Сохранить .
Обитель Дмитрий Борисович Леонтьев
        #
        Дмитрий Борисович Леонтьев
        Обитель
        Я чую в близких далях грядущую Россию.
        Исчерпав наважденье, предельный гнет беды,
        Всю слепоту, весь ужас, все подчиненье Змию,
        Она блеснет в сияньи Пастушечьей Звезды.
        К. Бальмонт
        В те годы я много путешествовал. Потерпев фиаско на фронте любовном, я, чтобы отвлечься от грустных мыслей и наползающей депрессии, принял предложение старого товарища, давно с головой окунувшегося в океаны «перестроечного» бизнеса, и возглавил небольшую, но динамично развивающуюся топливную компанию. Литературное поприще, на котором я всегда работал «для души», а не ради «хлеба насущного», на тот момент окончательно разочаровало меня низкими запросами как издательств, так и читающей публики, достойного сюжета, который бы меня увлек, я не находил, а потому решил воспользоваться нежданно предоставившейся мне свободой, и месяцами колесил по просторам России. Я ездил по берегам Волги, Камы, Дона и Двины, лазил по скалам Урала и Карелии, бродил по паркам Саранска и Владимира, Новгорода и Пскова…
        Я всегда легко сходился с людьми, а учитывая невероятную жадность и коррумпированность чиновников, времени на выполнение своих прямых обязанностей я тратил в этих командировках не так уж и много. Сделки заключались, контракты подписывались, и у меня оставалась куча времени для изучения архивов музеев и монастырей, истории городов, замков и крепостей. Сколько красот и чудес я увидел в те дни! Звездопад в ночном небе Нижней Салды и бескрайние луга Татарстана, белоснежные храмы Дивеева и суровую пустынь Белого моря, золото куполов Владимира и бесконечные гирлянды озер Псковщины… Пенза, Саратов, Самара, Тольятти мелькали передо мной нескончаемым хороводом, прогоняя хандру и убаюкивая печали. Сколько хороших, веселых и добрых людей довелось повстречать мне тогда… Но одна из самых интересных встреч произошла в заснеженных лесах Карелии.
        Вдоволь наморозившись у студеных берегов Онежского озера и исколесив вдоль и поперек все Петрозаводски и Медвежьегорски, я возвращался домой.

…На фоне заснеженного и безлюдного шоссе черная ряса монаха была видна издалека. Он стоял рядом с поворотом на узкую колдобистую дорожку с указателем: «N-ский монастырь. 12 км», безнадежно «голосуя» поднятой рукой. Февральские сумерки опускались быстро. Я вздохнул и остановил машину. К монахам я испытывал благодарность не только за их духовный подвиг, но и за тот гигантский объем знаний, которым они делились со мной так щедро в моих странствованиях. А долг, как известно, красен платежом…
        - В обитель? - спросил я, опуская стекло.- Или в город?
        - В обитель, если возможно…
        Монах был молод - лет двадцать пять, не больше. Уже изрядно замерзший, с налетам инея на бровях и усах. Пританцовывая от холода, он ждал моего решения. Я кивнул на сиденье рядом с собой.
        - Что ж вы так припозднились? - спросил я, сворачивая на столь разбитую дорогу, что даже мой джип, и то полз по ней с большим трудом.- Так можно и до утра простоять, ни одной машины не дождавшись.
        - Отец настоятель послал.
        - Строгий?
        - А как же иначе? - даже удивился он.
        - И что же за монастырь у вас? Я и не слышал о таком? Новый?
        - Древний, но очень маленький. Двенадцать человек всего, да еще трое в пустыньке, неподалеку… До революции он очень известен был… Сейчас восстанавливается…
        - Тяжело?
        - Мы живем по афонскому уставу. Это очень строгий устав.
        - Я про восстановление.
        - Ничего, с Божьей помощью… Понемножку… И сами строим, и крестьяне из соседних селений помогают.
        - Из окрестных сел сюда еще добраться надо. Что ж у вас дорога-то такая… На танке не проедешь…
        - Мы живем на пожертвования, нам бы обитель восстановить, а уж дорога - и вовсе отдаленная мечта. Да и монастырь ведь для уединения предназначен, это не село и не город. Мы редко в мир выбираемся. Но когда-нибудь и до дороги очередь дойдет.
        - И вот так по всей России. Такое ощущение, что только в Москве двадцать первый век. Дороги - это наша «машина времени»: преодолел пространство и попал в прошлое… иногда далекое…
        - Много путешествовали?
        - Много. Хотя… Сотни и тысячи городов исколесил, а посмотришь на карту - и трети России не увидел. Огромная у нас страна. И счастье в этом и беда… В какой-нибудь несчастной Швейцарии куда проще все наладить… Ах, ты!..
        Лишь присутствие священника удержало меня от многократного поминания лукавого: колесо не просто прокололось - взорвалось. Хорошо хоть скорость была небольшая, и я сумел удержать машину на дороге.
        - Вот незадача! - пожаловался я, возвращаясь за руль после осмотра поломки.- На ночь глядя, вдали от дороги… И на что напоролся - ума не приложу: не было там ничего…
        - Запасное есть?
        - Есть, но теперь возни на полночи…
        - Да вы не расстраивайтесь: на все воля Божья. К тому же мы уже приехали. Метров через сто поворот, а за ним и наша обитель. Отец настоятель уже ждет нас.
        - Угу,- вздохнул я.- Особенно меня. Ладно, метров сто как-нибудь протянем…
        В сумерках монастырь не производил особого впечатления: какие-то домики, ограда, смутные очертания куполов и колокольни. Я остановил машину у ворот.
        - Благослови вас Бог,- жизнерадостно сказал инок и бодро зашагал по своим делам.
        Покосившись ему вслед, я мысленно представил, где бы ехал, не остановись у этого злосчастного поворота, покачал головой, отгоняя дурные мысли, и вернулся к осмотру колеса. Вариантов у меня было немного, и, сняв куртку, я открыл багажник…
        - Христос воскрес,- раздалось совсем рядом. Погруженный в невеселые мысли, я и не заметил, как
        рядом со мной оказалась согбенная фигура, по всей видимости, очень и очень старого человека, опиравшегося на высокий посох. Ряса и длинная белая борода были видны и в сумерках.
        - Я пришел поблагодарить вас за моего инока,- сказал старик.- Он сказал, что у вас проблемы с автомобилем?
        - Колесо лопнуло. Сейчас поменяю, и…
        - Зачем же маяться на холоде, да еще в такой темноте? Электричества у нас нет, и через полчаса не будет
        видно ни зги. К тому же, потратив время на ремонт, куда вы уже успеете? Ночная дорога и без того коварна, а уж зимняя дорога ночью… Позвольте предложить вам ночлег. У нас есть отличный гостевой домик. Там уже натоплена печь. Вы сможете отдохнуть, выспаться, а завтра, поутру, почините свое авто и, отдохнувшим, продолжите дорогу.
        - Время терять не хочется.
        - Разве вы не сами располагаете своим временем? «Действительно,- подумал я.- Меня никто не ждет,
        а я все лечу сломя голову… Отосплюсь да поеду».
        - Спасибо, отче. Пожалуй, я и впрямь приму ваше предложение.
        - Вот и славно. Берите вещи, а я провожу вас.
        В некоторых из крохотных домиков, прилепившихся к стенам монастыря, теплился свет в окошках.
        - Здесь живут трудники,- пояснил настоятель.- Гости у нас зимой не часто бывают. Летом, иногда, финны приезжают, реже из деревень, и уж совсем редко - из городов. У нас места тихие, безмолвные,- он толкнул дверь избы и покачал головой, вглядываясь в темноту.- Просил же отца эконома оставить свечу зажженной… Но уж очень он у нас хозяйственный…
        - На то и эконом,- сказал я, включая фонарик.- Я ведь мог и не остаться, а помимо экономии еще и пожар возможен. Так что не так уж он и не прав.
        - Послушание эконома не всегда дается самому предприимчивому,- спокойно возразил мне священник.- Иногда это способ привлечь человека к заботе о других. Не в хозяйственной деятельности суть, а в заботе о людях. Это вопрос приоритетов мышления.
        Он зажег стоящую на столе свечу, и неяркий огонь осветил, наконец, его лицо.
        Он был очень стар, куда старше, чем я думал. Живой голос и твердая походка сбрасывали с его возраста лет пятнадцать, но вблизи было видно, как много лет лежит на его плечах. Густая копна белых как снег волос, голубые пронзительные глаза, тонкий нос с небольшой горбинкой - в молодости отец настоятель, должно быть, разбил немало девичьих сердец.
        - Так вы его так наказали - послушанием эконома? - догадался я.
        - Ну что вы… Трудом наказывают в концлагерях. А отца Кирилла я очень люблю. Он помогал нашему монастырю, когда еще был в миру крупным чиновником. Просто власть - это другой мир, там другие приоритеты, другое мышление… А из отца Кирилла получится замечательный монах. Просто не всё сразу… Позвольте, я присяду?
        Смущенный, что не предложил это раньше, я придвинул ему стул.
        - Может, хотите чаю? - спросил я, заметив дымящийся на буржуйке чайник.
        - Нет, благодарю вас… Вы ведь писатель? Были писателем?
        - Как вы узнали? - удивился я.
        - У вас очень характерная мозоль на правом безымянном пальце. От написания простых документов такую не заработаешь… Ну и прочая, хоть и незначительная, но все же совокупность признаков.

«Интересный батюшка,- восхитился я про себя.- В полутьме разглядеть такие мелочи, проанализировать… Мне бы в его возрасте сохранить такую ясность ума… Интересно, кем он был до пострига? Сыщиком?»
        - Да, я по старинке пишу от руки. Стиль получается более легким, живым. На машинке или компьютере и стиль выходит механический, мертвый… Впрочем, кого это сейчас волнует… Люди перестали читать. По статистике, в Англии - стране Шекспира, Мильтона, Байрона и Вальтера Скотта - пятьдесят процентов людей гордятся тем, что после колледжа не прочитали ни одной книги. Да и у нас… люди теперь ложатся на диван и берут в руки «женский детектив», чтоб ни о чем не думать… Понимаете? Людям стало скучно разговаривать с Гете и Достоевским.
        - Женский детектив? - удивился старик.- Незнакомо, но забавно… Не принимайте это за трагедию. Думать - всегда было уделом немногих.
        - Но раньше стремились узнать больше. А сейчас оправдывают тем, что «сил от работы не остается, отдохнуть бы да отоспаться». Никто ничего не хочет. Устали. От всех этих бесконечных войн, революций, перестроек так устали, что, кажется, сдались… Была бы хоть надежда на что-то хорошее впереди - был бы смысл стремиться…
        - Надежда на что? - склонил он голову набок.- Вы говорите о какой-то непонятной, эфемерной надежде. Вы сформулируйте свою мечту.
        - Чтоб вся эта неопределенность кончилась,- подумав, ответил я.- Стабильности бы лет на пятьдесят, чтоб хоть начать восстанавливать все рухнувшее… Благополучия…
        - Вот именно,- грустно сказал он.- Благополучия… У нас смещены «точки отсчета» - вот в чем наша беда. Телега не ставится вперед лошади. Не бывает такого, чтоб сперва для тела, а потом для ума и души. Все важно, но есть приоритеты. В основе всех войн, революций и перестроек лежат не перераспределения благ или борьба идеологий, а борьба духовного с материальным. У нас утеряна правильная «точка отсчета». А без нее невозможно построить ни дом, ни семью, ни государство. Чуть сдвинешь ее, и все рухнет. К тому же Бог - существует…
        - В это-то как раз я верю, но почему в мировом котле событий варится все время именно Россия?
        - Потому что именно у нее еще есть шанс. Старцы говорили о скором возрождении России. Великом возрождении. Надо только поверить и начать идти, меряя все от правильной точки отсчета.
        - Так как же понять, где правильная-то? Все о своей правде говорят. Вот и тащим этот воз, как крылов-ские лебедь, рак и щука.
        - А вы не на слова смотрите, а на плоды. На результаты. Как много и красиво говорили Ленин, Гитлер, Горбачев, а что вышло? Вряд ли я покажусь вам оригинальным, если скажу, что правильной точкой отсчета было, есть и будет христианство. Задумайтесь на секунду: какая другая религия мира дала столько людям? Книг, живописи, архитектуры, музыки, философии? Да и вообще - воспитания человека, его системы взглядов, мышления, жизнеустройства. А это - единственный, неопровержимый аргумент. И, как я уже говорил, надо помнить о том, что Бог - существует, а это весомейшее основание для надежды. Любое наказание рано или поздно заканчивается. А смерти вообще нет… Ну, разве что для атеистов, и то… спорный вопрос… А Россия… За ночью наступает день, за зимой - лето. За духовным обнищанием - духовная жажда. И только вера может объединить людей. Вера, а не партии, национальности и государства. Хотя это и не понравится хозяевам мира сего…
        - Вы о сатане?
        - Да нет, о банкирах… Владельцах транснациональных компаний. О «людях денег». Это они пытаются стать «князьями мира сего». Они уже не провоцируют ни войны, ни революции, а просто потихоньку покупают мир. А люди продают.
        - Но деньги же не отменишь..
        - Ине надо. Деньги сами по себе не страшны. Страшно отношение к ним. Если никто не будет продавать - что же они купят?
        - Если б от нас это зависело,- невесело усмехнулся я.- Стоящие у власти делают что хотят, и мы ничего не решаем…
        - Это кто вас в этом убедил? - приподнял он бровь.- Или напомнить о тех временах, когда наша земля под чужим игом стонала? Если б люди тогда так думали… А ведь тогда куда как безнадежней было… И опасней. Есть старый рыцарский девиз: «Делай, что должен, и будь, что будет». Об остальном Бог позаботится. А вот отчаяние - грех смертельный. Хуже неверия. Потому что так вы и в Бога не верите, и в себя. А если никто ничего делать не будет, то как все изменится? Вы только не теряйте надежду. О, вы еще увидите, как изменится Россия. Как удивятся вокруг этому, казалось бы, уже невозможному преображению… Вы - счастливчик, вы доживете до этого… А я слишком стар… Я уже сполна потрудился, пора и на покой…
        - Ну, зачем же так пессимистично?..
        - Почему же «пессимистично»? Когда умирает монах - это событие торжественное, а не трагичное. Апостол Павел, вслед за Платоном, говорил, что смерть - это приобретение, а не зло. Даже Апокалипсис кончается Царством Божиим, а уж смерть и вовсе не конец, а начало нового. И тот самый пресловутый «конец света» - это победа над злом, и боятся его только те, кто знает, что они воскреснут в последний день лишь для новой смерти. Плохо у нас знают свою веру, вот и маются суевериями. Сейчас я даже порой от священнослужителей слышу, что «согласно Библии христианство проиграет антихристу». Такое ощущение, что конец Святого Писания у них мыши сгрызли.
        - Вы - оптимист.
        - Ну что вы. Я с юности был лишен права на подобное заблуждение. И когда был офицером разведки, и когда сидел в лагерях, и позже, когда стал священнослужителем. Я - реалист. Потому и монах.
        - В разведке?! - восхитился я.- Это еще в советские времена?
        - Почти… Это долгая история… Вы слышали про Иуду Искариота?
        - Все слышали. Предатель Христа. Сейчас, говорят, нашли древнюю рукопись -
«Евангелие от Иуды»
        - Да, я слышал… Бред. Гностическая фантастика. Таких «откровений» много… Забавно, что этот персонаж всегда появляется во время смуты. Во время обострения схватки между духовным и материальным. Словно кто-то раз за разом вытаскивает его из небытия и поднимает на знамена. Так было и в мои времена, теперь и в ваши… Мы с ним давно знакомы… И у меня к нему старые счеты,- чему-то улыбнулся он.- Я имею в виду «Евангелие от Иуды». Не эту, «филькину грамоту» третьего века, которую сейчас рекламируют, а настоящее «Евангелие».
        - Вы его видели?
        - Хотите посмотреть?
        - Спрашиваете!
        Он достал из складок рясы и положил на стол толстую, по всей видимости, очень старую тетрадь.
        - Но это не пергамент и не папирус,- обиженно посмотрел я на шутника.
        - Здесь больше. Свиток тоже есть… Но это вам будет куда интереснее… Вы ведь понимаете английский?
        - Да.
        - Вот и посмотрите. Мне недолго осталось трудиться на этой земле, а это дело надо закончить. Если понимать, что происходило раньше, станет понятно, что происходит сейчас. Потому так опасны для некоторых история и Библия.
        - Странное совпадение, не находите? - задумчиво глядя на тетрадь, спросил я.- Вам, судя по всему, нужен был именно писатель, чтобы дать ему прочитать это… Но вы не удивились, и не обрадовались, узнав о моей литературной деятельности… И вы все время носите с собой эту тетрадь?
        Настоятель едва заметно улыбнулся.
        - Не ищите во всем мистику. Ведь «случайности - это всего лишь непонятые закономерности». Да и существуют такие сферы, в которых случайности - не случайны. К тому же я просто слишком стар, чтобы чему-то удивляться…
        - И монах на дороге просто так стоял? Он ведь ниоткуда не возвращался. Багажа у него не было…
        - Вы устали,- сказал он и поднялся.- Вам надо отдохнуть, а то в суеверие впадете. Не стану отнимать у вас время, отдыхайте, пейте чай, если интересно - посмотрите записи. Завтра мы увидимся, и вы скажете - заинтересовала вас эта история или нет…
        Благословив, он вышел, а я налил себе крепкого, пахнущего травами чая и открыл пожелтевшую от времени тетрадь. Почерк был мелкий, убористый, но аккуратный и хорошо читаемый. Буквы ровные, старательно выведенные, словно усердный школяр упражнялся в чистописании. Во всяком случае, с этой стороны препятствий не предвиделось. Я придвинул свечу поближе и принялся за чтение…
***
        ГЛАВА 1
        История, рассказанная ниже, Правдива.
        К сожаленью, в наши дни
        Не только ложь, но и простая правда
        Нуждается в солидных подтвержденьях
        И доводах. Не есть ли это знак, Ч
        то мы вступаем в совершенно новый,
        Но грустный мир? Доказанная правда
        Есть, собственно, не правда, а всего
        Лишь сумма доказательств. Но теперь
        Не говорят «я верю», а «согласен».
        И. Бродский
        Лондон Кромвель роуд 41 Лично в руки мистеру Ч.
        Достопочтенный сэр! Приношу свои извинения за столь странный тон письма, но, как вы понимаете, он продиктован исключительно соображениями секретности, а не наивности, или, тем паче, никоим образом не проявлением неуважения к вашей персоне. Вам хорошо известно, с какой сыновней благодарностью и величайшей почтительностью я отношусь к вам, принявшем столь деятельное участие в моей судьбе после смерти родителей.
        Считая вас одним из величайших людей за всю историю Англии, я благодарен судьбе за то, что она свела вас в окопах бурской войны с моим отцом, и часть вашего сердечного расположения к нему перелилась и на мою скромную персону. Сам я, в силу юности лишенный опыта, вряд ли смог бы избрать предложенную вами карьеру, а без вашей протекции вряд ли мой рост был бы столь стремителен. Только благодаря вам я имею и столь достойную работу, и столь увлекательное путешествие, из которого и пишу эти строки.
        Как вы уже догадались, я решил вести этот дневник, обращенный к вам, с отчетом о моем путешествии. Я подумал, что, отправляясь в столь дикую, бескультурную и к тому же охваченную безумием революции Россию, я вполне могу подвергаться определенному риску, а стало быть, для вас могут остаться загадкой как моя судьба, так и проделанная мной работа. Из-за смуты, охватившей эту страну, мне тяжело будет отправлять вам отчеты под видом «путевых заметок» журналиста «Дейли грэфик», поэтому я надеюсь, что хоть этот дневник рано или поздно попадет к вам в руки. Со стороны это вряд ли вызовет подозрение: журналистские очерки и есть журналистские очерки, а вот в Петрограде я постараюсь передать его в наше посольство, и вы будете иметь подробный отчет о выполненной работе. В любом случае что-то, но дойдет до вас: либо я, либо мой отчет, хотя лично мне хотелось бы надеяться на первое. Впрочем, если мы с ним окажемся у вас одновременно, я тоже не стану сожалеть. А теперь, с вашего позволения, я начинаю…

6 марта 1918 года наш корабль пришвартовался в Мурманске, высадив на берег сто тридцать морских пехотинцев и вашего покорного слугу: специального корреспондента
«Дейли грэфик» - Джеймса Блейза. Сумасшествие, охватившее Россию, играет на руку немцам, позволяя перебрасывать дивизии с Восточного фронта на Западный, и задача столь малочисленного десанта состоит не столько в том, чтобы помешать противнику овладеть Карелией и выйти к Белому морю, сколько в оказании помощи желающим спастись от большевистского правительства. Русские встречали нас овациями. Они надеются с нашей помощью свергнуть захватившую власть кучку интриганов, но, правда, пока совершенно не знают, что будут делать после этого. Вы были правы: здесь никто не знает, чего хочет, зато все точно знают, чего не хотят.
        Разумеется, я отлично помню наш последний разговор и ваши инструкции по положению дел в разваливающейся на куски России. Я, как и вы, не пылаю особой любовью к этой стране, отличной от нас по мышлению, религии и традициям. Но, кажется, дело обстоит еще хуже, нежели мы предполагали. Я пока еще не обладаю достаточной информацией и потому воздержусь от поспешных суждений. Но все же здесь происходит что-то совсем иное, нежели мы предполагали…
        Мое первое впечатление от России было ужасным. Я даже не говорю про мерзость запустения и анархии, вызванную октябрьским переворотом, но даже сам быт, повальная нищета и безграмотность населения, отсутствие хоть какого-либо воспитания в широких массах вызывают искреннюю брезгливость. Я не понимаю, как такая богатая и большая страна может жить так бедно и неустроенно? Нет, решительно русские не способны к самоорганизации. Им требуется мудрое и решительное управление со стороны, что уже неоднократно доказано их же историей. Голодать, сидя на угле и золоте, и быть столь неграмотными в наступившем просвещенном двадцатом веке? Нет, это безалаберность…
        Непросто мне дается и общение с местным населением. У этих людей совершенно иной менталитет и полное отсутствие какого-либо воспитания. Пока я ехал в вагоне (грязном, промерзшем, лишенном всяческих удобств!), практически каждый из оказывавшихся со мной по соседству, стремился вылить на меня целую кучу бесполезных, назойливых и откровенно раздражающих подробностей о своей жизни, умозаключениях и настроениях. Они явно считают своей обязанностью посвятить в это любого повстречавшегося им иностранца.. Мы, англичане, считаем правилом хорошего тона не только не говорить о себе, но и не расспрашивать о личном других. Здесь же любой человек, на короткое время оказавшийся рядом со мной, пытается нагло и бесцеремонно лезть в мои убеждения, мою жизнь и мое прошлое. Грубость неимоверная. При всем уважении, которое я испытываю к вам, сэр, теперь я не согласен с вашей фразой: «Русских часто недооценивают, а между тем они способны хранить секреты не только от врагов, но и от друзей». Сэр, они вообще не умеют хранить секреты! Впрочем, они вообще ничего не умеют хранить! Наше национальное воспитание, основанное на
строжайшем и ежесекундном самоконтроле, они считают «чопорностью» и
«замкнутостью», и при этом обижаются, словно я обязан играть в игру «Выслушай каждого встречного и расскажи в ответ самое сокровенное». Большую часть дороги, проведенной мной в поезде, я вынужден был изображать спящего. Поезд шел крайне медленно, и я едва не замерз заживо. Вы представить себе не можете, какое колоссальное облегчение я испытал, наконец покинув этот поезд! Но это чувство было недолгим. На станции не было ни одного извозчика! Да что там извозчика: не было даже самого низкопробного трактира, в котором я мог бы обогреться, подкрепиться и расспросить о дальнейшей дороге! Впрочем, если быть совсем педантичным, то стоит сказать, что и самой станции тоже не было. Поезд просто остановился посреди леса, и я имел сомнительное удовольствие узнать, что сугроб, в который меня высадили, и называется «N-ская верста».
        Какой-то бородатый крестьянин в грязном, засаленном тулупе, вышедший со мной на этой же «станции», заметил мою растерянность и, по врожденной русской привычке, полез с назойливыми вопросами: кто, куда и зачем? Раздраженный, я ответил ему, что оказался здесь случайно и никого не знаю. К моему удивлению, этот сердобольный мужик проявил гостеприимство и предложил свою помощь. Он проводил меня до ближайшего селения, оказавшегося верстах в двух за лесом, и завел в какой-то дом на окраине, где представил меня молодой и даже довольно симпатичной хозяйке, как впоследствии оказалось - вдове погибшего год назад солдата. Добросердечная женщина согласилась за умеренную плату предложить мне и обед и ночлег. Я дал нежданному помощнику щедрые чаевые и попросил раздобыть мне лошадь. На том мы и расстались.
        Хозяйка оказалась на редкость гостеприимна. Как джентльмен, я не буду останавливаться на этом подробнее. Скажу лишь, что когда, посреди ночи, в мою комнату ворвались трое вонючих, размахивающих ножами мужиков, я было решил, что вернулся неожиданно «воскресший» муж, и первые несколько минут, как джентльмен, отбивался исключительно по правилам бокса, пока не узнал в одном из нападавших пригласившего меня сюда крестьянина. Сообразив, что меня пытаются банально ограбить, для чего и заманили в эту ловушку, я моментально избавился от угрызений совести и от ведения «джентльменского боя» перешел к приемам грубым, но эффективным. Доносить властям о происшествии смысла не имело и, оставив на попечение перепуганной хозяйки три покалеченных и бессознательных тела, я поспешил покинуть злополучную деревню. Как ни странно, но это происшествие даже несколько облегчило мое путешествие. Дело в том, что у ограды я нашел двух привязанных лошадей, без сомнения, принадлежащих грабителям. Лошади были плохие, тощие и заморенные, но, меняя их каждые три часа, я уже к полудню следующего дня добрался до чистой и вполне
благовидной деревушки, где сумел узнать дальнейшую дорогу и даже найти ночлег у местного старосты. Кстати, поведав о своих злоключениях, я услышал интересное определение произошедшему. Знаете, сэр, как русские называют подобные выходки? «Пошаливают». Сначала я возмутился, а потом сообразил, что это - разновидность местного юмора. Ну кто ж в здравом уме будет называть душегубов -
«шалунами»? Правда, это весьма специфичный юмор, из разряда «черного», но, как известно, в чужом доме свои порядки не устанавливают. А ведь раньше в России было очень хорошее, живое и остроумное чувство юмора. Достаточно вспомнить произведения Грибоедова, Пушкина Гоголя. Русская литература вообще оставляла у меня довольно светлые впечатления. Разве что за исключением романов господина Достоевского, но его размышления, были, скорее, анализом надвигающейся беды…
        Староста объяснил мне, что добраться до монастыря будет нелегко: зима выдалась снежная и затянувшаяся, из-за смуты нарушено даже местное управление, а потому дороги практически непроходимы. А шайки дезертиров и близость Финляндии, не только являющейся союзницей Германии, но и претендующей на часть карельской территории, делают это путешествие крайне опасным. Сами жители стараются сейчас не разъезжать по стране без нужды, держась поближе к родным местам и выжидая, чем кончится смута. Если монастырь, являющийся конечным пунктом моего путешествия, кто-то и посещает, так это только жители ближайших (по русским меркам) двух крохотных селений. Как вы понимаете, сэр, это мне только на руку. Так что я могу констатировать, что за исключением небольших неудобств мне пока что преимущественно везет. Разбойники «предоставляют» лошадей, непогода-интимность и конспирацию.
        Староста-настоятель рекомендовал мне вернуться в Мурманск, а еще лучше в Англию, и не рисковать понапрасну, и был очень огорчен моим категоричным отказом. Мне он показался довольно приличным человеком, и я даже терпеливо выслушал за обедом его длинную и пространную речь о положении дел в России. Странно, но русские так любят обсуждать происходящие в стране события, ничего лично не предпринимая для того, чтобы повлиять на них, что лично мне это напоминает некую разновидность мазохизма. Хотя «депутаты», защищающие интересы и крестьян и рабочих, были в Думе и при царе и сейчас… Зато уж если их доводят до той черты, за которой терять нечего… Может, потому так и кровавы русские бунты, что являются результатом чрезмерного терпения? Бунтует-то потом не просто возмущенный, а доведенный до отчаяния человек, которому терять уже нечего. Наверное, должно пройти не одно столетие, пока они не научатся влиять на собственную жизнь, не позволяя это делать другим. Странная логика: отдать бесконтрольную власть над собой в чужие руки, а потом жаловаться на то, что о них не заботятся и эксплуатируют. Странная надежда
на какого-то «добренького государя-батюшку». Дети. Так надеются дети. Может, в этом же кроется причина и столь трепетного отношения русских к своей вере? На Западе Бога преимущественно боятся, а в России ждут от Него каких-то милостей и утешения, и это не очень хорошо, потому что напоминает знаменитую еврейскую «халяву» - бесплатную еду, даваемую богатыми - бедным, чтобы те смогли отпраздновать Пасху. Это было бы даже трогательно, если б русские не грешили паразитированием на этой надежде. Как говорил мне один пастор, надеяться на чудо надо, но дожидаться его не стоит. В свое время это весьма наглядно доказала Жанна д'Арк, а Наполеон цинично добавил:
«Бог всегда на стороне более сильной армии»… Русских просто отучили от того, чтобы каждый чувствовал себя хозяином своей земли. Они все ждут «одного на всех» хозяина. Пока у них не появится чувство права решать самим, они будут оставаться безвольными работниками в своем собственном доме…

