало меньше.
        «Арт, это темные! - снова раздался в моей голове нечеловечески спокойный голос Мэла. - Ты слышишь: вас предали. Маги Смерти напали на своих и утаскивают их на темную сторону. Вторая группа жрецов практически уничтожена. На Седьмой остался всего один работающий артефакт».
        Еще два хлопка, порыв холодного ветра, мелькнувшие перед глазами два бледных лица, похожих на восковые маски, мазнувшие воздух длинные белые волосы… и прыгнувшие в ладони секиры снесли сразу две невесть откуда выскочившие головы.
        «Это не маги, брат», - бросил я по поводку, кинув быстрый взгляд на упавшие тела. Черные вены под мертвенно-бледной кожей, бескровные раны на разрубленных шеях, разметавшиеся по земле седые лохмы… - «Это умруны. Наш враг снова оказался умнее».
        - Всем оставаться нам местах! Не разделяться! - бросил я, не оборачиваясь. Затем выпустил Тьму уже полностью, заставив ее растечься по всей поляне перед домом. Коротким движением создал из нее широкий «лизун», как можно скорее набросил его на сплетенную Корном защиту. Разумеется, окончательно доломал чужой щит. И, не слушая раздавшегося из-под него возмущенного вопля, одним прыжком переместился сперва к одной группе жрецов, прямо на ходу создавая второй темный полог и набрасывая его поверх защиты светлых. Затем к другой, молниеносно прикрыв коллег таким же незатейливым способом. После чего, наконец, успокоился за их судьбу и рывком ушел во Тьму, на ходу набрасывая на себя ставший уже привычным доспех.
        Они ждали меня на темной стороне - молчаливые, с обагренными кровью руками, настороженные и очень внимательно следящие за каждым моим движением.
        Четыре тела, небрежно сваленные в кучу, не подавали признаков жизни - сегодня умруны не искали новых вместилищ. Они просто и обыденно отрывали жертвам головы. Двое светлых магов, двое темных… кажется, у милорда герцога скоро появятся серьезные проблемы с кадрами. Но больше твари никого не убьют. И сами никуда не денутся - купол, как и сказал отец Иол, абсолютно надежен, поэтому никто сюда не войдет и никто не выйдет, пока хотя бы один из храмовых артефактов продолжает работать.
        «Арт, команды на Седьмой полностью уничтожены, - бесстрастно доложил Мэл. - Купол исчез. А в доме появились посторонниe. Ты был прав - это действительно умруны. И, кажется, они готовятся к ритуалу».
        «Значит, Илдж и ?ош мертвы», - отстраненно подумал я. - «Сколько там нежити?»
        «Шестеро».
        Я стал спокоен. Я стал абсолютно спокоен, полностью впустив в себя Тьму и временно отложив эмоции в сторону.
        «Не вмешивайся, - велел я, развеивая секиры и зажигая ?а ладонях темное пламя. - Умруны поддаются только огню. А ты еще не восстановил форму».
        Умруны не стали дожидаться окончания нашего разговора и атаковали одновременно. Разумеется, с помощью троп - на моем привычном уровне для них это не составило никакого труда. Хотя нет… тропами прыгнули только двое из них. ? оставшаяся парочка ушла на нижний слой и попыталась добраться до меня оттуда. Наивные.
        Я окутался пламенем с ног до головы и ударил Тьмой так, что пространство перед домом заволокло густыми черными клубами, а артефактный купол застонал от напряжения. Мир дрогнул во второй раз. Я на всякий случай быстро повернулся вокруг своей оси, со свистом рассекая секирами сгустившийся воздух. Но не встретил ни малейшего сопротивления и, отозвав Тьму, с удовлетворением посмотрел на четыре обуглившихся трупа.
        Все, спеклись. А как неоправданно долго я провозился с ними в прошлый раз…
        Окинув ещё одним взглядом притихший двор и три застывших ?а краю поляны сгустка Тьмы, в которые превратились прикрытые моим пологом боевые группы, я сжег первую парочку, которая уже успела прирастить отрубленные головы и даже попыталась подняться. Затем спустился на нижний уровень. Наскоро обыскал дом, убедившись, что, кроме этих шестерых, больше никакая тварь в подвале не затаилась. Отыскал за домом одну-единственную каверну со следами недавнего пребывания высшей нежити. Осмотрел осыпавшиеся, местами грубо разорванные края со следами когтей. Запустил туда огонь в достаточном количестве, чтобы спалить даже очень крупного вампира. В третий раз потревожил Тьму едва ощутимым взрывом, от которого дрогнула земля. Только после этого вернулся в реальный мир. Убрал доспех. А затем снял все три полога одновременно и, не обратив внимания на перекошенную физиономию Корна, подошел к отцу Иолу.
        «Арт, ритуал на Седьмой завершился, - доложил Мэл. - Умруны и их хозяин только что ушли».
        «Ты его видел?» - так же неестественно спокойно осведомился я.
        «Нет».
        «Отправляйся на Сорок вторую. Скорее всего, они очень скоро будут там».
        - ?эйш, ты что творишь?! - раненым зверем взревел Корн, когда темный полог окончательно истаял и позволил светлому высказать всю глубину своего возмущения. - Какого демона ты чуть не подставил нас под удар?!
        - Мы совершили три грубейших ошибки, Корн, - равнодушно сообщил ему я. - Не проверили нижний слой перед тем, как создавать вокруг дома купол. Это - моя вина. Не учел, что наш общий враг хорошо знает ваши методы работы, и не подумал, что кто-то из умрунов мог уцелеть. Второе - не следовало ставить против высшей нежити щиты светлых: тварям они не помеха. Это - уже ваша недоработка, Корн. И частично моя: с Тьмой нужно сражаться ее же оружием. Я забыл вам oб этом напомнить. Наконец, третье - отец Иол, вы напрасно не упомянули перед началом операции, что ваши сферы не просто отграничивают некую часть пространства от внешнего мира, но ещё и резко ослабляют границы между мирами. Если бы не это, умрунам, которые дожидались нас в каверне на нижнем слое, не было бы ходу в реальный мир. А значит, люди бы не пострадали.
        На лице святого отца проступило запоздалое понимание.
        - Я… не придал этому должного значения.
        - Откройте сферу, - потребовал я, заставив Корна поперхнуться какой-то фразой.
        Отец Иол пристально ?а меня посмотрел.
        - Молитву ?ельзя прерывать, Артур. Всего одна брешь в куполе, и один Фол знает, кто в нее может проникнуть.
        - Я должен уйти. Ваши братья погибли, но остались те, кого можно и нужно предупредить. Откройте купол. Если отец-настоятель просил вас помочь, то вы долж?ы знать, почему он это сделал.
        Жрец поджал губы, и тогда я со вздохом склонил перед ним голову.
        - Я прошу тебя, брат… верь мне.
        - Фол благоволит тебе, Артур Рэйш, - тихо ответил жрец, и его ладонь на мгновение коснулась моей склоненной макушки. - Ты перемещается во Тьме гораздо быстрее других, поэтому я сделаю, как ты просишь. Но сфера будет открыта всего мгновение.
        - Благодарю. Этого хватит.
        Я отступил от святого отца и выпрямился.
        «Арт, под куполом на Сорок второй то?е началось волнение», - пришло донесение от Мэла. - «Похожe, и там засада!»
        - Корн, велите светлым погасить артефакты, - скороговоркой велел я, снова окутываясь Тьмой. - Защиту пусть выставляют темные. Как в реальном мире, так и на темной стороне. Чем мощнее, тем лучше. Скорее всего, скоро тут появятся ещё гости. Возможно, будут провокации. Но вы должны любой ценой отстоять этот дом и хотя бы один артефакт. Команда на Седьмой полностью уничтожена. Ритуал там уже закончен. Магов на Сорок второй тоже атакуют, и без помощи им не выстоять. Умрунов там скоро будет вдвое больше, чем здесь. Я должен быть там.
        - Удачи, брат, - прошептал святой отец, когда я, не до?идаясь ответа от судорожно хватанувшего воздуха шефа, нырнул на темную сторону. Еще через миг в куполе действительно появилась крохотная брешь. Протиснувшись в нее, я тут же создал прямую тропу и, уже не заботясь о том, видят меня или нет, одним прыжком сиганул на Сорок вторую улицу. К дому под номером двенадцать, рядом с которым стоял и бессильно смотрел на беспрестанно вздрагивающий купол мой необычный служитель… бывший маг и бывший Палач, а теперь - брат по духу, встретивший меня невеселой усмешкой.
        - Бесполезно, - обронил он, когда я вышел с тропы и изучающе уставился на прикрытый божественной сферой особняк. - Купол ещё висит. Мы не сумеем помочь твоим коллегам.
        - Раз не сможем мы, значит, и им ничего не светит, - я указал кончиком секиры на бесшумно материализовавшихся на другом конце улице шесть силуэтов в кожаных плащах. - Поохотимся, брат?
        Мэл кровожадно оскалился. Почти сразу место рядом со мной опустело, а еще через миг за спинами явившихся с Седьмой улицы умрунов открылось сразу две темных тропы.
        Надо признать, охотиться с бывшим Палачом было гораздо удобнее, чем с кем бы то ни было. Невидимый, бесшумный и смертельно опасный Мэл перемещался почти так же быстро как моргул. Ему не составило труда удержать брызнувших в стороны умрунов, пока я призывал Тьму и набрасывал на суетливо дергающихся тварей огром?ую сеть, источающую смертельное для них пламя. Мэлу что - для него мой огонь был даром. Бывший Палач буквально купался в ревущем пламени, набираясь от него сил, выныривая оттуда лишь для того, чтобы затолкать внутрь особо шустрых умрунов. Мне даже вмешиваться не пришлось - от него не ушел никто. А если учесть, что на Мэле все еще висел «зеркальный» доспех, то можно было сказать, что для большинства присутствующих на Сорок второй улице наше вмешательство осталось незамеченным.
        Когда земля прогорела, а от шестерых высших остались лишь горстки пепла, я снова приблизился к обреченному дому, однако купол над ним все еще держался. Что творилось внутри, я не видел - защита действительно гасила все. Вместо дома и коллег я видел лишь мерцающую разноцветными сполохами пленку. Причем по ней то и дело пробегала болезненная рябь, а время от времени стенки купола упруго выгибались, словно принимая на себя очередной удар.
        В какой-то момент он дрогнул особенно сильно и резко просел с правой стороны. Казавшаяся цельной защита потускнела, поблекла. Затем в том углу появился первый надрыв. А еще через пару мгновений купол буквально развалился на куски, и вместо одной громадной сферы на лужайке перед домом образовалась сфера поменьше, тогда как сам дом стал наполовину виден. Вместе с горкой окровавленных тел возле разгромленного крыльца, торопливо брызнувшими в стороны вестниками смерти и осколками храмового артефакта, над которыми с довольными рожами застыли два умруна.
        Не сговариваясь, мы с Мэлом прыгнули одновременно. Он - с занесенными для удара секирами, которыми лихо смахнул головы тварей до того, как те успели опомниться и отпрянуть. А я - с объятыми пламенем руками, с которых тут же слетели два темных шара и с жадностью вгрызлись в отчаянно задергавшиеся тела.
        Не успел я всмотреться в лица убитых, как за нашими спинами раздался ещё один хлопок, а и без того пострадавший купол развалился окончательно, оставив после себя лишь одну небольшую, тускло горящую сферу, под которой прятались уцелевшие.
        На месте второй группы тоже образовалась гора из беспорядочно набросанных тел, посреди которой двое умрунов как раз добивали служителей храма. Прямо на наших глазах одна из тварей разорвала одному горлу, а другая с хрустом свернула второму голову. Но еще через мгновение они обе вспыхнули холодным огнем и истошно завыли, обугливаясь прямо на глазах.
        Увы. Непроницаемость сфер во второй раз сыграла с нами злую шутку - пообещав магам абсолютную защиту, храм не учел, что наш противник сумеет это просчитать. И оставить в засаде на нижнем слое уже зрелых, проворных и, по-видимому, прирученных умрунов… Но это ж как надо не ценить свои кадры, чтобы разбрасываться ими столь варварским образом? А если бы мы не использовали сферы? А если бы у герцога нашлись артефакты, позволяющие видеть нижние слои Тьмы? Или оружие, позволяющее расправляться с умрунами быстрее, чем мой огонь?
        Выходит, наш враг точно знал, что такого оружия у нас нет. А еще он, похоже, не особенно дорожил союзниками. Или же находился настолько близко к цели, что больше не считался ни с какими потерями.
        К уцелевшей группе магов и жрецов я подбежал в тот самый момент, когда третья сфера устало задрожала и осыпалась на землю веером серебристо-черных искр. Правда, вопреки ожиданиям, на темной стороне меня встретили не умруны, а едва держащийся на ногах, покрытый своей и чужой кровью коллега. Смертельно бледный, залитый кровью с ног до головы… единственный уцелевший маг с уже готовым к использованию убийственным заклинанием.
        - Свои! - поспешил крикнуть я, на всякий случай приготовившись отпрыгнуть в сторону. - Не стреляй - все равно промажешь!
        - ?-рэйш?! - неверяще прошептал маг голосом Эрроуза. - Неужели ты?! Вот же живучий сукин сын…
        После чего темный слабо улыбнулся и, закрыв глаза, принялся заваливаться навзничь. Я едва успел его подхватить и с некоторым трудом вытащил в реальный мир. Эрроуз сам по себе был тяжелым, да еще и завалился неудачно - лицом вниз. Так что пришлось приложить немало усилий, чтобы не покалечить этого бугая сильнее, чем есть. Все же зацепили его крепко - вон, вся броня в клочья. И кровищи вокруг столько, что в ней можно было утонуть.
        - Эй! У вас лекари остались?! - спросил я, осторожно уложив темного на спину и зажав ладонью широкую рану на его животе.
        Мне никто не ответил. Впрочем, когда я поднял голову, то понял, что отвечать было некому - из боевой пятерки герцога, жрецов и людей Эрроуза уцелели всего трое: сам Эрроуз, который вот-вот готовился отдать концы; милорд герцог, который тоже лежал ничком и почти не дышал, и один-единственный жрец… кажется, служитель Абоса… совсем молодой еще паренек, который на коленях стоял возле разбитого артефакта и с выражением потустороннего ужаса смотрел на вяло шевелящегося умруна, который даже с оторванной башкой пытался сомкнуть свои клешни у него на ляжке. Второй умрун бесформенной кучей дымился в сторонке и источал омерзительный запах хорошо прожаренной мертвечины. Остатки светлого заклинания над ним почти испарились, но концентрация силы вокруг нежити была такой, что я с нескрываемым уважением посмотрел на герцога, имеющего, как оказалось, в запасе атакующие заклятия такой мощи. Видимо, одно из них и добило державшийся на соплях купол. А заодно превратило раненую Эрроузом тварь в отлично приготовленный бифштекс.
        - Что с герцогом? - отрывисто спросил я, швырнув сразу два огненных шара и спалив нежить, а затем вплотную занялся Эрроузом. Целитель из меня, конечно, аховый, но у магов Смерти есть некоторое преимущество: нас довольно сложно убить. И намного проще вернуть к жизни, чем кого-либо другого. - Эй! Не спи! Я спросил: что с герцогом?!
        - Н-не знаю, - все-таки проблеял парень, судорожным движением стряхнув с себя оставшийся после умруна пепел.
        - Так посмотри, Фола тебе в душу!
        - ?-хорошо… но, к-кажется, мы ему уже ?е поможем.
        Я мельком покосился на смертельно бледное лицо его сиятельства, которого жрец неумело перевернул на спину. И скрипнул зубами, увидев приличную дыру в правой половине его груди, откуда вяло вытекала темная кровь.
        Твою ж демоническую руну…
        Что я Роберту скажу?!
        - Мастер Рэйш. Вы меня звали? - как пo заказу, раздалось у меня за спиной, и я едва не выругался вслух, обнаружив, что посреди залитой кровью поляны стоит растерянно озирающийся мальчишка. Легко одетый, в одной рубашке и домашних тапочках, растрепанный, немного сонный и совершенно неуместно смотрящийся здесь, посреди гор беспорядочно наваленных трупов и огромных луж крови, над которыми уже начали виться первые мухи.
        При виде вынырнувшего из пустоты мальчишки жрец отшатнулся и осенил себя охранным знаком. Болван. А маленький жнец внезапно опознал в залитом кровью теле отца и испуганно прошептал:
        - Как же так, мастер Рэйш… п-папа?!
        - Иди сюда, - отрывисто велел я, толчком выпихнув Эрроуза на темную сторону и тут же выдернув его обратно. Других способов быстро закрыть наши раны не существовало. Но отцу Роберта этот способ, к сожалению, не подходил. - Осмотри его. Он дышит?
        - Нет, мастер ?эйш… - через мгновение сглотнул пацан.
        - Обыщи его карманы: там должны быть исцеляющие амулеты, - сухо велел я, проверив состояние темного и снова найдя его неприемлемым.
        Мальчишка тут же зашарил руками по телу.
        - Сейчас. Я сейчас, сейчас… вот, нашел. Но в нем совсем мало заряда!
        - Включить его сможешь? - я во второй раз окунул едва дышащего мага во Тьму.
        - Да!
        «Арт, в доме гости», - внезапно доложил с нижнего уровня невидимый Мэл.
        «Много?» - ненадолго отвлекся я.
        «Не могу сказать. Кто-то активировал защиту на здании».
        Я быстро обернулся.
        Демон… я должен был оказаться там. Прямо сейчас, пока умруны или кто там ещё не начали предпоследний в цепочке ритуал. Один обряд мы сегодня упустили, и дать им возможность провести второй было чревато угрозой срыва всей операции. Вот только герцог… и Эрроуз… торопливо утирающий катящиеся по лицу слезы пацан, смотрящий на меня с беззвучной мольбой и бессильным пониманием…
        «Внутрь попасть сможешь?» - напряженно спросил я.
        «Нет, брат. Защита цельная, а я ещё не достиг пика. Если я ее нарушу, то, скорее всего, умру».
        «Тогда следи», - с тяжелым сердцем отвернулся я и в третий раз окунул темного во Тьму. - «У нас нет другого варианта».
        Эрроуз, наконец, судорожно закашлялся и, вынырнув из царства Фола, хриплым с мороза голосом каркнул:
        - Все… все, хватит! Я в порядке, Рэйш! Угомонись!
        Я глянул на его покрытое густым слоем инея лицо, всмотрелся в бесцветные радужки и тут же выпустил изжеванную куртку: действительно, живой. После чего метнулся к бездыханному герцогу и, забрав из трясущихся рук ученика слабо светящийся артефакт, бросил на грудь его мертвого отца.
        - Присмотри! - бросил растерянно переводящему с меня на ?оберта и обратно взгляд жрецу-недоучке. - И начинай молиться своему богу. Удача нам ещё понадобится.
        Пока паренек открывал и разевал рот, я цапнул Роберта за руку и вместе с ним провалился во Тьму. Причем не на привычный слой, а гораздо ниже. Туда, куда простым смертным ход был заказан и где иногда… очень редко, но все же можно было перехватить отлетевшую душу. При условии, конечно, что владелец этих мест не будет против небольшого нарушения закона.
        Я оказался прав - отец Роберта действительно уже уходил к своему богу.
        «Посвященный Роду… надо же», - мысленно подивился я, обнаружив над местом смерти герцога висящий в воздухе полупрозрачный силуэт, на лбу которого горел до боли знакомый символ в виде правильного круга. - «Отец служит Роду, а душу сына собственными руками передал Фолу… вот ведь шутка судьбы. Жаль, что некому над ней посмеяться».
        - Папа? - дрогнула в моей ладони рука маленького лорда. Призрак медленно опустил голову, какое-то время всматривался в исказившееся лицо сына, но далеко ?е сразу в его взгляде промелькнуло узнавание. - Папа! Не уходи! Пожалуйста, останься!
        По губам призрака скользнула печальная улыбка.
        - Мастер Рэйш! - в отчаянии обернулся ко мне мальчишка, когда герцог едва заметно качнул головой и начал медленно растворяться в воздухе. - Помогите мне, учитель! Нельзя, чтобы oн умирал!
        - Порядок вещей нельзя изменить, - хмуро сообщил я и в качeстве доказательства протянул руку, чтобы коснуться готового уйти на перерождение духа, но отвел ее в сторону, едва стало понятно, что тот может развеяться от малейшего прикосновения. - Мы с тобой во владениях Фола, ученик. Здесь его воля - закон.
        - Но мы же служим ему! Разве не может он нас услышать?!
        - Он слышит, - усмехнулся я и присел перед пацаном на корточки. - Только не всегда отвечает. Или отвечает не так, как мы от него ждем.
        В глазах Роберта метнулась отчаянная, почти безумная надежда. Но он не стал рваться и выкрикивать обещания Фолу. Не стал ни умолять, ни просить для отца снисхождения. На его лице вдруг проступило сомнение, затем колебание и, наконец, понимание. А затем он повернулся к призраку, висящему посреди такого же призрачного города, и заторможенно прошептал:
        - Если бы Фол захотел, эта душа уже ушла бы к Роду…
        - Но она все еще здесь, - так же тихо согласился я. - Значит, Фол ее не торопит, и твоего отца можно вернуть. Правда, помогать нам в этом никто не будет. Что ты знаешь о магии крови, ученик?
        Роберт сглотнул.
        - Только то, что привязка на крови может помочь удержать отлетевшую душу…
        - У тебя есть такая привязка с рождения, - я подтолкнул маленького жнеца к отцу. - Я для него чужой. Но у тебя может получиться. Действуй.
        Пацан поднял на меня горящие глаза, а затем создал из Тьмы кинжал и, закатав рукав, бестрепетно резанул себя по запястью. А когда на слежавшийся снег упало несколько горячих капель, он протянул руку растерянно качнувшемуся призраку и шмыгнул носом:
        - По?алуйста, папа. Не оставляй меня… пожалуйста, папочка, вернись!
        Пока он говорил, за спиной призрака сгустилось большое черное облако, вскоре превратившееся в гигантскую стену, сквозь которую было бы трудно прорваться даже демону. При виде нее призрак снова дрогнул и недоверчиво посмотрел на меня, но я лишь усмехнулся. Нет, уничтожать его я не собирался. А вот помочь единственному ученику был обязан. И даже в случае, если его сиятельство передумает, уйти без моего разрешения ему будет проблематично. Ну, разве что Смерть самолично заявится за его душой и испортит мое маленькое представление.
        - Папа? - повторил Роберт, настойчиво протягивая руку.
        Призрак ненадолго замер, а потом рвано качнулся вперед, словно его что-то подтолкнуло в спину. И вдруг медленно-медленно протянул сыну ставшую почти прозрачной ладонь.
        - Возвращайся! Живо! - велел я, когда пацан мертвой хваткой вцепился в отца. - Без тебя ему не найти дорогу. Он слишком далеко ушел. Покажи ему путь! Веди за собой, понял?
        Роберт понятливо кивнул и растворился в воздухе, уводя с собой родную душу. А я тщательно выжег оставшиеся на снегу кровавые разводы и только тогда ушел следом. Со странной, не слишком уместной, но греющей душу мыслью, что хотя бы одно дело я сделал сегод?я правильно.
        Глава 19
        Когда я вернулся в реальный мир, герцог ?арон Искадо лежал на земле с закрытыми глазами. Выглядел он по-прежнему плохо, был бледным как лесная поганка, но при этом больше не собирался возвращаться во Тьму и весьма бодро дышал, пока стремительно теряющий заряд амулет приводил в порядок его изуродованное тело. На то, чтобы закрыть рану полностью, артефакта, конечно, не хватило, поэтому в сознание маг до сих пор не пришел. Да и его раны закрылись не полностью. Но опасности для жизни уже не было. К тому же, служитель Абоса до того рьяно молился над его телом, что жабоподобный бог наверняка услышал, а затем приложил к чудесному исцелению свою пухлую руку. Так что скупо раздаваемая им удача все же подправила линию судьбы милорда, позволив ему задержаться в мире живых.
