Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Ли Галина: " Правдивые Истории " - читать онлайн

Сохранить .
Правдивые истории Галина Викторовна Ли
        # Добрый юмор. Отдельные смешные истории в которых выдумка мешается с правдой на тему попаданцев, только теперь они - у нас в гостях.
        Галина Викторовна Ли
        Правдивые истории
        С чего все началось
        История первая
        Говорят, что наша жизнь полосатая как зебра: одна полоска черная, другая белая. До недавних пор я была полностью солидарна с этим. Чередование светлых и не очень лет преследовало меня с завидной закономерностью, до некоторых событий, превративших полоски в странную мешанину, которая не поддавалась классификации ни по цвету, ни по геометрическим узорам.
        Началось все одним прекрасным вечером, когда я устало брела домой с работы. Мое плечо оттягивала пляжная сумка, в которую был упакован ноутбук. На работе сломался компьютер, и мне пришлось целую неделю таскать за собой рабочий инструмент из дома. В свободной руке я держала прозрачный пакетик весом в полкило с сосисками, поздний обед и ужин для моей оголодавшей семьи. И заботила меня в этот момент только одна мысль: как добраться домой и не утонуть в грязи.
        Наш семейный очаг находится в глубине слабо проходимого в ненастье частного сектора. Выходя из дома в дождливое осеннее (зимнее, весеннее и т. д.) утро, я постоянно ловлю себя на мысли, что моя нелюбовь к чиновникам родного города усиливается в зависимости от количества выпавших осадков. А возвращение темным вечером и вовсе ставит нелюбовь к власти на уровень мелкой ненависти: грязь, умноженная на отсутствие фонарей, сильно этому способствует.
        Итак, я брела по темной улице, подслеповато пытаясь разглядеть хотя бы намек на дорогу.
        Жирная грязь противно чавкала под ногами, пока я пыталась найти «тропу жизни». Такое название она получила не случайно, шаг влево или вправо с нее, и вот вы уже стоите почти по колено в грязи.
        Находчивые жители района годами пытались мостить тротуар дармовыми подручными средствами: каким-то мусором, выдранными кирпичами, огромными шпалами, и (вершина народной добычливости) бывшим фонарным столбом. При наличии хорошей координации, памяти и ночного зрения шанс дойти до дома, перепрыгивая с одной кочки на другую, и всего лишь помыть сапоги, был вполне реальным.
        Я уже успешно преодолела довольно большой кусок пути и как раз сосредоточилась на визуальном поиске фонаря, когда над самым ухом мужской, довольно приятный, голос произнес прочувствовано, - Ну, здравствуй, поздний ужин.
        От неожиданности я поскользнулась, задела ногой торчащий в сторону железный рог долгожданного фонаря и замахала пакетиком с сосисками, как балансиром. Конечно же, нежный полиэтилен не выдержал такого обращения и разошелся по швам!
        Наш ужин, вращаясь, полетел в неизвестном направлении и растворился в темноте. Я попыталась схватить беглеца. Реакция у меня так себе, спасти удалось ровно четыре колбаски. Они сиротливо свисали из моего сжатого кулака. Все что мне оставалось - это пожелать мысленно приятного аппетита окрестным дворнягам. Потом я представила себе лица своих мужчин дома, когда им предложат такую порцию, это яркое видение побудило меня к слабой попытке исправить положение.
        Чертыхнувшись, я достала мобильник вместо фонарика и посветила вокруг в поиске утраченных продуктов. Увы, они канули в неизвестность навсегда, темная вязкая жижа надежно скрыла их следы.
        За спиной раздался деликатный кашель, напомнивший мне о виновнике происшествия. Я мрачно повернулась к нему лицом.
        Передо мной стоял мужчина, в длинном элегантном пальто. Посочувствовав про себя его жене, которая будет его стирать после прогулки по нашим колдобинам, я вспомнила, с чего все началось.
        - Маньяк? - коротко поинтересовалась я.
        - Вампир, - слегка поклонился он.
        Это было свежо.
        Чего только не шлялось по нашим улицам, особенно в рассветные часы. Встав ранним утром, вы могли встретить недалеко от дома: огромную злую собаку типа «волкодав» без хозяина, наркомана-грабителя, пришлую корову, обдирающую ваш палисадник, праздно шатающуюся лошадь, хорька, тоже не сильно занятого делами, голую женщину, вышедшую погулять после особо удавшейся ночки, голого мужчину, делающего тоже самое, и, вероятно, проведшего ночь не менее весело, ну и так далее.
        Однажды в мою кухню с той же улицы забрела молодая ондатра и поселилась в кастрюле с мукой. Полдня она нагло разгуливала по комнатам, оставляя на полу белые следы и третируя своим видом наших кошек. Уходить вон ондатра отказывалась категорически. Пришлось прибегнуть к помощи друзей, опытных звероловов, чтобы убедить ее сменить место жительства.
        Честное слово, я не приукрашаю! Все вышеперечисленное мне действительно привелось встретить на наших улицах, хотя живу я в большом городе и даже не на окраине.
        И вот теперь передо мной стоял, если ему верить, вампир. Полагалось бы испытать страх, но пока что-то не получалось. После потери сосисок на меня нахлынула усталость, безразличие, и какое то нездоровое любопытство.
        - Насмерть съешь или просто надкусишь? - мой вопрос застал это дитя ночи врасплох, и он поперхнулся.
        Не дождавшись ответа, я поспешила добавить, - Если убивать не будешь, кусай быстрее, а то я устала, замерзла и домой хочу! А если все-таки насмерть, тогда давай дойдем до моей калитки, я во двор сумку поставлю.
        Мне даже в темноте стало видно, как вытянулось от изумления лицо мужчины, похоже, он не ожидал такого развития событий и пребывал в прострации.
        - Компьютер жалко, - пояснила я, блюдя интересы наследников.
        Ну, в самом деле, к чему кидать честно нажитое имущество посреди улицы?!

«Вампир» растерянно топтался на месте.
        - Ну, чего стоим? - поторопила его я.
        Промозглая сырость уже забралась не только в мои сапоги, но и в саму душу, а еще жутко надоело стоять по щиколотку в грязи и ожидать развития событий. Вампир решительно взял меня за плечи и чуть наклонил голову, примеряясь куда укусить.
        Ага, значит все же не насмерть, только вот чудик, наверное, зрение у него хуже моего, врут все книги про сверхспособности неупокоенных. Не заметить толстый мохеровый шарф на шее, это надо умудриться.
        Зубы мужчины немедленно завязли в петельках, так и не добравшись до моих вен, и через секунду я была снова свободна.
        Незнакомец принялся несолидно отплевываться и вытаскивать изо рта прилипшие ворсинки, ругаясь вполголоса на неизвестном языке, сильно напоминавшем латынь. Излишне длинный язык энергично двигался, удаляя помехи.
        Я деликатно молчала, ожидая продолжения. Безразличие постепенно ушло, сменившись жгучим любопытством. Внезапно заморгали лампочки и зажглись уличные фонари. Интересно…. Это, в честь какого праздника такое событие?
        Теперь я могла рассмотреть свою потенциальную смерть поближе.
        Эх, где наша ни пропадала, - пришла мне в голову шальная мысль, ну не убьет же он меня дважды!
        - Можно посмотреть? - привычным жестом бывалого собаковода-любителя я приподняла его верхнюю губу. Вампир резко отшатнулся, но мне хватило времени увидеть безупречный прикус, великолепные зубы и два длинных клыка. Он не врал, у людей таких зубов не было, просто классика фильмов ужасов.
        - Здорово, - искренне позавидовала я, вспомнив про свои встречи с дантистом.
        - Может, ты еще и летать умеешь? - вопрос был глупый, но если завидовать - так до конца. Не говоря ни слова, вампир сверкнул на меня глазами, развел в стороны руки и завис над землей как Нео в «Матрице».
        Потом спохватился, плавно опустился на землю и строго сказал, - Это тебе не балаган, и я не клоун!
        И добавил с устрашающим завыванием, - Пришло твое время умереть.
        Ну-ну, все там когда-нибудь будем, мысленно парировала я, а вслух сказала, - Тогда несем домой ноутбук!
        И, не оборачиваясь, пошла вперед, плюнув на поиски «тропы жизни». Какое дело мне будет до того, чистым найдут мое хладное тело или не очень?
        Думы о теле натолкнули меня на одну мысль.
        - Эй, не знаю, как тебя звать, - повернула я голову, - Ты заразный?
        Увидев, как наливается краской его лицо, сразу поспешила уточнить, - В смысле у меня потом тоже зубы отрастут или просто тихо зароют?
        По-моему мужик был уже не рад, что решил поужинать этим вечером в нашем районе. Он невежливо буркнул, - Это как повезет.
        Вспомнив классических злодеев фильмов и книг, я решила попробовать расколоть вампира. Должен же он мне перед моей смертью выдать какое-нибудь откровение, ну тайну там, или еще что-нибудь в этом роде, чтобы умирать было не так обидно или наоборот, чтобы я умерла не от потери крови, а от зависти. И следующие триста метров пути на несчастного посыпался град вопросов.
        Сначала вампир пытался отмолчаться, он, насупившись, шествовал рядом и гордо игнорировал меня. Пришлось думать за него в слух, а отсутствием фантазии я не страдала никогда. Услышанные версии о его возможном происхождении нежить не устроили и через пару минут он начал грозно сверкать глазами, скрипеть зубами, запугивать короче. А еще минут через пять…
        Говорят, мертвые не потеют. Так вот, или люди врут, или вампиры - не мертвые. Когда мы прошли с квартал, лоб моего нового знакомого покрылся легкой испариной. В конце концов, он не выдержал и вклинился в мой монолог. Теперь молчала я, интересно услышать о перипетиях судьбы существа другого вида, поэтому я лишь изредка одобряюще хмыкала или поддакивала, или качала головой, в зависимости от ситуации. Вампир перестал изображать из себя мрачного депрессивного типа, расслабился и к калитке мы подошли почти друзьями.
        Судьба обошлась с кровососущим не очень ласково. Как именно, рассказывать не буду, это чужая история, да к тому же меня попросили хоть это сохранить в тайне.
        Я донесла таки до дома и ноутбук и остаток сосисок, передала в руки родным, а потом вышла, как и обещала, навстречу своей судьбе, не забыв снять шарф.
        Он все-таки укусил меня, хотя и не насмерть. Больно не было, слюна вампира оказалась действеннее самого мощного обезболивающего (вот где талант пропадает, можно же отцеживать, как у змей и по пробиркам - на продажу). И я осталась жива, хотя он грозил меня упокоить, за болтливость. Даже чистым платочком поделился, ранки прижать, чтобы кровь не слишком капала. И пока я пребывала в состоянии легкости и спокойствия, которое возникает после хорошего кровопускания, мой знакомец вежливо попросил пустить его во двор, поведя рукой по направлению к некому деревянному строению (увы, туалетные удобства в нашем районе так же несовершенны, как и тротуары, точнее - они отсутствуют).
        В этот момент я была готова согласиться почти на все, поэтому только вяло махнула рукой, разрешая ступить в пределы родимого двора. Вампир слегка согнул спину в прощальном поклоне и прошел в известном направлении.
        Немного придя в себя, я пошла, проверить, что так задержало нежить на, извините за грубость, толчке. Нет, если моя кровь сошла за мощное слабительное, то тогда конечно, тогда, пожалуй, придется принести извинения за подпорченное здоровье. В противном случае попрошу освободить помещение, не один он в этом мире страждущий.
        К моему изумлению, вампир не нашелся. Вспомнив про его способности в левитации, я бросила дальнейшие поиски и пошла домой.
        Хорошо все-таки дома: тепло, уютно, яишенка с жареными колбасками скворчит на плите, чай горячий - это мои мужчины успели расстараться. На вопрос, где меня носило, ответила правдиво, - Выступила в роли благотворительного ужина для одинокого голодного вампира.
        И в доказательство предъявила следы от укуса на шее. Муж только покачал головой, посоветовал смотреть куда иду и меньше читать всякую дрянь на ночь. Желание отстаивать правду у меня не было, и я пошла, мыть руки, шею и заодно рассмотреть приобретения и утраты.
        Дареный платочек из тонкого батиста, украшали тонкое кружево и затейливый вензель в углу в виде стилизованной буквы «О» . Затолкав кусок ткани от греха подальше в грязное белье, я внимательно осмотрела укус.
        Ранки были аккуратными и обещали быстро затянуться. Ну и бог с ними и со всем этим происшествием! - решила я и пошла кушать.
        За столом мне стало совсем хорошо, я сомлела и с трудом добрела до кровати, сразу провалившись в глубокий сон без сновидений.
        Последующие несколько недель я ждала изменений в поведении своего организма: проснувшись, первым делом бежала к зеркалу, проверять, не исчезло ли отражение, не вытягиваются ли клыки. Даже медитировать пыталась на счет левитации. Безрезультатно. Ну, по мелочам кое-что добавилось: зрение стало лучше, обоняние тоже, хотя я на него и в прошлом не жаловалась, а в остальном - ни тебе полетов над землей, ни желания кого-то укусить, даже на недожаренное мясо и то не тянуло.
        Все оставалось почти как раньше вплоть до другой странной встречи.
        Это было уже весной, в то блаженное время года, когда цветет вишня, и распускаются первые одуванчики. И на улице было светло и тепло, и вместо сосисок я несла домой шоколадные конфеты «Белочка». В общем, ничто не предвещало новых недоразумений.
        Пройдя мимо переулка, где свили себе гнездо местные алкоголики, я подошла к своим воротам. Около них, сиротливо прижавшись к стволу осыпанной цветами вишни, сидел на корточках маленький длиннобородый человечек. Увидев меня, он поднялся и попытался сохранить равновесие. Одет старичок был весьма причудливо: кожаные красные штаны, холщевая рубашка, странный головной убор, на котором, по-моему, долго сидели, - ни дать, ни взять гном из книжек. Только пахло от него вполне по-нашему, перегар чувствовался с расстояния в метра полтора.
        Я подозрительно покосилась в сторону переулка. Оттуда выглянула чья-то нечесаная голова, и размашистый прощальный кивок утвердил мою догадку, что человечек набрался самогону с местными алкашами.
        - Прсти, хозяйка, - качнулся он ко мне.
        - А есть за что? - поинтересовалась я у «гнома».
        Он в натуге выкатил глаза, видно было, как пытается осмыслить вопрос.
        - Дзволь, прти, - сказало это чудо, подметавшее солидной бородой мой палисадник.
        - Дозволяю! - величественно разрешила я и приглашающее распахнула калитку, что-то подсказало мне, куда он рвется.
        Гном зигзагами удалился в сторону туалета. Я подождала десять минут и пошла по его следам, из страха, что он может оступиться по-пьяне и провалится в нужник.
        Не хватало мне только бородатого трупа в отхожем месте!
        Гнома не было нигде. Я обошла весь двор, аукнула на крайний случай в туалете, заглянула в открытый подвал. Невеличка исчез. Все, что от него осталось, это глубоко загнанный в дерево заколоченной двери, ведущей в соседний двор, нож.
        Об этой двери отдельный разговор.
        Никакой полезной функции она не несет. Это просто деталь интерьера. Еще до того, как этот дом стал нашей собственностью, его прежние обитатели так дружили с соседями, что дворы соединяла калитка. Как иногда бывает в этом мире, на смену крепкой дружбе пришла не менее сильная неприязнь. Калитку не просто заколотили досками, за ее «спиной» возвели каменную стену, навек прервавшую общение. Потом дом купили мы.
        Лично я ничего против стены не имела, даже наоборот, одобряла такую обособленность, хотя доски от двери отодрала, уж больно портили они вид двора.
        И вот теперь из старого черного дерева торчала большая, искусно сработанная, рукоять ножа. Поудивлявшись на собственную беспечность в общении с посторонними, я осторожно потянула дверь на себя.
        Ржавые петли протестующее заскрипели, за дверью потянулся серый мох многолетней паутины.
        Перед моим взором предстала корявая кирпичная стена, усеянная каким-то мусором, и разбегающимися во все стороны пауками. Ну а чего я собственно ждала?
        Кое-как, выдрав из своего имущества холодное оружие, я продолжила поиски. Гнома нигде не было, и летать он точно не мог, иначе не дожидался бы меня под вишней.
        Я задумчиво посмотрела на туалет. Нет, как говориться, классикам почет и уважение, но все-таки наш туалет - не канализация, а всего лишь выгребная яма, не больно то просочишься!
        Постояв еще немного посреди пустого двора, я пошла домой. Выложив на стол нож, изложила мужу историю происхождения диковинного предмета ручной работы (следы ковки отчетливо прослеживались на лезвии).
        Он недоверчиво воззрился на меня и сказал, - Будет врать-то.
        Не то, чтобы было сильно обидно, но я все-таки надула губы, - Не хочешь, не верь! Подхватила на руки любимого кота Бутча и пошла обратно во двор, в надежде дождаться возвращения старичка.
        Во дворе было тихо, только ошалевшие от тепла птицы во всю мощь горланили свои песни, и вдруг в этот веселый весенний мир проникли посторонние звуки. Кто-то громко и настойчиво скребся в нашу глухую дверь.
        Кот шарахнулся с моих рук вниз и пополз крадучись к калитке. В нее снова заскреблись.
        - Дима! - жалобно позвала я, открывать дверь в одиночку мне больше не хотелось.
        - Чего тебе? - на удивление быстро откликнулся мой благоверный из окна.
        - Там что-то скребется! - обличающее ткнула я в сторону калитки.
        - Ну, открой, значит ему сюда надо, - философски пожал плечами мой супруг. Мы с котом одновременно подошли к старой двери, и я открыла ее….
        За калиткой голубело чужое небо, и зеленели просторные луга, заканчивающиеся черной кромкой леса. Где-то далеко за лесом угадывались островерхие пики гор.
        Пока я пялилась на этот дивный пейзаж, в дверь неторопливо вошел большой полосатый кот и вальяжно прошествовал к крыльцу. Мой домашний неженка храбро встал на его пути, дугой выгнув спину, за что мгновенно получил мощный хук в черную мохнатую челюсть. После чего пришелец протянул бархатным голосом, - Хозяйка, еда найдется?
        - Вискас устроит? - брякнула я от неожиданности.
        - Неси, - благодушно кивнул пришелец и удобно устроился на скамейке. Пришлось идти в дом за едой.
        По привычке я схватила кошачью миску, намереваясь накормить гостя. Муж выдрал ее из моих оцепенелых рук и молча покрутил пальцем у виска, после чего вручил нормальную тарелку. Неожиданно на меня накатило вдохновение, и я подхватила чистую салфетку, которая могла сойти за скатерть. Наладив перед гостем импровизированный стол, поставила перед ним тарелку с сухим кормом.
        Кот подцепил коготком коричневый шарик и задумчиво захрустел. Мы с трепетом взирали на вкушающего говорящего кота.
        Не знаю, что думал мой супруг, а по мне все это начинало смахивать на бред умалишенного.
        - Выпить будет? - с надеждой обратил к нам свою полосатую мордочку кот.
        - Валерьянки? - слабым голосом предложила любимый напиток кошек нашего мира.
        - Пивка бы или эля, - выдвинул встречное предложение невероятный гость, муж одобряюще хмыкнул и ушел в дом к холодильнику.
        Вскоре под навесом во дворе развернулась неспешная философская мужская беседа об экономике разных миров. Посиделки затянулись далеко за полночь, под конец кот важно прошествовал обратно к нашей таинственной двери, обещав приходить и оставив на скамейке щедрые чаевые в виде тускло поблескивающего золотого.
        Вспомнив кино, я укусила монетку прямо в гордый профиль незнакомого мужика, отчеканенный на ней. Мягкое золото прогнулось под моими зубами.
        А еще через день на вечерний огонек заглянул знакомый гном в составе большой делегации, в которую входили: он сам, эльфы (две штуки), один великан, рядовой маг, и гоблин (!!!).
        Пришедшие высказали пожелание наладить двухсторонний контакт между нашими мирами, пообещав интересную жизнь и достойный заработок. Оказывается, им пришлись по душе некоторые наши вещи (кино, например).
        Господа предложили нам организовать досуг в пределах дома и двора для желающих экзотики из их мира, обещав надежную защиту от залетных хулиганов и свободный доступ к себе нашей семье.
        Для солидности я изобразила задумчивость, но в душе согласилась сразу.
        Мы купили столы, стулья, плазменный телевизор, переделали навес, маг что-то наколдовал для звукоизоляции и дело пошло.
        Первыми активными посетителями стали гномы. Им очень понравилась наша водка, рулька, шашлык и передачи «про это». За ними подтянулись гоблины и орки. Беспокойные ребята, предпочитают самогон, к тому же пристрастились смотреть футбол. И ведут себя не лучше наших болельщиков. Последний раз вообще явились с лицами (точнее мордами), раскрашенными в цвет любимых команд (вот оно, пагубное влияние телевиденья). По-русски до сих пор не бум-бум, но «Гол!!» орать научились.
        Эльфы стараются в дни чемпионатов по футболу не приходить, чтобы с ними не сталкиваться. У этих аристократов другие интересы, не выпивка, конечно, это вам не гномы, да и вино наше они не одобряют. Угощали меня как то раз своим, это я вам скажу… До сих пор как вспомню, глаза от удовольствия сами прикрываются.
        Эльфы приходят в наш мир попробовать экзотических фруктов, и еще у них слабость к нашим девушкам.
