Сохранить .
Лиса на выданье Светлана Ледовская
        Муж предал, а подруга оказалась с ним заодно? Не беда. Я возьму рюкзак, ружье и... отправлюсь в другой мир. Там судьба подарит мне второй шанс на счастье. И еще мужчин, которым не помешает держать хвосты при себе. Кто там собрался стать моим мужем? Что ж, держитесь претенденты, Лиса идет.
        Лисоглава 1
        В коридоре было темно. Именно это давало иллюзию, что все происходит не в этой реальности. Я могла закрыть глаза и представить, что нахожусь не дома, а в кинотеатре и наблюдаю за драмой со стороны. Вот только все куда хуже. Моя спина упирается в стену, обитую пробкой. Я сама ее подбирала в магазине стройматериалов. Подошва кроссовок слегка скользит по ламинату, который мне никогда не нравился. А в паре метров от меня виднеется арка, ведущая в гостиную. В ту самую комнату, куда мне не хочется заходить. Но это нужно сделать, чтобы окончательно убедиться - моя жизнь не будет прежней.
        И дело вовсе не в чужих туфлях с красной подошвой, что лежат в проходе. Не в лужице темной ткани, небрежно оставленной там же и не в кружевном великолепии белья, брошенного чуть поодаль.
        И когда моя жизнь успела превратиться в банальный анекдот.
        Только вместо мужа из командировки вернулась обманутая жена. Глупая я.
        Мне пришлось преодолеть омерзение и войти в соседнюю комнату. На полу виднелась цепочка из вещей. Я оценила кружевные трусики, тонкий шелковый чулок и семейные трусы со снеговиками. Последние портили всю картину. Стало даже стыдно перед изысканной любовницей за супруга. А когда я увидела дырявый носок, то окончательно смешалась. Едва удержалась от желания пнуть эту деталь гардероба под диван.
        «Да что со мной не так?», - думала я, стоя на пороге спальни и не решаясь открыть дверь.
        Из-за нее доносились стоны и возня. Было совершенно очевидно, чем там занимался мой муж с неизвестной девушкой. Я уткнулась лбом в дверной косяк и вздохнула. Трусихой я не была. Наоборот, умела держать удар. Вот только сейчас тянула время и топталась на пороге собственной спальни.
        - Соберись, - приказала я себе и толкнула дверь.
        В одно мгновенье моя жизнь перестала мне принадлежать. Вот буквально еще пару минут назад я была счастливой женщиной, у меня был муж, квартира, доставшаяся от родителей, подруга, с которой я держала маленькую кофейню, и мечта через год-другой обзавестись малышом. Правда муж хотел купить питона. Даже детскую планировал переоборудовать в террариум. Но для начала видимо решил затащить змею в нашу с ним общую постель.
        - Вы хоть простыни сменили? - уточнила я, прислонившись к стене. - Или брезгливость не для вас?
        С коротким криком с моего мужа скатилась белокурая девица и накрылась с головой одеялом. Вот только я уже узнала татуировку на ее плече. Мужчина неловко прикрыл голых пах, попытался натянуть на него то самое одеяло. Но любовница держала ткань крепко. Я вынула из кармана бумажный платок и кинула его в мужа.
        - Возьми, - иронично предложила я. - И не говори, что я не забочусь о тебе, дорогой.
        Он автоматически ухватил предложенную салфетку и тут же откинул ее, чтобы прикрыться подушкой.
        - Да уж чего я там не видела? - осведомилась я со злым весельем. - А что, Маша, наш поставщик прячется на матрасе? Ты там переговоры ведешь?
        Предпринимать попыток вытащить подругу на свет я не собиралась. Не хотелось признаваться самой себе, но тело норовило меня подвести. Ноги ослабли, а перед глазами встала мутная пелена.
        Я наконец поняла, что уже не в первый раз ловила в доме аромат, который казался смутно знакомым. Это была смесь духов и дыма от ментоловых сигарет. Запах принадлежал Маше, подруге, с которой я провела все дество и юность.
        - Ты все не так поняла, Олеся, - отозвался супруг.
        Однако выглядел он на редкость жалким. Лицо покрылось красными пятнами, взгляд метался между моими коленями журнальным столиком, на котором стояла темная бутылка с двумя бокалами.
        - Ну, хоть тут ты оказался джентльменом, - оценила я напиток. - Это ведь вино, которое мы покупали на годовщину? Надеюсь, вам понравилось?
        - Леся, давай без сцен, - уже более твердым голосом произнес мой благоверный. - Мы ведь цивилизованные люди. И можем все обсудить…
        Договорить он не успел. Подхватив злополучную бутылку, я с размаху швырнула ее в стену, прямо над изголовьем кровати. Вино расплескалось по постели, осколки разлетелись с оглушительным звоном. Маша завизжала и наконец выскочила из-под своего укрытия, явив мне свое загорелое обнаженное тело.
        - Подруга, как переговоры? Скидочку выбила? - прошипела я недобро и швырнула в нее апельсин.
        - Ты чего творишь? - выкрикнула девушка истерично. - Психованная! Ты сама во всем виновата!
        - Точно! - не стала отнекиваться я. - Конечно, я. Виновата в том, что работала, когда у тебя болела голова. Когда твой очередной хахаль звал тебя на острова, пока его жена лежала в больничке на пластике…
        Лицо моего супруга вытянулось от услышанной информации, но меня это уже не заботило.
        - Виновата, что дала тебе шанс залезть в мою кровать и в трусы…
        Я вспомнила снеговиков на ткани и неожиданно криво усмехнулась.
        - Хотя знаешь, это как раз самое ничтожное из того, что ты у меня позаимствовала. Самое…- я показала расстояние между большим и указательным пальцем равное спичечному коробку, - мелкое и ненужное. На это я даже обидеться не могу. Ты практически занималась тут благотворительностью.
        - Ты ведь знаешь, что размер не имеет значения, - растерянно пробормотал окончательно обескураженный муж.
        - Рот закрой, - я ткнула в него пальцем.
        Лисоглава 2
        Непривыкший к такому моему поведению, супруг, тем не менее, подчинился. Подобрал под себя ноги вжал в пах многострадальную подушку.
        - Я могу принять многое, но вот это… - обвела комнату руками, - вне моего понимания.
        - А чего ты ждала? - неожиданно ядовито уточнила Маша.
        Она подхватила бюстгальтер и принялась натягивать его, путаясь в лямках.
        - Твой мужик без ласки живет. Ты вечно в делах. Пишешь дипломную, - она закатила глаза. - Кому она нужна? Кому нужна баба, которая не может мужик обед сварить и в постели ублажить?
        Супруг трагически всхлипнул, но весомое слово вставлять не спешил. Выжидал, наверно, более удачного момента. Или успел заметить, что на столе осталась еще пара тарелок, яблоко и бокалы.
        - Может, твой Петя и не самый лучший мужик, - продолжила подруга. - Но ты его недооцениваешь. И он на многое способен.
        - Забирай, - я скрестила руки на груди.
        - Что? - не поняла Маша.
        - Забирай этого самца, - пояснила я очевидное. - С трусами, носками, креслом его компьютерным. Картиной, которую ты нам подарила на свадьбу и поясом из собачьей шерсти, без которого он каждую зиму загибается.
        Блондинка растерянно посмотрела на предложенное сокровище и похоже не испытала восторга от моего щедрого предложения.
        - Знаешь, - наконец вышел из оцепенения Петр, - я не вещь, чтобы мною распоряжаться.
        Он не заметил, как любовница с облегчением выдохнула.
        - Мы с Машей уже два года встречаемся и только из жалости к тебе…
        Я содрогнулась, едва сдерживая смех. Стоило видеть блондинку, чтобы осознать, что эту информацию она не собиралась озвучивать. И уж точно не считала слова Пети важными.
        - Дурень, - отмахнулась я от благоверного. - Маша всю сознательную жизнь хотела иметь то, что принадлежит мне. А теперь, ты ей не нужен. Потому что и мне стал ненужным. Верно, подруга?
        Блондинка подхватила платье, чтобы рывком натянуть его на себя.
        - Не собираюсь я вмешиваться в ваши семейные разборки.
        - Что? - встрепенулся Петя.
        - Не надо меня втягивать, - повторила девушка с нажимом.
        - Мы же собирались… - муж осекся и затравленно посмотрел на меня.
        Стало как-то неловко. Он всегда был уверенным в себе, немного нагловатым и даже хамоватым. Но сейчас выглядел потерянным и обиженным. Вот только жаль мне его не было.
        - Собирайся, - бросила я равнодушно. - Если поторопишься, то может Маша подбросит тебя до метро.
        - Что? - испуганно встрепенулся муж.
        - Ты тут больше не живешь. А ты, Машуль, больше не совладелец кофейни.
        - Ну уж нет, - оскалилась она. - Половина всего бизнеса моя. Я такая же хозяйка, как и ты.
        - Ты не поняла, - я пнула в ее сторону чулок. - Забирай себе все. Только учти, что аренда заканчивается в следующем месяце. Новый договор заключай сама. Закупку сырья надо произвести через две недели. Зарплату рассчитывать придется тебе самостоятельно, ведь ты уверяла, что бухгалтер нам не нужен. А я больше не стану заниматься этим. Логично?
        Девушка помрачнела, наконец поняв, о чем я толкую.
        - Та сумма, которая лежит на нашем общем счете… - я сделала многозначительную паузу, - останется тебе, дорогая. Это мой свадебный подарок тебе и Петеньке. Тратьте с умом. Если ты добавишь те деньги, которые вытащила из бюджета на лечение своей собаки, то как раз хватит, чтобы заплатить официантам в двадцатых числах.
        С этими словами я вышла из комнаты и наконец позволила себе не сдерживать эмоции. Только вот плакать мне не хотелось. Оставаться в квартире мне было противно. Хотелось рюкзак и отправиться за город. Точнее в домик, который остался от моей бабушки в деревне. Там всегда было тихо и светло. Даже в дождливый день там было здорово.
        - Олесь, - раздалось за спиной, и я резко повернулась.
        Подруга стояла в арке и кривила губы в странной виноватой улыбке. Она часто так делала, когда хотела разжалобить меня или уговорить на очередную авантюру.
        - Давай мы с тобой не будем пороть горячку. Ну, глупо ведь ругаться из-за мужика…
        - Ты испачкала мою кровать.
        - Чем? - она захлопала глазами.
        - Предательством, Маш, - неприязненно пояснила я. - И если б ты в него влюбилась…
        Я махнула рукой, осознав, что подруга и впрямь ничего не понимает. Она воровато оглянулась, наверно беспокоясь, что Петя ее услышит, и быстро заговорила:
        - Если бы ты им и впрямь дорожила, то я бы никогда…
        Я вздохнула и направилась к стене, в которую был встроен высокий сейф. Девушка продолжала говорить, а я неспешно набрала комбинацию, отворила дверь и вынула из оружейного шкафа ружье.
        - Знаешь, Маша, - неспешно протянула я, - мне совершенно неинтересно, зачем ты это сделала. Зачем вы оба это сделали.
        Лисоглава 3
        Я притормозила у ворот и заглушила мотор. Радио послушно замолчало и через открытое окно донеслось пенье птиц и шум ветра. Где-то очень далеко лаяла собака. Зажмурившись, я еще раз подумала, что приняла правильное решение. Оставаться в городе после произошедшего не хотелось.
        Кофейня уже не первый месяц едва себя окупала. И мне приходилось выкручиваться, чтобы оплачивать счета и оставаться на плаву. Если бы моя подруга не вытаскивала деньги из бюджета, то возможно было легче. Не стоило затевать бизнес с близким человеком. С тем, кому не можешь сказать твердое «нет».
        - Сама виновата, - вырвалось у меня прежде, чем успела подумать
        Мне не хотелось признаваться себе, что стоило уже давно понять очевидные вещи. Маша меня использовала, а муж не отставал. Он пару лет уже искал себя и никак не находил. Петя продолжал медитировать под пиццу и компьютерные игры. Время от времени рассылал резюме и получал предложения. Которые, впрочем, его не устраивали.
        И я это принимала. Тащила на себе дом и мужчину в нем.. К ттому же я верила, что совсем скоро все изменится.
        Вот и изменилось.
        Горько вздохнув, я взяла рюкзак с соседнего сиденья, чехол с ружьем и вышла наружу.
        Оружие в нашей семье хранилось всегда. Отец учил меня охотиться с самого детства. Став совершеннолетней, я получила охотничий билет. Впрочем, стрелять в животных у меня никогда не получалось. Стоило представить их влажные глаза, как желание быть хищником разом пропадало.
        Когда я достала из шкафа ружье, моя бывшая подруга мигом рванула к выходу. Я даже не сразу осознала, как выглядит со стороны мой жест. И только поняв, чего она испугалась, засмеялась. Петя вышел на этот звук и тоже попятился.
        Я не стала его успокаивать и неспешно продолжила сборы. Может муж и собирался поговорить со мною. Да только так и не решился. Потоптался в прихожей, несколько раз спустил воду в унитазе и только потом вышел за дверь.
        Оставалось надеяться, что на этот раз он поднял крышку унитаза.
        Мне было плевать, что супруг вернется в мое отсутствие. Ничего ценного в доме не было и даже если он вывезет все, беднее я не стану. Засунув в сейф несколько рамок с фотографиями, шкатулку с украшениями и ворох флешек, на которых хранились мои документы, я успокоилась. А потом сунула туда и ноутбук. Брать его с собой не захотелось. Мне давно пора отдохнуть и лучше выйдет это сделать без интернета.
        По дороге в деревню, я заехала в магазин и прикупила продукты, чай и спички. Улыбчивая продавщица уговорила взять вместо сдачи семена в пакетиках. Пришлось сунуть их в карман. И заодно пообещать себе, что не забуду рассыпать их по двору. При этом я не лелеяла особой надежды, что цветы приживутся. Бабуля когда-то засеивала несколько огромных клумб у колодца, но сейчас они заросли сорняками.
        Соседние дома давно опустели и на улице насчитывалось не более десятка строений, которые казались жилыми.
        Каждое лето сюда приезжали семьи с детьми из столицы, а к зиме деревня изрядно пустела.
        - Ты не заблудился часом? - раздалось за спиной, и я развернулась на голос.
        - Митрич, не угадал? - уточнила у местного старожилы.
        - Олесенька, ты ли это? - расплылся в улыбке старик. - Не узнал сослепу. Давно тебя не было видно.
        - Вся в делах. Учеба… - я неопределенно махнула рукой.
        - Ты всегда была толковой девушкой. И хорошо, что без этого своего петушка приехала.
        - Мы не вместе уже, - немного смутившись призналась я.
        Протянула старику пачку кофе, которую прикупила специально на подарок.
        - Уважила, - усмехнулся Митрич довольно. - Смотрю и ружье прихватила.
        - На всякий случай, - я пожала плечами. - Места тут глухие. И зверь прийти может.
        - Через неделю здесь будет не протолкнуться. Понаедут гости.
        - К тому времени я уже уеду.
        - Как знаешь, Олеся. Ты если чего - заходи.
        С этими словами старик зашагал прочь. А я отправилась в дом.
        Первым делом пришлось раскрыть окна, распечатать свертки с постельным бельем и поставить на небольшую плиту чугунный чайник, наполненный из бутыли. Оставалось надеяться, что колодец не пересох, потому как воды я с собой взяла совсем мало.
        Найдя в буфете посуду, я заварила чай и выложила на тонкое фарфоровое блюдце со сколами розовые зефирки. Со всем этим добром я уселась на плетеное кресло у подоконника и поняла, что скучала по этому месту.
        Тут было хорошо. Несколько белых бабочек кружились над кустом дикого шиповника, а где-то в кроне акации переругивались невидимые птицы.
        Тут пахло влажной землей, перегретым на солнце шифером и той особой свежестью, которой благоухает обычно утренний снег.
        Неожиданно в кустах мелькнуло что-то и я насторожилась. Но только рассмотреть ничего не сумела в яркой зелени. Я всегда немного опасалась собак и невольно подумала, что это мог быть чей-то гуляющих без привязи пес. И было бы неплохо убедиться, что животное не агрессивное и не броситься на меня, почитав чужой. Невольно коснулась предплечья, на котором уже не было видно шрама. Вот только память услужливо подкинула мне картинки из прошлого. Я хорошо помнила горящие глаза в темноте, хриплое дыхание и боль. Воображение добавляло высокую человеческую фигуру, сильные пальцы, впивающиеся в кожу и голос…
        Тряхнув головой, я прогнала видение и забросила в рот зефирку. Она была реальной и очень вкусной. Пора избавляться от комплексов и страхов. И начать с того, чтобы пойти во двор и проверить, кто прячется в кустах.
        Лисоглава 4
        Дважды за вечер я обходила двор, но так никого и не нашла. Но уже ночью услышала шум. Проснувшись, я наскоро натянула джинсы и толстовку. Я почти вышла наружу, как вдруг остановилась у самого порога. Стоило подумать о безопасности. Ведь в этом доме я была совсем одна. Вокруг не было людей. И если там снаружи кто-то опасный…
        Я должна быть готовой к этому. На глаза попал чехол с ружьем и решение пришло тут же. Вынув оружие, я зарядила его, сунула в карман фонарик, и только после этого отперла замок.
        В круге света от зажженного фонаря кружились мотыльки. Под порогом тренькали сверчки. Ступени скрипнули под ногами, и я испугалась этого звука.
        - Кто здесь? - оставалось надеяться, что мой голос прозвучал грозно.
        Мне никто не ответил, но странный звук повторился. Он шел откуда-то из-за кустов шиповника.
        - У меня ружье. И я умею им пользоваться, - уже увереннее произнесла я.
        Чутье подсказывало мне, что стоит вернуться в дом. Неважно кто там в темноте. Никто не нападает на меня и не пытается вломиться вовнутрь. Мне нужно было развернуться и уйти в убежище. И я почти поддалась инстинкту.
        Только именно в тот момент, когда я попятилась, послышался тихий едва различимый плач. Спутать его с чем-то еще я не могла. Там в темноте кто-то страдал.
        - Вам требуется помощь? Кто там?
        Тихо выругавшись, я направилась в нужную сторону, держа оружие наготове.
        «Ребенок», - возникла в голове мысль, от которой ноги подогнулись.
        Звук шел из колодца. Когда я осознала это, то едва не выронила оружие. Я перекинула его на спину и поправила ремень на груди. Фонарь перекочевал из кармана в ладонь и, к счастью, батарейки оказались годными. Я склонилась над срубом и тонкий луч лампочки выхватил из тьмы кого-то движущегося.
        - Ты меня слышишь? - крикнула я.
        В ответ раздался всплеск и тихое скуление.
        - Скажи…
        Кто-то неуверенно тявкнул в ответ. И я выругалась.
        Это была собака. Точнее щенок, судя по размеру. И бедняга упал в воду. Он тщетно пытался выбраться и скреб лапами по кольцам бетона.
        - Подожди немного, малыш.
        Я рванула в дом. На стене коридора висел моток веревки, а на веранде стояла колченогая табуретка. Их я и прихватила. На обратной дороге я пару раз споткнулась, едва не упала и поцарапалась о ветку шиповника.
        - Не сдавайся, мелкий, - приговаривала я, пока привязывала к ножкам перевернутой табуретки бечевку.
        Оставалось надеяться, что зверек не очень ослаб. Вскоре я медленно опускала конструкцию в колодец, продолжая приговаривать:
        - Не бойся, малыш… Я тебя не обижу, мой хороший… Не бойся…
        Табурет коснулся поверхности воды, и я придержала веревку, давая возможность щенку забраться на сиденье. Ему это не удалось с первого раза. Снова и снова малыш соскальзывал со спасительного плота, чтобы пробовать опять.
        - Умница… давай… давай… - сипло твердила я.
        И когда мне показалось, что у нас с малышом все получиться, произошло страшное. Табуретка выскользнула из узлов веревки и шлепнулась в воду.
        Щенок вскрикнул и замолк. У меня едва не остановилось сердце. Я перегнулась через сруб и крикнула в темноту:
        - Малыш! Подожди!
        Я не сомневалась в том, что должна делать. Расстояние до поверхности было не таким уж и большим. Насколько я помнила, уровень воды был невелик. Потому как ведро всегда черпало песок, когда его пытались наполнить. И половину жидкости приходилось фильтровать.
        Высота тут была чуть больше двух метров, а сам сруб имел несколько вполне удобных зазора, за которые я могла бы зацепиться, выбираясь наружу. Именно потому я перекинула ноги внутрь колодца и предупредила:
        - Только не кусай меня, глупыш.
        Кое-как я все же спустилась и оказалась по колено в воде. Постанывающий комочек мокрого меха и костей вмиг очутился в моих руках. Щенок прижался ко мне и затрясся всем телом.
        - Ну тихо, тихо, - забормотала я, испытывая облегчение оттого, что он не стал меня кусать. - Нам еще выбраться надо. Потом я покормлю тебя печеньками… ты ведь любишь печеньки?
        Песик горько вздохнул и вправду замолк. Возможно, он просто выбился из сил. Но я решила разобраться с этим позже. Я затолкала его под рубашку и задрала голову, оценивая сруб колодца с этой точки обзора. Сейчас выбраться отсюда мне уже не казалось таким простым действием.
        - У нас получится, - подбодрила я саму себя и погладила через ткань замершего зверька. - Скоро будем есть вкусняшки.
        С этими словами я взяла в зубы фонарик и ухватилась на небольшой выступ скользкого бревна. На мгновение мне стало страшно. Что если я останусь в этом колодце и не смогу выбраться наружу? Ведь никто не знает, что я тут, кроме Митрича. Да и старик вспомнит обо мне только как кофе закончиться. Недели через три.
        - Надо было взять банку поменьше.
        - Чхи, - озвучил свои сомнения малыш за пазухой и это придало мне сил.
        От меня зависела жизнь крохи. Его я подвести не посмею.
        Когда я ухватилась за край сруба, силы меня уже окончательно оставили. Только повизгивающий над головой щенок не позволял сдаться и просто стоять в воде, ожидая чуда.
        Падали мы не единожды. И в очередной раз я поняла, что могу покалечить спасеныша. Потому и замотала его в рубашку и, при очередной попытке выбраться, выбросила сверток наружу. Туда же кинула ружье и набравшие влаги кроссовки.
        Щенок не убежал. Он стоял рядом с колодцем и подвывал. Позабыв о страхе, заглядывал вовнутрь, словно и не падал сюда раньше.
        - Не свались, - устало пожурила я малыша и заметила, как он дернул большими ушами.
        Снаружи заметно посветлело. Я замерзла и почти не чувствовала пальцев. Кожу словно пронзали сотни иголок. Зубы стучали друг от друга. Мысли путались. Звук моего дыхания отталкивался от стен колодца и мне уже казалось, что я тут не одна. Что в этом узком срубе есть еще кто-то.
        - Никого тут нет, - просипела я надсадно. - Одна я здесь. И везде одна…
        По щекам побежали слезы. Стало так горько от мысли, что в этом местечке может закончиться вся моя недолгая жизнь. И никому не будет дела до меня. Никому.
        - Тянь, - произнес зверек наверху, будто пытаясь донести до меня, что все еще ждет обещанных печенек.
        - Я сумею. Назло всем выберусь.
        Лисоглава 5
        Я выползла наружу и обессиленно упала на траву. Под ней ощущалась твердая земля и это было благословением.
        Щенок уже практически обсох и настойчиво тыкался носом в мой затылок. Потом и вовсе обнаглел и запрыгнул на спину. Когти у него были довольно острые и я попыталась согнать непоседу.
        - Отстань, морда мохнатая, - проворчала я с показным недовольством.
        Но в глубине души я испытала облегчение от того, что не одна. По щекам катились слезы. Шмыгнув носом, я кое-как поднялась на колени, а потом и на ноги. Небо с востока совсем немного посветлело, и я смогла рассмотреть заросшую травой дорожку, ведущую в сторону дома.
        - Иди сюда, - проворчала, подхватив непоседливую собачонку и ружье.
        Уже на полпути вспомнила, что оставила кроссовки у колодца, но возвращаться за ними не стала. Щенок выгибался и пытался вырваться из рук. Но я не собиралась отпускать непоседу и снова рисковать своей жизнью, чтобы спасти его. С него станется влезть куда-нибудь еще.
        Без фонарика я едва не упала пару раз, но. к счастью, наконец добралась до порога. В потемках ступени показались мне выше. Но я решила, что все дело в усталости. Именно поэтому и дверь поддалась с трудом. Пробравшись на ощупь в спальню, я упала на кровать, едва стянув мокрую одежду. Про себя я решила, что наверно мое тело сплошь покрыто синяками от падений. Ведь это объяснило бы почему ложе показалось мне очень жестким.
        Щенок потявкал немного для приличия. Но я решила, что поход на кухню мне не по силам. Не ровен час, я свалюсь на пол и поднять меня будет некому.
        - Завтра покормлю, - пообещала я источнику моих ночных приключений.
        Тот недовольно поворчал, но все же угомонился и запрыгнул ко мне на кровать. Он попытался забраться ко мне под одеяло, но смирился с тем, что не получилось и затих. От него пахло травой, но не мокрой псиной. Значит, малыш все же чей-то питомец. Придется мне завтра пройтись по дворам, чтобы найти хозяев потеряшки.
        Где-то за окном послышался тоскливый вой. От мысли, что мне посчастливилось вернуться домой до того, как он раздался, я облегченно выдохнула. На самом деле я всегда боялась больших псов. А воображение рисовало кого-то огромного и злого, прячущегося в темноте.
        Щенок испуганно вскинулся и перепрыгнул через меня, чтобы забиться между моей спиной и стеной.
        - Спи уже, - фыркнула я, но тут же успокаивающе погладила шелковистую шерсть на загривке.
        Ночь прошла в мутных бредовых снах. Мне мерещились тени и чужой голос. Он спрашивал меня о чем-то, но я не могла разобрать ни слова. Кто-то тянул ко мне руки, и я пыталась отодвинуться подальше. Я путалась к сбитой постели. Было жарко, затем становилось холодно. Хотелось пить, что странно для сновиденья, а потом желудок крутило дикой болью. Иногда мне казалось, что кто-то кормит меня с ложки, после этого укладывает на чистые простыни, пахнущие лавандой. Чужие заботливые пальцы разбирали мои спутанные волосы.