…Сказать, что дорога до монастыря было «плохая», значило бы сильно погрешить против истины. Дороги не было вовсе. Мне приходилось пробираться через настоящие снежные завалы. Одна лошадь подо мной пала. Вокруг не было даже следа присутствия человека, и я уже начал было попадать под тоскливую хандру этого бескрайнего белого безмолвия, когда услышал сквозь за-унылое завывание ветра далекий колокольный звон.
        Еще несколько мучительных, но все же исполненных надеждой часов, и я выехал из леса на берег небольшого озера.
        Тогда у меня не было ни сил, ни желания, ни возможности (из-за сгущавшихся сумерек) разглядывать эту определенную вами «точку встречи». Я осмотрел и изучил это место позже. Но так как вы, выбирая это место для встречи по карте, вряд ли догадывались, что оно из себя представляет, то я немного забегу вперед и опишу его прямо сейчас.
        Местечко это расположено в глухих карельских лесах, в отдалении от крупных проезжих трактов и сел, на берегу небольшого и неглубокого озера с труднопроизносимым названием, которое мне будет проще называть N-ским. И небольшой монастырь, названный по имени этого озера: «Спасо-Преображенский мужской N-ский монастырь». Живут в нем всего двенадцать монахов во главе с настоятелем. Русские называют это место обителью. Крохотный клочок земли посреди чахлой природы под серым, промозглым небом… Выглядит все это крайне удручающе. Из построек лишь один каменный дом, именуемый Спасо-Преображенским собором, три деревянных здания, в которых расположены комнаты монахов, называемые кельями, часовенка, банька, склады и «подсобные помещения» (все неказистое, серенькое, невзрачное). Необычно устроена колокольня: это похожее на поставленный на ребро кирпич здание, где под деревянным навесом, метрах в пяти над землей, висят в ряд двенадцать колоколов - один другого меньше. Все это обнесено оградой с огромными резными воротами с изображением основателей монастыря - двух иноков. Как мне позже объяснили, они были
учениками какого-то известного русского святого и по его благословению организовали здесь обитель, пообещав, что она будет возрождаться вместе с Россией, как феникс из огня. Русские, как известно, вообще большие оптимисты. Поставить дома в совершенно непроходимых местах и утверждать, что «здесь-то уж оно на века»,- для этого надо иметь какую-то совершенно неестественную для культурного и здравомыслящего человека логику. А место здесь крайне неподходящее. Огромные гранитные валуны, оставшиеся еще со времен ледникового периода, не дают возможности распахивать поля. Карельская природа чахлая, суровая (примерно как у нас в Шотландии, только еще хуже). Почвы для деревьев на этой каменистой земле не хватает, поэтому все они какие-то маленькие, корявые… Правда, очень живучие. Озеро настолько мелкое, что зимой промерзает почти до дна, а потому никакой рыбы здесь нет и в помине. Города и крупные села расположены далеко отсюда, и естественно, что поступления в монастырскую казну от заезжих паломников крайне скудны… Зато теперь я понимаю, почему вы выбрали для встречи именно этот монастырь. Уединенное место, в
котором, не привлекая внимания, можно встретиться с нужным человеком, так сказать, «на нейтральной территории». А так как в любом русском монастыре есть домишко для паломников, то ожидание здесь запаздывающего агента не вызовет ни труда, ни подозрений. Правда, в этом аспекте ваш план дал некоторый сбой… Из-за происходящих в России событий большое количество народа стало переселяться подальше от «очагов революционного возгорания». Жандармы, белогвардейские офицеры, чиновники, купцы, партийные деятели стремятся в эти дни быть поближе к границе… А кто-то, наоборот, с дальних окраин стремится в столицу, надеясь в этих переменах найти свою выгоду. Так или иначе, но эта крохотная обитель оказалась заполнена запертыми снегопадами людьми, как муравейник. Человек тридцать, не меньше, оказались отрезанными здесь от цивилизации на неопределенное время. Преимущественно это русские крестьяне - паломники, но есть и студенты, чиновники и даже один грузинский князь, неизвестно каким ветром занесенный сюда… Но я возвращаюсь к своему повествованию.
        Измученный и промерзший до полусмерти, я выехал к воротам обители. У самых ворот монастыря меня встретила совершенно неописуемая парочка. Длинный, как жердь, человек в лохмотьях стоял на снегу босиком и поддерживал под руку седого как лунь старика в рясе и тулупе. При виде меня эти двое обрадовались так, словно я десять лет должен был им денег и только теперь приехал отдать долг.
        - Ну вот и слава Богу! - воскликнул старик, ковыляя мне навстречу по глубокому снегу.- Добрались…
        - Наверное, вы меня с кем-то путаете,- с трудом разлепил я обмороженные губы.- Я здесь проездом…
        - Конечно, путаем,- радостно завопил длинный.- Ты уж не серчай на нас, дураков, батюшка! Ну-ка, давай я тебе на землю сойти подсоблю, а то ты так к лошади примерз, что в кентавру греческую превратился… «Полкан», по нашему… Негоже это……. Давай-ка отделим человеческое от животного…
        - Я не «батюшка»,- уточнил я.- Вы меня принимаете за другого… Я из Англии… Журналист… Мне бы отогреться…. Пустите?
        - И за другого принимаем, и отогреться пустим,- также жизнерадостно орал тощий, помогая мне спуститься с лошади.- Ух ты, тяжесть-то какая! - удивился он, снимая с седла сумку, в которой и не было-то ничего, кроме охраняемой мной посылки.
        Я выхватил из рук этого клоуна драгоценную ношу и отступил на шаг.
        - Ванечка, не пугай гостя,- укорил длинного монах.- Как нам величать вас, голубчик?
        - Блейз,- представился я.- Джеймс Блейз. Тощий фыркнул и загоготал, словно я сказал что-то смешное. Останься у меня хоть немного сил, он бы дорого мне заплатил за этот смех.
        - «Яркий огонь», в переводе значит,- кивнул монах.- Что ж, хорошее имя. Зря ты, Ванечка… Лучше возьми пока лошадь, а я мальчика в баню отведу. Мы, голубчик, для вас баню натопили. Чтоб не простудились с дороги…
        - Яже объясняю, что вы меня с кем-то путаете,- устало повторил я непонятливому старику.- Я не тот, кого вы ждете…
        - А больше никто и не приедет.. пока,- он повлек меня куда-то внутрь монастыря.- Но ведь банька вам сейчас не помешает, а? А потом - чая горячего, с травами… И - спать. Утро вечера мудренее. А Ванечка пока лошадь отведет, расседлает, накормит…
        - Он - сумасшедший? - вполголоса спросил я.
        - Сумасшедший? Нет, скорее «идиот». В дословном понимании. Юродивый он.
        - Кто?
        - Это долго объяснять. Как-нибудь потом…
        - А вы кто?
        - Ох, простите, голубчик! Я и позабыл представится от радости… Я настоятель этого монастыря. Отец Иосиф. Игумен.
        - А…
        Но договорить я не успел: за монастырской стеной толпились какие-то люди, явно ожидая возвращения сопровождавшего меня монаха. Игумен сделал жест рукой, показывая, что ему сейчас недосуг, но какая-то наиболее решительная или (судя по ее лицу) наиболее расстроенная женщина все же бросилась к нему, пристроилась рядом и, пытаясь заглянуть в склоненное лицо, заголосила:
        - Беда, батюшка! Беда! Хоть вы помогите! Что делать - не знаю…
        - Матушка, я сейчас занят.. Давай завтра, а? Эта беда до завтра не убежит…
        - Да я ж прямо извелась вся! Через такие сугробы до вас добиралась! Все глаза проревела… За что же мне такое наказание-то?!
        Старец едва заметно вздохнул и ответил:
        - Отчего все ссоры и обиды? Когда мы маленькие, нас бабушки воспитывают. Они чуть ли не мысли наши угадывают: устали ли мы, хотим ли есть, пора ли спать, когда мудрую сказку рассказать, а когда помолиться за нас… Мы вырастаем и хотим этой любви от всех людей. И это - правильно. Молодые пары часто дуются друг на друга по пустякам, а в сути лежит все то же: «Она мои мысли не читает, а я ведь с работы пришел усталый, мне передохнуть надо, а тут она с какими-то расспросами», «Он на меня внимание перестал обращать, приходит с работы и молчит, а я целый день ради него крутилась-вертелась, хотела все к его приходу приготовить, да рядом посидеть, поговорить… » Вот только одну маленькую деталь они забывают: каждый хочет, что б к нему относились, как его бабушка, но никто не хочет сам быть «бабушкой»… Отсюда и эгоизм, и непонимание, и ссоры… Вы так все это своему сыну и невестке и передайте. Все пойдет на лад. Они хорошие дети, просто молодые еще, не все понимают. А потом появится ребенок и их «я» сольется в троичное «мы»… Идите, матушка. Для этого священник не нужен. Все будет хорошо.
        Женщина отстала, задумавшись, а я, пройдя еще несколько шагов, запоздало сообразил:
        - Она же вас еще ни о чем спросить не успела! Про что вы ей рассказывали?
        - Разве не спрашивала? - удивился старик.- А, ну это… Не ищите здесь загадок, голубчик. Все просто. Она наша прихожанка, я ее давно знаю… И бедами своими она со мной уже делилась… Вот я и догадался.
        Позади кто-то громко фыркнул: нас догонял шустрый Ванечка. Старик обернулся к нему и попросил:
        - Проводи дальше гостя сам. Попарь в бане и отведи на ночлег. А я пойду… Устал… Передохну чуток, и… люди ждут…
        - Давай-давай,- хамовато ответил ему юродивый.- Работай, пока возможность есть. Сам потом жалеть будешь: и это не успел, и то не смог… Ступай, без тебя управлюсь.
        - Нехорошие у вас манеры,- укорил я его, когда старик скрылся из виду.- Он ведь начальник здесь, а вы ему грубите. Да еще при чужестранцах. Что о вас люди подумают? Если вы сами себя не уважаете, то как вас другие уважать будут?
        - Вот у себя в монастыре другие порядки и заведешь,- рассеянно ответил он, видимо, коверкая какую-то русскую поговорку.
        Отвечать этому душевнобольному я не стал. Неизвестно, что от него ожидать: еще подопрет дверь, пока я сплю, да подпалит, как Наполеона. Русские вообще непредсказуемая нация, а уж сумасшедший русский… Но, по счастью, все обошлось. Он отвел меня в баню (это вообще изуверская русская традиция, основанная все на том же столь любимом ими мазохизме, я вам лучше все это обрисую при встрече, в красках и даже в эмоциях). Потом напоил горячим чаем с медом и травами и уложил в небольшой, жарко натопленной комнате. От набитого сеном матраса пахло так приятно, а я устал так сильно, что, кажется, уснул раньше, чем моя голова коснулась подушки.
        ГЛАВА 2
        ГЛАВА 2
        Белизна - угроза Черноте.
        Белый храм грозит гробам и грому.
        Белый праведник грозит Содому
        Не мечом - а лилией в щите!
        Только агнца убоится волк,
        Только ангелу сдается крепость.
        Торжество - в подвалах и вертепах!
        И войдет в Столицу - Белый полк!
        М. Цветаева
        Проснулся я от гнусных воплей за окном. Первым делом схватился за спрятанный с вечера под подушку пакет с посылкой - на месте! - и настроение сразу стало солнечным. Я добрался до «точки встречи» вовремя, и даже чуть раньше назначенного срока, пакет для передачи в целости и сохранности, и даже чувствую себя отдохнувшим и полным сил - чему же тут не радоваться?..
        Сев на постели, я зевнул и, отодвинув занавеску, выглянул в крохотное заиндевевшее окно. Так и есть: весь шум и гам производил вчерашний долговязый юродивый, по-петушиному наскакивая на какую-то тетку, с ног до головы затянутую во все черное.
        - …я те дам «святой старец»! - орал он, грозя перепуганной бедняжке костлявым кулаком.- Я те покажу «святой» Распутин! Не твоего ума дело о таких вещах судить!
        - Но люди говорят…
        - Люди всегда что-то говорят! Языки есть, вот и трезвонят! Как колокольчики… До звона в ушах! Запомни: вот Бог,- он ткнул пальцем в небо,- вот ты,- ткнул ей в кончик носа.- И все, что исходит от тебя, должно идти к Нему. Прямо! А вот это,- он щелкнул у ее левого уха пальцами, и глаза женщины невольно устремились туда,- твой Распутин! А вот это,- щелчок пальцами у правого уха,- заботы твои! А это,- снова щелчок, уже где-то в стороне,- то, что «люди говорят»! На все это отвлекаться будешь - по прямой дорожке не пройдешь! Есть ты - есть Бог. И для тебя - довольно! О Боге надо думать, а не о Гришке и не о том, что Марфа вчера про Федота сказала. Тебе-то какое дело?! Чести для Гришки с Марфой много - о них вместо Бога думать! Не у Бога время крадешь, у себя, дура! У Него времени много, а ты свое на что тратишь? По прямой, по прямой ходи, поняла? Не отвлекаясь! Ну?! Уразумела?!
        - Спаси Бог, батюшка!..
        - Реально сумасшедший дом! - вздохнул я и принялся одеваться.
        В дверь постучали, и опостылевший голос юродивого затянул что-то о святых и
«помилуй нас». Деваться было некуда, и я крикнул:
        - Войдите!
        Странно, но, переступив порог, безумец стал тих и вежлив:
        - Проснулись, отче?
        - Можете называть меня просто господин Блейз,- разрешил я.
        - Не запомню,- покачал он головой, а глаза были хитрые-хитрые.- Уж не прогневайтесь на дурака… Трапезу-то вы проспали. Я вам пирогов принес… Отец настоятель просил показать вам тут все, ознакомить… Сам-то он сейчас занят: прихожан принимает… Не дают ему покоя. Такое тихое место раньше было… Благостное…
        - Да, сейчас «тихим» ваше местечко назвать никак нельзя,- намекнул я на его вопли под моим окном.
        - Ой, и не говорите,- сделал он вид, что не понял намека.- Отче так с ними умаялся… Хотя виду не показывает. Но - годы, годы… Раньше-то ти-ихо так было. Молитвенно… Редко когда на праздники народ приходил. У всех же церкви под боком, а мы далеко, уединенно… Хорошие были годы… Без суеты…
        - Что же сейчас случилось?
        - Так смута. Аль вы не заметили? Бесы повылезали, вот народ к храму и жмется, как телок к мамке. Настоятель-то у нас больно мудр, народ к нему за советом и валит…
        - Это ему ты вчера хамил?
        - Ему, батюшка, ему! - признал дурак.
        - А зачем?
        - Так люблю…
        Я лишь махнул рукой, не став уточнять, что именно он любит: хамить или начальника. Теперь мне надо было решить важные для моей миссии вопросы, а информатора лучше этого вездесущего проныры мне было не найти. И я приступил к допросу.
        - А скажи-ка мне, любезный, много ли народу здесь на данный день обитает?
        - Много, батюшка! Ох, много! Монахов-то всего двенадцать, да работников трое. А вот приезжих почти две дюжины. И дороги-то занесло, а они, как белки, все одно через сугробы скачут и скачут… Игумен их уж и в гостинице расселил, и в домах трудников. Так пойдет, скоро, глядишь, новые срубы ставить придется. Вас вот сюда определили…
        - Стало быть, для меня исключение сделали?
        - Истинно говоришь, батюшка! Исключение. Все переполнено, хоть в бане сели…
        - Понятно. И чем же ваш монастырь так знаменит?
        - Ничем мы, грешные, не славны,- замахал он руками.- Наоборот, не только от славы, но и от мира бежим. Это мир нас нагоняет, за полы цепляется… Люди по-разному к Богу идут. В миру - тяжелей, а мы, грешные да немощные, сюда спасаться бежали. Сил-то мало… Прогуляться не хотите? Погода выдалась расчудесная. Всю неделю така стоять будет - я в погодах разбираться мастак… У меня и тятя и дед охотниками были - без понимания погод нам никак нельзя…
        - Что ж ты сюда подался, а не на промысел?
        - Повезло… Ну так как, идем?
        Сумку с посылкой я в этом, мягко говоря «непредсказуемом», месте оставлять не рискнул и, повесив ее на плечо, последовал за Ванечкой.
        Насчет погоды блаженный не обманул: погода и впрямь стояла отменная. Небо здесь было удивительное. Я раньше никогда такого не видел. Низкое, оно словно касалось верхушек чахлых сосен, но при этом было какое-то нежно-голубое, «озаренное», что ли…
        При солнечном свете и сама обитель выглядела куда веселее. Золотились мягким светом сосновые срубы, играли блики на боках медных, начищенных до блеска колоколов, а уж как горели маковки позолоченных куполов!..
        - Ну… ничего,- вынужден был признать я.- Наверное, и здесь жить можно… Только скучно здесь, наверное?
        - Скучно! Ой, скучно! - покосился он на меня хитрым глазом.- Измаялись просто… Уж и чем занять себя не знаем. Все перепробовали… А вот и еще одна! Ну-ка постой, матушка! - неожиданно прыгнул он к какой-то проходившей мимо крестьянке, тоже закутанной в черное с головы до пят.- Ты вдовица, небось?!
        - Нет,- удивленно откликнулась та.
        - Тогда почто точно плакальщица вырядилась?!
        - Так в церковь иду…
        - Ты кого там хоронить собралась?! Ась?! Что молчишь? Отвечай! Уж не Воскресшего и Пасхального, часом?!
        - Я помолиться…
        - Так Богу не молятся! Так ему докучают!
        - Я думала…
        - Врешь, матушка,- не думала! Если б думала, то мироносицу бы из себя не изображала! Как собор называется?
        - Известно как,- опешила окончательно сбитая с толку женщина.- Преображенский…
        - Вот и преображайся! Со скорбной миной в гости к соседке ходить будешь, а дом Божий лицо видеть хочет, а не гримасу! Уразумела? Нечего Богу рожи корчить! Будет скорбь - лицо и без твоих потуг нужную форму примет. Здесь Бога славят, а не слезами омывают!.. Видишь как, батюшка? - вернулся он ко мне.- Со скуки все… Ты уж прости нас, бездельников…
        - Да уж работать побольше бы вам не помешало,- согласился я.- На что вы здесь живете?
        - А что Бог пошлет, на то и живем.
        - Работать-то не пробовали? Свиноферму бы развели какую, гусей-овец всяких…
        - Ленивы да немощны,- вздохнул он.- Уж пытались нас, тунеядцев, к делу пристроить, пытались, а все не в прок… И Петр, государь покойный, и Екатерина, царствие ей небесное, и кто только силу такую бездельную к труду приобщить не пытался… Сейчас вот нова власть о том же думку имеет…
        - При правильном подходе даже здесь можно успешным ведением дел благополучия добиться,- снизошел я до совета.- Главное - не лениться…
        - Спасибо за совет,- поклонился он в пояс.- Спаси Господи!
        Ну как с таким разговаривать? Монастырь мы осмотрели быстро: да и много ли тут было осматривать? Внутрь храма Ванечка меня не пригласил, да мне это было и неинтересно. А снаружи все, виденное мной, можно описать в двух словах: бедненько, но чистенько. А вот за монастырской оградой, среди скучающих прихожан, заметил я нечто, весьма даже меня заинтересовавшее…
        Ванечка перехватил мой взгляд.
        - Был у моего тяти компас немецкий,- сказал он.- Как ни вынешь, стрелка всегда на север стоит…
        - А вас, любезнейший, никогда не учили, что совать свой нос в чужие дела - нехорошо? - холодно спросил я.- У каждого человека есть свое «личное пространство», и посторонним нарушать его не следует. А если вам невозможно жить без этих ваших… поучений, то это - ваше дело, сэр!
        - Да снизойдет солнце во гневе вашем! - согнулся он в поклоне.- Просто девица эта чудо как притягательна, вот я молодость и вспомнил…
        - Что, доводилось погулять в молодости? - понимающе усмехнулся я.
        - Да не в этом дело… У тяти моего покойного охотничий пес - дюже знатный кобелек был. И добытчик, и охранник, и охотник… А уж до женского полу охоч - за уши не оттащишь! Ни одной лайки не пропускал… Да что там «лайки»?! На любую пробегавшую мимо дворняжку взгромоздиться норовил… Вот уж я ему тогда обзавидовался! Нам бы так, да?..
        - Уйди, дурак! - не выдержал я.
        Юродивый, с поклонами и извинениями попятился, а я, раздраженный, пошел вперед. Девица и впрямь была хороша - совершенно в моем вкусе, но из-за сравнения этого дурака весь охотничий азарт пропал. Надо же было человека с собакой сравнить… Нет, все же русские - совершенно невоспитанная нация…
        - Батюшка! Голубчик! Погодите! - услышал я за спиной.
        Вчерашний монах, настоятель монастыря, торопливо ковылял ко мне, пробираясь по извилистым тропкам между сугробами. Неохотно я остановился. Тесное общение с этими малопонятными людьми в мои планы не входило. Моя задача была проста: дождаться связника и под охраной доставить посылку известному вам лицу. Для этого мне требовалось всего лишь провести здесь два-три дня, после чего я с радостью покинул бы это захолустье. Но пока связник не прибыл, волей-неволей я был вынужден общаться с хозяевами этого… места.
        Вздохнув, я как можно приветливее поздоровался с запыхавшимся настоятелем:
        - Доброе утро.
        - Староват я стал для утренних пробежек,- извиняясь, улыбнулся он, опираясь на предложенную мной руку.- Годочков бы двадцать сбросить… Да жалко: уж больно хорошие это были годы… Вы, никак, обиделись на Ванечку нашего? Простите его, голубчик. Он ведь очень хорошо к вам относится.
        - Я заметил,- буркнул я.
        - Вряд ли… Вы же его не знаете. Он ведь говорит только с теми, кто его услышать способен. Вы вроде как о собаках разговаривали?
        - Угу… Судя по его сравнениям, животные для него уж явно не братья наши меньшие…
        - Конечно не братья,- удивился не понявший моего сарказма монах.- Помилуйте, Джеймс, ну какой же для меня брат ежик или хомячок? У меня люди братья. Я очень люблю природу, но самоунижаться до них не стану, это противно пониманию того, что мы созданы по образу и подобию Божьему. Человек - царь природы, он и заботиться о ней должен как милосердный и разумный властелин: с добротой и мудростью.
        - Один мой знакомый говорил, что «собаки смотрят на нас снизу вверх, кошки сверху вниз, и лишь свиньи смотрят на нас, как на равных»,- вспомнил я вашу старую шутку.
        - Ваш знакомый слишком пессимистично относится к роду людскому,- улыбнулся монах.- Просто не надо давать свиньям такого повода… Как вы отдохнули?
        - Превосходно, благодарю вас. Я признателен вам за заботу и приношу свои извинения за причиненные неудобства.
        - Ну о чем вы? Мы искренне вам рады. И сделаем все, что в наших силах, чтобы вы чувствовали себя уютно.
        - Спасибо. Я только хочу еще раз уточнить… Вы, господин настоятель, точно меня ни с кем не путаете? Я ведь действительно случайный человек в ваших краях, и было бы неловко…
        - Ни с кем, голубчик, ни с кем,- заверил он.- Вы сейчас не заняты?
        - Нет. Какие у меня могут быть здесь заботы?
        - Сделайте одолжение, а? Устал я немного. Надо бы пройтись… А я, во-первых, стар, а во-вторых, как только увидят, что я один… Одним словом, не смогли бы вы меня некоторое время сопровождать?
        - Извольте,- я осторожно взял его под локоть.- Куда прикажете?
        - А вот, давайте вокруг озера. Оно небольшое, так что больше часа я у вас не отниму. Да и тропинка там натоптана… Часто там хожу…
        Я здраво рассудил, что хорошее отношение местного начальства мне отнюдь не помешает, час - не такой уж большой срок, а дел у меня все равно нет, и согласился.
        - И что же они от вас хотят?
        - Кто?
        - Ну эти… Которые к вам в очередь выстраиваются…
        - Ах, вы про людей… Простите, я не всегда понимаю, когда о людях говорят в третьем лице… От меня - ничего. Они к Богу идут. Иногда - плутают. Иног да - падают. Иногда просто устают.
        - Я не очень вас понимаю. Наверное, мой русский все же недостаточно хорош, хотя я изучал его с самого детства.
        - Ваш русский очень неплох,- успокоил он меня.- Впрочем, если желаете, мы можем перейти на английский.
        - Вы знаете английский?!
        - Я неплохо знаю пять языков. Не считая старославянского и латыни.
        С удивлением я покосился на старика. Теперь, при свете дня, я мог получше рассмотреть его лицо.
        Когда-то он был явно недурен собой: правильные черты лица, ироничные, умные глаза, белоснежная, но все еще густая шевелюра. Я никак не мог определить, сколько ему лет - семьдесят? Восемьдесят? Больше?..
        - Я бы хотел продолжить беседу на русском,- сказал я.- Мне надо совершенствоваться в языке.
        - Правильный выбор… Знаете, что отличает одну нацию от другой? Три основополагающих фактора: язык, история и религия. Уберите хотя бы один фактор, и нация потеряет индивидуальность, а проще говоря, просто перестанет существовать. Уберите все три, и мы получим… Это будет страшно, Джеймс…
        - Весь мир стремится к объединению, сотрудничеству,- напомнил я.- Законы экономики, эволюции, прогресса… Вы же священнослужитель, а я помню, что у вас говорится: «…нет ни римлянина, ни иудея…»
        - Тогда уж договаривайте фразу целиком, не выдирая ее из контекста. Там говориться: «Во Христе нет ни богатого, ни бедного, ни мужчины, ни женщины, ни римлянина, ни иудея… » Вы же не предлагаете практически сделать всех гермафродитами с одинаковыми доходами, не помнящими родства? Вы неверно понимаете смысл сказанного. Это вопрос приоритетов. Так когда-то не понял Христа один из Его учеников, и произошла трагедия… Не «трагедия» Христа, Он для того и пришел, чтоб показать миру Свою победу над смертью, а трагедия Иуды… Но об этом как-нибудь после… Лично я, мечтая, чтоб весь мир узнал Христа, не хотел бы лишать своего, неповторимого, очарования Францию или Англию. Своей привлекательности Китай и Японию. Стирать индивидуальность Рима и Индии. Представьте, как будет ужасно, если сбудется мечта этих несчастных «вольных каменщиков», и весь мир будет говорить на одинаковом и, скорее всего, исключительно промыш-ленно-деловом языке, забыв неповторимые, коренные и смыслоопределяющие значения своих, родных слов. Я за единство разнообразия. За сотрудничество оригинальности и неповторимости. Ведь даже Бог имеет
три ипостаси, хоть и является Единым. Но на русском я хотел бы говорить с вами именно потому, что так мне легче будет объяснить вам некоторые труднопереводимые на другие языки понятия… Вы спрашивали про дорогу, по которой идут эти люди? Древние когда-то сформулировали чеканный постулат: «Прежде чем спорить, надо условиться о терминах». А чтобы вам понимать смысл разговора, сначала надо понять смысл понятий. Дело в том, что само слово «религия» переводится как «Обратная дорога к Богу». Люди когда-то потеряли связь с Богом и теперь многие тысячелетия ищут путь обратно, идя разными дорогами и по разным ориентирам. И дороги эти ведут в совершенно разные направления…
        Увы…
        - Но Бог-то один…
        - Один. А представления о Нем разные, потому и дороги разные. И некоторые из них заканчиваются тупиком. А некоторые ведут совсем не к Нему… И любые попытки объединить «дороги» - это не просто заблуждение, это - обман. Объедините несколько дорог, ведущих по разным направлениям, и что вы получите? Лабиринт. Тот, кто вам это предложит,- враг хуже атеиста. Атеист - это тоже религия. Пламенная вера в то, что Бога - нет. А тот, предлагающий «совместные религии», будет кружить вас, запутывать, уводить в сторону, как лесная нечисть…
        - А вы, стало быть, помогаете найти единственную, и, разумеется, исключительно правильную дорогу?
        - Не я, Джеймс. Как бы я ни был умен, начитан и опытен, но у меня просто не хватит сил и возможностей понять непознаваемое и объять необъятное. Религия - это прежде всего форма осознания окружающего мира. Если грубо и упрощенно, то - высшая форма философии, данная свыше. Кстати, о терминах. Впервые слово «философия» применил Пифагор, сказав: «Мудрецом может быть лишь Бог. Остальные же испытывают влечение к этой мудрости, потому и называются „любители мудрости", то есть „философы". Это уж потом, много позже, философия стала определяться как дисциплина, изучающая фундаментальные принципы бытия и отношения человека и мира. Но мне кажется, что изначальное определение Пифагора было точнее. Человек ограничен рамками своего сознания, своих представлений о мире. Ученый должен знать рамки своей компетенции. Человек физически не в силах постичь Истину. Бог может. И может дать это знание человеку. А то, что мы пока не понимаем, то не стоит отрицать, основываясь лишь на узости нашего кругозора. Да, это обидно - признавать свою ограниченность… Но если не зацикливаться на обиде оттого, что ты не всеведущ, то
можно изучать дальше. Тем ученые и отличаются от неучей, философы от упрямцев, а верующие от атеистов: продолжением дороги…
        - Ну, раз вы уже давно это изучаете, значит, знаете, что есть истина? - «поймал» я его.
        И тут игумен засмеялся. Но у него это получилось как-то не обидно, а даже… поощряюще, что ли… Словно он был мной очень доволен. И, отсмеявшись, он подтвердил это.
        - Вы - умница, голубчик. У вас очень живой ум. Это замечательно… Тогда напрягите все свое воображение и задайте вопрос, который вы бы задали Богу, если б имели такую возможность. Один, но самый важный для вас вопрос.
        Я подумал, пожал плечами и признал:
        - Наверное, это бы и спросил. Что - правда, а что - нет. С остальным я бы уже сам разобрался.
        - Потому именно этот вопрос и задал Христу в свое время один из самых начитанных и образованных людей своего времени - Понтий Пилат. Он отлично знал учения Платона, Сократа, Гераклита, других известнейших философов того времени, потому и спросил:
«Что есть истина?»
        - Но Он же ему ничего не ответил…
        - Да. Это и был ответ. Истиной принято считать «отражение объекта познающим субъектом» или же само знание, как «универсальную абстрактную категорию». Аристотель даже вывел общепринятую до наших дней формулу: «Истина есть соответствие вещи и интеллекта». В классическом понимании: «адекватная информация об объекте». Но Вселенную невозможно познать одним человеческим умом. И уж совсем было бы безумием познать Бога. Мы даже с трудом понимаем бесконечность вселенной, а уж величие Бога… Какое там «соответствие вещи и интеллекта»… Бог лишь сам может поведать о Себе. А человек владеет лишь относительной истиной или даже скорее субъективной истиной. Впрочем, Пилат понял потом, кто был Истиной. Потому и отказался от самой высшей почести в то время: чести быть изображенным на деньгах. Окруженный весьма образованными людьми, сам человек весьма неглупый, он понял, в какую авантюру его втянули и что произошло на самом деле… Но было уже поздно…
        - Тогда смысл учения, которое невозможно постигнуть?
        - Почему же невозможно? Возможно…
        - Но вы же говорили…
        - Я говорил, что человек не в силах постичь истину. Но человек может и должен стать Богом.
        - Простите, но это ерунда какая-то…
        - Это замысел Божий, Джеймс. В Библии сказано, что Бог задумал сотворить человека по образу и подобию Своему. И сотворил по образу. А вот «подобием» человек должен стать сам. С помощью Бога. Это формула Августина: «Бог стал человеком, чтобы человек стал Богом». Именно в церкви твари вспоминают о том, что они - люди, и должны стать Божественным Замыслом. Человек изначально был создан как наследник Царства Небесного, соединенный с Богом и потому имеющий право на Божественный разум и Божественную власть. Но… Как сказал один из отцов Церкви: «Христиане - это уведенные в рабство боги». Адам и Ева возжелали «стать как боги», еще не став людьми. И без помощи Бога. Они попытались взять этот дар не из рук Творца, а из рук твари, самостоятельно, украв… Но без помощи Творца, человеку это не по силам. Вот и случился «грех». Смертельный грех. Кстати, это страшное слово переводится всего лишь как «ошибка» или «промах». Зато как красиво звучит: «смертельная ошибка». Ошибка, после которой уже ничего нельзя исправить… Человеку. Бог может все. У него есть власть даже над временем. Но грех Адама страшен тем, что он
был
«первочеловек», и от него начали наполнять мир столь же «бракованные», «искаженные копии». Потребовалось много тысяч лет, прежде чем сбылось обещанное Богом и
«бракованный образец» был заменен Истинным. На землю пришел Христос, воплотивший в Себе две подлинные ипостаси: настоящую человеческую и настоящую Божественную. Вот таким и должен быть человек. А Он спас нас от бремени первородной ошибки и показал Дорогу. Теперь человек может идти к Богу и просить у Него совершенство. Для православия Христос и есть Истина и Суть. Именно потому Он не написал кучи трактатов и не разработал «детального учения», что дал нам куда больше - Себя. Мы лишь должны прийти к Нему и соединиться со всем Его Царством Небесным.
        - И что для этого нужно?
        - Ничего. Просто попросить. В отличие от других религий, где четко регламентируется, что должен делать человек, чтоб получить то-то и то-то, христианин получает все и сразу. Вот только удержать это куда сложнее, чем получить. Есть интересная притча… Когда Адам и Ева были изгнаны из рая, рай опустел и на его страже встал ангел с огненным мечом. Все, даже самые праведные богоискатели, вынуждены были ждать обещанного дня в аду. А как вам известно, Джеймс, рядом с Христом были распяты два разбойника. Предание гласит, что это были на редкость отъявленные душегубы. Казнь на кресте вообще была редкостью в Иудее, так как считалась позорной и карались ею только совсем уж перешедшие все мыслимые пределы люди. Один из них, даже умирая, проклинал и поносил всех в своей ненависти. А второй, увидев, что даже на кресте Христос просит Отца простить Своих убийц, сумел понять, что ТАК перед смертью не врут, и он попросил о заступничестве. И Христос обещал ему это… А теперь представьте длинную вереницу великих пророков и праведников, поднимающихся из ада в рай, и вдруг обнаруживающих в этом «безлюдном» месте…
человека! «Это ж каким надо быть праведником и что сделать для мира, чтоб попасть сюда раньше нас?!» - подумали они. С благоговением приблизились и робко спросили: «Кто ты, пришедший сюда первым?» «Я? - задумался человек.- Убийца… Грешник». И вот тут, как гласит притча, все праведники возблагодарили Бога за то, что дела их увенчались успехом: грешные люди потянулись к Богу и Бог их принял. Вот примерно так и в наши дни… Это и есть «благодать» -
«незаслуженная милость Бога к людям». Впрочем, если быть совсем точным, то в этой притче забывается о двух пророках, взятых на небо живьем… Но это ведь только притча…
        - Благодать переводится как «милость»?
        - Да, как «милость», «обаяние» и даже «грация»,- ответил настоятель.- Ну а слово
«спасение» переводить не требуется. Достаточно вслушаться. Человек глупо эгоистичен и самонадеян. Он все время думает, что может все сам. Редко когда довольный своею жизнью обыватель ищет Бога. Как говорили мудрые: «Спасителя зовет лишь утопающий». Гордыня - главная ошибка человека, не позволяющая позволить Богу подарить ему вселенную. Вы знаете, Джеймс, что опытные пловцы тонут куда чаще неопытных, а потому осторожных. Вот и гордыня - это явная переоценка своих сил, приводящая к гибели. Когда-то некоторые из ангелов посчитали себя самодостаточными, и… Вы видели, как злятся уголовники на то, что их поймали и наказали? Вот теперь можете понять психологию бесов. А человек так не должен. У него всегда есть шанс. Неискупаемых грехов нет. Кроме самоубийства. Тут уже просто ничего нельзя поделать…
        - Наверное, теоретически все это хорошо… Но мне кажется, что мне будет скучно там… в раю… Ну, там все правильные, молятся, и все такое… У меня другой характер, я там, наверное, в депрессию впаду…
        - Вы даже представить себе не можете, сколько будет забот, риска и интереснейших задач у «соработников» Бога,- сказал он.- Вселенная бесконечна, Джеймс. Представляете, сколько в ней разных загадок, тайн и приключений? Вы представляете рай как общежитие образцово воспитанных детей под руководством строгого гувернера? Напрасно. У вас слишком викторианские представления о Боге. Это настоящий Отец. А, как известно, «отец - не тот, кто служит костылем, а тот, кто учит обходиться без костылей». Там будут такие приключения и такая работа, Джеймс, что дай Бог вам хотя бы частично успеть к ним подготовиться здесь, на земле…
        - Вы так забавно представляете рай,- невольно улыбнулся я.- Если б было так, то… я бы, наверное, согласился…
        - Ну разве я похож на дурака, Джеймс, чтоб мечтать о худшем? - спросил он.- Я не первый год изучаю религию, думаю о ней, потому и знаю. А большинство судит, не сделав даже попытки понять.
        - Как же пресловутые «муки адовы»?
        - Мне кажется, что ад - это просто место, где нет любви. Знаете, для большинства философов «ад - это другие». А для христианина ад - это одиночество. Там, где начинается «я» - заканчивается дорога в Царство Божие. Церковь - это «сообщество в Любви».
        - Как же это соотносится с монахами, которые по определению «одиночки»?
        - Так это же и есть то самое «единение индивидуальностей», «многообразность в единении», которое противостоит обезличиванию с помощью «нового мирового порядка» и всяческого рода «толерантностей». Вопрос: в чем объединяться? И вот тут я не хочу объединяться с недостойным обществом. Истина по своей природе «интолерантна», Джеймс. Она не терпит «неистину». Терпимость к подлости или греху означает попустительство или покровительство им. Размытости понятий могут желать только мошенники, преследующие свои цели. Ну как я могу быть «терпим» к абортам, содомии, ересям? Сегодня терпимость к содомитам, завтра к педофилам - их ведь тоже хватает, и они требуют защиты их «интересов». Где та планка, ниже которой нельзя опускаться? Чем измеряется уровень морали и нравственности в обществе? Золотое правило светской морали: поступай с другими так, как хочешь, чтоб поступали с тобой. Но ведь содомиты именно об этом и мечтают… Что вы смеетесь? Нет уж, я лучше буду все мерить иной «точкой отсчета» - Христом. Объединяться с тем сообществом, которое стремится к единению с Ним. К тому же «монах» переводится не только«один», но и «един». Имеется в виду единение с Богом. Какое уж тут «одиночество»?.
        - А общечеловеческие ценности?
        - Как вам сказать… Человек - он и в Африке человек. Он там, в овраге, зебру доедает. И у него тоже есть свои ценности. Но для меня он не пример. Для меня важнее христианские ценности. Это вообще несопоставимо: одно от человека, другое - от Бога. А Божественное - куда мудрее человеческого. Не надо опускать планку.
        - Ну, предположим… Хорошо… Тогда так… Допустим, что я сейчас, от всего сердца, возжелаю Царство Небесное, со всеми этими приключениями и Любовью.
        И? Где?!
        - Вы делаете к нему шаг. В эту секунду. Но ведь есть следующая секунда, и что вы возжелаете в нее?
        - Почему я не удивлен…
        - Потому что вы умны. А христианство - религия умных людей. Дураки в сектах. Вы же понимаете, что еще живы, а значит, этой дорогой идти ох как тяжело. В одну секунду вы хотите Царство, в другую уже разочарованы в его нескором получении, в третью - сомневаетесь, в четвертую готовы немного погрешить, пока «время есть». У всех так, вы не один такой… Поэтому люди и уходят в монахи, убегая страстей и искусов. Знаете, какая сила воли нужна и какая вера, чтоб эти сотни тысяч секунд преодолевать? Это с колокольни быстро падать, а подниматься на нее куда сложнее. Что же говорить о небе? А тут еще и страсти… Они тянут
        назад, уносят.. «Страсть» - в переводе означает «то, что тебя влечет»,
«пассивность». Состояние, когда не ты управляешь ситуацией и собой, а отдаешься на волю течения, уносящего тебя. У того, «благоразумного разбойника», на кресте, уже не было страстей. Были лишь боль, страх и надежда. А вы, как это ни странно звучит, в куда более опасном положении, чем он. Кстати, философ Зе-нон рассматривал страсть как болезнь души, утверждая, что «жертвы страсти обладают умственными недугами и патологическими расстройствами личности».
        - Это вы так издеваетесь надо мной?! - вспылил я.
        - Помилуйте, голубчик, с чего вы взяли?
        - Сначала заставили говорить меня о духовном, даже интимном, раскрывая… личное! А потом практически идиотом назвали!
        - Ну что вы, Джеймс! Уж если вспоминать все тот же смысл слова, то «идиот» - это я. «Идиот» в переводе означает почти то же, что и монах,- «один»,
«индивидуальный», «не такой, как все», «отличный от других». Не гневайтесь, голубчик. Мы все рабы страстей. Вы обижаетесь не поняв. Нас всех влечет к женщинам, к риску, вкусной еде, развлечениям… Но, как сказал апостол Павел, «ты можешь владеть всем, но ничто не должно владеть тобой». Мы должны осознавать это влечение и учиться властвовать над ним. Как англичанину, вам должен быть понятен смысл самоконтроля. Да, мы хотим есть. Мы не можем не есть. Но ведь мы можем выбирать, что есть, когда есть и сколько есть. Многим знакома эта проблема. Но решают ее, как правило, те, для кого это уже - увы! - стало жизненной необходимостью и связано со смертельной опасностью. Почечники, диабетики… Они уже способны властвовать над желанием выбирать между жирным свиным окороком и противной овсянкой.
        - Овсянка не противная! - твердо встал я на защиту национальных вкусов.
        - Беру свои слова обратно,- улыбнулся он.- Заменим ее сухарями. Если мы одолеваем природные, животные влечения, то уже властвуем над своим телом. Не должно тело управлять нами: в конечном итоге ему будет мешать именно душа. И оно будет искать способ от нее избавиться. Как сказал один мудрец: «Тело - хороший слуга, но плохой господин». То же и с влечением к женщинам. Вы ведь любите женщин, Джеймс?
        - Как же можно их не любить?
        - Вспомните о влюбленных, Джеймс. У них правильные приоритеты. Их тянет не ко всем, а к любимой. «Что ищешь, то и находишь». Кто ищет секс, получает секс, а кто ищет любовь… Ну вот, к примеру… Человек привык воевать. Это не обязательно война на передовой. Может быть, он просто живет в такое время, что кажется, словно весь мир идет на него войной. Он привык драться за каждый кусок хлеба, за каждый глоток воздуха. Он не может позволить себе иметь обычное человеческое счастье, ведь это его «уязвимое место». И он предпочитает кратковременные встречи с теми, кого не надо защищать, о ком не надо заботиться. Но даже к ним он прилагает военный термин
«завоевать». Но если он не сможет победить самого себя, то он проиграет в этой
«войне», навсегда оставшись один и воюя, воюя, воюя… Такой вот парадокс: иногда, чтоб прекратить войну, надо просто прекратить войну, а чтоб победить, надо одолеть себя.
        - Это и есть философия монахов?
        - Этому учит вся христианская религия. Это ведь религия воинов и мудрецов. Величайшие умы мира черпали в ней силы и вдохновение.
        - Религий на земле много. А если б вы родились в Индии? Были бы кришнаитом? Что тогда?
        - Господь мудр и знает: где, что и когда посеять, чтоб оно дало плоды. Кстати, о плодах. В вашем вопросе звучит сомнение в том, как же узнать какой путь правильный. Просто: древо узнается по плодам. Назовите мне религию, которая дала миру больше ученых, музыкантов, поэтов и архитекторов, чем христианство. Назовите религию, оказавшую большее влияние на человечество. Пушкин говорил: «Религия создала искусство и литературу». Леонардо да Винчи изучал именно Византийскую религию, ради чего даже выучил греческий. Тот, кто прикасается к Библии, находит в ней неисчерпаемый источник для вдохновения. Если уж таким гениям не верить, то кому вообще верить? Как только человек допускает до себя Бога, он становится Его
«со-работником». Бог - величайший Художник этого мира. Мы лишь ловим отголоски этой великой арии созидания… А если ваш «соработник» - сам Бог, то было бы странно, если б ваше начинание не увенчалось успехом. Поэтому главный, вездесущий закон этого мира: «Начинай все с постулата: допустим, Бог существует, в таком случае… » - и ты будешь заранее знать, получится задуманное или нет. Если твое дело угодно Богу (а это нетрудно понять, по самой сути того, что ты делаешь), то получится. А если дело твое нечисто, то как ни старайся, сколько сил ни прикладывай, все равно все рухнет, словно построенное на песке. Хоть дом, хоть семья, хоть идея, хоть сама жизнь… Правильная «точка отсчета», в ней все дело. Если она верна, то вы правильно выстраиваете приоритеты, понимая, что для вас важно, а что - фантики…
        - А если после смерти все же окажется, что ничего нет?
        - Ну, во-первых, в таком случае это вас тогда волновать уже не будет, а во-вторых, вы просто проживете красивую и хорошую жизнь, оставив о себе добрую память. А вот если окажется, что со смертью ничего не кончается, тогда как? Как это по-английски? «Упс!» По нашему: «Ой!» Я бы даже сказал: «Ой-ей-ей!» Но со смертью ничего не заканчивается, Джеймс. Уж в этом-то я даю вам слово. Смерти нет.
        - Как же нет, когда я вижу ее каждый день?!
        - Что вы видите? Как душа переодевается? Когда женщина носит под сердцем ребенка, верит ли эмбрион в «жизнь после рождения»? Ведь для него там все так разумно и даже идеально устроено… Представьте, какой для него ужас даже в кошмарном сне увидеть это обрезание пуповины, связующей его с родным домом… А ведь какие-то
«негодяи» рано или поздно обрежут эту пуповину, вот в чем «беда»… И это - неизбежно… Да еще и радоваться этому будут: «Сын родился!»
        - Как у вас все это получается? - не удержавшись, улыбнулся я.
        - Что «это»?
        - Ну… так все это видеть?
        - «Для читающих Библию нет вопросов, для не читающих - нет ответов». Ну, и вопрос
«чистого взгляда».
        - А это что? Еще одна концепция?
        - Нет, это уже результат «концепций». Я же говорю вам, Джеймс: христиане - это умные, сильные и веселые люди. Скорее, даже оптимисты, несмотря на все случающееся с ними. Если ты доверил свою жизнь Богу, то все, происходящее с тобой, воспринимаешь уже не как беду, а как тренировку, вразумление или тот замысел, который ты пока понять не можешь, но до тех пор, пока его тебе не объяснят, терпеть надо. Христиане - это те, кто не только верит в Бога, но и верит Богу. И больше, чем самому себе. Поэтому у них все и получается. «Если с нами Бог, то кто против нас»,- говорили древние.
        - Тогда почему же от Него отходят не только люди, но и ангелы?
        - Свобода,- вздохнул он.- Неправильно понимаемая свобода и право выбора. Ведь свобода не имеет никакого отношения к идее коммунистического «обезличивания». Свобода - это право на неравенство. Это ответственность. И это - выбор. Бог знает прошлое, будущее и настоящее, но дает нам священное право выбирать самим. И все равно знает, что будет. А мы в миллионный раз все пытаемся Его обмануть, спрятаться или доказать свою «самостоятельность». Все это так смешно, потому что мы и так имеем это право выбора, а значит, и свободы. У Бога для нас нет
«предопределенности», все куда проще. Он просто знает будущее. Выбираем мы, а Он просто уже знает. Вот вы знаете, что Колумб открыл Америку? Как прожила свою жизнь королева Елизавета и какие она принимала решения? Что написал Шекспир? И вам было бы смешно, если б кто-то обвинил вас в том, что вы принудили их сделать это. Жизнь не статична, Джеймс. Кто-то из великих сказал: «Когда я перестаю молиться, со мной перестают происходить случайности и совпадения». Понимаете? Бог дает нам шансы. Он словно каждый день открывает перед нами новые двери, а мы уже выбираем: входить в них или нет. И каждый день меняем историю, меняем будущее…
        - Но мне не нравятся эти слова: «рабы Божьи». Тут сложно не взбунтоваться, требуя свободы! Я не хочу быть ничьим рабом!
        - Так и Бог не хочет быть рабовладельцем. Это отголосок Ветхого завета, принуждение законом и «страха Божьего». Раб, как известно, подчиняется хозяину из страха перед наказанием. И это - первая ступень. Вторая - «страх наемника». Наемник работает за плату и боится потерять ее. В нашем случае эта «плата» - Царство Божие. Хороший «страх», но недостаточный. Есть еще и третий «страх». Страх сына. Он и так знает, что наследует от Отца все, но не хочет Его огорчать. Не по приказу, не из боязни потерять наследство, а потому, что любит… Не хотите быть
«рабом», Джеймс,- будьте сыном. «Кто познал Бога, тот стремится не в рай, а к Богу». Вот потому-то я и отдал Ему свою свободу. Истинно твое только то, что ты можешь отдать. Я - свободный человек, потому и решаю сам, кому и зачем отдавать принадлежащее мне. Платон как-то сказал: «Свобода нужна человеку для его возвращения на звездную родину». Я очень хочу вернуться на родину, Джеймс. К Отцу. Это мое право выбора и моя свобода. Другая мне не нужна. «Свобода - с кем»?
«Свобода - от чего»? А моя вера - это мои силы на этой дороге. «Вера» переводится как «вар», «жар», «кипение», если угодно. Это как топливо для мотора… Так что все очень просто. Я иду по этой дороге, и когда ко мне приходят, спрашивая, как пройти дальше, я думаю, что бы делал на их месте, и отвечаю… Вот теперь вы знаете, кто мы, чем здесь занимаемся и о чем мечтаем.
        - А… Что бы вы делали на моем месте?
        - Пошел бы в трапезную,- сказал он.- Вы ведь так ничего и не ели со вчерашнего дня. А мы как раз поспели к трапезе… У нас замечательный повар, Джеймс… Мы ведь уже пришли, вы разве не заметили? Я говорил: это озеро очень маленькое… Спасибо, что составили мне компанию.
        - Ну… Если хотите… Можете попросить меня еще…
        хм-м… проводить вас… как-нибудь……….. И поговорить со
        мной. Я не против.
        - Спасибо вам, Джеймс,- с легкой улыбкой ответил он.- Мне приятно это слышать.

…Джентльмен всегда готов оказать услугу другому джентльмену. В целом я был доволен собой в этот раз…
        А вечером на меня было совершено нападение. Конечно, при желании можно подобрать другое название для этого события, но по моему личному мнению, это самое подходящее определение для описания этого вечера.
        Какой-то огромный, черный, волосато-бородатый человек ввалился в мою комнату-келью и заревел таким басом, что даже стекла в окнах задрожали:
        - Э-э! Дарагой! Почему тебя прячут?! Почему сам прячешься?!
        - Простите, сэр… Вы кто? - опешил я.
        - Ираклий я. Маргиани. Князь! - Проревело это чудовище и стянуло с абсолютно лысой головы огромную мохнатую шапку (позже я узнал, что она называется странным словом
«папаха»).
        На всякий случай я встал (все же титул этого дикаря пока не был официально доказанным самозванством) и как можно вежливее спросил:
        - Я искренне польщен, но так как мы не представлены, то хотелось бы…
        - Вах! - возмутился он.- Какое «представление»?! Оглянись, дарагой! Где мы?! Кто мы?! Что творится?! А?! Такой тарарам кругом! Если ждать, пока нас кто-то кому-то представит, одичаем, как волки! Забудь, дорогой! Это в Петербурге был этикет-шмитикет. А здесь - просто хорошие люди, да?
        Меня крайне покоробило это его панибратское «тыканье», но, старательно сохраняя национальную выдержку, я все же нашел в себе силы представиться как можно вежливее:
        - И все же это будет не лишним… Мое имя - Блейз. Джеймс Блейз. Английский журналист.
        - Замечательно! - неизвестно чему обрадовался князь.- Англичанин! Журналист! Да еще и Джеймс! Вот тебя нам и не хватало, дорогой! Собирайся, пошли!
        - Куда?!
        - Как куда?! К нам, канэчно! Стол накрыли, мясо приготовили… Вина нет… Не достать здесь вина, дорогой, уж не обессудь. Мы здесь у местных крестьян самогон раздобыли. Купец Пружинников - пройдоха! - где-то изыскал и за бешеные деньги купил. Маладэц, да?!
        - Простите, сэр, но я не пью.
        - Маладэц! - еще больше обрадовался князь.- И я не пью! А кто пьет?! Отец Иосиф узнает - рассердится. Зачем огорчать? Так посидим! А уж если этот Ванечка проведает… Никому не скажу, тебе одному скажу: князь Маргиани никого не боится, но этот Ванечка… Откуда он все знает, а? Как он знает?! С ним говорю, а он словно всю жизнь мою рядом провел. Я его спрашиваю: скажи мне, уважаемый, кто тебе сказал? Как ты все узнал? А он в меня пальцем тычет и говорит: «Уж мне-то известно, а Бог про тебя куда больше моего знает. Не стыдно будет?» Я как себе это представлю… Слушай, стыдно! Так что собирайся, дорогой, пойдем! - как-то нелогично закончил он.
        - Да куда?! Зачем?!
        - Сидеть будем. Пить не будем. Есть не будем. Говорить будем. Песни петь. Не хочешь петь? Не будем! Ты, главное, собирайся!
        Признаюсь, мне стало даже любопытно. Дел у меня на сегодняшний вечер все равно не было, а упустить возможность узнать дикий мир России, так сказать, «изнутри» было бы глупо. У меня накопилось много вопросов. Теория, как оказалось, разительно отличалась от практики. А этот грубоватый, но забавный дикарь был явно болтлив и прямодушен. Нет, упускать такой шанс не стоило.
        - Что ж, сэр… Я принимаю ваше приглашение,- сказал я.
        - Вот и отлично! - обрадовался князь, вновь нахлобучивая на лысину свою огромную
«папаху».- Идем, дорогой! Хорошая компания, хороший стол, хорошая беседа… Как еще вечера коротать?!
        Признаться, у меня были некоторые сомнения, что он несколько преувеличивает и по поводу «хорошего стола» и по поводу «хорошей компании»… Я не подозревал - насколько!
        В одном из домишек за стенами монастыря, где расселяли паломников, был накрыт длинный, грубо сколоченный стол. Описать то, что на нем было выставлено, невозможно, ибо в английском языке просто нет слов для передачи сути и вкусовых гамм этих, если так можно выразиться, «кушаний». Во-первых, здесь было несколько видов засоленных и замаринованных грибов! Грибов! Во всем цивилизованном мире этот
«подножный корм» брезгуют собирать даже бродяги и бедняки, а у русских, оказывается, существуют десятки, если не сотни рецептов их приготовления. Более того, они их совершенно искренне любят! Но сразило меня на повал не это. Вы не поверите, сэр, но даю вам слово джентльмена, что это чистая правда: они солят и маринуют огурцы! Да-да! Вы где-нибудь слышали о соленых огурцах?! После этого даже такой парадокс, как «квашеная капуста» с клюквой и моченые яблоки с брусникой, уже не так сильно травмировал эстетику моего вкуса. Ведь есть же страны, где едят жареную саранчу, есть страны, где едят лягушек… А есть страна, где едят соленые огурцы!.. Копченая рыба, картофель «в мундире», соленая сельдь, репчатый лук, сало, хлеб грубого помола, чеснок, жирнейшая и острейшая похлебка под названием
«тройная уха», груда пирогов со всевозможными начинками - у этих русских очень крепкие желудки, сэр! И все это они называют не обедом или ужином, а странным для данного момента словосочетанием «что Бог послал».
        Что же касается «компании», то она была весьма под стать «столу». Плечистый и рослый купец, нервического вида студент и толстощекий, хитроглазый субъект неопределенного рода деятельности с супругой. Вот супруга его заинтересовала меня куда больше всех остальных персонажей этого «застолья», вместе взятых, вместе с их трудноперевариваемым «что Бог послал». Это была та самая девушка, которая привлекла мое внимание утром, и знакомству с которой помешал чудак-юродивый.
        Вблизи она казалась еще соблазнительней. Статная, рыжеволосая, зеленоглазая - она входила в откровенный диссонанс со своим неказистым коротышкой-мужем… Что предоставляло мне дополнительные надежды.
        Князь представил мне собравшихся. Купца звали Савелий Пружинников, студент носил фамилию Кольцов, а супругов Стрельниковых звали Яков Петрович и Зинаида Григорьевна.
        - Блейз,- представился я в ответ.- Джеймс Блейз. Британский журналист.
        - Так это, значит, вас прячет от нас настоятель? - с любопытством посмотрела на меня красотка.- И что же в вас такого таинственного, господин журналист?
        - Почему прячут? - удивился я.- Никто меня не прячет. Просто я попросил о постое на время, и они…
        - Ну-ну,- усмехнулся в густые усы Пружинни-ков.- Чтоб сам отец Иосиф дожидался вас битый час у входа в монастырь?! Рассказывайте… Последний раз такое было, когда сюда сам Иоанн Кронштадтский приезжал. Я как раз из Мурманска в Петербург возвращался, так что самолично ту встречу наблюдал. А теперь вот вашу сподобился… Простите, но дежавю какое-то… А Ванечку так и вовсе даже калачом за монастырские ворота не выманишь: для него вне монастыря и мира-то нет… Что-то вы недоговариваете нам, почтеннейший… господин журналист.
        - Я говорю то, что соответствует действительности,- сухо осадил я наглеца, посмевшего усомниться в правдивости моих слов.- Вы сомневаетесь в моей честности?!
        - Вах! - воскликнул князь, загремев стаканами.- Ну куда вы спешите, господа? Вопросы - ответы, а еще ни одного тоста, ни одного дружеского слова! Так за столом не сидят! Так за столом мучаются! К нам приехал дорогой гость из далекой Англии, а вы его бросились допрашивать, как в околотке! Не радушно это, Савелий Игнатьевич! Не гостеприимно! Вы простите великодушно наше любопытство, дорогой Джеймс. Признаться, мы все были немало удивлены таким вниманием к вашей персоне со стороны отца Иосифа, вот и не удержались от расспросов. Вы просто еще не понимаете в чем дело, потому не понимаете и нашего любопытства. Отец Иосиф самый удивительный человек, которого я встречал в своей жизни,- честью клянусь! Не знаю, как остальные, а мы с Савелием Игнатьевичем, уже не первый и не пятый раз встречаемся здесь, приезжая к старцу… Но, признаться, в этот раз я испытал нечто вроде ревности! Вот мы и решили заполучить вас к себе, чтобы вы утолили наше любопытство… Но это - потом… Сначала я предлагаю поднять эти кубки за…
        - Оставьте ваше велеречие, князь,- вздохнул Пру-жинников.- Какие уж тут «кубки»… Хорошо хоть стаканы нашлись… В стране черт-те что, скоро опять на глиняные кружки перейдем… Знали бы вы, сколько я за этот паршивый самогон выложил: я в Париже столько за «Вдову Клико» не платил. Кто мог представить…
        - Э, зачем пессимизм? - князь ловко наполнил стаканы из огромной многопинтовой бутыли.- Мужчине не к лицу! Беды приходят и уходят, а мы остаемся. Зачем беду с собой нести? Пережил - выбросил! Не переживайте вы так, Савелий Игнатьевич - наживете еще товара. Голова при вас, опыт тоже, а деньги - дело наживное. Из Петрограда ноги вовремя унесли - и то хорошо. Там сейчас и этого самогона нет. Там сейчас вообще ничего нет. И нас нет. За последнее и предлагаю выпить.
        - Благодарю вас, но я уже говорил, что не пью,- повторил я и отодвинул стакан.
        - Достопочтенный сэр,- неожиданно на чистейшем английском языке обратился ко мне князь.- Как представитель нации, чтящей свои традиции, вы просто не можете игнорировать уважение к национальным традициям других народов. Мы ведь вам не языческий обряд провести предлагаем, в конце-то концов. Наше общество может показаться вам странным с первого взгляда, но не спешите делать поспешные выводы. Я - потомок древнего и весьма знатного рода, и, поверьте, не пью с кем попало. Более того: я очень редко с кем пью. В России, как и в моей родной Грузии, застолье - символ взаимного доверия, повод для объединения, приглашение к знакомству душевному, а не светско-поверхностному…
        - Дело не в этом, дорогой князь, на столь же чистом английском возразил ему купец.
        Просто господин журналист еще слишком молод и потому излишне щепетилен. Это для нас, стариков, суть важнее формы… К тому же он не знает Достоевского, говорившего:
«Не смотрите, что делает русский, смотрите, к чему он стремиться». Господин Блейз не может знать, что и вы, и я, грешный, исколесили практически весь мир, повидали разные культуры и прекрасно знаем, что и в Объединенных Королевствах пьют не меньше чем в России… А с учетом «сухого закона» последних лет у нас в стране, то куда больше… Дело не в спиртном. Дело в брезгливости, верно, господин Блейз?
        В английском боксе это состояние называется «гро-ги». В переводе на русский нечто вроде «как пыльным мешком по голове»…
        Я молча взял стакан, и собрав все мужество в кулак, осушил его содержимое до дна… Это был неплохой виски, сэр, но какой же он был крепкий!…
        Кто-то заботливо сунул мне в руку тот самый пресловутый соленый огурец, и я пал в своих глазах окончательно… Как сквозь туман я услышал, как Стрельников спрашивает жену:
        - Душа моя, я не силен в языках, ты знаешь… Расскажи, чем они его так проняли, что мальчишка аж стаканами глушить начал?
        - Если взять суть,- задумалась рыжеволосая красотка,- то ближе всего будет смысловой эквивалент: «Ты меня уважаешь?» Бедный мальчик действительно совсем недавно в России и еще незнаком со всеми оттенками азиатской хитрости и коварства…
        - Простите? - повернулся я к ней.
        - Не поддавайтесь на провокации, господин Блейз,- ослепительно улыбнулась она.- Эти два хитреца просто хотят напоить вас, чтобы узнать, почему отец Иосиф проявляет в вас столько участия. Вы плохо осведомлены, каким уважением в этих краях пользуется этот игумен, поэтому не понимаете причин нашего любопытства. Но ведь в хитростях нет надобности? Вы нам и так раскроете эту маленькую тайну, правда?
        - Даю слово чести, что не понимаю, о чем вы говорите,- с трудом восстановив дыхание после «русского виски», признался я.- У меня задание от редакции: описать и проанализировать происходящие в России события. Я просто ехал в Петроград. Едва не замерз… Услышал колокольный звон… Они встретили меня… Я сам удивился, предполагая, что они принимают меня за кого-то другого… Все это было очень странно… Если вам все это кажется таким же странным, как и мне, то я понимаю ваше любопытство…
        - Крепкий орешек,- задумчиво глядя на меня, произнес Пружинников.- Ничего, самогона много… Как думаете, князь, трех литров нам хватит?
        - Хватит,- уверенно сказал Маргиани.- Через час он признается даже в том, что он английский шпион.
        Неверной рукой я попытался нащупать засунутый за ремень брюк пистолет, но князь уже крепко и дружелюбно обнимал меня:
        - Только не обижайтесь на наши шутки, дорогой! Мы грубоваты, но искренни в своем расположении к вам. Мы вам верим. Увы, Савелий Игнатьевич, похоже, мы попали пальцем в небо и происходящее лежит вне нашей логики. Отец Иосиф знает что-то, чего мы знать не можем… Понимаете меня? Может быть, этому мальчику суждено так красочно описать весь происходящий в России ужас, что эти чертовы союзнички наконец-то пришлют долгожданную помощь…
        - Сомневаюсь,- покачал головой купец.- Когда это Англия или Штаты упускали возможность подложить России свинью? Сколько раз мы спасали Америку и проливали кровь за интересы Европы и Англии? А они хоть раз сдержали свои обещания? Они как желудок: вчерашнего добра не помнят. Если внимательно присмотреться к истории, то окажется, что не татары или поляки нанесли наибольший ущерб, а как раз
«союзнички», к которым мы все с распростертыми объятиями лезем, как подгулявший лапотник на чужой свадьбе… Не обольщайтесь, князь, они не помогут. Во-первых, им выгодно ослабить главного конкурента (а Россия - мировой лидер как в людских ресурсах, так и в природных, чем всех и раздражает). Во-вторых, им просто выгодно единолично воспользоваться плодами уже выигранной у немцев войны. А в-третьих, они, исторически наделали нам столько пакостей, что настоящими союзниками сами быть не смогут. Прав был покойный государь: «У России есть только два союзника: армия и флот». Я бы, правда, добавил Церковь. Государство без идеологии - навоз, сор, «поле дураков» из детской сказки. У нас всегда поднимались в атаку «за веру, царя и Отечество»… Все отняли… За что сражаться?
        - Страшно не это, Савелий Игнатьевич,- задумчиво покрутил ус Маргиани.- С каждым из государств в отдельности можно договориться - на это существует дипломатия… Но они не помогут нам по другой причине. Им просто не позволят. Мы стоим на пороге самой страшной за всю историю мира войны. Вспомните пророческие слова Достоевского. Международные торгаши развязывают самую грандиозную аферу всех времен и народов. Им не нужна монархия. Там, где есть монархия, есть хозяева страны, а значит, интересы капитала страдают. А на смену этой бунтующей голытьбе придут те, кто с удовольствием и за копейки продаст это «общее», а значит -
«ничейное». Вот и весь секрет этого бунта. У этого спрута нет сердца, Савелий Игнатьевич. Нет родины, нет армии, нет правительства, которое можно контратаковать. Он называется «деньги». И победить его можно только образованностью, морально-нравственными устоями… А какие сейчас у нас… устои…
        - Вы наивны, как ребенок, князь! - пылко воскликнул Пружинников.- Сколько мы с вами говорили об этом, а вы все никак в толк не возьмете… А ведь вам-то, полковнику контрразведки…
        Я поперхнулся непрожеванным огурцом и закашлялся. Маргиани любезно постучал меня по спине:
        - Да не переживайте вы так, дорогой. Да, полковник, да, контрразведки… И что с того? Увы - бывший… Или вы считаете, что из Грузии Багратионы не выходят? Царицы Тамары там не правят и Руставели свои поэмы не пишут? Не берите в толк. Кого интересует, чем вы сейчас здесь заняты, господин журналист… Соединенные Королевства - все же наши союзники, а в России сейчас посерьезнее заботы есть. Вы смотрите, слушайте, записывайте. Никто за рубежом еще не понимает, что происходит здесь. И, боюсь, еще долго не будет понимать, принимая «события в России» за
«русские события»… Давайте я лучше вам еще самогончика налью. Сейчас вам это не помешает… Извините, что перебил, Савелий Игнатьевич. Что вы говорили?
        - Я, как человек торговый, привыкший иметь дело с цифрами, принимаю только факты, факты и ничего, кроме фактов. Посудите сами: Теодор Герцель предложил идею сионизма. Клан Ротшильдов начал активное финансирование этой идеи. Я не знаю, как там детально обстоят дела со знаменитыми «протоколами Сионских мудрецов», но, судя по происходящим в мире событиям, на подделку это не похоже. Президентом США был подписан законопроект о передаче печатания денег в частные руки. И как вы думаете, какие банковские дома получили это уникальное право? Денег уже выпущено столько, что, по сути, они уже ничего не стоят, а будет еще больше, потому что глупцы за них все равно продают и покупают. Представьте: сидим мы с вами, печатаем деньги и вдруг нам приходит мысль: а не купить ли нам Африку? И печатаем столько миллионов, сколько запрашивают аборигены за контроль над своей страной. Они получают кучу никчемной бумаги, а мы - ресурсы целой страны. Да любой крестьянин, владеющий садом и огородом, по факту богаче банкира, у которого только и есть, что огромное количество «нулей» в банке. Потом эта афера раскроется, но по
закону-то все будет принадлежать уже новым хозяевам! Целые страны! И поди докажи… Мы наблюдаем за самой грандиозной аферой в истории человечества: попыткой не завоевать, а скупить весь мир. А ведь не «доллар» и не «фунт» должны быть «валютой», а только «грамм» или «карат». Не в нашей многострадальной стране, а именно в Штатах было положено начало самого страшного преступления против человечества. Наша «революция» - только начало освобождения поля для новых игроков. Все эти «коммунизмы» и
«демократии» - просто дымовая завеса для кучки банкиров, мечтающих о мировом господстве. Они купили «печатный станок», теперь подготавливают мир к
«распродаже». Вот и весь секрет. Из разных стран в Россию хлынули агенты влияния, наделенные правом неограниченного финансирования (деньги-то все равно ничего не стоят, а принесут землю, произведения искусства, ресурсы). Вас не удивляло, почему девяносто процентов руководства «Советов» - евреи? Они прикрываются лозунгами о
«свободе, равенстве и братстве», но факты, цифры, статистика свидетельствуют о другом. Идет банальный передел собственности, а проще говоря - грабеж. И рабочие с крестьянами не получат на этом «празднике Пурим» ничего. Наши «маньки» и «ваньки» попросту не знают ни историю, ни Библию, и вот в этом как раз наша вина. Мы думали, что мы удержим, справимся, а народ… Народ - быдло, куда ему что-то объяснять и чему-то учить… И вот теперь оказалось, что не справились. И нас вырезают, словно баранов. Вырезает кучка беспринципных негодяев, которые обладают достаточными деньгами, чтоб проплачивать наемников и проводить глупейшую, но действенную среди необразованных масс агитацию. Что первым делом приказало Временное правительство, придя к власти? Князь Львов отдал приказ уничтожить
«Протоколы сионских мудрецов». У них что, дел важнее на тот момент не было? Исключительно масонское правительство, почему-то называющее себя
«демократическим», пожирается кучкой никому не известных «большевиков», почти поголовно состоящих из евреев-эмигрантов: это в каком страшном сне могло такое пригрезиться в православной России?! Это же бред. Это… дурной сон… Но это - факты и статистика… Впрочем, об этом вы вряд ли будете писать, господин журналист?
        - Не буду,- признал я.- Один мой знакомый (весьма высокопоставленный человек в нашем правительстве) как-то сказал: «У нас нет антисемитизма, потому что мы не считаем евреев умнее себя». Может быть, вы в чем-то правы - не знаю… Но ответьте мне вот на какой вопрос: «А где же были вы?!» Их же - горстка. Тысяча, ну две… Перед отъездом из Лондона я встречался с человеком, который только что вернулся из России и слышал, как хвастался господин Троцкий: «Мы добились в Петрограде такой власти, что если прикажем завтра выстроиться всем жителям города на Марсовом поле для получения розог, то девяносто процентов покорно выстроятся в очередь для порки, а десять процентов принесут справки, освобождающие их от наказания по причине слабого здоровья». Так какой же дурак из ваших бывших союзников захочет вмешиваться в заведомо проигрышную партию? Вы бы стали?
        - Уел он нас, Савелий Игнатьевич,- грустно сказал Маргиани.- Мы и впрямь слишком привыкли говорить и совершенно отучились действовать. Вот за нас и решают… Государство всегда договаривается с государством. А кто сейчас власть в России? Увы, эта банда… А мы даже не можем сориентироваться, за какую Россию нам сражаться.. Царь отрекся… Временное правительство себя уже показало… Вот и бьют нас по одиночке… Мы проигрываем Россию, господа… И я дорого бы дал сейчас за ответ на извечный русский вопрос: «Что делать?»
        - А вы - умный,- неожиданно накрыла мою руку своей ладошкой Стрельникова.- Не ожидала от вас. Такой молоденький… Но ошибиться в человеке в лучшую сторону всегда приятно, не правда ли?
        Я покосился на ее мужа. Толстяк был увлечен пожиранием копченого судака, и этот увлекательный процесс поглощал все его внимание.
        Осторожно я пожал холодные, ухоженные пальцы рыжеволосой кокетки:
        - У меня еще много разносторонних талантов, леди…
        - Я в этом не сомневаюсь,- заверила она, не торопясь убирать руку.- Признайтесь, вы же не только журналист, а? Это было бы так романтично…
        - Увы, но я всего лишь журналист,- вздохнул я.- Хотелось бы вас заинтриговать куда более романтичной историей, но честность мне дороже бахвальства. Я всего лишь тот, кто сумел убедить хозяев газеты выделить мне сумму для этой поездки и написания серии репортажей. Им это принесет доход, а я, возможно, прославлюсь… Неужели от этого я падаю в ваших глазах?
        Она осторожно высвободила свою руку из моих пальцев и, явно потеряв ко мне интерес, рассеянно кивнула:
        - Может быть, может быть…
        - Ну, если я стал для вас неинтересен, то, может быть, вы расскажете мне про это странное место. Я никогда прежде не бывал в монастырях…
        - Я тоже,- призналась она.- Мы с мужем здесь случайно, проездом… Вы лучше расспросите князя или господина Пружинникова - они здесь частые гости… Савелий Игнатьевич, ваш гость интересуется, чем привлекательно это место. Вы с князем лучше осведомлены, не просветите господина журналиста?
        И отвернулась, делая вид, что увлечена чем-то на другом конце комнаты.
        - Монастырь? - переспросил Пружинников.- О, это очень старая и весьма известная обитель. Его основали еще ученики Александра Свирского…
        - Кто это?
        - Это один из самых известных русских святых. Его монастырь - явление уникальное даже для мирового масштаба. За всю историю человечества Бог являлся на землю в виде Святой Троицы лишь дважды: Аврааму у Маврикийского дуба и преподобному Александру, который в ознаменование этого события и построил монастырь, знаменитый впоследствии многими чудесами. Кстати, большевики, придя к власти, первым делом похитили мощи святого. Знали, подлецы, что это может быть своеобразным знаменем для объединения… А может, просто боялись, бесы… Вот двое его учеников и построили эту обитель. Место здесь тихое, уединенное, для молитв и пустыннической жизни лучше и не сыскать… Только все равно горя пришлось хлебнуть. И поляки ее жгли, и шведы… А вишь, возрождается, как цветок весной, пробиваясь сквозь песок и камни… Родник здесь есть, освященный и пользующийся славой исцеляющего. Да вы, наверное, его видели там, на горушке. Он и зимой не замерзает… Но главное - монахи… За других не скажу, а лично я люблю здесь бывать. Отец Иосиф - мой духовник..
        - И мой! - горделиво вставил князь.
        - А что такое «духовник»? - уточнил я.
        - Ну, что б понятней было, урежем это слово до «наставника». Хотя молитвы его за духовных детей я бы не назвал менее ценными, чем его наставления… Вам сложно это понять, господин журналист, но эта обитель лично для меня как прообраз всей России. Расположенная в суровом, труднодоступном месте, она хранит свои заветы, свою историю - то великую и мистическую, то страшную и трагичную, но все время возрождается… Здесь живут удивительные люди, принимающие всех, приходящих к ним с добром. А над ними так часто смеются, не понимают и иногда ненавидят, потому что они являются противоположностью безумия мира и не ценят его ценностей. Жить здесь тяжело, но как же сюда хочется возвращаться раз за разом… Понимаете?
        - Пока не очень,- признался я.
        - Ну и не важно,- махнул рукой Пружинников.- Зинаида Григорьевна, голубушка! Сделайте одолжение: спойте нам что-нибудь, а? У вас это так чудесно получается… А то мы что-то за разговорами о бытности нашей совсем в тоску ударились..
        - Да! - горячо поддержал его князь.- И я прошу! Очень прошу!.. Не зря же мы с таким трудом этот инструмент изыскали! - И он вытащил откуда-то из угла припрятанную гитару.
        Стрельникова не стала просить себя дважды, пробежалась пальцами по струнам, проверяя мелодичность, и тихим, проникновенным голосом, запела:
        …Голубые, как небо, воды,
        И серебряных две руки.
        Много лет - и четыре года:
        Ты и я у Москва-реки.
        Лодки плыли, гудки гудели,
        Распоясанный брел солдат.
        Ребятишки дрались и пели
        На отцовский унылый лад…
        Трудно и чудно - верность до гроба!
        Царская роскошь - в век площадей!
        Стойкие души, стойкие ребра,
        Где вы, о люди минувших дней?!
        Где вы, о люди минувших дней?..

