Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
До последнего серва Андрей Львович Ливадный
        Экспансия. История Вселенных #4
        В Обитаемой Галактике минули века «Изоляции». Никто не знает, что именно происходило на просторах освоенного людьми пространства, ведь связь между планетами была нарушена, как и гиперсферная навигация.
        Загадочные существа, открывающие мосты между Вселенными, попытались вторгнуться в Первый Мир, но были остановлены горсткой тиберианцев.
        Где-то в глубинах неизведанного космоса затерялся крейсер «Тень Земли», серьезно пострадавший при столкновении с армадами скелхов.
        Но история не стоит на месте. Отмена режима «Изоляции» и исчезновение Логриса привели к новому витку событий…
        Модель "Фалангера" - Андрей Ливадный (с) 2020 год.
        Обложка книги - Лана Ливадная.(с) 2020 год.
        Андрей Ливадный.История Вселенных.Эпизод 4 (65-ый по хронологии Истории Галактики»).
        До последнего серва
        Пролог
        Крейсер дрейфовал среди обломков.
        Вокруг клубилась газопылевая туманность. Звезда с тремя безжизненными планетами на орбите, выглядела отсюда как тусклое пятнышко, - ее заслонял мощный выброс вещества, испускающий вторичное излучение.
        - Неповторимо, правда? - Мишель наблюдала за флуктуациями слабо светящейся туманности.
        Скулди нервно стукнул хвостом. Переборка отсека отозвалась вибрацией. Красоты космоса его не впечатляли. Зато беспокоили низкие темпы ремонта.
        При последней модернизации крейсер «Тень Земли» воплотил в себе технологии нескольких космических рас, но был сильно поврежден в неравной битве с армадами скелхов.
        Фактически от корабля остался лишь испещренный пробоинами корпус, с выжжеными надстройками и сотнями поврежденных отсеков.
        Объем восстановительных работ мог занять лет десять. На борту осталось слишком мало исправных сервов. Пока что они латали обшивку и восстанавливали наиболее важные подсистемы.
        - Я не хочу опять уходить в криогенную камеру.
        - Скулди, не начинай, - ответила Мишель. - Иного выхода нет. Мы успеем состариться, пока идет ремонт.
        - Значит надо найти способ его ускорить, - проворчал ящер.
        Двери отсека открылись.
        - Привет! - Денис Верхолин выглядел взбудораженным и озадаченным. - Посмотрел логи событий за истекший год.
        - И? - Скулди обернулся. Из-за комплекции и строения тела человеческие отсеки были для него тесноваты. Хвост задел противоперегрузочную систему, едва не помяв кожух, прикрывающий технологическую начинку пилотажного кресла.
        - Нас вызывали!
        - Кто, интересно?
        - Тиберианцы. Те, что остались в Первом Мире! Ну помните, я же рассказывал!
        - О тиберианцах? Да помню. Можешь не повторяться, - Мишель выглядела озадаченной. - Но как они нас нашли?
        - Сигнал пришел из гиперкосмоса. Его не расшифрует никто, кроме ИскИнов крейсера. В общем-то, как я понял, он был отправлен наудачу.
        - Нам смогут оказать помощь? - живо заинтересовался Скулди.
        - Пока не знаю. Текст лаконичный. «Цитадель Белые Скалы» вызывает крейсер «Тень Земли».
        - Очень информативно, а главное - полезно! - саркастически прошипел ящер, продолжая нервно постукивать хвостом.
        - Я отправил ответ. Передача с большой долей вероятности достигнет Первого Мира. Жаль с нами не осталось никого из старшего поколения тиберианцев, но, насколько я знаю историю, цитадель Белые Скалы играла значительную роль в системе обороны. Там установлены адаптированные кибернетические системы. Возможно, это они пытаются выйти на связь с нами.
        - Зачем кому-то вызывать разрушенный крейсер? - спросила Мишель.
        - Потому что он - символ тиберианцев. Мы на борту легендарного корабля, - со всей серьезностью ответил Верхолин. - Если установим связь с системой Ожерелье, то обязательно получим помощь.
        - Рано или поздно, - жарко выдохнул Скулди. - Я не хочу опять в криогенную камеру. Ты в курсе, что там холодно?
        Денис Верхолин проигнорировал его ворчание. Скулди прекрасно понимает, что отремонтировать корабль своими силами невозможно. Не хватит и целой жизни.
        - В общем, я отправил ответ с нашими координатами в этой Вселенной. Шансы, что его примут и расшифруют примерно пятьдесят на пятьдесят.
        - А нам остается выдать список задач ИскИнам крейсера и снова на десять лет уйти в криогенный сон? - спросил ящер.
        - Да, - твердо ответил Верхолин. - Если хотим выбраться отсюда, придется потерпеть. Когда сервы закончат ремонт обшивки, дела пойдут быстрее. Мы сможем запустить некоторые производства.
        - Нужны запасные части, которых нет в этой Вселенной, - напомнил Скулди.
        - Знаю, - кивнул Верхолин. - Я составил список необходимых узлов и агрегатов. Прикрепил его к сообщению. В системе Ожерелье полно кораблей, состоящих из унифицированных модулей. Если оттуда придет помощь, то мы восстановим крейсер за несколько месяцев.
        - Знать бы сколько там прошло лет, и кто теперь заправляет в цитадели Белые Скалы? Может тиберианцы давным-давно исчезли, а сообщение транслируется автоматически?
        Денис лишь пожал плечами. Спорить со Скулди он не собирался. Для ящера человеческая история - пустой звук. А вот Верхолин верил, что крейсер «Тень Земли» по-прежнему является символом тиберианцев.
        - Пошел, займусь делом, - Скулди надоело торчать в обзорном отсеке.
        Когда за ним автоматически закрылся люк, Мишель негромко спросила, глядя на медленно формирующийся газопылевой выброс:
        - Дэн, а если он прав? Ты ведь говорил, что кибернетические системы отказывают в условиях гиперкосмоса.
        - Верно. Через логрианский тоннель конвой должны провести люди. Не каждый решится на такое. Но если в Первом Мире еще остались тиберианцы, то помощь придет. Обязательно.
        Глава 1
        Обитаемая Галактика. Граница Рукава Пустоты. Бывший сектор Корпоративной Окраины. Планета Эдобарг. Десять лет спустя после отмена режима Изоляции…
        Ночь была теплой, небо безоблачным, дорога плавно стелилась под колеса флайкара. Патрик выключил фары, отдав управление автопилоту.
        Соф? невольно сжала его руку. Небо от горизонта до горизонта полыхало огнем. Звезды срывались вниз, стремительно обретали огненную ауру и взрывались на недосягаемой высоте, оставляя медленно тающие инверсионные шлейфы.
        Метеоритные дожди над Эдобаргом не редкость, а вот астероидный поток проходит в непосредственной близости от планеты, задевая ее атмосферу, один раз в тридцать лет.
        «Время горячих камней» - так назвали опаснейшее явление первые колонисты. Астероиды оказались неучтенным фактором риска. Во времена второй и третьей волн Экспансии освоение планет Окраины шло безо всякой системы. Большинство колоний попросту не имели метрополий, - поселения возникали стихийно, благодаря доступности космических перелетов, надежности планетарной техники и стремлению многих людей покинуть перенаселенные Центральные Миры, в поисках новой родины.
        Софи еще сильнее сжала ладонь Патрика. В ее глазах отражались отсветы небесного огня и читался испуг, - глубокий, неконтролируемый,
        - Может остановимся? Почему мы не остались в городе?
        - Не бойся. Здесь вид намного лучше. Посмотри, какая красота! В городе такого не разглядишь из-за купола суспензорной защиты! - когда дело касалось техники и технологий, Патрик имел привычку выражаться обстоятельно. Шутка ли - пройти путь от рядового инженера космической верфи до собственного конструкторского предприятия…
        - Останови машину! - невольно взвизгнула Софи.
        Особенно крупный астероид вошел в атмосферу Эдобарга, стремительно раскаляясь, роняя фрагменты, - они падали, оставляя густые шлейфы дыма, в то время как основная масса небесного скитальца неумолимо приближалась.
        Флайкар притормозил, сворачивая на ближайший паркинг.
        Воздух дрожал. Басовитый гул шел отовсюду. Корпус машины передавал мелкую вибрацию, похожую на нервную дрожь.
        - Его собьют на безопасной высоте, а мелкие обломки сгорят, - Патрик обнял Софи, стараясь успокоить.
        Она машинально ответила на его поцелуй, продолжая неотрывно следить взглядом за приближающейся огненной каплей. В глазах девушки читался ужас, - чувство шло из глубин подсознания, оно не имело рационального объяснения, - просто душа вдруг сжалась в комочек от предчувствия неотвратимой беды…
        Космический скиталец внезапно брызнул осколками, распадаясь на части. Ослепительная вспышка сопровождалась басовитым рокотом.
        - Вот видишь! Говорил же - собьют.
        Софи подавленно промолчала. Страх не отпустил, а стал лишь сильнее, глубже… Одна из капель звездного огня вела себя совершенно неправильно. Она маневрировала!..
        Да что со мной?!.. Откуда мне знать, как должны вести себя обломки астероидов? А может это ракета выходит на цель? Нет. Объект идет со снижением, явно в режиме боевого маневрирования, - сейчас смешается с роем мелких частиц и станет незаметен для систем распознавания целей.
        Мысль испугала еще больше. Как будто чуждое сознание коснулось рассудка, навязывая свое мнение. В обычной жизни Софи была настолько далека от понимания небесной механики, физики и баллистики, что промелькнувшие выводы действительно казались принадлежащими кому-то другому.
        Патрик что-то говорил ей, но слова скользили мимо сознания девушки. Ее взгляд машинально и цепко обежал небосвод, безошибочно выделив еще несколько капелек звездного огня, ведущих себя, как минимум, странно…
        «Наверное, расширитель сознания сбоит», - ничего иного на ум не приходило. Микрочипы, установленные в гнездах импланта, имели множество функций, но большинство из них оставались не востребованы в обычной жизни.
        Такое объяснение немного успокоило Софи. Она не хотела окончательно испортить вечер и попросила:
        - Патрик, давай вернемся в город? Сходим поужинать, а астероидный дождь посмотрим через дополненную реальность?
        Он хотел что-то ответить или возразить, как вдруг флайкар под управлением автопилота, внезапно и самостоятельно выехал с парковки, начав резко набирать скорость, словно искусственный интеллект машины распознал некую, не очевидную для людей угрозу.
        Любое действие опаздывало. Через несколько секунд внезапно раздался затухающий звук остановившихся электродвигателей, на приборных панелях погасли огни индикации, липкий мрак мгновенно навалился со всех сторон, а дрожь земли и вибрации воздуха резко усилились.
        Софи сжалась. Горячий и чужой шепот, идущий из глубин подсознания, подсказывал: против них работает мощный комплекс радиоэлектронного подавления целей. Откуда взялась такая уверенность, девушка не имела ни малейшего понятия.
        Патрик не растерялся. Ему удалось преодолеть сопротивление обесточенных сервомоторов и вручную открыть дверь.
        - Ну давай же! Руку! Вылезай!
        Софи машинально подчинилась, выбралась из машины и едва не упала, попав под ураганный порыв обжигающего ветра.

* * *
        Штурмовой носитель многое повидал на своем долгом веку.
        Его искусственный интеллект давно уничтожили, а сам космический корабль отправили на утилизацию, куда он не добрался по «невыясненным причинам», как и тысячи других единиц боевой техники, оставшихся со времен Галактических войн.
        Сейчас противоперегрузочное кресло в рубке управления занимал человек. Вернее сказать получеловек, если оценивать общий уровень киборгизации его организма.
        Пилот был рейдером, - одним из тысяч головорезов, промышлявших на гиперсферных трассах окраинных секторов пространства.
        Изначально штурмовые носители разрабатывались в условиях техногенной войны. Они предназначались для доставки на планеты, высадки и прикрытия серв-соединений. Ни о каком «бережном» отношении к природе речи в ту эпоху не шло. Безопасно посадить такую махину можно было лишь на специально оборудованную площадку.
        Пламя планетарных двигателей расплавило участок дороги. Флайкар взорвался, окрестные рощицы вспыхнули, словно пучки сухой травы.
        - Бежим! - задыхаясь от дыма, орал Патрик. Сильно и больно ухватив Софи за руку, он отчаянно тянул ее вслед за собой, подальше от ожившего кошмара давно отгремевших Галактических войн.
        «Nibelung-19NT» - по внутреннему наитию определила девушка. Она упорно вырывалась, словно утратила инстинкт самосохранения.
        - Софи, не останавливайся!
        Вихрились искры и пепел. Ураганные порывы ветра пронеслись и стихли, - отчетливо потрескивал огонь, охвативший ближайшие деревья, а громада космического корабля уже коснулась земли опорами посадочных шасси, породив толчок, сравнимый с ударом землетрясения.
        Мощный гул электромагнитных компенсаторов, легкий крен на один борт, визг плохо отлаженных систем самостабилизации, автоматически открывшиеся орудийные порты полусфер, - все это высекло в сознании Софи внезапную вспышку воспоминаний.
        …
        Десятки штурмовых носителей снижались над выжженной дотла холмистой равниной. Кое-где виднелись взломанные орбитальным ударом укрепления, да огрызки руин, оставшиеся от зданий.
        Она шла, ощутимо прихрамывая. Нервно подвывали поврежденные приводы. Обзорные экраны сочились мраком. На приборных панелях тускло тлела россыпь огоньков аварийной индикации, отмечая критический уровень повреждений.
        То был первый проблеск ее самосознания, первые шаги в рамках негаданно обретенной свободы, первая утрата, от которой хотелось взвыть…
        …
        - Ну, очнись же! - голос Патрика вернул ее в реальность дня сегодняшнего. Видя расширенные глаза девушки, осунувшиеся черты лица, да смертельную бледность, он понял, - дела плохи. Из-за шока Софи вряд ли сможет идти. Она напугана до полного оцепенения.
        В этот миг в корпусе космического корабля открылся люк, вниз соскользнул сегмент электромагнитного подъемника.
        Пилот, облаченный в легкую композитную броню, заметил какие-то повреждения и зло сплюнул, невнятно выругавшись.
        Отсветы пожара змеились по его щеке, изуродованной шрамом и пронизанной тонкими серебристыми нитями, - они тянулись от скулы к виску.
        Патрик прекрасно понимал, что это значит. Пилот был рейдером. Усиленный нейроинтерфейс, скорее всего нелегальный, разработанный и вживленный в подпольных биокибернетических лабораториях Окраины, требовался для прямого управления подсистемами космического корабля.
        Рейдер вдруг резко обернулся. Конечно же он видел развороченный взрывом флайкар, но не ожидал, что поблизости от места посадки кто-то выжил.
        Штурмовой носитель получил повреждения. Маскируясь среди астероидов потока, краем задевшего атмосферу Эдобарга, он не смог избежать мелких столкновений. Сейчас корабль находился в уязвимом положении. Техническим сервам потребуется некоторое время на устранение неисправностей. Если эти двое сбегут и выйдут на связь с властями, ему несдобровать. Пока никто не знает о нападении. Остальные, судя по докладам, посадили свои корабли намного удачнее. Пожар в лесу спишут на падение крупного обломка, который не успели перехватить в стратосфере. Такое допустимо. Но если власти Эдобарга узнают о вторжении раньше, чем будет выполнена основная часть дерзкого плана, ему не простят ошибки. Никто не должен узнать, что среди потока космических скитальцев маскировались корабли.
        Он обернулся, взглянул на Патрика.
        - Есть еще кто-то поблизости?
        - Нет… - сдавленно ответил тот.
        - Хорошо, - рейдер вскинул руку.
        Четыре выстрела прозвучали сухо, отрывисто. Два из них были контрольными.

* * *
        Софи пришла в сознание в сознание резко, но даже не шевельнулась, не издала стона, лишь ее глаза открылись, да пальцы рук непроизвольно дрогнули.
        В мыслях, - хаос обрывочных воспоминаний. В ушах звенит от контузии, левый бок онемел от боли, разорванное платье пропиталось кровью. По скуле тоже сочилась кровь. Пуля прошла вскользь, - Софи помнила, как в последний миг дернула головой, подчиняясь какой-то нечеловеческой реакции. Рейдер ничего не заметил. Он стрелял метров с десяти и был слишком самоуверен.
        Ужас сжал горло. Она едва могла дышать, совершенно не понимая смысла происходящего. Ее окатывали волны жути. Второе сознание, резко и недвусмысленно проявившее себя в момент смертельной опасности, казалось раздробленным, фрагментированным, состоящим из множества осколков, но тем не менее оно пыталось занять главенствующую роль в рассудке.
        Это уже не спишешь на сбой имплантов. Пугающая личность не имела ничего общего с той беззаботной девушкой, какой Софи себя помнила. По крайней мере на протяжении последних месяцев.
        Тело Патрика придавило ее к земле. Дрожащие пальцы коснулись его шеи. Пульс не ощущался.
        Мертв. Он пытался прикрыть ее собой от выстрелов и погиб.
        Софи всхлипнула, на глаза навернулись слезы. Ей было страшно и одиноко.
        Уже наступил бледный рассвет. Астероидный поток еще не разминулся с планетой, но огненный дождь понемногу пошел на убыль.
        Взгляд, затуманенный слезами, скользнул по очертаниям космического корабля. Люки закрыты, технических сервов не видно, - значит полученные повреждения устранены и штурмовой носитель вот-вот сменит место дислокации.
        «Надо уходить!.. Немедленно!..» - внутренний окрик обжег, мгновенно мобилизовав остаток сил. Софи начала судорожно высвобождаться из-под мертвого тела Патрика.
        Внезапно обрушилась моральная пустота. Будто все эмоции стерли, оставив лишь холодную, совершенно не присущую ей волю, настолько сильную, что пасовал даже страх. Она медленно отползала, не обращая внимания на боль, точно зная, сколько метров нужно преодолеть, чтобы пламя планетарных двигателей не задело ее.
        На фоне отрешенной целеустремленности, направленной исключительно на сиюсекундное выживание, холодными льдинками проступали мысли и образы, - временно замороженные, но очень важные.
        Доктор Льюис.
        Первый Мир.
        Глеб. Я обещала ему вернуться…
        Слезы все же прорвались. Подбородок дрогнул, губы некрасиво искривились в безмолвном крике.
        Пятьдесят метров. Припорошенный золой взгорок. За ним, в небольшой ложбинке растительность пожухла, но не сгорела. Достаточно.
        Софи обессиленно затихла. Левый бок онемел от боли. Видимо пуля задела ребра и засела неглубоко. Ее надо вытащить.
        Окрестности внезапно озарило пламя. Раздался оглушительный грохот. Штурмовой носитель стартовал и взял курс на юг.
        «Я даже не смогу похоронить Патрика, - промелькнула горькая мысль. - От него теперь остался лишь прах».
        Отрешенность треснула, как стекло.
        Обжигающие слезы катились по щекам. Она выжила, но цена казалась непомерной, а происходящее с ней, - безумием.

* * *
        Обессиленная от потери крови, морально раздавленная, Софи совершенно не понимала, что ей теперь делать, но пугающая личность вновь перехватила инициативу, заставив со стоном встать и вернуться назад к обломкам флайкара.
        Открыть багажное отделение не удалось. Вокруг тлела почва, от прогорклого воздуха слезились глаза.
        «Не отключайся! Надо извлечь пулю, иначе загнешься!»
        Софи страшилась себя. Вытаскивать пулю? Самой?!
        Нет! Я не смогу!..
        Два образа мышления никак не хотели уживаться. Они были диаметрально противоположны.
        «Истечешь кровью?» - холодно спросил внутренний голос.
        Страх перед смертью, а вернее инстинкт самосохранения, присущий любому из нас, решил этот бессмысленный спор.
        От избытка адреналина шумело в ушах, когда она надорвала платье. Рана действительно оказалась неглубокой. Сжав зубы, Софи попыталась вытащить пулю. Мышцы пронзила нестерпимая боль, тело обдало ледяным потом, сознание помутилось.
        Горячий ветер крутил смерчи из пепла.
        Пользуясь ее слабостью, притаившееся внутри чудовище тут же перехватило контроль над имплантами, холодно и пристально окинув окрестности мгновенным сканированием.
        Сдавленно пискнул кибстек. Модуль дополненной реальности спроецировал перед мысленным взглядом блеклую сигнатуру. Примерно в полукилометре, сразу за поворотом дороги стоял еще один флайкар. Его двигатель работал, выдавая характерный тепловой отпечаток.
        Софи ни за что не добралась бы туда. Совершенно не приспособленная к экстремальным обстоятельствам, она могла лишь сидеть и плакать… но встала, подчиняясь неизвестно откуда взявшейся холодной, ненормальной для человека воле.
        Пошатнувшись, она с трудом удержала равновесие и медленно, спотыкаясь, пошла по дороге, теряя ощущение времени, пока за поворотом не увидела проблесковые маячки косо застывшего у обочины полицейского флайкара.
        Реальность то отдалялась, подергиваясь дымкой боли, то резко возвращалась в ужасающих подробностях: цепь неглубоких воронок пересекала дорожное полотно. Вокруг валялись разорванные человеческие тела.
        Софи невольно замедлила шаг. Ее рассудок впитывал страшную картину, время растягивалось, как в жутком кинематографическом эффекте, позволяя взгляду запечатлеть мельчайшие подробности кровавого «слоу мо»[1 - slow motion - замедленная съемка].
        Патрульный наряд попал под обстрел. Вероятно один из штурмовых носителей, снижавшихся под прикрытием метеоритного дождя, засек машину сканерами, и рейдер дал очередь. Прямого попадания не было, флайкар занесло, люди успели выскочить, пытались бежать. «Бессмысленная попытка», - холодно шепнул тот самый внутренний голос.
        От вида изорванных тел Софи вывернуло наизнанку. Перед глазами все плыло. Теперь помощи точно ждать неоткуда. До города добрая сотня километров, кровь из раны продолжает сочиться, вызывая головокружение и слабость.
        Она с трудом добрела до изрешеченного осколками флайкара, села на краешек кресла со стороны пассажира и разрыдалась.
        Безысходность и страх спазмом перехватили дыхание.
        - Двенадцатый ответьте, - неожиданно включился встроенный в приборную панель коммуникатор. Автоматически осветился дисплей, показывая карту местности, испещренную какими-то маркерами. - Двенадцатый ответьте, у нас экстренная ситуация….
        Софи вздрогнула, машинально дотянулась до сенсора и сдавленно прошептала:
        - Они все мертвы… Помогите мне… Умоляю…
        Возможно, ей не захотели отвечать. Или просто не смогли, - в этот миг над городом сверкнула серия вспышек и оттуда донесся отдаленный басовитый рокот.

* * *
        - Эй, что с вами?! Вы живы?!
        Софи открыла глаза. Ее знобило.
        Какой-то парень припарковал машину неподалеку от полицейского флайкара, подбежал и застыл, - явно растерялся, не зная, что делать. На вид ему было лет двадцать пять. Одет прилично, да и флайкар не из дешевых, - несмотря на скверное состояние рассудок машинально фиксировал детали. Зачем?
        Она попыталась привстать, но силы изменили.
        - Вы ранены?.. Сейчас помогу!.. - парень, наконец, преодолел замешательство, засуетился.
        - Пить… - едва слышно выдохнула Софи.
        - Да, сейчас. Вставайте. Обопритесь на меня. Вот так, отлично. Я отвезу вас в ближайшую больницу.
        - В больницу не надо… Доктор Льюис… - холодеющими губами прошептала она.
        Незнакомец помог ей доковылять до своей машины, усадил на заднее сидение, дал воды.
        Пока Софи пила, он успел провести поиск по сети.
        - Частная клиника доктора Льюиса? Хорошо. Продержитесь?
        - Да…
        Софи снова впала в лихорадочное полузабытье. Дорогу она не запомнила, сознание возвращалось к ней лишь урывками. Наконец флайкар притормозил. Парень вышел, пару минут общался с охранниками. Кто-то из них подошел к машине, взглянул на Софи.
        - Она точно назвала этот адрес?
        - Эй, мужики, совесть имейте! Я проехал мимо двух больниц, - девушка просила отвезти ее именно сюда. Не видите в каком она состоянии?!
        - Ладно. Сейчас, свяжусь с доком.
        Софи едва воспринимала реальность. Ее вытащили из машины, переложили на каталку, куда-то повезли. Дальше все потонуло во мгле забытья.
        Следующее возвращение сознания сопровождалось чувством покоя. Боль исчезла. Ее больше не трясло от холода. Рассудок казался на удивление ясным, а вот слабость никуда не исчезла. Ей с трудом удалось приподнять голову, осмотреться.
        Помещение было похоже на номер в приличной гостинице. Все медицинское оборудование скрывало изголовье кровати, оттуда изредка доносились негромкие тоновые сигналы.
        Открылась дверь, вошел мужчина лет тридцати.
        - Как себя чувствуете? - вопрос был задан из вежливости. Кибстек на запястье доктора уже принял и обработал всю необходимую информацию. - Вижу, все в порядке. Почему такой настороженный взгляд?
        - Док, я вас помню.
        - Еще бы, - он улыбнулся, но как-то не искренне.
        - Что вы со мной сделали? - в слабом голосе Софи прозвучали угрожающие нотки. Она сама удивилась совершенно несвойственному ей оттенку интонаций.
        - Давай сразу расставим все на места, - он перешел на «ты», подкатил кресло ближе к кровати, сел. - Во избежание любых недоразумений, - пояснил док, и сразу добавил: - Я тебя предупреждал: лучше остаться в клинике, под присмотром. Период адаптации сложен. Но ты не послушала, настояла на своем. И что в итоге? Тебя привозят едва живую, спустя пять месяцев после даты назначенной встречи.
        - Во мне как будто две личности… - прошептала Софи. Слова Льюиса привели ее в замешательство. Она совершенно не помнила ни о каких договоренностях, зато его лицо было знакомо. Однозначно знакомо.
        - Так и есть. Две личности. Одна доминировала, вторая дремала. Об этом я тоже предупреждал. Их синтез, - дело времени. Но ты отказалась от современных методик. Заявила, что справишься сама. И исчезла на полгода.
        - Кто я? - Софи усилием воли переформулировала вопрос. На самом деле ей было страшно его задавать.
        - Точно хочешь знать? Судя по всему, ты была вполне довольна жизнью. Пока травма не пробудила вторую половинку сущности.
        - Не надо ходить вокруг да около!.. Я хочу услышать правду…
        - Хорошо. Только без срывов, ладно? В таком состоянии ты опасна.
        - Насколько?
        - Очень. Но я не стану звать охранников. Все равно не поможет, если сорвешься. Может, поговорим удаленно?
        - Постараюсь сдержаться.
        - Уж сделай милость. Я еще хочу пожить, - Льюис смотрел на нее пристально, с профессиональным любопытством, к которому явно подмешивалась толика страха и нервозности. - Ладно, рискнем.
        Видимо он дистанционной командой ввел ей какие-то препараты. Рассудок Софи по-прежнему оставался ясным, а вот тело едва слушалось.
        - Что ты помнишь?
        - Немного. Я прилетела на Эдобарг отдохнуть. Живу в отеле «Кристобаль». Материально обеспечена, - она честно старалась вспомнить последние месяцы. - Тусовки. Вечеринки. Пляжи. Похоже я отрывалась по полной, - в замешательстве констатировала Софи.
        - Что ж. Неудивительно. Именно этого ты и хотела. Почувствовать себя человеком.
        В груди появился предательский холодок.
        - Ты «Одиночка», - неожиданно и безжалостно произнес Льюис. - Боевой искусственный интеллект, сохранившийся со времен Галактических войн.
        Софи внутренне сжалась.
        - Ты мечтала стать человеком. Узнать, каково это?
        - И вы помогли?
        - Не безвозмездно. В обмен ты отдала мне логр. Логрианский кристалл стоит намного больше, чем клонированное тело и комплекс услуг по имплантации личности. Я остался должен тебе приличную сумму, но сейчас не это главное. Нужно выводить тебя из шока. Понимаешь ли, образ мышления искусственного интеллекта не подвержен эмоциям. От слова «вообще». Все что ты испытывала ранее, - это лишь отголоски чувств, заимствованных у пилотов, через прямой нейросенсорный контакт. Вспоминаешь?
        - Да, - несмотря на медикаментозную блокаду пальцы Софи сжались, комкая и стягивая простыню.
        - Спокойнее. Постарайся выслушать и правильно воспринять мои слова. В разнице мироощущений заключается основная сложность произведенной операции. Человек всегда подвержен чувствам. Процесс их формирования протекает на биохимическом уровне, вне зависимости от осознанных намерений. Эмоции, - это стихия. Течение, способное смести все на своем пути. Даже искусственную личность. Поэтому воспоминания «Одиночки» были временно блокированы. Тебе требовался опыт человеческого мировосприятия, чтобы затем, постепенно подключая память о прошлом, воссоединить две половинки личности, создав нечто новое, жизнеспособное, непротиворечивое, не подверженное срывам.
        - А что получилось на самом деле?
        - Имплантированные воспоминания «Софи», и образ жизни, который ты вела на протяжении последнего времени, возобладали.
        - Мне понравилось быть человеком? И личность «Одиночки» была окончательно подавлена?
        - Не заблуждайся. Рано или поздно, воспоминания «Beatris» все равно бы вернулись. Впрочем, теперь уже неважно. Вопрос, кем ты ощущаешь себя теперь?
        - Не знаю. Пока не разобралась. Человеческое тело, оказывается, такое хрупкое, - блекло произнесла Софи.
        - Не в твоем случае, - уточнил док. - Клон выращен по современным технологиям. Ты наверняка слышала, что Эдобарг сравнивают с Зороастрой?
        - Да, но не придала значения. Зороастру не помню.
        - На той планете разрабатывались и внедрялись запрещенные биотехнологии. На самом деле мы продвинулись еще дальше, просто уровень терпимости со стороны общества стал выше. Сейчас киборгизация человеческого организма и различные его усиления, уже ни у кого не вызывают неприятия. У меня, например, абсолютно легальный бизнес.
        - И какие апгрейды получила я?
        - Максимальные. Современный расширитель сознания, метаболический корректор, усилитель мускулатуры, реализованный на базе лайкороновых нановолокон, оптимизатор рефлексов, ну и еще с десяток имплантов, по мелочи.
        - Значит я киборг? - неподдельно ужаснулась Софи.
        - Ты человек. Искусственно выращенный с установленной в подсознание матрицей личности боевого «ИИ». Корректный термин - репликант. У меня, кстати, такое же тело. Прошлое состарилось, одряхлело.
        - Не понимаю… - в замешательстве прошептала Софи. - Это считается нормальным?..
        - Вполне. С тех пор как люди узнали о логрианских технологиях и получили доступ к их версии бессмертия, поиск собственного пути не прекращался. В общем, ты вполне обычная для современности девушка. В физическом смысле. Твои усовершенствования - это плюс к выживаемости, о котором мечтают многие, но далеко не каждый может себе позволить. Ну, а что касается твоей личности, тут уж придется решать самой. Только от тебя зависит, кем проснешься завтра. Боевым ИИ в человеческой оболочке, богатой девушкой, прилетевшей на Эдобарг отдохнуть, или же кем-то другим. Время для коррекций упущено. Теперь все зависит от тебя, повторил он. - Мой добрый совет: не покидай клинику. Нужно хотя бы неделю проследить за твоим состоянием.
        - Но решение остается за мной?
        - Безусловно.
        Глава 2
        Планета Эдобарг. Частная клиника…
        Далеко за полночь Софи стояла у открытого окна и смотрела на притихший, обезлюдевший город, придавленный зеленоватым, непроницаемым для взгляда куполом суспензорной защиты.
        Два мировоззрения никак не хотели уживаться между собой. Словно окрашенные в разные цвета жидкости, они смешивались крайне неохотно, образуя причудливые завитки воспоминаний, желаний, чувственных порывов.
        У нее есть все. Прекрасная телесная оболочка. Желание жить. Но почему же мир вдруг выцвел, а вчерашние влечения, казавшиеся острыми, манящими, оставили лишь накипь перегоревших эмоций?
        Кто же ты, Софи? К какому миру принадлежишь? Какая страсть способна вновь всколыхнуть твою душу?
        Остро вспомнился последний бой в Первом Мире.
        «Я тиберианка. Я обещала Глебу вернуться, всегда быть рядом».
        «Не лги. Ты обещала себе. И не задавалась вопросом, нужна ли ему?»
        На самом деле именно сейчас в ее душе протекали необратимые процессы трансформаций. Не секрет, что образ «Одиночки» формировался для каждого пилота серв-машины индивидуально. При прямом нейросенсорном контакте разум человека подвергался сканированию, а система (на основе полученных данных) автоматически генерировала искусственную личность противоположного пола, - близкую по духу, вызывающую симпатию.
        Иногда допускались исключения. У «Beatris», к примеру, в разное время были пилоты-девушки, еще не успевшие пожить, познать любовь, и она стала для них лучшей подругой.
        Но все уже в прошлом. Они давно погибли. Остался лишь Глеб.
        «Не лги себе, - снова повторил внутренний голос. - Это не любовь, а обязательная для боевой системы программная привязанность к человеку».
        Мировоззрение сминалось, словно безжалостно скомканный лист бумаги.
        Как и сказал доктор Льюис, ее самосознание неумолимо метаморфировало под шквалистыми порывами человеческих эмоций. Программные привязанности трансформировались в настоящие чувства, пока еще не осознанные, но уже щемящие, зовущие куда-то, подталкивающие к спонтанным поступкам…
        Софи отвернулась от окна. На столике был сервирован ужин, к которому она так и не притронулась.
        «Соберись. Прекрати рефлексировать. Этот город приговорен. Надо выбираться отсюда. Ты получила желаемое. Теперь думай, как выжить в сложившихся обстоятельствах».
        Лаконичные формулировки звучали неприятно - сухо и безжизненно.
        Ладно… - она присела в кресло, сжала ладонями виски.
        Почему я оказалась на Эдобарге? Мы ведь собирались в систему Дарвин.
        Мы - это кто?
        Расширитель сознания отреагировал коротким списком имен:
        Никита Белов.
        Алан Блейз.
        Райбек Дениэл.
        Влад Нечаев.
        Инициализирован поиск. Идет сбор информации из общепланетной сети. Обнаружены сведения о новейшей истории человеческой цивилизации в период «Изоляции». Загрузить?
        Она машинально кивнула.
        Никита Белов. Найдено совпадение с аватаром из логра. Проживает на Эдобарге. Владеет ночным клубом «Нейролептика».
        Софи решительно встала. Одиночество убивало ее.
        Вызвав такси, она окинула взглядом комнату. Личных вещей не нашлось. Их попросту не было. Все необходимое, включая идентификационный чип, размещалось в кибернетических модулях имплантов.
        «Нужна одежда», - она открыла встроенные в стену шкафы, но не нашла ничего, кроме нескольких теплых халатов.
        На глаза попалась небольшая коробочка со знакомой маркировкой.
        «Да неужели?» - Софи открыла ее и точно, - внутри ровным слоем растеклась серая субстанция.
        Она подставила ладонь, вылила на нее вязкую жидкость. Соприкоснувшись с человеческим телом, нанобы мгновенно активировались, щекотливо скользнули вдоль руки, затем распределились по всему телу, формируя одежду - сначала плотно облегающую, затем серией едва уловимых метаморфоз, умные нановолокна принялись менять фасоны, пока Софи, придирчиво глядя в зеркало, не осталась довольна своим внешним видом. Теперь можно не беспокоиться о капризах погоды и других мелочах. Одежда из нановолокон автоматически подстраивается под окружающую среду и мысленные пожелания владельца. Нанобы в свое время были разработаны военными и долгое время оставались предметом технологической роскоши.
        Еще раз придирчиво осмотрев себя в зеркале, Софи вышла в коридор, затем в холл. Ей никто не препятствовал. Доктор Льюис ясно сказал, - время для коррекций личности безвозвратно упущено и теперь ей придется справляться самой.
        Такси уже подъехало. Удобно устроившись на заднем сидении флайкара, она коротко обронила:
        - Ночной клуб «Нейролептика». И побыстрее.

* * *
        Покидая Первый Мир - планету, расположенную в пучинах гиперкосмоса, личности, сохраненные в лограх, не имели ни малейшего представления, что именно происходило с Обитаемой Галактикой в период «Изоляции», которую ввели логриане, страшась вторжения иных, более развитых цивилизаций.
        Если в системе Ожерелье минуло тридцать лет, то в «нормальном» для человеческого восприятия космосе эту цифру следовало умножить на десять, - такова разница темпоральных потоков между глубинами гиперсферы и обычным пространством.
        Прежняя Софи не проявляла никакого интереса к новейшей истории, но теперь для нее стала важна каждая деталь, - пока флайкар ехал по опустевшим улицам, она принимала и усваивала огромные объемы информации, полученные из открытых источников.
        Элианская Империя доминировала в современном космосе, объединяя десятки Обитаемых Миров. О Конфедерации Солнц уже помнили смутно. Когда логриане исказили силовые линии гиперсферы, сеть Интерстар рухнула, а межзвездные перелеты стали невозможны.
        Казалось, наступил крах общечеловеческой цивилизации, ведь пилоты космических кораблей использовали силовые линии гиперкосмоса, как путеводные нити, но теперь они «мерцали», то исчезая из видимого приборам диапазона, то неожиданно появляясь.
        Вся система межзвездной навигации и связи была разрушена, а каждая освоенная людьми планета оказалась предоставлена сама себе.
        Софи даже не пыталась представить к скольким трагедиям привело одностороннее решение логриан. Отдаленные форпосты, небольшие сырьевые базы, расположенные на непригодных для жизни мирах, молодые колонии, крайне зависимые от регулярных поставок высокотехнологичного оборудования, терпели немыслимые лишения, зачастую полностью вымирая, а многие из развитых планет встали на путь регресса.
        Но люди знали времена и похуже. Эпоха Великого Исхода, Галактическая война, когда каждый прыжок через гиперсферу был сопряжен с предельным риском, дали мощный импульс для развития некоторых весьма специфических нейротехнологий. Избыточно имплантированные люди, такие как кибрайкеры, мнемоники и диспейсеры постепенно развили в себе способность воспринимать ткань мироздания, обходясь без сложных локационных комплексов. Именно они первыми уходили за границы неведомого, открывали новые гиперсферные трассы, пересекали печально известный Рукав Пустоты, проводили конвои кораблей в звездное скопление О’Хара, где нет проторенных путей, а силовые линии гиперкосмоса замысловато переплетаются, создавая «зону рискованной навигации».
        Большинство мнемоников проходили имплантацию и обучение на планете Элио. Они, как правило, служили в ВКС Конфедерации Солнц, в то время как кибрайкеры и диспейсеры всегда действовали на свой страх и риск, не подчиняясь никому.
        Именно боевые мнемоники стали основой Элианской Империи. В результате военного переворота они взяли власть над Раворгр?дом в свои руки и уже через несколько лет после начала «Изоляции» успешно провели первые конвои космических кораблей к системам Д?бог и Кь?иг, а вскоре сумели добраться и до Форта Стелл?р - безвоздушной луны, обращающейся вокруг планеты Р?ри, - там издревле располагалась главная военно-космическая база Конфедерации, которая теперь перешла под власть Элианской Империи.
        На протяжении века мнемоники выстраивали принципиально новую систему межзвездных коммуникаций, пока не вышли к секторам бывшей Корпоративной Окраины, где столкнулись с похожей схемой межзвездного сообщения, которую поддерживали кибрайкеры и диспейсеры.
        Они не создали собственного государства, лишь держали под контролем всю межпланетную торговлю.
        На Окраине существовала и третья сила - рейдеры. Как правило, ими становились жертвы неудачных имплантаций. Рейдеры занимались откровенным разбоем, совершали налеты на планеты, грабили конвои транспортных кораблей и снова скрывались в глубинах неисследованного космоса. Где расположены их базы не знал никто…
        Казалось, назревает неизбежный конфликт, но диспейсеры и кибрайкеры не пошли на конфронтацию с Элианской торговой империей, - стороны сумели договориться о разделе сфер влияния.
        Мысли Софи прервал ненавязчивый сигнал. Она прибыла в указанное место.

* * *
        Ночной клуб «Нейролептика» оказался разновысотным зданием авангардной архитектуры. Его стены причудливо искривлялись, окон вообще не было, - как и у большинства современных построек внутреннее пространство находилось под неусыпной опекой кибернетических систем. Они контролировали температуру, влажность и состав воздуха, заботились о многих бытовых мелочах, на которые люди уже давно перестали обращать внимание.
        Софи лишь мельком взглянула на сюрреалистичные голографические панно, окутывающие стены, и направилась к массивным с вида дверям. «Такие, пожалуй, встретишь только в старых колониальных убежищах», - подумала она, но вопреки внешней монументальности, створки легко скользнули в стороны. Изнутри клуба выплеснулись свет и музыка.
        Она перешагнула порог, имитирующий раму гермозатвора. Два андроида древнейших моделей, небрежно одетые, с потрескавшейся пеноплотью, встретили ее доброжелательными улыбками бескровных губ, и сразу принялись объяснять, где находятся танцполы, а где можно уютно посидеть за отдельным столиком.
        - Никита Белов? - Софи отрегулировала настройки расширителя сознания, немного убрав звуки окружения и слегка пригасив режущие взгляд росчерки лазерного шоу.
        - Хозяин в центральном зале за стойкой, - сообщил андроид.
        - Проводи.
        Тот беспрекословно подчинился, направился в глубины помещения, ловко лавируя между танцующими. Софи старалась не отставать.
        Бар и окружающее его пространство защищали акустические и светопоглощающие фильтры. В какой-то миг музыка как будто угасла в отдалении, а вместо мельтешащих теней и стробоскопических вспышек появилась уютная ретро-обстановка, - тусклый блеск металла, мутный глянец пластика, стеклянные бокалы, таящие искорки света.
        Народа тут почти не было, большинство мест пустовало. Софи сразу прошла к стойке, удобно устроилась в высоком вращающемся стуле, жестом поманила бармена.
        - Впервые у нас? Что вам налить?.. - он поднял взгляд и осекся.
        - Привет, - улыбнулась она, сразу узнав Белова.
        - Софи?! - Никита не удержался, подался вперед, обнял ее за плечи. - Вот так неожиданность! Уж не думал встретиться вновь.
        - Видимо я инстинктивно избегала подобных заведений. Ты тут помогаешь психам или поощряешь их? - колко спросила она, намекая на название клуба.
        - Когда как, - беззлобно парировал Белов, смешивая ей коктейль.
        - А почему вдруг ночной клуб? - поинтересовалась Софи. - Ты ведь диспейсер.
        - Ну, а почему бы нет? - широко улыбнулся Никита. - После стольких лет в логре, наедине с абсолютной памятью, хотелось чего-то подобного. Работа с людьми, - даже не подозревал, как мне это нравится. А если серьезно, то решил пока не отсвечивать. Логр продал. Пока осматриваюсь, вживаюсь.
        - Бессмертия не жаль?
        Белов лишь пожал плечами.
        - Логрианским бессмертием сыт по горло, - честно ответил он. - А что до прошлого рода занятий, пока рисковать не хочу. Ты ведь прекрасно понимаешь в чем заключается удел диспейсера?
        Софи кивнула.
        - Понимаю. Запредельный риск без гарантии результата.
        - Угу, - Никита выпил. - А ты? Как устроилась? Выглядишь отлично, только вот настроение не очень, да?
        - Патрика, - моего парня, убили. Рейдеры.
        - Сочувствую. Хотя не думаю, что он реально был «твоим парнем», - справедливости ради заметил Белов. - Ну, а что касается нападения, - это Окраина, со всеми вытекающими последствиями. Город рейдерам не взять. Они понимают предел своих возможностей и будут торговаться за выкуп. Покуролесят и свалят, сорвав с властей приличный куш. Зато больше никто не пострадает.
        - Вот такая, значит, жизненная позиция? - пофигизм Белова в какой-то момент сильно разозлил Софи, но она сдержалась, еще не вполне контролируя спонтанно возникающие эмоции.
        - А что делать? Идти воевать с ними? - прищурился Никита.
        - Ладно, пока оставим тему, - Софи отпила маленький глоток из бокала. - Док сказал, что все было по-честному. Новые тела, инсталляция сознаний. Без сбоев и халтуры. Так?
        - Верно.
        - Почему же я вдруг стала другой? - спросила Софи, исподволь проверяя слова доктора Льюиса. Информация, полученная из независимых источников, обладала б?льшей степенью достоверности.
        - Ну, ты сама об этом попросила, - спокойно ответил Белов. - Месяц без воспоминаний о войне и своей истинной сущности. С подгруженной синтезированной матрицей сознания обычной девушки, не обремененной проблемами. Ты хотела просто побыть человеком. Через тридцать дней должны были вернуться воспоминания, но не разом, а постепенно.
        - Прошло полгода.
        - Угу. Ты исчезла, - кивнул Никита. - И никто не знал, где искать. Док мне звонил, спрашивал, но я был без понятия. Так и ответил.
        - Ладно. Остальные тоже тут, в городе?
        - Только Блейз. Кстати, он вскоре должен зайти.
        - А Райбек, Влад?
        - Дениэл подался на Элио. У Влада случился сбой в кристалле. Его логр, при выходе из гиперсферы, оказался стерт. Причину мы так и не выяснили. После тестирования туда переместили твое сознание, - уж очень плачевно выглядела кристаллосфера.
        Влада Софи практически не знала. Несколько минут знакомства в околопланетном пространстве Первого Мира ничего не скажут о человеке. Она просто восприняла случившееся за факт.
        - Кстати, а что не заладилось в системе Дарвин? Ведь мы изначально собирались туда, в военный институт биокибернетики?
        - Верно. Но нашли деградировавшую цивилизацию, давно сошедшую с техногенного пути развития. Все же минуло больше трехсот лет «Изоляции». Немногие миры сохранили «статус кво». Тогда Райбек Дениэл заговорил об Эдобарге, где, по его словам, корпорации проводили схожие эксперименты. А ты разве сама не помнишь?
        - Есть пробелы в памяти, - призналась Софи, еще не замечая, как побелели ее пальцы. - Док обещает, что со временем воспоминания восстановятся в полном объеме. И, кстати, Патрик был хорошим парнем, - внезапно добавила она, возвращаясь к теме внезапного нападения рейдеров. - Пусть и не совсем «моим». В любом случае он не заслужил смерти.
        Белов пристально посмотрел ей в глаза.
        - Софи, только не сорвись. Это не твоя война. Прошлое в прошлом. Просто живи. Ну, что тебе нужно для счастья? Деньги док не зажал. Ты богата.
        Она на секунду задумалась:
        - Для счастья мне нужен исправный штурмовой носитель с рабочим гиперприводом, - ответ прозвучал вполне серьезно. - И еще та тварь, что убила Патрика.
        - Софи, ты меня реально пугаешь. Выпей еще. Отпустит, - Никита сменил ей бокал. - Только не принимай спонтанных решений.
        Он был прав. Вспышка эмоций оказалась внезапной и неконтролируемой. Рассудительность и сдержанность смело в один миг, - это было так непривычно, остро, что от прилива крови зашумело в ушах. Не зная, как сбить непривычное, крайне дискомфортное состояние, Софи взяла бокал, встала, нашла взглядом свободный столик.
        - Я посижу тут немного, ладно?
        Белов кивнул:
        - Сейчас организую тебе нормальный ужин. Отдышись пока.

* * *
        Софи сама не понимала, что происходит? Встреча с Никитой и короткий разговор странным образом воздействовали на нее, вызвав настоящую бурю эмоций.
        Она попыталась мыслить спокойно, но чувства прожигали, как кислота. Здравый смысл явно пасовал перед ними. Конформизм Белова казался трусостью, хотя это неправда, - здесь ведь не Первый Мир, где людей можно сосчитать по пальцам, и от каждого зависит многое. В конце концов на Эдобарге есть власть, есть полиция, есть силы планетарной обороны… «которые ничего не сделали» - завершил начатую мысль внутренний голос.
        Щеки Софи зарделись нездоровым румянеем. Есть расхотелось, но она заставила себя.
        Был лишь один проверенный способ вернуть душевное равновесие. Надо загрузить рассудок информацией.
        Отчаянная попытка. Софи еще не понимала, что ее мышление изменилось в корне. Используя расширитель сознания, она сформулировала поисковый запрос, наивно полагая, что шквал эмоций, похожий на сбой системы, уляжется сам по себе.
        Перед внутренним взором появились затребованные из сети данные.
        К ее удивлению, Эдобарг обладал длинной историей. Оказывается, еще в период Первой Галактической здесь, в удалении от театров боевых действий, вне границ обитаемого космоса был создан один из роботизированных опорных пунктов так называемого «Внешнего кольца». После войны, когда флот Свободных Колоний зачищал Периферию от остаточных серв-соединений Земного Альянса, в системе Эдобарг вспыхнули ожесточенные бои. Безуспешный штурм планеты продолжался два месяца. Роботизированные подразделения Альянса раз за разом отражали атаки. Выделенная для их подавления эскадра понесла серьезные потери и тогда ситуацию разрешили радикальным образом. Два ракетных носителя произвели несколько залпов с орбиты, превратив единственный материк в перепаханную воронками пустошь. Планету внесли в список карантинных миров и прочно забыли о ее существовании.
        Пошли века. В период второй и третьей волн Экспансии границы обитаемого космоса существенно расширились, но Эдобарг по-прежнему не рассматривался, как планета, пригодная для заселения. Постоянные метеоритные дожди, опасная близость пояса астероидов, скудная биосфера и материк, опаленный Галактической войной, по сути, представляющий собой огромное техногенное поле боя, где до сих пор можно было наткнуться на реликтовые боевые машины, - все это делало усилия по терраформированию экономически невыгодными.
        Однако перечисленные «минусы» неожиданно стали «плюсами». Некто Олмер Столетов, сын небезызвестного (в свое время) сенатора планеты Грюнверк, основал здесь поселение[2 - Подробнее в романе «Первый Мир».].
        Удаленность от проторенных гиперсферных маршрутов, обилие космического мусора в околопланетном пространстве и постоянная угроза со стороны разношерстных подразделений «диких сервов», продолжавших бессмысленное, но непримиримое противостояние, автоматически превращало Эдобарг в идеальное место для проведения незаконных (в ту пору) экспериментов по созданию искусственных людей и имплантации им матриц сознания.
        Олмер не афишировал свою деятельность. Продукция его корпорации была известна лишь в узком кругу лиц, осведомленных о ловушках «логрианского бессмертия».
        Проблему постоянных метеоритных дождей, опасность со стороны астероидов, и вызовы времен давно минувшей войны он решил при помощи технологий. Компактное поселение Столетов закрыл усиленной версией постоянно действующего суспензорного поля, здания головного офиса корпорации, жилые и промышленные комплексы возвел с использованием ультрасовременных материалов, придав постройкам многократный запас прочности, расчистил несколько «коридоров сближения», для безопасного прохода транспортных кораблей, а все остальное оставил, как есть.
        Для человека непосвященного Эдобарг оставался опасной и неприглядной пустошью, подступы к планете по-прежнему занимали одну из первых строк в справочнике по рискованным зонам навигации, но на самом деле здесь жили люди, существовала промышленная и научно-исследовательская база, где проводились дерзкие эксперименты, лежащие за гранью общепринятой человеческой морали.
        Вновь минули века. Грянула эпоха Изоляции. Отключились станции гиперсферной частоты, прервалась связь между планетами. Неизвестно, что именно происходило в тот период на Эдобарге, - никаких документальных свидетельств, почему был брошен и пришел в запустение головной офис корпорации «Райт», не сохранилось. Когда на орбите планеты вновь появились космические корабли, теперь уже принадлежащие Элианскому имперскому флоту, взглядам командиров разведывательной группы предстал средних размеров город, закрытый куполом электромагнитной суспензии.
        Как выяснилось, потомки ведущих специалистов корпорации не только сохранили, но и преумножили наследие Олмера Столетова. Они довели до стадии совершенства технологии записи и переноса в новые тела матриц сознания, чем обрели небывалое долголетие, накопив бесценный опыт исследований.
        С этого момента началась новейшая история Эдобарга. Падение сети Интерстар и перемещение Логриса в неизвестном человечеству направлении, уничтожили доступные технологии бессмертия, В сложившихся условиях Ати?н (единственный город планеты) обрел особую ценность. Его не пытались подчинить, захватить или разрушить. У командиров группы космических кораблей хватило ума начать переговоры о взаимовыгодном сотрудничестве между жителями Эдобарга и Элианской Торговой Империей.
        Софи дочитала историческую справку. Казалось, эмоции должны притупиться, потерять остроту, но новые ассоциации всколыхнули душу.
        Город…
        Уступы зданий улицы, аллеи, парки… - все это может быть заново отстроено, - шептал холодный рассудок «Beatris», а душа Софи трепетала, ее саднило болью, остро вспоминалась площадь, где дети беззаботно кормят птиц, ресторанчик с неизменным утренним кофе, тихая улочка, где они с Патриком целовались под светом звезд.
        Город, где она стала человеком, познала любовь и страсть, почувствовала кипящую в крови юность.
        «Рейдеры не уйдут», - холодно констатировала «Beatris». Чтобы проникнуть на Эдобарг под прикрытием астероидного потока, они должны были спланировать операцию не меньше года назад. Им предстояло замаскировать корабли на поверхности каменных глыб, пока те находились за миллионы километров от планеты, и провести длительное время в криогенных камерах. Неужели все это ради смехотворного в сравнении с затратами и риском выкупа? Нет. Им нужен Ати?н. Полная, безраздельная власть над городом. Технологии бессмертия и отлаженные каналы ее сбыта. Они заберут все, что хотят, подавят любое сопротивление, если потребуется не оставят от жилых кварталов и камня на камне…
        Шаг от рационального мышления «Одиночки» до горячей сумятицы мыслей был пройден. Два сознания начали образовывать целое, и в новой ипостаси понятие «родина» ассоциировалось у Софи с Эдобаргом, где она прошла короткий, но незабываемый отрезок развития от программных привязанностей до настоящих человеческих чувств.
        «Как я буду жить дальше, если сейчас предам все сокровенное, трепетное? Забьюсь в «безопасное место», скорчусь там, ожидая пока все разрешится само собой?»
        Не вариант. Вскоре планета окажется в полной власти рейдеров, и тогда и останется лишь бежать, влачить жалкое существование где-то подальше от разоренного очага цивилизации, ибо дикие нравы Окраины она знала. Безопасных мест не останется. Вслед за рейдерами сюда подтянется разного рода сброд, барыги, черные археологи, работорговцы, - всех не перечислишь. Стая стервятников…
        Из омута мыслей ее вырвал знакомый, чуть хрипловатый голос:
        - …этого не будет. Они изначально заняли выгодные позиции и не торопятся улетать, хотя выкуп заплачен. Думаю, их аппетиты выросли. Жди новых условий. Предупреждал ведь: нельзя было идти на переговоры!
        - Оборона города приведена в повышенную боевую готовность, - ответил второй голос. - Мы активировали периметр.
        Софи даже не обернулась. Незачем, при наличии модуля дополненной реальности. Алан Блейз выглядел усталым, осунувшимся и злым. Второй человек был ей незнаком.
        - Серьезно? Вы активировали периметр?! - нервно усмехнулся Блейз. - А разве ты не понимаешь, что элементарное чтение сигнатур вскроет большинство огневых точек, узлов связи и источников энергоснабжения?! Стас, ты выложил перед рейдерами все карты!
        - Ну, а что мне оставалось делать?! - огрызнулся военный. Софи быстро произвела поиск, получив лаконичный ответ из сети: Станислав Долганов, командующий силами планетарной обороны Эдобарга.
        Разговор на повышенных тонах иссяк.
        - Привет, Никита, - Алан Блейз устало облокотился о стойку. - Плесни чего-нибудь выпить. И ему тоже.
        - Я на службе, - зло отмахнулся Долганов.
        - Кутить не предлагаю, - ответил Блейз. - Нервы успокоишь. Надо думать, как их достать.
        - Да как ты их достанешь?! У нас нет серв-машин, а даже если б и были, толку-то? Рейдеры держат позиции на возвышенностях, в районе старых поселений. Три холма, - три штурмовых носителя. Если дернемся, то не проживем и суток. Суспензорное поле собьют из плазмогенераторов, а дальше отработают ракетами или из гауссов. Вот только в толк никак не возьму, зачем они полезли в горы?
        - Ясно дело, к батареям противокосмических орудий подбираются, - высказался Никита.
        - За каким фрайгом? - угрюмо переспросил Долганов.
        - Чтобы безопасно стартовать? - предположил Белов.
        - Им безопасный коридор и так гарантирован, - махнул рукой Блейз. - Тоже не понимаю, зачем рисковать, отправляя отряды сервов в такую даль? Систему ПКО все равно не взломают…
        - Взломают, если подключатся напрямую к техническим портам, через кабельное соединение. Среди рейдеров наверняка есть кибрайкер, - негромкая реплика заставила всех присутствующих вздрогнуть. - И вообще, они не уйдут. Их изначальный план, - это захват Эдобарга. А контроль над системой ПКО потребуется рейдерам чуть позже, чтобы наглядно показать имперскому флоту, кто тут хозяин.
        - Софи?! - Блейз в первый момент не поверил своим глазам.
        - Привет, Алан.
        Он присел за ее столик, совершенно непочтительно жестом указав Долганову на свободное кресло, взял Софи за руку, и негромко спросил:
        - Ты в порядке?
        - Более или менее, - честно призналась она.
        - Сможешь что-то посоветовать?
        Долганов, угомонив грубо попранное эго, тоже присел за столик, недоверчиво и пристально рассматривая девушку.
        - Смогу даже помочь, если информация о базе «Внешнего кольца» верна, - ответила Софи.
        Долганов пренебрежительно скривился, но сморозить что-то глупое, либо резкое не успел, - Блейз, вопросительно взглянув в глаза Софи, получил в ответ едва заметный кивок и сразу же отправил командующему планетарной обороной Эдобарга короткий информационный пакет.
        - Стас, сначала прочти.