        Вообще-то пропускать в наш мир за калитку мне строго никого не велено, так сказать во избежание нежелательных контактов, но устоять перед обаянием таких симпатяжек я не в состоянии. Пусть погуляют, лично мне не жалко, может, улучшат генофонд человечества. И слухи об их ушах сильно преувеличены, совсем они не большие, хотя и острые.
        Захаживает к нам и вампир Оскальд, положивший почин потоку из странных гостей. Оказался, кстати, отличным парнем, хотя имеет пристрастие к бифштексам по-татарски, строганине и прочей сырой еде. Это он открыл проход в свой мир. Сами вампиры в дверях не нуждаются, у них врожденные способности перемещаться между мирами без подручных средств, а вот другие - не могут, ну и завидуют страшно.
        Случаются, конечно, до сих пор неожиданности. Например, на днях из пластиковой бочки, предназначенной для сбора дождевой воды, вынырнула зеленая голова водяного. Сначала я испугалась, а потом мы с мужем поняли, что от судьбы не уйти. Пришлось ехать в торговый центр, покупать бассейн с гидромассажем, а по возвращению домой я увидела во дворе аккуратную табличку. Она гласила: «Постоялый двор „Зеленый дракон“. Добро пожаловать!»
        Надо ли говорить, что мне пришлось уйти с работы. Теперь мы всей семьей трудимся сообща. Хорошо еще, что нам вызвался помочь наш домовой, иначе совсем бы туго пришлось.
        В охранники наняли великана. Хороший паренек, хотя с его ростом при наших потолках одни проблемы и ест он многовато. Вчера в качестве премиальных сводили мальчика в кино, рад был - несказанно. А вот мы - не очень. Мало того, что пришлось идти пешком, и все на него оборачивались, так мы еще умудрились наткнуться на тренера городской сборной по баскетболу! Еле отбились, вцепился в парня, как репей. Хорошо еще, что великан пока по-русски не очень понимает, а то бы сманил, ей богу сманил бы. Объясняйся потом с его родней.
        В остальном, у нас все хорошо. Например, сейчас еще утро, а уже с десяток гостей есть. Только во-о-он тот закутанный в плащ господин в углу мне что-то не нравится.
        Лето на дворе, температура под тридцать в тени, а он кутается, холодно ему. И нехорошо косится в мою сторону, как бы чего не вышло, вон глаза так красненьким и сверкают. Бывают от подобных встреч проблемы, читали, знаем.
        Вот, так я и думала, поднялся и идет ко мне. Так что, я заканчиваю свой рассказ, добавлю только, что отпуск мы намерены провести на ТОЙ стороне, говорят экология там - закачаешься!
        Гость
        История вторая
        Этого гостя принесла с собой на крыльях большая черная туча. Она наползла из-за забора вязкой темной тушей, ослепила на мгновение яркой молнией, и когда первые крупные капли дождя глухо зашлепали по крыше навеса, он уже сидел за столом.
        Долговязый, сутулый, худой, в каких-то бесформенных долгополых одеждах черного скучнейшего цвета с капюшоном, надвинутым по самые брови. Лицо, как у Бандераса в Зорро, в том смысле, что прикрыто черной шелковой маской. В остальном, конечно, не дотягивает. Все какое-то угластое, выпирающее: нос торчит вперед, прямо таки орлиный, зубы - даже затрудняюсь найти сравнение, как у нутрии, что ли. Такие же большие и оранжевые. Даже скулы, каким-то чудесным образом вспарывают черный шелк маски.
        Да, я, пожалуй, с таким лицом тоже вечный траур носила, и масочка была бы кстати.
        Нежданный гость повернул ко мне голову и прервал мои размышления мрачным взглядом. Я отвлеклась от натирания полотенцем рюмок и подошла к нему.
        Глаза незнакомца сверкали нездоровым огнем и меня как дернули за язык, - Чай, кофе, аспирин?
        Мужчина опустил глаза и процедил, - Кровушки бы.
        Я разочаровано вздохнула. Это мы уже проходили, притом не раз.
        - Крови нет. Могу предложить колбасу: кровяную краковскую или кровяную корейскую, а, может, сойдет гематоген?
        Долговязый только безнадежно махнул длиннопалой рукой и сказал, - Водки неси.
        Ну, желание гостя почти закон. Почти, это потому, что некоторые просят такого…
        Начитаются своей желтой прессы, наслушаются небылиц, а если еще пару наших ужастиков посмотрят и начинают….
        То кровь младенцев, то слезы девственниц, то руку повешенного, а то и вовсе какую-нибудь гадость попросят. Как будто им тут лавка некроманта, а не придорожный трактир!
        Оценив визуально состояние гостя, я плеснула ему из «коллекционной» местной бутылки особенно редкостную дрянь. Нет, я не садист, просто захотелось дать ему почувствовать, что жизнь его до этого момента была не так уж и плоха.
        Мужик проглотил предложенное не глядя, немного помолчал, а потом просипел, - Это что за гадость?
        - Почему это - гадость, - внезапно обиделась я, - Вот, и сертификат качества имеется, и рекомендации нашей администрации, да можно сказать это лидер городских продаж!
        - Чистый, - я подняла бутылку и критически посмотрела сквозь нее на свет, прищурив левый глаз, - Как родник!
        В бутылке всколыхнулись, взлетели вверх и стали медленно красиво оседать какие-то желтые хлопья.
        Пока я любовалась произведением городского спиртзавода, мужик пытался отдышаться. Когда, наконец, ему это удалось, он неожиданно закрыл лицо руками и всхлипнул, а еще через секунду громко зарыдал.
        Вот такого я не ожидала. Видно совсем было плохо бедолаге.
        Я села рядышком, сунула в руки гостя бумажный носовой платок и сочувственно сказала, - Ну не надо, не надо так плакать. Скоро все будет хорошо. Ведь как говорят, что….
        Продолжить я не успела.
        - Не произноси при мне его имя! - неожиданно высоким фальцетом взвизгнул незнакомец, отъехал от меня метра на два и гордо вскинул свой породистый нос.
        В воздухе ощутимо запахло серой. Так, мне все сразу стало понятно, но на крайний случай уточнила, - Бес, стало быть?
        Мужчина кивнул и снова уныло повесил голову.
        - Что, выгнали?!
        Бес затравлено посмотрел на меня и снова кивнул.
        - Да что у вас там стряслось? Ты уже четвертый за месяц!
        Тощая фигура судорожно стиснула ни в чем не повинный стакан, скрючилась на стуле и тоскливо сообщила, - Начальство сменилось.
        - Ну и что? - удивилась я, - Начальство новое, а работа старая. В чем проблемы?
        - Да нам такой план заломили… Того, кто не выполняет - выпроваживают к вам, на вольные хлеба!
        Это уже было интересно. Как-то слабо представлялось, что в наш не отягощенный особой моралью и средневековыми предрассудками век можно завалить план по такому доступному продукту.
        - А почему не выполняете? - садистски спросила я.
        - Так он что требует?! - возмущенно запыхтел бес, - Ему новых, неиспорченных душ подавай! А откуда они здесь, на вашей свалке?
        Теперь пришло время пыхтеть мне. Я, конечно, была в курсе, что наша Земля, что-то вроде коллекторного отстойника, места для наказания провинившихся в других, более благополучных мирах, но все-таки неприятно, когда на этот факт тыкает всякая рогатая нечисть.
        - Ты знаешь, что, за языком то следи, - угрюмо посоветовала я бесу и пригрозила, - А то живо святой водой окроплю!
        - Не надо, - бес съежился, перестал сверкать глазами и заныл, - Мне и так тяжело. Холодно тут у вас, неуютно.
        - И что, шансы на возвращение есть? - Снова подобрела я.
        - Есть, - бес кивнул головой, - Если наберу сто баллов за месяц.
        - Каких баллов? - удивилась я.
        - За одну душу дают полбала, - охотно пояснил нечистый, - Если она приводит ко мне еще друзей - за каждую из них еще по четвертушке. Особо чистые души - ценятся по баллу за штуку. Да где мне их набрать, если только в детском саду… Так нельзя, соглашение запрещает иметь дело с детьми до 14 лет.
        - Ты с этим не балуй, наши законы запрещают до совершеннолетия, - сурово уведомила рогатого.
        - Я в курсе, - мрачно ответил изгнанник и снова тоскливо вздохнул, потом посмотрел на меня и оживился, полез в карман, завозился. Я сразу насторожилась. Сейчас предложит какую-нибудь пакость, с этими бесами всегда надо быть настороже.
        Как в воду глядела, бес выудил из кармана светящийся стеклянный шарик, протер его длинной полой своего платья и как бы между делом поинтересовался: - А тебе что-нибудь надо? Может, сойдемся в цене? Ты мне, я - тебе. Твоя душа на целый балл тянет, и я не поскуплюсь, только скажи.
        Я мысленно возгордилась до небес, значит, моя душа относилась к разряду чистых - это радовало, и ответила с достоинством:, - Не пойдет. Жизнь мимолетна, а душа - вечна.! Я тебе не лох какой-нибудь, чтобы за здорово живешь такую ценность отдать.
        - Да брось ты! - уже потирал руки бес, готовясь развернуть передо мной иллюзии, - Что тебе потом, когда нужно сейчас!
        Он дунул на шарик и перед глазами поплыли картины дорогущих вилл в тропическом раю, белоснежных яхт, искрящихся брильянтов и меня самой, в окружении ослепительных красавцев, смотрящих на меня обожающими глазами.
        Я немного полюбовалась на видение, потом вздохнула, достала из кармана портативный флакон с распылителем и пшикнула на заманчивые картины святой водицей. Они немедленно оплыли и стекли на пол желтоватой грязью, в воздухе снова запахло серой.
        - Ну, зачем ты сразу так, - обиделся бес и заныл, - У меня, между прочим, ограниченный запас видений! Их не больше двадцати штук в одни руки дают. Да и то, скудных и моноцветных. А ты самую шикарную загубила! Я ее с таким трудом выпросил…
        Он снова поник и затих, правда, ненадолго, видно сильно его достало все, раз решил жаловаться человеку.
        - Как же мне не везет, - Продолжал хныкать бес, - И родился я поздно. Когда самые отсталые козлоноги, уже по тысячу баллов набрали, и снабжение при мне урезали, экономисты фиговы, а теперь еще начальство поменялось! Старому шефу я хоть отдаленной, но родней приходился. А новый, он из восточных краев, сам шайтан ему брат, такая чистка идет…. Пользуется, гад, моментом, своих везде пихает!
        Бес совсем закручинился, подпер ладонью щеку и затих.
        Подивившись коррупции в преисподней, я поставила перед его носом бутылку, допивать и вернулась к своим обязанностям, тем более что в гости пожаловали красавцы из параллельного мира - лесные эльфы.
        Обожаю этих ребят. Умны, приветливы, спокойны, не смотря на свою неземную красоту
        - настоящие мужчины, без намека на гомосексуальность и нарциссизм, что бы про них не сочиняли современные писатели. Есть у некоторых товарищей привычка приписывать им пороки нашего мира, почему - непонятно. Наверное, покоя не дает чужая нравственность, за своей бы лучше смотрели, любители гламура.
        В общем, эльфы - это эльфы, одно слово - дивный народ. Они приходили в основном небольшими мужскими компаниями, и лишь однажды среди них была девушка. Сказать, что она была красива - это ничего не сказать. В ее глазах жил свет всего мира. Именно в тот момент я впервые очень сильно пожалела, что родилась человеком.
        Нет, я не завидовала ее красоте, и не завидовала ее почти вечной жизни, но этот свет…
        Мне хотя бы на миг захотелось почувствовать себя на месте существа, способного смотреть на мир таким взглядом.
        Вот и сейчас я тихонько вздохнула украдкой, глядя на своих гостей.
        - Могу устроить! - раздался над ухом мягкий вкрадчивый голос, - Если сойдемся в цене!
        Я чуть не сплюнула, от злости. Даже помечтать женщине не дают спокойно!
        Бес в маске радостно блестел оранжевыми глазами с вертикальным зрачком и потирал руки в предвкушении сделки, - Качество гарантирую, будешь стопроцентной эльфийкой, и ушки такие же будут, и глазки, и прочее тоже.
        Я все-таки сплюнула. И дались всем эти уши?!
        - Глупый ты бес, не зря тебя выгнали. Шел бы ты и отсюда! - попыталась я отделаться от него и его предложений.
        - Ну, ну, зачем же так сердиться? - самодовольно осклабился рогатый, - Сделаю все по первому разряду. Жить будешь среди них, любовь тебе подходящую подыщем, на которого пальцем покажешь - тот твой будет. Сколько лет тебе надо - сто, двести, триста? Вечную жизнь обещать не могу, сама понимаешь - долг платежом красен, а до тысячи - легко!
        Он щелкнул пальцами, и перед глазами поплыло. Нет, это было не видение, это было по настоящему. Я стояла в прекрасном лесу, где кроны деревьев мерцали золотым светом где-то у неба. И изумрудная трава ласково льнула к ногам.
        Я стояла, и душа моя была полна спокойствия, мира, любви и еще чего-то неведомого. И чувство было такое, будто я, наконец, вернулась домой, после тысячи лет отсутствия.
        Меня только что окликнули, я повернула голову и увидела его…
        Того кого ждала в своих снах, того, кто звал меня тихим голосом стоило мне закрыть глаза.
        Он смотрел на меня, и я не смела дышать, потому, что для меня больше ничего не имело значение, я протянула руку, чтобы коснуться его и… Мои пальцы схватила ловкая когтистая лапа.
        Я снова была у себя в зале, только вокруг было удивительно тихо. Бес весь подался вперед, в ожидании моего решения, эльфы тоже смотрели в мою сторону во все глаза, вид у них был сердитый и напряженный. Если бы не обязанность соблюдать нейтралитет на моей территории, клянусь, они давно размазали его по стене, с демонами, бесами и прочей нечестью у них свои счеты.
        Я глубоко вдохнула, пытаясь удержать в памяти прекрасное лицо, потом выдрала свою руку и со всей дури мстительно врезала поганцу под дых, чтобы не покушался на святое!
        Бес булькнул, хрюкнул и медленно осел на пол.
        - Еще раз тебя здесь встречу - вызову экзорциста, и ты не то, что ада, света белого больше не увидишь! - продолжала наступать я на нечисть. Он съежился, потемнел и с легким писком растворился в воздухе. Я в расстроенных чувствах махнула домовому, чтобы он обслужил гостей, а сама ушла за дальний столик, переживать.
        Все-таки отвратительные типы, эти бесы, не зря их от общества изолируют. И я тоже хороша, на лбу у меня, что ли мысли написаны, ну откуда они про самое заветное узнают?
        Я пригорюнилась, задумалась и очнулась только тогда, когда моей руки коснулись прохладные пальцы.
        Передо мной сидел один из эльфов. Он понимающе и грустно улыбался, а потом сказал только одну фразу, на своем сказал, на эльфийском, но я каким-то чудом поняла. Он сказал, - Все мы сами выбираем, где и кем родиться. Ты должна знать, что у тебя были веские причины, чтобы оказаться здесь. Не тоскуй, все зависит от тебя самой, а он обязательно дождется.
        И оставив меня сидеть с открытым ртом, эльф спокойно удалился, на прощание, одарив меня царственным взглядом из под длинных ресниц. А я продолжала сидеть, пытаясь осмыслить услышанное.
        В чувство меня привел знакомый орк, он панибратски хлопнул по моему плечу мохнатой дланью и пробасил в самое ухо, - Что-то мне моя милашка жрать на утро не дает!
        В лицо пахнуло пивом и чесноком, грустные мысли моментально унесло прочь, и я пошла, жарить бифштекс для этого любителя поэзии. И пока аппетитный кусок подрумянивался на сковороде, я пришла к успокоительному выводу, что эльф был прав.
        Раз мы здесь очутились, значит нам что-то очень нужно от этого мира, а может и ему от нас, так что не стоит вешать нос, все самое увлекательное еще впереди.
        Суета
        История третья
        Большой ярко-желтый цветок судорожно мотал своей пластиковой головкой из стороны, в сторону извергая из круглой сердцевины жидкую струйку воды. Смотреть спокойно на это зрелище дольше пяти секунд было невозможно.
        Со стороны казалось, что кто-то невидимый битой колотит по ни в чем не повинному образчику нездоровой фантазии дизайнера, мстя за поругание внешнего вида газона. Впрочем, какой газон - такая и поливальная машинка!
        Я с отвращением отвернулась. У меня разболелась голова только от одного взгляда на это полоумное устройство. Хуже всего было осознавать, что в его появлении на нашем дворе виновата я сама.
        Первый неосторожный шаг в этом направлении был сделан еще в прошлом году, одновременно с желанием заиметь личную зеленую лужайку. Нет, чтобы выпросить каких-нибудь экзотических сорняков у эльфов, или на худой конец, заклинание от местных - у магов. Нет, я захотела выпендриться и купила семена газонной травы!
        Садовник из меня никудышный, из растений в нашем доме выживают только кактусы, да и то, при условии изгнания на лето из горшков в палисадник под вишню, но я почему-то решила, что с газоном будет иначе. Сначала и, правда, было неплохо.
        Нежная зеленая травка радовала густой порослью и сильно облагораживала внешний вид нашего двора. К сожалению, я как-то упустила из виду, что за газоном тоже надо ухаживать и уже на следующий год он заколосился и пошел пупырышками, то есть кочками. После того, как мне пару раз кто-то из гостей предложил по дешевке заклинание от кротов, я поняла - надо что-то делать, потому, что кроты в наших широтах отродясь не водились.
        Вооружив сына и великана-охранника ножницами и граблями, отдав команду подстричь и причесать насаждения, я вместе с мужем поехала выбирать поливальную установку. Вот тут то и случилось это несчастье.
        Нет, чтобы послушать супруга и купить скромный традиционный разбрызгиватель, я пленилась большим цветком на длинной гофрированной зеленой ножке. Он так радостно желтел круглыми глянцевыми лепестками среди садового инвентаря в магазине, что я не смогла устоять перед такой оптимистичной диковинкой, муж был побежден в затяжном споре, а его пророческие слова, что мне еще придется пожалеть о своем решении, были попросту проигнорированы.
        Потом еще с неделю я ныла, уговаривая супруга, наконец, установить цветок в бывшем огороде. Он отнекивался и отлынивал, как мог, но я не сдавалась. Наконец долгожданное событие свершилось, и этим утром поливальное устройство подсоединили к нашему водопроводу. Я сразу почувствовала себя самым счастливым человеком на свете. И счастье мое длилось ровно до того момента, как устройство заработало. Таких метаний я не предвидела.
        Цветок кружился, корчился и отвешивал поклоны, вызывая рябь в глазах и страх за его работоспособность. Впрочем, страх быстро перерос в желание облегчить страдания механизма и шарахнуть по нему чем-нибудь тяжелым и острым. В общем - добить, чтобы так не мучился.
        По-видимому, это желание возникло не только у меня одной, потому что мои домашние быстро ретировались. Сын улизнул под предлогом учебы, домовой - под предлогом срочной работы, великан Кузьма удрал вовсе без объяснений, а муж немного постоял, с удовлетворением взирая на мой тоскливый вид, и ехидно поинтересовался, не стоит ли вернуть эту вещь обратно в магазин. Даже мой кот забился под скамейку и оттуда наблюдал за поливом, прижав к голове уши и раздраженно мотая хвостом.
        Признаться в своем поражении я не могла по причине ослиного упрямства и поэтому сказала, что мне безумно нравиться мое приобретение, после чего осталась в гордом одиночестве созерцать полоумный механизм. Стараясь не смотреть на газон, я занялась уборкой, зная, что скоро потянуться гости.
        Первым и единственным посетителем в то утро был здоровенный орк. Обычно эти ребята ходят дружными компаниями, но как говориться не бывает правил без исключений. Этот орк всегда приходил один. Он садился за самый дальний столик в угол, заказывал картофельные чипсы и литровую кружку пива, после чего погружался в созерцание спортивных программ.
        На этот раз все происходило согласно уже установившейся традиции. Орк сгреб огромной ручищей вазочку с чипсами и степенно удалился в облюбованный уголок, я нажала на пульт от телевизора, а потом занялась своими делами, стараясь держаться спиной к злополучному цветку. Так продолжалось довольно долго, целый тайм футбольного матча.
        Орк хрустел чипсами, довольно порыкивал временами, телевизор орал голосом спортивного комментатора, я трудилась на благо семьи - в общем, не утро, а идиллия, и даже раздражающее меня желтое чудо отечественного производства стало вести себя немного тише, словно приустало от непрерывного мотания. А ближе к перерыву между таймами и вовсе замерло.
        Я блаженствовала, похоже, назревала объективная причина сдать аппарат обратно в магазин, не уронив чувства собственного достоинства. От меня не ускользнуло, что когда поливальное устройство замерло - наш гость тоже облегченно вздохнул. А я еще удивлялась его терпению, ведь цветок болтался как раз с правой стороны от стола, и совсем не смотреть на него не получалось.
        Я уже открыла, было, рот, чтобы воззвать к мужу и объявить о поломке ценного приобретения и о своей сильной печали по этому поводу, как цветок задергался с удвоенной силой. Мало того, теперь к яростной болтанке прибавились громкое хрюканье, временами, переходившее в тонкий писк на грани ультразвука!
        Орк насупился и возмущенно задвигал оттопыренными острыми ушами, увешанными массивными стальными кольцами, но промолчал.