…Ее слушали затаив дыхание. Голос у нее и впрямь был удивительный: мелодичный, чувственный, проникающий до самого сердца…
        - …На ревнителей бога Марса Ты тихонько кривила рот. Ледяными глазами барса Ты глядела на этот сброд. Был твой лик среди этих, темных, До сиянья, до блеска - бел. Не забуду, а ты не вспомнишь -Как один на тебя глядел… Трудно и чудно - верность до гроба! Царская роскошь в век площадей! Стойкие души, стойкие ребра, - Где вы, о люди минувших дней?! Где вы, о люди минувших дней?..
        Дождавшись, пока смолкнут аплодисменты, я все же предпочел вернуться к интересующей меня теме и спросил:
        - А что за сумасшедший живет здесь? Он же не монах… Он не опасен для окружающих?
        - Ванечка? - удивился Пружинников.- Он не сумасшедший. Он - юродивый.
        - А в чем разница? - не понял я.
        - Юродивый добровольно «облекается» в «сумасшествие»,- пояснил купец.-Христианство ведь, по сути, безумие перед жаждой этого насквозь прагматично-материального мира. А привязанность к деньгам и страстям, в свою очередь, безумие перед миром христианства. А Ванечка… Много лет назад он беспробудно пил. Не знаю, что у него там случилось, но опустился он до такой степени, что как-то раз, в прямом смысле
«себя не помня», оказался у ворот монастыря - пьяный, босой, в последней стадии алкогольного бреда… Отец Иосиф нашел его у родника, почти окоченевшим. Долго выхаживал, говорил с ним, молился… Так он и остался при монастыре. Причем ровно в том виде, в котором его старец и нашел. Не пожелал менять вид внешний… Вот только что-то с ним произошло…
        - Понятно что: свихнулся после белой горячки,- впервые подал голос молчавший доселе студент.- Вы его глаза видели? Разве у нормального человека такие глаза бывают? Не говоря уже о его выходках…
        - Все может быть,- даже не взглянул в его сторону Пружинников.- Да вот только… Не встречал я больше таких людей. Ни как отец Иосиф, ни как Ванечка… Я ведь когда первый раз совершенно случайно здесь оказался… Сделка у меня уж больно удачная была. Немножко смухлевать пришлось - как без этого? - но зато весьма, весьма прибыльная… Возвращаясь из Мурманска, сюда завернул, на радостях немало денег в церковный ящик запихал, да уже собрался обратно поворачивать, когда у самых ворот на меня этот Ванечка и набросился - словно собака цепная!.. «Ты,- кричит,- от Бога или от черта откупиться задумал?! Не выйдет! Эти деньги погубят тебя на том свете больше, чем на этом!» Я аж опешил. «Почему?» - спрашиваю. «Да потому что взятка святым там строже карается, чем взятка земным властителям! Ты что, от страха своего за беззакония решил деньгами откупиться? Или земными благами Царствие Божье купить удумал? А сколько ты заплатишь за жизнь вечную? А ну вон отсюда, меняла неопытный! Хочешь своими деньгами наш дом прокоптить? Не выйдет! Храм на нечистые деньги не строится! А нам и тем паче такая пакость в рот не полезет!
Себе оставь!» Не помню, как я тогда до Петербурга доехал. Месяца два словно в горячке лежал. Потом схватил чемодан с дорожными пожитками, и - сюда! Уже без денег. С извинениями. Ванечка даже виду не подал, что узнал меня… Хотя узнал - я это видел… Знаете, господа, может, я глупость скажу, но мне кажется, что он нарочно на себя тот «негатив» берет, который отец Иосиф должен бы народу разъяснять… Ну, словно бережет своего спасителя от слов неласковых и обличающих… Я потом много про юродство думал. Юродивый, он ведь по сути своей агрессивен - никогда вам это в голову не приходило? Он балансирует на очень опасной грани… Он - как иголка в мягком, удобном кресле. Хочет человек свой зад с комфортом в религию на отдых душевный пристроить; зажиревшую душу как на отдыхе в Баден-Баде-не полечить да понежить, а тут… такое… Я как-то подумал: а ведь в годы гонений юродивых и не видно почти, а? Они появляются тогда, когда в религии все тихо, чинно, спокойно… и тем опасно. Они словно берут на себя страшный грех осуждения ближнего… чтобы его спасти. А этого никто не любит. Потому они постоянно и биты бывают… Увы…
        - Ой, а как мне стыдно нашу первую встречу вспоминать - сил нет,- признался Маргиани.- Я ведь восточный человек. Кровь горячая, шальная… Часто и слуг своих не только обижал, но и поколачивал, да и подчиненным доставалось… Вернее, я-то тогда и не думал, что «обижаю». Даже в голову не приходило. По роду положено, по статусу… Но по привычке и этот грех «гневливости» исповедовал… А тут такое случилось… По долгу службы я не раз в этих краях бывал, иногда и в монастырь заворачивал, коль время было. Тогда меня этот Ванечка очень раздражал: грубый, непочтительный, босой - не человек, а одна срамота… И вот выхожу я как-то с исповеди, а он ко мне бочком-бочком, и завел волынку: «…исповедь и покаяние - разные вещи, исповедь и покаяние - разные вещи, исповедь и… » Я раз ему сказал убраться, два, третий раз повторил… Потом нагайкой по спине перетянул, чтоб место свое не забывал… А он сбоку - как прилип и тянет свое: «…исповедь и покаяние - разные вещи»… И тут, господа, словно ведром меня накрыло: ничего не помню! Ярость такая охватила, что… Очнулся, а Ванечка этот, в своей крови буквально плавает, весь в
синяках, переломанный, но из последних сил шепелявит: «…исповедь и покаяние - разные вещи… » А невдалеке отец Иосиф стоит и молча так на меня смотрит… Вах! Так стыдно стало: не будь на монастырском дворе - сразу бы застрелился! Схватил я этого дурня избитого в охапку, ору: «Прости меня!», а он уже и глаза закатывает… Что со мной тогда было: словами не передать… Я в тот миг все бы отдал, лишь бы босяк этот не помер. Дворец бы отдал! Коня отдал! А если б и миг безумия моего стереть можно было - и жизнь бы отдал! Схватил его на руки, в свою комнату тащу, а сам в таком ужасе, словно труп после преступления прятать несу. Кроме «прости, прости», ни чего и сказать не могу. А он мне в ответ шепелявит: «…исповедь… покаяние… разные… » Вот так два месяца мы друг другу и «шепелявили», пока я его не выходил! Кто бы мне сказал, что я - князь Маргиани! - буду за бездомным убогим горшок выносить - на дуэль бы вызвал! А вот… сложилось. С тех пор как серчать начинаю, у меня этот горшок перед глазами и стоит… Стыдно, да… Но исповедь от покаяния отличать научился… Ну не подлец он, а?! - невесело усмехнулся князь.-
«Покаяние»-то - это «перемена ума», значит. Так что не я ему тогда мозги сотряс, а он мне. Ну а уж исповедь мою тогда сам отец Иосиф принял. Он, кстати, тогда к Ванечке и не заходил - меня смущать не хотел… Или доверял… Не знаю… А Ванечка мне потом в нос дал,- неожиданно закончил князь со смехом.- Когда вылечился. «Это, говорит, чтоб ты за собой долгов не чувствовал. Квиты!» А у меня - и не поверите! - и злости нет. Кровь вытер, говорю: «Мы теперь с тобой - кровные братья. Князь и нищий». «Хитер ты,- отвечает,- но так тому и быть. Согласен». Словно мне одолжение сделал, шельмец. На том и помирились…
        Больше выносить этот бред я не мог. Встал и вежливо поклонился присутствующим:
        - Простите меня, господа, но время позднее, а мне рано вставать. Режим. Благодарю вас за гостеприимство и приятное общество. Теперь, когда мы представлены друг другу, прошу не стесняться наносить мне ответные визиты (последние слова были сказаны исключительно для одной особы, и, кажется, она это поняла). А теперь позвольте откланяться. Всего наилучшего.
        Простившись, я вышел во двор. Огромная луна сияла так ярко, что снег искрился, словно днем. Крупные, низко нависшие звезды укрывали небо серебряным покрывалом. Словно в этой стране снег был и под ногами, и над головой… Или звезды… Невольно я залюбовался этой серебряной картиной…
        Невнятное бормотание неподалеку отвлекло мое внимание от созерцания этой красоты. У самых ворот монастыря, по-прежнему босой и простоволосый, на коленях стоял в снегу Ванечка и, обратившись лицом к дороге, о чем-то горячо молился, выставив вперед руки, словно отталкивая что-то невидимое.
        Стараясь не шуметь, я осторожно приблизился. Сквозь невнятное бормотание стали проступать едва различимые слова: «…время… не за себя… еще немного… пусть увидит… но не так, как я хочу… »
        Снег предательски скрипнул под сапогом. Ванечка оглянулся, замолчал и поднялся на ноги.
        С подозрительным любопытством после всего услышанного я смотрел на него. Дурак с таким же подозрительным любопытством смотрел на меня. Пару минут мы играли «в зеркало».
        - Ну-ка, любезный… Скажи-ка мне что-нибудь… умное,- сказал я.
        - Жопа! - четко и внятно сообщил мне юродивый.
        - Че… Чего?!
        - А чего ты от меня ждал? Истины? Ты меня со Святым Писанием не перепутал?
        - Дурак! - с чувством сплюнул я.
        - Вот это - мудро! - тут же склонился он в поклоне.- Спаси Господи!
        Раздосадованный на свою доверчивость, я направился к себе в комнату. Вынужден с прискорбием констатировать, сэр, что я ошибался в своем первоначальном мнении о России. Это не страна дикарей. Это страна клоунов!..
        ГЛАВА 2
        От созидательных идей,
        Угрюмо требующих крови,
        От разрушительных страстей,
        Лежащих тайно в их основе,
        От звезд, бунтующих нам кровь,
        Мысль облучающих незримо, Ч
        тоб жажде вытоптать любовь,
        Стать от любви неотличимой,
        От правд, затмивших правду дней,
        От лжи, что станет им итогом,
        Одно спасенье - стать умней,
        Сознаться в слабости своей
        И больше зря не спорить с Богом.
        Н. Коржавин
        Завидев выходящего из храма игумена, я решительно подошел к нему и, приветствовав кивком головы, сообщил:
        - Я в вашем распоряжении.
        - В каком смысле? - с любопытством посмотрел он на меня.
        - Я понял, что вам будет неудобно, из вежливости, вторично просить меня об услуге и решил предложить вам свою помощь сам… Я имею в виду прогулку вокруг озера.
        Топтавшийся неподалеку юродивый при этих словах демонстративно громко хихикнул, но я так же демонстративно игнорировал его выходку.
        Я осторожно взял настоятеля монастыря под локоть и, как можно почтительней (но твердо) повел прочь, подальше от этих странных людей, мешавших мне получить ответы на мои вопросы.
        - Как журналист,- начал я,- обязавшийся предоставить моим нанимателям полный и правдивый отчет о России, я был бы вам признателен в освещении некоторых темных для меня сторон… Вчера я имел честь беседовать с некоторыми из гостей монастыря, и они единодушно отрицают роль русских в происходящих событиях. Но они лишь выражают мнение небольшой части общества. Более чем уверен, что, например, в Петрограде мне была бы представлена совершенно противоположная точка зрения. Вот я и хотел бы попросить вас высказать свое мнение по этому вопросу… Скажем, как от представителя религиозной конфессии…
        - Помилуйте, какое же православие - «конфессия»?! - удивился игумен.- Это вы от кого-то, мягко скажем - недалекого, подобное слово услышали. Так мы и до
«многоконфессиональной» России докатиться можем… Православие - это основополагающая часть русской истории, культуры, да и самой страны. Если это понятие подменить или размыть, то страна погибнет, а вслед за ней и государство. Я вам вчера это пытался объяснить. «Конфессии» - это представители иных религий на территории России. Вы путаете империю, объединяющую несколько стран в единое
«государство», и Россию. Это губительная ошибка… То же самое касается и национальностей. «Многонациональ на» - империя, и это прекрасно. Но составные части этой империи принадлежат народам, как отчий дом, и нельзя отнимать у них этот дом, объявляя его «общим». Это как город и квартиры в нем. Город - общий, квартиры - отцовские. «Общежительная коммуна», Джеймс, не лучшее место для проживания. Но я понял, что вы имеете в виду. Я не могу (и не имею права!) дать вам ответ от лица всей церкви, Джеймс, но я могу высказать свое, личное мнение… Хотя я могу предположить, какое будет мнение всей Церкви о событиях этих лет - для этого не надо быть пророком… Но если вас интересует мое личное мнение…
        - Интересует,- не стал вдаваться я в тонкости.
        - Это - интервенция, Джеймс,- сказал настоятель.- Начало самого страшного ига из всех, что были до этого в России. А может быть, и на земле. Ведь это «иго» будет губить не тела, а прежде всего души. Но самое подлое в этой интервенции, что она совершается якобы об лица России. Это не только маскирует агрессоров (хотя сейчас они не особо и маскируются), но и дезориентирует массы. И страшно подумать, что когда-нибудь, лет через сто, потомков обманутых и оболганных людей будут еще и призывать к «покаянию» за эту мерзость и подлость. И придет кому-нибудь в дурную голову каяться не за свои грехи, которых у нас немало и за которые попустил Господь это иго, а за грехи палачей, сатанистов и воров. И ведь найдутся те, кто будет богомерзко «замаливать» их грех. И этой мерзости Бог не примет, ибо она безумна, и является прямым попустительством к новой волне инородного грабежа и глумления над святынями. А своего страшного греха - греха безверия, греха попустительства, греха разобщенности - мы словно и не заметим. И снова его повторим. Наши предки были так крепки, потому что понимали суть христианской жизни:
целостность восприятия мира. Духовное накладывает свои «координаты» на материальное, и на этой «карте жизни» становятся видны и горы и пропасти. Наши отцы не разделяли свою жизнь на части: семейную, религиозную, развлекательную, политическую. Для них все это было едино в их мировоззрении. Как христиане, они и трудились, и отдыхали, и вели семейный быт, и защищали Родину. Сейчас эти понятия разделены, и человек в работе уже совсем не то, что человек на отдыхе или человек в церкви. Если уж государство, разделенное в самом себе, гибнет, как сказано в Писании, то что говорить о такой непрочной субстанции, как человек? Страна наводнена уставшими, разуверившимися людьми. А разуверившись в одном, они примут совсем противоположное… Сейчас модно твердить о «демократии» как о праве большинства, но я говорил и буду повторять старую истину о том, что большинство - это не только количество, но еще и вес, размер, суть… «Один человек с Богом - уже большинство!» - как правильно подметил один немец. Да, мы заслужили это иго и мы в нем виноваты. Оно - закономерное следствие нашего попустительства. Мне, конечно, жаль
растяпу, у которого на вокзале увели чемодан. Но если он перед этим напился, полез в компанию к жуликам, потому что устал ехать трезвым и в приличном обществе, то… Эта жалость была бы лицемерна. Бед на Руси всегда хватало. И бедности, и войн, и разочарований, но брать в помощь не Бога а беса - это, простите, не решение проблем. Он ведь обманет. Да, он-то как раз пообещает быстрое решение проблем, и
«рай на земле», и жратвы от пуза, и жизнь без войн и бед, и вообще все, что хочет слышать ротозей, но чтоб понять, чем все это закончится, не надо быть семи пядей во лбу. Так что мы имеем дело с чистой воды криминалом.
        - Но в организации этого бунта вы тоже вините евреев?
        - Не «виню», Джеймс, а - обвиняю! И не всех евреев, а хорошо сплоченную банду худших представителей этой нации. Как священнослужитель, почитающий Писание, я с большим уважением отношусь к еврейскому народу, но та нечисть, что беснуется сейчас на Руси,- позор как еврейской нации, так и всего человечества. Эти выродки хуже людоедов с далеких островов, ибо аборигены не ведают, что творят, а эти… эти прекрасно понимают и свои цели и способы их осуществления. Смотрите на факты и на статистику, Джеймс. Вам предложат много версий этих событий, но вы смотрите не на слова, а на факты и только на факты. Переворот, названный «революцией», организовали прибывшие из-за границы несколько сотен бандитов, которых можно назвать «преступной этнической группировкой». Часть прибыла с Лениным, часть с Троцким, остальные, учуяв наживу, хлынули со всех сторон, как вода в пробоины корабля… Правительство «Советов» более чем на девяносто процентов состоит из евреев - ну какое же это «совпадение», Джеймс? Кто их выбирал в «депутаты» - знают только они сами. Они имеют такое же отношение к рабочим и крестьянам, как я к
масонским сектам. Правда, к настоящему иудаизму они тоже никакого отношения не имеют. Если б сейчас вернулся на землю Моисей, то вновь, как и тысячи лет назад, лично бы отдал приказ безжалостно вырезать всех этих поклоняющихся «золотому тельцу» отступников. Это был довольно горячий человек и вряд ли проявил бы снисхождение к этим сектантам от иудаизма… В тот раз он спас свой народ не только от плена, но и от морального разложения, взяв на себя кровь единоплеменников (но не единоверцев!)… Но найдется ли сейчас новый Моисей, сумеющий остановить моральную гибель впадающих в ересь коммунизма? Или произойдет противоположное библейской истории и уже поклонники «золотого тельца» будут резать хранящих верность? Тут есть страшная опасность, Джеймс… Мы обычно давим и обвиняем мерзавцев из чужих рядов. Их единоплеменники, даже видя их вину, волей-неволей вынуждены вступаться за них. Начинается безжалостная свара, в которой истина уже не имеет значения. Наша задача изменить эту глупость и прежде всего избавляться от негодяев в собственных рядах. Это вызовет уважение даже у врагов. Ведь все эти Свердловы, Ленины,
Троцкие - позор еврейской нации, провокаторы в создании мнения обо всем еврейском народе, таким образом втягивающего его в противостояние со всем миром. Но они враги не только людей. Они - ненавистники Бога, а врагов Бога мы прощать не имеем права. Их «новый мировой порядок» - это новая вавилонская башня, которую безумцы строят, чтобы сами «стать как боги», забыв о том, что Бог существует и видит эту мерзость. Даже если им будет казаться, что все их расчеты верны и «материалов» для построения в избытке… все кончится, как обычно… Только сколько людей перед этим пострадает. И прежде всего - духовно… Им нужны деньги и власть. А как вы помните, Джеймс, единственное обвинение, которое отверг Христос, было обвинение в посягательстве на власть земную. Она Ему была не нужна, и это еще больше взбесило тех, кто ждал царя земного и не понимал, как можно отказываться от власти… Беда же в том, Джеймс, что дело не ограничивается только идеями обогащения, все куда хуже. Кто-то мудро заметил, что «многие готовы убить ради денег, но немногие готовы умереть ради денег». А эта банда готова и убивать и даже умирать не
только за огромный куш, но и за свои сатанинские идеалы. Как и две тысячи лет назад, материальное вновь вступает в бой с духовностью. Помните, Христос назвал ту, «предреволюционную», забывшую о Боге «группировку» - «дети дьявола»? Они вернулись, Джеймс… Теперь России предстоит нести свой крест… Мы виноваты в этом разгуле бесовщины тем, что не проповедовали Слово Божие. Мы совершили жуткий грех, искажая Библию «прилизыванием» и «упрощением», тем самым лишая ее - смысла, а себя - опыта. В этом и секрет «маловерия» - «упрощение» Библии, замена ее какой-то «манной кашей для беззубых». Сравните Писание с тем
«уси-пуси», что преподают в воскресных школах, и ужаснитесь! Истории вообще свойственно повторяться, ибо определенные причины влекут за собой вполне определенные следствия. Потому-то так и опасна Библия для всех этих
«вочеловечившихся бесов», что она описывает «все виды зла, все ухищрения зла». Чтоб вам было понятнее, что происходит в России, я напомню вам историю гексосов в Египте. Гексосы - это древние евреи, постепенно расселившиеся в дельте Нила и, став преобладающим населением, захватившие власть над большей частью Египта. Они поклонялись Ваалу (аналогу египетского Сета и библейского Люцифера). Сто лет они находились у власти, пока восставшие египтяне под предводительством Яхмоса Первого, основателя новой династии фараонов, не изгнали их, вынудив уйти в Палестину. «Гексосы» в переводе с египетского означает «правители чужеземных стран». Так что история повторяется, Джеймс, и не знать ее - смертельно опасно. Сейчас ко власти в России вновь пришли «гексосы», и не исключено, что их правление снова растянется на сто лет. И что им за дело до наших святынь и до нас самих? Мы разрешили им вновь провернуть эту аферу, хотя были предупреждены о ней. Так кого стоит винить: их или нас? Бог попустил нам этот «страх иудейский» за наше маловерие. Мы, как апостолы, боимся выйти из своей Сионской горницы перед страхом смерти…
Так и не уверовав, что смерти - нет…
        - Но идя на смерть, вы рискуете… погибнуть.
        - Или обрести жизнь вечную и победить… Знаете, в одном старом «житие» я нашел интереснейшую историю. Римляне схватили пришедших на общую молитву в храм христиан и повели их на казнь. А одна женщина, у которой был грудной ребенок, не смогла присутствовать на том молебне. Узнав об аресте своих единоверцев, она схватила ребенка и побежала к месту казни. Когда римский сотник спросил ее: «Если сама идешь на смерть, то зачем ребенка с собой берешь?», она ответила: «Как я могу ограждать его от такой великой чести - стать мучеником за Бога?!» Для нынешних это покажется уже безумием. Меняются координаты, меняется точка отсчета, люди уже не понимают, что смерти - нет. Скоро духовный подвиг вообще будет казаться сумасшествием. И не будут уже ни близки, ни понятны Пересвет и Сусанин, Тарас Бульба и Сергий Радонежский… Люди поддались на старую как мир уловку: им вновь пообещали, что они «будут как боги». Вы слышали, что они поют? «Никто не даст нам избавленья, ни царь, ни Бог и ни герой, добьемся мы освобожденья своею собственной рукой… » Добьются. Свободы от Бога. Их гимн «Вставай, проклятьем заклейменный»
очень точно обращен к тому, кто заклеймен проклятьем на вечные времена. Ваал гек-сосов, Сет египтян и Люцифер христиан. Они и не скрывают своих дьявольских символов. Кругом сатанинские звезды…
        - Почему «сатанинские»?
        - Пятиконечная звезда в оккультизме знаменует антихриста, того самого, которого большинство иудеев путает со своим Мессией. А перевернутая пятиконечная звезда - символ сатаны. Пентаграмма Бафомета. Повсюду призывы к убийству и отречению от Бога. Сами себя сравнивают со «свободолюбивыми демонами», «красными дьяволятами». Празднуют 8 марта - день еврейской Эсфири - самый страшный праздник из всех, что я знаю… Вы слышали когда-нибудь о празднике Пу-рим?
        - Не доводилось.
        - Сейчас я не хочу рассказывать об этом мерзостном для меня праздновании в честь массового и жесточайшего убийства. Будет желание, сами найдете и прочитаете. Только постарайтесь не впасть в антисемитизм - это все-таки история из мира древнего и жестокого по своей природе. Это тоже ярчайший пример того, как можно развалить государство изнутри, уничтожив свою национальную элиту по наущению вкравшихся в доверие чужеземцев. Но эти люди не являются не только русскими, но даже частью государства, а потому преданы анафеме…
        - Чему? - не понял я.
        - Анафема - это отлучение от Церкви,- пояснил иерей.- Церковь - это еще и сообщество земных людей. И оно очень внимательно относится к чистоте в своих рядах. Это еще одна причина, по которой мы не можем себе позволить всевозможные
«объединения». Вот мы с вами сейчас составляем некое «сообщество», Джеймс, очень условное, но все же… Но что бы вы сделали, если б сейчас к нам подбежал и стал предлагать свою компанию какой-нибудь мужеложец, сатанист или просто пьяный и агрессивный «попутчик»?
        - Нет, благодарю покорно,- с достоинством отверг я.
        - Вот это и была бы наша с вами «анафема» ему - отлучение от нашей с вами компании. Вам, как англичанину, это должно быть особо близко, ведь именно у вас так ценится и почитается понятие «приличное общество»… Увы, мы, священнослужители, чересчур уж увлеклись этим «приличным обществом» и его делами в миру, забывая говорить людям о Боге. Мы говорили о социальной справедливости, о недопустимости абортов, о грехе пьянства, о Распутине и ересях и невольно подменили приоритеты. Важное мы поставили на место основополагающего. Посреди этого «важного» у нас просто не осталось времени для «главного». Это наша вина. Как правильно подмечено:
«грехи - у священников, у мирян - неведение». Часто слово «церковь» переводится как «собрание», «сообщество», но есть и еще один смысл: «выборка», «вытяжка», то есть лучшие из лучших. У нас просто не хватило сил и разумения объяснить все это… Ложь оказалась сильней… Это - увы! - не впервые. В Церкви вообще не было легких времен. Идет вечный бой духовного с жаждой материального. И Церковь - передовой рубеж обороны. Сейчас плохо? А разве легко было первым христианам? В экспансиях Запада? Татар? Поляков? Еще в четвертом веке Василий Великий писал: «Ты спрашиваешь меня, как обстоят дела в Церкви? Я отвечаю: в Церкви все обстоит так же, как с моим телом - все болит, и никакой надежды». Выстояли тогда, выстоим и сейчас. А беды… И это - временно. Раз не хватило слов, то сейчас познается правда на деле. Когда иссякают слова - льется кровь… А иногда слов просто не слышат. Ведь когда Бог хочет наказать человека, то лишает его разума. Потому я и говорил, что все разумное - друг Церкви. Люди должны сами делать свой выбор, рассудочно и мудро. Если б Христос хотел получить власть над миром, Он бы просто воспарил
метров на десять над землей и испепелил бы пару «содомов» молниями - и все бы упали на колени, веря в то, что видят. Говорят, что когда придет Антихрист, примерно так и случится.
        - Но это же - логично! Должны быть доказательства!
        - Только для видевших. А потом их детям и внукам снова показывать «чудо»? Нет, чудеса заканчиваются, а Слово остается. И человек имеет право думать и выбирать. Христос не насиловал их волю! Он позволял им использовать самое священное право: право свободы выбора. Принуждать чудесами будет Антихрист. Спаситель вообще неохотно совершал чудеса. Чаще всего по просьбе мамы или чтобы спасти людей. Он постоянно напоминал, что время для главного чуда еще не пришло. И это чудо: воскрешение. Все сводится к тому, что смерти нет, Джеймс. Вернее, ее может и не быть. Это зависит от нашего выбора при жизни. Нашего, свободного выбора.
        - Вот только ученики Его были не слишком-то решительными людьми,- сказал я.- Если уж так долго не могли сделать выбор те, кто находился рядом с Ним и видел все собственными глазами, что уж о нас, простых смертных, говорить… Они даже защитить Его не смогли… Меня бы туда…
        - И что? - заинтересованно повернулся ко мне настоятель.- Спасли бы?..
        - Разумеется! Хоть у меня не столько веры, как у них, и я не понимаю всего, чему Он учил, но… Чему вы смеетесь?
        - Простите, Джеймс… Я не над вами смеюсь. Я ра-
        дуюсь чистоте вашего сердца. Но все же: как хорошо,
        что вас там не было……
        - Это еще почему?!
        - Потому что то, что произошло, нельзя было отменить. Иначе бы у человечества не было шансов. Мы редко задумываемся над тем, от чего нас спас Дмитрий Донской или Дмитрий Пожарский. И уж тем более не способны представить, от чего нас спас Он… А ведь и Он обладал всеми человеческими качествами и чувствами, и тоже не жаждал этой боли… Помните Его «моление о чаше»: «…не так, как Я хочу, но так, как Ты хочешь… » Но это было спасением для человечества: жертва Одного… Увы, Джеймс, но в раю не распятых нет… К тому же, если б Христос не взошел на небо, Его ученики могли бы так никогда и не научиться мыслить самостоятельно. Над ними довлел бы авторитет Учителя. Как видите, даже своих учеников Он не принуждал даже в малом. К тому же они должны были сделать не только выбор, но и осознать ответственность. Теперь все зависело от них. От каждого - индивидуально. Христос всем нам дал единственно истинную свободу: свободу духа, ожидая от нас всего лишь ответственности… Это, кстати, отголосок нашего спора с «авторитарностью» Рима… Он должен был принести Себя в жертву и напомнить нам о священном праве выбора… Так
что хорошо, что у вас нет возможности вернуться в прошлое со станковым пулеметом в руках и перестрелять пару десятков римских легионеров…
        - Тогда Ему надо было прийти не в Иудею, а куда-нибудь еще… Лучше бы - в Англию!
        - Вы не хотите понять… Я расскажу вам историю, которую услышал от одного священника. Его бабушка была неграмотна и слушала о Христе только в проповедях местного батюшки. Однажды, во время Страстной недели, она заболела и не смогла придти в церковь. Тогда она попросила внука почитать ей Евангелие. Внук читал ей о страданиях Спасителя, и вдруг эта женщина из последних сил приподнялась на кровати и, крестясь на иконы, сказала: «Спасибо, Господи, что не к нам Ты пришел! Это ж какой позор на весь род до конца дней!»
        С этой стороны вопроса вам уже не так хочется, чтобы Христос был распят в Англии?
        - Ну… У вас все время все как-то иначе выглядит… С вами опасно разговаривать, не получив комплекс неполноценности…
        - Тогда получайте знания,- улыбнулся он.- Я вам уже говорил, что православие - это религия умных людей. «Все, что разумно - друг Церкви»,- говорили мудрые. А Кант утверждал: «Если вы хотите мыслить логически, то все наше бытие логически сводится к существованию Бога!» Учитесь, думайте, познавайте…
        - А если мне Его просто жалко? Или это тоже плохо?!
        - Это - очень хорошо, Джеймс. Редко кто жалеет Бога… Чаще жалеют себя… Но ведь Он не умер, Джеймс… Помните Его последние слова на кресте? «Отче! В руки Твои передаю дух Мой!»?
        - Помню.
        - Но никогда не задумывались - откуда они?.. А ведь это молитва, которой учила своих детей каждая мама, укладывая их спать. Он прочитал молитву, которой учила Его мама, «засыпая» на кресте… Ну, вот и все на сегодня, Джеймс,- неожиданно прервал он беседу.- Мы пришли. Спасибо вам за прогулку.
        Мы расстались, и я поспешил к себе в комнату, чтобы записать для вас некоторые мысли, которые, как мне кажется, если уж не важны, то хотя бы могут оказаться интересны…
        Сэр, как вам известно, мы, англичане, гордимся своей исключительностью по отношению к другим народам, несхожестью с ними, своими «национальными особенностями», и в большинстве своем это правда. Часто мы рассудительно отстраняемся от чужих забот, ограждаясь вежливым и холодным: «Это ваши проблемы, сэр!» Но вот что мне пришло в голову… Если в трактовке этих людей на происходящие в России события есть хоть капля истины, мы на пороге грандиозной опасности, сэр! А если проанализировать цепь событий последних лет, то нельзя не признать возможность существования и такой версии. Если существует группа банкиров, имеющих финансовые интересы в различных странах (а это очевидный факт), то неудивительно и их желание расширить свои интересы и свое влияние. Что, если впервые в истории человечества финансовая преступность вышла на международный уровень? Крепкие связи между ними могли действительно основываться на почве этнического единородства и на религиозных основах. Кому как не вам известно, какую бурную деятельность по оказанию влияния пытаются развить Ротшильды, Морганы, Шиффы… Банкиры, имея в своем
распоряжении практически неограниченные капиталы (ведь речь-то идет о ничем не обеспеченной бумаге!), огромный людской ресурс (исторически внедренный во все страны мира), да еще и подкрепленный религиозным бредом об «обещанной власти над миром и своей богоизбранности», вполне могли воспользоваться всеми этими возможностями. Только представьте себе весь тот ужас, который может принести даже попытка осуществления подобного проекта. Я даже не говорю о несомненно возникающем в результате подобной аферы глобальном мировом кризисе (деньги просто утратят свою ценность, и экономика будет рушиться во всех странах, где есть ничем не обеспеченные доллары). Россия на своем примере уже показывает возможные последствия реализации подобных идей. Как учит нас история, государство и впрямь легче всего захватить «изнутри». И если мы имеем дело с международным заговором банкиров, тогда нам следует ожидать опасности возникновения «цепной реакции революций» в целом ряде стран. И по сравнению с подобной опасностью любая чума прошлых веков покажется нам не серьезной, детской болезнью. Как человек дальновидный, вы вполне
можете просчитать угрозы и для нашей национальной безопасности. Они никогда не покажут своего истинного лица. Сегодня они будут называть себя «коммунистами», завтра - «демократами», послезавтра каким-нибудь
«международным правительством», но цель у них будет лишь одна - власть и деньги. И что мы сможем им противопоставить, сэр?
        Меня очень волнует этот вопрос еще и потому, что в мое задание входит встреча с представителем именно этой группы, а впоследствии, возможно, и общение с лицами, находящимися сейчас на самой вершине власти в этой стране. Я понимаю, что службам Его Величества необходимо найти общий язык с такой мощной державой, как Россия, вне зависимости от того, кто стоит у ее власти, а дипломатия на то и существует, что может вести даже переговоры с «правительством ада», но… Что если мы тем самым невольно попустительствуем (а то и способствуем) неслыханной до этого угрозе всему человечеству, которую пока еще возможно уничтожить в зародыше совместными усилиями таких мощных держав, как Англия, Соединенные Штаты Америки и прочих, входящих в коалицию Антанты? Только представьте на секунду, что эта зараза начнет растекаться по миру… Сейчас у них есть финансы банков США, завтра будут ресурсы огромной России, а потом… Я страшусь заглядывать в это «потом»… Дело подобного масштаба может затянуться не на одно десятилетие и даже столетие, но если проявить достаточно терпения, последовательности и преемственности, то даже
сил одной-единственной империи Ротшильдов или Морганов может оказаться вполне достаточно для осуществления этой аферы. А мы сейчас можем упустить ту «точку возврата», после которой остановить этот процесс будет крайне трудно, если вообще возможно. Я понимаю, что нельзя делать поспешные выводы, а потому прошу вас обратиться к аналитикам. Пусть опасность кажется сейчас абстрактной, но если стране даже теоретически может угрожать вторжение инопланетян, чертей с рогами или падение луны, то правительство просто обязано принять практические меры по недопущению такой возможности. Вспомните, что еще вчера те же русские были столь же беспечны, и даже их нынешний вождь Ульянов - Ленин, говорил в интервью газетчикам о невозможности революции в России в ближайшие сто лет… А сегодня мы уже вынуждены договариваться с ними… Не придется ли нам завтра соглашаться с ними? . Я очень надеюсь на вашу мудрость и политическую дальновидность, сэр…
        ГЛАВА 3
        Ужасный сон отяготел над нами,
        Ужасный, безобразный сон:
        В крови до пят, мы бьемся с мертвецами,
        Воскресшими для новых похорон.
        И целый мир, как опьяненный ложью,
        Все виды зла, все ухищренья зла!..
        Нет, никогда так дерзко правду Божью
        Людская кривда к бою не звала!..
        О, край родной! - такого ополчения
        Мир не видал с первоначальных дней…
        Велико, знать, о Русь, твое значенье!
        Мужайся, стой, крепись и одолей!
        Ф. Тютчев
        Достопочтимый сэр! В произошедших событиях мне нет оправдания, поэтому постараюсь записать итоги этого дня как подробное изложение событий, не пытаясь (да и не находя возможности) обелить свою преступную халатность. Я провалил ваше задание. Доверенный мне пакет исчез, и если я не найду его до прибытия большевистского эмиссара, мне ничего не останется, как, будучи офицером и джентльменом, пустить себе пулю в лоб, чтоб кровью смыть этот позор. Надеюсь, что в любом случае этот отчет дойдет до вас и о произошедшем вы узнаете из первых рук. А посему перехожу прямо к подробному отчету об этом прискорбном происшествии.
        Все началось с крайне необычного сновидения, как раз и послужившего началом (и причиной) всех последующих происшествий.
        Стараясь сейчас рассуждать здраво и трезво, я могу предположить, что этот сон был навеян как пребыванием в столь необычном для меня месте, так и состоявшимися разговорами с отцом настоятелем. Я вообще крайне редко вижу сны, а уж сновидения на подобную тематику иными причинами объяснить и нельзя. Видимо, все это и привело к столь не свойственному для меня излишне эмоциональному восприятию произошедшего. И хотя отец Иосиф утверждает, что есть «области, в которых случайности не случайны», я… Впрочем, позвольте, я просто опишу его вам, и вы поймете причину моего эмоционального состояния…
        Мне приснилось, что мы с вами, сэр, прогуливаемся по берегу озера, на котором и стоит этот злосчастный для меня монастырь. Буквально по той же тропинке, по которой мы прогуливались с отцом Иосифом, только происходило это, судя по некоторым признакам, поздней осенью или ранней весной. Точнее сказать не могу, потому что все происходящее было в некоем подобии сумерек, а точнее - сумрака. Хотя такого странного «освещения» я не видел нигде и никогда. Нечто подобное можно наблюдать всего несколько мгновений, когда солнце уже село, но ночная тьма еще не успела поглотить видимый мир и очертания предметов видны как-то особенно отчетливо… Мы с вами шли по берегу и о чем-то беседовали (меня еще удивило, что в этот раз вы были без своей неизменной сигары, без которой вас и представить-то нельзя)… И в этот миг я увидел идущего по воде человека. Странное дело: я не могу вспомнить, во что он был одет, хотя его лицо, фигуру, мимику, движения могу воспроизвести с фотографической точностью… И вряд ли уже забуду до конца своих дней… Он шел по воде не торопясь и внимательно всматривался в воду. Я остановился,
пораженный увиденным, и стал звать вас, пытаясь обратить внимание на это чудо. Но вы лишь усмехнулись и продолжили путь, взмахом руки призывая меня следовать за вами. Но я стоял, с восторгом наблюдая за идущим по озеру… Я видел несколько икон (в том числе и в здешнем монастыре), и могу вас уверить, что ни на одну из них идущий по воде не походил. В обычных обстоятельствах, где-нибудь в толпе, я бы даже не задержал на нем взгляд. Среднего роста, среднего телосложения… Я бы даже сказал, что, скорее, худощавый, но… У русских есть такое необычное определение:
«маслатый», то есть жилистый и мощный в суставах. Лицо… Обычное лицо. Разве что несколько увеличенные надбровные дуги (хотя это могло мне показаться из-за его усталых, «запавших» глаз). А вот выражение его лица мне запомнилось. Такие лица бывают у людей, постоянно испытывающих боль или скорбь… И одновременно - глубокая задумчивость… Он беззвучно шел по воде в этих странных «сумерках», а я стоял как вкопанный и смотрел на него. В одном месте он остановился, и вода возле его ног забурлила. Это были такие маленькие, белесые пузырьки, словно под водой кто-то дул в тысячи трубочек. «Кипение» пузырьков все усиливалось, и вскоре из этой белой пены появился всплывающий человек. Признаться, его я не разглядывал, а потому и не запомнил. Все мое внимание было привлечено к тому, кто поднял его на плечи и понес к берегу… Потом - повел, приобняв за плечи… А на подходе к берегу «утопленник» шел уже сам. Наверно, с трудом, но с каждым шагом словно оживая и набирая силу… Они прошли в трех метрах от меня, а я все стоял, восхищенный, ошеломленный, и в голове были не мысли, а какой-то хоровод чувств и эмоций. И восторг,
и ликование, и понимание того, что я должен, просто обязан что-то сделать в этот исключительный момент… И я сделал!.. Я, баран английский, не нашел ничего лучшего, как все с тем же восторгом проорать ему вслед: «Эй, парень!» Он остановился, повернулся и с задумчивостью посмотрел на меня. Сияя восторгом, как начищенный кофейник, я громко и радостно закончил: «Спасибо тебе за все!» Пару секунд он стоял, пристально разглядывая меня, потом коротко кивнул, словно принимая мою идиотскую благодарность, и продолжил свой путь. А я проснулся…
        Сон был невероятно отчетлив, но стыд… Неописуемый, жуткий, выжигающий стыд, охвативший меня, был куда отчетливей и ярче. Я рывком сел на кровати и со всей силы зарядил себе ладонью по лбу! Потом вскочил и, одеваясь, буквально на ходу, бросился искать игумена.
        Несмотря на позднюю ночь, настоятель не спал, беседуя о чем-то с двумя явно встревоженными монахами возле входа в храм. При моем появлении настоятель оборвал разговор и отпустил их, напутствуя странными словами:
        - А когда увидите, то просто перекрестите, и сразу все поймете,- сказал он и повернулся ко мне: - Что с вами, голубчик? На вас лица нет…
        - Простите, что в столь неурочный час,- сбивчиво начал я.- Это противоречит всем нормам этикета… Я должен был подождать до утра… Я…
        - Вот что… Пойдемте ко мне в келью,- предложил он.- Так все расскажете, а заодно и успокоитесь…
        Келья игумена меня удивила. Комнату главного монастырского начальства я представлял себе все же иначе. Здесь было все настолько «по-спартански», что невольно закрадывалась мысль: «Да живет ли здесь кто-нибудь вообще?» В любом, даже снятом на время пристанище, у человека и то вещей больше. Впрочем, в тот момент у меня были заботы поважнее.
        Настоятель усадил меня на единственный в комнате стул, сам присел на краешек кровати напротив и кивнул:
        - Рассказывайте, голубчик. Только отдышитесь сперва…
        По мере моего сбивчивого рассказа его лицо становилось все внимательнее и… улыбчивее. Под конец я даже не выдержал:
        - Ну вот… вам-то смешно, а я…
        - Ну что вы, Джеймс,- успокоил он меня.- Я не смеюсь, я радуюсь за вас. Это же замечательный сон!
        - Чем же он такой замечательный?! - возмутился я.- Таким глупцом себя чувствую! Понимаю, что это всего лишь сон… но надо же мне было… Как пастух какой-то американский, ковбой, только что с кактуса на землю слезший… «Эй, парень!»… Ну надо же такое выдать?! Я же в действительности не такой!
        - Так тем и замечательно, что вам стыдно,- сказал монах.- Вот если б во сне вам было сказано, что вы «лучший парень всех времен и народов» и вообще «весь из себя избранный и призванный», и вы бы после этого ходили весь такой восторженный и гордый, я бы с вами сейчас по другому разговаривал… А это был замечательный сон… Кстати, теперь вы понимаете, почему мы называемся «православными» - «правильно славящими Бога»? Не хочется быть «ковбоями» от христианства… во всем их многообразии…
        - Чувствую себя преотвратительно…
        - А я бы дорого дал, чтоб оказаться на вашем месте, Джеймс…
        - Вы бы такого не выкинули даже во сне. Это только такой невоспитанный, несдержанный, не имеющий права называться джентльменом, как я… Ну и кто я после этого?!
        - Счастливчик,- сказал он.- Которому выпал такой редкий повод для раздумий. Все в этом мире устроено очень правильно, Джеймс. Даже незримое. Мне такого поучительного сна не увидеть,- он тихонько вздохнул, словно даже сожалея о том, что не такой «баран», как я. Совершенно непредсказуемый старик!
        - Вы никогда не забудете эту ночь, Джеймс. Вам дан такой замечательный урок… Это в любом случае - факт..
        - Чувствую себя, как выпоротым! Всего лишь сон, а… а если б все было на самом деле? И это не было бы сном?!
        Монах лишь улыбнулся.
        - Теперь я понимаю, что совершенно не воспитан,- признался я.- Я не сторонник Фрейда, но… В том, что мне его долго не забыть - вы правы.
        - Это же хорошо. Помня его, вы сохраните лицо.
        - Это что-то из японской культуры?
        - Из православной. Есть такая присказка: «Когда человек рождается, то ему дается лик. С годами, под бременем событий и поступков, лик превращается в лицо. И главная задача человека - не допустить, чтобы это лицо превратилось в морду».
        - Кстати, о «лицах» и «ликах»… Я понимаю, что это всего лишь сон, и все такое… Но почему тот, кого я видел, совершенно не похож на… Как бы это сказать?..
        - Я понял.
        - Вот… Я же видел и ваши иконы, и наши статуи… Если мозг играет со мной в подсознательные игры, то я должен был видеть… Ну, вы понимаете…
        - Джеймс! Иконы - это не фотографии. Вы когда-нибудь задумывались - что такое иконы?
        - Нет… У нас их нет. Больше скульптуры, фрески, картины… Я знаю, что в России им поклоняются…
        - Ни в коем случае! Это было бы язычество.
        - Но как же… Я же видел, что… И эти… как их? Чудотворные?..
        - Кто-то замечательно сказал, что «иконы - это книги, написанные не буквами, а образами». Мы не поклоняемся им, Джеймс, а почитаем. Разница основополагающая. Поклоняться можно только Богу, а вот почитать можно и иконы, и отца с матерью, и Церковь. Икона - это не идол и не предмет для «медитации». Икона - это и символ, и знамя церкви, и окно в православие. Спаситель ведь имел две ипостаси: Божественную и человеческую. И человеческую можно изображать. Отрицать человеческую природу Христа - значит отрицать все христианство в целом. В Библии сказано: «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему… И сотворил Бог человека по образу Своему»… Ничего не замечаете?
        - Нет… А что я должен замечать? Бог говорит о себе во множественном числе?
        - И это тоже… Это еще одно доказательство Троицы, как и само понимание слова «со - творить», но сейчас не об этом… Бог замыслил человека «по образу и подобию», а сотворил только «по образу». Подобием человек должен стать сам! С Божьей помощью, разумеется, но сам! В этом и есть смысл человеческой жизни. И Спаситель нам показал Себя как Образец.
        - «Апофеоз»?.. Но здесь логическая неувязка… Оставим возможность человека стать
«по образу и подобию», это пока для меня слишком сложно… Как Христос мог иметь две ипостаси одновременно? Он же не «по очереди» ими пользовался?
        - Меч, раскаленный на огне, приобретает свойство огня, но сохраняет при этом и свойства меча - так отвечали на этот вопрос мудрые. Так что, как видите, все не так уж и сложно… А первые иконы были написаны евангелистом Лукой еще при земной жизни Божьей Матери. Впрочем, самым первым «образом» можно назвать и «Спас нерукотворный» - плат, который Христос приложил к лицу, запечатлевая, по восточному преданию, для царя Месопотамии свой Лик. А первое изображение ангелов было еще на крышке знаменитого Ковчега Завета. Вселенские соборы доказали возможность и необходимость иконописи. А православные довели ее до совершенства, чему пример всемирно признанной «Троицы» Андрея Рублева. Иногда мне кажется, что икона - это материализовавшаяся мудрость… Посмотрите: на иконах нет горизонта! Это напоминание о том, что христианином надо быть не в прошлом или будущем, а здесь и сейчас, каждую секунду, каждое мгновение. Когда стоишь перед иконой, понимаешь, что в мире есть только Бог… и человек перед Ним. Вы замечали, что все православные иконы - «расплывчаты», «образны»? Мы не должны «медитировать» на них, представляя
страдания Спасителя или апостолов. Так недолго и «стигматами» заразиться. Молитва - это пуповина, связывающая человека с Богом. Тот самый «огонь», который накаляет
«меч». И через иконы нам иногда дается благодать, но - через них, а не от них. У нас многие не умеют читать, Джеймс… А некоторым, как обычно, на это «не хватает времени». А некоторые читают, но не понимают… И для таких людей икона - запечатленная Библия… Жаль, что в домашних иконостасах прихожан очень редко можно найти самого Спасителя. Изображений святых, апостолов, Божьей Матери - много, а вот Христос, как правило, изображен лишь в виде Младенца на руках Пречистой. Это к вопросу все о тех же «приоритетах» и «правильной точке отсчета». Про иконы можно говорить бесконечно, Джеймс. Они очень многое вмещают в себе. Потому так и любимы народом. Но на ваш вопрос я ответил?
        - Суть я понял… Я только не могу понять, зачем вы молитесь перед ними? Зачем вообще нужны какие-то посредники между Богом и человеком? Неужели меня и так Бог не услышит?
        - Услышит, Джеймс, услышит. Но и вы услышьте Его. Христос принес на землю главный дар человечеству от Бога: прощение грехов. И уходя, оставил этот дар священнослужителям, сказав апостолам: «Что вы простите на земле, то и на небесах будет прощено». Священник наделен правом от Бога и именем Бога прощать грехи здесь и сейчас, не обременяя человека перетаскиванием их на тот свет. Вы можете, прочитав, истолковать всю Библию? Даже я не могу. А многие пытаются, не изучая рассуждения святых отцов, а так, от себя, в меру опыта и понимания. А ведь без изучения целой школы преемственности Писания, предания, опыта и разумения сотен мудрейших и образованных людей это просто не получится. Никто же не силится, без обучения, рассуждать о физике или математике? К философским школам не лезут, а божественную мудрость - запросто. Ну не глупость ли это горделивых неучей? Отсутствие образования и воспитания в Церкви - страшнее, чем отсутствие образования и воспитания в мирской жизни. Потому что «варвар» в духовности - это всегда еретик. Сломать - сломает, а все, что построить сможет - пещеру с наскальными рисунками. Да
еще желательно катакомб-ную, поглубже под землей… Спаситель сам организовал Церковь, Он и есть сама Церковь, ибо все христианство - в Нем и Он, Христос, и есть суть и смысл христианской веры. Он Сам отобрал первых священнослужителей, показав и научив служению. Отвергать это - значит спорить с Христом. Ну кто это будет делать в здравом уме? Священнослужители это не «особая каста жрецов». У них все то же самое, что и у мирян, ответственности только больше. Нет молитв «отдельно для священников» и «отдельно для всех остальных». Раньше общество было устроено куда устойчивей. Священники - молились, дворяне - защищали, крестьяне - трудились. Священники - «жертва Богу от общества». Они часть общества, принимающая на себя очень тяжелый труд. Старцы говорили: «Если монах не стяжал святости, он - виновен!». Они - молитвенники, хранители, учителя и философы. Не каждый рискнет взять на себя такую ношу и такую ответственность. Но есть еще и мистика, Джеймс. Вы уверены, что ваша молитва умнее, правильнее и потому сильнее, чем молитва такого подвижника, как Николай Чудотворец? Или Сергий Радонежский? Не будет ли
умней их просить о заступничестве перед Богом? Мы прекрасно понимаем, как находить нужные связи в миру и просить о заступничестве перед сильными и власть имущими, но как только дело доходит о просьбе заступничества у святых - играет гордыня: «Что это я просить кого-то буду? И сами с усами». А ведь любая молитва - это молитва о чуде. Если вдуматься, то это просьба о разрушении связи между причиной и следствием, о нарушении закономерности и устройства мира. Говоря «мирским» языком, это просьба о том, чтобы дважды два не равнялось четырем. Всего-то, да? Ну и кто ты, чтоб ради тебя совершали чудеса и меняли мир?.. Вот видите, уже улыбаетесь… Да, Джеймс, все просто… когда ответ уже дал за тебя кто-то другой… Лучшие умы ломали над этими вопросами головы, а мы все горделиво считаем себя самыми умными… А ведь я не коснулся еще таинства крещения, причастия, венчания… Хирургическую операцию человеку и в голову не придет проводить самостоятельно, а в чуде причастия «обойдется без посредников»?.. Это напоминает манию величия: и поезда сам могу водить, и самолетом управлять, и государством, и с Богом «напрямую»
поболтать… Таким людям надо устраиваться санитарами в сумасшедший дом. Ведь санитары - самые влиятельные люди на земле: они и скрижали у «Моисея» отобрать могут, и «Наполеону» морду набить… А они что-то себя все не там реализовывают…
        - Вот, вроде, все просто, когда вы объясняете, но… Сколько же всего этого
«простого»?!
        - Много… Нелегко, Джеймс, да? Я знаю… У католиков - проще: у них есть папа римский, все решающий за них авторитарно, у баптистов - строгое предписание Библии, почти иудейский закон… А у нас и Писание, и предание, и иконопись, и строгие богослужения, и… Но зато православие тем и отличается от других религий, что призывает каждого думать и созидать, оно говорит о важности каждого голоса и каждого выбора…
        - Как у Ницше? «Надо иметь в душе хаос, чтобы родить танцующую звезду».
        - О, нет! Фраза красивая, но суть подменена. Ницше культивирует
«самосовершенствование», «сверхчеловека», без Бога достигающего власти над миром. Все того же «санитара из дома для душевнобольных». А «сам по себе» человек может занять высокий пост по своим заслугам только в аду. Полагаться надо на Того, Кто действительно все знает и все может. А умопостроения Ницше могут привести лишь к выводу, что «Каин прав». По сути, ведь это была первая попытка первого в мире
«национализма»… и умопомрачения. «Я - единственный богоизбранный и достойный, а остальных надо просто убить, и тогда у Бога не останется выбора и Он будет принимать только мои жертвы в обмен на блага». К тому же он был еще и первый, кто попытался подменить жертву священнодейства - магией. «Ты - мне, я - Тебе». Авель же делал все правильно… за что и был убит. Так что это можно назвать и первым в мире случаем убийства за священнослужение. Но ведь даже Каину Бог дал время на искупление и «перемену ума». Мир - замкнутая сфера, Джеймс, не только по форме земного шара… Борясь со злом, ты увеличиваешь в мире зло. Совершая добро, ты просто не оставляешь места для зла… И для этого тоже надо иметь мудрость.
        - А не боитесь, что современные «каины» просто вырежут «авелей» в этом бунте? Сами же говорите: история повторяется…
        - Не боюсь. Я-то как раз уверен, что Бог есть. А значит, все будет правильно. И для России, и для православия, и для меня - в частности. Остальное - промысел Божий, и нам его не понять до того времени, пока смысл не будет открыт. Считается, что «пути Господа неисповедимы». Это не совсем так. Соломон говорил, что Бог просит пророков лишь об одном: «Откройте Мне сердце свое, и глаза ваши будут наблюдать пути Мои». Значит, все же можно понять эти пути, если сердце твое и есть
«правильная точка отсчета». А эти вечные просьбы доказательств и чудес - опасны для человека, ибо угнетают его волю и его выбор. В Гефсиманском саду Бог не ответил на молитву даже Сыну, чтоб Его человеческая сущность выросла до совершенства. Поэтому пусть все будет «не так, как я хочу, но так, как Он хочет». Я верю не только в Бога, но и Богу. Он устроит все лучше, чем я могу просить.
        - Кем вы были до того, как стали священником? - спросил я.- Никак не могу понять… Вы говорите как воин, но при этом показываете большие знания философии и литературы… Ваши знания языков…
        - Простите, Джеймс,- перебил он меня.- Я просто только сейчас заметил… Вы же все время ходили с какой-то сумкой. Мне показалось, что вы очень дорожили лежащим в ней пакетом… А сейчас я ее не вижу при вас…
        Я вскочил, как громом оглушенный, и стремглав бросился из комнаты, забыв даже извиниться… А еще говорят, что истинный англичанин называет кошку кошкой, даже если споткнется об нее… Нет, сегодня был явно не мой день. Хотя в тот миг я даже не предполагал - насколько… Какая уж тут выдержка?! Под впечатлением от этого странного сна, переполненный эмоциями, я попросту забыл в своей комнате самое важное… Нет, не просто сумку с доверенной мне посылкой! Честь! Карьеру! Все свое будущее я оставил под подушкой в той комнате!..
        И страшное предчувствие не обмануло меня: дверь моей комнаты была распахнута настежь. Среди разбросанных по полу вещей я увидел и злосчастную сумку. Она была пуста…
        Позже я обнаружил пропажу и денег, и документов, и оружия, но все это было уже второстепенно…
        Сонный монах, которого я вытащил из соседней кельи, долго не мог сообразить, чего я от него требую. Но было и так понятно, что ничего подозрительного этот соня ни видеть, ни слышать не мог. Насторожило меня другое. Осознав произошедшее, он явно перепугался до полусмерти. Что-то невнятно бормотал о «происках дьявола»,
«искушениях» и «суккубах». Но ничего вразумительного мне от него добиться не удалось. Все, что я понял, так это то, что в последние дни в обители происходит нечто неладное и пугающее монахов. Во всяком случае, произошедшее со мной - не единичный случай, а продолжение целой цепи событий. А раз так, то у меня еще есть шанс распутать этот клубок и вернуть себе доброе имя. Играет мне на руку и ситуация с труднопроходимыми дорогами. В худшем случае вот мог добраться только до окрестных деревень, и если я выясню, что этой ночью кто-то покинул монастырь, то еще имею шанс догнать его. Впрочем, эта версия маловероятна. Местные жители относятся с почтением к своей святыне, и вряд ли кто-то из них рискнет пробираться ночью на территорию монастыря и обыскивать кельи. Значит, надо внимательнее присмотреться к приезжим. В существование каких-то «демонов - суккубов», ворующих у меня бумажники, я как-то не верю. Смущает меня лишь то, что на проводимое расследование может уйти неопределенное время, а эмиссар большевистского правительства, который должен сопровождать меня в Петроград, может появиться в любой день и
час. Надежда лишь на то, что его задержат плохие дороги, но если он окажется столь же упорен, сколь был упорен я, то… Что я ему скажу? «Переданную мне посылку украли бесы, пока я решал с отцом настоятелем богословские вопросы»?!
        Так что, сэр, и моя миссия, и мое доброе имя, и сама моя жизнь теперь зависят только от двух факторов: моей расторопности в поисках похищенного и времени прибытия большевистского эмиссара…
        ГЛАВА 4

…Порой историк вводит в заблужденье,
        Но песнь народная звучит в сердцах людей.
        Байрон

