Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Охота начинается Александра Лисина
        Артур Рэйш #3
        Когда в захолустном городке поселяется маг Смерти, это вполне обычное явление. Когда ему удается избавить жителей от могущественной темной сущности - это уже повод для сплетен. Но что может случиться, если событиями в Верле заинтересуется кто-то со стороны? И кто в таком случае станет охотником, а кто - дичью?
        Александра Лисина
        ОХОТА НАЧИНАЕТСЯ
        ГЛАВА 1
        Вызов в Управление городского сыска пришел в тот самый момент, когда я, проклиная все на свете, выбрался с темной стороны и швырнул в угол покореженную деревяшку.
        Три дня работы впустую! Три проклятых дня, на протяжении которых я так и не нашел способа привести в порядок трофейную «секиру»!
        Нет, само оружие оказалось превосходным - легкое, прочное, да и гулей оно разрубало на раз-два. Тонкое лезвие шириной в полторы моих ладони, острый край, который не тупился даже после соприкосновения с камнем. Чуть загнутое острие, похожее на клюв хищной птицы… одним словом, вещица что надо. Но без древка орудовать ею было неудобно, а ни одна из присмотренных мною заготовок, к сожалению, не подошла.
        Обрубок кости, к которому я планировал прикрепить древко, был не то чтобы коротким или узким - напротив, размеры он имел самые подходящие, да ещё и был полым внутри. Острый скол я, помучившись, все-таки опилил, однако прикрепить к нему древко оказалось не так-то просто.
        Поскольку работал я исключительно на темной стороне, то обычные материалы для этого не годились, а магия «секиру» Палача практически не брала. Я не учел этого, когда выбирал себе оружие, поэтому в конце концов был вынужден просверлить в основании лезвия несколько отверстий под пальцы и временно орудовать им наподобие громадного кастета.
        Неудача с «секирой» усугублялась ещё и тем, что, вопреки ожиданиям, ответов на свои вопросы я в Алторийской трясине не нашел. Сундук у учителя, конечно, оказался непростым, да и наполнен был совсем не камнями, но зачем магу Смерти бытовые артефакты в таком количестве? Очистить, нагреть или охладить воду в ванной я прекрасно умел и сам. В дополнительном отоплении помещений давно не нуждался. С пылью в комнате успешно справлялась обычная тряпка. Накладывать иллюзии мне тоже пока не требовалось. Книг у меня теперь тоже хватало. А вот самых ценных для меня вещей на острове не нашлось. За исключением мешочка с монетами, пары старинных мечей, которые наверняка бы заинтересовали какого-нибудь коллекционера, и потрепанного дневника, на который я убил целую кучу времени, но так до конца и не осилил.
        - Мастер Рэйш! - деликатно поскребся кто-то в дверь, когда я скинул с себя грязный плащ и плюхнулся на единственный стул. Бессонная ночь давала себя знать - я устал, был голоден и опять зверски хотел спать. - Простите за беспокойство, но вас желает видеть господин Норриди!
        Я метнул на топчущийся в коридоре низкорослый скелетик, обряженный в форму Управления, раздраженный взгляд.
        Чет. И какого демона Йен прислал его в такую рань?!
        - Мастер Рэйш? - снова постучал посыльный. - В Управление пребыли важные гости, и господин Норриди настаивает на вашем присутствии.
        - Скажи: скоро буду, - буркнул я, даже не подумав открыть дверь.
        Мальчишка с облегченным вздохом умчался, а я, помянув Йена недобрым словом, отправился переодеваться.
        Кэба на этот раз за мной не прислали, поэтому перемещаться на место пришлось через темную сторону. Зато сэкономленное время я потратил на перекус, поэтому в Управлении появился в гораздо более благодушном настроении, чем полсвечи назад.
        Переместился, разумеется, не на площадь перед входом в здание, а в «холодильник», где мое появление не привлекло бы внимания ни магов, ни гулей. И уже потом, выбравшись в реальный мир, поднялся по лестнице, как нормальный человек.
        Конечно, если бы по пути мне попался Хог или кто-нибудь из подчиненных Йена, вопросов было бы не избежать, но трупов на этот раз в «холодильнике» не лежало, Хога, соответственно, тоже не было, а из сотрудников мне по дороге так никто и не встретился.
        Да и вообще, в здании этим утром было подозрительно тихо.
        - Йен наверху, - вместо приветствия сообщил Родерик Гун - единственная живая душа, на которую я наткнулся в холле. - Готж в отъезде. Трант в отпуске. Так что не шуми - все равно никто не откликнется.
        - А ты куда? - удивился я.
        - У Лардо серия краж с использованием неопознанных артефактов. А народу мало - все болеют, так что шеф снял с дежурств Гуго и Вита, а сегодня ещё и меня, пока у нас тихо, попросил помочь.
        Я посторонился, пропуская застегивающегося на ходу парня, а затем поднялся на второй этаж, на ходу машинально глянув в окно. После чего мысленно присвистнул и благоразумно избавился от линзы на левом глазу.
        Кажется, гости к нам прибыли непростые, иначе с чего бы это гулям собираться здесь в таком количестве?
        - Заходи, - неприветливо буркнул Йен, когда я переступил порог его кабинета. - Давно тебя ждем. Мог бы и поторопиться.
        Я вместо ответа взглянул на его посетителей.
        Гостей было двое, и оба мне категорически не понравились.
        Мужчина лет за сорок - довольно крупный, тяжелый, если судить по тому, как прогнулось под ним кресло, и обритый налысо, словно жрец. Особенностей фигуры не разглядеть - на незнакомце был кожаный плащ, но судя по развороту плеч и характерным выпуклостям под одеждой, этот человек был воином. А под плащом у него прятались не только ножны, но и, похоже, броня.
        Сидящая рядом женщина в мужской одежде выглядела намного моложе и гораздо изящнее спутника. Высокая грудь и туго обтягивающая бедра ткань позволяли предложить наличие прекрасной фигуры, да и точеный профиль привлекал внимание. Однако мой взгляд прикипел отнюдь не к нему, а к длинной косе гостьи - тугой, толстой, увенчанной на конце не кокетливой ленточкой, а двумя металлическими шариками с шипами… совершенно седой косе, по которой я, к собственному, удивлению, признал коллегу.
        Так вот почему гули засуетились - передо мной находились маги. Видимо, те самые, которых мы ждали ещё две недели с половиной назад и которые умудрились привлечь внимание нежити, едва здесь появившись.
        Кажется, кто-то из них умеет ходить на темную сторону?
        - Артур Рэйш, это мастер Лойд и мастер Триш, - подтвердил мою догадку Йен. - Они прибыли, чтобы провести собственное расследование по делу Палача.
        При этих словах гости одновременно обернулись, окинули меня оценивающими взглядами, а затем мужчина встал и коротко наклонил голову.
        - Освальд Лойд. Столичное Управление сыска.
        Я так же молча кивнул, отметив про себя бесцветные радужки гостя и узнаваемый перстень на правой руке.
        Хм. Действительно, коллега. Значит, это не Триголь, а сама столица заинтересовалась нашим необычным делом?
        Любопытно.
        - Хелена Триш, - сухо представилась девушка, которой на вид было всего лет двадцать. Максимум, двадцать два. Твердый взгляд, такие же бесцветные радужки, нарочито поджатые губы… надо сказать, в фас мастер оказалась гораздо менее привлекательной. Хотя, если честно, женщину-мага своего профиля я видел впервые.
        - Арт, будь добр, проводи наших гостей к поместью Уэссесков, - тем временем попросил Норриди. - Твой рапорт они уже читали и изъявили желание ознакомиться с деталями непосредственно на месте.
        - Вообще-то мы намерены побывать во всех домах, где было зафиксировано появление Палача, - официальным тоном сообщил Лойд. - И нам нужны все дела, где он хотя бы косвенно или даже предположительно фигурировал.
        Йен тоже поднялся из-за стола.
        - Вам предоставят все необходимые документы и экипаж. А также подыщут временное жилье, где можно будет оставить вещи.
        Я мысленно скривился.
        Ну вот. ?ще неделя точно насмарку. Сколько дней уйдет на так называемую проверку, один Фол знает. И даже если чужаки ничего не найдут… а после того, как я сжег доказательства, найти что-либо будет проблематично… времени на расспросы, поиск доказательств и свидетельств того, что я сообщил исключительно правду, уйдет немало. А у меня «секира» не готова. Дневник учителя до конца не освоен… дел невпроворот, а мне придется заниматься всякими глупостями.
        Хотя, может, заезжие маги захотят сперва отдохнуть с дороги?
        - Благодарю. Мы отправляемся немедленно, - благополучно похоронил мои надежды Освальд Лойд, и я, мысленно прокляв его целеустремленность, развернулся к выходу.

* * *
        К моему удивлению, напарницу Лойд оставил в Управлении - копаться в документах. Девчонка при этом выглядела недовольной и какой-то… разочарованной, что ли? Однако возразить старшему не посмела и покорно поплелась за Норриди в архив, где они, скорее всего, и застрянут до следующего утра.
        В итоге в город мы отправились вдвоем, если не считать Чета, которому в очередной раз пришлось взять на себя обязанности кэбмена. При этом Лойд почему-то отказался сразу поехать в поместье Уэссесков, а вместо этого потребовал провести его тем же маршрутом, который несколько недель назад проделали мы с Йеном, когда впервые столкнулись с Палачом. Так что экипаж отвез нас не на Победную, как я думал, а на Семнадцатую улицу. К тому самому дому, где я впервые сумел перейти на темную сторону.
        За эти недели здесь практически ничего не изменилось, если не считать образовавшихся вокруг лавки сугробов и приличной наледи на покатой крыше. После смерти хозяина за порядком больше никто не следил, поэтому и дорожка к крыльцу оказалась не расчищенной. Но нас, разумеется, это не смутило.
        Выбравшись из кэба, я отошел на пару шагов, вернул на левый глаз темную линзу и, пользуясь тем, что Лойд немного отстал, наскоро огляделся.
        Надо же… ни одного гуля в округе!
        Это было довольно необычно с учетом того, что не так давно я здесь изрядно наследил. Но то ли следы магии уже успели полностью выветриться, а то ли тварей что-то отвлекло.
        - Подожди, Рэйш, - окликнул меня со спины Лойд, и я, благоразумно убрав линзу, повернулся к замешкавшемуся коллеге. А он в это самое время выудил из-под плаща непонятное приспособление и, натянув его на нос, так же бегло, как я сейчас, оглядел заснеженную улицу.
        Больше всего прибор напоминал обыкновенные очки, только с абсолютно черными линзами и широкими, на редкость массивными дужками, соединенными сзади резиновой лентой. На фоне блестящей лысины конструкция смотрелась жутковато. Но после того, как маг повертел головой, ее функция стала окончательно ясна - похоже, через прибор Лойд видел темную сторону, не прибегая к магии.
        - Нежити нет, - вскоре подтвердил он мою догадку и, подняв «очки» на лоб, одарил меня изучающим взором. - Можем прогуляться во Тьму. Ты как, готов немного померзнуть?
        Я вместо ответа шагнул в вечный сумрак.
        Почему бы и нет? В рапорте Йена было достаточно подробно описано, где и как именно я расправился с Палачом, так что скрывать очевидное не было смысла. Единственное, о чем я пока не хотел распространяться - это свои возможности на темной стороне, так что заранее попросил Норриди придержать язык и пока не упоминать, в каком виде я иногда у него появляюсь.
        Лойда долго ждать не пришлось - маг появился рядом со мной всего несколькими мгновениями позже. Выглядел он при этом гораздо старше, чем в реальном мире, и заметно бледнее. Его одежда особых изменений не претерпела, разве что чуть состарилась. Аура оказалась совсем неброской, определенно темной, но далеко не такой яркой, как у отца Лотия, так что в глаза совсем не бросалась. Зато очертания брони под плотно запахнутым плащом стали более отчетливыми. И совсем уж явно проступили обводы рукояти какого-то оружия, закрепленного возле левого бедра.
        При этом осматривался чужак спокойно и чувствовал себя на темной стороне более чем уверенно, из чего я заключил, что вид мертвого города был для него не в новинку. А значит, Лойд уже давно перешагнул должность простой ищейки и являлся, как минимум, опытным заклинателем.
        - В столице почище, - заключил маг, когда убедился, что Верль действительно не таит в себе угрозы. - И снега поменьше. Ну да где наша не пропадала…
        Я снова промолчал. А Лойд тем временем направился к зияющему проему в наполовину разрушенной стене и, сразу обозначая границы нашего сотрудничества, коротко бросил:
        - Рассказывай.
        Пока я, исполняя распоряжение начальства, официальным тоном докладывал обстоятельства смерти господина Игоора, маг рыскал по всему дому, скрупулезно проверяя попадающиеся на пути помещения.
        Приемная зала, опустевший прилавок, разбитое зеркало в металлической раме, замерзшие стены, покрытый толстым слоем инея коридор…
        На утопающий в тени под лестницей угол Лойд взглянул без особого интереса, а вот подсобки проверил досконально. И задний двор заодно. Да и на второй этаж поднимался крайне осторожно, предварительно проверив каждую ступеньку, чтобы не грохнуться вниз, если какая-то из них вдруг развалится от старости.
        Я следовал за ним по пятам, внимательно наблюдая за скупыми движениями профессионала. И это действительно было интересно - как-никак розыскной работе меня никто специально не обучал, поэтому учиться приходилось на ходу. А Лойд определенно знал что делал и методично обыскивал дом, не упуская из виду ни одной мелочи.
        - Тело было найдено здесь? - отрывисто спросил он, когда добрался до жилой комнаты на втором этаже.
        Следов крови в ней больше не было - гули выгрызли все подчистую вместе с изрядной долей обледеневшего пола. Зато отпечатков их лап и царапин от когтей имелось великое множество, и Лойд не успокоился, пока не обнюхал каждый след и не дослушал слегка подкорректированную версию моего первого появления в этом доме.
        Следы от использованных тогда знаков до сих пор горели на стенах обоих этажей и стелились тонким слоем пепла на улице в тех местах, где издохли подпаленные мною твари. Лойд их, разумеется, заметил, однако от детальных расспросов воздержался. Вероятно, после того, когда я спокойно признал, что сглупил со знаками и, переоценив собственные силы, угодил в ловушку.
        - Везунчик, - хмыкнул маг, когда закончил осмотр и убедился, что я ничего важного от следствия не утаил. - Но знаки - не самая большая ошибка, которую маги допускают в подобных ситуациях. Если бы ты использовал вербальную магию, от тебя бы даже костей не осталось - откат во Тьме намного сильнее, чем в реальном мире. Да и шума от нее слишком много. А если бы в вашем городке обитали твари поопаснее гулей, они бы выследили и сожрали тебя задолго до нашего прихода, и никакие ухищрения бы от них не спасли.
        Я мысленно согласился с тем, что темная магия, как бы парадоксально это ни звучало, совершенно не приспособлена для использования на темной стороне, а затем покосился на собственные руки. С недавних пор перчатки я носил даже дома и снимал их только в убежище или же на острове, куда стараниями мастера Этора нежити ход был заказан. Чужак тоже благоразумно спрятал свой перстень под одеждой. Да и амулетов на нем, как и на мне, никаких не было, так что внимания к себе мы не привлекали.
        - Идем наверх, - скомандовал Лойд, когда закончил с осмотром места преступления. - Надо взглянуть, не приходил ли сюда кто-то еще.
        Я так же молча последовал за ним на крышу и на всякий случай встал так, чтобы видеть не только близлежащие дома, но и улицу.
        - Почему ты не проследил за Палачом сразу? - осведомился Лойд, когда обошел крышу и обнаружил на одном из парапетов след, заметно отличающийся от царапин, оставленных гулями. - Не поверю, что он не оставил после себя зацепок.
        - Нежить помешала, - коротко напомнил я, не вдаваясь в подробности. - Магия отвлекла гулей, дав мне возможность уйти, но возвращаться в дом было опасно. А потом необходимость в этом отпала - тварь явилась за мной сама.
        Маг бросил в мою сторону задумчивый взгляд, а когда я подошел ближе, отступил назад, давая возможность взглянуть на его находку.
        - Знакомо?
        При виде кучно лежащих восьми круглых отметин, слегка примявших снег на парапете, я отрицательно качнул головой.
        Нет. Это определенно был не Палач. К тому же, след выглядел совсем свежим - его даже не успело замести поземкой. Но я, как ни старался, не сумел вспомнить тварь, которая могла бы оставить такой отпечаток. Да и не встречал пока в Верле другой нежити, кроме вечно голодных гулей.
        Еще через полсвечи, во второй раз облазав дом сверху до низу, но так и не найдя похожих следов, мы снова забрались в экипаж и двинулись на Кузнечную, где не так давно было совершено двойное убийство. Сара и Питер Лэнли… несчастная девчонка, которой откровенно не повезло с родственниками, и ее покатившийся по наклонной братец, получивший заслуженную кару от Палача.
        - Что можешь о них рассказать? - спросил Лойд, когда вы выбрались из кэба и, снова оставив Чета мерзнуть на улице, вошли в дом. Маг при этом опять нацепил на нос свой необычный прибор, а я, улучив момент, незаметно использовал линзу. И лишь после того, как мы убедились, что и здесь подвоха ждать не стоит, одновременно перешли на темную сторону.
        Дальше все пошло по тому же сценарию, что и в доме купца: я рассказывал, Лойд обыскивал. И мы опять в точности повторяли тот путь, что я некогда проделал, когда шел по следу Палача.
        Зачем это понадобилось Лойду, я не спрашивал, а сам он не говорил. Зато маг добросовестно выслушал все мои предположения и результаты наблюдений, которые в итоге привели к правильным выводам.
        - Голову девушки так и не нашли? - поинтересовался он, когда мы закончили с первым этажом.
        - Нашли, - отозвался я, проходя мимо разбитого зеркала в холле. - Но не сразу. Оказалась зарыта в соседнем саду, под любимыми розами пожилой хозяйки. Ночь накануне была холодной, так что глубоко закопать свой трофей мальчишка не смог, а собаки учуяли запах мертвечины.
        Маг кивнул в сторону зеркала.
        - А это? Твоя работа?
        Я кивнул.
        - Разумно, - одобрительно хмыкнул коллега и, проходя мимо, вышиб локтем особо крупный осколок, чтобы ни у одной твари больше не появилось соблазна им воспользоваться.
        Обменявшись понимающими взглядами, мы одновременно ухмыльнулись, и дальше процесс обыска пошел чуточку веселее. При этом вопросов от Лойда стало на порядок больше, в комнате жертвы он провозился не полсвечи, как раньше, а почти две, да и на остальной дом у него ушло раза в два больше времени, чем на лавку господина Игоора.
        - Взгляни-ка сюда, - предложил он, когда мы добрались до крыши. А затем указал на парапет, где красовались такие же круглые отметины, что мы сегодня уже видели. - Как тебе это, а?
        Я нахмурился: следы те же самые. И, судя по рыхлым краям, они очень-очень свежие.
        - Что-нибудь чуешь? - вполголоса спросил Лойд, когда я выпрямился и настороженно огляделся.
        - Нет.
        - Как считаешь, сколько времени назад их оставили? - ещё тише бросил маг, внимательно оглядывая с крыши дома молчаливый, недобро глядящий в ответ черными проемами окон город.
        Я неопределенно повел плечом.
        - Максимум, полсвечи назад.
        - Хм. А я бы сказал, что тварь была здесь прямо перед нашим приходом. А может, увязалась от самой лавки и даже сейчас находится неподалеку.
        Я прислушался, но с улицы не доносилось ни единого звука. Ни шороха снега под чужими лапами, ни скрипа ставен… просто мертвая тишина вокруг, словно мы стояли посреди древнего кладбища.
        Лойд словно невзначай сдвинулся так, чтобы прикрыть мне спину, и отдернул полу плаща, открывая моему взору притороченный к поясу стик. Длинный, примерно до середины икры. С крестовидной рукоятью и свитый из двух перекрученных прутьев, где каждый виток поблескивал острыми, старательно иззубренными краями, способными, пожалуй, резать не только плоть, но и кости.
        Из какого материала было создано это оружие, я сказать затруднялся. С виду было похоже на металл, однако ржавчины на прутьях я не заметил. Да и двигался Лойд слишком легко для большого веса, так что, возможно, эта штука была такого же происхождения, что и моя «секира».
        Жаль, что ее пришлось оставить в «логове». С ней мне было бы сейчас гораздо спокойнее, однако демонстрировать ее раньше времени я не хотел, поэтому обошелся заговоренным мечом, на рукоять которого бесшумно легли мои пальцы.
        Но на крыше по-прежнему было тихо. На нас никто не нападал, не с?реб когтями мерзлую землю и даже не курлыкал, хотя отсутствие гулей в доме и на улице выглядело крайне подозрительно. За все время нашего пребывания здесь ни один даже близко сюда не подошел. При том, что ни отпугивающих знаков, ни какой бы то ни было защиты ни я, ни Лойд не использовали.
        Хотя, может, гулей насторожило что-то еще?
        Я осторожно подошел к краю крыши и выглянул на улицу.
        Пусто.
        Затем прошелся вдоль парапета, внимательно изучая наружную стену, но на покрытой тонким слоем снега, выщербленной от времени кладке никаких отметил не виднелось. Как и на покореженном отливе, сломанных рамах и даже на треснувшем посередине подоконнике. Следов не было и на самой крыше. Нигде, кроме проклятого парапета, словно неведомая тварь прилетела сюда на крыльях. Или же перепрыгнула с соседней крыши, умудрившись за один присест преодолеть немаленькое расстояние.
        Тронув Лойда за плечом и молча указав на соседний дом, я получив в ответ одобрительный киво? и первым двинулся к лестнице. Маг, немного подождав, двинулся следом, до последнего оберегая тылы.
        Выбравшись на улицу и убедившись, что призрачная лошадь вместе с таким же призрачным Четом дожидаются на прежнем месте, мы так же осторожно вошли в дом милейшей госпожи Дорны - пожилой соседки, с которой когда-то дружила покойная Сара Лэнли. И пока ни о чем не подозревающая старушка дремала в собственной постели, внимательно осмотрели сперва первый, а затем и второй этаж, после чего, так и не обнаружив ничего подозрительного, снова выбрались на крышу.
        - Смотри, - первым кивнул я, указывая Лойду на знакомые отметины в снегу. На этот раз они нашлись не на самом краю, а вблизи чердачного окна, на границе густой, почти сливового оттенка тени, отбрасываемой печной трубой.
        Крыша на доме госпожи Дорны оказалась намного более крутой, чем в доме Сары и Питера Лэнли, гораздо менее сохранной, да еще и прилично обледенела, так что бродить по ней в поисках улик было опасно. Однако громадные дыры и толстая наледь на балках Лойда ничуть не испугали - отвязав от пояса веревку и кинув мне свободный конец, он лихо заскользил по прогнившей черепице, прямо на ходу вынимая из петель свой необычный стик.
        Длины веревки как раз хватило, чтобы он добрался до полуразвалившейся трубы и смог за нее ухватиться. От резкого движения плащ на груди чужака распахнулся окончательно, и я мысленно присвистнул, обнаружив, что под одеждой действительно скрывалась броня. Причем не простая, а скроенная из похожего на кожу материала, на который были внахлест нашиты прямоугольные пластинки, чем-то смутно напоминающие искусно обработанную кость.
        Самое любопытное заключалось в том, что на каждой из них красовались защитные руны. И исходя из того, сколько труда было вгрохано в эту защиту и сколько драли за свою работу рунные маги, я бы не смог на глаз определить даже примерную стоимость этого сокровища.
        - Ничего, - с разочарованием сообщил Лойд, оглядев пространство вокруг окна. - Представляешь, абсолютно ни-че-го. А жаль. За каждую неизвестную магам тварь, которую нам удается обнаружить, Орден неплохо приплачивает.
        Я покосился на тень у него под ногами, затем на соседние крыши, где по - прежнему было непривычно пусто, и молча потянул веревку на себя. А когда мы вышли на улицу и направились к экипажу, вполголоса добавил:
        - Ничего. Думаю, на нашем веку тварей на всех хватит.
        Когда мы без предупреждения вынырнули в реальный мир, замерзшая лошадь, которую успело припорошить снежком, тревожно заржала и едва не взвилась на дыбы, а чуть не кувырнувшийся с козел Чет сердито завопил:
        - Вы что, с ума посходили, что ли?! Предупреждать же надо!
        Выбравшийся следом за мной Лойд криво усмехнулся и, даже не взглянув на внезапно осекшегося мальчишку, забрался в кэб.
        - Уф, холодрыга, - поежился он, запахивая плащ, пряча озябшие руки в рукава и нахлобучивая на лысую голову капюшон. - Сколько лет туда-сюда мотаюсь, а все равно каждый раз словно из морозильника выходишь.
        Я только кивнул, мельком покосившись на его покрывшиеся инеем щеки. Отметил про себя проступившие на лице морщины, заметно потускневшие радужки, вокруг которых отчетливее проступили кровеносные сосуды. После чего забрался в экипаж, крикнул Чету, чтобы отправлялся на Победную, а потом указал на выглядывающие из-под капюшона «очки».
        - Можно?
        Лойд, испытующе глянув на меня снизу вверх, после недолго колебания все-таки отдал прибор. А я примерил необычное изобретение и, усевшись напротив мага, с любопытством уставился в окно.
        Ну что сказать… прибор, несомненно, работал и действительно помогал увидеть темную сторону без прикрас. Правда, показывал он ее в черно-белом цвете. Так, как недавно видел я сам - без разделения на оттенки, без магических сполохов или следов от амулетов. Ну и, само собой, без аур.
        Окинув взглядом проносящиеся мимо, разваливающиеся от старости дома, я также заметил, что, в отличие от моей линзы, сквозь стены прибор видеть не позволял. Людей он показывал исключительно в виде призраков, что было далеко не так занимательно, как наблюдать за жизнью симпатичных скелетиков. Зато нежить была видна на удивление четко и безо всяких усилий с моей стороны.
        Глянув на прячущегося между домами одинокого гуля, я удовлетворенно кивнул и, сняв «очки», вернул их хозяину.
        - Полезная штука. Особенно тем, что не привлекает к себе внимания.
        - Изобретение Ордена, - отозвался Лойд, убирая прибор под плащ. - Линза, что находится внутри, сделана из обработанного специальным заклинанием стекла. В ней самой магии никакой нет, поэтому нежитью она не воспринимается как артефакт. Срок годности у нее, правда, всего год. Но после выхода из строя она просто меняется на новую. Зато может использоваться как магами, так и обычными людьми.
        - Твоя броня обработана по такому же принципу?
        - Конечно, - усмехнулся маг. - Кто бы мне позволил щеголять по темной стороне, обвешавшись защитными амулетами?
        - Дорогое, наверное, удовольствие - иметь такую амуницию?
        Лойд благодушно кивнул.
        - Ведущему следователю столичного Управления сыска пришлось бы копить на нее полжизни. Но сотрудникам Управления Орден выдает обмундирование бесплатно. И даже компенсации не требует, если вдруг что-то порвем или сломаем. Неплохо, да?
        - Работа в Ордене всегда имела свои преимущества, - нейтрально заметил я, снова отвернувшись к окну.
        - Также, как и жизнь вне закона, да, Рэйш?
        Я кинул на оскалившегося мага спокойный взгляд и так же спокойно отвернулся.
        - Не без этого.
        Лойд негромко хохотнул, но развивать скользкую тему не стал, хотя явно знал обо мне больше среднестатистического следователя. А когда Чет домчал нас наконец до поместья Уэссесков, маг со смешком натянул на лоб «очки» и без предупреждения ушел на темную сторону, оставив меня в одиночестве.
        На этот раз я за ним не последовал, дав чужаку возможность самому поискать зацепки. К тому же, ничего нового, кроме того, что было написано в рапорте, я бы ему все равно не рассказал, в чем Лойд сегодня уже не раз мог убедиться. Так что пускай себе копается на пепелище. Авось, что-нибудь интересное нароет.
        - Что нам делать, мастер Рэйш? - пришибленно спросил с козел Чет, которому, похоже, стало стыдно за недавний испуг.
        - Ждать, - флегматично отозвался я, опуская на левый глаз линзу и провожая исчезающего за забором Лойда. - Просто ждать. Ничего иного от нас не требуется.
        Чет уныло кивнул и поглубже зарылся носом в воротник тулупа. Разогревшаяся от бега лошадь шумно всхрапнула, выпустив из ноздрей облако горячего пара. Через некоторое время мимо экипажа торопливо пробежал пара прохожих, заинтересованно покосившись на нашу компанию, но стоило мне снять шляпу, чтобы стряхнуть с полей снег, как количество любопытствующих тут же убавилось. Даже те, кто следил за нами из окон соседнего дома, поспешили задернуть шторы и отойти вглубь комнаты, словно мое присутствие, как какая-то зараза, могло им чем-нибудь навредить.
        Впрочем, после того, как огромное поместье сперва взорвалось, а потом и до неузнаваемости обгорело, мрачная слава, закрепившаяся за мной не по праву, обогатилась для разнообразия несколькими достоверными фактами. А после того, как на темной стороне произошел ещё один, намного более серьезный, чем в реальном мире, пожар, люди должны были вообще бежать от меня как от огня. Если бы, конечно, умели видеть то, что было доступно лишь темным магам.
        К счастью, Лойд отсутствовал недолго - всего четверти свечи ему хватило, чтобы обежать по краю разрушенное поместье и вернуться ни с чем. Обгоревшие стены и торчащие балки, правда, мешали мне рассмотреть, что он там делал и как именно решал свои проблемы с гулями, но думаю, особой радости ему этот визит не прибавил. И неудивительно - после того, как магия перенасытила развалины так, что на них стало больно смотреть, там поселилось такое несметное количество нежити, что даже я старался лишний раз не приближаться к этому месту.
        Не знаю, на что надеялся самоуверенный маг, когда решил туда прогуляться, но лично я за его трупом на темную сторону не полезу. Пусть лучше нового следователя сюда отправляют. Которого я, разумеется, тоже куда-нибудь с радостью пошлю.
        - Ну что, домой? - с надеждой спросил Чет, когда живой и, к моему вящему удивлению, невредимый Лойд вынырнул из пустоты прямо посреди улицы и с озабоченным видом направился к экипажу.
        - Нет. Надо еще в одно место заглянуть.
        - В какое?
        - Улица Седых Моряков, дом одиннадцать.
        Я внутренне подобрался: по этому адресу совсем недавно проживал мастер Уоран Нииро! Но что заезжему магу могло понадобиться в его затхлом жилище?
        - Хватит топтаться, Рэйш, - насмешливо бросил Лойд, проходя мимо. - Забирайся в кэб. И не делай вид, будто не знаешь, чей это дом.
        - Я-то знаю, - медленно проговорил я, посторонившись. - А вот откуда о нем известно тебе?
        - Когда погибает мастер Смерти, в Орден всегда отправляется магический вестник. Это закон, Рэйш.
        - Да. Но насколько я знаю, обычно он отправляется преемником, - так же медленно добавил я, следом за Лойдом подходя к двери экипажа. - Когда магический перстень меняет владельца, это происходит автоматически. Однако у Нииро не было учеников, поэтому мы отправили весть о его кончине в столицу обычным порядком. Вместе с рапортом.
        Маг с некоторым усилием забрался внутрь.
        - Да. Но тут есть одна неувязочка, Рэйш…
        - Какая?
        Он на мгновение обернулся.
        - Сигнал от вестника, хоть и сильно искаженный, все-таки добрался до Ордена. Незадолго до того, как к нам поступила копия вашего отчета. И раз это произошло, значит, или ты мне солгал, и у старика все-таки появился наследник, или же… вестник был активирован непроизвольно в результате смерти мастера Нииро.
        Я нахмурился.
        - Ты что, обвиняешь меня в убийстве?
        - Нет, Рэйш, - неожиданно улыбнулся Лойд. - Пока еще нет. Если, конечно, ты не дашь мне для этого повод.
        ГЛАВА 2
        Пока мы добирались до места, в моей голове крутились отнюдь не радужные мысли.
        Само собой, никакого вестника о смерти Нииро я в столицу не отправлял, да и не мог этого сделать, поскольку еще ни разу не надевал его перстень. Собственно, я даже права на него не имел, так как являлся преемником другого темного мага. А поскольку одновременно обладать двумя перстнями было невозможно, тo после смерти мага, в случае если он собственноручно не передал кому-то кольцо, оно по традиции отправлялось в специальный архив. На хранение. И находилось там до тех пор, пока не объявлялся законный наследник или же, если такого не было, пока среди выпускников магической школы не находился достойный кандидат, которому представители Ордена торжественно вручали артефакт, тем самым как символизируя, что, хоть сами маги не вечны, но наше искусство бессмертно.
        Получить такой перстень из рук магистра Ордена было большой честью для молодого мага. И если перстень принимал нового хозяина, то старый род заново возрождался. В противном же случае перстень мог веками пылится в каком-нибудь схроне, пока о нем окончательно не забудут.
        Нииро не хотел для своего наследия такой участи, поэтому в последний момент и передумал насчет меня. Но теперь единственным способом доказать мою непричастность к его смерти, было передать в руки представителя Ордена тот самый перстень, однако именно этого я сделать не мог - после того, как маг сам его отдал, артефакт бы никого другого не признал. А поскольку это автоматически означало, что я - наследник Нииро, то получалось, что тогда фиктивным являлось мое право на ношение перстня мастера Этора.
        И в этом случае у следователей обязательно возник бы вопрос: а как умер сам старик Рэйш? И кто я вообще такой, если дo недавнего времени Орден даже не подозревал, что в Алтории существует еще один темный маг с такой фамилией?
        Если же кто-то начнет копаться в моем прошлом, то вопросов появится ещё больше. И рано или поздно кто-то догадается сравнить мою ауру с теми отпечатками, которые имеются в обширной базе столичного УГС. А мне бы этого очень не хотелось.
        - О чем задумался, Рэйш? - насмешливо осведомился Лойд, когда нас чувствительно тряхнуло на ухабе. - Может, не будем портить друг другу жизнь, и ты сразу скажешь, где перстень? На пепелище я его почему-то не нашел.
        Ах, вот почему он вернулся так быстро! Видимо, поиск останков Палача маг совершенно правильно посчитал безнадежным делом. Или же у наших гостей изначально была не одна, а сразу две задачи. И ещё вопрос, какая из них окажется важнее.
        Я поднял на Лойда спокойный взгляд.
        - Может потому, что его там нет?
        - Тогда где же он? - с преувеличенным вниманием спросил маг, глядя на меня бесцветными глазами. - Куда он мог деться после смерти Нииро?
        - Понятия не имею. Но oн точно не при мне. Или полагаешь, я остался бы в трезвом уме после того, как рискнул без спроса коснуться чужого перстня?
        Чужак хмыкнул.
        - Это-то меня и смущает. Насколько близко ты знал мастера Нииро?
        - А насколько близко ты знаком с верховным магистром Ордена? - усмехнулся в ответ я.
        Лойд оценивающе прищурился.
        - Как считаешь, могло ли случиться так, чтобы Нииро ушел на охоту за Палачом, умышленно спрятав перстень где-то в другом месте?
        - Хочешь знать, был ли он настолько уверен в провале, что решил заранее обезопасить свое наследие? - переспросил я. - Не уверен. Хотя жадность его была общеизвестной.
        - Тоже верно, - задумчиво протянул маг, и на некоторое время в экипаже повисла тишина.
        Я не солгал Лойду - перстня при мне действительно не было. Я не дурак носить с собой посторонний магический артефакт, который, к тому же, никогда не будет подвластен мне полностью. Но вот о том, что он благополучно пылится на дне старого сундука, магу было знать совсем необязательно.
        - Какое отношение ты имеешь к старику Рэйшу? - снова спросил Лойд, когда молчание стало откровенно угнетающим.
        - Он был моим учителем, - ровно ответил я, подчеркнуто глядя чужаку в глаза.
        - Ты действительно его сын? Вы не слишком-то похожи.
        - Мастер считал иначе.
        - Тогда почему сообщил о твоем существовании Ордену всего три года назад? Почему умолчал о таком важном событии, как появление достойного ученика?
        - Это было его право, не находишь? - усмехнулся я. - К тому же, он не любил давать объяснения своим поступкам, и многое из того, что он делал, даже сейчас является для меня загадкой.
        Да, это тоже правда. Копия документа, вот уже три года хранящаяся в тайнике и подтверждающая мое прямое отношение к древнему магическому роду, до сих вызывала у меня искреннее недоумение.
        - Я могу взглянуть на его перстень? - неожиданно сменил тему Лойд.
        Я, поколебавшись, приспустил с правой руки перчатку и продемонстрировал массивный перстень-печатку с невероятно сложной гравировкой и прекрасно известной в Ордене монограммой.
        При виде нее Лойд кивнул и успокоенно откинулся на сидение, а я вернул перчатку на место и машинально погладил перстень сквозь толстую кожу.
        Кольцо было старым, потемневшим от времени и носило на себе целый сонм честно заработанных царапин. Не чета той безликой штамповке, что получали большинство выпускников Ордена после окончания обучения. Когда-то давно его выковали вручную, по старой, уже утраченной технологии, после чего оно передавалось в роду Рэйшей на протяжении многих поколений.
        И неважно, что последний маг этого рода так и не сподобился завести законных наследников. Неважно, что кровного родства между нами никогда не было - мастер Этор считал, что духовное родство намного важнее. И он был, наверное, прав, хотя я и сейчас не мог взять толк, почему из всех возможных претендентов на роль преемника учитель выбрал именно меня - упрямого, вечно спорящего с ним недоучку с безнадежно загубленной репутацией.