        Я виновато извинилась и прибавила громкость телевизору, но не тут то было. Похоже, создатель этого цветка был не в ладу со своей душой и миром, а может, и вовсе решил отомстить за что-то всему человечеству, изобретя сию адскую машинку. Чем больше я увеличивала децибелы, тем громче выл цветок, а что он вытворял, кружась вокруг своей оси, я и вовсе передать, не могу. Скажу только, что я непроизвольно пригнулась и спряталась за надежную барную стойку, для большей сохранности.
        Орк держался намного лучше, он невозмутимо потягивал пиво и только периодически злобно косился, то на меня, то на мой аппарат, словно решал, кто его раздражает больше.
        Я тихо сидела за баром и ждала, чем это все закончится, долго это продолжаться все равно не могло. Мне казалось, еще немного и моя поливалка взорвется, разлетится во все стороны на малюсенькие кусочки.
        Развязка наступила неожиданно и не так как я ожидала: цветок замолк на минуту, а потом издал совершенно неподражаемый звук, орк вздрогнул и оглянулся, а в это время центральный нападающий его команды загнал идеальный гол точно в правый верхний угол ворот соперников.
        Телевизор взвыл восторженными воплями, а несчастный болельщик застонал от разочарования. Он злобно выругался и достал здоровущий нож откуда-то из-за спины.
        Вообще-то ходить ко мне вооруженными категорически запрещено и на это есть веские основания. Народ тусуется разный, сознание большинства обременено столетиями кровной расовой вражды, драться умеют все, так что приходится соблюдать жесткие правила поведения, но некоторые умудряются их обходить, для этого мы держим на работе Кузьму.
        Попробуй, поспорь с трехметровым парнишкой, у которого кулак почти с мою голову, быстро успокоит. Только сейчас великан пребывал вне поля зрения, поэтому я приготовилась убегать, но орк мной не интересовался. Он решительно перемахнул невысокое ограждение, отделяющее несостоявшийся газон от столов под навесом и одним движением ножа казнил провинившийся лютик-переросток, отрубив его главную часть.
        Поливальный аппарат из последних сил злобно плюнул орку в лицо водой, а тот мстительно оборвал один за другим пластиковые лепесточки разбрызгивателя. После этого на нашем дворе воцарилось спокойствие, поливальное устройство стало похоже на фонтанчик для питья и перестало орать, орк вытер мокрую физиономию и обреченно передал холодное оружие в руки подоспевшего Кузьмы.
        Я мысленно порадовалась очередному экземпляру своей немаленькой коллекции, потому что конфискованное оружие владельцам не возвращалось, но чувство вины перед спасителем не давало насладиться долгожданным покоем. Я немного подумала, чем порадовать своего благодетеля, и пошла в дом. Там, порывшись в закромах, вытащила на свет то, что должно было, по моему мнению, примирить меня с гостем.
        Не знаю, чем думал орк, когда я встала перед ним, заслонив телевизор, но взгляд у него был грустный. Мой же взор напротив лучился восторгом и восхищением, да что там скромничать, он просто сиял любовью, если бы не мое… гм… целомудрие, я расцеловала бы избавителя в его татуированные щеки. Орк от такого обилия любви оторопел и отодвинулся подальше, а я положила перед ним… кожаный футбольный мяч, бесполезно валявшийся на антресолях в ожидании сего чудного момента.
        Как бы ни был дорог моему гостю нож, мяч все компенсировал. В спрятанных за массивными надбровными дугами зеленых глазах зажглась прямо таки детская радость, широкий рот растянулся в ухмылке, обнажая десны и острые зубы.
        Орк бережно взял в руки мяч и недоверчиво спросил, - Это мне?
        Я молча кивнула головой, вот уж не думала, что кто-то из его племени способен осилить наш нелегкий русский язык.
        Орк осторожно прижал одной рукой мяч к широкой груди, а вторую потянул мне и представился, - Воржак - глава клана Кровавой росы.
        А потом, припечатав слегка мою руку, добавил, - Если еще понадоблюсь - зови!
        После чего, подмигнув мне, спешно покинул наше гостеприимное заведение.
        Я посмотрела ему вслед, понимая, что обзавелась другом и пошла, сообщать мужу, что моя любимая поливальная машинка, увы, приказала долго жить, и чтобы он помог мне справиться с моей безмерной печалью по поводу ее преждевременной кончины.
        Жизнь, похоже, снова стала хороша.
        Напоследок я оглянулась на останки злополучного аппарата. Зеленый остов с укоризной тихо журчал водой, кот осторожно трогал лапой круглый желтый лепесток, но самое главное, вокруг как раньше царило спокойствие.
        Я снова счастливо вздохнула и мысленно пообещала себе в следующее посещение выставить Воржаку за счет заведения пару кружек пива. Пусть хоть отчасти будет также счастлив, как я сейчас.
        Искусство - в массы
        История четвертая
        Темноволосый красавец эльф сладкозвучно играл на изящном музыкальном инструменте, чем-то одновременно напоминавшем и лютню и гитару. Его голос уводил в заоблачные дали, вызывая грезы наяву. Я сидела, подперев ладонью щеку, и тихо млела.
        Песни бардов всегда вызывали у меня томление души, а тут к тому же такой исполнитель.
        Знала бы еще, о чем поет - плакала бы.
        Темноволосого эльфа звали Селливен, а его светловолосого друга - кажется Илваритель. С некоторых пор они радовали меня и мою семью песнями своего народа.
        Инструмент сменил исполнителя, и снова полилась неземная музыка.
        Эти этнические вечера начались в нашем заведении после того, как однажды эльфы застали меня пялящуюся в телевизор и вытирающую слезы.
        По телевизору буржуйская певица грустно пела про свое нелегкое детство и глупых родителей. То ли детство мое было таким же, то ли стихи певицы побирались до глубин моей не знающей английского души, но над этим клипом я плакала всегда. А потому смотрела его только в периоды депрессии и в полном одиночестве.
        В тот день причиной депрессии явилась кончина моей обожаемой клумбы. По весне я купила дорогущие семена сортовой петуньи, взрастила их в рассадном ящике на подоконнике и с гордостью собственноручно высадила в грунт. Поливала и рыхлила, как ни одно растение до этого (сказалась, наверное, неудача с газоном). Как, оказалось, делала я это только для того, чтобы мой слишком умный кот загубил все на корню. Его черное величество быстро поняло, что гораздо легче разгребать вскопанную и взрыхленную землю, чем шкрябать намертво утоптанную множеством ног, и посему устроил в клумбе туалет.
        Петуния почила раньше, чем я разобралась - в чем дело.
        Муж моей печали не понял, сказал - ерунда все это, попросил не орать на самого лучшего в мире кота, кот ответил на эту мужскую солидарность довольным мявом, а я взяла диск Пинк и пошла страдать подальше от мужской половины нашей дружной семьи.
        Вот в тот момент эльфы и обнаружили меня проливающей слезы над горьким детством далекой американской девочки.
        Услышав музыку, они дружно скривились, но комментировать, слава богу, ничего не стали, просто на следующий вечер появились в обнимку с этой лютнегитарой. С тех пор я имела удовольствие наслаждаться их мастерским исполнением и красивыми голосами, пока один из них не обронил небрежно, что, мол, он вообще не понимает, как можно слушать всякую чушь.
        Намек был оскорбителен.
        Я, конечно, не числила себя в заядлых меломанах, но и «заядлую чушь» тоже не слушала. В отместку я включила на полную громкость Муз ТВ, где как раз прогоняли лучшую десятку российских клипов. Уже через минуту я поняла, что была слишком строга и к эльфам и к самой себе. Заставлять слушать ТАКОЕ, можно было только в следственной камере, в качестве особо изощренной пытки.
        Когда телевизор отключился, я еще секунд пять по инерции давила на кнопку. Эльфы с немым укором взирали на меня, краска стыда за человечество и наш шоу-бизнес залила щеки розовой краской и я поклялась исправиться.
        Лучше бы я этого не делала, потому что, как известно благими намерениями дорога в одно известное место вымощена.
        Подфартил с намерениями мне сибирский театр балета и оперы, так не вовремя явившейся с гастролями в наш город. Обрадовавшись возможности поразить иномирных гостей нашим земным искусством, я купила три билета на любимый балет «Жизель». Хотела купить четыре, но супруг приобщаться к миру прекрасного благоразумно не пожелал, а заставить пойти на подобное мероприятие сына, можно было только под дулом пистолета. Пистолета у меня не водилось.
        Пообещав интересное зрелище, я потащила эльфов вкусить плодов Терпсихоры, только забыла при этом учесть, что смотрела я до этого балет Жизель исключительно по телевизору в исполнении первых балерин страны!
        Поначалу все было отлично. Во-первых, весь театр мне завидовал, небось, не у всех есть возможность прийти под руку с такой красотой, да еще в двойном экземпляре. Эльфы с интересом крутили головами, дамы пялились на них и меня, источая злобную зависть, музыканты настраивали инструменты.
        Когда полилась музыка - тоже было все хорошо. Музыканты не фальшивили, эльфы не кривились. Напротив, внимательно вслушивались в звуки бессмертного произведения, танцы, правда, их несколько озадачили, но когда я объяснила суть происходящего, им стало интересно. Самого понятия танец - спектакль у них не было, так что они были готовы простить и непонятные прыжки и странные мужские наряды, идея захватила их неиспорченные умы.
        Все шло просто отлично: Жизель правдоподобно страдала, легкомысленный принц вытанцовывал с новой невестой, я старалась не хлюпать носом от жалости к доверчивой крестьянке.
        Это благополучие тянулось до тех пор, пока несчастная влюбленная не умерла, а гуляка принц проникся угрызениями совести и поперся среди ночи на кладбище, рыдать на могилке. И вот тут началось… Появились бесплотные сильфиды и стали беззвучно порхать на одной ноге.
        Предполагается, что беззвучно. На самом же деле…
        Бедная наша старенькая сцена, помнившая революцию и восстание казаков!
        Крепкие мускулистые ножки балерин в унисон прыгающие по старому дереву дали поразительный результат. Равномерное бум-бум-бум-бум-бум почти сразу заглушило звуки оркестра и вызвало первые сдерживаемые смешки среди морально неустойчивой публики (и мой в том числе). И все бы ничего, попрыгай они только один раз. Нет же, по задумкам хореографа они должны были четырежды пропорхать их одного конца сцены в другой. Воспарить у балерин никак не получалось, зато протопать, как стаду молодых слонов на выгуле - вполне.
        Бедный принц метался среди тяжело бухающих сильфид, как мышь в мышеловке, с трудом ускользая от их неотвратимого продвижения. Сцена скрипела и ныла, грозя обрушить тушки бестелесных духов вниз. Балерины вздрагивали и озирались после каждого прыжка, справедливо опасаясь за свое здоровье, а оркестр изо всех сил старался быть услышанным, прорваться сквозь этот топ-топ. По сцене поднимались волны вековой пыли, выколоченной из досок. Они смешивались с клубами тумана заданного режиссером по спецэффектам. Сидящие в первых рядах зрители начали безудержно чихать и отряхиваться. Нервы остальных театралов оказались не железными, после второго круга по залу пробежала волна смеха, переросшего к третьему - в хохот.
        Когда пылевой туман стал подбираться к нашему ряду, я подхватила эльфов под белы рученьки и поволокла к выходу.
        Это было фиаско.
        Я в полной печали сидела в городском скверике среди чахлых вязов и молча поглощала мороженое. Мои подопечные расправлялись уже с третьей порцией эскимо и тоже молчали.
        Когда, наконец, сладкое было съедено, Селливен сказал, - Ты не огорчайся сильно. Ну не умеют люди петь и танцевать, так что из этого… Зато вы иногда изобретаете совершенно бесподобные вещи!
        Он тщательно облизал палочку от эскимо, заглянул мне в глаза, сделал брови домиком и попросил, - Купишь нам еще по порции мороженого?
        Я счастливо вздохнула и согласно кивнула головой.
        Кажется, человечество было полностью реабилитировано в их глазах, пусть и без помощи балета.
        История пятая
        Отсутствие наряда служит иногда лучшим нарядом.

/Петроний/ цитаты о моде.
        В этом году лето выдалось просто безбожно жаркое.
        Облака и тучи обходили наш город стороной, не оставляя малейшего шанса на хотя бы временное снижение температуры.
        Люди прятались под жидкими тенями акаций и обглоданных прожорливыми жучками вязов, но спасения от обжигающего белого светила не было нигде. Город наводнили белокожие северяне, которые после нескольких часов на городском пляже, становились похожими на вареных ужей в сезон линьки.
        Самыми несчастными были те, кто по-прежнему должен был ходить на работу. Они унылыми вереницами тащились по утрам к остановкам, заполняли маршрутки, с безнадежной завистью взирая на счастливых отпускников, восседающих на соседних сиденьях в обнимку с надувными кругами.
        На мое счастье, я уже не принадлежала к категории наемных работников, хотя и на пляж просто так удрать тоже не могла, ведь чтобы обслужить наших гостей официантку со стороны не наймешь, не тот случай. Вот я и торчала день за днем у стойки, наблюдая, как мой ребенок с утра удирает на речку и становится с каждым днем все ближе по цвету к эфиопам. Наконец я не выдержала и объявила домашним, что завтра они обойдутся без меня. С вечера покидала в сумку вещи, созвонилась с подругой и морально приготовилась отдыхать. Только это когда же у меня все получалось с первого раза нормально? Правильно, никогда.
        Долгожданное утро свободы началось с того, что подруга позвонила и хрипящим голосом пропойцы со стажем сообщила, что заболела ангиной. И это в середине лета, когда даже в тени температура не ниже 39!
        Немного погрустив на такое невезенье, я все-таки решила не отступать и довести свой план до конца. Город у нас небольшой, так что все равно на кого-нибудь из знакомых наткнусь, в одиночестве не останусь. Подхватив сумку и нацепив на нос солнцезащитные очки, я вырулила на крыльцо.
        За столами уже не было пусто: там сидели два неразлучных друга, представители дивного народа, пресветлые эльфы Селливен и Илваритель. Они были очень заняты, на днях мой ребенок обучил их морскому бою, и теперь эти товарищи азартно прикрывали ладонями листки бумаги, ведя певучую перекличку на своем языке. Впрочем, как бы они не были увлечены, а на мое появление среагировали. У них удивленно поползли брови вверх, и они ожидающе уставились на меня.
        - Я иду отдыхать, на пляж, - ответила я на их немой вопрос.
        - Что такое пляж? - немедленно спросил Селивен.
        Я попробовала уйти от подробного объяснения, - Это место где много обнаженной натуры!
        Эти эльфы так любопытны, что порой начинаешь чувствовать себя коллегой Даля, пытаясь объяснить им значение того или иного слова.
        Представители дивного народа переглянулись и хором объявили, - Мы с тобой!
        - Куда со мной? - не поняла я.
        - На пляж, где натура! - бодро отрапортовал Селивен.
        - Обойдетесь! - фыркнула я в ответ, - Может вас еще в женскую баню сводить на экскурсию?
        - А можно? - загорелись глаза у обоих молодцов.
        - Нельзя! - отрезала я, перед глазами встали картины глубокого детства, когда за отсутствием удобств дома, мне приходилось посещать сие дивное заведение, и я хихикнула, - Да к тому же там не натура, а бесплатный фильм ужасов.
        - Почему? - тут же последовал следующий вопрос.
        Ну, до чего все-таки наивны эти эльфы, со своей вечной молодостью!
        - Вы наших старушек видели?
        - О…. - переглянулись между собой друзья, но не отстали, - А на пляж?
        И хотя обычно я раскисаю с первой секунды под их умоляющим взглядом, на этот раз была как кремень, - А себя вы в зеркале видели? В ваших камзолах и рубашках только на карнавал ходить, а у нас пока еще не Рио-де Женейро. Не дойдете, заберут, к чертовой матери!
        - Куда? - снова округлились глаза мудрого народа.
        - На Кудыкину гору! - и предупреждая вопрос, уточнила, - Это город такой, там всегда карнавал!
        Эльфы, однако, не угомонились, напротив, они незаметно переместились ко мне поближе и продолжили атаку, перейдя к запрещенным приемам: взяли меня под ручки с двух сторон и состроили расстроенные лица, - А если мы оденемся по-другому, возьмешь?
        Что бы отвязаться от этих красавцев, я кивнула головой.
        Это они только думают, что самые умные, а то я их слабостей не знаю, - Сейчас, одежду принесу.
        И ушла в дом. Немного порывшись в шкафу, я выудила пару замызганных джинсовых бриджей своего дитятки, и футболки, времен его увлечения рэпом, такие, знаете, черненькие, в вышитых золотой ниткой, оптимистично скалящихся черепах, и поволокла все это барахло вечноживущим остроухим засранцам.
        Как я и ожидала, золотые черепа эльфов не вдохновили, про штаны, у которых мотня находится на уровне колена, я и вовсе молчу.
        Они тоскливо уставились на мою гуманитарную помощь, потом Селливен ехидно улыбнулся и поинтересовался, - А если мы сошьем что-то похожее на вашу одежду, возьмешь?
        Так как выход в свет откладывался на неопределенное время, я легкомысленно согласилась, и даже дала ряд указаний, - Только никакой вышивки, кружев и пуговиц из драгметалла! И материал пусть будет лен! И про цвет, про цвет не забудьте!
        Эльфы бодро кивнули головами, подхватили подаренную одежду и удалились, не забыв одарить меня улыбкой и словами благодарности.
        Я благополучно добралась до пляжа, с первых шагов напоровшись на хороших знакомых, и провела день довольно весело, вволю наплескавшись в теплой воде. Когда я вернулась домой, обещание, данное эльфам выветрилось совершенно, тем более, что они не появлялись в нашем трактире не меньше недели. Поэтому, когда они, наконец, предстали перед моими глазами, я была ошарашена их внешним видом до невозможности: безупречно отутюженные брюки, сшитые из тонкого сукна, были идеальны. Шелковые приталенные рубахи навыпуск тоже как из журнала мод, хотя маленькая вышивка в виде рун, все-таки имелась. Образ не портили даже затейливые золотые заколки в длинных волосах.
        - Это вы чего? - изумилась я, так и не вспомнив про свое обещание.
        - Это мы на пляж, - напомнил Илваритель, а Селливен кивнул головой.
        Так, ага, на пляж.
        Из глубин памяти всплыл давний разговор, я вздохнула и попыталась увильнуть от исполнения, - Я сегодня занята по горло, мне так жаль, так жаль, вы просто не представляете…
        - Ничего, - успокаивающе кивнул головой Селливен, - Мы тебя уже отпросили.
        Мой супруг согласно кивнул головой, и мне ничего не оставалось, как сдаться.
        Уже переодеваясь, я решила, что зря так сопротивлялась, интересно же посмотреть со стороны реакцию представителей другого мира на наш, и я не ошиблась, весело стало уже в маршрутном такси.
        Напротив моих подопечных уселись две симпатичные девицы с весьма зрелыми формами и такими короткими юбками, что не спасали даже сумочки, заботливо поставленные на колени.
        Эльфы порозовели, переглянулись и стыдливо потупили глаза.
        Девушки оценили застенчивых красавцев и начали вести прицельный обстрел манящими взглядами, томным облизыванием и прикусыванием пухлых губ. К тому же они постоянно перешептывались и хихикали, чем окончательно вогнали в краску юношей.
        Эльфы были так беззащитны перед напором этих кокеток, что я умилилась, а какая то бабка прошипела, - Бесстыдницы! Совсем ошалели! Скоро юбки до пупа задерете и сами на колени парням прыгнете!

«Парни» от речей нежданной защитницы совсем поникли, а мне стало так весело, что я чуть не пропустила нужную остановку. Когда наша странная компания, наконец, выбралась из маршрутки, на парней было невозможно смотреть без жалости: тонкие стрелы бровей сведены напряженной судорогой, кончики острых ушей нервно подрагивают, на лице - хоть воду кипяти.
        - Ну, вы люди и…, - обвинительно начал Илваритель и запнулся, потому что временно онемел, мимо продефилировала целая стайка юных прелестниц в малюсеньких шортиках и крошечных топиках.
        А Селивен жалобно протянул, - Неужели мне это не мерещиться?!
        Я только хмыкнула, - Дальше будет круче! Поэтому нервным предлагаю вернуться домой.
        - Круче это как? - осторожно поинтересовался Илваритель.
        - Еще меньше одежды!
        - Это невозможно!!! - отказались мне верить эльфы, а зря….
        Скажу только, что первый час нашего отдыха они провели в тени большого дерева, не решаясь покинуть его спасительную тень. Но страшило их вовсе не наше ядовитое солнце, мимо ходили, бегали или стояли десятки загорелых, почти обнаженных див. Девушки бросали на моих красавцев взгляды из-под ресниц, ложились на песок под самым их носом, подставляя солнцу гладкие животы. Эльфы тихо сидели, прижавшись, друг к другу, как замершие зимние воробьи, не в силах произнести хоть слово, так велико было их потрясение. Пределом испытания стала неспешно прошедшая мимо барышня в стрингах и топлес. Мои мальчики со стоном повалились на песок и когда смогли с него встать, у них, наконец, выработался минимальный иммунитет к обнаженному женскому телу.
        Они сами разделись, явив на обозрение чудо эльфийского портняжного искусства - довольно свободные штанишки по колено нейтрального темно зеленого цвета. И пока они вальяжно шествовали к воде, попутно лишая остатков разума представительниц слабого пола своей неземной красотой, я наслаждалась произведенным фурором со стороны и готовилась к новой серии бесплатного развлечения. И оно не замедлило себя ждать.