…И в мире нет истории страшней,
        Безумней, чем история России…
        М. Волошин
        Он прибыл ранним утром следующего дня. Нет смысла говорить, что остаток этой ночи я не спал, внимательно наблюдая за жизнью пробуждающейся обители и особенно ее гостей. Потому-то я еще издалека заметил приближающегося к монастырю всадника. Сразу было видно, что он проделал длинный и опасный путь. Его лошадь едва стояла на ногах, а лицо прибывшего было белым как снег от холода и усталости.
        Одет он был несколько необычно как для сезона, так и для этих мест: длиннополая кожаная куртка, больше похожая на старомодный сюртук, полувоенный френч без знаков отличия и меховая шапка, чем-то напоминающая папаху князя Маргиани, только куда меньших размеров.
        Среднего роста, плотный, круглоголовый, с небольшой черной бородкой клинышком, круглоглазый. Бросалась в глаза очень мощная, толстая шея, в народе такую называют
«бычья», огромные, сильно оттопыренные уши и непропорционально длинные руки с широкими ладонями и короткими, по всей видимости очень сильными, пальцами. В целом он производил малоприятное впечатление (может, виноваты в том были его черные навыкате глаза, смотрящие на мир с недоброй пристальностью охотника, а может быть, презрительная усмешка, словно навеки застывшая на толстых губах). Но при этом было вполне очевидно, что это человек сильный, решительный и волевой, привыкший больше делать, чем говорить. Именно такие люди становятся очень опасны, если попадают во власть или в криминальные структуры, ибо добиваются лидерства жестоко и целеустремленно.
        Болезненно морщась, он слез с лошади и, заметив меня, сипло спросил:
        - Гостиница где?
        Я промолчал, подчеркивая невежливость подобного обращения к незнакомому человеку.
        Прибывший пристально оглядел меня с головы до ног, чему-то усмехнулся и, не утруждая себя извинениями, направился к домам для паломников. - Ну вот и дождались,- услышал я за спиной. Юродивый стоял в трех шагах от меня и со странным выражением смотрел в след приезжему.
        - Что ж ты так подкрадываешься? - укорил я его.- Это невежливо… Кстати, друг мой, ты случайно не видел, кто ночью в мою комнату заходил? Или, может, слышал что-то подозрительное о кражах? Ты же постоянно у монастырских ворот вертишься…
        - Что? - словно очнулся он.- О кражах? Да сейчас во всей России одни сплошные кражи… Да и ее саму тоже… в чужой карман положить норовят.
        Странно, но в этот миг он выглядел вполне разумным. Мне даже показалось, что если бы не все эти его колкости и ужимки, то он вполне мог бы сойти за человека неглупого и рассудительного. Особенно если одеть его поприличней.
        - У меня бумаги важные пропали,- признался я.- И документы… Точно ничего не видели?
        - Отыщете вы свои бумаги, не волнуйтесь,- сказал он.- Никуда они от вас не денутся… До конца жизни… Это - ваша ноша, батюшка, вам и нести…
        - Вот не поверишь: первый раз я бы хотел, чтоб ты и впрямь оказался этим… как его? . провидцем,- вздохнул я.- Только как же мне их найти, если никто ничего не видел, никто ничего не знает? Как там в русской поговорке? «Как корова языком слизнула».
        - Да уж скорее сорока-воровка унесла,- ответил он.- А раз сорока есть, то и гнездо у нее есть…
        - Что ж вы допускаете такое в своем монастыре-то, а? Провели бы расследование, нашли бы вора, наказали примерно… А то бесы какие-то у вас виноваты, суккубы…
        - Бесы и есть,- спокойно подтвердил он.- Какой же приличный монастырь без бесов? Если в монастыре тишь да гладь - веерный признак того, что монастырь сей Богу не угоден. Это ж не кладбище, где одни тела. Здесь души живые… Борющиеся. Как же бесам их в покое оставить? Только на Бога и надежда. Он один всемогущ.
        - А как же старая шутка про то, что если Бог - всемогущ, то может ли Он создать камень, который и Сам поднять не сможет?
        - На эту старую глупость есть такой же старый ответ: может, и уже создал давно. Этот камень - человек.
        - Ого! - восхитился я.- Да вы, голубчик, тоже в глубине души философ? Как Диоген?
        - Нет,- сказал он.- Потому что нет у меня ни своего мнения, ни свободы воли. Я их Богу отдал. А сказал это святитель Филарет, митрополит Московский. Вы вряд ли о нем слышали. Это русский Джон Донн.
        - Да, это английский священник, приближенный к самой королеве…
        - Королев много,- оборвал он меня.- Таких, как Филарет и Джон Донн, мало…
        - Ну, вы меня тоже совсем уж за неуча не держите,- обиделся я.- Я прекрасно знаю, что даже Шекспир считал Донна поэтом куда лучше себя, но тот предпочел стезю священнослужителя. У него есть очень поэтичная проповедь о том, что все мы - единый материк, и когда умирает один, то словно камешек смывается с этого материка в море и весь он становится чуточку, но меньше. Поэтому никогда не спрашивайте, по ком звонит колокол. Колокол звонит по каждому из нас…
        - Вот вам бы их побольше слушать, а не экономистов всяких,- кивнул он.- А то понятия у вас уж больно подменились…
        - Так потому и живем мы лучше,- напомнил я.
        - Да? - удивленно вскинул он бровь.- Лучше?.. Семечки это, батюшка. Фантики. Бесы и у вас есть, и у нас. Только мы с ними боремся, а не договариваемся… Кражи, говорите? Кражи - это плохо. Кражи в монастырях наказываются строже, чем прелюбодеяния. Тот грех лишь одному вредит, а кража грех подозрительности у многих вызывает… Но то, что вам сейчас кажется бедой, завтра тоже фантиками показаться может,- и он опять расплылся в своей дурацкой улыбке, неприлично демонстрируя гнилые зубы.
        - Дурак ты все-таки,- с сожалением сказал я.- А мне уж было на секунду показалось…
        - Легкий ум - тяжелая ноша,- подмигнул он мне.- Надо же иногда от такой тяжести отдыхать, слова умные говорить?.. Вы вот что, батюшка… Передайте это своему
        другу…
        Он вытащил из кармана штанов огромный, ржавый гвоздь ручной ковки, втиснул мне в ладонь и быстро зашагал прочь, меся тающий снег босыми пятками.
        - Какому другу-то? - крикнул я ему вслед.
        - А какой придет,- не останавливаясь, отозвался сумасшедший.
        Пожав плечами, я направился к себе, намереваясь вздремнуть пару часов, набравшись сил перед новым этапом расследования. Увы, этому намерению не суждено было осуществиться. Всего через несколько минут в мою дверь постучали, и в комнату вошел недавно виденный мной приезжий. Но этот раз он держал себя куда учтивей.
        - Добрый день,- сказал он.- Могу я видеть господина Джеймса Блейза?
        - К вашим услугам.
        - Моя фамилия Звездин, Лев Сергеевич. Насколько я понимаю, вы ждете именно меня.
        И он назвал пароль. Я ответил.
        - Приношу свои извинения за некоторую неучтивость при нашей первой встрече,- сказал он на хорошем английском.- Оправданием мне служат лишь ужасная дорога и вконец измотавшая меня спешка. Если б вы только знали, господин Блейз, чего мне стоило добраться сюда. Ваша миссия столь важна для пославших меня сюда, что осуществлять ее безопасность предстоит лично мне. А это - поверьте! - немалый показатель. Я взял с собой отряд в тридцать сабель, но - дороги, снега, расстояния… Финны совсем обнаглели - дважды мы сталкивались с их передовыми отрядами. Прорывались с боем. А лошади у нас - увы! - не самые лучшие… Война оставила в тылах лишь кобыл да меринов, а на авто сюда попросту не добраться. Впрочем, я выезжал из Петрограда на вполне приличном коне. Конфисковали у одного… бывшего. Я загнал его, не проехав и полпути. Остальные же шли так медленно, что я принял решение добираться до вас в одиночку. Я очень беспокоился за вашу безопасность, господин Блейз.
        - Спасибо, но, как видите, это довольно тихое место.
        - В таких тихих омутах черти и водятся,- покачал он головой.- К тому же финские отряды, шайки дезертиров… Но теперь нас двое, и мы сумеем продержатся до подхода отряда охраны. Не знаю, насколько я опередил их и насколько задержат их бездорожье и трудности военного времени, но у них очень хороший командир. На товарища Плаудиса можно положиться. Это очень ответственный товарищ. Так что есть основания считать, что ожидание не затянется больше, чем на день-два. А потом мы будем возвращаться в Петроград.
        - Хорошо. Присаживайтесь к столу. Хотите чая? Он, правда, без сахара, но довольно приятен на вкус, а главное - горяч. Вы же продрогли насквозь.
        - Благодарю, не откажусь. Я искал вас в гостинице, или как тут эти домишки называются?.. Там живет омерзительнейший сброд! Сплошная контра…
        - Кто?
        - Контрреволюционеры. Купцы всякие, офицерье… Вы молодец, что сумели получить жилье здесь, подальше от лишних глаз. Как вам это удалось? Обычно монахи на такое не идут. Дали взятку?
        - Нет, они сами пригласили. Очень гостеприимные, весьма милые люди. Умные. Хотя слишком уж эксцентричные…
        - Сами? Совсем странно… Но не обольщайтесь их видимым миролюбием, господин Блейз. Священнослужители - верная опора для монархии, а значит - наши враги…
        - Я - подданный Его Величества,- напомнил я.
        - Я говорил о себе,- быстро поправился он.- Это они перед иностранцем хвост распушили, а свои, как видите, за оградкой остались… Лицемеры! Нет, это хитрая контра! Но ничего, мы и эту «опору монархизма» опрокинем! Вдрызг разобьем, уж поверьте!
        - А как же без духовенства? - удивился я, протягивая ему приготовленный чай.- Или вы решили какую-то другую религию сделать государственной?
        - Все это ерунда,- жестко отрезал он.- Сплошной обман! Религия всего лишь один из способов управления людьми. Нет никакого Бога, господин Блейз. И никогда не было. Люди просто не понимали устройства мира, вот и облегчали себе восприятие с помощью какого-то «всемогущего дедушки с бородой». А потом властители просто удачно воспользовались таким инструментом влияния. Вы же представитель просвещенной Англии, как вы можете верить во все это средневековье? Это все придумано для задурманивания голов и накопления богатств… Ничего, разберемся! Со всем разберемся… Богатства вернем трудовому народу, а паразитов - к ногтю!
        - Во времена французской революции тоже… «богатство - народу, паразитов - к ногтю…
» Даже из собора Парижской Богоматери хотели «Храм Вселенского Разума» сделать, но… Ничем хорошим это не кончилось. Нравы упали, преступность стала повальной, как чума, народ был весьма недоволен… Наполеону пришлось восстановить религию в своей империи. Это принесло ему много политических дивидендов. Не боитесь, что история повторится?
        - Ну, уж этого-то мы не допустим,- твердо заверил он.- Партия постановила, что борьба с религиозным одурманиванием масс - одна из наших первоочередных задач. И мы ее решим - будьте уверены!
        - А что вместо религии? Вместо Бога?
        - Свобода. Равенство. Братство,- отчеканил он.- Французская революция провалилась из-за отсутствия крепкой идеологии и решимости идти до конца во что бы то ни стало! Надо было вершить дело крепкой рукой, а не останавливаться на полдороге, убоявшись слишком больших жертв. Мы учтем их опыт. Их «Директория» погрязла в роскоши, забыв идеалы революции, они утратили бдительность… У нас такого не повторится. Не допустим. Если потребуется идти по колено в крови - мы пойдем. И в своей, и в чужой!
        - Послушайте, но вас же всего горстка…
        - Вот что, господин Блейз,- он отставил стакан в сторону, устало потер лицо ладонями,- давайте начистоту, а? Мне сказали, что вы будете кем-то вроде связного между моими товарищами и вашим руководством. Через вас будут проходить сведения международной важности. Вы молоды, но если вам доверили такое дело, значит, на то были основания… Вы - еврей?
        - Нет… С чего вы взяли?
        - Впрочем, это не важно. То, что ваше руководство решило выйти с нами на переговоры - уже хорошо. Это говорит не только об их разумности, но и о хорошей информированности. То, что я вам сейчас скажу, не является таким уж большим секретом. Да вы и сами все равно это скоро узнаете. Но нам с вами предстоит провести плечом к плечу некоторое время, а потом, по всей вероятности, долго и плодотворно сотрудничать, так что будет лучше, если между нами сразу не останется никаких недомолвок. Будет проще работать. Нас не «горстка», господин Блейз. Нас - миллионы! И самое важное, что эти миллионы - элита мира. Банкиры, политики, профессиональные военные, журналисты и дельцы. А что еще важнее - за нами стоят нескончаемые финансовые потоки. На финансирование этой революции идут такие немыслимые средства, что вы даже представить себе не можете. На эти деньги можно весь Китай в наемники под наши флаги поставить, и всем политикам мира рты заткнуть. Идет очень большая игра, и ее масштаб вы никогда не поймете. Дело не только в этой несчастной, холодной и вечно полунищей стране. Она всего лишь хворост для разжигания
революции мировой. Речь идет о новом мировом порядке, господин Блейз. И в этом заинтересованы огромные силы…
        - Ротшильды, Рокфеллеры, Морганы, Шлифф…
        - Я бы не рекомендовал вам произносить некоторые имена вслух.
        - Но мы же решили говорить начистоту? - напомнил я.- Или вы думаете, что от моего начальства, или даже от разведки Его Величества, ускользнули события такого масштаба? Не будьте наивны, господин конспиратор. Мы знаем и про вашу аферу в Соединенных Штатах за право печатать деньги, и имена проплачивающих ваше
«предприятие» банкиров, и ваших заказчиков, и даже многих из купленных или внедренных «агентов влияния» в правительственных кабинетах разных стран… Не будьте столь самоуверенны, господин Коган… Не удивляйтесь, я тщательно готовился к этой поездке, и, естественно внимательно изучал нашу картотеку. Лейба Израилевич Коган, он же Лева Звездин, он же товарищ Глеб, он же Семен Харьковчанин… Несмотря на мою молодость, я - профессионал, прошедший подготовку у лучших мастеров британской разведки. И доверили это поручение мне не только из-за особого расположения
«сильных мира сего», но и за профессиональные качества. Да, нам хорошо известно, что за вами стоит немалая сила, потому и готовим почву для возможных переговоров.
        - Ну что ж… Пусть будет так,- неохотно признал он.- Хотя меня, признаюсь, несколько смущает то, что вы много знаете обо мне, а вот я о вас не знаю ровным счетом ничего… Но вряд ли бы вы рискнули играть с нами в какие-то игры, находясь на этой территории. Вы прекрасно понимаете, чем это может закончиться… Но в любом случае я должен сразу предупредить вас об одной весьма значительной детали, которая, впрочем, может быть уже также вам известна… учитывая уровень вашей осведомленности… Но все же… Точки должны быть расставлены сразу. Среди руководства партии появились и начали разрастаться некоторые… м-м… разногласия. Это касается не столько идеологии, сколько тактических и стратегических планов. Но это напрямую касается наших спонсоров, так как влияет на получение ими дивидендов от этой… акции.
        - Ага, так, значит, речь идет не только о голой идеологии? - не удержался я.- Свобода, равенство, братство… и капиталы?
        - Не будьте ребенком! Конечно, идеология на первом месте. Мы изменим этот мир, хочется это кому-то или нет. Грядет новый мировой порядок. Но, во-первых, без денег просто ничего не получится, и это - реальность. А долги надо отдавать. Как и проценты. Эти деньги и эти люди еще могут пригодиться нам не раз и не два. А во-вторых, наши цели куда более масштабны - не забывайте об этом. Сейчас мы только в самом начале пути. Приходится идти на некоторые… компромиссы даже с самой идеей.
        - Меня настораживает как раз ваша «масштабность». Кто даст гарантию, что, утвердившись в России, вы с тем же пылом не приметесь разжигать этот
«свободолюбивый костер» в Соединенных Королевствах?
        - К чему? - даже удивился он.- Уж вам-то должно быть известно, насколько там сильны наши позиции. И чем вам не нравится современное устройство жизни в Англии? Ну а интересы приславших вас лиц… Они зависят от того, как мы с вами поладим. Запомните главное: реальная сила - это Свердлов и Троцкий. Вам выгодно не ошибиться в вашем выборе. По сути дела, они и есть революция. Кто такой Ленин? Теоретик. Он не пользуется особым авторитетом даже среди своих же товарищей, так зачем вам, правительству и военной элите Англии тратить время на искусственно раздутый авторитет? Даже во время Октябрьского переворота Троцкого просто не было. Он подоспел лишь в последнюю минуту, и лишь для того, чтобы под шумок расставить своих людей на некоторые ключевые посты, а мы были слишком заняты делом, чтоб уделять внимание межпартийной грызне. Он грязно играет, но он неплохой теоретик, и за ним также стоят определенные силы. Но его спонсоры все же несколько отличаются от наших нанимателей. В мире есть лишь очень узкий круг лиц, обладающих реальной властью и реальными деньгами. И скоро этот «круг лиц» станет еще уже. В том
числе и за счет исчезновения со сцены таких игроков, как императорские семейства Европы.
        - Да, с монархами вам было бы сложно иметь дело,- согласился я.- Деньги решают многое, но не все. Они бы просто не позволили получить вам власть над ресурсами их стран, потому что сами были хозяевами.
        - Демократия - замечательная штука, господин Блейз,- широко улыбнулся он.- Как и коммунизм. Когда хозяин - «народ», это значит, что хозяина попросту нет. Главное - приучить их к мысли о том, что у них нет собственности. Но при этом сказать, что им принадлежит все. Все - всем, и ничего - каждому. А все, что делается,- делается в интересах народа, и кто не согласен - враг народа, подлежащий… в лучшем случае перевоспитанию. Мы не так уж кровожадны, господин Блейз. На заводах и на полях тоже кому-то работать надо. Ну не нам же, в самом-то деле?! Нет, хозяева потом у всего этого найдутся. Но главная задача сейчас- сместить нынешних хозяев…
        - У нас ведь тоже монархия,- вновь напомнил я.- И Георг Пятый - родственник русского Николая.
        - У вас парламентская монархия, а не абсолютная,- парировал он.- Не обижайтесь, господин Блейз, но ваша монархия - всего лишь инкрустация на банковском столе. Никто не будет покушаться ни на США ни на Англию, и вы прекрасно понимаете, почему. Речь идет лишь о взаимовыгодном сотрудничестве.
        - Как-то это утверждение не вяжется с вашей идеей «нового мирового порядка».
        - Да почему же?! Мы же умные люди, господин Блейз. Неужели вы думаете, что мы проливаем и свою и чужую кровь ради банального удовольствия маньяков? Старый мир отжил свое - это факт. Мир устал от войн, а мы дадим ему стабильность. Только представьте, как выиграет мир, если будет находиться под единым управлением! Единая экономика, единые законы, полная свобода передвижения и главное - безопасность. Чего хочет человек? Быть сытым и развлекаться. Мы и дадим это народу. Думаете, кто-то будет против?
        - Странно, что вы все время отделяете эти два понятия: «Мы» и «народ». Почему вы решили, что именно вы справитесь с этой задачей… Я даже спрошу по другому: какое вы вообще имеете отношение к другим народам, другим государствам, другим людям?
        - Вы на что намекаете?
        - Вы знаете.
        - Вы - антисемит?
        - Да что вы! Я совершенно искренне не вижу разницы между евреями, неграми и индейцами. Какой же я антисемит? А вы видите?
        - А я - вижу!
        - В том-то и дело. В набившей оскомину «богоизбранности». Дело в том, что я - англичанин. Я тоже представитель нации, которая гордится своей несхожестью с другими народами. Нет англичанина, который не считал бы эту «индивидуальность» нашей нации - благом и достоинством. Но мы предпочитаем защищать свои интересы и не лезть с поучениями к другим. А также очень не любим, когда лезут в наши дела. И с нами этот номер не пройдет, господин Коган.
        - Я просил бы вас называть меня Звездиным.
        - Как угодно. Мы можем подумать о дипломатических отношениях, но способствовать вашей идее или даже просто попустительствовать ей…
        - Вы уполномочены делать подобные заявления?
        - Помилуйте, вы все время забываете, что сами предложили мне разговор «начистоту», подчеркивая «приватность» нашей беседы. Я вам высказываю только свое, личное мнение.
        - Вот именно,- подчеркнул он.- Такие вопросы решать не вам.
        - Почему? - искренне удивился я.- Нас воспитывали не только в уважении к своей стране и ее традициям, но и напоминали, что от каждого из нас зависит многое. От каждого голоса. Смею вам напомнить, что в 1762 году при перевесе всего в один голос именно английский, а не немецкий язык приняли как «национальный» в Америке. Перевесом в один голос король Карл Первый был взведен на эшафот. А благодаря перевесу в один голос в 1875 году Франция из монархического государства стала республикой. И я совершенно не согласен с теорией господина Маркса о том, что личность не имеет влияния на историю. У нас ведь была королева Елизавета. А у вас - Моисей. Разве это не лучшее доказательство?
        - Может, нам все же не стоило быть откровенными настолько? - нахмурился он.
        - Почему? - удивился я.- Эти вопросы все равно рано или поздно встанут перед нами. И не только перед сторонами, которые мы с вами представляем, но и лично перед нами. Я профессионал, я люблю играть в открытую.
        - Дело ваше,- он заметно утратил интерес к этой теме.- Давайте все же вернемся к более насущным на данный момент вопросам. Я все же хочу, чтоб вы поняли, что с господином Ульяновым у вас договориться не получится, да и просто нет смысла, тогда как мы открыты к диалогу. Ленина буквально вытащил на себе из небытия господин Парвус, предложивший немецкому генштабу план развала России изнутри и вывода ее из войны через революцию. Но теперь господин Ленин пытается игнорировать не только господина Парвуса, но и своих немецких спонсоров. Настало время платить по счетам и выполнить кое-какие обязательства, но это как раз и непросто. Хотя бы еще и потому, что это не выгодно членам Антанты, воюющей с Германией. Да и суммы, на которые рассчитывает немецкое командование, нужны нам самим. Знаете, сколько стоит содержание наемников, все эти дармоеды-комиссариаты, закупка оружия, продовольствия. И если наши спонсоры готовы немного подождать, то спонсоры господина Ульянова, находясь в состоянии войны, остро нуждаются в деньгах и настойчиво предъявляют свои векселя к оплате… Одним словом, у господина Ульянова очень
сложная ситуация. Ну а самое важное то, что и цели у нас с господином Ульяновым несколько разные… Мы по-разному видим как развитие событий, так и саму цель. Мы - за демократию и свободную торговлю - новую экономическую политику и приведение к общей экономике таких отсталых стран, как Китай, Индия и другие страны третьего мира… Даже если их придется переплавлять в новое мироустройство теми же способами, что и Россию. А господин Ульянов, кажется, собирается почивать на лаврах, делая ставку не столько на оружие, сколько на длительную агитацию. Это не наши методы. Если б мы ждали, как Ленин, то и революции в России могло не быть…
        - Нам известно о ваших разногласиях. Доходит до того, что господин Троцкий имеет неосторожность называть господина Ульянова «полуеврейским полудурком», а тот, в свою очередь, отвечает ему афористичным «иудушкой»… Кстати, не раскроете секрет: откуда у господина Троцкого такая тяга к этому весьма неоднозначному библейскому персонажу? Как я слышал, он даже поставил ему несколько памятников? Для большинства людей Иуда - предатель…
        - Мы будем ломать эти стереотипы. То, что сейчас кажется вам странным и невозможным, в следующем поколении уже станет повседневностью. Иуда - борец с религиозным дурманом! Бунтарь! Это первый воинствующий безбожник, бросивший открытый вызов еще только зарождающемуся христианству! Чем не символ для борьбы с пережитками старого мира? Вы боитесь, что ваших избирателей будут отпугивать переговоры и сотрудничество с безбожниками? Бросьте. Добрая половина из них тоже устала от бремени христианства. К тому же это наше внутреннее дело. Вы все время зацикливаетесь на каких-то морально-этических мелочах. Давайте просто вспомним о том, что и господин Троцкий, и господин Свердлов представляют интересы определенных кругов Англии и США. Вам, представителю одной из партий официального правительства, это дает огромные выгоды как в политическом, так и в финансовом аспекте. Подумайте о неслыханной выгоде для всей Англии. Россия надолго теперь не сможет представлять свои интересы в мировом масштабе. Да и финансовые потоки, которые скоро пойдут из этой богатейшей империи, не могут оставить вас безучастными. А мы
всегда рады мирному сотрудничеству с деловыми людьми.
        - Мой руководитель любит повторять, что «миротворцы - это люди, которые кормят крокодила в надежде, что он съест их последними».
        - Умный человек,- примиряюще улыбнулся Звез-дин.- Можете его заверить: не в наших интересах желать каких бы то ни было перемен в Англии. Я вам уже объяснял - почему. Наше сотрудничество может оказаться крайне взаимовыгодным - неужели вы этого не понимаете? А нам нужно всего лишь, чтоб вы не мешали нам сейчас. Для вас не составит труда спустить договор о взаимопомощи стран Антанты в отношении России
«на тормозах». В сущности, ведь уже нет такой страны - России. Ну, обозначьте свое присутствие, обеспечьте нам положительную оценку в глазах общественности. Наладим торговые и дипломатические связи… Вы выигрываете во всех аспектах. Россия вам больше не конкурент, а вот экономические выгоды от создавшейся ситуации упускать никак нельзя. Эта страна еще долго ничего не сможет производить, а стало быть, будет все закупать за границей. Вопрос: у кого и за сколько? Да и такие пережитки старого режима, как сокровища царской семьи, церковные драгоценности и произведения буржуазного искусства, больше не нужны пролетариату. У него будет свое «искусство» и свои «ценности»… если так можно выразиться… А весь поток этого буржуазного «старья» будет выставляться на продажу, чтобы обеспечить нужды молодой Республики Советов. Это могут быть просто невероятно, немыслимо, сказочно привлекательные цены. Буквально подарки… Вы меня понимаете?
        - Понимаю… Еще как понимаю.
        - Вот эта информация и будет проходить через вас. Выигрывают все. А Россия… Давайте смотреть правде в глаза: ее уже нет. Она уже проиграла. И весь вопрос только в том, кому и какая ее часть достанется. Не стоит упускать такой шанс. Подобное не случалось со времен падения Византии.
        - О, да… И тот куш повернул историю человечества совсем в иное русло. Ведь именно тогда появились первые «банки»?
        - Да, у нас тоже большой исторический опыт,- усмехнулся он.- Но с тех пор все стало куда проще. Мир меняется. Он становится все меньше, меньше и меньше…
        Появились самолеты, подводные лодки, телеграф и телефон. Не удивлюсь, если вскоре можно будет всего за час попасть в любую точку земного шара, а уж узнать новости из любой точки планеты и вовсе не составит труда. И в этом маленьком мире угроза на другом континенте будет восприниматься как личная опасность. А значит, общемировой контроль появится в любом случае. А там и мировое правительство. Вопрос лишь в том, кто в него войдет. А остальные… Остальные получат свою гарантию безопасности и смогут спокойно есть, спать и развлекаться. Особенно развлекаться. Недаром старый циник Ульянов говорит: «Из всех искусств для нас важнейшими являются кино и цирк». По-моему, неплохо! И все довольны. Даже удивительно, что приходится тащить человечество в такой рай насильно…
        - Ну, это проблемы отдаленного будущего, а нам пока надо решать насущные… У вас есть деньги?
        - Деньги? - удивился он.- Есть, а что?
        - Много?
        - Ну… Я не рассчитывал, что мне придется оста-
        вить отряд. У нас было с собой продовольствие… Ка-
        кая-то сумма есть. В «керенках»… Пара «николаев-
        ских» червонцев……. Да зачем вам? Скоро прибудет
        отряд…
        - Нам сегодня предстоит роскошное застолье в виде квашеной капусты и самогона в компании столь малоприятных вам «осколков царского режима».
        - Это вы так шутите? Это шутка такая?
        - Нет. Юмор у нас куда более тонкий. Как-нибудь у вас будет возможность его оценить.
        - Ничего не понимаю… Но если надо,- он вынул деньги и протянул мне.- Потом хоть объясните, что вы тут затеваете?
        - Обязательно,- пообещал я, убирая деньги в карман.
        Пальцы наткнулись на что-то острое и холодное. Вытащив из кармана гвоздь, я положил его на стол перед Звездиным.
        - А это вам.
        - Мне?! Зачем?! От кого?!
        - От Ванечки,- сказал я и вышел, оставив его в полном изумлении.
        Боюсь, что первое впечатление я произвел на него примерно такое же, какое местные монахи произвели на меня. Что делать: «бытие определяет сознание», как говорят его друзья-материалисты, а я все-таки в этом монастыре уже третий день… Но, как вы заметили, разговорить мне его все же удалось…
        Настоятеля я нашел неподалеку от источника. Как обычно, его окружали с десяток прихожан, а он что-то говорил стоящей перед ним девушке. Подойдя поближе, я расслышал:
        - … и будут недовольны! Обязаны быть недовольны! Ты пойми их: близкие твои, из интеллигенции, выросли в среде современных «демократий». Для них твой интерес к Библии кажется опасным для тебя же самой. Чем им кажется религия? Дремучим лесом, полным опасностей и заблуждений. Они боятся, что в тех далях, куда ты стремишься, ждут одни людоеды, эпидемии и крокодилы. Они не знают тех горных вершин и прекрасных рек, к которым ты стремишься. Они думают, что твои попутчики - мрачные старухи и фанатики с горящими глазами. Они не поймут, если ты будешь говорить с ними о Библии или о Боге. Для них иные авторитеты, и в первую очередь - общество. Вот и напомни, что твое общество - это окружение лучших и мудрейших людей мира: философов, поэтов, политиков, ученых. Что с тобой рядом идут Ломоносов и Дмитрий Донской, Достоевский и Лесков, Нестеров и Васнецов, Шаляпин и Паскаль… И вспомнив об этом, они уже не станут ни смеяться над тобой, ни боятся за тебя. И кто знает: может быть, твоим внукам еще предстоит идти этой дорогой вслед за тобой?
        Заметив мое приближение, он на минуту отвлекся и кивнул:
        - Конечно, Джеймс, можете воспользоваться комнатой слева от вас. Она свободна.
        И вернулся к беседе.
        Я на мгновение опешил, но вспомнил, как тот же настоятель призывал меня не быть излишне суеверным, и довольно скоро нашел объяснение его догадливости. Настоятель наверняка уже знал о прибытии в монастырь нового человека, слышал о том, что он искал меня или видел, как он входил в мою комнату, и догадался, что я иду просить его о предоставлении жилья для своего нового знакомого. Игумен очень умный человек, и логическое мышление для него не в диковинку. Так или иначе, но разрешение на пользование соседней комнатой было получено. Осталось привести в исполнение вторую часть моего плана, и я направился на поиски Пружинникова.
        Впрочем, «поиски» - это слишком громкое название для такого крохотного пространства, как N-ский монастырь. Мрачный от скуки купец сидел у себя в комнате, меланхолично потряхивая в руке стаканчиком с игральными кубиками. При виде меня он слегка оживился.
        - Не желаете ли партию? - с надеждой предложил он в ответ на мое приветствие.
        - Благодарю вас, но я не играю в азартные игры.
        - Князь тоже,- сник он.- Он как-то проигрался до неприличия, с тех пор - зарекся… Скучно невыносимо… Я здесь уже три недели, и за последние дни просто извелся. Крестьяне говорят, что дороги вот-вот станут проходимы, и можно будет собираться в путь… Представляю, какой обоз потянется… Слышал, у вас были неприятности?
        - Слухи тут быстро расходятся…
        - Что вы хотите: все как на ладони, словно в одной квартире живем… Не переживайте. Меня неделю назад поосновательней обчистили. Хорошо хоть все деньги в одном месте не держу… Неприятный какой-то год выдался - не находите? Даже не хочу знать, чем все закончится. Наверное, пора уезжать… Навсегда… У меня имение в Орловской губернии было. Первый раз его еще в 1905 году сожгли. Крестьяне и сожгли. Зачем - до сих пор не понимаю. Когда за помощью обращались - никогда не отказывал. А скольких работой обеспечил… Вечное - «отнять и поделить»… Разве ж это экономика? Отнять и поделить недолго, а что дальше? Надо же вспахать, засеять, урожай собрать, в амбары свезти, а уж потом - «делить»… Вот сижу и думаю: кто страшнее - агитаторы эти чертовы, нашим мужикам песни соловьиные о какой-то золотой жизни без заботы и труда нашептывающие, или сами мужички, сознательно на этот путь становящиеся, а потом горестно воющие, что их обманули? Мне уже кажется, что все же мужички… Каялись ведь тогда, что «черт их попутал», в ногах валялись, чтоб в Сибирь их не упекал… А в этом году опять сожгли… В Петрограде у меня дело
было, да там сейчас такая каша… Жандармов-то первым делом вырезали, а кто порядок охранять будет? Да и не нужен им сейчас порядок… Я вот думаю в Америку податься. Там, говорят, частному капиталу раздолье. Да только скучно там. Чужое все… Простите, господин журналист, заболтал я вас со скуки. У нас ведь зимние вечера долгие, неторопливые, а потому и беседы все неспешные, обстоятельные… Великорусская хандра… У вас какое-то дело ко мне было?
        - Савелий Игнатьевич,- несмотря на профессиональную память, его сложное имя я вспомнил с трудом.- У меня к вам просьба необычная и, так сказать, интимного характера. Поговаривают, что у вас есть возможность даже в этих обстоятельствах раздобыть некоторое количество спиртного?
        - Бражку гонят, подлецы,- кивнул он.- На недостаток хлеба жалуются, а на недостаток самогона - никогда. Да только к чему вам это? Отец настоятель на такие забавы весьма негативно смотрит. В прошлый-то раз мы, от скуки и любопытства, взяли грех на душу, чтоб вас, так сказать, поближе рассмотреть… Но отношений с отцом Иосифом портить не хочется…
        - И все же я был бы вам очень признателен, Савелий Игнатьевич. И помощь ваша мне не только в этом нужна. Разумеется, мы недостаточно знакомы с вами для подобных просьб, но с учетом того, что я здесь вообще никого не знаю… Дело в том, что утром приехал один мой знакомый…
        - А, этот,- скривился, как от зубной боли, Пружин-ников.-Лопоухий… Ну и знакомых вы себе выбираете, господин журналист. Вы разве не видите, что он один из этих… нынешних… По-хорошему надо было бы его за шиворот да в участок. Только где сейчас участок возьмешь… Держались бы вы от него подальше. А то прирежет ночью, чтоб одежку вашу «взять и поделить», а потом будет оправдываться тем, что «бес попутал»… Хотя нет, этот из «идейных». Этот оправдываться не будет. Но вам эти мелочи уже будут безразличны.
        - Не могу,- как можно обаятельнее улыбнулся я.- Вы забываете - кто я и зачем приехал.
        - А-а, вот оно что,- протянул он.- Грязные приемы… Не учитесь этому у нас, господин журналист. У нас есть много другого, чему действительно стоит поучиться. К тому же, как человеку непривычному, вам будет сложно напоить его до состояния
«словоохотливости»… Да и какое он может дать вам «интервью»? Всех ограбим, всех убьем - и наступит справедливость? Бросьте эту затею. Не стоит она того…
        - Напоить не сумею, это правда. Для этого мне и нужна ваша с князем помощь.
        - Князя?! Да вы что, и не вздумайте даже! Князь эту сволочь на дух не переносит. Прирежет еще сгоряча… в святом-то месте…
        - И князя, и той замечательной певицы, с ее почтенным мужем,- продолжал гнуть я свою линию.- Ну, без студента в этот раз можно и обойтись… Для меня это очень важно… К тому же я не люблю оставаться в долгу. Теперь моя очередь угощать вас…
        - Нет, увольте меня от этой затеи. Я уж лучше тут поскучаю…
        - Дело касается и вашей страны,- понизив голос, сказал я.- Это весьма сведущий человек, и мне очень нужна информация, которой он обладает. Я же не ради развлечения прошу. Эта информация станет достоянием общественности и может принести вашей стране некоторые политические дивиденды. Вы зря так пренебрежительно относитесь к средствам массовой информации, господин Пружинников… Вам это нужно не меньше, чем мне. К тому же, кто знает: может, и я смогу когда нибудь оказаться для вас полезен. Вдруг судьба заведет вас в Соединенные Королевства, а мои связи там чего-то да стоят. Мне доводилось брать интервью у весьма значительных особ… Вот деньги,- я выложил на стол все, что дал мне Звездин.
        Этого достаточно?
        - Не хватит - добавлю,- даже не взглянул на деньги Пружинников.- Только хоть режьте: не могу взять в толк - что вы хотите от него услышать? Какие у этого проходимца могут быть секреты? У него же на морде написано, что обычный бандит… До октябрьского переворота в полиции создавалось такое подразделение - уголовный розыск. Так вот ваш знакомый как раз их клиент… Впрочем, ладно, поговорю с князем. Со скуки здесь и не на такое согласишься. Пусть его светлость профессиональные навыки вспомнит. Но на вашем месте я бы все же на многое не рассчитывал.
        - Тогда - до вечера,- откланялся я.
        Звездина я застал на том же месте и практически в той же позе, что и пару часов назад. Но по едва заметным изменениям в обстановке вещей я понял, что времени он не терял - обыск в моей комнате был проведен крайне тщательно.
        - Мне удалось получить для вас комнату по соседству,- сказал я.- Будем соседями.
        - Как вам это удается? - удивился он.- Все-таки взятка? Для этого вам деньги были нужны?
        - Ну что у вас за стереотипное мышление,- только и вздохнул я.- Взятка, подкуп, гешефт… Нет, деньги мне нужны для другого. Насчет вечернего застолья я не шутил. Еда будет отвратительная, компания… странная, но это необходимо.
        - Признаться, я не только ничего не понимаю, но мне еще и крайне не нравится эта затея, господин Блейз. Лучше всего для нас было бы тихо дожидаться прибытия отряда. Вы плохо знаете местную публику. Зачем рисковать?!
        - Видите ли, господин Звездин… У меня есть подозрение, что один из людей, с которыми мы сегодня будем иметь честь пребывать за одним столом, этой ночью похитил у меня очень важную вещь.
        Он сделал удивленное лицо, но по его глазам я прочитал, что эта «новость» ему хорошо известна. Еще бы: не зря же я так старательно заполнял наивными признаниями и размышлениями этот «дневник» и оставлял его с господином Звездиным наедине на столь продолжительное время…
        - Это презент лично господину Троцкому от моего руководства,- пояснил я.- Очень ценный подарок. Подлинная рукопись «Евангелия от Иуды» с прилагаемым переводом. Насколько мне известно, второго такого экземпляра в мире просто нет.
        - И вы умудрились его потерять?! - вот теперь он побледнел вполне не наигранно.
        - Не потерять,- уточнил я.- А позволить ее похитить.
        - Да какая разница?!
        - Похищенное найти проще, чем потерянное,- напомнил я.- Это огромная оплошность, но я ее исправлю. За пределы этого монастыря она выйти не могла. Те, с кем мы будем общаться сегодня вечером, имели возможность видеть, с каким бережением я относился к этой сумке, но они не знали, что там. Не думаю, что охотились именно за мной или за этой рукописью, скорее, это просто продолжение серии краж, происходящих в монастыре.
        - Обыскать!
        - Кого?! Да и кто позволит подобное хамство? К тому же в своей комнате краденое хранить никто не будет. Не пытать же их прикажете?
        - Как же вы планируете ее найти? С помощью этого… с позволения сказать, мероприятия?! Вы же не хотите их напоить до такого состояния, когда вор сам бросится к вам на грудь и во всем признается?!
        - Их я не собираюсь поить. Я собираюсь поить вас. До совершенно неприличного состояния.
        - Меня?! Послушайте, господин Блейз, признаться, вы и так произвели на меня более чем экстравагантное впечатление… И если вы не перестанете говорить загадками…
        - Я собираюсь ловить на вас воришку, как на живца,- любезно пояснил я.- Это мой единственный шанс.
        - На живца?.. Вы хотите сказать…
        - Да! Вас никто не знает. Я представлю вас как человека влиятельного и располагающего немалой суммой денег. Мне придется несколько обострить проведение застолья - это я умею хорошо,- и ваше нервическое состояние, при котором вы очень быстро напьетесь, будет вполне оправдано в их глазах. Но вы должны будете подыграть мне. Напиваться надо всерьез. Вдрызг. Неправдоподобная игра может дорого нам стоить… Потом я отведу вас в свою комнату, а сам займу ваше место. Вряд ли они упустят такой шанс. Дороги скоро станут проходимы, народ начнет разъезжаться… А здесь такой крупный куш… Я не думаю, что мы имеем дело с профессионалами. А вот мы с вами как раз профессионалы. Так неужели мы не выведем на чистую воду жулика-недоучку?
        - Это может оказаться опасным,- мрачно заметил он.- Как вы понимаете, с этой контрой у меня не просто «личные разногласия». Трезвый я вполне могу постоять за себя, а вот…
        - Не беспокойтесь, я буду вашим надежным охранником. К тому же не забывайте, где мы находимся. В этом месте никто так далеко заходить не будет.
        - Ну, в целом вы правы… Не знаю даже,- проворчал он.- По мне, так проще дождаться прибытия отряда и… Признаются. Во всем признаются. Есть специалисты.
        - И кого пытать будете? - уточнил я.- Весь монастырь? И где гарантия, что отряд не задержится, а вор в это время не скроется? Нет, господин Звездин, мой план, как ни странно, надежней.
        - Может быть… Просто все это как-то… Да и роль мне досталась малопочтенная. Пить с этой буржуазной сволочью, шута изображать…
        - Вот интересно: жизнь за идеалы революции вы положить готовы, а вечер провести - нет? Вы на суть смотрите, а не на внешние проявления.
        - Шустрый вы человек, господин Блейз,- вздохнул он сдаваясь.- Как-то я себе иначе англичан представлял… Впрочем, это даже хорошо: нам будет легче вести с вами дела. Я думал, это у меня нет предрассудков. Оказывается, вы мне еще фору дадите…
        - Моя бабушка была русской,- пояснил я.- Отсюда и знание русского языка, и
«неправильный» для истинного британца характер. В Англии это мне мешало, а здесь, как видите, приходится к месту.
        - А, так вот в чем дело,- понимающе покачал он головой.-Хорошо. Попробуем. Не получится вашим способом - будем действовать моими методами. А сейчас простите, но, с вашего позволения я откланяюсь. Надо поспать хотя бы несколько часов. Сказать, что я просто «устал с дорог и» - значит не сказать ничего. Я пойду к себе.
        - Отдыхайте, я зайду за вами вечером.
        Оставшись один, я проверил спрятанный под подушкой дневник. Я бы очень удивился, если б тайные метки не были нарушены. Но все было в порядке: господин Звездин уделил ему должное внимание. Разумеется, он не успел бы прочесть его детально, но главное он теперь знал. С этой страницы, сэр, я могу писать открыто. Вряд ли эмиссар господина Троцкого сможет увидеть этот дневник еще раз. Предназначенное для него он прочитал и убедился, что я именно тот человек, которого они ждут: представитель группы в британском правительстве, лояльной (или заинтересованной) к большевикам. А мои «сомнения» и «испуги» в этих «мемуарах» должны были убедить его в том, что дневник ему не подсовывают. Личное мнение агента все равно бы не играло никакой роли в предстоящих переговорах. Его функция, по сути дела вообще сводилась к передаче этого подарка, как сигнала готовности к переговорам. Это я уже несколько «расширил» свои полномочия, чтобы спровоцировать господина Звездина хоть на какую-то откровенность… Банально, но ведь сработало? Приятно иметь дело с насквозь политизированными людьми. Мы, офицеры службы Его Величества,
лишены такой роскоши. Итог: первый контакт прошел продуктивно. Так как настоящего агента наших доморощенных интриганов мы «изъяли» еще на корабле, то с их стороны еще долго не обнаружат подмену, а значит, я смогу собрать для вас максимум полезной и важной информации. Через день-два прибудет отряд охраны, и мы отправимся в Петроград. Дневник этот, как мы и договаривались, я спрячу под половицами моей комнаты, а узнать, где я жил, вашим представителям будет совсем не сложно. Если же по дороге (или в самом Петрограде) со мной что-то случится, то у вас, по крайней мере, останется первая часть моего доклада. Из Петрограда я пошлю вам куда более детальный и вразумительный отчет (в нем уже не надо будет разводить
«пинкертонщину» и превращать рапорт в бульварное чтиво). Я уже прекратил бы продолжение этого дневника, спрятав его в тайник, если б не ожидаемые события с пропавшей рукописью, и некоторые мои выводы по поводу происходящих в России событий. Разумеется, все не так однозначно в этом очередном «бессмысленном и беспощадном русском бунте». Виновата и затянувшаяся война, вымотавшая население и морально и финансово. И беспримерное падение нравов (особенно в «верхах»), и неспособность правящей элиты жестко и бескомпромиссно уничтожать эту болезнь в зародыше. И вопиющая неграмотность населения… Причин много. Отец Иосиф прав: «На здоровом теле паразитировать невозможно». Но в целом вы правы: это не просто
«стихийное восстание» и уж совсем не «рабоче-крестьянский бунт». Если в имеющихся у нас сведениях есть хотя бы толика правды (а факты говорят именно об этом), то мы, бесспорно, имеем дело с самым опасным и глобальным заговором за всю историю человечества. Евреи, пожалуй, единственная нация, так глубоко и обстоятельно внедрившаяся во все народы и во все слои населения. Это дает шанс международным банкирам использовать часть из них как агентов своего влияния, а защищать их деятельность, будут, как это ни парадоксально, именно демократические законы тех стран, против которых они будут вести свою деятельность. Набрать же среди любой нации несколько сотен или даже тысяч отбросов общества не составит никакого труда. Пропаганда, расшатывание моральных устоев, провокации экономической и политической нестабильности - детские забавы, имеющиеся на вооружении в разведке любой, самой крохотной, страны. Бунт возможен всегда - это доказано исторически всеми государствами мира. Вот победа этих переворотов зависит уже от способности власти контролировать ситуацию. А когда в стране такое отсутствие общих целей,
интересов и даже морали, какая сейчас наблюдается в России, то к власти, несомненно придет тот, кто более жесток, беспринципен и последователен в своих целях. Вся оппозиция
«правительству Советов» настолько разобщена, что серьезной опасности для них не представляет. Слишком разные цели, слишком разные интересы, а то и вовсе непонимание стоящих перед ними задач. Недаром господин Троцкий опасался: «Если б был избран «народный царь», мы бы, несомненно, проиграли». Большевики выиграют только за счет отсутствия у их противников общего руководства и четкой программы. А потом в дело вступит политика. Политика, которую заказывает и осуществляет тот, кто имеет деньги… Я долго не мог понять, почему в этом многовековом и крайне запутанном вопросе вы занимаете столь необычную позицию, именуя себя убежденным
«сионистом». Теперь я понял. У каждого народа должна быть своя земля, свой дом. Человек «космополитический», не имеющий привязанности к своей «малой родине», поневоле лишается и всех прочих морально-нравственных ориентиров еще с детских лет. Ему все «чужое», все не так, и ничего не жалко. Лишаясь основополагающих для человека «точек отсчета» - религии, Отчизны, семьи, истории,- он остается только с одной «точкой отсчета», которая заменяет ему все остальное - деньгами. Ибо ему кажется, что за деньги он сможет приобрести себе и новую «родину» и новую
«историю», и даже семью. И если понимать суть, то с коммунизмом можно покончить одним простым решением: позволить евреям получить свою территорию, свой дом. Этим мы лишим международное банкирство мощнейшего козыря, а их идеология стоит недорого и со временем сойдет на нет. Я готов заключить пари, что через кратчайшее время после возникновения такого государства их пресловутый «коммунизм» начнет затихать, затихать, пока не превратится в жалкое (и малоприятное) воспоминание о своих кровавых начинаниях. Разумеется, транснациональные компании будут продолжать всеми силами стремиться к увеличению своего влияния и контроля над мировыми событиями в целом, но им уже будет куда сложнее объяснить свои причины на получение этого лидерства. Скорее всего, они будут использовать ту самую идею «безопасности и порядка», о которой уже сейчас упоминает господин Звездин, и, весьма возможно, даже провоцировать эти «беспорядки» с помощью все тех же «революционных методов» террора, запугивая население, но этот порядок может быть установлен уже совершенно разными путями, в зависимости от того, насколько хватит
рассудительности и понимания у наших потомков. А потому не будем забегать так далеко и постараемся решить имеющиеся сейчас проблемы.
        Увы, люди никак не могут научиться проверять любую предложенную им идею древнеримским мудрым: «Кому выгодно?» А преступники всегда весьма ловко маскируют свои цели. Что и не мудрено: иначе кто бы добровольно отдал им требуемое? Вот потому-то мировой преступности так выгодно «смешение», «совмещение», а не
«сотрудничество» разных стран, религий и национальностей. Заметили, как любит повторять тот же Троцкий: «Я не еврей, я - интернационалист!» По той же причине они обожают слово «демократия». Меня охватывает ужас при мысли, что через сто, двести или триста лет и в Англию может вползти под каким-нибудь благовидным предлогом эта ядовитая гадюка-«демократия»… Боже, храни короля!
        Я не могу даже отдаленно представить, как будут дальше развиваться события в России, но знаю наверняка, что если мы сейчас же не предпримем самых решительных мер, мы на долгие годы получим под боком «лагерь для экспортирования» самой опасной и бесчеловечной идеологии в мире. Стоит ли это наших временных «интересов» в виде ослабления противника и получения финансовых выгод? Выиграв в малом, мы можем проиграть в большом. Нам не позволительно быть столь недальновидными. Впрочем, вспоминая ваши же слова: «Главный урок истории в том, что она никогда никого ничему не учит», могу лишь предположить, какие трудности нас ожидают в самом ближайшем времени. Увы, но нет основания не доверять заверениям господина Звездина о наличии группы таких недальновидных политиков и в нашем правительстве. Подтверждением тому и поступившая к вам информация, благодаря которой мы сумели вовремя перехватить связника известной вам партии. Сумеете ли вы, сэр, переиграть этих, мягко говоря, «заинтересованных» деятелей? Убедить Соединенные Королевства начать незамедлительную и самую решительную интервенцию в Россию для помощи в
восстановлении монархии? Или же вам просто не позволят осуществить столь непопулярный, дорогостоящий, но столь жизненно необходимый проект?.. Вам будет трудно. Очень трудно, сэр…
        А за пакет, похищенный у меня, вы можете не волноваться. Я даже уверен, что и вы, внимательно прочитав мои донесения, уже догадались, кто и как мог осуществить все эти кражи. Я не думаю, что поймать воришку и вернуть краденое будет затруднительно. Признаться, мне даже стало интересно: что же там, в этой рукописи, которой наши политические «иудушки» пытаются подкупить «иудушку» интернационального? Когда сегодня изыму сей предмет - обязательно прочитаю. Воришки все равно уже распаковали ее, так что путь к моему любопытству расчищен. А теперь прошу меня простить, но пока у меня еще есть время до этого вечернего
«представления», я хотел бы уделить некоторое внимание общению с этим странным настоятелем - отцом Иосифом. Теперь у меня появились к нему весьма конкретные вопросы, ответы на которые могут заинтересовать и вас… - Спрашивайте,- подбодрил меня настоятель, когда мы уже изрядно отошли от монастыря, по тропинке, ведущей вокруг озера, ставшей уже традиционным местом для наших прогулок.- Я же вижу, что вы что-то хотите спросить, но не решаетесь.
        - Я просто не знаю, как сформулировать вопрос,- признался я.- Просто спросить, как вы относитесь к евреям,- глупо. Я знаю, что вы не разделяете людей на национальности…
        - Почему же? - удивился он.- Разделяю. Ведь национальности есть, и отрицать это было бы глупо. А так как они складываются из таких разных факторов, как история и религия, то и различия между нами существенные. Другое дело сам человек как индивидуальность.
        Тут тоже все разные и тоже зависит от образования, воспитания, характера… Я понимаю, про что вы спрашиваете, Джеймс. Не беспокойтесь: ни они мир никогда не завоюют, ни мир их не истребит. Этот мир устроен слишком мудро для каких-либо заблуждений. Они не лучше и не хуже других, Джеймс. Просто так исторически сложилось, что судьба лишила их дома и разбросала по всему миру. Везде они были чужие, и им все было чужим. Ну представьте себе на секунду, что вас постоянно бьют: как вы будете относиться к миру? Вот и получается замкнутый круг. В чем виноват беспризорник? И он ли виноват? Его и жалеют, и побаиваются, как бы чего не спер… А он просто хочет иметь гарантию жизни на завтрашний день. Когда у них будет свой дом - все изменится.
        - А религия? Это их вечное ожидание Мессии, который «покорит для них все другие народы»?
        - Для меня, как для христианина, ответ здесь однозначен,- развел он руками.- Весь смысл иудаизма заключается именно в ожидании Мессии. С его приходом эта религия теряет смысл. И я знаю, что Мессия уже был. Две тысячи лет назад. Иудаизм тогда обрел новую ипостась и стал христианством. Я очень неплохо отношусь к иудаизму. Тому, настоящему. Он сохранил для нас то, что должен был сохранить, предупредил нас о приходе Бога и открыл многие тайны. И это еще одна причина, по которой Христос пришел именно к иудеям. Но после Его прихода для меня лично иудаизма нет. Это уже нечто совсем другое. Они, впрочем, тоже считают христианство - ересью, Христа как Мессию не признают и ждут того, кто отдаст весь мир лично им. Две тысячи лет, как Христос уже изменил мир, но они ждут «нового мирового порядка». Для нас, христиан, понятно, кем будет их «мессия», поэтому ни о какой «любви» между нами речи быть не может. Сосуществование и сотрудничество в некоторых аспектах - возможно. Тем более что, например, я, как и они, с огромным нетерпением жду этого самого «мессию».
        - Вы?!
        - Ну да,- подтвердил старец.- Апокалипсис - самое долгожданное событие для любого христианина. Оно знаменует второе пришествие Христа и вечное Царство Божие. А эти жалкие три с половиной года правления «антихриста»… Голубчик, в истории мира были и куда более затянувшиеся войны, ига и катаклизмы. Жаль, что люди так неграмотны и ждут этого события с испугом. Забавно: раньше ждали прихода Христа, а теперь ждут прихода «конца света». Человечество теряет оптимизм. Но Библия дает точные приметы начала Апокалипсиса. Пока не будет воссоздан храм Соломона и пока трехлетнее царство «антихриста» не закончится - конца света не будет. Это большое разочарование для сотен тысяч пугливых. Вот так все просто. А войны и катаклизмы будут. Когда ж их не было? Кстати, пророчества гласят, что далеко не все иудеи и этого царя примут. Не все из них Христа приняли, а уж этого «фокусника»… Он ведь, в отличие от Христа, всеми силами будет стараться показывать чудеса, подчеркивая свою нечеловечность, ломая человеческую волю, заставляя не рассуждать, а повиноваться… Но люди уже видели столько разных «калиостро» и
«сен-жерменов», что полетами по воздуху их будет сложно удивить. И два пророка будут обличать антихриста. Кто знает, может, они придут из Одессы или из Житомира? Я почему-то склонен считать, что особый смех этот «страшный правитель» будет вызывать именно у русских евреев.
        - Это почему?
        - Джеймс, я вам покажусь националистом, но я считаю русских евреев куда более эрудированными и остроумными, чем английские евреи. Уж простите старика.
        - Это вы про «особую культуру»?
        - Нет, про «особую историю». У нас бед больше. Поэтому чувство юмора сильнее.
        - Особенно сейчас,- вздохнул я.- Прямо обхохочешься… Думаете, Россия выстоит?
        - Конечно выстоит. Это же не конец света. А православие - это христианство, сохраненное в неизменном виде. Что это значит? Это значит, что Христос защитит свою Церковь. Нам и беды-то достаются все «во вразумление». Это не потопы, не природные катаклизмы, как вы можете заметить. А мученики за Бога идут в рай, Джеймс. Дьявол не очень умен, увеличивая воинство небесное. Когда-нибудь вы прочитаете пророчества старцев о судьбе России, и они вас изрядно порадуют. А большевики… Один из епископов на вопрос, «не воинство ли они антихриста», ответил:
«Чести много. Обычные разбойники».
        - Но читая Ветхий Завет, нельзя не насторожиться…
        - Что вас там пугает? Личности Моисея? Пророков? Царя Давида? Бросьте, Джеймс, у других народов история не менее кровава, просто она не так широко известна. Читая историю средних веков в Англии, поседеть быстрее можно. Не давайте себя запугать. Дьявол дорого даст, чтоб в вашем сердце появились ростки ненависти, подозрительности и страха. Не доставляйте ему этой радости. «Своих врагов - прощайте, врагов страны - бейте и лишь врагов Бога ненавидьте»,- учили нас мудрые. Кстати, врагов не так уж трудно любить, Джеймс. Они не предают. Предают друзья. А враг - это очень «надежное» понятие. Достойный враг - как медаль. У никчемного человека и врагов-то нет.
        - А у вас есть враги?
        - Легион,- все с той же улыбкой ответил он. Настоятель сегодня вообще почему-то был в приподнятом настроении. Даже по тропинке шел без обычного, болезненного труда, а ловко и молодо.- Все враги Бога. Немало, да?..
        - А те, кто сейчас пришли к власти в России? Кто они?
        - Преступники. Просто преступники. Они не имеют отношения ни к религии, ибо служат не Богу, ни к нации, ибо сознательно отказались от своей родины. Им все это не нужно, ибо мешает их идеям космополитизма и демократии. Еще бы, ведь как верно сказано: «Демократия - в аду, на небе - Царство». Они родоначальники совершенно нового вида преступности и мировоззрения. И это будет основная опасность ближайших веков. Но и их бояться нечего. Бог все устроит. Даже апостолы и те боялись поначалу. Помните, как они заперлись в горнице перед «страхом иудейским»? Они ждали, что к ним придут иудеи и будут бить их камнями и распинать на крестах. А пришел Христос. И страх исчез. Там, где есть Любовь, нет места страху. И они пошли спасать от страха людей, как были спасены от него сами. Кто-то из мудрых сказал:
«Я верю только тем свидетелям, которые дали перерезать себе горло». Они - дали себя убить за правду. И им поверили. Этого не изменить, Джеймс, как бы кому ни хотелось.
        - Но зато как активно пытаются!
        - Всегда кто-то мечтает покорить весь мир. Уж очень он желанен. Но у мира уже есть Хозяин… А евреи… Само слово «еврей» переводится как «перешедший реку». Так стала называться та группа семитов, что последовала за Авраамом. Говоря проще:
«беглецы». А слово «Израиль» переводится как «борющийся с Богом». Настанет время, и они перестанут как убегать, так и бороться с Богом. Рано или поздно мы все примиряемся с Богом. Мы часто не верим в Бога, а вот Бог верит в нас всегда. А это намного труднее, Джеймс: верить в человека…
        - Воля ваша, но мне как-то не очень привлекательна мысль дать себе кому-то перерезать глотку…
        - Так и вы пока что не «свидетель». В переводе с греческого «свидетель» означает
«мученик». Говорить правду всегда опасно. Но Бог не дает креста тяжелее, чем человек может вынести. Слабый никогда не станет свидетелем, Джеймс. Мы часто ропщем на войны, несправедливость, но ведь это тоже проявления нашего выбора. Мы часто страдаем от выбора других, а другие - от нашего. Но кого мы обвиняем во всем этом?.. Знаете, много веков назад жил человек по имени Иов. Человек праведной жизни, он имел много бед и несчастий. История типичная для всех времен, но не типичен был поступок Иова, призвавшего Бога - на суд! Он хотел судиться с Ним, обвиняя в несправедливости такого отношения к нему. Но он понимал, что Бог - велик и грозен и простому человеку нет возможности судиться с Ним. Слишком уж будет неравен этот спор между Творцом и тварью, Хозяином всего и одной из бесчисленных песчинок… И он просил, мечтал о том, чтобы мог встать меж ними посредник и рассудить эти вечные вопросы. Стать меж ними и, «положив им руки на плечи», рассудить истинно… Иов и так получил ответы, увидев Того, в Чьем присутствии умирают все вопросы. Но и «Посредник» был дан миру. Бог и человек одновременно, способный
«положить руки на плечи обоим и рассудить». Как человек по плоти и сущности своей, Христос прошел весь тот путь и столкнулся со всеми теми же вопросами, с которыми постоянно сталкиваемся мы. А как Бог - дал на них ответы и показал пример. Ведь и в Его время готовилась очередная революция и очередная бойня. И эта бойня была кровавой. Об этом сейчас мало вспоминают. А представьте себе этот контраст: проповеди о любви посреди кипящего революционного движения?.. У нас сейчас о тех временах вспоминают, как будто Он на тихой профессорской кафедре преподавал. Нет, голубчик! Вы представьте себе Его в революционной России, посреди всех этих Керенских, Троцких, эсеров и меньшевиков. Посреди иноземного ига, ненавидимого людьми. И представьте, как на Него смотрели, когда он говорил о Любви… Вот вам и пример - о чем думать, что делать и на чьей стороне стоять в такие времена. Чьим «свидетелем» быть. Пример дан. Каждому из нас. Мы все время молим о чуде, и так редко молим о закономерности: о доброте, о спокойствии, мудрости, естественности этого мира. Мы думаем, что это возможно только каким-то немыслимым святым, а
ведь это прямо противоречит словам Христа о том, что «если б вы имели веру с горчичное зерно, то горы смогли бы двигать». А ведь горчичное зерно - наименьшее из всех зерен. Мы не молим о мире, пока нет войны, не молим о мудрости, пока не сделана ошибка. А ведь все это зависит и от каждого из нас. От нашего выбора. В великом противостоянии духовного и материального мы выбираем материальное, и исход закономерен. А потом мы просим о чуде, подобно Адаму пытаемся переложить вину на другого и, как Иов, призываем Бога к суду, хотя сами куда менее праведны, чем Иов. Не имея правильной точки отсчета и системы координат, строим очередную вавилонскую башню и удивляемся, почему она рухнула… Все ответы на все вопросы уже даны, Джеймс.
        - Тогда почему же вас не услышали даже ближе всего - в вашей же России?!
        - Только в России? Джеймс, мы объясняем все это уже две тысячи лет. Мы не имеем права заставлять людей. Принимать или не принимать услышанное - свобода их воли. Я только проповедник, свидетельствующий о Христе. Я не из тех, кто исцеляет, я из тех, кто приводит к Тому, Кто исцеляет. Людям уже давно все дано и все сказано. Принять или не принять - выбор каждого.
        - То есть вы все равно будете проповедовать? Даже если большевики… Это не будет опасно? Хотя о чем я… Кем же вы все-таки были до принятия сана?
        - Почему только проповедовать? - он словно не расслышал моего вопроса.- Еще молиться. Молитва, Джеймс, самое сильное деяние на свете, ибо она доходит до Бога, а Бог может все. И многие сейчас молятся. И по молитвам кого-то, может быть, даже не священнослужителя, а обычных мирян, будет дано, и Россия не исчезнет в этой кровавой волне. А испытания, данные нам… Что ж… В такие годы зерна от плевел легко отличить. Зерна обрабатываются жерновами и ссыпаются за ограды, а сорняки… хм… А Христос всегда с теми, кто страдает. И когда вас спросят: где в эти дни был Христос? Вы ответите: с убиваемыми, с осуждаемыми, со страдающими…
        - Меня спросят? - удивился я.
        - Может случиться и так,- кивнул он.- Я ответил на все ваши вопросы? Это хорошо. Потому что мы пришли, Джеймс. Идите, вас уже ждут. Вон, Савелий Игнатьевич в сторонке переминается, стесняется подойти…
        Пружинников при этих словах приблизился, стянув шапку, попросил:
        - Благословите, отче…
        - Благословляю. На отъезд благословляю,- сказал настоятель.- Завтра в путь тронешься. Нечего тебе здесь скуку стаканами глушить… С утра и поезжай. И вот что, Савелий Игнатьевич… Ты же дело свое хотел в Америке завести? И на это благословляю. Ты умеешь деньги зарабатывать.. Не стыдись этого. Главное, помни - для чего. Твои деньги многих спасти могут. Я уже говорил тебе, что и Иосиф Аримафейский, и родители Богородицы были весьма состоятельными людьми. Хотя в Царство Божие не за это вошли, но это им и не помешало. Так и ты поступай. А теперь идите…
…Застолье шло как отрепетированный спектакль. Каждый играл свою роль, но был искренне уверен, что смысл спектакля знает только он. Пружинников и Мар-гиани усердно наполняли стакан Звездина, а тот, в свою очередь, столь же усердно осушал предлагаемое. Признаться, я даже несколько испугался за его здоровье, помня крепость «русского виски», но красный комиссар и впрямь был не из слабого десятка. Как ни пытался хитроумный Маргиани вывести его на темы служебные и политические, Звездин лишь упорно твердил про свое «высокое положение» и «немалые выгоды от него», почти убедив присутствующих в том, что он какой-то чиновник на продовольственных складах.
        Между тем Пружинников сообщил всем о своем скором отъезде, и все, опечаленные, расцеловались. Особенно расчувствовался Звездин, переживавший, что они так мало были знакомы «с таким замечательным человеком». Все же «русский виски» делает чудеса очень широкого диапазона: от революций до братаний. Потом мадам Стрельникова танцевала изумительный чарльстон под аккомпанемент барабанивших по столу Якова Петровича и князя Маргиани, у которого к тому же оказался весьма недурственный музыкальный слух. Потом все стали целоваться на прощанье (мне только чудом удалось избежать этой варварской русской привычки). Простившись, все сказали по «последнему тосту», руководимые опытным «тамадой» князем Маргиани… И так четыре раза, пока я едва ли не силой уволок Звездина из своей же ловушки.
        По дороге домой он восхищенно описывал мне политический и полководческий «гений» Троцкого, называя его то Мессией двадцатого века, то Вождем Народа, то новым Навином. Впрочем, когда дело доходило до конкретики, в нем словно отключали ток, и он просто умолкал. Все же революционер-подпольщик, это, наверное призвание… Правда, мне пришлось все же выслушать пропетые вполголоса: «…мы раздуваем пожар мировой, церкви и тюрьмы сравняем с землей, ведь от тайги до британских морей Красная армия всех сильней!», и клятвенно заверить его, что я тоже считаю, будто Красная армия особенно сильна именно в британских морях. Выслушав это признание, Звездин довольно кивнул и, наконец, обмяк, повиснув на моем плече.
        Уложив окончательно осоловевшего эмиссара на свою постель, я осторожно освободил карман его куртки от нагана и, пробравшись в его комнату, потушил свет.
        Минуты текли медленно. Огромная луна заливала комнату серебристым светом, и мне почему-то вспомнилось детство. Только тогда мне было так хорошо и спокойно. Словно и не было за стеной враждебной страны с ее странными бунтами, опасностей и интриг… Интересно, неужели человечество никогда не научится жить так, чтобы засыпать без страха, злобы и отчаяния? Чтобы перед сном смотреть на качающуюся сосновую ветку за окном, покрытую искрящимся снегом, и думать о том, что завтра тебе вновь предстоит любимая и интересная работа, встречи с надежными друзьями и любимой девушкой… И ощущение чистой совести сделает этот сон желанным. Наверное, так же и со смертью. Очень немногие не боятся «засыпать»… И только дети ждут от ночи разноцветных и радужных снов, приключений и полетов…
        В дверь осторожно постучали. Я положил наган себе на грудь и с головой укрылся одеялом. После повторного стука дверь тихонько скрипнула и в комнате послышались чьи-то осторожные шаги. Пару раз скрипнули половицы: вошедший осматривал нехитрую обстановку комнаты… Потом чьи-то легкие пальцы коснулись моих боков, ощупывая карманы… Я откинул одеяло и, приложив холодный ствол нагана к губам, тихо попросил:
        - Тс-с-с… только без криков, дорогой суккуб… Не в ваших интересах будить монастырь, госпожа Стрельникова…
        Она замерла, уставившись на меня расширенными от ужаса глазами. Со стороны даже могло показаться, что это не она, а я проник к ней посреди ночи в комнату, ввергнув в ужас и шок. Особенно если учесть при этом ее наряд. На очаровательной воровке была лишь полупрозрачная ночная рубашка до пят, отороченная кружевами, да белокурый парик, скрывавший столь приметные рыжие локоны.
        - Неудивительно, что монахи принимают вас за демона страсти,- усмехнулся я.- Если кто и увидит, то либо решит, что ему померещилось, либо примет за ожившее бесовское видение… Ловко!
        - Я не понимаю, о чем вы? - очнулась она от первого шока.- Я… я пришла к вам… Мне стыдно, но я просто не в силах больше скрывать свои чувства… Я знаю, что поступаю дурно, но не отвергайте меня. Я влюбилась в вас с первой же минуты…
        - И пришли в комнату к господину Звездину? - «удивился» я.- Какое разочарование для меня! Я вообще всегда считал, что женская логика - это шок для мужской психики…
        - А разве это не ваша комната?! Тогда что вы здесь делаете?
        - Вас жду.
        - Ага… Вот это вы называете «мужской логикой»? Забраться в комнату к пьяному мужчине и сообщить, что ждете здесь женщину?
        - Так… Давайте перестанем валять дурака,- сказал я вставая.- У меня нет желания препираться с вами всю ночь. Либо вы показываете себя умной девочкой, либо я поднимаю монастырь на ноги, и мы все вместе будем решать эту логическую загадку…
        Она подняла руки к плечам, дергая какие-то завязки, и почти невесомая рубашка упала к ее ногам. В лунном свете чертовка была особенно хороша и явно знала это, с мольбой и готовностью глядя на меня.
        - Увы,- покачал я головой.- Я имел в виду нечто иное. Наверное, вы сочтете меня за извращенца, но сейчас я с куда большей страстью обнял бы пропавшие документы, нежели вас. Видите ли, женщин у меня было много, а документы одни. Одевайтесь.
        Она послушно подняла с пола сорочку, но надевать ее все же не спешила, выжидая.
        - Поверьте: вам лучше держаться от этой рукописи подальше, Зинаида Григорьевна,- продолжил я.- Это собственность очень серьезных господ, и попытка продать ее обратит на вас не только их внимание, но и гнев… Вы понимаете, о чем я говорю?
        - Вы меня выдадите? - спросила она.
        - Если вы сейчас же принесете мне похищенное, то обещаю, что забуду и про вас, и про вашего хитрована-мужа. Он ведь где-то поблизости, с теплым полушубком наготове? - предположил я.- Кто он на самом деле?
        - Мы - актеры,- сказала она.- Бежим из Петрограда… Нас ограбили по дороге, а мы просто хотим уехать подальше от этого безумия… У нас не было выхода… Вы даже не представляете, как сейчас здесь страшно…
        - Почему не представляю? Даже вижу. Одни грабят, другие воруют… Так жалко всех, бедненьких… Одевайтесь, замерзнете…
        Она послушно оделась.
        - Думаю, завтра вам есть смысл попросить Пружинникова взять вас в попутчики,- сказал я.- Сомневаюсь, что дальнейшее ваше пребывание здесь имеет смысл. А сейчас вы принесете мне то, что так недальновидно у меня позаимствовали. Надеюсь, не надо объяснять, что пытаться скрыться или делать вид, что ничего не было,- не имеет смысла? Просто отдайте то, что взяли, и убирайтесь по добру, по здорову… Через десять минут жду вас с рукописью и документами.
        - Двадцать,- тихо сказала она.- За десять мы не успеем. Мы же не в комнате все это… храним.
        - Хорошо, двадцать,- согласился я.- Постарайтесь уложиться в это время. Это в ваших же интересах.

