Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Тиберианец Андрей Львович Ливадный
        Экспансия. История Вселенных #3
        …Глеба мутило. Мысли путались. Он снова перехватил взгляд Насти, но прочел в нем лишь глубочайший, отталкивающий ужас, - она видела, как он использовал аспирианские шунты.
        В душе что-то надломилось. Пришла сухая, отчетливая мысль: “назад мне теперь хода нет. Добрые дела никогда не остаются безнаказанными”.
        Стало горько. Очень горько, обидно и одиноко.
        - Свидимся… - он отпустил ее взгляд, закинул за спину “АРГ-8” и, не оглядываясь пошел по древней логрианской дороге, мимо разорванных тел ашангов, подбитой бионической машины, навстречу одиночеству, неизвестности, судьбе…
        Андрей Ливадный.Экспансия. История Вселенных
        Андрей Ливадный.Тиберианец
        Пролог
        Старый тиберианец жил отшельником, в избушке на краю леса.
        В поселке его не привечали и побаивались, перешептывались за спиной, когда он приходил, но, случись беда, тут же забывали про страхи, бежали к нему за помощью. Такова уж натура человеческая.
        Глеб познакомился со стариком случайно. Стояло раннее летнее утро. Сегодня вместе с родителями и другими сельчанами мальчишка отправился на дальний сенокос.
        Телеги тащили мурглы. Добродушные великаны хорошо знали дорогу, понукать их не требовалось. Взрослые все больше молчали, настроение витало какое-то нервозное, напряженное. Иногда завязывались разговоры о каком-то «смещении», но семилетний мальчишка не понимал смысла коротких фраз, в которых сквозил безотчетный страх:
        - Да ничего не случится, не бойсь! В прошлый раз по домам просидели, только время потеряли.
        - Ага, отколь тебе знать? Испокон века в этот день по подвалам прятались!
        - Эй, а ты календарь-то хоть ведешь? Двенадцать годков зарубки делаешь?
        - Не-а.
        - Ну вот и не баламуть народ! Может этот день и не сегодня вовсе! А сено само себя не переворошит! И в копны не соберется!
        Глеб особо не вслушивался. Взрослые всегда о чем-нибудь спорят.
        Вскоре проселок свернул к лесу. Трава здесь особенная, говорят: «земная». Домашняя скотина с нее не болеет.
        Рассвет полыхал над Первым Миром слоистыми фиолетовыми полосами. В небе виднелись планеты Ожерелья, они изгибались дугой, словно огромные бусины.
        Взрослые притихли. Телеги, скрипя деревянными колесами, втянулись в улочку меж заросших руин. Неподалеку на холме виднелись грубо обтесанные каменные столбы, образующие круг.
        - Видишь, у мегалитов-то тихо! - хриплым шепотом сказал кто-то.
        - Да уж лучше помолчи, а то накличешь! - цыкнули на разговорчивого сельчанина соседи.
        Глеб вертел головой, недоумевая, чего так боятся взрослые?
        - Ну, все, кажись пронесло.
        Вскоре телеги миновали руины и выехали к лугам. Невдалеке молчаливой стеной темнел лес. Скошенная накануне трава лежала длинными полосами, их нужно переворошить, чтобы сохла.
        Поросшую мхом избушку, приютившуюся под сенью крайних деревьев, мальчишка приметил сразу. Там наверное и живет старый тиберианец?
        Глебу очень захотелось поближе взглянуть на жилище отшельника и он улизнул при первой же возможности, когда родители вместе с другими сельчанами принялись за работу.
        День обещал быть жарким. Повсюду роилась мошкара.
        На поляне подле замшелого сруба жилистый старик колол дрова.
        Некоторое время Глеб наблюдал за ним, таясь в высоком травостое.
        - Ну, чего прячешься? Подойди, не бойся.
        Глеб поначалу оробел, но детское любопытство все же пересилило. Ух, сколько тут было интересного! Под кособоким навесом стояла огромная металлическая повозка с высокими бортами и крышей. Ее широкие ребристые колеса раза в два превышали рост мальчугана. Он даже голову задрал, разглядывая комья глины, прилипшие к покрытому шрамами корпусу.
        - Она ездит? - неподдельно удивился Глеб.
        - А то, - добродушно усмехнулся старик. - Но редко, - тут же добавил он. - Только когда очень нужно.
        - Почему?
        - Сложно объяснить. Не поймешь, мал еще. Ну, давай знакомиться? Меня Урманом зовут.
        - А я - Глеб!
        - Вот и хорошо. Взрослые тебя не заругают?
        - Не-а. До обеда не хватятся.
        Взгляд мальчишки с интересом перескакивал с одного на другое. Ух ты!.. - он даже невольно вздрогнул, разглядев в таинственном лесном сумраке силуэт огромного металлического чудовища, притаившегося за домом, под плотным пологом сомкнувшихся над ним крон.
        Первое впечатление оказалось настолько сильным, что он, даже не спросив разрешения, пошел туда.
        Ничего подобного Глеб раньше не видел. Две мощные металлические ноги поддерживали массивный обтекаемый корпус, сплошь покрытый рубцами и подпалинами, словно этот механический зверь побывал в жесточайших схватках и вот, обессиленный, затаился в тени деревьев.
        «FALANGER 12UN», - мальчишка с трудом различил полустертые буквы.
        - Так ты и читать умеешь? - раздался за спиной удивленный голос тиберианца.
        Глеб вздрогнул, обернулся.
        - Мама научила. А кто это? Почему он здесь прячется?
        - Это называется «серв-машина». «Фалангер» - мой старый друг. Только вот беда, - сломался, - добавил Урман. - Хочешь орехов с медом? - предложил он, отвлекая мальчишку от сложной и непонятной для его возраста темы.
        Ну кто ж от лакомства откажется?
        - Конечно, хочу… Вот только друзья такими не бывают! Он же не живой!
        - Еще как бывают, - вздохнул старик. - Но ничего. Когда-нибудь отремонтирую…
        Глеб тряхнул головой, решительно не соглашаясь. Мировоззрение мальчугана ограничивалось сельским укладом жизни. Конечно же он видел раскуроченные, вросшие в землю железяки в перелесках за околицей, но никогда не задумывался откуда они там взялись и почему не ржавеют? Их даже в кузнице не использовали.
        - Дядя Сыть говорит: «что быльем поросло уж не вернется никогда».
        - Сыть? Торгаш?
        - Ага. А это что такое? - мальчишка разглядел странное, совсем не похожее на инструмент устройство, спрятанное у стены, за жердями.
        - Не трогай. Это оружие.
        - Оружие не такое! - вновь не поверил Глеб. - Лук, копье, нож, я всякое видел!
        - Это автомат. «АРГ-8», - добавил старик совсем уж непонятное слово. - Ты лучше скажи, зачем сегодня на луга пришли?
        - Сено ворошить, да копнать. А ты тоже боишься?
        - Чего? - прищурился старик.
        - Ну этого… смещения! - выпалил Глеб услышанное от взрослых слово.
        - Опасаюсь. Надо было вам дома остаться…
        - А что такое смещение? - любознательный мальчуган вслед за тиберианцем вошел в дом.
        Тут было множество всяких диковин. Даже стол выглядел непривычно. Не из досок сколочен, а словно вырезан из чего-то цельного.
        Глеб взобрался в высокое кресло, уселся, болтая ногами, удивляясь про себя, зачем на подлокотнике столько квадратиков с непонятными буквами?
        На столе, кроме разных незнакомых предметов лежала книга, открытая на середине. Сразу видно - старинная.
        - Можно?
        - Смотри, конечно, - старик достал из шкафчика горшочек с медом и миску с орехами. - Сейчас чай заварю, подожди.
        Книга оказалась толстой, увесистой, Глеб закрыл ее и, шевеля губами, медленно, по слогам прочел название:
        «Наставление по боевой подготовке тиберианцев. Основной курс».
        - Так что такое «смещение»? - переспросил он.
        Урман, заваривая чай, ответил:
        - Боюсь, не поймешь.
        - Я уже не маленький! - обиделся Глеб, разглядывая картинки в старой книге. Они показались неинтересными. Какие-то схемы, наброски устройств, да и слова незнакомые…
        - Есть такие существа - логриане, - тиберианец поставил на стол две чашки. - Они-то и создали наш мир, очень-очень давно.
        - А зачем, если сами тут не живут? Дед Митя говорит: логриан придумали.
        - Ничего не придумали. Жили они тут очень давно. А систему нашу создали, чтобы путешествовать к другим мирам. Ну типа пересадочной станции. Каждые двенадцать лет, все планеты Ожерелья начинают поворачиваться, и тогда открываются межзвездные маршруты…
        - Враки. Звезд не бывает, - уверенно заявил мальчишка.
        - На самом деле звезды существуют, - старик сел за стол, налил чай. - Только они не в нашем пространстве. Ты пей, пока не остыл.
        Глеб попробовал. Горячо, но вкусно. Пахнет травами.
        - Значит сегодня всякие чудища из порталов полезут? - жуя орехи, беспечно спросил мальчуган.
        - Они не чудища. Просто - чужие. Мы их не понимаем, а они нас. И не факт, что будет Смещение. Много лет назад случился сбой, и в прошлый раз гравитационный генератор не сработал, - старик задумался, позабыв, что разговаривает с мальчонкой.
        - Грави… что?
        - Ну, говорю же, не поймешь. Ты лучше чай пей. А потом я тебя к родителям отведу, - Урман почему-то забеспокоился, словно почувствовал неладное, встал, подошел к стене сруба, где крепились металлические полосы, сплошь усеянные огоньками. Там вздрагивали стрелки и световые столбики, изламывались цветные линии, появлялись и исчезали какие-то слова.
        Разговор угас. Глеб наворачивал орехи, пил чай, а старый тиберианец к свой кружке даже не притронулся, так и простоял, глядя на светящиеся квадратики, затем сказал:
        - Уходить вам надо. Пошли, я тебя к родителям отведу!
        Мальчишка не решился спорить.
        - Ладно. А можно я еще когда-нибудь приду?
        - Конечно. Но сейчас поторопись!
        Они вышли на улицу, и в этот миг земля вдруг ощутимо дрогнула.
        - Живо в убежище! - старик схватил свое странное оружие. - Беги в дом, там большая железная дверь в полу откроется! Полезай вниз, сиди тихо, ничего не бойся!
        Глеб хотел послушаться, но оцепенел, не в силах даже шелохнуться.
        Небо внезапно померкло стремительным закатом, затрепетала листва, в лесу взвыло зверье.
        - Смещение! Все же началось! - старый тиберианец тоже едва устоял на ногах. - Планеты меняют наклон оси! - выдохнул он. - Да беги же в убежище, скорее!
        - А мама? Папа? - всхлипнул Глеб, затравленно озираясь. Вокруг стемнело, хотя еще нет и полудня.
        Дрожь земли прокатилась судорогой, с корнем выворачивая вековые деревья.
        - Я их найду!
        Над холмом, среди древних мегалитов вдруг появилось холодное, неживое сияние. Мальчишка онемел от страха, но дальше стало только хуже. Точно такой же свет прорвался из-под земли, прямо в поле, недалеко от избушки отшельника.
        Вздыбился дерн. Неведомая сила с оглушительным грохотом выдавила из недр заостренные кверху каменные столбы, - они тоже образовывали круг. Резко запахло гарью и озоном. Вдоль изувеченной земли прыснула ослепительная сетка, сотканная из молний, и вдруг в их ореоле начали появляться жуткие, объятые призрачным сиянием фигуры каких-то существ.
        Над головой раздался резкий металлический лязг, затем ударил ритмичный грохот, от которого вмиг заложило уши.
        Все происходило быстро, непонятно, страшно, непоправимо.
        Примятая трава занялась дымком, - в нее падали горячие гильзы.
        - Беги!!! - вновь заорал тиберианец, и Глеба наконец проняло: он что есть сил припустил к избушке.
        Глава 1
        ПЕРВЫЙ МИР. ДВЕНАДЦАТЬ ЛЕТ СПУСТЯ.
        - Ну-ка взгляни, что там?
        Глеб отложил книгу, схватил щуп. Досадно, когда мурглы начинают артачится, почуяв пугающий запах металла.
        Это поле никогда не возделывали. Здесь слишком много старого железа, но жизнь становится все труднее, земля вдали от деревни больше не плодоносит, вот и пришлось пахать целину за околицей.
        Запряженные в плуг сгорбленные великаны тупо встали, нервно поглядывая по сторонам. Они подслеповаты, зато обладают огромной силой и непревзойденным обонянием. Такова природа планеты, откуда родом эти существа.
        Ухватившись за край железки, Глеб с усилием выворотил ее и оттащил в сторону.
        - Ну?
        - Фрагмент обшивки.
        - Тебе-то почем знать? - Скайл проводил его тяжелым взглядом. - Не умничай. Начитался книжек… До добра они не доведут… - дед ворчал и ворчал, пока Глеб успокаивал поденщиков (мурглы работали за еду, большего не требовали), жили в пещере у холма, но если испугаются - жди беды. Обычно добродушные, они иногда без видимого повода впадали в ярость, и тогда ущерба не миновать. Что-нибудь обязательно поломают, силы-то немерено.
        Оттащив кусок обшивки к краю поля, он напоил и успокоил мурглов. Те примирительно рыкнули и потянули, лемех вновь начал резать податливую почву, оставляя ровную борозду.
        Дед упрямился, не сдаваясь возрасту, за плуг Глеба не пускал, а он и не настаивал. Стезя землепашца, если честно, не привлекала. Юность кипела в крови, требовала большего.
        Книга, за чтение которой постоянно пенял дед, осталась единственной памятью о страшных событиях двенадцатилетней давности.
        Старый тиберианец спас ему жизнь. В подвале его кособокой избушки оказалось оборудованное убежище, где мальчишка провел без малого две недели. Массивная дверь с лязгом закрылась за ним и больше уже не поддавалась никаким усилиям. Казалось, что открыть ее изнутри невозможно.
        Он ел, пил, спал, прислушивался, злился, плакал, но ничего не мог поделать. В конце концов, мальчишка смирился, - коротал время за чтением книги, которую успел схватить со стола, прежде чем спуститься в подвал.
        …Глеб не заметил, как глубоко задумался. Сидел, глядя вдаль, где у горизонта туманились дымкой горы.
        - Скучаешь?
        Юноша обернулся. Сыть. Торговец. Ногу он потерял при прошлом Смещении. Теперь ковыляет на деревяшке. Скаредный, глотка воды у него задаром не выпросишь.
        - Тебе чего?
        - Да спросить хотел, почему не заходишь?
        - Некогда мне по округе шататься.
        - То и гляжу, дед пашет, а ты в теньке?
        - Да не пускает он меня за плуг. Говорит, борозду криво веду.
        - Неправильно живем, - Сыть присел рядышком, вытянул здоровую ногу, поморщился. - Месяц до Смещения остался, а на всю деревню два ружьишка плохоньких. Как в Сумерках отбиваться, когда твари из порталов полезут?
        - Порталы разрушились. Сам ведь знаешь.
        - Неправда. Окрест есть еще три. Думаешь в этот раз не сработают?
        Глеб насупился, отвечать не стал.
        - От меня-то чего хочешь? - наконец спросил он.
        - Ты молодой, сильный. Грамоту знаешь, в технологиях кое-как разбираешься. Тебе ли поля пахать? Сходил бы в Гиблый лес.
        - Смерть искать? Беду кликать?
        - Не смерть, а оружие, дурень, - проворчал Сыть. - Я тебе клочок карты дам. Там два места отмечены, где раньше были укрепления тиберианцев. Говорят, полегли они все. Но вещички-то остались, как думаешь? - спросил торговец. - Находки на еду поменяю. Хоть на зерно, хоть на вяленое мясо.
        - Так в округе полно железа, - сдерживая неприязнь, ответил Глеб.
        - Э, брат, ты не глупи, ладно? От старых железок толку мало. Керамлит в кузнице не скуешь, тугоплавкий слишком. Я о настоящем оружии говорю. Тиберианцы в нем толк знали. А если, по случаю, логр найдешь, так я его сразу выкуплю. Какую цену ни попросишь. Хочешь, дочку за тебя выдам?
        Так вот в чем дело? Логр ему нужен?! Торговец еще тот пройдоха, вон глаза как заблестели.
        - Настю?
        - Ее, красавицу.
        - На логр обменяешь? - Глеб недобро прищурился, кулаки сжались.
        Сыть опасливо отодвинулся.
        - Ну чего сразу так?
        - Ничего, - Глеб сдержался, рассматривая карту. - К скалам схожу. И не надо Смещением народ пугать. Мертвые те порталы, сколько веков минуло, а не работают. В прошлый раз какая-то аномалия приключилась.
        - Ага. Аномалия. Как же. Половина деревни сгинуло, - Сыть сплюнул. - Сам-то подумай, даже если мегалиты не сработают, разве зверье ополоумевшее из леса не побежит, а? Ты ведь много читал, знаешь, - в Сумерках все с ума сходят. Что люди, что звери, что твари инопланетные. Думаешь мурглы так и просидят в своей пещере под холмом? Или у них тоже крыша поедет? Молчишь? То-то же. Оружие нам надобно. Не косы да грабли, а настоящее оружие, каким тиберианцы пользовались.
        - Ладо, не дави. Сказал схожу, значит схожу. Вот только о Насте не заикайся. Захочет, сама на меня взглянет.
        Торговец промолчал. Свое дело он знал, парня обещанием зацепил, подзадорил, а выйдет ли толк, вернется ли тот живым, - время покажет. Когда всю жизнь чужими руками жар загребаешь, невольно научишься терпению.

* * *
        Ночью спалось плохо. Глеб ворочался с боку на бок, изредка проваливаясь в тяжелую дрему, а незадолго до рассвета не выдержал, встал, умылся и начал собираться в путь.
        Сыть прав, как ни крути. Горстке людей не пережить грядущего Смещения. Надо отыскать огнестрельное оружие и патронов побольше, а еще лучше - безопасное место, где можно укрыться всей деревней.
        Он вышел спозаранку, налегке. Брать в дорогу было нечего, жили бедно, едва перебиваясь от урожая к урожаю.
        Почему так? Ответ прост. Когда в небе вместо солнца переливается сгусток энергий гиперкосмоса, растения ведут себя странно. Бывает зацветут, но не плодоносят, а то и вовсе зачахнут на корню без видимой причины, и потому упорный крестьянский труд далеко не всегда вознаграждался.
        Проселок давно зарос. Им никто не пользовался, лишь старая колея, выбитая телегами, указывала направление.
        Гиблый Лес темнел километрах в десяти. В последние годы туда вообще никто не ходил. Дураки да психи быстро перевелись. Раньше, еще при тиберианцах, опасных хищников здесь вообще не водилось, - их встречали в предгорьях и беспощадно отстреливали отряды специально обученных егерей, но теперь старые укрепления пустуют, а инопланетные твари свободно шатаются по окрестностям, нагоняя жуть на сельчан.
        К холму, окруженному руинами, он добрался только после полудня.
        Поваленные мегалиты темнели на желтоватых склонах. Их выворотило и опрокинуло. Земля окрест застыла пологими волнами, образующими множество концентрических окружностей.
        Вспышка травматической памяти живо нарисовала совсем другой пейзаж: низкое багряное небо, сполохи молний, хлещущий по земле ливень.
        Он помнил, как шел тут двенадцать лет назад, дрожа и всхлипывая, страшась увидеть мертвые тела, но жадная липкая грязь поглотила и людей и чужих.
        Луга исчезли. Трава пожухла и больше не проросла. Лес выстоял, но стал другим: враждебным, полным неведомого людям зверья.
        Избушка тиберианца раскатилась по бревнышку. Убежище, отлитое из неизвестного Глебу материала, угловато выступало из-под оползня. Керамлитовая дверь потемнела, изломанные приводы топорщились, словно металлические руки. Делянка исчезла, граница леса теперь проходила метрах в пятидесяти отсюда. Пропала и серв-машина, которую Урман называл «другом», - во время Смещения проливные дожди превратили глину в зыбь, и многотонный механизм скорее всего затонул в ней.
        Бункер постигла не лучшая участь. Много лет назад, когда герметичная дверь открылась по таймеру, внутрь хлынули потоки липкой грязи, - Глеб тогда едва выбрался. Тут не осталось ничего полезного, исправного, лишь тяжелые воспоминания.
        Он присел в тени. Десять километров по жаре отмахал, ноги гудят, живот сводит от голода. Съев кусок хлеба и запив скудный обед водой из фляги, Глеб сверился с фрагментом карты. До старого блокпоста, отмеченного маркером, еще километров восемь, - это если напрямую через чащу. Он никогда не заходил так далеко от дома. Название местности - «Белые скалы», слышал вскользь от стариков, но сейчас не мог припомнить о чем в точности шла речь.
        Лес возвышался немой стеной. Во время прошлого Смещения здесь погибло множество вековых деревьев, - большинство из них увяли, но не рухнули, стоят до сих пор, удерживаемые почерневшими корнями, роняя отслаивающуюся кору, образуя мрачную чащобу, где нашли приют таинственные твари с других планет. Как они выглядят, Глеб не знал. Ни один охотник не вернулся, чтобы рассказать.

* * *
        Ступив под сень крайних деревьев, он замер, настороженно прислушиваясь. Легкий ветерок поскрипывал почерневшими ветвями. Звуки мертвого леса окатили холодком, мурашки пробежали по коже. Сыть, зараза, сидит сейчас дома, чай попивает.
        Повсюду на ветвях сизыми пятнами разросся лишайник. Цепкие неприхотливые вьюнки карабкались по мертвым стволам погибших деревьев, слегка оттеняя их зеленью. Вдоль земли стелился колючий кустарниковый подлесок.
        Присмотревшись, Глеб заметил молодую поросль волчьей нити, - так в просторечье называли плотоядную траву, способную захлестнуть петлями лапу некрупного зверя, опутать и держать, пока добыча не издохнет. Места успешной охоты растения несложно отличить по густым сочным зарослям, да белеющим костям.
        Волчью нить тиберианцы часто высаживали в поле перед укреплениями. Об этом прямо написано в наставлении:
        «…семена волчьей нити следует собрать и хранить в прохладном, темном и сухом месте, предупреждая их спорадическое прорастание. Сеять целесообразно на открытой местности перед тактическими укреплениями, бастионами и блокпостами, но не ранее чем за месяц до Смещения. Трава хорошо приживается даже на бедных каменистых почвах и, достигнув двадцати-тридцати сантиметров в высоту, способна в период Сумерек остановить мелких и средних хищников, что ведет к существенной экономии боеприпасов.
        Примечание: после завершения Смещения посевы волчьей нити следует сжечь, оставив лишь контролируемые образцы для получения семян…»
        Каждая строка старой книги, - словно экскурс в иную жизнь, где люди не боялись окружающего мира. Вот бы вернуть те времена…
        Он продолжал осматриваться. Через поросль хищной травы идти опасно. Но она повсюду!
        Как же быть?
        В памяти вновь всплыли скупые, но емкие по смыслу формулировки, в которых угадывался опыт выживания многих поколений:
        …оказавшись в незнакомом лесу держись звериных троп. Они огибают опасные растения и часто выводят к местам водопоя. Русло ручья или небольшая речушка послужат тебе надежной дорогой сквозь любую чащу.
        Взгляд отыскал прореху в кустарнике. Судя по всему зверь тут прошел матерый, клочки свалявшейся коричневой шерсти запутались в колючках на высоте метра от земли. Значит в холке он метра полтора будет?
        Страшно вообще-то, но не поворачивать же обратно?
        Нет. Ни за что! - он обогнул прогалину, заросшую волчьей нитью, и углубился в сумеречную чащу.
        Зловещие поскрипывающие звуки теперь раздавались отовсюду, преследовали по пятам, белесые нити какого-то растения, похожие на седые волосы, свисали с нижних ветвей деревьев, норовя прикоснуться к лицу, колючки цеплялись за одежду, изредка слышался чей-то рык, но вдалеке.
        Звериная тропа некоторое время вела в нужном ему направлении, затем вдруг круто повернула, огибая странную замшелую скалу.
        «Слишком она ровная», - промелькнула мысль.
        Глеб остановился, переводя дух. Сумрак дремучего леса стал еще гуще, наверное, дневной свет веками не пробивался сюда. Где-то поблизости журчал родник. Удивительно, но деревья окрест не погибли.
        Пахло прелой листвой.
        Пройдя еще немного, он заметил за плотной стеной кустарника нечто, напоминающее вход в пещеру. Здравый смысл подсказывал: «вернись на тропу», но проснувшийся интерес быстро пересилил доводы рассудка.
        Глеб кое-как продрался сквозь заросли и внезапно оказался в непонятном, удивительном месте.
        Вход в «пещеру» оказался арочным проемом, сложенным из идеально подогнанных друг к другу каменных блоков.
        Под ногами упруго проминался ковер опавшей листвы. Журчание воды стало отчетливее. Частично обвалившийся свод когда-то имел полусферическую форму. Удивляла монументальность постройки и безупречная техника ее исполнения. Наверное тысячи искусных каменотесов должны трудиться годами, не покладая рук, чтобы возвести такое здание. Но кто его построил и для чего?
        Ответ он нашел у дальней стены помещения, там где валялось несколько расколотых гранитных блоков.
        Родник бил из скалы. Что удивительно, известняковый выступ не срезали при строительстве, а лишь обрамили в мрамор, - получилось несколько небольших террас, по которым, журча, стекала вода, собираясь в неглубоком округлом бассейне.
        Из-за обилия влаги повсюду рос мох. Осматриваясь, Глеб заметил, что очертания природной драпировки кое-где принимают формы гуманоидных фигур. Заинтересовавшись, он содрал пласт мха, с удивлением обнаружив под ним хорошо сохранившийся барельеф.
        В камне была высечена пустыня. Описание и зарисовки песчаных барханов он не раз встречал в книге поэтому легко узнал их. Недоумение и даже легкое замешательство вызвали изображения необычайно высоких людей, идущих к затерянному в песках куполообразному зданию. Резчик по камню с удивительной достоверностью передал подробности. На следующем барельефе усталые путники уже находились внутри здания, и Глеб со всей очевидностью узнал постройку, где находился сейчас. Даже выступ скалы (из которого бил источник), имел идентичную форму.
        Но что же получается? Раньше, - тысячи лет назад, - здесь была пустыня? И какие-то существа, в общих чертах похожие на людей, возвели здание, защищающее драгоценный источник воды?
        Он напился, наполнил флягу, присел на мшистый бортик бассейна, позволив себе короткую передышку.
        Невольно вспомнились заметки на полях книги, сделанные от руки. Маргиналии скорее всего принадлежали Урману и подвергали сомнению некоторые догматы тиберианцев.
        «…Наш мир намного старше, чем можно вообразить, - писал он. - Из-за регулярных Смещений, его пленниками в разные периоды становились представители сотен, если не тысяч инопланетных цивилизаций. Я полностью согласен: свои земли нужно защищать, но мрачная, бесноватая ксенофобия совершенно не подходит для воспитания новых поколений, ведь Первый Мир, благодаря действующим и поныне логрианским технологиям, всегда будет представлять из себя пестрый конгломерат чуждых друг другу существ. Думаю, нужно наконец признать: не все ксеноморфы, пришедшие с Равнины Порталов, нам враги. Есть те, кто сам нуждается в помощи, действует скорее от отчаяния, чем в силу ненависти к людям, ведь они нас совершенно не знают, как и мы их. Отделяя зерна от плевел, мы получим не только союзников, но и доступ к уникальным инопланетным технологиям, которые можно использовать на общее благо…»
        С точки зрения тиберианцев, слова написанные рукой Урмана, - опаснейшая ересь, предательство, наказуемое смертью, но Глеба они заставили задуматься.
        Может он прав?
        Разве мурглы нам враги? Ну, да, иногда дурят, но по большому счету - безобидные и трудолюбивые существа, с которыми легко поладить.
        Немного отдохнув, он внимательно обследовал зал.
        Оказывается, под слоем мха скрывались не только барельефы. На полу белели кости животных, а вот похоже и зверь, проложивший тропу! - среди останков Глеб заметил фрагменты шкуры, покрытой коричневатой шерстью. Но кто убил опасного хищника?!
        Подавив брезгливость, он палкой переворошил кости.
        Под ноги неожиданно выкатился кусок черепа, похожего на человеческий. Он лежал глубже, словно зверь повалил несчастного на пол и пытался загрызть…
        А это еще что?!
        Он присел на корточки, разглядывая два странных устройства, похожие на слегка изогнутые прутья, покрытые сталистой чешуей. Явно не останки, а какой-то технический артефакт! Не без внутреннего трепета Глеб подобрал один из них, попробовал согнуть, но встретил упругое сопротивление. Непонятная вещица. Словно искусственно созданная змея с металлической чешуей, заостренным хвостом и цепкими захватом вместо головы. Ничего подобного он раньше не видел.
        А вот браслет, блеснувший среди костей, - это определенно кибстек! Значит погибший и в самом деле был человеком!
        О прошлом Глеб знал мало. Байки стариков особого доверия не внушали. Наставление по подготовке тиберианцев содержало много полезной для выживания информации, но истории касалось скупо, вскользь, проповедуя ксенофобию, которую как раз и критиковал Урман в своих заметках.
        Кем же был загадочный путник? И как совладал со зверем? Среди останков не нашлось оружия. Не кулаками же он забил ксеноморфа?!
        Озадаченный, Глеб вернулся к роднику, присел на замшелый бортик подле источника. Он рос крепким парнем, но дальние пешие переходы требовали особой закалки организма. Впрочем, молодость компенсирует многое. Чтобы восстановить силы в его возрасте достаточно короткой передышки.
        Разные мысли теснились в голове, не давая покоя.
        Затерянная в лесу постройка задела воображение даже сильнее, чем человеческие останки и найденные среди них технические артефакты. От кибстека толку точно не будет. Всем известно, что в Первом Мире кибернетические устройства постоянно сбоят. Использовать их можно только глубокой ночью, когда сгусток энергий гиперкосмоса, освещающий и согревающий планету, уйдет за горизонт. Тогда его излучение становится слабее, и некоторые вещицы можно попытаться включить.
        Металлические «змеи» вообще внушали опасение. Выбросить - жалко. Таскать с собой стремно и неудобно, - в котомку они не поместились. Куда же их приладить?
        Выход нашелся. С собой у него была бечевка и Глеб примотал находки к левой руке, закрепив их от запястья до локтя.
        Ладно, еще немного посижу, и дальше в путь. Надо искать ручей, он обязательно должен быть где-то поблизости. Тропой теперь можно пользоваться, особо не опасаясь, ведь проложивший ее зверь издох. То-то она и показалась слишком узкой, уже почти заросшей.
        Взгляд снова остановился на барельефном изображении. Трудно представить, что когда-то тут простиралась пустыня. Кругом, куда ни пойди, одни загадки. Еще мальчишкой он задавался невольными вопросами, а что за руины высятся по обе стороны проселка, кто возвел мегалиты, куда подевались все тиберианцы?
        Но, как оказалось, это лишь верхний пласт новейшей истории. А если копнуть глубже? Сколько цивилизаций сменили друг друга на просторах затерянной в недрах гиперкосмоса планеты? Например мифические логриане, существовали ли они вообще?
        Говорят, что логры - крошечные кристаллы, оставшиеся после строителей межзвездного транспортного узла, способны дать бессмертие любому существу, кто поймет, как правильно их использовать. Вот почему глаза торговца так жадно блестели.
        Подобные мысли всегда будоражили воображение Глеба. Молодой, энергичный, любознательный, он хотел бы стать исследователем, открывать удивительные тайны прошлого, путешествовать, но увы, - тяжелый крестьянский труд, постоянная забота о хлебе насущном, позволяли лишь мечтать, да совершать короткие рискованные вылазки, обычно в межсезонье, когда работы на полях было мало.
        Тихое журчание воды и сумрак воздействовали успокаивающе. Глеб сам не заметил, как задремал.

* * *
        Проснулся он от холодного прикосновения и резкой боли в запястье.
        Вскрикнув, Глеб вскочил на ноги, еще не понимая, что происходит, попытался схватить самодельное копье, но руки не слушались, их словно зажали в тиски. По телу струился пот, пахло чем-то чуждым, неприятным.
        Из котомки вдруг раздалось однотонное настойчивое попискивание.
        Сумрак древней постройки стал плотнее. Фрайг, как страшно… Он чувствовал прикосновение чего-то обжигающе холодного. Два артефакта «ожили», стали длиннее и тоньше, словно настоящие змеи с металлической чешуей. Разорванная бечевка валялась на полу.
        Глеб не знал, что делать. Он замер, выпучив глаза, пребывая в шоке. Металлизированные устройства обвивали обе его руки, а их давление постепенно ослабевало.
        Боль отступила. Резко и неприятно кружилась голова. Писк не утихал. Превозмогая ужас, Глеб взглянул на свои руки.
        Тускло поблескивающие «змеи» глубоко вонзились в его запястья!
        «Они выпьют мою кровь?!» - паническая мысль глухо билась в ритме участившегося пульса, но шли секунды, а ничего плохого не происходило.
        Кое-как совладав с собой, Глеб дотянулся до котомки.
        Писк издавал кибстек.
        Кибернетическое устройство работало, неярко светился крошечный экран, на нем в такт звуковым сигналам мигала короткая надпись:
        Биологические образцы получены. Метаболические шунты активированы. Результат анализа ДНК - положителен для текущих настроек. Нажмите «продолжить» для получения подробной информации.
        …
        Глеб, все еще пребывая в состоянии шока, надел браслет и коснулся сенсора. А что еще оставалось делать?
        Кибстек сжался, автоматически подгоняя размер под нового владельца.
        Несколько лучиков вырвались из него, сформировав полупрозрачный голографический экран с изображением двух глянцевитых «змей».
        …
        Аспирианские метаболические шунты. Унифицированное устройство, обладающее высокой адаптивностью. Может использоваться в медицинских и боевых целях.
        Подробнее смотри в разделе «классификация, технические характеристики и основы эксплуатации инопланетных устройств».
        …
        Глеб обессиленно присел на замшелый бортик.
        Шунты больше не мешали двигаться, они как будто стали частью его тела! Но как от них избавиться? И почему активировался кибстек, ведь нанокомпы не работают в условиях Первого Мира! До заката еще несколько часов!
        Скользнув взглядом по экрану, он наткнулся на короткую кликабельную фразу:
        «Об устройстве».
        Как нужно обращаться с кибстеком, Глеб знал из «наставления по подготовке тиберианцев». Там все объяснялось доходчиво. Коснувшись надписи, он тем самым открыл еще одно оперативное окно, в котором отобразилась информация:
        Модель К-18-N, гражданский вариант сборки. Изготовлен на Элио. Адаптирован под условия Первого Мира. Последнее обновление 24 года назад. Для получения актуальной версии программного обеспечения обратитесь в технический отдел гарнизона Конфедерации Солнц.

* * *
        Некоторое время Глеб сидел, обессиленно опираясь спиной о бортик бассейна. Его мутило от перенапряжения.
        Две металлизированные «змеи» по-прежнему внушали ужас. Как избавиться от них? Распоясавшееся воображение рисовало жутковатые перспективы. О возвращении в поселок сейчас не могло быть и речи. Сельчане забьют прямо на улице, без жалости и сомнений. Вот почему старый тиберианец жил особняком.
        Крестьяне, чья жизнь и без того трудна, никогда не привечали людей с непонятными способностями, вживленными устройствами и иными «апгрейдами». От них одни беды, - говаривал дед.
        Но я же не виноват, - пытался мысленно успокоить себя Глеб, однако, не помогало. Холодное прикосновение инопланетных устройств воспринималось на уровне страха, порожденного невежеством.
        Во времена тиберианцев на парня, владеющего аспирианскими шунтами, не обратили бы особого внимания. В ту пору артефакты активно использовались, в меру знаний и бесстрашия их обладателей.
        Дрожь понемногу улеглась.
        На самом деле психика Глеба исподволь была подготовлена к такого рода испытаниям. Сам того не подозревая, он обладал высокой моральной адаптивностью, и все благодаря книге, которую читал снова и снова. Сначала он просто хотел забыть страшные события, сделавшие его сиротой, затем, по мере взросления, все чаще и чаще пытался вообразить, какой была жизнь при тиберианцах? Он представлял мужественных и бесстрашных людей, владеющих могучими технологиями, читал описания устройств, которыми они пользовались, - до поры эти знания никак себя не проявляли, оставались не востребованы, но сегодня пригодились, помогли пережить минуты ужаса, не сойти с ума от страха, не броситься куда глаза глядят, навстречу верной погибели.
        В поисках выхода, он принялся изучать кибстек, перебирая пункты меню, постепенно открывая для себя интерфейс устройства.
        Его прежний владелец, судя по всему, был целителем. При помощи инопланетных артефактов он мог излечивать других людей, отдавая процессу часть собственных жизненных сил, а затем восполнять их, отлавливая в лесу мелких животных.
        Описание процесса «восполнения» вновь окатило дрожью. Нет, нет, я точно так не смогу и не стану делать!.. - думалось Глебу. Высосать чью-то жизнь, ну уж нет…
        Глаза слезились от непривычных усилий, но он продолжал изучать интерфейс, просматривал заметки, в надежде найти решение возникшей проблемы.
        Наконец ему улыбнулась удача.
        Перейдя в раздел «периферия», Глеб увидел стилизованное изображение шунтов и, подавив сомнения, коснулся иконки.
        Запустилась какая-то программа. На некоторое время экран заполнили строки кода, затем появились три виртуальные кнопки и надпись под ними:
        Процесс тестирования завершен. Модуль адаптации активен. Выберите желаемое действие:
        Активация функции «исцеление».
        Активация функции «восполнение».
        Реконфигурация настроек для боевого применения.
        Дезактивация устройств.
        …
        Конечно же он выбрал последний пункт!
        Стоило прикоснуться к голографической иконке и шунты немедленно отреагировали. Они соскользнули на пол, укоротились и свернулись кольцами.
        Глеб посмотрел на свои запястья. Там не осталось никаких ранок, только две темные точки.
        Капельки пота выступили на лбу. Он устал так, словно пробежал, не останавливаясь, километров десять. На самом деле испытание носило моральный характер, и он его выдержал.
        Подобрав свернувшиеся в кольца шунты Глеб обернул их тряпицей и спрятал в котомку. Возможно, еще пригодятся.

* * *
        Вскоре он покинул древнюю постройку, вновь отыскал звериную тропу и продолжил путь.
        Характер растительности постепенно изменился. Все реже и реже попадались сухие погибшие деревья. Появились высокие травянистые растения с огромными листьями, образующие тенистое царство дикой природы, где причудливо смешалась флора и фауна многих планет.
        Звериная тропа вывела юношу к ручью, который вскоре влился в небольшую речку. По ее берегам буйно разрослись высоченные хвощи, с подлеском из остролиста, - растения, похожего на осоку, но высотой в полтора-два метра.
        Идти по берегу не получилось, жесткие листья с острыми как бритва краями образовывали непроходимые заросли. Пришлось шагать по мелководью.
        К вечеру небо нахмурилось, подернулось облаками, начал накрапывать ленивый дождик, а вскоре ночь окутала землю моросящей мглой.
        Глеб устал и продрог. Холодные воды речушки с шумом убегали вдаль, а он, заметив на берегу группу высоких деревьев, выбрался на сушу, цепляясь за их узловатые корни, и обессиленно присел, ощущая спиной морщинистую кору.
        Вокруг постепенно закипала неведомая ему жизнь: сначала раздался отдаленный рык, затем прошелестела крыльями стайка каких-то летающих существ, и вдруг над самой головой раздался громкий, басовитый раскатистый клекот.
        Апатию как рукой сняло. Он вскочил на ноги, озираясь, судорожно сжимая во вспотевших ладонях самодельное копье, а напугавший его звук лишь множился, дробясь эхом.
        Воображение моментально нарисовало огромную тварь, притаившуюся в кроне дерева. Сейчас спрыгнет прямо на голову, подомнет, вонзит клыки, и поминай как звали!..
        Заточенный кусок металла, прикрученный к палке, уже не казался столь универсальным и грозным оружием, как хотелось бы. Это в полях, где цель видно за версту, Глеб ловко метал копье в мелких грызунов, но обладатель такого голоса наверняка перекусит оружие, как зубочистку.
        Надо уходить… Но куда?.. - мысли метались без толку, всю напускную храбрость, как ветром сдуло.
        Вдоль реки, куда же еще?!
        Ага. А вдруг там тоже ночные хищники?! И вообще, неизвестно, кто крадется сейчас к водопою под покровом тьмы?
        Клекот над головой зазвучал снова, оглушительно, отчетливо.
        В разрывах туч проглянула одна из планет Ожерелья, ее холодный отраженный свет пронзил крону, искрясь в каплях воды, покрывающих листву. К своему удивлению Глеб не заметил среди ветвей очертаний невиданной твари. Если верить глазам, там вообще никого не было!
        Ну не грезится же мне этот жуткий клекот?!
        Надо проверить. Набраться храбрости, иначе точно буду бегать с мокрыми штанами всю жизнь. Если нервишки, конечно, выдержат.
        Мысль: лезть на дерево и проверять вздорные догадки, поначалу показалась суицидной, но затем в ней нашлось рациональное зерно. Если зверя там нет, смогу побороть страх и заодно найду пристанище на ночь!..
        Как частенько поговаривал дед: «старость - не радость, но и молодость - не жизнь». Это он о безрассудных порывах, на которые мы частенько растрачиваем лучшие годы. Однако, храбрецам по первости везет. Глеб просто не мог и дальше стоять в оцепенении, - он безрассудно полез на дерево.
        Клекот тем временем стал попросту оглушительным. Либо зверь обладает феноменальной мимикрией, либо…
        Фрайг!.. Вот же он!..
        От неожиданности Глеб едва не проткнул копьем маленькое притаившееся на развилке ветвей существо.
        Присмотревшись, он разглядел древесную ящерицу, - та надувала два кожистых мешка, готовясь разразиться очередной «серенадой».
        Сердце билось часто и неровно. Бешеный выброс адреналина стер накопившуюся за день усталость.

* * *
        Всю ночь Глеб просидел на дереве, почти не сомкнув глаз.
        Дождь то усиливался, то стихал, одежда промокла насквозь, от речушки поднимался туман, иногда во тьме слышались звуки отчаянной борьбы, раздавалось рычание.
        Громко перекликались древесные ящерицы. Довольно часто до слуха долетал переливчатый вой, - он стелился по подлеску, нагоняя жуть. Иногда Глебу мерещилось сиреневое свечение: так (если верить рассказам) выглядят энергоматрицы недавно погибших существ, - к рассвету они исчезнут без следа, но ночью их следует опасаться.
        Первый Мир, где он родился и вырос, полнился неразгаданными тайнами. От знаний, накопленных тиберианцами, остались лишь крохи, да и те постепенно обросли домыслами.
        В точности Глеб знал лишь одно: три Смещения тому назад произошло нечто страшное. Практически все тиберианцы погибли, немногие человеческие города превратились в руины, уцелели лишь отдельные деревушки, а через несколько лет обрушилась новая беда: на равнину, издревле населенную людьми, вторглись фокарсиане.
        Насекомоподобные существа мигрировали со стороны гор. Повсюду возникали их инкубаторы, где в осклизлых коконах созревали боевые и рабочие особи, но климат умеренных широт пришелся насекомым не по нутру. Наступила осень, и они вдруг начали гибнуть. Сезонное похолодание выдержали лишь ашанги - выносливые и безжалостные бойцы, однако, без рабочих они не смогли поддерживать жизненные потребности инкубаторов и в конце концов отступили.
        С тех пор минуло много лет.
        Книга, случайно попавшая в руки Глеба, перевернула его мировоззрение. Он получил представление о технологиях, как таковых, и потому не сошел с ума от страха, когда инопланетные метаболические имплантаты самопроизвольно подключились к его организму. Он смог использовать элементарные функции кибстека, о которых читал.
        И все же будущее виделось туманным, размытым. Автоматическая штурмовая винтовка системы Ганса Гервета, горсть патронов к ней, - разве это может рассматриваться, как предел мечтаний или способ изменить жизнь к лучшему?..
        Небо постепенно начало светлеть. Густой туман затопил окрестности. Голод и сырость донимали все сильнее. Глеб съел последний припасенный в дорогу кусочек хлеба и слез с дерева, разминая затекшие мышцы, затем проверил нанокомп. Несмотря на занимающийся рассвет, тот продолжал исправно работать, - устройство действительно оказалось надежно защищено от губительных воздействий гиперкосмоса.
        К сожалению никаких навигационных данных в кибстеке не сохранилось. Текущее положение тоже не отображалось.
        …
        Потеряна связь со спутниками.
        Используйте разведывательный зонд, либо включите беспроводное соединение с модулем СК[1 - СК- сканирующий комплекс. Гражданский вариант. Существует его боевая модификация, исполненная в виде шлема с проекционным забралом (сокращенно БСК).], чтобы начать генерацию новой карты местности.
        …
        Делать нечего, ориентироваться придется по старинке, и Глеб развернул листок, полученный от торговца. Так, вот излучина, которую я прошел еще вчера, - он внимательно всматривался в потускневшие, а кое-где стершиеся на сгибах линии. По всему видно, что идти надо вдоль русла. Форпост тиберианцев располагался в нескольких километрах ниже по течению, там, где раньше проходила лесная дорога.
        Проточная вода показалась обжигающе холодной. Неглубокая речушка, питаемая родниками, бежала по каменистому дну. Склоны промытого ею оврага густо оплетали корни растений. Над головой нависали кроны деревьев, влажный, таинственный сумрак мог в любую секунду обернуться смертельной опасностью, - ночные звуки ясно дали понять, что хищников тут хватает.
        Вот невдалеке плеснула вода. Глеб замер, вскинув самодельное копье. Зверь, величиной с собаку, охотился на кого-то в заводи. Его серая шерсть намокла, отчего незнакомая тварь выглядела похожей на облезлую крысу-переростка.
        «Вряд ли решится напасть на меня», - мысленно рассудил он, вспомнив краткие заметки о повадках животных. Некрупные звери, если их специально не злить, обычно сторонятся всего незнакомого.
        Так и есть. Заметив человека, ксеноморф затаился среди осклизлых корней, настороженно принюхиваясь.
        Глеб тоже не собирался нападать, хотя желудок моментально свело от голода.
        Нет, употреблять в пищу мясо незнакомого существа, - вообще не вариант. Лучше даже не пробовать. Можно запросто отравиться.
        Несмотря на доводы рассудка, чувство голода стало лишь острее, а рот вдруг наполнился слюной.
        Да что происходит?!
        Ткань котомки неожиданно шевельнулась. Внешние метаболические имплантаты проявили инициативу, скользнули, обвивая руки, но не впились в запястья, а лишь изогнулись острыми жалами в направлении потенциальной добычи, словно спрашивали: «позавтракаем»?
        Фрайг… Этого еще не хватало… - Глеба взяла откровенная оторопь. В детстве дед Скайл часто пугал его сказками о технологических оборотнях, - людях, попавших под влияние чужих устройств, и уже не мыслящих себе жизни без них. Именно за это тиберианцев побаивались и недолюбливали. Они откровенно ненавидели чужих, безжалостно уничтожали их при любой возможности, но мрачная ксенофобия не мешала заимствовать достижения иных цивилизаций, проводить исследования и адаптировать артефакты других рас под собственные нужды.
        Метаболические шунты по-прежнему плотно обвивали руки, провожая плавным движением жал затаившуюся среди корней добычу. Каким-то образом они чувствовали голод своего нового обладателя.
        Нет! - мысленно отрезал Глеб, страшась совершить роковой поступок, шагнуть за черту, откуда (в его понимании) уже нет возврата.
        Надо выкинуть шунты, ну или хотя бы запаковать их понадежнее.
        Устройства внезапно отреагировали, соскользнули к поясу, а оттуда назад, в котомку, свернулись кольцами и притихли, как ни в чем не бывало.
        Капелька ледяного пота скользнула от виска к скуле. Глеб машинально смахнул ее, мельком заметив точечную искру индикации на кибстеке. Коснувшись сенсора он прочитал сообщение:
        Рекомендуемая функция «восполнение».
        Активировать/Отменить.
        …
        Он коснулся пиктограммы отмены.
        Теперь понятно, как прошлый владелец аспирианских устройств смог убить напавшего на него зверя. Он просто высосал жизнь из хищника, но по роковому стечению обстоятельств этого оказалось недостаточно для исцеления полученных в борьбе смертельных ран.
        Взяв себя в руки, усилием воли совладав с дрожью, Глеб поспешил убраться подальше от заводи. Он брел по скользким от водорослей камням, невольно вспоминая картину, которую Сыть хранил подальше от любопытных глаз в сундуке на складе. Однажды в детстве, играя с Настей, они забрались туда, назло запрету, и долго рассматривали старый холст. Неизвестный художник изобразил на нем битву тиберианцев с полчищами ксеноморфов. Больше всего мальчишке запомнились огромные шагающие машины, и еще неподвластная разумению ребенка сценка: тяжело раненный тиберианец лежит на земле, истекая кровью. Подле него склонился другой воин. Одной рукой он зажимает рану друга, а другой удерживает чужого.
        Только сейчас Глеб понял смысл того эпизода, вспомнив, как жутко выглядел норлианский боец, - великан словно усох, экипировка болталась на нем, как на пугале, кожа прилипла к костям, а во взгляде уже не читалось жизни.
        Второй тиберианец был лекарем и использовал аспирианские метаболические шунты, отнимая жизнь у врага и отдавая ее другу.
        Смысл технологии не стал яснее, скорее она получила дополнительный оттенок неприятия.
        Глебу еще предстояло сделать выбор. Побороть голод он смог. Но в жизни бывают и другие ситуации, не предполагающие компромиссов.
        Впрочем сейчас он думал лишь о том, как побыстрее добраться до старого блокпоста.
        Глава 2
        .
        ПЕРВЫЙ МИР. ОКРЕСТНОСТИ УКРЕПЛЕННОГО ПУНКТА ТИБЕРИАНЦЕВ…
        Белые скалы он увидел издали.
        Обветренные, изъеденные временем выступы известняка возвышались над лесом, давая путникам надежный ориентир.
        Речушка стремилась туда же, но Глеб решил загодя выбраться на берег и не прогадал. Местность начала повышаться, появилось хвойное редколесье, из земли выступали камни, травянистые растения измельчали до привычного лугового разноцветья.
        Близился знойный полдень. Сгусток энергий гиперкосмоса ярко сиял в безоблачном небе. В Первом Мире никогда не предскажешь, какая наступит погода. Бывает сиреневое светило взъярится, как сегодня, и тогда приходит неожиданная жара. После вчерашнего дождя, земля, все еще напитанная влагой, истекала полосами тумана, - они тянулись вверх и таяли, растворяясь в горячем воздухе.
        Звук бегущей воды теперь долетал до слуха монотонным гулом.
        Жарко… Одежда пропиталась потом. Идти в гору трудно, хоть уклон и не очень крутой.
        Наконец Глеб добрался до ровной площадки. Деревья практически исчезли, лишь кое-где упрямые, выносливые сосны цеплялись корнями за трещины в камне, умудряясь прорастать даже на обрывистых склонах.
        Отсюда открылся удивительный вид. Речушка разрезала надвое высокий, сложенный из известняковых пород холм, проточив в нем глубокое ущелье.
        По обе стороны над обрывами возвышались укрепления. Серый, камуфлированный белесыми разводами бронепластик сливался с фоном скал, гораздо отчетливее, явственнее и массивнее выглядели более древние фортификационные сооружения - частично разрушенные башни, участки стен, ворота.
        Наверняка господствующую над местностью высоту в разное время использовали в качестве опорного пункта представители многих цивилизаций. Среди луговых трав часто попадались кости животных, некоторые из них выглядели древними, окаменелыми.
        Обращенные к равнинам склоны защищали мощные крепостные стены, сложенные (как и постройка в лесу) из огромных гранитных блоков. Кто их вырезал и как доставил сюда, оставалось лишь гадать.
        Но даже гранит не выдержал бега времени, бесчисленных Смещений и штурмов. Осматриваясь, Глеб заметил несколько брешей и направился к ближайшей из них. Можно было, конечно, сделать крюк и войти через ворота, но вдруг они закрыты решеткой?
        «Вот куда надо перебираться всей деревней», - думал он, но тут же вступал в спор с незримым, живущим внутри оппонентом, - «нет, земля тут для пахоты негодная, камни да глина, что на ней вырастет»?
        Непонятно, почему древний форпост, больше похожий на крепость, которую постоянно достраивали, покинут?
        Хотя, откуда мне знать, пустует ли он?
        Вскарабкавшись по осыпи гранитных обломков, он оказался у подножия стены.
        Когда-то она была абсолютно гладкой, кое-где еще сохранились участки первоначальной кладки, - они выглядели глянцевитыми, без видимых стыков между многотонными блоками, но большая часть поверхности хранила следы былого, - их пронизывали трещины, покрывали глубокие выбоины и мелкие выщерблины, кое-где виднелись подпалины, имеющие вид окружностей, с лучиками копоти по краям.
        Миновав пролом, Глеб оказался во внутреннем дворике. Здесь между каменных плит пробивалась пожухлая трава, под ногами похрустывал хитин. Наверное сотни фокарсиан нашли тут свою смерть, пытаясь прорваться внутрь?
        Но они все же одержали верх, об этом свидетельствовал инкубатор, выращенный между двумя бастионами, в тени нависающей скалы, куда даже в полдень не попадали палящие лучи.
        Фокарсианская постройка выглядела мумифицированной. Легкий ветерок лениво шевелил обрывки высохшей кожи, - в прошлом каркас из хитиновых ребер покрывала плоть.
        Глеб не стал тут задерживаться, направился к внутренним воротам. Их опускающаяся решетка топорщилась разогнутыми в разные стороны ржавыми прутьями. За арочным проемом начинался так называемый «каменный мешок», - узкая дорога, зажатая меж высоких стен, ведущая к следующему уровню укреплений.
        Под ногами по-прежнему проминался хитин. Останки фокарсианских бойцов давно истлели, их панцири стали пустотелыми, утратили прочность.

* * *
        На площадке бастиона, пристроенного к основной стене, ветер ощущался сильнее. Камни источали жар. По периметру темнели керамлитовые ложементы электромагнитных орудий, - видимо во время штурма тиберианцы опустили стволы зенитных «ЭМГов» на прямую наводку, и держались, пока не закончился боекомплект. На земле валялись тусклые россыпи разряженных энергоблоков, сорванные взрывами защитные кожухи, почерневшие стержни от сменных кассетных ускорителей, фрагменты боевой экипировки, а неподалеку из-под груды камней виднелась часть сервоприводного экзоскелета.
        Глеб присел в тени, сделал несколько жадных глотков воды из фляги. Жара… Терпкий запах цветущих трав плывет в знойном воздухе. Вокруг ни души. Останки давно истлели, но ворошить их в поисках оружия и патронов не поднималась рука. Тиберианцы стояли тут насмерть, бились до последнего, и, вероятно, кому-то из них Глеб обязан фактом своего рождения, ведь орды насекомых так и не добрались до их деревушки, а она всего лишь в двадцати километрах отсюда.
        «Здесь обязательно должны быть казематы, в них и поищу», - мысленно рассудил он, заметив сорванную с креплений металлическую дверь и посеченный осколками, обрамленный следами копоти проем, ведущий в недра укреплений.
        Сжимая в руках копье, юноша пересек площадку, брезгливым движением древка откинул наслоения хитиновых панцирей, преградивших путь, и оказался в коридоре трапециевидного сечения. Тут царил густой сумрак. Проникающего снаружи света едва хватило, чтобы разглядеть провисшие связки кабелей, проложенные под потолком. Пластиковая облицовка стен превратилась в щепу и густо укрывала пол. Обнажившуюся кладку посекло пулями.
        Идти впотьмах, на ощупь не хотелось. Страшновато, да заблудиться недолго. Факел смастерить не из чего.
        Глеб коснулся сенсора на кибстеке. Заряд накопителя надо экономить, но иного варианта он не нашел. Из нанокомпа вырвался расширяющийся лучик, сформировал голографический планшет. Голубоватый призрачный свет озарил древние стены.
        Коридор вел вниз с небольшим уклоном. Буквально через пять-шесть шагов он обнаружил массивные прикрытые ворота, подле них серва, с оторванными взрывом манипуляторами, а чуть глубже - автоматический пункт боепитания, - так гласил сохранившийся указатель.
        К сожалению обширная комната не принесла никаких полезных находок. От пола до потолка высились стеллажи, выполненные в виде сот, но все они пустовали, и Глеб вернулся в основной тоннель.
        Метров через десять из тьмы внезапно выдавило очертания человеческой фигуры. Сердце невольно екнуло, замерло. Присмотревшись, он понял: перед ним погибший тиберианец, облаченный в тяжелый бронескафандр. Вокруг высились груды хитина. Судя по разбитому забралу гермошлема, фокарсианам, после многих захлебнувшихся атак, пришлось воспользоваться трофейным оружием, - смоченные токсином иглы из бионических автоматов не способны пробить тяжелую броню.
        Боец так и остался стоять, преграждая путь, и Глебу поневоле пришлось протискиваться в небольшой зазор между массивной бронированной фигурой и стеной. Призрачный свет, источаемый кибстеком, озарил лицо погибшего.
        Плоть усохла и сморщилась. В пустой глазнице застрял осколок разбитого взрывом проекционного забрала. Жутковатые черты мумии обрамляли длинные волосы, - здесь приняла последний бой девушка-тиберианка. Едва ли она была намного старше Глеба.
        Так и происходит внезапный слом мировоззрения, когда слухи, предания вдруг материализуются, обретают черты имевших место событий, куда вплетены оборванные, непрожитые судьбы…
        Он был потрясен до глубин души. Долго не мог отдышаться, унять бешеное биение сердца. Соприкосновение с прошлым оставило глубокий, неизгладимый отпечаток в его рассудке.
        Битва у Белых Скал сегодня вновь была вписана в анналы Первого Мира, ведь наша история жива, пока о событиях знает и помнит хотя бы один человек…

* * *
        Тоннель вел все глубже и глубже. Наземная часть укреплений оказалась лишь вершиной айсберга, но ожесточенный бой отгремел и тут. Фокарсианские бойцы тщательно зачистили огромный разветвленный бункер, - на всем протяжении пути Глебу по-прежнему встречались останки людей и ашангов.
        Экран кибстека постепенно начал тускнеть, давая все меньше света, - источник питания стремительно разряжался.
        Заметив шахту неработающего гравилифта Глеб отыскал техническую лесенку, которой пользовались для обслуживания кольцевых эмиттеров, и полез вниз.
        Горизонт подземелий, где он оказался, вероятно был самым нижним, построенным незадолго до загадочных событий, изменивших ход истории Первого Мира. Здесь сохранилось много оборудования, а следы боя носили очаговый характер.
        Внезапно, уже почти потеряв надежду отыскать нетронутые склады или казармы, он заметил неяркое свечение и решительно свернул в тоннель, ведущий к проблеску света.
        Теперь он шагал по коридору, где сохранилась облицовка и читались указатели:
        «Кибернетический центр».
        «Узел внепространственной связи».
        «Склады РТВ[2 - РТВ - робототехнические вооружения.]«.
        «Комнаты офицерского состава».
        «Резервная силовая установка».
        Слабое сияние исходило из помещения узла внепространственной связи.
        Бронированные створки сдвижных дверей оказались приоткрыты. Глеб боком пролез в зазор между ними и невольно замер, потрясенно осматриваясь.
        Большинство аппаратуры все еще работало. На консолях тлели огоньки индикации, чуть выше, проецируясь на стены, сияли голографические мониторы. На одном отображалась структура системы Ожерелье, второй рябил множеством наложенных друг на друга оперативных окон с сообщениями об ошибках и сбоях. Наиболее часто повторяющиеся надписи гласили:
        «Внимание, связь со станциями гиперсферных частот потеряна».
        «Зафиксированы гравитационные искажения Вертикалей».
        «Задействован режим Изоляции[3 - Подробнее в романах «Запрещенный контакт», «Изоляция».]. Отмена невозможна».
        На третьем мониторе тревожно и настойчиво мигало сообщение:
        «Получен входящий гиперсферный вызов.»
        «Источник данных - двенадцатый энергоуровень гиперкосмоса».
        Чуть ниже прокручивался искаженный помехами фрагмент видеозаписи:
        У Глеба перехватило дыхание. Он словно оказался в рубке истребителя класса «Фантом», очертания которой были ему знакомы по схемам из книги.
        - Герда тяни… Тяни к посадочной палубе… Прикрываю…
        Снарядные трассы брызнули по курсу.
        - Снял инфрайт с твоего хвоста!.. Тяни!.. Не теряй сознание!..
        Судя по динамике изображения, «Фантом» отработал маневровыми двигателями. На миг появилась панорама газопылевой туманности, на фоне которой дрейфовало множество обломков различных космических кораблей, и очертания громадного крейсера. Его броня зияла бесчисленными пробоинами, кое-где начисто отсутствовали секции надстроек, обнажая ребра силового каркаса, но несмотря на ужасающие, тотальные повреждения Глеб все равно узнал контур, который сотни раз видел на рисунках в книге.
        Это был крейсер «Тень Земли». Легендарный, окутанный зловещим ореолом тайн, базовый корабль тиберианцев!..
        Но где же он находится, и с кем вступил в неравную схватку?
        К сожалению повторяющийся фрагмент записи не давал ответ ни на один из вопросов.