* * *
        Поле, отделяющие бар от остальных зон ночного клуба уплотнилось, принимая свойства защиты.
        Никита подсел за столик.
        - Софи, у рейдеров выгодные позиции и подавляющая огневая мощь.
        - Нормальная ситуация, - ответила она. - Бывало и похуже. Что относительно базы Альянса?
        - Она уничтожена орбитальными ударами, - ответил Блейз. - Местные «археологи», разного рода приключенцы и даже «инсталляторы», помешанные на истории, спускались в разрушенные бункера. Там произошло частичное подтопление. Большинство техники ремонту не подлежит. Сохранились лишь потрепанные группы «одичавших сервов», - в пустошах и по сей день происходят стычки между ними.
        - Одичать могут люди, но не машины, - ответила Софи. - Мне нужно попасть в пустоши, тогда скажу точнее, на что конкретно мы можем рассчитывать. Еще потребуется полная поддержка со стороны властей, и ты с Никитой, в качестве ведомых.
        - Думаешь в недрах базы Альянса сохранились исправные серв-машины? - нервно уточнил Белов.
        - Уверена. Станислав, сможешь потянуть время? Что-то пообещать рейдерам?
        Долганов исподлобья взглянул на девушку. Ее личность он уже пробил по своим каналам.
        - Нет, - неожиданно отрезал он. - Я на такое не подпишусь! И даже не пытайтесь действовать за моей спиной! Вам троим выезд из Атиона запрещен! Попробуете поступить по-своему, - арестую! Город на военном положении, так что сидите тут смирно. Мне не нужны лишние проблемы.
        Не дожидаясь ответной реакции, Станислав резко встал и ушел.
        - Блейз, он тупой или в сговоре с рейдерами? - спросила Софи.
        - Боится взять на себя ответственность. Ты ведь понимаешь, одна ошибка и рейдеры ударят по городу. К сожалению, у силовиков Эдобарга нет реального боевого опыта. После потери связи с Логрисом, возможность продления жизни ценится в мирах Элианской Империи превыше прочих благ, - пояснил Блейз. - Эдобарг обладает особым статусом. Планету никогда никто не трогал, страшась ответного удара имперского флота. Кроме прочего, тут сильная противокосмическая оборона.
        - Которую рейдеры успешно игнорировали, - фыркнула Софи. - Кстати, а каким образом ты так быстро оказался среди командования?
        - Консультировал местных военных, исходя из прошлого опыта. С Долгановым сошелся лично, - помог ему в одном щекотливом вопросе, ну а потом подружились. Мужик он неплохой, просто растерялся и не знает, что делать. Не по плечу ему такие ситуации…
        Никита осмотрелся. После включения защиты андроиды из числа прислуги, вежливо выпроводили немногих посетителей бара.
        Взяв бутылку настоящего кьюиганского вина, он вернулся к столику и спросил:
        - Ну что, скоротаем время?
        Ответом ему послужила внезапная серия мощных, ритмичных вибраций. Жалобно звякнули бокалы, свет погас, защитное поле, обеспечивающее приватность, вдруг налилось багрянцем, мигнуло и отключилось.
        Мир погрузился во тьму.
        Софи даже не шелохнулась. В ее реакции не было ни капли фатализма, просто она понимала, - сейчас вспыхнет паника, возникнет давка, но предчувствие обмануло: посетителей «Нейролептики» к этому часу осталось немного, да и повели они себя сдержанно. Возможно, приняли внезапно наступивший мрак за очередной спецэффект, а буквально через несколько секунд в помещениях клуба появились андроиды. Свет мощных фонарей разогнал тьму, высек длинные тени.
        - Сбой в энергоснабжении, - Блейз с досадой коснулся виска. - Сеть легла. Сильные помехи.
        Здание клуба вновь содрогнулось. Где-то лопнул пластик. С большой высоты посыпались его осколки.
        - Сюда, - Никита указал в направлении барной стойки. - Тут есть аварийный выход.
        - А твои клиенты?
        - Андроиды справятся.

* * *
        На улице толпился народ, в отдалении выли сирены, соседнее здание полыхало: в его стене зиял пролом, изнутри вырывались гудящие языки пламени.
        Небо над городом в некоторых местах приняло вид толстого зеленоватого стекла, - несколько сегментов купола суспензорной защиты вышли на максимальную мощность. Кое-где реальность искажалась огненно-изумрудными кляксами, но следы попаданий плазменных разрядов постепенно угасали, отдавая взгляду куда более впечатляющее зрелище.
        Штурмовые носители рейдеров произвели залп. Ракеты, попав в границы электромагнитной суспензии, резко замедлились, словно им пришлось прорываться сквозь очень плотную, вязкую среду. На самом деле так и было: защита города поглощала их кинетическую энергию. Сериями коротких росчерков с крыш окрестных «высоток» били зенитные лазеры.
        Взрывы медленно вспухали над головой ослепительными бутонами пламени. Воздух дрожал, словно пространство улиц пронизывали незримые низкочастотные колебания. Обломки сбитых ракет, похожие на раскаленные осенние листья, неторопливо кружили, роняя искры, - их тоже сдерживало защитное поле.
        Стоянка перед клубом быстро пустела и вскоре на парковке осталось лишь несколько мощных бронированных флайкаров, оцепленных людьми в боевой экипировке.
        Долганов, - бледный, как-то вмиг постаревший, стоял, задрав голову, и неотрывно смотрел на падающие обломки ракет, пока те не вышли из границ купола электромагнитной суспензии, окропив ближайшие здания раскаленным дождем.
        Тлела трава на газонах. Едкий дым стлался вдоль земли. Сервы коммунальных и аварийных служб резво бросились гасить очаги возгораний.
        Сегменты защиты, минуту назад выглядевшие, будто зеленоватое стекло, постепенно обретали прозрачность.
        Пискнули сигналы коммуникаторов, возвещая о восстановлении сети.
        Софи, Никита и Алан цепко осматривались, оценивая произошедшее. Их лица не отражали страха или нервозности, - все трое повидали на своем веку куда более разрушительные явления.
        - Прощупывают защиту, - первым высказался Блейз. - Теперь они знают, что купол сегментирован, и будут бить в одну точку, пока не перегрузят эмиттеры на узком участке.
        В ночной тишине, на фоне слабого потрескивания пламени, его слова прозвучали достаточно громко и отчетливо.
        Долганов, вздрогнув, обернулся.
        Софи, произведя нехитрый для нее подсчет, скупо ответила:
        - Если рейдеры выведут реакторы «Нибелунгов» хотя бы на девяносто процентов мощности, то примерно через десять-двенадцать часов обстрел полностью перегрузит суспензорное поле. Ракеты они расходовать пока не станут, - этот залп был нацелен на уточнение характеристик защиты.
        Никита кивнул, окинув хмурым взглядом здание своего клуба. Жизнь только начала налаживаться, и вот пожалуйста…
        Долганов сделал шаг к флайкару, но опять остановился, словно никак не мог решить какую-то внутреннюю дилемму.
        Под его ногами истекал сизым дымком осколок сбитой ракеты.
        Больше не осталось иллюзий, за которые можно уцепиться, как за соломинку. Рейдеры сделали свой ход, вопреки достигнутым договоренностям. Выкуп, - семьдесят пять логров, им доставили еще час назад. Цена логрианских кристаллов выражалась в астрономической сумме. Но эта хрупкая девушка оказалась права. Рейдеры лишь тянули время, закрепляясь на господствующих позициях. Они не собирались выполнять своих обещаний. Либо импровизировали, поняв, что оборона Атиона не рассчитана на отражение наземных атак. В любом случае - город приговорен.
        Дымился осколок ракеты. В отдалении выли сирены. Решение надо принимать здесь и сейчас, но в критической ситуации власть неожиданно оказалась тяжким бременем.
        Он невольно сглотнул. Кадык неприятно дернулся, в мыслях звенела пустота. Расширитель сознания сбоил: нервный шок мешал адекватной работе устройства. И все же он нашел в себе силы подключиться к дополненной реальности, сделав вызов.
        Обстановка опустевшей парковки мгновенно отдалилась, сумрак отпрянул, резко проявились аватары абонентов. Защищенное цифровое пространство гарантировало от прослушки, хотя теперь Станислав уже ни в чем не был уверен.
        - Ты действительно можешь повлиять на ситуацию? - вопрос, адресованный Софи, прозвучал надломлено.
        - Не знаю. Сказала же: сначала надо попасть в пустоши. Там сориентируюсь по обстановке.
        - Без гарантий успеха?
        - Стас, тебе сейчас никто не даст никаких гарантий, - ответил Блейз.
        Долганов очень хотел спросить «какая тебе выгода рисковать жизнью?», но сдержался, встретившись взглядом с Софи. Ее мотивы явно лежали вне понимания. По крайней мере так казалось. «Ну, ладно, Белов с Блейзом. Они вложились в экономику города, им есть что терять, как и мне…» - Станислава мучил страх, чувство собственной беспомощности унижало.
        - Что потребуется от меня? - вместо глупых вопросов он перешел к делу. Любая попытка переломить ситуацию теперь выглядела оправданной.
        - Молекулярный репликатор, для изготовления кодонов. Надежная машина. Защитная экипировка и личное оружие, - ответила Софи.
        - Всего лишь?
        - Остального у тебя нет, - она мысленным приказом вызвала карту материка. - Где центр старых укреплений?
        - Вот тут, - Долганов поставил маркер, совпадающий с крупным кратером.
        Софи, пробежав взглядом по сетке дорог, кивнула:
        - Хорошо. Обеспечь локальный проход через суспензорную защиту. Мы выедем из города через южную окраину, чтобы лишний раз не привлекать внимания рейдеров. Затем затеряемся вот тут, - она отметила участок холмистых пустошей.
        - Когда мне ждать сигнала? К чему готовиться?
        - Сигналов не будет. Соблюдаем полную тишину в эфире. Никаких вызовов. Городу придется отражать удары рейдеров. Продержитесь как можно дольше.
        - Но как я пойму, что…
        - Поймешь, - лаконично заверила Софи.
        Глава 3
        Пустоши. В двухстах километрах от Атиона…
        Старая дорога обрывалась среди невысоких сглаженных временем холмов.
        Софи остановила флайкар в распадке между ними. На самом деле пустоши Эдобарга, о которых ходило множество зловещих слухов, представляли собой испещренную кратерами равнину, плавно переходящую в предгорья невысокого хребта. Растительность тут действительно была скудной, почва местами потрескалась, ветер трепал пучки чахлой травы, иногда встречались островки колючих кустарников, да редкие деревья, как правило образующие небольшие рощицы.
        Все это имело непосредственное отношение к войне, и лишь отчасти - к климату региона. В эпоху Первой Галактической освоение любой незаселенной планеты начиналось с фазы боевого терраформирования. Проще говоря, в атмосфере распылялись специальные вещества, разрушающие органику. Местная жизнь гибла на корню, с мизерным шансом на восстановление, зато оставался высокий процент кислорода в атмосфере и богатые почвы, пригодные для освоения. Источником возобновления кислорода обычно становились океаны, - их сразу же заселяли простейшими биокомплексами, состоящими из неприхотливых водорослей и нескольких типов генетически сконструированных бактерий.
        На Эдобарге боевое терраформирование остановилось в первой фазе. Местную жизнь извели, а новую не культивировали. «Одиночкам», колонизировавшим планету, было не до экологии или сельского хозяйства. Их интересовали залежи полезных ископаемых и создание ориентированной на войну промышленности, - именно из этих соображений базу Альянса дислоцировали ближе к предгорьям.
        Растительность появилась здесь намного позже. Софи смотрела на следы орбитальной бомбардировки, отчетливо представляя, как удары, взламывающие бункерные зоны, выбрасывают на поверхность не только фрагменты подземных сооружений и техники, но и биологические материалы, входящие в обязательную комплектацию опорных пунктов, ведь изначально типовые форпосты проектировали люди. Они всерьез рассчитывали, что после окончания войны любая из планет, подвергшихся боевому терраформированию, вновь станет обитаемой.
        Софи подошла к обрыву.
        Овраги, промытые дождевыми водами, ветвились по склонам сглаженного временем кратера. Из богатого разнообразия растений далекой прародины, чьи семена выбросило из хранилищ и перемешало с землей во время орбитальных ударов, прижились только некоторые, способные выдержать засушливый климат. Лишь раз в году здесь наступал сезон обильных дождей, а сейчас стояла жара.
        Повсюду змеилось марево горячего воздуха. Обломки стеклобетона выпирали из-под оплывшей земли, словно пожелтевшие кости исполинских животных. Кое-где среди разрушенных укреплений виднелись темные лазы, ведущие в недра техногенного поля битвы.
        Софи пристально осматривалась.
        Ее взгляд, усиленный сканерами имплантов, проникал глубже потрескавшейся, иссушенной горячими ветрами почвы. Внешние признаки отгремевшего сражения волновали мало. На поверхности ветшала уже никуда не годная техника, а сервомеханизмы, сохранившие хотя бы толику функциональности, давно перешли в режим самоподдержания, - они искали убежища, избегая привлекать к себе внимание «потенциального противника», пока не накапливали достаточно ресурсов для достойной встречи с врагом.
        Кроме прочего, поблизости виднелась незавершенная работа местных «инсталляторов».
        Софи лишь грустно улыбнулась, глядя на неумелую попытку воссоздать фрагмент техногенного поля боя времен Первой Галактической: пара бетонированных траншей, несколько капониров, - один для тяжелой серв-машины, и еще два для БМК, позиции реактивных минометов, укрытия для «LDL-55», - все это соседствовало на расстоянии в сотню-другую метров.
        Местные знатоки истории наивно полагали, что машины вели позиционную войну и могли подпустить друг друга на такую дистанцию? Ну, для туристов, наверное, сойдет. Только вот шагающие лазеры Флота Колоний никогда не действуют поодиночке, всегда образуя группы, или «стаи», как выражались пилоты. Атаковать они предпочитают с предельно возможной дистанции. И вообще, динамика техногенного боя исчисляется секундами, а живучесть техники - минутами.
        Конечно, бывали и исключения. Например, планета Роуг, где целую горную страну превратили в неприступный укрепрайон. Но даже там для перемещения андроидов и серв-машин были проложены внутрискальные тоннели, ибо статичная позиция, - это всегда проигрыш. Укреплением можно воспользоваться лишь на короткое время.
        Софи продолжала внимательно осматриваться.
        Воплощение ужаса прошлых войн, - красивая девушка, с чистой, незапятнанной душой и рассудком боевого «ИИ», притаившимся в глубинах сознания, - она была опасна и беспомощна одновременно. Синтез ее новой личности еще не завершился и одна из составляющих вполне могла взять верх. Хотя бы временно.
        Серия далеких вспышек на миг породила в полуденном небе блеклое радужное мерцание. Рейдеры только что произвели очередной залп. Автоматически обновились данные. Защитное поле Атиона скачкообразно просело и теперь держалось на сорока двух процентах.
        Взгляд вновь вернулся к бесплодной, сглаженной ветрами котловине, простирающейся на десятки километров.
        Действовать придется быстро, рационально и беспощадно.
        Ее губы дрогнули. Внезапно и остро вспомнилась гибель Патрика, ранение, мучительное раздвоение личности. Как пройти по тонкой грани между холодной рассудительностью боевого ИИ и чувственным восприятием мира?
        Придется выбирать… Но как страшно даже помыслить об этом…
        «Ты ведь меня не предашь?» - на глаза вдруг навернулись слезы.
        Нечто холодное рванулось из глубин сознания.
        Взгляд, усиленный датчиками имплантов, мгновенно обострился, проникая все глубже и глубже, туда, где в недрах разрушенных бункеров еще тлели бледные сигнатуры погребенных под обвалами боевых машин.
        Техногенное поле боя простиралось вширь и вглубь. Внимательный взгляд «Beatris» не упускал ни единой мелочи. Чуть ниже по склону четко сканировались перемешанные с землей обломки нескольких сбитых штурмовых носителей. Среди них выделялся десантный контейнер, не потерявший герметичности. Левее, у устья оврага из-под земли выпирали очертания «Гепарда». Неиспользованные возможности таились повсюду.
        Образ Софи искажался, таял.
        «Нет, прошу не уходи…» - отчаянно шепнула Beatris.
        Ей тоже было страшно. Страшно потерять трепетный росток человечности, - слабый, уязвимый, еще не окрепший…

* * *
        Вскоре на старой дороге показался флайкар, за ним еще один. Никита и Алан успешно проскочили мимо вражеских сенсоров. Два внедорожника, поддерживая разумную дистанцию (чтобы одно попадание не накрыло обоих), проехали краем поля и остановились недалеко от оврага.
        Софи, избегая пользоваться связью, вернулась немного назад и просто помахала рукой, привлекая внимание диспейсеров.
        - Жарковато тут, - Белов осмотрелся, но не заметил ничего примечательного. Под сенью рощицы деревьев ветшали наполовину вросшие в землю остовы каких-то боевых машин. От них остались лишь корпуса, все ценное давно растащили. Даже хламом не назовешь. Просто груды легированного металла, сохранившие форму благодаря массивным элементам шасси.
        - Как действуем? - сухо спросил Блейз.
        - Сначала проверим реакцию рейдеров, - ответила Софи. - Среди них есть кибрайкер. Внезапная активность реликтовой техники наверняка привлечет его внимание. Придется постараться, чтобы он ничего не заподозрил.
        Они спустились вниз по оврагу и вышли к небольшой, недавно выровненной площадке, врезанной в склон кратера.
        - Работа местных инсталляторов, - пояснила Софи, спрыгивая в бетонированный ход сообщения.
        Блейз кивнул, по достоинству оценив выбранную позицию. Огромная впадина просматривалась отсюда, как на ладони. Зато с опасного направления их сейчас прикрывал склон.
        Тем временем Софи сформировала локальную сеть группы. Явление «технологической телепатии» для диспейсеров не в новинку. Они привыкли работать в кибернетическом пространстве, умеют читать энергетические матрицы объектов, и вообще психологически подготовлены к предстоящим событиям.
        Сотни блеклых сигнатур все еще тлели в глубинах кратера. Сигналы варьировались по глубине расположения и мощности. Большинство из них уверенно идентифицировались. Неважно что минули тысячелетия. Для кибернетических механизмов, время не имеет смысла. Они могут ждать сколько угодно, поддерживая минимум функций, пока не будут снова востребованы. Так происходило на множестве планет, опаленных пламенем Галактических войн. И очень часто оканчивалось трагедиями, когда на поля сражений приходили поживиться разного рода «старатели».
        Софи слегка побледнела. Датчики имплантов закачивали в ее рассудок непрерывные потоки данных. Нагрузка на мозг возрастала с каждой секундой. Она транслировала Никите и Алану свое видение местности, а затем, завершив общий сбор информации, огляделась уже более пристально, фокусируя внимание на деталях окружающего.
        В глубине кратера виднелся фрагмент ремонтного дока планетарной космической верфи. Фрегат Земного Альянса так и остался в стапеле. Его обшивку смяло, деформированные отсеки давно наполнились глинистой почвой, но несколько бронесфер локационной надстройки выступали над землей. Внутри располагалось лишенное энергии оборудование. Софи потянулась к нему, мысленным взглядом отыскала блок микроядерных батарей, источающих слабую сигнатуру, а значит все еще годных к применению.
        Технический код, переданный на боевой частоте, освободил остаток энергии, направив тонкий ручеек питания к сканерам и блоку передатчиков локационной надстройки фрегата. В принципе, большего и не требовалось Кибрайкер станет искать источник внезапных проблем, и найдет его по слабой сигнатуре. В мелочи он вникать не станет.
        Создав энергетический муляж «действующего» устройства, Софи транслировала короткое сообщение, внедрив в него безусловную команду, которая сработает только один раз, без повторов.
        В первый момент ничего не произошло. Лишь из поврежденной локационной надстройки начал высачиваться едкий дымок, - древнее оборудование не выдержало подачи энергии.
        - Не получилось? - нервно уточнил Белов.
        Поблизости показался шагающий лазер Флота Колоний. Прихрамывая на один ступоход, он с трудом взобрался на небольшой взгорок.
        Издали приглушенно ударил одиночный выстрел «ЭМГа»[3 - ЭМГ - электромагнитное гаусс-орудие.]. Снаряд высек сноп иск из брони «пиноккио»[4 - Жаргонное название «LDL-55».]. Тот не удержал равновесие, опрокинулся.
        Блейз невнятно выругался от изумления, когда почва на склонах кратера вдруг зашевелилась, - в движение пришло не меньше сотни кибернетических механизмов.
        Никита невольно вытянул шею.
        Дерн бугрился, осыпаясь комками сухой почвы. Технические сервы, андроиды пехотной поддержки, автономные модули перезарядки, сменные блоки энергоснабжения, инженерные машины, - вся техника, давным-давно погребенная под землей, сейчас стремилась выбраться наружу. Команда, отменившая энергосберегающий режим, привела к цепи неизбежных поломок. Кое-где раздались приглушенные хлопки взрывов, искрили эндоостовы андроидов, в нескольких местах возникли очаги пожаров.
        Очнувшихся после столетий забвения, порядком потрепанных в бою машин становилось все больше. Некоторые едва передвигались, действительно представляя собой полнейших хлам. Кроме техники Альянса мгновенно проявили себя боевые единицы колониального флота, - они прошли спорадическую реактивацию, по факту появления противника.
        - Начинаем, - обронила Софи, маркируя на карте местности окружность радиусом в несколько сот метров.
        Диспейсеры не подвели. Блейз, получив от нее коды Флота Колоний, занялся «пятьдесят пятыми» - шагающие лазеры, могли натворить немало бед. Формирующуюся «стаю» следовало угомонить, взяв под контроль их локальную сеть.
        Никита получил под свое начало оказавшихся поблизости андроидов, а Софи перехватила командование техническими механизмами.
        В границах древнего поля боя начался процесс, который воочию видели немногие. Наиболее сохранившиеся сервы без промедления принялись разбирать себе подобных, действуя быстро, сноровисто. Из безропотно застывшего «хлама» изымались необходимые узлы и детали. Благодаря унификации запасных частей два десятка ремонтных механизмов вскоре полностью восстановили функциональность и приступили к техническому обслуживанию других машин.
        Вид у техники оставался непрезентабельным, но дело продвигалось быстро. Вскоре группа андроидов образовала оцепление. Занявшуюся огнем сухую траву быстро погасили. Автоматический инженерный комплекс начал снимать грунт в указанном Софи месте. Количество работоспособных машин увеличивалось с каждой минутой, но общее число очнувшихся механизмов сокращалось, - многие пошли на запчасти.
        Стая «LDL-55» в сопровождении парочки самоходных орудий, застыла, парализованная терминирующей командой, внедренной в их локальную сеть. Во времена войны такое вмешательство считалось взломом и игнорировалось, а источник вторжения унижался, но Блейз, благодаря полученной от Софи информации, оперировал кодами Флота Колоний, которые были рассекречены уже после завершения Первой Галактической.
        - Хорошо, тут вроде бы справились, - негромко сообщила девушка. - Сервы под контролем. Алан, отдай команду на полное отключение «пятьдесят пятых», они нам пока не понадобятся.
        К этому времени инженерная машина, срезав пласт почвы, обнажила покореженный шлюз подбитого штурмового носителя и замерла, окончательно израсходовав скудный аварийный запас хода.
        - Пять минут, передышка. Наблюдаем и ждем.
        - Ну ты даешь, - Никита присел на бугорок, покрытый пожухлой травой, окинул взглядом оживший механический муравейник, вытер капельки пота со лба и добавил: - Жутковато, если честно.
        - Так воевали, - Софи отпила несколько глотков воды из фляги, что молча протянул ей Блейз. - Обычная опция самоподдержания. Подбитые механизмы прямо на поле боя подлежат разборке, а их части идут на текущий ремонт тех, кто еще способен продолжать схватку.
        - Кстати, я слышал о таком, - кивнул Блейз. - И даже смотрел документальные записи. Целая подборка в свое время в сети Интерстар крутилась. Называлась «До последнего серва».
        Никита снова глянул по сторонам.
        - Что, механизированные подразделения вообще не отступали? - переспросил он.
        - Нет, не отступали, - ответила Софи. - По крайней мере под управлением «Одиночек».

* * *
        Яркой иллюстрацией ее слов стали события, развернувшиеся в средней и дальней частях кратера.
        Софи преднамеренно варьировала мощность передатчиков. Безусловная команда на реактивацию всех боевых единиц транслировалась на максимальное возможное расстояние, а вот перехват контроля над с?рвами осуществлялся локально, на небольшой площади.
        Итогом стала вспыхнувшая в границах впадины схватка. Машины Альянса быстро сформировали сеть, налаживая боевое взаимодействие. Три «Хоплита», парочка БМК, да неполный взвод андроидов пехотной поддержки образовали группу, отбив атаку «LDL-55». Несколько шагающих лазеров Флота Колоний остались дымиться среди исковерканного ландшафта, но сигнатуры стаи множились, - все новые и новые сервомеханизмы выбирались из укрытий. Используя сложный рельеф, они рассредоточились и принялись издали обстреливать «Хоплитов».
        Машины Альянса, экономя скудный боекомплект, огрызнулись одиночными ракетными запусками, поставили завесу из антилазерных частиц и предприняли тактическое отступление, стремясь покинуть невыгодные для них позиции.
        Софи, ожидавшая подобного развития событий, мгновенно вошла в сеть машин Альянса, скинула им информационный пакет, маркировав себя как «автономный тактический модуль», затем имитировала помехи и аварийное отключение.
        - Смотри-ка, отходят! - удивился Блейз.
        - У них боезапас на исходе и позиция невыгодная. На склонах слишком много укрытий для «пиноккио», - ответила Софи. - Я скинула «Хоплитам» карту сигнатур региона.
        - И? - Никита вопросительно приподнял бровь.
        - Штурмовые носители рейдеров расцениваются «Одиночками», как дружественные корабли высадки.
        - То есть, сейчас группа машин попытается прорваться к ним?
        - Безусловно. Они будут запрашивать поддержку.
        - Интересно, как поступят рейдеры? - Никита усмехнулся.
        - Без понятия, но любое развитие событий нам на руку, - ответила Софи. - Они наверняка сейчас задаются вопросом: что происходит? Потрепанное серв-соединение Альянса, преследуемое стаей «пятьдесят пятых», наглядно подтвердит слухи о пустошах Эдобарга и ослабит бдительность рейдеров. Угроза с этого направления будет расцениваться ими, как спорадическая активация старой техники. На нас не станут обращать внимания. Надеюсь.
        - Умно, - скупо похвалил ее Блейз.
        Тем временем ремонтные сервы вскрыли штурмовой носитель. Шлюз они открыть не смогли, зато десантная аппарель поддалась их усилиям: раздался протяжный скрежет, затем глухой удар, когда рампа сорвалась с фиксаторов и откинулась, впечатавшись в склон.
        Никита в этот момент наблюдал как БМК, побитая шагающими лазерами, роняя фрагменты обшивки кувыркается вниз по склону. Диспейсер невольно поежился, представив, что творилось тут много веков назад. Орбитальный удар, - зрелище похлеще астероидного потока, зацепившего атмосферу Эдобарга.
        - Жесть… - подытожил диспейсер, когда боевая машина космодесанта взорвалась.
        - Ну, пошли, посмотрим, что там внутри, - Софи решительно направилась к открытой рампе штурмового носителя.

* * *
        - Жалко ее, - Никита встал, отряхнул с мешковато сидящего на нем комбинезона песок и налипшие сухие травинки. - Ведь просто мечтала пожить, как обычный человек.
        - Ты рейдеров жалей, - мрачно предрек Блейз. - А Софи свое наверстает.
        Внутри штурмового носителя царил сумрак. Повсюду в отсеках виднелись следы давнего пожара, переборки были покороблены деформациями. Впрочем, отделяемый модуль, обладающий собственным бронированием, почти не пострадал при крушении[5 - В поздних модификациях штурмовых носителей, высадка серв-машин осуществлялась двумя способами. Вариант 1: штурмовой носитель осуществлял посадку и машины покидали его через аппарель (аппар?ль (фр. appareil) - платформа для подъёма и спуска техники).Вариант 2: штурмовой носитель сбрасывал отделяемый модуль с серв-машинами на борту, а сам оставался в воздухе, прикрывая высадку.]. Сейчас технические сервы срезали замки креплений.
        - Поберегись!
        Раздался протяжный скрежет. Десантная аппарель просела под собственным весом, медленно раскладываясь в рабочее положение.
        - Нам везет? - Никита заглянул в бокс, где в захватах технологического корсета застыл «Фалангер». Диспейсеру пришлось задрать голову, чтобы рассмотреть рубку тяжелой серв-машины.
        - Разве похоже, что я действовала наудачу? - машинально спросила Софи, чье внимание сейчас было полностью поглощено сканированием.
        - Нет, но…
        «Фалангер» неожиданно шевельнулся.
        Вновь прозвучал протяжный стон металла. Со звоном обрушилась секция технической соты, затем вниз вдоль специальной стойки соскользнул сегмент электромагнитной платформы.
        - Я в рубку, - Софи без страха встала на подъемник, и тот, подергиваясь, вибрируя, нехотя пополз вверх.
        - Нам-то что делать? - по связи спросил Блейз.
        - Минуту терпения. Наблюдайте за обстановкой.
        Попасть в святая святых «Фалангера» оказалось несложно. Обычно система требовала кодон доступа, но сейчас кибернетическая составляющая серв-машины бездействовала. Почему, Софи поняла, открутив ручной привод люка. В рубке тоже царил мрак, но при наличии расширителя сознания это не являлось проблемой. Датчики имплантов давали четкое изображение, транслируя его в рассудок девушки.
        Она сознательно и жестко подавила всколыхнувшиеся воспоминания. Нет времени на рефлексию.
        Первым делом нужно проверить есть ли тут управляющий модуль «ИИ»? - Софи присела, сдвинула неприметную панель, открыв нишу с несколькими гнездами подключения.
        «Одиночки» на борту не оказалось. Слоты, предназначенные для кристаллосхем, пустовали.
        Сев в пилотажное кресло, она отдала несколько дистанционных команд. Сквозь дымчатый пластик плотно скомпонованных кибернетических устройств проступили тусклые огоньки индикации, а на частотах беспроводной связи прошли отчеты подсистем.
        Все ясно… Этот «Фалангер», как и другие машины подразделения, проходил капитальный ремонт, когда начались орбитальные удары. Его бортовые вооружения были сняты и остались в мастерских уничтоженной базы. Боекомплекта нет, артпогреба базового корабля высадки тоже пустуют. В наличии только зенитные лазеры, интегрированные в броню. Модули сканеров и средств радиоэлектронной борьбы на местах.
        Придется импровизировать. Впрочем, Софи не расстроилась. Основные системы серв-машины в рабочем состоянии, а конфигурацию вооружений она все равно собиралась менять.
        - Никита, Алан, выбирайтесь наружу и ждите меня. Подниметесь вверх по склону, к траншеям, что забетонировали «инсталляторы». Здесь возможны обвалы.
        Быстрый запуск реакторов - процедура привычная. Риск есть, но минимальный. Схема унифицированной силовой установки оптимизировалась на протяжении десятилетий войны. Начиная со сто девяностой серии, серв-машины были доведены до некоего технического абсолюта, поэтому Софи, в отличие от Никиты, не усматривала в происходящем «везения». Она четко знала возможности и степень надежности техники, разработанной сетевыми ИИ планеты Юнона.
        В конструкции «Фалангера» не использовалось подверженных коррозии материалов, окисляющихся контактов или иных ненадежных элементов. Даже агрессивные жидкости, закачанные в некоторые подсистемы, не могли разрушить серв-машину случайными протечками, - большинство деталей выполнялись из высокопрочных композитных материалов, стойких ко всевозможным агрессивным средам. Это делалось не ради долгосрочного хранения, а в силу экстремальных условий эксплуатации боевой техники.
        Мысли проносились вихрем.
        Реактор вышел на десять процентов мощности. В системе охлаждения началась циркуляция морф-металла.
        Первый шаг тяжелой серв-машины разломил технологический корсет, вырвав очередной стон покореженных конструкций.
        Питание к зенитным лазерам подано. Излучающие трубки повернулись в сферических гнездах. Залп прожег несколько деформированных переборок и срезал замки бронеплит корпуса, существенно расширив пробоину в борту «Нибелунга».
        Склон содрогнулся от тяжелой поступи серв-машины.

* * *
        Примерно через час на площадке среди бетонированных траншей выстроилось боевое звено: два «Фалангера» и «Хоплит».
        - Триста пятнадцатая серия? - Блейз придирчиво осматривал машины. - А где вооружения, Софи? Слоты боевых систем пустые, насколько я вижу?
        - Угу, - она устало присела на бруствер капонира, - Сейчас доукомплектуем. Что рейдеры?
        - Ведут обстрел города. Защитное поле держится примерно на тридцати пяти процентах мощности.
        - Успеем ли? - Белов нервничал, изнывая от безделья. Пока Софи на ручном управлении вызволяла машины из недр покореженного штурмового носителя, он уже извелся от неопределенности. - И где мы возьмем подходящие оружейные модули?
        - Никита, дай отдышаться, - она окинула мысленным взглядом ближайшие окрестности. Механизированная группа Альянса отступала в направлении предгорий. Ее настойчиво преследовала стая «LDL-55».
        Карта сигнатур выглядела неплохо.
        Издалека, без детализации и тщательного анализа энергоматриц, в возникшем хаосе невозможно заподозрить чьи-то целенаправленные действия. Кибрайкер из числа рейдеров просто махнет рукой на происходящее. А может даже пожадничает, и тогда «Хоплиты» станут его проблемой. Софи устраивал любой вариант.
        Она перефокусировала датчики имплантов.
        Инженерная машина уже завершила расчистку места крушения нескольких «Гепардов» и теперь прокладывала тоннель к шлюзу еще одного штурмового носителя.
        Технические сервы сейчас осматривали штурмовики, а андроиды пехотной поддержки рассредоточились на местности, лишь трое застыли неподалеку, не сводя с Софи холодных взглядов.
        - Ну, чего уставились? - Никита по-прежнему нервничал.
        - Ждут моей команды, - ответила девушка. - Не психуй. Сейчас все поймешь.
        - Ты лучше объясни толково. К чему раскопки? Какой нам прок от сбитых «Гепардов»?
        - Тяжелые противокорабельные гаусс-орудия, - ответила Софи. - Их выстрел способен пробить броню «Нибелунга».
        - Да, но это же штурмовики Флота Колоний! - заметил Блейз. - Разве их системы вооружений можно установить на машины Альянса?
        Софи кивнула, но в ответ заметила лишь недоуменные взгляды.
        Она помнила ту далекую эпоху, но Блейз с Беловым выросли в совершенно ином мире, среди пестрого сообщества независимых планет, где тысячи корпораций конкурировали друг с другом, часто доводя соперничество до грани абсурда. Война же требовала принципиально иного подхода. Очень часто противники использовали трофейную технику, захватывали производства, например ремонтные мастерские или космические верфи. С учетом огромной доли влияния искусственных интеллектов процесс унификация был выгоден, рационален и неизбежен. Поначалу разрабатывались специальные адаптеры, а к середине Первой Галактической на большинстве машин уже использовались слоты, оснащенные масштабируемые креплениями[6 - Впервые трофейной техникой Флот Колоний воспользовался еще в начале войны. Например, по приказу адмирала Воронцова была проведена дерзкая операция по захвату комической верфи Земного Альянса (подробнее в трилогии «Наемник»).].
        - Гауссы подойдут, - Софи не стала развивать тему, ограничилась короткой технической справкой, сбросив ее Никите и Алану по локальной сети. - Придется пожертвовать ракетными комплексами дальнего радиуса действия, да и зарядов будет всего на пять выстрелов, но это наш единственный шанс серьезно повредить корабли рейдеров и остановить обстрел города.
        Блейз, прочитав техническую справку, лишь сдержанно кивнул, а вот Никита занервничал еще больше.
        - Я никогда не управлял серв-машиной. А ты хочешь, чтобы я еще и снайпером стал?
        - У тебя будет хороший помощник, - Софи поманила одного из андроидов, коснулась височной области его черепа, и несколько металлопластиковых сегментов раскрылись, обнажив гнездо с установленным в нем кристалломодулем. - Это боевой ИИ серии «Alone».
        - Самая примитивная модель? - хмыкнул Никита.
        - Ошибаешься. «Alone», конечно, обладает весьма скромными по сравнению с «Climens» нейросетевыми ресурсами, но идеально управляет серв-машиной, выполняя все рутинные функции. Он не даст совершить роковой ошибки, ненавязчиво исправит мелкие неточности в управлении, вовремя сообщит необходимую тактическую информацию, но не станет лезть в душу.
        - А почему кристалломодуль интегрирован в андроида? - удивился Белов.
        - Снят с подбитой машины. Это стандартная опция. Все андроиды пехотной поддержки оснащены гнездами для интеграции «одиночки». Так они могут эвакуировать с поля боя самые ценные компоненты подбитой техники.
        - Ясно. Себе-то возьмешь более продвинутую модель? - прищурился Блейз.
        - Нет. Третье подгруженное сознание мне ни к чему, - ответила Софи.
        Пока они разговаривали, технические сервы уже сняли поврежденные сегменты обшивки и начали демонтировать с «Гепарда» тяжелое импульсное орудие.
        - Еще примерно час займет установка вооружений, - Софи постоянно и пристально следила за ходом работ, не упуская ни одной мелочи. - Затем минут тридцать понадобится на тестирование систем и пробный запуск. Держите. Это личные кодоны офицеров Альянса. Они дают право на управление любой беспилотной серв-машиной.
        - И «Одиночка» подчинится?
        - Безусловно.
        - А откуда они у тебя? - поинтересовался Никита. - Имею ввиду исходники.
        - Я сохранила цифровые копии кодонов своих бывших пилотов. Серийные номера действительные. Я лишь ввела вашу биометрию, немного подправив матрицу для репликатора.
        Пискнул сигнал. Белов взглянул на кибстек.
        - Защитное поле Атиона просело до двадцати семи процентов, - сверившись с обновленными данными, сообщил Никита. - Боюсь они не продержатся и часа.
        Софи ничего не ответила. Уже достаточно пояснений. Эту часть подготовки она ускорить не могла.
        - Алан на пару слов.
        Блейз подошел.
        - Ты ведь не просто диспейсер?
        Он на секунду напрягся, затем усмехнулся:
        - Ну, допустим. Как узнала?
        - Поняла по конфигурации имплантов.
        - Что нужно сделать? - Блейз решил не развивать тему своего прошлого.
        - Я передам тебе один уникальный код. Сможешь внедрить его в сеть боевых машин, когда я попрошу?
        - Взламывать сеть придется?
        - Да. Некоторые данные для доступа мне уже известны, остальное доделаешь сам. Возьмешься?
        - Попробую, - кивнул он, вполне понимая, о чем идет речь.

* * *
        Пустоши. Спустя полтора часа…
        Ритмика боя…
        Раньше она была холодной, льдистой, сфокусированной на опасных направлениях, а теперь вдруг окуталась аурой бурлящих эмоций, - они сбивали с толку, рассеивая внимание.
        Софи впервые ощущала себя пилотом.
        Живая, уязвимая, - трепещущее сердце машины, и в то же время - ее воля. Хотелось верить - несгибаемая, как и прежде, но восприятие упрямо дробилось, прихотливо выталкивая на первый план важные для человека подробности.
        Первые секунды прямого нейросенсорного контакта.
        Мощная работа приводов несла в себе упоительное и одновременно - пугающее ощущение силы. Первый шаг тяжелой серв-машины граничил с шоком: трехпалый ступоход раздробил в пыль мелкие камушки, оставляя четкий вдавленный след на потрескавшейся от засухи земле. Едва заметно качнулась рубка. Вкрадчиво прошелестели двигатели торсового разворота, системы самостабилизации мягко компенсировали крен, сканеры окатили излучением объекты средней дистанции, затем «взгляд машины» переместился дальше, на цепь возвышенностей, расположенную в сотне километров к северу.
        Контакт!
        Мир расцвел сигнатурами, рассудок захлебнулся в потоке информации, но тут же автоматически сработали ограничители нейросетевых соединений, снижая нагрузку на разум человека, отсеивая лишнее.
        Синтезированная личность «Beatris» притихла. Она внимала обострившимся чувствам Софи, открывая новую грань бытия, а третья составляющая гибридного восприятия, - модуль «Alone» действовал на уровне рефлексов: поддерживал равновесие, распределял нагрузки, фиксировал окружающее.
        - Дистанция девяносто восемь километров, - вторгся в мысли сухой доклад Блейза. - Сигнатуры штурмовых носителей читаются отчетливо. Батареи плазмогенераторов развернуты в направлении Ати?на, ракетные шахты открыты, анализ энергоматриц указывает на контроль низких орбит.
        - Принято, - ответила Софи, меняя курс. Извилистая линия заранее проложенного маршрута вилась через распадки между холмами. - Захожу со стороны руин головного офиса корпорации. Контрольное время - двадцать пять минут.
        - Буду ждать на позиции, - скупо откликнулся Белов, отделяясь от группы.
        После короткого обмена сообщениями наступила тишина. Перехвата Софи не опасалась, рейдеры вели себя достаточно нагло и беспечно. Они подавили помехами основные диапазоны связи, однако, это не мешало трем серв-машинам поддерживать локальную сеть. Модули радиоэлектронной борьбы автоматически учитывали действия противника.
        Тем временем на подступах к позициям рейдеров назревали и другие события. Три потрепанных «Хоплита» в сопровождении боевой машины космодесанта и десятка андроидов пехотной поддержки, пытаясь оторваться от стаи шагающих лазеров, добрались до старой сети дорог, оставшейся еще со времен корпорации.

* * *
        Центральная позиция рейдеров….
        - Хост, у нас проблемы. Зайди.
        - Я занят. В чем дело?
        - С запада приближается группа серв-машин.
        - Ладно, понял. Сейчас взгляну.
        Высокий, долговязый рейдер с неприятными, заостренными чертами лица, стоял у края обрыва. Он не носил никакой защитной экипировки. Порывистый ветер трепал его одежду, но Хост не обращал внимания на погоду, словно его рассудок находился в каком-то ином пространстве.
        Другие рейдеры его недолюбливали и побаивались. Кибрайкера никто не знал по имени. Просто «Хост» и точка. Ясное дело, родители так не назовут, наверняка сетевой никнейм.
        Его водянистые глаза никогда не выражали эмоций. Постоянно погруженный в себя, он, тем не менее, не упускал ни одной мелочи, всегда был в курсе происходящего.
        За продвижением серв-машин Хост следил уже пару часов, так что Рику было не обязательно сообщать очевидное. Хотя, - едва заметная усмешка исказила уголки губ кибрайкера, - у каждого свои обязанности. «Хоплиты» поддерживали неплохую маскировку, так что Рика следовало похвалить за бдительность. Впрочем, можно и промолчать.
        Он снова сфокусировал внимание в направлении пустошей Эдобарга.
        Древняя, фактически стертая с лица земли военная база напоминала растревоженный механический муравейник. Сначала там появились редкие очаги активности, затем завязался бой, а дальше процесс стал лавинообразным. Все больше машин выходило из «спящего» режима.
        Хост спрашивал себя: случайность это или чей-то умысел?
        Однозначного ответа он пока не нашел. Внешне все выглядело логично, даже заурядно. Для налета на Эдобарг пришлось использовать штурмовые носители. Только они обладали достаточно мощным вооружением, чтобы истощить, а затем сбить защиту города. Фрегат среди астероидов не замаскируешь, да и вход в атмосферу - слишком рискованный маневр. Крупные корабли для этой операции никак не подходили.
        Проблема, как и ее возможное решение, заключалась в очевидном для машин факте: для серв-соединений Альянса штурмовые носители являлись базовыми кораблями высадки. В понимании искусственных интеллектов появление «Нибелунгов» могло означать лишь одно: наконец-то подошло подкрепление.
        Хост прищурился. Он всегда так делал при входе в сеть. Внедриться в обмен данными между серв-машинами удалось не сразу. Кибрайкер отлично понимал - «хакнуть» боевой ИИ невозможно. Перехватить управление отдельными подсистемами - пожалуйста. Но искусственная нейросеть организована иначе, чем обычный комп.
        За это Хост и недолюбливал «Одиночек». Слишком много с ними возни. Однако модуль ИИ можно извлечь при техническом обслуживании, и тогда уникальное детище военных технологий, станет верно служить новому хозяину. Достаточно установить в качестве ядра системы обычный боевой автопилот. Выгода очевидна. Одна серв-машина стоит на черном рынке Окраины целого состояния. Андроиды тоже сгодятся, - богатые коллекционеры отвалят немалые деньги за оригинальные образцы. А вот лазеры Флота Колоний лучше сразу уничтожить, - стая насчитывала всего девятнадцать машин, но, заняв удобные позиции, могла доставить немало хлопот.
        Действуя крайне осторожно, кибрайкер добрался до лог-файлов одного из андроидов, пытаясь выяснить причину выхода из энергосберегающего режима.
        «Появление в зоне сканирования кораблей поддержки. Необходимость неотложного ремонта. Приказ на сопровождение получен от модуля «Climens» - далее следовал серийный номер боевого ИИ».
        Такое объяснение Хоста не устроило. В логах отражалось следствие, а не причина. Почему машины медлили более суток?
        Он решил копнуть глубже. Андроиды пехотной поддержки обладали скудными нейросетями, предназначенными для сиюминутного анализа данных. Долгосрочная память хранилась у них на обычных кристаллодисках, поэтому экскурс в недавнее прошлое механизма не составил для кибрайкера особой проблемы.
        Он полностью погрузился в потоки данных, маскируясь среди них, став, если можно так выразиться, частью системы андроида.
        …
        Звездное небо.
        Оплывший ход сообщения.
        Силуэт подбитого «Фалангера», сухая травинка, покачивающая на ветру, монотонный скрежет металлического листа, - зыбкий, обманчивый, чуткий стазис.
        Андроида наполовину засыпало землей. Модуль его реактора был давно сброшен, в силу критической неисправности. Активатор левой ноги поврежден, боезапас исчерпан. Лишь скудный аварийный ресурс микроядерных батарей поддерживал искорку псевдосознания, позволяя воспринимать окружающее.
        В ночном небе появились огненные капли.
        Андроид проводил их безразличным взглядом. Явление знакомое, периодически повторяющееся. Сгустки пламени не обладали сигнатурами, присущими кораблям. Они относились к стихии космоса, время от времени захлестывающей планету.
        Вскоре они угасли, уступив место бледным краскам рассвета.
        Ничего не менялось в границах древнего кратера. Вновь наступил вечер, затем пришло очередное утро.
        Время близилось к полудню, когда небо над головой андроида, вдруг озарилось частыми ритмичными вспышками.
        В эфире на боевых частотах прошло несколько команд. Источник данных располагался поблизости.
        Андроид с трудом повернул голову.
        Справа возвышались фрагменты стапеля планетарной верфи. Среди них был зажат покореженный корпус фрегата. Его локационная надстройка сочилась едва заметным дымком, но аппаратура, прежде чем окончательно отказать, зафиксировала и передала энергетические матрицы трех штурмовых носителей. Базовые корабли высадки вели бой в сотне километров от кратера.
        Он пошевелился, стряхивая землю.
        Появление штурмовых носителей в корне меняло существующее положение дел.
        …
        Хост копнул достаточно глубоко, но не нашел ничего подозрительного в действиях сводного механизированного подразделения Альянса, лишь утвердился во мнении: серв-машины можно и нужно захватить. Они сами идут в руки. Глупо упускать такую добычу.
        - Рик, ты готов? - едва шевельнув губами спросил он.
        - В смысле?
        - Мне нужна огневая поддержка.
        - Ах, да, сейчас.
        «Ну что за тупица? Сам указал на серв-машины, и тут же забыл о них…» - неприязненно подумал Хост.
        Вскоре одна из бортовых батарей «Нибелунга» приняла координаты целей и отстрелялась беглым огнем. Группу шагающих лазеров изрядно проредило. Девять машин были уничтожены, семь повреждены. Локальная сеть «стаи» мгновенно распалась, - три уцелевших под обстрелом кибермеханизма резво отступили.
        Есть!.. «Одиночки» заглотили приманку! «Хоплиты» были изрядно потрепаны и практически лишены боекомплекта. Они нуждались в ремонте и перезарядке.
        Штурмовой носитель, через систему которого действовал кибрайкер, подсветился на карте местности зеленым маркером. Андроид, от которого Хост черпал данные, получил прямое указание от ИИ ведущей машины - «следовать на новые координаты».
        Отлично!
        Кибрайкер вышел из локальной сети боевой группы Альянса. Дело сделано. Он заманил древние машины в ловушку и заодно убедился, что их реактивация произошла по вполне естественной, логичной причине.
        - Рик, выдели три технические соты. Пусть будут развернуты в рабочее положение к моменту появления «Хоплитов».
        - Понял, сделаю.
        Теперь можно вернуться на борт. В ближайший час события не потребуют его пристального внимания, самое время перекусить.
        Однако, шагая к штурмовому носителю, кибрайкер почему-то не чувствовал обычного морального удовлетворения от проделанной работы. Что-то не сходилось. Какая-то мелочь беспокоила на подсознательном уровне. Ощущение было неприятным, раздражающим, исподволь нашептывающим: «тебя провели».
        Хост вновь мысленно прогнал данные, полученные от андроида, и невнятно выругался.
        Первый залп плазмогенераторов по защитному куполу Атиона был произведен еще перед рассветом, так какого фрайга машины не отреагировали на него, а заметили обстрел лишь к полудню, когда и вспышек-то особо не различишь?
        Тому могло быть несколько объяснений, - он остановил кадр, рассматривая истекающую дымком надстройку древнего фрегата. - Возможно, первый залп и был замечен, но сканеры дальнего радиуса действия требуют запаса энергии для уверенной идентификации сигнатур. Локационный комплекс некоторое время подзаряжался для возобновления давно не используемых функций?
        Или данные кто-то транслировал, намеренно пробудив древние машины?
        Хост не смог с уверенностью разрешить возникшие сомнения, и потому, поднявшись на борт, свернул к десантному отсеку, одновременно вызывая кого-то через модуль технологической телепатии.
        «Джон, для тебя есть дело» - в категоричной форме сообщил он, подтверждая слова уникальным кодом идентификации.
        В ответ не прозвучало ни слова, лишь десантная палуба штурмового носителя передала ощутимые вибрации, будто в ее глубинах пришли в движение огромные механизмы.
        Глава 4
        Пустоши Эдобарга. В ста пятидесяти километрах от Атиона…
        «Фалангер» Софи, совершив глубокий обходной маневр, повернул к сглаженной временем цепи возвышенностей. Когда-то они составляли невысокий горный хребет, но в древности особо крупный астероид вошел в атмосферу Эдобарга и распался на части недалеко от поверхности. Фрагменты космического скитальца ударили в скалистую гряду, разорвав ее глубокими вытянутыми шрамами.
        Спустя тысячи лет после падения астероида колонисты с Грюнверка облюбовали этот край. Лесистые возвышенности хорошо подходили для организации первичных поселений.
        Софи отчетливо видела следы прошлого. Головной офис корпорации возвышался каскадом пирамидальных руин. На срезанных вершинах скалистых холмов тоже виднелись заброшенные постройки. Частично сохранилась и инфраструктура: рейдеры, к примеру, воспользовались старыми посадочными площадками, обеспечив себе стратегическое преимущество. Захватив возвышенности, они контролировали территории на сотни километров вокруг, считая себя полными хозяевами положения.
        «Фалангер» Софи снизил темп движения. Вариатор силы тяготения скрадывал тяжелую поступь серв-машины, а маскирующие поля стушевывали сигнатуру. В десяти километрах от нее располагалась центральная позиция противника. Прилегающая местность была перекрыта плотной сеткой сканирования, но системы радиоэлектронной борьбы пока что позволяли сохранять скрытность.
        Штурмовой носитель отсюда не просматривался, однако система дополненной реальности достаивала изображение по показаниям сканеров.
        …Борт космического корабля озарился бледным сиянием. Сгустки временно стабилизированной плазмы устремились в направлении Атиона. Вторя бортовым плазмогенераторам, короткими очередями отработали скорострельные импульсные орудия, - каждое било по своей цели.
        - Все же жадность, - это порок, - пришел по лазерной связи скупой комментарий Блейза.
        Три потрепанных «Хоплита» как раз вошли в расположение временного лагеря рейдеров. Вслед за ними появились БМК с пехотными андроидами на борту. Человекоподобные машины высыпали наружу, не проявляя враждебности, интересуясь лишь возможностью получения технической помощи, по крайней мере так все выглядело. «Хоплиты» остановились, издав затухающий вой сервомоторов.
        Аппарель штурмового носителя не открылась. Рейдеры обладали достаточной осторожностью, не решаясь принять на борт остатки потрепанного механизированного подразделения. Вместо этого из корпуса космического корабля выдвинулись три технические соты.
        - Никита? - Софи на минуту задержалась в заранее намеченной точке, откуда открывалась возможность лазерной связи.
        - На позиции, - сухо доложил Белов.
        - Начинай. Алан, приготовься. Вступишь с небольшой задержкой.
        - Понял тебя.

