Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Коктейль Молотова для сына Дмитрий Николаевич Леонов
        Просто Мария - советский разведчик во времени #2
        Если ты молод и отважен, у тебя есть верные друзья и доступ к машине времени - ты должен вернуться в 1991 год, поддержать ГКЧП и предотвратить развал Советского Союза.
        Дмитрий Леонов
        Коктейль Молотова для сына
        Глава 1

1
        Электричка, метро, маршрутка - всё, как обычно. Институтские стены - дом родной. Привычным жестом приложил студенческий к турникету - здравствуй, альма матер! Чем сегодня порадуешь?
        - Лёха, к семинару готовился? - это Иван, однокурсник.
        - Чего-то там почитал в электричке.
        Ивану хорошо - ему от дома до универа полчаса, и то если не спешить. К тому же он учится на платном - то есть спроса меньше. Хотя преподы стараются предъявлять одинаковые требования, но всё же. Лёха на бюджете - предки в своё время вынесли весь мозг, заставили зубрить весь десятый и одиннадцатый класс. Зато сэкономили деньги на универе - а это прилично. Лёха даже как-то осторожно намекнул - это же на квартиру можно накопить. Но мать замахала руками - если бы эти деньги были! И опять пустилась в свои воспоминания - а вот в Советском Союзе образование было бесплатное. Но Лёха уже знал, как это остановить.
        - Мам, а чего ты сама в институт не пошла?
        - Не до этого было, - как всегда ответила мать и замолчала.
        Да, предки у него по жизни звёзд с неба не хватают. Отец - охранник в ЧОПе, правда, мать - директор муниципальной конторы, но у них там каждый год идут битвы за увеличение финансирования. Зато его пилят постоянно - надо получить хорошее образование. Эту бодягу Лёха тоже знал наизусть, но периодически это знание освежал.
        - И что с этим образованием делать? - с наивным видом спрашивал он.
        - С хорошим образованием ты сможешь найти высокооплачиваемую работу, - заученно отвечала мать.
        - Но там же придётся работать, - продолжал стебаться Лёха. - Зачем мне это надо?
        - Чтобы содержать семью, - сценарий жизни у матери был прописан чётко.
        - Но у меня нет семьи, - Лёха попытался свернуть с накатанных рельс.
        - Когда-нибудь будет, - мать тут же вернула его обратно. - Ты со Светой продолжаешь встречаться?
        - Типа того.
        - Чем она сейчас занимается?
        После того, как Светку пнули из её универа за академку, она после долгих скандалов с родителями всё же устроилась в местный Макдональдс.
        - Она работает к крупной интернациональной корпорации, - важно ответил Лёха.
        - Так это её я там видела? Учёба пошла ей на пользу - «Свободная касса!» кричит громче всех!
        - Мам, ну чего ты до неё докопалась?! Сама же мне стишок читала - «все работы хороши, выбирай на вкус».
        - Что-то давно она не заходила.
        - Мы с ней на природу ездили.
        - Опять по помойкам шастали? Сколько можно, ведь не дети уже!
        - Не по помойкам, а по заброшкам! - поправил Лёха.
        - Чего вы в этом находите? - покачала головой мать. - Лучше бы в кафе сходили.
        - Давай деньги - сходим, - тут же напрягся Лёха. - Надо на работу устраиваться, что ли?
        А вот у Ивана таких проблем нет. Его мать владеет сетью аптек, отец - районный депутат. Так что у него всё в шоколаде, хоть он и ноет постоянно. Но сейчас приятель был настроен более конструктивно.
        - Лёха, в выходные ездил, куда собирался?
        - Да, забросились со Светкой.
        - Ну и как - не спалились?
        - Нет. Наверное, по выходным ЧОП спит.
        - А забрасывались как?
        - По железнодорожной ветке. Идти далеко, зато безпалевно.
        - Есть хоть что посмотреть?
        - В цеха не пошли, походили по заводоуправлению. Там под ним бомбарь есть, но его затопило, сейчас лёд. Не знаю, летом оттает? Я фотки в инсту выложил.
        - Я видел. Сам снимал?
        - Нет, Светка.
        Речь шла о посещении заброшенного станкостроительного завода. Это была Лёхина страсть - путешествовать по заброшенным предприятиям, воинским частям и просто прикольным домам. К этому делу он пристрастил и подругу, но у Светки был свой интерес - она всюду таскалась со своим фотиком, пыталась сделать атмосферные снимки. Этим она старалась компенсировать своё отчисление с журфака.
        Мать Лёхино увлечение не одобряла, возмущалась:
        - Чего вы там всё ищете?
        - Мы ищем следы высокоразвитой цивилизации, - гордо отвечал Лёха. - И находим!
        Отец относился к этому более снисходительно, даже давал советы, как себя вести при встрече с ЧОПовцами. А Иван, наслушавшись Лёхиных рассказов и увидев в Инстаграме Светкины снимки, тоже загорелся и стал упрашивать взять его с собой. Вот и сейчас он с завистью смотрел на приятеля.
        - В следующий раз пойдёте - меня возьмёте? - с надеждой спросил Иван.
        Лёха задумался. Дело было в том, что для них со Светкой посещение заброшек уже превратилось в своего рода ролевые игры, и наличие третьего участника только бы всё испортило. Но и отказывать другу он не хотел, поэтому нашёл такой выход.
        - Иван, слушай, а ты свою Ольгу захватывай. Чтобы тебе на нас не скучно было глядеть. Она как к этому отнесётся?
        Ольга - это девушка Ивана. В отличие от Светки, которая все деньги тратила на свои фото-игрушки, и поэтому ходила ненакрашенная и в шмотках старшей сестры, Ольга за своей внешностью следила очень тщательно, и поэтому представить её на заброшке Лёха не мог. Но Иван был настроен более оптимистично.
        - Вечером с ней поговорю. Ну тогда как - в ближайшие выходные?
        - Не получится, - расстроил его Лёха. - Я хочу в школу на вечер встречи сходить. Да и погода не располагает.
        - А тогда когда?
        Их разговор прервал звонок на пару. Лёха подхватил свой рюкзак.
        - Позже договоримся.
2
        Первая суббота февраля - традиционная школьная ярмарка тщеславия. Кто-то приходит на вечер встречи выпускников, чтобы вспомнить школьные годы чудесные, но большинство - чтобы похвастать своими достижениями и посмеяться над чужими. Таковы традиции, и ничего с этим не поделаешь. Лёшка и не собирался ничего делать. Когда бывшие одноклассницы стали перебирать, кто уже родил, а кто только собирается, он деликатно вышел в коридор. Из их класса на встречу пришло всего трое парней, из девяти возможных.
        Разговаривать было особо не о чём, и Лёшка по привычке подошёл к знакомому стенду, который помнил ещё с первого класса. Но с того времени, как он окончил школу, тут произошли изменения: в разделе «Секретные проекты Советского Союза. Первая путешественница во времени» появилась новая фотография - девушка в форме лейтенанта, у неё на груди два ордена Ленина и медаль «За отвагу». Раньше здесь был другой снимок - девушка была с сержантскими погонами и только с орденами Ленина, причём второй орден был довольно грубо пририсован от руки. Новый снимок был гораздо качественнее старого. Лёшка вгляделся в лицо девушки - есть в нём что-то неуловимо знакомое. А может, так кажется потому, что она ему нравится. Лёшка подумал, что если бы он жил в её время, то обязательно постарался бы обратить на себя её внимание. Впрочем, историю этой девушки он знал ещё с младших классов - она погибла во время эксперимента по перемещению во времени.
        - Климов, здравствуй! - подошла их историчка.
        - Здравствуйте, Марина Николаевна! Я вижу, у вас пополнение экспозиции.
        - Да, удалось найти уникальную фотографию, - гордо ответила историчка. - Здесь Мария Сергеевна сфотографирована перед вторым перемещением во времени. Только пришлось в фотошопе пририсовать второй орден Ленина, его ей дали посмертно.
        - А что, реально были эти путешествия во времени? - Лёшка подумал, что раз школа осталась позади, то можно отбросить политкорректность. В школе все считали, что историчка слегка сдвинулась на достижениях Советского Союза, но в лицо ей старались свои сомнения не высказывать. Всё-таки уроки она вела замечательно.
        - Да, были, - совершенно не обиделась историчка. - У меня отец служил в войсковой части, которая этим занималась.
        А вот это уже интересно! Лёшка внимательно посмотрел на неё.
        - Марина Николаевна, вы никогда не рассказывали про своего отца.
        - Он погиб 4 октября 1993-го, защищая Верховный Совет. Но тогда он уже был в отставке. А до этого он служил в вычислительном центре части, они обсчитывали параметры перемещения во времени.
        - А эта девушка тоже служила в той же части, что и ваш отец?
        - Да. Недавно я разговаривала с его сослуживцем, подполковником Ковалёвым. Когда часть закрывали, он был главным инженером. Секретные документы было положено уничтожать, но он хорошо знал Марию Егорову, и поэтому сохранил всё, что её касается. После отставки мой отец жил с Ковалёвым в одном доме. Несколько лет назад я ездила туда, и выпросила у него эту фотографию. И он мне рассказал совершенно поразительную историю. Во втором эксперименте Мария переместилась из 1968 года в 1993-й. И в 1993-м, вскоре после событий у Белого дома, она зашла к Ковалёву. Ему тогда уже было за пятьдесят, а она всё такая же - ей было 24 года. Так что он мне подтвердил, что служил с ней в 1968 году, а потом с ней встречался в 1993-м.
        - А сколько этому Ковалёву сейчас лет? - с подозрением поинтересовался Лёшка.
        - Я думаю - лет семьдесят пять, - прикинула Марина Николаевна. - Он чуть моложе моего отца.
        «Дедушка забыл выпить таблетки» - про себя подумал Лёшка, а вслух сказал:
        - Марина Николаевна, это очень интересно!
        - Ну а ты чем занимаешься? Учишься, работаешь?
        - Пока учусь. На компьютерщика, как ваш отец.
        Расчёт оказался верным - историчка от умиления чуть не прослезилась. Всё-таки она хорошая тётка, хоть в аттестате у Лёшки по истории четвёрка. А что у неё слегка крыша поехала - так у каждого свои тараканы. Вот он сам по заброшкам лазает - можно сказать, изучает историю родной страны на практике.
        - Так что, Лёша, заходи ещё, - пригласила историчка. - У нас тут интересно.
        - Марина Николаевна, обязательно зайду! - пообещал Лёшка.
3
        Зима продолжалась полным ходом, но Светка была неугомонна:
        - Когда мы в следующий раз пойдём на заброшку? Я купила новый штатив, и хочу его испытать!
        - Вон встань у окна и испытывай, - предложил ей Лёха. - И идти никуда не надо.
        - Лёша, ты дурак, или где?! - обиделась Светка. - У меня в субботу выходной, поэтому давай куда-нибудь съездим.
        - Тебя что интересует? - с видом официанта, предлагающего меню, спросил Лёшка. - Вышки, заброшенный завод, бомбарь, железная дорога?
        - На вышку я сейчас не полезу - холодно, - стала перебирать Светка. - На заводе уже были. Железная дорога - не хочу, с меня хватило того случая, когда собаку поездом пополам разрезало, помнишь - видели тогда?
        - Помню, - кивнул Лёшка. - Ты тогда ещё блевала дальше, чем видишь.
        - Дурак! - Светка стукнула его кулачком. - Тебе тоже не понравилось. Поэтому остаётся только какой-нибудь бомбарь или бункер. Только без воды - я потом мокрая по морозу бегать не хочу.
        - Есть такое местечко, - прикинул Лёшка. - Только там пройти километра три-четыре придётся.
        - Ну ты же понесёшь мой штатив? - Светка скорее приказала, чем спросила.
        Выяснилось, что за городом снег гораздо глубже, чем в городе. К счастью, мимо объекта, выбранного Лёшкой, была расчищена дорога до расположенных неподалёку дач, поэтому большую часть пути удалось пройти по асфальту. По сугробам пришлось пробираться всего метров двести. Лёшка показал на чёрный проём в склоне заснеженного холма.
        - Пришли! Держи свой штатив!
        И стал доставать из рюкзака фонари. Фонарь побольше он оставил себе, а который поменьше отдал Светке.
        - Будешь себе под ноги светить, чтобы не навернуться.
        Пробравшись по сугробам к самому входу в бункер, Светка остановилась и спросила:
        - А ты тут раньше был?
        Лёшка кивнул.
        - А что тут вообще было?
        - Радиотехнический центр наведения.
        В темноту уходил коридор, свет фонаря терялся вдалеке. Светка направила фонарь вверх - высота потолка была не меньше четырёх метров. На когда-то побеленном бетоне ещё кое-где сохранились светильники с разбитыми лампами.
        - Под ноги свети! - напомнил Лёха, и вовремя - в бетонном полу шёл кабельный коллектор, когда-то закрытый металлическими щитами, но сейчас из него угрожающе торчали кронштейны для крепления кабелей.
        - Доставай штатив! - скомандовала Светка. - Неплохой кадр получится.
        - Пойдём дальше, - возразил Лёха. - Там ещё интереснее будет.
        Из коридора он свернул в дверной проём направо. Луч Светкиного фонаря метался то под ноги, то на потолок, с которого свисал огромный ржавый короб воздуховода.
        - Смотри! - Лёха направил свой фонарь на массивное металлическое кольцо, установленное на бетонном постаменте.
        - Что это? - удивилась Светка.
        - Остатки электрогенератора. А вот тут стоял дизель, который крутил генератор. Тут было три такие установки. А само помещение называется дизельная.
        Он осветил ряд бетонных колонн, поддерживающих свод бункера. До противоположной стены луч фонаря добивал с трудом. Светка стала разворачивать штатив.
        - Темно же! - возразил Лёха.
        - Ничего. Выдержка 15 секунд - и всё будет видно, как днём. Вот для этого мне штатив и нужен. В кадр не лезь, пожалуйста!
        Она принялась возиться с фотоаппаратом. Лёха встал у неё за спиной и стал оглядываться по сторонам. В углах ещё сохранились металлические сетки-ограждения и надписи на стене: «Перед началом работы…», «При работе на панелях…». Наконец Светка удовлетворила свою фотострасть и обрела способность рассуждать на другие темы.
        - А когда это построили?
        - Ещё в 50-е годы, - объяснил Лёха. - Кстати, заключённые строили.
        - А почему забросили?
        - Перешли на новые системы, мобильные.
        - Это же сколько средств вбухали! - Светка в изумлении водила фонарём по сторонам. - Сколько труда, и всё напрасно!
        - Почему напрасно? - возразил Лёха. - Это предотвратило третью мировую войну. Свою задачу выполнило.
        - Всё равно жалко! - Светка осторожно прикоснулась к остаткам какого-то оборудования, всё ещё висевшем на бетонной колонне. - Представляешь, здесь же когда-то служили солдаты, офицеры. Их, наверное, готовили к ядерной войне. Вот так сидят тут под землёй, а там, наверху, уже ничего не осталось.
        Леха представил это - ударная волна, грохот дизелей, и полная безнадёжность. Он вздрогнул.
        - Фантазёрка! Пойдём, там ещё такие же большие помещения есть.
        Назад возвращались уже в сумерках. В электричке уставшая Светка положила голову Лёхе на плечо.
        - Нет, всё-таки впечатляет! Огромное сооружение!
        - Таких вокруг Москвы 56 штук, - ответил Лёха.
        - И все заброшены? - поразилась Светка. Лёха кивнул и молча уставился в окно.
4
        В воскресенье с утра зашёл Иван.
        - Лёха, какие планы на выходной?
        - Исполнить свой гражданский долг.
        - Ты его осенью ещё не исполнил? Дурачок, уже всё заранее посчитано. Гарант останется гарантом. Голосуй - не голосуй, всё равно получишь…
        - У меня родители пойдут голосовать за Путина.
        - А, ну да, у тебя же маман - госслужащая! Им по-другому голосовать не положено.
        - Иван, ты не прав! Она действительно за него, и отец тоже. Говорят, что по сравнению с 90-ми…
        - И что Путин для них сделал? - перебил его Иван. - Квартиру дал? Ну ладно - предки, они своего потолка достигли, что твои, что мои. А мы? Вот мы учимся, ну со мной всё ясно - меня в крайнем случае мать к себе в аптеку возьмёт. А ты? Как твоя Светка будешь кричать - «Свободная касса!»? И что - вы там заработаете себе на квартиру? Или так и будете по кустам бегать?
        - И что ты предлагаешь? - хмуро ответил Лёха. Такие мысли его тоже посещали.
        - Валить плешивого! - решительно заявил Иван. - Шатать режим! Мы с тобой заслуживаем большего. Вот если бы не было коррупции, а развивалась промышленность, у нас были бы перспективы. А так только валить за рубеж. Или тут за копейки горбатиться. Потому что ботексный создал экономику только для своих. Вот послушай!
        Он достал смартфон, потыкал в него пальцем, и стал с пафосом читать:
        - С 2005 года закрыто 35 тысяч заводов. И это не считая мелких предприятий. Да никакой Гитлер не мог уничтожать с такой интенсивностью нашу промышленность, как это смог сделать Путин за последние 10 лет! Кругом деградация и вымирание. Закрыто 15600 клубов, 4300 библиотек, 22000 детсадов, 14000 школ.
        Исчезло 20 тысяч деревень, во многих оставшихся нищенское существование влачат несколько доживающих свой век стариков. Россия вышла в мировые «лидеры» по количеству бедных и нищих граждан. По опросам фонда общественного мнения 13 % населения, этот около 20 миллионов человек, не хватает даже на питание, 28 % хватает на питание, на одежду не хватает это еще 35 миллионов человек, 55 миллионов живет в нищете…
        - Ваня! - перебил его Лёха. - Тебе опять машину заправить не на что?
        Иван убрал смартфон и обиженно спросил:
        - Вот ты сам хорошо живёшь?
        - Я знаю этот прикол, - ответил Лёха. - Если скажу «хорошо», ты спросишь - а почему я не покупаю машину, квартиру, дачу, остров. Если я скажу, что не хочу, ты начнёшь вопить: «Это потому что у тебя денег нет!» Скажи честно - чего ты от меня хочешь? Позвать на митинг? У вас там пришла разнарядка на численность?
        - Вот из-за таких, как ты, всё и развалилось! - заявил Иван, но было видно, что он растерян.
        - Понимаешь, ты всё время говоришь о материальных вещах, - стал втолковывать Лёха. - Ну там еда, одежда и прочие блага. И удивляешься - почему это никто вас не поддерживает? То есть поддерживает, но до тех пор, пока делать ничего не надо. А я тебе объясню, в чём дело. Ни одна революция в России не происходила по материальным причинам. Повод - сколько угодно, но причина в другом. Люди хотят порядка и справедливости. Так вот я считаю, что при социализме справедливости было больше, чем сейчас. А главное - был смысл и цель. Общество двигалось в понятном направлении, была идеология, была великая цель. А сейчас - лишь бы карман набить.
        - Так я же тебе это самое и говорю, только другими словами, - попытался оправдаться Иван.
        - Нет, не то же самое! - возразил Лёха. - У вас всё построено на чём? Дайте нам, сделайте нам хорошо! А надо не просить, а просто всё менять.
        - Короче - на митинг не пойдёшь?
        - Не, на выборы пойду.
        - Ну и за кого будешь голосовать? - пристально поглядел на приятеля Иван.
        - А у нас голосование тайное! - выкрутился Лёха.
        Глава 2

1
        После пар Лёха ждал Ивана перед главным корпусом универа.
        - Ну что, ты готов?
        - Когда? - уточнил Иван.
        - В воскресенье. Душевный такой заводик, и добираться близко.
        - Мне на машине подъехать? - спросил Иван.
        - Нет, на ногах удобнее, - возразил Лёха. - Можем зайти в одном месте, а выйти в другом. До автобуса близко и там, и там. А с машиной только палева больше будет.
        На следующий день Лёха со Светкой уже ждали на автобусной остановке. Лёха с трудом уговорил подругу не волочь с собой фотоштатив. Но всё равно её фотопринадлежности с трудом уместились в специальный рюкзак.
        - Ну и где они? - нетерпеливо спрашивала Светка. - Солнце уходит, я хотела панораму поснимать.
        - Успеем ещё, - успокоил её Лёха. - А вот и они!
        Подругу Ивана Лёха до этого видел пару раз и издали. Если сам Иван оделся по городскому и ничем не выделялся, то Ольга нарядилась в стилизованный камуфляж, выгодно подчёркивающий её спортивную фигуру. Наверное, Лёха смотрел на неё слишком долго, потому что Светка толкнула его локтем и сердито сказала:
        - Помоги мне!
        В чём ей надо помогать, Лёха не понял, но послушно взял рюкзак с фотопринадлежностями.
        - Привёт! - поздоровался Иван. - Как забрасываться будем?
        - Пойдём вдоль забора, а там что-нибудь придумаем, - предложил Лёха. - На виду у всех лезть через забор как-то стрёмно.
        - А охрана там есть?
        - Кажется, есть. Наклейки «объект охраняется» висят.
        - А собак не слышно? - поёжился Иван. - Не люблю собак!
        - Тут же город, никто не будет терпеть стаю собак, - предположил Лёха.
        Двинулись по тротуару вдоль забора из бетонных плит. На заборе висела красная растяжка «продажа участка».
        - Вовремя пришли, - кивнул на объявление Лёха. - Летом здесь уже будет стройка.
        - А раньше здесь что было? - поинтересовалась Ольга.
        - Приборостроительный завод, - объяснил Лёха. - Но сейчас он стал жертвой стабильности и вставания с колен.
        - Вон там можно попробовать, - Иван показал на почти завалившуюся заборную плиту в кустах. Пришлось пробираться через заросли, но зато не нужно лезть через забор. Лёха пошёл первым. Он соскочил с покосившейся плиты на остатки сугроба и огляделся. На территории завода было тихо.
        - Ну чего там? - из-за забора нетерпеливо спросил Иван.
        - Сейчас, - вполголоса отозвался Лёха. Он прошёл через небольшой пустырь, отделявший забор от строений, и заглянул в проезд между цехами. Остатки сугробов с теневой стороны проезда были нетронуты. На подтаявшей грязи свежих следов тоже не было. Лёха вернулся к залазу.
        - Чисто!
        - Лёша, возьми! - Светка протянула ему свой рюкзак. - Только осторожно!
        Лёха подал руку, на которой она тут же повисла, и заскользила по наклонной бетонной плите, негромко попискивая.
        - Тише ты! - шикнул Лёха, ставя её на землю. Следующей в залаз пошла Ольга. Прикинув, что она будет покрепче Светки, Лёха приготовился держать её, но Ольга демонстративно проигнорировала его протянутую руку, и спустилась с плиты самостоятельно. А следом уже карабкался Иван.
        - Ребята, погодите! - засуетилась Светка, доставая из рюкзака камеру. - Не следите пока. Я сниму, как будто тут ещё людей не было.
        Дождавшись, когда Светка сделает несколько снимков, они двинулись дальше.
        - Ты же фотки в инсту выкладывать будешь? - спросил её Иван. - Тогда смотри, чтобы наши морды лица в кадр не попали, а то спалимся.
        - Не учи учёную! - свысока ответила Светка. - Да и кому там твой фейс интересен?
        - Тихо! - остановился Лёха и показал на приоткрытые ворота цеха. - Давай сюда зайдём.
        В просторном помещении с высоким потолком было пусто, и их шаги гулко отдавались от бетонных стен.
        - Что тут было? - спросила Ольга.
        - Цех металлообработки, - предположил Иван. - Вон ещё металлическая стружка осталась.
        - Тут, наверное, какие-то станки стояли?
        - Стояли, - согласился Лёха и ткнул носком ботинка в потёки металла на полу. - Похоже, станки бензорезом разделывали.
        - А почему их нельзя было использовать в другом месте?
        - Может - слишком старые, может - узко заточенные под специфику именно этого производства. А скорее всего, нынешние хозяева завода такие деньги поимеют, когда тут многоэтажки построят, что им на эти станки вообще плевать.
        - Интересно, когда это построили? - оглядевшись, задумчиво спросила Ольга.
        - В 61-м, - ответил Иван. - Там над воротами кирпичом год выложен.
        - Когда Гагарин полетел, - ни к кому не обращаясь, заметила Ольга. Ей никто не ответил.
        - Пойдём дальше, - предложил Лёха. - Тут смотреть нечего. А там дальше офисное здание, под ним может быть бомбарь.
        Административный корпус, судя по архитектуре, был построен в середине 80-х. Входные двери подпёрты черенком от лопаты. Внутри беспорядок, но запустения не чувствуется - видимо, работники отсюда ушли не больше года назад.
        - Передовики производства, - прочитал Иван надпись на стене. С фотографий на них смотрели мужчины и женщины, снятые в одинаковых позах. Светка не выпускала фотоаппарат из рук - наконец-то нашла атмосферное место.
        - А чем вообще этот завод занимался? - разглядывая фотографии, спросила Ольга.
        - Наверное, чем-то морским, - предположил Иван, кивнув на рисунок во всю стену - могучий крейсер под красным флагом рассекает тёмные волны. Из одной из комнат вышел Леха.
        - Хабара полно! - он показал телефонный аппарат с дисковым номеронабирателем. - Там ещё зачётные калькуляторы есть. Килограмм пять весят.
2
        - А на крышу тут можно подняться? - поинтересовалась Светка. - Хочу панорамку заснять.
        Лёха глянул в просвет между лестничными маршами - в потолке зиял распахнутый люк. К счастью, металлическую лестницу, ведущую на крышу, ещё не срезали. Светка сразу стала носиться по крыше, выбирая лучшие ракурсы. Лёха внимательно оглядел безжизненные цеха умершего завода - чоповцев не видно. Вокруг со всех сторон подступали жилые кварталы. К нему подошёл Иван.
        - Зачётное место, есть на что посмотреть.
        - Надо будет ещё в подвал заглянуть, - отозвался Лёха. - В таких местах обычно бомбари оборудовали, как раз под административным корпусом. Светка, ты аккуратнее там, не свались! Пойдём лучше бомбарь искать.
        Только Ольга молча стояла у выхода на крышу, и задумчиво глядела вдаль.
        Чутьё Лёху не подвело - когда они спустились, сразу под лестницей наткнулись на выкрашённую зелёной краской герму. Но штурвал, приводящий в действие запирающий механизм, предусмотрительно снят. Лёха фонарём постучал по герме.
        - Облом!
        - Во дворе должен быть оголовок аварийного выхода, - предложил вариант Иван.
        - Наверняка закрыт, - отмахнулся Лёха. - А болторез не взяли.
        - Я замёрзла и есть хочу! - Светка попыталась привлечь к себе внимание.
        - Тогда давай поедим, и валим отсюда помаленьку, а то скоро темнеть начнёт, - предложил Иван. Уселись прямо на ступеньках. Лёха обратил внимание, что Ольга, прежде чем сесть, положила на бетон туристическую пенку. Девочка явно имеет богатый опыт экстремальных путешествий. У Лёхи тоже были свои привычки - на заброски он брал только сухари и воду. Поначалу пробовал брать шоколад и даже «Сникерс» - купился на рекламу, но когда вымазался в этом шоколаде и попытался отмыть руки «Колой» - зарёкся.
        - Почему это всё развалилось? - вдруг спросила Ольга.
        - Не развалилось, а развалили, - поправил Иван. - Потому что здесь выгоднее построить дома и торговые центры. Бизнес, ничего личного.
        - Да при Путине больше предприятий закрылось, чем в 90-е! - добавил Лёха.
        - А ты за него ещё голосовал! - напомнил Иван.
        - Да не голосовал я! Это родаки голосовали.
        - А на митинг со мной не захотел идти! - продолжал наседать на него Иван.
        - Ну и что вы можете сделать?! - вмешалась в их спор Ольга. - Тоже мне, мамкины революционеры! Шататели режима! Посидели, потрындели и разошлись.
        - А что мы, по-твоему, должны делать? - сразу ощетинился Лёха. - Брать штурмом Кремль?
        - Мои родаки до сих пор вспоминают, как они в 91-м Белый дом от ГКЧП защищали, - поделился Иван. - Они там и познакомились. Теперь, как по телеку ГКЧП вспоминают - они сразу целоваться начинают.
        - Вот тогда-то всё и началось! - воскликнула Ольга. - Если бы ГКЧП победил - сейчас бы жили как в Китае. Небоскрёбы, скоростные поезда, рост экономики больше 10 % в год…
        - Ага! Коммунистическая партия, - напомнил Лёха. - Площадь Таньаньмень.
        - А чем тебе коммунистическая партия помешала? - не согласилась Ольга. - Тем, что раздавила танками цветную революцию? Они потому и живут так, что свою перестройку задавили в зародыше. А у нас в результате к власти пришёл алкоголик. Всё нахрен продал, ГДР продал. Да ладно бы ещё за нормальные деньги! А то не хватило даже офицерам жильё построить. Мне отец рассказывал - у них офицеры с семьями тогда чуть ли не в танках жили, больше негде было. Науку всю разогнали. Заводы…
        Она пнула валявшуюся под ногами железяку.
        - Ну сами видите, что от заводов осталось. Воинские части - то же самое…
        - Ну и что? - отозвался Иван. - Предлагаешь вернуться в 91-й год и помочь ГКЧП раскатать защитников Белого дома танками, как в Китае?
        Ольга сердито замолчала. Зато заговорил Лёха.
        - У нас в школе есть историчка, она ещё давно сделала стенд про то, что в Советском Союзе были путешественники во времени.
        - Вы ей «скорую помощь» вызвали? - хихикнула Ольга.
        - Не, я серьёзно! - обиделся Лёха. - Я в феврале на вечере встреч был, как раз её встретил. У неё отец служил в части, где этим занимались.
        - И чего её отец рассказывает? - лениво спросил Иван.
        - Ничего не рассказывает, они погиб в 93-м, когда Белый дом от Ельцина защищал. Но остался его сослуживец, который своими глазами видел эту девушку, разведчика во времени, сначала в 1968 году, а потом в 1993-м. Только эта девушка погибла, когда возвращалась из 93-го назад в 68-й.
        - А к чему ты всё это рассказываешь? - спросила Ольга.
        - К тому, что перемещения во времени реальны. И в Советском Союзе могли это делать.
        - А чего же сейчас не могут?
        - Сейчас много чего не могут - ни Ту-144 повторить, ни «Буран», ни человека на Луну отправить.
        - Почему же тогда про это нигде не писали, кроме как на стене в вашей школе?
        - Да потому что это было секретно! - горячился Лёха. - Вот ты слышал про советскую лунную ракету Н-1? А, между прочим, четыре пуска было! А про межконтинентальную крылатую ракету «Буря»? Она уже в 60-м году на сверхзвуке летала, но Хрущёв сделал ставку на обычные ракеты, и всё это уничтожили. И советская машина времени была!
        - Ну хорошо, хорошо! - осторожно, как с буйным психом, согласилась Ольга. - И что дальше?
        - Как что?! - удивился Лёха. - Надо найти эту машину времени, переместиться в 1991-й год, и поддержать ГКЧП, объяснить им, к чему всё идёт.
        - А вроде и не пили, - как бы между прочим заметила Ольга.
        - А я верю, что машина времени была! - заявила Светка и взяла Лёху под руку. Ещё не хватало, чтобы эта фифа наезжала на её парня!
3
        На следующий день Лёха забил на универ и отправился в родную школу. Охранник на входе не захотел его пускать - пропуска нет, для школьника слишком взрослый, для родителя - слишком молодой.
        - Вот паспорт в залог возьмите! - размахивал документом Лёха. - Я к Константиновой Марине Николаевне, она историю преподаёт.
        Зазвенел звонок на перемену. Охранник неохотно развернул журнал, поводил по графам пальцем и достал мобильник.
        - Марина Николаевна? Это охрана. Тут к вам пришли, спуститесь на вахту, - и кивнул Лёхе. - Здесь подожди, сейчас спустится.
        Ждать пришлось недолго.
        - Алексей, ты ко мне? - удивилась историчка.
        - К вам, Марина Николаевна, - подтвердил Лёха.
        - Ну пойдём в кабинет, у меня сейчас как раз окно.
        Дождавшись, когда охранник запишет его в свой журнал, он поднялся на второй этаж. Марина Николаевна вопросительно поглядела на него.
        - Я это… - смущённо произнёс Лёха, не зная, с чего лучше начать. - Я тут вспомнил, как вы рассказывали про путешествия во времени. И чего-то меня это заинтересовало. Вы не могли бы мне рассказать подробнее.
        - Я знаю только то, что мне рассказывали отец и подполковник Ковалёв. Отец не говорил про сами путешествия во времени, рассказывал только про работу на ЭВМ. Он был не программистом, а сменным инженером. Говорил - техника была самая современная, даже были американские машины IBM-360, тогда это были новинки. Секретность была очень серьёзная, за потерю одного листа могли посадить.
        - А это девушка, Мария Егорова? - перебил её Лёха, кивнув на фотографию на стенде. - Он был с ней знаком?
        - Да, она была комсоргом их вычислительного центра, а потом добровольно вызвалась участвовать в эксперименте по перемещению во времени.
        Лёха не понял, что значит «комсорг», но переспрашивать не стал. Учительница продолжила рассказ.
        - Отец всё вспоминал, как тогда ей завидовал, ведь они думали, что в 93-м году в стране уже будет коммунизм. Он говорил, мы думали: они вот так раз - и сразу в коммунизме, а нам ещё четверть века ждать. А на самом деле в 93-м никакого коммунизма уже никто и не вспоминал, совсем другие дела были.
        - Вы сказали «они», - уцепился Лёха. - Путешественников во времени было несколько?
        - А я не сказала? Во втором эксперименте участвовал ещё один лейтенант, но он был не из их части, а из КГБ. После возвращения он и рассказал, что Мария погибла, но тело осталось там, кроме него её никто не видел. Но подробностей отец не знал, потому что этого лейтенанта почти сразу куда-то увезли.
        - А как этого лейтенанта звали?
        - Отец не помнил, они с ним общались только один раз. А, вот ещё что! Эта работа была настолько важной, что при части постоянно находился представитель ЦК партии - такой серьёзный мужчина в возрасте, имя у него ещё было необычное - Арнольд Оскарович.
        - То есть эти эксперименты были на самом деле? - всё ещё не мог поверить Лёха. - А этого второго, из КГБ, вы не пробовали найти?
        - Я же тебе рассказывала - нашим соседом в Чехове был подполковник Ковалёв, сослуживец отца. Он лично знал Марию Егорову в 1968 году, и сам мне рассказывал, что в октябре 1993-го они с этим лейтенантом КГБ зашли к нему. Он тогда уже был в отставке, а они - всё такие же молодые, как и в 1968 году. То есть он лично это видел. И отец намекал, что у Ковалёва с Марией Егоровой были отношения. Как я поняла - далеко у них не зашло, но Ковалёв очень переживал, когда Мария погибла. Поэтому когда я с дядей Лёшей Ковалёвым последний раз встречалась, то старалась говорить об этом очень деликатно. Если тебе это так интересно, то у меня есть его адрес, но это город Чехов. Поедешь?
        - Конечно! - Лёха полез за записной книжкой. - Дадите мне его адрес?
4
        Утром следующего дня электричка уже везла его в Чехов. Конечно же, надо было сначала созвониться, но телефона Ковалёва у Марины Николаевны не оказалось. По её словам, у него никогда мобильного и не было. Поэтому придётся как в старые советские времена - тогда ведь было принято приходить в гости без приглашения.
        Окраина города, старые девятиэтажки-брежневки. Лёха поднялся на четвёртый этаж и позвонил. Дверь открыла невысокая старушка.
        - Я это… - засмущался Лёха. - Мне нужен Ковалёв. Алексей…
        Отчество выскочило у него из головы.
        - А он на работе, - ответила старушка.
        - Как на работе?! - опешил Лёха. Деду под восемьдесят, а он ещё работает?!
        - А вам который Алексей нужен? - заподозрила путаницу старушка. - Алексеевич или Викторович?
        - Который подполковник, - ответил Лёха.
        - Значит - Викторович. Вы проходите, проходите, - пошире открыла дверь старушка и крикнула в глубину квартиры. - Лёша, к тебе гость.
        Шаркая тапочками, в коридор вышел пожилой мужчина в очках.
        - Молодой человек, вы ко мне?
        - Алексей Викторович, - это хорошо, что старушка напомнила ему отчество Ковалёва. - Мне ваш адрес дала Марина Николаевна Константинова.
        - А, Маринка, - кивнул Ковалёв. - Помню, помню.
        - Она была у нас учителем истории, - стал путано объяснять Лёха. - Ну то есть она и сейчас учитель, просто я школу уже закончил. А Марина Николаевна сделала у нас целый стенд про советского путешественника во времени. Про Марию Егорову. Марина Николаевна сказала, что вы были с ней знакомы.
        - Вот в чём дело! Вы проходите в комнату, это будет долгий разговор. Не обращайте внимания, что я еле хожу - инфаркт никому ещё здоровья не добавил. Кстати, как вас зовут?
        - Алексей, - смутился Лёха. - Алексей Алексеевич.
        - Значит, тёзка нашего сына. А фамилия как?
        - Климов, - Лёшке показалось, что старик вздрогнул, когда услышал его фамилию.
        - Проходи сюда, - перешёл на «ты» Ковалёв. Он окликнул жену. - Катя, сделай нам, пожалуйста, чая. Или чего покрепче?
        Он вопросительно глянул на Лёху.
        - Нет, нет, чая достаточно. Я хотел у вас спросить - а вы видели машину времени?
        Ковалёв усмехнулся.
        - Машина времени - это целый комплекс помещений и установок. А я был начальником вычислительного центра части. Вообще-то майорская должность, но мне тогда дали старшего лейтенанта и сказали - «Командуй!» Как раз готовился первый эксперимент по перемещению человека во времени.
        - А вы лично знали Марию Егорову? - перебил его Лёха.
        - Давай вот так сделаем, - строго поглядел на него Ковалёв. - Я тебе расскажу всё как было, а ты потом спросишь, чего не поймёшь.
        Лёха молча кивнул.
        - Конечно же, это всё было совершенно секретно. Ну да ладно, уже почти полвека прошло, уж Советского Союза нет давным-давно. А как в 90-е секретами стали торговать, ничего секретного с тех пор не осталось. Значит, так. Наша часть создавалась специально для того, чтобы добывать сведения о будущем. Сначала этим занимались экстрасенсы, машину времени уже потом построили. Кто этим занимался - я не знаю. Меня перевели в часть осенью 1967 года, а до этого я служил в Сары-Шагане, на полигоне противоракетной обороны. Сначала был сменным инженером, а Колька Константинов был начальником машины. Мы с ним в общежитии в одной комнате жили. Нас четверо друзей было - я, Колька, Вадим Карнаухов и Гарик Сванидзе. Вадим спился и умер в конце 90-х. Гарик ещё в начале 90-х уехал к себе в Абхазию. Николай погиб в октябре 93-го в Белом доме. А я служил до конца, пока часть не расформировали, потом вот эту квартиру получили.
        Он замолчал, Лёха терпеливо ждал. Прогнав тень воспоминаний, Ковалёв продолжил.
        - Теперь дальше. В части было как бы двуначалие. Был командир части, сначала полковник, потом генерал-майор. И был представитель ЦК, некто Арнольд Оскарович. Такой серьёзный товарищ. Конечно же, его слово значило больше, чем командира части. Вот он-то меня на начальника ВЦ и выдвинул. Потому что готовился первый эксперимент по перемещению во времени человека.
5
        Ковалёв откашлялся.
        - А теперь самое главное - для чего всё это делалось? Из будущего получали информацию по экономике, технике, политике. Это напрямую докладывалось в ЦК партии. И на основе этой информации принимались государственные решения. А люди потом удивляются - какие советские руководители были мудрые, всё предусмотрели! А они просто знали! Понимаешь - знали! А для чего решили рискнуть и послать человека - это другая история. Представитель ЦК при нашей части, анализируя информацию, понял, что в 91-м СССР развалится, и решил предпринять меры. Для этого ему нужна была подробная информация о том, что будет происходить через 25 лет. А эту информацию мог собрать только человек.
        - То есть человек должен был придти к руководству страны? - спросил Лёха.
        Ковалёв усмехнулся.
        - Такого человека сразу бы отправили в психушку!
        - Значит, надо было выяснить, кто виноват в развале СССР, и ещё в 1968 году с ним разобраться!
        - Вот с тех пор больше двадцати лет прошло, было следствие по делу ГКЧП. Уже Ельцин помереть успел. А что выяснили? Кто виноват? Вот ты можешь сказать?
        Лёха молчал. Ковалёв не спеша продолжил.
        - Представитель ЦК Арнольд Оскарович… Вот он тоже сказал: это самое простое решение - заменить руководство страны. А самое простое решение - самое неправильное. Потом уже, после второго эксперимента, мы проводили математическое моделирование - от одного человека ничего не зависело, на каком бы посту он ни находился. Понимаешь - ни-че-го!
        - Ну как же! - возразил Лёха. - Вот все говорят - Горбачёв предатель, Ельцин предатель.
        - Глупости говорят! - с жаром ответил Ковалёв. - Ты думаешь - генсеком просто стать? Там человека десятилетиями проверяют. И потом уже он же не отсебятину несёт - есть Политбюро, есть Совет Министров, КГБ в конце концов. И у всех на виду Горбачёв изменяет Родине, а все вокруг ничего заметить не в состоянии! С другой стороны - это что же за государство такое, что его один человек разрушить может?!
        - Но в Китае же не допустили перестройки.
        - Китай - это Китай, а СССР - это СССР. Вот у нас в 90-е всё с Пиночетом носились - чилийское чудо, чикагские мальчики. Не помнишь? Да ты не застал это. А потом этого Пиночета за ушко да на солнышко - арестовали в Англии. Понимаешь, если какая-то модель работает в маленькой стране - это не значит, что сработает в большой. Да и в Китае тоже своих особенностей хватало.
        - Зачем же тогда посылали человека в будущее? - спросил Лёха.
        - Я так понял, там ещё одну вещь проверяли, - задумчиво произнёс Ковалёв. - Не только может ли один человек поменять историю. Но и как этот самый человек будет вести себя в разных исторических обстоятельствах. Значит, какой это имеет смысл? Допустим, избрали Горбачёва генсеком в 85-м, тогда от него требовались одни качества, и он этими качествами обладал. А в 91-м от него требовалось совсем другое, а у него этого не было. А у Ельцина было! Ельцин в августе 91-го залез на танк и сказал: «Слушай мою команду!» А кто командует - тот и главный. Понимаешь, всё по книжке получается: если есть исторические предпосылки - появится и личность.
        - А если бы в 91-м победил ГКЧП? - не сдавался Лёха. - Сейчас был бы Советский Союз.
        - Да кто бы там победил? - пренебрежительно махнул рукой Ковалёв. - Этот, с дрожащими руками? Кто там ещё был? Ну вот у Пуго только и хватило духу, что застрелиться. Так что против Ельцина они тогда были слабаки. Только народ насмешили.
        Лёха замолчал и обиженно засопел. Но Ковалёв, казалось, этого не заметил, а продолжил воспоминания.
        - Теперь про Марию Егорову. Машка была секретарём комсомольской организации нашего вычислительного центра. Такая энергичная, активная, всё субботники устраивала. Мечтала о светлом будущем, когда не надо будет коней останавливать и в горящую избу входить. Я, говорит, не тогда родилась, надо бы лет на 25 попозже. Вот я представителю ЦК при случае и говорю - есть человек, который хочет в будущее отправиться. Но тогда математики напортачили - вместо того, чтобы вперёд на 25 лет отправить, они её отправили в 1943-й, самый разгар войны. Но она и там не растерялась - стала командиром зенитного орудия, получила медаль «За отвагу». Там и погибла.
        - Как погибла?! - удивился Лёха. - Она же потом во втором эксперименте участвовала?
        - Вот в этом вся штука и заключается! - улыбнулся Ковалёв. - Наши математики вычислили, когда она погибла, и выдернули её за несколько секунд до этого. Представляешь? Она после возвращения не в себе ходила. Ну конечно - такое пережить! А во второй раз её не одну послали. Ей в напарники дали кгбшника, такого же молодого парня. Кажется, его Андрей звали. И представляешь, они ко мне зашли в октябре 1993-го! Нашли мой адрес, и зашли! Вот на этом стуле она сидела, где ты сейчас сидишь.
        Лёха испуганно приподнялся со стула.
        - А как она погибла?
        - Вот этого никто не знает, - развёл руками Ковалёв. - Был обнародован приказ - наградить орденом Ленина посмертно. И сказали, что тело там осталось, хоронить нечего. Этого кгбшника, Андрея, что с ней там был, сразу увезли, никому из наших с ним поговорить не удалось. Короче, мутная история.
        Леха молчал, не зная, что сказать. Ковалёв улыбнулся и продолжил.
        - Мы после этого с ребятами собрались Машку помянуть, ну выпили, и Гарик стал доказывать, что она там осталась, просто нам начальство об этом говорить не хочет. Мол, стала Мария невозвращенцем, а кгбшник это дело прохлопал. Так что может сейчас живёт Мария где-то тут по соседству, а никто и не знает. Получается, в 1993 году ей было 24 года. Значит, сейчас ей где-то 45. Но как её найдёшь? Сама-то она светиться не станет - всё же невозвращенец.
        - А с частью что стало?
        - А ничего не стало. Закрыли часть. Подземное помещение затопило, вместе со всем оборудованием. Все наши ЭВМ там остались, но они тогда, в конце 80-х, уже никому не нужны были. Но самое важное оборудование законсервировали как положено. Так что, может, когда-нибудь ещё откопают.
        - А сама часть где находилась?
        - Сейчас покажу.
        Ковалёв взял с полки атлас Московской области.
        - Вот смотри - железная дорога, платформа. Там грунтовка идёт, извилистая такая, и километра через четыре будет наша часть. КПП, шлагбаум - сейчас уже ничего не осталось, конечно. А дома в городке были каменные, что-то должно сохраниться.
        Лёха достал смартфон, вытащил на экран карту.
        - Это?
        - Да, это оно! - обрадовался Ковалёв. - Смотри-ка, тут даже здания показаны. Вот это штаб, вот тут наша общага, это столовая, а вот в этом домике и был лифт в подземное помещение. Когда часть закрывали, только гермодверь заварили, ничего не демонтировали.
        - Интересно, а можно туда пройти?
        - Да там уже и не осталось ничего. Одно время там водку палёную разливали, но сейчас это прижали. Так что, скорее всего, там всё заброшено.
        У Лёхи моментально созрел план, и он стал прощаться.
        - Спасибо за рассказ. Можно, я ещё приеду?
        - Да сколько угодно! - ответил Ковалёв. - Я всё время дома, никуда не хожу.
        Глава 3

1
        - Там реально есть машина времени?! - Светка спрашивала это уже раз десятый за вечер.
        - Поедем - сама увидишь! - Лёха уже начал сердиться.
        - А Ванька со своей поедет? - в Светкином голосе чувствовались нотки ревности.
        - Нет, я ему ещё не говорил, - всё ещё сердито ответил Лёха. - Ты же слышала - он не верит в это. А Ольга вообще откровенно стебётся.
        - Когда едем?
        - В выходные. Погоду обещают.
        Они были единственными, кто вышел из электрички на загородной платформе. Яркое весеннее солнце уже заметно пригревало. Пронзительно свистнув, электричка поехала дальше от Москвы. Лёха огляделся. Через начавшие зеленеть поля вдаль уходила грунтовая дорога, за полями в дымке виднелись двухэтажные дачи. Похоже, ездить сюда не электричке немодно, только на своей машине.
        - Да, именно про эту дорогу говорил подполковник, - Лёха сверился с картой на смартфоне. - Значит, ещё три-четыре километра идти.
        - Лёша, а понеси мой рюкзачок, - Светка протянула ему рюкзак с фотопринадлежностяими.
        - У тебя там что - кирпичи? - Лёха взвесил рюкзак на руке.
        - Я на всякий случай свет взяла, - виновато ответила Светка. - И запасные аккумуляторы. Мы же в бункер полезем?
        Лёха молча закинул рюкзак на плечо и стал спускаться с платформы. С километр Светка плелась за ним молча, но потом не выдержала.
        - Смотри, тут когда-то была линия электропередач, - она показала на поле, где из островков кустов торчали остатки опор.
        - 110 киловольт, - на глаз определил Лёха. - Значит, правильно идём.
        Дорога вошла в берёзовую рощу. Под деревьями высились кучи мусора, преимущественно строительного.
        - Долго ещё? - Светка недовольно покосилась на стихийную помойку.
        - Уже подходим, - Лёха ещё раз сверился с картой на экране смартфона.
        - Ну и где?
        - Вон, смотри!
        Среди голого кустарника виднелись остатки кирпичной стены. Здесь тоже лежали кучи мусора.
        - Это что, уже часть? - спросила Светка, доставая фотоаппарат.
        - Да, - кивнул Лёха. - Подполковник Ковалёв говорил, что это был штаб.
        Он показал на остов когда-то двухэтажного здания, из окон которого торчали молодые деревья.
        - А это что? - Светка показала на стену с облупившейся синей мозаикой. Лёха остановился, разглядывая настенное творчество, но так и не смог понять, что здесь когда-то было изображено.
        - Баня, наверное, - предположил он. - А может - столовая. Хорошо, что сейчас приехали. Летом тут всё зарастёт, ничего не увидишь. И комаров тут летом, наверное, дофига.
        - Куда дальше? - спросила Светка, щёлкая по сторонам фотоаппаратом.
        - Туда, - Лёха стал пробираться через кустарник к относительно неплохо сохранившемуся двухэтажному зданию. - Он сказал, что вход в бункер был в этом доме.
        Железную дверь когда-то срезали болгаркой. И вообще ничего металлического уже не осталось.
        - А тут что было? - Светка заглянула в комнату слева. - Деревяшки какие-то, непонятное что-то.
        - Доставай свои фонари, и пойдём дальше, - нетерпеливо сказал Лёха. Пройдя по небольшому коридору, они повернули, спустились по бетонной лестнице, ещё раз повернули.
        - Вот оно! - радостно воскликнул Лёха. В свете фонарей желтела мокрой ржавчиной массивная стальная гермодверь.
        - А её почему не срезали? - удивилась Светка.
        - Металл слишком толстый, - объяснил Лёха. - И вытаскивать её отсюда замучишься. Значит, именно за ней системы жизнеобеспечения и лифт, ведущий в бункер с машиной времени. Ты снимаешь?
        Он мог бы и не спрашивать - Светка не выпускала фотоаппарат из рук.
        - А внутрь пойдём? - спросила она.
        Лёха костяшками пальцев постучал по ржавой герме. Звук получился глухой, как будто по монолитному куску металла.
        - Нет, сегодня не пойдём.
        - А когда?
        Лёха засмеялся её наивности.
        - Пойдём территорию посмотрим, пока дачники своим мусором всё не загадили.
2
        На следующий день в универе к Лёхе подошёл Иван.
        - Чего нас не позвали? - недовольным тоном поинтересовался он.
        - Что, Светка уже проболталась? - догадался Лёха.
        - Да она такой отчёт выложила, что я полночи не спал! Зачётное место, особенно ржавая герма в подвале.
        - А она не написала, что там за гермой?
        - Бомбарь? - предположил Иван.
        - Там лифт, который ведёт в бункер с машиной времени!
        - Ох уж эти сказочники! - скривился в ухмылке Иван.
        - Вот поэтому я тебя и не позвал! - сердито ответил Лёха. - А то бы ныл всю дорогу.
        - Нет, погоди, это та самая часть, про которую вам в школе историчка рассказывала?
        - Она дала мне адрес сослуживца своего отца, вот он мне всё и рассказал. Он лично видел людей, переместившихся во времени.
        - Ага, их уже много! - ухмыльнулся Иван.
        - С тобой невозможно разговаривать! - разозлился Лёха. - Иди на свои митинги митингуй, шататель режима!
        - Я хоть делом занят, - в ответ огрызнулся Иван. - А ты в своих фантазиях застрял.
        - А ты хоть знаешь, зачем этих людей из 1968-го посылали в 1993-й год?! Они уже тогда знали, что Советский Союз развалится, и хотели это предотвратить. Мне это рассказал подполковник, адрес которого дала историчка. Понимаешь, они уже тогда думали о будущем страны. А нам-то втирают - застой, цеховики, предатели!
        - Чего-то они не очень предотвратили развал Советского Союза, - заметил Иван.
        - Вот поэтому-то и надо изучить их опыт, чтобы не повторять ошибки, - заявил Лёха.
        Иван взял его под локоть и отвёл в сторонку.
        - Лёша, а у тебя с головой всё в порядке? Корона не жмёт? Мания величия не беспокоит? Ты один хочешь повернуть ход истории. А остальные все были дурачками.
        - Значит, слушай меня сюда, бакалавр недоделанный! - Лёха ткнул пальцем Ивану в грудь. - Ты где учишься? На информационных технологиях. Тебе на первом курсе объясняли важность информации? Так вот, ещё раз: кто владеет информацией - тот владеет миром. А мы владеем информацией о том же путче ГКЧП. Это тогда люди были одурманены антисоветской пропагандой, на мы-то с тобой знаем, как всё было на самом деле.
        - И что, ты отправишься в 1991-й бороться с антисоветской пропагандой? - Иван отвёл Лёхин палец от своей груди. - Народоволец, блин! Очередное хождение в народ!
        - Ты же сам китайцами восторгаешься! - Лёха вновь направил на него палец. - Как они на Таньаньмене агитировали? Сначала листовки с вертолёта бросали, а потом танки подогнали, и раздавили всех этих протестунов нахрен! А наши танки подогнали, и сидели, ждали приказа, а приказа не было. Ты понял?
        - Ты хочешь туда отправиться и приказать?
        - Наконец-то до тебя дошло! Просто выйти вперёд и крикнуть: «Делай, как я!»
        - И для этого тебе нужна машина времени?
        - Ваня, ты просто умнеешь на глазах!
        Иван недоверчиво поглядел на него.
        - Ты, конечно же, самый первый, кто до этого додумался.
        - Нет, но я буду первым, кто это сделает.
        - Лёша, ты от скромности не умрёшь!
        - Ваня! - таким же тоном ответил Лёха. - Если ты в это не веришь - иди дальше шатай режим, бегай от ментов, прыгай по мусорным бакам. Это ведь офигенно как полезно! А главное - ты чувствуешь себя великим!
        - Ладно, кончай стебаться! - попытался примириться Иван. - Ты реально веришь, что это возможно?
        Лёха ответил ему долгим пристальным взглядом.
        - И с чего ты хочешь начать? Распилить герму и добраться до машины времени?
        - Нет, сначала нужно найти тех, кто уже перемещался во времени. Их всего двое - Мария Егорова и лейтенант КГБ Андрей.
        - Мария погибла, - стал загибать пальцы Иван. - А лейтенантов КГБ по имени Андрей - дофига. К тому же он сейчас уже, наверное, полковник в отставке.
        - А знаешь, что мне сказал Ковалёв? - Лёха придвинулся к другу поближе и понизил голос. - Они тогда, в 1968 году, обсуждали версию, что Мария на самом деле отказалась возвращаться. И так и осталась жить в 1993 году. Ей сейчас примерно 45 лет.
        - Да, очень важные приметы! Особенно с учётом того, что она могла взять другое имя. А так полно людей под это описание подходят. Твоя мать, например. Её тоже зовут Мария, и она примерно такого же возраста.
        - Иван, не трогай мою мать! - рассердился Лёха. - Серьёзные вещи обсуждаем, а тебе обязательно надо постебаться.
3
        Вечером собрались в кафе. Светка чувствовала себя звездой - ещё бы, своим фотоотчётом о путешествии в заброшенную часть собрала кучу лайков и комментов!
        - Вы реально там видели машину времени? - спросила Ольга.
        - Ржавую герму они там видели! - вместо них ответил Иван.
        - Помолчи! - одёрнула приятеля Ольга. - Я серьёзно спрашиваю.
        - У Лёхи на машину времени уже есть серьёзные планы, - снова вмешался Иван. - Он хочет отправиться в 1991-й год, поддержать ГКЧП и спасти Советский Союз!
        - Лёха, это правда? - испытующе поглядела на него Ольга.
        - Да! - с вызовом ответил Лёха. - Я считаю, что надо ставить перед собой великие цели. Скатиться к примитивным вещам я всегда успею!
        Светка глядела на него, разинув рот - он с ней такими глобальными планами не делился. Ольга неожиданно серьёзно сказала:
        - Возьми меня с собой. Я тоже хочу в этом участвовать.
        Тут уже от изумления рот раскрыл Иван.
        - Чего смотришь? - Ольга заметила его удивление. - Это вы там, на митингах, практически пушечное мясо. А я считаю себя специалистом по экономической кибернетике. Я считаю, что плановая экономика более эффективна, чем рыночная. И переход к рынку, который сделали в начале 90-х, и привёл нашу страну туда, где она сейчас находится.
        - И где она сейчас находится? - уточнил Лёха.
        Ольга сердито поглядела на него.
        - Лёша, ты уже который год таскаешься по заброшкам, а ещё ничего не понял. Это и есть результат рыночных реформ.
        - Погоди, но в Америке…
        Это он зря сказал, потому что слово «Америка» подействовало на Ольгу как красная тряпка на быка.
        - Ты видел заброшенные заводы, заброшенные воинские части, а в Америке есть целые заброшенные города. Тебе слово Детройт что-нибудь говорит? Или ты только про чикагских мальчиков слышал?
        - Это гангстеры, что ли? - подала голос Светка. Ольга поглядела на неё так, как будто та сказала что-то неприличное.
        - Я имела в виду чикагскую экономическую школу. Выходцы из которой потом давали советы Пиночету. Но то, что хорошо для маленькой Чили, оказалось губительно для большой России. Объяснять?
        Светка пристыжено молчала, но Ольгу уже было не остановить.
        - В больших странах не все решения принимаются только по экономическим соображениям. Есть вещи, которые с экономической точки зрения неэффективны, но необходимы с точки зрения политики. В какой-нибудь Голландии жить, конечно, комфортно, но в космос они не полетят. А для решения подобных задач необходимо планирование, потому что рынок очень расточителен с точки зрения ресурсов. Конкуренция эффективна, но очень затратна для общества. Поэтому если мы хотим достичь действительно выдающихся результатов, то их надо планировать. А не ждать, когда они случайно возникнут под воздействием невидимой руки рынка. И всё это уничтожили в 1991-м. Понятно?
        Светка испуганно кивнула. А Иван глядел на возбуждённую и раскрасневшуюся Ольгу восторженными глазами. Но Ольга этого не замечала.
        - А как же мнение народа? - осторожно спросил Лёха. - Ну типа в 91-м все хотели свободу и справедливость?
        - Ага, сейчас свободы дофига! - тут же ответила Ольга. - Больше неё только справедливости. Вон Светик при всех своих талантах подносы в Макдональдсе таскает, хотя из неё получился бы отличный журналист. А почему? Потому что у неё нет бабла, чтобы перейти на платное обучение. Это ты называешь справедливостью?! Ладно, скажу за себя. Вот кончу универ - пойду работать менеджером в соседний обувной магазин к какому-нибудь Ашоту. Потому что в банках или на госслужбе у всех свои дети есть. Да, они в экономике ни в зуб ногой, но зато у них папы-мамы всем командуют. Это система, с которой Ваня на митингах борется. А здесь есть шанс задавить эту гадину в зародыше.
        Теперь уже и Лёха смотрел на неё с испугом.
        - У тебя есть план? - напористо спросила его Ольга.
        - Ну это… - начал мямлить Лёха, но, увидев горящие глаза Ольги, стал говорить более уверенно. - Я думаю, первым делом надо найти отчёты об экспериментах по перемещению во времени. А ещё лучше - самих участников экспериментов. Потом восстановить машину времени, отправиться в 1991-й и предотвратить распад Советского Союза.
        - Где ты на это деньги найдёшь? - скептически поинтересовался Иван.
        - Найду! - упрямо ответил Лёха.
        Светка подарила ему восторженный взгляд.
        - А я помогу найти участников эксперимента. Я всё-таки журналист, хоть и недоучившийся.
        - Мария погибла, - напомнил ей Иван.
        - Значит, буду искать второго!
        - Ну-ну! - ухмыльнулся Иван.
        - Послушай, господин скептик! - Ольга резко обернулась к нему. Слово «господин» в её устах прозвучало как страшное ругательство. - Ты уж как-то определись - ты с нами или нет? Если с нами - то давай как-то вместе работать. Если нет, то чего ты тут вообще делаешь?
4
        Леха готовился сдавать зачёт по кодированию информации. Он трудолюбиво выписывал на листочке всякие коды Хемминга, коды Хаффмана и прочие премудрости. И тут зазвонил мобильник. Он глянул на экран - номер незнакомый, но что-то подсказало ему, что надо ответить.
        - Это Ковалёв, из Чехова, - раздалось в трубке. - Помнишь, заезжал ко мне недавно?
        Лёха помахал телефоном преподу - мол, срочный звонок, и шёпотом ответил:
        - Здравствуйте, Алексей Викторович!
        - Значит, слушай меня. Тут сын разбирался у нас в гараже. Там у меня было кое-что сложено, что я на память о службе захватил. Он хотел выбросить, но я попросил пока оставить. Если тебе интересно - подъезжай, забери. Только не затягивай.
        - Спасибо, обязательно в ближайшее время заеду.
        Первой мыслью было бежать искать Ваньку. Но тут Лёха обратил внимание на листок перед собой. Зачёт! Вот некстати! Он поднял руку.
        - Климов? - поверх очков поглядел на него препод.
        - Я готов отвечать! - вскочил Лёха.
        Выйдя из аудитории, он первым делом вытащил телефон.
        - Ванька? Да, это я. Да, уже сдал. Ты мне скажи - у тебя машина на ходу?
        Когда родители Ивана купили новую машину, он уговорил их оставить старые «Жигули» ему. Конечно, в универ на них он старался не ездить - чего лишний раз позориться? Но для поездки за город они вполне сойдут.
        - На ходу, да? Мне надо съездить в Чехов, там кое-что забрать. Да, ты правильно понимаешь.
        Через десять минут они уже встречались у главного корпуса универа.
        - Понимаешь, это надо сделать срочно! - уговаривал Лёха. - А то они всё выбросят.
        - Чего там хоть есть? - попытался выяснить Иван.
        - Да какая разница - мне всё интересно! Завтра едем?
        - Лёха, у меня первый экзамен через три дня.
        - Ну и что? У меня тоже через три дня. С утра съездим, к обеду вернёмся.
5
        На следующее утро Лёха уже садился в Ванькины «Жигули».
        - На бензин подкинешь? - ненавязчиво спросил Иван. Лёха покислел, но протянул денежку. До Чехова доехали быстро - основной поток машин утром идёт в Москву.
        - Как ты быстро! - поздоровавшись, удивился Ковалёв-старший. - А это мой сын, познакомьтесь.
        Младший Ковалёв сильно напоминал отца.
        - Вы на машине? - спросил Ковалёв-старший. - Тогда меня тоже захватите, а то вы там не разберётесь.
        Его гараж ничем не выделялся среди таких же в длинном ряду гаражного кооператива. Но внутри обстановка сильно отличалась от той, какую себе представлял Лёха. Пол в гараже был ровно забетонирован и покрашен коричневой краской. Вдоль стен стояли аккуратные деревянные стеллажи.
        - А машину мы рядом с домом на стоянку ставим, - объяснил Ковалёв-младший. Иван толкнул Лёху и кивнул на шинель с майорскими погонами, висевшую в углу гаража.
        - Это моя, старая ещё, - заметив, объяснил Ковалёв-старший. Он показал на стеллажи вдоль правой стены. - Вот, накопилось с годами. Хотел в своё время всучить Марине Константиновой, для её школьного музея, но она отказалась, сказала - места нет. Так что можете всё забрать.
        Иван с интересом разглядывал офицерскую портупею, но Лёху больше заинтересовали папки с бумагами.
        - Жалко было сжигать, - сказал Алексей Викторович. - Это же целая жизнь в этих бумагах. Секретные все уничтожили по акту, а эти я взял. Но что, забираешь?
        - Да, если можно, то всё возьму, - Лёха жадно просматривал документы.
        - А вот что ещё у меня есть, - Ковалёв-старший показал на картонные коробки на нижней полке стеллажа. - Полный пакет перфокарт с расчётом перехода во времени. В принципе - секретные материалы, но я особисту тогда сказал - они же уже использованные, с дырочками. Он глянул - действительно с дырочками, говорит - тогда забирай! Только сейчас ни устройств ввода не осталось, ни больших машин.
        - Нет-нет, это я тоже заберу! - в Лёхе проснулась жадность кладоискателя. Иван попытался поднять одну коробку.
        - Да в ней килограмм двадцать!
        - А ты что хотел! - усмехнулся Алексей Викторович. - Это тебе не современная флешка! Как тогда у нас говорили - твёрдая копия. А нет, твёрдая копия - это распечатка, а это первичный носитель.
        Когда коробки с перфокартами погрузили в багажник, зад у «Жигулей» заметно просел. Иван стал придирчиво осматривать подвеску. Ковалёв отозвал Лёху в сторонку.
        - Я вот ещё чего вспомнил. Того лейтенанта, который с Машкой в 1993 год отправился, звали Андрей. Андрей Николаевич Нечаев, и отец у него тоже в КГБ служил, полковник. Мы тогда думали, что папа-полковник ему карьеру делает, но этот Андрей вроде ничего парень оказался. Ты собирался съездить нашу часть посмотреть? Не ездил ещё?
        - Ездили ещё весной, - ответил Лёха. - Только там смотреть особо нечего - всё заброшено и заросло.
        - А здание, под которым наш бункер, нашли?
        - Конечно! Только там герма заварена.
        - Это я заваривал. Значит, всё на месте. Ну давайте, счастливого пути! Если чего ещё вспомню - позвоню. И ты тоже не пропадай, держи в курсе.
6
        - Нафига ты эти тяжести взял? - на обратном пути ворчал Иван. - Амортизаторы убьются.
        - Как ты не понимаешь? - воскликнул Лёха. - Это же фактически коды управления машиной времени!
        - Ты хоть знаешь, чего там на этих перфокартах набито?
        - Введу в машину - узнаю.
        - И где ты найдёшь устройство ввода? Или ты глазками будешь считывать, а ручками вбивать? Ну хорошо - ввёл, а дальше? Это у тебя под Досом будет работать, или под Виндовсом?
        - Ваня, такое ощущение, что ты учишься в автодорожном институте! - снисходительно ответил Лёха. - Это всё решается элементарно!
        Но вот разгрузка тяжеленных коробок с перфокартами оказалась совсем непростой. Последнюю коробку Лёха тащил уже на подгибающихся ногах. В этот самый момент заявилась Светка.
        - Лёша, тебе помочь?
        - Не мешайся! - тяжело отдуваясь, отпихнул её Леха.
        - Я тебе помочь хотела, а ты… - канючила Светка, идя за ним следом.
        Леха дотащил последнюю коробку до своей комнаты и устало уселся на пол рядом с ней. Чуть отдышавшись, он сказал Светке:
        - Хочешь помочь? Тогда вот тебе задание. Найди мне сведения о Нечаеве Андрее Николаевиче, ориентировочно 1944 года рождения, офицере КГБ. Особая примета - его отец в 1968 году был полковником КГБ.
        Светка глядела на него, разинув рот от изумления.
        - Чего смотришь? - не выдержал её взгляда Лёха. - Ты же хотела быть журналистом. А это обычное журналистское задание.
        И тут в его комнату заглянула мать.
        - Лёшка, ты чего тут устроил? Это что ещё за склад?
        - Здравствуйте, Мария Тимофеевна! - робко пискнула из угла Светка.
        - Здравствуй, здравствуй, - кивнула ей мать и снова повернулась к сыну. - Так что в коробках?
        - Перфокарты, - неуверенно ответил Лёха.
        - Перфокарты?! - удивилась мать. - Где ты их взял?
        - Мам, ты забыла, где я учусь?
        - Я думала, это всё давно выбросили.
        - А я подобрал. Надо же изучать историю вычислительной техники.
        - Ну изучай, - чуть помолчав, озадаченно ответила мать. - Только ЕС ЭВМ сюда не притащи.
        Глава 4