…Она успела не только вернуться с рукописью, но и вполне прилично одеться. Аккуратно положила бумаги на краешек стола и замерла, выжидательно глядя на меня.
        - Ждете напутственной лекции о вреде воровства? - спросил я.- Простите: не расположен. Да и не имеет смысла. Об одном прошу: пожалуйста, не посещайте Англию… У нас своего хватает. Прощайте.
        Она не заставила просить дважды. Я внимательно проверил принесенное и облегченно вздохнул: все было на месте. Закрыв дверь на засов, я придвинул свечу поближе и раскрыл переплетенный в кожу рукописный перевод манускрипта…
«…С трепетом и восторгом приступаю я к описанию благой вести, открывшейся мне. Настал судьбоносный и долгожданный час для всего еврейского народа! Час, которого ждали наши предки, час, обещанный пророками и царями, час, ради которого молились и трудились столько поколений сынов Авраама! Я нашел Мессию! Счастье мое столь велико, что я не могу его даже осмыслить, не то что изложить на бумаге. Многие и до меня считали, что нашли Его, и ошибались, но я не раз удостоверился в этом, о чем свидетельствую и повествую. Первому пришло мне в голову запечатлеть это великое событие, которое завершит бесконечную череду страданий и гонения народа иудейского, сделав его хозяином всей земли и всех прочих народов. Мне оказана великая честь: я принят в круг ближайших двенадцати. И не только принят, но и отмечен особым вниманием: я, Иуда из Кариота, сын Симона из колена Иудина, назначен казначеем братства. Для меня это необычная работа, ведь я… Впрочем, об этом позже. Сколько страданий, сколько бед вынесла моя бедная страна, ожидая этого великого часа! Безумный, жестокий мир обрушивался на нас раз за разом, порабощая,
убивая, рассеивая по земле. Мир был жесток к нам, но добр Бог. Мы, единственные из всех народов, были удостоены великого Откровения. Много столетий наши мудрецы искали истинного Бога посреди множества демонов, прикидывающихся богами. Они имели власть и силу прямо спрашивать их: «Господи, не Ты ли Бог?» И их усилия были вознаграждены. Пришел час, и Бог явил нам Себя, открыв о Себе истину. И был заключен между Ним и народом нашим Великий Завет. И дано было нам обещание, что именно из нашего народа выйдет Тот, Кто спасет весь мир и изменит его. Как же ждали мы Его! Ждали в плену вавилонском, ждали под пятой Искандера Двурогого, и уже почти сто лет ждем под пятой Рима. Скоро минет столетие, как великий Помпей поверг наше царство, но не сумел лишить нас надежды. Да, римская империя простирается от края до края земли, и ее легионы непобедимы. Отданы мы в рабство золотого орла, простирающего крылья над моей родиной. Мы не можем иметь оружия, и любое восстание было бы безумием, подавленным быстро и беспощадно, но мы не отчаиваемся. Мы боремся и ждем! Непобедим Рим, но что он сможет против Того, Кто горам и
морю приказывать имеет власть? Что копья и стрелы против Того, Кто солнцу и луне может приказать остановиться?! Мы бессильны, а Ему лишь стоит сказать слово, и мрак рассеется! Раньше я думал, что родился в недоброе время. Нравы пошатнулись, вера слабеет, народ наш разлагается под влиянием развращенного Рима. Повальное пьянство, в котором и так обвиняли пророки народ иудейский, превзошло уже все пределы, разврат, несоблюдение заповедей… Даже язык наш меняется под вторжением чужеродных слов, понятий, смысла… Дети наши уже тщатся подражать римлянам, а не своим пращурам, и это ужасно… И потому я - зелот. Тайный ревнитель Закона и враг Рима. И более того: я - сикарий, «носящий кинжал», палач отступников и предателей. Я еще молод, но меня знают уже не только товарищи по борьбе, но даже члены Синедриона, тайно руководящие и наставляющие нас. Раньше у меня под началом было почти два десятка смельчаков, боевая группа, отобранная мною лично, но теперь в этом нет нужды, и я приказал им просто ждать часа. Ведь скоро исполнится то, что нам было обещано, и чего мы ждем так долго. Скоро Пасха - великий праздник
выхода евреев из плена Египетского, и освобождение из нового плена должно свершиться в этот великий день. Я разнес весть о приходе Мессии между своими, и ликованию их не было предела. Сначала они тоже сомневались, но Он дал нам, двенадцати избранным, великую силу, и я показывал ее всем, чтобы уверовали! Правда, как ни странно, Он запретил мне это. Но Он вообще иной, словно не от мира сего. Он как ребенок. Добрый, чистый, только… очень грустный. Он так редко улыбается, и все время о чем-то думает. Я все время хочу Его подбодрить и рассказываю о том, как славно мы будем жить, когда изменится мир. Как наши священники понесут Закон во все народы и встанут над всеми, вразумляя и управляя. Как весь мир будет единым целым, без войн, без ссор, без слез, связанный накрепко этим Законом. И весь мир будет жить по Закону и только по Закону! Злые будут наказаны, блудницы и бражники - осуждены, а исполняющие Закон - поощрены…
        А Он лишь грустно улыбается и молчит. Я перестаю понимать, переживаю, спрашиваю:
«Что, Учитель?» А Он: «Это ведь то, чего хочешь ты… » Естественно! Так, как я хочу! Я мечтаю об этом! Я готов всю кровь свою по капле отдать, лишь бы это осуществилось! И я буду стремиться к этому! Стремиться к освобождению моей родины, торжеству моей веры!.. Иногда я Его искренне не понимаю… Признаться, Он даже внешне не похож на того Мессию, которого я видел в своих горячих детских грезах. Мне виделся чудо-богатырь вроде Самсона или Сеула. Вождь, бунтарь, полководец… Царь! Мессия - освободитель, воинственный и грозный, один вид которого заставит упасть все народы на колени и молить в страхе о пощаде… А Он внешне совершенно обычный человек… Но это ничего. Главное, что у Него есть невиданная Сила! Я видел, как Он ходит по водам, как умножает хлеба и возвращает к жизни умерших… Но как же неохотно Он делает все это! Или по просьбе Марии, или по крайней необходимости… Но здесь о причинах я спрашивать не стал, ибо догадался сам! Он таит себя для нужного Часа! И когда придет срок… О, как измениться мир! Да, Он подготавливает Свой приход в тайне, но каков будет финал?! Дал Он силу и нам, дабы ходили по
земле, проповедуя и исцеляя, и руководит нами, объясняя, наставляя… Только не понимаю - зачем? Скоро и так все будет иным. Зачем учиться проповедовать, когда скоро все просто увидят?! Но раз Он сказал - я буду делать. Наверное, в этом есть какой-то смысл, который я пока не понимаю… После Великого Часа все станет ясно. Может, с Его добротой Он не захочет Сам повергать в прах полчища врагов? И я буду делать это вместо Него?! Я буду убивать убийц и пытать палачей. Я возьму на себя всю важную работу по очищению мира от беззаконных вместо Него. Я бы справился. Я не был бы столь щепетилен в этих вопросах. Я бы просто явил силу и приказал, и все бы изменилось в считанные дни. На Его месте я бы поступал совсем иначе. Все же я - воин… А Его вообще надо оберегать. Даже от бытовых мелочей, на которые Он реагирует как-то… словно и не жил 33 года посреди этого мира. Чего стоит одна эта история с деньгами?! Он мог бы поставить казначеем Матфея, который до этого был сборщиком налогов и умел вести дела куда лучше меня… Что это за испытание? Я спросил Его: «Учитель! Ты можешь только шевельнуть пальцем, и груды золота
появятся у Твоих ног! К чему нам бедствовать? Зачем жить в нищете, когда мы можем иметь по дворцу? А нам нужно будет много денег! Нам надо будет покупать оружие для восстания! Откуда я возьму деньги на оружие?» А Он ответил мне, что не будет
«творить» деньги. Что это - обман. «Ну и что? - спросил я.- Кому это повредит? Мы же их не украдем! Добро надо творить любым путем!» А Он только посмотрел на меня и ничего не ответил. Как-то Он спросил меня, хочу ли я быть совершенен. Я ответил, что это невозможно. Он ответил, что для Бога ничего невозможного нет, лишь бы я этого хотел, и дано будет. Вот тут я Ему и напомнил про эти деньги. Я сказал, что совершенство - слишком узкая дорожка, если не позволяет даже камни в золото превращать. Ученики рассмеялись, назвали меня жадным… Глупцы! Не для себя я жажду этих денег, а для великой цели! При чем здесь жадность… Все дело в цели. Кто-то хочет быть совершенным, а кто-то думает о насущном, мысля реально и здраво. Совершенство - безумие в этом мире. А еще через некоторое время, когда у нас кончились деньги, Он послал учеников забросить сеть в озеро и принести Ему рыбу, в животе которой мы нашли монеты… Вот, значит, как: клады находить можно, а просто сотворить их - нельзя?! Это же не фальшивомонетчест-во. В чем разница?! Нельзя быть таким… щепетильным! Это же - реальный мир! Жестокий, опасный мир, а не
возлюбленная девушка, которой и слова неосторожного не скажи… Сколькому же еще Ему учиться надо! Я стараюсь быть поближе к Нему - Его нельзя оставлять одного, прямо как ребенка малого. Если б не Его непостижимые возможности, я бы даже, наверное, боялся за Него. И Он выделяет меня из всех учеников. Он как-то по-особому добр со мной. Вот только грустен очень. Он, даже когда говорит со мной, смотрит с такой жалостью, что сердце щемит и страшно становится… Я сначала даже боялся, думая, что Ему известно будущее и он видит меня пронзенным римскими мечами во время Великой Битвы за свободу… Но после случая с Лазарем я оставил эти страхи. А вот Он рассердился на меня всего один раз и по совершеннейшему пустяку. Были мы в гостях у одной моей родственницы, и она - ну что взять с женщин?! - потеряв рассудок от такой чести и счастья, вылила на Него столь драгоценное масло, что я - воин! - заорал, как последняя торговка на базаре, чуть дух от возмущения не испустив. Потом самому было стыдно… Просто я так замучился экономить, выкраивать, урезать, просчитывать, отказывать во всем, а тут целое состояние, на которое
можно год всей семьей прожить, а то и больше… Он ведь не думает о том, что будет есть вечером, завтра, послезавтра. А я обязан заботится о Нем. Да еще и об этих… молодых организмах. И все ведь каждый день жрать хотят! Они ведь не спрашивают: откуда деньги берутся, занятые лишь разговорами с Учителем. А я как цепная собака на этом денежном ящике сижу, благо что пока еще не кусаюсь. И опять же, меня еще и жадным считают… Угу… Доверь эти деньги Фоме или Иоанну-и что они будут есть уже завтра?! Сколько раз я просил Его снять с меня это послушание, нет, не позволяет, словно ждет от меня чего-то, словно я что-то понять должен… И я, профессиональный воин, забочусь о том, что бы не только Он, но и одиннадцать недорослей были накормлены-напоены, одеты-обуты… Я как нянька в этой детской группе… Я устал, но я терпеливо жду, когда придет День и мне найдется настоящая работа… А тогда Он меня отчитал, сказав, что я поменял местами пол с крышей и что второстепенное принял за главное, строя не на камне, а на песке. А я обиделся и сказал, что - знаю! Что главное - это тот великий день, в который мы получим свободу, а
«камень» этот - Закон, а все эти проповеди-беседы важны для малолетнего Петра, который не понимает, что именно происходит и для чего пришел Учитель. Но я, понимая это, все равно буду делать все, что Он говорит, и даже пойду ради Него на смерть, лишь бы пришел великий День! Он как-то сразу сник и опять сказал, что это я так хочу. Конечно - хочу! Я мечтаю об этом! И весь еврейский народ мечтает! А главное - верит!
        Он посадил меня рядом с Собой, обнял за плечи, и сказал, что я верный, искренний и у меня острое чувство справедливости. Что я горячий ревнитель Закона и я словно воплощение всего иудейского народа и Закона… до этого времени. Что у меня такая любовь к ближнему, ради которой я готов умереть и убивать. Это была чистая правда, но в Его устах она звучала едва ли не сожалением! Как будто я должен смиренно, подобно рабу, терпеть власть Рима… Да, я готов убивать врагов! А что еще мне делать с ними? Любить? И все иудеи так думают и будут думать всегда! А он спросил меня, нравится ли мне власть Рима? Я лишь рассмеялся в ответ. А Он спросил меня, чем моя власть будет отличаться от власти Рима. Я аж задохнулся от возмущения, сказав, что не надо меня проверять в столь очевидном! Наша власть - лучшая, справедливая… От Бога! А Он спросил меня, знаю ли я, чего хочет Бог? В общем, повторилась история с деньгами, которые «нельзя добывать нечестно». Я не успел ответить, потому что остальные загалдели, прося Его показать им Бога… Мальчишки! Какие же они все еще юные… Ну, разве что кроме рано повзрослевшего Матфея.
Но это и понятно: мытарь - сборщик налогов для римской казны - профессия, презираемая даже блудницами. Собирая дань для оккупантов, они богатеют, но это богатство презренное, да и сами они для народа хуже чужаков, ибо предатели собственного народа. Мы таких подкарауливали и били. Но разглядел в нем что-то Учитель, позвал за собой. И надо отдать Матфею должное: все бросил и пошел не раздумывая. Я даже не сержусь на него из-за прошлого… Ну, еще, пожалуй, Симон-зелот, мой собрат по борьбе, надеется на то же, что и я, хотя по юности своей больше любит Учителя, чем то, что Он должен нам дать. Да еще Петр, с которым мы не одно селение исходили, проповедуя и исцеляя, понимает меня, а остальные… Ну что с них взять? Дети… Они пытаются постигнуть то, что говорит Учитель. О каком-то воскрешении и вечной жизни, о своем единстве с Богом и прочее, прочее, прочее… Мне кажется, что Учитель их просто испытывает в вере. Ведь всем известно, что Бог - один, что мертвые просто исчезают, а не живут «где-то еще», а уж мысль о «преображении» после смерти - и вовсе что-то несуразное… А вот я крепок в вере, и Учителю нет
смысла меня испытывать, поэтому я особо и не прислушиваюсь. Я верю в свое, по-своему, вот в чем моя сила. Все просто и ясно: был обещан Мессия, и Он пришел! Было обещано великое, и великое будет! Скоро Пасха - и эту Пасху запомнит весь мир! Рассеются, как дым, непобедимые римские легионы, освободится Израиль и воссядет на троне над всеми народами в сиянии славы Закона! А уж потом я сам, первый, приду к Нему и спрошу: «Скажи, Учитель, что значит «смерти нет»?» И совсем не удавлюсь, если Он скажет, что испытывал нашу веру или говорил, как обычно, притчами, иносказательно… А сейчас просто не до этого. Есть дело поважнее… А вообще, наверное, здорово было бы всем быть как Он… Жаль, что это невозможно. И все же велико мое счастье! Может быть, нам всем придется погибнуть в этой битве, и даже о судьбе Учителя некоторые пророчества говорят весьма грустно, но зато нас будут помнить во все века и времена! И мое имя навек будет стоять рядом с Его Именем. Чего еще желать смертному?! Дождаться бы только… А вот потом кто-то ответит мне и за непочтительное и даже за враждебное отношение к Учителю! Я не злюсь на тех,
кто по скудности ума и веры не может осознать приближение этого великого часа. Да, многие приходили под видом «мессии», и некоторые даже сами верили в это, а потому и люди стали так циничны и недоверчивы. Они получат свои доказательства и присоединятся к нам, встав под наши знамена. А вот те, которые угрожали Ему, оскорбляли, гнали… Он может их простить, но я не прощу никого! Я помню их всех! Фарисеи… Когда-то и они были ревнителями Закона, нищими бродячими проповедниками. Люди верили им, стремились подражать их праведности… Власть! Проклятая власть, затмевающая умы! Нашлись среди первосвященников те, кто, убоявшись потерять всю свою власть над народом, предпочли отдать фарисеям ее часть, чтоб сохранить целое. И фарисеи приняли этот дьявольский дар. И где теперь их былая слава праведников и нестяжателей?! Где их презрение к богатству и почестям?! Они говорят о Законе, а сами развращены властью и благополучием. Народ больше не верит им. И теперь уже они боятся за свою власть… Они боятся и ненавидят Учителя, стараясь то ложно обвинить Его, то втянуть в хитроумную ловушку… И все потому, что понимают, как
ОН для них опасен! Как хорошо, что Он пришел! Теперь пусть боятся и предавшие веру священнослужители и Рим с его легионами, и все прочие народы!
        По счастью, сейчас в Иудее достойные первосвященники. Большинство Синедриона тайно поддерживает идею восстания, и с некоторыми из них я даже беседовал лично. Дважды это было до того, как я встретил Учителя (тогда меня призывали, чтобы поручить дела важные и тайные), и четырежды после встречи с Ним (тогда уже я настаивал на встречах, убеждая и доказывая). Они тоже долго не могли поверить. Сомневались: от Бога ли Его сила, и не верили свидетельствам ни других, ни Его Самого. Мне все же удалось убедить многих из них. Плохо, что Он игнорирует их интерес. Что стоит доказать им в миг, чтоб сразу - убедились?! Как же тяжело было мне доказывать за Него - Каифе! Пятнадцать лет этот суровый и беспощадный первосвященник истово защищал веру от лжеучений и лжемессий. Неподкупный, праведный, ревнитель Закона едва ли не до последней буквы, он одним именем своим наводил страх и трепет на мошенников и отступников. Вы можете представить, какую реакцию вызвали у него слухи о том, что Учитель исцеляет в субботу, проповедует в домах мытарей, да еще говорит, что все эти заблудшие нечестивцы первыми войдут в Царствие
Небесное?! Я ползал у Каифы в ногах, умоляя только выслушать меня! И - объяснял, доказывал, убеждал! Как ни странно, но внимание первосвященника привлекли не чудеса и свидетельства, а то, что Он отказался, когда толпа восторженных последователей, после прочтения чудесной проповеди и умножения хлебов, хотела тут же провозгласить Его своим царем… Каифа долго и подробно расспрашивал меня о Нем, Его родословной, Его учении, заставлял вспоминать фразы и притчи дословно, уточнял, переспрашивал, думал… И было очевидно, что суровый ревнитель Закона явно обратил свое внимание на Учителя! Сам Каифа! И раз уж Учитель чужд славы, то я доложил о Его приходе. И с тех пор докладываю обо всех происходящих событиях лично ему. Он спрашивал и про остальных Его ближайших учеников, но услышав о их постоянном соперничестве, ссорах за право на внимание Учителя и прочих «выявлениях статуса», сразу потерял к ним интерес. Зато, как ни странно, именно его больше всего заинтересовали слова Учителя о вечной жизни и о том, что Он и Отец Небесный - одно. Именно в тот день и час, он, после долгого раздумья, сообщил мне, что лично
примет в ожидаемых на Пасху событиях участие. Итак, даже такой ревнитель, как Каифа, теперь на нашей стороне, и всего через несколько дней начнется самое великое, со времен Моисея, событие в истории Иудеи! Мне остается лишь добыть деньги на закупку оружия и предупредить своих людей о дне и часе. А мальчишки-ученики еще слишком юны для этого. Пусть они пока рассуждают о притчах Учителя и мечте о «всеобщей любви». Их час еще придет. Когда-нибудь они повзрослеют для того, чтобы следовать за Ним. А пока - время для воинов! Я проделал большую работу, но теперь все готово. Времени остается совсем мало. Надо идти к Нему и говорить уже без полунамеков и недомолвок. Час освобождения приближается! Дело лишь за Ним… Сегодня я спрошу Его прямо, и Он назначит Час!.. »
        ГЛАВА 5
        Ложь воплотилася в булат,
        Каким-то Божьим попущеньем
        Не целый мир, но целый ад
        Тебе грозит ниспроверженьем.
        Все богохульные умы,
        Все богомерзкие народы
        Со дна воздвиглись царства тьмы
        Во имя света и свободы!
        О, в этом испытанье строгом,
        В последней, в роковой борьбе,
        Не измени же ты себе
        И оправдайся перед Богом.
        Ф. Тютчев
        Проснулся я поздно. Но когда зашел проведать Звез-дина, тот все еще сидел на кровати - серый, мрачный, небритый. Покосившись на меня налитым кровью глазом, хрипло спросил:
        - Хоть не зря?..
        Я показал ему перекинутую через плечо сумку с рукописью и кивнул:
        - Все в целости.
        - Кто?!
        - Это уже не важно. Все равно их здесь больше нет.
        - Убили, что ли? - удивился он.- Надеюсь, тела не в моей комнате? Мне там еще…
        - Ну что вы? Я предпочитаю избегать подобных крайностей… Просто уехали. Что с них взять? Вам они нужны? Мне - нет… Что, так плохо?
        - Попробовали бы сами,- огрызнулся он.- Я, к вашему сведению, практически не пью… Как они могут любить эту дрянь?!
        - Вы помните, что завещал мудрый Соломон? Правителям вина не вкушать, ибо правитель должен всегда иметь трезвую голову, а беднякам вино необходимо, чтобы забыть о своих бедах и найти в нем хоть какую-то радость…
        - Исправим! - твердо пообещал он.- Сами не захотят жить как люди - насильно перекуем!
        - А как же свобода и демократия?
        - Блейз, вы издеваетесь?! Оглянитесь! Это же не страна, а сплошной свинарник! А нам нужны рабочие! Армия, крестьяне, повара всякие… И мы не будем либеральничать, как Николашка с Думой. Будет четко работающее, как единый механизм, государство!
        - А как же свобода и демократия? - уперто повторил я.
        - Это и будет и свобода, и демократия… Еще спасибо скажут, что одеты и обуты. А все лишнее - вырвем с корнем. Кто не с нами - тот против нас! Пусть останется половина, зато это будет послушная и управляемая половина, а приплод бабы быстро нарожают…
        - Слушайте, Звездин, неужели вы действительно ни во что не верите? Ну, положа руку на сердце: в «идеалы» революции вы ведь тоже не верите…
        - Другие поверят. Те, кого мы воспитаем. А я верю в себя. Как ни странно, но «я» - единственный, кто «меня» не подводил… Кстати, отдайте наган… Что за манера: шманать пьяного? Вы же англичанин…
        - А если все же Бог есть?
        - Господин Блейз, у меня очень болит голова… Вы же неглупый парень, из цивилизованной страны… Вам что, здесь за несколько дней так основательно мозги промыли? Вы разве не видите, что только эти беспочвенные надежды на «кого-то» больше всего и мешают России? Везде давно цивилизация и прогресс, и только у нас все еще «прямого указа сверху» ждут. У самих не хватает сил от этого бреда вылечиться? Мы поможем… А вот как начнут надеяться только на себя, так сразу дело с мертвой точки и сдвинется…
        - Думаете, они будут вам благодарны?
        - Они будут счастливы! Все, хватит этой демагогии… У нас все равно не получится предметного разговора. Я вам про реальные факты, а вы мне про какие-то отвлеченные материи… Думаете, я не изучал религию и философию? Это никчемные и бесполезные науки. А я - практик. С таким же успехом можно верить в Бабу Ягу и вампиров. Их, по крайней мере, больше людей видело… Пойдемте на воздух? Я здесь соловею…
        Но сегодня ему явно не везло: едва переступив порог, мы столкнулись с идущим нам навстречу настоятелем.
        Склонив голову набок, игумен внимательно оглядел хмурого Звездина и вежливо поздоровался. С кислой улыбкой тот ответил на приветствие.
        - Как вам у нас? - спросил настоятель, словно не замечая плохо скрываемой неприязни эмиссара.
        - Как и везде,- со сдержанным вызовом ответил Звездин.
        - Неужели вам везде не нравится? - удивился игумен.
        - Да отстаньте хоть вы-то! - не выдержал тот и быстрым шагом пошел прочь.
        - Тяжело ему,- вздохнул настоятель и повернулся ко мне.- А я ведь к вам шел, Джеймс.
        - Я могу быть чем-то вам полезен?
        - Я сегодня буду вести всенощную. Хотел пригласить вас.
        - Благодарю,- даже несколько растерялся я.- Но я ведь протестантской веры… Вас это не смущает?
        - Вы ведь христианин? Вот видите… Приходите, я вас приглашаю. Вы ведь не бывали на богослужениях?
        - Если честно - нет… В школе нам рассказывали о вере, но потом… Как это ни странно, но за эти три дня я узнал от вас больше, чем за все годы до этого. Что-то я, конечно, читал, о чем-то слышал, но… Не углублялся… Кстати, не хотите, чтоб я составил вам компанию для нашей традиционной прогулки? У меня как раз есть свободное время…
        - Благодарю вас, голубчик, но сегодня не получится - много дел осталось… Теперь уж вы без меня…
        - Но еще один вопрос можно?
        - Спрашивайте.
        - А Бог… Он точно есть?
        - Есть,- серьезно ответил игумен.
        - А… доказательства?
        - Оглянитесь вокруг, Джеймс. Разве вы не видите? Это же самое главное доказательство. Надо просто увидеть. Никто не расскажет вам, что такое любовь. Это надо почувствовать. Как объяснить, что такое солнце? Это надо увидеть. А если вы видите и чувствуете, то зачем вам нужна заверенная печатями бумага, что то, что вы видите,- правда? Вы это и так знаете.
        - Просто некоторые так же просят меня оглянуться, чтоб убедить в том, что Бога нет.
        - Они Его не видят,- согласился настоятель.- И составят множество бумаг с печатями о том, что «Бога - нет». Только проку от этих бумаг? Они ведь тоже очень верующие люди, Джеймс. Они твердо верят, что Бога нет. Для них это очень важно. Для нас важно совсем иное. Те доказательства, о которых столько твердят тысячелетиями мы получим лишь после смерти. И кому-то это очень здорово не понравится.
        - А если вдруг… Ну, с их точки зрения…
        - Тогда мы точно ничего не проигрываем,- улыбнулся он.- А вот они… Они проиграют. Уже проиграли. И это их в прямом смысле бесит. А главная битва еще впереди. Великая битва. Эта жизнь лишь подготовка к ней. Сейчас важно определиться, на чьей ты стороне…
        - Тогда я - с вами,- рассмеялся и я.- Было бы глупо отказываться от вечной жизни. Да и от Бога. Вам это будет смешно, но мне бы хотелось, чтоб Он - был…
        - Я знаю, Джеймс,- сказал он.- Я знаю…
        - Батюшка! - к нам семенили, запинаясь в снегу, какие-то женщины с бидонами, бутылями и даже ведрами.- Что ж твориться-то? К источнику и не подойти! Снег-то таит. На горушке - гололед. Чуть руки-ноги не переломали… И так еле добрались, так тут еще и это… Что делать-то?
        - Что будем делать, Джеймс? - почему-то спросил он меня.
        - А в чем, собственно, дело?
        - На пригорке - святой источник… ключ бьет, еще
        со времен основания монастыря… Холм обледенел, так
        старухам не взобраться…..
        - Так это ж проще простого: надо прорубить ступеньки, и…
        - Поможете?
        Я улыбнулся подобной наивности, но согласился:
        - Надо же как-то вас за гостеприимство отблагодарить… Только инструмент нужен.
        Настоятель кивнул и ушел, а женщины с любопытством и надеждой уставились на меня. Послушник вынес мне лом и лопату, и, преследуемый по пятам толпой прихожанок, я отправился прорубать ступени к источнику. Подошедший Звездин долго наблюдал за мной и, наконец, не выдержал:
        - Ну вот что вы делаете, а? Вы же серьезный человек! Вам что, больше заняться нечем?
        - А что вы можете предложить? - отозвался я.- Английских клубов здесь нет. Я узнавал.
        - На вас плохо влияет Россия,- укоризненно покачал он головой.
        - Не хотите присоединиться?
        Он посмотрел на меня, как на сумасшедшего, махнул рукой и ушел.
        Вернулся он минут через десять, еще более злой и расстроенный.
        - Вы здесь уже почти родной,- сказал он с сарказмом.- Может, объясните мне, что это такое?! - и показал мне снизу какой-то ржавый стержень.
        - Это гвоздь,- любезно просветил я его.
        - Вижу, что не вилы… Почему какой-то местный дурак меня ими постоянно одаривает? Сперва через вас, теперь сам вручил. Это что у него за ритуал?
        Закончив работу, я воткнул инструменты в сугроб и, помахав рукой благодарно залопотавшим бабкам, надел сброшенный во время работы полушубок.
        - Ну откуда же я могу знать, господин Звез-дин? - сказал я.- Это ваша страна, ваши обычаи.
        - Не нравится мне здесь,- с какой-то тоской в голосе признался он, отбрасывая гвоздь в сторону.- Неприятное место. Мне много где бывать доводилось, но… Ничего, недолго этим осколкам старого режима осталось…
        - Ну что вы злитесь? Смотрите, какая погода хорошая! Солнце, оттепель, весной запахло…
        - Контрреволюцией пахнет,- сплюнул он.- Весна… Вы хоть помните еще: кто вы и зачем здесь?! Весна… Надо же такое сказать…
        И, раздраженный, вновь удалился. Я поманил пальцем наблюдавшего за нами издалека Ванечку:
        - Ты зачем его злишь?
        - Я?! - удивился юродивый.- Я не злю. Я помогаю. Гвозди несу.
        - И все же это недальновидно. Он представитель нового начальства…
        - Кто?! Он?! Не-е, батюшка, он не начальство. Он…
        другое…
        - Как знаешь,- сдался я.- Это ваши дела, сами и разбирайтесь.
        Я вернулся к себе в комнату и, заполняя пустоту дня, вновь раскрыл перевод
«Евангелия…». Я изложу прочитанное несколько позже, потому что сначала я хотел бы сказать вам, сэр, несколько слов об этой рукописи и событиях сегодняшнего вечера. Как вы помните, эту «посылку для Троцкого» мы перехватили уже на корабле и, просмотрев ее, сочли обычным экспонатом из чьей-то частной коллекции, не позаботившись ни изучить, ни снять копии как по причине нехватки времени, так и ввиду отсутствия видимой необходимости. Теперь мне ясно, что это была ошибка, сэр. Подобные вещи не должны попадать в руки «бронштейнов». Как вам известно, Троцкий и так владеет всеми историческими и музейными реликвиями Петрограда, а скоро, не исключено, получит доступ и ко всем музеям России. Зная же отношение этого
«товарища» к истории и религии, можно только догадываться, какая катастрофа ждет эти сокровища. Как поступит этот «демон революции» и с этой рукописью, тоже вызывает у меня большие опасения. Потому я и начал тщательно переписывать прочитанное мной в дневник. Как вам известно, историю пишут (а вернее - переписывают) победители. Вы сами не раз говорили, что «справедливость - первая беглянка из лагеря победителей». И не только справедливость, сэр, но и правда вообще. Я не удивлюсь, если через 20-30 лет после своей победы большевики так перепишут эти события, что к правде они не будут иметь даже отдаленного отношения. Страшнее то, что они могут постараться подтасовать и всемирную истории себе в угоду. Представляете, какая участь тогда ждет многие бесценные рукописи и манускрипты? Да взять хотя бы, к примеру, известные всем события Нового Завета. Мы привыкли видеть их глазами апостолов, атеисты - глазами Пилата. Но картина получается куда объемней и страшней, когда учитываются свидетельства всех свидетелей. До меня уже доходили слухи о каком-то еще «Евангелии от Иуды», известном еще в древности. Но это
было всего лишь «гностическое предание», больше напоминающее бред сошедшего с ума буддиста. В нем Христос упрашивает Иуду «помочь» Ему, взяв на себя «миссию предательства». Здесь я согласен с отцом Иосифом: для знающего о событиях на «Титанике» нет смысла упрашивать рулевого направить корабль на айсберг. Это было бы высочайшим проявлением маразма. А вот если взглянуть на события двухтысячелетней давности глазами настоящего Иуды, то мы получим страшнейшую картину, которая, как кадр за кадром в синематографе, повторяется вновь и вновь. Ежедневная, ежесекундная поляризация добра и зла, противостояние духовного и материального, духовной эволюции и революции этого мира. И сколько у нас имеется весомейших поводов, чтобы предать себя, других, Бога ради «высоких и светлых идей»… А вот поводов, чтобы остаться верными,- совсем немного. Точнее всего один: просто не предавать… И все в этом мире против этого маленького, невразумительного довода… И то, что духовное столько тысячелетий все еще противостоит железной логике и всепоглощающей страсти материализма - еще одно доказательство Божьего промысла, и ничем
другим это объяснить нельзя.
        Странным совпадением мне кажется то, что эта рукопись попала ко мне в руки как раз во время осмысления происходящих в России событий. Сопоставляя эти два отдаленные друг от друга тысячелетиями события, я прихожу к выводу, что наш с вами ученый соплеменник Бекон прав: «Только полузнание приводит людей к их безбожию. Никто не отрицает бытия Божия, кроме тех, кому это выгодно». И я начинаю соглашаться с выводом великого историка Мюллера: «Только с пониманием Господа и по основательному изучению Нового Завета, я стал понимать смысл истории». Разве смогла бы жалкая кучка большевиков (пусть даже финансируемая и поощряемая столь грандиозными силами за их спиной), одурачить и захватить Россию, если б понимали люди истинный смысл происходящего? Да и наступит ли вообще такое время, когда человека нельзя будет совратить отсутствием миски супа и присутствием «свободы от всего»? Люди хотят «хлеба и зрелищ», а трудится умом и духом для них кажется неподъемно. Почему они так унижают себя в этой мысли? Почему они забыли о том, что они сотворены по образу и подобию самого Бога?! Вот уж воистину: «Христиане - это
уведенные в рабство боги». А ведь ни в истории, ни в Библии нет ничего такого, что было бы неосмыслимо разумом человека, ибо первое творилось людьми, а второе писалось для людей. Читая и изучая, человек получает не только неоценимые знания для устройства своей же жизни, но и упражняет, совершенствует свой мозг, который, как и любой мускул, нуждается в работе, чтоб не одрябнуть и не подвести хозяина в нужный момент. Люди становятся ученее, умнее, опытнее… А это само по себе дорогого стоит. Задача же всех сильных мира сего, если они стоят вне духовности, проста:
«Чтобы народы: первое - паслись, второе - паслись молча». А ведь только знание прошлого дает понимание настоящего. Потому-то любой властитель стремится исказить историю в угоду себе, потому что в противном случае вся его деятельность высвечивается самым мощным прожектором: опытом прошлого. А Библию переписать сложно. Вот потому-то ее первым делом и запрещают во всех мировых мошенничествах по захвату власти, хоть во Франции, хоть в Иудее, хоть в России…
        Час назад я вернулся со службы, которую проводил в храме настоятель… Я не стану объяснять и рассказывать вам то, что видел и чувствовал… Читая эти строки, вы, наверное, улыбнетесь, сэр… Да, выглядит довольно забавно: выполняю работы по поручению настоятеля, переписываю священные тексты, слушаю проповеди, теперь вот хожу на службы… Но все это происходит как-то само собой, и я не испытываю никакого внутреннего противоречия или неудобства от происходящего… Зато теперь я, кажется, начинаю понимать русских. Вся их культура, вся психология, литература и искусство основаны и созданы православием, и когда жизнь ставит их в условия, противоречащие этому воспитанию и образованию, тогда они и делают выбор, который мы, по наивности и незнанию, считаем каким-то «проявлением загадочной русской души». И русские никогда не станут «европейцами» или «большевиками», потому что у них иная «система координат» и «точка отсчета». Большинство из них, совершая даже самые омерзительные преступления, впоследствии будут мучить себя совестью больше, чем самый суровый суд или острог. Отсюда же и вечное «самокопание» их
интеллигенции. И жуткие бунты, в попытке если уж идти на дно, то до самого дна! Ибо знают, понимают, куда идут - и идут! И их уникальные подвиги в искусстве и ратном деле - потому что и здесь они видят мир через свою «систему координат», как через картографическую разметку… Поэтому, с одной стороны, я боюсь, что революция, разгорающаяся именно в этой стране, принесет больше бед, чем в любой иной, а с другой стороны, верю отцу Иосифу, что вся тысячелетняя история их все же пробьется из плена «новомодных идей», как цветы сквозь асфальт, взламывая его в своем стремлении к солнцу. И можно ясно понять и отца Иосифа, и Звездина, и даже полоумного Ванечку, если, по совету Достоевского, смотреть не на то, что они делают, а на то, к чему стремятся… Я видел, как отец Иосиф служил сегодня Богу. Я впервые видел, как проходит русская служба… Как я уже писал вам, я просто не смогу объяснить все это, но от всей души советую: выберите время, чтоб посетить одну из служб, идущих в русских храмах. Только так вы сможете понять не только русских, но и противостоящую всем глобалистам мира формулу: «единство в
многообразии». Не
«вавилонская башня» обезличенного мира, навязываемая нам желанием международных банкиров и концернов, должна быть образцом будущего мироустройства, а именно это объединенное воедино стремлением к Богу разнообразие индивидуальностей, обладающих истинной свободой воли и основанной на знаниях «системой координат». И компромисс между этими двумя системами построения мира невозможен, ибо вся эта пресловутая
«демократия» и «толерантность» есть шаг в сторону от Бога, а значит, и примирения не будет… А теперь, с вашего позволения, я вернусь к переписыванию рукописи…
«…Никто не понимает меня! Все вокруг словно разом утратили рассудок! Один я понимаю и знаю, что делать, но это «глас вопиющего в пустыне»! Гнев переполняет меня! То, что происходит сейчас - немыслимо! Все великие стремления, мечты и надежды оказываются под угрозой. И из-за чего?! Не римские легионы окружили Иерусалим! Не потоп обрушился с неба и не земля разверзлась под ногами, губя наши планы… Все немыслимо глупей, безумней, невразумительней! Учитель просто не хочет исполнить то, что ждет от Него Израиль уже много сотен лет! Улучив момент и оставшись с Ним наедине, я попробовал прямо говорить о восстании, о своей готовности сражаться, о надеждах, которые возлагают на Него иудеи, а Он… Он сказал, что ПРИШЕЛ НЕ ДЛЯ ЭТОГО!.. Сначала я даже не понял. Я попросил объяснить. А Он ответил, что и так победит и изменит мир. Что теперь мир будет другой. Что время пришло и старый грех будет искуплен, а люди изменятся. И чтоб я просто верил Ему, тогда пойму все сам. Я стоял как громом оглушенный и все равно ничего не понимал. Я спросил: а как же восстание? Как же ненавистный Рим? Как же наша свобода и власть над
миром? А Он грустно улыбнулся и сказал, что все это Ему уже предлагали: и власть и богатства. Я спросил: кто, Учитель? А Он ответил, что один из «восставших» куда раньше меня. Я возревновал к этому загадочному бунтарю, но, оставив личные амбиции, стал горячо доказывать, что он прав, и я знаю, что Учитель - Мессия и потому должен возглавить восстание и получить все. И если Он хочет обойтись без нашей помощи, то как Ему угодно, ибо сила Его безгранична, но пусть просто назовет Час! И тут Он сказал, что Он не будет поднимать восстание. Я не поверил и уточнил: Ты не дашь нам свободу?! А Он сказал, что даст нам свободу, но Ему не нужна власть земная, а я не понимаю, о чем прошу. И что я прошу для себя, а этого мало. «Я прошу за Израиль!» - сказал я. «И этого мало,- ответил Он.- Я сделаю больше. Я исполню волю Отца Моего. А ты исполняй Мою волю, и тогда сядешь рядом со Мной выше всех тронов земных». И я отошел от Него опустошенный. Мои надежды разбились, как глиняный горшок. Я знал, что Он - Мессия, я видел, как Он исцелял и воскрешал, и я сам исцелял Именем Его. Но почему Он бросает нас в беде - этого я
понять не мог. Чем мы прогневали, чем разочаровали Его? Когда там, на берегу, Он отказался назвать Себя царем, я думал, что еще просто не пришел Час, но теперь, когда Он прямо говорит, что не хочет встать во главе нашего восстания… Это невозможно. Это не должно произойти!.. И я бросился к Каифе. «Дитя мое,- сказал первосвященник.- Ты еще очень молод и горяч. Ты не знаешь, какие козни может строить искуситель. Многие уже приходили под именем «мессии», но как только доходило до дела… Он - всего лишь один из многих, бывших до Него…» «Нет! - сказал я.- Я видел…» «Что? Чудеса? - печально улыбнулся Каифа.- Были и те, кто творили чудеса. Только с помощью иной силы. Думаешь, я не встречал магов, волшебников и гадателей? И жрецы фараона показывали чудеса… Мы должны быть очень осторожны! Кесарь дал нам редкое право: не приносить жертву римским идолам и служить нашему Богу открыто на территории Иудеи, но с условием, что не будет даже попытки бунта! Ты понимаешь, что стоит на кону?! Ты понимаешь, как накажет нас Рим, если мы ошибемся? Не то что от веры нашей, от самого народа нашего ничего не останется. Я бы все
отдал, лишь бы своими глазами увидеть приход Того, Кто был нам обещан. Но главная моя задача: беречь Закон до последнего слова. Он говорил, что пришел не нарушить, а исполнить Закон? Но Он, по меньшей мере, пять раз поправлял закон Моисея. Он нарушил субботу. Он общается с мытарями, блудницами, прочим сбродом… Это уже много, хотя есть вещи страшнее… Но об этом потом. Сперва скажи мне: что принес Он, чего бы не знал я? Новый Закон? Новое учение? Ты - Его ученик. Скажи мне, Иуда: чему Он учит?» «Не знаю,- признался я.- Сейчас у меня все окончательно перепуталось в голове. Раньше все, что Он говорил, я относил к тому Дню и Часу, когда Он повергнет всех врагов и даст нам власть над миром, а теперь… Я не знаю, зачем Он тогда пришел, но я знаю, что это - Он! Что-то должно случиться… Что-то должно… Иначе - зачем?!» «А если все же это - не Он? - горько спросил меня Каифа.- Тогда все становится ясно… Ты думал об этом?» «Я знаю, что это - Он,- твердо повторил я.- Ты знаешь меня, первосвященник, и знаешь дела мои. Я жизнь готов отдать за нашу веру и наш народ… Но я не понимаю! Я говорю Ему: «Сделай ради Иудеи!»
А Он отвечает: «Поверь ради Меня»… Ты мудр, первосвященник, и знаешь Закон: объясни!» «Ты видел, что не все Его чудеса начинаются с молитвы? - спросил он.- Что это значит? Он показывает, что это не власть и полномочия от Бога, а власть и полномочия от Него». «Всемогущество?!» - «Не торопись!.. Он свидетельствует о Себе, как о Боге! Он не только называет Себя Сыном Бога, но и ЕДИНОРОДНЫМ и ЕДИНОСУЩНЫМ самому Богу! «Я и Отец - одно» - Его слова?!» - «Да… Но Он - Мессия… » «Мессия, но не Бог! - закричал Каифа.- Да за всю жизнь я не встречал безумия больше этого! Я был бы счастлив жить во дни прихода Мессии, но я вынужден жить во дни этого твоего Иисуса из Назарета! Я еще могу понять, когда какой-нибудь обезумевший от гордыни фанатик искренне считает себя «Мессией», но я не могу понять, когда кто-то может свидетельствовать о себе, как… как… Даже я - Я! - и то всего раз в год произношу имя Бога! А Он еще и возлагает Его имя на Себя! Ты слышал о чем-нибудь подобном?!» «Подожди, первосвященник,- попросил я.- Наверное, я просто не так объяснил… Я знаю, что Он - Мессия. Это - главное. Но я не могу понять Его,
а потому и не могу рассказать о Нем тебе. Он - вообще другой. Он говорит иначе, поступает иначе, Он словно не от мира сего, но Он добр и благочестив, и я видел, что и Он иногда может быть не менее грозен, чем тот же Спартак, которого до сих пор боятся римляне,- вспомни тот случай в храме, когда Он прогнал торговцев… Тогда я словно видел, как Он гонит легионы Рима… Может, мы просто не все знаем о Мессии? Пророки лишь передают услышанное от Бога, но и они не могут понять то, что понимает Бог. И мы не можем… Значит, мы просто чего-то не понимаем в происходящем! Ведь именно о Нем свидетельствовал праведный Иоанн. О Нем свидетельствовали Симеон и Анна. Он Сам свидетельствует о Себе. Я своими глазами, видел такое, что теперь говорю не «верю», а «знаю»! Ты говоришь о недопустимости ошибки. И я понимаю тебя. Но теперь и ты представь, что это - Он, а мы ошибемся и не поверим. Ты боишься, что это - не Он. А не боишься, что это - Он?! Или ты думаешь, что Мессия будет приходить каждые сто лет?! Может, Он просто испытывает нас? Нашу веру, нашу надежность? Ты привык испытывать веру других, а что кто-то может это
сделать в отношении тебя - казалось невозможным, потому что ты - первосвященник?!» Каифа потер воспаленные, уставшие от многочасового чтения глаза и вздохнул: «Если б так… Но как проверить? Ведь все покажет только результат. Если б дело касалось лишь моей жизни, я бы с радостью отдал ее лишь за один только шанс! Но речь идет о судьбе всего еврейского народа. Кто возьмет на себя такую ответственность?! А решать надо… Ты лучше знаешь Его - предложи способ… » «Я не знаю Его,- вздохнул и я.- Я только знаю, что это - Он». «Тогда найди способ Его уговорить». «Он не меняет своих слов»,- покачал я головой. «Тогда - заставь!»
«Как?! - изумился я.- Ты хоть сам понимаешь, что говоришь?! Кто я, и кто - Он?! Ты шутишь, первосвященник?!» «Проверить, Он ли это, можно только одним способом: Его победой,- сказал Каифа.- Других вариантов нет… Бог обещал послать нам Мессию. Либо Он - Мессия, либо нет… Все просто. Если Он возглавит нас и победит - я с удовольствием не только признаю Его - царем, но даже, если захочет, передам Ему и свою власть. Я устал, Иуда. Я много лет решаю эти проблемы, и каждый раз, надеясь - разочаровываюсь… Я устал балансировать на грани между Пилатом и Синедрионом, Иудеей и Римом, Законом и народом… Теперь опять - выбор… Не надо взваливать всю тяжесть выбора на меня одного. Выбирай и ты. Легко бросаться с мечом на врага, не зная сомнения и страха, куда сложнее выбирать, кто твой враг и когда «бросаться»… Ты должен найти способ уговорить или даже заставить Его. Иначе я вынужден буду принять меры. Скоро Пасха. Я не могу рисковать. В народе и так идет нехорошее кипение. Мои отношения с прокуратором натянуты до предела… Арестован Варав-ва, с ним еще несколько зелотов… Я уже не знаю, как умасливать Пилата… Один
неверный шаг, и… Если ты так уверен, что это - Он, тогда изыщи способ. Во имя всеобщего блага… Тебе еще что-нибудь надо от меня?» «Деньги,- сказал я.- Я знаю, что Он - Мессия, а потому мои люди должны быть готовы. У меня нет своих денег - ты знаешь. Мне нужно вооружить людей, а оружие стоит дорого. Я знаю, у кого взять, но они требуют расплатиться вперед. Они не патриоты, они - торговцы. Вот кого надо арестовать и выдать Пилату. Но нам без них не обойтись».
        Неожиданно Каифа встал и быстрыми шагами заходил взад-вперед по залу, сосредоточенно морща лоб… «Что?! - насторожился я.- Что такое?» «Есть способ,- сказал он.- Есть! Так мы ничего не проиграем, а выиграть можем все… Мы арестуем его и выдадим Пилату… » «Нет!» - сказал я.- «Дослушай… Мы выдадим его Пилату, как бы показывая нашу добрую волю в борьбе с бунтовщиками. Это в любом случае сыграет нам на руку. Как бы ни обернулось дело - нас в чем либо обвинить будет невозможно. А дальше… Все еще не понимаешь?..» - «Нет…» «Если Он - Мессия, то Он не даст Себя ни оскорбить, ни унизить. Вот ты бы позволил, будь у тебя такие возможности? Я не знаю, как Он это сделает: посохом, как Моисей, или оружием, как Давид, или вовсе словом, но это будет видно… и слышно. А мы будем готовы. Мы поставим Его в такое положение, когда у Него просто не будет выбора».- «Он нас потом… » «Ты же говорил, что готов отдать жизнь за Иудею? - прищурился на меня Каифа.- Или тебе подходит только героическая смерть с мечом в руках? А позорная смерть за тех, кого ты любишь,- не для тебя? Вот я - готов. А ты?» - «А если Он раньше.. кхм-м…
рассердится? Еще до того, как Пилату передадим? Еще при аресте?» - «Дюжиной рабов и храмовых слуг я готов пожертвовать ради такого дела. Зато сразу станет все ясно. Это - единственный способ, Иуда. Ничего другого мы уже придумать не успеем. Но это ясно даст нам понять, кто Он. И я дам тебе деньги только в этом случае. Я не хочу рисковать даже в малом».- «Сколько ты мне дашь?» - «У тебя два десятка человек? Тридцать сребреников. Этого хватит за глаза». «Да,- согласился я.- Этого должно хватить». Первосвященник подошел к ящику для денег и отсчитал мне монеты. «Я дам тебе финикийские тетрадрахмы,- сказал он.- Для грязных расчетов они подойдут как нельзя лучше. Знаешь, чей профиль на них изображен? Это Мелькарт, финикийский бог мореплавателей. Римляне отождествляют его с Гераклом. Это будет символично: мы победим Рим с помощью их самого почитаемого героя… » «Мы победим с помощью Мессии,
        жестко сказал я.- Ты толкаешь меня на бесчестие, первосвященник». «Нет,- сказал Каифа.- Я толкаю тебя на смерть. И сам встаю рядом. При этом плане мы с тобой проиграем, даже если выиграет Иудея. Но ты можешь отказаться». Я молча взял деньги. «Его нельзя арестовывать днем,- сказал Каифа.- Это тоже может вызвать волнение в народе. Помнишь, как народ встречал его вход в Иерусалим?.. Найди способ, чтоб мои люди смогли арестовать Его там, где это не вызовет гнева у толпы». «С Ним всегда ученики,- напомнил я.- Дай слово, что не тронешь их».
«Мальчишки мне не нужны,- сказал он.- Мне нужен Мессия. Или «лжемессия»… А эти юнцы… Выбор, который мы с тобой делаем,- для сильных. Они же не такие, как ты?»
«Не такие,- вздохнул я.- Не знаю, почему Он выбрал именно их… Они же разбегутся при первой опасности». «Хорошая у вас компания,- усмехнулся Каифа.- Одни предатели». Я гневно выпрямился, но первосвященник лишь устало махнул рукой:
«Перестань. Это я и про себя. Просто я хочу, чтоб ты четко понимал, что делаешь и для чего. Даже если мы победим - мы с тобой проиграем. Так-то… Но я готов рискнуть». - «Я тоже… У тебя пахнет серой. Что-то горит?» - «Вроде нет… Но знак хороший: Моисей писал, что так пахло на горе Ненависти… Когда ждать знак от тебя?» - «Сейчас я пойду договорюсь о покупке оружия и предупрежу своих людей. Потом пойду к Нему… Сегодня мы отмечаем Пасху… » «А, двойной календарь,- сказал Каифа.- А я и забыл, что вам, как прибывшим издалека, разрешается… Значит, для тебя этот великий день уже наступает, Иуда» «Для всех,- поправил я. - Пусть твои люди будут готовы к сумеркам. Он любит гулять в Гефсиманском саду… Я выберу время… Как же у тебя воняет серой, первосвященник… Голова разболелась… Я пойду… Увидимся позже… »
…Это был безмолвный диалог. Он ответил мне, умыв ноги ученикам. Что ж, это был Его выбор - но не мой! Я никогда не смирюсь ни перед кем! Я не раб! Когда-то Он предложил мне выбрать, что важнее. Теперь моя очередь. Чтобы Единственная Надежда и Спасение Иудеи - учил смирению?! Нет! Гордость - единственное, что всегда давало нам силы! Гордость не позволяла забыть, что мы - богоизбранный народ, не похожий на всех недостойных варваров и язычников, окружающих нас! Гордость выводила нас из плена, наполняя священной яростью и волей к победе! Гордость не давала угаснуть надежде! Гордость, а не смирение! Я даже не знаю такой беды, которая смогла бы охладить этот жар. Но раз никто не хочет дать нам избавления, ни царь, ни Бог и ни герой, тогда я - сам! - буду решать! Да, мне неизвестны помыслы Бога, но у Него - вечность, а я просто не могу столько ждать. Учитель избрал слишком сложный путь. Слишком длинный и слишком узкий. С гордо поднятой головой в эту дверь войти нельзя. А я не склонюсь и не встану на колени! И Ему не дам…
        Он протянул мне кусок хлеба, привлекая внимание, и сказал: «Писание исполняется, и Я буду предан. Едящий со Мной хлеб поднимет на Меня свою пяту. Все сбудется, но… Лучше бы предателю не родиться вовсе». Твердо глядя Ему в глаза, я принял хлеб и, нарочито медленно работая челюстями, проглотил свою долю. Я помнил о предупреждении Каифы. Я знал, на что иду. И я готов был отвечать за каждый свой шаг. Иудея будет свободна, даже если мне придется погибнуть. Я видел, как Он огорчен. И ученики, видя, как Он возмутился духом, загалдели, спрашивая: «Кто предаст Тебя, Учитель?» Он вздохнул и сказал мне: «Иди и делай свое дело». Некоторые, думая, что Он посылает меня за покупками, просили что-то купить и им, и лишь Петр и Симон смотрели на меня с испугом. «Иди»,- сказал Учитель… В ушах у меня шумело - наверное, запах той серы, которой я надышался у Каифы, все еще дурманил мой мозг. Но я всегда был сильным. У каждого своя ноша, и каждый принимает на себя столько, сколько может вынести. И если надо взять всю вину на себя, то именно я ее и возьму. Иудея будет свободна. И все узнают, что Он - Мессия… А я… Я
сделаю для этого все. И я встал и вышел…
        Как красив был Гефсиманский сад! Какая луна светила над ним! Все было серебряным, словно укрытое снегами далеких северных стран… Он не зря любил это место, собираясь здесь с учениками… Раб первосвященника Малх нес передо мной фонарь, но в этом не было нужды: лунного света было достаточно, и оступался я не из-за темноты. Я всегда надеялся, что умру с мечом в руке, посреди кровавой схватки с римлянами, а придется умереть вот так… Но я буду знать, что смерть моя будет первым шагом к освобождению Иудеи. Пусть это будет подобно халакосту - жертвенному всесожжению. А если и не сейчас, то чуть позже, когда римляне начнут грозить Ему, но восстание начнется! И я готов принять от Него смерть… А так хочется увидеть победу… Стоять рядом с Ним над поверженным римским орлом, и дышать с Ним одним воздухом - воздухом жизни и свободы…
        Они были на том же месте, где и всегда. Завидев нас, ученики испуганно вскочили и отступили за спину Учителя. Они всегда прятались за Ним… «Кто? - спросил меня начальник стражи.- Я не вижу в темноте». Молча я подошел к Учителю… Никогда еще я не испытывал такого страха и такрй любви одновременно. Раньше я думал, что это невозможно… Я знал, что сейчас случится. И я поцеловал Его, приветствуя и… прощаясь. «Иуда,- сказал Он.- Целованием ли предаешь Сына Человеческого?» И я закрыл глаза, ожидая… «Кого вы ищете?» - услышал я голос Учителя. «Иисуса Назо-рея,- ответил начальник стражи.- Кто ты?» И тут Учитель произнес ИМЯ БОГА… Мои глаза открылись. Стража и рабы Каифы лежали перед Ним ниц, пораженные услышанным. И лишь я стоял перед Ним, гордо выпрямившись, и ждал своей участи… Увидев это, Петр выхватил меч. Шагнул вперед и Симон. «Мы искали лишь Иисуса из Назарета»,- прошептал стоящий на коленях возле меня Малх. Петр опустил на его голову меч… Затаив дыхание, я ждал, ждал, ждал… Миг наступал… Учитель взял из рук Петра меч и отбросил в сторону. «Оставьте,- сказал Он.- Довольно. Все должно сбыться».
Прикоснулся к рабу, исцеляя, сделал знак стражникам подняться… «Каждый день Я был с вами в храме,- сказал Он прячущимся за спины рабов священникам.- И вы не поднимали на Меня рук. А сейчас, под покровом темноты, вышли на Меня с мечами и кольями, как на разбойника…. Теперь ваше время, и власть тьмы… Я мог бы просить Отца Моего, и Он дал бы Мне легионы ангелов, но как же тогда сбудется то, что должно быть?.. Делайте свое дело».