        - Рэйш, ты вообще понимаешь, что сейчас сделал? - тихо спросил Эрроуз, когда я осмотрел лорда Искадо и хлопнул по плечу шмыг?увшего носом мальчишку.
        Я промолчал.
        Потом, ?рэг… все вопросы потом. Мне сейчас не до тебя, если честно.
        - Рэйш!
        «Арт, они закончили ритуал», - снова ожил в моей голове голос Мэла, а не получивший ответа коллега, с немалым трудом приняв сидячее положение, воззрился на меня со смесью раздражения и злости. - «Воронка на пике, а нижний слой аж сияет от выброса энергии. Вовремя вы оттуда убрались».
        Я оскалился и, во второй раз проигнорировав темного, бегом кинулся к дому: э нет, дорогой мой враг, ничего ещё не закончилось. Сегодня ты, правда, многих убил, но такому как я даже воронка не страшна. И защиту мы вдвоем с Мэлом наверняка проломим. Для этого всего-то и надо, что…
        - Мастер ?эйш! Сзади! - отвлек меня от кровожадных мыслей истошный мальчишечий крик.
        Я на полном ходу рухнул лицом вниз, одновременно отмахиваясь прыгнувшей в ладонь секирой. Услышал звонкое «дзанг!», ощутил, как рухнуло на древко что-то тяжелое, и в один миг провалился на темную сторону. Уже там бодро откатился в сторону, прямо на ходу создал прямую тропу, юркнул в нее, выкатился на другой стороне лужайки. И, выхватив из Тьмы вторую секиру, подскочил на ноги, одновременно разворачиваясь к тому, кто посмел напасть на меня с темной стороны, да еще так, что едва не достал в реальном мире.
        Тьфу ты! Отец Иол, демона вам в душу, вы просто ДОЛЖНЫ БЫЛИ предупредить нас о том, что ваш купол способен Н?СТОЛЬКО истончать границу между мирами!
        С?азать, что увиденное сильно меня удивило, не могу. Рано или поздно мы бы все равно встретились. Лицом к лицу, как сейчас. Или он напал бы исподтишка, как делал один мой знакомый служитель… хотя стоило признать, что стоящая напротив тварь внушала уважение. Рослая, в полтора меня ростом, с хорошо развитым торсом, восемью мощными паучьими лапами, зловеще поблескивающими секирами на месте верхней пары рук и с приличными по размеру зачарованными клинками во второй… даже морда у него была такой же бесстрастной. С теми же мутными бельмами на месте глаз и таким же кроваво-красным ртом, в котором наверняка имелись острые зубы.
        Прямо брат-близнец. Не иначе. Видимо, прав был отец Иол - наш изобретательный враг и впрямь успел не только изучить образец, но и создал полноценную копию.
        «А он, пожалуй, побольше тебя будет», - хладнокровно заметил я, изучая замершего в десятке шагов Палача.
        Невидимый Мэл фыркнул.
        «Ему всего шестьдесят лет отроду. А я больше двух веков людям головы рубил, так что у меня опыта больше».
        «Логично», - вынужденно согласился я, чувствуя, как холодит кожу Тьма под одеждой. Доспехом она обеспечила меня на этот раз сама, без напоминаний. Более того, Ал тоже счел нужным вмешаться, поэтому на лезвии моих секир появился знакомый серебристый налет. Совсем немного, по краешку, чтобы раньше времени себя не выдать. Но я все равно ухмыльнулся и, демонстративно взвесив оружие на руке, сделал Палачу приглашающий жест. - «Ну что, брат, попробуем его уделать?»
        «А то», - рыкнул по поводку служитель. В следующий миг Палач все-таки прыгнул, а на меня во второй раз за сутки снизошло удивительное спокойствие. Тем более, что зрелище несущейся во весь опор твари с огромными секирами вместо рук было мне хорошо знакомо. Но на этот раз я не собирался убегать и тем более атаковать в лоб. Нет. Дождавшись, когда Палач окажется совсем близко, я просто ушел на нижний слой. А когда тварь без раздумий провалилась следом, там ее ждал не только я.
        Наверное, я ещё ни разу не ощущал такого всплеска эмоций по связывавшему нас с Мэлом поводку. Более того, пожалуй, поспешил назвать его человеком - бывших Палачей, как оказалось, не бывает. Но если раньше он убивал бездумно и бесстрастно, то сейчас в его чувствах преобладала жажда крови. В отличие, кстати, от явившегося по мою душу монстра, которого интересовало лишь одно - выполнение приказа хозяина.
        Собственно, в этом и была его слабость: на прикрытого «зеркальным» доспехом Мэла Палач внимания не обратил. И не задумался, почему рядом со мной временами так странно переливается воздух. А если и задумался, то не надолго, не говоря уж о том, что напасть ему наличие непонятного явления не помешало.
        На этот раз меня никто и ни в чем не обвинял. Мне не вынесли приговор. И даже степень моей угрозы хозяину не соизволили обозначить. Палач напал молча, словно и вовсе не умел говорить. Зато стремительно, как настоящий ураган. И… озадаченно замер, когда я уклонился от бешеной атаки, одновременно ударив в ответ, и на землю с приглушенным стуком упали отрубленные по локоть культяпки.
        Ал не подвел - лезвия секир вошли в чужую плоть, как горячий нож в масло. Ни малейшего сопротивления, ни мимолетного ощущения, что я рублю покрытую сверхпрочным панцирем тварь, не появилось. Боли этот Палач, как неожиданно выяснилось, не испытывал вообще и, потеряв сразу две конечности, больше растерялся, чем по-настоящему расстроился. А затем ему стало не до размышлений, потому что Мэл не собирался упускать такую возможность. Воспользовавшись невидимостью, он метнулся к озадаченно замершему собрату и одним стремительным движением подрубил ему лапы с левой стороны. А когда не ожидавший такой подлости Палач пошатнулся, брат проворно запрыгнул ему на спину и с воинствен?ым рыком воткнул секиры в то место, где паучье тело переходило в мускулистый мужской торс.
        И вот тогда Палача проняло. Испустив пронзительный, пробирающий до печенок рев, он запрокинул голову, одновременно умудрившись встать на дыбы в попытке сбросить с себя невидимого соперника. Замолотил по воздуху оставшимися конечностями. Каким-то образом не упал, чудом удержав равновесие на искалеченных лапах. Взревел снова, на этот раз - раздраженно и почти зло. Но в этот момент одна из моих секир легонько чиркнула его по горлу, и на землю со стуком упала срубленная у основания голова. Абсолютно лысая, с мертво глядящими в пустоту бельмами и распахнутым в беззвучном крике ртом, где из последних сил трепетал раздвоенный язык.
        - И всего-то делов, - пробормотал я, слегка удивившись легкости, с которой мы прибили опасную тварь. - Вот что значит опыт… Мэл, ты как?
        - Сожги его, - бросил в ответ служитель, спрыгивая с бьющегося в судорогах тела. - Если хоть одна косточка уцелеет, тo со временем он обязательно восстановится.
        Я молча бросил в корчащуюся в агонии твари сгусток огня. А затем ещё один - в укатившуюся вбок голову. Ожидал, что на этом все закончится, и изрядно удивился, обнаружив, что башка прекрасно вспыхнула и мгновенно обуглилась, а вот агонизирующее тело только задымилось. Да и то, кое-как.
        - Это что ещё такое? - нахмурился я, разглядев на мохнатом пузе твари какую-то побрякушку. Затем наклонился, кончик секиры подцепил вплавленную прямо в кожу Палача золотую пластинку с непонятными символами и подтолкнул ногой к Мэлу. - Ты такое раньше видел?
        Бывший Палач машинально потер нижней правой рукой то место, где его торс переходил в паучье брюхо.
        - Нет, брат. В мое время ничего подобного не было.
        Я оттолкнул побрякушку подальше, а затем снова швырнул в тварь сгусток огня. И на этот раз все прошло как надо - обезглавлeнный монстр моментально вспыхнул и всего через один удар сердца обратился в неопознаваемую кучку праха. ? вот артефакт я подобрал - потом жрецам его покажу. Если наш враг столь сведущ в темном искусстве, что нашел способ противостоять моей Тьме, то это определенно стоило обсудить со служителями Фола.
        Убрав пластинку в карман, я повернулся к дому и поморщился.
        - Тьфу. Они успели завершить ритуал.
        Мэл покосился на объятый Тьмой призрачный чердак и пылающий светом, такой же призрачный пол на первом этаже, и неохотно кивнул.
        - Да. Палач появился совсем некстати.
        - Зато последний приказ своего хозяина он выполнил на «отлично». Полагаю, внутри уже никого нет, так что спешить больше нет смысла.
        - Думаешь, тот маг отправил его умирать?
        - Скорее, отвлечь, - вздохнул я, не торопясь развеивать секиры. - И дать остальным возможность закончить с одиннадцатым знаком.
        По поводку пришла волна разочарования, негодования и досады.
        «У нас остался ещё один дом, так что не все потеряно», - напомнил я, рывком уходя на верхний слой. - «Я отправлю ?оберта вместе с выжившими в ГУСС. Там есть толковые целители, да и защита какая-никакая присутствует. Присмотри, чтобы по дороге с ними ничего не случилось. А я возвращаюсь на Сенную».
        Мэл прислал в ответ волну одобрения и молча заверил, что все сделает, так что хотя бы за этих разумных я могу сегодня не волноваться.

* * *
        Когда я проверил дом и вернулся в реальный мир, намереваясь повесить на полуживого Эрроуза миссию по охране милорда герцога и его малолетнего сына, оказалось, что поляна перед особняком уже не пустует, и на нее один за другим выходят невесть откуда взявшиеся жрецы. Причем много жрецов, десятка два с половиной, как темных, так и светлых. Но что самое непонятное, вместо того, чтобы заниматься убитыми или расспрашивать выживших о том, что случилось, они окружили разбросанные во дворе тела и, не обращая на нас никакого внимания, затянули негромкую молитву.
        Озадаченно осмотрев образованный ими огромный круг, я повернулся к чудом уцелевшему служителю Абоса.
        - Что происходит?
        Измазанный чужой кровью паренек со слабой улыбкой порылся под рясой и выудил наружу невзрачный камушек, который, судя по скромному внешнему виду, являлся очередным храмовым артефактом.
        - Мои братья хотят вернуть павших, мастер Рэйш.
        - Чего? - недоверчиво переспросил я, но пацан лишь понимающе улыбнулся.
        - Этот - камень душ, мастер Рэйш. Вам известно, что это такое?
        - Почти всем нам такие выдали перед началом операции, - раздраженно бросил сбоку Эрроуз и распахнул куртку, под которой на обычной веревочке висел точно такой же камушек-артефакт. - Отец Иол постарался.
        Я посмотрел на камушки через линзы, но демон меня задери… у лежащих на земле магов не было аур! Да и в артефактах не имелось ничего необычного, словно передо мной находились не легендарные камни душ - одна из самых охраняемых тайн жреческого Ордена, а обычная галька! Неудивительно, что я не заметил их сразу! Неудивительно, что и умруны не придали им значения! Ведь если бы они заподозрили, в чем истинная ценность этих непримечательных камней, они бы наизнанку вывернулись… костьми бы легли, но сорвали их все до одного! Это же надо… настоящие камни душ! Да за один такой любой некромант душу демону продаст!
        Ай да Корн! Ай да сукин сын! Неужто он и впрямь подозревал меня так сильно, что не дал полного расклада? Но это ж каким гадом надо быть, чтобы сказать о камнях всем, кроме меня! И каким больным на всю голову маньяком, чтобы до последнего держать меня на виду, при этом смутно надеясь, что убийства - все-таки не моя работа!
        Все, решено. Когда вернусь, сам его убью. А когда вытащу его душу из тела, то подробно обо всем расспрошу и только потом… может быть… запихну ее обратно.
        Жрецы тем временем затянули молитву громче, увереннее, и вот тогда на темной стороне появилось какое-то движение. Эрроуз, успевший где-то потерять визуализатор, этого не заметил, а я как во сне уставился на расцветившие Тьму серебристые точки, которые одновременно, словно по команде, засветились в складках чужой одежды… как раз там, где прятались уникальные артефакты… и, отделившись от них крохотными облачками, зависли над распластанными телами.
        Сколько здесь было народу? Шестеро жрецов, три боевых пятерки магов, плюс Эрроуз и его люди… человек тридцать в общей сложности наберется. Гм. И правда: вон те пять искорок горят намного ярче других. Прямо как душа у отца Кана. Значит, не соврал пацан - это и впрямь те самые камни. Даже странно, что мне об этом никто не сказал.
        - Всех, к сожалению, воскресить не удастся, - тихо заметил служитель ?боса, пока я лихорадочно соображал, что к чему.
        Некоторые освященные храмовые камни, если верить слухам, обладали уникальными свойствами. Кто и как имен?о их создавал, жрецы не говорили, но они могли вбирать в себя человеческие души. Да, ненадолго. На полсвечи или на свечу, редко больше. Говорят, во время войны с Лотэйном жрецы использовали их, чтобы воскрешать погибших. На поле боя ведь не всегда успеваешь добежать до раненого бойца. А тут и бежать не надо - камень сохранит отлетевшую душу, а потом жрец спокойно вернет ее обратно, если, конечно, боги не будут против.
        Но неужели отец Иол решился отдать сыскарям такое сокровище?!
        - Тела, которые повреждены слишком сильно, не смогут принять в себя отлетевшую душу, - вздохнул молодой жрец, заставив меня мысленно осечься. - С оторван?ой головой даже владыка ночи ничего поделать не смо?ет. Но у остальных еще есть шанс.
        Словно подтверждая его слова, несколько искорок, ненадолго зависнув над землей, коротко вспыхнули и растворились во Тьме. Вероятно, умруны успели кого-то порвать слишком сильно. Но остальным, можно сказать, повезло - твари так торопились уничтожить артефакты, что не могли вдосталь поиздеваться над мертвыми. Большинству магов досталось всего по одному удару, поэтому сейчас… Фолова бездна… их души действительно возвращались! И под действием стремительно набирающей силу молитвы начали одна за другой устремляться обратно в тела!
        Убрав линзы, я взглянул на убитых еще раз и вздрогнул, обнаружив, что одно из тел внезапно пошевелилось. Из круга жрецов тут же вышел служитель Фола и, опустившись перед уби… нет, уже перед тяжело раненым на колени, принялся читать молитву только для него одного.
        Еще через мгновение стон раздался с другой стороны поляны. Затем еще и еще… после чего из круга начали по очереди выходить жрецы и спешили к другим моим коллегам. Я, правда, сперва не понял, почему к кому-то подходили светлые жрецы, а к кому-то темные. Как не понял, почему под действием обычной молитвы прямо на глазах стали затягиваться жуткие раны. Но потом все же догадался посмотреть на магов и жрецов через две линзы. Увидел, что тот темный, к которому подбежал служитель Фола, носил на лбу такую же метку, что имелась и на моем плече, а у светлого, к которому подошел служитель Рода, на коже горел знакомый круг, и вот тогда с моей души упал такой огромный камень, что просто не передать словами.
        Отец Иол, честное слово, вы потрясающий человек! Более того, все наше Управление… все сыскари и люди герцога с этой ночи будут вам сильно обязаны! Это ж сколько камней вы выудили из секретного орденского хранилища?! И какой бой выдержали с коллегами, если в итоге руководство Ордена все же дало добро на раскрытие одной из своих многочисленных тайн?!
        - Вернуть душу с темной стороны способен лишь жрец того бога, которому был посвящен убитый, - сообщил служитель Абоса, когда я выразительно на него посмотрел. - Не всегда, конечно, но сегодня особый случай.
        Это уж точно!
        - Насколько я знаю, есть и еще одно ограничение, - нейтральным тоном заметил я.
        - Да. Убитый должен накануне получить благословение. Но почти все твои коллеги получили его ещё вчера, поэтому большинство из них оживут.
        - А как насчет жрецов?
        - Умруны сделали все, чтобы максимально повредить их тела, - помрачнел паренек. - Мои братья были их настоящей целью. Но мы знали на что шли. Так что гнева богов можно не опасаться - это была добровольная жертва.
        - Скольких вам не удалось поднять? - спросил я, следя за тем, как жрецы скользят по поляне и оказывают помощь пострадавшим.
        - Служители Сола и Ремоса оставили этот мир. Из твоих коллег безвозвратно ушли всего четверо. Остальных мы успели спасти.
        Я облегченно вздохнул: всего шестеро… не так уж много, если учесть, что мы едва не потеряли всех до одного.
        - Да, Рэйш, - кивнул Эрроуз, когда я покосился в его сторону. - Я пару лет тому прошел посвящение Рейсу, если тебя это интересует.
        - А герцог Искадо - Роду… но почему же тогда он едва не погиб?
        - Умрун сорвал с него амулет, - неохотно сообщил служитель Абоса и взглядом указал на уже подсыхающую лужу крови, в которой едва угадывались очертания еще одного камушка. - Если бы вы ему не помогли, мастер Рэйш, то одной душой в чертогах Рода стало бы сегодня больше.
        Сидящий на коленях Роберт сжал руку отца и беспрекословно подвинулся в сторону, когда один из жрецов… разумеется, служитель Рода… отделился от остальных и склонился над герцогом. ?го источающие золотистый свет ладони ненадолго легли на лоб милорда Искадо. Затем сияние перетекло с рук жреца на тело герцога, заключив его в подобие кокона. И когда сияние угасло, на груди его сиятельства не осталось ран, а тяжелое беспамятство перешло а целительный сон, по окончании которого отец ?оберта должен был проснуться здоровым.
        - Тебе повезло с учителем, мальчик, - с улыбкой посмотрел на юного лорда жрец. - И ты хороший ученик. Теперь с твоим отцом все будет в порядке.
        Мальчишка с достоинством поклонился, пряча от посторонних бешено горящие глаза, а затем снова уселся рядом с отцом и взял его за руку. Жрец Рода улыбнулся во второй раз, а затем повернулся ко мне и коротко наклонил голову.
        - Закончи свою работу, брат. Как и твой враг, ты уже давно ходишь по краю, но нам было велено не мешать.
        Эрроуз от таких заявлений впал в ступор. Я, если честно, тоже. А жрец отвернулся и ушел, оставив нас разбираться между собой. У меня, правда, опыт в общении со служителями храма уже был, поэтому в себя я пришел первым. А когда понял, что именно сейчас произошло, то мысленно обозвал жреца нехорошим словом и счел за лучшее провалиться на темную сторону, чтобы не отвечать на неудобные вопросы.
        - Уходим на Седьмую, - бросил я невидимому Мэлу, когда Тьма окутала меня привычным холодком. - Надо проверить, сколько там уцелело народу.
        - РЭЙШ! - во весь голос гаркнул Эрроуз, чересчур быстро оказавшийся рядом.
        - Потом, - буркнул я, открыв тропу прямо у него перед носом. И нагло свалил, оставив покрывшегося инеем коллегу возмущенно хрипеть, сипеть, кашлять и давиться нехорошими словами, которые у меня не было ни малейшего желания выслушивать.
        Глава 20
        На Седьмой мы надолго не задержались - только заскочили на пару ударов сердца, убедились, что и там процесс воскрешения идет полным ходом. Успокоились за судьбу Илджа и Роша. Подсчитали безвозвратно ушедших, которых оказалось не так много, как можно было бы ожидать. Проверили окрестности, но убедились, что никто на оживающих магов не покушается, и только тогда разошлись в разные стороны.
        Мэла я отправил к Роберту - проследить, чтобы мальчишка и его отец благополучно добрались до ГУССа. ? сам помчался на Сенную, к Йену и остальным, прекрасно понимая, что ночь еще не закончилась.
        Признаться, по возвращении я ожидал увидеть всякое. Того, что к этому времени вокруг сферы уже будут нарезать круги полчища моргулов и умрунов, приползут с ближайшего кладбища зомби, личи или объявится хотя бы один плохонький демон. Я спешил туда с мыслью, что, быть может, с ходу придется вступить в бой… Но совсем не ожидал, что на темной стороне Сенная улица меня встретит воистину гробовой тишиной.
        Выбравшись с очередной тропы и не увидев над нужным домом сияния храмовой сферы, я недоверчиво замер. А затем двумя короткими прыжками добрался до крыши соседнего здания. Извиваясь на черепице, как червь на сковородке, подобрался к низенькому парапету. И, холодея от дурного предчувствия, выглянул наружу: на месте дома под номером два виднелось громадное пепелище. Огромное, выжженное дочерна пространство, где не осталось ни дома, ни остовов деревьев, ни даже каменной ограды, неподалеку от которой жрецы устанавливали один из трех артефактов.
        Жрецы здесь тоже были… причем в гораздо большем количестве, чем на Седьмой или Сорок второй. И они все прибывали и прибывали, выныривая из темных закутков, а затем вставали в круг над разбросанными по пепелищу телами и один за другим начинали молитва.
        Тьма…
        Уже ни от кого не скрываясь, я слетел с крыши и переметнулся через дорогу, выбрасывая далеко вперед чувствительные щупальца из Тьмы. Но особняк и впрямь был пуст. ? когда я бросился на нижний слой, из моей груди вырвался невольный стон: из подвала проклятого дома сочился совершенно неуместный на темной стороне свет. А над полупрозрачной крышей уже затихала громадная воронка, которую сегодня я был готов увидеть где угодно, но только не здесь.
        Фол… да что же это за рок?! И как такое вообще могло произойти, ведь я уничтожил всю нежить в пределах сферы, а отец Иол дал слово, что, помимо меня, никто через купол не войдет и не выйдет? Неужели нас действительно предали?! Но кто?! И, главное, как, если даже после гибели двух групп хотя бы одна во главе с подозрительным, недоверчивым и обожающим все контролировать Корном, а также с шестью жрецами вместо пяти, должна была уцелеть?!
        Добравшись до пепелища, я вернулся на привычный слой и первым же делом снова проверил дом, однако там действительно никого не было. Ни темных магов, ни светлых, ни простых смертных. Ни амулетов, ни артефактов, ни чужих следов… от особняка вообще ничего не осталось, кроме двух обезглавленных трупов, обгоревших стен, искореженных непонятной силой балок и едкого привкуса горечи, к которому я оказался совершенно не готов.
        Заметив, что на краю поляны теплится несколько аур, я бросился в ту сторону и, убедившись, что там действительно остался кто-то живой, с неимоверным облегчением выдохнул. Однако когда я вынырнул в реальный мир, с тревогой всматриваясь в чужие лица… когда услышал тягучую мелодию молитвы, творимой множеством голосов, и увидел горстку сгрудившихся у покореженной ограды людей, среди которых осталось всего несколько магов, у меня болезненно сжалось сердце. А из груди при виде распластанных на покрытой пеплом земле черно-белых ряс вырвался невольный вздох.
        Фол… как же ты мог это допустить?!
        От некогда сплоченного отряда численностью более пятидесяти человек в живых осталось всего дюжина. Из них на ногах держалась едва ли половина. Остальные кто лежал, кто сидел, безучастно глядя куда-то в сторону, и большинство выглядели так, словно вышли из тяжелейшего боя. Окровавленные, израненные, в драных лохмотьях, в которых с трудом можно было признать кожаные доспехи. Вся лужайка перед сгоревшим домом была усеяна растерзанными, разрубленными надвое, обезглавленными и настолько поврежденными огнем телами, что даже с камнями душ жрецы ничем не могли помочь: из множества высвободившихся душ на месте осталась лишь четверть. Тогда как остальные прямо на моих глазах одна за другой растворялись во Тьме.