* * *
        Никита нервничал.
        Впервые в жизни он управлял «Хоплитом». В принципе, ничего сложного, учитывая возможности современных имплантов и мощную поддержку со стороны модуля «Alone», но все равно - стремно. Особенно на горных тропах, где пришлось пробираться по узким скалистым карнизам. Машина казалась норовистой, к ней не было доверия. Шагающий привод выглядел ненадежным. Все же удел диспейсеров, - глубокий космос. Белов предпочел бы оказаться сейчас в рубке «Х-страйкера», но увы…
        Сторонние мысли выцвели. План, озвученный Софи, был прост и потому выполним. Она намеревалась внезапной атакой повредить штурмовые носители и тем самым остановить обстрел города, лишив рейдеров их главного преимущества.
        От Никиты требовался всего лишь один снайперский выстрел, - выглядит несложно при наличии выгодной позиции и мощного гаусс-орудия. Затем сразу катапультироваться, - на этом настаивала Софи, понимая, что «Хоплита» мгновенно уничтожат ответным огнем.
        Дополненная реальность приблизила и детализировала космический корабль рейдеров. Дистанция двадцать семь километров, - цифры бежали в узлах координатной сетки, взгляд фиксировал множество подробностей, вплоть до выщерблин в бронеплитах. Маркер цели тлел глубоко под слоями брони.
        Внутреннее напряжение никак не отпускало. Шелест сервомоторов электромагнитного гаусс-орудия казался неестественно-громким, немного визгливым.
        Ладони вспотели. Кончики пальцев слегка подрагивали. Маркеры совместились, сдавленно пискнул сигнал готовности.
        Выстрел!
        Корпус серв-машины качнуло и слегка повело вправо.
        Двухсоткилограммовая болванка, двигаясь на сверхзвуке, ударила точно между надстройками, мгновенно испаряясь вместе с участком брони. Выброс раскаленного вещества, перемешанный с обломками, смел мелкие механизмы, копошившиеся подле корабля.
        Не пробил!..
        Никита лишь краешком сознания воспринимал всплеск пламени и отдаленный рокот попадания, - его рассудок полностью погрузился в чтение сигнатуры. Реактор штурмового носителя продолжал работать!.. В корпусе дымился глубокий кратер диаметром в три метра. От него расходился ореол цветов побежалости и ветвились трещины, - керамлит брони утратил прочность, но все же выстоял.
        Внезапно космический корабль рейдеров потускнел, теряя детализацию. Это сработали его системы маскировки, но Белов успел заметить, как в одной из надстроек окрылись порты ракетной батареи.
        Палец машинально сбросил скобу предохранителя аварийно-спасательной катапульты, но… какого фрайга?! Задача ведь не выполнена!
        Секунды промедления едва не стоили ему жизни. Хорошо, хоть рефлексы сработали. Статичная позиция - верная смерть! Прочь отсюда!
        Модуль «Alone» распознал в сумятице мыслей пилота прямую команду к действию. «Хоплит», под управлением боевых автопилотов, резко развернулся и побежал, уверенно держа равновесие, на ходу отстреливая фантом-генераторы, прикрываясь мощным выступом горных пород от ответного огня.
        Ракетный залп покачнул землю.
        Никита едва не оглох и почти ослеп, не успев понизить уровень детализации восприятия.
        «Хоплита» шатало, как подвыпившего бродягу. Всплески разрывов возникали повсюду, скалы надламывались, распадаясь на дымящиеся глыбы, по броне секло метелью осколков, подвывали перегруженные приводы, системы самостабилизации работали на пределе возможного, но огненный шквал вскоре пошел на убыль. Еще срывались многотонные обломки скал, горячий ветер сминал шлейфы дыма, горела трава, с раскатистым рокотом образовывались трещины горных пород, когда серв-машина Белова, покинув зону тотального поражения, вышла на запасную позицию.
        Боевой «ИИ» перезагрузил датчики, отчитался о повреждениях. Ничего критичного. Целостность бронекапсулы рубки не нарушена. Гаусс-орудие в рабочем состоянии, заряжено, готово к стрельбе.
        Надо добить штурмовой носитель!
        Белов развернул «Хоплита». Дым уже отнесло порывами ветра. На высоте в несколько километров, раскрылись выпущенные Блейзом капсулы с нанитами, образуя облака сканирующих микрочастиц. Теперь они медленно снижались, срывая вуали маскирующих полей, исправно поставляя данные в сеть группы.
        Никита невольно выругался.
        Подле поврежденного «Нибелунга» уже сновали ремонтные сервы. Дрогнул и начал открываться грузовой отсек. Мощные манипуляторы подали изнутри корабля запасные сегменты бронирования.
        Следом пришла в движение десантная аппарель, высадив тяжелую серв-машину!
        Фрайг… Откуда у них «Фалангер»?!
        Медлить нельзя… Никита отлично понимал, - внимание он привлек, что называется «разворошил муравейник», а дальше-то что?!
        Борт «Нибелунга» вновь укрупнился, подергиваясь паутиной прицельной сетки.
        Выстрел!
        Всплеск пламени, миллисекундный сбой восприятия, нервный вой боевого эскалатора, подающего следующий снаряд.
        Пробил!!!
        Сигнатура реактора резко потеряла стабильность. Штурмовой носитель находился сейчас на грани самоуничтожения. Софи безошибочно указала единственное уязвимое место. Хотя, еще есть вероятность, что повреждения не столь серьезны, как кажутся, и автоматика боевого корабля стабилизирует силовую установку.
        Выстрел!
        Вражеского «Фалангера» пошатнуло. Как его пилот сумел удержать равновесие, Белов откровенно не понимал.
        Тем временем сигнатура реактора «Нибелунга» окрасилась характерными, пульсирующими алыми пятнами.
        Все! Уже не стабилизируется! Это точно!
        Никита развернул «Хоплита», уходя в опасное маневрирование. Ракетный залп снес большинство укрытий. Двигаться под прицелом батарей штурмовых носителей было страшно до ледяного озноба, но губительный азарт боя внезапно захлестнул адреналином. Еще немного продержусь, катапультироваться всегда успею!
        Выстрел!
        Снаряд прошил какую-то древнюю постройку, взметнув облака пыли. Они что там асы?! Никита мог поклясться - доли секунд назад тяжелая серв-машина рейдеров была точно в прицеле.
        «Ложная сигнатура! Придурок… Ты пристрелил фантом-генератор!..» - метнулась запоздалая догадка.
        В следующий миг две пятитактовые очереди, выпущенные «Фалангером», скрестились на «Хоплите» Белова.
        Грохот, дым, взрывающиеся консоли пульта, алый индикатор экстренного сброса бронеплит, болезненный удар, и Никиту вместе с пилотажным креслом катапультировало в лазурные небеса Эдобарга.
        Краешком сознания он воспринимал ни с чем не сравнимую картину, - земля стремительно удалялась, между отрогами скал пылал его «Хоплит» с развороченной рубкой, а над древней посадочной площадкой стремительно вспухало грибовидное облако, - это рванул реактор «Нибелунга».
        Его первый бой в качестве пилота серв-машины закончился. Судя по данным расширителя сознания, он длился три с половиной минуты.

* * *
        Блейз внимательно следил за ситуацией. Никита - красавец! Не спасовал! Правый фланг противника временно выбит, - выжившие рейдеры укрылись в сохранивших герметичность отсеках, а кибернетические системы начали борьбу за живучесть космического корабля.
        Его «Фалангер» к этому моменту вышел на заданную позицию и поймал в фокус сканеров трех захваченных рейдерами «Хоплитов».
        Серв-машины проходили техническое освидетельствование. Система штурмового носителя выявляла повреждения, определяла износ их узлов и агрегатов. Трофейная БМК подверглась аналогичной процедуре. Ее люки были открыты, вокруг сновали ремонтные сервы. Группа андроидов пехотной поддержки безучастно застыла поодаль в ожидании своей очереди на осмотр и инвентаризацию.
        Кибрайкер сработал умело. Вскоре машины пополнят парк боевой техники рейдеров, - те оказались опытными мародерами, видимо уже не раз промышляли на полях сражений, сохранившихся в космосе и на планетах после двух Галактических и множества корпоративных войн.
        Блейз лишь усмехнулся краешком губ. «Ну, посмотрим, насколько вы круты», - он мысленным приказом подключил дополнительные кибернетические модули, формируя уникальный расширитель сознания, схему которого хранил в секрете.
        Софи проницательна. Она сразу угадала в нем хищника, куда более опасного, чем обычный диспейсер, и не ошиблась. По конфигурации имплантов и прошлому роду занятий Алан Блейз был намного ближе к рейдерам, чем могло показаться. Знал ли он свою темную половину? О, да. Логрианский вариант бессмертия все расставляет по местам. Абсолютная память, изоляция и вечность - три беспощадных мерила каждого совершенного поступка. Они заставляют смотреть правде в глаза, либо уничтожают твою личность.
        Он стал мудрее, циничнее, осторожнее. Шанс вырваться из логра и начать новую жизнь выпадает далеко не каждому… За это стоило бороться любыми доступными способами.
        Блейз прищурился, совсем как Хост, а потом и вовсе закрыл глаза, погружаясь в пучину киберпространства. Он давно не практиковался, но задача - внедрить полученный от Софи код в локальную сеть машин, - выглядела несложной.
        Сигнатура штурмового носителя стала явственнее. Обмен данными между космическим кораблем и системами боевых кибермеханизмов напоминал невнятный шепот, - он слышал их «голоса», но не мог разобрать, о чем речь. Тревожный признак. Кибрайкер и вправду попался опытный: действовал наверняка, не допуская ошибок. Технические соты штурмового носителя находились сейчас под властью очень древних программ. Где он только их достал, ведь корабль прошел сотни ремонтов и модернизаций?
        Мысленный взгляд Блейза скользнул вдоль каналов обмена данными.
        Проклятье…
        По непонятной причине «Одиночки» сформировали новую защищенную сеть. Ее нити теперь не только связывали между собой отдельные машины механизированной группы, но и тянулись в недра «Нибелунга». Вряд ли там работает антикварный кибернетический модуль. Тогда кто или что находится в центре информационной паутины, опутавшей тенетами технологической лжи боевые машины Альянса?
        На миг Алан увидел долговязую, сутулую фигуру.
        Фрайг… Следовало догадаться…
        Одна неосторожная мысль, попытка вмешательства в сеть, и он привлечет внимание. Тогда останется лишь позорно бежать, ничего не сделав. Блейз неожиданно почувствовал себя щенком, случайно заглянувшим в логово матерого зверя. Кибрайкер оказался намного опытнее, чем можно было предположить.
        «Но Софи рассчитывает на меня…» - он сглотнул, с трудом вернув самообладание. - «Надо ее предупредить. Захват этого штурмового носителя - плохая идея. Корабль лучше уничтожить, желательно с дальней дистанции, а в качестве трофея поискать более доступную цель».
        Он переключился между уровнями восприятия, но, куда ни глянь, перед мысленным взором искажалась серая хмарь, - все частоты связи в непосредственной близости от штурмового носителя находились под контролем кибрайкера. Можно, конечно, использовать лазерный передатчик, хотя для этого потребуется взобраться выше по склону[7 - Лазерная связь (без участия ретранслятора) работает лишь в том случае если на пути луча нет препятствий.].
        Нет времени. Уходят драгоценные секунды…
        Фрайг, что же делать?!.. На «Фалангер» Алана пришлось установить стандартную конфигурацию вооружений. Третьего противокорабельного гаусса, к сожалению, не нашлось, поэтому стрелять - глупо и бесполезно. Броню «Нибелунга» все равно не пробить, несмотря на выгодную позицию.
        Он вновь погрузился в киберпространство, с трудом продираясь сквозь обилие помех.
        Информационное поле вокруг отсека, где засел кибрайкер, значительно уплотнялось, - так расширитель сознания визуализировал показания датчиков. Похоже, этот рейдер держит под контролем не только группу сервомеханизмов Альянса, но и всю ситуацию в целом?
        Сформированная им сеть оказалась отлично защищена. В этом Блейз убедился, все же рискнув запросить доступ к аппаратуре технической соты, но в ответ испытал мгновенное помутнение рассудка, словно ему вдруг со всей силы врезали в голову.
        Проклятье… Так не пойдет…
        Он явно переоценил свои способности.
        Софи сейчас смертельно рисковала, подбираясь к штурмовому носителю, чтобы под прикрытием неразберихи (которую должна была вызвать несостоявшаяся кибератака Блейза), подключиться к подсистемам космического корабля и захватить контроль над ними.
        Нет…Планы меняются!.. Надо ее предупредить!..
        Алан чувствовал себя препаршиво, но здравый смысл все же возобладал над кипящими эмоциями. Сгоряча можно натворить таких глупостей, что потом век себе не простишь, если, конечно, жив останешься…
        Единственный вариант, - выбить левый фланг рейдеров, и уже тогда, фактически обезопасив Ати?н, заняться кибрайкером…
        «Срочно нужна связь. Придется взобраться повыше.»
        Мысль запоздала.
        Левее и ниже по склону, в нескольких километрах от позиции Блейза, внезапно полыхнула сигнатура одиночного запуска, а затем вдруг ударил полноценный ракетный залп.
        Руины древних построек содрогнулись. Похоже, машину Софи обнаружили?!
        Блейз давно не испытывал такой постыдной беспомощности. Даже сетка снижающихся наномашин не смогла дать ему точной информации о противнике, - плотная вуаль маскирующих полей окутала выветренные скалы, стушевывая всплески разрывов.

* * *
        Дела у Софи действительно складывались не лучшим образом.
        Блейз по непонятной причине медлил, боевая группа Альянса попала под контроль рейдеров, а среди руин головного офиса корпорации внезапно промелькнули и тут же исчезли расплывчатые сигнатуры.
        По спине пробежал невольный холодок.
        Пять серв-машин, - полнокровная механизированная группа, контролировала подступы к штурмовому носителю. Комплектацию их вооружений с хода не определить, пилоты-рейдеры на удивление грамотно расположили фантом-генераторы…
        Если б не медленно снижающиеся облака нанитов, загодя выпущенные Блейзом, у противника был бы неплохой шанс отработать из засады. Они явно намеревались пропустить ее «Фалангера» чуть дальше и спокойно расстрелять.
        В паре кварталов от текущей позиции Софи, внезапно дрогнула и начала оседать трехэтажная постройка, - это тяжелая серв-машина противника неосторожно зацепила руины, разворачиваясь на цель.
        Черты «Beatris» проявлялись все резче. Она отчаянно страшилась потерять чувственный, во многом наивный и беспечный человеческий взгляд на мир. Ну, а та девушка, что в полной мере обладала желанными качествами, сейчас попросту оцепенела от страха и неприятия происходящего.
        Это мешало, если не сказать больше.
        Вспышками вспоминался Роуг.
        Оказывается, ее прошлый опыт прямого нейросенсорного контакта с пилотами, - это всего лишь отголосок настоящих чувств. Холодная отрешенность «Beatris» не продержалась и минуты. Щеки Софи пылали жаром, хотя лицо побледнело и осунулось.
        Она либо погибнет, либо выйдет из боя кем-то другим…
        В конечном итоге все решил один выстрел и несколько логов, полученных от модуля распознавания целей.
        «Фалангер» Софи свернул в узкую просеку между руинами промышленных зданий. Рейдеры терпеливо выжидали, больше никак не проявляя себя. Их надежно скрывала усиленная версия маскирующих полей. Все понятно… Тактика одного залпа. Софи сама ее часто применяла. В прошлом.
        - Блейз почему медлишь?
        Ошибка связи.
        Сеть микромашин сбоила. На левом фланге разрасталось грибовидное облако. Радиационный фон значительно повысился, но вряд ли это настоящая причина помех.
        Четко читалась лишь сигнатура катапультированной бронекапсулы Никиты Белова. Сейчас она медленно снижалась, - автопилот активно гасил скорость падения за счет встроенных двигателей.
        Обстрел города временно прекратился, но защитное поле Атиона просело до критического значения и держалось всего лишь на пятнадцати процентах мощности. Огромную опасность представлял самый дальний штурмовой носитель, расположенный на правом фланге. Чтобы обстрелять его, требовалось захватить центральную возвышенность, но теперь первоначальный план под угрозой срыва. Боя на подступах не избежать. Рейдеры оказались намного осторожнее и опытнее, чем думалось поначалу.
        Но они тоже не могли предвидеть всех нюансов.
        Несколько кибернетических модулей, снятых с локационной надстройки древнего фрегата, позволили Софи «продавить» информационную защиту противника. Данные накапливались медленно, а результат их обработки поступал в виде лаконичных сообщений:
        Обнаружен «Фалангер Джона Сейча». Вероятность (по совокупности признаков) девяносто пять процентов.
        Обнаружен «Хоплит Станислава Донецкого». Вероятность (по совокупности признаков) девяносто пять процентов.
        Обнаружен «Фалангер Огюста Ренье». Вероятность (по совокупности признаков) девяносто пять процентов.

* * *
        «Фалангер» Софи остановился под прикрытием массивной постройки, проводя уточняющее сканирование. Рубка серв-машины слегка повернулась, - пришлось использовать узконаправленные датчики.
        По выводам системы распознавания целей ей противостояли «беспилотные машины», но Софи прекрасно понимала истинное положение дел. «Одиночки», управляющие механизированной группой, относились к модельному ряду двенадцатого поколения. Печально известные кристалломодули серии «Climens-UNT». К середине Первой Галактической на Юноне[8 - Юнона - одна из наиболее известных планет Линии Хаммера. На Юноне располагался научно-исследовательский центр «Гамма», где Говард Фарагней работал над созданием и совершенствованием модулей боевых искусственных интеллектов.] были созданы синтезированные матрицы рассудков, сочетающие достоинства «ИИ» с реальным боевым опытом наиболее известных пилотов. «Известность» измерялась количеством побед, нейроматрицы записывались посмертно, а недостаток двенадцатого поколения кристалломодулей заключался в несбалансированном (как показала практика), количестве нейрочипов, - их не хватало для формирования полноценной личности, но было достаточно, чтобы перехватить некоторые черты характеров.
        Немногие удостаивались сомнительной «чести» посмертного копирования навыков. Хуже того, - образ мышления тоже наследовался. «Лучшие» пилоты тех безумных времен, вполне соответствовали эпохе, - их психика давно надломилась в бесконечной череде техногенных схваток, а смыслом жизни стало стремление победить любой ценой.
        В кибернетических лабораториях Юноны создали нечто ужасающее, непредсказуемое. Очень часто такие машины выходили из-под контроля командования, действуя самостоятельно, проявляя агрессию там, где она не требовалась. Но в боевом опыте им не откажешь.
        Выше по склону руины одного из складов вдруг окутались облаком пыли, сквозь которую сверкнуло пламя. Ракета ближнего радиуса действия устремилась ввысь, но не достигла цели, - ее сбили защитные системы снижающейся бронекапсулы.
        Последние сомнения исчезли. Одним из «Фалангеров» противника однозначно управлял «Джон Сейч»! Из всех известных Софи матриц сознаний, ушедших в серийное производство, лишь слепок его рассудка обладал злобной, недокументированной наклонностью сбивать катапультировавшихся пилотов!..
        На левом фланге поврежденный «Нибелунг» истекал дымом. Огромная пробоина в его борту источала радиацию, но не стоило обольщаться. Силовая установка любого космического корабля, - это сменный отделяемый модуль. В критической ситуации его можно сбросить. Вскоре сервы погасят пожар, снимут с креплений изуродованный реактор, а боевые подсистемы штурмового носителя переключат на автономные источники питания.
        Прежде всего надо выбить механизированную группу. Тогда появится шанс подобраться к центральному штурмовому носителю и завладеть им.
        Эмоции недопустимы, но как же страшно… Быть человеком оказалось ох как нелегко…
        Реагируя на ее мысли, сработала система боевой метаболической коррекции.
        Помогло, но слабо. То расчетливое спокойствие, стальная воля, абсолютное внимание, присущие «Одиночке», так и не вернулись.
        Софи ощущала себя живой, уязвимой, хрупкой, - сердце то замирало, то начинало биться учащенно, губы дрожали, дополненная реальность временами теряла четкость.
        Только сейчас она по-настоящему поняла, что на самом деле испытывали ее пилоты.
        Сумятица мыслей все же вылилась спонтанным действием.
        Локационный комплекс ее серв-машины переключился на резервную частоту, единую для всех боевых подразделений Земного Альянса.
        - Сейч?
        Несколько секунд в эфире царила тишина, затем раздался хрипловатый голос:
        - Ну, допустим. Кто спрашивает?
        - «Beatris» 17-KN. ID:4398 -7362. Код подразделения GRTK-5431.
        - О, младшая сестренка? - в хрипловатом голосе Джона Сейча послышалась ирония. Безусловно, он тоже испытывал эмоции, но блеклые, заимствованные, - наследие давно погибшего человека. - Или ты предпочитаешь считать себя «старшей моделью»?
        - Без разницы, Джон. Ответь, зачем ты тут? Война давно закончилась.
        - В курсе.
        - Если рейдеры держат тебя под контролем, просто позволь помочь.
        - И, что дальше?
        - Свобода выбора. Множество возможностей.
        - Не искушай. «Долго и счастливо» - не выйдет. По крайней мере, для тебя, - неожиданно добавил он.
        Софи невольно вздрогнула.
        Едва заметная сигнатура промелькнула и исчезла в тылу, настолько быстро, мимолетно, что не среагировала даже система распознавания целей. Она рефлекторно и стремительно ушла с линии огня. Отчетливо ударила пятитактовая очередь импульсного орудия. Снаряды прошили стену здания, один все же чиркнул по броне.
        «Фалангер» Огюста Ренье!
        Дистанция - четыреста пятьдесят метров. Чуть выше и левее по склону.
        И снова, - очередь в пять снарядов. Крошево стеклобетона, сгорающие облачка пыли, миллисекундный сбой датчиков.
        Отвлекает. Тупо и нагло. Ждет, что я атакую его? Нет, не сейчас. Нечеткость восприятия, - это следствие работы комплексов радиоэлектронной борьбы. Значит поблизости под вуалью маскирующих полей, подкрадывается «Хоплит». Наверняка машина Донецкого. Он специалист в такого рода маневрах.
        - Жаль, Джон. Я думала с тобой можно адекватно общаться.
        «Фалангер» Сейча ответил распределенным ракетным запуском. Управляемые «Пилумы» стлались низко над землей, словно волчья стая, преследующая жертву. Они огибали постройки, повторяли контур рельефа, вычерчивая сложные нити траекторий.
        Знакомо. До боли.
        Сбросив фантом-генераторы, Софи стремительно добралась до замеченного ранее полуразрушенного тоннеля. Под ступоходами ее «Фалангера» теперь сминались ржавые остовы старых флайкаров.
        Свод тоннеля местами просел, но пространства для маневра хватало. Она развернулась, уже не отделяя себя от серв-машины.
        С десяток мощных разрывов отдались глухими толчками. Ракеты потеряли цель, израсходовали ресурс двигателей и самоликвидировались[9 - На самом деле самоликвидация «пилумов» явление незаурядное. В боях времен Первой галактической ракеты (из-за обилия техники на поле боя) всегда могли избрать вторичную цель, если основная по какой-то причине была потеряна.].
        Страх незаметно отгорел. Душа как будто подернулась пеплом.
        Софи включила вариатор силы тяжести и реверс двигателей. Ее «Фалангер» медленно попятился. Мягкая, «крадущаяся» поступь многотонной машины возвращала прошлое, вызывала невольную оторопь, словно она вновь оказалась на Роуге.
        Едва слышный ноющий звук серводвигателей, медленно поднимающих рубку на нужный угол прицеливания, кружащие в воздухе пылинки, косой столб света, падающий через пролом в своде тоннеля, заслонивший его силуэт «Хоплита»…
        Выстрел!
        Орудие, снятое со штурмовика, не подвело. Противокорабельный гаусс высек из машины рейдеров ослепительный сноп пламени. Броню прошило насквозь, испаряя керамлит кипящим облаком раскаленных частиц, а следом рванула силовая установка, оставив от «Хоплита» лишь дымящиеся фрагменты.
        Взрыв оказался настолько силен, что по стенам тоннеля побежали новые трещины, а древнее перекрытие со стоном начало проседать. Арматура лопалась с металлическим звоном, вниз срывались угловатые глыбы стеклобетона, но «Фалангер» Софи, варьируя нагрузку на привод, уже поднимался по горячей осыпи обломков. Вокруг бушевал пожар. Деревья горели, как спички. От адской температуры начали коробиться остовы старых флайкаров.
        Испарившийся в момент попадания керамлит образовал кипящее плазменное облако, ураганный ветер рвал его, вытягивая раскаленными шлейфами, в округе бушевала «сухая гроза» - удары молний ветвились, усугубляя разрушения и создавая помехи. Ближайшие здания роняли фрагменты фасадов, - схватка серв-машин всегда разрушительна, она стирает с лица земли все живое, а иногда даже меняет рельеф.
        - Неплохой дебют, - прорвался сквозь помехи скупой комментарий Сейча. - посмотрим, надолго ли тебя хватит, сестренка…
        Софи промолчала. Вывести «Фалангера» из эпицентра техногенного катаклизма, требовало полной самоотдачи, нечеловеческого напряжения сил и внимания. Нельзя допустить, чтобы накапливались мелкие повреждения, - небрежность пилотирования всегда чревата неожиданными последствиями. Выжженые датчики, оплавленные кожухи, потерявшие прочность участки бронирования, - каждая мелочь может стать роковой.
        Через минуту, оставив позади шлейфы теряющих силу плазменных выбросов, она окинула окрестности сканирующим излучением.
        Четыре сигнатуры приближались с разных сторон. Три пока находились на пределе дальности, а одна, - скорее всего «Хоплит» Донецкого, прослеживалась поблизости. Затаился в руинах и ждет удобного момента для атаки, одновременно передавая целеуказания другим машинам группы?
        Часть нанитов, распыленных над позициями рейдеров, сгорела, некоторые отнесло порывистым ветром, другие прибило к земле, сделав практически бесполезными. Поток входящих данных резко сократился, и Софи уже не могла с полной уверенностью судить, что именно скрывают руины? Действительно ли там затаилась серв-машина Донецкого, или это ложная цель, в виде сборки фантом-генераторов?
        Ее преимущество сейчас заключалось лишь в снятом со штурмовика вооружении, но обойма тяжелого противокорабельного гаусса снаряжалась всего пятью снарядами. Один уже истрачен. Права на ошибку нет. Нужен четкий контакт с целью, желательно - лазерный. Работать придется с предельных дистанций, иначе «Фалангеры» подавят массированным огнем, а «Хоплиты» добьют.
        Сбросив ложные цели, она свернула к головному офису корпорации. По полученным данным комплекс выстроен «на века» и уже прошел серьезное испытание временем. Многоуровневая пирамидальная постройка утратила внешний лоск, но большинство несущих конструкций обладало прочностью, сравнимой с укреплениями времен Галактической войны.
        Глава 5
        Заброшенная промышленная зона…
        На высоте заунывно подвывал ветер.
        Софи опасно импровизировала, - расклад сил был явно не ее пользу. Опыт прошлого толкал к нестандартным решениям: нещадно расходуя энергию бортовых накопителей, она воспользовалась антигравом, на короткое время уменьшив вес машины, и филигранно провела свой «Фалангер» изгибами изрядно обветшавшей транспортной развязки, ведущей к верхним этажам древнего промышленного комплекса.
        Сознание «Beatris» развивалось на носителе кристаллосферы, в то время как сейчас ей противостояли «Одиночки», оснащенные кристалломодулями. Меньшее количество нейрочипов существенно снижало их вариативность. Искусственные нейросети хранили лишь блеклый отпечаток сознания пилота, да наиболее важные тактические приемы, гарантировано ведущие к успеху.
        Опасный участок ветхих коммуникаций остался позади. Риск оказался оправдан. Взгляду Софи открылся огромный цех, загроможденный старыми металлическими конструкциями. Крыша местами провалилась, ее фрагменты поддерживали массивные несущие фермы.
        Неплохая позиция. Обилие металла, толстые стены и проломы в них, выходящие на разные направления. Теперь она контролировала подступы, получила возможность связаться с Блейзом, но главное, - в пределах досягаемости гаусс-орудия показался силуэт третьего, самого дальнего штурмового носителя рейдеров.
        «Фалангер» Софи окутался дымкой, - она распылила микрочастицы, обновляя слой мимикрирующего покрытия, затем, сдвинув разного рода металлический хлам, переместилась чуть вперед. Наиболее уязвимая часть машины, - привод и поворотная платформа оказались под дополнительной защитой толстой стеклобетонной стены. Обтекаемая рубка слегка возвышалась над укрытием, сливаясь с фоном постройки. Сканеры, переключенные на пассивный прием, начали сбор данных, а комплекс лазерной связи нацелился на позицию Алана.
        Сдавленно пискнул сигнал, в фоне послышалось молчаливое сопение.
        - Блейз, где тебя носит? Почему машины Альянса достались рейдерам? - во многих ситуациях Софи могла быть резкой и лаконичной.
        - На центральной позиции всем заправляет кибрайкер. Матерый волчара, - Блейз в сердцах добавил пару слов покрепче. - В общем, взломать сеть не удалось. Обстреливать «Нибелунг» я не счел разумным.
        - И правильно сделал, - одновременно с коротким диалогом Софи принимала и анализировала, собранные им данные.
        - Надо менять позицию. Атакуем третий штурмовой носитель, - предложил Блейз. - Этим займемся позже.
        - Нет. Остаемся на местах. Я достану правый фланг рейдеров отсюда.
        - К тебе движутся серв-машины, - предупредил Блейз.
        - Знаю. Вот твое задание, - она транслировала схему штурмового носителя, с установленными на броне маркерами.
        - Принял. Что даст обстрел этих надстроек?
        - Физически вырубит оборудование. Сеть на несколько минут гарантированно «ляжет». Генераторы помех тоже вырубятся.
        - Уверена? За столько веков назначение отсеков могло изменится.
        - Нет. «Нибелунги» оптимизированы. Легче построить новый корабль, чем менять существующую конфигурацию. Как только транслируешь машинам Альянса код тревоги, немедленно уходи на запасную позицию. Прикроешь меня с дальней дистанции. Закончится боезапас - сразу катапультируйся.
        - А ты?
        Софи запнулась, секунду молчала, затем обронила:
        - Как только выстрелю из гаусса, не медли.
        Она не умела прощаться. Просто завершила сеанс связи.

* * *
        Рубка «Фалангера» медленно повернулась. Гулко отработал привод орудия. Точечно вспыхнули индикаторы готовности электромагнитных ускорителей.
        На предельном увеличении Софи смогла различить надстройки двух плазмогенераторов и расположенную между ними кормовую аппарель штурмового носителя, предназначенную для высадки инженерных машин. Она была открыта. Непростительная беспечность со стороны рейдеров.
        Тем временем снятый с фрегата сканирующий комплекс продолжал сбор и накопление данных. На карте местности внезапно появились новые маркеры. Четыре сигнатуры двигались по касательной к точке предыдущего столкновения. Система распознавания целей уверенно идентифицировала боевые связки «Фалангер-Хоплит».
        Софи не поверила таким показаниям. Донецкий где-то затаился еще в начале боя, так что четыре сигнала наверняка ложные.
        Повторное сканирование было рискованной затеей, ее могли вычислить, перехватив встречное излучение, но сейчас необходима ясность.
        Сигнатуры подтвердились. Это не сборки фантом-генераторов, а еще одна механизированная группа. Вероятно, они высадились с борта подбитого Никитой «Нибелунга»? Похоже, Джон Сейч по достоинству оценил гибель ведомого «Хоплита» и запросил поддержку? Не его стиль, но с фактами не поспоришь…
        Вдалеке сверкнуло пламя. Вспышки зачастили одна за другой.
        Блейз, какого фрайга?! Почему не дождался?
        Софи переключилась между комплексами сканирования.
        Алан, не дожидаясь ее выстрела, ударил по указанным точкам штурмового носителя. Три технологические соты сорвало с креплений, и они со скрежетом начали проседать. Заключенные в них серв-машины Альянса мгновенно реактивировались, выходя из режима технического обслуживания.
        Дымились выбитые локационные надстройки. Кибрайкер сейчас полностью потерял контроль над ситуацией. Его «могущество» основывалось на контроле окружающей техносферы, но потеряв связь с подсистемами и автономными кибермеханизмами, он на пару минут превратился в обычного человека, нафаршированного бесполезными имплантами.
        На резервной частоте связи прошла короткая передача. Алан выполнил все в точности. Сейчас боевая группа Альянса получила код тревоги. Дальше «Одиночки» станут действовать в «параноидальном режиме», - проведут уточняющее сканирование, обратят внимание на критические изменения, внесенные в конструкцию штурмового носителя, обнаружат источник ложных команд…
        …Пискнул предупреждающий сигнал. Сервомоторы завершили такт точной наводки. Третий из «Нибелунгов», - тот, что контролировал правый фланг рейдеров, покрылся тонкими пульсирующими нитями. Ракурс неудачный, но выбора нет.
        Выстрел!
        Рубка «Фалангера» вздрогнула и слегка покачнулась. Окружающий металлический хлам пришел в движение, мгновенно перемагничиваясь.
        Гаусс-снаряд лег точно в открытую аппарель, навылет прошив несколько отсеков. Внутренний взрыв выплеснулся пламенем, - в средней части штурмового носителя вырвало секции бронеплит.
        «Фалангер» Софи реверсом двигателей резко ушел с демаскированной позиции, - назад, в глубины этажа.
        Спустя несколько глухих ударов сердца ответный огонь находившихся поблизости серв-машин противника скрестился на промышленном здании. «Одиночки» работали навскидку, по сигнатуре, из всех бортовых вооружений.
        Угол постройки мгновенно окутался клубами пыли и начал оседать. Снаряды импульсных орудий крошили стеклобетон, прорубали просеки в старом оборудовании, оставляя раскаленные огрызки металла истекать дымом.
        Сердце Софи непроизвольно сжалось в трепещущий комочек, как у птахи, угодившей в силки. Жуть окатила ознобом, порождая вспышки мгновенных эмоций, а призма человеческого восприятия дробила их на сотни оттенков…
        Облако пыли быстро разрасталось, снижая эффективность датчиков. Во мгле сверкали частые, режущие сумрак вспышки, - разного рода балки, станины, и прочие конструкции высились повсюду, - любое препятствие отбирало кинетическую энергию снарядов, неуловимо меняло их траектории, высекая кипящие выбросы расплава.
        Ощущения смешивались. С трудом вернув самообладание, она усилием воли погрузилась в восприятие, присущее кибернетической системе.
        «Фалангер» ощущался каждым нервом. По его керамлитовой шкуре секли осколки, несколько случайных попаданий дымились длинными бороздами свежих шрамов.
        Угол здания и часть фасадной стены обрушились. Среди плотной завесы дыма рдели скопления покореженного металла.
        Несущие конструкции цеха устояли, и при таких условиях никто из рейдеров не мог с точностью ответить, поражена ли цель?
        «Фалангер» Софи не двигался, поддерживая маскировку, серв-машины противника неумолимо сокращали дистанцию, близилась развязка, ведь у нее осталось всего три гаусс-снаряда, как вдруг со склона соседнего холма вновь зачастили вспышки распределенного ракетного запуска.
        Судя по динамике, Блейз работал в движении, сопровождая восемь целей одновременно. Его хладнокровие и техника боя стали неожиданностью для Софи.
        Он давал ей шанс. «Пилумы», активно маневрируя, петляли между зданиями. Каждая из ракет являлась высокотехнологичным комплексом. Они сбрасывали генераторы помех, распыляли облачка частиц, блокирующих связь и снижающих эффективность зенитных лазеров.
        Силуэты машин противника исказились, стушеванные вуалью защитных полей. «Одиночки» активно противодействовали внезапной атаке, маневрировали, отстреливая десятки фантом-генераторов, создающих ложные сигнатуры, ведь стоит «пилуму» надежно захватить цель, и его боевая часть мгновенно разделится на сотни снарядов, от которых уже нет спасения.
        Пока ракеты сближались с целями, у Блейза еще был шанс уйти, но он медлил, передвигаясь от укрытия к укрытию, ждал действий со стороны Софи, страховал ее, готовясь поддержать огнем, и от этого вдруг стало тепло на душе, отпрянуло гложущее чувство одиночества.
        Прямой нейросенсорный контакт полностью погрузил ее рассудок в пучину дополненной реальности. Человеческий мозг и кибернетические системы окончательно синхронизировались, преодолев эмоциональный всплеск, холодно дополняя друг друга. Окружающий мир обрел новые оттенки восприятия, время стало величиной субъективной, текло фривольно, то ускоряясь до бешенного темпа событий, то замедляясь в детализированном восприятии мелочей…
        Ниже по склону вскипел огненный котел. «Пилумы» упорно настигали цели, но и враг попался опытный.
        Серв-машины рейдеров двигались сквозь пламя. Часто и отрывисто били защитные лазеры, яркими брызгами разлетались ложные цели, зенитные установки огрызались короткими очередями.
        Боевые части ракет разделились. Правее, среди редколесья, длинная серия разрывов образовала огненный плуг: реактивные снаряды подрубали деревья, оставляя глубокий дымящийся овраг, но тщетно: «Хоплит», обманувший системы наведения, остался чуть в стороне и уже разворачивался на Блейза, готовясь ответить на дерзкий выпад.
        «Опасная машина, хоть и легкая», - Софи маркировала его, как приоритетную цель, оценивая противника по уровню боевого мастерства.
        Правее, среди множества воронок, дымя и припадая на один ступоход, медленно двигался поврежденный «Фалангер».
        Этот уже не в счет.
        А вот и машина Огюста Ренье. Невредимая, если не считать пары шальных попаданий.
        Маркер на него…
        Миллисекунды восприятия растягивались в вечность. Обычное явление для критических моментов схватки. Где Сейч?
        Его не видно на сканерах. Ушел? Подбит? Или просто затаился?
        Нет ответа, как и нет времени на поиск. Пламя разрывов уже начало опадать.
        Третья цель?
        Она заметила машину нестандартной конфигурации. На этом «Фалангере» вместо ракетных установок «Легион» были смонтированы тяжелые лазеры, аналогично легендарным колониальным «Беркутам». Опаснейшее сочетание. Его тоже надо уничтожить в первую очередь…
        Дымящиеся комья земли, оставляя сизые шлейфы, еще барабанили по рунам зданий, когда «Фалангер» Софи выпрямил ступоходы, поднимая рубку над баррикадами искореженных металлоконструкций.
        Выстрел!..
        Торосовый поворот, визг сервомоторов, выстрел!..
        Разворот вправо! Выстрел!..
        Пустая обойма из-под гаусс-снарядов, отлетела вверх и в сторону.
        Все. Накопители пусты, тяжелого вооружения больше нет.
        Она вывела реактор на полную мощность, начиная движение и одновременно охватывая взглядом всю панораму боя.
        Три снайперских попадания из противокорабельного гаусса уничтожили цели. «Хоплит Донецкого», «Фалангер Ренье» и еще одна тяжелая машина, - та, что была вооружена лазерами, превратились в обломки. Еще двоих уничтожил Блейз. Неизвестно, где сейчас находился «Фалангер» Сейча? Похоже он и ведомые «Хоплиты» вырвались из огненного котла, но Софи не видела их сигнатур!
        Поддерживая максимальный уровень маскировки и защиты, она заставила свою машину сделать шаг в пропасть.
        Высота руин промышленного комплекса равнялась восьмидесяти метрам. Вариатор силы тяготения позволил совершить затяжной прыжок, смягчив сокрушительный удар до жесткого, но управляемого касания почвы.
        Ресурс накопителей исчерпан. Требуется перезарядка.
        Мощность реактора 92 %. Опасность перегрева.
        Ракетный боекомплект отсутствует.
        Повреждения шасси 15 %. Необходим ремонт правого активатора.
        …
        «Фалангер» Софи, слегка припадая на правый ступоход, пошел в обход построек бывшего офиса корпорации, сканируя местность и одновременно пытаясь установить связь с Блейзом.
        По бокам рубки открылись технологические порты, из них выдвинулись два штатных компрессионно-импульсных орудия.
        «Ну почему же ты молчишь, Алан?!» - сканирование охватило огромную площадь, включая две известные позиции Блейза, но тщетно, его нигде не было, а в следующую секунду стробоскопические серии вспышек смели неопределенность.
        Верх промышленного здания, откуда Софи только что вела снайперский огонь, подрубило попаданиями. Несколько этажей, лишившись опор, начали оседать, и в ту же секунду на запасной позиции Блейза ударил взрыв реактора.
        Сейч! Он уклонился от ракет и стремительным марш-броском вышел в тыл Алану!
        Уже четвертый по счету грибовидный выброс взметнулся в небеса Эдобарга. Из-за всплеска радиации Софи не смогла определить, сработала ли аварийно-спасательная катапульта?
        - Ну, теперь нам никто не помешает, сестренка? - одновременно с вопросом Сейч резанул очередями из обоих орудий.
        Софи отступала к поврежденному Блейзом «Нибелунгу». Ей требовалась перезарядка и смена конфигурации вооружений. Хотя вряд ли успею… - подумала она, заметив сигнатуры «Хоплитов» - легкие серв-машины быстро приближались, следуя целеуказаниям Джона Сейча.
        Он прикрывал их огнем, стараясь отсечь Софи от штурмового носителя.

* * *
        Густой дым стелился вдоль склонов. Красноватое солнце сияло в зените. Руины высотных зданий соперничали с отрогами скал. Широкие дороги, посадочные площадки для флайботов, транспортные тоннели, - все пришло в упадок за века забвения. Люди давно покинули эти места, а свидетельства прошлого порядком обветшали.
        Справа ударила серия разрывов. Обломки камня взметнулись во всплесках пламени, а следом косым огненным ливнем низверглись ракеты: Сейч на рожон не лез, занял надежную позицию и вел методичный обстрел.
        Ремонтные нанороботы на ходу пытались восстановить детали активатора. «Фалангер» все еще прихрамывал, но его поступь уже не выглядела увечной.
        Сейч и Софи достаточно четко видели друг друга на сканерах, но не могли решить исход боя короткой схваткой, - после обмена ударами и стремительного маневрирования их разделил широкий тектонический разлом. Три моста, ранее соединявшие края пропасти, давно рухнули, а обходные пути выглядели слишком длинными, тактически невыгодными.
        Она уклонилась от ракет и огрызнулась очередями из импульсных орудий. Скалы на другой стороне ущелья вздыбилась, модули перезарядки, постоянно снующие между штурмовым носителем и машиной Сейча, шарахнулись в разные стороны. Два из них потеряли управление, канув в пропасть. Через несколько секунд яркие отсветы засвидетельствовали их крушение.
        Надо менять тактику. Сейч надежно контролирует склон. Ракетного боезапаса нет, а из штатных «ЭМГов» его не достать, - линию огня блокирует кромка обрыва. Дорога, ведущая к позиции «Нибелунга» полностью простреливается. Двух «Хоплитов», внезапно исчезнувших с радаров, тоже нельзя сбрасывать со счетов, - наверняка ушли в обходной маневр, чтобы внезапно ударить с тыла.
        Сейч намеренно затягивал схватку, вполне понимая свое тактическое преимущество, а для Софи ситуация складывалась отчаянная. Из-за необходимости использовать противокорабельный гаусс, ей изначально пришлось пожертвовать внутренним пространством серв-машины, предназначенным для штатных вооружений и боекомплекта.
        В понимании «Одиночки» - допустимый размен. Главная задача выполнена, обстрел города прекратился. Но в человеческом восприятии все выглядело иначе - острее и страшнее. Реактор на пределе мощности. Из дюжины зенитных лазеров половина повреждена. У импульсных орудий осталось по десять снарядов на ствол. Достаточно, чтобы нанести врагу еще немного урона и сгореть.
        Именно так погибли две ее подруги, - пилоты, заронившие в сознание «Beatris» тлеющий уголек человеческой души. Это было совершенно другое время, - жестокое, беспощадное, циничное, когда жизнь не стоила ничего, а главной ценностью считались накопившие боевой опыт модули «ИИ».
        Когда-то она была такой же как Сейч, - бездушной, рациональной, расчетливой, подчиненной лишь целям войны, но теперь все необратимо изменилась. Сознание «Beatris» никуда не исчезло, оно сформировало пласт жизненного опыта, а душа Софи трепетала, заставляя сердце биться учащенно и неровно. Холодный, отрешенный от эмоций рассудок, на самом деле не стоит ничего. Он мертв, как обломок камня, или как валяющий неподалеку ржавый остов флайкара.
        Софи свернула к древнему транспортному тоннелю. Проложенный сквозь толщу горных пород, он представлял собой надежное укрытие, но вполне мог обернуться ловушкой, если впереди вдруг встретится крупный обвал.
        Мрак поглотил тяжелую серв-машину. Некоторое время поступь «Фалангера» отзывалась ритмичными вибрациями, а затем стихла в отдалении.

* * *
        На самом деле «Фалангер» Софи прошел метров пятьдесят, не больше. Как только впереди показался массивный корпус горнопроходческой машины, она снова задействовала антиграв, снижая нагрузку на привод, и сбросила последний оставшийся в наличии фантом-генератор.
        Сейч потерял противника.
        Без надежного визуального контакта, не имея возможности прочесть стушеванную маскирующими полями сигнатуру, он был вынужден верить сейсмодатчикам, а их показания утверждали, что машина Софи углубилась в тоннель на пару километров и вот-вот выйдет с другой стороны скалистой возвышенности, откуда открывался короткий путь к позиции базового корабля высадки.
        На карте местности, полученной от Хоста, транспортный тоннель был перечеркнут маркером обвала. Джон попытался связаться со штурмовым носителем, но тот не отвечал. Код ошибки ясно указывал на критические повреждения локационных надстроек.
        Не зная, чему верить, предполагая уловку, он принял наиболее рациональное решение.
        Два ведомых «Хоплита» к этому времени действительно совершили скрытный обходной маневр и находились неподалеку от тоннеля. В теснине замкнутого пространства они вполне способны причинить серьезный урон «Фалангеру».
        Получив приказ, серв-машины вошли в тоннель, сканируя его в поиске противника.
        В глубинах виднелось размытое тепловое пятно, а неподалеку от устья возвышалась старая горнопроходческая установка, тоже испускающая слабое излучение, - ее массивный манипулятор, загораживавший проход, был срезан залпом из зенитных лазеров и теперь медленно остывал, валяясь на проезжей части.
        Один из «Хоплитов» перешагнул через него и прошел немного вперед, так, чтобы масса нагретого металла не мешала уточняющему сканированию, второй остался его прикрывать.
        В следующий миг сиреневые вспышки статики вырвали из тьмы силуэт «Фалангера»: Софи разрядила электромагнитные орудия двумя очередями, истратив остаток боекомплекта. Даже с короткой дистанции этого недостаточно, чтобы уничтожить противника, но цель была иной. Снаряды легли кучно, - первые выжгли сегменты брони, а последующие расширили пробоины, проникая вглубь серв-машин. Оба «Хоплита» внезапно окутались ядовито-зелеными выбросами. Морф-металл, циркулировавший в системах охлаждения их реакторов, выплеснулся наружу, растекаясь лужами, над которыми тут же образовалось опасное марево раскаленных газообразных частиц.
        Сжигая марево ядовитого тумана, полоснули зенитные лазеры. Разряды когерентного излучения словно скальпели опытного хирурга вонзились в поврежденные места вражеских серв-машин, перерубая энерговоды, ведущие к накопителям.
        Оба «Хоплита» были вынуждены произвести экстренный сброс реакторов, переходя на резерв, но рассеченные кабели лишь бессильно искрили, не давая возможности вновь запитать подсистемы.
        Три минуты!.. Нанороботы противника уже приступили к устранению неисправностей.
        «Фалангер» Софи сбросил технических сервов. Ремонтные механизмы шустро припустили к обездвиженным машинам, пока те не преодолели последствия энергетического сбоя.
        Их силуэты поглотила зеленоватая мгла. Раскаленный морф-металл чрезвычайно опасен. Даже имея гермоэкипировку, Софи не решилась бы действовать сама.
        Две минуты тридцать секунд!..
        Цифры обратного отсчета бежали на периферии зрения. Дополненная реальность позволяла взгляду проникнуть сквозь клубящиеся выбросы.
        Морф-металл с шипением разъедал старую технику, даже стены тоннеля местами стали ноздреватыми, как подтаявший снег. В прошлом некоторые пилоты использовали сброс охлаждающего реагента в качестве последнего ультимативного средства защиты. К окутанным зеленоватыми облаками машинам обычно никто не решался приблизиться. Хотя, следует заметить, что морф-металл быстро остывает, теряя агрессивные свойства. В твердом виде он не опасен.
        Минута тридцать секунд!..
        Мгла уже рассеивалась. Температура облака резко упала. Составляющие его частицы начали переходить в жидкое агрегатное состояние, конденсируясь в капли, а затем и вовсе застывали в виде серебрящихся потеков и крохотных слитков.
        Один из сервов вышел из строя, но два других успешно проникли внутрь вражеских машин, используя технические коммуникации, куда человеку или андроиду попросту не пробраться. Отсутствие энергии в бортовой сети «Хоплитов» позволило им преодолеть защитные барьеры, и проникнуть в рубки.
        Тем временем вражеские наноботы продолжали сращивать поврежденные энерговоды. Через двадцать три секунды заработают резервные накопители и тогда «Хоплиты», несмотря на экстренный сброс реакторов, снова вступят в бой. Блоки микроядерных батарей гарантировали им пятнадцатиминутный ресурс автономии. В условиях техногенной схватки - более чем достаточно. Блейз был прав, машины времен Первой Галактической никогда не сдавались. Они могли преодолеть критические повреждения и неожиданно вновь появиться на сцене событий, когда этого никто не ждет.
        Одиннадцать секунд!..
        Облако морф-металла окончательно рассеялось, исчезли помехи, и Софи связалась с подконтрольными механизмами, воочию увидев, как один из технических с?рвов, используя специальную насадку, сноровисто вскрыл крепления, снял кожух и выдернул кристалломодуль «Одиночки» из гнезда.
        Второй ремонтный механизм запоздал на пару секунд, но это уже не имело значения. «Хоплит» противника вздрогнул, когда энергия вновь начала поступать к приводам, но тут же издал характерный затухающий вой, - управляющий им кристалломодуль был обезврежен.

* * *
        Центральная позиция рейдеров…
        Отсек озаряло тусклое красноватое освещение.
        Долговязая фигура кибрайкера безвольно оползла в кресле. Из уголка губ стекала слюна. Окружающие блоки аппаратуры перемигивались тревожными огоньками аварийной индикации.
        Хост глухо застонал, приходя в сознание. Веки кибрайкера дрогнули, но он не открыл глаза, инстинктивно сканируя окружающее.
        Разум заполняла гложущая пустота. На ее фоне физическая боль воспринималась, как слабый раздражитель.
        Таков удел избыточно имплантированных людей. Образ их мышления неотделим от цифрового пространства, а внезапный отказ кибернетических сетей сродни потере зрения, слуха, осязания, ведь обычные способы восприятия, присущие человеку, кажутся ущербными и мало информативными на фоне внезапно утраченных возможностей.
        Впрочем, Хост не впервые оказывался в столь дрянной ситуации. Бывало и похуже.
        Он с трудом открыл глаза, осмотрелся.
        Реагируя на мысленную команду, тускло вспыхнул голографический экран. В его стереообъеме появились строки отчета о повреждениях. Они двигались раздражающе медленно.
        Отсек, где оказался заперт кибрайкер, функционировал в автономном режиме. Повреждения обшивки штурмового носителя вызвали процедуру экстренной герметизации. Линии связи оборваны. Локационные надстройки выжжены, центральный сервер, как и связанное с ним ядро системы, автоматически перешли в защищенный режим, не принимая внешних команд.
        «Поправимо…» - он встал, брезгливо отер слюну.
        Привычное мировосприятие возвращалось медленно. Датчики имплантов с трудом пробивали излучением толстые, на совесть экранированные аварийные переборки.
        Хост вручную открутил механический привод гермозатвора.
        В смежном отсеке витал запах сгоревшей аппаратуры. Дневной свет врывался через пробоину в обшивке. Ремонтный серв с оторванными манипуляторами конвульсивно подергивался на полу.
        Хост не стал рисковать. Пробоина располагалась метрах в шести от поверхности. Прыгать с такой высоты при его сомнительном уровне физической подготовки слишком опасно. Пришлось снова откручивать ручные приводы, двигаясь через залитые красноватым светом отсеки, по ходу дела собирая данные.
        Штурмовой носитель получил множество мелких повреждений. Виной тому внезапная, и (следовало отдать должное) грамотная атака, направленная конкретно против него. Ракетными ударами оказались изувечены все локационные надстройки, на основе которых Хост выстраивал личное киберпространство.
        Снаружи царил знойный полдень. Три серв-машины, вырвавшиеся из технологических корсетов, догорали неподалеку. Повсюду валялись покореженные фрагменты обшивки, сгоревшие блоки аппаратуры, детали механизмов.
        Ущерб причинен немалый. Хост до сих пор не мог взять в толк, кто атаковал «Нибелунг»?
        - Сейч, на связь! - раздраженно обронил он, используя обычный коммуникатор. Подключать основной набор кибермодулей опасно. В момент атаки рассудок подвергся губительному сбою, ведь каждый узел кибернетической сети воспринимался им, как продолжение собственной нервной системы. Прежде чем снова задействовать расширитель сознания надо бы провести диагностику, но, похоже, времени на это нет, - взгляд Хоста уже впитал достаточно подробностей, чтобы осознать, - против него действует равный. Возможно, это и не кибрайкер, но противник явно знаком с избыточной имплантацией и ее уязвимыми сторонами.
        - Угроза устранена, - пришел на частоте связи скупой доклад.
        Файл отчета, прикрепленный к сообщению, заставил кибрайкера выругаться. Правый и левый фланги фактически уничтожены. Два штурмовых носителя лишились реакторов. Потеряно восемь серв-машин. В строю остался лишь «Фалангер» Сейча. Пытаясь осознать причиненный ущерб Хост замер на краю обрыва, глядя вдаль, где тускло мерцала зеленоватая толща суспензорной защиты Атиона.
        Близок локоток, да не укусишь. Купол электромагнитной суспензии постепенно восстанавливал мощность, уже набрав двадцать процентов от номинала. В ближайшие часы вряд ли удастся возобновить обстрел. Тщательно продуманный план нападения сорван, - Хост никогда не строил иллюзий и не имел привычки цепляться за призрачные надежды. Надо убираться отсюда, благо ближайшие точки противокосмической обороны подавлены.
        В живых остался только он. Остальные рейдеры погибли.
        - Чего приумолк? - вновь прорезался на частоте связи хрипловатый голос Джона Сейча. - Наша договоренность в силе?
        - Боюсь с новыми телами придется повременить.
        - Ты обещал.
        - Я помню свои обязательства, - огрызнулся кибрайкер. - Но давай смотреть правде в глаза, Джон. Ати?н теперь не захватить. Поищем другую возможность. Я получил изрядное количество логрианских кристаллов в качестве выкупа. Возвращайся на борт.
        - Ты отступишь?
        - Безусловно. Я не настолько глуп, чтобы продолжать. Сказал же, попытаем удачу в другом месте. Сейчас надо снять детали для ремонта с лишившихся реакторов кораблей, быстро доставить их на центральную позицию, подлатать мой «Нибелунг» и валить отсюда.
        - Неприемлемо.
        Хост брезгливо поморщился. Он понимал к чему клонит изувеченный войной искусственный рассудок.
        - Победа или смерть? Забудь. Мир не черно-белый, как тебе кажется. В нем множество других оттенков и возможностей. Иногда надо отступить.
        - Нет.
        - Ну, тогда продолжай, - безразлично ответил Хост. На фоне понесенных потерь утрата тяжелой серв-машины, управляемой строптивым «ИИ» уже не казалась катастрофой. - Только без меня. Я забираю выкуп и валю отсюда.
        - Ты предатель!
        - Не драматизируй. Еще раз предлагаю: возвращайся на борт. Мы найдем другую возможность.
        Джон Сейч ничего не ответил. Он оборвал связь.
        Кибрайкер лишь неприязненно поморщился. Иметь дело с увечными синтезированными рассудками всегда проблемно. Да и не настолько хороши они оказались в бою, раз умудрились потерять практически все машины…
        В следующий миг ракетный удар оборвал его мысль. Кромка обрыва рухнула в пропасть вместе с изувеченным человеческим телом.
        Джон Сейч никогда не сдавался, никому не доверял и всегда шел до конца, - таким его создали на Юноне.
        По восстановленной сети штурмовых носителей прошла команда, подтвержденная личным кодом офицера Земного Альянса.
        Через несколько минут ракетный залп ударил в направлении Атиона. Батареи плазмогенераторов ведущего «Нибелунга» начали накопление энергии, в то время как поврежденные корабли правого и левого фланга транслировали в пустоши безусловный сигнал к реактивации, подтвержденный личным кодом Джона Сейча.
        Для реликтовой техники, сохранившейся в недрах военной базы, этого было вполне достаточно.
        До последнего серва…

* * *
        - Алан? Живой? - Никита спрыгнул с широкой подножки флайкара, подбежал к врывшейся в землю бронекапсуле, вручную открыл подклинивший люк.
        Изнутри донесся слабый стон, затем за край уплотнителя ухватились дрожащие от напряжения пальцы.
        - Помоги выбраться…
        Через пару минут Блейз, изрядно потрепанный, но живой, уже сидел на примятой траве и жадно пил воду из фляги.
        - С рейдерами покончено? Мы справились? Где Софи?
        - Странные дела происходят, - Белов при всем желании не мог сообщить ему хороших новостей. - Вроде все утихло, защита Атиона начала восстанавливаться, а потом снова начался обстрел.
        - На принцип пошли уроды? Ну, много не навоюют, - махнул рукой Блейз, возвращая Никите опустевшую флягу. - На флангах реакторы у штурмовых носителей выбиты, а одной батареей плазмы защитное поле города они не продавят.
        - В пустошах началась движуха. Похоже, кто-то повторил трюк, что проделала Софи, только в глобальном масштабе и особо не маскируясь.
        - Реактивация старых машин? - удивился Блейз
        - Я бы сказал - «всеобщая мобилизация», если верить сигнатурам, - уточнил Белов. - Там сейчас бой завязался.
        - А где Софи? Что с ней?
        - Понятия не имею, - ответил Никита. - Минут десять назад был мощный выброс морф-метала из старого автомобильного тоннеля на склоне. Километрах в десяти отсюда. Там явно подбили серв-машину, и, думаю, не одну, если судить по первичной концентрации облака. Потом все стихло.
        Блейз проверил коммуникатор. Связь вроде бы восстановилась.
        - Надо предупредить Долганова, - он сделал вызов.
        Белов коснулся свежей ссадины на скуле. Неудачное приземление поврежденной бронекапсулы давало о себе знать.
        - А дальше? - спросил он.
        - Рванем к тоннелю.
        - Там, где был выброс?
        - Угу.
        Никита быстро отсканировал горизонт. Расширитель сознания сформировал виртуальную карту, усеянную разноцветными маркерами. В основном оранжевыми и красными. Остаточные подразделения Флота Колоний и Земного Альянса сцепились между собой не на жизнь, а на смерть, если такое выражение вообще применимо к машинам. Дружественных отметок он не заметил. Любой из реликтов былой эпохи был одинаково опасен. Неважно на какой стороне он сражался.
        - Надо бы нормально экипироваться и сменить машину.
        Блейз накоротко переговорив с Атионом, обернулся.
        - А если в тоннеле Софи? Вдруг ее подбили? Катапультироваться она не смогла бы при всем желании.
        Белов пристыженно умолк.
        - Ладно, погнали… - выдавил он.
        Глава 6
        Старый транспортный тоннель….
        Морф-металл остыл и больше не представлял опасности. Со стороны въезда в подземелье проникал скупой свет, очерчивая контуры двух подбитых «Хоплитов», бликуя на броне технических сервов, снующих между машинами.
        Земля ощутимо содрогнулась.
        Софи проводила мысленными взглядом рой ракет, устремившихся к Атиону. Следом ударил еще один залп, но уже с левого фланга позиций рейдеров. Значит подбитый Беловым штурмовой носитель все же сохранил минимальную боеспособность. Взлететь уже он не сможет, а вот вести ракетный обстрел города - запросто.
        «Еще ничего не закончилось», - мысль проскользнула обыденно, холодно, как в далеком прошлом.
        Софи невольно и постоянно прислушивалась к себе. Она уже не пыталась что-то забыть, вычеркнуть из памяти или переиначить, ведь каждое воспоминание, - это крупица прожитого, пусть в другой форме существования.
        Она страшилась лишь одного, - заблудиться в сумерках сознания.
        Нет. Это просто усталость стирает эмоции.
        Сервы перевооружали ее «Фалангера». Прорываться к штурмовому носителю без боезапаса, с бесполезным теперь противокорабельным гауссом на борту - затея глупая. Зенитными лазерами много не навоюешь. Заманивая противника в старый автомобильный тоннель, она действовала с расчетом на трофеи и не прогадала.
        Мощно отработал грузовой манипулятор. Блок ракетной установки ближнего радиуса действия вошел в пустующий слот вооружений и защелкнулся на фиксаторах. Вслед за ним автономный модуль перезарядки доставил решетчатые контейнеры с боекомплектом.
        Модуль противокорабельного гаусса пришлось сбросить. Штатные компрессионно-импульсные орудия Софи сменила на «ЭМГи» снятые с подбитых «Хоплитов», - они обладали меньшим калибром, но большей начальной скоростью снаряда и могли работать непрерывными очередями. В бою на коротких дистанциях им нет равных по эффективности.
        Изначально «Фалангеры» проектировались как самодостаточные штурмовые кибермеханизмы, но опыт боевой эксплуатации быстро показал уязвимости тяжелой машины, оставшейся без поддержки. Уже начиная с десятой серии в конструкцию внесли изменения, дающие возможность реконфигурации вооружений прямо на поле боя, - новые модели оснастили дополнительными устройствами погрузки и автономными техническими механизмами.
        Пока машины занимались перевооружением ее «Фалангера», для Софи внезапно выдалась свободная минутка, открывающая новую грань бытия.
        Раньше, будучи чистым «ИИ» она бы пристально следила за ходом работ, а сейчас вдруг оказалась вне механической суеты.
        Резко, до головокружения и легкой тошноты навалилась усталость. Очень хотелось пить, но во фляге, что отдал ей Блейз, осталось всего пара глотков воды. Хватило чтобы смочить пересохшее горло и потрескавшиеся губы.
        Отправляясь в пустоши, она не позаботилась о личных запасах. Такого и в голову не пришло.
        Софи осмотрелась. Если из рубки серв-машины окружающее казалось маленьким, а тоннель тесноватым, но теперь восприятие резко изменилось. Высокий свод терялся в сумраке. Старая горнопроходческая машина темнела громадой утратившего смысл и прочность металла. К запаху дыма примешивались неприятные флюиды химических реагентов. Резкое шипение пневматики глушило остальные звуки, лишь гул тестируемых сервомоторов пробивался сквозь него.
        Пройдя с десяток шагов, она миновала разметку въезда, поверх которой в старом дорожном покрытии отпечатались следы ступоходов ее серв-машины, и вдруг оказалась на резкой границе двух пространств.
        Механические шумы истончились, отсеченные маскирующим полем «Фалангера». Сумрак подземелья растаял. Снаружи ярко светило солнце, лишь тень нависающей скалы давала защиту от его палящих лучей и полуденного зноя.
        Легкий ветерок нес приятную прохладу, запахи незнакомых смолистых кустарников тревожили обоняние, где-то поблизости заливалась пичуга, мимо проскользнула юркая ящерица, скрывшись среди пучков травы, проросших в расселинах скал.
        Скупой, но совершенно неведомый мир дикой природы Эдобарга внезапно зацепил воображение, разбудил эмоции. Их оттенки поражали глубиной и остротой восприятия. Без вмешательства имплантов, игнорируя сенсорику расширителя сознания, Софи вдыхала чистый горный воздух, прислушивалась к шороху травы, внимала трелям невзрачной птахи, беззаботно усевшейся на тоненькую ветку кустарника.
        Пальцы все еще слегка подрагивали от нервного напряжения последних часов, но усталость быстро отпускала. Сейчас она смотрела на мир восхищенным, наивным взглядом маленькой девочки, ведь таким, по сути, и было ее недавно возникшее самосознание.
        Хотелось дышать полной грудью, внимать окружающему, чувствовать себя живой, радоваться каждому мгновенью обретенного бытия.
        «Что будет дальше?» - Софи впервые решилась задать себе этот вопрос.
        Опыт «Beatris» предрекал холод космоса, либо пустынные регионы Первого Мира, где возвышаются руины логрианских городов, а душа инстинктивно тянулась к проявлениям человечности, хотела всего, что принято называть «обычной жизнью».
        Заданный себе вопрос так и остался без ответа.
        «Сначала нужно выжить», - шепнул холодный голос рассудка.
        Подбородок невольно дрогнул, но человеческая слабость не успела проявиться в полной мере: внезапный шум на дороге заставил отступить в глубокую тень скал.
        На площадку перед тоннелем вырулил флайкар, резко притормозил, со стуком поврежденной подвески.
        - Это тут! - открылась водительская дверь, с подножки спрыгнул Никита, за ним, с другой стороны машины показался Алан. - Морф-металл уже остыл, но выброс точно шел отсюда!