… И бежали Его ученики. Связали и увели Его. А я все стоял с гордо поднятой головой. Один, посреди залитого лунным светом Гефсиманского сада… Я понял, что будет. Но Миг уже прошел, а Час наступал… »
        ГЛАВА 6
        Листая старую тетрадь
        Расстрелянного генерала,
        Я тщетно силился понять:
        Как ты смогла себя отдать
        На растерзание вандалам?!
        О, генеральская тетрадь,
        Забытой правды возрожденье,
        Как тяжело тебя читать
        Обманутому поколенью…
        И. Тальков
        А утром в обитель вошел отряд. Звездин разбудил меня громким, «хозяйским» стуком в дверь. Выйдя на крыльцо, я увидел стоящих перед воротами монастыря всадников с красными звездами на остроконечных шапках. Они стояли молча, ожидая, и всполошившиеся бабки крестили их, как истуканов.
        - Ну вот и все,- довольно сообщил мне Звездин. - Молодец, Матис. Всех привел, кажется, даже без потерь. Железный мужик. Пойдемте, господин Блейз, я покажу вам лицо революции.
        Заметив наше приближение, высокий бритый наголо человек с огромным сабельным шрамом на лице соскочил с коня и, сильно растягивая слова, доложил с характерным акцентом:
        - Товарисч ком-миссар! Отряд красноармейцев прип-пыл в ваше распоряжение! Потерь нет! Командир отряда Плаудис.
        - Проблемы были?
        - Мы их решили, - кратко ответил бритоголовый. Разговорчивостью он явно не отличался.
        - Разрешите, господин Блейз, представить вам образцового командира Красной Армии - Матиуса Плаудиса. Профессиональный военный, без колебаний перешедший на сторону освобожденного народа. А это - наш долгожданный гость из Британии, господин Джеймс Блейз. Берегите его как зеницу ока, Плаудис. Глаз с него не спускайте.
        На мой взгляд, приказ звучал несколько двусмысленно, но спорить я не стал и пожал крепкую руку латыша. У него было странное лицо: обветренное, волевое, малоэмоциональное и совершенно неуместные своей грустью глаза. Но в целом он мне понравился. По крайней мере, этот тип людей был мне хорошо знаком. Устал я немного от «неопределенности» русских, про которых еще Достоевский говорил: «Никогда не знаешь, что от него ожидать - то ли в монастырь уйдет, то ли деревню спалит». Простой, профессиональный рубака, надежный и исполнительный, каких можно найти в армии любой страны.
        - Бойцы тоже из инородцев? - полюбопытствовал я.
        - Нет,- вздохнул Звездин.- Латыши у нас на вес золота. Ульянов не зря называет их
«преторианской гвардией». Надежный народ. Мы ставим их на самых ответственных местах: командиры среднего звена, сотрудники ЧК, комиссары… Будь это возможно, только из них регулярные части бы и набирали. Но их мало для такой огромной страны. Приходится прибегать к помощи китайских наемников и прочих… сочувствующих нам товарищей из братских, порабощенных стран. У наших-то дисциплина хромает. Ничего, товарищ Троцкий порядок в армии наведет, дайте срок… А красноармейцы эти - из перешедших на нашу сторону резервных частей, не желающих своей кровью платить за чуждые им интересы буржуев…
        - Дезертиры? - догадался я.
        - Ну зачем так оскорбительно,- усмехнулся Звездин. - Речь идет о классовом сознании бойцов.
        - Не боитесь, что они и ваши «интересы» сочтут не такими важными по сравнению со своими?
        - Товарищ Плаудис умеет организовывать железную дисциплину,- заверил Звездин.- К тому же, как я говорил вам, это отборный отряд.
        - Понятно,- сказал я.- Когда собираться в путь?
        - Не будьте так эгоистичны,- укорил меня Звез-дин.- Бойцам надо передохнуть, набраться сил. Да и лошади изрядно притомились. К тому же у меня есть здесь незаконченные дела.
        - Дела? - удивился я.- Здесь? Не вы ли еще вчера маялись со скуки?
        - А сегодня я - первый представитель рабоче-крестьянской власти, прибывший в эти края. И надо всем это накрепко объяснить.
        - Почему же вы не сделали это вчера?
        - Потому что я не бродячий проповедник, господин Блейз, а представитель революционного народа на вражеской территории. И мне еще жизнь дорога. Или вы до сих пор не поняли, в какой старорежимный клоповник попали? Попы, недорезанное офицерье, затаившиеся буржуи-кровососы… Здесь много дел… Где мои вещи?
        Один из красноармейцев подал ему дорожную сумку. Звездин подпоясался портупеей с огромной деревянной кобурой для маузера, сменил шапку на кожаную фуражку и довершил свое преображение золотым пенсне.
        - Так-то, - удовлетворенно констатировал он. - Товарищ Плаудис, размещайте бойцов по монастырским помещениям. Накормите их. Корм для лошадей разрешаю реквизировать у буржуев. Через полчаса соберите все население на площади перед храмом. Я объявлю советскую власть… Да, чуть не забыл: в гостинице белогвардейская контра осталась - разоружить и арестовать!
        Плаудис молча кивнул и подал знак двум красноармейцам. Они распахнули монастырские ворота настежь и под страдальческие причитания наблюдавших за ними старух отряд вошел на территорию монастыря.
        Настоятель уже ждал их на пороге храма. Сбившиеся в кучу монахи толпились чуть поодаль, наблюдая за бесчинствами солдат неприязненно, но без ропота - дисциплина в обители была не ниже, чем в хваленом отряде Плаудиса.
        Звездин, нарочито неторопливо подошел и, широко расставив ноги в сверкающих сапогах, встал напротив настоятеля. Громко потянул носом воздух и подмигнул игумену:
        - Чуете, батюшка?.. Это ветры перемен!
        - Нет,- твердо ответил настоятель.- Иным пахнет.
        - И чем же, по-вашему? - хитро прищурился на него Звездин.
        - А о том в приличном обществе и говорить не принято, не говоря уже о святом месте,- сказал игумен.- Но запах с вашим приходом появился - в этом вы правы.
        - Зря вы так со мной,- хорошее настроение все равно не покидало комиссара.- Может, мы вам и не по душе, но мы теперь здесь власть. А как там у вас сказано: «Нет власти не от Бога»?
        - Так вы-то как раз и не от Бога,- спокойно возразил старец.- Значит, и власти у вас нет.
        - Зато есть сила,- заверил Звездин.- Поможет вам сейчас ваш Бог? Как думаете?
        - И эти слова говорили две тысячи лет назад,- кивнул настоятель.- Ничего нового ведь придумать не можете, а тщитесь народы устрашать… Примитивно.
        - Вы, батюшка, забываете, что не с полуграмотным прихожанином дело имеете. Я-то знаю, что самое страшное как раз то, что примитивно. Кто не боится первобытного примитивизма акулы? Жажды крови крокодила? Жала змеи? Паука?
        - Ну, вот ты и сказал,- кивнул настоятель. Улыбка исчезла с лица комиссара. Склонив голову
        набок, он долго рассматривал игумена. Тот не отводил взгляд.
        - Ты опасен, старик,- сказал, наконец, Звездин.- И твой клоповник всегда будет распространителем заразы. Ты ведь никогда не успокоишься, да?
        - Богу служить? Разумеется.
        - И не боишься?
        - «На крест не просятся, но и от креста не бегают».
        - Да если б ты тихонечко свои свечки жег - кому бы ты был нужен? - поморщился комиссар.- Но ведь тебе этого мало…
        - Это называется о Боге проповедовать,- сказал настоятель.- Чтоб в вашем тумане люди дорогу найти могли.
        - Да нет уж! Это мы, а не какой-то там Бог людям свободы даст! - нарочито повысил голос Звездин, видя, как осторожно выходят на площадь собираемые красноармейцами люди.- Сколько времени было у вашего Бога? И что Он дал? Голод? Войны? Разруху? Нищету?! А мы всех равными сделаем! Войн больше не будет! Слез не будет! Денег не будет! Все будут свободны! Не будет ни царей, ни других эксплуататоров! Народ будет сам решать, как ему жить! Сам, а не царь и не Бог! Кончилось их время! Смотрите!
        Он вытащил маузер и трижды выстрелил по висящей над входом в храм иконе. Посыпалось битое стекло. Народ ахнул.
        - Ну?! - повернулся к толпе комиссар.- Где этот Бог?! Что ж он меня не карает?! Где его сила?! Где?!
        - Так уже покарал,- вздохнул настоятель.
        - Как? - не понял комиссар.
        - Ума лишил…
        По толпе прокатился осторожный, но явно презрительный смех. На скулах Звездина заиграли желваки.
        - Этих - в сарай, под арест! - приказал он красноармейцам.- Живо!
        И повернувшись к толпе, крикнул:
        - Все! Кончилось старое время! Освобожденные рабочие и крестьяне взяли власть в свои руки! Теперь вы хозяева!
        - А сам-то из каких будешь? - спросили из толпы.- Крестьянин, аль рабочий?
        - Я?.. Я за рабоче-крестьянскую власть! - ответил Звездин.- Товарищи Ленин и Троцкий подготовили для вас декреты о земле и мире! Крестьяне получат землю, рабочие - фабрики! Мы прекратим все царские войны! А вслед за нами, по нашему примеру, поднимется рабочий класс всего мира! Мы стоим на пороге грандиозных событий, товарищи! Пролетарии всех стран соединятся в своем стремлении к свободе и справедливости!
        - А править-то кто будет? - раздался все тот же голос.
        - Народ и будет!
        - Мы?
        - Вы! - убежденно крикнул Звездин.- Вы теперь хозяева всего! Некому вас больше эксплуатировать!
        - Ну, раз мы - хозяева, то… отдал бы ты нам батюшку,- попросили из толпы.- Да и церковь бы нашу не трогал… Хватит, пострелял уже…
        - Кто?! Кто это сказал? - завертелся по сторонам комиссар.
        - Ну я сказал,- вперед выступил бородатый мужик в распахнутом тулупе.
        - Поповский холуй?! - сверкнул на него глазами Звездин.- Ты кто?
        - Крестьянин я,- пожал плечами мужик.- Арсением кличут, Никитиным. Да меня здесь все знают.
        - Из зажиточных?
        - Какое?! Из всего скарба: дом покосившийся, да коровенка с тремя курями. А из
«богатства» - четверо пострелят сопливых по лавкам животами бурчат…
        - Так что ж ты за угнетателей своих держишься, как раб за цепи? Говорю тебе: ваше теперь все! Вон сколько всего вокруг - бери не хочу! Доски для крыши, бревна для сруба, посуду! Все - твое!
        - У-у,- печально протянул мужик,- да ты, барин, никак и впрямь умом тронулся. Я сроду не воровал, а уж из церкви…
        - Дурак! - рявкнул Звездин.- Я ж вам русским языком объясняю: свобода пришла! Свобода! Советская власть освободила вас!
        - Так мы сами или власть совецка? - уточнил кто-то из толпы.- А ежель мы, то батюшку нам верни!
        - Да! - подхватили женские голоса.- Как без батюшки? Ни креститься, ни помереть… Кто вместо него службу весть станет? Власть совецка? А коль ты власть новая, так не безобразь! Объясни народу - куда и за что монахов забираете? Мы всем обществом хлопотать за настоятеля станем!
        Недовольные голоса в толпе нарастали. Звездин затравленно озирался, все больше щерясь, как загнанный волк.
        - Молчать! - наконец не выдержал он.- Молчать, я сказал! Хотите вы или нет, но мы вытащим вас из этой серости! Вы, дурачье безграмотное, сами не понимаете, что мы вам даем! Поймете - руки целовать будете!
        - А-а… ну, это знакомо,- кивнул бородатый Арсений и, безнадежно махнув рукой, побрел прочь. За ним начали расходиться и остальные.
        - Куда?! - крикнул Звездин.- Куда пошли?! Быдло! Серость! Для вас же… Видите?! - в ярости повернулся он ко мне.- Рабы! Стадо! Мы ради них жизни не жалеем, а эти… Ничего! Ничего, господин англичанин! Дайте срок! Увидите вы еще другую Россию! Новую!
        Ответить я не успел: красноармейцы привели арестованного князя Маргиани. Одежда на князе была порвана, из разбитого носа текла кровь, но гордый грузин еще ярился, ругая державших его бойцов на трех языках сразу.
        - Этого куда? Тоже в сарай?
        - Этого - сразу к стенке! - распорядился Звездин.- Это убежденная контра, нечего с ним лясы точить.
        - Боишься, собака?! - крикнул князь.- Какой ты мужчина, а?! Ты - шакал!
        - Боюсь? Тебя?! Уже нет. Ты ведь просто труп.
        - За солдатами прячешься? Сам подойти боишься?!
        - Ну вы же прятались за жандармами? - парировал комиссар.- Вся царская власть только на штыках и держалась. Тебе ли говорить?.. Да уведите вы его, наконец!
        - Господин Звездин! - счел нужным вмешаться я.- Вы собираетесь расстрелять его без суда? Простите, но это противоречит всем нормам международных конвенций. Или вы собираетесь уничтожать своих врагов вне всяких законов и правил?
        - Вы забываете, что в России идет гражданская война,- сказал он, но все же сделал знак солдату остановиться.- И суд уже свершился. Народный суд.
        - И вы действуете от его имени? - намекнул я на его неудачную попытку вызвать симпатии у крестьян.
        - Да! - не смутился он.- Пусть они темные и отсталые, но мы действуем в интересах народа и во имя народа.
        - Странные способы вызвать симпатию Запада. Подобные методы…
        - А Западу просто придется смириться с этим,- жестко оборвал он меня.- Это наше, внутреннее дело. Единственное, что вам надо понять, что мы - реальная власть в этой стране. Мы! Только мы способны не только взять власть, но и удержать ее. Да - такими вот «непопулярными» на вашем Западе методами… Мы не хотим повторять ошибки Николая Второго, который испугался прозвища «кровавый» в своей борьбе за власть и проворонил царство. Ему была дороже семья. Мы готовы пожертвовать всем. И запачкаться кровью не боимся. Нужен террор? Будет террор! Зато будет и наша власть. Мы не боимся ни чужой крови, ни своей… Не верите? Смотрите! Отпустите его,
        приказал он солдатам.- Отпустите, отпустите… Ты назвал меня трусом? Говорил, что я прячусь за солдат? Тебе я доказывать ничего не собирался - чести много. А вот вы, господин Блейз, запоминайте хорошенько… Товарищ Плаудис, принесите нам две сабли. Я дам князю возможность проявить свою «мужественность».
        Бесстрастный латыш подал знак, и два красноармейца отстегнули от пояса шашки.
        Комиссар скинул куртку, фуражку, взял одну из шашек, иронично глядя на пленника, спросил:
        - Не передумал? Может, все же лучше сразу, не мучаясь?
        - Не дождешься! - презрительно бросил тот.- Хоть одного с собой заберу!
        - Не надо,- послышался голос от дверей храма.- Ни к чему это…
        Юродивый вышел из церкви и приблизился к Мар-гиани. Он был по-прежнему простоволос и бос, но теперь на нем были белые, как снег, портки и рубаха, а на лице не осталось и следа безумных кривляний. Как тогда, при нашем с ним разговоре.. Странный это все же был человек…
        - Это еще что за явление? - удивился Звездин.- Почему этого дурня в сарай не посадили? Только его нам для полной картины не хватало…
        Юродивый между тем погладил князя по руке, словно успокаивая, и попросил:
        - Оставь. Не его эта смерть. Не заслужил. Ему это не страшно. Его другое ждет… Бог терпелив, но мудр и справедлив… Смирись, предоставь все на волю Божию. Оставь это, брат.
        - О! - обрадовался Звездин.- Вот это даже для меня новость! У вас, князь, оказывается, есть брат - придурок? Ваша матушка вам об этом рассказывала, или это и для вас - новость?
        Маргиани зарычал и, схватив саблю, бросился на комиссара. Клинки свистнули в воздухе и зазвенели.
        Ярость схватки была такая, что звон этот не умолкал ни на мгновенье. Князь фехтовал отменно, но даже несведущему человеку было видно, что Звездин владеет этим искусством не просто лучше… многократно лучше. Признаться, даже я не мог ожидать от этого бесцветного, кряжистого, насквозь политизированного человека столь виртуозного понимания этого древнего искусства. Звездин вел бой так, словно ставил спектакль и князю отводилась в нем роль лишь статиста. Было видно, что комиссар явно наслаждается своим «звездным часом», отыгрываясь за недавнее поражение на площади. Даже не знаю, что больше руководило им: тщеславие или наслаждение от игры со смертью. Но постепенно его пыл стал угасать, и, заканчивая постановку своей кровавой драмы, точным и молниеносным ударом он полоснул по руке противника, сжимавшей шашку. Князь вскрикнул, выронив клинок, и Звездин со скучающим видом демонстративно сделал шаг назад. Тяжело дыша и бормоча в усы какие-то ругательства, Маргиани все же наклонился, пытаясь поднять шашку левой рукой, но комиссар молниеносно, словно распрямленная пружина, сделал выпад, перерезая мышцы на
бедре противника. Князь тяжело завалился набок, заливая кровью снег вокруг себя. Не играя больше в «благородство», Звездин в два шага оказался рядом и с размаху, обеими руками, вонзил клинок в живот поверженного противника… И повернул в ране, заглушая крик… Оставив клинок в теле, вернулся к сброшенной в снег одежде, нацепил фуражку, перепоясался портупеей и, брезгливо морщась, буркнул:
        - Слюнтяи! Жирели, а не жили… Так дедовскими победами себя усыпили, что даже Японии проиграли. А уж теперь-то и подавно… Мертвечина!
        Юродивый подошел к содрогающемуся в конвульсиях князю и сел на снег рядом, обхватывая его окровавленное тело руками. Прижал голову Маргиани к своей груди, что-то тихо, успокаивающе нашептывая. Князь вздрагивал все реже, реже, наконец, судорожно вздрогнул и затих, словно успокоившись в убаюкивающих руках. Ванечка осторожно закрыл ему глаза и поднялся. Теперь его белоснежная длинная рубаха была насквозь пропитана кровью. Смотрелось это страшно. Вся площадь, вытоптанная ногами дуэлянтов, была в таких же багряных, словно на картинах футуристов, пламенеющих пятнах крови, что и на рубахе юродивого. Он сам был словно частью этой ожившей вдруг площади… Наверное, я до конца своих дней не смогу забыть эту картину: медленно идущий к Звездину Ванечка, и комиссар, пятящийся от этого, похожего на призрак из кошмарного сна, человека…
        - Вот видишь как,- тихо, но отчетливо сказал в звенящей тишине юродивый.- Ты же этого хотел… Уничтожить, вырезать, разрушить… А ведь построить поверх разрушенного ничего не сможешь… Места этого боишься… Нас боишься… Да и Россия тебе страшна… Боишься ее, да?
        - Что ты несешь?! - попытался взять себя в руки Звездин.- Угомонись, идиот, а то ведь я тебя сам угомоню!
        - А чего нас-то бояться? - продолжал идти на него Ванечка.- Тебе себя надо бояться… От всех можно спрятаться, убежать… А от себя - куда спрячешься?
        Комиссар едва не споткнулся, зацепившись сапогом за ступеньки храмового крыльца. Разозлившись, выхватил маузер:
        - Стоять! Стой, а то…
        - Ая тебе тут,- начал было Ванечка, засовывая руку в карман штанов, но тут нервы комиссара не выдержали, и он дважды выстрелил в грудь надвигающегося на него безумца.
        Ванечка упал лицом вниз как подкошенный. Пули сразили его наповал. Из протянутой руки, прямо к ногам комиссара, выпал огромный, ржавый гвоздь. Третий…
        С минуту стояла неправдоподобная для разгара дня тишина. Словно невидимые стены отсекали звуки мира вокруг нас. А может, мне это только казалось. Уж слишком иррациональной была картина последних минут. Ни за какие блага мира я бы не хотел сейчас оказаться на месте комиссара: вид белоснежно-окровавленной фигуры в длиннополой рубахе и впрямь мог являться во снах до конца дней. Аресты и даже эта дикая дуэль еще как-то могли укладываться в бурный поток «революции», ворвавшейся в эту обитель с приходом красноармейского отряда. Но этот безумный чудак, сам, вопреки инстинкту жизни, идущий против этого течения, словно по своей воле входящий в волны смерти… на это способны только безумцы.
        Мне во всем этом отводилась роль пассивного наблюдателя. Я не мог, да порой и просто не успевал вмешиваться в стремительный круговорот их жизни, их правил, их выборов… Но для себя я твердо решил как можно скорее увезти отсюда явно обезумевшего Звезди-на, упросив, уговорив, на крайний случай - заставив прервать эту его «миссию» в этом монастыре. Да, это только их жизнь, их страна, их война, но… Как-то все у них не так… И даже сами они, скорее всего, это понимают. Но все равно не отступятся. Ни одни, ни другие…
        Комиссара явно лихорадило. Дрожащей рукой он засунул маузер в кобуру и прикрикнул на застывших красноармейцев:
        - Что рты разинули?! Заняться нечем?! Тела - в прорубь!.. Чести много для них будет - могилы в мерзлоте копать… Ценности религиозного культа конфисковать по описи…
        - Так у них нет ничего,- робко заметил один из бойцов.- Нищенская церквушка какая-то… Даже в кассе всего пятнадцать рублёв нашли…
        - Тогда-заколотить этот гадюшник! - рявкнул Звездин.- Иконы - сжечь, кресты - снять. Нечего давать трудовым массам повод для самообмана! С буржуазно-церковным прошлым покончено! И ничего не должно о нем напоминать!
        - А как быть с ключом?
        - С чем?
        - Источник здесь, который они святым считают. Засыпать-то не получится… Да и откопать могу…
        - Найдите в ближайших деревнях бур и просверлите. Вода уйдет. Сами додуматься не можете? Все! Исполнять!
        - Господин Звездин,- начал было я.- Я хотел бы…
        Но бледный, с лихорадочным огнем в глазах, комиссар лишь жестко рассек ладонью воздух, словно обрубая любую возможность общения:
        - Потом, господин Блейз! Все - потом. Сейчас не до вас. Не мешайте.
        И ушел. Солдаты подняли и унесли тела убитых. Площадь перед храмом опустела. Остался лишь я и невозмутимо наблюдающий за мной латыш.
        - Ну и как вам все это? - спросил я.
        Красный командир пожал плечами:
        - Мое дело - выполнять приказ.
        - А сами что-то решаете?
        - Я решил: выполнять приказы.
        - Тоже позиция,- вздохнул я.- Только понять не могу: почему именно в латышах проснулась такая стойкая тяга к большевизму?
        - Они обещали нам свободу,- четко ответил он.- Моя страна оч-чень маленьк-кая… Все хотят завоевать. Никто не хочет дать свободу. Это - редкий шанс… Мы все эт-то понимаем…
        - Вот оно что… Тоже «жертвенность»… Я нахожусь в этой стране всего несколько дней, и знаете, что я думаю?..
        - Знаю,- неожиданно усмехнулся этот «робот».- Я нахожусь здесь дольше вас.
        - Понятно,- вздохнул я.- И теперь вы будете ходить за мной по пятам все время?
        - У меня приказ.
        - Вот интересно: а если комиссар отдаст вам приказ и меня расстрелять?
        - Не отдаст.
        - Почему?
        - У него тоже приказ. Мы приехали сюда за вами.
        - А если все же отдаст? Он промолчал.
        - И это тоже понятно,- усмехнулся я.- Куда мы теперь?
        - Ваше дело.
        - Я собираюсь пойти к себе.
        - Мои вещи уже в вашей комнат-те. Солдаты постелили мне на полу. Не обращайте на меня внимание.
        - Легко сказать… Ладно, пойдемте…
        В комнате он снял шинель и, сев на табурет возле двери, замер, словно окаменевший сфинкс.
        - Вы - член большевистской партии или просто наемник? - осведомился я, твердо намеренный выдать из этого невольного соседства максимум информации.
        - Я член латышской социал-демократической рабочей партии.
        - Это было обязательное условие? Чуть помедлив, он кивнул.
        - Вы же профессиональный военный. Скорее всего - младший командный состав… Значит - социально чуждый им элемент.
        - Мы им нужны.
        - Сейчас. А через десять лет? Двадцать? Что будете делать, когда все это закончится?
        - Хотелось бы вернуться домой… Но это - вряд ли.
        - Тогда я совсем ничего не понимаю. Вы готовы убивать по приказу, жечь, разрушать… У вас странное понятие о жертвенности, господин Плаудис. Уверены, что Советы - на века? Вы уж простите мои расспросы, но это не праздное любопытство. Как вы понимаете, я составляю отчет для своего руководства в Лондоне. Мы хотим понимать: с кем имеем дело.
        - Надеетесь вернуться?
        - Да уж постараюсь,- заверил я.
        - Тогда никого ни о чем не расспрашивайте.
        - Почему же? Здесь все много и охотно говорят. Особенно большевики. Это и называется «пропаганда». Но если уж даже крестьяне и те не все им верят, то вы-то… В чем дело? Ведь вы понимаете, что их обещания - невыполнимы.
        - Латвия - очень маленькая страна,- повторил он.- Зеленые долины… Много зеленых долин в очень маленькой стране. Мы очень древняя страна. И нас все время кто-то завоевывал. Сотни и сотни лет мы были вассалами немецких рыцарей… Мы не ораторы. Нас веками отучали говорить. Мы умеем петь. Вся Латвия - это зеленые равнины, реки и много-много печальной музыки. Все, что у нас есть, это маленькая страна, музыка и надежда… Мы очень любим все это.
        - У вас же нет гарантий, что вас не обманут…
        - Мы поклялись выполнять приказы,- сказал он.- Они обещали свободу. Мы будем держать слово.
        - Матис, а вы сами верите в Бога? Ответом было молчание.
        - Хорошо. Тогда вот что… Я не зря напомнил вам о том, что вы прибыли сюда именно за мной. И приказ этот исходил не от Звездина, а от тех, кто сидит куда выше, чем он. Завтра, скорее всего, у нас с ним состоится очень неприятный разговор. Продолжать так бесчинствовать здесь я ему просто не дам. Само мое участие во всем этом безумии может очень осложнить еще даже не начавшиеся переговоры. Приказ приказом, идеология - идеологией, но я не думаю, что ваше начальство будет радо узнать, что именно он мне здесь демонстрировал. Классовая борьба - это понятно, но, полагаю, руководству Советов все же хотелось бы сохранить хотя бы видимое приличие в глазах мировой общественности. Так что в ваших же интересах помочь мне завтра убедить господина Звездина отпустить арестованных и заняться выполнением своего прямого приказа: сопровождением меня в Петроград. Мне в любом случае придется написать подробный отчет о происходившем. И не я, а именно ваш комиссар дискредитирует власть Советов в глазах международного сообщества. И я все это постараюсь доходчиво истолковать господину Звездину. И я хочу, чтоб вы помнили о
том, кто я, и о данном вам приказе по моей охране. Вот такой суровый выбор.
        - Нет выбора,- пожал он плечами.- Я всегда выполняю приказы. Комиссар тоже. Я это знаю, и он это знает. Вы выполняете свой приказ. Наши цели не противоречат друг другу и должны быть достигнуты. Он это тоже знает.
        - Вот и хорошо,- сказал я.- А теперь можете отдыхать. Я буду работать и выходить из комнаты не собираюсь. Насмотрелся уже… А вот вам надо набраться сил перед обратной дорогой.
        Он остался неподвижен, словно вовсе не услышав меня.
        - Ну, воля ваша,- пожал я плечами и, устроившись за столом, раскрыл рукопись…
«… У меня осталось совсем немного времени, потому я не смогу описать подробно то, что произошло, но это все равно не важно, потому что я все равно вряд ли смогу объяснить так, чтоб вы поняли… Да и еще много веков не смогут осознать все величие и всю полноту этих событий… Я уже понял все, но безумная надежда все же теплилась в моем сердце, и я ждал. Я ждал, пока Он был у Каифы, ждал, пока Он был у Ирода, ждал, пока Он был у Пилата… Мои мечты не сбылись… И тогда я пришел к Каифе. Осунувшийся после бессонной ночи первосвященник едва взглянул на меня. «Доволен?» - спросил я. «Чем? Поимкой еще одного «лжемессии»? Не раздражай меня, Иуда. Ты все понимаешь. Мы стояли на краю гибели. Будет лучше, если погибнет один человек, а не весь народ. Он - не Мессия, это уже ясно. Ты должен выступить свидетелем против Него. Ирод и Пилат совсем рехнулись - они хотят Его отпустить. Они даже помирились из-за Него, хотя доселе враждовали… Мир сходит с ума… Я отдаю Риму бунтаря, а Пилат злиться, заставляя меня отпустить Его, да еще и повторяет Его слова, что на мне в Его смерти будет лежать вина больше, чем на нем,
прокураторе! Они свихнулись и на этом своем римском праве и на своей философии. Не хотят?! Тогда мы возьмем на себя Его кровь! И дети наши, и внуки! Чтобы жил народ иудейский!.. Ты должен выступить свидетелем, Иуда, иначе суд будет беззаконен. Нам и так приходится нарушать все, что можно нарушить, включая повторный суд, который обязан быть для подвергающихся смертной казни. Из-за Пасхи и субботы мы все рвано не успели бы, но это - формальность. Его вина очевидна. Просто я не ожидал, что все пойдет так… глупо… » «Я не буду у тебя свидетелем,- сказал я.- Ты творишь вопиющее беззаконие, ревнитель закона! Ты обезумел! Ты не имеешь на такое ни власти, ни права… Я беззаконно передал Его тебе, а ты беззаконно передаешь Его на смерть!» «Ты читал Писание? - задумчиво сказал первосвященник.- Господь спросил согрешившую Еву: «Что ты сделала?» А та ответила, что это не она, это ее змей искусил». А Адам пожаловался, что и он не виноват, что «ему жена предложила», а потом еще и добавил: «…та жена, которую Ты мне дал». И были изгнаны… Намек понял? Пошел вон отсюда!» «Я знаю, что сделал, и ни на кого свою вину не
перекладываю,- ответил я.- Мы с тобой оба поступаем беззаконно. Но Он ни в чем не виноват! Он как раз не хотел восстания! Я передал тебе невинного! Я расторгаю нашу сделку! Вот твои деньги!» И я швырнул ему под ноги мешок с монетами. Каифа посмотрел на меня с высокомерным презрением: «Я передал тебе невиновного!» - заорал я. «А мне что до этого? - спросил он.- Это твой выбор». «Отпусти Его!» - «Я перечислял тебе, в чем вижу вину Его… Если б Он был Мессия.. ну, тогда можно было бы закрыть глаза вообще на все… Но… Ты наивен, Иуда. Ты так ждал Мессию, что готов был увидеть его в любом. А я встречал за свою жизнь столько «мессий», что… Встречать их - моя работа». «Ты не ведаешь, что творишь,- сказал я.- Ты даже не представляешь - КТО Он». «Представляю,- сказал Каифа.- Даже Ирод просил показать ему чудеса, но, как видишь… Все, разговор закончен. Либо ты свидетельствуешь против Него, и тогда я прощу твое неуважение, как результат горячности и мальчишества, либо убирайся, и я найду двух других свидетелей». «Лжесвидетелей! - уточнил я.- Ты и здесь нарушаешь закон ради своей цели… Пойми, Каифа: Он - больше,
чем Мессия». «Еще одно слово, и ты пойдешь за Ним на смерть, за святотатство!» - предупредил он. «Ты меня недооцениваешь, первосвященник,- недобро улыбнулся я.- Ты слишком постарел, и зубы твои стерлись… Ты думаешь, я буду сидеть сложа руки?!» «И опять: «я», «я», «я»,- передразнил меня Каифа.- Ты утомил меня своим упрямством и глупостью. Если б ты знал, сколько у меня уже было подобных разговоров… Может, я и стар, но зато у меня огромный опыт и я вижу тебя насквозь. Ты сейчас попытаешься собрать своих людей и кричать на площади, перед дворцом Пилата, чтобы Его отпустили в честь праздника? Ты лучше меня знаешь все законы, глупец? Неужели я не предвидел этого? Твои люди сидят под стражей, Иуда. Кстати, именно двое из них и будут новыми свидетелями. А вот люди Вараввы получат шанс спасти своего начальника. И очень для этого постараются. Он-то настоящий патриот своего народа, и еще сможет быть полезен… Это все твои планы? Или ты собираешься в одиночку напасть на римскую стражу, чтоб освободить Его?» «Нет,- сказал я, обессилев.- Я просто расскажу все… Да, ты - опытный шакал… Но ты одного не учел: ты предал
казни не того… Думаешь, я боюсь смерти?! Пилату будет интересно выслушать меня. И Ироду, и Синдреону! Я признаюсь во всем! Умрет не Он! Умрем мы с тобой! Я заберу тебя с собой… Но главная твоя ошибка не в этом… И когда-нибудь ты ужаснешься, поняв ее… » «Иди,- просто сказал Каифа.- Ты утомил меня, глупец. Я не хочу больше тебя видеть. Ты сам выбрал свою судьбу. Ты будешь отвержен везде. А теперь - убирайся. И вини за все только себя!»
«Мы еще увидимся!» - пообещал я, но первосвященник лишь усмехнулся…
        Причину его спокойствия я понял чуть позже. Старый шакал и впрямь был опытен и осторожен. Меня ждали на улице, за углом… Я знал их - они тоже были зелотами и сикариями. Людьми Вараввы… Я должен был умереть сразу, но я - хороший боец… был хорошим бойцом… Я раскидал их и смог уйти, но все, что я получил, это несколько часов мучительной жизни… Рана в моем животе глубока и смертельна. У меня осталось совсем немного времени, чтобы дописать эти строки. Кинжалы сикариев, как правило, смазаны ядом, и мое тело уже начало распухать… Я уже не смогу дойти до Пилата… Не успею… Да в этом и нет смысла. Теперь, перед лицом смерти, все видится иначе. Теперь я понимаю… Он должен умереть! И Он - воскреснет!.. Вам, читающим эти строки, этого не понять, но - смерти нет! Теперь нет. Для этого Он и пришел - победить смерть… А я не понял… И Он и я говорили про один и тот же Час. Только для меня этот час был спасением Иудеи, а Его - спасением всех… Каифа добьется своего, но этот глупец обманет лишь сам себя. Мы все обманули себя… Он потому и не приказывал мне, что давал свободу и право решать самому. Он не хотел угнетать
мою свободу даже в малом, а я не был столь мудр, чтоб отдать эту свободу - Ему… Он ведь все объяснял нам: и о мире, и о Себе… А выбор был за нами. Мне казались такими важными это восстание, этот Рим, иудеи… А для Бога моя «мудрость» была лишь суетой… То, что кажется нам наиважнейшим,- ничтожно, если знать ВСЕ. Мы не можем понять и вместить то, что доступно одному лишь Богу. И именно это нам надо понять и вместить, и тогда исчезают вопросы и появляется смирение: «Не так, как я хочу, но так, как Ты хочешь». У каждого из нас есть своя «истина», но даже истина целого народа ничтожна перед Истиной Бога, потому что только Он и есть - Истина… Мы все спорим, отстаивая свое видение мира, но Он всегда нас убеждает, потому что у Него есть тот аргумент, на который нам нечего возразить,- Вечность. И мы все понимаем, когда соприкасаемся с Ним. Тогда исчезают все вопросы и прекращаются все споры. А до этого наши безумства все равно обречены на крушение, потому что верить надо не только в Него, но и Ему… Я не понял, Кто Он. Мы все не понимали, хотя Он говорил прямо. Просто мы ждали царя, героя, бунтаря-освободителя.
Может быть, наделенного той же силой, что и Моисей… Мы ждали от Бога этого дара, но получили столь больше, что не сумели осознать. Сам Бог на краткий миг человеческой жизни стал Человеком, даря нам Себя. Прямо говорил Он: «Если вы не уверуете, что это Я, вы умрете во грехах ваших». Так случилось с Каи-фой, так случилось со мной. И сколько еще последуют нашему примеру! Неужели только на смертном ложе, приближаясь к Вечности, мы начинаем ее чувствовать?! Как я… Он жалел людей за то, что они - смертны, и подарил им вечную жизнь. Теперь все оценки сместились, и жажда земного уже просто глупа… Я мечтал всего о нескольких годах свободы, а Он протягивал мне - Вечность… Он потому и не оставил никакого учения, что дал несравненно больше - Себя. «Кто может вместить да вместит». Да, это сложно вместить. Ждали Мессию, а пришел Бог, ждали свободу, а даровалась вечная жизнь… Как же мы не готовы к Любви! Нам дается всегда больше… Просто так… И мы не можем это осознать… Он не оставил слов, потому что Сам был Словом. Не оставил учение, потому что оставил Свое Бытие!.. Да, прежнее - прошло… Закон кончился, потому что
он исполнил Закон и дал Себя. Но оставил свободу, и тот, кто не примет или забудет Бога, будет иметь дело лишь с Законом… Когда-то людьми управлял Сам Бог. Потом - пророки, судии, цари… И вот снова - свершилось! - и Он подарил нам и Путь и Жизнь - Себя… «Я есть и Истина, и Жизнь, и Путь»… Весь смысл иудаизма был в ожидании Мессии - во что выродится он теперь? Мне страшно за соплеменников, и я лишь надеюсь, что они не будут так же глупы, как я… «Так бывает с теми, кто собирает сокровища для себя, а не Богом богатеет»… И будет для таких лучше вовсе на свет не рождаться, как и мне… «Я есмь дверь: кто войдет Мною, тот спасется», «Я есмь воскрешение и жизнь»… Смогут ли живущие после меня понять это? Мы не смогли. Это разрушало наши комплексы вечных
«беглецов», «рабов», мечтающих отомстить хозяевам, восстав и завоевав весь мир… А Он омыл нам ноги, дал свободу и Себя. Мы ждали всего лишь власти, мечтая быть князьями мира сего, а Он подарил нам все Царствие Небесное… Это не каждому, увы, дано осознать… Мы слишком напуганы и озлоблены, чтоб принимать такие дары. Мы просто не верим в них… А Он ведь не даст чуда, чтоб убедить нас! Не даст, как бы мы ни просили! Потому что не хочет насиловать нашу волю и наш разум, чтобы не отнимать нашей свободы и права, ответственности, решать самим… И никакие «я не знал», «я не думал» оправданием не будут, как не были для меня, ибо теперь все дано и все сказано. Дело лишь за нашим выбором… Надо просто поверить Ему, и тогда возможно все, ибо для Него невозможного нет… «Я есть лоза, а вы ветви, и кто пребывает во Мне, а Я в нем, тот приносит много плода, ибо без Меня не можете делать ничего!» - я это понял… поздно понял… Я мог бы просить простить, и Он бы простил меня, но я не стану этого делать… Я все время пытался решать сам, значит, и теперь мне самому выбирать свою смерть. Не Он - я не могу простить себя, и я сам
накажу себя смертью, отказавшись от жизни вечной… Все кумиры моих грез кончали, как я: Сеул покончил с собой, Самсон обрушил храм на себя и на своих врагов… Я тоже воин… Но они не знали того, что знаю я, а потому будет даже забавным, если именно после моего отказа о прощении самоубийство станет примером для слабодушных и не верящих в Его доброту… Но дело не в этом… А я просто не могу себя простить и стыжусь еще раз увидеться с Ним… Да, лучше бы мне было и не рождаться вовсе… Ни на этом свете, ни на том… Я сам вычеркиваю себя со страниц обеих книг: и земной и небесной… Мысли мои путаются, силы покидают меня… А я ведь должен еще дойти туда, где так красиво светила луна… пока я еще был жив… Гефсиман-ский сад навеки успокоит меня. Есть поверье, что повешенный на дереве и не снятый в праздник, навеки будет проклят… Я думаю, все поймут, что я хотел сказать… Я найду укромный уголок… И это будет в ту самую Пасху, которой я ждал так долго… Праздник свободы… И я даже не могу сказать Ему: «Я иду к Тебе», а говорю лишь: «Я ухожу. Прощай.»
        ГЛАВА 7
        Не спасешься от доли кровавой, Ч
        то земным предназначила твердь.
        Но молчи: несравненное право
        Самому выбирать свою смерть.
        Н. Гумилев