        Странный сон. Он был бы тяжелым и невыносимым, но я слышала песню, которую когда-то мне пела бабушка. Эту мелодию я не спутала бы ни с одной другой. И пусть смысл строк не был мне доступен, но мотив успокаивал и дарил странное тягучее ощущение счастья.
        Проснулась я нехотя. Все тело ныло после купания в колодце. Синяки, правда, на коже не обнаружились. Я могла поклясться, что еще вчера у меня образовалось несколько приличных ссадин. Неужто деревенский воздух обладал такими целебными свойствами? Но вот поднимаясь на ноги, я признала, что погорячилась с выводами о своем хорошем самочувствии. Колени дрожали от слабости. Мне даже показалось, что я будто стала тяжелее. Но не оттого, что набрала вес, а потому, что сил тащить себя в соседнюю комнату у меня не хватало. Нащупав в потемках халат, я набросила его на плечи и поплелась на кухню. И вот тут пришло осознание, что происходит нечто весьма странное.
        Я оказалась в просторной комнате, которая не была кухней в доме моей бабушки. Стены и потолки были облицованы потемневшим от времени деревом. Плетеные кресла, пара лавок из толстых досок, массивный стол вдоль стены. А на широком подоконнике разместились короба из лозы. Домотканые коврики на полу, оказались на редкость теплыми и приятными на ощупь для босых ступней.
        Наконец я поняла, что и одежда на мне чужая.
        - Что за…- начала я и закрыла рот ладонью.
        Звук вышел хриплым и надтреснутым. Словно я не говорила очень долго и голосовые связки забыли о своем предназначении. Я запахнула полы халата плотнее, осознав, что оказалась на чужой территории. Моей собственной одежды видно не было. Я вернулась к месту, где проснулась. В небольшой, но уютной комнатке оказалась не особенно широкая кровать, застеленная льняным постельным бельем и ярким одеялом из лоскутков, комод с множеством ящичков, кресло-качалка с вязаным пледом, брошенным на спинку. Моих вещей тут не нашлось.
        Пришлось прокрасться в коридор и выглянуть из-за угла. Взгляд уперся в широкую лестницу, которая поднималась на второй этаж, а под нею виднелась дверь, ведущая, наверно, в другую часть дома. Оттуда доносились голоса.
        В голове не укладывалось, как я могла оказаться в чужих владениях. Я точно помнила, что после спасения щенка вернулась в свой дом.
        Тут я оглянулась, поняв, что не видела мелюзгу с момента пробуждения. Впрочем, это была наименьшей из моих проблем. Было неловко оказаться не в своей одежде, до этого спать в чужой кровати. А в дополнении ко всему меня мучила слабость. На лбу выступила испарина, а руки дрожали. Я добралась до изножья лестницы и опустилась на нижнюю ступеньку, совершенно обессиленная. В глазах потемнело и мне с трудом удалось не свалиться на пол. Неожиданно я заметила движение сбоку и повернула голову. Пространство покачнулось, но мне удалось сфокусировать взгляд.
        - Простите, - произнесла я сипло. - Мне не очень хорошо и…
        В этот момент я наконец смогла рассмотреть девушку с рыжими волосами, которая с удивлением глядела на меня. Она была худенькой, бледной и смутно напоминала мне кого-то. Я ободряюще улыбнулась ей и получила в ответ вымученное подобие улыбки.
        - Помогите мне…- начала я и тут же пораженно замолкла.
        До меня наконец дошло, что я смотрюсь в мутное старое зеркало, висящее на стене.
        Лисоглава 6
        Я не могла поверить своим глазам. Зеркало отражало почти незнакомку. Да, сходство с моим образом было очевидным. Тот же разрез глаз, нос и губы. Немного осунувшийся овал лица тоже принадлежал мне. Вот только всклокоченные волосы были странного очень яркого рыжего цвета и глаза стали глубже. Мне почудилось, что в зрачках мелькнули искры. Но, вероятнее всего, от недостатка сил мое сознание норовило покинуть тело. Вот и мерещилось всякое.
        Я могла представить, что кто-то утащил меня из моего дома. Что мне нездоровилось и оттого я немного похудела. Но кто бы стал красить мне волосы? Пропустив локоны сквозь пальцы, убедилась, что они не пачкают кожу и вполне себе шелковистые.
        - Наркотики, - выдохнула я с ужасом.
        Ну, конечно же! Меня похитили и накачали какой-то дрянью. Потому я ничего не помню, ощущаю себя ужасно и вижу цвета ярче, чем они есть. Хотя, я не была уверена, что дурманящие вещества действуют именно таким образом. Я ничего в этом не понимала. Но точно знала, что из этого дома нужно уходить. Потому как его обитатели явно не в ладах с законом. Логично, что если меня нашли больную в доме, то отправили бы в лечебницу. Лихорадочно осмотрев свои руки, я не нашла следов от инъекций. Я была бледной, но чистой. Странно, что я пахла мылом. Словно кто-то меня купал.
        - Бред, - пробормотала я.
        Собравшись с силами, я поднялась и пошла вдоль стены в сторону двери под лестницей. Может стоило затаиться где-то наверху, но колени мои дрожали. Поэтому я вряд ли осилила бы ступени. Следующая комната оказалась коридором. Тут было темно, и я смогла остаться незамеченной, когда все находящиеся в гостиной предстали передо мной во всей красе.
        На секунду мне показалось, что я сплю. Закусив губу, убедилась, что боль ощущается вполне реальной. Но от этого мне стало жутко.
        За большим столом у дальней стены сидело несколько девушек в длинных платьях. На отдельном плетеном кресле у окна разместилась высокая женщина с рыжими волосами, похожими на мои собственные. Я засмотрелась на нее и неожиданно заметила, как на ее макушке дернулись локоны. И только спустя мгновенье стало ясно, что это были… уши. Высокие остроконечные, покрытые мехом уши.
        Я аж икнула от неожиданности. Женщина резко развернулась в мою сторону. Пришлось попятиться, скрываясь в темноте.
        - Так, девки, идите-ка отсюда, - обратилась она к присутствующим.
        - Но мы еще не закончили… - возразила та, что сидела ближе и замолкла.
        Видимо, спорить с рыжей не было принято. В любом случае девушки быстро собрались и едва ли не бегом скрылись за порогом.
        - Ты пришла в себя, - произнесла оставшаяся женщина низким голосом.
        Я благоразумно промолчала, надеясь, что обращается она не ко мне. Вот только напрасно. Женщина повернулась в мою сторону и укоризненно покачала головой.
        - Хватит прятаться. Я же слышу, как ты дышишь. И вижу, что выглядишь бледной.
        Немного подумав, я все же решила, что прятаться и впрямь глупо. Именно поэтому все же вышла на свет.
        Женщина подхватилась и вмиг оказалась рядом. Она взяла меня под локоть, не дав свалиться, и помогла дойти до кресла.
        - Зачем ты встала, глупая? - запричитала незнакомка. - Ведь ты еще слабая…
        - Кто ты? - спросила я первое, что пришло в голову.
        - Меня зовут Фанита. Я тут хозяйка.
        - У тебя уши… - сказала я очевидное.
        - Как будто у тебя их нет, - хмыкнула хозяйка и провела пальцем по моему собственному уху.
        - Но не такие…
        - Ты похоже еще бредишь, - нахмурилась женщина. - Вроде должно было уже пройти. Уж две недели металась в горячке.
        - Так долго?
        - Да, милая, - Фанита села в кресло напротив и склонила голову к плечу. - Ты пришла ночью и улеглась прямо тут, - она указала на низенький диван у другой стены. - Выглядела ты скверно.
        - В самом деле?
        - И вещи скинула прямо на пол. Мокрые в глине.
        Я потерла пальцами лоб, пытаясь принять все сказанное. Это не укладывалось в голове. И странные уши у моей собеседницы здорово отвлекали. Хотя удивляло не только это. Фанита была одета в странное серое платье с глубоким декольте, из которого выглядывало белое кружево. В вырезах подола тоже виднелась похожая ткань. Пояс был расшит цветными нитями и кистями, украшенными деревянными бусинами. Волосы ее были подхвачены сатиновой лентой.
        - Мне нужно позвонить, - слабо попросила я.
        - Зачем?
        - Вызвать такси.
        - У меня нет колокольчиков для слуг. Ты ведь их хочешь позвать?
        Нехорошее предчувствие накрыло меня с головой.
        - У тебя есть телефон?
        - Я приличная женщина, - возмущенно фыркнула хозяйка дома и тут же насупилась, - И как ты могла подумать такое?
        - Это средство связи, - осторожно уточнила я.
        - Я ни с кем не связана, - недовольно отозвалась женщина. - Ты такие странные вещи говоришь. Видно, горячка тебе голову повредила.
        Попытавшись подняться на ноги, я потерпела неудачу.
        - Тебя как зовут?
        - Олеся Рыжова.
        - О, да ты непростая особа, - уважительно протянула Фанита. - Даже фамилия имеется.
        - А у тебя нет? - удивилась я.
        - Я не из благородных. Таким второе имя не полагается. Тебе ли не знать?
        В ее голосе прозвучала обида, словно я задела женщину за живое. Я вновь уставилась на чудные уши и в который раз убедилась, что они настоящие.
        - А если я и впрямь не знаю, - произнесла я тихо.
        - И как такое возможно? Это знают все в мире.
        - В каком именно мире? - наконец решилась я спросить.
        - Только не говори, что ты пришлая, - хохотнула рыжая и ее улыбка медленно погасла по моим пристальным взглядом. - Это не смешно.
        - В моем мире ни у кого нет таких вот ушей, - я указала на ту часть ее тела, которая меня буквально завораживала.
        - У вас нет перевертышей? - недоверчиво спросила Фанита.
        Я помотала головой и тут же прижала пальцы к вискам. В них пульсацией отозвалась боль.
        - Ночью я вышла из дома, потому что услышала плач ребенка.
        - Все знают, что нельзя идти на звук крик дитя в темноте, - ахнула женщина. - Это проделки проклятых духов.
        - Но там не было ребенка.
        - Понятное дело.
        - В колодец упал щенок. И я его вытащила.
        - Каким образом? - неожиданно насторожилась Фанита.
        - Пришлось спуститься в воду…
        - Ты выбралась из колодца!
        Женщина подскочила на ноги и метнулась к выходу. Она выглянула наружу и даже вышла на порог. Затем вернулась и закрыла дверь. Выглядела она заметно побледневшей. С сомнением посмотрев на меня, женщина все же нерешительно приблизилась и присела на край своего кресла.
        - Что не так?
        - Ты вошла в воду в своем мире, но вышла в другом.
        - Такого быть не может, - промямлила я. - Просто у меня горячка. Ты же сама сказала…
        - Ты пришлая. И лучше об этом никому не знать. За то, что я тебя скрыла, мой дом могут сжечь.
        Лисоглава 7
        Я сидела на кухне за большим деревянным столом. Фанита время от времени вздыхала и качала головой собственным мыслям.
        - Все настолько плохо? - спросила я, хотя не была уверена, что хочу знать ответ.
        - Если бы я поняла, что ты пришлая… - женщина снова недовольно фыркнула. - Вызвала бы стражников. И беды бы не ведала.
        - Что они сделали бы со мной?
        - Как и положено, - отмахнулась хозяйка дома. - Увели бы к старейшинам. Они бы решили, что делать с тобой.
        - Так зови, - хмуро предложила я.
        - Теперь и меня накажут.
        - Но ты ведь не знала.
        - Мне стоило сообщить, что ты явилась. Но я была уверена, что ко мне зашла всего лишь обычная полукровка. Еще и обрадовалась.
        - Чему?
        - Что у меня появилась помощница, - Фанита рассеянно взяла в руки нож, заставив меня напрячься.
        Но она всего лишь принялась резать пирог. Аромат свежей выпечки дразнил обоняние, и я с удивлением поняла, что очень голодна.
        - Сейчас пообедаем и решим, что делать дальше, - заметила мое состояние Фанита.
        Она улыбнулась, показав кончики клыков и мне померещилось, что под ее юбкой что-то шевельнулось.
        - Хвост, - спокойно пояснила мне новая знакомая.
        - Серьезно? - изумилась я. - Прям настоящий?
        - Ну, конечно же.
        - А можно… посмотреть?
        - Это неприлично, - снова фыркнула женщина. - Никогда не пялься на хвост перевертыша. И уж тем более не проси показать его.
        - Но…
        - А уж трогать и вовсе не вздумай, - хитро прищурилась женщина. - С тебя станется опозориться.
        - Поняла, - стыдливо потупилась я.
        Но про себя решила, что при возможности посмотрю на чей-нибудь хвост. Наверняка Фанита просто наговаривает и сгущает краски.
        - Ну, давай…
        - Рассказывать? - нехотя уточнила я.
        - Ешь.
        Женщина поставила передо мной доску с ломтем пирога с мясом и луком. И спустя несколько секунд рядом опустила глубокая глиняная тарелка с парящей похлебкой. Ложка оказалась металлической, чему я удивилась.
        - Я ж не деревенщина какая, - с важным видом пояснила Фанита. - У меня постоялый двор для приличного люда.
        - Оу, - только и смогла протянуть я.
        Однако, все мое внимание привлекла еда.
        - Ты не торопись, - посоветовала хозяйка дома. - Все дни я поила тебя бульоном и отварами. Потому жуй подольше.
        - Угу.
        Женщина следила за мной со снисходительной улыбкой. Мне казалось, что она едва сдерживается, чтобы не протянуть мне салфетку или не поправить волосы, соскользнувшие на лоб. Но каждый раз одергивала себя и слегка хмурила рыжие брови.
        - В нашем мире иногда появляются пришлые, - неспешно принялась рассказывать хозяйка. - Они приходят через воду. Порой их находят у озер, порой они являются во время дождя.
        Я кивнула, дав понять, что слушаю.
        - Каждый знает, что пришлых надо передавать стражникам. И они уже отвечают за таких гостей.
        - И почему?
        - Нас уверяют, что пришлые приносят больше несчастья.
        Я даже жевать перестала. С трудом проглотила кусок и с тоской уставилась на оставшийся ломоть пирога. Аппетит несколько поубавился. Не очень-то мне хотелось становиться символом неудач.
        - Да только знающие говорят, что на самом деле, вы напротив - приносите счастье.
        - Точно?
        - Неспроста же таких как ты обязательно отдают князьям в услужение.
        Мне еще меньше понравилось слово «услужение». И я решила прояснить для себя смысл этого выражения. Может здесь оно значит что-то иное.
        - Что это за должность? Рабство?
        - Мы не варвары. В нашей стране такое не принято. Граждан никто не делает рабами. Но…
        - Но, - повторила я с нажимом.
        - Пришлые - не граждане. И у них нет прав.
        Женщина развела руки в стороны, всем видом показывая, что она не в восторге от этого закона.
        - И никто за таких не вступается.
        - Это что значит?
        - У каждого из нас есть поручитель. Им может быть кто-то из взрослых родственников или старейшин поселка. Они поручаются за тебя и несут ответственность, если ты натворишь чего-нибудь. А потом тебя же и наказывают.
        - Умно, - согласилась я. - Но сложновато.
        - Иначе вряд ли кто из молодых перевертышей станет вести себя порядочно. Мало кто решается разочаровать своего наставника.
        - А если решиться? - болезненное любопытство заставило задать этот вопрос.
        - Поручившийся за глупца заплатит долг. Расплата может быть страшной, - женщина поежилась и потерла шею, словно растирая затекшую мышцу. - а от глупца могут отказаться. И тогда участь его будет незавидной.
        - Какой? - отчего-то шепотом уточнила я.
        - Не стоит забивать себе голову такими вещами, - хрипло заключила Фанита и усмехнулась, - ты уже наелась?
        - Боюсь, что больше в меня не влезет, - нехотя я отодвинула тарелку с остатками похлебки.
        Немного помолчав, я все же спросила:
        - Так что же будет со мной?
        - По-хорошему, мне стоит сдать тебя страже. Пояснить, что я не поняла кто ты, и не намеренно укрыла тебя. Да только… - женщина дернула ушками и подперла подбородок кулаком, - я не на самом лучшем счету у местной стражи. Наверняка ко мне прицепятся и, чего доброго, отнимут мое дело. Или выселят из города.
        - О, - только и могла протянуть я.
        - Проще было бы кинуть тебя в подпол, - скучающе заключила хозяйка дома. - А потом, когда ты совсем обессилишь, выволочь в лес подальше и бросить.
        Я закашлялась, но заметила, как Фанита прячет усмешку, прикрыв рот ладонью.
        - Ты ведь шутишь? - на всякий случай все же поинтересовалась я.
        - Конечно, - помедлив ответила женщина. - Стану я тащить тебя на себе. Ты хоть и костлявая, но все же тяжелая.
        Обижаться на костлявую я не стала. Ведь и впрямь похудела за дни болезни. Но все же посчитала нужным сообщить:
        - Тяжелая, потому что занимаюсь спортом.
        - Чем?
        - Тренируюсь.
        - Чего? - снова не поняла меня хозяйка.
        - Качаю мышцы…- я осознала, что не могу объяснить, что означает спорт. - Чтобы не толстеть, я бегаю и прыгаю.
        - А ты не пробовала меньше есть или работать? - резонно заметила Фатина.
        - В нашем мире много еды.
        - И мало работы?
        В ответ я лишь пожала плечами. Стоило узнать сначала, насколько этот мир отличается от моего собственного.
        - Странно, что ты не плачешь.
        - А надо?
        - Ну, поговаривают, что все пришлые рыдают и ведут себя как дети. Требуют чего-то, пытаются сбежать и прочее. Неужто врут?
        - Если ты настаиваешь, я могу попробовать поплакать.
        - Вот еще, - хохотнула Фатина. - Не терплю скулящих. Тогда я точно скину тебя в подпол.
        - Договорились, - я тоже неуверенно улыбнулась. - Ты не бросаешь меня в подвал, а я не реву.
        Лисоглава 8
        Одежда мне казалась не самой удобной. Наверно оттого, что я привыкла к джинсам и футболкам. Предложенное мне платье не стесняло движений, но подол приходилось придерживать, когда нужно было наклониться или шагать по лестнице. К счастью, бельем тут пользовались. И мне достался комплект из хлопка, который нигде не жал и не мешал.
        - Все чистое, - пояснила мне Фанита, которая беззастенчиво наблюдала за моим переодеванием. - У нас с тобой почти одинаковый размер.
        - Почти, - нехотя признала я, понимая, что бюстгальтер мне явно большеват.
        - Ну, если ты перестанешь бегать и прыгать, то и у тебя грудь станет пышнее.
        - В моем мире считается красивым не иметь лишнего жира.
        - А в нашем, - женщина сделала ударение на этом слове, - принято кушать сколько хочешь и работать сколько можешь. И на будущее запомни, - тут она понизила голос, - не стоит произносить вслух про свой мир. Ты должна понять, что тут почти каждый имеет острый слух и способность сопоставить факты.
        - Ты права, - пристыженно признала я.
        - Запомни, пострадаешь не только ты. Но и мне достанется.
        - И как объяснить мое появление?
        - Тут все просто, - отмахнулась Фанита. - Всем скажем, что ты моя племянница.
        - Мне привыкать называть тебя тетей?
        Хозяйка дома скривилась и недовольно фыркнула.
        - Я не местная. Переехала сюда с десяток лет назад и купила этот дом. Бывший хозяин был счастлив избавиться от имущества. И мне стоило заподозрить, что тут все не так гладко.
        - И что же не так? - живо поинтересовалась я.
        Фанита замешкалась, а потом тяжело вздохнула.
        - Я не могу нанять постоянных помощниц. Никто не хочет работать тут летом.
        - Много обязанностей?
        - Не больше, чем в питейной у ворот.
        - Должна быть причина, - насторожилась я.
        - Причина, - женщина презрительно сощурилась. - Замуж они хотят. Вот потому вместо работы прыгают в койки постояльцев.
        - Что? У вас… - я запнулась и поправилась, - тут такие вольные нравы?
        - Нет, конечно! Вот только эти глупых и все как одна мечтают захомутать благородного господина.
        - И почему именно летом?
        - Потому как в это время сюда съезжаются всякие важные морды. У нас принято переподписывать договоры на нейтральной территории. Тут проходит граница трех государств. В нашем городе есть возможность провести переговоры или объявить войну, не опасаясь нападения.
        - И кто же обеспечивает порядок?
        - Каждый правитель выделяет новобранцев. Они приносят присягу, которую неспособны нарушить.
        - Что им мешает?
        - Ты и вправду нас выдашь, - Фанита покачала головой и терпеливо продолжила. - Это же очевидные вещи. Любого наемника можно обязать непреложной клятвой. Если он решит предать ее, то погибнет.
        - Магия какая-то.
        - Ну, хоть это понятие тебе знакомо, - с видимым облегчением выдохнула женщина.
        - Тут есть магия? - ошарашенно переспросила я.
        - Выдашь. Точно, - мрачно резюмировала Фанита.
        Я попыталась уверить ее в собственной вменяемости и попросила рассказать обо всем поподробнее.
        Оказалось, что в этом мире сосуществовали несколько рас. Люди занимали большую часть земель. Отчего-то меня это совсем не удивляло.
        - Люди слабее остальных, но они размножаются и нагло лезут везде и всюду.
        Я понятливо кивнула, решив возмутиться такой оценке в другой раз.
        - Перевертыши более мощная раса. Мы живем дольше и сильнее. Но найти свою пару и воспроизвести потомство нам куда сложнее, чем людишкам.
        - Могу предположить, - я неопределенно пожала плечами.
        - Есть третья раса, - женщина понизила голос и гулко сглотнула.
        Выглядела она при этом не очень уверенной. Будто сомневалась, стоит ли рассказать мне про эту самую расу.
        - Только они не показываются в наших землях, - все же выдала Фанита.
        - Кто они?
        - Мы называем их безликими. Странные создания, которые пахнут мрамором и водой.
        Женщина содрогнулась, словно пытаясь сбросить с себя что-то. Это движение было совсем нечеловеческим. В очередной раз я осознала, что передо мной оборотень. Мне хотелось спросить ее о том, как часто она оборачивается и как реагирует на луну. Но стало неловко. Вдруг такое она сочтет неприличным. Разочаровывать единственное дружелюбное существо в этом мире не хотелось. Мне повезло, что она решила не сдавать меня страже. Поступать в услужение к какому-то князю не хотелось.
        - А что за форма правления в вашем государстве? - на всякий случай решила выяснить.
        - Знамо дело - правильная, - сурово припечатала Фанита. - В каждом княжестве есть князья, под ними совет старост ходит. А там уж управляющий и стража.
        - А над князьями кто?
        - Боги, - коротко отрезала женщина и поджала губы. - И не советую тебе такие вещи обсуждать. Решат, что ты смутьянка. И не поздоровиться тебе.
        - То есть, не демократия, - сделала я вывод.
        - Тьфу-тьфу-тьфу, - Фатина постучала костяшками пальцев по столу. - Не надо нам такого мракобесия. У нас все решают законы и князь.
        - А он не может ошибаться?
        - Смотри не ляпни где-нибудь, - хозяйка погрозила мне пальцем. - Все будут считать тебя моей родственницей. А значит, я за тебя ответ нести стану.
        Тут она задумчиво уставила на меня. Наверно в очередной раз подумала, стоит ли так рисковать или лучше отдать меня страже. Хотя вариант с подвалом и лесом оставался открытым.
        - Все понятно, - медленно произнесла я. - Обещаю, что не подведу тебя.
        - Ты поосторожнее с такими обещаниями, - заметно расслабилась Фанита. - Мы не люди, чтобы раскидываться клятвами.
        - Хорошо.
        - Было б еще неплохо, если б ты замуж не хотела.
        - С этим не ко мне, - вздохнула я и показала женщине безымянный палец с золотым ободком.
        - Что это?
        - Обручальное кольцо.
        - Так у тебя есть пара? - всплеснула руками хозяйка. - Это ж как тебе тяжко-то, вдали от него!
        - Тяжко мне было рядом с ним, - поправила я новую знакомую. - Мой супруг был редким козлом.
        - У вас есть козлы перевертышы? - ахнула Фанита. - У нас только кошачьи да песьи… - она наконец заметила мою улыбку и поняла шутку. - У нас тоже козлищ хватает.
        - Везде их много.
        - Не повезло тебе получить брачный браслет от такого мужика, - покачала она головой. - Может получится у старейшин наших снять его.
        Я с сомнением посмотрела на украшение, которое носила уже давно. Оно сидело немного слабовато, учитывая, что пальцы похудели.
        - Обычно спустя время связь ослабевает, - продолжила рассуждать Фанита. - И ты можешь освободиться однажды от супружеских клятв. Хотя мне только на руку, если ты не станешь искать себе пару.
        - Не стану, - хмыкнула я. - На этот счет можешь не переживать.
        - Чуть попозже выправим тебе документы. Скажем, что предыдущие потерялись по дороге.
        - Получиться?
        - Многие в курсе, что у меня в гостях больная девица. Я ведь лекарства покупала.
        - О, - я и не думала, что обошлась хозяйке такими хлопотами. - Ты так уверена, что назад я не вернусь?
        - Куда? - удивилась рыжая.
        - В свой мир.
        - У нас есть поговорка: в одну воду не войти дважды.
        - И у нас, - согласилась я, холодея от нехорошего предчувствия.
        - Если кто ушел в другой мир, то только потому, что в собственном ему больше нет места. Нет и не будет. Так что привыкай к мысли, что ты тут навсегда Леся О Рыжова.
        Лисоглава 9
        Мне было о чем подумать. В школьные времена я очень любила сказки про юных волшебниц. Став старше, перешла на истории о драконах и принцессах. Книги эти читала с удовольствием, погружаясь в дивные миры и представляя себя на месте героинь. Но никогда даже не думала, что однажды и впрямь попаду в другой мир.
        А сейчас я сидела на крыльце дома и смотрела на дорогу, по которой ходили невероятные существа. Памятуя о том, что на хвосты пялиться не стоит, я старалась делать это не особенно заметно.