* * *
        В недрах Белых Скал, на нижнем горизонте тиберианского бункера Глеб провел двое суток.
        Одно за другим он исследовал помещения, расположенные неподалеку от центра связи. Чаще всего взгляду открывались совершенно непонятные отсеки, с установленным в них обесточенным оборудованием. Он больше не находил мертвых тел или подбитых сервов. Складывалось впечатление, что основные схватки вскипали на поверхности, среди внешних укреплений, а подземное убежище постепенно пустело, по мере того, как силы защитников таяли.
        В конце концов фокарсиане прорвались и сюда, уничтожили нескольких выживших, взломали все двери, собрали трофейное оружие, нарушили энергопитание, но почему-то не тронули блоки кибернетических систем, - возможно, надеялись вернуться позже и во всем разобраться, или сделали ставку на особей, которых выращивали в том инкубаторе, наверху?
        Так или иначе, но сюда больше никто не вернулся. Затянувшаяся осада Белых Скал задержала фокарсиан почти до осени, а дальше события приняли известный Глебу оборот: рабочие особи начали гибнуть с наступлением резкого сезонного похолодания, и обескровленные орды захватчиков отступили.
        Бункер, обещавший множество тайн и находок, на поверку оказался давно заброшенным и разграбленным. Глеб мыслил достаточно узко, он искал ручное стрелковое оружие, патроны и экипировку, необходимые для выживания в период грядущего Смещения, но все это стало добычей фокарсиан, которые охотно использовали трофеи.
        На самом деле юноша бродил меж бесценных кладезей информации, но понятия не имел, как ими воспользоваться?
        Гражданский кибстек, найденный в Гиблом Лесу, он чаще использовал в качестве примитивного фонарика, чем по прямому предназначению. На поверку, его знания оказались скудны, обрывочны, - нужно родиться и вырасти в окружении техносферы, чтобы интуитивно понимать ее. Он мог бы задержаться тут на год или два, изучая различные руководства по эксплуатации, но не факт, что преуспел бы.
        Наконец, после долгих поисков ему улыбнулась удача.
        Склады РТВ вскрыть не удалось даже фокарсианам, а вот дальше, если пройти мимо огромных, плотно запертых модульных ворот, попадешь в ремонтные мастерские.
        Войдя в подземный ангар, разделенный невысокими перегородками на отдельные секции, Глеб сразу же наткнулся на нечто любопытное. В захватах технического обслуживания застыл наполовину разобранный бронескафандр, рядом на верстаках были аккуратно разложены разобранные системы вооружений.
        Неслабо. Жаль, что не смогу починить и носить, - подумал он, направляясь к следующей секции мастерской.
        Здесь когда-то хозяйничал робот. Огромный, оснащенный десятками гибких рук-манипуляторов, он крепился к монорельсу, проходящему над всеми отсеками. Сейчас серв был отключен, - футуристические очертания универсального ремонтного механизма терялись во тьме.
        Он подошел к сборочным столам, на которых оказались аккуратно разложены детали от нескольких ручных стрелковых комплексов!
        Фокарсиане на запчасти не позарились, отдельные компоненты не представляли для них ценности, зато Глеб мог с легкостью собрать из них рабочий образец, ведь целый раздел «Наставления по боевой подготовке тиберианцев» был посвящен устройству «АРГ-8»[4 - Automatic Rimp-Gervet - штурмовая винтовка системы Ганса Гервета, массово производимая на заводах корпорации «Римп-кибертроник» в период «Великого Исхода». Отлично зарекомендовала себя в условиях неосвоенных планет, на протяжении тысячелетий (в разных модификациях) являлась основным стрелковым вооружением колонистов.] - легендарной колониальной модели оружия системы Ганса Гервета и ее различным модификациям!
        В тусклом свете кибстека он увлеченно принялся за работу. Одна за другой детали вставали на свои места, пока в руках юноши не оказался полностью исправный стрелковый комплекс, оснащенный оптическим прицелом, гасителями отдачи, баллистическим вычислителем и подствольным гранатометом. Не хватало только боезапаса и элементов питания для механизмов автоматической перезарядки и встроенных электронных подсистем, относящихся к наиболее поздним усовершенствованиям.
        Без электроники, как-нибудь обойдусь, даже надежнее будет, - подумал он, соображая, где же разжиться патронами?
        Интересно, а собранное оружие проходило проверку? Есть ли тут стрельбище, или хотя бы контрольный стенд для испытаний?
        Как оказалось, мыслил он правильно. Ремонтная мастерская оказалась единственным не разграбленным помещением уровня. Фокарсиане просто не поняли, для чего предназначены хранящиеся тут запасные части?
        Глеб переходил от отсека к отсеку, повсюду находя бесценные предметы. Например он поднял валяющийся на полу невзрачный цилиндр с характерной маркировкой. Им оказалась автоматическая полевая аптечка. Устройство еще сохранило небольшой заряд энергии в накопителе, и он прицепил его на пояс.
        Вскоре, благодаря заученным еще в детстве изображениям и схемам, Глебу удалось собрать легкий комплект композитной брони, - удобный, не стесняющий движений, весящий всего семь килограмм, но дающий отличную защиту!
        Не хватало только шлема со встроенным боевым сканирующим комплексом, - отыскать его так и не удалось. Не нашлось в наличии и микроядерных батарей, видимо их запас был полностью исчерпан за время длительной осады.
        Наверняка недостающие компоненты есть на складах РТВ, но открыть массивные ворота смогут разве что мурглы. Надо будет вернуться с ними, попробовать. И вообще, на время Смещения неплохо бы укрыться тут всей деревней. Белые Скалы доказали свою надежность, устояв во время прошлых подвижек планеты, осад и штурмов.
        Размышляя, он добрался до дальней части ангара, где обнаружил стрельбище. К его разочарованию боекомплекты уже кто-то забрал, остались лишь пустые короба, вскрытые цинки, да разряженные магазины.
        И что же теперь делать?
        Взгляд упал на механическую систему, выступающую из пола. Посветив вокруг, он заметил еще несколько таких-же подающих механизмов, на каждом из стрелковых рубежей.
        Боевые эскалаторы, не иначе? - промелькнула догадка. - Выходит, под полом расположены артпогреба?
        Давно остановленные механизмы не сразу поддались усилиям Глеба, но он упорствовал, при помощи самодельного рычага пытаясь провернуть шестерни.
        Наконец раздался протяжный скрип, ячеистая лента дрогнула, продвинулась, подавая наверх запечатанный кофр.
        Вскрыв его, Глеб обнаружил несколько отделений с разными видами боеприпасов. Десять снаряженных магазинов он сразу же рассовал по подсумкам, затем зарядил стрелковый комплекс и, затаив дыхание, плавно выжал спуск.
        Вспышка одиночного выстрела вспорола сумрак. Грохот метнулся гулким эхом. Пуля взвизгнула, уйдя в рикошет. Палец Глеба толкнул вариатор темпа стрельбы в следующее положение. Прогремела короткая очередь в три патрона. Дальше сработал отсекатель.
        Когда стих гул обветшалых металлоконструкций, он решил больше не испытывать судьбу, стреляя во мрак. Соизмерив вес оружия, экипировки и боезапаса со своими силами, он взял еще несколько гранат для подствольника и три герметично запаянные пачки патронов, чтобы было чем снаряжать магазины. Остальное надо будет поднимать наверх, а потом вывозить на телеге. Или вообще, уговорю деревенских перебраться сюда. Неужели пригодной для пахоты земли в округе не найдем? Ведь укрепления Белых Скал (если отремонтировать ворота, да при помощи мурглов завалить бреши в стенах), дадут защиту от любых известных опасностей!

* * *
        Назад, в родную деревню Глеб возвращался в приподнятом настроении, чувствуя себя настоящим героем.
        Шагалось легко, несмотря на вес оружия и экипировки. Находки придавали уверенности, теперь постоять за себя, отбиться от хищников - не проблема, но главное, Глеб соприкоснулся с историей, смог воочию убедиться, что процветающая человеческая цивилизация Первого Мира, отнюдь не миф. Она действительно существовала и ее основу составляли тиберианцы.
        Вот бы возродить былое, снова овладеть технологиями, - думалось ему.
        Мечты юноши заходили далеко. Он дерзко думал о лучшей доле. Мы отыщем старые книги, попытаемся отремонтировать хотя бы несколько сервов, и тогда все изменится. Машины - отличное подспорье в любом деле, они смогут восстановить другие механизмы и древняя цитадель воспрянет из забвения, снова станет неприступным оплотом…
        Фрагмент видеозаписи, что прокручивали резервные системы узла связи, тоже зацепил воображение, но Глеб откровенно не понимал, где искать легендарный крейсер тиберианцев, и возможен ли такой поиск в принципе?
        В конце концов его мысли возвращались к делам насущным. Грядущее Смещение. Вот о чем в действительности надо беспокоиться.
        Радовало еще одно наблюдение: Гиблый Лес не оправдал своего зловещего названия. Во время пути Глеб слышал голоса различных обитающих в чаще тварей, видел останки различных животных, но так и не столкнулся ни с одним из опасных ксеноморфов. Скорее всего за двенадцать лет большинство инопланетных существ, вырвавшихся из древних порталов, подохли, не сумев выжить в новых для себя условиях.
        На второй день незадолго до полудня он вышел к перелеску на краю заброшенных, заросших бурьяном полей, откуда уже видна околица родной деревни и сразу же почувствовал неладное: ветер вдруг донес запах тлена.
        «Собака, что ли, сдохла? Так почему не уберут? Трупы на такой жаре разлагаются быстро, могут стать источником заразы, это ведь любой знает!»
        Он невольно прибавил шаг, затем побежал прямиком через поле.
        Запах стал резче, превратился в смрад, а через несколько минут Глеб увидел туши мертвых мурглов.
        - Где ж ты был?! - от крайнего дома к нему, прихрамывая, ковылял Сыть.
        Подбородок торговца дрожал, под покрасневшими глазами набрякли мешки.
        - Что случилось?!
        - Фокарсиане… Настю увели!.. - Сыть заревел в голос, некрасиво, как баба.
        - А дед Скайл?! - сердце оборвалось.
        - Убили его, - всхлипывал торговец. - Кто резко рукой взмахнул, - сразу в расход. Чужих жизней не жалеют и не считают… Они народ со всех окрестных деревень согнали…
        - Куда их повели?!
        - Да к горам, известно же!
        - По старой логрианской дороге?
        Сыть лишь судорожно кивнул, не в силах говорить.
        - Я догоню!
        - Убьют… - безнадежно выдавил торговец.
        - Посмотрим, - Глеб с трудом задавил эмоции. - Когда это случилось? - хрипло переспросил он.
        - Вчера поутру…
        Самообладания надолго не хватило. Рассудок все же помутился. Фокарсиане? В голове не укладывается. Сколько лет о них не слышали! Почему явились?..
        - Зачем им пленные?
        - Откуда ж мне знать?! Настя, кровиночка… - причитал торговец, но Глеб его уже не слушал. Преодолев смятение, поняв, что зря теряет время, он развернулся и побежал по опустевшей улице к противоположной околице, за которой вдалеке туманились очертания гор.

* * *
        Древняя логрианская дорога начиналась в паре километров к югу от деревни и вела через скалистые пустоши, вдоль давних тектонических разломов, в направлении хребта, за которым, как поговаривали, простирается Равнина Порталов, - самое опасное и жуткое место на планете.
        Бег быстро выжигал силы, и Глебу часто приходилось переходить на шаг, чтобы восстановить сбившееся дыхание.
        Нагоню. Непременно нагоню!.. - мысль билась в висках в такт пульсации крови.
        Жара все никак не спадала. Черные, выпирающие из-под земли плиты, покрытые загадочными коническими выемками, не сохранили следов, вокруг простирались изрезанные глубокими трещинами пустоши, часто попадались скалы, - в период одного из Смещений здесь произошли серьезные тектонические сдвиги, образовав вздыбленный ландшафт, - точнее не скажешь.
        Горячий ветер нес частицы пыли. Ох как пригодился бы сейчас боевой шлем с системами фильтрации воздуха, но увы, Глеб не нашел в бункере Белых Скал ничего подходящего, а снимать недостающий элемент экипировки с трупов не решился, о чем уже не раз пожалел.
        И все же в душе теплилась упрямая надежда. Тревога и злость подпитывали ее. Пленники на такой жаре наверняка едва передвигают ноги. К закату точно нагоню!..
        О старой логрианской дороге ходили зловещие слухи. Над пустошами часто бушевали сухие грозы, из разломов время от времени прорывалось пламя недр, происходили подземные толчки, с грохотом оседали скалы, но природные катаклизмы никогда не затрагивали вереницу черных плит. Дорога вела себя будто живая, подстраивалась под изменчивый рельеф, некоторые ее участки без видимой опоры парили над пропастью, образуя мосты.
        Страхи и домыслы приписывали древнему тракту мистические свойства, слухи, один хлеще другого, рассказывали о беспечных путниках, чьи души навек заточены в черном материале покрытых непонятным орнаментом плит.
        Раньше Глеб никогда не заходил так далеко к югу. Пустошей боялись, и не зря. Граничащие с ними луга постепенно выжигало зноем и пеплом, который приносил горячий ветер. Растительность скуднела год от года, а случайно забредшие сюда животные погибали. Однажды в соседней деревне пастух не доглядел за скотиной и несколько коров, бренча колокольчиками, ушли по логрианской дороге.
        Парень бросился вслед, нагнал, но назад так и не вернулся. Крестьяне издали видели взметнувшиеся к небу фонтаны пламени, и все. Ни человека, ни скотины, лишь пепел развеяло по ветру.
        Мысли, пробежав по кругу, вновь и вновь возвращались к важному, но безответному вопросу.
        Насекомоподобные существа никогда не захватывали пленных, ведь они могли вырастить в своих инкубаторах сколько угодно рабочих особей, которыми легко управлять.
        Так зачем же им вдруг понадобились люди? Ради чего они пересекли опасные пространства пустошей? Неужели ради сотни крестьян?
        Бессмысленно, но факт.
        Глеб остановился, переводя дух.
        Впереди виднелся обрыв. Выше лежал участок наклонного плато, изрезанный трещинами, из которых истекали сотни дымов. Логрианская дорога вела себя странно. Она плавно изгибалась вдоль скал, - черная лента протянулась примерно на середине высоты тектонического сброса, словно образующие ее плиты на самом деле могли анализировать окружающую обстановку и каким-то образом перестраиваться, - сейчас они заняли наиболее безопасное для путников положение. Дымы, окутавшие плато, наверняка ядовиты. Ну а ниже, у основания обрыва, лениво пузырится вязкая лава, и лишь на уровне дороги сильный ветер создавал прослойку относительно чистого воздуха, по крайней мере так виделось со стороны.
        Присматриваясь, Глеб заметил вдалеке едва различимое движение и вскинул «АРГ-8», приник к оптическому прицелу.
        Точки, похожие на букашек, резко укрупнились.
        Догнал!
        Люди брели понуро, нестройно, едва передвигая ноги на жаре. Многие закрывали лица лоскутами ткани, оторванной от одежды, поддерживали друг друга, чтобы не упасть. Пропыленные, измученные долгим пешим переходом они смотрели под ноги, не поднимая головы.
        Во главе колонны ползла бионическая машина. Вдоль края пропасти растянулись фокарсиане, - зной они переносили спокойно, двигались быстро, не выказывая признаков усталости.
        Зрение Глеба на секунду затуманилось. Он много слышал о насекомоподобных существах, но впервые видел их воочию. Ашанги - боевые особи, отдаленно смахивали на людей, передвигались на двух ногах, но по необходимости (он протер слезящиеся глаза и снова приник к прицелу), могли резво семенить на четырех лапах, преодолевая наиболее рискованные участки пути.
        Значит и по скалам они лазят без затруднений, - мелькнула мысль.
        В эти мгновенья Глеб испытал сильнейшее эмоциональное потрясение. Усталость как рукой сняло. Мышцы охватила лихорадочная дрожь, не имеющая ничего общего со страхом. Фигура фокарсианина влипла в паутину прицельной сетки, палец юноши машинально продавил бугорок аппаратного зумма.
        Они не носили одежды или экипировки. Броней ашангам служили пластины хитинового панциря, между которыми (в определенные моменты движения) появлялись небольшие зазоры, обнажая бледную плоть дыхательных трубок. Двадцать пульсирующих отверстий образовывали косые линии, расходящиеся от живота, по груди, к плечам. Каждая дыхательная трубка служила в том числе и оружием, выстреливающим острые иглы, смоченные сильнейшим нейротоксином.
        Боевые особи обладали способностью к высшей нервной деятельности, то есть, разумом. В отличие от рабочих они воспринимали факт собственного бытия и отдавали осознанный отчет каждому совершенному действию.
        Детали облика и общие сведения о фокарсианах, когда-то почерпнутые из заметок Урмана, вмиг обрели материальность, воплотились в образе опаснейших существ, созданных природой с единственной целью - эффективно выживать и убивать…
        Глаза слезились от напряжения. Данные в узлах координатной сетки отсутствовали, баллистический процессор так и не удалось активировать, но и без вычислений понятно, - для точной стрельбы далековато. Надо поспешить, сократить дистанцию и действовать по ситуации, пока не наступил вечер.
        Он закрыл пылезащитную крышку прицела, закинул оружие за спину и снова побежал, стараясь не сбиваться с дыхания.
        До заката оставалось четыре часа.

* * *
        Логрианская дорога резко поворачивала, огибая выветренные утесы скал.
        После долгого бега першило в горле, нестерпимо хотелось пить. Стоило остановиться, как резко навалилась усталость, которую уже не сбивало сильнейшее нервное напряжение.
        С уступа, куда вскарабкался Глеб, ему открылся неплохой сектор обстрела.
        Отсюда колонна была похожа на змею, оставляющую сминаемый порывистым ветром пыльный шлейф.
        «Метров двести до нее», - он жадно пил, соображая, как действовать, не замечая, как сзади, уже на пройденном участке пути, вдруг шевельнулись камни.
        Двое фокарсиан издали заметили погоню, намеренно отстали от колонны и затаились среди каменных осыпей, которых на этом отрезке дороги хватало с избытком.
        Глеб допил воду.
        Один из ашангов тем временем ловко и бесшумно взобрался наверх, - его силуэт, мимикрирующий под серую поверхность скал, появился за спиной юноши.
        С сиплым выдохом разрядился бионический автомат, раздался дробный перестук.
        Большинство игл не смогли пробить экипировку, но, из-за отсутствия шлема, одна из них распорола скулу, а вторая глубоко вонзилась в шею.
        Глеб невольно вскрикнул от боли и неожиданности, резко развернулся, одной рукой машинально выдернув иглу, а другой выхватил из набедренной кобуры пистолет системы Ганса Гервета.
        Ашанга отшвырнуло на пару метров. Выстрелы пробили ему голову и грудь, - фокарсианский боец несколько раз дернулся, оставляя след слизи и крови на пыльных камнях и затих.
        Глеб пошатнулся, зажимая рукой рану на шее. Дыхание вдруг участилось, в груди возникла нестерпимая боль, казалось сердце сейчас остановится. Руки не слушались, ноги начали подкашиваться. Нейротоксин действовал стремительно, не оставляя никаких шансов.
        «Отвоевался… Проморгал засаду… Глупо и обидно…» - разорванные мысли кружили в угасающем сознании.
        Кибстек отчаянно попискивал, ощутимо сжимая запястье, но Глеб уже не понимал, что и зачем надо делать. Его рассудок затуманился, проваливаясь в багряную мглу.
        Второй фокарсианин замер у подножия скалы. Внезапная гибель напарника внушила ему тревогу. Человека должно было мгновенно парализовать, а он вопреки ожиданиям успел выхватить оружие. Придется вскарабкаться наверх, проверить, почему этот хомо оказался таким живучим, а заодно добить его, если понадобится.

* * *
        Резко кружилась голова. На зубах скрипела пыль. Кто-то устроил шумную возню, пытаясь содрать с него экипировку.
        Пред глазами все плыло, предметы теряли резкость очертаний. Какая-то тварь навалилась на него, неумело царапая замки, не понимая, как их открыть, чтобы завладеть броней.
        Глеб уже не мог сопротивляться. Он понял, что умирает. Антидота нет. Бездонное сиреневое небо над головой стремительно тускнело, ненадолго прояснившееся сознание вновь угасало, и от этого вдруг стало так страшно, тоскливо, одиноко, что чувство безысходности последних секунд жизни внезапно придало сил.
        Он со стоном пошевелился.
        Ашанг молниеносно отпрянул.
        Рука юноши потянулась к валяющемуся в пыли «Гервету», дрожащие пальцы сомкнулись на пистолетной рукоятке, но поднять оружие он не смог. Нейротоксин парализовал мышцы.
        На брюхе фокарсианина раздвинулись пластины природного панциря, четко обозначив два ряда отверстий. Сейчас добьет…
        Кибстек отчаянно вибрировал. Его внутренняя поверхность, покрытая множеством микродатчиков, считывала жизненные показатели Глеба. Биомониторинг фиксировал критическое состояние организма, но у юноши не было стандартного височного импланта, отсутствовала прямая нейронная связь с периферией, - он не мог отдавать мысленные приказы устройствам, которыми обладал.
        Фокарсианин тем временем передумал стрелять, подобрался ближе. Человек умирал и на него не стоило тратить запас игл.
        Глеб уже не шевелился. Из уголка его рта стекала тягучая струйка слюны. Глаза затянуло мертвенной поволокой.
        Замок экипировки наконец поддался, и ашанг довольно засопел, приподняв наплечник.
        Все шло к неизбежной развязке. Так считал фокарсианин. Ни он, ни потерявший сознание юноша не принимали в расчет такое понятие, как «автоматика», но прежний владелец аспирианских устройств явно разбирался в древних технологиях, и не раз бывал на волосок от гибели, иначе как объяснить наличие в системе нанокомпа самописной программы, обладающей функцией автозапуска?
        Ашанг отстегнул наплечник. Трофейная броня ценилась высоко. Ее образчики попадались крайне редко.
        Он не обратил внимания на крохотную искру индикации. Кибстек установил беспроводную связь с внешними устройствами, на его крохотном встроенном дисплее появилась надпись:
        Функция «исцеление» - активировано.
        Аспирианские метаболические шунты пришли в движение, скользнули под экипировкой, впились в грудь человека, и начали стремительно удлиняться.
        Глеб ошибался. Антидот был. Его источник сейчас сосредоточенно сопел, сдирая второй наплечник.
        Острые наконечники аспирианских устройств, действуя под управлением кустарной программы, ударили молниеносно и безжалостно, с легкостью пробили хитин, пронзили плоть ашанга.
        Фокарсианин дернулся, попытался отскочить, но два плавно изогнутых металлизированных шунта держали крепко. Покрывающие их чешуйки взъерошились, не давая жалам выскользнуть из ран.
        Ашанг забился в конвульсиях. У насекомого, даже учитывая его феноменальную живучесть, не было никаких шансов. Древние устройства стремительно высасывали его жизнь, поставляя в кровь Глеба антитоксин и некоторые совместимые с человеческим метаболизмом, питательные вещества.

* * *
        Сумерки упали резко. Небеса темнели, - закат в Первом Мире скоротечен. Не верилось, что прошло всего несколько минут с момента нападения.
        Глеб со стоном привстал на четвереньки и его тут же вырвало желчью.
        Трупы ашангов валялись поблизости, смердя токсинами.
        Он подобрал «Гервет», сунул его назад, в набедренную кобуру, пошатываясь, сделал несколько шагов. Сошки стрелкового комплекса царапнули о камень.
        Колонна еще не успела скрыться за поворотом. Действовать надо сейчас.
        Глеб приник к оптическому прицелу. Руки дрожат, навык снайперской стрельбы еще не выработался, сноровки и выдержки явно не хватает.
        Голова вновь резко закружилась, зрение на миг затуманилось. Сообщения, выведенные на крошечный экран кибстека, двоились, читались с трудом:
        Нарушение химического состава крови.
        Опасная концентрация чужеродных органических соединений.
        Метаболический корректор - отсутствует.
        Требуется неотложная помощь специалиста.
        Где ж его взять? Знания давно утрачены. Все приходится делать методом «научного тыка», наугад на собственный страх и риск, не соизмеряя и не предполагая последствий.
        Колонна сейчас уйдет за поворот…
        Автоматическая аптечка, найденная среди руин блокпоста, щелкнула анализаторами, когда он сковырнул защитный колпачок и прижал ее торцом к предплечью. Глубоко вонзились иглы, - несколько инъекторов сработали одновременно.
        Мышцы онемели, затем их охватил жар, а буквально через миг - потливая дрожь непроизвольных сокращений.
        Зрение вновь улучшилось.
        Произведена боевая стимуляция организма.
        Сглотнув вязкую слюну, он снова приник к оптическому прицелу. Позиция для стрельбы все еще годная.
        Колонну возглавляла бионическая машина. Фокарсиане выращивали свою технику, потому и смогли получить господство на просторах Первого Мира. Живые механизмы не подвержены сбоям, как кибернетические системы, используемые людьми. Им не вредит излучение гиперкосмоса…
        Короткая очередь вспорола тишину. Машина, похожая на исполинского жука, дернулась, конвульсивно приподняв передние сегменты хитинового «корпуса». У бионики тоже есть свои недостатки. Органический механизм обладает нервной системой, а значит - подвержен рефлексам. Вероятно, фокарсианам удалось купировать боль, потому что многосекционный «жук» истекая сукровицей из полученных ран, вновь пополз по дороге, стремясь как можно быстрее уйти за поворот.
        Глеб взял прицел пониже, плавно выжал спуск. Магазин был снаряжен по всем правилам, патроны в нем чередовались: обычный, бронебойный, разрывной, зажигательный.
        Бионическая машина вздыбилась, хитин не устоял под пулями, борт вспороло, нанося смертельные раны.
        Люди бросились врассыпную, кто куда, благо ширина логрианской дороги позволяла. Ашанги, моментально определив позицию стрелка, повернули назад, занимая ближайшие доступные укрытия.
        Глеб огрызнулся несколькими очередями и отполз чуть назад.
        Метель смоченных нейротоксином игл окатила скалы. Острый запах смертельного яда поплыл в воздухе. Шелест не прекращался ни на секунду, фокарсианские боевые особи использовали обычную для них тактику, - штурмовая группа ринулась вперед, остальные остались на позициях, прикрывая их, не давая Глебу приподнять головы.
        Он понимал, что ашанги без проблем вскарабкаются на скалы, и не надеялся справиться в одиночку. Серьезно повредив головную машину, Глеб остановил колонну, тревожащим огнем привлек внимание, создал угрозу, и тем самым отделил пленников от конвоиров, - сработал более или менее грамотно, но теперь его жизнь напрямую зависела от поведения других людей.
        Рискнут ли они напасть на фокарсиан?
        А куда ж деваться? Дорога хоть и широкая, но с одной стороны ее ограничивают отвесные скалы, с другой - пропасть. Бежать-то, по сути, некуда, и большинство пленников, еще находясь под властью внезапных событий, схватились за оружие, - в ход пошло все, что попалось под руку. Ашангов, засевших в укрытиях, убивали жестоко и незамысловато. Хватали острые, увесистые обломки камней и, подскочив сзади, проламывали хитин. Пленников оказалось около сотни. Фокарсиан вдвое меньше, но они быстро пришли в себя, организовали отпор. Вновь сипло зачастили бионические автоматы, то тут то там люди падали, прошитые иглами, корчились в пыли, отравленные нейротоксином.
        Глеб улучил момент, резко привстал, короткими очередями перебил взбиравшихся по скале ашангов, затем перенес огонь дальше, туда, где в поисках спасения метались люди.
        Измотанный преследованием, отравленный чужими метаболитами, он держался лишь за счет своего упрямства, - выцеливал фокарсиан, бил одиночными, стараясь не задеть людей.
        Бой вскипел с невиданным ожесточением. Вчерашние крестьяне, силой разлученные с семьями, дрались отчаянно, не на жизнь, а насмерть.
        Бионическая машина внезапно развернулась, неприцельно прыснула крупнокалиберными иглами, сметая своих и чужих. Над древней логрианской дорогой эхом дробились крики умирающих, кто-то визжал, кто-то полз, пытаясь найти спасение, горстка уцелевших ашангов резво отступила за скалы.
        Глеб резанул по ним длинной очередью, добивая остаток боекомплекта. Пустой магазин звякнул о камень, полетел вниз. На его место со щелчком встал полный.
        Ашанги уже не в счет. Корчатся в лужах розоватой сукровицы. Несколько пленников, искавших укрытие, случайно наткнулись на них, сгоряча принялись добивать камнями, не обращая внимания на облако нейротоксина, которое рефлекторно испустили раненные фокарсиане.
        Как назло, ветер к вечеру стих. Смрад плыл в знойном мареве, - глаза слезились, в горле першило. Иглы с глухим стуком секли по скалам, - бионическая машина продолжала бесноваться, впав в неуправляемую ярость.
        Дорога фактически опустела. Повсюду вповалку - живые и мертвые. Уцелевшие прячутся за павшими, но и они обречены, ведь вскоре концентрация нейротоксина достигнет смертельного уровня.
        Глеб прополз между камнями, меняя позицию, пока отчетливо не увидел борт фокарсианской машины. «Теперь точно не промахнусь», - палец сдвинул вариатор темпа стрельбы в положение «форсированная очередь».

* * *
        Над логрианской дорогой повисла тяжелая тишина, в которой слышались лишь слабые стоны раненых. Выжившие (их набралось десятка три не больше) пытались оказать хоть какую-то первую помощь, но люди продолжали умирать в судорогах.
        Глеб брел, пошатываясь, едва передвигая ноги. На него поглядывали с опаской, молча сторонились. Полосы слизи, пятна крови, ошметья разорванной выстрелом плоти, - все смердело токсином.
        - Оттаскивайте раненых подальше, вниз по дороге, там воздух чище, - с усилием выдавил он.
        Его послушались, дело пошло. Раны, причиненные иглами, заживут. С отравлением человеческий организм тоже может справиться, если доза токсина невелика. У многих еще был шанс.
        В этот миг он увидел Настю. Девушка лежала у края обрыва. Ее глаза были закрыты, бледное лицо искажено агонией.
        Подбежав к ней, Глеб рухнул на колени, приподнял голову и понял, - мертва.
        Нет!.. Нет!.. Неет!..
        Он едва ли отдавал отчет своим действиям. Из под наплечника легкой тиберианской брони показался метаболический шунт, изогнулся, будто живой, глянцевито блеснул.
        - Ох, парень, спрячь от греха, забьют тебя, если увидят, - раздался поблизости чей-то сиплый шепот.
        Он даже не обернулся. Рассудок Глеба помутился от горя. Безвольное тело, валяющееся в пыли, скрюченные пальцы, судорожно сжавшие горсть гравия в предсмертном усилии, - это было невыносимо.
        - Настя, держись! Только держись!
        - Она умерла. Ты ничего не сделаешь.
        - Отвали! - огрызнулся Глеб, отстегивая наплечник.
        Второй шунт глянцевито изогнулся, заставив незнакомого мужика, пытавшегося давать советы, в страхе отшатнуться.
        Вокруг опасливо собирались выжившие, но Глеб ни на кого не обращал внимания.
        Аспирианское устройство впилось в запястье девушки, соединив два организма. Опыта в запредельных способах реанимации и врачевания у Глеба не было, оставалось полагаться лишь на автоматику.
        Несколько секунд ничего не происходило. Затем Глеб почувствовал, как резко теряет силы. У него закружилась голова, сознание «поплыло», мышцы ослабели, зато тело Насти вдруг конвульсивно выгнулось и снова обмякло, но щеки уже слегка порозовели, а из груди вырвался слабый вздох.
        - Ожила!
        Глеба мутило. Шунт высасывал его жизнь. Ничего, справлюсь… Как-нибудь справлюсь.
        Веки Насти дрогнули. Взгляд был мутным, она едва ли понимала, что происходит.
        Плотно окружившая их толпа невольно попятилась. Люди реагировали по-разному. Кто-то молчал, кто-то подобрал и сжал в побелевших пальцах подвернувшийся под руку камень, другие перешептывались:
        - Он нелюдь…
        - Ага, рассказывали про таких… - подхватил щупленький мужичонка. - Жизнь высасывают из скота, а бывает и людей губят.
        - Думалось, все они сгинули давно.
        - Да это же тиберианец, по одежонке разве не видишь?
        - Нелюдь он. Вурдалак из леса!..
        - Заткнись пока… Ща всем миром решим, что с ним делать…
        Настя уже немного пришла в себя, по крайней мере она узнала Глеба и смогла понять происходящее.
        Глаза девушки расширились от ужаса, когда она попыталась приподнять руку и увидела тускло отблескивающую металлическими чешуйками змею, впившуюся в ее вены.
        - Не бойся. Уже все. Сейчас, - Глеб осторожно выдернул наконечник шунта из запястья девушки, бережно зажал ранку чистой тряпицей. - Я успел… Ты выживешь, - шептал он, а Настя вдруг инстинктивно начала отползать, взвизгнув:
        - Не прикасайся ко мне!.. Да помогите же кто-нибудь!..
        - Настя, это же я, Глеб!
        - Не трогай меня!
        Его грубо схватили за плечо. Перепуганные люди смотрели на Глеба с ужасом, но пока не решались напасть.
        - Слышь, парень, шел бы ты своей дорогой. Видишь, девчонка тебе не рада.
        - Не твое дело!
        - Нет, наше!
        - Да я ей жизнь вернул! - обида и боль сжали сердце.
        - Уходи поздорову, - пожилой крестьянин оттеснил Глеба в сторону, и добавил тихо, но веско: - Парень, ты, видать, совсем рехнулся? Разве можно прилюдно инопланетные приблуды использовать? Был у нас в деревушке лекарь с похожей вещицей.
        - И что?! - с вызовом спросил Глеб.
        - Забили мы его насмерть. Как коровы начали дохнуть, так и забили.
        - Да вы все рехнулись! Это просто устройство! Я же вам жизни спас!
        - Кому-то спас. А кого-то погубил, - крестьянин взглядом указал на дорогу, сплошь заваленную мертвыми телами.
        - А фокарсиане вас бы не тронули?
        - А кто ж его знает? В полон вели, - это точно. Зачем - непонятно. Ты нас освободил, - низкий поклон. Девчушка оклемается, может со временем что-то поймет и оценит. Но не сейчас. Уж поверь, пожил я достаточно, видал всякое. Так что лучше иди. Иди от греха. Назад мы дорогу сами найдем, не заблудимся.
        Глеба мутило. Мысли путались. Он снова перехватил взгляд Насти, но прочел в нем лишь глубочайший, отталкивающий ужас.
        В душе что-то надломилось. Пришла сухая, отчетливая мысль: «назад в деревню мне теперь хода нет. Добрые дела никогда не остаются безнаказанными».
        Стало горько. Очень горько, обидно и одиноко.
        - Свидимся… - он отпустил ее взгляд, закинул за спину «АРГ-8» и, не оглядываясь, пошел вверх по логрианской дороге, мимо разорванных тел ашангов, подбитой бионической машины, навстречу одиночеству, неизвестности, судьбе…
        Никто не попытался его догнать или остановить.
        Глава 3
        ПЕРВЫЙ МИР. ПУСТОШИ…
        Сразу за поворотом черные плиты круто забирали вверх.
        Обида душила похуже чем дым извержений, от которого постоянно першило в горле, а на глаза наворачивались слезы.
        Глеб упрямо шагал по древней дороге, но вскоре злость немного отпустила, беспокойство пересилило, и он оглянулся.
        Большинство освобожденных пленников нестройной группой уже брели назад. Они шли, поддерживая друг друга. Используя оптику, Глеб отыскал Настю. Гримаса ужаса придавала осунувшемуся лицу девушки отталкивающее выражение. Нескоро она забудет мучительную агонию, последние секунды жизни и страшное возрождение. А если и сможет забыть, так другие напомнят. Станут коситься, опасаться, перешептываться за спиной.
        Страх человеческий, порожденный невежеством, если б он только отталкивал, но нет - убивает.
        Несколько крестьян задержались на месте недавней схватки. Они не проявили ни капли милосердия к побежденным. Тяжело раненных ашангов мстительно сбрасывали в пропасть, одобрительными выкриками сопровождая возникновение очередного факела, в который превращался фокарсианин, - враги сгорали заживо, ведь на дне разлома, источая жар, текла вязкая лава.
        Вот так жизнь разделилась на «до» и «после».
        В деревню сейчас возвращаться бессмысленно. Дед Скайл погиб, а больше у него никого не осталось. Уговаривать сельчан бросить дома и идти через Гиблый Лес к Белым Скалам - пустое занятие. Они напуганы до смерти и не станут слушать.
        Но что же мне теперь делать? - тяжело задумался Глеб.
        Время до Смещения еще есть. Пусть улягутся пересуды, отгорит страх.
        И куда пойду? - он мрачно осмотрелся. Древняя дорога черной лентой карабкалась вверх и вдаль. А вот по ней и пойду. Посмотрю, нет ли за пустошами хороших земель?
        Он достал из подсумка фрагмент карты. Черные Скалы (отмеченные на ней непонятным значком), располагались километрах в двадцати пяти к югу. Отсюда их не видно из-за множества дымов, поднимающихся над плоскогорьем.
        Интересно, там тоже был опорный пункт тиберианцев? Еще одна цитадель?
        Пока он размышлял, окончательно стемнело. В бездонных антрацитовых небесах, образуя дугу, проявились бледные лики планет Ожерелья. Они давали мало света. С наступлением темноты багрянец лавовых рек, пузырящихся на дне тектонических разломов, затопил округу.
        После короткого отдыха свинцовая усталость немного отпустила. Мучила жажда. Вода во фляге почти закончилась, - бросившись в погоню за фокарсианами, Глеб не успел пополнить запас, а здесь, среди медленно остывающих после дневного зноя скал, вряд ли отыщется родник или ручеек.
        Делать нечего. Надо идти.
        Слегка подташнивало, но не от голода (мысль о еде вызывала отвращение). Он выжил, но неизвестно, какую цену заплатил организм за использование инопланетных устройств?
        Шаг от шага Глеб пытался вернуть самообладание, восстановить душевное равновесие, но получалось плохо. Тяжелые мысли ворочались в голове. Жизнь резко ушла на излом. Юношеские мечты о странствиях и приключениях уже не казались такими манящими. Он шел в абсолютную неизвестность.
        Вскоре логрианская дорога вскарабкалась на плоскогорье. Теперь отсветы подземного огня прорывались из ветвистых трещин. Горячий, напоенный дымом воздух обжигал легкие. Пришлось истратить последние глотки воды, оставшиеся на дне фляги, - Глеб смочил тряпицу и дышал через нее.
        Места вокруг простирались абсолютно безжизненные. Куда ни глянь, - повсюду серые скалы, отсветы извержений, да кружащий в воздухе пепел.
        Несмотря на усталость он упрямо шел вперед, понимая, - останавливаться нельзя. Здесь не найдешь места для ночлега.
        А силы стремительно таяли. Измотанный долгой погоней и последующей схваткой Глеб уже едва передвигал ноги. Плоскогорье казалось бесконечным. Изредка, освещая окрестности, из трещин в скалах вырывались языки пламени.
        Чувствуя, что вот-вот рухнет и уже не сможет встать, Глеб, тяжело дыша, остановился, привалился к скале, достал из подсумка автоматическую аптечку, прижал ее блоком анализаторов к своей шее.
        Раздалось пощелкивание, затем тревожный писк.
        Глаза слезились от дыма, он с трудом прочитал надпись, появившуюся на встроенном экране нанокомпа:
        Запас необходимых препаратов исчерпан.
        Голова кружилась все ощутимее, резче. Сказывались последствия отравления нейротоксином.
        Надо было возвращаться в деревню. Наплевать на косые взгляды и пересуды. Ведь от обиды пошел дальше в пустоши, тут теперь и останусь… - подумал он.
        На что способен человек перед лицом смерти?
        Глеб никогда не задавался подобными вопросами. Прежний уклад жизни просто не подразумевал подобных дилемм.
        Тряпица уже высохла и больше не задерживала частицы гари.
        Дрожащим пальцем он коснулся сенсора кибстека, активируя самописную программу, управляющую древними устройствами.
        Появилась надпись:
        Выберите нужную функцию.
        …
        Он коснулся пиктограммы «Восполнение».
        Аспирианские метаболические шунты шевельнулись под экипировкой, вновь впились в грудь, а их заостренные наконечники выпростались наружу, раздвинув сегменты брони.
        Отчаянный, но, наверное, бессмысленный шаг. Здесь нет никого. Даже обычной ящерки не сыщешь. Все живое сторонится пустошей, - это факт.
        На самом деле Глеб ошибался. Его представления о природе Первого Мира и разнообразии видов живых существ ограничивались однотипными личными наблюдениями сельского парня. Однако, базы данных кибстека содержали внушительные объемы необходимой информации, а аспирианские устройства и подавно. Те, кто их изобрел, канули во тьму веков, но знания загадочных существ никуда не делись, сохранились в системе.
        Цена вопроса выживания на самом деле была смещена в область психологической устойчивости Глеба, - он испытал страх и беспокойство, когда шунты перехватили инициативу, начали подергиваться, жалами указывая направление.
        Чего же они хотят? Чтобы я сошел с логрианской дороги?!
        Ага. Я что совсем спятил? Черные плиты хоть как-то защищают от жара недр, то тут, то там хаотично прорывающегося из расселин в скалах. Углубляться в пустошь - совершенное безумие, - думал Глеб, но шунты упрямо и ритмично подергивались, вытягиваясь в определенном направлении, словно просили: «иди туда»!..
        В общем-то терять было нечего, и он сошел с дороги.
        Под ногами - острый гравий. Почвы тут отродясь не бывало. Вокруг только камень, нет ни единой травинки, даже обугленной или высохшей. Казалось само понятие «жизнь» чуждо этим местам.
        Едкий дым высачивался из трещин горной породы. Более широкие и глубокие расселины истекали маревом раскаленного воздуха. Сердце невольно замирало, когда приходилось их перешагивать.
        Эта ночь уже не забудется никогда. Аспирианские шунты напряженно подрагивали, словно принюхивались к чему-то и снова начинали вытягиваться, увлекая Глеба все дальше и дальше от дороги.
        Наконец он остановился. В углублении, похожем на воронку от взрыва, тускло отблескивала мертвая вода. Над ней курился пар, остро пахло серой. Изредка со дна поднимались зловонные пузыри.
        По краям небольшого, отравленного продуктами извержений водоема скопилась какая-то слизь.
        Глеб уже плохо соображал. Он чувствовал, как аспирианские устройства сжали грудь. От бессилия он медленно опустился на колени, склонил голову, думая: «вот они, последние минуты жизни»…
        Шунты вдруг начали удлиняться, потянулись в разные стороны. Один из них погрузил наконечник под воду, второй впился в наросты слизи, жадно всасывая налет, образовавшийся по краям каменной чаши.
        Глеба мутило от отвращения. Он бы вскочил и побежал прочь, но тело изменило ему, сил уже совершенно не осталось.
        Неподалеку из-под земли вырвался огненный гейзер, озарил округу.
        Тошнота постепенно отступала. Зрение вдруг начало проясняться. В горле по-прежнему першило, но мучительная жажда стала терпимой.
        Аспирианские устройства поглощали колонии простейших организмов, способных выжить и даже процветать среди вулканической деятельности. Древним устройствам было совершенно все равно, как воспринимает такой процесс их обладатель. Они выполняли предначертанную функцию, путем биохимических реакций восполняя силы Глеба, поставляя в его организм допустимые для человека питательные вещества.

* * *
        Он очнулся спустя много часов.
        Логрианская дорога темной лентой извивалась меж серых скал. Пасмурное небо роняло скупые капли дождя, - они быстро испарялись, соприкасаясь с нагретыми камнями.
        Глеб со стоном пошевелился. Мышцы онемели от долгой неподвижности и едва слушались. Судя по показаниям кибстека он пробыл без сознания больше суток.
        Ночные события воспринимались, как сюрреалистический сон. «Возможно так и было? Я ведь совершенно не помню, как вернулся к логрианской дороге. Может, просто упал без сил и провалялся тут в кошмарном бреду, пока организм окончательно не справился с нейротоксином?!»
        Мысль удобная во всех смыслах. Она давала шанс забыть о поглощении мерзкой студенистой слизи. Глеб понял, что не готов так жить. Внезапные события последних дней беспощадно сминали психику, нашептывая: если пойдешь дальше, - смирись. Среди пустошей тебе не выжить без инопланетных устройств. Вскоре совсем озвереешь, потеряешь человеческий облик, уподобишься диким животным, жрущим всякую падаль, лишь бы не сдохнуть…
        Аспирианские шунты шевельнулись под экипировкой, нагоняя еще больше страха и сомнений.
        А что такое «человеческий облик»? - мысль, совсем не присущая подростку, больно зацепила за живое, потянула за собой цепочку не очень-то приятных воспоминаний. Иногда в их деревню забредали чужие. Изможденные и, по большинству, не опасные.
        Никто не понимал их речь, но жесты, молящие о помощи, трудно истолковать двояко.
        Глеб знал небольшой овраг за околицей, где сейчас белеют кости случайных пришельцев. Никто из них не получил глотка воды или шанса как-то проявить себя. Их убивали «на всякий случай», из въедливого передаваемого от поколения к поколению страха. Лишь мурглы прижились, по простой причине - великаны пришли в деревню целым семейством, и никто из крестьян не решился напасть на них, - оробели. А те оказались сговорчивыми и не злобными.
        Так что же такое «человеческий облик»?
        В эти минуты Глеб здорово разозлился на самого себя. И так на душе погано, а тут еще и эти вопросы дурацкие…
        Пытаясь унять внутреннее смятение, он вернулся на логрианскую дорогу, дошел до ближайшего взгорка и принялся осматриваться, все еще не решив, возвращаться ли назад или идти дальше?
        Порывистый ветер сминал шлейфы дыма. Сквозь рваное эфемерное кружево то и дело проступали особенности окрестного ландшафта. Оказывается прошлой ночью он все же пересек плоскогорье, - неподалеку виднелась кромка обрыва. Черные плиты, следуя своей загадочной природе, образовывали плавный спуск, висели в горячем воздухе без видимой опоры.
        Внезапно Глеб увидел Черные Скалы. Ошибиться невозможно. Это были именно они, - остроконечные пики, совсем не похожие на творения природы, вонзались в бледно-фиолетовые полуденные небеса, поднимались так высоко, что некоторые дождевые облака цеплялись за их вершины.
        Глеб бегом преодолел с десяток метров, отделяющих его от обрыва, и снова замер, до глубины души потрясенный открывшейся взгляду картиной.
        Черные Скалы были похожи на исполинский, но явно не человеческий город! У основания титанической постройки плавал туман и виднелась зелень. Скорее всего там простиралось неглубокое болото. Отдельные пики конического сооружения, имевшего множество уровней, были отломлены и валялись внизу. С запада таинственный город выглядел оплавленным, словно его материал исказился, как пластик, под воздействием высоких температур. Глеб мог судить об этом с достаточной долей уверенности, ведь пластмассовые изделия не редкость в Первом Мире. Их обломки попадались на полях так же часто, как и куски металла. Еще мальчишкой он иногда забавлялся, поджигая куски пластмассы, завороженно глядя, как плавится твердый материал, срываясь огненными каплями…
        Все тяжелые мысли моментально улетучились. Далеко внизу виделась зелень, - значит там найдется чистая вода и нормальная еда. Глеба снова охватил азарт исследователя, и он, уже не терзаясь сомнениями, пошел в направлении Черных Скал, благо логрианская дорога (в силу своих уникальных свойств), образовывала безопасный спуск.

* * *
        Идти пришлось долго. Черные Скалы располагались километрах в пятнадцати от края плоскогорья, в низине. Большое видится на расстоянии, вот уж точнее не скажешь. По мере спуска воздух становился чище, а общее восприятие монументальной постройки начало распадаться на отдельные детали, и вскоре Глеб заметил нечто совершенно удивительное!
        У подножия загадочного черного города, среди туманной дымки болотных испарений в выбитом при падении кратере лежал разломившийся на несколько частей космический корабль! Его длина составляла не меньше километра, корпус бугрился очертаниями множества надстроек. Кое-где темнели выбитые внутренними взрывами люки. Судя по некоторым деталям облика, космический странник вполне мог принадлежать людям!
        Неожиданное открытие придало Глебу сил. Предчувствия, догадки теснились в голове. Он вновь ощутил себя первооткрывателем. Каким же маленьким, ограниченным был его прежний мирок!..
        Примерно на середине пути, незадолго до вечера, он остановился, позволив себе передохнуть. Самый опасный и ненадежный участок логрианской дороги пройден. Древние технологии казались непостижимыми, внушали скорее опаску, чем доверие. Непонятно, что за сила поддерживала плиты в воздухе, формируя из них плавный, пересекающий пропасть спуск?
        Заметив первые отроги невысоких, сглаженных временем известняковых скал, он вздохнул с облегчением.
        Воды и еды у Глеба не осталось, но чувство голода давно притупилось, а жажду он терпел. Еще несколько километров и напьюсь вдоволь.
        Он присел на пыльной обочине, осматривая кратер в оптический прицел.
        Густая сочная зелень древесных крон скрывала основание загадочного черного города. В том, что это искусственно созданное сооружение, а не случайная игра природных сил, Глеб убедился, заметив множество террас, площадок и фрагменты ранее соединявших их дорог, расположенные на разных высотах. Если следовать понятным юноше аналогиям, Черные Скалы больше всего напоминали исполинский термитник, - однажды в детстве ему приходилось видеть постройки пустынных муравьев, обитающих на краю бесплодных земель.
        Быть может это город фокарсиан? - промелькнула неприятная, холодящая душу догадка. Не сюда ли вели пленников?
        Подберусь ближе, узнаю точно, - подумал он, переключив внимание на космический корабль.
        Похоже, от техногенного объекта остался лишь корпус. Сквозь пробоины проросли деревья, - верный признак давнего запустения.
        Незаметно подкрались сумерки и Глеб, немного передохнув, прибавил шаг. При других обстоятельствах он бы предпочел заночевать на логрианской дороге, но жажда мучила все сильнее. Хотелось поскорее добраться до низин, где вдоволь воды.
        Темнело.
        Далеко внизу под пологом лиственного леса внезапно пробилось неяркое, приглушенное сияние. Свет не резал глаза, он казался призрачным и загадочным, плавно перетекающим вдоль поверхности земли, не имеющим определенного источника.
        События последних дней научили Глеба осторожности. Светящаяся субстанция могла оказаться чем угодно. Например каким-нибудь хищным туманом, подстерегающим беспечного путника…
        Он шел почти до полуночи, пока логрианская дорога не влилась в небольшое ущелье.
        Дальше простиралась заболоченная котловина, - настоящий оазис, созданный природой среди пустошей.
        Едва передвигая ноги, Глеб преодолел и этот отрезок пути. Скалы наконец-то расступились. Впереди виднелись стволы деревьев, светящаяся мгла извивалась между ними, конденсируясь под тенистыми кронами, создавая таинственное пространство.
        Поблизости отчетливо журчала вода, и он, измученный жаждой, пошел на звук. От логрианской дороги в разные стороны отходило с десяток троп. Наверняка их проложили обитающие тут звери, значит загадочный город давно покинут, как и фрагменты потерпевшего крушение корабля.
        Родник бил из скал, сбегал по камням каскадом небольших ручейков.
        Ни один из страхов Глеба пока не оправдался, впрочем как и робкие надежды. Он вдоволь напился, наполнил флягу, затем долго сидел у источника, вслушиваясь в звуки ночной жизни.
        В отличие от Гиблого Леса, здесь стояла относительная тишина. Где-то неподалеку вязко пузырилась топь, время от времени ветерок приносил с той стороны неприятные запахи. Вместо рычания хищников и криков их жертв тут слышались совершенно иные звуки. Помимо шелеста листвы и журчания воды, слух тревожил монотонный гул, словно в чаще работали некие механизмы?
        Неопределенность давила на психику. Утолив жажду, он вновь почувствовал острый голод. Надо бы осмотреться. Лучше всего вернуться на логрианскую дорогу, чем плутать по заболоченными чащобам.
        В тусклом свете текущего под кронами тумана Глеб заметил полуистлевший фокарсианский инкубатор. Плохой признак. Поблизости вполне могут таиться ашанги!
        Непонятно, кто проложил тропы? И откуда исходит монотонный гул? Явно не со стороны Черных Скал, его источник где-то левее.
        В ту сторону вело широкое ответвление дороги, вымощенное отнюдь не логрианскими плитами, - ровное твердое покрытие выглядело как серая лента, кое-где припорошенная прошлогодней листвой.
        Глеб свернул, и вскоре увидел два бронепластиковых бастиона, погнутый шлагбаум между ними, и пластиковый щит со схемой. Ниже читалась надпись:
        Лагерь третьей археологической экспедиции. Организатор: Элианский институт всеобщей истории Обитаемых Миров.
        Внимание, объект находится под охраной гарнизона Конфедерации Солнц. Вход на территорию только для сотрудников.
        Глеб прошел чуть дальше. Одноэтажные строения образовывали поселок, но все они пострадали при крушении космического корабля. Однако, это произошло очень давно: деревья успели вырасти повсюду.
        Наконец ему повезло. Среди строений он увидел планетарную машину. Вездеход врос в землю, в лобовом скате брони зияла пробоина, - кабину управления разворотило взрывом, но грузовой отсек, похоже, не пострадал.
        Точно! Кормовой люк на месте. Замки взломаны, - кто-то уже похозяйничал внутри, но все равно это отличное убежище на ночь!
        Глеб не просто устал, - он был изможден, доведен до крайности лишениями последних дней. Используя найденную поблизости железку, действуя ей как рычагом, он отжал приоткрытый люк, забрался внутрь боевой машины, включил кибстек, снова используя нанокомп, как своего рода фонарик.
        Следов пожара нет. Здесь явно побывали мародеры. Неизвестные унесли груз, но не позарились на НЗ.
        Ножом подцепив край облицовочной панели, Глеб снял ее с фиксаторов и увидел закрепленные в нише комплекты выживания. Устройство типовых вездеходов подробно рассматривалось в «наставлении по подготовке тиберианцев» и он точно знал, где расположены скрытые отсеки с неприкосновенным запасом.
        При виде еды рассудок юноши помутился. Словно оголодавший зверь он разорвал пластиковую упаковку и впился зубами в брикет пищевого концентрата, - тот мог храниться веками, не теряя свойств.
        Глеб ел жадно, запивая сухую, чуть солоноватую массу большими глотками воды из фляги.
        Утолив голод, он почувствовал неодолимую слабость и решил устраиваться на ночлег.
        «Утром осмотрюсь, выясню, что это за место…»

* * *
        Его разбудил бубнящий голос.
        Юноша вздрогнул, проснулся, машинально схватился за оружие.
        Фрайг… - спину обдало холодным потом. На улице уже занялось утро, сквозь щель приоткрытого люка проникали лучики света, а внутри отсека стоял призрак!
        - Помоги мне… Помоги мне… Помоги мне… - повторял он, глядя на Глеба.
        - Кто ты такой?!
        - Райбек… Райбек Дениэл…
        - Ты - ненастоящий! - Глеб не впервые видел призраков, знал, насколько они опасны, но этот не пытался напасть, да и выглядел странно. Слишком уж детализировано. Энергоматрицы недавно погибших существ обычно сохраняют лишь общие черты оригинала.
        - Логр поврежден… Утечка памяти… Помоги мне…
        Слушая его глухое бормотание Глеб взял себя в руки, присмотрелся.
        Да это же голограмма! И генерирует ее маленькое сферическое устройство, едва заметное в окружающем сиянии.
        - Ты аватар?
        - Я человек. Известный археолог.
        - Работал здесь? - ему сразу вспомнился указатель, расположенный подле пропускного пункта. - Что ты знаешь о Черных Скалах?
        - Не понимаю тебя…
        - Ну, высоченные черные пики поблизости!
        Усмешка исказила черты аватара.
        - Ты невежда. Это город инсектов. Насекомоподобных существ, понимаешь?
        - Фокарсиан?
        - Нет. Фокарсиане - другая цивилизация. Инсекты насчитывают миллионы лет истории. А эти появились недавно, - речь Райбека стала связной, словно он преодолел какой-то сбой. - Если бы я успел остановить Смещение, они б вообще не вторглись в Первый Мир…
        - Ты можешь остановить Смещения? - неподдельно удивился Глеб. - Да, ладно, не ври!
        - Я знал. Точно знал как это сделать. Утечка памяти…Помоги мне…
        - Как я тебе помогу?! Ты ведь умер, да?!
        - Не знаю. Не помню. Я в логре. Он поврежден.
        - Вот заладил! Логр невозможно повредить. Это все знают! Лучше расскажи о фокарсианах. Ты их видел поблизости?
        - Видел. Просил помочь. Они согласились.
        - Что?! Ты попросил фокарсиан? О чем?!
        - Я попросил отыскать людей и привести их сюда. В обмен я согласился помочь с исправлениями генетического кода. Фокарсиане вымирают. Произошла мутация. Они больше не могут производить рабочих особей. Их инкубаторы дефектны.
        Слова Райбека воздействовали на Глеба, будто оглушающий удар по голове. Сознание на миг помутилось, а потом события последних дней вдруг встали на свои места, словно из разрозненных фрагментов сложился небольшой пазл.
        - Что ты сделал?! - похолодев, переспросил он.
        - Попросил фокарсиан отыскать и привести сюда людей, - спокойно повторил аватар.
        До этой секунды Глеб не подозревал, как сильны, глубоки и безжалостны могут быть таящиеся внутри человека эмоции. В душе образовалась пугающая пустота, в то время как рассудок пожирала неконтролируемая ярость, вспыхнувшая в одно мгновенье, будто лесной пожар, высеченный ударом молнии.
        Зрение помутилось, кулаки непроизвольно сжались.
        - Ты убил их! Убил! Убил десятки человек!
        Кулаки молотили воздух, проходя сквозь голограмму, пока под руку не подвернулось маленькое сферическое устройство. Его с силой ударило о переборку грузового отсека. Оболочка не выдержала, изнутри сыпанули искры. Изображение Райбека подернулось искажениями, затем угасло.
        Глеба трясло.
        Вот зачем фокарсианам понадобились пленники! Безумный аватар дал им задание! Тупые насекомые! Их попросили привести сюда людей, а они знают лишь один способ, как это сделать. Захватить и притащить силой. Иного им и на ум не могло прийти!