…Но тот, кто мыслил Девой,
        Войдет в корабль звезды…
        С. Есенин
        Я проснулся рано - солнце еще только поднималось и над монастырем стояла непривычная тишина. Не то что колокольного звона или людских голосов - даже птиц не было слышно. Несмотря на то что лег я поздно, торопясь дочитать рукопись, тело наполняла необычайная бодрость - наверное, морозный воздух, наполненный запахом хвои, освежал лучше чашки крепкого кофе.
        Постель Плаудиса была уже пуста. Накинув на плечи куртку, я вышел во двор. Раздетый по пояс латыш прыгал посреди сугробов, упражняясь в фехтовании с саблей. Его мускулистое, поджарое тело блестело от пота - видимо, проснулся он куда раньше меня. Раскрасневшийся, он воткнул саблю в сугроб, фыркая, растерся колючим снегом, и, полагая, что никем не видим, неожиданно совершил несколько презабавнейших танцевальных па…
        Не удержавшись, я фыркнул со смеху. Латыш стремительно обернулся, смущенно откашлялся и пояснил:
        - От-чень холот-тно…
        - Не смущайтесь,- махнул я рукой.- Такой день солнечный… Я бы сам станцевал. Вы хоть спали?
        - Почт-ти… Немного…
        - Понятно… Комиссар уже встал? Где мне его найти?
        Лицо Плаудиса как-то странно переменилось, и он закусил губу, глядя в сторону и о чем-то напряженно размышляя.
        - Что? - насторожился я.- Что такое?
        - Вы меня вчера спрашивали: помню ли я, кто вы и зачем приехали… Я сегодня спрашиваю об этом вас. У вас есть задание. Приказ.
        - Вы о чем?
        - Товарищ комиссар приказал… Ночью служителей культа судили и привели приговор в исполнение…
        - Не понял?.. Вы о чем?
        - Монахов больше нет,- четко сказал он, глядя мне в глаза.- Только не делайте глупостей, господин Блейз. У вас есть приказ.
        Я постоял с минуту, осознавая услышанное, и вернулся в комнату. Оделся, спрятал дневник под половицами, прихватил сумку с рукописью и вернулся к латышу.
        - Вот это - дороже моей жизни,- сказал я, передавая ему бумаги.- Сохраните, что бы ни случилось.
        - Я не могу вам позволить…
        - А я еще ничего не делал,- оборвал я его.- Насчет бумаг - ясно?
        - Да.
        - Где монахи… Где тела?
        - Я был с вами,- напомнил он.- Утром услышал немногое… В проруби.
        - Почему я не слышал выстрелов?
        - Выстрелов не было…
        - Даже так… И где теперь товарищ комиссар?
        - Позвать?
        - Сделайте одолжение.
        За минуту он оделся и быстро ушел. Видимо, и Звездин ждал моего пробуждения, потому что не заставил себя долго ждать, явившись в сопровождении четверых бойцов. Вид у него был нарочито веселый, бодрый, подчеркнуто-дружелюбный… А вот глаза - красные, больные…
        - Уже встали? - спросил он, останавливаясь в двух шагах от меня.- Доброе утро, господин Блейз. Как спали?
        - Спал крепко. Спасибо. А вы?
        Он несколько растерялся. Наверное, он ждал от меня крика, угроз и возмущения, но… Я помню ваши слова, сэр: «Если вы решили убить человека, ничего не стоит быть с ним вежливым».
        - И я хорошо,- сказал он.- Я рад, что вы бодры, здоровы и даже выспались. Сегодня мы выступаем в обратный путь.
        - Да, но перед этим нам с вами надо решить один незаконченный личный вопрос.
        - Послушайте, Блейз…
        - Господин Блейз!
        - Хорошо, хорошо: господин Блейз,- поморщился он.- Оставьте вы это дело. К вам оно никакого отношения не имеет.
        - А я не об этом. Вы кое-что забыли, а я, как джентльмен и офицер, не напоминал вам до тех пор, пока наша общая миссия находилась под угрозой. Теперь отряд прибыл, и мы можем вернуться к этому инциденту.
        - О чем вы?
        - Во время вашей отвратительной попойки вы имели наглость смертельно оскорбить меня,- пояснил я.
        - Что?!
        - Вы обозвали меня свиньей.
        - Да нет же… Это невозможно… Что за бред?! - растерялся он.- Я ведь даже пил и то по вашей просьбе. Я, конечно, был пьян, но…
        - А также вы оскорбили моего короля,- спокойно продолжил я.- Вы сказали, что ваш Троцкий - «Мессия» и вы вырежете всю коронованную сволочь в мире. И перешли на личности. Свое оскорбление я еще мог бы вам простить, но оскорбление Его Величества - никогда.
        - Да быть этого не может! - завопил он.- Что вы несете, господин Блейз?! Я ничего такого не говорил!
        - Мы, англичане, выдержанный народ,- сказал я.- Сперва я закончил дело, дождавшись отряд и передав предназначенную для господина Троцкого рукопись в руки господина Плаудиса…
        Бесстрастный латыш кивнул, подтверждая.
        - … И даже дал вам время отдохнуть и набраться сил,- продолжил я.- К тому же я хотел, чтобы мои действия были правильно истолкованы в присутствии свидетелей. Теперь, когда ваши товарищи знают истинную причину моих действий, я позволю себе перейти к самим действиям.
        Сделав шаг вперед, я со всей силы залепил ему пощечину. Он отшатнулся, прикрывая рукой разбитые губы, глаза сузились, но выдержка у него была все же отменная. А может, все проще, и подобные ситуации были для него не в диковинку? Сплюнув кровь, комиссар понимающе покачал головой:
        - Вот так вы решили… Правду знаем мы двое. А что дальше? Вы же не рискнете вызвать меня?
        - А чем я, по-вашему, занимаюсь? Или мне еще одну оплеуху вам отвесить в знак серьезности моих намерений?
        - Да нет, ни к чему,- с притворным сожалением вздохнул он.- Этого я и боялся. Вы сошли здесь с ума, господин англичанин. Россия вообще опасная в этом отношении для молодых идеалистов страна… Как вызываемый, я могу выбрать оружие?
        - Разумеется.
        - Угу… Вы - самоубийца? Или вчерашний день вас ничему не научил?.. Если вы извинитесь, я могу проявить снисхождение и дать вам шанс…
        - Неужели без второй пощечины не обойтись?
        - Ну, воля ваша… Товарищи! - обратился он к красноармейцам.- Вы видели, с чего началась ссора, и слышали, как господин иностранец сформулировал ее причину. Это - ложь и бред, но я вынужден принять вызов. В противном случае пострадает не только моя честь, но и честь всей советской власти, которую в моем лице оскорбил этот господин. Он не оставил мне выхода. Вы видели, что я делал шаги к примирению… Вы зря думаете, что незаменимы, господин Блейз. Посылку мы передадим, а ваши руководители пришлют нам нового «блейза». Только больше уже не будем посылать за вами отряды в такую даль. Чести много. Не баре - сами до Петрограда доберетесь. Но не бойтесь: я убью вас быстро. Мы и так слишком здесь задержались.
        - Вы закончили? Какое оружие выбираете? Полагаю - сабли?
        - Разумеется,- широко улыбнулся он мне.
        - Господин Плаудис, вы не одолжите мне вашу саблю?
        Латыш посмотрел на комиссара. Тот снисходительно кивнул. Вытащив клинок, Плаудис протянул его мне:
        - Это от-чень хорошая сталь. Сам выбирал.
        - Я так и подумал,- кивнул я.- Благодарю. Куда прикажете, господин Звездин?
        Комиссар оглядел истоптанный снег:
        - Разве в этом хлеву место для благородной схватки найдешь? Хотя… Посмотрите: как вам?
        Он указал на колокольню. Высотой метров пять, она была достаточно длинной и достаточно широкой для поединка, а уж для «демонстративного наказания героическим комиссаром неразумного юнца» в память и вразумление всем прочим, так вообще являлась образцово-показательным «лобным местом».
        - Колокола надо было еще вчера сбросить, да устали с дороги,- вздохнул Звездин.- Ничего, чуть позже исправим… Вы же ждать не хотите?
        - Мне они не помешают.
        - Небольшая дорожка там есть, нам и ее хватит… Начнем?
        Раздевшись до рубашек, мы поднялись на колокольню. Внизу постепенно стал подтягиваться на зрелище народ. Когда гордо вскинувший голову комиссар шагал впереди меня, со стороны, наверное, казалось (да, скорее всего, он и сам так себя чувствовал), что неразумного теленка ведут на убой. Видимо, у господина комиссара все же было изрядное количество комплексов, иначе откуда бы в нем таилось столько дешевой театральщины? Да и вообще, насколько я могу судить, у господ «коммунистов» явный перебор с «кино и цирком». Но на души впечатлительные это действовало: бабки внизу начали охать и причитать…
        Я могу догадываться, сэр, с какой улыбкой вы сейчас читаете эти строки. Сколько раз вы журили меня за излишне фанатичное пристрастие к фехтованию, указывая на современное вооружение офицера и на отошедшие в прошлое дуэли… Забавно, но вновь хочется вслед за отцом Иосифом вспомнить о том, что «случайности - не случайны». То, чему ты посвятил всю жизнь, иногда и пригодится-то может всего на несколько минут. Зато эти минуты могут однажды или спасти тебе жизнь, или стать «минутами славы»… А иногда и то и другое вместе… Лучшие фехтовальщики Британии настойчиво предлагали мне попробовать реализовать свои таланты в профессиональном спорте, пророча блистательную карьеру, а вот теперь я играю всего лишь скромную роль статиста в позерском спектакле самовлюбленного палача. Если б я выпячивал свои скромные достижения так же, как он, вряд ли удалось бы с такой легкостью заманить его в эту ловушку. Иногда скромность не только украшает, но и спасает…
        - Ну-с, начнем? - предложил Звездин, вставая в позицию.
        Я кивнул, и он тут же обрушил на меня вихрь сверкающих сталью ударов. Он был мастер по ведению боя, но, как объяснял мне один из преподавателей, «мастерство так же отличается от таланта, как дьявол от Бога». Можно назубок заучить несколько комбинаций, и довести их до совершенства, но чтобы сочинять их самому - все же нужен талант…
        Неладное Звездин почувствовал достаточно быстро. На его лице появилась легкая озадаченность, и, словно проверяя себя, он предпринял несколько безуспешных попыток слегка задеть меня клинком… Провел молниеносную атаку, стремясь поразить меня уже всерьез… Отступил на шаг и прищурился:
        - Забавно… Это где ж вы так сабелькой махать наловчились?
        - «Машете» вы, любезный,- вежливо заметил я.- а я, - фехтую… Вот, к примеру…
        И я сам преподал ему небольшой урок «ведения боя»… А вот защищался он из рук вон плохо: видимо, в его обучении было все поставлено на агрессивную атаку. Да и нервничать начал изрядно. Сосредоточиваясь на защите, он совершенно не следил за пространством вокруг себя, и несколько раз я заставлял его со всего маху впечатываться спиной в колокола. Над монастырем начал нарастать тревожный перезвон.
        - Вот это и называется «играть»,- пояснил я.- Во всех смыслах…
        - Это и есть ваш «тонкий английский юмор»? - тяжело дыша (скорее от злости, чем от усталости), спросил он, пятясь под моими ударами.
        - Не хотел бы вас расстраивать, но на землю спустится только один,- сказал я.- Некоторым на земле не место…
        - Но и вам живым не уйти,- пообещал он.- В проруби и для вас место найдется…
        И он ринулся в атаку с удвоенной энергией. Теперь он сменил тактику и уже не стремился навязать мне бой, а, маневрируя между колоколами, стремился нанести удар исподтишка, метя то в бок, то по ногам. Колокола раскачивались все сильней, наполняя воздух басовитым перезвоном. Наверное, со стороны это было весьма впечатляющее зрелище. Во всяком случае, краем глаза я видел, что народ внизу стоит, буквально затаив дыхание.
        Комиссар бился яростно, передвигаясь по колокольне с похвальной для его комплекции ловкостью, но по его лицу было видно, что отчаяние уже стучится в его сердце.
        - Что вы от меня хотите?! - процедил он сквозь зубы между двумя выпадами.- Что вам надо от меня?!
        - Я жду, пока у вас устанет рука, чтобы без помех отрубить вам уши, - любезно пояснил я ему свои намерения.- Потом убью.
        - Это из-за попа?!
        - И за него - тоже.
        - Не будьте дураком, Блейз! Не портите себе жизнь!
        - Я как раз ее меняю в лучшую сторону…
        - Вас прислали убить меня? Вы - наемник? Убийца?
        - Нет.
        - Тогда - почему?!
        - «Мене, мене, такел»!
        - Ах вот ты куда, щенок! - взревел он, и…
        Но больше он ничего не успел ни сказать, ни сделать. Мне надоело это представление, и я не позволил ему перейти в атаку, коротким уколом пронзив его плечо и тут же, молниеносным взмахом, отрубив ему левое ухо. Он не успел даже вскрикнуть, отшатнувшись к перилам колокольни и замерев, с животным ужасом уставившись на кусок своей плоти, лежащей под ногами.
        И столь велик был животный страх в его глазах, что мне стало противно. Я решил не использовать свое обещание до конца и просто прикончить это злобное, но, как оказалось, столь трепетное к своей собственной жизни ничтожество…

… И тут произошло странное. Я уже собирался пронзить ему горло, когда между нами появилось солнечное пятно. Наверное, луч отразился от начищенных колоколов, и произошел какой-то необычный оптический эффект… Но я отчетливо увидел в этом луче фигуру настоятеля. Монах улыбнулся и покачал головой, словно запрещая… Наверное, мне это просто пригрезилось, что совсем неудивительно, учитывая события последних дней… Потом я много об этом думал, но так и не смог найти ответ. В тот же миг я видел все это так отчетливо, что остановился, замерев от изумления… Этого мгновения комиссару хватило, чтобы опомниться и взмахнуть саблей… Все дальнейшее произошло в один миг. Сам не знаю, почему я не стал его убивать - ведь так было проще, быстрее, и, возможно, тогда мне удалось бы избежать ранения… Но я просто ударил его в челюсть, используя эфес сабли как кастет, а его клинок соскользнул на мою левую руку, впиваясь в плечо… Звез-дина отбросило на перила, и непрочные рейки не выдержали тяжести грузного комиссарского тела. Безмолвно и тяжело, словно куль с мукой, он полетел вниз. Но удара о землю я не услышал. Зажимая рукой
кровоточащую рану, я заглянул вниз. Тело комиссара так и не долетело до земли, застряв в ветвях невысокой и чахлой осиновой поросли.
        Колокольный звон затихал. Молчала и стоявшая внизу толпа. И я начал спускаться. Плаудис сделал шаг вперед, за ним, как по команде, навстречу мне шагнули красноармейцы. Я продолжал идти, глядя прямо в невозмутимое лицо латышского командира. И все с той же бесстрастностью, когда между нами оставалось не более пяти шагов, он вскинул руку к виску, отдавая мне честь, одновременно, по-военному четко, шагнув в сторону, освобождая мне дорогу. Вслед за ним расступились бойцы.
        Когда я проходил мимо, Плаудис протянул мне пакет с бумагами:
        - Сами передадит-те,- сказал он и, понизив голос, посоветовал: - Носит-те перчатки…
        - Зачем?
        - У вас очень характерные мозоли. Профессионал не стал бы с вами дуэлировать.
        - Сейчас заметили?
        - Вчера.
        - Тогда почему не предупредили Звездина?
        - Вы меня вчера спросили: верю ли я в Бога. Ответ: да,- сказал он, и повернувшись к бойцам, распорядился: - Оказать первую помощь комиссару и перевязать господина Блейза. Собирайтесь! После обеда - выступаем.
        - Достаньте тела из озера,- попросил я.- Их надо похоронить.
        - Касимов, Васильев, возьмите багры, достаньте тела! - приказал Плаудис.- Это все?
        - Да, спасибо…
        Я вышел из своей комнаты через час, перевязанный и переодетый в чистое. Погода была не по-северному весенней. Солнце заливало монастырь, играло на колоколах и куполах собора… Словно и не было на свете смерти и страдания…
        Красноармейцы седлали лошадей. В повозке лежал перевязанный и бесчувственный комиссар. Осмелевшие старухи о чем-то горячо благодарили явно растерявшегося Плаудиса.
        - Что случилось? - спросил я.
        - Ерун-та какая-то,- помотал головой командир.- Рот-ник этот…
        - Что?
        - На холме был рот-ник… Святой источник… Бойцы его вчера пробурили. Видимо, этот холм был… много песка… Ключ наверху перестал бить… Теперь внизу бьют двенадцать ключей. Женщины говорят: спасип-бо… Раньше им тяж-жело было подниматься…
        - Это бывает,- пожал я плечами.
        Плаудис как-то странно покосился на меня и нехотя добавил:
        - И тел нет…
        - Чего нет? - от волнения у него так усилился акцент, что я не всегда понимал, что он говорит.
        - Тел. Труп-пов. Солдаты тщательно искали. Я контролировал. Озеро очень мелкое. Течения нет. Крестьяне достать не могли: были бы следы… Все это не нормально… Ну?! - прикрикнул он на подбежавшего красноармейца.- Нашли?!
        Тот лишь покачал головой и развел руками.
        - Так ис-чите! - рявкнул командир.- Он-ни не могли ул-лететь!..
        И быстрым шагом сам пошел к озеру.
        Я немного постоял, глядя на сверкающий купол храма. Щурясь в солнечных лучах, улыбнулся бездонному в своей прозрачной синеве небу и кивнул ему, прощаясь…

…Через час мы выступаем, сэр. У меня есть время написать вам о самом важном, пока упорный Плаудис ищет тела… Вы сочтете меня сумасшедшим, но мне почему-то кажется, что они все равно ничего не найдут. Это вообще странное место, сэр. Я имею в виду не озеро и даже не монастырь, а всю Россию… А теперь я должен сказать вам о главном. Я не вернусь, сэр. Во-первых, моя миссия все равно провалена. Как вы понимаете, когда раненый комиссар придет в себя, он попытается меня убить, а добивать его у меня теперь нет ни возможности, ни желания. Нет у меня шансов остаться в живых и после встречи с господами Свердловым и Троцким. Троцкий наверняка обманет своих американо-английских покровителей, попытавшись раздуть мировой пожар еще во многих странах, а делиться властью с кем бы то ни было эти господа не любят. Они мнят себя «миссиями», хотя на деле попросту безумны. Вспоминая слова русского философа Бердяева, я могу повторить: «Революция - это не начало новой жизни, а всего лишь конец старой. Это - наказание Божье… К революциям ведут не творческие процессы, а гнилостные и разрушительные». То же самое, только ярче и
выразительнее пророчествовал Достоевский (не потому ли господин Ульянов считает его «архискверным и архиреакционным писателем?). Эти господа умеют лишь ломать, сэр. Усвоит ли этот урок мир, или так и будет позволять разрушителям осуществлять свои амбиции власти и наживы под эгидой очередного, тысяча первого и опостылевшего «нового» мирового порядка?.. И защита от этого раз за разом повторяющегося мошенничества одна: знание. Впрочем, все это вам хорошо известно, иначе бы вы не посылали меня сюда за сбором информации, напутствуя словами: «По свету ходит чудовищное количество лживых домыслов, а самое страшное, что половина из них - чистая правда». Жаль, что я лишь подтвердил всю обоснованность ваших опасений. А потому: делайте, делайте, делайте все, что возможно, сэр, чтобы не допустить расползания этой душегубительной отравы по миру…
        Ну а вторая (и основная) причина моего решения такова, что я вряд ли смогу ее вам внятно объяснить. Наверное, вам будет проще считать это извечным английским «whim» - желанием «вырваться из такта», наше национальное желание «бунта одного», вызова
«личности - обществу». Уж кому как не вам, одному из самых эксцентричных политиков мира, этого не знать? Кто-то заключает в этом случае трудновыполнимое пари, кто-то ведет себя вызывающе экстравагантно, а я… Впрочем, не буду с вами лукавить, сэр. Я слишком уважаю вас для этого. Я просто хочу найти ответы на все мои вопросы. Отец Иосиф рассказал мне много такого, что взволновало меня до глубины души, хотя я, как истинный джентльмен, и старался всеми силами скрыть свою заинтересованность… Глупец! Мне надо было не отходить от него ни на день, ни на час, спрашивая, спрашивая, спрашивая… Я так никогда и не узнаю, кем же он был до принятия сана. Он всегда уходил от ответа на этот вопрос. И правильно. Разве важно знать, что до этого он был дворянином или военным, ученым или служащим? Он был священнослужителем. И это - основное, что он принес в мир. Как мало я его знал: всего несколько коротких встреч, три-четыре разговора, а как они изменили мое видение мира?! А ведь он просто поделился со мной тем, что нашел сам и чем поделились с ним другие. Наверное, это и есть то, что он называл
«преемственность». Но он дал мне даже больше, чем знал. Он привел меня к Тому, Кого я хочу теперь узнавать и глазами Которого я хочу смотреть на этот мир. Я хочу найти ответы на множество вопросов. Что такое «неразрывность христианского сознания», как происходит это чудесное соединение с Богом во время причастия, как суть христианского учения заключена в сути самого Христа, что такое «преображение» и как мы будем выглядеть на том, другом свете? И многое, многое другое. У нас, в Британии, возведена в культ беседа, способствующая отдыху ума, а не глубокомысленный диалог. Чаще всего можно слышать фразу: «Вряд ли это сможет стать подходящей темой для разговора». Мы так боимся в разговорах возможных конфронтаций, так стараемся избегать разговоров о себе, о религии и о прочих важных вещах, что зачастую наши беседы вообще лишены какого-то смысла… Нам чужды сердечные признания, интимные беседы… А здесь все иначе. И мне хочется узнать - что дальше? Что еще отец Иосиф не успел рассказать мне? Человечество думало над этими вопросами веками и накопило необычайное количество мудрости, увлекательных знаний,
парадоксальных истин… Я не успел узнать практически ничего. Но то, что мне приоткрылось,- манит меня. Я не знаю, что будет с этой страной… И это тоже влияет на мое решение. Ведь если я сейчас отсюда уйду, то, может быть, уже никогда не смогу найти ответов… Я хочу пойти на поиски тех, кто расскажет мне о том, о чем не успел поведать этот странный, но такой мудрый монах. И я больше не хочу, даже во сне, испытывать тот стыд, который мне довелось испытать здесь. Бог есть, сэр, и ко встрече с Ним надо быть готовым. Я был бы глуп, если б упустил предоставившийся мне шанс. Вы ведь сами говорили: «На протяжении своей жизни каждому человеку доводится споткнуться о свой «великий шанс». К несчастью, большинство из нас просто поднимается, отряхивается и идет дальше, как будто ничего и не произошло!» Я вас услышал и понял. Как видите: я - хороший ученик… И я помню про того ученика, который две тысячи лет назад оставил своего Учителя ради своих целей. Эту ошибку я повторять не хочу. Наверное, «целостность христианского мировосприятия» и заключается в том, что нельзя быть учеником Христа в чем-то одном и не быть в
другом. Нельзя быть «христианином в церкви», «бунтарем в политике», «семьянином дома»… Это все - неразрывно. Нет отдельно - работы, отдельно - семьи, отдельно - церкви, отдельно - патриотизма… Быть Его учеником - это значит быть с Ним постоянно, смотреть на все с Его точки отсчета… Иначе, будучи «иудой» или «каифой» в чем-то одном, можно потерять себя в целом. Потому что этой «частью» мы отказываемся от Него целиком. И кто тогда займет Его место? Волею судьбы я попал в эту страну в это время. И совесть не позволяет мне быть здесь «только офицером на тайной службе Его Величества». Это - большая честь… но этого мало, сэр. Все дело в приоритетах. И в ответственности. Отец Иосиф погиб, не успев мне так много рассказать… Но вот что я подумал… Если б Христос не взошел на небо, то ученики Его могли так никогда и не научится мыслить самостоятельно, иметь право и свободу выбора. Но Он не хотел принуждать никого даже в малом. Он дал нам всем свободу… и Себя! С Его приходом изменилась «точка отсчета». Центром притяжения стала не земная жизнь, а Жизнь Вечная. Если ЗНАТЬ, что смерти нет и после пребывания на этой
земле жизнь все равно продолжается, то человек начинает жить и действовать совсем иначе.
        Я надеюсь… Нет, я верю, что вы поймете меня. Если не удастся добиться моей отставки - подайте рапорт о моем исчезновении в этом бурлящем русском котле. Искать меня все равно некому. А вы, самый близкий мне человек, и так знаете о моей судьбе и моем решении. Я не дезертирую, сэр. Я ухожу на битву куда более опасную и трудную. Я верю отцу Иосифу в том, что вся эта кровь и весь этот мрак - временное. И я хочу научиться молитве. Потому что это - самая большая сила во Вселенной, ибо доходит до Бога, а Бог может все. И я хочу, чтоб и мой голос был услышан… Нам дано право выбора, и я хочу его сделать…
        Позже, когда я ускользну из-под бдительной опеки красных бойцов (а я это умею - вы знаете), я перешлю из нашего посольства более подробный рапорт. Эту же тетрадь, на всякий случай, я все же оставлю здесь, в обители. Может, ваши агенты найдут этот тайник, а может - кто знает?! - и мне удастся когда-нибудь вернуться сюда?..
        Пора. Я слышу, как меня зовут. Скоро мы выступаем в путь. Спасибо вам за все. Я верю, что вы поймете и простите меня. А я буду всегда благодарен вам. И за заботу обо мне, и за мудрые наставления, и за тот «великий шанс», который привел меня в эту Обитель… Прощайте. Искренне ваш - Д. Б.
        ЭПИЛОГ
        Когда-нибудь потом наступит Божье время,
        И мудрая Любовь взойдет на царский трон,
        И кто-то вроде нас закинет ногу в стремя,
        Чтоб ехать не на брань, а к Богу на поклон.
        Но нынче целый мир идет на нас войною,
        Он чует нашу кровь - тем хуже для него!
        Душа моя чиста, друзья мои со мною,
        И значит, мы еще посмотрим: кто - кого…
        С. Трофимов
        Увлеченный чтением старой рукописи, я засиделся допоздна, а потому и ремонт машины закончил лишь к полудню.
        Заметив приближающегося настоятеля, сходил в дом и вынес рукопись.
        - Прочитали? - спросил он.
        - О, да,- ответил я.- Но раз я держу ее в руках, то эта рукопись так и не попала к адресату?
        - Ну, видимо, юный Джеймс (или как его звали на самом деле?) все же отправил свой отчет через более надежные каналы. Судя по дальнейшим историческим событиям, можно смело утверждать, что английские спецслужбы и правительство были ознакомлены с этой информацией. Уж во всяком случае, его читал тот самый загадочный адресат, к которому и обращался господин Блейз… Вы, кстати, догадались, о ком идет речь?
        - Было бы сложно не понять,- кивнул я.- Сейчас его цитаты растащили по всему миру.
        Я посмотрел на спокойное, чуть отрешенное лицо настоятеля и все же не удержался:
        - А как сложились судьбы героев этих событий в дальнейшем?
        К моему удивлению, он не стал скрытничать.
        - По-разному,- сказал настоятель.- Купец Прянишников уехал в Америку, где открыл свое дело и стал довольно успешным предпринимателем. Он поддерживал целую общину русских эмигрантов. На свои деньги открыл небольшую церковь, которая существует и поныне. Оказывается, перед отъездом отец Иосиф отдал ему несколько монастырских икон с пожеланием вернуть их в монастырь, когда закончится смута, и тем самым спас их от уничтожения. Несколько лет назад к нам приезжал внук Прянишникова, он и рассказал о судьбе деда. Сам купец умер в сорок шестом году, оставив по себе добрую память в русской общине, двух дочерей и пятерых внуков. По его завещанию нам вернули эти иконы. Сейчас они вернулись на свои места в храме. Забавно, что именно у него нашли приют и те несчастные жулики - супруги Стрельниковы. Муж работал на каком-то американском заводе, а его жена была стенографисткой, танцовщицей, снялась даже в паре эпизодических ролей в кино. Но больше уже не воровали и нашли свой покой на эмигрантском кладбище, недалеко от построенной Прянишниковым церкви. Комиссар Коган - Звездин был расстрелян во время сталинской
«чистки рядов» в 1937 году. Тогда из руководства аппарата были устранены почти все организовавшие большевистский переворот «коганы». Как вы знаете, Сталин приказал переписать даже учебники, заменив словосочетание «октябрьская революция» на
«октябрьский переворот». Странно, что сейчас это «событие» вновь называется
«революцией». Лично я не могу понять, почему многомиллионная резня русского народа в семнадца-том-двадцатом годах считается «революционной борьбой» и воспринимается едва ли не как должное и естественное, а вот когда речь заходит о судьбе мерзавцев и палачей, устроивших этот геноцид, то постигшая их кара называется
«преступлениями сталинского режима» и «репрессиями»? Видимо, кому-то вновь очень выгодно подменить акцент и понятия. Как я слышал, Коган не только написал
«чистосердечное признание», выдавая скопом и друзей и врагов, но даже на расстреле стоял на коленях, умоляя дать ему шанс «искупить и оправдать»… Да, революция всегда пожирает своих детей, подобно языческим богам… Что породили… Матис Плаудис был расстрелян много раньше, но он, по крайней мере, сумел сохранить достоинство до конца. Красноармейцы, расстреливавшие его, дважды «промахивались», только изранив своего командира. И тогда он взял командование на себя и сам довел дело до конца, как доводил его всегда и во всем… Несмотря ни на что, это все же был смелый и по-своему честный человек…
        - Тела монахов так и не нашли?
        - Во всяком случае мне об этом ничего не известно… А вот святой источник сохранился до наших дней. И основные церковные строения… Здесь после революции был детский дом… После «перестройки» монастырь вернули церкви… Сейчас отстраиваемся потихонечку…
        - А главный герой? - С улыбкой взглянул я на него.- Что было с ним?
        - Кто знает? - улыбнулся в ответ настоятель.- В любом случае его ждала долгая и трудная дорога. Видимо, были и лагеря и нищета. Но он был очень упорный мальчик, этот юный офицер. Полагаю, он все же нашел большинство ответов на свои вопросы…
        - Ну, в этом-то я не сомневался,- сказал я.- Что ж, значит, все устроилось?
        - Да, с Божьей помощью… Что будете делать теперь?
        - Поеду домой. Машину я починил…
        - Я о вашей работе. Так и будете колесить по стране или все же вернетесь к тому, что вам дорого? Знаете, сейчас многим кажется, что «все не так» и «надежды нет». Но если все время бежать, то кто будет исправлять? Каждый голос решает многое… Были времена и потяжелее. Но у каждого есть свобода выбора: сдаться или сражаться…
        - Я буду думать,- сказал я.- Наверное, и впрямь пора возвращаться… Может быть, даже воспользуюсь и вашим сюжетом… Не возражаете?
        - А как назовете?
        - «Обитель»,- не задумываясь ответил я.
        - Хорошее название,- кивнул старик и замолчал, глядя в холодное северное небо.
        Я тоже посмотрел ввысь. Так мы стояли долго, но казалось, что нет на свете времени, а есть только это небо и сотни тысяч взглядов, обращенные к нему за многие века…
        Мы простились, настоятель благословил меня, и я тронулся в обратный путь. В зеркало заднего вида я увидел, как он перекрестил меня на прощание, и тихо вздохнул:
        - Спасибо вам, батюшка… и вам, господин Блейз…
        Я включил радио, не надеясь поймать что-либо в такой глуши, но не особо удивился, услышав негромкие слова песни:
        - …Кем мы были для Отчизны, не ответит нам ни один судья…
        Жаль, что меру нашей жизни, мы поймем из жизни уходя…
        И почему-то мне казалось, что я иду за конным отрядом, словно и не было разделяющих нас лет. И с неба мы, наверное, кажемся совсем крохотной, почти незаметной точкой. Оттуда куда видней те дороги, которые мы выбираем… И лишь купола церквей сияют, как путеводные звезды на земле…

2000-2010
        Троицо-Сергиева лавра, Дивеево, мон. Александра Свир-ского, монастыри и храмы С. Петербурга, Москвы, Владимира, Пскова, Суздаля, Тихвина, Коломны, Екатеринбурга, Н. Новгорода, Вырицы, Карелии, Мордовии, Урала, Татарстана, Ивановской, Саратовской, Тверской обл. и т. д, и т. д.,
        и т. д…
        ПРИЛОЖЕНИЕ, которое само по себе могло бы стать увлекательнейшим романом…
1. Читателю наверняка не составило труда догадаться, что «неизвестный» адресат нашего героя, некто иной, как сэр Уинстон Леонард Спенсер Черчилль - британский государственный и политический деятель, премьер-министр Великобритании, военный, журналист, лауреат Нобелевской премии по литературе и т. д. и т. п. По данным опроса 2002 года назван соотечественниками «величайшим британцем в истории».
        В описываемое время был министром вооружений, с января 1919 года - военный министр Великобритании. Один из главных сторонников военной интервенции в Россию, призывавший «задушить большевизм в колыбели». Интервенция не пользовалась поддержкой подавляющего большинства правительства Великобритании, но Черчилль оттягивал вывод войск аж до 1920 года. С 20-х годов «консерватор». Хотя имел множество друзей-евреев, искренне ненавидел большевизм, называя его «еврейским движением». Сторонник национальной политики, заявивший в 1917 году, что в кабинете министров Великобритании не должно быть много евреев, и «даже три еврея - это много». Идеолог и один из создателей «англоязычного альянса», как альтернативы большевистской идеологии. Стойкий защитник интересов Англии. Практически первым объявил войну Гитлеру. Очень высоко ценил Сталина, считая его невероятным благом для России в минуты ее агонии, но при этом считал его главной угрозой Западу.
«Фултоновской речью» положил начало «холодной войны». Эпикуреец, острослов, любитель коньяка, виски и сигар, нарушитель чопорных правил «высшего света»… в
1920 году опубликовал статью (вызвавшую резкую реакцию в еврейской периодической печати), в которой заявил, что противостоянием против большевизма, который грозит гибелью всему миру, может стать только сионизм. Не раз во всеуслышание объявлявший себя «сионистом», одним из первых потребовал признания государства Израиль. Несомненно, один из величайших деятелей двадцатого века.

2. В Мурманске англичане высадились 6 марта 1918 года, в количестве 130 морских пехотинцев, для противостоянии финско-немецкой оккупации Карелии и поддержки белого движения. Это и положило начало интервенции, к сожалению, скорее символической, чем практической помощи «союзников», фактически прекратившейся с окончанием Первой мировой войны. Факты свидетельствуют, что «союзники» только формально обозначили свое участие в происходящих событиях, защищая прежде всего свои интересы в ходе войны и вывозя (а попросту - грабя) национальные ценности России. Воспользовавшись бедственным положением Белого движения, попросту выгодно продавали им оружие и боеприпасы. По свидетельству генерала Деникина, «это была уже не помощь, а просто товарообмен и торговля». По настоятельному требованию Ллойд Джорджа (Англия), произошел окончательный отказ в помощи в самый решительный момент противостояния. В октябре 1919 года Ллойд Джордж прямо заявил: «Следует признать власть большевиков, ведь торговать можно и с людоедами».

3. Секретная разведывательная служба Великобритании основана в 1909 году. Как совместный орган Адмиралтейства и Военного министерства. Основатели: капитан Вернон Келл и капитан (руководитель) Мэнсфилд Каммпинг. В 20-е годы был сформирован отдел «русской орбиты». К работе привлекали преимущественно выходцев из аристократических семейств, МИДа и выпускников Кембриджа и Оксфорда. До 1994 года не имела правовой базы для своего существования, и потому даже само ее существование не подтверждалось правительством Великобритании. Именно секретная служба Британии во время «гражданской войны» действовала в России наиболее четко и эффективно, помогая Белому движению больше всей интервенции Антанты, вместе взятой. Примером могут послужить:
        Френсис Кроми (1882-1918), капитан 1-го ранга, подводник, дипломат, разведчик. Вел активнейшую антибольшевистскую деятельность. После убийства Урицкого и покушения на Ленина большевики приняли решение об аресте британских дипломатов. Давая сотрудникам время для уничтожения секретных документов, Кроми встретил нападавших на посольство комиссаров с оружием в руках и погиб в перестрелке. Проделал огромную работу, спасая тысячи русских людей от большевистского террора;
        Брюс Локхард (1897-1970) - дипломат, разведчик, писатель. В 1918 году был выслан из России как участник «заговора дипломатов». Оставил интереснейшие мемуары;
        Сидней Рейли (наст. имя Соломон Розенблюм) - британский разведчик, выходец из России. Активнейший борец с Советской властью, организатор заговоров и диверсий. Консультант Черчилля по «русскому вопросу». Рейли писал: «Большевизм - это раковая опухоль, пожирающая основы цивилизации», «любой ценой эта мерзость, народившаяся в России, должна быть уничтожена. Человечество должно объединиться против этого полуночного ужаса». Арестован и расстрелян в ЧК в 1925 г. Легенда мировой разведки.

4. В декабре 1918 года Виктор Морсден, постоянный корреспондент английской газеты
«Морнинг пост» в России написал и опубликовал весьма глубокий аналитический очерк
«Евреи в России», с поименным перечислением еврейского руководства советской власти. Наверное, это самая полная и самая достоверная по сей день статья о происходящих в России событиях, опровергнуть которую не могут даже самые оголтелые
«троцкисты» уже почти сто лет. Я не буду приводить этот уникальный и ценнейший по своей важности документ, ибо он слишком объемен, но настоятельно рекомендую читателям ознакомиться с ним, найдя в Интернете очерк Виктора Морсдена «Евреи в России, со списком евреев Советского правительства в России». Свою историю надо знать и не позволять ее искажать и замалчивать. Сам же приведу лишь телеграмму посла США в России Давида Франциса, переданную в Вашингтон в январе 1918 года:
«Большевистские лидеры, большинство которых евреи, на девяносто процентов являются эмигрантами, возвращающимися из Америки. Эти реэмигранты по своей сущности отъявленные интернационалисты, которых мало заботит Россия, но они стремятся распространить свое влияние на весь мир с помощью явления мировой коммунистической революции».
        Вообще, в мировой прессе (как, впрочем, и во всех донесениях разведок всех государств того времени) не было сомнений в том, кто организовал, оплатил и осуществил революцию, которую только в России самоуничижительно принято называть русской. Сталин просто предпочел не портить «имидж революции» хотя бы внутри страны, просто «вычеркнув» имя Троцкого из истории и уничтожив всех «отцов революции» после 37-го года. Но по идеологическим соображениям скрыл сами причины и средства «октябрьского переворота». Например, германский император Вильгельм Второй дал в Голландии 2 июля 1922 года следующее интервью газете «Чикаго Трибюн»:
«…за большевистские революции, как в России, так и в Германии, несет ответственность международное еврейство. Во время моего правления евреи сделали его невыносимым, и я горько сожалею, что фаворитизировал еврейским банкирам».
        Также подробный список евреев в правительстве Советов предоставил миру и Роберт Вилтон, корреспондент английской газеты «Таймс», выезжавший по горячим следам на место убийства царской семьи и воочию видевший последствия «еврейской революции» в России. Показательна и речь того же Черчилля в палате представителей 5 ноября 1919 года: «…Нет надобности переоценивать роль, сыгранную в создании большевизма и подлинного участия в русской революции интернациональных евреев-атеистов. Более того, главное вдохновение и движущая сила исходят от еврейских вождей… Сейчас эта шайка необычных личностей, подонков больших городов Европы и Америки, схватила за волосы и держит в своих руках русский народ, фактически став безраздельным хозяином громадной империи… » Идея создания печально знаменитого ГУЛАГа (и руководство им), убийство царской семьи, террор, массовые казни, разрушение и запрет Церкви - явления не «русской революции». Ужасно слышать призывы неучей (или провокаторов) в покаянии за это зло. Идет подмена понятий. Грех, лежащий на нас до сих пор и требующий истинного покаяния (перемены ума), лежит в том, что
мы допустили (а часто и поныне допускаем) преступления на своей земле, против своих близких, своей веры. Увы, зачастую это не «доверчивость» (которую тот же Сталин прямо назвал «ротозейством» - диктатор любил точные формулировки), а ожидание какой-либо личной выгоды от происходящих событий. Достаточно вспомнить разгул так называемой «перестройки». Не с нашего ли согласия она началась? А кто воспользовался плодами? То же было и в 17-м году. Вечный «ваучер» халявы - вот морковка, ведущая к пропасти почти столетие. И нам снова порекомендуют «покаяться» за грехи перестроечных миллионеров, но наша подлинная ошибка останется непонятой, а значит, есть еще один шанс при нашем же попустительстве раздеть нас до гола, сняв даже нательный крест, но при этом оставив с чувством вины за происходящее! У нас нет чувства хозяина своей страны. Человека, ответственного за происходящие в ней события. И это надо осознать.
        Так что вполне очевидно, что во всем мире прекрасно понимали суть происходящих в России событий. Тысячи и тысячи докладов и свидетельств написаны по этому вопросу. Исторически «октябрьский захват власти евреями» - давно доказанный факт. Шайка бандитов попросту перехватила управление над социальной революцией, происходящей в России. Но почему этот факт отрицается до сих пор - очень странная и опасная политическая загадка. Ведь ни к национальной принадлежности всего еврейского народа, ни к религиозной конфессии эти палачи не соотносили даже сами себя. А кривотолки истории могут дорого стоить всем, ибо без четких определений будут трактоваться в чью-то личную пользу. Почему искажение этого факта было выгодно Сталину и последующему советскому руководству - понятно. Почему замалчивалось на волне так называемой «перестройки» с ее правящей «еврейской семибанкирщиной» - тоже не секрет. Но кому это выгодно сейчас? Не понимаю: кто и почему боится? ЧЕГО боится?..

5. В 66 году н.э. зелоты подняли восстание, охватившее всю Палестину, соседние области Египта и Сирии. Во главе восставших стоял первосвященник Анна (позднее убитый «товарищами по партии» по причине «недостаточной ревности в ненависти к Риму… Знакомая традиция…). В 70 году н. э. римские войска под предводительством Тита осадили Иерусалим и, захватив его, разрушили практически до основания. Но и после этого восстание еще некоторое время продолжалось, до падения крепости Массад. (Зелоты, защищавшие ее, осознав поражение, покончили жизнь массовым самоубийством.) Интересен тот факт, что вывезенные в другие страны иудейские пленники и вольноотпущенники фактически стали первой крупной волной «еврейской миграции», распространившейся по всему миру. Не менее интересны и следующие два факта. После разрушения храма Соломона и рассеивания евреев по миру основополагающая часть иудейского священства - седукеи - практически прекратила свое существование, «передав» всю власть обучения фарисеям. Тогда же появился и Талмуд (по учению фарисеев: «устное предание, которое получил Моисей на горе Синай»). И именно с Талмуда
началось столь острое противостояние иудеев со всем миром. Мир принял Христа, иудеи - Талмуд. Лично я (и это мое исключительно частное, но стойкое убеждение) считаю многие входящие в него книги (такие, как всемирно известный своей ненавистью к «не евреям» «Шулхан Арух») книгой националистической, оскорбительной и крайне опасной для самих же евреев, ибо служит поводом для реакции на описываемые там «правила для общения со всем миром». К этому вопросу я еще очень подробно вернусь в романе «Ариец», где постараюсь поднять и рассмотреть истоки нацизма, истории Моисея, «вольной трактовки» пророков и противостояния пророков с обществом. А также в романе «Предупреждение 2012», где постараюсь подробно разобрать явление «сект», суеверий и искажение священных книг многочисленными «трактовками». Я вообще крайне негативно отношусь к «частным трактовкам», особенно к тем, что наносят не только личный вред человеку, но и представляют угрозу для общества. Все время следует помнить, что вся история богословия - это защита божественной тайны непостижимости Бога - от дешевой профанации и примитивизма. Все было бы просто,
если б дело касалось только религии: у христиан - Христос, у иудеев - Талмуд, общий для тех и других Закон, но когда речь идет о разжигании межнациональной и межрелигиозной розни под прикрытием
«веры» - тут я имею право на свое мнение, ибо это касается и меня лично.

6. «Мене, мене, текел, упарсин» (евр.) - согласно библейскому преданию - слова, начертанные на стене таинственной рукой во время пира царя Валтасара в ночь падения Вавилона под натиском войск Дария Медийского. Пророк Даниил объясняет их значение: «…мене - исчислил Бог царство твое и положил конец ему, текел - ты взвешен на весах и найден очень легким, перес - разделено царство твое и дано Мидянам и Персам». Дело в том, что для «поднятия боевого духа» в своем осажденном городе Валтасар устроил пир и приказал воинам, блудницам и прочим собравшимся пить вино из священных сосудов, вывезенных его отцом из Иерусалимского храма, показывая свою «весомость», напоминая о былых победах и демонстрируя свое превосходство.
«Пир Валтас ара» стал синонимом бесчинного разгула накануне неминуемой беды и неотвратимого наказания за святотатство. Но до сих пор самоуверенные в своей вседозволенности и весомости «власти предержащие», творя беззаконие и ставя свою власть выше власти Бога, если и видят «роковые письмена», то не понимают увиденное. Блейз напоминает комиссару эту историю, проводя аналогии.