        А они были! Как и ушки на макушках. Не у всех, конечно. Часть жителей выглядели почти как люди. Только мужчины были гораздо выше моих соплеменников и в плечах пошире. А женщины отличались статью. Они поглядывали на меня с любопытством, но без агрессии.
        Оставалось надеяться, что я не казалась слишком подозрительно. Но все же поправила на голове платок, который мне дала Фанита. Она отчего-то решила, что волосы мне лучше спрятать. Спорить я не стала. Да и новая прическа меня немного смущала. Локоны сделались длиннее и гуще. А цвет казался слишком ярким. Говорить своей новой знакомой, что изменилась после попадания в этот мир, я не стала. Ни к чему ей лишние поводы подозревать, что со мной что-то не так.
        Мне нужно было увидеть колодец. Наверно, чтобы убедиться в его наличии. И попробовать забраться вовнутрь. Чтобы точно знать… Мне нужно было осознать, что проход закрыт. В глубине души я все еще считала, что мне все это мерещится. Возможно, это последствия болезни. Как знать, вдруг мое тело лежит в больничной кровати. А все, что я вижу всего лишь горячечный бред.
        Я ущипнула себя за руку и поморщилась от боли. Сытость после обеда, прикосновение ткани к коже, веяние ветерка на лице, крохотная бабочка, севшая на мою руку - все было слишком реальным.
        Поднявшись на ноги, я направилась за дом. Там по едва заметной в траве тропке пошла дальше. По ее сторонам лежали серые гладкие камни, покрытые мхом. Ясно, что ходили тут нечасто. Кусты шиповника разрослись. Пришлось осторожно раздвинуть шипастые ветки, чтобы оказаться на другой стороне. Там, чуть поодаль виднелся сруб, почти полностью заросший травой. Над ним вытянулась тоненькая березка с густой кроной. Я приблизилась и осторожно заглянула в провал колодца. Он оказался обрушенным. В полуметре от поверхности виднелся густой ковер клевера с частыми розоватыми цветами. Тут пахло сырой землей и прелыми листьями.
        Совершенно растерявшись, я села рядом на чудом уцелевшую лавку, которая жалобно скрипнула подо мной. Не знаю, на что я рассчитывала. Хотела ли найти его наполненным водой или не обнаружить вовсе. Будь он действующим, я могла бы попытаться уйти обратно.
        В тот момент я вздохнула. Пора признать, что если все происходящее мне только мерещится, то я оказалась в собственных фантазиях.. Когда-то ведь я мечтала стать попаданкой. И конечно же в те далекие времена я ни за что бы не захотела вернуться домой.
        Куда мне идти? В мир, где у меня никого не осталось? Там подруга предала меня с близким мужчиной. В том мире меня ждала лишь пустая квартира и защита диплома. Друзья давно обзавелись детьми и заботами. Наши встречи стали редкими, а звонки формальными. Я не вписывалась в их жизнь, а они в мою. В этом не было ничего странного или страшного. Просто каждый шел своей дорогой.
        - Здравствуй, - протянул низкий голос, от которого мурашки пробежали по спине.
        Я дернулась и обернулась. Под яблоней неподалеку стояла женщина. Ее лицо было в тени, но мне удалось различить острые черты. Они не могли принадлежать человеку. Но тут не все были людьми. Потому я скрыла удивление и попыталась улыбнуться.
        - Вы меня напугали.
        - Ветер в мою сторону, - пояснила незнакомка. - У меня есть привычка заходить с подветренной стороны.
        - Как к добыче, - осторожно уточнила я.
        - Чтобы не стать ею, - поправила меня женщина. - Когда-то очень давно к этому колодцу приходили, чтобы загадывать заветные желания.
        - Он волшебный? - вырвалось у меня.
        - Как и все вокруг. Мы живем в мире, где магия существует. Но тут она била ключом. В воду достаточно было бросить крохотную песчинку и загадать желание. Но желать можно было лишь удачи. Не все это понимали.
        - Еще бы.
        - Жаждущих все равно было много. Когда вода уходила вниз, жители копали яму. Все глубже и глубже.
        Я оглянулась, посмотрев на замшелые бревна. Они казались действительно старыми, но очень крепкими даже сейчас.
        - Стены колодца укрепляли, все больше народу узнавали об этом месте. Конечно же, нашлись те, кто решил забрать чудо себе.
        - Могу представить, - я пожала плечами.
        - Правитель этих земель поставил рядом стражу. Город стал крепостью. И конечно же такое привлекло внимание соседей.
        Женщина вышла на свет и приблизилась ко мне. Ее движения были плавными и напоминали кошачьи.
        - К тому времени источник превратился в колодец, - продолжила она, словно ненароком заглянув в провал сруба. - Говорят, он был глубоким и даже всплеска не было слышно, когда кто-то бросал в него камень.
        - Враки, - поежилась я.
        Незнакомка фыркнула и сказала:
        - Любое событие однажды может превратиться в легенду. И никто не поверит, что это было на самом деле.
        Мне нечего было возразить. Потому я пожала плечами и внимательно рассмотрела собеседницу.
        Она и впрямь не была человеком. Даже если бы я не заметила ее грации, то не смогла проигнорировать внешность. У незнакомки были потрясающие звериные глаза с продольными зрачками на золотистой радужке. Миндалевидная форма подчеркивала хищную красоту, а тонкие губы едва прикрывали частые острые зубы.
        - Все хотели удачу только для себя. Никто не желал делиться, - нараспев произнесла незнакомка. - Источник, который должен был приносить счастье, стал причиной раздора.
        - Что произошло?
        - Война, - горько вздохнула девушка и отвернулась.
        На мгновенье мне показалось, что ее лицо скривилось словно от боли.
        - Глупцы считали, что чем больше будет подношение, тем быстрее исполнится их желание. В колодец бросали самородки, ожерелья и кошели с золотом. Вот только там на дне все они превращались в обычные камни.
        - Чудеса.
        - В один из страшных дней камень не упал в воду. Он ударился о гору других и не нашел волшебной влаги. Источник был завален желаниями слишком жадного народа.
        - Но ведь можно было снова его очистить.
        - Тот день был страшным. В доме князя притаилась смерть. Она пришла за хозяином. И его жена прибежала к колодцу, чтобы просить об удаче. Она швыряла в него кольца и браслеты, сняла с себя диадему с алмазами, срезала свои чудесные волосы. А потом… - незнакомка горько вздохнула, - она бросилась в колодец сама. Она считала, что ее кровь сойдет за волшебную воду. Поговаривали, что она была из древнего рода ведьм, которого ныне уже нет.
        - Ох, - только и смогла выдать я.
        - Желание княжны исполнилось. Тело ее так и не нашли. Но супруг ее выжил. Да только после этого колодец навсегда потерял свою силу.
        Я обхватила себя за плечи, надеясь согреться. Отчего-то летний день стал зябким.
        - Того государства уже нет, - тягучим голосом продолжила красавица. - Как и тех, кто знает истинную историю этого места.
        - Тут же сруб остался. И лавочка… - неуверенно вставила я.
        - Это дерево особое. Город вокруг сгинет, кости жителей истлеют в могилах, а оно останется целым.
        Я наконец поняла, что девушка меня разыгрывает. Наверняка этоместная сказочница, к слову, весьма талантливая.
        - Замечательная история, - заключила я. - Но мне пора возвращаться.
        Я поднял ась на ноги и зашагала в сторону коварных кустов шиповника.
        - Ты вернулась, - раздалось мне в спину.
        Оглянувшись, я обнаружила, что у колодца никого нет. Девица с удивительными глазами пропала, будто и не было ее тут.
        - Кошка, - шепнула я себе по нос, чтобы не поддаваться панике.
        Лисоглава 10
        Работы и вправду было много. Ума не приложу, как Фанита намеревалась управляться одна.
        - Ну, не совсем одна, - ворчала она на мои вопросы. - Девчонки приходят, но не задерживаются. Вместо помощи, они то и дело строят глазки постояльцам. вынуждена их выгонять.
        - И когда начинается тот самый сезон, про который ты говорила?
        - На неделе приедут, - вздохнула рыжая. - Как раз надо будет выправить тебе документы. Потому как тебе придется ходить на рынок. Не хватало, чтобы стражники приняли тебя за шпионку.
        - А могут? - насторожилась я.
        - С этих станется, - повела она плечами. - Капитан стражи вечно ко мне цепляется.
        - Невзлюбил? - высказала я предположение.
        - Ну… - женщина покраснела, - не совсем.
        - Оу.
        - Никаких «оу», - отрезала Фанита. - Я приличная горожанка. И мне не нужны пересуды и разговоры за спиной.
        - А это капитан?
        - И тем более такой повеса, как он.
        Допытываться я не стала. И так было ясно, что Фанита жутко смущалась. Вероятно, тот мужчина нравился ей чуть больше, чем она была готова признать.
        - И не твое это дело.
        Я кивнула, понимая, что это правда. Но про себя решила, что обязательно нужно посмотреть на возмутителя спокойствия Фаниты.
        Прошло несколько дней с моего пробуждения. Силы постепенно возвращались. Теперь я уже могла подняться по лестнице. Тем более, там была моя комната. Фанита решила, что так будет удобнее для постояльцев. На нижнем этаже расположилась ее комната, а наверху хозяйничала я.
        - Никому не говори, что у тебя есть второе имя. Просто Леся Рыжова. Без «О».
        - Хорошо, - хмыкнула я, поняв, что первую букву имени Фанита приняла за обозначение рода.
        Стоит запомнить, что тут в ходу такие имена у знатных. Неплохо было бы выяснить, как тут нужно с подобными общаться.
        Однако, этот вопрос мне тут же прояснила Фанита.
        - В нашем городе не принято расшаркиваться перед важными господами. И неважно какой пост они занимают. Достаточно простой вежливости и учтивости.
        - Со всеми? - на всякий случай уточнила я.
        - Мы пограничные жители. И у нас нет хозяев, - с ноткой превосходства в голосе заявила Фанита. - И даже перед князьями мы не расшаркиваемся.
        - Ясно.
        Такой расклад мне нравился. Не хотелось бы попасть в государство, где живут рабы или крепостные. Ведь я вполне могла оказаться на месте угнетенного. Это только в добрых сказках все попадают в тела принцесс. А с моим везением, я стала бы чистить конюшни.
        - Тут есть лошади?
        - Конечно, - фыркнула хозяйка и кинула в меня салфетку. - Такими вопросами ты себя выдашь. Надо нам сходить прогуляться, чтобы ты посмотрела на город.
        - Было бы неплохо, - воодушевилась я.
        Уже несколько дней Фанита искала повод оттянуть мой первый выход в мир. И ее можно было понять. Женщина беспокоилась не столько о моей слабости после болезни, как о том, что я сделаю какую-нибудь глупость. Напрасно я убеждала ее в том, что смогу вести себя прилично.
        - Если ты что-нибудь вычудишь…- Фани пригрозила мне пальцем. - Я всем объявлю, что моя племянница выжила из ума. А потом продам тебя кочевникам.
        - Что? - пискнула я испуганно, на секунду поверив словам хитрющей рыжей.
        Но тут же заметила усмешку на ее губах и выдохнула с облегчением.
        - Тебя так легко обманывать, - хихикнула чертовка. - Ты веришь всему, что говорят?
        В ответ я лишь пожала плечами. Возможно, мне действительно нужно научиться различать правду от обмана. Вдруг это наконец сделает меня счастливее.
        - Не обижайся, - по-своему поняла меня Фанита.
        - Никак не пойму, неужто я стою риска? - поддела я ее в ответ. - Может продать меня не такая плохая идея?
        - Нет. Плохая, - женщина подошла ближе и заглянула мне в глаза. - Мне нужна помощница, которая не сбежит. А тебе необходим дом, в котором ты будешь в безопасности.
        - Согласна.
        Мы поднялись в мою новую комнату, и я самостоятельно оделась в выбранную Фани одежду. Ею оказалось коричневое платье, больше похожее на балахон, и нижняя юбка, которая должна была выглядывать из-под длинного подола. Но я оказалась немного ниже хозяйки одежды и мне пришлось подпоясать его кушаком, слегка припустив ткань сверху. Выглядела я на редкость жалко. К тому же куда моложе своих лет. Наверное всему виной был новый оттенок волос и обретенная мною ранее худоба. не уверена, что у меня получиться оставаться в такой форме долго. Учитывая, что работы тут много, я быстро накачаю мышцы и перестану казаться такой субтильной. А вот рост у меня так и останется прежним. С этим придется смириться. Я крутанулась перед зеркалом, проверяя, не сборит ли где ткань.
        - Сколько тебе лет? - неожиданно спросила Фанита.
        - Трудовой договор со мной уже можно заключать, - хмыкнула я и подошла поближе к отполированной металлической поверхности, служащей зеркалом.
        В отражении я не увидела пары морщинок, которые давно притаились в уголках моих глаз. Они всегда были свидетельством того, что я часто улыбаюсь.
        - Ты была замужем, - резонно заметила моя новая подруга. - Значит, уже отметила совершеннолетие. Но иногда ты говоришь очень взрослые вещи. А выглядишь юной.
        - От болезни осунулась, - нехотя пояснила. - Я уже давно не девочка.
        И только я собралась сказать, сколько мне конкретно лет, как женщина беззаботно уточнила:
        - Когда я отметила свое пятидесятилетие, то вырвалась из-под опеки и уехала куда глаза глядят.
        Я закашлялась, чтобы скрыть шок. А Фатина не заметила ничего странного и продолжила:
        - После совершеннолетия девушка должна выбрать пару, чтобы принадлежать новому роду. Или…
        - Или?
        - Я избрала другой путь. Стала хозяйкой собственной жизни.
        - Никто не возражал?
        Женщина вздохнула и медленно покачала головой. Я уже подумала, что ответа не получу. Но она тихо произнесла:
        - Многие возражают, когда такие женщины решают свою судьбу.
        - Такие?
        - У нас говорят, что у рыжих нет души.
        - И у нас такая поговорка ходит, - нехотя подтвердила я.
        - Рыжие у нас нечасто встречаются. А уж такие огненные, как ты и вовсе редкость, - горько усмехнулась Фанита. - Потому, когда я тебя увидела, то решила, что ты такая же, как я.
        - Какая? - пытливо спросила я вновь.
        - Волшебная лиса.
        Лисоглава 11
        Теперь я поняла, почему новая подруга настаивала на том, чтобы я спрятала волосы под платком. На нас пялились все.
        - Ко мне они уже привыкли, - пояснила Фанита. - А вот тебя еще не видели. Вот и любопытствуют.
        - Я-то думала, что тут хватает рыжих, - нервно заметила я, порываясь накрыть голову хотя бы ладонями.
        - В этих краях все больше темноволосые. Севернее обитают оборотни со светлыми волосами. А рыжих всегда было мало даже в восточных землях, откуда все мы родом, - тут женщина повысила голос, - Ты жила в деревне. Вот и считаешь, что больше сотни жителей - это уже город. А в нашем родном поселении многовато огненных.
        - Угу, - кивнула я понятливо.
        - Привыкай, что тут на тебя всегда будут смотреть. И местные, и заезжие, - продолжила Фани менторским тоном, который давал понять каждому, кто хотел слышать, что женщина воспитывает младшую родственницу.
        - Кого это к нам занесло попутным ветром? - прозвучало совсем близко.
        Фанита раздраженно фыркнула, а я невольно зашла к ней за спину. Дорогу нам перегородил высокий мужик в кожаном жилете, парусиновых штанах и сапогах, стянутых на лодыжках шнурками. Он обладал черной шевелюрой, квадратной челюстью и изумительного оттенка льда глазами. Был мужчина на редкость привлекательным. И я сделала вывод, что именно о нем мы говорили накануне прогулки.
        - Чего тебе? - высокомерно уточнила Фани.
        - Захотел поздороваться.
        - Так делай это и не мешай идти дальше.
        - А кто с тобой? Уж не родня ли пожаловала в гости?
        - Племянница, - холодно отчеканила женщина.
        - Ох, несладко придется тебе с ней, - сокрушенно покачал головой здоровяк и по дуге принялся обходить нас двоих.
        - Отчего это?
        - За такой юной рыжулей виться будут.
        - Да вам, мужланам, повода не нужно, чтобы за юбкой бежать.
        Незнакомец втянул в себя воздух, словно принюхиваясь, и тут же скривился. Казалось, что он едва сдерживается, чтобы не чихнуть. А по глазам Фаниты я догадалась, что ей происходящее не очень по вкусу. Не хватало мне еще потерять расположение единственного лояльного ко мне существа в этом мире.
        - Виться за мной никому не рекомендую, - заявила я достаточно громко.
        - Это почему? - удивился капитан. И рядом с ним притих еще один стражник, который до того делал вид, что не слушает диалог.
        - Потому как я сразу замуж пойду за бедолагу. И детей ему нарожаю. Штук пять. И привяжу к себе так, что ни на кого больше зариться не станет. А если он меня обидит…- я сделала драматичную паузу, - маме пожалуюсь. Она, кстати, с нами жить будет. И бабушка.
        Мужик икнул. Фанита крякнула. Кто-то наступил на хвост присевшему охраннику у соседнего дома. Я скрестила руки на груди и нагло потребовала:
        - Все желающие в мужья пусть записываются в амбарной книге у тетки. Потом мы проверим их на финансовую стабильность, адекватность и лояльность к рыжим хвостам. Выясним, насколько хорошим отцом он будет. Как станет воспитывать и выкармливать малышей, как будет смотреть за хозяйством, сколько будет сидеть в декрете…
        - Чего? Где? - опасливо уточнил здоровяк.
        - А вы против семейных ценностей? Готовы слушаться тещу и печь ей блины по выходным?
        - Печь? - мужик попятился.
        - Я хочу найти себе спутника по законам нашего клана.
        - Каким законам?
        - Правильным. Таким, где мужчина знает свое место…
        Капитан ретировался. Спешно попрощавшись, он скрылся в переулке. Нам оставалось лишь лицезреть его подтянутую задницу и большущий хвост.
        Видимо, перевертыш не видел ничего зазорного в демонстрации этой части тела. Впрочем, я обратила внимание, что многие не стеснялись хвостов. У некоторых прохожих в мех были вплетены бусины и ленточки. У одной из дам позвякивали колокольчики при ходьбе.
        - Откуда ты набралась такой ереси? - давясь от смеха, спросила Фанита. - Печь блины для тещи?
        - А почему бы и нет? - я пожала плечами. - Что плохого в том, чтобы уважить маму жены?
        - У нас так не принято…
        - У нас много чего не принято. Но это не значит, что не стоит вводить новые традиции.
        - Ты умеешь навести страх на мужчин, - признала подруга, утирая слезы. - И как я сама не догадалась придумать такое?
        Мы зашагали к ратуше, расположившейся на площади. Фанита решила подать заявление на восстановление моих документов. Рассуждала она об этом достаточно громко, чтобы нас могли услышать все желающие.
        - И как ты умудрилась потерять бумаги? Голову как не уронила? - ворчала она беззлобно. - Еще придется платить за новые. И ты мне отработаешь этот долг.
        - Конечно, - улыбнулась я хитрости лисы. - Придется устроиться у тебя работать.
        - И еще амбарную книгу надо купить для записи женихов.
        Мы обе засмеялись этой новой шутке, которая никому больше смешной не показалась.
        Только теперь я заметила, что и впрямь тут не было рыжих. В основном все прохожие были темноволосые и лишь редкие могли похвастаться русыми шевелюрами и хвостами. У некоторых мех был с полосками.
        - Не пялься, - шикнула на меня Фани. - Это неприлично.
        - Но… - попыталась возразить я.
        - Ты приличная девушка. И незамужняя. К тому же огненная. Не надо провоцировать мужчин и злить женщин.
        Я тяжело вздохнула и решила не спорить. Тем более тут и без конечностей перевертышей было на что посмотреть. Почти все дома были двухэтажные из дерева. С покатыми крышами из черепицы и небольшими окошками с белыми рамами. Мостовая была выложена зеленоватым камнем. Поначалу я удивилась отсутствию фонарей, а потом вспомнила, что тут почти все прекрасно видят в темноте.
        Мимо нас несколько раз проезжали повозки, запряженные лошадьми. Мне стало интересно, как травоядные не бояться хищников вокруг. Вероятно, они привыкли к такому соседству.
        Одежда у прохожих была разной. Тут были облаченные в доспехи очень загорелые здоровяки, кряжистые парни, одетые в кожаные штаны и жилеты и те, кто предпочитал домотканые рубахи, подпоясанные кушаками.
        На меня обрушились запахи. Отчего-то я очень отчетливо ощущала аромат вяленой рыбы, солонины, черного чая с лепестками мяты, выпечки из пекарни на углу. В ящиках вдоль дороги росли душистые травы и цветы, над которыми вились толстые шмели.
        На ступенях одного из домов сидел откормленный кот и лениво наблюдал за снующим людом.
        - У вас есть коты? - шепнула я спутнице.
        - Мышей же должен кто-то ловить, - резонно заметила Фани.
        Мы вышли на площадь, и я ахнула. Посередине расположился небольшой фонтан, который своей конструкцией напоминал колодец.
        - Есть у нас легенда об источнике исполняющим желания.
        - Да неужто, - хмыкнула я.
        - Но я считаю, что его придумали, чтобы заезжие дурни бросали в воду монеты. Их ведь кто-то вылавливает.
        Однако, поравнявшись с фонтаном, Фанита вынула из кармана пару кругляшков из меди и протянула один мне.
        - Только не загадывай ничего глупого, - буркнула она и кинула металлическую безделицу в воду.
        «Пусть мне повезет», - подумала я и тоже бросила монету.
        Лисоглава 12
        Здание ратуши оказалось крепким и высоким. К тому же выложенным из камня, что в этих местах нечасто встречалось. Внутри было прохладно и отчего-то сумрачно. Я поежилась, но отставать от своей тетки не решилась. С трудом удержалась, чтобы не схватить ее за ладонь. Но вовремя себя одернула. Может я и не взрослая по меркам этого мира, но все же давно уже не ребенок. И вести себя буду достойно. С этими мыслями я расправила плечи. В конце концов, мне в жизни часто приходилось справляться с трудностями. Значит и тут смогу выстоять. Вполне возможно, что это место станет моим новым домом. Я ведь могу никогда не найти дорогу обратно.
        В груди похолодело. Мне стало по-настоящему страшно. Я ведь могла застрять тут навсегда. Остаться в мире, где живут странные существа из сказок, было странно. Здесь я совсем никто и никому не нужна.
        Внутренний голос насмешливо напомнил, что и в моем мире я давно была одна. Там не осталось родных и близких. За последние годы я отдалилась ото всех. Или от меня отдалились. Я сама виновата в этом. После ухода родителей мне захотелось закрыться от окружающих. Никто не пытался достучаться до меня. Или мне только так казалось. Я погрузилась в свои страдания и оставила рядом лишь мужа и подругу. Мда. Никогда не думала, что окажусь настолько недальновидной.
        - Ты меня слушаешь? - зашипела Фанита.
        - Прости, отвлеклась.
        - Говори со старейшиной с уважением, но без раболепия. Но только то, о чем он тебя спрашивает, - тут она сощурилась, давая понять, что мне стоит быть осторожной. - Твое имя Леся Рыж. Выговори его по буквам, чтобы писчий правильно оформил документ.
        Я кивнула, вспомнив краткую историю, которую мы придумали о моем происхождении. К нашей удаче, семья Фаниты жила далеко на востоке, за горами, в уединенном княжестве. Там не были приняты клейма и родовые татуировки. Потому я вполне могла заявить, что документы потеряла, а кулон с семейным гербом была вынуждена отдать в оплату проезда до этого города.
        Мы остановились в длинном коридоре, почти пустом, если не считать нескольких перевертышей, рассевшихся на узких лавках вдоль стен.
        - Тут так мало посетителей, - удивилась я.
        - А зачем беспокоить старейшин по пустякам? - улыбнулась Фани. - У нас принято обмениваться обещаниями, ими же скреплять сделки.
        - Никто их не нарушает? - тихонько уточнила я.
        - Мы не люди, - терпеливо пояснила женщина. - Наше слово - закон. А старейшины помогают решать другие проблемы. Например, они способны помочь тебе получить статус гражданки нашего города.
        Я понимала, что нужно произвести правильное впечатление и добиться доверия к своей легенде. Ведь если мне откажут в легализации, то вполне могут выслать из города. А там, за его пределами, я стану нелегальным жителем страны. Я не смогу обратиться за помощью к властям, если меня обидят. И стану легкой добычей для любых недобрых личностей.
        - Я порядочная горожанка и поручусь за тебя. Потому не переживай, - попыталась успокоить меня Фани.
        Кивнув в ответ, я вытерла взмокшие ладони о юбку. Затем пригладила выбившийся локон, в очередной раз поразившись, насколько густыми стали у меня волосы.
        - Ничего не бойся, - шепнула рыжая и подтолкнула меня к двери, в которую громко постучала.
        - Заходите уже, хватит топтаться за порогом, - раздался низкий голос.
        Мы вошли, оказавшись в залитой светом комнате. Я ожидала мрачный антураж, но кабинет был другим. Он походил на сельскую библиотеку с читальным залом. Вдоль стен стояли полки, сплошь заставленные книгами. Тут была добротная крепкая мебель, плотный домотканый ковер, заглушающий шаги, а несколько керосиновых ламп тут наверняка добавляли уюта помещению в темное время суток.
        За большим столом сидел пожилой мужчина с окладистой бородой и взлохмаченной седой шевелюрой. На его плечи были наброшен добротный подбитый мехом плащ. На переносице хозяина кабинета виднелись очки в роговой оправе, которые он тут же убрал в сторону. И улыбнулся. Тут я едва не попятилась. Только оказавшаяся за спиной Фанита не позволила мне сбежать. Она крепко ухватила меня за локоть и удержала на месте.
        - Мне было любопытно, когда ты покажешь нам свою племянницу, - протянул мужчина, скалясь огромными клыками.
        - Ну зачем ее пугаешь? Видишь ведь, что девушка боится! - строго заявила Фанита.
        - Ты никогда медведей не встречала? - с искренним удивлением осведомился мужчина.