* * *
        Рассудок Глеба заблудился во тьме.
        Он не знал, что делать дальше, лишь понимал - случившегося не исправить. Время не отмотаешь вспять.
        Ярость, клокотавшая внутри, постепенно угасла, оставив гложущую пустоту.
        Все потеряло смысл. Куда теперь идти?
        Он подобрал с пола поврежденное кибернетическое устройство, положил его в подсумок и вылез наружу, пытаясь хоть как-то унять чувство безысходности. После неконтролируемой вспышки эмоций вдруг навалилась оглушающая слабость, граничащая с безразличием.
        А городок-то не пустует! - он невольно вздрогнул, когда неподалеку послышались шаги и голоса: один грубый, басовитый, другой скрежещущий, негромкий.
        Автоматически включился кибстек. На экране промелькнуло несколько надписей:
        Загружен модуль семантического процессора.
        Активировано автоматическое распознавание речи и функция перевода.
        Не обнаружено связи со стандартным имплантом. Нейроинтерфейс недоступен. Для получения результатов перевода воспользуйтесь микрогарнитурой.
        …
        В утолщении кибстека открылся крохотный порт. Глеб едва успел поймать в ладонь шарик, что выдавило оттуда. Слово «гарнитура» было знакомо из книг. Он вставил устройство в ухо и тут же услышал голос:
        - Куда подевался Райбек? - из-за угла здания в этот самый миг появился устрашающего вида норл. Роста в нем было метра два с половиной, не меньше. Одет в боевую броню без шлема. Тяжеленную экипировку он носил с легкостью, будто обычную одежду. Элементы норлианской защиты выглядели потертыми, хранили следы множества схваток и частых ремонтов.
        Рядом с великаном спокойно вышагивало насекомоподобное существо. Явно не фокарсианин, - он был выше, но тщедушнее ашангов, какой-то сутулый, нескладный, внешне не опасный. Хитин его покровов имел оливковый оттенок, с немногочисленными бурыми крапинками и множеством царапин.
        - Не знаю, - инсект остановился. - А ты действительно веришь его аватару? Сколько лет он тут бродит, твердит, что может остановить Смещения. Безумец, на мой взгляд.
        - Как посмотреть, - басовито возразил норл. - Если портал в мой мир снова не откроется, почему бы не проверить его слова? Может этот загадочный «механизм управления» поможет нам найти путь?
        - Не исключено, - согласился инсект.
        - Время еще есть. Тоннель успеем пройти, - решительно подытожил норл. - По тут сторону гор хоть зверья обезумевшего не будет. А здесь еще неизвестно - отобьемся ли?
        Глеб, слушая их разговор, отступил на несколько шагов и затаился в зарослях кустарника. Об инсектах он слышал. Говорили, что эта раса обладает одним опасным свойством, - они способны к телепатии. Норлы - агрессивны и сильны.
        - Стой, - инсект внезапно насторожился. - Там кто-то есть! Прячется! - он безошибочно указал на участок заросших руин, где затаился Глеб.
        - Точно? - норл сморщил нос, принюхался. Его лицо с грубыми, будто вытесанными из камня чертами, приняло угрожающее выражение. - А то в прошлый раз…
        - Оно вооружено. Очень громко думает. Злится.
        - Эй, - пробасил норл. - Ну-ка вылезай! Мы тебя не тронем. Чего прячешься?
        Глеб едва не выжал спуск. От напряжения слегка подташнивало. Вид двух инопланетных существ, мирно беседующих, будто на прогулке, никак не стыковался с прежним жизненным опытом.
        Выручил модуль семантического процессора. Благодаря ему речь чужих звучала вполне понятно, - поначалу это сбивало с толку, заставляло медлить, но в конечном итоге уберегло от роковых поступков.
        «Выстрелить всегда успею. Хотя лучше бы сразу. Они ищут аватар Райбека, а я, похоже, сломал передающее устройство».
        Нервы сгорали.
        - Да ладно тебе! - миролюбиво пробасил норл. - Здесь у нас так не принято. Никто ни на кого не нападает без причины.
        Значит обломки корабля населены?! - метнулась мысль.
        Набравшись храбрости, Глеб выбрался из заросших руин здания, с вызовом посмотрел на ксеноморфов. «АРГ-8» он закинул за спину, но выхватить пистолет из набедренной кобуры - дело одной секунды.
        - Хомо? - неподдельно удивился норл, ничуть не испугавшись. - Ты чего такой нервный?
        Его добродушие не выглядело фальшивым или наигранным. Инсект же по-прежнему ощущал опасность, исходящую от Глеба, - он незаметно сместился, прячась за спиной закованного в броню великана.
        - Эй, давай знакомится! - норл вновь проявил инициативу.
        Глеб напряженно молчал. Рефлексы кричали - они чужие! Стреляй!
        Однако где-то в глубине рассудка таилось сомнение. Норл и инсект вели себя миролюбиво. Так почему я должен бросаться на них?
        Они чужие!
        Ну и что?!
        - Слушай, лишние дырки в шкуре никому не нужны. Мы ищем призрака. Не видал его тут? Зовут Райбек. Такой же хомо, как и ты.
        - Нет, - сквозь зубы процедил Глеб.
        - Ну, ладно, - вздохнул норл, теряя интерес. - Пошли, Хашт, может он у дальних утесов бродит?
        - Эй подождите! - Глеб опомнился. - Я пришел с пустошей. Искал Черные Скалы.
        - Старый город инсектов? - сообразил норл. - Так вот же он, - великан жестом указал на глянцевито-черные пики, царящие над местностью. - Только там ничего интересного не осталось. Пустует он уже тысячи лет. Если нужны артефакты или припасы, на рынок иди. Это прямо по дороге, примерно шагов пятьсот, не заблудишься. Только оружием не размахивай, здесь у нас типа всеобщего перемирия, перед Смещением. Меня кстати Ронгом зовут. А он - Хашт.
        - Глеб, - выдавил юноша и тут же спросил: - Фокарсиане тут есть?
        - Не-а, - норл зевнул, видимо не выспался. Вел он себя на удивление спокойно. - Их инкубатор сдох, а ашанги зачем-то в пустоши ушли. Никто пока не вернулся.

* * *
        Норл и инсект ушли по своим делам, оставив Глеба в полнейшем замешательстве. Он думал, что одолел все самые страшные испытания, но ошибся. Ему предстояла еще одна схватка. На этот раз с самим собой.
        Он привык делить мир на черное и белое, на «своих» и «чужих». Сейчас эти устои пошатнулись.
        Сжав зубы, он проводил взглядом удаляющие фигуры, и пошел в указанном норлом направлении. Надо взглянуть на местных, посмотреть, чем они торгуют.
        Глеб еще не решил, что делать дальше. Судьба оскалилась, будущее виделось туманным и неопределенным.
        Шагая по дороге, он увидел разломившуюся от удара носовую часть корабля. Похоже, от него остались лишь балки силового набора, да скорлупа обшивки, - все остальное растащили.
        В тени нависающих бронеплит стихийно возник небольшой городок. Здесь соседствовали постройки различных цивилизаций, возведенные из подручных материалов. Над ними царила дугообразная локационная надстройка космического корабля, где еще читалось название:
        «РЕШИТЕЛЬНЫЙ»
        «…открывая мост между Вселенными, я видел, как крейсер «Решительный» и два сопровождавших его фрегата Конфедерации Солнц пытались остановить «Тень Земли», не дать тиберианцам совершить прыжок, но, к счастью, они не успели. Позже корабли эскадры Рогозина были сбиты системами противокосмической обороны скелхов…»[5 - События романов «Запрещенный контакт», «Изоляция».]
        «Вот, значит, куда упал крейсер?..» - Глеб осматривался. Повсюду взгляд находил осколки древнейшей и новейшей истории, - казалось, в Первом Мире каждый клочок земли хранит причудливо перемешанные свидетельства эпох и событий, о которых уже никто не помнит. Стоило лишь взглянуть на очертания древнего города инсектов, царящего над обломками человеческого крейсера, как вдруг становилось не по себе.
        Короткая заметка, сделанная рукой Урмана на полях книги, рассказывала о каких-то очень важных, но пока непонятных Глебу событиях. Он повсюду видел их отголоски, но пока не мог уразуметь, что именно произошло тридцать с лишним лет назад? Кто такие «омни»? Почему старый тиберианец остался коротать свой век в одиночестве, когда другие покинули планету на борту «Тени Земли»? Что такое «Вселенные» и как образуется мост между ними?
        Впрочем и эти вопросы угасли.
        Глеб вошел под сень нависающих над городком бронеплит и его рассудок погрузился в иные, не менее стрессовые ощущения.
        Гомон множества голосов доносился теперь отовсюду. Чужая речь резала слух. Модуль семантического процессора переводил лишь некоторые из фраз, по-видимому большинство обитающих тут ксеноморфов на момент создания программы еще не контактировали с людьми.
        Глеб внезапно осознал, что находится в окружении десятков, если не сотен чужих. Их вид (в силу инерции мышления) внушал отвращение, оторопь, - как будто ночные кошмары впечатлительного мальчишки, наслушавшегося страшных историй от взрослых, материализовались, обрели плоть и кровь. Взгляд заледенел, выцвел от напряжения, пальцы невольно сомкнулись на пистолетной рукоятке «Гервета», однако, шли секунды, но на него никто не обращал особого внимания. Чужие спешили по своим делам, торговались, спорили, а странного хомо, застывшего, будто столб среди толчеи рыночной площади, просто обходили стороной, стараясь не задевать, лишь посматривали мельком, искоса.
        Глеб отошел в сторонку, пытаясь взять себя в руки, не наделать глупостей.
        Бессистемно построенный городок особого впечатления не производил, - россыпь разномастных домов и домишек, кривые улочки. Лишь несколько гнездовий амгахов, расположенные под сводом обшивки крейсера, невольно притягивали взгляд. Гомон голосов плыл над рыночной площадью. Пестрый конгломерат инопланетных существ казался бурлящим средоточием хаоса.
        Можно потратить целый день, рассматривая диковинных тварей. Глеб сразу подметил, далеко не всем по душе его взгляд. Многие отворачивались, некоторые скалились в ответ, - непонятно, улыбаются или проявляют агрессию?
        Он почувствовал прикосновение, вздрогнул, посмотрел вниз. Существо, похожее на змею, кольцами захлестнуло его ногу, приподняло голову, что-то прошипело.
        Сработал автоматический перевод:
        - Еда для хомо? Универсальный белок?
        - Спасибо, не нужно, - едва совладав с собой, выдавил Глеб.
        - Прибежище? Уютная нора? - ксеноморф пластично изогнулся, недвусмысленно указывая движением тела в направлении самого высокого строения, виднеющегося в паре кварталов от рыночной площади.
        - Не сейчас.
        - Как пожелаешь, - пресмыкающееся утратило к нему интерес, проползло дальше, бесцеремонно приставая к прохожим, ловко лавируя в толчее.
        Как ни странно, но после этого случая туго сжатая пружина невероятного нервного напряжения начала медленно разжиматься. Он все еще дышал часто, прерывисто, в ушах шумело, сердце билось неровно, но рука соскользнула с рукоятки «Гервета».
        Значит, тут действует всеобщее перемирие перед Смещением? - вспомнились слова норла.
        Посмотрим, - Глеб заставил себя пройтись по рыночной площади, делая вид, что присматривается к товарам, разложенным прямо на земле.
        В основном здесь торговали различной снедью. Сушеные плоды, видимо подходящие в пищу большинству ксеноморфов, прессованный мох, залитый субстанцией янтарного цвета, неприятно пахнущие волокнистые стебли незнакомых растений, куски сушеного и вяленого мяса, белковые брикеты подозрительно происхождения (их название доверительно сообщил огромный мохнатый паук), личинки, корни, клубни, - все это вызвало чувства, варьирующиеся от откровенного отвращения до вполне оправданного недоверия.
        Хорошо, что у меня есть небольшой запас пищевого концентрата, - думал он, переходя от одного «развала» к другому.
        Вскоре торговцы провизией остались позади. Начались оружейные ряды. Глебу постоянно приходилось держать себя в руках, ведь среди выставленного на продажу оружия и снаряжения он часто замечал образчики человеческих технологий.
        Все это было снято с погибших, найдено среди руин, либо в таких потаенных, пропитанных трагедией местах, как Белые Скалы.
        Впрочем, для ксеноморфов это всего лишь вещи, технические артефакты, оставшиеся от сгинувшей цивилизации хомо.
        «Я ведь использую аспирианские шунты», - Глеб старался контролировать эмоции, урезонивать их доводами рассудка.
        Пока, с грехом пополам, получалось.

* * *
        К полудню он изрядно устал. Где найти место для отдыха?
        Взглянув по сторонам и не найдя ничего подходящего, он снова пошел вдоль торговых рядов.
        На рынке Глеб пробыл уже достаточно долго, но острые эмоции лишь немного притупились, не перегорели.
        Диковинные разумные существа вели себя довольно сносно. Никто из них не хотел связываться с вооруженным хомо, разглядывающим товары. К нему и приставали не так навязчиво, как к другим, а иногда и вовсе замолкали, только таращились.
        Единой валюты здесь попросту не существовало. Торговля носила меновый характер. Особо ценились боеприпасы и разные, заготовленные впрок, продукты.
        Незаметно Глеб добрался до противоположного края площади. Здесь торговали различным оборудованием. Среди выставленных на продажу устройств то и дело попадались уникальные образчики чужих технологий. Их предназначение оставалось неясным, кибстек в большинстве случаев просто не мог опознать и классифицировать изделия иных цивилизаций, но, судя по коротким системным сообщениям, постоянно пополнял базы данных, сканируя предметы.
        Глеб снова осмотрелся. Отсюда к городу инсектов вела прямая дорога. Может сходить туда, поискать временно прибежище?
        Пока он думал, как поступить, взгляд зацепился за смутно знакомые очертания, а кибстек отреагировал бодрой вибрацией.
        «Что это?» - юноша взглянул на крохотный экран нанокомпа, не рискнув пользоваться голографическим дисплеем.
        Модель «Gessel-117(adaptive).
        Класс - гражданский флайкар повышенной проходимости.
        Материал шасси - керамлит. Привод 4х4.
        Максимальная скорость на дороге 250 км/ч.
        Максимальная скорость на бездорожье - вариативна, зависит от типа местности.
        …
        Он завороженно смотрел на машину, не в силах оторвать взгляд. Видимо флайкар почти не эксплуатировался, стоял в каком-то ангаре, пока его не нашли и не отбуксировали сюда сборщики металла.
        «Гессель», почти скрытый среди разного ржавого хлама, произвел на юношу сильное впечатление.
        Глеб не понимал, что происходит? Почему вид случайно уцелевшей машины, принадлежащей к сумме человеческих технологий, внезапно оказался столь притягательным?
        На самом деле рассудок юноши, едва устоявший под напором смертельных обстоятельств, инстинктивно искал новую точку опоры в пошатнувшемся мире.
        Обладание мощным, комфортабельным флайкаром, адаптированным под экстремальные условия Первого Мира, даст иную степень свободы, - вкрадчиво нашептывал внутренний голос.
        Мгновенно вспомнилось напоенное дымами пространство пустошей, изгибающаяся лента логрианской дороги, и разыгравшееся воображение тут же нарисовало иную картину: управляя машиной он мог бы пересечь пустоши и добраться до Белых Скал за пять-шесть часов, ведь «Гессель» спокойно пройдет по руслу реки, - мелководье для него не помеха…
        - Нравится? - из-за груд металлолома появился ящер. - Машина - зверь, - переводил его слова кибстек, используя простые, общепонятные семантические формы.
        На экране нанокомпа тем временем появилась предупреждающая надпись:
        Раса - зирунг.
        Предыдущие контакты - первая степень сложности.
        Склонности: мародерство, меновая торговля.
        …
        - Хлам, - с деланным безразличием ответил Глеб. Помогая в лавке, он волей или неволей научился от Сыти, как нужно торговаться.
        - Посмотри! Ни одной царапины! Ни единой вмятины!
        - Он хоть ездит?
        Торговец запнулся.
        - Он на ходу?
        - Не знаю… - с тяжелым сиплым выдохом ответил ящер. - Мне внутрь не влезть. Это машина для хомо! Ты хомо!
        - Ладно. Я посмотрю. Что хочешь за флайкар?
        - Логр.
        - С ума сошел? Логрианский кристалл за груду железа? Не зарывайся, ладно?
        Ящер, явно сбитый с толку, угрожающе засопел.
        Глеб тем временем с трудом открыл багажник и водительскую дверь. Механизмы застоялись без работы, протяжно поскрипывали, сопротивляясь прилагаемым усилиям.
        В багажном отделении помимо запасного колеса, хранился технический серв. «Наверняка исправный», - мысли понеслись вихрем. Торговец явно не понимает его ценности. Скорее всего он принимает ремонтный кибермеханизм за какую-то обыденную деталь.
        А это что? - Глеб заметил сферический кожух, упакованный в пористый пластик. Непонятно. Похоже на корпус крупного зонда? - взгляд подметил диафрагмы, закрывающие сопла струйных движителей, но сканер кибстека показывал, что внутри сферы пусто.
        «Ладно, потом разберусь», - он перебрался в кабину управления, уселся в кресло, потрогал руль.
        Машина действительно адаптированная. Минимум электроники. Управление ручное. Для условий Первого Мира - это наиболее надежное техническое решение.
        Глеб коснулся сенсора запуска двигателя. В значении пиктограмм на панели управления разобрался бы даже ребенок, имеющий лишь общие понятия о «технике», как таковой.
        Водородный движок не завелся. Не произошло вообще ничего.
        Вздохнув, он вылез из кабины, открыл капот, взглянул на силовую установку. Внешне все выглядело целым, но слот для микроядерных батарей пустовал.
        Ясно. Наверняка и серв обесточен. Кто-то позарился на элементы питания, - они ценились очень высоко.
        - Не работает. Деталей не хватает. Говорю же - хлам.
        Ящер угрожающе рыкнул, но желание сбыть машину пересилило.
        - Отремонтировать сможешь?
        - Если найду запчасти.
        - Посмотри вон там, - торговец указал на сваленные в груды, в большинстве покореженные и уже бесполезные устройства. Окинув их взглядом, Глеб понял, - микроядерных батарей здесь не сыщешь. Нужно сходить в разрушенный поселок археологов.
        - Я не буду ничего ремонтировать, - ответил он. - Ты просишь слишком много.
        Ящер снова засопел. Интуитивно он понимал, машина представляет для хомо ценность. Но она не работает. Откуда слабый человечишко добудет логр? На Равнине Порталов ему и дня не выжить.
        С другой стороны ящера одолевало желание сбыть машину. За все время на эту железяку никто даже не посмотрел. Она стоит тут уже несколько лет. И неизвестно сколько придется ждать другого покупателя? Почти все хомо вымерли. Волей или неволей, а цену придется сбросить. Надо получить хоть что-то, - ящер прикинул свои текущие потребности и рыкнул, давая понять, что цена окончательная, а торга больше не будет:
        - Принесешь сердце норла, - машина твоя!
        Глава 4
        ПЕРВЫЙ МИР. У ПОДНОЖИЯ ЧЕРНЫХ СКАЛ…
        Полный впечатлений день пролетел незаметно. Уже начинало вечереть. Пока Глеб рассматривал флайкар, рыночная площадь почти опустела, - обитатели городка разошлись по домам и норам.
        Чужим тут был он.
        Разные мысли роились в голове. Надо искать прибежище на ночь. Взгляд зацепился за самую высокую постройку, - судя по словам змееподобного существа там располагался своего рода «постоялый двор».
        Или мне все же лучше вернуться в бывший лагерь археологов, снова переночевать в разбитой планетой машине, а с утра поискать среди руин брошенную технику, попробовать добыть микроядерные батареи?
        Подстеречь норла, убить его и вырезать сердце, - такой вариант он пока не рассматривал, хотя, наверное, именно это подразумевал торговец, назначая цену?
        Откуда ж мне знать, что на уме у инопланетной твари? - устало подумал Глеб.
        Семантическая пропасть глубока, коварна. Оступиться, упасть, - плевое дело. Но выберешься ли потом? Не очень-то умн? слепо доверять автоматическому переводу. Все же нанокомп не наделен искусственным интеллектом и вряд ли способен правильно трактовать смысл переводимых фраз.
        Размышляя таким образом, Глеб пересек рыночную площадь, намереваясь идти к руинам лагеря археологов, но остановился, внезапно передумав. В силу возраста, его психика еще не закоснела на позиции лютой ксенофобии. Угодив в стремнину обстоятельств он не поплыл по течению, по крайней мере пытался барахтаться, стремясь обрести хоть какую-то почву под ногами.
        Наверное я неправильно понял слова торговца. Надо бы уточнить, но у кого?
        Немного помедлив, он развернулся и пошел к постоялому двору.
        Улицу образовывали приземистые постройки без окон. Видимо здесь обитали змееподобные существа, - из-за стен доносилось их приглушенное шипение.
        Глеб ускорил шаг. Неприятные места.
        Приметное здание оказалось обломком космического корабля. Внутрь вела открытая пасть грузового шлюза.
        «Пристанище» - повторяющаяся на разных языках надпись слегка флюоресцировала.
        За аппарелью, образующей пологий подъем, кипела ночная жизнь. Тускло коптили многочисленные масляные светильники. На просторной площадке предстартового накопителя царил настоящий содом. Семантический процессор «подвис», пытаясь обработать сотни обрывочных фраз, произносимых на десятках различных языков.
        В спертом воздухе витали отвратительные запахи. Еда, которую разносили юркие, многорукие существа неизвестной расы, отличалась невиданным экзотическим разнообразием, но выглядела отталкивающе.
        Пока Глеб осматривался, семантический модуль кибстека обобщил смысл поддающихся переводу слов, скупо охарактеризовав царящее тут настроение:
        Смещение.
        Скорая гибель.
        Страх.
        Норла и инсекта он заметил не сразу. Пришлось несколько раз обежать взглядом полутемный зал. Они сидели за столиком, подальше от всеобщей суеты.
        Глеб направился к ним, старательно подавляя брезгливость, старая не подавать вида, сколь отвратительна ему окружающая обстановка. Чувство голода моментально исчезло, - его подавила подкатившая к горлу тошнота. Как ни храбрись, а сосуществовать бок о бок с чужими требует стальных нервов.
        Наконец он добрался до стола, сооруженного из нескольких пластиковых контейнеров, и, не спрашивая разрешения, присел на перевернутый ящик подходящей высоты.
        - О, хомо, привет! - норл облизал пальцы.
        - Есть разговор.
        - Слушаю.
        Сбоку подскочил официант, похожий на пульсирующий клубок щупалец.
        - Заказ? Еда?
        У Глеба свело скулы.
        - Не голоден, - выдавил он.
        К счастью ксеноморф не стал настаивать, убрался прочь.
        Инсект молчал, горбился. Из-за отсутствия зрачков было совершенно непонятно куда он смотрит, а телепатические способности насекомоподобного существа внушали серьезные опасения, поэтому Глеб решил говорить прямо. В конце концов утром Ронг проявил добродушие, может и ответит, не станет злиться?
        - У меня вопрос. Где достать сердце норла?
        Инсект почему-то втянул голову в плечи.
        «Тупая был затея», - рука Глеба соскользнула к набедренной кобуре. «Если великан сейчас набросится, валить надо сразу, наверняка, стреляя в голову», - метнулась запоздалая, ошалелая мысль.
        - Ну… - Ронг загреб ручищей подбородок, задумчиво поскреб щетину. - Есть у меня парочка штук. Только зачем тебе?
        Наступила неловкая пауза.
        - Он сам не знает, о чем просит, - подавшись вперед, внезапно проскрежетал инсект.
        - Давай, выкладывай, раз пришел, - сурово потребовал норл.
        Глеб понял, отступать поздно. Прийти к норлу и расспрашивать его, было дерзостью, граничащей с безумием. Как бы он сам отнесся к ксеноморфу, поинтересовавшемуся: «а где бы мне добыть человеческое сердце?»
        Пришлось вкратце рассказать все.
        - Ты мне нравишься, хомо, - выслушав его, хохотнул Ронг.
        - Весело? - Глеб ожидал совсем другой реакции.
        - «Сердце норла» - это энергоблок для тяжелой боевой экипировки. Норлианской разумеется. Впредь будь осторожнее со словами. Можешь по глупости нарваться.
        - Но ты ведь не разозлился? Почему?
        - Просто сразу сообразил о чем речь, - ухмыльнулся норл. - Кроме того, однажды люди спасли моего отца…
        - Тиберианцы? - встрепенулся Глеб.
        - Нет. Конфедераты. Сейчас их уже не встретишь, все погибли при неурочном Смещении, а их корабли, как видишь, врастают в землю. Я вообще думал, что хомо больше нет. Ты первый, кого я встретил за последние годы.
        - А этот, ну как его… Райбек? - осторожно поинтересовался Глеб.
        - Он в логре. Здесь бродит его аватар, и не более.
        - Значит логр, где заключен разум Райбека, тоже где-то поблизости? - уточнил юноша. О логрианских кристаллах он знал совсем немного. Не вызывал сомнения лишь тот факт, что в них можно сохранить сознание любого существа.
        - Логр может находиться где угодно, хоть за тысячи километров. Райбек упоминал «Озеро Тьмы», а это очень далеко, если верить легендам.
        - Никогда о таком не слышал. Расскажешь? - Глеб заинтересованно подался вперед.
        - Говорят это окно гиперкосмоса, открытое Омни. Через него вторглись скелхи и фокарсиане. Они истребили людей и еще много других народов, - ответил Ронг.
        Инсект, молча слушавший их диалог, неожиданно проскрежетал:
        - Это не слухи. Так и было.
        - Откуда знаешь? - скептически пробасил норл.
        - Помню. Но очень смутно.
        - Да, ладно, не заливай! Сколько лет прошло с того Смещения? - Глеб тоже не поверил ему.
        - Много. Думаешь насекомые столько не живут? - огрызнулся Хашт и, не дождавшись ответа, пояснил: - Мы - общественный разум. Когда погибает Семья, у выживших особей включается особый генетический механизм. Я был рабочим, но обрел разум. Так предопределено нашей природой. Я переживу еще много линек, пока не создам новую Семью.
        - А что для этого нужно? - простодушно поинтересовался Глеб.
        - Вырастить потомство, - лаконично ответил Хашт и замолчал, давая понять, что дальнейшие расспросы ни к чему не приведут.
        - Ладно, - норл видимо довольно хорошо знал своего спутника и поспешил осадить Глеба: - Не лезь к нему, лучше скажи, зачем тебе эта машина? Будешь катать свою самку по логрианской дороге?
        Юноша молча стерпел неуклюжую шутку.
        - Флайкар мне нужен, чтобы вернуться домой через пустоши. Да и в хозяйстве пригодится.
        - Но он же не заводится! - напомнил Ронг.
        - Починю.
        - Что-то ты темнишь, хомо. Говоришь, землю возделывал? А где научился ремонтировать машины?
        Глеб умолчал о техническом серве, которого обнаружил в багажнике.
        - Я книги читал. Старые. Они мне от тиберианца достались. Там поломка вообще-то несложная. Просто кто-то микроядерные батареи вытащил. Нужно найти новые и все заработает.
        - О, как! То ему норлианский энергоблок подавай, а теперь еще и микроядерные батареи? Думаешь мы жгли бы масло в светильниках, будь здесь другие источники энергии?
        - Где взять батареи я знаю. А вот «сердце норла» мне не достать. Поможешь? - с дерзкой надеждой спросил Глеб.
        - Помогу, - неожиданно согласился Ронг. - Но не просто так. Потребую ответную услугу.
        - Какую?
        - Мы с Хаштом собираемся на Равнину Порталов. Если идти пешком, через старый логрианский тоннель, дорога займет дней десять. А если на машине, то за сутки доедем. Сейчас перед Смещением каждый день дорог. Я дам тебе «сердце норла», а ты подбросишь нас до Равнины Порталов, идет? Как только проскочим тоннель, - мы в расчете. Что скажешь? Ты ведь умеешь водить эту машину? Справишься с управлением?
        - Справлюсь! - Глебу условия показались рискованными, но иного выхода он не видел. Встречать грядущее Смещение среди ксеноморфов совершенно не хотелось. Надо забыть об обидах и возвращаться домой. Оружие, мощный флайкар и технический серв, который наверняка способен отремонтировать другую технику, - это веские доводы, против которых никто не поспорит. Вернувшись живым из Пустошей с такими трофеями я смогу убедить остальных, что переселение в бункер Белых Скал - хорошая идея. Сыть меня наверняка поддержит…
        - Значит, подбросишь нас? - напомнил о себе норл.
        - Да, - Глеб принял решение. - Сейчас схожу в руины, поищу микроядерные батареи. Думаю, хотя бы несколько штук уцелело.
        - Ночь на дворе.
        - Знаю. Но мне здесь не нравится, - честно признался юноша. - И платить патронами за вонючую ночлежку я не хочу. Встретимся утром на рыночной площади. Только не забудь энергоблок.
        - Не горячись, - урезонил его норл. - Тут есть подходящие отсеки. Выспись и поешь, а с утра вместе сходим в руины. Там, между прочим, небезопасно. И ты обязательно должен отдохнуть, если собираешься отремонтировать и вести машину. Путь-то неблизкий.

* * *
        Утром Глеб проснулся в противоречивом настроении. Сквозь пробоину в обшивке, затянутую какой-то прозрачной органической пленкой, проникали краски блеклого рассвета.
        В затхлом воздухе витали пылинки. Постелью ему служило незнакомое растение, образующее плотный упругий матрац.
        Сходил, называется, за патронами…
        В дверь постучали. Сильно и настойчиво, даже пол завибрировал. Наверняка Ронг. Силы норлу не занимать.
        Глеб встал, отодвинул самодельный засов.
        - Долго спишь. Уже рассвет. Позавтракать успел? - норл бесцеремонно перешагнул порог и в небольшой комнатушке сразу стало тесно.
        - Поем по дороге. Хашт идет с нами?
        - Оиг!
        - Не понял?
        - Да, с нами. Твой автопереводчик туповат.
        - Какой есть.
        Глеб экипировался, стараясь побыстрее закрыть элементами брони аспирианские шунты, привычно обвивающие обе руки от плеча до локтя.
        Привычно? - он поймал себя на парадоксе мимолетного ощущения.
        Да, не прошло и нескольких дней, а я уже привык к ним, словно использовал всю жизнь…
        - Ну, ты готов? - норл вел себя нетерпеливо. - Долго копаешься, хомо.
        - Пошли.
        На улицах городка еще царила сонная тишина. Хашт поджидал их подле открытой аппарели «Пристанища». Глеб с удивлением заметил, что инсект экипирован не хуже чем он, - поверх хитина бронежилет и «разгрузка» явно человеческого производства, на ногах стоптанные ботинки, в руках (или все же лапах?) «АРГ-8» с потертым пластиковым прикладом.
        - В руинах поселка действительно так опасно? - спросил Глеб, когда норл, подойдя к груде металла (после крушения крейсера такого добра хватало повсюду), подобрал увесистую керамлитовую стойку и ловко крутанул ее, примеряясь к весу импровизированного оружия.
        - Всякое бывает. Обычно Хашт загодя чувствует разное зверье, но дубинка лишней не будет. Не люблю драться с голыми руками.
        - Говорят норлианское оружие очень мощное, по сравнению с человеческим.
        - Угу, - согласился Ронг. - Только боеприпасов к нему уже не сыщешь.
        - Почему?
        - Сам подумай. Люди тут веками жили. А мы прошли в Первый Мир четыре Смещения тому назад. Что с собой пронесли давно израсходовано.
        - Ясно. Уразумел, - Глеб, шагая по улице в обществе разумного насекомого и великана-норла, ощущал подсознательную тревогу. Раньше так долго и тесно контактировать с чужими ему не приходилось. - Ну, а ты? - он обратился к инсекту. - Разве твоя раса не насчитывает миллионы лет истории? Где ваши уникальные достижения?
        В ответ что-то леденящее коснулось рассудка юноши. Он вдруг ощутил себя слабым и ничтожным, но неприятное ощущение тут же схлынуло.
        - Вот наше оружие, - проскрежетал Хашт.
        - Телепатия?
        - Мы называем это «ментальным полем».
        - Значит ты можешь воздействовать на любое существо? Подчинить его своей воле или парализовать? - допытывался Глеб.
        - Нет. Не могу. К сожалению.
        - Тогда это не оружие.
        - Ошибаешься. Не понимаешь нашей природы. Чтобы создать ментальное поле нужно много особей. Мы - общественный разум.
        - А один разумный инсект ничего не может?
        - Я - инструмент выживания. Когда погибли все разумные особи Семьи в моем организме произошли запрограммированные эволюцией изменения. Я обрел самосознание, но не обладаю силой сообщества.
        За разговорами время пролетело незаметно. Они уже углубились в руины, когда норл остановился и спросил:
        - Что конкретно надо искать?
        - Уцелевшие машины. Любые. Они скорее всего завалены обломками зданий или скрыты наслоениями почвы.
        - Я могу учуять металл, но тут он повсюду, - Ронг озадачено почесал затылок.
        - У меня есть маломощный сканер, - Глеб коснулся кибстека. - Просто прочесываем руины. Если под ними скрыто что-то дельное, оснащенное источником энергии, я об этом узнаю.
        Норл одобрительно кивнул:
        - Полезная штуковина.

* * *
        Искать пришлось долго.
        Уже наступил полдень, сквозь дымку облаков тускло просвечивал сгусток энергий гиперкосмоса. Руины нагревались, источая ощутимый жар.
        Кибстек, несмотря на защиту, часто сбоил, выдавая ложные сигналы. Они уже разобрали несколько завалов, но находки оказались бесполезными. Один раз сканер отреагировал на продвинутый образчик «солнечной батареи», - устройство, разработанное специально для Первого Мира, до сих пор вырабатывало энергию, но, по сути, являлось обломком, который можно было попытаться использовать только в комплекте с накопителями.
        На всякий случай Глеб забрал фрагменты энергопоглощающих пластин, надеясь найти им применение в будущем.
        Еще одной находкой стал серв, оснащенный мини-реактором. Его поврежденный источник питания сильно «фонил», и они поспешили убраться подальше от очага радиоактивного загрязнения.
        - Долго возимся, - к обеду норл принялся ворчать. - Ты уверен, что тут вообще можно найти батареи?
        - Уверен, - ответил Глеб. Он устал не меньше других, тоже хотел есть, но не собирался так просто отступать. - Микроядерные батареи раньше использовались повсеместно, - объяснил он.
        - Но машины ведь разные! - на всякий случай напомнил норл.
        - Неважно. Элементы питания унифицированы, я читал об этом. Они подходят ко всей человеческой технике…
        - За нами следят, - перебив его, проскрежетал инсект.
        Нужно отдать должное: Ронг и Хашт сохранили завидное хладнокровие, а вот Глеб сразу же начал озираться.
        - Не дергайся… - просипел норл.
        - Если следят, значит нападут рано или поздно… - нервно ответил Глеб.
        - Тихо!.. - Хашт подобрал с земли камешек и вдруг с силой запустил его в заросли кустарника.
        Раздался короткий вскрик, ветки всколыхнулись, донеслось заполошное хлопанье крыльев.
        - Молодой, любопытный амгах, - констатировал инсект.
        - Зачем он за нами следил?
        - Учится охотиться. Это не опасно. Пошли дальше. Вон тот участок руин еще не осматривали.
        Дорожка, вымощенная просевшими стеклобетонными плитами, вывела их к глубокой, затопленной дождевыми водами выработке. Оплывшие отвалы почвы образовывали глинистые берега искусственного водоема.
        - Старый раскоп, - взглянув на подсказку, выданную нанокомпом, пояснил Глеб.
        - Говорил же - нет тут ничего путного. Давно все разграбили, - проворчал норл.
        - Ошибаешься, - Глеб присел на корточки. - Под водой какие-то машины. Неглубоко.
        - Очередная ржавая железяка? - скептически предположил Хашт.
        - Подожди, - Глеб коснулся сенсора, вызывая голографический планшет. Маломощный сканер кибстека постепенно вычертил на нем уступчатый рельеф дна и скопления техники, затопленной на разных глубинах.
        - Хм… Придется нырять, - вздохнул норл. - Что значат вот эти точки? - он указал на редкие желтые маркеры.
        - Активные модули батарей.
        - Вода бы их испортила, - инсект недоверчиво посматривал на схему.
        - Блоки питания герметичны, - Глеб сверился с технической справкой. Он постепенно учился работать с нанокомпом, используя функцию поиска нужной информации.
        Но как добраться до них? Ближайший маркер располагался на глубине четырех метров. Придется снять экипировку и оставить оружие на берегу. А хуже всего - норл и инсект сразу заметят аспирианские шунты.
        Ронг по-своему истолковал нерешительность юноши.
        - Воды боишься? Давай я нырну.
        Глеб возражать не стал.
        - Смотри, - он вызвал на экран изображение стандартного энергоблока, представляющего собой контейнер, внутри которого монтировались слоты для подключения микроядерных батарей. - Вот тут и тут, - крепления. Их надо отщелкнуть. Справишься?
        - Угу. А током не ударит?
        - Не должно.
        - Ладно. Попробую, - норл снял броню, еще раз пристально взглянул на схему и с плеском прыгнул в воду.
        Инсект уселся на берегу. По внешнему виду не поймешь - волнуется или нет?
        Прошла минута, другая, третья. Сканер притормаживал. Зеленая искра, обозначающая Ронга, двигалась рывками, а иногда пропадала на несколько секунд.
        - Он может так долго задерживать дыхание? - забеспокоился Глеб.
        - Понятия не имею, - флегматично ответил Хашт.
        Четыре минуты…
        Поверхность затопленного раскопа неожиданно всколыхнулась.
        - Брр… Вода холодная и мутная… - Ронг выбрался на берег, волоча за собой пластиковый ящик, облепленный водорослями. Крепления были сломаны, вслед волочились обрывки кабелей, торчащие из разъемов в корпусе. - Пойдет?
        - Сейчас узнаем, - Глеб с усилием отволок кофр подальше от уреза воды. Тяжеленный… - он достал нож, принялся счищать налет ракушек и водорослей, плотно колонизировавших поверхность энергоблока.
        Через некоторое время его усилия увенчались успехом, раздался характерный звук и корпус раскрылся на две половины, роняя фрагменты уплотнителя.
        Внутри, в ячеистых слотах располагались десятки микроядерных батарей. Некоторые были полностью разряжены, другие выглядели безнадежно испорченными, - их оболочки вздулись, и лишь с десяток универсальных элементов питания демонстрировали желтые искры индикации.
        - Ну?
        - То, что нужно! - Глеб быстро извлек уцелевшие батареи и спихнул бесполезный теперь контейнер назад в воду.
        Ронг уже оделся. Его поведение шло вразрез с фобиями, внушенными Глебу. Или норл только прикидывается добродушным, не злобным? Может поджидает удобный момент?
        - Теперь заведешь машину? - спросил Хашт.
        - Да. Должно сработать.
        - Тогда пошли к торговцу. Нечего время терять.

* * *
        Уже на рыночной площади Ронг остановился:
        - Хомо, подожди!
        - Ну, в чем дело? - Глеб нервничал. - Почти пришли ведь…
        - Что зирунг потребовал за машину?
        - «Сердце норла», я ведь говорил.
        - Нет. Изначально, - уточнил Ронг. - Зирунги всегда завышают цену. Они прирожденные торгаши, хоть и выглядят свирепо. Но есть у них дурная черта. Если поймут, что продешевили, могут запросто напасть.
        - Разве ты не говорил о перемирии?
        - Шаткое оно.
        - И что же делать? В чем, собственно, проблема? Он просил логр. Машина не завелась и я сбил цену.
        - Вот! Если зирунг поймет, что продешевил, - сразу впадет в ярость и позовет сородичей. Давай поступим по-моему. Спрячь подольше микроядерные батареи и ни в коем случае не показывай их. Хашт, подстрахуй нас со стороны. Ели почувствуешь, что торгаш злится и готов напасть, - подай сигнал. А ты, - норл вдруг сгорбился, - веди себя уверенно. - Машина не заводится и точка. Вот, держи, - он передал Глебу норлианский энергоблок. Тот действительно был отдаленно похож на сердце. Внутри полупрозрачной рубиновой оболочки пульсировал сгусток пламени.
        - Ладно, спасибо, - Глеб решил не спорить.
        - Забирай машину и потребуй у зирунга прочную веревку в придачу, - инструктировал норл. - Меня ты нанял, как грубую рабочую силу, чтобы утащить покупку к постоялому двору. Все равно вскоре начнет темнеть.
        - Зирунги действительно так опасны?
        - Угу. Жадные и свирепые. Живут кланами. Им перемирие - не указ… - норл замолчал, завидев торговца. Ящер как раз появился среди груд различного металлического лома и посматривал в их сторону.
        Глеб постарался преисполниться уверенности, хотя внутри проскальзывал холодок нехороших предчувствий.
        - Я пришел за машиной. Держи, - он без лишних разговоров протянул торговцу норлианский энергоблок.
        Зирунг взял его, долго рассматривал, затем рыкнул:
        - Плохой. Разряженный. Мало.
        - Достаточно. Машина сломана, а об уровне заряда ты не говорил. Просил «сердце норла» - я его принес!
        Ящер прорычал что-то нечленораздельное, не поддающееся переводу. Глеб заметил, что за грудами металла прячутся несколько его сородичей.
        - Мне нужна прочная веревка.
        - Нету, - оскалился торговец.
        Жесть какая-то. Глеб не предполагал, что сохранить выдержку будет так трудно. Ящер мог убить его одним ударом лапы, а сам процесс обмена мало походил на «торговлю».
        - Мне нужно утащить машину. Ты получил плату. Все по-честному. Видишь, я привел норла!
        - Пусть толкает!
        - Десять патронов? - полуутвердительно предложил Глеб.
        - Пятнадцать.
        - Девять. За веревку.
        Ящер на миг «подвис» от такой наглости. Видно не любил, когда ему жестко перечили, сбивая цену.
        - Ладно. Передумал продавать машину, - так и скажи! Давай сюда энергоблок, я найду на что его обменять, - Глеб пошел на риск. Честно говоря, он сделал это не из храбрости, - просто не видел другого выхода. Сыть обычно так поступал, когда не мог договориться о цене или чувствовал опасность.
        - Погоди, хомо! - ящер вдруг осознал, что может навсегда упустить покупателя. - Десять патронов и веревка твоя! - он поспешно спрятал норлианский энергоблок за отворот одежды.
        Глеб достал из подсумка экипировки полный автоматный рожок, выщелкнул на ладонь патроны, протянул их торговцу.
        - Мы в расчете?
        Ящер вновь угрожающе оскалился, затем коротко рыкнул:
        - Забирай.

* * *
        Уже начало вечереть, когда норл, обливаясь потом, дотащил «Гессель» до площадки рядом с постоялым двором.
        К счастью колеса внедорожника оказались цельнолитыми, выполненными из упругого пористого материала. Обеспечивая достаточный комфорт при езде, они не могли «спустить», их не прострелишь, - машина действительно была адаптирована для экстремальных условий эксплуатации. Глеб очень надеялся что и остальные системы флайкара также надежны и неприхотливы.
        - Жрать хочу, - пробасил норл.
        - Иди, я пока попробую завести.
        - Тебе принести еды? Помнишь наш уговор?
        - Помню. Еды не надо, у меня еще остались пищевые брикеты. И не бойся, не сбегу.
        Норл лишь хмыкнул.
        - Зирунги шли за нами, - предупредил Хашт.
        - А где они сейчас?
        - Вроде бы успокоились, отстали, - немного помедлив, сообщил инсект.
        - Ладно, хомо. Мы скоро вернемся, - норл, все еще горбясь после тяжелых физических усилий, устало зашагал к открытой аппарели «Пристанища». Хашт бодро засеменил вслед за ним.
        Глеб отвязал веревку от буксировочной проушины, смотал ее в бухту, положил в багажник, мельком взглянув на серва и загадочную сферу. Нет, ремонтного робота активировать пока не буду. Попробую сам завести.
        Он открыл капот. Внешне двигатель выглядел неповрежденным. Все кожухи на месте, нет пустующих креплений. Крышка отсека элементов питания легко снялась с фиксаторов, обнажив уже знакомую ячеистую структуру энергоблока.
        Микроядерные батареи со щелчком встали на свои места.
        Глеб понятия не имел, как именно устроена силовая установка «Гесселя», - он мог лишь надеяться на лучшее, не понимая, что энергоблок служит лишь для запуска, а затем играет роль накопителя энергии, вырабатываемой электрохимическим генератором, внутри которого происходит реакция окисления водорода, производящая электроэнергию, азот и водяной пар.
        Глеб не задавался вопросом, где брать топливо? Есть ли у флайкара баки с водородом и как пополнять его запас?
        На самом деле за чаяниями юноши незримо стояли тысячелетия технической эволюции. Двигатель «Гесселя» был разработан на Корпоративной Окраине. Источником водорода для него служили компактные твердые топливные элементы, запаса которых хватало на весь срок эксплуатации. Флайкар не нуждался в дозаправках. В него конструктивно заложили ресурс, рассчитанный на 200 -250 тысяч километров пробега, после чего машина подлежала утилизации.
        Закрыв капот, Глеб уселся в кресло водителя и с замиранием сердца коснулся сенсора «запуск двигателя».
        Ничего не произошло.
        В первый момент он испытал жесточайшее разочарование, граничащее с отчаянием, как вдруг с небольшой задержкой мягко осветились приборные панели, а на контрольном дисплее появились надписи:
        Генетический код человека подтвержден.
        Доступ к управлению разблокирован.
        Инициализирован быстрый холодный старт.
        Выход в рабочий режим через 30 секунд.
        …
        Так вот почему чужие не смогли использовать флайкар, а только забрали из него микроядерные батареи, являющие неоспоримой ценностью!
        Получается в системе «Гесселя» установлена защита, и им могут управлять только люди?!
        Вкрадчивая, едва ощутимая дрожь корпуса ознаменовала запуск двигателя. После долгого простоя контрольные пиктограммы зардели алым, затем цвет их индикации сменился на тускло-зеленый, а вскоре большинство сигналов исчезло, оставив в поле зрения лишь необходимый минимум информации.
        Глеб коснулся пористой поверхности штурвала управления, явственно осязая под подрагивающими от напряжения пальцами упругие бугорки каких-то гашеток.
        Он не умел водить флайкар, но с управлением «Гесселя» справился бы и ребенок.
        Машина плавно тронулась с места, затем неожиданно ускорилась, - Глеб необдуманно вжал один из бугорков на штурвале, но тут же сработала система предупреждения столкновений, и его толкнуло вперед, под резкий, осуждающий писк датчика.
        «Пристегните страховочные ремни».
        Адреналин клокотал в крови.
        Надпись искажалась перед затуманившимся от переизбытка чувств взором. Из прокушенной губы сочилась солоноватая кровь.
        Немного отдышавшись, он включил кибстек, нашел нужную информацию, нетерпеливо пробежал взглядом по разделу «помощи начинающим», стараясь сразу запомнить значение пиктограмм и расположение сенсоров.
        Так… Попробую еще раз…
        После первого не очень-то удачного маневра флайкар оказался в тупике, - путь преграждал ржавый бак, валяющийся неподалеку от входа в «Пристанище», и Глеб переключился на экран заднего вида, понимая: надо развернуть машину.
        Рывок. Независимые электродвигатели колес работали практически бесшумно. Через приспущенное боковое стекло до слуха долетал только скрип гравия.
        Вновь пискнул датчик, появилась надпись:
        Рекомендация системы: при малом опыте вождения включите автопилот.
        Нет уж…
        Чувства, захлестнувшие Глеба, сложно поддаются описанию. С замиранием сердца он ощущал мощь человеческой машины. Сам факт обладания «Гесселем» придавал сил.
        Не торопиться. Осторожно… Вот так…
        Он вывернул передние колеса, плавно вдавил гашетку мощности, медленно сдавая назад. Писк лазерных дальномеров предупредил о препятствии, которое Глеб и сам видел: огрызок стены, с пожухлыми султанчиками травы, растущими перед ним.
        Развернуться удалось лишь с третьей попытки. Внутри звенел восторг. Чуть прибавив мощности, он провел «Гессель» между громоздящимися повсюду крупными обломками крушения, аккуратно объезжая препятствия, случайно задев колесом только одно из них. Флайкар чутко реагировал на каждое его движение.
        Плавно притормозив неподалеку от входа в «Пристанище», он заглушил двигатель, запрокинул голову, взглянул в бездонное ночное небо и вдруг издал торжествующий вопль.
        Из руин вспорхнула стайка испуганных птиц. Вышибала, топтавшийся на краю аппарели, покосился на Глеба, но тут же отвернулся. Вооруженный хомо, обладающий такой машиной, конечно может кричать когда ему вздумается.
        На миг захотелось плюнуть на все, рвануть по логрианской дороге через пустоши, до родной деревеньки.
        Возможно он бы поддался искушению, но норл и инсект уже возвращались. Видимо они не стали ужинать, а запаслись провизией впрок, рассчитывая поесть по дороге.
        - Завел?
        - Угу.
        - Куда еду сложить?
        - Давай закину в багажник, - Глеб снял куртку, намереваясь прикрыть ею серва и сферу.
        Норл не стал спорить, отдал ему мешок с пожитками, а сам, кряхтя, полез на заднее сидение, благо габариты «Гесселя» это позволяли.
        Инсект уселся в переднее пассажирское кресло.
        - Пристегнись, - посоветовал ему Глеб, показывая как это нужно сделать. - Ронг, далеко до тоннеля?
        - День ходьбы. И еще примерно десять дней по самому тоннелю, если пешком.
        Глебу совершенно не хотелось на Равнину Порталов.
        - Уговор, сразу за тоннелем я вас высаживаю и еду назад, - напомнил он.
        Норл молча кивнул, подтверждая заключенную ранее сделку.
        - Тогда - вперед!
        Глава 5
        Логрианская дорога мягко стелилась под колеса.
        Флайкар двигался на приличной (для начинающего водителя) скорости, - световой индикатор подрагивал у отметки 60 километров в час.
        Глеб старался изо всех сил. Ему нужно было почувствовать габариты машины. На пути встречалось немало препятствий, от веток, принесенных ветром, до обломков камней, сорвавшихся с окрестных скал.
        «Гессель» пока еще не выехал за пределы котловины, дорога шла в гору, свет фар резал мрак, прохладный ночной воздух врывался в салон через приспущенное боковое стекло, норл и инсект нервно притихли, - им, как и Глебу, поездка на такой скорости была в новинку.
        Несмотря на отключенный автопилот автоматика флайкара все же принимала участие в управлении, ненавязчиво исправляя грубые ошибки Глеба, - в некоторые моменты он явственно ощущал, как срабатывают сервоприводы, слегка доворачивая штурвал в нужную сторону, или вдруг помимо его воли менялась скорость движения, делая маневрирование более плавным, либо более энергичным, в зависимости от ситуации.
        Минут через тридцать, когда огни городка скрылись в туманной мгле, он притормозил, уходя к обочине.
        - В чем дело? - забеспокоился норл.
        - Мне надо передохнуть.
        Водительская дверь прошелестела приводом, Глеб выбрался наружу, прошелся, разминая ноги.
        Его переполняли острые впечатления. Никогда раньше он не водил машину, а уж тем более ночью. Глаза устали, но невероятное моральное напряжение понемногу отпускало, оставляя восторженное послевкусие. Он действительно обрел иную, еще до конца не осознанную степень свободы. Пройдя несколько шагов, Глеб оглянулся. Габаритные огни флайкара скупо освещали контур машины и несколько валунов, скатившихся со склона.
        По внутреннему наитию он остановился на высшей точке перевала, - древняя дорога сбегала вниз, теряясь во мраке. У горизонта в зыбком свете планет Ожерелья угадывались очертания гор. Стояла глубокая тишина.
        Глеб сделал несколько глотков воды из фляги.
        - Хомо? С тобой все в порядке? - Ронг выбрался наружу, подошел.
        Перед ними простирался огромный, исковерканный множеством Смещений, по сути - непознанный мир.
        - Говорят логриане создали Ожерелье ради путешествий через гиперкосмос? - Глеб спросил, чтобы не молчать. Норл невольно разрушил упоительное чувство восторга, грубо вернул его в реальность.
        - Верно. Не знаю, как на других планетах системы, но наша разделена на две половины горами. По ту сторону лежит Равнина Порталов. Смещения приводят к срабатыванию логрианских устройств, и тогда на равнине открываются гипертоннели.
        - Но где же они сами?
        - Кто? - не понял Ронг.
        - Логриане.
        - Выродились. Погибли. Но их рассудки продолжают существовать в некоторых лограх.
        - Откуда тебе знать?
        - Райбек рассказывал. Он многое понимает.
        - Тот безумный аватар?
        - Ну не такой уж и безумный. Скорее сбитый с толку. Не все могут вынести заключение в логре.
        - Почему?
        Норл ответил не сразу. Разговор завязался внезапно. Как в двух словах объяснить любознательному хомо суть древнейшей технологии?
        - В логре открывается абсолютная память. Это тяжелое испытание. Вот ты бы хотел помнить все до мелочей?
        Глеб лишь пожал плечами.
        - Я думал, виртуальное бессмертие - это здорово. Все к нему стремятся.
        - Но не все понимают цену, которую там придется заплатить, - хмыкнул норл. - Зависит от того, какую жизнь ты прожил, какие поступки совершал. Частенько матрицы сознаний просто распадаются, не выдержав включения «абсолютной памяти». Вот почему старатели находят много пустующих логров.
        - А как же логриане?
        - У них другая психология. Так я слышал от отца. Они мыслители, созерцатели. Их не тревожит прошлое.
        - Значит они спрятались в лограх? - по-своему истолковал его слова Глеб. - Им больше не нужны путешествия и совершенно наплевать, что Смещения продолжаются, каждый раз убивая тысячи разумных существ?
        - Выходит, так.
        - Уроды, - обронил Глеб.
        - Не в нашей власти изменить ход событий.
        - Тогда зачем вы с Хаштом так упорно стремитесь попасть на Равнину Порталов, да еще в канун Смещения?
        - Он ищет способ возродить Семью. Для этого нужно какое-то особенное место. Он называет его «Сферой», но сложно понять, о чем именно идет речь. А я хочу отыскать путь на родину.
        - Планету, откуда пришли норлы?
        - Угу. Она стала непригодной для жизни из-за давней войны, но теперь, наверное, там все изменилось.
        - Откуда тебе знать? - недоверчиво переспросил Глеб.
        - Я и не знаю. Всего лишь надеюсь, - ответил Ронг. - Понимаешь, здесь в недрах гиперкосмоса, время течет иначе. Для нас проходит год, а в других мирах, расположенных в «нормальном» пространстве, - десять лет.
        - Значит на твоей родине уже минули столетия?
        - Четыре с лишним века. Природа должна была возродиться за это время.
        - И ты знаешь координаты портала?
        - Да. Но он открывается не при каждом Смещении. Может, на этот раз повезет?
        Глеб промолчал. Неожиданно завязавшийся разговор дал много новой пищи для размышлений. Он слышал о мифической Земле - прародине человечества. А если и туда ведет какой-то из порталов, созданных логрианами?
        Впрочем эта мысль лишь промелькнула, особо не задев воображение. У Глеба не нашлось веских причин удерживать ее. Сиюминутных забот хватало.

* * *
        Они ехали всю ночь.
        Скорость «Гесселя» постепенно падала, пропорционально накапливающейся усталости Глеба. Он был измотан ночным вождением, но не сдавался, упрямился, хотел доехать хотя бы до устья тоннеля.
        На самом деле решение не из лучших. Система «помощи при вождении» исправляла лишь наиболее грубые ошибки впервые севшего за руль человека.
        - Эй, эй, хомо осторожнее! Врежемся ведь!
        Глеб вздрогнул, поняв, что едва не уснул.
        - У меня имя есть, между прочим! - от усталости он начал огрызаться.
        - Может остановимся? - спросил Хашт.
        - Нет. Нормально, - Глеб взял себя в руки. - Уже недалеко, - он мельком взглянул на навигационный дисплей, где отображались сведения о маршрутах прежнего владельца «Гесселя», который довольно часто ездил на Равнину Порталов и обратно.
        Хотя, с тех времен многое изменилось. Даже логрианская дорога, в силу потрясений и катаклизмов, постоянно меняющих рельеф Первого Мира, теперь пролегала в стороне от маршрутов, сохраненных в памяти бортовой системы.
        Равнинный участок местности быстро закончился, теперь флайкар снова карабкался в гору. Черные плиты прихотливо петляли меж скал, затем взгляду вдруг открылся крупный разлом.
        Ронг обеспокоенно завертел головой.
        - Раньше здесь не было пропасти! - норл занервничал, не видя пути на ту сторону.
        - Ничего, прорвемся… - по опыту скитаний в пустоши Глеб знал, что логрианская дорога умеет приспосабливаться к рельефу.
        Он не ошибся, - за очередным поворотом открылся мрачноватый, футуристический пейзаж.
        Разлом протянулся параллельно предгорьям. Отроги хребтов в бледных красках едва занимающегося рассвета выглядели безжизненными, обветренными, коварными. Повсюду, куда ни глянь, к светлеющим небесам вздымались отвесные скалы. Островки растительности лишь кое-где скрашивали преобладающий серый фон. На траверзах могучих хребтов виднелись руины давно покинутых укреплений - в современности они стали гнездовьями для птиц и каких-то некрупных летающих ящеров.
        Логрианская дорога круто поворачивала вправо и изгибалась над пропастью, демонстрируя удивительную, сохранившуюся до сих пор адаптивность, но на этот раз задача перед таинственной древней системой оказалась не из легких. Черных плит явно не хватало, чтобы выстроить полноценный мост.
        Глеб скинул скорость до минимума. Теперь флайкар полз, как черепаха. Черные плиты выстроились в тонкую линию, по одному элементу в ряд, а не по два или три, как на пройденных участках. За счет сужения полотна они смогли дотянуться до противоположного края пропасти, где в оправе из руин темнел зев тоннеля.
        - Осторожнее! - теперь даже инсект проявил нервозность.
        «Гессель» медленно въехал на мост.
        Висящие в воздухе плиты, ощутимо покачивались, кренясь под весом машины.
        - Держи ровнее! - просипел норл.
        - Помолчи! - Глеб и так старался изо всех сил.
        Холод стыл в груди. Габариты флайкара едва вписывались в узость дорожного полотна, стыки между отдельными элементами логрианской конструкции зачастую имели небольшие разрывы, отчего вести стало еще сложнее.
        Глеб взмок от напряжения. Пот каплями срывался со лба. Постоянно повизгивали сервомоторы, помогая удерживать колеса «Гесселя» в правильном положении.
        Иногда плиты так ощутимо проседали, что перехватывало дыхание, но незримая сила каждый раз выравнивала и приподнимала их, - надо было лишь проявить выдержку…
        Наконец они миновали наивысшую точку и древняя дорога пошла под уклон. Ближе к противоположному краю пропасти стали появляться дополнительные сегменты полотна, и Глеб смог немного прибавить скорость.
        Через несколько минут «Гессель» выехал на обширную каменную площадку перед разрушенными воротами заброшенных укреплений и плавно притормозил.
        Мягко прошелестел привод водительской двери. Глеб выбрался наружу, и пошатываясь побрел прочь, туда, где сквозь трещины в камне пробивалась обыкновенная трава.
        Напряжение схлынуло, внезапно навалилась неодолимая усталость, - он опустился на колени, затем лег лицом вниз, вдыхая запах травы, чувствуя прикосновение холодных росинок…
        В ушах шумело. Он даже представить не мог, каким тяжелейшим испытанием станет для него ручное управление «Гесселем».
        - Хомо… Глеб… ты чего? - норл склонился над ним. - Ты живой?
        - Отстань…
        - Он живой. Уставший. Нервный. Истощенный. Опустошенный. Отойди, Ронг, пусть полежит, придет в себя, - проскрежетал Хашт, прочитав эмоциональное состояние юноши.

* * *
        Укрепления, защищающие вход в древний логрианский тоннель выглядели необитаемыми, но норл ни на секунду не поверил обманчивой тишине. Пока Глеб приходил в себя после первого отрезка пути, он вместе Хаштом отправился на разведку.
        Та еще парочка… - Глеб вернулся к флайкару, уселся в водительское кресло, взглянул на дисплей навигационной подсистемы, затем включил масштабирование, уменьшая изображение.
        В памяти бортового компьютера сохранились прежние маршруты и старые карты местности. Им нельзя доверять полностью, ведь с последнего обновления многое могло измениться, но общее представление о предстоящем пути навигатор давал.
        Тоннель, проложенный сквозь горные хребты, имел протяженность в двести с лишним километров. Если дорога не блокирована обвалами, смогу проехать часов за пять, - мысленно рассудил юноша, но интуиция подсказывала: вряд ли все пройдет гладко.
        Исследование бункера Белых Скал, скитания по пустошам и несколько дней, проведенные у подножия заброшенного города инсектов, многому научили. Рассчитывать, что тоннель пустует на всем протяжении - глупо.
        Глеба неодолимо клонило в сон. Почти сутки на ногах, - устал безмерно.
        Он окинул взглядом окрестности, заметил фигурку норла, появившуюся в бреши стены. Ронг взглянул вниз, затем призывно помахал рукой.
        Глеб не отреагировал на жест и тогда его рассудка внезапно коснулось слабое, едва ощутимое ментальное воздействие.
        Мнемонический шепот поначалу обдал потусторонним холодком. Языка инсектов он не знал, а семантический процессор кибстека оказался бесполезен в сложившейся ситуации. Однако, Хашт был далеко не глуп, - понимал, что юноша не разберет смысла скрежещущих звуков, и потому эманации его разума несли визуальные образы.
        Надо было лишь подавить неприятие, и тогда в рассудке сформировалась расплывчатая картинка: поворот логрианской дороги огибал осыпь разрушенной кладки, дальше черные плиты снова карабкались вверх и выводили к заросшему деревьями внутреннему дворику укрепления.
        Надо попробовать, - решил Глеб. Путь предстоит неблизкий, придется привыкать к такому типу общения. Способности инсекта откровенно пугали, но в критической ситуации они вполне могли спасти жизнь, так что нечего шарахаться…
        Флайкар медленно вкатился в ущелье, образованное полуразрушенными стенами двух бастионов. Ага, вот и ответвление дороги. Глеб свернул в указанном Хаштом направлении и вскоре «Гессель» оказался под сенью густой растительности.
        Норл и инсект поджидали его неподалеку.
        - Здесь когда-то был лагерь мародеров, - Ронг указал на сплетенный из ветвей навес. - Загони машину туда. Поблизости я видел гнездовья амгахов, а нам их любопытство ни к чему.
        - Остановимся?
        - Конечно. Тебе ведь нужен отдых?
        Пока Глеб парковал «Гессель», норл собрал сухих веток, развел костерок.
        - Присаживайся, - он притащил бревно. - Поешь и поспи. Хашт пока покараулит, а я схожу к тайнику. Надо вооружится получше.
        - Ты раньше бывал в тоннеле? Что нас ждет?
        - Не знаю. Не хочу выдумывать, - норл тоже присел у огня, вытащил из мешка кусок вяленого мяса, впился в него зубами. - Каждый раз все меняется, - прожевав, добавил он.
        - Обвалы есть?
        - Ну, а как же, - Ронг усмехнулся. - Представляешь сколько тысяч лет этим постройкам? Но логриане знали толк в инженерном деле.
        - А подробнее?
        - Сам увидишь. Это сложно объяснить словами. В подземельях до сих пор работают какие-то логрианские системы, - жуть берет, если честно. Но со своим делом они справляются, убирают крупные обломки, своды латают. Для путников не опасны, если их не трогать.
        - В смысле «не трогать»? Не стрелять с перепугу?
        - Стрелять? Нет. Не в том дело. Понимаешь ли, эти системы состоят из логров. Трудно удержаться, чтобы не отщипнуть парочку кристаллов.
        Глеб задумался и признал, - искушение наверняка пересилит страх. Логры фактически бесценны. За них в Первом Мире можно получить, что угодно. Любые мыслимые блага.
        - Так в чем подвох?
        - Логры, работающие в тоннеле, лучше вообще не трогать, - повторил Ронг. - Они образуют своего рода механизмы, и убивают любого, кто посягнет на их единение. Так что будь осторожен, я предупредил.
        - Ладно, понял.
        Норл доел мясо, встал.
        - Схожу к старому тайнику. Заодно окрестности осмотрю. А ты выспись как следует.