7. Есть смысл (и даже необходимость) привести несколько высказываний анализировавшего «предреволюционные» настроения Достоевского. Глубина его понимания надвигающейся катастрофы ставит его предупреждения в один ряд с
«роковыми письменами». «…Безбожный анархизм близок: наши дети увидят его… Интернационал распорядился, чтоб еврейская революция началась в России. Она и начнется, ибо нет у нас против нее надежного отпора - ни в управлении, ни в обществе. Бунт начнется с атеизма и грабежа всех богатств, начнут разлагать религию, разрушать храмы, превращать их в казармы, в стойла, зальют мир кровью и потом сами испугаются. Евреи сгубят Россию и станут во главе анархии. Жид и его кагал - это заговор против русских. Предвидится страшная, колоссальная, стихийная революция, которая потрясет все царства мира с изменением лика мира сего… » «Евреи всегда живут ожиданием чудесной революции, которая даст им свое, «жидовское царство». Выйди из народов, и… знай, что с тех пор ты един у Бога, остальных истреби или в рабство обрати, или эксплуатируй. Верь в победу над всем миром, верь, что все покорятся тебе… » «Вместо христианской идеи спасения лишь посредством нравственного и братского единения наступает материализм и слепая, плотоядная жажда личного материального обеспечения». «Жид и банк - господин уже всему: и Европе, и
православию, и цивилизации, и социализму, социализму особенно, ибо он им с корнем вырвет христианство и разрушит ее цивилизацию. И когда останется лишь одно безначалие, тут жид и встанет во главе всего. Ибо, проповедуя социализм, он остается меж собой в единении, а когда погибнет все богатство Европы, останется банк жида, антихрист придет и станет в безначалии». «Революция жидовская должна начаться с атеизма, так как евреям надо низложить ту веру, ту религию, из которой вышли нравственные основания, сделавшие Россию святой и великой!» «Уж не потому ли обвиняют меня в «ненависти», что я иногда называю еврея
«жидом»? Но, во-первых, я не думаю, чтобы это было так обидно, а во-вторых, слово
«жид», сколько я помню, я упоминал всегда для обозначения известной идеи: «жид»,
«жидовствующий», «жидовское царство» и пр. Тут обозначилось известное понятие, направление, характеристика века». «…дух евреев дышит безжалостностью ко всему, что не есть еврей, неуважением ко всякому народу и племени, и ко всякому человеческому существу, кто не есть еврей» «…Заступаются они за жидов, во-первых, потому, что когда-то это было и ново, и либерально, и потребно. Какое им дело, что теперь жид торжествует и гнетет русского? Для них все еще русский гнетет жида. И главное тут вера: это из ненависти к христианству они полюбили жида, и заметьте: жид тут у них не нация, защищают они его только потому, что в других к жиду подозревают национальное отвращение и ненависть. Следовательно, карают других, как нацию». «…если пошатнется каким-нибудь образом и от чего нибудь наша сельская община, ограждающая нашего бедного коренника - мужика от стольких зол: - ну и что, если тут же к этому освобожденному мужику, столь неопытному, столь не умеющему удерживать себя от соблазна и которого именно опекала от этого община - нахлынет всем кагалом еврей - да что тут: мигом конец его: все имущество его, вся сила
его перейдет назавтра же во власть еврея, и наступит такая пора, с которой не только не могла бы сравниться пора крепостничества, но даже татарщина… » Впрочем, не только Достоевский, но и много ранее еще митрополит Московский Филарет (Дроздов) - удивительный богослов, философ и поэт - предупреждал, что неподготовленная свобода будет во вред. Люди, не привыкшие жить самостоятельно, будут попадать под влияние паразитирующих на них. Так и случилось…

8. Стоит подробнее остановиться на некоторых «особо ярких» персонажах, послуживших идеологами, создателями и творцами революции, а также последующего геноцида русского народа.
        Парвус Александр Львович (наст. имя Израиль Лазаревич Гельфанд, 1867-1924). Международный авантюрист, марксист (кстати, именно в марксизме лежат корни отталкивания социалистами иудаизма, ведь именно Маркс писал: «На каком основании вы, евреи, требуете эмансипации? Ради вашей религии? Она - смертельный враг государственной религии!»), активнейший деятель социал-демократического движения. Теоретик и практик революции, один из ее основных спонсоров и организаторов. Рьяный сторонник «всемирной революции» (идеи «перманентной революции Ленин
«позаимствовал» именно у него) и «единого мирового правительства в новом мировом порядке». Предоставил в германский генштаб подробный план революции в России с целью вывода страны из участия в Первой мировой войне. Организовал проезд знаменитого пломбированного вагона из Швейцарии с десятками революционных активистов во главе с Лениным. С Ульяновым их отношения были достаточно неприязненные, но весьма продуктивные, хоть Ленин и считал Парвуса «грязным типом», а тот Ульянова - «далеким от реальности догматиком». Впоследствии Ленин обманул ожидания Парвуса, не допустив его к «дележу кормушки». Но Парвус все же стал миллионером и скончался в 1924 году от инсульта в собственном замке. После его смерти все бумаги, записи и само многомиллионное состояние бесследно исчезли.
        Свердлов Яков Михайлович (1885-1919). Родился в еврейской семье гравера. Профессиональный террорист и революционер. Товарищи называли его «черный дьявол большевизма» - за пристрастие к черным кожаным курткам, введенным им в революционную моду (еврейские «резчики» скота по обыкновению носили кожаную одежду темных цветов), и необычайную жестокость и беспринципность. Во время дореволюционного террора на Урале прославился беспримерной кровожадностью, отрезая головы полицейским, устраивая кровавые «проверки» собственным боевикам, и требованием от подчиненных шокирующей жестокости. Троцкий прямо указывал на него как на организатора расстрела царской семьи (под руководством преданных Свердлову евреев-революционеров из его «уральской ячейки». «…Казнь царской семьи была нужна не просто для того, чтоб ужаснуть, лишить надежды врага, но и для того, чтобы встряхнуть собственные ряды, показать, что впереди полная победа или полная гибель… » Показательно, что только в одном сейфе Свердлова после его смерти было обнаружено золотых монет на 108 525 рублей, золотых изделий с камнями - 705 предметов, кредитных
царских билетов на 705 000 рублей (и поддельные паспорта на случай бегства). Общее же «личное состояние» этого бандита мирового масштаба не поддается исчислению. Идеолог разжигания Гражданской войны среди крестьян, вдохновитель идеи поголовного истребления казачества, нарочито шокирующего убийства офицеров и священнослужителей, неутомимый организатор широкомасштабного геноцида русского народа, он занимал в партии большевиков лидирующее положение, далеко позади оставляя и Троцкого и Ленина. Главный организатор Октябрьского переворота, Председатель ВЦИК Советов рабочих и солдатских депутатов, идеолог
«всемирной мировой революции». Умер в 1919 году от гриппа. Именем этого палача мирового масштаба до сих пор названы некоторые поселки и улицы России.
        Троцкий Лев Давидович (наст. имя Лейба Давидович Бронштейн, 1879-1940) - «движущая сила революции». Необразованный демагог, но прирожденный организатор. Создатель
«Красной Армии» и ЧК (чрезвычайная комиссия была создана как часть «аппарата Троцкого»), фанатичный приверженец идеи «мировой революции и нового мирового порядка». Организатор массовых убийств и широкомасштабного геноцида русского народа. Убийца мирового масштаба. Главный растратчик (переводчик) всех денежных масс, произведений искусства и природных ресурсов - на Запад. Для понимания личности Троцкого рекомендую читателям труд профессора Столешникова «Реабилитации не будет», наиболее ясно и анализированно показывающий эту «персону». Самая большая и подробная биография Троцкого написана Исааком Дойчером и состоит из трех томов: «Пророк вооруженный», «Пророк разоруженный» и «Пророк в изгнании». Впрочем, заслуживает и внимания автобиографический роман самого Троцкого - «Туда и обратно» («Туда» - это, разумеется, о России… Лично мне непонятно, что он имел в виду под
«обратно»). Широко известен фразой: «На погребальных останках России мы станем такой силой, перед которой весь мир опустится на колени». В Петроград Троцкий прибыл с практически неограниченным лимитом от англо-американских сородичей (по некоторым данным, в его распоряжении находилось до миллиарда долларов - сумма по тем временам астрономическая!) и несколькими сотнями вооруженных и хорошо обученных бойцов, преимущественно из американской мафии (прошедших закалку еще со схватками с полицией времен «сухого закона». Но тема еврейской ОПГ в Америке, тех лет требует вообще отдельного разговора. Интересно было бы знать, что произошло бы
«однажды в Америке» если б вся эта нечисть не хлынула в Россию, почувствовав запах крови и наживы?). Интересны показания, данные на допросе Хаимом Раковским: «С помощью наших друзей Троцкий организовал покушение Каплан на жизнь Ленина». Есть весомые основания считать, что «заговор красных командиров» во главе с Тухачевским также был подготовлен и «благословлен» Троцким. Нет возможности перечислять все зверства и все ужасы совершенных Троцким преступлений. Это фигура, многократно превзошедшая Гитлера в массовых убийствах и пока еще не получившая должного освещения в истории.
        Бела Кун (1886-1938) - родился в семье трансильванского еврея и кальвинистки. Убежденный большевик и сторонник «нового мирового порядка». Один из наиболее кровавых «гениев» революции. В Венгрии за короткое время существования «Венгерской коммунистической республики» его назвали «безумным палачом». Он проводил столь кровавый террор, что народ восстал (в небольших странах вообще куда проще договориться и прийти к общей идее, чем в огромной по своим территориальным масштабам России, что также играло на руку большевикам, захватившим несколько крупных, густонаселенных городов, и подавляющих региональные восстания окраин «по одиночке»). После того как Троцкий назначил его комендантом Крыма, ужасы массового геноцида русских превзошли все человеческие страхи. Никогда и нигде в мире не было такой массовой кровавой резни, как в те времена в Крыму. Впервые за всю историю человечества Турция подала такую уникальную ноту протеста, как «засорение Черного моря человеческими трупами». О зверствах в Крыму написано множество книг, но почему-то ни одна из них не называет это повальное уничтожение русских -
геноцидом. И уж тем более «холокостом» («холокост» - по-еврейски означает
«всесожжение» или «жертвоприношение»). А чем было происходящее в Крыму, как не грандиозным «жертвоприношением» русского народа в угоду материальным и властным амбициям кучки садистов? В этом вопросе в некоторых кругах заинтересованных лиц моментально вступают в действие «двойные стандарты». Еще Д. Лихачев указывал на странное несоответствие этих событий: когда в 20-е годы уничтожались десятки тысяч лучших русских людей, это воспринимается «естественно», зато когда в 30-е начали расстреливать палачей, «международная общественность» заговорила о «репрессиях». Всей Одессе было известно высказывание знаменитых большевистских палачей Дейча и Вихмана о том, что они «не имеют аппетита к обеду, прежде чем не расстреляют сотню гоев». В тюрьмах (а практически все тюрьмы руководились евреями-коммунистами) пытали нещадно. Простой расстрел считался милостью. Для допросов и пыток в Крыму использовались два корабля: «Синоп» и крейсер «Алмаз». Пленных варили заживо в корабельных котлах, сжигали в топках. Соратница Б. Куна по крымской эпопее Розалия Землячка (урожденная - Залкинд, партийный псевдоним - «Демон»)
выдвинула лозунг:
«Жаль на них патроны тратить - топить их в море!» И топили. Тысячами. (И я ведь не касаюсь вопроса очевидного ритуального способа многих казней.) В 21-м году Кун пытался организовать революцию в Германии. Был известен сожалеющей констатацией:
«Моисей вывел евреев из Египта, а Сталин - из Политбюро». Арестован во время
«чистки» в 37-м году. Расстрелян в 38-м. В 1956 году - РЕАБИЛИТИРОВАН!
        Урицкий Моисей Соломонович (1873-1918) - профессиональный революционер, один из организаторов и идеологов Октябрьского переворота. Патологический убийца, которого даже товарищи по партии обвиняли в патологической жестокости. Организатор массовых репрессий против противников власти Советов. Организатор и идеолог «красного террора». По сей день его именем названы улицы во многих городах России. После его убийства и покушения на Ленина начался широкомасштабный и беспримерный по своей жестокости террор. Этот «бес революции» даже после смерти сумел стать причиной смерти сотен и тысяч лучших людей России.
        Примечательно, что по статистике, если число мигрантов в страну превышает 13 процентов, то у коренного населения возникает стойкое ощущение оккупации. Что же было говорить о поголовном присутствии евреев на всех мало-мальски ключевых должностях «революционной» России? Армией руководил Троцкий; в Петрограде и Москве властвовали Зиновьев и Каменев (они же: Герш Аронович Родомыльский и Лев Борисович Розенфельд); Коминтерн возглавлял Зиновьев; главный пропагандистский орган - «Союз воинствующих безбожников» основал и возглавлял Губельман - Ярославский; куратор строительства заключенными Беломоро-Балтийского канала - Сольц Арон Александрович (известный как «совесть партии», председатель коллегии Верховного суда, один из организаторов репрессий тридцатых годов); Исаак Бабель, убежденный богохульник, оскорблявший Богоматерь и долго бывший всеобщим примером «интеллигентного еврея»; создатель и глава «комсомола» Шацкин Лазарь Абрамович и прочие бесконечные Якиры, Литвиновы, Радеки, Багровы, Азефы, Мартовы, Крестинские и Володарские и так далее, и так далее, и так далее… Глупо и подло оправдывать их
подавляющее присутствие в захваченной власти «царским угнетением евреев». Во-первых, эти господа жили за границей на широкую ногу, никем не угнетаемые, а во-вторых, о «спартанском восстании угнетенных» речь не идет по определению: результаты их «деятельности» о том прямо свидетельствуют. Остается четко и внятно констатировать факт: то, что под влиянием советской пропаганды лживо именовалось «русской революцией», было всего-навсего преступным переворотом, осуществленным еврейской национальной преступной группировкой (ничего страшного в этой терминологии нет: мы же прекрасно знаем о существовании множества других этнических преступных группировок и не можем замалчивать этот факт только по причине набившего оскомину «табуированного»
«еврейского вопроса»). Вопрос становится четким и понятным, если не путать понятия
«этническая преступная группировка» с какой-либо национальностью. В свое время Врангель очень точно подметил это в интервью: «В народных массах действительно замечается обострение ненависти к евреям. Чувство это все сильнее развивается в народе… Народ не разбирается, кто виноват. Он видит евреев-комиссаров, евреев-коммунистов и не останавливается на том, что это часть населения может быть оторвавшейся от другой части еврейства, не разделяющего коммунистических идей и отвергающего советскую власть». Что же касается «тяжелой доли еврейского народа» в дореволюционной России, то она была не горше доли русских крестьян и рабочих. К концу XIX века в России была самая большая еврейская община в мире. Не стоит забывать, что евреями были и вице-канцлер Шафиров и генерал-полицмейстер Дивьер. В положениях о земских учреждениях не было ограничений для евреев, а в городских думах и управах их присутствие доходило до трети. Они свободно торговали, занимались ремеслами и промышленностью, когда огромная часть населения России была еще в крепостничестве. Было свободное вероисповедание и возможность карьерного и
торгового роста. Столыпинские реформы дали мудрейший ответ на национальный вопрос: путем процентного вычисления всем давались равные права (без ущемления евреев, но и без преобладания их в управленческом аппарате). Мировой славой пользовались Исаак Левитан, Марк Анта-кольский, Шолом-Алейхем (Рабинович)… Выходили еврейские газеты «Рассвет», «Сион», «День» и др. Евреи были депутатами Государственной Думы, купцами первой гильдии и офицерами. Разумеется, были и так часто вспоминаемые ныне притеснения. Но теперь, с высоты времени, мы имеем возможность сравнить
«притеснение евреев в дореволюционной России» с «притеснениями русских в революционной России». Никакой погром не сравнится с бесчеловечностью погрома революционного. Увы, лучшая часть еврейского народа так же пострадала от «демонов революции», как и лучшая часть русского народа. У них также была отнята и осмеяна их вера, они лишились домов и накоплений, рухнул сам быт и уклад их жизни. Мне вспоминается один яркий пример: как-то Яков Блюмкин во время очередного кутежа в ресторане прилюдно выложил на стол кипу расстрельных листов и, бахвалясь своей вседозволенностью, начал их демонстративно подписывать. Присутствовавший там же Осип Мандельштам подбежал, выхватил у него эти бумаги и, прижав к груди бросился бежать. Один еврей вырвал из рук другого еврея десятки человеческих жизней, которых наверняка и не знал вовсе. Какое уж тут «обобщение», помилуйте… До расстрела Блюмкина поэту приходилось скрываться, ибо этот «пламенный революционер» твердо пообещал расстрелять его собственноручно. Так что стоит очень четко проводить грань между национальностью и национальной преступной группировкой.

9. В связи с этим стоит подробнее рассмотреть вопрос о тех евреях, которые не только отказались вступить в большевистскую банду, но и оказывали ей самое деятельное сопротивление. Многие из них разделили участь простых русских людей. Не трудно догадаться, как в любой банде воспринимается отказ примкнуть к ее
«деятельности» и чем это грозит «отступнику». А потом и обрушившиеся на них сталинские репрессии, когда они, без вины виноватые (а иногда и подлинные герои своей страны), получили несколько десятилетий унижений по пресловутому «пятому пункту», отвечая скопом за ту банду, рядом с которой и стоять не хотели. В 1924 году в Берлине на русском языке была издана книга еврейских авторов, эмигрировавших из «комиссарской России». Она называлась «Россия и евреи». Вот что пишет один из авторов Иосиф Бикерман: «Русский человек никогда не видел еврея у власти… Теперь еврей на всех углах и на всех ступенях власти. Русский видит теперь еврея и судьей и палачом, распоряжающегося, делающего дело советской власти. А власть эта такова, что, поднимись из последних глубин ада, она не могла бы быть ни более злобной, ни более бесстыжей…», «… В этой смуте евреи принимают деятельнейшее участие в качестве большевиков, меньшевиков, автономистов, во всех качествах, а все еврейство в целом, поскольку оно революции не делает, на нее уповает и настолько себя с ней отождествляет, что еврея - противника революции всегда готово
объявить врагом народа…» Практически все состоятельные евреи, занимавшиеся частным бизнесом, враз потеряли и свое дело и свои сбережения. Их деньги также легли на счета и в сейфы свердловых и троцких. Деньги в чужих карманах бесили большевиков вне зависимости от национальной принадлежности. Они не считали буржуазным злом лишь те деньги, которые лежали в их собственных карманах (весьма показательна история о том, как Ягода дважды обворовывал отца Свердлова еще до революции). Среди защитников Зимнего дворца - юнкеров школы прапорщиков инженерных войск встречаются еврейские фамилии. Евреи принимали участие в беспримерном по своему героизму Ледовом походе добровольцев Корнилова. Еврейская буржуазия финансировала белые отряды куда щедрее, чем вся пресловутая Антанта (одному только атаману Каледину было передано еврейской общиной 800 тысяч рублей). Евреи-офицеры воевали под предводительством Корнилова, Деникина, Юденича… Большевиками была запрещена иудейская религия и ивритская культура. Были ликвидированы крупная и средняя еврейская буржуазия. Вот уж воистину: «Революцию устраивают Троцкие, а
расплачиваются за нее Бронштейны». Преступная группировка, захватившая власть, в конечном итоге обманула всех: спонсоров, мировое сообщество, своих религиозных собратьев, не говоря уже о русских «социалистах» и прочих идиотах, мечтавших о
«всемирном братстве». Но им не удалось обмануть историю. А что может быть страшнее, чем когда на твою могилу плюют все народы и все религии мира?..

10. За всю историю Вселенской Церкви не было таких страшных, масштабных и кровавых гонений на христианство, как за период «октябрьского переворота». К 1917 году в России насчитывалось 117 миллионов православных по вере людей. Более 54 000 храмов со штатом более 100 000 священнослужителей. То, что произошло потом, сложно осознать даже спустя почти столетие. По указанию Советов повсеместно вскрывались раки с мощами святых (вскрытие мощей преподобного Сергия Радонежского специально для Ленина было заснято на кинопленку - этот бес хотел видеть святотатство своими глазами). Церкви закрывались повсеместно, превращаясь в овощехранилища, дома для сумасшедших, склады… Все это напоминало не столько борьбу с религией, сколько торжествующую пляску бесов, добравшихся, наконец, до своей главной цели - православия. Наивно думать, что закрывались только церкви. Были закрыты принадлежащие Церкви богадельни (дома для инвалидов и престарелых), детские приюты, больницы, школьные помещения. Все их постояльцы были выброшены на улицу, обрекаемые на голодную смерть. Были ликвидированы практически все монастыри, уничтожался
созданный духовными усилиями на протяжении сотен лет институт монашества. Погибли ценнейшие иконы и фрески старых мастеров. Никто не в силах говорить о какой-то их «материальной» стоимости. Они были бесценны. Большевики глумились над духовным гением всего русского народа. Под видом «помощи голодающим» были изъяты и проданы за бесценок бессмертные произведения искусства, представлявшие не столько материальную, сколько историческую и духовную ценность. Впрочем, нетрудно догадаться, что и эти деньги пошли не голодающим (документы финансовых потоков от этой «экспроприации» сохранились до наших дней и свидетельствуют фактами), а на оплату услуг наемных отрядов, органов ЧК, на нужды компартий Германии, Турции, в бюджет Коминтерна и на прочие «нужды революции»… Убивали не только священнослужителей, но и церковных старост, расстреливались Крестные ходы. Верующих запугивали таким террором, который не снился и римским аренам, но… В 1937 году, согласно всеобщей переписи, две трети сельского населения и одна треть городского по-прежнему не только считали себя верующими, но и писали об этом в заполняемых
документах, прекрасно осознавая, чем это может для них обернуться… Невозможно отрицать, что уничтожение Русской православной церкви было главной задачей богоборческой власти. Как и предупреждал Достоевский, это была поистине религиозная революция. По данным иеромонаха Дамаскина, к 1939 году в Советской России осталось 1277 церквей (из 54 тысяч). На свободе пребывали только четыре правящих архиерея… В дореволюционной России было около тридцати тысяч монашествующих и более 110 тысяч белого духовенства, более ста епископов… Большинство из них были убиты, умерли от голода, пропали в ссылках и лагерях, тысячи приняли мученический венец, предаваемые столь чудовищным пыткам, каких не было со времен средневековья. Указ ВЦИК и Дзержинскому, за подписью Ленина гласил:
«…попов надлежит арестовывать как контрреволюционеров и саботажников, расстреливать беспощадно и повсеместно. И как можно больше. Церкви подлежат закрытию. Помещения храмов опечатывать и превращать в склады». За казнь священников выплачивались премии. И их убивали. Распинали, варили в котлах заживо, скальпировали, удушали, заливали рот расплавленным свинцом, топили, насмерть забивали плетьми и рубили шашками… Их не просто убивали. Их мучили за имя Христа. Вот всего несколько примеров: В 1918 году в Херсоне три православных иерея были убиты путем распятия на крестах. Епископ Соликамский Феофан (Ильменский), подвешенный за волосы, был окунаем в прорубь до смерти от переохлаждения. Епископ Михайловский Исидор (Колоколов) был посажен на кол. Епископ Пермский Андроник (Никольский) - похоронен заживо. Архиепископ Нижегородский Иоаким (Левицкий) - повешен вниз головой в соборе Севастополя. Епископ Сарапульский Амвросий (Гудко) - убит, привязанный к хвосту мчащейся лошади. Архиепископ Воронежский Тихон - повешен на царских вратах церкви (вместе с ним были убиты сразу 160 священников в монастыре Св.
Митрофания). Убит знаменитый на всю Россию московский протоиерей Иоанн Восторгов, осужденный за «антисемитскую пропаганду». Мефодий, епископ Петропавловский, заколот штыками (в штыковую рану убийцы воткнули крест). Одним из первых среди духовенства был убит настоятель Казанского собора в Петрограде протоиерей Философ Орнатский, известнейший проповедник и создатель множества детских приютов (его расстреляли вместе с сыновьями, причем отказались приводить приговор в исполнение не только красноармейцы, но и китайские наемники. Убит выстрелом из нагана большевистским комиссаром). Протоиерей Иоанн Кочуров после долгих избиений убит путем волочения по шпалам железнодорожных путей. Священнослужитель старец Золотовский принудительно одет в женское платье и повешен… Великая княжна Елизавета Федоровна, основательница Марфо-Мариинской обители, женщина необычайной внешней и духовной красоты, отказалась покинуть Россию в трудные годы, сказав: «Я никому не причинила зла. Да сбудется воля Божия». Была арестована с другими членами царской семьи и в июле 1918 года зверски убита, заживо сброшенная в шахту Алапаевского
рудника (согласно показаниям свидетеля, из шахты еще долго доносились молитвенные песнопения, исполняемые женскими голосами). Только с 18-го по 30-й год было умерщвлено более 42 тысяч священнослужителей.
        Тертуллиан как-то сказал: «Кровь мучеников - семя христианства». Наверное, только этим и можно объяснить то чудо, что за семьдесят лет нового вавилонского плена большевикам так и не удалось уничтожить православие на Руси. Союзники предали Россию, международное банкирство ее попросту «заказало», щедро оплатив наемников. Но, как мудро заметил свидетель тех дней поэт Рильке, «Россия граничит только с Богом». И дело не только в России, весь мир упрямо проходит через одни и те же ошибки. Один умный ученый-атеист сказал: «Нас, человечество, спасти не может ничто. Шансов у нас нет. Разве что Бог смог бы, если б Он существовал. Поэтому мы должны прислушиваться к возможному откровению возможного Бога». Мы часто удивляемся, как вопреки любой логике выстояла Россия в войнах с Наполеоном, Гитлером и польской оккупацией Смутного времени, по всем законам тактики, стратегии, необратимости поражения просто обязанная проиграть (о чем свидетельствуют даже современные компьютерные расчеты тех событий), и не замечаем куда более грандиозного чуда - Чуда спасения от ига большевизма. Недаром лорд Сиденхем в речи,
произнесенной в палате лордов в 1923 году, сказал: «Уничтожение в России под еврейским руководством 30 миллионов христиан - наиболее ужасное преступление в истории».

11. За всю мировую историю с грабежом России, осуществленным большевиками, может, пожалуй, сравниться лишь разграбление крестоносцами православного Константинополя.
        Бесценные сокровища из музеев и коллекций продавались оптом, «на вес». Картины, скульптуры, статуи и прочие произведения искусства отправлялись за границу вагонами, как много столетий назад вывозились из Константинополя перегруженными кораблями. Счета руководителей советской власти в западных банках росли в прогрессирующих темпах (Ленин, правда, предпочитал хранить деньги в Швейцарии, несмотря на то, что в Англии и США был куда более высокий процент). Музеи опустошались нещадно. Что по каким-то причинам было сложно (или маловыгодно) продавать - уничтожалось. Погибли бесценные документы, архивы…
        Один только пресловуто известный Хаммер (практически официальный перекупщик награбленного - а как же: у каждой уважающей себя банды должен быть свой, надежный
«барыга»), вывез такое количество царских и музейных драгоценностей на Запад, что эти суммы невозможно сейчас подсчитать физически. К примеру: в январе 1933 года были открыты очередные торги «Хаммеровская коллекция русских императорских сокровищ из Зимнего дворца, Царского Села и других великолепных дворцов». На этих торгах величайшие произведения искусства продавались практически за бесценок: пасхальные яйца из золота, украшенные бриллиантами, изготовленные фирмой Фаберже, уходили по 450 долларов за штуку. Шкатулки, портсигары, медальоны, украшенные драгоценными камнями,- в среднем по 250 долларов. И подобные «распродажи» проходили едва ли не ежегодно. И это не считая огромной сети хаммеровских магазинов, торгующих «русскими сувенирами». Впрочем, Хаммер знаменит не только как спекулянт мирового масштаба и основатель крайне вредных производств на территории России (что редко могла себе позволить какая-либо другая страна), но и как редкий
«курьез»: он едва ли не единственный еврей в мире, который, согласно завещанию, принял иудаизм посмертно, со всеми выполнениями обрядности, включая обрезание… Об этой зловещей и крайне нелицеприятной фигуре еще будет написано немало сатирических книг и памфлетов.
        Картины Рафаэля, Тициана, Боттиччели, Рембрандта и множество других шедевров мировых гениев навсегда покинули Россию. Была продана в Англию и старейшая в мире Библия - «Синайский кодекс»… Размах и цинизм продаж сам по себе говорит о
«хозяйственном» отношении к захваченной стране. «Освобожденные» так себя не ведут. Так ведут себя лишь грабители, сами осознающие, что захватили чужой дом лишь на время, и суетливо выносящие все ценное, ломающие все, что дорого сердцам хозяев. На юридическом языке это называется «совокупность признаков преступления»… Хотя какая уж тут «совокупность»? Слепому ясно… Зато появилось новое, «народное искусство», поражающее своим бредом футуризма и импрессионизма до сих пор. Как сказал кто-то из умных: «Импрессионизм придумали те, у кого нет таланта, но кому очень нужны деньги». Это тоже входило в планы большевиков по подмене моральных ценностей у населения (странно, что до сих пор эти произведения а-ля «я так вижу» ставятся в один ряд с настоящим творчеством. Но что делать: коммуна из человека выходит не сразу…). Я не стану приводить здесь удручающую статистику пропавшего достояния русского народа - для этого есть научно-исследовательские труды, и каждый может ознакомиться с ними самостоятельно. Но это очень удручающие цифры. Были и не столь примитивные аферы. Дочерние компании пресловутых банковских
домов, оплативших революцию, получили право на разработку полезных ископаемых в России на условиях, воистину уникальных для мировой экономики. Например, компания «Лена Голдфилс», по договору с советским правительством занималась разработкой золотых месторождений (более дюжины золотодобывающих рудников и месторождений), забирая себе оговоренную долю добытого драгметалла в… 93 (!!!!) процента (это к вопросу об изъятии церковных ценностей для помощи голодающим). А беспримерная по своему цинизму махинация по закупке паровозов в Швеции на заводе фирмы «Нидквист и Хольм»?! Тысяча паровозов за двести миллионов золотых рублей! (Сравните, за сколько продавались сокровища из Эрмитажа и оцените, на что шли эти деньги!) Но это не главный цинизм сделки. Шведы получили от большевиков аванс в семь миллионов шведских крон и беспроцентный заем в десять миллионов крон для постройки механического цеха и котельной. Какое там «поднятие отечественного производства»?! И подобных сделок - сотни и тысячи. Вам все еще непонятно, как небольшая кучка преступной еврейской группировки смогла захватить власть в огромной России? Это
было выгодно всем, кроме России. Бывшие союзники в очередной раз простились с Россией «иудушкиным поцелуем». Увы, но революция в России это не «восстание порабощенного класса», а всего лишь уголовное дело мирового масштаба, господа. С потерпевшими, жертвами, преступниками, сбытчиками краденого, наемниками и… соучастниками. Выгода… Когда-то в золоте, привозимом царю Соломону каждый год, весу было 666 талантов (20 тонн). Апостол Иоанн, описывавший Апокалипсис, не мог не знать этой истории. Вот вам и простой секрет «страшного числа зверя»: 666… Имя этого дьявола - золото. Самый сильный наркотик человечества, дающий ощущение безнаказанности и вседозволенности. И противостоит этому «зверю» лишь духовное начало человека. Это противостояние длится уже много веков. И не думайте, что эта борьба закончилась. Она коснется каждого из вас…

12. История с неудачной попыткой большевиков уничтожить святой источник и стрельба по иконам взяты мной из реальных исторических событий. Мне кажется, читателю будет небезынтересен еще один исторический «анекдот» на ту же тематику. Как известно, после смерти Ленина по проекту архитектора Щусева был построен, тогда еще деревянный, Мавзолей (история и смысл этого древнего языческого культового сооружения - «зиккурата», типичного для вавилонской культуры,- тема для отдельного разговора). Строился он поспешно, и вскоре произошла досадная (или закономерная?) случайность: прорвало фановую трубу, со всеми, в прямом смысле, «вытекающими» из этого последствиями. Рассказали об этом казусе и патриарху Московскому Тихону, который прокомментировал произошедшее точно и лаконично: «По мощам и миро».

13. За семьдесят лет правления большевиков нас настойчиво приучали к мысли, что дореволюционная Россия была невероятно бедна и отстала, и только «под мудрым руководством партии»… Это в корне неверно. Достаточно сказать, что за двадцать лет правления Николая Второго население империи выросло на 50 миллионов человек. Очень вырос рост сельскохозяйственного производства, и «голодные годы» больше не беспокоили Россию. Удвоилось производство текстильной промышленности. Значительно возросли вклады в государственных сберегательных кассах. Вчетверо возросла добыча угля. Интенсивно разрасталась металлургическая промышленность. А бюджет неукоснительно возрастал без введения новых налогов (сумма поступлений в казну превышала смету, и государство имело возможность расплачиваться наличностью). Протяжение железных дорог и телеграфных сообщений удвоилось. Речной флот был самым крупным в мире. В восемь раз выросли расходы государства на образование (что свидетельствует о росте грамотности среди населения). Процветало огромное количество кооперативов. Иностранцы пророчили господство России над Европой уже к середине XX
века. Если б не революционные события, Россия была бы и основной победительницей в Первой мировой войне, но… Как говорил все тот же Черчилль: «Ни к одной стране судьба не была так жестока, как к России. Ее корабль пошел ко дну, когда гавань была ввиду. Она уже перетерпела бурю, когда все обрушилось. Все жертвы уже были принесены, вся работа завершена. Отчаяние и измена овладели властью, когда задача была уже выполнена… »

14. Латвия (официальное название - Латвийская Республика). Впервые возникло как государство в 1918 году. Ныне - парламентская республика, член ЕС и НАТО. Во время революции латышские стрелковые части (численность свыше 80 тыс.) являлись исключительно боеспособными и дисциплинированными соединениями на службе Советов. Использовались для подавления восстаний и широко применялись на фронтах Гражданской войны. Пользовались доверием руководства большевиков, и потому из числа латышских стрелков часто набирались командиры на ответственную и не слишком
«чистоплотную» работу. (Первым начальником ГУЛАГа был бывший латышский стрелок Теодор Эйхманс, а председателем всероссийской коллегии ЧК - латыш М. Лацис.)

15. В диалогах часто встречаются известные афоризмы и знаменитые мысли философов, классиков литературы и изречения проповедников. В некоторых местах романа мне пришлось убрать ссылки на них - иначе бы весь роман пестрел фразами «как сказал…». Это широко известные афоризмы, и читателю не составит труда узнать их авторов.

16. Не стоит забывать о главных заказчиках и спонсорах самого страшного преступления мировой истории. Ибо не только их «детища», но сама их мечта жива и поныне. Имя им - международное банкирство. Международные транснациональные компании. Финансисты. В их действиях и стремлениях нет ничего «демонического», ибо естественное желание любого капитала - расширить свое «жизненное пространство», увеличив накопления и узаконив их защитой властей. Опять же, не стану приводить список спонсировавших революцию банковских домов: любой из вас без труда найдет наименования концернов всех этих Ротшильдов и Шиффов в Интернете. Дело не в названиях. Дело в их сути. В их жизнестойкости и целях. Нам, опутанным сегодня долгами всевозможных банковских кредитов и ипотек, небезынтересно будет узнать такой факт: практически ВСЕ религии мира прямо запрещают ростовщичество, считая его страшным грехом. Библия запрещает давать сородичам деньги под проценты, позволяя делать это лишь в отношениях к иноплеменникам (что не мудрено, если учесть, что иноплеменники по определению считались «врагами»). Эти иностранные банки и международные
компании, оплачивавшие революцию и собирающие с нее огромные проценты кровавых денег, никуда не исчезли. Они живы и процветают, оплачивая лучшие в мире умы, составляющие новые планы по расширению сфер их влияния. Деньги сегодня не стоят ничего. США раз за разом «выплескивает» в мировую экономику миллиарды ничем не обеспеченных долларов. Зато очень дорого стоят ресурсы. И за бумажные «фантики» можно уже не завоевать, а попросту купить «или
«приватизировать» Россию). Сейчас идут войны нового типа: валютно-финансовые. Биржи старательно «делают деньги «из воздуха», не производя ни товары, ни энергию, все глубже втягивая мир в экономическую катастрофу. Постепенно подменяется сам смысл слова «экономика», и даже деньги медленно, но неудержимо начинают терять свое первоначальное значение. То, что сейчас называется деньгами, многократно превышает то, что можно на них купить (по самым приблизительным подсчетам статистики, сейчас в обороте находятся суммы, в три раза превышающие стоимость всего, находящегося на земле). Страшно думать, что история может повториться вновь, наказав нас за очередной «невыученный урок». И случиться это может (и обязательно случится!), если мы вновь потеряем правильную «точку отсчета», подменяя духовные ценности материальными и считая, что «от нас ничего не зависит». Нет, друзья мои, побеждает тот, кто борется! И от каждого человека зависит очень многое.
        Каждый голос может стать решающим. Особенно если этот человек - с Богом.

«Когда ты выйдешь на войну против врага твоего и увидишь коней и колесницы и народа более, нежели у тебя, то не бойся их, ибо с тобою Господь Бог твой» (Второзаконие, 20, 1).
        ОТ АВТОРА, ИЛИ «ПРОТЕСТ ОДНОГО»
        Итак, «кризис» - это «суд». Но есть и еще одно толкование, понимаемое как
«обновление», «возможность». Всем известно, что «кризисы» кончаются как революциями, войнами и «перестройками», так и целыми эпохами Возрождения. Все зависит от нас. Но чтобы начать это движение, надо четко понимать не только, что происходит вокруг в данный момент, но и свою цель. К сожалению, пока у нас подменены сами понятия о том, что происходит, что с нами было и о чем мы можем мечтать,- это невозможно. В очередной раз мы стоим на грани страшной катастрофы. И все дело в том, что в очередной раз нам цинично и расчетливо навязывают губительную «точку отсчета», мошеннически подменяя понятия. Помните историю Фауста Гёте? Переписывая библейские сказания, он вместо фразы «вначале было Слово» написал: «вначале было Дело», и рядом с ним моментально материализовался бес Мефистофель…
        Российское государство, согласно Конституции, не имеет идеологии. Что ж, наверное, это разумно. Само понятие «идеология» происходят от греческих «прообраз» и
«учение», это система концептуально оформленных идей, выражающих интересы различных классов, групп и сообществ. Это не наука и не философия, поскольку куда более упрощена и субъективна. Но здесь же и таится основная опасность: мы не понимаем, что же такое Россия сегодня. В какой стране мы живем? Кто нами правит? Кто мы? Вряд ли кто-то из вас назовет меня пессимистом, если я скажу, что современное положение в России - катастрофично. И катастрофично не только в материальном плане - были времена и похуже (хотя вся пресловутая «национальная идея» сводится у народа к формулировке «выжить бы». «Пресловутая» - потому что я сторонник формулировки Соловьева: «Национальная идея - это не то, что думает о себе народ во времени, а то, что Бог замыслил о нем в вечности»). Почему же все попытки современных политиков вывести Россию из кризиса приводят лишь к осложнениям ситуации, подобно тому, как попавший в болото человек чем более прилагает усилий для освобождения, тем глубже погружается в смертоносную пучину? Ответ прост. Это тот ответ, который история преподносит нам раз за разом, тот ответ, на который не
отвечают, а буквально вопиют все религии мира: МАТЕРИАЛЬНОЕ НЕ СТАВИТСЯ ВПЕРЕДИ ДУХОВНОГО!..
        Ну не ставят телегу впереди лошади! Только духовное - тот «камень», на котором строятся все прочие «надстройки». Убери его - и мы увязнем в болоте материального потребления. На первый взгляд это кажется банальной истиной? Тогда я вас спрошу: почему наши деды и прадеды поднимали страну из пепла после ужасающих войн, а мы живем так, словно какая-то невидимая война только что закончилась, но поднимать Россию никто и не собирается? У нас нет инвестиций, потому что нет и развивающейся промышленности. За счет чего живет страна? За счет нефти и газа. Что производит? Молчание. Мы встали на гибельный путь потребления: ничего не производя, попросту тратим природные богатства. Мы не являемся «развивающейся страной», мы просто
«доедаем остатки». Сейчас уже даже школьникам понятно, что экономика должна быть не только рыночной (т.е. спекулятивной), но и плановой (особенно в госсекторе). Но для реализации этого надо прежде всего сместить саму «систему координат» нашего видения страны и происходящих событий. Либо мы - хозяева на своей земле и заботимся о ней, улучшаем, строим, либо только «доедаем» и «доприватизируем». А что потом? Еще Маркс (как к нему ни относиться в остальном, но экономист он был весьма неплохой) говорил, что в будущем основным производственным ресурсом станут интеллект и знание. Но у нас «носители» и «генераторы» этих знаний искусственно поставлены в такое положение, что заниматься этим не только финансово не выгодно, но и социально не престижно. Учителя, врачи, писатели, ученые, т.е. «носители знаний» - в общественном сознании безнадежно проигрывают бизнесменам, политикам и даже оргпреступности - «носителям денег». Правительство в первую очередь обязано заботиться о воспитании и образовании своих граждан. «Накормить - напоить - вымыть - спать уложить» без первого относится в равной степени и к содержанию
обитателей свинарника, и к любому скотному двору вообще. Говоря об «отсутствии идеологии», мы подразумеваем «культуру потребления», а дальше - кто во что горазд. Потом удивляемся: откуда столько сект, наркомании, алкоголизма, тунеядства и преступности. Не буду говорить за всех, скажу лишь за себя. Я уже очень давно не чувствую себя защищенным государством. Практически все сферы жизнедеятельности, с которыми я сталкивался, будь то правоохранительные органы, медицинские или образовательные учреждения - одним словом, все, что выходило за рамки развлекательной или коммерческой сферы услуг, попросту нежизнеспособны. Почему? Нет чувства уважения к духовному и интеллектуальному труду. И что куда страшнее: нет чувства «собственности» на свою Родину, нет ощущения «права на землю», ради которой готов работать, защищать и умереть. Не страна нужна, а деньги - вот ужасная правда массового сознания. «Деньги-то мои, а страна… Черт ее знает, чья она сейчас…». И что же делать? «Хочешь изменить мир - измени себя». Нам надо менять психологию потребления, иначе мы погибнем и как страна и как нация. Правительству давно
стоит осознать простую истину: Россия - это не «империя», не
«многонациональная страна», и уж тем более не стоит оскорблять народ презрительной кличкой «россияне». Рано нас «рассеивать», господа! Мы давно лишились и имперского статуса и столь дорого обходившихся нам «собратьев», объявивших себя ныне
«независимыми государствами», потому что исчезла сама идея, объединяющая нас, а новой стоящие у власти лица предложить не в силах. Но почему-то по-прежнему в массовое сознание настойчиво внедряется идея какого-то «коммунального» или
«колхозного» государства. Кого еще надо «отделить», чтобы Россия наконец стала называться Россией, а не «многонациональным» последствием коммунистического режима? Мне кажется, что тех политиков, которые уже давно утратили связь с действительностью и живут в каком-то своем, особом «государстве в государстве», со своими законами и морально-этическими нормами. Кто мне объяснит, почему у любой нации есть свои личные территории (у татар - Татарстан, у евреев - Израиль, даже у чукчей есть свой «округ»), и только территория России по-прежнему «общая»?! Мы уже наелись коммунистическими коммуналками и колхозами до отвала, а у чиновников, растущих «корнями» из СССР, все еще постсоветская психология «коммуны». Что же удивляются чиновники тому, что народ не хочет понимать их «благих намерений» по благоустройству «колхоза»?! Да потому, что народ не хочет «колхоза»! Нет чувства собственной земли - значит, нет и ее хозяина, ее защитника, ее ДОБРОВОЛЬНОГО работника. Все, как в советские времена: «нам создают иллюзию оплаты за работу в колхозе, мы создаем иллюзию работы». Но все давно переменилось! Еще раз повторяю,
господа политики: Россия - не колхоз! Можно игнорировать меня, но нельзя игнорировать Достоевского, сказавшего: «Хозяин земли русской есть лишь один русский. Так было и всегда будет». Я уже заканчивал работу над этим романом, когда испытал настоящий шок, вынудивший меня сесть за это авторское послесловие. Бывший президент, а ныне второй человек в государстве - господин Путин, во всеуслышание провозгласил на всю страну: «Россия для русских - говорят либо придурки, либо провокаторы». Особенно подчеркиваю, что это заявил человек, осуществляющий руководство страной. Оставляя «на потом» вопрос: «А для кого тогда?», смею напомнить, что фраза «Россия для русских» - это не надпись на стене кремлевского сортира, сделанная неизвестными хулиганами, а лозунг «всего-навсего» императора Александра Третьего, называемого в официальной истории «миротворцем». Также смею напомнить разделяющим мнение господина Путина политикам несколько фраз людей, которых, согласно этой позиции, также можно смело отнести к «придуркам и провокаторам»: «Я готов написать на своем знамени - Россия для русских и по-русски, и поднять это
знамя как можно выше» (генерал Скобелев), «Национализм во мне столь естественен, что никаким интернационализмом его из меня не вытравить» (Д. Менделеев), «Народ, не имеющий национального самосознания,- есть навоз, на котором произрастают другие народы» («коллега» господина Путина - премьер-министр Столыпин). И, как вы понимаете, это лишь малая часть людей умных, честных и дальновидных. Ведь именно в том и была главная цель троцкистов: построить
«колхоз», в котором на их благо будут трудиться миллионы одураченных людей! Подменить понятия, при которых тебе уже ничего не принадлежит, и все твое - общее. Какая-то иезуитская психология, по которой человека уверяют, что все «его», а в любом конкретном случае он не имеет ничего… И не будет пользы от «реформ», пока народ не почувствует себя хозяином СВОЕЙ земли. И «национальную идею» невозможно найти по той простой причине, что основополагающее понятие в словосочетании -
«нация», а не «идея». Если же «нация» подменяется понятием «население», лишенное земли и национального самосознания, то это уже называется несколько иначе: «идея многонационального населения». А раз нет нации, то нет и ее идеи. А идеи
«общечеловеческих ценностей» или «сладкие грезы капитализма» вряд ли способны повести за собой массы. Не много там «идеала». «Иезуиты» от демагогии тут же начнут вспоминать о «толерантности» к иным национальностям. Но что они имеют в виду? Чего боятся? Что за пошлые и жестокие мысли возникают в их воображении? Разве не согласятся татарин, еврей или казах с желанием русских тоже иметь СВОЮ землю? Или кто-то думает, что тут же начнется межнациональная резня? На это и существуют закон и правоохранительные органы. Да и вообще не стоит так гнусно думать о русском народе. Все же не стоит забывать, что мы-христиане, а потому носители высочайшей морально-нравственной этики. И относиться к нам как к папуасам-людоедам, могут лишь именно такие папуасы-людоеды, не вмещающие в сознание мысли, что есть люди, отличные от них по «кровожадной идеологии». А вот все наши национальные проблемы это может решить раз и навсегда. Пора кончать с подменой понятий ради выгоды кучки банкиров и кучки закостенелых в
«колхозно-коммунальном» понимании чиновников. Я имею право носить при себе паспорт, в котором написано, что я - русский! Я имею право владеть СВОЕЙ землей, политой кровью моих дедов и прадедов. И уж тем более я имею право называть эту землю СВОЕЙ, РУССКОЙ землей, а не «общей». С этими словами люди шли в бой, за эти слова их вырезали троцкисты, не думаю, что принесут они мне много счастья и теперь… Но я готов (и буду!) отстаивать это свое право до смертного часа!
«Коммуналка» всегда будет расселена и «приватизирована» (не отсюда ли и оскорбительное - «рассеяне»?). «Вавилон» и «глобализацию» в отдельно взятой стране не построить - доказано историей! По тому же образу и подобию пытались создать нечто похожее коммунисты, уничтожив национальное самосознание и религиозную принадлежность. Не вышло. Неужели мы имеем дело с «попыткой № 2»?! Название сменилось, а суть осталась? «Новая экономическая политика» уже была при Советах, господа. Иногда мне кажется, что вся жуть бредовых идей мирового масштаба экспериментальным путем сначала «апробируется» на России. Не хватит?.. Для особо
«заматеревших» в социально-коммунистических идеях политиков приведу следующую статистику: в Великобритании англичан (согласно последним данным) всего 65 процентов. Во Франции французов - чуть больше сорока (провансальцев, бретонцев и эльзасцев, соответственно, 20, 10 и 3,6, эти народности сильно различаются по языку и культуре), мусульман - 10 процентов, евреев - 3,1, поляков 1,7 и т. д. Но никому и в голову не придет называть Англию и Францию «многонациональными» странами! Показательно, что эта «идеология общей земли» навязывается нам именно сверху, вопреки мнению подавляющего национального большинства России. А как известно по историческим примерам, если правительство перестает понимать народ, его нужды и устремления, это всегда кончается очень плохо. Либо для одних, либо для других. Вряд ли есть в России человек, не задававшийся вопросом: почему такая богатая страна, как Россия, так… бедна?! Почему век за веком процветает лишь кучка приближенных к власти чиновников, окруженных неожиданно обретшими «коммерческую гениальность» родственниками?! Почему до сих пор актуальны слова Аполлона Майкова,
написанные еще в 1870 году:
        …Бездарных несколько семей,
        Путем богатства и поклонов,
        Владеют Родиной моей,
        Стоят превыше всех законов!
        Стеной стоят вокруг царя,
        Как мопсы, жадные и злые,
        И простодушно говорят:
        «Ведь только мы и есть Россия!»

«Правительству опять не повезло с народом?» Да разве посмел бы президент США сказать: «Америка для американцев - говорят либо придурки либо провокаторы»?! Что бы случилось с премьером Великобритании, позволь он отпустить подобное высказывание в адрес англичан?! Правительству очень повезло с народом! Слишком повезло! Любой другой народ не позволил бы так унижать себя, как это делаем мы. Увы, дело в нас, господа. Мы опять берем на себя страшный грех попустительства, разрешая так обращаться с собой и со своей страной. А потом нас вновь будут заставлять «каяться» за похмелье на чужом пиру, обвиняя в лени, пьянстве и глупости. Интересный факт: практически нигде в мире нет такого понятия, как
«садоводческое хозяйство». А посмотрите, как эти «ленивые и глупые» люди каждую весну, как старательные муравьи, едут на эти жалкие глинистые шесть соток и выращивают там такое, что из Китая делегации ездят смотреть на это чудо! Почему? Это - СВОЯ земля. Те же китайцы говорят: вы даже не представляете, сколько среди вас «просвещенных»! В Японии, построив «город будущего», несколько домов отдали русским организациям художников и кинематографистов с условием бесплатного обучения определенного процента японцев. А на изумленный вопрос о причинах такой
«щедрости» ответили: «Мы задавали вопрос компьютеру, и программа выдала данные, что будущее искусства мира - за Россией!» Я давно не задаю вопрос: «В чьих интересах действует нынешнее правительство России», меня куда больше волнует усталая, безразличная, почти мертвецкая пассивность русского народа. Была раньше такая статья уголовного кодекса: «Неоказание помощи, явившееся причиной смерти». Боюсь, что девяносто процентов страны сейчас попадает под моральную статью
«Преступная пассивность, ведущая к гибели страны». Мы давно разделяем понятия
«страна» и «государство», но это в корне неправильно и влечет к… к нашей жизни. У людей исчезла главная составляющая жизнеспособности - воля. Обманутые не раз и не два, мы привыкли считать, что наш голос ни на что не влияет! Распалась целостность человеческого мироощущения. Раньше человек считал себя ответственным за все, что входило в круг его жизнедеятельности: семью, государство, идеологию, религию. Наши предки не делили свою жизнь на «христианскую», «семейную», «государственную»,
«развлекательную» - все это было единым мировоззрением христианина. Не так давно я с ужасом узнал о замышляемом «правительственными кругами» новом витке
«приватизации». Все помнят последствия подобной аферы в девяностые годы, результаты которой мы будем пожинать еще многие десятилетия. А г-н Чубайс не так давно награжден уже нынешним правительством орденом «За заслуги перед ОТЕЧЕСТВОМ»! (Кстати: «г-н» не всегда означает слово «господин»… К примеру, это сокращение может расшифровываться как «гражданин». Впрочем, кому как удобней.) Но, невзирая на это, правительство вновь выставляет на торги почти ТЫСЯЧУ российских предприятий (под «консультированием» тех же самых пресловутых иностранных банков). На этот раз объявлено, что доходы от этой «сделки» пойдут «на пополнение бюджета». Помилуйте: кто продает свой дом, чтобы купить валенки и бутерброд? Доходов эта сделка не принесет: «дыры» заткнут, потребуются новые деньги, а «корова», приносящая молоко, будет уже продана. Продается государственная (то есть наша с вами, народная собственность!) в частные руки. И не всегда владельцами этих предприятий будут даже граждане РФ. Дежавю. Почему это происходит? Мы разрешаем. Несколько лет назад в книге дьякона Кураева я прочитал замечательную фразу, подводящую итог
примерно тем же темам, что затрагиваю сейчас и я: «Я бы с радостью говорил сегодня проповеди против бунтов, восстаний и погромов, но ведь их, к сожалению, нет!» Да, мы уже почти ни на что не реагируем, словно охладевший труп. Что нам нужно для того, чтобы «ожить»? Минин и Пожарский? «Электрошок» беды?! Пробуждение национального самосознания? Я шокирую многих антисемитов и доморощенных «русофилов», но я настойчиво призываю изучать не только историю и Новый Завет, но и Завет Ветхий, в первую очередь для того, чтобы учиться у еврейского народа воле к жизни, сохранению национального единства и отстаиванию прав на СВОЮ землю! Что же принять за основы идеологии, морали, чем мерить все видимое вокруг? Этот вопрос может диктовать только навязанная «извне» идея толерантности и глобализации. Этот вопрос задают лишь те, из-за которых ныне и находится Россия в столь плачевном состоянии. Те, чьи «интересы» не попадают под рамки морали и нравственности, а потому их приходится «отстаивать демократическим путем»: «голубые», сектанты, банкиры и прочая, весьма малочисленная, но столь активная публика. Вся история, вся
культура России стоят на надежнейшей платформе православия. Как мудры были наши деды, поднимая на свои знамена именно веру! Именно этим мерилом они понимали разность между добром и злом, вредным или полезным для них. И Россия проходила с честью и достоинством сквозь все мировые бури. Имея эту, данную Богом «точку отсчета» и «систему координат», они не позволяли обмануть себя, подменив понятия. Чем же еще мерить добро и зло? Есть ли мудрость выше этой? И неужели мы покажем себя глупее пращуров?! Что бы они сказали сейчас, глядя на нас, и что скажем мы им, когда придет нам час встретиться?! «Мы не знали? Мы не изучали? Нас обманули?» Захотят ли разделить тогда с нами предки тот горний мир, который они заслужили своей верой и своей кровью? Не исторгнут ли они нас из вечности и даже из истории? И что мы скажем своим детям и внукам?! Чему будем их учить?! Какое мерило дадим им для постижения мира, для различения добра и зла?! Кем мы их воспитаем?! Когда Сократа попросили: «Научи жить добродетельно», он ответил: «А знаете ли вы, что такое добродетель?» Наши предки знали, а мы забыли. А ведь только
отсутствие нормы, «точки отсчета» не дает возможности правильно оценивать происходящие события, понимать причинно-следственную связь, и… наступает «кризис». А счастье? Да-да, то самое, простое человеческое счастье? Разве оно оценивается материальными благами? Они нужны и необходимы, но вопросы приоритетов нужно расставлять верно, иначе получится как в шутке Ильфа и Петрова:
«Вот говорили: будет радио - будет счастье. Радио есть - счастья нет».
«Реформаторы» всех времен и народов тупо и самоуверенно игнорировали такой основополагающий пласт народной жизни, как духовность и вера, на котором в действительности и стоят все эти «экономические надстройки». Потому и народ с такой неприязнью относился к «ломанию дров» Петром Первым, большевиками, реформаторами 90-х… Народ принимает (и исполняет) лишь те законы, которые соответствуют его пониманию справедливости и нравственности. Но и народу надо быть очень внимательным к принятию и пониманию этих критериев. Недолго то счастье, которое живет посреди всеобщей беды и безнравственности. Сейчас над Россией тяготеет иго куда более страшное, нежели татарское или польское, иго духовной смуты. Свергнуть это иго куда тяжелее, ибо враг не виден, хотя он повсюду, и прежде всего - внутри нас. Это и безверие, и пассивность, и уныние. Но если не выйти с ним на бой - кто выйдет за нас? Дело это - угодное Богу, а потому обречено на успех. Не стоит повторять ошибок «иуд» всех времен и народов, забывая, что духовное - важнее материального, ибо это ведет к предательству. Предательству своей страны, веры, себя… Нет на
свете идеи выше и достойнее православия… Это вера наших предков, наша вера. И не «территориальной империей» мы должны стать, а -
«Империей духа»! Сообществом людей веры, с ясными критериями о добре, зле и своем месте в этом мире. Никогда еще у России не было для этого такого удивительного шанса! И так будет! Я верю в это! Бог дал нам самое святое право: свободу выбора. И мы должны сделать этот выбор. С кем мы? Кто мы? Чего мы хотим? К чему мы стремимся?..
        Романом «Обитель» я начинаю серию книг, в которых мне хотелось бы вновь затронуть некоторые вечные (и столь актуальные сегодня!) темы религии, философии и истории, которые, как мне кажется, будут вам небезынтересны, ибо напрямую затрагивают нашу сегодняшнюю жизнь. Я не пытаюсь создавать новые «библейские мифы», я только хочу напомнить о Библии и обратить на нее ваше внимание. Истории Библии, история Церкви и история России столь поучительны, что никакая фантазия не сумеет обучить доходчивее и мудрее. Я просто хочу напомнить о Библии и об истории, показывая, что все это уже было, и мы не сталкиваемся ни с чем новым. И мы можем делать выводы и выбор, основываясь на опыте прошлого. И нам осталось только выбрать, что строить -
«территориальную империю» или «империю духа». Кто-то, возможно, посмеется, посчитав меня излишне самоуверенным, но… Я делаю, что могу. И пусть этого мало, но я искренне верю, что и один голос решает многое…
        С уважением, Д. Б. Леонтьев
        СОДЕРЖАНИЕ
        ГЛАВА 1…………………………………………………………………………… 15
        ГЛАВА 2…………………………………………………………………………… 29
        ГЛАВА 2…………………………………………………………………………… 75
        ГЛАВА 3…………………………………………………………………………… 91
        ГЛАВА 4…………………………………………………………………………… 105
        ГЛАВА 5…………………………………………………………………………… 162
        ГЛАВА 6…………………………………………………………………………… 184
        ГЛАВА 7…………………………………………………………………………………… 209
        ЭПИЛОГ…………………………………………………………………………… 226
        ПРИЛОЖЕНИЕ,
        которое само по себе могло бы стать увлекательней-
        шим романом……………………………………………………………………….. 231
        ОТ АВТОРА, ИЛИ «ПРОТЕСТ ОДНОГО»………………………………… 254
        Дмитрий Леонтьев
        ОБИТЕЛЬ
        Корректор Т. П. Александрова Художник Н. А. Татарова
        Оригинал-макет изготовлен ООО ИПП «Ладога»
        Подписано в печать 26.11.2010. Формат 84 х 1081/32. Гарнитура Minion Pro. Печать офсетная. Бумага офсетная. Печ. л. 15,0 п. л. Тираж 500 экз. Зак. №
        По вопросам приобретения и распространения обращаться по тел.: 8-921-956-04-68,
8-964-343-35-35
        ISBN 978-5-986-35-04-5
9"785986"350455

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к