        Я гулко сглотнула и смогла выдавить сипло:
        - С такими огромными зубами - нет.
        Старик захохотал, запрокинув голову, и громко хлопнув ладонью по столу. Смеялся он заливисто и очень заразительно. Фанита ободряюще сжала мое плечо и улыбнулась. Только сейчас я осознала, что ее тоже отпустило напряжение, которое лиса пыталась скрыть.
        - Знатно ты меня похвалила, малышка, - выдал медведь отсмеявшись и утерев рукавом рубахи выступившие на глазах слезы. - Так меня даже жена не балует в самые хорошие дни.
        - Извините, - пискнула я, совсем растерявшись. - У вас и впрямь внушительные зубы.
        - Уважила, - хитро подмигнул мне старейшина. - Вот что значит лиса. Настоящие лисы всегда умеют растопить самые суровые сердца.
        - Ты это говорил про кошек, Норис, - напомнила ему Фани и подтолкнула меня к диванчику, на который сама же и уселась.
        - Говорил, - не стал отпираться старик. - Но только рыжим мы прощаем любые шалости.
        Я села на набитую соломой подушку.
        - Ну, мне нечего прощать. - упрямо заявила моя подруга.
        - Мне никогда не забыть, как ты приехала в этот город. Я был против лис в нашем сообществе.
        - Помню.
        - Признаюсь, что я считал тебя никчемной и скандальной дамой.
        На это высказывание лисица фыркнула.
        - Все женщины боялись, что ты станешь уводить у них мужей и совращать сыновей.
        - Как будто они того стоят.
        - И вот спустя годы к тебе приехала племянница. Город будоражат слухи.
        - Нам не нужны неприятности и чужие мужья, - отрезала Фани. - Любая волчица или кошка куда более блудливая чем лисы.
        - Вы редкие. И в нашем городе других лис нет, - резонно заметил Норис. - Потому жители и волновались.
        - Женщины, - поправила Фани. - Мужчинам всего лишь немного любопытно.
        - Может ты и права.
        Старик ненадолго замолчал, пристально осматривая меня. От этого взгляда стало неловко. Захотелось поджать под себя ноги и закрыть лицо ладонями.
        - Твои родители мертвы, - совершенно другим голосом произнес он.
        В комнате стало прохладно и огонек в лампе дрогнул. Только старейшина не обратил на это внимания.
        - Ответь мне, дитя.
        - Они погибли.
        - И ты осталась совсем одна, - он не спросил, а констатировал факт.
        - Все так.
        - И еще ты боишься. Чего?
        - Боюсь, что не смогу тут прижиться. Что не найду своего места.
        - Почему? - искренне заинтересовался он.
        - Меня предали, - выдохнула я, испытывая странное облегчение, что могу говорить об этом.
        - Кто?
        - Мужчина, который обещал заботиться. И женщина, которая была мне сестрой.
        - Ты совершила преступление? Наказала их? - старик прищурился и показался мне очень заботливым.
        - Нет. Законов я не нарушала. Просто сбежала в дом родственницы, - доверительно сообщила я.
        - Для чего?
        - Чтобы начать новую жизнь.
        - Ты планируешь причинить вред хоть кому-то?
        - Нет.
        - Обидеть Фаниту? Или еще кого?
        - Нет, - тут я мягко тронула ее руку, лежащую на моем плече. - Она хорошая.
        - А кого-то плохого?
        - Больше не дам себя в обиду, - выпалила я прежде, чем успела остановиться.
        И тут с меня спало странное оцепенение. Я встряхнулась и изумленно уставилась на Нориса.
        - Что…что...
        - В твоей деревне не было таких старост? - лукаво спросил старик.
        На это я мотнула головой.
        - Значит, не только зубы у меня большие. Но и сил хватает, чтобы оставаться старейшиной этого города, - мужчина преобразился и обернулся.
        На подоконник опустилась крохотная птичка и постучала клювом по тарелочке, на котором лежал кусочек печенья.
        - Идите домой. Документы тебе справят. Будешь жить в нашем городе и если не сделаешь ничего плохого, то станешь местной через две луны. До того ты под опекой Фанитой. Она за тебя отвечает.
        - Но я не сказала своего имени…
        - Леся Рыж, - перебил меня медведь. - Неужто вы решили, что у старика со слухом плохо?
        - Нет.
        - Кыш отсюда, - старейшина махнул рукой. - Ходят тут, отвлекают от важных дел.
        Мы не успели выйти, как я кинула взгляд за плечо. Хозяин кабинета подошел к окну и протянул руку к птахе, которая с готовностью села на его палец.
        - Он не кажется опасным, - сказала я, когда мы оказались на улице.
        - Он мог бы убить нас двоих, если ощутил ложь в твоих словах. И поверь, медведь сделал бы это, реши, что ты принесешь опасность или смуту.
        - Норис? - удивилась я.
        - Когда-то он был величайшим шаманом-воином. И не вздумай принимать его доброту за слабость.
        Лисоглава 13
        Мы направились в сторону дома. Погода была замечательной. Весенний ветерок зарывался в волосы, которые мне никак не удавалось укротить. Фанита была донельзя довольной. Она кинула уличному торговцу монету и протянула мне карамельное яблоко на палочке.
        - Я ведь не маленькая, - улыбнувшись, приняла угощение.
        - Могу я побаловать свою племянницу, - возразила рыжая и заговорщически подмигнула.
        Мы уселись на скамью напротив лавки с вывеской в виде башмака. Лакомство оказалось вкусным, и я невольно зажмурилась от удовольствия.
        - Ты сладкоежка. Прямо как я.
        - Это у нас семейное, - пожав плечами, ответила я.
        Чуть помолчав, Фанита заявила:
        - Нам нужно прикупить тебе годную обувь и одежду по фигуре.
        - Я не хочу, чтобы ты тратилась.
        - Не переживай. Все отработаешь, - беззаботно отмахнулась женщина. - И я не хочу, чтобы постояльцы видели в заведении замарашку. В конце концов, мы лисы, и просто не можем выглядеть жалко.
        Мне пришлось признать, что сама Фанита одевалась очень броско, но при этом не вульгарно. Шнуровка спереди платья эффектно подчеркивала талию и грудь рыжей. Длинный подол не скрывал при ходьбе очертания ее бедер, а неглубокий вырез позволял любоваться изящной лодыжкой в кожаном высоком ботинке.
        На шее Фаниты висела цепочка, на которой виднелся странный камень красного цвета.
        - Это родовой кулон, - тихо пояснила женщина, небрежно сунув его под ткань. - Именно такой ты отдала за проезд. Помнишь?
        Я торопливо кивнула.
        - Когда тебе выправят документы, мы добудем тебе такой же.
        - А твоя семья не будет против?
        - У меня никого нет, - отрезала женщина. - У нас с тобой никого нет, - поправилась она и погладила меня по голове так, словно и впрямь испытывала в отношении меня родственные чувства. - Будем держаться вместе.
        - Я должна сказать тебе «спасибо»…
        - Скажешь однажды. А пока ты доедаешь яблоко, я схожу в лавку и узнаю, когда можно будет заказать тебе обувь.
        - Может стоит купить готовую? - робко предложила я.
        - Мы не люди, чтобы носить такое, - женщина посмотрела на меня так, словно я сказала что-то совершенно глупое.
        С этими словами она подошла к двери и толкнула ее. Раздался тихий звон колокольчика и приветственный возглас башмачника.
        Надо мной вспорхнула птичка и уселась веточку растущего рядом куста. Она повернула ко мне крохотную головку и требовательно чирикнула.
        - Нет у меня печеньки, - улыбнулась я, вспомнив, что видела похожую кроху в ратуше.
        - Ты голодная? - раздалось надо мной и от неожиданности я охнула.
        Рядом стоял здоровый мужчина в темной запыленной одежде. Мне пришлось запрокинуть голову, чтобы увидеть его лицо. Оно оказалось загорелым и слегка обветренным, широким с резкой линией челюсти и грубоватым, пару раз сломанным когда-то, носом.
        - Ты не мог бы… - я сглотнула.
        - Чего хочешь, малышка? - хрипло уточнил он и положил ладонь на пояс, к которому был приторочен приличный мешочек, который тут использовали как кошелек. - Я могу купить тебе что пожелаешь.
        - Мне нужно то, что не продается, - выдавила я из себя любезную улыбку.
        - Я подарю тебе любую безделицу, а ты в ответ поблагодаришь…
        - Отойди и не загораживай мне солнце, - отчеканила я холодно.
        - Что? - ошарашенно уточнил здоровяк.
        - Или тебе место надо уступить? Так бы и сказал, что устал и хочешь дать отдых старым костям.
        Я поднялась со скамьи и чинно поправила подол платья.
        - Присаживайтесь. Может вам принести воды? Уверена, я смогу уговорить лавочника дать мне кувшин для пожилого путника…
        - Пожилого? - взревел незнакомец.
        - Только старческое слабоумие может быть оправданием твоему предложению.
        - Не понял.
        - Не удивлена, - оборвала я мерзавца. - Только глупец мог попытаться купить незнакомку.
        - Да что ты себе позволяешь? - на лице чужака проступили звериные черты.
        Что-то подсказывало мне, что именно сейчас я должна показать себя. Потому и резко шагнула к наглецу, заставив того качнуться назад.
        - Я не продаюсь, - мой палец уперся во вздымающуюся грудь темноволосого перевертыша. - Не смей сейчас строить из себя обиженного. Это ты оскорбил меня. Ты повел себя как животное.
        - Ты так меня стыдишь? - хищно оскалился он.
        - Пытаюсь донести до тебя простую мысль, - я смерила его ледяным взглядом, который часто использовала с несговорчивыми поставщиками. - Если ты будешь вести себя как мерзавец, то не удивляйся, что тебя не станут уважать.
        - Серьезно? - уточнил он, странно хмыкнув. - Ты в каком мире живешь, деточка?
        - В том, где не боюсь поставить на место хамов.
        Незнакомец небрежно ухватил меня за затылок и легонько сжал его в огромной ладони. От боли в глазах потемнело.
        - У нас уважают силу…
        Договорить он не успел. На мне были ботинки с острой стоптанной кромкой подошвы у носка. Именно ею я ударила агрессора в голень, попав ровно между краем сапога и наколенником. А после того как здоровяк скривился, коротко ткнула кулаком в открывшийся кадык.
        Хватка ослабла, и я отскочила в сторону.
        - Гадина, - закашлялся мужик.
        - Скажи спасибо, что не ткнула этим, - я выставила перед собой заточенную палочку, на которой было когда-то яблоко.
        - Да я тебя…
        - Ты напал! - воскликнула я. - И мне стоило терпеть? Не в этом городе!
        Тут я заметила, что у нас появилась компания. Несколько прохожих остановились в паре метров и мрачно взирали на незнакомца. От таверны с другой стороны улицы быстро шагали пара стражников судя по одежде. Я запоздало подумала, что не с того начала знакомство с местными порядками нового мира. Да только спускать такое обращение не собиралась. Фанита говорила, что тут не принято кланяться. Она сама общалась со старейшиной без подобострастия. Значит, мне стоило отстаивать свои права. Какими бы они не были.
        - Что тут происходит? - прогремел представитель власти, окатив меня подозрительным взглядом.
        - Жениха проверяю на стойкость, - заявила я с шальной ухмылкой.
        - Кого?
        - Этого, - я указала на выпрямившегося мужчину, недоверчиво уставившегося на меня. - И заявляю официально, не подходит он мне. Буду дальше искать.
        Второй стражник хлопнул по плечу коллегу и негромко пояснил:
        - Это та самая девица. Она немного дикая.
        - Но привитая, - кивнула я.
        - Что тут происходит? - гаркнул уже знакомый голос.
        Я обернулась к капитану и махнула ему рукой, чем безмерно удивила.
        - Ты? - он скривился, словно лизнул лимон. - Вот как знал, что не к добру лиса в городе.
        - Закрывать курятники надо и лис можно не опасаться, - толкнув капитана локтем, мимо прошла Фанита. - Что случилось?
        - Этот меня купить хотел, - я указала на побледневшего от такого внимания обидчика.
        - Ты его ударила? - сурово уточнила рыжая.
        - Да.
        - Значит, отыгралась. Молодец. Вак, - она повернулась к капитану, - куда смотрят твои подопечные? Если любая заезжая морда предлагает такое приличным девушкам?
        Затем она пристально посмотрела на меня и заметила, как я потерла саднящую шею. Фанита угрожающе низким голосом спросила:
        - Он тебя тронул?
        - Только взялся…
        В следующее мгновенье женщина оказалась рядом с громилой и он зашипел. На смуглом лице появились тонкие царапины, набухающие кровью.
        - Теперь квиты, - припечатала разгневанная опекунша.
        - Лиса, - выдохнул мужик и попятился.
        Мне показалось, что в его глазах промелькнул страх.
        - Мы уходим, - как ни в чем ни бывало заявила Фани и ухватила меня под локоть. - Заявление на мерзавца мы напишем позже.
        Капитан подступил к побледневшему хаму и ухватил того за плечо.
        Лисоглава 14
        Когда мы свернули в улочку, я наконец смогла выдохнуть. Руки подрагивали, а дыхание сбилось. Моя спутница заметила мое состояние и легко обняла меня за плечи.
        - Ты все правильно сделала, - заявила она уверено.
        - Но не была к этому готова, - призналась я наконец.
        - В город приезжают отовсюду. Они привыкли вести себя как заблагорассудится и порой приходится ставить их на место. Чаще всего это делает стража. Но иногда нужно самим действовать.
        - Ненавижу таких мужланов.
        - Понимаю, - кивнула Фани. - Никто не застрахован от подобного козла.
        - Я не подвела тебя? Ведь теперь ты мой опекун и мне стоит быть осторожнее…
        - Не в такой ситуации, - нахмурилась женщина. - Ты не знаешь о наших законах и это мое упущение. Стоило рассказать тебе о правилах более подробно.
        На нашем пути возник незнакомец и Фанита завела меня себе за спину.
        - Я не хотел вас пугать…
        - Посмотри внимательно и спроси себя, - язвительно заявила женщина, - похожа ли я на испуганную? Я даже стражу звать не стану.
        Мужчина хмыкнул, и я заставила себя встать рядом с Фани. Прятаться я не стану. Может я и не лиса, но душа у меня не заячья.
        - Дамы, я не собираюсь на вас нападать.
        - Такое тут сурово карается, - воинственно уперев руки в бока, напомнила рыжая.
        Я смогла рассмотреть чужака, который стоял на нашем пути. В глаза бросилось ее одеяние. Оно походило на одежду того хама на площади. Те же ботинки и наколенники. Только ткань рубахи казалась чуть более тонкой. Черты его лица были такими же резкими, выдавая ту же породу. Мне удалось не пялиться на его хвост, чем можно было гордиться.
        - Я хочу извиниться за своего собрата. Он позволил себе лишнее.
        - И получил ответ.
        - Но девушка не простила его, - прозорливо заметил чужак и уставился на меня полночными глазами.
        - Подлец не извинился, - подала я голос. - Но непонятно, почему вам это так важно?
        - Я забочусь о своей репутации, - туманно пояснил мужчина.
        - Он ваш подопечный, - высказала я догадку и поняла, что попала в цель.
        - Мы прибыли в город только сегодня и скандалы нам ни к чему. А моего парня забрала стража.
        - Отпустят, - небрежно бросила Фани.
        - Но если бы вы попросили…
        - А где вы остановились? - задала я вполне невинный на первый взгляд вопрос.
        - Мы еще не успели разместиться…
        - У нас отличный постоялый двор, - не дала я ему договорить. - Конечно, цена для вас будет не самая малая, но для своих постояльцев мы могли бы сделать скидку в виде просьбы к начальнику стражи.
        Фанита удивленно покосилась на меня, но в ее глазах загорелся алчный огонек.
        - Для господ найдутся комнаты, а слуги могут устроиться в таверне по соседству, - добавила она. - Там им будет удобнее.
        - И выйдет дешевле, - тут же нашлась я. - У нас хоть и стоит подороже, но и условия получше.
        - Неужели? - уточнил мужчина.
        - Да. Место приличное. Тихое и достойное. Для тех, кто ценит репутацию и не позволяет себе лишнего, - давила я. - В городе о нас отзываются как о достойном заведении. И все постояльцы на хорошем счету у стражи.
        - Это точно? - с усмешкой спросил воин.
        - Вы мне не верите? - вполне искренне возмутилась я.
        - Поговаривают, что рыжие…
        - Осторожнее, - предупредила Фанита, - цена для вас только что возросла на пару серебряных.
        Мы обе скрестили руки на груди и мужчина развел свои в стороны, словно признавая поражение.
        - Леди, я с радостью принимаю ваше приглашение.
        - Деловое предложение, - поправила я. - И оно включает помощь с ремонтом крыши. Пусть тот хам поможет перекрыть черепицу над верандой. И я, так уж и быть, прощу его дерзость.
        Брови мужчины вскинулись вверх, а Фанита затаила дыхание. Наверно, она и не догадывалась, что я заметила, насколько обветшала крыша ее заведения.
        - Оплата включает завтрак, - выдала я последний аргумент.
        - И во сколько же обойдется проживание одного постояльца?
        - Сообщу чуть позже, - лукаво усмехнулась я. - Но будьте уверены, репутация обойдется вам вполне по разумной цене.
        Как только мы отошли, спутница потрепала меня по плечу.
        - А ты еще та лиса. Как его обработала.
        - У меня была кофейня. И не самая лучшая компаньонка, которая не помогала.
        - Значит, ты знаешь толк в продажах.
        - Скорее в поставщиках, выплатах, расчетах и прочем. Мне приходилось крутиться, чтобы отдавать зарплату работникам, осилить коммуналку… - я запнулась, поняв, что такие термины могут быть незнакомы местным, - налоги и аренду.
        - А как ты догадалась, что он сможет оплатить нам постой?
        - Ботинки, - просто сказала я. - У него очень хорошая обувь, хоть и пыльная. И тот хам несмотря на то, что ниже его по рангу, а кошель у него был знатный. В нем бряцали монеты. Вряд ли воин в путь станет наполнять дорогой кожаный мешочек мелкими медяками. Стоит понять, что его опекуны не бедные. Отряд явно не малый.
        - С чего ты взяла
        - Посмотри, - я указала налево.
        Там у таверны стояли с десяток мужчин в знакомой уже одежде. Пара из них расположились чуть поодаль и выглядели несколько внушительнее.
        - Главное, чтобы согласились те двое, - понятливо кивнула Фанита. - А нам надо застелить кровати в номерах, протереть пыль…
        - Мы все успеем, - я взяла ее под локоть.
        - Ты ведь понимаешь, что у нас не элитное место.
        - Так сделаем его таким. Поверь, для этого не так много нужно.
        - Богатые любят вольности.
        - Они оценят ограничения, - возразила я, ухмыльнувшись. - А тебе придется поговорить с капитаном. Он должен иногда к нам заходить.
        Фани фыркнула, но я понимала, что делала она это для вида. Тот здоровяк нравился рыжей чуть больше, чем она хотела признать.
        В этот момент я ощутила странное. Словно кто-то прикоснулся ко мне раскаленной ладонью между лопаток. Оглянулась я не сразу. Инстинкты диктовали мне плавные движения, которые не должны провоцировать нападение хищника. Среди снующих мимо торговцев и праздно шатающегося люда, я увидела мужчину. Он стоял в тени веранды оружейной лавки и не сводил с меня напряженного взгляда.
        - Ты чего? - спросила Фани.
        Я растерянно повела плечами и снова посмотрела в сторону незнакомца. Его там больше не было. И от этого я ощутила странную смесь облегчения и тоски. Но разобраться с этими эмоциями решила позже. Не посреди же улицы мне нужно размышлять, почему у меня подогнулись колени, а сердце забилось пойманной птицей.
        Лисоглава 1
        В коридоре было темно. Именно это давало иллюзию, что все происходит не в этой реальности. Я могла закрыть глаза и представить, что нахожусь не дома, а в кинотеатре и наблюдаю за драмой со стороны. Вот только все куда хуже. Моя спина упирается в стену, обитую пробкой. Я сама ее подбирала в магазине стройматериалов. Подошва кроссовок слегка скользит по ламинату, который мне никогда не нравился. А в паре метров от меня виднеется арка, ведущая в гостиную. В ту самую комнату, куда мне не хочется заходить. Но это нужно сделать, чтобы окончательно убедиться - моя жизнь не будет прежней.
        И дело вовсе не в чужих туфлях с красной подошвой, что лежат в проходе. Не в лужице темной ткани, небрежно оставленной там же и не в кружевном великолепии белья, брошенного чуть поодаль.
        И когда моя жизнь успела превратиться в банальный анекдот.
        Только вместо мужа из командировки вернулась обманутая жена. Глупая я.
        Мне пришлось преодолеть омерзение и войти в соседнюю комнату. На полу виднелась цепочка из вещей. Я оценила кружевные трусики, тонкий шелковый чулок и семейные трусы со снеговиками. Последние портили всю картину. Стало даже стыдно перед изысканной любовницей за супруга. А когда я увидела дырявый носок, то окончательно смешалась. Едва удержалась от желания пнуть эту деталь гардероба под диван.
        «Да что со мной не так?», - думала я, стоя на пороге спальни и не решаясь открыть дверь.
        Из-за нее доносились стоны и возня. Было совершенно очевидно, чем там занимался мой муж с неизвестной девушкой. Я уткнулась лбом в дверной косяк и вздохнула. Трусихой я не была. Наоборот, умела держать удар. Вот только сейчас тянула время и топталась на пороге собственной спальни.
        - Соберись, - приказала я себе и толкнула дверь.
        В одно мгновенье моя жизнь перестала мне принадлежать. Вот буквально еще пару минут назад я была счастливой женщиной, у меня был муж, квартира, доставшаяся от родителей, подруга, с которой я держала маленькую кофейню, и мечта через год-другой обзавестись малышом. Правда муж хотел купить питона. Даже детскую планировал переоборудовать в террариум. Но для начала видимо решил затащить змею в нашу с ним общую постель.
        - Вы хоть простыни сменили? - уточнила я, прислонившись к стене. - Или брезгливость не для вас?
        С коротким криком с моего мужа скатилась белокурая девица и накрылась с головой одеялом. Вот только я уже узнала татуировку на ее плече. Мужчина неловко прикрыл голых пах, попытался натянуть на него то самое одеяло. Но любовница держала ткань крепко. Я вынула из кармана бумажный платок и кинула его в мужа.
        - Возьми, - иронично предложила я. - И не говори, что я не забочусь о тебе, дорогой.
        Он автоматически ухватил предложенную салфетку и тут же откинул ее, чтобы прикрыться подушкой.
        - Да уж чего я там не видела? - осведомилась я со злым весельем. - А что, Маша, наш поставщик прячется на матрасе? Ты там переговоры ведешь?
        Предпринимать попыток вытащить подругу на свет я не собиралась. Не хотелось признаваться самой себе, но тело норовило меня подвести. Ноги ослабли, а перед глазами встала мутная пелена.
        Я наконец поняла, что уже не в первый раз ловила в доме аромат, который казался смутно знакомым. Это была смесь духов и дыма от ментоловых сигарет. Запах принадлежал Маше, подруге, с которой я провела все дество и юность.
        - Ты все не так поняла, Олеся, - отозвался супруг.
        Однако выглядел он на редкость жалким. Лицо покрылось красными пятнами, взгляд метался между моими коленями журнальным столиком, на котором стояла темная бутылка с двумя бокалами.
        - Ну, хоть тут ты оказался джентльменом, - оценила я напиток. - Это ведь вино, которое мы покупали на годовщину? Надеюсь, вам понравилось?
        - Леся, давай без сцен, - уже более твердым голосом произнес мой благоверный. - Мы ведь цивилизованные люди. И можем все обсудить…
        Договорить он не успел. Подхватив злополучную бутылку, я с размаху швырнула ее в стену, прямо над изголовьем кровати. Вино расплескалось по постели, осколки разлетелись с оглушительным звоном. Маша завизжала и наконец выскочила из-под своего укрытия, явив мне свое загорелое обнаженное тело.
        - Подруга, как переговоры? Скидочку выбила? - прошипела я недобро и швырнула в нее апельсин.
        - Ты чего творишь? - выкрикнула девушка истерично. - Психованная! Ты сама во всем виновата!
        - Точно! - не стала отнекиваться я. - Конечно, я. Виновата в том, что работала, когда у тебя болела голова. Когда твой очередной хахаль звал тебя на острова, пока его жена лежала в больничке на пластике…
        Лицо моего супруга вытянулось от услышанной информации, но меня это уже не заботило.
        - Виновата, что дала тебе шанс залезть в мою кровать и в трусы…
        Я вспомнила снеговиков на ткани и неожиданно криво усмехнулась.
        - Хотя знаешь, это как раз самое ничтожное из того, что ты у меня позаимствовала. Самое…- я показала расстояние между большим и указательным пальцем равное спичечному коробку, - мелкое и ненужное. На это я даже обидеться не могу. Ты практически занималась тут благотворительностью.
        - Ты ведь знаешь, что размер не имеет значения, - растерянно пробормотал окончательно обескураженный муж.
        - Рот закрой, - я ткнула в него пальцем.
        Лисоглава 2
        Непривыкший к такому моему поведению, супруг, тем не менее, подчинился. Подобрал под себя ноги вжал в пах многострадальную подушку.
        - Я могу принять многое, но вот это… - обвела комнату руками, - вне моего понимания.
        - А чего ты ждала? - неожиданно ядовито уточнила Маша.
        Она подхватила бюстгальтер и принялась натягивать его, путаясь в лямках.
        - Твой мужик без ласки живет. Ты вечно в делах. Пишешь дипломную, - она закатила глаза. - Кому она нужна? Кому нужна баба, которая не может мужик обед сварить и в постели ублажить?
        Супруг трагически всхлипнул, но весомое слово вставлять не спешил. Выжидал, наверно, более удачного момента. Или успел заметить, что на столе осталась еще пара тарелок, яблоко и бокалы.
        - Может, твой Петя и не самый лучший мужик, - продолжила подруга. - Но ты его недооцениваешь. И он на многое способен.