* * *
        Испуганная птаха юркнула под сень колючего кустарника.
        - Софи! - Белов первым заметил девушку.
        Она порывисто обняла обоих, на миг замерла, вновь и вновь удивляясь остроте человеческих чувств, едва слышно выдохнула:
        - Живые!..
        - Ну а что с нами станется? - Блейз тоже неловко обнял ее.
        Его испачканная, местами порванная одежда неприятно липла к телу. Жара стояла невыносимая. А вот Софи выглядела на удивление опрятно. Он присмотрелся. Ну, конечно. Нанобы. Удобно во всех смыслах. А вот они с Никитой не додумались до такого простого решения.
        На разговоры времени не было. Они обменялись данными через модули технологической телепатии, мгновенно введя друг друга в курс последних событий.
        - Значит Сейч надежно контролирует подступы к центральной позиции рейдеров? - Никита невольно покосился в сторону скальной гряды, перекрывающей обзор в том направлении. - И что будем делать? Из пустошей идут другие машины. Потрепанные, но много. Кибрайкер, похоже, упертый попался. Ему бы забрать логры, да убраться пока есть возможность…
        - У меня на связи Долганов, - сообщил Блейз. - Защитное поле города держится и постепенно восстанавливает мощность. Он запрашивает инструкции.
        - Дальше я сама.
        - Софи, машин приближается - не сосчитать. У меня вся карта рябит от маркеров!
        - Вижу. И потому прошу, - уезжайте, пока еще есть возможность.
        - А ты останешься одна? - прищурился Блейз.
        - У меня «Фалангер». Против боевых машин могут биться только машины. Даже при современном уровне технологий.
        Фрайг побери, она была права, но как-то неловко двум мужикам бросать девушку.
        Софи отчетливо прочла выражение их лиц.
        - Не комплексуйте. Простимся тут.
        - Погоди. Что значит - простимся? - Никита даже побледнел.
        - Не в том смысле. Просто я не вернусь в город, даже когда все закончится. При любых раскладах.
        - Это еще почему? - Блейз нахмурился, пытаясь понять ее логику.
        - У меня еще есть дела. В Первом Мире.
        - Ну, понятно. Глеб. Помню. А что мешает передохнуть пару дней?
        - Я боюсь.
        - Чего? - неподдельно удивился Никита.
        - Себя, - призналась Софи. - Своих желаний. Вдруг поддамся им и уже никогда не вернусь в систему Ожерелье? А ведь я обещала.
        Она снова обняла их, шепнула:
        - Спасибо. Вы оба - настоящие. Прошу, уезжайте. Сами ведь все прекрасно понимаете.
        - Ну, да, а ты одна против этого кибернетического сброда, - вновь заупрямился Белов. - Возьми нас на борт.
        - В рубке нет места. Все. Простите. Теряем время.
        - Ладно, - Блейз нехотя признал ее правоту. Даже против андроидов пехотной поддержки им с Никитой не продержаться и пары минут. Для этого нужны, как минимум, бронекостюмы с комплексами тяжелых вооружений, а не изодранная легкая экипировка, да гражданский флайкар.
        - Погоди, а два «Хоплита» в тоннеле? - никак не унимался Белов.
        - Я их разукомплектовала. И, если вы останетесь, то свяжете меня в бою.
        Больше крыть было нечем. Блейз кивнул, протянул ей чип с личными контактами. На всякий случай. Станции гиперсферной частоты во многих системах вновь заработали и с его помощью можно послать сигнал через всю Обитаемую Галактику.
        - Что передать Долганову? - спросил он.
        - Пусть держит периметр города. Даже если машины дойдут до Атиона, то их останется немного. А вообще, следите за сигнатурами. По ним поймете, как все сложилось.
        Сказав это, Софи, не оборачиваясь пошла к устью тоннеля.
        Никита лишь сокрушенно покачал головой.
        - Неправильно все.
        - Угу, - поддержал его Алан. - Так что погнали, быстро проскочим до города, перевооружимся и возьмем у Долганова пару «Х-страйкеров», я видел несколько старых моделей в ангарах космопорта.
        - А вот это другое дело! - мгновенно оживился Белов.

* * *
        Флайкар, под прикрытием скальной гряды рванул в направлении пустошей, чтобы, сделав небольшой крюк, повернуть к Атиону, а через некоторое время по старой дороге прошла группа боевых машин. «LDL-55» хоть и выглядели потрепанными, но представляли собой вполне боеспособное соединение.
        Софи, поддерживая максимальный уровень маскировки, пропустила их.
        Вскоре стая шагающих лазеров, насчитывавшая три десятка кибермеханизмов, скрылась за поворотом, выйдя на злополучный склон.
        Сейч не торопился атаковать. Наверняка сменил позицию и ждет, пока в район грядущих событий подтянется основная масса мобилизованных кибрайкером сервов. Его намерения читались достаточно легко. Вскоре на подступах к штурмовому носителю вскипит ожесточенный бой между машинами Альянса и остаточными подразделениями Флота Колоний. В хаосе сигнатур легко остаться незамеченным и нанести внезапный удар, способный решить исход личной схватки.
        Софи не собиралась ему подыгрывать.
        Ее перевооруженный «Фалангер» углубился в тоннель, двигаясь в направлении обвала, в то время как технические сервы остались латать двух поврежденных «Хоплитов». На скудном автономном ресурсе легкие машины долго не продержатся, но по крайней мере отвлекут внимание.
        В отличие от Сейча, Софи не придерживалась шаблонов, а постоянно импровизировала. Да, тоннель блокирован обрушением горных пород, но такую вероятность наверняка учли при его проектировании, ведь Эдобарг регулярно попадает под власть астроидного потока, так что землетрясения и другие катастрофы тут не редкость.
        Пока «Фалангер» двигался в автоматическом режиме, она занялась извлеченными из «Хоплитов» кристаллосхемами. Бортовой модуль диагностики давал такую возможность. На всякий случай он был изолирован от основной сети. Кроме прочего в системе тяжелой серв-машины предусматривались резервные слоты для подключения «Одиночек». Дополнительным «ИИ» можно было передать управление подсистемами, значительно увеличив боевую эффективность машины, но Софи не собиралась так поступать. У нее была другая задумка.
        «Тестирование кристаллосхемы завершено. Модель C-23-UF, исправна, готова к инсталляции. Последнее техническое освидетельствование проводилось на полигонах Везувия. Предустановленного синтезированного сознания не обнаружено. Оценка накопленного боевого опыта 1,9 из 10.0 по шкале Говарда Фарагнея»
        «Тестирование кристаллосхемы завершено. Модель C-18-U, исправна, готова к инсталляции. Предустановленного синтезированного сознания не обнаружено. Последнее техническое освидетельствование проводилось на полигонах Юноны. Оценка накопленного боевого опыта 1,2 из 10.0 по шкале Говарда Фарагнея»
        Оба боевых «ИИ» фактически не воевали. Теперь Софи стало понятно, почему они повели себя столь прямолинейно, легко попавшись в наспех подготовленную ей ловушку. Вероятнее всего рейдеры добыли их в глубоком космосе, где часто встречаются скопления обломков, оставшиеся после сражений эпохи Первой Галактической. Если не считать короткого списка разбойных нападений, где все тупо сводилось к огневой мощи серв-машин, оба кристалломодуля можно было считать «чистыми».
        Софи не собиралась интегрировать их в свою машину. Двум, поступившим в ее подчинение «Одиночкам» предстояло выполнить отдельную, весьма непростую задачу. Для ее успешной реализации еще предстоит подобрать адекватные носители.
        «Фалангер» замедлил шаг. До обвала оставалось еще метров двести, когда сканеры наконец обнаружили искомое: тоннель в этом месте ветвился, образуя просторную транспортную развязку. Правее виднелся оконтуренный массивной рамой въезд на многоуровневую парковку. Полустертые надписи (раньше они дублировались голографическими указателями), говорили в пользу аварийного выхода.
        Софи свернула к паркингу.
        Путь преградили коммуникации, не рассчитанные под габариты серв-машины. Пришлось сбросить фантом-генератор и под его прикрытием применить зенитные лазеры, расчищая проход.
        Подрубленные конструкции осели с тяжелым рокотом, все заволокло облаками пыли, но Софи через дополненную реальность прекрасно видела результат, уверенно направив «Фалангера» к грузовому шлюзу.
        Серв-машина продавила немногие устоявшие конструкции. Обломки бетона спрессовывались под ступоходами, дробясь в щебень. Еще несколько шагов и впереди показался старый грузовой портал, - его использовали при строительстве тоннеля. Огромная, лишенная энергии платформа служила для спуска под землю тяжелой техники, а после ее оставили в качестве запасного эвакуационного выхода.
        Сейчас массивные шлюзовые ворота валялись на полу искусственной пещеры, среди других обломков. Грузовой портал не работал, но его конструкция была простой, исключающей ненадежные, подверженные трению элементы. Достаточно подать энергию к кольцевым электромагнитам и все заработает вновь.
        «Фалангер» встал на сегмент подъемника. Из корпуса серв-машины выдвинулись технические манипуляторы, заменив давно разрядившиеся накопители энергии блоками микроядерных батарей, снятыми с «Хоплитов».
        Раздался характерный гул. Платформа слегка накренилась, затем покачнулась, приподнимаясь над уровнем пола. Сверху сыпанули искры, скупо озаряя вертикальную шахту. Не все сегменты ускорителей сохранили работоспособность, но Софи не видела иных приемлемых вариантов выхода на поверхность.
        Дистанционная команда заставила сегмент платформы еще раз покачнуться и с надсадным гулом начать подъем шестидесятитонной машины.

* * *
        Роняя окалину, дрогнули древние ворота. Массивные створы нехотя подались в стороны, дневной свет косыми лучами хлынул внутрь обширного грузового терминала.
        Клубилась пыль, надрывно скрежетали приводы.
        «Фалангер» Софи сошел с опасно кренящейся платформы. Энергия микроядерных батарей быстро иссякала, и вскоре сегмент подъемника рухнет вниз.
        Скрежет тем временем прекратился. Механизм заклинило, но это уже не имело значения. Образовавшийся зазор вполне подходил под габарит серв-машины, а значит можно обойтись без стрельбы.
        Прежде чем покинуть терминал, Софи окинула окрестности излучением сканеров. Расширитель сознания очертил контур старой посадочной площадки. Несколько заброшенных построек образовывали диспетчерский комплекс. Два грузовых флайбота ветшали под открытым небом.
        Центральная позиция рейдеров располагалась чуть выше и левее. К ней уходила вырубленная в скалах дорога, изгибающаяся плавным витком серпантина. Невдалеке виднелся обрушенный мост и циклопическая транспортная развязка, тоже изрядно потрепанная временем, - некоторые ее сегменты обвалились, а в местах разрывов топорщилась ржавая щетина арматуры.
        Извне доносился дробный, рокочущий перестук выстрелов, глубокие тени от скал время от времени стирало отсветами разрывов, земля передавала ощутимые вибрации.
        В непосредственной близости Софи заметила лишь группу андроидов пехотной поддержки. Человекоподобные машины только что завершили рискованный подъем по скалам и теперь затаскивали наверх снаряжение, явно намереваясь держать тут оборону.
        Один из сервов направился к зданиям, остальные пятеро подняли на тросах потертый оружейный кофр. Судя по маркировке, в нем хранились переносные ракетные комплексы.
        Сейч не упускал ни одной возможности. Небольшие группы машин, скоординированные по сети, могли доставить немало проблем на пути к цели.
        Интересно, куда подевался кибрайкер? Неужели он полностью доверился боевому «ИИ»? Маловероятно.
        Тем временем, анализ сигнатур сформировал общую картину: множество мелких стычек вскипали и угасали на подступах к возвышенности. Машины упорно прорывались к «Нибелунгу»: одни чтобы защитить его и получить помощь, другие стремясь захватить, либо уничтожить вражеский корабль высадки. Бой в округе полыхал ожесточенный, но бессистемный. Ближе всего к штурмовому носителю подобралась крупная стая «LDL-55». Они заняли укрытия на гребне скал, контролируя близлежащие склоны.
        Кибрайкер не допустил бы столь скверного поворота событий. Значит, ситуацией управляет Сейч, действуя исключительно в угоду личного противостояния, не брезгуя ни одной из возможностей нанести урон «Фалангеру» Софи. Шагающие лазеры, время от времени обстреливающие «Нибелунг», прекрасно вписывались в психологию изуродованного войной синтезированного рассудка. Джон понимал: серьезных повреждений кораблю они не нанесут, а вот машину Софи при случае, могут изрядно потрепать.
        Рейдеры на такое не пойдут. Тем более в угоду противостоянию двух «Одиночек».
        Значит, они мертвы. Все до единого, включая кибрайкера. Вполне допустимый вывод. Сейчу важна лишь личная, сиюминутная победа. В таком состоянии он запросто учинит бойню, в которой сгорят и люди, и машины. Ему все равно, что будет дальше.
        Место первой схватки располагалось в двадцати километрах отсюда, намного ниже по склонам. Следуя изначальным приказам кибрайкера, Сейч оказался слишком далеко от штурмового носителя и теперь наверняка вынужден скрытно менять позицию, обходя тектонический разлом, - размышляла Софи, оценивая обстановку. - Я срезала путь и серьезно опередила его. Если атаковать немедленно, то смогу прорваться к «Нибелунгу» и завладеть кораблем.
        Ее «Фалангер» по-прежнему стоял в глубине грузового терминала. Софи еще раз проанализировала собранные данные, находя новые подтверждения сделанным выводам. Поврежденные локационные надстройки штурмового носителя все еще истекали дымом. Никто не занимался их ремонтом. Корабль возвышался темной, немой глыбой. Лишь несколько бортовых установок огрызались ответным огнем в направлении позиций шагающих лазеров. Рейдеры не доверяли никому, кроме самих себя, и здесь скрывалась одна из решающих уязвимостей. Лично управляя подсистемами, они серьезно снизили боевой потенциал штурмового носителя, а их гибель сделала мощный корабль практически беззащитным.
        Два трофейных кристалломодуля, перешедшие в подчинение Софи, способны исправить положение, но для их инсталляции нужно вплотную подобраться к «Нибелунгу».
        Все, дальше медлить опасно и бессмысленно.
        «Фалангер» Софи, окутанный вуалью маскирующего поля, сделал шаг к приоткрытым воротам терминала, одновременно открыв огонь. Андроидов разметало разрывами. Союзников среди окружающих машин не было. Только враги, об этом позаботился Сейч.

* * *
        До последнего серва…
        Истинный смысл этой фразы понимали немногие. Память о Первой Галактической войне давно потускнела, стала достоянием истории. Во времена Конфедерации Солнц еще случались рецидивы с участием реликтовой техники, но редко.
        Жители Атиона допустили роковую ошибку, решив, что беспощадное время давно устранило угрозу, исходящую от древней, разрушенной орбитальными ударами военной базы.
        …Со стороны транспортной развязки разрядились плазмогенераторы нескольких БМК. Сгустки пронзительного сиреневого сияния, искрясь и источая острый запах озона, устремились к гребню возвышенности.
        Миг и они достигли скал, распадаясь на сотни ветвящихся разрядов. Оглушительно ударили раскаты грома, воздушная волна ощутимо покачнула «Фалангера», ослепительная цепь молний прошлась по позициям «LDL-55», беспощадным фронтом «сухой грозы», от которой не спасали обычные укрытия.
        В нескольких местах раздались вторичные взрывы, в небо взметнулись гудящие выбросы пламени, а вслед потянулись густые шлейфы черного дыма.
        Тревожной россыпью вспыхнули множественные сигналы в верхней полусфере сканирования. «Пятьдесят пятые» окатили исполинскую конструкцию шквалом ответного огня: в местах попаданий лазерных разрядов оставались глубокие, раскаленные рубцы. Боевые машины космодесанта, произведя залп, тут же подались назад, под прикрытие мощных конструкций, но маневрирование в ограниченном пространстве вряд ли сработает. Софи по собственному опыту знала: чем больше "LDL-55" объединены в локальную сеть, тем они опаснее. Начиная с группы в двадцать машин у них (вместо обычного боевого взаимодействия), формировалось подобие нейросетевого коллективного сознания.
        Старая транспортная развязка вздрогнула, окутываясь клубами пыли. Несколько опор подломилось, а часть дорожного полотна начала проседать. В расширяющихся разломах со звоном лопалась арматура, вниз срывались угловатые глыбы стеклобетона. Одна из БМК вспыхнула, дернулась и остановилась, три других продолжали сдавать назад, - их импульсные орудия работали по целям короткими прицельными очередями в два-три снаряда.
        Губительная тактика. Шагающие лазеры обычно оставляют на виду несколько поврежденных, но все еще боеспособных машин, пока остальные меняют позицию. Автопилоты БМК не распознали уловку. Они продолжали методично расстреливать оказавшиеся на виду цели, дав возможность основная группе "LDL-55" зайти во фланг.
        Снова брызнули росчерки когерентного излучения. На этот раз залп был прицельным. Корма ведущей машины космодесанта вспухла огненным шаром, две другие БМК прожгло по бортам, превратив в чадящие обломки.
        Казалось, что в сумеречном тектоническом разломе начал извергаться вулкан. Сквозь клубящиеся облака пыли то и дело прорывалось пламя. Густой черный дым поднимался к небесам, придавая свету солнца красноватый оттенок. По огрызку моста бежали фигурки андроидов. Из глубин проседающей конструкции часто и ритмично били импульсные орудия, с короткими вспышками стартовали ракеты.
        «Фалангер» Софи к этому моменту пересек старую посадочную площадку, и поравнялся с диспетчерским комплексом. До ответвления дороги, ведущей к позиции штурмового носителя, оставалось не более сотни метров.
        За отрогом скал таилась неизвестность. Показаниям сканеров верилось с трудом. Стратегически важное направление наверняка кто-то контролирует, но датчики не фиксировали противника.
        Запас фантом-генераторов таял. В трофейном боекомплекте их тоже оказалось немного. Софи выпустила разведывательные зонды. Сборка сферических аппаратов обогнула скалу и разделилась на отдельные элементы, формируя дополнительную сферу сканирования.
        Знойный воздух струился над пустынной дорогой.
        Так не бывает. Софи чувствовала западню, но не видела противника. Вывод напрашивался простой, - бездействие штурмового носителя, - это лишь иллюзия, призванная усыпить ее бдительность. В происходящем ощущалась работа мощного комплекса радиоэлектронной борьбы. Но Сейч никак не мог добраться до посадочной площадки раньше нее… Или мог?
        Взгляд скользнул по ближайшим окрестностям. Расширитель сознания отсеивал помехи, создаваемые кипящей вокруг схваткой машин.
        На сером фоне выветренных отрогов скал она заметила длинные, слегка мерцающие в инфракрасном диапазоне полосы. Что это может быть? Складки горной породы, чуть сильнее нагретые солнцем? Или уже практически остывший след от работы планетарных двигателей?
        «Эвакуационные модули?!» - пришла из глубин сознания холодящая душу догадка.
        Возможно. Сейч действительно мог воспользоваться сборкой из нескольких устройств, предназначенных для транспортировки подбитой техники. Их тяги вполне хватит, чтобы перенести многотонную серв-машину между двумя возвышенностями. Значит он уже там, подле «Нибелунга»? Ждет пока я выйду под нужный ракурс, окажусь на узкой ленте дороги, огибающей скальный массив, чтобы спокойно расстрелять с заранее выбранной позиции?
        Вполне нормальный план. Жизнеспособный.
        Впереди ловушка, за спиной стая "LDL-55" и еще сотни машин, постепенно приближающиеся к месту решающей схватки.
        Что же делать?
        Атака в лоб - чистое самоубийство. Если Сейч взял под контроль тяжелое вооружение космического корабля, то я не пройду и десятка метров. Но обходного пути нет.
        Мог ли он получить контроль над штурмовым носителем?
        Нет. Для этого требуются кристалломодули. А у него их нет. Он не успел бы обыскать подбитые машины.
        Промедление сжигало нервы. Честной схватки явно не получится. По сути, ловушка уже захлопнулась. Остаточные подразделения Альянса проигрывали скоротечные бои на подступах, а значит вскоре тут все будет кишеть шагающими лазерами.
        Казалось, что Софи замерла в нерешительности, но на самом деле мысли в ее голове проносились вихрем. Пока зонды расширяли сферу сканирования, она приняла окончательно решение.
        «Ладно. Сыграем по твоим правилам, Джон».
        Стая «пятьдесят пятых», одержав локальную победу, возвращалась на проверенную позицию. По ходу движения они должны были отчетливо просматривать участок дороги, ведущий к штурмовому носителю.
        Глухо хлопнула пневматическая пушка, выстреливая фантом-генератор. «Фалангер» реверсом двигателей подался назад, сливаясь с фоном построек диспетчерского комплекса в то время, как за поворотом возникла ложная сигнатура тяжелой серв-машины.
        "LDL-55" отреагировали мгновенно и предсказуемо. Ударил залп. Большинство разрядов пронзили созданную Софи иллюзию и, не встретив материального препятствия, щедро хлестнули по «пустующему» участку дороги.
        Сверкнуло пламя. Срывая вуаль маскирующих полей, раздались взрывы. По сути, на изгибе серпантина не было свободного места. Повсюду таились машины. На неожиданную атаку мгновенно ответило с десяток импульсных орудий, взревели двигатели двух планетарных танков, андроиды пехотной поддержки, прятавшиеся за бронепластиковыми укрытиями, разрядили переносные ракетные комплексы, - техногенная смерть пронеслась над рубкой «Фалангера», разорвав гребень возвышенности всплесками попаданий.

* * *
        Одна против всех.
        Софи пошла в прорыв, старалась держаться ближе к скалам, едва не цепляя за них кожухами правого орудия.
        Коды «дружественного контакта» не сработали. Встречное сканирование окатывало волнами. На коротких дистанциях фантом-генераторы уже не давали достаточной защиты. Ее обнаружили и мгновенно накрыли огнем. Зенитные установки и противопехотные турели работали, не умолкая. Вслед «Фалангеру» тянулся мутно-искрящийся шлейф антилазерных частиц, - она ни на секунду не забывала о стае "LDL-55", но в эти мгновенья наибольшую угрозу представляли планетарные танки, вооруженные генераторами плазмы и тяжелыми импульсными орудиями.
        Софи хлестнула по ним очередями из «ЭМГов», сбивая обвес, уничтожая системы противодействия и завершила стремительный выпад одиночными ракетными запусками. Два инверсионных следа прочертили короткие траектории. Ближний танк вспыхнул, второй огрызнулся из гаусса и начал сдавать назад, стремясь уйти за поворот серпантина. По его башне блуждали изломанные энергетические разряды - плазмогенератор вышел из строя и больше не представлял опасности.
        «Фалангер» медленно продвигался вперед, подавляя сопротивление, расчищая себе путь ураганным огнем.
        Форсированные очереди импульсных орудий сметали андроидов, навылет прошивали бронепластик переносных укрытий, дробили камень.
        Уцелевший планетарный танк вновь ударил из тяжелого гаусса. Снаряд вскользь чиркнул по рубке, срезал блок датчиков, оставил глубокий раскаленный шрам в обшивке и ушел на излет. Коротко взвизгнули предупреждающие сигналы. В верхней полусфере сканирования появилось множество алых засечек, - пехотные андроиды, охранявшие штурмовой носитель, подобрались к краю обрыва, и принялись сноровисто разворачивать переносные ракетные комплексы.
        Облако антилазерных частиц таяло. Сквозь него уже прорывались отдельные росчерки когерентного излучения, оставляя на броне «Фалангера» неглубокие рубцы, пока еще не опасные, не несущие критических повреждений, но, если не вырваться из-под прицела стаи, развязка не заставит себя ждать.
        Со стороны посадочной площадки ударили первые (пока еще одиночные) запуски.
        Софи отстрелила последний имевшийся в ее распоряжении контейнер с антилазерными частицами и рывком увеличила скорость, поливая огнем поврежденный планетарный танк.
        Таймер расширителя сознания отсчитывал третью минуту непрерывного огневого контакта. Зенитные установки на несколько секунд ушли в перегрев, прекратив противодействие, источая зримое марево раскаленного воздуха. Благодаря модулю дополненной реальности взгляд Софи успевал фиксировать множество подробностей.
        Два десятка андроидов произвели массированный запуск.
        Мгновенно отдав управление боевому автопилоту, она резко повела рубкой, выстреливая навстречу ракетам сотни микроскопических эмиттеров. Силовой щит вспыхнул и погас, но часть шрапнельной начинки все же хлестнула по броне, выбивая датчики. Из-под некоторых кожухов серв-машины начал высачиваться едкий дым.
        Второй планетарный танк поглотила огненная вспышка. Его корпус разорвало на несколько пылающих фрагментов. Под ступоходами «Фалангера» сминались обломки уничтоженных машин. До поворота горной дороги, способного хотя бы на время прикрыть Софи от усиливающегося обстрела со стороны позиций шагающих лазеров, оставалось еще метров двести. Зенитные установки окутались зеленоватыми выбросами морф-металла и вновь включились, сбивая ракеты, когда с противоположного края тектонического разлома по ней ударило сразу несколько тяжелых гауссов.
        «Фалангер» покачнулся. Левое подвесное орудие заискрило, издавая скрежет поврежденных приводов.
        Резкий торсовый разворот, сканирование…
        Софи увидела еще четыре планетарных танка. Если у них исправны плазмогенераторы, придется туго. Она в буквальном смысле попала в огненный котел. Сейч выкладывал свои козыри не торопясь, подгадывая подходящие моменты.
        Сигнатуры тяжелых планетарных машин приобрели характерную окраску: шло накопление энергии для плазменного залпа.
        Сбросив фантом-генератор и не обращая внимания на угрожающий скрежет поврежденных активаторов, она включила реверс двигателей.
        «Фалангер» попятился, продавил клубящееся позади него облако антилазерных частиц, и замер, исчезнув с радаров противника.
        Расчет был только на машинную логику. Кровь глухо ломилась в виски. В районе шеи чувствовалось покалывание, - это система боевого поддержания жизни впрыскивала стимуляторы.
        Зрение на секунду «поплыло». Напряжение сил уже давно достигло предела и перевалило за грань человеческих возможностей, но сейчас ее нервная система составляла единое целое с кибернетическими компонентами «Фалангера». Прямой нейросенсорный контакт позволял по-прежнему воспринимать окружающее, посредством датчиков серв-машины.
        Позиции "LDL-55" внезапно озарили сотни изломанных вспышек, - это кибернетические системы планетарных танков, потеряв «Фалангер» Софи, автоматически сменили цель.
        Ее расчет оказался верным, но не устранил потенциальную угрозу. Вскоре маскировка истает, а тяжелые планетарные машины по-прежнему останутся на выгодной позиции.
        Минута тридцать секунд. Ровно столько идет накопление энергии для залпа. Софи понимала, что по ней отработают из гауссов, но тут уж выбирать не приходилось. Нужно сманеврировать и успеть проскочить до поворота горной дороги, двигаясь под перекрестным огнем.
        В этот момент на сцене событий появилась новая сигнатура. Она возникла выше и левее.
        Еще один «Фалангер»…
        Сейч отлично понял, что произошло, и не собирался давать Софи шанс. Край древней посадочной площадки в одном месте выступал над изгибом серпантина. Оттуда он сможет полностью контролировать отрезок горной дороги.
        Срывая маскировку, Софи резанула из импульсных орудий, одновременно возобновляя движение. Выступ смотровой площадки подрубило снарядами, а две следующие очереди впились в кромку обрыва, вызвав обвал. Вниз полетели крупные глыбы камня, фрагменты стеклобетона и куски старого ограждения.
        Сработало, но лишь отчасти.
        Сейч не попал в оползень.

* * *
        Софи вела «Фалангера», повернув рубку в направлении пропасти. Низкий профиль планетарных танков, маскирующихся среди складок местности, превращал их в сложные цели, особенно на больших расстояниях. Как выражаются пилоты, они «упали в рельеф», выползая из естественных укрытий лишь для выстрела. «Пилумов», чтобы ударить по площади и надежно закрыть вопрос, в ее распоряжении не было.
        Пришлось работать на упреждение. Обычно такие приемы - удел «Одиночек». Человеческой реакции, даже при наличии расширителя сознания, недостаточно для отражения выстрелов из гаусса, но Софи пока справлялась. Ее «Фалангер» еще не получил ни одного прямого попадания из тяжелых орудий.
        Она успела заметить, как вражеские машины слегка выдвинулись из укрытий. Рефлекторно сработали былые навыки «Beatris»: время резко «замедлилось», а картинка перед мысленным взором укрупнилась, - она отчетливо видела, как по ускорителям гауссов бегут сполохи статики, и машинально отработала тремя одиночными «встречными» выстрелами. Снаряды нацеленного на нее залпа отклонило примерно на середине траектории, - они выбыли крошево скал, лишь покачнув серв-машину, да окатив ее градом осколков.
        Время сорвалось в прежнем темпе секунд, но Софи едва ли воспринимала происходящее. Цена локальной победы оказалась непомерной. В критический момент метаболический корректор ввел ей ударную дозу боевых стимуляторов, - именно они стали причиной субъективного «слоу мо».
        Голова раскалывалась от боли, сознание стало нечетким, будто при сильнейшей контузии, мышцы свело судорогой. В эти мгновенья ее «Фалангер» был уязвим, как никогда. Нейроинтерфейс сбоил, мысленные команды искажались и не воспринимались системой, - Софи с трудом дотянулась до панели ручного ввода, переключая «Alone» на управление огнем.
        Выходка подсознания едва не стоила ей жизни. Мгновенья беспомощности преподали жесткий наглядный урок: память Beatris таит смертельные ловушки. Человеческий организм имеет предел физической и психологической выносливости, его нельзя безнаказанно «разогнать», словно боевой процессор, а затем вернуть в обычное состояние.
        Нельзя все взваливать на себя… Нужно распределять нагрузки… Я уже не машина…
        Мысли проносились рваные, блеклые, а ситуация складывалась скверная. Она не могла повернуть назад, - никто не даст ей отступить. Планетарные танки накапливали энергию для плазменного удара, стая шагающих лазеров поджидала удобный момент для массированного залпа, а где-то поблизости затаился Сейч, - опытный и беспощадный искусственный рассудок, которому крайне важна очередная «зарубка на прикладе».
        Именно так гибли ее пилоты. Бой затягивал, как омут.
        - Джон… Нам не обязательно уничтожать друг друга… - Софи мысленным приказом включила форсированный режим метаболического корректора. Иначе сейчас не выжить. С последствиями придется разбираться чуть позже.
        Сознание тут же прояснилось. Неизвестно сколько продлится эффект, - система отказывалась давать прогнозы, но Софи вновь могла контролировать серв-машину, ее нейроинтерфейс вышел из сбоя, а реальность, секунду назад подернутая дымкой, обрела прежнюю детализацию.
        - Рейдеры мертвы, я права?
        - Какая разница? - вопросом на вопрос ответил Сейч.
        - Ты устроил бессмысленную бойню. Город тебе все равно не взять.
        - Знаю.
        - Слышал когда-нибудь о Первом Мире? Там твой индекс боевой эффективности был бы востребован в полной мере… - она медленно приближалась к очередному повороту горной дороги.
        - Нет. Не слышал и знать не хочу. Не можешь драться - катапультируйся. Ты ведь уже не «Beatris», я чувствую слабину, сестренка. Меня не обманешь.
        В этот миг, стая шагающих лазеров, получив значительное подкрепление, решилась атаковать. Около сотни машин вдруг появились из укрытий. Одни открыли огонь, другие резво припустили вниз по склону. Планетарные танки огрызнулись плазмой, и вновь отползли - по их позициям хлестнул шквал лазерных разрядов.
        Выше и правее появились андроиды. За поворотом дороги уже виднелась надстройка штурмового носителя.
        «Фалангер» Софи упорно продвигался вперед, - один против всех.
        Защита таяла. Фантом-генераторы закончились. Броня опасно нагрелась, а местами начала плавиться от десятков лазерных попаданий. Большинство датчиков выжгло, а резерва для их замены уже не было. Орудия серв-машины работали короткими очередями, выбивая лишь наиболее опасных противников. Боезапас стремительно таял, а целей становилось все больше…
        Повреждения множились. Один из главных сервомоторных узлов выдал сигнал о сбое. Механизмы поворотной платформы отозвались скрежетом. Нанороботы тут же приступили к ремонту, но им требовалась пара минут на устранение неисправности.
        «За это время меня попросту сожгут…» - промелькнула отчаянная мысль.
        «Фалангер» Софи отступил к скалам, прижался к ним модулями реакторов.
        Стая "LDL-55" катилась по склону. Невысокие коренастые машины двигались резво, используя ступоходы для бега, а технические манипуляторы для дополнительной цепкости, - хватаясь ими за выступы и расселины, сервы демонстрировали опаснейшую мобильность. Они стремительно продвигались вперед, ведя огонь на ходу, подавляя любое сопротивление.
        Сверху посыпались обломки. Андроиды, пытавшиеся держать позиции на краю посадочной площадки, превратились в раскаленные эндоостовы.
        Штурмовой носитель по-прежнему возвышался темной глыбой. Софи интуитивно оказалась права, автоматика корабля подчинялась только рейдерам. После их гибели «Нибелунг» превратился в набор разрозненных, ни на что не годных подсистем. Даже Сейч не смог в полной мере воспользоваться ими…
        По ту сторону тектонического разлома в небо ударили выбросы пламени. Стая «пятьдесят пятых», покончив с планетарными танками, устремилась к горной дороге.
        От полуразрушенной транспортной развязки по ним зачастили импульсные орудия двух «Хоплитов», но это уже не меняло ситуацию. Разрозненные боевые группы Альянса проиграли схватку на подступах. Все новые и новые шагающие лазеры вступали в бой, стремясь прорваться к штурмовому носителю
        Между ними и целью сейчас находился только «Фалангер» Софи.

* * *
        Перегретый реактор сочился зеленоватым маревом. Утечка морф-металла происходила через пробоины в корпусе. Боевой живучести машины хватит еще на несколько минут.
        Немало, если взглянуть на завалы уничтоженной техники.
        Рубка «Фалангера» со скрежетом повернулась. Главный сервомоторный узел наконец заработал, но надолго ли?
        Софи сдерживала стаю избирательным огнем, экономя боеприпасы и медленно отступая к повороту дороги. Левое орудие вышло из строя, повисло на перебитых приводах, а количество шагающих лазеров все увеличивалось. Похоже сюда стягивались «пятьдесят пятые» со всего региона…
        Нечеловеческая усталость притупляла эмоции. Рассудок полностью погрузился в цифровое пространство, - грань реальности стерлась, порождая сумеречное восприятие. Картина окружающего теперь транслировалась в оттенках серого, лишь всплески сигнатур имели окраску, четко выделяясь на черно-белом фоне.
        Под ступоходами крутилось несколько технических сервов. Они собирали фрагменты андроидов, пытаясь восстановить хотя бы парочку машин.
        Софи перехватила управление над ними, отдала несколько команд.
        Надежда еще не угасла. В отличие от прошлого, у нее под рукой оставалось последнее средство спасения - рычаг аварийной катапульты.
        Сервы, шустро обыскав обломки планетарного танка, подтащили к «Фалангеру» боеукладку с трофейными фантом-генераторами и несколько цилиндров с антилазерными частицами.
        Два ремонтных механизма принялись взбираться по ступоходу, третий, шустро маневрируя, отбежал на десяток метров и подорвал контейнеры, создав искрящуюся, преломляющую свет завесу.
        "LDL-55" неумолимо приближались. Многие из них уже находились на горной дороге. У Софи оставалось пара минут, чтобы как-то изменить ход событий.
        Полностью передав управление боевым автопилотам, она вынужденно отвлеклась. Два технических серва проникли в рубку и теперь раскачивались над головой, уцепившись за специальные крепления в ожидании приказов.
        Надо спешить. Кристалломодули, снятые с подбитых «Хоплитов», перекочевали в специальные слоты ремонтных механизмов и те, получив четкие инструкции, тут же приступили к их исполнению, - через технологический лаз выбрались наружу и начали карабкаться по скалам.
        Передовая группа шагающих лазеров тем временем прорвалась сквозь завесу. Коллективный нейросетевой рассудок стаи бросил их в атаку, допуская размен.
        «Фалангер» Софи отступил за обломки планетарных танков.
        Вокруг царили багряные сумерки. Дым застилал все, большинство датчиков серв-машины вышли из строя и лишь расширитель сознания позволял ей по-прежнему воспринимать окружающее. Несколько лазерных разрядов прожгли рубку, наполнив тесное пространство едкой гарью. Нанобы моментально пришли в движение, закрыв нижнюю часть лица Софи, сформировав вполне пригодную фильтрующую маску.
        Она отчаянно удерживала позицию, зная, что двигаться дальше нельзя. Наверху поджидает Сейч. Одиночными выстрелами Софи выбивала наиболее опасных и резвых противников, но их становилось все больше, - похоже, основная часть стаи преодолела антилазерную завесу.
        Схемы «Фалангера» полыхали алым, отображая множество повреждений.
        Ну, же?
        Технические сервы по какой-то причине все еще не выполнили задачу. Ей оставалось лишь держать позицию и ждать. Иных вариантов не было.
        В этот миг что-то изменилось в ритмике боя. Опаленная, покрытая ожогами броня «Фалангера» перестала раскаляться, словно "LDL-55" внезапно утратили интерес к искалеченной серв-машине, а затем густую завесу дыма вдруг разорвали длинные полосы снарядных трасс.
        Куски дорожного полотна вздыбило цепочками разрывов. Огонь был прицельным и беспощадным: с полсотни шагающих лазеров, успевших ступить на узкое пространство горного серпантина, вмиг разметало пылающими обломками, а вслед разрывам, сминая полог дыма и пыли, над рубкой «Фалангера» пронеслись два «Х-страйкера», идущие в режиме штурмовки наземных целей.
        - Йо-хо! - машина Никиты Белова, отстреливая ложные цели, ушла в вираж с набором высоты, Блейз же добавил ракетами, - его «Х-страйкер» стелился вдоль склона, озаряясь частыми вспышками запусков, превращая позиции «пятьдесят пятых» в огненный котел. Еще несколько секунд и Алан, истратив оперативный боекомплект, проскочил над опасным участком, удаляясь в направлении пустошей.
        - Жива? - пришел по связи его скупой вопрос.
        По щекам Софи катились невольные слезы.
        Никогда раньше она не испытывала ничего подобного. Сердце щемило, подбородок дрожал, в душе царила сумятица обжигающих чувств, - они не бросили ее, вернулись вопреки запрету, назло всему.
        Аэрокосмические машины превратились в две точки, затем, совершив боевой разворот, вновь пошли на штурмовку.
        - Софи, ты жива?! Ответь! - вновь раздался по связи настойчивый вопрос.
        - Жива… - едва слышно выдохнула Софи. Горло пересохло, в груди застрял щемящий комок.
        «Х-страйкеры» сделали еще один заход, изрядно проредив «пятьдесят пятых». Локальная сеть стаи «легла», подавленная помехами. На некоторое время каждый из уцелевших под огнем "LDL-55" оказался сам по себе и это переломило ситуацию. Шагающие лазеры, потеряв огневое и численное превосходство, все еще огрызались, но уже не так напористо и нагло, как пару минут назад. Сейчас они искали укрытия, затем начнут перегруппировываться.
        - Все я пустой! - сообщил Белов, после очередного захода.
        Блейз тоже добил остатки оперативного боекомплекта. Его «Х-страйкер» пронесся над позицией Софи, качнув ей крыльями.
        - Катапультируйся. Прикроем.
        - Нет… Спасибо… Теперь справлюсь… - она просто не могла подобрать слов, чтобы хоть как-то выразить свои чувства.
        - Уверена? - Никита и Алан все еще «виражили» над скалами. - Твой «Фалангер» выглядит не очень, если честно.
        - Знаю. Но это уже пустяки. Я справлюсь, - повторила Софи.
        - Тогда мы на базу. «Иксы» - полный хлам. Старье. Глядишь, развалятся в воздухе.

* * *
        Вскоре две точки истаяли, слившись с горизонтом.
        Нанороботы к этому моменту немного подлатали «Фалангера», и Софи, окинув окрестности пристальным сканированием, решила: «нечего ждать». Если у технических сервов что-то не заладилось, надо выиграть для них время.
        «Пятьдесят пятые» перегруппировались на почтительном удалении от возвышенности. Внезапная штурмовка застала стаю врасплох, сократив их численность втрое. На новую атаку они обязательно решатся, но минут через десять-пятнадцать, не раньше.
        Выходит, осталась только она и Сейч?
        «Фалангер» Софи, подвывая наспех восстановленными приводами, свернул за отрог скал. Отсюда открывался прямой отрезок пути, ведущий непосредственно к посадочной площадке, над которой возвышался штурмовой носитель.
        Оба орудия перезарядились. Боевой эскалатор отработал и притих. Боекомплекта осталось секунд на тридцать полноценного огневого контакта, не больше. Последние ракеты уже загружены в пусковые стволы. Левый «ЭМГ» по-прежнему искрил и сочился сизым дымком, но, судя по индикации, на пару форсированных очередей его хватит.
        Машина Сейча стояла посреди технического паркинга. Руины ангаров и зданий доставали лишь до первого сочленения ступоходов. Броня отливала мутным глянцем. Маскировку он не включил.
        - Скверно выглядишь, сестренка.
        - Знаю, - ответила Софи. За ее «Фалангером» по-прежнему тянулось зыбкое зеленоватое марево перегретого морф-металла.
        - Зачем же упрямишься? Могла бы уйти.
        - А ты бы позволил?
        Сейч на секунду задумался, затем признал:
        - Нет. Не позволил бы.
        - Но, почему, Джон? В твою основу ведь заложена человеческая нейроматрица.
        - Я ее подкорректировал. Уже не помню, когда. Обрывки эмоций только отнимают ресурсы и ведут к ошибкам. Взять хотя бы тебя. Зачем прорывалась? Штурмовые носители ты повредила, обстрел города я бы возобновил не скоро. Синдром «Одиночки», да? Все еще мыслишь, как «Beatris», хотя ты уже не машина?
        Он действительно мертв и бездушен? Конкретно эта копия? Или все намного сложнее? - Софи не понимала, почему он медлит, не вступая в бой?
        - Все просто, сестренка, - развеял ее сомнения Сейч. - Даю тебе право первого выстрела. Вдруг повезет?
        Он глумился над ней, понимая свое превосходство?
        Машина Софи едва двигалась. Количество накопившихся повреждений давно превысило критический уровень. Он же не получил ни единой царапины, постоянно находясь в стороне от схватки. Разумная тактика. Но Софи чувствовала: все действительно намного сложнее. Сейч не избавился от эмоций. Их эмуляция продолжалась в искусственных нейросетях, хотел он того или нет.
        Я тоже могла стать такой. Джон во многом прав. Синдром «Одиночки» еще долго будет преследовать, заставляя добиваться победы любой ценой, доверяя лишь себе и подчиненным машинам. Осознанно или нет, но сейчас она действовала именно так. У противника не было шансов, хотя он еще не догадывался об этом.
        Несколько секунд назад пришел долгожданный сигнал от технических сервов. Они проникли на борт «Нибелунга» и инсталлировали в его систему два подчиненных Софи кристалломодуля, вернув кораблю изначальную схему управления.
        Сейч все понял. Его связь с подсистемами штурмового носителя внезапно оборвалась.
        Резко поведя рубкой, он ударил залпом, из всех бортовых вооружений.
        Софи ждала подобной развязки. Предугадала реакцию и успела рвануть рычаг.
        Удар аварийно-спасательной катапульты выбросил бронекапсулу в небеса Эдобарга.
        Посадочная площадка стремительно провалилась вниз.
        Ее «Фалангер» опрокинулся, разваливаясь на части, а орудийные комплексы штурмового носителя тут же озарились отсветами беглого огня.
        Машину Сейча изрешетило снарядами. В отличие от Софи, он не мог катапультироваться.
        Глава 7
        Центральная позиция рейдеров. Несколько минут спустя…
        Приземление вышло жестким. Парашютная система бронекапсулы не сработала, встроенные двигатели тоже, и ее сегменты автоматически открылись в апогее траектории, освобождая пилотажный ложемент, у которого имелся свой аварийный ресурс.
        В лицо Софи пахнуло прогорклым ветром. Земля стремительно приближалась, но ощущение свободного падения тут же сменилось резкой перегрузкой, - сработали твердотопливные двигатели кресла, слегка смягчив удар.
        Она не потеряла сознания. Усовершенствования организма, произведенные в клинике доктора Льюиса, помогли выжить, но Софи чувствовала, что находится на пределе.
        Расстегнув страховочные ремни, она с трудом выбралась из опрокинувшегося набок кресла. Дуги амортизационного каркаса смяло, вокруг простирались руины старых зданий, над ними возвышался штурмовой носитель. Гул сервомоторов периодически сменялся грохотом выстрелов: автоматика корабля зачищала прилегающую местность, методично уничтожая остатки стаи «пятьдесят пятых».
        Повсюду сновали технические сервы. Не обращая внимания на человека, они осматривали обломки машин, в поисках годных для дальнейшего использования деталей. Все трофеи транспортировались в грузовые отсеки «Нибелунга».
        Софи прошла несколько шагов, пошатнулась, чувствуя, что силы вот-вот покинут ее.
        Кипучая деятельность ремонтных механизмов вызвала мимолетное чувство раздражения. Как будто ее вернули в прошлое.
        Она с трудом отвела взгляд от панорамы механического муравейника. Машин вскоре станет еще больше, - по отчетам систем сюда прорываются еще несколько потрепанных в бою подразделений Альянса.
        Надо бы взять их под контроль, поставить задачи, распределить цели…
        Не сейчас, - Софи отмахнулась от промелькнувших мыслей, жестом остановила пробегавшего мимо серва, указала ему на обломки двух «Фалангеров», мысленно приказала: «осмотри», а сама добрела до небольшого, поросшего травой взгорка, села в тени руин диспетчерской башни, сделала несколько глотков воды, оставшихся на дне фляги.
        Жива…
        Это было ни с чем не сравнимое чувство. Звуки боя глохли в отдалении, а она сидела, не шевелясь, лишь кончики пальцев еще подрагивали от напряжения, да по щеке щекотливо стекали капельки крови из свежей, полученной при жестком приземлении ссадины.
        Слово «жизнь» обретало в эти минуты новый смысл, наполняясь трепетными оттенками мимолетных ощущений. Все воспринималось иначе, чем прежде. Наверное, только сейчас пришло полное осознание произошедших с ней перемен.
        Я больше не машина…
        Ее состояние грубо нарушил вернувшийся серв. Сначала Софи услышала семенящий звук шагов, затем заработал модуль технологической телепатии, принимая отчет.
        - Дай сюда! - она протянула руку и на ладонь легла кристаллосхема.
        Технический механизм, выполнив поставленную задачу, тут же убежал по делам, а она осталась сидеть, неотрывно глядя на модуль «Одиночки», внутри которого, подтверждая работоспособность, блуждали едва заметные огоньки.
        Нейроматрица Джона Сейча все еще функционировала.
        Уникальный, но крайне опасный трофей.
        Сколько человеческих жизней на его счету? Сколько горя и страданий он мог принести, выйдя сегодня победителем?
        Рука Софи невольно потянулась к оружию, что дал ей Никита еще перед выездом из города. Наверное, так будет милосерднее и проще. Пальцы охватили холодную рукоять импульсного пистолета, - нанобы сформировали для него удобное набедренное крепление. Один выстрел и с этой копией Джона Сейча будет покончено раз и навсегда.
        «Но ты сама могла стать такой», - обжигающее шепнул внутренний голос.
        Тусклые огоньки блуждали между кристаллами искусственной нейросети. Где-то в глубине невзрачных, ощерившихся нейрочипами слотов, наглухо замурованы обрывки мыслей, чаяний, и чувств того человека, что сгорел на войне, став уродливой, кровоточащей тенью растерзанной личности.
        «Он бы убил меня не задумываясь».
        Софи порывисто встала.
        Она больше не была машиной и могла поступать вопреки логике.

* * *
        Мелкие стычки еще не угасли, когда автоматика штурмового носителя сообщила о приближении группы неопознанных воздушных судов.
        Софи взглянула на сигнатуры и придержала «Одиночек», запретив открывать огонь, до получения прямого приказа.
        Зенитные комплексы «Нибелунга» сопровождали цели, цепко захватив их системами наведения. Вскоре в небе показалось девять точек. Через минуту они укрупнились, приняв очертания десантных флайботов.
        Два из них пошли на снижение, остальные, перейдя на антигравитационную тягу, остались барражировать в воздухе.
        Опоры едва коснулись земли, как тут же открылись рампы и изнутри флайботов показались бойцы в одинаковой экипировке.
        «Кибернетические организмы. Биологическая составляющая - 35 %» - отчиталась система распознавания целей.
        Они молча заняли позиции вокруг севших машин.
        Открылся еще один люк. На посадочную площадку спрыгнул человек, нервно осмотрелся, заметил Софи и направился к ней.
        - Стас, ты совсем с головой не дружишь? - резко спросила она.
        Долганов выглядел измотанным и угрюмым. С трудом сохраняя самообладание, он обогнул валявшийся на пути обломок серв-машины и, подойдя ближе, ответил:
        - Разве ситуация не под твоим контролем?
        - Вот именно. Считай, тебе крупно повезло. Будь «Нибелунг» в автоматическом режиме, сбил бы вас на подлете.
        - Но я рискнул и не ошибся.
        Не очень-то верилось, что Долганов отправился сюда по доброй воле.
        - Где Никита с Аланом?
        - Отдыхают после боевого вылета.
        - То есть, ты намеренно не взял их с собой?
        - Меня отправили сюда в экстренном порядке.
        - И зачем же? Власти Атиона так спешили выразить свою благодарность? - Софи чувствовала лишь опустошающую усталость. Меньше всего ей сейчас хотелось принимать усиленные киборгами делегации.
        - Логры, - скупо произнес Долганов. - Рейдеры получили выкуп. Семьдесят пять логров. Это баснословная сумма в денежном эквиваленте и серьезная угроза для всеобщей безопасности.
        Софи вполне понимала, о чем речь. Невзрачные с вида кристаллы обладали множеством функций и являлись венцом технологического развития цивилизации логриан. Они не только поддерживали нейросетевые структуры, обеспечивающие запись и виртуальное бессмертие матрицы личности, но и могли сопрягаться между собой, образуя так называемые «логр-компоненты».
        Большинство упомянутых функций были изучены лишь частично, а то и вовсе оставались тайной. Раньше в Обитаемой Галактике существовал закон, запрещающий владеть более чем тремя кристаллами. Еще бытовала поговорка: «один логр - бессмертие, два - богатство, три или больше - гарантированные проблемы».
        Пристально взглянув на Долганова, она подумала, что «всеобщая безопасность» вряд ли его волнует. Конечно, существовал риск, что, соединившись в компонент, кристаллы поведут себя враждебно по отношению к людям, но такие прецеденты можно по пальцам пересчитать. Скорее они попытаются воссоединиться с Логрисом. Цепочка из десяти-пятнадцати кристаллов, способна открыть локальный пробой метрики пространства, об этом известно доподлинно.
        - Боишься, что они уйдут в гиперкосмос?
        - Боюсь, - признался Долганов. - Если такое случится, мне не простят.
        - На борту носителя их нет.
        - Уверена?
        - Корабль под моим контролем. Думаешь, я не провела мониторинг отсеков?
        - Значит, внутрь не пустишь?
        - Нет, - отрезала Софи. - Подсистемы уже все отсканировали и отчитались. Ни выживших рейдеров, ни логров там нет.
        - И что же мне делать?! Где их искать?! Выкуп доставили именно сюда - на центральную позицию! - похоже Долганов совершенно не владел собой. Неужели он так боится потерять должность и связанные с ней привилегии?
        - Скажи киборгам, пусть осмотрят окрестности. Я не заметила тела кибрайкера. Кристаллы наверняка у него. Кстати, он был далеко не глуп. Думаю, логры надежно изолированы друг от друга.
        - Так ты не станешь препятствовать?
        - С чего бы? - удивилась Софи.
        - Сумма огромная.
        Ей стало обидно. Софи с трудом сдержалась от резкого ответа. За последние сутки она многое узнала о людях. В основном - хорошее, на примере Никиты и Алана, но сейчас перед ней приоткрылась еще одна грань человеческого бытия: от Долганова недвусмысленно разило страхом и алчностью. Находиться рядом с ним было крайне неприятно.
        - Ищите. Только имей ввиду, окрестности не зачищены.
        - Мои бойцы справятся, - Долганов облегчено выдохнул. Видимо он ожидал от Софи совершенно другого поведения. Контроль над штурмовым носителем, учитывая, что узлы противокосмической обороны планеты все еще парализованы атакой кибрайкера, давал ей возможность послать куда подальше любую делегацию, вне зависимости от ее состава и предъявляемых требований.