        Боже! Но как такое могло произойти?! И почему именно на Сенной безвозвратно погибших оказалось так много?! Неужто умруны учли свои прежние ошибки? Стали наносить не одну, а сразу по несколько смертельных ран, стремясь максимально повредить тела, чтобы жрецы потом не смогли никого воскресить?
        Но как сюда попала нежить, если я собственноручно уничтожил тех шестерых и дотла выжег единственную оставшуюся каверну?! Я не мог… не должен был никого пропустить! И мой огонь…
        Я вдруг вспомнил вплавленную в пузо Палача пластинку, благодаря которой огонь так плохо на него подействовал, и похолодел.
        Да нет… не может этого быть!
        - Артур! - вдруг окликнули меня слабым голосом.
        Я почти бегом бросился в ту сторону, обшаривая знакомые и полузнакомые лица. А затем наткнулся на лежащего на земле отца Иола, окруженного двумя светлыми и одним темным жрецами, и замер.
        Увы. Больше из служителей храма не уцелел никто. Их изрубленные до неузнаваемости тела я уже видел. Как видел и то, что спешащие на помощь служители старательно обходят их стороной. Отец Иол тоже выглядел так, словно вот-вот собирался уйти за грань. Его черная ряса была щедро покрыта темными разводами и разорвана в нескольких местах, на губах при каждом вздохе пузырилась кровь. А на жутковато побелевшем лице живыми оставались только глаза - непроницаемо черные, подернутые мутной пленкой и неподвижно смотрящие куда-то мимо меня.
        Чуть дальше, неестественно прижав к груди левую руку, на земле сидел измученный Тори. На его левой щеке едва-едва успели подсохнуть четыре уродливые раны от когтей. На виске набухала громадная шишка. Сам он был потрепан, грязен, но все же жив. И даже достаточно смел, чтобы второй рукой неловко гладить по плечу сидящую рядом, горестно и безнадежно всхлипывающую Лиз.
        Живые… честное слово, при виде этих двоих у меня немного отлегло от сердца. Видимо, молодежи повезло чуть больше, чем тем, через чьи тела мне приходилось перешагивать. А вот Хокк, к сожалению, не повезло. Да, снова. Не зря девчонка так убивалась над ее неподвижным телом. Не зря едва не захлебывалась слезами и выла в голос: моя напарница уже не дышала. И ауры над ее телом не было. Больших ран, впрочем тоже. ?мулет в кармане ?уртки, насколько я мог видеть, оказался разряжен. А за новым она, конечно же, не пошла. И даже камень души, если я не ошибаюсь, эта ненормальная не надела, потому что он наверняка вступил бы в конфликт с тем амулетом, который я ей дал.
        Хокк… эх, Хокк… ну как ты могла так оплошать? Почему ты снова выбрала смерть, а не жизнь?! И почему рискнула остаться с Триш, прекрасно зная, что первый же поход на темную сторону ее попросту ослабит, а тебя гарантированно убьет?!
        Я сжал челюсти и отвернулся от бездыханной напарницы. А потом увидел сидящего на коленях, сгорбившегося на телом Триш Йена, и тоска резанула по сердцу с новой силой.
        Фолова бездна…
        И эта, похоже, нарвалась. На груди девчонки зияла такая рана, словно оттуда сердце вырвали. Скорее всего, вместе с храмовым камнем. А без этого у нее не осталось ни единого шанса - не успевшая нырнуть во временное вместилище душа просто отлетела. Да. Похоже, что насовсем. Но резануло больше не это, а помертвевшее выражение на смертельно бледном лице друга. Его остановившийся, такой же помертвевший взгляд, на дне которого плескалось подступающеe безумие. И некогда темные, а теперь абсолютно седые волосы, которые легонько трепал летний ветерок, словно пытаясь отвлечь Норриди от всецело поглотившего его отчаяния.
        При виде убитого горем друга у меня перехватило дыхание. Совсем как тогда, когда я… тогда еще дурной и ничего не понимающий в жизни сопляк… увидел проклятую заметку в газете.
        Прости, Йен…
        И вы, девчонки, простите. Я не успел вам помочь. Не пришел. Не услышал. Хотя понятно, почему я не принял вашего зова. Монетка Хокк умерла в тот самый момент, когда магичка перестала дышать. А Йен… со смертью Триш ему, разумеется, стало не до меня. Он попросту сгорел. А вернее, уже остыл. Тогда как неосторожно призванная им Тьма медленно, но верно пожирала изнутри его душу, в которой больше не осталось ничего, кроме отчаяния.
        С тяжелым сердцем отвернувшись от впавшего в магический транс, теперь уже одаренного… скорее всего, ненадолго… друга, я переступил через очередное тело, в котором с немалым трудом опознал знакомого мага Смерти из команды герцога, и опустился перед отцом Иолом на колени.
        При моем приближении жрецы одновременно встрепенулись. Чудом не растерявшие заряд «камушки», которые двое из служителей держали в ладонях, едва не выстрелили в меня какой-то гадостью, но я ?е обратил на них внимания. Просто взял безвольную руку старика и тихонько ее сжал в надежде, что душа святого отца находится не так далеко, как мне показалось.
        - Артур? - едва слышно повторил отец Иол и слепо зашарил по округе второй рукой. - Это ты, брат?
        - Я, святой отец. Что произошло?
        - Мы не удержали сферу… не смогли… прости меня за твоих друзей…
        - Как вы могли ее не удержать? - подавив рвущийся наружу рык, спросил я. - Кто нас предал?!
        - Не злись, брат. Это не твоя вина, - едва слышно прошептал старик. - Это я не подумал. И я забыл…
        - О чем?!
        - Когда вы ушли, мы не смогли сразу закрыть щель в куполе, - тихо признался один из светлых ?рецов. - Наверное, он ждал этого… наблюдал из-за засады и, как только представилась возможность, тут же атаковал.
        - Он - это кто? - с трудом взял себя в руки я.
        - Палач… - прошептал отец Иол. И после этих слов в моей душе снова, как когда-то давно, что-то умерло. Мне стало холодно. Так холодно, что земля вокруг стала стремительно покрываться инеем, а рванувшая наружу Тьма принялась укутывать слабеющего жреца плотным коконом, мешая душе покинуть израненное тело.
        Значит, Палач был не один… я не хотел об этом думать. Я не проверил каверну перед уходом. Я просто мысли не допускал, что дух-служитель или любая другая нежить могут оказаться невосприимчивы к темному огню. К тому же, я был уверен, что убил эту тварь. Это не мог быть тот Палач, которого мы сожгли на Сорок второй. У него просто не хватило бы времени перебить магов тут, а затем явиться туда, чтобы попытаться устроить еще одну бойню!
        Я опустил голову.
        Дурак… болван… идиот самоуверенный! Стоило сразу подумать, что, раз убийца сумел вырастить и подчинил себе одну тварь, то ничто не мешало ему создать вторую! Имея опытный и отменно функционирующий образец он мог годами экспериментировать с материалом! Если уж он магию переходов столько времени пытался подчинить, то чем был хуже Палач? Или моргул? Или умруны, которых у него в подчинении тоже имелось немало?! Наверное, и вампиры были из той же серии! Его работа. Всегда только его. Одного-единственного, долгоживущего, до отвращения умного и весьма осмотрительного мага, который годами… десятилетиями продумывал свой непонятный план и сумел предугадать все наши действия. В том числе, вмешательство жрецов. Совокупные возможности магов сразу трех ведомств и даже силу воздействия жреческих артефактов, которые оказались вовсе не такими хорошими, как мы надеялись.
        «Если бы я не ушел, они могли остаться в живых», - с тоской понял я, тяжелым взглядом окинув усеянное телами пепелище. - «Если бы я только проверил каверну, мы могли бы их спасти»…
        «Если бы ты не ушел, то мог лежать здесь сейчас вместе с ними», - возразил слышащий мои мысли Мэл. - «Мальчик и остальные уже направляются в ГУСС. Держись, брат. Я скоро буду».
        - Мы не сразу поняли, что произошло, - снова прошептал отец Иол, сжав мои похолодевшие пальцы. - Он напал лишь когда целостность купола была восстановлена. Напал с нижнего слоя. А потом стало поздно, и мне пришлось разбить артефакты, чтобы хоть как-то уравнять силы.
        Я ненадолго прикрыл глаза.
        Нет, святой отец. Не мог Палач проскользнуть с нижнего слоя через ту щель - для него она была слишком мала. ? вот притаиться в глубокой каверне… выждать время, когда отбушует мой огонь… убедиться, что больше ему никто не помешает… на это он был вполне способен. ?н не стал на меня нападать, то ли почувствовав что-то, а то ли получив приказ хозяина. Он не выдал себя, когда я убивал умрунов. Он терпеливо сидел в своей норе до тех пор, пока мои друзья не остались без защиты. И лишь убедившись, что меня нет рядом, он выбрался на свободу. А оказавшись в замкнутом пространстве, в котором маги не могли применять атакующие заклинания, и где не осталось никого, кто мог бы его заметить…
        Тьма! Это была бойня. Палач, не встретив достойного сопротивления, порезвился вовсю. Кого-то беззастенчиво вспарывал секирами, оставаясь при этом недосягаемым для оружия и заклинаний. Кого-то рвал на части второй парой рук. Для ускорения, так сказать, процесса. Большинству просто снес головы. Кого сперва искалечил, а потом убил. И ?икто не смог ничего ему противопоставить. До тех пор, пока жрецы не очнулись от ступора и не приняли единственно-верное решение - выпустить храмовую магию из-под контроля и дать ей вступить в конфликт с магий обычных людей. В условиях, когда под куполом их методично вырезала почти бессмертная, неуязвимая и стремительно перемещающаяся в обоих мирах тварь, это был единственный способ ее остановить. Купол они бы все равно потеряли. Поэтому отец Иол решил рискнуть и попробовать остановить Палача до того, как он перебьет их всех.
        Вероятно, ещё до того, как жрец уничтожил артефакт, одну из групп они все-таки потеряли, и часть сферы приоткрыло ту часть особняка, где мо?но было проводить ритуал. Прибывший на место темный маг, вероятно, понимал, насколько опасно такое соседство, но обряд все же провел. В спешке. Быть может, даже с ошибками. А затем ушел, не став мешать жрецам устраивать запланированное самоубийство. После чего тут рвануло так, что не только сфера, даже добротно выстроенный, сложенный на века дом не выдержал магического удара. Неудивительно, что тут сгорели не только следы, но и часть растерзанных Палачом людей. Хороших людей. Правильных. Наверное, поэтому я до сих пор не увидел среди них тела Нельсона Корна?
        Кстати, Палача среди мертвых тоже не было. Так что, полагаю, если его не разорвало на части магией артефактов, мы с ним ещё встретимся. И довольно скоро.
        - Прости меня, брат, - из последних сил повторил отец Иол, измученно закрыв набрякшие веки. - Мы знали, на что шли, в отличие от твоих коллег. Я не успел их предупредить. Они погибли, считая, что умирают от удара в спину… Но гнева богов не будет, не волнуйся. Все мои братья отдали жизнь по доброй воле. Я скоро отвечу за свои грехи перед Фолом. Но мне будет легче, если хотя бы ты не станешь меня винить.
        - Я не волнуюсь, святой отец, и не злюсь, - ровно ответил я, и в Тьма легла на мое лицо непроницаемой маской. - Вы действовали так, как было нужно, иначе мы потеряли бы всех. Вы не убили пять десятков людей, а сохранили жизнь тем, кому могли. Поэтому мы с вами вместе будем скорбеть по погибшим. Но не сегодня, святой отец. Пока ещё не время. А сейчас я должен сделать кое-что другое.
        - У тебя еще есть время… - исступленно прошептал старик прежде, чем я поднялся и отошел в сторону. - Для завершения обряда необходимо ему принести жертвы всем богам… всем. Понимаешь?!
        Я наклонил закрытую глухим шлемом голову.
        - Я помню про тринадцатый знак, брат.
        - Хорошо, - обмяк жрец. - Тогда ступай. И знай: времени на его поиски у тебя всего до полудня.
        Я недобро прищурился.
        Убийца снова сокращает сроки? Что ж, спасибо, святой отец. Учту.
        Низко поклонившись едва дышащему старику, я в два шага добрался до измученно посмотревшему на меня Тори и знаком указал ему на сдавленно всхлипывающую, все ещё цепляющуюся за куртку ?окк Лизу.
        - Вызови кэб. Обеспечь доставку уцелевших до ГУССа. Там сейчас относительно безопасно.
        - М-мастер ?эйш… - подняла на меня заплаканные глаза Лиз и вздрогнула, обнаружив перед собой закованную в доспех фигуру. - П-простите. Я не смогла ее уберечь. Она меня оттолкнула, когда пришел Палач. Ее амулет сгорел, отбросив его назад, но забрав при этом весь ее резерв! И у меня не получилось снова его наполнить. Простите!
        - Вон, - сухо велел я, опустившись перед напарницей на одно колено. Сорвавшаяся с моих пальцев Тьма окутала ее тело плотным коконом. Недовольно зашепталась, с негодованием взвилась, поняв, что именно я заставляю ее делать. Но потом все-таки смирилась. И послушно впиталась в тело темной магини, свернувшись клуб?ом в районе солнечного сплетения и принявшись размеренно пульсировать. Словно в такт биению чужого сердца, которому по всему правилам было положено больше никогда не завестись.
        - Тьма, к тебе взываю, - шепнул я, надавив ладонью на грудь напарницы. - Ты же знаешь: ее душа привязана к моей. Если уйдет она, рано или поздно и меня с собой утянет. Неужто ты захочешь рисковать?
        Кожу под шлемом обожгло, а закружившаяся вокруг нас Тьма негодующе взвыла. ?ромко, визгливо, словно у нее отбирали желанную добычу. Но то была не моя Тьма. Чужая, недобрая. Тогда как моя… вот она… сочится потихоньку в чужое тело. Ищет отлетевшую душу. Зовет. А затем с облегчением устремляется обратно, по пути пробудив пульсирующий внутри Хокк комочек. И бесследно растворяется в моей руке, совершив то, о чем я беззвучно ее попросил.
        Мне, правда, показалось, что перед этим в затылок дохнуло знакомым холодком. Но Леди в белом ничего не сказала, когда я дерзко украл у нее душу. Просто прошла мимо. Из чего я заключил, что Хокк не так уж сильно была ей нужна, и молча поблагодарил свою давнюю знакомую за столь щедрый дар, за который с меня наверняка когда-нибудь спросят.
        - Мастер Рэйш! - пораженно прошептала Лиз, когда Хокк дрогнула и сделала свой первый в новой жизни вздох. - Как вы…?!
        - Кэб. Живо, - сухо напомнил я, поднимаясь. - Тори, отвечаешь за них головой.
        - Так точно! - восторженно выдохнул Норн и судорожно зашарил по карманам в поисках переговорного амулета. Я тем временем добрался до безучастно сидящего друга и тронул его за плечо.
        - Йен…
        Норриди не ответил, продолжая крепко прижимать к груди тело Триш и размеренно раскачиваться вперед-назад.
        - Йен, отдай ее мне.
        - Зачем? - глухо спросил он, не поднимая взгляда. - Триш одна из немногих, кто не прошел посвящение никому из богов. А на секиры Палача она насадилась сама, когда поняла, что нужна ему живой.
        - ?е раны смертельны, ты прав. Но смерть - еще не конец для темного мага. Отдай, Йен. Я попробую помочь.
        Норриди медленно-медленно поднял голову и уставился на меня до боли знакомыми, выцветшими от горя глазами, в которых отражалась моя черная маска. Какое-то время молча ее изучал, больше ничему не удивляясь и ничего не боясь. А затем так же молча разжал руки и позволил мне забрать тело женщины, которая, как оказалось, не просто ему очень ?равилась, а которую этот дурак успел полюбить больше жизни.
        Молча кивнув, я подхватил ее на руки и ушел на темную сторону, прямо от дома создав тропу. В главном храме ?лтира меня, разумеется, никто в это время не ждал. Почти все жрецы находились перед трижды проклятыми домами на улицах Седьмой, Сенной и Сорок второй, надеясь вернуть к жизни моих собратьев. ? прихожан в такое позднее время не было. Хотя, в отличие от Верля, двери именно этого храма никогда не закрывались.
        Смахнув рукой стоящие на алтаре ритуальные чаши, я уложил Триш у основания статуи Фола и, наплевав на обагрившие камень потеки крови, негромко сказал:
        - Тебе жертвую, Фол. Если тебе нужны в пастве строптивые маги, то вот, смотри. Молодая, сильная, дерзкая… по-моему, отличный вариант. Не считаешь?
        В храме, как мне показалось, потемнело. Но с телом, как ни странно, ничего не произошло. Ни кровь не исчезла, ни рана не заросла.
        - Что тебя не устраивает? - хмуро осведомился я, поняв, что жертву не приняли.
        - Сделка… - пророкотало в храме, а у возвышающего над алтарем бога недобро полыхнули глаза.
        Я без раздумий кивнул.
        - Сделка так сделка: ты возвращаешь ее к жизни, а я отказываюсь от условий нашего с тобой договора. Никаких вопросов от меня, никаких обязательств от тебя. Устроит?
        - НЕТ.
        - Хорошо. Как ты смотришь на то, что в обмен на ее жизнь я восстановлю тебе первохрам?
        Фол задумался, но глаза у него стали чуточку менее злыми.
        - У тебя есть время до полудня. Если не справишься, умрете вы оба, - наконец, проворчало из темноты, и полыхнувшие раздражением глаза владыки ?очи тут же погасли.
        Я снова кивнул.
        - Договорились.
        После чего стащил алтаря по-прежнему бездыханное тело, нагло создал у постамента ещё одну тропу и, выбравшись из Тьмы на том же пепелище, откуда недавно пришел, сгрузил тяжеленькую магичку на руки Йену. Тот, едва взглянув на ее лицо, с которого волшебным образом исчезли грязь и кровь, неверяще замер. Затем уложил девчонку на землю, осторожно развернул изрезанную Палачом куртку. Недоверчиво дотронулся кончиками пальцев до гладкой кожи и поднял на меня горящий безумием взгляд.
        - Арт…
        - Если повезет, к полудню она снова будет дышать. А теперь поднимайся. Садись в кэб и не задавай дурацких вопросов. Тори, ты взывал экипаж?
        - Да, мастер Рэйш! - звенящим от восторга голосом отрапортовал парень. Цепляющаяся за его плечо Лиз радостно шмыгнула носом, а жрецы, когда я повернул к ним голову, лишь коротко поклонились.
        - Не потеряй свой свет, Артур Рэйш, - прошептал отец Иол, когда трое братьев с величайшей осторожностью подняли его и аккуратно понесли в сторону искореженных ворот. - Тьма есть Тьма. Она воистину вечна. Но это не значит, что в тебе нет ничего другого.
        - Я запомню, святой отец, - оскалился под шлемом я, одновременно получив сигнал от Мэла, и снова открыл тропу на темную сторону. Времени Фол выделил нам совсем немного, но до следующего полудня так или иначе должно было что-то решиться. Так что со второй сделкой я не прогадал: если не выгорит, мне в любом случае придется сдохнуть, зато, если все правильно рассчитать…
        - Мастер Рэйш! - в последний момент окликнула меня Лиз. Я неохотно обернулся. - ? вы найдете господина Корна?
        - Он что, ещё жив?!
        - Палач забрал его с собой, - тихо призналась девчонка, и на ее глазах снова показались слезы. - Корн тоже не проходил посвящения, так что, если он сегодня умрет, это уже навсегда.
        Глава 21
        Поскольку времени нам ?ол отмерил совсем немного, то глупостей делать я не стал и не помчался в город в попытках отыскать тринадцатый знак или место, где убийца намеревался принести в жертву последнюю пару магов. С учетом того, что на улице начинало светать, сделать это в одиночку было невозможно. Даже вдвоем с Мэлом мы не смогли бы охватить до полудня всю столицу. Тем более, не так давно он ее уже исследовал и никаких подозрительных строений не нашел.
        Возникает вопрос: если не в столице, то тогда где это место? И почему ради того, чтобы скрыть его от нас, убийца решил забрать с собой отрубленные головы? Значит ли это, что место - довольно известное или часто посещаемое? Или же расположение знака на теле жертв могло подтолкнуть нас к правильному ответу?
        Вернувшись в храм, я остановился перед алтарем Фола и, прикрыв глаза, молча к нему воззвал.
        Давай, владыка… услышь меня снова. Ты ведь даешь своим служителям прозрения, если захочешь. Дай и мне. Всего раз, чтобы я хотя бы понял, в каком направлении двигаться. Я ведь не прошу о помощи, не требую сил или, упаси небо, каких-то привилегий. Все, что мне нужно, это намек. Знак. А все остальное я сделаю сам - ты ведь для этого меня привел меня в столицу, верно?
        Фол по обыкновению не ответил. Но когда я вплотную подошел к алтарю и с досадой двинул по нему кулаком, мою руку пронзило холодом до самого локтя. А потом и в грудь стрельнуло, да так, что от боли помутилось в глазах.
        За этот короткий миг перед внутренним взором, словно ураган, пронеслись видения всех наших жертв и домов, где они расставались с жизнью. Расцвеченная огоньками иллюзорная карта на стене в кабинете Корна. Те самые рисунки, на которых он в точности воспроизвел добытые Мэлом схемы. А затем в моей голове зазвучали голоса… нo не требовательные и злые, как бывало раньше. Нет, это оказались просто воспоминания. Но настолько яркие и правдоподобные, что на какое-то время я попросту выпал из реального мира.
        Я неожиданно вспомнил свой первый дом, в котором царили любовь и понимание. Беззаботное детство, бесшабашную юность и миллионы всевозможных соблазнов, которым я, самовлюбленный дурак, поддался, наверное, всем. Десятки женщин, которыми я нагло воспользовался. Сотни мужчин, которых я без причины оскорбил. Тысячи сожалений, которые терзали меня за это годами. И один-единственный день, который с ног на голову перевернул мою прежнюю жизнь…
        Я снова вспомнил номер «Столичного вестника», после прочтения которого былая жизнь навсегда разделилась на «до» и «после». Бескрайнее море горечи, которое утопило меня тогда с головой. Свою бессильную ярость. Тоску. Эхом отдавшийся в душе крик. И черную пелену безумия, которая стремительно и неумолимо заполоняла мой стремительно угасающий разум…
        Я вспомнил учителя, с которым целых шесть лет прожил на крохотном островке посреди болота. Старый ворчун… на веки проклятый самим собой маг… наставник и друг, сумевший стать для меня вторым отцом… эх, как же мало я знал о тебе! И как много выяснил именно тогда, когда менять что-либо стало поздно!
        Йен Норриди… мой старый друг. Слишком честный для королевского служащего. И слишком хороший напарник для такого отъявленного мерзавца, как я. Я помню все дела, которые мы раскрыли в Верле. Мастера Нииро. Свою почти что смерть и условия той самой сделки, которую по незнанию заключил с темным богом.
        Еще я помню день, когда ты получил письмо о переводе в столицу. Совет ?реца, заставивший меня последовать за тобой. Вмешательство Фола. Тот самый список. А также последовавшую за этим вереницу, казалось бы, не связанных между собой событий, которая в итоге привела меня сюда. В храм. К статуе могущественного бога, который сурово взирал на меня из темноты.
        Я вспомнил каждую из убитых светлых магичек. Их неподвижные тела, которые собственноручно вытаскивал с чердаков. Окровавленные простыни, покрытый изморозью пол, вплавленные в него огрызки свечей и вытравленные во льду проклятые знаки…
        Лотэйн… Тьма, как же много бед к нам пришло из Лотэйна! Те самые руны, магия, даже боги… хотя кто знает, как сложилась бы моя жизнь, если бы однажды в Лотэйне не появился могущественный безумец, решивший открыть самые первые врата?