        - Забирай, - я скрестила руки на груди.
        - Что? - не поняла Маша.
        - Забирай этого самца, - пояснила я очевидное. - С трусами, носками, креслом его компьютерным. Картиной, которую ты нам подарила на свадьбу и поясом из собачьей шерсти, без которого он каждую зиму загибается.
        Блондинка растерянно посмотрела на предложенное сокровище и похоже не испытала восторга от моего щедрого предложения.
        - Знаешь, - наконец вышел из оцепенения Петр, - я не вещь, чтобы мною распоряжаться.
        Он не заметил, как любовница с облегчением выдохнула.
        - Мы с Машей уже два года встречаемся и только из жалости к тебе…
        Я содрогнулась, едва сдерживая смех. Стоило видеть блондинку, чтобы осознать, что эту информацию она не собиралась озвучивать. И уж точно не считала слова Пети важными.
        - Дурень, - отмахнулась я от благоверного. - Маша всю сознательную жизнь хотела иметь то, что принадлежит мне. А теперь, ты ей не нужен. Потому что и мне стал ненужным. Верно, подруга?
        Блондинка подхватила платье, чтобы рывком натянуть его на себя.
        - Не собираюсь я вмешиваться в ваши семейные разборки.
        - Что? - встрепенулся Петя.
        - Не надо меня втягивать, - повторила девушка с нажимом.
        - Мы же собирались… - муж осекся и затравленно посмотрел на меня.
        Стало как-то неловко. Он всегда был уверенным в себе, немного нагловатым и даже хамоватым. Но сейчас выглядел потерянным и обиженным. Вот только жаль мне его не было.
        - Собирайся, - бросила я равнодушно. - Если поторопишься, то может Маша подбросит тебя до метро.
        - Что? - испуганно встрепенулся муж.
        - Ты тут больше не живешь. А ты, Машуль, больше не совладелец кофейни.
        - Ну уж нет, - оскалилась она. - Половина всего бизнеса моя. Я такая же хозяйка, как и ты.
        - Ты не поняла, - я пнула в ее сторону чулок. - Забирай себе все. Только учти, что аренда заканчивается в следующем месяце. Новый договор заключай сама. Закупку сырья надо произвести через две недели. Зарплату рассчитывать придется тебе самостоятельно, ведь ты уверяла, что бухгалтер нам не нужен. А я больше не стану заниматься этим. Логично?
        Девушка помрачнела, наконец поняв, о чем я толкую.
        - Та сумма, которая лежит на нашем общем счете… - я сделала многозначительную паузу, - останется тебе, дорогая. Это мой свадебный подарок тебе и Петеньке. Тратьте с умом. Если ты добавишь те деньги, которые вытащила из бюджета на лечение своей собаки, то как раз хватит, чтобы заплатить официантам в двадцатых числах.
        С этими словами я вышла из комнаты и наконец позволила себе не сдерживать эмоции. Только вот плакать мне не хотелось. Оставаться в квартире мне было противно. Хотелось рюкзак и отправиться за город. Точнее в домик, который остался от моей бабушки в деревне. Там всегда было тихо и светло. Даже в дождливый день там было здорово.
        - Олесь, - раздалось за спиной, и я резко повернулась.
        Подруга стояла в арке и кривила губы в странной виноватой улыбке. Она часто так делала, когда хотела разжалобить меня или уговорить на очередную авантюру.
        - Давай мы с тобой не будем пороть горячку. Ну, глупо ведь ругаться из-за мужика…
        - Ты испачкала мою кровать.
        - Чем? - она захлопала глазами.
        - Предательством, Маш, - неприязненно пояснила я. - И если б ты в него влюбилась…
        Я махнула рукой, осознав, что подруга и впрямь ничего не понимает. Она воровато оглянулась, наверно беспокоясь, что Петя ее услышит, и быстро заговорила:
        - Если бы ты им и впрямь дорожила, то я бы никогда…
        Я вздохнула и направилась к стене, в которую был встроен высокий сейф. Девушка продолжала говорить, а я неспешно набрала комбинацию, отворила дверь и вынула из оружейного шкафа ружье.
        - Знаешь, Маша, - неспешно протянула я, - мне совершенно неинтересно, зачем ты это сделала. Зачем вы оба это сделали.
        Лисоглава 3
        Я притормозила у ворот и заглушила мотор. Радио послушно замолчало и через открытое окно донеслось пенье птиц и шум ветра. Где-то очень далеко лаяла собака. Зажмурившись, я еще раз подумала, что приняла правильное решение. Оставаться в городе после произошедшего не хотелось.
        Кофейня уже не первый месяц едва себя окупала. И мне приходилось выкручиваться, чтобы оплачивать счета и оставаться на плаву. Если бы моя подруга не вытаскивала деньги из бюджета, то возможно было легче. Не стоило затевать бизнес с близким человеком. С тем, кому не можешь сказать твердое «нет».
        - Сама виновата, - вырвалось у меня прежде, чем успела подумать
        Мне не хотелось признаваться себе, что стоило уже давно понять очевидные вещи. Маша меня использовала, а муж не отставал. Он пару лет уже искал себя и никак не находил. Петя продолжал медитировать под пиццу и компьютерные игры. Время от времени рассылал резюме и получал предложения. Которые, впрочем, его не устраивали.
        И я это принимала. Тащила на себе дом и мужчину в нем.. К ттому же я верила, что совсем скоро все изменится.
        Вот и изменилось.
        Горько вздохнув, я взяла рюкзак с соседнего сиденья, чехол с ружьем и вышла наружу.
        Оружие в нашей семье хранилось всегда. Отец учил меня охотиться с самого детства. Став совершеннолетней, я получила охотничий билет. Впрочем, стрелять в животных у меня никогда не получалось. Стоило представить их влажные глаза, как желание быть хищником разом пропадало.
        Когда я достала из шкафа ружье, моя бывшая подруга мигом рванула к выходу. Я даже не сразу осознала, как выглядит со стороны мой жест. И только поняв, чего она испугалась, засмеялась. Петя вышел на этот звук и тоже попятился.
        Я не стала его успокаивать и неспешно продолжила сборы. Может муж и собирался поговорить со мною. Да только так и не решился. Потоптался в прихожей, несколько раз спустил воду в унитазе и только потом вышел за дверь.
        Оставалось надеяться, что на этот раз он поднял крышку унитаза.
        Мне было плевать, что супруг вернется в мое отсутствие. Ничего ценного в доме не было и даже если он вывезет все, беднее я не стану. Засунув в сейф несколько рамок с фотографиями, шкатулку с украшениями и ворох флешек, на которых хранились мои документы, я успокоилась. А потом сунула туда и ноутбук. Брать его с собой не захотелось. Мне давно пора отдохнуть и лучше выйдет это сделать без интернета.
        По дороге в деревню, я заехала в магазин и прикупила продукты, чай и спички. Улыбчивая продавщица уговорила взять вместо сдачи семена в пакетиках. Пришлось сунуть их в карман. И заодно пообещать себе, что не забуду рассыпать их по двору. При этом я не лелеяла особой надежды, что цветы приживутся. Бабуля когда-то засеивала несколько огромных клумб у колодца, но сейчас они заросли сорняками.
        Соседние дома давно опустели и на улице насчитывалось не более десятка строений, которые казались жилыми.
        Каждое лето сюда приезжали семьи с детьми из столицы, а к зиме деревня изрядно пустела.
        - Ты не заблудился часом? - раздалось за спиной, и я развернулась на голос.
        - Митрич, не угадал? - уточнила у местного старожилы.
        - Олесенька, ты ли это? - расплылся в улыбке старик. - Не узнал сослепу. Давно тебя не было видно.
        - Вся в делах. Учеба… - я неопределенно махнула рукой.
        - Ты всегда была толковой девушкой. И хорошо, что без этого своего петушка приехала.
        - Мы не вместе уже, - немного смутившись призналась я.
        Протянула старику пачку кофе, которую прикупила специально на подарок.
        - Уважила, - усмехнулся Митрич довольно. - Смотрю и ружье прихватила.
        - На всякий случай, - я пожала плечами. - Места тут глухие. И зверь прийти может.
        - Через неделю здесь будет не протолкнуться. Понаедут гости.
        - К тому времени я уже уеду.
        - Как знаешь, Олеся. Ты если чего - заходи.
        С этими словами старик зашагал прочь. А я отправилась в дом.
        Первым делом пришлось раскрыть окна, распечатать свертки с постельным бельем и поставить на небольшую плиту чугунный чайник, наполненный из бутыли. Оставалось надеяться, что колодец не пересох, потому как воды я с собой взяла совсем мало.
        Найдя в буфете посуду, я заварила чай и выложила на тонкое фарфоровое блюдце со сколами розовые зефирки. Со всем этим добром я уселась на плетеное кресло у подоконника и поняла, что скучала по этому месту.
        Тут было хорошо. Несколько белых бабочек кружились над кустом дикого шиповника, а где-то в кроне акации переругивались невидимые птицы.
        Тут пахло влажной землей, перегретым на солнце шифером и той особой свежестью, которой благоухает обычно утренний снег.
        Неожиданно в кустах мелькнуло что-то и я насторожилась. Но только рассмотреть ничего не сумела в яркой зелени. Я всегда немного опасалась собак и невольно подумала, что это мог быть чей-то гуляющих без привязи пес. И было бы неплохо убедиться, что животное не агрессивное и не броситься на меня, почитав чужой. Невольно коснулась предплечья, на котором уже не было видно шрама. Вот только память услужливо подкинула мне картинки из прошлого. Я хорошо помнила горящие глаза в темноте, хриплое дыхание и боль. Воображение добавляло высокую человеческую фигуру, сильные пальцы, впивающиеся в кожу и голос…
        Тряхнув головой, я прогнала видение и забросила в рот зефирку. Она была реальной и очень вкусной. Пора избавляться от комплексов и страхов. И начать с того, чтобы пойти во двор и проверить, кто прячется в кустах.
        Лисоглава 4
        Дважды за вечер я обходила двор, но так никого и не нашла. Но уже ночью услышала шум. Проснувшись, я наскоро натянула джинсы и толстовку. Я почти вышла наружу, как вдруг остановилась у самого порога. Стоило подумать о безопасности. Ведь в этом доме я была совсем одна. Вокруг не было людей. И если там снаружи кто-то опасный…
        Я должна быть готовой к этому. На глаза попал чехол с ружьем и решение пришло тут же. Вынув оружие, я зарядила его, сунула в карман фонарик, и только после этого отперла замок.
        В круге света от зажженного фонаря кружились мотыльки. Под порогом тренькали сверчки. Ступени скрипнули под ногами, и я испугалась этого звука.
        - Кто здесь? - оставалось надеяться, что мой голос прозвучал грозно.
        Мне никто не ответил, но странный звук повторился. Он шел откуда-то из-за кустов шиповника.
        - У меня ружье. И я умею им пользоваться, - уже увереннее произнесла я.
        Чутье подсказывало мне, что стоит вернуться в дом. Неважно кто там в темноте. Никто не нападает на меня и не пытается вломиться вовнутрь. Мне нужно было развернуться и уйти в убежище. И я почти поддалась инстинкту.
        Только именно в тот момент, когда я попятилась, послышался тихий едва различимый плач. Спутать его с чем-то еще я не могла. Там в темноте кто-то страдал.
        - Вам требуется помощь? Кто там?
        Тихо выругавшись, я направилась в нужную сторону, держа оружие наготове.
        «Ребенок», - возникла в голове мысль, от которой ноги подогнулись.
        Звук шел из колодца. Когда я осознала это, то едва не выронила оружие. Я перекинула его на спину и поправила ремень на груди. Фонарь перекочевал из кармана в ладонь и, к счастью, батарейки оказались годными. Я склонилась над срубом и тонкий луч лампочки выхватил из тьмы кого-то движущегося.
        - Ты меня слышишь? - крикнула я.
        В ответ раздался всплеск и тихое скуление.
        - Скажи…
        Кто-то неуверенно тявкнул в ответ. И я выругалась.
        Это была собака. Точнее щенок, судя по размеру. И бедняга упал в воду. Он тщетно пытался выбраться и скреб лапами по кольцам бетона.
        - Подожди немного, малыш.
        Я рванула в дом. На стене коридора висел моток веревки, а на веранде стояла колченогая табуретка. Их я и прихватила. На обратной дороге я пару раз споткнулась, едва не упала и поцарапалась о ветку шиповника.
        - Не сдавайся, мелкий, - приговаривала я, пока привязывала к ножкам перевернутой табуретки бечевку.
        Оставалось надеяться, что зверек не очень ослаб. Вскоре я медленно опускала конструкцию в колодец, продолжая приговаривать:
        - Не бойся, малыш… Я тебя не обижу, мой хороший… Не бойся…
        Табурет коснулся поверхности воды, и я придержала веревку, давая возможность щенку забраться на сиденье. Ему это не удалось с первого раза. Снова и снова малыш соскальзывал со спасительного плота, чтобы пробовать опять.
        - Умница… давай… давай… - сипло твердила я.
        И когда мне показалось, что у нас с малышом все получиться, произошло страшное. Табуретка выскользнула из узлов веревки и шлепнулась в воду.
        Щенок вскрикнул и замолк. У меня едва не остановилось сердце. Я перегнулась через сруб и крикнула в темноту:
        - Малыш! Подожди!
        Я не сомневалась в том, что должна делать. Расстояние до поверхности было не таким уж и большим. Насколько я помнила, уровень воды был невелик. Потому как ведро всегда черпало песок, когда его пытались наполнить. И половину жидкости приходилось фильтровать.
        Высота тут была чуть больше двух метров, а сам сруб имел несколько вполне удобных зазора, за которые я могла бы зацепиться, выбираясь наружу. Именно потому я перекинула ноги внутрь колодца и предупредила:
        - Только не кусай меня, глупыш.
        Кое-как я все же спустилась и оказалась по колено в воде. Постанывающий комочек мокрого меха и костей вмиг очутился в моих руках. Щенок прижался ко мне и затрясся всем телом.
        - Ну тихо, тихо, - забормотала я, испытывая облегчение оттого, что он не стал меня кусать. - Нам еще выбраться надо. Потом я покормлю тебя печеньками… ты ведь любишь печеньки?
        Песик горько вздохнул и вправду замолк. Возможно, он просто выбился из сил. Но я решила разобраться с этим позже. Я затолкала его под рубашку и задрала голову, оценивая сруб колодца с этой точки обзора. Сейчас выбраться отсюда мне уже не казалось таким простым действием.
        - У нас получится, - подбодрила я саму себя и погладила через ткань замершего зверька. - Скоро будем есть вкусняшки.
        С этими словами я взяла в зубы фонарик и ухватилась на небольшой выступ скользкого бревна. На мгновение мне стало страшно. Что если я останусь в этом колодце и не смогу выбраться наружу? Ведь никто не знает, что я тут, кроме Митрича. Да и старик вспомнит обо мне только как кофе закончиться. Недели через три.
        - Надо было взять банку поменьше.
        - Чхи, - озвучил свои сомнения малыш за пазухой и это придало мне сил.
        От меня зависела жизнь крохи. Его я подвести не посмею.
        Когда я ухватилась за край сруба, силы меня уже окончательно оставили. Только повизгивающий над головой щенок не позволял сдаться и просто стоять в воде, ожидая чуда.
        Падали мы не единожды. И в очередной раз я поняла, что могу покалечить спасеныша. Потому и замотала его в рубашку и, при очередной попытке выбраться, выбросила сверток наружу. Туда же кинула ружье и набравшие влаги кроссовки.
        Щенок не убежал. Он стоял рядом с колодцем и подвывал. Позабыв о страхе, заглядывал вовнутрь, словно и не падал сюда раньше.
        - Не свались, - устало пожурила я малыша и заметила, как он дернул большими ушами.
        Снаружи заметно посветлело. Я замерзла и почти не чувствовала пальцев. Кожу словно пронзали сотни иголок. Зубы стучали друг от друга. Мысли путались. Звук моего дыхания отталкивался от стен колодца и мне уже казалось, что я тут не одна. Что в этом узком срубе есть еще кто-то.
        - Никого тут нет, - просипела я надсадно. - Одна я здесь. И везде одна…
        По щекам побежали слезы. Стало так горько от мысли, что в этом местечке может закончиться вся моя недолгая жизнь. И никому не будет дела до меня. Никому.
        - Тянь, - произнес зверек наверху, будто пытаясь донести до меня, что все еще ждет обещанных печенек.
        - Я сумею. Назло всем выберусь.
        Лисоглава 5
        Я выползла наружу и обессиленно упала на траву. Под ней ощущалась твердая земля и это было благословением.
        Щенок уже практически обсох и настойчиво тыкался носом в мой затылок. Потом и вовсе обнаглел и запрыгнул на спину. Когти у него были довольно острые и я попыталась согнать непоседу.
        - Отстань, морда мохнатая, - проворчала я с показным недовольством.
        Но в глубине души я испытала облегчение от того, что не одна. По щекам катились слезы. Шмыгнув носом, я кое-как поднялась на колени, а потом и на ноги. Небо с востока совсем немного посветлело, и я смогла рассмотреть заросшую травой дорожку, ведущую в сторону дома.
        - Иди сюда, - проворчала, подхватив непоседливую собачонку и ружье.
        Уже на полпути вспомнила, что оставила кроссовки у колодца, но возвращаться за ними не стала. Щенок выгибался и пытался вырваться из рук. Но я не собиралась отпускать непоседу и снова рисковать своей жизнью, чтобы спасти его. С него станется влезть куда-нибудь еще.
        Без фонарика я едва не упала пару раз, но. к счастью, наконец добралась до порога. В потемках ступени показались мне выше. Но я решила, что все дело в усталости. Именно поэтому и дверь поддалась с трудом. Пробравшись на ощупь в спальню, я упала на кровать, едва стянув мокрую одежду. Про себя я решила, что наверно мое тело сплошь покрыто синяками от падений. Ведь это объяснило бы почему ложе показалось мне очень жестким.
        Щенок потявкал немного для приличия. Но я решила, что поход на кухню мне не по силам. Не ровен час, я свалюсь на пол и поднять меня будет некому.
        - Завтра покормлю, - пообещала я источнику моих ночных приключений.
        Тот недовольно поворчал, но все же угомонился и запрыгнул ко мне на кровать. Он попытался забраться ко мне под одеяло, но смирился с тем, что не получилось и затих. От него пахло травой, но не мокрой псиной. Значит, малыш все же чей-то питомец. Придется мне завтра пройтись по дворам, чтобы найти хозяев потеряшки.
        Где-то за окном послышался тоскливый вой. От мысли, что мне посчастливилось вернуться домой до того, как он раздался, я облегченно выдохнула. На самом деле я всегда боялась больших псов. А воображение рисовало кого-то огромного и злого, прячущегося в темноте.
        Щенок испуганно вскинулся и перепрыгнул через меня, чтобы забиться между моей спиной и стеной.
        - Спи уже, - фыркнула я, но тут же успокаивающе погладила шелковистую шерсть на загривке.
        Ночь прошла в мутных бредовых снах. Мне мерещились тени и чужой голос. Он спрашивал меня о чем-то, но я не могла разобрать ни слова. Кто-то тянул ко мне руки, и я пыталась отодвинуться подальше. Я путалась к сбитой постели. Было жарко, затем становилось холодно. Хотелось пить, что странно для сновиденья, а потом желудок крутило дикой болью. Иногда мне казалось, что кто-то кормит меня с ложки, после этого укладывает на чистые простыни, пахнущие лавандой. Чужие заботливые пальцы разбирали мои спутанные волосы.
        Странный сон. Он был бы тяжелым и невыносимым, но я слышала песню, которую когда-то мне пела бабушка. Эту мелодию я не спутала бы ни с одной другой. И пусть смысл строк не был мне доступен, но мотив успокаивал и дарил странное тягучее ощущение счастья.
        Проснулась я нехотя. Все тело ныло после купания в колодце. Синяки, правда, на коже не обнаружились. Я могла поклясться, что еще вчера у меня образовалось несколько приличных ссадин. Неужто деревенский воздух обладал такими целебными свойствами? Но вот поднимаясь на ноги, я признала, что погорячилась с выводами о своем хорошем самочувствии. Колени дрожали от слабости. Мне даже показалось, что я будто стала тяжелее. Но не оттого, что набрала вес, а потому, что сил тащить себя в соседнюю комнату у меня не хватало. Нащупав в потемках халат, я набросила его на плечи и поплелась на кухню. И вот тут пришло осознание, что происходит нечто весьма странное.
        Я оказалась в просторной комнате, которая не была кухней в доме моей бабушки. Стены и потолки были облицованы потемневшим от времени деревом. Плетеные кресла, пара лавок из толстых досок, массивный стол вдоль стены. А на широком подоконнике разместились короба из лозы. Домотканые коврики на полу, оказались на редкость теплыми и приятными на ощупь для босых ступней.
        Наконец я поняла, что и одежда на мне чужая.
        - Что за…- начала я и закрыла рот ладонью.
        Звук вышел хриплым и надтреснутым. Словно я не говорила очень долго и голосовые связки забыли о своем предназначении. Я запахнула полы халата плотнее, осознав, что оказалась на чужой территории. Моей собственной одежды видно не было. Я вернулась к месту, где проснулась. В небольшой, но уютной комнатке оказалась не особенно широкая кровать, застеленная льняным постельным бельем и ярким одеялом из лоскутков, комод с множеством ящичков, кресло-качалка с вязаным пледом, брошенным на спинку. Моих вещей тут не нашлось.
        Пришлось прокрасться в коридор и выглянуть из-за угла. Взгляд уперся в широкую лестницу, которая поднималась на второй этаж, а под нею виднелась дверь, ведущая, наверно, в другую часть дома. Оттуда доносились голоса.
        В голове не укладывалось, как я могла оказаться в чужих владениях. Я точно помнила, что после спасения щенка вернулась в свой дом.
        Тут я оглянулась, поняв, что не видела мелюзгу с момента пробуждения. Впрочем, это была наименьшей из моих проблем. Было неловко оказаться не в своей одежде, до этого спать в чужой кровати. А в дополнении ко всему меня мучила слабость. На лбу выступила испарина, а руки дрожали. Я добралась до изножья лестницы и опустилась на нижнюю ступеньку, совершенно обессиленная. В глазах потемнело и мне с трудом удалось не свалиться на пол. Неожиданно я заметила движение сбоку и повернула голову. Пространство покачнулось, но мне удалось сфокусировать взгляд.
        - Простите, - произнесла я сипло. - Мне не очень хорошо и…
        В этот момент я наконец смогла рассмотреть девушку с рыжими волосами, которая с удивлением глядела на меня. Она была худенькой, бледной и смутно напоминала мне кого-то. Я ободряюще улыбнулась ей и получила в ответ вымученное подобие улыбки.
        - Помогите мне…- начала я и тут же пораженно замолкла.
        До меня наконец дошло, что я смотрюсь в мутное старое зеркало, висящее на стене.
        Лисоглава 6
        Я не могла поверить своим глазам. Зеркало отражало почти незнакомку. Да, сходство с моим образом было очевидным. Тот же разрез глаз, нос и губы. Немного осунувшийся овал лица тоже принадлежал мне. Вот только всклокоченные волосы были странного очень яркого рыжего цвета и глаза стали глубже. Мне почудилось, что в зрачках мелькнули искры. Но, вероятнее всего, от недостатка сил мое сознание норовило покинуть тело. Вот и мерещилось всякое.
        Я могла представить, что кто-то утащил меня из моего дома. Что мне нездоровилось и оттого я немного похудела. Но кто бы стал красить мне волосы? Пропустив локоны сквозь пальцы, убедилась, что они не пачкают кожу и вполне себе шелковистые.
        - Наркотики, - выдохнула я с ужасом.
        Ну, конечно же! Меня похитили и накачали какой-то дрянью. Потому я ничего не помню, ощущаю себя ужасно и вижу цвета ярче, чем они есть. Хотя, я не была уверена, что дурманящие вещества действуют именно таким образом. Я ничего в этом не понимала. Но точно знала, что из этого дома нужно уходить. Потому как его обитатели явно не в ладах с законом. Логично, что если меня нашли больную в доме, то отправили бы в лечебницу. Лихорадочно осмотрев свои руки, я не нашла следов от инъекций. Я была бледной, но чистой. Странно, что я пахла мылом. Словно кто-то меня купал.
        - Бред, - пробормотала я.
        Собравшись с силами, я поднялась и пошла вдоль стены в сторону двери под лестницей. Может стоило затаиться где-то наверху, но колени мои дрожали. Поэтому я вряд ли осилила бы ступени. Следующая комната оказалась коридором. Тут было темно, и я смогла остаться незамеченной, когда все находящиеся в гостиной предстали передо мной во всей красе.
        На секунду мне показалось, что я сплю. Закусив губу, убедилась, что боль ощущается вполне реальной. Но от этого мне стало жутко.
        За большим столом у дальней стены сидело несколько девушек в длинных платьях. На отдельном плетеном кресле у окна разместилась высокая женщина с рыжими волосами, похожими на мои собственные. Я засмотрелась на нее и неожиданно заметила, как на ее макушке дернулись локоны. И только спустя мгновенье стало ясно, что это были… уши. Высокие остроконечные, покрытые мехом уши.
        Я аж икнула от неожиданности. Женщина резко развернулась в мою сторону. Пришлось попятиться, скрываясь в темноте.
        - Так, девки, идите-ка отсюда, - обратилась она к присутствующим.
        - Но мы еще не закончили… - возразила та, что сидела ближе и замолкла.
        Видимо, спорить с рыжей не было принято. В любом случае девушки быстро собрались и едва ли не бегом скрылись за порогом.
        - Ты пришла в себя, - произнесла оставшаяся женщина низким голосом.
        Я благоразумно промолчала, надеясь, что обращается она не ко мне. Вот только напрасно. Женщина повернулась в мою сторону и укоризненно покачала головой.
        - Хватит прятаться. Я же слышу, как ты дышишь. И вижу, что выглядишь бледной.
        Немного подумав, я все же решила, что прятаться и впрямь глупо. Именно поэтому все же вышла на свет.