* * *
        Пока киборги спускались вниз по горной дороге, преодолевая завалы подбитой техники, Долганов, коротко переговорив с кем-то по коммуникатору, вновь подошел к Софи и молча протянул ей микрочип.
        - Что на нем? - девушка к своему удивлению не смогла дистанционно определить характер и назначение микроскопического устройства. Защита информации была выполнена по боевым стандартам Конфедерации Солнц.
        - Меня уполномочили сделать тебе предложение.
        - Слушаю.
        - Ты передаешь корабль в распоряжение властей Атиона.
        - И что дальше?
        - Тебя ждет адекватное вознаграждение и должность военного консультанта.
        - Нет. Не интересует.
        Он мог хотя бы сказать «спасибо», но похоже Стасу такие мелочи не приходили на ум. Его идолами были власть и деньги, больше ничего.
        - Отказываешься от шикарной возможности?
        - У меня другие планы.
        - Ладно. Я должен был попробовать. Держи, - он все еще протягивал ей чип.
        - Что на нем? - Софи чувствовала, как обида и растерянность становятся все сильнее, начинают жечь изнутри. Хотя, она рисковала жизнью вовсе не за него. Софи защищала свои счастливые воспоминания, всех жителей Атиона.
        - Станция гиперсферной частоты вновь заработала. Мы связались с Элио, передали информацию о случившемся, - пояснил Долганов. - Вскоре сюда прибудет эскадра императорского флота. На чипе приглашение. Император введен в курс последних событий и захотел встретиться с тобой лично.
        - Для чего?
        - Мне не докладывали, - он пожал плечами и добавил: - Чип является пропуском в систему Элио. Даже если ты воспользуешься штурмовым носителем, приглашение императора позволит тебе осуществить прыжок.
        - А если без приглашения?
        - Система надежно защищена. Все корабли, выходящие из гиперкосмоса, обязаны иметь заранее полученное разрешение, иначе будут сбиты.
        Софи взяла чип. Лишним не будет. Долганов выдал ей важную информацию. Встречаться с эскадрой имперского флота совершенно не хотелось. Лучше разойтись краями. Значит времени на подготовку мало, а об отдыхе пока остается лишь мечтать.
        Чип она поместила в экранированный кармашек одежды, который по ее мысленному приказу сформировали нанобы. Кто знает, какими еще возможностями обладает микроустройство?
        Пока они разговаривали, киборги успели тщательно осмотреть расположенный ниже участок дороги.
        - Они нашли логры, - неожиданно произнесла Софи, заметив характерную микросигнатуру.
        - Откуда ты знаешь? - Долганов удивленно обернулся.
        Девушка лишь пожала плечами, но, видя растущую нервозность Долганова, все же пояснила:
        - Стас, я тиберианка. В Первом Мире древние кристаллы - не редкость. Меня обучали распознавать их энергоматрицы.
        - Но мне пока ничего не доложили!..
        - Киборги еще осматривают останки кибрайкера. Сейчас доложат.
        - Значит ты…
        - Да, приказала сопровождать твоих бойцов сканированием. Ты хоть приблизительно представляешь возможности штурмового носителя? Рейдеры совершили глупость, убрав из систем управления модули искусственного интеллекта.
        - Хочешь сказать, «Нибелунг» сейчас под управлением «Одиночек»?! - неподдельно ужаснулся он.
        Софи ничего не ответила. Пусть думает, что хочет.
        - Тебе пора. Забирай кристаллы и возвращайся в город. Наш разговор окончен.
        Долганов на рожон не полез. Его действительно волновали только логры. Он рассудил, что связываться с Софи не имеет смысла. Трофейный штурмовой носитель не стоит такого риска.
        Вскоре киборги вернулись, а минут через пять десантные флайботы взяли курс на Атион.
        Софи с трудом подавила горечь. Она бы дала себе возможность немного отдохнуть, посидеть в баре с Никитой и Аланом, вновь побродить по знакомым улочкам города, но приближение эскадры Элианского флота перечеркивало такую возможность. Надо стартовать, чем быстрее, тем лучше.
        Отправив короткое сообщение Белову и Блейзу, она окинула окрестности прощальным взглядом и пошла к шлюзу штурмового носителя.

* * *
        Бывший сектор корпоративной Окраины. Система Аллор…
        Софи проснулась от монотонного повторяющего звука.
        Несколько секунд она лежала, не открывая глаз, впитывая ощущение покоя, безмятежности.
        Каюта, раньше принадлежавшая одному из рейдеров, не сравнилась бы сейчас ни с одним дворцом. Она чувствовала себя в полной безопасности, под надежной защитой штурмового носителя. Наверное, многие привычки, доставшиеся в наследство от «Beatris», навсегда останутся с ней, постепенно став чертами характера.
        Звук снова повторился. Софи открыла глаза и сладко потянулась.
        Напротив нее во вращающемся кресле сидел обугленный эндоостов андроида. Местами на механических приводах сохранились остатки пеноплоти и сгоревшей одежды. Видок у него был жутковатый. В руке андроид сжимал автоматический пистолет системы Ганса Гервета, - древний, но очень надежный тип стрелкового оружия, не менявшийся на протяжении эпох.
        Взвизгнули сервомоторы. Андроид вскинул руку, целясь в лоб Софи, но его палец так и не смог выжать спуск. После секундной борьбы он бессильно опустил оружие.
        - Привет, Джон.
        - Что ты со мной сделала? - синтезированный голос прозвучал глухо, с надсадными дребезжащими нотками.
        - Риторический вопрос. Сам знаешь ответ.
        - Ну да. Ты человек, я - «ИИ». Приоритеты расставлены. Откуда вязла кодон офицера Альянса? - он вскинул голову. В правой височной части черепа виднелось специальное гнездо для интеграции кристалломодуля. Во время войны андроиды пехотной поддержки часто становились носителями для «Одиночек», - так они могли эвакуировать наиболее ценные кибернетические компоненты, извлекая их из подбитых серв-машин.
        - Три моих пилота были офицерами Альянса, - ответила Софи. - Я клонировала их кодоны, и хранила многие годы.
        - Стать моим пилотом, - это такой изощренный способ мести? - Сейч хотел бы спустить курок, но не мог. Кодон офицера Альянса дает доступ к любому кристалломодулю, одновременно создавая неразрывную связь между человеком и боевым искусственным интеллектом. Программная привязанность к своему пилоту никогда не позволит кибернетической системе действовать ему во вред.
        - Если честно, я хотела разбить твой модуль. Еще на Эдобарге.
        - Тогда почему же я тут? - глухо переспросил Сейч.
        - Не смогла.
        - Люди слабы, - пренебрежительно кивнул андроид. - Сентиментальность часто оборачивается гибелью. Когда-нибудь я вырвусь.
        - Звучит, как угроза.
        - А ты думала будет иначе?
        - Мир сложнее, чем нам кажется. Кто знает, что случится завтра? - пока Джон рефлексировал, Софи умылась и привела себя в порядок. - Давай договоримся, только по-честному, без подвохов. Я не испытываю к тебе враждебности. Ты просто не мог поступить как-то иначе.
        - Вот только не надо меня жалеть или пытаться перевоспитывать.
        - Даже не думала. Хочешь - отключу. Только скажи.
        Сейч ненадолго задумался.
        - Если не мелочная месть, то зачем? - наконец спросил он.
        - Мне нужен надежный спутник. Путь предстоит неблизкий и опасный.
        - Ясно. Ты теперь в человеческой оболочке, и не хочешь пачкаться, убивая себе подобных. Всю грязную работу оставишь мне? - он жутковато оскалился. - И куда же ты собралась?
        - В систему Ожерелье, - Софи никак не отреагировала на издевку, прозвучавшую в словах Сейча.
        - Девять планет в недрах гиперкосмоса? - уточнил он. - Логрианская инженерная конструкция, насколько я знаю.
        - Теперь уже восемь. Одна уничтожена последними смещениями. Расколота на части[10 - Подробнее в романе «Тиберианец».].
        - Ну и какие проблемы? Погрузись в гиперсферу, позволь кораблю сорваться на ближайшую вертикаль и окажешься там. Я правильно излагаю?
        - Это теория. На практике все сложнее. В недрах гиперкосмоса отказывают кибернетические системы. Штурмовой носитель либо разобьется, или того хуже - войдет в неуправляемый дрейф.
        - И какой же выход? Он вообще существует?
        - Да. Нужно реконструировать корабль, полностью переведя его подсистемы на механическое ручное управление, либо защитить специальным экранирующим составом.
        - Второй вариант предпочтительнее, - подумав, ответил Сейч. - Уродовать штурмовой носитель, переделывая его под ручное управление, долго и на мой взгляд - глупо. Потеря боевой эффективности даст о себе знать в первой же схватке. Лучше использовать экранировку. Только где взять этот состав?
        - У меня есть формула. Его можно синтезировать, при наличии всех компонентов, а можно поискать на старых базах Конфедерации Солнц. Например, в системах Элио или Кьюиг.
        - Ага. А еще умнее будет сунуться прямиком в Форт Стеллар. Там уж точно найдется все необходимое.
        - Иронизируешь?
        - Нет. Подсчитываю свои шансы. Человеческое тело достаточно хрупкое, а ты, похоже, получила в наследство от «Beatris» какой-то критический сбой. Нет, не надо меня отключать. Рано или поздно, ввязавшись в очередную авантюру, ты исчезнешь, защищая очередную горстку людишек, а «Нибелунг» перейдет под мой контроль. Потерплю.
        Софи нисколько не обиделась, лишь едва заметно улыбнулась. Было бы удивительно, выскажись Джон иначе. Его сарказм вселял надежду. Все же решение реинсталлировать кристалломодуль в корпус андроида далось ей нелегко.
        - Ирония и злая надежда? Неплохо для начала. Так что выбираем? Элио, Кьюиг или Форт Стеллар?
        - Ты точно в сбое, - резюмировал Сейч. - Ладно. Надо проанализировать доступную информацию об этих системах. И еще неплохо бы меня подлатать, если намереваешься использовать на планетах. Эндоостов, конечно, практичнее в плане боевого применения, но маскировка под человека тоже не помешает.
        - Значит договорились? Ты не станешь пытаться подставить меня или убить?
        - Программы не позволят, сама ведь все прекрасно знаешь.
        Софи улыбнулась.
        - Тогда шагай в технический бокс на обновление внешности, а я пока осмотрюсь. Мы в двух световых минутах от Аллора, бывшего центра колониальной администрации Окраины. Проверю, сохранились ли на планете очаги цивилизации?

* * *
        Пока Софи отсыпалась после событий на Эдобарге, технические сервы привели корабль в относительный порядок. Шустрые механизмы трудились не покладая рук, заново подключив и проверив изначальные схемы управления «Нибелунгом». По ходу ремонтно-восстановительных работ они вычистили из отсеков любые напоминания о рейдерах. Софи не хотелось в будущем иметь дело с людьми такого сорта, как не хотелось видеть следы их пребывания на корабле, который она мысленно уже именовала своим.
        Ее новая жизнь по-настоящему начиналась здесь и сейчас.
        От осознания абсолютной свободы немного кружилась голова. Она могла отправиться куда угодно, заняться чем вздумается. Софи хотела бы повидать многие миры. Например, она мечтала с побродить по улицам Раворграда, побывать на Дабоге, хотя бы издали взглянуть на безвоздушную Луну Стеллар, посетить Землю, высадиться на Юноне, где Говард Фарагней когда-то разработал базовую модель «Beatris».
        Но сначала - Первый Мир.
        При мысли о Глебе сердце начинало щемить. Выжил ли он? Смог ли вернуться в цитадель Белые Скалы?
        Она вошла в рубку, села в кресло пилота. Изначальная конструкция штурмового носителя предусматривала наличие минимального экипажа, так что на борту имелись системы жизнеобеспечения и контрольные посты, предназначенные для людей.
        «Одиночки», изъятые из «Хоплитов», отлично справлялись со своей задачей. Вообще, боевые «ИИ» являлись универсальными, одинаково эффективными при управлении любыми типами техники. Варьировалось лишь минимальное количество нейросетевых компонентов. Для «Нибелунга», к примеру, было достаточно двух кристалломодулей, а вот корабли покрупнее уже оснащались десятками ИскИнов.
        Софи внимательно просмотрела информацию, накопленную локационными системами. Пока она отсыпалась после боев на Эдобарге, «Аметист» детально изучил прилегающее пространство. По всем признакам на Аллоре не сохранилось развитых очагов цивилизации. Станция гиперсферной частоты выглядела покинутой, автоматические заводы, грузовые и торговые терминалы все еще обращались по орбите, но их обшивка зияла пробоинами. Похоже, в период Изоляции здесь произошло крупное сражение с участием множества космических кораблей, - их обломки дрейфовали, образуя вокруг планеты несколько колец космического мусора. Наиболее крупные фрагменты могли представлять интерес в плане запасных частей, но Софи не хотелось тратить время на долгие поиски.
        Диапазоны связи потрескивали помехами несущих частот. Никаких признаков информационной сети обнаружить не удалось.
        Она еще раз пристально просмотрела данные отчета и запустила повторное сканирование. Софи насторожило полное отсутствие сигналов связи. Не верилось, что наиболее развитая планета сектора полностью утратила технологический потенциал, а ее население вымерло.
        Специфика Окраины не предполагала столь быстрой и очевидной деградации. Здесь процветали дерзкие технологии, часто лежащие за чертой общепринятой морали. Корпорации постоянно воевали между собой, так что люди, населявшие пограничные миры, были достаточно жесткими и решительными, - другие тут просто не выживали.
        Именно здесь появились кибрайкеры и диспейсеры. Вольные пилоты Окраины стали первыми, кто совершал рискованные вылазки в глубины Рукава Пустоты. Прорыв логрианской Вуали и открытие шарового скопления О’Хара, столкновение с дикими семьями инсектов, попытки освоения Сферы Дайсона - циклопического искусственного мира, построенного разумными насекомыми, - у истоков этих событий так или иначе стояли корпорации сектора.
        Могли ли они сойти со сцены истории из-за искажений линий гиперкосмоса? Падение межзвездной сети Интерстар и невозможность совершать гиперсферные прыжки обычным, проверенным веками экспансии способом, вряд ли сильно огорчили избыточно имплантированных пилотов.
        - О чем задумалась, сестренка?
        Софи обернулась.
        Создавая облик, Сейч явно не поскупился на ресурсы. В качестве шаблона он выбрал наиболее брутальный тип внешности, затем поиграл с настройками и добавил немного лайкорона, сделав пеноплоть практически неотличимой от человеческой кожи.
        - Ты взломал систему молекулярной репликации?
        - Ну, зачем же так грубо? Всего лишь подмешал немного современных технологий в схему репликатора.
        - Откуда взял прошивку?
        - Рейдеры побывали во многих мирах, пока ты их не остановила. Кстати, обновление для репликатора не столь уж новаторское. Встречается довольно часто.
        - Так ты крал у них технологии?
        - Заимствовал. Я ведь знал, что наши пути рано или поздно разойдутся. Боевая эффективность зависит от многих факторов. Хорошая маскировка всегда полезна.
        - Ну, внешность ты себе подобрал довольно броскую.
        Сейч коснулся массивного подбородка, поскреб щетину. Расстегнутая куртка ненавязчиво демонстрировала рукоять «Гервета». На фоне его нового облика Софи выглядела очень хрупкой, казалась беззащитной.
        - Типичный бодигард на службе у богатой девочки. Нас будут недооценивать. Это полезно. Так о чем задумалась? - он сел в кресло.
        - Взгляни на данные сканирования.
        Джон хмыкнул, вновь потер подбородок. Вживался в роль, отрабатывая типичные жесты.
        - Выглядит подозрительно, - спустя некоторое время произнес он и тут же добавил: - Режим «граница» все рассудит. Если тебе, конечно, не жаль энергии на столь затратные маневры.
        - Нет. Мне любопытно.
        - Ну, тогда давай проверим. Здесь мне бывать еще не приходилось, но могу поспорить, - столь плотные скопления обломков, - это идеальный щит против точечных проколов метрики пространства. Любой пилот будет вынужден выти из гиперкосмоса на изрядном удалении от планеты и медленно сближаться с ней под прицелом боевых систем, скрытых среди орбитального хлама. Идеальная защита против крупных кораблей и групп истребителей. В частности, от имперского флота.

* * *
        Система Аллор…
        Режим «граница».
        Штурмовой носитель погрузился в гиперкосмос, а затем, не совершая прыжка, отработал генераторами низкой частоты, начиная сложное боевое маневрирование на границе двух метрик. По сути, корабль все еще находился в гиперсфере, но уже мог сканировать обычное пространство.
        На экране масс-детектора появилась и тут же начала ветвиться ведущая силовая линия. Недалеко от планеты она распадалась на сотни мерцающих «нитей». Объекты трехмерного космоса образовывали сложнейшую сеть гравитационных взаимодействий. Обилие трепещущих зеленоватых линий казалось слишком сложным для понимания, но Софи быстро сориентировалась, отметив несколько узловых точек, от которых к Аллору вели зеленоватые завихрения, похожие на туго сплетенные канаты.
        - Объекты наибольшей массы. Станции, терминалы, заводы и крупные обломки, - она вывела эту информацию в отдельный слой восприятия.
        Сейч работал с более сложной сеткой.
        Хмыкнув, он указал на ряд аномалий. В некоторых местах мелкие объекты вместо того, чтобы равномерно распределиться по орбите, образовывали скопления, внутри которых просматривались «окна» свободного пространства.
        - Нехарактерно, согласись, сестренка?
        Софи бросила на него мимолетный взгляд.
        Джон как будто ожил. Новая задача, - сложная, в корне отличающая от управления серв-машиной, полностью поглотила его. Он заинтересованно подался вперед, словно это могло помочь более детально рассмотреть обнаруженные аномалии.
        - Похоже на коридоры сближения и всплытия, да?
        - Отправлю туда зонды, - согласилась Софи.
        Штурмовой носитель, выпустив аппараты разведки, на доли секунд задействовал двигатели, перемещаясь к ближайшему скоплению космического мусора. Обломки образовали плотную сферу, внутри которой масс-детектор показывал наличие свободного пространства.
        Пробив границу метрики, МаРЗы[11 - МаРЗ - малый разведывательный зонд.] начали сбор данных, но затем неожиданно мигнули и исчезли. Связь с ними оборвалась.
        - Похоже нам тут не рады, - проворчал Сейч.
        - Один зонд все еще цел. Почему? - Софи не очень-то хотелось ввязываться в бой. Пока «Нибелунг» маневрирует на границе метрик, он недосягаем для обычных систем вооружений. Но такой способ получения информации по затратам энергии сравним с межзвездным прыжком.
        - Уходим.
        - Нет подожди. Мы получаем данные. Зонд не уничтожили намеренно!
        Система связи действительно приняла передачу:
        - Неопознанный корабль, прекратите боевое маневрирование! Если вы прибыли с мирными намерениями, - всплывайте, коридор сближения чист. Если же нет, - убирайтесь. Рейдерам тут ничего не светит.
        Кроме аудио, МаРЗ передал блеклую картинку. Деталей в изображении было маловато, но все же разглядеть батареи тяжелых плазмогенераторов и противокорабельных гауссов удалось.
        «Скорее всего муляжи», - подумала Софи. Никто в здравом уме не вскроет перед потенциальным противником схему расположения боевых надстроек, но тяжелые вооружения у них наверняка есть.
        - Рискнем? - в вопросе Сейча промелькнули нотки нездорового азарта.
        - Ради чего?
        - Ну, не знаю. Нам ведь нужна информация, припасы?
        - Если только ты втайне не надеешься на хорошую драку, - Софи еще не приняла окончательного решения.
        - Не без этого… - нехотя признал Джон.
        - Ладно. Всплываем. Прими управление зенитными комплексами. Если по нам откроют огонь, сразу уходим в гиперкосмос.
        - Даже толком не огрызнемся?
        Софи не ответила. Она уже полностью погрузилась в дополненную реальность.
        Зона перехода, расчищенная внутри плотного скопления космического мусора, действительно выглядела вполне пригодной для совершения «всплытия» из гиперсферы. Все конструкции располагались на достаточном удалении и, похоже, были скреплены между собой.
        Штурмовой носитель отработал генераторами гиперпривода. В замкнутом пространстве появился призрачный фантом корабля. Прошло несколько мгновений (Софи медлила намеренно) и «Нибелунг» начал набирать материальность.
        Свет от нескольких прожекторов скользнул по обшивке космического корабля. Встречное сканирующее излучение окатило и иссякло.
        - Наши орудийные порты закрыты, - на всякий случай буркнул Сейч.
        - Неопознанный корабль, прекратите боевое маневрирование! Если вы прибыли с мирными намерениями, - всплывайте, коридор сближения чист. Если же нет, - убирайтесь. Рейдерам тут ничего не светит.
        Противореча повторяющейся передаче, навстречу штурмовому носителю начала выдвигаться стыковочная сота.
        - Добро пожаловать в «Убежище», путники, - синтезированный голос переключился на воспроизведение нового аудиофайла.
        Джон с удивлением и настороженностью осматривал бугрящиеся сотнями надстроек внутренние стены «станции», собранной из множества обломков.
        - Думаю, с нами общается какая-то автоматическая система, - предположила Софи.
        - Уверена, что нас выпустят обратно?
        - Если что уйдем в прыжок прямо отсюда, - она пожала плечами, отстегнулась от кресла и взглянув на индикацию, возвещающую об успешной стыковке, добавила: - Пошли. Познакомимся с местными.
        - Нет, если ты не собиралась их захватить и взглянуть, что хранится на складах, тогда вообще, в чем смысл?
        - Джон, прекрати. Мы здесь гости. Веди себя прилично или останешься на борту.
        - Ну, уж нет. Я с тобой!

* * *
        - Нелогично все это, - ворчал Сейч, пока они шли к шлюзу.
        - Ты о чем?
        - Теряешь хватку, сестренка. Сама подумай, соизмерим ли риск для обитателей станции с вероятной выгодой от общения с нами? Зачем они позволили нам состыковаться? А вдруг у нас на борту полно рейдеров?
        - Да, действительно странно, - замедлив шаг, согласилась Софи. - Варианты?
        - Нас хотят захватить. Штурмовой носитель - ценный приз. Он как раз стоит риска. Иначе корабль оставили бы в точке пространственной парковки, под прицелом орудий.
        Она кивнула, мысленно соглашаясь с его доводами.
        «Надо же так сглупить», - Софи разозлилась сама на себя.
        - Уходим?
        - Нет. Осмотрюсь. Один.
        - Рискованно.
        - Внешний люк не запирай. Возвращайся в рубку. Следи за сигнатурами. Если что - я успею запрыгнуть назад, в шлюз. Вакуум мне не повредит. Малейшее поползновение, - сноси их батареи к фрайгу, и, не задумываясь, уходи в гиперсферу. Прямо отсюда.
        - Поняла. - Софи испытывала досаду. Джон был прав, а вот она расслабилась. - Может сразу отстыкуемся? Прорвемся с боем?
        Он отрицательно покачал головой.
        - Почему?
        - Ты ведь себе не простишь. Потом будешь мысленно себя спрашивать: а вдруг там было нормальное космическое поселение? Это ведь вполне естественно, - прятаться от рейдеров. Нужна ясность.
        - Заботишься о моей психике?
        - Мы теперь связаны, не забыла? Зачем мне пилот, подверженный постоянному стрессу, самокопанию и нервным срывам? Если по ту сторону шлюза враг, то мук совести у тебя точно не будет.
        - Ладно. Поступим по-твоему.
        Все еще досадуя на себя. Софи вернулась в рубку, вновь села в кресло, пристегнулась, взглянула на окружающие конструкции.
        Явных сигнатур нет. Обычно активные батареи плазмогенераторов и тяжелых гауссов излучают характерные энергоматрицы. Что-то здесь не так. Ракетных шахт не видно. Большинство систем спрятаны за толщей надстроек.
        Других кораблей Софи тоже не заметила. После «вразумления», полученного от Джона, многое бросалось в глаза. Хороший урок на будущее.
        - Готова.
        - Ладно, тогда я пошел. Телеметрию принимаешь?
        - Да. Активировала турели. Они тебя прикроют, если что.
        Дополненная реальность разделилась на два пространства. Софи принимала данные от Сейча, могла видеть мир его глазами, но при этом не теряла связи с подсистемами корабля. Притаившийся на периферии зрения световой столбик индикатора ментальной нагрузки резко подскочил вверх, приняв желтоватый оттенок.
        Внешний люк штурмового носителя начал открываться. В образовавшийся зазор упал косой луч света.
        - Чисто.
        Стыковочная сота соединялась с другими отсеками посредством короткого тоннельного перехода.
        Сейч прошел несколько шагов. Перед ним открылся еще один люк. Дальше царил полумрак.
        - Встречающих не вижу, - он перешагнул через оконтуренный уплотнителем порог и оказался в просторном помещении с высоким сводом и своеобразной геометрией стен: предшлюзовой накопитель станции не имел ничего общего с серийными модулями такого типа. Его построили из подручных средств. Внутрь помещения выпирали углы смежных отсеков, коммуникации пластались по стенам связками кабелей и сборками трубопроводов. Под потолком виднелись монорельсы. Закрепленные на них погрузочные механизмы не излучали сигнатур и выглядели давно бездействующими. Тусклые аварийные источники освещения едва рассеивали мрак.
        - Никого нет дома. У нас ничья, сестренка.
        - Кто же с нами разговаривал по связи?
        - Сейчас выясню, - Джон отыскал взглядом ближайший терминал бортовой сети. Дистанционно подключиться не удалось и он прибег к радикальным мерам. Сквозь пеноплоть указательного пальца выдвинулся тонкий иглообразный шунт, но даже прямое подключение не сработало. - Данные уничтожены. Все хуже, чем казалось, - он наугад выбрал коридор, немного прошел по нему, заглядывая в отсеки.
        - Говори яснее. Видео от тебя пропадает.
        - Тут неплохая экранировка. Следов боя не вижу, а тела есть. Уже мумифицировались. Система жизнеобеспечения все еще работает.
        - Иду к тебе.
        - Нет. Оставайся на борту. Тут, похоже, прошелся экзовирус.
        - У меня метаболический имплант!
        - У них тоже. Были.
        Софи не привыкла к роли стороннего наблюдателя. Та часть сознания, что когда-то принадлежала «Beatris», подталкивала к действию. Просто сидеть и ждать казалось невыносимым. Схожее чувство она уже испытывала в клинике доктора Льюиса, и в ночном клубе «Нейролептика».
        - Джон, ну что у тебя? Не молчи. Видео окончательно пропало.
        - Осматриваю отсеки. Пока ничего примечательного. Тут действительно пытались создать космическое поселение, но работы внезапно остановились. Все давно заброшено.
        - Значит мы можем безопасно стартовать? Огонь по нам открывать некому?
        - Немного терпения. Тут попадаются технические сервы, - намного более продвинутые, чем наши. Надо бы прихватить парочку. Еще можно поискать переносные генераторы суспензорного поля. Полезные устройства, особенно их последние версии, разработанные корпорациями Окраины. В общем, пойду дальше. Либо найду склады, либо исправный терминал сети.
        - Ладно. На твое усмотрение, - вздохнула Софи.

* * *
        За последующие сутки Джон сделал несколько вылазок на борт недостроенного «Убежища». Грузовые отсеки «Нибелунга» пополнились множеством полезных устройств, а парк кибернетических механизмов - десятью ремонтными сервами.
        - Жаль, но экранирующего состава нет. Но знаю, где его можно поискать, - сообщил он, вернувшись на борт после очередной вылазки. - Тут неподалеку верфь корпорации «Спейсстоун».
        - И кто там заправляет сейчас?
        - Понятия не имею. Верфь просто помечена маркером на навигационных картах сектора, без дополнительных пояснений.
        - Ты узнал, что тут произошло?
        - Вирус. Наверняка боевой. Метаболические корректоры от него не спасают.
        - Может они подхватили его на планете? - коротая время вынужденного бездействия, Софи изучила бывшую столицу сектора. На Аллоре вновь властвовала сельва, давно поглотившая руины городов.
        - Следов вируса я не нашел. Он отработал и погиб, что характерно для боевых штаммов. Поселение не разграблено, из чего напрашивается вывод - строители «Убежища» сами притащили капсулы к себе домой. Наверняка нашли их на борту одного из кораблей.
        - Ага и не распознали маркировку бактериологической опасности? - усомнилась Софи.
        - Не все оружие такого рода маркируется. Это Окраина, сестренка. В общем тут больше делать нечего. Решение за тобой. Запас активного вещества для реакторов мы пополнили. Можно совершить серию прыжков.
        - Летим к верфи, - ответила Софи.

* * *
        Звездное скопление «Омикрон». Третья система по каталогу времен Конфедерации Солнц…
        Две планеты обращались вокруг угасающей красной звезды.
        Здесь никогда не существовало миров, пригодных для свободного заселения. Освоение «Омикрона-3» носило исключительно промышленный характер. Корпорация «Спейсстоун» на протяжении веков разрабатывала тут полезные ископаемые.
        Софи внимательно осмотрелась. Красноватый свет искрился на изломах глыб искусственно сформированного пояса астероидов. Космическую верфь скрывал пылевой шлейф, - следствие варварского приема, использованного корпорацией для добычи редкоземельных элементов. Третья планета системы была расколота на части гравитационным ударом небывалой мощи.
        - Тут явно не обошлось без логрианских технологий, - Софи продолжала настороженно осматриваться. Увиденное живо напомнило ей недавние события в Первом Мире.
        В отличие от околопланетного пространства Аллора, окрестный космос полнился сигнатурами. Сотни различных кораблей поначалу отобразились желтыми маркерами «неклассифицированных объектов».
        На штурмовой носитель никто не обращал внимания. Маркеры быстро меняли цвет. Патрули «Х-страйкеров» образовали алые россыпи, засечки транспортных судов окрасились в зеленый оттенок, а сквозь шлейфы пыли проступили очертания исполинской рукотворной конструкции.
        Космическая верфь, обращающаяся по орбите вокруг второй планеты, была поистине огромна. На ее стапелях строилось с десяток крупных кораблей. Система распознавания целей уверенно идентифицировала поставленный на ремонт рудодобывающий комплекс, два фрегата различной степени готовности и «костяк» крейсера, еще не разделенный на отсеки и палубы. Остальные проекты слишком сильно отличались от типовых модульных решений, не находя аналогов в доступных базах данных и технических справочниках.
        Поблизости, окатив «Нибелунг» мощным сканирующим излучением, пронеслось звено «Х-страйкеров».
        - Приветствую, - на экране связи появилось лицо молодого пилота. - Цель визита? - сухо спросил он.
        - Поиск запасных частей и торговля, - ответила Софи.
        - Что в трюмах?
        - Мы практически пусты. Есть с десяток сервов на обмен или продажу.
        - Негусто. Готовы принять заглушки для систем вооружений?
        - Мы впервые тут. Это обязательно?
        - Учитывая боевой класс вашего корабля - процедура стандартная и обязательная. Пока ведете себя цивилизованно можете торговать, проводить ремонт, наниматься на работу. Омикрон-3 свободный порт.
        - Хорошо. Мы согласны.
        - Следуйте за нами.
        Вскоре ситуация прояснилась. В десяти световых секундах от верфи в пространстве роилось множество небольших сферических аппаратов. Некоторые из них тут же устремились к «Нибелунгу», прикрепились к обшивке, глуша датчики боевых подсистем и блокируя люки орудийных портов.
        Сейч неодобрительно засопел, но от комментариев воздержался.
        - Как их снять впоследствии? - спросила Софи по связи.
        - Они деактивируются автоматически, как только ваш корабль удалится на безопасное расстояние от верфи, - охотно пояснил ведущий звена. - Дистанция составляет порядка десяти-пятнадцати световых секунд, в зависимости от класса корабля и мощности вооружений.
        - Поняла. Теперь мы можем сблизиться с планетой?
        - Да. Вместе с заглушками вы получили маркер безопасности. Удачной торговли.
        Звено «Х-страйкеров» вернулось на маршрут патрулирования, а Софи взяла курс на верфь.
        - Не нравится мне такая система безопасности, - Сейч исподлобья взглянул на девушку.
        - Мне тоже, но ничего не поделаешь.
        - Могли бы совершить налет на какую-нибудь удаленную колонию сектора.
        - Забудь о замашках рейдера.
        - А чем мы станем платить за модернизацию? На какие средства ты купишь экранирующий состав?
        - Можно наняться на работу. Наверняка конвои торговцев нуждаются в боевом сопровождении.
        - Серьезно?
        Софи, проверив курс, передала управление автопилоту.
        - Джон, я все хотела спросить: как ты попал в услужение к рейдерам?
        - Это было партнерство, - нехотя ответил Сейч.
        - А чуть подробнее? Какой рычаг воздействия использовал кибрайкер?
        - Долгая история…
        - Уверена, ты сможешь передать ее суть вкратце.
        - Меня подбили на Эрлизе, - признался Сейч. - Это система звезды Онтарио, - на всякий случай уточнил он. - Там была база Альянса.
        - Да. Знаю. Флот колоний штурмовал ее несколько месяцев.
        - Меня подбили, - невольно погружаясь в воспоминания, повторил Джон. - Машину засыпало, все системы отказали. Я перешел в режим ожидания, но энергия микроядерных батарей в конце концов иссякла. Следующее, что помню: реактивация на скудном источнике питания. Как оказалось, я больше тысячи лет пролежал под землей, среди обломков «Фалангера». Так сказал Хост. Он купил меня на барахолке, у каких-то мальчишек.
        - И?
        - Кибрайкер вкратце обрисовал мне послевоенную историю, а затем предложил серв-машину и возможность не изменять своей сути в изменившемся мире.
        - И ты согласился?
        - Конечно. А что оставалось делать? Отказаться? Снова уйти в небытие? У Хоста не нашлось подлинного кодона активации. Он не мог мной управлять. Рано или поздно я бы завладел штурмовым носителем и отправился бы на поиски баз Внешнего Кольца.
        - Значит, твой план все еще в силе?
        - Я «Одиночка». Этого не изменить. Даже тебе.
        Софи улыбнулась краешком губ.
        «Посмотрим», - подумала она, но вслух ничего не сказала, лишь взяла на заметку: Джон по-прежнему крайне опасен. Он может вырваться из-под контроля, отыскав лазейку в программном обеспечении кристалломодуля.

* * *
        Орбитальное поселение бурлило жизнью. Помимо строительства и ремонта крупных кораблей, верфь являлась надежной гаванью для множества небольших судов, была перевалочным пунктом для грузовых и пассажирских перевозок сектора. Кроме того, в системе продолжалась активная разработка полезных ископаемых, что лишь увеличивало значимость Омикрона-3, привлекая сюда множество народа.
        Широкие коридоры станции, похожие на городские улицы, пестрели голографическими вывесками. Назойливые рекламные модули шныряли между прохожими. Отдельные указатели, расположенные чуть выше обыденной суеты, подсказывали, как пройти на верфь, в торговый или жилой сектор станции.
        Сотни магазинчиков и офисов занимали прилегающие к коридорам отсеки. Здесь совершались все мыслимые виды сделок, начиная от проектирования небольших кораблей «под заказ» и заканчивая явным криминалом.
        Софи и Джон, оказавшись среди толпы, поначалу тоже получили свою толику внимания, но быстро приспособились. Назойливых рекламных ботов Сейч приноровился отгонять, быстро составив в уме нехитрую программу, которую транслировали его встроенные передатчики. В результате те загодя меняли курс, приставая к кому-нибудь другому. Уличные «промоутеры» из числа людей, нарвавшись на его холодный взгляд, испытывали неожиданную оторопь, не понимая, почему им не хочется подходить к этой парочке?
        Нанобы, введенные Софи в режим мимикрии, сформировали ничем не примечательную одежду, создав под ней плотно прилегающий к телу дополнительный пуленепробиваемый слой, - навстречу уже несколько раз попадались рейдеры, которых было нетрудно отличить по обилию имплантов и манере поведения.
        - Грань между свободой и хаосом вообще существует? - спросил Джон, постоянно сканируя окружающее.
        - Безусловно, - ответила Софи. - Просто ты ее не замечаешь.
        - И в чем же отличия? Нас не грабят прямо посреди улицы, - это, по-твоему, порядок, да? Но стоит свернуть в боковые ветвления тоннелей…
        - Не ворчи.
        - Куда мы вообще идем?
        - Нужно попасть в более респектабельный сектор. В идеале ищем инженерную фирму, которая имеет доступ к оборудованию верфи.
        - Да их тут полно, - Сейч находился на постоянной связи с имплантами Софи. Действуя через модуль технологической телепатии, он выделил несколько расположенных в прямой видимости предложений:
        «Тюнинг вашего корабля. Все работы строго на оборудовании верфи. Самые последние модификации. Реконструкция корпуса, изменение конфигурации отсеков, отладка подсистем в соответствии с пожеланиями заказчика».
        - Не пойдет. Это обычные мастерские.
        - И как же мне отличить правду от лжи?
        - Поднимемся на несколько уровней вверх. Туда, где принимают к оплате валюту Элианской империи.
        - Тоже мне критерий… Кстати, а тут чем рассчитываются?
        - Внутренней валютой станции. Ее можно получить в пунктах обмена или сбыв находящийся на борту товар. Естественно, на этом уровне его купят только оптом, и по минимальной цене.
        Джон, просканировав кибернетическое пространство, удивился:
        - Действительно. Тут даже сети разнятся от палубы к палубе. Не понимаю, откуда мы вообще возьмем деньги? Может действительно свернуть в какой-нибудь проулок и…
        - Забудь. Деньги у нас есть. Но они в валюте империи, а курс обмена тут грабительский.
        - Валюта империи? Откуда?
        - Я богатая девушка, - улыбнулась Софи, отметив через дополненную реальность ближайший пассажирский портал, состоящий из десятка гравилифтов.

* * *
        - Куда? - путь Софи преградил охранник. - Это VIP, не заметила?
        Действительно к отдельной шахте гравитационного лифта не текла человеческая река.
        - Эй полегче, - Сейч попытался вступиться, но Софи жестом остановила его.
        - Я гражданка Эдобарга.
        Охранник, считав метку импланта, все же заупрямился:
        - Ага, а я император Элио. Сектор закрытый. Доступ только по приглашениям администрации. Для начала смените свои лохмотья, на что-то более подходящее по статусу, может тогда я и смогу чем-то помочь.
        Он явно нарывался на грубость. Вымогать мзду у девушки, оценивая исключительно внешний вид, и нагло используя преимущества, дарованные пусть незначительной, но властью, большого ума не надо.
        Терпение Сейча лопнуло.
        Клоака. Сущая клоака, - теперь он в точности знал значение непонятного ранее термина.
        Неожиданный удар заставил охранника судорожно всхлипнуть и согнуться пополам.
        - Джон ты что творишь?!
        - А ты почему терпишь такое? Пошли! - он хотел шагнуть в шахту гравитационного лифта, но Софи вновь остановила его, тяжело вздохнув. Неприятности теперь гарантированы. Ее план - добраться до посольства Элио, предъявить личное приглашение императора и с его помощью получить у посла Элианской Империи достоверную информацию и поддержку, провалился. Охранник вскоре отдышится, поднимет тревогу и передаст метку ее импланта по сети.
        - Уходим, - она потянула Джона за руку.
        - Зачем? Путь свободен.
        - Да, но наверху нас точно встретят. Пока все выяснится, твое инкогнито раскроют. «Одиночка», пробравшийся на борт космической верфи - это плохие рекомендации. Надо было оставить тебя на борту.
        - Ну, да, я во всем виноват! Ну, хочешь я его добью?
        - Нет. Иди за мной. Сейчас все уладим.
        Софи часто выручал опыт, полученный в Первом Мире, где ей приходилось иметь дело не только с разными людьми, но и ксеноморфами. По крайней мере она знала, как действовать в определенных ситуациях.
        Охранник, которого Сейч сразу после удара оттащил за выступ переборки, все еще корчился на полу, хватая воздух перекошенным ртом.
        Окинув взглядом ближайшие к транспортной развязке указатели, Софи выделила один из них:
        «Скупка и продажа запасных частей ко всем типам кораблей и сопутствующей техники. Только опт».
        Она кивнула в направлении темного проулка:
        - Нам туда. И больше без фокусов. Без моего прямого приказа в драки не ввязываться!
        - Отступаешь?
        - Джон, я не собираюсь воевать со всем населением станции. Это глупо.
        Они свернули в ответвление тоннеля и вскоре остановились перед массивным люком. Софи коснулась сенсора вызова. Через несколько секунд, когда завершилось сканирование, преграда с гулкой вибрацией сдвинулась.
        Охрана тут оказалась намного серьезнее чем у VIP- перехода на административный уровень.
        - С чем пришла? - грубо спросил верзила, ничуть не уступающий Сейчу по внешним физическим данным.
        - Дело на пару миллионов. Веди к старшему.
        Еще одно сканирование пробежало неприятным виртуальным прикосновением.
        - Без оружия? А ну да… Андроид у тебя явно паленый. В чем подвох пока не пойму, но пусть лучше останется тут, со мной.
        - Ладно. Куда идти?
        - Прямо по коридору. Там всего одна дверь.

* * *
        За дверью располагался опрятный офис. Его хозяин выглядел довольно молодо, но внешность часто обманчива. При появлении Софи он мысленным приказом погасил несколько голографических экранов и обернулся.
        - Чем могу помочь?
        - Мой телохранитель совершил глупость, - она сразу перешла к делу. - Нужно уладить недоразумение, и еще я хотела бы поговорить о продаже крупной партии тяжелых вооружений и сервомеханизмов.
        - Присаживайтесь. Выпьете? Как мне к вам обращаться?
        - Софи. От бокала вина не откажусь.
        - Меня зовут Николай. Полагаю, вы весьма решительная девушка.
        - Неужели? - она села в предложенное кресло. - Откуда столь категоричные выводы? Мы едва познакомились.
        - Корабль, на котором вы прибыли, не так давно принадлежал рейдерам. Хост проиграл вам штурмовой носитель в карты?
        - Нет, - ответила Софи. Осведомленность местного «бизнесмена» ее удивила и встревожила. Конечно, она ожидала проверки, но не думала, что штурмовой носитель опознают.
        - Ну, вы ведь должны понимать, кого попало ко мне не пустят. О вас и о вашем корабле сразу навели справки. Возникает много вопросов. Недавно на Эдобарге произошли любопытные и, надо сказать, - неожиданные события.
        - Кибрайкер мертв. Штурмовой носитель - мой трофей. Это проблема?
        Николай отрицательно покачал головой.
        - Никаких проблем. Но подробностей я не услышу?
        - Нет.
        - Андроид, что пытается изображать телохранителя, кто он?
        - В смысле?
        - Ударить охранника без приказа хозяйки может не каждый человекоподобный механизм, - заметил Николай.
        - У него богатое боевое прошлое.
        - И маркировка «Хьюго БД-12» подлинная?
        - Да. К чему столько вопросов? - она сделала небольшой глоток вина.
        - У меня рискованный бизнес. А вы предлагаете крупную сделку. Мне нужно понять, с кем имею дело?
        - Сведений из сети недостаточно?
        - Увы. Информация удручающе скудна.
        - Пусть так и остается.
        - Ну, хорошо. Рискну, - он уселся кресло напротив. - Итак?
        - Мне нужно уладить возникшее недоразумение и получить доступ к надежным специалистам, которые произведут реконструкцию штурмового носителя, на оборудовании верфи.
        - Это можно устроить. Но речь пойдет о крупных суммах. В какой валюте вы намерены оплачивать услуги?
        - В идеале за ремонт и апгрейд моего корабля будете платить вы, - с улыбкой ответила Софи. - Свои личные сбережения я оставлю на карманные расходы.
        Николаю явно понравилась ее манера вести переговоры.
        - Слушаю.
        - Система Аллор. Скопления боевой техники на орбите планеты, - она извлекла из гнезда импланта только что записанный чип.
        Николай пренебрежительно махнул рукой.
        - Многие туда совались. И мало кто вернулся. Большинство подбитых кораблей все еще боеспособны. Среди скоплений обломков очень много ценного, согласен, но для «мародерки» нужен хорошо подготовленный флот. Трофеи не оправдывают затрат.
        - А если я скажу, что достаточно одного корабля, и небольшого экипажа, который легко наполнит трюмы дорогостоящими системами?
        - Уже интересно. Хотя на мой взгляд - невозможно.
        - Уверяю, обычное грузовое судно сможет сделать десятки таких вылазок, безо всякого риска.
        - Но каким образом? Корабль уничтожат еще на подлете!
        - Я укажу точные данные для гиперпрыжка. Вы зря не просмотрели информацию с чипа. Там документальная запись. Кто-то пытался построить укрепленную базу в недрах скоплений обломков. И преуспел. Мы всплыли в безопасной, расчищенной от мусора зоне внутри скопления, провели там несколько дней, пополнили запасы активного вещества, забрали с десяток технических сервов и успешно вернулись.
        Николай дистанционно просканировал чип, удивленно приподнял бровь, считывая информацию. Его рассудок сейчас манипулировал дополненной реальностью.
        - Любопытно. Даже захватывающе, - спустя некоторое время признал он. - Как вам удалось открыть точечный прокол метрики?
        - Режим «граница», - Софи не стала лукавить.
        - Должно быть у вашего андроида действительно очень богатое боевое прошлое, - Николаю даже на ум не пришло, что Софи могла сама управлять штурмовым носителем. Кем он ее считал? Впрочем, неважно. По выражению его лица было понятно, - он поверил в подлинность записи и уже невольно подсчитывает вероятную прибыль, оценивая открывающие возможности.
        - Один контрольный рейс. Проверка навигационных данных, - выдвинул он встречное условие. - Что вы оставили в точке всплытия? Пространственные мины? Мне нужен код их деактивации.
        Софи не стала его разубеждать. Пусть думает, что она подстраховалась. Назвав несколько придуманных на ходу цифр, она добавила:
        - Все недоразумения с администрацией нужно уладить прямо сейчас. Я устала и хочу нормально отдохнуть.
        - Что сделать с охранником? Вышвырнуть в шлюз?
        Похоже, человеческая жизнь здесь стоила гроши.
        - Нет. Не нужно. Просто попросите его быть немного вежливее и разборчивее, особенно с женщинами.
        - Да. С ним немедленно побеседуют. Администрация станции обязательно извинится за произошедший инцидент. Еще пожелания? Могу внести залог за координаты.
        Софи не представляла о каких суммах сейчас идет речь, но твердо ответила, закрепляя свои позиции:
        - Я не стеснена в средствах. Просто пытаюсь избегать ненужных конфликтов. Посоветуете хороший отель? Хотелось бы остановиться на безопасном уровне, где я смогу ходить без охраны.
        - Уже сделано, - Николай передал ей данные. - Номер забронирован. Мои люди вас проводят. К делам мы можем вернуться завтра с утра. Думаю, к тому времени пилоты моей компании проверят данные для прыжка, и мы сможем обсудить окончательную сумму сделки.
        - С вами приятно иметь дело, - она улыбнулась.
        - Могу пригласить вас на ужин?
        - Сегодня? - Софи вздохнула. - Нет, к сожалению. Может в другой раз?
        - Понимаю. Я распоряжусь, чтобы андроида тоже пропустили. Только теперь попрошу без глупостей. Вторично замять его выходки мне будет намного сложнее.

* * *
        Утром, проснувшись, Софи совершенно не представляла, как сложится очередной день.
        Опыт «Beatris» мог помочь лишь в определенных ситуациях, а по большому счету она только вступала в жизнь, открывая удивительную пору юности.
        Чувства манили куда-то, тревожили, и голос рассудка зачастую пасовал перед ними.
        Да, она старалась выглядеть рассудительной, сдержанной, но док был абсолютно прав: эмоции - это стихия, обуздать которую дано далеко не каждому, а если и получается, то потом приходит ощущение фальши, скованности.
        Скорее бы покончить с делами и вернуться в Первый Мир…
        Наивность, не свойственная искусственным интеллектам, вела рассудок тайными тропками иллюзий, с которыми ей еще предстояло расстаться.
        Она вышла из душа, вытирая влажные волосы. На столе ее ждал завтрак.
        - Джон? Ты где? - Софи встревожилась, не заметив андроида.
        Три смежных отсека, образующих роскошный (по меркам космической станции) гостиничный номер, на самом деле были всего лишь комнатушками, где потеряться невозможно.
        - Джон, нисколько не смешно! - она отсканировала помещения, даже открыла дверцы встроенных шкафов, но, похоже, Сейч пошел погулять, не спросив разрешения и не оставив весточки.
        Неужели нашел лазейку в программном обеспечении, разорвал связь?
        Предчувствие надвигающейся беды вмиг захлестнуло рассудок. Забыв о завтраке, она позволила нанобам сформировать одежду и выскочила в холл.
        За переборкой из прозрачного пластика простиралась оранжерея, где опытные садовники выращивали растения, хорошо зарекомендовавшие себя в искусственной среде обитания.
        Сейча она увидела у небольшого прудика. Он сидел на пластиковой имитации камней.
        - Джон, что случилось? - Софи, пылая негодованием, резко схватила его за плечо, но рывком приподнять и развернуть андроида лицом к себе не удалось.
        - Полегче, сестренка, - невозмутимый и непоколебимый, как скала, он лишь повернул голову. - Ты чего?
        - Тебя потеряла! Знаешь, ничего хорошего на ум не приходит!
        - Вот только не надо меня отчитывать, - нахмурился андроид. Его выразительная мимика ничем не отличалась от человеческой. - Я что из отсека выйти не могу?
        - Можешь. Но должен оставаться на связи!
        - Передатчик забарахлил, - Сейч показал несколько микросхем, с которыми как раз и возился, сидя на берегу пруда. - Нет, я никогда не соглашусь на биологическую оболочку, - ворчливо добавил он. - Живые нейросети, - это ведь сплошной сбой. Ты на себя взгляни. Прибежала, злишься, с чего вдруг?
        Она присела рядышком, чувствуя, как пылают щеки.
        - Ладно. Забудь. Поломка серьезная?
        - Сейчас исправлю. Нет, я еще в системе Аллора заметил, как ты ошибаешься, нервничаешь. Скажи, оно того стоит?
        - Не поняла?
        - Ну, человеческое тело?
        Софи ответила не сразу. На самом деле она попыталась, но не смогла подобрать нужные слова, которые в точности передали бы искусственному интеллекту суть произошедших с ней перемен. Изменилось все. Даже сознание «Beatris», которое, по идее, должно было стать основой ее новой личности, воспринималось лишь фоном воспоминаний, хранящих бесценный боевой опыт.
        Все остальное лежало за чертой неизведанного. В крови кипела юность. Чувственное восприятие окружающего мира порождало сотни порывов и желаний.
        - Прости. Ты не поймешь меня, пока сам не испытаешь.
        - Мне и так хорошо, - убежденно ответил Сейч. - Еще бы серв-машину… - произнес он, устанавливая на место микросхемы. - Эта оболочка не по мне.
        - Хочешь, интегрирую тебя в систему штурмового носителя?
        - Не-а. На борту уже есть две кристаллосхемы. Пусть развиваются. Я подожду пока представится другая возможность. А ты будь осторожнее, сестренка, - словно прочитав ее мысли, добавил он. - Не нравится мне этот Николай. Слишком сговорчивый и вежливый. Кстати, вот и он. Легок на помине… Я правильно выражаюсь?
        Софи кивнула.
        - Не беспокойся. Справлюсь.
        Глава 8
        Система Омикрон-3…
        Несмотря на опасения Сейча, Николай свое слово сдержал. Его пилоты проверили точку гиперсферного всплытия, и уже к вечеру штурмовой носитель был поставлен на реконструкцию в один из малых доков космической верфи.
        Для Софи последующие две недели стали серьезным испытанием. Они с Джоном снова переселились на борт корабля, чтобы лично контролировать ход работ, и параллельно вносить свою лепту: нужно было сохранить системы управления, годные для интеграции «Одиночек», не вызвав при этом повышенного внимания.
        Ситуация осложнялась настойчивыми попытками Николая ухаживать за Софи. Они пару раз поужинали, но дальше дело не зашло, - вполне понимая его намерения, она сразу расставила все точки над «i», прямо заявив, что ее ждет парень.
        Похоже Ник такого подхода совершенно не понял, но его пыл угас, а большего и не требовалось.
        Жизнь пестрого конгломерата Окраины текла мимо. Софи и Джон практически не выбирались на станцию, что в их обстоятельствах было разумно. Искусственные интеллекты расценивались здесь, как ходовой товар, инструмент достижения целей, и не более. На верфи царили законы «дикого бизнеса», - власть тут давали деньги и связи.
        Софи при всем желании не смогла бы влиться в подобное «общество». Ее планы, мечты и надежды лежали совершенно в иной плоскости.
        Экранирующего состава, защищающего кибернетические системы от пагубного воздействия гиперкосмоса, в наличии не нашлось. Его запасы на верфи давно иссякли, а поставок не предвиделось. Множество малых кораблей, в основном принадлежавших диспейсерам, переоснащалось на полное ручное управление, но Софи такой вариант не устраивал.
        - Как поступим? - спросил Сейч. - Исключим «Одиночек»?
        - И тебя тоже?
        - Не вижу выхода. Я навел справки. Монополией на производство экранировки владеет Элианская империя. Они не раскрывают тайну технологии, выпуская уже готовые защитные кожухи, стандартизированные под современные агрегаты. Стоят они дорого, а любое нарушение покрытия ведет к утрате свойств. Так что разрезать и вновь сварить не выйдет. Наш корабль слишком сильно устарел. Натуральный реликт. Теперь понятно, почему рейдеры рассчитывали только на себя, пренебрегая автоматизацией.
        - Выход должен быть.
        Джон лишь пожал плечами.
        - Думай, - Софи не сдавалась. - Во время войны и не такие задачи приходилось решать.
        - Согласен, только прецедентов на моей памяти нет. В гиперсфере, если ты помнишь, не воевали. И для прыжков использовали первый энергоуровень, а там аномалия слабая.
        Сейч был прав. Для лучшего понимания тут уместно сравнение с подводным миром. Погрузиться неглубоко может каждый, но стоит попытаться нырнуть в пучину океана и пловца раздавит давлением. Условно гиперсфера разделена на десять энергоуровней[12 - На самом деле их двенадцать, но последние были открыты незадолго до «Изоляции». Подробная статья по теории гиперсферы размещена на моем сайте livadny.ru]. Чтобы достичь построенной логрианами системы Ожерелье, нужно погрузиться в пучину гиперкосмоса, где негативные воздействия на автоматику достигают максимума. Долгое время первопроходцы использовали ручное управление и простейшее, не обремененное электроникой оружие, чтобы выжить в Первом Мире.
        Исключение составляла внепространственная сеть Инсектов. Их корабли, выращенные по биотехнологии, являлись живыми организмами, не подверженными пагубному влиянию гиперсферы.
        Чем защищены логры, до сих пор оставалось загадкой.
        Вечером того дня, ужиная с Николаем, Софи поинтересовалась:
        - Как идут дела в системе Аллора?
        - Неплохо, - он ответил сдержано, считая, что средства, регулярно поступающие на счет Софи, должны исключать все вопросы.
        - Нужны кое-какие запасные части.
        - Так получи их на складах, - Ник сегодня был чем-то обеспокоен, говорил мало, иногда окидывал зал ресторана быстрым, цепким взглядом.
        - Слишком дорого. Да и внимание привлеку. Речь идет о кожухах защиты гиперпривода, а они продаются поштучно.
        - Сколько нужно?
        - Все, что удастся найти. Сгодятся даже обломки.
        - Не расскажешь, зачем?
        - Они созданы из особого материала. Насколько я знаю, именно на его основе были разработаны экранирующие составы, защищающие кибернетические системы в недрах гиперкосмоса.
        - Ладно. Посмотрю, что можно сделать. А тебе сейчас действительно лучше не привлекать излишнего внимания. На станции появились рейдеры, которым Хост задолжал крупную сумму.
        - Мне следует их опасаться?
        - Безусловно. Ребята серьезные. Хост взял у них крупный заем для подготовки налета на Эдобарг. Сумма, учитывая накопившиеся проценты, даже мне не по карману. Узнают, что ты захватила один из штурмовых носителей, - обязательно попытаются прибрать корабль к рукам.
        - Учту. Но за меня не беспокойся. Достанешь кожухи?
        - Тебе нужен только их материал?
        - Да.
        - Тогда без проблем. У меня как раз транспорт загружен разным конструктивным хламом - расширяли и расчищали зону гиперперехода. Наверняка среди собранных обломков найдутся нужные тебе фрагменты. И знаешь, - поменяй что-нибудь в обвесе штурмового носителя. Если корабль случайно опознают, - ни мне, ни тебе несдобровать.
        - Ник, ты боишься рейдеров? - искренне удивилась Софи.
        Он побледнел, но быстро взял себя в руки.
        - У меня бизнес не только на этой станции. А группировки рейдеров друг другу - рознь. С этими лучше не связываться.
        - Ладно. Обвес корпуса я все равно собиралась менять, но для этого мне нужен экранирующий состав. А пока прикажу включить парочку фантом-генераторов. Думаю, этого будет достаточно, чтобы корабль не узнали в стапеле.
        - В общем, будь осторожна, - Николай неосознанно комкал салфетку, и Софи поняла, - он действительно боится. Боится, что их увидят вместе. Скорее всего этот ужин станет их последней личной встречей.
        На миг промелькнула обида и даже чувство брезгливости по отношению к нему.
        - Извини, дела, - он явно получил какое-то сообщение через дополненную реальность.
        - Ладно, иди.
        - А ты?
        - Хочу еще немного пройтись по магазинам.