1
        Сдача сессии прошла удачно. Но для этого Лёхе пришлось отложить изучение бумаг, которые он привёз от Ковалёва, и ограничить общение со Светкой. Второе было гораздо сложнее - у Светки-то сессии не было, и она жаждала общения. И вот сегодня Лёха уже собирался утолить её жажду, осталось только утрясти вопрос с летней практикой. В деканате ему дали список предприятий, куда можно было устроиться. Лёха стал гадать, чем могут заниматься загадочные ООО и ПАО - тут имело значение не только их местонахождение, но и что придётся делать. Админить базу товаров или бегать обслуживать банкоматы ему совершенно не улыбалось.
        За этим занятием его застал декан. Коротко кивнув на приветствие, он сразу заявил:
        - Климов, вот ты-то мне и нужен!
        - А зачем? - почуял неладное Лёха.
        - Место практики выбираешь? - декан глянул на список. - Не трудись, тебе персональное предложение как любителю старины. Тебя ждёт ведущее аэрокосмическое предприятие страны!
        - А при чём здесь старина? - не понял Лёха. Декан поставил свой портфель на стол и начал подробно объяснять.
        - Ты ведь историей вычислительной техники интересуешься. Вот у них там ещё тот зоопарк образовался. Ты же знаешь, как у нас технику внедряют - сначала на самые ответственные места, а потом уже куда придётся. В результате на науку работает всякое старьё, а новейшие компьютеры стоят у секретарши и в бухгалтерии. Вот и у них то же самое получилось - математическая модель их техники сделана ещё на ЕС ЭВМ. Они сейчас это хотят перевести на персоналки, но это оказалось не так просто. У меня там старый знакомый работает, вот он и попросил толкового студента на лето. Пойдёшь?
        В голове у Лёхи тут же сложилась хитрая комбинация.
        - А у них устройства ввода с перфокарт есть? - спросил он.
        - Я думаю, у них даже есть фотовводы с перфоленты, - успокоил его декан. - Ну так как?
        - Я согласен! - Лёха был в восторге - удача сама шла ему в руки.
        Но на этот день это были ещё не все новости. Когда он вечером встретился со Светкой, она упрекнула его.
        - Вот ты только задания всем раздаёшь - найди ему то, найди ему это. А сам-то?
        - Я устроился на практику в контору, где можно будет прочитать перфокарты, которые мне дал Ковалёв, - счастливым голосом заявил он подруге. Но Светка пропустила это мимо ушей.
        - Ты поручал мне найти Андрея Нечаева, участника второго эксперимента по перемещению во времени?
        - Ну? - удивился Лёха. - Неужели нашла?
        - А то! - гордо заявила Светка. - Я же журналист! Только этого никто не ценит.
        - Я ценю! - нетерпеливо сказал Лёха. - Где нашла?
        - В интернете, конечно!
        Лёха поскучнел.
        - Ну и чего ты там нашла?
        Светка достала из своего рюкзачка мятый листок и стала с выражением читать:
        - Нечаев Андрей Николаевич, 1945 года рождения, владелец банка «Н-Банк». Окончил высшую школу КГБ, участвовал в специальных операциях. В 70-е годы занимался аналитической работой. В 1985 году уволился из органов и занялся экономической деятельностью. В 1991 году организовал и возглавил «Н-Банк». Замешан в нескольких скандалах о незаконной приватизации. В настоящее время против него возбуждено уголовное дело по экономической статье. Последние годы проживает в Лондоне.
        - Думаешь, это он? - перебил её Лёха.
        - Я не дочитала! - обиделась Светка. - Слушай дальше. Сведения о родителях. Отец - Нечаев Николай Иванович, полковник КГБ. В знак протеста против роспуска КПСС покончил с собой в августе 1991 года.
        - Неужели он? Вроде всё совпадает.
        - Тут ещё фотка есть, - Светка продемонстрировала распечатанный на струйнике снимок.
        - Мне можешь не показывать - я его всё равно не знаю, - отмахнулся Лёха, но тут же спохватился. - Дай-ка сюда! Когда в следующий раз к Ковалёву поеду - покажу. Может, узнает.
2
        Вечером Лёха хвастался своими достижениями перед друзьями. Светка сидела рядом, всем своим видом говоря: «Ну скажите, какая я молодец!» Но Иван, как всегда, был скептичен - и по поводу перфокарт, и по поводу Светкиной информации.
        - Ну хорошо, - выговаривал он Лёхе. - Допустим, в этой конторе есть устройство ввода с перфокарт. Наверняка оно размером с небольшой шкаф, а чтобы его перенести, нужен подъёмный кран. То есть перфокарты надо будет тащить туда, все полтонны. А там вахта, режим и всё такое. И что дальше?
        - Я там ещё не был, и ничего конкретного сказать не могу, - ответил ему помрачневший Лёха. Тогда Иван переключился на Светку.
        - По анкетным данным этот Нечаев, конечно, подходит. Но чего он в банкиры из органов подался?
        Светка защищалась, как могла.
        - Ну вон Алексей Леонов вообще космонавт, а тоже в банкиры подался.
        - Хорошо, допустим, это тот Нечаев, который нам нужен, - продолжал разглагольствовать Иван. - Но он же в Лондоне. Чтобы с ним поговорить, надо туда лететь. А подпустит ли к нему охрана? Светик, вот ты полетишь в Лондон?
        - Я полечу! - вмешалась Ольга, которая до этого сидела и слушала молча. - Мне папа обещал - если сдам сессию, то он мне дарит недельную поездку в Париж. Значит, придётся вместо Парижа полететь в Лондон. Только надо подготовить вопросы - что мы от него хотим узнать?
        - Да ещё неизвестно, тот ли это Нечаев, - продолжал сомневаться Иван. - А то только зря прокатаешься.
        - Я думаю, что если Ковалёву показать фото, он сможет сказать что-то определённое, - предположил Лёха. - Тогда в ближайшие дни я еду в Чехов.
        - Я с тобой! - тут же вызвалась Светка. - Это же моя тема!
        - Тогда найди побольше фотографий этого Нечаева.
        - Это чего получается - вы все при делах, только мне одному делать нечего? - обиделся Иван.
        - А ты продолжай стебаться, - серьёзным тоном посоветовала Ольга. - У тебя хорошо получается.
        - Не, я по правде интересуюсь, - ещё больше растерялся Иван.
        - Когда мы попадём в 1991-й, нам придётся водить танк или БМП, - предположил Лёха. - Ваня, ты когда-нибудь водил БМП?
        - Издеваешься, да?
        - Ну тогда самое время начать учиться.
        - И где у нас учат водить БМП? - глумливым тоном поинтересовался Иван. - В ближайшей автошколе?
        - В армии, - подсказала Ольга. - Но ты ведь туда не рвёшься?
        - Короче - сам найдёшь! - подвёл итог Лёха. - БМП - не машина времени, найти проще будет.
3
        Ковалёв с интересом разглядывал фотографии, которые показывала Светка.
        - Вроде похож, - приговаривал он. - Когда это было-то! А второй раз я его видел в 1993-м, но тогда он всё равно молодой был. А вот эту ещё раз покажи! Да, это он самый! Там не написано - у него есть орден Ленина?
        - Нет, про награды ни слова, - развела руками Светка.
        - А может, поискать в интернете ведомости президиума Верховного Совета? - предложил Лёха. - Там должны были печатать списки награждённых.
        - Да не нужно это! - поморщился Ковалёв. - У нас висела копия указа о награждении. Так что ничего нового мы не узнаем. А вот как он в банкиры подался - это интересно. Люди с улицы свои банки не открывают.
        - Тогда, в 90-е, было время больших возможностей, - заученно произнесла Светка.
        - Да, больших, - согласился Ковалёв. - Вон Колька Константинов своей возможностью погибнуть за Родину тогда воспользовался. Погоди, ты про 90-е сказала? Я вспомнил - когда они ко мне в 90-е заходили, Андрей ещё обмолвился, мол, Машка в бандиты подалась.
        - Что это значит? - удивился Лёха.
        - Да кто его знает, что он имел в виду! - пожал плечами Ковалёв. - Но на ваших снимках он - Андрей Нечаев, лейтенант КГБ.
        - Спасибо, вы нам очень помогли!
        - А перфокарты-то тебе пригодились?
        - Завтра попробую найти устройство ввода с перфокарт, - поделился планами Лёха.
        - Удачи! Потом расскажешь, что получилось.
4
        На следующий день Лёха пошёл устраиваться на летнюю практику. В здании советских времён по адресу, который ему дал декан, порядки тоже сохранялись советские. Лёха позвонил по местному телефону, и через пять минут к нему спустился парень ненамного старше его.
        - Михаил, - представился он. - Я тут вроде начальника ВЦ - это если по-старому. А по-новому - сисадмин. Давай паспорт, пойдём в бюро пропусков пропуск тебе делать.
        По дороге Михаил стал вводить нового практиканта в курс дела.
        - Я сам тут второй год работаю. Представляешь, у них математические модели до сих пор на ЕСке крутятся. А я взялся перевести это дело на персоналки. А то у ЕСки производительность меньше, чем у смартфона.
        - А чего раньше это не сделали? - спросил Лёха.
        - Да никто за это браться не хотел, им проще было ЕСку поддерживать в рабочем состоянии. Ведь эти модели годами совершенствовались. Изделие полетело, параметры сняли - в модели подправили. А если перенести модель на другую платформу, ещё неизвестно - будет ли она корректно работать, надо заново поверять.
        - И как же это на персоналки переводить? - не понял Лёха.
        - Вот это как раз самое простое, - объяснил Михаил. - Модель написана на языке высокого уровня, на Фортране. Для персоналок существуют эмуляторы OS/360 и трансляторы Фортрана. Так что перенести - вообще никаких проблем. Самое трудоёмкое - поверить получившуюся модель. То есть поступаем так - переносим софт на персоналки, а ЕСку сохраняем, а потом сравниваем работу модели на персоналке и ЕСке. Если совпадают - хорошо, не совпадают - корректируем.
        - Скажите, а у вас тут есть устройство ввода с перфокарт? - наконец Лёха задал мучивший его вопрос.
        - Конечно, есть! - обрадовал его Михаил. - И давай на «ты» - вроде почти ровесники.
        Наконец все формальности были улажены, и Михаил повёл Лёху в машинный зал. Лёха с уважением смотрел на обшарпанную консоль управления ЕСки - машину явно сделали ещё до его рождения.
        - Так чего ты там про перфокарты спрашивал? - окликнул его Михаил.
        - Да мне там надо программу с перфокарт считать, - объяснил Лёха.
        - Какие проблемы? Неси - считаем.
        - Вот в этом-то и проблема. Там этих перфокарт примерно полтонны.
        - Да, действительно проблема, - Михаил задумался. - Давай вот так попробуем.
        Он вышел в соседнюю комнату и вернулся с небольшим металлическим ящиком.
        - Это портативный считыватель. Подключается к последовательному порту, вот тут на дискетке программа, которая с ним работает. Тебе недели хватит?
        - Не знаю, - смутился Лёха. - Как пойдёт.
        - Короче - забирай, введёшь - принесёшь назад.
        - А вахта?
        - Если у них будут вопросы - пусть мне позвонят.
        Ближе к вечеру Лёха взял портативный считыватель под мышку и отправился к проходной. Вахтёр лениво выглянул из-за стекла.
        - Что несём?
        - Прибор на полевые испытания.
        - А разрешение на вынос есть?
        - Конечно же! - уверенно заявил Лёха.
        - Тогда проходи.
        Звонить Михаилу не потребовалось.
        Всю ночь Лёха подключал считыватель к компу. Заработало только к утру, но уже было пора уходить. Зато на практике Михаил показал, как на персоналке работает эмулятор среды OS/360.
        - То есть один персональный компьютер, помещающийся на столе, может заменить весь этот машинный зал? - пришёл в восторг Лёха.
        - А вот это нам ещё предстоит доказать, - дал осторожный ответ Михаил. - Понимаешь, вот мы берём математическую модель на языке высокого уровня, транслируем её в машинные коды, потом эти машинные коды будут исполняться не на реальном железе, а на программном эмуляторе. Формально всё должно работать - есть стандарты языка высокого уровня, программисты должны были их соблюдать. А на практике то, что нормально проходит на ЕСке, на эмуляторе выдаёт ошибку деления на ноль. Вот поэтому-то до сих пор было проще поддерживать в рабочем состоянии ЕСку, чем фактически заново переписывать математическую модель.
        - Так поддерживали бы её и дальше, в чём проблема?
        - А проблема в том, что уже весь запас запчастей к ЕСке закончился. Меня уже на радиорынке все в лицо знают - я у них там всё скупил, что у них к ЕСке было. Теперь приходится на свалку ездить.
        - Что, серьёзно? - удивился Лёха. - Да, это не Америка!
        - Думаешь, там у них по-другому? - просветил его Михаил. - Ты разве не слышал эту историю с их Шаттлом? Его проектировали ещё в начале 70-х, и многие вещи были сделаны на микропроцессоре Моторола-6800, причём, естественно, в милитари-исполнении, то есть в керамическом корпусе. И вот на дворе уже 21-й век, процессоры 6800 давным-давно не выпускаются, а весь софт написан именно под них, переделывать - это время и деньги. И пришлось инженерам НАСА шариться по помойкам и искать там старую мед. аппаратуру - туда в 70-е тоже ставили эти процессоры в керамических корпусах. А в каждом Шаттле таких процессоров много. Так что если хочешь - в выходные поехали со мной на свалку.
        - Нет, у меня дела, - отказался Лёха. Только сейчас до него дошла серьёзность положения. Просто запустить программу от ЕСки на персоналке - это ещё полдела. Главное - надо быть уверенным в том, что она всё сосчитает правильно. Поэтому придётся действовать так, как говорит Михаил - запустить программу на ЕСке и на персоналке, а потом сравнивать результаты. Но его практика заканчивается через полтора месяца, а потом его уже сюда не пустят. А может, вообще ЭВМ к тому времени разберут. Надо торопиться!
        Поэтому все выходные Лёха с утра до ночи занимался тем, что скармливал перфокарты портативному считывателю. Даже когда пришла Светка, он не оторвался от своего занятия, а заставил подругу аккуратно раскладывать стопки перфокарт по всей комнате. За этим занятием их застала Лёхина мать, заглянувшая в комнату.
        - Вы чего тут затихли?
        - Мы заняты, - ответил Лёха, засовывая в считыватель очередную колоду перфокарт. - Не мешай, а то мы всё перепутаем.
        - У вас тут прямо целый вычислительный центр! - покачала головой мать.
        Лёха не обратил на эти слова внимания, но Светка тут же проявила свою журналистскую хватку.
        - Мария Тимофеевна, а вы работали в вычислительном центре?
        - Так, имею общее представление, - смутилась мать. - Вы не голодные? Может, вам бутербродов сделать?
        - Мам, давай потом, - отмахнулся Лёха.
        К вечеру выходных они со Светкой перелопатили все коробки с перфокартами, в результате получилось пять мегабайт текста программы. Лёха скинул их на флешку, потом подумал и сделал ещё одну копию. Когда он убирал флешку в карман, Светка поразилась:
        - И что, вся информация с этой кучи перфокарт уместилась на одну флешку?
        Лёха покрутил руках флешку.
        - На самом деле сюда в тысячу раз больше может поместиться.
5
        В понедельник с утра Лёха с флешкой в руках подошёл к Михаилу.
        - У меня тут одна программа для ЕСки есть. Можно её прогнать и посмотреть, что получится?
        - На ЕСке только ночью - днём она занята, - ответил Михаил. - А на эмуляторе - сколько угодно. У тебя в каком виде - Фортран, Ассемблер?
        - Если честно - я не разбираюсь, - признался Лёха. - Но в виде исходного текста.
        Михаил подключил флешку и стал листать файлы.
        - Вот это? Похоже на классический Фортран. Давно писали, последние годы подпрограммы по-другому оформляли. Это кто писал-то?
        Лёха не хотел посвящать его во все подробности, надо было придумать какое-то объяснение.
        - А это у меня мать раньше в вычислительном центре работала, вот её ностальгия замучила. Попробуй, говорит, запустить - может, заработает.
        - Так она у тебя программист? - уважительно спросил Михаил.
        - Да не… - растерялся Лёха. - Она это… Ну неважно, давно это было.
        - Точно, давно, - согласился Михаил, продолжая листать на экране текст программы. - Тут вон в заголовке дата стоит - март 1969 года.
        - Где?! - через его плечо Лёха заглянул в монитор. - Вот это? «CONT PROGLIB ####»? Это что такое?
        - Управляющая перфокарта, - коротко пояснил Михаил. - Сейчас попробую скормить твою программу транслятору.
        По экрану персонального компьютера побежали строки сообщений транслятора. Ждать пришлось минут пять.
        - Ничего себе! - удивился Михаил. - Могучая программа! Обычно за несколько секунд проскакивает. Но вроде оттранслировалось без ошибок. Попробовать запустить?
        - Попробуй! - Лёха облизал пересохшие от волнения губы.
        Михаил пробежался пальцами по клавиатуре и присвистнул от удивления.
        - Ожидаемое время выполнения программы - пять часов!
        - Это много? - не понял Лёха.
        - Это очень много! У меня тут восьмиядерной проц и памяти 32 гига. А ЕСка это будет молотить двое-трое суток.
        - И что делать?
        - Персоналка к вечеру досчитает. А если хочешь на ЕСке прогнать - то надо на все выходные запускать. Но тогда надо здесь оставаться дежурить. Ты готов?
        - Да не вопрос! Домой только позвоню, чтобы не волновались.
        Михаил улыбнулся его энтузиазму.
        - Я же сказал - в выходные, а сейчас только понедельник.
        Весь день Лёха постоянно бегал к персональному компьютеру, на котором был установлен эмулятор ЕСки и работала программа с перфокарт. Наконец, вечером он увидел долгожданное сообщение «Работа программы завершена».
        - Ну что, случилось чудо? - подошёл Михаил.
        - Чего она тут насчитала? - спросил Лёха.
        - Так, вот получился результат, который скинут в текстовый файл. В оригинале он должен распечатываться. Смотрим этот файл. Тут заголовок и какая-то таблица. И чего - эту таблицу он вычислял весь день?!
        - А что в заголовке? - Лёха дрожал от нетерпения.
        - Погоди, кодировку переключу, а то русские буквы не видно. Вот, теперь видно. «Исходная точка - 12 марта 1969, конечная точка - 12 марта 1999». Дальше список каких-то параметров, и пошла таблица. Ты знаешь, что всё это значит?
        - Вот теперь буду думать, - озадаченно произнёс Лёха. - Но главное, что программа здесь работает. Надо будет ещё прогнать на ЕСке и сравнить.
        - Но это только в выходные, - напомнил Михаил. - Тебе получившийся файл распечатать?
        Всю дорогу до дома Лёха мучительно думал - что это означает. Исходные и конечные точки - это явно указывает на то, что это расчёты временного перехода. Получившаяся таблица - параметры для настройки аппаратуры машины времени. Но почему исходная точка - 12 марта 1969 года? Насколько он знает, переходов было два - в июне 1968 и в сентябре 1968. Тогда это что? Посчитали про запас? Или же был третий переход во времени, о котором он не знает? Но Ковалёв про него тоже ничего не говорил.
6
        Около дома его уже поджидали друзья.
        - Ну ты где ходишь? - недовольно спросила Ольга. - У меня в пятницу утром самолёт, а мы ещё ничего не обсудили.
        - Я запустил программу с перфокарт, которые мне дал Ковалёв, - похвастался Лёха. - Она вычисляет какую-то таблицу параметров для машины времени. Но весь прикол заключается в том, что переход рассчитан с 12 марта 1969 в 12 марта 1999 года.
        - Вроде же было только два перехода, и оба - в 1968-м, - припомнила Ольга.
        - Вот и я так думал. Тут что-то непонятное.
        - Ладно, давай с этим потом. Что мне Нечаеву говорить?
        - Ты сначала придумай, как ты к нему подойдёшь, - в своей скептичной манере высказался Иван.
        - Это уже моё дело, - отмахнулась от приятеля Ольга. - Ну так какие будут мысли?
        - Я предлагаю такую легенду, - вылезла Светка. - Типа ты - это я, то есть ты учишься на журналиста, а это у тебя курсовая работа - взять интервью.
        - Ну не надо бывшего кгбшника совсем за дурака считать! - возмутилась Ольга. - Он на третьей же фразе раскусит, что я такая же журналистка, как он - испанский лётчик.
        - Вот если бы я могла полететь вместо тебя! - мечтательно произнесла Светка.
        - Мечтать не вредно! - Ольга тут же поставила её на место. - Народ, какие ещё мысли?
        - Когда не знаешь, что говорить - говори правду, - предложил Лёха.
        - Это включая твою затею с ГКЧП? - уточнил Иван.
        - Давай стебаться потом будешь, - остановила его Ольга. - Значит, мы интересуемся советскими достижениями в области путешествий во времени. Почему мы этим интересуемся?
        - Эта… - Лёха пощёлкал пальцами. - Потому что школьная учительница нам об этом рассказывала на уроках.
        - Тебе рассказывала, а не мне, - уточнила Ольга. - Но сойдёт. Теперь дальше - почему я об этом спрашиваю именно его?
        - Потому что о нём нам рассказал подполковник Ковалёв, - подсказал Лёха. - И типа ты спрашиваешь - а не он ли тот самый участник эксперимента, которого наградили орденом Ленина?
        - Так, легенда мне ясна, - облегчённо вздохнула Ольга. - Для начала нормально, а дальше - как пойдёт. Осталось придумать, как с ним познакомиться.
        - Ты прямо как подруга Джеймса Бонда, - притворно умилился Иван. И тут же получил от Ольги ответку:
        - А ты - Джеймс Бонд, что ли? Ты бы лучше учился танк водить. Помнишь, как в фильме «Золотой глаз»?
        Глава 5

1
        Андрей Николаевич не спеша прохаживался по своему кабинету. При этом он бросал быстрые взгляды на фотографии на стене. На них были изображены известные люди, преимущественно политики. Но не только - Андрей Николаевич остановился перед снимком, где был запечатлён Арнольд Шварценеггер. Общее же во всех снимках было то, что на них неизменно присутствовал он сам - Нечаев Андрей Николаевич. Где-то на заднем плане, где-то - здороваясь или даже обнимаясь со знаменитостью. Например, со Шварценеггером он был запечатлён в обнимку. Рядом другой снимок - Джордж Буш-младший вступает в должность. Тут, конечно, в толпе найти Андрея Николаевича без подсказки непросто. А вот и его любимый снимок - инаугурация Ельцина в августе 1996 года. Сам Андрей Николаевич теряется в толпе, да и Борис Николаевич выглядит не лучшим образом, но при взгляде на этот снимок всегда вспоминается то чувство победы и облегчения. Да, были же времена!
        Но вот когда дедок под Новый год заявил «Я устал, я ухожу», Андрей Николаевич впервые ощутил беспокойство. А потом ещё эта история с Ходорковским. Тогда Нечаев не стал дожидаться, и от греха подальше уехал в Лондон. И с тех пор тревога не покидает его, а только становится всё острее. И всё из-за этих расписок! Чёрт его дёрнул их подписать! Тогда он был в полнейшем раздрае - только что похоронил отца. Старик напоследок учудил - застрелился. Да было бы из-за чего! Ну запретили КПСС, но все эти разговоры про люстрацию и прочие ужасы так и остались разговорами. Наверное, у отца тогда просто сдали нервы. Но Андрей тяжело это переживал.
        И именно в эти дни его пригласили на Старую площадь. Он не был там давно - с тех пор, как ушёл со службы. А когда-то ходил туда как на работу - всем хотелось из первых уст узнать, что же будет через двадцать пять лет. Он выступал раз за разом, и в конце концов заучил свои слова наизусть, как артист. Подхлёстывая воспоминания, он нажал кнопку музыкального центра. Раздался голос молодого Андрея Макаревича:
        «…но сказать по правде,
        Я хотел бы только посмотреть,
        Посмотреть, что будет с нашим миром
        Через двадцать лет…»
        Рок-музыкант только хотел, а Андрей Нечаев посмотрел, только не через двадцать, а через двадцать пять. Не сказать, что ему сильно понравилось то, что он увидел. Но это объективная реальность, и с ней приходится считаться, как-то в неё вписываться.
        «… Я отдал бы всё на свете
        И просил бы об одном -
        Чтобы только с нами что-то было
        Через двадцать лет…»
        Но нет, «что-то» Андрея не устраивало, он хотел большего. Гораздо большего! И он это получил тогда на Старой площади. Но неприметный человек потребовал расписки. И Андрей их подписал. Потом он долго вспоминал эти идиотские формулировки: «… получая в свой распоряжение народную собственность…», «…обязуюсь по первому требованию…». Но тогда он был просто ослеплён открывавшимися перспективами. Уже через месяц он зарегистрировал свой банк. Все охотно шли ему навстречу, и он подозревал, что при этом не обходилось без телефонного звонка неприметного человека со Старой площади.
        Со временем он привык считать это всё своим. И он считал, что имеет на это право - ведь он точно знал, к чему всё идёт. И он тоже шёл к этому широкими шагами. И он не ошибся. Только вот эти расписки! В ночных кошмарах ему виделось, как к нему подходит неприметный человек и вкрадчивым голосом говорит: «Андрей Николаевич, мы благодарим вас за ваши услуги. А теперь верните народную собственность её законному владельцу - советскому народу!»
        Пройдя вдоль стены с фотографиями, он остановился перед сейфом. Замок сработал от отпечатка пальца. Андрей пошарил внутри и достал небольшую малиновую коробочку. Она приятной тяжестью давила на ладонь. Он открыл её - вот он, орден Ленина! Его орден Ленина! Самое весомое доказательство, что всё это ему не приснилось, всё было на самом деле. В том числе и Мария.
2
        Чем ему всегда нравился Лондон, особенно по сравнению с Москвой - так это своей безопасностью. Можно спокойно прогуливаться по своему району без охраны, не опасаясь случайных встреч со всякими неприятными людьми. Конечно, Москва в этом плане, говорят, тоже поменялась в лучшую сторону, но он ещё помнил 90-е - передвижения по городу только с охраной, только в бронированном «Мерседесе». Нет, всё же старая демократия - это комфорт и безопасность. Хотя таких прибылей, как в России, здесь никто себе даже представить не может.
        Из состояния расслабленной задумчивости его вывел нежный девичий голос:
        - Good morning, mister Nechaev!
        - Утро доброе! - в ответ кивнул он, и только сейчас обратил внимание на девушку - аккуратная причёска, неброский макияж, строгое платье. И какой-то едва уловимый аромат Москвы.
        - Мы знакомы? - он удивлённо вскинул брови.
        - Нет, - улыбнулась девушка. - Но если вы не возражаете, это можно исправить.
        Андрей Николаевич внимательно посмотрел на неё. Нет, она не похожа на многочисленных наивных дурочек, которые хотят подцепить богатого папика. И главное - этот уверенный голос с явным московским произношением. Дочка кого-то из старых знакомых? Или уже внучка?
        - Ну что же, давай попробуем! - решился Андрей Николаевич.
        - Меня зовут Ольга, и я из Москвы.
        - Я уже догадался.
        - Андрей Николаевич, а вот по какому поводу я искала с вами встречи, вы ни за что не догадаетесь!
        - Ого, да ты собрала на меня досье?!
        - Мне про вас рассказывал подполковник Ковалёв.
        Нечаев сразу насторожился - какой ещё подполковник?! Он ушёл со службы почти тридцать лет назад.
        - Не помню такого, - холодно ответил он.
        - Это неудивительно, - продолжала улыбаться девушка. - В 1968 году он был старшим лейтенантом.
        Так вот о чём она говорит! Не зря он сегодня доставал из сейфа орден Ленина! Но откуда она всё это знает? Или контора наконец-то вспомнила о нём?
        - Может, зайдём в кафе? - предложила девушка.
        - Ты привезла из Москвы свежего полония? - с серьёзным лицом пошутил Нечаев. Девушка звонко рассмеялась.
        - Я не думала, что такие серьёзные люди, как вы, верят в эти газетные истории!
        - И всё же - что ты от меня хочешь? - с хмурым видом попытался выпытать у неё Нечаев.
        - Андрей Николаевич, всего лишь послушать рассказ про ваше путешествие во времени, - и, предваряя его возражения, она быстро объяснила. - Учительница истории в нашей школе собирает материалы про это малоизвестное событие. Её отец служил в части, где проводились эти эксперименты. Его фамилия Константинов, а Ковалёв, который мне про вас рассказал - его сослуживец, начальник вычислительного центра. Он ещё дружил с Марией Егоровой…
        - Что с ней? - перебил Нечаев. - Ты видела её?
        - Но ведь говорят, что она погибла в ходе второго эксперимента, - растерялась девушка.
        Сказать ей или нет? А если её действительно послала контора? Но времена изменились, неужели они так и не простили Марии, что она отказалась возвращаться? И он решился.
        - Она не погибла. Я лично в 1993 году делал ей новые документы.
        - То есть это правда, что она отказалась возвращаться из 1993 года?! - воскликнула девушка.
        - Да, официально было объявлено, что Мария погибла. Но она осталась в 1993 году. Я с ней встречался, уже спустя 25 лет, как она отказалась вернуться вместе со мной. Только для неё это было всего через час. Она попросила сделать ей документы, и наши пути разошлись. То есть ты её не видела?
        - Нет, - девушка уже была серьёзна и сосредоточена. - Мы пробовали найти Марию Сергеевну Егорову, но у нас ничего не получилось.
        - Я делал ей документы на Марию Тимофеевну Климову, 1973 года рождения.
        - Как?! - девушка замерла и, не отрываясь, глядела на него.
        - Что такое? Тебе нехорошо?
        - Да, - было заметно, что девушка побледнела. - Андрей Николаевич, я смогу встретиться с вами позже?
        - Да, позвони мне, - Нечаев протянул ей визитку. - Тебе помочь?
        - Нет, спасибо. Мне надо идти.
3
        Звонок раздался в тот самый момент, когда Лёха прицелился паяльником в самую недоступную точку платы. Он чертыхнулся, отложил паяльник и достал смартфон.
        - Лёха! Ты слышишь меня?
        - Ольга, ты можешь перезвонить позже, я сейчас занят.
        - Лёха, это срочно! - продолжала кричать Ольга. - И очень важно!
        - Ты ещё в Лондоне? - переспросил Лёха. - Уже встретилась с Нечаевым?
        - Заткнись и слушай меня внимательно. Встретилась, поговорила, буду встречаться ещё. Он сказал мне, что Мария Егорова не погибла…
        - Ну нифига себе!..
        - Я сказала - заткнись и слушай! Он встречался с Марией в 1993 году, когда уже стал банкиром. Слушаешь? Он сделал ей новые документы. Ты слышишь? Документы на имя Марии Тимофеевны Климовой, 1973 года рождения. Ты слышишь меня?
        - Слышу, - ответил Лёха.
        - И чего скажешь? - спросила Ольга.
        - Пока ничего. Извини, мне надо идти.
        - Что-то случилось? - спросил Михаил, увидев, как изменилось его лицо.
        - Пока нет. Можно мне сегодня уйти пораньше?
        - Конечно, иди, - согласился Михаил. - А то на тебе лица нет.
        Лёха шёл к метро, не обращая внимания на происходящее вокруг. Неужели… Тогда это многое объясняет. Ну ладно, про дедушек-бабушек по материнской линии - их отсутствие объясняется тем, что мать росла в детском доме. Нежелание вспоминать детские годы - тоже детским домом, там обычно мало весёлого. Но непонятки с её образованием? С отсутствием старых знакомых? Какие-то их непонятные шуточки с отцом про её нежелание рассказывать про войну?
        В электричке было малолюдно - вечерний час пик ещё не наступил. Лёха задумчиво глядел в окно. А может, это просто нелепое совпадение? Ведь чего на свете не бывает! Дома никого не было - отец на дежурстве, мать в своём реабилитационном центре, к тому же она обычно задерживается. Лёха прошёл в комнату родителей и открыл шкаф, где они хранят свои документы. Их бумаги лежат в коробке из-под материнской платы - это он им дал несколько лет назад. Вот документы отца - школьный аттестат, военный билет, ветеранское удостоверение… Материнских документов нет.
        Лёха пошарил на полке и нащупал небольшую коробочку. Что это? Увесистая! Он открыл малиновую коробочку - внутри два ордена Ленина. Лёха осторожно выложил их на стол. Под ними обнаружилась медаль «За отвагу» - поцарапанная, как будто от осколков. В самом низу коробочки - удостоверения на награды. Лёха с трепетом взял в руки малиновую книжечку с надписью «Союз Советских Социалистических Республик. Орденская книжка». Он развернул её - «Егорова Мария Сергеевна». Вторая орденская книжка - тоже Егорова Мария Сергеевна. Под ними - картонное удостоверение на медаль «За отвагу», на имя Климовой Марии Тимофеевны, выдано 10 августа 1943 года.
        Мария зашла в квартиру уже в сумерках. Муж на дежурстве, Лёшка, наверное, тоже задержался на своей практике. Она вошла в комнату, щёлкнула выключателем и вздрогнула от неожиданности - сын молча сидел за столом и пристально глядел на неё.
        - Лёшка, ты чего? - испуганно спросила Мария, и только сейчас заметила ордена и медаль, лежащие на столе. Лёха продолжал молча глядеть на мать. Мария тяжело опустилась на стул.
        - Что ты уже знаешь?
        - Я не знаю главного - кто ты? Мария Сергеевна Егорова или Мария Тимофеевна Климова?
        - До 1993-го - Егорова, потом - Климова. Кто тебе всё рассказал?
        - Все понемногу. А потом я соединил всё вместе. Но окончательно убедился, только когда увидел это, - Лёха кивнул на лежащие на столе награды. - Почему ты стала Климовой?
        - Я обещала, - попыталась объяснить Мария. Оказывается, очень сложно связно говорить, когда на тебя так смотрит собственный сын. - Когда я попала в 43-й год, я жила там по документам погибшей девушки - Климовой Марии Тимофеевны. Она пришла ко мне во сне и сказала: «Живи за себя и за меня». И я ей пообещала. Поэтому когда осталась в 1993-м, попросила Андрея Нечаева сделать мне документы на её имя.
        - Тебе от него привет, - сказал Лёха.
        - Ты с ним говорил?!
        - Нет, он живёт в Лондоне. С ним говорила Ольга, ты её знаешь - она заходила несколько раз. А ещё мне про тебя много рассказывал подполковник Ковалёв.
        - Ты и его знаешь?!
        - Эти перфокарты, которые лежат у меня в комнате, дал он. На них программа расчёта перехода во времени.
        - Когда ты был у него?
        - Дней десять назад. Он считает, что ты погибла в конце второго эксперимента, когда на самом деле отказалась возвращаться. Нечаеву тоже приказали всем так говорить.
        Мария тяжело вздохнула.
        - Лёшка, прости меня! Я не могла тебе всё это рассказать. Ты бы вряд ли это понял.
4
        У Лёхи зазвонил смартфон.
        - Ольга, ты где? С Нечаевым ещё не встречалась? Только идёшь? Тогда передавай ему привет от Марии. Да, она - это моя мама. Всё, на связи.
        Он снова повернулся к матери.
        - Мне надо с тобой о многом поговорить.
        - Ты же и так уже всё знаешь.
        - Нет, не всё. Я хочу знать всё про перемещение во времени.
        - Зачем тебе это?
        Лёшка вскочил из-за стола, бросился к матери, обнял её.
        - Я всегда считал тебя обычной женщиной - работа, дом, кухня, стирка. Скукота! А вот Мария Егорова - это героиня! Нам в школе рассказывали про неё, ну ты знаешь. И тут выясняется, что моя мама и есть та самая легендарная женщина! Я был рядом почти двадцать лет, и не догадывался об этом. И никто не догадывался. Почему ты это скрывала?!
        - Глупый! - Мария гладила сына по макушке. - Я всегда хотела жить обычной жизнью, чтобы у меня была семья, сын. Я мечтала об этом ещё в детском доме. Ты ведь знаешь, что мой отец, а твой дед, погиб на войне. Он был в отпуске, потом вернулся в часть, и вскоре его убило. Мама получила похоронку в тот день, когда поняла, что беременна мной. Она умерла, когда мне было пять лет. В детском доме все мечтают о своей семье. А приходится быть жёсткой и сильной. Ты не представляешь, как это надоедает! И вот я встретила твоего отца, и мы стали жить обычной жизнью, как все. Без вот этого - коня на скаку остановит, в горящую избу войдёт. А весь этот героизм остался в прошлом.
        Она кивнула на лежащие на столе награды.
        - Ты знаешь, какое у меня было задание? Собрать информацию, чтобы предотвратить развал Советского Союза. Когда я поняла, что из этого ничего не вышло, я не стала возвращаться назад, в 1968 год. Я подумала, что всё это напрасно, и надо просто жить.
        - Но ведь Андрей Нечаев вернулся? - спросил Лёха.
        - И использовал знания о будущем в своих целях - стал банкиром, - объяснила Мария. - Я же встречалась с ним тогда, в 1993-м. У него всё было в шоколаде - шестисотый мерс, малиновый пиджак, золотая цепь. Он сделал свой выбор, я свой.
        - Говорят, что ты была бандитом?
        - Да, завалила из автомата трёх рекетиров, которые наехали на наших друзей. Ты же понимаешь, что об этом не стоит всем рассказывать.
        Лёшка глядел на мать с нескрываемым восхищением.
        - Ты такая крутая, прямо не верится! Прости меня, что я тебя не слушался. А отец это всё знает?
        - Нет, мы с ним договорились не расспрашивать друг друга о прошлом.
        - Тогда лучше будет, если ты сама ему расскажешь. А это тогда надо пока убрать, - Лёха кивнул на ордена и медаль.
        - Алёша, а почему ты вдруг этим заинтересовался? - спросила Мария. - Ты поехал к Ковалёву, Ольга поехала к Нечаеву?
        - Мам, я хочу доделать то, что не получилось у тебя - предотвратить распад Советского Союза.
        Мария смотрела на сына с недоумением.
        - Почему? Зачем? То есть зачем - понятно. А вот почему? Я выполняла приказ. И я его не выполнила, отказавшись возвращаться. Мы с Андреем Нечаевым тогда узнали достаточно, чтобы я поняла одну вещь - без крови сохранить Советский Союз не получится. В октябре 1993-го я была у Останкино, у меня было оружие, но я не смогла стрелять в русских солдат. Возможно, если бы тогда я вернулась, то на основании моего отчёта это бы приказали делать другим. И я не хотела быть виновником, хоть и косвенным, гибели многих людей. А почему этим заниматься хочешь ты? В чём причина?
        Алексей растерялся.
        - Но ведь все говорят: в Советском Союзе было хорошо, он развалился в результате предательства. Из-за этого разрушена промышленность, начались национальные конфликты, в республиках стали убивать русских. А если бы остался Советский Союз, то этого бы не было. Даже если бы в 91-м силой подавили сторонников Ельцина, то жертв всё равно было бы меньше.
        Мария с сомнением покачала головой.
        - А если бы в результате началась гражданская война? Примерно как в Югославии в 90-е. Это далеко не Советский Союз, а там были сотни тысяч убитых и миллионы беженцев. Что же тогда было бы в нашей стране? Вспомни - в гражданской войне в России в начале 20 века погибло больше 10 миллионов.
        - Если бы в 90-е была крепкая власть - ничего бы не случилось, - уверенно заявил Лёха.
        - Наверное, если бы я перед этим не попала в 1943-й год, я бы тоже смотрела на это с оптимизмом, - ответила Мария. - Но я видела войну, и мне хватило. Это не должно повторяться.
        - Сейчас другое время, - продолжал Лёха. - Сейчас наше поколение начинает отвечать за будущее страны. И мы должны действовать решительно. Я хочу найти машину времени, переместиться в 91-й и предотвратить распад Советского Союза. И пока у меня всё получается.
        - Алёша, ты стал совсем взрослым! - Мария обняла сына. - Но прошу тебя - будь осторожнее. Не навреди, не сделай хуже, успей вовремя остановиться.
        - Мам, ты как программист из анекдота, - засмеялся Лёшка. - «Точно каждое утро восходит? Тогда отойди и ничего не трогай!»
        - Тогда убирай со стола и давай ужинать, - тоже улыбнулась Мария.
5
        Целый день Андрей Николаевич думал об этой странной девушке. Что это было - запоздалая провокация бывших сослуживцев? Сложный подкат начинающей журналистки? А может, на него пытаются выйти заокеанские партнёры? То, что она сказала правду, Нечаев допускал в самую последнюю очередь. И почему она так внезапно распрощалась? Позвонит ли она ещё?
        Его размышления прервал телефонный звонок.
        - Андрей Николаевич, это Ольга, мы с вами встречались сегодня утром.
        - Да-да. У вас всё в порядке?
        - Да, всё хорошо. Андрей Николаевич, у меня есть новости, которые могут быть вам интересны.
        Нечаев задумался. Что это - шантаж? Вымогательство?
        - И какого же свойства ваши новости?
        - Это касается Марии Тимофеевны Климовой.
        - И что вы хотите?
        - Если вы о деньгах, то мне от вас ничего не нужно, - поняла намёк девушка. - Меня интересует история советских экспериментов по перемещению во времени. Если вы не хотите говорить на эту тему, то скажите прямо, я не буду вас больше беспокоить. А расспрошу об этом Марию Тимофеевну.
        По сравнению с утренним разговором её тон изменился с игриво-заискивающего на холодный деловой. Или это реакция на его недоверчивость? Но его положение обязывает быть недоверчивым.
        - Вы хотите со мной встретиться? - напрямую спросил Нечаев.
        - Да! - так же прямо ответила девушка.
        - Хорошо, я пришлю за вами машину. Диктуйте адрес.
        Записав адрес и положив трубку, Андрей Николаевич вызвал начальника своей охраны.
        - Вот по этому адресу заберёшь девушку по имени Ольга, и привезёшь ко мне. По дороге не гони, не торопись, а постарайся узнать о ней как можно больше. Когда приедете, попроси её немного подождать в комнате для переговоров, пусть её угостят кофе и всё такое, а ты бегом ко мне и доложишь, что выяснил.
        Начальник охраны ушёл, а Андрей Николаевич принялся неторопливо прохаживаться по кабинету, время от времени поглядывая на фото со знаменитостями, как бы спрашивая у них совета. Что это может быть? Или абсолютно уверенный в себе агент высокого класса, или абсолютно наивная девчонка. Но что она от него хочет? Неужели именно то, что она озвучила? Откуда она узнала, что он имел к этому отношение? И почему её это интересует?
        Время тянулось медленно. Наконец начальник охраны вернулся.
        - Привёз? - спросил Нечаев.
        Начальник охраны кивнул.
        - Я повёз её через полгорода, но она ничего не заподозрила. Значит, Лондон знает плохо. Я скинул её фото своим ребятам, они пробили - Ольга Яковлева, 20 лет, студентка из Москвы, специальность - экономическая кибернетика, отец - армейский полковник в отставке, сейчас занят бизнесом. В Лондон приехала на неделю по туристической визе.
        - Какова вероятность, что она на кого-то работает?
        Начальник охраны усмехнулся.
        - Лично я бы её не нанял - у неё все эмоции на лбу написаны. Никакой профессиональной подготовкой и не пахнет.
        - Ну что же, это замечательно! - Нечаев решительно направился к двери. - Не будем заставлять даму ждать!
        Увидев Нечаева, Ольга отставили кофе и поднялась со стула.
        - Сиди, сиди! - остановил её Андрей Николаевич. - Как кофе? Лучше, чем делают в Москве?
        - Спасибо! - скромно улыбнулась Ольга. - Андрей Николаевич, сегодня утром в нашем разговоре вы упомянули Климову Марию Тимофеевну.
        - Так! - насторожился Нечаев.
        - Дело в том, что она - мама моего знакомого.
        - Что?! - наверное, в этот момент он выглядел глупо.
        - Если хотите, с ней можно поговорить по телефону.
        - Прямо сейчас? - он никак не мог придти в себя от неожиданности.
        Глава 6