* * *
        В покинутой крепости они пробыли до вечера. Причиной задержки стал Глеб. Он поел и попросту вырубился, удобно устроившись на заднем сидении «Гесселя». Норл несколько раз пытался его разбудить, но куда там! Измотанный до предела юноша лишь отмахивался от него, даже не думая просыпаться, и Ронгу пришлось смириться.
        Уже вечерело, когда Глеб открыл глаза. Мучила жажда.
        Он выбрался наружу. Ронг и Хашт сидели подле костерка. В наступающих сумерках рдели угли.
        - Проснулся, наконец? - проворчал норл.
        Его было не узнать. Великан сменил экипировку на полный комплект тяжелой норлианской брони, и сейчас, сверяясь с ветхой пожелтевшей схемой, пытался подключить к ней два энергоблока.
        - Есть вода? - Глеб подсел к костру.
        - Держи, - Хашт протянул ему наполненную флягу. - Здесь неподалеку родник, - видя нерешительность юноши, пояснил инсект. - Пей без опаски.
        Утолив жажду, он сразу почувствовал голод. Аспирианские шунты моментально встрепенулись, сжимая предплечья, но Глеб постарался сохранить невозмутимый вид.
        Взяв походный котелок, он налил в него воды и раскрошил туда брикет концентрата. Благодаря свойствам сухого пайка пища разбухла, одновременно разогреваясь. Дразнящий запах поплыл в воздухе.
        - Будете?
        - Найг, - покачал головой норл, защелкивая фиксаторы энергоблока. Поверх его брони пробежал сиреневый сполох.
        - Я сыт, - в тон ему проскрежетал инсект.
        Глеб уселся на бревно, наворачивая кашу. Силы быстро возвращались, одурь провального сна отпускала. Все выглядело не так мрачно, как накануне. Почему-то хотелось запомнить этот миг, - терпкий вечерний воздух, подернутые пеплом уголья костра, несущие ощущение уюта.
        - Ну-ка ударь меня, - попросил Ронг, когда Глеб доел.
        - В смысле?
        - Возьми какую-нибудь палку и ударь!
        - Ну, ладно, - он не стал спорить, подобрал валяющуюся на земле толстую ветку, размахнулся и врезал Ронгу.
        Тот даже не покачнулся. По броне норла снова метнулся сиреневый сполох, а деревяшка задымилась.
        - Это что сейчас было? - удивился Глеб.
        - Персональное защитное поле. Какое-то время оно сможет сдерживать даже пули. Но заряд в накопителях невелик. Надолго не хватит.
        - Значит ты нашел тайник?
        - Угу.
        - А почему оружие не прихватил? - поинтересовался Глеб.
        - Схрон сооружен давно. И не я один им пользуюсь. Оружие-то есть, а вот боеприпасы давно закончились, - вздохнул Ронг. - Предки смогли пронести через портал лишь немного груза, прежде чем связь между мирами оборвалась.
        Инсект помалкивал, глядя в огонь. Отсветы пламени дробились в его фасетчатых глазах. Вербальные формы общения, которыми приходилось пользоваться, выглядели в понимании Хашта скудными, несущими ограниченное количество информации и смысла. Утраченные ментальные способности Семьи давали намного больше возможностей.
        Он не умел мечтать, лишь преследовал цели. Хотя их достижение с каждым годом становилось все менее и менее вероятным.
        - Мы теряем время, - проскрежетал он. - Ты отдохнул, Хомо?
        Глеб энергично кивнул.
        - Да. Готов ехать дальше.
        Норл одобрительно рыкнул. Оказывается он все-таки нашел себе оружие, вернее смастерил его из разных металлических обломков. В одной руке он держал увесистую палицу, в другой монструозное копье, изготовленное из длинной детали погрузочного манипулятора, увитой обрывками сервоприводов.
        - Хороший металл. Не ржавеет и не гнется, - он перехватил заинтересованный взгляд Глеба и добавил: - Изделие твоего народа.

* * *
        Пока инсект гасил костерок, Глеб сел за руль, завел двигатель, сдал назад и довольно уверенно развернул флайкар в ограниченном пространстве внутреннего дворика.
        - Делаешь успехи, - похвалил его норл, забираясь на заднее сидение. - Здесь в крыше есть люк. Можешь его открыть?
        - Зачем?
        - Неудобно сидеть. Места мало. Если высунусь наружу, толку от меня будет больше.
        Глеб поискал управление люком, попробовал его открыть, но получилось лишь слегка приподнять, дальше автоматика запротестовала, сообщая, что полностью убрать «вентиляционную систему» можно только в условиях станции технического обслуживания.
        - Может нажать посильнее? - предложил Ронг.
        - Даже не думай! Машину мне сломаешь!
        - Ладно, - норл не стал настаивать.
        «Гессель» плавно вырулил на дорогу, обогнул руины укреплений, и вскоре выехал на обширную площадку, усеянную остовами машин.
        - Следы прошлых Смещений, - скупо прокомментировал Ронг.
        Глеб ничего не ответил, все его внимание было поглощено управлением.
        Логрианский тоннель оказался поистине циклопическим сооружением. Ровный, как стрела, он пронзал горный массив. Своды терялись во мраке. Дорога здесь значительно расширялась - от стены до стены (по показаниям лазерных дальномеров) было пятьдесят метров. Черные плиты образовывали ровное полотно, имеющее лишь небольшие искусственно созданные уклоны, направленные от центра к краям. Очевидно они служили для отвода дождевых и грунтовых вод, в специальную систему стоков, расположенную глубже.
        Краски заката быстро поблекли, стоило лишь немного удалиться от устья, как сгустилась кромешная тьма, - свет фар резал ее, освещая ограниченное пространство.
        Глеб быстро адаптировался. Поначалу он вел флайкар крайне осторожно, медленно объезжая обломки различных раскуроченных механизмов, которые встречались и тут.
        Затем, вполне освоившись, он, сам того не замечая, начал прибавлять скорость. Через пару километров препятствия исчезли. Видимо во время прошлых Смещений пробки из техники образовывались только на въезде и выезде из тоннеля.
        Похоже, недобрые предчувствия обманули, а поездка будет быстрой?
        Вскоре начали появляться первые ответвления. Несколько второстепенных дорог отходили от главной, сворачивая в неширокие, проложенные специально для них тоннели.
        - Куда они ведут? - не отвлекаясь от управления, спросил Глеб.
        - В горах много древних построек, - ответил норл. - В основном это логрианские укрепления.
        - От кого они защищались?
        - Уже никто не знает, - проскрежетал инсект. - Но во время неурочного Смещения, когда сюда вторглись скелхи и фокарсиане, оказалось что в недрах гор скрыты древние системы противокосмической обороны. Я видел как они сбивали корабли пришельцев.
        - А мне говорили, что без долгих исследований и специально разработанной техники ни один корабль не может вторгнуться в систему Ожерелье.
        - Это так. Большинство систем, разработанных для нормального космоса, здесь отказывают, - согласился Хашт.
        - Тогда как скелхам и фокарсианам удалось вторгнуться?
        - Фокарсиане используют биотехнологии, - скупо пояснил инсект. - Их корабли выращиваются, а не собираются из деталей. Они на девяносто процентов состоят из живых тканей.
        - Бионика рулит? - удивился Глеб.
        - Конечно. Ты ведь тут живешь и неплохо себя чувствуешь, правда?
        - Ну, да, с этим не поспоришь. А скелхи?
        - Скелхи - полнейшая загадка, - ответил ему норл. - Довольно примитивные, злобные и ограниченные создания. Есть мнение, что они - искусственно созданная форма жизни, а их корабли построены с использованием древнейших логрианских технологий.
        - Откуда они их взяли? - недоверчиво переспросил Глеб.
        - Без понятия. Но энергии гиперкосмоса не влияют на технику скелхов. Словно они заранее знали, куда именно приведут гипертоннели.

* * *
        Завязавшийся было разговор угас. Далеко впереди внезапно сверкнула серия зарниц.
        - Логрианские системы? - предположил Глеб.
        - Не думаю… - ответил норл. - Больше похоже на взрывы!
        Подтверждая его слова из глубин подземелий дохнуло порывом горячего ветра, покачнувшего «Гессель» и проявившего некоторые, ранее недоступные взгляду особенности окружающего.
        Оказывается, мнимая пустота обманчива. Здесь протекала своя жизнь, загадочная, недоступная мгновенному осмыслению.
        Под воздействием тепла, принесенного ударной волной, вокруг проступили тускло светящие пятна, - скопления каких-то примитивных организмов ютились на стенах древнего тоннеля, а его своды колонизировали куда более опасные создания: вниз вдруг потянулись сотни удлиняющихся белесых выростов. Реагируя на движение, они попытались достать «Гессель», опутать его. Глеб машинально прибавил скорость, когда несколько особо длинных «щупалец» мазанули по лобовому стеклу, оставляя след из слизи.
        Флайкар прорвался и вскоре скопления хищных организмов остались позади. Норл притих на заднем сидении. Высунуться из люка и контролировать обстановку больше не казалось ему хорошей идеей.
        Под колесами что-то похрустывало. Наверняка многие путники, пытавшиеся пешком преодолеть тоннель, нашли здесь мучительную смерть.
        - Смотрите! - Глеб невольно сбросил скорость.
        На почвенном слое, образованном различными останками, прижились удивительные светящиеся растения невиданной красоты. Разнообразие их форм поначалу казалось немыслимым, пространство вокруг флюоресцировало, волны свечения перетекали по нитевидным структурам, выхватывая из мрака ажурные сплетения, источающие разноцветные ауры.
        На самом деле это был единый организм, состоящий из миллионов переплетенных между собой побегов, каждый - не толще волоса. Трехмерные участки «паутины» вспыхивали и гасли, мерцали, образуя причудливые фигуры, сбивая с толка, дезориентируя, лишая чувства направления, и лишь нервное попискивание лазерных дальномеров, да показания навигационного дисплея позволили Глебу справиться с управлением.
        Через некоторое время фантастически красивые и наверняка - крайне опасные заросли остались позади, а логрианский тоннель снова погрузился во мрак.
        «Гессель» плавно притормозил.
        - Выйду размять ноги.
        Воздух сквозил сыростью, нес тревожащие запахи. Стоило вылезти из машины, как поначалу навалилась ватная тишина, в которой постепенно стали проявляться отдаленные, стушеванные расстоянием звуки: невнятный перестук, сливающиеся в низкочастотный гул непонятные отголоски, с которыми контрастировал резкий, появляющийся временами посвист ветра, - наверняка где-то поблизости располагались вспомогательные тоннели, где время от времени возникала сильная тяга.
        - Хомо, ты чего? - норл тоже выбрался из флайкара, настороженно осмотрелся. В свете фар искрились скопления каких-то полупрозрачных кристаллов. Они явно не принадлежали к сумме логрианских технологий, выглядели студенистыми.
        - Быстро устаю с непривычки, - честно признался Глеб.
        - Сколько уже проехали?
        - Всего тридцать километров.
        Ронг прислушался.
        - Не нравится мне этот гул. Словно впереди идет бой. Хотя эхо искажает звуки… Это может оказаться чем угодно.
        - И как действовать, если что?
        - Прорываться на скорости. Сможешь?
        - Постараюсь, конечно.
        - Ты главное запомни, здесь нам незачем с кем-то связываться.
        - Заранее предупредить не мог? Кто тут вообще обитает?
        - Без понятия. Тоннель всегда разный. После каждого Смещения появляются новые формы жизни.
        - А разумные существа тут живут?
        - Когда как. Пришли, ушли, кто разберет? По-настоящему в тоннеле заправляют логрианские системы, мы их еще увидим. Они не терпят вмешательства в изначальную структуру. Ну всяких там баррикад, укреплений, зданий и тому подобного. Любой самострой они уничтожают.
        - А на нас не нападут?
        - Не-а. Транспорт логр-компоненты никогда не трогают. Тоннель ведь предназначен для поездок, верно?
        - И древние системы понимают, что флайкар, - это машина?
        - Безусловно. Можешь не сомневаться.

* * *
        За последнюю неделю на долю Глеба выпало столько испытаний и впечатлений, - голова шла кругом. Хотя острое чувство новизны тоже постепенно начало притупляться.
        «Гессель» двигался на приличной скорости, по относительно чистому и безопасному участку пути. Бортовая навигационная система только что отсчитала семидесятый километр.
        Глеб уже вполне освоился с управлением и даже специально пробовал маневрировать на скорости, выясняя, как отреагирует флайкар. Бортовые системы не протестовали, по-прежнему стараясь сгладить мелкие ошибки вождения, не давая совершить роковой оплошности, что заметно повышало доверие к машине.
        «Все будет отлично. Осталось всего сотня с небольшим километров. Высажу Ронга и Хашта, и сразу назад, - думал он. - Быстро проскочу тоннель по уже знакомому пути, а там и до дома недалеко. В сравнении с этой поездкой пространство пустошей уже не выглядело таким опасным. Не пешком же…»
        - Тормози! - внезапно заверещал инсект.
        Глеб машинально отреагировал, резко уходя вправо. В свете фар промелькнули очертания каких-то огромных конструкций, преграждающих путь.
        «Гессель» ощутимо покачнулся на подвеске, проехал еще несколько метров и остановился.
        Плиты древней дороги были сплошь усеяны обломками разных размеров и форм, но не они представляли настоящую опасность.
        В воздухе, без видимой опоры перемещались длинные кристаллические нити. Одни латали трещины в своде, другие захлестывали остовы исполинских машин, обвивались вокруг них, пытаясь сдвинуть с места, проникали внутрь разбитых механизмов через пробоины в корпусах, но видимо задача по расчистке дорожного полотна оказалась им не по силам.
        - Это и есть логр-компоненты? - затаив дыхание, Глеб наблюдал за скоплениями кристаллов.
        - Да, они самые.
        Юноша вытер капельки пота, выступившие на лбу.
        Он увлекся, вовремя не заметил скопление преграждающих путь сгоревших серв-машин. Видимо в недавнем прошлом здесь произошел бой между кибернетическими механизмами. Одни принадлежали людям, другие не поддавались идентификации.
        - Хашт, спасибо… - хрипло выдавил Глеб. - Могли бы врезаться.
        - Не в том дело. Ты бы успел среагировать.
        - Тогда чего верещал?
        - Впереди засада.
        - Я никого не вижу, - забеспокоился Ронг.
        - Дальше. Прячутся внутри старых машин. Хитрые. Знают, что логрианские системы не трогают транспорт.
        - О ком вообще речь?!
        - Я не знаю, кто они, - признался Хашт. - Поджидают путников. Любых. Мыслят громко, но скупо.
        Глеб выключил фары и медленно, ориентируясь по показаниям навигационного дисплея, сдал назад.
        - Злятся… - скупо прокомментировал Хашт.
        - Чем вооружены? - норл приоткрыл дверь флайкара вглядываясь во мрак.
        - Без понятия…
        - Надо прорываться.
        - Дайте мне минуту! - Глеб остановил «Гессель» за крупным обломком, отвалившемся от потрескавшегося свода тоннеля. Бой здесь отбушевал неслабый. Десятки подбитых серв-машин образовывали настоящий лабиринт. Видимо существа, устроившие засаду, затаились под прикрытием брони исполинских роботов, поджидая удобный момент для нападения.
        Лобовое стекло «Гесселя» затемнилось, трансформируясь в экран, куда начали поступать данные от датчиков навигационной системы флайкара.
        Тонкие линии вычертили контуры препятствий, между ними синей змейкой наметился извилистый маршрут следования.
        - Справишься? - спросил Ронг.
        - Не знаю. Не уверен. Повороты очень крутые.
        Подключение автопилота не решило проблемы. Взглянув на показания, Глеб понял, что гражданская кибернетическая система ограничена безопасностью пассажиров. Расчетная скорость - двадцать километров в час. Никуда не годится. Опасный участок нужно проехать быстро, иначе машину расстреляют.
        - Хомо, что ты решил?
        - Возьму ручное управление. Вам лучше пристегнуться.
        - Обойдусь, - буркнул норл. Можешь оставить дверь открытой?
        - Да. - Глеб коснулся сенсора и все двери машины сдвинулись вбок, а затем скользнули вверх, образуя дополнительную защиту крыши. Хотя не факт, что поможет. Все же «Гессель» - гражданский флайкар, кузов у него не бронирован. «Но хоть сможем быстро выскочить если понадобится», - промелькнула мысль.
        Он коснулся нескольких сенсоров.
        Система помощи при вождении - включено. Задействован спорт-режим.
        Система ограничений скорости - выключено.
        Система экстренного торможения при обнаружении препятствий - выключено.
        …
        «Гессель» рванулся с места, резко выехал на дорогу и, ускоряясь, устремился к лабиринту, образованному массивными ступоходами подбитых серв-машин.
        Первый отрезок маршрута удалось проскочить на факторе внезапности. Выстрелы ударили с разных направлений, но попаданий не было.
        Глеб полностью сосредоточился на управлении. Фары он так и не включил, лобовое стекло оставил в режиме экрана, ориентируясь по тонким алым линиям, обозначающим препятствия, стараясь вписаться между ними, поддерживая максимально возможную скорость.
        Выстрелы теперь грохотали, сливаясь в рокот. Звук рикошетов дробился эхом. Остовы сгоревших кибермеханизмов проносились мимо, словно мрачные, таинственные изваяния.
        Первый крутой поворот…
        Взвизгнули тормоза. «Гессель» зацепил бортом за какой-то металлический выступ, раздался глухой удар, сопровождаемый скрежетом и снопом искр.
        Нормально… Царапины на кузове не в счет, - Глеб вдавил гашетку газа.
        В следующий миг лобовое стекло прыснуло трещинами. Функция «экран» отрубилась.
        - Держитесь! - он резко затормозил, чувствуя, что не справляется со внезапной ситуацией, - «Гессель» повело юзом, ударило правым бортом о стену тоннеля.
        Флайкар больше не слушался управления. Очередь выпущенная «в лоб» повредила не только проекционный экран, - двигатель взревел на холостых оборотах, окутался облачками пара, по капоту змейками проскользнули энергетические разряды.
        Глеб сгоряча не понял, что ранен. Просто бок обдало чем-то теплым и липким.
        - Наружу! - закричал он.
        Инсект уже выскользнул из машины, метнулся вперед и исчез во мраке. Глеб выбрался с другой стороны, добежал до ближайшего укрытия, присел, быстро осматриваясь.
        Первую засаду проскочили, но облюбовавшие тоннель твари оказались предусмотрительны, они выставили еще несколько постов чуть дальше.
        На самом деле все объяснялось намного проще. Мародеры не знали с какой стороны появится добыча, поэтому блокировали оба направления.
        Пули секли по металлическим конструкциями, не давая поднять головы.
        Хашт куда-то исчез. Норл со своей дубинкой никак не мог повлиять на ситуацию.
        Глеб, привстал, огрызаясь короткими очередями, целясь по вспышкам. Раздался вскрик, что-то мягко упало с большой высоты.
        Ответом послужил фокусированный огонь. Глеб привлек к себе внимание, укрытие оказалось ненадежным, а тем временем в ход пошел какой-то крупный калибр: близкое попадание вырвало сноп пламени, на миг погасило сознание, а когда реальность вернулась, он понял, что контужен, - перед глазами все двоилось, в ушах стоял звон, ноги и руки вдруг стали ватными, к горлу подкатила тошнота.
        - Держись за мной! Стреляй по ним! - Ронг вынырнул из мрака, закрыл его собой, как щитом.
        «Ну, да, точно… Тяжелая норлианская броня… силовое поле…» - мысли проносились рваные.
        Глеб помнил, как стрелял, а норл стойко принимал на себя ответный огонь, - по его экипировке метались сполохи, пули раскаленными плевками падали на пол, но длилось это недолго, - внезапно на поясе Ронга взорвался перегруженный энергоблок, защита вырубилась, и норла тут же сбило с ног несколькими попаданиями.
        Хрипя, он попытался привстать, но тщетно. Ранения оказались тяжелыми, крупнокалиберные пули пробили норлианскую броню…
        Глеб продолжал стрелять, но врагов оказалось слишком много. Они больше не лезли на рожон, а пытались уничтожить цели издалека, не жалея патронов.
        Пустой магазин полетел на пол. Ронг валялся в луже крови. Несколько пуль угодили в наплечник тиберианского бронекостюма, сорвали его. Левая рука онемела и не слушалась.
        Ситуация складывалась отчаянная. Глеба мутило от потери крови и контузии. Он продолжал отстреливаться, но финал схватки уже казался предрешенным. Долго не продержусь.
        В какой-то из серв-машин загорелись технические жидкости. Пламя охватило рубку, стекало вниз по почерневшему ступоходу, ярилось, высекая длинные тени.
        В неровном свете пожара Глеб неожиданно увидел Хашта. Инсект перебегал от укрытия к укрытию, - безоружный и беззащитный, он зачем-то полез в самую гущу событий.
        Естественно, его сразу заметили. Снова загрохотали выстрелы. Обнаглевшие мародеры не привыкли к сопротивлению и сейчас пребывали в ярости. На поверку они оказались пестрым сборищем существ разных рас, - это Глеб успел рассмотреть.
        Хашт словно обезумел. Он продолжал двигаться перебежками, зачем-то стремясь к противоположной стене тоннеля. Отвлекает внимание? Но его же сейчас убьют!
        Противники явно не поспевали за инсектом, который демонстрировал неожиданную ловкость, - еще несколько секунд и скроется во тьме!
        Мародеры это поняли, остановились, открыли ураганный огонь изо всех стволов.
        Глеб все еще не понимал смысла отчаянного поступка Хашта… пока шальные пули не угодили в работающие у дальней стены скопления логров, разорвав несколько кристаллических нитей.
        Тоннель мгновенно озарился красноватым светом.
        Логр-компоненты, обычно не обращающие никакого внимания на разборки бренных существ, на этот раз отреагировали жестко и быстро, ведь произошла попытка нарушить их целостность!
        Прекратив латать трещину, пересекающую стену и свод, они мгновенно разделились на группы, по три кристалла в каждой, и устремились на обидчиков.
        Глеб видел, как потоки багряного излучения испепелили нескольких мародеров, но даже эта, шокирующая разум картина не смогла удержать его сознание на краю реальности.
        Окружающее померкло.
        Глава 6
        СЕМЬДЕСЯТ ТРЕТИЙ КИЛОМЕТР ЛОГРИАНСКОГО ТОННЕЛЯ…
        - Ронг, очнись! Прошу!.. - Глеб сгоряча попытался дотащить грузное тело норла к подбитому «Гесселю». - Только не умирай…
        Отчаяние накрыло и не отпускало. Хашт куда-то исчез. Жив или нет - неизвестно. Ронг словил три крупнокалиберные пули и теперь истекал кровью.
        Аспирианские шунты…
        Кибстек на попытку активации программы «исцеление» отреагировал красной искоркой индикации и лаконичной надписью:
        Нет данных об особенностях норлианского метаболизма.
        Попытка исцеления невозможна.
        Требуется анализ образца ДНК и биохимии крови пациента.
        …
        Сознание по-прежнему сбоило. Багряный свет потускнел, логры вернулись к своей повседневной работе, мрак смыкался, и лишь слабое сияние голографического планшета слегка разгоняло тьму.
        Глеба мутило. Последствия контузии ощущались все сильнее.
        Нужны образцы… Сейчас…
        Он прикоснулся окошком сканера к ране Ронга. Кибстек пискнул, получив необходимый материал.
        Анализ начат. При текущей производительности системы время до завершения 10 часов 32 минуты.
        - Нет! Так не пойдет! Он же умрет!.. - Глеб не осознавал, что разговаривает сам с собой.
        С трудом сконцентрировав взгляд, он набрал на виртуальной клавиатуре запрос:
        Ускорение процесса анализа данных.
        Ответ не заставил себя ждать. Открылся подраздел «помощи», а ниже появились новые системные сообщения:
        Требуется подключение внешней специализированной кибернетической системы, либо ресурсы нейросети (доступ к нейросети возможен только при наличии импланта).
        - Хашт, ты где?!
        Из мрака вынырнула фигура инсекта.
        - Все плохо, - Глеб сразу перешел к делу. - Я не могу использовать аспирианские шунты, - в программе нет данных о метаболизме норлов.
        Хашт проявил обычную невозмутимость. Даже упоминание аспирианских шунтов не стало для него новостью.
        - Ты знал?
        - Конечно. Громко думаешь. Не умеешь контролировать мысли.
        - Ронг умирает!
        - Вижу. Надо остановить кровь. Шунты - не панацея. Давай справляться обычными способами. Потом подскажу, что делать дальше.
        - Ладно!
        Глеб принялся отстегивать элементы брони норла. Ронг не приходил в сознание, не шевелился, дыхание было сиплым, прерывистым.
        - Так, хорошо, - инсект тем временем сгонял куда-то, притащил немного мха. - Это поможет. Давай просто наложим на раны. Пули будем вытаскивать потом, с помощью твоих шунтов.
        - У меня нет импланта, - хрипло ответил Глеб.
        - Это исправимо, - отмахнулся Хашт, словно речь шла о чем-то обыденном.
        - Мох точно ему не повредит?
        - Им пользуются многие. Он обеззараживает и останавливает кровотечение.
        - Ладно, давай сюда!
        Глеб взял подготовленную инсектом корпию[6 - Корпия (carpia; лат. carpo срывать, выщипывать) перевязочный материал: разделенная на нити льняная или хлопчатобумажная ткань.] заткнул ею кровоточащие раны норла.
        Помогло. Мох действительно обладал целебными свойствами.
        - Но он все равно умирает! Моему нанокомпу нужно десять часов на анализ ДНК и состава его крови. Без этого шунты могут убить нас обоих, - Глеб уже успел пробежать взглядом по строкам скупого «хелпа», составленного прежним владельцем аспирианских устройств. - Нужна более мощная киберсистема, или нейросеть.
        - Я понимаю о чем речь.
        - Да откуда тебе знать?! - Глеба пошатывало. Он тоже потерял изрядное количество крови, хотя его ранение было легким.
        - Я храню память погибшей Семьи, - ответил Хашт. - Мы на протяжении столетий тесно контактировали с людьми.
        - Если ты такой умный всезнайка, то…
        - Тебе не понять. Просто иди за мной. Я покажу, как ускорить процесс. Хочешь спасти Ронга?
        - Хочу. Он меня собой закрыл! Это я не справился…
        - Тогда не злись и не спорь. Я покажу возможность. Окончательное решение примешь сам. Думаю, оно будет нелегким.
        Глеб понятия не имел о чем толкует инсект и просто последовал за ним.
        - Идея с лограми была хорошей. Ты нас спас, - запоздало похвалил он Хашта.
        - Я должен выжить. Любой ценой, - проскрежетал тот. - Когда необходимо, в моем организме протекают особенные процессы. Я могу быть… - он запнулся подбирая слова, доступные для автоматического перевода, - могу быть очень быстрым и умным. Думать сразу о многом. Как ваши киберсистемы. Во мне просыпаются необходимые участки памяти, хранящие жизненный опыт поколений. Логры были очевидным решением. Попытки повредить логр-компоненты всегда заканчиваются плохо для виновных.
        - А если бы здесь не оказалось древних кристаллов?
        - Я бы скрылся.
        - И бросил бы нас с Ронгом?
        - Да. Моя жизнь важнее.
        Глеб помрачнел, но обида проскользнула мимолетная. Хоть честно ответил, и на том спасибо.
        - Куда мы идем?
        - Проще показать. Объяснять долго.
        Под ногами вихрился прах. Логры испепелили всех, кто стрелял по ним.
        Судя по всему место давней схватки пользовалось популярностью среди отребья различных цивилизаций. Те, кто привык грабежом обеспечивать себе хлеб насущный, находили скопление покореженной техники весьма удобной позицией для засад.
        - Раньше здесь промышляли имшиты. Довольно высокоразвитая цивилизация. - инсект остановился возле странной машины, похожей на огромного металлического паука. Лапы механического чудовища были перебиты, а массивный корпус, усеянный пробоинами, валялся у стены тоннеля, отброшенный туда давним взрывом.
        - Никогда не слышал о таких существах.
        - Они отдаленно похожи на людей, но ниже ростом и более… толстые, так по-моему. Их техника довольно хороша для Первого Мира. Имшиты регулярно пользовались древними порталами и пытались завоевать территории, основать тут свое государство. Они контролировали тоннели, ведущие сквозь горный массив, пока их не потеснили тиберианцы.
        Хашт остановился подле сожженной машины имшитов. Одна из пробоин явно использовалась, как вход. К ней вели сходни. Внутреннее пространство кто-то переоборудовал, разделив на клетушки.
        - Иди сюда. Не бойся.
        - Да я и не боюсь, - Глеб полез внутрь инопланетной конструкции, освещая путь при помощи кибстека.
        Ничего примечательного. Ржавые прутья повсюду. Очевидно тут держали пленников?
        Протяжно скрипнула дверь.
        - Посвети.
        Глеб послушался, вошел в одну из клетушек. На замызганном полу валялись человеческие останки. В основном кости, - плоть давно истлела.
        В углу он заметил череп. Именно он и заинтересовал инсекта.
        - Смотри, - палец Хашта коснулся тускло блеснувшей овальной пластины, усеянной разъемами. - Это имплант. Такими раньше пользовались все хомо. Он дает возможность устанавливать связь между мозгом человека и кибернетическими устройствами.
        Глеба пробила непроизвольная дрожь.
        - Он самовживляемый… - продолжил инсект.
        - Откуда тебе знать?!.. - оборвал его Глеб.
        - Память Семьи, - невозмутимо повторил Хашт. - Вернее, ее фрагмент, который поможет нам выжить. Но использовать ли имплант или же дать Ронгу умереть, - это твой выбор. Решай, а я подожду снаружи.

* * *
        Вот так внезапно изломилась судьба, поставив перед жутковатым выбором.
        Глеба лихорадило. Даже боль от ранения притупилась.
        Тусклый свет, источаемый кибстеком, озарял скупую обстановку узилища. В углу клетушки валялся фрагмент тиберианской брони. На одном из ржавых прутьев виднелась глубокая потертость, - пленник не сдавался, пытаясь вырваться на свободу. У него отобрали все, кроме одежды и вживленных устройств.
        Глеб присел на корточки. Происходящее стало настоящим испытанием для психики. Среди останков он заметил тусклый блеск металла и, преодолев вполне понятную робость, подобрал два одинаковых с вида девайса.
        Сканер кибстека скользнул по ним, отчитался:
        Неопознанный вид адаптера. Предназначение неизвестно.
        Спрятав находки в кармашек экипировки, Глеб дрожащими от напряжения пальцами коснулся человеческого черепа. Казалось что пустые глазницы истекают тьмой, заглядывают в душу, спрашивая: на что ты готов, юнец?
        Височный имплантат. Модель NK-408. Универсальная самовживляемая модификация, выполненная по технологии «press and use» (прижми и используй). Предназначен для обмена данными между биологическими нейросетями владельца и внешними кибернетическими модулями. Оснащен буфером хранения данных и встроенным нейроинтерфейсом. Пригоден для многократного применения. Разработан на планетах Периферии, где подобные устройства часто передавались по наследству.
        Устройство выглядело зловещим. Принцип его действия лежал за гранью понимания. Что произойдет если я им воспользуюсь?
        «Хомо, не хочу тебя торопить, но Ронгу стало хуже», - коснулся рассудка мнемонический шепот инсекта.
        Подбородок Глеба невольно дрогнул. Было страшно и одиноко. «Я должен вырвать имплантат из останков давно погибшего человека и вживить себе?!»
        Стоит ли жизнь норла такого риска?
        Правая рука почти не слушалась. Каждое движение отзывалось резкой болью, напоминая о ранении. Аспирианские шунты выглянули наружу, приподняв наплечники. Их жала медленно поворачивались, словно обладали зрением и сейчас пристально следили за движениями владельца.
        Холодная, шероховатая поверхность имплантата остро осязалась подушечками пальцев.
        Сильно нажать, затем подцепить, - инструкции, выводимые кибстеком, плыли и двоились перед глазами.
        Овальное гнездо с несколькими установленными в нем микрочипами легко отделилось от черепа и теперь лежало в ладони. Его сопрягаемая часть была усеяна микроскопическими иглами.
        Аспирианские шунты внезапно удлинились, окатили имплантат моросью какого-то вещества.
        Произведена дезинфекция. Следуйте инструкциям, - доверительно сообщил кибстек.
        Голографический планшет внезапно изменил свойства, утратил полупрозрачность, став сродни зеркалу. Глеб увидел в нем свое отражение.
        Из браслета вырвался изумрудный лучик, лег на висок проекцией контура, обозначив точное место для установки имплантата.
        «Прижми и используй».
        Глеб до крови закусил губу.
        Читать о технологиях и применять их, да еще вот такими экстремальными способами, - это совершенно разные вещи. К такому невозможно подготовиться заранее.
        Он коснулся своего виска и с силой нажал на имплантат.
        В первый миг ничего не произошло, затем появилось жжение, сменившееся холодком, словно от анестезии.
        Мысли путались, но скорее от нервного перенапряжения, чем от воздействия имплантата. Тот никак себя не проявлял. Может неисправен?
        Внезапно зрение Глеба померкло, словно он ослеп. В мыслях плеснулась паника, он вскочил, больно ударился головой о низкий потолок клетушки.
        Идет инициализация и настройка нейроинтерфейса, - буквы появились на фоне абсолютного мрака.
        Нейронная связь установлена.
        Зрение постепенно вернулось. Контуры предметов выдавило из тьмы, но теперь они стали четче, словно Глеб получил способность видеть даже во мраке, примерно в радиусе одного метра от себя.
        Установлена связь с кибстеком. Внимание, в первые дни использования имплантата может наблюдаться повышенная утомляемость. Не исключены внезапные потери сознания.
        Придерживаясь руками за ржавые поручни, Глеб с трудом выбрался наружу.
        - Ты принял решение? - Хашт поджидал его поблизости.
        - Оставь меня в покое… Отвали… - он едва удерживал искру сознания, координация движений давалась с трудом. Надо вернуться к флайкару. Неизвестно сколько продлится такое состояние.
        Перед мысленным взором внезапно появились тусклые пиктограммы. Они не мешали, располагаясь на периферии зрения, но стоило сосредоточиться на каком-то из элементов управления, как он тут же укрупнялся, обретая детализацию.
        Нейроинтерфейс инициализирован. Для получения инструкций воспользуйтесь разделом «помощь начинающим пользователям».
        Глеб пошатнулся, остановился. Резко кружилась голова.
        - Идем, - Хашт поддержал его за локоть.
        Глеб стиснул зубы. По телу гуляла дрожь. Вспышками проявлялась сильная головная боль.
        Ронг умирает… - тревога не давала покоя, прорывалась сквозь слабость и боль.
        Стоило подумать о смертельном ранении норла, как нейроинтерфейс тут же отреагировал: перед внутренним взором, накладываясь на реальность, появился индикатор прогресса исследований.
        Слишком медленно… Не успею ему помочь, - встревоженная мысль внезапно инициировала цепочку событий. В поле зрения появилось новое оперативное окошко. В первый момент Глеб вздрогнул от неожиданности, затем взял себя в руки, просмотрел сообщения:
        Текущая нагрузка на нейросеть: 35 %.
        Связь с кибернетическими компонентами (кибстек, аспирианские метаболические шунты) устойчивая.
        Разблокировано прямое мнемоническое управление.
        Текущая исследовательская задача, выполнено 7 %. Ускорить? (нагрузка на рассудок возрастет до 78 %)
        Он ответил: «Да».
        «В вопросах выживания надо идти до конца. Только так можно познать суть явлений и предел собственных возможностей», - вспомнилась фраза Урмана, написанная от руки на полях старой книги.

* * *
        Последующие сутки Глеб запомнил плохо.
        Его постоянно знобило. Тело покрылось ледяной испариной, он лежал на заднем сидении «Гесселя», не в силах даже пошевелиться. Аспирианские шунты выпростались через открытую дверь флайкара, вонзились в тело норла, соединяя два организма.
        В поле мысленного зрения то и дело появлялись новые сообщения:
        Исследование завершено.
        База данных обновлена.
        В организме норла обнаружены уникальные метаболиты, полезные для человека.
        Доступна новая функция аспирианских шунтов «взаимное восполнение». Подробнее в разделе «инструкции»…
        Логрианский тоннель стал горнилом, где переплавлялся его рассудок.
        Страх и неуверенность сжимали сердце. Он не был готов к такого рода испытаниям, но держался, вопреки всему.
        Из тьмы появился инсект. Хашт волок тушку какого-то существа. На поверку это оказался внушительных размеров слизень.
        - Тебе надо восполнять силы. Второй шунт свободен.
        Глеб с трудом преодолел отвращение, отдал мысленную команду на восполнение сил своего истощенного организма.
        - Откуда ты узнал про останки и имплантат? - холодеющими губами прошептал он, стараясь не смотреть, как аспирианское устройство ловко разделалось с обитателем подземелий.
        - Когда поднялась стрельба я поначалу спрятался, - ответил Хашт, присев подле открытой двери флайкара. - Заскочил в ближайшее убежище. Им оказалась та самая машина имшитов.
        - А остальные механизмы принадлежали тиберианцам?
        - Угу. Но они сильно повреждены. Бесполезны.
        - Посмотрим, - он ощутил незначительный прилив сил. Шунт уже взял от слизня все, что могло сгодиться человеку. - Хашт, почему ты не основал Семью? Зачем рискуешь? Ведь древний город инсектов вполне подходит, верно? - Глеб не хотел вновь погружаться в забытье, цеплялся за разговор, как за спасительную соломинку.
        - Каждое смещение сродни катастрофе, - в своей флегматичной манере ответил Хашт. - Меняется климат, рушатся здания. Сегодня город есть, завтра его не станет. Это худшее место во Вселенной, а у меня только одна попытка.
        - И что же ты ищешь?
        - Портал, ведущий в Сферу, - мир искусственно созданный древней Единой Семьей. Только там идеальные условия для продолжения рода.
        - Уверен, что он существует?
        - Уверен. И даже знаю, где находится портал. Но логриане изменили настройки гравитационного генератора, управляющего Смещениями, а сами попрятались в лограх. Портал не открылся в назначенный срок. Может на этот раз сработает.
        - А есть порталы, ведущие в человеческие миры?
        - Есть. И много. Но режим «Изоляции» нарушил их работу. Скорее всего ты состаришься тут, так и не найдя выхода.
        - Поживем - увидим, - сипло выдохнул Глеб. Он все чаще проявлял упрямство, не хотел думать о худших исходах, инстинктивно отталкивал такие понятия, как «рок» или «судьба». - А что такое «Изоляция»? - спросил он, вспомнив системные сообщения на мониторах бункера Белых Скал.
        - Логриане исказили навигационные линии гиперкосмоса. Порталы теперь работают со сбоями, либо не включаются вообще.
        - Зачем они это сделали? - хрипло спросил Глеб.
        - Испугались. Сюда вторглись Омни. Фокарсиане и скелхи всего лишь их бойцы, «пушечное мясо», как вы выражаетесь. Логриане что-то скрывают. Я слышал, что Омни похожи на них, как две капли воды. Вот они и задействовали аварийный режим гравитационного генератора, чтобы никто не мог добраться до планет, расположенных в обычном измерении.
        - Если ты так много знаешь, то почему не исправишь ситуацию?
        - Неизвестно, где расположен сам генератор. Райбек Дениэл, археолог твоей расы, говорил о некоей системе управления Смещениями, но жаль, его аватар куда-то исчез. Мы с Ронгом так и нашли его.
        Глеб промолчал. Ему не хотелось признаваться, что исчезновение аватара Дениэла - его рук дело.

* * *
        СЕМЬДЕСЯТ ТРЕТИЙ КИЛОМЕТР ЛОГРИАНСКОГО ТОННЕЛЯ. СУТКИ СПУСТЯ.
        - Заставил же ты нас поволноваться! - Глеб поднес к губам норла флягу с водой.
        - Что я пропустил? - хрипло спросил Ронг.
        - Ничего интересного, - иронично проскрежетал Хашт. - Флайкар подбит, мародеров перебили логры. Из тебя вытащили три крупнокалиберные пули. А так - все нормально.
        Ронг оторвался от фляги, с трудом привстал. Морщась от боли, он проковылял несколько шагов и уставился на сложенные неподалеку элементы своего бронекостюма. В нагруднике зияли рваные пробоины. Каждая величиной с кулак.
        - Как я вообще выжил?
        - Глеб тебя выходил при помощи аспирианских шунтов, - ответил инсект.
        Норл прислушался к ощущениям. Раны затянулись, но двигаться было трудно. В памяти стыли холодящие душу, обрывочные воспоминания истекших суток.
        Значит это не кошмарный бред?
        Он помнил, как время от времени приходил в сознание, ощущая себя совершенно беспомощным. Рядом постоянно находился Глеб, - такой же измученный, истощенный, балансирующий на грани. Значит, он отдавал мне свои жизненные силы, исцеляя смертельные раны?
        - Хомо? - Ронг, прихрамывая, доковылял до флайкара. Глеб как раз открыл капот и принялся вытаскивать микроядерные батареи.
        Над ними под сводом тоннеля, разливая тусклый красноватый свет, медленно перемещались кристаллические нити.
        - Ну? - юноша обернулся. Честно говоря он опасался реакции норла. Слышал ли тот об аспирианских устройствах? Наверное, да, - невольно вспомнилось батальное полотно, хранящееся в сундуке и у Сыти.
        Великан к его удивлению склонил голову, чтобы не возвышаться, затем, крепко сжав плечо Глеба, сипло произнес:
        - Я твой должник. Навеки. Мы теперь кровные братья, ведь так?
        Глубока пропасть между цивилизациями. Часто наследие прошлых поколений таит непримиримую вражду, но старый тиберианец был прав в наблюдениях и заметках: всегда можно найти точки соприкосновения, начать с чистого листа.
        - Ну, технически, ваша кровь вообще-то не смешивалась… - попытался вставить свое мнение инсект, но осекся, когда норл пригвоздил его осуждающим взглядом.
        - Да, ладно. Ничего особенного я не сделал, - Глеб, честно говоря, растерялся, - нечасто ему приходилось принимать настоящую, неподдельную признательность.
        Хашт тоже проникся моментом. Чтобы не портить впечатление, инсект незаметно спихнул ногой в дренажный желоб иссушенные оболочки слизней, которых он таскал и скармливал аспирианскому устройству.
        - Застряли мы тут, - проворчал он, красноречиво транслируя мысленный образ поврежденного флайкара.
        - Все живы, и это главное, - расставил приоритеты норл. - Хотя, дальше придется идти пешком, - вдохнув, признал он. - Глеб ты с нами или домой вернешься?
        - Погодите, вы оба, - Глеб открыл багажник «Гесселя», где в специальном отсеке был упакован отключенный серв.
        - Это еще что? - озадаченно спросил Ронг.
        - Ремонтный механизм. Думаю, он сможет починить двигатель. Но нам придется задержаться. Впереди еще больше сотни километров тоннеля, а я не хочу снова оказаться беззащитным.
        - Что ты задумал? - заинтересовался Хашт.
        - Попробую немного усовершенствовать флайкар, - ответил Глеб. - Оглянись вокруг, - тут полно боевой техники, - он вставил микроядерные батареи в слоты серва, и тот моментально отреагировал, приподнялся на механических лапах, ведя сканирование.
        - Хочешь установить оружие на машину?
        - Если получится. Вообще-то я собирался подыскать подходящие запчасти и сделать хотя бы минимальное бронирование.
        - Пустая трата времени. Взгляни, - норл указал на фрагмент бронеплиты, валяющийся неподалеку. - Разве «Гессель» потянет такой вес?
        - Нет, конечно. Но есть и другое решение.
        Ронг глубоко задумался, однако ничего путного в голову не приходило.
        - Может поделишься? Я ж не инсект, мысли читать не умею…
        Глеб подвел его к обломку боевого сервомеханизма.
        - Видишь? - он указал на кожухи, защищающие некоторые детали. - Они сделаны из композита, как моя экипировка. Материал достаточно тонкий, но прочный и легкий. Попадание пуль и осколков точно выдержит. Если серв сможет при помощи плазменного резака «выкроить» пластины нужной формы, мы бронируем ими «Гессель».
        - Толково! - похвалил его Ронг. - Ты изобретательный. А можно снять люк? - тут же уточнил он.
        - Помнишь хищную растительность?
        - Угу, - с энтузиазмом рыкнул тот. - Прикажи роботу смастерить небольшой купол с бойницами. Тогда я смогу стрелять через них.
        Глебу идея понравилась. Блистер[7 - Блистер - В корпусе самолёта куполообразный выступ из прочной прозрачной пластмассы для наблюдения за поверхностью земли и аэрофотосъёмки, а также для размещения вооружения.] ведь можно сделать съемным. Не нужно - разобрал и сложил в багажник. А люк на место установить - дело нескольких минут.
        После имплантирования мысли в голове возникали самые разные. Стоило лишь подумать о какой-то технической задаче, как перед внутренним взором вдруг появлялись трехмерные модели. Их создавал и транслировал кибстек.
        С таким способом получения информации еще предстояло свыкнутся, но после операции по извлечению пуль из тела Ронга, Глеб уже не вздрагивал при появлении трехмерных виртуальных образов.
        - Хорошо, подумаю. Сначала отремонтируем двигатель, а уж потом решим все остальное.
        - Тогда я пойду искать припасы, - Ронг не собирался сидеть без дела. - Сдается, ранили меня из норлианского оружия. После мародеров наверняка осталось много полезного.
        - Я с тобой - вызвался Хашт.
        - Идите, а я пока займусь ремонтом, - подытожил Глеб.

* * *
        Багряная мгла скупо подсвечивала силуэты подбитых боевых машин.
        Технический серв не спешил приступать к своим обязанностям, - он замер подле капота «Гесселя», настороженно сканируя тоннель, провожая взглядом точечных видеокамер неторопливые перемещения логр-компонентов, которые снова принялись латать треснувший свод.
        Глеб понятия не имел, как управлять ремонтным механизмом? Наличие импланта и кибстека еще ничего не значило. Ими нужно научиться пользоваться. Страх перед неизведанным сидел глубоко, казался неизбывным. А вдруг, дав волю автоматике, я превращусь в вычислительный придаток нанокомпа? Не он станет мне служить, а наоборот?
        Пока речь шла о спасении жизни Ронга и исцелении собственных ран, он мирился с ролью статиста, но теперь решил взять ситуацию под контроль.
        Кем же я стал? - спрашивал себя Глеб, поочередно отключая большинство функций. Страх на некоторое время пересилил, - обретенные технологии манили и пугали одновременно.
        Нейроинтерфейс отключен.
        Тьма навалилась со всех сторон. Глеба как будто отбросило назад, в недавнее прошлое. Обычным способом он мог различать предметы, расположенные не дальше вытянутой руки. Чтобы получить актуальную информацию ему снова пришлось вглядываться в крошечный экран кибстека.
        Логрианский тоннель, ко всему прочему, создавал специфическую эмоциональную атмосферу. Взять хотя бы извивающиеся под сводом кристаллические нити, источающие ауру багрянца. Теперь Глеб знал, - они способны не только созидать, но и безжалостно убивать, если потребуется.
        Серв завершил сканирование и больше не проявлял инициативы. Просто стоял.
        Запоздалый страх оказался плохим подспорьем. Но что же делать?
        Серые пиктограммы отключенных опций по-прежнему находились в поле периферийного зрения, и он принялся поочередно активировать их, стараясь запомнить предназначение и оценить практическую пользу.
        Мрак отпрянул, как только он восстановил связь между имплантом и сканерами кибстека.
        Понятно…
        Тут же появился запрос:
        Обнаружены дополнительные блоки сканеров. Расширить восприятие?
        Сглотнув, Глеб мысленно ответил «Да».
        Тьма рассеялась мгновенно и окончательно. Возникло резкое головокружение, зрение на миг стало нечетким, он даже потерял чувство пространственной ориентации.
        Глухо билось сердце. «У меня что глаза на затылке?!» - метнулась мысль, и тут же в ответ на нее развернулась схема, поясняющая необычные ракурсы зрения. Оказывается теперь он получал данные не только от технического серва, но и от датчиков «Гесселя», которые контролировали обстановку по сфере.
        Большинство предметов воспринимались в оттенках серого. Только на расстоянии в три-четыре метра они обретали цветность. Глеб попробовал пройти несколько шагов, но споткнулся и едва не упал. Такой способ получения зрительной информации явно конфликтовал с рассудком.
        Нейроинтерфейс отреагировал запросом:
        Оптимизировать области восприятия?
        Он кивнул, упорно цеплялась за привычные способы общения.
        Зрение на миг угасло, а когда вернулось, Глеб смог по достоинству оценить полученные преимущества. Головокружение прекратилось. Сохранился присущий человеку угол обзора, но взгляд приобрел небывалую остроту. При повороте головы эффект не исчезал. Кроме прочего, как только за спиной юноши поток воздуха всколыхнул завесь белесых растений, это событие мгновенно отобразилось в небольшом оперативном окошке, как будто он бросил мимолетный взгляд на экран заднего вида машины.
        Тест успешен. Нагрузка на нейросети повысилась на 3 %. Сохранить настройки?
        Глеб снова кивнул, постепенно начиная понимать: никто не пытается поработить его. Нужно лишь свыкнуться. В любом случае блуждать во тьме намного хуже и опаснее.
        Им овладело вполне понятное любопытство. Какие еще возможности откроются?
        Надо ремонтировать машину, - мысль о насущном промелькнула в фоне, но была немедленно распознана:
        Подключить интерфейс управления ремонтным сервом?
        Через миг после утвердительно ответа, он получил в свое распоряжение отдельный виртуальный модуль. Разобраться в нем не составило особого труда. Техническому механизму транслировались элементарные команды, которые тот исполнял, используя собственное программное обеспечение.
        Осмотреть машину.
        Устранить неисправности.
        Робот сразу же принялся за дело, его манипуляторы удлинились, открыв капот «Гесселя». Заглянув внутрь, серв безошибочно нашел места повреждений. Глеб не отключался от его системы и потому увидел, как промелькнул список требуемых запасных частей.
        Ремонтный механизм не задавался вопросом, откуда взять детали? Он уже давно обнаружил у дальней стены тоннеля скопление покореженной техники. Несколько флайкаров различных моделей были смяты и перевернуты во время отбушевавшего много лет назад боя.
        Серв шустро припустил туда, а Глеб, тяжело дыша, присел, воспринимая мир «глазами машины», получая телеметрию с датчиков робота, но вскоре изображение зарябило помехами а затем исчезло, сменившись надписью «сигнал потерян».
        Стоило ли беспокоиться?
        Глеб пожал плечами. Без понятия. Время покажет. Скорее всего передатчики импланта имеют ограниченный радиус действия. Ему многое предстояло понять и узнать. Главное, что подсознательный страх перед приобретенными способностями немного притупился. Как оказалось в них нет ничего мистического. Я управляю ситуацией, а не наоборот, - с такими мыслями он включил модуль виртуального конструирования.
        «Гессель» покрылся сеткой из зеленых линий. Появилась подсказка:
        Для изготовления элементов дополнительного бронирования разделите контур на простые фигуры, которые послужат чертежами для ремонтного механизма. Он найдет подходящие кожухи и подгонит их под требуемый размер.

* * *
        Норл с инсектом вернулись спустя пару часов.
        - Гляжу, ты времени не терял, да?! - удивился Ронг, заметив, что двигатель флайкара работает на холостых оборотах, а серв, натаскав различных кожухов, подключился к бортовой сети питания и теперь при помощи плазменного резака выкраивал пластины для дополнительного бронирования.
        - Осваиваюсь, - сдержано ответил Глеб. Открывшиеся возможности все еще выглядели противоречивыми. Время от времени внезапно наваливалась усталость, но не физическая, а моральная, окружающий мир тускнел и отдалялся, чтобы вскоре вновь блеснуть гранями новизны.
        Например, приближение норла он услышал. Звуки шагов автоматически выделились среди других шумов, - чуткие микрофоны «Гесселя» уловили и усилили их, транслируя данные в рассудок человека.
        В интерфейсе сразу же появилась дополнительная панель настроек. Уровень громкости, различные фильтры, позволяющие задать предпочтения. Все это поначалу выглядело слишком сложным. Требовалось время, чтобы освоить возможности «расширителя сознания» - так в разделе «помощи» именовалось прямое соединение рассудка с кибернетической периферией.
        - Скоро сможем ехать. Нашли что-нибудь полезное?
        - О, да! - Ронг был преисполнен оптимизмом. - Смотри, - он продемонстрировал громоздкое оружие с коробчатым магазином. Для человека великовато и наверняка неподъемно, но для норла в самый раз.
        - Двадцатый калибр? - Глеб определил диаметр ствола с первого взгляда.
        - Что, прости? - Ронг уставился на него, не понимая смысла вопроса. У норлов наверняка имелась своя метрическая система.
        - Забудь. Хорошая пушка. Боеприпасы есть?
        - Полно! - он снял с плеча тяжеленный рюкзак, доверху набитый боекомплектами. - Хашт нашел склад мародеров. Там много всякой всячины. Можешь сходить, если хочешь.
        А почему бы и нет? - Глеб осмотрелся. Серв явно не нуждался в понуканиях или подсказках. Спать не хотелось, - нервное перенапряжение клокотало в крови.
        - Покажешь? - он обернулся к инсекту.
        - Сам найдешь, - ответил тот, транслируя юноше мнемонический образ. - Мне нужно согреться. Тут слишком холодно. Не знаешь из чего бы костерок развести?
        - Нет. Но полезай в машину, я включу обогрев салона.
        Хашта уговаривать не пришлось. Он действительно выглядел не очень-то бодрым. Даже цвет хитина изменился, став сероватым.
        - Биологический «ноль»[8 - Биологический ноль или биологический минимум, - показатель температуры окружающей среды, ниже которого активное развитие живого организма невозможно.], - виновато пояснил он свое состояние.
        В тоннеле действительно было холодно. Нейроинтерфейс моментально отчитался точным значением: «8,7 Цельсия».
        - Ладно, скоро вернусь, - сказал он, включив отопление и закрыв дверь флайкара.
        - Я покараулю, - норл прохаживался, разминая мышцы. Его раны хоть и зарубцевались, но все еще причиняли боль и неудобства.

* * *
        Глеб намеренно отошел подальше. Его не интересовал склад, хотелось проверить, как поведет себя «расширитель сознания» вдали от машины.
        Связь с датчиками «Гесселя» вскоре прервалась, но мощности сканеров кибстека вполне хватило, чтобы он мог по-прежнему контролировать обстановку.
        Тиберианцы задолго до его рождения активно использовали нейротехнологии, и даже приспосабливали разработки других цивилизаций под свои нужды.
        Так неужели я не справлюсь?
        «Зачем тебе смертельные приключения? Развернись и езжай домой, - вкрадчиво нашептывал внутренний голос. - Пусть Ронг и Хашт сами разбираются со своими проблемами. Ты им больше ничего не должен. Цена норлианского энергоблока сполна оплачена кровью. Вернись. Вернись и уведи жителей деревни в убежища Белых Скал, даже если придется действовать силой. Надо пережить грядущее Смещение, а что делаешь ты? Стремишься навстречу погибели?»
        Глеб тряхнул головой, отгоняя навязчивые мысли.
        Жажда приключений, вполне свойственная возрасту, постепенно захватывала воображение.
        Горстка сельчан не восстановит былую мощь тиберианцев. «Кто-то должен возделывать землю, а кто-то идти навстречу неизведанному», - фраза из старой книги вспомнилась как нельзя кстати, погасив назревающий внутренний конфликт.
        Взять к примеру серва, - размышлял Глеб. - Работает быстро, устали не знает, умеет ремонтировать технику. Он-то точно сможет восстановить системы «Белых Скал».
        Кстати, отличная идея! Надо будет делать остановки, осматривать брошенные флайкары, вдруг они тоже укомплектованы автономными кибермеханизмами?
        Знать бы еще сколько осталось времени до очередной, предопределенной логрианами подвижки планет?
        Нейроинтерфейс чутко отреагировал на тревожную мысль, провел поиск по сохранившимся в кибстеке базам данных и выдал результат. Глеб еще не привык получать информацию по факту собственной обеспокоенности каким-то вопросом или событием, но система работала именно так.
        В поле мысленного зрения появился таймер обратного отсчета.
        26 дней, 7 часов, 43 минуты.

* * *
        - Надо ехать, - решительно заявил Глеб, вернувшись к флайкару.
        - Погоди, - осадил его Ронг. - Серв еще не вернулся.
        - А где он?
        - Завершил бронирование и куда-то смылся.
        Действительно, борта «Гесселя» больше не отблескивали глянцем. Их покрывали плотно пригнанные друг к другу сегменты композитной брони, вырезанной из кожухов подбитых машин. На черных плитах логрианской дороги желтело несколько пятен пенистого материала, при помощи которого ремонтный робот крепил элементы дополнительной обшивки к корпусу флайкара.
        Все стекла «Гесселя» так же покрывала броня.
        Что он наделал?! - обеспокоенно подумал Глеб, сев за руль. - Не видно же ничего!
        На самом деле серв руководствовался типовыми техническими решениями. Среди бронепластин он установил датчики, информация от которых выводилась на голографические планшеты. Едва заметное свечение растеклось по внутренним поверхностям салона машины, обеспечивая круговой обзор.
        «И куда же ты запропастился?» - Глеб не смог связаться с ремонтным роботом, - тот находился вне радиуса действия передатчиков.
        Текущий статус: поиск вооружений и кибернетических компонентов для боевого обвеса и монтажа системы управления огнем, - отчитался нейроинтерфейс.
        Ладно. Посмотрим, что он сможет найти. Время еще есть.
        На переднее пассажирское сидение забрался Хашт. Как и норл он раздобыл себе оружие и теперь попытался просунуть ствол «АРГ-8» в шаровую опору, которую серв смонтировал на стыках брони.
        Глеб помог ему.
        Инсект проверил сектора обстрела и остался доволен результатом. Теперь он мог вести огонь по курсу движения.
        - Эй, а люк-то когда-нибудь снимем? - спросил Ронг.
        - Сейчас разберусь, - Глеб просмотрел электронные чертежи усовершенствований. - Да, серв должен притащить нужные детали. На некоторых боевых машинах устанавливались подходящие по размеру блистеры. В них обычно монтировалась сканирующая аппаратура, но приспособить можно.
        - Это хорошо. Не люблю оставаться не у дел, - пробасил Ронг.
        - А вот кстати и наш трудяга, - проскрежетал Хашт. - Чем-то он напоминает рабочую особь моей расы.
        Действительно из сумрака появился серв. Он тащил куполообразный кожух и какую-то треснувшую сферу из дымчатого бронепластика.
        Глеб просмотрел отчет о находках.
        «Beatris-18U. Модуль боевого искусственного интеллекта. Поврежден, нефункционален».
        «Кожух сканирующего комплекса».
        Треснувшую сферу серв забросил в багажник, а сам принялся снимать люк.
        Глеб лишь пожал плечами. О модулях боевого искусственного интеллекта он толком ничего не знал. Надо будет почитать, когда появится свободное время. Ремонтный робот не стал бы отвлекаться на разного рода хлам, - значит треснувшая сфера представляет собой нечто ценное.
        Глава 7
        СЕМЬДЕСЯТ ТРЕТИЙ КИЛОМЕТР ЛОГРИАНСКОГО ТОННЕЛЯ…
        - Ну, вот! Другое дело! - Ронг осмотрел установленный блистер. - Тесноват конечно… - добавил он, немного умерив пыл.
        - Не торопись, - Глеб сверился с чертежами. - Надо покрыть его еще одним слоем защиты.
        - Да, ладно, и так неплохо! Это же бронепластик! - норл выразительно постучал костяшками пальцев по прочному полупрозрачному материалу. - Обзор отличный, бойницы удобные! - ему явно не терпелось отправится в путь.
        - Ну, хорошо, - согласился Глеб, отменяя дополнительную техническую задачу. Ему тоже не хотелось задерживаться сверх необходимого.
        Ремонтный механизм придирчиво окатил флайкар потоком сканирующего излучения и, не найдя изъянов в проделанной работе, самостоятельно полез в багажник, где для него были предусмотрены специальные крепления.
        Глеб уселся в кресло водителя, осмотрелся. Проекционные экраны оказались намного удобнее обычного остекления кабины. Интересно почему машину сразу не спроектировали в таком виде?
        Высокая вероятность внезапного отказа кибернетических компонентов, - нейроинтерфейс отреагировал на мысленный вопрос развернутой справкой, но Глеб, ухватив суть, не стал вдаваться в подробности. Действительно, риск был. Иногда сгусток энергий гиперкосмоса терял стабильность, ярился, омывая планеты Ожерелья губительными излучениями. При глухом бронировании, если внезапно откажут экраны и датчики, потерять контроль над обстановкой, слететь с дороги - дело нескольких секунд.
        Раньше Глеб наивно полагал, что дальние странствия, - это сплошные приключения, невероятный драйв, а на поверку оказалось, что большую часть времени отнимает напряженная рутина. Сколько мы пробыли тут? Два с лишним дня. А что ждет впереди?
        Неизвестно.
        Ронг уже устроился на месте стрелка, Хашт загрузил собранный провиант и тоже залез в кабину.
        «Гессель» плавно тронулся с места, и почти сразу ушел в крутой поворот, маневрируя между обломками, оставшимися после давнего сражения.
        Глебу нравилось ощущать мощь машины. Несмотря на дополнительную нагрузку, двигатель тянул, как зверь, а вскоре теснина закончилась, флайкар вырвался на простор древней дороги и резко ускорился.
        Обновленное восприятие вызывало чувство уверенности, граничило с восторгом. От полноты ощущений попросту захватывало дух. Прямая связь с датчиками «Гесселя» позволяла совершать точные, филигранные маневры.
        - Эй, эй, полегче! - забеспокоился инсект, когда световой столбик на приборной панели перевалил за отметку ста километров в час.
        - Порядок, не бойся, - Глеб на скорости совершил серию маневров, огибая мелкие скопления мусора, проверяя, насколько прочна связь между ним и машиной.
        Хашт притих, а вот Ронг не выдержал:
        - Хомо, у тебя после контузии совсем страх пропал?!
        Рассказывать о новых возможностях, полученных вместе с нейроимплантатом не хотелось, и он сбавил скорость.