        В нашу сторону продвигался, выдергивая, как цапля, свои длинные тонкие ноги из вязкого песка весьма импозантный тип в белых одеждах. Тончайшая, из дорогого хлопка, длинная рубашка была, расстегнула и выставляла напоказ ухоженное мускулистое тело и полкило переплетенных золотых цепей, разной толщины. Длинные черные волосы, перехваченные в хвост серебристым шнурком, сияли и вились, как в рекламе шампуня. На руке сверкали дорогие часы, а под мышкой обвис крошечный йоркширский терьер.
        Я, было, задалась вопросом, что может делать на общественном бесплатном пляже такой мэн, как он повернулся боком и явил миру золотую серьгу. Серьга была нужной формы и в нужном ухе. Этот тип был явно приезжим искателем приключений на свою задницу, причем в прямом смысле этого слова. И, конечно же, дяденька замер недалеко от нашего пристанища. Он остановился и глубокомысленно воззрился в сторону воды, свысока оглядывая окружающий его мир.
        Я затаила дыхание.
        Из воды, тем временем, выбрались, и не спеша, продвигались в нашу сторону эльфы, обеспечивая по дороге ночными грезами всех девиц старше 13 лет.
        Взгляд брюнета мгновенно перестал блуждать, и сосредоточился на моих красавцах…. на том, что ниже пояса и выше колен. На его счастье, эльфы алчного взгляда не заметили, и развалились на горячем песке перед самым его носом.
        Мужчина счастливо вздохнул, потоптался на месте, в поисках свободного места и тени, а потом приземлился рядом со мной. Он спустил на землю свою собачонку. Животное боязливо прижалась к его ногам, и пару раз тявкнуло, на меня, между прочим. В отместку я показала этой мелюзге язык. При желании можно было и рявкнуть на псину, так сказать в воспитательных целях, или заняться извращенным садизмом: потребовать от хозяина, чтобы он одел на этот спичечный коробок с ножками намордник, но мне было, во-первых - лень, во-вторых - любопытно, что будет дальше.
        - Мика, нельзя! - утомленный радостями жизни голос нашего нового соседа прозвучал неубедительно и только раззадорил собачку.
        Я уже было, открыла рот, что бы прервать визгливое завывание отработанной неоднократным применением командой «пшла отсюда», как Илваритель протянул свою руку, и что-то прошептал этой рыжей гавкалке.
        Песик немедленно заткнулся, завилял хвостом и помчался знакомиться.
        Хозяин тоже решил в этом поучаствовать, широко улыбнулся, обнажив десны, и кокетливо представился, - Лев Валерьевич. Просто чудо, что Мика к вам подошел! Он такой застенчивый!
        У меня на этот счет было другое мнение, но я его оставила при себе и терпеливо в течение получаса слушала монолог брюнета.
        Лев Валерьевич разливался соловьем. За пятнадцать минут мы узнали все подробности рождения, взросления, и сложности пубертатного периода его шавки за 3000 у.е.
        Следующие пятнадцать минут разговор шел о его одинокой, и само собой, очень чувствительной, ранимой душе, которой, увы и ах, безумно не хватает любви и понимания. При этом он так выразительно и кокетливо смотрел на эльфов, что они в замешательстве оглянулись на меня. Половину из его спича они явно не поняли, хоть по-русски уже неплохо говорили, но все равно, от быстрой речи пока терялись. К тому же Лев Валерьевич определенно прибыл к нам откуда-то со стороны Воронежа и при разговоре страшно гхыкал, кое, что даже я понять могла только с опозданием на несколько секунд, а что уж говорить про ребят.
        Пока эльфы в недоумении крутили головами, я широко улыбнулась брюнету, и сквозь зубы сказала, - Дальше эту тему развивать не советую.
        - Почему? - наивно удивился любитель экзотики.
        - Убьют, - мой ответ заставил вовремя замереть руку назойливого п… в общем, нехорошего человека, над коленом одного из эльфов. Подозреваю, что это спасло Льву Валерьевичу сохранность его смазливой физиономии, а может быть, даже жизнь, потому как лица моих подопечных постепенно меняло понимание происходящего.
        О-о-о… теперь даже я поверила, что они настоящие воины!
        Черты лица стали резкими, хотя и не утратили своей красоты, но теперь схватить кого-нибудь из них за колено или другую часть тела мог только самоубийца. А еще, не знаю, в чем тут дело, но стало совершенно очевидно, что это вовсе не люди.
        Лев Валерьевич от такой перемены опешил и сник. Его взгляд суетливо заметался по сторонам, и он тихо сказал, - Извините, я… простите бога ради… не поймите меня превратно…
        И он приготовился, было отчалить в другую сторону, но зацепился взглядом за обновки эльфов. Брюнет замер, как завороженный, потом медленно потянулся к штанам Селивена, и схватил их, - Что это? Чье это? Как…
        Казалось, он забыл и о приглянувшихся ему эльфах, и о маленьком недоразумении, чуть было не переросшим в межвидовой конфликт, Лев Валерьевич любовно гладил ткань, близоруко подносил ее к самым глазам и все не мог оторваться.
        Эльфы сменили гнев на жалость, и Селливен участливо поинтересовался, - Этот человек болен?
        - Почти, - вздохнула я, - Кажется это провинциальный Кутюрье.
        - Кто? - не понял эльф.
        - Портной, - выбрала я более понятное слово.
        Брюнет прекратил бессвязное бормотание и обижено уставился на меня. Впрочем, он тут же просительно произнес, - Умоляю! Продайте мне эти вещи!
        И глядя на наши удивленнее лица, пустился в длинные объяснения. Он действительно модельер. В наш город завернул по ошибке, в поисках вдохновения во время затянувшегося творческого кризиса, посмотрел на карту и решил, что вдохновение может принести только отдых на берегу моря.
        Ну откуда он мог знать, что море в наших местах прячется за многокилометровыми зарослями камышей, полных мелких кровососущих тварей, а турагенства заманивают клиентов словами о близости к первозданной природе (расшифровывайте как отсутствие благ цивилизации)?!
        Для рыбаков и охотников наши места - просто рай земной, но Лев Валерьевич к этой славной категории не имел никакого отношения.
        Он просидел в тоске три дня в плавучей гостинице, и не найдя ни одного личика, достойного его взгляда (тут я представила щетинистые физиономии его попутчиков и хихикнула), после чего удрал обратно в цивилизацию.
        Самолет улетал глубокой ночью, так что у него оставалось время осчастливить своим посещением наш пляж. Его, несомненно, привело на этот берег само провидение, ведь эти вещи сшитые руками людей. Нет, не людей!
        На этих словах он запнулся и многозначительно ткнул пальцем в безвинно проплывающее над нами облачко. Я снова захихикала, а эльфы смущенно замялись и потупились.
        Такую ткань он видел только однажды, в музее, это было парадное платье древней красавицы. Тогда ему так и не дали изучить дивный образец поближе, но сейчас судьба снова на его стороне, поэтому он просит, нет, умоляет продать ему эти штаны и рубашку!
        Брюнет картинно плюхнулся на колени, эльфы опасливо попятились и вопрошающе посмотрели на меня.
        Лев Валерьевич признал во мне главную и цепко ухватил мое колено, - Сжальтесь! Уговорите их!
        Я с трудом освободила свою ногу от его рук и попробовала отобрать эльфийские шмотки.
        Не тут то было! Ненормальный портной всхлипнул и приготовился зарыдать.
        Вокруг уже стали собираться любопытные, жадные до скандалов.
        - Чего он хочет? - недоуменно спросил Илваритель.
        - Твои штаны и рубашку! - прошипела я, старательно расцепляя пальцы модельера.
        Клешни у Льва Валерьевича были не слабые, моих силенок не хватило.
        - Может, отдашь, а? - поморщилась я, - Ведь он не отстанет, так и будет полсти на коленях за нами до самого дома.
        - Сумасшедший? - понимающе кивнул головой эльф.
        - Хуже, - вздохнула я, - Этот человек придумывает, во что будут одеваться остальные. Это один из творцов нашей моды.
        - Правда! - непонятно чему восхитились друзья.
        Мимо как раз проходила девица лет семнадцати, у которой при ходьбе из коротких шортиков ритмично выглядывали полосочки некой части тела, заставляя пускать слюну мужскую половину пляжа.
        - И это тоже они придумали? - задумчиво поинтересовался Селивен.
        - И это, и вот это тоже, - кивнула я на хорошенькую молодую женщину в короткой расклешенной юбочке, которую она безуспешно пыталась отнять у ветра.
        - Тогда подари ему эти вещи, - решительно произнес эльф, заставив просителя счастливо закатить глаза.
        Так что все закончилось мирно, правда брюнет пытался выпросить и исподнее, уверяя, что у него революционный крой, но я показала ему кулак и пригрозила отобрать остальное.
        На прощание щедрый Илваритель подарил Льву Валерьевичу свою заколку, чем по моемому чуть не довел его до полного ор… доставил большое удовольствие.
        Домой мы возвращались на такси, я не решилась тащить через весь город полуобнаженного парня.
        Эльфы тихо чирикали о чем-то на заднем сиденье, наверное, делились впечатлением, а я слушала болтовню шофера, который мужественно перенес все колдобины на нашей улице и даже ни разу не поморщился, за что получил пару лишних десяток.
        И только на прощанье поинтересовался, - Иностранцы, да?
        - Угу, - согласилась я, - Из дальнего зарубежья.
        - Болеть будут, - глубокомысленно заметил таксист и уехал.
        Я посмотрела на своих подопечных и обомлела. Всего лишь часа хватило красавцам, чтобы заработать ожоги второй степени. Пришлось срочно бежать в аптеку за лекарством. И потом я с угрызениями совести имела удовольствие в течение недели любоваться облезающими аристократичными носами эльфов. На пляж, понятное дело, мы больше не пошли, я не пустила, слишком много ажиотажа вызвали наши друзья в первый раз.
        Эльфы повздыхали, но смирились.
        Прошло довольно много времени, на дворе была глубокая осень и над городом висела серая мгла. Я бездумно жала на кнопочки пульта, крутя каналы телевизора и надеясь наткнуться на что-то путное, как на экране мелькнуло знакомое лицо с золотой серьгой и затейливой заколочкой в волосах в окружении худосочных длинноногих красавцев.
        Жизнерадостный голос журналиста вещал, - А теперь позвольте познакомить вас с новым идолом мировой моды, открытием этого сезона, диким Львом этих каменных джунглей!
        Брюнет на экране лучезарно улыбнулся и поведал о муках рождения новой коллекции.
        Врал Лев Валерьевич вдохновенно, про какую-то нечастную средневековую любовь, закончившуюся смертью (разве мог этот товарищ спокойно женить красивого юношу на девушке, не удавившись). Случившиеся рядом эльфы тут же поинтересовались, почему он говорит неправду. Я вздохнула. Не может творческая личность честно признаться в плагиате!
        Впрочем, я была слишком строга к нашему случайному знакомому. Когда на подиум вышли модели, я увидела на знакомом крое обилие стразов, кружев и золотых шнуров.
        Тощие юноши шествовали по подиуму с лицами идущих в бой, щеголяя наращенными по пояс волосами. Смотрелось это варварское великолепие дико, но мило.
        Селивен тут же упрекнул, - А ты нам запретила вышивку.
        Я открыла, было, рот в свою защиту, как в дверь ввалился знакомый орк, и с порога глядя в телевизор, прохрипел, - О, какие красотки! Только где же грудь?
        После этой фразы эльфы покраснели и замолкли, а я надулась от чувства гордости за вклад в развитие мировой моды, пусть и за счет чужих штанов.
        День непослушания
        История шестая
        Прошло уже больше года с того знаменательного слякотного осеннего вечера, когда я встретила мечтавшего о сытном ужине вампира.
        Жизнь моя изменилась настолько, что по началу я сама ее порой не узнавала. Словно не со мной все это происходило, а с кем-то другим. И эта жизнь, и этот мир, который вдруг сам по себе образовался вокруг меня, доставляли мне колоссальное удовольствие.
        Мир, полный магии, удивительных существ и тех историй, который они приносили в мой дом, был бесподобен. Да и наш дом, самый обычный, стал в сто раз загадочней и таинственней. Он зажил своей особой жизнью, незаметной для глаз окружающих.
        Иногда я задавалась вопросом, а сколько времени может длиться подобная идиллия и сама себе отвечала «надеюсь, что вечно», трактуя это понятие, как «пока нам самим не надоест».
        Снабженный незатейливыми заклинаниями защиты, дом превратился в надежную крепость от любопытствующих взглядов соседей.
        Впрочем, с соседями нам тоже повезло: ни одной старушки мечтающей о славе Шерлока Хомса или мисс Марпл в округе не водилось. И справа и слева от нас жили молодые, и поэтому сильно занятые собой и работой люди, дом напротив сиял пустыми проемами окон и был ночной явкой местных бомжей и алкоголиков. Так что, стучать на наш таинственный образ жизни пока было некому. И быть бы миру и покою в моей душе, если бы не одно маленькое, но жирное «но»…
        Смутное беспокойство медленно и неотвратимо подтачивало мою уверенность в завтрашнем дне. Оно насылало на меня ночные кошмары и бессонницу. Впрочем, с последней я научилась справляться самостоятельно.
        Мне довелось приобрести в магазине книгу, которая помогала вспомнить прошлые жизни. С некоторых пор эта тема стала мне очень интересна. Так вот стоило мне произнести про себя ритуальную фразу из этой книги «мое тело расслаблено, кончики пальцев становятся теплыми, наливаются приятной тяжестью», как тяжелеть начинал весь организм, и в первую очередь веки, да так быстро, что уже на счете «три» , я вместо того, чтобы попасть к дверям, за которыми содержались таинственные факты биографии моей души, проваливалась в крепкий сон, из которого получалось выбраться только к утру, да и то не сразу.
        И все-таки это «но» висело над моей головой, как дамоклов меч, источало ядовитые фимиамы, как упорный недобрый взгляд в спину. В конце концов, мое собственное беспокойство мне так надоело, что я решилась выпросить у захожего мага простенькое заклинание от медленно прогрессирующей паранойи.
        Маг изумился безмерно, в задумчивости огладил рукой гладко выбритые щеки и минут на десять погрузился в транс.
        Транс мага - это отдельный разговор. В этот момент воздух вокруг его тела ощутимо сгущается, начинает сиять мерцающим светом и слегка вибрировать, вызывая легкую щекотку у окружающих. И трогать волшебников в это время нельзя, вредно для здоровья. Вон, на днях, наш неуклюжий Кузьма случайно задел одного, потом до ночи колосился густыми побегами овса. Хорошо еще маг попался отходчивый, а то бы мог навсегда остаться ходячим снопом.
        Говорят, в момент транса волшебники пребывают в мире, где мысли и чувства настолько другие, что последствия их могут быть, мягко говоря, негуманными по отношению к окружающим. Поэтому я отодвинулась подальше, и со стороны восторженно глазела на оптические чудеса вокруг мага.
        Воздух то искрился и сиял тысячью ярких звездочек, то становился похожим на густой черный кисель, то застывал полупрозрачным игольчатым монолитом. Вот уж не думала, что заклинание от паранойи потребует таких усилий. Наконец маг прекратил мерцать, открыл глаза и тревожно взглянул на меня.
        - Ну что, получилось? - слова вырвались автоматически, я и так знала, что ничего не вышло, червячок, глодавший спокойствие, никуда не делся.
        Маг глянул на меня искоса своими серыми очами и начал торопливо щелкать пальцами, бормотать что-то себе под нос, а потом ринулся рисовать какие-то знаки на обоих порогах. И на том, что вел в мой родимый мир, и на том, что соединял мой двор с сотней неизвестных.
        Я осталась стоять с отвисшей челюстью, пока на наш домашний очаг навешивали все мыслимые и немыслимые виды защиты. Мой червяк тут же разросся до размеров упитанного дракона, то есть я была почти готова заорать пошлое «Караул - грабят», ну или еще что-нибудь в том же роде.
        Маг, тем временем, закончил ползать по двору, поднялся с четверенек, отряхнул прах с колен и небрежно сказал, - Я тут, чтобы тебе не было страшно, немного поколдовал… Теперь даже мышь без спросу не проскочит, можешь спать спокойно.
        Я быстренько представила марширующих ночью к нашей супружеской кровати за разрешением мышей и захихикала.
        Маг недоуменно поднял брови и с подозрением спросил, - Так тебе было страшно или нет?
        Между тем моя фантазия продолжала буйствовать, вслед за мышами в очередь стали другие твари.
        Маг расфокусировал свой взгляд и, кажется, бессовестно просмотрел мои мысли, потому, что вздохнул, покрутил у виска и с обидой сказал, - Тебе не от паранойи, а от другого заклинания надо искать!
        Червяк тут же повесился и сдох, а я осталась давиться смехом, потому что откровенно хохотать не решалась, уж больно обиженное лицо было у мага.
        В этот вечер хорошее настроение мне было обеспечено, но ночью в мой сон опять вторглась тревога.
        Что бы мне не снилось, она проявлялась всегда одинаково, вдруг из ниоткуда появлялся медленно двигающийся черный джип, неотступно следящий за мной слепыми тонированными стеклами.
        Обычно мне удавалось уходить (улетать, уплывать, убегать - в зависимости от сна), но не на этот раз. Он вырулил из-за угла и неотвратимо распахнул предо мной двери. Единственная мысль, мелькнувшая в этом момент в моей голове, была «Все, это конец», а потом страх захлестнул меня серой волной, и я проснулась.
        Предрассветные сумерки уже выбелили нашу спальню. Я села на кровати и чуть не заорала, сначала от испуга, потом - от восторга.
        Маг то оказался шутником.
        На краю моего одеяла сидела, степенно сложив лапки на мягком брюшке, мышь и внимательно смотрела на меня черными бусинами глаз. Я тут же протянула руку и осторожно дотронулась до нее пальцем.
        Мышь была, несомненно, живая. Из ее лапок торчал клочок бумаги, на котором каллиграфической вязью было написано «пропуск в подвал и обратно».
        Подмахнула этот документ невесть откуда взявшимся пером, проследила, как мышь спускается с кровати зажав в зубах честно добытое разрешение, представила, как она сует его под нос моим кошкам и снова повалилась спать, с дурацкой улыбкой на губах, не зная отругать мага при встрече, или сказать спасибо.
        Свой подъем я бессовестно проспала. Муж пожалел мой сладкий сон, и когда я после первого приглашения к завтраку даже не подняла голову с подушки, больше будить меня не стал. Проснулась я сама, когда солнце заглянуло в мое окно, преодолев барьер в виде раскидистой высокой ивы.
        Я прислушалась, во дворе бубнил телевизор, а это значило, что кто-то из гостей уже сидит за столами. Делать нечего, дальше лентяйничать мне не позволяла совесть, надо было умываться и плестись во двор, авось муж проявит понимание и сварит кофе, сама осилить эту таинственную науку я так и не смогла, собственноручно приготовленный напиток обычно был абсолютно не съедобен.
        Мои ожидания оправдались на сто процентов. Муж действительно сжалился и сварил мне кофе, и я потягивала его в полудремотном состоянии, наблюдая за ранними гостями. Не по-утреннему громкий разговор за столами предвещал нелегкий день.
        Стоило мне только сформулировать эту мысль, как разразился скандал. Гном не поладил с магом, сверкнул оранжевым светом небольшой пульсар, в воздухе запахло палеными волосами, из-за голенища сапога извлекли боевой нож, послышалась отборная ругань.
        Муж с Кузьмой поспешили к драчунам, а я осталась на месте, ожидать пополнения своей коллекции. В тот момент я еще не подозревала, что к вечеру она существенно увеличится.
        То ли на солнце в тот день были магнитные бури, то ли вчера маг перестарался и колданул не то заклинание, но гости так часто хватались за оружие, что я даже перестала уносить его в дом и складывала кучкой за барной стойкой. Кузьма и мой милый совсем сбились с ног.
        Самое удивительное в этом было то, что как только у драчунов конфисковали оружие, они сразу успокаивали и уже спокойно продолжали общение, время от времени вытягивая шеи и пытаясь разглядеть, а куда собственно унесли конфискат, а потом, при прощании наперебой начинали звать погостить, вовсю расписывая красоты своего родного края, давали время подумать и обещали завтра заглянуть за ответом.
        Я совсем вымоталась от такого ненормального поведения посетителей. Самое обидное состояло в том, что буянили в основной старые знакомые, полностью игнорируя мои призывы к миру и спокойствию.
        Ничто на земле не вечно, и солнце, наконец, опустилось за горизонт. Дневные посетители потихонечку покидали наш гостеприимный кров, но на смену им потянулись типично ночные гости: вампиры, эльфы, и пара оборотней. Воцарилось долгожданное спокойствие, и я повеселела, а когда к бару подсел Воржак, и вовсе расцвела. Этот орк неизменно поднимал мне настроение одним своим присутствием.
        После памятного сражения с поливальной установкой мы стали друзьями, он поменял свой дальний столик на табурет перед баром, и когда не было интересных матчей, коротал время со мной. От него я узнала кучу интересных вещей. Например, что орки приходятся близкими родственниками гоблинам, а те в свою очередь - великанам, что они делятся на три больших рода: горных, степных и пещерных. Что не бывает лесных орков. Что лес они не любят, можно даже сказать - бояться. Что самые мелкие - это пещерные племена, самые злобные - горные, ну а степные - самые многочисленные и рослые. Роды в свою очередь делятся на кланы, каждый из которых имеет своего вожака и звучное название.