        - В твоем личном деле говорится, что ты - неплохая ищейка с поздно проявившимися задатками заклинателя, - бросил в пустоту Лойд, когда я уже решил, что неприятный разговор окончен. - Но мне кажется, старик Рэйш тебя недооценил. Ты отлично держишься на темной стороне. К тому же, вынослив, неглуп, наблюдателен. Непонятно только, почему с такими способностями ты до их пор прозябаешь в глуши?
        Я неопределенно пожал плечами.
        - Тебя что-то держит? - догадался маг. - Какая-то магия? Долг? Или, может быть… клятва?
        - Какая разница?
        Лойд помолчал.
        - Разница есть, Рэйш, - весомо обронил он через несколько ударов сердца. - Чтобы в одиночку уничтожить сущность вроде Палача, мало быть просто выносливым и неглупым. Для этого необходимо редкое даже для темного мага хладнокровие, изворотливость и невероятная удача.
        - Я был не один, - сухо отозвался я. - Если бы не Нииро, меня бы размазали по темной стороне тонким слоем.
        - И все-таки подумай. Столица - это не захолустье. И возможностей развиваться для мага твоего уровня там намного больше, чем здесь.
        - Что такое, Лойд? - делано удивился я. - Всего полсвечи назад ты обвинял меня в убийстве коллеги!
        - Я лишь намекнул, что не исключаю этого, - поправил меня маг. - К тому же, согласись: из всех претендентов на роль убийцы твоя кандидатура подходит идеально.
        - Благодарю покорно. Может, тебя это огорчит, но в тюремные казематы я совершенно не стремлюсь.
        - Ты не поверишь, но большинство тех, кто там находится, утверждают то же самое, - в тон мне заметил Лойд. А когда я метнул на него раздраженный взгляд, вдруг негромко рассмеялся. - Не злись, Рэйш. Работа есть работа - я должен проверить все возможные версии. А версия с твоим участием кажется мне пока самой простой и понятной.
        Я фыркнул.
        - Это ещё почему?
        - У тебя был и мотив, и возможность, и необходимые средства для реализации этой идеи.
        - Что ты понимаешь под мотивом? - подозрительно уточнил я.
        - Ну как же - Нииро был довольно успешным магом, несмотря на то, что в последние пару десятилетий удалился от дел, вышел из состава Ордена и прекратил официальную практику. Разумеется, у него в доме должны были найтись какие-то ценности. Раритетные книги, дорогие изделия, ценные безделушки…
        Я смерил скалящегося мага недоверчивым взором.
        - Я что, по-твоему, похож на идиота?
        - То есть, с остальным ты уже согласен? - широко улыбнулся Лойд.
        - Может, Нииро и удалился от дел, и силы его стали далеко не те, что раньше, но чтобы взломать защиту, поставленную магом такого уровня, целой жизни может не хватить, - буркнул я, поняв, что этот лысый мерзавец попросту издевается. - К тому же она завязана на один-единственный ключ…
        - Точнее, на его перстень, - услужливо подсказал Лойд и так выразительно на меня посмотрел, что я едва не сплюнул.
        - Да пошел ты!
        - И это снова нас возвращает к вопросу, куда подевался бесценный артефакт, - удовлетворенно кивнул маг и, выглянув в окно, жизнерадостно сообщил: - Ого! Да мы уже приехали! Хороший у вас возница, Рэйш: домчал быстро и без осложнений.
        Я одарил столичного коллегу сумрачным взором, отчего тот развеселился еще больше, и первым выбрался наружу.
        Дo нужной двери мы добрались без проблем - дом, в котором снимал жилье погибший маг, оказался не защищен. Однако возле нужной комнаты я благоразумно остановился и, демонстративным жестом уступив дорогу, указал Лойду на рассохшуюся, давно не крашеную дверь.
        - Прошу. Только после вас.
        - Благодарю, - со смешком отозвался маг, заинтересованно изучая путаную, многослойную и невероятно сложную защиту, надежно защищающую комнату по всему периметру.
        Конечно, если знать как, то вскрыть ее было можно - устав города и специальное предписание для городских магов предусматривали определенные рамки, согласно которым обладатели магического дара могли опечатывать свои жилища. А также четко прописывали случаи, когда в эти самые жилища можно было проникнуть совершенно официально.
        Проще говоря, нас… в том числе и меня… обязывали встраивать во внешнюю защиту заклинание-ключ, созданное лишь для одного-единственного, специально придуманного и крайне редкого артефакта, который под сотней замков хранился в городской ратуше и выдавался лично начальнику городского сыска лишь с официального разрешения бургомистра. Йен, кстати, уже давно отправил прошение на его использование, но, поскольку с бургомистром он был не в ладах, то скорого разрешения ожидать не приходилось.
        По-видимому, Лойду это было хорошо известно, потому что ломиться напрямик он не стал. А лишь с сожалением качнул головой и, нацепив на нос свой расчудесный прибор, одним махом переметнулся на темную сторону.
        - Вот так намного лучше…
        Отстав от него всего на долю мгновения, я проследил, как маг зашел в святая святых через огромную дыру в стене, на которой больше не было никакой защиты, а затем сдвинул «очки» на лоб и по - хозяйски огляделся.
        - Скромно, - вполголоса бросил Лойд, по достоинству изучив обстановку. - Но со вкусом. Уважаю людей с чувством юмора.
        Я мысленно усмехнулся.
        Это да, в отличие от реальной комнаты, порядок на темной стороне царил идеальный. Да и как ему не быть, если комната оказалась абсолютно пуста? Лойд не зря так впечатлился - здесь даже снега не осталось. Ни обломка мебели, ни книжной полки, ни жалкого обрывка бумаги - просто абсолютно ничего, словно до нас тут побывали щепетильные до отвращения воры и, не удовлетворившись обычным грабежом, вынесли из комнаты все до последней соринки.
        - Где теперь будем искать? - нейтральным тоном осведомился я, когда до Лойда дошло, что делать здесь абсолютно нечего. - Может, в подвал заглянем? Вдруг у старика там тайник?
        - Тогда уж лучше пошарить на чердаке, - неожиданно предложил маг и, безошибочно отыскав в коридоре старую лестницу, в два счета оказался наверху.
        Скептически приподняв брови, я последовал за ним, но далеко от люка отходить не стал - перекрытия здесь выглядели ещё более ветхими, чем в доме госпожи Дорны, и у меня не было ни малейшего желания испытывать их на прочность.
        Собственно, единственным надежным пятачком здесь было только пространство возле самого входа - тесное, узкое и, как водится, прячущееся в глубоком мраке, поскольку сверху его накрывала собой опасно накренившаяся балка. А на всем остальном пространстве внимание к себе привлекали только огромные дыры. Ну и вездесущая пыль, конечно, которую никто не удосужился убрать.
        - Ничего, - с разочарованием протянул Лойд, убедившись, что никакого тайника нет и в помине. - Эх… ладно, хватит на сегодня. Возвращаемся в Управление.
        Я понятливо кивнул. А когда раздосадованный коллега прошел вперед и начал быстро спускаться, все-таки не выдержал - обернулся и, окинув взглядом совершенно пустой чердак, растянул губы в нехорошей усмешке.

* * *
        Пока мы добирались до центра города, я снова выпросил у Лойда прибор и с беспокойством обнаружил, что с гулями действительно творится что-то неладное. Обычно они сновали по улицам и поодиночке, и целыми группами. Внаглую бродили вдоль заборов, с надеждой заглядывали в окна, ползали по стенам и клацали зубами прямо возле людских лиц.
        А тут с самого утра - никого. Так, мелькнула парочка тварей в подворотнях, да и те не рискнули за нами последовать. А остальные попрятались в норы, будто в городе вдруг объявилось страшное зло.
        - Настораживает, да? - тихо спросил Лойд, когда я, убедившись, что мне не почудилось, с задумчивым видом откинулся на сидение.
        - Да уж, - согласился я, краем глаза продолжая следить за происходящим на улице. - Нетипично для нежити этого класса.
        - Раньше такое бывало?
        - Ни разу не замечал. Хотя, может, у вас при себе есть какая-нибудь штука, которая отпугивает гулей?
        Лойд усмехнулся.
        - Штука-то есть, - на его ладони, словно по мановению волшебной палочки, появился костяной свисток. - Отпугиватель. Стандартная модель. Радиус действия - сто шагов. Но разве ты видел, что бы я им пользовался?
        Я снял «очки» и с мрачным видом уставился на коллегу.
        Что? Неужто даже в поместье Уэссесков не пришлось? Или гули даже оттуда сбежали, наплевав на остатки магии и то, что, привлеченный ее отголосками, рано или поздно туда обязательно бы явился кто-то живой?!
        - Мне показалось, или твари чего-то опасаются? - наконец озвучил я свои предположения.
        - Я думал, ты знаешь, - кратко отозвался маг. - Это же твой город.
        И на это мне оказалось абсолютно нечего сказать.
        Некоторое время мы ехали молча, по очереди прикладывая прибор к глазам и внимательно изучая темную сторону Верля. А когда Чет почти добрался до главной площади, я встрепенулся, бухнул кулаком по стенке и, стоило экипажу остановиться, выбрался на мороз.
        - Рэйш, ты куда? - удивленно приподнялся Лойд, когда я решительно направился к ближайшему дому, прямо на ходу примеряя темную линзу и оглядываясь в поисках подходящей подворотни.
        - Хочу взглянуть на это поближе. Чет, езжай. Если Йен спросит, скажи, что я задержусь.
        - Погоди, я с тобой, - спохватился маг, когда мальчишка угукнул и занес для удара кнут, а казенная лошадка нервно стукнула по земле копытом. Не дожидаясь, пока она стронется с места, Лойд проворно выпрыгнул наружу, запахнулся в плащ и, нахлобучив на голову капюшон, поспешил меня нагнать.
        Я от попутчика только отмахнулся - мне он ничуть не мешал. И как только кэб отъехал, рывком перешел на темную сторону.
        Само собой, переться посреди одной из центральных улиц было не слишком разумным решением, однако, в отличие от других дней, сегодня мне никто не мешал. Ни одна тварь не осмелилась выбраться из своего убежища, хотя я нагло шел у всех на виду и даже не старался ступать осторожнее, чтобы успевший слежаться снег не скрипел под сапогами.
        Лойд, шепотом проклиная меня на все лады, крался следом, стараясь при этом держаться вблизи стен, чтобы в случае непредвиденной встречи иметь надежный тыл. Но и эта предосторожность оказалась излишней - на нас та? никто и не напал. Только царящая в городе тишина стала совсем уж зловещей, да злорадно завывающий ветер неожиданно стих.
        - Ты сумасшедший, Рэйш! - прошипел маг, когда мы почти дошли до площади. - Это ж надо было додуматься…!
        - Тс-с, - вполголоса отозвался я, добравшись до последнего дома, а затем подкрался к стене вплотную и осторожно выглянул за угол. - Ого! Ты только взгляни!
        Лойд, подкравшись ближе, послушно взглянул на площадь, но почти сразу отпрянул и приглушенно выругался.
        - Демонова мать… это еще что за хрень такая?!
        - Понятия не имею, - честно признался я. - Но картинка любопытная, согласись?
        Лойд вместо ответа разразился целой порцией отборных ругательств, а я понимающе ухмыльнулся и снова уставился на здание Управления городского сыска.
        А посмотреть там было на что - на темной стороне оно выглядело как протухший пирог, сверху донизу облепленный черными мухами. Вернее, не мухами, а вполне обычными гулями, зато было их столько, что я поневоле присвистнул.
        Твари были повсюду - суетились возле дверей, скреблись вдоль забора… они, словно опарыши, медленно ползали по покрытым наледью стенам, ничуть не смущаясь наличием магической защиты. Они в бесчисленных количествах облепили просевшую от старости крышу. Тихонько курлыкали у дверей. Словно гнойники, топорщились на узких подоконниках. Их даже возле крыльца кишело видимо-невидимо, а время от времени с прилегающих к площади улиц выскакивали все новые и новые твари и торопливо вливались в это кошмарное покрывало, которое накрыло все здание от фундамента до чердака.
        Вот, значит, куда подевались твари из города. Мне ещё с утра показалось, что их толчется вокруг УГС неоправданно много, но за время нашего отсутствия ситуация изменилась в худшую сторону и теперь, похоже, здесь собралась вообще вся нежить, что только обитала в Верле.
        - Да что же творится в вашем гребаном городишке?! - шепотом рыкнул Лойд, когда запас ругательств иссяк. - Какого Фола здесь собралось столько нежити, Рэйш?!
        - Я же сказал - без понятия. До вашего появления гули вели себя как обычно.
        - Хочешь сказать, это мы их сюда привели?! - окончательно взбеленился маг.
        - Может, и не вы, - спокойно откликнулся я. - Но с вашим приходом определенно что-то изменилось.
        Лойд глубоко вдохнул, выдохнул, снова вдохнул, постепенно успокаиваясь. Немного помолчал, а затем уже нормальным голосом добавил:
        - Триш не могла их насторожить. Она моя лучшая ученица и не совершила бы ошибки, используя магию посреди кишащего гулями города. Да и сигнала о помощи я не получал. К тому же, Триш - обычная ищейка. Способная, конечно, но ей ещё не время переходить на темную сторону. Я бы знал.
        - Тем не менее, нас с тобой гули почему-то не преследовали, - задумчиво обронил я. - Я бы даже сказал, что нас вообще проигнорировали, так что это точно не связано ни с тобой, ни со мной.
        - У вас в Управлении другие маги имеются? - спросил Лойд, окончательно придя в себя.
        - Светлый. Один. Но с утра его в конторе не было.
        - Может, кто-тo из сотрудников балуется запрещенными артефактами?
        - Норриди за этим очень жестко следит, так что у ребят при себе только стандартные, - покачал головой я. - К тому же, двое из них уже несколько дней в отъезде, ещё двоих он снял с дежурства буквально вчера, один с самого ранья ушел консультировать городскую стражу. Чет все утро провел с нами. Остаются только твоя ученица… и Йен.
        - Триш не могла оплошать, - упрямо повторил маг, когда я выразительно на него покосился.
        - А Норриди не маг.
        - И что ты мне предлагаешь? - ядовито поинтересовался Лойд, когда на улице снова повисла гнетущая тишина. - Устроим обоим допрос с пристрастием? Обыщем на предмет запрещенных амулетов? Или, может, попробуем разогнать тварей своими силами?
        Я хлопнул себя ладонью по бедру.
        - Давай-ка сперва посмотрим на них поближе.
        - Что-о?!
        - Идем, - нетерпеливо повторил я, отлепляясь от стены и отряхивая успевший образоваться на плаще иней. - Только, будь добр, не крути башкой и дергайся - в реальном мире они все равно до нас не дотянутся.
        Лойд пробурчал что - то невразумительное и нервно провел рукой по покрывшейся тонким слоем снега лысине, но послушно вышел из Тьмы и натянул на нос «очки». А я, активировав линзу, нахлобучил шляпу и двинулся к Управлению, держась так, что бы недовольный маг все время оставался по правую руку.
        Народу в это время на площади толклось довольно много, так что мы с Лойдом, можно сказать, смогли затеряться. Прохожие, конечно, шарахались, издалека замечая черные плащи и подозрительный прибор Лойда, многие стремились обогнуть нас по максимально широкой дуге. Однако гули не обратили на это совершенно никакого внимания. И забеспокоились лишь тогда, когда мы приблизились к зданию почти вплотную и пересекли незримую границу, за которую простые смертные инстинктивно старались не заходить.
        Вот тогда нас наконец заметили, и сразу несколько тварей отлепились от общей массы, чтобы узнать, что с нами не так.
        - Ты и впрямь ненормальный, Рэйш, - процедил Лойд и тревожно замер, когда на его пути встали сразу три гуля и недвусмысленно оскалились.
        - Иди прямо. Ты никого не видишь, - спокойно отозвался я, даже не подумав замедлиться или обернуться. А когда возле моей руки раздался двойной щелчок челюстей, непроизвольно сжал пальцы в кулак и едва слышно бросил: - Чтоб вы сдохли, твари проклятые!
        - Рэ-э-эйш… - угрожающе протянул отставший маг, которого настойчиво принюхивающаяся нежить облепила уже со всех сторон.
        - Шевели копытами, Лойд. Или у тебя коленки подогнулись?
        - Да пошел ты… к Фолу!
        - Спасибо, я там уже был - не понравилось. А ты прибор сними, раз такой нервный, - посоветовал я, с равнодушным видом пройдя сквозь строй неохотно расступившихся тварей. - И вообще, хватит причитать - мы почти пришли.
        Бурча на весь белый свет и вполголоса чертыхаясь, Лойд наконец добрался до двери и, сочно обматерив заступившую ему дорогу тварь, с видимым усилием шагнул прямо сквозь нее. Гуль оскалился, в последний момент все-таки убравшись с дороги, а когда следом за магом вошел я, тварь раздраженно клацнула зубами и наконец убралась на улицу.
        Окинув взглядом узкую лестницу, проходящую через все здание от подвала до самого чердака, я вздохнул и снял линзу с левого глаза.
        Хорошо, что внутри ни одной твари не оказалось. Такого испытания моя нервная система, пожалуй, могла бы не выдержать. Да и Лойд, вон, прибор снимает. Нечего его шокировать.
        - Нежити нет. Посторонних артефактов тоже не чую, - буркнул маг, перехватив мой вопросительный взор. - По крайней мере таких, что могли бы вызвать столь бурную реакцию. Защита снаружи стандартная. Ничего необычного. И с утра в здании совершенно ничего не изменилось.
        - Кроме гулей, - согласился я, направляясь к лестнице.
        - Да. Странно, что ваша защита их больше не отпугивает.
        - По мне, так она, наоборот, начала их привлекать, - проворчал я, спускаясь в подвал, где Йен хранил наши старые дела. - Но я, хоть убей, не понимаю, почему это происходит.
        Лойд неопределенно хмыкнул, кажется, не слишком в это поверив, а когда мы добрались до двери архива, вдруг повернулся и совершенно серьезно спросил:
        - Ты считаешь, твари явились сюда не для того, что бы кого-то из нас выследить или убить?
        - Разве ты видел, что бы хоть одна из них пыталась сюда прорваться? - прищурился я. - Заклинания на стенах не повреждены. Гули их даже не тронули. А значит, им нет дела до того, что творится внутри. Они просто сидят и ждут.
        - Чего?
        - Не знаю, - медленно проговорил я. - Но думаю, это скоро выяснится.
        ГЛАВА 3
        Когда мы вошли в архив, оказалось, что там нас никто не особо и не ждет, а сволочь Йен, вместо того, чтобы разгребать скучные и пыльные бумажки, сидит за накрытым столом и, отодвинув дела в сторону, с удовольствием уплетает плюшки.
        Напарница Лойда от него не отстала, потому что сидела напротив, мило улыбалась и, наплевав на субординацию, бессовестно трескала пирожок с повидлом.
        Чет, кстати, тоже оказался здесь - скромно притулившись на табуретке, замерзший до полусмерти мальчишка зябко кутался в свой тулуп и жадно догрызал куриную ногу. Недопитая кружка стояла рядом, а стопка перепачканных в курином жиру салфеток наглядно доказывала, что наши коллеги с пользой проводили время.
        - Это что ещё такое? - озадаченно крякнул Лойд, обнаружив царящую в архиве идиллию. Дела свалены в кучу, бумаги в беспорядке, а подчиненные вместо того, чтобы изо всех возможных сил выискивать компромат, сидят и громко чавкают… - Вам что, заняться больше нечем?!
        Йен вместо ответа указал на стоящие в углу ящики, молча предлагая присоединиться. Триш, подавившись от неожиданности пирогом, подскочила со стула и мучительно покраснела. Тогда как Чет, одарив меня укоризненным взглядом, просто начал жевать интенсивнее. И, смутно подозревая, чем ему грозит наше появление, на всякий случай подтянул блюдо с жареной курицей поближе.
        - Вот за что я люблю нашу контору, так это за то, что тут всегда есть что пожрать, - с чувством сказал я, решительно скидывая с себя шляпу и плащ. А потом перехватил сердитый взгляд Триш и спохватился. - Прошу прощения, миледи, с этикетом не в ладах, поэтому придется вам с этим смириться.
        - Извини, Ос, - пробормотала девушка, заметив, что лицо наставника при этом закаменело. - Мы и на вас заказали. А то холодно на улице, а вы с утра на ногах…
        - И правильно, - одобрительно кивнул я, со стуком приставив к столу грубо сколоченный ящик. - Небольшая пирушка будет очень кстати. Я проголодался. Лойд, и ты давай садись, нечего сопеть у меня за спиной. У тебя тоже маковой росины во рту не было.
        Девица под суровым взглядом мага совсем сникла, но скандала, к счастью, не случилось - не дожидаясь, пока Лойд решит, что делать с провинившейся девчонкой, я вытянул ногу и, носком сапога зацепив второй ящик, придвинул его к столу. Только тогда маг, наконец, отвел взгляд и медленно опустился на импровизированное «сидение».
        - Ну? Что тут у вас? - деловито осведомился я, попутно выискивая что б такое вкусное слямзить. - Чем занимались? Что нарыли?
        - Дела подняли, рассортировали и разложили по стопкам, что бы было понятно, где что искать, - словно не заметив сгустившегося напряжения, бодро сообщил Йен. - Непонятные смерти, обезглавленные трупы и всевозможные призраки, которых за последние пятьдесят лет встречалось не так уж мало…
        Я одобрительно кивнул.
        Норриди молодец. Про жрецов я велел ему помалкивать, поэтому о «Путешественнице» даже в отчете не было сказано ни слова. Ну а если чужаки все-таки сообразят, что дела как - то связаны, то пусть отправляются в Триголь. В конце концов, именно оттуда началась эта история.
        - Пока мы изучаем подборку, что когда - то составил Нииро, - добавил Йен в оглушительной тишине, а девушка, которой так никто и не предложил вернуться к трапезе, тихонько опустилась на свой стул. - Двенадцать достоверно подтвержденных им случаев по Палачу, а также три с половиной десятка предположительно связанных с его присутствием дел, что нарыл Готж.
        - Из тех смертей, что были описаны мастером Уораном Нииро, я успела изучить почти все, - тихо сообщила Триш. - Думаю, он был прав - одинаковые смерти, отсутствующие тела и безголовые духи, которые больше ничем, кроме вмешательства посторонней сущности, не объяснишь.
        Йен, утащив с блюда очередную плюшку, согласно угукнул.
        - Еще я поднял дела на уже знакомого вам господина Уэссеска и выудил на свет божий все смертельные случаи, которые происходили или у него на фабрике, или в его доме, плюс дела, где так или иначе упоминалось его имя.
        - Таких оказалось двадцать шесть, - немного смелее добавила девушка, и недовольная складка на лбу Лойда чуточку разгладилась. - И еще штук десять тех, где фигурировало имя его отца.
        - Плюс те восемь, что я нарыл на его деда…
        - Итого, уже за девяносто, - присвистнул я, а лоб Лойда разгладился окончательно. - Ничего себе Палач погулял по Верлю!
        - Это - лишь те дела, где фигурировали насильственные смерти. Несчастные случае мы не учитывали. Нииро, кстати, уже тогда высказал предположение, что со временем Палач стал менее разборчив в жертвах и с годами их количество стало расти. А еще старик сделал пометку, что когда - то эта тварь умела действовать не столь прямолинейно.
        Мы с Лойдом быстро переглянулись, и лишь после этого маг соизволил взглянуть на еду.
        - Поясните.
        - В двух случаях из двенадцати смерти дела были закрыты за отсутствием состава преступления, - поспешила доложить девушка, пока он изучал наше небогатое меню. - С виду действительно похоже на простое стечение обстоятельств, но Нииро пометил эти дела как сомнительные. В первом случае матрос поскользнулся на пирсе и напоролся на торчащий из опоры металлический штырь. Во втором у пожилых супругов во сне остановилось сердце. По крайней мере, именно такое заключение дал судебный маг после вскрытия.
        - Что же не понравилось во всем этом нашему старику? - смачно жуя пирог, осведомился я.
        Триш покосилась на меня с осуждением.
        - Прямой связи этих дел с Уэссеском мы пока не нашли, за исключением того, что ему принадлежали те доки. Но при осмотре пирса эксперт зафиксировал повреждение досок в том месте, где якобы поскользнулся матрос.
        - Ну и что? Мало ли у парня было недоброжелателей?
        - Загвоздка в том, что распил был произведен снизу. От самой воды. А нога у парня, когда под ним провалился пол, ухнула туда почти до колена. При таком способе падения он должен был шмякнуться или лицом вниз, или, что вернее, завалиться навзничь. Однако его почему - то повело в сторону и шарахнуло затылком именно о штырь.
        - Свидетели были? - настороженно уточнил Лойд, все-таки добравшись до пирога.
        Триш кивнула.
        - Половина доков. Это случилось как раз в пересменку. И все допрошенные как один поклялись под заклинанием правды, что это была трагическая случайность.
        - Хм. Насколько я помню, пересменки в доках традиционно проводятся в полночь…
        - Именно, - подтвердила девушка и, сцепив руки под столом, зябко повела плечами. - Поэтому Нииро и обратил внимания на это дело. А с пожилой парой вышло еще интереснее. В ту ночь госпожа и господин де Шевальд, как и обычно, остались в доме одни. Слуг, как у них было заведено, отпустили до утра. Сам дом был опечатан довольно мощными для того времени сторожевыми заклинаниями. И ни одно из них не было потревожено. Однако к утру хозяева дома благополучно скончались, после чего была вызвала служба городского сыска, и судебный маг выдал обычное для таких случаев заключение. Единственное, что его смутило, это наличие безголовых призраков, которые вплоть до окончания следствия таскались за ним по всему городу. И исчезли лишь после того, как жрец Рода провел службу по безвременно усопшим.
        Я понятливо угукнул.
        Да, о похожем случае Нииро мне тоже рассказывал, а Готж потом отыскал в архиве то старое дело. Тел, правда, тогда не нашли, а вот безголовый призрак присутствовал. Но я, разумеется, особенно не вникал - мне и без того проблем хватало, зато Лойду это дело чем-то приглянулось. И, прикончив-таки несколько плюшек, он пожелал изучить его повнимательнее.
        Поняв, что дальше начнется все самое скучное и неинтересное, я быстро доел последний пирог и, отряхнув руки, поднялся.
        - Благодарю за компанию, господа и дама. С вами было весьма приятственно, но с учетом предшествующей бессонной ночи компания подушки и одеяла кажется мне сейчас намного более ценной. Надеюсь, вы меня извините.
        - Ты что, спать собрался? Сейчас?! - изумился Йен. - Арт, ты в своем уме?!
        Я невозмутимо потянулся за шляпой и плащом.
        - Я внештатный сотрудник. Мне можно. А о том, что мы сегодня нарыли, вам подробно расскажет и, наверное, даже покажет мастер Лойд. Только сначала я ребенка отсюда уведу… Чет, подбрось-ка меня до дома.
        - Эх, а я так хотел послушать, - вздохнул притихший мальчишка и поднял на меня умоляющий взгляд. - Может, поедем попозже, а?
        Я покачал головой.
        - Страшные сказки еще никого счастливым не сделали. А вот доброе дело на том свете зачтется.
        Чет встрепенулся.
        - Правда, мастер Рэйш?
        - Нет, конечно, - фыркнул я, подтолкнув обескураженного пацана к выходу. - Зато здоровый сон и крепкие нервы я могу тебе гарантировать.

* * *
        Когда припорошенный снегом кэб укатил восвояси, я оглядел полупустую улицу и, дождавшись, когда последний прохожий завернет за угол, прямо с крыльца ушел на темную сторону.
        Не знаю, насколько хороши столичные гости в роли ищеек, но с некоторых пор все мои следы вели исключительно во Тьму. Причем, если поначалу я пользовался темными коридорами ка? все темные маги - наугад пробивая пространство и не видя того, что скрыто за стенами, тo со временем я научился переходить на темную сторону по - настоящему. А не так давно Палач наглядно доказал, что такие же проходы можно создавать прямо там, во Тьме, перемещаясь по Верлю в десятки раз быстрее, чем я мог бы сделать это в реальном мире.
        Я, кстати, попробовал. И мне понравилось, несмотря на то, что сил на такие «внутренние» коридоры уходило гораздо больше, а сам процесс требовал предельной сосредоточенности.
        Не знаю, быть может, не только я сумел до этого додуматься, однако подобный способ перемещения имел ещё одно неоспоримое преимущество - теперь мой след стало невозможно отследить. Ведь на темной стороне у меня почти не билось сердце, не бежала резво кровь по сосудам… здесь я был практически мертв. Так что любой, кто рискнул бы за мной последовать, в полной мере ощутил бы все прелести следа мертвеца. А с учетом того, что я завел привычку по несколько раз обрывать ?оридор и уже в другом месте создавать новый…
        - Спасибо, Палач, - пробормотал я, одним прыжком оказываясь в соседнем квартале. - Хоть какая-то от тебя польза.
        Путая следы, я умышленно заглянул в другой квартал, в третий. Поменял коридор еще пару раз и только после этого гигантским скачком переместился в единственное место, где мог чувствовать себя в абсолютной безопасности.
        Остров мастера Этора Рэйша был по - прежнему пуст, неприветлив и производил откровенно угнетающее впечатление. Да, за последний месяц я постарался вычистить его и привести в порядок в обоих мирах, но что можно сделать с чахлыми кустиками, сугробами и единственной полуразвалившейся хибарой? Не цветочками же тут все засаживать?
        Вздохнув, я подошел к сиротливо стоящему в сугробе сундуку и, приложив к замку руку с перстнем, откинул крышку.
        «Тьма над Тьмой дает свет», - гласила выцарапанная чем-то острым надпись на внутренней стороне.
        Окинув ее равнодушным взором, я опустил в сундук сперва одну, а затем и другую ногу, благо внутри уже давно ничего не лежало. Отстраненно проследил, как подошвы сапог начинают медленно погружаться в пошедшее волнами днище, ставшее похожим на бездонную лужу. Осторожно нашарив ногами опору, сполз еще ниже. Затем уперся пальцами в края сундука. И, погрузившись во тьму примерно наполовину, непроизвольно задержал дыхание прежде чем поднять руку и опустить за собой тяжелую крышку.
        - Фу, - выдохнул через пару ударов сердца, когда затопившая все вокруг густая мгла сперва окутала удушливой пеленой, а затем так же внезапно схлынула. - Медаль бы вам за такие шуточки, учитель… спасибо, что хоть лестницу оставили, а то прям не знаю, как бы сейчас спускался.
        Узкая металлическая перекладина под моими руками была холодна как лед, но, к счастью, наледи в пространственном кармане, в отличие от крышки сундука, никогда не образовывалось. Так что я мог спокойно спускаться, не боясь соскользнуть и переломать по пути не только руки-ноги, но и шею.
        О том, что учитель был мастером по части не только обычной магии, но и пространственной, я знал давно, однако даже сейчас до конца не понимал механизма создания подобных карманов. Учитель не стремился открывать свои секреты, большинство его книг оказались нечитаемыми, а в его личных записях было напущено столько туману, что у меня при всем желании не получилось воспользоваться советом старика Нииро.
        Конкретно этот пространственный карман, пожалуй, был самым больших из тех, что я когда-либо видел. И, судя по обстановке, мастер Этор проводил здесь все свободное время: в большой комнате имелось не только удобная кровать, но и письменный стол, несколько кресел, просто огромное количество книг, в безупречном порядке выстроившихся на полках. Здесь даже уборная имелась и собственный погреб с неизменно свежими продуктами!
        Не знаю, почему учитель не сказал, что оставил мне в наследство такое богатство. Но выстроенном им убежище было в сотни раз лучше того логова, что я создал на съемной квартире. Находясь на темной стороне, оно отвечало всем моим требованиям и позволяло неделями отсиживаться внутри, не опасаясь ни голода, ни холода, ни нашествия гулей. Не говоря уж о том, что время здесь текло по своим собственным законам, а при должном умении его можно было и вовсе остановить.
        Усевшись за стол, я достал из ящика потрепанную тетрадь и бережно сдунул с нее пылинки.
        Подумать только… если бы в тот день, когда я чуть не надорвался, пытаясь поднять сундук, у меня не хватило ума выгрести из него никчемные, на первый взгляд, безделушки, я бы еще долго не сообразил, что внизу имеется фальшивое дно. Если бы не мое упрямство, я бы никогда не выломал к демонам те старые доски. И уж конечно, не рискнул бы засунуть внутрь руку, когда стало понятно, что в привычной мне Тьме кроется какой - то подвох.
        Наверное, старик подозревал, что присущий его ученику дух соперничества и некоторая склонность к авантюризму заставят меня сделать нечто подобное. Иначе не встретил бы меня на столе его личный дневник, а на первой странице не проступила бы надпись, слова который навсегда врезались в мою память.
        «Мой лучший и самый преданный мой ученик, - сообщала она, ввернув меня тогда в состояние, близкое к шоку. - Уверен, сейчас ты искренне недоумеваешь, а то и ругаешь старика за то, что он всегда имел привычку путано изъясняться. Но у меня так много врагов, что даже сейчас я вынужден хранить молчание. И предпочел бы, что бы ты не использовал этот схрон, а обошелся той малостью, что досталась тебе после моей смерти. Впрочем, зная твою любознательность и веря в твое упорство, могу лишь сказать, что бесконечно рад твоим успехам. Ты всегда был сильным, мой мальчик. И умел зреть в самую суть. Далеко не каждому удается в свой третий призыв живым пройти сквозь темную сторону. А у тебя получилось, ученик. Только поэтому я отдал тебе свой перстень. Носи его с честью, Артур Кристофер Рэйш. Смотри во Тьму глубже. И знай: я бесконечно горд тем, что воспитал настоящего темного мага».
        Пожалуй, за шесть лет ученичества это были первые теплые слова, что я услышал от сварливого мастера. Однако он и тут умудрился навертеть каких-то загадок, будто закольцованная на его перстень и безумно сложная защита могла бы пропустить сюда кого - то, кроме меня.
        Почему он оставил на входе столь двусмысленное приветствие? И насколько глубоко я должен был заглянуть во Тьму?
        Этот вопрос мучил меня на протяжении всех дней, что я исследовал схрон и, особенно, когда собирал и потихоньку перетаскивал сюда многочисленные вещи Нииро.
        Как? Разве я не сказал, что успел побывать в его комнате и тщательно ее обчистить?
        Правда, до блеска я вычистил только темную ее сторону, утащив оттуда оружие, книги, магические безделушки и вообще все до последней пылинки. Но не от жадности, нет. А лишь потому, что не был уверен, правильно ли понял старого мага, и потому, что прекрасно знал, что в реальном мире он не стал бы прятать ничего по - настоящему ценного.
        И все же Тьма… многослойная, многогранная и таящая в себе неимоверное количество загадок…
        Безусловно, учитель успел познать ее намного лучше меня и недвусмысленно намекнул, что я тоже способен на многое. Нo что именно, по его мнению, я должен был в ней увидеть? И почему он считал это настолько важным, что целых два раза упомянул об этом в своем последнем письме?
        Тот факт, что Тьма обласкала мой разум гораздо раньше дня, который я привык считать традиционным посвящением, особого удивления не вызывал. Свой первый темный коридор я создал в порыве отчаяния. Второй - качаясь на грани безумия. А третий, пожалуй, из того самого злого упрямства, о котором учитель всегда отзывался с сомнением.
        Что именно я тогда сделал и каким образом добрался до его острова сквозь знаменитую Алторийскую трясину, мне и сейчас не удавалось вспомнить. Тьма владела мной тогда безраздельно. Мои слова и мысли имели отчетливый привкус безумия. А все, что тогда мной двигало, являлось не более чем жаждой мести и вполне естественным стремлением выжить.
        Единственное, что я сейчас понимал, это то, что уже тогда сумел перейти на темную сторону. И именно этот факт стал тем определяющим моментом, благодаря которому мастер Этор все-таки решился взять ученика.
        Что ж, одной загадкой меньше…
        В который раз пролистав дневни? в поисках ответов на остальные вопросы, я бездумно смахнул несколько последних страниц, которые учитель, по-видимому, не успел заполнить, и отложил тетрадку в сторону.
        О смерти учителя я не жалел - как и Нииро, мастер Этор сам выбрал свой путь и честью прошел его до конца. Жаль было другого - за шесть проведенных с ним лет я так и не успел узнать его как человека. И теперь все, что мне оставалось - это строить догадки и гадать, каким бы было мое будущее, если бы мы встретились с мастером Рэйшем при других обстоятельствах.
        - Хватит грустить, Арт. Ничего путного ты из этой рухляди больше не выжмешь! - вдруг проскрипели у меня над ухом, а спрятанный под перчаткой перстень знакомо потеплел.
        Я сердито ее стянул и хлопнул по кольцу ладонью, но, к сожалению, в пространственном кармане призраки мне не подчинялись. В силу особенностей расположения убежища заклинание-привязка всякий раз начинало барахлить, из-за чего мои духи взяли за правило вылезать наружу без разрешения.
        Проводив недовольным взором кружащееся под потолком облачко, я остро пожалел, что мастер Этор не оставил подсказок, как управлять своим личным схроном. А радостно заулюлюкавший Грем безумным волчком закрутился над моей головой, после чего с шумом пролетел через всю комнату, врезался в ни в чем не повинные полки. И, прямо на лету схватив рухнувшую оттуда книгу… да, здесь он мог несколько больше, чем в реальном мире… и с радостным воплем бросил мне под нос.