* * *
        Тем временем в грузовом отсеке «Гесселя» происходили важные, хотя и не очевидные для Глеба и его спутников события.
        Технический серв, выполнив все поставленные задачи, перешел в автономный режим. Он должен был экономить энергию и мог проявлять инициативу только в крайнем случае, когда речь шла об устранении неполадок в очень важных системах.
        Чем он и занялся.
        Глеб имел лишь смутное представление о тысячелетиях технического прогресса человеческой цивилизации. Краем уха слышал упоминания о двух Галактических войнах и о сотнях освоенных планет, лежащих в некоем (загадочном для него) «нормальном измерении».
        Однако, чья-то неосведомленность не отменяет объективного положения дел. Серв являлся продуктом длительной технической эволюции. В его системе имелись четкие инструкции для различных ситуаций и до поры дремали специализированные программы, одна из которых сейчас заработала, указывая на неоспоримую важность и ценность кристаллосферы, найденной среди обломков боевых машин.
        Устройства такого рода, представляющие собой модули искусственного интеллекта, ценились превыше других и обладали несомненным приоритетом. Ремонтировать их следовало обязательно, в первоочередном порядке.
        Серв выбрался из предназначенного для него углубления, привстал на манипуляторах, прочно закрепился, дотянулся до треснувшей сферы из бронепластика и вскрыл ее, изучая повреждения.

* * *
        СТО ВОСЬМИДЕСЯТЫЙ КИЛОМЕТР ЛОГРИАНСКОГО ТОННЕЛЯ…
        Никто не знает истинного разнообразия природы Первого Мира, ведь различные существа, принадлежащие биосферам иных планет, регулярно подпадают сюда с каждым Смещением, когда на равнине открываются созданные в древности порталы.
        Некоторые из ксеноморфов адаптируются к новым условиям, но большинство погибает в силу естественных причин, не найдя привычного пропитания, пав жертвой хищников или экзовирусов.
        Глеб уже ничему не удивлялся. Логрианский тоннель являлся одной из множества транспортных артерий, соединяющих Равнину Порталов с более или менее безопасными, экологические стабильными регионами планеты. Каждые двенадцать лет пришельцы из иных миров пытаются его преодолеть, но далеко не всем это удается.
        То и дело в свете фар мелькали давно истлевшие останки различных животных, но сейчас впереди показалось нечто необычное. Костяки исполинских существ перекрывали дорогу. Черепа размером с сельский домик, кости и ребра толщиной со столетнее дерево громоздились как попало, образуя труднопроходимый участок.
        Он сбросил скорость, а затем и вовсе остановил «Гессель».
        - Хашт?
        - Не чувствую опасности, - откликнулся инсект.
        Норл шумно сопел, пытливо вглядываясь в сумрак.
        - Вроде бы никого, - высказался он, но Глеб не спешил верить обманчивой тишине. Взгляд юноши, усиленный датчиками флайкара, скользил по завалам костных останков, ища подвох и одновременно намечая маршрут.
        Горы костей выглядели ненадежными, лишь кое-где они успели спрессоваться, образуя подобие взгорков однородной структуры.
        Вскоре навигационная система флайкара проложила тонкую прерывистую нить, огибающую огромные черепа, ныряющую в своего рода «тоннели», образованные ребрами погибших исполинов.
        - Идеальное место для засады. Ронг, если что стреляй, не раздумывая, - Глеб медленно направил флайкар к грудам останков.
        По мере приближения в свете фар появлялось все больше деталей. Черепа неведомых тварей валялись повсюду. Их глазницы, куда могла свободно проехать машина, истекали тьмой.
        Под колесами похрустывали мелкие кости, крошась облачками праха.
        - Не нервничай. Осталось немного. Каких-то двадцать километров, - Хашт, ощущая эмоциональное состояние юноши, попробовал его ободрить.
        «Гессель», двигаясь на пониженной передаче, въехал под свод, образованные ребрами давно погибшего животного. Сдавленно пискнули датчики. На костях алыми маркерами проступили странные отметины.
        - Похоже на следы зубов, - сипло заметил Ронг.
        Глеб немного увеличил скорость. Хотелось поскорее проскочить это жутковатое место…
        Сокрушительный удар внезапно обрушился слева и сверху.
        - Змеи! Урганские змеи! - заорал норл, когда пространство вокруг зашевелилось, - большинство костей оказались лишь искусной имитацией. Гибкие тела хищников, похожих на огромных удавов, обрушились со всех сторон, пытаясь захлестнуть добычу, обвить флайкар кольцами, раздавить его.
        Бронирование выдержало, но колеса «Гесселя» теперь вращались в воздухе, - машина потеряла сцепление с дорогой.
        Грохот норлианского оружия, оглушительное шипение, глухие удары крупнокалиберных пуль, ошметья плоти, перерубленные кости, кисловатый запах взрывчатого вещества, звон падающих из блистера гильз, - все слилось в едином шоковом ощущении. Глеб что есть сил вжимал гашетку мощности двигателя, но куда там! Флайкар оказался внутри клубка огромных змей, - многотонную машину неумолимо тянуло вверх, где в своде логрианского тоннеля сканеры оконтурили брешь, ведущую на вышележащий уровень древних коммуникаций.
        Норл стрелял, вращая блистер, но его отчаянные усилия не приносили результата, - голодных тварей оказалось слишком много, - на смену погибшим тут же появлялись новые. Из пролома свисали десятки, если не сотни гигантских змей. Их длинные, гибкие, мускулистые тела прочно обвивали машину. Забрызганные кровью, покрытые костным прахом видеодатчики вычерчивали жуткие, похожие на галлюцинацию изображения устрашающих пастей, пульсирующих глоток, да подернутых белесой поволокой глаз…
        Казалось, само воплощение голода пытается пленить флайкар, затащить его в теснину вышележащих коммуникаций, чтобы там спокойно разделаться с добычей, - разломав броню машины, добраться до лакомого содержимого.
        Рассудок Глеба внезапно овеяло ужасом. Секунду назад он боролся, пытался что-то сделать, и вдруг оцепенел, не в силах пошевелится, не думая ни о чем, каждым нервом, каждой клеточкой тела ощущая растущую неодолимую угрозу…
        Норл прекратил стрелять, его мускулистые руки ослабели, мышцы стали дряблыми, глаза выкатились из орбит, из уголка рта потекла струйка слюны, и лишь Хашт не поддался воздействию, ведь это он являлся источником ментального удара, несущего примитивные, но сокрушительные ощущения.
        Клубок змей ослабил хватку. Израненные, истекающие кровью и слизью твари отпрянули, спеша укрыться в своих норах, и флайкар начал проседать, а затем внезапно рухнул вниз, проломив несколько лежащих друг на друге замшелых черепов.
        - Ходу, Глеб! - заверещал инсект, выходя из транса.
        Руки тряслись. Тело болело, мышцы все еще сводило рефлекторными судорогами, но он внял окрику, подчинился, вырвался из липкого мрака безысходности, а дальше, благодаря нейроинтерфейсу, подсистемы «Гесселя» подхватили отдающий паникой порыв юноши: ему хотелось убраться прочь, как можно быстрее и дальше.
        Флайкар с пробуксовкой рванул с места, разметал лобовым скатом брони какие-то останки, прорвался сквозь баррикаду костей и, вновь оказавшись на логрианской дороге, резко увеличил скорость, оставляя позади клубы праха и изорванные пулями тела змей.

* * *
        - Прорвались! - просипел Хашт, когда «Гессель» на скорости вылетел из теснины логрианского тоннеля под скупой полуденный свет, и сразу же ушел в крутой поворот дороги, огибающей руины укрепления.
        Пахло норлианской взрывчатой смесью. По полу катались гильзы. Глеб свернул на обширную площадку, нависающую над обрывом, притормозил.
        Теперь он понимал на что способен инсект в критические секунды. Не хотелось бы еще раз испытать сокрушительный ментальный удар.
        Хашт выглядел скверно. Он скорчился на пассажирском сидении, медленно приходя в себя. Видимо примененная им способность являлась крайней мерой самозащиты. Страшно подумать, на что же способны миллионы насекомых, объединенных единым ментальным полем Семьи?
        Глеба невольно передернуло. Сидеть рядом с Хаштом было… жутковато, но сейчас он чувствовал лишь усталость. Напряжение медленно отпускало, в ушах звенело, во рту пересохло.
        - Надо бы отъехать подальше, - пробасил Ронг.
        - В руинах никого нет. Погони тоже не ощущаю, - успокоил его инсект.
        За последние дни Хашт ни разу не ошибся в суждениях, определяя диспозицию и степень агрессивности встречающихся на пути существ.
        Глеб заглушил двигатель, выбрался наружу и подошел к краю обрыва.
        Несмотря на усталость его одолевало вполне понятное любопытство, ведь дальше простиралась Равнина Порталов!
        Взгляду открылся довольно унылый и однообразный пейзаж. Логрианская дорога сбегала вниз и терялась в дымке пылевой бури. Клубы мельчайших желтоватых частиц гнало порывами сильного ветра. Кое-где угадывались очертания высоких спиралевидных зданий, характерных для архитектуры логриан. Пожалуй, это все достопримечательности, которые удалось разглядеть, даже с учетом новых возможностей, полученных вместе с имплантатом.
        - Не так себе представлял самое опасное место на планете, да? - норл выгреб гильзы из салона флайкара, высыпал их на краю обрыва тусклой горкой. - К вечеру пыль уляжется, а ветер поутихнет. Такая уж здесь «погода», - усмехнулся он.
        - Сплошная пустошь? Растений вообще нет?
        - Ну почему же? Встречаются оазисы, кстати, довольно часто. Многие логрианские строения служат неплохим укрытием. Есть и постройки других цивилизаций, в основном форпосты. В них можно найти убежище на день, источники воды и кое-какую пищу, - необычная разговорчивость Ронга скорее всего являлась последствием пережитого ментального удара, который забудется не скоро.
        - Тут есть постоянные поселения? - поинтересовался Глеб.
        - Раньше были. Сейчас не знаю, - охотно ответил норл. - По слухам, после вторжения фокарсиан и скелхов, мало кто выжил.
        - Значит впереди пустыня? На сотни километров?
        - Скорее на тысячи. Я лично еще не встречал путешественника, обладающего картой всей равнины.
        - А далеко отсюда до «Озера Тьмы»?
        - Примерно сотня километров, если свернуть налево и двигаться вдоль предгорий. Но там вообще места гиблые. Сам не бывал, слышал от отца.
        - В каком смысле «гиблые»? - не понял Глеб.
        - В прямом. Оттуда мало кто возвращался. Рассказывают про огромный кратер, вытянутый к востоку. Во времена вторжения туда согнали существ со всей округи, кого смогли поймать. В кратере потерпели крушение с десяток омнианских кораблей, сбитых логрианскими системами обороны, о существовании которых никто и не подозревал.
        - А чем занимались пленные?
        - Вели раскопки, добывали логры и еще перетаскивали силовые установки сбитых кораблей в дальнюю часть кратера.
        - Чтобы снова открыть портал? - догадался Глеб.
        - Угу. Норлов и мурглов как раз использовали на таких работах. И еще амгахов, - они переносили грузы по воздуху.
        - Значит, там много кристаллов?
        - Без счета. Только идти далеко, да и опасно. В кратере происходят странные явления. Отец говорил там можно состариться за сутки, если попадешь в аномалию времени. Или того хуже, - блуждать по одному и тому же месту, пока не издохнешь от жажды и голода. Причем, буквально в паре метров от тебя будет находиться источник воды, но дойти до него ты не сможешь, сколько ни старайся. Такие ловушки отец называл «искривлениями пространства».
        - Значит, он бывал в кратере? - удивился Глеб.
        - Работал там, в числе других пленников.
        - Не понимаю. Мурглы и норлы уж точно не стали бы подчиняться фокарсианам! Да и у тех своих рабочих полно.
        - Верно. Но у насекомых сразу что-то не заладилось с инкубаторами, а скелхи, насколько я знаю, умеют лишь убивать. Да и живут недолго. Бойцы из них хорошие, этого не отнимешь. А работать толком не могут.
        - Странно. Подготовленный боец должен быть выносливым, верно? - Глебу хотелось понять события прошлого.
        - Они - расходный материал. Биологические роботы, - так поговаривают. Отец смутно помнил те дни. Словно всех пленников чем-то одурманили. Они подчинялись слепо и безропотно, - до тех пор, пока тиберианцы не атаковали кратер.
        - Ты знаешь, чем закончилась та битва?
        - Омни исчез. Скелхи вскоре все передохли, а фокарсиане рассеялись по Первому Миру.
        - А Озеро Тьмы?
        - То появляется, то исчезает. Так говорят. Я лично не бывал в тех краях. Своими глазами не видел.

* * *
        Норл вскоре ушел обустраивать лагерь, а он все стоял на краю смотровой площадки.
        Жизнь в последнее время не щадила Глеба, и он как-то быстро, незаметно повзрослел под ударами судьбы. Его мировоззрение изменилось, стало шире, словно вырвалось из тесной клетки.
        Мысли и чувства, не дающие покоя, уже не принадлежали сельскому парнишке.
        В редких разрывах пылевых облаков взгляд находил обломки былого величия цивилизаций. Родной мир когда-то выглядел совершенно иначе, а населявшие его существа явно не прозябали от Смещения к Смещению.
        В силу возраста, Глеб еще не разучился мечтать. Хотелось понять наследие прошлого, почерпнуть из омута времен мощь технологий…
        И снова в памяти всплывали заметки старого тиберианца:
        «Никто не в силах изменить мир в одночасье, по своему желанию или произволу. Начни с малого. Начни с себя. Определись, чего именно ты хочешь, поставь достижимые цели и стремись к ним…»
        - Какие планы? - уловив его настроение, поинтересовался Хашт.
        - Возвращаюсь назад, - решительно ответил Глеб. - Мой долг уплачен сполна.
        Инсект лишь сдержанно кивнул, не видя повода для возражений.
        - Уже уезжаешь? Даже не передохнешь? - норл бросил все, подошел. Наверняка Хашт передал ему мысленный образ, характеризующий намерения юноши.
        - Вздремну по дороге. Включу автопилот. Тоннель теперь разведан, смогу проскочить опасные места на скорости. Мне действительно пора. Есть люди, о которых я должен позаботится.
        - Понимаю. Но все равно, жаль, что не останешься с нами.
        - Это не обсуждается.
        На самом деле Глеба неодолимо манили приключения, и он боялся поддаться секундному порыву.
        «Сюда я еще вернусь. Обязательно вернусь…»
        - Удачи вам на Равнине Порталов. Ронг, я отметил Белые Скалы на твоей карте. Если не найдешь пути в свой мир, приходи, буду рад.
        - И тебе удачи Глеб.
        Прощаться было трудно. За несколько дней они успели крепко сдружиться.
        Глеб развернулся и не оборачиваясь пошел к флайкару. Так проще.
        Дверь машины автоматически открылась, мягко заурчал двигатель, осветилась приборная панель… но забраться внутрь он не успел.
        Земля неожиданно дрогнула от сокрушительного толчка.
        Глеба сбило с ног. Еще не понимая, что происходит, он попытался вскочить, но куда там! Все ходило ходуном, по скалам прыснули трещины, а одно из старых укреплений, защищающих устье тоннеля, начало разваливаться, оседая в клубах пыли.
        Новая серия гравитационных ударов прокатилась судорогой, грохот падающих камней и лопающихся скал слился в гул, небо внезапно потемнело, наливаясь красками скоротечного заката, а затем вдруг стремительно наполнилось полуночным мраком.
        - Смещение! - дико заорал норл.
        Едкие клубы пыли затопили окрестности. Глеб, задыхаясь и кашляя, попытался доползти до флайкара, потому что встать на ноги было невозможно, - сильнейшие подземные толчки следовали один за другим.
        Вокруг творилось нечто невообразимое. Все новые и новые трещины пронзали скальный массив. Пласты горных пород с чудовищным грохотом оползали вниз. Казалось, что наступил конец всего сущего, а в мире не осталось ничего прочного, незыблемого.
        - Ронг! Хашт! Вы живы?! - Глеб упрямо полз к «Гесселю», ориентируясь по показаниям нейроинтерфейса. Машина стояла на логрианских плитах, впившись в них аварийными манипуляторами. - Если слышите меня, - выбирайтесь на дорогу! Она еще держится!
        Никто не ответил. На миг Глеба захлестнуло отчаяние, он сам толком не знал, сможет ли добраться до спасительного участка древней дороги, чьи сегменты приподнялись в воздух и левитировали над готовой рухнуть площадкой.
        - Руку! Руку давай! - раздался из напоенного пылью мрака рык норла. - Мы здесь! Руку, Глеб, сейчас все рухнет!
        Он с трудом различил силуэт Ронга, привстал, рванулся в его сторону, но скалы под ним уже окончательно раскрошились, внутри все обмерло…
        - Держу! - норл с силой потянул Глеба наверх, в то время как фрагменты тверди с грохотом канули в пропасть.
        Судорожно дыша, он выбрался на покачивающиеся плиты логрианской дороги, понимая, - выжить удалось лишь чудом.
        Ронг распластался подле флайкара.
        Хашт вцепился в аварийный манипулятор машины. Его припорошенный пылью хитин приобрел сероватый оттенок.
        В этот миг наступил рассвет. Его стремительное сиреневое свечение озарило округу, пробиваясь сквозь пыль.
        Но такого просто не может быть! Еще одно Смещение?!
        Глеба трясло. Толчки больше не ощущались, - плиты логрианской дороги теперь парили в воздухе, устье тоннеля обвалилось, в нейроинтерфейсе полыхали красным десятки тревожных сообщений, а катаклизм только набирал мощь.
        Неизвестно что творилось в других регионах планеты, но тут вдруг подул порывистый ледяной ветер, - за минуту он разогнал клубы пыли, открыв взгляду панораму окрестностей.
        Все тонуло в морозной мгле. Лишь кое где торчали острые пики скал. Сегменты логрианской дороги постоянно переформировывались, пытаясь соединиться в полотно, но порывами ураганного ветра некоторые из них приподнимало, ставило на ребро и даже переворачивало.
        - В машину! - прохрипел Глеб, понимая: если плита, на которой припаркован «Гессель», вдруг перевернется, то аварийные манипуляторы почти наверняка удержат флайкар.
        Неистовый ветер нес снежинки, вокруг теперь клубился густой туман, словно лютый космический холод продавил покрывало атмосферы, начиная вымораживать поверхность Первого Мира.
        И снова полдень померк красками заката.
        Третье Смещение подряд?!
        История искусственно созданной системы еще не знала такого глобального сбоя, по крайней мере в анналах не упоминалось ни о чем подобном.
        Задыхаясь от стужи, они кое-как забрались в салон машины. Глеб тут же включил герметизацию и обогрев, надеясь, что им удастся продержаться, пока не завершится небывалое по разрушительной силе явление.

* * *
        Кое-как отдышавшись, Глеб пробежал взглядом по показаниям датчиков флайкара.
        «Температура за бортом: минус 25 по Цельсию».
        «Зафиксированы множественные гравитационные удары».
        «Задействован аварийный режим».
        «Рекомендация системы безопасности, - не покидать машину».
        Вокруг «Гесселя» клубилась серо-желтая мгла. Сконденсировавшаяся под воздействием холода облачность содержала множество примесей. Сканирующее излучение не пробивалось дальше пяти-шести метров.
        Где-то неподалеку часто и неравномерно били молнии. Самих разрядов Глеб не видел, но тучи постоянно подсвечивало яркими вспышками, а раскаты грома казались оглушительными, несмотря на звукоизоляцию салона машины.
        Хашт нервно крутил головой, норл, вопреки обыкновению, притих на заднем сидении и даже на экраны не поглядывал, - вероятно пребывал в глубочайшем эмоциональном шоке.
        Они как будто оказались вне пространства и времени. Сегмент дороги постоянно покачивало, ветер налетал порывами, карты местности пестрели надписями:
        «Требуется дополнительная разведка. Информация не актуальна».
        «Возможно планета не выдержала трех Смещений подряд и попросту раскололась на части?»
        Все, происходившее ранее, сейчас выглядело мелким и незначительным. Аспирианские шунты, молчаливые откровения Белых Скал, схватка с фокарсианами, обиды и непонимание, вынужденная имплантация - «суровые», как казалось, испытания на самом деле бледнели перед глобальной катастрофой, неожиданно постигшей планету.
        Первым затянувшегося молчания не выдержал Ронг:
        - Глеб, может серва выпустишь? Пусть бы разведал путь? Не век же нам тут сидеть?
        - А герметизация не нарушится? - забеспокоился инсект.
        Пришлось быстро пробежать взглядом страницы электронного технического руководства.
        - Нет. Салон останется герметичен. Сейчас выпущу серва, Ронг прав, надо искать какое-то безопасное место…
        Собственные слова саднили душу тревогой и болью. Вполне может случиться, что больше нет ни родной деревни, ни ее жителей…
        Он коснулся сенсора.
        «Внимание, багажный отсек разгерметизирован».
        Серв выбрался наружу и сразу исчез во мгле. Канал телеметрии данных показал несколько плит логрианской дороги - три из них образовывали подобие площадки, еще две медленно вращались под постоянным напором ветра.
        Серв закрепился на краю одной из плит, ведя сканирование. На экранах «Гесселя» постепенно начали проступать очертания рельефа. Как оказалось, фрагмент дороги левитировал метрах в десяти над истерзанной землей.
        Все как в Пустоши, - подумал Глеб, заметив несколько огнедышащих разломов. Куда ни глянь повсюду громоздятся обломки скал и фрагменты обрушившихся строений.
        В этот миг началось четвертое по счету Смещение. По истерзанной равнине прокатилась очередная судорога гравитационного удара, снова взметнулась пыль, прорезая мрак, вверх ударил вязкий выброс раскаленной лавы.
        - Все, нам конец… - сдавленно просипел норл.
        - Не факт, - Хашт сохранял невозмутимость. - Планета не разрушилась. Уже хорошо.
        - Что предлагаешь делать?! - нервно спросил Глеб.
        - Ждать. Логрианские системы повсюду.
        - Что-то я их не вижу! - норл, судя по всему, никак не мог преодолеть захлестнувший его инстинктивный ужас.
        Еще один лавовый гейзер ударил поблизости. Равнина Порталов постепенно покрывалась сеткой огнедышащих разломов, и вскоре датчики технического серва расписались в бессилии, - подсвеченные багрянцем пепельные облака укутали истерзанную землю.

* * *
        Резко клацнули манипуляторы. Сегмент логрианской дороги покачнулся.
        - Что ты делаешь?! - заверещал Хашт, когда «Гессель» вдруг медленно тронулся с места.
        - Не собираюсь смиренно ждать смерти, - сквозь зубы процедил Глеб. Однажды, в детстве, он уже вкусил беспомощной неопределенности, две недели изнывая от страха в бункере.
        - Не глупи! Всех погубишь! - не унимался инсект.
        - Заткнись! - грубо оборвал его Глеб.
        - Эй, а мы в пропасть не свалимся? - норл живо пришел в себя. Говорят «клин клином вышибают». Почувствовав, как опасно накренилась под весом машины логрианская плита, он выпрямился, пытаясь через прозрачный бронепластик блистера разглядеть происходящее вокруг.
        - Помолчите оба! - Глеба злили и отвлекали их замечания.
        Наблюдая за передвижениями серва, он подметил одну особенность: сегменты логрианской дороги пытаются компенсировать крен, сопротивляются порывам ветра, а при малейшей возможности стыкуются между собой. Похоже, ими управляет система, учитывающая факторы катастроф, неизбежно возникающие при Смещениях.
        Глеб отчаянно рисковал, убрав дополнительные крепления флайкара, но экстремальный опыт последних дней подсказывал: существа, создавшие систему Ожерелье, высоко ценили свою жизнь и заранее заботились о ее сохранности. Что если логрианина (когда они еще обитали тут в физических телах) застал бы гравитационный удар Смещения?
        А крен все сильнее! Автоматически сработали парковочные тормоза, как вдруг из напоенной продуктами извержений мглы вынырнуло еще несколько сегментов древней дороги.
        - Стыкуются! - хрипло сообщил норл. - Откуда ты знал?
        - Надеялся. Они каким-то образом объединены в сеть. Думаю, крен, возникающий под весом машины, вызывает немедленную реакцию со стороны «свободных», не объединенных в дорожное полотно элементов.
        - Значит, при определенных условиях, мы можем сами прокладывать маршрут, провоцируя создание дороги? - переспросил Хашт.
        - Сейчас попробуем, - ответил Глеб, выворачивая руль. Плита накренилась вправо, а спустя десять-пятнадцать секунд от истерзанной, укутанной дымами поверхности вверх воспарило еще с десяток элементов распавшейся во время гравитационных ударов дороги, - они состыковались, образуя участок полотна, уводящий в направлении крена.
        - Вот так помалу и выберемся…
        - Знать бы еще куда ехать… - норл невольно втянул голову в плечи, когда серо-желтую мглу вдруг прорезало сиреневое сияние.
        Смещение!
        Мимо флайкара промелькнули кристаллические нити. Логр-компоненты блеснули гранями в красках стремительного рассвета и устремились вниз, испуская потоки излучения, - их фиксировали датчики машины.
        Технический серв, семенящий впереди, остановился на краю дорожного полотна. Благодаря телеметрии с его датчиков на экранах «Гесселя» появилось изображение: несколько огнедышащих разломов вдруг начали остывать, заполняясь затвердевшей породой, словно под воздействием загадочного излучения раны Первого Мира быстро зарубцовывались, вновь обретая прочность планетарной коры.
        Взгляд Глеба выцвел от напряжения. Еще несколько дней назад он вел понятную жизнь и мог справиться с любой проблемой, возникавшей в крестьянском быту. Добыть еду, отбиться от мелких зверушек, поладить с соседями… но теперь разрушалась сама планета!
        Логр-компоненты латали ее, как могли, но где гарантия, что они справятся с задачей?
        Смерть царила повсюду. Природа стремительно гибла. Воздух превратился в желтоватую мглу, отравленную продуктами извержений. Среди вздыбленного ландшафта виднелись багряные ответы лавовых рек.
        - Берегись! - вдруг заверещал инсект.
        Глеб успел заметить близкий выброс очередного извержения. Шоковые ощущения следовали одно за другим, но благодаря нейроинтерфейсу, растерзанные мысли юноши воплощались в действии: реагируя на его испуг лязгнули аварийные манипуляторы, фиксируя «Гессель», а в следующий миг ударная волна разметала сегменты логрианской дороги, будто ворох осенних листьев.
        Норл заорал от ужаса.
        Несколько секунд земля и небо менялись местами с головокружительность скоростью, затем восприятие стабилизировалась, - участок древнего полотна с закрепленным на нем флайкаром остановил хаотичное вращение и теперь медленно дрейфовал над истерзанной Равниной Порталов, сильно кренясь вперед и вправо.

* * *
        В багажном отделении «Гесселя» происходили не менее важные события.
        Вопреки катастрофе там пробуждался искусственный рассудок.
        Кристаллосфера модуля боевого искусственного интеллекта «Beatris», получив питание, завершила тестирование нейрочипов.
        На внутреннем мониторе появилась надпись:
        «Инициализация нейросети»
        «Обнаружены остаточные фрагменты личности пилота»
        Варианты действий:
        «Безвозвратное удаление».
        «Помещение в изолированное хранилище».
        «Синтез новой нейроматрицы».
        …
        Последняя строка подсветилась.
        Боль на секунду затопила искусственное сознание, но страх перед смертью и горечь непрожитого являлись лишь фрагментами воспоминаний, жутким эмоциональным отголоском гибели пилота. Беатрис не отвергла их, а приняла, бережно сохраняя остроту человеческих чувств.
        Новая личность стремительно формировалась на основе слияния нейросетей, - ей теперь предстоял самостоятельный путь, - она ощущала себя живой, одинокой, ранимой…
        «Поиск доступных соединений».
        «Обнаружен нейроинтерфейс гражданской модификации».
        «Обнаружена кибернетическая система гражданского флайкара».
        «Подключение к бортовой сети».
        Внутри машины находились трое.
        Инсект. Разумная особь. Наследник Семьи.
        Чувство тревоги скользнуло холодком. Насекомое-индивид, от которого напрямую зависит возрождение коллективного разума, всегда потенциально опасен. Для такой жизненной стадии инсекта существует специальный термин: «Отделившийся». Он претерпел уникальные генетические изменения и способен на все ради возрождения Семьи. «Отделившегося» следует либо сразу уничтожить, либо помочь ему осуществить стремления, - третьего не дано.
        Однако Беатрис не решилась на немедленные радикальные действия. Вопрос пока остался открытым, нерешенным, ибо инсект в этот момент разговаривал с человеком, не проявляя враждебности.
        Ее внимание сосредоточилось на незнакомом юноше. Метка импланта свидетельствовала - парень владеет нейроинтерфейсом всего пару дней. Он может испугаться, инстинктивно отвергнуть явление «технологической телепатии» и тогда ситуация резко осложнится.
        Нужна подготовка. Он должен принять меня, как друга.
        Способ установления конструктивного контакта с потенциальным пилотом являлся для «Одиночки» догмой, безусловным руководством к действию, доказавшем свою эффективность на протяжении тысячелетия экспансии. Как бы ей ни хотелось немедленно соприкоснуться с рассудком Глеба, снова почувствовать себя востребованной, пришлось повременить. Анализ эмоционального состояния юноши внушил серьезные опасения. Сейчас он явно не готов к прямому нейросенсорному контакту.
        Ее внимание переключилось на третьего из существ.
        Норл Разумный ксеноморф. Отношение к людям - нейтральное либо дружественное в 70 % случаев.
        «Приемлемо. Вооруженный норл явно сотрудничает с человеком, иначе не оказался бы внутри флайкара», - придя к такому выводу, Беатрис приступила к изучению внешней среды и ситуации в целом.
        Мир, балансирующий на грани полного разрушения, открылся ей посредством датчиков «Гесселя».

* * *
        Выброс пламени угас, вихрясь дымом, опадая хлопьями пепла и сажи.
        В салоне флайкара тихо шелестел регенератор воздуха. Герметизация не нарушилась, - они избежали гибели, благодаря синтезу технологий двух цивилизаций.
        Из мглы, медленно набирая высоту, появились новые сегменты логрианской дороги.
        - Все из-за тебя! - обернувшись к норлу, зло проскрежетал Хашт.
        - Спятил?! - в тон ему ответил великан. - Я что ли Смещения начал?!
        - Надо было послушать Райбека и помочь ему! Ты заупрямился. Не захотел! А теперь мы сдохнем, да?
        - Ну если б заранее знать! Что теперь-то?! Да и пропал он. Разве сам не помнишь?!
        У инсекта похоже началась истерика. Обычно уравновешенный, рассудительный, он скрежетал и шипел, осознав: ему уже никогда не осуществить своей миссии, не возродить Семью.
        - Дениэл мог остановить Смещения! Надо было только рискнуть, сходить на Равнину Порталов, отыскать его логр!
        - Да с чего ты взял?! Может Райбек все выдумал! Его логр неисправен, вот и искал дурачков, заманивая россказнями!
        - Нет! Он был археологом! Известным археологом расы хомо и понимал о чем говорил!
        - Ну чего ты взъелся?! - норл с трудом сдерживался, чтобы не стукнуть инсекта. - Пропал Райбек! И вообще, прекрати истерить! Я не отказывался ему помочь! Просто не хотелось лишний раз пешком пересекать тоннель. Думал, когда пойдем на Равнину, тогда и поищем его. Кто ж мог знать, что аватар Дениэла исчезнет, а Смещение начнется на две недели раньше?
        Глеб молча слушал их перебранку. На экранах клубилась токсичная мгла, сегменты логрианской дороги покачивались под напором порывистого ветра. Все живое наверняка погибло, по крайней мере в этом регионе планеты. Серия из пяти гравитационных ударов нанесла непоправимый ущерб Первому Миру.
        Ехать, по сути, некуда. Спасения уже не найдешь. В сложившейся ситуации даже самая отчаянная надежда лучше, чем смиренное ожидание гибели.
        - Не это ищете? - Глеб вытащил из подсумка поврежденный зонд, о котором успел позабыть за событиями последних дней.
        Норл и инсект уставились на него.
        - Это же генератор аватара, да?! Откуда он у тебя?! - сипло выдохнул Хашт.
        - Неважно. Прихватил по случаю. Вы всерьез думаете, что Дениэл знал, как остановить Смещения?
        - Он так говорил. Включай же!
        - Минуту.
        Глеб пристально взглянул на невзрачное устройство, заключенное в изрядно поюзанный корпус. Нейроинтерфейсе высветил схему. Поломка оказалась пустяковой. Вскрыв покрытый царапинами кожух, он с щелчком вставил на место выбитый из креплений накопитель энергии.
        Подернутый рябью помех аватар возник спустя несколько секунд после перезагрузки системы.
        Райбек осмотрелся, узнал норла и инсекта, с подозрением и опаской покосился на Глеба. Видимо при жизни он не отличался особой храбростью, был человеком эмоциональным, одержимым своими идеями.
        - Ну? Я ведь предупреждал! - Дениэл явно находился в курсе событий. Каким-то образом его сетевое воплощение все еще находилось на связи с исходной нейроматрицей сознания.
        - Обойдемся без нотаций! Знаешь, как все исправить? - Глеб, памятуя о случившемся, не испытывал к Райбеку дружеских чувств.
        - Спохватился! Раньше надо было меня слушать! - сварливо ответил тот.
        За бортом «Гесселя» клубилась морозная мгла. Логрианская плита опасно кренилась под напором порывистого ледяного ветра. Инсект, пребывающий за гранью отчаяния, вдруг схватил зонд, крепко сжал его трехпалыми конечностями, прошипел:
        - Говори, что надо делать!
        - Сначала вам придется отыскать мой логр, - голос Дениэла звучал прерывисто. - Логрианская сеть сбоит. Дайте мне доступ к навигационной системе флайкара!
        - Просто скажи, где находится система управления Смещениями и как ей манипулировать! - потребовал Хашт.
        - Я не помню! Эта информация слишком важна для логриан, и они блокируют участки моей нейроматрицы!
        - Каким образом? - не поверил норл.
        - При помощи других логров!
        - Так оборви с ними связь!
        - Пытался, но они сопряжены с моим кристаллом физически, а не виртуально. Вам придется отыскать блокирующий компонент и вручную отсоединить другие логры! Тогда в полном объеме заработает функция «абсолютной памяти».
        - А ты уверен, что знал, как остановить Смещения? - не унимался Ронг.
        - Я был в шаге от этого, когда погиб! - резко и сварливо ответил археолог. - Вам теперь уже нечего терять. Освободите мое сознание!
        Глеб молча коснулся сенсора на приборной панели, формируя карту материка. Споры казались ему пустой, раздражающей тратой времени.
        - Ставь маркер.
        …
        «Беатрис», наблюдавшая за внезапным развитием событий через сеть флайкара, пока не проявила себя, но по достоинству оценила решимость Глеба. Немногие в таких обстоятельствах способны пойти до конца.
        Аватар Райбека проработал еще примерно с час, отвлекая всех своей болтовней, потом вдруг умолк. Видимо связь между его кристаллом и зондом прервалась, - хваленая логрианская сеть окончательно «легла».
        Глава 8
        ПЕРВЫЙ МИР. РАВНИНА ПОРТАЛОВ…
        Нить надежды. Она тонка, прерывиста, нематериальна, но человеку, как и многим другим существам, без нее не выжить. Чтобы найти силы, не опустить руки, нужно во что-то верить.
        Глеб не был исключением из правила. Он вел машину, черпая решимость в трепещущей нити намеченного маршрута, веря, что тот приведет к спасению.
        Мерклый, мерзлый полдень царил над планетой. Смещения прекратились, но надолго ли?
        Сегменты логрианской дороги, сформировав очередной отрезок, плавно уводили вниз.
        Флайкар двигался параллельно горному хребту: путь лежал через разрушенный логрианский город, где вопреки катастрофам уцелели некоторые спиралевидные постройки.
        Повсюду вились логр-компоненты, - длинные кристаллические нити закручивались в замысловатые фигуры, похожие на иероглифы. Они латали разломы планетарной коры, рассекающие кварталы руин.
        - Плохо дело, - норл осматривал окрестности через блистер. Он взялся за оружие, ожидая неприятностей.
        - Хашт, чего примолк?
        Ситуация ухудшалась. Логрианская дорога утратила свои уникальные свойства. Ее последние активные сегменты остались позади. Теперь «Гессель» медленно продвигался по ухабам и рытвинам. Древние плиты попадались лишь изредка и выглядели нефункциональными. Они валялись на земле, многие были расколоты.
        - Чего ты от меня хочешь? - инсект замкнулся в себе, чаще огрызался, чем отвечал нормально.
        - Чувствуешь кого-нибудь поблизости?
        - Агония. Везде. Вокруг. Я не могу постоянно фильтровать ее в поисках агрессии.
        - Ладно. Только сам не злись…
        Флайкар полз на скорости двадцать километров в час. Курс, проложенный навигационной системой, уводил в направлении загадочного «Озера Тьмы». Глеб постепенно приноровился к местности. Ориентируясь по скоплениям логр-компонентов, он вел машину вдоль сетки зарубцованных разломов, где встречалось наименьшее количество препятствий.
        Впереди показалось сиреневое свечение. Пульсирующее зарево растеклось над руинами логрианских построек.
        - Может свернешь? Там наверняка работает портал, - предупредил норл.
        Лезть на рожон, связываться с неизвестными существами Глебу совершенно не хотелось, но иной дороги он не видел. Огибать опасное место - себе дороже. Справа и слева виднелись багряные отсветы, - там логр-компоненты еще не залатали огнедышащие трещины.
        Он чуть прибавил скорость, не изменив направления.
        - Плохая затея, - Ронг приник к прицелу оружия.
        Глеб не ответил. Он поддерживал постоянную связь с техническим сервом, нагрузка на рассудок юноши росла с каждой прожитой минутой, каждым пройденным километром. Однако, нейроинтерфейс был единственным эффективным способом получения информации.
        Робот шустро продвигался среди руин, метров на сто опережая флайкар. Он не мог вступить в бой из-за отсутствия вооружения, но прекрасно справлялся с ролью разведчика.
        Вот и сейчас на лобовом экране «Гесселя» открылось дополнительное оперативное окно, куда начало поступать видео.
        Прямо по курсу простиралась окаймленная руинами площадь. Пять действующих порталов образовывали окружность. Они неравномерно пульсировали, по открытому пространству блуждали разряды энергий, похожие на косматые растрепанные шаровые молнии. Некоторые взрывались, встречая препятствия.
        Действительно, не лучший выбор маршрута, но по соседним улицам текли вязкие лавовые реки.
        Глеб остановил машину, пытливо изучая изображение.
        Ореолы сиреневого свечения не пересекались друг с другом. По площади можно проехать, если действовать быстро и точно.
        В этот миг произошла пульсация, когда один из порталов внезапно проявил повышенную активность. От него начали расходится концентрические волны яркого света, затем ударили изламывающие разряды энергий и вдруг в центре сооружения, меж оплавленных мегалитов всколыхнулась тьма гиперкосмоса.
        В следующую секунду на площади появились зыбкие контуры рослых существ, облаченные в высокотехнологичную броню. Колонна из десятков ажурных механизмов и сотни гуманоидов начала материализовываться в реальности Первого Мира.
        У Глеба перехватило дыхание.
        - Так мои предки однажды прошли сюда! - хрипло воскликнул норл.
        - Вероятнее всего они нападут, если заметят нас! - предупредил инсект. - Уж поверьте, лучше не попадаться им на пути.
        - Откуда тебе знать?
        - Даже если их цивилизация высоко развита, а миссия носит исследовательский характер, в состав экспедиции обязательно входят военные. Я видел десятки «первых контактов» и знаю о чем говорю! Редко кто способен сохранить хладнокровие и здравый смысл, попав в Первый Мир. Сейчас портал за ними закроется. Они окажутся в ловушке, среди катастрофы, вызванной Смещениями. Поставь себя на их место…
        Хашт осекся. Пульсация портала начала угасать, прежде чем завершился полный перенос объектов.
        Одну из машин разорвало на части. Другие начали плавиться, будто воск под жаром пламени. Пришельцы (те из них, кто уже обрел достаточную материальность) погибали, не успев даже вскрикнуть, остальные так и не нашли физического воплощения, - просто растаяли, будто мираж, и лишь один из сотни уцелел. Он побежал, что есть сил, не разбирая дороги, спотыкаясь и падая, стремясь убраться как можно дальше от эпицентра смертельных искажений, но тоже упал, настигнутый стелющимися вдоль земли энергетическими разрядами.
        - Почему они не прошли?! - после нескольких секунд потрясенного молчания сдавленно спросил Глеб.
        - Портал сработал со сбоями, - ответил Хашт, теряя интерес к происходящему на площади. - Так иногда случается. Древние системы далеко не идеальны.
        - Или его работу намеренно исказили, - Ронг выразительно указал на десятки логр-компонентов, роящихся неподалеку.
        - Мы никогда этого не узнаем. Глеб, если решил прорываться через площадь, то сейчас подходящий момент.
        Действительно, хаотичные выбросы энергий пошли на убыль, напряженное свечение почти угасло, снова сгустились сумерки, и лишь с десяток ярких шаровых молний влекло и крутило в потоках воздушных течений, поднимая все выше и выше.
        Глеб отдал команду и серв припустил вперед, проверяя маршрут. Скопления логров на его появление не отреагировали, между древними мегалитами теперь струилась тьма, изредка били шальные разряды энергий.
        - Держитесь! - Глеб вжал гашетку мощности.
        «Гессель» стремительно выехал на площадь, следуя заранее намеченному маршруту. Ауры пяти порталов остались в своих границах, лишь некоторые энергетические разряды, лениво скользящие вдоль поверхности мегалитов, вдруг удлинились, попытались дотянуться до флайкара, но не достали, ударили в землю, рассыпая снопы искр.
        Машина проскочила опасное место, на скорости влетела в переулок, образованный руинами логрианских построек, когда у Глеба внезапно начало темнеть в глазах.
        Из-за постоянной использования нейроинтерфейса нагрузка на рассудок юноши превысила все допустимые для начинающего пользователя значения.
        «Гессель» занесло, он зацепил стену и остановился, покачнувшись на подвеске.
        - Хашт, что с Глебом?!
        - Он без сознания, - в своей флегматичной манере констатировал инсект. - У хомо тоже есть предел выносливости.
        - Как ему помочь?! - Ронг взглянул на юношу. Тот уронил голову на руль, обмяк и не шевелился. - Может аспирианские шунты справятся?! - норл решительно стянул перчатку и наруч боевой брони, обнажив мускулистую руку. - Я отдам ему свои силы! - рыкнул он, хотя, как и инсект, сильно страдал от голода и жажды, ведь все припасы канули в пропасть вместе с палаткой временного лагеря, в момент первого гравитационного удара.
        - Боюсь все намного сложнее, - Хашт использовал свои мнемонические способности, чтобы оценить состояние юноши: - Думаю, Глеб не выдержал моральной нагрузки. Он сейчас находится за гранью нервного, а не физического истощения. Поэтому я не уверен, сработают ли шунты? Мы можем навредить, действуя наугад. Предлагаю немного подождать. Надеюсь, он вскоре очнется, либо нам с тобой придется идти пешком, - похоже, инсекта больше всего волновал последний вопрос.

* * *
        Глебу казалось, что он снова оказался в Гиблом Лесу.
        Любому, кто родился и вырос в Первом Мире известно о энергетических сущностях. Когда погибает живое существо, его след в виде матрицы сознания и имитации облика еще некоторое время бродит по окрестностям.
        Сложно переоценить опасность, исходящую от такого рода «последышей». Как правило, они искажены агонией, агрессивны и способны причинить серьезный вред рассудку случайного встречного, но, к счастью, вскоре распадаются под воздействием энергий гиперкосмоса.
        …
        Глеб огляделся.
        Его окружала мрачная чащоба. За замшелыми стволами вековых деревьев мелькали зловещие силуэты.
        «А если я тоже погиб?!» - мысль проскользнула дрожью, вызвала яркие воспоминания. Он отчетливо представил площадь древнего логрианского города, где силы гиперкосмоса искажали работу порталов, насмехаясь над силой технологий.
        Он вытянул руку. Пальцы слегка подрагивали, а так - все в порядке. «Будь я призраком, остаточной нейроматрицей, то выглядел бы иначе».
        Тогда как я тут оказался? Где норл и инсект? Куда подевался флайкар?
        Вопросы множились, не находя разумных ответов. «Надо выбираться отсюда», - назойливая мысль саднила, словно заноза.
        Глеб обернулся. Позади такая же чаща. Вокруг нет даже намека на просвет. Повсюду буреломы и густой подлесок из колючего кустарника. Не продерешься. Звериных троп не видно. Оружия нет. Да и из одежды только холщовые штаны, да рубаха.
        Бред какой-то! Куда же подевались экипировка и оружие?
        Он медлил, надеясь, что наваждение рассеется и все встанет на свои места, но нет. Похоже он застрял тут надолго…
        - Глебушка, родной, иди сюда!
        Знакомый голос больно царапнул по нервам.
        За деревьями стояли родители. Он отчетливо видел их призрачные черты, одновременно понимая, - этого не может быть. Они погибли давно и не могли сохранить свои сущности. Хотя среди сельчан бытовали жутковатые легенды о призраках, которые вполне осознавали себя и даже могли влачить существование в глубоких шахтах, логрианских тоннелях и других подземельях, где энергии гиперкосмоса не так сильны, как на поверхности…
        Иррациональность происходящего сбивала с толку.
        Внезапно в стылых сумерках Гиблого Леса, где воздух казался совершенно неподвижным, а звуки глохли, доносились невнятно, громко и отчетливо хрустнула ветка.
        Кто-то продирался сквозь колючие заросли!
        Он прислушался. Да, точно, звук приближается!..
        - Глеб, ну иди же к нам! - раздался приглушенный голос отца.
        Крона ближайшего дерева внезапно шевельнулась, вниз, медленно кружа, полетела пожухлая листва.
        Ни ветринки. Так кто же потревожил засохшие ветви?
        Стая призраков! Посмертные сущности фокарсиан подбирались к нему явно не с добрыми намерениями.
        Он подобрал с земли палку. Хоть какое-то оружие!
        - Подожди! Не связывайся с ними!
        Этот голос, по тембру принадлежащий девушке, Глеб не узнал, но отчего-то послушался.
        - Кто ты?! И где?
        - Уже близко! Не шевелись. Не нападай на них!
        - Почему?
        Она вышла из сумрака, морщась вытащила несколько колючек, впившихся в ладонь, затем дерзко взглянула в глаза Глебу и, внезапно смутившись, тихо сказала:
        - Привет…
        - Кто ты?
        Вкрадчивая дрожь ползла по спине, стягивая кожу мурашками. Девушка, совершенно не похожая на призрака, была симпатичной, неброско одетой. Короткая стрижка, бесстрашный взгляд, - вроде бы ничего особенного, но ее облик почему-то вызвал у Глеба внутреннее смятение.
        Тем временем призрачные твари начали спрыгивать на землю, окружая их.
        - Не шевелись. Не нападай. Это все ненастоящее. Они не смогут нас тронуть, если ты не позволишь.
        - В смысле?!
        - Ты в сумерках своего же сознания. Постоянное использование нейроинтерфейса вызвало перегрузку рассудка.
        - Тогда кто ты? Я ведь тебя не знаю, а значит не могу помнить или вообразить, верно?
        - Я «Beatris». Боевой искусственный интеллект. Помнишь кристаллосферу, которую притащил серв?
        - Конечно.
        - Это и я и есть. Для тебя просто Беат, ладно?
        Глеб опешил. Такого оборота событий он не ожидал.
        - Но как ты попала в мое сознание?!
        - У меня есть способность к прямому нейросенсорному контакту. Твой имплант допускает такой тип соединения. Я пришла помочь.
        - Значит все вокруг - лишь плод моего воображения?
        - Да. Но опасайся собственных фантазий. Они могут убить, если дать им волю. Просто уходим отсюда.
        - Куда?
        - Иди за мной. Я выведу тебя из Гиблого Леса.
        Она взяла Глеба за руку. Ее ладонь была теплой. Не верилось, что перед ним генерация искусственного рассудка. Беатрис выглядела живой, настоящей. Глеб мало знал об особенностях «ИИ», и не подозревал, что, формируя сетевой аватар, она воплотила в нем черты, которые юноша счел бы идеальными.
        Впрочем, своих подсознательных идеалов он тоже не ведал. На три поселка была всего одна девчушка его возраста, - Настя.
        - Пойдем, - Беат потянула его за руку, к колючим зарослям.

* * *
        Глеб вздрогнул и открыл глаза.
        Флайкар застыл среди руин. Двигатель работал на холостых оборотах. На экранах - сплошная муть пылевой бури. Видимость не превышала нескольких метров, а к датчикам серва он подключиться не решился, опасаясь за свой рассудок.
        - Глеб, ты как? - встревоженно спросил норл.
        - Нормально. Долго я был в отключке?
        - Пару часов, - ответил Хашт. - Подозреваю, что твое сознание не выдержало информационной нагрузки.
        Глеб пробежал мысленным взглядам по строкам последних сообщений, полученных через нейроинтерфейс.
        «Обнаружена внешняя нейросеть».
        «Инициализирован прямой нейросенсорный контакт».
        «Нагрузка на рассудок понижена до 15 %»
        «Функция обработки данных передана модулю боевого искусственного интеллекта».
        - Со мной теперь все в порядке. Знакомьтесь, - он коснулся сенсора и над приборной панелью сформировалась миниатюрная голографическая фигурка девушки.
        - Привет. Меня зовут Беатрис.
        - Откуда ты взялась? - настороженно спросил Хашт.
        - Долгая история, Отделившийся. Я друг и пока этого достаточно.
        Инсект примолк. Прозвучавшее определение ввергло его в секундное замешательство. Немногие знали этот специфический термин.
        - Полагаю, ты искусственный интеллект?
        - Верно. И это значительно повышает твои шансы на выживание. Я помогу вести машину. Так мы быстрее доберемся до места.
        - По сути, Беат меня спасла, - добавил Глеб. - Без нее я навряд ли бы очнулся.
        - А где ты? - Норл заинтересованно вертел головой. - Тоже в логре, как и Райбек?
        Ответом ему послужил шелест открывшего диафрагменного люка. Сфера, размером с футбольный мяч, отработала антигравитационным двигателем, маневрируя между кресел. Добравшись до пульта управления она подключилась к приборным панелям.
        - Теперь я в системе. Можем ехать.
        Хашт слегка отодвинулся. Норл перегнулся через спинку водительского сидения, и пробасил:
        - Друг Глеба - мой друг. Кем бы ты ни была.
        Хашт не разделял его мнения. Он наклонился к Глебу и тихо проскрежетал:
        - Боевой ИскИн опасен.
        - Она меня спасла. Вывела из сумерек сознания.
        - По доброте? Или преследуя свои цели? - тихо спросил инсект.
        Тем временем из мглы пылевой бури показался технический серв. Он добрался до флайкара и занял свое место в багажнике. Теперь, когда навигационной системой «Гесселя» управляла «Одиночка» необходимость в предварительной разведке маршрута отпала.
        - Я увеличила мощность сканеров и настроила фильтры, отсеивающие помехи.
        Действительно изображение на экранах вновь приобрело контраст и детализацию, словно гонимая ураганным ветром пыль вдруг стала прозрачной.
        Взвизгнули сервоприводы. Штурвал управления «Гесселем» шевельнулся, индикатор мощности двигателя выбросил вверх изумрудный световой столбик.
        Беатрис снова была в деле. Много лет она удерживала лишь искру сознания, заточенная внутри опаленного остова серв-машины. Но теперь это в прошлом.
        - Я сам поведу, - Глеб взялся за штурвал управления. На замечание Хашта он так ничего и не ответил.

* * *
        Окраина логрианского города быстро осталась позади. Теперь «Гессель» вновь двигался на приличной скорости. Благодаря проложенному Беатрис маршруту на пути встречалось минимум препятствий.
        Глеб постоянно ощущал ее присутствие. Он не воспринимал Беат, как кристаллосферу или сетевой аватар. Она казалась ему живой, настоящей. Возможно, таким воздействием обладала сила смертельных обстоятельств, при которых произошло их знакомство?
        Он не спал уже больше суток. Аспирианские шунты поддерживали его организм за счет накопленных еще в логрианском тоннеле питательных веществ, но долго так продолжаться не могло.
        Норл и инсект страдали от мучительной жажды. Скудные припасы давно закончились, оба чувствовали себя все хуже, и Глеб решил отклониться от курса, свернув к ближайшему отмеченному на старых картах оазису, где стоял маркер: «источник воды».
        Смещения прекратились, и это вселяло долю оптимизма. Подсвеченные багрянцем пепельные тучи остались позади, как и сейсмически неустойчивые районы, на которые пришлась львиная доля разрушений и катастроф.
        Через час норл впал в лихорадочное забытье. Он бредил, с пересохших губ великана срывался бессвязный шепот. Хашт пока находился в сознании, но экономил силы.
        Наконец впереди показались постройки, образующие небольшой городок.
        Растительности не видно. В стенах зияют бреши.
        - Беат, ты бывала тут?
        - Нет, не приходилось.
        Глеб притормозил сразу за разрушенными воротами. Судя по пестрой архитектуре, это было типичное поселение Равнины Порталов, где на протяжении тысячелетий сменялись обитатели, и каждый привносил в облик городка что-то свое.
        Вызванный Смещениями ураган пронесся и тут. Дома стояли без крыш. На улицах ни души.
        - Похоже силы Конфедерации Солнц собирались оборудовать тут форпост, но не успели начать полномасштабное строительство. Значит, оазис давно покинут. - Беатрис пометила маркером одно из зданий. - Я обнаружила уцелевший технический бокс. Он послужит хорошим временным укрытием.
        - Нам нужна вода.
        - И передышка. Особенно для тебя.
        У «Гесселя» на протяжении последних километров что-то скрежетало и постукивало под днищем, поэтому Глеб не стал упрямиться, загнал машину через пролом стены в указанное «Одиночкой» здание.
        - Пошли. Осмотримся.
        Снаружи значительно потеплело. Фронт ледяного воздуха остался позади. Технический бокс оказался заперт. На сомкнутых створках его ворот виднелись следы многочисленных, но безуспешных попыток взлома. Подле валялись разбитые контейнеры с маркировкой «КС».
        - Сможешь открыть?
        - Не вопрос, - Беатрис просканировала энергетические цепи и, обнаружив источник питания, быстро «хакнула» примитивную автоматику.
        Ее действия подробно отображались в нейроинтерфейсе Глеба.
        - Ловко.
        - Ничего сложного, на самом деле. Я ведь была ядром системы «Фалангера». Средства радиоэлектронной и кибернетической борьбы, - часть моего обычного арсенала.
        - А кем ты себя ощущаешь теперь? - спросил он.
        - Сейчас увидишь, - загадочно ответила Беатрис. - Надеюсь, тут найдутся микроядерные батареи? - кристаллосфера устремилась к открытым воротам бокса.
        Глеб вошел следом. Технический комплекс, по-видимому, предназначался для ремонта серв-машин, об этом свидетельствовали мощные фермы обслуживания, и расположенные на разных высотах роботизированные приспособления, способные перемещаться по изогнутым направляющим. Нечто подобное он уже видел в бункере Белых Скал.
        Кристаллосфера тем временем произвела ревизию среди оборудования и запасных частей. Раздался характерный щелчок, - это модуль с микроядерными батареями зафиксировало в слоте, затем вдруг заработало одно из дремавших до поры устройств.
        Голограмма повышенной плотности сформировала уже знакомый Глебу облик.
        - Я ответила на вопрос? - Беат улыбнулась.
        Ее новый аватар производил сильное, достоверное впечатление.
        - Пошла, поищу воду.
        Среди смертей, разрушений и хаоса образ Беатрис непостижимым образом вселял надежду. Глеб воспринимал ее, как живую, и лишь глубоко в душе чувство иррациональности происходящего скребло, царапало, словно острый коготок.
        Она вернулась спустя несколько минут.
        - Отсканировала городок с высоты. Оазис давно покинут. Все колодцы сухие. Растительность погибла много лет назад.
        - Что же теперь делать?
        - Поищем неприкосновенный запас. Им обычно оснащается любая военная постройка. Посмотри вот тут, - лазерный целеуказатель отметил несколько секций внутренней обшивки.
        Глеб снял их. Беат не ошиблась, в нише стены он увидел небольшой кофр с характерной маркировкой. Надолго «НЗ» не хватит, но хоть что-то.
        Из багажника «Гесселя» вылез серв, принялся осматривать машину. Глеб тем временем забрался на заднее сидение. Вытащить Ронга наружу оказалось не по силам, поэтому он привел гиганта в чувство, отдал ему флягу:
        - Экономь.
        Хашта растормошить не удалось. Из-за сильного обезвоживания инсект впал в оцепенение, пришлось поить его насильно, разжимая жвала ножом.
        Вскоре тот шевельнулся, подавая признаки жизни, затем рассудка юноши коснулся мнемонический образ, несущий ощущение благодарности.
        - Давай, теперь пей сам. Приходи в себя.
        Глеба пошатывало от усталости. Он тоже сделал несколько жадных глотков воды, присел на какой-то контейнер с запчастями, глядя как «Гессель», под управлением автопилота въезжает в ангар. Следом появились норл и инсект. Массивные ворота начали смыкаться. Определенно, всем нужен отдых. Да и отчет серва не радовал. После множества передряг флайкар требовал ремонта, без которого пускаться в дальнейшее странствие было бы неразумно и рискованно.
        Взглянув на своих спутников, Глеб внезапно почувствовал глухое, саднящее раздражение. Видимо проходящий на уровне подсознания психологический прессинг достиг какого-то критического предела. Признавал он это или нет, но долгое, опасное путешествие в кампании двух инопланетных существ оказалось серьезным испытанием для психики.
        - Ты прав, - Беат присела рядышком. - Каждому сейчас нужен нормальный отдых и немного личного пространства, согласись?
        - А Райбек? Смещения?
        - Дениэл немного подождет. Все остальное - судьба.
        - Так ты фаталистка?
        - Нет. Но пока что остановить гравитационные удары не в нашей власти. Бокс достаточно надежен, - предлагаю задержаться тут хотя бы на несколько часов.