1
        Ольга вызвала Лёху по ватсапу.
        - Лёша, привет из Лондона!
        - Ты сейчас у Нечаева? - догадался Лёха.
        - Да. Ты можешь позвать Марию Тимофеевну?
        - Сейчас. Мам, подойди, пожалуйста!
        Ольга протянула смартфон Нечаеву.
        - Говорите!
        - Алло! - раздался из телефона голос Марии.
        - Маша, здравствуй! - тихо произнёс Андрей Николаевич.
        - Андрюша, это ты? Я тебя не сразу узнала.
        Нечаев тяжело опустился на стул и дрожащими руками направил камеру смартфона на себя.
        - Тебе видно?
        - Да. Андрюшка, ты постарел.
        - Машка, а ты почти не изменилась. Я слышал, у тебя сын? Ты вышла замуж?
        - Да, почти двадцать лет назад.
        - А фамилию так и не сменила?
        - Нет, - коротко ответила Мария.
        - А чем занимаешься? Всё крышуешь привокзальный рынок? - поинтересовался Нечаев.
        У Ольги от изумления вытянулось лицо.
        - Нет, это в прошлом. Сейчас занимаюсь реабилитацией ветеранов горячих точек. Андрей, почему тогда сказали, что я погибла?
        - Это сказал Арнольд Оскарович, как только я доложил ему, что ты отказалась возвращаться.
        - Понятно, - ответила Мария, и, чуть помолчав, сказала. - Я видела его, потом уже.
        - Кого? - не понял Андрей.
        - Арнольда Оскаровича. Это было лет 12 назад. Он передал мне мои ордена.
        - Как это могло быть?! В 1968 году ему уже было за 50, он ещё в войну воевал.
        - Когда мы с ним встречались, он выглядел ненамного старше, чем в 1968 году. Если я правильно поняла его намёк, он тоже совершил переход во времени.
        - Машка, давай как-нибудь отдельно поговорим, а то у меня тут девушка скучает, - предложил Андрей. Ольга поняла, что не хочет говорить со старой знакомой при посторонних.
        Вернув смартфон Ольге, Нечаев сказал:
        - Давай пройдём в мой кабинет и поговорим подробнее.
        Выходя из комнаты для переговоров, он успокаивающе кивнул начальнику охраны - мол, всё в порядке. Комната для переговоров оборудована звукозаписывающей аппаратурой, а в его кабинете можно будет поговорить относительно спокойно. Только войдя, Ольга тут же уставилась на стену с фотографиями.
        - И на всех снимках присутствуете вы?
        - Да, - с деланной скромностью признался Андрей Николаевич. Он придвинул кресло. - Располагайся. Ничего, что на «ты»? Напитки?
        - Что-нибудь лёгкое, - ответила Ольга.
        Нечаев достал из бара бутылку вина и бокалы. Разливая вино, он заговорил:
        - Спасибо тебе за этот разговор с Машей. Когда нас забросили в 1993-й год, мы целый месяц жили вместе. Не как муж и жена, конечно же - мы оба офицеры, и были на задании. Но это сближает. Конечно, потом наши пути разошлись, но мне приятно вспоминать то время.
        Он протянул Ольге бокал с вином.
        - Так что ты хотела спросить?
        - Алексей, сын Марии Тимофеевны, хочет восстановить машину времени. Поэтому он сейчас собирает о ней всю возможную информацию.
        Андрей Николаевич повертел в руках свой бокал.
        - В 1993-м году мы с Машей были в нашей части. Уже тогда там была полнейшая разруха. Я не думаю, что можно что-то восстановить.
        - Подполковник Ковалёв говорит, что основное оборудование машины времени законсервировано по всем правилам. Алексей нашёл перфокарты с программой расчёта временного перехода. Судя по дате - март 1969 года, - это был переход, который осуществил ваш начальник, Арнольд Оскарович. Конечной точкой был март 1999 года.
        - Я не знал об этом, - задумчиво ответил Нечаев. - Тогда была пара выездных заседаний комиссии ЦК, Арнольду Оскаровичу грозили неприятности, в том числе из-за гибели Марии. На самом деле никакой гибели не было, это он приказал мне так сказать, когда узнал, что она отказалась возвращаться. Потому что за невозвращенца его бы наказали ещё строже. А после этих заседаний я про него больше не слышал. Я думал, его сослали куда-то в провинцию, а оказывается, он рванул на 30 лет вперёд. Теперь понятно, как он смог встретиться с Марией. Но она сказала, что он отдал ей её награды. Вот это мне непонятно.
        - А что тут непонятного? - удивилась Ольга. - Всего лишь небольшая коробочка.
        - Дело в том, что временной переход человек проходит голым, - объяснил Нечаев. - Арнольд Оскарович не смог бы ничего взять с собой.
        - То есть с собой ничего взять нельзя? - расстроилась Ольга. - Ни оборудования, ни оружия?
        Андрей Николаевич улыбнулся - у неё действительно все эмоции написаны на лице. Ему это очень понравилось - приятно иметь дело с открытым человеком.
        - А у вашей компании были на машину времени какие-то определённые планы? - уже не стесняясь, в лоб спросил он.
        - Да, были, - кивнула Ольга. - Мы хотели попасть в август 1991-го года, поддержать ГКЧП и предотвратить распад Советского Союза.
2
        Андрей Николаевич с удивлением уставился на девушку.
        - А это чья идея? - осторожно спросил он.
        - Алексея, сына Марии Тимофеевны, - ответила Ольга.
        - Да, такое мог придумать только её сын, - кивнул Нечаев. - Безумству храбрых - венки со скидкой.
        - Что вы имеете в виду? - вспыхнула Ольга.
        - Ты знаешь, с каким заданием нас с Марией посылали из 1968 в 1993-й? - и, не дожидаясь ответа, он продолжил. - Надо было найти точку, событие, с которого Советский Союз начал рушиться. И мы не смогли этого сделать! У меня были газеты с 1970-го по 1990-й, я изучал их почти месяц. А Мария пыталась повлиять на историю практически - бегала там с автоматом. И я понял - сделать ничего нельзя. Можно только вписаться в процесс, двигаться в течении. А если попытаться двигаться против течения - поток истории просто сомнёт. И я стал двигаться по течению - и вот чего достиг!
        Он обвёл рукой свой просторный кабинет.
        - Ваш отец не захотел двигаться по течению! - напомнила Ольга.
        В старческих глазах Андрея Николаевича вспыхнули и тут же погасли огоньки гнева.
        - Ты так говоришь, потому что ваше поколение выросло в тепличных условиях. Ведь твой папа тоже полковник. Да, до какого-то момента я слушал советы отца, но вот этого всего я достиг сам. Да, я понимаю ваш юношеский максимализм. Когда я был в твоём возрасте, вокруг тоже говорили - революция, светлое будущее, Че Гевара. Вот и вашему поколению лавры команданте не дают покоя. А это всего лишь картинка, бренд, сделанный из одной удачной фотографии. Как и он, вы свернёте себе шею. Это, конечно, ваше дело, но при этом пострадает много непричастных людей.
        - А вы не думаете, что Советский Союз именно потому и развалился, что ваше поколение предпочитало двигаться по течению? - голос у Ольги дрожал, но она держала себя в руках. «А девочка неплохо держится!» - подумал Андрей Николаевич.
        - Советский Союз развалился, потому что наше поколение устало его поддерживать, - ответил он. - Это должно было произойти, и это выпало на наше поколение. А что выпало на ваше поколение? Высокие цены на нефть? Вот вы и беситесь с жиру. Это исторические качели: когда ресурсов мало - люди вкалывают, когда ресурсов много - люди хотят странного. После чего ресурсов снова становится мало.
        - Вы всё равно меня не убедите! - упрямо заявила Ольга. - Поэтому давайте оставим эту тему. Если можно, я хотела бы услышать ваши выводы по результатам эксперимента. Вы ведь писали какой-то отчёт?
        - Конечно же! В этом отчёте я скруглил углы, но сейчас я не вижу повода стесняться - изменить ситуацию было невозможно. Можно сколько угодно рассуждать с сегодняшней точки зрения, но в 91-м люди готовы были ложиться под танки.
        - Москвичи, да и то не все, - возразила Ольга. - И в конце концов никто под танки не лёг. Наоборот, спустя несколько лет кидали медали на ступени Белого дома.
        - Революции делаются в столице, - пожал плечами Нечаев.
        - Вот мы и сделаем!
        - Как вы планируете добраться до машины времени?
        Ольга смутилась.
        - Как-нибудь доберёмся! У нас достаточно знаний. Вот Алексей уже разобрался с программой расчета временного перехода. А мой парень уже тренируется водить БМП.
        Она немного приукрасила, чтобы быть более убедительной. Но жизнь научила Андрея Николаевича осторожно относиться к словам. Он снисходительно улыбнулся.
        - Насколько я помню, машина времени - довольно внушительное сооружение, к которому идёт высоковольная линия электропередач. Где вы возьмете средства, чтобы всё это восстановить? Ну хорошо, папа оплатил тебе поездку в Лондон. Но будет ли он готов оплачивать и другие ваши расходы?
        Ольга густо покраснела и сидела молча.
        - Я удовлетворил твоё любопытство? - улыбнулся Андрей Николаевич.
        - Да, большое спасибо! - сердито ответила Ольга.
        - Оставь свои координаты, - попросил Нечаев. - И координаты Марии. Я попрошу отвезти тебя назад в отель.
3
        Гостья давно ушла, а Андрей Николаевич всё никак не мог успокоиться. Это хорошо, что у него нет детей, а то тоже придумали что-нибудь эдакое! Это же надо до такого додуматься! Он снова вспомнил те августовские дни, восторг и эйфорию на московских улицах, растерянность и подавленность в кабинетах. Сам-то он не волновался - всегда хорошо смотреть фильм ужасов, когда знаешь, чем он закончится. Вот только отец… Андрей много раз говорил ему - что и как будет, но старик только махал руками: «Да быть такого не может! Партия и правительство не допустят!» А время пришло - их никто и спрашивать не стал. Все были как под наркозом, а потом годами отходили от него - долго и мучительно.
        В царящем тогда бардаке было немного людей, кто сохранил способность трезво мыслить. И в основном это были те, кто распоряжался деньгами. Деньги, особенно большие, вообще дисциплинируют. Но есть и такие, кому большие деньги кружат голову. Но они, как правило, долго не живут. Начинают безудержно расширять бизнес, лезть в политику, а потом вдруг раз - и авиакатастрофа. Внезапно. Вертолёт - это же такая ненадёжная штука, может сломаться в самый неподходящий момент. И все вокруг понимающе кивают головами - да, бывает. И только некоторые догадываются - парень зарвался! И делают правильные выводы. А кто делает неправильные - тому ставят красивый памятник. Андрей Николаевич сделал правильные выводы.
        Он открыл бар и достал коньяк. Расписки! Если бы не они, он чувствовал бы себя гораздо увереннее. Конечно, в 90-е такие мелочи никого не интересовали, просто говорили - ставим на счётчик. Но сейчас беспредел закончился, никто на слово не поверит. А вот с расписками…И ведь это были именно в эти дни, куда хотят попасть эти мамкины революционеры! Да они не представляют, с чем связываются! Только ещё больший бардак разведут! Бардак… Бардак! В котором сгорят ненужные бумаги!
        Андрей Николаевич залпом допил коньяк и поморщился - какой бред! А рассуждения этой девочки и её друзей - разве не бред? Но они уже сделали то, что не смогли сделать даже специалисты - вычислили участников экспериментов по перемещению во времени, нашли программу расчёта перехода во времени, вот-вот найдут саму машину времени… Безобразие! А ведь он сам когда-то говорил: если не можешь предотвратить безобразия - надо их возглавить! Как это когда-то сделал он сам, неожиданно для всех уйдя со службы и подавшись в кооператоры. Ведь это именно его жизненный принцип - не плевать против ветра. А в данном случае ветер - эти дети, которые будут лбом прошибать стены только потому, что не верят, что это невозможно.
        Андрей Николаевич плеснул в бокал ещё коньяка. Да, возглавить! И направить в нужную сторону. Туда, где лежат злополучные расписки. А потом, когда расписок уже не будет, они сами свернут себе шею. Но он же не виноват, он их предупреждал! Он решительно взял телефон.
        - Ольга, добрый вечер! Это Нечаев. Я хочу узнать, как вас довезли. Всё в порядке? Я вас разбудил? Ради бога, простите меня! Я всё думаю над вашими словами. Нам, старикам, свойственно недооценивать молодёжь. Но это неправильно. У меня для вас есть предложение. Именно по тому вопросу, который мы обсуждали. Вы готовы меня выслушать? Отлично! Тогда я завтра пришлю за вами машину. Во сколько удобнее?
        На следующее утро Ольга насторожённо входила в кабинет Нечаева. Почему у него вдруг переменилось мнение? И что он хочет её предложить?
        - Пожалуйста, проходи! - Андрей Николаевич придвинул кресло. - Напитки?
        - Нет, спасибо, - отказалась Ольга. - Вы хотели мне что-то предложить?
        «Да, из девочки дипломат никакой!» - подумал Нечаев и уселся напротив.
        - Я хотел бы побывать в той войсковой части. Ты понимаешь, о чём я говорю? Вспомнить молодость всегда приятно. Но ты же знаешь, что я не могу въехать в Россию. Поэтому у меня такое предложение - давай сделаем из части музей. Там всё было заброшено ещё в 1993-м, и я не думаю, что с тех пор что-то изменилось. Мы выкупим территорию с остатками строений у Министерства обороны, и восстановим там всё в таком виде, как в 1968 году.
        Ольга молчала, широко раскрыв глаза от удивления. Андрей Николаевич продолжил:
        - Мы разделим обязанности: я беру на себя финансирование, а ты со своими друзьями - непосредственное руководство на месте. Как это оформить юридически, пусть решают юристы. В результате получится такой музейный комплекс, парк советского периода.
        - Вы уверены, что это будет приносить прибыль? - Ольга наконец обрела дар речи.
        - Прибыль! - усмехнулся Андрей Николаевич. - Я уже в том возрасте, когда надо думать не только о прибыли. В конце концов, почему если банкир - то он может говорить только о деньгах? Так как тебе моё предложение?
        - Я должна подумать. Обсудить со своими друзьями, - растерялась Ольга.
        - Конечно! - кивнул Нечаев. - Я не тороплю. Вот все мои координаты - телефоны, почта. Я буду ждать вашего ответа. Что-нибудь выпьешь?
        - Нет, спасибо! - снова отказалась Ольга. - Если можно, пусть меня отвезут назад в отель.
4
        Леха снова целился паяльников в ту плату, которую не удалось допаять вчера. И, как и вчера, неожиданно раздался телефонный звонок.
        - Ольга, у тебя волшебный дар звонить в самый неподходящий момент, - увидев, кто звонит, вместо приветствия заявил он.
        - Заткнись и слушай меня внимательно! - она тоже не была расположена к долгим приветствиям.
        - Что ещё случилось? - насторожился Лёха.
        - Мне вчера поздно вечером звонил Нечаев. Он сказал, что у него есть какое-то предложение. Сегодня он прислал за мной машину.
        - Надеюсь, предложение было пристойным? - не удержался Лёха.
        - Очень пристойным. Он предлагает сделать из руин воинской части, где находится машина времени, музей. И он готов это финансировать, а мы будем этим руководить на месте.
        - То есть фактически он готов оплатить восстановление машины времени? - Лёха сразу подумал о своём.
        - Вот именно! - подтвердила Ольга. - И он ждёт нашего ответа.
        - И что теперь делать? - растерялся Лёха.
        - Ты у меня это спрашиваешь? - рассердилась Ольга. - Ты мужик или кто?
        - Я понял! Мне нужен день, чтобы понять, какие условия нас устроят.
        - Лёша, тут условия ставим не мы! Он даёт деньги.
        - Нет, Оля, как раз тут условия ставим именно мы! Меня не интересует подмосковный Диснейленд с развесистой клюквой на советские мотивы. Он оставил свои контакты?
        - Да, - Ольгу явно впечатлил его решительный тон.
        - Ответ будет. У тебя когда обратный самолёт?
        - Завтра.
        - Спокойно возвращайся, ответ я подготовлю.
        Экран смартфона уже давно погас, а Лёха всё сидел в задумчивости. Как вообще такие вещи делаются? И спросить-то не у кого. Ванька только и умеет, что стебаться. Светка вообще далека от этого. Он вздохнул и снова взялся за паяльник.
        По пути домой он договорился встретиться со Светкой. О делах он говорить не хотел, просто отдохнуть. Подруга, как всегда, была с фотоаппаратом - пыталась фотографировать воробьёв, купающихся в луже. Вот счастливый человек - никаких хлопот! Отработала смену, и выбросила все проблемы из головы. Хоть её и пнули из универа, Лёха иногда ей завидовал - никаких тебе сессий, зачётов и прочего головняка. И тут ещё этот Нечаев! Лёха даже не представлял - что ему делать?
        - Лёша, что случилось? - с ходу поинтересовалась Светка.
        - С чего ты взяла?
        - У тебя вид озабоченный!
        - Станешь тут озабоченным! - и он рассказал ей про предложение Нечаева.
        - Ну это же здорово! - обрадовалась Светка.
        - Ты знаешь, как это всё организовать?
        - Нет, - беззаботно ответила подруга. - Надо просто позвать того, кто знает.
        - И где его взять?
        - Например, Мария Тимофеевна. Она же директор центра, значит, знает, как это всё делается.
        Тут до Лёхи дошло, что он ещё не успел рассказать подруге, кто на самом деле его мать. Он решил обставить сообщение этой новости немного театрально.
        - Пойдём, я хочу тебя кое с кем познакомить, - потянул он подругу за рукав.
        - Ты что такое придумал? - засмеялась Светка.
        - Пойдём, пойдём, - Лёха потащил её в сторону дома.
        Мать уже пришла с работы.
        - Ужинать будете? - спросила она.
        - Света, познакомься! - торжественно объявил Лёха.
        - Мы уже знакомы с Марией Тимофеевной, - удивилась Светка. Мать снисходительно наблюдала за представлением.
        - А теперь познакомься с Егоровой Марией Сергеевной, первым человеком, переместившимся во времени!
        - Это что - прикол такой? - Светка растерянно переводила взгляд с Лёхи на мать и обратно.
        - Нет, Света, не прикол, - ответила Мария. - Алёша всё правильно сказал.
        Светка недоверчиво поглядела на неё.
        - Вы, наверное, заранее сговорились меня разыграть?
        - Мам, покажи ей ордена, а то она до утра будет препираться, - попросил Лёха.
        Мария пошла в комнату и вернулась с коробочкой с орденами. Светка осторожно взяла орден Ленина.
        - Тяжёлый! Нет, вы правда не шутите? Мария Тимофеевна, мы ведь думали, что вы погибли, когда возвращались из 1993 года.
        - Он тебе потом всё расскажет, - Мария кивнула на сына. - А сейчас садитесь ужинать.
        - Мам, погоди! У меня к тебе серьёзный вопрос.
        И он рассказал о предложении Нечаева.
        - Вы даже до Андрея добрались! - поразилась Мария. - Похоже, вы всерьёз за это взялись. Как это лучше организовать? Допустим, как некоммерческая общественная организация патриотической направленности. А деньги Андрея провести как благотворительное пожертвование.
        - Мам, а ты могла бы это возглавить? - с надеждой поглядел на неё Лёха. - К тому же ты имеешь отношение к этой части.
        - Вообще-то мне надо ходить на работу, - возразила Мария. - А остальное как ты себе представляешь? Надеть награды и пойти по чиновникам? Это в мои-то годы!
        - Вы молодо выглядите! - вставила комплимент Светка.
        - Спасибо! - улыбнулась Мария. - Но в этом-то и всё дело. Откуда у меня в этом возрасте советские награды, да ещё такие? Скажи ещё - надеть форму с лейтенантскими погонами!
        - А что - ты же лейтенант! Лейтенант Егорова.
        - Алёша, лейтенант Егорова погибла в 1968-м.
        - Да, загвоздка! И что делать?
        - Твоя идея - тебе и воплощать!
        - Мам, ты что! Я же никогда ничем подобным не занимался!
        - Алексей, я в тебя верю! В конце концов, ты мой сын! - и Мария подмигнула Светке, которая слушала их препирательства с открытым ртом.
5
        Через два дня собрались на квартире у Ольги. Её родители встретили дочь и потом деликатно уехали на дачу. Ольга, исполняя обязанности хозяйки, готовила чай, Светка ей помогала. Иван чай не стал дожидаться, а открыл пиво. Только Лёха сидел с пустыми руками и рассуждал:
        - Значит, что мы имеем? Оба участника переходов во времени найдены, местоположение машины времени определено, программное обеспечение есть, финансирование на подходе… Теперь настало время всё это оформить юридически.
        - Я что-то пропустил? - Иван отхлебнул пива.
        - Да практически всё, - ответила Ольга, ставя чайник на стол. - Нечаев обещает деньги на восстановление машины времени.
        - А кто второй участник экспериментов со временем?
        - Как выяснилось - Лёшкина мать, - гордо сообщила Светка, как будто это выяснила лично.
        Иван подавился пивом и закашлялся.
        - Нельзя так над людьми шутить!
        - Это не шутка, она мне свои ордена показывала, - ответила Светка.
        Почему-то это известие вывело Ивана из себя.
        - Нет, вы поглядите, что получается! Одним всё, а другим ничего! И где справедливость?! Нечаев - миллиардер, у Лёшкиной матери - ордена. А мы тут сидим с голой жопой…
        - Ты за всех-то не говори! - попытался его перебить Лёха, но Иван не обратил на него внимания.
        - А всё почему?! Из-за дурацкого режима! Социальные лифты не работают! Вот при социализме у каждого были шансы, а сейчас?! Всё решает бабло! А где его заработать? Все предприятия развалили, остаётся только воровать.
        - Тебя посодють, а ты не воруй! - ответила ему Светка.
        - А это сколько уворовать, - возразил Иван. - Вон против Нечаева уголовное дело завели, а он сидит в Лондоне и в ус не дует. Вот где он свои миллиарды взял?
        - Человек просто умеет жить, - ввернула очередную цитату Светка.
        - Мнение работника крупной международной корпорации никто не спрашивал, - отшил её Иван. - Вот в том же Китае миллионеров больше, чем во всём остальном мире вместе взятом. Потому что у них там не было перестройки!
        - А что же у них там было? - удивилась Ольга. - То воробьёв ловили, то чугун во дворе плавили, а потом вдруг все стали миллионерами? Вот именно, что дядюшка Ден сделал перестройку по-китайски.
        - А наш дядя Миша всё развалил! - продолжал возмущаться Иван. - Люди при социализме работали, создавали, а потом пришли такие, как этот Нечаев, и всё приватизировали!
        - Ты мне напомнил анекдот времён перестройки, - вмешался Лёха. - Идёт съезд народных депутатов. Вносится предложение - наградить Николая Второго орденом Октябрьской революции за создание в России революционной ситуации. Все голосуют «за». Потом вносится предложение - наградить Николая Второго орденом Трудового Красного Знамени за создание материальной базы социализма. Предложение отклоняют - на 70 лет Советской власти не хватило.
        - Это ты к чему? - спросил Иван, ставя пустую бутылку на пол.
        - А к тому, что иногда надо работать. Чем и предлагаю заняться. У нас всё получается.
        - Но мы не изучили отчёты Марии и Нечаева, - напомнила Светка.
        - Про временной переход и так всё ясно!
        - Я про другое. Они же анализировали состояние страны в 1993-м с точки зрения 1968-го. Какие выводы они сделали? Можно ли было изменить ситуацию, и если можно - то что для этого надо делать? Надо же использовать их опыт.
        - Их опыт использовать невозможно! - решительно заявил Лёха. - Весь их опыт - это опыт развала великой страны. Кажется, Владимир Войнович сказал про Солженицина - как может человек учить других, как избежать тюрьмы, если он сам сидел? Светик, понимаешь, есть поколение победителей, а есть поколение неудачников. Поколение победителей - это те, кто победил в Великой Отечественной, кто потом восстанавливал страну, строил метро, МГУ, Братскую ГЭС, космические корабли, создавал ракетно-ядерный щит. А поколение неудачников - это те, кто кричал на митингах «Ельцин, Ельцин!», защищал Белый дом, участвовал в приватизации, торговал с лотков в Лужниках. Неудачники не могут создать ничего стоящего, всё, к чему они прикасаются - разваливается. И ты предлагаешь спрашивать у них совета?! Что они могут посоветовать? При всём моём уважении к матери она мыслит как обыватель. Это хорошо, что у Нечаева проснулась ностальгия, и он готов дать денег. Не совесть проснулась, а ностальгия. В какой-то момент надо начать с чистого листа, а не тянуть за собой ошибки и комплексы прошлого. И это сделаем мы!
        - Отречёмся от старого мира, отряхнём его прах с наших ног, - процитировал Иван, открывая вторую бутылку пива. Лёха покосился на него, но продолжил.
        - Недостаток поколения неудачников в том, что они не самодостаточны. Это даже не недостаток, и их беда. Что я имею в виду? Поколение победителей умело самостоятельно отличать добро от зла, само принимало решения, что надо делать. Например, в 41-м немцы наступают, и так получилось, что взвод наших солдат оказался в окружении. Немцы кричат - сдавайтесь, ваши командиры вас предали, мы уже взяли Москву. Наши отвечают - мы давали присягу, у нас есть приказ, вот наш окоп, и мы будем его защищать, пока живы. А поколение неудачников начинает сомневаться, искать выгоду, и в результате проигрывает. Поэтому у них учиться нечему. У нас своя голова на плечах, и она ничем не хуже.
        Глава 7

1
        Общественная организация «Вспомнить всё» была зарегистрирована в конце июля. Учредителей всего четверо - Лёха, Иван, Ольга и Светка. Руководителем стал Лёха, тут же получив от Ивана прозвище «председатель Лёха», что соответствовало уставу - там руководитель организации и назывался «председатель». Андрей Николаевич поздравил свежеизбранного председателя, но с деньгами не спешил.
        - Я бы перечислил деньги прямо сейчас, - говорил он с экрана монитора. - Но моим бухгалтерам нужен документ, что Министерство обороны России готово отдать вам земельный участок, где раньше находилась часть. Потом потребуется проект музея и, соответственно, смета. Тогда и станет ясно - сколько потребуется денег.
        - Ну что, - заявил друзьям «председатель Лёха». - Настало время вступить в отношения с Министерством обороны Российской Федерации!
        - Как ты это себе представляешь? - поинтересовалась Ольга.
        - Да всё очень просто! - Светка уже была тут как тут. - Пишем письмо на имя министра обороны - так и так, просим передать нашей НКО территорию бывшей в/ч с целью организации музея боевой славы и так далее.
        - А почему именно министру обороны? - спросила Ольга. - А не премьер-министру или президенту?
        - Да по наглому там забор поставить, и всем сказать, что так и было! - предложил Иван.
        - Нет, так не пойдёт! - возразил «председатель Лёха». - Нам надо будет туда тянуть электричество и другие коммуникации, поэтому с документами всё должно быть в порядке.
        - Да послушайте меня! - продолжала пищать Светка. - Я же знаю, как это делается!
        Лёха прикинул - скоро сентябрь, начнётся учёба, а у Светки график два через два - то есть время найдёт.
        - Тогда это поручается тебе! - распорядился он. Светка тут же расправила плечи и задрала нос.
        - Значит, так! Нам нужно информационное сопровождение проекта. Странички в соц. сетях - это обязательно! Хорошо, что я всё снимала - есть что выложить.
        - Погоди, погоди! - заволновался «председатель Лёха». - Ты чего, так и напишешь - машина времени, 1991-й год, ГКЧП?
        - Нет, конечно же! - успокоила его Светка. - Но работы по созданию музея надо освещать. А сейчас начать надо с Министерства обороны. Для начала нужна концепция музея и письма поддержки. Концепцию я сочиню сама. Лёш, а Мария Тимофеевна может организовать письма поддержки от своих ветеранов?
        - Надо спросить, - «председатель Лёха» оглядел своих друзей и распорядился. - Теперь Светка будет отвечать за связи с общественность. А Ольга - за международные контакты.
        - А я? - обиделся Иван.
        - А ты будешь отвечать за силовой блок. Вождение боевой техники, владение оружием, спецподготовка и прочее. Ну ты меня понял.
        Иван вскочил и вытянулся.
        - Так точно, товарищ председатель Лёха!
2
        Светка проявила чудеса оперативности и подготовила бумаги за два дня.
        - Значит, смотри! - показывала она Лёхе. - Вот письмо на имя министра обороны, ты должен его подписать. Вот краткая концепция музея.
        - Её тоже подписать?
        - Не обязательно, - Светка на всякий случай отобрала у него листок. - И ещё желательны письма поддержки от других организаций, работающих в этой сфере.
        - А по-русски? - переспросил Лёха.
        Светка обречённо вздохнула.
        - Когда Мария Тимофеевна придёт?
        Мария тоже не сразу поняла, что от неё хотят.
        - Письмо поддержки? А что там должно быть написано?
        Но Светка была к этому готова.
        - Я набросала «рыбу», вот посмотрите. Если у вас нет возражений, то вот здесь надо подписать и поставить печать.
        На следующий день письмо министру обороны было отправлено.
        - Ну всё, теперь можно расслабиться, - с облегчением вздохнул Лёха.
        - Рано радуешься, - разочаровала его Светка. - Теперь начинается самое интересное - составление сметы на восстановление объекта.
        - А без этого нельзя? - с надеждой спросил Лёха.
        - Нет, нельзя! Во-первых, нужно составить список работ и материалов, которые потребуются. Во-вторых, Нечаеву нужно озвучить сумму. В принципе, ещё хорошо бы сделать календарный план работ, сетевой график. Но пока дождёмся ответа от министра обороны.
        - Откуда ты всё это знаешь? - удивился Лёха.
        - Я в школе училась.
        - Не ври, в школе этому не учат.
        - Значит, пока я прогуливала уроки в школе, прочитала какую-то книжку, где всё это было написано, - вывернулась Светка.
        - А кто будет делать смету?
        - Почему бы не попросить подполковника Ковалёва?
        - Он после инфаркта, еле ходит, - возразил Лёха. - Там ведь надо будет выезжать на место, смотреть.
        - Зато он лучше всех знает часть, - продолжала настаивать Светка. - А выезжать на место может кто-нибудь помоложе. Ты, например. Ты же любишь по таким местам шастать?
        Лёха в очередной раз поразился мудрости своей подруги. И как он раньше в ней это не замечал?!
        - Там будет ещё один момент, - продолжала рассуждать Светка. - Должен быть комендант объекта - человек, который там постоянно находится.
        - Ты хочешь сказать, что это должен быть я? - удивился Лёха.
        - Нет, конечно, не обязательно ты…
        - А как же универ? Тебе легко говорить!
        - Лёша! - он никогда ещё не видел её такой серьёзной. - Ты хочешь повернуть вспять историю, раздавить танками цветную революцию, и боишься вылететь из универа. Или это всего лишь игра?
        - Почему игра? - смутился Лёха.
        - Потому что из нашей компании я пошла дальше всех. Пишу письма министру обороны. А вы этим занимаетесь между делом, так - ради прикола. И я боюсь, что в какой-то момент вы это бросите, и я останусь с этой затеей наедине.
        Лёха задумался - а ведь она права! Если идти - то до конца, а то какая-то ерунда получается. Он хочет изменить будущее страны, и тут же подстраховывается, опасаясь быть отчисленным из универа. Получается - сам же не верит в свою затею.
        - Да, мне придётся уйти из универа и заняться только этим, - наконец принял он решение.
3
        Вечером, дождавшись, когда отец уйдёт на дежурство, Лёха подошёл к матери.
        - Ну что вам ответил министр обороны? - поинтересовалась Мария.
        - Пока ничего. Мам, а что чувствуешь, когда переходишь во времени?
        Мария задумалась, вспоминая.
        - Сначала ничего, как бы теряешь сознание. Потом холод, всего знобит. А потом голод, есть хочется. И всё время такое странное чувство нереальности происходящего. Примерно как во сне, но нельзя проснуться.
        - Это страшно? - спросил Лёха.
        - Нет, просто как-то… необычно. А страшно становится, когда подумаешь, что можешь остаться тут навсегда, и прошлой жизни уже не будет. Вот тут да, тяжело. А потом постепенно отпускает. Начинаешь вживаться в окружающий мир.
        - И сколько на это уходит времени?
        - Первый раз - примерно недели две. Второй раз у меня прошло легче. А у Андрея… У Андрея Николаевича Нечаева случилась истерика - не могу, говорит, тут больше. Поехали в часть, где машина времени, пусть назад возвращают. Приехали, а от части уже ничего и не осталось.
        - Да, мы со Светкой были там, - кивнул Лёха.
        - Ну везде успели! - поразилась Мария. - Что там сейчас делается?
        - Можно посмотреть фотки, Светка наснимала, - он потянулся за ноутбуком.
        - Ничего уже не узнать, - рассматривая снимки, покачала головой Мария. - Вот это вроде на штаб похоже. А вот это, с голубой мозаикой - это была столовая. На мозаике была изображена рыба. Вот! Вот в этом здании был вход в подземное помещение. Да, вот по этому коридору проходили, поворот, потом лестница, ещё поворот. И там стоял часовой. Точно, вот у этой стальной двери. Потом ещё коридор, под потолком кабели и трубы, и выходим к скоростному лифту. Вот всё помню, как вчера было!
        - Скоро снова всё это увидишь, - пообещал Лёха.
        - Нет, того ощущения уже не будет. Вы не сможете всё восстановить так, как было. Да и зачем всё это?
        - Я же тебе говорил!
        - Я не уверена, что решение сегодняшних проблем можно найти в прошлом.
        - Это не сегодняшние проблемы! - горячо возразил Лёха. - Это проблемы сохранения строя. Между прочим - самого передового строя на Земле! Его ликвидация обошлась очень дорого!
        - Другие люди говорят - обошлись малой кровью, - ответила Мария.
        - Нет, мам, ты меня не отговоришь. Я же вижу, ты просто за меня беспокоишься. Поэтому я и прошу тебя рассказать все мелочи - это мне поможет.
        Мария тяжело вздохнула.
        - Есть ещё одна вещь, о которой говорил Арнольд Оскарович. Тебе уже объяснили, кто это?
        Лёха кивнул. Мария продолжила.
        - Не только мы меняем то время, куда попадём, но и это время меняет нас. В каждом времени человек ведёт себя в соответствии со своим характером. И в зависимости от того, что время требует от него.
        - Ты тоже менялась?
        - Да. В 1968-м я была комсоргом, вела комсомольскую работу. Когда попала в 1943-й - стала командиром орудия…
        - А в 1993-м? - не выдержав паузы, спросил Лёха.
        - Я присоединилась к отряду, который должен был штурмовать Останкино.
        - А потом?
        - Я не смогла стрелять в солдат, защищающих телестудию. Они были такие же солдаты, как и я. И я… Я ушла оттуда.
        - Ты говорила, что завалила бандитов?
        - Да, но они хотели убить моих друзей.
        - И всё же, почему вы не предотвратили распад Советского Союза? - спросил у матери Алексей.
        - Это должны были делать не мы, - ответила Мария. - Мы должны были только собрать информацию. Принять меры должны были в 1968-м году.
        - И почему же их не приняли?
        - Я думаю, их приняли, но они не дали желаемого результата. Хотя ближе к 2000-му году всё же что-то предприняли. Я же уже в 2000-х встречалась с Арнольдом Оскаровичем. Как я поняла, он тоже совершил переход во времени.
        - Та программа, которая была на перфокартах, считала переход с 12 марта 1969 в 12 марта 1999 года, - Алексей вспомнил заголовок программы. - Я думаю, это расчёт его перехода. Значит, есть три человека, совершивших переход во времени.
        - И почему-то мне кажется, что это его рук дело, - продолжила Мария.
        - Что - это? - переспросил Алексей. - Путин?
        Мария кивнула.
        - Мне это не нравится! Существующий авторитарный режим - не выход, - решительно заявил Алексей. - Если вы не могли выполнить задание, то теперь будем действовать мы!
        - С одной стороны - я тебя поддерживаю, - стала рассуждать Мария. - Но с другой стороны, люди тогда воспринимали всё совсем по-другому. Они считали, что КПСС их угнетает, что ГКЧП незаконно захватил власть…
        - Значит, с ними придётся поспорить! - перебил мать Алексей. - Для их же блага!
        - Это может закончиться кровью, - предупредила Мария.
        - Это предотвратит ещё большую кровь, - возразил Алексей.
        - Ну что же, - обречённо ответила Мария. - Теперь настало ваше время. Революцию всегда делают молодые. Хотя в 1991-м это будет контрреволюция.
4
        На этот раз собрались на хате у Ивана. Обсуждали письмо, пришедшее из Министерства обороны.
        - Что пишут? - спросила Ольга.
        - Предлагают участвовать в аукционе. Согласно федеральному закону, имущество Министерства обороны можно продавать только на конкурсной основе. Но на данный объект отсутствует документация - кадастровый план и всё такое. Поэтому сейчас его нельзя выставить на торги.
        - Вот чёрт! - выругался Лёха.
        - Бюрократия! - припечатал Иван и предположил. - А может, они просто хотят взятку?
        - Кто? Министр обороны?
        - А что он, не человек, что ли? Тоже, наверное, деньги любит!
        В комнату заглянул отец Ивана - импозантный мужчина, что дополнительно подчёркивала курительная трубка в его руках.
        - Молодёжь, не помешаю?
        - Нет, что вы, Александр Маркович! - ответила Светка.
        - Приветствую коллегу! - обратился к ней отец Ивана. - Ещё не восстановилась на учёбе?
        - Нет, я сейчас занята в другом проекте, - важно сказала Светка.
        - Ого! - удивился Александр Маркович, и с важным видом пососал пустую трубку.
        - Пап, твоё подражание вождю народов выглядит слишком театрально, - заметил Иван.
        - А может, я подражаю Константину Симонову? - шутливо возразил отец.
        - Симонов умер от рака лёгких, - хмуро напомнил Иван.
        - Вот поэтому у меня трубка пустая! - продемонстрировал Александр Маркович.
        - Театр, - проворчал Иван. - Бутафория. Вот раньше всё было настоящее - табак, подвиги, кровь, ордена. А сейчас здоровый образ жизни, подвиги на бумаге, кровь из кетчупа, ордена из пластмассы.
        Лёха вспомнил увесистый орден Ленина, и мысленно согласился.
        - Твои протесты тоже отдают дешёвой постановкой, - уже более серьёзно ответил Ивану отец.
        - Тем не менее получить от «космонавта» дубинкой по спине - это суровая реальность, - с видом знатока ответил сын.
        - Начинается спор поколений, - Александр Маркович подмигнул Светке, и уже серьёзным тоном ответил. - Вот дадут такому протестувальнику палкой по башке - он уже герой, звезда инстаграма и борец с режимом. А мы, наше поколение, в 91-м готовы были голыми руками останавливать танки ГКЧП.
        - Доостанавливались! - сразу завёлся Иван. - И чего вы добились? Кругом коррупция, промышленность развалена, пенсионеры получают нищенские пенсии, а Путин и его приближённые воруют миллиардами.
        - У тебя много украли? - прищурился Александр Маркович.
        - Да! Вот у вашего поколения есть всё. Ты журналист, у Ольги батя полковник в отставке, про Лёшку и говорить нечего, только вот разве что Светке не повезло с родаками.
        - Это чего это не повезло?! - возмутилась Светка, но Иван не слушал и кричал дальше.
        - А у нашего поколения нет ничего! Вот соберусь я жениться - где мы жить будем?!
        - Олин папочка купит вам квартирку, - попыталась вставить Светка, но её заглушил Александр Маркович.
        - Когда мы с твоей мамой поженились, мы полгода жили под столом у меня на работе, и только потом получили комнату в коммуналке. А эту квартиру я уже сам покупал. Ты говоришь - у тебя ничего нет. А работать ты не пробовал?!
        - А что толку горбатиться за копейки?! Да и работать негде - всю промышленность убили!
        - И что ты предлагаешь?
        - Вернуться к социализму, но на нормальной основе. Плановое хозяйство, справедливое распределение, социальные лифты, бесплатное образование и медицина, гарантированная работа…
        Видя, что сын выдыхается, Александр Маркович подсказал:
        - Каждой бабе - по мужику.
        - Чего? - опешил Иван.
        - Это не я, это Жириновский, - отец тут же снял с себя ответственность.
        - Вот так с шутками, прибаутками встречают наши люди праздник, - Светка не дала Ивану ответить.
        - Сечёшь, девочка! - улыбнулся ей Александр Маркович. - Ну ладно, я вас покидаю, а то так можно спорить бесконечно.
        - Вот так преступный режим покупает себе сторонников, - проворчал Иван, когда отец ушёл.
        - Что ты имеешь в виду? - переспросила Светка. - Он же на французское агентство работает.
        - Да какая разница! - махнул рукой Иван.
        - Ребята, я ухожу из универа, - неожиданно произнёс Лёха.
        - Ты чего это? - удивилась Ольга.
        - Я буду заниматься только музеем и всем, что с этим связано. Возьму академку на год.
5
        Дома Лёшкино решение вызвало бурную реакцию.
        - Ну как же так! - сокрушалась мать. - Как же ты будешь жить?!
        Отец слушал её причитания молча. Через полчаса семейной драмы Лёха не выдержал.
        - Мам, вот от тебя я это не ожидал. Как ты описываешь, это получается маршрут трамвая - роддом, школа, институт, завод, больница, кладбище. И выйти по дороге нельзя. Это при социализме так жили, а сейчас всё по-другому. Человек может сменить несколько мест работы, несколько профессий, и в этом нет ничего плохого. Ведь всё меняется очень быстро, одни профессии исчезают, другие появляются. И высшее образование больше не гарантия успешной карьеры. Да и вообще можно не делать карьеру, а просто жить.
        - Вот что ты такое говоришь? Ты же сам хочешь стабильной, предсказуемой жизни.
        - Я хочу?! Это когда я такое говорил?
        Мать оглянулась на отца, потом обречённо махнула рукой.
        - Ты же сам говорил, что хочешь в социализм. Для чего ты затеял эту историю с машиной времени? А социализм - это и есть стабильность и предсказуемость. Детский сад, школа, институт - всё понятно и известно. Это система, и если ты в системе - она тебя защищает. В этом и есть сила системы. Она рассчитана на всех и каждого, она научно обоснована и проверена на практике. Это сейчас не пойми что - непонятно, на кого учиться, где работать, как жить? А тогда партия заботилась обо всех. Всё было продумано, спланировано, рассчитано.
        Отец уже глядел с удивлением, но Лёха в пылу спора не обратил на это внимания.
        - То есть от простого человека ничего не зависело?
        - Живи как все - и всё будет в порядке!
        - Будешь жить по уставу - наживёшь и честь, и славу? - возмутился Лёха. - Мам, сразу видно, что ты служила в армии. Но кроме армии есть и гражданская жизнь - это ты рассказываешь в своём центре? Это хорошо, когда есть мудрый командир, но в жизни людям приходится принимать решения самостоятельно. И я принял такое решение!
        - Это плохое решение!
        Отец не выдержал.
        - Объясните мне, о чём идёт речь?
        - Пап, не вмешивайся! - отмахнулся Лёха.
        - Алексей, дай нам поговорить спокойно, - Мария тоже отмахнулась от мужа.
        - Нет, так не пойдёт! Что за решение он принял? И при чём тут машина времени? Мария, ты всё же служила? Почему Лёшка знает, а я нет?
        - Алексей, ты точно хочешь это знать? - и, не дожидаясь ответа мужа, Мария продолжила.
        - Твой сын хочет починить машину времени, переместиться в 1991-й год и предотвратить распад Советского Союза!
        - Ну начитался пацан фантастики, что тут такого! Лёша, но это не повод бросать учёбу!
        - Это не фантастика!
        Отец сердито посмотрел на него.
        - Лёшка, хватит валять дурака!
        - Мам, ему придётся всё рассказать.
        - Мария, объясни мне - что происходит?!
        Мать обречённо вздохнула.
        - Алексей, наш сын стал взрослым. И с ним приходится разговаривать как с взрослым. Лёша, принеси мои ордена, ты помнишь, где они лежат.
        Разговор продолжался несколько часов, на улице уже давно стемнело. Алексей-старший слушал молча.
        - Пап, неужели ты не хотел узнать мамино прошлое? - не выдержал Лёха.
        - Я её люблю такой, как она есть. А не такой, как когда-то была. Если она не хотела рассказывать - это её право. Ты мне лучше скажи - ты действительно считаешь, что сможешь что-то изменить?
        - Да!
        - А почему в 1991-м? А не, скажем, в 1953-м - когда Хрущёв сместил Берию?
        - Потому что в 1953-м всё решалось в кремлёвских коридорах, а в 1991-м - на московских улицах. Проще повлиять. Пап, ну ты же должен помнить?
        - Я помню, - кивнул Алексей-старший. - Я тебе такую историю расскажу. Когда меня призвали в армию, я попал в железнодорожные войска. Это потом меня на Кавказ отправили. А сначала служил под Волгоградом. Строили сейчас уже не помню что. Там надо было сваи забивать, и для этого был у нас дизель-молот. Ну представляешь, что это такое - гусеничная копровая установка, стрела, а по ней ездит сам дизель-молот. На нём один сержант работал. И вот надо установку переместить на другой участок. При перемещении положено дизель-молот переместить в самый низ стрелы, чтобы установка не опрокинулась. А сержанту лень было, это же время - опустить, потом снова поднять. И он прямо так и поехал - с дизель-молотом наверху стрелы. Ну, естественно, на ухабе установка стала на бок заваливаться. Сержант перепугался, выскочил и пытается её плечом подпереть. А эта штука несколько тонн весит - раздавит и не заметит. Хорошо, наш капитан, зампотех, вовремя заметил - подбежал и дал сержанту такого пинка, что тот на несколько метров отлетел. А то бы раздавило нахрен. Понял мысль?
        - Не совсем, - смутился Лёха.
        - А мысль такая - всё надо делать по правилам, чтобы не завалилось. А если уже начало заваливаться - отойди подальше, чтобы не придавило. Так и с Советским Союзом. В 91-м уже всё посыпалось, поэтому держись от этого подальше, чтобы не раздавило.
        - Ну хорошо, отскочили, всё рухнуло - и что дальше?
        - А дальше собирать по кусочкам, долго и упорно. Что сейчас и происходит.
        - Как-то плохо происходит.
        - Сделай лучше! - посоветовал отец. - В целом, конечно, ты в мамку пошёл - на мелочи не размениваешься. Но вот мудрости, как она, ещё не нажил - ищешь простые решения и всё назад оглядываешься. Но это со временем пройдёт. Если доживёшь.
        - Отец, ты что такое говоришь?! - возмутилась Мария.
        - Я правду говорю.
        Глава 8

1
        - Я хочу ещё раз съездить поглядеть на то, что осталось от части, - поделился планами Лёха.
        - Сам же говорил - летом там всё заросло, - напомнила Светка.
        - Заодно и посмотрю.
        - Я с тобой. Когда поедем?
        В будни утром в электричке, идущей от Москвы, народу мало. Лёха уселся на лавку и молча уставился в окно. Но Светка долго молчать не могла.
        - Чего такой кислый?
        - А чего веселиться? - неохотно ответил Лёха. - С Министерством обороны ничего не вышло.
        - Что-нибудь ещё придумаем, - попыталась его утешить Светка.
        - Ничего тут не придумаешь, нужна именно эта часть.
        Территория части действительно сильно заросла, но по центральной дороге ещё можно пройти.
        - Мать рассказывала, что она организовала комсомольский субботник по благоустройству территории, - вспомнил Лёха. - Так что эти дорожки, по которым мы идём, делали под её руководством.
        - И теперь ты хочешь всё это восстановить, - добавила Светка.
        - Тише, там кто-то идёт! - насторожился Лёха.
        Из-за кустов на центральную дорогу вышел пожилой мужчина с плетёной корзиной. Светка сразу нацелила на раритетную корзину свой фотоаппарат. Лёха поздоровался с грибником. Старик ответил, и, кивнув на Светку, улыбнулся:
        - Что, корзинка моя понравилась? Сами-то что с пустыми руками? Или вы грибы не собираете, а только фотографируете?
        - Мы не грибы фотографируем, а то, что от части осталось, - объяснила Светка.
        - Ну фотографируйте скорее, пока наш Пиночет её к рукам не прибрал.
        - Это кто такой? - заинтересовался Лёха.
        - Глава местной администрации. Он из бывших военных, вот его так и прозвали.
        - Как же он часть к рукам приберёт? Она же Министерству обороны принадлежит.
        - Он и спрашивать не будет. Одно слово - Пиночет.
        - А где его можно найти?
        Посёлок, про который сказал старик, оказался километрах в пяти от части. Администрация расположилась на втором этаже панельного здания. На первом этаже почта и отделение полиции - очень удобно, всё в одном месте. Выяснив, что местного Пиночета зовут Николай Иванович Зубов, Лёха заглянул в приёмную. Оказалось, что именно сейчас Зубов ведёт приём населения. Дождавшись, когда из кабинета выйдет горластая тётка, Леха отправился общаться с представителем власти. Зубов-Пиночет оказался невысокого роста и далеко не богатырского телосложения. Он с недоверием уставился на фотоаппарат, висевший на шее Светки.
        - Председатель общественной организации Алексей Климов, - с ходу представился Лёха, потом показал на Светку. - А это мой помощник по связям с общественностью.
        - Слушаю вас, - Зубов уселся за стол, на котором стояла табличка «В кабинете главы администрации ведётся видеонаблюдение».
        - Мы хотим создать на территории заброшенной войсковой части музей патриотической направленности. Но у Министерство обороны нет документов на земельный участок.
        - Это которая часть? - поинтересовался Зубов. - А, понял. У них и не может быть этих документов, потому что земля им не передавалась.
        - Как это? - удивился Лёха.
        - Часть построили в 50-е годы по распоряжению Центрального Комитета. То есть часть подчинялась Министерству обороны, но выполняла какие-то секретные задания, что-то вроде радиоразведки. Но, как тогда было принято, с местными властями никто не считался. Приказали построить - пришли и построили. Стала не нужна - забросили. А земля принадлежит нашему округу. Я даже с Министерством обороны судиться собрался - чтобы они рекультивировали территорию и передали нам по акту. А что вы там делать собрались?
        - Музей патриотической направленности, - повторил Лёха.
        - А финансирование? - строго поглядел на него Зубов.
        - Один из офицеров, здесь служивших, сейчас владеет банком, и готов это финансировать. Нечаев-Банк, может слышали?
        - И что вы как общественная организация от меня хотите?
        - Мы хотим получить земельный участок, где была часть.
        - В долгосрочную аренду с обременением - в течение года привести территорию в порядок. Если условие не будет выполнено - договор аренды расторгается. Устраивает?
        - Когда можно подписать договор? - всё ещё не веря в удачу, спросил Лёха.
        - Завтра вам подготовят текст. Подходите в это же время. У вас все?
2
        Договор с поселковой администрацией вполне подошёл юристам Нечаева, что сильно удивило Лёху. Да и вообще деятельность по руководству общественной организацией сначала привела его в восторг, а потом - в уныние. Выяснилось, что надо не только ходить на встречи с важными людьми и ставить печать на документы, но и делать менее приятные, но зато обязательные вещи - начиная от ежемесячной отчётности и заканчивая поиском денег. Сначала он попытался спихнуть отчётность на Светку, но та быстренько ему объяснила, что ничего в этом не смыслит. Поиск бухгалтеров среди знакомых тоже ничего не дал. То есть бухгалтеров-то нашлось много, но отчётность общественных организаций отличается от коммерческих. А бухгалтер был нужен срочно - Нечаев уже обещал перечислить деньги, а у Лёхи ещё не открыт счёт в банке. Он-то наивно полагал, что Нечаев передаст пачку наличных.
        Когда Лёха в очередной раз пребывал в тоске от обязанностей, которые сам же на себя и взвалил, Светка выдала неожиданную мысль:
        - А ведь это получается почти историческая реконструкция. Ты говорил - часть создали в 50-е, возможно, ещё при Сталине? Вот представь - вождь народов даёт тебе задание государственной важности! Круто, да?
        - А если его не выполнить - расстреляют? - предположил «председатель Лёха».
        - Что поделать - такие времена, - развела руками Светка. - Времена не выбирают, в них живут и умирают.
        - Погоди! - Лёха спроецировал исторические события на сегодняшний день. - Ты хочешь сказать, что если я возьму деньги у Нечаева, а ничего не сделаю, то меня конкретно грохнут?
        - Только, наверное, сначала предложат вернуть деньги.
        - А если я уже всё потратил?
        - Утюг и паяльник делают людей находчивыми и сообразительными.
        - Дура ты, Светка! - обиделся Лёха. - И шутки у тебя дурацкие!
        - Почему же шутки? - возразила Светка. - Ты уже фактически подписался под эту затею.
        - А если дать задний ход?
        - Тогда я на тебя обижусь. Как говорится: мужик сказал - мужик сделал. А сказал и не сделал - не мужик.
        - Светка, ты шутишь, что ли? - Лёха всё ещё не мог поверить в реальность происходящего.
        Светка посмотрела на его испуганную физиономию и засмеялась.
        - Не волнуйся, с тобой не будет беды. Я - пятый элемент, само совершенство, поэтому я сумею тебя защитить. Ложись спать.
        - Не, я серьёзно! Чего теперь делать-то?!
        - Работать!
3
        Бухгалтера в конце концов удалось найти, но тут начались проблемы с Нечаевым. Его юристы захотели смету и календарный план, а сам Нечаев - подтверждение, что машина времени сохранилась и её можно восстановить.
        - Я же тебе говорила - нужна смета! - на Светку тоже напала нервозность. - А как ему машину времени продемонстрировать - я вообще не представляю.
        - Ну ладно! - в голосе Лёхи явственно чувствовалась обречённость приговорённого к смерти. - С чего-то надо начинать. Пойдём!
        Выйдя на улицу, он направился к помойке за магазином. Светка послушно шагала за ним. Пошарившись в мусорном баке, Лёха достал остатки ящика из-под помидор. При помощи кирпича он прибил кусок фанеры к палке - получилась табличка.
        - Фломастер есть? - обернулся он к подруге.
        - Есть, - протянула она.
        Усевшись рядом с помойкой, Лёха кривыми буквами вывел на табличке «Общественная организация Вспомнить всё».
        - Завтра поедем в часть застолбим территорию, - объяснил он.
        На следующий день перед бывшим штабом части состоялось торжественная установка таблички. Лёха долго расчищал место от разросшейся за лето травы и уже начавших опадать листьев. Светка придирчиво глядела на это через видоискатель фотоаппарата и командовала:
        - Левее. Ещё левее. А то здание в кадр не попадает.
        Наконец табличка была водружена на фоне руин штаба. Светка ещё раз навела фотоаппарат и недовольно сказала:
        - Нет, чего-то не хватает!
        Через заросли она направилась к руинам и вернулась с куском плексигласа, на котором ещё можно было прочитать «Дежурный по…». Примостив его за табличкой, она сделала несколько снимков, и наконец довольно произнесла:
        - Ну вот, теперь можем отчитаться перед Нечаевым, что работы начались. Вечером пошлём ему по электронке.
        Как ни странно, этот снимок возымел эффект - от Нечаева на счёт общественной организации пришли первые деньги. То ли он увидел знакомый пейзаж, то ли ему понравилась инсталляция, которую соорудила Светка.
4
        Иван с Ольгой тоже время даром не теряли. Соревнования по пейнтболу, в которых они участвовали, проходили на фоне живописных руин. Они играли в разных командах, но Иван старался отслеживать фигуру подруги. Отличить её от других участников было просто - по подогнанному по фигуре камуфляжу. Хотя Иван уже узнавал её походку и характерные жесты.
        Выстрел, ещё выстрел! Мимо. Она успела укрыться за остатками кирпичной стены. Иван стал заходить сбоку. В какой-то момент он замер и прислушался - другие участники остались в стороне, лезть в руины никто не решился. Над кирпичной кладкой мелькнул шлем в камуфляжной раскраске. Иван выстрелил, не успев прицелиться. Слышно было, как Ольга шумно шлёпнулась на битый кирпич. Да, снаряга у неё позволяет делать такие трюки. Иван осторожно подобрал камень и кинул в сторону дверного проёма. На стене за проёмом тут же появились красные кляксы. Точно стреляет!
        Кинув ещё один обломок кирпича, Иван двинулся в противоположную сторону. За спиной шарики с краской смачно шлёпались о кирпичную стену. Он почти зашёл Ольге во фланг, из-за угла уже высовывался край её рюкзака. Иван стал медленно поднимать маркер. Но тут под ногой хрустнул осколок стекла. Рюкзак моментально скрылся, а вместо него мелькнул ствол маркера. Не дожидаясь её выстрела, Иван резко подался назад, и, не удержавшись, свалился на битый кирпич. На том месте, где он только что стоял, хлопнули шарики с краской. Ну у неё и реакция!
        Правое колено болело от удара о кирпичи. В отличие от Ольги, он был без наколенников. Нет, на снаряге экономить не стоит, колени дороже. Но сейчас боль придала ему сил и ловкости. На мгновенье он поднял голову и сразу упал на пол - над головой тут же захлопали разрывы шариков. Значит, придётся ползти. Обломки кирпича больно впивались в колени, но он не обращал внимания - у него появился план. В дверном проёме успело вырасти небольшое деревце. Иван осторожно подполз к нему, достал из кармана кусок верёвки и привязал к ветке. Спрятавшись поглубже за стену, он дёрнул за верёвку. Деревце вздрогнуло, листья тут же зашуршали, и по ним потекла краска, напоминающая кровь. Отлично! Иван отполз к оконному проёму и снова дёрнул верёвку. Быстро выглянув в оконный проём, он увидел ствол, торчащий из трещины в стене. Ольга стреляла по деревцу в двери, и Ивана не заметила. Он начал поднимать маркер, но потом передумал.
        Ещё раз дёрнув верёвку и для верности кинув в ту сторону обломок, он стал пробираться к запасному выходу, который приметил заранее. Стараясь не шуметь, он выскочил из здания, пробежал свободное пространство и заскочил за стену, за которой пряталась Ольга. Она быстро вскочила с кучи битого кирпича и наставила на него маркер.
        - Ну, чего ждёшь? - крикнул Иван. Ольга нажала спусковой крючок, и ничего не произошло. Расчёт Ивана оказался верным - она расстреляла все шарики. Ольга откинула ставший бесполезным маркер и рванулась к оконному проёму. Но Иван оказался быстрее - в прыжке перехватил её и всем весом придавил к битому кирпичу. От боли Ольга застонала, но сопротивляться не перестала. Иван придавил её левой рукой, а правой сорвал с неё маску. Ольга яростно глядела на него и сопела, пытаясь вырваться.
        - Я победил! - он наконец слез с неё и помог подняться. Ольга сняла с него защитную маску.
        - Я хочу тебя! - услышал он её шёпот.
        - Прямо здесь? - опешил он.
        - Презерватив у меня в заднем кармане, - показала она и сердито добавила. - Не стой как бревно!
        - А как… - начал было уточнять Иван, но Ольга уже спустила камуфлированные штаны, насколько позволили наколенники, и опёрлась на край оконного проёма.
        - Давай быстрее! - скомандовала она. - А то кто-нибудь припрётся!
5
        Вечером снова встретились вместе.
        - Как поиграли? - поинтересовался Лёха.
        - Круто! - восторженно ответил Иван. Ольга скромно улыбнулась.
        - От Нечаева денежка на счёт капнула, - сообщила Светка.
        - Много? - сразу заинтересовался Иван.
        - Не очень, - осторожно ответил Лёха. - Особенно в сравнении с предстоящими расходами. Теперь надо определиться - что делать дальше.
        - Как - что? - удивилась Ольга. - Восстанавливать машину времени!
        - Но нужно сначала по минимуму восстановить объект, провести электричество, ограда, охрана…
        - Я же тебе уже говорила! - возмутилась Светка. - Езжай к подполковнику Ковалёву, и спроси у него - как всё было организовано, пока часть существовала. Что ты тут велосипед изобретаешь, всё уже давным-давно придумано!
        - Ну может технологии поменялись? - предположил Лёха. - Всё же вперёд идет.
        - Лёша, есть базовые вещи, - принялась объяснять Ольга. - Вот, к примеру, организация службы в войсковой части основана на общевойсковом уставе. А устав написан на основе того, что было известно ещё в древнем Риме. Так что ничто не ново под Луной. А раз мы реконструируем войсковую часть, то надо исходить из того, что главная задача любого войска - охрана самое себя. Короче - первым делом строим периметр и ставим охрану.
        - И как это делать? Там же существуют какие-то правила, нормативы?
        - Лёха, у тебя отец в ЧОПе работает, - подсказал Иван. - Спроси у него.
        - Точно! - согласился Лёха. - Ну и работёнка! Лучше бы я три сессии подряд сдал! А вот интересно, почему этому всему не учат в универе?
        - В универе учат академическим вещам, чистой науке, - ответила Светка. - А это суровая проза жизни, до неё все сами доходят.
        - То есть вот так бросили в пучину жизни, если выплывет - станет специалистом, а если не выплывет?
        - Да ладно, сейчас времена вегетарианские! - успокоила его Ольга. - Это при Сталине несправившихся расстреливали. Берут рядового инженера, и ставят директором завода. Поднял завод - дают «Героя», не поднял - на Колыму или к стенке. И берут следующего инженера. А при позднем социализме не справился человек - его на другую должность переводят. От этого всё и развалилось.
        - Ну извини! - возмутился Лёха. - Что-то слишком высокие ставки! Может, если я буду знать, что в случае неудачи меня шлёпнут, я в это дело и ввязываться не стану.
        - Ничего, на твоё место придут другие, - ответила Ольга. - Кто посмелее и поамбициознее.
        - Но надо же ещё и что-то делать уметь! - возразил Лёха.
        - Да ладно тебе! - не согласился Иван. - Главное - отчитаться. Ну там поляну начальству накрыть, баньку истопить. Вписаться в систему.
        - Дерьмо какое! - возмутился Лёха.
        - Лёша, народ тебя выбрал председателем, - Иван кивнул на девчонок. - Так сказать - оказал тебе доверие. Так что давай теперь оправдывай!
        - Ах так! - разозлился Лёха. - Типа я буду за всё отвечающий, а ты будешь пиво жрать?! Знаешь, я как-то начинаю думать, что репрессии имели основания!
        - Точно! - воскликнула Светка. - Это же фактически реконструкция в полном смысле этого слова. Не как вы там по лесам в камуфляже бегаете и друг друга краской пачкаете.
        Она кивнула на Ольгу, намекая на игру в пенйтбол.
        - А здесь всё по-настоящему.
        - Там тоже всё по-настоящему, - возразил Иван, и потёр колено, которое всё ещё болело.
        - Ну тогда иди вместо Лёхи с ЧОПом договаривайся, с жадными электриками, с Пиночетом - главой местной администрации…
        - Чего ты на меня орёшь? - перебил Светку Иван. - Каждый должен своим делом заниматься.
        - Скажи честно - не умеешь?
        - Не умею, - согласился с ней Иван. - И что?
        - А то, что если выбирать между тем, кто попробовал и не справился, и тем, кто ничего не умеет, я бы выбрала того, у кого уже есть хоть какой-то опыт. По крайней мере, он уже знает, как не надо делать.
        - Да ладно, успокойся! - сказала Светке Ольга. - Никто на твоего Лёшку не наезжает.
6
        Мать на его расспросы отреагировала кисло.
        - Лёша, уже поздно. Давай в другой раз.
        - Мам, в другой раз ты будешь на работе. Или устанешь. Или ещё что-нибудь. Ну что тебе трудно подсказать, как это всё делается?
        - Да, трудно, - согласилась мать. - То, что ты спрашиваешь, называется «ведение хозяйственной деятельности». Для этого мозги должны быть повёрнуты определённым образом.
        - А как?
        - Есть наёмные работники, а есть руководители. Вот то, что ты спрашиваешь - это повседневная работа руководителя.
        - Получается - есть пролетарии, а есть эксплуататоры? Так, что ли?
        Мать глянула на часы - половина одиннадцатого. На кухню заглянул отец.
        - Чего спать не ложитесь?
        Мария кивнула на Лёшку.
        - Твой ребёнок вырос и начал задавать вопросы.
        - Где лежат деньги? - засмеялся отец.
        - Почти, - в ответ улыбнулась мать.
        - Ну чего вы смеётесь? - обиделся на родителей Лёха. - Вот вы это всё знаете, а мне приходится самому до всего доходить!
        - Мы тоже сами доходили, - успокоила его мать. - Это как на велосипеде кататься - нельзя научить, можно только самому научиться.
        - Так начальники - это эксплуататоры или как? - Лёха продолжил свои расспросы.
        - Кто же тебе так мозги засрал? - удивился отец.
        - Алексей, погоди, - остановила его Мария. - Лучше чайник поставь. Кажется, спать сегодня не придётся.
        Лёха смотрел исподлобья и молчал. Похоже, от него что-то скрывали. Три года учился в универе, а выяснилось, что ничего и не знает.
        - Давай рассмотрим это в другом контексте, - стала объяснять Мария. - Наёмный работник продаёт работодателю своё рабочее время. А руководитель получает деньги за то, что решает проблемы. Поэтому у него рабочий день ненормированный, то есть 24 часа в сутки. Вот мне сейчас позвонят и скажут - на работе лопнула труба. Я встану и поеду на работу. Решать проблему. А наёмный работник скажет - я приду завтра к 9 часам, когда у меня начнётся рабочий день. Увидел разницу?
        - То есть наёмного работника эксплуатируют 8 часов, а руководителя - круглосуточно?
        - Можно и так сказать. Но главное в том, что руководитель отдаёт распоряжения, а наёмный работник их выполняет.
        - А откуда руководитель знает, какие распоряжения надо отдавать? - задал Лёха самый главный вопрос.
        - Ты знаешь, что такое блок-схема алгоритма? Вот тут то же самое - есть задача, для выполнения которой надо совершить последовательность действий. Задача руководителя - разработать эту последовательность. Грубо говоря - он сам придумывает распоряжения.
        - Но над ним же кто-то есть? - не сдавался Лёха.
        - Только звёздное небо над головой и нравственный закон внутри нас.
        - И всё? - удивился Лёха. - Так просто?
        Мария кивнула.
        - И что, если я буду командовать - меня все будут слушаться?
        - Не так всё просто, - ответил отец. - Офицеров командовать пять лет в училище учат. И то не у всех получается.
        - А мне сейчас что делать? - Лёха кратко описал ситуацию.
        - Да всё просто! - даже удивилась Мария. - Заключаешь договор на строительство ограды, телефон конторы, которая этим занимается, найдёшь в Интернете. Потом тебе понадобится охрана, иначе забор сопрут местные дачники. Заключаешь договор с местным ЧОПом. Теперь можешь завозить на объект материальные ценности. Но сначала нужно электричество. Идёшь в Мосэнерго, и говоришь - какая мощность тебе нужна.
        - А какая мощность мне нужна?
        - Спроси у Ковалёва - он был главным инженером части.
        - И что - это всё? - удивился Лёха.
        - Ты чем в своём универе последние три года занимался? - спросил его отец.
        - Вот и я сейчас не понимаю, - признался Лёха.
        Глава 9