        На древних рунах мой мысленный взгляд задержался надолго.
        Как оказалось, осматривая места преступлений, я кое-чего не учел, и одна деталь ускользнула-таки от моего внимания. Однако сейчас, когда видения рун наложились на те схемы, которые я в свое время передал Корну, стала понятна одна интересная вещь. Оказывается, по отношению к собственно особнякам, где произошли убийства, все столы на чердаках и в подвалах располагались одинаково. И жертвы лежали на них в идентичных позах: головой к двери, ногами к окну. Но если представить, как это происходило в масштабах карты… если черточками отметить на ней каждую из жертв… то получалось, что все они были немного смещены относительно друг друга. Да и сами дома, если внимательно посмотреть, совсем по чуть-чуть, но все же развернуты друг относительно друга по одной и той же оси.
        В масштабах карты все эти черточки-жертвы выглядели, как спицы огромного колеса: отсутствующие головы у жертвы были повернуты друг к другу, а ноги - в сторону городских стен. А когда я провел мысленную линию от первой ко второй и далее до последней нашей жертвы… когда получил немного уродливую, но все же вполне угадываемую звезду… когда обнаружил, что, если продолжить чертить идущие от голов жертв линии, то все они сойдут в одной-единственной точке… я внезапно понял все. Ну, или почти все, кроме самых мелких деталей.
        - Фол… - неверяще выдохнул я, так же внезапно вынырнув из воспоминаний и снова ощутив себя стоящим перед алтарем. - Тринадцатый знак! Проклятие… как же это было очевидно!
        Ведь из всех зданий в Алтире Мэл не проверил всего два. Королевский дворец, куда даже бывшему Палачу не стоило заходить без приглашения, и… этот самый храм, где я однажды запретил ему появляться! То самое здание, схему которого когда-то набросал для меня в воздухе некстати исчезнувший отец Гон. И то самое место, где идеально сходились линии, мысленно прочерченные от разбросанных по старым особнякам алтарей.
        Значит, последнее убийство должно произойти здесь? В храме? А вернее, в первохраме, раз уж мы заговорили о темном маге. Именно тут, ровно в полдень, по наступлении которого должны будут оборваться две последние жизни в этом сложном, продуманном и тщательно подготовленном ритуале.
        Когда до меня дошла эта истина, сгустившаяся над статуей Фола Тьма беззвучно развеялась. Затем по полу храма прокатилась едва заметная дрожь. А ещё через пару мгновений мои стопы снова стали погружаться во Тьму. Медленно, но настойчиво. И так явно, что поданный богом знак трудно было не понять.
        - Время, - едва слышно шепнула Тьма у меня за спиной. - Настало время выбирать, ?ртур Рэйш… ты помнишь, о чем мы с тобой говорили?
        Я тряхнул головой, ни на миг не усомнившись, с кем именно разговариваю.
        - Да. Я уже выбрал.
        - Кого именно, если не секрет?
        - Тебя.
        - Да будет так, Артур, - тихонько рассмеялась Она, и на мои плечи легли две прохладные, обманчиво мягкие ладошки. - Теперь ты мой. Навеки.
        Я молча кивнул. А затем окутался Тьмой и, послав сигнал Мэлу, отправился на темную сторону, впервые в жизни не только зная, но теперь ещё и кожей чувствуя, что по моим следам неслышно идет сама Смерть. На редкость терпеливая и в чем-то даже приятная Леди, которой я только что подарил свою душу.

* * *
        Как ни удивительно, но добраться до первохрама мне никто не помешал. Ни живые, ни мертвые, ни боги, ни люди, ни даже демоны. Нижний слой Тьмы, как и всегда, выглядел заброшенным и пустынным, лишь терпеливо дожидавшийся меня Мэл несколько оживлял этот невеселый пейзаж.
        «Я с тобой, брат», - спокойно сообщил он, когда мы встретились взглядами.
        Я так же молча кивнул. После чего подошел к ближайшему входу в каверну и принялся так же неторопливо спускаться по каменной лестнице, совершенно точно зная, что набросивший зеркальный доспех Палач незримой тенью скользит следом.
        Тот факт, что на нас до сих пор не напали, вызывал некоторое недоумение. А где же моргулы? Умруны? Где хотя бы одна высшая тварь, которая, по идее, должна охранять подступы к первохраму?
        Правда, как только я спустился, по стенам каверны пробежала легкая дрожь. Я мельком покосился назад и едва заметно кивнул, обнаружив, что края каменной арки начали смыкаться. Причем не только над той лестницей, по которой шел я: все шесть входов-выходов начали неумолимо закрываться, и всего через удар сердца первохрам оказался полностью опечатан.
        - Не стой на пороге, Артур, - внезапно раздалось негромкое из зала. - Я надеялся, что ты придешь, но все же рассчитывал, что у нас будет больше времени.
        Я обвел гигантскую каверну спокойным взглядом.
        Собственно, со вчерашнего дня здесь мало что изменилось. Те же грубовато обработанные стены, гладкий и воистину ледяной пол, на котором без специальной защиты было невозможно долго стоять. Сухой прохладный воздух, которым ради собственного здоровья лучше было не дышать. И пять величественных статуй, подпирающих макушками бесконечно далекий, теряющийся во тьме потолок.
        Впрочем, несколько отличий все же имелось. К примеру, зеркальная лужа из центра храма исчезла, а на ее месте появился приличный по размеру постамент, сложенный из черного базальта. И если учесть, что в дальнем углу больше не виднелась груда обломков, происхождение которых мне было непонятно, то думаю, что не ошибусь, если предположу, что именно из них мой враг сложил себе второй алтарь.
        Он, кстати, не пустовал - на нем лежал закутанный в пеленки младенец. Вокруг него, насколько я мог видеть, были аккуратно разложены двенадцать полукруглых камней-артефактов. Причем, судя по тому, как пульсировала внутри них магия, наш враг побоялся вливать в ребенка полученную во время ритуала силу сразу. А как заботливый отец сперва собрал ее в испещренные рунами камушки, а теперь планировал закончить дело и одним махом перекачать их содержимое в сонного, вяло ворочающегося малыша.
        Второй алтарь я тоже видел - Ал по обыкновению прикинулся «наковальней» и даже вида не подал, что заметил или обрадовался моему появлению. Его поверхность тоже не пустовала - там обнаружился Нельсон Корн собственной персоной. В сознании, что неудивительно. С заткнутым кляпом ртом. Плотно опутанный оковами из Тьмы. ?слабленный. Израненный. Но с абсолютно ясным взором, в котором при виде меня разгорелась слабая искорка надежды.
        Кстати, на лбу у него был схематично нарисован кровью символ Фола - обращенный острием вниз стилет, вписанный в круг. Наверное, именно этого не хотел нам показывать убийца. Знаки богов… жреческие символы, которые непрозрачно намекали, кому именно планируют принести ту или иную жертву. Поэтому и голов мы ни разу не видели. Поэтому и не смогли вовремя понять, что к чему. А еще у шефа на животе лежал один интересный амулетик, покрытый лотэйнийскими рунами вдоль и поперек. Наверное, лишь благодаря ему холод нижнего слоя до сих пор не добрался до Корна. А еще, от амулетика к туловищу и конечностям мага тянулись тонкие жгуты, выполняющие роль пут. Так что, пока за жизнь Корна опасаться не следовало.
        Кстати, а где вторая жертва? Помимо светлого мага, нужна еще темная магичка, разве нет? Не совсем понимаю, правда, почему для последнего обряда решили поменять жертв местами, но, наверное, это не столь принципиально? А может, так и задумывалось изначально… демон ее знает, эту магию переходов. Не удивлюсь, если окажется, что тринадцатое убийство должно радикально отличаться от остальных.
        Так. Но где же главное действующее лицо?
        - Обернись, Артур, - посоветовали мне, и я снова посмотрел на черный алтарь, рядом с которым бесшумно возникла высокая фигура в рясе. На груди у нее болтался уже знакомый мне камень душ, а на шее виднелся пылающий Тьмой кожаный ремешок.
        Ну, наконец-то. Не люблю долгих прелюдий.
        - Долгих вам лет, святой отец, - насмешливо бросил я, без труда узнав собеседника.
        - Ты не удивлен, - тихо сказал отец Гон, когда я приветливо ему кивнул. - И даже не расстроен.
        - А вы, святой отец, не больно-то обрадованы, - не остался в долгу я.
        По губам служителя Фола скользнула грустная улыбка, а в глазах на мгновение промелькнуло нечто такое, что заставило подобраться. Чуткая к моему настроению Тьма тут же прильнула к коже уже привычным доспехом, но настоятель главного храма страны этому не удивился. А затем странное выражение в его глазах исчезло, он словно встряхнулся, опомнился и совершенно спокойно сказал:
        - Я смотрю, ты стал сильнее, брат.
        - Вы, вероятно, тоже. Помнится, когда-то вы утверждали, что вам нет ходу на нижний уровень.
        - Все меняется, Артур, - так же невесело отозвался настоятель и, подняв руку, ненадолго коснулся ремешка на шее. - Как видишь, нашелся способ преодолеть границу. Благодаря ему, я могу навещать темную сторону в любое время и в любом месте.
        - Кто же это вас так облагодетельствовал? - полюбопытствовал я. - Неужели Фол в кои-то веки решился на прямое вмешательство? Или кто-то из Ордена рискнул нарушить строгие правила?
        - И то, и другое, ?ртур. Ты, как всегда, правильно мыслишь. Но надеюсь, у тебя хватит мудрости мне не мешать.
        Я скептически поджал губы.
        - Не знаю, не знаю, святой отец… соблазн так велик. Разве что вы отвлечете меня какой-нибудь душераздирающей историей?
        - Если не возражаешь, я могу попробовать тебя развлечь, - вдруг насмешливо хмыкнул еще один голос, и рядом с отцом Гоном возникла вторая фигура. Чуть пониже. Но тоже обритая наголо. В точно такой же рясе, только подпоясанной не цепочкой, а обычной веревкой. И со смело открытым лицом, при виде которого я едва не рассмеялся.
        Хвала Фолу. Вот теперь все наконец-то встало на свои места.
        - Отец Лотий… да уж, действительно сюрприз!
        - Здравствуй, Артур, - мягко улыбнулся верльский жрец и, приблизившись к отцу-настоятелю, положил руку ему на плечо. - Я ведь говорил, что поддерживаю связь со столицей. Забыл только добавить, что эта связь несколько крепче, дольше и теснее, чем выглядит на первый взгляд.
        - Старый друг и коллега… - припомнил я слова отца-?астоятеля. - Но, наверное, не только это? Полагаю, правильнее было бы назвать вас не просто другом, но и наставником? Не так ли, брат Гон?
        На губах отца-настоятеля промелькнула еще одна странная улыбка.
        - Всех нас кто-то воспитывал, Артур. Растил, учил, выводил в люди… некоторым из нас учитель даже жизнь спас. Тебе ведь это знакомо?
        Я демонстративно обвел взглядом готовую к ритуалу каверну.
        - Так вы поэтому решили его поддержать?
        - А разве я мог его предать?
        - И то правда, - с легкостью согласился я и огляделся снова, на этот раз уделив внимание незаконченной статуе Фола, до которой ни у кого из нас не дошли руки. - С алтарем, я гляжу, у вас получилось наладить отношения. А владыку ночи-то зачем обидели?
        - Его вместилище терпит, - непререкаемым тоном сообщил отец Лотий и вплотную приблизился к алтарю с ребенком. - Для нас сейчас важнее другое.
        - Мальчик? - со знанием дела поинтересовался я, не делая попыток сдвинуться с места.
        -тец Лотий всмотрелся в сморщенное детское личико и удовлетворенно кивнул.
        - Будущий жнец. Сильнейший из всех. И бесконечно мне благодарный как за обретенную силу, так и за жизнь, которую я ему подарил. Эх, если бы дурак Ольерди не поторопил события… если бы твоя мать могла выносить тебя как положено… тогда все прошло бы намного проще и совсем безболезненно для тебя, малыш. Но ничего. Мы и так неплохо справились, да? Сейчас для завершения ритуала не хватает всего пары деталей, так что, Рэйш, прежде чем начать, я должен тебя спросить…
        - О чем?
        - Не желаешь ли к нам присоединиться? - поднял голову жрец и очень внимательно на меня посмотрел. - Хороших темных магов мало. Толковых и вовсе единицы…
        - Где вы видите здесь магов? - удивился я, демонстративно покосившись на отца-настоятеля. И вот тогда отец Лотий усмехнулся.
        - Одного мы скоро создадим, вторым станешь ты… а третий и так перед тобой.
        Темный жрец повел плечами, и тесно облепившая его фигуру ряса неожиданно распахнулась, став похожей на громадные черные крылья. Раскрывшись на всю ширину, они заслонили собой почти половину гигантского зала, нависли тяжелой тучей над алтарем и пригнувшим голову настоятелем. Затем от них во все стороны брызнула Тьма - такая же живая, как моя, только намного более густая и сочная. Агрессивно оскалившись, она черным коршуном спикировала вниз, словно вознамерилась меня опрокинуть, и яростно зашипела, когда попыталась меня коснуться, но получила в ответ вспышку темного огня.
        - Так зачем вам понадобились маги? - демонстративно стряхнув с себя пепел, осведомился я. ?тец Лотий широко улыбнулся, и Тьма с недовольным ворчанием отступила, втянувшись обратно в его тело.
        - Я расскажу. Но сперва дождемся последних участников - без них ритуал получится неполным, а мне бы не хотелось потом его повторять.
        Я вопросительно приподнял брови, когда по стенам каверны прокатилась ещё одна волна дрожи. И настороженно обернулся, заметив, что один из ходов снова распахнулся. Мысленно сплюнул, обнаружив, что сквозь него с неимоверной скоростью проскользнули две стремительные тени. На всякий случай сделал несколько шагов в сторону, оказавшись неподалеку от черного алтаря. После чего проход опять сомкнулся, над Алом молча выросли две четырехрукие, безглазые и вооруженные одинаковыми костяными секирами твари. А рядом с отчаянно замычавшим Корном на «наковальню» легло еще одно тело. Такое же беспомощное, неистово бьющееся в коконе из какой-то гадости вроде паутины… правда, тело оказалось не женским, как я ожидал, а детским. Но Фол меня забери… ученик… какого демона ты делал за пределами ГУССа? И как вообще позволил нежити к себе прикоснуться? Я разве этому тебя учил?!
        - М-мастер Рэйш?! - беззвучно шевельнулись губы ?оберта Искадо, когда он заметил мой взгляд и растерянно вздрогнул.
        Я задержал на мгновение взгляд на лбу мальчишки, где уже красовался такой же символ, как у Корна, и с невозмутимым видом отвернулся.
        «Лежи смирно. И задержи дыхание, когда я скажу».
        «Я… я вас слышу!» - беззвучно охнул мой упрямый, излишне самоуверенный, но все же местами толковый ученик. Однако послушался: замер. И даже не лягнул принесшего его Палача, когда тот довольно бережно уложил его на алтарь.
        - Вот теперь действительно все, - хмыкнул отец Лотий, когда оба Палача выпрямились, занесли над беспомощными жертвами секиры, лезвия которых нацелили точно в грудь, и снова застыли в ожидании приказа. - Сейчас мы отпустим на волю последние две души, и после этого поговорим. Ты согласен, Рэйш?
        Я спокойно встретил испытующий взгляд своего врага и так же спокойно кивнул. ? как только он потянулся ладонью к лежащему на алтаре амулету, молча призвал секиру и прыгнул.
        Да, я согласен поговорить. Но на том языке, который знаком мне лучше всего. И лишь после того, как один из нас умрет.
        «Бой!»
        Глава 22
        В следующие пару мгновений практически одновременно произошло сразу несколько важных событий.
        Оттолкнувшись от пола, я перелетел через алтарь и смачно зарядил локтем в челюсть отцу-настоятелю…
        Отец Лотий чудом ушел от удара моей секиры и, прошипев что-то неразборчивое, хлопнул ладонью по ближайшему амулету, заставив его вспыхнуть…
        От потолка отделилась полупрозрачная тень и стремглав метнулась в сторону второго алтаря…
        Замершие возле него Палачи одновременно очнулись от спячки и неуловимо быстрым движением бросили секиры вниз…
        Отец ?он с глухим стоном отлетел к стене и с хрустом впечатался в нее всем телом…
        На черном алтаре следом за первым один за другим начали разгораться амулеты, до отказа заполненные ворованной силой…
        Ал наконец-то очнулся от спячки, его поверхность размякла, с приглушенным бульканьем утянув в серебристую жижу Корна и Роберта. Буквально за миг до того, как их тела пронзили костяные секиры…
        Я с руганью приземлился и, перекатившись по полу, снова вскочил, ?аправив секиры на торопливо режущего собственное запястье отца Лотия…
        Скользнувшая по потолку тень бесшумно упала за спинами качнувшихся от неожиданности Палачей…
        Еще один удар. Маг отшатнулся. Но в стороны все же брызнула кровавая россыпь, оросив алтарь и сморщенное личико сына леди Ирэн Ольерди…
        Четыре костяных лезвия в силой вошли в серебристую жижу, уйдя туда до самого основания. В этот же момент откуда-то снизу из-под алтаря выкатился невредимый, уже без пут, с ног до головы окутанный Тьмой и остатками жижи мальчишка с огромными неверящими глазами…
        Отец Гон закатил глаза и начал медленно сползать по стене, оставляя после себя широкую кровавую полосу…
        Поверхность «наковальни» снова превратилась в камень, намертво запечатав лапы не успевших отшатнуться Палачей…
        Следом за Робертом из алтаря с приглушенным стоном рухнул на пол такой же невредимый, но все еще опутанный черными нитями Корн…
        На втором алтаре в голос заревел испугавшийся внезапного светопреставления младенец…
        Тень за спинами Палачей рывком припала к ледяному полу и, проехавшись по нему на пузе, как по катку, двумя точными ударами вонзила в брюхо служителей два лезвия. С хрустом их провернула. А затем таким же рывком выдернула обратно, заодно вырезав из паучьих тел вплавленные прямо в кожу золотые пластинки…
        Метнувшись вперед, я вынудил отца Лотия оторваться от истошно вопящего младенца и отступить к стене, одновременно окутываясь Тьмой от макушки до пяток…
        Роберт, диковато оглядевшись, заметил беспомощных Палачей…
        Вовремя убравшийся из-под чужих лап Мэл с?ова занес сeкиры, торопливо подрубая ноги тварям, мешая им освободиться…
        Доспех на отце Лотии стал цельным, как у меня, а Тьма за его спиной снова развернулась, хлестко ударив по стенам храма и едва не угробив потерявшего сознания отца-настоятеля…
        Ал снова ожил, выпустив из «наковальни» две серебристые плети, захлестнул ими шеи обоих Палачей и не без усилия пригнул их книзу…
        Корн захрипел и с усилием перевернулся на бок, налитыми кровью глазами уставившись на бушующую в центре зала бурю, центром которой оказался ни в чем не повинный малыш…
        Я провел сразу три непрерывных атаки и с удивлением обнаружил, что мне противостоит не менее опытный и намного более умелый противник, решивший вооружиться не секирами, а весьма приличным по размерами двуручником, которым орудовал воистину мастерски…
        Мэл, наконец, дорубил, многочисленные лапы и с довольным урчанием отступил, отбросив подальше вырезанные из Палачей амулеты…
        Круг из амулетов вокруг сына Дертиса загорелся уже весь, и от него потянулись вверх вертикальные, ярко светящиеся колонны…
        Роберт при виде обездвиженных монстров хищно усмехнулся…
        Корн при виде его объятых темным пламенем рук глухо застонал…
        Я же, следя за происходящим в зале краешком глаза, приготовился к новой атаке. Однако мой враг неожиданно решил сменить тактику. И вместо того, чтобы продолжить бой, вдруг отпрыгнул в сторону. После чего меч в его руках растаял, закрывавший тело доспех тоже принялся стремительно исчезать. Мелькнувшая под ним обнаженная кожа без видимых причин вдруг начала сереть, чернеть и покрываться огромными струпьями. После чего без предупреждения начала отваливаться от тела кусками, вместе с мышцами, связками… плоть бывшего жреца разваливалась прямо на глазах! То ли сгнивая, то ли истлевая под действием непонятной магии. И прежде, чем я успел отреагировать, вместо цветущего, находящегося в расцвете зрелости и сил мужчины передо мной оказался изуродованный до неузнаваемости полутруп. Затем - оставшийся без плоти скелет, вокруг которого вилась вырвавшаяся на свободу Тьма. А еще через миг он с хрустом рассыпался и обратился в горстку праха, которую Тьма мстительно швырнула мне в лицо.
        Инстинктивно отшатнувшись, я дернул рукой, прикрывая глаза, но вовремя сообразил, что при наличии шлема это необязательно. И, пожалуй, только поэтому успел увидеть, как оставшаяся на месте жреца Тьма, больше похожая на уродливую птицу, с оглушительным криком взвилась под самый потолок. И, раскинув крылья, с огромной скоростью спикировала вниз. Но не ко мне, как показалось сначала. А к крошечному, окруженному двенадцатью столбами света из раскалившихся до красноты амулетов малышу.
        А еще в него до сих пор продолжала толчками вливаться источаемая амулетами сила. Чистая, не замутненная ни Светом, ни Тьмой. Прямо-таки готовое вместилище для одного безжалостного темного мага с насквозь пропитанной гнилью душой.
        Всего мгновение мне понадобилось, чтобы сообразить, зачем и почему Лотию понадобился именно этот мальчишка. И почему ритуал слияния было решено провести именно здесь, в тщательно скрытом от посторонних глаз первохраме, где ни один жрец или маг не мог этому помешать.
        Уже в прыжке я успел и сочно выматериться, и даже восхититься красотой великолепного во всех смыслах замысла. А затем обрушившийся из-под потолка черный вал накрыл алтарь целиком, и тут уж стало не до размышлений.
        Истошный крик малыша был почти не слышен за воем бушующей над ним твари. Сотканная из Тьмы, бесконечно меняющая очертания душа больше не принадлежала человеку. Тварь… да. Теперь это была самая обычная тварь. Вечно голодная. Жадная до тепла и крови. Быть может, именно так на свет рождаются демоны? ? может, и другая высшая нежить? Надо будет спросить потом у жрецов.
        - А ну, стоять! - я цапнул подвернувшееся под руки крыло и с силой дернул на себя. - Не лезь к мальцу, сволочь!
        Тварь стремительно обернулась. Огромная, бесформенная голова уставилась на меня тяжелыми немигающим взором. Глаз как таковых у нее не имелось, но именно взгляд я почувствовал очень хорошо. Тьма… что же за чудовище умудрилось родиться в твоих бесконечных недрах? Сколько лет или веков в ней в нем созревала эта сила? И сколько же душ он успел поглотить прежде, чем этот нарыв сумел прорваться?
        Ухмыльнувшись твари в глаза, я перехватил ее крыло… ах нет, кажется, это все-таки хвост… поудобнее и ещё одним рывком стащил ее с алтаря. Тяжелая, зараза. Толстая. Липкая. Прямо держу и чувствую, как пропитываются этой грязью перчатки, и как медленно, но верно черная слизь старается разъесть мой доспех.
        - Зря… - прошептала тварь, одним движением вырвав хвост и свив его в кольцо, подобно огромной змеюке. - Зря, Рэйш… мы с тобой в разных весовых категориях.
        Я демонстративно поплевал на ладони.
        - Ничего. Сейчас я тебя укорочу на голову, и в весе мы быстро сравняемся.