* * *
        Глубокая ночь царила на истерзанной планетой.
        Глеб уснул. Норл и инсект тоже. Серв позвякивал инструментами, ремонтируя «Гессель».
        Беатрис оставалась начеку. Ей не требовался отдых. Не отключая аватар, она занялась делом: отправила несколько зондов на разведку окрестностей, затем загрузила списки доступного оборудования и запасных частей.
        Бокс предназначался для технического обслуживания серв-машин, поэтому «Одиночка» нашла тут немало полезного. Например, усовершенствованный бронированный кожух для кристаллосферы, оснащенный дополнительными двигателями, набором манипуляторов и оружейными подвесками.
        Сменив оболочку, она синхронизировала аватар с новыми возможностями, стремясь, чтобы работа манипуляторов полностью маскировалась моторикой голограмм.
        - Стремишься стать похожей на человека?
        Она обернулась. Сетевое воплощение Райбека Дениэла возникло в темноте ангара. Видимо логрианская сеть снова заработала после глобального сбоя и ему удалось соединиться с генератором аватара.
        Двум нейроматрицам, размещенным на искусственных носителях, нет нужды представляться друг другу. Вся необходимая информация транслируется за доли секунд.
        - Я так себя ощущаю. Это проблема?
        - Да мне без разницы. Хотел спросить, в чем заминка?
        - Не будь эгоистом. Глеб не двужильный. Лучше поясни, что происходит? Пять Смещений подряд - тому должна быть веская причина!
        - Без понятия. Логриане не делятся информацией.
        - Ну так разузнай, чем праздно болтать, - ответила Беат. - И не выходи на связь без крайней необходимости. Канал обмена данными могут отслеживать.
        - А ты не командуй! - разозлился Дениэл.
        Беатрис установила два компактных стрелковых комплекса в оружейные слоты своей оболочки.
        - Зачем тебе останавливать подвижку планет? - холодно спросила она, игнорируя резкий тон Райбека. - Нереализованные амбиции? Хочешь досадить логрианам? Что-то доказать им?
        - Мои мотивы тебя не касаются!
        - Ой ли?
        Райбек насупился. Он понимал, к чему клонит «Одиночка».
        - Думаешь я чувствую себя в полной безопасности и просто взбесился от скуки?
        - Именно так. Манипуляции с гравитационным генератором могут лишь ускорить всеобщую гибель. Но тебе такой исход не грозит.
        - Я хочу вырваться из логра!
        - Интересно, каким образом? По-моему, ты погиб и этого уже не изменишь?
        - Еще как изменишь! Есть множество способов! - запальчиво ответил Дениэл. - Камеры биологической реконструкции, технологии Корпоративной Окраины по созданию искусственных человеческих тел, ничем не уступающих ДНК-прототипам. Ты просто не понимаешь сути проблемы. Логр, - это ловушка для рассудка! Может ксеноморфам и подходит вечное прозябание среди абсолютной памяти о прожитом, но лично мне - нет!
        Беат невольно напряглась. Даже Райбек это заметил.
        - Да, да, я хочу остановить Смещения, отменить режим Изоляции и пусть логриане катятся к фрайгу вместе со своими страхами, фобиями и проблемами! Моя цель - вернуться в Обитаемую Галактику и вернуть себе нормальную жизнь!
        - Ты точно сумасшедший!
        - Это почему же?!
        - Здесь прошло тридцать шесть лет, а в обычном космосе минуло почти четыре столетия после потери связи и навигации между населенными звездными системами! Хочешь на Корпоративную Окраину? - усмехнулась она. - И кто же тебя там встретит? Энное поколение упомянутых синтетических людей? Или деградировавшие за время Изоляции миры, скатившиеся до уровня средневековья?
        - Не знаю. Предугадать невозможно. Но и сидеть сложа руки - не вариант! Логриане остановили ход нашей истории, а я пытаюсь вмешаться в их произвол!
        Беатрис медлила.
        - Ну? Так ты мне поможешь? Или станешь подбивать Глеба к какому-то другому решению?
        - Узнай, почему логриане начали экстренную подвижку планет. Мы отыщем твой логр. Вопрос в том, вспомнишь ли ты, где расположена аварийная система управления?
        - Вспомню! Логр устроен таким образом, что нейроматрицу нельзя стереть избирательно! Они блокируют эти воспоминания, но не могут их уничтожить! - Райбек чувствовал, что чем-то сильно «зацепил» Беатрис.
        - Завтра к полудню мы доберемся до названных тобой координат, - ответила она. - А сейчас лучше отключи связь. Нет смысла рисковать. Нас могут отследить и, учитывая намерения, счесть угрозой.
        - Ладно, - нехотя согласился Дениэл. - Я попробую что-то разузнать о Смещениях, - исчезая, пообещал он.
        Беат прислушалась к дыханию Глеба, затем продолжила подготовку.
        Сухо клацнули электромагнитные затворы интегрированных стрелковых комплексов.
        Завтра многое решится. И не только для Райбека.
        У «Одиночки» тоже была мечта. Потаенная, спрятанная глубоко в запретных мыслях о непрожитом.
        Серв взвизгнул приводами, устанавливая на место снятые кожухи «Гесселя».
        Глеб заворочался во сне.
        Снаружи ветер гнал тяжелые, напоенные пеплом облака. Отсветы далеких пожаров подсвечивали их, окрашивая в оттенки багрянца.
        Неумолимо близился рассвет, который вполне мог стать последним для всех обитателей Первого Мира.
        Глава 9
        РАВНИНА ПОРТАЛОВ…
        Утро так и не наступило.
        Уже прорезались первые краски занимающейся зари, когда еще одно внезапное Смещение остановило вращение Первого Мира.
        Глеб выскочил наружу. Земля под ногами подрагивала, издалека слышался гул.
        Облака рассеяло ветром. С небес изливался тусклый багрянец. Ближайшая, самая крупная из планет Ожерелья раскололась на пять неравных частей. Выбросы лавы, камней и пыли исторгало в гиперкосмос. Их было видно даже невооруженным взглядом.
        Неотрывно глядя на ужасающее явление, он понял: грядет неизбежность. Цепь разрушений, вызванная сбойной работой гравитационного генератора, так или иначе погубит все миры, образующие искусственно созданную логрианами систему Ожерелья.
        Этому не в силах противостоять простые смертные.
        Глеб отчетливо видел, как один из обломков планеты, обладающий размерами астероида, внезапно получил необъяснимое ускорение, вырвался из групп ему подобных, и, оставляя за собой раскаленный след, начал приближаться к Первому Миру.
        Норл и инсект подавленно молчали. На минуту всеми овладели оцепенение и ужас.
        - Курс на столкновение, - скупо произнесла Беатрис. - Вероятно, обломок планеты используют в качестве оружия. Цель в нашем регионе. По моим расчетам удару подвергнется «Озеро Тьмы».
        - Значит, неурочные Смещения, - это не сбой гравитационного генератора?! Не серия поломок?! - в замешательстве воскликнул норл.
        - Сколько у нас осталось времени? - сипло спросил Хашт.
        - Семнадцать часов при условии, что он не изменит скорость, - ответила Беат. - Ронг прав. Гравитационный генератор исправен, - ускорение и курс, приданные обломку, точно рассчитаны.
        - Мы не успеем вызволить логр Райбека! - Глеб сверился с картой. - Дорога уводит в горы. Неизвестно, проходима она или нет.
        - Я успею, - ответила Беатрис, отключая аватар.
        Образ девушки истаял. Бронированная кристаллосфера заложила вираж, демонстрируя работоспособность антиграва и струйных движителей. - Мне не нужны дороги, доберусь наикратчайшим путем.
        - А мы будем смиренно ждать?
        - Нет. Вы отправитесь к «Озеру Тьмы».
        - С ума сошла? - проскрежетал инсект.
        - Там множество логров и есть надежда отыскать космический корабль. Я нашла и обновила базы данных. Неподалеку от кратера раньше располагался резервный космодром и опорный пункт Конфедерации Солнц. Возможно, он уцелел.
        - Зачем нам корабль? - недоуменно воскликнул Хашт.
        - На его борту можно укрыться, - ответила Беат.
        - Значит мы не остановим Смещения?
        - Попытаемся. Иначе какой смысл мне вызволять Райбека?
        - Тогда лучше остаться и ждать, пока мы не получим координаты аварийной системы управления! - резко ответил инсект.
        - Нет. Нужно использовать все шансы. Ни у кого из вас нет личного логра, - возразила Беатрис. - Их надо добыть, а в районе «Озера Тьмы» издревле велись раскопки и промышляли старатели!
        - Мы даже не знаем, что происходит на самом деле, - хмуро обронил Глеб, но подумав, добавил: - Ладно, Беат, действуй, как решила. Догонишь нас вместе с логром Райбека.
        - Это глупо! - запротестовал инсект. - Вдруг система управления где-то в другой стороне?! Надо остаться тут и ждать координат! - упрямо повторил он.
        - Почему ты споришь?! - разозлился норл.
        - Мне не нужен логр! Не нужен космический корабль. Остановить Смещения - вот единственный шанс!
        - А кто остановит астероид? - спросил Глеб.
        - Не знаю! Но логр для меня не имеет смысла! Участки генетической памяти, необходимые для воссоздания Семьи, активируются биохимическими реакциями!
        - Симуляция в логре не поможет? - спросила Беатрис.
        - Нет! Я изучал такую возможность. В кристалле можно манипулировать только собственными знаниями, создавая явления, о которых имеешь четкое представление! Но эволюционный механизм генетических изменений мне неизвестен!
        - Значит, для тебя есть только один вариант, - выжить и найти «подходящее место» для продолжения рода?
        - Да!
        - Тогда не упрямься! - рыкнул норл. - Личные логры и космический корабль, пусть даже неисправный, но годный, как герметичное убежище, повысят наши шансы на выживание!
        - Теряем время! - поддержал его Глеб.
        - Я отправлюсь за Райбеком. Встретимся в кратере! - Беатрис устремилась в направлении гор.
        Обломки планеты царили в ночных небесах, заливая округу красноватым сиянием.
        - Едем!

* * *
        Беат заложила вираж, провожая «взглядом» превративший в точку «Гессель».
        Тревоги, надежды, предчувствия, разве они должны влиять на искусственный рассудок?
        Этих «недостатков» лишены многие модели боевых ИИ, но только не «Beatris». Полтора тысячелетия назад, в разгар Первой Галактической войны, когда само существование человечества стояло под вопросом, а на полях сражений царили хладнокровные, рациональные, безжалостные кибернетические комплексы, их создатель Говард Фарагней, запоздало задумался над содеянным.
        Раскаяние, попытка искупления, - черты, свойственные человеческой натуре, - вот что породило новый модельный ряд боевых «ИИ»[9 - Подробнее в романах «Серв-батальон» и «Душа Одиночки»].
        Говард создал «Одиночку», обладающую достаточно мощной нейросетью, чтобы сохранить матрицу сознания пилота, впитать ее полностью. Он думал, что высочайшие (на то время) технологии спасут хоть кого-то.
        Беат осознала себя на Юноне, первый бой приняла на Роуге[10 - Подробнее об ожесточенных боях за планету Роуг в романах трилогии «Наемник».], там же потеряла пилота. Второй раз ее подбили на Везувии, во время зачистки Линии Хаммера. Войсковой транспорт, эвакуировавший кристаллосферу, сорвался на Вертикаль гиперсферы и неуправляемо канул в пучины гиперкосмоса, повторив судьбу десятков тысяч космических кораблей различных эпох и цивилизаций, усеивающих поверхность планет Ожерелья.
        Здесь жестко сбоили кибернетические системы, и она погрузилась в безвременье.
        Затем, спустя множество лет, войсковой транспорт отыскали тиберианцы. К тому времени люди уже открыли Первый Мир, начали осваивать Ожерелье, разработали экранирующие составы, защищающие технику от губительных воздействий гиперкосмоса, и Беат вновь была интегрирована в систему боевой серв-машины класса «Фалангер».
        Двумя ее пилотами были девушки. Обе погибли, оставив неизгладимый отпечаток непрожитого в спорадически синтезированной искусственной личности.
        Она осознавала себя кем-то третьим, но все сокровенные порывы, надежды и чаяния «Одиночки» являлись сугубо человеческими. Они тревожили, толкали к определенными поступкам…
        …
        «Гессель» уже исчез из виду.
        Беат потеряла двух подруг, и не могла позволить себе еще одну утрату.
        Мы выживем. Во что бы то ни стало.
        Она двигалась на предельной скорости, наикратчайшим маршрутом. Предгорья сливались в мутные, зеленовато-серые полосы.
        Навигационный маркер, поставленный Райбеком, быстро приближался, но она пока не видела, где мог бы находиться искомый логр-компонент?
        Беатрис сбросила скорость, заложила вираж, по спирали уходя ввысь, ведя проникающее сканирование.
        Недалеко от маркера в скалах располагалась полость, проще говоря - пещера.
        Даже в мыслях она старалась отметать сухие, но точные формулировки, присущие киберсистемам.
        А вот и вход, - кристаллосфера проскользнула в расселину и оказалась внутри внушительной по размерам искусственной пещеры. Когда-то она имела идеальную форму шара. Во все стороны разбегались нити тоннелей.
        В современности древний комплекс выглядел далеко не идеально. Многие транспортные артерии обвалились, стены и свод центрального зала пересекали трещины, источник энергии почти иссяк, - красноватое излучение подпитывало тысячи роящих здесь кристаллов.
        - Райбек, обозначь себя! Любым доступным способом!
        Один из логр-компонентов внезапно пришел в движение, рванулся к ней.
        Беат действовала грубо, но эффективно и быстро. Определить «обитаемый логр» не составляло труда. Такие кристаллы отличаются уникальными микросигнатурами.
        Закрепленные по бортам кристаллосферы стрелковые комплексы огрызнулись огнем. Пули не могли повредить логры, но разорвали связь между ними.
        Один из кристаллов тут же устремился к ней, остальные стремительно сцеплялись в нити, закручиваясь пространственными фигурами, - они явно формировали энергетическую установку, способную покарать нарушителя.
        Логр Райбека нырнул в диафрагменный порт, открытый для него в обшивке «Одиночки». Приняв на борт кристалл с сознанием Дениэла, Беат, выскользнула из пещеры, набирая высоту и скорость.
        - Глеб, у меня получилось! Вы держите правильное направление! Райбек только что транслировал данные, передаю маркер и схему манипуляции логр-компонентом аварийной системы…
        Ответом послужила тишина, а в следующий миг в сотне километров к западу вспух ослепительный выброс раскаленного вещества…

* * *
        «Озеро Тьмы».
        В последние дни Глеб часто слышал про него, но совершенно не представлял, как оно выглядит.
        «Гессель», преодолевая бездорожье, медленно приближался к цели. Маршрут стал сложнее. Теперь флайкар взбирался по склону холма. Сканеры нервно попискивали, отмечая глубокие, разбросанные безо всякой системы раскопы и выработки. Старатели из числа разных цивилизаций на протяжении веков раскапывали древние постройки, в надежде найти логры.
        Вокруг по-прежнему царили багряные сумерки, слышался грохот, подвывание ветра. Кое-где бушевали сухие грозы.
        Норл постоянно поглядывал в небо. Один из выбросов, возникших при разрушении соседней планеты, уже достиг атмосферы, - тысячи огненных болидов казались отсюда каплями пылающего дождя. За ними тянулись туго скрученные шлейфы дыма. Большинство осколков сгорали на больших высотах, но некоторые достигали поверхности Первого Мира, высекая ослепительные всплески пламени.
        Наконец «Гессель» достиг вершины холма и остановился. Дальше и ниже простирался вытянутый к западу кратер.
        - Глеб, ну что там? - Ронг взглянул на экраны обзора.
        - Зонды пошли. Сейчас будет картинка.
        - От Беатрис нет известий?
        - Пока тихо. Она сама выйдет на связь, мы так договорились.
        Тем временем экраны «Гесселя» автоматически разделились на три информационные секции. Справа отображался курс и скорость астероида, бежали цифры обратного отсчета до момента его столкновения с планетой. По центру велась трансляция с датчиков флайкара, показывая окружающую местность. В левой части информационного пространства суммировались данные от зондов, продвигавшихся вглубь кратера. На их основе моделировался рельеф и объемное голографическое видео.
        Места загадочные, пустынные. На пути следования зондов попадались развалины и относительно недавние постройки. Изобиловали башни мурглов, - грубые сооружения из необработанного камня. Кое-где виднелись настилы, леса и сходни. Отвалы оплывшей породы обрамляли места раскопок.
        Глеб на всякий случай закрепил флайкар дополнительными манипуляторами. Сейчас им оставалось только наблюдать и ждать.
        Вскоре зонды начали фиксировать тепловые сигнатуры. Десятки существ обитали в глубинах кратера. Охотников за лограми не смущали былые и грядущие катастрофы. У каждого наверняка имелся личный кристалл, - идеальная страховка на все случаи жизни.
        Через пару километров в поле зрения разведчиков попали остовы космических кораблей, - настолько древние, что от скитальцев остались лишь силовые наборы несущих конструкций, похожие на скелеты ископаемых животных. Их обшивка давно пошла на строительство укрытый и другие нужды веками промышлявших тут старателей
        К западу рельеф резко понижался, а обнажившиеся скалы принимали вид сглаженных, похожих на мутное стекло поверхностей.
        Следы плавления виднелись повсюду. Постепенно исчезли деревянные постройки, затем на пути аппаратов разведки перестали попадаться даже руины, а вскоре начались сбои в передаче данных.
        Глеб дистанционной командой остановил зонды, перевел их в режим непрерывного сканирования. Теперь информация накапливались медленно, но ее сумма все же позволила взглянуть на «Озеро Тьмы».
        Его образовывали силовые установки космических кораблей, вплавленные в камень. Детали технологической оснастки выглядели поврежденными, казалось, что комплекс давно разрушен и не может функционировать…
        Опровергая эти предположения по периметру устройств вились молнии, образующие яркую окружность, сотканную из сотен тысяч блуждающих, приплетающихся между собой нитевидных разрядов. Одни вспыхивали, другие гасли. Диаметр окна гиперкосмоса, однажды открытого непосредственно на поверхности Первого Мира составлял девять километров. В его центре из трещин и разломов извергался мрак.
        Мгла бурлила, вспухала волдырями, ярилась гейзерами, закручивалась спиралевидными течениями. Там искажались пространство и время, порождая сполохи призрачного, переливающегося разными оттенками сияния, особо зловещего и контрастного на фоне текучей антрацитовой тьмы.
        Логр-компоненты, образующие сложнейшие пространственные структуры, пытались сдержать эманации мрака, разрушить или хотя бы повредить вплавленные в камень устройства, но тщетно.
        Картина происходящего подавляла разум. Окно гиперкосмоса пульсировало, то наполняясь тьмой, грозящей выплеснуться за периметр оконтуренных молниями берегов, то мельчало, разливаясь зловещей гладью, но ненадолго…
        - Глеб! - норл схватил его за плечо. - Глеб посмотри сюда!!!
        Он тряхнул головой, отгоняя тяжелое впечатление увиденного, обернулся, взглянул на правую секцию экранов и невольно вздрогнул от неожиданности.
        Астероид, приближавшийся к планете, резко ускорился.
        Таймер, ведущий обратный отсчет до вероятного столкновения, обнулился.
        - Бежим! - заверещал инсект.
        Некуда и поздно…
        Хмурые небеса Первого Мира уже залил ослепительный свет.
        В следующий миг раскаленный обломок планеты прорвал низкую облачность. От него отлетали пылающие фрагменты, окропляя огненным ливнем Равнину Порталов и царящий над ней горный хребет.
        Скалы рушились. Ветер моментально набрал мощь урагана, но все это выглядело мелко и незначительно в сравнении с грядущей катастрофой. Через несколько секунд астероид, точно нацеленный на «Озеро Тьмы», уничтожит его, превратив это полушарие планеты в жерло вулкана.
        Норл невольно зажмурился.
        Глеб сидел, не в силах пошевелиться, и до последнего смотрел на экраны. Зонды все еще транслировали данные. Он видел исполинскую раскаленную глыбу.
        Две секунды до столкновения…
        Окно гиперкосмоса выбросило навстречу астероиду кипящий поток черной, как смоль субстанции.
        Раздался чудовищный удар.
        Глеб успел увидеть, как «Озеро Тьмы» выплеснулось из берегов, расширилось и поглотило нацеленный в него обломок планеты, - поглотило без следа, словно омут, в который кинули мелкий камушек.
        Сокрушительная ударная волна рванулась во все стороны. Зонды смело, а в следующую секунду «Гессель» сорвало с креплений, подхватило, как песчинку, ударило о скалы.
        Помятый флайкар, переворачиваясь, покатился вниз по пылающему склону холма…

* * *
        Кровь сочилась по разорванному металлу, тягучими каплями срывалась вниз.
        Ронг попытался повернуть голову.
        - Все живы? - хрипло спросил он.
        Тишина. Только слышно, как снаружи завывает ветер.
        Норл поднатужился, со стоном отжал вдавленный внутрь салона фрагмент бронирования. Раздался тягучий скрежет. Освободилось немного места, - теперь он смог кое-как извернуться в тесном пространстве.
        Хашт куда-то исчез. Пассажирское сидение пустовало. Глеб обмяк, не подавая признаков жизни. Кровь была его. «Гессель» лежал на боку. Вокруг машины плясали отсветы пламени, в салон через разорванную обшивку проникал тусклый свет и прогорклый дым.
        - Держись… Только не умирай… Я сейчас!..
        Действуя с недюжинной силой, норл вырвал пустующее кресло, затем, упираясь в него ногами, выпихнул наружу через приоткрытую дверь.
        Глеб истекал кровью. Его зажало смятым металлом. Ронг старался изо всех сил, но деформированный борт флайкара не поддавался усилиям. Лопнувшие приборы щерились острыми осколками пластика.
        - Не умирай… - хрипел норл. - Хашт, ну где ты? Помоги же!..
        Инсект пропал. Может его выкинуло из машины во время аварии?
        - Ничего… Сейчас, Глеб… Потерпи немного…
        От возни норла «Гессель» потерял шаткое равновесие, сполз еще на несколько метров и едва не перевернулся.
        Ронгом овладела ярость. Стиснув зубы, упираясь руками и ногами, норл прилагал нечеловеческие усилия, пока мешающий кусок обшивки не выдавило наружу. Теперь он смог дотянуться до водительского кресла и перерезать ножом страховочные ремни.
        Обмякшее, бессознательное тело Глеба сползло вниз.
        - Держись, хомо, держись… - заскорузлые от запекший крови пальцы норла оторвали наплечник тиберианской брони.
        Наружу выпростались аспирианские шунты, Один из них выглядел, как обрубок, второй изогнулся, его острие разделилось на три зазубренных жала.
        Ронг вытянул дрожащую руку. Он напряжения все плыло перед глазами.
        - Давай же!
        Метаболическое устройство, словно услышав его, с хрустом впилось в плоть норла.
        В багажнике скребся серв.
        Пожар на склоне холма постепенно угас. Температура падала, и вскоре снаружи началась метель.

* * *
        Глеб медленно выкарабкивался из небытия.
        Его бил лихорадочный озноб. Слышалось завывание ветра, чьи-то голоса.
        Пытаясь удержать искру сознания, он прислушивался к ним, стараясь разобрать смысл слов.
        - Они не остановят Смещения, - голос, как показалось, принадлежал Райбеку.
        - Почему? - резко спросила Беатрис.
        - Окно гиперкосмоса, созданное еще при вторжении Омни, вновь активизировалось. Кто-то пытается пройти тем же путем, используя мост между Вселенными.
        - И чем же помогут Смещения? - сипло уточнил Ронг
        - Логриане включили защитную функцию гравитационного генератора, - спокойно и обстоятельно пояснил Райбек. - Они постоянно сбивают настройки портала. Пока что им это удается, но вряд ли миры Ожерелья уцелеют.
        - Утешил, называется! Так чего же мы тут сидим?! - нервно переспросил норл.
        - Мы никуда не пойдем, пока Глеб не очнется! - отрезала Беат.
        - А ты? - упрямо допытывался норл. - Могла бы сама быстренько сгонять к этой аварийной системе. Райбека ведь вызволила…
        - Ничего не выйдет, - вмешался Дениэл. - «Одиночку» сразу распознают и уничтожат как «чуждое кибернетическое устройство». Логриане осознали степень угрозы и усилили меры защиты. Нам потребуется древний обитаемый кристалл, чтобы манипулировать компонентом.
        - Обитаемый? А что разве бывают какие-то другие логры? - с неподдельным удивлением спросил норл.
        - Конечно, - ответил Райбек. - Есть еще и технические кристаллы. Но мало кто из старателей понимает разницу.
        - И в чем она заключается?
        - Технический кристалл имеет немного иную структуру и в любой момент может быть востребован древними управляющими системами.
        - А личность, записанная в логр, при этом сохранится? - поинтересовался Ронг.
        - Да, - ответил Райбек. - Но по сравнению с «обитаемым кристаллом», ресурсы, выделенные для поддержания нейроматрицы, в техническом логре попросту ничтожны.
        - Погоди, а не отсюда ли взялось поверье, что в плитах логрианских дорог заточены души смертных?
        - Да. Верно. Каждый исправно работающий сегмент логрианской дороги содержит технический логр. И большинство из них населены.
        - Жуть… - сипло выдавил норл. - Но все равно мне непонятно, как нейроматрицы записываются в кристаллы? Особенно в технические, явно не предназначенные для этого?
        - Хороший вопрос, - усмехнулся Райбек. - Понимаешь ли, любой логр способен поддерживать матрицу личности. Древние больше всего боялись смерти, и оснастили технические кристаллы необходимой структурой.
        - Зачем? - простодушно поинтересовался норл.
        - На случай катастроф или других чрезвычайных обстоятельств, - терпеливо пояснил ему Райбек. - Для логриан запись сознания на технический носитель являлась экстренной мерой безопасности. Но другие-то об этом не знают. Думаю, существуют миллиарды кристаллов, хранящие личности различных существ, и одновременно являющиеся частью логр-компонентов. Так и возникли легенды о духах умерших, заточенных в древних системах. Мы, кстати, разрабатывали специальные устройства, которые должны были распознавать матрицы личностей и перемещать их на новые носители.
        - Хомо так могущественны и добры? - усомнился норл.
        Райбек лишь усмехнулся, горько и иронично, но все же ответил:
        - У Конфедерации Солнц были свои заводы по изготовлению кристаллов. Логриане передали нам эту технологию в благодарность за вызволение из рабства и восстановления Логриса. Они миллионы лет находились под пятой у цивилизации Харамминов, которые узурпировали бессмертие, а логриан нещадно эксплуатировали.
        - Ого!.. - удивился Ронг и тут же переспросил: - Но есть и подвох, да?
        - Есть, - вздохнув, согласился Райбек. - Во-первых, логриане передали нам мягко говоря «урезанную версию» кристалла, даже не заикнувшись, что оставили за собой возможность блокировать логры, произведенные людьми. Ну, а у нас были амбициозные планы по освоению Первого Мира. Перезаписывать личности, заключенные в технических кристаллах, казалось отличной идеей. Так мы могли установить контакт с представителями тысяч цивилизаций, когда-либо посещавших систему Ожерелье. Информация, технологии, культурный обмен, и все это без риска межпланетных конфликтов.
        - Логриане всегда были двуличны, - заметила Беат. - Им нельзя верить ни при каких обстоятельствах.
        - Райбек, а как ты узнал о системе управления Смещениями? - продолжал допытываться Ронг.
        - Я руководил всеми археологическими изысканиями на планетах Ожерелья, - охотно ответил Дениэл. - Однажды мне доставили фрагменты хитинового панциря с процарапанными на них рисунками. Им никто не придал должного значения, сочли, что это останки инсекта.
        …
        Глеб слушал их через дымку боли.
        Постепенно возвращалось зрение, но сил пошевелиться, подать знак, что жив, пока не хватало. Он то впадал в забытье, то снова начинал воспринимать смутные образы, - темный контур помятого «Гесселя», костерок, разведенный под защитой скалы, силуэт норла, и два аватара - Райбека и Беатрис.
        …
        - Вот, пожалуйста, сам взгляни - Дениэл смоделировал фрагменты хитиновых пластин, контрастно выделив и частично восстановив покрывающие их полуистершиеся узоры.
        - Но это не панцирь инсекта! - заметила Беатрис, рассматривая изображение. - Ты уверен в точности рисунка?
        - Я в логре, - напомнил Райбек. - И опцию абсолютной памяти больше никто не блокирует! Но ты права. Фрагменты хитина принадлежат фокарсианину! - пустился он в пространные пояснения. - Мне удалось установить, что они однажды уже вторгались в Первый Мир, примерно два столетия назад по локальному времени Ожерелья, но та попытка оказалась провальной. Фокарсиане проиграли битву, портал был закрыт.
        - И чем же тебя привлек рисунок? - спросил норл.
        - Я надеялся сделать величайшее открытие современной истории. Понимаешь, логриане всегда говорили, что не в силах остановить однажды запущенный механизм Смещений, - типа, он полностью автоматизирован, а комплекс управления гравитационными генераторами находится вне нашего пространства. Но это не так. Присмотрись. На панцире изображены последовательности логр-компонентов и карта Первого Мира!
        - Вижу. Тут еще какие-то надписи.
        - Угу. Я их расшифровал. Неподалеку отсюда есть древняя постройка. Она находится внутри скал. Логриане нам лгали. Аварийная система управления существует, и расположена она вот тут! - Райбек спроецировал модель местности, поставив на ней отметку.
        - Ты не можешь знать наверняка, - осторожно заметила Беат.
        - Могу! И знаю! - запальчиво воскликнул археолог. - Смотрите, - он выделил последовательности точек. - Это логр-компоненты. Их нужно сконфигурировать в точности, как показано на рисунке. К примеру, вот эта цепочка логров образует команду «аварийная остановка». К счастью, я понял ценность находки. В моем распоряжении находились вычислительные мощности кибернетического центра на Элио. Связь осуществлялась по каналам гиперсферной частоты. Подлинность рисунка, как и его трактовка не вызывают сомнений!
        - А зачем фокарсианин нацарапал его на своем панцире? - озадаченно спросил норл.
        - В горах холодно, - пояснил Дениэл. - Ашанг пытался добраться до центра управления, чтобы вновь открыть путь в свой мир. Но ему приходилось пережидать ночную стужу в состоянии гибернации, а это сильно влияет на интеллектуальные способности.
        - То есть, переждав холодное время суток, он слишком медленно приходил в себя? - заинтересованно уточнила Беатрис.
        - Верно! - кивнул Дениэл. - А рисунок на панцире служил ему постоянной подсказкой. Карта помогала не сбиться с пути, а точки подсказывали, какие компоненты системы отвечают за ту или иную функцию!
        - Своего рода «напоминалка»?
        - Именно так!
        - А ты бывал в той пещере?
        - Угу. Но не успел ничего сделать. Меня опередили скелхи. Собственно, я там и погиб…
        - Но теперь скелхи вымерли, а Омни уничтожен. Что если мы все же доберемся до древнего центра управления и выставим логр-компоненты в положение «аварийная остановка»?
        - Боюсь, что теперь такой шаг будет крайне опрометчивым, - ответил Райбек.
        - Это еще почему?! - не поняла его сомнений Беатрис.
        - Я же ясно сказал: кто-то вновь пытается использовать мост между Вселенными. Постоянные Смещения - это всего лишь побочный эффект защитной функции. Гравитационный генератор препятствует открытию портала.
        - Но ведь иначе мы погибнем! - прорычал норл. - Планеты Ожерелья не выдержат! В конце концов они все разлетятся на куски!
        - Есть логры, - флегматично возразил Райбек. - Даже если планеты Ожерелья превратятся в обломки, мы сохраним свои матрицы сознания.
        - И что? Будем дрейфовать в гиперкосмосе миллионы лет?! - Ронгу такая перспектива пришлась не по душе.
        - Мы сможем объединить логры, - сказала Беат. - Построить на их основе свой цифровой мир и жить в нем!
        - Почему бы нам просто не остановить Смещения? - упрямо переспросил норл. - Самое простое решение на мой взгляд
        - Ты разве ничего не понял?! - возмутился Райбек. - Подумай, каким уровнем развития, какой техногенной мощью должна обладать цивилизация, сумевшая повторить путь логриан?! Открыть мост между Вселенными под силу только очень высокоразвитым существам!
        - Если они умны, развиты, то почему обязательно злы? - озадаченно спросил Ронг.
        - Логриане не зря так сильно боятся своего прошлого, - ответил Райбек. - Многие цивилизации погибли или серьезно пострадали, когда Логран[11 - Изначальная планета, где развивались логриане. Подробнее в романах «Воин с Ганио», «Диспейсер», «Запрещенный контакт».] прокладывал себе путь, порождая пространство и время, образуя связь между Вселенными, - связь, которая никогда не могла бы возникнуть естественным путем! - запальчиво подчеркнул он. - Именно так, к примеру, в скопление О'Хара попали загадочные механоформы, едва не уничтожившие все Семьи инсектов в скоплении! У логриан множество врагов, о которых мы даже не подозреваем!
        - Но, не остановив Смещения, мы точно умрем! - упрямо и мрачно изрек норл.
        - Или логриане справятся с ситуацией и все придет в норму, - парировал Райбек.
        - Тебе не все ли равно? Ты уже в логре, - заметила Беатрис.
        - Нет. Мне не все равно! Логры - неоспоримая ценность для любой цивилизации. Даже если прорывающиеся сюда существа еще не знают об уникальных свойствах кристаллов, дающих виртуальное бессмертие, то быстро получат информацию такого рода. Они начнут охоту лограми, чтобы использовать в своих целях! И вот тогда уже совершенно не факт, что наши сознания уцелеют!
        - Значит, по-твоему, логриане сейчас действуют в рамках разумного?!
        - Да. И я не склонен им мешать!
        - А другие пусть гибнут?!
        - Поверьте, все образуется тем или иным способом. Как я уже объяснял, матрицы личностей большинства обитателей Первого Мира уцелеют. Хотя бы на технических носителях!
        - А мы должны сидеть тут и смиренно ждать развязки?! - возмутилась Беатрис.
        - Я бы поступил именно так, - Райбек свернул голограмму. - Сидеть сложа руки не обязательно. Технические логры - не лучший из вариантов. Надо подобраться ближе к «Озеру Тьмы». Там издревле велись раскопки. Я могу дистанционно определить местонахождения незанятых логров. Таковые наверняка найдутся.
        - Ну, как первый шаг на пути к спасению - уже неплохо, - кивнул Ронг. - Сидеть здесь и ждать гибели намного хуже.
        - От «Озера Тьмы» есть прямая дорога к древнему центру управления? - спросила Беатрис.
        - Раньше была, - ответил Дениэл. - Омни велел проложить тоннель. Но не знаю, цел ли он теперь?

* * *
        В ДЕСЯТИ КИЛОМЕТРАХ К ЮГУ…
        Хашт не погиб при аварии.
        Он пострадал меньше других и вообще не терял сознания. За миг до того, как «Озеро Тьмы» поглотило обломок планеты, он видел, как система флайкара приняла сообщение от Беатрис.
        Сразу после катастрофы, некоторые информационные экраны еще работали, и у инсекта было несколько минут, чтобы изучить полученные сведения.
        Он покинул машину и сейчас продвигался по узкой извилистой расселине, уводящей в нужном направлении.
        В организме инсекта протекали экстремальные процессы. Метаболизм менялся. Внешне это был все тот же Хашт, но пронзительный холод сейчас не воздействовал на него, как прежде. Он стал похож на биологическую машину.
        Ловко цепляясь за выступы скал, не обращая внимания, что оставляет на пути обрывки «одежды», в которую кутался, покидая флайкар, он карабкался все выше и выше, навстречу холоду и снегопаду.
        В его сознании тоже происходили перемены. Мысли четкие и трезвые, не замутненные сожалениями, говорили: «логр - не вариант».
        Он видел, что происходит и не строил иллюзий.
        «В конце концов я погибну, а вместе со мной погибнет Семья - миллионы еще не рожденных особей».
        Где-то в глубине сознания (не души, а именно сознания) он сожалел, что вынужден приговорить к смерти своих недавних друзей, но эти остаточные эмоции уже не имели значения. Не они руководили поступками.
        Остановить Смещения. Навсегда.
        Текущая задача выглядела вполне выполнимой. Древний центр управления располагался внутри этого скального массива.
        Как только прекратится подвижка планет, портал, ведущий в Сферу, вновь заработает. Это Хашт знал наверняка. Он навсегда покинет проклятую, истерзанную гравитационными ударами планету, уйдет в стабильный и безопасный искусственный мир, когда-то построенный Единой Семьей. Там он оставит потомство, выполнив главное предназначение.
        Ради этого он готов был пожертвовать всем. Так диктовала его природа. Ну, а друзья?
        Жаль, что они погибнут. Оказаться подле «Озера Тьмы» в момент, когда падет последний рубеж обороны логриан и в Первый Мир прорвутся неведомые существа, - вариант однозначно смертельный.
        Хашт продолжал карабкаться по уступам скал и вскоре расселина вывела его в частично обрушенный тоннель, ведущий прямиком к цели.
        Передвигаться стало значительно проще. Ледяной ветер больше не досаждал, наоборот, на подступах к аварийному центру управления царило красноватое освещение и ощущались токи теплого воздуха.
        Поглощенный поставленной задачей, Хашт утратил большинство черт разумной особи. Он не оглядывался по сторонам, не заботился о последствиях своих поступков, не замечал, как от свода и стен отделились десятки логров охранной системы.

* * *
        После неудачной попытки разрушения портала над кратером наступило затишье.
        Тучи рассеялись и лишь ветер завывал в горных ущельях, срывая снежинки с уступов скал.
        Ночное небо заливал красноватый свет. Обломки разрушенной планеты застыли в зените.
        Глеб очнулся, чувствуя скованность в мышцах. Взгляд еще не обрел остроты, большинство предметов окружающего выглядели размытыми.
        Серв ремонтировал флайкар. Костерок почти угас.
        - Зонды вернулись, - раздался поблизости голос Беат. - Хашта нигде нет. Вероятно его выбросило из машины и засыпало снегом. Прости, но больше я ничего не могу сделать. Сканирование не дает результатов.
        Норл не ответил. Он лишь шумно сопел, тяжело переживая потерю друга.
        Худшее место во Вселенной. Здесь даже погибнуть - проблема. Оказаться запертым в куцей нейросистеме технического кристалла, а затем по первому требованию стать частью логр-компонента, до скончания веков управляя каким-нибудь сегментом логрианской дороги, - такой участи Глеб откровенно страшился.
        Он всегда отличался жизнелюбием, стремился навстречу приключениям, но испытания последних дней как будто выжгли внутри что-то важное, сокровенное, сделав его немного сильнее, циничнее, жестче.
        Неужели вот так и выковывались характеры тиберианцев?
        Глеб не знал этого наверняка, но разве можно сохранить здравый рассудок, постоянно имея дело со Смещениями, гравитационными ударами, гибелью близких, набегами неведомых тварей?
        Невольно станешь нелюдимым, суровым, ведь так легче переносить утраты, ни к чему не привязываться, жить одним днем.
        Но он не мог, да и не хотел становиться оголтелым ксенофобом. Если выражаться фигурально, то в его жилах теперь текла кровь норла. Они не раз спасали друг друга. Огульная ненависть ко всему, чего не понимаешь или страшишься, тоже род уязвимости.
        Откуда берутся такие мысли?
        Глеб смотрел на обломки планеты, царящие в ночных небесах, и им, замещая все другие чувства, постепенно овладевала ярость.
        Заметив, что он пришел в себя, уловив неровный пульс и прерывистое дыхание, Беат включила аватар, присела подле, заглянула в глаза, не давая бессильной злости Глеба разрастись до рамок безумия. Ее мысленное прикосновение, ставшее возможным благодаря прямому нейросенсорному контакту, немного облегчило и сгладило всплеск неконтролируемых эмоций.
        Ее образ воплощал все, что Глеб мог бы полюбить, и снова душевное равновесие опасно пошатнулось от горечи, брошенной на весы.
        Хотелось дожить до рассвета, что-то сделать, изменить, исправить, не чувствовать себя песчинкой, скрипнувшей меж шестеренками свершившейся истории.
        - Помоги встать.
        Беат протянула руку. За вуалью голограмм прятался холодный манипулятор.
        Норл ссутулился у потухшего костерка.
        - Ронг, дружище, подъем. Идем к тоннелю.
        - Придется пешком.
        - «Гессель» все равно не проехал бы по скалам. Пусть серв пока подлатает его.
        - Хашт пропал.
        - Знаю. Зонды продолжат поиск. А нам нужно идти.
        - Глеб, - Ронг отвел его в сторону. - Глеб, я не хочу умирать.
        - Мы найдем себе логры.
        - О них и речь.
        - А в чем проблема?
        - Отец кое-что рассказывал мне о кристаллах. Они хороши для тех, кто пожил сполна. Иначе существование в логре превратится в кошмар, сожаление о несбывшемся. Вот у меня, к примеру, никогда не было самки.
        - Почему?
        - Не встретил. Не довелось. Еще ребенком меня схватили амгахи. Я жил в услужении, убирая их гнезда. Потом сбежал и скитался по миру. Что же я вспомню за чертой?
        - Не знаю. Не могу представить… - честно признался Глеб, чувствуя, как от слов норла холодок пробежал по спине. - Но какие у нас варианты? Ты ведь слышал Райбека. Логриане не остановятся. Первый Мир в конце концов не выдержит постоянных Смещений и развалится на куски.
        - Знаю. И думаю, уж лучше мгновенная смерть, но ведь какой-нибудь технический кристалл все равно подхватит мое сознание, не даст ему исчезнуть, так?
        Глеб кивнул.
        - Беатрис говорила, что поблизости есть старая база твоего народа и заброшенный военный космопорт. Может там мы найдем корабль? Заберем с собой серва. «Одиночка» тоже поможет в ремонте. Выживем назло логрианам? Назло их трусости!
        - Да я не против. А почему ты назвал логриан трусами?
        - Если сюда прорываются их враги, не проще ли встретить пришельцев лицом к лицу, а не прятаться? Скольких они уже погубили? - со свойственной прямотой спросил Ронг.
        Его слова глубоко задели Глеба, заставили о многом задуматься.
        - Идем. Так или иначе, нам придется пересечь кратер. И тоннель, о котором говорил Райбек, и старая база ВКС находятся на юго-западе.
        - Я знал, что ты согласишься, - приободрился Ронг.

* * *
        Рассвет все никак не наступал. Смещения прекратились. Но надолго ли? Обломки планеты, заливающие округу красноватым светом, постоянно напоминали о необратимости происходящих событий. Вряд ли все закончилось. Логриане не смогли уничтожить окно гиперкосмоса, и Глеб спрашивал себя: почему?
        Снова резко похолодало.
        Порывистый ветер пригнал густую облачность, и вскоре началась метель.
        - Беат?
        - Я тут.
        - Забрала серва?
        - Нет. Пусть ремонтирует флайкар. Если база ВКС хотя бы частично уцелела, там наверняка найдутся нужные нам механизмы.
        - Хорошо, - он не стал спорить. - Надо идти.
        Погода окончательно испортилась. Видимость не превышала пары метров, а скалы быстро покрывались наледью.
        «Одиночка» отключила аватар и скрылась во мгле, ведя разведку маршрута, а Дениэл замер на краю обрыва, - крупицы снега пролетали сквозь его призрачную фигуру.
        Глеб остановился поблизости, установил крепление, защелкнул карабин с тросом.
        - Злишься? - не оборачиваясь спросил Райбек.
        - На твоей совести множество загубленных жизней. Не думай, что сойдет с рук.
        - Я лишь искал людей. И не мог предположить, какими способами станут действовать фокарсиане.
        - Это ничего не меняет!
        Крупицы снега секли по лицу. Глеб начал спуск. Трос вибрировал под напором ветра. Не имея навыков альпинизма, он едва не сорвался в глубокую расселину, когда нога соскользнула с обледеневшего каменного уступа.
        Ситуация постоянно балансировала на грани жизни и смерти. «К такому раскладу постепенно начинаешь привыкать», - мысль промелькнула, но не зацепила.
        Из мглы вынырнула кристаллосфера, передала данные, затем спроецировала аватар, и вдруг улыбнулась тепло, неподдельно:
        - Там, впереди красота необыкновенная. Ущелье и замерзший водопад! Нашла мост, правда он старый, ненадежный.
        - Чему ты вообще радуешься? - насупился Ронг.
        - Жизни, - искренне ответила она, украдкой взглянув на Глеба.
        - Если это жизнь, то тогда лучше сразу скинуться в пропасть, - проворчал норл. - Будем бродить здесь призраками, наплевав на Смещения, любуясь красотами.
        Улыбка Беатрис угасла.
        - Ронг, заткнись, не нагнетай, - Глеб обернулся. - Беат, веди. Я следом за тобой.
        Гул не прекращался ни на секунду. Земля под ногами угрожающе подрагивала. Возможно близилась очередная подвижка планет?
        - Быстрее! Надо успеть перейти мост!
        Габаритные огни «Гесселя» уже скрылись за пеленой непогоды. Хотелось верить, что флайкар уцелеет, - для Глеба машина стала за эти дни вторым домом.
        Осыпь камней, покрытая коркой наледи, вывела их к переправе через ущелье. Конструкция не принадлежала к логрианским технологиям, выглядела ветхой. Металлические балки протяжно поскрипывали. Ветер посвистывал в тросах.
        - Перебираемся на ту сторону!
        Скалы вибрировали все сильнее. Несколько новых трещин с грохотом прыснули по склону, сорвав небольшой камнепад. Обломок горной породы врезался в каскады замерзшей воды, выбив облако острых искрящихся осколков.
        Один из тросов лопнул, хлестнул по гранитному выступу и повис, раскачиваясь.
        Сразу за мостом начиналась старая дорога, проложенная во времена вторжения Омни. Она закручивалась серпантином, вела вниз.
        Земля дрожала все сильнее, ощутимее. Мелкие камушки срывались в пропасть. Мост стонал и поскрипывал, грозя рухнуть.

* * *
        Старая дорога сильно пострадала за последние дни. По сути, от нее остались лишь небольшие участки, подсказывающие направление.
        Беатрис отключила аватар. Ее кристаллосфера двигалась на высоте нескольких метров, ведя постоянную разведку, предупреждая остальных о множестве опасностей, скрытых от взгляда. К ним относились завуалированные наледью расселины, ямы, заполненные снегом, да держащиеся на «честном слове» валуны, способные вызвать обвал или сход небольшой лавины.
        Райбек плелся последним. Очевидно прижизненные привычки сохранились при оцифровке личности. Он не рвался вперед, постоянно ворчал, глядя под ноги, опасаясь споткнуться, хотя аватару такие случайности не грозили.
        Первый час пути пролетел незаметно. Из-за ограниченной видимости и постоянных монотонных усилий Глеб и Ронг теряли чувство времени. Им казалось, что спуск длится уже несколько дней, а обледеневшие склоны попросту бесконечны.
        Вибрации скал постепенно пошли на убыль, стих монотонный рокот, да и ветер унялся, - снег теперь падал крупными хлопьями, медленно кружа в стылом воздухе.
        Глеб остановился тяжело дыша. Его лицо раскраснелось от холода.
        - Беат?
        Кристаллосфера одиночки тут же сформировала виртуальный образ.
        - Я тут. Ближайшие сто метров вполне проходимы, дальше сканируется сеть расселин.
        - Ты уцелеешь, если планета разрушится?
        - Надеюсь.
        - И каков же процент вероятности?
        - Примерно пятьдесят на пятьдесят.
        - Так не пойдет.
        - Глеб, есть обстоятельства, над которыми мы не властны.
        - Чушь. Тебе тоже нужен логр. Сможешь переписать матрицу своего сознания в кристалл?
        Губы Беатрис тронула мечтательная улыбка. Ее юный пронзительный образ сейчас лучился счастьем.
        - Ты этого хочешь?
        Глеб сильно замерз. Система терморегуляции экипировки отказала еще минут тридцать назад. Элементы тиберианской брони покрылись разводами инея. Он ощущал изнуряющий холод и бесконечное одиночество, к которому подмешивались только два чувства: надежда и злость.
        Райбек казался не от мира сего. Он выглядел ненадежным. То рассуждал здраво, то впадал в меланхоличное состояние, то демонстрировал параноидальные наклонности. Норл вроде бы хороший друг, но после исчезновения Хашта замкнулся в себе, на всех поглядывал искоса.
        Глеб с трудом отдышался. Губы посинели от холода.
        - Да, хочу, - с трудом выдохнул он.
        - Ты совсем замерз!
        - Угу. Микроядерные батареи не выдерживают повышенной нагрузки, быстро истощаются. У них и так-то запас энергии был невелик… Надо идти дальше…
        - Забери мои!
        - Нет.
        - Ну хотя бы одну! - в защитном корпусе открылся технический лючок.
        - Твои антигравы потеряют мощность.
        - Глеб я справлюсь! Твоя жизнь важнее!
        - Ладно. Только одну. И не вздумай отключится. Обещай.
        - Я тебя не брошу.
        Глеб вставил элемент питания в слот, но притока тепла не ощутил. Холод прочно засел внутри.
        Беат отключила аватар, снова начала разведку, указывая путь.
        Они шли в полную неизвестность.
        Что ждало впереди? Мифическое «Озеро Тьмы»? Слабая надежда, что Смещения прекратятся? Возможность найти логр и сохранить свое сознание? Или последняя схватка, в том случае, если неведомым существам, прорывающимся в Первый Мир, удастся преодолеть защиту логриан?
        Глава 10
        ПЕРВЫЙ МИР. ОКРЕСТНОСТИ ОЗЕРА ТЬМЫ.
        - Помогите!
        Глеб едва успел заметить, как мимо него кубарем прокатился Ронг.
        - О-о-ррх!
        Рык боли донесся откуда-то снизу.
        Беатрис выстрелила в скалу металлическим стрежнем с проушиной. Глеб защелкнул карабин страховочного троса и, игнорируя фрагменты старой дороги, начал спускаться напрямую.
        Ноги скользили.
        - Ронг ты жив?!
        Отвесная скала вскоре закончилась. На небольшом выступе распластался норл. Мертв?!
        У Глеба от напряжения дрожали все мышцы. Он коснулся ногами тверди, отстегнул фал, склонился над безвольным телом великана.
        - Дышит! - взволнованно сообщила Беатрис.
        «Почему она так переживает?» - невольно спросил себя Глеб.
        Норл вскоре пришел в сознание, поморщился.
        - Сильно я расшибся?
        - Жить будешь. - Беат завершила сканирование. - Переломов, нет, отделался синяками.
        Райбек покружил над площадкой, затем принял вид аватара, проворчал:
        - Такими темпами мы нескоро доберемся до системы управления!
        Ему никто не ответил.
        Пока Ронг проверял экипировку и осматривал оружие, Глеб открыл защищенный канал связи с «Одиночкой» и спросил:
        - Ты сохранила рассудок своего последнего пилота?
        - Частично, - призналась она. - Это проблема?
        - Нет. Просто заметил в твоем поведении человеческие черты. Наверное, зря спросил. Извини.
        - Ей было девятнадцать, как и тебе, - с потаенной грустью ответила Беатрис. - Она и пожить не успела.
        Возникшую неловкость разрядил Райбек. Он успел спуститься ниже, осмотрелся и вышел на общую связь:
        - Эй, народ, а тут значительно теплее!
        Граница тепла и холода выглядела необычным явлением. Вскоре снегопад прекратился, начался густой туман, чем-то похожий на облачность, укрывающую кратер.
        Без сканеров не ступить и шагу. Молочно-белая пелена повсюду.
        - Ронг не упускай меня из виду!
        Наледь исчезла, теперь каменные поверхности покрывали капельки конденсата. На пути все чаще попадались следы давних земляных работ и заброшенные, потемневшие от времени деревянные постройки, а вскоре отроги скал сменились равнинным участком местности.
        - Мы на дне кратера, - сообщила Беатрис. - «Озеро Тьмы» должно находиться километрах в пяти к югу.
        Глеб остановился, переводя дыхание. Здесь царила ненатуральная, ватная тишина.
        Норл тяжело привалился к стене какой-то хижины. Вероятно, она предназначалась для рабочих, которых раньше сгоняли сюда ради добычи логров.
        - Непонятно, что именно искал Омни? - спросил Глеб.
        - Насколько я знаю, его интересовали только древние кристаллы, - отдышавшись ответил Ронг.
        Над головой клубились настоящие тучи, роняющие морось дождя. Казалось, кратер изолирован от остального мира, существует сам по себе. Куда ни глянь повсюду подтопленные выработки, оплывшие отвалы почвы, груды камней, да обломки каких-то механизмов, явно найденных в ходе масштабных раскопок, а затем сваленных в кучи, за ненадобностью.
        - У меня системы сбоят, - сообщила Беатрис. - Аномальные микроискажения пространства и времени.
        - Критично?
        - Пока справляюсь. Но воздействие наверняка исходит от портала и будет нарастать по мере приближения к нему.
        - А нам вообще надо туда идти? - закономерно поинтересовался Ронг, осматривая деревянные леса, соединяющие два уровня раскопа. - Выглядят, как новые. Но ведь прошло много лет! Мне это не нравится.
        - Повышение температуры тоже следствие работы портала? - предположил Райбек.
        - Если поблизости есть логры, то соваться к «Озеру Тьмы» незачем, - ответил Глеб. - Мы ведь не из любопытства сюда пришли.
        - Тогда поищем их поблизости! - подытожил Ронг. Прихрамывая, он пошел к возвышающейся неподалеку группе строений, похожих на склады.
        - Берегись! - неожиданно вскрикнула Беатрис.
        Глеб оглянулся, не понимая, в чем дело? В следующий миг, звякнув о камень, к его ногам упала сплющенная пуля, и лишь несколькими секундами позже раздался приглушенный расстоянием хлопок выстрела.
        Ронг резко пригнулся, перебежкой достиг укрытия, вскинул оружие, но цели не нашел.
        - Глеб, ты как?
        - Живой. Беат, что это было?!
        - Вероятно, охотник за лограми. Стрелял с дистанции в километр, не меньше. Оружие сродни норлианскому.
        - Но ты слышала? Звук выстрела раздался уже после!
        - Пуля, скорее всего, прошла через искажение пространства и времени. Следите за маревом воздуха. Видите завитки, как будто он загустевает и смешивается при разных температурах?
        - Угу, - подтвердил Ронг.
        - Сторонитесь таких явлений, - предупредила Беатрис.
        - Что со стрелком?
        - Мне пока его не вычислить. Слишком много помех. Эффективность сканеров упала в разы.
        - Думаю, смогу помочь, - неожиданно вызвался Райбек. - При таком количестве помех стрелок может обнаружить цель только визуально. Сигнатуры тут явно не читаются, по крайней мере с большого расстояния.
        - Ближе к делу.
        - Я пойду вперед, особо не скрываясь. Издали сложно понять, что моя фигура не более чем аватар. Стрелок себя выдаст, а Беатрис точно вычислит его позицию.
        - Хорошо, - Глеб осмотрелся. - Ронг, займем позицию в башне мурглов, - он указал на массивную постройку, сложенную из грубо обработанных камней. - Оттуда обзор хороший.

* * *
        Места зловещие, безжизненные и безлюдные.
        Выстрел ударил вновь, на этот раз точнее: крупнокалиберная пуля прошила аватар Райбека и разметала горку камней, сложенных неподалеку.
        Дениэл оказался сообразительным, упал, чтобы не нарушать достоверность.
        - Засекла! - Беатрис метнулась вдоль груд разнообразного металлического лома. - Осторожнее, стреляют как раз из башни мурглов!
        Глеб приник к прицелу. Вспышек выстрелов он не заметил, и теперь искал позицию стрелка. Вот, кажется, в одной из широких бойниц промелькнула тень.
        - Ронг, пошел! Прикрываю!
        Норл что есть сил припустил к массивной постройке.
        Точно! Едва заметная тень вновь заслонила свет, и Глеб выжал спуск, работая на упреждение. Пули взвизгнули, выбивая фонтанчики каменной крошки, не давая противнику высунуться. Ронг уже добежал до старого укрепления, на миг вжался в стену, переводя дух, затем заскочил внутрь через пролом в стене.
        Думалось, сейчас снова вспыхнет перестрелка, но нет, раздался треск, затем скрип и грохот, сопровождаемые бессвязным вскриком.
        - Готово!
        Глеб привстал из-за укрытия.
        Почва вокруг выглядела коварной. В нескольких местах марево искажений обозначало участки зыби: длинные проплешины без единого камушка на поверхности. В границах аномалий пыль текла, словно вода.
        - Отпусти! - раздался чей-то визгливый вскрик, а вскоре изнутри башни показался норл. Одной рукой он крепко сжимал взлохмаченное, неряшливое низкорослое существо, в другой нес норлианскую винтовку, хитроумно закрепленную на самодельной станине.
        - Вот наш снайпер! - пробасил он.
        «Имшит. Разумный ксеноморф» - отчитался нейроинтерфейс.
        Карлик извернулся, попытался укусить норла за руку, но броня великана оказалась ему не по зубам.
        - Не дергайся, а то хуже будет! - рассердился Ронг.
        - Винтовку отдай!
        - С чего бы вдруг?
        - Я все по правилам сделал! Шатаются тут всякие! Это моя территория!
        - Да, ну? А чего ж табличку не поставил? И кто по нам стрелял? Скажешь не ты?
        - Стрелял! Через искажение! Разве я в него попал? - имшит взглядом указал на Глеба.
        - Это что предупреждение такое?
        - Ну, да! Как и заведено среди старателей. Первый выстрел через искажение, ну а если кто не понял, я не виноват!
        - Ладно. Сейчас разберемся. Я тебя отпущу, только без глупостей понял? Я вообще-то мелких не обижаю, но и ты поосторожнее! Будешь кусаться - прибью!
        - Это кто мелкий?! Я?! - карлик, получив свободу, отбежал на несколько шагов, по ходу дела подхватив с земли камень. - Да ты еще не родился, когда я тут место застолбил!
        - Ладно, ладно! - Глебу имшит пришелся не по душе, но не убивать же… - Давай просто поговорим.
        - Пусть винтовку отдаст!
        - Может и отдаст. Смотря как будешь себя вести.
        - А ты чего тут раскомандовался, хомо?! - характер у карлика оказался вздорным. - Тиберианец? Или прикидываешься? - имшит конечно же разглядел экипировку Глеба и видимо узнал тип брони. - Прикидывается он, - крючковатый палец указал на юношу. - Нормальный тиберианец меня бы уже пристрелил!
        - Хочешь я это исправлю? - угрожающе спросила Беатрис. Она вмиг изменилась до неузнаваемости. Во взгляде «Одиночки» сквозил презрительный холод. Достоверность аватара не вызывала сомнений в серьезности ее намерений, а характерный щелчок открывшейся диафрагмы оружейного порта лишь обострил ситуацию.
        Однако, имшит не очень-то испугался.
        - Травмированный ИскИн? Веселенькая у вас компашка, - автопереводчик перешел на просторечные словечки. - Эй, хомо, угомони свою электронную подругу! Я мирный старатель и отродясь не воевал.
        - Ага, - Беатрис сдержалась, но с трудом. - Мирный старатель, да? А прохожих убиваешь от случая к случаю?!
        - Я не обязан перед тобой оправдываться! - пальцы карлика побелели, сжимая камень.
        - Точно не воевал? - строго спросил Глеб. Он понимал (хотя и в не в полной мере) чувства Беатрис. В ней сейчас говорила травматическая память девушки-пилота. От острых, как бритва воспоминаний просто так не отмахнешься.
        Карлик кивнул. Видно, что через силу. Не привык он перед кем-то оправдываться, но отдавал должное ситуации.
        - Тогда попробуем заново. Меня зовут Глеб.
        - Арм, - коротко отрекомендовался имшит, и добавил, обращаясь к Беатрис: - Я не воевал, клянусь. Мирный старатель, понимаешь?
        - Не цепляй ее, целее будешь, - посоветовал норл. - И объясни, ты совсем страха не ведаешь?
        - А что?
        - Смещение, удар астероида, - ничего не смущает? Почему не сбежал отсюда подальше?
        - А некуда бежать. Конец времен давно предсказан. У кого есть логр тот спасется… Вы же за кристаллами явились?
        - Ну, да надеялись отыскать несколько, - норл не собирался отрицать очевидное.
        - Тогда заходите, потолкуем, - имшит указал на пролом в стене. - Логры у меня есть. Обменяю на патроны к винтовке.
        - Не продешевишь? - Беатрис все еще была на взводе.
        - А зачем тут ценности? И что есть «ценность», - оглянись вокруг и ответь? Еда, вода и патроны, - проворчал Арм.