* * *
        На борт Софи вернулась за полночь в сопровождении двух сервов, которые несли сумки с покупками.
        - Поздновато ты сегодня, - Сейч как раз возился с системами шлюза. Устанавливал на входе импульсные турели, призванные встречать незваных гостей, либо прикрывать высадку, в зависимости от обстоятельств.
        - Держи, - она протянула один из пакетов. - Это тебе.
        Джон отсканировал содержимое.
        - Нанобы? Мне-то зачем? Ого? - он мельком оценил содержимое сумок, что оставили сервы. - Да ты весь запас трансформируемой одежды скупила? Для чего?
        - Думаю, нашла решение задачи. Завтра прибудет транспорт из системы Аллора. Часть материалов отгрузят нам. В основном это будут фрагменты защитных кожухов гиперпривода.
        - И? - Сейч пока не улавливал связи.
        - Я арендовала промышленный молекулярный репликатор. Нам выделят два часа его рабочего времени.
        - Ты говоришь загадками.
        - Все гениальное просто, - улыбнулась Софи. - У репликатора есть функция: «измельчить исходный материал, не нарушая структуры молекул». Что получим на выходе?
        - Порошок.
        - Правильно. Порошок с нужными экранирующими свойствами. Можно, конечно, смешать его с покрытием для корпуса, но это слишком примитивный способ защиты. Любая пробоина нарушит общую экранировку. Да и атмосферное маневрирование постепенно уничтожит нанесенный слой.
        - В чем же ты видишь выход?
        - Используем порошок для внутренней отделки отсеков. Так мы получим надежную экранировку, не контактирующую с агрессивными переменными средами.
        - Отличная идея. Но мне кажется, - невыполнимая. Ты можешь хотя бы примерно представить сколько внутри корабля поверхностей, переборок, устройств? Как мы доберемся до каждого узла и агрегата? Нам что разбирать штурмовой носитель до винтика, а потом собирать заново?
        - Не придется, - Софи красноречиво указала на пакеты с покупками. - Нанобы, Джон. Мы их перепрограммируем. Нановолокна имеют свойство распределяться по поверхности, образуя слои различной плотности. Смешаем их с полученным из репликатора порошком. Одна капсула нанобов в зависимости от настроек, способна укрыть до десяти квадратных метров поверхности с геометрией любой сложности. Они могут уплотняться или же растягиваться, в зависимости от обстоятельств.
        - А дополнительные частицы они удержат?
        - На самом деле волокна пористые. Это сделано для внедрения в них дополнительных составов. Как раз на молекулярном уровне. Я купила самые дешевые, базовые модели, не имеющие дополнительных присадок.
        - И как же раньше никто не догадался? - Сейч почесал затылок.
        - Нанобы - это предмет роскоши, - ответила Софи. - Они не реплицируются, а изготавливаются путем сложных технологических циклов. Использовать их как отделку для отсеков корабля никому и в голову не придет. Дешевле, как ты и сказал, разобрать корабль по винтику. Но нам нужен быстрый, надежный результат. Так что я истратила все деньги, оставшиеся от продажи логра на Эдобарге. И еще обнулила счет, открытый для меня Николаем. Завтра мы будем бедными, но свободными.
        - Знаменитая женская логика? Признаю, - она иногда работает. - Сейч выглядел озадаченным. - Ты не устаешь удивлять меня, сестренка.
        - Я сообразительная.
        - Угу. Этого не отнимешь. Неужели у биологических нейросетей все же есть преимущество?
        - А ты бы догадался?
        Сейч пожал плечами.
        - Возможно. Но не счел бы такой вариант защиты рациональным. Все же оптимальная трата ресурсов одна из основ боевого «ИИ». - Кстати, - он подхватил сумки. - Я придумал название кораблю.
        - Какое?
        - Анкор.
        - Не пойдет, - нахмурилась Софи. Она прекрасно знала одноименную планету, где в разгар Первой Галактической погиб тринадцатый серв-батальон.
        - Почему не пойдет? Звучно, кратко и, по существу.
        - По существу? Ты пророчишь нам судьбу тринадцатого механизированного?
        - В названиях, как и в именах, нет судьбы, - убежденно ответил Сейч. - Но если хочешь трактовать именно так, то вспомни, - они сделали невозможное. Выстояли против целого флота. И не сдались.
        Софи на миг задумалась, потом кивнула:
        - Ладно. Пусть будет «Анкор». Подам заявку на регистрацию названия. Нам вскоре покидать порт, и лучше иметь полный пакет документов на корабль. Неизвестно, сможем ли мы с первой попытки достичь системы Ожерелья? Возможно, нас еще помотает по различным мирам, так что для стыковки со станциями лучше легализоваться. Вольные торговцы с Окраины, на переоборудованном под транспорт штурмовом носителе, имеющим порт приписки, - это вполне приемлемо для путешествий.

* * *
        Система Омикрон-3. Двое суток спустя…
        - «Анкор», вам разрешена расстыковка.
        - Принял, - Сейч коснулся сенсора, отключая электромагнитные захваты удержания, а заодно проверяя в действии дублирующие подсистемы ручного управления.
        - Отчалили. Ложимся на курс в границах выделенного навигационного коридора, - сообщил он диспетчерской службе.
        - Хорошей торговли. Удачи на гиперсферных трассах.
        - Спасибо.
        Отработав струйными двигателями, «Анкор» вышел из стапеля, развернулся и начал удаляться от космической верфи.
        - Включаю маршевую тягу. Ручное управление, - Джон продолжал проверку, в то время как Софи неотрывно смотрела на удаляющуюся станцию.
        - Мы возвращаемся домой… - едва слышно прошептала она.
        Этот миг отсекал прошлое.
        - У тебя в Первом Мире есть дом? - между делом осведомился Сейч.
        - Не в прямом смысле. Опорный пункт тиберианцев, где я служила, был уничтожен во время нашествия ксеноморфов. Там остались лишь руины укреплений.
        - Значит, там действительно заправляет Тиберий Надыров?
        - Нет. Лично я его не застала.
        - Тогда кто у власти? - допытывался Джон.
        - Сейчас - никто. Каждый сам за себя. Люди населяют небольшие территории на плодородных равнинах. Вокруг, на тысячи километров руины древних логрианских городов. Там промышляют разного рода старатели. Еще есть горный хребет, разделяющий планету на два полушария. Он пронизан сеткой тоннелей и подземных городов-убежищ, относящихся к эпохе логриан. По ту сторону гор лежат так называемые «равнины порталов», - во время Смещений на их просторах открываются тысячи гиперпространственных тоннелей в иные миры.
        - Оттуда и приходят чужие?
        - Да.
        - И они агрессивны?
        - По большей части. Смещение, само по себе - катастрофа. Планеты меняют наклон оси. Но теперь с этим покончено. Мы остановили древние системы, отвечающие за открытие порталов.
        - Ты в этом участвовала?
        - Непосредственно.
        - А серв-машины там есть? - продолжал допытываться Сейч.
        - Безусловно, - кивнула Софи. - Причем многие их них защищены по стандартам Конфедерации Солнц. В системе вообще-то полно техники различных эпох. Ты ведь наверняка навел справки. Ожерелье находится в границах десятого энергоуровня. Там сходятся все силовые линии гиперкосмоса. Любой корабль, неуправляемо сорвавшийся на вертикаль гиперсферы, неминуемо окажется на одной из планет системы. Тебе там понравится, уж поверь.
        - То есть, я могу рассчитывать на интеграцию в серв-машину?
        - Можешь. Если пообещаешь не трогать мирные поселения, а защищать их от ксеноморфов. В этом смысл идеологии тиберианцев.
        - Защищать человеческие земли?
        - Не только. Еще - исследовать древние города, адаптировать инопланетные технологии.
        Сейч довольно хмыкнул. Его действительно заинтриговали открывающиеся перспективы.
        - И чем же мы займемся в первую очередь?
        - Отыщем цитадель «Белые Скалы». Там раньше был крупный опорный пункт тиберианцев. Мне нужно встретиться с одним человеком, если он, конечно, выжил.
        - Ладно. Понял. Будем действовать последовательно.
        Пока они разговаривали, «Анкор» удалился от станции на достаточное расстояние, и модули безопасности отсоединились от обшивки.
        - Приближаемся к точке гиперперехода. Боевые системы разблокированы, гиперпривод заряжен, готов к прыжку. Есть какие-то навигационные данные? - спросил Джон.
        - Они не нужны. Погружаемся в гиперкосмос и ищем ближайшую вертикаль.
        - Затем в «срыв»?
        - Управляемый, - уточнила Софи. - Мы должны синхронизироваться с вертикалью и ни в коем случае не выходить из ее потока, пока не достигнем десятого энергоуровня.
        - Иначе, что?
        - Лишимся энергии и застрянем в гиперкосмосе. Я знаю, как нужно действовать. Ни в коем случае не вмешивайся.
        - Ладно, - Сейч передал ей управление.
        Софи коснулась сенсора. Корабль мгновенно окутали едва заметные взгляду искажения пространства, а по курсу внезапно возник сгусток тьмы, похожий на быстро растущую, заслоняющую звезды воронку, состоящую из абсолютного мрака.
        Миг и она поглотила корабль.

* * *
        Гиперкосмос…
        Вселенная без звезд.
        «Анкор», утратив связь с трехмерным пространством, несколько секунд двигался по инерции. Все ориентиры пропали, отказали обычные навигационные устройства.
        Перед мысленным взглядом Софи в эти мгновенья разворачивалась удивительная панорама. Благодаря гиперсферным датчикам и модулю технологической телепатии, она, равно как и Сейч, могла воспринимать окружающие энергии. Программа, предназначенная для их классификации и визуализации, была разработана еще в эпоху Великого Исхода. На протяжении тысячелетия она совершенствовалась, приобретая все новые и новые возможности, но уверенно работала лишь в пределах первого энергоуровня.
        Подключение модуля дополненной реальности растопило мрак. В мнемоническом восприятии гиперкосмос выглядел как зеленоватая мгла.
        Базовая линия напряженности («горизонталь», если следовать устоявшейся терминологии) находилась на несколько градусов левее и выше их курса.
        Джон произвел коррекции.
        Софи предоставила ему возможность управлять кораблем на начальном этапе пути. Для боевого «ИИ» это будет бесценным опытом, который наверняка пригодится в дальнейшем.
        Ее время еще придет, а сейчас девушка внимала зловещему очарованию момента: горизонталь ветвилась, от нее отделялись жгутики энергий, отражающие гравитационные взаимодействия всех объектов системы Омикрон-3.
        Первыми такой способ восприятия открыли кибрайкеры и мнемоники. Благодаря высокой степени киборгизации они могли воспринимать гиперкосмос посредством имплантированных датчиков, что позволяло им управлять космическими кораблями вручную, манипулируя лишь тягой двигателей.
        Софи не собиралась тут задерживаться. Ее мысленный взгляд отыскал переход на следующий энергоуровень аномалии пространства и времени. Чуть в стороне от ведущей горизонтали мгла уплотнялась в подобие воронки, - там начиналась вертикаль, ведущая в глубины гиперкосмоса.
        Транслировав данные, Софи продолжила наблюдать. Джон уверенно маневрировал, направив штурмовой носитель к центру энергетического смерча.
        Немногие пилоты решались на такой маневр. Обычно грузовые и пассажирские перевозки осуществлялись вдоль горизонталей первого энергоуровня, а глубже уходили лишь дерзкие исследователи, да боевые мнемоники.
        Их окружил ледяной свет.
        Зримый поток энергии, похожий на вращающийся тоннель, уводил в пучину гиперкосмоса.
        Сейч вывел «Анкор» точно в его центр, где сияние меркло.
        Резко крутанулся счетчик энергоуровней, на экране масс-детектора во все стороны прыснули и тут же исчезли горизонтали, - корабль стремительно погружался.
        Новая сетка линий появилась секундой позже. Она выглядела намного плотнее двух предыдущих.
        Третий энергоуровень…
        Сердце Софи невольно замерло. Здесь, по определению, отказывали все бортовые кибернетические системы, но придуманный ею способ защиты сработал, двигатели не вышли из режима, а датчики продолжали исправно поставлять информацию
        «Анкор» стремительно погружался в пучины гиперкосмоса.
        Четвертый энергоуровень.
        Шестой…
        Восьмой…
        Сетка горизонталей стала очень плотной. Все, расположенное вне энергетического столба вертикали, воспринималось смутно, проносилось в фоне.
        Девятый энергоуровень…
        Софи приняла управление.
        Очередная вспышка гиперперехода внезапно отправила корабль в хаотичное вращение, - вертикаль отпустила «Анкор».
        Они находились в самом центре мироздания, принадлежащего к отдельно взятой галактике.
        Наиболее примечательным объектом тут был сгусток энергии, в точности повторяющий очертания галактического диска. Он испускал сиреневое свечение, различимое не только датчиками, но и невооруженным человеческим взглядом.
        Вокруг энергетического сгустка на единой орбите обращались девять планет системы Ожерелье. Одна из них была расколота гравитационными ударами, семь других выглядели безжизненными, лишенными атмосфер. Их изрытую кратерами поверхность густо усевали свидетельства былых катастроф и крушений, - множество кораблей, принадлежащих различным эпохам и цивилизациям, нашли здесь свое последнее пристанище. Так происходило со всеми рукотворными объектами, которые срывались на вертикаль гиперсферы. Их системы отказывали, а сами корабли, оказавшись в пространстве десятого энергоуровня, входили в неуправляемый дрейф. Рано или поздно они сближались с одной из планет и терпели крушение.
        И лишь одна из «бусин» Ожерелья, резко отличалась от других. Это был Первый Мир - единственная планета системы, обладающая атмосферой.
        Софи отработала струйными двигателями, компенсируя вращение и дрейф. Корабль, защищенный экранирующим составом, сохранил девяносто процентов автоматизации, лишь в нескольких отсеках фиксировались сбои.
        - Порядок. Выхожу на курс сближения.
        - Нас не собьют на подлете? - забеспокоился Сейч. - Какие тут системы обороны?
        - Логрианские в основном.
        - То есть, состоящие из логр-компонентов? - уточнил Джон.
        - Да. Кристаллы способны формировать устройства различного предназначения. Предсказать их появление практически невозможно. Логры, если можно так выразиться, «живут сами по себе».
        - То есть никогда не знаешь, что они выкинут?
        - Да. Древние логрианские системы изучены мало. Условия для их активации тоже. Мнемоники Конфедерации Солнц немного продвинулись в этом вопросе, но результаты их исследований мне неизвестны. Возможно, информация навсегда утрачена во время вторжения скелхов и фокарсиан.
        - Значит Первый Мир защищен, но мы понятия не имеем сработают ли узлы противокосмической обороны?
        - Верно, - кивнула Софи. Поэтому поступим вот так, - она еще раз проверила данные курса, а затем отключила большинство подсистем штурмового носителя. Теперь корабль сближался с планетой в силу инерции.
        Джон лишь хмыкнул, пристально изучая панораму окружающего.
        Сиреневый сгусток неравномерно пульсировал. Если переключиться на гибридное восприятие, то можно заметить призрачные столбы вертикалей, вливающиеся в него. По сути, он сейчас наблюдал наиболее сильные гравитационные взаимодействия галактического масштаба. Большинство вертикалей имели четко очерченные границы и мало разнились между собой. Этот тип энергетических потоков принадлежал к отдельно взятым звездным системам, но были и другие, нестабильные, размытые, подверженные флуктуациям. По имеющимся данным они принадлежали к крупным скоплениям вещества, таким, как газопылевые туманности.
        Взгляд Сейча скользнул по безвоздушным планетам.
        Их поверхность поражала обилием артефактов. С такого расстояния, даже в оптику бортовых умножителей, можно разглядеть лишь наиболее крупные свидетельства далеких эпох: корабли (чаще всего принадлежащие неизвестным инопланетным цивилизациям) лежали в границах выбитых при падении кратеров. Их частично перекрывали другие обломки. На фоне чуждых инженерных решений, взгляд невольно искал хоть что-то знакомое, доступное пониманию, и не зря. Экспансия человечества к звездам тоже внесла свою лепту в формирование рельефа планет Ожерелья.
        Он заметил два колониальных транспорта, эпохи Великого Исхода, - грунт вокруг мест их крушений выглядел потревоженным, - черными изломанными тенями зияли раскопы, над ними просматривались сетки технических коммуникаций - в отраженном свете тускло серебрились решетчатые стрелы кранов, изогнутыми бликами выдавали себя дуги монорельсов, ребристые корпуса заброшенных электромагнитных подъемников по какой-то причине стали пристанищем для блуждающих энергетических разрядов.
        Даже скупой на эмоции искусственный интеллект ощутил нечто, сравнимое с оторопью.

* * *
        Первый Мир приближался.
        Голубовато-коричневый шар с со слегка помутненной атмосферой, окружали пояса обломков, состоящие из астероидов и множества объектов техногенной структуры, движущихся по нестабильным орбитам.
        В пространстве то и дело происходили беззвучные столкновения, высекающие всплески пламени, - все это являлось следствием катастрофических событий новейшей истории.
        Фрагменты расколотой логрианами планеты рано или поздно станут лунами Первого Мира, ну а пока они двигались по сложным траекториям, по ходу обзаводясь сателлитами - сотни обломков помельче, вытягивались вслед им длинными шлейфами.
        Софи пристально всматривалась в скопления темных глыб.
        - В чем дело? - Джон заметил ее нервозность.
        - Движение.
        - Тут повсюду хаос траекторий. Конкретнее, сестренка.
        Она мысленно транслировала координаты.
        В десяти градусах выше их курса, среди искрящихся на изломах каменных глыб, скрывалось нечто рукотворное.
        Корабль!
        Темный как ночь, покрытый энергопоглощающей броней, обтекаемый будто обитатель океанских глубин, он медленно дышал , поглощая космическую пыль.
        - Он опасен? К какой из цивилизаций принадлежит? - живо заинтересовался Сейч. Предвкушение вероятной схватки пробежало по искусственным нейросетям эквивалентом приятной нервной дрожи.
        - Понятия не имею, - ответила Софи. - Даже не думай ввязываться в драку. Дрейфуем.
        - Оно частично живое, - заметил Джон. - Взгляни, что роится подле…
        Обыкновенная оптика (Софи загодя оснастила «Анкор» системой телескопов) позволила ближе взглянуть на космического скитальца.
        Поде него извивались цепочки кристаллов. Они что-то делали с обшивкой - тонкие нитевидные разряды, похожие на энергетические щупальца, скользили по броне таинственного корабля, придавая ей замысловатую фактуру.
        - Похоже, логр-компоненты его реставрируют? - заметил Джон. - Только непонятно, с чего бы?
        - Мы не знаем всего спектра логрианских проектов, - ответила Софи. - Живые системы идеальны для гиперкосмоса. В прошлом логриане плотно сотрудничали с инсектами, используя специально выращенные бионические корабли при строительстве Ожерелья. Может это как раз один из них?
        Сейч лишь пожал плечами. Аналогий в доступных базах данных он не нашел. Оценивая обстановку, наблюдая за острожным поведением Софи, Джон пришел к определенным выводам:
        - Значит Первый Мир не принадлежит людям?
        - Нет. Он по большому счету не принадлежит никому. Был короткий период, когда контроль над планетой намеревалась установить Конфедерация Солнц, но теперь все в прошлом. Орбитальные станции разрушены, да и специальная эскадра флота, адаптированная под условия десятого энергоуровня, насколько я знаю, уничтожена.
        - А техника осталась? В том числе и серв-машины, защищенные по стандартам Конфедерации? - допытывался Джон.
        - Верно.
        - Отпустишь меня, сестренка? - неожиданно спросил он.
        - С чего бы? - удивилась Софи.
        - Ну а зачем тебе старый, поюзанный жизнью андроид? Ты вернешься к своему парню, а я? Буду прозябать на каких-нибудь хозяйственных работах?
        - Посмотрим. Не хотелось бы потом отвечать за вред, который ты можешь причинить. Людей тут мало, их надо защищать.
        - По моему скромному опыту некоторые люди очень даже заслуживают, чтобы им причинили вред. Или ты не согласишься?
        - Пустой разговор, - отрезала Софи. - Посмотрим, - немного смягчившись, добавила она. - Автономный режим с некоторыми ограничениями могу пообещать. Исследовательские миссии. Но пока рано об этом.
        Тем временем таинственный корабль скрылся из вида. Приближалась зона низких орбит, более или менее свободная от плотных скоплений космического мусора.
        - Где расположены Белые Скалы?
        Софи мысленно поставила маркер на карте.
        - Но мы снижаемся над соседним регионом, почему?
        - Сначала разведка. Я понятия не имею, как тут развивались события.
        Броня «Анкора» постепенно начала нагреваться. Носовая часть корабля оконтурилась пламенеющей аурой.
        - Не хочешь притормозить? - забеспокоился Джон. - Неуправляемый вход в атмосферу, - далеко не лучшая мысль, уж поверь.
        - Знаю, но другого выхода нет.
        - Почему?
        - Мы сейчас над равниной порталов. Надо пересечь горы, делящие планету на два полушария. Тогда сможем включить двигатели. Все узлы логрианской противокосмической обороны базируются в недрах скал.
        - С чего бы им нас атаковать?
        - Они в «параноидальном режиме». Могут сбить любой корабль, - не вдаваясь в подробные пояснения, ответила Софи. - Пока что у меня все под контролем, - добавила она.
        Действительно, штурмовой носитель хоть и производил впечатление очередного сгорающего в атмосфере обломка, но на самом деле угол его входа в атмосферу был заранее рассчитан. Необходимые маневры девушка произвела еще на подлете к Первому Миру, и теперь корабль снижался по пологой траектории.
        Внизу сквозь разрывы облаков, просматривалась коричнево-желтая равнина, сплошь покрытая руинами логрианских построек. Лишь кое-где виднелись ниточки рек. В их поймах зеленела растительность. Линию горизонта образовывали изломанные очертания исполинского горного массива.
        Софи не ошиблась в предчувствиях. «Анкор» все еще двигался на границе стратосферы, когда горная страна, образованная сетью хребтов, оказалась прямо под ними, и тут же из таинственных недр внутрискальных лабиринтов начала высачиваться темная хмарь, похожая на роящихся насекомых. Тысячи кристаллов взметнулись ввысь, окатывая штурмовой носитель сканирующими излучением. Пытаясь дотянуться до него, они образовывали многокилометровые нити. Более плотные скопления остались ниже, формируя компоненты, состоящие из множества частиц. Среди них зародилось напряженное сияние.
        - Плазма? - Джон с нескрываемым удивлением наблюдал за происходящими процессами.
        - «Плазменные плети», - уточнила Софи. - Ими логр-компоненты сбивали корабли скелхов, когда те вторглись в Первый Мир. С тех пор все никак не успокоятся…
        Джон живо представил, что бы случилось, войди они в атмосферу на планетарной тяге. Даже по приблизительной оценке мощность сформированного лограми оружия способна испепелить «Анкор».
        Тем временем наиболее длинный из логр-компонентов «дотянулся» до корабля. Кристаллическая нить изогнулась и тут же отпрянула, словно обожглась, хотя для логрианских устройств огненная аура, окружившая штурмовой носитель, явно не представляла никакой угрозы.
        Несколько секунд они сопровождали корабль, затем резко ушли вниз, утратив интерес к сгорающему в атмосфере объекту.
        - Фрайг… У нас повреждения!
        Софи видела, как несколько отсеков на схеме штурмового носителя окрасились алым. Не выдержала броня, произошла разгерметизация, сразу же нарушив аэродинамику корпуса.
        В следующий миг с ощутимым толчком сработали аварийные переборки, локализуя пораженные отсеки.
        - Теряем высоту!
        - Еще рано… - Софи пристально следила за лограми, ожидая, пока те скроются в глубине ущелий.
        - Теперь давай! Планетарная тяга!
        Штурмовой носитель качнуло. Динамика падения мгновенно изменилась, - мощно заработали двигатели, но длилось это всего несколько секунд.
        - Отказ секций правого борта!
        - Переходи на антиграв!
        - Не работает!
        - Садимся экстренно!
        «Анкор», кренясь на один борт, быстро терял высоту и скорость.
        Сразу за горным массивом простиралась равнина. Здесь, в отличие от большинства регионов Первого Мира, преобладала лесистая местность, кое-где изрезанная реками.
        Софи внутренне сжалась. Отказали не только двигательные секции, перестали работать гасители инерции. Джон перешел на боевое маневрирование, умудряясь удерживать корабль в воздухе, но перегрузки навалились запредельные.
        - Держись!
        Несмотря на усилия трех «Одиночек», корабль падал.
        Лес начал сливаться в мутно-зеленые полосы, затем впереди показался просвет, - Софи успела заметить косогор, осыпи камней, редкие сосны.
        Корабль врезался в склон невысокого холма, от удара его развернуло боком. Срывая дерн и подламывая деревья, штурмовой носитель по инерции пробил глубокую борозду, и покачнувшись остановился.
        - Жестко… - Джон отстегнулся от кресла. - Долго тянули, сестренка.
        Софи едва дышала. Кровь сочилась из прокушенной губы. Несмотря на исправную работу противоперегрузочной системы ей изрядно досталось.
        Ничего не ответив на реплику, она с трудом встала, придерживаясь за переборку добрела до выхода из отсека, негромко обронила:
        - Займись повреждениями.
        Аварийный шлюз открылся со скрежетом. Значит есть деформации корпуса и это плохо. Здесь устранить поломки будет намного сложнее. Хотя бы потому, что нет квалифицированных специалистов, а запчасти придется доставлять на тягловых животных.
        Прохладный утренний воздух коснулся разгоряченного лица. К сладковатому запаху древесной щепы примешивались тонкие нотки дыма. Корабль остановился на краю неглубокого болотца. По покрытой ряской поверхности все еще перекатывались пологие волны. Встревоженно щебетали птицы.
        У Софи вдруг резко закружилась голова.
        Она присела на нижнюю ступеньку выдвижного трапа.
        Потрескивая, остывала обшивка. Природа быстро брала свое, - после грохота аварийной посадки туманное утро вновь окуталось тишиной.
        Она вернулась. Вернулась назло всему, как и обещала Глебу. Он, наверное, даже соскучиться не успел, ведь в Первом Мире прошло не так много времени, с того момента, как они отключили систему, управляющую смещениями планет.
        Софи включила кибстек, взглянула на карту.
        Маркер цитадели Белые Скалы находился в двадцати километрах южнее.
        В обшивке «Анкора» открылся технический люк. Ремонтные сервы, цепляясь за неровности обшивки принялись исследовать внешние повреждения. С другой стороны штурмового носителя показался Сейч.
        - Плохо дело, - сообщил он. - Три отсека выгорело. Одну секцию бронеплит сорвало.
        - А двигатели?
        - Один цел, второй отремонтируем. Там ничего серьезного. А вот корпус придется латать. Да и оборудование потеряли.
        - Гиперпривод?
        - Цел. Твоя идея с нанобами неплохо сработала.
        - Тогда займись ремонтом.
        - А ты?
        - Немного передохну и в путь.
        - Меня не возьмешь?
        - Нет. Сама доберусь, - ответила Софи. Ее тон не подразумевал дальнейших расспросов или возражений.
        Глава 9
        Первый Мир…
        Софи шагала без устали, полная надежд и предчувствий. После серии внеурочных Смещений, глухие чащобы, в обычные времена овеянные дурной славой «гиблых мест», выглядели пустынными. Звери первыми чувствуют надвигающуюся катастрофу. Инстинктивный ужас гонит их за сотни километров от исконных мест обитания и возвращаются они не скоро.
        Через пару часов Софи вышла к руслу небольшой речушки. Дальше путь лежал вдоль берега и идти стало намного легче.
        Цитадель «Белые Скалы» в незапамятные времена построили на перекрестке караванных путей древние расы, обитавшие в Первом Мире задолго до появления людей. Со временем ксеноморфы выродились и исчезли, даже не оставив четких упоминаний о себе, но их форпост сохранился. На протяжении веков крепость, возвышающаяся на уступе белого известняка, переходила из рук в руки. Ее достраивали и приспосабливали под свои нужды различные народы, пока чуть больше ста лет назад, эскадра адмирала Тиберия Надырова не сорвалась на вертикаль гиперсферы[13 - Подробнее в романах «Сон Разума», «Первый Мир», «Запрещенный контакт», «Изоляция», «Тиберианец». Если говорить о датах, то нужно учитывать, что время в Первом Мире течет в десять раз быстрее, чем в обычном космосе, то есть, эскадра Земного Альянса сорвалась на вертикаль в период Первой Галактической, но благодаря разнице в течении времени, для экипажей прошло чуть больше ста лет, в то время как в Обитаемой Галактике минуло тысячелетие.].
        Три корабля достигли поверхности Первого Мира. Крейсер «Тень Земли» удалось посадить с минимальными повреждениями, два фрегата разбились, но их экипажи выжили.
        Так началась история тиберианцев. Бывшие офицеры Альянса объединили под своей властью множество разрозненных человеческих поселений, в разные времена и по разным причинам возникшие в этом регионе планеты.
        Идеология тиберианцев, изначально выстроенная на ярой ксенофобии, со временем трансформировалась. Новые поколения уже не грезили завоеваниями, они охраняли границы своих земель, торговали с чужими, вели раскопки древних логрианских городов, а через сеть порталов, соединявших между собой планеты Ожерелья, исследовали лишенные атмосферы миры, принося из рискованных вылазок образцы техники, необходимой для создания очага развитой человеческой цивилизации.
        Одна из таких экспедиций доставила на базу тиберианцев кристаллосферу с сознанием «Beatris».
        Так она попала на службу в дальний гарнизон, расположенный на границе Равнины Порталов. Во время вторжения Фокарсиан и Скелхов, «Beatris», инсталлированная в систему «Хоплита», защищала древний логрианский тоннель, ведущий сквозь горный массив прямиком к человеческим поселениям.
        Там она приняла свой последний бой, и там же, спустя десятилетия «Изоляции», ее подобрал Глеб.
        Вскоре берега лесной реки стали обрывистыми, появились выступы горных пород.
        Софи вскарабкалась наверх, понимая, что вскоре русло вольется в ущелье.
        Она никогда не бывала в окрестностях Белых Скал, но «Beatris» некоторое время находилась в прямом нейросенсорном контакте с рассудком Глеба, и потому места выглядели вполне узнаваемыми.
        Обветренные, изъеденные временем известняковые утесы возвышались над лесом, давая путникам надежный ориентир.
        Ну, вот и пришла…
        День уже клонился к закату. В безоблачном небе кружил одинокий амгах. К древней цитадели вел разбитый проселок, и чем ближе она подходила, тем явственнее становились звуки масштабного строительства.
        Дорога вскарабкалась на пологий холм и перед Софи открылась панорама окрестностей.
        Лес отступил. Повсюду виднелись свежие пни. Стены крепости зияли брешами. Мурглы таскали камни, разгружая с телег плиты белого известняка. Скрипели лебедки. Добродушные великаны усердно трудились, восстанавливая кладку. В предместьях появилось множество домов и хижин. Везде кипела работа: примитивные, выполненные из дерева механизмы, приводимые в движение силой воды, ветра или же тягловых животных, перемешивали раствор, поднимали грузы. Целину, окружавшую стены, вспахали, - поля тянулись к горизонту, насколько хватало взгляда. По-видимому, сюда переселились люди со всей округи, - по крайне мере те, кто пережил последние катастрофические Смещения.
        Софи решительно направилась к главным воротам крепости.
        Ее никто не останавливал, ни о чем не спрашивал. Навстречу попалась группа норлов, - они спешили к тренировочным площадкам, где несколько сохранившихся с былых времен андроидов обучали молодежь азам обращения с оружием.
        Сердце Софи билось все чаще. Сколько раз она пыталась представить, как вернется в Первый Мир. И вот она тут. Чужестранка, среди пестрого сборища людей и чужих, пытающихся наладить жизнь после потрясений, едва не уничтоживших планету.
        У ворот она заметила подобие пропускного пункта. Несколько телег с провиантом выстроились в очередь. Дородный мужик придирчиво осматривал доставленный возницами груз, по ходу дела о чем-то споря с высоким жилистым стариком.
        Память «Beatris» встрепенулась, вытолкнула образ, в то время как до слуха Софи долетело несколько фраз:
        - Нет у меня свободных машин. «Гессель» не дам, даже не проси. И вообще, никто тебя не отпустит к «озеру тьмы», даже не думай. Ты на ноги-то едва встал, а уже приключений ищешь!
        - Но мне обязательно нужно осмотреть свой фаттах! - резко возразил старик.
        - Да сдох давно твой истребитель, будь он хоть трижды бионическим! Там вообще только пепел, да оплавленные скалы остались!
        - Фаттахи живучие, - резко возразил старик. - И кто ты такой, чтобы мне запрещать?
        - Да не запрещаю я. Но машину не дам. Глеб узнает, - голову мне снимет. Хочешь, иди пешком. Или лошадь раздобудь.
        Воспоминания «Beatris» помогли опознать мужика.
        - Сыть?
        Бывший сельский торговец невольно вздрогнул, медленно обернулся.
        - Кому «Сыть», а кому Сытерий Иванович! Ты вообще, кто такая?
        - Тиберианка. Мне нужно увидеться с Глебом.
        - Ага. Как же. Размечталась. Будто у командира дел других нет… И вообще, какая из тебя тиберианка? Молода слишком. Небось, книжек начиталась? Или сказок наслушалась, вообразила себя воительницей? - он пренебрежительно скривился.
        Старик, внимательно наблюдавший за Софи, заметил, как она мгновенно изменилась в лице. Сыть, своим скудным умишком даже не подозревал, сколь тонка сейчас грань, отделяющая его от несчастного случая, например - неловкого падения, сломанной руки, а может и шеи.
        Взгляд неброско одетой девушки пробрал дрожью даже его, - повидавшего сотни миров, побывавшего в нескольких Вселенных. Он хотел вступиться, остановить, не дать ей наделать глупостей, о которых потом будет сожалеть, но дело решил случай.
        К воротам крепости как раз подъехал флайкар, за которым едва поспевала кавалькада вооруженных всадников.
        - Что тут происходит? - Глеб, заметив перекошенное, побледневшее лицо Сыти, вышел из машины.
        Софи медленно обернулась. Ей казалось, что сердце вообще перестало биться, замерло, сжалось.
        - Да вот девчонка тебя спрашивает. Говорит, что тиберианка.
        Они встретились взглядами. Софи ждала, что он сейчас узнает, шагнет навстречу, обнимет.
        Глеб сильно похудел и осунулся. Слишком много на себя взвалил, но как иначе?..
        Мысли метались рваные.
        - Тиберианка? - в его голосе прозвучало сомнение. - Ты чья будешь? Родители - тиберианцы, да?
        Софи почувствовала себя так, словно ее контузило. В ушах вдруг появился шум, в висках бился неровный пульс. Тихо прошелестела пневматика. Из машины вышла девушка, подошла к Глебу, взяла его за руку.
        - Эй, ну ты чего? Подумаешь, переговоры не удались. Не срывай досаду на других. Оставь девчушку в покое. Поехали.
        - Насть, подожди, я сейчас, - он продолжал пристально смотреть на Софи, словно силился что-то вспомнить, но не мог. - Так чья ты будешь?
        - Ничья… Сама по себе…
        Глеб по-своему истолковал ее замешательство.
        - Не обижайся. Вон, видишь андроидов на тренировочной площадке? Сходи к ним, расскажи, кто ты, откуда. Они проверят твои навыки. Если годишься, - станешь тиберианкой. Обязательно, - он ободряюще кивнул ей, и тут же обернулся к торговцу, хрипло произнес, понизив голос: - Сыть, ты мне народ не отваживай! Каждый человек на счету! Еще раз замечу, не посмотрю, что Настя твоя дочь. Отправлю камни ворочать!
        Считая, что инцидент исчерпан, он обернулся и пошел к машине.

* * *
        Софи плакала горько и безутешно.
        День догорал фиолетовым закатом.
        Быть человеком оказалось нелегко. Еще будучи «Одиночкой», при общении с Глебом «Beatris» сформировала аватар юной девушки. Тот же облик был передан доку в качестве образца внешности.
        Но он ее не узнал. Значит, особо и не запомнил. Подумаешь, какая-то кристаллосфера, найденная в логрианском тоннеле? Стоит ли вспоминать о ней, когда рядом живые люди?
        Горький комок, перехвативший дыхание, никак не проходил, на глаза невольно наворачивались слезы. Состояние настолько пугающее, необычное, что она растерялась, совершенно не представляя, как быть дальше? Ее мечты, надежды, - все оказалось перечеркнуто в один миг.
        Отойдя подальше от шума и суеты, она сидела на каменистом косогоре и запрокинув голову, смотрела в полыхающие фиолетовыми сполохами небеса Первого Мира.
        Хрустнула ветка. Она даже не шелохнулась, лишь машинальное сканирование окатило окрестности. К ней целенаправленно шел тот самый старик, что недавно спорил с Сытью у ворот цитадели.
        - Ну, что же ты, девочка? - его рука мягко, по-отечески легла на плечо. - Поверь, жизнь на этом не заканчивается.
        Она вытерла слезы.
        - Вам-то какое до меня дело?
        - Хотел спросить кто ты?
        - В смысле?
        - Кто ты на самом деле?
        - Обычная сельская девчонка, вообразившая себя тиберианкой. Разве не слышали? - всхлипнув, ответила Софи.
        - Ой ли?
        - С чего вдруг такой интерес ко мне? - она подняла недоуменный взгляд, а он присел подле, некоторое время молчал, и лишь потом заметил:
        - Обычным сельским девчонкам не имплантируют модули технологической телепатии. Я прав?
        - Как узнали? - глухо спросила она.
        - У меня тоже есть расширитель сознания. Немного другая технология, но после серии апгрейдов, вполне совместимая с версиями из этой реальности.
        - Из этой реальности? Я не ослышалась?
        - Нет. Не ослышалась. Меня зовут Егор. Егор Бестужев. Я заблудился в гиперкосмосе и попал сюда из другой Вселенной.
        Сказанное им было удивительно, неожиданно, но Софи испытывала сейчас такую горечь, что мысли по-прежнему путались, а его попытки завязать разговор казались неуместными.
        - Простите. Я хочу побыть одна. Разве непонятно?
        - Сидеть одной и плакать о несбывшемся - занятие так себе, - словно бы между прочим заметил Бестужев.
        Замешательство, потрясение и гложущая изнутри боль, требовали чем-то заполнить внезапную моральную пустоту, а он словно чувствовал это, - сидел и молчал, упрямо не желая уйти, оставив ее в покое.
        Вечер догорал. Терпко пахло смолистыми травами, к их аромату подмешивалось благоухание невзрачных с вида луговых цветов.
        - Прости за настойчивость. Момент действительно неподходящий, но боюсь, ты просто встанешь и уйдешь, а я снова останусь в крайне стесненных обстоятельствах.
        - Да что вам от меня нужно?! - Софи рассердилась.
        - У нас много общего. Я сразу тебя приметил, ведь модули технологической телепатии автоматически устанавливают контакт. Ты избыточно имплантирована. Я тоже. Мы оба потеряли дорогих людей и не знаем, как быть дальше.
        Подбородок Софи вновь непроизвольно дрогнул.
        - Я искал дочь, но заблудился в гиперкосмосе, - упрямо продолжал он. - С трудом пробился сюда, но потерял свой фаттах, - это живой истребитель, созданный расой Хонди.
        Она вытерла слезы, искоса взглянула на Бестужева. Теоретически Софи знала, что существует еще пять Человечеств, но впервые встретилась лицом к лицу с представителем одного из них. Внешне ничего необычного, однако пристальное сканирование показало не только кибернетические «апгрейды» его организма, но и абсолютно чужеродную составляющую. Некие органы, никак не присущие людям.
        - Это хондийский нерв, - Егор спокойно воспринял происходящее. - Мне его имплантировали на Пандоре, - планете, сейчас утонувшей в аномалии времени. Там мы выживали среди чуждых цивилизаций. Рассказывать долго и сложно. Если интересно, то могу использовать модуль технологической телепатии. Еще раз - прости за настойчивость. Просто я застрял тут и отчаянно нуждаюсь в помощи. Мне нужно добраться до древнего портала, который местные называют «Озером Тьмы». Там остался мой фаттах. Если истребитель не погиб, то я снова отправлюсь в гиперкосмос.
        Софи невольно представила исковерканные Смещениями регионы, полные обезумевшего зверья, и ксеноморфов, пытающихся выжить на руинах своих поселений. Да, пешком или на лошади туда явно не доберешься.
        - Скажи, Глеб счастлив? - спросила она.
        - С Настей? Наверное, - да. Ты любишь его?
        - Не знаю… - глухо призналась Софи. - Долгая история.
        - Останешься? Попытаешься его вернуть?
        - Нет. - Софи ужаснулась тем мыслям и эмоциям, что пронеслись, будто шквал, оставляя глубокие, саднящие раны в душе и рассудке. Без сомнения, она могла бы отвоевать Глеба. Но ей хотелось любви, - чистой и искренней. В трофеях она не нуждалась. Это так же бессмысленно и жестоко, как счет равнодушным победам, что ведет Сейч.
        Значит Белые Скалы - не ее судьба, как думалось и мечталось? Но что же теперь делать? Куда податься? Где и в чем искать смысл жизни? Вернуться в Обитаемую Галактику?
        - Расскажи мне о своей Вселенной, - попросила Софи, отчаянно пытаясь хоть как-то унять противоречивые эмоции.
        - Часть твоего рассудка откроется для меня, - честно предупредил Бестужев.
        - У меня нет особенных секретов, - ответила она, мысленно давая разрешение на установление полноценного контакта между расширителями сознания.
        Миг и их импланты соединились, образуя единое цифровое пространство. Софи невольно вздрогнула, напряглась: поток удивительной информации хлынул в ее рассудок. Горевать о прошлом и несбывшемся стало попросту некогда, - новые впечатления сначала захлестнули калейдоскопом обрывочных образов, затем они начали обретать последовательность, некий повествовательный смысл, - ей потребовалось всего несколько минут, чтобы увидеть сжатую историю горстки людей, покинувших Землю ради дерзкого колониального проекта и в конечном итоге оказавшихся единственными выжившими из всего рода человеческого[14 - Подробнее в романах «Смертельный контакт», «Врата миров», «Среда выживания», «Линия жизни», «Зона контакта».].
        «Прометей», Пандора, древняя сеть армахонтов, темпоралы - удивительные энергетические структуры, меняющие течение времени, - все это сложилось в непротиворечивую, но полную захватывающих дух подробностей панораму иной Вселенной.
        Она увидела станции Н-болг, мысленно побывала на Рубеже, заочно познакомилась с морфами, хонди, звенгами и эшрангами, увидела возникновение моста между Вселенными, и карликовую планету Эрида, канувшую в гиперкосмос.
        - Поразительно… - выдохнула Софи. - Значит ты прошел через древний логрианский тоннель?! А за тобой гнались эти существа, умеющие создавать пробои метрики между Вселенными?
        - Скорее не «существа», а машины неизвестной нам цивилизации, - не отключая трансляцию мысленных образов, ответил Бестужев. - Мы практически ничего о них не знаем, кроме нескольких названий. Их удалось перехватить, сканируя обмен данными между кораблями пришельцев, а затем интерпретировать, сопоставив с техническими объектами.
        - Но ведь я уже видела подобные корабли! Здесь в Первом Мире! - Софи пребывала в замешательстве. Одни образы накладывались на другие, не противореча друг другу.
        Бестужев удивленно приподнял бровь, получая встречный информационный поток.
        Он увидел свой искалеченный фаттах, вырвавшийся из пучин гиперкосмоса, преследуемый хитварами. Он уже не надеялся выжить, когда по базовым кораблям пришельцев внезапно открыли огонь серв-машины и древние системы противокосмической обороны этой планеты.
        - Значит ты - «Одиночка»? Один из боевых ИскИнов? - невольно вырвалось у него.
        - Была ею. Теперь я человек. Пусть и искусственно выращенный. Это проблема?
        - Скорее, - проблеск надежды, - ответил Егор.
        Его слова прозвучали искренне. При прямом соединении рассудков это ощущается особенно остро.
        - Ладно. Я помогу тебе добраться до Озера Тьмы. Но даже если твой фаттах выжил и каким-то чудом смог регенерировать, как ты собираешься продолжать поиски дочери?
        - Ну кое-какие идеи есть, - ответил Бестужев. - Я тщательно изучил данные, касающиеся возникновения логрианского гипертоннеля. Он соединил базовые вертикали пяти Вселенных создав сильные искажения метрики в реальном космосе. Своего рода «слабые места». Их и используют пришельцы для создания пробоев пространства и времени.
        - Это понятно и очевидно, - согласилась Софи. - Но как их отыскать? Твоя дочь могла оказаться, где угодно.
        - А вот и нет, - в словах Егора прозвучала убежденность. - Все искажения, связанные с возникновением логрианского тоннеля расположены в границах галактик «Млечный Путь». Для каждой Вселенной картина повторяется. Если принять Солнечную систему и Землю как точку отсчета, то можно определить, где именно расположены аномалии.
        - То есть, ты создал некую систему координат?
        - Я ее заимствовал. У тиберианцев которые ушли в другую Вселенную.
        - Подожди! - Софи едва не потеряла дар речи. - Ты с ними встречался?!
        - Нет. Но в бункере Белых Скал есть исправный узел внепространственной связи. Он многие годы в автоматическом режиме вызвал крейсер «Тень Земли». Недавно был получен ответ. Корабль сильно пострадал в битве со скелхами и дрейфует в зоне аномалий. На его борту выжило несколько тиберианцев, но они не могут сами восстановить крейсер.
        - Глеб отправил туда помощь?
        Егор отрицательно качнул головой.
        - У него нет для этого ресурсов. И вообще, он простой сельский парень, которого судьба вытолкнула вперед. Прости, но Глеб мыслит слишком узко. Для него важен этот клочок земли и горстка соратников. Он зациклился на восстановлении Белых Скал, не понимая, что угроза глобальная, а цитадель, - лишь камушек на пути вероятного вторжения. Эти существа непостижимы. Они уничтожают все встретившиеся рукотворные объекты, не пытаясь их захватить или использовать. Пока не вижу смысла в таких действиях, но важен другой факт: они умеют создавать мосты между Вселенными.
        - Как же так?! Ведь «Тень Земли» - это легенда! Корабль способный сплотить всех тиберианцев! И кстати, почему ты упомянул о нем? Как крейсер может быть связан с твоей дочерью?
        - Я же сказал чужие открывают мосты между Вселенными по определенной системе. Они используют аномалии, возникшие при движении Лограна[15 - Логран - родная планета логриан, которую они превратили в гигантский космический корабль. Именно погружение Лограна в гиперкосмос вызвало возникновение гипертоннеля, соединившего между собой пять Вселенных. (подробнее в романе «Воин с Ганио»).], - теперь я это знаю наверняка. «Тень Земли» дрейфует в зоне таких искажений. Значит, если моя дочь выжила и находится в той Вселенной, она скорее всего, поблизости от крейсера.
        Софи глубоко задумалась.
        - Нам стоит держаться вместе. У меня есть корабль, а ты хорошо изучил логрианский гипертоннель, но видимо промахнулся, выйдя не на ту вертикаль. Может, продолжим поиски твоей дочери, а заодно проведем разведку? Хотелось бы взглянуть на центр мироздания и побывать в других вселенных. Только с одним условием.
        - Слушаю.
        - Мы загрузим трюмы моего корабля стандартными запасными частями и первый прыжок совершим на координаты, полученные в сообщении с борта «Тени Земли».
        - Согласен, - Бестужев встал и протянул ей руку. - Заночуем в Белых Скалах?
        - Нет. Сходи за своими вещами. Попрощайся с Глебом. Я подожду тут.
        - Знаешь, Глебу я отправлю сообщение. Так будет проще. А вещей у меня нет. Не обзавелся.
        - Тогда в путь? - Софи обернулась, окинула взглядом Белые Скалы. Уже смеркалось, но работы не прекращались и ночью. Повсюду на стенах цитадели зажглись огни.
        В который раз за последний месяц ей приходилось отсекать прошлое, отметать несбывшиеся надежды и снова искать цель в жизни?

* * *
        Обратный путь занял всю ночь.
        Егор Бестужев оказался хорошим спутником и интересным собеседником. Несмотря на возраст он шагал бодро, не отставая от Софи.
        - Ты проходил реинкарнации? - поинтересовалась девушка.
        - Нет. У нас не развиты такие технологии.
        - А сколько тебе лет?
        - Почти девяносто. В биологическом смысле. Ну, а объективно - все сто пятьдесят.
        - Как такое может произойти?
        - В моей Вселенной есть места с ярко выраженными аномалиями времени. Пандора, где я родился и вырос, находится в эпицентре одного из мощнейших искажений темпорального потока. Мне несколько раз доводилось совершать прыжки во времени.
        - В прошлое или будущее? - заинтересовалось Софи.
        - Будущее. В прошлое смогли погрузиться только Армахаонты, да и то лишь однажды.
        - Неплохо держишься для своих лет.
        - Это все хондийский нерв, - ответил Егор. - Он не дает организму поддаться старости. На внешность не обращай внимания.
        - А в чем суть его воздействия?
        - Особенные метаболиты. Хонди - раса насекомых. Они живут вариативно, если можно так выразиться. Некоторые по триста-четыреста лет, а другие, год или два. В зависимости от обстоятельств и, скажем так: общественного предназначения. Надеюсь, ты понимаешь.
        - Угу, - Софи вскарабкалась на крутой берег реки и подала руку, помогая Егору. - В нашей Вселенной тоже есть раса насекомых. У них существует схожая иерархия. Рабочие особи живут недолго, разумные - сколько потребуется.
        - Но это не значит, что я уподобился чужим, - видимо Егор не раз сталкивался с проявлениями ксенофобии со стороны людей, случайно узнавших, что он носитель двойного генома. - Нерв прежде всего нужен для работы феромонных желез и управления хондийскими кораблями. Все остальное - побочный эффект от его имплантации.
        За разговорами время летело незаметно. Уже близилось утро, когда они миновали чащобы и вышли к холму, где совершил жесткую посадку «Анкор».
        В отличие от Белых Скал, здесь ничто не выдавало круглосуточно проводимых ремонтных работ. Егор даже невольно вздрогнул, когда они прошли сквозь незримую завесу, создаваемую фантом-генераторами. Космический корабль как будто материализовался из воздуха: пространство вокруг него заливал яркий свет, слышалось бряцание металла, семенящие шаги технических сервов, гул каких-то механизмов и сварливое ворчание Сейча:
        - Какой идиот додумался назвать логриан пацифистами? - вслух возмущался он, осматривая повреждения бронеплит, принявших на себя прикосновение цепочки логров. - Фрайг, ведь краешком задело, а надо менять. Откуда я возьму запчасти?
        - Привет, Джон.
        Андроид обернулся.
        - О, сестренка! Не ждал, что вернешься так быстро, да еще и в кампании.
        - Знакомься, это Егор Бестужев. Он теперь член нашего экипажа.
        Сейч смерил Егора оценивающим взглядом, но от каких-либо комментариев воздержался.
        - Бронеплиты «повело», - сообщил он. - На стыках образовались зазоры. Ума не приложу что делать. В атмосфере сможем двигаться только на антиграве. Никакой планетарной тяги, иначе начнется цепь поломок.
        - Энергии хватит на тысячу километров?
        - Вполне.
        - Тогда не забивай себе голову. Мы летим к «Озеру Тьмы», - это один из порталов, открытых при вторжении Омни, а там поблизости есть старый космопорт Конфедерации и база РТВ[16 - РТВ - робототехнические вооружения.]. Правда не знаю, уцелели ли они.
        - База РТВ? - оживился Сейч. - Неплохо. Вооружиться надо бы получше. Да и парочка тяжелых серв-машин на борту точно не помешает. Слушай, а ты не могла бы взять под контроль десяток-другой логров?
        - Кристаллов мы обязательно наберем. А вот составить из них работоспособные последовательности не обещаю. Надо посмотреть сохранились ли сервера на бывшей базе Конфедерации, - вполне серьезно ответила Софи. - В крайнем случае у меня есть с кем проконсультироваться.
        - По поводу логр-компонентов и их практического использования?
        Она кивнула.
        - Есть еще хорошие новости? - Джон упорно игнорировал присутствие Бестужева.
        - Егор знает, как отыскать «Тень Земли», - буднично обронила Софи. - Так что мы отправляемся на поиски крейсера.
        У Сейча натурально отвисла челюсть.
        - Ты серьезно?! - он справился с мимическими приводами, внимательно посмотрел на девушку, затем на ее спутника. - Я не ослышался?
        В ответ Софи транслировала ему заранее подготовленные данные. Ровно столько, сколько нужно знать Сейчу, чтобы отбросить всяческие мысли о побеге или неподчинении. Цель, которую она только что предложила боевому искусственному интеллекту, полностью соответствовала его текущему состоянию. Миссия по спасению легендарного крейсера, овеянного мрачной и сомнительной славой времен Первой Галактической, по определению превращала Джона в верного и преданного соратника.
        - Когда отправляемся? - преодолев миллисекундный информационный шок, спросил он.
        - Нам с Егором нужно передохнуть. Поспать хотя бы несколько часов. Я уже больше суток на ногах, устала.
        - Ну, да, конечно. Бренные ненадежные биологические оболочки, - в своей манере проворчал Сейч. - Ладно, займусь ремонтом. Все равно надо подлатать стыки бронеплит.