        В том месте, где у твари находилась голова, прорисовалось некое подобие лица, а мясистые губы растянулись в ухмылке. За ними мелькнули треугольные зубы. Змеиные глаза опасно прищурились. Свитый кольцом хвост напружинился, и тварь наконец прыгнула. Вернее, всем телом обрушилась на то место, где я только что стоял. При этом она умудрилась проломить собой не только пол, но и все, что было ниже. Всей массой обрушилась на границу миров и одним-единственным ударом прорвала ее до следующего слоя.
        Признаться, такой подлянки я не ожидал. А когда сообразил, что в таком виде конкретно эта душа способна не только ускользнуть на более глубокие слои Тьмы, но и в любой момент напасть снова, то без раздумий нырнул за ней следом. И в самый последний момент успел намертво вцепиться в бешено извивающийся хвост, вонзив туда пальцы… точнее, уже когти… до самого основания.
        Раздавшийся во Тьме яростный крик был воистину оглушительным. Но, к счастью, набравшая толщин и вес броня частично его погасила. Моя Тьма заботилась обо мне и не хотела, чтобы на такой глубине я обледенел или же меня банально расплющило. Конечно, больше пяти слоев наращивать было опасно - это ограничивало меня в подвижности, но Тьма оказалась мудра. И, оставив ровно ту толщину, которую я мог спокойно нести на плечах, благоразумно остановилась, предоставив мне самому решать возникшую проблему.
        А проблема была серьезной. ?громная змеюка к этому времени уже успела обвиться вокруг меня и с бешеной скоростью царапала когтями доспех в надежде, что в нем найдется хотя бы одна брешь. Огромные зубы то и дело щелкали в опасной близости от моего лица. Стальные тиски мешали двигаться, сковывали движения, и, если бы не выросшие на доспехе шипы, мне бы точно не поздоровилось. Однако именно благодаря им обвившиеся вокруг меня толстые кольца не могли сомкнуться полностью, а беспрестанно клацающая пасть так и не сумела до меня дотянуться.
        Болтаясь на теле твари огромной пиявкой, я проклинал все на свете, цепко держась за нее одной рукой, а секирой, которую выхватил второй, безостановочно кромсал ее неподатливое тело. Получалось, правда, не очень - тварь оказалась бронированной получше любого Палача, да ещё и живучей до отвращения. Все, что я успевал пора?ить, мгновенно восстанавливалось. ? сил на это у нее уходило так мало, что я мог до посинения так развлекаться, не боясь причинить какой-либо урон.
        Впрочем, о?о, наверное, и правильно: я же сражался не с человеком, а всего лишь с духом. Озлобленным, древним, могущественным, но все же с неживым. А с неживого какой спрос? Недаром мое оружие на него почти не действовало. Моя Тьма и моя воля против чужой воли и чужой Тьмы… в этом мы, пожалуй, были равны. Поэтому как два взбесившихся зверя барахтались на глубине, напрочь позабыв обо всем на свете и всецело сосредоточившись друг на друге.
        Долго это, разумеется, продолжаться не могло. И ?ак только до твари дошло, что она мешает сама себе, ее тело неуловимо изменилось. Если раньше оно было вполне материальным, то теперь лезвие вязло в ее теле, как в патоке, в то время как ее когти все глубже и глубже вонзались в мою многослойную броню.
        Сдавленно ругнувшись, я попытался вывернуться из громадной лапы, но в вязкой, сдавливающей со всех сторон Тьме сделать это было непросто. Почуявшая силу тварь заработала лапами с удвоенной силой, сжала кольца так, что буквально насадилась на мои шипы, напряглась, и вот тогда доспех все же не выдержал. Треснул. Сперва на груди. Затем трещинки поползли и по ногам. А ещё через пару мгновений яростной борьбы меня в первый раз прошила боль в спине… похоже, тварь все же добралась до последнего слоя и сумела пробить когтем. После чего вырастила на хвосте шип и принялась раз за разом всаживать его в мою спину, с каждым ударом протискиваясь все дальше и все глубже вонзая в образовавшуюся щель до отвращения длинную иглу.
        Усилием воли погасив боль, я сплюнул выступившую на губах кровь, но было яс?о, что этот бой мне уже не выиграть. Все, что мне оставалось, это вяло барахтаться, продолжать изображать сопротивление и старательно тянуть время, пока упивающаяся триумфом тварь радостно выла, драла когтями искореженный доспех и с достойным уважения упорством вонзала в него окровавленный шип.
        Того, что мы неумолимо погружаемся в бездну, она не замечала: предвкушение победы было слишком велико. ?на увлеклась. Заигралась. И продолжала рвать истерзанную броню когда глубина стала настолько большой, что даже могущественной нежити было проблематично оттуда выбраться.
        Лишь услышав раздавшийся из-под шлема тихий смешок, она ненадолго остановилась. На всякий случай сжала меня когтями сильнее. Пытливо заглянула в забрало. Но услышала лишь хриплый смех и тогда заметила, что нас обоих начал стремительно покрывать обманчиво тонкий ледок. Причем, если на моем черном доспехе он всего лишь казался неуместным, то на ее изменчивом теле Тьма отразилась иначе - оно прямо на глазах утрачивало гибкость, перестало быть изменчивым. Оно с каждым ударом сердца становилось все материальнее и, соответственно, тяжелее. И все быстрее увлекало нас обоих на глубину. Туда, где ни живым, ни мертвым было не место. И где испокон веков обитали такие монстры, для которых даже он… мой враг… был бы на один кутний зуб.
        Осознав угрозу, змеюка обеспокоенно каркнула и, оттолкнув меня, поспешила всплыть. Но не тут-то было - нанизавшись на мои шипы, она даже не заметила, что я уже давно расщепил их концы, превратив в настоящие крючья. Так что, даже оставив на них обрывки своей поганой души, змеюка не смогла освободиться. А когда поняла наконец, что именно я сделал, истерично забилась и завыла так, что заглушила даже мой набирающий силу смех.
        - Ты умрешь… - задыхаясь, выплюнула она, когда стало ясно, что вырваться не удастся.
        Я снова сплюнул набегающую кровь.
        - Когда-нибудь.
        - Отпусти… оно того не стоит, Рэйш… - взмолилась тварь, когда ее окончательно сковало.
        Я только усмехнулся окровавленными губами. А затем втянул шипы, с трудом, но все оттолкнул от себя обледеневшую, стремительно обрастающую сверкающими кристалликами статую, и хрипло выдохнул, вырвав из спины такой же обледеневший шип, который рассыпался прямо у меня в руках.
        - Для кого как… Ал! Забери меня отсюда, тут же околеть… можно!
        Змеюка, медленно, ?ак игрушка на веревочке, провернулась вокруг своей оси и сдавленно захрипела, когда на поверхности изуродованного доспеха стали появляться сперва крохотные, стремительно разрастающиеся серебристые кляксы. Довольно быстро они расползлись по моему телу, заботливо закрыли раны, растворили остатки брони и создали вместо нее совершенно новый доспех. Зеркальный. Прочный. Не чета тому, что был. Одновременно с этим его тепло бальзамом согрело мои замерзшие суставы. Вдохнули новую жизнь в почти обессилевшее тело. А когда я почувствовал, что снова могу двигаться, и начал торопливо всплывать, по темной стороне пронесся полный ярости и бессильной злобы вой:
        - РЭ-Э-Э-Э-ЭЙШ…
        - Счастливо оставаться, - пробормотал я. - Спасибо, Ал. Если бы ты вылез раньше, мне бы не удалось его утопить.
        «Сочтемся», - шепнул в моей голове довольный голос. - «Только не забудь: на верхних слоях я не смогу тебе помочь».
        «Другие помогут… Мэл! Откликнись, брат! Ты мне скоро понадобишься!»…
        Всплывать на этот раз оказалось тяжелее, чем когда я купался тут на пару с Поводырем. Бок уже не болел, но рана есть рана, да и крови я потерял прилично. Ноги действовали плохо. Похоже, змеюка и там успела что-то повредить. Так что подниматься наверх приходилось лишь с помощью рук, а это было намного слож?ее.
        К тому же, Ал, как и обещал, снова начал тяжелеть. Он, правда, молодец - до последнего не вмешивался, как мы и договорились когда-то. Но на такой глубине он снова перешел в меня полностью, так что, если наверху нас не встретят, мне грозило отправиться вслед за отцом Лотием. ? этого бы не хотелось.
        Наконец, еще одна вещь, которая меня беспокоила, это то, что своим появлением мы наверняка растревожили местных обитателей. Сквозь шлем я почти не видел, но прямо-таки кожей ощущал, как вокруг меня потихоньку стягиваются любопытные. В глубоких водах кто только не водится… акулы, касатки, гигантские кальмары и осьминоги… и каждых был не прочь закусить проплывающим мимо мальком.
        Внезапно перед моим носом вынырнула чья-то страшная морда, и я от неожиданности со всей силы зарядил ей в пятак. Попасть не попал, но морда тут же исчезла. А ещё через миг какая-то сволочь схватила меня за ноги и с огромной силу дернула… правда, почему-то не вниз, а вверх. К свету. К жизни. Зато так шустро, что я только выругаться успел, как собравшиеся вокруг моей особы тени испуганно брызнули в стороны. Еще через некоторое время меня буквально потащило наверх с ужасающей скоростью. А когда тяжесть зеркального доспеха стала практически непереносимой, попросту вышвырнуло на соседний слой, где в предплечья вцепились уже знакомые, теплые и определенно человеческие руки.
        - Мастер Рэйш! - с облегчением воскликнул Роберт, когда я тяжелой колодой вывалился в первохраме и во второй раз подряд с размаху хряпнулся лицом об пол.
        - Да Фола тебе в душу… АЛ!
        «Прости», - смущенно отозвался тот же самый голос. - «Немного не рассчитал».
        - Нем?ого?! - прохрипел я, когда доспех обратился в серебристую жижу и с веселым журчанием стек вниз, оставив меня лежать в отвратительно теплой луже. - ЭТО ты называешь «немного»?!
        «С возвращением, брат», - на удивление тепло поприветствовал меня Мэл, а затем сильные руки помогли перевернуться. - «Тебе к целителям бы надо. У тебя на спине большая дыра».
        - У меня в спине не одна, а тридцать три дырки, - проворчал я, кое-как принимая вертикальное положение, и мельком оглядел дымящийся зал.
        Так. Ученик живой. Корн вроде тоже. Путы на нем кто-то уже успел снять, но выглядел он, прямо скажем, не очень. Да и на меня таращился слишком уж подозрительно.
        Что с отцом-настоятелем?
        Хм. Как ни странно, тоже живой, хотя и без сознания. А вот опутывать его коконом из Тьмы не стоило. Неровен час, задохнется. ? он мне еще живым нужен.
        Что с Мэлом? Ага. Все ещё под невидимостью, хотя не особенно старается скрывать свое присутствие. У Корна, небось, скоро косоглазие разовьется в попытках понять, кто это стоит у меня за спиной, и почему я вопреки всем законам природы до сих не испустил дух.
        -ба его «собрата» неопасны. Да и что может быть опасного в двух кучках ещё дымящегося праха? Ну а младенец вообще не пострадал. Только ?апугался очень, поэтому все ещё надрывался от крика, по-прежнему окруженный светящимся кольцом из дурацких амулетов.
        - Мы нe смогли его оттуда забрать, - виновато шмыгнул носом ?оберт, перехватив мой выразительный взгляд. - Свет уж больно жжется.
        А потом тихонько добавил:
        - Даже Мэл не сумел туда войти.
        - Твоя работа? - кивнул я в сторону останков Палачей.
        Мальчишка смущенно кивнул.
        - Молодец. Жреца, я так полагаю, ты для меня приберег?
        - Конечно. Мы же ещё не все узнали.
        - Совсем хорошо, - пробормотал я и, оперевшись на руку брата, осторожно поднялся. - Так… ноги держат. ? вот почку этот урод из меня, похоже, вырвал. Ал, захребетник. Когда ты спину мне починишь?! И не говори, что не умеешь. Столько лет силу копить и не суметь подлатать одного-единственного мага, который помог тебе возродиться?! Не верю!
        Растекшаяся под моими ногами лужа проворно собралась в человекоподобную фигуру и приложила ладонь к моей несчастной пояснице.
        «Заплатка временная», - прошелестел в моей голове все тот же голос. Видимо, Ал и впрямь восстановился если не полностью, то близко к этому. - «Когда закончишь с храмом, надо будет обратиться к целителям».
        Я только отмахнулся. После чего на пробу поднял одну ногу, вторую, прошелся по храму. Нашел свое состояние вполне приемлемым. Перехватил напряженный взгляд от стоящего поодаль Корна, у которого, полагаю, уже голова была готова взорваться от вопросов. Затем отвернулся, собрался было заняться младенцем и… пошатнулся от неожиданности, когда ?оберт вдруг порывисто меня обнял.
        - Я так за вас испугался, учитель… простите!
        - За что? - насторожился я.
        Мальчишка виновато посмотрел на меня снизу вверх и тихо-тихо признался:
        - Я отправил за вами моргула.
        - Ты что сделал?! - опешил я и с опозданием понял, что за тень именно так своевременно доставила меня на верхние уровни. - Так, ладно. О подробностях я позже спрошу.
        - Я читал, что высшие могут спускаться достаточно глубоко во Тьму, - шепотом сообщил ученик. - И подумал, что если тот жрец ушел на самый низ, то кто-то должен будет помочь вам выбраться. Нападать на живых я ему запретил, а про мертвых вы сами сказали, что чистые души на темной стороне не встречаются. Вы его теперь не убьете, мастер Рэйш?
        Я молча погладил взъерошенную макушку.
        - Нет, ученик. Но позже мы с тобой об этом поговорим.
        Роберт успокоенно отстранился. А я, сделав очередную зарубку в памяти по поводу способностей пацана, подошел к окутанному нездоровым сиянием алтарю и, не задумываясь, шагнул в бушующее вокруг ребенка море бесхозной силы.
        Роберт не обманул - света в ней действительно было много. И, пожалуй, если бы не так давно я не испытал нечто подобного, то мог бы и не захотеть туда окунуться. Побывать в эпицентре чистой, даже, можно сказать, чистейшей энергии - это, скажу я вам, малоприятное ощущение. Свет и Тьма… огонь и лед… боль и смех… горечь и радость былых воспоминаний…
        Честное слово, у меня вся душа наизнанку вывернулась, пока я делал один-единственный, но кажущийся бесконечным шаг до алтаря. В ней все смешалось и перепуталось, пока я протягивал руки и забирал закутанного в пеленки младенца. Все перевернулось. Все вытряхнулось, а затем снова собралось воедино. При этом, как и во сне недавно, правую щеку мне обжег безумно горячий и яркий свет, а левую пыталась выморозить вездесущая Тьма.
        Смерть недавно сказала, что мне пора определиться. Между своими собственными желаниями и чувствами, окружающими людьми и даже богами… но только сейчас, оказавшись меж двух огней, я с удивительной ясностью понял, почему она так настойчиво готовила меня к этому выбору. И почему несколько месяцев назад, там, у разрушенной мельницы в Нирне, захотела услышать ответ на один, в сущности, простой вопрос.
        Что такое Тьма, Артур?
        Толь?о ли отсутствие света?
        А что такое Жизнь? Или Смерть?
        Ведь именно об этом ты в действительности хотела тогда спросить?
        Я прижал мгновенно умолкшего ребенка к груди и, ненадолго прикрыл глаза, один из которых ослеп от света, а второй был точно так же слеп от заполонившей его тьмы. И незаметно даже для себя подошел к мысли, что и Свет, и Тьма, в сущности, есть одно и то же. Они даже обжигали меня одинаково. Одинаково слепили. Пытались разорвать мою душу надвое. Но вместо этого помогли открыть одну нелепую в своей простоте, но ясную как день правду: ни к Свету, ни во Тьму я, по большому счету, не стремился. Да, я принял в себя Тьму, но и от Света не отказался. Все было рядом, близко. Все это жило во мне. Поэтому я никогда не боялся пересекать границу миров. Более того, все это время я сам был и остаюсь границей… той самой границей между Светом и Тьмой, которые в действительности, ?ак оба наших мира, есть одно неразделимое целое.
        Как только эта мысль оформилась в моей голове, стоять у алтаря стало на удивление комфортно. Боли больше не было. Как, впрочем, холода или жары. Покосившись по сторонам, я без особого удивления увидел на правой стороне своего тела черный доспех, который надежно прикрыл меня от Света, а на левой - такой же, только серебристый, который уверенно избавил меня от Тьмы. После этого осталось только головой покачать, сетуя на собственную недогадливость. Приложить руку к груди ребенка, забирая у него излишки магии. И спокойно выйти из круга силы, попутно смахнув на пол никому не нужные амулеты.
        Как только камни коснулись пола, свет в первохраме тут же погас.
        - На, держи, - в два шага добравшись до Корна, я всучил обалдевшему магу притихшего ребенка. - У леди Ирэн и Дертиса наверняка остались родственники. Пусть возьмут на воспитание.
        - ?…
        - А объяснение сам для них придумаешь. У тебя голова большая, вот и соображай. Тем более мальчишка снова стал обычным и вреда никому не причинит.
        - Рэйш, но ведь…
        - Слушай, мне тоже некогда, - невежливо перебил я Корна. После чего решительно отвернулся от растерянного мага, подошел к стене, где как раз пришел в себя оглушенный моим ударом настоятель, и коротко скомандовал: - Ну-ка, ученик, сними с господина жреца свой кокон. Святому отцу там, наверное, уже неудобно.
        Роберт беспрекословно повиновался.
        Отец ?он этого, кажется, не ожидал, а может, не до конца пришел в себя, поэтому от неожиданности потерял равновесие и едва не грохнулся на каменный пол. Хорошо, что я успел его вовремя подхватить и бережно усадить на пол, заодно сняв с его горла кожаную удавку.
        Когда же в глазах настоятеля недоумение сменилось сперва удивлением, затем облегчением и, наконец, пониманием, а разбитые губы растянулись в виноватой улыбке, я хмыкнул:
        - А вот теперь рассказывайте, святой отец. На великие и жуткие тайны Ордена я, конечно, не претендую, но что касается всего остального… мы вас очень внимательно слушаем.
        Глава 23
        - Мне не повезло родиться в трущобах. - Начал свою исповедь отец Гон, неловко утерев кровь из разбитой губы. - Знаете, как это бывает: близких нет, родители неизвестны… кому ну?ен мелкий беспризорник? Собственно, я должен был стать или вором, или убийцей, или мертвецом… но однажды меня поймали. ?бычный с виду прохожий, который представился как Лотий Итар… могущественный темный маг и весьма состоятельный человек, который отчего-то неизвестно зачем решил взять шефство над утопающим в пороках пареньком…
        По губам жреца скользнула невеселая улыбка.
        - Я был агрессивен, слаб духом и недоверчив, как любой воспитанный улицей мальчишка, но Лотий умел хорошо говорить. И он прекрасно разбирался в людях, поэтому ему не составило труда увлечь меня рассказами о темной стороне и в считанные месяцы сделать истовым поклонником этого вида магии. Я был восхищен и очарован его сказками. Мечтал, что когда-нибудь смогу хотя бы краешком увидеть красоту потустороннего мира. Но магического дара мне, к сожалению, не досталось, поэтому единственным вариантом попасть на темную сторону было служение темному богу. И когда я узнал, что хотя бы так моя мечта исполнится, то стал готовиться к поступлению к семинарию. Лотий сделал для этого все - дал первичное образование, помог переехать из окраинного городка в столицу, где была единственная тогда королевская семинария, выхлопотал возмо?ность для досрочного поступления… как вы понимаете, я его боготворил. И не придал особого значения тому факту, что в семинарии с подачи этого человека я оказался не один.
        - Лотий продвигал туда только потенциально темных жрецов? - уточнил Корн, когда святой отец ненадолго прерывался.
        - Нет. Среди шестерых его воспитанников, учившихся в то время, четверо стремились к роли светлых служителей. И лишь двое мечтали стать жрецами темных богов.
        - Зачем ему это было нужно?
        - Тогда я не задавался подобными вопросами и считал Лотия своим покровителем, благодетелем, почти отцом. Мои друзья думали точно так же, а общая привязанность к человеку, который спас нас от смерти, нищеты, а кого и от позора, сплотила нас… что, светлых, что темных… ещё сильнее. В семинарии мы провели десять лет, - вздохнул отец Гон, неловко потрогав саднящую челюсть, но кровь из разбитой губы течь быстро перестала. - Однако и после выпуска, уже став послушниками, а затем и простыми жрецами, мы поддерживали друг с другом связь. Лотий тоже не оставлял нас вниманием, и хотя бы раз в год мы получали от него весточки, которые позволяли верить, что наша судьба ему по-прежнему небезразлична.
        - А где он жил все это время? Чем занимался? - поинтересовался я, отметив про себя, что никто из присутствующих пока не выказывал признаки переохлаждения. Все ?е мы довольно долго находились в каверне, но ни Роберт, ни жрец, ни Корн, которому вообще не по чину здесь было находиться, даже не замерзли. Да и мирно сопящий на его руках младенец не выказывал ни малейшего беспокойства.
        В ответ на мой вопрос святой отец качнул головой.
        - В основном мы общались с помощью писем, а при личных встречах, которые случались крайне редко, он любил расспрашивать сам. И делал это мастерски, так что нередко я даже забывал, о чем хотел его спросить. А когда удавалось вовлечь его в дискуссию… это без преувеличения были лучшие часы в моей жизни. Лотий знал огромное количество легенд и мифов, особенно тех, что касались Лотэйна, был отменно начитан, хорошо образован, превосходно разбирался в истории, географии и невероятно много знал о нашем Ордене. Настолько, что я в шутку даже начал называть его коллегой, ведь сведения, которые он мне передавал, зачастую были уникальны. ?днажды я спросил, почему же, имея такой багаж опыта и знаний, он так и не прошел посвящение кому-нибудь богу. Для мага Смерти, которым он нам представлялся, это было бы естественно. Но Лотий лишь посмеялся тогда и сказал, что одного бога ему всегда было мало, а пройти посвящение всем богам сразу пока не сумел никто.
        - Когда вы виделись в последний раз?
        - Когда вступил в должность настоятеля. Учитель приехал меня поздравить и заодно попросил разрешение осмотреть храм на темной стороне. Я проводил его туда сам. И сам показал входы в каверну, - с кривой усмешкой признался отец ?он. - С тех пор прошло почти двадцать лет, и за это время мы встречались от силы четыре раза. Только письма стали приходить чаще, хотя и в них не было ничего особенного. Просто внимание, а иногда и советы от человека, мнением которого я дорожил. И лишь год назад все изменилось: Лотий начал писать регулярно, стал активно интересоваться делами в столице и в ?рдене, а около полугода назад попросил найти информацию на некоего мага Смерти по имени Артур Рэйш…
        Я сделал вид, что не заметил быстрого взгляда Корна.
        - Я нашел для него эту информацию, обратившись в Управление городского сыска, - снова вздохнул жрец. - А еще через пару месяцев получил второе письмо, где человек, которому я верил как себе, довольно лестно отозвался о руководителе верльского Управления сыска. И намекнул, что ГУСС в его лице мог бы обрести весьма ценного сотрудника. Впрямую он, правда, ни о чем не просил, но я счел необходимым довести эти сведения до Нельсона Корна. После чего благополучно забыл. И вспомнил лишь когда увидел на пороге храма незнакомого мага Смерти и получил через него третье подряд письмо от старого друга, где тот настоятельно советовал присмотреться к провинциальному гостю.
        Вот теперь я выразительно покосился на шефа, который, оказывается, уз?ал обо мне задолго до нашего приезда в Алтир. Да и Йена не просто так вызывали в столицу. Выходит, вот кому мы обязаны столь стремительным переездом?
        Темный жрец неожиданно тепло улыбнулся.