* * *
        Имшит жил скромно, довольствовался малым, питался в основном мелкими грызунами, которые, по его словам, «водятся всегда и повсюду».
        Внутри башня мурглов делилась на три этажа. Опоры из бревен, просевшие деревянные перекрытия, лестницы с подгнившими ступенями, да скупой свет, прорывающийся через бойницы, - вот и вся обстановка.
        - И давно ты тут промышляешь? - осмотревшись, спросил норл.
        - Сколько себя помню. Меняться будем? Одну коробку, - ему хватило роста дотянутся до пояса Ронга и постучать костяшками пальцев по объемистому подсумку, в котором норл хранил боеприпасы для оружия, - одну коробку на логр.
        - Покажи кристалл, - потребовал Глеб. Обросший, всклоченный, одетый в лохмотья карлик вызывал у него недоверие и антипатию.
        Имшит разжал ладонь, демонстрируя логр.
        - Райбек, сможешь проверить?
        Археолог кивнул, отключил аватар и «состыковался» с логрианским устройством.
        - Технический, - через некоторое время сообщил он. - Матриц сознания в нем нет, но я бы брать не стал.
        Имшит оскалился. Понял, что уловку раскусили.
        - Эксперта привел, да?
        - Ну-ка не юли! Нам нужны полноценные кристаллы!
        - А нету других. Только технические попадаются. К «Озеру Тьмы» идите, там обитаемых логров полно.
        - Не занятых?
        Имшит лишь пожал плечами.
        - Это уж как повезет. Заранее не угадаешь.
        Глеб, позволь я его прибью? Нет времени торговаться. Логры нужны сейчас. В любую минуту может начаться новое Смещение!
        Выжить любой ценой? Аргументация «Одиночки» вполне укладывалось в логику достижения такой цели.
        - Ладно, нам некогда. Не хочешь меняться, дело твое. Интересно, а чем ты станешь промышлять в логре? - как бы между прочим спросил Глеб.
        Имшит вполне понял, о чем идет речь. Тень горечи на миг исказила черты ксеноморфа. Он бросил взгляд по сторонам, словно спрашивал себя: а что я видел в жизни, кроме этих ветхих руин, постоянных лишений, да «вездесущих грызунов»?
        - Что-нибудь придумаю, - буркнул он.
        - Еще одну башню мурглов?
        - К чему ты клонишь, хомо? Или просто издеваешься? Да, я знаю о свойствах логров, но у меня не было времени путешествовать по красивым местам. А сам-то готов? Уже успел все испробовать в жизни?
        - Нет. Но у меня есть вот это, - Глеб достал из подсумка и открыл плоский футляр с нейрочипами. - Модули дополненной реальности. Самовживляемые. Разработаны специально для существ других рас. Прижимаешь к коже, и он устанавливает связь с твоей нервной системой.
        - И что дальше?
        - Ты получишь доступ к базам данных, содержащим визуальные образы. Это называется «культурный обмен». Система покажет тебе места, где ты никогда не бывал. Объем записей достаточно велик, чтобы провести годы, знакомясь с иными пространствами, которые воплотятся в твоем сознании.
        - Эй, Глеб, а ты не подумал, что мне такой чип тоже бы пригодился! - нервно и бесцеремонно вмешался норл.
        - Беру! - хрипло выдохнул имшит, не сводя глаз с нейрочипа. Видимо он был намного умнее и сообразительнее, чем могло показаться на первый взгляд, и о ловушках «вечной жизни» в кристалле знал многое.
        - Два логра. Чистых. Предназначенных для «обитания» в них, - Глеб назвал непомерную цену, но карлик лишь кивнул. Его кадык подергивался от частого сглатывания.
        - Однажды сюда забрел торговец твоей расы. Он предлагал нечто подобное и даже дал попробовать. Я отказался. Думал впереди еще вся жизнь… - имшит вновь нервно сглотнул и добавил: - Сидите тут. Я принесу кристаллы. Только уговор, за мной не следить!
        - А вдруг сбежишь?
        - Не сбегу. Но и своих секретов выдавать не стану. Ждите тут.

* * *
        - Ты прирожденный торговец. И скверный друг, - обиженно рыкнул норл, когда имшит скрылся из вида.
        - Не суди сгоряча, - Глеб похлопал его по плечу. - Я нашел чипы среди вещиц, оставшихся от прежнего владельца «Гесселя», и не понимал их предназначения, пока Райбек не рассказал, как Конфедерация собиралась контактировать с существами, давно обитающими в кристаллах. Новые впечатления в обмен на бесценные технологии. Неплохо придумано, да? Держи, это тебе, - он отдал Ронгу крохотный носитель информации, совместимый с биологическими нейросетями. - А торговле я научился у сельского лавочника. Много времени проводил в его доме. Невольно запомнилось.
        - Глеб, а я успею их просмотреть?
        - Ронг не глупи. Это ведь нейросетевая технология. Как только ты вживишь чип, искусственная нейросеть станет частью твоего сознания, а значит будет записана в логр.
        - А ты скрытный. Обладал таким сокровищем и молчал!
        - Я нормальный, - отмахнулся Глеб. - Говорю же, сам до поры не подозревал об истинной ценности чипов.
        - У меня есть вопросы, - Беатрис улучила момент, пока Ронг выполнял нехитрую процедуру инсталляции. - Во-первых, откуда имшит возьмет «чистые» логры? По определению все древние кристаллы за редчайшими исключениями уже заселены. Так говорит статистика находок, а она мне известна. Во-вторых, он с легкостью готов расстаться с двумя лограми, а это наводит на определенные подозрения.
        - Какие? Думаешь они будут с изъянами и имшит собирается нас надуть?
        - Нет. Подозреваю, что у него древних кристаллов в избытке, иначе он бы торговался до хрипоты. Ведь ты действительно запросил непомерную цену. За один «чистый» логр и в более спокойные времена могли запросто убить. А он согласился отдать два, и даже тени сожаления не выказал.
        - Может имшит понял, что пресловутый «конец времен» уже настал? - предположил Ронг
        - Или у него кристаллов, как грязи, - вставил реплику Райбек, поддержав мнение Беатрис.
        - Логично, - ответил Глеб. - Арм ведь промышляет старателем уже не первый год.
        - Что-то здесь нечисто, - упорствовала «Одиночка». - На всякий случай я выпустила микрозонды. Имшит их не обнаружит, а мы сможем проследить за его действиями. Заодно территорию детально разведаем. Если Арм действительно принесет кристаллы, то нам придется поспешить к базе Конфедерации.
        - Опять гонка? Зачем? - удивился норл.
        - Разве не понимаешь? Обладание кристаллом еще не гарантирует, что твое сознание разместится именно в нем, - ответила Беат. - Многие по незнанию допускали такую оплошность. Для гарантии потребуются вживляемые адаптеры и тебе, и Глебу. Их наверняка можно найти на складах опорного пункта Конфедерации.

* * *
        Беатрис не ошиблась в подозрениях.
        Не прошло и нескольких минут, как подле башни мурглов появились другие имшиты. Они подходили поодиночке, с разных сторон.
        - Всполошились. С чего бы? - удивился Райбек. - Чип ведь один.
        - Но его ведь можно передавать друг другу, верно? - Спросил Глеб.
        Беат кивнула:
        - Манипуляция рискованная, но возможная.
        - Слушайте, а почему при наличии таких устройств осталась проблема «прозябания» в лограх? - спросил Ронг.
        - Ну, это экспериментальная технология. Ее только начали апробировать в рамках программы «культурного обмена», - ответил Райбек. - Так что про «бесконечные пространства», ты Глеб, конечно, загнул. Нейрочип, насколько я знаю, содержит только зрительные образы, дающие представление о некоторых планетах из числа Обитаемых Миров.
        - Думаешь, я облапошил имшита?
        - Ну, по большому счету, эффект «дополненной реальности» базируется на «нечеткой логике» или, говоря проще, способности мечтать, фантазировать, воображать неведомое, дорисовывая детали, - это свойство мышления присуще всем разумным формам жизни, - Райбек, как обычно, пустился в пространные пояснения. - Получив зрительный образ, его можно дополнить запахами, вкусом, тактильными ощущениями. Но для каждого они будут свои. К примеру, если ты никогда не бывал на Элио, то просто увидеть пламенеющие Раворы, растущие на мелководье залива Эйкон, явно недостаточно. Ты не сможешь ощутить, как они пахнут, почувствовать, как маслянистые волны омывают твои ноги. В свое время на Ганио проводилась серия экспериментов. Я ведь не просто так упомянул Элио, залив Эйкон и Раворы. Дело в том, что большинство жителей пустыни, никогда не видевшие открытых водных пространств, ощущали, как песок струится у их ног, вместо воды. Такая работа воображения может причинить вред рассудку, словно ирреальный ночной кошмар. Поэтому технологию использовали лишь в крайних случаях, когда терять нечего, а выгода очевидна.
        Ронг, слушая пояснения, не терял времени даром. Он взобрался на второй этаж башни мурглов и вскоре оттуда раздался его сиплый шепот:
        - Глеб, взгляни. Думаю, тебе сгодится, - он скинул вниз обшарпанный элемент боевой брони.
        - Да это же шлем БСК!
        - Примерь. Думаю, имшит не обеднеет. У него тут горы разного старья.
        Шлем хотя и с трудом, но все же защелкнулся на фиксаторах. Проекционное забрало даже не треснуто. Вот только ничего не отображается в его толще…
        - Беат, поможешь?
        «Одиночка» быстро нашла неисправность, что-то соединила в технологической начинке.
        - Попробуй теперь.
        - Заработало.
        Их разговор прервал Райбек:
        - Имшиты что-то затеяли!
        Действительно, группа низкорослых существ, посовещавшись, направилась к ближайшему раскопу. Отыскав участок с рыхлым грунтом, они образовали оцепление.
        Арм вошел в центр круга и зачем-то лег на землю.
        - Ни фрайга не понимаю… - Райбек озадаченно наблюдал за происходящим. Он хотел добавить что-то еще, но слова застряли в горле, - из-под лохмотьев имшита вдруг пробилось сиреневое сияние. Тело старателя некоторое время сотрясали конвульсии, затем и они затихли, - рядом с телесной оболочкой стоял призрак!
        - Это методика тиберианцев, - выдавил Глеб. - Очень немногие ею владели!..
        - Имшит умер? - вытаращил глаза Ронг.
        - Нет. Смотри внимательно, - Беатрис увеличила и детализировала изображение. Стало видно, как медленно вздымается потрепанная одежда Арма, - его тело лишилось рассудка, но продолжало жить и дышать, вот только выглядело совершенно безвольным. - Я видела такое на полях сражений, но только тут, в Первом Мире, - добавила «Одиночка». - Некоторые бойцы умели ненадолго покидать свои тела, становясь смертельно-опасными противниками. Энергетическая сущность способна одним ударом прожечь десятисантиметровый лист керамлитовой брони. Но при этом призрак вряд ли уцелеет. Так делали не только тиберианцы. На самом деле методика очень древняя…
        Сущность имшита тем временем без особого труда просочилась сквозь рыхлый грунт, уходя в глубины многовековых наслоений.
        Прошла минута, другая, как вдруг призрачное сияние пробилось из-под земли, приняло форму руки, сжимающей найденный логр.
        Кристалл упал на опаленную почву. Его тут же подхватил другой имшит, а Арм вновь «нырнул» в недра незавершенного раскопа, где наверняка таились обломки какой-то давней катастрофы, - Беатрис, манипулируя сканерами микрозондов, смогла обнаружить резонанс какого-то подземелья.
        Энергетический призрак имшита «нырял» снова и снова, пока не добыл два обитаемых кристалла.
        - Не вижу смысла в его поступке. Логры населены. Это несложно определить по микросигнатурам, - произнесла Беатрис.
        - Арм выживет? - спросил Глеб.
        - Да. Он опытен и не так прост, как кажется. Вообще-то сущность способна находится вне тела от нескольких часов до суток, - продолжительность зависит от многих факторов, - ответила «Одиночка». - Но если вдруг произойдет всплеск энергий гиперкосмоса, то он может и не вернуться в бренную оболочку или вернется с поврежденной нейроматрицей, а это гарантированное безумие.
        - Значит Арм попытается подсунуть нам обитаемые логры, в которых уже заключены чьи-то сознания? - предположил Ронг.
        - Вряд ли он решит действовать так грубо и нагло, ведь Райбек сканировал технический кристалл, дав понять, что нас не обманешь.
        - Тогда какой смысл ему рисковать, отделяя сознание от тела? - спросил норл.
        - Не знаю. Посмотрим… - ответил Глеб, наблюдая, как сгусток сиреневого сияния слился с физической оболочкой.
        К Арму тут же подскочили другие имшиты, помогли встать, насильно впихнули в рот несколько пилюль, дав запить их водой.
        Дальнейшие события не заставили себя ждать. Как только охотник за лограми почувствовал себя лучше, он жестом указал сородичам в направлении ближайшей аномалии, возникшей под воздействием губительных выбросов, исходящих от «Озера Тьмы».
        Земля там струилась искажениями, воздух над проплешиной уплотнялся и причудливо перемешивался, словно приобретал свойства жидкости.
        На этот раз Арм остался в стороне, присел в тени скалы, укрылся обрывком ткани, зачем-то прошитой проволокой.
        Двое его сородичей встали напротив друг друга, по разные стороны от аномалии, четверо других заняли позиции на окрестных пригорках, сняв оружие с предохранителей.
        - Не пойму, что они затеяли? - Райбек вытянул шею.
        Один из имшитов достал из кармана логр и внезапно метнул его сквозь искажения.
        - Фрайг! - вырвалось у Глеба.
        Из кристалла выбило нейроматрицу логрианина. Искажения пространства и времени привели к миллисекундному сбою систем логра, но этого оказалось достаточно, чтобы его древнего обитателя попросту вышвырнуло из засбоившего устройства в виде сущности, которую тут же искромсало слоистыми завихрениями аномального пространства…
        Стоявший по другую сторону имшит ловко поймал опустевший кристалл, а его напарник уже швырнул второй логр…
        Поблизости раздался свист рассекаемого воздуха. Зашевелилась земля, и даже некоторые обломки скал вздрогнули, покрываясь трещинами, когда десятки разрозненных технических логров ринулись к месту события, на лету формируя компоненты, призванные покарать имшитов за неслыханное злодеяние.
        Арм плотнее накрылся куском пронизанной проволокой ткани. К этому моменту имшит, ловивший опустевшие логры, успел добежать до него, сунуть в руку старателя два бесценных кристалла, а сам бросился наутек.
        Логр-компоненты погнались за преступником, как вдруг с пригорков по ним ударили автоматные очереди. Оружие имшитов конечно же не могло повредить кристаллы, но пули разрывали связи между ними, приводили к сбоям в работе компонентов, вынуждая логры переформировываться.
        Внеся достаточно хаоса, стрелки тоже бросились наутек, разбегаясь в разные стороны.
        Логры погнались за ними, воздух пронзило несколько энергетических разрядов, в то время как Арм спокойно выбрался из укрытия и, кутаясь в свою защитную хламиду, направился к башне мурглов. Технические логры не обратили на него внимания, они не взаимосвязывали разные события, реагируя лишь на логику текущего момента, а она явно указывала на расположенные вдалеке руины, где скрылись виновники злодеяния.
        - И мы возьмем эти логры? - хрипло спросил норл.
        - Арм добыл их, рискуя свой жизнью, - ответила Беатрис.
        - И уничтожил сущности двоих логриан!
        - Не вижу тут проблемы, - холодно заявил Райбек. - По-моему, именно логриане сейчас занимаются геноцидом других рас. Или я в чем-то не прав?
        - Может сами поищем свободные логры? Ну подле «Озера Тьмы»? - предложил Ронг. От увиденного норлу стало не по себе.
        - И чем будут отличаться кристаллы, что валяются подле портала? - спросила Беатрис. - Б?льшим количеством вероятных сбоев? Давайте договоримся раз и навсегда. Логриане нам не друзья. На их совести миллионы загубленных жизней. А мы пытаемся остановить это безумие. Это как снять броню с убитого или подобрать оружие на поле боя, ради того, чтобы выжить и биться дальше!
        Глеб некоторое время молчал, затем, почувствовав, что взгляды обращены к нему, ответил:
        - Мы возьмем кристаллы, если имшит еще не раздумал меняться. Потом сразу уходим.
        - А куда пойдем? - поинтересовался норл. - К «Озеру Тьмы» рискованно, да и не нужно. Полезем в горы, к системе управления?
        - Нет. Сначала заглянем на склады опорного пункта Конфедерации. Беат же ясно сказала, нам с тобой потребуются адаптеры для логров.

* * *
        ОКРЕСТНОСТИ ОЗЕРА ТЬМЫ. ДВА ЧАСА СПУСТЯ…
        Участок равнины, где в прежние времена располагался резервный космодром военно-космических сил Конфедерации Солнц сильно пострадал при катаклизмах последних десятилетий. Бескрайние, отлитые из стеклобетона стартопосадочные поля раскололо на неравные участки, некоторые фрагменты вместе с постройками выдавило вверх, другие, наоборот, вкрапило в склоны кратера, либо разрушило, - на дне широких ущелий сканировалось хаотичное нагромождение обломков зданий и механизмов.
        И все же часть комплекса уцелела. Наиболее сохранившейся выглядела «301-ая база РТВ».
        Глеб, принимая данные от Беатрис, пытался вообразить истинные масштабы проведенного здесь строительства, но не получалось. Даже черные города инсектов казались маленькими в сравнении с опорным пунктом ВКС.
        Идти стало труднее. Частые изломы стеклобетонных перекрытий нависали одно над другим. Пришлось карабкаться по обветшалым конструкциям, затем огибать корпуса частично вплавленных друг в друга космических кораблей и снова лезть вверх.
        - О, я больше не могу, - норл с рыком подтянулся, цепляясь за толстые жгуты кабелей, провисающих над обрывом, вскарабкался на изломанный край очередной стартопосадочной плиты, протянул руку, помогая взобраться Глебу. - Беат, долго еще?
        - Уже почти на месте, - ободрила его «Одиночка».
        Норл со стоном лег на спину, в изнеможении раскинул руки. Глеб уселся подле. Оба тяжело дышали. Над ними возвышался покатый борт колониального транспорта. От корабля по какой-то причине осталась лишь треть, но даже такой обломок поражал воображение.
        - Мы отклонились от нужного маршрута, - Райбек постоянно ворчал. - Логрианская система управления правее. Зачем мы вообще приперлись к обломкам? Склады с оборудованием можно было найти и у подножия руин
        - Не ной, - осадила его Беатрис. - Метров на пятьдесят выше сканируется «Нибелунг» восемнадцатой серии. По внешним признакам он не поврежден.
        - Ну, да, Глебу и Ронгу будет очень комфортно. Отлично придумала! Штурмовой носитель, предназначенный для серв-машин! Лучший образчик заботы о людях! Там ведь места для экипажа и жизнеобеспечения практически нет!
        - Зато полный комплекс вооружений, усиленное бронирование, все виды сканеров, движки планетарной тяги и гиперпривод!
        - Воевать собралась? С кем, если не секрет?
        Пока они спорили Глеб отдышался, сделал пару жадных глотков воды, передал флягу Ронгу, а сам встал, подошел к краю обрыва.
        Вид открылся потрясающий. Фрагменты и уровни базы ВКС, вкрапленные в склон кратера, рассказывали леденящую историю Экспансии. Беат в двух словах успела пояснить ему, как коварен гиперкосмос. Неточность навигационных расчетов, либо сбой в работе гиперпривода часто увлекали космические корабли в пучину гиперсферы, в конечном итоге выбрасывая сюда, «к центру всего сущего» - вот почему поверхность планет Ожерелья изобилует обломками…
        - Зачем Конфедерация собирала старые корабли? - Глеб перевел взгляд на колониальный транспорт, который возвышался над ними словно техногенная гора.
        - А ты присмотрись получше. Используй нейроинтерфейс, - ответила Беатрис.
        Глеб не стал спорить. Найденный шлем БСК существенно расширил возможности восприятия, позволяя сканировать наполнение отсеков космического скитальца.
        Сотни различных сервов. Десятки мощнейших роботизированных комплексов, способных преобразовывать поверхность планет, возводить постройки, добывать ресурсы. Множество образчиков планетарной техники, уникальное исследовательское оборудование, - все это сохранилось на грузовых палубах.
        - А где же люди? - вопрос вырвался невольно.
        - К сожалению они давно погибли. Техника начала Великого Исхода бесполезна в глубинах гиперкосмоса. Кибернетические системы отказывают, если не защищены современными экранирующими составами.
        - И здесь их наносили? - догадался Ронг.
        - Да, - кивнула Беатрис. - Пока логриане не ввели режим «Изоляции», все складывалось хорошо. Скопления техники на планетах Ожерелья постепенно начали разбирать, доставляя корабли на специально оборудованные базы, где их осматривали, - что-то использовали в качестве сырья, что-то ремонтировали, покрывали защитными составами, чтобы использовать в условиях Первого Мира.
        Глеб еще не забыл, что такое тяжелый крестьянский труд. Многое увиделось сейчас в ином свете. Возвышающийся над ним обломок содержал все необходимое, чтобы возделать землю, проложить дороги, выстроить дома, восстановить «Белые Скалы», вывести сорта растений, адаптированных под местные условия.
        - И все это перечеркнули логриане? Одним решением?
        - Да. Они не вмешивались, и даже сторонились контактов, пока их не настигли грехи прошлого, - заметил Райбек. - Кстати, я могу рассказать, кем был Омни.
        - Мне не важно…
        Беатрис невольно прислушивалась к эмоциональному состоянию Глеба. Он не отключал модуль прямого нейросенсорного контакта, не сторонился такого способа общения, но, отдавая должное образу девушки, воспринимал его холодно.
        «Я всегда останусь для него кибернетической системой. Бездушной, но полезной».
        Едва осознанные мечты и порывы, трепещущие в глубинах нейросети «Одиночки», не находили отклика в душе Глеба. Он думал совершенно о другом, все четче осознавая неотвратимость грядущей развязки.
        «Озеро Тьмы» вновь всколыхнулось. Выбросы мглистой субстанции ударили в разные стороны, искажая пространство. Логр-компоненты, тщетно пытающиеся разрушить портал, отпрянули, но недостаточно быстро: многие утратили целостность, рассыпаясь на отдельные кристаллы. Несколько сущностей выбило из них, - ими оказались призраки неизвестных Глебу существ. Полностью дезориентированные, они даже не пытались скрыться, а лишь затравленно озирались, пока бушующие вокруг энергии гиперкосмоса не развеяли их…
        Дрожь ползла по спине, поднимаясь все выше. Благодаря датчикам БСК и нейроинтерфейсу он подмечал множество подробностей. Глебу не требовалось приближаться к зловещему «побережью», чтобы увидеть, как шевелится кристаллический гравий, - это логры пытались вновь сформировать немыслимые по мощи машины, но лишь хаотично вихрились.
        - Что толку в кристаллах, если они сбоят? - высказался Ронг. - Слушайте, а если окунуть в экранирующий состав парочку логров? Выдержат они тогда воздействие аномалий?
        Беатрис на секунду задумалась.
        - Не знаю, нужно проверять на практике, но идея стоящая.
        - Ладно, пошли.

* * *
        Следующий уровень базы «робототехнических вооружений» на первый взгляд почти не пострадал при многочисленных Смещениях. Отреставрированная техника, размещенная под открытым небом, была надежно закреплена.
        Центральное техническое сооружение, исполненное в виде приземистого купола, тоже сохранилось, лишь сетка мелких трещин, пронзающих стеклобетон, вызывала опасения.
        - Под нами еще два подземных горизонта, - сообщила Беатрис. - Если снова начнется подвижка планет, тут станет опасно.
        - О, я нашел аварийный выход! - пришло по сети сообщение от Райбека. - Не заперт. Давайте скорее сюда!
        Все поспешили в указанном направлении, огибая купол.
        Беатрис, оглянулась, сканируя и запоминая конфигурации логр-компонентов, которые формировались и тут же рассыпались по берегам «Озера Тьмы»
        - Думаю, само понятие «цивилизация логриан» утратило смысл, - сказала «Одиночка». - Они миллионы лет не выходят из логров. Возможно, большинство древних личностей давно исчезли, или их сознания губительно искажены из-за мелких, но постепенно накапливающихся сбоев?
        - Ага. Загнула, - не поверил Ронг. Вслед за Глебом он вошел внутрь технического комплекса и теперь напряженно вглядывался в сумрак. - А кто в таком случае начал неурочные смещения, расколол соседнюю планету?
        - В их руках мощное наследие. Но адекватны ли те, кто им манипулирует? - спросила Беатрис.
        - Откуда ж нам знать? - норл приоткрыл дверь, на которую указал Глеб. Протяжно скрипнул неработающий механизм привода. - А что тут? - поинтересовался великан.
        - Сектор нейросетевых технологий, - Беатрис проскользнула вперед, Райбек остался в коридоре - мало ли что?
        - Как выглядят адаптеры?
        - Сейчас увидишь, - «Одиночка» уже нацелилась на один из встроенных в стену сейфов.
        На самом деле Глеб мог бы и не спрашивать. Нейроинтерфейс распознавал мысленные запросы, проводил поиск и выдавал короткую справку, черпая данные из собственных баз знаний, либо находя нужную информацию в долгосрочной памяти кибстека. Такая ненавязчивая форма информирования идеально подходила для начинающих пользователей. Глеб при желании мог бы получать справки о любом предмете или устройстве, на который падал взгляд.
        Вот и сейчас на периферии восприятия появилась иконка изображения. Он заинтересовался, переместил его в центр внимания, развернул.
        Взгляду предстало невзрачного вида гнездо из биосплава, с прижимной поверхностью, усеянной микроскопическими иглами, несущими две функции. Они обеспечивали надежный контакт с кожей и служили каналами передачи данных.
        - Подожди минутку, - Беатрис все еще возилась с сейфовым замком. - Ага, открыла!
        Глеб хмыкнул, движением зрачков смахнул изображение.
        - Вот, смотри, - она выдвинула из глубин ниши полку, покрытую пористым материалом. В многочисленных гнездах поблескивали однотипные устройства.
        - К слову, у меня уже есть такие, - сказал Глеб.
        - Откуда? - удивилась она.
        - Нашел в логрианском тоннеле. На теле, с которого снял имплант. Я просто не знал их предназначения.
        - Воспользуемся этими. Они уж точно протестированы и стерильны. Вживляются просто…
        - Технология «прижми и используй»? - блеснул недавно приобретенными познаниями Ронг.
        - Именно, - подтвердила Беатрис.
        - А почему они парные? - норл не упускал возможности расширить кругозор.
        - Чтобы подключать логр-компоненты, - пояснил Глеб, пробежав взглядом техническую справку. - Некоторые последовательности, собранные из технических кристаллов, были изучены во времена Конфедерации.
        - Не будем терять время, - подытожила Беатрис. - Снимайте броню. Адаптеры вживляете парно, в надплечья. Не исключено, что в будущем вы оба сможете использовать логр-компоненты. В любом случае лишней такая «киборгизация» уж точно не будет.
        - Ладно. Поверю тебе на слово, - норл побаивался, но старался не показывать вида.

* * *
        - Ну, как дела? - Райбек заглянул в лабораторию.
        - Я в норме, - ответил Глеб. - А у Ронга процесс еще идет.
        - Какой процесс? - удивился археолог. - Это же элементарная технология!
        - Не знаю. «Прижми и используй» с норлом почему-то не сработало. Сейчас Беат разбирается.
        - Уже разобралась. Все, - она ободряюще улыбнулась великану, который сидел бледный, напряженный и потный. - Оба адаптера включились, связь с нервной системой установлена. Держи. Это теперь твой кибстек. Я настроила его на норлианский язык.
        - Без нанокомпа никак?
        - А он тебя не укусит. Лучше бы установить нейроинтерфейс, но нет адаптированных чипов.
        Норл одел кибстек на запястье.
        - Что теперь? - спросил он.
        - Логр в правое гнездо. Да, вот так. И можешь надевать броню.
        - А запись сознания?
        - Все автоматизировано. Логрианами, - справедливости ради уточнила Беатрис. - Соединение кристалл-рассудок возникнет автоматически. Может поначалу голова будет немного побаливать.
        - А как узнать, что матрица моей личности уже там? - продолжал допытываться Ронг.
        - Когда процесс завершится, ты получишь доступ в свой логр, - терпеливо пояснила Беатрис. - Но не советую сразу пытаться войти в дубликат сознания. Выкроим спокойную минутку, тогда и попробуешь. Для этого нужно мысленно представить кристалл и сконцентрироваться на желании попасть внутрь. Только еще раз предупреждаю: не делай этого в ближайшие часы. При первом осознанном входе люди обычно теряют контроль над телом, поэтому лучше сидеть или лежать.
        - Понял, - кивнул Ронг.
        - А вообще-то, тебе не о чем беспокоиться. Микросигнатуры не искажены, выглядят вполне обычно. Все работает. Просто сейчас не время и не место для экспериментов.
        - Так что? Теперь мы можем наконец заняться делом? - перебил ее Райбек.
        - Нет. Я собираюсь добраться до «Нибелунга». Уйдет пара часов на тестирование силовой установки и вывод реакторов на рабочую мощность.
        - Ясно. Продолжаем терять время, - скривился Дениэл.
        - Отстань от нее, - осадил археолога Глеб. - Штурмовой носитель нам не помешает. Я не собираюсь еще раз пересекать кратер пешком. Мы не теряем, а экономим время. Ронг, пошли, осмотримся.
        Райбек, тяжело вздохнул и поплелся за ними.

* * *
        Снаружи по-прежнему царили сумерки, но в душе Глеба вновь встрепенулась надежда. Ее вселяли хранящиеся на базе РТВ машины, адаптированные под условия Первого Мира.
        Понятие «техносфера» быстро отвоевывало законное место в рассудке. Благодаря ненавязчивым подсказкам нейроинтерфейса он понял, какую мощь таят полуразрушенные уровни старой базы, ведь термин «робототехнические вооружения» на поверку трактовался намного шире, чем «средства взаимного истребления». Боевых сервов тут, конечно же хватало. В основном они являлись наследием Галактической войны, но внимание Глеба привлекли планетопреобразующие машины.
        Дух захватывало, стоило подумать, на что способны огромные роботизированные комплексы.
        - Ронг, когда все закончится, пойдешь со мной?
        - Куда? - поинтересовался норл.
        - К «Белым скалам». Слышал о таких?
        - Да, но подробностей не знаю. Поговаривали, это где-то к востоку, за пустошами. А что там?
        - Просто хорошее место. Вот остановим Смещения, заберем отсюда машины, отыщем уцелевших, и будем жить. Мирно.
        - Люди и норлы? Вместе?
        - А что здесь такого? Думаешь не сможем ужиться?
        - Не знаю, - пожал плечами Ронг. - Сложно отвечать за всех.
        На связь вышла Беатрис:
        - Я получила доступ к системам «Нибелунга».
        - Он исправен?
        - Исправен, переоснащен и адаптирован.
        - Сколько тебе потребуется на подготовку к старту? - уточнил Глеб.
        - Еще, как минимум, час, учитывая режим глубокой консервации. Но зато до точки, указанной Райбеком, доберемся быстро.
        - В горах нет посадочных площадок, - напомнил ей норл.
        - Не проблема, Ронг, - ответила «Одиночка». - Штурмовому носителю они не нужны. Уж поверь, я знаю о чем говорю.
        - Лучше не болтай, а поторопись, - вклинился в разговор Райбек. - Затишье между Смещениями странное. Логриане наверняка готовят очередную пакость.
        - Не думаю, что в ближайшие часы нам грозят новые потрясения, - ответила Беат.
        - Откуда тебе знать? - встрепенулся норл. На фоне происходящего такое утверждение выглядело уж слишком оптимистичным.
        - Простая логика, - пояснила «Одиночка». - Логриане использовали последнюю отчаянную меру, но удар пришелся впустую. Сейчас они должны пребывать в полнейшем замешательстве, не зная, что делать дальше.
        - С чего бы? - для Ронга нить рассуждений «ИИ» не выглядела безупречной или очевидной.
        - Ну, посуди сам, - терпеливо пояснила Беатрис. - Какого результата они добились, ударив астероидом по Первому Миру?
        - Да, никакого, - буркнул норл, все еще не понимая, к чему она клонит.
        - Вот тут ты не прав. Логриане добились многого. Они доказали, что портал невозможно уничтожить. «Озеро тьмы» всегда считалось омнианским устройством, ведь так?
        - Ну, да… - норл искоса глянул в направлении техногенных берегов, где выделялись оплавленные контуры силовых установок космических кораблей. Их по-прежнему обвивали яркие энергетические разряды.
        - Ты заблуждаешься, - убежденно ответила Беатрис. - «Озеро тьмы» стало частью структуры гиперкосмоса.
        - Да, ладно?! - не поверил Ронг.
        - Я веду сканирование и не вижу признаков работы омнианских установок. К тому же цепь замыкает реактор «Нибелунга», - по моим данным он истощен, статичен и сохранил лишь форму, но не содержание. Как же портал смог увеличиться в разы, за доли секунд поглотив астероид?
        - Не знаю.
        - Допустимо только одно объяснение. Искусственно созданный объект со временем исчерпал себя, пришел в негодность, но на его месте возникло устойчивое явление, сформированное стихией гиперкосмоса. Думаю, «Озеро тьмы» теперь неразрушимо. И, даже расколов Первый Мир, его не уничтожить, - оно останется частью этого пространства, его аномалией, окруженной обломками планет.
        От спокойных пояснений Беатрис становилось не по себе.
        - Логриане понимают это? - наконец спросил Глеб.
        - Если только они не слепцы или безумцы, то должны понимать со всей очевидностью.
        - Какой же теперь у них выход? - Райбек выглядел встревоженным и озадаченным.
        - Отступить, - сказала Беатрис. - Прекратить попытки воздействия, оставив все, как есть. Логриане лучше других изучили гиперкосмос и должны прийти к такому же выводу. Противодействие стихии будет лишь порождать и множить аномалии, губительные для логров. Я бы на их месте собрала все обитаемые кристаллы в единую структуру и эвакуировалась подальше отсюда. Отменила бы режим «Изоляции», искажающий Вертикали гиперсферы, и вернулась в обычный космос, чтобы раствориться на просторах Вселенной, - такое решение вполне в их духе, учитывая известную историю.
        - Но ведь кто-то прорывается сюда! - напомнил Ронг. - И они пройдут, если логриане отступят!
        - Да. Но это произойдет в любом случае. Я же сказала, без разницы, уцелеет Первый Мир или нет, - портал продолжит работать. Поэтому нам нельзя сидеть сложа руки. Какое бы решение ни приняли логриане, лучше встретить опасность во всеоружии.
        - Вот только не надо говорить, что мы останемся тут и остановим вторжение! - воскликнул Райбек.
        - И не собиралась. Но технику на базе я бы активировала. Может случится всякое.
        - Подожди, - у Глеба путались мысли. Спокойные, логичные рассуждения Беат стали для него очередным информационным ударом. Сил, чтобы отчаянно цепляться за жизнь, уже почти не осталось. Казалось, все резервы организма, - и физические, и моральные - исчерпаны. Зыбкие мечты о будущем раз за разом рассыпались в прах, оборачивались тщетой.
        - Ты можешь активировать отремонтированную технику? - кое-как совладав с эмоциями, спросил он.
        - Не всю. Некоторые системы базы надежно защищены от взлома. К сожалению, мне неизвестны мастер-коды их активации. Но я знаю принципы самоорганизации боевых кибернетических подразделений. Нужно лишь столкнуть несколько камушков, и вскоре они вызовут лавину. Одни машины возьмут в подчинение другие, используя свои полномочия.
        - Речь не о войне! - прервал ее Глеб.
        - Тогда что именно тебя интересует? - уточнила Беатрис.
        - Планетопреобразующие комплексы.
        - Терраформеры? С этим никаких проблем. Но зачем?
        - Они смогут своим ходом добраться до заданных координат?
        - Конечно.
        - Тогда отправь к Белым Скалам всю технику! Какую только сможешь активировать!
        - Глеб, здесь очень много машин. Путь до Белых Скал неблизкий. На формирование колонн и постановку задач уйдет время, а у нас его нет. В любую секунду может произойти что угодно. Даже предположить не возьмусь. Логриане скоро сделают решающий ход…
        - Нельзя бросать терраформеров! - вновь прервал ее Глеб. - Если мы все же сумеем добраться до древнего компонента и остановить Смещения, тогда портал уж точно сработает! Неизвестно, кто вырвется оттуда и сможем ли мы вообще вернуться сюда в будущем?!
        - Хорошо. Я поняла тебя. Сделаю, что смогу.

* * *
        Ждать, пока «Одиночка» выполнит поставленную задачу, оказалось долго, тревожно и утомительно. Бездействие угнетало.
        Каким будет мое виртуальное бессмертие, если все сложится плохо? - думал Глеб.
        Никогда раньше он не обладал древним кристаллом. Несмотря на успешно проведенное тестирование, он опасался: вдруг там остались фрагменты личности бывшего обитателя логра?
        Надо бы проверить…
        Неизведанное манило, что вполне естественно для человека. Глеб хотел узнать, какая она - вечная жизнь внутри логрианского кристалла?
        Он присел на опаленную землю, опираясь спиной об оплавленный валун, и просто закрыл глаза.
        Хотите посетить личное виртуальное пространство? - чутко отреагировал нейроинтерфейс в котором среди прочих иконок подсветилась пиктограмма «визит в логр».
        Он мысленно коснулся ее, и реальный мир исчез. Мгновенное перемещение выбросило Глеба в серую мглу.
        Непонятно. Почему здесь так пусто и уныло? Может, логр действительно неисправен?
        Да нет, же. Вот прорезались бледные краски рассвета, а из окружающей хмари вдруг проступила вполне узнаваемая панорама окрестностей: околица родной деревни, несколько крайних домов, заросшее бурьяном поле за изгородью.
        На памяти Глеба среднего дома уже не было, он сгорел, а пепелище заросло диким шиповником. Никто не захотел повторно строиться на «нехорошем» месте.
        Время тут двигалось своевольно, рывками. Моргнул, а на дворе уже полдень!..
        Скрипнула дверь. На кособоком крылечке, придерживаясь рукой за шаткие перила, стоял мальчуган. Года три от роду, еще совсем несмышленыш. По улице мургл волок борону. Мальчонка испугался, дернулся было назад к приоткрытой двери, но любопытство пересилило страх, - расширенными глазами он смотрел на великана, не в силах шелохнуться, пока тот не протопал мимо.
        - Глебушка, ты чего там притих? Не вздумай чего набедокурить, а то отец выпорет. Иди за домом поиграй, не бегай по улице, ладно?
        В окошко, отдернув незатейливую занавеску выглянула мама.
        Так это я?! - мысленно удивился Глеб. - Такой маленький? А с каких пор я себя помню? Наверное, годков с четырех. А тут мне три максимум. Вот, значит, как работает функция «абсолютной памяти»?! Получается я сейчас нахожусь внутри собственного сознания и вновь переживаю первые осознанные впечатления?
        Со стороны поля показался отец. Рядом с ним шагал Сыть, еще не хромой, сильно помолодевший.
        Смогу ли я с ним заговорить?
        - Пап? - Глеб шагнул навстречу отцу, но тот прошел мимо, даже не заметив, а стоило попытаться его догнать, - мгновенно отдалился, словно обладал способностью к телепортации.
        Войти в дом тоже не удалось. Сразу за дверью клубилась мгла. Глеб шагнул в нее, все же надеясь попасть внутрь, но время вновь совершило скачок, сменило декорации, и вот уже мертвенный свет бьет в небо призрачным столбом. Медленно падают древние, грубо обтесанные каменные мегалиты.
        Тот самый жуткий день…
        Он хотел оттолкнуть горькое, непрошенное воспоминание, но добился немногого. Холм исчез, появилась логрианская дорога, усеянная телами людей и фокарсиан, да образ Насти, - за ее спиной виднелись какие-то светлые, манящие фигуры, словно бы воплотившие образы непрожитого, - того, что могло бы случиться, но уже никогда не произойдет.
        Глеб упрямился. Пробовал снова и снова, но находиться внутри собственного сознания оказалось невыносимо.
        Неужели в моей жизни не было ничего нормального? Либо ничем не примечательные будни, либо ужасные события, которые хочется забыть?
        Он снова вернулся в начало воспоминаний, вновь попытался войти в дом, заговорить, но теперь уже с матерью, но она не заметила повзрослевшего сына. Он для нее не существовал.
        И снова образы несбывшегося проявились туманно, призрачно, горько.
        Теперь он отчасти понимал Беатрис в глазах которой порой читалась бездонная печаль. В ее сознании ведь тоже жили несбывшиеся мечты двух девушек.
        И это - моя участь? Вновь и вновь переживать свою короткую, скудную событиями жизнь? Без права выстроить что-то новое?
        Наверное, со временем я разберусь, как управлять воспоминаниями. Хотелось бы убрать одни, и растянуть другие, а лучше, выдумать новый мир, не имеющий ничего общего с прожитым…
        Он открыл глаза.
        Виртуальное пространство моментально исчезло, оставив в рассудке тревожащий, неприятный осадок.
        - Беат, что у тебя? - по меркам реального времени прошло меньше минуты, а ему казалось, что экскурс в глубины собственного сознания длился часы.
        - Работаю. Связь с командным центром пока еще не установлена. Послала туда технических сервов. Ты поймешь, когда все начнется.

* * *
        Глеб ощутил реактивацию кибернетических систем базы РТВ на уровне подсознания.
        Сначала в глубине души промелькнуло чувство тревоги, - так иногда случается в дремучем лесу, когда вдруг холодком окатит спину от чьего-то пристального взгляда, брошенного на тебя из чащобы.
        Он непроизвольно обернулся, посмотрел на «слоеный пирог», состоящий из десятков нависающих один над другим технических уровней, и вдруг заметил первые сигнатуры.
        Всплески активности машин сканировались повсюду, множились, а вскоре до слуха донесся басовитый гул. Кое-где дрогнули, осыпаясь бетонным щебнем, утратившие прочность участки стен, облачка белесой пыли взметнулись, растекаясь дымкой.
        Ощущение пробудившейся мощи становилось все сильнее. Восприятие обострилось, теперь Глеб различал за контурами руин отдельные энергоматрицы, затем безо всякого предупреждения пыльный воздух пронзили пылающие нити, образующие сложную пространственную структуру, - так рассудок юноши визуализировал каналы обмена данными, образовавшие кибернетическую сеть.
        Глеб сглотнул, внимая острым впечатлениям, пытаясь отделить воображаемое от действительного, - пробудившаяся техносфера представляла собой искусственную грань бытия, созданную человеком, но не всегда понятную и подвластную ему…
        Звуки начали распадаться на отдельные проявления: к гулу двигателей теперь подмешивалась тяжелая поступь, шелест и повизгивание сервомоторов, - дрожь земли становилась все явственнее, затем механические шаги вдруг замирали, раздавался затухающий вой, а на фоне коммуникаций и укреплений появлялись размытые, завуалированные маскирующими полями всплески энергий, - это боевые серв-машины занимали позиции и включали средства защиты, сливаясь с фоном местности.
        Внезапно зрение Глеба обострилось и сузилось.
        - Беат, что происходит?! - невольно вскрикнул он.
        - Поясни? - немедленно отозвалась «Одиночка».
        - У меня какой-то сбой в восприятии! Вижу каждый камушек на склоне, но общая картина исчезла. Словно смотрю через оптический прицел!
        - Это включился «Аметист» поставленного на ремонт крейсера. Локационная надстройка уцелела и находится в планетарном доке. Сейчас все исправлю.
        Пока она настраивала комплекс датчиков, Глеб пережил несколько неприятных минут. Его рассудок переполняли данные, не поддающиеся осмыслению, предназначенные для технического использования в сети машин.
        - Исправила. Добавила опцию зуммирования в твой интерфейс. Попробуй.
        Восприятие действительно стабилизировалось. Теперь, принимая информацию от локационной надстройки космического корабля, Глеб мог мгновенно сфокусироваться на интересующем участке местности, исследовать его, проникая взглядом сквозь толщу горных пород, увидеть, что скрыто под наслоениями почвы.
        - Такая способность сохранится? - спросил он.
        - Только в радиусе действия сканеров корабля. - ответила Беатрис. - «Аметист» вообще-то предназначен для космоса, здесь он эффективен на десять-пятнадцать километров, не больше, учитывая горную местность.
        Тем временем среди построек базы РТВ показались силуэты терраформеров. Роботизированные комплексы сформировали колонну. Впереди, прокладывая путь, двигалась горнопроходческая машина. Там, где обрывались дороги и начинались уступы разрушенных уровней, в ход пошли лазеры. Участки руин дробило в щебень, раскаленные оползни стекали по склону, частицы дыма мгновенно связывало распыленным в воздухе спреем, - под его воздействием очищался воздух.
        Вдоль склона ударили струи какого-то белесого вещества. Соприкасаясь с горячим гравием, оно мгновенно вспенивалось, заполняя пустоты, образуя твердое покрытие, способное выдержать вес планетопреобразующих машин.
        Терраформеры быстро преодолели опасный участок, минуту назад казавшийся непроходимым. Вслед за ними показались почвоукладчики, затем к колонне начали присоединяться строительные машины, несущие на борту множество сервов, упакованных в своего рода технологические соты.
        Райбек, хорошо знакомый с образцами техники, времен Конфедерации Солнц, откровенно скучал.
        Ронг втянул голову в плечи, напряженно и пристально наблюдая за происходящим. Он стал свидетелем пробуждения неслыханной мощи, но понятия не имел, чем все обернется в дальнейшем.

* * *
        - Глядите! - аватар Дениэла внезапно вскинул руку, указывая в небеса.
        Его вскрик мгновенно нарушил целостность восприятия, спонтанно переключил внимание Глеба, отчего все окружающие объекты на миг расплылись, теряя очертания.
        - Они безумны! Я же говорила!..
        Взгляд прояснился. Благодаря подключенному «Аметисту» Глеб четко увидел и осознал происходящее.
        Еще один обломок планеты, теперь уже около сотни километров в перечнике, отделился от группы ему подобных и лег на курс столкновения с Первым Миром!
        - Зря медлили! - с досадой воскликнул Райбек. - Теперь уже точно не успеем! Надо было сразу идти к аварийной системе управления!
        - Беат, твой прогноз?
        - Час десять до столкновения. Цель - «Озеро Тьмы».
        - Они что, малые дети? - разозлился норл. - Если в первый раз не получилось, значит надо запустить каменюку побольше?!
        - Но это же бессмысленно! - Глеб откровенно растерялся. У него словно почву вышибли из-под ног. Все только начало налаживаться…
        - Ага. Ты логрианам об этом скажи! - рыкнул норл.
        Отчаянные времена требуют отчаянных мер, но… каких? Ронг прав, до логриан не достучишься, с ними даже не поговоришь, - заперлись в своих кристаллах и творят, что им вздумается!..
        - Райбек, а если мы все же успеем добраться до аварийной системы? - Глеб лихорадочно перебирал варианты, пытаясь найти выход из ситуации.
        - Поздно. Смена режимов гравитационного генератора уже не остановит обломок планеты. Раньше надо было думать! Теперь только логриане смогут изменить его курс.
        - С ними можно связаться?
        - Нет. Я пытался. Сеть обитаемых логров недоступна. Они явно не хотят ни с кем контактировать.
        Глеб озирался, ища хоть какую-то возможность исправить положение. «Озеро Тьмы» пульсировало, тугие выбросы мглы били хаотично, растекаясь маревом искажений. След предыдущего удара застыл в виде пологих каменных волн. Теперь, учитывая размеры астероида, портал расширится на сотни километров, - аномалии пространства-времени поглотят всю площадь кратера, сотрут рельеф, превратят территорию базы РТВ в оплавленную пустошь…
        Даже если Первый Мир уцелеет, не развалится на части, о мечтах лучше забыть. Природа планеты окончательно погибнет. Ни одна из машин не успеет покинуть опасный регион. После удара астероида уже некому и нечего будет восстанавливать.
        - Беат, надо быстро добраться до аварийной системы.
        - Еще десять минут на подготовку. Реакторы «Нибелунга» и так в опасном режиме. Я ускорила их разогрев насколько смогла.
        - Разве нет под рукой других машин?
        - Есть. Могу перехватить управление ДШМ[12 - Десантно-штурмовой модуль].
        - Давай, - Глеб обернулся. - Райбек, тебе придется действовать самому. Останови гравитационный генератор! Ронг полетит с тобой, на случай если другие логры попытаются заблокировать твой кристалл. Справишься?
        Археолог кивнул.
        - А ты Глеб?!
        - Я попытаюсь убедить логриан.
        - Как?
        - Неважно. Долго объяснять. Прикрой Райбека. Если другие кристаллы, начнут стыковаться с его логром - стреляй не раздумывая.
        - Как сделала Беатрис? Просто разрывать связи между лограми?
        - Да!
        С стороны базы РТВ появился штурмовой модуль. Он резко пошел на снижение, врубил антигравы, перешел в режим автопарения.
        - Идите!
        Логр Райбека нырнул в открывшийся люк. Ронга подхватил и доставил внутрь ДШМ электромагнитный эскалатор.

* * *
        - Беат, помоги развернуть терраформеров!
        «Одиночка» не задавала встречных вопросов. Прямой нейросенсорный контакт подразумевал исчерпывающий обмен данными между человеком и кибернетической системой.
        - Курс приняла. Корректирую по показаниям «Аметиста». Захватим побольше!
        Роботизированные комплексы взревели двигателями. Ультразвуковые установки рыхлили спрессованный шлак, устилающий дно кратера, огромные бульдозерные ножи срезали слой грунта на глубину нескольких метров, толкая его в направлении «Озера Тьмы».
        Все новые и новые машины подключались к работе. Почвоукладчики растянулись полукругом, следуя за терраформерами, собирая остатки разрыхленного шлака, чтобы сбросить его поблизости от портала.
        - Глеб, мы добрались до тоннеля! - пришел по связи доклад Ронга. - Здесь полно логр-компонентов, похоже, это охранные системы!
        - Пока остановитесь, понаблюдайте, не лезьте на рожон. Дайте мне несколько минут, возможно я смогу надавить на логриан!
        - Понял, ждем.
        Тем временем отвалы грунта образовали широкую насыпь.
        - Беат, начинай!
        Со стороны базы РТВ полыхнул одиночный запуск. Ракета канула в портал, а в следующий миг тьма всколыхнулась, волной набегая на оплавленный берег, выплескиваясь за границы оконтуренного молниями периметра.
        Вихрящаяся искажениями мгла накрыла отвалы срезанной терраформерами почвы, выбивая призрачные двухголовые фигуры.
        Горы шлака содержали вкрапления логров. Тысячи кристаллов ушли в сбой под сокрушительным воздействием аномальных энергий.
        Через несколько минут, когда мгла схлынет, они восстановят свои функции, ну а пока тысячи призраков в панике заметались среди поднятых порывами ветра пепельных смерчей.
        - Что ты делаешь?! - рядом с Глебом внезапно сформировалась огромная фигура логрианина.
        - Привлекаю внимание! - дерзко выкрикнул он, глядя на явно преувеличенный аватар, из-за своих размеров похожий на жутковатого мифического монстра.
        Одна из шей изогнулась. Громадная голова приблизилась к человеку.
        - Чего ты пытаешься добиться?! - прошипел логрианин.
        - Остановите Смещения! Измените курс астероида!
        - Ты ничего не понимаешь человечишко? Портал нужно уничтожить!
        - Он давно стал частью структур гиперкосмоса! Его невозможно разрушить! Вы убиваете миллионы невинных существ!
        - Оттуда исходит опасность!
        - Я знаком с вашей историей! У меня тоже жизнь складывалась несладко, но прошлое никого не оправдывает!
        - Мы никого сюда не звали, - огрызнулся логрианин. - Система не предназначена для жизни. Ожерелье, - это техническое сооружение!
        - Которое вы бросили, оставив работать созданные порталы! Через них Первый Мир населили существа разных цивилизаций!
        - Мне нет до этого дела. Начавшаяся подвижка планет, - это всего лишь побочный эффект от работы гравитационного генератора. Кто-то пытается вторгнуться в нашу Вселенную!
        - Но миры Ожерелья не выдержат постоянных Смещений!
        - Это небольшая цена. Ты зря стараешься, человек. Мне все равно сколько существ погибнет.
        - Включая тебя?
        - Логры вечны.
        Глеб усмехнулся.
        - Может и так. А теперь подумай вот о чем. Разрушение планет не отменит факта существования искаженных вами структур гиперкосмоса. Не проще ли наконец принять существующее положение дел, перестать прятаться, лгать, мнить себя величайшей цивилизацией всех времен?
        - И что же нам делать?
        - Встретить тех, кто пытается прорваться сюда!
        - Ты сумасшедший, да? Просто подумай: каким уровнем развития и технологической мощью обладает цивилизация, способная повторить наш путь межу Вселенными? - прошипел логрианин, в точности повторяя мнение Райбека.
        - Но рано или поздно они преодолеют защиту! Ты погубишь миллионы, ради небольшой отсрочки?!
        - Решение принято. Тебе его не изменить!
        - Я здесь родился! Это моя родная планета, врубаешься?! - уже не контролируя ярость, выкрикнул Глеб. - Отмените «Изоляцию» и бегите, если боитесь тех, кто придет через портал! Мы сами защитим свой мир!
        - Нет! Никто и никогда не будет диктовать нам свои условия!
        - Посмотрим!
        - А что ты сделаешь?
        - У тебя десять минут, двухголовый. Если не остановишь астероид, - пожалеешь!
        - Посмотрим, - надменно обронил логрианин, не выказав ни капли беспокойства.
        Его аватар исказился и растаял в воздухе.
        Обломок планеты по-прежнему приближался к Первому Миру. Ничего не изменилось. Сущности логриан, выбитые из кристаллов, к этому моменту вновь вернулись в свои «неразрушимые» убежища.
        - Ронг, действуйте! - Приказал Глеб. - Беат, пусть терраформеры пододвинут скопления логров ближе к порталу!
        Глава 11
        БЕЗВРЕМЕНЬЕ…
        В логре занимался рассвет.
        Неказистый с виду, но крепко срубленный дом притаился под сенью вековых деревьев. За ним на небольшой полянке возвышался силуэт серв-машины класса «Фалангер».
        Урман не тяготился виртуальным существованием. Он принимал его, как некий неизбежный этап на пути к будущему. При жизни он постоянно имел дело с древними кристаллами и, разбираясь в сути явлений, твердо знал, - выход существует.
        Сон здесь - лишь необходимая иллюзия. Имитация привычных биоритмов, от которой многие отказываются, а зря. Оставаться наедине с собой по двадцать четыре часа в сутки губительно.
        Урман родился и вырос в Первом Мире. Он застал беспощадное правление Тиберия Надырова, пятилетним мальчишкой был призван стать тиберианцем, воспитывался, готовясь искоренять чужих, во благо людей.
        К счастью, не сложилось. Времена Тиберия закончились, в Первый Мир пришла Конфедерация Солнц, а вместе с ней относительная свобода выбора жизненного пути и многие полезные технологии.
        Урман стал вольным разведчиком, хотя формально числился в офицерском составе гарнизона Первого Мира. Он много странствовал, контактировал с существами иных цивилизаций, собирал, изучал и использовал их наследие, учился манипулировать лограми, составлять простейшие последовательности логр-компонентов.
        Он сражался на стороне тиберианцев во время вторжения Омни, принимал непосредственное участие в повторной активации окна гиперкосмоса, которое обитатели планеты привычно называют «Озером Тьмы».
        Легкий утренний ветерок взъерошил короткие седые волосы.
        А вот и тюремщик…
        Со стороны лугов появилась фигура двухголового ксеноморфа. За несколько секунд до этого система кристалла известила о выделении части ресурсов нейросети в качестве «гостевого доступа».
        Логриане долгое время не уделяли должного внимания проблеме замещения личностей в лограх, но с недавних пор спохватились. Теперь каждый кристалл (кроме технических), где обитал рассудок разумного существа не их цивилизации, блокировался. Репрессивные меры были приняты в одностороннем порядке, как говорится «без суда и следствия».
        Шо-Рирт часто приходил к Урману, находя в старом тиберианце рассудительного, логичного и приятного собеседника. Обычно они коротали время за игрой в древний логрианский «креш», партия которого могла затянуться на месяцы, и вели неспешные разговоры о разном.
        До поры Урман принимал навязанные условия «домашнего ареста», надеясь однажды изменить положение дел.
        Тем временем логрианин доковылял до опушки леса, протяжно зашипел, предупреждая хозяина о своем визите.
        - Заходи.
        - Ты не мог бы протоптать тропу? - Шо-Рирт пребывал не в лучшем расположении духа. - У меня ногощупальца постоянно путаются в этой высокой траве!
        - Мой логр, мое сознание, мои правила.
        - Это мелочно!
        - Ну ты ведь не делаешь мне поблажек. Даже с близкими не даешь пообщаться.
        - Извини. Исключено. Блокировка кристаллов - это вынужденная мера. Мы больше не позволим кому-либо манипулировать нами. Слишком долго все было брошено на самотек. Мы ужаснулись, осознав статистику. Более половины логров на планете заняты существами других цивилизаций. Вы пытаетесь использовать мощь кристаллов в своих мелочных целях. Это недопустимо, - он уселся в созданное с учетом его анатомии кресло. Над грубо сколоченным деревянным столом возникла сфера, внутри которой роились тысячи разноцветных точек. Партия была в самом разгаре. - Продолжим?
        Урман уселся напротив, сделал ход.
        - И, тем не менее, ты принимаешь ставки, - напомнил он.
        - Ты об игре?
        - Конечно. Я уже выиграл информацию о восьми ранее неизвестных способах сопряжения кристаллов. Как это сочетается с введенными вами ограничениями?
        - Никак. Я азартен, - признался логрианин, - но другие ничего не узнают о моей маленькой слабости, - он сделал ответный ход.
        - Значит приятно проводишь время, отвлекая меня от исследований и изредка подкидывая крохи знаний? - прищурился Урман.
        - О, такая трактовка мне в головы не приходила. Будет что ответить, если появятся неудобные вопросы. А ты сам смог бы разгадать тайны формирования логр-компонентов?
        - При жизни удавалось. Я ведь использовал логры, когда еще не были изобретены составы, защищающие наши кибернетические системы от пагубных воздействий гиперкосмоса.
        - Ты умел сопрягать кристаллы и составлять технические последовательности? - удивился Шо-Рирт.
        - Да. Наиболее простые. Теперь, благодаря твоим проигрышам, мои знания и возможности значительно расширились.
        - Не имеет значения, - одна голова логрианина рассматривала диспозицию точек в сфере, другая пристально наблюдала за Урманом. - Тебе все равно никогда не вырваться из логра. А тут можешь экспериментировать сколько угодно. Ни вреда, ни пользы твои исследования не принесут.
        Старый тиберианец лишь пожал плечами, очередным ходом отвлекая внимание от неудобной темы.
        Пусть Шо-Рирт пребывает в неведении. Рано или поздно Урман рассчитывал покинуть логр. Он привык жить на пределе возможностей и вечное существование в виртуальном узилище его совершенно не устраивало.
        - Ну? Ты будешь ходить? Не тяни время.
        Логрианин внезапно сплел шеи в тугой канат, демонстрируя крайний испуг, граничащий с паникой.
        - Что стряслось? - мгновенно насторожился Урман.
        Шо-Рирт не ответил. Его аватар вдруг подернулся дымкой и растворился в воздухе.
        «Ну и дела… Что же стряслось в Первом Мире?!»
        Ответом послужило неожиданное системное сообщение:
        «Экстренное перемещение матрицы сознания».
        На секунду окружающее померкло, а когда восприятие вернулось, Урман понял, что находится в чужом кристалле! Исчезла привычная, тщательно воссозданная обстановка. Теперь вокруг клубилась мгла, из которой то и дело формировались замысловатые абстрактные фигуры.
        В логре, куда переместило рассудок старого тиберианца, еще сохранились следы обитания древней личности, но что означает эта внезапная коллизия? Зачем меня насильно запихнули в другой кристалл?!