        То, что он мне сократил до «клана кровавой росы», на самом деле было «первая кровь трусливого как стишши врага скатившаяся с меча храброго воина и окрасившая листья вырхи». Что такое «вырха» я уточнять не стала, мало ли в степях всякой травы, а
«стишши», судя по описанию, были разновидностью полевых мышей. Кланы воевали друг с другом беспрестанно, примиряясь только для войн с другим родом, а те в свою очередь мирились, только для битв с каким-то общим врагом, типа эльфов или вампиров. Как они терпели присутствие друг друга в нашем заведении - было загадкой. Наверное, сюда приходили самые миролюбивые представители народов.
        Только сегодня, похоже, и орки, и эльфы встали не с той ноги. Я не поверила своим глазам, когда сначала снова услышала яростный спор, а потом увидела великана, который в великом смущении держал за шиворот, как провинившихся котят двух представителей дивного народа. Они шипели друг на друга не хуже кошек, а один даже пытался лягаться. Я подошла к ним и молча с укоризной, посмотрела по очереди каждому в глаза. Эльфы моментально притихли, стыдливо покраснели, и сами протянули мне дивной работы кинжальчики. Ценный трофей, но в этот момент он меня совершенно не радовал, нелегко, знаете ли, терять веру в мудрость старшего народа.
        Настроение упало до нуля, да тут еще орк противно ухмылялся, явно любуясь этой сценой.
        Чтобы не слушать его комментарии, я достала прочный пакет и стала укладывать в него накопившийся за день металлолом, пробубнив сама себе под нос обещание, - Вот уеду в отпуск на пару недель - узнаете!
        - Отпуск - это далеко? - Спросил орк, сощурив свои и без того узкие глаза.
        - Смотря куда ехать, - пожала я плечами.
        Воржак заинтересованно наблюдал за мной, а потом поинтересовался, - Ну и куда тебе это барахло?
        - На стену повешу! - Буркнула я невежливо.
        Орк перегнулся через стойку, немного поковырялся одним пальцем в ворохе оружия, выудил из него длинную тонкую шпильку в виде цветка и задумчиво поинтересовался, - Что, Аль Ди был?
        Я вспомнила статного мага с восточными раскосыми глазами и подтвердила:, - Угу.
        Маг явился сильно расстроенный, сразу хорошо глотнул какого-то крепкого коктейля и через полчаса попытался этой шпилькой выковырять примерещившийся ему третий глаз у сидящего рядом гоблина. Тот тоже оказался не образцом поведения, и я разжилась дамским украшением и маленьким топориком, будет теперь чем дрова на пикниках рубить.
        Я разглядывала шпильку, любуясь изящными линиями узора. Воржак тем временем надавил ногтем на цветок, чуть слышно щелкнула пружинка, на свет показался удивительно тонкая и острая металлическая полоска.
        - Дамская цацка, - Недовольно проворчал орк, и тут же попытался приспособить мне ее в волосы, но тут он промахнулся, для моей короткой стрижки это украшение явно не годилось. Ну, разве что скотчем примотать.
        Орк что-то проворчал под нос и недовольно сказал, - Отпустила бы ты косы, что ли.
        От такого совета я даже онемела. Ну ладно эльфы неодобрительно косились на мою короткую стрижку, периодически в ужасе шарахаясь при очередной кардинальной смене цвета. Я даже некоторое время специально третировала их, выбирая краску поколоритнее и оттеняя ее цветным лаком по настроению, пока после очередной покраски соседская собака, напоровшись на меня в переулке не поджала хвост и не завыла дурным голосом. Муж с железным спокойствием наблюдавший эту сцену, посоветовал добить окружающих татуировкой на лбу. Мне стало стыдно, и я прекратила эксперименты с имиджем.
        Но даже в то время Воржек только одобрительно поднимал оттопыренный большой палец, выражая, таким образом, солидарность с моей бунтарской душой. И вот теперь этот… предатель осмеливался пенять мне на отсутствие кос!
        Не успела я придумать в ответ что-нибудь подходяще обидное, как орк извлек эльфийский кинжал, брезгливо осмотрел его и приказал, - Примерь!
        - Не буду! - Сразу ощетинилась я.
        Терпеть не могу когда кто-то, кроме меня разговаривает таким тоном!
        Мой приятель навис надо мной массивной горой мышц, прижал мои руки к телу и в одну секунду застегнул на мне изящный пояс с ножнами, после чего придирчиво осмотрел меня и констатировал, - Сойдет для начала.
        Я задохнулась от возмущения и оглянулась на эльфов в попытке найти поддержку. К моему изумлению они выглядели очень довольными, даже отвесили уважительный поклон Воржаку, после чего… позвали меня погостить у них в лесу.
        - Может, и ты меня в гости позовешь? - сладким голосом поинтересовалась я у гордого собой орка.
        - Я согласен, будешь моей гархой, - невозмутимо ответствовал Воржак, поведя своей проштампованной железом бровью, - Только вот что делать с твоими штирхии и шибом? Ну да придумаем что-нибудь. У нас одиноких женщин много, пустой шатер не идет им на пользу.
        - Как же! - разозлилась я в ответ на предложение. Женским нутром я моментально связала незнакомое слово штирхи со своим любимым супругом, и обилие одиноких крепких одноплеменниц Воржака с пустыми шатрами мне не понравилось.
        Ну и что, что страшные, ведь как известно из бородатой поговорки - некрасивых женщин не бывает!
        На крайний случай я показала украдкой кулак ехидно улыбавшемуся супругу, он ласково помахал мне ручкой и облокотился на стол в ожидании продолжения беседы. Оставалось только узнать что такое «гарха», я снова оглянулась на эльфов, ища объяснений у них и увидев негодующие лица, догадалась сама.
        - Ах ты, извращенец татуированный! - ощетинилась я на орка, - Это что за намеки?
        Воржак довольно заржал, а потом посерьезнел и сказал, - Ты и вправду, езжай с эльфами.
        Я растерянно захлопала ресницами. Чтобы орк в ясном уме и памяти предложил своему другу уехать с кровными врагами…
        И тут в моей голове, что-то щелкнуло, и нарисовалась интересная картина.
        - Ну и что у нас тут происходит? - я уперла руки в боки и пошла на орка, - Это вы тут все специально задумали оружием меня обогатить?
        Орк задумчиво посмотрел на меня, почесал острым когтем спутанные сальные волосы на затылке и признался, - Заказ на тебя был.
        - Убить, что ли хотят? - растерялась я, пытаясь сообразить кому умудрилась до такой степени оттоптать мозоль.
        - Не-а, - помотал отрицательно головой мой друг, но не успела я облегченно вздохнуть, как он закончил, - Украсть.
        - Ваши? - осторожно поинтересовалась, не зная то ли гордиться такой популярностью, то ли кричать караул и начинать прятаться.
        - Да нет, не наши, - отмел мои подозрения орк и замолчал, видно в раздумье, стоит ли продолжать.
        На меня между тем накатил волна умиления, и я с любовью взирала на притихших гостей. Оказывается, меня тут весь день пытались защитить от грядущих неприятностей, подсунув средства индивидуальной безопасности. Одинокая слезинка сползла по щеке, и я звучно хлюпнула носом. Воржак заботливо попытался утереть его последним новшеством их цивилизации - носовым платком, подхваченном то ли у нас, то ли у эльфов.
        На мое счастье слезы не успели совсем застить глаза, поэтому мне удалось ловко увернуться от такой заботы.
        Что может быть страшнее носового платка орков? Только их носки! Но носки, по счастью, у них не прижились, в моде по-прежнему было или полное отсутствие обуви или некое подобие сандалий на ремешках.
        Это я все к тому, что до мыла они еще не додумались. Более того, мыться даже обычной водой запрещал их вредный кровожадный бог. Так что не всякий человек был способен просто находиться рядом с орком, не говоря о том, чтобы утереть нос их платком.
        Воржака мое шараханье в сторону не смутило, он только лениво спрятал платок за пазуху, в глубины потертого кожаного жилета.
        - Никуда я не поеду, - заупрямилась с ходу я.
        Одно дело, когда ты сам выбираешь себе время и место отдыха, и совсем другое - когда его навязывают.
        Окружающие посмотрели на меня, как на инфантильного избалованного ребенка, а добрый вампир Оскальд даже задумчиво сказал, - Покусать что ли, в воспитательных целях? И пристально посмотрел мне в глаза, пытаясь гипнотизировать.
        В отместку я показала ему кукиш и уперлась окончательно, - Не по-е-ду! Ни за что! Ни-ку-да!
        И для верности добавила, - Хоть режьте!
        - Это можно, - тут же осклабился Воржак. Начнем с языка, он у тебя точно лишний!
        Я схватилась за предложенный ранее кинжал и пригрозила, - Буду сопротивляться!
        В глазах окружающего меня разноплеменного народа зажглись опасные огоньки, по лицам расползлись противные улыбочки. Надо мной нависла реальная угроза показательного воспитательного процесса.
        И пока она только клубилась и формировалась во что-то конкретное, я успела пойти на попятную и предложить компромисс, - А вы научите меня обороняться, вон я теперь какая богатая!
        Помощь пришла неожиданно. Один из эльфов согласно кивнул головой и сказал, - Попробуем. Тренировка завтра в пять.
        Я наивно обрадовалась, - Вечера?
        - Утра, - мстительно улыбнулся образец мудрости и милосердия, но потом все-таки сжалился, глядя на мое вытянувшееся от отчаяния лицо, - Ну, хорошо, в шесть.
        О, если бы я только знала заранее, во что выльются эти ранние уроки, то сама бы добровольно сдалась в руки неведомого врага. Но дар предвидения меня благополучно миновал, поэтому я совершенно счастливая потащила домой железо, в одночасье превратившее наш дом в филиал оружейной лавки гнома. И когда ночью в моем сне ко мне снова стал подруливать зловещий джип, я зажала в одной руке шпильку мага Аль Ди, пригрозив проколоть все пять шин (включая запасного колеса), в другой - боевой томагавк гоблина, незаменимое оружие в сокрушении страшных тонированных стекол, и сама рванула на встречу врагу.
        Джип тут же жалобно взвизгнул тормозами, включил задний ход и, неприлично виляя, исчез в ближайшей к нему подворотне. А я осталась наедине с победой торжествовать и насмехаться над его постыдным бегством. Кто же знал в этот момент, что история только начинается.
        История седьмая
        Кому-то в нашем мире суждено родиться жаворонком, радоваться рассветам, утренним ветеркам, успевать вовремя на работу, да еще умудряться готовить завтрак на всю семью.
        Так вот, все вышеперечисленное - не про меня. Я при пробуждении раньше восьми становлюсь часа на два социально опасным человеком (мои домашние утверждают - что даже и не человеком), общаться со мной в состоянии преждевременного пробуждения себе дороже, поэтому завтрак в нашей семье тоже готовлю не я.
        Мой супруг напротив - пташка ранняя, встать в пять утра, и остаться на весь день в замечательном настроении для него не проблема. Я думаю, не стоит уточнять, кто у нас утром за повара. Зато в десять он спит на ходу, а у меня самый активный период, полный творческих идей. Как мы умудряемся столько лет жить рядом в таком режиме - непонятно даже нам самим.
        Но с недавних пор мне пришлось наравне с супругом встречать рассветы и радоваться утренним движениям атмосферы. Наши невероятные гости все-таки взялись за мое физкультурное воспитание. Когда впервые возник вопрос моей срочной спортивной подготовки, я не поверила в серьезность угроз со стороны наших милых посетителей, и как оказалось зря. Уже на следующее утро в шесть часов чья-то наглая рука стянула с меня уютное одеяло, уже несколько лет верно оберегающее мой ночной покой.
        Не просыпаясь, я попыталась реквизировать соседнее, стянув его с мужа, но не тут то было. Все та же крепкая рука схватила мою щиколотку и медленно, но неотвратимо повлекла с милой сердцу кровати. Пришлось открыть глаза, чтобы увидеть, кого предстоит пнуть, ну заодно и прицелиться.
        Серьезный взгляд темно-зеленых очей подействовал не хуже чашечки кофе. Первой мыслью мелькнувшей в моей взлохмаченной голове была приблизительно такова: Обнаглели, вконец распустились, эти чертовы гости.
        Рот открылся сам собой, чтобы одновременно с зевком высказать этому, нет, все-таки этим, в открытом проеме мелькнуло еще одно длинное ухо, высказать этим отвратительным типам все, что я о них думаю. К сожалению, типы успели первыми.
        - Шесть утра, - обвиняющим тоном сказал Селивен.
        А его друг с любопытством поинтересовался, - И в этом вы спите?
        У меня моментально перехватило дыхание, я глянула на себя, и с трудом перевела дух. Слава богу, я одела пижаму. Симпатичную такую, шелковую, синюю с розовыми ушастыми слониками, подарок милого на 8 марта. Я представила себе лицо эльфа, разбуди он меня вчера, и ухмыльнулась.
        - Тебе еще повезло, - ответила я, высвободила свою конечность и пошлепала одеваться и умываться.
        - А почему? - уже вслед донеслось до меня.
        Беда с этими эльфами, чистые дети, и такие же любопытные. Впрочем, по-эльфийским меркам они действительно дети, всего по пятьдесят, да и то - на двоих. Старшее поколение лесного народа делами людей особо не интересуется, а уж о том, чтобы сидеть в одном помещении с орком - и вовсе не может идти речи. А эти ничего, даже общаться потихоньку начали.
        - Так почему повезло?
        Я услышала за спиной шаги, обернулась и съехидничала, - Вырастешь, узнаешь! И захлопнула перед его носом дверь.
        Прохладный душ смыл остатки сна, и через десять минут я стояла облаченная в спортивный костюм и готовая к приобретению боевых навыков. Мои учителя обошли меня вокруг, окинув скептическими взглядами, после чего один из них вручил здоровущий деревянный нож, и сказал, - Обороняйся. Посмотрим, что ты можешь. Достал точно такой же и замахнулся.
        Деревянное, но устрашающе остро отполированное оружие мелькнуло в опасной близости от лица, я отступила на шаг, зажмурила глаза и отмахнулась наугад. Раздался испуганный вскрик, нож на что-то наткнулся и вошел по самую рукоять, пальцы оросила липкая жидкость, послышался сдавленный стон.
        Мое сердце провалилось куда-то в район желудка, ноги стали ватными, глаза заволокло кровавой пеленой, они распахнулись сами собой и стали раза в два больше положенного.
        Я была готова увидеть окровавленное тело кого-то из близких, но вместо этого открылось совсем друге зрелище: передо мной стоял огорченный Кузьма, держащий в руках большую дыню, истекающую сладким соком через колотую рану в желтом боку.
        Черный деревянный нож вызывающе торчал в ней инородным предметом, Селливен стоял в сторонке и тихонько постанывал от смеха, а Илваритель вкрадчиво сказал, - Поздравляю, ты победила страшного противника! Теперь можешь его съесть!
        Я разжала рукоять, медленно отползла в сторонку и плюхнулась на ближайший стул, приходить в себя. Меня трясло от пережитого, я ведь действительно могла поранить кого-нибудь!
        На этом закончились мои уроки владения ножами и всем остальным холодным оружием, я категорически от них отказалась. Эльфы немного пошептались и решили научить меня уворачиваться, раз уж с другим не сложилось. Следующие два часа оказались сплошным мучением. Не буду вдаваться в подробности, скажу только, что после этих уроков болела каждая мышца, а бедное тело было украшено частой россыпью разнокалиберных синяков. Мои мучители старались от всей души, наверное, дорвались до роли учителей, голову даю на отсечение, до меня им этого делать не приходилось.
        Прошло еще пару дней, и я поняла, что не доживу до конца лета без всяких похищений, слишком много энтузиазма вкладывали мои педагоги, изыскивая все новые методики тренировок. Срочно требовалось или охладить их энтузиазм, или поделить его на несколько персон. С первым могло не пройти, а вот второй вариант, при некотором старании, был вполне осуществим. Для этого требовалось совсем немного.
        На следующий день я вскочила сама пораньше, довольно чмокнув в щеку любимого супруга, озарив его пробуждение счастливой улыбкой. Впрочем, муж меня знал хорошо, поэтому радоваться перемене настроения не спешил, а только настороженно посматривал в мою сторону.
        Всю тренировку я старательно продолжала усилием воли удерживать неземное счастье на лице, у меня от этой гримасы скулы судорогой свело, в конце концов, но я справилась. Эльфы ушли очень довольные. Потом я тихо улизнула к подруге, по счастью жившей в двух минутах ходьбы и оккупировала на пару часов ее диван, компенсируя дневным сном потерянный утренний. Оставшийся день я провела, оживленно чирикая о преимуществе здорового образа жизни.
        С этого момента так и повелось. Первым, естественно, купился на этот блеф мой ребенок, впрочем, он итак с завистью поглядывал на наши занятия. За ним поддался на провокацию муж, так что вскоре мне стало легче дышать, и тренировки уже не казались изощренной пыткой. А в одно прекрасное утро, когда я демонстративно отказалась просыпаться, на меня не вылили холодную воду, не унесли на тренировку в пижаме, не засунули в ней же под душ, а позволили мирно проспать занятие, видно решили махнуть на меня рукой. Хотя если честно, сон не удался, меня замучили угрызения совести.
        Я ворочалась с бока на бок, зарывалась с головой в одеяло, прикрывала уши подушкой, но все равно слышала строгие командные голоса эльфов, удары деревянных мечей, смех и… мне было завидно и обидно, что меня оставили в покое. Вот так иногда бывает, вроде бы сбылась мечта, а толку от этого никакого. В общем, результат моих собственных стараний меня не устроил, и встала я с левой ноги. Немного потоптавшись перед зеркалом, я стерла хмурое выражение с лица и вышла во двор. Вся честная компания уже исчезла в известном направлении.
        Оно, это направление, появилось совсем недавно, в связи с ограниченностью пространства в нашем дворе и невозможностью устроиться за его пределами в нашем мире. Дело в том, что эльфам понравился волейбол. Они народ вообще легкий и прыгучий, толкаться и пихаться, как в других игровых видах спорта им претит. И теперь, стоит открыть заветную дверь, как открывается вид на большое зеленое поле с обустроенной волейбольной площадкой. Трава на нем такая нежная, по ней можно смело скакать босиком, не опасаясь, что в ногу вонзится двухсантиметровая колючка. Не то, что за городом на природе. Там даже то, что с первого взгляда кажется безобидным желтеньким цветочком, отращивает шипы, способные проткнуть подошвы кроссовок. Добавьте к этой прелести заросли ежевики в лесу, верблюжьей колючки в полях, чертополоха и репейника в лугах и вы поймете истоки фобии хождения без обуви у доброй половины моих земляков, вторая половина, очевидно, родилась и выросла в другом месте.
        Нашлись, правда и любители экстрима, которые додумались добавить к нашей флоре еще и кактусы. Нет, чтобы чего-нибудь путное высадить, как будто нам местных колючек не хватает. И ведь прижились, приспособились к нашим морозным зимам американские переселенцы! Теперь наш город может похвастаться единственной в пределах России популяцией дикорастущих кактусов (дендрарии и ботанические сады не в счет). Уж лучше бы ананасы посадили, тоже колются, зато не зря. Ну да бог сними, с этими кактусами, может, местные умельцы еще научатся из них текилу гнать, поддержат, так сказать отечественную экономику.
        В общем, с тоской осмотрев пустой двор, я в задумчивости подошла к заветной двери. Ее недавно обновили, украсив старые доски резьбой по дереву эльфов, и затейливыми кованными петлями, к тому же защитили от всех видов неприятностей заклинаниями. Однако это не могло мне помешать проверить ее состояние, вдруг покосилась или скрипит, и вообще, на месте ли, а то мало ли что могло за ночь случиться.
        Все выглядело как обычно, но я решила довести проверку до конца, а заодно полюбоваться на друзей. Взявшись за красивую кованую ручку, я потянула ее на себя, дверь открылась, как и положено мягко и совершенно беззвучно. По ту сторону было шумно, шла полноценная игра с присутствием болельщиков и судей.
        В роли судей всегда выступали гномы, во-первых, им это нравилось, во-вторых, представьте себе гнома на волейбольной площадке с людьми или эльфами, смех один будет, а не игра, в-третьих, надо же кому-то следить за магами, а то они так и норовят помочь себе каким-нибудь заклинанием.
        Присоединиться к игре сейчас означало навлечь на себя суровый выговор эльфов и ехидный комментарий любимого, поэтому мне ничего не оставалось, как аккуратно ее закрыть пока меня не заметили. Можно было уходить, но я автоматически потянула дверь на себя.
        В следующее мгновение мне довелось узнать что мои мучители старались не зря, чему-то я все таки научилась. Инстинкт самосохранения и чувство близкой опасности заставили тело уклониться в сторону от подозрительного свиста раньше, чем я поняла что происходит. Мимо глаз что-то мелькнуло и звякнуло, врезавшись в железный столб за спиной. Так и не сообразив, что произошло, я выглянула за дверь.
        Там все было иначе, не было видно ни знакомой мощеной дорожки, украшенной указательным знаком с изображением скрученного в спираль китайского дракона (моя, кстати, работа, срисовала с пачки чая), ни далеких гор на горизонте. То есть горы присутствовали, но в сильно приближенном варианте: дверь открывалась в узком скальном ущелье, с пересохшим руслом реки, а может и не пересохшим, рассмотреть такие подробности у меня возможности не было, весь обзор заслоняла довольно широкая спина в драном камзоле эльфийского пошива. К спине прилагались конечности и затылок, что было спереди, я пока не видела. А еще владелец всего этого добра был сильно занят, он дрался на мечах.