        - Лотий написал, что у тебя есть потенциал, Артур. Он сказал, что именно ты вернул в храм последний осколок, поэтому Фол благоволит тебе. И когда мы искали убийцу отца Кана… когда ты уничтожил логово умрунов, а в ?лтире очнулся от спячки древний алтарь… я смог убедиться в этом своими глазами.
        - Рэйш, ты что, прошел посвящение? - с нескрываемым подозрением осведомился Корн. - Информации об этом нет в твоем личном деле!
        Ага. Нет. И за умрунов он с меня еще спросит. Хотя уже давно догадывался, что их исчезновение - моих рук дело.
        - Люди довольно часто путают благословение и посвящение, - снова улыбнулся жрец, позволив мне не отвечать не провокационный вопрос шефа. - Артур никого не обманул. Он просто заключил с Фолом сделку.
        Корн насторожился еще больше.
        - Что за сделка?
        - Артур оказал владыке ночи услугу. За это Фол сохранил ему жизнь и подарил некоторые привилегии на темной стороне.
        - Вы имеете в виду прямые тропы, святой отец? - неестественно ровно осведомился Корн, старательно не глядя в мою сторону.
        Я хмыкнул.
        - Не только. Еще я получил доступ на нижние уровни Тьмы, способности видеть и убивать высшую нежить, а также возможность познакомиться вот с этим вот… - кивок в сторону стоящего неподалеку ?ла, - индивидуумом.
        Алтарь довольно оскалился, но Корн почему-то не рискнул пристать к нему с расспросами.
        - Правда, тогда я считал Лотия жрецом, - добавил я. - Мы виделись только в храме, он носил рясу и представлялся служителем Фола. Хотя я до сих пор не понимаю, как ему удавалось выдавать себя за жреца, если вы, святой отец, утверждаете, что посвящения oн не проходил.
        Отец Гон невесело хмыкнул.
        - Ауры ?рецов и магов довольно похожи, если ты заметил. Поэтому теоретически, если придать магу соответствующую внешность, найти способ сымитировать метку и продемонстрировать провинциальным коллегам признаки божественного благословения, то при отсутствии конкурентов можно обмануть любого. Особенно, если уметь использовать Тьму и быть уверенным, что алтари по всей стране почти потеряли силу.
        Я наморщил лоб, но вскоре был вынужден признать, что других жрецов Фола в Верле я не видел. А значит, разоблачить Лотия было некому. Что же касается некоторых эффектов, которые действительно походили на то, что лже-жрецу благоволит владыка ночи, то при желании Тьма может изобразить и не такое. Пока я был слеп и плохо разбирался в происходящем, для Лотия я оставался неопасным. Он смог обмануть меня, причем не раз. И до поры до времени просто присматривался. А когда стало ясно, что мои силы стремительно растут, и очень скоро я смогу отличить настоящего жреца от поддельного, он нашел способ отправить меня подальше.
        - Зачем ему понадобилось выдавать себя за жреца, да еще и темного? - буквально на миг опередил меня с новым вопросом Корн.
        - Так было проще перемещаться по стране. Жрецам обычно не задают вопросов. Их уважают. Некоторых даже боятся. Они вхожи в любой дом, включая дома сильных мира сего. Да и кому в Верле могло прийти в голову, что жрец оказался фальшивым, если даже отец-настоятель считал его близким другом? - с горечью признался отец Гон. - Лотий хорошо знал человеческую природу. Он мог убедить любого. И даже я заподозрил неладное лишь когда стало слишком поздно.
        - Так что с вами все-таки произошло? - поинтересовался я. - Когда вы надолго исчезли, да ещё в тот момент, когда были особенно нужны, признаться, в мою голову стали закрадываться нехорошие мысли…
        Отец Гон грустно улыбнулся.
        - Как и многие из наших жертв, несколько дней назад я получил письмо…
        - Лотий прислал приглашение на встречу?
        - Увы. Моя вера в учителя была так велика, что, даже получив предупреждение от Корна, я не придал письму должного значения. И отправился на встречу со старым другом, намереваясь, как и всегда, спросить у него совета. Все эти жертвоприношения, прикормленная нежить в самом центре Алтира… в Ордене так и не пришли к единому мнению, а реагировать нужно было уже сейчас. Поэтому мне и требовался взгляд со стороны. Но я никак не думал, что сторона, откуда он придет, окажется в буквальном смысле слова темной.
        - Лотий сделал вам то же предложение, что и мне? - предположил я.
        Отец Гон кивнул.
        - Можно сказать и так. Собственно, когда я пришел по указанному адресу и увидел, что учитель не просто не постарел за прошедшие годы, ?о и выглядит как темный ?рец, это стало первым тревожным звоночком. Он оказался в курсе наших последних дел, и это тоже казалось странным. Хотя и не настолько, чтобы в чем-то его обвинить. И лишь когда Лотий начал задавать вопросы относительно убийств, когда стало ясно, что он знает гораздо больше, чем хотел показать, когда в соседней комнате заплакал ребенок, а Фол впервые за долгое время подал тревожный знак, я… я засомневался. Да, пока всего лишь засомневался, но этого оказалось достаточно, чтобы Лотий тут же опечатал дом, продемонстрировал свою Тьму и сделал то самое предложение, от которого я не смог отказаться.
        - Вы задумали предательство…
        - Да, - на мгновение прикрыл глаза жрец. - Но я собирался предать не Орден, не страну и даже не своих коллег… увидев, на что в действительности способен Лотий, и поняв, что мы не сможем противостоять ему открыто, я решил, что лучше к нему примкнуть, чтобы в нужный момент суметь вмешаться.
        - Он показал вам Палачей? - настороженно уточнил Корн.
        - И Палачей. И амулеты, полностью прячущие их присутствие. Камни душ, право на создание и владение которыми, как известно, принадлежит только Ордену… Лотий очень быстро сумел доказал, что готов ко всем нашим действиям и продумал эту партию на много шагов вперед. Мы не знали, что у него на поводке находятся сразу три духа-служителя вместо одного. Не знали, что за всеми нашими действиями следят натасканные им умруны и целые орды нежити, которых он прятал в кавернах под собственным домом. Он выкармливал их годами, десятилетиями, приучая к тому, что им придется подчиняться человеку…
        Я снова хмыкнул.
        - А он действительно был человеком?
        - Как ни странно, да, - невесело улыбнулся настоятель. - На заре своей юности он был довольно посредственным и ничем не примечательным темным магом, которому однажды не повезло стать участником весьма энергоемкого ритуала…
        Корн непонимающе нахмурил брови, а я встрепeнулся.
        - Не о том ли ритуале мы с вами беседовали, когда обсуждали содержание небезызвестной вам книги?
        Отец Гон отвел глаза. Потом помолчал, словно собираясь с мыслями, а затем тихо попросил:
        - Помоги мне встать, брат. В закрытой каверне холод темной стороны не так опасен, но все же сидеть на полу довольно неуютно.
        Я скептически оглядел бледное лицо жреца со следами крови на подбородке, с неудовольствием признал, что ударил его сильнее, чем планировал. Затем оглядел Корна и молчаливо стоящего рядом Роберта. Наконец, заметил на их лицах первые признаки обморожения и обернулся к Алу.
        - Ты поможешь?
        -лтарь молча кивнул, и под гостями моментально образовалось три серебристых лужи. Прямо на глазах из них выросли широкие «лизуны», обхватив сперва ступни, а затем голени и бедра присутствующих. Когда Корн нервно дернулся, Ал сделал успокаивающий знак, а Роберту лишь ободряюще улыбнулся, после чего жидкая «ртуть» взобралась еще выше и всего через пару ударов сердца рядом со мной оказалось три зеркальных статуи, у которых открытыми остались лишь головы. В смысле, четыре статуи, потому что уснувший на руках Корна младенец тоже получил надежную защиту.
        «Садитесь», - написал на полу Ал, создав из лужи три полужидких колонны. Я, не раздумывая, уселся на одну, ?оберт и Корн, поколебавшись, заняли оставшиеся. Ну а под потрепанным жрецом ?л создал целое кресло, угодив в которое отец Гон признательно кивнул.
        - Я далеко не все узнал о человеке, которого уважал и чтил, как учителя, - глухо обронил он, когда все устроились, и Ал жестом предложил продолжать. Видимо, «зеркальному» тоже было интересно. - Знаю только, что его настоящее имя Лот. И что родился он в Лотэйне триста двадцать четыре года назад.
        - Сколько-сколько?! - шепотом переспросил ?оберт. Корн недоверчиво крякнул, а я озадаченно наморщил лоб.
        - Простите, святой отец. Вы хотите сказать, что я только что убил… жнеца?!
        - Он не был жнецом, - качнул головой отец Гон. - Но если бы сегодня обряд завершился, Лотий им бы наверняка стал. Или в своем собственном теле, или же…
        Мы, не сговариваясь, покосились на мирно сопящего младенца, которого Корн с величайшей осторожностью держал на руках.
        - Я бы хотел услышать подробности, - хриплым шепотом сказал шеф, машинально прижав малыша к груди. - Как Лотий сумел прожить так долго? О каком ритуале идет речь? И какого демона этот… человек… явился сюда аж из Лотэйна, да еще и пытался убить нас столь неэстетичным способом?
        - Насколько я помню, триста лет в Лотэйне царила смута, - задумчиво обронил я. - Вы, святой отец, называли ее второй войной, итогом которой стало уничтожение темного пантеона. А еще вы говорили, что примерно в это же время отдельные энтузиасты придумали и воплотили в жизнь некий ритуал, в результате которого должны были появиться новые жнецы… взамен тех, от кого владыка ночи когда-то отказался. Вы сейчас говорите об этом?
        -тец ?он кивнул.
        - Лотий сказал, что ему было четырнадцать, когда учитель предложил ему поучаствовать в обряде. Мальчишки есть мальчишки - от возможности получить звание сильнейшего никто не откажется. А если он при этом беззаветно верит учителю и не догадывается, сколько жизней будет при этом загублено… Лотия на этом, кстати, и поймали: он не знал, что из-за него будут гибнуть люди. В главном зале храма он находился один, а магов убивали в соседних помещениях. Двенадцать жрецов во главе с его учителем, который и стал одним из инициаторов ритуала.
        - Вы говорили, что в результате обряда маг должен был получить огромную силу. Почти как у прежних жнецов.
        - Так это ТОТ САМЫЙ обряд Лотий пытался повторить в Алтире? - наконец, очнулся от ступора Корн.
        Отец Гон снова кивнул.
        - Тринадцать пар жертв - в дар каждому из богов в обмен на покровительство всего пантеона.
        - Вы поэтому говорили, что обряд чрезвычайно энергоемкий? - пристально посмотрел я на жреца. - Вы с самого начала знали, к чему это может привести?
        И на этот раз настоятель не отвел взгляда.
        - Я заподозрил это, как только увидел твою схему. Мне, как настоятелю, положено знать древние символы и признаки запрещенной магии. Но, как все причастные к такого рода знаниям, я дал клятву о неразглашении.
        - Сейчас она вам не мешает об этом говорить, - скупо заметил я.
        - Сейчас это уже не имеет значения. Кстати, вам тоже придется дать такую клятву перед лицом ?аших богов. А пока я готов ответить на любые вопросы.
        - Что случилось с Лотием дальше? - неожиданно вмешался в разговор притихший Роберт. - Если обряд прошел благополучно, и ваш учитель получил что хотел… зачем ему понадобилось все повторять?
        Я покосился на мальчишку с одобрением.
        - Обряд, который провели в Лотэйне, оказался не завершен, - тихо ответил отец Гон. - Насколько я понял, его прервали на самой последней стадии. Тринадцатая пара жертв, предназначенная в дар Фолу, отдала свои жизни и магию, но до Лотия эта порция так и не дошла - охота на лже-жнецов находилась в разгаре, поэтому обряд был остановлен, его участники убиты, сам храм разрушен. Тогда как Лотий попал под обвал и лишь чудом выбрался через тайный ход, а в скором времени был вынужден бежать из Лотэйна, где как раз назревала гражданская война.
        - Бежал он, разумеется, в ?лторию? - предположил я.
        - Как и многие другие, Артур. Под обвалом он повредил спину, поэтому долгое время был зависим от посторонних, а еще растерян, напуган… как был бы напуган любой четырнадцатилетний мальчишка, который чудом избежал топора палача. Тогда же он и обнаружил, что стал гораздо сильнее в магическом плане, получил, как и ты, возможность спускаться на нижние уровни, научился создавать темные тропы. ?ешил, что у него есть повод ненавидеть наш Орден. Затем захотел отомстить. Но при этом оказался достаточно умен, чтобы увидеть рамки, которыми его ограничивал ритуал, и достаточно терпелив, чтобы десятилетиями искать способ их обойти.
        Я удивленно приподнял брови.
        - Что за рамки? Неужто без благословения ?ола Лотий не мог напрямую работать с Тьмой?
        - Напротив, мог. И прекрасно работал. Ограничение заключалось в другом - Лотий больше не мог никого убить своими руками. Когда жрецы обыскивали разрушенный храм и добивали выживших, кто-то из охотников проговорился, что жнецов всегда выдавали две вещи: всплеск магии, случающийся после жертвоприношения, особенно если это случалось одномоментно, а также появление особой метки в ауре после того, как новоявленный жрец совершал свое первое убийство. Помнишь, что я говорил тебе о метках?
        - Что жрецы могут их чувствовать…
        - Не всякие, но да, могут. Жнецы - это, в первую очередь, темные маги, а убийство разумного всегда оставляет в ауре след, поэтому их ощущаем именно мы, последователи Фола, Рейса, Ирейи, Малайи… именно нам приходилось становиться ищейками и нередко палачами. Поскольку метка убийцы у лже-жнеца оставалась в ауре навсегда и приобретала совершенно особенный вид, то его было несложно найти. Особенно если учесть, что метка - это ещё и маяк, который издалека показывал: вот он я. Обычный человек для бога - что муравей для мага. Сколько таких возится под ногами? Но помеченный богом или жрецом… его видно издалека. Понимаешь теперь, почему, несмотря на силу лже-жнецов, нам все-таки удалось их уничтожить?
        Я тихо присвистнул.
        - Так вот зачем понадобились помощники для ритуала…
        - Лотий не мог провести его сам, - подтвердил отец Гон. - Мои братья, бежавшие в ?лторию из Лотэйна, привезли с собой и неприязнь к лже-жнецам. Рисковать он не мог, поэтому был вынужден долго скрываться, искать себе новых учителей, налаживать связи, часто переезжать с места на место, набираться знаний как у магов-одиночек, так и в учебных заведениях по всей ?лтории. И лишь научившись всему, что мог, а в особенности скрывать свою настоящую ауру, он начал раздумывать над причинами той неудачи и над тем, как завершить обряд, который сделал его неполноценным.
        - Наверное, это нелегко - обладать невероятным могуществом и не иметь возможности его использовать, - пробормотал Корн, заботливо поправив пеленку. - Незнание закона, конечно, никого не оправдывает. Но остановиться на полпути, я так понимаю, Лотий уже не мог?
        - Учитель в свое время обработал его так же, как Лотий впоследствии обрабатывал нас, - согласился отец Гон. - И детская мечта стать сильнейшим не могла умереть так просто. Лотий учился, постигал Тьму, раздумывал над будущим. Но потом вспомнил слова учителя… а тот был ?рецом, если помните… что темный пантеон в Лотэйне не до конца уничтожен. И что вместилища богов по частям перебирались в Алторию, чтобы где-то здесь, на ее бескрайних просторах, со временем возродиться.
        - Иными словами, он увидел для себя шанс провести обряд как положено…
        - И отправился в столицу, справедливо рассудив, что если там находится главный храм страны, то и настоящие алтари тоже должны быть именно там.
        Отец Го? бросил выразительный взгляд на находящиеся за нашими спинами статуи.
        - Лотий не ошибся: именно сюда свозились осколки божественных вместилищ. Однако после смуты в Лотэйне и неоднократных попыток взорвать главный храм жрецы нашли способ их защитить и сделали так, что теперь без разрешения отца-настоятеля ни один маг и ни один жрец не может спуститься на нижний уровень. А тем более сюда, в святая святых, где хранится сердце нашей веры.
        - И тогда Лотий начал внедрять в Орден верных ему людей, - крякнул я. - Недурственная затея… хотя и довольно хлопотная. Человеку со стороны в настоятели никогда не пробиться. Для этого нужны особые качества, немалые заслуги перед Орденом и безупречная репутация. Так что он решил воспитать себе в помощь настоящих жрецов. Из всяких там беспризорников, юных воришек… Неужели ему было настолько не жалко собственного времени?
        Отец-настоятель бледно улыбнулся.
        - А ему было некуда торопиться. К тому же, Лотий оказался гораздо предусмотрительнее, чем я думал, и начал выращивать жрецов ещё лет двести пятьдесят назад. Сперва по одному, по двое. Когда понял, что это не просто долго, но ещё и не гарантирует успеха, принялся по всей стране отбирать талантливых мальчишек… а параллельно искал способ безопасно проникнуть в храм. И помощников, которые смогли бы убивать по его приказу, обладали выносливостью, умением быстро перемещаться по темной стороне и при этом не задавали лишних вопросов.
        - Я так полагаю, именно в его голове однажды родился проект «Палач»? - мрачно предположил я.
        - Да, - устало отозвался жрец. - К тому времени знаний у Лотия было достаточно, чтобы начать этот проект в одиночку. Но ему не хватало подопытного материалов и лаборатории. Налаживать ее с нуля было долго и хлопотно, поэтому он обратился за помощью к знакомому некросу, а тот вывел его на представителя тайной стражи тогда еще Эрнеста Первого. После чего работа, как говорится, закипела… всего за несколько лет первый прототип был готов, но он требовал серьезной доработки. В частности, привязки к хозяину на крови, и это вызвало на удивление много проблем. Спецы тайной стражи не собирались отдавать кому попало в руки такое оружие, поэтому выбор и согласование имен заняло много времени. Лотию пришлось смириться с тем, что часть Палачей уйдет на сторону, но особой проблемы он в этом не видел - королевским магам он сообщил не все сведения, которые им стоило знать, начиная такой опасный проект, а снимать привязку на крови умел давно. Поэтому полагал, что при необходимости сможет забрать любой из образцов в собственное пользование.
        - Единственное, чего он не учел, это того, что после гибели Эрнеста Первого трон займет неуравновешенный Эрнест Второй, - так же мрачно добавил я. - Всего одна осечка с проектом, и его величество уже решил, что тайная стража разработала оружие для свержения короля, а в заговоре участвует магически одаренное дворянство, после чего свою работу выполнили лотэйнийские шпионы, и готово - по Алтории заполыхали пожары, немалая часть темных родов оказалась вырезана под корень, а проект «Палач» был самым решительным образом закрыт.
        - Лотия тогда не было в Алтире, - подтвердил ещё одну мою догадку настоятель. - Помимо того, чтобы готовить к семинарии беспризорных мальчишек, он занимался поисками утерянных частей статуй. В том числе и поэтому Орден относился к нему с таким радушием. В проекте «Палач» Лотий числился формально и, будучи верным своему принципу до последнего оставаться в тени, большую часть работы переложил на того самого знакомого некроса, который официально стоял во главе проекта.
        - Дайте угадаю - этого некроса звали Убеус Грант?
        - Да, - кивнул отец Гон. - С ним Лотий общался достаточно плотно, поэтому о пожаре в лаборатории узнал сразу. Для этого он еще раньше разработал и внедрил амулеты дальней связи, которые и сейчас считаются секрет?ой разработкой. С помощью помощников, которых к тому времени у Лотия появилось немало, ?ранту удалось инсценировать собственную смерть и гибель одного из Палачей, вместо которого спецам была предоставлена туша одного из незаконченных прототипов. Остальных Палачей спасти не удалось, поэтому работу над ними пришлось начинать сначала, а для этого создавать и обустраивать новую лабораторию, искать помощников… одним словом, сроки по обряду, который уже к тому времени был продуман до мелочей и даже проведены первые испытания в Алтире, сильно сдвинулись.
        - Какое отношение к этому делу имел человек по имени Роджер Эстиори? - поинтересовался Корн.
        - Не знаю. На Лотия работало много людей в столице и за ее пределами, некоторые выполняли не совсем законную работу, поэтому не удивлюсь, если они при этом действовали под вымышленными именами.
        - В хранилище спецуправления дворцовой стражи тоже пробрался один из них?
        - Нет, - протянул отец Гон. - Лотий сказал, что туда он явился сам. Под именем Сенж де Тол… Лот Жнес или Лот Жнец, если читать наоборот. Он считал это забавным - выкрасть голову Палача из самого защищенного королевского хранилища и подбросить спецам загадку, которую они до сих пор не смогли решить.
        Я кашлянул.
        - Зачем ему понадобилась голова?
        - Это была последняя разработка Гранта, - пожал плечами настоятель. - Что-то там у них не получалось с воссозданием Палачей без старых чертежей, поэтому потребовался образец. Лотий ведь когда-то работал в тайной страже. Недолго и в какой-то мелкой должности. Именно ради того, чтобы иметь доступ хотя бы в некоторые помещения Управления. Система их защиты, как он мне сказал, больше рассчитана на предупреждение проникновения извне, так что, когда он прошел первое кольцо охраны, взломать остальные и за пару-тройку лет изготовить для себя ключи от остальных дверей труда не составило. ? уж отыскать на темной стороне хранилища нужную голову магу его уровня было проще простого.
        - Я извещу об этом герцога, - буркнул Корн, бросив на меня ещё один быстрый взгляд. - Пусть меняют защиту к демоновой матери и получше следят за теми, кто у них работает уборщиками и младшими лаборантами.
        - Я не удивлюсь, если окажется, что Лотий когда-то сам приложил руку к созданию той защиты, - пробормотал я. - За триста лет можно было наладить такие связи, что даже в королевский дворец входить без пропуска и специального разрешения. Святой отец, вы говорили, что на него работало много людей. Вероятно, среди них были и маги?
        Жрец остро на меня взглянул.
        - Ты имеешь в виду конкретных магов? К примеру, мастера Уорана Нииро?
        - И мастера Этора Рэйша, - усмехнулся я. - Но полагаю, вы уже ответили.
        - За два с половиной столетия Лотий успел завести много полезных знакомств, - кивнул отец-настоятель. - Как среди жрецов, так и среди магов и даже простых смертных. Один Фатто чего стоит…
        - Так перенастроенные перстни некросов и прикормленные вампиры - его рук дело? - вздрогнул Корн, и младенец у него на руках недовольно зачмокал.
        - ?го, - невесело подтвердил жрец. - Работая над проектом «Палач», Лотий много времени изучал нежить, в том числе и высшую. Не знаю уж каким образом, но он нашел способ не только безопасно отлавливать тварей, но и договариваться с некоторыми из них. Ценой за такие сделки неизменно становились людские души, но к тому времени от паренька, который когда-то в страхе бежал из Лотэйна, ничего не осталось. Лотий стал по-настоящему темным магом… Тьма вытравила из него все, что он не считал нужным сохранять: человечность, сострадание… он с легкостью продавал человеческие души в обмен на услуги моргулов и умрунов. Он даже позволил тварям создать в Алтире гнездо, приложив все усилия, чтобы раньше времени его не обнаружили.
        - Зачем? - скупо осведомился я. - Ему проблем было мало?