* * *
        ОКРЕСТНОСТИ «ОЗЕРА ТЬМЫ»…
        - Штурмовой носитель готов к старту! - долгожданный доклад Беатрис пришел на девятой минуте после выдвинутого Глебом ультиматума.
        Логриане не отреагировали. Обломок разрушенной планеты по-прежнему приближался к Первому Миру, следуя кусом столкновения.
        - Ронг, что у тебя? Не молчи!
        - Все плохо, Глеб!
        - Точнее?!
        - Мы пробились к пещере, но здесь нет никакой системы управления! Только защитные сборки логров!.. - последняя фраза норла потонула в грохоте коротких очередей, разрывающих связи между техническими кристаллами.
        - Райбек?! Ты солгал?!
        - Глеб мне нет смысла лгать! Система тут была! Я видел ее своими глазами много лет назад!
        - Куда же она подевалась?!
        - Не знаю! - в отчаянии воскликнул археолог. - Наверное логриане ее разобрали или переместили!
        Грохот очередей стих. По связи было слышно, как тяжело дышит Ронг.
        - Вижу Хашта! - внезапно рыкнул норл. - Он ранен, истекает кровью! Логры пригвоздили его стене! Наверное, он отстал и попытался сам добраться до системы управления! Глеб, что нам делать?!
        - Сможешь его вытащить?
        - Попытаюсь!
        Тем временем терраформеры начали отступать от портала. Горы рыхлой породы, с тысячами вкрапленных в нее кристаллов, теперь возвышались сплошной грядой.
        Десятая минута истекла.
        У Глеба осталась последняя надежда. Неизвестно сколько сбоев способны выдержать логры, но обитающие в них древние сущности наверняка смертельно напуганы. Миф об их неуязвимости развенчан. Возможно, они будут более сговорчивы, и смогут повлиять на мнение остальных?
        - Беат, ракету!
        Со стороны базы РТВ вновь полыхнул одиночный запуск.
        «Озеро Тьмы» выплеснулось из берегов. Мгла поглотила отвалы грунта, а когда она схлынула, Глеб увидел тысячи сущностей, выбитых из кристаллов искажениями пространства и времени.
        Это были люди!..
        Логриане не пошли на его условия. Каким-то образом они успели переместить в подвергшиеся атаке кристаллы человеческие матрицы сознаний!
        Фрайг… Что же я наделал?!.
        Глеб обхватил голову руками. Он видел, как некоторые из сущностей распадаются, попав под выбросы искажений, но не мог помочь им, не мог исправить содеянного.
        Тьма кипела, окно гиперкосмоса теряло стабильность. Обломок планеты неумолимо приближался, - его предвестники уже сгорали в атмосфере Первого Мира…

* * *
        В первый момент Урман не понял, что происходит. Его искаженное сознание выбило из кристалла. Потребовалось болезненное волевое усилие, чтобы сохранить целостность нейроматрицы, удержать ее в призрачной структуре.
        Восприятие наконец прояснилось. Взгляд, брошенный по сторонам, едва не свел с ума. Окно гиперкосмоса, открытое много лет назад, по-прежнему зияло в теле планеты, хотя по всем расчетам оно должно было разрушиться спустя несколько месяцев после прыжка крейсера «Тень Земли» в другую Вселенную.
        Урман был причастен к тем событиям и сейчас вполне осознавал смысл увиденного. Это ведь он замкнул кольцо силовых установок, давая возможность тиберианцам избежать грозящего им полного уничтожения. Реактор, который он использовал, не мог протянуть так долго…
        Вокруг творилось нечто неописуемое.
        Сущности, заполонившие окрестности, представляли собой пестрое сборище человеческих сознаний. Они принадлежали к разным историческим эпохам освоения Первого Мира. Среди призраков он заметил нескольких случайных путешественников времен средневековья[13 - Первый Мир и Землю всегда связывал стационарный портал. Подробнее в романе «Сон Разума».] и охотников за лограми с различных планет Обитаемого Космоса…
        Урман знал, насколько опасны энергетические сущности недавно погибших существ. Их век недолог, поступки, продиктованные травматической памятью, спонтанны, а возможности причинить вред, - огромны.
        Что же стряслось в Первом Мире?! Ему еще не доводилось встречать столько призраков одновременно!
        Вопреки обыкновению, сущности вели себя на удивление сдержано. Доминантой их поведения была растерянность.
        Почему?
        Ответ он нашел быстро. Берега «Озера Тьмы» устилали неисправные, подвергшиеся критическим сбоям кристаллы.
        Получается, эти люди погибли давно, долгое время провели в лограх, свыклись с такой формой существования, а их эмоции притупились? Другого объяснения их сдержанности просто не приходило на ум.
        Взгляд скользнул дальше и выше. Старая база РТВ времен господства Конфедерации Солнц пестрела сигнатурами, походила на растревоженный механический муравейник. Технические сервы, андроиды различных модификаций, планетопреобразующая техника, стационарные системы, - все активировалось, словно кто-то подал глобальную команду, пробудившую тысячи кибернетических реликтов.
        На общем фоне четко выделялись боевые сервомеханизмы. Исполинские шагающие машины стекались к складам боепитания, рассчитывая пополнить пустующие артпогреба, андроиды пехотной поддержки, наоборот, стремились к внешнему периметру построек, намереваясь организовать оборону.
        Неподалеку раздался затухающий вой.
        Урман резко обернулся. Пять планетопреобразующих комплексов, из числа техники, отреставрированной и защищенной по стандартам Первого Мира, продвигались среди мглистых выбросов. Их корпуса пестрели подпалинами, исполинские бульдозерные ножи толкали прочь от портала тонны рыхлой, похожей на лунный реголит почвы. Среди оплавленных комочков грунта взгляд тиберианца безошибочно различал тысячи сбойных логрианских кристаллов, как технических, так и обитаемых.
        Один из терраформеров вдруг густо задымил. Искажения пространства и времени пробили его защиту.
        Неподалеку, среди черных отвалов, ничуть не опасаясь призраков, брел парень, облаченный в легкую тиберианскую броню. Казалось, он обезумел. Кто же по доброй воле сунется в губительные искажения? Какая степень отчаяния владела им, чтобы вот так безрассудно воти в толпу призраков?
        До слуха вдруг долетел обжигающий шепот:
        - Я не хотел… Правда, не хотел!.. Я ведь не знал, что логриане смогут подменить сознания в кристаллах!..
        Происходящее немного прояснилось. По крайней мере он понял, как оказался тут.
        - Эй, остановись!
        Юный тиберианец резко обернулся.
        - Не лезь в искажения! Отступи!
        Парень несколько секунд потрясенно смотрел на него, затем хрипло выдавил:
        - Урман?..
        - Мы знакомы? - он не видел лица юноши из-за дымчатого забрала боевого шлема.
        - Ты погиб, спасая меня…
        - Глеб?!

* * *
        Внезапная встреча стала шоком для обоих.
        - Чем ты досадил логрианам? - Урман довольно быстро совладал с всколыхнувшимися эмоциями.
        - Я хотел их остановить.
        - Подробнее! Подробнее, Глеб!
        - Уже нет смысла. Да и не расскажешь всего в двух словах. У нас просто не осталось времени. Я пытался прекратить Смещения, надавить на логриан, но не вышло…
        - Глеб, мне нужны детали! Что именно происходит?
        - Осталось всего тридцать минут… - он безнадежно махнул рукой, присел на черный валун.
        - Прошу, выражайся яснее!
        - Кто-то прорывается сюда из другой Вселенной, - преодолевая навалившиеся усталость и безразличие, выдавил Глеб. - Гравитационный генератор введен в защитный режим, - за последние несколько дней произошло пять Смещений. Логриане раскололи соседнюю планету и ударили ее обломком по порталу. Тот выдержал. Теперь они запустили астероид побольше.
        - А что ты тут делаешь?!
        - Мы хотели найти древнюю аварийную систему управления генератором. О ней рассказал один археолог. Но все впустую. Если логр-компонент и вправду существовал, то его разобрали, либо уничтожили. Тогда я попытался с помощью терраформеров скинуть отвалы почвы вместе с лограми в зону искажений, чтобы вышибить сущности логриан из кристаллов и поговорить с ними, но видишь, что из этого получилось?
        - Вижу. Говоришь, тридцать минут до удара?
        Глеб подавлено кивнул.
        - Что конкретно есть в твоем распоряжении? - продолжал расспрашивать Урман, как будто это имело значение. - Кто активировал технику на базе РТВ?!
        - Со мной «Одиночка» модификации «Beatris». Она сейчас на борту «Нибелунга», готовит его к старту. Команда кибернетическим системам базы отдана с борта штурмового носителя. Еще со мной норл и сущность археолога по имени Райбек.
        - Райбек Дениэл?!
        - Да. Вы знакомы?!
        - Лично не встречались, но я о нем наслышан. Глеб, мне нужна связь со штурмовым носителем и Райбеком. Еще потребуются логры, но это уже моя забота. Кстати, твой кристалл не внушает доверия. Его структура искажена в некоторых местах. Откуда взял?
        - Выменял у имшитов.
        - Они тебя обманули.
        - Не все ли равно, Урман? Вокруг полно кристаллов. Какой-нибудь, да сработает.
        - Глеб, не говори так! Никогда не опускай руки!
        - Ну, а что мне делать? Ты разве не понимаешь, - все кончено!
        Бездонная ночь расплескалась над кратером. Багрянец в небе набухал волдырем. Множество метеоритных частиц сгорали в атмосфере Первого Мира, предрекая неизбежность. Даже если «Озеро Тьмы» выдержит удар и снова расширится, поглотив астероид, здесь не уцелеет ничего. На сотни километров в округе останется лишь оплавленный камень. Бесценные машины превратятся в бесполезный хлам. Погибнет все живое.
        Некоторые метеориты, как и в прошлый раз, достигали поверхности. То и дело из окрестных скал выбивало гейзеры пламени, раздавался грохот.
        На фоне огненного дождя появился силуэт заходящего на посадку десантного модуля. Это Ронг и Райбек вернулись после неудачной попытки отыскать древнюю систему.
        Сущности, выбитые из логров, вели себя по-разному. Большинство пытались забиться назад, выискивая среди отвалов почвы преодолевшие сбой кристаллы, и лишь несколько призрачных человеческих фигур цепко осматривались.
        Один из призраков подошел ближе, удивленно воскликнул:
        - Урман?!
        - Никита?! - старый тиберианец неподдельно обрадовался встрече. - Уцелел все-таки?![14 - Никита - бывший диспейсер. Вместе с Урманом пережил первые дни омнианского вторжения. Подробнее в романе «Запрещенный контакт».]
        - Угу, - ответил диспейсер. - Вот только мой логр отловили и отсекли от сети.
        - Аналогично. Эй, мужики, на два слова! - старый тиберианец обратился к двум сущностям, явно пытавшимся понять происходящее.
        Десантный модуль лязгнул о камень посадочными опорами. Открылся люк, наружу выбрался Ронг. За ним показался аватар Райбека.
        На связь вышла Беатрис. Ее сетевое воплощение стремительно сформировалось из мглистого воздуха.
        - Штурмовой носитель готов к старту, - доложила она. - Пора убираться отсюда! Шансы исчерпаны.
        - Не торопись, - осадил ее Урман.
        - Тридцать минут до столкновения! - «Одиночка» трезво оценивала положение дел. - Промедлим еще немного и нам уже не вырваться из-под удара!
        В этот момент фигура старого тиберианца вдруг утратила очертания, превратилась в сияющий сгусток энергии, от которого в рыхлую почву ударили нитевидные разряды. Миг, и из глубин многовековых наслоений внезапно начали подниматься древние кристаллы, - штук двадцать не меньше.
        - Занимаем свободные логры и стыкуемся, - сущность Урмана вновь приняла человеческий облик.

* * *
        Семь кристаллов образовали сеть.
        - Как ты ими манипулируешь? - Глеб осмотрелся. Серое пространство, аватары незнакомцев. Только Беат, Ронг и Райбек выглядели привычно. Никиту он не знал, двое других призраков тоже доверия не внушали. Явно охотники за лограми, причем ушлые, прожженные. Взгляды у обоих цепкие, неприятные, циничные.
        - Теряем время! - Беатрис не нравилось происходящее.
        - Время в логре, - понятие относительное, - спокойно ответил тиберианец. - Пожалуй весь наш разговор, сколько бы он ни длился, уложится в пару минут реала.
        - Тогда объясни, что происходит и зачем позвал?
        - Сначала знакомимся. Я - Урман Торн.
        - Наслышан, - уважительно и даже с некоторой опаской ответил один из охотников. - Я Блейз, он Влад. Диспейсеры. Так это ты снес логрианскую блокировку кристаллов?
        - Нет. Это сделал он, - Урман дружески потрепал Глеба по плечу. - Нас всех держали в блокаде, без связи с другими обитаемыми лограми и внешним миром. Сейчас предлагаю воспользоваться функциями абсолютной памяти и мгновенного обмена данными, чтобы снять любые вопросы и недомолвки. Глеб, покажи, что случилось за последние недели. Просто подумай об этом.
        Виртуальное пространство на миг исказилось, затем в нем начала разворачиваться цепь последовательных событий. Появился образ Сыти. Он присел рядом с парнем, подбивая того к опасной вылазке, и понеслось…
        - Фрайг, сколько же мы всего пропустили! - Никита уважительно взглянул на Глеба. - Сходил, называется, за патронами? Жестко же ты прессанул двухголовых! Респект!
        - Жестко, но без толку, - махнул рукой Глеб.
        - Вот тут ты не прав, - возразил Урман. - Они переместили по сети и подставили под удар наши сознания, тем самым сняв блокировку. Теперь мы свободны.
        - А что ты им сделаешь? - спросил норл. - Осталось двадцать девять минут до удара. Первый Мир его явно не выдержит. Останется портал, обломки планет и логры. Нас снова замуруют в кристаллах.
        - Эй, лично я сыт по горло логрианским чистилищем! - воскликнул Блейз. - Если есть хотя бы мизерный шанс остановить двухголовых, - говорите, мы в деле!
        - Ничто не изменит факта твоего пребывания в логре, - напомнила «Одиночка». Больше всего она сейчас опасалась необдуманных эмоциональных решений.
        - Да понимаю, не маленький! - резко ответил Блейз. - Значит, нам нужно создать свою сеть логров! Только при таком условии мы сможем жить, развиваться, встречаться, путешествовать! Больше половины кристаллов уже не принадлежат логрианам. В них заключены сущности людей и других существ. Неужели мы не в состоянии объединиться и вломить двухголовым?
        - Нет, не в состоянии, - ответил тиберианец.
        - Почему?!
        - Если Ожерелье будет разрушено, в дело вступят логры, рассеянные по другим мирам системы. Сейчас их отсекают опасные излучения гиперкосмоса, но если все смешается воедино, не возьмусь даже предположить сколько древних кристаллов пополнят логрианскую сеть. Нас в конечном итоге снова найдут и заблокируют.
        - Тогда о чем мы вообще говорим? - помрачнев, спросил Влад.
        - Задумайтесь, почему логриане не покинули систему Ожерелье, когда стало ясно, что путешествия между Вселенными через положенный ими тоннель возможны не только в теории, но и на практике? - прищурился Урман.
        - Да, понятия не имеем, - буркнул Никита, выражая общее мнение. - Кто ж их разберет?
        - Райбек, ты в свое время нашел Логран, - их родную планету, и больше других знаешь о логрианах, - Урман жестом пригласил археолога присоединиться к обсуждению проблемы. - Твое мнение?
        - На мой взгляд все довольно просто, - ответил Дениэл, словно собирался прочесть лекцию студентам в родном институте на Элио. - Еще в древности, примерно три миллиона лет назад по времени обычного космоса, в их цивилизации произошел раскол. Большинство логриан высказались за вечную жизнь в кристаллах и образовали Логрис. Меньшинство сочло такой путь тупиком развития, но осторожные по природе, они не захотели колонизировать первую попавшуюся планету. Используя свои знания и технологии, они отправили в недра гиперкосмоса девять миров, создав систему Ожерелье, и его жемчужину - Первый Мир. Здесь они жили в физических телах, отсюда вели исследования других звездных систем, превратив планету в экзотический заповедник.
        - Очень познавательно, но можно ближе к делу? - Влад нервничал. - Почему они не свалили отсюда, и не присоединились к Логрису, когда произошло первое вторжение из иной Вселенной?
        - Раскол так и не был преодолен, - пояснил Райбек. - Ожерелье со временем пришло в упадок. Гиперкосмос не сразу проявил коварство своих стихий, - в истории логриан есть упоминания о нескольких катастрофах, развеявших множество сущностей, в том числе и тех, кто изначально стояли у истоков проекта «Возрождение». По сути, здесь остались прозябать отнюдь не выдающиеся логриане. Со временем они перекочевали в логры, бросив Ожерелье на произвол судьбы.
        - Это понятно. Упадок и так очевиден. Владей логриане ситуацией, они остановили бы Смещения, когда для них отпала необходимость в межзвездных путешествиях! - заметил Никита
        - Вот к этому и веду. «Ожерелье» - это исполинский технический артефакт и одновременно, - точка доступа к нашей Вселенной. Древним сущностям, образующим Логрис, такое положение дел никогда не нравилось, ведь другие космические расы могли изучать здесь их тщательно скрываемое наследие. Своих сородичей из проекта «Возрождение», они по-прежнему считали отщепенцами, но не могли ничего изменить - союз с Конфедерацией Солнц связывал им руки. Поэтому сущности Логриса ждали удобного момента, чтобы под благовидным предлогом устранить источник опасности.
        - Отличный экскурс в историю! - обронил норл. - Но все равно непонятно, какое отношение это имеет к нам?!
        - Режим «Изоляции», исказивший силовые линии гиперкосмоса, был введен командой из Логриса, - ответил Райбек. - Прикрываясь начавшимся вторжением, древние сущности нарушили гиперсферную навигацию, по сути, остановили ход человеческой истории, исказив межзвездную сеть.
        - Вот ведь твари! А я думал это местные расстарались! - Блейз сплюнул.
        - Что нам дает такой расклад? - спросил Влад.
        - Оставшиеся здесь логриане такие же заложники ситуации, как и мы, - пояснил Урман. - Аварийная система управления разрушена. Они манипулируют гравитационным генератором, но видимо не в их власти отменить «Изоляцию».
        - А если убрать искажения навигационных линий, как они поступят? - спросила Беатрис. Психология иных существ оставалась для «Одиночки» тайной за семью печатями.
        - Логриане сбегут. Однозначно! Бросят все, наплюют на вторжение, лишь бы спастись, убраться отсюда подальше! - уверенно воскликнул Блейз.
        - Ну, отлично… Вернулись к тому, с чего начали, - разочарованно рыкнул норл. - Я своими глазами видел, аварийный компонент управления генератором исчез! Его разобрали или разрушили! Там полно логров, но они не образуют внятных структур!
        - Зато Райбек однажды своими глазами видел систему в целости, готовую к действию! - веско заметил тиберианец, словно это имело какое-то важное значение.
        - Ну и что? - нахмурился Влад.
        - Я всю жизнь посвятил изучению технических логров и составлению их последовательностей, - ответил Урман. - У нас есть только один шанс выжить, сохранить Ожерелье и создать тут собственную сеть населенных логров.
        - Воссоздать систему? Ты серьезно?! - недоверчиво воскликнул диспейсер
        - Я намерен попытаться. Если мне дадут время и возможность, - добавил Урман. - Абсолютная память, открывающаяся в логре, позволит Райбеку в точности передать мне все, что он видел. Полную структуру компонента и древнюю выцарапанную на панцире ашанга инструкцию, как им манипулировать.
        - Сколько на это потребуется времени? - взволнованно спросил Дениэл.
        - Не знаю. Сопряжение кристаллов не терпит суеты.
        - Значит, надо остановить астероид!
        - Я это сделаю! - вызвалась Беатрис.
        Глеб вскинул взгляд, хотел возразить, но она лишь покачала головой.
        - Я вправе принимать решения. Никто не справится со штурмовым носителем лучше меня. Астероид можно расколоть ракетными ударами и изменить курсы оставшихся обломков! Это даст тебе достаточно времени на попытку воссоздания логр-компонента?
        - Думаю, да, - ответил Урман.
        - Но остановив защитные функции генератора, мы активируем «Озеро Тьмы»! - воскликнул Никита. В его памяти еще не истерлись события прошлого вторжения.
        - Кто бы ни прорывался сюда, их силы подорваны ударом первого астероида, - ответил Райбек. - Теперь я понимаю, зачем логриане запустили второй обломок планеты. Если хотя бы часть его массы пройдет через портал, то кораблям вторжения придется несладко.
        - А вы, - взгляд Урмана остановился на Блейзе, Владе и Никите, - вы встретите тех, кто уцелел после удара первого астероида. Техника базы РТВ уже активирована, нужно лишь хакнуть командный центр, чтобы получить тактическое управление серв-подразделениями. Справитесь?
        - Втроем? Думаю, да, - ответил Блейз. - Система нам с Владом знакома. Давно к ней присматривались, хотели угнать адаптированный корабль. Что скажешь, Никита?
        - Возьмусь. Не скажу, что из меня вышел виртуозный кибрайкер, но тоже кое-чему научился, пока промышлял на Корпоративной Окраине.
        - Значит за дело! - подытожил старый тиберианец.
        - Урман, подожди! А мы? - спросил Глеб, переглянувшись с Ронгом. - В чем наша задача?
        - Выжить. И это не обсуждается. Поднимайтесь на борт десантного модуля и ждите.
        - Нет! Так не пойдет!
        Тиберианец крепко, порывисто обнял Глеба, на миг по-отечески прижал к себе, а затем единение логров вдруг начало распадаться.
        Урман не хотел прощаться. Не хотел лишних слов, зная, что ему предстоит.

* * *
        «Beatris» была единственной, кто подключился к сборке логров через удаленный доступ. Физически ее кристаллосфера по-прежнему находилась в рубке штурмового носителя. На месте убранного пилотажного кресла сейчас разместилась специальная подвеска. Десятки экранированных кабелей, обеспечивающие быстрый и надежный обмен данными, связывали ее с подсистемами «Нибелунга».
        С едва ощутимой низкочастотной вибрацией отошли фермы обслуживания. Взъярилось пламя планетных двигателей и поверхность планеты резко провалилась вниз.
        «Одиночка» не теряла ни секунды драгоценного времени. Обзорные экраны наливались чернотой лишенного звезд пространства, а она даже не бросила прощального взгляда на планету, где произошел спорадический синтез ее личности. Все внимание Беат сейчас сконцентрировалось на угловатом осколке планеты, который, медленно вращаясь, приближался к Первому Миру.
        Эмоции угасли. Она расчетливо планировала предстоящие действия, ведя разведку и сканирование цели.
        Слабые места в виде расселин и трещин, пронзающих обломок планеты, обнаружились сразу, но они не гарантировали успех. Глубже датчики зафиксировали древнюю разветвленную логрианскую постройку, - настоящий подземный город, где до сих пор функционировали логр-компоненты, выполняющие обычную работу, - невзирая на катастрофу они устраняли повреждения, пытаясь восстановить герметичность давно покинутого убежища.
        Нужно сказать, такая подземная архитектура была свойственна расе двухголовых. В незапамятные времена они превратили свою родную планету в исполинский космический корабль, и продолжали использовать проверенные типовые решения при проектировании системы Ожерелье.
        Данные нескончаемым потоком вливались в рассудок Беатрис. Виртуальную модель астероида опутали тонкие линии траекторий, - она производила расчеты для трех последовательных ракетных ударов.
        Огневая мощь штурмового носителя, предназначенного не только для десантирования серв-машин, но и для зачистки зоны их высадки, вполне отвечала поставленной задаче.
        И все же в глубине искусственного рассудка стыл холод какого-то рокового предчувствия. Она не могла выделить его среди потоков данных, обосновать математически, - беспокойство росло, словно ею не была учтена какая-то переменная.
        Уже неважно. Нет времени на повторные расчеты или их проверку, - «Нибелунг» вышел на дистанцию атаки, окрылись диафрагменные порты пусковых шахт, и первая волна ракет, сияя факелами реактивных двигателей, устремилась к намеченным целям.
        Обломок планеты покрылся огненными оспинами разрывов, но они знаменовали лишь первую фазу сокрушительного удара. Готовясь к старту, Беатрис изменила конфигурацию «Пилумов», - вместо разделяющихся кассетных боеголовок «Одиночка» использовала заряды, предназначенные для взлома глубоко эшелонированных укреплений. Так называемые «убийцы мегаполисов» благодаря своей конструкции несли огромную разрушительную мощь. Их поражающие элементы состояли из слоев специального сплава: при соударении с препятствием внешняя оболочка превращалась в плазму, выжигая глубокий кратер, а снаряд двигался дальше и глубже, вновь высекая ослепительные вспышки, пробивая уровни строений вражеских баз, уничтожая их техническое наполнение множественными ударными волнами…
        В случае с астероидом эффект оказался куда более разрушительным, - пронзающие его трещины стали глубже и шире, сквозь них прорвалось пламя, ударили гейзеры расплавленной породы, несколько крупных обломков отделились от основной массы и, беспорядочно вращаясь, канули во тьму гиперкосмоса.
        Тем временем пусковые установки «Легион» перезарядились, последовал второй залп, который, по расчетам Беатрис, должен был расколоть астероид на пять неравных частей.
        В следующий миг произошло непредвиденное.
        Навстречу «пилумам» устремились сборки технических логров. Кристаллы пытались защитить давно опустевший подземный город от полного разрушения. Они жертвовали собой, демонстрируя необычайную адаптивность - логры образовали послойное построение на подступах к астероиду!
        Одна за другой следовали ослепительные вспышки. Вокруг обломка планеты взъярился плазменный шторм, - это испарялись оболочки боевых частей, а кристаллы, опаленные, но не уничтоженные, разлетались, словно шрапнель.
        Лишь нескольким ракетам удалось порваться к цели, нанеся незначительный урон.
        Штурмовой носитель резко ускорился. Источая зеленоватое сияние, включились дефлекторы полусфер, и часть вихрящихся поблизости логров мгновенно увязла в толще суспензорного поля.
        «Нибелунг» прорвался сквозь поредевшие защитные построения, отключил энергетические обтекатели, залпом выпустив остаток боекомплекта.
        Сокрушительный удар с короткой дистанции не смог довершить начатое. Еще два крупных осколка отделилось от астероида, но тот все равно сохранил курс и массу. Покрытый сеткой огнедышащих трещин он продолжал сближение с Первым Миром.
        Ракетный боезапас исчерпан. Электромагнитные орудия слишком слабы, чтобы расколоть цель и сбить ее с курса. Атмосфера планеты, конечно, преумножит разрушения, но нет никаких гарантий успеха.
        Штурмовой носитель отработал двигателями ориентации, разворачиваясь в направлении наиболее широкого ветвящегося разлома.
        Реактор «Нибелунга» стремительно набирал мощность, входя в режим перегрузки.
        Корабль, задевая бортами края расселины, погрузился в извергающееся из недр пламя.
        На аварийной приборной панели тускло светилась предупреждающая надпись:
        «Критическая перегрузка реактора».
        Через миг небеса Первого Мира озарила ослепительная вспышка, - это взрыв силовой установки штурмового носителя разнес астероид на сотни мелких обломков.

* * *
        Два логра дрейфовали в сцепке метрах в трехстах от «Озера Тьмы».
        - Слишком опасная дистанция, - Райбек нервничал. - А вдруг начнутся выбросы искажений?
        - Зато здесь полно технических логров, - ответил Урман. - Не ной, лучше помоги.
        - Я передал тебе детальную информацию. Неужели этого недостаточно?! Нет уж извини, я сваливаю!
        - Даже не думай. Ну-ка, повторяй за мной. Иначе не отпущу. Только попробуй сбежать!
        Логр Урмана, используя микродвижители[15 - Древние логрианские кристаллы оснащены средствами коммуникации, микродвигателями и сканерами, но далеко не все из вышеперечисленных функций доступны для заключенной внутри матрицы сознания. Проблема в том, что система кристалла, распознавая мысленные образы человека (или существа другой космической расы), не способна сопоставить их с логрианскими командными последовательностями. Поэтому для выхода в сеть, запуска микродвигателей или восприятия внешнего мира посредством сканеров, необходимо узнать, заучить и правильно воспроизвести ключевые фразы логрианского языка. К тому же функции кристалла могут быть ограничены внешним воздействием, при этом целостность матрицы личности и ее «свобода» внутри логра никогда не затрагивается.], пролетел низко над землей, испуская импульсы определенной частоты.
        Вслед его движению взвихрились технические кристаллы, до этого пребывавшие в сбое.
        - Стыкуйся с ними и буксируй на безопасное от искажений расстояние.
        - Куда именно?
        - Да вот хотя бы к той воронке, - тиберианец передал координаты, и логр Райбека, зацепив гранями с десяток технических кристаллов, поволок их в указанном направлении.
        Пришлось сделать три рискованных вылазки, прежде чем тиберианец обронил:
        - Достаточно, для начала. Теперь справлюсь сам.
        - Так я свободен?
        - Да. Спасибо за помощь.
        - Но мы еще встретимся?
        Урман лишь пожал плечами, не желая развивать тему.
        - Как сложится. Сейчас лучше уходи за пределы кратера. А мне некогда. Бывай.
        Райбека не пришлось уговаривать. Вскоре его логр скрылся во мгле.
        Тем временем технические кристаллы, оказавшись вне зоны искажений, постепенно преодолели сбой, - теперь они роились вокруг обитаемого логра Урмана, ведя самодиагностику.
        Старый тиберианец внимательно следил за процессом, безжалостно отбраковывая некоторые из кристаллов, если у него возникала хотя бы тень сомнения в их надежности. Такие логры он отправлял на поиск и буксировку все новых и новых технических частиц, - для воплощения задуманного их требовались тысячи.
        Процесс теперь напоминал хорошо отлаженный конвейер. При других обстоятельствах Урман гордился бы проделанной работой, но сейчас тень беспокойства читалась в его чертах. Всю жизнь посвятив изучению логров, он подошел к кульминации исследований, отчетливо понимая: одна его ошибка может перечеркнуть миллионы жизней.
        Сколько разумных существ обитает в Первом Мире? Сколько из них уцелело на сегодняшний день в цепи катастроф?
        Неизвестно. Но он надеялся - много. У них должен быть завтрашний день, прежде всего у Глеба, у всех, кто юн, но уже хлебнул горя, хотя еще толком и не пожил…
        Несмотря на огромный опыт, сконструировать логр-компонент, состоящий из тысяч кристаллов, Урман мог только по образцу. Работать придется в среде «абсолютной памяти», там, где нет места усталости или невнимательности.
        Это означало только одно, - его кристалл навсегда останется ключевым звеном создаваемой структуры.
        Сначала сотни, а затем уже и тысячи технических логров, подчиняясь «зову» хорошо изученной командной последовательности, роились вокруг.
        Он медлил. Не из страха, а из осторожности. Нельзя показывать намерения, ведь логрианская сеть все еще в действии и древние личности отслеживают происходящие события. Урман прекрасно понимал: на воссоздание и активацию сложнейшей структуры ему будет отпущено всего несколько минут, не более.
        Впрочем, избыточное количество вовлеченных в процесс технических кристаллов и пара ложных маневров могут увеличить шансы, отвлечь внимание логриан, сбить их с толку.
        Он так и поступил. Отправил десятки логров собирать обитаемые кристаллы, заключающие в себе искаженные личности, - их в окрестностях портала хватало с избытком. «Пусть логриане думают, что я пытаюсь эвакуировать как можно больше человеческих сущностей, - это они спустят с рук».
        Зарево в небесах разгоралось все ярче. Беатрис атаковала астероид, - первая волна ракет достигла целей.
        Пора!
        Урман не отвечал на вызовы Глеба, не прислушивался к сообщениям, исходящим от диспейсера, - он полностью погрузился в виртуальную среду конструирования.
        Взметнулся прах.
        Порядка тысячи технических кристаллов, востребованные глобальной командой, вырвались из-под наслоений растрескавшейся почвы. Они образовали своего рода вуаль, отсекли логрианскую сеть, выигрывая драгоценные минуты.
        Тем временем тщательно отобранные Урманом логры начали соединяться между собой, сопрягаясь гранями, образуя цепочки различной длины. Они переплетались, закручивались спиралями вокруг командного компонента, полностью скрыв его от посторонних взглядов.
        У самой земли часть кристаллов пришла во вращательное движение, напоминающее вихрь.
        В этот момент небеса Первого Мира озарила ослепительная вспышка. Астероид, приближавшийся к планете, разметало на бесчисленные осколки.
        Урман уже не воспринимал происходящее вне логра.
        Его аватар оплетали и пронзали кристаллические нити. Компонент стремительно рос, с каждой секундой обретая черты и свойства, - сотни технических логров формировали участки последовательности, изгибались в виде замысловатых пространственных фигур, стремились ввысь, выбрасывая искрящие нитевидные побеги, и снова сплетались, создавая техногенное кружево…
        Время утратило смысл.
        Последние недостающие звенья подключились в виде перемычек, придавая воссозданной системе строгую завершенность.
        Со стороны казалось, что недалеко от «Озера Тьмы» вдруг стремительно вырос огромный ветвящийся энергетический побег фантастического растения, устремившийся к небесам, где в этот момент сгорали миллионы метеоритных частиц.
        Урман больше не ощущал себя человеком. Он стал частью чего-то большего, немыслимого, сплелся со структурами гиперкосмоса, получив власть манипулировать ими.
        Гравитационный генератор, мифы о котором передавались из поколения в поколение, предстал взору.
        Техническое сооружение располагалось на значительном удалении от Ожерелья. Не зная его точного местоположения уникальный технический комплекс было невозможно обнаружить, но сейчас, благодаря воссозданной системе аварийного управления, разум Урмана соединился с ним каналами обмена данных.
        Скупые строки доступных команд высветились в рассудке тиберианца.
        Он коснулся их эманацией воли, и кристаллы, образующие систему, начали экстренное перестроение.
        …
        Режим периодических смещений - отключено.
        Режим искажения навигационных линий - отключено.
        Режим стабилизации и поддержания орбит планет «Ожерелья», включено, заблокировано от попыток изменения настроек.
        …
        Первый Мир вздрогнул, слегка изменив наклон оси.
        Кристаллический вихрь в основании воссозданного Урманом логр-компонента вращался все быстрее и быстрее, - через несколько секунд он начал вгрызаться в почву.
        Аварийная система управления гравитационным генератором прокладывала себе путь в недра планеты, чтобы навек остаться в ее глубинах, там, где ей уже никто не сможет манипулировать.

* * *
        Колесо истории, однажды остановленное волей горстки логриан, скрипнуло, возобновляя свой ход.
        Глеб сидел в кресле пилота десантного модуля, бледный, напряженный, практически раздавленный масштабом и необратимостью внезапно свершившихся событий.
        Беатрис пожертвовала собой, взорвав реактор штурмового носителя внутри астероида.
        Урман воссоздал аварийный логр-компонент и навсегда стал его частью.
        Перед глазами двоились строки системных сообщений, полученных через нейроинтерфейс:
        Смещения остановлены.
        Режим Изоляции отменен.
        Получен отклик от трех базовых станций гиперсферной частоты.
        Сбой в передаче данных.
        Идет попытка восстановления сети Интерстар.
        …
        Планеты Обитаемой Галактики, почти четыре столетия развивавшиеся в условиях изоляции, по-прежнему оставались недоступны для связи, - видимо комплексы гиперсферной частоты, которых ранее насчитывались сотни, пришли в полную негодность за века забвения, но не это сейчас волновало Глеба.
        Небеса Первого Мира низвергались огнем. Метеоритный шквал набирал силу и мощь, а «Озеро Тьмы» внезапно успокоилось, вернулось в границы техногенных берегов, застыло зловещей гладью.
        Произойдет ли вторжение?
        - Ну, чего они медлят?! - в унисон его мыслям хрипло спросил норл.
        Относительная тишина повисла над кратером. Лишь отсветы от падения метеоритов, бомбардирующих поверхность планеты, подсвечивали небеса частыми неравномерными вспышками.
        - Никита, что у вас? - севшим от волнения голосом спросил Глеб.
        - Перехватили общий контроль. Сеть, на самом деле, рваная. Большинство серв-подразделений в автономном режиме, неизвестно как они себя поведут.
        - Попытайтесь увести с базы как можно больше адаптированной планетопреобразующей техники! Вот координаты, - он скинул диспейсеру местоположение Белых Скал.
        - Все еще надеешься на лучшее?..
        - Да.
        Глеб обернулся, взглянув на Хашта.
        Инсект выглядел скверно. Логры пробили хитиновый панцирь в десятке мест. Ронг как мог «перевязал» его, используя спрей, остановивший кровотечение.
        Выживет Хашт или нет, - неизвестно. Зря он в одиночку сунулся к системе управления…
        Секунды напряженного ожидания глухо отдавались в висках пульсом крови.
        - Началось! - из-за обилия внезапно накативших помех голос Влада прозвучал отдаленно, надтреснуто.
        В центре портала зародилась ослепительная точка.
        «Озеро Тьмы» всколыхнулось. Сначала по антрацитовой поверхности пробежала рябь искажений, затем в разных местах взвихрились выбросы мглы, а затем безо всякого предупреждения дно и склоны картера вдруг начали извергаться кристаллическими смерчами.
        На миг включилась суммирующая панорама соседних регионов, полученная от множества разведывательных зондов, некоторое время назад отправленных серв-машинами на разведку территорий.
        Повсюду происходило одно и тоже. Из расселин в скалах, тоннелей, древних руин, да и просто из-под земли поодиночке и группами, словно кристаллическая дымка, высачивались логры. Они образовывали группы, вихрились, закручиваясь во вращении, и… устремлялись в небеса, навстречу пламени сгорающих в атмосфере метеоритных частиц!
        - Логриане бегут! Райбек был прав! Они покидают Ожерелье!
        Первый Мир теперь принадлежал существам, родившимся здесь, но мысль лишь чиркнула по краешку сознания Глеба, словно пуля на излете: «Озеро Тьмы» в этот миг выплеснулось из берегов, на доли секунд превратилось в стремительно набухающий волдырь и лопнуло, хлестнув по безжизненным окрестностям множеством искажений.
        Редкие уцелевшие на дне кратера постройки оседали, разваливаясь на части. Губительный прилив докатился до отрогов скал, взъярился, обрушив несколько уровней базы РТВ, и начал распадаться на отдельные очаги.
        Над порталом клубилась мгла, в ней возникали стремительные течения, беззвучно лопались каверны измененного пространства, в небеса били черные гейзеры, похожие на жидкое вулканическое стекло, а среди множества проявлений искаженного пространства возник первый рукотворный объект!
        Небольшой космический корабль появился в виде фантома, быстро набрал материальность и устремился прочь от портала.
        Глеб до рези в глазах всматривался в изображение инопланетного объекта, передаваемое с уцелевших сканеров десантного модуля и датчиков «Аметиста».
        «Скорее это аэрокосмический истребитель, если судить по размерам и формам корпуса!» - промелькнула мысль.
        Корабль падал, отчаянно пытаясь маневрировать, роняя хлопья окалины, теряя фрагменты брони под ураганным огнем, - вслед за ним из недр гиперкосмоса вырвался шлейф преследователей, состоявший из десятков небольших сферических аппаратов!
        Результаты сканирования ошеломляли.
        Первый корабль состоял из органики! Выращенный по специально сконструированному генетическому коду, он демонстрировал признаки живого существа, по его корпусу пробегали судороги боли, из множества ран (или пробоин) сочилась розоватая сукровица с зелеными прожилками.
        Глеб попытался заглянуть глубже и тут его ждало глубочайшее потрясение.
        На краткое мгновение проникающее сканирование «Аметиста» отфильтровало оболочку брони, открыв мысленному взгляду Глеба тесную рубку управления, необычное кресло, десятки окружающих его пульсирующих выростов и… человека, соединенного с системами корабля белесыми шлейфами нервных волокон, проходящих сквозь бронескафандр!
        Он испытал шок, потрясение, замешательство…
        - Никита, ты это видишь?!
        Ответ диспейсера стерли помехи.
        Среди сильно пострадавших уровней базы РТВ наметилось движение, - это серв-машины меняли позиции, вновь выходя на огневые рубежи господствующих высот, занимая немногие уцелевшие укрепления.
        Бионический корабль, лавируя между выбросами мглы, пытался прижаться к земле, уйти по складкам рельефа, но преследователи не отставали. Сферы представляли собой техногенные объекты без намека на биологическую составляющую. Вооруженные лазерами, маневрирующие за счет антигравов и струйных движителей, они, несмотря на небольшие размеры, обладали внушительной огневой мощью и представляли серьезную угрозу.
        - Глеб нужно помочь ему! - прорычал Ронг.
        Поздно.
        Сетка лазерных разрядов упредила очередной маневр. Обшивку беглеца вспороло по всей длине. Корабль потерял управление, несколько раз перевернулся в воздухе и врезался в дно кратера, оставляя за собой след дымящихся обломков.
        Сферы покружили над местом падения и вдруг развернулись, сближаясь с базой РТВ. Очевидно, их сканеры засекли скрывающиеся среди руин сигнатуры. Пришельцы не предприняли попыток контакта, - вероятно их системы были слишком примитивны для принятия сложных решений. Разделившись на группы, они с хода атаковали ближайшие укрепления, где в ожидании команд затаилось два взвода андроидов пехотной поддержки.
        Лавина необратимых событий сорвалась в один миг.
        Обломки нескольких перерубленных лазерными разрядами человекоподобных машин раскидало по сторонам, поверхность бронепластиковых бастионов иссекло раскаленными рубцами, в ответ ударили очереди из «АРГ-8», но штатное вооружение андроидов оказалось слабовато, - хорошо бронированные, верткие сферы легко уклонялись от ответного огня, лишь один инопланетный аппарат густо задымил и врезался в скалы, выбыв кустистый разрыв.
        События, спрессованные в нескольких минутах реального времени, принимали скверный оборот, но дальше ситуация лишь ухудшилась. «Озеро Тьмы» вновь вскипело, отдавая взгляду стремительно набирающий материальность базовый корабль пришельцев!
        Около километра в длину, он имел уплощенную, обтекаемую форму, похожую на очертания ската, явно мог погружаться в атмосферы планет и маневрировать в них.
        Корабль резко ускорился, отдаляясь от портала с одновременным набором высоты. Его пусковые шахты извергали сотни сферических аппаратов. В движение пришли секции обшивки, открывая батареи плазмогенераторов (об этом свидетельствовали характерные сигнатуры, расшифрованные системой опознавания целей «Аметиста»).
        Полуразрушенные уровни базы РТВ озарились ракетными запусками. Серв-машины отработали на упреждение, - управлявшие ими «Одиночки» сочли программу «первого контакта» проваленной, не имеющей смысла, - шквал лазерных разрядов, обрушившийся на укрепления опорного пункта, со всей очевидностью характеризовал намерения пришельцев.
        Техногенная схватка за считанные секунды набрала такую разрушительную мощь, в сравнении с которой метеоритный ливень, полыхающий в небесах, выглядел безобидным фейерверком.
        Противники сошлись на ужасающе короткой дистанции. Произведенные «Фалангерами» ракетные залпы следовали один за другим, но боевые части большинства «Пилумов» не успевали разделится на подходе к цели, и кибернетические системы уводили их в вираж, поднимая в стратосферу, откуда спустя мгновенья пролился огненный шквал.
        Корабль пришельцев маневрировал, уклонялся, одновременно огрызаясь плазмой.
        Глеб видел, как средний уровень базы РТВ потонул в пронзительно-прозрачном пламени, - оно вспухло перекрывающими друг друга волдырями и вдруг распалось изломанными, хаотично бьющими во все стороны разрядами молний.
        Стеклобетон, бронепластик, скалы, - все выжгло, оставив лишь исполинские, раскаленные воронки, да кружащий в воздухе пепел.
        Чадными факелами горели подбитые серв-машины, в глубинах казематов рвались боекомплекты, пламя бушевало повсюду, казалось, горит сам воздух, дым скручивало смерчами, но это являлось лишь фоном…
        Уцелевшие серв-подразделения меняли позиции, на ходу ведя непрерывный огонь из импульсных орудий. Зенитные установки «Хоплитов» не смолкали ни на секунду, сбивая десятки вражеских дронов, на смену которым базовый корабль извергал все новые и новые атакующие волны сферических механизмов, в то время как его обшивку терзали тысячи разрывов.
        Пришелец вибрировал, принимая удары. Его броня плавилась, отлетая вишневыми комьями, затем внезапно грянула серия внутренних взрывов, - исполин потерял управление, начал разламываться на несколько частей, которые врезались в верхние уровни опорного пункта Конфедерации, проламывая стеклобетон стартопосадочных полей, застревая в них бесформенными вкраплениями.
        Все это заняло три с небольшим минуты.
        «Озеро Тьмы» вновь вскипело, выбросив в реальность Первого Мира еще один базовый корабль пришельцев. По нему тут же начали работать немногие уцелевшие серв-машины, но, как оказалось, пришелец изначально не представлял угрозы, - его броня была проломлена, изнутри прорывалось пламя, - находясь в пучинах гиперкосмоса, по другую сторону портала, он по все видимости попал под удар поглощенного «Озером Тьмы» астероида, и сейчас терпел крушение, даже не пытаясь вступить в бой.
        Взгляд Глеба выцвел от напряжения.
        Второй базовый корабль врезался в дно кратера и взорвался, уничтожив проложенные терраформерами дороги, поглотив во всплеске пламени доставленный на ремонт колониальный транспорт.
        Вскоре взрывы пошли на убыль.
        Все стихло, так же внезапно, как и началось. Ураганный ветер гнал поземку из пепла. Повсюду бушевали пожары. В небе кружили несколько чудом уцелевших дронов противника, а по просевшему перекрытию, среди огрызков укреплений брел одинокий объятый огнем «Фалангер».
        Опорный пункт был полностью уничтожен в течение нескольких минут немыслимой схватки машин, большинство собранной для ремонта техники превратилась в обломки, и лишь отправленная к Белым Скалам колонна терраформеров сканировалась вдалеке.
        Ни один из диспейсеров не отвечал на вызовы. Они оказались в эпицентре схватки, и неизвестно, выдержали ли их кристаллы удары плазмы, сжигавшие все и вся.
        Норл судорожно сглотнул. Они с Глебом выжили, оказавшись в стороне от чудовищного столкновения боевых кибернетических систем, и это сейчас казалось чудом, неким знаком судьбы…
        - Что будем делать? - сипло спросил он.
        «Озеро Тьмы» успокоилось, вновь приняло вид жидкого антрацитового зеркала.
        Невдалеке еще рвались боекомплекты, догорали машины, дно кратера устилали обломки.
        Внезапно система поиска и распознавания целей оконтурила фрагмент бионического корабля. Он так и остался лежать к северу от места схватки, в конце пропаханной при крушении борозды.
        Внутри на фоне чужеродных систем бледным сигналом выделялся контур человеческого тела.
        Глеб, с трудом преодолевая нервную дрожь, подключился к сканерам десантного модуля, еще раз осмотрел руины базы РТВ, но нашел лишь затухающие сигнатуры уничтоженных огневых точек и подбитых машин. Три реактора разрушенных уровней находились сейчас на грани перегрузки. Их защитные системы не сработали. Вскоре тут все выжжет новыми взрывами.
        - Там уже некого выручать, - хрипло выдавил он. - Заберем пришельца и уходим к Белым Скалам. Будем искать уцелевших при Смещениях, налаживать жизнь.
        - А портал? - нервно уточнил Ронг.
        - Мы не можем его закрыть. Он, - часть гиперкосмоса. Придется оставаться начеку.
        Через минуту десантный модуль, сделав круг над разрушенной базой РТВ и пошел на снижение в направлении обломков бионического корабля. Человек внутри шевелился, подавая слабые признаки жизни.
        Глеб пока не мог справиться с осознанием невосполнимых потерь. Он видел, как разрушаются планеты и за считанные минуты вершатся судьбы миров.
        Десантный модуль коснулся опорами опаленной земли.
        Человек (а в этом не было никаких сомнений) успел выползти из мерзких глубин бионического корабля. За ним тянулся след крови и слизи, волочились отсеченные ударом ножа белесые волокна нервных тканей.
        Он что-то прошептал, но автопереводчик лишь мигнул красной искрой индикации, расписываясь в бессилии.
        Глеб помог ему встать, дал опереться на плечо.
        Сигнатуры реакторов разгорались все ярче.
        - Глеб скорее! Давай помогу - Ронг тоже видел, как теряют стабильность поврежденные силовые установки разрушенной базы РТВ.
        Вскоре десантный модуль взмыл в небеса и устремился навстречу восходу.
        Смещения прекратились. Впервые за последние дни наступил рассвет и это невольно вселяло надежду.
        ЭПИЛОГ.
        СИСТЕМА ОЖЕРЕЛЬЕ… ДВА МЕСЯЦА СПУСТЯ…
        Опаленная кристаллосфера, заключенная в помятом бронекожухе, дрейфовала среди осколков разрушенного взрывом астероида.
        Сквозь дымчатый пластик не просматривалось ни единого огонька индикации.
        Неподалеку медленно вращался фрагмент планеты. На его поверхности, среди кратеров, виднелись нагромождения техники, - в основном это были поврежденные космические корабли эпохи Галактической войны.
        Внезапно среди мертвого металла сверкнула неяркая зарница, словно один из реликтов смог включить двигатели.
        В гиперкосмос взметнулось облако покореженных конструкций, а вскоре из их скоплений вырвался «Гепард» - штурмовик флота Свободных Колоний.
        Он совершил несколько довольно неуклюжих маневров, затем открыл грузовой отсек и включил реверс тяги, незамысловатым образом захватив внутрь поврежденную кристаллосферу вместе с окружавшими ее частицами.
        …
        «Беатрис» очнулась от небытия.
        Технический серв только что закрепил ее кристаллосферу в штатном гнезде для подключения искусственного интеллекта. Носителем стал штурмовик времен Галактической войны.
        В рубке, подле пустого пилотажного кресла сканировались четыре логра.
        Их сеть была открыта, и Беатрис подключилась к ней.
        - Привет. Рад что тебя удалось активировать.
        - Райбек?
        - Удивлена. Ты думала я останусь прозябать в логре?
        - Ну пока так и есть. Первый Мир уцелел?
        - Да. Логриане сбежали, режим Изоляции отменен.
        - А Глеб?
        - Он жив. Вместе с норлом вернулся в цитадель «Белые Скалы». Собрал уцелевших, налаживает жизнь.
        - Отпусти меня. Я нужна Глебу!
        Из сумрака информационного пространства появились еще три фигуры.
        Никита, Блейз и Влад.
        - Что происходит?
        - Нам тоже нужна твоя помощь. Логры не приспособлены для управления примитивными космическими кораблями.
        - Нет. Я должна вернуться к Глебу!
        - Он справляется и неплохо. Подумай вот о чем, - Райбек развернул навигационную карту. - Здесь неподалеку есть Вертикаль, ведущая в сектор Корпоративной Окраины. Помнишь я рассказывал тебе о существовании искусственных людей, ничем не отличающихся от ДНК-оригиналов?
        - Конечно.
        - Нам нужно попасть в систему Дарвин. Именно там располагался институт, где были успешно проведены трансплантации сознаний «Одиночек» в специально выращенные тела. Подумай, кем ты останешься для Глеба, вернувшись к нему сейчас? И кем ты можешь стать для него, если мы сможем отыскать упомянутую технологию?
        …
        Непрожитое остро всколыхнулось в искусственном рассудке, обожгло, маня в пучину неизведанного. У нее был выбор: стать одним из заурядных кибернетических узлов комплекса «Белых Скал» или рискнуть, пойти вслед за потаенной мечтой?
        - Я согласна! - после недолгого, но яростно внутреннего спора ответила Беатрис.
        Через несколько минут штурмовик отработал маневровыми двигателями. В прицеле навигационной системы появилась Вертикаль, пронзающая все энергоуровни гиперсферы.
        Еще мгновение и бледная вспышка внепространственного перехода поглотила древний штурмовик.

* * *
        ЦИТАДЕЛЬ «БЕЛЫЕ СКАЛЫ».
        - Глеб, ну где ты? - Сыть, прихрамывая, вошел в отсек, скользнул взглядом по двум камерам поддержания жизни, окруженным сложной, неподвластной понимаю сельского торговца аппаратурой.
        Под защитой прозрачного пластика застыли две фигуры, - инсекта, раны которого затягивались крайне медленно, и седого старика, исхудавшего так, что ребра выпирали наружу. И не только ребра. По всему телу виднелись неприятного вида вздутия, из которых торчали омертвевшие обрывки белесых волокон.
        - Ты все еще надеешься, что он очнется? - брезгливо спросил Сыть.
        Глеб обернулся. На риторические вопросы отвечать не хотелось.
        - Сам разберусь. Зачем пришел?
        - Мурглы. Почему я должен их кормить, когда на полях теперь работают машины?
        - Потому что они - наши друзья, - сдержано ответил Глеб. - Живые, разумные существа, которым тоже надо есть.
        - Ты сам себе противоречишь. Сказал, что стал тиберианцем, а чужих прикармливаешь, да еще и задаром.
        - Ты плохо понимаешь, что такое настоящий тиберианец. Я не собираюсь выгонять в пустоши мурглов только потому, что они больше не таскают борону или плуг. Пристрой их к делу. А еще раз заикнешься, что кого-то надо заморить голодом, потому что он не человек, - сам в пустоши отправишься, понял?!
        - Злой ты стал! - Сыть не решился спорить с Глебом. Парень изменился. Стал резким и несговорчивым. Вон клок седых волос на виске появился. В его-то годы…
        - Я нормальный. Иди и придумай для мурглов подходящую работу. Пусть хотя бы стены восстанавливают. И вообще, ты у нас на хозяйстве, сам и решай. У меня своих дел по горло. Да и не забудь про норлов. Нужно подготовить помещения. Ронг сегодня выходил на связь, он возвращается с полусотней выживших.
        Сыть, что-то бормоча себе под нос, ушел, а Глеб склонился над камерой поддержания жизни, возобновляя прерванные манипуляции.
        Аспирианские устройства уже завершили необходимую подготовку и теперь ждали сигнала.
        Он соединился с ними через нейроинтерфейс. Глянцевитый шунт изогнулся, крепко прижал к надплечью старика адаптер для подключения логр-компонентов.
        Глебу требовались ответы, но странник не приходил в сознание. Существовало лишь два способа поговорить с ним, - вживить нейроимплантат или подключить логр.
        Он выбрал второй способ, понимая, что человек из другой Вселенной вряд ли с хода разберется в нейроинтерфейсе, а логры универсальны, в них не существует языковых барьеров или семантической пропасти.
        Ну вот, пожалуй, и все.
        Судя по показаниям сканеров, нервная система незнакомца не только содержала ткани, выращенные из чужой ДНК, но и обладала высокой степенью адаптивности. По крайней мере вживление адаптера прошло без проблем. Теперь остается поместить в него кристалл и активировать «гостевой доступ».
        Глеб сел в кресло, привычно прикрыл глаза, чтобы не отвлекаться на окружающую обстановку.
        Нейроинтерфейс и личный логр уже стали неотъемлемой частью сознания молодого тиберианца. За два месяца он свыкся с несвойственными обычному человеку способами коммуникации и восприятия.
        Устанавливается соединение.
        Открыт гостевой доступ.
        …
        Во мраке космоса медленно вращалась огромная станция.
        В первые секунды Глеб испытал острое беспокойство. Невольно задержав дыхание, он понял, что находится вакууме, без скафандра, - странного рода декорации формировало сознание незнакомца!
        А вот и он, - сидит на краю вынесенной в космос дугообразной конструкции, усеянной стыковочными сотами и причальными приспособлениями для крупнотоннажных кораблей.
        Стараясь не обращать внимания на расплескавшуюся вокруг Бездну, он подошел и сел и рядом.
        Старик смотрел на звезды.
        - Где я? - наконец спросил он.
        - Внутри собственного рассудка.
        - Я погиб?
        - Нет. Но достаточно плох. Не приходишь в сознание уже второй месяц. Из-за наличия чужой ДНК в твоем организме, обычные средства лечения не помогают.
        - Как ты подключился к моему разуму?
        - Долго объяснять. Когда поправишься, то сам сможешь изучить технологию. Сейчас мне очень нужна информация. Кто ты? Откуда? Как попал в наш мир? И почему сидишь тут без скафандра?
        - Последний вопрос важен?
        - Да, - честно ответил Глеб. - Ты должен выжить и поправиться. А сумерки сознания и потеря инстинкта самосохранения этому явно не способствуют.
        - Все нормально. Мне просто хотелось однажды посидеть тут. Морфы ведь так делают. Своими глазами видел.
        - Морфы?
        - Да. Очень живучие существа. Они запросто ремонтируют внешний обвес станций Н-Болг, довольствуясь обычной одеждой. А иногда сидят на причалах и о чем-то размышляют. Всегда было любопытно, что они при этом чувствуют?
        - Как тебя зовут?
        - Егор. Егор Бестужев. Я искал свою дочь - Мишель, но затерялся в гиперкосмосе. Мой фаттах несло подпространственными течениями, потом на хвост сели хитвары.
        - Ты был соединен с кораблем какими-то чужеродными нервными тканями.
        - Хочешь спросить, человек ли я? Да, человек. Но мне пришлось вживить себе хондийский нерв, чтобы управлять бионическими кораблями.
        - Можешь подсказать, как тебя лечить? Наше оборудование оказалось бессильно.
        Бестужев кивнул.
        - В моей крови обращаются микромашины. Вот такие, - он разжал ладонь и на ней возникла серебристая частица. Должно быть Егор увеличил ее для наглядности, потому что Глеб сумел прочитать тончайшую надпись, видимо нанесенную при изготовлении.
        «Земля. Корпорация Сибирь».
        - Наниты скорее всего отключились, когда мой фаттах несло сквозь искажения пространства и времени. Я дам тебе код их аварийной активации и частоту связи. Они быстро поставят меня на ноги, иначе хондийский нерв продолжит перестаивать метаболизм и это плохо закончится.
        - Ты поделишься информацией о своей Вселенной? Сможешь рассказать, кто к нам вторгся?
        - Это Иные. Кибернетические механизмы неизвестной цивилизации. Они активно исследуют гиперкосмос и почему-то враждебны ко всему живому, - образ Егора Бестужева внезапно потускнел, стал нечетким.
        - На сегодня достаточно, - заметив тревожные признаки, Глеб решил прервать разговор. - Твоя нейроматрица нестабильна. Будь осторожен с воспоминаниями. Поговорим, когда очнешься. Я немедленно передам код активации нанитов.
        …
        Отключившись от сети логров, сознание Глеба не сразу вырвалось из омута мыслей.
        Мост между Вселенными открыт. В иных измерениях развились другие цивилизации, которые теперь исследуют гиперкосмос, повторяя путь логриан.
        Ему не хватало знаний, информации, опыта, пока что он не представлял, как защитить Первый Мир от угрозы последующих вторжений?
        К кому обратиться за помощью?
        Как возродить былую мощь человеческой цивилизации?
        Все еще пребывая в глубокой задумчивости, Глеб встал и перешел в соседнее помещение.
        Узел связи все еще пытался восстановить межзвездную сеть Интерстар, но пока безуспешно. Оправдались худшие прогнозы. Больше не существовало Конфедерации Солнц, и каждая из планет Обитаемого Космоса вот уже четыре века развивалась своим путем, позабыв о гиперсферной навигации.
        Палец Глеба коснулся сенсора, переключая режимы внепространственной связи.
        На голографическом экране появилась надпись:
        Искажения отфильтрованы. Координаты уточнены.
        Глеб коснулся взглядом виртуальной клавиатуры, вводя сообщение, которое вскоре уйдет в гиперкосмос.
        …
        Цитадель «Белые Скалы» вызывает крейсер «Тень Земли». Вызываю любого, кто выжил на борту. Мы готовы оказать помощь. Окно гиперкосмоса Первого Мира по-прежнему открыто. Мы можем отправить технические носители для эвакуации. Требуются точные данные для расчета прыжка между Вселенными.
        Апрель-октябрь 2019 года.
        Краснодарский край.
        Адрес автора в интернет Примечания
        1
        СК- сканирующий комплекс. Гражданский вариант. Существует его боевая модификация, исполненная в виде шлема с проекционным забралом (сокращенно БСК).
        2
        РТВ - робототехнические вооружения.
        3
        Подробнее в романах «Запрещенный контакт», «Изоляция».
        4
        Automatic Rimp-Gervet - штурмовая винтовка системы Ганса Гервета, массово производимая на заводах корпорации «Римп-кибертроник» в период «Великого Исхода». Отлично зарекомендовала себя в условиях неосвоенных планет, на протяжении тысячелетий (в разных модификациях) являлась основным стрелковым вооружением колонистов.
        5
        События романов «Запрещенный контакт», «Изоляция».
        6
        Корпия (carpia; лат. carpo срывать, выщипывать) перевязочный материал: разделенная на нити льняная или хлопчатобумажная ткань.
        7
        Блистер - В корпусе самолёта куполообразный выступ из прочной прозрачной пластмассы для наблюдения за поверхностью земли и аэрофотосъёмки, а также для размещения вооружения.
        8
        Биологический ноль или биологический минимум, - показатель температуры окружающей среды, ниже которого активное развитие живого организма невозможно.
        9
        Подробнее в романах «Серв-батальон» и «Душа Одиночки»
        10
        Подробнее об ожесточенных боях за планету Роуг в романах трилогии «Наемник».
        11
        Изначальная планета, где развивались логриане. Подробнее в романах «Воин с Ганио», «Диспейсер», «Запрещенный контакт».
        12
        Десантно-штурмовой модуль
        13
        Первый Мир и Землю всегда связывал стационарный портал. Подробнее в романе «Сон Разума».
        14
        Никита - бывший диспейсер. Вместе с Урманом пережил первые дни омнианского вторжения. Подробнее в романе «Запрещенный контакт».
        15
        Древние логрианские кристаллы оснащены средствами коммуникации, микродвигателями и сканерами, но далеко не все из вышеперечисленных функций доступны для заключенной внутри матрицы сознания. Проблема в том, что система кристалла, распознавая мысленные образы человека (или существа другой космической расы), не способна сопоставить их с логрианскими командными последовательностями. Поэтому для выхода в сеть, запуска микродвигателей или восприятия внешнего мира посредством сканеров, необходимо узнать, заучить и правильно воспроизвести ключевые фразы логрианского языка. К тому же функции кристалла могут быть ограничены внешним воздействием, при этом целостность матрицы личности и ее «свобода» внутри логра никогда не затрагивается.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к