1
        - Всё же взялся за это? - удивился Ковалёв. - И как далеко всё зашло?
        - Уже есть договор аренды, - ответил Лёха. - Сейчас буду заключать договора на строительство ограждения и с охранным предприятием. Но у меня сложности технического характера. Нужно составлять смету и календарный план, а я в этом не силён. Алексей Викторович, вы мне поможете?
        - Да из меня помощник… До магазина с трудом дохожу. Ну ладно, что знаю - расскажу. Ты мне вот что скажи - на какие деньги ты это делаешь?
        - Деньги даёт Андрей Николаевич Нечаев.
        - Это который вместе с Марией в 1993-м был? Нашёл его все-таки. А вот Мария…
        Лёха задумался - сказать или нет? Ещё неизвестно, как он отреагирует? У него всё-таки сердце.
        - Алексей Викторович… - неуверенно начал он.
        - Ещё что-то? - отозвался Ковалёв.
        - Да, - решился Лёха. - Мария Сергеевна Егорова - моя мама. Только сейчас у неё документы на Марию Тимофеевну Климову.
        Ковалёв охнул и побледнел.
        - Вам плохо? - испугался Лёха.
        - Там на полочке таблетки, - показал Ковалёв. - И воды запить подай.
        Выпив таблетку, он с минуту прислушивался к ощущениям. Лёха терпеливо ждал.
        - Ошибки быть не может? - наконец спросил Ковалёв.
        - Нет. Она мне всё в подробностях рассказала. Документы на Климову ей сделал Нечаев в 1993-м. И ещё она мне показала свои награды.
        - А ведь когда ты ещё первый раз ко мне приезжал, и назвал фамилию - Климов, у меня что-то мелькнуло. Когда она попала в 1943-й, она там жила по документам убитой лётчицы, её фамилия была Климова. Ты похож на неё, и не только внешне.
        Лёха не знал, что ответить.
        - Сколько ей сейчас лет? - спросил Ковалёв.
        - По документам - 45 лет.
        - Она захочет ко мне приехать?
        - Я спрошу. Она ведь работает.
        Ковалёв замолчал и слезящимися глазами глядел в окно. Лёха деликатно кашлянул.
        - Я пойду?
        - Значит, уже начали там работать? - обернулся к нему старик. - Когда в следующий раз зайдёшь?
        - Когда скажете.
        - Значит, заходи послезавтра. Я попытаюсь по памяти нарисовать схему расположения оборудования жизнеобеспечения и подземного помещения. Электричество на объект ещё не заведено?
        - Я как раз собираюсь в Мосэнерго. Какая мощность нужна?
        - По плану - 250 мега вольт-ампер. Но это с учётом пикового потребления спецоборудования. Ну всё, до послезавтра. Марии скажи…
        - Я постараюсь приехать вместе с ней.
2
        Всю дорогу Мария молчала и смотрела в окно электрички. Лёха понимал её состояние и не навязывался. Приехали в Чехов. Дорогу до дома Ковалёва Лёха уже изучил до мелочей. Мария шла за ним, оглядываясь по сторонам.
        - А не так уж много за эти годы тут изменилось, - уже у подъезда произнесла она.
        - Четвёртый этаж, - подсказал Лёха.
        - Я помню.
        Дверь открыл сам Ковалёв. Несколько секунд он и Мария молча глядели друг на друга, а потом порывисто обнялись. Лёха деликатно пробормотал:
        - Мне тут надо купить. Я попозже вернусь.
        И, не дожидаясь ответа, стал спускаться по лестнице. Не спеша прошёлся вдоль магазинов, вышел к небольшому прудику и уселся на лавочку. Интересно, о чём они говорят? Наверное, им есть о чём вспомнить. А сам Лёха вспомнил свой вчерашний визит в Мосэнерно. На вопрос тётки, занимающейся договорами, он назвал ближайшее садовое товарищество. Как называть бывшую войсковую часть, он ещё не придумал.
        - Вы же уже подключены? - удивилась тётка.
        - У нас новый участок, севернее, - попытался объяснить Лёха.
        - А ты председатель, что ли? - тётка с подозрением покосилась на него.
        - Ну да! - немного обиделся Лёха.
        - И какая мощность нужна?
        - 250 мегаватт.
        - Киловатт? - переспросила тётка.
        - Мегаватт, - повторил Лёха.
        - У вас там чего - сталелитейный завод будет? - уставилась на него тётка.
        - Нет, музей, - подумав, Лёха добавил. - И ещё действующие макеты боевой техники.
        - Такую мощность потребляет небольшой город. Чтобы вам её дать, нужно строить отдельную высоковольтную линию электропередач и подстанцию. Это минимум год работ, и обойдётся примерно в полмиллиарда рублей! Вы вообще в своём уме?!
        Тогда Лёха пристыжено ушёл, и вот сейчас мучительно думал, как быть дальше. Подождав час, он решил, что приличия соблюдены, и снова поднялся к Ковалёву. На кухне пахло лекарством, а мать всё ещё прикладывала платок к покрасневшим глазам.
        - Садись чай попей, - пригласил Ковалёв. - Или чего покрепче?
        - Нет, спасибо, чая достаточно, - отказался Лёха.
        - А мы с Марией выпьем, - Ковалёв достал бутылку коньяка. - За встречу! У тебя как дела?
        Лёха рассказал про свой визит в Мосэнерго.
        - Ты торопишься, - высказал своё мнение Ковалёв. - Для начала заведи на объект 380 вольт, хотя бы 15 киловатт, чтобы можно было работать. Войдёшь в подземное помещение, посмотришь - что там осталось, а потом уже будешь решать. Так что сейчас делай обычную воздушку, и не парься. Я там тебе набросал схемки, что вспомнил, потом заберёшь.
        Лёха молча кивнул.
3
        От коньяка Ковалёв взбодрился, Мария тоже повеселела.
        - Машка, а сын-то в тебя пошёл! Назвала его в честь мужа?
        - Лёшка, а если скажу, что в честь тебя?
        - Я вам не мешаю? - поинтересовался Лёха.
        - Сиди! - остановил его Алексей Викторович. - Когда ещё такое услышишь?! Ты ведь, можно сказать, продолжаешь выполнять задание, которое твоя мама почти полвека назад получила.
        - Лёша, я рассказала Алексею Викторовичу про твою затею, - объяснила Мария.
        - Опять будешь отговаривать? - напрягся Лёха.
        - Если ты в мамку пошёл, то отговаривать без толку, - сказал Ковалёв. - Когда наши математики тогда Машку отправили в 43-й, все очень переживали, даже Арнольд Оскарович. Он меня тогда вечером позвал к себе в гостиницу, и мы с ним вот так сидели. У него водка была, консервы. А что, представитель ЦК - тоже человек, ему тоже выпить иногда хочется.
        - А что он командира части не позвал? - спросил Лёха.
        - Ну, наверное, я ему как-то ближе был, - предположил Ковалёв. - Это ведь я Машкину кандидатуру предложил. Мария, помнишь, ты говорила - не в то время я родилась? А я подумал - это ведь можно исправить. А тут выясняется, что отправили её неизвестно куда. Мы все тогда очень переживали.
        - Лёшка, ты мне об этом не рассказывал, - укорила Ковалёва Мария.
        - Сейчас вот рассказываю, - смутился он.
        Лёха поразился нелепости ситуации - ведь когда-то они были ровесниками, но перемещение во времени создало между ними разницу в четверть века, фактически разлучило.
        - Слушайте, а чего вы тогда, в 1968-м, не поженились? - в лоб спросил их Лёха.
        Мария смущённо заулыбалась, а Алексей Викторович ответил:
        - Ты знаешь, что такое предчувствие? Вот в данном случае оно и сработало. Мы с твоей мамой остались друзьями.
        - То есть будущее предопределено? И вы что-то там увидели?
        - Скорее не увидел, но смысл примерно такой, да. Понимаешь, каждый видит будущее по-своему. То есть, конечно, он может подумать и сказать - я бы хотел, чтобы в будущем было так-то и так-то. Но это логические построения, плод деятельности рассудка. А истинные желания находятся в подсознании, и они могут не совпадать с логическими построениями.
        - То есть человек искренне думает одно, а говорит другое? - поразился Лёха.
        - Можно и так сказать. Но иногда мысли из подсознания можно почувствовать. Вот в случае с твоей мамой у меня это и получилось.
        - Это неправильно! - вдруг возмутился Лёха.
        - Что неправильно? - удивился Ковалёв.
        - То, что вы говорите! Про какое-то непонятное подсознание. Я думаю так - у человека есть рассудок и сила воли. И этой силой воли человек подчиняет себе события. Вы просто не проявили воли. Наверное, это неприлично с моей стороны, в первую очередь - по отношению к моему отцу. Но если бы вы тогда проявили волю, то вы были бы вместе.
        - А моё мнение тебе неинтересно? - продолжала улыбаться Мария.
        - Ну… - смутился Лёха.
        - А может, это было не предчувствие будущего, а сигнал моего подсознания? - предположила Мария.
        - Ну хорошо, - неохотно согласился Лёха. - Но вот с тем, как вы выполнили своё задание, я не согласен.
        - Я тебе не рассказала, откуда у меня мои ордена, - перебила его мать.
        - Что значит «откуда»? - удивился Лёха. - Тебя ими наградили.
        - Ты не понял. Я говорю о том, как они оказались у меня.
        Ковалёв с интересом слушал её.
        - Мне их передал Арнольд Оскарович, - продолжила Мария.
        - Когда он успел? - удивился Ковалёв.
        - Мы с ним встретились лет 10 назад, в тот день ещё были выборы президента. Он поджидал меня на выходе с избирательного участка.
        - Вот это номер! - поразился Ковалёв. - Это сколько же лет ему тогда было?!
        - Он выглядел чуть моложе, чем ты сейчас, - прикинула Мария.
        - Я знаю! - перебил её Лёха. - Алексей Викторович, на тех перфокартах, что вы мне дали, был расчёт перехода из 12 марта 1969 года в 12 марта 1999 года. Это расчёт его перехода.
        - Это ещё не всё, - перебила сына Мария. - Он мне намекнул, что имеет отношение к происходящему. А именно - к выдвижению и избранию Путина.
        - В таком случае у него кое-что получилось, - согласился Ковалёв. - Что бы ни говорили, но за последние годы порядка стало больше. Машка, выходит, ты не зря работала! И наградили тебя не зря.
        - Это что же получается? - воскликнул Лёха. - Значит, существует какое-то теневое правительство? Которое тайно определяет будущее страны?
        - Выходит, не только тебе хочется изменить будущее, - улыбнулся ему Ковалёв. Но Лёха сделал из этого свой вывод.
        - Это означает, что раз получилось у них, то получится и у нас!
        - А ты не хочешь объединить с ними усилия? - спросил у него Ковалёв.
        - С кем? С этим таинственным Арнольдом Оскаровичем? Где же я их найду? А самое главное - они не смогли предотвратить распад Советского Союза. А мы сделаем то, что не получилось у них!
        - Вы - это кто? - усмехнулся Ковалёв. - Пойми - тогда, в 1968-м, за этим стояло одно из самых могущественных государств в истории. Которое могло запустить человека в космос, сделать ядерное оружие, подводные лодки, сверхзвуковые самолёты. И люди, такие, как твоя мама, работали на это государство, на его идеологию. А у тебя что? На кого работаешь ты?
        - Я тоже работаю на свою страну! - с вызовом ответил Лёха. - И я уже достаточно взрослый, чтобы отличать добро от зла. Мам, как ты говорила? Звёздное небо над головой и нравственный закон внутри нас!
        - Это Кант говорил, - поправила его Мария.
        - Да какая разница! Мы сделаем это, потому что у нас есть воля!
        - Если не столкнёшься с такой же волей, - возразил Ковалёв.
        - Посмотрим!
        - Ну, Машка, ты сына воспитала! - уважительно произнёс Ковалёв.
        - Твой не такой? - спросила Мария.
        - Нет, не такой отчаянный, хоть и тёзка.
        - Почему вы смотрите на меня и моих друзей как на дурачков? - обиженно поинтересовался Лёха.
        - Не обижайся, но то, что вы затеяли, звучит невероятно, - объяснил Ковалёв. - Я же тебе сказал - государство не смогло это сделать, а ты со своими друзьями - тут как тут.
        - А что делать, если больше некому?
        - Да, именно про это и говорил Арнольд Оскарович, - вспомнил Алексей Викторович. - Есть первые, и есть вторые. Мария, вот ты и твой сын - первые. Вы и двигаете человечество. Главное только - чтобы в правильную сторону. Это я как второй говорю. Кстати, вот тебе и объяснение, почему мы не вместе - твоя мама по жизни первая, а я, получается, второй. Ну ладно, это всё лирика. Вот я тебе тут схему набросал. Это здание, через который был вход в подземное сооружение. Вот тут в заглублённом здании электрическая подстанция. А вот это здание - маскировка для систем жизнеобеспечения.
        - Я всегда думала, что это общежитие, - удивилась Мария.
        - Я тоже так думал, пока не стал главным инженером части, - кивнул Алексей Викторович. - От подстанции и систем жизнеобеспечения, скорее всего, уже ничего не осталось.
        - Да, - согласился Лёха. - Всё металлическое срезано.
        - Но до подземного сооружения можно добраться только через шахту, - продолжил Ковалёв. - Там проходит скоростной лифт, и вокруг него - инженерные коммуникации. Проход к шахте закрыт гермодверью, которую ты мне на фото показывал. Вот с ней тебе придётся повозиться. Там металл в десятки сантиметров, запирающие устройства давно заржавели, и по периметру она приварена к раме. Поэтому я думаю, что подземное сооружение не тронуто. Но оно залито водой.
        Лёха погрустнел - деньги, которые перечислил Нечаев, подходили к концу. Платить дальше он отказывался, пока ему не покажут снимки машины времени или того, что от неё осталось. Никаких возможностей для блефа не было - в своё время Нечаев видел установку своими глазами. Лёха уже прикидывал, сколько денег он сможет наскрести самостоятельно, чтобы хоть как-то продолжить работы. Хватало только на болгарку с алмазными дисками, чтобы пилить гермодверь. И всё.
4
        Андрей Николаевич проснулся с предчувствием, что сегодня должно случиться что-то важное. Такое чувство у него обычно бывало накануне резких изменений на рынке. Начиналось ралли с непредсказуемым результатом, но он обычно выходил из него в плюсе. После таких случаев он хоть и был вымотан физически, но чувствовал себя помолодевшим. Приятно осознавать, что у тебя ещё осталась хватка и удачливость.
        Но сегодня всё пошло не так. После завтрака к нему подошёл начальник его службы безопасности и шепнул:
        - Нарисовался наш немецкий друг.
        - И что он хочет?
        - Что он может хотеть? Свою долю. И чтобы перед ним извинились.
        - Хорошо, - неопределённо кивнул Нечаев. - Передай ему, что я встречусь с ним, но сейчас я занят.
        Да, с Гельмутом они немало вместе выпили. Когда БНД заинтересовалась его делишками, он залёг на дно. Нечаеву пришлось самому доделывать его дела. Конечно же - в свою пользу. Не бросать же имущество бывшей Народной армии ГДР! Все эти автоматы, гранатомёты и даже танки так пригодились бородачам с Ближнего Востока. Так что Гельмут напрасно обижается, все претензии к БНД, Андрей Николаевич тут ни при чём. Во всяком случае, никаких бумаг он не подписывал.
        Бумаги… Эти чёртовы расписки, которые висят над ним Дамокловым мечом. Тут вся надежда на этих фанатичных ребятишек, мечтающих восстановить машину времени. Конечно же, надежда призрачная. Да, он им дал немного денег, чтобы держать их на крючке. Как и следовало ожидать, ничем это не кончилось. Но зато выяснилось, что их заводила - сын Марии. А вот это уже серьёзно. Если пацан такой же упёртый, как его мама, он рано или поздно добьётся своего. Вышли же они на него самого. И с тем же успехом сын Марии найдёт деньги на свою затею у кого-то другого. И этот кто-то другой получит такие же преимущества над конкурентами, как в своё время сам Андрей Николаевич. И, что самое опасное, этим кем-то другим может оказаться кто попало. Например, тот же Гельмут.
        То, что бывший партнёр поинтересуется его делами, Андрей Николаевич ни на минуту не сомневался. А значит, рано или поздно узнает про машину времени. И что будет дальше… Нет, это дело нельзя пускать на самотёк! Скорее всего, от машины времени уже ничего не осталось. Но Андрей Николаевич предпочёл бы знать это наверняка. Он достал телефон.
        - Алексей? Добрый день! Я звоню узнать, как у вас идут дела. Ещё не добрались до самой установки? Деньги кончились? Это моя вина! Сегодня перечислю ещё. А вы держите меня в курсе. Ваши отчёты очень интересно читать!
        И всё же он в жизни сделал одну ошибку. Только одну, но очень большую - он погнался за деньгами. Да, тогда, в смутное время, деньги можно было сделать очень легко. Но тогда под ногами валялась гораздо большая ценность - власть. И кто поумнее - её просто подобрал. Но он был материалистом. А власть подбирают идеалисты, для которых деньги - лишь инструмент. Причём неважно, чьи деньги - свои или чужие. Главное - заставить их работать на свою идею. Андрей Николаевич подсознательно чувствовал, что у него этого таланта политика нет. Ну и ладно, зато у него есть деньги!
5
        - Светка, твои отчёты хвалят! - радостно сообщил подруге Лёха.
        - А толку-то! - кисло отозвалась Светка. - Деньги кончились, больше не про что отчёты писать.
        - Хватит киснуть! Сегодня Нечаев кинул ещё. Теперь в конце этой недели будем вскрывать герму.
        - Когда? - сразу подхватилась Светка. - Эксклюзив, эксклюзив! Первые снимки машины времени - мои!
        - Рано радуешься. Пока только доберёмся до оголовка лифтовой шахты.
        Полученные деньги позволили резко ускорить работы. С замиранием сердца Лёха входил в приведённый в порядок двухэтажный дом. Коридор, поворот, лестница, ещё поворот. Яркий свет, направленный на ржавую гермодверь, рабочие в брезентовых комбинезонах и защитных масках, гул вентиляторов, свисающие с балок тросы. Сзади сопела Светка, упирая в его спину объектив фотоаппарата.
        - Мужики, начинаем! - скомандовал Лёха. Зашипели горелки бензорезов, рабочие опустили защитные маски. Но первый сегмент из гермодевери удалось вырезать только почти через час.
        - Стоп! - скомандовал прораб. - Перекур!
        Через полчала коридор проветрился от газов, а кусок стали, вырезанный из гермодвери, немного остыл. И всё равно рабочим пришлось работать в рукавицах, чтобы не обжечься. Стальной треугольник, подвешенный на цепь тали, поплыл к лестнице, а в гермодвери образовалась зияющая дыра. К ней тут же бросилась Светка с фотоаппаратом наперевес.
        - Куда?! Обожжёшься! - попытался остановит её прораб. Но Светка уже просунула в дыру объектив, и коридор за гермодверью впервые за десятилетия осветил свет фотовспышки.
        - Что там? - спросил Лёха. Светка показала на экранчике фотоаппарата получившийся снимок - вдаль уходит тёмный коридор, со стен свисают лохмотья краски, под потолком - пучок кабелей и труба воздуховода. Да, всё именно так, как рассказывала ему мать.
        - Продолжайте! - Лёха кивнул прорабу и пошёл на улицу. Светка неохотно подалась следом.
        - Что дальше? - спросила она, но Лёха только отмахнулся. Ждать пришлось ещё несколько часов. Наконец рабочие вытащили последний кусок гермодвери.
        - Можно! - кивнул прораб и протянул кислородные маски. Лёха помог Светке надеть маску, экипировался сам и шагнул через порог гермодвери. Мощные прожектора освещали коридор, но только до поворота, сделанного для гашения ударной волны.
        - Фонари! - попросил Лёха. Светка щёлкала фотиком, озаряя коридор светом вспышки.
        - Вот он! - возглас Лёхи приглушила кислородная маска. Луч фонаря упёрся в распахнутые двери скоростного лифта.
6
        Нечаев уже десять минут разглядывал снимки из Инстаграма. Да, это тот самый коридор, по которому он шёл в 1968 году. И тот самый лифт. А он-то думал, что это осталось только в его памяти. Тогда это был сверхсекретный объект, а сейчас там хозяйничает какой-то пацан. Впрочем, нет, не какой-то - это сын Марии, первой переместившейся во времени! Парень не то, что в мамку пошёл, а гораздо дальше, и друзья у него подходящие. Когда он работал в конторе, это была бы операция не одного отдела. А тут всего несколько подростков! Или всё же это работа его бывших коллег? А цель?
        Если его расписки в конторе, они бы уже давно прислали курьера с предложением, от которого нельзя отказаться. Но нет - всё тихо. Тогда где же они? Лежат в каком-то архиве? Как бомба замедленного действия, которая когда-то взорвётся. Документы на такие суммы не имеют срока давности. Нет, искать их надо именно там, где он видели их в последний раз - в 1991 году!
        Но во сколько ему обойдётся восстановление машины времени? И удастся ли это вообще сделать? Коридор и кабина лифта на снимках смотрятся неплохо, но это всего лишь железо, а в машине оборудование понежнее. Говорят, подземное помещение затоплено. Сможет ли сын Марии разобраться в том, что там найдёт? Андрей Николаевич не встречался с ним лично, но разговоров с ним было достаточно, чтобы понять - этот парень готов прошибать стены своим упрямым лбом. Уже прошибает.
        А в это самое время настроение у Лёхи было совсем другим. Чем ближе была машина времени, тем большие сомнения его одолевали. Ясно, что техника в плачевном состоянии, но удастся ли её восстановить? Где те люди, которые её проектировали, её строили, которые знают, как ей пользоваться? Скорее всего, их уже нет на свете.
        Все годы социализма наука и техника шли только вперёд. Иногда даже слишком быстро, как это получилось с паровозами. В СССР их производство прекратили в 1956 году, хотя к тому времени конструкция уже была отточена до совершенства. В нашей стране перешли на тепловозы и электровозы, а наши «Феликсы Дзержинские» и их клоны успешно трудились в Китае и в начале 21 века. Вот уж действительно - бежали впереди паровоза.
        Казалось - ещё немного, и на линии выйдут сверхзвуковые самолёты, а в космос будут летать по профсоюзной путёвке. Но научно-технический прогресс постепенно застопорился. Уже больше 60 лет летает Королёвская Р-7 - под названием «Союз», «Союз-2». А сверхзвуковые Ту-144 доживают свой век в музеях. И уже речь идёт не о новых достижениях, а о простом повторении того, что было лет 30 назад, как это получилось с авиационными двигателями НК-32.
        Вот и с машиной времени та же история - надо разобраться в том, что было сделано полвека назад. Да, технологии ушли вперёд, но помогут ли они повторить прежние достижения? Вот это и предстоит сделать. Лёха уже пообещал, и обратного пути нет.
        Глава 10

1
        «Председатель Лёха» каждое утро приходил в двухэтажное здание, где находился вход в подземное сооружение.
        - Ну как? - уже традиционно спрашивал он. Старший бригады рабочих так же неизменно отвечал:
        - Работаем!
        Но сегодня Лёха не выдержал:
        - Долго ещё? Уже скоро белые мухи полётят!
        Старший спокойно ответил:
        - Нас это не коснётся, мы теперь работаем под крышей, тут температура всегда выше нуля. Второй этаж мы тоже утеплили, окна вставили. Через пару дней из бытовок переберёмся туда. И на работу ходить ближе - на этаж спустился и уже на месте. Да, на бытовые вопросы ушла неделя, зато теперь мы можем спокойно работать хоть всю зиму. Пойдём, посмотришь, как мы устроились.
        Вместе с ним Лёха поднялся на второй этаж. Действительно, тут всё выглядело как обычное рабочее общежитие. Проходя мимо комнаты, где было сложено оборудование, он обратил внимание на акваланг, лежащий на столе.
        - А это зачем?
        Старший объяснил:
        - Перед откачкой воды надо будет обследовать помещение. Завтра начинаем демонтировать лифт, потом прокладываем коммуникации, потом разведка, и начинаем откачку.
        - Я тоже хочу спуститься! - загорелся Лёха.
        - С аквалангом плавал? - спросил старший, и, услышав отрицательный ответ, покачал головой. - Нет, только утопленника нам тут не хватало! А посмотреть можно хоть сейчас.
        Он провёл Лёху в свою каптёрку и включил ноутбук. На видео в свете фонаря сначала беспорядочно мелькали кабели, осклизлый бетон, ржавые металлические конструкции. Потом изображение стабилизировалось, и стали видны коридоры, уходящие вдаль, свет фонаря терялся в мутной толще воды.
        - Вчера попробовали мини-камеру опустить, - объяснил старший. - Далеко заглянуть не удалось. Там пять блоков, и каждый перекрыт гермозатвором. С ними тоже придётся повозиться.
        - Сколько? - нетерпеливо спросил Лёха.
        - Как минимум всю зиму, - ответил старший.
        Когда Светка узнала про съёмки в подземном помещении, она какое-то время могла произносить только одно слово:
        - Эксклюзив!!!
        Иван и Ольга на подводные съёмки отреагировали более сдержанно.
        - Да там всё сгнило давно! - предположил Иван.
        На всякий случай нарезку из съёмок в затопленном бункере Лёха послал Нечаеву в Лондон, но ответной реакции не последовало. Видимо, Андрей Николаевич хотел увидеть что-то более впечатляющее. К счастью, деньги на продолжение работ ещё оставались.
        Так прошли новогодние праздники, но Лёха их совершенно не запомнил. Он с нетерпением ждал, когда можно будет спуститься в подземное помещение. И вот наконец старший дал «Добро». Разумеется, Светка была тут как тут со своим фотоаппаратом. Спускаться пришлось по одному на оборудовании вроде альпинистского. Лёха нацепил на себя каску и кислородный баллон с маской. Один из рабочих помог ему отрегулировать редуктор на баллоне.
        - Воздуха на час, поэтому внизу не больше получаса. Вентиляцию ещё не сделали, поэтому маску не снимать. Если будет трудно дышать - тут же скажи!
        Спуск занял минут десять. Фонарик освещал осклизлый бетон лифтовой шахты, сверху постоянно летели капли воды. Как Лёха не старался стабилизировать положение, всё равно его раскачивало от стены к стене, и к концу спуска все плечи были в грязи. Внизу его уже встречали двое рабочих. Первым делом его спросили:
        - Воздух в порядке?
        Лёха показал большой палец. Он огляделся. Светодиодные прожектора освещали тёмные коридоры, уходящие вдаль. Под ногами хлюпала вода. Было холодно и тихо. Сверху застучали капли.
        - Ещё один спускается, - через маску пробубнил рабочий. - Подождём.
2
        Сверху раздался крик:
        - Поберегись!
        И в воду шлёпнулся жёлтый резиновый сапог. Один из рабочих чертыхнулся. Вскоре в проёме лифтовой шахты показалась и обладательница сапога. Лёху и рабочих ослепила вспышка Светкиного фотоаппарата.
        - Только тебя тут не хватало! - возмутился Лёха. - Сапог свой подбери!
        Мужики одели на Светку сапог и проверили кислородную маску.
        - Полчаса! Следите за временем.
        - Туда! - Лёха вспомнил схему, которую ему нарисовал Ковалёв. Длинные тени от оставшихся за спиной прожекторов, хлюпающая вода под ногами, холод, идущий от осклизлых стен, и свет ручного фонаря, пытающийся пробиться через многолетнюю тьму. Оглянулся назад - за поворотом коридора угадывался свет прожекторов. А над головой - многометровая толща земли. Но об этом лучше не думать, а то становится жутко. Лёха водил фонарём по стенам и потолку. Луч выхватывал из темноты остатки каких-то надписей, ржавые светильники на потолке, пучки кабелей в кабельном коллекторе. Коридор вывел их к ещё одной гермодвери. Фонарь осветил надпись на стене: «Блок 2. Предъяви пропуск». Гермодверь приоткрыта. Лёха попытался протиснуться в щёль, но мешал кислородный баллон. Попробовал сдвинуть створку гермодвери, но с таким же успехом он мог бы толкать бетон стены. Глянул на часы - оставалось 20 минут, и ещё примерно столько же в запасе на всякий случай.
        - Светка, помоги! - решился он и стал расстёгивать застёжки ремней кислородного баллона. Держа баллон в руках, он примерился - боком можно пройти.
        - А я? - дрожащим голосом спросила Светка.
        - Чего дрожишь? - спросил Лёха.
        - Холодно! - поёжилась девушка.
        - Здесь подожди, я быстро.
        Но он недооценил Светкин энтузиазм.
        - Я тоже туда хочу! - она тоже стала снимать со спины баллон.
        Он протиснулся за гермодверь, принял от Светки её баллон и помог ей пробраться внутрь блока.
        - Надо было водозащитный бокс взять, - бубнила под маской Светка, щёлкая фотоаппаратом по сторонам. Лёха огляделся - такой же коридор, только вдоль него проёмы дверей. Сами двери были деревянными, их сгнившие обломки плавали в воде.
        - Там дальше что-то есть! - показала фонарём Светка. В стене сделано большое окно, закрытое плексигласом. Сверху натрафаречена надпись «Вычислительный центр в/ч…», снизу мелкими буквами «Ответственный - майор А.В.Ковалёв». Лёха посветил за плексиглас - за мутным стеклом виднелись ржавые стойки ЭВМ. Светка сразу сунулась в дверной проём, левой рукой прижимая к груди кислородный баллон, а правой непрерывно нажимая на кнопку фотоаппарата. Вспышка освещала ряды обросших ржавчиной шкафов, но до противоположной стены машинного зала не добивала. Следом за подругой Лёха шагнул в зал. На консоли управления ЭВМ блестела нетронутая ржавчиной табличка «IBM system 360».
        Лёха глянул на часы и поторопил подругу:
        - Время!
        - Погоди, я ещё не всё сняла, - пробубнила из-под маски Светка.
        - В следующий раз снимешь! - Лёхе показалось, что свет его фонаря стал тускнеть.
        Светка неохотно следом за ним вышла в коридор. Лёха посветил в сторону гермодвери. Нет, ему не показалось - свет фонаря стал слабее. Светка за его спиной сопела в кислородную маску.
        - У тебя фонарь ещё светит? - спросил у неё Лёха.
        - Аккумулятор в фотоаппарате сел, - ответила Светка. - Подержи баллон, я заменю.
        - Пойдём скорее, у меня фонарь садится, - поторопил Лёха, но Светка уже сунула ему в руки свой баллон и полезла в карман. Когда наконец подошли к гемодвери, их фонари уже еле светили. А когда выбрались из блока, фонари сдохли окончательно.
        - Это всё ты со своим аккумулятором! - рассердился Лёха. - Куда теперь идти?
        Он вглядывался в темноту, стараясь различить свет от прожекторов, стоящих у лифтовой шахты. Но лабиринт коридоров, предназначенный для гашения ударной волны, не пропускал и свет. Сверкнула вспышка фотоаппарата.
        - Ты что делаешь? Ослепила меня!
        - Туда! - глядя на экранчик фотоаппарата, скомандовала Светка. Осторожно хлюпая водой под ногами и перебирая руками по осклизлому бетону стены, Лёха двинулся вперёд.
        - Далеко до поворота?
        Светка снова щёлкнула фотоаппаратом, вспышка на мгновенье осветила коридор, но этого оказалось достаточно, чтобы Лёха смог сориентироваться. Наконец впереди показались отблески прожекторов на мокрых стенах.
        - Долго ходите, - проворчал один из мужиков. - Вам ещё наверх подниматься.
        - Фонари сели, - виновато ответил Лёха.
3
        - А где сама машина времени? - спросила Ольга, разглядывая фотки.
        - В блоке 4, - ответил Лёха. - Но там герма капитально законопачена, так что есть надежда, что она в лучшем состоянии, чем ЭВМ.
        - Нечаеву фотки скидывали?
        - Да, - поскучнел Лёха. - Он ответил - типа всё сгнило давным-давно. И про деньги молчит. А они у нас уже подходят к концу.
        - И что делать? - спросила Ольга.
        - Я думаю, - Лёха почесал затылок.
        Где же взять деньги на продолжение работ? Надо продать что-нибудь ненужное. А что у него есть ненужного? Только ржавые останки старых ЭВМ. Точно! Когда он летом был на практике, то тамошний сисадмин Михаил жаловался, что нигде на может найти запчасти для ЕСки. А тут несколько целых машин. Правда, они немного заржавели…
        В разговоре Михаил подтвердил его опасения.
        - Я посмотрел твои фотки. Это ржавый хлам, да к тому же пропитавшийся водой. Нет, ничего из этого использовать уже нельзя.
        - Только на помойку? - разочарованно спросил Лёха.
        - Зачем на помойку? - возразил Михаил. - Продай металлистам. Ну которые радиодетали на лом покупают. Там на платах есть такие конденсаторы, в них то ли тантал, то ли платина. Короче, эти ребята платят за такие вещи приличные деньги. Дать их телефончик?
        Металлист проявил нешуточный интерес, но на Лёху напали сомнения.
        - Ведь формально эти ржавые железяки принадлежат Министерству обороны, - поделился он со Светкой. Но она не согласилась.
        - Сколько лет там это гниёт? Сорок? А если бы ты нашёл это на свалке?
        И Лёха решился. Не доверяя деликатную операцию рабочим, которым хватало работы по откачке воды и разбору завалов, он собственноручно разбирал старые ЭВМ. Для этого он использовал небольшую фомку - по-другому не получалось. При этом он испытывал муки совести, как будто крушил музейные экспонаты. Вода уже не плескалась на полу подземного сооружения, но вентиляция ещё не работала, приходилось всё делать в кислородной маске. Но первый же ящик ТЭЗов от ЭВМ решил надвигающиеся финансовые проблемы. Металлист, рассчитывая на долгое сотрудничество, расплатился щедро.
        Удалось использовать старую электропроводку, но подать на неё 220 вольт не решились, запитали напряжением 12 вольт - как раз для питания светодиодных фонарей. Теперь коридоры подземного сооружения были освещены их холодным светом. Стены подсохли и уже не были такими склизкими и мрачными. Но спуск по лифтовой шахте и обратный подъём всё ещё оставались непростой и даже опасной операцией. И всё же Лёха был против восстановления лифта - это время и деньги. В первую очередь его интересовал Блок 4, где должна быть машина времени. Но рабочие отказывались резать гермодверь, пока не будет сделана полноценная вентиляция.
        Лёха изнывал от нетерпения. Ещё его озадачила позиция Нечаева. Похоже, он потерял всякий интерес к этой затее. И это действительно было так. Когда Андрей Николаевич увидел первые фотографии подземного сооружения, его захлестнула целая гамма чувств - ностальгические воспоминания; тоска и подавленность от вида разрухи и запустения; сожаление о напрасно потраченных деньгах - даже если машину времени не разобрали сорок лет назад, она превратилась в такую же кучу ржавого хлама. Так зачем же и дальше вваливать деньги в эту пустую затею? Но открыто заявить это сыну Марии он не решался.
        И вот наконец наступил день, который Лёха ждал с таким нетерпением - рабочие приступили к вскрытию гермодвери Блока 4. В коридорах уже ощущалось лёгкое дуновение восстановленной вентиляции, но рабочие работали в кислородных масках - иначе смрад от бензорезов не давал дышать. Вырезанные сегменты гермодвери просто оттаскивали с прохода. Наплевав на технику безопасности, Лёха торчал за спиной рабочих. Светка держалась вдалеке, держа фотоаппарат наизготовку. Но вот оба сварщика, обменявшись условными сигналами, убавили пламя бензорезов. Лёха тут же подошёл ближе.
        - Что случилось?
        Один из сварщиков кивнул на прорезанную в стали гермодвери дыру.
        - Там нет воды.
        - Что? - не понял Лёха.
        - Там сухо. Вода не попала в Блок 4.
        Воспользовавшись этим, Светка тут же подскочила к гермодвери и засунула в прорезанное отверстие фотоаппарат. Сверкнула вспышка.
        - Что там? - Лёха потянул к себе фотоаппарат. На маленьком экране был виден уходящий вдаль коридор, и наглядная агитация на стене на переднем плане: «Решения январского 1987 года пленума ЦК КПСС - в жизнь!», даже портрет Горбачёва отчётливо различим.
        - Мужики, давайте быстрее! - попросил Лёха, но сварщики, поглядев на экранчик фотоаппарата, сами с энтузиазмом взялись за бензорезы. Когда они по частям вырезали половину гермодвери, Лёха скомандовал:
        - Стоп!
        Он сунулся к образовавшемуся проходу, но раскалённый металл источал такой жар, что пройти было невозможно.
        - Фонари есть? - спросил он у рабочих.
        - Там у лифта посмотри.
        Когда Лёха вернулся с фонарями, массивный металл гермодвери ещё не остыл. Светка нетерпеливо прохаживалась рядом.
        - Нет, это невозможно! - не выдержал Лёха, схватил защитные рукавицы одного из сварщиков, примерился и быстро проскочил в прорезанное отверстие.
        - А я?! - увидев это, возмущённо завопила Светка.
        - Фонари подай! - приказал ей Лёха, потом кинул ей рукавицы. - Только быстро лезь, а то обожжёшься.
        Прикрывая одной рукой фотоаппарат, мелкая Светка шустро юркнула в отверстие в раскалённой гермодвери.
4
        Помещения Блока 4 вызвали у Лёхи ощущение, что он перенёсся на 40 лет назад. Было впечатление, что люди, служившие тут, ушли только вчера. Он заходил в кабинеты, разглядывал бумаги на столах, плакаты на стенах, и никак не мог отделаться от этого чувства. Даты на служебных бумагах, на газетах, на наглядной агитации на стенах - 1987 год. И на всём этом нет даже пыли, как в оставленных людьми местах.
        В растерянности Лёха даже снял кислородную маску, но сразу почувствовал, как стало трудно дышать. Он тут же надел маску назад, и, отдышавшись, обернулся к Светке. Она шла следом за ним, добросовестно фотографируя всё подряд.
        - Не снимай маску! - крикнул он ей, но маска заглушила его голос. Светка подошла ближе и подняла на него вопросительный взгляд.
        - Не снимай маску, - повторил он. - Здесь нельзя дышать.
        Светка молча кивнула и показала куда-то в угол. Там стоял углекислотный огнетушитель на колёсиках. Лёха подошёл ближе и посмотрел - огнетушитель был использован. Лёха заглянул в соседнюю комнату - там тоже стоял использованный огнетушитель. Но следов пожара не видно. «Консервация!» - догадался Лёха. Углекислота создаёт неагрессивную среду и избыточное давление, которое отчасти препятствовало поступлению воды.
        Но где же машина времени? Он вышел в коридор и стал водить лучом фонаря по табличкам на дверях. «Математический отдел», «Начальник отдела», «Группа анализа»… Дверь с надписью «Лаборатория аппаратного контроля» заперта на ключ. Дверь обычная, деревянная, замок тоже простой, врезной. Лёха подёргал ручку. Жалко, конечно, но нетерпение сильнее. Он примерился и ударил ногой по двери рядом с замком. Дверь спружинила и не поддалась.
        - Ты чего делаешь? - за спиной закричала Светка.
        - Хочу войти, - ответил Лёха.
        - А ключом открыть мозгов не хватает?
        - У тебя есть ключи?
        - Погоди, - она стала нажимать кнопки своего фотоаппарата, листая фотографии. - Вот! Это у самого входа в блок.
        На снимке хорошо видна висящая на стене доска, закрытая застеклённой дверцей. На вбитых в доску гвоздиках висели ключи с бирками.
        - Светка, ты гений! - воскликнул Лёха, подруга в ответ красноречиво постучала кулаком по лбу.
        Лёха вернулся ко входу в блок.
        - Без масок не входите! - предупредил он рабочих, и стал искать на доске нужный ключ. Потом на всякий случай сгрёб все следующие ключи. Дверь в лабораторию аппаратного контроля легко открылась. За ней было всё то же - коридор с наглядной агитацией на стенах, распахнутые двери кабинетов, второстепенные бумаги и старые газеты на столах. Нет, это всё не то! Где же, где же?! Луч фонаря скользит по дверям - «Начальник лаборатории», «Общий отдел», «Подготовка данных»… В самом конце коридора - неприметная дверка с табличкой «Аппаратная». Лёха подёргал ручку - закрыто. Он стал перебирать ключи - ключа с биркой «Аппаратная» нет. Но зато есть несколько ключей под номерами. Он стал пробовать их. Третий ключ провернулся, и дверь открылась.
        Луч фонаря скользил по каким-то приборам, сваленным в кучу, пульту управления с множеством кнопок. В одном углу стояли сосуды, в которых обычно хранят жидкий азот. Другой угол отгорожен железной решёткой с табличкой «Осторожно! Высокое напряжение!», за решёткой проглядывали высоковольтные изоляторы. Посреди помещения стояла старомодная телефонная будка. Лёха подошёл ближе и посветил внутрь - телефонного аппарата не было. Само помещение было небольшим - от силы пять на пять метров.
        - Что здесь? - в дверь заглянула Светка.
        - Хлам какой-то! - недовольно объяснил Лёха. - Сфотографируй на всякий случай.
        - А где машина времени?
        - А чёрт её знает!
        Лёха был подавлен и разочарован. По всем его расчётам, машина времени должна быть в Блоке 4, больше просто негде. Об этом ему говорила и мать, и Ковалёв. Но он обошёл все комнаты, и нигде не увидел ничего похожего. А может, машина времени маленькая - размером с пишущую машинку? Но Ковалёв говорил о целом комплексе приборов и оборудования. Мать тоже рассказывала о светящейся кабине посередине огромного тёмного помещения, где было много оборудования.
        - Пойдём к выходу, - убитым голосом произнёс Лёха. - А то воздух кончается и фонари садятся.
        У выхода из блока его окликнул один из рабочих.
        - Ну что, нашли?
        - Пока нет, - через плечо бросил Лёха.
5
        Вечером мать спросила:
        - Ну как, уже нашли машину времени?
        Тут Лёха излил душу.
        - Представляешь, мы сегодня зашли в Блок 4. Разрезали гермодверь и зашли. Там нет воды, вообще сухо. Всё сохранилось таким, как было 40 лет назад. Я думаю, что когда делали консервацию, задействовали несколько углекислотных огнетушителей, чтобы была более нейтральная атмосфера и избыточное давление не давало поступать воде. Мы обошли в четвёртом блоке все помещения, но машину времени не нашли. В других блоках её не может быть, только в четвёртом. Неужели её разобрали? Ковалёв сказал, что всё законсервировали. А там ничего нет. Неужели всё это было зря?!
        Вид у него был такой убитый, что Марии стало жалко сына.
        - Не расстраивайся! - стала утешать она. - Может, там остались какие-то чертежи, документация, по которой можно всё восстановить.
        - Нет, там только какие-то второстепенные бумаги и газеты, - возразил Лёха. - Вот смотри, Светка всё подряд снимала.
        Он подключил к компу флешку и открыл фотки. Мария задумчиво смотрела на предметы, выхваченные вспышкой из многолетней тьмы. Действительно, тут всё сохранилось гораздо лучше, чем в их вычислительном центре. Письменные столы, наглядная агитация на стенах, разбросанные бумаги - как будто из этих кабинетов только вчера вышли.
        - А это что? - она ткнула пальцем в экран, на котором было изображение телефонной будки, ярко освещённой вспышкой на тёмном фоне.
        - Это самое последнее помещение. На табличке написано «Аппаратная». Там всё забито каким-то старым хламом, ещё какая-то электрическая подстанция в углу.
        - Ещё фотографии этой комнаты есть?
        - Да сколько угодно! Светка только успевала на кнопку нажимать.
        Мария листала фотографии вперёд, потом возвращалась к уже просмотренным, увеличивала снимки, пытаясь рассмотреть какие-то детали.
        - А ты знаешь - это и есть машина времени, - наконец сказала она.
        - И телефонная будка тоже? - удивился Лёха.
        - Я помню, что переход во времени был из какой-то кабины. Я заходила внутрь, за мной закрывали дверь. Внутри горел яркий свет, а вокруг было темно, только светились приборы. Значит, стенки у кабины были прозрачные. Да, это было похоже на телефонную будку. Но тогда всё было больше, просторнее, новее, красивее.
        - Так сколько лет с тех пор прошло!
        - Да, это машина времени, - уверенно заявила Мария.
        - А как она управляется? - спросил Лёха.
        - Вот это я тебе не скажу. Я там в другом качестве присутствовала. Можно даже сказать - в качестве подопытной крысы. Наверное, лучше было бы спросить у Лёши Ковалёва.
        С трудом дождавшись утра, Лёха на одной из первых электричек отправился в Чехов. Светка, разумеется, увязалась за ним. Ковалёв долго рассматривал снимки, затем грустно вздохнул и сказал:
        - Как вчера всё было. А про машину времени я точно не скажу, когда она ещё работала - меня к ней не подпускали. Как я понял, это был действующий макет, то есть за красотой не гнались, работает - и ладно. А вот как работает - это я не знаю. И документации не осталось, она вся под гифом была, когда часть закрывали - всё сожгли.
        - То есть надежды нет? - печально спросил Лёха.
        - Тебе знаешь кого надо найти? - вспомнил Ковалёв. - Был в отделе математиков такой лейтенант Макаровский, двухгодичник. Совершенно не военный человек, мог на развод с зонтиком прийти. Но соображал здорово! Это он понял, что первый раз Машка оказалась в 43-м году, а потом придумал, как её назад вернуть. Ему даже хотели орден за это дать, но как его увидели, то за его чмошный вид чуть выговор не объявили. Вот он у математиков в отделе был. А потом он как-то попал на опытную установку - это машину времени так называли, и всё - подписка на 50 лет. Так особист вообще настоял, чтобы его ещё на пять лет оставили служить, из-за секретности. А сам он откуда-то из Москвы. Так что поищи - лейтенант Макаровский.
        - Наверное, уже капитан? - предположил Лёха.
        - Нет! - засмеялся Ковалёв. - Вечный лейтенант! Я же говорю - глубоко штатский человек. Начальника отдела, полковника, при всех по имени-отчеству называл!
        Глава 11