        Женщина подхватилась и вмиг оказалась рядом. Она взяла меня под локоть, не дав свалиться, и помогла дойти до кресла.
        - Зачем ты встала, глупая? - запричитала незнакомка. - Ведь ты еще слабая…
        - Кто ты? - спросила я первое, что пришло в голову.
        - Меня зовут Фанита. Я тут хозяйка.
        - У тебя уши… - сказала я очевидное.
        - Как будто у тебя их нет, - хмыкнула хозяйка и провела пальцем по моему собственному уху.
        - Но не такие…
        - Ты похоже еще бредишь, - нахмурилась женщина. - Вроде должно было уже пройти. Уж две недели металась в горячке.
        - Так долго?
        - Да, милая, - Фанита села в кресло напротив и склонила голову к плечу. - Ты пришла ночью и улеглась прямо тут, - она указала на низенький диван у другой стены. - Выглядела ты скверно.
        - В самом деле?
        - И вещи скинула прямо на пол. Мокрые в глине.
        Я потерла пальцами лоб, пытаясь принять все сказанное. Это не укладывалось в голове. И странные уши у моей собеседницы здорово отвлекали. Хотя удивляло не только это. Фанита была одета в странное серое платье с глубоким декольте, из которого выглядывало белое кружево. В вырезах подола тоже виднелась похожая ткань. Пояс был расшит цветными нитями и кистями, украшенными деревянными бусинами. Волосы ее были подхвачены сатиновой лентой.
        - Мне нужно позвонить, - слабо попросила я.
        - Зачем?
        - Вызвать такси.
        - У меня нет колокольчиков для слуг. Ты ведь их хочешь позвать?
        Нехорошее предчувствие накрыло меня с головой.
        - У тебя есть телефон?
        - Я приличная женщина, - возмущенно фыркнула хозяйка дома и тут же насупилась, - И как ты могла подумать такое?
        - Это средство связи, - осторожно уточнила я.
        - Я ни с кем не связана, - недовольно отозвалась женщина. - Ты такие странные вещи говоришь. Видно, горячка тебе голову повредила.
        Попытавшись подняться на ноги, я потерпела неудачу.
        - Тебя как зовут?
        - Олеся Рыжова.
        - О, да ты непростая особа, - уважительно протянула Фанита. - Даже фамилия имеется.
        - А у тебя нет? - удивилась я.
        - Я не из благородных. Таким второе имя не полагается. Тебе ли не знать?
        В ее голосе прозвучала обида, словно я задела женщину за живое. Я вновь уставилась на чудные уши и в который раз убедилась, что они настоящие.
        - А если я и впрямь не знаю, - произнесла я тихо.
        - И как такое возможно? Это знают все в мире.
        - В каком именно мире? - наконец решилась я спросить.
        - Только не говори, что ты пришлая, - хохотнула рыжая и ее улыбка медленно погасла по моим пристальным взглядом. - Это не смешно.
        - В моем мире ни у кого нет таких вот ушей, - я указала на ту часть ее тела, которая меня буквально завораживала.
        - У вас нет перевертышей? - недоверчиво спросила Фанита.
        Я помотала головой и тут же прижала пальцы к вискам. В них пульсацией отозвалась боль.
        - Ночью я вышла из дома, потому что услышала плач ребенка.
        - Все знают, что нельзя идти на звук крик дитя в темноте, - ахнула женщина. - Это проделки проклятых духов.
        - Но там не было ребенка.
        - Понятное дело.
        - В колодец упал щенок. И я его вытащила.
        - Каким образом? - неожиданно насторожилась Фанита.
        - Пришлось спуститься в воду…
        - Ты выбралась из колодца!
        Женщина подскочила на ноги и метнулась к выходу. Она выглянула наружу и даже вышла на порог. Затем вернулась и закрыла дверь. Выглядела она заметно побледневшей. С сомнением посмотрев на меня, женщина все же нерешительно приблизилась и присела на край своего кресла.
        - Что не так?
        - Ты вошла в воду в своем мире, но вышла в другом.
        - Такого быть не может, - промямлила я. - Просто у меня горячка. Ты же сама сказала…
        - Ты пришлая. И лучше об этом никому не знать. За то, что я тебя скрыла, мой дом могут сжечь.
        Лисоглава 7
        Я сидела на кухне за большим деревянным столом. Фанита время от времени вздыхала и качала головой собственным мыслям.
        - Все настолько плохо? - спросила я, хотя не была уверена, что хочу знать ответ.
        - Если бы я поняла, что ты пришлая… - женщина снова недовольно фыркнула. - Вызвала бы стражников. И беды бы не ведала.
        - Что они сделали бы со мной?
        - Как и положено, - отмахнулась хозяйка дома. - Увели бы к старейшинам. Они бы решили, что делать с тобой.
        - Так зови, - хмуро предложила я.
        - Теперь и меня накажут.
        - Но ты ведь не знала.
        - Мне стоило сообщить, что ты явилась. Но я была уверена, что ко мне зашла всего лишь обычная полукровка. Еще и обрадовалась.
        - Чему?
        - Что у меня появилась помощница, - Фанита рассеянно взяла в руки нож, заставив меня напрячься.
        Но она всего лишь принялась резать пирог. Аромат свежей выпечки дразнил обоняние, и я с удивлением поняла, что очень голодна.
        - Сейчас пообедаем и решим, что делать дальше, - заметила мое состояние Фанита.
        Она улыбнулась, показав кончики клыков и мне померещилось, что под ее юбкой что-то шевельнулось.
        - Хвост, - спокойно пояснила мне новая знакомая.
        - Серьезно? - изумилась я. - Прям настоящий?
        - Ну, конечно же.
        - А можно… посмотреть?
        - Это неприлично, - снова фыркнула женщина. - Никогда не пялься на хвост перевертыша. И уж тем более не проси показать его.
        - Но…
        - А уж трогать и вовсе не вздумай, - хитро прищурилась женщина. - С тебя станется опозориться.
        - Поняла, - стыдливо потупилась я.
        Но про себя решила, что при возможности посмотрю на чей-нибудь хвост. Наверняка Фанита просто наговаривает и сгущает краски.
        - Ну, давай…
        - Рассказывать? - нехотя уточнила я.
        - Ешь.
        Женщина поставила передо мной доску с ломтем пирога с мясом и луком. И спустя несколько секунд рядом опустила глубокая глиняная тарелка с парящей похлебкой. Ложка оказалась металлической, чему я удивилась.
        - Я ж не деревенщина какая, - с важным видом пояснила Фанита. - У меня постоялый двор для приличного люда.
        - Оу, - только и смогла протянуть я.
        Однако, все мое внимание привлекла еда.
        - Ты не торопись, - посоветовала хозяйка дома. - Все дни я поила тебя бульоном и отварами. Потому жуй подольше.
        - Угу.
        Женщина следила за мной со снисходительной улыбкой. Мне казалось, что она едва сдерживается, чтобы не протянуть мне салфетку или не поправить волосы, соскользнувшие на лоб. Но каждый раз одергивала себя и слегка хмурила рыжие брови.
        - В нашем мире иногда появляются пришлые, - неспешно принялась рассказывать хозяйка. - Они приходят через воду. Порой их находят у озер, порой они являются во время дождя.
        Я кивнула, дав понять, что слушаю.
        - Каждый знает, что пришлых надо передавать стражникам. И они уже отвечают за таких гостей.
        - И почему?
        - Нас уверяют, что пришлые приносят больше несчастья.
        Я даже жевать перестала. С трудом проглотила кусок и с тоской уставилась на оставшийся ломоть пирога. Аппетит несколько поубавился. Не очень-то мне хотелось становиться символом неудач.
        - Да только знающие говорят, что на самом деле, вы напротив - приносите счастье.
        - Точно?
        - Неспроста же таких как ты обязательно отдают князьям в услужение.
        Мне еще меньше понравилось слово «услужение». И я решила прояснить для себя смысл этого выражения. Может здесь оно значит что-то иное.
        - Что это за должность? Рабство?
        - Мы не варвары. В нашей стране такое не принято. Граждан никто не делает рабами. Но…
        - Но, - повторила я с нажимом.
        - Пришлые - не граждане. И у них нет прав.
        Женщина развела руки в стороны, всем видом показывая, что она не в восторге от этого закона.
        - И никто за таких не вступается.
        - Это что значит?
        - У каждого из нас есть поручитель. Им может быть кто-то из взрослых родственников или старейшин поселка. Они поручаются за тебя и несут ответственность, если ты натворишь чего-нибудь. А потом тебя же и наказывают.
        - Умно, - согласилась я. - Но сложновато.
        - Иначе вряд ли кто из молодых перевертышей станет вести себя порядочно. Мало кто решается разочаровать своего наставника.
        - А если решиться? - болезненное любопытство заставило задать этот вопрос.
        - Поручившийся за глупца заплатит долг. Расплата может быть страшной, - женщина поежилась и потерла шею, словно растирая затекшую мышцу. - а от глупца могут отказаться. И тогда участь его будет незавидной.
        - Какой? - отчего-то шепотом уточнила я.
        - Не стоит забивать себе голову такими вещами, - хрипло заключила Фанита и усмехнулась, - ты уже наелась?
        - Боюсь, что больше в меня не влезет, - нехотя я отодвинула тарелку с остатками похлебки.
        Немного помолчав, я все же спросила:
        - Так что же будет со мной?
        - По-хорошему, мне стоит сдать тебя страже. Пояснить, что я не поняла кто ты, и не намеренно укрыла тебя. Да только… - женщина дернула ушками и подперла подбородок кулаком, - я не на самом лучшем счету у местной стражи. Наверняка ко мне прицепятся и, чего доброго, отнимут мое дело. Или выселят из города.
        - О, - только и могла протянуть я.
        - Проще было бы кинуть тебя в подпол, - скучающе заключила хозяйка дома. - А потом, когда ты совсем обессилишь, выволочь в лес подальше и бросить.
        Я закашлялась, но заметила, как Фанита прячет усмешку, прикрыв рот ладонью.
        - Ты ведь шутишь? - на всякий случай все же поинтересовалась я.
        - Конечно, - помедлив ответила женщина. - Стану я тащить тебя на себе. Ты хоть и костлявая, но все же тяжелая.
        Обижаться на костлявую я не стала. Ведь и впрямь похудела за дни болезни. Но все же посчитала нужным сообщить:
        - Тяжелая, потому что занимаюсь спортом.
        - Чем?
        - Тренируюсь.
        - Чего? - снова не поняла меня хозяйка.
        - Качаю мышцы…- я осознала, что не могу объяснить, что означает спорт. - Чтобы не толстеть, я бегаю и прыгаю.
        - А ты не пробовала меньше есть или работать? - резонно заметила Фатина.
        - В нашем мире много еды.
        - И мало работы?
        В ответ я лишь пожала плечами. Стоило узнать сначала, насколько этот мир отличается от моего собственного.
        - Странно, что ты не плачешь.
        - А надо?
        - Ну, поговаривают, что все пришлые рыдают и ведут себя как дети. Требуют чего-то, пытаются сбежать и прочее. Неужто врут?
        - Если ты настаиваешь, я могу попробовать поплакать.
        - Вот еще, - хохотнула Фатина. - Не терплю скулящих. Тогда я точно скину тебя в подпол.
        - Договорились, - я тоже неуверенно улыбнулась. - Ты не бросаешь меня в подвал, а я не реву.
        Лисоглава 8
        Одежда мне казалась не самой удобной. Наверно оттого, что я привыкла к джинсам и футболкам. Предложенное мне платье не стесняло движений, но подол приходилось придерживать, когда нужно было наклониться или шагать по лестнице. К счастью, бельем тут пользовались. И мне достался комплект из хлопка, который нигде не жал и не мешал.
        - Все чистое, - пояснила мне Фанита, которая беззастенчиво наблюдала за моим переодеванием. - У нас с тобой почти одинаковый размер.
        - Почти, - нехотя признала я, понимая, что бюстгальтер мне явно большеват.
        - Ну, если ты перестанешь бегать и прыгать, то и у тебя грудь станет пышнее.
        - В моем мире считается красивым не иметь лишнего жира.
        - А в нашем, - женщина сделала ударение на этом слове, - принято кушать сколько хочешь и работать сколько можешь. И на будущее запомни, - тут она понизила голос, - не стоит произносить вслух про свой мир. Ты должна понять, что тут почти каждый имеет острый слух и способность сопоставить факты.
        - Ты права, - пристыженно признала я.
        - Запомни, пострадаешь не только ты. Но и мне достанется.
        - И как объяснить мое появление?
        - Тут все просто, - отмахнулась Фанита. - Всем скажем, что ты моя племянница.
        - Мне привыкать называть тебя тетей?
        Хозяйка дома скривилась и недовольно фыркнула.
        - Я не местная. Переехала сюда с десяток лет назад и купила этот дом. Бывший хозяин был счастлив избавиться от имущества. И мне стоило заподозрить, что тут все не так гладко.
        - И что же не так? - живо поинтересовалась я.
        Фанита замешкалась, а потом тяжело вздохнула.
        - Я не могу нанять постоянных помощниц. Никто не хочет работать тут летом.
        - Много обязанностей?
        - Не больше, чем в питейной у ворот.
        - Должна быть причина, - насторожилась я.
        - Причина, - женщина презрительно сощурилась. - Замуж они хотят. Вот потому вместо работы прыгают в койки постояльцев.
        - Что? У вас… - я запнулась и поправилась, - тут такие вольные нравы?
        - Нет, конечно! Вот только эти глупых и все как одна мечтают захомутать благородного господина.
        - И почему именно летом?
        - Потому как в это время сюда съезжаются всякие важные морды. У нас принято переподписывать договоры на нейтральной территории. Тут проходит граница трех государств. В нашем городе есть возможность провести переговоры или объявить войну, не опасаясь нападения.
        - И кто же обеспечивает порядок?
        - Каждый правитель выделяет новобранцев. Они приносят присягу, которую неспособны нарушить.
        - Что им мешает?
        - Ты и вправду нас выдашь, - Фанита покачала головой и терпеливо продолжила. - Это же очевидные вещи. Любого наемника можно обязать непреложной клятвой. Если он решит предать ее, то погибнет.
        - Магия какая-то.
        - Ну, хоть это понятие тебе знакомо, - с видимым облегчением выдохнула женщина.
        - Тут есть магия? - ошарашенно переспросила я.
        - Выдашь. Точно, - мрачно резюмировала Фанита.
        Я попыталась уверить ее в собственной вменяемости и попросила рассказать обо всем поподробнее.
        Оказалось, что в этом мире сосуществовали несколько рас. Люди занимали большую часть земель. Отчего-то меня это совсем не удивляло.
        - Люди слабее остальных, но они размножаются и нагло лезут везде и всюду.
        Я понятливо кивнула, решив возмутиться такой оценке в другой раз.
        - Перевертыши более мощная раса. Мы живем дольше и сильнее. Но найти свою пару и воспроизвести потомство нам куда сложнее, чем людишкам.
        - Могу предположить, - я неопределенно пожала плечами.
        - Есть третья раса, - женщина понизила голос и гулко сглотнула.
        Выглядела она при этом не очень уверенной. Будто сомневалась, стоит ли рассказать мне про эту самую расу.
        - Только они не показываются в наших землях, - все же выдала Фанита.
        - Кто они?
        - Мы называем их безликими. Странные создания, которые пахнут мрамором и водой.
        Женщина содрогнулась, словно пытаясь сбросить с себя что-то. Это движение было совсем нечеловеческим. В очередной раз я осознала, что передо мной оборотень. Мне хотелось спросить ее о том, как часто она оборачивается и как реагирует на луну. Но стало неловко. Вдруг такое она сочтет неприличным. Разочаровывать единственное дружелюбное существо в этом мире не хотелось. Мне повезло, что она решила не сдавать меня страже. Поступать в услужение к какому-то князю не хотелось.
        - А что за форма правления в вашем государстве? - на всякий случай решила выяснить.
        - Знамо дело - правильная, - сурово припечатала Фанита. - В каждом княжестве есть князья, под ними совет старост ходит. А там уж управляющий и стража.
        - А над князьями кто?
        - Боги, - коротко отрезала женщина и поджала губы. - И не советую тебе такие вещи обсуждать. Решат, что ты смутьянка. И не поздоровиться тебе.
        - То есть, не демократия, - сделала я вывод.
        - Тьфу-тьфу-тьфу, - Фатина постучала костяшками пальцев по столу. - Не надо нам такого мракобесия. У нас все решают законы и князь.
        - А он не может ошибаться?
        - Смотри не ляпни где-нибудь, - хозяйка погрозила мне пальцем. - Все будут считать тебя моей родственницей. А значит, я за тебя ответ нести стану.
        Тут она задумчиво уставила на меня. Наверно в очередной раз подумала, стоит ли так рисковать или лучше отдать меня страже. Хотя вариант с подвалом и лесом оставался открытым.
        - Все понятно, - медленно произнесла я. - Обещаю, что не подведу тебя.
        - Ты поосторожнее с такими обещаниями, - заметно расслабилась Фанита. - Мы не люди, чтобы раскидываться клятвами.
        - Хорошо.
        - Было б еще неплохо, если б ты замуж не хотела.
        - С этим не ко мне, - вздохнула я и показала женщине безымянный палец с золотым ободком.
        - Что это?
        - Обручальное кольцо.
        - Так у тебя есть пара? - всплеснула руками хозяйка. - Это ж как тебе тяжко-то, вдали от него!
        - Тяжко мне было рядом с ним, - поправила я новую знакомую. - Мой супруг был редким козлом.
        - У вас есть козлы перевертышы? - ахнула Фанита. - У нас только кошачьи да песьи… - она наконец заметила мою улыбку и поняла шутку. - У нас тоже козлищ хватает.
        - Везде их много.
        - Не повезло тебе получить брачный браслет от такого мужика, - покачала она головой. - Может получится у старейшин наших снять его.
        Я с сомнением посмотрела на украшение, которое носила уже давно. Оно сидело немного слабовато, учитывая, что пальцы похудели.
        - Обычно спустя время связь ослабевает, - продолжила рассуждать Фанита. - И ты можешь освободиться однажды от супружеских клятв. Хотя мне только на руку, если ты не станешь искать себе пару.
        - Не стану, - хмыкнула я. - На этот счет можешь не переживать.
        - Чуть попозже выправим тебе документы. Скажем, что предыдущие потерялись по дороге.
        - Получиться?
        - Многие в курсе, что у меня в гостях больная девица. Я ведь лекарства покупала.
        - О, - я и не думала, что обошлась хозяйке такими хлопотами. - Ты так уверена, что назад я не вернусь?
        - Куда? - удивилась рыжая.
        - В свой мир.
        - У нас есть поговорка: в одну воду не войти дважды.
        - И у нас, - согласилась я, холодея от нехорошего предчувствия.
        - Если кто ушел в другой мир, то только потому, что в собственном ему больше нет места. Нет и не будет. Так что привыкай к мысли, что ты тут навсегда Леся О Рыжова.
        Лисоглава 9
        Мне было о чем подумать. В школьные времена я очень любила сказки про юных волшебниц. Став старше, перешла на истории о драконах и принцессах. Книги эти читала с удовольствием, погружаясь в дивные миры и представляя себя на месте героинь. Но никогда даже не думала, что однажды и впрямь попаду в другой мир.
        А сейчас я сидела на крыльце дома и смотрела на дорогу, по которой ходили невероятные существа. Памятуя о том, что на хвосты пялиться не стоит, я старалась делать это не особенно заметно.
        А они были! Как и ушки на макушках. Не у всех, конечно. Часть жителей выглядели почти как люди. Только мужчины были гораздо выше моих соплеменников и в плечах пошире. А женщины отличались статью. Они поглядывали на меня с любопытством, но без агрессии.
        Оставалось надеяться, что я не казалась слишком подозрительно. Но все же поправила на голове платок, который мне дала Фанита. Она отчего-то решила, что волосы мне лучше спрятать. Спорить я не стала. Да и новая прическа меня немного смущала. Локоны сделались длиннее и гуще. А цвет казался слишком ярким. Говорить своей новой знакомой, что изменилась после попадания в этот мир, я не стала. Ни к чему ей лишние поводы подозревать, что со мной что-то не так.
        Мне нужно было увидеть колодец. Наверно, чтобы убедиться в его наличии. И попробовать забраться вовнутрь. Чтобы точно знать… Мне нужно было осознать, что проход закрыт. В глубине души я все еще считала, что мне все это мерещится. Возможно, это последствия болезни. Как знать, вдруг мое тело лежит в больничной кровати. А все, что я вижу всего лишь горячечный бред.
        Я ущипнула себя за руку и поморщилась от боли. Сытость после обеда, прикосновение ткани к коже, веяние ветерка на лице, крохотная бабочка, севшая на мою руку - все было слишком реальным.
        Поднявшись на ноги, я направилась за дом. Там по едва заметной в траве тропке пошла дальше. По ее сторонам лежали серые гладкие камни, покрытые мхом. Ясно, что ходили тут нечасто. Кусты шиповника разрослись. Пришлось осторожно раздвинуть шипастые ветки, чтобы оказаться на другой стороне. Там, чуть поодаль виднелся сруб, почти полностью заросший травой. Над ним вытянулась тоненькая березка с густой кроной. Я приблизилась и осторожно заглянула в провал колодца. Он оказался обрушенным. В полуметре от поверхности виднелся густой ковер клевера с частыми розоватыми цветами. Тут пахло сырой землей и прелыми листьями.
        Совершенно растерявшись, я села рядом на чудом уцелевшую лавку, которая жалобно скрипнула подо мной. Не знаю, на что я рассчитывала. Хотела ли найти его наполненным водой или не обнаружить вовсе. Будь он действующим, я могла бы попытаться уйти обратно.
        В тот момент я вздохнула. Пора признать, что если все происходящее мне только мерещится, то я оказалась в собственных фантазиях.. Когда-то ведь я мечтала стать попаданкой. И конечно же в те далекие времена я ни за что бы не захотела вернуться домой.
        Куда мне идти? В мир, где у меня никого не осталось? Там подруга предала меня с близким мужчиной. В том мире меня ждала лишь пустая квартира и защита диплома. Друзья давно обзавелись детьми и заботами. Наши встречи стали редкими, а звонки формальными. Я не вписывалась в их жизнь, а они в мою. В этом не было ничего странного или страшного. Просто каждый шел своей дорогой.
        - Здравствуй, - протянул низкий голос, от которого мурашки пробежали по спине.
        Я дернулась и обернулась. Под яблоней неподалеку стояла женщина. Ее лицо было в тени, но мне удалось различить острые черты. Они не могли принадлежать человеку. Но тут не все были людьми. Потому я скрыла удивление и попыталась улыбнуться.
        - Вы меня напугали.
        - Ветер в мою сторону, - пояснила незнакомка. - У меня есть привычка заходить с подветренной стороны.
        - Как к добыче, - осторожно уточнила я.
        - Чтобы не стать ею, - поправила меня женщина. - Когда-то очень давно к этому колодцу приходили, чтобы загадывать заветные желания.
        - Он волшебный? - вырвалось у меня.
        - Как и все вокруг. Мы живем в мире, где магия существует. Но тут она била ключом. В воду достаточно было бросить крохотную песчинку и загадать желание. Но желать можно было лишь удачи. Не все это понимали.
        - Еще бы.
        - Жаждущих все равно было много. Когда вода уходила вниз, жители копали яму. Все глубже и глубже.
        Я оглянулась, посмотрев на замшелые бревна. Они казались действительно старыми, но очень крепкими даже сейчас.
        - Стены колодца укрепляли, все больше народу узнавали об этом месте. Конечно же, нашлись те, кто решил забрать чудо себе.
        - Могу представить, - я пожала плечами.
        - Правитель этих земель поставил рядом стражу. Город стал крепостью. И конечно же такое привлекло внимание соседей.
        Женщина вышла на свет и приблизилась ко мне. Ее движения были плавными и напоминали кошачьи.
        - К тому времени источник превратился в колодец, - продолжила она, словно ненароком заглянув в провал сруба. - Говорят, он был глубоким и даже всплеска не было слышно, когда кто-то бросал в него камень.
        - Враки, - поежилась я.
        Незнакомка фыркнула и сказала:
        - Любое событие однажды может превратиться в легенду. И никто не поверит, что это было на самом деле.
        Мне нечего было возразить. Потому я пожала плечами и внимательно рассмотрела собеседницу.
        Она и впрямь не была человеком. Даже если бы я не заметила ее грации, то не смогла проигнорировать внешность. У незнакомки были потрясающие звериные глаза с продольными зрачками на золотистой радужке. Миндалевидная форма подчеркивала хищную красоту, а тонкие губы едва прикрывали частые острые зубы.
        - Все хотели удачу только для себя. Никто не желал делиться, - нараспев произнесла незнакомка. - Источник, который должен был приносить счастье, стал причиной раздора.
        - Что произошло?
        - Война, - горько вздохнула девушка и отвернулась.
        На мгновенье мне показалось, что ее лицо скривилось словно от боли.
        - Глупцы считали, что чем больше будет подношение, тем быстрее исполнится их желание. В колодец бросали самородки, ожерелья и кошели с золотом. Вот только там на дне все они превращались в обычные камни.
        - Чудеса.
        - В один из страшных дней камень не упал в воду. Он ударился о гору других и не нашел волшебной влаги. Источник был завален желаниями слишком жадного народа.
        - Но ведь можно было снова его очистить.
        - Тот день был страшным. В доме князя притаилась смерть. Она пришла за хозяином. И его жена прибежала к колодцу, чтобы просить об удаче. Она швыряла в него кольца и браслеты, сняла с себя диадему с алмазами, срезала свои чудесные волосы. А потом… - незнакомка горько вздохнула, - она бросилась в колодец сама. Она считала, что ее кровь сойдет за волшебную воду. Поговаривали, что она была из древнего рода ведьм, которого ныне уже нет.
        - Ох, - только и смогла выдать я.
        - Желание княжны исполнилось. Тело ее так и не нашли. Но супруг ее выжил. Да только после этого колодец навсегда потерял свою силу.
        Я обхватила себя за плечи, надеясь согреться. Отчего-то летний день стал зябким.