        - На, держи! Это твое домашнее задание на сегодня!
        - Да чтоб тебя гули сожрали, - чуть не сплюнул я, с отвращением воззрившись на ужасающе толстый том со стершимся от времени названием. - Лучше помог бы с «секирой» разобраться!
        - Я и помогаю, - невозмутимо отозвался призрак, размеренно летая туда-сюда вдоль полок и явно выискивая очередной увесистый томик. - Вот научишься трансфигурировать неживое, тогда, может, хотя бы спасибо скажешь.
        Я страдальчески поморщился.
        - Скорее я тебя все-таки прокляну.
        - Тоже хорошо, - одобрительно кивнул Грем. - Хоть чему-то путному научишься, а там, глядишь, и в нормального мага превратишься.
        - Гре-ем…
        - Подожди, Арт, не кипятись. Я сейчас что-нибудь подберу, - проворковала выскользнувшая из перстня леди Камия и, сделав элегантный пируэт, отправилась на поиски нужной книги. Грем при виде нее моментально поблек и присмирел, а осторожно выглянувший наружу Жук одарил меня сочувственным взглядом и поспешил исчезнуть, пока его тоже к чему-нибудь не припахали.
        - Вот, взгляни, - через некоторое время отозвалась леди, положив передо мной толстый справочник в кожаном переплете. - Не знаю, как насчет трансфигурации, но классификация темных заклинаний там точно имеется.
        - Они же защитные, - снова вдохнул я, мельком взглянув на название. - И я их уже давно освоил.
        - В теории, Арт. Пока еще только в теории.
        - Конечно. Потому что для практики они совершенно не годятся. Как вообще могло получиться, что все наши заклятия невозможно использовать на темной стороне? - пробурчал я, возвращая книгу смущенно кашлянувшей даме. - И почему среди всего этого хлама нет ни одного внятного объяснения этому?!
        - Может, ты просто не нашел нужную книгу? - мудро не показываясь на глаза, предположил Жук.
        Грем пренебрежительно фыркнул.
        - Скорее уж, он до сих пор в себе не может разобраться.
        - В каком это смысле? - насторожился я, а старик важно надул щеки и наставительным тоном заметил:
        - Порой вещам дается название не потому, что оно отражает их суть. А всего лишь по той причине, что кому-то так захотелось.
        Я замер.
        - Верно.
        - Ве-е-ерно, - передразнил меня Грем. - А что это значит-то, ты хоть понял?
        - Учитель сказал, что я должен зреть в самую суть, - нахмурился я, тщетно пытаясь уловить ускользающую мысль. Но мимолетная догадка мелькнула и пропала, так и не успев оформиться во что-то конкретное. - Смотреть во Тьму глубже…
        Призрак огорченно вздохнул.
        - Эх, Арт. Ничего - то ты толком не знаешь. И так и не научился видеть по-настоящему.
        - Так помоги мне, если знаешь! Неужто это так сложно? - в сердцах бросил бросил я, поднявшись из-за стола с намерением накостылять засранцу по шее. Но призрак вместо ответа скорчил дурацкую рожицу и истаял в воздухе, злорадно хихикнув напоследок:
        - Э-э, нет. Все, до чего ты не дошел сам, имеет свойство утрачивать ценность. А Этор учил тебя правильно. Так что думай, Рэйш. Шевели извилинами, потому что подсказку я тебе уже дал.
        Ах ты, зараза!
        С трудом уняв раздражение, я вернулся за стол и сжал ру?у в кулак, позволив таящейся внутри Тьме окутать ее плотной перчаткой.
        Уже второй раз за эти дни мне давали непонятную подсказку, но у меня, как назло, не хватало сообразительности, что бы ею воспользоваться. Сперва отец Лотий, теперь Грем… так чего именно я не вижу? Или, может, правильнее будет спросить: что же я вижу, но при этом никак не могу уловить суть?
        - Тьма… - пробормотал я, пристально глядя на причудливый танец черных лепестков над перчаткой. - Может, хоть ты не будешь говорить со мной загадками?
        «Что такое тьма, Артур?» - спросил однажды мастер Рэйш, когда я на последнем издыхании завалил поднятого им мертвяка и, хрипя от натуги, выбрался из проклятого болота.
        «Холод», - сказал я тогда, с трудом добравшись до берега и обессиленно рухнув к ногам старого мага. - «Боль. Тишина».
        «Нет, ученик. Тьма - это просто отсутствие света. А все, что ты перечислил - лишь результат твоих ожиданий».
        - А Нииро считал, что ты носишь маску, - задумчиво обронил я, любуясь переливами черного пламени, которое никогда не пыталось меня обжечь. - И что для каждого из нас ты припасла отдельное обличье. Почему так? И так ли это на самом деле?
        Пламя, словно устав танцевать на моих костяшках, поблекло и медленно втянулось обратно под кожу. А я, устало потерев лицо, все-таки прислушался к голосу разума, убрал тетрадку в стол и, выудив из-под стола свою недоделанную «секиру», с тяжелым вздохом открыл принесенную Гремом книгу.
        Времени на изучение заклинаний у меня теперь было предостаточно.
        ГЛАВА 4
        Когда я вернулся домой, на улице снова стемнело, а возле калитки из последних сил подмигивал желтым глазом старый бронзовый фонарь. Кажется, госпожа Одди давно не обновляла заклинение, но сама она уже давно по ночам на улицу не выходила, а мне дополнительное освещение не требовалось.
        Тщательно вытерев ноги, я тихонько отпер дверь и отряхнул снег с плаща, что бы не оставлять за собой следов. А потом на цыпочках двинулся к лестнице, но вдруг уловил краем глаза какое - то движение и, резко повернувшись, по привычке махнул рукой.
        По погруженному во мрак холлу разнесся пронзительный звон, костяшки под перчаткой заныли, а под ноги мне просыпался целый дождь из сверкающих осколков. После чего со стороны из глубины первого этажа раздался хлопок, а дрожащий от негодования женский голос громко воскликнул:
        - Артур Рэйш!
        Я мысленно сплюнул.
        Демон! И когда она успела поставить новое зеркало?!
        - Прошу прощения, госпожа Одди, я нечаянно.
        - Но вы говорили это вчера!
        - Да-да. И мне действительно очень жаль…
        - И на прошлое неделе тоже!
        - Не волнуйтесь, я возмещу весь ущерб, - откликнулся я, с ужасающим хрустом наступив на осколки и осторожно заглянув в полутемный коридор, ведущий в дальнюю спальню. - Кстати, не подскажите, какой сегодня день?
        Видневшаяся сквозь дыру в двери ржавая кровать с кучей полуистлевших тряпок заставила меня передернуться. Но лежащий на ней дряхлый скелет в умилительном розовом чепчике только клацнул челюстью и раздраженно отмахнулся.
        - Такой же, какой был с утра! Посыльный из Управления приходил сегодня!
        Ага. Значит, со временем я все-таки не промахнулся, и Йен не будет, как в прошлый раз, орать, что трое суток не мог меня найти.
        - Благодарю, госпожа Одди, спокойной ночи, - вежливо поблагодарил я и, уже не стараясь соблюдать осторожность, бегом взбежал по скрипучим ступенькам, а затем зашел в оплаченную на месяц вперед комнату и с досадой захлопнул дверь.
        И какого, спрашивается, демона старой дуре втемяшилось в голову, что в приличном доме обязательно должно быть настенное зеркало? Бью их, понимаешь, бью… а она все равно упорно их покупает, будто забыла, что к нам почти никто не ходит!
        Да и кто осмелится напроситься в гости к мастеру Смерти?
        Мой взгляд неожиданно зацепился за клочок бумаги, лежащий на несмятой постели, а правая ладонь сама собой сплела в воздухе основу сразу для двух атакующих знаков.
        Так. В чем дело?
        Окна закрыты. Охранные заклинания не потревожены. Быстрый взгляд по сторонам показал, что ничего важного не пропало. Разве что пыль с тумбочки кто - то демонстративно вытер, да записку на виду оставил, тем самым намекнув, что мне стоит уделить больше внимания защите своего жилища.
        - БОМ-М-М… - вдруг громко пробили в гостиной старинные часы, едва не заставив меня вздрогнуть.
        Тьфу ты. Полночь. С некоторых пор самое нелюбимое мое время суток.
        - БОМ-М-М!
        «Арт, ты нужен нам в Управлении», - гласила выведенная незнакомым почерком надпись. - «Приходи, как только вернешься».
        - Лойд, - прищурился я, медленно опуская занесенную руку. После чего так же неторопливо прошелся по комнате, изучая ее сразу в обоих мирах, и совершенно не удивился, обнаружив на подоконнике отпечаток чужого ботинка.
        Разумеется, след он оставил на темной стороне - другим способом в мою каморку было не проникнуть. Вопрос в другом - нашел ли незваный гость вход в мое логово? Или же просто заглянул в окно, увидел «клетку», после чего на пару мгновений вернулся в реальный мир и, бросив на видном месте записку, утопал тем же путем, что и явился?
        Перейдя на темную сторону полностью, я ещё раз оглядел толстые «прутья» заклинаний и вплавленные между ними знаки, однако видимых повреждений не нашел.
        Что ж, ладно. Посмотрим, что будет дальше. Тем более что я уже отдохнул, перекусил и, благодаря остановленному времени в схроне, выспался на два дня вперед.
        Единственное, чего я опять не смог - это в очередной раз приделать древко к проклятой «секире». Ну и само собой, не переоделся, потому что тащить на остров весь свой гардероб посчитал излишним. Но если с оружием пока не все идеи себя исчерпали, то что делать с одеждой, я уже не знал.
        С того времени, как Палач показал короткий путь через темную сторону, прорехи на моих штанах и рубахах стали образовываться с завидной регулярностью. Добротные, недавно купленные и, казалось бы, неплохо пошитые вещи вдруг начали разваливаться буквально на глазах. Пожалуй, только сапоги да такие же кожаные вставки на плаще и шляпе ещё держались, хотя и их за месяц потрепало изрядно. Так что, по-видимому, очень скоро мне придется начать одеваться по моде столичных коллег.
        Наскоро сменив одряхлевшую рубаху и вынув из шкафа последнюю приличную куртку, я выкинул старье в мусор и, приладив ножны на новый пояс, с сожалением провел рукой по бедру.
        Эх, Палач… всем хороша твоя «секира», но без древка я не мог ее даже как следует закрепить. Лойду, вон, хорошо, его штукенция из прутов достаточно тонкая, что бы он мог носить ее под плащом. Да ещё и материальная, к тому же. А я до сих пор не знал, каким образом приладить свое оружие и при этом спокойно чувствовать себя в обоих мирах.
        Не бросать же его всякий раз, когда понадобиться выйти в реальность?
        Да и в схроне хранить такую вещь не выход: оружие должно быть под рукой всегда, в любой момент. Как на темной стороне, так и в обычном мире. Так что пока мне, увы, приходилось ломать голову над этой проблемой и использовать обычный зачарованный меч.
        Оповещать хозяйку дома о своем уходе я, против обыкновения, не стал и, привычно попетляв по сонному Верлю, никем не замеченный переместился в «холодильник».
        Трупов за время моего отсутствия там, как ни удивительно, не прибавилось. Следов присутствия гулей внутри я тоже не нашел. Поэтому, поднимаясь по лестнице уже в реальном мире, искренне недоумевал, какого Фола Йену от меня понадобилось.
        Решив не будить прикорнувшего на кушетке в холле Чета, я сразу поднялся в кабинет начальства и несколько озадачился, обнаружив, что дверь, против обыкновения, распахнута настежь, а само начальство вместе с напарницей Лойда торчит у окна и с увлеченным видом что-то разглядывает через невесть откуда взявшиеся вторые «очки».
        - И снова здрасти, - вполголоса бросил я, кидая на стол шляпу. - Вызов дошел до адресата. Кто и зачем меня искал?
        Казалось бы, что такого сделал? Просто поздоровался. Однако после этих слов Триш аж подпрыгнула на месте и как ужаленная развернулась, нацелив в мою сторону сразу три активных знака, один из которых был настроен на смерть. Йен, правда, отреагировал менее бурно. Но и у него физиономия вытянулась, когда волшебный прибор Лойда показал ему мою призрачную морду такой, какой она выглядела на темной стороне.
        - Фу… Арт, что за привычка врываться без стука?
        Глупый вопрос я проигнорировал. А Хелена рывком содрала с себя «очки» и, только убедившись, что это действительно я, опустила заметно подрагивающую руку.
        - Не делайте так больше. Пожалуйста, мастер Рэйш, - тихо попросила она, резко отвернувшись и тем самым ввернув меня в еще большее недоумение.
        Девчонка выглядела бледной и откровенно напуганной, но прежде чем я спросил, чем же ее так впечатлила моя небритая физиономия, в коридоре послышались торопливые шаги, а через пару мгновений в кабинет ворвался чем-то изрядно недовольный Лойд.
        - Явился? - осведомился маг, одарив меня сумрачным взором. - Я искал тебя две с половиной свечи назад, но дома никого не оказалось. Где тебя носило?!
        Я демонстративно приподнял ворот свежей рубахи.
        - Дела. Что могло такого произойти, что ты решил испачкал мой ковер и вполне мог бы стать причиной отмены визита к портному?
        - Сейчас покажу.
        Кинув на Норриди недоумевающий взор, я пожал плечами, когда Лойд знаком велел Хелене отдать ему прибор и то же самое потребовал от Йена. После чего он решительно спустился сперва в холл, а затем и на улицу, прямо на ходу надевая «очки».
        Молча выйдя за раздраженным магом на мороз, я дождался, когда мы отойдем на пару десятков шагов, а когда Лойд остановился и рыкнул сквозь зубы что-то непонятное, скептически приподнял бровь.
        - В чем дело?
        Маг все с тем же раздражением бросил мне «очки».
        - Надевай. Смотри.
        Больше не став ничего уточнять, я послушно забрал прибор, а когда мир вокруг меня преобразился, вопросительно уставился на лежащие у меня под ногами два тела.
        - Что это? - спросил я, быстро опознав в скрюченных, наполовину припорошенных снегом трупах самых обыкновенных гулей.
        - А сам как думаешь?
        Нахмурившись, я окинул тела внимательным взором и довольно быстро выяснил, почему нежить выглядит столь непрезентабельно - на глотке ближайшей твари зияла красноречивая рана. Неширокая, примерно с два моих пальца. Зато, по - видимому, достаточно глубокая, чтобы лишить нежить псевдожизни.
        - Что скажешь? - хмуро осведомился Лойд, когда я взглянул на второе тело и убедился, что с ним произошла такая же беда. - Чья это может быть работа?
        - Пока не знаю. Но точно не моя.
        - Не надо, - вдруг быстро сказал маг, когда я собрался присесть на корточки, что бы изучать трупы получше. - Гули слишком близко. Не нужно давать им повод думать, что мы видим тела. Мы просто гуляем. Осматриваемся. И не имеем никакого отношения к темной стороне.
        Я с досадой отступил.
        - Ты прав. Но это все равно не моя работа. Хотя бы потому что я бы снес им обоим башку. Так намного проще.
        Маг кивнул.
        - Согласен. А теперь пойдем-ка, погуляем еще. Думаю, я нашел кое-что любопытное.
        Сделав вместе с Лойдом несколько шагов в сторону, чуть дальше и правее от трупов, я огляделся и замер, обнаружив на снегу знакомые отметины. Восемь углублений. Всего восемь крохотных темных точек, похожих на следы от воткнутых в сугроб пальцев…
        Медленно обойдя подозрительное место по кругу, но так и не найдя поблизости других свидетельств присутствия неведомой нежити, я поднял на Лойда выразительный взгляд.
        - Других следов нет. Я проверил, - ровно сообщил он, а затем, добросовестно изображая праздного гуляку, неторопливо направился прочь. - Половину площади обошел, все следы изучил, но тварь словно сквозь землю провалилась. Ни отметин на снегу, ни крови, ни трофеев. Все так же, как на той крыше.
        - Когда появились тела? - все же спросил я, медленно двинувшись за ним и буквально носом уткнувшись в снег в тщетной надежде найти что-нибудь, что могло пролить свет на эту загадку и что мог бы упустить более опытный маг.
        - Около трех свечей назад.
        - Снаружи в это время было шумно? Или ты по каким-то другим причинам вдруг решил выглянуть в окно?
        - Триш позвала, - усмехнулся Лойд. - Твоему другу так понравился наш визуализатор, что он не поленился все здание обойти, желая лично убедиться, что гули не пролезли внутрь. И вот на втором круге как раз и наткнулся на тела, которые словно нарочно положили перед самым нашим носом.
        - Хм, - кашлянул я, представив, каким шоком должно было стать для Йена открытие темной стороны. - И как Норриди отреагировал?
        - Как любой нормальный человек - залез обратно в кабинет и с тех пор носу оттуда не кажет, добровольно взяв на себя обязанности наблюдателя. А Триш ему в этом помогает.
        Я мысленно присвистнул.
        Ого. Теперь Йен, наверное, и заснуть-то нормально не сможет. По крайней мере, предварительно не обыскав весь дом. А то и такой же прибор себе закажет, причем за любые деньги, дабы быть уверенным, что рядом никто не притаился.
        - Тварь, как я понимаю, никто из них не видел? - предположил я, молча порадовавшись, что хотя бы мальчишку от этой правды мы уберегли.
        - Нет, - качнул головой Лойд и остановился, дожидаясь, когда я подойду вплотную. - Хотя эти два часа они глаз не сводили с площади и дежурили посменно, что бы ничего не упустить.
        - Интересно, зачем она вообще убила гулей?
        - Спроси лучше, почему она убила только двоих, - мрачно посоветовал Лойд и жестом велел мне обернуться. А когда я взглянул на здание Управления через «очки», ядовито поинтересовался:
        - Теперь понимаешь, почему я тебя искал?

* * *
        Назад я вернулся задумчивым и на редкость молчаливым, до глубины души впечатлившись тем, что увидел на темной стороне.
        Нет, гулей вокруг здания больше не стало. Но если раньше они просто кружили вокруг него и тревожно рыскали вдоль забора, то теперь целыми гроздьями свисали с верхних этажей, когтями и зубами вцепившись в ветхую кладку или полусгнившую черепицу. Ни одна из них больше не прогуливалась под забором. Ни одна не посмела спрыгнуть вниз, что бы загородить нам дорогу. Никто из них даже на мертвечину не покусился, хотя лакомиться сородичами гули никогда не брезговали.
        Нет. К ночи площадь перед зданием оказалась девственно пуста. А твари испуганно жались к крыше и тревожно курлыкали всякий раз, если вдруг кому-то из них доводилось неосторожно сорваться.
        С какой при этом скоростью нежить взбиралась обратно, испуганно разевая пасть, тяжело дыша и бешено перебирая лапами, было любо-дорого посмотреть. Но они действительно боялись… до дрожи, до поросячьего визга боялись неведомой твари, которая с такой легкостью избавилась от тех двоих.
        И в этой связи невероятно важным становился вопрос Лойда: почему же она убила только их? И по какой причине сами гули пытались спрятаться от нее именно на нашей крыше?
        - Возможно, их привлекла стоящая снаружи защита? - предположила Триш, когда мы, оставив Норриди караулить у окна, уселись за его стол. Коса у девчонки за время вынужденного дежурства растрепалась, под глазами от напряженного всматривания во Тьму залегли круги, но глаза сверкали по-прежнему живо. И страха в них, что мне понравилось, никакого не было.
        На ее вопрос я слабо качнул головой.
        - Раньше они не обращали на нее внимания. Да и не только на нашем здании стоит «охранка».
        - А может, дело в самой твари? - задумчиво уронил устроившийся на подоконнике Йен. - Вдруг именно наша магическая защита не дает ей приближаться к зданию, и гули это заметили?
        Лойд рассеянно провел ладонью по блестящей от пота лысине: в здании было довольно жарко, но ни он, ни я, ни Триш не рискнули раздеться, чтобы облегчить себе жизнь.
        - Не знаю… маловероятно.
        - Почему нет? Тела ведь лежат достаточно далеко от входа, - неожиданно не согласилась девушка. - Следы ты тоже нашел там. И если бы гули не были уверены, что здесь она их не достанет, разве не спрятались бы они где-то еще?
        - Гули тупые. Они не умеют строить логические цепочки.
        - Но жить-то они все равно хотят, - возразил от окна Йен, и я не мог с ним не согласиться.
        - Итак. Что будем делать, дамы и господа? - осведомился Лойд, когда в комнате повисла напряженная тишина. - Мы здесь. Тварь на темной стороне. Как и гули. Других магов, которые могли бы их убить, я так полагаю, в городе нет. Тем не менее, кто-то все же перерезал им глотки. Кто-то, кто явно обитает во Тьме и кого мы с вами ни разу ещё не видели. У кого какие мысли на этот счет?
        - Что ты предлагаешь? - беспокойно заерзала Триш, когда взгляд наставника остановился на ней. - ?очешь попробовать убить эту тварь?
        - Для начала хотя бы выловить.
        - Не возражаю, - к моему удивлению, откликнулся Норриди. - Мне в моем городе такая мерзость не нужна.
        Я хмыкнул.
        - Не волнуйся. На количество трупов в твоем «холодильнике» ее присутствие не повлияет. Так что статистика преступлений, если тебя тревожит именно это, никоим образом не ухудшится.
        - Да?! А если эта дрянь потом во кус войдет? Может, прикончив гулей, она надумает за людьми гоняться! И что мне тогда прикажешь делать?!
        - Говорят, когда-то такие звери и впрямь водились, - задумчиво обронил Лойд, заставив меня изумленно обернуться. - Сам я не видел - только читал, что когда-то нечто подобное создавали специально, что бы охотиться на людей именно с темной стороны. Потом от них избавились, конечно. Кого-то перебили, кого-то просто разобрали за опыты. Но чем Фол не шутит? После Палача я уже ничему не удивлюсь.
        - Ох, Род! И что за какие грехи мне выпала такая доля? - горестно вздохнул Норриди, со стуком уткнувшись лбом в стекло. - Городишко маленький, народу - раз-два и обчелся, нормальных преступников по пальцам пересчитать можно… а поди же ты! То Смерть по нему свободно шастает, то гули атакуют, то неведомые твари норовят кого-нибудь сожрать!
        Лойд ухмыльнулся.
        - Смиритесь. Такова судьба всех городов, где решает поселиться темный маг.
        - Это еще почему? - совершенно искренне удивился Йен. И я вместе с ним, если честно.
        - Потому что само наше присутствие привлекает сюда нежить, - спокойно пояснил маг. - Мы для нее - добыча. Единственные живые, которые способны появляться в мире мертвых. Единственные, до кого они хотя бы в теории способны дотянуться. Наша магия как маяк для них. Запах крови - как самая сладкая приманка. Вот они и рыщут по темной стороне, выискивая даже слабые ее признаки. А когда находят, то собираются огромными стаями в надежде, что однажды кто-то из нас допустит ошибку.
        Йен ненадолго обернулся и одарил меня мрачным взором.
        - Так это я тебя должен благодарить за все, что тут в последнее время творится?!
        Я с невозмутимым видом кивнул.
        - Конечно. Ты разве не видел, как я свистом Палача к себе подзывал? И свежее мясо вокруг Управления разбрасывал, что бы гули не дай бог мимо не проскочили?
        - Разумеется, это его вина, что за последние годы нежити тут стало гораздо больше, - так же спокойно подтвердил Лойд, словно не заметив насмешки. - Но в последних событиях в какой-то степени виноваты и мы с Триш. Ведь теперь темных магов в Верле стало в три раза больше.
        Йен насупился ещё сильнее, а потом подумал и, развернувшись всем корпусом, с нескрываемым подозрением уставился на наших гостей.
        - Тогда может, вы и притащили ту тварь с ближайшего болота?!
        - Не исключено, - ничуть не смутившись, отозвался Лойд, заставив Норриди округлить глаза и поперхнуться. - Поэтому-то я и предлагаю на нее поохотиться.
        - Каким, интересно, образом? - буркнул Йен после небольшой паузы, а на мага я лишь выразительно взглянул: меня этот вопрос тоже заинтересовал.
        - Устроим ей ловушку. Положим приманку, затем загоним, окружим и засадим в клетку. Или убьем, если выловить ее живой не получится.
        Я с сомнением покачал головой.
        - Как ты себе это представляешь? Мы даже не знаем, с чем имеем дело.
        - Что нам, в первый раз на неизвестного зверя охотиться?
        - Тварь хитра и осторожна, - возразил я. - Следы, которые мы с тобой видели, были оставлены нарочно - она хотела, чтобы их нашли. И в то же время, она явно уверена, что у нас не получится ее догнать, иначе не действовала бы столь демонстративно.
        - Ты говоришь так, словно у нее есть мозги, - фыркнул маг.
        - Мозги или нет, но зачатки разума у нежити вполне возможны. А вообще, прежде чем что-либо затевать, надо сперва решить, с нежитью какого уровня… хотя бы приблизительно… нам доведется столкнуться.
        - Хорошо. Твои предположения?
        Я ненадолго задумался.
        - Ну… с учетом всех данных я бы сказал, что мы имеем дело далеко не с низшей, но все-таки и не с высшей нежитью.
        - Откуда такие выводы? - оценивающе прищурился Лойд, а Триш заинтересованно обернулась.
        Я пожал плечами.
        - Она явно быстрее гулей. Скорее всего, сильна, ловка, но при этом имеет сравнительно небольшие размеры… тушу вроде Палача мы бы точно не смогли не заметить… и, в отличие от низших тварей, почему-то брезгует мертвечиной.
        - Неплохо, - с одобрением протянул маг. - Что еще?
        - Присутствие высшей твари я бы обнаружил гораздо раньше - они обычно довольно прожорливы. Но, поскольку эта активизировалась только сейчас, то, скорее всего, она пришлая. Быть может, вы и впрямь ее спугнули, пока сюда добирались. Может, она присмотрела кого-то из вас ещё раньше… скажем, на одном из дел, где вы или же другой темный маг вполне мог допустить оплошность. А может, эта штука просто дремала в глубине здешних болот и проснулась после того, как я убил Палача и устроил зарево до самых небес, которое только слепой бы не заметил.
        Лойд широко улыбнулся.
        - Очень хорошо, Рэйш. Следователь из тебя получился бы толковый.
        - Я давно ему об этом говорю, - фыркнул Норриди. - Но переходить в штат он категорически не желает.
        - Таковы были условия нашего сотрудничества, - спокойно заметил я. - Но мне кажется, мы отвлеклись. Может, кто-то хочет дополнить мои наблюдения?
        - Я бы сказала, что наша тварь, хоть и обладает редкими свойствами, все же довольно чувствительна к воздействию магии, - кашлянула Триш, чем привлекла к себе всеобщее внимание. Йен, впрочем, быстро вспомнил о своих обязанностях и вернулся к наблюдению, а вот я, напротив, задержал на девчонке изучающий взгляд. - Иначе гули не вели бы себя так непонятно. Но защита на здании очень старая и давно толком не обновлялась. Даже для низшей нежити она не представляет серьезной угрозы. Так что, если тварь и впрямь ее опасается, то значит, она или ещё очень молода…
        - Или же была недавно ранена, - пробормотал я, припомнив объяснения учителя.
        - А ещё у нее очень своеобразное чувство юмора, - странным голосом добавил вдруг Йен, заставив нас с недоумением обернуться к окну. - Господа, думаю, вам надо на это взглянуть. Я,конечно, не знаток нежити, но мне почему-то кажется, что мастер Лойд ошибся, и мозги у этой твари определенно имеются.
        ГЛАВА 5
        Когда мы с Лойдом во второй раз за вечер выбрались на мороз, снаружи царила непроглядная темень. Ночи зимой всегда наступали быстро, внезапно, словно кто-то одним щелчком гасил тусклое солнце, а эта ночь уже давно перевалила за половину. Так что единственным, что сейчас освещало центральную площадь, был приглушенный свет, льющийся из окон Управления, и слабо светящиеся звезды на шпилях городского храма.
        Немного отойдя от дверей конторы, я поднял голову и кинул на крышу настороженный взгляд, но густо облепившие ее гули даже не подумали перебраться пониже, чтобы взглянуть, что за дураки решили прогуляться по Верлю ночью. Правда, взглядами они нас провожали более чем внимательно. И я был готов поклясться, что в этих взглядах, помимо вечного голода, горело еще и сожаление.
        - Что же это за сволочь решила над нами посмеяться? - проворчал закутанный в плащ до самый бровей маг, набрасывая на голову капюшон.
        Добравшись до трупов, я поправил «очки» и, оглядев живописную композицию, негромко хмыкнул.
        - Да, это и впрямь похоже на издевательство.
        А дело все в том, что за время нашего разговора в кабинете неведомый шутник успел прикончить еще парочку гулей. После чего зачем-то притащил их на площадь и аккуратно уложил чуть выше первых. Причем в абсолютно таких же позах, и в этом определенно просматривался умысел.
        Вторая пара нежити, как и первая, лежала на боку, строго нос ? носу и поджав под себя передние лапы. Задние у них были вытянуты, обрубки хвостов прижаты к паху. А на глотках виднелись такие же четкие раны, как и у первых, так что в личности создателя этого «натюрморта» сомневаться не приходилось.
        - Очень необычно для нежити, - заметил я, обойдя оставленный тварью «подарок» и указав Лойду на характерные борозды в снегу. - Даже для высшей. Смотри: на этот раз она специально их сюда приволокла.
        Маг, ускорив шаг, прошел по следу немного дальше, но когда я его догнал, указал на чернеющие в снегу багровые капли и сердито сплюнул.
        - Убила она их здесь - вон, напачкала. И лишь после этого оттащила к тем, которых почикала раньше.
        Я наклонился и зачерпнул пригоршню снега.
        - Но зачем?
        - А я почем знаю?! - раздраженно бросил Лойд, тревожно переступив ногами. - Если бы сожрала кого-нибудь, я бы понял - охота, добыча и все такое. Но она ведь даже не притронулась! Просто прикончилась и бросила нам под окна.
        Маг зябко хлопнул перчатками друг о друга, растер лицо - к ночи мороз совсем разыгрался. А я слепил из снега плотный комок и, швырнув его в сторону Управления, задумчиво посмотрел на лежащие в отдалении трупы.
        - Всего несколько ударов сердца прошло, пока Йен отвлекся. Но она за это время успела убить, приволочь тела, уложить их определенным образом и снова скрыться.
        - Быстрая сволочь, - неохотно признал Лойд, по-достоинству оценив проделанную нежитью работу. - И наглая. Пожалуй, наглее и быстрее нее только демоны.
        Я бросил на мага настороженный взор.
        - Ты с такими уже сталкивался?
        - Однажды. В столичное Управление как-то депеша пришла, что в горах поселилась тварь, сумевшая сожрать сразу трех местных заклинателей. По слухам, вроде демон. Мелкий такой… вон с тот домик размерами. А раз демон, то всяко разбираться с ним надо было не местным колдунам, вот нас туда и отправили целым отрядом. Я тогда еще только-только ученичество закончил, был подмастерьях, так что ру?оводил охотой мой наставник… - у Лойда непроизвольно дернулась щека. - Но он там, к сожалению, и остался, а вот мне, можно сказать, повезло.
        - Демона-то хоть поймали? - кашлянул я, когда маг ненадолго замолк.
        - Нет. Отряд ошибся в оценке его возможностей, замешкался и упустил время для атаки, так что тварь в итоге пришлось уничтожить. При этом двое наших погибли, один перегорел, третий сошел с ума, а я с тех пор навсегда запомнил, как нужно правильно ставить ловушки на высшую нежить.
        Я отвел взгляд.
        - Бывает…
        - Ладно, идем обратно, что ли? - вздохнул маг, зябко кутаясь в тонкий плащ. - Все равно ничего нового не узнали. Да и морозец у вас тут не по сезону забористый, а во Тьме, кроме кожи, ни одна тряпка долго не служит.
        Гм. Так вот почему у меня одежка стала разваливаться…
        - Может, заберем тела с собой? - предложил я, когда Лойд отвернулся и целеустремленно порысил обратно. - Надо бы их нормально осмотреть. Вдруг тварь оставила еще что-то, кроме отметин на горле?
        - Как ты себе это представляешь? - фыркнул он, не оборачиваясь. - Хочешь по темной стороне прогуляться и проверить, насколько у гулей хорошо со зрением?
        - Ну, необязательно же резать трупы у них перед носом.
        Лойд вдруг остановился и резким движением развернулся.
        - Ты хочешь предложить что-то конкретное? - после короткой паузы спросил он, изучающе глядя на мое закрытое «очками» лицо.
        Я, поколебавшись, кивнул.
        Пожалуй, только сейчас я начал понимать учителя и то, почему он так неохотно расставался со своими секретами. Любое открытие для темного мага - это, в первую очередь, преимущество. Перед нежитью, конкурентами, возможными врагами. И, поскольку каждое новое достижение увеличивало наши шансы на выживание, то никто не торопился делиться им с посторонними, не будучи точно уверенным, что эти знания не обернуться против него.
        Вот и я под пристальным взглядом столичного коллеги почувствовал себя неуютно. Более того, какой-то холодный комок вдруг образовался в груди при мысли, что я собираюсь ему довериться. Но отступать было поздно, насчет трупов я тоже не шутил, поэтому все-таки продолжил, очень тщательно подбирая слова.
        - Для гулей мы с тобой на одно лицо, - медленно проговорил я, выразительно покосившись на свободные одежды Лойда. - Если разделимся, то один сможет отвлечь внимание, а второй в это время попробует сходить на темную сторону за телом.
        Маг со скептическим видом оглянулся, смерил взглядом расстояние до здания, после чего качнул головой.
        - Слишком близко. Даже сделать ничего не успеем.
        - Успеем. Главное, суметь оттащить гуля подальше.
        - Да куда ты его оттащишь? Оглянись - мы на пустыре, Рэйш! Здесь даже укрытия никакого нет!
        Я усмехнулся.
        - Вообще-то есть. Надо только приволочь гуля не к Управлению, а к храму.
        - К какому ещё храму? - дрогнул маг, воззрившись на меня почти растерянно. А потом проследил за моим взглядом и едва не покрутил пальцем у виска. - Ты в своем уме? До него же расстояние почти в три раза больше!
        - Зато гули туда не подходят. Шагов на сорок там простирается мертвая зона, от которой они шарахаются как от огня.
        - И что? Тебя еще на середине пути перехватят! Знаешь, с какой скоростью они умеют бегать?!
        Я спокойно кивнул.
        - Конечно. Но велика вероятность, что из-за твари, которая убила их сородичей, они побоятся отлепиться от крыши. Или, по крайней мере, промедлят, дав нам немного форы. Тогда как, если идти в здание напрямую, им даже напрягаться не понадобится - спрыгнул себе вниз и готово, можно встречать гостей.
        - Нет. Даже я не рискнул бы состязаться с ними в скорости, - покачал головой маг. - На темной стороне силы уходят вдвое быстрее.
        «Ну, не всегда и не у всех», - подумал я, сделав для себя зарубку в памяти.
        - Но даже если ты и прав, и гули действительно тебя отпустят, - продолжил тем временем маг, выразительно обведя глазами заснеженную площадь. - Что ты собрался делать дальше? Намереваешься выпотрошить тела прямо там, возле храма? На виду у жрецов?
        - Почему бы и нет? Мы же не на алтарь их класть собираемся. Да и жрецов внутри по ночам не бывает, так что помешать нам будет некому.
        Лойд немного помолчал. А затем подошел ближе и, цепко на меня взглянув, вполголоса добавил:
        - Надеюсь, ты не собрался использовать прямую темную тропу отсюда и до храма?
        От этого вопроса холодок в груди стал отчетливее, но на моем лице отразилось лишь вежливое недоумение.
        - Имеешь в виду коридор, созданный непосредственно на темной стороне?
        - Тропу, - ровным голосом поправил Лойд, по - прежнему не сводя с меня пристального взора. - С некоторых пор коридоры сквозь сжатое пространство принято называть темными тропами. А тропы, которые начинаются и заканчиваются на темной стороне, принято называть прямыми.
        Я мысленно пожал плечами: тропы так тропы. Хотя, по-моему, термин «коридор» лучше отражает суть того, что происходит.
        А вслух нейтральным тоном заметил:
        - Я слышал, что такие бывают. Но пока не видел, чтобы кто-то из магов ими пользовался.
        Ну да. На себя я во Тьме не смотрю, а Палач, разумеется, не в счет.
        - Само собой, - фыркнул Лойд, а потом неожиданно расслабился. - Они, конечно, хороши - по ним можно ходить на любые расстояния. Но внутри них время ведет себя как больное, так что никто не суется туда без острой необходимости. Мне как-то довелось увидеть дурака, который прошел такой тропой на спор. Так вот, нырнул он туда двадцатилетним парнем, а вывалился обратно столетним стариком, от которого, к тому же, разило безумием. Ничего так цена за выигрыш, да?
        Я благоразумно промолчал.
        Что ж, с безумием я уже был неплохо знаком, и оно меня не пугало. А насчет возраста… пока особых изменений я в себе не замечал. В зеркала, правда, смотреться не любил, но Йен бы обязательно всполошился, если бы на моей физиономии вдруг проступили дополнительные морщины.
        - Уверен, что потянешь такое расстояние? - вдруг безо всякого перехода осведомился Лойд, кинув полный сомнения взгляд на далекие шпили храма.
        Я хмыкнул.
        - Не был бы уверен, не предлагал.
        - А если тварь еще здесь? И захочет поучаствовать в погоне?