1
        По распоряжению «председателя Лёхи» помещение с надписью «Аппаратная» заперли и опечатали. Рабочие пока приводили в порядок другие помещения. Денег от продажи останков больших ЭВМ пока хватало, поэтому Лёха не торопился связываться с Нечаевым. Да и сам Андрей Николаевич не спешил выходить на связь. У Ольги и Ивана была летняя сессия. Поэтому поисками лейтенанта Макаровского Лёха со Светкой занимались вдвоём.
        Проблема была в том, что никаких других сведений о Макаровском не было. Светка подошла к этому делу обстоятельно - составила список всех Макаровских, каких только смогла обнаружить в столице. Лёха засомневался:
        - Если он двухгодичник, то в 1968-м ему было лет 25. Значит, сейчас ему за 70. Может, его уже и в живых нет. Или переехал в другой город.
        Но Светка продолжала методично обрабатывать свой список. Наконец он сократился до пары десятков строк, и тогда Светка приступила к прямому обзвону. На втором десятке обзваниваемых удача ей улыбнулась.
        - Как вы сказали? - переспросил бодрый старческий голос. - Чехов-33? А почему вы интересуетесь?
        Светка сразу решила зайти с козырей.
        - Мама моего парня - та самая первая путешественница во времени, Мария Егорова.
        - А как её звали в том месте, куда она переместилась?
        Светка поняла, что старик Макаровский её проверяет.
        - Если вы про 1943-й год, то там она жила по документам Марии Тимофеевны Климовой.
        - Да, вы действительно в курсе событий, - признал Макаровский. - И что вы от меня хотите?
        - Мы занимаемся восстановлением машины времени, и нам нужна ваша консультация.
        Последовала долгая пауза. Наконец Макаровский осторожно спросил:
        - А где вы нашли машину времени?
        - Там же, где она была в 1968-м - в подземном сооружении, в Блоке 4.
        - Если это ловушка КГБ, то предупреждаю, что до окончания моей подписки осталось двенадцать дней и восемнадцать часов. Я на память не жалуюсь!
        - Подождите! - закричала Светка, испугавшись, что он бросит трубку. - Я не из КГБ, я из общественной организации «Вспомнить всё», мы занимаемся созданием музея на территории части Чехов-33. И нам очень нужна ваша помощь!
        - Вы сказали, что Мария - мама вашего парня. Тогда пусть она мне позвонит! - и Макаровский положил трубку.
        - Представляешь, какой хитрый дед! - пожаловалась Светка Лёхе. - Придётся просить Марию Тимофеевну.
        - Тот самый лейтенант Макаровский, который вытащил меня из 43-го года? - удивилась Мария, когда Светка пересказала ей телефонный разговор. - Конечно же, позвоню! Я его тогда так и не успела поблагодарить.
        Только после разговора с ней Макаровский согласился встретиться лично. Худой старик с седой шевелюрой оказался не по годам подвижен и активен.
        - Вы говорите, четвёртый блок не пострадал? - напористо расспрашивал он.
        - Вот посмотрите фотки, - предусмотрительная Светка протянула ему планшет.
        - Горбачёв, перестройка… Это когда снимали?
        - Неделю назад.
        - Слушайте, а может, вы её уже запустили, и побывали году эдак в 87-м? Шучу, конечно! А Марию я смогу увидеть?
        - Она попозже подойдёт, - объяснил Лёха. - Она сейчас на работе.
        - Ого! - удивился Макаровский. - Работать в таком возрасте?!
        - Ей всего 45 лет! - обиделся за мать Лёха.
        - Чёрт! - Макаровский хлопнул себя по лбу. - Я же совсем забыл! Ну точно, она проскочила 25 лет, оказавшись сразу в 1993-м. А ведь я тогда подозревал, что с объяснениями Арнольда Оскаровича что-то нечисто! Погибла при перемещении во времени! Не могло с ней ничего случиться! У нас всё было отлажено в совершенстве!
        - Вы, кстати, в последнее время Арнольда Оскаровича не встречали? - невинным тоном поинтересовался Лёха.
        - Что, и он здесь? Так это был не случайный скачок напряжения?! А ну-ка, молодой человек, давай всё по порядку!
        - Насколько я знаю, он переместился из марта 1969 в март 1999-го. У меня есть перфокарты с расчётом этого перемещения.
        - Ну да! - воскликнул Макаровский. - Он тогда зашёл узнать результаты моделирования исторических процессов, а потом почему-то заинтересовался расчётом временного перехода. Я показал ему подготовку задания, и ещё спросил - какую исходную дату ввести? Он говорит - через неделю комиссия из ЦК приезжает, вот эту дату и вводи. И для примера на тридцать лет вперёд. Да, я это тогда обсчитывал. А потом он взял распечатку и пошёл в аппаратную. Там служил капитан Куравлёв, он ему объяснял, как задавать параметры с распечатки уже непосредственно на установке. А потом Куравлёва выперли из армии. Все ещё думали - что такое он сотворил? А он, значит, запятил представителя ЦК в будущее! Да, за такое по головке не погладят!
        - Я думаю, Арнольд Оскарович сам приказал ему это сделать, - предположил Лёха.
2
        Старик продолжал рассматривать фотографии подземного помещения.
        - Так, это коридор нашего блока, - приговаривал он. - Это дверь аппаратной. А вот и сама установка!
        Он ткнул пальцем в ярко освещённую фотовспышкой телефонную будку.
        - Это - машина времени? - недоверчиво спросил Лёха. - А телефонная будка зачем?
        - Это контур, ограничивающий перемещаемый объект. Конечно, можно было бы сделать сплошной металлический кожух, но решили, что подопытному находиться в стальном гробу будет некомфортно. Хотя это давало бы примерно пяти процентный выигрыш по затратам мощности.
        - И всё же - почему именно телефонная будка? - продолжал недоумевать Лёха. - Почему нельзя было сделать что-то более эстетическое?
        - Понимаете ли, - нетерпеливо ответил Макаровский. - Установка была опытной. Как мне рассказывали её создатели, им надо было проверить свои гипотезы. А уж история с похищением телефонной будки в центре ночного Серпухова просто передавалась из уст в уста как легенда! Когда убедились в работоспособности установки, начальство в лице представителя ЦК стало гнать - быстрее, быстрее! Поэтому оставили как есть, работает - и ладно. В процессе появлялось много оригинальных идей, но тогда их реализовать не удалось. Например, я предложил автоматическую систему контроля временных версий. Но после этой истории с Арнольдом Оскаровичем все работы заморозили. Сейчас, вспоминая, что случилось с капитаном Куравлёвым, я понимаю, что ещё легко отделался. Так почему вас это так интересует?
        - Я хотел бы запустить машину времени, - признался Лёха.
        - Смело! - оценил Макаровский. - Но что на это скажут соответствующие органы?
        - Ничего не скажут, - вмешалась в разговор Светка. - Это делается под эгидой общественной организации в рамках создания музея. А, согласно действующему законодательству, разрешено всё, что не запрещено. Создание и эксплуатация машины времени не упомянуты ни в уголовном, ни в гражданском кодексе, ни в законе о лицензировании. Следовательно, мы ни в чём не нарушаем закон.
        - А ведь и правда! - обрадовался Макаровский. - Ну что же, в таком случае я к вашим услугам. Вы ведь меня именно для этого разыскали?
        - А вам это будет не трудно? - засомневался Лёха. - Там сейчас условия не такие комфортные, как во времена вашей службы.
        - О чём вы говорите?! Я получаю возможность поэкспериментировать с машиной времени! Ничего, как-нибудь потерплю.
        В дверь позвонили.
        - Это мама! - вскочил Лёха.
        Макаровский пристально вглядывался в лицо вошедшей Марии. Она ему ответила таким же оценивающим взглядом.
        - Да, ты действительно Мария Егорова, - наконец произнёс он.
        - А я вас совершенно не помню! - призналась Мария. - Я тогда не поблагодарила вас. Это ведь именно вы придумали, как вернуть меня из 1943 года.
        - Да, это была интересная задачка! - довольно улыбнулся старик. - Ну а сейчас куда собираешься?
        - Это не я, - смутилась Мария. - Это мой сын.
        - Я хочу отправиться в 1991-й год, - объяснил Лёха.
        - Наверняка в 19 августа? - предположил Макаровский. - Я угадал?
        Лёха молча кивнул.
        - Ну что же, тряхнём стариной! - радостно потёр руки старик. - А то я что-то стал отставать от жизни. Все эти смартфоны, интернеты, джипыэсы - чувствую себя обрастающим мхом. Когда начнём?
        - Хоть завтра! - обрадовался Лёха.
        - Молодой человек! - вдруг насторожился Макаровский. - А мама вам разрешит это… кхм… путешествие, так сказать?
        - Он будет не один, - объяснила Мария. - С ним отправляются его друзья.
        Светка подтверждающе кивнула.
        - Ну тогда всё в порядке! До космических полётов по профсоюзным путёвкам я не дожил, а вот до путешествий во времени в молодёжной компании - вполне.
3
        Старик Макаровский пережил спуск в подземное сооружение вполне успешно. Снизу уже была налажена система вентиляции, и необходимости в кислородной маске не было. Макаровский шагал по коридору, освещённому временными светодиодными фонарями, и приговаривал:
        - Сколько раз я ходил по этому коридору! Эх, молодость!
        Он заглянул в одну комнату, в другую.
        - Нет, это уже всё было после меня. Я же уволился в 1975-м.
        Перед помещением с табличкой «Аппаратная» старик задержался, было видно, что он волнуется. Наконец он решительно распахнул дверь. Заранее установленные прожектора ярко освещали помещение. Макаровский подошёл к пульту, положил на него руки и замер. Лёха с опаской глядел на него - ещё, чего доброго, старику здесь станет плохо. А главное - вспомнит ли он что-нибудь полезное? Макаровский неохотно снял руки с пульта.
        - Тут мало что изменилось с тех пор, как я был здесь в последний раз. Я думаю, надо осмотреть установку, прежде чем её запускать.
        - Вы думаете, тут всё на месте? - спросил Лёха.
        - С виду - да, - ответил Макаровский. - Но я не вижу, чтобы было подведено электричество. Установка в момент перехода потребляла прилично. Хотя, я думаю, если переделать её на современной элементной базе, то энергопотребление можно существенно сократить. Дайте мне несколько дней и толкового помощника.
        - Я подойду? - немного стесняясь, спросил Лёха.
        - Надо посмотреть, что вы умеете, - серьёзно ответил Макаровский. - Помогите мне снять кожух с этого пульта.
        Задняя стенка у пульта открывалась при помощи двух защёлок. Отставив металлический щит в сторону, Лёха вслед за Макаровским склонился над схемой.
        - Да тут всё на электронных лампах!
        - В то время считалось, что это надёжнее полупроводников, - объяснил Макаровский. - Я бы не стал это трогать. Выигрыш в энергопотреблении небольшой, а возни много. Гораздо перспективнее было бы заменить силовые вакуумные приборы на современные полупроводниковые. Я попробую это пересчитать. Ещё один важный вопрос - программное обеспечение. Где и как мы будем вести расчёты временного перехода? Ведь вся техника вычислительного центра, судя по вашим снимкам, безнадёжно заржавела.
        - Вот с этим как раз проблем не будет, - успокоил его Лёха. - Один современный персональный компьютер по вычислительной мощности превосходит всё, что стояло здесь в вычислительном центре. Программа, имитирующая большую ЭВМ, у меня есть. Я пробовал запускать на ней программу расчёта перехода с перфокарт - всё работает. Получается вот такой результат.
        Он протянул Макаровскому распечатку. Тот стал сосредоточенно водить по ней пальцем.
        - Да, вот эти параметры и надо вводить вот сюда, - он показал на пульт, рядом с которым они стояли. - Вводим параметры, заряжаем конденсаторную батарею, чтобы сконцентрировать мощность. Подопытный заходит внутрь контура, и тогда мы нажимаем эту кнопку.
        Макаровский показал на небольшую чёрную кнопку, закрытую защитным колпачком, рядом было написано «Пуск».
        - Ну ладно, здесь мне всё ясно. Теперь мне надо несколько дней подумать, и можно приступать к проверке и модернизации установки. И только после этого я смогу сказать, какая электрическая мощность потребуется.
4
        Вечером «председатель Лёха» собрал свою команду. Но команда оказалась нерабочей - Ольга и Иван отмечали окончание сессии. Светка не решалась к ним присоединиться, но по её взгляду было ясно, что это лишь вопрос времени.
        - Народ, запуск машины времени - дело ближайших дней! - торжественно объявил Лёха.
        - За это стоит выпить! - Иван протянул ему стакан. - И за сессию!
        Хоть Лёха и был в академке, этот тост он не мог не поддержать. Но потом он всё равно заговорил о своём.
        - Надо готовиться к тому, что мы запланировали.
        - Уважаемый председатель Лёха! - Иван уже заметно опьянел. - Зачем тебе это надо? Ты уже вполне реализовался. Ты провернул такой проект, что многие даже и представить себе не могут.
        Он поглядел на Светку, которая хмуро глядела в недопитый стакан, и добавил:
        - Нет, конечно, не в одиночку. Ты собрал сильную команду.
        Тут что-то нашло на Ольгу.
        - Ваня, ты, конечно же, самый сильный участник этой команды!
        Иван удивлённо посмотрел на подругу.
        - Оля, ты не согласна, что Лёша - монстр? Весь в свою маму пошёл!
        - Вот именно! - почему-то разозлилась Ольга. - Но на самом-то деле что произошло? Он всего лишь восстанавливает то, что было сделано 40 лет назад. А если бы не было этой паузы в 40 лет?! Если бы он двигался вперёд? Ты представляешь, чего бы он достиг?
        Почувствовав в её голосе агрессию, Иван стал защищаться.
        - А вот мой отец говорит, что благодаря свободе сейчас можно достичь много…
        Ольга тут же его перебила.
        - Кроме свободы, нужно ещё много чего! Заказчиком крупных, фундаментальных проектов может быть только всё общество в лице государства. По мелочи вроде палатки по ремонту сотовых телефонов - сколько угодно. А вот атомный ледокол или сверхзвуковой самолёт кустарь-одиночка не построит.
        - Значит, это не нужно, - развёл руками Иван.
        - В том-то и дело, что нужно. При социализме за счёт концентрации ресурсов и государственного планирования возможны были глобальные проекты.
        - Преимущественно военные, - попытался возразить Иван.
        - И военные в том числе, - согласилась Ольга. - Но и сугубо мирные тоже. Например, единая энергетическая система. Вот мы тут сидим в тепле и светле, а это всё благодаря тому, что много лет назад была спланирована и построена эта система. Сидим и не болеем, потому что централизованная государственная санитарная служба победила эпидемии.
        - А при чём тут социализм? - не сдавался Иван. - При капитализме тоже есть электричество, и люди не болеют.
        - Ваня, вот ты сегодня утром в душе был?
        - Ну? - не понял подвоха Иван.
        - И лил воды, сколько хочешь. А я была в Лондоне, и там умывалась как кошка лапкой, потому что потребление воды там нормировано. Ты не можешь в сутки потратить воды больше, чем положено. А социализм базовые вещи, которые мы считаем само собой разумеющимися, сделал доступными для всех. Понимаешь - для всех!
        - Ну хорошо! Вот и пользуйся, чего ты возмущаешься? И вообще, социализм - это рай для бездельников. Всем гарантирована работа, обо всех государство заботится. Это я должен хотеть социализм. А ты или Лёха, наоборот, лучше реализуетесь при капитализме, когда есть свобода предпринимательства. Вам-то Советский Союз зачем?
        - А ты не понял, да? Такие люди, как мы, при социализме были бы востребованы в этих самых глобальных проектах. Мы бы все свои силы отдавали на благо общества. Да, да, чтобы такие, как ты, лежали на диване и брюхо чесали. А сейчас мы не востребованы. Сейчас общество двоечников, а тогда было общество отличников. Которые делали сверхзвуковые самолёты, космические корабли, боролись с эпидемиями! А сейчас нам что делать? Пойти работать в обувной магазин? Открыть палатку? Я не знаю, как ты, а я буду бороться за своё будущее, и за будущее таких же, как я! Поэтому я с Лёхой и Светкой, а ты как хочешь!
        - С кем бороться? - Иван всё ещё пытался сохранить лицо.
        - С теми, кто развалил Союз! - в твёрдом взгляде Ольги не было и тени опьянения, несмотря на выпитое. - С теми, кто в августе 1991-го защищал Белый дом, кто поддержал Ельцина, приватизацию и прочие прелести!
        - Прямо вот так? - испуганно спросил Иван.
        - Да! Потому что мне не нравится, что кто-то там решил, что для меня лучше. А главное, не прошло и нескольких лет, как эти защитники бросали свои медали на ступени Белого дома.
        - Что - серьёзно бросали?
        - А ты почитай, что со своей медалью за защиту Белого дома сделал Константин Кинчев! Который группа «Алиса». Помнишь - «Моё поколение смотрит вниз». Или «Время менять имена».
5
        За столом повисло молчание. Каждый думал о своём. Ольга продолжала сердито сопеть, Иван виновато поглядывал на неё. У Лёхи все мысли крутились вокруг восстановления машины времени. Первой не выдержала Светка. Она ткнула пальцем в экран ноутбука и сказала:
        - Я тут на досуге перечитала текст обращения ГКЧП к советскому народу. Ребята, это даже не детский сад. Вы только послушайте: «В тяжкий, критический для судеб Отечества и наших народов час обращаемся мы к вам!» Не хватает только обращения «Братья и сёстры». Это такое начало, а конец вообще шедеврален: «Бездействовать в этот критический для судеб Отечества час - значит взять на себя тяжелую ответственность за трагические, поистине непредсказуемые последствия. Каждый, кому дорога наша Родина, кто хочет жить и трудиться в обстановке спокойствия и уверенности, кто не приемлет продолжения кровавых межнациональных конфликтов, кто видит свое Отечество в будущем независимым и процветающим, должен сделать единственно правильный выбор. Мы зовем всех истинных патриотов, людей доброй воли положить конец нынешнему смутному времени. Призываем всех граждан Советского Союза осознать свой долг перед Родиной и оказать всемерную поддержку Государственному комитету по чрезвычайному положению в СССР, усилиям по выводу страны из кризиса». Вы ещё не уснули?
        Её вопрос застал всех врасплох: Ольга рассматривала в зеркальце свой подбородок, Иван меланхолически отхлёбывал пиво, Лёха втыкал в телефон.
        - Мы слушаем, слушаем, - успокоил её Иван. - Ты продолжай.
        - Нет, вы не понимаете, что я хочу сказать! - возмутилась Светка.
        - Так объясни! - недовольно попросила Ольга. - Чего ты загадки загадываешь?
        - Я ещё абзаца не успела прочитать, а вы уже сонные. А там такого целых три страницы. Диктор читает машинописную страницу четыре минуты, то есть вся эта простыня тянет минут на 10 - 12. А самое главное - какие интонации! «Мы зовём», «призываем всех», «оказать всемерную поддержку».
        - Да муть какая-то! - согласился Иван. - Нафига ты вообще это читаешь?
        - Ваня, ещё раз - это официальное обращение ГКЧП к советскому народу! Теперь доходит, что их мало кто поддержал? Все просто уснули!
        - Что ты предлагаешь? - не выдержал Лёха.
        - Короче, конкретнее, энергичнее!
        - И что, ты хочешь подсунуть им свой текст? - спросила Ольга. - Нет, это ничего не даст. Их надо как-то взбодрить, встряхнуть, им нужен какой-то харизматический лидер.
        - Борис Николаевич Ельцин! - подсказал Иван.
        - Пей своё пиво и не возникай! - огрызнулась Ольга.
        - А он прав! - воскликнул Лёха. - Если бы весь этот кагал возглавлял Ельцин - стопудово прокатило бы!
        - Задача ясна! - обрадовалась Светка. - Значит, надо, чтобы Ельцин пошёл на сотрудничество с ГКЧП.
        - Как ты это сделаешь? - от удивления Иван даже забыл про пиво.
        - Ну, например, мы демонстрируем готовность со стороны войск решительно действовать на стороне ГКЧП. Это будет кнут. А пряником будет предложение Ельцину возглавить обновлённый Советский Союз. Только назвать это надо по-другому. Например, так - «содружество союзных республик», ССР. Горбачёв вместе с СССР идёт лесом.
        - Ты лично будешь предлагать? - поинтересовался Иван.
        - Ты ничего не смыслишь в пиаре, - отмахнулась от него Светка. - Ты помнишь мульку, что если бы «Альфа» пришла арестовывать Ельцина, он бы укрылся в американском посольстве?
        - А что - не укрылся бы?
        - Да какая разница! Ему подкидывают возможный вариант развития события. Самосбывающееся пророчество. И здесь сделать что-то подобное. Накидать листовок «Ельцина - в президенты ССР!».
        - И много таких листовок ты накидаешь?
        - А много и не надо. Две штуки - одну Ельцину, другую - ГКЧП. Или одну - какому-нибудь пронырливому журналисту.
        Лёха постучал вилкой по стакану.
        - Я предлагаю следующее. Разделимся на две группы. Одна реализует операцию «кнут», другая - «пряник». Допустим, я и Света занимаемся информационным обеспечением, то есть «пряником». А вы вдвоём - операцией «кнут».
        - А чё делать-то? - поинтересовался Иван.
        - Попытаться расшевелить войска, чтобы они действовали активнее. Тогда либо члены ГКЧП станут вести себя решительнее, либо командиры рангом пониже проявят инициативу.
        - А поконкретнее?
        Тут вмешалась Ольга.
        - Например, можно сделать так - взять один танк или БМП и 20-го августа двинуться к Белому дому. Если получится - имитировать задержание Ельцина, чтобы он пошёл на сотрудничество с ГКЧП. Но только имитировать. Надо, чтобы он сторговался с ГКЧП. Взамен ему достаётся пост главы обновлённого Советского Союза вместо Горбачёва. Эту мысль должны будете внушить вы, «пряники».
        - А если войска, перешедшие на сторону Ельцина, окажут сопротивление? - засомневался Лёха.
        - Тогда это будет сакральная жертва, после которой войскам ГКЧП не останется ничего другого, как силой подавить беспорядки, - объяснила Ольга.
        - Но это же может перерасти в гражданскую войну! - Лёха вспомнил, как говорил об этом с матерью. - Это грозит большими жертвами!
        Ольга сердито ответила:
        - Вот эта нерешительность, попытки снять с себя ответственность, перестраховка и привели к тому, что было дальше. В результате жертв всё равно было много, но страну уже потеряли. То есть дальнейшие жертвы были напрасными. Всё это чистоплюйство в конце концов и кончилось кровью. Но все делали вид, что они ни при чём - «Мы не отдавали преступных приказов». А на деле не отдавали никаких приказов, то есть не выполняли свои обязанности, проявили преступную халатность.
        - Погоди, погоди! - заволновался Иван. - А кто будет этой сакральной жертвой? Мы с тобой, что ли?
        - Да, это тебе не в пейнтбол играть! - снисходительно ответила ему Ольга. - Сам же возмущался - подвиги на бумаге, кровь из кетчупа, ордена из пластмассы! А как до дела дошло…
        - Ты хочешь сказать, что я зассал? - возмутился Иван.
        - Именно это я и хочу сказать, - подтвердила Ольга, глядя на приятеля в упор. - Что ты зассал!
        Иван помолчал, а потом сказал:
        - Я знаю, где можно научиться водить БМП. Завтра буду туда звонить.
        - Вот это другой разговор! - улыбнулась Ольга. - Я тоже с тобой пойду. Пригодится.
        Глава 12

1
        Старик Макаровский настолько увлёкся модернизацией машины времени, что обосновался на втором этаже здания, под которым находилось подземное сооружение. Наверное, если бы рабочие не подкармливали его, он забыл и про еду. Он постоянно названивал Лёхе с просьбой купить разные радиодетали или заказать изготовление каких-то непонятных механизмов. В качестве чертежей он обычно присылал нарисованные от руки схемы.
        Лёха притащил на объект новый комп, и занимался тем, что отлаживал на нём эмулятор OS/360, транслятор и саму программу расчёта временного перехода. Для этого ему пришлось освоить Фортран. Учебник по Фортрану удалось купить на блошином рынке, продавец ещё предлагал в придачу «Краткий курс ВКП(б)», но Лёха отказался.
        Однажды его по рации вызвал начальник охраны:
        - Алексей, тут к вам приехали.
        - Кто? - удивился Лёха.
        - Какая-то женщина.
        Кто бы это мог быть? Светку вся охрана прекрасно знала. У КПП Лёха увидел мать.
        - А ты тут откуда? - удивился он.
        - Лёша, ты больше недели не был дома, я волнуюсь.
        - Позвонила бы.
        - У тебя телефон недоступен, - объяснила Мария. - Ну давай показывай - что у тебя тут?
        Немного стесняясь, Лёха повёл её по городку. Центральные дорожки были расчищены, но большинство зданий оставались в руинах - основное внимание уделяли подземному сооружению и бытовым помещениям. Мария не спеша шла по дорожкам, и по её лицу скользили тени воспоминаний.
        - Мам, это те дорожки, которые вы делали на субботнике, - напомнил Лёха.
        Они подошли к двухэтажному зданию над подземным сооружением.
        - А здесь мы живём, - Лёха показал на второй этаж.
        - На первом этаже тут было караульное помещение, - вспомнила Мария. - Как войдёшь - сразу налево. А на входе обязательно проверяли документы.
        На порог вышел старик Макаровский.
        - Мария Сергеевна, здравствуйте! - поприветствовал он, и тут же обернулся к Лёхе. - Алексей Алексеевич, вы привезли те детали, которые я просил?
        Пока Лёха ходил к себе в комнату за сумкой, Макаровский хвастался Марии:
        - Представляете, современные компоненты дают совершенно фантастические возможности! Использование силовых СВЧ-транзсторов вместо вакуумных магнетронов позволит снизить потребление электричества в несколько раз. А современные конденсаторы! Уже тогда были предложения использовать конденсаторную батарею для обеспечения пикового потребления при переходе. Но тогдашние конденсаторы не идут ни в какое сравнение с современными! Если испытания пройдут успешно, то нам не понадобится тянуть сюда отдельную ЛЭП, вполне можно будет обойтись шести киловольтным кабелем. Обязательно надо будет применить автоматическую систему контроля временных версий - это позволит устранить конфликты между версиями действительности при их слиянии. А ещё я хочу попробовать использовать лазерные гироскопы…
        Его дальнейший увлекательный рассказ прервало появление Лёхи. Он протянул Макаровскому картонную коробку.
        - Вот то, что вы просили.
        - Замечательно! - воскликнул старик, глянув на маркировку. - Всё, я пошёл! Вы знаете, где меня найти.
        Когда он скрылся в недрах коридора, ведущего к лифтовой шахте, Мария спросила:
        - Чем он занимался в последнее время?
        - Он на пенсии, - объяснил Лёха. - Но подрабатывал ремонтом сотовых телефонов.
        - Ничего себе переход!
        - Я тоже его об этом спрашивал, он сказал, что с инженерной точки зрения задачи сопоставимы.
        - Кто будет управлять машиной времени, когда ты ей воспользуешься? - уточнила Мария.
        - Он же, - кивнул в сторону лифтовой шахты Лёха.
        - Нет, так дело не пойдёт! - неожиданно возмутилась мать. - Он, конечно, человек талантливый, но… Короче - я не доверю ему своего сына. Я сама буду управлять твоим переходом во времени!
        - Мам, это же надо разбираться, - удивился Лёха.
        - Ничего, разберусь! Я специально взяла для этого отпуск.
        Лёха удивлённо поглядел на неё. Волна восторга захлестнула его - даже родная мать поверила в его затею и хочет ему помогать!
        Когда они спустились в четвёртый блок, Макаровкий уже колдовал в недрах пульта управления машиной времени, что-то приговаривая и даже с кем-то ругаясь.
        - Простите! - окликнула его Мария. - Вы там не один?
        Из-за пульта управления высунулась седая шевелюра.
        - Не обращайте внимания, это я сам с собой. Приятно, знаете ли, поговорить с умным человеком.
        - Теперь у вас будет возможность поговорить с реальным человеком, - сказал ему Лёха. - Мама, то есть Мария Тимофеевна, будет управлять установкой в процессе временного перехода, поэтому ей надо показать, как это делается.
2
        Очередное собрание членов общественной организации «Вспомнить всё» проходило на хате у Ивана. Так пафосно Лёха именовал вечерние посиделки.
        - И когда ты хочешь всё это провернуть? - поинтересовался у него Иван. - А то скоро занятия в универе начнутся.
        - С точки зрения сегодняшнего дня это займёт примерно час, - объяснил Лёха. - А там мы пробудем месяц.
        - Чего там целый месяц делать? - спросила Ольга. - Прибыли накануне, сделали всё - и назад, наслаждаться результатами.
        - Нет, так не получится. Я говорил об этом с мамой, она рассказывает, что примерно две недели только привыкаешь к обстановке. Всё кажется нереальным, как будто в кино или в реконструкцию попал. А потом доходит, что всё это реально и происходит с тобой на самом деле. Происходит что-то вроде ломки, довольно болезненно. И только потом можно действовать осмысленно. Поэтому я предлагаю такой план: забрасываемся за три недели до времени «икс», то есть в конце июля. Заброску осуществляем в два приёма, сначала идут Иван с Ольгой, через сутки - я со Светкой. Задача первой группы - разведка и подготовка прибытия второй группы. А потом две недели на адаптацию и непосредственно реализация операции.
        - А что значит - «подготовка прибытия»? - не понял Иван.
        - Из временного перехода человек выходит голым, - объяснил Лёха. - То есть с собой ничего взять нельзя, всё придётся добывать на месте.
        - Это что, и я буду там голой? - зарумянилась Ольга.
        - И даже я, - утешил её Лёха. - Поэтому первой группе придётся проявить смекалку и находчивость. А потом подготовить условия для второй группы.
        - Может, поменяемся? - предложил Иван. - Вы будете первыми, мы - вторыми?
        - Может, тебе ещё пива принести? - повысил голос Лёха. - А ты будешь и дальше на диване лежать?
        - Всё, проехали! - подвела итог Ольга. - Лёшка у нас главный, ему виднее. А в операции должно быть единоначалие, иначе наступит хаос. Поэтому, Ваня, мы идём первыми. И голыми.
        - Ну там же надо будет где-то одежду найти, деньги, - озадачился Иван.
        - Это называется - действовать по обстоятельствам, подробности я тебе потом объясню, - пообещала ему Ольга.
        Лёха продолжил:
        - А пока изучаем мат. часть - нравы и традиции того времени, особенности моды, быта, одежды, сленговые слова, политические реалии. Короче - всё по полной форме, а иначе спалимся.
        - То есть мы будем как разведчики в тылу врага? - глаза у Ольги горели от восторга.
        - Не совсем. Это же наша страна, наши люди, наша история.
        - И всё же я не понимаю, почему этим должны заниматься именно мы, - высказался Иван. - Есть же какие-то спецслужбы, профессионалы…
        - Почему же тогда все эти профессионалы и спецслужбы ничего не сделали для сохранения Советского Союза? - поинтересовалась Светка.
        - Мне отец рассказывал, что все силовики были на стороне народа, - ответил Иван. - А народ не хотел совка, КПСС всех достала, типа того.
        - А ты слышал про мартовский референдум 1991 года? - в отличие от прямолинейной Ольги Светка плела сеть своей обороны постепенно и планомерно. - Когда три четверти пришедших проголосовали за СССР.
        - Это коммунисты запутали всех!
        - С тех пор прошло много лет, а всё равно устрой сейчас референдум - большинство проголосует за Советский Союз.
        - Это почему ты так думаешь?
        - Ваня, тебя в Интернете забанили? - снисходительно спросила Светка.
        - Ага, опрос, проведённый в Интернете, показал, что 100 % россиян пользуются Интернетом, - усмехнулся Иван.
        - Опять по либеральным сайтам шастал? - вмешалась Ольга. - Знаешь, в чём главный вред либералов? Вовсе не в том, что они обсирают власть. И не в грабеже под видом рыночных реформ. И даже не в фальсификации истории. А в том, что они в каждом человеке пытаются вызвать сомнения. Сомнения во всём - в Родине, в друзьях, в родителях. А сомневающийся человек беззащитен, его потом можно брать голыми руками. Именно это и проделали в конце 80-х. Сначала под видом гласности рассказывали небылицы. Потом началось явное мракобесие с Чумаком и Кашпировским. Сначала рассказывали про рынок и биржи, а потом появились МММ и Властилина. Сначала избирали руководителей, а потом этим же руководителям не доверяли. В августе 1991-го люди не верили ГКЧП, а ГКЧП не верило, что их приказы будут исполнять. Тут нет никакой логики, просто никто никому не верил, и все боялись быть обманутыми.
        Она посмотрела на приятеля, но Иван молчал.
        - Вот и на тебя эта зараза напала, - тогда продолжила Ольга. - Эта интернет-стёбность заменила у тебя искренность, а то, что ты принимаешь за логику, заставляет тебя во всём сомневаться. Ты сам себя этими сомнениями только мучаешь!
        - А ты никогда не сомневаешься? - попытался возразить Иван.
        - Сомнения ведут к поражению! Вот представь - есть сильно укреплённая крепость. Военным путём взять её невозможно. Но можно внушить её защитникам, что командование некомпетентно, оружие ненадёжно, продовольствия мало, и вообще защищать крепость бессмысленно - осаждающие не хотят ничего плохого, они несут цивилизацию. И тогда крепость сдастся без боя.
        - Народ, всё это, конечно, весело, но игра закончилась, - вмешался Лёха. - Добро пожаловать в реальный мир! Это я к тому, что мы можем оттуда не вернуться.
        - Останемся жить в эпоху перемен? - предположил Иван.
        - Как я понимаю, можем не остаться жить вообще, - ответила Светка. - Другими словами - помрём навсегда.
        - Да ладно тебе! - не поверил Иван. - Говорят, что в августе 91-го погибло всего трое, и те по пьяни.
        - Зато потом в результате всего этого погибло гораздо больше, - возразил Лёха. - И мы идём туда, чтобы это предотвратить. Возможно, даже ценой собственной жизни.
        - Ты что, проверяешь нас? - возмутилась Ольга. - Давно же всё уже решили! Если идём - то до конца!
        - Ольга, тебе никто не говорил, что ты отморожена на всю голову? - вдруг спросила у неё Светка.
        Но Ольга совершенно не смутилась.
        - Светик, а тебе не говорили, что ты волкодав с ангельской внешностью, которая всех вводит в заблуждение?
        В отличие от подруги, Светка заметно напряглась.
        - Что ты имеешь в виду?
        - А то, что ты только с виду такая девочка-припевочка с косичками, а когда дела делаешь - абсолютно холодный ум, полнейшее отсутствие эмоций, нацеленность только на результат. Как Терминатор, только в юбке.
        - Почему это в юбке? - обиделась Светка. - Я и в джинсах иногда хожу!
        - То есть с остальным согласна? Это ты отморожена на всю голову! Пока другие, вон как Ваня, с трудом въезжают, что вообще происходит, ты пишешь письма министру обороны и предлагаешь управлять Ельциным.
        - А что не так-то?! - ещё больше обиделась Светка. - Ну предложи что-нибудь своё!
        - У меня не такая буйная фантазия! - закруглила спор Ольга.
        - Девчонки, кончайте спорить, - снова вмешался Лёха. - Вы понимаете, что мы действуем на свой страх и риск? Если что-то пойдёт не так - никто нас спасать не станет!
        - Станет! - возразила ему Светка. - Мария Тимофеевна лично встанет за пульт машины времени. А уж она-то в этом понимает больше других!
        - Что, правда? - переспросила Ольга. - Лёшка, как ты её уговорил?!
        - Это она сама, - смутился Лёха.
3
        Лёха уже подходил к дому, когда его окликнули:
        - Алексей!
        Он оглянулся - у кустов, растущих вдоль дорожки, стоял какой-то парень. Лица не различить - парень накинул капюшон толстовки. Но судя по комплекции - молодой.
        Лёха остановился.
        - Ты меня?
        - Да. Есть разговор.
        Парень подошёл ближе, но сумерки и капюшон скрывали его лицо. Лёха непроизвольно напрягся.
        - Ну говори!
        Парень встал, не дойдя до Лёхи пару метров.
        - Алексей, есть мнение, что тебе не стоит делать то, что ты запланировал.
        - Ты о чём? - Лёха пытался разглядеть его лицо.
        - О том, чем вы занимаетесь в подземном сооружении под Чеховом.
        У Лёхи предательски задрожали колени. Стараясь оставаться спокойным, он спросил:
        - Это чьё мнение?
        - Неважно, - увильнул от ответа парень. - Ты меня услышал.
        Он развернулся и быстро зашагал вдоль подъездов.
        Дома мать первым делом спросила:
        - Лёша, что случилось?
        - Почему ты думаешь, что что-то случилось?
        - У тебя на лице написано.
        Пришлось рассказать матери о таинственном парне.
        - Понятно! - выслушав его, задумчиво произнесла Мария.
        - Что тебе понятно? - взволнованно переспросил Лёха.
        - Это из конторы. Значит, они в курсе нашей затеи.
        - Какой конторы? - не понял Лёха.
        - ФСБ, - объяснила Мария.
        - И что теперь делать?
        - Сам решай. Вариантов два: послушать их добрый совет или поступить по-своему.
        - А им-то какое до этого дело?
        - Им до всего есть дело.
        Лёха налил себе чаю и задумался. Мать сидела напротив и тоже молчала. Мысли у Лёхи лихорадочно сменяли друг друга. ОНИ всё знают! Откуда? Сейчас это уже неважно. Что они могут сделать? Задержать его? За что? Они честно делают музей из руин части, восстанавливая интерьер бункера. Что они ещё могут предъявить? Но они прекрасно знают о его планах, и всё же не торопятся его задержать. Почему? Это может означать, что они не до конца верят в реальность его планов. Что ещё они могут сделать, чтобы ему помешать? Самое простое - отключить электропитание установки. Значит, надо торопиться! Надо предупредить ребят!
        Он потянулся за мобильником, но тут же отдёрнул руку. Конечно же, его слушают! Он встал и направился в ванную.
        - Мам, у нас ещё зубная паста была?
        - Там на полке, - крикнула с кухни мать.
        - Я не найду. Подойди покажи.
        Мать заглянула в ванную.
        - Да вот же она!
        Лёха затащил её внутрь и открыл воду.
        - Нас наверняка слушают, - зашептал он. - Ты сегодня была там?
        Мать молча кивнула.
        - Чего там Макаровский делает? Когда он закончит?
        - Он хотел завтра испытать, что получилось.
        - Некогда испытывать! - решительно заявил Лёха. - Мы отправляемся завтра!
        - Но установка не отлажена!
        - Некогда! - повторил Лёха. - Сейчас я рассчитаю таблицы перехода туда и обратно, а завтра с утра выезжаем. Отец на смене? Тогда потом ему всё объяснишь.
        Он закрыл воду и пошел к компу. Это хорошо, что он недавно его проапгрейдил и поставил эмулятор OS/360! Так - задание параметров. Исходная точка - завтрашнее число, конечная точка - 25 июля 1991-го года. Мощный комп посчитал всё за час. Да, это не древние ЭВМ! Теперь переход для второй группы, исходная точка та же, конечная - 26 июля 1991-го. Лёха глянул на часы - второй час ночи, значит, параметры обратного перехода он успеет рассчитать. Исходная точка - 25 августа 1991-го, конечная - завтрашнее число. Чёрт, уже сегодняшнее! И на всякий случай ещё один переход, исходная - 26 августа, конечная - та же.
        Распечатав таблицы в двух экземплярах, он собрался лечь спать - надо отдохнуть хоть пару часов. Но перед этим по привычке проверил почту. Есть письмо - от Нечаева. Долго же он собирался написать! Лёха быстро пробежал глазами небольшой текст и стал печатать ответ:
        «Уважаемый Андрей Николаевич! Большое спасибо за вашу помощь! Благодаря в том числе и вашим усилиям установка по перемещению во времени восстановлена. Через несколько часов начнётся осуществление моего плана. О результатах сообщу после возвращения».
        И прикрепил к тексту одну из многочисленных фоток, сделанных Светкой.
4
        Утром Лёха проснулся без будильника, хоть и не выспался. Мать уже хлопотала на кухне. Умывшись, он прошёл на кухню и демонстративно положил мобильник на стол. Глянув на это, мать спросила:
        - Лёша, какие планы на сегодня?
        - Отдыхать, - подмигнул ей Лёха. - Целый день буду дома.
        - Вот и замечательно! - подыграла ему Мария. - Я ведь тоже в отпуске.
        И она положила свой мобильник рядом. Осторожно щёлкнув замком, они вышли на лестницу. Мария осторожно выглянула из подъезда.
        - Чисто! - кивнула она сыну.
        - Мам, ты идёшь к Светке, а я за Ванькой и Ольгой, - на ходу спланировал Лёха. - Потом встречаемся на платформе.
        Когда Лёха пришел, Иван ещё спал. Спросонья протирая глаза, он глянул на часы.
        - Шесть утра! Случилось чего?
        - Случилось! Операция начинается сейчас!
        И Лёха объяснил приятелю ситуацию.
        - Надо Ольге позвонить, - Иван потянулся за мобильником.
        - Не трогай! - опередил его Лёха. - И вообще дома оставь, а то по нему нас будут пасти.
        - Надо бы родаков предупредить, - предположил Иван.
        - Не надо, к вечеру дома будем, - ответил Лёха и вполголоса добавил. - Если повезёт.
        Ольга тоже оказалась застигнутой врасплох.
        - Что, прямо сейчас? - взволнованно спрашивала она. - А что мне надеть?
        - Давай быстрее, электричка ждать не будет! - поторопил Лёха. А Иван добавил:
        - Без разницы что наденешь - перейдёшь во времени всё равно голой!
        - У тебя все мысли в одном месте, - отмахнулась от приятеля Ольга.
        К электричке успели вовремя. Мария со Светкой уже стояли на платформе. Когда подошла электричка, Лёха перед тем, как зайти в тамбур, бросил взгляд на платформу. К поезду бежали трое парней, один из них был похож на вчерашнего визитёра. Уже в вагоне Лёха шепнул:
        - Кажется, нас пасут.
        Мария отреагировала внешне спокойно.
        - Садимся и смотрим, что будет дальше.
        Вскоре в тамбуре хлопнула дверь, и из соседнего вагона перешла троица, бежавшая по платформе. Один из них заглянул в вагон, но потом вернулся к товарищам в тамбур и достал сигареты.
        - Что будем делать? - спросила Светка.
        - Загасить их прямо в тамбуре! - предложил Иван.
        - Сидим тихо и не дёргаемся! - скомандовала Мария. - Когда будем подъезжать - видно будет.
        Наконец по трансляции объявили нужную остановку.
        - Следующая - наша, - нервно сообщил Лёха и оглянулся на тамбур.
        В это время с соседней лавки встали два крепких мужика и пошли в конецвагона, как раз к тамбуру с троицей. Мужики распахнули дверь, и одни из них рявкнул на троицу:
        - Вы чего тут курите?! Читать не умеете? Курить в тамбуре запрещено!
        - Дядя, иди куда шёл! - отозвался один из парней.
        - Куда ты меня послал? - возмутился один из мужиков и ударил первым.
        Электричка уже замедляла ход.
        - Быстро, в другой тамбур! - вскочила Мария. Ребята ломанулись за ней. Они выскочили на платформу и огляделись. Больше никто не выходил. Двери закрылись, и электричка тронулась. Из заднего тамбура вагона, в котором они только что ехали, доносились звуки драки. Дождавшись, когда электричка отойдёт от платформы, Лёха с облегчением вздохнул.
        - Пронесло!
        - Да, эти мужики вовремя нарисовались, - согласился Иван.
5
        Дежуривший на КПП охранник с удивлением поглядел на них.
        - Связь со старшим смены есть? - спросил Лёха и взял у него рацию.
        - Это Алексей. На объекте всё нормально?
        - Без пришествий, - отозвался старший смены.
        - Если придут посторонние - не пускайте их на объект как можно дольше, какие бы документы они не показывали!
        Старик Макаровский только собирался продолжить свою возню с установкой.
        - Вы ещё не успели ничего разобрать? - спросил его Лёха.
        - Наоборот, только вчера я подключил автоматическую систему контроля временных версий. Сегодня собираюсь её испытать.
        - Вот на нас и испытаете! - сказал Лёха. - Операция по нашему перемещению во времени начинается сейчас.
        Он достал из кармана распечатки таблиц настройки установки.
        - Алексей Алексеевич! - заволновался Макаровский. - Как же без испытаний? Это опасно! Дайте мне хотя бы один день!
        - У нас нет ни одной лишней минуты! - Лёха подумал, что ребята, которые следили за ними в электричке, сейчас направляются к подстанции. - Начинайте зарядку конденсаторной батареи.
        Тогда Макаровский повернулся к Марии.
        - Мария Тимофеевна, повлияйте на своего сына!
        - Начинайте вводить настройки! - ответила ему Мария. - Сейчас посмотрим, как сработает ваша автоматическая система.
        Лёха кивнул Ольге и Ивану, которые испуганно глядели на установку - до этого они видели её только на фотографиях.
        - Ребята, вы идёте первыми.
        - Что - прямо сейчас? - испуганно спросила Ольга. Иван держался лучше.
        - Что надо делать?
        - Сюда проходите, - Мария показала на телефонную будку в центре помещения. Макаровский возился с настройками установки.
        - Конденсаторная батарея заряжена! - глянув на силовой щит, сообщил Лёха.
        - Настройки перехода введены! - от пульта отозвался Макаровский.
        Мария закрыла за ребятами дверь телефонной будки и вернулась к пульту управления установкой. Откинула защитный колпачок с кнопки «Пуск», примерилась пальцем, и…
        - Лёшка, я не могу! - смущённо призналась она. Лёха отодвинул мать от пульта и решительно нажал на кнопку. Воздух в телефонной будке помутнел, как будто она наполнилась молоком. Через несколько секунд воздух снова стал прозрачным - в будке было пусто.
        - Зарядка батареи! - скомандовал Лёха и протянул Макаровскому следующий листок. - Вводите эти параметры. Светка, пора!
        В телефонной будке Светка прижалась к нему всем телом, её била крупная дрожь. Побледневшая Мария встала к пульту управления.
        - Настройки перехода введены! - крикнул Макаровский и повернулся к силовому щиту. - Конденсаторная батарея заряжена!
        - Поехали! - пытаясь подбодрить мать, крикнул Лёха.
        Мария глубоко вздохнула, зажмурила глаза и нажала кнопку «Пуск». Когда туман в телефонной будке рассеялся, она тяжело опустилась на пол, закрыла лицо руками и прошептала:
        - Боже, что я натворила!
        Из этого состояния её вывел радостный возглас Макаровского:
        - Работает! Автоматическая система контроля временных версий работает!
        Глава 13

1
        После перемещения Ольга пришла в себя первой. Она огляделась по сторонам - какой-то тихий зелёный дворик, с одной стороны - ряд деревянных сараев, с другой двухэтажный кирпичный дом. Иван без сознания лежал на траве рядом. Лёха правильно предупредил - временной переход они осуществили голыми.
        Иван зашевелился и открыл глаза. Его взгляд скользнул по облезлым сараям, кустам сирени, заброшенному автомобилю «Победа» и остановился на голой груди Ольги, после чего моментально сделался осмысленным. Ольга это заметила:
        - Ванька, ты меня слышишь?
        - Даже вижу, - подтвердил приятель. - И мне нравится то, что я вижу!
        - Хватит прикалываться! - рассердилась Ольга. - Иди найди какую-нибудь одежду.
        - Где я тебе её найду?
        - Ты мужик или кто?
        Иван поднялся с травы и осторожно заглянул за сараи. Там на верёвках сушилось бельё. Стараясь не обжечься об растущую у сараев крапиву, он стал придирчиво рассматривать развешанную одежду.
        - Ванька, ты долго там? - из кустов позвала его Ольга.
        - Иду уже.
        Когда Иван вернулся, на нём уже были полосатые брюки и выцветшая рубашка.
        - А мне что-нибудь принёс? - спросила Ольга. Иван протянул ей ситцевое платье.
        - Ты что, издеваешься?! - возмутилась Ольга. - К тому же оно ещё не высохло!
        - Там ещё была простыня, - сообщил Иван. - Белая. Принести?
        - А обувь?
        - Извини, распродажа уже закончилась. И давай отсюда двигать, пока местные жители свои вещички на нас не опознали.
        Из двора они вышли на улицу.
        - Это что за деревня? - озираясь по сторонам, спросила Ольга.
        - Я думаю - так выглядел наш город в 1991 году, - предположил Иван.
        - А мы точно в 1991-м году?
        - Сейчас уточним.
        Они подошли к газетному киоску. Иван стал разглядывать газеты.
        - «Правда», «Известия», «Труд», «Московская правда»…
        - Ты дату посмотри! - перебила его Ольга.
        - Четверг, 25 июля 1991 года, - прочитал Иван, и, не дожидаясь ответа, стал читать дальше. - «Нанесён удар по демократии. Давайте защитим её! Подписан Указ Президента РСФСР «О прекращении деятельности организационных структур политических партий и массовых общественных движений в государственных органах, учреждениях и организациях РСФСР». Оль, а что такое «РСФСР»?
        - Это наша родина, сынок! - сердито ответила Ольга. - В школе уроки прогуливал?
        - Ты что, объяснить нормально не можешь?! - обиделся Иван.
        - Что ещё пишут?
        - Газета «Известия», - послушно стал читать Иван. - «25 июля в Кремле начал работу очередной Пленум ЦК КПСС. Главный вопрос повестки дня - о проекте Программы КПСС и задачах партийных организаций по его обсуждению. С докладом выступил Генеральный секретарь ЦК КПСС, председатель Комиссии по подготовке проекта Программы КПСС М. С. Горбачев. Прежняя модель социализма, на которую партия ориентировалась, оказалась несостоятельной, сказал он». Слушай, мы прям как в избе-читальне! Давай купим газету и почитаем нормально, а то я тут через стекло ничего не вижу. Газеты стоят копейки. «Московская правда» 10 копеек, «Известия» - 25 копеек.
        - У тебя деньги есть? - поинтересовалась Ольга.
        - Откуда?!
        - Вот и у меня нет. Чего там дальше?
        - «На заседании Президиума Верховного Совета Литовской республики утвержден состав делегации, которая отправится в Москву для подписания договора об основах межгосударственных отношений между Литвой и Россией». Так, дальше. «Кабинет Министров СССР 24 июля 1991 года рассмотрел общесоюзный минимальный потребительский бюджет и… отверг его… Выступивший с сообщением министр труда и социальных вопросов СССР В. Паульман назвал расчетную величину минимального потребительского бюджета - 210 рублей, количество включенных в него укрупненных групп товаров и услуг - около 300».
        - Да, это действительно 1991-й год, - пришла к выводу Ольга.
2
        Они шли по улице, размышляя над тем, что же делать дальше.
        - Я бы пожрал! - высказался Иван.
        - Денег нет, - отозвалась Ольга.
        - Интересно, сколько сейчас времени?
        Следом за приятелем Ольга посмотрела на витрину промтоварного магазина, где был отдел часов, и вдруг воскликнула:
        - Какой ужас!
        - Мы куда-то опоздали? - не понял Иван.
        - Да ты погляди, как мы выглядим! - Ольга показала на своё отражение в витрине.
        - Да нормально выглядим, не хуже других, - Иван кивнул на прохожих.
        - А вон та парочка? - Ольга кивнула на парня и девушку, идущих навстречу.
        - Ничего девочка, - кивнул Иван. - По фирмЕ одета.
        В это время встречная девушка, не стесняясь, показала на Ольгу и сказала своему парню:
        - Смотри, колхозница какая-то!
        - Понаехали тут всякие! - согласился с ней парень.
        Они пошли дальше, а Ольга осталась стоять с разинутым ртом.
        - Ты чего? - окликнул её Иван.
        - Не, ты слышал, что эта овца про меня сказала?
        - Я думал, это они между собой чего-то перетирали.
        - Нет, она на меня показала! - Ольга никак не могла прийти в себя.
        - Сейчас разберёмся! - пообещал Иван и торопливым шагом стал нагонять парочку.
        - Эй, пацан!
        - Ты меня, что ли? - удивлённо оглянулся парень.
        - Тебя, тебя! - Иван подошёл к нему вплотную.
        - Послушай, колхозник, ты хоть знаешь, кто мой папа? - свысока спросил парень.
        - И кто у нас папа? - поинтересовалась подошедшая следом Ольга.
        - Второй секретарь райкома! - гордо заявил парень.
        - Круто! - оценил Иван и оглянулся по сторонам. - Пойдём-ка отойдём!
        Сын секретаря райкома пожал плечами и шагнул в сторону подворотни.
        - Слышь, ты! - Ольга окликнула его девушку. - Тебя тоже касается!
        Они зашли во двор какого двухэтажного дома. Сын секретаря нагло ухмыльнулся и спросил:
        - И чего дальше?
        Иван уже начал замахиваться, чтобы ударить правой, но вдруг опустил руку.
        - То-то! - усмехнулся парень. - Знай своё место, колхозник!
        Иван ещё раз оглядел его с ног до головы и спокойным голосом произнёс:
        - Мне нужна твоя одежда и обувь.
        Сын секретаря переглянулся со своей девушкой, они засмеялись, и парень ответил:
        - Ты забыл сказать «пожалуйста»!
        - Успели уже посмотреть! - кивнул Иван, и резко ударил парня под дых. Парень согнулся и застонал, его девушка закричала:
        - Вы не знаете его папу! Теперь вы сядете!
        Иван молча схватил парня за волосы и ударил коленом по лицу. Парень отлетел к стене двухэтажки и стал торопливо расстёгивать рубашку.
        - А ты чего стоишь? - Ольга ткнула кулаком девушку. - Тоже раздевайся!
        Иван с Ольгой надели трофейную одежду и, оглянувшись по сторонам, вышли из двора на улицу.
        - Я начинаю не любить коммунистическую партию! - призналась Ольга.
        - Ничего штаны! - Иван подтянул джинсы. - А тут у нас что?
        Он достал из заднего кармана пачку купюр и пересчитал.
        - Восемьсот пятьдесят рублей. Это много или мало?
        - По местным меркам это дофига! - ответила Ольга и тоже подтянула джинсы. - Великоваты! Вот толстая корова!
        - Где тут у них пожрать можно? - спросил Иван, оглядываясь по сторонам. - Ни одного кафе не видно. Слышь, чувак!
        Он остановил какого-то парня в рабочей спецовке.
        - Где тут ближайшее кафе?
        - Вон там за углом кооперативное, - показал парень.
        - А что значит «кооперативное»? - шёпотом спросил Иван. Ольга пожала плечами.
        В кафе посетителей не было, хотя приготовлено было вкусно. Поев, Иван по привычке спросил:
        - Сколько с нас?
        - 56 рублей, - ответила подошедшая девушка.
        - А вы карточки принимаете? - попытался пошутить Иван, но официантка только поглядела на него с недоумением. Когда вышли на улицу, Ольга недовольно сказала:
        - Кооператоры грабят трудящихся!
        И пояснила:
        - Мы отдали примерно четверть местной месячной зарплаты.
        - Почти как у нас, - прикинул Иван. - Нормально посидеть в кабаке - пять косарей, а многие за двадцатник горбатятся. Короче - ничего не изменилось. Разве что нам эти деньги на халяву достались.
        - Слушай, надо завязывать с гоп-стопом, - предупредила Ольга. - А то нас в милицию заберут, а у нас даже документов нет.
        - Да ладно, расслабься! Через месяц нас здесь уже не будет!
        - Месяц - это долго. И вообще, давай Лёшке со Светкой одежду купим, пока все деньги не просадили. Ты их размеры помнишь?
        Иван пожал плечами.
        - Ладно, разберёмся, - решила Ольга. - Вон магазин одежды.
3
        - Думаешь, Лёхе это подойдёт? - спросил Иван, показывая на серые брюки.
        - Самый раз! - ответила Ольга. - Надо ещё галстук взять. Я в каком-то фильме видела, что тогда все парни так ходили. Только забыла, как фильм называется.
        - Интердевочка? - предположил Иван.
        - Так, давай посерьёзнее! Ты Светкин размер обуви помнишь?
        - Да она вообще мелкая!
        - По-моему, где-то 35-й, - прикинула Ольга, разглядывая полки. - Тут и нет такого, в детский отдел, что ли, идти?
        - Вон смотри, вроде подойдёт, - Иван показал на витрину в углу.
        - Уценённые товары, - прочитала Ольга.
        - У них, оказывается, тоже распродажи были, - Иван двумя пальцами поднял сплющенные босоножки. - Думаешь, ей понравится?
        - Главное - чтобы по размеру подошло, - махнула рукой Ольга.
        На улице она вдруг спросила:
        - А ты запомнил место, где мы появились?
        - Да какие проблемы? - удивился Иван. - Сейчас в Интернете посмотрим.
        Увидев сердитый взгляд подруги, он смутился.
        - Ну или бумажную карту купим.
        Ольга продолжала злобно глядеть на него.
        - Что, бумажных карт тут тоже не продают? Ладно, пойдём искать. Там ещё древний автомобиль во дворе стоял.
        После часа поисков необходимое место было найдено.
        - Они точно сюда попадут? - переспросил Иван.
        - Точно, - ответила Ольга. - В параметрах перехода изменилась только дата. Ты адрес запомни, а то опять целый час искать будем.
        - Улица Володарского, дом 13, - прочитал Иван. - А кто такой этот Володарский?
        - Наверное, лётчик, - предположила Ольга. - Я тебе что, Яндекс какой?
        - Надо бы хату снять, - озадачился Иван. - Только я ни одного объявления не видел. Может, газету с объявлениями купить?
        Ольга молча покрутила пальцем у виска.
        - И чего тогда делать? - растерялся Иван.
        - Думать!
        - Ну ты пока думай, а я пойду мороженое куплю, а то я что-то запарился.
        Оставив Ольгу на скамейке, Иван направился через дорогу к мороженщице. Тётка в несвежем белом фартуке, сноровисто отсчитав сдачу, открыла крышку своего ящика и вытащила из его морозного нутра пару мятых вафельных стаканчиков.
        - А целых нет? - спросил Иван.
        - Они все такие! - решительно ответила тётка и повернулась к следующему покупателю. - Вам чего?
        Озадаченный Иван вернулся к лавочке.
        - Будешь? - показал он стаканчик Ольге.
        - А чего они уже распечатанные? - недовольно проворчала подруга.
        - Такие продали, - виновато ответил Иван и осторожно попробовал мороженое. Потом лизнул ещё раз, потом откусил кусочек, и стал жадно есть. Ольга удивлённо поглядела на него. Оторвавшись от оставшейся половины стаканчика, Иван спросил:
        - Ты не обидишься, если я твоё мороженое съем?
        - Дай-ка сюда! - возмутилась Ольга.
        После мороженого Ивану захотелось пить.
        - Вон автоматы с газированной водой, - показала ему Ольга.
        Иван стал наблюдать, как люди подходят к автоматам, ополаскивают стакан, засовывают в щёлку монетку…
        - Ты представляешь - все люди пьют из одного стакана! - поделился он своими наблюдениями с Ольгой.
        - И что? - не поняла Ольга.
        - Это же антисанитария! Все люди могут заразиться! Куда смотрят власти?!
        - Значит, это безопасно.
        Тогда Иван озаботился другой проблемой.
        - Но ведь стакан могут украсть!
        - Значит, при социализме народ такой сознательный, что стаканы никто не крадёт, - возразила Ольга.
        - Смотри, смотри! - толкнул её локтем Иван. Дождавшись, когда рядом с автоматами никого не будет, к ним подошёл явно нетрезвый гражданин, карман его пиджака оттопыривала бутылка. Воровато оглянувшись по сторонам, гражданин спрятал стакан в другой карман и шаткой походкой побрёл прочь.
        - А ты говоришь - народ сознательный! - с каким-то даже торжеством заявил Иван.
        - Ты бы лучше придумал, где мы ночевать будем, - лениво оглядываясь по сторонам, ответила Ольга. Иван уселся рядом и тоже стал созерцать окрестности. Но делать это ему мешал звук перфоратора, доносящийся из ближайшего дома. Иван стоически сносил этот шум, но когда к нему добавились визгливые женские крики, он не выдержал, поднялся и направился к источнику звуков.
        - Ты куда?! - заволновалась Ольга и вскочила следом.
        Крики исходили от двух пожилых женщин, сидевших на лавочке перед подъездом.
        - Что случилось? - спросил у них Иван.
        - А то вы не слышите! - одна из женщин показала на распахнутое окно на втором этаже, где и стучал перфоратор. - Сидоренко, кооператор хренов, стены в квартире сносит. Не сам, конечно, а рабочего нанял. Сам-то он в Европу укатил, сказал - до сентября, пока ремонт не закончится. Денег-то дохрена, вот и творит, что захочет, а мы тут слушай этот шум!
        - Это который Сидоренко - Мыкола Афанасьевич? - уточнил Иван.
        - Нет, Пётр Васильевич, - поправила одна из старушек.
        - А, этот! - с важным видом кивнул Иван. - Сейчас разберёмся.
        И он направился к подъезду. Ольга, предчувствуя неладное, пошла за ним. Поднявшись на второй этаж, Иван потыкал кнопку звонка, но ничего не произошло. Тогда он с размаху стал колотить кулаком в дверь. Перфоратор наконец стих, и из квартиры выглянул по пояс голый мужик, покрытый цементной пылью.
        - Чего надо?
        - А ты чего здесь делаешь? - грубовато поинтересовался Иван.
        - Ремонт, - слегка опешил мужик.
        - Какой ещё ремонт?! - повысил голос Иван. - Мне Пётр Васильевич сказал, что тут всё готово. А ты тут такое развёл!
        - А ты кто? - ещё больше растерялся мужик.
        - Я племянник Петра Васильевича, - представился Иван. - Только что приехал из Караганды. И не один!
        Он показал на стоящую за спиной Ольгу.
        - Он мне ничего про вас не говорил, - ответил мужик.
        - Я тебе сейчас говорю, понятно?! - закричал на него Иван. - Короче, сворачивай свою музыку и вали отсюда. Пётр Васильевич приедет - будешь с ним разбираться. И ключи давай сюда!
        - Ну а как…
        - Мне позвать участкового?! - перебил его Иван и обернулся к Ольге. - Всё, пойдём за участковым! Мне это уже надоело!
        - Не надо участкового! - попросил мужик. - Сейчас я всё уберу!
        - Ключи давай! - потребовал Иван. - Я жду!
        Выпроводив мужика на улицу, Иван сказал продолжавшим сидеть у подъезда бабкам:
        - Он больше не будет шуметь! Я лично за этим буду следить.
        - Вот спасибо тебе, мил человек! - обрадовались бабки.
        Иван поднялся на второй этаж и распахнул перед Ольгой дверь в квартиру.
        - Прошу!
        - Ты что творишь! - зашипела на него Ольга. - Ты совсем офонарел?! А что будет, когда вернётся этот самый Пётр Васильевич?
        - Мы уже будем далеко-далеко отсюда! - улыбнулся Иван. - Ты хотела где-то переночевать - вот тебе квартира! Чем ты недовольна?
        Ольга в ответ только молча покачала головой.
4
        Обследование квартиры показало, что её хозяин - весьма состоятельный человек, по крайней мере - по меркам начала 90-х. Ремонт затронул только одну комнату из трёх, в остальных обстановка была вполне жилая. Ольга порылась на кухне - ничего съестного обнаружить не удалось. Холодильник тоже был пуст и выключен. Неудивительно - ведь хозяин уехал на два месяца.
        - Если хочешь ужинать - надо сходить в магазин, - заявила Ольга.
        - Ну так пойдём! - ответил Иван. - Продуктовый - на первом этаже соседнего дома.
        Но в магазине их ждала неожиданность. Не успела Ольга раскрыть рот, как продавщица потребовала:
        - Покажите свою визитную карточку!
        - Чего? - опешила Ольга.
        - Приезжая, что ли? - спросила продавщица.
        - Ага, - подтвердила Ольга. - Из Караганды.
        - Продукты отпускаются только по предъявлении визитной карточки покупателя! - отчеканила продавщица и спросила у стоящего следом мужчины. - У вас есть? Покажите девушке!
        - А без неё никак? - робко поинтересовалась Ольга.
        - Только хлеб!
        - Ну давайте только хлеб.
        - А в каком отделе у вас пиво продаётся? - спросил Иван. Продавщица смерила его долгим взглядом и ничего не ответила.
        На пути из магазина Иван заметил:
        - Как-то тут со жратвой не очень. Особенно с пивом.
        - Я, конечно, читала про трудности, но такого не ожидала, - призналась Ольга. - Смотри - сахара не продали, чая тоже, про кофе я вообще молчу.
        - А местные как-то несильно расстроены, - отметил Иван.
        - Наверное, привыкли, - предположила Ольга.
        - Я думаю, у них есть другие источники продуктов - огороды там, дачи…
        Обшарив квартиру, они всё же обнаружили пачку чая.
        - Грузинский, первый сорт, - прочитал на упаковке Иван. - Слушай, тут внутри какая-то солома!
        - Где? - Ольга отобрала у него пачку. - Придётся заваривать это, больше ничего нет.
        - Давай телевизор, что ли, посмотрим? - предложил Иван. - А пульт они куда дели?
        - Не выпендривайся - подойди и нажми пальцем, - посоветовала Ольга.
        - Ага, дошло! Тут, оказывается, только восемь каналов! И то не все настроены.
        - Погоди щёлкать! - возмутилась Ольга. - На чём-то одном остановись.
        - Программа «Время» подойдёт?
        - Смотри, чего говорят! Назарбаев - президент Казахстана! - воскликнула Ольга.
        - Ну да! Президент Казахстана - Назарбаев. Что тебя удивляет? - спросил Иван.
        - Сегодня только 25 июля 1991-го, а они говорят о Казахстане не как о советской республике, а как о независимом государстве! Получается, Советский Союз ещё до ГКЧП почти развалился! Зачем мы сюда припёрлись, если всё уже ясно? Чего нам там какие-то сказки рассказывают? - стала возмущаться Ольга.
        - Вот завтра Светка явится - ей всё и выскажешь, - посоветовал Иван. - Она у нас главный идеолог.
5
        Солнце ещё не показалось из-за крыш многоэтажек, стоящих вдали. Ольга поёжилась от утренней свежести.
        - Когда они появятся? - в очередной раз спросила она. - А то сидим в чужом дворе, ещё, чего доброго, местные вспомнят, что у них тряпки вчера пропали.
        - Сиди тихо! - нервно ответил Иван, продолжая постоянно оглядывать двор. - Смотри!
        Над полянкой, заросшей травой, появились два белых вихря, постепенно выросших в два молочных шара диаметром метра два каждый. Постепенно молочный туман рассеялся, и стало видно, что на траве лежат два тела.
        - Это они! - вскочила Ольга. Иван бросился за ней. Ольга склонилась над Светкой, Иван стал тормошить Лёху. Наконец вновь прибывшие пришли в себя.
        - Добро пожаловать в Советский Союз! - с пафосом произнёс Иван.
        Ольга протянула Светке одежду.
        - Мы тут тебе платьице купили!
        - И сандалики, - добавил Иван.
        Светка двумя пальцами брезгливо взяла уценённые босоножки.
        - Издеваетесь, да?
        - Извини, подходящего размера были только такие.
        Лёха оказался менее привередливым и молча надел то, что ему дали.
        - Галстук не забудь! - напомнила ему Ольга. Она чуть отошла и зачарованно глядела, как он завязывает галстук. - Лёшка, тебе так идёт! Ну-ка, пиджак надень. Класс!
        - А мне идёт? - Светка поправила платье.
        - Девочка, не мешай! - отмахнулась от неё Ольга и снова уставилась на Лёху. - Чего-то не хватает. Знаю - комсомольского значка! Ванька, мы вчера где-то видели, надо будет купить.
        - Что, я очень стрёмно выгляжу? - спросила Светка.
        - Нормально выглядишь! - утешил её Иван. - Лет на пятнадцать. Это платье делает тебя моложе.
        - Правда, на пятнадцать? - Светка повернулась к Ольге.
        Ольга критически оглядела её.
        - Нет, не на пятнадцать.
        Светка облегчённо вздохнула.
        - Скорее на четырнадцать, - уточнила Ольга.
        - А вы тут уже обосновались? - спросил Лёха. - Я гляжу - одеты модно. А ночевали где?
        - Мы остановились в трехкомнатной квартире, - объяснил Иван. - А одежда - это мы сына секретаря райкома партии и его подругу раздели.
        - Это всё он, я тут ни причём! - Ольга пальцем показала на приятеля.
        Лёха застегнул пиджак и поправил галстук.
        - Где мы можем поговорить серьёзно?
        - Я же говорю - у нас трёхкомнатная квартира, - гордо сказал Иван.
        Но Лёха поверил в его россказни, только когда увидел своими глазами. Он растерянно ходил по комнатам и всё спрашивал:
        - Не, точно?
        - Лёша, зуб даю, никакого насилия, он мне сам ключ отдал, - поклялся Иван.
        - А у вас какая-нибудь еда есть? - спросила Светка.
        - Только хлеб. И чай из соломы.
        - Погоди ты со своей соломой! - перебила его Ольга. - Я тут вчера попыталась посмотреть телевизор. Мне кажется, мы слишком упрощённо всё представляли. Мы-то думали как: был Советский Союз, а потом случился ГКЧП, Ельцин прогнал Горбачёва, и Советский Союз - всё. Так?
        - Ну в общих чертах, - согласился Лёха.
        - А вчера я включаю местный зомбоящик и вижу, как президент Казахстана Назарбаев ведёт переговоры с китайцами как глава независимого государства! Про Прибалтику я вообще молчу. Ребята, сейчас, в июле 1991-го, уже нет никакого Союза! Нечего сохранять! Мы зря сюда пёрлись!
        Все растерянно замолчали. Первым заговорил Лёха.
        - А мне насрать на всё это! Я прошёл слишком много, чтобы теперь поворачивать назад. Мы, конечно, можем протусоваться здесь месяц, а потом вернуться назад. Нам никто и слова не скажет. И отмазка у нас будет железная - роль личности в истории, соответствие производственных отношений производительным силам, холодная война и всё такое. Но мы сами будем знать, что мы просто струсили! И как мы потом будем с этим жить? Что мы были тут и ничего даже не попытались сделать! Я считаю, что если наши действия хоть немного улучшат дальнейшую ситуацию - значит, мы старались не зря. Если нет возможности спасти Советский Союз, то хотя бы попытаться улучшить условия в России.
        - Крым наш в 1992-м году, - предположил Иван, и, усмехнувшись, добавил. - И Донецк тоже.
        - Зря смеёшься! - возмутился Лёха. - Только это спасло бы как минимум 15 тысяч жизней!
        - Короче - действуем по прежнему плану? - спросила Светка.
        - Да! - подтвердил Лёха.
        - По телевизору и в газетах открытым текстом говорят о распаде страны, а людям пофиг! - продолжала Ольга.
        - Я бы так не сказал, - возразил Иван. - Все только о политике и говорят!
        - Ну вот! - обрадовался Лёха. - Значит, так. План остаётся прежний. Две группы - кнут и пряник. Какие ещё мысли?
        - Мне нужен компьютер с принтером, - потребовала Светка. - Не от руки же листовки печатать!
        - А нам - два комплекта полевой формы, - высказал свои пожелания Иван. - Конечно, в перспективе понадобятся автоматы и БМП, но сейчас об этом рано говорить.
        - Вот это уже разговор по делу! - обрадовался Лёха. - Начинаем работать!
        Глава 14