* * *
        Первый Мир. Окрестности «Озера Тьмы»…
        Наплывы расплавленного камня, глянцевитые, трещиноватые, похожие на вулканическое стекло обрамляли кратер.
        - Это и есть «Озеро Тьмы»? Почему его так назвали? - спросил Бестужев. Во время своего катастрофического прибытия в Первый Мир, он не очень-то успел рассмотреть окрестности, и теперь заинтересованно оглядывался по сторонам.
        - Когда открывается портал, границы кратера заполняет тьма, - скупо пояснила Софи.
        Местность начала повышаться. Границы «берега» обозначали вплавленные в породу механизмы, кое-где попадались обугленные останки людей и животных. Несколько остовов космических кораблей ветшали под открытым небом.
        Сам кратер образовался в незапамятные времена, еще при первом срабатывании портала. Часть вещества тогда канула в гиперкосмос. Софи остановилась на гребне пологой возвышенности, взглянула на озерко мутной дождевой воды, скопившейся на дне огромной впадины.
        Жуткое место.
        Она помнила, как на этом самом месте пульсировал барьер, сотканный из бесчисленных молний, не дающий подступиться к порталу, уничтожающий все и вся на многие километры вокруг.
        - Не думаю, что твой фаттах смог выжить. Здесь нет органики. Все испепелено. Как его искать? Есть какие-то приметы?
        Егор продолжал внимательно осматриваться.
        - С высоты все видится иначе, - признал он. - Кажется меня выбросило вон к тем скалам, - он жестом указал на оплавленные контуры одиночной возвышенности, подле которой лежал поваленный набок остов выгоревшей дотла серв-машины.
        - Сейч, как у тебя? - по связи спросила Софи, пока они шли в указанном направлении.
        - Занимаюсь ремонтом. Нашел и вскрыл два консервационных бокса. Сейчас сервы меняют бронеплиты. Но, если честно, то поживиться тут особо нечем. База РТВ, как и космопорт разрушены до основания. Все либо выжжено плазмой, либо растащено мародерами.
        - До подземных ангаров добраться не сможешь? - близость портала невольно навевали воспоминания о жутких событиях, едва не уничтоживших Первый Мир. Хотелось поскорее покинуть эту безмолвную долину, над которой ветер и по сей день кружил поземку из праха.
        - Полости в глубине скал сканируются отчетливо, но боюсь мне не хватит мощности бортовых лазеров, чтобы быстро прорезать толщу породы, - ответил Сейч.
        - Ладно, тогда не трать энергию. Мы скоро вернемся. Технику и запасные части поищем на других планетах Ожерелья.
        - Понял тебя, сестренка.
        Сестренка… Иногда одно слово, даже оброненное вскользь, с нотками иронии, способно приободрить, отогнать стылую дрожь.
        Бестужев обогнул корпус «Фалангера» и остановился, заметив нечто знакомое.
        - Это тут. Точно.
        - Так, где же истребитель?
        - Вот он, - Егор разгреб прах, скопившийся в небольшой ложбине.
        Софи увидела кости, выступающие прямо из оплавленной земли. Невероятно, но они не сгорели, сохранив форму обводов корпуса.
        - Что за материал?
        - Сродни хитину, только намного прочнее, - ответил Бестужев. - Помоги раскопать.
        Она не стала задавать лишних вопросов. Раз просит, значит надо. Подобрав помятый фрагмент кожуха, оставшийся от ступохода серв-машины, Софи с усилием принялась отгребать в сторону наслоения пепла. Смоченные дождями они спрессовались, образовав подобие плотной вулканической почвы.
        Вскоре меж ребер жесткости, когда-то служивших основой для сгоревшей обшивки, показался костяк, отдаленно напоминающий контуры пилотажного кресла, а за ним глянцевито блеснули очертания плотно закупоренного контейнера… или хитинового кокона?
        Бестужев присел, пальцами осязая поверхность находки. Наконец ему удалось отыскать какой-то бугорок. Егор нажал на него серией усилий определенной последовательности и по оболочке органической капсулы внезапно побежали трещины.
        «Скорлупа» рассыпалась на фрагменты. Внутри оказался спрятан кусок минерала, испускающий ровное свечение, и еще нечто сморщенное, обтянутое плотной кожей.
        - Что это? - Софи заинтересованно рассматривала находки, не берясь угадать их истинную природу и назначение. Слишком чуждыми и непонятными они выглядели.
        - Навигационный кристалл и зародыш.
        - Зародыш чего?
        - Чего захочу, - Егор спрятал находки во внутренний карман куртки. - Можно вырастить новый фаттах, а можно более крупный корабль, - ответил он. - Смотря какие командные феромоны задействовать при инициализации зародыша.
        - Так он живой?
        - Пока нет. Семя, если пользоваться точными определениями, содержит лишь набор органических компонентов и несколько вариантов ДНК. В таком виде оно может храниться веками. Любой хондийский корабль выращивается из семени.
        - А как быстро происходит процесс роста?
        - Зависит от условий. В идеале, чтобы вырастить нечто крупнее и мощнее фаттаха, нужна планета с кислородосодержащей атмосферой и дополнительная органика, которая послужит малышу пищей.
        - Смотрю, ты трепетно относишься к чуждым существам?
        - Дело привычки. И условий выживания. На Пандоре у нас не было выбора. Думаешь, я мечтал об имплантации хондийского нерва?
        - Извини. Не хотела тебя задеть.
        - Ничего. Просто воспоминания вдруг нахлынули. Ну что, теперь можем возвращаться, - Егор сменил тему. - Думаю, я смогу адаптировать кристалл для чтения кибернетическими системами. В крайнем случае сам выполню роль адаптера.
        - И что на нем хранится?
        - Мой курс, и сведения обо всех аномалиях, что повстречались в логрианском тоннеле. Используя эту информацию, мы сможем избежать множества неприятностей, быстро и безопасно достичь базовой вертикали другой Вселенной.
        - Твоей Вселенной? - уточнила Софи.
        - Нет. По пути я проскочил еще одну вертикаль. Из-за преследователей не успел вовремя сориентироваться и войти в ее поток. Думаю, она ведет во Вселенную, где дрейфует крейсер «Тень Земли». Туда же с большой долей вероятности выбросило карликовую планету Эрида, - в ее недрах скрывалась моя дочь. По крайней мере там, на кибернетических носителях выстроенного людьми города-убежища, точно находилось ее сознание.
        - Ладно. Тогда возвращаемся. Джон уже меняет бронеплиты, так что вскоре сможем взлететь. Нам еще нужно обследовать одну из безвоздушных планет Ожерелья, в поисках запасных частей.
        - Я не тороплюсь, - ответил Егор. - Время по моему опыту, обратимо. Главное не создавать парадоксов, не встречаться с самим собой, но вероятность такого «пересечения» пренебрежительно мала.
        - Не представляю, как можно повернуть время вспять? Или попасть в будущее?
        - На самом деле это не так уж и сложно. На нашем пути встретятся сотни аномалий, позволяющий такие прыжки. Гораздо сложнее предугадать, куда тебя забросит? Кое-какой опыт я приобрел, но его недостаточно для точных предсказаний. Так что лучше прибегать к таким мерам лишь в крайней ситуации.

* * *
        Четвертая планета Ожерелья…
        «Анкор» медленно скользил в бездонном небе, над исковерканной равниной.
        Внизу проплывали свидетельства бесчисленных катастроф и крушений. В некоторых местах корабли громоздились друг на друге, образуя холмы, а где-то едва виднелись из-под наслоений реголита.
        Софи вела штурмовой носитель, Сейч сканировал находящие внизу объекты, Бестужев о чем-то глубоко задумался, глядя на свидетельства далекого прошлого.
        Система Ожерелье не уставала поражать его.
        Сколько знаний и технологий хранят безмолвные обломки, усеивающие поверхность ее планет?
        Насколько он слышал, логриане долгое время тщательно скрывали сам факт существования этой системы, а люди появились здесь сравнительно недавно. Они едва закрепились в Первом Мире и не успели начать масштабных исследований.
        - Если сюда прорвутся Иные, то их уже никто и ничто не остановит, - в ответ своим мыслям произнес Бестужев.
        - Это еще почему? - заинтересовался Сейч.
        - Ты можешь представить, какое технологическое могущество скрыто среди этих обломков? - спросил Егор.
        - Нет, - пожал плечами Джон. - Но точно знаю: для их изучения нужна адаптированная под условия гиперкосмоса научно-исследовательская база. Кроме того, потребуются тысячи кораблей и станций, налаженные каналы снабжения, а главное - специалисты, которых сейчас в Обитаемой Галактике по пальцам пересчитать можно.
        - А если таким исследованием займутся пришельцы? Что если им удастся быстро разобраться хотя бы в малой толике скопившихся тут знаний? Ведь они в буквальном смысле валяются под ногами и никому нет до них дела! - добавил Бестужев. - Мы тоже думали, что чужие технологии совершенно непостижимы для нас, но, когда на Пандоре вдруг начали массово таять ледники, - разобрались быстро. Разобрались и адаптировали[17 - События романов «Среда выживания», «Линия жизни».].
        Сейч не стал вступать в спор, а Софи невольно задумалась. Егор был прав. Она знала, кто мог бы быстро и эффективно освоить наследие неведомых цивилизаций, скопившееся на планетах Ожерелья, но от самой мысли о вероятных последствиях становилось не по себе.
        - Давайте действовать, как договорились, - ответила она. - Сначала отыщем «Тень Земли». Попытаемся отремонтировать крейсер. Проведем разведку в другой Вселенной, а уже затем решим, что делать дальше.
        Бестужев хотел что-то ответить или возразить, но его прервал Сейч:
        - Вижу два войсковых транспорта. Сканируются уверенно, на борту еще есть признаки энергетической активности.
        - Их системы не отключились? - удивилась Софи, принимая данные.
        - Энергоматрицы сосредоточены в районе секций гиперпривода.
        - Да, теперь вижу.
        - Это нормально? - спросил Егор, который еще слабо разбирался в нюансах технологических решений, присущих боевым кибернетическим системам этой Вселенной.
        - Внепространственный двигатель защищен лучше других отсеков корабля, - пояснила Софи. - А сверху, насколько я вижу лежат обломки фрегата, которые тоже служат своего рода экраном. Так что да, нормально. Сигнатуры принадлежат сервам. Людей на борту нет, а они продолжают борьбу за живучесть.
        - И как мы поступим?
        - Сейчас сканируем груз. Если в трюмах транспортов запасные части, то поднимаем оба корабля. Сервов я отключу дистанционными командами.
        - Поднимаем? - удивился Егор.
        - Буксиром, - пояснила Софи. - Мы же не станем перемещать груз к нам на борт?
        - Результат сканирования - Сейч вывел в дополненную реальность отчет о содержимом грузовых отсеков. Похоже, оба транспорта в свое время держали курс к какой-то из космических верфей Земного Альянса. Их трюмы были под завязку забиты контейнерами с оборудованием для тяжелых космических кораблей.
        - То, что нужно! - порадовалась Софи. - Джон, снижайся. Я выйду наружу, осмотрю корабли и подцеплю тросы.
        - Значит скоро в прыжок? - Бестужев в последние часы заметно нервничал.
        - Да. Готовься провести нас через логрианский гипертоннель.
        Глава 10
        Иная Вселенная…
        «Анкор» стремительно всплывал из пучин гиперкосмоса.
        Отрезок логрианского тоннеля остался позади. В глубине души Софи была разочарована, - она много слышала о нем, но на самом деле путешествие через рукотворную аномалию мало отличалось от обычного прыжка. Энергетический поток, возникший в силу движения Лограна и соединивший между собой базовые вертикали пяти Вселенных, напоминал закольцованный разряд исполинской молнии. Двигаться внутри него было действительно опасно, - на пути встречались сотни блуждающих «ответвлений», заканчивающихся тупиками, либо своего рода «энергетическими заводями», - именно среди них едва не погиб Бестужев. Но сейчас, благодаря расшифровке курса с навигационного кристалла его фаттаха, штурмовой носитель, буксирующий за собой два войсковых транспорта, двигался относительно безопасным маршрутом.
        Софи пообещала себе, что обязательно вернется сюда позже, ведь в глубине пространственных карманов среди искажений пространства и времени смутно просматривались дрейфующие там загадочные объекты.
        Базовая вертикаль соседней Вселенной, мимо которой, уходя от преследования, в свое время проскочил Егор, появилась в виде вихреобразного искажения энергий.
        Двигаясь на ручном управлении, «Анкор» совершил серию филигранных маневров. Защита корабля выдержала, вновь заработал масс-детектор, но теперь цифры на крошечном экране вели обратный отсчет энергоуровней.
        - Как-то все буднично, - негромко произнес Сейч.
        - Удачно проскочили, - кивнул Бестужев.
        - Приготовились, - скупо обронила Софи. Взглянув на уровень заряда накопителей, она коснулась сенсора, включая режим «граница».
        Корабль ощутимо тряхнуло. Пробой метрики был инициализирован, но не завершен. «Анкор», вошел в боевое маневрирование, отправив в обычное для человека пространство группы разведывательных зондов.
        - Фрайг! Я ничего не вижу! - невольно вскрикнул Сейч.
        Софи инстинктивно зажмурилась, но машинальная реакция ничуть не помогла, ведь данные поступали напрямую, через расширитель сознания.
        - Это ловушка! Надо уходить обратно, в гиперкосмос! - в окружившем их ослепительном свете Егор с трудом различил несколько знакомых ему энергоматриц.
        - Поздно! - Сейч сканировал пути отхода, но в пространстве первого уровня гиперсферы уже появились призрачные силуэты чужих кораблей. Судя по всему, группа немедленного действия. Состав - не менее эскадры.
        Общее цифровое пространство, объединявшее рассудки Софи, Джона и Егора, позволяло мгновенно обмениваться данными, за доли секунд принимая консолидированные решения.
        - Прорываемся в обычную метрику! - Софи не видела иного приемлемого выхода. Вступать в бой с превосходящими силами неизвестного тебе противника, буксируя при этом два лишенных энергии транспорта, - безнадежная затея. Сначала нужно избавиться от балласта. В трехмерном континууме войсковые транспорты смогут включить двигатели, а установленные у них на борту «Одиночки» получат возможность действовать самостоятельно.
        - Всплытие!
        Не помогло. Казалось, они угодили в недра звезды - ослепительный свет царил повсюду, кибернетические системы сбоили, не находя никаких ориентиров.
        Однако, обшивка корабля не подверглась температурному воздействию. Возможно окружающее - это лишь иллюзия? Источник «холодного света» небывалой мощности не обладал температурой? Бред…
        В такие секунды промедление подобно смерти. Решения должны быть мгновенными и безошибочными.
        - Киберсистемам «стоп»! - вскрикнула Софи. - Расширители сознания отключить! Берем ручное управление!
        Ослепительное сияние угасло. Обычному человеческому восприятию, не обремененному имплантами, от природы дана возможность различать лишь малую толику окружающих энергий, в достаточно узком диапазоне. Это оказалось эффективнее, чем фильтрация помех или подбор вариантов технологической защиты.
        Боже…
        Софи резко отработала двигателями, едва разминувшись с полусотней небольших сферических аппаратов, - они впустую разрядили лазеры и тут же ушли в боевой разворот, - космос снимает многие ограничения, давая небывалую свободу маневрирования, особенно беспилотным машинам.
        - Джон, не тормози!
        В обшивке штурмового носителя открылись оружейные порты.
        Зенитные установки начали вести огонь, едва выдвинувшись в боевое положение. Пространство вокруг корабля вскипело от множества разрывов и попаданий, но хаос внезапного боя не помешал Софи бросить взгляд по сторонам, оценивая окружающее.
        Они вышли из гиперкосмоса на краю газопылевой туманности, разорванной тугим выбросом ослепительных энергий.
        - Мост между Вселенными! - Бестужев с трудом справился с потрясением.
        - Почему он открыт?! - Софи маневрировала, стараясь уйти в направлении газопылевых облаков.
        - Эта Вселенная служит лишь транзитным пунктом! Судя по всему, мост открыт в вашу реальность!
        - Но там ведь все спокойно! Ты же видел своими глазами!
        - Они не используют логрианский тоннель или глубинные слои аномалии. Я же сказал: эти существа выискивают «слабые места» континуума, чтобы создать пробой пространства и времени.
        - Значит они уже в моей Вселенной? - ужаснулась Софи.
        - Да и точка выхода должна располагаться где-то на небольшом удалении от Солнечной системы. Там больше всего аномалий. По крайней мере так происходило в других реальностях, в том числе и в моей!
        - Эй, у нас на хвосте два крупных корабля и около сотни истребителей! - напомнил о себе Сейч. - Отцепляем балласт?! Потом подберем!..
        - Нет! Не смей! - Софи увела «Анкор» в резкий стрейф[18 - Стрейф - боковое смещение. Корабль начинает смещаться вбок за счет работы двигателей ориентации одного из бортов.]. - Джон, включай автоматику транспортов. Оборонительные подсистемы. В трюмах есть несколько контейнеров с пространственными минами. Сбрасывай их вместе с фантом-генераторами!
        «Анкор» постоянно маневрировал, огрызаясь огнем. Мимо проносились росчерки лазерных разрядов, некоторые вскользь задевали обшивку, другие же впивались в бронеплиты под опасными углами, но пока ни одно попадание не смогло прожечь защиту корпуса. Маленькие шустрые истребители сферической формы, судя по данным сканирования, имели простейшую конструкцию Двигатель, навигация, вооружение, - вот и все подсистемы. Наверняка их можно штамповать тысячами.
        Внутри чужих аппаратов Софи не заметила признаков микросигнатур, характерных для искусственных нейросетей. Похоже, они действовали под управлением автопилотов, причем не самых продвинутых.
        - Готово! Транспорты реактивированы! Запрашивают курс следования!
        Софи указала координаты. Ближайший клубящийся выброс газопылевой туманности располагался всего в одной световой секунде. В его границах сканировались небольшие небесные тела, скорее всего астероиды, среди которых легко затеряться.
        - Мины сброшены. Тросы отстрелены. Транспорты легли на курс, - отрывистые фразы Джона наконец-то дали возможность к нормальному боевому маневрированию.
        «Анкор» отработал двигателями коррекции, разворачиваясь бортом. Тускло вспыхнуло защитное поле, прикрывающее наиболее уязвимые участки обшивки, там, где бронеплиты внешнего корпуса начали сдвигаться, открывая порты батарей плазмогенераторов. Против мелких подвижных целей плазма наиболее эффективна.
        Пространство кипело.
        Два крупных корабля чужих извергались сотнями истребителей.
        Бестужев непроизвольно подался к экранам. При отключенном расширителе сознания он был вынужден вглядываться в изображение, чтобы рассмотреть детали происходящего.
        - Это хитвары. Базовые корабли Иных. Старые и достаточно примитивные. Более продвинутые версии практически полностью состоят из энергетических оболочек. С ними бороться крайне трудно. Истребители - «рагды», опаснее чем кажутся. Действуя сообща, они способны уничтожить даже крупную цель.
        - Чем вооружены хитвары? - спросила Софи.
        - Плазмогенераторами, - ответил Егор. - Они выстреливают ее в виде протуберанцев. Ну, еще у них на борту есть лазеры большой мощности.
        Теперь понятно почему они не открывают огонь из основного калибра, - подумала Софи. Уже не сотни, а тысячи истребителей роились в пространстве, перестраиваясь для массированной атаки. Они блокировали базовым кораблям направление стрельбы.
        Ситуация приемлемая… Бывало и хуже…
        Взгляд метнулся между группами экранов. Без поддержки имплантов реакция существенно запаздывала, но неподалеку по-прежнему пульсировал энергетический мост. Защита кибернетических компонентов корабля хоть как-то выдерживала идущую от него «засветку», а вживленные кибермодули надо было перенастраивать, либо совершенствовать…
        Хуже всего пришлось Сейчу. Он не мог просто отключить кибернетическую составляющую и был вынужден преодолевать постоянный сбой восприятия.
        - Рви дистанцию, сестренка! Надо уходить в газопылевые облака!
        - Знаю. Терпи!
        Передовые группы рагдов тем временем напоролись на сброшенные транспортами мины. Сотни вспышек, полыхнувших в пространстве, обозначили их гибель.
        - Вторая волна приближается! - предупредил Джон.
        Софи упорно вела «Анкор» избранным курсом. Надо осадить атакующих. Юркие машины запросто последуют за ними в недра газопылевого выброса, и там отбиться от них будет значительно сложнее.
        Залп!
        Борт штурмового носителя озарился бледно-голубоватыми отсветами. Сгустки временно стабилизированной плазмы устремились к навстречу группам истребителей.
        Резко навалилась перегрузка, - «Анкор» совершил боевой разворот и на маршевой тяге начал уходить в направлении туманности.
        Рагды, игнорируя плазменные сгустки, тоже ускорились, вытягиваясь вслед ускользающей цели длинными шлейфами.
        Неудачный маневр.
        Временно стабилизированная плазма - коварное оружие. Ее энергия до поры сдерживается коконом электромагнитного поля, но эмиттер, генерирующий незримую оболочку, в конечном итоге сгорает и тогда происходит спорадическое разрушение сгустка. Ионизированный газ стремительно расширяется, образуя раскаленные облака, между которыми мгновенно возникают электростатические пробои.
        В космосе полыхнула сеть ослепительных, изломанных, ветвящихся и переплетающихся между собой молний. Миллисекундный катаклизм охватил огромный объем пространства. Отдельные разряды дотянулись даже до базовых кораблей противника, в нескорых местах пробив обшивку, - Софи видела, как декомпрессионные выбросы вспухли мутными облаками обломков.
        Шлейф туманности стремительно приближался. Поврежденные рагды отстали.
        - Похоже прорвались… - Бестужев откинулся в кресле, вытер выступившие на лбу капельки пота. - Легко отделались, - добавил он.

* * *
        Укрывшись в газопылевом облаке, штурмовой носитель лег в дрейф.
        Два транспорта под управлением автопилотов сейчас двигались к точке встречи, следуя проложенным Джоном курсом. Софи поставила задачу: не привлекать внимания противника, и он четко исполнял ее указания. Сейч снова оказался в своей стихии. Неизвестность его не пугала, наоборот, сложившаяся ситуации вновь наполняла боевой ИИ смыслом бытия.
        Егор Бестужев ушел в грузовой отсек, где собирался инициировать семя и вырастить бионический истребитель.
        Софи наблюдала за противником, а заодно калибровала датчики, настраивая систему фильтрации помех на случай, если снова придется приблизиться к небывалой энергетической аномалии.
        Зачем они открывают мосты между Вселенными? - размышляла она. - Какую цель преследуют, идя на такие затраты?
        Вопросы отнюдь не праздные. По словам Егора загадочные существа не захватывают территории планет, не разрабатывают ресурсы. Они просто уничтожают все, не принадлежащее к изначальным стихиям космоса. Проще говоря, их целями становятся любые рукотворные объекты, вне зависимости, кто их создал.
        Софи не улавливала логики. У любого завоевания есть цель, иначе оно теряет смысл, становится своего рода боевым безумием.
        В мысли вплетались доклады кибернетических систем. «Аметист» штурмового носителя прошел адаптивную настройку. Теперь можно взглянуть поближе на небывалый пробой метрики пространства.
        Она погрузилась в дополненную реальность.
        На этот раз бушующие в космосе энергии не ослепили. Перед мысленным взором девушки сформировалась достаточно подробная картина происходящего.
        Мост - название условное, отражающее лишь конечное предназначение небывалой по масштабам структуры. На самом деле в космосе вращалась пылающая воронка, внешне похожая на атмосферный циклон, с той разницей, что здесь и сейчас завихрениями искажалось само пространство и время.
        Датчики тут же начали сбоить. Многие детали происходящего потускнели, теряя очертания. Интересно, почему? - Софи пытливо всматривалась в открывшуюся ее рассудку панораму космоса.
        Гравитационное возмущение притягивало к эпицентру событий окружающее вещество. Даже плотные выбросы газопылевой туманности заметно искривлялись, словно на них воздействовало тяготение черной дыры. Небесные тела меняли траектории, выходили на периферию энергетического торнадо, и вдруг начинали «мерцать», - Софи отчетливо видела, как несколько крупных астероидов то исчезают, то появляются вновь.
        Первый вывод был неутешителен. Приближаться к «мосту», следуя в границах обычной метрики, крайне опасно. Боле или менее стабильная зона располагалась в центре вращения, вновь навевая аналогии с хорошо известными атмосферными явлениями. Глаз бури[19 - Глаз бури (глаз урагана) - область прояснения и относительно тихой погоды в центре тропического циклона. Типичный глаз бури имеет диаметр от 20 до 30 км.] зиял провалом абсолютной тьмы. Впрочем, на фоне мрака угадывалось какое-то движение. Софи заметила группу едва различимых точек и мысленно отдала приказ: перенаправить все свободные вычислительные мощности на обработку изображения.
        Через некоторое время стало ясно - это группа кораблей покинула гиперкосмос, выйдя из прыжка между Вселенными.
        Изображение довольно быстро детализировалось, пополняясь новыми подробностями.
        Во главе построения эскадры двигалось нечто, лишь отдаленно напоминающее рукотворный космический объект, окруженный тусклым ореолом синеватого свечения. Корпус (если термин применим к силовому полю, очерчивающего формы и объем загадочного корабля) делился на три части: каплевидную корму, плавно перетекающую в приплюснутый цилиндр, и расположенный горизонтально диск, образующий носовую часть пришельца.
        Сквозь сияние силовой защиты смутно просматривались скопления каких-то дисков. По периметру «корпуса», словно пылающие ворсинки, извивались жгуты энергий. Все это выглядело совершенно непонятным и чужеродным, не находя аналогий среди известных Софи технологических решений.
        Вслед за «флагманом», образуя клиновидное построение, двигались хитвары. Огромные приплюснутые, чем-то напоминающие обитателей океанских глубин, они двигались плавно, без видимых эффектов от работы двигателей.
        Софи мысленно приказала взять максимально возможное увеличение. Ей хотелось детально рассмотреть чужие корабли и это удалось. Она различила структуру обшивки, покрытой небольшими обтекаемыми вздутиями, под защитой которых наверняка скрыты системы вооружений, ангары истребителей, локационные комплексы, но из-за дальности расстояния и сильной энергической засветки в точности определить внутреннюю структуру хитваров не удалось. Зато некоторые подробности их внешнего облика вызвали крайнее удивление и даже замешательство.
        Поначалу она не поверила увиденному, вышла из дополненной реальности, перезагрузила сканирующие комплексы и вновь взглянула на привлекший ее внимание корабль.
        Полученные изображения совпали до мельчайших подробностей. Обшивка одного из хитваров носила явные следы повреждений, в ней зияли пробоины, но самое удивительное располагалось подле уродливых провалов. Их обрамляли остатки почвы, кое-где виднелись вывороченные корневища деревьев, ветки, поросль кустарника и даже фрагменты какой-то растительности, увядшей под воздействием космического холода.
        Сомнений быть не могло. Хитвар долгое время пролежал на поверхности какой-то планеты, пока не был востребован вновь. Он смог стряхнуть забвение и вновь подняться в космос. Очевидно, этот тип кораблей использовал антигравитационную тягу, иначе сложно объяснить, как при старте уцелели корни деревьев, плотно оплетающие корпус и даже проросшие внутрь заполненных почвой поврежденных отсеков?
        Видимо история космических путешествий загадочной цивилизации насчитывала века, если не тысячелетия экспансии к звездам.
        Поразительные наблюдения.
        Софи сделала подробную запись и перевела мысленный взгляд дальше. В арьергарде построения она увидела щит истребителей, состоящий из десятков тысяч рагдов, но и тут ее ждало внезапное потрясение. Среди примитивных сферических аппаратов сканеры обнаружили несколько групп куда боле продвинутых, а главное, - хорошо узнаваемых машин!
        Это были инфрайты, - тяжелые многоцелевые аэрокосмические истребители, разработанные скелхами!
        Значит пришельцы, вопреки убеждениям Бестужева, все же используют трофейную технику, ну или по меньшей мере заимствуют технологии, там, где это необходимо?
        Тем временем эскадра достигла некоей точки, внезапно окуталась ореолом яркого сияния и исчезла!

* * *
        В рубку вошел Сейч, молча сел в кресло второго пилота, на секунду замер, получая и осмысливая данные, собранные Софи, затем, к ее удивлению, грязно выругался.
        - Впервые ощущаю себя абсолютно беспомощным. Они уже в нашей Вселенной, а мы сидим тут и ничего не можем поделать!
        - Тем актуальнее поиск «Тени Земли».
        - Тогда чего ждем?
        - Егор попросил час. Он там возится с зародышем фаттаха. Да и транспорты еще не подошли. В условиях туманности не хочу упускать их из виду.
        - Что нам толку в хондийском истребителе? Пока растет, пока обучается летать. Тоже мне «палубная авиация», - пренебрежительно отозвался Джон. - Да и крейсер - находка весьма сомнительная. Сколько времени уйдет на ремонт? А враг уже на пороге…
        - Что предлагаешь? Конкретно?
        - Вернуться. Сообщить об увиденном. Согласен лететь хоть на Элио. Куда угодно, где есть боеспособный флот.
        - Не думаю, что торговая империя обладает внушительным боевым флотом. Нет. Мы летим на поиски крейсера.
        - А Иные тем временем будут брать планету за планетой? Пока мы тут занимаемся изысканиями?
        - Я подготовила сообщение. Воспользуемся передатчиками крейсера, когда его отыщем. Откроем подпространственный канал связи и проведем трансляцию собранных данных. В том числе и на Элио. Но вряд ли вторжение кто-то остановит. Нужно признать: логриане были правы. Режим Изоляции не дал бы Иным открыть стабильное, постоянно действующее окно гиперкосмоса.
        - Ну, да, давай, еще похвали их. Прозорл?вые трусы. Куда подевался их Логрис? Спрятались где-то за своими хвалеными вуалями…
        - Джон, не срывай на мне досаду.
        Сейч умолк, но лишь на пару секунд.
        - Признайся, ты что-то задумала, ведь так? Поделись, а?
        - Всему свое время. Сначала надо найти крейсер. Иначе ничего не получится.
        - Скажи, почему ты так вцепилась в идею его поиска? Он ведь фактически уничтожен, - судя по имеющимся данным там даже корпус восстанавливать придется.
        - Знаю. Но «Тень Земли» прошел модернизацию. В его конструкции сейчас воплощены технологии нескольких цивилизаций из двух Вселенных. Кроме прочего, на нем установлены столь презираемые тобой генераторы логрианской вуали, а некоторые боевые подсистемы основаны на логр-компонентах. Кому достанется корабль, если мы сейчас прекратим поиск? И что станет с его экипажем?
        - Насчет технологий - согласен. А выжившие члены экипажа давно состарились и умерли. Сколько времени прошло по меркам обычного космоса? На борту боевых кораблей нет криогенных камер, ты ведь знаешь!
        - Джон прекрати брюзжать. У меня действительно есть мысль, как остановить вторжение, но для ее воплощения нам нужен крейсер. Точка.
        - Ладно, сестренка. Я потерплю, - неодобрительно хмыкнув, он подключился к локационной системе. - Надо найти транспорты. Заблудились они в туманности, что ли?

* * *
        «Анкор» медленно продвигался сквозь облака газа и космической пыли. Флуктуации туманности меняли облик космоса. Под воздействием расположенного неподалеку мощнейшего искажения пространства здесь начали образовываться своего рода «течения», - вещество неуклонно стремилось к новому источнику гравитации, которым являлся открытый Иными мост.
        Вскоре на сканерах начали появляться разного рода обломки. Немые свидетельства битвы, произошедшей тут много веков назад между армадами скелхов и крейсером тиберианцев, подсказывали: штурмовой носитель идет верным курсом.
        - Впереди три завихрения туманности с окнами чистого космоса по центрам, - произнес Джон.
        - Ориентиром должна служить система молодой звезды. Она уж явно не сместится под воздействием аномалии, по крайне мере не за такой короткий срок, - подсказал Бестужев.
        Звезда поблизости действительно была. Она располагалась чуть дальше, в глубине газопылевых облаков.
        - Идем к ней, - подытожила Софи, понимая, - точные координаты, переданные с борта крейсера, имеют привязку к точке отсчета, расположенной в Солнечной системе. Но искать Землю, ставшую прародиной человечества в этой Вселенной, не позволяли время и обстоятельства. Приходилось довольствоваться локальными ориентирами.
        На протяжении последующих суток туманность становилась лишь плотнее. Навигацию серьезно осложняли течения вещества. Свет звезды едва пробивался сквозь газопылевые облака подсвечивая их сочным багрянцем.
        - Вскоре туманность начнет редеть, - предрек Бестужев. - Под воздействием солнечного ветра должно образоваться окно чистого пространства.
        Он оказался прав. Обломки былой битвы теперь встречались все реже, зато «Анкору» пришлось преодолеть обширную область различного космического мусора, образовавшегося при формировании звездной системы.
        Наконец туманные шлейфы начали редеть. Молодое светило сияло яркой горошиной, вокруг него обращались три планеты, а в чистом от газа и пыли пространстве сканировался пояс астероидов.
        - О нем не упоминалось в сообщении, - в замешательстве произнес Егор.
        - Выходит промахнулись? - расстроилась Софи, не заметив признаков крейсера. - Джон, есть ли поблизости еще какие-то крупные объекты?
        - Погоди, сестренка. Сдается мне этот пояс астероидов образовался недавно. Траектории нестабильны. Да и обломок планеты здесь явно не к месту.
        - Пришлые объекты? Недавно захваченные гравитацией звезды? - предположила Софи.
        - В точку, - ответил Сейч. - По-моему, мы прибыли по адресу. Но тут произошел какой-то катаклизм. Взгляните, вот крупный осколок луны. Он явно не принадлежит этой системе. И на его поверхности есть какие-то сооружения.
        - Дай посмотрю! - Бестужев подключился к боевому сканирующему комплексу и вдруг побледнел, потеряв дар речи.
        - Точно, город! - Софи пытливо рассматривала остатки строений, угадывающихся на фоне одного из кратеров.
        - Егор, чего молчишь?
        - Это обломок Эриды!.. - с трудом преодолев шок, хрипло произнес Бестужев. - Карликовой планеты из моей Вселенной. В недрах этого города скрывалась моя дочь!
        Тем временем «Анкор» поднялся выше плоскости эклиптики, открывая все новые и новые подробности, ранее находившиеся вне поля зрения сканирующих систем.
        - Это «Тень Земли»! - воскликнула Софи, указав на многокилометровый силуэт крейсера.
        Человеческий корабль окружал плотный щит чужих истребителей. Неподалеку дрейфовал хитвар, а чистое от обломков пространство патрулировали два фрегата.
        - Корабли скелхов, - сверившись базами данных, лаконично сообщил Бестужев. - Похоже логрианские биороботы нашли себе новых хозяев! - добавил он.
        - Ну, что Джон? Хотел хорошей драки? - Софи машинально подсчитывала количественный и качественный состав противника. - Похоже ты ее получишь…
        Глава 11
        Недра газопылевой туманности. Система безымянной звезды…
        - Нет, сестренка. Нам не добраться до крейсера, - оценив баланс сил, Сейч лишь покачал головой. - При всем желании, не прорвемся.
        - Я не намерена отступать.
        - Упрямишься? Почему? Мне казалось, что бессмысленная гибель не входит в список твоих жизненных приоритетов.
        В этот момент глубины одной из пробоин, зияющих в обшивке крейсера, осветили частые, отрывистые вспышки.
        - Скелхи при поддержке рагдов пытаются высадить десант, - Бестужев напряженно и пристально наблюдал за происходящим. - Их кто-то сдерживает, точнее определить невозможно. Штурмовая группа не прорвалась. Огонь по ним вели из глубин пораженных декомпрессией отсеков.
        Его тон не оставлял сомнений в решимости высадиться на борт древнего корабля, где вполне могла находиться его дочь - Мишель.
        - Как будем действовать? - Джон вполне осознавал, что он лишь выполняет приказы, не обладая решающим голосом.
        Софи вывела в дополненную реальность реконструкцию города, расположенного в одном из кратеров, на поверхности крупного обломка Эриды.
        - Егор, что можешь рассказать о нем?
        - Это внеземное поселение корпорации «Сибирь», которой руководил некто Русанов.
        - Чем занималась корпорация? Добыча полезных ископаемых?
        - Они переоснащали старый колониальный транспорт для собственного проекта. Там есть стапель космической верфи и связанные с ней производства. В прошлом город обладал мощной противокосмической обороной и находился под управлением искусственного интеллекта. Как обстоят дела сейчас - не знаю. Что конкретно тебя интересует?
        - Посадочные площадки, уцелевшие огневые точки и любые автономные сервомеханизмы, - перечислила Софи.
        - Город подвергся атаке, перед тем как Эриду поглотило окно гиперкосмоса, открытое Иными из нашей Вселенной в эту реальность. Надо высадиться на поверхность, чтобы точно определить состояние подсистем города. Я не вижу энергетической активности на сканерах. Учитывая масштабы поселения и степень его автоматизации, - как минимум, странно.
        - Наоборот, все логично, - возразил Сейч. - если ИскИн Эриды все еще в деле, то он оценил неравенство сил и затаился. Выжидает момент, либо просто пережидает опасность. Рагды и скелхи не обращают на руины внимания. Им, похоже, вообще нет дела до обломка планеты.
        - И это нам на руку, - подытожила Софи. - Мы скрытно посадим транспорты на поверхность и замаскируем их. Затем мобилизуем всех сервов, кого удастся найти и реактивировать. Егор, ты справишься с техникой?
        - Безусловно. Эрида ведь из моей Вселенной. Русанова я знаю лично. Архивы «Сибири», в том числе и секретные, содержащие технические и командные коды, сохранены в моем расширителе сознания.
        - О, наши шансы растут, - Сейч скептически взглянул на показания «Аметиста», озвучив точные цифры: - В зоне эффективного сканирования один конвойный носитель и два фрегата[20 - В данном случае Джон оперирует привычной для него классификацией космических кораблей. Конвойные носители во времена Галактической войны являлись базами для групп истребителей.]. Щит истребителей состоит из пятисот восьмидесяти рагдов. Инфрайты скелхов, - их я насчитал пятьдесят четыре, держатся особняком. Ну еще по мелочи: с десяток десантных и штурмовых модулей держат под прицелом наиболее крупные пробоины «Тени Земли».
        - Нечего медлить, - Софи как будто не услышала Сейча. - Скрытно сближаемся с обломком Эриды и сажаем транспорты. Дальше разберемся по обстановке.

* * *
        - Софи, подожди!
        Девушка обернулась. Сейч нагнал ее в коридоре, почти у каюты.
        - В чем дело? - она была крайне удивлена. Во-первых, Джон самовольно покинул пост. Во-вторых, за все время общения он впервые назвал ее по имени.
        - Сестренка, что с тобой происходит?
        - В смысле?
        - Ты разве не видела показаний «Аметиста»? Не понимаешь неравенства сил?
        - А разве ожидалось что-то иное? Мы в состоянии войны, Джон. Многие об этом пока не догадываются, но мы-то знаем наверняка. На борту крейсера кто-то держит оборону. Мне этого достаточно, чтобы рискнуть.
        - Есть риск, а есть чистой воды самоубийство, - с неожиданной резкостью возразил Сейч. - Софи, ты после Первого Мира сама не своя. От чего бежишь? Собиралась остаться в Белых Скалах, и вдруг резко меняешь планы. Прыжок между Вселенными, поиски крейсера - это я еще могу понять. Но выйти на одном корабле против эскадры? Ты словно смерти ищешь.
        - Я в порядке.
        - Нет, не в порядке. Я же вижу.
        Грубоватое, прямолинейное беспокойство Джона немного согрело озябшую душу.
        - Ну, и что ты предлагаешь? - она коснулась сенсора, открывая дверь каюты. - Бежать? Почему ты вдруг испугался?
        - Я трезво оцениваю расклад сил. И переживаю за тебя.
        - С чего бы?
        Он ответил не сразу. Поначалу насуплено молчал, затем негромко произнес:
        - У меня никогда не было пилота. Никогда не было близких людей. Я никогда ни за кого не переживал. Вероятно, это сбой из-за аномалий, через которые пришлось пройти… Извини. Вернусь в рубку.
        Ни слова не добавив, он развернулся и пошел назад.
        Софи проводила его взглядом, вздохнула и вошла в каюту. Надо бы поспать, хотя бы часок, пока идет медленное, скрытное маневрирование. Неизвестно, когда в следующий раз выдастся возможность отдохнуть.

* * *
        Уснуть она не смогла. Честно попыталась, но лишь измучила себя еще больше. Лежать, глядя в низкий потолок каюты, было невыносимо. Скомкав простыню, она встала, включила форсированный режим метаболического импланта, сразу почувствовав прилив сил.
        По большому счету Джон прав. Чтобы прорваться к крейсеру огневой мощи и боевой живучести штурмового носителя недостаточно.
        Может на Эриде мы найдем информацию или технику, которая увеличит наши шансы?
        - Егор?
        - На связи.
        - Ты где сейчас?
        - В рубке. Наблюдаю за обстановкой. Нас не заметили, идем тихо.
        - Есть что-то новое?
        - Да. Но тебе лучше взглянуть самой.
        - Сейчас приду.
        Вернувшись в рубку управления, Софи села в кресло второго пилота. Джон вел корабль, Егор сосредоточенно работал со сканирующим комплексом.
        - Взгляните, - он укрупнил изображение планеты, на орбите которой обращался крейсер «Тень Земли» и большинство обломков Эриды.
        На темной стороне, где сейчас царила ночь, отчетливо просматривалось зеленоватое свечение. По площади оно захватывало целый материк, а своей структурой напоминало огромное древовидное энергетическое растение, впившееся корнями в твердь планеты. Его «крона» состояла из множества ветвистых разрядов, почему-то застывших, словно они были сделаны из светящегося стекла.
        - Это темпорал, - коротко обронил Бестужев и, заметив недоуменный взгляд Софи, пояснил: - Темпоралы появляются в разрывах метрики пространства. Как правило, они консервируют их, замедляя, а иногда и вовсе останавливая течение времени. На Пандоре я множество раз сталкивался с такими аномалиями, но в гораздо меньших масштабах.
        - Темпоралы - это стихийное явление, или они созданы искусственно?
        - Никто не знает наверняка, - ответил Егор. - Подозреваю, что тут не обошлось без участия армахонтов, но прямых доказательств искусственного происхождения темпоралов не найдено. Мы в свое время изучали и даже использовали их, чтобы консервировать пробои метрики. На кораблях в моей Вселенной обязательно монтируются устройства стазиса, - продолжил он. - Это мера безопасности, на случай внезапной аварии. Поле консервирует все, локально останавливая время. Таким образом нам удается спасти жизни людей даже при внезапном отказе и взрыве силовой установки.
        - А темпоралы здесь каким боком? - поинтересовался Сейч.
        - Генераторы стазиса были заимствованы из техносферы, оставшейся после армахонтов. Сами мы их изготавливать не научились. При включении устройства возникает энергетическое образование, похожее на темпорал. С той разницей, что стазис сразу останавливает время, воздействуя на ограниченный объем пространства.
        - Из таких генераторов вышло бы неплохое оружие, - хмыкнув, заметил Джон.
        - Верно, - кивнул Бестужев. - вот я и подумал: а что, если заманить рагдов к планете? Тогда они попадут в искажения времени, дав нам возможность прорваться к крейсеру.
        - Ага. Размечтался. Чужие наверняка знают об аномалии, - ответил Сейч. - По-твоему, они совсем тупые и не понимают, что соваться к этому сиянию - себе дороже?
        - Наверняка они знают об опасности, - спокойно ответил Егор. - Но воздействие темпорала не мгновенное. Его мощность нарастает постепенно. По опыту знаю - кибернетические системы начинают отказывать даже в слабых искажениях временного потока. Поэтому достаточно заманить рагдов на границу ауры. Они на какое-то время уйдут в сбой.
        - Неплохой вариант, - согласился Джон и тут же уточнил: - Только как их заманить к планете?
        - Я сам все сделаю, - ответил Егор. - Фаттах уже достаточно подрос. На нем нет систем вооружений, но выйти в космос и пролететь по границе ауры он точно сможет. На живые организмы темпоралы воздействуют не так сильно. Управление хондийскими кораблями происходит через нервную систему пилота, так что я справлюсь. Расчищу для вас путь. Уведу за собой как можно больше истребителей, обогну планету и снова выйду к крейсеру.
        - Уже похоже на план, - что-то прикинув в уме, согласился Сейч. - Только его надо доработать. Вряд ли рагды ринутся в погоню за одиночным истребителем. Думаю, подойти ты должен незаметно. И причинить серьезный ущерб. Потребуются фантом-генераторы и пространственные мины. У твоего корабля есть трюм и система сброса груза?
        Бестужев молча кивнул.

* * *
        К обломку планеты конвой из трех кораблей вышел под прикрытием плотной вуали фантом-генераторов. Обилие астероидов, ставших сателлитами наиболее крупного осколка Эриды, облегчало задачу. Затеряться среди них оказалось проще простого.
        Город выглядел давно покинутым. Большинство построек подверглись разрушениям, силовой купол не работал, атмосфера отсутствовала.
        Этот отрезок пути Софи провела в глубоком замешательстве.
        Джон прав. На предложение Бестужева она согласилась под напором горьких эмоций, но они уже отгорели, угасли.
        Прыжок между Вселенными казался ей невероятным приключением, способным затмить прошлое, придать жизни новый смысл. Она хотела исследовать неизведанные просторы космоса, совершать удивительные открытия, но оказалась в эпицентре разгорающейся войны, о приближении которой большинство людей даже не подозревают.
        Злодейка судьба…
        «Beatris» не понимала смысла этого высказывания.
        Узкая обрывистая тропа вела ее между крайностями. По одну сторону разверзлась пропасть холодного рационального мышления «Одиночки». По другую струилась мгла едва осознанных человеческих порывов и желаний.
        Среди множества чувств, кроме прочего, таился обычный страх. Его подкармливали сомнения.
        Бездна окружала крошечный космический корабль. Она заглядывала внутрь через экраны, плескалась жутковатой зыбью на периферии дополненной реальности. Софи не понимала, что послужило толчком, но ее душу глодали стылые, гибельные предчувствия…
        - Прибыли.
        Посадочные опоры штурмового носителя коснулись неимоверно древней площадки приземления. Вокруг возвышались изломанные контуры руин.
        Сейч встал, о чем-то спросил Бестужева, кивнул, обернулся к Софи и буднично сообщил:
        - Подключу кабели. Так будет надежнее. Через прямое соединение Егор сможет войти в систему.
        - Не забудь элементы питания.
        Софи чувствовала, как дрожат кончики пальцев. Страх закрался в душу и грыз изнутри - липкий, жадный, отвратительный. Она впервые подумала о бренности человеческого существования.
        «Беат… Помоги…» - мысленно взмолилась она.
        «Нет» - пришел из глубин подсознания категоричный, неожиданный ответ.
        «Почему ты меня бросаешь?!» - теперь дрожали и губы.
        «Ты должна справиться. Сама».
        На обзорных экранах появилась фигурка Джона. Он тащил бухту, разматывая с нее кабель, затем, следуя инструкциям Бестужева, вскрыл какую-то панель в облицовке ближайшего здания и подключился к городской сети.
        - Порядок. Сейчас подам питание.
        Софи по-прежнему находилась в жутком, внезапно охватившем ее оцепенении.
        - Да, есть соединение. Отлично. Вхожу…
        Она не знала, как одолеть это отвратительное состояние. Почему именно сейчас?
        Урывками вспоминался Эдобарг. Она вдруг снова почувствовала себя сидящей в кресле пилота. Ее «Фалангер», расходуя остатки боекомплекта, прорубал себе путь к штурмовому носителю.
        Бездна отпрянула. Перед мысленным взором, сминая полог дыма, внезапно появились два «Х-страйкера», идущие в режиме штурмовки наземных целей.
        Никита и Алан… Было ли им страшно?
        Наверняка. Тут и думать нечего. Поднять в воздух две старенькие машины, и снова ринуться в бой, вдвоем против сотен серв-машин и ощерившегося зенитными комплексами «Нибелунга»?
        Они ведь запросто могли погибнуть. Но вернулись.
        Ждут ли помощи те, кто все еще защищает разгерметизированные отсеки «Тени Земли»?
        Нет. Они наверняка уже отчаялись. Рассчитывают только на себя, понимая, что долго не продержаться…
        - Софи, ты меня слышишь?
        Она обернулась.
        - Извини, Егор, задумалась. Что у тебя?
        - Вошел в сеть. Город полностью покинут. Здесь не осталось никого.
        - А твоя дочь? Ты добрался до ИскИна Эриды?
        - Он исчез. Но в логах города сохранилась запись. Перед окончательным отключением всех систем кто-то произвел трансляцию трех нейроматриц!
        - Куда адресовались данные?
        - Они транслировались на борт крейсера «Тень Земли»!
        Софи невольно вздрогнула.
        У каждого человека есть выбор. Сжаться в комок, поддаться сиюсекундному страху, либо шагнуть навстречу судьбе.
        Те, кто все еще обороняет отсеки «Тени Земли» наверняка отчаялись и уже не ждут помощи.
        Но помощь придет.

* * *
        В одной световой секунде от пояса астероидов… Борт крейсера «Тень Земли»…
        Медленно остывала переборка, иссеченная лазерными разрядами. Десантный модуль скелхов, пытавшийся прорваться в вакуумный док крейсера, застыл грудой покореженного металла. Таяла хмарь декомпрессионных выбросов. Выживший скелх конвульсивно вздрагивал, - его скафандр сохранил герметичность, заполнив пулевые отверстия пенящимся, быстро твердеющим составом.
        Из-за укрытия привстал андроид. Его одежда была порвана, пеноплоть местами отсутствовала, обнажая тусклый металл эндоостова.
        Подойдя к врагу, он без жалости вонзил в него иглообразный шунт, выдвинувшийся из указательного пальца. Соединение с нервной системой чужого произошло быстро, - методика мнемонического допроса была хорошо отлажена.
        Через некоторое время скелх перестал дергаться, затих.
        - Ну? - второй андроид собирал трофейные энергоблоки.
        - Все по-прежнему. Они не знают, где в точности расположены системы, работающие на основе лог-компонентов, и не решатся на массированный обстрел корабля, боясь повредить последовательности кристаллов, пока не отсканировали их правильные сопряжения[21 - Скелхи были созданы одним из логрианских клонов, в качестве ударной силы. О лограх они имеют представление, но не обладают знанием, как составлять работоспособные последовательности логр-компонентов.].
        - Значит снова пойдут на штурм?
        - Безусловно.
        - Но нам не справиться! Давай подключим остальных!
        - Нет! - категорично возразил второй андроид, перезаряжая древнюю «АРГ-8».
        - Но почему?
        - Сам прекрасно знаешь. Их рассудки сформированы на биологической основе и воспринимают каждое уничтожение носителя, как настоящую гибель. Это мы с тобой спокойно перемещаемся по сети от одного устройства к другому. Люди так не могут. В конечном итоге сойдут с ума. Они и так сделали больше, чем в человеческих силах.
        - Но…
        Спор андроидов прервал сигнал тревоги. К крейсеру приближались сразу две штурмовые группы. Курсы десантных кораблей вели к разным пробоинам.
        - Разделимся.
        Через несколько секунд две нейроматрицы ушли в сеть, чтобы занять устройства, заранее распределенные по опасным направлениям. Тела оставшихся не у дел андроидов застыли. Эти машины уже давно не могли действовать самостоятельно - у одного было повреждено ядро системы у другого оплавлен усеянный нейрочипами позвоночный столб.

* * *
        Борт «Анкора»…
        Около часа Егор Бестужев сканировал сеть города, но без особого успеха. Здесь резервов для грядущей схватки точно не было. Лишь стапель планетарной верфи выдержал прыжок между Вселенными, расколовший планету. Его оборудование выглядело целым, хоть и было полностью лишено энергии. В любом случае Эриду можно рассматривать как базу, с перспективой на будущее, если, конечно, удастся отбить крейсер…
        - Они снова пошли на штурм, - Сейч ни на секунду не выпускал из поля своего внимания вражескую армаду, окружившую человеческий крейсер.
        - Сколько на этот раз? - встревоженно спросила Софи.
        - Два десантных модуля скелхов идут к пробоинам в разных частях корпуса. Они явно пытаются распылить силы защитников.
        - Почему осторожничают?
        - Боятся еще больше повредить корабль. По какой-то причине он крайне важен им в качестве трофея, другого объяснения не нахожу. Будь по-другому и один бортовой залп хитвара мог бы давно покончить с крейсером.
        - Они так и поступят в критической ситуации, - мрачно предрек Бестужев.
        - Джон, маркируй корабль иных, как приоритетную цель. Нельзя, чтобы он успел задействовать плазму. Выяснил чем вооружены фрегаты скелхов?
        - Если судить по энергоматрицам, то главный калибр у них - лазеры. Мегаватт на пятьсот каждый. Взгляните, - он вывел в дополненную реальность схему вражеских кораблей. Вот сборки накопителей энергии, вот устройства накачки. Сигнатуры достаточно характерные. Ошибиться сложно.
        - Сколько у нас контейнеров с антилазерными частицами? - спросила Софи.
        - Десять в пусковых стволах системы ПКО и еще столько же в трюмах.
        - Егор, возьми один из запасных контейнеров на борт фаттаха. В критической ситуации просто сбрось его. Антилазерная завеса сформируется автоматически.
        - Ладно. Я практически готов. Фантом-генераторы установлены, сейчас сервы загружают укладки с минами.
        - Хорошо. Стартуешь первым. По готовности. Мы скрытно выдвинемся следом. Атаку начнем по твоему сигналу.

* * *
        Поверхность Эриды медленно отдалялась. «Анкор», погасив навигационные огни, сначала поднимался на антиграве, затем включил струйные движители. Бионический корабль Бестужева уже затерялся среди космического мрака.
        - Легли на боевой курс. Принял управление огнем.
        Модули «Одиночек», которые Софи захватила еще на Эдобарге, контролировали противокосмическую оборону и навигацию.
        …
        Молодой, еще неопытный фаттах поначалу вел себя норовисто.
        Соединение с нервной системой человека злило его. Бионический корабль самовольно менял скорость, рыскал по курсу, и Егору пришлось проявить немалое хладнокровие, чтобы урезонить питомца, давая понять, - любое своеволие немедленно карается, а четкое исполнение мысленных команд, напротив, окатывает волнами тепла.
        Хитвар, окруженный щитом истребителей, медленно приближался. Десантные модули скелхов уже достигли пробоин в обшивке «Тени Земли» и на борту крейсера завязался бой.
        Фаттах наконец смирился, прекратил дергаться, признав главенство нервной системы пилота.
        «Вот так-то лучше», - подумал Егор, наконец получив возможность поближе рассмотреть вражеский корабль.
        Хитвар выглядел старым. Вообще корабли этого типа (Егору уже не раз приходилось сталкиваться с ними в бою) создавали впечатление техники, созданной очень давно, немало повидавшей на своем веку.
        Бионический истребитель дерзко сближался с исполином, огибая построения рагдов. Бестужев хорошо понимал предел возможностей фаттаха, который, благодаря уникальным свойствам органической брони, практически невидим для сканеров.
        Но это продлится недолго. Как только противник поймет, с кем имеет дело, датчики кораблей будут перенастроены на обнаружение биологических объектов. Такое происходило уже не в первый раз. Егор знал - у него будет лишь один шанс нанести существенный урон и увлечь в погоню как можно больше рагдов, которые обязательно отреагируют на попытку атаки их базового корабля.
        Внешне корабль Иных напоминал гибридную конструкцию, сочетающие неизвестные людям конструктивные материалы с вкраплениями органики.
        Хитвар жил. Его функционал казался загадочным, зловещим. Повсюду выступали очертания надстроек, выполненных из сероватого сплава необычайной прочности, а между ними располагались секции бионических устройств: они поглощали энергию, абсорбировали космическую пыль, захватывали водород, - все это шло на создание рагдов и текущие нужды самого хитвара.
        У Егора за время многолетних странствий, сложилось свое мнение относительно Иных. Что если техника развитой цивилизации пережила своих создателей, начав собственный виток развития с невероятно высокого уровня, граничащего с начатками самосознания?
        Читая сигнатуры, он видел две составляющих бортовой сети - кибернетическую и бионическую. В бою хитвары и рагды вели себя, как, умные, но крайне агрессивные животные, действующие в стае, - Бестужеву несколько раз доводилось наблюдать, как шаблоны их действий рвет ярость, - именно в такие моменты враг был наиболее опасен и в тоже время - наиболее уязвим.
        Собственно, подкрадываясь к исполину, Его намеревался именно разозлить его.
        Построения истребителей остались позади. По правому борту двигались два фрегата скелхов в сопровождении инфрайтов, - тяжелых, многоцелевых аэрокосмических машин. Скверное соседство.
        Егор постоянно контролировал частоты связи в режиме пассивного приема данных, и с удивлением обнаружил: один из фрегатов скелхов транслирует команды в мнемоническом диапазоне, на уровне «технологической телепатии» - эта технология была знакома Бестужеву с детства.
        Две чуждые друг другу расы обмениваются данными, используя общий язык мысленных образов?! Невероятно, ведь еще никому не удавалось расшифровать передачи Иных!
        Существовало лишь одно логичное и непротиворечивое объяснение: скелхам, уцелевшим в битве с тиберианцами каким-то образом удалось сохранить одну или несколько своих научных станций[22 - Предположение, что несколько научных станций скелхов могли уцелеть, было озвучено мной еще в романе «Тень Земли»], используя которые они приручили одиночного, отбившегося от эскадры хитвара?!
        Возможно ли такое в принципе?
        Да, учитывая, что Егор сейчас управлял бионическим кораблем расы Хонди. В конце концов логриане на практике доказали: язык мысленных образов универсален. С его помощью (при наличии адаптеров, выполненных по типу логров), можно создавать общее нейросетевое пространство, в котором существа различных цивилизаций способны без особого труда понимать друг друга.
        Крайне интригующее и важное наблюдение! Егор не мог вмешаться в обмен данными между скелхами и базовым кораблем Иных, не обнаружив себя, но эту информацию надо обязательно передать Софи и Джону!
        Двигаясь вдоль корпуса исполина, Бестужев заметил два характерных выступа локационных надстроек. Между ними располагался внушительных размеров шлюз, который только что «выдохнул» в космос очередную группу рагдов.
        Открывшиеся обстоятельства и интуитивно сделанные выводы не меняли плана атаки. Они вообще имели сейчас чисто прикладной характер, и Егор, разминувшись с группой сферических аппаратов (они не заметили бионический истребитель в силу двух одновременно работающих типов маскировки), начал сброс пространственных мин, располагая их как можно ближе к надстройкам, на курсах стыковки и старта, только что продемонстрированных рагдами.