        - Ты за этим проследишь. И крикнешь, чтобы я вернулся в реальный мир, если станет совсем жарко.
        Лойд еще раз смерил взглядом расстояние от нас до Управления, потом до храма. Беспокойно покосился на подозрительно притихших гулей. Прошелся мимо меня туда-сюда, о чем-то задумался, что-то подсчитал. А затем наконец, обронил:
        - Рискованно, Рэйш. Очень.
        - Знаю. Но я готов попробовать, если ты прикроешь мне спину.
        - Одному мне за всем не уследить: слишком много переменных. ?отя… пойдем, - вдруг встрепенулся маг и заметно посветлел лицом. - Кажется, я знаю, кто нам с этим поможет.

* * *
        - Вы оба ненормальные! - с нескрываемым раздражением пробормотала Триш, протопав мимо нас по направлению к храму. - Это ж надо было до такого додуматься! Я еще понимаю мастер Рэйш - о вас я сегодня уже досыта наслушалась, но чтобы мой мудрый и осторожный наставник вдруг пошел у кого-то на поводу…
        Она сердито всплеснула руками и, надвинув на лицо «очки», укорила шаг. А мы с Лойдом понимающе переглянулись, после чего он нацепил на нос второй прибор и, прежде чем отойти на заранее оговоренную позицию, философски пожал плечами.
        - Женщины…
        Я терпеливо дождался, когда между нами останется шагов тридцать, и тоже приготовился. Плащ, чтобы не мешал при беге, я заранее оставил в холле, а шляпу передал под личную ответственность Норриди. Йен, естественно, эту авантюру не одобрил, но Лойд с таким уверенным видом пообещал, что все риски возьмет на себя, что тот в конце концов все же отступился.
        Да, стоять в одной куртке посреди продуваемой всеми ветрами площади было глупо, но мороза я почти не чувствовал: холод темной стороны так давно и глубоко пробрался мне под кожу, что оттого, что теперь его стало чуточку больше, хуже я себя не почувствовал.
        Где-то через четверть свечи Хелена наконец добежала до храма и, заскочив на крыльцо, помахала оттуда рукой.
        Так, один наблюдатель готов.
        Чуть позже Лойд добрался до своего наблюдательного пункта, который мы решили разместить примерно по центру площади, чтобы маг в равной степени мог уследить и да зданием УГС, и за соседними домами, и за неведомой тварью, если та вдруг надумает объявиться. Ну и чтобы я его, естественно, мог увидеть, потому что никакой крик на темную сторону, разумеется, не дойдет.
        Отлично. Второй наблюдатель тоже на месте.
        Йена на улицу мы по понятным причинам не пустили. Третьего прибора столичные гости с собой не привезли, так что бедняге ничего не оставалось, как следить за происходящим через окно и грызть ногти от беспокойства.
        - Пошел! - наконец крикнул через всю площадь Лойд и я, поплевав на ладони, решительно скользнул во Тьму.
        Переход на этот раз получился быстрее и гораздо легче, чем обычно - я словно под лед провалился, одним махом перейдя на другой слой реальности. Правда, быстро сориентировался, встряхнулся. Ну а уж нагнуться и подхватить валяющиеся под ногами тела было делом техники, после чего мне оставалось только сорваться с места и под яростную жестикуляцию Лойда со всех ног кинуться к храму.
        Да, эту часть плана я в последний момент слегка изменил и прихватил с собой не один, а сразу два трупа. Нести их оказалось не столько тяжело, сколько неудобно. Но вот беда - дохлые гули отменно смердели. А я даже нос не мог прикрыть, потому что обе руки оказались заняты.
        Где-то на двадцатом прыжке у меня за спиной послышалось беспокойное шевеление, а затем и взволнованное курлыканье. Но оглядываться я не стал - некогда. Тут слегка отвлечешься, как споткнешься о какую-нибудь деревяшку, кувырнешься в сугроб и, чего доброго, сломаешь ногу. А без ноги на темной стороне даже очень хорошему магу делать нечего. Так что я лишь перехватил увесистых тварей поудобнее и прибавил ходу.
        К счастью, расчет оказался верен, и большинство гулей так и не осмелилось покинуть безопасное место. Однако кое-кому присутствие неизвестного убийцы показалось недостаточно веской причиной, чтобы отказаться от славной трапезы, так что сразу несколько крысюков, помедлив некоторое время, все же спрыгнули с крыши и, учуяв запах человека, ринулись в погоню.
        Скосив глаза на отчаянно жестикулирующего Лойда, я увидел четыре пальцы и мысленно ухмыльнулся.
        Всего четверо… не так уж много для темного мага.
        Ах нет… кажется, ещё двое гадов успели проголодаться. Итого, шестеро. Но если учесть, что гулей здесь собралось больше сотни, это был наилучший из всех возможных вариантов.
        Прикинув на глазок расстояние до храма, возле которого информацию о преследователях честно дублировала Триш, я мысленно перевел дух.
        Успею.
        Бежать все ещё было нетрудно, насчет быстро убывающих сил Лойд тоже изрядно преувеличил - я мчался так, что ветер свистел в ушах, а дома на краю площади слились в одну смазанную полосу, и не чувствовал усталости. Потом я, конечно, свалюсь и какое-то время буду совершенно недееспособен, но сейчас мне даже дышать глубоко не требовалось - телу, которое толком не живет, дополнительного питания не требовалось.
        Или, думаете, нежить просто так здесь такая шустрая?
        Впрочем, поймав на мгновение взглядом растерянно вытянувшуюся, поразительно быстро приближающуюся физиономию Триш, я со смеш?ом подумал, что, пожалуй, способен сейчас потягаться в скорости даже с темными тварями. Палач с его удивительными талантами мне, конечно, оказался не по плечу, а вот гули - да, с ними я, пожалуй, мог побороться на равных.
        Увы. Стоило проявить некоторую толику самодовольства, как толстяк Абос неожиданно решил от меня отвернуться. Примерно за сотню шагов до крыльца одна из волокущихся по земле туш зацепилась за что-то когтями, и я прямо на бегу споткнулся, едва не пропахав носом слежавшийся снег. Хорошо, хватило ума выпустить мешающуюся ношу, чтобы вовремя сгруппироваться. Но даже так меня отшвырнуло на несколько шагов вперед, лихо перевернуло через голову и с силой приложило коленом о наст.
        Твою мать!
        - Ремос, старина, да что ж ты делаешь, а?! - с досадой прошипел я, проворно вскакивая на ноги. А затем обернулся, увидел несущихся во весь опор шестерку тварей, крепко выругался и, прихрамывая на правую ногу… ринулся им навстречу!
        - Рэйш! Что ты творишь?! - шевельнул вдалеке губами Лойд, а его лицо исказилось от ярости.
        «Успею», - упрямо подумал я, подбегая к брошенным трупам. После чего наклонился, рывком подхватил одну из туш и с хеканьем зашвырнул ее прямо в пасть подбежавшего гуля.
        От удара тварь взвизгнула, кувырнулась в воздухе и, не выдержав столкновения с увесистым телом, с хриплым воем рухнула в снег. Не давая ей опомниться, я подбежал и с силой двинул башмаком облезлой крысе в висок, а пока ошеломленная нежить пыталась подняться, выхватил меч и одним ударом снес ей голову.
        Снова нагнувшись и подхватив уже обезглавленный труп, я тем же испытанным приемом встретил второго подбежавшего гуля. А пока тот барахтался в сугробе, прямо на лету располовинил следующего, а затем повернулся к первому, чтобы избавить его от необходимости подниматься. И со злым удовлетворением отметил, что хотя бы в отношении низшей нежити Лойд был прав - они действительно тупые.
        Следующую пару тварей мне пришлось встречать впопыхах, посреди залитого кровью поля, и потратить некоторое время, чтобы подловить их на ошибке. Какое-то время мы танцевали на утоптанном снегу, пару раз мне даже удавалось их зацепить, а однажды я и сам едва не подставился - ушибленное колено подвело. Но после недолгой немилости жабоподобный бог вновь повернулся ко мне лицом, и очень скоро заснеженную площадь украсили ещё два уродливых трупа.
        Эх, сюда бы мою «секиру»…
        С последним гулем тоже пришлось повозиться, потому что эта тварь оказалась намного более опытной, менее юркой и, как следствие, более осторожной. Однако когда с ней удалось, наконец, расправиться, с крыши конторы спрыгнули еще несколько радостно курлыкающих тварей и, не выдержав душераздирающего зрелища ускользающей добычи, тоже ринулись в погоню.
        С трудом отыскав среди окровавленных тел те, ради которых все это и затевалось, я снова взвалил их на спину и что было сил припустил к храму. Но то ли на этот раз гули мне попались особенно резвые, а то ли ушибленная нога давала себя знать, но до спасительной зоны добраться мне уже не дали.
        Когда до нее оставалось всего пара десятков шагов, Триш вдруг подпрыгнула и знаками показала, чтобы я бросал все и спешил к ней сo всех ног. А потом и Лойд откровенно разнервничался и заметался по площади, как попавший в ловушку заяц. Что-то, кажется, даже прокричал, а затем так яростно замахал нам руками, что я поневоле встревожился.
        Наверное, я ещё никогда в жизни так быстро не бегал, как в те бесконечно долгие несколько ударов сердца. Наплевав на боль, последние шаги я уже даже не бежал, а практически летел, слыша позади угрожающий хруст земли под когтями и жаркое дыхание за спиной.
        Поняв по внезапно посеревшему лицу Триш, что все равно не успеваю, я прямо на бегу сбросил с плеча истекающую кровью тушу и отшвырнул ее подальше. А когда стало ясно, что и это не помогло и, как минимум, один гуль находится на расстоянии прыжка, я сбросил второй труп и, проворно отскочив в сторону, поднял на него свое единственное оружие.
        Раскинувший лапы гуль, решивший именно в этот момент совершить бросок, буквально насадился брюхом на острие. При этом плешивая тварь оказалась так велика, что от мощного удара я не просто отступил - меня самым невероятным образом швырнуло навзничь. А смердящая туша еще и навалилась сверху, яростно щелкая слюнявой пастью, бешено толкаясь лапами и почти не обращая внимания на торчащие из спины полторы ладони закаленного железа.
        С трудом увернувшись от гнилых зубов, я обхватил одной рукой мощную шею, прижимая хрипящую тварь к земле, а второй принялся остервенело кромсать мертвую плоть, заливая черной кровью лицо и рубаху. Но при этом с досадой отметил, как ещё одна троица тварей с огромной скоростью несется к месту схватки, откуда, что самое обидное, до спасительной зоны было уже рукой подать.
        Нет. Похоже, уйти они мне отсюда не дадут. Вон, как спешат. Знают, гаденыши, что к храму им нет ходу, вот и торопятся, чтобы хоть одним зубом, но вцепиться в живую плоть.
        Наконец, отчаянно дергающийся гуль захрипел и обмяк, умудрившись напоследок цапнуть меня за плечо. С трудом отпихнув тяжелую тварь в сторону, я почти сразу поднялся, но вынуть клинок не успел - видимо, Абос решил, что уже достаточно сегодня помог, и снова от меня отвернулся. Потому что испытанный в боях клинок в самый неподходящий момент застрял в кости; я, естественно, его бросил и торопливо поковылял к храму, но последняя троица гулей к тому времени оказалась до отвращения близко. И, когда я с облегченным вздохом вывалился в мертвую зону, они не только не остановились, но ещё и к прыжку приготовились, видимо, рассудив, что игра стоила свеч.
        Признаться, я несколько огорчился, обнаружив ошибку в собственных расчетах. Лойд, которого я на мгновение поймал взглядом, выразительным жестом схватился за голову. Триш, на удивление не испугавшись, спрыгнула со ступенек и бросилась на помощь, даже не подумав, что сейчас это бесполезно. Ну а я…
        Я, полагаю, слишком долго раздумывал, не свалить ли мне отсюда подобру-поздорову, наплевав на конспирацию. И, наверное, только поэтому успел заметить мелькнувшую на краю сознания смазанную тень - приземистую, чем-то похожую на детский мячик или клубок спутанных ниток, и услышать необычный звук, похожий на щелканье невидимых четок.
        Щелк… щелк-щелк…
        Признаться, когда прямо у меня на глазах снежный настил под одной из тварей беззвучно раскрылся, выпустив в густом облаке снега это нечто, я самым настоящим образом оторопел. А странная тварь, буквально на долю мгновения мелькнув у меня перед глазами, мазнула парочкой полупрозрачных «нитей» по шее ничего не подозревающего гуля и тут же исчезла.
        Да-да. Просто раз - и ее не стало, тогда как мчащийся во весь опор зверь неожиданно споткнулся и, лихо кувыркнувшись через голову, с придушенным воплем рухнул, пропахав в снег приличную борозду.
        Всего через один удар сердца такой же беззвучный взрыв раздался под лапами второго, а миг спустя и третьего гуля. Прямо на моих глазах они один за другим зашатались и рухнули в сугроб. А когда накрывшая их с головой снежная дымка рассеялась, на площади снова никого не было. Только Триш беззвучно развевала рот, пытаясь поверить в то, что мы сейчас увидели, да растерянно замерший Лойд так и держался за голову, переводя диковатый взгляд с издохших гулей на такого же обалдевшего меня.
        ГЛАВА 6
        - Так тебе и надо, - мстительно заметил Йен, накладывая на рану последний стежок. - Жаль, что тебе всю руку не откусили, тогда, может, ты бы запомнил, где следует остановиться.
        Я неохотно приоткрыл один глаз.
        Плечо уже почти не болело, так что можно было обойтись и без штопки. С коленом тоже ничего страшного не случилось - завтра буду как новенький. Но если уж Норриди что-то вбил себе в голову, то переубедить его никому не удастся. Так что пришлось смолчать и позволить ему воткнуть в меня иглу.
        - На, одевайся, - буркнул он, когда с раной было покончено, а на плечо легла тугая повязка.
        Я с сожалением проводил глазами безнадежно испорченную одежду, которая отправилась в мусорную корзину, и, мысленно скривившись, натянул на себя запасную рубаху Йена. Рукава у нее оказались чересчур длинными, в груди немного жало, но лучше уж так, чем смущать голым торсом единственную даму или подвернуться пристальному осмотру со стороны ее наставника, только-только поднявшегося в кабинет.
        - Как все прошло? - спросил я, когда заметил, что Лойд не только вернулся, но и внимательно изучает шрамы на моей коже.
        Маг вместо ответа продемонстрировал нам пустой пузырек.
        Да, я прекрасно помнил, что на темной стороне магам категорически не рекомендовалось оставлять ни волосы, ни обрывки кожи, ни тем более кровь. Как и то, что остатки живой плоти прекрасно уничтожались огнем или обыкновенным растворителем, о котором я недавно вычитал в дневнике учителя и тоже теперь носил при себе.
        Другое дело, что после того, как я перед уходом шепотом принес Фолу небольшую жертву, об этом можно было не беспокоиться. Но я же не мог сказать, что Лойд зря на целый час задержался на темной стороне, чтобы облить этой дрянью землю? Как не мог попросить его отвернуться, ибо никаких божественных символов на моем теле увидеть ему было не дано.
        - Тварь больше не объявлялась? - на всякий случай уточнил Йен, когда мы с магом обменялись понимающими взглядами, и Лойд, качнув головой, опустился на стоящий рядом стул.
        - Я не видел. А гули как забились на крышу, так оттуда до сих пор не слезли, так что мне никто не мешал.
        - Так что же там все-таки произошло? - отерев ладони, присел на подоконник Йен. - Что это за тварь и почему она вас не тронула?
        - Что за это такое, мы пока не знаем - я никогда ничего подобного не видел, - ровно отозвался маг. - Нас с Триш она не заметила, потому что мы находились в реальном мире. А вот Рэйшу сегодня крупно повезло.
        Я подхватил со стола шляпу и, нахлобучив ее на голову, плюхнулся на соседний стул.
        - Боги не любят, когда их тревожат по пустякам. Они и живых-то не особо жалуют, а уж если в двери храма стучится нежить… так что да, мне повезло. Зато образцов для изучения мы получили предостаточно.
        Йен неприязненно покосился в мою сторону.
        - Даже спрашивать не буду, каким местом ты думал, когда планировал эту дурацкую операцию. Но буду благодарен, если после окончания работ вы вышвырнете эту падаль подальше и больше никогда не вспомните, что я по доброй воле на это согласился.
        - Можем трупы на площади сжечь, - предложил я. - Под веселые пляски, радостный свист толпы и торжественные песнопения жрецов.
        - Заткнись, Арт. Сейчас не время для твоих шуточек. Скажи лучше, оно того стоило? Вы хоть что-нибудь полезное там нарыли?
        Мы с Лойдом быстро переглянулись.
        - Можно сказать, что нарыли, - признался я, натягивая на себя куртку и снова усаживаясь за стол. - Правда, саму тварь я толком не разглядел. Но мне показалось, что какое-то подобие лап у нее все-таки есть. Еще она очень маленькая, примерно с мой кулак, и действительно очень быстро передвигается. Я бы даже сказал, слиш?ом быстро для обыкновенной нежити.
        - Почему она убивает именно таким способом, тоже не совсем понятно, - мрачно добавил маг, усаживаясь на соседний стул. - Раны на трупах одинаковые. Одна и та же ширина, ровные края… их явно нанесли не зубами, а когтями. Только тварь почему-то ими не режет, что было бы логичнее, а колет. Как копьем.
        Я кивнул.
        - И это при том, что длина когтей у нашего убийцы не самая подходящая.
        - С чего вы решили? - встрепенулась устроившаяся в кресле Йена Триш, которая, хоть и не умела ходить на темную сторону, но следила за нашими действиями с помощью «очков». При этом, разумеется, не слышала, о чем мы говорили, и поэтому, похоже, не во всем разобралась.
        - На каждом трупе мы нашли по две раны. Одинаковой ширины, глубины и располагающихся друг напротив друга: одна на горле, вторая на загривке. А это значит, что рабочих когтей у нашей твари, как минимум, два. Но оба довольно короткие. И действует она ими одновременно. Вот так…
        Я вытянул указательные пальцы на руках и быстрым движением свел их вместе. Так, чтобы кончики фаланг на мгновение соприкоснулись.
        - Это неудобно для существа таких размеров, - одобрительно кивнул Лойд, который один из трупов вскрывал собственноручно. - Неудобно, в первую очередь, чисто технически, ведь к гулю ещё надо суметь подобраться. А они - твари пугливые, чуткие. Тем не менее, когда мы осматривали место убийства, следов борьбы нигде не было. Значит, тварь не только быстра, но, скорее всего, не имеет отчетливого запаха и, к тому же, умеет неплохо маскироваться. А еще, возможно, передвигается нe толь?о по снегу, но и под ним. Роет норы, прогрызает ходы…
        «Или же создает прямые тропы, как Палач», - добавил я про себя, но вслух, конечно, ничего не сказал. В отчетах об этом не упоминалось, и мне показалось преждевременным сообщать столичным коллегам, что полученная ими информация, мягко говоря, неполна.
        - Может, она использует когти таким образом не потому, что это удобно? - неожиданно подала голос Триш.
        Мы посмотрели на нее с удивлением.
        - Обычно гулей действительно убивают, отсекая голову, - напомнила девушка. - B любом учебнике об этом написано. Как вариант - можно разрубить туловище, после чего гуль, конечно, сразу не умрет, но ослабнет. А если его не добить, то вскоре он будет съеден собственными сородичами.
        - Но у нашего убийцы короткие когти, - запоздало сообразил я. - Перерубить шею с одного удара ими не получится, поэтому тварь ломает гулям всего один позвонок.
        Триш кивнула.
        - И рассекает дыхательное горло…
        - Ну, это лишнее - гули ведь не дышат в полном смысле этого слова.
        - Но тварь-то об этом может не знать, - возразила девушка, заработав в моих глазах несколько дополнительных баллов. - Вряд ли она читала наши учебники.
        - Зато, если она пришла сюда из других краев, то, может, просто привыкла так охотиться? - предположил Норриди. - Есть в вашей классификации какие-нибудь монстры, которых следует убивать именно таким способом?
        Триш фыркнула.
        - Да сколько угодно. Мороки, например. Или болотные слизни.
        - Что ещё за мороки? - с подозрением осведомился Йен. - B наших краях такие водятся?
        - Нет. Мороки - это гигантские змеи, которые предпочитают прятаться среди барханов. Они - пустынные жители и в здешних снегах вряд ли сумели бы выжить.
        - То есть, темная сторона не везде такая, как у нас?
        - Нет, конечно, - усмехнулась Триш. - Она лишь старит местность, придает вещам ветхость, но на климат практически не влияет. Если у вас зима, то и на темной стороне будут лежать сугробы до колена. А если ты окажешься посреди пустыни, то ничего практически не изменится. Разве что жарче станет, да скорпионов прибавится.
        Гм. Начитанная девочка. Вот только Нииро рассказывал совсем по-другому.
        - Так. Ладно, - по-настоящему заинтересовался Норриди. - А что насчет слизней?
        - Я их только на картинках видела, - недолго поколебавшись, призналась девушка и, прикрыв глаза, без запинки продекларировала: Класс - низшие, подтип - беспозвоночные. Встречаются чаще в средней полосе, вблизи болот. И внешне похожи на комок слизи с доброй дюжиной щупалец, которыми они шарят под водой поисках добычи.
        - Что, прямо уж так и ровно дюжина? - с едва уловимой насмешкой уточнил Йен, когда она снова открыла глаза и вопросительно на него посмотрела.
        - Ну, может, и меньше. В книгах где как написано. Но больше, чем дюжина, я в описании не встречала.
        Гм. А я встречал. Ну да не суть важно.
        - А почему их можно убить только одним ударом? - снова спросил Йен, когда я с равнодушным видом отвернулся.
        - Потому что у слизней нет головы и всего один нервный узел, который располагается в глубине тела. Щупальца рубить бесполезно - они быстро отрастают, да еще иголки ядовитые имеют на концах.
        Угу. А еще эти твари шустры сверх меры, умеют ловко нырять и часто набрасываются на свои жертвы именно под водой, опутывая их щупальцами. И хоть сами по себе слизни не слишком велики и охотились, в основном, на некрупную добычу, плавать на темной стороне все равно не рекомендовалось.
        Но в целом девочка ответила правильно. Хоть она и не умела пока ходить на темную сторону, но подковал ее Лойд неплохо. Чувствуется выучка, с теорией у нее тоже дела обстояли довольно сносно. Главное, чтобы она потом на практике не растерялась, иначе грош цена всем этим книжным знаниям.
        - Так, коллеги… вам не кажется, что уже довольно поздно? - громко поинтересовался я, заметив, что Норриди чересчур пристально уставился на даму и уже собрался открыть рот для очередного вопроса. - С учетом того, что скоро начнет светать, предлагаю всем разойтись по домам, а остальными делами заняться потом. Все равно ваши бумажки никуда не убегут.
        Триш встрепенулась, будто хотела возразить, но потом покосилась на наставника и быстро кивнула.
        - Поддерживаю. День и впрямь был насыщенным. Да и вряд ли нас сегодня кто-нибудь потревожит.
        Я слегка удивился такой покладистости, но потом обратил внимание, как сгорбился за столом непривычно молчаливый Лойд, и толкнул локтем несколько озадачившегося Йена. А тот, только сейчас сообразив, что столичный гость после всей этой беготни настолько умаялся, что вот-вот заснет, неловко кашлянул:
        - Если хотите, можете устроиться здесь. Большинство кабинетов пустые. Подушки и одеяла тоже найдем - у нас тут нередко сотрудники остаются.
        - Благодарю, - отчего-то отказалась девушка. - Но мы лучше на постоялый двор поедем. Ваш возница способен нас туда забросить?
        - Конечно. Сейчас его разбужу.
        Триш благодарно кивнула. А едва Норриди ушел, осторожно потеребила наставника за плечо, а когда тот открыл глаза и виновато улыбнулся, протянула ему плащ.
        - Пойдем спать, Ос. Мы на сегодня закончили.
        Я проследил за тем, как они поднимаются из-за стола, как собирают остальные вещи и вместе уходят, по пути о чем-то вполголоса разговаривая. Прислушался к медленно удаляющимся шагам Лойда. Затем выглянул окно, чтобы убедиться, что Чет успел подогнать ко входу казенный экипаж. Наконец, проводил глазами исчезающий в темноте кэб и вопросительно посмотрел на вернувшегося Норриди.
        - Ну? И как тебе наши гости?
        Йен плюхнулся на свое законное место и, взъерошив густую шевелюру, странно улыбнулся.
        - Нормально, работать можно. А тебе?
        - Честно говоря, пока не решил.
        - Что ж так? - рассеянно переспросил он. - Неужели испугался конкуренции?
        Я вопросительно приподнял одну бровь.
        - Разве похоже, что я чего-то испугался?
        - Да что у тебя за привычка отвечать вопросом на вопрос? - вдруг поморщился Норриди, выдвинув верхний ящик стола и достав оттуда небольшую фляжку. - Знал бы ты, как она меня раздражает!
        Я только фыркнул.
        Знал бы он, сколько меня раздражает в людях по жизни! Как много среди них тех, кого я вообще не хотел бы видеть, и тех, от кого я бы с огромным удовольствием избавился…
        - Ты домой или тут переночуешь? - через некоторое время снова спросил Йен, с чувством хлебнув из фляжки и аж причмокнув от удовольствия.
        - Ни тo, ни другое. Мне еще надо поработать.
        - Ночь же на дворе, - удивился Норриди, но я только улыбнулся.
        - Вот именно.
        После чего подхватил со спинки стула плащ и, успев услышать напоследок протестующий вопль, мгновенно провалился во Тьму. Туда, где даже глубокой ночью царили мягкие сумерки и где меня, как и все предшествующие дни, ждали неотложные дела.

* * *
        - С добрым утром, - с мрачным видом сообщил Йен, когда вскоре после полудня я переступил порог его кабинета. - Долго дрыхнешь, Рэйш. Мы тебя уже заждались.
        Я кивнул Лойду, жестом поприветствовал стоящую у окна даму и, бросив на спинку стула мокрый плащ, с удовольствием сел.
        Кажется, гостям пошел на пользу недолгий отдых. Лойд выглядел намного лучше, чем несколько часов назад, и вновь казался снова собранным и бодрым. Триш была задумчивой и слегка рассеянной. И только Норриди выглядел расстроенным, хотя ни одной видимой причины этому я не нашел.
        - Что-то ты частенько стал ночевать вне дома, - укорил меня Йен, когда я вытянул ноги и со сладким хрустом потянулся. - Вчера тебя найти не могли, сегодня Чет опять не достучался… Неужто у тебя наконец-то случились перемены на личном фронте?
        - Завидуешь? - флегматично отозвался я.
        - Кому? Твоей подружке? Напротив, сочувствую бедной леди, которой каждое утро приходится лицезреть такой кошмар.
        Я, не сдержавшись, зевнул.
        - Пора бы и тебе кого-нибудь завести. Может, тогда перестал бы походить по утрам на оголодавшего гуля.
        - Вот только от тебя мне советов не хватало, - неожиданно огрызнулся начальник, стрельнув глазами в сторону Триш. - В отличие от некоторых, я всю ночь работал, а не развлекался!
        Я поднял на него красные от недосыпа глаза.
        - Йен, ты чего такой злой?
        - Триш вчера случайно «очки» забыла на подоконнике, - вместо него отозвался Лойд. - А любопытство, как известно, до добра не доводит, вот господин Норриди и придумал себе работу до самого утра.
        - И что случилось?
        - На. Полюбуйся, - с раздражением буркнул Йен, и мне на колени прилетел упомянутый прибор.
        Я удивленно крякнул, но все же подошел к окну и, потеснив Триш, поднес «очки» к глазам.
        Как и вчера, я явился в Управление одним большим прыжком через темную сторону, поэтому о том, что творится на улице, не имел ни малейшего понятия. Для пеших прогулок по городу я слишком устал, кэб за мной, разумеется, не прислали, а хранилище для трупов было на редкость удобным местом, куда я мог переместиться быстро и не привлекая к себе внимания.
        От гулей его прикрывали неплохо сохранившиеся перекрытия первого и второго этажа. Эти же самые перекрытия оказались непроницаемы для волшебного прибора, в чем я вчера успел убедиться. Плюс на дверях «холодильника» стояла приличная защита, так что я, создавая прямые тропы, совершенно ничем не рисковал.
        Однако Йен выглядел по-настоящему встревоженным. И всего через пару мгновений я наконец понял, что его так довело.
        На безлюдной площади перед зданием двумя рядами лежали наполовину занесенные снегом тела.
        В вертикальном ряду, судя по более толстому слою снежного по?рова, находились более старые трупы - видимо, те, что мы обнаружили вчера. А чуть выше находились все остальные. Кем-то старательно уложенные в одинаковые позы, причем так, что вместе мертвецы образовывали стилизованную букву «Т».
        Тихо присвистнув от удивления, я быстро пересчитал гулей.
        Четыре снизу, десять сверху…
        Выпавший за ночь снег, конечно, сгладил следы и припорошил кровавые пятна, однако отметины от борозд, оставшиеся после того, как тела притащили сюда, все еще хорошо просматривались.
        - Надо же, как интересно…
        - Мне вот уже ни капельки неинтересно, - нервно пробормотал Йен. - Эта сволочь действительно над нами издевается. Да ещё и послания составляет, хотя кто-то вчера нас уверял, что у нее мозгов на это не хватит!
        Проигнорировав ворчание друга, я отнял от лица «очки» и повернулся к Лойду.
        - Ты на улицу сегодня выходил?
        - Имеешь в виду темную сторону?
        - Да.
        - Я что, похож на идиота? - сухо поинтересовался маг. - Но трупы осмотрел, если ты об этом. И почти уверен, то это именно те твари, которые успели вчера добраться до храма. В том числе и те, которых убил ты.
        Хм. В принципе, это было возможно - вчера перед уходом с темной стороны мы с Лойдом поднапряглись и вышвырнули трупы за пределы мертвой зоны. Заметили бы когда-нибудь беспорядок боги - вопрос, конечно, спорный, но как минимум один жрец мог увидеть наши художества. А мне бы не хотелось объяснять потом отцу Лотию, по какой причине мы намусорили у самого входа в божественную обитель, да еще и не убрали за собой.
        - Действительно, очень интересно, - протянул я, снова повернувшись к окну. - Насколько я помню, парочке гулей я вчера отрубил головы… их наша зверушка тоже сюда приволокла?
        - Во втором ряду лежат. С левого краю, - сообщила Триш, тоже поднеся к глазам прибор.
        Я озадаченно повертел головой, но с такого расстояния трупы выглядели целыми.
        - Она что их, по кускам собирала, что ли?
        - А то! Я тут до рассвета проторчал, наблюдая, как она это делает, - неприязненно сказал Норриди. - Но все равно ни демона не понял, как и, главное, для чего эта тварь вообще надумала их здесь выложить.
        - Честно говоря, это больше похоже на трофеи, - задумчиво уронил я, изучая мертвецов. - Но на кой ляд ей было притаскивать сюда всех?
        Триш зябко поежилась.
        - Может, она с нами играет?
        - Не исключаю. Вопрос только - зачем? Йен… Йен! - повысил голос я, когда Норриди угрюмо промолчал. - Что ты видел, пока таращился сегодня в окно?
        - Ничего, - буркнул тот. - Снежок взвился, снежок опал, и на пустом месте возник новый труп. Еще через какое-то время на другом участке снежок взвился, опал, и у безголового гуля вдруг башка «приросла» на место.
        - Тварь их по порядку выкладывала?
        - Что? - сперва не понял Йен. Но потом все же сообразил, о чем именно я у него спрашиваю. - Не совсем. Сначала притащила тех, которых убил ты, а уже потом остальными занялась, укладывая их слева направо, будто это действительно важно.
        - Хм. И сколько времени у нее ушло на каждый труп?
        - Где-то по четверти свечи.
        Я по?ачал головой и снова ненадолго обернулся.
        - На десять тел у нее должно было уйти около двух с половиной свечей. Плюс еще полсвечи на другие тела. Ну, может, чуть больше или меньше с учетом того, что ты от волнения вполне мог ошибиться. Итого получается больше трех мерных свечей. Неужто ты все это время проторчал тут и ни разу не отлучился?
        Йен неожиданно смешался.
        - Ну, ?то ж знал-то… вдруг она бы еще что-нибудь придумала?
        Мда-а… зря, пожалуй, Лойд доверил ему «очки». Было бы лучше, если бы Норриди вообще ни?огда не узнал про темную сторону. А теперь, глядишь, и впрямь при первом удобном случае кинется прибор себе за?азывать. А то может, и сон о?ончательно потеряет, решив, что угроза оттуда станет однажды такой же реальной, ка? все то, что происходит в обычном мире.
        - Что теперь делать-то будем? - тихо спросила Триш, ?огда в ?абинете воцарилось нелов?ое молчание.
        Я с невозмутимым видом бросил Лойду прибор, вернулся на свой стул и хлопнул ладонью по ?олену.
        - Как что? Завтра?ать, ?онечно!
        - Ты что, больной? - мрачно посмотрел на меня Норриди. - Или тебя эта тварь совсем не беспо?оит?
        Я пожал плечами.
        - Она там. Мы здесь. Ей не дано выбраться в этот мир, а мы можем сколь?о угодно долго не выходить в тот. Значит, серьезной угрозы нет. К тому же, ты забыл, что расследовать наши гости приехали совсем другое дело. Вот им-то я и предлагаю вам заняться, а обсудить детали можно и в процессе перебирания бумаже?. Разве кто-то с этим не согласен?
        На мне скрестились сразу пристальных взгляда, но из всех только у Йена он был еще и недоверчивым.
        Да, работа темного мага порой грязна и опасна, но в ней есть и определенные преимущества. В частности, привыкнув к тому, что, помимо этого мира, есть ещё и другой, который независимо от нашего желания живет своей собственной жизнью, со временем начинаешь проще смотреть на вещи. И, пока на темной стороне кто-то кого-то жрет, в этом вполне можно успеть сделать что-то полезное. Ну, или хотя бы перекусить.
        Чем не философия?
        - Я бы от тоже перекуса не отказался, - наконец усмехнулся Лойд, тем самым завершив так и не начавшийся спор.
        - Не возражаю, - сдержанно улыбнулась Триш, откладывая в сторону «очки». И после этого Йену больше ничего не оставалось, как со вздохом подняться, крикнуть дежурящему внизу Чету и, отсчитав казенные золотые, отправить пацана в ближайший трактир.
        ГЛАВА 7
        Как и следовало ожидать, в архиве я долго не просидел и при первой же возможности слинял, предпочтя пыльным бумажкам прогулку на свежем воздухе.
        Оказавшись на улице, я даже удивился - настолько там все преобразилось с того раза, как я выглядывал туда в последний раз. Как ни странно, но после полудня неожиданно распогодилось, затянутые тучами небеса впервые за две недели полностью очистились, а от бьющего прямо в глаза солнца я с непривычки аж зажмурился - настолько оно показалось мне ярким.
        Смахнув с ресниц невольно выступившие слезы, я надвинул пониже шляпу и, прищурившись, окинул взглядом залитую светом площадь.
        Народ, как и всегда, занимался своими делами. Подняв воротники, бежали по искрящемуся снегу многочисленные прохожие. Со свистом туда-сюда сновали покрытые инеем экипажи. Сзади к некоторым из них были прикреплены деревянные санки, а внутри сидела закутанная в меха молодежь, которой за счастье было с ветерком прокатиться по городу, несмотря на сильный мороз. Неподалеку от здания городской ратуши стайка детей устроила игру в снежки, и облепленные неопрятными комьями мальчишки с воплями носились вокруг сложенных из снежных глыб, старательно пытаясь выбить из-за импровизированных крепостей идейного противника.
        При этом дети, как водится, были заняты исключительно собой, поэтому мало обращали внимание на то, что происходило вокруг. Неудивительно, что пешеходы, пряча улыбки, старались загодя обогнуть место эпопейной битвы. Опытные возницы мудро сворачивали в сторону. Но иногда кто-то из них все равно привставал на козлах и сердито грозил кулаком, потому что время от времени неосторожно брошенный снаряд все равно пролетал в опасной близости от лошадиных морд или же с грохотом врезался в карету.
        Правда, недовольных среди пассажиров или прицепившихся к кэбам «зайцев» я, пока наблюдал за этой возней, к собственному удивлению не заметил. Зато обратил внимание, что, как и вчера, к зданию Управления городского сыска люди старались не приближаться. Собственно, к нам и без того не стремились заглядывать в гости, однако в последние пару дней эта тенденция стала столь очевидной, что не заметить ее я просто не мог.
        Если получше присмотреться, становилось видно, что люди старались огибать даже то место, где неведомая тварь решила продемонстрировать свои трофеи. Трупы гулей никто из простых смертных не видел, на них никто не смог бы даже наступить. Тем не менее, протоптанные в сугробах дорожки упорно огибали подозрительное место, и ни один след не пролег к телам ближе, чем на пять-шесть шагов.
        Водрузив на голову утащенные из кабинета Йена «очки», я принялся вытаптывать вокруг трупов свою собственную тропинку.
        Гулей насторожить не боялся - что им ещё один призрак среди множества прочих? Так, лишняя тень над безмолвными снегами темной стороны. Ну а то, что тень вела себя не совсем обычно, им, скорее всего, было невдомек.
        - Развлекаешься? - раздался сзади знакомый голос, когда я завершил вокруг мертвецов второй круг.
        Подняв глаза на вышедшего из дверей Лойда, я невольно зацепил взглядом и облепивших верхнюю часть здания гулей.