        - Того государства уже нет, - тягучим голосом продолжила красавица. - Как и тех, кто знает истинную историю этого места.
        - Тут же сруб остался. И лавочка… - неуверенно вставила я.
        - Это дерево особое. Город вокруг сгинет, кости жителей истлеют в могилах, а оно останется целым.
        Я наконец поняла, что девушка меня разыгрывает. Наверняка этоместная сказочница, к слову, весьма талантливая.
        - Замечательная история, - заключила я. - Но мне пора возвращаться.
        Я поднял ась на ноги и зашагала в сторону коварных кустов шиповника.
        - Ты вернулась, - раздалось мне в спину.
        Оглянувшись, я обнаружила, что у колодца никого нет. Девица с удивительными глазами пропала, будто и не было ее тут.
        - Кошка, - шепнула я себе по нос, чтобы не поддаваться панике.
        Лисоглава 10
        Работы и вправду было много. Ума не приложу, как Фанита намеревалась управляться одна.
        - Ну, не совсем одна, - ворчала она на мои вопросы. - Девчонки приходят, но не задерживаются. Вместо помощи, они то и дело строят глазки постояльцам. вынуждена их выгонять.
        - И когда начинается тот самый сезон, про который ты говорила?
        - На неделе приедут, - вздохнула рыжая. - Как раз надо будет выправить тебе документы. Потому как тебе придется ходить на рынок. Не хватало, чтобы стражники приняли тебя за шпионку.
        - А могут? - насторожилась я.
        - С этих станется, - повела она плечами. - Капитан стражи вечно ко мне цепляется.
        - Невзлюбил? - высказала я предположение.
        - Ну… - женщина покраснела, - не совсем.
        - Оу.
        - Никаких «оу», - отрезала Фанита. - Я приличная горожанка. И мне не нужны пересуды и разговоры за спиной.
        - А это капитан?
        - И тем более такой повеса, как он.
        Допытываться я не стала. И так было ясно, что Фанита жутко смущалась. Вероятно, тот мужчина нравился ей чуть больше, чем она была готова признать.
        - И не твое это дело.
        Я кивнула, понимая, что это правда. Но про себя решила, что обязательно нужно посмотреть на возмутителя спокойствия Фаниты.
        Прошло несколько дней с моего пробуждения. Силы постепенно возвращались. Теперь я уже могла подняться по лестнице. Тем более, там была моя комната. Фанита решила, что так будет удобнее для постояльцев. На нижнем этаже расположилась ее комната, а наверху хозяйничала я.
        - Никому не говори, что у тебя есть второе имя. Просто Леся Рыжова. Без «О».
        - Хорошо, - хмыкнула я, поняв, что первую букву имени Фанита приняла за обозначение рода.
        Стоит запомнить, что тут в ходу такие имена у знатных. Неплохо было бы выяснить, как тут нужно с подобными общаться.
        Однако, этот вопрос мне тут же прояснила Фанита.
        - В нашем городе не принято расшаркиваться перед важными господами. И неважно какой пост они занимают. Достаточно простой вежливости и учтивости.
        - Со всеми? - на всякий случай уточнила я.
        - Мы пограничные жители. И у нас нет хозяев, - с ноткой превосходства в голосе заявила Фанита. - И даже перед князьями мы не расшаркиваемся.
        - Ясно.
        Такой расклад мне нравился. Не хотелось бы попасть в государство, где живут рабы или крепостные. Ведь я вполне могла оказаться на месте угнетенного. Это только в добрых сказках все попадают в тела принцесс. А с моим везением, я стала бы чистить конюшни.
        - Тут есть лошади?
        - Конечно, - фыркнула хозяйка и кинула в меня салфетку. - Такими вопросами ты себя выдашь. Надо нам сходить прогуляться, чтобы ты посмотрела на город.
        - Было бы неплохо, - воодушевилась я.
        Уже несколько дней Фанита искала повод оттянуть мой первый выход в мир. И ее можно было понять. Женщина беспокоилась не столько о моей слабости после болезни, как о том, что я сделаю какую-нибудь глупость. Напрасно я убеждала ее в том, что смогу вести себя прилично.
        - Если ты что-нибудь вычудишь…- Фани пригрозила мне пальцем. - Я всем объявлю, что моя племянница выжила из ума. А потом продам тебя кочевникам.
        - Что? - пискнула я испуганно, на секунду поверив словам хитрющей рыжей.
        Но тут же заметила усмешку на ее губах и выдохнула с облегчением.
        - Тебя так легко обманывать, - хихикнула чертовка. - Ты веришь всему, что говорят?
        В ответ я лишь пожала плечами. Возможно, мне действительно нужно научиться различать правду от обмана. Вдруг это наконец сделает меня счастливее.
        - Не обижайся, - по-своему поняла меня Фанита.
        - Никак не пойму, неужто я стою риска? - поддела я ее в ответ. - Может продать меня не такая плохая идея?
        - Нет. Плохая, - женщина подошла ближе и заглянула мне в глаза. - Мне нужна помощница, которая не сбежит. А тебе необходим дом, в котором ты будешь в безопасности.
        - Согласна.
        Мы поднялись в мою новую комнату, и я самостоятельно оделась в выбранную Фани одежду. Ею оказалось коричневое платье, больше похожее на балахон, и нижняя юбка, которая должна была выглядывать из-под длинного подола. Но я оказалась немного ниже хозяйки одежды и мне пришлось подпоясать его кушаком, слегка припустив ткань сверху. Выглядела я на редкость жалко. К тому же куда моложе своих лет. Наверное всему виной был новый оттенок волос и обретенная мною ранее худоба. не уверена, что у меня получиться оставаться в такой форме долго. Учитывая, что работы тут много, я быстро накачаю мышцы и перестану казаться такой субтильной. А вот рост у меня так и останется прежним. С этим придется смириться. Я крутанулась перед зеркалом, проверяя, не сборит ли где ткань.
        - Сколько тебе лет? - неожиданно спросила Фанита.
        - Трудовой договор со мной уже можно заключать, - хмыкнула я и подошла поближе к отполированной металлической поверхности, служащей зеркалом.
        В отражении я не увидела пары морщинок, которые давно притаились в уголках моих глаз. Они всегда были свидетельством того, что я часто улыбаюсь.
        - Ты была замужем, - резонно заметила моя новая подруга. - Значит, уже отметила совершеннолетие. Но иногда ты говоришь очень взрослые вещи. А выглядишь юной.
        - От болезни осунулась, - нехотя пояснила. - Я уже давно не девочка.
        И только я собралась сказать, сколько мне конкретно лет, как женщина беззаботно уточнила:
        - Когда я отметила свое пятидесятилетие, то вырвалась из-под опеки и уехала куда глаза глядят.
        Я закашлялась, чтобы скрыть шок. А Фатина не заметила ничего странного и продолжила:
        - После совершеннолетия девушка должна выбрать пару, чтобы принадлежать новому роду. Или…
        - Или?
        - Я избрала другой путь. Стала хозяйкой собственной жизни.
        - Никто не возражал?
        Женщина вздохнула и медленно покачала головой. Я уже подумала, что ответа не получу. Но она тихо произнесла:
        - Многие возражают, когда такие женщины решают свою судьбу.
        - Такие?
        - У нас говорят, что у рыжих нет души.
        - И у нас такая поговорка ходит, - нехотя подтвердила я.
        - Рыжие у нас нечасто встречаются. А уж такие огненные, как ты и вовсе редкость, - горько усмехнулась Фанита. - Потому, когда я тебя увидела, то решила, что ты такая же, как я.
        - Какая? - пытливо спросила я вновь.
        - Волшебная лиса.
        Лисоглава 11
        Теперь я поняла, почему новая подруга настаивала на том, чтобы я спрятала волосы под платком. На нас пялились все.
        - Ко мне они уже привыкли, - пояснила Фанита. - А вот тебя еще не видели. Вот и любопытствуют.
        - Я-то думала, что тут хватает рыжих, - нервно заметила я, порываясь накрыть голову хотя бы ладонями.
        - В этих краях все больше темноволосые. Севернее обитают оборотни со светлыми волосами. А рыжих всегда было мало даже в восточных землях, откуда все мы родом, - тут женщина повысила голос, - Ты жила в деревне. Вот и считаешь, что больше сотни жителей - это уже город. А в нашем родном поселении многовато огненных.
        - Угу, - кивнула я понятливо.
        - Привыкай, что тут на тебя всегда будут смотреть. И местные, и заезжие, - продолжила Фани менторским тоном, который давал понять каждому, кто хотел слышать, что женщина воспитывает младшую родственницу.
        - Кого это к нам занесло попутным ветром? - прозвучало совсем близко.
        Фанита раздраженно фыркнула, а я невольно зашла к ней за спину. Дорогу нам перегородил высокий мужик в кожаном жилете, парусиновых штанах и сапогах, стянутых на лодыжках шнурками. Он обладал черной шевелюрой, квадратной челюстью и изумительного оттенка льда глазами. Был мужчина на редкость привлекательным. И я сделала вывод, что именно о нем мы говорили накануне прогулки.
        - Чего тебе? - высокомерно уточнила Фани.
        - Захотел поздороваться.
        - Так делай это и не мешай идти дальше.
        - А кто с тобой? Уж не родня ли пожаловала в гости?
        - Племянница, - холодно отчеканила женщина.
        - Ох, несладко придется тебе с ней, - сокрушенно покачал головой здоровяк и по дуге принялся обходить нас двоих.
        - Отчего это?
        - За такой юной рыжулей виться будут.
        - Да вам, мужланам, повода не нужно, чтобы за юбкой бежать.
        Незнакомец втянул в себя воздух, словно принюхиваясь, и тут же скривился. Казалось, что он едва сдерживается, чтобы не чихнуть. А по глазам Фаниты я догадалась, что ей происходящее не очень по вкусу. Не хватало мне еще потерять расположение единственного лояльного ко мне существа в этом мире.
        - Виться за мной никому не рекомендую, - заявила я достаточно громко.
        - Это почему? - удивился капитан. И рядом с ним притих еще один стражник, который до того делал вид, что не слушает диалог.
        - Потому как я сразу замуж пойду за бедолагу. И детей ему нарожаю. Штук пять. И привяжу к себе так, что ни на кого больше зариться не станет. А если он меня обидит…- я сделала драматичную паузу, - маме пожалуюсь. Она, кстати, с нами жить будет. И бабушка.
        Мужик икнул. Фанита крякнула. Кто-то наступил на хвост присевшему охраннику у соседнего дома. Я скрестила руки на груди и нагло потребовала:
        - Все желающие в мужья пусть записываются в амбарной книге у тетки. Потом мы проверим их на финансовую стабильность, адекватность и лояльность к рыжим хвостам. Выясним, насколько хорошим отцом он будет. Как станет воспитывать и выкармливать малышей, как будет смотреть за хозяйством, сколько будет сидеть в декрете…
        - Чего? Где? - опасливо уточнил здоровяк.
        - А вы против семейных ценностей? Готовы слушаться тещу и печь ей блины по выходным?
        - Печь? - мужик попятился.
        - Я хочу найти себе спутника по законам нашего клана.
        - Каким законам?
        - Правильным. Таким, где мужчина знает свое место…
        Капитан ретировался. Спешно попрощавшись, он скрылся в переулке. Нам оставалось лишь лицезреть его подтянутую задницу и большущий хвост.
        Видимо, перевертыш не видел ничего зазорного в демонстрации этой части тела. Впрочем, я обратила внимание, что многие не стеснялись хвостов. У некоторых прохожих в мех были вплетены бусины и ленточки. У одной из дам позвякивали колокольчики при ходьбе.
        - Откуда ты набралась такой ереси? - давясь от смеха, спросила Фанита. - Печь блины для тещи?
        - А почему бы и нет? - я пожала плечами. - Что плохого в том, чтобы уважить маму жены?
        - У нас так не принято…
        - У нас много чего не принято. Но это не значит, что не стоит вводить новые традиции.
        - Ты умеешь навести страх на мужчин, - признала подруга, утирая слезы. - И как я сама не догадалась придумать такое?
        Мы зашагали к ратуше, расположившейся на площади. Фанита решила подать заявление на восстановление моих документов. Рассуждала она об этом достаточно громко, чтобы нас могли услышать все желающие.
        - И как ты умудрилась потерять бумаги? Голову как не уронила? - ворчала она беззлобно. - Еще придется платить за новые. И ты мне отработаешь этот долг.
        - Конечно, - улыбнулась я хитрости лисы. - Придется устроиться у тебя работать.
        - И еще амбарную книгу надо купить для записи женихов.
        Мы обе засмеялись этой новой шутке, которая никому больше смешной не показалась.
        Только теперь я заметила, что и впрямь тут не было рыжих. В основном все прохожие были темноволосые и лишь редкие могли похвастаться русыми шевелюрами и хвостами. У некоторых мех был с полосками.
        - Не пялься, - шикнула на меня Фани. - Это неприлично.
        - Но… - попыталась возразить я.
        - Ты приличная девушка. И незамужняя. К тому же огненная. Не надо провоцировать мужчин и злить женщин.
        Я тяжело вздохнула и решила не спорить. Тем более тут и без конечностей перевертышей было на что посмотреть. Почти все дома были двухэтажные из дерева. С покатыми крышами из черепицы и небольшими окошками с белыми рамами. Мостовая была выложена зеленоватым камнем. Поначалу я удивилась отсутствию фонарей, а потом вспомнила, что тут почти все прекрасно видят в темноте.
        Мимо нас несколько раз проезжали повозки, запряженные лошадьми. Мне стало интересно, как травоядные не бояться хищников вокруг. Вероятно, они привыкли к такому соседству.
        Одежда у прохожих была разной. Тут были облаченные в доспехи очень загорелые здоровяки, кряжистые парни, одетые в кожаные штаны и жилеты и те, кто предпочитал домотканые рубахи, подпоясанные кушаками.
        На меня обрушились запахи. Отчего-то я очень отчетливо ощущала аромат вяленой рыбы, солонины, черного чая с лепестками мяты, выпечки из пекарни на углу. В ящиках вдоль дороги росли душистые травы и цветы, над которыми вились толстые шмели.
        На ступенях одного из домов сидел откормленный кот и лениво наблюдал за снующим людом.
        - У вас есть коты? - шепнула я спутнице.
        - Мышей же должен кто-то ловить, - резонно заметила Фани.
        Мы вышли на площадь, и я ахнула. Посередине расположился небольшой фонтан, который своей конструкцией напоминал колодец.
        - Есть у нас легенда об источнике исполняющим желания.
        - Да неужто, - хмыкнула я.
        - Но я считаю, что его придумали, чтобы заезжие дурни бросали в воду монеты. Их ведь кто-то вылавливает.
        Однако, поравнявшись с фонтаном, Фанита вынула из кармана пару кругляшков из меди и протянула один мне.
        - Только не загадывай ничего глупого, - буркнула она и кинула металлическую безделицу в воду.
        «Пусть мне повезет», - подумала я и тоже бросила монету.
        Лисоглава 12
        Здание ратуши оказалось крепким и высоким. К тому же выложенным из камня, что в этих местах нечасто встречалось. Внутри было прохладно и отчего-то сумрачно. Я поежилась, но отставать от своей тетки не решилась. С трудом удержалась, чтобы не схватить ее за ладонь. Но вовремя себя одернула. Может я и не взрослая по меркам этого мира, но все же давно уже не ребенок. И вести себя буду достойно. С этими мыслями я расправила плечи. В конце концов, мне в жизни часто приходилось справляться с трудностями. Значит и тут смогу выстоять. Вполне возможно, что это место станет моим новым домом. Я ведь могу никогда не найти дорогу обратно.
        В груди похолодело. Мне стало по-настоящему страшно. Я ведь могла застрять тут навсегда. Остаться в мире, где живут странные существа из сказок, было странно. Здесь я совсем никто и никому не нужна.
        Внутренний голос насмешливо напомнил, что и в моем мире я давно была одна. Там не осталось родных и близких. За последние годы я отдалилась ото всех. Или от меня отдалились. Я сама виновата в этом. После ухода родителей мне захотелось закрыться от окружающих. Никто не пытался достучаться до меня. Или мне только так казалось. Я погрузилась в свои страдания и оставила рядом лишь мужа и подругу. Мда. Никогда не думала, что окажусь настолько недальновидной.
        - Ты меня слушаешь? - зашипела Фанита.
        - Прости, отвлеклась.
        - Говори со старейшиной с уважением, но без раболепия. Но только то, о чем он тебя спрашивает, - тут она сощурилась, давая понять, что мне стоит быть осторожной. - Твое имя Леся Рыж. Выговори его по буквам, чтобы писчий правильно оформил документ.
        Я кивнула, вспомнив краткую историю, которую мы придумали о моем происхождении. К нашей удаче, семья Фаниты жила далеко на востоке, за горами, в уединенном княжестве. Там не были приняты клейма и родовые татуировки. Потому я вполне могла заявить, что документы потеряла, а кулон с семейным гербом была вынуждена отдать в оплату проезда до этого города.
        Мы остановились в длинном коридоре, почти пустом, если не считать нескольких перевертышей, рассевшихся на узких лавках вдоль стен.
        - Тут так мало посетителей, - удивилась я.
        - А зачем беспокоить старейшин по пустякам? - улыбнулась Фани. - У нас принято обмениваться обещаниями, ими же скреплять сделки.
        - Никто их не нарушает? - тихонько уточнила я.
        - Мы не люди, - терпеливо пояснила женщина. - Наше слово - закон. А старейшины помогают решать другие проблемы. Например, они способны помочь тебе получить статус гражданки нашего города.
        Я понимала, что нужно произвести правильное впечатление и добиться доверия к своей легенде. Ведь если мне откажут в легализации, то вполне могут выслать из города. А там, за его пределами, я стану нелегальным жителем страны. Я не смогу обратиться за помощью к властям, если меня обидят. И стану легкой добычей для любых недобрых личностей.
        - Я порядочная горожанка и поручусь за тебя. Потому не переживай, - попыталась успокоить меня Фани.
        Кивнув в ответ, я вытерла взмокшие ладони о юбку. Затем пригладила выбившийся локон, в очередной раз поразившись, насколько густыми стали у меня волосы.
        - Ничего не бойся, - шепнула рыжая и подтолкнула меня к двери, в которую громко постучала.
        - Заходите уже, хватит топтаться за порогом, - раздался низкий голос.
        Мы вошли, оказавшись в залитой светом комнате. Я ожидала мрачный антураж, но кабинет был другим. Он походил на сельскую библиотеку с читальным залом. Вдоль стен стояли полки, сплошь заставленные книгами. Тут была добротная крепкая мебель, плотный домотканый ковер, заглушающий шаги, а несколько керосиновых ламп тут наверняка добавляли уюта помещению в темное время суток.
        За большим столом сидел пожилой мужчина с окладистой бородой и взлохмаченной седой шевелюрой. На его плечи были наброшен добротный подбитый мехом плащ. На переносице хозяина кабинета виднелись очки в роговой оправе, которые он тут же убрал в сторону. И улыбнулся. Тут я едва не попятилась. Только оказавшаяся за спиной Фанита не позволила мне сбежать. Она крепко ухватила меня за локоть и удержала на месте.
        - Мне было любопытно, когда ты покажешь нам свою племянницу, - протянул мужчина, скалясь огромными клыками.
        - Ну зачем ее пугаешь? Видишь ведь, что девушка боится! - строго заявила Фанита.
        - Ты никогда медведей не встречала? - с искренним удивлением осведомился мужчина.
        Я гулко сглотнула и смогла выдавить сипло:
        - С такими огромными зубами - нет.
        Старик захохотал, запрокинув голову, и громко хлопнув ладонью по столу. Смеялся он заливисто и очень заразительно. Фанита ободряюще сжала мое плечо и улыбнулась. Только сейчас я осознала, что ее тоже отпустило напряжение, которое лиса пыталась скрыть.
        - Знатно ты меня похвалила, малышка, - выдал медведь отсмеявшись и утерев рукавом рубахи выступившие на глазах слезы. - Так меня даже жена не балует в самые хорошие дни.
        - Извините, - пискнула я, совсем растерявшись. - У вас и впрямь внушительные зубы.
        - Уважила, - хитро подмигнул мне старейшина. - Вот что значит лиса. Настоящие лисы всегда умеют растопить самые суровые сердца.
        - Ты это говорил про кошек, Норис, - напомнила ему Фани и подтолкнула меня к диванчику, на который сама же и уселась.
        - Говорил, - не стал отпираться старик. - Но только рыжим мы прощаем любые шалости.
        Я села на набитую соломой подушку.
        - Ну, мне нечего прощать. - упрямо заявила моя подруга.
        - Мне никогда не забыть, как ты приехала в этот город. Я был против лис в нашем сообществе.
        - Помню.
        - Признаюсь, что я считал тебя никчемной и скандальной дамой.
        На это высказывание лисица фыркнула.
        - Все женщины боялись, что ты станешь уводить у них мужей и совращать сыновей.
        - Как будто они того стоят.
        - И вот спустя годы к тебе приехала племянница. Город будоражат слухи.
        - Нам не нужны неприятности и чужие мужья, - отрезала Фани. - Любая волчица или кошка куда более блудливая чем лисы.
        - Вы редкие. И в нашем городе других лис нет, - резонно заметил Норис. - Потому жители и волновались.
        - Женщины, - поправила Фани. - Мужчинам всего лишь немного любопытно.
        - Может ты и права.
        Старик ненадолго замолчал, пристально осматривая меня. От этого взгляда стало неловко. Захотелось поджать под себя ноги и закрыть лицо ладонями.
        - Твои родители мертвы, - совершенно другим голосом произнес он.
        В комнате стало прохладно и огонек в лампе дрогнул. Только старейшина не обратил на это внимания.
        - Ответь мне, дитя.
        - Они погибли.
        - И ты осталась совсем одна, - он не спросил, а констатировал факт.
        - Все так.
        - И еще ты боишься. Чего?
        - Боюсь, что не смогу тут прижиться. Что не найду своего места.
        - Почему? - искренне заинтересовался он.
        - Меня предали, - выдохнула я, испытывая странное облегчение, что могу говорить об этом.
        - Кто?
        - Мужчина, который обещал заботиться. И женщина, которая была мне сестрой.
        - Ты совершила преступление? Наказала их? - старик прищурился и показался мне очень заботливым.
        - Нет. Законов я не нарушала. Просто сбежала в дом родственницы, - доверительно сообщила я.
        - Для чего?
        - Чтобы начать новую жизнь.
        - Ты планируешь причинить вред хоть кому-то?
        - Нет.
        - Обидеть Фаниту? Или еще кого?
        - Нет, - тут я мягко тронула ее руку, лежащую на моем плече. - Она хорошая.
        - А кого-то плохого?
        - Больше не дам себя в обиду, - выпалила я прежде, чем успела остановиться.
        И тут с меня спало странное оцепенение. Я встряхнулась и изумленно уставилась на Нориса.
        - Что…что...
        - В твоей деревне не было таких старост? - лукаво спросил старик.
        На это я мотнула головой.
        - Значит, не только зубы у меня большие. Но и сил хватает, чтобы оставаться старейшиной этого города, - мужчина преобразился и обернулся.
        На подоконник опустилась крохотная птичка и постучала клювом по тарелочке, на котором лежал кусочек печенья.
        - Идите домой. Документы тебе справят. Будешь жить в нашем городе и если не сделаешь ничего плохого, то станешь местной через две луны. До того ты под опекой Фанитой. Она за тебя отвечает.
        - Но я не сказала своего имени…
        - Леся Рыж, - перебил меня медведь. - Неужто вы решили, что у старика со слухом плохо?
        - Нет.
        - Кыш отсюда, - старейшина махнул рукой. - Ходят тут, отвлекают от важных дел.
        Мы не успели выйти, как я кинула взгляд за плечо. Хозяин кабинета подошел к окну и протянул руку к птахе, которая с готовностью села на его палец.
        - Он не кажется опасным, - сказала я, когда мы оказались на улице.
        - Он мог бы убить нас двоих, если ощутил ложь в твоих словах. И поверь, медведь сделал бы это, реши, что ты принесешь опасность или смуту.
        - Норис? - удивилась я.
        - Когда-то он был величайшим шаманом-воином. И не вздумай принимать его доброту за слабость.
        Лисоглава 13
        Мы направились в сторону дома. Погода была замечательной. Весенний ветерок зарывался в волосы, которые мне никак не удавалось укротить. Фанита была донельзя довольной. Она кинула уличному торговцу монету и протянула мне карамельное яблоко на палочке.
        - Я ведь не маленькая, - улыбнувшись, приняла угощение.
        - Могу я побаловать свою племянницу, - возразила рыжая и заговорщически подмигнула.
        Мы уселись на скамью напротив лавки с вывеской в виде башмака. Лакомство оказалось вкусным, и я невольно зажмурилась от удовольствия.
        - Ты сладкоежка. Прямо как я.
        - Это у нас семейное, - пожав плечами, ответила я.
        Чуть помолчав, Фанита заявила:
        - Нам нужно прикупить тебе годную обувь и одежду по фигуре.
        - Я не хочу, чтобы ты тратилась.
        - Не переживай. Все отработаешь, - беззаботно отмахнулась женщина. - И я не хочу, чтобы постояльцы видели в заведении замарашку. В конце концов, мы лисы, и просто не можем выглядеть жалко.
        Мне пришлось признать, что сама Фанита одевалась очень броско, но при этом не вульгарно. Шнуровка спереди платья эффектно подчеркивала талию и грудь рыжей. Длинный подол не скрывал при ходьбе очертания ее бедер, а неглубокий вырез позволял любоваться изящной лодыжкой в кожаном высоком ботинке.
        На шее Фаниты висела цепочка, на которой виднелся странный камень красного цвета.
        - Это родовой кулон, - тихо пояснила женщина, небрежно сунув его под ткань. - Именно такой ты отдала за проезд. Помнишь?
        Я торопливо кивнула.
        - Когда тебе выправят документы, мы добудем тебе такой же.
        - А твоя семья не будет против?
        - У меня никого нет, - отрезала женщина. - У нас с тобой никого нет, - поправилась она и погладила меня по голове так, словно и впрямь испытывала в отношении меня родственные чувства. - Будем держаться вместе.