        Я немного присела, чтобы рассмотреть с кем и увидела толпу мелких, но оч-ч-чень сердитых орков. Глазастых, как сычики, и не таких симпатичных. Можно сказать, совсем несимпатичных, к тому же нечестно это такой толпой на одного.
        Все-таки хорошую дверь поставили наши друзья, даже эльф не услышал, как она открывается, и по-прежнему думал, что его тылы защищены скалой. Дрался он с решимостью обреченного на смерть, орков была немереная туча и даже при условии их нулевой боевой подготовки, они могли задавить эльфа одной только массой. А среди них виднелись лучники и вообще орки явно были не дураки подраться.
        Едва я успела подумать об этом, как эльф болезненно вскрикнул и схватился за плечо, в него попала стрела. Его крик и радостные вопли толпы вывели меня из ступора, и я одним рывком за шиворот затащила длинноухого во двор и еще успела захлопнуть дверь перед самым носом атакующих.
        Эльф, падая, даже раненый не рухнул кулем, а мягко перекатился через голову, вскочил и замахнулся на меня мечом. Такой неблагодарности я не ожидала, а потому растерянно замерла с открытым ртом. На мое счастье, эльфы все таки мирная раса, да и внезапная смена обстановки тоже подействовала. Незнакомец опустил оружие и стал озираться по сторонам, очевидно пытаясь понять, куда он попал и каким образом. По-видимому, беглый осмотр нашего заведения ничего не дал, а провести подробный не позволило здоровье и врожденное чувство такта, свойственное этому народу.
        Кровавые пятна на плече и на бедре постепенно расплывались все больше и эльф, оглядевшись, принял единственно верное решение - похромал к скамейкам под навес. Там он опустился на ближайшую из них с гримасой боли, а я побежала в дом за аптечкой и бинтами. Когда я вернулась, раненый уже успел выдернуть из плеча стрелу, снять камзол, и теперь сидел, прижимая руку к ране, и пытался остановить кровь.
        Выудив из памяти скудные останки уроков по оказанию первой помощи, все-таки лейтенант запаса, а может сержант… не важно, я достала резиновый жгут и протянула его эльфу. Тот в недоумении воззрился на него и отрицательно покачал головой, указав пальцем сначала на обычный бинт и, а потом на мою клумбу. Не смотря на то, что общение происходило совершенно молча, я его поняла. Там росло самое главное и единственное выжившее после набегов моего кота растение, огромный куст подорожника.
        Вырос он сам по себе, и сейчас очень пригодился. Его вымытые, ошпаренные и порубленные листья легли на раны эльфа, которые я забинтовала. Для этого пришлось снять с него штаны, рубашку и коротко обрезать одну штанину исподнего (довольно милое, до колен, со вставками кружев ручной работы).
        Пока шел процесс оказания помощи, я исподтишка разглядывала спасенного. На первый взгляд ему было не меньше четырех сотен. Возраст у эльфов определить сложно, они фактически не стареют и всем им на первый взгляд не больше 30, но вот глаза… Я говорю не о вековой мудрости, просто каждая сотня лет добавляет достаточно четкий цветной круг в радужке, знаете, как у деревьев. Так вот у этого незнакомца было уже четыре круга: внешний темно-зеленый, почти черный, и еще три внутренних, тоже разных оттенков зеленого.
        Нечеловеческие глаза, красивые, древние. В остальном, обычный представитель лесного народа, ну может, выражение лица более жесткое, чем у моих друзей. Хотя, если их тоже вытащить из драки, смотрелись бы также. Эльф, похоже, в свою очередь пытался определить, с кем имеет дело, но, если судить по его потерянному взгляду, у него это получалось плохо.
        Когда перевязка подходила к концу, дверь открылась, и во двор веселой толпой ввалились игроки. Интересное зрелище открылось их взорам, полуобнаженный забинтованный и пребывающей в замешательстве эльф, и я, сидящая перед ним на коленях и завязывающая декоративный бантик из бинта. Оживленный галдеж сам собой затих, в воздухе зависло благожелательное любопытство. От нас явно ожидали объяснений, но не успела я подняться и ответить, как сильный толчок коленом в грудь насильно приземлил меня на пятую точку, что-то колючее оцарапало спину, и я тихо взвыла.
        Раненый вскочил на ноги и резво шарил по столу в поисках оружия. Пока мои родные и наши гости нервно озирались в поиске неведомой опасности, эльф добрался до меча, схватил его в здоровую руку, и как был, босиком и в рваных подштанниках, кинулся на орка Воржека. Безоружного, между прочим, его меч мирно лежал в общей куче на одном из столов, куда его все покидали, собираясь на игру. Хорошо, что у Селливена и Илварителя реакция хорошая, они успели перехватить забияку, а Кузьма надежно пришпилил его к стулу огромными ручищами.
        Излишняя резвость не прошла для вояки даром, на бинтах тут же проступили кровавые пятна. Обездвиженный, он все равно не растерял боевого задора, а принялся громко ругаться, гневно сверкая очами и презрительно кривя губы. Мои эльфы поникли головами и потеряно переглядывались, Воржек хмуро ссутулившись, и не обращая внимания на агрессивного незнакомца, подошел ко мне, поднял с пола, развернул к себе спиной и вытащил из футболки оперенную стрелу, по-видимому она отлетела в меня от столба.
        Некоторое время орк ковырял ее когтем, потом зло сплюнул на пол, выругался, посмотрел на меня и спросил, - Это у тебя откуда?
        При этом было совершенно не понятно, что он имел в виду: стрелу или раненого. Я рассказала, как все произошло. Мой рассказ постоянно прерывался шипением ненормального эльфа, который все не мог упокоиться.
        Я итак нервничала, а тут еще Воржек, нацепив на себя все свое обмундирование, посверлил меня своим взглядом и заявил, - Я ухожу, а вы не пускайте ее к двери, а то она еще не то впустит!
        Как будто это я была во всем виновата. После этого заявления орк удалился, а раненый очень четко и презрительно сказал два слова, от которых Селивен и Илваритель вздрогнули и побледнели, а остальные нервно переступили с ноги на ногу.
        Терпеть не могу, когда моих друзей обижают, да еще ни за что, ни про что. Откуда он только на наши головы взялся, борец за расовую чистоту?
        И вообще, как в том анекдоте, плевать мне с какого бока у него шашка!
        Я встала перед ним уперев руки в боки и, с трудом сдерживаясь, поинтересовалась, - Какого фига, ты здесь на всех орешь?
        Эльф оценивающе и пренебрежительно оглядел меня с головы до пят и что-то процедил через зубы. И хоть обругали меня по-эльфийски, я поняла.
        Наверное, выражение лица у меня было то еще, потому, что я услышала тихий голос сына, - Трындец котенку!
        Согласилась с ним, мысленно, а потом ответила… На всех знакомых и незнакомых языках сразу.
        Я ругалась по-русски, по-эльфийски, на языке орков, и гоблинов, кажется, тоже, даже несколько гномьих ругательств припомнила, а под конец, уже не владея собой, выдала, - Эл, веленет ротен, деинеол?!
        От моих слов ахнули все: и мой противник, и эльфы, и гномы и великан, даже домовой тихо пискнул где-то за спиной. На этом мой пыл угас, оставив тоску и усталость, и еще недоумение, что я такого страшного сказала, смысл последней фразы я не знала, она вырвалась у меня непроизвольно, но, судя по произведенному эффекту, явно что-то означала.
        Вокруг воцарилась тишина, эльф ужом вывернулся из рук великана, подскочил ко мне, схватил за плечи и пристально уставился в глаза, словно искал в них какой-то ответ. Злость на него еще не прошла, и я взгляда не отвела, в свою очередь, разглядывая его и стараясь для пущей важности не мигать.
        Тишина была такая, что все услышали, как упало с дерева яблоко во дворе у соседей.
        Он сдался первым, сделал шаг назад, устало опустился на скамейку и тихо сказал, - Извини.
        О, это слово я уже давно выучила на всех языках, кроме орочьего, у них оно просто отсутствует, от остальных народов его не раз приходилось слышать.
        Подавив желание ответить «да пошел ты», я буркнула, - Принято!
        После этого раненый незнакомец успокоился и долго о чем-то разговаривал со своими одноплеменниками и гномами. Потом он раскланялся и ухромал восвояси. За ним разбежались и остальные. Последними ушли наши ушастые друзья. Илваритель на прощание взял с меня обещание к двери не подходить без надобности.
        Вечером мы всей семьей сидели среди пустых столов и расстроено обозревали непривычную пустоту. Кажется, в том ярком и красивом мире, заселенном расами, от которых у нас остались только предания, тоже было не все благополучно. Грустно, когда люди не могут ужиться мирно, деля территории, ресурсы или сферы влияния, и не менее грустно, когда это же происходит среди сказочных народов. То, что они могли договориться, я уже могла убедиться, наблюдая за ними в пределах маленькой таверны между мирами. Но не получилось…. И теперь встанут друг против друга эльфы, гномы, вампиры, маги, гоблины…. Хорошо хоть великаны, вроде бы держат нейтралитет, судя по невозмутимости Кузьмы.
        Наш охранник пока не собирался домой, оберегать покой пещер, а мирно пил сладкий чай в компании домового, так сказать плюшками баловался, не сильно заботясь начавшейся военной компанией. У меня же в мысли лезли сцены из фильмов с кровавыми подробностями, в основном - японских, там, где куча отрубленных конечностей всякого рода, фонтаны крови и прочие анатомические излишки. И естественно, мерещились распростертые тела моих друзей и знакомых, нуждавшихся в срочной помощи. Причем воображение, почему-то старалось расположить израненные мощи друзей сразу за порогом, поэтому я постоянно косилась в сторону двери, к сожалению, весь обзор мне загораживал наш объемный великан.
        Наконец сидеть в бездействии стало совсем невмоготу, и я просочилась мимо увлекшегося чаепитием Кузьмы к заветным вратам. Конечно, я помнила про свое обещание, но, во-первых, оно было получено од нажимом, во-вторых, сами эльфы и противный Воржек тоже могут истекать кровью буквально в двух шагах от нашего дома, и в третьих… с какой стати я должна их слушаться! Тоже мне, кладезь премудрости!
        Быстренько облегчив свою совесть с помощью этих логических размышлений (так во всяком случае мне казалось), я дернула ручку двери и столкнулась нос к носу со злым, но слава богу, абсолютно здоровым вождем Клана кровавой росы.
        Он отодвинул меня в сторону, захлопнул дверь и рявкнул на нашего охранника, - Я кому велел к двери ее не пускать!
        Кузьма поперхнулся чаем, облился и укоризненно посмотрел на орка.
        - Ты это эльфам велел, - ехидно напомнила я. А они ушли.
        Воржек раздосадовано сплюнул сквозь зубы и потащил меня обратно к столу, усадил рядом с мужем и попросил его, - Последи за ней сам, ладно? А то ведь пришибет кто-нибудь, грустить будешь…
        Просьба была тихой и очень серьезной, такой, что и я и мой любимый супруг как-то сразу поверили, что могут пришибить.
        Не успели мы среагировать, как воздух замерцал туманом и пред нами возник вампир Оскальд, в сопровождении беловолосого товарища, от которого за версту несло прожитыми веками, силой и властью.
        - Диц, - представился он с легким поклоном.
        - Так просто? - вместо приветствия удивилась я. Всем давно и хорошо известна традиция этой расы давать всему живому длинные и неудобоваримые имена, а тут всего три буквы!
        Вампир развеселился, - Считайте это имя чем-то вроде псевдонима.
        Я вспомнила богатую историю российских революционеров и хихикнула, - Партийная кличка?
        Дима тихонько пнул меня в голень, призывая молчать, и поздоровался. После обмена любезностями Диц вежливо попросил разрешения на время воспользоваться нашим гостеприимством. Конечно же, мы разрешили.
        Вампиры уселись за одним столом с орком и повели светскую беседу на тему чудной охоты на стругов (разновидность диких антилоп) в степях клана Воржека. При этом было очевидно, что струги их совершенно не интересуют, что интересуют их собственные мысли и поддакивают они друг другу автоматически.
        Этакая беседа трех глухих.
        Тут же захотелось чуть-чуть похулиганить. Я подобралась поближе к компании, встала за спиной у орка и глубокомысленно заявила, - На стругов надо охотиться ранним утром, обмазавшись глиной, и потрясая колокольчиками на посохе!
        Вампиры, не задумываясь в знак согласия, кивнули головой, Воржек тоже повелся и авторитетно сказал, - Это мудрый выбор! Но потом спохватился, насупился, вспоминая услышанное, и громко заржал.
        Вампиры очнулись, Освальд закатил глаза, показывая, как надоели ему мои шуточки, а Диц только рассмеялся, - Мы сами виноваты, нечего притворятся!
        Потом он снизошел до объяснения, - Видите ли, любезные хозяева, в нашем мире, как вы уже, наверное, поняли, началась война, которую могут оказаться вовлеченными все расы. Нам бы этого очень не хотелось, поэтому мы решили собраться на нейтральной территории и обсудить сложившуюся ситуацию. Скоро подойдут остальные, а пока, чтобы не утомлять друг друга повторным изложением событий, мы ведем беседу на нейтральные темы.
        Долго ждать им не пришлось, вскоре к ним присоединились гномы, компания магов, последними подошли эльфы. С первого взгляда было ясно, что за столом собрались вожди. Их отличала от обычных наших завсегдатаев та неуловимая аура власти, что свойственна только людям… простите… всем, у кого есть право и достаточно смелости принимать решения за свой народ. И надо заметить, что Воржек среди них смотрелся на своем месте. А кто пришел решать за пресветлых эльфов…. Вот этого товарища хоть как одень, а за человека выдать не получиться. Один только взгляд выдаст с потрохами, точно не меньше тысячи, а может пару тысяч лет… Раритет, блин. Так и хочется спросить о…. о динозаврах, что ли. Хотя нет, не спрошу, побоюсь опозориться, уж слишком он… не человек. Это с Воржеком можно сколько угодно валять дурака, или с эльфийской молодежью…
        Пока я вот так размышляла, военное совещание началось, и сразу все мои попытки подслушать пошли прахом. Кто-то из магов кинул занавесь молчания и для нас горячий спор превратился в немое кино. Тоже конечно интересно, но немного досадно, что ты не участвуешь в процессе. А народу между тем прибывало.
        Подошли гоблины, потом - орки, похожие на тех, что напали на эльфа в ущелье. Только выглядели они теперь вполне мирно, подслеповато щурились на фонари и насторожено озирались.
        Разговор, если смотреть со стороны, пока не ладился. То один, то другой из вождей резко вскакивал и начинал невоспитанно тыкать пальцем в сторону противника, представляю, какой там стоял крик.
        Миротворцами, как ни странно, выступали вампиры. Стоило кому-нибудь из спорщиков подобраться к незримой грани, за которой кончаются мирные переговоры, и начинается банальный мордобой, как белоголовый вставал, широко улыбался, показывая во всем великолепии свой оскал и начинал что-то спокойно втолковывать разгоряченному товарищу, не отрывая взгляда и не пряча клыков. Наверное, вождь вампиров умел убеждать, потому что горячие головы быстро успокаивались и переходили на конструктивный диалог.
        Вскоре нам надоело быть глухими наблюдателями, в мы занялись своими делами, предварительно обеспечив «генштаб» едой. На сытый желудок всегда легче договориться. Средство вроде бы простое, но действенное, в чем мы еще раз имели возможность убедиться.
        Накормленным вождям махать руками и злиться стало сложнее, заскрипели шариковые ручки, пожертвованные сыном из своих школьных запасов, и на свет появился длиннющий мирный договор, о ста тридцати пунктах. Этот шедевр иномирского юридического права был мгновенно растиражирован магами до нужного количества экземпляров, скреплен печатями, подписями (пара неграмотных вождей орков, и один - гоблинов приложили отпечаток пальца) и роздан на руки.
        После символического распития бутыли вина печать молчания была ликвидирована, и народные лидеры стали разбредаться по домам. Они вежливо (кроме орков), благодарили за гостеприимство, уходя один за другим в ночь.
        Я глянула на часы. Мамочки родная! Так уже почти пять! Неплохо посидели, хотя могло быть и хуже. Оставшиеся гости мой жест заметили и тоже засобирались.

«Раритет» преподнес мне в знак благодарности серебряную брошь в виде цветка, я не стала отказываться. Еще чего, в конце концов, это его соплеменник мне сегодня нервы попортил! К тому же вещица была такой… родной, как будто я сто лет ею владела, даже с хитрой застежкой с первого раза справилась.
        Эльф проследил, как я прикалываю украшение на футболку с надписью «Сочи 2008», грустно улыбнулся, после чего сказал на прощанье по-русски, - Помни.
        После такой фразы не оставалось ничего, как похлопать глазами и проводить его до самой калитки, в надежде на объяснение, а чего, собственно я должна помнить, но комментариев не последовало.
        Последними ушли вампиры. Освальд по-свойски чмокнул меня в нос на прощание, а белоголовый подмигнул и многозначительно пообещал, - Еще увидимся!
        На крайний случай я трижды перекрестилась, а то мало ли что он имел в виду.
        Усталые, но довольные (Да здравствует мир во всем мире!), мы завалились в постель.
        Сон снизошел на нас, как только головы коснулись подушек, и мы отключились. И в следующую же секунду я пришла в себя, чья то наглая рука стянула с меня одеяло и бесцеремонно щекотала пятку. Продрав глаза и прокляв все на свете, я узрела пред собой неразлучную парочку.
        - Шесть утра! - жизнерадостно заявил Илваритель.
        - Тренировка! - поддакнул ему Селливен.
        - Нет у вас ни жалости, ни совести, - обреченно вздохнула я, но поднялась.
        А куда денешься, ведь все равно не отстанут! Хотя, уж если быть честной до конца, я совершенно не хотела, чтобы это произошло, бог с ними, пусть себе будят, авось привыкну.
        О братьях наших меньших
        История восьмая
        Что чувствует обычный человек, когда у него с тарелки внезапно исчезает колбаса?
        Каждый третий начнет оглядываться в поисках своей любимой собаки, каждый второй - в поисках не менее любимого кота, один из десяти - в поисках волнистого попугайчика или хомячка с нездоровыми наклонностями. Женщина может начать искать свое голодное чадо, или обвинять некормленого мужа, найдутся и те, у кого будет более экзотичный вариант, кого надо было искать мне, я пока не знала.
        Исчезла не только колбаса, но и тарелка, на которой она лежала.
        Муж, совершенно точно, был не причем, именно он принес мне эту тарелку и пошел за кофе, сын находился за пределами нашего двора, в школе. Кот колбасу не ел, я уж не говорю о тарелке, и вообще он не воровал со стола, когда ему требовалось, он просто усаживался рядом и перехватывал приглянувшиеся кусочки прямо с вилки. К тому же, наш кот уже давно определился со своими вкусовыми пристрастиями, колбаса в перечне любимых блюд не значилась, зато там были: сухой корм, креветки, качественные крабовые палочки, жареная стручковая фасоль, попкорн в любом виде и посыпка от сдобных татарских пирогов. Из напитков Бутч предпочитал остывший зеленый чай. Нет, кот спереть тарелку никак не мог.
        Собака… Собака бы могла. У моей знакомой жила немецкая овчарка с врожденной клептоманией. Стоило хозяйке отвернуться или просто зевнуть, как еда со стола исчезала как по мановению волшебной палочки, при этом позы овчарка не меняла, преданного взгляда от хозяйки не отводила. Догадаться о том, что воровка это все таки она, можно было только по судорожному заглатыванию уворованного в углу минут через пять. Но даже она на тарелки не зарилась. Правда, у других знакомых жил шнауцер, который воровал еду вместе с посудой, а потом ее прятал, чтобы избежать наказания.
        Представьте себе картину: кухня, холодильник окутан цепью, у плиты хозяйка в задумчивости. На вопрос о чем думы отвечает, - Забыла кастрюлю со щами на плите. Не могу найти, крышка от нее лежит, а кастрюли нет. Знаю точно, что щи пес сожрал, но вот куда он потом посуду дел?!
        К слову, пустая тара от щей с налипшей волосней из собачьей бороды нашлась в духовке. Так что собака могла, да только вот беда, на собаку грешить тоже не было возможности, по причине ее отсутствия.
        Магия? Что ж, и магия могла… Только телепортация так быстро не срабатывала, сначала тарелка должна была побледнеть, стать полупрозрачной, а уж только потом исчезнуть. Да и не принято было среди магов достигшего уровня владения этим заклинанием тырить продукты с чужого стола.
        Если уж совсем пофантазировать, то можно было, наверное, сослаться на локальную черную дыру, временной сдвиг, человека невидимку или что-нибудь еще менее вероятное. Но весь мой жизненный опыт и врожденное шестое чувство вопили о том, что в нашем дворе прибавилось обитателей.
        Вот уже неделю, как со стола начали пропадать продукты. Сначала мы относили пропажи на счет собственной забывчивости и плохой памяти. Потом, после того как еда стала исчезать с тарелок гостей, память была реабилитирована. Пришлось расставить мышеловок и хитрых магических ловушек, но и это не помогло. Пришелец обходил ловушки так уверенно, словно он сам их ставил, зато я пару раз попалась, по причине патологической невнимательности. На семейном совете мы дружно решили, что так нагло действовать могло только животное. Потом наши мнения разделились. Муж грешил на крыс, сын - на соседского щенка, я была в раздумье.
        Крыс у нас не водилось по объективной причине: их сразу отлавливала Муська.