        - Умруны делали за него часть грязной работы. Ловили души на темной стороне, убивали тех, на кого он укажет… - горько усмехнулся жрец. - Даже зачарованные Лотием монетки подбрасывали мерзавцам вроде Фатто, чтобы поток душ не иссякал. А взамен Лотий позволял им думать, что помогает создать врата между мирами. И сотнями продавал людей на алтари, тем самым обеспечивая послушание тварей, с которыми ни один из прежних жнецов никогда не стал бы иметь дел. С вратами он почти ничем не рисковал - такими темпами он мог подпитывать их столетиями. А когда дело подошло бы к концу, тo сдал, как обычно, через подставных людей информацию Управлению. А там или врата бы уничтожили, или число умрунов резко сократили. Лотий так и так оставался в выигрыше. Тем более, я уж сказал: у ?его была собственная гвардия нежити. Именно они убивали сегодня наших коллег.
        - Вампир в храме тоже его работа?
        - Как и Поводырь, - кивнул жрец. - Заставить его убить кого-тo конкретного Лотий, конечно, не мог. А вот отвлечь нас накануне первого обряда, увести внимание в сторону… Если бы все удалось, как он задумал, то убитые маги волновали бы вас сейчас меньше всего.
        Я озадаченно кашлянул.
        - Тогда зачем Лотий предупредил о нем меня?
        - Присматриваясь к магам, он их заодно и испытывал. Вот и тебя проверял: подойдешь ли ты ему в помощники, можно ли на тебя рассчитывать и так ли ты хорош, как ему казалось. Но он всегда предпочитал работать сразу на несколько направлений, не удивляйся. За эти дни Лотий многое успел мне рассказать. В том числе и о том, как, не сумев попасть в первохрам сразу, он приманил высшую тварь в надежде ослабить храмовые амулеты и заполучить доступ к алтарю, не дожидаясь, пока кто-то из его воспитанников заслужит право стать настоятелем. Поскольку алтарь был слаб, то противостоять высшей твари не мог, и даже Фол против нее оказался бессилен - без полноценного вместилища его власть в нашем мире слаба. И мы точно так же слабы вместе с ним. За тысячу лет, что алтарь находится в этой каверне, никто из моих предшественников не смог к нему спуститься. Ни у кого из нас не хватило на это сил, брат. Ни у кого, кроме тебя.
        - Что вам известно о моем учителе? - словно не услышал я. - Лотий что-нибудь о нем говорил?
        - Они работали вместе. Причем достаточно долго и вполне плодотворно, пока, по словам Лотия, Рэйш не узнал о проекте «Палач».
        - Он сказал, чем именно сумел купить их с Нииро?
        - Да, - хмыкнул отец Гон. - Как ни странно, мой учитель не во всем искал помощи от нежити. И искренне верил, что сумеет вернуть темным магам былое могущество. Для этого, как ему казалось, нужно всего лишь впустить в мир настоящих жнецов, и тогда угроза для границы исчезнет.
        Я только скривился.
        - Вы говорили, что мы, темные, эту границу ослабляем…
        - Но вы сами же ее и восстанавливаете, - слабо улыбнулся жрец. - Может быть, в том числе и поэтому Этор Рэйш верил, что маги Смерти способны на большее, чем быть ищейками в Управлении. А Нииро полжизни потратил на изучение темного дара, а затем пришел к выводу, что у некоторых магов… в основном из старых, ещё не до конца утративших могущество семей… его структура несколько отличается. Не знаю, в чем уж там было дело, но Лотий сказал, что эти двое больше двух десятилетий плотно работали вместе. По его словам, Рэйш наткнулся на один необычный феномен. И, насколько я понял, именно после этого открытия пути Нииро, ?эйша и Лотия окончательно разошлись.
        Я недобро прищурился.
        - Лотий говорил, что именно это был за феномен?
        - Нет. Сказал только, что долгое время пытался понять его суть, но не преуспел. И очень нелестно отзывался о твоем учителе и его друге, которые посмели утаить какие-то сведения.
        Я мрачно улыбнулся.
        Пожалуй, я знаю, какие именно сведения учитель и Нииро решили утаить от человека, стоявшего у истоков проекта «Палач»: списки… те самые списки, которые впрямую указывали на наличие у некоторых из нас скрытого дара.
        Выходит, вот почему два мага Смерти в действительности покинули столицу. Скорее всего, Лотий знал от учителя… а им, если помните, был темный жрец… каким образом алтарь Фола был перевезен в Алтир. И о том, что в столице наверняка остались прямые потомки тех жнецов, ему тоже было известно. Как и о том, что именно эти люди могли войти в первохрам без разрешения настоятеля. По-видимому, именно их поиск и стал той самой загадкой, мимо которой учитель и его старый друг просто не смогли пройти мимо. Фанаты науки. Выдающийся теоретик на пару с не менее известным практиком… разумеется, когда неизвестный маг предложил им раскрыть эту тайну, Нииро и Рэйш согласились.
        При этом они честно выполнили свою часть сделки. Годами сидели в архивах и рыскали по стране в поисках крох информации. Однако, когда работа над списками уже подходила к концу, Рэйш неожиданно передумал делиться результатами. Быть может, что-то в Лотии его насторожило. Или однажды мастер Рэйш задумался над вопросом, отчего в столице в последние пятьдесят лет стало бесследно исчезать, умирать и сходить с ума так много светлых магов? Вполне возможно, началось это именно после того, как появились сведения о скрытом даре и о том, что искать его надо вовсе не в темных семьях. ? может, между партнерами размолвка случилась совсем по другой причине… Но самое главное, Рэйш засомневался. Свернул свои исследования. Покинул Алтир. И сделал все, чтобы добытая им информация не попала в руки мага с сомнительной репутацией. А тем более, в Орден. Ведь известие о возвращении в мир жнецов могло как возродить нашу профессию, так и стать причиной ее окончательного уничтожения. Неудивительно, что учитель решил скрыть эти сведения.
        Для большей безопасности составленный учителем список был разделен на две части, каждую из которых хранил при себе один-единственный маг. При этом Нииро жил, почти не скрываясь, тогда как мастер Этор предпринял все возможные меры безопасности и засел в самом центре Алторийской трясины, откуда его даже целой армии было бы проблематично выковырять.
        Сейчас, конечно, точно не выяснить как это было и почему они решили разделить ответственность, но, зная мастера Этора, я бы предположил, что он рискнул вызвать огонь на себя и в случае, если бы кто-то сумел узнать о списке, дал понять, что вся информация находится у него. Нииро он таким образом из-под удара вывел, хотя и это не гарантировало полной безопасности. Но с другой сторо?ы - что взять со старого, уставшего от жизни мага? Убить его? Это даже не смешно. Пытать? Так для мага Смерти боль не страшна. ?одных у него не было, наследников не осталось… как и у Рэйша, кстати. Так что давить на этих упрямцев было попросту нечем.
        Насколько я понимаю, меры предосторожности оказались нелишними - в болоте вокруг острова покоилось немало наемников, которых мастер Рэйш топил с завидной регулярностью. Теперь уже не узнать, скольких из них отправил на верную смерть Лотий, но думаю, что немало, раз уж в конце концов лже-жрец отказался от мысли выбить из Рэйша признание силой и решил осесть в такой глухомани в надежде, что что-то выдаст двух старых заговорщиков и позволит наконец-то узнать вожделенные имена.
        Сейчас, оценивая прошлое заново, я понял также и то, почему Нииро и Рэйш так старательно прикидывались врагами. Нииро был слабой мишенью… а потому почти неинтересной для Лотия. В то время как демонстративно засевший за мощной защитой Рэйш казался более заманчивой дичью, но даже всех сил и изобретательности лже-жнеца не хватило, чтобы переиграть упрямого старика.
        О том, что о списке стало известно Лотию, они, конечно же, знали. Не могли не знать, если Нииро когда-то выезжал в Триголь, услышав о появлении Палача. Когда-то мастер Этор даже встречался со стариком Уэссеском, пытаясь выяснить, верны ли его предположения. И после этого Нииро и Рэйш только ждали… ждали угроз, появления идейных противников, ждали войны, схватки. А то и специально подосланных учеников. Или желающих стать учениками столь прославленных магов. Может, ещё и поэтому в первую нашу встречу учитель меня притопил? И лишь разобравшись что к чему, решил не добивать едва дышащего сопляка, которому невероятно повезло создать тропу аккурат на его затерянный среди болот остров…
        О том, почему Лотий не отправил за старыми упрямцами Палачей, думаю, гадать не надо - ? тому времени он их, вероятно, ещё не закончил. Или закончил, но не успел полностью подчинить. В том числе и потому, что возможности тайной стражи были несопоставимо выше возможностей пусть и могущественного, но одного-единственного мага. Некросов такого уровня в Алтории к тому времени не осталось, ?рант постепенно состарился, помощников взять было неоткуда, да и своих дел у Лотия было по горло. Неудивительно, что создание Палачей шло медленно, постепенно. Да и подходящего младенца, наверное, на примете долго не появлялось. Еще же и с магией переходов надо был успеть поработать, защиту на заранее при?упленных домах подправить, создать амулеты, способные впитывать исходящую от жертв магию, все проверить, все учесть, начать присматриваться к столичным магам. В том числе и к тем, кто мог оказаться прямым потомком лотэйнийских жнецов. Одному, к примеру, несчастный случай устроить. У другого единственного сына похитить. У кого-то родного брата убить, а затем обвинить бедолагу в убийстве в надежде, что или один, или
другой или третий все же разбудит в себе скрытый дар…
        «Твоя семья отомщена», - заметил Мэл, недвижимо стоя рядом с постаментом Фола и старательно прикидываясь пустым местом. - «Душа твоего брата может быть спокойной».
        Я так же молча кивнул. Данное Лену обещание я все-таки выполнил, поэтому больше он, надеюсь, меня не потревожит.
        - Рэйш, ты в порядке? - неожиданно спросил Корн, заметив, что я слишком долго молчу. - У тебя странный взгляд…
        - Просто задумался, - отмер я. - И хочу задать еще пару вопросов. Святой отец, почему для последнего ритуала Лотий выбрал двоих мужчин, а не мужчину и женщину как раньше? И почему так резко изменил первоначальные сроки?
        - К срокам ритуал не был строго привязан, - после небольшой паузы ответил жрец. - Для Лотия гораздо важнее оказалось время суток: полдень или полночь, когда границы миров наиболее ранимы. Я ведь у?е сказал, что изначально людей убивали сразу, а не по одиночке. Но, поскольку однажды обряд уже привлек к себе внимание храма, то Лотий поосторожничал. И полученную во время обрядов силу не отдавал богам, а сливал вон в те амулеты. Еще его ограничивало количество Палачей: когда их всего три, самому участвовать нельзя, а время обряда строго ограничено, то нелегко убить два с половиной десятка человек в считанные мгновения, да еще и строго определенным способом. Но когда в игру вступили мы, он понял, что ждать дальше опасно, и закончил сбор силы в максимально короткие сроки. Что же касается твоего первого вопроса, Артур… я, если честно, стыжусь на него ответить. Дело в том, что благодаря усилиям Корна неистощенных темных магов и магинь в столице практически не осталось. А поскольку женская аура во многом похожа на ауру ребенка, то в качестве последней жертвы был избран твой ученик.
        - Но Роберт к тому времени уже не был нейтральным. И вы знали, что может произойти, если Лотий принесет его в жертву ?олу. Ведь знали? И все равно не вмешались.
        - Да, Артур. Не вмешался. Более того, именно я подсказал Лотию, что из всех темных магов Алтира именно этот мальчик наиболее уязвим и наилучшим образом подходит для ритуала.
        - Вы сами сдали его Лотию?! - вздрог?ул я.
        - Поэтому я и сказал, что стыжусь своего ответа, - отвел глаза настоятель. - И несказанно удивлен тому, что ты до сих пор меня не убил.
        Я одарил его хмурым взглядом.
        - Я не убил вас сразу лишь потому, что мне не понравилось украшение на вашей шее.
        Отец Гон машинально вскинул руку, но замагиченной Лотием удавки там уже не было. Заклинание на ней я не успел толком рассмотреть, но думаю, оно тоже оказало влияние на решение настоятеля принять сторону учителя.
        - К тому же, сегодня вы впервые назвали меня братом при свидетелях, - добавил я. - Жрецы такими вещами не разбрасываются, поэтому я решил не торопиться. Однако вы заставляете меня усомниться в правильности этого решения.
        - Почему вы хотели, чтобы Лотий меня убил? - непонимающе нахмурился Роберт.
        - Прости меня, мальчик, - виновато опустил голову жрец. - Такого обмана владыка ночи мне бы не простил. Я и сам не смог бы себя простить, ведь именно я просил для тебя его благословение. Если бы Палач пролил твою кровь на алтаре, здесь бы случилось то, что в народе называют гневом богов. И после этого мы бы все, включая твоего убийцу, погибли.
        У Корна недовольно раздулись ноздри.
        - А то, что гнев богов мог зацепить невиновных, вас не смутило?
        - Стены первохрама надежны, так что за его пределы Смерть бы не вырвалась, и в реальном мире никто бы не пострадал. Себя я уже похоронил. А что касается вас… мне жаль. Но другой идеи у меня на тот момент просто не было.
        - То есть, вы хотели пожертвовать мной, чтобы остановить собственного учителя? - задумчиво перепросил Роберт.
        - Наверное, тебе сложно понять мой выбор…
        - Напротив, - неожиданно не согласился мальчик. - Недавно один человек пожертвовал собой, чтобы я мог жить. Я сожалею о ее смерти, но не могу ничего изменить. Если бы я знал, что моя жизнь может стать ценой, которую надо заплатить, чтобы все это закончилось… я бы не сомневался, святой отец. И считал бы, что отдал долг жизни человеку, который сделал все, чтобы я мог оказаться здесь.
        - У тебя подрастает прекрасный ученик, Артур, - прошептал темный жрец, подняв на мальчишку повлажневший взгляд. - Жаль, я тогда не знал… не нашел другого способа…
        - Это уже неважно, святой отец. Скажите, нам уже можно отсюда уйти? Больше ничего не нужно здесь сделать?
        - Скоро полдень, ?ртур… - неожиданно дохнуло холодком мне в спину.
        - Ах да, - спохватился я и, отвернувшись от жреца, решительно потопал к статуе Фола. - Я же еще не все закончил.
        «Тебе помочь?» - флегматично осведомился невидимый Мэл, но я только отмахнулся. А когда добрался до сваленных в кучу осколков статуи Фола и оценил объем предстоящих работ, вполголоса пробурчал:
        - Темный есть темный… ?ем бы он ни был, все равно превыше всего будет ценить жертву. Жертвенная жизнь, жертвенная кровь, жертвенные силы… не зря для всех вас было поставлено именно такое условие для воскрешения…
        Убрав доспех с левой руки, правой я выудил из Тьмы стилет, без ?олебаний рассек кожу на предплечье и стряхнул щедрую россыпь капель на разбросанные по полу камни.
        - Фол, тебе жертвую, - четко и громко произнес я, вскинув взгляд на пока еще пустой… ступни не считаются… постамент. И тот наконец-то ожил - задрожал, окутался плотным черным облаком, от которого в сторону обломков тут же выстрелили тонкие жгуты. Мгновенно прилепились в тех местах, где стремительно замерзала моя кровь. Затем одним движением подняли всю эту массу в воздух и буквально швырнули в нишу, где прямо на глазах из разнокалиберных осколков собралось полноценное вместилище для темного бога.
        - Так-то лучше, - буркнул я, возвращая на место доспех и чувствуя, как Тьма латает рану. - Я больше ничего не должен тебе, Фол. Сделка закрыта. Ал, теперь твоя очередь.
        Каменное воплощение владыки ночи ненадолго окуталось Тьмой, подтверждая окончание моего служения, метка на плече тоже, я надеюсь, исчезла. ? на губах «зеркального» вдруг мелькнула и пропала хитрая усмешка.
        И почему я в свое время решил, что Ал - это алтарь Фола? Ах да, потому что отец ?он однажды сказал: мол, темный алтарь пробудился… но мне стоило раньше подумать, что у алтаря владыки ночи не могло быть настолько светлого оттенка. Он не стал бы воскрешать меня из мертвых. Он оказался слишком отзывчивым для жестокого и прагматичного до мозга костей Фола. И слишком, пожалуй, человечным. В то же время, без него ни один из богов не обрел бы своего настоящего вместилища. Но таковы уж законы нашего мира, что светлое и темное, как у людей, так и у богов, всегда идут рука об руку. Так что в действительности все это время передо мной была лишь половина от настоящего алтаря. Его самая сговорчивая, легкая на подъем и относительная безопасная для смертных часть, которая не только была доставлена сюда жнецами, но и сумела надежно спрятать в череде поколений светлых магов невероятно ценный, удивительный, воистину божественный дар, который лишь с помощью света мог остаться по-настоящему цельным.
        По-видимому, что-то такое отразилось на моем лице, потому что ?л беззвучно рассмеялся. А затем растекся на полу серебристой лужей, поднялся под потолок одной большой волной, а затем с громким плеском обрушился нa второй алтарь, сливаясь с ним, перемешиваясь с точно такой же, только абсолютно черной жижей. После чего по храму пронеслась ещё одна волна дрожи, а из бушующего в центре каверны урагана вдруг раздался настоящий взрыв.
        Признаться, я все же зажмурился, когда обнаружил, что в нашу сторону несется черно-белое море, прямо на лету дробящееся на миллионы крохотных капелек. А когда в каверне раздался шумный плеск, словно гигантская волна плеснула на берег, я осторожно приоткрыл глаза и с любопытством осмотрелся.
        Ну что сказать… пожалуй, теперь тут стало даже красиво. Угольно-черные пол и потолок, испускающие мягкий золотистый свет стены… но что самое главное, статуй в храме заметно прибавилось. У противоположной стены, строго напротив могучего Фола появился еще один постамент. Слепяще яркий, беспрестанно переливающийся и сотканный, казалось бы, из чистого света бог… такой же рослый, как владыка ночи. Чем-то неуловимо на него похожий. Но при этом настолько величественный и одухотворе?ный, что при взгляде на него появлялось недостойное желание упасть на колени.
        Остальные пять статуй оказались ему под стать. Ослепительно чистые, отлитые, казалось, из чистейшего серебра, они заняли свои места перед темными богами, чуть сдвинувшись в сторону Рода. Но при этом смотрелись настолько органично, что я невольно замер, с нескрываемым восхищением рассматривая это чудо.
        Статуи и впрямь выглядели как живые. Но что самое интересное, на фоне светлых собратьев спрятанные в глубоких нишах темные боги смотрелись иначе, чем по одиночке. При должной фантазии и под определенным углом они выглядели как тени… как отражение и совершенно естественное продолжение светлых. А когда я с замиранием сердца понял, что они, как Фол и ?од, тоже похожи, то испытал редкое для себя чувство благоговения перед древнейшей тайной, которая так неожиданно сегодня открылась.
        Фол и Род…
        Воинственный и непримиримый Рейс, а перед ним уравновешенный и спокойный Лейбс …
        Малайя, покровительница воров, и прелестная богиня охоты Мирна…
        Суровая Ирейя и улыбчивая Нарьяна …
        Насмешливый Абос и невозмутимый ?емос…
        Лукаво прищурившийся бог сновидений Сол и рядом его двойник, Сойрос, которого испокон веков почитали как хранителя мудрости и знаний…
        Казалось бы, какая связь между закованным в доспехи богом войны и одетым в простую холщовую рубаху кузнецом? Между очаровательной девицей с заброшенным за спину луком и покровительницей охотников до чужого добра? Между богиней тайн и не менее загадочной покровительницей морей? Или же хитроумным богом удачи и богом, проповедующим разумный, сугубо деловой подход к самым разным вещам? Однако, если подумать… если только вспомнить, что мы, люди, были созданы по образу и подобию… то стоит задаться вопросом: а разве у богов не может быть плохого настроения? Разве им кто-то запрещает гневаться? Испытывать раздражение? Злость или желание кого-нибудь убить? Да и долго ли сбросить с себя доспех или перековать мечи на орала? Долго ли отложить кузнечные щипцы и с оружием в руках выйти на защиту родных и близких? Так почему бы тогда и богам не иметь, подобно нам, второй… по-настоящему темной ипостаси?! Которые мы, будучи не в силах принять и понять такие странные вещи, издревле почитали за ??ЗНЫХ богов?
        В ошеломленном молчании я пересек преобразившийся храм и остановился перед последней в левом ряду светлой богиней - могущественной Ферзой, у которой единственной из всех не было тени. Богиня красоты… наиболее почитаемая и уважаемая в Алтире. Вот только глубокая ниша за ее спиной пустовала, потому что даже Ал при всей своей силе не рискнул изобразить на постаменте ту, кого сами боги не смели лишний раз называть по имени.
        - Вот, значит, какая ты на самом деле, - прошептал я, опускаясь перед Ферзой на одно колено и склоняя перед Ней голову. - Теперь я знаю, кого увидел перед смертью Нииро. Ты так же двойственна, как и остальные… но при этом действительно прекрасна.
        В храме на мгновение потемнело, волосы на моей макушке ласково взъерошил невесть откуда взявшийся ветерок. Метка на лбу на мгновение ожила, но тут же милосердно погасла, после чего в моей душе, наконец, воцарился долгожданный покой.
        Поднявшись, я коротко поклонился своей… да, теперь уже точно своей богине… и двинулся к выходу. В смысле, к тому месту, где недавно был выход, и где меня уже поджидал чем-то до ужаса довольный Ал.
        - Пока, приятель, - хмыкнул я и благодарно кивнул, когда в блистающей серебром стене открылся проем. - Спасибо тебе за все.
        «До встречи, ?рт, - подмигнул алтарь. - И помни: двери храма всегда для тебя от?рыты».
        Я только хмыкнул.
        «Учту. Надеюсь, у настоятеля не будет проблем из того, что он тут сегодня устроил?»
        «?ол не гневается на него: настоятель поступил правильно. К тому же, обновленному храму нужен хранитель. А этот человек подходит лучше всего».
        - Что это было, Рэйш?! - обалдело спросил Корн, когда я хлопнул Ала по твердому плечу и начал подниматься по лестнице.
        - Не берите в голову, шеф. Я просто раздал старые долги.
        Корн проводил меня таким же обалдевшим взглядом, но тут на его руках требовательно хныкнул младенец, и светлый поспешил следом. Вопросами он меня, конечно, вскоре засыплет, но на этот раз я не собирался ему уступать. Пусть ждет официального рапорта. Как все. Правда, раньше, чем через несколько дней, я за него из принципа не сяду.
        - Значит, это действительно все, мастер Рэйш? - торопливо нагнал меня Роберт. - Мы сделали все, что было нужно, и наконец-то можем пойти домой?
        - Даже самый трудный путь когда-нибудь заканчивается, - улыбнулся я, протягивая ему руку. - И даже после самой длинной ночи когда-нибудь наступает рассвет. Поэтому - да, ученик. Пора домой. Но не сомневайся: очень скоро мы снова встретимся…
        Эпилог
        Три месяца спустя
        И снова осень. Хмурое небо. Пустая ратуша. И мелкий, нудный, откровенно затянувшийся, как отпуск Йена, дождь, который впервые в жизни не вызывал особого раздражения. Впрочем, до темной стороны он, как и прежде, не добирался, а кружащийся в воздухе сне?ок настраивал исключительно на мирный лад.
        - Здравствуй, Артур, - осторожно коснулся моей макушки порыв прохладного ветерка. - Не меня ли ждешь?
        Я едва заметно улыбнулся.
        - Здравствуй, Ферза. Тебя-то как раз не ждал, но от компании не откажусь.
        Леди Смерть хмыкнула и подступила вплотную.
        - Все такой же дерзкий… но мне, как ни странно, нравится. Если не возражаешь, я задам тебе один вопрос.
        - Какой?
        - Почему из всех богов ты выбрал именно меня? Вариантов ведь было предостаточно.
        Я, не оборачиваясь, пожал плечами.
        - Ты спасла мне жиз?ь. И стала единственной, кто на протяжении последних десяти лет помогал мне, не требуя ничего взамен.
        - Разве ?ол не совершил для тебя того же?