        Сидят, родимые. Ждут чего-то и даже не шелохнутся. Только провожают людей несчастными глазами и беззвучно разевают пасти, если кто-то оказывался достаточно близко.
        - Пойдем, прогуляемся по городу, - неожиданно предложил маг, когда я уже собрался спросить, какого демона ему от меня нужно. - Хочу ещё разок взглянуть на то поместье Уэссесков. И сегодня мне для этого понадобится проводник.
        -м. Ему что, мало того, что я и так уже доложил в рапорте? Палача детально описал. Как оно все было, поминутно рассказал. Целых два раза. Даже подробную схему нарисовал, кто из нас и где находился в каждый конкретный момент времени. Со стрелочками. А ему все неймется. Или, может, в эту лысую голову пришла какая-то новая мысль?
        Услышав скрип ворот и видев, как Чет выгоняет из конюшни уже запряженный гнедой лошадкой кэб, я мысленно вздохнул и, меся снег сапогами, направился к экипажу.
        Эх. Значит, придется ехать - Лойд ведь не отстанет. А с учетом того, что он до сих пор не отказался от мысли отыскать пропавший перстень Нииро, мне и дальше придется соблюдать осторожность.
        Забравшись в кэб, я к собственному недоумению обнаружил, что сегодня мы едем не одни - внутри уже находилась Триш, закутанная в такой же кожаный плащ, как у Лойда. Но, прежде чем я успел спросить, почему мы берем с собой девчонку, если приборов у нас только два, Лойд уже запрыгнул следом, Чет звонко щелкнул кнутом, и отдохнувшая за ночь лошадка бодро взяла с места, едва не опрокинув меня на сидящую напротив даму.
        До поместья Уэссесков мы добирались в молчании. В присутствии Триш разговор почему-то не клеился, да и когда мы прибыли на место и втроем подошли к покосившейся калитке, обсуждать что-либо лично меня не тянуло.
        - На темной стороне небезопасно, поэтому сперва пройдемся так, - сообщил Лойд, решительно заходя на территорию поместья. Триш молча последовала за ним, а мне оставалось равнодушно кивнуть.
        Как захотят, так и будет. Хотя я тоже предпочел бы лишний раз не дразнить непонятную тварь, по крайней мере пока мы не выясним, что она собой представляет.
        Гули, кстати, нам не мешали - когда мы прибыли, в окрестностях поместья не было ни одной твари, так что Лойду даже отпугиватель применять не пришлось. Видимо, загадочный убийца сумел напугать нежить так сильно, что даже в перенасыщенное магией место они предпочитали не соваться. Зато теперь я понимал, по ?акой причине в прошлый раз маг здесь не только быстро управился, но и, к моему удивлению, вышел отсюда живым.
        Затем про протяжении почти двух свечей мы методично исследовали обгоревшие развалины, поочередно передавая друг другу «очки» и вычерчивая на снегу схему произошедшего. Но если Лойд планировал подловить меня на деталях, то зря - за прошедший месяц я подготовился к проверке основательно. И, поскольку с самого начала знал, что она обязательно будет, то привнес в свой рапорт максимум достоверности.
        В частности, еще до того, как сжечь останки Нииро, я принес их сюда вместе с трупом Палача, от которого собравшиеся вокруг дома гуля прыснули, как крысы - от голодного волка. Даже изуродованный и абсолютно безобидный, древний монстр наводил на низшую нежить такой ужас, что я без помех сумел сделать все, что задумал, и только потом поджог окоченевшие трупы.
        Уже по этой причине я мог без колебаний указать Лойду на те места, где якобы погиб мой не случившийся наставник. Нарисовал на земле примерную схему, как мы при этом двигались. Прямо в шагах вымерял и отметил расстояние, на котором от меня был Палач, когда добивал старика… да и вообще, перенести на новую местность нарисованную в уме схему острова, который за шесть с половиной лет я изучил как свои пять пальцев, было совсем несложно. Так что Лойд, если, конечно, у него была такая цель, при всем желании не смог бы подловить меня на вранье.
        В мою пользу безусловно говорили остатки пепла, которые нашлись именно в тех местах, где я оставил приметные камушки. А также сломанные стены, распиленные «секирой» балки, разрушенная кладка и все те характерные следы схватки, которые я очень постарался сделать реалистичными.
        Снять слепок аур, благодаря усиленному магией фону, следователям, правда, не удалось, но и без того, как я надеялся, картина выглядела достоверной.
        Когда мы закончили, и Лойда удовлетворил полученный результат, Триш, завладев на время «очками», что-тo пометила карандашом в прихваченном из Управлении блокноте. После чего маг поманил нас обоих пальцами и, собрав в кружок, задал совершенно неожиданный вопрос:
        - Коллеги, нравится ли вам это тихое и замечательное во всех отношениях место?
        У девушки от удивления на мгновение пропал дар речи, а я, недоверчиво кашлянув, по привычке задал встречный вопрос:
        - Нравится в качестве чего?
        - В качестве ловушки для одной знакомой твари, - оскалился Лойд, и вот тогда на лице Триш проступило понимание.
        Я же, прищурившись, по - новому оглядел истоптанные нами развалины.
        А что? Идея очень даже неплохая. Высокий магический фон, держащийся не только в этом, но и в потустороннем мире, сделает незаметными любые артефакты и прикроет собой даже активные знаки, которые мы могли бы использовать против нежити. Благодаря ему же, у нас появится возможность использовать более серьезную магию, в том числе и вербальную, не боясь при этом ?рупно наследить или привлечь в город дополнительную нежить.
        Ну конечно. Я ведь в прошлый раз ауру здесь и так капитально испортил. Вокруг этого места воздух буквально пылал, причем неделями, так что за прошедший месяц все твари в округе должны были увидеть зарево над городом и явиться проверить, какой болван оставил им такую большую и яркую подсказку.
        Однако за целый месяц никто по - настоящему так и не надумал нас навестить. Скорее всего, не потому, что всем было наплевать или голодной нежити на болотах не осталось. Просто Палач охотился в этих местах на протяжении нескольких десятилетий. Так что, даже если здесь и обитала когда-то высшая нежить, то или сбежала от греха подальше, или же Палач попросту ее уничтожил. И в последнее, честно говоря, верилось скорее.
        - Ну, что думаете? - снова спросил Лойд, когда молчание несколько затянулось.
        Я встряхнулся.
        - Что ты предлагаешь?
        И вот тогда маг ухмыльнулся и, хлопнув меня по плечу, бросил:
        - Сейчас покажу.
        Вырвав из блокнота Триш чистый листок, он уселся на вывороченный из земли кусок кладки и, схематично набросав очертания поместья, принялся быстро наносить на нем новые пометки.
        Сама мысль превратить пустое пространство перед домом в одну большую ловушку мне невероятно понравилась. Деревьев здесь было совсем немного - я как-то упоминал, что за садом бывший хозяин поместья не следил. Выложенные камнями дорожки тоже никому не мешали, тем более что на темной стороне они выглядели вовсе не так аккуратно, как здесь. Руины дома, само собой, должны были остаться в стороне. А перенасыщенный магией воздух существенно облегчал работу со знаками, что делало бывшее фамильное гнездо Уэссесков просто идеальным местом для наших целей.
        Набросанная на другом листке и наложенная на первый руническая схема показалась мне, правда, нереально сложной. Но, думаю, лишь потому, что я прежде не имел дела с демонами и, соответственно, никогда не готовил на них ловушек. А вот у Лойда подобный опыт был, и, если мы сумеем отыскать правильную приманку, то выловить проворную тварь будет не так уж сложно.
        Вопрос о том, чем именно ее заманивать, мы пока оставили на потом. И ещё почти на свечу погрузились в споры по поводу знаков, рун, уровня защиты и того, стоит ли рисковать, используя на темной стороне вербальную магию. В итоге сошлись на том, что для крайнего случая нужно готовить и то, и другое. Даже накидали примерный список того, чем можно будет воспользоваться. А когда мы почти закончили, на улице появился еще один экипаж и оттуда, торжественно размахивая какой-то бумажкой, с радостным видом выпрыгнул Йен Норриди.
        - Господа, я добыл разрешение на взлом комнаты Нииро! - сообщил он и, кивнув зябко дующему на ладошки Чету, толкнул скрипучую калитку. - Бургомистр его почти три недели мурыжил, но все-таки подписал!
        Триш окинула раскрасневшегося Йена одобрительным взглядом, Лойд удовлетворенно кивнул, а я поправил сползшую на лоб шляпу и вполголоса заметил:
        - Естественно. Потому что, если бы он протянул с этим немного дольше, ты бы его наверняка убил.

* * *
        Загадочный артефакт, о котором ходило столько слухов, я сегодня увидел впервые и, признаться, остался несколько разочарованным. Невзрачный камушек, похожий на отполированный кусок булыжника, вот собственно и все, что он собой представлял.
        В магическом плане он, правда, выглядел несколько иначе, но даже испускающий слабое радужное сияние, этот сомнительный осколок все равно не стоил столько, сколько, по слухам, заплатила за него городская казна.
        Одно радовало - привязывался артефакт к лишь одному конкретному человеку - доверенному лицу, которое назначал и за которое лично отвечал перед Орденом каждый бургомистр. При этом, пока владелец был жив, бесценный камешек оберегал его от любых проявлений магии, обеспечивая тем самым почти идеальную защиту. В случае кражи убивал вора без суда и следствия прямо на месте преступления. При попытке физического воздействия как на сам камень, так и на его владельца, мгновенно отправлял сигнал в ближайшее отделение УГС, а в случае смерти хозяина утрачивал свои свойства, и после этого его можно было смело отправлять на свалку.
        Разумеется, наличие у властей универсальной отмычки уже не первый год будоражило умы магического сообщества. Первое время многие шли на ухищрения, приобретая недвижимость на подставных лиц, создавая тайники за пределами городов, а простые люди даже отказывались от услуг магов из опасения, что в случае чего их дома могут быть вскрыты за долю мгновения.
        Однако во-первых, как и всегда в подобных случаях, существовала довольно большая прослойка населения, которая не попадала под закон «Об ограничениях магической защиты личного имущества». А во-вторых, за десять лет, что в Алтории существовал этот закон, ещё не случалось такого, чтобы артефакты были похищены или использованы не по назначению.
        Орден вообще крайне щепетильно относится к собственной репутации. И при всех его минусах я не мог не уважать его за это. К тому же, прекрасно понимал необходимость доступа в магические защищенные помещения, особенно в случае, если там было совершено преступление. Но сам закон при этом при не одобрял. Поскольку являлся, так же как и мастер Нииро, непривилегированным… проще говоря, не состоящим в рядах Ордена магом. И не больно-то радовался мысли, что в мое жилище в любой день и час мог войти посторонний.
        В Верле носителем драгоценного артефакта являлся не кто иной как племянник бургомистра: господин Дидье Вьен - неулыбчивый тощий парнишка, который прибыл вместе с Йеном и двумя амбалами из числа личной охраны главы города. Я его прежде видел только мельком - мне его персона была надобности. Да и сейчас он интересовал нас лишь потому, что без него мы не могли открыть комнату мастера Нииро.
        Прибыв на улицу Седых Моряков, мы всей толпой поднялись на второй этаж, и под нашими любопытствующими взорами паренек без труда открыл злополучную дверь.
        Вся процедура заняла три удара сердца, пока пацан выуживал из-под рубахи подвешенный на цепочке камень и трясущимися руками прикладывал его к нужному месту. После этого защита исчезла. Амбалы, подхватив мальца под локотки, тут же уволокли ценного члена общества и укатили восвояси. А мы, обменявшись скептическими взглядами, наконец-то зашли в святая святых и недоверчиво огляделись.
        Да, признаю - царящий в комнате старика кавардак совсем не придавал его памяти уважения или трепета. Валяющиеся под ногами тряпки, толстый слой пыли на полках, немытые окна, давно не меняное белье на постели… должен признать, при жизни мастер Нииро был не самым аккуратным магом. Но все же он был своим, темным, да и к тому же спас мою шкуру, поэтому, остановившись на пороге, я не стал брезгливо морщится, а лишь молча отдал дань этому странному человеку.
        - Это что, его дневник? - кривясь от скверного запаха, осведомилась Триш и пальцем указала на пылящуюся на столе тетрадь.
        Лойд, переступив через кресло, наклонился над столом, ногтем подцепил обложку и… отшатнулся, когда тетрадка вдруг вспыхнула, а над ней ненадолго проступила огненная надпись.
        - «Тьма над тьмой дает свет», - озадаченно прочитал Йен, на всякий случай отступив от стола подальше. - Это что, пожелание? Напутствие? Совет?
        Тетрадка вскоре прогорела, оставив на столе кучку бесполезного праха, Лойд с напарницей недоуменно переглянулись. И никто… совершенно никто не взглянул в сторону выхода, чтобы увидеть мое окаменевшее лицо.
        Когда огонь погас окончательно, Лойд, поколебавшись, все-таки вернулся к столу, проверил беспорядочно наваленные на нем бумаги и по очереди выдвинул старые, рассохшиеся от времени ящики. В двух из них оказались личные вещи Нииро, которые мага совершенно не заинтересовали. А вот над третьим Лойд удивленно крякнул и ненадолго завис. А когда все же развернулся и показал то, что так его удивило, я впал в шоковое состояние повторно, потому что на ладони чужака лежало не что иное как кольцо… массивный серебряный перстень-печатка, при виде которого мне вдруг остро захотелось протереть глаза, потому что то, что я видел, было попросту невозможно.
        - «Он мертв», - сухим бесстрастным голосом сообщил Лойд, достав из того же ящика клочок пожелтевшей бумаги и прочитав то, что на нем было написано. - «Палач мне не по зубам, но узреть его - дело всей моей жизни. Иллюзий по данному поводу не питаю, поэтому вестник уже отправлен. Все, что тут осталось, завещаю городскому сыску. А тому, кто это читает, ловить больше нечего. У.Н».
        - Предсмертная записка? У мага Смерти?! - несказанно удивилась Триш, когда маг умолк и, хмурясь, повертел кольцо в руках. - Неужели перстень действительно пустой?
        Лойд кивнул.
        - Абсолютно. Я даже не могу определить, что и когда в нем было. Но монограмма та самая. Личная метка не тронута. Похоже, Нииро под конец жизни окончательно свихнулся от жадности и решил никому не оставлять свое наследство. Но все же проверь полки, Триш. Вдруг там найдется что-нибудь ценное?
        Не дожидаясь, пока чужаки начнут обшаривать чужую комнату, я махнул Норриди и вышел, чувствуя себя потерянным и каким-то больным.
        Нииро все предусмотрел, когда собирался в свой последний рейд. Даже то, что его смертью обязательно заинтересуются, и рано или поздно кто-то из коллег приедет в Верль, чтобы вернуть в Орден его фамильный перстень.
        Он предвидел и то, что столичные гости первым же делом заявятся ко мне - к единственному магу, которому он чисто теоретически мог завещать свое имущество. И заранее избавил меня от проблем, подыскав магическому перстню достойную замену, в которой теперь никто и никогда не признает подделку.
        Судя по тому, что найденный Лойдом перстень выглядел идентичным моему, готовился к уходу Нииро давно и весьма основательно. Кольцо было того же размера, с такой же гравировкой, даже с похожими царапинами на потемневшем от времени серебре! За месяц или даже за год такого эффекта не добьешься - кольцо было состарено умышленно и, похоже, естественным путем. А значит, Нииро в любом случае не собирался возвращать в Орден символ своего могущества. И с самого начала планировал обмануть тех, кто захочет забрать то, чем он так дорожил.
        Вернувшись на улицу, я вдохнул холодный воздух и, оперевшись спиной на забор, вдруг ощутил, что дико, прямо до безумия, хочу закурить.
        Неспешно уносящиеся прочь ароматная дымка… горьковатый привкус табака на языке, тихонько тлеющий пепел, то и дело обжигающий пальцы…
        Сейчас мне этого не хватало. Как никогда, хотелось затянуться поглубже и, отпустив на волю вьющийся кольцами дым, отдать ему, помимо собственного тепла, ещё и мысли - тягостные и ненужные. Невесть откуда взявшуюся печаль. Выдохнуть вместе с ним всю горечь, которая успела во мне накопиться. И оставить внутри лишь пустоту - чистую, звенящую, свежую, как морозное утро. А потом развернуться и просто уйти, навсегда забыв про упавший на землю пепел.
        Не знаю, сколько я так стоял, бездумно рассматривая занесенную снегом улицу, но в какой-то момент невесть откуда взявшаяся тяжесть в душе исчезла. Мне стало легко, спокойно, словно я наконец-то принял решение, с которым долго тянул. Да и курить почти расхотелось. А чуть позже по крыльцу прогрохотали тяжелые сапоги, и на мое плечо без предупреждения упала чужая рука.
        - Ну что ж, радуйся, Рэйш, ты полностью оправдан, - торжественно объявил Лойд, проходя мимо. - Столичное УГС больше не имеет к тебе претензий!
        Я промолчал, проводив забирающегося в кэб мага взглядом.
        А когда Лойд скрылся внутри, отвернулся и смачно сплюнул, потому что однажды уже слышал эти слова. Но ни тогда, ни сейчас, не испытывал по этому поводу ни малейшего восторга.
        ГЛАВА 8
        - Здор-рово, Арт! - это было первое, что я услышал, вернувшись в Управление. - Как дела? Как жизнь? Я смотрю, новых трупов вы пока ещё не наработали?
        Я с недоумением воззрился на сидящего на «дежурной» кушетке Родерика Гуна. В уличной одежде, наполовину расстегнутый, румяный и, как всегда, улыбающийся во все сто зубов.
        Видимо, давненько уже нас дожидался - мех на его шапке за это время успел растаять, а следы от сапог на полу благополучно высохли.
        - Всем привет! Где вас носило? - помахал он рукой, бодро подхватываясь с кушетки. - Я тут уже полсвечи сижу! Думал, вообще никого не дождусь, потому что шеф вдруг подобрел и отправил всех отдыхать!
        - Чтобы Норриди и вдруг сказал, что нет работы? - удивился я. - Окстись, Род. Такого трудоголика, как наш шеф, надо ещё поискать. Кстати, а тебя-то каким ветром сюда занесло? Неужто Лардо больше не нуждается в твоих услугах?
        Гун мотнул головой.
        - Наоборот, у него в Управлении сейчас работа кипит и дым идет коромыслом. Я просто по дороге заскочил узнать, что тут у вас и как, и не нужна ли кому-нибудь помощь.
        - Если бы была нужна, я бы тебя уже вызвал, - сообщил Йен, следом за мной заходя в холл. - Можешь работать дальше, но переговорный амулет далеко не убирай. Может, и впрямь скоро понадобишься.
        Потопав ногами и стряхнув с пальто снег, Норриди суховато кивнул и направился к лестнице, считая, что больше по данному поводу сказать нечего.
        - Хорошего дня, шеф! - жизнерадостно крикнул ему вслед Родерик. Но ответа, как водится, не получил - после посещения комнаты старика Нииро у Йена отчего-то испортилось настроение. А затем Гун увидел, как с улицы зашли Лойд и Триш, и, на удивление быстро разобравшись что к чему, неприлично присвистнул.
        - Ого. Мое почтение, мастера. Не знал, что у нас такие гости!
        Лойд мазнул по Гуну равнодушным взглядом и, не раздеваясь, прошел мимо. Триш, вежливо кивнув, молча последовала за наставником на второй этаж. Родерика, правда, такое отношение не покоробило, но когда гости исчезли из виду, он подошел ближе и все-таки негромко поинтересовался:
        - Это что, всегда так? Мастера Смерти все такие отмороженные?
        - Почти, - охотно согласился я, стряхивая со шляпы снег. - Но ты мог бы уже и привыкнуть. Кстати, как там дела у Лардо? Разобрались вы со своими кражами?
        - Не-а, - сокрушенно развел руками Гун. - Там глупость какая-то получается. Сами кражи вроде пустяковые, но кто, почему и, главное, как именно крадет, до сих пор никому не понятно.
        - А что украли-то хоть? - без особого интереса осведомился я.
        - Ты не поверишь, - вдруг хохотнул Гун и, наклонившись еще ниже, заговорщицки шепнул: - Куклы!
        Я от неожиданности даже поперхнулся.
        - Чего?!
        - Ага. Я тоже сперва не поверил, когда услышал. Но все честно, без дураков - по Верлю и впрямь бродит какой-то чудак, который ворует у детей любимые игрушки!
        Я, не сдержавшись, прыснул.
        Вот же идиотизм! Мы тут за опасной тварью гоняемся, которая режет гулей, как глупых кролей, уже на темную сторону выходим с опаской, ловушку на полноценного демона собрались ставить, у них, понимаешь ли, куклы пропадают!
        Нет, ну где справедливость, а? И почему городская стража вообще занимается такими глупостями?!
        - Обчищены дома известных людей, - правильно расценив выражение моего лица, с досадой пояснил Гун. - Причем народу пострадало немало. Дети аристократов бунтуют и требует возвращения своих любимцев, родители в шоке, городская стража в бешенстве… но на прошлой неделе исчезла кукла из дома очередного богатея, а на этой похитили игрушку у племянницы самого бургомистра.
        - И что? - ухмыльнулся я, представив, какую пани?у мог навести не слишком уважаемый мной господин Жакрис Вьен, когда узнал, что у его малолетней родственницы кто-то осмелился похитить любимую куклу. - Свидетели хоть какие-то имеются?
        Родерик огорченно вздохнул.
        - В том-то и дело что нет. Следов взлома нигде не нашли, слуги тоже никого подозрительного не видели. А когда выяснилось, что во время ограбления и охранные амулеты смолчали, кто-то из окружения бургомистра высказал «умную» мысль, что воры использовали для краж неизвестный артефакт. Ну а раз преступление было совершено с помощью магии, то господин Вьен сразу вызвал к себе нашего шефа. А шеф, услышав, чем именно ему предлагают заняться… ну… сам понимаешь. Ты знаешь его не хуже меня.
        Я тихо присвистнул.
        Странно, что Норриди ничего об этом не рассказал. Но, судя по тому, что в данный момент делом занимаемся не мы, а Лардо, то начальник Управления городского сыска, когда его вызвал к себе бургомистр, наотрез отказался вести сомнительное дело о пропавших куклах. Скорее всего, они при этом в очередной раз повздорили. Йен, разумеется, ушел. Бургомистр в отместку затянул ему подписание важной бумаги. Проблемой странных краж в итоге пришлось заняться бедняге Лардо. Ну а Йен, немного поостыв, в качестве извинений отправил Вейсу на помощь Вита и Гуго. А когда стало понятно, что одним днем поиск пропавших кукол не завершится, то в Управление городской стражи был сослан еще и Гун. Все равно другой работы у нас в то время не было.
        - Мда-а, - со смешком протянул я, по достоинству оценив размах свалившихся на Йена трудностей. - Кто бы знал, что, пока я решал свои проблемы, у вас тут чуть апокалипсис не случился!
        - Самое скверное в том, что в этом дурацком деле нет ни единой нормальной зацепки, - пожаловался Гун. - Ни следов, ни свидетелей, ни подозреваемых! И ладно, если бы ворам приглянулись обычные дешевые куклы… не-е-ет, им только игрушки богатеев подавай!
        - А что, имуществом бедняков совсем никто не заинтересовался?
        - Представь себе, нет! - с возмущением подтвердил парень. - Да и неужели из-за такого пустяка нас бы заставили бегать по морозу?!
        Я озадаченно поскреб подбородок.
        - Странное вообще-то дело. А много кукол уже пропало?
        - Достаточно. Шестнадцать только на этой неделе. И почти в два раза больше на прошлой.
        - Хм. А когда начались первые кражи?
        - Да где-то две недели назад и начались, - припомнил Родерик. - И с тех пор у Лардо нет ни одного спокойного дня. Каждую ночь у кого-то что-то пропадает. И главное, нет бы преступнику сгрести в охапку все куклы сразу и уносить их целыми пачками, ведь родители-то не бедные, и куклы в комнатах детишек навалены целыми горами. Но ведь по одной берет, гад. Здесь такую, там сякую утащит. И выбирает всегда самых красивых!
        - Что?! - снова закашлялся я. - Ваш чудаковатый вор не только впал в детство, но он, оказывается, еще и эстет?!
        Но Гун с самым мрачным видом кивнул.
        - Да. Он забирает лишь самые лучшие. А вообще, если кто-то спросит мое мнение, то я считаю, что вор работает не один - их там, наверное, целая банда орудует. Потому что одному человеку не под силу обчистить столько домов за такие короткие сроки, при этом никого не встревожив и не насторожив.
        - Интересно, с чего бы это вдруг в Верле появляться банде, специализирующейся на кражах дорогих кукол? - с самым серьезным видом задумался я. - Может, это новое веяние в преступном мире? Добравшееся до нас тлетворное влияние столицы? И поэтому вместо кражи дорогих украшений у нас теперь стало модно воровать детские игрушки?
        - Да иди ты… - в сердцах бросил Родерик. - Сам понимаю, что звучит бредово, но бургомистр настроен более чем решительно. В конце недели Лардо еще отчитываться перед ним придется и придумывать оправдания, по какой причине за столько времени он так и не поймал опасного преступника!
        - Короче, чепуха какая-то получается, - подытожил я результаты работы парней из Управления городской стражи, а Родерик уныло вздохнул и, натянув на уши шапку, двинулся к выходу.
        - Ладно, пошел я. Буду опять гоняться за таинственными похитителями кукол.
        - Удачи, - сдержанно кашлянул я, представив, как ребята Лардо будут устраивать розыскные мероприятия и, что немаловажно, допрашивать предполагаемого преступника, выпытывая у него причины столь странного пристрастия к чужим игрушкам. - Расскажешь потом, чем все закончилось!
        - Само собой, - так же уныло отозвался Гун, исчезая за дверью, а я покачал головой и, мысленно благодаря Йена, что не нам приходиться заниматься такой ерундой, отправился наверх.

* * *
        Когда я зашел в кабинет, Йен с чрезвычайно хмурым видом стоял у окна, Триш снова восседала в его роскошном кресле, а Лойд, склонившись над столом, неспешно подписывал какие-то бумаги.
        - Ну, вот и все, - с довольным видом сказал он, отложив в сторону последний листок. - Все, ради чего нас сюда посылали, сделано. Расследование завершено, дело закрыто, перстень мастера Нииро скоро вернется в Орден, а по поводу Палача я буду ходатайствовать, чтобы тебе, Рэйш, выдали какую-нибудь награду. Все-таки не каждый день провинциальному мастеру Смерти удается завалить такое чудовище. Я п?лагаю, страна должна знать св?их гер?ев и п? мере в?зможностей материально их п?ддерживать.
        Я отмахнулся и сел на св?бодный стул.
        - Отстань. К чему мне награды? В Орден я все равно вступать не собираюсь.
        - А может, и ст?ил? бы? - внимательн? посмотрел на меня маг. - Должность внештатного сотрудника местного УГС, как мне кажется, не твой уровень. А принадлежность к Ордену дает немало привилегий.
        - Знаю. Но меня и здесь все устраивает.
        - Как хочешь, - поразительно легко отступился Лойд, а потом повернулся к подчеркнуто смотрящему в окно Йену и добавил: - Наша работа здесь почти закончена, однако отчет я могу написать и по возвращении, а командировочный лист оформили на неделю вперед, поэтому, если господин Норриди не возражает, мы бы хотели слегка задержаться.
        - Задержаться? Зачем? - недоверчиво обернулся Йен.
        - Ну… раз уж мы управились раньше, чем планировали, то не грех было бы попытаться малость подзаработать.
        - В каком смысле? - ещё больше удивился Норриди.
        - У вас в городе бродит неизвестная науке тварь, - терпеливо пояснил Лойд. - А Орден за такие вещи прилично платит. Конечно, будет идеально, если мы сумеем доставить ее в столицу живой, однако даже за труп нам всем полагаются приличные отступные. И если вы не против, мы с Триш хотели бы поучаствовать в охоте.
        Лицо Йена слегка разгладилось.
        - То есть, вы нам поможете?
        - Конечно, - ухмыльнулся маг. - От денег хуже еще никому не становилось. Но даже если бы за тварь никто не заплатил, то бросать коллег в беде - последнее дело.
        Йен недоверчиво покосился на сдержанно улыбнувшуюся Триш, затем на меня, снова на Лойда. А когда до него наконец дошло, что гости не шутят, и никто его тут не бросит один на один с непонятным потусторонним монстром, он с таким облегчением вздохнул, словно до этого момента на его плечах лежали огромные горы.
        Гм. Странно, что он так переполошился из-за какой там твари. Хотя, может, просто решил на меня не надеяться? Или же новости о темной стороне так сильно его впечатлили, что Йен опасался, что мне с этой штукой не справиться в одиночку?
        - Благодарю, буду рад оказанной помощи, - официальным тоном сообщил Норриди и, окончательно посветлев лицом, вернулся к столу. - Какой у нас план действий?
        Лойд неопределенно хмыкнул.
        - Ну, для начала хорошо было бы перекусить и отдохнуть…
        - Нет проблем, сейчас организуем.
        - А затем я бы хотел обсудить с коллегами детали предстоящей охоты и набросать детальную схему ловушки, о которой мы недавно говорили.
        Йен снова недоуменно завертел головой, но я лишь молча кивнул.
        Само собой. Те каракули, которые Лойд рисовал на улице, на нормальный план походили мало, а магические руны не терпят суеты. Чтобы не взорвать по ошибке полгода, схему придется выверять до последнего знака, до самой крохотной черточки. А это - работа не одного дня и даже не двух. Дай бог, к концу недели уложимся, да и то, если будем корпеть над бумагами с утра до ночи.
        - Наконец, для того, чтобы все прошло благополучно, нам понадобится еще один помощник, - закончил Лойд, выразительно оглядев нашу троицу. - Рэйш однозначно пойдет со мной на темную сторону. И во время подготовки, и во время самой охоты. Господин Норриди, если пожелает, может играть роль наблюдателя - нам это будет только кстати. Но если что-то пойдет не так, и особенно, если кого-то ранят, понадобится кто-то, кто сможет вытащить нас с Рэйшем с темной стороны. А поскольку других претендентов на эту роль нет… Триш, думаю, настало время познакомить тебя с оперативной работой поближе.
        Некоторое время в кабинете царила ошеломленная тишина, а затем побледневшая Триш встала и тихо сказала:
        - Хорошо, учитель. Я попробую.
        Я про себя только головой покачал.
        Плохая идея - тащить девчонку на темную сторону накануне важного дела. Слишком молодая, неопытная, совсем еще зеленая. Хотя наставнику, наверное, виднее?
        - Господин Норриди, если позволите, мы воспользуемся для этого вашим подвалом.
        - Что? Сейчас?! - опешил Йен, когда понял, что натаскивать ученицу Лойд собрался не просто где-то в городе, а непосредственно в Управлении. - А как же гули?!
        - У вас тут пока тихо. Снаружи подвал хорошо закрыт, да и нашей твари туда не добраться, так что в данный момент это лучшее место для пробного погружения на темную сторону.
        А вот с этим я так же мысленно согласился.
        - А… вы разве раньше этого не делали? - совсем занервничал Норриди, кинув на Триш беспокойный взгляд. Но девчонка только поплотнее сомкнула губы, откинула за плечо седую косу и твердо сказала:
        - Я справлюсь.
        - Я поприсутствую, если не возражаете, - обронил я, поднимаясь из-за стола.
        Триш откровенно засомневалась, но Лойд лишь благодарно кивнул - как и я, он прекрасно понимал, что вдвоем в первый раз удерживать ученика на темной стороне намного сподручнее, чем в одиночку.
        Так мы и вышли - впереди маг, затем - с таким видом, словно идет на казнь, бледная как полотно девчонка, а последним, нервно кусая губы, Йен Норриди. Который, хоть и радел за благополучие вверенного ему города, все же не желал подвергать риску неопытную ученицу.
        Перед входом в подвал Лойд притормозил, давая мне возможность разблокировать замок на двери. А когда Йен сунулся следом, негромко попросил:
        - Не надо. Ничего интересного вы там не увидите.
        Норриди, конечно, кивнул, однако далеко, судя по всему, уходить не собирался. И когда маг захлопнул перед его носом дверь, поднялся по лестнице всего на два пролета, после чего принялся мерить шагами холл, составив компанию ничего не понимающему в происходящем мальчишке.
        Для опытного мага погружение на темную сторону - привычный и вполне комфортный процесс если, конечно, при этом соблюдены правила безопасности. Но для первого раза Лойд выбрал не самое удачное помещение, поэтому, оставив его настраивать ученицу, я первым провалился во Тьму и на всякий случай прибрался.
        Ну как прибрался… старые коробки отбросил в угол, сдвинул к стене тяжелые столы. Наткнуться на препятствие, упасть или пораниться здесь было проще простого, а вот убрать последствия собственной ошибки в сто крат труднее, чем наверху.
        Отойдя к двери и оставив свободным максимально доступное пространство, я сложил руки на груди и принялся терпеливо ждать.
        Процесс настройки - дело серьезное, при правильном настрое ученик намного легче проходит посвящение и гораздо быстрее привыкает к происходящим с ним переменам.
        Однако Лойд почему-то не стал долго возиться. Или, может, Триш сама не захотела оттягивать неприятную процедуру. И, как только наставник зашел ей за спину и требовательно положил ладони на плечи, Тьма передо мной неохотно расступилась.
        Наверное, девчонке и впрямь не стоило нырять на темную сторону после недавно пережитого стресса. Облепившие здание гули, охотящаяся на них неведомая тварь, зрелище настигающих меня тварей, алая кровь на белом снегу… подсознательно она была не готова еще раз увидеть все то, что не так давно наблюдала через волшебный прибор. И, как ни пытался Лойд ее успокоить, отчаянно нервничала, вместе с ним погружаясь во Тьму.
        Когда на темной стороне ее силуэт из призрачного стал достаточно четким и намного больше похожим на настоящий, Триш тяжело задышала и запрокинула голову, словно ей не хватало воздуха.
        - Холодно… - прошептала она побелевшими губами. - Очень холодно, Ос…
        Правильно. Это со стороны хорошо наблюдать за тем, как кто-то беззаботно прогуливается по снегу. Смотреть, как вырываются из его рта облачка пара. Как легко он перепрыгивает с одного земляного пятачка на другой. И лишь оказавшись здесь, понимаешь, что в действительности все немного иначе.
        Конечно, со временем к царящему здесь холоду привыкаешь, но первое погружение похоже на то, как если бы тебя медленно и неспешно опускают под ледяную воду.
        Сперва под ней оказываются стопы. Потом немеют и сводятся судорогой икры. Затем мертвенный холод взбирается выше, больно кусая за бедра, требовательно царапая живот, грудь и медленно, но настойчиво подбираясь к горлу. Одновременно с этим ты чувствуешь, как тебя со всех сторон постепенно сдавливают невидимые мягкие стены. Понимаешь, что каждым мгновением они сходятся все больше. Ощущаешь себя соринкой, неспешно уходящей на дно бескрайнего океана. И понимаешь, что, чем дальше падаешь, тем больше становится холод. Тем сильнее продолжает давить вода, не позволяя сделать лишний вздох, не разрешая просто перевести дыхание и превращая царящую вокруг темень в самый настоящий ад.
        Потом, наконец, Тьма смыкается вокруг тебя полностью, принося с собой облегчение и мертвую, невыносимо давящую на уши тишину.
        Какое-то время ты слепо барахтаешься в ней, тщетно пытаясь нащупать опору. Света все ещё нет. Что находится вокруг - неясно. А ещё через несколько мгновений приходят голоса… и внезапно в душе оживают все страхи, подсмотренные во снах кошмары и все те ужасы, о которых ты раньше подспудно догадывался, но отчаянно надеялся, что они никогда не воплотятся в реальность.
        И вот эта реальность здесь. Рядом. Ты остаешься с ней один на один. А если вспомнить, что все это происходит в абсолютной темноте, то становится понятно, почему Триш внезапно задергалась.
        - Тише… тише, малышка, - прогудел Лойд, быстро оказавшись на темной стороне и уверенно придержав ученицу. - Не бойся. Я рядом.
        - Я ничего не вижу! - отчаянно вскрикнула она, судорожным движением схватившись на руки наставника. - Ос! Почему я ничего не вижу?!
        - Ты привыкнешь. Это нормально, поэтому успокойся, Триш, и просто дай себе время.
        Девчонка в последний раз выгнулась и полностью перешла во Тьму, застыв под руками учителя, как замерзшая в стужу сосулька. Губы у нее отчетливо посинели и задрожали, на ресницах образовался налет серебристого инея, седая коса тяжело обвисла, а вплетенные в нее металлические шарики мгновенно обледенели.
        Да, не подумал Лойд, что для начала ученицу следовало избавить от железок. С непривычки они больно обжигают, и в том числе и по этой причине в перчатках работать здесь все же сподручнее.
        - Ос… - сдавленно прошептала девушка, когда он медленно разжал руки и попытался отойти. - Ос, не уходи. Пожалуйста!
        - Все хорошо, Триш. Я здесь, - глухо повторил маг, оставшись от нее на расстоянии вытянутой руки. - Дыши, девочка. Старайся, привыкай. И постарайся не кричать - на темной стороны звуки разносятся быстро и очень далеко.
        Девчонка неуверенно кивнула, но как только он окончательно выпустил ее плечи, ее лицо вдруг посерело и болезненно исказилось. Она сдавленно охнула, поспешным жестом прижимая к ушам ладони, рот ее болезненно искривился, а широко распахнутых глазах мелькнула такая мука, что я невольно ей посочувствовал.