        Щенок был не раз уличен в воровстве, но его интересовала только обувь. Каждое утро его владелица была вынуждена обходить соседей и с извинениями возвращать обмусоленную пропажу, потом она правда приноровилась, запомнила башмаки и просто стала перекидывать их через забор, во избежание контакта с разгневанными потерпевшими. Бывало, что путалась с популярными моделями, и тогда мы сами ходили и уточняли, не лежит ли у вас на крыльце два левых сланца? И все-таки этот вариант тоже не годился, щенок воровал исключительно по ночам и был удивительно неуклюж. О его появлении можно было узнать, по шуму от упавшего дворового инвентаря. Так что щенок отпадал. Отличающей чертой всех краж являлась именно быстрота и ловкость, с которой все это проделывалось. Например, сейчас, я не то что отвернулась, нет, я просто моргнула, и, бац! Нет колбасы! Как улетела!
        Муж вернулся с заветным утренним напитком и с подозрением спросил, - А где еда?
        - Сперли, - мрачно сообщила я, предвидя бурю возмущения.
        Что может быть хуже сердитого мужчины? Только голодный сердитый мужчина, потому, что голод начисто лишает представителей сильного пола чувства юмора, зато удивительно обостряет память.
        Предоставив любимому изливать негодование на весь животный мир вообще и соседского рыжего кота бандитской наружности в частности, я отбыла готовить дубликат несостоявшихся бутербродов. Пили кофе мы в гробовой тишине. Почему молчал муж, не знаю, а я притихла в надежде услышать подозрительное чавканье, но и с этим мне не повезло, колбаса была съедена по всем правилам хорошего тона, то есть без единого звука.
        Отчаявшись поймать воришку, мы махнули на него рукой и стали воспринимать, как когда-то мои предки воспринимали татаро-монгольское иго и его дань, то есть привыкли, и стали держать на крайний случай дополнительный запас популярных продуктов.
        Постепенно мы узнали вкусы нашего тайного постояльца: мясо, рыба, хлеб, клубника, виноград, груши, маринованный острый перец, соленые сухарики и арбуз. Последний из перечисленного стоял отдельным пунктом, по нему существо просто сходило с ума.
        Стоило хрустнуть жесткой корке под ножом, и показаться красной сахарной мякоти, как рядом что-нибудь звучно падало, мы вздрагивали и поворачивали на шум головы, а когда обращали взоры к столу, сердцевины арбуза, как не бывало!
        Нет, терпимость к нам пришла не сразу, сначала мы взывали к помощи наших друзей и знакомых. Но они оказались так же бессильны, как и мы. Даже эльфы с их реакцией не смогли угнаться за воришкой.
        Илваритель потратил целый вечер, скормил небольшой окорок ветчины, но так и не смог хотя бы разглядеть это существо, правда, обнадежил нас заявлением, что оно неопасно и небольшого размера. В конце концов, оно стало достопримечательностью нашего заведения. Знаете, как в том анекдоте, 'не знаю что это такое, но сахар жрет… Так и у нас, гости сами стали выдумывать его происхождение и имя.
        Гномы, почему-то решили, что это неупокоенный горный дух и принялись выставлять для него дополнительную тарелку. Притом считалось хорошей приметой, если еду с тарелки стащат. Когда гномы приходили в кондицию от выпитого и становились невнимательны, орки активно пользовались этой приметой, унося с тарелки лучшие куски.
        Хамоватые гоблины уверяли нас, что это призрак какого-то парня по имени Крыша, и вспоминали его клички, в основном похабные, за что и поплатились. То ли существу был знаком язык гоблинов, то ли они просто ему надоели своим криком и хохотом, но он метко окатил их пахучей струей, на радость остальным посетителям. А мы сделали вывод, что наш постоялец умеет летать.
        Эльфы воришку игнорировали, заявив, что он им не интересен. Хотя баловали иногда, клубничкой на отдельном блюдце. Наших животных он нервировал, но раз охоту на него так и не объявили, мы решили, что кошкам он не по зубам.
        Неизвестно, сколько бы продолжалась такая идиллия, не зайди к нам приятель нашего друга Освальда, вампир Диц. Он внимательно выслушал нашу повесть о таинственном пришельце, проследил за исчезновением кисти винограда и взялся нам помочь. Для этого он выбрал арбуз поувесистей, килограмм эдак на десять, но не стал его разрезать, а лишь вынул маленький аккуратный треугольник в гладком боку. Причем сразу съел с него сладкую мякоть.
        Вы когда-нибудь слышали, как ругается сверчок или кузнечик? Я тоже нет, но теперь имею представление, как это было бы, доведись им научиться.
        Стрекотанье было такое, что у нас всех уши заложило, а вампир стоял, как ни в чем не бывало, и только ухмылялся, более того, он поставил на стол второй арбуз, почти такого же размера и повторил операцию с треугольником и поеданием. Почти сразу же на арбуз свалилось сверху не виданное биологами нашей планеты существо. Внешне оно чем то напоминало миниатюрную горгулью, только мордочка была больше сродни африканским сурикатам, такая же простодушная и ехидная одновременно, ну и уши у него были как у… большие в общем уши, при желании можно было использовать в виде дополнительных крыльев.
        Зверек вцепился в арбуз всеми четырьмя лапами, обнял кожистыми крыльями, как величайшую драгоценность и снова застрекотал. При этом видно было, как его раздирает желание прикарманить оба плода.
        - Какая прелесть! - восхитилась я и протянула к нему палец. Зверек сердито отмахнулся хвостом и задней лапой одновременно.
        - А кто это такой? - обратилась я к ловцу на арбузы.
        Диц почесал воришке за ухом, тот немедленно прекратил стрекотать и залез лапой в дырку на ягоде.
        - Это альтернатива ваших енотов. Живут обычно в наших замках на чердаках или в лесу, в дуплах. Мы их называем… - Тут вампир выдал длинное труднопроизносимое слово, которое я не смогла запомнить. Глядя на мое лицо, вампир снизошел до перевода, - Это означает «теряющий тело». Смотри.
        Вампир громко щелкнул пальцами над ухом животного и тот в один момент выцвел, а потом стал в полоску, как арбуз, только глаза, нос и когти остались прежними.
        Так вот почему мы его обнаружить не могли! Ничего себе, мимикрия.
        - Покорми его, и он будет твой навеки, - посоветовал вампир, а я тут же выполнила его указание, разрезала заветный плод на две половинки, предоставляя свободный доступ зверьку к желанной добыче. Он недоверчиво принюхался, посмотрел на меня, словно сомневался в добродетельности намерений и выдал сложную трель, ну а потом все-таки сдался и закопался с головой в арбуз.
        Он выгрызал его как оса-листоед, проделывая в мякоти аккуратные круглые дырки. Вскоре весь зверек покрылся слоем сока, погуще на морде, груди и брюхе, поменьше - на спине и крыльях. Его ровная серая шерстка стала дыбом и приобрела грязно-розовый оттенок. Наконец, полностью уничтожив половину арбуза, зверек сыто икнул и вразвалочку побрел ко мне поближе, свернулся калачиком, насколько это позволил живот, счастливо вздохнул и заснул. Хвост он для надежности положил на второй арбуз, я так понимаю, для того чтобы не сперли. Взлететь он даже не попытался, и правильно сделал.
        Мы долго потом гадали, как могло уместиться в животном размером с ворону килограмма четыре еды. Диц сказал, что это природный феномен, которому глупо искать разъяснения, а надо просто принять таким, какой он есть.
        Получив такой тонкий, с точки зрения психологии, совет, нам ничего не оставалось, как ему последовать. Не сходя с места, тут же присвоили ему имя, ориентируясь на подергивание хвоста. Если сильно дергается - значит, не нравится, если совсем неподвижен - значит, не отзовется. Сошлись на нейтральном и назвали «Адольф». Он и впрямь напоминал его профилем и диктаторскими замашками. Хотя эти замашки проявлялись только в отношении еды. То ли он в детстве сильно недоедал, то ли просто характер такой, не знаю.
        Адольф прижился он у нас и стал всеобщим любимцем. Научился гонять ворон, выщипывая им из хвоста перья. Птицы от такого хулиганства приходят в ярость, и больше всего их злит тот факт, что они не могут понять, кого считать в этом безобразии виновным и на крайний случай сопровождают крикливым эскортом всех обитателей нашего дома.
        В свободное от развлечений, еды и сна время зверек любит сидеть на чьем-нибудь плече, выбирая из людей человека понадежнее. Он цепляется всеми четырьмя лапами за плечо, обвивая для надежности длинным хвостом шею, и время от времени балансирует полураскрытыми крыльями. Вид у него при этом, как у часового при исполнении. Особенно когда настораживается и широко раскрывает свои локаторы. А еще он самый главный помощник нашего охранника, потому как совершенно не переносит ругани и криков, стоит разгулявшемуся гостю преступить негласный закон, как Адольф отважно кидается вразумлять хулигана и делает он это своеобразно: щедро обдает провинившегося содержимым кишечника. Вы просто не представляете, как это оказывается, дисциплинирует!
        В общем, живем мы теперь еще дружнее, чем раньше, потому как это правило Адольф распространяет даже на соседей. Зато и скандалы на нашей улице во всех домах прекратились, тихо теперь вечерами, мирно так, сиренью пахнет…. Я вот думаю, может выпросить у вампиров с десяточек этих миротворцев, да расселить по всему городу, может, научат нас друг друга любить.
        Пятница тринадцатого
        История девятая, заключительная
        Лето потихоньку набирало силу, кончились дождливые дни, стал спадать паводок, обнажая мокрые песчаные пляжи вдоль рек и зеленую траву лугов в пойме.
        Погода установилась такая, что хотелось за город, купаться и нежиться на лоне природы. Однако в выходные на дорогах караванов из машин пока не наблюдалось, и даже на собственные дачи народ выезжал неохотно.
        Вот в Африке или в Индии есть сезон дождей, на морских побережьях есть курортный сезон, а у нас, словно в насмешку - сезон, когда в светлое время суток на улицу желательно даже нос не показывать. Причина этому весьма банальна и называется она
«мошка».
        Это маленькие невзрачные насекомые с крылышками, что вьются прозрачным серым облаком в воздухе. Безобидные с виду, и с отвратительными повадками, на их фоне привычные комары кажутся милыми и скромными.
        Комары зудят, предупреждая «иду на вы», мошка нападает молча, как грабитель из-за угла, комары деликатно протыкают кожу своими хирургическими хоботками, мошка выгрызает куски плоти, вызывая ее воспаление. Ее не останавливают преграды, она забирается в нос, уши, волосы, проникает под одежду и кусает, кусает, кусает….
        Справиться с ней можно двумя способами: первый - не дышать, второй - обмануть, притворившись несъедобным. Первый способ сразу вступает в противоречие с нашей физиологией, второй вызывает повышенный спрос на ванилин, поэтому с появлением мошки с прилавков магазинов этот продукт исчезает, а горожане начинают благоухать, как сдобные булочки, создавая у приезжих впечатление, что 80 % нашего населения работает в кондитерских. Может, ванилин помогает, лично я пока не заметила, исходя из собственного опыта, говорю, что спасаюсь только движением, мошка не умеет устраивать засады, и вообще довольно медлительна. Но стоит только остановиться…
        Когда я смотрела по телевизору американские фильмы ужаса с говорящими названиями:
«Муравьи», «Птицы», «Пауки», я думала, что сценариста с режиссером неплохо было бы зазвать к нам в город в июне месяце, когда материала для стимуляции фантазии предостаточно. Во всяком случае, на фильм под названием «Небесная кара» точно хватит. Можно и по-другому назвать: «Бич небес», «Прямокрылая смерть», «Доживем до июля», или, особо не мудрствуя «Мошка». Даже кадры будущего фильма себе представляю.
        Выцветшие от солнца улицы, маленький пыльный смерч крутит клочки бумаги, на дороге брошенная кукла (можно мячик, плюшевый мишка или что-нибудь в этом роде).
        Вереница бесхозных машин, заколоченные окна домов и полное безмолвие. И вдруг - гулкая дробь шагов и хриплое сбивающееся дыхание!
        По пустому городу в панике бежит мужчина. Он выбился из сил, но боится остановиться, бежит, падает, оглядывается, снова встает и снова падает, обдирая в кровь руки. Бежит, на ходу доставая ключ от дома и когда спасение уже близко, ключ заклинивает в замке, а в следующее мгновение на него с неба обрушивается серая шевелящаяся масса и уносит несчастного в воздух, на лету обгладывая жертву до костей, страшный вопль…
        И перед собачьей будкой с небес падают чистые кости, а поверх этой скорбной кучки
        - скалящийся череп. Ну и вместо собаки в конуре тоже, само собой только желтый остов.
        Главные герои долго спасаются, прячась по подвалам, теряя и оплакивая друзей, потом узнают что эта мошка - мутант, созданный в тайной лаборатории для оборонных целей.
        Находят сумасшедшего биолога, ее создателя, который внедрил в себя ген этого насекомого и теперь даже думает, как она. Биолог, конечно же, знает формулу секретной отравы или хранит яйца стрекозы, тоже понятное дело, мутанта, способной сожрать всю мошку за один прием.
        Главные герои (желательно парень и девушка любящие друг друга, можно взять отца и дочь, но тогда отцу придется геройски погибнуть, а дочери встретить свою будущую любовь на пороге смерти, в общем, вариантов много), так вот главные герои убивают биолога, у которого уже стали расти крылья и дополнительные челюсти, высиживают яйца, разводят стрекозу и спасают мир в последний момент, когда мошка уже занимает ближайшие двадцать, нет, пятьдесят городов!
        Нация, в лице президента, благодарит героев лично, или по телефону, они усталые, но счастливые упоенно целуются на фоне заката и догорающего города, а в отдаленном затопленном подвале из личинки выбирается, ехидно потирая мохнатыми лапками, плод нездоровой любви мошки и стрекозы.
        Завершающий кадр - голос старушки, зовущий Шарика, крупным планом собачья будка, порванная в клочья цепь и снова желтый остов собаки. На костях во весь экран следы от ужасных укусов, старушка за кадром громко вопит и замолкает. Потом энергичная пугающая музыка и титры на фоне коричневых фасеточных глаз.
        Мда… Продать идею, что ли, да только наши режиссеров пока такие темы не интересуют, они все больше про криминал, если только подождать лет этак двадцать, или найти посредника в Голливуде…
        Я посмотрела на вьющуюся мошку и показала ей язык. Хорошо иметь среди постоянных посетителей магов, теперь этим гнусным насекомым остается только тупо тыкаться в невидимую преграду и исходить слюной в бессильном желании добраться до наших аппетитных тел.
        За ближайшим столом деликатно кашлянули и я опомнилась, у меня же гость ждет чай и малиновый мусс! Я виновато посмотрела в его сторону, быстренько заварила зеленый с жасмином, достала мусс из холодильника и водрузила все это на поднос.
        Старенький маг тем временем упоенно читал газету. Газета была древняя, предновогодняя, с большой статьей о том, что год грядущий нам готовит. Кажется, маг пугался, хотя, что ему сделается, он же все равно в этом мире бывает редко, да и то не дальше нашего двора. Не доверяет он человечеству, у него ярко выраженная фобия, следствие неудачной встречи с инквизицией в средние века. По моему, он и прессу читает только из желания убедиться, что наш мир с тех времен в лучшую сторону не изменился, а раз так, то значит, нечего на него смотреть.
        Старичок поблагодарил за чай и выложил на стол карты. Я знала, чем он займется, начнет составлять собственное предсказание, которое окажется еще хуже. Эта сцена повторялась с завидной регулярностью, я и газету из-за него выкинуть никак не решалась, но сегодня у меня были собственные планы и на старичка, и на его таланты. Дело в том, что приход мошки для меня является верной приметой того, что мой собственный день рождения уже не за горами.
        В этом году по мере его приближения наши друзья стали одолевать меня вопросами, буду ли я его справлять. Это вызывало сложную смесь чувства досады и недоумения. Ну, с какой стати я вдруг стала бы менять устоявшуюся традицию?
        Так уж завелось, что день рождения я справляю исключительно в день рождения, когда бы он ни выпал. Эта традиция появилась после того, как я была вынуждена в течение недели каждый вечер принимать гостей. И теперь, уже много лет, все мои друзья в курсе, приходить надо только 13, ни на день раньше, ни днем позже, так что совершенно было непонятно к чему такие вопросы.
        Почесав затылок, я полезла в календарь и обнаружила, что в этом году праздник выпадает на пятницу. Тринадцатое, да еще пятница… Классика…
        Переносить или отменять событие я не собиралась, но на крайний случай решила воспользоваться услугами захожего мага, раз уж подвернулся, и узнать прогноз на этот день. Прогноз событий, я имею в виду, ну и погоды - до кучи. Пришлось немного поканючить «дяденька погадайте», и подарить старичку кило шоколадных конфет, прежде, чем он согласился проверить степень опасности долгожданного праздника. На мое счастье у мага было еще три часа совершенно свободного времени, он назначил встречу в нашем трактире и, забыв время, явился намного раньше, чем следовало, так что он не сильно сопротивлялся.
        С замиранием сердца я взирала на готовящееся зрелище. На столе расстелили черный плат, маг достал темный кристалл, рассыпал вокруг него прозрачный порошок, расставил круглые разноцветные камешки, по числу планет, зажег по углам стола свечи, чем-то сбрызнул и спросил точное время, дату и место моего рождения. Я рассказала, что помнила. Сомнения были на счет времени, приблизительно в пределах одного часа.
        Маг заверил, что такая мелочь особого влияния не имеет. Потом он принялся беззвучно шептать заклинания и чертить мелом какие-то сложные узоры на материале. Вокруг нас сгустились сумерки, и существенно потемнело., как во время солнечного затмения.
        Ничего себе магия!
        Тем временем, кристалл осветился изнутри, постепенно поменял свой цвет с почти черного на ослепительно-белый, и засиял, отбрасывая вокруг разноцветные блики.
        Порошок по крупинкам поднялся в воздух и собрался в сверкающее кольцо, сразу напомнив мне курс астрономии в школе и одну из планет солнечной системы. Камушки тоже взлетели, медленно закружились вокруг кристалла, придав еще большее сходство с показательным уроком в планетарии. Потом сияющая пыль потянулась от камешка к камешку и образовала…. пентаграмму!
        Маг озадаченно помял подбородок, сделал пас руками, снова чем-то сбрызнул. Пентаграмма стала ярче.
        - А если родить меня на час раньше? - с надеждой на ошибку взмолилась я.
        Старик пожал плечами, собрал ингредиенты в кулак и снова повторил процедуру. Ничего не изменилось, пентаграмма продолжала вызывающе светится в воздухе.
        - А если на час позже?
        Маг сердито покосился, но смолчал и пошел у меня на поводу. Пятиконечная звезда и не думала исчезать.
        - Такой прогноз на этот день, да? - грустно признала я свое поражение.
        - Нет, - покачал головой волшебник, - Это расположение звезд в момент твоего рождения!
        - Редкое сочетание, - с видом знатока причмокнул губами старик.
        Так это что, на всю жизнь?! Лучше бы не гадала!
        - Мало того, что родилась тринадцатого, так еще под таким знаком!
        Маг поспешил меня успокоить, - Хороший знак, древний. Видишь, звезда острием вверх направлена!
        - И что из этого? - настороженно спросила я, готовясь к новой порции знания.
        - Это добрый символ, вот если бы она вниз смотрела…
        Я вспомнила, что на доброй половине флагов лидирующий государств тоже имеются звезды, и успокоилась, значит точно хороший символ.
        Маг, между тем, достал еще один мешочек, высыпал из него в чистую пепельницу сухой травы и поджег. Вонючий дымок потянулся в небо и в нем, как в тумане высветилась звезда поменьше, на этот раз острием вниз. Маг смущенно хмыкнул.
        - А это что, прогноз на старость? - огорченно поинтересовалась я.
        - Нет, это на пятницу. Нехорошо, получается, - пробормотал маг, а то я сама не вижу что не хорошо.
        - Изменить можно?
        Маг скосил на меня глаза и деловито поинтересовался, - Барбарисок добавишь?
        - Добавлю! - пообещала я.
        Маг с силой потер руки, а затем начал совершать всяческие манипуляции, периодически вежливо спрашивая разрешение на исправление временных энергетических потоков и очищения моей ауры. От его действий «нехороший» знак постепенно побледнел, уменьшился и исчез, на мгновение, преобразившись в улыбающийся смайлик. Такие обычно ставят в конце приветствия старые знакомые, обнаружившие вас в инете.
        - Вот и все! - облегченно сказал маг. Справляй себе на здоровье, ничего не бойся.
        - Большое спасибо! - искренне поблагодарила я и хотела, было уйти за обещанными конфетами, но старичок остановил меня.
        - Подожди!
        Потом он прихлопнул ладонями светящуюся пентаграмму, повел руками, как завзятый фокусник и сказал, - Закрой глаза и протяни руку.
        Я послушно выполнила требование. В раскрытую ладонь упало что-то маленькое и легкое, а маг сказал тоном деда мороза, - Это тебе от меня, подарок на день рождения!
        Я открыла глаза. На ладони лежала маленькая серебряная пятиконечная звезда, заключенная в круг.
        - Это древний символ защиты. Носи его с собой всегда. А еще это символ твоего выбора, - маг улыбнулся и подмигнул.
        - Какого выбора? - подозрительно спросила я.
        - Пять лучей, пять рождений и смертей. Во время пятой жизни надо будет выбрать, с кем ты останешься.