1
        На следующий день занялись воплощением намеченных планов. Иван распорядился:
        - Мы с Лёхой идём искать комп. Девки, а вам поручается найти военную форму - на меня и Ольгу.
        - Интересно, что проще будет найти - компьютер или форму? - спросила Светка.
        Идя по улице и разглядывая вывески, Лёха рассуждал:
        - В 1991-м году персоналки уже были. Значит, должны быть и компьютерные магазины.
        - Вон смотри, какая-то электроника! - показал на витрину Иван.
        Лёха прочитал надпись на вывеске:
        - Коммерческий магазин. Что это значит? Пойдём посмотрим.
        Пройдя мимо рядов вешалок с одеждой, они пошли вглубь магазина. Лёха машинально окинул взглядом тряпки - нет, военной формы тут нет. Дальше был отдел электроники - магнитофоны, радиоприёмники, телевизоры. Иван поглядел на ценник, стоящий на цветном телевизоре.
        - Шесть тысяч рублей! Понятно, почему магазин назвали коммерческим!
        - Это много или мало? - не понял Лёха.
        - Тут средняя зарплата 200 - 300 рублей, - пояснил Иван. - Вот и считай, за какое время на телевизор заработаешь.
        - Что-то компьютеров тут не видно. Девушка! - окликнул продавщицу Лёха. - А персональные компьютеры у вас бывают?
        - Персональные что? - не поняла девушка.
        - Ну как вам объяснить? - растерялся Лёха.
        - А, это такой железный ящик с телевизором! - догадалась продавщица. - Нет, у нас нет. Сходите в центр, там на Ленина в комке что-то похожее стоит.
        Когда уже вышли на улицу, Лёха спросил:
        - Куда она нас послала?
        - На улицу Ленина, - ответил Иван.
        - А дальше? В комке каком-то?
        Пришли на улицу Ленина.
        - Ищи что-то похожее на комок! - скомандовал Лёха.
        Иван пробежался взглядом по вывескам на домах.
        - Из того, что вижу, самое близкое - комиссионный магазин. Какое-то странное название!
        Когда подошли ближе, Лёха ткнул пальцем в витрину и воскликнул:
        - Смотри - персоналка! Всё, заходим!
        Компьютер, стоящий на витрине, отличался от того, что Лёха привык видеть. Тёмный горизонтальный корпус, в котором слева и справа расположены дисководы под пятидюймовые дискеты. Сверху монитор, экран которого даже в выключенном состоянии отливал зелёным цветом.
        - Роботрон-1715, - прочитал Иван.
        - Что интересует? - бодро спросил подскочивший продавец.
        - Вот это сколько стоит? - показал на компьютер Иван.
        - 20 тысяч рублей.
        - А винчестер у него какой? - поинтересовался Лёха.
        - Тут нет винчестера, - объяснил продавец. - Загрузка с дискет. Дискеты с операционной системой CP/M прилагаются.
        - А ай-би-эм-совместимых нет?
        - Ожидается, - чуть понизил голос продавец. - 80 тысяч.
        - Ничего себе! - поразился Лёха. - Ну и цены!
        Тут к нему обернулся молодой мужчина в белой рубашке, до этого о чём-то шушукавшийся с солидным дядькой.
        - Парень, я гляжу, ты в этих делах шаришь?
        - В компьютерах-то? Ну да.
        - Заработать хочешь?
        - А что надо делать?
        Мужчина взял Лёху под руку и отвёл в сторону.
        - Понимаешь, я директор центра НТТМ. Нам пришла партия компьютеров, но их надо проверить и установить программы. Но для нас это дело новое, и никто в этом не разбирается. Ты не мог бы помочь?
        - Ну… - растерялся Лёха - тратить время на посторонние занятия в его планы не входило.
        - Я заплачу, не волнуйся! - пообещал мужчина. - По пять баксов за каждый компьютер.
        - Ну… - продолжал сомневаться Лёха.
        - Хорошо - восемь баксов.
        - Десять, - решился Лёха. - А много компов?
        - Шестьдесят штук. Когда начнём?
        - Да хоть сейчас, я только товарища предупрежу.
2
        - Нафига ты в это ввязываешься? - в ответ на Лёхино предложение зашипел Иван. - Мы сюда деньги зарабатывать припёрлись?
        - Нет, мы припёрлись за компом, - напомнил Лёха. - Где ты возьмёшь 80 штук, чтобы его купить? А тут само в руки идёт. Пойдём!
        Они подошли к мужчине из центра НТТМ.
        - Мы готовы.
        - Замечательно! Меня зовут Артём, а это Александр Иванович, - он показал на солидного дядьку. - Поехали!
        Подошли к древней Ауди, явно беушной, но ухоженной. Артём гордо нажал на кнопочку пульта сигнализации, в машине щёлкнул центральный замок. Видимо, по его мнению, это должно было произвести неизгладимое впечатление. И он не ошибся - Иван осторожно потрогал ручку двери и спросил:
        - Не развалится?
        Артём воспринял его слова за шутку.
        - Недавно из Германии пригнали. Садитесь, не бойтесь!
        Сам он уселся за руль, Александр Иванович открыл правую дверцу, а ребята залезли на заднее сиденье.
        - Чего он себе нормальную машину не купит? - шепнул Иван. - Видно же, что при деньгах, а ездит на старье.
        - Ты посмотри, на чём другие ездят, - кивнул за окно Лёха. По центральной улице не спеша двигался редкий поток «Жигулей» и «Москвичей», слегка разбавленный «Волгами», в том числе и 21-й модели.
        - Ребята, а вы откуда? - выруливая, через плечо спросил Артём.
        - Из Караганды, - ответил Лёха. - Приехали поступать. А у вас что за организация?
        - Центр научно-технического творчества молодёжи при райкоме комсомола. Так что если есть идеи - обращайтесь!
        - Да нам бы компьютер подешевле купить, - спросил Лёха. - И принтер, лучше лазерный.
        Александр Иванович хмыкнул и поинтересовался:
        - А космический корабль не нужен?
        - В смысле? - не оценил шутку Лёха.
        - Мы эти персоналки задвигаем в один НИИ, так они нам в качестве оплаты предложили космический корабль, по бартеру. У них от какой-то темы лишний остался, и не один. А вот лазерный принтер у них один на весь НИИ. Так что проще космический корабль купить.
        - Я гляжу, вы там, у себя в Караганде, продвинутые, - засмеялся Артём. - В компьютерах разбираетесь, про лазерные принтеры слышали!
        - У нас там это… - Лёха лихорадочно соображал, что бы соврать. На помощь пришёл Иван.
        - Уголь добывают. Денег много, в каждой школе по компьютерному классу.
        - А мы как раз в школе помещение снимаем, - ответил Артём. - Вот уже и приехали.
        Ауди остановилась у школьного здания в окружении розовых кустов.
        - А нас пустят? - спросил Лёха.
        - Кто? - удивился Артём.
        К машине подбежала строго одетая женщина средних лет.
        - Товарищ Артём, я вас дожидаюсь. Вы обещали помочь…
        - Нина Петровна, давайте потом. Разве не видите, что я занят! Ребята, пойдём.
        Уже по дороге он пояснил:
        - Директриса. Хочет денег на ремонт отопления.
        - А что, забора вокруг школы нет? - удивился Иван.
        - Зачем забор? - засмеялся Артём. - Чтобы школьники не разбежались?
        Компьютеры были сложены в актовом зале и занимали целый угол.
        - Надо их все распаковать, проверить, установить ДОС, и обратно запаковать, - распорядился Александр Иванович. - Какие-то дискеты вот тут лежат. А потом рассчитаемся.
        - Да тут на неделю работы! - прикинул Иван.
        - Тогда давай начинать, - скомандовал Лёха. - Ты подносишь и распаковываешь, я софт ставлю.
        И, увидев, что Иван недовольно скривился, добавил:
        - А потом поменяемся.
        - Ну всё ясно? - спросил Артём. - Тогда работайте, я вечером заеду.
        Сначала Лёха тоже подумал, что возиться придётся целую неделю, но потом до него дошло, что задачу можно распараллелить.
        - Распаковывай сразу все и ставь на столы в ряд! - скомандовал он.
        Солнце только успело зайти за соседний дом, а они уже заканчивали с последними компьютерами. Тут Лёха спохватился. Нажав защёлки, он откинул крышку последнего компьютера и наполовину вытащил из платы кабель питания. Щёлкнул выключателем - компьютер не включился.
        - Вот этот отложи, - показал он Ивану.
        Когда приехал Артём, они уже успели немного подремать.
        - Как дела?
        - Всё готово! - ответил Лёха. - Только один оказался нерабочим.
        - Опять индусы накосячили! - возмутился Артём. - Как вы так быстро успели? Туфты не будет?
        - Опыт не пропьёшь! - самодовольно ответил Лёха. - Проверяй любой.
        Быстро распаковали тот, на который указал Артём, включили - работает.
        - Молодцы! Ударники капиталистического труда! - Артём полез в свой портфель. - Вам баксами или по курсу?
        - Слушай, а можно мы вместо денег сломанный комп заберём? - спросил Лёха.
        - Да сколько угодно! - Артём радостно засунул деньги назад в портфель.
        - Довезти поможешь? - поинтересовался Лёха.
3
        У девчонок задача тоже оказалась непростой.
        - Чего мы паримся! - сначала Светка была настроена оптимистично. - Надо просто пойти в магазин спецодежды.
        - Ага, - согласилась с ней Ольга. - Осталось только его найти.
        Начали с обычного магазина одежды.
        - Спецодежда? - переспросила продавщица. - Телогрейка, что ли? В хозяйственном посмотрите.
        В хозмаге действительно были телогрейки - чёрные, серые и даже синие.
        - Не, чёрная какая-то зековская, - высказалась Светка. - Мне синенькая нравится.
        - Мы вообще-то сюда за другим пришли! - напомнила Ольга.
        - А у вас солдатской формы нет? - спросила она у продавщицы.
        - А автомат тебе не нужен? - с серьёзным видом ответила тётка.
        - А у вас есть? - так же серьёзно спросила Ольга.
        - Зачем тебе? В армию, что ли, собралась? Так там выдадут. Хотя чёрт их знает, может, сейчас со своим надо приходить.
        Ольга разочарованно повернулась к дверям.
        - Дочка, ты на вещевой рынок сходи, - посоветовала ей какая-то старушка. - Там что угодно купишь.
        - А это где?
        - Да на стадионе.
        Ну улице Ольга скомандовала Светке:
        - Так, теперь ищем стадион.
        Стадион нашли быстро, но выяснилось, что блуждать среди палаток можно долго.
        - Военную форму где тут можно купить? - спросила Ольга у толстой тётки, смачно жрущей шашлык. Та молча показала в сторону кустов на краю стадиона. Там стояло несколько крытых грузовиков с откинутыми задними бортами.
        - Что интересует? - из кузова лениво поинтересовался худощавый парень.
        - Военная форма, - ответила Ольга, ожидая дурацких шуточек. Но парень по-деловому стал уточнять:
        - Солдатская, офицерская, х/б, п/ш, афганка, зимняя, летняя?
        Ольга растерянно поглядела на Светку, ища поддержки.
        - А посмотреть можно? - спросила Светка.
        - Смотрите, - парень кивнул на одежду, разложенную на откинутом борту машины.
        Светка стала вспоминать, какая форма была на солдатах в хронике 1991-го года.
        - Вроде эта? - ткнув пальцем, спросила она у Ольги.
        - Летняя афганка, - отозвался парень. - Размер какой?
        - На меня, - показала Ольга. Продавец ушёл вглубь машины и вернулся с комплектом формы.
        - А померить можно? - спросила Ольга. Совершенно не удивившись, парень взял плащ-палатку, один край зацепил за крючок на борту машины, а второй протянул Светке - получилась небольшая ширма.
        - Вот так держите, - показал он и ушёл вглубь кузова, чтобы не смущать. Надев форму, Ольга поинтересовалась:
        - Ну как?
        - Нормально, - оглядев её, оценила Светка. - Только на солдата всё равно не похожа.
        - Почему это? У меня спортивная фигура, смахивает на мальчика.
        - Как-то на тебе это сидит колом, топорщится всё. А самое главное - волосы длинные.
        - Померили? - подошёл продавец.
        - А оно так и должно топорщиться? - недовольно спросила Ольга. Парень молча взял солдатский ремень, и, спрыгнув с машины, подпоясал им Ольгу.
        - Так лучше?
        - Да, - согласилась она. - Только туго как-то.
        - Как положено, - объяснил продавец. - Обувь нужна?
        - Конечно. И ещё такой же комплект, только размер побольше.
        - Кроме этого, ещё что-то нужно? - ненавязчиво поинтересовался парень.
        - А что ещё? - не поняла Ольга.
        - Фляга, лопатка, разгрузка, - стал перечислять продавец. - То, что в разгрузку кладут.
        До Ольги стало доходить, о чём он спрашивает.
        - А то, что кладут, какого размера?
        - Есть побольше, а есть поменьше.
        - Давайте по тридцать и того, и другого.
        - Вы что, свой размер не знаете? - на лице парня впервые появилось удивление.
        - Я на всякий случай, - пояснила Ольга. - А случаи бывают разные.
        - Понял, - кивнул продавец. - Больше точно ничего не нужно?
        - У нас руки заняты, - отказалась Ольга.
        - Значит, тридцать того и другого. Подождите, сейчас принесу.
        Уже на выходе с рынка Светка спросила:
        - А тридцать - это патроны, что ли?
        - Тише ты! - шикнула на неё подруга. - Орёшь на весь рынок!
4
        Когда Лёха с Ваней затащили компьютер в квартиру, Ольга в очередной раз примеряла форму.
        - Что, всё-таки смогли купить? - удивился Лёха. - А на Ваньку взяли?
        - Взяли, взяли, - ответила Светка. - А это чего, компьютер?
        - 286-й, мегабайт памяти, диск на 40, цветной монитор, - похвастался Лёха.
        - А где взяли? - уточнила Ольга. - Опять Ваня кому-нибудь по башке дал?
        - Обижаешь! Честно заработали! А ты отлично смотришься в форме!
        - Точно? - кокетливо спросила Ольга.
        Иван на мгновенье задумался, а потом поинтересовался, ни к кому конкретно не обращаясь:
        - А у нас есть что пожрать?
        - Нет, никто не купил, - ответила Светка. - Все же в разъездах были.
        Иван даже как-то обрадовался.
        - Свет, а вы с Лёшкой не сходите?
        - Да я и одна могу, не заблужусь.
        - Нет, вы вдвоём идите! - стал настаивать Иван. - Сумки там нести, хулиганы опять же…
        - Светка, пойдём! - понял замысел приятеля Лёха.
        Когда за ними захлопнулась дверь, Иван облегчённо вздохнул.
        - Лёха догадлив!
        Ольга уже снимала с себя форму.
        - Ванька, что на тебя нашло?
        - Я никогда не думал, что девушка в военной форме - это так эротично!
        В это время Лёха объяснял подруге свой манёвр:
        - Ты чего, не понимаешь, чем они там занимаются?
        - Похоже, они готовы этим заниматься где угодно и когда угодно! - недовольно проворчала Светка. Лёха подумал, что уделяет ей слишком мало внимания.
        У магазина их ждал сюрприз в виде закрытых дверей. Лёха на всякий случай подёргал ручку, но дверь даже не шелохнулась.
        - Что случилось? - удивился он. - Днём же работал!
        - Вот что случилось, - Светка показала на табличку с часами работы. - Уже семь часов вечера, магазин закрылся.
        - И что, раз семь часов, то теперь есть не надо?! - возмутился Лёха. - Как раз люди с работы идут, а они закрылись.
        - Скажите, а какой-то магазин сейчас работает? - спросила Светка у проходившей мимо женщины.
        - Да, дежурный в центре. Только вы поторопитесь, а то он в восемь закрывается.
        - Всё во имя человека, всё для блага человека! - ворчал Лёха по пути.
        - Вот ты эгоистично только о себе думаешь, - стала укорять его Светка. - А о продавщицах ты подумал? Они, может, тоже вечером домой хотят, как белые люди.
        - Им за это деньги платят!
        - Это ты при капитализме так рассуждать будешь. А здесь социализм, и все люди равны. Все вечером отдыхать хотят.
        Препираясь, они дошли до дежурного магазина. У служебного входа разгружалась машина с надписью «Хлеб». Восхитительный аромат свежей выпечки заставил Лёху ускориться. Влетев в хлебный отдел, он бросился к полкам с батонами, но там его ждало разочарование - батоны были в той стадии чёрствости, когда гвозди ими забивать ещё нельзя, но резать ножом уже невозможно.
        - А где свежий хлеб? - спросил Лёха у скучающей кассирши. Она меланхолично кивнула на полки с чёрствыми батонами.
        - Но ведь я только что видел, как разгружают свежий хлеб, - стал настаивать Лёха.
        - Завтра приходите, - лениво ответила кассирша.
        - К завтрашнему дню он зачерствеет. Почему нельзя продать сейчас?
        - Мы через полчаса закрываемся.
        - Ну и что?!
        - Мужчина, в газете есть такая рубрика «Если бы директором был я», вот вы туда напишите, - посоветовала кассирша.
        - Пойдём отсюда, - позвал Лёха подругу.
        На улице он снова стал возмущаться.
        - Вот скажи - она тоже белый человек? Ей ещё полчаса работать - почему она не может свежий хлеб в зал выкатить?
        - Ей за это зарплату не добавят, - объяснила Светка. Лёха плюнул под ноги и уселся на бетонный парапет. Светка подошла к служебному входу магазина, где грузчики закатывали в фургон стеллажи из-под хлеба, и жалобным голоском пропищала:
        - Дяденьки, дайте хлебушка!
        В ситцевом платьице и уценённых босоножках она действительно выглядела лет на 14 - 15. Грузчики засмеялись, один из них достал из фургона припрятанный батон и бросил Светке.
        - Держи!
        Светка крикнула ему:
        - Спасибо!
        И побежала хвастаться добычей Лёшке. Попробовав, он заметил:
        - Здесь хлеб вкуснее. Не то, что у нас.
        - Интересно, эти кислые друзья свои дела закончили? - спросила Светка, имея в виду Ивана и Ольгу.
        - Куда ты торопишься? Ещё светло, погода хорошая…
        - Им хлеба не достанется, - Светка показала оставшиеся полбатона.
        - Сами виноваты, - ответил Лёха.
5
        Наконец они сочли, что проявили вежливости уже достаточно, и пошли домой. Прогноз оказался верным - Иван с Ольгой мирно сидели на диване и смотрели по телевизору какой-то советский фильм.
        - Народ, мне понадобится телевизор! - заявила Светка. - Я буду смотреть новости, чтобы быть в курсе событий.
        - Сейчас фильм закончится, и будет программа «Время», - ответил Иван.
        - А по другим каналам?
        - Каким другим? Тут всего пять каналов, и из два плохо показывают.
        - Что ты мне заливаешь? - рассердилась Светка. - Дай мне пульт от телевизора!
        - Возьми! - ухмыльнулся Иван.
        - У этого телевизора нет пульта, - объяснил Лёха.
        - Тогда включи мне компьютер! - потребовала Светка.
        - Помоги распаковать, - ответил Лёха.
        Они расставили системный блок, монитор и принтер на столе, и Светка уселась за монитор.
        - Ну, давай включай! - поторопила она.
        - Это не так просто, - отозвался Лёха.
        - Что, так сложно вилку в розетку воткнуть?
        - Сложно. Розетка советская, а вилка европейская, у неё штырьки толще, чем отверстия в розетке. Надо рассверливать. Тут дрель есть?
        - Был перфоратор, - вспомнил Иван. - Но этот чудак его с собой унёс.
        - Придётся ножом ковырять, - вздохнул Лёха.
        Он осторожно снял крышку с розетки и принялся остриём ножа расковыривать отверстия.
        Иван позвал Светку:
        - Кино кончилось, или смотри программу «Время»!
        Светка где-то нарыла блокнотик и карандаш, и уселась перед телевизором. Иван попытался составить ей компанию, но уже через десять минут начал зевать. Ольга сломалась ещё раньше.
        - Как-то они затянуто монтируют, - объяснил своё нежелание смотреть новости Иван. - У нас всё же повеселее, подинамичнее.
        - А тут как залудят на пять минут сюжет про уборку урожая! - согласилась с ним Ольга. - Или про сталеваров. Нет, я против них ничего не имею, но пять минут на сюжет - слишком долго!
        Но Светка продолжала мужественно смотреть в экран, время от времени что-то помечая в блокнотике. Уже начался прогноз погоды, а она всё сидела перед телевизором.
        - Ты чего? - Лёха пригляделся - в её глазах стояли слёзы.
        - Вот они убирают хлеб, плавят сталь, ещё чего-то делают, и не догадываются, что через несколько месяцев их страны не будет, - объяснила Светка.
        - Ну вот не надо! - возразил Лёха. - Ты слышала - Горбачёв открыто говорит, что речь идёт о судьбе страны. И депутаты говорят то же самое.
        - Так им же никто не верит! Точнее - их просто никто не слушает. Они говорят так давно и так много, что это уже воспринимается как фон. Раньше говорили - догоним и перегоним Америку, потом - к 2000-му году каждой семье отдельную квартиру, а сейчас - есть опасность распада страны. И люди сами же всё делают для этого распада - шахтёры бастуют, сталевары из-за нехватки угля тоже стоят, предприятия отказываются продавать свою продукцию, власти областей запрещают вывозить товары в другие области.
        - Как ты сказала? - перебил её Иван. - Предприятия отказываются продавать продукцию? Что за глупость! Я ещё понимаю - давать взятки, чтобы покупали только твою продукцию. Но отказываться от денег?! Не понимаю!
        - Я читала, что при социализме деньги мало что значили, - стала объяснять Светка. - Я имею в виду - при расчётах между предприятиями. Потому что сырьё и оборудование давали по фондам, а сами деньги были скорее для отчётности. То есть деньги у предприятия есть, а купить оно ничего не может.
        - Почему не может? - Лёха вспомнил товарища Артёма из центра НТТМ. - Компьютеры может купить.
        - Вот на них тогда, то есть сейчас, деньги и делали. Сколько стоит средний комп вроде того, что вы притащили?
        - По ценам 91-го года - тысяч пять долларов, - ответил Лёха.
        - А эти ваши новые друзья почём продают? - напирала Светка.
        - В магазине назвали 80 тысяч рублей.
        - Вот смотри, - Светка стала считать. - Если предприятие имеет доступ к международной торговле, то ему разрешают купить доллары по 66 копеек. За пять тысяч долларов они покупают компьютер, то есть в рублях он стоит три тысячи триста рублей. А потом они продают его организации за 80 тысяч. Сравни - 3 тысячи и 80 тысяч. Как там в предисловии к «Капиталу»: нет такого преступления, на которое не пошёл бы капитал ради 300 % прибыли. А здесь получается 2400 %! Улавливаешь?
        - Ни хрена себе! - возмутился Иван. - Получается, мы с этого комсомольца ещё мало взяли?!
        - Вот поэтому до страны и дела никому нет! - вмешалась Ольга. - У всех деньги глаза застят. Тут сейчас по телевизору песенку передавали: «Нет, нет, нет, нет, мы хотим сегодня. Нет, нет, нет, нет, мы хотим сейчас!». Это же суть того, что происходит! Никто не думает о будущем, все хотят всё и сейчас. А тут ещё эта либеральная пропаганда попёрла - Сталин такой, коммунисты сякие, в стране всё было плохо, мы должны покаяться. Я всего час смотрела телевизор, и уже начала ненавидеть Советский Союз. А ведь ещё есть газеты, журналы, книжки всякие. Нет, люди сейчас не способны что-то слушать.
        - И что ты предлагаешь? - спросил Лёха.
        - Твой план. Это надо как-то встряхнуть. Все эти игры в демократию - выборы руководителей, голосования, референдумы, - всё это ерунда! Только сильный лидер, только твёрдая рука!
        - И на что эта твоя рука будет опираться? - в своей любимой манере высказался Иван. - Если никому ни до чего дела нет, все свои дела делают. А некоторые даже партбилеты сжигают.
        - Это пока они дела делают и партбилеты сжигают, - продолжала кричать Ольга. - А как только почувствуют крепкую власть - сразу партбилеты целенькими найдут и про свои делишки забудут. Но нужна крепкая власть, а не эта размазня. Вы меня понимаете! - довольно похоже передразнила она Горбачёва.
        - И кто же будет этой крепкой властью? - спросил Лёха.
        - Неважно! - заявила Ольга. - Но пример должны подать мы! А то люди вот так смотрят телевизор и думают - это где-то там далеко, а через полгода - раз, и отпустили цены! Ещё через год - ваучерная приватизация. Предприятия стоят, работать негде, жрать нечего. Сейчас, наверное, только мы понимаем - что происходит.
        - Ну не скажи! - возразил Иван. - Вон по телевизору депутаты умные вещи говорят.
        - Так ведь не делают ничего!
        Глава 15

1
        На следующий день Лёха скомандовал:
        - Надо побывать на месте будущих событий, оглядеться. Короче, едем в Москву к Белому дому.
        Народу в электричке было много, несмотря на выходной. Лёха прислушался к разговору женщин за спиной.
        - За покупками?
        - А куда деваться? У нас вообще ничего не купишь.
        - У них же эти, визитные карточки покупателя свои.
        - Наши областные тоже действуют.
        По проходу вагона шёл подвыпивший мужик неопределённого возраста. Оглядев вагон, он плюхнулся на свободное место рядом со Светкой. Она поморщилась от запаха перегара. Иван угрожающе поглядел на незваного попутчика. Мужик намёк понял.
        - Всё, всё! Я осторожненько!
        Он слегка отодвинулся от Светки в сторону прохода, но долго усидеть спокойно не смог.
        - Что, молодёжь, гулять едем?
        - Типа того, - неохотно отозвался Лёха.
        - Правильно, отдыхать надо. Рабочий класс должен в законный выходной отдыхать. Потому что заслужил. Вот я, например. Это только барыги-кооператоры всё время деньги зарабатывают.
        Мужик погрозил кулаком воображаемому кооператору и погнал дальше.
        - Куда страна катится?! А я скажу куда - в пропасть! Потому что разрешили барыг-кооператоров! А теперь они захотят поскорее взять всё в свои руки. Оттого-то мирно ничего не выйдет, как бы не рассказывали об этом всякие лицемеры. Поэтому я так скажу - надо пока не поздно буржуев давить нах…!
        - Мужик, потише! - предупредил Иван.
        - Б…, тут же девушки! - оглянулся мужик. - Девушки, извините! Но вы поймите меня - сил нет смотреть, как умирает дочка от того, что нет средств на операцию. Или как жену насилует богатый мажор, сынок депутата, а потом башляет суду и выходит чистеньким.
        - Твою жену, что ли? - неприязненно спросил Иван.
        - А хоть и твою! - с вызовом ответил мужик, дыша перегаром. - Ты буржуев, что ли, защищаешь?! Скоро всех буржуев резать будем, как в семнадцатом! Вот так!
        - Вам выходить не пора? - вмешался Лёха. Мужик поглядел в окно.
        - Точно, как бы не проехать! - он поднялся и стал пробираться к выходу, но напоследок обернулся и погрозил Ивану кулаком. - А буржуев будем резать!
        Электричка остановилась, за окном по платформе проплыла качающаяся фигура. Ребята глядели в окно и тягостно молчали. Электричка тронулась.
        - И что, мы ради такого быдла всё это затеяли? - не выдержал Иван. - Не, ребята, я подумываю над тем, чтобы перейти на сторону либералов. Они, по крайней мере, трезвые.
        - А это кто сейчас был, по-твоему? - спросил Лёха.
        - Судя по высказываниям - какой-то недобитый коммунист.
        - Он такой же коммунист, как я папа римский! - резко сказала Ольга. - Набрался с утра, вот и несёт всякую х. ню!
        Светка подняла на неё удивлённый взгляд.
        - Что?! - недовольно спросила её Ольга. - Это можно назвать как-то по-другому?! Чего ты там у себя в блокнотике пишешь?
        - Ничего, - Светка закрыла листок рукой. - Но всё же подобные настроения имеют место быть. Люди негативно воспринимают имущественное расслоение.
        - Подтверждаю! - согласился Иван. - Мне тоже не нравится, когда кто-то богаче меня.
        - А если беднее?
        - Тогда пофиг. Меня неудачники не интересуют.
        - Почему неудачники? Не всем в жизни везёт. А как же равенство?
        - Света, то, что ты называешь равенством, тут называют «уравниловка». Запиши в свой блокнотик!
        Светка обиженно засопела и отвернулась к окну.
2
        Мирные улицы большого города не давали ни малейшего намёка на те события, которые развернутся меньше чем через три недели. На площади у Белого дома стояла небольшая толпа. В центре была установлена видеокамера и молодой журналист охотно протягивал микрофон всем желающим. А желающих выступить перед камерой набралось много. Светка протиснулась через толпу и с интересом слушала, что говорили люди.
        Микрофон взял подполковник с петлицами артиллериста:
        - У нас боевые расчёты укомплектованы на 50 %, поэтому говорить о боеготовности очень сложно. В средствах массовой информации рассказывает, что нам никто не угрожает, про общечеловеческие ценности. А мы видим, что произошло с Ираком, что произошло с Гренадой, с Панамой. Независимость государства основана на крепкой армии. И ещё хочу сказать. Президенты республик уже начинают делить армию, не афишируя этого и не спрашивая нашего мнения. Это же чёрти чем может закончиться! Случись что в Крыму - туда будут введены войска. И те, кто раньше служил вместе, теперь будут смотреть друг на друга через прицел.
        Журналист передал микрофон хмурому мужику крепкого телосложения. Тот сразу заявил:
        - Сейчас всё плохо, а дальше будет всё хуже и хуже! Вся страна ещё терпит, но когда-нибудь поднимется! Это не может продолжаться вечно!
        К микрофону пробился неприметный мужчина средних лет. Кивнув на предыдущего выступающего, он сказал:
        - Люди, не дайте разгореться гражданской войне! У меня всё.
        Следующим подошёл добродушный толстяк:
        - Сплотитесь все, забудьте обиды, только полное доверие к политике Бориса Николаевича Ельцина даст нам возможность выйти из этого тупика. Боритесь за возрождение России!
        Услышав его, Светка стала что-то быстро писать в блокнотике. Когда она подняла взгляд, микрофон взял худощавый немодно одетый мужчина:
        - Я приезжий, в Москве первый раз. Впечатления от города ужасные, в магазинах ничего нет, люди живут впроголодь, огромная очередь за сыром, 300 - 500 человек, а дают всего 300 грамм в руки. Хлеба нет, за молоком очередь 2 - 3 часа. До чего же мы довели нашу страну, не Горбачёв - мы сами! Всё же зависит от нас, давайте, наконец, работать!
        И снова Светка принялась активно черкать в блокноте. Тут из толпы выскочил молодой парень:
        - Я считаю, что сейчас обстановку в стране можно изменить только военным переворотом. Потому что Горбачёв, Ельцин и прочие уже приелись, большинство народа их не слушает. Нужен другой руководитель, который сделает в нашей стране революцию.
        Услышав это, Светка толкнула Лёху локтём в живот и аж вскрикнула от волнения.
        - Вы тоже что-то хотите сказать? - обернулся к ней журналист.
        Светка растерялась.
        - Я это… А для чего вы это снимаете?
        - Для истории. Не хотите что-нибудь сказать для истории?
        - Для истории? - задумалась Светка. - Через несколько дней на этом месте будет интересная история!
        Журналист озадачился.
        - А вы историк?
        - Так, любитель, - ответила Светка и стала выбираться из толпы.
        - Подождите! - догнал её журналист. - Меня зовут Дмитрий, я работаю на телевидении. Вот моя визитка. Если узнаете что-нибудь интересное - позвоните.
        - Хорошо, - пообещала Светка, убирая визитку в карман. - Обязательно позвоню.
3
        Подготовка к решающим событиям стала ежедневным рутинным занятием. Светка по полдня глядела телевизор, а потом ещё полдня бродила по улицам.
        - Что ты там хочешь увидеть? - не выдержав, спросил Лёха.
        - Я не знаю, - задумчиво ответила подруга. - Наверное, я просто хочу проникнуться духом времени.
        - И как, получается?
        - Мне кажется - да.
        - И какой он - дух этого времени?
        - Это сложно описать в двух словах, - осторожно начала Светка. - С одной стороны - рушатся старые порядки, всё новое, непонятное. Неизвестно, за что хвататься. Кто-то растерян, кто-то испуган. Но в то же время у людей какой-то подъём, воодушевление, возбуждение. Многие радуются, что кончилось засилье партократов и бюрократов. Они считают, что открылись новые возможности, появились новые перспективы.
        - Но ведь есть очевидные трудности с продуктами, с другими товарами? - возразил Лёха. - Где они видят перспективы?
        - Ты знаешь, когда я ходила по городу, я заметила удивительную вещь. Когда люди покупают газеты - это понятно, люди хотят знать новости. Много людей интересуется политикой - это тоже объяснимо, они поняли, что от политики зависит их жизнь. Но люди массово покупают книги! Художественные книги, фантастику. Понимаешь, если бы люди готовились к худшему, они бы не стали покупать книги.
        - Но они просто не знают, что впереди их ждут лихие девяностые, - предположил Лёха.
        - Мне кажется, мы в своих рассуждениях преувеличиваем трагизм девяностых, и преуменьшаем оптимизм людей.
        - Это оптимизм людей, которые ещё не знают, что идут к пропасти.
        - Это просто оптимизм. Они верят в будущее, они считают, что дальше будет лучше.
        - Всё это потому, что многие вообще не понимают, что вокруг происходит, - продолжал упорствовать Лёха.
        - Потому что ты видишь ситуацию с высот послезнания, - не сдавалась Светка. - Ты знаешь то, что не знают они. Но самое главное - ты считаешь это предрешённым.
        - Я не понял! - воскликнул Лёха. - Я просто знаю, что будет дальше.
        - Всё дело в том, что они этого не знают. Для них будущее ещё не существует. А ты считаешь, что для тебя оно уже свершилось.
        - Конечно, свершилось!
        - Но ты же хочешь его изменить! Значит, для этих людей, которые живут здесь, в 1991-м году, будущее может оказаться не таким, каким его знаешь ты. Ведь мы именно для этого здесь.
        Лёха сосредоточенно потёр виски и задумался.
        - Как-то это всё сложно! Как же это увяжется с тем миром, в котором мы живём, то есть жили?
        - Как я поняла, увязать это должна автоматическая система контроля временных версий старика Макаровского.
        Лёха снова задумался, а потом тряхнул головой и сказал:
        - Нет, всё равно у меня это в голове не укладывается. Ты лучше скажи - ты уже сделала макет своей листовки?
        - Ещё нет, - ответила Светка. - Мне кажется, надо ещё раз поглядеть на реакцию общества, как это выглядит изнутри, а не спустя четверть века. 19-го августа сделаю.
4
        Иван с Ольгой каждый день уезжали в Москву и пешком проходили возможные маршруты выдвижения к Белому дому.
        - Жалко, хронику нельзя посмотреть, - сокрушался Иван. - Было бы проще сориентироваться.
        - До этой хроники ещё десять дней, - напомнила Ольга.
        - Так где мы БМП возьмём? - спросил Иван.
        - Вариант только один - угнать у военных, которые войдут в город 19-го августа.
        - Ольга, ты когда-нибудь пробовала угонять легковую машину? Со стоянки, когда никого нет вокруг. А я пробовал. Это не так просто, как кажется.
        - Что получается, мы зря потратили деньги и время на покатушки в той левой конторе? - возмутилась Ольга.
        - Почему зря? - не согласился Иван. - По крайней мере, завести и с места тронуться сможем. И из автомата было прикольно пострелять. Но вот угонять БМП там почему-то не учили.
        - Значит, придётся самим доходить. Ну, например, дашь бойцу по башке - ты это умеешь.
        - Оля, экипаж БМП-2 - три человека, и у каждого автомат.
        Вечером, вернувшись домой, они выложили это всё Лёхе.
        - Что ты думаешь по этому поводу? - спросила у него Ольга.
        - Я вообще-то рассчитывал, что вы сами придумаете, как это сделать, - признался Лёха. - Вы же нашли одежду, деньги, даже квартиру.
        - Лёша, а мы вдвоём не должны оккупировать Европу, победить НАТО? - рассердился Иван. - Нет, не надо? Жаль! А то мы, как пионеры, всегда готовы!
        Он уселся на диван, и, обхватив голову руками, продолжил излияния:
        - Блин, фигнёй какой-то заняты! И главное - зачем? Почему мы должны это делать? Ты посмотри - всем пофиг на Советский Союз! Все только орут - долой тюрьму народов, долой шестую статью! Понимаешь - им самим пофиг! В КПСС было 18 миллионов человек - силища! А ещё армия, КГБ! И всё слили, если не сказать по-другому. А мы вообще не отсюда. У нас-то всё в порядке, живём без совка уже который год. Что, разве не так?!
        - Ваня, успокойся! - подошла к нему Ольга.
        - Да спокоен я, спокоен! - закричал на неё Иван. - Просто я не хочу заниматься фигнёй, которую всё равно никто не оценит. И которая ничего не изменит. Это как восход Солнца вручную.
        - Свет, поди сюда! - позвал Лёха. - Пойди найди где-нибудь бутылку водки.
        - Где я её найду?! - удивилась такому заданию Светка. - В магазинах всё по спискам и по паспорту, и то по бутылке на рыло в месяц.
        - Свет, ну только ты ещё не начинай! - попросил подругу Лёха. - Видишь - у Ваньки истерика. Мне мать рассказывала об этом. Поможет только водка.
        - Хорошо, давай деньги, - вздохнула Светка.
        Когда за ней захлопнулась дверь, Лёха вернулся в комнату. Иван безвольно сидел на диване, а Ольга суетилась рядом.
        - Ваня, ну перестань же! Мы уже столько сделали, столько преодолели! Остался последний шаг! Только возьми себя в руки!
        - Отстань! - ответил Иван. - Тебе легко говорить - не ты же будешь это делать!
        - Ну хорошо, давай это сделаю я. Переоденусь солдатом и сделаю!
        - Ты? Солдатом? С такими волосами! Ну-ну!
        Ольга вскочила на ноги.
        - Лёшка, найди ножницы!
        - Зачем? - Лёха протянул ей ножницы. Но Ольга оттолкнула его руку, собрала свои длинные волосы в пучок и наклонилась:
        - Режь!
        - Что? - не понял Лёха.
        - Волосы мои режь! Давай смелее, я сказала!
        Лёха дрожащими руками отрезал пучок волос с её головы.
        - Теперь с боков! - потребовала Ольга. - Чтобы совсем коротко получилось!
        Иван, сидя на диване, испуганно смотрел на подругу. Лёха осторожно стал корнать остатки её причёски. Хлопнула дверь - пришла Светка.
        - Купила? - спросил Лёха. Светка показала бутылку.
        - У таксиста взяла, за 15 рублей.
        Лёха сорвал крышечку из фольги и протянул бутылку Ивану.
        - Пей!
        Иван сделал несколько глотков прямо из горлышка и закашлялся. Ольга стряхнула с ушей остатки волос, забрала у него бутылку и тоже приложилась к горлышку. Светка испуганно глядела на её стриженый затылок.
        - Что случилось?
        - Всё, обратной дороги нет, - отставив бутылку, объявила Ольга. - Это чтобы в форме была больше похожа на солдата.
5
        Только все немного остыли и успокоились, как Светка снова принялась мутить воду.
        - Народ, и всё же давайте определимся - мы за социализм или за капитализм?
        - А какая разница? - спросил разомлевший Иван.
        - Вообще-то большая, - ответила Светка. - И от этого зависит, что будет написано в листовке.
        - Мы за социализм! - решительно заявила Ольга и погладила короткий ёжик на голове. - Лысина мёрзнет с непривычки.
        - То есть плановое хозяйство и отсутствие частной собственности на средства производства, - уточнила Светка. - А как быть с руководящей и направляющей ролью КПСС?
        - Не, погодите! - вмешался Лёха. - Плановое хозяйство нужно - это однозначно. Частная собственность - это ещё можно поспорить. А вот руководящая КПСС нафиг не нужна. Они же моментально всё к рукам приберут и своих людей везде посадят, как эти орлы из центра НТТМ!
        - То есть всё же капитализм? - предложила Светка. - Частная собственность, права человека, независимые суды, свобода совести…
        - Что за либеральная хрень?! - перебила её Ольга. - Скажи ещё - покаяться в преступлениях сталинизма.
        - Это уже ты сама придумала! - возразила Светка. - И всё же? Это же важно! Вот, например, Ельцин с Нового года отпускает цены - это элемент рыночной экономики, то есть капитализм. Мы Ельцина поддерживаем?
        - Отпустят цены - народ вконец обнищает, - стала рассуждать Ольга и опять погладила затылок.
        - Да прикройся ты! - не выдержала Светка. - Платок повяжи!
        Она протянула Ольге кусок ткани. Та стала неумело повязывать косынку. Иван поглядел на подругу, и в его глазах блеснул азартный огонёк.
        - Да пусть отпускают - всё равно в магазинах ничего нет, - ответил он.
        - То есть рыночные реформы Ельцина одобряем, - Светка загнула палец на руке.
        - И грабительскую приватизацию тоже?! - возмутилась Ольга, наконец кое-как повязав косынку. - Это не подходит!
        - Вообще вся приватизация не подходит? - спросил Лёха. - И квартир тоже?
        - Нет, квартиры, пожалуй, можно оставить, - подумав, решила Ольга. - И всякие малые предприятия - тоже. Магазины там, ателье. Но крупные, градообразующие предприятия - ни в коем случае!
        - А у меня такой вопрос, - не выдержал Лёха. - Вот сейчас мы тут всё порешаем, а политики потом всё равно всё по-своему повернут. Например, тот же Ельцин скажет - я передумал, панимаешь!
        - Значит, надо продумать систему сдержек и противовесов, - предложила Светка.
        - Ну давай, придумывай, геополитик ты наш! - Ольга снисходительно погладила подругу по головке.
        - Да, это занятие не для средних умов! - оттолкнула её руку Светка. - Например, такой вариант - одновременно существуют ГКЧП и президент Ельцин. ГКЧП - за принципы социализма, Ельцин - за рыночную экономику. В результате получится что-то среднее.
        - Не получится, - возразил Лёха. - Ельцин ГКЧПистов сожрёт.
        - Надо сделать так, чтобы не сожрал, - ответила Светка.
        - Как ты это сделаешь?
        - Разнести их в пространстве. ГКЧП будет в Москве, а Ельцин - в Свердловске. Или в Ленинграде.
        - В Ленинграде мэр Собчак, - вспомнил Лёха. - А его заместитель - Путин.
        - Вот видишь, как удачно! - обрадовалась Светка. - И ходить далеко не придётся! Значит, столицу России делаем в Ленинграде, а столицу СССР - в Москве.
        - А зачем СССР? - не понял Лёха. - От него тогда уже ничего не останется, кроме флага и гимна.
        - Ты ничего не понимаешь в геополитике! - возразила Светка. - Если убрать СССР, то кто-то должен стать правопреемником, его должно признать международное сообщество, потом начнётся делёж союзного имущества, армии, ядерного вооружения. Давай пока без этого. Значит, так. ГКЧП будет вместо президента СССР, а Ельцин - всенародно избранный президент России.
        - А дядю Мишу куда? - поинтересовалась Ольга.
        - А дядя Миша больше не нужен.
        - Ну, Светка, ты и кровожадная!
        - Горбачёв выходит на пенсию и живёт в Крыму. Оля, а ты что подумала?
        - Да нет, ничего особенного, - ответила Ольга. - А Крым чей?
        - Слушай, я тут за всех президентов решать не нанималась! - возмутилась Светка. - А то мы сейчас все их дела переделаем - им на завтра ничего не останется.
        - Останется! - успокоил её Лёха. - Они себе всегда занятие найдут. В крайнем случае пусть оркестром подирижируют.
6
        На следующий день Светка опять отправилась проникаться духом времени, Лёха пошёл с ней. Ольга, поглядев на себя в зеркало, категорично заявила:
        - Я сегодня никуда не пойду, я должна привыкнуть к своему новому имиджу!
        - Я буду тебе помогать! - тут же вызвался Иван.
        - Помогать что? - понимающе улыбнувшись, спросила Ольга.
        - Ну это… - смутился Иван. - Привыкать. Ты такая прикольная в косынке!
        - Ваня, скажи прямо - я хочу секса!
        - Ну вот видишь, ты и сама всё знаешь, зачем ещё что-то говорить?
        - Ты о чём-то другом думать можешь?
        - А ты слышала такую теорию, что во время стресса у мужчины усиливается влечение. Организм понимает, что может погибнуть, и стремится оставить потомство.
        - Прямо вот так? Ну давай предадимся инстинктам!
        Но инстинкт не смог до конца возобладать над разумом - в самый интересный момент Ольга закричала:
        - Я знаю, где можно найти БМП!
        - Это может подождать пять минут? - сердито спросил Иван.
        - Может, - согласилась Ольга.
        Но пяти минут оказалось мало. Только через полчаса Иван смог рассуждать об абстрактных вещах.
        - Что ты там про БМП говорила?
        - Светка натащила всяких журналов, я вчера листала. И в одном была статья с фотографиями про войсковую часть, которую в том году вывели из Венгрии в Смоленскую область, практически в чистое поле. Там семьи офицеров с малыми детьми чуть ли не в танках зимовали. И фотка была - этими БМП всё поле уставлено.
        - И что, ты подойдёшь и попросишь - не дадите одну БМП прокатиться до Москвы?
        - У них там этих БМП целое поле, какая им разница - одной больше, одной меньше?
        Иван задумался.
        - Всё равно других вариантов нет. Найди тот журнал. Там хоть написано, где это находится?
        Вечером Ольга изложила свой план Лёхе. Он задумался.
        - Всё равно других вариантов нет, - настаивал Иван.
        - И как вы планируете это делать?
        - Завтра с утра едем в Смоленскую область, находим это место, а дальше действуем по обстоятельствам.
        - А как вы билеты на поезд брать будете? У вас же ни паспортов, ничего?
        - Лёша, расслабься! - Ольга похлопала его по плечу. - Это не свободная Россия, а тоталитарный Советский Союз, здесь билеты на поезд продают без паспорта. И при входе на вокзал не шмонают. К тому же мы поедем на электричке до Гагарина.
        - Ну давайте! - согласился Лёха. - Действовать по обстоятельствам у вас хорошо получается. Тогда дальше начинаем действовать автономно. Значит, смотри - боевая техника начинает заходить в Москву в 7 утра 19 августа. Ельцин полезет на танк в 12 - 15. Но танковая рота у Белого дома перейдёт на сторону Ельцина только в 15 - 30. Там будет шесть танков без боеприпасов. Вот прикидывай.
        - Хорошо, разберёмся, - легкомысленно ответил Иван.
        На следующий день рано утром они упаковали форму в рюкзаки и стали прощаться.
        - Ваня, запомнил, когда вам надо быть у Белого дома? - ещё раз спросил Лёха.
        - Лёшка, прощай! - обнял его Иван. - Может, ещё увидимся.
        Светка размазывала слёзы по щекам.
        - Девочка, не плачь! - Ольга погладила её по голове.
        - Косынку забыла, - сквозь слёзы сказала Светка. - Будешь по дороге лысиной светить.
        - Ну и ладно! Я в косынке как-то нелепо выгляжу.
        - Всё, погнали! - скомандовал Иван. - Долгие проводы - лишние слёзы!
        Глава 16