        Шепот темной стороны навязчив и невероятно жаден до человеческого разума. Он сводит с ума, настойчиво ввинчивается в уши. Сперва он только пугает, раздражает, затем злит и одновременно утомляет, а под конец выматывает так, что нужно немалое мужество, чтобы заставить себя услышать его снова.
        Триш об этом, видимо, не догадывалась, поэтому накатившая из ниоткуда звуковая волна стала для нее полной неожиданностью. А с учетом того, что юная мастерица по - прежнему ничего не видела, неудивительно, что на девчонку накатила паника.
        Вскрикнув раненой птицей, она вдруг без предупреждения рванулась в сторону и, хоть я постарался ее обезопасить, с размаху врезалась в секционный стол. От удара громоздкая конструкция содрогнулась и со скрипом проехалась ножками по каменному полу. Девчонка вскрикнула от боли, сложилась пополам и, слепо зашарила руками в воздухе, чуть не опрокинулась навзничь. Лойд, поняв, что ученица не справляется, приглушенно выругался. А я в два шага оказался рядом и цепко ухватил недоученную магичку за локоть.
        - А-а-а! - в голос завизжала она, почувствовав сомкнувшиеся на руке пальцы. - Ос. Что это?!
        Я поспешил зажать ей рот и, наклонившись, раздраженно рыкнул:
        - Не ори. Всех гулей в округе перепугаешь!
        - Кто это?! - замычала Триш, отчаянно мотая головой. - Кто?! Ос, помоги мне. Я ничего не вижу!
        Тьфу ты, пропасть. Совсем забыл, что мой голос звучит здесь совсем иначе.
        - Это Рэйш. Не трясись. Никто на тебя не нападет.
        - Ос… Ос, помоги! - внезапно всхлипнула Триш и разом обмякла, а я с рук на руки передал ее наставнику и с неудовольствием отступил.
        Я был прав - девчонка ещё не готова перейти на темную сторону полностью. Слишком слаба. Чересчур юна. Впечатлительна. И, к сожалению, весьма уязвима.
        Уже выходя в реальный мир, я мысленно покачал головой.
        Меня в свое время никто не жалел - учитель, ничего не объяснив, просто вышвырнул меня в коридор и ушел, не больно-то переживая о том, как я сумею выжить. И, в отличие от той же Триш, у меня не было тогда никаких «очков», поэтому о том, что такое темная сторона, я до того момента не имел ни малейшего представления.
        А она даже с такими подсказками не сумела справиться. Хотя наставник, я уверен, уже не раз и не два успел объяснить, что именно ее ждет.
        - Все хорошо… ты молодец… для первого раза просто отлично, - утешающе забормотал Лойд, поднявшись из Тьмы вместе с перепуганной и дрожащей от холода ученицей. - Не надо, милая. Все закончилось. К этому просто надо привыкнуть.
        Я скептически поджал губы, когда, почувствовав себя на твердой земле, девчонка негромко всхлипнула и, прижавшись к магу, неожиданно разрыдалась. Причем разом, в голос, так отчаянно и горько, словно пережитый кошмар до сих пор стоял у нее перед глазами. А Лойд, вместо того, чтобы сказать что-то толковое, вдруг обнял ее в ответ и, наклонившись, бережно коснулся губами покрытой инеем макушки.
        - Тихо… тихо, моя хорошая… я здесь, я тебя не брошу.
        - Ос…
        - Я знаю. Да, было страшно. Но так всегда бывает. С этим надо просто смириться и жить дальше.
        - Прости меня, Ос, - через некоторое время выдавила Триш, подняв голову и со слезами посмотрев на мага. - Прости. Я тебя подвела.
        Лойд стер с ее ресниц влажные капельки и, бережно проведя кончиками пальцев по заплаканной щеке, непривычно мягко улыбнулся.
        - Ну что ты, девочка моя. Ты прекрасно справилась. И я тобой очень горжусь.
        Та-а-к. Кажется, Лойд кое о чем умолчал, когда представлял нам свою ученицу? И их связывает нечто гораздо большее, чем отношения учителя и ученика?
        Развернувшись к выходу, я наткнулся взглядом на открытую дверь и замершего в проеме Норриди, который с окаменевшим лицо смотрел на прильнувшую к чужаку девушку.
        Зря, Йен. Не знаю, когда она успела тебе приглянуться, но, пожалуй, вы напрасно целый день просидели вдвоем в архиве. И возле окна намедни часами сидели тоже напрасно.
        Триш не твоя.
        Уже - не твоя. Хотя, зная тебя, не сомневаюсь, что ты никогда не покажешь ей своего сожаления.
        Впрочем, может, оно и правильно - маги нашего профиля не слишком-то приспособлены для отношений. Ни для одноразовых, ни, тем более, для серьезных - Тьма слишком быстро убивает в нас все живое. И если ты еще не увидел этого во мне, то женщина вроде Триш тебя когда-нибудь точно разочарует.
        Перехватив мой внимательный взгляд, Йен сделал вид, что ничего не происходит, и принялся быстро подниматься по лестнице. А я, в последний раз взглянув на обнимающуюся парочку, молча вышел и тихо закрыл за собой дверь.
        ГЛАВА 9
        Следующие несколько дней слились для меня в одну утомительно долгую полосу бесконечных перемещений. С утра и до поздней ночи я проводил время в Управлении, затем прыжком уходил в схрон, сколько мог работал с доставшимися в наследство книгами. Урывками ел. Спал. Иногда ругался с некстати вмешивающимися в процесс призрака. И с первыми лучами солнца старался вернуться обратно, чтобы продолжить то, что Лойд называл обычной охотой.
        Схему ловушки он за это время действительно нарисовал, изведя для этого целую кипу бумаги. Пока он был занят, мы с Триш несколько раз возвращались в поместье Уэссесков, чтобы замерить напряженность магического поля, и по возвращении Лойду нередко приходилось корректировать расчеты, чтобы в нужный момент все сработало как надо.
        - На самом деле круг для ловушки должен быть тройным, - говорил он, старательно вычерчивая на бумаге руны. - Внутренний - сдерживающий, чтобы демону было некуда деть, второй - атакующий… он, само собой потребует от нас больше всего внимания. Ну а наружный - защитный, чтобы то, чтобы, когда мы выплеснем туда прорву магии, все это добро не вылилось наружу и не подожгло весь город к Фоловой бабушке.
        Глядя на высшие руны, которые маг умело вплетал в три тесно прилежащих друг к другу круга, я мог только молча завидовать и старательно запоминать то, чему меня никогда не учили. А когда время теории закончилось, и настал ответственный момент, поскольку схему понадобилось воплотить в реальность, я с беспокойством понял, что до нужного уровня попросту могу не дотянуть.
        Когда мы втроем выехали на место и принялись накладывать по периметру поместья Уэссесков защитные знаки, я к собственному неприятному удивлению вдруг на собственной шкуре почувствовал, насколько же это утомительное занятия. Работать одновременно с таким количеством рун и заклинаний мне, конечно, довелось впервые, но после того, как мы поставили вдоль забора первый и самый простой ряд, пришлось полдня потом отлеживаться в схроне, чтобы хоть как-то восстановить силы.
        Дело усложнялось ещё и тем, что работать приходилось на темной стороне, а там, как известно, бродила неугомонная тварь, которая за последние дни уже дважды притаскивала под окна Йену свои смердящие «подарочки». Где уж она находила гулей, если, как мне казалось, все они давно отсиживались на нашей крыше, было неведомо, однако зверюга как-то умудрялась вылавливать одиночек и охотно демонстрировала нам свои трофеи.
        Ни к одному из трупов она, как и раньше, притронуться не соизволила. Но, если считать, что, кроме гулей, на темной стороне Верля жрать было абсолютно нечего, страшно представить, скольких она убила, раз уж остальное в нее просто не влезло.
        Работать из-за этого приходилось с оглядкой. Сперва несколько часов знаками занимался я. Затем, пока я отдыхал, подключался Лойд. Йен и Триш при этом постоянно контролировали процесс с помощью «очков», и только когда первый, контрольный круг был наконец закончен, мы смогли вздохнуть спокойно.
        - Вот и хорошо, одну задачу выполнили, - выдохнул Лойд, когда вывалился с темной стороны и прямо как стоял, так и рухнул на снег, жадно хватая ртом воздух. - Теперь мы хотя бы будем знать, если тварь окажется рядом. Сигнальных заклятий тут столько, что даже комар не пролетит незамеченным. Да и опугивающие я напоследок сделал. Мало ли? Вдруг сигнальных окажется недостаточно?
        - А если она все-таки сумеет сквозь них пройти? - тихонько шмыгнула носом кутающаяся в позаимствованный в закромах Управления тулуп.
        - В конторе же не смогла. Значит, и тут не получится.
        - А вдруг вы ошиблись? - нервно приплясывая на морозе, поинтересовался от забора Йен. - Вдруг эта сволочь вообще не переносит повышенного магического фона?
        Лойд, трудом отдышавшись, неохотно поднялся с земли.
        - Если бы это было так, гули сейчас толпились бы здесь, а не обсиживали вашу крышу. Но их нет. А значит, сюда наша зверушка хотя бы один раз да наведывалась. А то, может, и скушала кого, пока мы с вами не видели.
        Йен, вынужденный признать правоту магу, умолк. А я, предварительно сверившись со схемой, оглядел пустующее пространство перед руинами и тихонько бросил:
        - Ну вот. Теперь осталось самое сложное.
        - Ты прав: ловушки придется делать две, - с озабоченным видом подтвердил Лойд. Как и я, одет он был неприлично легко, но ни меня, ни его это пока не волновало. - Верхнюю часть Триш нарисует тут, а нижнюю нам с тобой придется продублировать на темной стороне. Только разметку сперва надо сделать, а то края могут не совпасть.
        - Зачем вам ловушка еще и в этом мире? - клацнул зубами Йен. - Тварь же живет на темной стороне. Разве нет?
        - Да. Но для мы охотимся на нежить предположительно высшего класса. Поэтому и ловушку на нее ставим как положено. То есть, растягиваем заклинание и в пространстве, и во времени, создавая между двумя слоями реальности подобие ?летки. Верхушка ее останется здесь, наверху, дно окажется внизу, во Тьме. А прутья мы сделаем так, чтобы они перекрыли всю эту часть пространства полностью. Только так можно быть уверенными, что тварь не сбежит.
        - Как у вас все сложно, - пробормотал Норриди и, натянув поглубже меховую шапку, принялся утопывать снег под ногами. Замерз, конечно. И немудрено - без малого пять свечей тут болтаемся. А работы сделано не так уж много.
        На Триш Йен, как я заметил, старался не смотреть и напрямую с ней больше на заговаривал. Молодец, конечно, отстранился, хотя девчонка даже не поняла, почему это произошло. Но я ее не винил - в таком возрасте влюбленность в сильного и мудрого наставника была простительна. А вот чем при этом думал Лойд… впрочем, известно чем. Но это, разумеется, не мое дело.
        - Ну, начнем, что ли? - демонстративно поплевав на ладони, предложил маг, когда перевел дух и немного пришел в себя.
        Я окинул его недоверчивым взором.
        - А не свалишься?
        - За собой лучше следи, - оскалился тот, показав белые, по-волчьи острые зубы. После чего слегка притопнул ногой и одним махом перепрыгнул на темную сторону.
        В этот день мы, конечно, много уже не сделали - только и того, что, регулярно сверяясь со схемой и теми знаками, что в это время рисовала Триш, начертали на темной стороне основу под первую линию.
        Рисовать вызвался я. В том числе и потому, что Лойд и без того сегодня много сделал. Нo ещё и причине того, что учиться такой сложной работе надо было именно в процессе, самому, набивая руку, получая опыт… ну и шишки заодно за неправильно насованную линию.
        - Рэйш, твою темную душу! - гаркнул маг, когда я от усталости слегка напортачил. - Какого демона ты поставил защитный знак там, где должен быть сдерживающий?!
        Я, смахнув выступивший на лбу пот, выпрямился и, с трудом отогнав черных мушек перед глазами, оглядел получившийся рисунок.
        Что ему не нравится? Схема как схема. Какую дал, такую я и делаю.
        - Связку добавь, болван! - раздраженно сплюнул Лойд, поняв, что я не демона не понял. - Связку между ними сделай, иначе при активации они сольются и перетянут слишком на себя много!
        Ах, вот о чем он толкует! Конечно! Когда мы делаем кольцевую ловушку, то сколько сил туда вольем, столько в ней и будет. Для того и требовался такой точный расчет, для того и выверялись все руны до мельчайших деталей. Тут было важно все - какая из них и где находится, какие между ними связующие элементы… промахнешься хоть на волосок с размерами, и во время активации энергия или переполнит какой-нибудь знак, да так, что тот взорвется, или попросту выльется наружу, и тогда - прощай, тварь. Прощай, маг. И прощай, половина города.
        - Сейчас исправлю, - буркнул я, снова присаживаясь на корточки и меняя одну линию на другую.
        - Мы в свое время именно на этом погорели, Рэйш, - жестко ответил Лойд, когда я переделал как надо. - И повторения я не хочу. Понял?
        Я молча кивнул. После чего в очередной раз сверился со схемой и, убедившись, что Триш в реальном мире одновременно со мной создает внутренний круг, со вздохом принялся рисовать дальше…
        В общей сложности на ловушку мы угрохали ещё три дня. В первый я успел нарисовать только внутреннюю часть схемы, на которую маг добавил несколько необычного вида знаков, способных, как он утверждал, вытянуть из нежити часть сил, чтобы сделать ее менее подвижной.
        На следующий мы вдвоем с Лойдом сумели сделать второй.
        Третий же мне пришлось заканчивать в одиночку, потому что маг в это время ушел наверх и взял на себя самое сложное - сводил нити обоих схем воедино так, чтобы между двух миров образовалась совершенно цельная, надежная и практически идеальная ловушка.
        Если не придираться к деталям, чем-то она напоминала рыбацкую сеть, только натянутую не вдоль русла реки, а поставленную вертикально. Внутри нее имелось свободное пространство - для приманки, а с одной стороны «сети» мы сделали небольшое отверстие. Разумеется, пока оно было открыто, ловушка выглядела неполной, поскольку в одном месте на темной стороне знаки как бы наползали один на другой, перекрывали друг друга, искажая, меняя и портя при этом первоначальный рисунок. Но Лойд умудрился рассчитать все так, что при активации силовые линии должны были сместиться, а «клетка» - быстро вытянуться, чтобы намертво запечатать оставшийся проход и заключать тварь в магическую тюрьму.
        Что он планировал делать с ней дальше, меня, если честно, не особенно интересовало. Потащит ли ее с собой в Алтир, распотрошит ли на месте… мне было совершенно без разницы, лишь бы он убрал ее с улиц нашего города.
        Даже Йен, существенно обогатив свои знания о темной стороне, за эти дни взглянул на Лойда другими глазами. Девушка там или нет, но ценить качественно проделанную работу он умел. И когда после почти недели беспрерывных трудов столичный умелец, наконец, сообщил что закончил, Норриди через «очки» оглядел то, что у него получилось, и вынужденно признал:
        - Да, господа. Это действительно круто.
        И сразу после этого перед нами снова во весь рост встала проблема приманки.
        Лойд небезосновательно полагал, что приманка должна быть обязательно живой, чтобы тварь на нее однозначно клюнула. Менее кровожадная и неопытная Триш настаивала, что достаточно будет и мертвой. Мне, в свою очередь, казалось, что она при этом бгжабдз должна быть ещё и свежей… ну а Йен, устав слушать наши споры, сделал по-умному и предложил запастись на всякий случай всеми тремя приманками одновременно.
        В итоге, когда мы собрались на пустыре перед домом Уэссесков в последний раз, на темной стороне уже лежала целая гора парного, истекающего кровью мяса. Рядышком красовалась парочка дохлых гулей, за которыми нам накануне пришлось изрядно побегать. А в нагрузку имелась бездомная кошка, которая сейчас исступленно царапала деревянную клетку и которую с помощью Чета мы этим утром выловили на улице.
        - Ну что, господа, поехали? - предложил Лойд, когда мы в последний раз собрались вокруг гигантской, невероятно сложной, но пока ещё неактивной ловушки.
        Йен вместо ответа решительно надвинул на глаза «очки». Триш, передав наставнику клетку, прошла в центр нарисованного круга. А когда она знаком показала, что готова работать, мы с Лойдом переглянулись и, не сговариваясь, провалились на темную сторону.
        Охота началась…

* * *
        На этот раз старый Верль встретил нас метелью. Порывы ветра оказались настолько сильными, что нападавшие за утро и не успевшие толком слежаться снежные хлопья то и дело поднимало с земли, комкая как простую бумагу, а затем закручивало в тугих вихрях и мстительно швыряло нам прямо в лицо, заставляя прятаться за воротником и спешно уходить в укрытие.
        Убежище мы, естественно, подготовили заранее - Лойд, недобро помянув темных богов, залег за поваленным бревном, предварительно постелив на снег теплую овчину. Мне пришлось довольствоваться остатком стены, под которым были предусмотрительно настелены доски, а сверху накрыты таким же толстым тулупом, как и у Триш.
        Шагах в десяти слева от меня и справа от Лойда находилась готовая к активации ловушка. С другой стороны мы специально оставили пустое пространство, над которым я немного поколдовал и изменил сигнальный круг таким образом, чтобы одна его часть, как горлышко у бутылки, втянулась внутрь и создала один-единственный проход, который привел бы тварь прямиком к устью ловушки.
        Сам проход оказался строго между мной и Лойдом, имел длину около тридцати шагов, но при этом просматривался от начала и до конца, так что в нужный момент маг мог дернуть за спрятанную под снегом ниточку заклинания и мгновенно захлопнуть ловушку.
        Со всех остальных сторон мы с ним были надежно защищены. Вздумай тварь подобраться откуда-то еще, ее гарантированно отпугнули бы сторожевые знаки, которые на фоне повисшей над руинами радуги были совершенно не видны. Ну а если она вздумала бы упорствовать, то остальные заклинания с шумом и грохотом отшвырнули бы ее обратно. Так что, даже если тварь оказалась бы невидимой, мы бы в любом знали где ее искать.
        Когда ветер немного стих, и мне за шиворот перестали сыпаться колючие льдинки, из-за кустов раздался бодрый голос Лойда:
        - Слышь, Рэйш… давно хотел тебя спросить… так, ради интереса.
        - О чем? - покосившись на чернеющие сбоку развалины, буркнул я.
        - Ты в самом деле ничего не забирал у Нииро?
        - Ты же видел защиту. И сам ее вскрывал. Чужаки туда до нас не входили.
        - Да я не про комнату говорю, - хмыкнул лежащий в сугробе маг. - На темной стороне тоже ведь ничего не было. Тебе не кажется это несколько… неестественным?
        Я молча возвел глаза к небесам.
        - Лойд, неужели ты думаешь, что старик оставил бы там ценные вещи, не озаботившись хоть какой-нибудь защитой? Ты ее там видел? Нет. А если бы она и была, то единственным ключом к ней мог быть только его перстень. Но перстень ты достал из стола своими собственными руками. И я готов хоть сейчас поклясться, что никогда раньше не прикасался к этой вещи.
        - Значит, старик и впрямь куда-то запрятал свои сокровища, - с разочарованием протянул Лойд, так и не подняв головы из-за куста. - Эх, а все-таки жаль… теперь-то мы уже ни?огда не узнаем, чего и сколько он успел накопить.
        Я благоразумно промолчал.
        - Слышь, Рэйш, а все-таки, - через некоторое время повторил маг. - Если бы ты бы его учеником, то куда, ка? тебе кажется, куда мог бы заныкать ценности?
        - Откуда ж мне знать? - совершенно искренне изумился я. - Он считал себя идейным врагом моего учителя. Мы и знакомы-то почти не были!
        - Но шкуру-то он зачем-то полез тебе спасать, - рассудительно заметил этот упрямец. - Если бы он плохо тебя знал, зачем бы ему тогда было рисковать?
        Я еще раз оглядел окрестности, но вокруг было по-прежнему пусто.
        - В том, чтобы умереть достойно, есть определенный смысл, - сказал тихо, но так чтобы он услышал. - А Нииро, как мне кажется, любил красивые жесты. А еще, я думаю, он давно хотел уйти. Просто долго ждал подходящего случая.
        После этого Лойд надолго умолк, и потянулись долгие минуты томительного ожидания.
        Свирепая метель постепенно затихла, наметенные ею сугробы еще больше скрыли нас от любопытных глаз, превратив в два неприметных холмика. Вокруг по-прежнему царила неприятная тишина, и лишь в угрюмо чернеющих невдалеке развалинах тихонько поскрипывала наполовину отвалившийся ставень.
        - Эй, Рэйш, - наконец, не выдержал Лойд этого угнетающего молчания и снова завозился под снегом. - А как ты темным магом стал, а?
        Я ненадолго прикрыл глаза, мысленно костеря про себя болтливого мага.
        И что ему неймется? Тихо, свежо, хорошо вокруг… только лежи и мечтай себе в удовольствие. Я бы, наверное, так и сделал, если б умел. А то, может, и задремал, если бы не надо было следить за периметром. А этого болтуна, видишь ли, на разговоры потянуло. Да и вопрос он, как назло, выбрал отвратительный.
        Перед внутренним взором, как наяву, встала картина из моих кошмаров.
        Приземистый каменный потолок, холодные липкие стены, железная дверь с крошечным, забранным стальными прутьями отверстием. Жесткие нары, тонкий соломенный тюфяк и гнетущая тишина, в которой лишь изредка слышится надсадный кашель из соседней камеры…
        В тот день на улице тоже выпал снег - легкий, пушистый, прекрасный. Но если в детстве с его приходом в моей душе каждый раз просыпалось что-то трепетное, светлое, неразрывно связанное с ожиданием чуда, то накануне казни я об этом уже не думал. В тот день я стоял посреди тесного каменного мешка, недвижимо смотрел на брошенный через решетку номер «Столичного вестника» и с холодным равнодушием сознавал, что именно здесь и сейчас моя прежняя жизнь закончилась…
        - Рэйш? - встрепенулся Лойд, когда я не ответил. - Эй, Рэйш! Ты что там, уснул? Я вообще-то вопрос тебе задал!
        - Прости. Я бы не хотел об этом вспоминать, - наконец, глухо уронил я, не поднимая головы.
        - Понимаю, - невесело усмехнулся маг. - А я вот впервые «потемнел», когда мать схоронил. Сопляком еще был, мне даже десять тогда не исполнилось. Но она болела сколько себя помню - всегда очень слабая была. Тогда я не знал, отчего так, вот и не ожидал… да и не верил, если честно, что она так быстро сгорит.
        - Все мы кого-то теряли, - тихо уронил я, старательно вслушиваясь в гуляющих меж обгоревших балок ветер. - Кто-то родных, а кто-то - себя самого.
        - Я не ждал этого, правда, - горько повторил Лойд. - Я вообще тогда не думал о смерти. Только все хотел, чтобы мать вернулась. Кроме нее, у меня никого ближе в жизни не было, так что когда ее не стало… знаешь, как я обрадовался, когда снова ее увидел?
        Я приподнял голову, но сугроб, в котором залег маг, больше не шевелился. А когда я снова улегся, оттуда неожиданно донеслось:
        - Видеть призраков в наших краях всегда считалось дурным знаком. Да оно, в общем-то, нигде особенно не приветствуется. Даже в Алтории. Народ-то у нас до сих пор суеверный, в глубинке так и вовсе дремучий, как тот лес. Так что вся эта магическая дребедень для них все равно что поклонники темных богов для инквизиторов в Лотэйне. Мне, правда, повезло - к тому моменту, когда я рискнул сказать, что вижу умерших, в деревню заехал бродячий маг. Он-то и стал моим наставником, а потом и в столицу укатил, оформив ученичество как положено. Но с тех уже много воды утекло. Может быть, даже слишком…
        Когда маг снова умолк, я тоже не стал тревожить воцарившуюся тишину.
        Порой, даже если что сказать, слова уже не нужны. Достаточно просто понимания. Сопричастности. И, лежа на земле под слоем наметенного снега, я как никто знал, как важно… и как нам порой не хватает именно этого - иметь рядом того, кто услышит, поймет, узнает, но нужный момент смолчит.
        Какое-то время мы просто лежали, думая каждый о своем и ненадолго забыв, зачем именно мы сюда явились. Однако потом ветер окончательно стих, и в клетке беспокойно завозилась кошка.
        Говорят, животные, хоть и не видят, но чувствуют многое, что происходит на темной стороне. И когда рыжая оборванка внезапно раздулась, а затем сердито заурчала, уставившись мне куда-то за спину, мы с Лойдом одновременно встрепенулись.
        Правда, сделать что-либо никто из нас уже не успел - в тот же миг шагах в пятнадцати сзади и немного правее меня вдруг что-то с силой бабахнуло. Сперва один раз, затем другой… мгновенно активировавшаяся защита брызнула разноцветными искрами…
        На внезапно загоревшемся снегу один за другим вспыхнули сразу четыре защитных знака.
        Под каждым сперва разлетелся в стороны снег.
        Затем вверх выстрелило густое облачко снега.
        Неведомая тварь словно пробовала защиту на зуб, жадно тыкаясь в нее носом и каждый раз смещаясь к мне чуточку ближе. Но ни Оглушение, ни Замедление, ни даже Страх на ней отчего-то не сработали. А вот после того, как последней по глазам ударила ослепительно-красная Боль, на темной стороне раздался пронзительный, до отвращения тонкий визг, словно кто-то полоснул по стеклу ножовкой.
        От мощной звуковой волны меня аж перекорежило и появилось желание поскорее зажать уши. Запертая в клетке кошка уже не шипела - она дурниной орала, тщетно пытаясь вырваться. Подскочивший с земли Лойд до рези глазах всмотрелся в поплывшую над сугробами снежную дымку. А потом вытянул руку в совершенно другую сторону и торжествующе гаркнул:
        - Вот она, Рэйш!
        После чего я обернулся и, наконец, впервые взглянул на нашего загадочного убийцу.
        ГЛАВА 10
        Неведомая тварь стояла шагах в тридцати от меня, прямо у входа в созданными нами магический коридор, ведущий к бешено царапающейся, тщетно рвущейся на волю и отчаянно воющей кошке.
        Нежить и впрямь оказалась невелика ростом - всего-то с локоть в высоту, и то, я немного преувеличил. Большая часть ее тела скрывалась под слоем снега, но голову я все-таки рассмотрел и понял, почему в прошлый раз она показалась мне похожей на клубок перепутанных нитей.
        Дело в том, что на башке у этого монстра был надет… самый обыкновенный носок. Или какая-то очень похожая, грязно-серого цвета тряпица с рваными краями на концах. Внизу она была перетянула шелковой лентой из числа тех, которые девчонки вплетают себе в косы. Чуть выше неопрятными клочьями из тряпицы торчали нитки, похожие на скверно завитые локоны. А на самом верху, словно съехавший набок парик, виднелась толстая снеговая шапка, под которой, словно неумелой детской рукой, были небрежно намалеваны большие черные глаза и пришита на вместо носа крохотная синяя пуговица.
        Если уж совсем подключить фантазию, то я бы сказал, что передо мной оказалась… кукла. Самая обыкновенная, небрежно сляпанная и откровенно потасканная. Вместо туловища у нее имелся лишь обычный тряпичный мешок, а вместо рук красовались тоненькие костяные палочки.
        Ног ее я не видел - тварь наполовину зарылась в снег. Однако когда она вдруг юркнула в сугроб и с невероятной… немыслимой даже для нежити скорости помчалась в сторону истошно воющей кошки, я с холодком понял, что у нее там не ноги, а наверное, колесики. Или целая прорва подвижных щупалец, которыми она молотила с такой скоростью, что вокруг нее взлетали целые снежные облака.
        - Приготовься, Рэйш! - заорал Лойд, когда тварь, проделав в снегу глубокую борозду, ринулась к вожделенной добыче. Несчастная кошка при этом испуганно взвыла и бешено заметалась, едва не опрокинув клетку. Я напрягся, впервые за долгое время чувствуя, как потеют под перчатками руки. Маг присел на корточки, чтобы лучше видеть убийцу. Почти прозрачная ниточка заклинания в его руке опасно натянулась…
        Как вдруг на темной стороне что-то изменилось.
        Не добравшись до насмерть перепуганной кошки каких-то пятнадцати шагов, тварь внезапно дернулась и остановилась. Случайно или нет, но при этом взрыхленный ею снежный бугорок остановился точно напротив нас с Лойдом. До наружного круга ловушки оставалось всего ничего. Истекающее кровью мясо все еще выглядело соблазнительно. Давящаяся собственным криком животное и вовсе было похоже на вкусный десерт…
        Но тварь отчего-то насторожилась.
        И, поколебавшись несколько долгих ударов сердца, вдруг начала медленно и осторожно отступать назад.
        Почему она не сделала этого одним прыжком, я не знаю. Она ведь могла, мы оба видели. Да и просто вильнуть задом и со свистом умчаться ей тоже было вполне по силам. Но вместо этого она вдруг высунула из-под снега жутковатую голову и, повернувшись из стороны в сторону, внезапно уставилась прямо на меня.
        О том, что творится в этой тряпичной башке, можно было только догадываться, но мне отчего-то показалось, что за неумело нарисованным лицом скрывалось нечто большее, чем просто голодная нежить.
        Кукла вела себя достаточно разумно, что осознавать, что мы неспроста здесь объявились.
        Они видела границы нашей защиты.
        Она до урчания хотела сожрать оставленную нами приманку, но при этом чуяла, что что-то не так. И я, неотрывно глядя в нарисованные углем глаза, вдруг ощутил, что на сей раз столкнулся с чем-то, о чем даже в старых книгах было ничего не написано.
        - Спокойно, Рэйш, - напряженным велел Лойд и медленно-медленно выпрямился, сжимая в руке спасительную нить. - Не двигайся. Пусть она подойдет ближе.
        Тварь, словно и впрямь поняла, что именно он сказал, внезапно развернулась всем корпусом и уставилась на мага так же, как мгновением назад смотрела на меня. Внимательно. Пристально. Оценивающе. После чего снова попятилась и, встав так, чтобы видеть нас с Лойдом одновременно, раззявила внезапно обнаружившуюся под тряпкой пасть и тихо, на грани слышимости, зашипела.
        - Тс-с-с… - вырвалось угрожающее из-за тройного ряда похожих на иголок зубов. - Тс-с-с-с…
        Мы с Лойдом застыли, как завороженные глядя, как в глубине ярко-красной глотки трепещет тонкий, раздвоенный на конце язык.
        - Тс-с-с… - снова выдала тварь, легонько качнувшись на месте.
        При этом из-под снега раздалось уже знакомое мне: щелк-щелк… щелк… так, словно внизу у нежити располагались не просто ноги, а громадные крабьи клешни, которыми она недвусмысленно щелкала, словно намеревалась отрезать кому-то голову.
        - Рано, - так же напряженно заметил Лойд, когда я выразительно покосился на ловушку. - Надо чтобы она зашла за третий круг. Иначе только потеряем заряд.
        - Тс-с-с, - в очередной раз прошипела нежить, без предупреждения метнувшись в мою сторону.
        Я при этом тревожно застыл. У Лойда на лице проступило непередаваемое выражение. А тварь, как чуяла, так же резко остановилась, причем точно перед границей защитного знака и медленно, осторожно, изучающе тронула снег перед ним.
        О том, что мы вплели Боль и Оглушение со Страхом абсолютно на всех сторонах гигантского сторожевого круга она, само собой, знать не могла. Однако после неудачной попытки его преодолеть что-то в ее башке все-таки произошло. Она явно понимала, что за пылающие багровыми искрами линии заходить больше не следует. Прекрасно видела даже неактивный знак, хотя учебники в голос утверждали, что нежити это недоступно! Пыталась его даже потрогать, но как только по знаку пробежала предупреждающая искра, тут же отдернула лапу!
        Она была умнее всех тварей, у которых мне когда-либо доводилось читать.
        Она была быстра, осторожна, хитра. И, Фол меня побери, при этом ещё и училась!
        В последний раз прошипев что-то неразборчивое, тварь так же неожиданно юркнула обратно под снег, фыкнула в нашу сторону целым столбом из колючих льдинок, а затем проворно заработала лапами, и снежный бурун над ее головой с устрашающей скоростью двинулся прочь.
        - ?олова бездна! - ругнулся маг, обреченно опуская руки. - Да что ж тебя не устроило-то, уродина?! Жратвы - море, доступ открыт, а ты, сволочь такая, сбегаешь!
        - Ма-а-ау! - с невероятным облегчением выдала чудом спасшаяся кошка.
        Я сжал челюсти, поняв, что ловушка не удалась. А потом посмотрел вслед ужасающе быстро удаляющейся твари, торопливо обернулся, прицельно смерив расстояние до клетки. После чего решительно стряхнул с себя снег и перешагнул через защитную черту.
        - Рэйш, ты сдурел?! - ахнул Лойд, когда я вышел на середину коридора и, сунув два пальца в рот, оглушительно свистнул. - Ты что делаешь, кретин?!
        Снежный бурун, к тому времени уже оказавшийся на границе видимости, вдруг дрогнул и застыл, словно по нему ударили палкой.
        - Кошка ей показалась недостаточно хорошей добычей. Но ты был прав, - не поворачивая головы, уронил я и сбросил с себя плащ и шляпу. - Ловить ее надо на живца. Только жертву придется взять побольше.
        - Рэ-э-эйш! Что ты задумал, дурак?!
        Бурун, поколебавшись, совершил по пустырю небольшой круг и снова оказался напротив входа в ловушку.
        - Рэйш! - яростно прошипел Лойд, когда он неуверенно качнулся в нашу сторону. - Рэйш, мать твою разэтак, какого демона ты собрался делать?!
        - Иди сюда, тварь! - вместо ответа крикнул я, сложив ладони рупором. - Ты слышишь, мелочь непричесанная? Я здесь. И я тебя жду!
        - Все-таки ты кретин, - простонал маг, когда бурун встрепенулся, осыпавшись комками и продемонстрировав мелькнувшую внизу тряпичную голову. - Она же бегает быстрее гулей!
        Я быстро на него покосился.
        - Успей замкнуть ловушку, Ос. Остальное - моя проблема.
        А потом заметил, что бурун сдвинулся с места и понесся в мою сторону с умопомрачительной скоростью, после чего наконец развернулся и кинулся бежать.
        Как при этом выругался Лойд, было любо-дорого послушать. Забористый, цветастый и на диво изобретательный мат в его исполнении выглядел особенно сочным. Я, впрочем, особо не прислушивался - мне было слегка не до того. Все, что меня тогда занимало, это пятнадцать несчастных шагов до проклятой клетки, которую нужно было успеть захлопнуть вовремя.
        О том, что при этом происходило у меня за спиной, можно было только догадываться. Лойда я больше не видел. А о том, что где-то там, наверху, остались его напарница и Йен, вообще, признаться, позабыл.
        Четырнадцать шагов… тринадцать…
        Отлично. Я все еще живой и по-прежнему мчусь к намеченной цели.
        Двенадцать… одиннадцать…
        Порядок. Только бедная кошка вновь начинает истошно орать, справедливо предчувствуя, что на этот раз отвертеться ей не удастся.
        Десять…
        Взбивая сапогами снег, я с сожалением думаю, что надо было перед этим здесь все подмести. Тогда и бежать было бы легче, и снежная пыль не так сильно бросалась бы в глаза.
        Девять, восемь…
        За моей спиной впервые слышится угрожающий клекот.
        Семь… шесть…
        Нет, не клекот - это с дикой скоростью стучат по земле вонзающиеся в нее костяшки.
        Пять…
        Наверное, у твари все-таки не две ноги, а немного больше, потому что вскоре щелчки сливаются в один сплошной гул. И он становится тем сильнее, чем быстрее неведомая мерзость нагоняет мня со спины.
        Четыре…
        Надо же! Я совсем близко! Как, впрочем, и она.
        Три… два…
        Напрасно Лойд на меня кричит.
        Один!
        Меня легонько толкают в спину. Едва заметно, едва ли не с нежностью, проводят по куртке коготками, больше похожими на ласковые женские пальчики. Одновременно с этим слышится мерзкий скрип разрезаемой кожи. Что-то с силой пинается меня под лопатку и дергает за волосы. Затылок обдувает легким ветерком.
        Неужто не успел?!
        Одновременно с этим я, получив нежданное ускорение, делаю последний рывок. Затем разворот. Прыжок… И, уже пролетая над горой свежего мяса, прямо на лету хватаю стоящую поверх истекающего кровью мяса клетку.
        А в следующее мгновение за спиной раздается оглушительный взрыв.
        Кажется, вся темная сторона содрогается после него в агонии. По глазам бьет яркая вспышка. В ушах поселяется низкий гул, быстро переходящий в невыносимо громкий, удивленно-яростный и до отвращения пронзительный визг. В носу что-то лопается со звоном, и дальше я почти ничего не слышу - меня вышвыривает из внутреннего круга с устрашающей силой и попросту уносит прочь, как пушинку.
        При этом я, кажется, лечу в одну сторону, бедная кошка - в другую. Меня кувыркает в воздухе, ломает, швыряет как сломанную игрушку. На невероятной скорости я со свистом и грохотом пролетаю через половину пустыря, чудом миную разбитое окно и торчащие из рам стеклянные осколки. В последний момент успеваю заметить на своем пути невесть откуда взявшуюся стену. Зажмуриваюсь, чтобы не видеть, как меня размажет по ней кровавой лепешкой. Затем - удар, темнота, бешеный водоворот искр в глазах…
        После чего где-то там, в глубине, под толстым слоем черного покрывала мелькает изящный женский силуэт, а знакомый голос с укором шепчет:
        - Это снова ты, Артур?