        - А сейчас которая? - подумав, спросила я.
        Маг прищурился, повел сухонькими пальцами над моей головой и уверенно сказал, - Третья! Что, все еще хочешь узнать, кем ты была в прошлых жизнях?
        - Не надо, сама догадаюсь, - отвергла я это щедрое предложение и пошла за конфетами, добавив к ним небольшой велосипедный рюкзачок, а то торба у волшебника выглядела совсем ветхой. Маг очень обрадовался нежданному подарку и ушел довольный.
        А день рождения… Пятница тринадцатого и есть, пятница тринадцатого, никакого мага на нее не хватит.
        День вроде бы начался удачно. Я легко проснулась, муж вручил мне подарок, который к тому же оказался долгожданным, всей семьей успели убраться к приходу гостей, как раздался звонок в дверь. Гадая, что за ранние пташки изволили пожаловать, я открыла дверь и узрела… черное легковое авто буржуйского происхождения, дольно потрепанное, и представителей доблестной милиции, в количестве двух человек. Представители представились, монотонно пробарабанив свои должности, фамилии и причину прихода.
        Из этого словарного потока я выделила ровно два четких слова: «обыск» и «понятые». Сначала я решила, что нас зовут на обыск понятыми, но, оказалось, искать будут у нас!
        - А что собственно ищем? - осторожно поинтересовалась я.
        - Сектантские документы, религиозную литературу того же направления, сатанинские символы, останки жертвоприношений, списки членов секты, - бодро отрапортовал один из следователей.
        - Чего?! - изумилась я, а потом поняла, откуда ветер дует, и едва сдержала истерический смех.
        Несколько дней тому назад мой ребенок опрометчиво пустил на порог представителя распространенного в нашем городе религиозного течения, чего-то там свидетелей. Тощая тетенька с блаженным выражением на лице с ходу принялась втулять моему сыну о грядущем конце света, единственном пути к спасению и прочую муть. Я этих товарищей вообще-то не жалую.
        У меня с детства аллергия на все лозунги про «единственно верный путь». И вот теперь одна из этой братии, вела душеспасительный разговор с моим несовершеннолетним сыном, одновременно цепко оценивая наше хозяйство опытным глазом доморощенного финансиста! Я моментально разозлилась и выскочила завершить беседу, как была, с ножом в руке и с Адольфом на плече, в компании вьющегося под ногами черного кота.
        Блаженная улыбка слиняла с лица проповедницы, буклеты с изображением разноцветных смеющихся лиц посыпались на землю, и она попятилась к выходу.
        - Вам чего? - сердито поинтересовалась я, приготовившись разразится тирадой, если ей вдруг вздумается и мне проповедовать.
        Женщина невоспитанно ткнула пальцем в мою сторону, потом она несколько раз беззвучно открыла рот, и завопила, как в известном фильме Гайдая, - Демоны!
        После чего кинулась вон. Адольф тут же возмущенно застрекотал, обидевшись на ругательство. А проповедница со страху никак не могла сообразить, в какую сторону дверь открывается, и пыталась ее снести немощным плечом. Ничего, калитка у нас железная, и не такое может выдержать!
        Пока женщина билась о железо в истерике, я с подозрением оглянулась. За спиной стоял ухмыляющийся орк. То-то она вопила во множественном числе.
        Орк демонстративно оскалился, обнажая красные десны и острые зубы, перекинул с руки на руку топор и громко спросил, - Подарок для мессира?
        Это он так шутить изволил. Я помянула про себя собственную глупость и день, когда я решила прочитать ему книгу Булгакова. Показала тайком орку кулак, и стала осторожно приближаться к припадочной, которая, услышав слова Воржека, забилась в угол и приготовилась умирать.
        Не успела я к ней подобраться, как ее глаза снова остекленели, и она прошептала, - Нет им числа… И будут они искушать душу человеческую!
        И снова воздух сотряс крик, - Сгинь суккуб!
        Даже оборачиваться не стоило, я итак знала, что к орку присоединился кто-то из остроухих, больше никто из моих посетителей своим видом «искушать» невинные души не мог. Для меня же в тот момент было важным только одно, побыстрее ее выдворить, потому что Адольф на плече начинал нервничать, а чем это кончается я прекрасно знала.
        Я спешно открыла ей дверь и отошла в сторонку, сопроводив этот акт доброй воли довольно невежливыми словами, - Катись-ка ты милая отсюда, пока мы добрые, а то передумаем и все-таки искусим тебя, только всем миром!
        Несостоявшаяся мученица опрометью вылетела на улицу, растеряв оставшуюся литературу.
        - Макулатуру забери! - крикнула я ей вслед, но свидетельницы и след простыл.
        А Адольф все-таки ее обгадил. Летает он быстро.
        После бегства проповедницы пришлось на крайний случай обновить защитные заклинания, а то известно, чем в нашем мире с демонами борются, и провести пару поучительных бесед с Воржеком и Илварителем на тему «Что такое конспирация и почему она так важна». Несколько суток у дома маячили неизвестные личности, но ни во что это так и не вылилось. Во всяком случае, я так думала, но оказывается, несостоявшиеся пасторы все-таки настучали на наш дружный коллектив в компетентные органы. Видно рассказ получился красочным, раз ордер на обыск дали.
        Ну, ну, посмотрим, что они смогут найти…
        Я уселась на диван и разрешила, - Ищите.
        Один из милиционеров обратился прочувственной речью к понятым, а мне посоветовал,
        - Вы смотрите за мной внимательно, вдруг что-нибудь подложу.
        Я уж не стала его пугать, что и без меня за ним есть, кому посмотреть. В одном из углов небрежно оперевшись спиной о стену застыл белоголовый вампир. Что-то он зачастил к нам, надо будет у Освальда поинтересоваться, чего это он к нам шляется. Два, три раза на неделе заглядывает, миротворец. Придет, сядет на стул у бара и давай байки про житье вампиров травить. Про их замки, обычаи, традиции, даже анекдоты иногда рассказывает.
        Юмор у них, правда, все больше черный. И чего ходит…. Нет, в принципе мы не против, рассказывает он интересно, но все-таки есть в повышенном интересе вампиров к людям что-то от гастрономии, при этом сами понимаете, кому отводится роль сочного ростбифа.
        Оперативники, тем временем, вяло ковырялись в шкафах и на книжных полках. Вскоре были изъяты и сложены в аккуратную стопочку на вынос Библия, Бхагават-гита, Коран, тоненькое задрипанное издание нумерологии, несколько книжонок из серии «исцели себя сам», славянские мифы и книга «Магия друидов», а также пару рассказов моего собственного сочинения и медицинский скальпель. После внимательного рассмотрения забрали только рассказы и стальной скальпель, служивший в доме верой и правдой вместо отвертки.
        Забавно было со стороны наблюдать, как милиционеры бродят мимо стен увешанных разнообразным холодным оружием и не видят его.
        Наш дом был до такой степени напичкан магией, что стал жить по собственным законам, например, он тщательно скрывал от нежелательных гостей кое-что из предметов интерьера, или немножко пакостил по мелочам. Мог запросто сам открыть замок для того, кому доверял, наверное, думал, что имеет право на собственное мнение. Из-за этого его стремления к независимости, мне пришлось срочно менять привычки и заводить в качестве домашней одежды что-то длиннее футболки, с расчетом на внезапных визитеров.
        Зато теперь мы точно знали, кто ему несимпатичен, потому, что выбраться от нас без легких травм, нанесенных свалившимся из ниоткуда предметом, этот человек не мог.
        Интересно было бы узнать, что они видят вместо моей коллекции конфиската?
        Словно прочитав мои мысли, соседка-понятая кивнула на боевой топор степного орка, висящий на самом видном месте, и спросила, - Сама вяжешь?
        - Что вяжу? - не поняла я.
        - Ну, это, макраме!
        Вот спасибо, родимый, вот удружил!
        Я представила, как соседка пытается взять в руки это рукоделие весом кило эдак в
20 и роняет его от неожиданности на ногу…
        - Бабушкина наследство, - соврала я, в надежде, что меня не попросят поделится опытом.
        - А… - уважительно сказала соседка и снова замолчала, целиком погрузившись в созерцание предметов рукоделия «бабушки».
        Милиционеры меж тем плавно переместились во двор, я немного замялась около вампира.
        Диц окинул плотоядным взором спину удалявшегося сотрудника министерства внутренних дел и поинтересовался, - Ну и как тебе, не скучно среди них?
        После памятного разговора с магом, я поняла, о чем он спрашивает.
        - Заскучаешь тут, вон какая у них буйная фантазия, - проворчала я, имея в виду полоумную сектантку, и поинтересовалась, - А тебе то с утра, почему не спится?
        - Вот, пришел тебя с праздником поздравить. Слышал, у тебя уже есть один подарочек, - вампир подцепил пальцем висящую на скромной кожаной тесемочке серебряную звезду.
        Терпеть не могу такой фамильярности, даже от долгожителей, но перечить Дицу я пока не решалась. Белоголовый чиркнул ногтем по ремешку, и он развалился на две части.
        Да, показательный пример того, как могут хорошо наточенные когти заменить перочинный ножик. Вампир достал хитро сплетенную цепочку, кажется тоже из серебра.
        - Живи счастливо, - очень хорошо начал поздравление Диц, - Сколько получится.
        Мда, конец поздравления вполне в духе вампиров, с юмором у них все-таки как-то не очень… с точки зрения людей. Потом Диц тихо исчез, оставив после себя заиндевелый пол. Хорошо, хоть не надгробный памятник, а то Освальд в прошлом году пошутил, припер в подарок здоровущую мраморную статую и уверял, что он ее с меня тайком ваял.
        Ага, с меня, сын принес итальянский словарь из библиотеки, и мы сообща перевели, на постаменте было высечено «покойся с миром», спер, наверное, с какого-нибудь европейского кладбища. Статую установили посреди клумбы, и теперь гости знающие итальянский молча вздрагивают, проходя мимо. Зато мне совершенно ясно, почему о вампирах такие легенды ходят, хотя сами они наивно удивляются, почему народ за ними с кольями скачет.
        Пока я принимала подарки, брошенные на произвол судьбы и собственную совесть, милиционеры бродили по двору, брезгливо обходя столы и стулья. Судя по их гримасам, макраме из мебели не получилось, а получилось нечто такое, о чем и спрашивать то было неудобно. Зато блюстители закона быстро свернули свои поиски и засобирались домой. Я помахала им на дорогу ручкой, и пошла, раскладывать вещи по своим местам.
        Вечером, когда одно застолье уже подходило к концу, а на второе только-только собирались гости, я выяснила важную вещь. Человек верит в то, во что привык верить. Мои друзья из людей немного засиделись, я немного выпила и совершенно забыла, что так и не дала команды прийти на праздник в нашей одежде. Так что предстали мои иномирные друзья во всей своей этнической красе. И, тем не менее, никто на них косых взглядов не кидал, за уши не хватал, прикус не разглядывал. Напротив, одна из подруг только посетовала, что я не предупредила ее про карнавальные костюмы. Еще через пару часов люди и не люди смешались в одну компанию, нашли общие темы для разговоров, и чувствовали себя вполне комфортно, изощряясь в совместных тостах и шутках в адрес именинницы.
        Далеко за полночь гости стали разбредаться по домам, за столом осталась теплая компания, состоящая из двух эльфов, орка и пары вампиров, мои домашние, за исключением Адольфа и кота, пошли спать.
        Вокруг царила ночная тишина и покой, но умиротворения я не чувствовала. Даже совсем наоборот, мне не терпелось заняться одним делом. Наконец-то я могла приступить к допросу с пристрастием, у меня после разговора с магом так и горело задать пару-тройку вопросов неким лукавым господам.
        Я обвела их долгим внимательным взглядом, выдержала паузу и спросила, - Ну и долго вы по моим ушам ездить будете?
        Эльфы переглянулись и смущенно заерзали. Орк хмыкнул, Освальд вопросительно задрал брови, а Диц скрестил руки на груди и удовлетворенно откинулся на спинку стула, а у меня возникло стойкое ощущение де же вю.
        - Кто начнет первым? - сладким голосом поинтересовалась я.
        - Ты о чем? - осторожно поинтересовался Селивен.
        - О том самом! - с нажимом сказала я и достала из-за пазухи серебряную звезду.
        - Ты знаешь?! - ахнул Илваритель.
        - Знаю, - кивнула я головой, - И жажду подробностей. Только не надо мне говорить, что вы сюда просто ради общения ходите!
        Увидев, как вытянулись от обиды лица друзей, я сбавила обороты и внесла поправку,
        - Хорошо, уточняю - в первый раз пришли! А будете молчать, я расспрошу вампиров, что-то мне подсказывает - они мне все расскажут.
        По узким губам Дица пробежала легкая усмешка, и вампир утвердительно кивнул головой.
        - Хорошо, - вздохнул Селливен, - Мы все расскажем. Понимаешь, когда-то ты родилась…
        - Эльфийкой. Знаю, - продолжила я.
        - Не совсем эльфийкой, - мягко возразил Селливен, а его товарищ уточнил, - Твоя мама была волшебницей.
        - А папа? - насторожено спросила я.
        - Он эльф, - ответил Илваритель, и я поняла, что мой родитель из прошлой жизни и поныне здравствует.
        Селливен тем временем продолжил, - Твоя мама была очень эмоциональной женщиной, а уж когда забеременела….
        Эльфы снова переглянулась и я догадалась, что беременность она переносила плохо.
        - Однажды, поругавшись с твоим отцом, она заявила, что не желает, чтобы ее ребенок был эльфом, потому, что все эльфы зануды. Твой отец не нашел ничего умнее, как сказать, что у тебя не будет выбора, - Селливен усмехнулся, - Твоя мама очень рассердилась.
        Илваритель кивнул и уточнил, - Она сказала - «посмотрим», и у тебя появился первый шанс родиться за пределами леса Венеллы. Она была очень сильной волшебницей.
        - А когда появились остальные? - полюбопытствовала я.
        Селливен вздохнул, - Они ссорились во время ее беременности еще четыре раза.
        - Что было дальше?
        - Ты родилась, выросла, влюбилась и почти выбрала себе мужа, как тебя… - эльф замялся.
        - Убили, - подсказала я.
        - Да, - кивнул он головой.
        - А кто?
        Илваритель пожал плечами, - До сих пор точно не известно, но, кажется орки.
        - Да? - искренне удивилась я и посмотрела на Воржека.
        - Не мои! - отрезал орк, - Мы живем южнее.
        - Кажется ты пыталась познакомится с горными орками, - тихо сказал эльф, - Но они ударили тебя копьем.
        - Понятно, - сказала я и поежилась, кажется, я знала, куда они попали.
        Мое тело до сих пор помнило это, отзываясь сдавленной болью при сильном испуге где-то в районе грудной кости.
        - Потом я родилась среди вас? - повернулась я к вождю клана Кровавой росы, хороший ход, родится в следующей жизни среди расы собственных убийц и отомстить таким образом.
        - Да, - кратко обронил орк и выудил на всеет божий сначала массивное золотое ожерелье, состоящее из связанных между собой звеньями искусно выполненных диких зверей.
        - Твое, - хмуро бросил он. Потом покопался за пазухой и извлек небольшую статуэтку, тоже золотую, видно с поиском материала для своих творческих идей орки особо не напрягались.
        Статуэтка изображала сидящую на пятках ор…. Черт, не помню, как называют соплеменниц орки. Ладно, слово женщина вполне универсально. Широкий рот, скуластое лицо, накачанные мышцы. Нож за массивным поясом, на выпуклой груди ожерелье. Синей эмалью выведена тонкая татуировка на лице, а глаза… глаза мои.
        Забавно.
        - Это ты.
        Я посмотрела на орка, его глаза были тоскливы, как у одинокого пса, он снова спрятал золотую фигурку за пазуху. Мне стало его жалко.
        - Как я умерла?
        - Тебя убил эльф! - рыкнул Воржек.
        Ничего себе! Я повернула голову к эльфам, смутное ощущение какой-то ускользающей, но важной детали заставило меня замолчать и попытаться сосредоточиться. Взгляды длинноухих были виноватыми.
        - Ну-ка, переведите мне, что я тогда ляпнула этому калеке дважды раненому? «Эл, веленет ротен, деинеол?!» Так кажется, это прозвучало. Ну?! - мое терпение подходило к концу, а эльфы как воды в рот набрали!
        - Ты снова убьешь меня, Дениол, - неожиданно раздался ленивый голос вампира.
        Точно! Именно это она и означала, то-то он подскочил как ужаленный, даже про ногу раненую забыл!
        - И за что это он меня? - голос прозвучал сдавлено, все-таки не каждый день узнаешь, кто твой убийца, хоть и не в этой жизни.
        - Он ненавидит орков, они убили его младшую сестру… - взглянул исподлобья Илваритель.
        - Только не говори, что его сестрой была я, - брякнула я от растерянности.
        - Ты знаешь?!! - изумленно выдохнули в голос эльфы.
        - Теперь да, - совсем ошалела я, - А он, кстати, в курсе?
        - Дениол знает. Ты не сразу умерла, сначала ты назвала его по имени.
        Мда, представляю себе изумление парня, когда умирающая зубастая вражина, прежде чем испустить дух, почему то зовет его по имени.
        - У тебя есть две черты, по которым тебя можно легко узнать.
        - Глаза, да?
        - Да, - серьезно кивнул Селливен, - И день твоего рождения. А еще твоя способность открывать пути, она досталась тебе от матери.
        - Так эту дверь не вы открыли?!!!
        - Как сказать, - вступил в разговор Диц, - До встречи с Освальдом в тебе было слишком много человеческого. Ты больше не принадлежала нашему миру, но его укус немного тебя… взбодрил. Заставил поверить. Остальное было делом времени.
        - Так чего же тогда вы явились ко мне целой делегацией?!
        - Разве идея была плохая? - усмехнулся Освальд, - Ты получила интересное окружение и стабильный доход, а твои друзья и родственники из прошлого могли теперь спокойно тебя оберегать в настоящем. Скажи еще, что мы сломали твою жизнь.
        Я задумалась. Последние несколько лет, пожалуй, были самыми счастливыми, так что ругаться повода не было.
        - Ну а вы мне кто? - строго спросила я эльфов.
        - Двоюродные братья, - признался Илваритель, - Мы вызвались тебя оберегать от опасностей, когда твой отец искал тебе охрану.
        Свихнуться можно, сколько вокруг новых родственников появилось. Я вспомнила про орка и осторожно сказала, - Воржек, ты понимаешь, что я больше не твоя… гарха?
        И боясь, что он обидится, торопливо добавила, - Но я рада видеть тебя в друзьях.
        Орк серьезно кивнул головой и ответил, - Здесь ты другая, не похожая на мою Шами, так что не переживай. А чтобы ты совсем не забыла, как выглядят настоящие штирхи, я буду рядом до пятой жизни.
        Вот это да… Не ожидала я от орка такой привязанности, у них же вроде как многоженство развито. Вспомнился образ, вытащенный бесом из глубин моей памяти, и я призадумалась. А почему это, интересно, мое лесное сокровище тут ни разу не появилось?!
        Я повернулась к эльфам, чтобы задать этот вопрос, но они меня опередили, - Он не сможет удержать себя в руках рядом с орком, обязательно кинется в драку, уж больно он их после твоей смерти ненавидит.
        Понятно, у них, как и у нас, все удовольствие на корню портит ненависть.
        - Вот, он просил передать тебе, - Селливен протянул мне серебряное колечко с прозрачным голубым бериллом.
        - Не надо! - отказалась я, - Не в этой жизни!
        Мы еще немного помолчали, каждый думал о своем. Я, например, думала, кем хочу родиться в следующем воплощении, и пока склонялась к магам, потому, что к гномам меня как-то не тянуло, а вампиры поголовно страдали аллергией на термообработку белка, так что кухня у них была весьма однообразна, к тому же у магов столько интересных возможностей!
        Диц, нахально прочитав мои мысли, сказал, - Зато у нас животный мир богаче. Например, за моим замком в горах живет дракон. А еще, мы можем путешествовать между мирами, не дожидаясь пока нас кто-нибудь цапнет, и тоже умеем колдовать.
        Это был весомый аргумент. Что может быть интереснее живых драконов и путешествий между мирами?
        Вампир снова заглянул в мои мысли, довольно улыбнулся, блеснув клыками и… исчез, наглядно продемонстрировав свои видовые возможности.
        Ну, ну, торжествуем, значит, только я ведь тоже смогу в ответ выкинуть какой-нибудь фортель, стоит только хорошенечко захотеть. Посмотрим, обрадует ли их появление в их клане первого вампира вегетарианца.
        Я усмехнулась, посмотрела на своих друзей. Передо мной было мое прошлое и будущее, но печаль больше меня не тревожила, потому что мое настоящее пока меня вполне устраивало.
        Придя к такому выводу, я аккуратно выпроводила засидевшихся гостей, со словами
«завтра увидимся», забралась в постель и блаженно свернулась калачиком под боком у мужа. Адольф спикировал на одеяло, немного повозился, устраиваясь, и затих, кот обиженно мяукнул, обнаружив, что его место уже занято, и ушел спать к сыну, возмущенно подергивая хвостом. Дом щелкнул замком, запирая оставленную открытой входную дверь, и потушил включенный свет у ребенка, опять он, наверное, заснул за книгой. Я закрыла глаза, прощаясь с прошедшим днем.
        Пусть пятница, пусть тринадцатое, но он все равно удался.
23.09.2008 г. г. Астрахань

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к