        - С ним у нас была сделка. Я вернул в храм осколок его статуи - он сохранил мне жизнь. Я уничтожил Палача - он подарил мне новые возможности… и так всегда: сперва услуга, затем плата. ? с тобой я не чувствовал себя должником. Даже когда стало ясно, что ты вмешалась в мою судьбу задолго до встречи с Фолом. И именно тебе я обязан тем, что имею возможность выходить на темную сторону. Я прав?
        Смерть недолго помолчала.
        - Допустим.
        - К сожалению, дo меня не сразу дошло, что в нашем пантеоне есть еще одна богиня. Но когда это случилось, я начал задумываться и над другими вещами, - продолжил я. - К примеру, почему жрецы предпочитают скрывать ее существование? Почему у этой богини нет собственной статуи в храме? Наконец, зачем ей понадобилось дарить смертным разрешение на посещение темной стороны? И почему за всю свою жизнь я ни разу не слышал, чтобы у нее были собственные жрецы?
        И-за моей спины раздался тихий смешок.
        - Жрецы у меня есть, но мало. Не каждому дано хранить в себе частичку Тьмы и успешно балансировать между ней и Светом. Не всем это удается. И порой необходимы годы, а то и десятилетия, чтобы мои жрецы осознали себя и научились пользоваться дарованной им силой. А прежде, чем их ею наделить, я должна быть точно уверена, что они выдержат, не сломаются. Поэтому никого не тороплю.
        - Зато постоянно направляешь, подсказываешь, бережешь от непоправимых ошибок…
        - Тьма сильна, Артур. Значит, мои жрецы должны быть сильнее.
        - И много их у тебя на примете?
        Мне показалось, что Она улыбнулась.
        - За последние пару столетий созрел только один. Еще нескольких я ожидаю в ближайшее время. А там кто знает… может, появятся и другие.
        - А почему из этого сделали такую тайну? - непонимающе нахмурился я. - Ну, была бы в храме еще одна статуя, ну появились бы новые жрецы в рясах…
        - Мои жрецы служат не в храмах, - спокойно ответила Смерть. - Их задача - хранить в неприкосновенности границу миров, и рясы для этого не нужны. К тому же вы можете стать опасными и для себя, и для остального мира, как это уже однажды случилось. Поэтому, если раньше я отбирала вас из уже проверенных жрецов, прошедших посвящение другим богам, то теперь вас должны принять и одобрить остальные боги. Так, как они приняли и одобрили тебя.
        Я задумчиво кивнул.
        Еще бы они не приняли. Я их, можно сказать, по кусочкам собирал, кучу сил на это потратил, с Рейсом, вон, повздорил… само собой, у богов была масса времени, чтобы заглянуть в мою душу. И все они это сделали по мере того, как сборка статуй подходила к концу.
        - Значит, я правильно догадался: на самом деле самые могущественные маги всегда служили именно тебе. И скрытый дар тоже принадлежал тебе, а не Фолу. Ведь именно ты впускаешь нас на темную сторону. С твоего позволения мы, будучи живыми, получаем возмо?ность находиться в мире мертвых. И лишь от тебя зависит, останемся мы здесь или же уйдем насовсем. Да, твои владения невелики, потому что охватывают лишь границу и то, что есть рядом. Но твоя сила не в этом, Ферза. А в том, что ты единственная из богов способна существовать в обоих мирах. Только тебе ?е нужно каменное вместилище. Ты повсюду. Ты вечна. Ты стоишь за спиной каждого из нас. И даже боги рано или поздно ощутят твое холодное дыхание. Не зря, наверное, именно поэтому нас называют магами Смерти, Ферза. Во всех, кто научился переходить на темную сторону, остается частичка твоей силы. Поэтому моя Тьма способна проявляться не только здесь, но и наверху, поэтому она умеет не только убивать, но и лечить. И поэтому же всех нас когда-то называли собирателями душ, стражами границы или просто…
        - Жнецами, - подтвердила Леди в белом. - Ты прав. Вы всегда были сильнейшими. Самыми малочисленными, но и самыми опасными. Именно вы хранили покой темной стороны и присматривали за границей, пока один из вас не перешел ту грань, за которую не стоит заступать даже нам. Итогом стали едва не открытые врата, смута среди богов, раскол среди жрецов и многолетняя война среди простых смертных.
        - Почему же вы этого не предотвратили?
        - Мы не следим за вами постоянно. Если нужен совет, мы откликаемся, когда нужна помощь - помогаем. Но в остальное время вы предоставлены сами себе. На то вам и дана сила, чтобы справляться с трудностями самостоятельно. К тому же, вы, темные, не терпите неволи, и определенная свобода действия у вас была и будет всегда. Но мы учли свои ошибки. И больше ни один из магов не сумеет заполучить силу, с которой не сможет справиться.
        - Значит, обряд посвящения был изначально неправильным, - без особого удивления кивнул я. - Лотий не знал, к кому именно надо обращаться. Его учитель не был посвящен во все таинства Ордена и не понимал, что в действительности требовалось умилостивить не тринадцать, а лишь семерых богов. И последняя жертва должна быть предназначена вовсе не Фолу, а тебе. Хотя, наверное, это и не жертва в полном смысле этого слова…
        - Да, - качнулся воздух у меня за спиной. - Но даже если бы Лотию удалось понять суть обряда и восстановить статуи раньше тебя…
        - Он ведь кровью для этого воспользовался? Прости, мне просто интересно.
        - Да, ?ртур. Кое-что Лотий все же сумел сделать правильно. Он не учел только одного: в любом ритуале имеет значение намерение, подоплека, ведь настоящее посвящение это тоже в своем роде сделка. Но одно дело, если будущий жнец готов пожертвовать собой, чтобы спасти тех, кто ему дорог. И совсем другое, если он отнимает чужую жизнь, чтобы возвыситься самому. Во время обряда мы видим ваши души. Все, чего вы желаете. Жертва - не более чем способ привлечь внимание. Тогда как все остальное решается на общем суде. Да, Артур, именно на суде, потому что для святотатца посвящение всегда заканчивается смертью.
        - Получается, Лотию ничего не светило? Если бы его не остановили мы, то после обретения вместилищ вы бы сделали это сами. Правда, в результате мы бы наверняка получили массу разрушений в Алтире, нo игра, как говорится, стоила свеч. ?тец Гон сказал, что вы способны видеть и чувствовать лишь тех, кто носит вашу метку. А остальных замечаете лишь в том случае, если они сотворят совсем уж большое безобразие. Поэтому и o Лотии вы до поры дo времени не знали. И создание новых врат едва не пропустили. И даже в обряд не могли вмешаться, потому что Лотий помнил об ошибке учителя, не привлекал к себе внимание массовыми жертвоприношениями и до последнего мига оставался в тени.
        - Старые знания, - с сожалением приз?ала свой промах Леди в белом. - К несчастью, и сейчас не все они уничтожены. Что-то все равно всплывает, пусть и в сильно искаженном виде.
        Я хмыкнул.
        - Вот теперь я понимаю, почему в книгах Ордена царит такая сумятица. Те, кто знал истину, намеренно вносили ошибки в записи, чтобы запутать желающих по-быстрому обрести силу. ? у вас появилась дополнительная гарантия, что этого больше не случится.
        Мне в спину снова дохнул холодок, а затем ему на смену пришло тепло, как если бы моя богиня отступила.
        - Подожди, а как же Лотэйн? - в последний момент вспомнил я. - Если боги оттуда ушли, то что стало с людьми? Куда отправляются после смерти их души, если никто из вас не оказывает им покровительства?
        Смерть пару мгновений помедлила.
        - Лотэйн почти тысячу лет живет по ложным заветам. Тех, кто был в этом виновен, мы уже наказали. ? те, кто родился после… не их вина в том, что так вышло. Люди по-прежнему молятся. Надеются. Да, мы почти не вмешиваемся, но и их души приходят к нам, ведь других богов в этом мире нет. Когда-нибудь настанет время, и в Лотэйн вернется истинная вера, а до тех пор мы любой душе даем шанс возродиться.
        - Даже Лотию? - прищурился я. - Кстати, как он там? Добрался до твоих угодий?
        - На нижних слоях Тьмы человеческие души долго не живут, - спокойно отозвалась богиня. - Однако прощение будет даровано даже ему. Правда, для этого его душе придется пройти цепочку крайне неприятных перерождений. И лишь после того, как она очистится, ей будет позволено начать все заново.
        - Справедливо, - кивнул я, стряхнув с предплечья успевший туда нападать снег. А потом вдруг ощутил, как противно тянет в груди. - Ну вот. Как не вовремя!
        - Кажется, кто-то пытается встать на твой след, ?ртур? - со смешком предположила Смерть.
        - Да я уже полсвечи ?ду, когда этот тугодум сообразит, что надо делать!
        - Значит, мне пора уходить, Артур, - с ещё одним смешком попрощалась Смерть. - Когда твой новый ученик будет готов меня увидеть, я вас навещу.
        Я только вздохнул, прикинув, сколько еще придется гонять до седьмого пота этого бездаря. После чего почувствовал, что действительно остался один. Успел подумать, что стоило бы попрощаться с Леди, но потом решил - нет, не надо. Она ведь скоро вернется? А ещё через миг Тьма рядом со мной расступилась, оттуда пахнуло холодком, и мне пришлось отступить от края крыши, чтобы придержать за ворот вывалившегося из пустоты, жадно хватающего воздух ртом Йена, который лишь чудом не сверзился вниз.
        - У-ух, как тут высоко! - выдохнул Норриди, зависнув над бездной. - У меня что, получилось?!
        Я выдернул его на твердую поверхность и окинул скептическим взором.
        - С сотого раза. С трудом. На последнем издыхании.
        - Обратно точно пешком пойду. Знаешь, какая там холодрыга?!
        - Знаю. Но один раз - это ничто. Сейчас пойдешь обратно.
        - Арт, имей совесть! - возмутился Йен. - Я, между прочим, в первый раз сумел создать тропу на темной стороне! И вообще, у меня медовый месяц, а я тут занимаюсь непонятно чем!
        Я только фыркнул.
        Ну хоть на что-то у него ума хватило, хотя, на мой вкус, делать предложение руки и сердца девушке, когда она только-только вышла из комы, было преждевременно. Даже удивительно, что Триш не отказала новоявленному темному магу. Хотя, когда месяц назад отец Иол (хвала Фолу, он все-таки выжил) благословлял эту пару у алтаря, у девчонки был миллион возможностей передумать. Она не захотела. ? теперь этот ненормальный женатик ходит счастливый до безобразия и даже внеочередной отпуск выпросил, чего за ним отродясь не водилось.
        - Как дела в Управлении? - как ни в чем не бывало поинтересовался Йен, когда убедился, что стоит на твердом и больше не собирается никуда проваливаться.
        - Нормально, - буркнул я, выпустив его ворот из рук. - Статистика приличная, нераскрытых дел пока нет. Тори и следователей потихоньку натаскиваю, а Лиз сама всему учится, даже если не просят. На днях они вчетвером перелопатили картотеку городской стражи, попутно начали собирать свою собственную, все старые бумаги рассортировали, рабочие бланки упростили, так что я подумал и решил поднять им оклад. С Сеньки метку свою снял - он и так прекрасно справляется. На днях всю банду свою привел, так что теперь у нас не один посыльный, а целых три, плюс парочка умелых возниц. Штатное расписание, конечно, пришлось менять, с Корном я все согласовал. Но народу все равно маловато, так что я договорился с ректором Королевского университета и с деканом факультета боевой магии, чтобы нам, начиная с этого месяца, присылали на практику толковых ребят. Из числа тех, кто потом планирует работать на Управление городского сыска. Естественно, все они в нашу конуру не влезли, да и приемная для посетителей не позволяет им работать с полной нагрузкой, так что пришлось напрячь Корна и убедить его в необходимости выделения нам
отдельного здания. Естественно, тратить казенные деньги он не захотел, но потом передумал и разрешил выкупить соседний дом. Он, конечно, старый, фундамент там слабый, но за две недели практиканты из университета его отремонтировали и обновили интерьер. Мебель привезли ещё вчера, сферы местные техники обещали перемонтировать в течение суток. Еще через день мы сможем переехать в нормальные помещения и больше не ютиться по сто человек в одном кабинете. Тебе, кстати, выделили комнату на втором этаже с видом на городской сад. Она побольше, чем твоя старая, зато туда влезет не только шкаф, стул и два стула, но и нормальный диван. Само собой, Корн за лишние траты пообещал нас всех убить, но в обмен я отдал ему старые разработки учителя, в том числе по амулетам дальней связи. Заодно вытребовал денег на приобретение парочки кэбов. А то почему нам каждый раз приходится тратить собственные средства на поездку к месту преступления и обратно? Или арендовать кэб у городской стражи, которая тоже от этого не в восторге?
        - Жольд нашему переезду только обрадовался, - продолжил я, когда Йен изумленно разинул рот. - Но сделал это настолько демонстративно, что я в отместку переманил у него Херьена и предложил парню отдельный кабинет и вдвое больший оклад, чем он получал в городской страже. Неделю назад подписал заявление о его приеме на работу, так что у Лиз теперь тоже будет наставник.
        - Что на это сказал Корн? - почему-то шепотом поинтересовался Норриди, когда я замолчал.
        - Понятия не имею. Когда он начал орать, я показал ему пару патентов на другие полезные артефакты. Предложил войти в долю и предупредил, что пятьдесят процентов с продаж мои, иначе он больше ничего не получит.
        - И?!
        - И он меня послал, - флегматично отозвался я. - В схрон. За новыми артефактами. Но передумал, когда я сказал, что в таком случае процент отчислений вырастает до семидесяти. После этого он снова меня послал… на этот раз подальше. И в итоге мы сошлись на пятидесяти пяти. После чего из вредности он накатал приказ, по которому закрепил за мной Хокк в качестве постоянной напарницы, мотивируя это тем, что у нее после последнего дела что-то не в порядке с даром.
        - А у нее и правда что-то не в порядке?
        - Да, - со вздохом признался я. - В первые же сутки после того, как целители поставили ее на ноги, она случайно разнесла свой собственный кабинет. Во вторые умудрилась разбомбить стену в кабинете Корна. И только на третьи господин… как его там… Орбис соизволил констатировать у Хокк резкое усиление магического дара. А Корн тут же заявил, что это я во всем виноват, поэтому мне теперь все это и расхлебывать.
        Норриди аж крякнул, услышав такие новости. А потом осторожно поинтересовался:
        - Сама-то она как отнеслась к новому назначению?
        - Нормально, - пожал плечами я. - По-моему, даже обрадовалась.
        - Хм. А ты?
        - Ну, скажем так: мы сумели договориться.
        У Норриди подозрительно сверкнули глаза.
        - Арт, а вы с ней, случаем, ещё не…?
        - Нет, - буркнул я. - Что за дурацкие вопросы?
        - Мне кажется, ты ей нравишься, - улыбнулся Йен. - И вообще, вы на удивление хорошо смотритесь вместе.
        Я нахмурился.
        - Если бы я не знал, к чему ты клонишь, то попросил бы тебя заткнуться, дав повод позубоскалить на тему, сколько раз ты говорил эту фразу мне. Тогда я оказался прав. А сейчас… боюсь, я не готов тебе ответить. Сам еще не во всем разобрался.
        И это была сущая правда. В первохраме меня так основательно встряхнуло, что казавшиеся незыблемыми прежде принципы мне пришлось кардинально пересмотреть. Всего полгода назад я бы ни за какие коврижки не стал подменять Йена на должности начальника участка. Возиться с Сенькой, натаскивать неопытную молодежь. Тем более, не согласился бы взять напарника. Однако сейчас… в какой-тo мере Хокк, как и Йен, Триш, Роберт, Мэл и даже Корн, стали для меня тем якорем, который не позволял уйти во Тьму слишком глубоко. Противился соблазну раствориться в ней полностью. Даже на темной стороне, заставлял помнить, чувствовать, жить. И чем больше в моей душе становилось таких зацепок, тем меньше была опасность того, что я сорвусь. Десять лет назад это со мной уже случилось, и результатом стало безумие. Но теперь я снова оживал. Снова начинал чувствовать. И очень не хотел утратить то, что с таким трудом приобрел.
        К тому же, Йен не ошибся: с некоторых пор мое отношение к Хокк изменилось. Но назвать это привязанностью я бы не рискнул. Быть может, симпатия… стремление защитить, успевшее въесться в плоть и кровь за время нашего вынужденного сотрудничества… да. Отрицать это было бы глупо. Но для чего-то большего понадобится время. Слишком уж долго я отрицал сам факт того, что все ещё жив.
        Норриди, который знал меня лучше всех, тут же примирительно поднял руки.
        - Я тебя не тороплю. Просто удивлен тем фактом, что Корн вообще сумел тебя уговорить.
        На что я негромко хмыкнул.
        - Это не Корн. У него бы упрямства не хватило. А согласился я лишь потому, что Хок? пообещала писать отчеты за нас обоих.
        - ?х, вот оно что… - рассмеялся Норриди. - Выходит, она все-таки нашла твое слабое место!
        - Да, отчеты я не люблю, - со вздохом признался я. - Поэтому уже завтра Лора снова переезжает ко мне и остается в команде до тех пор, пока я не научу ее пользоваться новыми способностями.
        Йен замер.
        - В команде? Ты что, и ее переманил на наш участок?!
        - Она моя напарница, - подтвердил я. - Если бы Корн ее не отпустил, я бы отказался с ней заниматься. А чтобы шеф не обзывал меня нехорошими словами, я в отместку забрал у него еще и Триш. Так что скоро у тебя будет не только полностью укомплектованный штат, но и самая мощная магическая поддержка в столице… Йен, ты чего на меня так уставился?
        У Норриди подозрительно заблестели глаза.
        - Да вот… стою и думаю, как бы закабалить тебя на должность моего заместителя навечно. Всего за месяц ты переделал целый список дел, который я распланировал на целый год! Да ещё и с запасом!
        - Год? - тихо переспросил я.
        - Ну да, - отчего-то вдруг попятился этот гад, торопливо прикидывая, куда бы сбежать.
        - Йен… друг мой… если у тебя были такие грандиозные планы на целый год, то какого Фола ты тогда подсунул мне этот список перед тем, как уйти в отпуск?!
        - Ну, это… я просто подумал… может, ты хотя бы часть проблем сумеешь решить? А ты умудрился все разом… Арт! Арт, ну не злись! Я же не думал, что ты сумеешь один со всем разобраться!
        Вокруг меня красноречиво сгустилась Тьма, заставив Норриди торопливо отпрыгнуть к стене. А когда она потянулась к нему зловеще шевелящимися щупальцами, этот трус даже без подготовки умудрился создать ещё одну тропу и с негодующим воплем удрал.
        - Так бы сразу, - сплюнул я, с досадой отвернувшись от закрывшегося коридора. - А то «не смогу», «не умею»… а как припекло, только что не полетел…
        - Ты не слишком его торопишь? - хмыкнул из темноты Мэл. Разумеется, невидимый. Молчаливый, все понимающий. Воистину кровный брат, о появлении которого я даже Йену ещё не сказал. Тем более, не сообщил о нем Корну и герцогу Искадо, так как не собирался давать им повод возобновить один сомнительный проект. Ну появился у меня новый служитель. Ну нашел я себе духа взамен тех, что были уничтожены моргулом. Что в этом такого? Разработка, само собой, старая (Корну я так и сказал, когда он прицепился к деталям), защита на служителе необычная, согласен, но кто сказал, что даже после утомительного объяснения с шефом и получения амнистии я должен открывать все свои тайны?
        На вопрос Мэла я отрицательно качнул головой.
        - Через неделю Йену придется вернуться к работе, и я должен быть уверен, что этот недоделанный маг нe наделает грубых ошибок.
        - Может, тогда начнешь учить его вместе с Робертом?
        - Нет, брат. Никто не должен знать, что мальчик - будущий жрец Смерти.
        - Но отец ?он знает…
        - Он хорошо понимает, в чем разница между мной и Лотием. А уж о том, чтобы Роберт не скатился во Тьму, я позабочусь.
        Мэл помолчал.
        - Ты говорил с его родителями?
        - Да, герцог Искадо в курсе, что Роберт - мой ученик. Кое-то из того, что с ним произошло после смерти, он помнит, поэтому у не так давно у нас состоялась продолжительная беседа, по итогом которой он дал официальное разрешение на ученичество.
        - Сколько ты ему рассказал?
        - Достаточно, чтобы он сделал правильные выводы.
        - И ты считаешь, Роберту это не повредит? - усомнился в моем решении Мэл.
        - Рано или поздно наше существование перестанет быть тайной. А герцог Искадо - очень влиятельный вельможа и крайне опасный противник, который в случае чего способен серьезно осложнить мне жизнь. Нам повезло, что он до безумия любит Роберта и готов на все, чтобы его защитить. Правда, под конец он все же взял с меня клятву, что я не причиню мальчишке вреда и не позволю ему повторить судьбу Лотия. Но Роберту и так ничего не грозит. Да и о каком вреде может идти речь, если его благословила сама Смерть?
        -Ты, кстати, нашел для него перстень?
        - Нашел, - улыбнулся я и, порывшись за пазухой, выудил оттуда старинную серебряную печатку. - Думаю, Нииро не будет против. Но сперва Роберту придется во всех смыслах до него дорасти. Герцог уже пообещал, что добудет из университетского хранилища поддельное кольцо. С его связами это несложно. Так что, когда я официально представлю Ордену нового ученика, вопросов ни у кого не возникнет. А если они все же будут, то глава спецуправления дворцовой стражи быстро убедит любопытных не проявлять излишнего внимания к его младшему сыну. И на опыты его тоже никому не отдаст, даже если правда выплывет наружу.
        - Когда это случится, вам придется нелегко, - заметил Мэл.
        - К этому времени Роберт уже повзрослеет, да и Хокк с Йеном я натаскаю как положено. Триш и Тори тоже в стороне не останутся… так что выстоим, брат. Сама Смерть стоит за нами. Считаешь, у кого-нибудь хватит смелости ей перечить?
        Бывший Палач ненадолго задумался.
        - И что, это все? Думаешь, мы действительно со всем разобрались?
        - Не совсем, - усмехнулся я и, порывшись за пазухой снова, выудил оттуда запечатанный конверт. - На, держи.
        - Что это?
        - Я на досуге полазал в архиве и поднял информацию на всех, кто пропал в Алтире от двух с половиной до трех сотен лет назад. Здесь всего одно имя. Возможно, оно твое. Но я ни в чем не уверен, так что сам решай, открывать или нет.
        Мэл на мгновение опешил, а затем из темноты проступила мускулистая рука и аккуратно забрала конверт.
        - Я… благодарен тебе, брат. Хотя и не думаю, что хочу знать его содержимое.
        - Твое право, - кивнул я и, подойдя к краю крыши, бросил быстрый взгляд вниз, на заснеженную площадь перед городской ратушей. - Но не спеши отказываться от прошлого. Быть может, настанет время, когда тебе все-таки захочется его узнать.
        - Я подумаю, Арт. Спасибо. Сколько тебе ещё осталось выполнять обязанности Йена?
        - Неделю. А когда сдам дела, то вплотную займусь Робертом. С ним предстоит еще много работы.
        - Мне показалось, он вполне освоился на темной стороне, - осторожно заметил Мэл, но я лишь покачал головой.
        - Напротив, он только начинает ее постигать. Но самое главное, что он еще не дал мне ответа на один простой вопрос.
        - Это какой же?
        - Тьма над Тьмой дает свет, - усмехнулся я, нахлобучивая шляпу и создавая тропу к ставшему мне по-настоящему родным дому. - Когда он сумеет объяснить, что это значит, я наконец смогу сказать, что воспитал настоящего темного мага.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к