        «Ага, проездом, - проносится у меня в голове ошеломленное. - Прости, красавица, но, кажется, ты и в этот раз чуток опоздала»…

* * *
        Первым чувством, которое я испытал, когда пришел в себя, была боль. Слабая, зудящая, тупая. Зато практически вездесущая, словно меня живьем окунули в чан с кипятком, затем дали время ожогам зажить и, только когда на месте старых дыр наросла новая кожа, наконец-то позволили прийти в себя.
        Особенно сильный зуд вгрызался в левое плечо и яростно щипал, не давая уснуть. Немного кололо под правой лопаткой. Едва заметно, но все же противно скреблось на левом боку. Немного поднывало ушибленное колено. И отчаянно саднил ушибленный при падении затылок, будто оттуда успели выдрать приличный клок волос.
        Когда я открыл глаза, первым, на чем сфокусировался взгляд, оказалась длинная, покрытая застарелой гарью и сажей деревяшка, торчащая прямо у меня из груди.
        Однако…
        Кажется, не слишком удачно я сегодня упал, раз при падении меня насадило на нее, как мертвую бабочку.
        Впрочем, удивление длилось недолго - на мое счастье, деревяшка прошла чуть левее и ниже, чем могла бы, поэтому по-боевому торчала не из самой груди, а всего лишь из-под расцарапанной подмышки. Чудом не вонзилась в спину, сумев разодрать лишь последнюю приличную куртку. Поэтому и кровищи на импровизированном колу практически не было. Поэтому же я чувствовал себя относительно неплохо.
        Когда зрение окончательно вернулось, я на пробу повернул голову влево-вправо и скривился, когда перед глазами все поплыло.
        Все-таки здорово меня приложило. Особенно если учесть, что затылком я шарахнулся с размаху, да еще не на снег, а, судя по ощущениям, на очень даже твердый и совсем не гладкий булыжник.
        Так. В чем мне еще не повезло?
        Висок, я судя по всему, все-таки успел рассадить при падении, из носа тоже еще течет, но уже подсыхающая корочка делает свое дело - большая кровопотеря мне не грозит. Левая рука болит, но вроде работает. Правая в порядке. Ноги, насколько я могу понять, тоже. В ушах, конечно, до сих пор стоит гул, в груди при каждом вздохе колет. Так что, наверное, парочку ребер я все-таки сломал. Но и это не страшно с учетом всего того, что успело тут произойти.
        Стоило пошевелиться, как рядом раздался скрип снега и надо мной склонилось знакомое лицо.
        - Живой, - с удовлетворением сказал Лойд, разглядывая меня так внимательно, словно искал куда б ударить. - Не знаю, почему, но ты невероятно везучий придурок, Рэйш. Даже представить не могу, как ты с таким отношением к работе до сих пор себя не угробил.
        С трудом сев, утерев идущую носом кровь и осторожно потрогав громадную шишку на затылке, я взглянул на царящие вокруг разрушения и удивленно присвистнул.
        Ничего себе ловушка для демонов…
        Эта хреновина рванула так, что взрывом не только разнесло созданные мною развалины - посреди поместья теперь дымилась огромная воронка! Ярко-красная, словно жерло проснувшегося вулкана, прямо вся пышущая, ещё горящая… жаром от нее несло так, что, даже находясь на приличном отдалении, я чувствовал, как стягивает кожу на лице. А уж что творилось с магическим фоном…
        Думаю, если бы в округе осталась хотя бы одна приличная тварь, она бы уже скакала вокруг забора, захлебываясь слюной.
        От попавшего внутрь мяса, естественно, ничего не осталось. Ни гулей, ни кусков свежайшей говядины, за немалые деньги купленной на ближайшем рынке. Зато вместо нее в воздухе витал совершенно дивный аромат жареного мяса, причем настолько густой и сочный, что я поневоле сглотнул и мельком покосился по сторонам, ища пропавшую кошку.
        Видимо, зря - клетка оказалась сломанной, а дверца открытой, так что пушистой мурлыки давно и след простыл. Но пусть уж лучше она свободно разгуливает теперь по темной стороне, чем если бы мы сожгли ее заживо.
        Кривясь и морщась, я встал, с трудом доковылял до воронки и, заглянув внутрь, удовлетворенно кивнул.
        - Славный шашлычок получился.
        - Да. Жаль только, что на образцы ничего не осталось, - с сожалением вздохнул Лойд, подходя ближе, и тоже заглянул вниз. - За одни отчеты Орден ничего не заплатит - им, гадам, доказательства подавай. А они теперь тю-тю.
        - По мне, так и демон с ними, с доказательствами. Лишь бы на темной стороне стало чище.
        - И то верно. Ты как сам-то? - со смешком осведомился Лойд. - Вон, от куртки одни лохмотья остались - небось, всю спину тебе исполосовали, а?
        Почувствовав гуляющий меж лопаток холодок, я зябко повел плечами - всего на волосок промахнулась тварь. Куртка в клочья, рубаха тоже свисает неопрятными лоскутами, но, как ни странно, шкуру проклятая кукла мне так и не попортила.
        - Ты точно уверен, что тварь мертва? - спросил я, когда убедился, что кроме ссадин и царапин, серьезных повреждений так и не получил.
        - Куда она денется? Круг на взрослого демона рассчитан. Через такой ни одна нежить не переступит. Разве что ее кто-нибудь через него перенесет - на живых он, к счастью, почти не действует.
        Я сплюнул и, проследив, как плевок с шипением исчезает на раскаленной земле, отвернулся.
        - Вот и отлично.
        - Пойдем, - ухмыльнулся Лойд. - Йену тебя передам - я на твою битую рожу уже сполна насмотрелся. Так что пусть теперь он тебя убивает.
        Я удивленно обернулся.
        - А что, были ещё желающие?
        - Конечно. Если бы нас не разбросало в стороны, я бы первым же делом тебя и пристукнул. Это ж надо было додуматься - ловить нежить на живца! Да за такое мой наставник удавил бы тебя там же, где нашел. А если бы ты был при этом уже мертв, он бы сперва нашел толкового некроса, заставил его тебя воскресить, а потом прибил бы повторно. В назидание. Потому что на моей памяти ещё ни один темный маг не плевал на правила Ордена с такой высокой колокольни!
        Я передернул плечами.
        - Какая разница, если все получилось?
        - А если бы ты не успел? - с ноткой раздражения осведомился Лойд.
        - А если бы не успел ты? - насмешливо откликнулся я. - Стало бы лучше или, может быть, что-то бы изменилось?
        Маг поморщился, однако спорить дальше посчитал бессмысленным.
        Ну и правильно. Главное, что дело сделано, а уж детали для отчета можно и опустить.
        Естественно, сразу мы не ушли. Перед уходом требовалось еще раз обойти периметр, чтобы убедиться, что других тварей или следов того, что опасная нежить выжила, не осталось. Затем все собрать, проверить, уничтожить оставшиеся знаки, изменить насыщенность магического фона, для чего Лойду даже пришлось выйти наверх и взять у Триш соответствующий прибор. А потом ещё все это зафиксировать, потом составить специальную схему, внести туда кучу сопутствующих данных… словом проделать всю ту кучу безусловно важных для Ордена, но совершенно неинтересных вещей, которые были строго обязательны для официального протокола и которых я всеми силами старался избегать.
        Лишь когда Лойд посчитал, что все формальности выполнены, мы смогли наконец вернуться в реальный мир.
        При виде моей окровавленной физиономии со следами нешуточного мордобития Йен мгновенно насупился, Лойд добродушно хохотнул, а в глазах Триш внезапно загорелся такой неподдельный восторг, что я даже усомнился, что правильно понял причину, по которой она так обрадовалась.
        - Это было потрясающе! - прошептала она, глядя на меня сияющими глазами. - Вы нарушили все правила обычной охоты, мастер Рэйш, но результат того стоил!
        - Так, Триш! - с напускной серьезностью прикрикнул Лойд. - Ты что такое несешь?! Не вздумай ничему учиться у этого чудовища!
        - Хорошо, учитель, не буду, - рассмеялась она и вдруг как девочка закружилась на почерневшем снегу, глядя на посветлевшее небо и широко улыбаясь миру, в котором, как и положено, добро всегда побеждает зло.
        В контору мы вернулись примерно через полторы свечи - уставшие, вспотевшие, зато довольные. Но если Лойд, Триш и Йен тут же поднялись наверх, то я, оказавшись в холле, с усталым вздохом опустился на кушетку.
        Бездна… а все же ребра болят. И башку в повозке растрясло, так что меня снова мутило.
        Но ничего. Через пару дней кости заживут, и я опять буду как новенький. Зато когда гости уедут, и царапины заживут, я наконец займусь тем, что так долго откладывал. Ведь для настоящего мага Смерти охота, что бы ни говорил Лойд, никогда не заканчивается.
        ГЛАВА 11
        - Ну что, Рэйш… счастливо оставаться! - широко улыбнулся Лойд, остановившись перед выходом из здания. - Хоть ты и отмороженный на всю голову, но мне, если честно, понравилось с тобой работать.
        Я коротко кивнул.
        - Взаимно.
        - Не, ты молоток. Без дураков, - охотно признался маг, а затем понизил голос и со смешком сообщил: - Правда, должен сказать: защита на комнате у тебя получилась откровенно дерьмовой.
        - Да пошел ты к Фолу! - оскалился я: вот же поганец, все же испробовал ее на прочность. А то и взломал, умудрившись не оставить после себя следов. Демонов охотник!
        Тем не менее, я все же подошел и крепко пожал протянутую руку.
        - Спасибо, Ос. Ваша помощь пришлась очень кстати. А если вдруг соскучишься, возвращайся. Здесь тебя всегда будут ждать не только многочисленные гости, но и целый набор незабываемых впечатлений.
        Маг коротко хохотнул, после чего с чувством хлопнул меня по плечу и вышел. А я едва заметно улыбнулся.
        Да, Лойд оказался на удивление неплохим мужиком. Много знающим, немного хмурым, зато изобретательным и весьма неглупым. Да и в качестве темного мага он показал себя превосходно. Тем более, что за последние несколько дней до конца командировки мы с ним успели не только отдохнуть, но и отменно поразвлечься.
        Едва пришедшие в себя после исчезновения главного врага гули не смогли даже толком насладиться обретенной свободой, как мы выбрались на темную сторону и устроили настоящую облаву. Лойд наконец-то дождался повода вдосталь помахать своим жутковатым стиком, я, окончательно успокоившись на его счет, вытащил из схрона «секиру»…
        Как я уже успел убедиться, столичный маг был надежным напарником. Однако и воином он оказался весьма справным, так что за эти дни мы накрошили в капусту такое количество нежити, что в Верле после этого и впрямь стало легче дышать.
        Вы можете представить, что могут натворить на темной стороне два вошедших в раж темных мага?
        Вот и гули расстроились. В итоге мы перебили их если не всех, то почти всех, да и то, последних пришлось отлавливать специально. Оружие Лойда рубило нежить превосходно, заостренные концы «прутов» сперва насаживали гулей, словно баранов на вертел, а затем маг проворачивал свой жутковатый тесак, и несколько десятков лезвий буквально разрывали тела тварей на куски. Причем иногда и не по одному за раз. Но при этом и мою «секиру» маг тоже оценил по достоинству.
        Спрашивать, где и у кого я ее добыл, Лойд по привычке не стал - в нашей среде излишнее любопытство не поощрялось. Однако слегка закругленное, невероятно тонкое и прочное костяное лезвие привело его в восторг. А уж то, с какой легкостью оно шинковало гулей и еще на подлете разваливало их на две половинки, заставило его с уважением присвистнуть.
        - Роскошная штука, Рэйш, - сказал Лойд, поглядев, как я с ней управляюсь. - И махаешь ты ею прилично. Древка, конечно, не хватает, но думаю, ты обязательно что-нибудь сообразишь.
        Я тогда только кивнул. Идей по этому поводу уже почти не осталось, но я все же питал надежду, что хотя бы в бумагах Нииро найдется какая-нибудь подсказка, раз уж мастер Этор не догадался меня ими снабдить.
        Под конец дело дошло до того, что мы с Лойдом даже соревноваться начали, кто и сколько укокошит гулей за один подход. Порой выигрывал он, иногда больше везло мне… но только под конец твари все же сообразили, что лезть на рожон не стоит, и вместо того, чтобы с ходу набрасываться, они начали искусно прятаться, стараясь переждать беду в нашем лице в каком-нибудь тихом местечке. Нам приходилось искать их в подвалах, обшаривать подворотни и заглядывать во все укромные уголки, где они могли чисто теоретически спрятаться. Порой нам и впрямь удавалось кого-то вытащить. А иногда создавалось впечатление, что напуганные расправой твари попросту начали уходить из города, пока мы не перебили их всех.
        В итоге темная сторона Верля теперь казалась на редкость спокойной и практически вымершей, будто на ней отводили душу не два мага, а два настоящих палача. Зато когда мы наконец закончили, по улицам города можно было неспешно прогуливаться, не опасаясь, что кто-то внезапно сиганет на спину.
        Проводив глазами уходящего мага, я на мгновение даже пожалел, что веселье закончилось. Но что поделаешь - дарованное гостям время все-таки истекло, и пришла пора вернуться в столичное Управление сыска, чтобы отчитаться о проделанной работе.
        - Спасибо, мастер Рэйш, - несмело улыбнулась Триш, которую за эти дни мы тоже успели неплохо натаскать на темной стороне. - Я очень многое узнала благодаря вам. И это был действительно бесценный опыт, который я никогда не забуду.
        Я молча кивнул, показывая что услышал, и понадеялся, что она и впрямь сумеет воспользоваться моими советами. В ответ тепло одетая девчонка улыбнулась шире, а затем коротко махнула рукой застрявшему на лестнице Йену и убежала следом за наставником, который в этот момент лихо забрасывал последние вещи в экипаж.
        Кстати, он все же оставил нам один из визуализаторов, тем самым заставив Йена окончательно признать поражение. А на мой вопрос, как же Лойд будет отчитываться за пропажу ценного имущества, маг только отмахнулся.
        - Спишем и все дела. Что нам, в первый раз возвращаться с потерями?
        Норриди после этого, кажется, совсем скис, одна?о в последний момент все же сообразил, как отплатить чужаку за столь щедрый дар. И, пересилив себя, с немалым трудом выпросил у бургомистра казенный кэб, чтобы гостям не пришлось ждать ходящий от разу к разу дилижанс до Триголя или трястись в дешевой повозке вместе с добрым десятком пассажиров. Добравшись за пару дней до единственного крупного города в нашей глуши, там они могли уже спокойно пересесть на регулярно ходящий до столицы транспорт и всего через неделю пути оказаться в столице.
        Сидящий на козлах возница, когда я вышел на улицу, чтобы проводить гостей, лихо взмахнул кнутом и, едва дождавшись, когда Лойд и Триш заберутся внутрь, прикрикнул на флегматично обмахивающуюся хвостом лошадку. Смирная вороная кобылка всхрапнула, дернулась в постромках, и кэб неохотно сдвинулся с места. А затем совершил по площади небольшой круг и, постепенно набирая ход, скрылся из виду в густой снежной пелене.
        - Ну, вот и все, - проговорил Йен четвертью свечи позже, когда я поднялся к нему в кабинет и занял свое привычное место за столом. - Тварь вы убили, о Палаче мы, можно сказать, тоже отчитались, все подозрения против тебя оказались несостоятельными…
        Я проследил, как Норриди по привычке тянется за фляжкой, где вот уже три с небольшим года не кончалось какое-то особенно крепкое пойло, и хмыкнул.
        Да. С Нииро удачно вышло. Из-под удара он меня все-таки вывел. А уж то, что Лойд решил задержаться и помочь с нежитью, для Верля было вообще бесценно.
        Обычно темные маги не отличались отзывчивостью и крайне редко совершали благие дело. Но столичный выскочка предложил помощь по собственной воле и с честью прошел это испытание до конца. Да и поохотиться на гулей для него оказалось не в тягость, а в удовольствие, что для нашего брата являлось огромной редкостью.
        - Как поживает Лардо? - спросил я, когда Йен по привычке сделал всего один глоток и убрал фляжку обратно в стол. - Все ещё дуется на тебя за тех кукол?
        - Прислал сегодня письмо с нарочным. Просил оставить ему Гуго и Вито на пару дней, чтобы закончить отчеты для бургомистра. При этом клятвенно пообещал, что послезавтра отпустит их восвояси, а нашего Гуна даже соизволил похвалить.
        - Да ну? Чтобы ворчун Лардо и вдруг кого-то похвалил? - удивился я, демонстративно положив шляпу прямо перед носом Норриди, но тот этого словно не заметил. - Неужто наш Родерик все-таки поймал ему вора?
        - Нет. Гун просто взял на себя львиную долю его работы. А насчет краж - не знаю. Оно там само как-то незаметно утряслось.
        - Хочешь сказать, больше никто не ворует?
        - Да, - задумчиво кивнул Йен. - Как это ни странно, но за последние четыре дня больше никто и ничего не стащил.
        Я мысленно хмыкнул.
        Это было, конечно, странно, да и вряд ли Вейс даст бургомистру внятное объяснение произошедшему. Однако, насколько мне известно, старший господин Вьен не захочет особо копаться в причинах. Для него самое главное, что преступник исчез… а это, с учетом отсутствия новых краж, было очевидно. После этого и Лардо, я думаю, вздохнет с облегчением.
        У меня, правда, были на этот счет другие соображения, но я предпочел о них умолчать. И в рапорте, который зануда Йен все-таки с меня стребовал, тоже ни словом по этому поводу не обмолвился, поскольку улик у нас не было, а на простые измышления бургомистру было наплевать.
        То же самое казалось и магов Ордена - без доказательств, как правильно заметил Лойд, нечего и думать туда соваться. Но все доказательства сгорели на том грешном пустыре, и теперь нам оставалось лишь догадываться, имела ли проклятая тварь какое-то отношение к кражам.
        - Ладно, пошел я, - поднялся я, когда Йен, глянув в окно, слегка загрустил. - Если что, оставишь записку под дверью. Я увижу.
        - Привет зазнобе, - рассеянно отозвался Норриди, думая явно о своем.
        Я понимающе хмы?нул. И, уже выходя из кабинета, молча порадовался, что на протяжении вот уже десяти лет моей единственной женщиной была и остается лишь Тьма. Молчаливая, холодная, смертельно опасная, но при этом искренняя и преданная. И я не настолько сошел с ума, чтобы начать ей с кем-нибудь изменять.

* * *
        Темная сторона Верля, как и всегда, встретила меня тишиной. Ветра на этот раз почти не было, только легкий снежок медленно кружился на улицах и невесомым покрывалом опускался на искореженные, местами обгоревшие и наполовину разрушенные дома. Так, словно Тьма тоже устала от безрадостной картины и хотя бы снегом хотела прикрыться, чтобы хоть чуточку освежить мертвый город и сделать его не таким унылым.
        Глубоко вдохнув холодный воздух, я уже привычно крутанул в руке «секиру» и прошелся по центральным улицам, повсюду встречая непривычное запустение.
        Следов на снегу не было - после последней охоты уцелевшие гули затаились и не торопились показываться на глаза. Оставленные нами трупы тоже исчезли, но это меня как раз не удивило - то, что помимо гулей, на темной стороне обитают и другие падальщики, было вполне естественно. По-моему, я на днях даже шурша видел, да и из подворотен не так уж редко доносился крысиный писк.
        Другое дело, что мелочь не стремилась показываться на глаза, да и не рискнула бы напасть на темного мага. Были у них мозги или нет, но жить, как правильно заметил Йен, они все же хотели, поэтому ненужных встреч стремились избегать и при звуке шагов моментально прятались по щелям, терпеливо дожидаясь, пока я пройду мимо.
        Завершив на сегодня обход города, но так и не найдя ни одной крупной твари, я удовлетворенно кивнул и, забросив «секиру» в тайник, вышел на светлую сторону.
        Как это ни удивительно, но уже третий день подряд мне никто не попадался на пути, и я возвращался домой, даже не размявшись.
        С «секирой» пока придумать ничего не удалось - древко на ней упорно не желало держаться. Но я и к кастету прекрасно приноровился, а на непредвиденный случай все равно таскал с собой меч… который, кстати, давно следовало привести в порядок.
        Глянув через окно на выглянувшую на небе луну, я бросил на стул грязный плащ и вытянулся на постели.
        Скучно, господа. Ни новых убийств, ни краж, ни даже толковой охоты за те три дня, что прошли с отъезда Лойда и Триш, увы, не случилось.
        Поэтому мне было скучно. Спать после нескольких часов, проведенных в схроне, совсем не хотелось, так что я забросил руки за голову и невидящим взором уставился в потолок, пытаясь понять, как буду жить дальше. Здесь, в крохотном и ставшим теперь спокойным Верле, где, благодаря недавней охоте, жители ещё долго не будут нуждаться в услугах темного мага.
        Может, снова на болота податься? Начать травить нежить по окрестностям, раз уж в городе никого не осталось?
        А что?
        Оружие у меня теперь справное, работать им я тоже наловчился, навыки на гулях отточил, с дневником учителя наконец разобрался. Вещи Нииро, правда, до сих пор оставались нетронутыми, но я на днях заглянул в один из его талмудов и даже попытался воспроизвести пространственно-временной карман, схема которого нашлась на самом видном месте…
        Но увы. В отличие от мастера Этора, этот вид маги подчиняться мне наотрез отказался, хотя я немало времени угробил, чтобы как следует в ней разобраться. К несчастью, это требовало качественно иных навыков, нежели те, что сумел передать мне учитель. Проще говоря, я должен был годы угробить на овладение этим искусством с нуля, так что о личном пространственном кармане, похоже, придется надолго забыть.
        Неожиданно в комнате повеяло холодком и прямо на кровать, возникнув из воздуха, спланировал обрывок бумаги.
        «Ты мне нужен. Срочно, - с удивлением прочитал я, поймав обгоревшую по краям записку. - Жду после полуночи у мельницы в Нирне».
        - Лойд? - удивился я, безошибочно узнав корявый почерк мага. - Какого демона Ты же должен быть сейчас на полпути к Алтиру!
        Бомм! - размеренно сообщили из гостиной часы, сообщая о приближении полночи.
        Бомм!
        И это вывело меня из недолгого раздумья.
        Нирн - мелкая рыбацкая деревушка, расположенная неподалеку от Триголя. Я там в свое время когда-то побывал и впечатления об этом месте сохранил самые неприятные. Но, если Лойд все-таки не уехал из Триголя как планировал, то за каким рожном ему понадобилось торчать в этой дыре?
        Или что-то случилось?
        Что-то, что заставило его отложить возвращение в столицу и задержаться в нашей забытой богами глуши?
        - Охота? - вслух удивился я. А потом ещё раз перечитал записку, с опозданием сообразил, что Лойд в своей манере просит о помощи, затем отыскал прикрепленную к бумаге ниточку поискового заклинания и тихо присвистнул.
        Видать, его и впрямь прижало, если он рискнул дать мне свой след. Я не раз видел бедолаг, которому не повезло ощутить идущего за ними по пятам темного мага, и мог только пожалеть Лойда, добровольно решившего испытать это сомнительное чувство.
        Бомм! - в третий раз прогудели хозяйские часы, заставив меня рывком поднялся с постели.
        Что бы там ни случилось, но действовать следовало быстро. Лойд когда-то не пожалел ни времени, ни сил, чтобы помочь нам с опасной тварью, так что не откликнуться на его просьбу я попросту не мог. А помощь, судя по всему, требовалась немедленно, иначе не стал он бы звать меня так, как мог бы позвать не просто напарника, а друга. Поэтому, наскоро одевшись и вернувшись на темную сторону, я выудил из тайника не успевшую сегодня поработать «секиру» и, смяв в кулаке записку, встал на след.
        На этот раз азарт от погони был слабым и отдавал горьким привкусом беспокойства.
        Лойд, Лойд… во что же ты вляпался, если пришлось потратиться на полноценного вестника? Неужели тварь, с которой ты столкнулся, оказалась настолько сильна?
        Что это? Демон? Вампир? Другая высшая мерзость, ?оторую проморгали тригольские сыскари?
        Очутившись меж непроницаемо черных стен знакомого коридора, я почти бегом помчался по следу, видя его не глазами, а нутром, чувствуя всем своим существом, как чувствует и видит добычу получившая команду «фас» ищейка.
        Расстояние до Нирна было немаленьким, но я не зря зашел на тропу именно на темной стороне. Старую мельницу в той деревне я тоже прекрасно помнил, поэтому не пожалел сил, чтобы оказаться там как можно скорее.
        Наверное, если бы я так не спешил, то нашел бы время постоять и подумать, почему Лойд вообще обратился ко мне. По какой причине он не привлек к этому гораздо более опытное и многочисленное тригольское Управление, и отчего его след казался не просто стойким, а ещё и очень свежим, словно маг знал, каким именно образом я перемещаюсь во Тьме. Знал и не сомневался, что я успею оказаться на месте вовремя.
        Первая мысль о том, что что-то не так, посетила мою дурную голову, когда сразу на выходе с тропы сразу обе мои ноги влипли в какое-то удерживающее заклинание, и я, оказавшись посреди единственной улицы Нирна, не смог сделать по ней ни единого шага.
        Подозрения эти переросли в уверенность, когда всего через миг после этого мое горло захлестнула наброшенная сзади удавка, а затем с силой дернула, буквально пришпилив меня к ближайшей стене. А следом за этим такие же прочные путы обернулись вокруг запястий, плеч, бедер и щиколото?, врезавшись в кожу с такой силой, что на снег закапала кровь.
        Наконец, когда я увидел вывернувшего из-за угла ближайшего дома Лойда, смысл непонятной записки стал окончательно ясен: столичный маг и впрямь начал новую охоту.
        Вот только на этот раз его дичью были не твари, а я.
        - Ну здравствуй, Рэйш, - приветственно кивнул он так, словно мы с ним, по меньшей мере, приятели. А затем подошел ближе и, заложив руки на ремень, тонко улыбнулся. - Давно не виделись. Как жизнь?
        Я быстро огляделся по сторонам.
        Нирн, как и положено, выглядел заброшенным и мрачным. Разрушенные дома, разбитые окна, уныло торчащие из стен обломки печных труб… когда-то в этой деревеньке я сполна познал, что такое ненависть к людям. Но, как говорил мастер Этор, история имеет свойство повторяться, вот только сегодня объектом для всецело охватившего меня чувства стала не жестокая толпа, а такой же маг, как я сам.
        - Как тебе обстанов?а? - издевательски осведомился Лойд, когда я оглядел развалины и с толикой облегчения понял, что Триш поблизости нет. - Ничего не жмет? Не давит? А то я могу еще немного затянуть.
        Чувствуя, как удавка еще больше врезается в горло, я зло сплюнул, но, к сожалению, не попал.
        - Ничего, - ничуть не расстроился чужак. - Скоро у тебя и на это желания не останется. Хотя я надеюсь, ты достаточно вынослив, чтобы я смог сполна удовлетворить свое любопытство.
        - Что тебе нужно, Лойд?
        - Совсем немного. Но для начала, если не возражаешь, я бы хотел кое-что обсудить…
        ГЛАВА 12
        Услышав из-за дальних домов характерный скрежет и осторожное курлыканье, Лойд достал из-за пазухи отпугиватель и коротко свистнул.
        От раздавшегося пронзительного и резкого звука меня едва не перекорежило, а подкрадывающиеся к мельнице гули с обиженным визгом кинулись прочь. Только с шумом осыпалась черепица под когтистыми лапами да послышался быстро удаляющийся шорох. После чего на темной стороне снова все стихло, а Лойд, прихватив у стены ка?ой-то чурбак, поставил его напротив и сел, уставившись на меня снизу вверх с каким-то болезненным любопытством.
        - Вообще-то, я тебя обманул, - сообщил он, когда вдоволь на меня налюбовался. - Те знаки, которые я нарисовал внутри ловушки, изначально были рассчитаны не только на демонов, но и на магов. Я посмотрел, как ты работаешь на темной стороне, и должен сказать, что это действительно сильно. Твоя выносливость тоже впечатляет - осилить наружный круг ловушки в одиночку до тебя еще не удавалось никому. Но ты сумел. Молодец. Хвалю. Жаль, что мне удалось проверить тебя на прочность. Я ведь уже тогда придумал способ тебя туда заманить, но не ожидал, что ты в последний момент все переиграешь.
        Я скривился.
        Вот же козел. Да и я тоже хорош. Доверился, мать его. Открыл спину. Повезло еще, что сиганувшая следом тварь меня подтолкнула, иначе угодил бы туда сапогом, и привет родителям.
        - В прошлый раз ты сумел через них перепрыгнуть, но сейчас знаки прямо у тебя за спиной, - тем временем продолжил Лойд. - Так что теперь ты слаб, уязвим и совершенно ничего не можешь мне противопоставить.
        Да уж знаю, урод. Первым же делом попробовал тут что-нибудь поджечь, только не сразу понял, куда девались все силы и почему твоя бледная морда так и маячит у меня перед глазами.
        - Зачем же тянуть? - прохрипел я. - Приманку создавать, силы на ловушку тратить, тревожить темную сторону… убил бы сразу. Зачем было мучиться?
        - Нельзя, - с сожалением протянул маг. - Старые перстни частенько с секретом и имеют привычку метить убийц своих хозяев. А иногда ставят метку даже на того, кто в момент смерти просто окажется рядом, так что я лучше подожду, пока ты сам сдохнешь. Так надежнее.
        Я с трудом сглотнул, чувствуя, как бегут по коже горячие струйки. Дергаться в магических путах было опасно - удавка врезалась так, что я едва мог вздохнуть. А на то, что творилось в запястьями, вообще было страшно смотреть. По моим ощущениям, заклинание вгрызлось туда до самых костей. И всего одного лишнее движение могло хватить, чтобы оставить мне на память короткие культяпки.
        - И зачем я тебе сдался, позволь спросить?
        - Видишь ли, Рэйш… - медленно проговорил маг, глядя куда-то в сторону. - Мне кажется несправедливым, что именно тебя старик Этор сделал своим наследником.
        Я чуть не закашлялся.
        - Причем тут учитель?! Неужто ты позарился на его перстень?!
        - И да, и нет, - так же медленно отозвался Лойд, все еще глядя куда-то мимо. - Но у тебя нет на него никаких прав. Ты не урожденный Рэйш. Тем не менее старик так высоко тебя оценил, что с какого-то перепугу вдруг завещал все свое имущество. Разве это справедливо?
        Я оскалился.
        - Тебе-то откуда знать, кем он мне приходился?
        - У него не было прямых наследников, - сухо уронил маг, впервые взглянул на меня прямо. - По крайней мере, так утверждают столичные записи. И в чем-то это действительно так - за всю жизнь у старика Рэйша родился только один ребенок. Девочка. Лишенная дара, слабая и так тяжело болевшая с самого детства, что он при первой же возможности отдал ее замуж за какого-то провинциального барончика и поторопился вычеркнуть ее имя из фамильного древа.
        - Может, он на старости лет все-таки сумел зачать сына, - выплюнул я. Не из упрямства, а лишь чтобы потянуть время.
        Но Лойд лишь покачал головой.
        - О рождении наследника Рэйш не стал бы молчать так долго. Мальчик в семье - это же гордость. Мальчик в древнем, но уже увядающем роду - это радость вдвойне. А если он при этом ещё и маг… но я наводил справки. Запись о тебе появилась в столичных архивах только три года назад. И сделала их старик собственноручно. Так что ты не истинный Рэйш. Просто подделка. Хотя с учетом твоих способностей я, пожалуй, могу понять, почему старик тебя выбрал.
        Я сжал зубы.
        - Он был неплохим человеком. Особенно в сравнении с остальными.
        - Он был упрямым чванливым болваном! - на мгновение потерял самообладание Лойд. - И превыше всего ценил собственную значимость для мира! Считал себя уникальным! Избранным! И верил, что принять его искусство под силу лишь только такому же, как он, гордецу! Темному, которому Тьма будет благоволить также, как когда-то она благоволила самому… подумать только… великому Этору Рэйшу!
        Я неловко шевельнул рукой, но вдруг ощутил лизнувший ее знакомый холод и неверяще замер.
        - Да, - с отвращением подтвердил Лойд, покосившись на мою окровавленную руку. - Тьма тебя любит, Рэйш. И позволяет делать такие вещи, которые большинству из нас недоступны. Я подозревал об этом, когда мы впервые встретились. Но лишь когда Триш сказала, что видела у тебя черные глаза, окончательно в этом уверился.
        Ах вот почему она испугалась, впервые взглянув на меня через «очки»! Напрасно я не выждал положенного времени и поднялся в кабинет сразу, как только вынырнул с темной стороны. Тьма всегда отпускала меня неохотно, настойчиво шептала в уши, цеплялась за плечи, всеми силами стараясь удержать внизу. Да и Йен не раз говорил, что какое-то время после возвращения я напоминаю ходячий труп с совершенно жуткими глазами.
        Жаль, что я не понял этого сразу. А вот Лойд, наоборот, сделал правильные выводы и теперь оценивающе щурился, словно ждал, что я начну возражать.
        - Ты такой же, как он, - кивнул он, когда понял, что спорить я не стану. - Самоуверенный, упрямый, обожающий плевать на общепринятые законы и правила. Но кое-чего у тебя не отнять…
        Лойд снова покосился на мою ладонь, а я вдруг ощутил, как по ней, помимо крови, медленно стекает что-то холодное и липкое, и скосил глаза.
        - Тьма живет в тебе, - подтвердил мою догадку сидящий напротив маг. - Это редкий дар, Рэйш. Очень редкий, потому что он означает, что для Тьмы ты свой. Так же как шурши, демоны, гули и прочая нежить. Благодаря этому ты чувствуешь себя в ней как дома. Тебя не мучают призраки прошлого. Не угнетает его голос. Ты даже не стареешь на темной стороне! А еще способен преодолевать без последствий любые расстояния и создавать прямые тропы, о чем такие как я всегда могли только мечтать.
        Я фыркнул.
        - И что? Только из-за этого ты решил, что от меня надо избавиться?
        - Напротив, - сумел-таки меня удивить Лойд. - Ничего личного, Рэйш. Ты и впрямь неплохой напарник, успешный маг и хороший воин. Но мне нужен твой перстень. А сам ты, как я понимаю, не захочешь мне его отдать.
        Я только ощерился.
        По собственной воле передать кому-то свой перстень? Знак моей силы и еще невеликого, но все же растущего мастерства? Предать доверие учителя и добровольно отдать какому-то чужаку то, что он так долго создавал и чем так гордился?
        Да лучше сдохнуть! И пусть потом этот гад помучается, пока будет сдирать перстень с трупа!
        - Я так и предполагал, - спокойно отозвался Лойд, когда я изловчился и все-таки до него доплюнул, оставив смачную харкотину на тщательно вычищенном сапоге. - Поэтому и предпринял меры.
        - Надеюсь, Триш не в курсе, что, помимо нежити, ты иногда охотишься на своих?
        - Триш - хорошая девочка, - рассеяно бросил маг. - Ни к чему ей знать такие подробности. Да и не охочусь я на коллег. Как правило. Пока меня сильно не достанут. Но тут уж, как говорится, дело чести.
        Я скривился.
        - Много ли чести в том, чтобы сидеть тут и дожидаться, пока я истеку кровью?
        - Зачем сидеть? Я скоро уйду. Насколько хватит заряда у перстня, конечно, не знаю, но думаю, к утру все как раз закончится. И тогда я вернусь, чтобы забрать то, что принадлежит мне по праву.
        - Перстень тебя не признает, - процедил я, когда маг встал и, пнув завалившийся набок чурбан, демонстративным жестом подбросил на ладони отпугиватель.
        Лойд усмехнулся.
        - Он не признает чужака. А родную кровь, пусть и слегка разбавленную, ни один родовой артефакт оттолкнуть не сможет. Тебе он достался не по праву, но я исправлю это упущение. И фамильное наследие Рэйшей не канет в забвение лишь по причине того, что жадный старик не захотел мне его передать.
        - Ты? - прохрипел я, наконец-то начиная прозревать. - Хочешь сказать, это ТЫ его наследник?!
        Лойд спокойно кивнул.
        - Его дочь была моей матерью. Так что да, я - прямой и единственный законный наследник Этора Рэйша, и мне гораздо больше пристало носить этот перстень, чем какому-то безродному бродяге.
        - Безродный или нет, но это был его выбор, - сжал челюсти я. - Видимо, ты не заслуживал доверия, раз старик тебе отказал.
        - Он считал, что я убил собственного наставника! - огрызнулся Лойд, и его лицо исказилось от ярости.
        - Да ну? И что, позволь узнать, натолкнуло его на эту любопытную мысль? Ах да, - язвительно добавил я. - Помнится, ты упоминал, что во время охоты на демона кто-то из магов совершил ошибку. Кажется, поэтому весь ваш отряд полег в горах? Не тогда ли ты узнал об особенностях магических перстней? И не потому ли мастер Этор тебе отказал, что увидел в твоей ауре метку убийцы?
        Лойд едва не зарычал.
        - Это была случайность! Ты понял, ублюдок?! Просто дурацкое стечение обстоятельств и один-единственный неровно нарисованный знак, из-за которого демона тогда не смогли удержать в ловушке!