1
        Электричка тащилась до Гагарина почти три часа. Но самое сложное было впереди - предстояло найти деревню, упомянутую в статье про выведенный из Венгрии полк. Чтобы не выдать себя раньше времени, Иван предпочёл не называть их настоящую цель, а спрашивал только про деревню. Но действительность оказалась намного проще, чем он себе представлял.
        - Как деревня называется? - уточнил первый попавшийся мужик. - А, знаю! Только от деревни там жилых домов от силы пять штук осталось. Значит, главный ориентир - танковое поле.
        - Это что такое? - удивился Иван.
        - Это поле, которое всё уставлено танками, - объяснил мужик. - Год назад Горбачёв наши войска из Венгрии сюда вывел. Вот только ни домов для офицеров, ни ангаров для техники не построили. Так и поставили их в чистом поле. Они, бедные, там в своих танках и зимовали. Тут недалеко, но только автобус туда два раза в день ходит. Так что только пёхом, или поголосуйте - может, кто подбросит.
        - Вот такая секретность! - восхитился Иван, выглядывая на пустынной дороге попутную машину. Ольга молча стояла в стороне, стесняясь своей причёски.
        - Кто-то едет, - Иван заметил вдалеке машину и поднял руку. Убитая «копейка» остановилась, с водительского места вопросительно выглянул пожилой прапорщик.
        - Не подбросите? - спросил Иван.
        - Садитесь, - прапорщик приоткрыл правую дверцу. Иван сел впереди, Ольга с рюкзаками устроилась на заднем сиденье. Машина тронулась.
        - Путешествуете? - явно из вежливости спросил прапорщик.
        - Да, - кивнул Иван и, набравшись храбрости, спросил. - А вы живёте в той части, где танковое поле?
        - Живу? - горько усмехнулся военный. - Скорее выживаю. Год назад бросили в чистом поле. Солдат разогнали, офицеры в городе квартиры снимают, а мне зарплата не позволяет. Вот там и существуем.
        - Скажите, - с заднего сиденья спросила Ольга. - А у вас там БМП-2 есть?
        - А тебе зачем? - обернулся к ней прапорщик.
        - Я не знаю, что вы о нас подумаете, но дело вот в чём, - и Ольга рассказала ему всё - и про ГКЧП, и про Ельцина с Горбачёвым, и про будущую войну в Чечне, не упомянула только машину времени. Прапорщик остановил машину на обочине и внимательно слушал. Когда Ольга закончила рассказ, он достал «Беломор», закурил и задумчиво сказал:
        - Хоть ты и стриженая, но на наркоманов вы не похожи.
        Он замолчал и внимательно поглядел на Ивана. Иван смотрел в блёклые глаза прапорщика, не отводя взгляда.
        - И что же, вы хотите вот так взять БМПшку и поехать брать Кремль?
        - Нет, Кремль нам не взять, - не стала отрицать Ольга. - Но в следующий понедельник в Москву введут бронетехнику, и наша задача - заставить их действовать решительнее.
        - Это тебе в Генштабе доложили? Или в Кремле?
        - Я не могу сказать, откуда мы это знаем, - не поддалась на иронию Ольга.
        - Значит, говоришь, меченого запрут в Крыму, а в Москву введут танки? - ещё раз переспросил прапорщик. - А с меченым что потом будет?
        - Его через три дня вернут в Москву, но всю власть заберёт себе Ельцин. А в декабре объявят, что Советского Союза больше нет.
        - То есть командовать всем будет Ельцин? И что он с армией сделает?
        - Вывод войск из Европы продолжится. Из Германии все войска выведут в 94-м. А осенью 94-го начнётся война в Чечне.
        - Прямо война? С танками и самолётами?
        - Да, - коротко ответила Ольга. Она уже стала жалеть, что разоткровенничалась.
        - И вы, значит, хотите всё это изменить? И для этого вам нужна БМПшка? А почему не танк?
        - Мы хотим попытаться, - заметив, что Ольга покислела, Иван взял инициативу на себя. - БМП - потому что учились её водить. А там уж что получится.
        Прапорщик выкинул окурок в окно и достал вторую беломорину.
        - Вот если бы ты сейчас сказал, что вы хотите победить Советскую армию - я бы выкинул вас из своей машины и поехал дальше. Потому что то, что вы несёте - полный бред. Но ты сказал - попытаться, а это совсем другое дело.
        Прапорщик выкинул недокуренную папиросу.
        - Я сам сколько раз об этом думал - завёл бы боевую машину, приехал бы в Москву, и к Горбачу на приём! И давно бы так сделал, но у меня жена и двое ребятишек в школу ходят. Так что мне есть что терять, только семья и останавливает. Но, похоже, там к нему уже очередь, как в том анекдоте. А вы, я гляжу, ребята отчаянные, если вон девка твоя даже голову побрила. А поедете прямо так, в гражданке?
        - У нас есть полевая форма, - Ольга похлопала по рюкзакам.
        - А как вы через посты ГАИ поедете?
        - Утром 19-го августа в Москву много боевой техники поедет, как-нибудь пристроимся.
        - Ну ладно. А оружие у вас есть, патроны к пулемёту?
        Ольга порылась в своём рюкзаке и достала упаковку патронов.
        - Ты мне это не показывала! - удивился Иван.
        - Ладно, - после долгого молчания произнёс прапорщик. - Хуже уже не будет. А у вас, может, чего и получится. Когда вам надо в Москве быть? Утром 19-го? Значит, пять дней ещё есть. За это время устрою вам курс молодого бойца. Посмотрим, что вы умеете. Только жить будете в боевой машине, уж извините! У меня в кунге ещё жена с детьми.
        Он достал папиросу, закурил и завёл машину.
2
        У въезда в импровизированный военный городок из снятых с колёс кунгов сидел пьяный мужик в камуфляже без знаков различия.
        - Володя, кого привёз? - спросил он водителя «Жигулей».
        - Новобранцев, - коротко ответил прапорщик и подъехал к одному из кунгов. Из него вышла женщина в спортивном костюме.
        - Люба, дети ещё не пришли? - спросил у неё прапорщик. Женщина отрицательно помотала головой.
        - Ребят покорми, а то они с дороги, - кивнул он на Ивана и Ольгу.
        - А это кто? - спросила жена прапорщика.
        - Партизаны, - ответил Володя, и шепнул. - Ребята, лишнего не болтайте.
        В кунге, где обитала семья прапорщика, непонятным образом умещались двухярусные нары, обеденный стол и газовая плитка.
        - Вот так и живём, - объяснил прапорщик. - Получили от государства за безупречную службу. На КПП - это Федька, старший прапорщик, спился практически. А другие тут наездами бывают. Поэтому вы ешьте и переоденьтесь, а то кто-нибудь увидит в гражданке - вопросы будут.
        Ольга поглядела на тарелки с капустными щами, которые поставила жена прапорщика, и стала доставать из рюкзака консервы, которые они брали в дорогу.
        - Возьмите!
        После обеда переоделись в форму и пошли следом за прапорщиком на танковое поле. Действительно, участок размером с футбольное поле был плотно уставлен боевой техникой. Тут были и танки, и БМП, и инженерные машины, и грузовики обеспечения. Спущенные колёса и проросшая через гусеницы трава говорили о том, что техника стоит уже давно. Вокруг поле было огорожено одним рядом колючей проволоки, какой-либо охраны не было видно.
        - Тут я вся охрана, - объяснил Володя. - А Федька - материально ответственный, вот он и пьёт без просыпа.
        Иван не понял - Федька пьёт потому, что всё имущество в его распоряжении, или потому, что ему ещё предстоит за это имущество отвечать.
        Володя прошёл вдоль ряда БМП и остановился у одной из машин.
        - Вот эта вроде ничего.
        Он открыл кормовую дверь и заглянул внутрь.
        - Попробуем, - и кивнул Ивану. - Помоги принести аккумулятор. Я в обед выбрал который получше. Ольга, а ты канистру возьми.
        Подключили аккумулятор, залили солярку и воду, Володя проверил масло.
        - Ну посмотрим! - он забрался на место механика-водителя. Было слышно, как он щёлкает переключателями. Наконец загудел стартер, и дизель, почихав дымным выхлопом, ровно зарычал.
        - Отойдите, чтобы не задел, - крикнул Володя, и стал сдавать задом на свободное место. Не глуша двигатель, он спрыгнул на землю и достал папиросу.
        - Дали бы мне вас месяца на три - я бы из вас людей сделал. А за несколько дней что успеешь? К тому же тут ни танкодрома, ни тренажёров, ни учебных пособий. Вот в Венгрии у нас всё было по высшему классу оборудовано. Всё бросили! Всё нах…
        Он бросил недокуренную папиросу на землю и сердито растоптал её.
        - Так что меченого встретите, так и скажите - прапорщик Васин передаёт вам пламенный привет! Калибра 30 миллиметров. Ладно, поехали, покажу, как это делается. Ты вот сюда залезай. Ольга, а ты на место оператора.
        Он протянул ребятам шлемофоны и снова забрался в люк мехвода. Плавно тронув 14-тонную машину с места, он очень быстро разогнал её. БМПшка летела по полю, оставляя за собой колею в некошеной траве. Прапорщик объехал стоянку техники и вернулся к воротам в заборе из колючей проволоки.
        - Как-то так! - с довольным видом сказал он и кивнул Ивану. - Теперь ты покажи, что умеешь.
        Иван перебрался на место мехвода, немного погазовал, а потом рывком тронулся.
        - Вперёд! - жестом показал ему Володя. Машина слегка ускорилась. Иван пытался следовать по уже проложенной колее, но не попадал в неё, особенно на поворотах. Объехав площадку за время втрое большее, чем прапорщик, он остановил машину перед воротами и вытер пот со лба.
        - В принципе умеешь, - вынес вердикт Володя. - Но зачёт по вождению ты бы у меня не сдал.
        - А я? - с башни машины спросила Ольга. - Я тоже умею!
        Она стала спускаться к люку мехвода.
        - Отставить! - скомандовал прапорщик. - Лучше иметь одного обученного водителя, чем двух недоученных. А тебе тоже занятие найдётся. В городе, да ещё малознакомом, обязательно нужен штурман, чтобы показывал - куда ехать. Иначе заблудитесь. И второе: если будет противодействие, то нужен десант, чтобы отстреливать гранатомётчиков и прочее. Не думаю, что по вам будет бить артиллерия, но бутылку кинуть могут запросто. Ты стрелять-то умеешь?
        Ольга кивнула.
        - Проверю! - пообещал прапорщик и повернулся к Ивану. - А теперь продолжим. То же упражнение, но теперь по-боевому. То есть люк закрыт, и смотришь через триплексы.
        - А это зачем? - удивился Иван. - Мы же не на войну собираемся.
        - Это ещё неизвестно. Но главное - научишься чувствовать машину при езде по-боевому, по-походному и подавно проблем не будет. Закрывай люк, и поехали.
        Прапорщик гонял Ивана до вечера, Ольга всё это время сидела в башне на операторском месте. Наконец Володя скомандовал:
        - Конец занятий! Отдыхайте, я сейчас вернусь.
        И он направился к своим «Жигулям». Когда он уехал, Ольга спросила:
        - Ну как?
        - Руки болят! - признался Иван. - Не завидую тем, кто у него служил.
        - А, по-моему, ты стал водить заметно лучше.
3
        Володя действительно вернулся быстро. Он достал с заднего сиденья два бушлата.
        - Вот, возьмите, а то ночью прохладно.
        Потом снова забрался в машину и вылез уже с автоматом в руках.
        - Пока светло, давай проверим, как с оружием умеете обращаться.
        Ольга с готовностью шагнула вперёд. Володя удивлённо покачал головой и протянул ей автомат. Проверив предохранитель, Ольга вопросительно поглядела на прапорщика. Володя достал из багажника несколько пустых бутылок.
        - Пойдём вон туда в овражек.
        Расставив бутылки, он отмерил метров тридцать и показал рукой:
        - На позицию!
        Ольга встала, куда он показывал.
        - Доклад! - потребовал прапорщик.
        - Рядовая Яковлева к стрельбе готова!
        - К стрельбе лёжа одиночными приступить!
        Первая бутылка разлетелась после первого же выстрела. Когда вторая пуля разнесла вторую бутылку, прапорщик скомандовал:
        - Прекратить стрельбу! А стоя можешь?
        Ольга поднялась с земли. Следующий выстрел снёс ещё одну бутылку.
        - Принеси ещё из багажника, там парочка оставалась, - приказал Ивану Володя. Пока тот ходил, он сказал:
        - Знавал я одного подполковника Яковлева.
        - Мой отец - полковник Яковлев, - поняла его намёк Ольга. - Закончил службу в ГСВГ. Это он меня стрелять научил.
        Прапорщик взял у Ивана пустую бутылку и спросил у Ольги:
        - А влёт можешь?
        - Попробую.
        Бутылка взлетела, сверкнув на вечернем солнце. Ольга вскинула автомат, но первая пуля прошла мимо. Ольга не растерялась и выстрелила ещё раз. Бутылка разлетелась над кустами, сверкнув осколками.
        - Закончить стрельбу! - довольным голосом скомандовал прапорщик. - Разряжай!
        Ольга отсоединила магазин, передёрнула затвор и сделала контрольный спуск. Володя поднял выброшенный патрон и протянул ей.
        - Отдыхайте, утром продолжим. Переночуете в машине, в бушлатах не замёрзнете. Завтрак утром привезу.
        - А это? - Ольга тряхнула автоматом.
        - Будешь охранять боевую машину. Никого, кроме меня, не подпускать. И с оружием осторожнее.
        Когда они остались вдвоём, Ольга, глядя на закат, спросила:
        - Как думаешь, у нас что-нибудь получится?
        - Пока получается, - отозвался Иван.
        - Ты не хочешь ничем заняться?
        - Нет, не хочу. Что-то я сегодня устал.
        Солнце коснулось горизонта. Ольга снова прервала затянувшееся молчание.
        - Вообще-то это свинство - бросить людей в чистом поле. Это же не гражданские, которые могут уйти в любой момент.
        - Ещё одно объяснение, почему военные не стали защищать Советский Союз, - отозвался Иван.
        - Нет, к Советскому Союзу, мне показалось, у них особых претензий нет, а вот лично к Горбачёву - очень много, - предположила Ольга.
        - А что это за анекдот про Горбачёва и очередь, про который он говорил?
        - Это старый анекдот времён антиалкогольной кампании. Стоят мужики в очереди за водкой. Час стоят, два, три. Один не выдержал, пойду, говорит, Горбачёва убивать. Через час возвращается. Мужики в очереди спрашивают - ну чего? Он отвечает - там очередь ещё больше.
        - Да, как-то народ власть не любит, - усмехнувшись, заметил Иван.
        - А Светка правильно всё понимает. Военные за Горбачёва не впишутся.
        К субботе Иван уже довольно уверенно управлялся с БМПшкой. По крайней мере, Володя явных претензий не высказывал.
        - Ну что, сегодня последнее занятие - и в бой! - сказал он. От этих слов Ольга непроизвольно вздрогнула.
        После обеда занимались обслуживанием машины и заправкой топливом.
        - В принципе должно хватить, - прикинул Володя. - На всякий случай ещё пяток канистр возьмёте. Вот карта, я тут прикинул маршрут. Сначала пойдёте просёлками, а ближе к Москве выйдете на Можайку. Если хотите успеть к утру, придётся двигаться ночью. С учётом коэффициента манёвра и средней скорости на дорогу уйдёт часов восемь. Если будет совсем тяжело - сделайте перерыв. Завтра днём отдыхаете и спите про запас.
        Сказать легко - отдыхайте, но всё воскресенье Ольга не находила себе места. К вечеру на стоянку припёрся старший прапорщик Федька. Он удивлённо поглядел на подготовленную к походу БМП, обошёл вокруг, пощупал тёплый борт.
        - А это кто такие? - кивнул на Ивана с Ольгой. В обмявшейся форме и шлемофоне Ольга выглядела как обычный солдат.
        - Ребята за машиной приехали, - ответил Володя.
        - А, командированные! - по-своему понял Федька. - Откуда?
        - В Москву машину погонят, - объяснил ему Володя. - К Горбачёву. У тебя к нему вопросы есть?
        - У меня к нему только один вопрос, - сказал старший прапорщик. - Но очень большой и важный. Точно к меченому заедете? Тогда я для него кое-что передам!
        И он побрёл в городок.
        - Бушлаты оставить? - спросила Ольга.
        - Вам нужнее.
        - А автомат?
        Володя задумался.
        - По номеру быстро узнают - из какой части. Правда, они и по машине сообразят. Ладно, отмажусь как-нибудь. А вы-то как? Вам по-любому или тюрьма, или смерть.
        Ольга хмуро глядела на него. Есть ещё один вариант - дотянуть до 25-го августа и переместиться в будущее. Но сейчас она поняла, что шансов на этот вариант немного.
        Нетвёрдой походкой вернулся Федька.
        - Точно Горбача увидишь? - спросил он у Ольги. - Тогда на, передай ему. Только всё, до последнего слова!
        Он протянул два автоматных рожка с патронами.
        - Забирай автомат! - решился Володя. - Конечно, на мне числится, но как-нибудь отбрехаюсь. Тут страна гибнет, а я про автомат какой-то!
4
        В пятницу 16-го августа Светка решительно заявила:
        - Пора действовать!
        В ответ на вопросительный взгляд Лёхи она показала визитную карточку тележурналиста Дмитрия, которого они видели на Краснопресненской набережной. Звонить пришлось из телефона-автомата, в их квартире телефона не было.
        - Дмитрий, добрый день! Меня зовут Светлана, вы мне дали свою визитку неделю назад и просили позвонить, если будет что-то интересное.
        - Да-да! - оживился тележурналист. - Светлана, я вас внимательно слушаю. Где и когда?
        - В понедельник везде будет интересно. Но особенно интересно будет на Краснопресненской набережной у Дома Советов. Если подъедете туда с камерой и оператором часам к десяти - не пожалеете.
        - Светлана, а что там будет?
        - Там будет происходить историческое событие. Остальное сами увидите.
        - Откуда вы это знаете? Вы там будете?
        - Да, буду, - Светка ответила только на второй его вопрос. - Как мне вас найти?
        - Смотрите, где стоит камера. Спасибо за звонок! Если будет ещё что-то интересное - сообщите.
        - Непременно! - пообещала Светка и повесила трубку.
        - У нас ведь будет что-то интересное? - подмигнула она стоящему рядом с телефонной будкой Лёхе. Но он сейчас думал о другом.
        - Интересно, как там дела у ребят? Получилось что-нибудь? Вот в наше время как просто - позвонил по сотовому, и все дела! А тут сиди и гадай!
        - В понедельник узнаем, - ответила Светка. - От нас это уже никак не зависит. Но я думаю, они справятся. Ванька решительный, а Ольга упёртая. А сейчас пойдём сочинять листовки, к понедельнику всё должно быть готово. Надо будет предусмотреть несколько вариантов.
        И сразу же принялась проговаривать текст листовок.
        - Значит, наша задача - Ельцин должен возглавить ГКЧП. Поэтому надо сделать что? Правильно - пообещать ему пост президента СССР!
        - Что ты будешь делать с этим бредом дальше? - не понял Лёха.
        - Как что? - удивилась Светка. - Буду сливать через этого тележурналиста.
        - Думаешь, он схавает твою бредятину?
        - После того, как он в понедельник убедится, что я даю ему эксклюзив - он будет есть у меня с руки!
        - Светка, тебе не говорили, что ты страшная женщина? - спросил Лёха.
        - Да, Ольга говорила, - ответила Светка и погрустнела. - При тебе же разговор был. Интересно, как она там? Так вот, надо продумать два варианта развития событий: первый - если ребята приедут, и второй - если их не будет.
        - Типун тебе на язык! - рассердился Лёха.
        - Вероятность этого существует, и мы должны быть к этому готовы.
        - Я даже не хочу об этом думать!
        - Я тоже не хочу. Но это приходится учитывать.
5
        Дома Светка достала свой блокнотик и принялась там что-то черкать и дописывать. Но Лёха не дал ей посидеть спокойно.
        - А это правильно, что мы манипулируем людьми? Ведь у нас преимущество перед ними - мы знаем, что будет дальше.
        - А ты помнишь все эти заброшки, где мы лазили? Все эти брошенные части, разорённые заводы, разграбленные НИИ? Это правильно? А ведь это случилось из-за тех перемен, которые произойдут в ближайшие дни! Или ты предлагаешь сказать - да и хрен с ним, зато у нас будут чистые руки? Да, мы легко отмажемся в случае чего - мы вообще ещё не родились, с нас спросу никакого. Весь спрос вон с них.
        Она кивнула за окно, где по улице не спеша шли прохожие, наслаждаясь хорошей погодой.
        - Нам придётся пойти против них, - задумчиво произнёс Лёха.
        - Ты переоцениваешь поддержку Ельцина и недовольство социализмом, - возразила Светка. - Пройдёт несколько лет, и рейтинг Ельцина будет 3 %.
        - Но сейчас-то не так.
        - Значит, придётся идти против течения. Тебя это смущает?
        - Вообще-то да, - признался Лёха.
        - Вырабатывай автономность, - посоветовала Светка, и пояснила. - Независимость от чужого мнения. Кстати, какие у нас планы?
        Лёха прекрасно понял, о чём речь.
        - В понедельник с утра выдвигаемся к Белому дому. Смотрим, что там происходит. Дожидаемся ребят, встречаемся с ними, возвращаемся сюда и ждём 25-го числа. И возвращаемся домой.
        - А если мы их не встретим? Мы же не можем их здесь бросить!
        - Никто никого не бросит. У нас будет пять дней. Даже шесть - я на всякий случай просчитал переход и на следующий день.
        - А если и за это время их не найдём?
        - Что ты заладила - если, если? Ты же знаешь, что с моей мамой случилось? Её вообще в 1943-й запятили, случайно. И ничего - вытащили. Кстати, тот самый Макаровский, что сейчас за пультом машины времени. Так что не парься не по делу!
        Светка села напротив и внимательно на него поглядела.
        - Лёшка, ты сам-то в это веришь?
        - Конечно, верю! - ответил Лёха, и отвёл взгляд. - Ты это… Давай свои листовки готовь!
        Глава 17

1
        Студент журфака Саша Захаров в это утро проснулся со странным ощущением - сегодня его судьба резко изменится. Он уже отучился три года - можно сказать, незаконченное высшее в кармане. А тут такое в стране происходит! И событий много, и газет. Саша хотел работать именно в газете. Журнал - недостаточно оперативно. Телевидение - наоборот, слишком быстро, по верхам. А газета - в самый раз, тут и факты, и аналитика.
        До начала занятий в университете оставалось ещё две недели, но он уже входил в рабочий ритм - вставал в семь утра. Сосед по комнате ещё не вернулся - на лето уезжал на историческую родину. А может, и вообще не вернётся - что-то у них там неспокойно. На четвёртом курсе они уже живут по двое в комнате, это не первый курс, когда ютились по четверо.
        Саша привык к Москве и рассчитывал после окончания учёбы здесь остаться. Но только как это сделать? Везде, где он пробовал заговорить об этом, всё упиралось в одно - в жильё. Даже не в прописку - с этим готовы были что-то придумать. А вот где физически ночевать? Выход был - не вылезать из командировок. Но это опять жизнь в провинции, потому что без опыта за границу не пошлют. Был и ещё вариант - жениться на москвичке с квартирой. Но Саша был идеалистом и верил в любовь, поэтому такой вариант не рассматривал.
        Он умылся, взял сковороду и пару яиц и отправился на кухню. Навстречу по коридору, чуть не сбив его с ног, бежал Ахмед - их однокурсник из одной из южных стран.
        - Куда бежишь? На пожар, что ли? - окликнул его Саша.
        - Сашка, ты телевизор совсем не смотришь, а зря! - на секунду задержавшись, ответил Ахмед. Конечно, Саша не смотрел - он же не Ахмед, который может купить телевизор себе в комнату. Но что там такое показывают, что Ахмед носится как угорелый? Общественный телевизор был на вахте, причем там он выключался только на ночь. Саша отнёс сковороду назад в комнату, и спустился вниз. Перед телевизором уже собралась толпа. Встав на цыпочки, Саша заглянул через головы на экран - показывают балет. «Лебединое озеро» - он сразу узнал музыку.
        - Эй, на новости переключите! - крикнул кто-то сзади.
        - Это по всем каналам показывают, - ответил парень, стоявший у телевизора.
        - А что случилось-то? - стал расспрашивать Саша.
        Со всех сторон зашептали:
        - Горбачёв болен, в стране объявлено чрезвычайное положение, власть перешла к комитету по чрезвычайному положению, в Москву введены войска.
        - И что это значит?
        - Неужели не ясно? - воскликнул пятикурсник с их этажа. - Коммунистический реванш, перестройка и гласность отменяются, непокорные республики загонят назад в Союз танками. Примерно как Пражская весна, только крови будет больше.
        - Но ведь это же… - задохнулся от возмущения Саша. Это ставило крест на всех его планах, да что там - это возвращало страну не то что в застой, а практически во времена культа личности. - Что же теперь делать?
        - Бороться! Нельзя допустить возвращения коммуняк! Это отбросит страну на много десятилетий назад. Мы должны отстоять свою свободу!
        Уже в метро Саша вспоминал эти слова. В центре на улицах стояла бронетехника. В переулках из подручных средств пытались стоить баррикады. У некоторых людей были самодельные плакаты «Фашизм не пройдёт» или «Долой КПСС!» Саша подключился к строительству баррикады и помог притащить из двора ржавую водопроводную трубу. Отряхивая руки, он окинул взглядом создаваемую преграду для танков ГКЧП - при некоторой сноровке её можно просто перепрыгнуть, а уж многотонный танк она и подавно не остановит.
        Тут кто-то бросил клич:
        - Надо защищать правительство Российской Федерации и президента Ельцина! Пойдёмте на Краснопресненскую набережную к Дому Советов!
        - Что мы сможем сделать против танков? - спросил Саша.
        - Мы встанем перед ними живой цепью! - ответила какая-то женщина. - Им придётся переехать нас, а они не посмеют этого сделать. Наша армия не будет воевать со своим народом!
        И Саша вместе со всеми пошёл на Красную Пресню. Его распирало удивительное чувство единения, и в то же время во всём этом был острый привкус опасности. Когда-нибудь он напишет об этом статью, нет - лучше книгу, но сейчас он шёл, полный решимости отстоять свободу.
        У дома правительств было многолюдно. Недалеко от здания уже стояло несколько танков. Саша никогда не видел боевые машины вблизи, и пошёл посмотреть. На одном из танков сидел майор в полевой форме, и что-то отвечал стоящему на земле подполковнику. Прислушавшись, Саша понял, что майор - командир танковой роты, а подполковник - депутат Верховного Совета, и он уговаривает командира танкистов перейти на сторону президента Ельцина, который не поддержал ГКЧП.
        - Послушай, майор, - настаивал подполковник. - Ты ведь не будешь стрелять по москвичам, даже если тебе прикажут?
        - Не буду, - соглашался майор. - У меня и снарядов нет.
        - Тогда чего ты здесь зря стоишь? Переходи на сторону законной российской власти!
        - Товарищ подполковник, вы же понимаете - у меня есть командование, которому я подчиняюсь.
        Саша обошёл вокруг танка, потрогал рукой холодный металл - да, такую штуковину голыми руками не остановить! Но, похоже, так думали не все - несколько ребят в сторонке наполняли бутылки бензином, слитым из бака стоящих тут же «Жигулей».
        - Ребята, а я вам говорю - одного бензина мало! - объяснял один из парней. - Нужен какой-то загуститель, хотя бы машинное масло.
        Владелец «Жигулей» вытащил из багажника канистру с маслом и ветошь - делать фитиль. И тут Саша увидел ЕЁ. Если быть совершенно точным, то сначала он увидел нежные девичьи руки, привязывающие тряпичную ленту к горлышку бутылки. А потом, почувствовав пристальный взгляд, девушка подняла на него глаза, и Саша понял, что он теперь готов на всё, даже лечь под танк, лишь бы эта девушка поглядела на него ещё раз. Он присел рядом.
        - Помочь?
        - Да, вот здесь подержи, - она показала на кончик фитиля. Их пальцы соприкоснулись.
        - Меня зовут Саша.
        - Любовь, можно просто Люба.
        Парень, советовавший, как сделать горючую смесь, выдал следующую мысль.
        - Надо встать у въезда на площадь и контролировать его. Если ещё танки приедут, то надо быть готовыми не пустить их сюда. Давайте перенесём туда бутылки - это наше оружие на крайний случай.
        Люба стала набирать бутылки с горючей смесью, но их было много - все не унести. Тут Саша проявил находчивость - он сбегал к импровизированной баррикаде и приволок оттуда старую детскую коляску.
        - Транспорт подан!
        Люба улыбнулась ему, и стала складывать бутылки. Сердце у Саши застучало часто-часто.
2
        В понедельник утром Светка поднялась ни свет, ни заря. Вот и наступил этот день, ради которого они всё это затеяли!
        - Интересно, газеты уже привезли? - толкнула она ещё спящего Лёху, и, не дождавшись ответа, сказала. - Пойду в киоск схожу.
        Вернулась она черед десять минут, полная возмущения. Лёха только успел умыться. Потрясая газетами, Светка принялась сердито вопить:
        - Это всё туфта, бутафория!
        - Что ты там такое прочитала? - выходя из ванной, поинтересовался Лёха.
        Светка развернула газету.
        - «Постановление номер один Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР. В целях защиты жизненно важных интересов народов и граждан…» Бла-бла-бла. «… обеспечить неукоснительное соблюдение режима чрезвычайного положения…» Так, дальше. «…решительно пресекать распространение подстрекательских слухов…» Ещё дальше. Вот. «Кабинету министров СССР в недельный срок осуществить инвентаризацию всех наличных ресурсов продовольствия и промышленных товаров первой необходимости, доложить народу, чем располагает страна…» Доложить народу!
        - А что тут такого? - не понял Лёха. - Народ хочет разобраться - что к чему! Это естественно.
        - Лёша, это не «Операция «Ы», а постановление госоргана, которому, по его мнению, принадлежит вся полнота власти в стране! Народ хочет разобраться! Тоже мне… Так, хватит тут намываться! Пойдём скорее!
        - Куда?
        - Мне нужен телефон!
        Лёха поплёлся за ней к телефону-автомату.
        - Монетка есть? - потребовала Светка.
        - Зачем? - не понял Лёха.
        - Позвонить! Не доходит, нет? Чтобы позвонить, в автомат нужно засунуть две копейки.
        - Теперь дошло, - Лёха выгреб из кармана мелочь. - Кому звонишь?
        - На телевидение. Этому Дмитрию, который мне тогда дал визитку.
        Но звонок оказался бесполезным - вешая трубку после короткого разговора, Светка объяснила:
        - Его уже нет в редакции, уехал на съёмки.
        - И где его теперь искать?
        - Конечно же - на Краснопресненской набережной. Я ведь ему ещё в пятницу сказала, чтобы он был там с камерой. Поехали скорее!
        У Дома Советов было многолюдно. Ближе к зданию уже стояло несколько танков.
        - Танковая рота из Таманской дивизии уже здесь, - отметил Лёха. - А может, и наши уже подъехали? Давай обойдём площадь. Заодно и твоего тележурналиста поищем.
        Телевизионщики обнаружились быстро - стоявшую на штативе камеру было видно издалека. Светка сразу направилась к журналисту.
        - Дмитрий! - окликнула она.
        - Светлана! - он сразу узнал её.
        - Я вам с утра звонила, но мне сказали, что вы уже уехали, - зачастила Светка.
        - Скажите, откуда вы про всё это знали? - перебил её Дмитрий.
        - Я не могу раскрывать свои источники, - Светка состроила хитрую мордочку.
        - Понятно! - голос у Дмитрия стал ещё более уважительным. - А что ещё сообщают ваши источники?
        - Они сообщают, что вскоре сюда должен прибыть президент России Ельцин и сделать важное заявление.
        - У меня очень кстати есть пропуск в здание! - обрадовался Дмитрий.
        - Он будет делать своё заявление на улице, - предупредила Светка и добавила: - Если ему ничего не помешает.
        - А о чём заявление, известно?
        - Предварительно - действия ГКЧП незаконны, Ельцин объявляет себя единственной легитимной властью в России.
        Лёха потеребил её за рукав и шепнул:
        - Света, ты будь здесь, а я пойду ещё по площади прогуляюсь.
3
        Расчёты прапорщика Володи оправдались - Иван вывел БМП к МКАДу к девяти утра. Удалось даже часок отдохнуть.
        - Чего дальше? - спросил он у Ольги. Она сидела на командирском месте в башне машины и пыталась ориентироваться по карте.
        - Переезжаем МКАД, дальше идём по Кутузовскому проспекту до моста через Москва-реку. Всё время прямо, никуда не сворачивая. Люк не закрывай, идём по-походному. На Кутузовском всегда много машин.
        Она на всякий случай сняла автомат с предохранителя и положила его в башне БМП, чтобы был под рукой.
        - Пересекаем МКАД! - предупредил Иван. БМП шла мимо поста ГАИ, перед которым стоял милиционер с жезлом. Ольга посмотрела на него и приложила ладонь к шлемофону. Милиционер козырнул в ответ.
        - Иди по правой полосе, влево не лезь, - скомандовала она Ивану.
        БМП шла в городском потоке, время от времени обходя автобусы на остановках.
        - Вань, видишь? - раздался в шлемофоне голос Ольги.
        От тротуара отъезжал белый «Мерседес».
        - По правилам он должен нас пропустить, - ответил Иван.
        - Не обостряй!
        - А почему не обострять?! - вдруг разозлился Иван. - Почему одни должны в кунге зимовать, а другие в это время на «Мерседесах» разъезжают, да ещё не по правилам?!
        Обороты движка возросли, и правая гусеница пропорола левый борт «Мерседеса», отбросив его к тротуару.
        - Чего делаешь?! - воскликнула Ольга.
        - Я не нарочно! - со смешком ответил Иван. - Занесло на асфальте!
        Ольга обернулась - из правых дверей «Мерседеса» выскочили два крепких мужика, на ходу доставая из-под пиджаков пистолеты. Ольга улыбнулась и помахала им автоматом. БМПшка шла дальше.
        - Скоро мост! - предупредила Ольга. - Сразу за мостом уходим вправо и выходим на набережную.
        БМП спустилась с моста, повернула и двинулась по набережной. Впереди показалась площадь перед Домом Советов, скопление народа и жиденькая баррикада.
        - Ваня, закрой люк! - Ольга скорее попросила, чем приказала. - Идём по-боевому.
        Сама она правой рукой нащупала автомат.
        - Впереди баррикада, - сообщил Иван. - Что делать?
        - Пониженная передача и не останавливаться. Вперёд!
4
        Не успел Лёха отойти от штатива с камерой, как по толпе пролетел слух:
        - Танки! Танки идут по Кутузовскому!
        Все стали вглядываться в движение на мосту.
        - Может, прямо пройдут, в центр?
        В потоке машин мелькнул зелёный силуэт одинокой БМПшки. Лёха бросился назад и закричал:
        - Светка! Наши едут!
        - Точно? - встрепенулась Светка.
        - Свернули на набережную! - закричали в толпе. - Эй, там, на набережной! Приготовьтесь!
        Светка подскочила к тележурналисту.
        - Дмитрий, хочешь эксклюзивные кадры? - она даже не заметила, как перешла на «ты».
        - Где? - растерялся журналист.
        - Бежим на набережную!
        - За мной! - скомандовал Дмитрий оператору и бросился следом за Светкой. Когда они добежали до набережной, БМП уже выехала из-под моста и шла к Дому Советов. Не сбавляя скорости, она, качнувшись с боку на бок, преодолела баррикаду из мусора.
        Толпа на набережной раздалась, но несколько человек выскочили на проезжую часть и попытались встать в живую цепь.
        - Что делать?! - вцепившись в руль, крикнул Иван.
        - Вперёд! - решительно ответила Ольга. - Дави либералов!
        Но надавить сильнее на педаль газа Иван не решился. Машина продолжала двигаться с постоянной скоростью. Живая цепь распалась, и люди бросились врассыпную.
        - Осторожнее, справа! - закричала Ольга. Иван повернул голову - стоящий на обочине парень замахивался бутылкой с горящим фитилём. Иван резко нажал на педаль газа - БМП скакнула вперёд. Но бутылка всё же задела за корму машины, вспыхнуло пламя.
        Лёха смотрел на это, сжав кулаки. Светка вцепилась ему в руку. Тележурналист тыкал оператора в спину и кричал:
        - Ты снимаешь?!
        - Снимаю, - отмахивался от него оператор. - Не мешай!
        Когда БМП только показалась из-под моста, Саша с Любой уже были на набережной - выкладывали из коляски бутылки с горючей смесью. Когда БМП переехала баррикаду, и ребята выскочили на дорогу, чтобы встать живой цепью, Саша растерялся и не двинулся с места. Парни уже отскочили от так и не остановившейся машины, а ему всё казалось, что разочарованный взгляд Любы жжёт ему спину. Поэтому когда первая бутылка с горючей смесью полетела в БМП, он тоже решительно скомандовал:
        - Бутылку!
        Люба протянула ему бутылку с уже зажжённым фитилём. Саша приготовился, но решил подпустить БМП поближе, чтобы уж наверняка.
        - Не останавливайся! - крикнула Ольга Ивану. Справа в толпе снова мелькнул огонёк горящего фитиля. Ольга вскинула автомат, и вовремя - парень уже замахивался бутылкой. Не успел Саша как следует размахнуться, как солдат на башне БМП резко вскинул автомат и выстрелил в его сторону. Бутылка разлетелась на куски, горючая жидкость потекла по руке, плечу, спине и тут же вспыхнула. Живой факел метнулся в сторону от проезжей части. Саша стал кататься по земле, пытаясь сбить пламя. Кто-то уже накрывал его своей курткой.
        И тут Люба схватила старую коляску, на которой они привезли бутылки с горючей смесью, и рванулась наперерез боевой машине. Детская коляска вылетела с тротуара прямо перед БМП. Иван затормозил так резко, что Ольга чуть не слетела с машины. Тут же из толпы полетели две бутылки. Одна разбилась о корму, другая - об люк механика-водителя. Огненные струйки потекли по броне. Иван открыл люк, но в лицо ему ударило пламя.
        - Вылезай, сгоришь! - закричала Ольга. Из толпы к машине бросились три фигуры.
        - Назад! - Ольга подняла автомат. Левой рукой она помогала Ивану выбраться из люка, и даже не почувствовала, что у неё загорелся рукав. Вдвоём они спрыгнули на землю. Лицо у Ивана было обожжено, брови сгорели. Надо было отойти от горящей машины, но вокруг напирала возбуждённая толпа. Видя в руках Ольги автомат, подойти никто не решался. Тогда из толпы полетели камни. Один попал Ольге в голову, и хоть шлемофон смягчил удар, она стала оседать на землю. Шлемофон свалился с её головы, и в толпе закричали:
        - Девчонка! Это девчонка!
        Журналист продолжал подгонять оператора:
        - Снимай же!
        Тот отбивался, как мог.
        - Да снимаю я, снимаю!
        - Крупный план! - не унимался Дмитрий.
        И тут из толпы с криками: «Свои!» выскочили Лёха и Светка. Толпа зашумела, но Лёха успел схватить автомат и дал очередь в воздух. Толпа испуганно отпрянула.
        - Там была «Скорая», - показал Лёха. - Света, помоги Ваньке!
        Сам он стал поднимать Ольгу.
        Перед горящей БМП скрипнула тормозами «Скорая». Врач распахнула дверь.
        - Сюда!
        Светка помогла Ивану забраться в «Скорую», Лёха передал им Ольгу, которая не могла стоять на ногах, и последним сел сам. Водитель включил маячок и сирену, и стал пробираться через неохотно расступающуюся толпу.
5
        Врач «скорой» склонилась над Иваном.
        - Что у нас тут? Дай, я тебя осмотрю. Терпи, солдат! Так, глаза целы, пострадала только кожа. Сейчас приедем в больницу, и займёмся уже серьёзно.
        - Доктор, нам нельзя в больницу! - возразил Лёха.
        Врач покосилась на автомат, лежавший на его коленях.
        - Почему?
        - Это долгая история, - поддержала приятеля Светка.
        - Тогда я осмотрю девушку? - спросила врач.
        - Хорошо, - кивнул Лёха.
        - Тошнит, - Ольга приподняла голову с носилок.
        - Подозрение на сотрясение мозга, - вынесла вердикт врач. - Может, всё же в больницу?
        - Нет, нам надо в Подмосковье, - Лёха назвал не адрес квартиры, где они жили, а соседнюю улицу. - Отвезите нас, пожалуйста.
        - Ну хорошо, - врач ещё раз покосилась на автомат и кивнула водителю. - Поехали.
        - Спасибо! - поблагодарила её Светка.
        - Я вам напишу, какие лекарства нужны, попытайтесь достать. Ты-то как туда попала? - спросила она Ольгу.
        - Мы не можем вам это рассказать, - за неё ответил Лёха.
        - Это ваши дела, - согласилась врач. - У вас там всякие спецоперации и прочее, а заканчивается всё у нас - мозгами на подушке. Вам ещё повезло - живы остались и даже относительно целы.
        Дальше ехали молча. Врач сделала Ивану укол обезболивающего, и он уснул - сказалась бессонная ночь. Ольга тоже дремала. Лёха рассеянно глядел на подмосковные пейзажи за окном «скорой». Как глупо всё получилось! Они сделали всё, даже невозможное - нашли БМП и приехали на ней в Москву, и всё зря. Он глянул на часы на приборной панели «скорой» - половина первого. Ельцин уже вовсю должен выступать с танка.
        Наконец приехали по адресу, который назвал Лёха. У Ивана уже распухло и покраснело лицо, Ольга с трудом поднялась с носилок, у обоих форма была в грязи и подпалинах. Лёха помог им выйти из «скорой». Светка напоследок сказала:
        - Спасибо вам, доктор! И вам тоже! - она повернулась к водителю. - Извините нас, что мы так поступаем. Но мы не можем вам всё рассказать.
        Врач «скорой» понимающе кивнула, водитель поглядел равнодушно. Когда машина скрылась за поворотом, Иван проворчал:
        - Лёха, чего ты им правильный адрес не назвал? Теперь целый квартал плюхать.
        - На всякий случай! - ответил Лёха и предупредил. - Дворами пойдём.
        Наконец добрались до дома. Старясь не попасться никому на глаза, осторожно поднялись на второй этаж, и только тут дали волю чувствам.
        - Как глупо всё получилось! - сокрушался Лёха.
        - Это мы во всём виноваты! - возражал ему Иван.
        Ольгу опять стало тошнить, и Светка повела её в ванну. Слегка приведя себя в порядок, снова стали решать - что делать дальше?
        - Всё, всё просрали! - опять завёлся Иван. - В чём же мы накосячили?
        - Ваня, проехали! - остановила его Светка. - Мы сделали всё, что могли. Теперь остаётся дождаться 25-го числа, и свалить отсюда. Честно говоря, я уже соскучилась по дому.
        Она продемонстрировала мозоли, которые ей натёрли уценённые босоножки.
        - Я тоже домой хочу, - согласился с ней Иван. - Без пива скучно. Как они вообще здесь живут?!
        - Ну что, вариантов немного, - обобщил Лёха. - Точнее - только один: сидеть и ждать. Почти неделю.
        Глава 18

1
        Самый важный день клонился к закату. Иван спал, постанывая во сне от боли. Ольга тоже чувствовала себя неважно. Лёха сходил в аптеку, но из списка врача «скорой» купить удалось не всё. И только Светка как заводная продолжала нервно ходить из угла в угол, не находя себе места. Наконец Лёха не выдержал:
        - У меня от тебя уже голова кружится. Туда-сюда, туда-сюда!
        - А что ещё остаётся делать?
        - Вон телевизор посмотри.
        - «Лебединое озеро»?
        Лёха глянул на часы.
        - Сейчас должна начаться программа «Время».
        Светка щёлкнула выключателем, кинескоп лениво засветился заставкой программы «Время». Светка прикрутила звук и продолжила своё бесконечное путешествие из угла в угол. Диктор на экране беззвучно что-то читал с листа бумаги. Светка краем глаза следила за экраном, продолжая думать о своём. И вдруг она встала как вкопанная, а потом подскочила к телевизору и рывком прибавила звук.
        - …в Министерстве обороны Советского Союза отказались комментировать эти кадры, объяснив это, разумеется, режимом чрезвычайного положения.
        - Лёшка! - закричала Светка. - Иди скорее!
        Лёха выскочил из соседней комнаты.
        - Что случилось?!
        - Смотри!
        На экране телевизора мелькали знакомые события: на башне БМП сидит солдат с автоматом; из толпы вылетает бутылка с горящим фитилём, огонь растекается по корме БМП; солдат вскидывает автомат, в занесённой руке парня лопается бутылка, и огонь стекает по его плечам; снова огонь на броне; крупным планом напряжённое лицо солдата…
        - Это же Ольга! - воскликнул Лёха.
        На следующих кадрах хорошо видно, как булыжник ударяет в шлемофон, Ольга падает на землю, шлемофон сползает с её стриженой головы… И стоп-кадр крупного плана. На экране снова появился диктор.
        - Напоминаем, что эти кадры сняты сегодня у Дома Советов на Краснопресненской набережной нашим корреспондентом Дмитрием Холодовым. Кто эта девушка в военной форме - выяснить пока не удалось.
        Лёха со Светкой молча переглянулись, и снова уставились в телевизор.
        - Инцидент у Дома Советов имел далеко идущие последствия. В Москве ужесточён режим чрезвычайного положения. На этом настояли срочно введённые в состав государственного комитета по чрезвычайному положению генералы Ачалов и Варенников. К другим событиям. В этих условиях, в целях обеспечения безопасности и непрерывности руководства президент Российской Федерации Борис Николаевич Ельцин отбыл в Ленинград. Там же будет работать правительство Российской Федерации.
        - Неужели у нас хоть что-то получилось? - прошептала Светка, как будто боялась спугнуть удачу.
        - Со всей страны продолжают поступать сообщения о поддержке государственного комитета по чрезвычайному положению, - продолжал диктор. - С заявлением на эту тему выступил председатель Верховного Совета Украинской ССР товарищ Кравчук.
        Лёха сделал звук потише.
        - Тебе не кажется, что события идут не так, как мы привыкли? - спросил он у Светки.
        - Да, я не помню, чтобы кого-то ещё вводили в состав ГКЧП, - согласилась Светка. - А это ещё что такое? Сделай погромче!
        - … пионерская дружина школы номер восемь города Усть-Катав просит присвоить ей имя девушки-солдата, которая, рискуя жизнью, мужественно защищала Советскую власть.
        На экране появилась взволнованная девушка в пионерском галстуке. Она говорила, немного заикаясь:
        - Мы все должны брать с неё пример. Она не побоялась взять в руки оружие и встать на защиту… Это самое… И мы тоже в это трудное для нашей страны время должны проявить мужество. И поэтому мы бы очень гордились, если бы наша дружина носила её имя. Товарищи из Москвы, передайте ей наш пламенный пионерский привет!
        - Это что за фигня такая?!
        Лёха обернулся - Ольга стояла сзади, опираясь на дверной косяк, на её бледном лице был испуг и недоумение.
        - Тебя показывают по телевизору! - радостно сообщила ей Светка.
        - А почему именно меня? Я тут вообще плохо получилась.
        - Оля, у революции должны быть герои! - Светка подскочила к подруге и крепко её обняла.
        - Осторожнее, уронишь! - поморщилась Ольга. - Во-первых, это скорее контрреволюция. А во-вторых - у меня кто-нибудь спросил?!
        - Народ, потише! - крикнул Лёха и приник к телевизору. Диктор торжественным голосом вещал:
        - Как нам только что стало известно, вице-президент СССР Янаев подписал указ о награждении девушки, проявившей мужество и героизм в инциденте на Краснопресненской набережной, орденом Ленина и присвоении ей звания Героя Советского Союза.
        - Оля, поздравляю! - запищала Светка и снова бросилась подруге на шею.
        - Ольга, с тебя по этому случаю накрытая поляна, - предложил Лёха. - Иди Ваньку буди.
2
        - И всё же, кто-нибудь мне объяснит, что происходит? - снова спросила Ольга.
        - Ты что, реально не въезжаешь?! - удивилась Светка.
        - Народ, что случилось? - вмешался Иван, которого разбудили громкие вопли.
        - Пока ты тут спал, Ольге дали Героя Советского Союза, - сообщил Лёха.
        - Это как… А за что это? - спросонья пытался сообразить Иван. - То есть у нас всё же что-то получилось?
        - Что конкретно получилось - пока ещё не до конца ясно, - стала объяснять Светка. - Но что уже можно сказать точно - Ольга стала героиней революции.
        - Контрреволюции, - поправила её Ольга.
        - Ну контрреволюции - какая разница? Народной героиней. Понимаете, советское общество было в неустойчивом положении - и в капитализм хочется, и социализм жалко. Мы ведь именно поэтому сюда и сунулись - потому что в момент неустойчивости даже набольшие силы могут изменить ход истории. Та история, которую мы помним, была построена на том, что люди отстояли идеалы свободы и перестройки от реакционного ГКЧП. Средства массовой информации тщательно лепили образ простых людей, которые готовы голыми руками останавливать танки ГКЧП.
        - Точно, Ванькин отец нам этой ботвой все уши прожужжал, - согласился Лёха.
        - Я вспомнила! - вдруг воскликнула Ольга. - Я вспомнила, на кого он мне показался похожим!
        - Кто? - не понял Лёха.
        - Тот парень, который хотел кинуть в нас коктейль Молотова. А я выстрелила в бутылку, пока она ещё была у него в руке, и вся горючая смесь попала на него. Он похож на Ванькиного отца, Александра Марковича.
        - Показалось, бывает, - кивнул Лёха, и снова повернулся к Светке. - Так что там про образ простых людей?
        - Вот вы меня не слушаете, а я интересное рассказываю, - обиженно сказала Светка, но всё же продолжила. - То есть раньше акценты были расставлены так - мужественные люди голыми руками останавливают танки преступного ГКЧП. А сейчас всё поменялось - злые протестувальники кидают бутылки с горючей смесью в героическую защитницу Советского Союза. И настроение в обществе поменялось.
        - Как же телевидение так быстро перестроилось? - удивился Лёха.
        - Телевидение - это картинка, - нетерпеливо объяснила Светка. - Дай им красивую, эффектную картинку - и они будут тиражировать её с утра до вечера. Действительность при этом никого не интересует.
        - Да ладно тебе! - не поверил Иван.
        - Ваня, тебе нужен пример? Пожалуйста! Эрнесто Че Гевара. Все видели одну знаменитую фотографию, и знают, что он революционер. А то, что он при этом убивал боливийских крестьян, никого не интересует. А теперь лицо революции - это Ольга. А главное - сняли всё же здорово! Злые протестанты кидают коктейли Молотова, а потом выталкивают детскую коляску под гусеницы БМП. Ну натуральные звери! Но советский солдат ребёнка не обидит, особенно если этот солдат - девушка. Потом она спасает из огня своего боевого товарища. И в конце погибает от руки злых…
        - Эй, подруга, ты чего это?! - перебила её Ольга. - Я ещё живая!
        Но остановить полёт Светкиной мысли было не так просто.
        - Ольга, как Жанна Д’Арк, станет символом ГКЧП…
        - Жанну Д’Арк сожгли на костре, - снова перебила её Ольга.
        - Ты хочешь, чтобы ваши обгорелые трупы сейчас лежали на площади перед Белым домом? Извини, но в живом виде ты мне нравишься гораздо больше!
        - Так Ольга теперь герой, типа того? - наконец стало доходить до Ивана.
        - Её только что по телевизору показывали, - подтвердил Лёха.
        - А я?! - возмутился Иван. - Я ведь тоже там был!
        - Ваня, извини, но образ девушки-солдата более проходной, - объяснила Светка. - К тому же ты не попал в кадр.
        Иван какое-то время пытался это осознать, а потом озабоченно произнёс:
        - Ребята, а ведь это очень хреново!
        - Что хреново? - не понял Лёха.
        - Теперь все её будут искать, - Иван кивнул на Ольгу. - Чтобы наградить.
        - Точно! - испуганно воскликнул Лёха. - А нам тут ещё пять дней торчать! Хорошо хоть я «скорой» наш адрес не сказал. А ты ещё спрашивал - зачем!
        - Это всё равно не спасёт, - возразил Иван. - Допросят врачиху из «скорой», потом опросят местных прохожих… Делов на полдня.
        - Да, действительно хреново! - согласился Лёха.
3
        - Почему мы должны ныкаться? - чуть подумав, возмутился он. - Ольга - Герой Советского Союза, зачем нам скрываться?
        - А БМП она откуда взяла? - стал задавать вопросы Иван. - И почему стреляла из автомата в городе? Да и вообще - кто она такая? У неё какие-то документы есть? Как и у нас всех.
        Эти аргументы крыть было нечем.
        - И что теперь делать? - стал рассуждать Лёха. - Снять другую квартиру? Это нереально. Попроситься к кому-нибудь на дачу? Моментально выйдут на нас через хозяина дачи.
        - А если податься к прапорщику Володе, у которого мы БМП взяли? - предложил Иван.
        - Да ты что! На него в первую очередь вышли, когда стали выяснять - откуда машина.
        - А может, Ольга захочет сдаться властям? - предположил Иван и повернулся к подруге. - Ты не хочешь сдаться? Тебе дадут Героя, будут показывать по телевизору, твоим именем назовут пионерские дружины…
        - Ты дурак, что ли?! - возмутилась Ольга. - Я домой хочу.
        - Тогда придумай, где нам ещё пять дней ныкаться, чтобы не нашли.
        - Чтобы не нашли… - повторила Ольга и задумалась. - Найти нас не смогут только в том месте, которого нет.
        - До этого места целых пять дней, - напомнил Лёха.
        - Я про другое. Там в кладовке я видела туристическую палатку. Мы уходим за город и каждые несколько часов меняем место. Если не проводить широкомасштабную операцию - обнаружить практически невозможно.
        - Отлично! - обрадовался Лёха. - Только надо вам какую-то одежду купить - не в военной же форме вы пойдёте?
        - Там у хозяев какие-то спортивные костюмы есть.
        - Всё, завтра с утра выходим! - решил Лёха. - Думаю, за ночь ничего не случится?
        - А как мы будем узнавать новости? - спохватилась Светка. - Там же не будет ни телевизора, ни интернета.
        - Будем каждое утро посылать гонца за газетами, - нашёл выход Лёха.
        На следующее утро он проснулся от тихого бормотания - Светка смотрела телевизор. Шёпотом, чтобы больше никого не разбудить, Лёха спросил:
        - Что говорят?
        - Спорят про будущее Советского Союза. Уже ясно, что Прибалтика, Молдавия и Закавказье отвалились. ГКЧП хочет из того, что осталось, сделать обновлённый Советский Союз, Ельцин тащит одеяло на себя.
        - А Украина, Белоруссия?
        - Официально говорят, что поддерживают ГКЧП, а что на самом деле - неизвестно.
        - А про Ольгу что говорят? - поинтересовался Лёха.
        - Практически центральная тема, - сообщила Светка с таким восторгом, как будто речь шла о ней самой. - К тому же тут интрига - кто она, девушка-десантница?
        - Почему все говорят - десантница? - не понял Лёха.
        - Это придумал Дмитрий, тележурналист. Наверное, он решил, что так романтичнее звучит.
        - Ты бы ему позвонила, - предложил Лёха.
        - Зачем? - пожала плечами Светка. - Сейчас само всё катится в относительно правильную сторону.
        - А если они эту десантницу не найдут? Что тогда? Конец мифу?
        - Наверное, ты прав. Раз уж мы это породили - этим надо управлять.
        Лёха глянул на часы.
        - Буди этих кислых друзей, и пора двигать. Мало ли что.
4
        Собрались быстро - да и вещей-то всего ничего. Уже на улице Светка сказала:
        - Подождите меня, мне надо позвонить.
        Она направилась к телефону-автомату, а Лёха предложил:
        - Пойдём поглядим, что там на улице на лотках продают.
        На телевидение Светка дозвонилась быстро, но на её просьбу позвать к телефону Дмитрия девушка, снявшая трубку, отреагировала без восторга.
        - Он сейчас занят. А кто его спрашивает?
        - Это Светлана, мы встречались с ним на Краснопресненской набережной.
        - Хорошо, попробую.
        В трубке было слышно, как она игриво произнесла:
        - Дима, тебе звонит какая-то Светлана.
        Послышалась какая-то возня, кажется, упал стул.
        - Светлана! - закричал в трубку Дмитрий. - Это ты?
        - Да, это я, - подтвердила Светка.
        - Ты не оставила своих координат, я не знал, как тебя найти. Огромное спасибо тебе за наводку! - стал он торопливо благодарить.
        - Ты теперь звезда новостей, - констатировала Светка.
        - Это всё благодаря тебе! А эта девушка из танка…
        - Из БМП, - поправила Светка.
        - … ты ведь с ней знакома?
        - Да.
        - Ты можешь организовать с ней встречу? Я хочу взять у неё интервью.
        - Нет, это невозможно.
        - Всего пять-десять минут! Пусть говорит любые условия!
        - Нет, - снова повторила Светка.
        - Но почему? Она чего-то боится?
        - Дмитрий, я не могу это сказать. Я не могу назвать свои источники информации.
        - Скажи хотя бы, как её зовут?
        - Её зовут Ольга, она уехала далеко-далеко.
        - Выполнять очередное задание?
        - Можно и так сказать, - ушла от ответа Светка. - Дмитрий, мне надо идти, я тороплюсь.
        - Светлана… - начал было журналист, но она уже повесила трубку.
        В это время ребята прохаживались вдоль лотков с сувенирами и всякой мелочёвкой. Лёха остановился у сувенирных значков. С советской символикой их было немного, с российской - заметно больше. Много значков с портретом Горбачёва. А продавец на самое видное место выкладывал новые значки - с портретом девушки с короткими волосами и в военной форме. Подошла Ольга.
        - Чего смотришь? - спросила она у Лёхи. Он не успел ответить - продавец значков, глядя на Ольгу, воскликнул, показывая свои значки:
        - Ну вылитая десантница из телевизора! Была бы в форме, а не в олимпийке - я бы вообще не отличил. Нарочно так постриглась?
        - Ага, - неохотно подтвердила Ольга.
        - Сколько стоит? - поинтересовался Лёха.
        - Рубль! - тут же отозвался продавец.
        Лёха подбросил на ладони юбилейный рубль, но Ольга ловко перехватила монету.
        - Лучше дай деньги мне, и я разрешу глядеть на оригинал.
        Она оглянулась - где там Светка? Подруга как раз отходила от телефонной будки, но Ольга увидела и нечто другое, что её напугало. Двое мужчин в штатском не спеша шли по их улице, что-то спрашивая у прохожих. Кто-то коротко отвечал, кто-то пожимал плечами, наконец один мужчина показал на дом, где они последнее время жили.
        - Лёша! - негромко позвала Ольга и кивнула на мужчин в штатском. Лёха сразу весь подобрался и скомандовал:
        - Уходим!
        Светке пришлось ускориться, чтобы догнать друзей.
        - Вы куда втопили? Я вас еле догнала!
        - Нас ищут, - сказала ей Ольга. - Двое в штатском уже пошли в нашу квартиру.
        Но Лёха всё же нашёл время постебаться.
        - Светка, ты бы видела, как там душевные значки продавались!
        - Какие ещё значки? - она не поняла юмора.
        - С портретами популярных людей, - продолжал ухмыляться Лёха.
        - Горбачёва, что ли?
        - И не только! - Лёха улыбался всё шире.
        - Нет, правда, что ли? - Светка даже остановилась и вопросительно уставилась на Ольгу. Та неохотно призналась:
        - Продавец сказал, что я похожа на его значок.
        - А где они фотку взяли?
        - С телевизора содрали, - догадался Лёха.
        - Вот если бы тут соблюдались авторские права, то Ольга бы озолотилась, - предположила Светка.
        Тут вмешался Иван:
        - Лучше бы она замаскировалась как-то, а то после того, как её по телевизору показали, её каждая собака узнает.
        - Ваня, ты не понимаешь, - возразила Светка. - У неё сейчас самая лучшая маскировка, по последней моде!
        Они кивнула на двух девчонок, идущих навстречу - очень коротко стриженых и одетых в стиле «милитари».
5
        Отдохнуть решили, только когда уже вышли за город. Расположились на берегу небольшой речушки.
        - Хорошо, что решили забрасываться в область, в Москве было бы сложнее, - порадовался Лёха.
        - Да, каждый прохожий мог бы опознать, - согласился Иван. - И настучать куда надо. Тоталитаризм, одним словом.
        - Да, то ли дело в наше время! - ехидно заулыбалась Светка. - Везде камеры и система распознавания лиц. Полная свобода, гуляй - не хочу! А для особо умных - отслеживание по сотовому телефону.
        - А ведь действительно! - воскликнул Иван. - Мы здесь почти месяц тусуемся, а у нас никто даже документов не спросил!
        - Можно подумать, у тебя там часто документы спрашивают! - возразила Ольга.
        - У меня нет. А вот если бы Светочка решила купить пива, без паспорта у неё ничего бы не вышло!
        - Тут тоже написано, что несовершеннолетним спиртное не продаётся.
        - Тем не менее, паспорта спрашивать никто не догадался!
        - Ваня, ты просто не пробовал водку купить, - возмутилась Светка. - Паспорт, прописка, списки из домоуправления, пузырь на рыло в месяц!
        - Народ, о чём спорим? - вмешался Лёха.
        - Я хочу сказать, что при совке свободы было больше, чем при либерализме, - заявил свою позицию Иван.
        - Нет, просто везде свои забабахи, - не согласилась с ним Светка.
        - Ребята, хватит занудствовать! - прервала их Ольга. - Вы посмотрите, как вокруг хорошо! Почему мы в наше время это не замечали?
        Она разулась и спустилась к воде.
        - Как водичка? - спросил Лёха.
        - Остыла уже, не покупаешься, - ответила Ольга.
        - Всё это здорово, но лично я хочу жрать! - проворчал Иван.
        - Мы там проходили мимо картофельного поля, - вспомнила Ольга. - Пойдём картошки наберём.
        - А хозяева?
        - Да пофиг. В крайнем случае убежим, - Ольга стала обуваться.
        - Так, стоп! - вдруг скомандовала Светка.
        - Что такое? - насторожился Лёха.
        - Если эти кислые друзья пойдут вдвоём, то мы картошку в лучшем случае увидим только к вечеру.
        Лёха поглядел на лица Ольги и Ивана, и согласился.
        - Тогда вы идите, раз такие умные! - недовольно ответила Ольга.
        - А вот и пойдём! - угрожающе ответила Светка.
        Но назад они с Лёшкой вернулись только через два часа, хотя про картошку тоже не забыли. Но Ольга никаких претензий им не высказала. После того, как поели, Лёха предложил:
        - Сегодня ночуем здесь, а завтра с утра меняем место, и так каждое утро.
        - Лёш, тогда надо ещё картошки набрать, - предложила Светка. - Ну чтобы утром по росе не ходить. Ближе к вечеру сходим?
        - А, теперь у вас это называется «сходить за картошкой»? - прищурившись, спросила Ольга. Светка покраснела. Лёха пришёл ей на помощь.
        - А чего, картошку вон всю слопали!
        - Да идите уже! - не выдержал Иван. - Вкусная картошка. Только камни отбирайте, а не как тот раз.
        Уже вечером, сидя у костра, Светка спохватилась:
        - Мы сегодня даже газет не купили!
        - То есть походов за картошкой тебе мало? - отозвалась Ольга.
        - Дура! Я про новости говорю! - обиделась Светка.
        - Светик, а тебе не пофиг на эти новости? - поддержал подругу Иван. - Через четыре дня домой вернёмся - всё узнаем. А пока у нас заслуженный отдых.
        Это дни пролетели быстро. Вечером 24-го августа Лёха скомандовал:
        - Утром выдвигаемся. Ничего из вещей не берём. Главное - не проспать, а то запасной вариант ещё через сутки.
        На следующий день рано утром двинулись к точке перехода.
        - У меня все ноги мокрые! - ныла Светка.
        - А я не выспался! - вторил ей Иван.
        - Хватит скулить! - разозлился Лёха. - Развели тут детский сад!
        Он волновался. Правильно ли он просчитал переход? Ведь он тогда торопился. А если они вместо своего времени залетят куда-нибудь, как его мама попала в военный 43-й год? От раздумий его отвлёк Иван:
        - А чего народу на улицах нет?
        - Во-первых - сегодня воскресенье, во-вторых - только шесть утра.
        - А ты не боишься, что нас там уже поджидают?
        - Я больше боюсь, что нас поджидают там, в нашем времени, - признался Лёха. - Помнишь ту троицу, которая ехала с нами в электричке?
        - Я и забыл уже! - ответил Иван. - С тех пор сколько времени прошло!
        - Это для нас прошло, - объяснил ему Лёха. - А туда мы должны вернуться в то же время, когда отправились. А если те ребята всё же выследили нас? И, например, отключили питание установки?
        - Ты хочешь сказать, что мы останемся тут? - уставился на него Иван.
        - Мальчики, вы о чём там? - обернулась Светка.
        - Так, о разной ерунде, - легкомысленным тоном ответил Лёха, но почувствовал, что волосы у него зашевелились, и пот потёк между лопаток.
        - Лёшка, а чего тогда делать? - серьёзность положения дошла и до Ивана.
        - Погоди паниковать. Ещё не наступило время перехода, и есть запасное время перехода завтра.
        - Блин, я хочу домой! - Иван сжал кулаки.
        - Эта? - спросила Ольга, показывая на облезлую телефонную будку у стены дома.
        - Да, - коротко кивнул Лёха. - У нас ещё почти час.
        Иван зашел в телефонную будку.
        - Вы как хотите, а я здесь подожду!
        - Я тоже! - Ольга забралась в будку следом за ним.
        - Ребята, вы привлекаете внимание! - заволновался Лёха. - Спалимся!
        Но редкие прохожие реагировали на обнимающуюся в телефонной будке парочку если не одобрительно, то как минимум с пониманием. Лёха ещё раз поглядел на часы - время тянулось невыносимо медленно. Наконец он не выдержал:
        - Пора! Светка, идём!
        Как и предыдущий раз, она вся дрожала. Четверым в телефонной будке было тесно.
        - Сколько времени? - сдавленным голосом спросила Ольга.
        - Вообще-то уже пора, - волнение у Лёхи достигло предела.
        - Слушай, а ты в своих расчётах ничего не накосячил? - спросил у него Иван. Лёха собрался ответить ему по-народному, но тут воздух в будке помутнел, голова закружилась, и…
        Глава 19