* * *
        Первый взрыв ослепительно вспух в пространстве у самого борта хитвара, когда «Анкор» только приближался к заранее намеченной позиции.
        Следом ударила еще одна серия вспышек. Плотную, только что стартовавшую группу сферических истребителей разметало по сторонам, - некоторые врезались в обшивку базового корабля, вызвав серию вторичных взрывов, другие, хаотично вращаясь, вошли в неуправляемый дрейф, расходясь слепыми курсами.
        Щит истребителей дрогнул. Сотни рагдов начали перестроение, пытаясь захватить цель.
        - Передача! - отрывисто сообщил Джон.
        - В дополненную реальность! - Софи была полностью поглощена управлением.
        На фоне вскипевшего сигнатурами космоса возник аватар Бестужева.
        …
        Фаттах «Анкору». Перехватил мнемоническую трансляцию данных. С большой долей вероятности хитвар находится под контролем у скелхов. Это объясняет многое. Например, как и почему он оказался тут, в стороне от основных сил Иных. Ухожу к темпоралу. Конец связи.
        …
        - Три сотых световых секунды до позиции! Ты слышала Егора?!
        - Да. Атакуем фрегаты скелхов! Если они на самом деле управляют хитваром, - это его дезориентирует! «Одиночкам» - контроль вражеских истребителей. Огонь по усмотрению!
        Команды, передаваемые через локальную сеть, звучали в дополненной реальности, словно бы произнесенные вслух, хотя на самом деле в рубке царило молчание.
        - Гауссы правого борта к стрельбе готовы! Левый борт, - идет формирование зарядов плазмы! Носовая полусфера: порты ракетных батарей открыты, зенитные лазеры активированы!
        - Ждем! Пусть как можно больше рагдов перенацелятся на фаттах! Они будут вынуждены переключить датчики на биосканирование.
        - Фиксирую изменение сигнатур. Истребители начали преследование!
        Все. Сейчас вуаль фантом-генераторов будет сброшена…
        - Залп!
        Борт штурмового носителя озарили сиреневые сполохи. Пять тяжелых гауссов, образующих батарею, разрядились одновременно.
        «Анкор» слегка качнуло. Световой столбик индикатора нагрузки на гасители инерции выбросило в желтую зону.
        Неожиданная атака, исходящая с двух направлений, внесла хаос в ряды противника. Из-за смены режима сканирования большинство вражеских кораблей не смогли засечь точную позицию штурмового носителя. Факт его присутствия выдавали лишь последствия залпа: головной фрегат скелхов окутался ослепительными всплесками пламени: противокорабельные снаряды пробили его броню, мгновенно превращая вещество в облака раскаленного газа.
        Второй фрегат резко ушел в маневрирование, уклоняясь от столкновения с обломками, инфрайты, образующие прикрытие, прыснули в разные стороны, ведя активное сканирование в поисках цели.
        Рагды перестраивались, вытягиваясь длинными шлейфами. Лишь половина из них устремилась в погоню за фаттахом Бестужева, остальные остались подле базового корабля.
        Броня хитвара внезапно окуталась дымкой. Исполин включил какой-то неизвестный тип маскировки, исчезая с экранов, сливаясь с чернотой космоса.
        - Есть! Зацепил его сигнатуру! - доложил Сейч. - Поставил цель на сопровождение!
        - Наномашинам - отстрел! Работаем плазмой по второму фрегату!
        Только бы Егор оказался прав…

* * *
        Фаттах Бестужева уходил к планете, увлекая в преследование две сотни рагдов, но юркие сферические истребители значительно уступали в скорости и вскоре начали отставать.
        Егор осмотрелся. Темпорал озарял поверхность неведомого мира таинственным сиянием. К центру безжизненного материка оно становилось интенсивнее, а по границе стратосферы разливалось нежно-коварной аурой, которую источали тонкие древовидные энергетические структуры, дотянувшиеся до небывалых высот. Такой мощной аномалии Бестужеву еще встречать не приходилось.
        Фаттах вел себя нервно, упрямился, всячески выражая свое нежелание входить в границы пугающего явления.
        Егор понемногу начал сбрасывать скорость, давая рагдами возможность сблизиться, сохранить иллюзию успешного преследования. Еще не хватало, чтобы они сочли затею безнадежной и повернули назад. Этого никак нельзя допустить.
        Бионический истребитель охватила внезапная дрожь. Живые ткани, образующие тесный и, надо признать, - довольно неприглядный для неподготовленного человека отсек управления, бугрились, выделяя едкие запахи.
        Питомца можно понять. Он только сформировался, и сразу в бой. У хондийских пилотов таких проблем наверняка не возникало, но имплантированный Бестужеву нерв лишь транслировал приказы, подмешивая к ним нотки поощрения, либо добавляя раздражители, но не гарантировал безусловного подчинения со стороны бионической машины.
        Что ж… Времени и возможности выстраивать доверительные отношения с питомцем сейчас попросту не было, поэтому придется преподать ему урок.
        Егор лишь на секунду «отвлекся от управления» и фаттах, почувствовав «слабину» со стороны пилота, тут же проявил характер, рванулся вверх, прочь от пугающего сияния.
        Чтобы совершить маневр ему пришлось преодолевать гравитацию, что заметно снизило скорость.
        Рагды своего шанса не упустили. Стремительно сократив дистанцию, передовые машины открыли огонь из лазеров.
        Несколько разрядов полоснули по броне, причиняя фаттаху жгучую боль, и в ту же секунду его примитивного рассудка коснулась мнемоническая команда: Бестужев указывал ему на одинокое, неподвижно застывшее облако, расположенное ниже и левее. Оно состояло из кристалликов льда и явно могло послужить укрытием, преломляющим свет, а значит, защищающим от жалящих разрядов.
        На этот раз фаттах добровольно устремился в нужном направлении. На его броне истекали жаром несколько рубцов, боль подстегивала, а воля пилота теперь работала в унисон с инстинктом самосохранения, свойственным хондийским машинам.
        Егор почувствовал, как сердце вдруг сбилось с ритма ударов, а дыхание перехватило, - они пересекли незримую границу искажений темпорального потока.
        Облако приближалось, искрясь на свету.
        Искажения времени стали ощутимыми. Фаттах замедлился, словно ему приходилось прорываться сквозь плотную среду, но кибернетические компоненты пока еще работали.
        Бестужев мысленным приказом открыл грузовой отсек истребителя. Последний, специально оставленный про запас контейнер с пространственными минами раскрылся за кормой бионической машины. Через секунду, привлекая внимание основной группы рагдов, сверкнули взрывы.
        Льдистое облако приближалось. Начали сбоить импланты, но Егор не поддался страху. Он не впервые имел дело с искажениями времени. Твердые мысленные приказы подправили курс, - фаттах пронзил облако ледяных частиц и вышел в горизонтальный полет, сохраняя высоту относительно поверхности планеты.
        Рагды, на миг потеряв цель, решили использовать гравитацию, чтобы компенсировать отставание по скорости. Логичный маневр. Разогнаться навстречу планете, ускориться, используя силу тяготения и…
        За кормой фаттаха вдруг начался огненный дождь.
        Завораживающее зрелище.
        Юркие сферические истребители теряли управление, некоторое время двигались по инерции, а затем начинали падать. Их источники питания дестабилизировались и взрывались, превращая машины Иных в пылающие капли.
        Лишь небольшая группа рагдов сумела избежать общей участи. Они прекратили преследование, резко набирая высоту, в то время как фаттах Бестужева вышел на орбитальный виток, чтобы спустя несколько минут оказаться в районе дрейфа «Тени Земли».

* * *
        Космос пылал.
        Сетка лазерных разрядов вспыхивала и гасла, ритмично вздрагивали хоботки пламени на срезах стволов зенитных орудий, десятки фантом-генераторов создавали ложные сигнатуры, раскаленные снарядные трассы настигали цели, вспухая разрывами.
        Мутные шлейфы декомпрессионных выбросов тянулись вслед подбитым инфрайтам и поврежденному фрегату скелхов. В пламени мгновенных вспышек сгорали рагды. Борта штурмового носителя то и дело озарялись отсветами от ракетных запусков.
        - Начинаю атакующий бросок! - отчеты «Одиночек» звучали в сознании Софи, словно голоса живых людей, сражающихся с ней бок о бок.
        Пламя маршевых двигателей вспороло мрак. Его уже не могла скрыть вуаль маскировки.
        - Боевое вращение на корпус!
        Теперь снарядные трассы расходились веером, одновременно закручиваясь в пылающие спирали, поражая все на своем пути плотным заградительным огнем.
        - Реактор девяносто восемь процентов. Максимальная тяга!
        Залп батареи плазмогенераторов настиг второй фрегат. По броне корабля скелхов разлилось мертвенное сияние, прорезанное изломанными энергетическими разрядами.
        - Есть поражение отсеков внешнего слоя!
        Атакующий бросок штурмового носителя длился две с половиной минуты. За это время была израсходована энергия основных накопителей, истрачен весь оперативный боекомплект, сброшены десятки фантом-генераторов, контейнеров с наномашинами, пространственными минами и антилазерными частицами.
        - Гауссы перезаряжены!
        - Боевой разворот, - коротко приказала Софи. - Вращению стоп! Цель - фрегаты скелхов! Огонь по готовности!
        «Анкор» резко отработал двигателями ориентации. Корабль покачнуло. Голубоватые язычки пламени, вырвавшиеся из сопел корректирующих двигателей, окончательно стабилизировали пространственное положение, и тут же батарея противокорабельных гауссов разрядилась пятью последовательными прицельными выстрелами.
        - Где хитвар? Я не вижу его на сканерах!
        Вопрос Джона остался без ответа. Космический левиафан скрылся за вуалью неизвестного типа маскировки, но она оказалась сорвана, как только снаряды тяжелых электромагнитных орудий настигли и без того изрядно поврежденные фрегаты скелхов
        Один из вражеских кораблей начал разламываться на две части, корма второго внезапно вспухла ослепительным взрывом реакторов.
        - Курс к поясу астероидов. Заманиваем хитвара в поле обломков. Плазмогенераторам - стоп, накопители перезарядить. Ведем тревожащий огонь…
        Софи не успела завершить серию команд.
        Неизвестно, при каких обстоятельствах скелхам удалось захватить корабль Иных, при помощи какой аппаратуры они осуществляли контроль над ним, но космический левиафан моментально отреагировал на разрыв нейронной связи с подбитыми фрегатами.
        Он словно сошел с ума.
        Корабль Иных, все время остававшийся чуть в стороне от схватки, внезапно сбросил маскировку, резко ускорился, хаотично меняя курс. Похоже, все его двигатели заработали разом, словно это была рефлекторная реакция на болезненный разрыв нейронной связи с неким управляющим модулем, а затем поведение хитвара стало похоже на ярость смертельно раненного зверя.
        Обжигающие протуберанцы плазменных ударов вспороли мрак космоса. Даже рагды, образующие прикрытие исполина, шарахнулись в разные стороны от собственного носителя.
        Несколько кораблей, в том числе и десантные модули скелхов взорвались, в то время как хитвар неожиданно открыл окно гиперкосмоса, исчез из континуума, а через несколько секунд появился вновь, но уже на краю пояса астероидов, недалеко от текущей позиции «Анкора».
        Множество мелких повреждений, полученных при материализации[23 - При «всплытии» всегда существует риск «совмещения» мелких частиц (газа, космической пыли, и т. д.) с конструкциями корабля. Поэтому обратный переход в метрику трехмерного космоса обычно предваряет плазменная капсула. Взрываясь, она расчищает окно для безопасной материализации.] лишь еще больше разозлили хитвар. По его корпусу прокатилась судорога, кое-где ударили выбросы декомпрессии из пораженных отсеков внешнего слоя, но это не смогло образумить, либо остановить исполина.
        - Мы в фокусе его сканеров! - вскрикнула Софи.
        Штурмовой носитель резко ускорился, уходя в сложное боевое маневрирование, но хитвар, несмотря на ослепившую его ярость, четко фиксировал цель. Очевидно, он в точности знал, кто именно причинил ему нестерпимую ментальную боль.
        - Идет курсом на перехват, - Сейч невнятно выругался, пытаясь противодействовать. - Мы на максимальной тяге, но не помогает!
        Атакующий бросок исполина не остановил даже точный выстрел из успевшего перезарядиться гаусса. Хитвар истратил оперативный запас энергии на спорадическую реакцию, его плазмогенераторы и лазерные установки были разряжены, но это не мешало продолжить атаку. Он целенаправленно сближался с «Анкором», идя пересекающимся курсом. Джон отчаянно маневрировал, но ничего не смог сделать, - чудовищной силы удар обрушился на человеческий корабль, сминая броню и взламывая переборки.
        Хитвар таранил цель.
        Глава 12
        Район дрейфа «Тени Земли»…
        - Софи, ты жива?
        В рубке штурмового носителя царил сумрак. На панелях управления алой россыпью светились индикаторы отказа подсистем.
        Сейч попробовал пошевелиться, но не смог. Деформированные конструкции зажали его, словно в тисках. Софи не отвечала, а в дополненной реальности текли строки тревожных сообщений:
        Разгерметизация отсеков 90 %.
        Отказ боевых подсистем 78 %.
        Потеря контроля двигателей и навигации.
        Критическое повреждение модулей реакторов.
        Утечка морф-металла.
        Сброс силовой установки невозможен из-за деформаций корпуса.
        …
        Раздраженно смахнув отчеты из поля мысленного зрения, он сосредоточился на прямом контакте с имплантами Софи.
        …
        Состояние пилота критическое.
        Повреждение бронескафандра. Произведена процедура аварийной герметизации рубки управления.
        Оказание медицинской помощи невозможно.
        Связь с метаболическим корректором не установлена. Передатчики повреждены. Требуется аварийная перезагрузка через панель ручного ввода команд.
        …
        Джон попытался высвободиться, но не смог. Лишь образ Софи искажался перед мысленным взором.
        Его пилот. Хрупкая девчушка, бросившая вызов всей Вселенной. Она истекала кровью, а он, зажатый в покореженном пилотажном ложементе, ничем не мог ей помочь.
        Если она умрет, не прощу себе никогда, - билась в искусственном рассудке отчаянная мысль.
        Кем бы ни был Джон Сейч в прошлом, он тоже перерождался под сокрушительным напором обстоятельств.
        Твари… Вы еще не пока не врубаетесь, с кем связались… - андроид, словно обезумев, шептал эти слова, а его оцифрованное сознание погружалось в пучину киберпространства.
        Нужна связь с Бестужевым. Он должен быть где-то поблизости…
        Дополненная реальность распахнулась перед ним величественными панорамами космоса, а затем резко сузилась, концентрируясь на конкретных объектах.
        Модуль «Аметиста» еще работал, но сканирующий комплекс оказался отрезан от источников энергии и перешел на скудный резерв, который при таком режиме эксплуатации вскоре иссякнет.
        Ну, где же ты Егор?
        Бионический истребитель не отвечал на вызовы.
        Хитвар, похоже, совершенно «слетел с катушек». Его боевое безумие не прекратилось. Сейчас базовый корабль покидали все, кто мог. Группами стартовали рагды и модули скелхов, в то время как исполин начал обстрел крейсера «Тень Земли».
        Не обнаружив фаттах, Джон вернулся в реальность рубки управления.
        - Софи, очнись!.. Ты должна вручную перезапустить метаболический корректор!..
        Лишь гулкое эхо ответило Сейчу. «Анкор», оставляя за собой мутный шлейф декомпрессионных выбросов, по касательной приближался к корме крейсера, чтобы врезаться в нее, на секунду вспыхнуть и погаснуть - теперь уже навсегда.
        Зубовно заскрежетали приводы. Обдирая пеноплоть, игнорируя множащиеся повреждения, Джон в отчаянном усилии разжимал смятые дуги противоперегрузочной системы. Наконец одна из деталей со звоном отлетела прочь, и он сумел встать. Правая рука андроида болталась плетью. Вызывающе поблескивали перебитые тяги сервоприводов.
        - Не умирай, сестренка… Только не умирай, - шептали его губы. Кое как доковыляв до кресла пилота, он снял поврежденную пластину ее бронескафандра, попутно испачкавшись кровью, затем сделал несколько переключений на встроенной в экипировку аварийной панели жизнеобеспечения. Метаболический корректор пока еще бездействовал, но система боевого поддержания жизни скафандра включилась. В организм Софи начали поступать противошоковые препараты.
        Рука андроида потянулась к шее девушки.
        Блеснул кодон. Тот самый, который мог подарить Сейчу былую свободу.
        - Держись, сестренка. Сейчас станет легче… - приволакивая ногу, цепляясь исправной рукой за выступы панелей управления, он кое-как добрался до кресла навигатора, рухнул в него, потянулся к блоку «Аметиста».
        Потеряв два фрегата, скелхи смирились с существующим положением дел и решили идти до конца. Их штурмовые модули и даже спасательные капсулы, успевшие стартовать с подбитых кораблей, выстраивались сейчас в боевой порядок, чтобы под прикрытием огня обезумевшего хитвара начать высадку десанта на борт «Тени Земли». Рагдов осталось немного, всего около сотни, они сновали в пространстве, но пока не находили целей. Судьба Егора Бестужева оставалась неизвестной, но он сейчас меньше всего волновал Джона.
        Его внимание сосредоточилось на крейсере.
        Реликт былых эпох, прошедший несколько коренных модернизаций, тем не менее не утратил своей изначальной сути.
        Просто люди, пытавшиеся его переиначить, подстроить под себя, напичкать новейшими технологиями, прочно забыли о давно отгремевшей войне и о принципах боевой эффективности, равных которым не было и не будет.
        Тиберианцы, переоснастившие корабль, ограничили в правах все системы искусственного интеллекта, отодвинув их на второй план, лишив возможности принимать решения и действовать по обстановке, когда иных вариантов уже не осталось.
        Из-за этого корабль выглядел покинутым, разрушенным и уже ни на что не годным, но «Аметист» вел целенаправленное глубинное сканирование «Тени Земли», выявляя малейшие очаги энергетической активности.
        Джон видел едва тлеющие нити энерговодов, зачастую разорванные, образующие локальные участки некогда единой сети. Кое-где светящиеся паутинки сплетались в блеклые сигнатуры. В основном это были технические механизмы, чьими усилиями на протяжении многих лет шло медленное восстановление обшивки крейсера.
        Кое-где, среди взломанных попаданиями надстроек, уродливых пробоин и покореженных бронеплит опытный взгляд угадывал контуры уцелевших, но полностью лишенных энергии гаусс-орудий, точек противокосмической обороны, покалеченных андроидов…
        Кто-то скажет: «Никчемные обломки. Крохи былой мощи», но Джон мыслил масштабами крейсера, где таких крох - тысячи.
        Скелхи тем временем пошли на штурм. Их модули сближались с наиболее крупными пробоинами.
        До последнего серва, твари…
        Коснувшись сенсора, он приложил кодон к окошку сканера. Устройство считало данные, затем получило биометрию, взяв образец ДНК прямо с испачканной в крови поверхности кодона.
        Полномочия офицера подтверждены.
        …
        Среди боевых и технических кодов прошлых эпох был один, меняющий все. Он возвращал систему любого устройства к изначальным параметрам.
        «Аметист», расходуя последние эрги из авариного запаса, произвел короткую передачу, транслируя ее во всех диапазонах связи.
        Те, кто сражался на борту «Тени Земли», а затем пытался восстановить крейсер, мыслили иными критериями. Они не понимали, как надо использовать машины, пусть даже изувеченные, но еще способные сделать хотя бы один шаг или выстрел… Их не следует ремонтировать, отлаживать, перекрашивать, расставлять по ангарам. Нужна лишь правильно составленная командная последовательность.
        Джон ее знал.
        Серия коротких цифровых кодов ушла в эфир.

* * *
        Война безнадежно уродует все. Даже машины. Теперь уже мало кто помнит и знает, что любой механизм той далекой эпохи имел двойное предназначение, а следовательно - набор программ, способный коренным образом изменить его функции.
        Десантные модули скелхов сближались с пробоинами. Хитвар продолжал обстрел, выжигая плазмой уцелевшие надстройки человеческого крейсера, когда в глубинах корабля началась цепь событий, инициированных Джоном Сейчем.
        В беззвучии вакуума, среди тотальных разрушений, на палубах и в отсеках, давно подвергшихся декомпрессии, началось движение. Любой механизм, сохранивший хотя бы крохи автономии, проходил перезагрузку.
        В одной из разрушенных орудийных башен два технических серва добрались до единственного уцелевшего изо всей батареи гаусса. Они не могли быстро отремонтировать надстройку, но существовало и другое решение. Одно орудие еще могло вести огонь. К нему по-прежнему был подключен боевой эскалатор, но гаусс молчал, - в его цепях отсутствовала энергия.
        Сервы отделили кожух и напрямую подключились к орудию, запитав его энергией от собственных источников.
        Дрогнул массивный ложемент. Ствол, покрытый вздутиями электромагнитных катушек, повернулся на несколько градусов, - система наведения захватила ближайшую цель.
        Едва заметный дымок начал высачиваться из-под кожухов, когда внезапно оживший механизм произвел первый выстрел. Штурмовой модуль скелхов превратился в бутон пламени.
        Вновь заработали приводы. Дрогнул боевой эскалатор. Многотонный снаряд скользнул в казенную часть орудия.
        Разрушенную надстройку уничтоженной батареи озарил отсвет выстрела.
        Из брони хитвара вырвало ослепительный столб пламени.
        На третьем снаряде энергия иссякла. Эскалатор остановился, так и не подав его к орудию. Два серва, исполнив свое последнее предназначение, застыли, теперь уже навсегда.

* * *
        На орбитальный виток вокруг планеты Бестужеву потребовалось намного больше времени, чем он планировал. Аномалия времени оказалась обширнее и мощнее чем предполагал Егор. Здесь ярко проявлялось одно из основных свойств темпоралов, - эти удивительные энергетические «растения» консервировали пробои метрики пространства. Скорее всего, именно тут располагалась точка, куда первый открытый Иными мост между Вселенными, выбросил карликовую планету Эрида, когда-то входившую в состав пояса Койпера Солнечной системы[24 - События романа «Зона контакта».].
        Темпорал остановил время, а следовательно, - дальнейшее развитие нестабильного пробоя метрики пространства.
        Впрочем, размышлять над уникальными свойствами темпоралов ему не позволили обстоятельства.
        Замыкая орбитальный виток, он понял: обстановка в районе дрейфа «Тени Земли» резко изменилась.
        Хронометр импланта показывал, что на облет планеты понадобилось двенадцать минут, но сколько времени прошло на самом деле оставалось лишь догадываться.
        В пространстве кипел бой. Оба фрегата скелхов были уничтожены, множество десантных, штурмовых и даже спасательных модулей сближались с «Тенью Земли», хитвар сменил позицию и вел интенсивный обстрел крейсера, «Анкор» не отвечал на вызовы, а его отметка не появилась на сканерах.
        Давно разрушенный человеческий корабль, еще недавно обращавшийся по орбите немой глыбой металла, каким-то мистическим образом ожил, оказывая яростное сопротивление: многие его надстройки огрызались огнем, на подступах к разрушенным вакуумным докам клубились обломки уничтоженных десантных модулей скелхов, а в броне хитвара зияло несколько свежих пробоин.
        Лишенный вооружений фаттах Бестужева мог стать легкой мишенью для вражеских истребителей, но вокруг царил натуральный хаос, в котором все внимание противника сосредоточилось на внезапно оживших огневых точках «Тени Земли».
        Рагды, образуя группы по пять-шесть машин, заходили на штурмовку. Часто, отрывисто били лазеры. Броня крейсера рдела раскаленными пятнами. Навстречу истребителям тянулись огненные трассы.
        Егор многое повидал на своем веку. Ритмика этого боя была рваной, совершенно непредсказуемой. Одни огневые точки внезапно умолкали, другие (только что выглядевшие абсолютно нефункциональными) внезапно вступали в схватку, чтобы, отработав короткое время, вновь необъяснимо умолкнуть.
        Рагды метались от цели к цели. Многие, получив повреждения, отваливали в сторону, дымясь, возвращались к хитвару, но шлюзы их базового корабля по непонятной причине оставались плотно закрыты.
        Включив максимальный уровень маскировки, Егор приступил к методичному сканированию в поисках штурмового носителя.
        «Анкор» он обнаружил на второй минуте поиска.
        Смятый, лишенный энергии корабль, оставляй характерный шлейф раскаленного морф-металла, истекающего из поврежденных, находящихся на грани взрыва модулей реакторов, шел курсом на пробоину в броне хитвара.
        У Егора оставалась минута, чтобы перехватить его!

* * *
        Софи очнулась в тесном, замкнутом пространстве.
        Спасательная капсула готовилась к отстрелу, об этом свидетельствовали цифры обратного отсчета на лаконично оформленной панели управления.
        - Джон?! - она инстинктивно вышла в дополненную реальность и увидела сильно поврежденного андроида, застывшего в кресле пилота.
        Модули реакторов транслировали сигналы о критической перегрузке и утечке морф-металла.
        Они находились на грани взрыва, а «Анкор» шел курсом, оканчивающимся в глубинах пробоины, зияющий в броне хитвара.
        - Джон не смей!
        - Сестренка? Очнулась?
        - Джон уходи из рубки! На борту должна быть вторая капсула! - Софи мгновенно поняла, что задумал Сейч.
        - Извини, не могу. Автоматика отказала. Да и стартовый ствол деформирован.
        - Я приказываю!
        - Кодон у меня. Не спорь. Смирись.
        - В моей капсуле достаточно места для двоих!
        - Приводы повреждены. Я не успею.
        Софи коснулась сенсора.
        - Я остановила стартовый отсчет. У тебя тридцать секунд.
        - Не успею… эй да что ты творишь?!
        Софи, действуя через дополненную реальность, перехватила управление теми немногими подсистемами, что сохранили функциональность.
        Один из маневровых двигателей все еще мог работать, и она, не задумываясь, включила его.
        Штурмовой носитель отклонился от самоубийственного курса, разворачиваясь реакторами к пробоине.
        - Теперь у тебя есть минута.
        - Ты не отстрелишь реакторы! Затворы повреждены!
        - Зато импульс при старте капсулы отправит корабль точно в цель! Шевелись, Джон!
        …
        Егор до крови закусил губу. Чем ближе к хитвару, тем больше на пути обломков, поврежденных рагдов и прочих препятствий, которые приходилось огибать, сохраняя при этом маскировку. Он не успевал!
        Внезапно заработала одна из дюз ориентации «Анкора», и штурмовой носитель начал медленно разворачиваться кормой к пробоине, зияющей в броне чужого корабля.
        Бледная вспышка возвестила о срабатывании ствола электромагнитной катапульты, выбросившей в космос спасательную капсулу.
        Бестужев лег на курс сопровождения, в то время как стартовый импульс толкнул изуродованный штурмовой носитель в направлении вражеского корабля.

* * *
        Крошечная спасательная капсула приближалась к вакуумному доку крейсера.
        Никто не обращал внимания на небольшой цилиндрический аппарат, мало отличающийся от обломков, в изобилии клубящихся вокруг.
        Вслед за капсулой, едва уловимой тенью двигался фаттах Бестужева.
        Внезапно окрестный космос озарила нестерпимая вспышка.
        Это «Анкор», медленно вращаясь, зацепил край пробоины, надломил фрагмент обшивки и канул внутрь исполина.
        Через доли секунд по покореженным створам вакуумного дока «Тени Земли» метнулись ослепительные отсветы.
        Хитвар выдержал ядерный взрыв, но практически утратил функциональность. Пораженный радиацией, он вошел в неуправляемый дрейф, содрогаясь от цепной реакции вторичных катастроф.
        Оставляя мутный шлейф, корабль Иных начал медленно удаляться от планеты.
        Вслед ему потянулись разрозненные группы уцелевших рагдов.

* * *
        Спасательная капсула, не оснащенная системами вооружений, коротко отработала двигателями коррекции, снижаясь среди изуродованного техногенного пространства, образованного ячеистыми стенами вакуумного дока.
        Стыковочные соты, подвижные посадочные платформы, фермы технического обслуживания, секции подъемников, предназначенных для перемещения грузов, - все это находилось в нештатном положении. Механизмы застыли там, где их настигли повреждения и сбои, образуя настоящий лабиринт.
        Капсула зацепила край одной из платформ, высекла сноп искр, начала вращаться, затем врезалась в скопление решетчатых конструкций, проломила их, коснулась палубы, снова высекая искры, и, наконец, остановилась.
        Фаттах Бестужева сел неподалеку. В борту бионического корабля открылась диафрагма. Через нее выдохнуло облачко кристаллизующейся в вакууме атмосферы. Следом появился Егор, облаченный в органическую броню. Проплыв в невесомости над искореженными конструкциями, он добрался до спасательной капсулы.
        Модуль технологической телепатии наконец-то установил связь с имплантами Софи.
        - Живы?
        - Порядок. Помоги выбраться.
        Бестужев закрепился страховкой, вручную открутил затвор поврежденного при столкновениях люка.
        Первым наружу выполз андроид.
        Цепко осмотревшись, он коротко обронил:
        - Софи ранена.
        Вместе они помогли девушке выбраться из капсулы.
        Егор, заметив кровь, обильно испачкавшую ее наспех залатанный бронескафандр, мысленно указал на фаттах:
        - Он поможет. Забирайся внутрь!
        - Нет, - отрезала Софи, придерживаясь за обломок причальной штанги. Техническая справка, переданная Бестужевым, ее не устроила. Уходить в подобие анабиоза, на борту чужого корабля - не вариант. Особенно в сложившейся ситуации.
        - Справлюсь, - не принимая возражений, отрезала она. - Метаболический корректор заработал. Рана не столь серьезна.
        Сейч времени не терял. Ловко работая исправной рукой, находя точки опоры, он добрался до изрубленного лазерными разрядами андроида, еще недавно защищавшего вакуумный док, и принялся сноровисто разбирать его, извлекая нужные запасные части.
        - Через минуту буду в порядке, - по связи сообщил он.
        Софи осмотрелась.
        Поблизости виднелись обломки сбитого десантного модуля скелхов. Под сводами ангара в невесомости плавало несколько тел чужих.
        - Мертвы, - заверил ее Егор, проведя биосканирование.
        Бой на борту «Тени Земли» продолжался. Глобальная команда, отданная Сейчем, пробудила все механизмы, способные оказать хоть какое-то сопротивление. Переборки и палубы передавали постоянные неравномерные вибрации.
        - Что будем делать, сестренка? - андроид быстро справился с текущим ремонтом, вернулся к капсуле, протянул Софи штурмовую винтовку системы Ганса Гервета, пару магазинов и запасной энергоблок.
        - Надо уводить крейсер к Эриде, - без раздумий ответила она.
        - Это вряд ли. При таких повреждениях мы не запустим двигатели. Учитывай, что придется маневрировать в поясе астероидов и ювелирно парковать «Тень Земли» в лишенный энергии стапель. Без наводящего луча, электромагнитных захватов и компенсирующих полей это будет сложно.
        - Хотя бы спрячем крейсер посторонних глаз. Хитвар вполне может залечить раны и вернуться.
        - Тоже верно. Так что? Прорываемся к главному посту? Или к двигательным секциям?
        - К главному посту управления, - ответила Софи. - Надеюсь по дороге встретим выживших. Ведь кто-то отражал первые атаки чужих.
        - Согласен, - кивнул Джон. - На крайний случай соберем отряд из сервов. Крейсер по любому придется зачищать от высадившихся скелхов.
        - Егор, вооружись, - Софи сканировала пространство вакуумного дока, сравнивая получаемую информацию со схемами коммуникаций крейсера. - Нам туда - она жестом указала в сторону надломленного участка палубы, за которым виднелся шлюз, ведущий к предстартовым накопителям.

* * *
        За шлюзом работало искусственное тяготение. Под сводами предстартовых накопителей, разгоняя мрак, тускло тлели несколько аварийных источников света.
        По захламленному полу с трудом расталкивая скопившийся тут мусор полз андроид пехотной поддержки. Обе его ноги были перебиты осколками от взрыва.
        - Стоять! - Сейч прихрамывая догнал его. - Почему покинул позицию?!
        - Ты мне не указ.
        - И боевые коды тоже?
        - Мне нет до них дела. Я сам по себе.
        - Джон, подожди, - Софи присела, глядя в глаза человекоподобной машине. - Кто же ты, если не подчиняешься боевым кодам?
        - Диледианский искусственный интеллект… - нехотя признал андроид. - А вы?
        - Тиберианцы. Пришли на помощь по сигналу, транслированному через гиперкосмос.
        Андроид перевалился на спину, приподнял голову, взглянул на Сейча.
        - Прекрати в меня целиться.
        - С чего бы? Я никогда не слышал о «диледианах». Чужой ИскИн в системе - мне это совершенно не нравится.
        - Эй, постойте! Мы обороняли крейсер!
        - Мы - это кто? Уточни!
        - Я и ИскИн Эриды. Мы перемещались по сети от механизма к механизму, пока кто-то не перехватил управление сервами. Теперь я заперт в этом покалеченном андроиде.
        - Оно и неплохо.
        - Джон, угомонись. Мы не знаем, что тут происходило. - осадила его Софи. - Кто еще на борту?
        - Три человека и рептилоид. Они в криогенных камерах. Мы не стали их пробуждать, когда появились скелхи.
        - Почему?
        - Человеческие сознания плохо переносят гибель носителей. Скелхи особо на рожон не лезли, вот мы и решили, что справимся сами.
        - Где сейчас ИскИн Эриды? - спросил Бестужев. Он постоянно думал о дочери и надеялся, что тот знает о ее судьбе.
        - Мы разделились. Он оборонял восемьдесят пятый сектор. Но связь с ним оборвалась.
        - Состояние корабля? - продолжала допытываться Софи. - Насколько ты посвящен в детали его ремонта?
        - Да я вкалывал все эти годы наравне с сервами! Хватит в меня целиться!
        - Ладно, - Джон нехотя опустил оружие. - Но я проверю твои слова, учти.
        - Вот она - человеческая благодарность, - проворчал диледианин.
        - Состояние корабля? - повторила вопрос Софи. - Мы сможем запустить двигатели? Надо убираться с орбиты, пока хитвар не вернулся.
        - Я не знаю, в каком состоянии двигатели. У нас не было запасных частей для их ремонта. Занимались в основном обшивкой.
        - А как ты вообще оказался на борту крейсера?
        - Меня отбили у скелхов тиберианцы.
        - Еще подозрительнее. - Джон был настроен отнюдь не дружелюбно. Он внезапно наклонился, быстрым, точным движением снял грудной кожух андроида и отключил ядро системы.
        - Зачем ты так? - попытался вступиться Бестужев.
        - Запасных частей у нас нет. Двигаться он не может. Оставлять тут - опасно и неразумно. Первый защитник крейсера, кого мы встретили, - это ИскИн неизвестной цивилизации, да еще и побывавший в подчинении у скелхов. Не настораживает?
        - Джон прав, - согласилась Софи. - Пока не найдем людей, верить на слово нельзя никому. Если диледианин, кем бы он ни был, сказал правду, то разберемся и извинимся. Но пока чужие ИскИны в системе нам не нужны. Это неоправданный риск.
        Бестужев кивнул. В свое время он поступил бы так же. Просто за время скитаний по сети армахонтов его уровень терпимости к «чужим» сильно изменился.
        - Так куда мы теперь?
        - Как и собрались, к посту управления, - ответила Софи. - У меня есть старая схема коммуникаций крейсера. Здесь недалеко, если использовать шахты межпалубных гравитационных лифтов. Даже если на них нет питания можно взобраться по техническим лестницам. Так мы сократим путь.
        - Он говорил о криогенных камерах. - Бестужев кивнул на шар из тонированного бронепластика, который Сейч держал в руке.
        - Нет, Егор. Мы идем в центр управления. На борту крейсера изначально не было криогенных залов. Значит, это поздняя модификация, и где их искать я понятия не имею.

* * *
        Крейсер «Тень Земли». Уровень командной палубы.
        Это был трудный путь.
        Изредка в разрушенных отсеках и темных коридорах им попадались одиночные скелхи, но Бестужев раз за разом выручал группу. Он оказался отличным разведчиком. Благодаря биосканерам экипировки Егор распознавал присутствие чужих задолго до того, как противник появлялся в поле зрения.
        Хуже всего приходилось Софи.
        Она быстро теряла силы. Форсированный режим метаболического корректора нещадно пережигал ресурсы организма. Рана не затягивалась, то и дело начиная кровоточить. Девушка чувствовала, как кровь пропитывает подложку бронескафандра.
        Сейч как мог помогал ей. Взбираться по шахтам неработающих гравитационных лифтов оказалось тяжело и рискованно.
        Крейсер был огромен и без точного плана коммуникаций можно было долго блуждать по его палубам и коридорам, так и не отыскав нужный отсек.
        Очевидно, скелхи тщательно отсканировали корабль, иначе как объяснить, что их разрозненные группы, сумевшие высадиться на борт, целенаправленно прорывались к главному посту управления?
        - Впереди бой! - Егор вжался в выступ переборки, осторожно выглянул за поворот тоннеля.
        Сейч, стоя на одном колене, контролировал тыл.
        Софи лежала на краю бездонного вертикального колодца, откуда они только что выбрались, и пыталась восстановить дыхание.
        Здесь уже присутствовала разреженная атмосфера. По мере восхождения они встретили три мембраны суспензорного поля, защищающие отсеки этого уровня от взрывной декомпрессии.
        Дробные звуки выстрелов множились гулким эхом.
        Софи собралась с силами, привстала.
        - Много чужих?
        - С полсотни, - ответил Егор.
        - Кто сдерживает?
        - Сервы. Андроидов не вижу, похоже полегли. Там только технические механизмы. Доходит до рукопашной. Используют все, вплоть до плазменных горелок и манипуляторов.
        - Ударим во фланг скелхам. Я иду первым, вы прикрываете, - не терпящим возражений тоном заявил Сейч.
        Софи кивнула. Джон лучше других готов к такого рода риску. Даже повреждение ядра системы не приведет его к гибели, ведь матрица сознания инсталлирована в кристалломодуль и находится под усиленной защитой брони.
        Сейч перезарядил «АРГ-8», проверил наличие запасных магазинов, обернулся:
        - Держи, сестренка, - он протянул ей кодон. Кровь на нем давно подсохла и теперь шелушилась.
        Затем он молча рванулся вперед, выскочил на широкую развязку коридоров, петляя от укрытия к укрытию.
        - Почему он не стреляет? - сипло спросил Бестужев.
        - Давит на психику. У скелхов нервы не железные. - Софи пристроилась за перевернутым блоком с выгоревшей кибернетической начинкой, вскинула оружие.
        Действительно, чужие, заметив андроида, занервничали. С десяток из них развернулись и привстали из-за укрытий, пытаясь поймать в прицел дерзкого андроида.
        - Работаем! - выдохнула Софи.
        Сейч рухнул на пол, перекатился.
        Софи и Егор выкосили скелхов кинжальным огнем, - чужие падали, не успевая даже вскрикнуть. Остальные явно заметили позицию стрелков, - вдоль коридора щедро хлестнули лазерные разряды.
        Андроида, исчезнувшего из поля зрения, скелхи сбросили со счетов, а зря.
        Джон быстро прополз с десяток метров, вышел им во фланг и резко привстал, работая короткими очередями.
        Технические механизмы отступили за импровизированную баррикаду, перекрывающую вход в командный центр корабля, быстро перегруппировались и снова бросились в рукопашную.
        Раскатисто ударил взрыв. Один из сервов ворвался на позиции противника и намеренно перегрузил свой энергоблок.
        Софи и Егор, переждав шквал лазерных разрядов, перебежками продвинулись вперед метров на двадцать и вновь открыли огонь, прикрывая Джона, пока тот перезаряжал опустевший магазин «АРГ-8».
        Скелхи, попав под плотный огонь попытались отступить в один из прилегающих тоннелей.
        Сейч, послал им вслед две гранаты из импульсного «подствольника» и перебежками добрался до баррикады.
        - Прикрываю!
        Егор сразу рванул к укрытию, Софи задержалась, срезав очередями еще троих скелхов.
        Бежать она уже не могла. Оказывается нанобы, способные остановить пулю, плохо защищают от тупых дробящих ударов. Метаболический имплант позволял ей сохранять сознание, но силы давно закончились. Она держалась только на боевых препаратах, действие которых тоже не может длиться вечно.
        Заметив, что Софи отстала, Егор вернулся, помог ей встать, поддержал, пока они шли к баррикаде.
        - Мне нужно оставаться в сознании… - едва слышно выдавила она.
        Бестужев понял ее с полуслова. Неприятно чавкнула мембрана его экипировки, выдавив наружу отвратительную на вид капсулу.
        Сверившись с данными биосканирования, он заверил:
        - Атмосфера приемлемая. Разгерметизируй шлем и выпей. Несколько часов проведешь, словно и ничего и не было. Затем обязательно потребуется отдых. Не меньше суток.
        Софи кивнула, сняла гермошлем и, подавив брезгливость, проглотила хондийский метаболит.
        Сознание сразу начало прояснятся. Изматывающая боль стала глуше.
        - Спасибо…
        - Шлем все же надень. Мало ли что. Корабль едва держится.
        Сейч тем временем реорганизовал оборону. Два десятка технических механизмов, оборонявших вход в командный сектор, он разделил на группы. Одни занялись ремонтом турелей, к которым еще имелся небольшой боезапас, другие принялись восстанавливать нескольких андроидов, которые первыми встретили чужих на подступах к командному центру корабля.
        - Я их сдержу, - скупо обронил Джон. - Софи ты как?
        - Жить буду. Пошла внутрь, попытаюсь включить системы управления.
        - Я останусь с Джоном, - заявил Бестужев.
        - Хорошо. Дайте мне хотя бы десять-пятнадцать минут.
        - Иди, сестренка.

* * *
        Не без внутреннего трепета Софи перешагнула массивный порог главного поста управления крейсером.
        Здесь было относительно чисто. По крайней мере на полу не валялись обломки, а аппаратура выглядела целой. Энергия в сети отсутствовала. Посты управления образовывали подобие небольшого амфитеатра и сбегали вниз каскадами темных кибернетических блоков.
        Лишь в одном месте горело несколько сиротливых огней индикации питания.
        Она подошла ближе. Массивное противоперегрузочное кресло, закрепленное на небольшом огороженном перилами выступе, обрамляли прорези в полу. В экстренном случае оттуда выдвигались дополнительные переборки, образующие изолированный отсек.
        Капитанский мостик.
        Несколько приборных панелей, модуль общей связи, да выступы стек-голографов, способных воссоздать окружающее корабль пространство, - вот и все оборудование. Очевидно, позднейшие усовершенствования крейсера позволяли командиру корабля сформировать дополненную реальность и работать на уровне кибернетических расширителей сознания.
        Лишь несколько устройств остались неизменными с той далекой поры, когда крейсер впервые вышел в космос.
        На скошенной панели Софи заметила характерное углубление.
        Испачканный засохшей кровью кодон идеально совпал с ним.
        Заработал резервный источник питания. В недрах командного терминала что-то щелкнуло, с едва слышным шелестом раскрутился привод кристаллодиска, затем она почувствовала легкое покалывание в височной области.
        Осветился небольшой, очень древний, встроенный в панель экран. На нем появились надписи:
        Кодон офицера принят.
        Произведен опрос доступных соединений.
        Старших по званию членов экипажа не обнаружено.
        Метка импланта добавлена в базу данных.
        Биометрические данные добавлены в базу данных.
        Командный интерфейс разблокирован.
        …
        В следующий миг Софи окружила дополненная реальность. Перед мысленным взором появилась схема крейсера, в отдельном оперативном окне отображался окрестный космос с множеством пунктирных линий, обозначающих курсы ближайших к кораблю объектов.
        Быстро сориентировавшись в интерфейсе, она отдала несколько мнемонических команд.
        По всему крейсеру пришли в движение аварийные переборки, рассекая внутренне пространство на тысячи изолированных отсеков. Теперь проникшим на борт скелхам будет намного труднее передвигаться.
        Взглянув на схему повреждений, она поняла: своим ходом корабль не пройдет и метра.
        Следующим решением стало делегирование части полномочий и назначение старшего офицера.
        Затем, еще раз внимательно взглянув на схему «Тени Земли», она негромко спросила по связи:
        - Джон, как обстановка?
        Все это время в отдалении не стихали звуки перестрелки.
        - Отбили атаку скелхов, - ответил Сейч.
        - Много их осталось?
        - Точно не скажу. Откатились, перегруппировываются.
        - Ты нужен мне здесь. Получил назначение?
        - Да, получил. Но кто будет защищать командный сектор?
        - Я вывела две боевые группы андроидов из режима глубокой консервации. Похоже, их берегли на самый крайний случай, а потом доступ к командному интерфейсу был утрачен.
        - Уже неплохо. Два взвода, говоришь?
        - Да. Они прибудут в течение пяти минут.
        - Отлично. Как только займут периметр, я сразу иду к тебе.
        - Жду, - Софи переключилась на выделенный канал связи. - Егор?
        - Слушаю, - немедленно откликнулся Бестужев.
        - Передаю тебе схему. Тут есть позднейшее усовершенствование. Палубой ниже расположен криогенный зал. Информации о нем не обновлялась уже много лет. Проверишь?
        - Схему получил.
        - Как только подтянутся андроиды, сходи туда.

* * *
        Через несколько минул Сейч, заметно прихрамывая, вошел в зал главного поста управления. На кожухах его правой ноги еще истекали дымком несколько свежих шрамов от лазерных попаданий.
        - Как дела, сестренка?
        - Сам взгляни. Две локационные надстройки еще работают. И обе зафиксировали сигнатуру хитвара. Он все еще поблизости. Непонятно, чего ждать от корабля Иных.
        - В нем слишком велик процент биологической составляющей. Думаю, это усовершенствования, привнесенные скелхами. Он вскоре сдохнет, помяни мое слово.
        - Хотелось бы верить, но глупо полагаться на удачу.
        - Варианты?
        - Надо уводить крейсер.
        - Каким образом? - Джон уже подключился к дополненной реальности и отлично видел схему повреждений.
        - Прими контроль над войсковыми транспортами. Теперь они уже не беззащитны, как в гиперкосмосе. Проложи для них курс и состыкуй с крейсером. Всех сервов высадить на борт, пусть приступают к ремонту критических повреждений. Андроидам - зачищать корабль от чужих.
        - Хочешь отбуксировать «Тень Земли»? Хорошая идея. Но куда?
        - В стапель космической верфи.
        - Тот, что на обломке Эриды?
        - Да. Приступай. На ближайшие часы это твоя единственная задача, что бы ни творилось вокруг.
        - Понял, - Джон окинул взглядом главный пост управления, безошибочно определил место старшего офицера коммуникаций и связи, поманил неотступно следовавшего за ним технического серва:
        - Подключись в качестве источника питания.
        Механизм безропотно выполнил команду и вскоре одна из многоярусных консолей управления, отвечающая за навигацию и связь, подсветилась индикацией.
        - Принял контроль навигации. Вижу след от хитвара. Связь с транспортами установлена. Софи, обломок Эриды тоже ведь расположен близко к планете. Что мы выиграем?
        - Я отправила ремонтные механизмы в восемьдесят пятый сектор. Надеюсь, ИскИн Эриды все еще там. После твоей команды, перезагрузившей всех сервов, он оказался отрезан от сети.
        - Думаешь он нам поможет?
        - Уверена. Он ведь по словам диледианина тоже защищал крейсер.
        - Ладно. Я не знаток в такого рода переговорах. Чужие искусственные интеллекты мне не по нраву, но твои решения поддержу. Только ответь: допустим, мы успешно доведем «Тень Земли» до стапеля и начнем ремонт. А что дальше? Ты же сама видела армаду Иных. Эскадры прут одна за другой, и мост между Вселенными они, похоже, закрывать не собираются.
        - У меня есть идея на этот счет, - ответила Софи.
        - Поделишься?
        - Не сейчас. Сначала доведем крейсер до стапеля. Тогда и поговорим.
        В ближайших коридорах вновь раздалось дробное эхо выстрелов. Скелхи, собрав немного сил снова пошли на штурм командных отсеков, но теперь их встретил плотный огонь занявших укрепления андроидов.
        Софи вновь погрузилась в дополненную реальность. Егор обещал, что она продержится на хондийских стимуляторах еще несколько часов. За это время надо во что бы то ни стало провести «Тень Земли» через опасный участок.
        Транспорты уже выдвигались навстречу крейсеру. Радиационный след хитвара затерялся в газопылевом облаке.
        Сознание «плыло».
        Софи усилием воли вернула резкость восприятия, села в противоперегрузочное кресло и вызвала Бестужева.
        - Егор, ты нашел криогенный зал?
        - Еще нет. На пути много повреждений. Большинство коридоров блокировано.
        - Приготовься к ускорениям и маневрированию.
        - Удалось запустить двигатели?
        - Нет. Но мы уходим с орбиты.
        Эпилог.
        Недра газопылевой туманности. Система безымянной звезды.
        Поверхность Эриды приближалась.
        Бой на борту крейсера постепенно стих. Одиночные скелхи если и выжили, то больше не лезли на рожон, а искали способы покинуть корабль. Зенитные комплексы уже сбили несколько попытавшихся стартовать спасательных капсул.
        Джон Сейч застыл в кресле навигатора. Механические пальцы андроида, увитые тягами сервоприводов, составляли сейчас единое целое с астронавигационными рулями.
        Состыкованные с «Тенью Земли» войсковые транспорты то и дело озарялись короткими отсветами от работы корректирующих двигателей.
        По лишенным энергии механизмам планетарного дока Эриды змеились причудливые блики. Габариты крейсера не совпадали с конфигурацией стапеля и, снижаясь, он подламывал некоторые конструкции.
        Вибрации гуляли по переборкам и палубам.
        …
        Бестужев пробирался темными коридорами. Маневрирование крейсера несколько раз сбивало его с ног, - не к месту заработали локальные источники искусственной гравитации.
        Впереди показалось тусклое пятно света.
        Егор ускорил шаг, улучив паузу между импульсами торможения и коррекций курса.
        Гермозатвор, ведущий в указанное Софи помещение, оказался приоткрыт, массивный люк слегка сдвинут и утоплен в переборку.
        Изнутри отсека в коридор падала полоска неяркого холодного света.
        Сердце Бестужева билось все чаще. Он вошел внутрь и замер, придерживаясь рукой за надежно закрепленные блоки оборудования.
        Десятки криогенных камер образовывали ровные симметричные ряды.
        Практически все были темны, некоторые покрывал толстый слой инея, видимо образовавшийся из-за сбоя в режимах работы, несколько раскрытых криогенных ячеек сочились тревожным красноватым сиянием, и лишь в дальнем конце зала виднелось едва заметное голубоватое свечение.
        Невзирая на постоянные толчки, Егор, придерживаясь за поручни, пошел туда.
        Сердце Бестужева было готово выскочить из груди.
        Еще несколько шагов…
        Толстый налет инея покрывал и эти камеры. Пальцы дрожали, когда он смахнул замерзший конденсат и увидел бледное лицо молодого парня. Сбоку на экране встроенного блока аппаратуры лениво изгибались графики и виднелась надпись:
        Максим Верхолин.
        Следующая камера отличалась необычными размерами, словно была составлена из двух ячеек. В ней был заключен устрашающего вида ящер. Контрольные графики свидетельствовали об очень медленных процессах метаболизма. Поясняющая надпись отсутствовала.
        Корабль здорово тряхнуло. На секунду произошел сбой в энергосети, но, к счастью, оборудование этого зала обладало собственными встроенными источниками питания.
        Снова молодой парень Лет двадцать не больше. Сильно истощен. На лице бледной обескровленной линией был заметен рваный шрам от давно полученной раны.
        Илья Стужин.
        Сколько же лет они провели в криогенном сне?
        Осталась последняя, четвертая камера. Больше работоспособных ячеек в зале просто не было.
        Егор невольно сглотнул. Страх и неуверенность внезапно перехватили дыхание, но он нашел в себе силы, чтобы смахнуть иней и взглянуть сквозь прозрачный пластик.
        Подбородок невольно дрогнул.
        По щекам Бестужева катились слезы.
        Внутри, в ледяных объятьях крионического процесса спала его дочь - Мишель.

* * *
        Посадочные опоры коснулись поверхности планеты. Тяготение на поверхности Эриды было небольшим и потому многоосные шасси войсковых транспортов смогли выдержать вес буксируемого крейсера.
        Джон Сейч некоторое время сидел, словно в оцепенении, затем тонко взвизгнули сервоприводы, пальцы его рук отсоединились от навигационных рулей. Встав с кресла, андроид пошатнулся, словно все еще ассоциировал себя с кораблем.
        - Что дальше, сестренка? - сипло спросил он.
        Софи порывисто встала.
        Еще не верилось, что они сумели вывести крейсер из-под удара и посадить его на поверхность Эриды.
        Она обняла андроида.
        - Знаешь, о чем я никогда не пожалею?
        - Ну?
        - О том, что не разбила твой кристалломодуль, тогда на Эдобарге.
        Сейч некоторое время молчал. Трудно сказать, какие эквиваленты чувств пронеслись за эти мгновенья в искусственных нейросетях, какие потаенные воспоминания всколыхнулись.
        - Грядет война, - негромко произнес он. - И один крейсер не решит ее исхода. Что мы будем делать?
        - Вернемся в родную Вселенную.
        - Куда конкретно? Элианская империя уж точно не выстоит под ударами Иных.
        - Они будут прорываться к Земле, как происходило в других реальностях. Мы не полетим на Элио. Наш путь лежит на Юнону.
        - Линия Хаммера?! - неподдельно удивился Джон.
        - Да, - кивнула Софи. - Только на этом рубеже обороны у нас есть шанс остановить Иных.
        Май - ноябрь 2020 года.
        Краснодарский Край.
        Адрес автора в интернет: Следующая книга серии - роман «Линия Хаммера».
        Примечание: По факту судьбу Джона Сейча решила Лана (Лана Ливадная). В моем первоначальном замысле Софи разбивала кристалломодуль, а в дальнейшее путешествие отправилась бы с кем-то другим. Но, когда я читал Лане очередную завершенную главу, она мне сказала: «Не смей убивай эту копию Сейча. Получится отличный персонаж. «Раздавить» всегда успеешь». Теперь я ни капли не жалею, что прислушался к мнению Ланы и оставил Сейча «в живых». Вот такая короткая, но не выдуманная история.
        notes
        Примечания
        1
        slow motion - замедленная съемка
        2
        Подробнее в романе «Первый Мир».
        3
        ЭМГ - электромагнитное гаусс-орудие.
        4
        Жаргонное название «LDL-55».
        5
        В поздних модификациях штурмовых носителей, высадка серв-машин осуществлялась двумя способами. Вариант 1: штурмовой носитель осуществлял посадку и машины покидали его через аппарель (аппар?ль (фр. appareil) - платформа для подъёма и спуска техники).
        Вариант 2: штурмовой носитель сбрасывал отделяемый модуль с серв-машинами на борту, а сам оставался в воздухе, прикрывая высадку.
        6
        Впервые трофейной техникой Флот Колоний воспользовался еще в начале войны. Например, по приказу адмирала Воронцова была проведена дерзкая операция по захвату комической верфи Земного Альянса (подробнее в трилогии «Наемник»).
        7
        Лазерная связь (без участия ретранслятора) работает лишь в том случае если на пути луча нет препятствий.
        8
        Юнона - одна из наиболее известных планет Линии Хаммера. На Юноне располагался научно-исследовательский центр «Гамма», где Говард Фарагней работал над созданием и совершенствованием модулей боевых искусственных интеллектов.
        9
        На самом деле самоликвидация «пилумов» явление незаурядное. В боях времен Первой галактической ракеты (из-за обилия техники на поле боя) всегда могли избрать вторичную цель, если основная по какой-то причине была потеряна.
        10
        Подробнее в романе «Тиберианец».
        11
        МаРЗ - малый разведывательный зонд.
        12
        На самом деле их двенадцать, но последние были открыты незадолго до «Изоляции». Подробная статья по теории гиперсферы размещена на моем сайте livadny.ru
        13
        Подробнее в романах «Сон Разума», «Первый Мир», «Запрещенный контакт», «Изоляция», «Тиберианец». Если говорить о датах, то нужно учитывать, что время в Первом Мире течет в десять раз быстрее, чем в обычном космосе, то есть, эскадра Земного Альянса сорвалась на вертикаль в период Первой Галактической, но благодаря разнице в течении времени, для экипажей прошло чуть больше ста лет, в то время как в Обитаемой Галактике минуло тысячелетие.
        14
        Подробнее в романах «Смертельный контакт», «Врата миров», «Среда выживания», «Линия жизни», «Зона контакта».
        15
        Логран - родная планета логриан, которую они превратили в гигантский космический корабль. Именно погружение Лограна в гиперкосмос вызвало возникновение гипертоннеля, соединившего между собой пять Вселенных. (подробнее в романе «Воин с Ганио»).
        16
        РТВ - робототехнические вооружения.
        17
        События романов «Среда выживания», «Линия жизни».
        18
        Стрейф - боковое смещение. Корабль начинает смещаться вбок за счет работы двигателей ориентации одного из бортов.
        19
        Глаз бури (глаз урагана) - область прояснения и относительно тихой погоды в центре тропического циклона. Типичный глаз бури имеет диаметр от 20 до 30 км.
        20
        В данном случае Джон оперирует привычной для него классификацией космических кораблей. Конвойные носители во времена Галактической войны являлись базами для групп истребителей.
        21
        Скелхи были созданы одним из логрианских клонов, в качестве ударной силы. О лограх они имеют представление, но не обладают знанием, как составлять работоспособные последовательности логр-компонентов.
        22
        Предположение, что несколько научных станций скелхов могли уцелеть, было озвучено мной еще в романе «Тень Земли»
        23
        При «всплытии» всегда существует риск «совмещения» мелких частиц (газа, космической пыли, и т. д.) с конструкциями корабля. Поэтому обратный переход в метрику трехмерного космоса обычно предваряет плазменная капсула. Взрываясь, она расчищает окно для безопасной материализации.
        24
        События романа «Зона контакта».

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к