        - Вот оно что… полагаю, тот защитный круг рисовал именно ты? Наверное, поэтому ты так хорошо его запомнил?
        - Это был мой первый круг, - процедил Лойд, буравя меня бешеным взором. - Проверка, которую я, к сожалению, не прошел. Но старик Рэйш решил, что я сделал это специально! И когда я пришел к нему за помощью… пришел в первый раз за все эти годы! То он вышвырнул из собственного дома, как сопливого щенка!
        - И с тех пор ты его ненавидишь…
        На скулах мага загуляли желваки.
        - Я же сказал: ничего личного, Рэйш. Наши отношения со стариком тебя бы не коснулись, если бы не кольцо.
        - Конечно, - устало отозвался я. - Но поскольку оно у меня, то ты придумал липовую отмазку, заманил меня в ловушку и собрался убить, лишь бы заполучить то, чего не смог взять честным путем.
        - Не тебе меня судить, Рэйш!
        - Само собой. За меня это сделает Тьма.
        - Это будет нескоро, - растянул губы в неприятной усмешке Лойд. - До тебя она доберется намного быстрее. И кстати…
        Подойдя вплотную, он распахнул полу моего плаща и, едва не отрезав мне ногу, вытащил из специально прилаженных петель мою незабвенную «секиру».
        - Это я тоже заберу, - довольно кивнул он, просунув пальцы в отверстия на лезвии и вдоволь налюбовавшись устрашающим «кастетом». - Тебе она больше ни к чему.
        - Что б ты сдох, Лойд, - тихо пожелал я ему в спину. На что лысый гад только посмеялся и, беззаботно насвистывая себе под нос, направился прочь, бросив меня умирать в опустевшей деревней.
        Впрочем, не совсем опустевшей - стоило только магу отдалиться, как на соседней крыше снова что-то заскреблось.
        Гули…
        Ну конечно, трусливые падальщики не осмелились бы пересечь невидимую границу, которую очертил вокруг мельницы отпугиватель. Но как только артефакт отнесли в сторону, почуявшие кровь твари начали возвращаться и теперь собирались в стаю, с нетерпением ожидая, когда его действие закончится.
        Вот, значит, какую смерть приготовил для меня Лойд?
        До утра времени оставалось еще прилично, так что к его возвращению от меня не останется даже костей. После этого ему надо будет только подойти, разгрести сапогом обрывки одежды и спокойно забрать то, что по праву принадлежало только мне.
        - Что б ты сдох, Лойд, - обессиленно дернувшись, устало повторил я и обвис на проклятых путах.
        - Прощай, Рэйш, - донеслось в ответ издевательское, а еще через миг короткий вихрь возвестил, что предатель-маг вернулся в обычный мир и оставил меня один на один с радостно загалдевшими гулями.

* * *
        При виде первого неторопливо спустившегося со стены, опасливо клацнувшего зубами крысюка я на мгновение испытал знакомое отчаяние. Но миг слабости тут же прошел, и меня охватила злость.
        - Вон пошли, твари облезлые, - процедил я, когда следом за первой тварью из соседних домов и подвалов начали опасливо вылезать остальные.
        Три, четыре, пять…
        Помня о том, что совсем недавно здесь был второй маг, нежить не спешила кидаться в атаку. Твари неуверенно переглядывались, настороженно нюхали воздух, то и дело приседали, если им казалось, что неподалеку слышался какой-то шум, но все же медленно и неумолимо приближались, капая на снег липкой слюной.
        Я дернулся раз, другой, но использованное Лойдом заклинание держало надежнее любых цепей. Ловушку на стене он тоже начертал с умом. В магическом плане я был абсолютно сух и не имел возможности не то что использовать знаки - я даже малозатратную вербальную магию не мог сейчас применить. Хотя видит Фол, я бы с удовольствием рискнул засветиться на всю темную сторону, лишь бы выбраться из ловушки и успеть снести Лойду башку.
        - Да что б вас всех разорвало! - прошептал я, бешено дернувшись в третий раз и тут же ощутив, как кровь быстрее побежала по горлу.
        Почуяв ее пьянящий аромат, гули утробно взвыли и, резко осмелев, начали выползать не только из соседних, но уже из крайних домов. Причем не по одному-два, а целыми группами, после чего целеустремленно порысили к мельнице, неотрывно глядя на прикованного к стене меня.
        Демон! И за что мне такая глупая смерть? Может, проще будет дернуть головой посильнее и больше ни о чем не беспокоиться?
        Увы. Я, может, и дурак, но совсем не самоубийца. А оторванная башка даже на темной стороне вряд ли снова прирастет.
        Все-таки попытавшись вырваться в последний раз, я рванулся до черных искр в глазах, но лишь ещё больше ослаб и, уже со всех сторон слыша радостное курлыканье, устало прикрыл глаза.
        Проклятье…
        Ну почему мне так не везет?
        - Артур? - моей макушки коснулся легчайший ветерок, похожий на холодные дыхание Смерти.
        Я замер. Гули, кажется, тоже. А затем мою спину осыпало совсем уж нехорошим морозцем, после чего из-за моей головы выскользнула изящная женская ручка и почти ласково погладила по щеке.
        - Ну здравствуй, Артур… вот мы и снова встретились.
        Я нервно скосил глаза в сторону, но, как и раньше, никого не увидел.
        - И тебе здравствуй, красавица. Вспомнила, что я уже два раза срывался с крючка, и решила сегодня явиться пораньше?
        - А ты все так же дерзок, - тихонько рассмеялась Смерть, не торопясь показываться на глаза. - Все так же остер на язык… Но что же ты не встречаешь меня как положено?
        Я криво усмехнулся и демонстративно шевельнул прикованными ладонями.
        - Ну прости, красавица. Не могу.
        - А если бы мог?
        - Тогда, может, и колено бы перед тобой преклонил. Все-таки ты очень настойчивая, а я уважаю упрямых леди.
        За моей спиной снова послышался хрустальный смех, больше похожий на мелодичный перезвон колокольчиков.
        - На это, пожалуй, стоило бы посмотреть. Но прежде ответь мне на один вопрос.
        Ишь, какие мы сегодня разговорчивые! Зато гули, кажется, как увидели мою собеседницу, так и обомлели. По крайней мере, ни один не посмел больше сделать в мою сторону ни единого шага. И ни один не рискнул показать ей зубы, чтобы не дай Фол не привлечь к себе Ее пристальное внимание.
        - Я к твоим услугам, красавица, - ухмыльнулся я, радуясь, что хотя бы пару лишних мгновений ещё поживу.
        - Что такое Тьма, Артур? - вдруг совершенно неожиданно поинтересовалась Смерть.
        - Тьма - это отсутствие света, - даже не задумавшись, выпалил я.
        - А что такое свет? - снова огорошила Она меня. А когда я ошарашенно промолчал, к моей щеке прильнули ледяные губы, и шепнули над самым уходом: - У тебя три удара сердца, Артур. После этого… с тобой или без тебя… я уйду.
        Что-о?! Я или умру, или останусь тут скитаться вечным призраком?!
        -орошенький же выбор предоставила меня Смерть!
        - Так что ты скажешь? - снова прошептали Она. После чего я лихорадочно метнулся взглядом в одну сторону, в другую, но гули и впрямь застыли, будто чья-то властная рука действительно остановила время.
        Три удара сердца…
        Всего три удара!
        Нo если учесть, что на темной стороне оно у меня почти не бьется, то Смерть сделала воистину королевский подарок! Итог, конечно, в любом случае будет один и тот же, но лучше уж отправиться вместе с Ней на перерождение, чем сдохнуть от зубов гулей, а после этого вечно скитаться во Тьме, порой даже не понимая, кто я и как тут оказался.
        Демон!
        Так что же такое свет?!
        - Свет - это тепло, - торопливо пробормотал я, в то время как мои мысли лихорадочно заметались. - Свет - это солнце, огонь, весна… но ты, наверное, не об обычном мире спрашиваешь?
        Бомм! - как удар колокола в старинных часах, гулко содрогнулось мое сердце.
        - Свет, свет… - ещё быстрее забормотал я, кидая по сторонам отчаянные взоры. - На темной стороне света никогда не бывает. Здесь же нет солнца. Нет тепла. Здесь вообще ничего нет, кроме нежити… и нас! Но если считать, что ты говорила о том свете, что мы способны принести сюда с собой, то свет… свет - это жизнь! Та божественная искра, что есть в нас самих, и которую мы, смертные, всегда носим в сердце!
        Бомм! - во второй раз ударило у меня в груди.
        Но Смерть на это ничего не сказала.
        - А еще свет - это вера! - выкрикнул я, чувствуя, как холодеют держащие меня пальцы, и как сумрак в моих глазах сменяется медленно гаснет, сменяясь самой настоящей тьмой. - Вера! Ты слышишь?! Пока мы верим, мы все ещё живем!
        Смерть снова промолчала, а я вдруг почувствовал, что самым настоящим образом тону. Я будто в первый шагнул во Тьму и снова, как тогда, ощутил на себе ее ледяное дыхание. Снова, как и тогда, оказался посреди тюремной камеры и невидящим взором уставился на брошенную мне под ноги свежую газету.
        Зачем это понадобилось делать охраннику, я ни тогда, ни сейчас не знал, но как наяву увидел выделенным черным шрифтом заголовок. И так же, как в ту ночь, вдруг почувствовал, как земля уходит у меня из-под ног.
        «Ужасное происшествие в Белом квартале! - кричал огромный заголовок на первой странице. - После долгого расследования Королевский суд Алтира наконец-то огласил приговор юному графу Артуру Кристоферу де Ленуру и признал его виновным в совершении жестокого убийства. По данным следствиям, в ночь с пятнадцатое на шестнадцатое лиственя этого года младший сын графа де Ленур, находясь в состоянии алкогольного опьянения, стал причиной гибели собственного брата - Дерека Алена де Ленура, образцового военного и прекрасного светлого мага, чья смерть потрясла столицу меньше двух месяцев назад. Казнь преступника назначена на тринадцатое число этого месяца. Нo накануне в особняке семейства произошла очередная трагедия! Два дня назад около часа пополуночи граф Кристофер де Ленур был найден повешенным в собственном кабинете! Прибывшие на место происшествия следователи алтирского сыскного Управления уверены, что граф покончил жизнь самоубийством. Собственноручно написанная им предсмертная записка не дает ни малейшего повода в этом усомниться. А уже этим утром нам сообщили, что накануне около полуночи убитая горем
графиня Элеорона де Ленур выбросилась из окна собственной спальни. Расследование еще ведется, однако следователи уверены, что очередная ужасная смерть в этом несчастливом семействе - прямое следствие той страшное трагедии, которая всколыхнула весь город с гибелью Дерека Алена де Ленура…»
        Я хорошо помню, как закончил читать эту страшную статью.
        Помню, как сразу после этого в моей душе что-то оборвалось.
        Помню жуткие черные стены, которые сомкнулись вокруг меня, словно стены склепа. И холод… тогда я впервые в жизни испытал дикий, невыносимый, воистину смертоносный холод, от которого останавливается сердце.
        Сколько я так стоял, шатаясь под тяжестью обрушившихся на меня известий, не знаю. Я плохо помню то, что случилось потом. Зато моя память каким-то чудом сохранила знание о том, что в тот день, как и сегодня, в столице шел снег. Снег был повсюду. На земле, на крышах, на головах прохожих. И точно такой же снег тогда выпал в моей душе. Горький, черный, по-настоящему мертвый снег, который мы видим лишь в моменты беспросветного отчаяния.
        Именно тогда мой разум впервые накрыла пелена безумия. Тогда же я впервые в жизни ушел темной тропой. Сквозь холод и тьму, как ведомый инстинктами зверь, на одном чутье вернулся в опустевший особняк де Ленуров и уже там, стоя во тьме, вдруг увидел яркие, подсвеченные алыми искрами, но совершенно отчетливые следы, которые уходили прочь от места преступления.
        Словно раненый зверь, я в каком-то наитии ринулся по этому следу. Как озлобленный пес, ворвался в припортовый кабак и с рыком накинулся на приютившегося в углу тщедушного человечка. За два месяца запах крови на его одежде уже успел порядком выветриться, но я хорошо видел светящийся след, что тянулся к нему от места убийства. Видел багровые следы в ауре истошно завопившего смертного. И я зубами выгрыз из него эту ауру… вместе с душой… лишь для того, чтобы с появлением всполошившихся магов выплюнуть из себя уже истаивающего призрака и обессиленно упасть, исчерпав свои новые возможности до последней капли.
        О том, что обвинения с меня сняты, я узнал гораздо позже, в один из редких проблесков сознания, которые иногда, но все же посещали мою опутанную безумием душу. Что это было, я уже теперь не помню, но словно лучик света озарил однажды сгустившуюся надо мной тьму и незнакомым, полным сочувствием голоса произнес:
        - Как жаль. Дом умалишенных для мага такого уровня - это нонсенс. Будь у него учитель, из мальчишки вышел бы толк.
        Следующий светлый миг застал меня уже на полпути в Триголь.
        Еще один проблеск разума привел в приютившуюся рядом с Зеленым озером деревушку.
        Тогда, насколько мне известно, в Нирне было намного более людно, чем сейчас. В те годы рыбный промысел процветал, деревня жила богато. Да и пролегающий неподалеку тракт приносил с собой частых гостей, которые все как один останавливались именно здесь - в «Четырех бочках», где когда-то варили один из лучших элей по всей округе.
        На растерянно озирающегося оборвыша завсегдатаи и гости трактира взглянули с отвращением. Грязный, покрытый синяками и ссадинами, с разбитыми в кровь пятками, я являл собой по-настоящему жалкое зрелище. Но даже так я не заслуживал брошенных из окна огрызков. Как не заслуживал ни плетей, ни едких насмешек от тех, что наивно считал себя выше меня по положению.
        Наверное, именно тогда я отдалился от человечества. Тогда же понял, что люди - это жадная до зрелищ, жестокая и радостно улюлюкающая толпа, в которой не нашлось ни одного приличного человека, способного заступиться за сумасшедшего.
        И лишь старый рыбак, на которого мне повезло натолкнуться на выходе из деревни, стал для меня лучиком света в пучине тьмы. Одинокий, хромой и уставший от жизни калека, который первым рискнул меня пожалеть.
        - Ступай к болоту, мальчик, - шепнул он мне, вовремя углядев седые космы среди безобразно свалявшихся колтунов. - Там есть один маг. Он поможет.
        Именно так я узнал о мастере Эторе Рэйше.
        И именно поэтому я, однажды сюда вернувшись, не тронул проклятую деревню. Не тронул, видимо, зря, потому что прошлое действительно возвращалось, и я снова ощутил себя здесь, на этой же самой улице, недалеко от старой мельницы и того самого проклятого трактира. Вот только рядом не было никого, ?то мог бы мне помочь.
        Воспоминания - как отблески молнии: внезапно возникнув, они так же быстро и погасли, почти не украв у меня отмерянного Смертью времени. Но, заново вспомнив печальный отрезок той жизни, я внезапно понял, о чем Она меня спрашивала. И с каким-то новым чувством оглядел погруженную в полумрак улицу.
        Для темного мага в порядке вещей - прикасаться к Тьме и слышать ее шепот. Но по-настоящему на темную сторону мы уходим лишь в минуты страшного, всепоглощающего и по-настоящему убивающего душу отчаяния.
        У каждого из нас в прошлом был день, о котором мы не хотим вспомнить. Гибель близких, предательство любимых… за каждым магом Смерти стоит своя собственная невеселая история. Однако только сейчас, здесь, глядя в глаза жадно облизывающихся тварей, я вдруг осознал, что в действительности не хочу умирать. Что я, несмотря ни на что, все ещё не сдался. Не пал духом. А ставшее для меня мостиком отчаяние не заполонило мою душу полностью. В ней по-прежнему осталось место для дружбы, сочувствия, желания бороться… и в ней пока ещё действительно остался свет.
        - Свет - это надежда, - в каком-то прозрении прошептал я, замерев под холодными руками Смерти. - Вот что заставляет нас идти вперед! И вот почему даже здесь мы остаемся живыми!
        Пальцы на моей щеке легонько сжались и, бережно проведя по покрывшейся инеем коже, медленно отдалились.
        - До встречи, Артур Рэйш, - со смеш?ом отступила Смерть.
        И мне почему-то показалось, что в это момент она торжествующе улыбается.
        А затем ощущение чужого присутствия окончательно исчезло, удавка на моем горле резанула кожу чуть глубже, а из-под нее, словно голодная змея, выползла тоненькая черная струйка. Слабая, неуверенная, но все же истинно моя.
        Бомм! - в третий раз гулко содрогнулось мое сердце, извещая об окончании отпущенного Смертью срока.
        - Тьма… тебе жертвую! - крикнул я буквально за миг до того, как приготовившиеся к прыжку гули снова ожили.
        Пляшущие перед моим лицом черные язычки вспыхнули, в мгновение ока превратившись в густое, пышущее мертвенным холодом пламя. Удавку на моем горле с силой дернуло, щедро брызнувшаяся из-под нее кровь окропила загородившее полмира пламя, и в тот же миг весь мир вокруг меня заволокла густая черная пелена.
        Я успел только увидеть, как прямо на меня несется раззявившая пасть мертвая тварь, следом за которой в едином порыве ринулись остальные гули. Невольно зажмурился, непроизвольно напрягся, одновременно сжав кулаки. А потом с тоской подумал:
        «Секиру» бы мою сюда»…
        И сперва даже не поверил, когда в правую ладонь что-то требовательно, толкнулось.
        Изумленно распахнув глаза, я растерянно уставился на закрывшую меня с ног до головы черную пленку, за которой, как за надежным щитом, ярились и бесновались гули. Затем шевельнул рукой, с трудом скосив глаза и растерянно их округлив, обнаружив, что перед моим лицом покачивается подозрительно знакомое лезвие. На пробу им взмахнул, насколько позволяли путы. И тихо, недобро рассмеялся, обнаружив, что кисть теперь совершенно свободна.
        Наскоро избавившись от дурацкого заклинания, я отступил от стены, едва не уткнувшись носом в отделившую меня от гулей неодолимую преграду - ожившая Тьма трепетала, дрожала и переливалась, как жидкое облако, слегка прогибаясь всякий раз, когда снаружи в нее врезалось очередное тело.
        При этом она была здесь, со мной. Она сочилась из глубоких порезов, но не падала на землю, а собиралась и сама по себе сплеталась в невиданный доселе щит. Плотная, густая, слегка напуганная тем, что между нами происходило. Но по-прежнему мягкая, прохладная и удивительно верная, особенно после того, как я впервые ее накормил.
        Секира в моей руке тоже оказалась создана из того же удивительного материала. Матово-черная, удивительно легкая, она не потеряла ни свойственного прежней «секире» изящества, ни невероятной остроты. Но, что самое важное, теперь у нее появилось настоящее древко. Именно такое, какое мне было нужно - тонкое, твердое, выточенное Тьмой именно под мою руку, оно легло в ладонь так, словно так и было задумано.
        - Спасибо тебе, Смерть, за подсказку, - задумчиво проговорил я, глянув на израненное запястье и обнаружив, что от перстня к нему протянулись такие же черные язычки, обвив наподобие повязки и надежно закрыв глубокие раны. - Я понял теперь: во всех нас изначально есть свой свет и своя тьма. И каждый сам волен выбрать, к кому из них обратиться.
        Тьма, словно услышав, благосклонно мурлыкнула, а затем выгнулась навстречу, обхватывая меня со всех сторон и заключая к крепкие объятия. Но на этот раз я не только не отшатнулся, но ещё и подался вперед. А когда прошел через нее насквозь и обнаружил, что поверх окровавленной одежды лег такой же прочный, черный как ночь доспех, то недобро улыбнулся испуганно отшатнувшимся гулям и крутанул в руках новую секиру.
        - До скорой встречи, Лойд. Я уже иду.
        ГЛАВА 13
        Когда я перевел дух и опустил маслянисто блестящее лезвие, в Нире царила мертвая тишина. Правда, сейчас она была спокойной, я бы даже с?азал - умиротворенной, а начавшийся недавно снегопад белым одеялом накрыл остывающие трупы, которых теперь на улице хватало.
        Оглянувшись в дальний конец, где из-за гор изуродованных тел по-прежнему виднелась старая мельница, я провел рукой по выпуклым пластинам доспеха, на которых, несмотря ни на что, не осталось ни единой царапины, и спокойно отвернулся.
        Теперь я знал, почему наша магия вела себя здесь так бестолково - Тьма, как и все темные боги, испокон веков ценила тишину. Поэтому все наши знаки, вспышки, взрывы и крики ее бесконечно раздражали. Они были придуманы для верхнего мира, для светлой его половины, и только там могли быть использованы без опаски. А для темной стороны требовалось нечто иное. Нечто, что могло быть создано только здесь, в ней. Совершенно другое, не чуждое этому месту оружие. И теперь оно у меня появилось.
        Кстати, святой отец, вы были правы - моя Тьма это и впрямь мое спасение. Ведь для того, чтобы обрести в Ней настоящую защиту, от меня потребовалось только одно - вера. А для того, чтобы заполучить хорошее оружие - всего лишь желание убивать.
        Правда, я сегодня умышленно не торопился: до утра ещё хватало времени, так что Лойд мог и подождать. Зато после того, как я по очереди обошел все дома и прикончил последних гулей, темная сторона Нирна действительно полностью вымерла.
        Заметив под одной из стен помятую, облитую чем-то черным шляпу, я так же задумчиво провел рукой по растрепанным волосам и подумал, что вместе с новым доспехом она будет выглядеть неуместно. После чего похлопал рукой по плечам, без особого удивления обнаружил появившуюся под пальцами жесткую ткань, а затем набросил на голову послушно сотканный Тьмой капюшон и снова улыбнулся.
        Ну что ж, Лойд.
        Я готов.
        Так что теперь настала очередь с тобой поквитаться.
        Знакомый трактир, как и раньше, выглядел с темной стороны обычной развалюхой. Обветшалая крыша, упавший забор, замусоренный двор, в котором собралось на удивление много народу…
        Следы Лойда вели именно туда, так что я не мог ошибиться. Да и не мог маг уйти далеко от мельницы - прямыми тропами столичный он пользоваться не умел, а ближе всех к деревеньке было только одно спокойное место.
        Подойдя ближе, я настороженно оглядел толпу беспокойно шевелящихся призраков и передумал прямо здесь выходить с темной стороны.
        Что за суета? Что там у них случилось?
        Прямо на моих глазах от толпы отделился полупрозрачный силуэт и, взмахнув руками, вдруг кинулся бежать.
        Мальчишка. Судя по всему, местный, потому что, пробежав пол-улицы, он заскочил в один из домов и там надолго исчез.
        Следом за ним со двора вышло еще несколько сокрушенно качающих головами людей. Судя по шевелящимся губам, они что-то оживленно обсуждали. Некоторые настойчиво пытались заглянуть в окна первого этажа, но когда оттуда вышел еще один призрак и повелительно взмахнул рукой, народ неохотно отхлынул к забору.
        Недолго поколебавшись, я все же зашел за угол и выбрался в реальный мир. А убедившись, что новый доспех и устрашающе острая секира исчезли, закутался поплотнее в свой старый плащ и подошел к трактиру.
        - Что тут у вас случилось?
        - Маг… темный… - прошелестело по округе, и собравшиеся вокруг дома зевали стали стремительно рассасываться. Большая часть испарилась сразу, как только увидела мои забрызганные кровью волосы. Остальные попятились чуть позже, разглядев подозрительно блестящие сапоги и следы порезов на некогда добротных штанах.
        Израненные руки я благоразумно спрятал в рукава, чтобы никого не шокировать. Однако даже вышедший на крыльцо здоровенный мужик в мясницком фартуке попятился, когда я вынырнул из темноты и требовательно на него посмотрел.
        - У нас тут это… - выдавил он, поспешно освобождая дорогу. - Несчастный случай, господин маг! Так что вы… ну… того… очень кстати тут появились. А то до Триголя-то далече - пока еще оттуда следователи пожалуют…
        - Кто-то умер?
        - П-постоялец, - съежился здоровяк, когда я мазнул по нему равнодушным взглядом. - Они только вчера вселились. Вдвоем в одну комнату. Третья, значитца, справа.
        Я молча повернулся и прошел мимо, очень надеясь, что это не то, о чем я подумал, и в третьей комнаты я не найду уже остывающий труп Триш. Если она что-то заподозрила, Лойд вполне мог избавиться и от нее. Не думаю, что с его стороны там были какие-то чувства. Просто боготворящая его девчонка - молодая, сочная, наивная до безобразия… кто бы на его месте Лойда отказался?
        Пройдя насквозь полупустой зал и перехватив от постояльцев несколько опасливых взглядов, я свернул в узкий коридор и мысленно отсчитал третью дверь по правую руку.
        Донесшие изнутри рыдания меня сперва обрадовали, а потом и насторожили, поэтому я не стал стучаться и, наплевав на приличия, мощным пинком открыл злополучную дверь.
        Внутри обнаружилась полураздетая, но живая и совершенно невредимая Триш. Сидя на пороге смежной комнаты, она держала на коленях голову Лойда и, исступленно комкая его пальцами окровавленную рубаху, горько рыдала, будучи не в силах остановиться.
        Маг, к моей досаде, оказался безнадежно мертв. Однако в самой комнате царил идеальный порядок. Было непохоже, что на них напали или что они собирались от кого-то обороняться. Во втором помещении тоже, на первый взгляд, все было в порядке, за исключением огромной кровавой лужи на деревянном полу и отчетливых следов инея на стенах.
        Чуть позже я заметил окровавленные «очки», брошенные неподалеку от входа, небольшой ровный порез на горле полуголого мага, а также большую рваную рану на виске, от которой он, видимо, и скончался.
        Так, что за дела? Какая сволочь умудрилась меня опередить?
        - Господи, Род… за что?! - вдруг сдавленно всхлипнула девчонка, размеренно баюкая на руках неподвижного мага. А потом подняла голову и уставилась на меня заплаканными глазами.
        - Мастер Рэйш?!
        - Что тут у вас произошло?
        - Что вы… как вы сюда попали? - не стыдясь слез, прошептала девушка.
        Я, помедлив, достал из кармана записку.
        - Что? - всхлипнула она, пробежав по ней глазами. - Он позвал вас сюда? Но зачем?!
        Я неопределенно пожал плечами. Если она ничего не знала, то и смысла открывать сейчас я не видел.
        - Лойд мне ничего не говорил, - прерывисто сказала Триш, с трудом удерживаясь, чтобы снова не заплакать. Голос ее все еще был хриплым от рыданий, на ресницах дрожали слезы. Но, судя по тому, что кровавая лужа уже успела подостыть, горевала девчонка довольно давно. - Мы остановились здесь, потому что по дороге Лойд сказал, что что-то заметил в лесу. Что-то показалось ему неправильным на темной стороне, и он захотел проверить. Утром, как обычно, сходил на охоту, но вернулся ни с чем. И тогда мы решили, что сделаем это вдвоем. Завтра. И я даже не знала, что он отправил вам вестника, потому что сегодня мы уже собирались спать…
        Она опустила глаза и стыдливо одернула края окровавленной ночнушки.
        - Простите…
        Только тогда я, поколебавшись, все-таки зашел внутрь и присел возле сдавленно всхлипывающей девушки на корточки.
        - Так что у вас все-таки произошло? Почему Лойд так… и как это вообще случилось?!
        Триш вскинула на меня блестящие глаза.
        - Не знаю, мастер Рэйш! Все было в порядке, клянусь! Стандартная защита, обычные сигнальные заклинания по периметру. Их никто не тревожил, да и Лойд ничего такого не говорил. Ближе к полуночи он ушел бриться и сказал, чтобы я… я его подождала, - залившись румянцем, выдавила она. - Его долго не было. Я в это время ждала в постели… как он попросил. А потом услышала шум, прибежала, открыла дверь, а там…
        Она вдруг снова обхватила голову мертвеца и, низко наклонившись к лицу наставника, тихо обреченно завыла. А я, осторожно отведя ее руку, внимательно осмотрел обе раны, но быстро убедился - та, что на виске, действительно оказалась для Лойда смертельной. Какой-то ловкач проломил лысому уроду башку и тем самым лишил меня права на законную месть.
        Нет, ну что за непруха?!
        - Кто это сделал? - сухо осведомился я, поднимаясь на ноги.
        - Никто, - внезапно озадачила меня девушка. - Он сам… случайно… но, господи, как же все это глупо!
        - Сам?! - недоверчиво переспросил я. А затем переступил через тело, заглянул в ванную и, быстро осмотрев место смерти, растерянно прислонился к косяку.
        Демон меня задери… это было невероятно, немыслимо, невозможно! Но, похоже, девчонка сказала правду. Окон в этой комнате специально не делали, дверь имелась одна-единственная, пройти внутрь мимо Триш было попросту невозможно, так что, если это не она…
        Я набросил линзу на левый глаз и оглядел обе комнаты ещё одним быстрым взглядом.
        Нет. Аура у нее оказалась кристально чистой, да и кровавых следов нигде не было - Лойд и впрямь ушел в ванную комнату один. Бриться, как и говорил. И никто его в это время не тревожил. При этом на табуретке была аккуратно сложена его одежда. В большой бадье у стены плескалась уже остывшая вода. На криво повисшим умывальником зеркале щедрой россыпью пламенели кровавые капли. А под ним виднелась выпавшая из руки мага бритва… увы, самая обычная, но тоже - со следами крови.
        Похоже, оставив Триш в спальне, он тихо ушел на темную сторону, не сомневаясь, что в ожидании бурной ночи девушка даже не задумается, зачем он забрал с собой в ванную «очки». Скорее всего, они лежали здесь же, на тумбочке, прикрытые до поры до времени полотенцем. Когда Лойд ушел, на стенах, естественно, появился иней, а когда маг вернулся, в комнате наверняка заиндевели не только стены, но и пол, на котором да сейчас не до конца растаяли лужи.
        Не исключено, что перед уходом Лойд даже побрязгался в деревянной бадье, чтобы все выглядело достоверно. Затем оделся, неспешно прогулялся до мельницы, по возвращении снова снял и тщательно вычистил одежду. Но не учел, что после прогулок на темную сторону лужи так основательно замерзнут, и неосторожно взялся за бритву, позабыв перед этим вытереть пол.
        Потом его, наверное, что-то отвлекло. Быть может, Триш проявила нетерпение, а может, он просто что-то услышал. В итоге рука его дрогнула, и на нежном горле появился первый порез. Лойд, разумеется, выругался и, возможно, отшатнулся oт зеркала, но потом его нога поскользнулась на обледеневшей лужей, рука с зажатой в ней бритвой метнулась в сторону, задев и разбив с краю мутноватое зеркало. Бритва выпала, укатившись под умывальник. Сам маг от удара пошатнулся и, поскользнувшись уже на собственной крови… вон, еще длинный след остался… со всего маху грохнулся на пол, умудрившись по дурости своей с устрашающей силой шарахнуться головой об обитый железом край дубовой бадейки. Да так, что на металле появилась глубокая вмятина, а в башке у мага образовалась приличная дыра, откуда потом и вытекли мозги вместе с кровью, лишив меня таким образом удовольствия.
        Фол…
        Это и впрямь выглядело невероятным, но примчавшаяся на шум Триш, видимо, не все уроки позабыла, когда ворвалась в ванную и обнаружила наставника на полу. Едва отойдя от шока, она первым делом кинулась не к телу, а, как настоящий следователь, цапнула с тумбочки «очки». Полотенце при этом, разумеется, улетело в лужу и теперь медленно пропитывалось кровью. А Триш, дрожащими руками приложив к лицу прибор, должна была до рези в глазах всматриваться во Тьму в поисках возможного убийцы, но на расстоянии сотни шагов рядом с Лойдом никого действительно не было.
        Убедившись в этом, она в ужасе отшвырнула прибор в сторону и только тогда, вероятно, закричала, привлекая внимание постояльцев. А когда все более или менее выяснилось, хозяин трактира отправил маленького сынишку домой, а сам вышел на улицу, чтобы успокоить людей и, наверное, отправить в Триголь вестового.
        Прикрыв глаза, я едва не выругался с досады.
        Демон! Как же так… ну разве можно было подохнуть столь нелепым образом?! Простая неосторожность, совпадение, а может быть просто рок?
        Лойд… эх, Лойд, а я ведь приготовил тебе такую теплую встречу! И вот теперь ты мертв, Триш в слезах, а я у меня от разочарования даже слов подходящих не нашлось, чтобы сказать ей что-нибудь утешительное.
        - А почему вы в таком виде, мастер Рэйш? - наконец заметила мое плачевное состояние девушка. Нет, кровь из порезов больше не шла - Тьма довольно успешно сделала перевязку. Но одежда все равно была грязной, от меня пахло кровью, а следы на полу остались такие, словно я только вышел со скотобойни.
        - Я не успел поговорить с твоим наставником, - неохотно признался я, когда ее взгляд пробежался по моей одежде. - Мы действительно должны были встретиться. Здесь, сегодня, буквально полсвечи назад. Но я опоздал. Шел по темной стороне, вот и нарвался на гулей. А когда освободился… мне очень жаль, Триш. Я даже не знаю, что тебе еще сказать.
        Девушка понуро опустила голову, машинально гладя кожу на лице умершего мага, но потом все же нашла в себе силы встать и решительно вскинуть голову.
        - Ничего, я справлюсь, мастер Рэйш. Вы поможете мне с протоколом?
        - Конечно, - тяжело вздохнул я, но делать было нечего. Раз уж меня угораздило оказаться рядом, то труп придется оформлять как положено. - Доставай бумаги, Триш. Буду учить тебя составлять отчеты…

* * *
        - Как-то странно все это, - задумчиво проговорил Йен, когда я вернулся в Верль, мы уладили все формальности. - Не находишь?
        Я пожал плечами.
        - Я видел и более странные вещи. Да и на дурацкие смерти мы с тобой уже досыта насмотрелись.
        - Да. Чего только стоит утопившийся в тарелке с супом приказчик, оставивший после себя кучу долгов. Или упившийся вусмерть кучер, которого в тот день, видите ли, девчонка бросила…
        Как и всегда в последнее время, когда речь заходила о женщинах, Йен тут же осекся и метнул в мою сторону предупреждающий взгляд. Но я сделал вид, что не заметил заминки, да и ?акой был смысл бередить его раны?
        Конкурента у Норриди, конечно, не стало, однако даже после того, как прибывшие на место происшествия тригольские сыскари обследовали трактир и согласились, что смерть Лойда была случайно, Триш не пожелала даже на день заглянуть в Верль. Собственно, она и о Йене даже не спросила. И, как только разобралась с бумагами, первым же дилижансом укатила в столицу - отчитываться перед высоким начальством и докладывать им собственную версию произошедшего.
        Безусловно, она была еще очень молодым и неопытным магом, которому в таком серьезном деле не могли полностью довериться, но три подписи лучших тригольских специалистов, которых отрядили на это странное дело, должны были убедить столичное УГС, что гибель одного из его следователей и впрямь стала результатом нелепого стечения обстоятельств.
        Я со своей стороны подпись под протоколом ставить отказался. Будучи неофициальным сотрудником Управления, я починялся только Норриди, а тот, выслушав доклад, попросил лишь стандартный рапорт. Который я ему и принес в надежде, что, раз это дело находится в ведении тригольских коллег, от нас отчета в столицу уже не потребуют.
        Так оно и оказалось.
        Единственное, что мне понадобилось объяснить - это свое неожиданное появление в Нирне и многочисленные трупы, найденные сыскарями на темной стороне деревни. Ответы на оба вопрос у меня были готовы заранее, так что после того, как Триш подтвердила, что Лойд действительно планировал новую охоту и лишь в последний момент вспомнил, что поблизости есть неплохой темный маг, от меня быстро отстали.
        Сейчас, по прошествии почти трех месяцев после того дурацкого случая, я мог честно признать, что, пожалуй, такой исход лично для меня был наиболее удачным. Но иногда… хоть и изредка… я все же жалел, что не успел разобраться с мерзавцем сам. И не опробовал на нем остроту своей новой, воистину оказавшейся безупречной секиры.
        От старой я, правда, тоже не спешил избавляться и, отыскав клешню Палача неподалеку от злополучного трактира, добросовестно отволок ее в схрон. Мало ли, кому еще понадобится? Вдруг и я когда-нибудь на старости лет надумаю завести ученика?
        По темной стороне я за это время тоже нагулялся достаточно. Опробовал прочность доспеха, успел по достоинству оценить и окончательно приноровиться к новому оружию. Напугал всех тварей на расстоянии двух дневных переходов от Верля. Почистил наконец близлежащие болота. Прошелся, как жнец с косой, вдоль немногочисленных деревень. Вживую увидел тварей, которых учитель раньше показывал только на картинках… одним словом, славно поохотился. А когда крошить в капусту стало некого, и при виде меня даже высшие твари начали поспешно прятаться в норы, то всерьез задумался, а не перебраться ли мне на какое-то время в Триголь?
        Там, у побережья, наверняка какие-нибудь прыткие зверушки водятся. Так что от переезда и мне будет польза, да и местные сыскари смогут вздохнуть спокойнее.
        Именно об этом я размышлял, когда нелегкая принесла в приемную очередного посетителя. И когда я только-только собрался сообщить Йену, что вскоре планирую уехать, в кабинет с радостным выражением на лице ворвался уставший от безделья Родерик Гун.
        - Собирайтесь, народ! - выдохнул он, едва не снеся по пути дверь - У нас новый труп! А значит, намечается новое веселье!

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к