1
        Мария сидела на полу перед пультом управления машиной времени и смотрела перед собой невидящим взглядом. А за пультом Макаровский склонился к своим приборам и восторженно приговаривал:
        - Работает! Удивительно, но это работает! Это была система контроля временных версий, а что у нас скажет система сведения?
        Он пощёлкал переключателями, и снова пришёл в буйный восторг:
        - И автоматическая система сведения временных версий сработала! Мария Тимофеевна, не желаете посмотреть?
        Но Мария никак не реагировала на его слова. Из этого состояния её вывел только звонок полевого телефона. Она тяжело поднялась и сняла трубку.
        - Это охрана! Алексей Алексеевич у вас?
        - Нет, - ответила Мария. - Его нет.
        - Мария Тимофеевна, это вы? Тут какие-то ребята рвутся на территорию, машут красными книжками, говорят - у них приказ выключить нашу силовую подстанцию.
        Мария моментально преобразилась - напружинилась, подтянулась, голос стал твёрдым и решительным.
        - Задержите их на пятнадцать минут! Как хотите, но задержите! Все последствия я беру на себя.
        Бросив трубку, она подскочила к пульту и стала судорожно перебирать бумаги.
        - Где же это было? Ага, вот - исходная дата 25 августа 1991 года. Макаровский!
        Но учёный не отозвался. Тогда Мария рявкнула во весь голос:
        - Лейтенант Макаровский!
        - Я! - вскочил он из-за пульта.
        - Заряжайте конденсаторную батарею и вводите в установку эти параметры, - она протянула ему листок бумаги, и добавила: - Немедленно!
        Свист заряжающихся конденсаторов, щёлканье клавиш на пульте - как ещё можно всё это ускорить? Загорелась зелёная лампа на силовом щите - конденсаторы заряжены. Что там Макаровский так долго возится? Наконец он поднялся над пультом.
        - Готово!
        - Параметры проверили? - и не успел Макаровский кивнуть, как Мария решительно нажала кнопку «Пуск». Воздух в телефонной будке помутнел, потом стал непрозрачным. Когда через несколько секунд в телефонной будке прояснилось, то стало видно четыре молодых тела. Мария бросилась к будке, распахнула дверь…
        Первой пришла в себя Светка.
        - Мария Тимофеевна! Ой! - она попыталась прикрыться руками. Следом из будки выбрался Иван.
        - Что у тебя с лицом? - спросила Мария, но он только отмахнулся.
        - Потом!
        - Лёшка!
        Но сын остановил её:
        - Подожди!
        И помог Ольге выйти из будки.
        - Вам нужна какая-то одежда, - спохватилась Мария. Но из одежды удалось найти только рабочие спецовки, оставленные у лифтовой шахты.
        - Наконец-то мы дома! - совершенно не стесняясь, раскинула руки Ольга.
        - Ребята, а тут ничего не изменилось! - озираясь по сторонам, сказал Лёха.
        - А вы и не заметите изменений! - выскочил из-за пульта Макаровский. - Мои уникальные автоматические системы управления временными версиями сработали идеально!
        - Сейчас проверим! - заявил Лёха, и принялся задавать ему вопросы:
        - Где столица России?
        - В Москве, - ответил Макаровский.
        - Кто президент России?
        - Путин.
        - А чей Крым? - встряла Светка.
        - Российский.
        - Ну вот! - расстроено протянул Лёха. - Ничего не изменилось, только зря старались.
        - А теперь я спрошу, - вышел вперёд Иван. - Кто сейчас президент в Киеве?
        - Путин, - ответил Макаровский.
        - Как Путин? - удивился Иван.
        - Киев - российский город, - объяснил Макаровский. Ребята озадаченно переглянулись.
        - Теперь я спрошу, - заявила Светка. - Кто такая десантница Оля?
        И бросила быстрый взгляд на Ольгу.
        - Да это ж классика! - снисходительно ответил Макаровский. - Эта полумифическая девушка - героиня подавления антиконституционных беспорядков в августе 1991-го года.
        - Вот это да! - потрясённо произнесла Ольга. Вернулась Мария с ворохом одежды.
        - Я вот тут ещё одежды вам насобирала. А вы как с курорта - загорелые, отдохнувшие! Что там делали?
        - Ну как что? - ответил Лёха. - Загорали, отдыхали!
        - Это Иван так на солнце обгорел?
        - Ага! - кивнул он. - На солнце.
        Снова зазвонил телефон. Мария сняла трубку.
        - Мария Тимофеевна, они рвутся на территорию. Что делать?
        - Пропустите их. Но предупредите, что мы примем меры.
        - Мам, что случилось? - спросил Лёха.
        - Там эти трое, которые следили за нами в электричке.
        Иван с Лёхой переглянулись.
        - Пойдём им по тыкве настучим! - предложил Иван.
        - Они хотели отключить подстанцию, - объяснила Мария.
        - Тем более надо настучать!
        Трое парней стояли в окружении ЧОПовцев у КПП.
        - Вы кто такие? - спросил у них Лёха. На самом деле он их узнал - именно эти парни ехали в электричке.
        Один из них показал красную книжечку.
        - Капитан Лисицин, ФСБ.
        Другой, в капюшоне, добавил:
        - Алексей, тебе же советовали прекратить эти эксперименты.
        Лёха растерялся, не зная, что делать дальше. Тут в дощатую стенку КПП постучали:
        - Эй, дома есть кто?
        И, не дожидаясь ответа, вошли два мужика - те самые, которые затеяли драку в электричке.
        - Ага, все в сборе! - довольным тоном заявил один из них.
        - А вы кто? - спросил капитан Лисицин. - Документы!
        - Кто мы такие, капитан, тебе завтра на планёрке объяснят. А сейчас давайте-ка топайте отсюда, не мешайте людям полезным делом заниматься. Алексей Алексеевич, они вам мешают?
        - Вообще-то да, - согласился Лёха.
        - Вот видите! Так что, ребята, шагайте. До встречи на планёрке! А мы вас проводим. На всякий случай. Мария Тимофеевна, а мне про вас много хорошего рассказывали.
        - Кто-то из прошедших наш центр реабилитации? - предположила Мария.
        - Нет, Арнольд Оскарович.
        Когда все они ушли, Лёха спросил у старшего ЧОПовца:
        - Что это было?
        - Я думаю - их внутренние разборки. Я этого мужика раньше встречал. Он, кажется, в звании подполковника.
2
        Дома Лёха первым делом направился в душ - по горячей воде он скучал уже целый месяц. Но долго наслаждаться благами цивилизации у него не получилось - в дверь постучалась мать.
        - Лёша, тут к тебе Света пришла.
        С недовольным видом Лёха вылез из ванной, но, увидев Светку, рассмеялся - она была в блузке задом наперёд, в джинсах, позаимствованных у старшей сестры и в её же растоптанных кроссовках. Он попытался отпустить шутку по поводу её внешнего вида, но Светка его опередила:
        - Ты комп включал?
        - Ещё нет. А ты чего…
        Но она уже скинула кроссовки и прошла в комнату, на ходу бубня:
        - Как меня достали эти совковые босоножки! Все ноги в мозолях!
        - Так что случилось? - Лёха прошёл за ней.
        - Сейчас загрузится - сам увидишь!
        - Вроде ничего вокруг не изменилось. Я ничего необычного не заметил.
        - Сейчас заметишь! - Светка запустила Википедию. - Вот, например, смотрим, что написано про Украину. Население - 8 миллионов, столица - Львов, президент…
        - Я этого клоуна в КВНе видел, - узнал по портрету Лёха, но тут же спохватился. - Погоди, какой ещё Львов? А Киев куда делся?
        - Ага, заподозрил неладное?! Смотрим Киев, - она стала читать с экрана. - «Город Киев и Киевская область перешли в состав Российской Федерации по решению Верховного Совета СССР от 11 ноября 1991 года. Тем же решением в состав РФ переданы Ворошиловградская (Луганская), Донецкая, Днепропетровская, Запорожская, Харьковская, Полтавская, Сумская, Черниговская, Черкасская, Херсонская, Кировоградская, Одесская области и автономная республика Крым».
        - Это ещё что такое?
        - Про ГКЧП тебе почитать? Пожалуйста! «Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР - орган власти, существовавший с 19 августа по 26 декабря 1993 года. Передал полномочия Президенту РФ как правопреемнице СССР». А, вот ещё интересное. «С переходом власти к ГКЧП 19 августа связан инцидент на Краснопресненской набережной с участием так называемой десантницы Оли». Про десантницу Олю читать?
        - Блин блинский! - Лёха на ощупь уселся на кровать. - Ну читай.
        - «Десантница Оля - предположительно военнослужащая Советской Армии, участница инцидента на Краснопресненской набережной 19 августа 1991 года. Более подробные сведения о ней Министерство обороны СССР сообщать отказалось. Указом вице-президента СССР Янаева от 19 августа 1991 года награждена орденом Ленина с присвоением звания Героя Советского Союза».
        - Мега-жесть! Чего мы там ещё накосячили?
        - Тебе этого мало?! Тогда погляди, какие у них тут деньги стали! Я у сеструхи немного позаимствовала.
        Она протянула несколько купюр.
        - Вроде такие же, - не понял Лёха.
        - Ты картинки посмотри!
        Он развернул купюры и пригляделся.
        - Это что - Ленин? А это Брежнев? А с бородой кто?
        - Николай Второй. А тётка на сотенной - Екатерина. А на двухтысячной - Ельцин.
        - Может, ещё и Сталина нарисовали?! - Лёха был в шоке.
        - Сталин на пятитысячной, - ответила Светка. - Сеструха не дала, ужалась.
        В комнату заглянула мать.
        - Света, у тебя блузка задом наперёд. Вы тут историю изучаете?
        - У нас тут мозги задом наперёд! - признался Лёха. - А с историей вообще ничего непонятно.
        - Что тебе непонятно? Какая была - такая и осталась.
        - Это чего тут у вас - культ личности?!
        - Нет, официально это называется - «научный капитализм», - стала объяснять Мария. - Рыночная экономика, но всё по науке. В Москве частные автомобили запрещены, только общественный транспорт. Строительство новых городов и крупных предприятий - только в соответствии с госпланом. Поездки за границу - только после вакцинации, для приезжих - карантин две недели. Остальное вроде как обычно - рыночная экономика, частная собственность, все дела.
        - А всякие там коммунисты и либералы? - испуганно спросил Лёха, не зная, чего ещё ждать.
        - Я же говорю - всё как было, - успокоила его мать.
        - И давно это?
        - С 1991-го года.
        - А почему тогда все так резко полюбили ГКЧП? - поинтересовался Лёха.
        - Вы это ещё застали, когда были там, в прошлом, - принялась объяснять мать. - Когда 19 августа в новостях показали кадры, где так называемые защитники демократии кидают камни и бутылки с горючей смесью в девушку-военнослужащую, авторитет противников ГКЧП сильно упал. А когда в ГКЧП пришли генералы, они стали действовать более решительно. Ельцин не стал с ними конфликтовать, и перебрался в Питер. А в регионах люди боялись, что ГКЧП восстановит Советский Союз, и стремились под защиту Ельцина, то есть в Российскую Федерацию. Когда Кравчук выступил с поддержкой ГКЧП, половина областей Украины запросились в Российскую Федерацию, лишь бы не подчиняться Москве. Это провели как решение Верховного Совета СССР об изменении административных границ. К концу 1993-го, когда стало ясно, что СССР уже не восстановить, а Ельцин уже подмял под себя всю Российскую Федерацию, ГКЧП сложил свои полномочия. Ельцин вернулся в Москву, и вместо СССР стала Россия. Как-то так.
        - А почему тогда наступил капитализм? - не понял Лёха. - Почему ГКЧП не отстоял социализм?
        - Да потому что исправить ситуацию в стране и развиваться дальше можно было только рыночными методами. Конечно, ГКЧП сопротивлялся, как мог: цены отпускали плавно, приватизацию крупных предприятий союзного значения тоже провели очень аккуратно - сначала преобразовали в акционерные общества, и только потом стали постепенно продавать акции. Поэтому основную часть промышленности удалось сохранить.
        - А что с армией? - спросила Светка, вспомнив рассказ Ольги про военных, выведенных в чистое поле.
        - Армии пришлось всё время воевать, так что у меня работы хватает, - ответила Мария. - Когда в бывших республиках начались притеснения русских, ГКЧП просто отправил туда воинские контингенты. Где местные власти не справлялись, в дело вступали наши ребята. Поэтому обижать русских очень быстро стало немодно. Военные поняли, что важным делом заняты, и их авторитет вырос.
        - То есть всё началось с того, что Ольгу по телевизору показали? - ещё раз переспросила Светка. - Лёшка, дай свой телефон, я ей позвоню. Ольга, это я, просто с Лёшкиного телефона звоню. Ты как? Всё тошнит? А голова болит? Слушай, тебе надо бы в больницу! Ведь врач говорила, что у тебя может быть сотрясение. Ну всё, отдыхай!
        Она вернула телефон и объяснила:
        - Говорит - тошнит. А в больницу не хочет, на завтра откладывает. Ей тогда крепко досталось. Нет, ты только подумай: Оля - Герой Советского Союза! И ведь не расскажешь никому.
        - Нет, с этим надо разобраться, - задумчиво произнёс Лёха. - А то я не пойму - что мы смогли изменить, а что нет. Надо у Макаровского спросить, что там наделала его система автоматической синхронизации! Завтра поедем к нему. Теперь дай я за комп сяду!
        Первым делом проверил почту - одно входящее.
        - От кого это? - заглянув через плечо на экран, поинтересовалась Светка.
        - От Нечаева, - прочитал заголовок Лёха.
        - Что пишет? - не отставала Светка. Лёха вздохнул и стал читать вслух:
        - «Уважаемый Алексей! Как я понял из вашего письма, вы собираетесь отправиться в 1991-й год? Могу ли я попросить вас об одном одолжении - найти в Москве человека и забрать у него бумаги? Я понимаю, что переправить бумаги сюда невозможно, но было бы достаточно уничтожить их на месте. Очень рассчитываю на ваше сотрудничество!»
        - Когда он отправил? - спросила Светка.
        - В час дня. Мы уже были здесь.
        - Ну значит - сам виноват, быстрее надо было писать, - облегчённо вздохнула Светка. - Ответь ему что-нибудь утешительное, типа - в следующий раз обязательно!
        Лёха торопливо застучал по клавишам:
        - «Уважаемый Андрей Николаевич! К сожалению, ваше письмо пришло, когда мы уже вернулись. Поэтому я постараюсь выполнить вашу просьбу, когда в следующий раз окажусь в 1991 году. Best regards!»
        - Достаточно вежливо?
        Светка кивнула.
3
        Андрей Николаевич нервно прохаживался по кабинету, время от времени поглядывая на стену, увешанную фотографиями. Подумать только - этот молокосос ещё и шутить изволит! «Постараюсь выполнить вашу просьбу, когда в следующий раз окажусь в 1991 году»! Да ты там хоть один раз окажись! Вдруг у него мелькнуло сомнение - а если действительно?! Он подошёл к компьютеру. Что там хотела сотворить эта молодёжь? Что-то сделать с ГКЧП? Нечаев запустил Википедию и набрал в поисковой строке «GKChP». Появился текст, который он видел много раз: «The STATE COMMITTEE ON THE STATE OF EMERGENCY, was a group of eight high-level Soviet officials within the Soviet government, the Communist Party, and the KGB, who attempted…». Если бы у них что-то вышло, об этом было бы обязательно написано в Википедии!
        И тут у него мелькнула совершенно невероятная мысль. Он снова вернулся к компьютеру и запустил русскую Википедию. Точно! Он с изумлением стал читать: «Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР - орган власти, существовавший с 19 августа 1991 года по 26 декабря 1993 года. Передал полномочия Президенту РФ как правопреемнице СССР». Не веря своим глазам, он читал дальше. «С переходом власти к ГКЧП 19 августа связан инцидент на Краснопресненской набережной с участием так называемой десантницы Оли». Последние слова выделены. Он ткнулся мышкой и перешёл по ссылке. «Десантница Оля - предположительно военнослужащая Советской Армии, участница инцидента на Краснопресненской набережной 19 августа 1991 года…» Рядом плохонькая фотография, но вполне достаточная, чтобы он узнал - эта та самая Ольга Яковлева, которую он принимал вот в этом самом кабинете!
        Значит, они там были! А он-то вчера полдня думал - отвечать на это странное письмо или не стоит? Всё же ответил, но уже в обед. А эти уже успели смотаться в 91-й, поставить там всех на уши, и вернуться назад. Но его-то это вроде не коснулось? Он внимательно оглядел свой кабинет - ничего необычного. Подошёл к компьютеру, проверил выписки со счетов - всё на месте. Он облегчённо вздохнул, но, как выяснилось, преждевременно.
        Вошедший секретарь доложил:
        - Мистер Нечаев, вас хотят видеть два господина. Они утверждают, что прилетели из Москвы.
        - Начальника службы безопасности ко мне! - нервно крикнул Нечаев. - Срочно!
        Начальник безопасности подошёл через пять минут.
        - Ты их видел?
        - Да, - кивнул начальник безопасности.
        - Что скажешь?
        - Оборудование показывает, что они чистые. Кроме этого, они прилетели прямым рейсом из Москвы по обычным паспортам и прошли таможню.
        - Ну хорошо, пригласи их.
        Вошли двое мужчин крепкого телосложения в строгих костюмах.
        - Мистер Нечаев, моя фамилия Петров, - начал один из них. - А это господин Боширов. Мы прибыли к вам по поручению федеральной налоговой службы Российской Федерации.
        - По всем вопросам, связанным с судебными исками, обращайтесь к моим адвокатам, - ответил Нечаев.
        - Нет, вопрос, по которому мы приехали, не связан с судебными исками, - возразил Петров. - Чтобы вы лучше поняли, о чём идёт речь, посмотрите эти бумаги.
        Он протянул несколько ксерокопий. Как только Нечаев взял их в руки, он моментально их узнал. Перед глазами прыгали знакомые строчки: «… получая в своё распоряжение народную собственность…», «…обязуюсь по первому требованию…», а в ушах звучал вкрадчивый голос из ночного кошмара «А теперь верните народную собственность её законному владельцу - советскому народу!»
        - Я прошу прощения! - Нечаев отошёл к бару, достал коньяк и отхлебнул прямо из горлышка. Почувствовав себя чуть лучше, он спросил у визитёров:
        - Что вы от меня хотите?
        - Андрей Николаевич, вы напрасно волнуетесь! - улыбнулся Петров. - Это всего лишь формальность. Просто надо упорядочить документы, касающиеся имущества, полученного вами в 1991-м году на основании этих расписок.
        - Вы хотите у меня всё отобрать?
        - Ну что вы! За эти годы вы показали, что обращались с государственной собственностью умело и добросовестно. Поэтому продолжайте управлять доверенными вам активами и дальше. Просто надо будет переоформить распределение акционерного капитала в соответствии с этими расписками. Наше правительство очень ценит ваши опыт и компетенцию, и награждает вас орденом «За заслуги перед отечеством» четвёртой степени. Я уполномочен передать вам награду.
        Он протянул Нечаеву небольшую коробочку. Андрей Николаевич изумлённо глядел на позолоченного двуглавого орла. Затем он открыл сейф и достал орден Ленина.
        - Вот так! - назидательно сказал он визитёрам из Москвы. - Нечаев всякой российской власти нужен! Пройдите к юристам, пусть они займутся документами.
4
        Когда Лёха со Светкой на следующий день вновь приехали на объект, Макаровский продолжал возиться с установкой. При этом вид у него был озабоченный, и даже печальный.
        - Что-то случилось? - спросил у него Лёха.
        Макаровский кивнул, не выпуская из рук щупы прибора.
        - Серьёзное?
        Отодвинув приборы, Макаровский наконец вылез из-за пульта управления.
        - Вынужден вас разочаровать. Думаю, что установкой больше воспользоваться не удастся.
        Усевшись на осциллограф, он принялся объяснять:
        - Видите ли, у меня нет полной документации по устройству установки. Поэтому многие вещи я делал интуитивно. К счастью, всё заработало. Но я продолжал изучать установку, и дошёл до самого главного - пространственно-временного преобразователя. В основе его лежит монокристалл, который в процессе работы установки постепенно деградирует. В принципе в этом нет ничего страшного - там предусмотрена его замена. Но сложность в том, что запасного преобразователя нет.
        - А если изготовить новый? - предложил Лёха.
        - Документация не сохранилась, - развёл руками Макаровский.
        - Тогда вытащить тот, который там установлен, и попросить промышленность сделать такой же?
        - Вряд ли подобные технологии ещё остались. Но главная проблема в том, что кристалл уже деградировал, и его первоначальные свойства выяснить не удастся.
        - Но ведь можно отправиться в прошлое и выяснить подробности технологии его изготовления, - предложила Светка.
        - Я не уверен, что в следующий раз установка сработает, - ответил Макаровский. - Но если она просто не сработает - это ещё полбеды. Она может отказать на этапе возвращения. Или, что самое неприятное - сработать неправильно, то есть отправить подопытного вообще неизвестно куда. Именно поэтому я и настаивал на испытаниях перед вашим перемещением.
        - И очень хорошо, что такие испытания мы не провели! - заявил Лёха, и пояснил. - Тогда бы ресурс этого кристалла был израсходован на испытания, и на наше возвращение его могло не хватить.
        - Да, пожалуй, вы правы, - согласился с ним Макаровский. - Вам повезло - ваша миссия закончилась успешно.
        - Вот про результаты нашей миссии мы и хотели бы с вами поговорить. Мы уже выяснили, что какие-то эпизоды в истории изменились, но в целом всё осталось таким же. Можно ли узнать, что конкретно изменилось? И главное - почему изменений так немного?
        Макаровский оживился.
        - Как известно, работа установки по перемещению во времени основана на принципе самосогласованности Новикова. Сами перемещения допускаются некоторыми решениями уравнений Эйнштейна, разрешающими существование замкнутых времениподобных линий. То, о чём вы сказали, следует непосредственно из принципа самосогласованности Новикова. Попав в 1991-й год, вы внесли некое возмущение, которое действительно вызвало определённые изменения в истории. Существование замкнутых времениподобных линий позволило избежать нарушения принципа причинности. Но потом постепенно траектория движения по пространственно-временной плоскости вернулась к исходной. Грубо говоря, время само себя исправило. Я понятно объясняю?
        Светка не мигая глядела на него, раскрыв рот. Первым сориентировался Лёха.
        - А что это означает на практике?
        - По моим подсчётам, траектория в целом вернулась к исходной примерно через год после внесения возмущений. То есть если вы побывали в августе 1991-го года, к известным вам событиям история вернулась в конце 1992-го года.
        - Сейчас уже понятнее, - неуверенно ответил Лёха. - То есть переместиться во времени больше не удастся?
        - Нет, пока не будет заменён пространственно-временной преобразователь, я бы не стал рисковать. Но, с вашего позволения, я останусь тут и ещё немного поэкспериментирую.
        - Да, конечно, - согласился Лёха.
5
        У Ивана пискнул телефон - пришла СМС от Ольги: «Вышла из больницы. Есть новости. Сейчас приеду». Она заявилась через полчаса. Сочетание коротких волос и платья смотрелось очень необычно. Но, похоже, Ивану это понравилось.
        - Что в больнице сказали? - деликатно поинтересовался он.
        - Тебе срок в неделях назвать, или сразу пол ребёнка? - огрызнулась Ольга.
        - Чего? - Иван побледнел и отставил пиво. - Нормально так погуляли! И чего теперь делать?
        - Зови будущих бабушку и дедушку. Типа будем знакомиться.
        - Так уже знакомы.
        - А теперь в новом качестве.
        Иван постучался в комнату отца.
        - Пап, можно тебя?
        Александр Маркович вышел со своей неизменной трубкой.
        - А, молодёжь! Приветствую!
        - Пап, познакомься - это Оля.
        Александр Маркович повернулся к Ольге и чуть заметно вздрогнул.
        - Мы уже знакомы. Если не считать новой причёски. Оля, ты стала похожа…
        - А что у вас с правой рукой? - перебила его Ольга.
        - Это уже давно, - смутился Александр Маркович. - В молодости случайно обжёг.
        - Коктейлем Молотова? - Ольга не отрываясь глядела на него. - На Краснопресненской набережной?
        Александр Маркович ответил ей таким же тяжёлым взглядом. Это продолжалось несколько бесконечных секунд, после чего он первым отвёл глаза. А во взгляде Ольги продолжала плескаться ярость.
        - Зачем звал? - спросил Александр Маркович у сына.
        - У меня будет ребёнок, - ответил Иван, потом показал на Ольгу и поправился. - У нас.
        - И давно ты об этом узнал?
        - Только что.
        - И что ты планируешь делать?
        Иван пожал плечами. Тогда Александр Маркович повернулся к Ольге.
        - Иван должен закончить учёбу. Реши эту проблему сама.
        - Отец! - вскочил Иван.
        - Послушайте, вы уже взрослые люди, и должны знать, как это делается.
        Иван схватил Ольгу за руку.
        - Пойдём отсюда!
        - Поговорим, когда вернёшься! - крикнул Александр Маркович.
        - Я не вернусь, - ответил Иван, обуваясь. На улице он спросил:
        - Что это было?
        - Это он кидал в нас коктейль Молотова! - закричала Ольга. - А я выстрелила в бутылку, поэтому у него обожжена рука.
        - Бред какой-то! - воскликнул Иван. - Получается - он хотел убить своего сына?
        - Ну ты же слышал, что он предложил убить своего внука! - ответила Ольга. - Это всё либеральная философия твоего папочки! За последние двадцать с лишним лет он совсем не изменился!
        Иван резко остановился.
        - Давай отложим обсуждение моих предков на потом!
        - Ладно, пойдём! - перебила его Ольга. - Только куда?
        - К Лёхе. Потусуемся у него, пока я хату не сниму.
        - На какие шиши? - поинтересовалась Ольга. - На стипендию?
        - Я ухожу из универа и пойду работать. Вон Лёха бросил универ, и ему только на пользу пошло.
        - Батя меня убьёт, когда узнает, - вздохнула Ольга. - Вот приедет из командировки - и убьёт. Он вообще мальчика хотел, а родилась я. Вот он меня и таскал по стрельбищам и всяким полигонам. И даже назвал в честь какой-то десантницы Оли.
        Глава 20

1
        - Чего это вы на ночь глядя? - удивилась гостям Мария.
        - Мам, Ванька с Ольгой у нас переночуют? - спросил Лёха.
        - Что случилось? - спросила Мария, но, вглядевшись в лицо Ольги, произнесла. - Понятно!
        - Что понятно? - смутилась Ольга.
        - Садитесь, ужинать будем, - не ответила Мария. Отец тоже был дома, после смены он успел выспаться, и поэтому был в хорошем настроении.
        - Как дела? Чего носы повесили?
        - Всё плохо! - объяснил Лёха.
        - А мне мать, наоборот, сказала - у вас всё получилось, - удивился отец.
        Иван с Ольгой сидели молча, предпочитая не вмешиваться в семейный разговор.
        - Ничего у нас не получилось! - продолжал Лёха. - Мы же хотели сохранить социализм, чтобы всё было как раньше. Чтобы были равенство и справедливость, чтобы у каждого были перспективы, независимо от денег и места жительства, чтобы развивались наука и производство. А вернулись у тому, с чего и начинали. Как мама говорит - а кони всё скачут и скачут, а избы горят и горят.
        - Ну, начнём с того, что раньше не всё было идеально. И разве мать тебе не говорила, что она тогда в этом деле разочаровалась? Я про сохранение Советского Союза.
        - То есть вы знали, что у нас ничего не получится? - возмутился Лёха.
        - Догадывались, - кивнул отец.
        - А что же вы мне не сказали?
        - Можно подумать - это бы что-то изменило.
        - Ну мы бы тогда…
        - Вы тогда просто не услышали бы, что вам говорят, - перебил его отец. - Или, хуже того, обвинили бы нас в том, что не дали вам осуществить планы. А мы не захотели быть во всём виноваты!
        Лёха растерянно поглядел на друзей, но они молчали. А отец продолжил:
        - Вы сделали то, что планировали. Другое дело, что результат вас не устраивает. Но, с другой стороны, что вы хотели? Чтобы теперь вам всё само в рот падало?
        - То есть теперь полный облом? - спросил Лёха.
        - После того, что вы провернули, вы и сами всего добьётесь. Вы получили опыт, а это дорогого стоит. Это более ценно, чем халява. Теперь вы можете двигаться дальше.
        - Дальше некуда! - возразила Ольга. - Это был наш звёздный час, наш пик. Дальше только спад. Всё, интереснее не будет!
        - Оля, твой главный подвиг ещё впереди, - вмешалась Мария.
        - Что вы имеете в виду? - смутилась Ольга.
        - Да что я, беременных никогда не видела? - улыбнулась Мария.
        - Вот именно! Отец меня убьёт! А Ванькин отец вообще предложил сделать аборт. Но я от него ничего другого и не ожидала. Ведь это он кидал в нас коктейль Молотова. Тогда, в 1991-м. Я из автомата разбила бутылку у него руке, поэтому у него рука и обожженна. И этот… - она запнулась. - Будет дедушкой моего ребёнка! Вы понимаете?!
        - Я понимаю, - кивнул отец. - Ты вернулась с войны. Мне это знакомо, я знаю, как это тяжело. Вон Мария помнит, каким меня тогда подобрала.
        - Да, вы правильно сказали - с войны! - Ольга уже размазывала слёзы. - Для меня это было всего неделю назад! У меня в носу до сих пор стоит запах гари! Он хотел нас убить, вы понимаете?! И вот я вижу, что тот, с кем мы воевали, спокойно живёт в соседнем доме. Мы с Ванькой там реально могли погибнуть, а тут выясняется, что…
        - Мать, это уже по твоей части, - шепнул отец Марии. Она кивнула и увела ревущую Ольгу в комнату. Иван и Лёха подавленно поглядели им вслед. Отец достал из холодильника бутылку.
        - Я знаю, что это непедагогично, но вам сейчас надо. Вы тоже, считай, на войне побывали. Особенно Иван. Это ведь поэтому у тебя лицо обожжено? Так что, ребята, исправлять надо не прошлое, а настоящее, а то такая ерунда приключится может, как у Ольги с твоими родителями.
2
        - Ты точно решил, что свадьбу отмечать не будете? - ещё раз спросил Лёха у Ивана.
        - Ну куда отмечать? - опять возразил Иван. - У Ольги уже живот торчит. И что, с ним в ресторан переться? Так, посидим немного.
        - С предками помирились?
        - Нет, - помотал головой Иван. - Но на роспись я их пригласил.
        - А Ольгины как?
        - Увидишь!
        Родители Ивана скромно стояли рядом с ЗАГСом. Отец Ольги, напротив, важно расхаживал перед дверями.
        - Понятые, в смысле свидетели, за мной! - скрывая волнение, пошутил Иван. Лёха со Светкой послушно пошли за ним. Сам процесс росписи прошёл сдержанно. Но когда родители Ивана подошли поздравить молодожёнов, все напряглись. Александр Маркович покалеченной ладонью пожал сыну руку, а мать осторожно поцеловала Ольгу. Потом к ним подошли родители Ольги. Батя поцеловал дочку и сокрушённо заявил:
        - А я ведь сына в своё время хотел!
        - Ничего, - утешила его Ольга. - Вот родится внук - ещё наиграешься!
        Все направились к выходу. Но тут в ЗАГС вбежала Мария в сопровождении какого-то подполковника.
        - Успели! - тяжело отдуваясь, выдохнула Мария. - Так, все остановились! Сейчас будет ещё одно поздравление.
        Подполковник вышел вперёд.
        - Товарищ полковник, разрешите? - спросил он у отца Ольга. Тот одёрнул свой штатский костюм и удивлённо ответил:
        - Разрешаю!
        Лёха узнал в подполковнике одного из мужиков, затеявших драку в электричке в тот день, когда они собирались отправиться в прошлое. Подполковник кашлянул и торжественно начал.
        - Указом вице-президента Союза Советских Социалистических Республик Янаева от 19 августа 1991 года …
        Все с изумлением уставились на него.
        - …за мужество и отвагу, проявленные при защите конституционного строя, Ольга Николаевна Яковлева награждается…
        - Уже не Яковлева, - прошептала Ольга.
        - Тише ты! - дёрнул её за рукав законный супруг.
        - … награждается орденом Ленина с присвоением звания Героя Советского Союза!
        Отец Ольги смотрел на дочь таким взглядом, как будто видел её впервые. Подполковник шагнул к невесте.
        - Ольга Николаевна, я уполномочен вручить вам правительственные награды, - и он прикрепил к её свадебному платью орден Ленина и звезду Героя.
        Мария уже успела снять плащ, и на её груди блестели два ордена Ленина и медаль «За отвагу». Она подошла к Ольге и обняла её.
        - Поздравляю, девочка!
        Отец Ольги обернулся к Ивану.
        - Ты ведь знал, да? И не предупредил!
        - Николай Петрович, я подумал - пусть это будет сюрпризом, - виновато ответил свежеиспечённый зять. Отец подошёл к Марии.
        - А вы…
        - Я мать этого оболтуса, - Мария кивнула на Лёху.
        - Но откуда… - он кивнул на её грудь.
        - За былые заслуги. Но за вашей дочерью мне не угнаться. Вы всё ещё жалеете, что она не родилась мальчиком?
        Ольга поцеловала отца.
        - Папа, это всё благодаря твоему воспитанию!
        Будущий дедушка расплылся в довольной улыбке.
3
        - А теперь все в ресторан! - скомандовал отец Ольги.
        - Да мы как-то не планировали… - начал было Иван, но Николай Петрович перебил:
        - Отставить разговорчики!
        Александр Маркович покосился на Ольгу, и сказал:
        - Мы, пожалуй, пойдём домой.
        - Нет, так не пойдёт, - возмутился Николай Петрович. - Только породнились - и сразу разбежались? Нет, нет, едем все вместе!
        Но и в ресторане атмосфера осталась прохладной, и даже традиционные тосты не смогли растопить лёд недоверия. В конце концов Николай Петрович поднялся и заявил:
        - Может, кто-нибудь мне всё же объяснит, что происходит? Что это за представление с награждением Ольги, и почему все такие кислые?
        - Пап, это долгая история, - отозвалась Ольга.
        - А я не тороплюсь! Давай-ка, дочка, всё по порядку!
        - Ну хорошо, ты сам попросил! - предупредила Ольга. - Начну сначала. Присутствующая здесь Мария Тимофеевна Климова - первый человек, осуществивший перемещение во времени. Именно за это её и наградили.
        - Медаль за другое, - вставила Мария.
        - Это уже детали, - продолжила Ольга, не обращая внимания на то, что отец хмурится всё больше. - У Марии Тимофеевны было задание - собрать информацию, которая поможет в начале 90-х сохранить Советский Союз. Но тогда сделать это не удалось. Поэтому за дело взялся Лёшка, её сын. Под его руководством восстановили машину времени, и мы вчетвером отправились в 1991-й год, чтобы поддержать ГКЧП.
        - Ванька, ты тоже участвовал? - спросил сына Александр Маркович. Иван молча уставился в пустую тарелку.
        - Да, участвовал! - за него ответила Ольга. - Это он вёл БМП, в которую вы кидали коктейль Молотова. Если бы я не выстрелила в бутылку, которой вы тогда уже замахнулись, возможно, вы бы убили своего сына!
        - Иван, это правда? - спросил Александр Маркович.
        - Да, папа, - ответил ему сын.
        - О, боже! - воскликнула Любовь, мать Ивана. - То есть это ты тогда чуть не убила Сашу?
        Ольга не ответила и продолжила.
        - Всё это заснял тележурналист, которого позвала Светка. Это попало в телевизор, и тогда десантницу Олю наградили. Видимо, они только сейчас поняли, что десантница Оля - это я.
        Николай Петрович растерянно оглядел присутствующих, наконец его взгляд остановился на Марии.
        - Вы производите впечатление серьёзного человека. В этом бреде есть хоть частичка правды?
        - Всё именно так и было, - подтвердила Мария. - Я лично нажимала кнопку, отправляя ребят в 1991-й год.
        - Ну вот теперь я начинаю что-то понимать. Одно я только не пойму - дочка, как ты будешь жить со своими новыми родственниками?
        - Мы живём отдельно от моих родителей, - объяснил Иван.
        - Возможно, когда-нибудь мы сможем отнестись к этому проще, - предположила Ольга. - Но сейчас для меня это было всего месяц назад.
        Родители Ивана промолчали. Николай Петрович снова обвёл всех взглядом.
        - Слушайте, я всё это, конечно, понимаю, но любая война заканчивается миром. Войны начинаются легко, а мир устанавливается трудно. Поверьте мне, я с этим сталкивался, некоторый опыт имею. И я не допущу войны в моей семье. А ты, Иван, и твои родители теперь тоже мои родственники. Всякие там политические убеждения - это заслуживает уважения. Но здесь речь идёт о кровном родстве. Я не буду вас ни к чему призывать, но я прошу вас остаться за одним столом. Вы согласны?
        Родители Ивана неохотно кивнули.
        - Ольга, ты? - спросил Николай Петрович у дочери.
4
        Но Ольга смотрела на него исподлобья и молчала.
        - Чёрт возьми! - взорвался Николай Петрович. - Вы готовились изменить будущее страны, готовились долго и обстоятельно, и, как я понимаю, у вас кое-что получилось. А со своими родственниками разобраться не можете! А они тоже граждане этой страны, и вам не чужие! Вы что, не понимаете, что такая твердолобость перечёркивает все ваши успехи?! Победа - это когда наступает мир. Если мир не наступил - победы нет. А у вас нет мира даже в семье!
        - Папа, а ты сам смог бы такое простить?! - воскликнула Ольга.
        - Дочка, успокойся! Война кончилась. Я не говорю, что надо изменить свою позицию немедленно. Но время лечит. Так что имей терпение.
        - Это я тогда вытолкнула коляску перед вашим танком, - внезапно призналась мать Ивана. - И окажись я снова в той ситуации, я поступила так же. Но с тех пор прошло больше четверти века. Было бы глупо совсем не измениться за это время. Николай Петрович, я согласна с вами, но нам нужно это осмыслить. Да, Саша?
        Она обернулась к мужу. Александр Маркович обнял жену и молча кивнул.
        - Ну вот, чего-то достигли! - довольно улыбнулся Николай Петрович. - Запомни, дочка, главная задача военных - не воевать, а хранить мир. Лучшее сражение то, которое не состоялось.
        - И всё равно я себе это по-другому представляла, - продолжала Ольга. - Мы были на острие, на переднем крае, а что теперь? Я буду сидеть с ребёнком, Ванька работает экскаваторщиком, Лёшка тоже универ бросил. Только Светка ничего не потеряла - так и будет грязные подносы таскать.
        - Иван, ты работаешь экскаваторщиком? - возмутился Александр Маркович.
        - А чё, по сравнению с вождением БМП это не так уж и сложно, - ответил Иван. - И платят нормально.
        - А мне теперь в универе восстанавливаться, что ли? - спросил Лёха. - Тоска-то какая!
        - Ребята, вот гляжу я на вас, и поражаюсь! - вмешалась Мария. - Вы хотели изменить жизнь в стране, а свою собственную жизнь изменить не можете! Боитесь! Как будто черновик пишете. Ивану нравится его работа - так работай и радуйся! Лёшка получил бесценный опыт руководства проектом. Вместо того, чтобы продолжать, он хочет вернуться за парту. Да тебе самому уже пора лекции читать! Света собирается вернуться к своим подносам…
        - Я не собираюсь, - перебила Светка. - Я планирую заниматься журналистикой.
        - Ну и кто тебя без диплома возьмёт? - усмехнулся Лёха.
        - Ты! Ты забыл, что назначил меня своим заместителем по связям с общественностью? Или ты забыл и про то, что ты председатель? Проект по созданию музея части «Чехов-33» ещё не закончен.
        Николай Петрович улыбнулся.
        - Я гляжу, в вашей компании самая мелкая рассуждает наиболее здраво!
        - Ну хорошо, - недовольным тоном продолжила Ольга. - Вот все такие молодцы, все чего-то достигли. Одна я получилась дура беременная. Но мы-то за что выступали? За социальные лифты, за перспективы для молодёжи. И где они?! В экскаваторе? Или пелёнки стирать?
        Тут Иван удивлённо поглядел на свою молодую жену.
        - Ты что, хочешь, чтобы я был за всё отвечающим, как председатель Лёха?! Нет уж, спасибочки! Каждый на своём месте! Социальный лифт - это, конечно, здорово, но только добровольно. Если кого смущает, кем я работаю - так у нас все люди равны. А про беременность что? Я бы вместо тебя поносил, но не могу, извини уж! Только сама!
        - Мы с матерью поможем, - пообещал Николай Петрович.
        Светка задумчиво произнесла:
        - И всё же мне будет этого не хватать. Этого драйва, движухи. Без этого жизнь пресная. Лёха, давай замутим что-нибудь ещё?
        - Давай! - с готовностью отозвался Лёха. - Пойдём завтра заявление подавать!
        - Ну наконец-то догадались! - с облегчением вздохнула Мария.
5
        Александр Маркович отодвинул тарелку и произнёс:
        - И всё же, Мария Тимофеевна, я считаю, что вы неправы.
        - В чём же? - Мария удивлённо подняла на него взгляд.
        - Не стоило посылать туда детей. Ведь они могли там погибнуть. Я понимаю, что вам не даёт покоя осознание того, что вы когда-то не смогли выполнить своё задание. Но дети-то тут при чём?
        Мария глядела на него в изумлении и молчала.
        - Ну вот, понеслось говно по трубам! - сердито пробормотала Ольга.
        - Нас никто никуда не посылал! - решительно возразил Лёха. - Это была моя затея от начала до конца, и мои друзья меня поддержали.
        Александр Маркович повернулся к нему.
        - Алёша, при всём моём уважении, люди в вашем возрасте очень внушаемы. Ими легко манипулировать. Вот только я не понимаю - с какими целями.
        - То есть вы нас считаете дурачками? - разозлился Лёха.
        - Лёша, подожди, - Светка положила ладонь на его руку. - Александр Маркович, а как же комсомольцы-герои в годы Великой Отечественной войны? Они были нашего возраста, даже младше. Ими тоже манипулировали?
        Отец Ивана снисходительно улыбнулся.
        - Света, ты же училась на журфаке, хоть и недолго. Ты прекрасно знаешь, что такое пропаганда. Тем более - советская пропаганда.
        Лёха попытался освободить свою руку, но Светка только сильнее сжала пальцы у него на локте.
        - Александр Маркович, а американские лётчики, летавшие бомбить Германию? Им тоже было по двадцать лет. Но вряд ли их оболванила советская пропаганда.
        - Ты не понимаешь, это другое. Они сражались за свободу.
        Лёха дёрнул рукой, но Светка вцепилась в его локоть мёртвой хваткой. Лёха чувствовал, что она вся дрожит от напряжения.
        - Александр Маркович, а за что вы сражались в августе 91-го? Не возражайте, я была там и всё видела. Какой пропагандой были оболванены вы?
        - Ну знаете ли! - Александр Маркович стал выходить из себя. - Я уже был в сознательном возрасте, у меня за спиной были три курса журфака, и я прекрасно понимал, что происходит вокруг. У меня были свои убеждения, и я был готов их отстаивать!
        - Больно! - прошептал Лёха, всё ещё пытаясь освободить руку. Но Светка его не слушала.
        - Так почему вы не допускаете, что у нас тоже могут быть свои убеждения, и мы тоже готовы их отстаивать?!
        - Да потому, что он свои убеждения считает единственно верными! - закричала Ольга.
        - А если бы ты там погибла?! - в ответ ей закричал Александр Маркович. - Что бы тогда было?
        - Тогда была бы мёртвой, - ответила Ольга.
        - И чего бы ты этим достигла? Была бы ещё одна бессмысленная жертва. Очередная Зоя Космодемьянская.
        - Вы считаете её подвиг бессмысленным? - Ольга смотрела на него чуть прищурившись, как обычно смотрят в прицел. - А может, если бы не было её героической гибели, мы бы и в войне не победили.
        - Я гляжу, до примирения ещё очень далеко, - огорчённо произнёс Николай Петрович. - Вы как хотите, а я пойду покурю.
        И он направился к выходу. Александр Маркович достал свою трубку и тоже поднялся из-за стола.
        - А вы не находите, что наши дети в чём-то повторяют нас? - окликнула их Мария.
        - Остаётся только надеяться, что они будут умнее нас, - ответила мать Ивана.
6
        Родители вышли, за столом осталась одна молодёжь. Неожиданно Иван стукнул кулаком по столу.
        - Ты что?! - подскочила Ольга.
        - Ребята, у меня такое чувство, что меня обманули! - заявил Иван.
        - Ты просто пьяный, - Ольга стала отодвигать от него посуду, чтобы она случайно не пострадала.
        - Мы же были там, - стал путано объяснять Иван. - Мы все видели одно и то же. Скажите мне - а вы видели там чистые, светлые лица счастливых людей? У которых есть великая и красивая Родина? Только я не почувствовал эту незабываемую чудесную атмосферу, про которую так много слышал?
        - Хлеб там вкусный, - заметила Светка.
        - И мороженое, - добавила Ольга.
        - Ванька, а чего ты вдруг завёлся? - спросил Лёха.
        - Вот скажи, неужели ты, отправляясь туда, в Советский Союз, не хотел испытать это чувство? Чувство гордости за свою Родину? Когда спортсмены плачут под гимн Союза? Когда от вида красного флага пробирает до мурашек?
        - Хотел, - мрачно ответил Лёха.
        - То есть не один я этого не почувствовал?
        - Мы попали в самый конец Советского Союза, когда этого уже не было, - предположила Светка.
        - А когда было? В 80-м? В 70-м? В 61-м? В 45-м? Куда надо отправиться, чтобы это почувствовать?
        - Никуда уже не отправишься, - ответил Лёха. - Машина времени дала дуба.
        - А если бы не дала? Где это искать? Почему у них это было? - Иван кивнул в сторону коридора, где переговаривались родители. - А у нас этого нет, остаётся только слушать чужие рассказы. Или нас просто обманывают?
        - Нет, не обманывают, - возразила Светка. - Я видела, как горят глаза, когда про это рассказывают. Это нельзя сыграть.
        - Почему нам этого не досталось? - Иван повернулся к жене. - Ответь мне, товарищ Герой Советского Союза!
        - Ответить, да?! - завелась Ольга. - Вот выйду я сейчас с этой звездой на улицу, и что будет? А я тебе скажу - большинству будет насрать. А меньшинство будет исходить гавном - приспешник режима, раб Путина и так далее.
        - Получат в жбан! - предсказал Иван и в подтверждение постучал кулаком по столу.
        - Дело не в этом, а в том, что всё изменилось. Люди изменились. Понимаешь?
        - Вот потому-то все и хотят туда, назад в СССР!
        - Во-первых - не все. А во-вторых - кто мешает это сделать здесь?
        - Я знаю, в чём дело! - воскликнула Светка. - Чтобы это почувствовать, надо было там родиться. Они видят величие Родины, а мы смотрим на то же самое и видим пустые полки магазинов и немодную одежду. И это не исправить. Они жили там, а мы воспринимаем это как фантастику, как утопию.
        - И они всё это просрали, - добавил Иван.
        - Слушай, давай будем за себя отвечать, - сказала ему Ольга. - Мы сунулись исправлять их эпоху, а кто будет исправлять нашу?
        - А может, пришлют кого-нибудь? - предположил Иван.
        - Ага, кого-нибудь вроде тебя! Он посмотрит и тоже скажет - они всё просрали!
        - Ты хочешь сказать, что мы зря всё это затеяли? - спросил Лёха.
        - Я хочу сказать, что наши родители правы, - ответила Ольга. - Надо жить своим временем и решать сегодняшние проблемы. А не тащить их за собой в будущее.
        - Ну что можно на это сказать? - подытожил Лёха. - Наши цели определены, за работу, товарищи!
        - И какие же у нас цели? - уточнил Иван.
        - Чтобы потомки мечтали жить в наше время.
        Конец
        Этот вариант, выложенный на , полный и исправленный. Пиратские копии на других ресурсах неполные.
 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к