        - Я должна сказать тебе «спасибо»…
        - Скажешь однажды. А пока ты доедаешь яблоко, я схожу в лавку и узнаю, когда можно будет заказать тебе обувь.
        - Может стоит купить готовую? - робко предложила я.
        - Мы не люди, чтобы носить такое, - женщина посмотрела на меня так, словно я сказала что-то совершенно глупое.
        С этими словами она подошла к двери и толкнула ее. Раздался тихий звон колокольчика и приветственный возглас башмачника.
        Надо мной вспорхнула птичка и уселась веточку растущего рядом куста. Она повернула ко мне крохотную головку и требовательно чирикнула.
        - Нет у меня печеньки, - улыбнулась я, вспомнив, что видела похожую кроху в ратуше.
        - Ты голодная? - раздалось надо мной и от неожиданности я охнула.
        Рядом стоял здоровый мужчина в темной запыленной одежде. Мне пришлось запрокинуть голову, чтобы увидеть его лицо. Оно оказалось загорелым и слегка обветренным, широким с резкой линией челюсти и грубоватым, пару раз сломанным когда-то, носом.
        - Ты не мог бы… - я сглотнула.
        - Чего хочешь, малышка? - хрипло уточнил он и положил ладонь на пояс, к которому был приторочен приличный мешочек, который тут использовали как кошелек. - Я могу купить тебе что пожелаешь.
        - Мне нужно то, что не продается, - выдавила я из себя любезную улыбку.
        - Я подарю тебе любую безделицу, а ты в ответ поблагодаришь…
        - Отойди и не загораживай мне солнце, - отчеканила я холодно.
        - Что? - ошарашенно уточнил здоровяк.
        - Или тебе место надо уступить? Так бы и сказал, что устал и хочешь дать отдых старым костям.
        Я поднялась со скамьи и чинно поправила подол платья.
        - Присаживайтесь. Может вам принести воды? Уверена, я смогу уговорить лавочника дать мне кувшин для пожилого путника…
        - Пожилого? - взревел незнакомец.
        - Только старческое слабоумие может быть оправданием твоему предложению.
        - Не понял.
        - Не удивлена, - оборвала я мерзавца. - Только глупец мог попытаться купить незнакомку.
        - Да что ты себе позволяешь? - на лице чужака проступили звериные черты.
        Что-то подсказывало мне, что именно сейчас я должна показать себя. Потому и резко шагнула к наглецу, заставив того качнуться назад.
        - Я не продаюсь, - мой палец уперся во вздымающуюся грудь темноволосого перевертыша. - Не смей сейчас строить из себя обиженного. Это ты оскорбил меня. Ты повел себя как животное.
        - Ты так меня стыдишь? - хищно оскалился он.
        - Пытаюсь донести до тебя простую мысль, - я смерила его ледяным взглядом, который часто использовала с несговорчивыми поставщиками. - Если ты будешь вести себя как мерзавец, то не удивляйся, что тебя не станут уважать.
        - Серьезно? - уточнил он, странно хмыкнув. - Ты в каком мире живешь, деточка?
        - В том, где не боюсь поставить на место хамов.
        Незнакомец небрежно ухватил меня за затылок и легонько сжал его в огромной ладони. От боли в глазах потемнело.
        - У нас уважают силу…
        Договорить он не успел. На мне были ботинки с острой стоптанной кромкой подошвы у носка. Именно ею я ударила агрессора в голень, попав ровно между краем сапога и наколенником. А после того как здоровяк скривился, коротко ткнула кулаком в открывшийся кадык.
        Хватка ослабла, и я отскочила в сторону.
        - Гадина, - закашлялся мужик.
        - Скажи спасибо, что не ткнула этим, - я выставила перед собой заточенную палочку, на которой было когда-то яблоко.
        - Да я тебя…
        - Ты напал! - воскликнула я. - И мне стоило терпеть? Не в этом городе!
        Тут я заметила, что у нас появилась компания. Несколько прохожих остановились в паре метров и мрачно взирали на незнакомца. От таверны с другой стороны улицы быстро шагали пара стражников судя по одежде. Я запоздало подумала, что не с того начала знакомство с местными порядками нового мира. Да только спускать такое обращение не собиралась. Фанита говорила, что тут не принято кланяться. Она сама общалась со старейшиной без подобострастия. Значит, мне стоило отстаивать свои права. Какими бы они не были.
        - Что тут происходит? - прогремел представитель власти, окатив меня подозрительным взглядом.
        - Жениха проверяю на стойкость, - заявила я с шальной ухмылкой.
        - Кого?
        - Этого, - я указала на выпрямившегося мужчину, недоверчиво уставившегося на меня. - И заявляю официально, не подходит он мне. Буду дальше искать.
        Второй стражник хлопнул по плечу коллегу и негромко пояснил:
        - Это та самая девица. Она немного дикая.
        - Но привитая, - кивнула я.
        - Что тут происходит? - гаркнул уже знакомый голос.
        Я обернулась к капитану и махнула ему рукой, чем безмерно удивила.
        - Ты? - он скривился, словно лизнул лимон. - Вот как знал, что не к добру лиса в городе.
        - Закрывать курятники надо и лис можно не опасаться, - толкнув капитана локтем, мимо прошла Фанита. - Что случилось?
        - Этот меня купить хотел, - я указала на побледневшего от такого внимания обидчика.
        - Ты его ударила? - сурово уточнила рыжая.
        - Да.
        - Значит, отыгралась. Молодец. Вак, - она повернулась к капитану, - куда смотрят твои подопечные? Если любая заезжая морда предлагает такое приличным девушкам?
        Затем она пристально посмотрела на меня и заметила, как я потерла саднящую шею. Фанита угрожающе низким голосом спросила:
        - Он тебя тронул?
        - Только взялся…
        В следующее мгновенье женщина оказалась рядом с громилой и он зашипел. На смуглом лице появились тонкие царапины, набухающие кровью.
        - Теперь квиты, - припечатала разгневанная опекунша.
        - Лиса, - выдохнул мужик и попятился.
        Мне показалось, что в его глазах промелькнул страх.
        - Мы уходим, - как ни в чем ни бывало заявила Фани и ухватила меня под локоть. - Заявление на мерзавца мы напишем позже.
        Капитан подступил к побледневшему хаму и ухватил того за плечо.
        Лисоглава 14
        Когда мы свернули в улочку, я наконец смогла выдохнуть. Руки подрагивали, а дыхание сбилось. Моя спутница заметила мое состояние и легко обняла меня за плечи.
        - Ты все правильно сделала, - заявила она уверено.
        - Но не была к этому готова, - призналась я наконец.
        - В город приезжают отовсюду. Они привыкли вести себя как заблагорассудится и порой приходится ставить их на место. Чаще всего это делает стража. Но иногда нужно самим действовать.
        - Ненавижу таких мужланов.
        - Понимаю, - кивнула Фани. - Никто не застрахован от подобного козла.
        - Я не подвела тебя? Ведь теперь ты мой опекун и мне стоит быть осторожнее…
        - Не в такой ситуации, - нахмурилась женщина. - Ты не знаешь о наших законах и это мое упущение. Стоило рассказать тебе о правилах более подробно.
        На нашем пути возник незнакомец и Фанита завела меня себе за спину.
        - Я не хотел вас пугать…
        - Посмотри внимательно и спроси себя, - язвительно заявила женщина, - похожа ли я на испуганную? Я даже стражу звать не стану.
        Мужчина хмыкнул, и я заставила себя встать рядом с Фани. Прятаться я не стану. Может я и не лиса, но душа у меня не заячья.
        - Дамы, я не собираюсь на вас нападать.
        - Такое тут сурово карается, - воинственно уперев руки в бока, напомнила рыжая.
        Я смогла рассмотреть чужака, который стоял на нашем пути. В глаза бросилось ее одеяние. Оно походило на одежду того хама на площади. Те же ботинки и наколенники. Только ткань рубахи казалась чуть более тонкой. Черты его лица были такими же резкими, выдавая ту же породу. Мне удалось не пялиться на его хвост, чем можно было гордиться.
        - Я хочу извиниться за своего собрата. Он позволил себе лишнее.
        - И получил ответ.
        - Но девушка не простила его, - прозорливо заметил чужак и уставился на меня полночными глазами.
        - Подлец не извинился, - подала я голос. - Но непонятно, почему вам это так важно?
        - Я забочусь о своей репутации, - туманно пояснил мужчина.
        - Он ваш подопечный, - высказала я догадку и поняла, что попала в цель.
        - Мы прибыли в город только сегодня и скандалы нам ни к чему. А моего парня забрала стража.
        - Отпустят, - небрежно бросила Фани.
        - Но если бы вы попросили…
        - А где вы остановились? - задала я вполне невинный на первый взгляд вопрос.
        - Мы еще не успели разместиться…
        - У нас отличный постоялый двор, - не дала я ему договорить. - Конечно, цена для вас будет не самая малая, но для своих постояльцев мы могли бы сделать скидку в виде просьбы к начальнику стражи.
        Фанита удивленно покосилась на меня, но в ее глазах загорелся алчный огонек.
        - Для господ найдутся комнаты, а слуги могут устроиться в таверне по соседству, - добавила она. - Там им будет удобнее.
        - И выйдет дешевле, - тут же нашлась я. - У нас хоть и стоит подороже, но и условия получше.
        - Неужели? - уточнил мужчина.
        - Да. Место приличное. Тихое и достойное. Для тех, кто ценит репутацию и не позволяет себе лишнего, - давила я. - В городе о нас отзываются как о достойном заведении. И все постояльцы на хорошем счету у стражи.
        - Это точно? - с усмешкой спросил воин.
        - Вы мне не верите? - вполне искренне возмутилась я.
        - Поговаривают, что рыжие…
        - Осторожнее, - предупредила Фанита, - цена для вас только что возросла на пару серебряных.
        Мы обе скрестили руки на груди и мужчина развел свои в стороны, словно признавая поражение.
        - Леди, я с радостью принимаю ваше приглашение.
        - Деловое предложение, - поправила я. - И оно включает помощь с ремонтом крыши. Пусть тот хам поможет перекрыть черепицу над верандой. И я, так уж и быть, прощу его дерзость.
        Брови мужчины вскинулись вверх, а Фанита затаила дыхание. Наверно, она и не догадывалась, что я заметила, насколько обветшала крыша ее заведения.
        - Оплата включает завтрак, - выдала я последний аргумент.
        - И во сколько же обойдется проживание одного постояльца?
        - Сообщу чуть позже, - лукаво усмехнулась я. - Но будьте уверены, репутация обойдется вам вполне по разумной цене.
        Как только мы отошли, спутница потрепала меня по плечу.
        - А ты еще та лиса. Как его обработала.
        - У меня была кофейня. И не самая лучшая компаньонка, которая не помогала.
        - Значит, ты знаешь толк в продажах.
        - Скорее в поставщиках, выплатах, расчетах и прочем. Мне приходилось крутиться, чтобы отдавать зарплату работникам, осилить коммуналку… - я запнулась, поняв, что такие термины могут быть незнакомы местным, - налоги и аренду.
        - А как ты догадалась, что он сможет оплатить нам постой?
        - Ботинки, - просто сказала я. - У него очень хорошая обувь, хоть и пыльная. И тот хам несмотря на то, что ниже его по рангу, а кошель у него был знатный. В нем бряцали монеты. Вряд ли воин в путь станет наполнять дорогой кожаный мешочек мелкими медяками. Стоит понять, что его опекуны не бедные. Отряд явно не малый.
        - С чего ты взяла
        - Посмотри, - я указала налево.
        Там у таверны стояли с десяток мужчин в знакомой уже одежде. Пара из них расположились чуть поодаль и выглядели несколько внушительнее.
        - Главное, чтобы согласились те двое, - понятливо кивнула Фанита. - А нам надо застелить кровати в номерах, протереть пыль…
        - Мы все успеем, - я взяла ее под локоть.
        - Ты ведь понимаешь, что у нас не элитное место.
        - Так сделаем его таким. Поверь, для этого не так много нужно.
        - Богатые любят вольности.
        - Они оценят ограничения, - возразила я, ухмыльнувшись. - А тебе придется поговорить с капитаном. Он должен иногда к нам заходить.
        Фани фыркнула, но я понимала, что делала она это для вида. Тот здоровяк нравился рыжей чуть больше, чем она хотела признать.
        В этот момент я ощутила странное. Словно кто-то прикоснулся ко мне раскаленной ладонью между лопаток. Оглянулась я не сразу. Инстинкты диктовали мне плавные движения, которые не должны провоцировать нападение хищника. Среди снующих мимо торговцев и праздно шатающегося люда, я увидела мужчину. Он стоял в тени веранды оружейной лавки и не сводил с меня напряженного взгляда.
        - Ты чего? - спросила Фани.
        Я растерянно повела плечами и снова посмотрела в сторону незнакомца. Его там больше не было. И от этого я ощутила странную смесь облегчения и тоски. Но разобраться с этими эмоциями решила позже. Не посреди же улицы мне нужно размышлять, почему у меня подогнулись колени, а сердце забилось пойманной птицей.
        Лисоглава 1
        В коридоре было темно. Именно это давало иллюзию, что все происходит не в этой реальности. Я могла закрыть глаза и представить, что нахожусь не дома, а в кинотеатре и наблюдаю за драмой со стороны. Вот только все куда хуже. Моя спина упирается в стену, обитую пробкой. Я сама ее подбирала в магазине стройматериалов. Подошва кроссовок слегка скользит по ламинату, который мне никогда не нравился. А в паре метров от меня виднеется арка, ведущая в гостиную. В ту самую комнату, куда мне не хочется заходить. Но это нужно сделать, чтобы окончательно убедиться - моя жизнь не будет прежней.
        И дело вовсе не в чужих туфлях с красной подошвой, что лежат в проходе. Не в лужице темной ткани, небрежно оставленной там же и не в кружевном великолепии белья, брошенного чуть поодаль.
        И когда моя жизнь успела превратиться в банальный анекдот.
        Только вместо мужа из командировки вернулась обманутая жена. Глупая я.
        Мне пришлось преодолеть омерзение и войти в соседнюю комнату. На полу виднелась цепочка из вещей. Я оценила кружевные трусики, тонкий шелковый чулок и семейные трусы со снеговиками. Последние портили всю картину. Стало даже стыдно перед изысканной любовницей за супруга. А когда я увидела дырявый носок, то окончательно смешалась. Едва удержалась от желания пнуть эту деталь гардероба под диван.
        «Да что со мной не так?», - думала я, стоя на пороге спальни и не решаясь открыть дверь.
        Из-за нее доносились стоны и возня. Было совершенно очевидно, чем там занимался мой муж с неизвестной девушкой. Я уткнулась лбом в дверной косяк и вздохнула. Трусихой я не была. Наоборот, умела держать удар. Вот только сейчас тянула время и топталась на пороге собственной спальни.
        - Соберись, - приказала я себе и толкнула дверь.
        В одно мгновенье моя жизнь перестала мне принадлежать. Вот буквально еще пару минут назад я была счастливой женщиной, у меня был муж, квартира, доставшаяся от родителей, подруга, с которой я держала маленькую кофейню, и мечта через год-другой обзавестись малышом. Правда муж хотел купить питона. Даже детскую планировал переоборудовать в террариум. Но для начала видимо решил затащить змею в нашу с ним общую постель.
        - Вы хоть простыни сменили? - уточнила я, прислонившись к стене. - Или брезгливость не для вас?
        С коротким криком с моего мужа скатилась белокурая девица и накрылась с головой одеялом. Вот только я уже узнала татуировку на ее плече. Мужчина неловко прикрыл голых пах, попытался натянуть на него то самое одеяло. Но любовница держала ткань крепко. Я вынула из кармана бумажный платок и кинула его в мужа.
        - Возьми, - иронично предложила я. - И не говори, что я не забочусь о тебе, дорогой.
        Он автоматически ухватил предложенную салфетку и тут же откинул ее, чтобы прикрыться подушкой.
        - Да уж чего я там не видела? - осведомилась я со злым весельем. - А что, Маша, наш поставщик прячется на матрасе? Ты там переговоры ведешь?
        Предпринимать попыток вытащить подругу на свет я не собиралась. Не хотелось признаваться самой себе, но тело норовило меня подвести. Ноги ослабли, а перед глазами встала мутная пелена.
        Я наконец поняла, что уже не в первый раз ловила в доме аромат, который казался смутно знакомым. Это была смесь духов и дыма от ментоловых сигарет. Запах принадлежал Маше, подруге, с которой я провела все дество и юность.
        - Ты все не так поняла, Олеся, - отозвался супруг.
        Однако выглядел он на редкость жалким. Лицо покрылось красными пятнами, взгляд метался между моими коленями журнальным столиком, на котором стояла темная бутылка с двумя бокалами.
        - Ну, хоть тут ты оказался джентльменом, - оценила я напиток. - Это ведь вино, которое мы покупали на годовщину? Надеюсь, вам понравилось?
        - Леся, давай без сцен, - уже более твердым голосом произнес мой благоверный. - Мы ведь цивилизованные люди. И можем все обсудить…
        Договорить он не успел. Подхватив злополучную бутылку, я с размаху швырнула ее в стену, прямо над изголовьем кровати. Вино расплескалось по постели, осколки разлетелись с оглушительным звоном. Маша завизжала и наконец выскочила из-под своего укрытия, явив мне свое загорелое обнаженное тело.
        - Подруга, как переговоры? Скидочку выбила? - прошипела я недобро и швырнула в нее апельсин.
        - Ты чего творишь? - выкрикнула девушка истерично. - Психованная! Ты сама во всем виновата!
        - Точно! - не стала отнекиваться я. - Конечно, я. Виновата в том, что работала, когда у тебя болела голова. Когда твой очередной хахаль звал тебя на острова, пока его жена лежала в больничке на пластике…
        Лицо моего супруга вытянулось от услышанной информации, но меня это уже не заботило.
        - Виновата, что дала тебе шанс залезть в мою кровать и в трусы…
        Я вспомнила снеговиков на ткани и неожиданно криво усмехнулась.
        - Хотя знаешь, это как раз самое ничтожное из того, что ты у меня позаимствовала. Самое…- я показала расстояние между большим и указательным пальцем равное спичечному коробку, - мелкое и ненужное. На это я даже обидеться не могу. Ты практически занималась тут благотворительностью.
        - Ты ведь знаешь, что размер не имеет значения, - растерянно пробормотал окончательно обескураженный муж.
        - Рот закрой, - я ткнула в него пальцем.
        Лисоглава 2
        Непривыкший к такому моему поведению, супруг, тем не менее, подчинился. Подобрал под себя ноги вжал в пах многострадальную подушку.
        - Я могу принять многое, но вот это… - обвела комнату руками, - вне моего понимания.
        - А чего ты ждала? - неожиданно ядовито уточнила Маша.
        Она подхватила бюстгальтер и принялась натягивать его, путаясь в лямках.
        - Твой мужик без ласки живет. Ты вечно в делах. Пишешь дипломную, - она закатила глаза. - Кому она нужна? Кому нужна баба, которая не может мужик обед сварить и в постели ублажить?
        Супруг трагически всхлипнул, но весомое слово вставлять не спешил. Выжидал, наверно, более удачного момента. Или успел заметить, что на столе осталась еще пара тарелок, яблоко и бокалы.
        - Может, твой Петя и не самый лучший мужик, - продолжила подруга. - Но ты его недооцениваешь. И он на многое способен.
        - Забирай, - я скрестила руки на груди.
        - Что? - не поняла Маша.
        - Забирай этого самца, - пояснила я очевидное. - С трусами, носками, креслом его компьютерным. Картиной, которую ты нам подарила на свадьбу и поясом из собачьей шерсти, без которого он каждую зиму загибается.
        Блондинка растерянно посмотрела на предложенное сокровище и похоже не испытала восторга от моего щедрого предложения.
        - Знаешь, - наконец вышел из оцепенения Петр, - я не вещь, чтобы мною распоряжаться.
        Он не заметил, как любовница с облегчением выдохнула.
        - Мы с Машей уже два года встречаемся и только из жалости к тебе…
        Я содрогнулась, едва сдерживая смех. Стоило видеть блондинку, чтобы осознать, что эту информацию она не собиралась озвучивать. И уж точно не считала слова Пети важными.
        - Дурень, - отмахнулась я от благоверного. - Маша всю сознательную жизнь хотела иметь то, что принадлежит мне. А теперь, ты ей не нужен. Потому что и мне стал ненужным. Верно, подруга?
        Блондинка подхватила платье, чтобы рывком натянуть его на себя.
        - Не собираюсь я вмешиваться в ваши семейные разборки.
        - Что? - встрепенулся Петя.
        - Не надо меня втягивать, - повторила девушка с нажимом.
        - Мы же собирались… - муж осекся и затравленно посмотрел на меня.
        Стало как-то неловко. Он всегда был уверенным в себе, немного нагловатым и даже хамоватым. Но сейчас выглядел потерянным и обиженным. Вот только жаль мне его не было.
        - Собирайся, - бросила я равнодушно. - Если поторопишься, то может Маша подбросит тебя до метро.
        - Что? - испуганно встрепенулся муж.
        - Ты тут больше не живешь. А ты, Машуль, больше не совладелец кофейни.
        - Ну уж нет, - оскалилась она. - Половина всего бизнеса моя. Я такая же хозяйка, как и ты.
        - Ты не поняла, - я пнула в ее сторону чулок. - Забирай себе все. Только учти, что аренда заканчивается в следующем месяце. Новый договор заключай сама. Закупку сырья надо произвести через две недели. Зарплату рассчитывать придется тебе самостоятельно, ведь ты уверяла, что бухгалтер нам не нужен. А я больше не стану заниматься этим. Логично?
        Девушка помрачнела, наконец поняв, о чем я толкую.
        - Та сумма, которая лежит на нашем общем счете… - я сделала многозначительную паузу, - останется тебе, дорогая. Это мой свадебный подарок тебе и Петеньке. Тратьте с умом. Если ты добавишь те деньги, которые вытащила из бюджета на лечение своей собаки, то как раз хватит, чтобы заплатить официантам в двадцатых числах.
        С этими словами я вышла из комнаты и наконец позволила себе не сдерживать эмоции. Только вот плакать мне не хотелось. Оставаться в квартире мне было противно. Хотелось рюкзак и отправиться за город. Точнее в домик, который остался от моей бабушки в деревне. Там всегда было тихо и светло. Даже в дождливый день там было здорово.
        - Олесь, - раздалось за спиной, и я резко повернулась.
        Подруга стояла в арке и кривила губы в странной виноватой улыбке. Она часто так делала, когда хотела разжалобить меня или уговорить на очередную авантюру.
        - Давай мы с тобой не будем пороть горячку. Ну, глупо ведь ругаться из-за мужика…
        - Ты испачкала мою кровать.
        - Чем? - она захлопала глазами.
        - Предательством, Маш, - неприязненно пояснила я. - И если б ты в него влюбилась…
        Я махнула рукой, осознав, что подруга и впрямь ничего не понимает. Она воровато оглянулась, наверно беспокоясь, что Петя ее услышит, и быстро заговорила:
        - Если бы ты им и впрямь дорожила, то я бы никогда…
        Я вздохнула и направилась к стене, в которую был встроен высокий сейф. Девушка продолжала говорить, а я неспешно набрала комбинацию, отворила дверь и вынула из оружейного шкафа ружье.
        - Знаешь, Маша, - неспешно протянула я, - мне совершенно неинтересно, зачем ты это сделала. Зачем вы оба это сделали.
        Лисоглава 3
        Я притормозила у ворот и заглушила мотор. Радио послушно замолчало и через открытое окно донеслось пенье птиц и шум ветра. Где-то очень далеко лаяла собака. Зажмурившись, я еще раз подумала, что приняла правильное решение. Оставаться в городе после произошедшего не хотелось.
        Кофейня уже не первый месяц едва себя окупала. И мне приходилось выкручиваться, чтобы оплачивать счета и оставаться на плаву. Если бы моя подруга не вытаскивала деньги из бюджета, то возможно было легче. Не стоило затевать бизнес с близким человеком. С тем, кому не можешь сказать твердое «нет».
        - Сама виновата, - вырвалось у меня прежде, чем успела подумать
        Мне не хотелось признаваться себе, что стоило уже давно понять очевидные вещи. Маша меня использовала, а муж не отставал. Он пару лет уже искал себя и никак не находил. Петя продолжал медитировать под пиццу и компьютерные игры. Время от времени рассылал резюме и получал предложения. Которые, впрочем, его не устраивали.
        И я это принимала. Тащила на себе дом и мужчину в нем.. К ттому же я верила, что совсем скоро все изменится.
        Вот и изменилось.
        Горько вздохнув, я взяла рюкзак с соседнего сиденья, чехол с ружьем и вышла наружу.
        Оружие в нашей семье хранилось всегда. Отец учил меня охотиться с самого детства. Став совершеннолетней, я получила охотничий билет. Впрочем, стрелять в животных у меня никогда не получалось. Стоило представить их влажные глаза, как желание быть хищником разом пропадало.
        Когда я достала из шкафа ружье, моя бывшая подруга мигом рванула к выходу. Я даже не сразу осознала, как выглядит со стороны мой жест. И только поняв, чего она испугалась, засмеялась. Петя вышел на этот звук и тоже попятился.
        Я не стала его успокаивать и неспешно продолжила сборы. Может муж и собирался поговорить со мною. Да только так и не решился. Потоптался в прихожей, несколько раз спустил воду в унитазе и только потом вышел за дверь.
        Оставалось надеяться, что на этот раз он поднял крышку унитаза.
        Мне было плевать, что супруг вернется в мое отсутствие. Ничего ценного в доме не было и даже если он вывезет все, беднее я не стану. Засунув в сейф несколько рамок с фотографиями, шкатулку с украшениями и ворох флешек, на которых хранились мои документы, я успокоилась. А потом сунула туда и ноутбук. Брать его с собой не захотелось. Мне давно пора отдохнуть и лучше выйдет это сделать без интернета.
        По дороге в деревню, я заехала в магазин и прикупила продукты, чай и спички. Улыбчивая продавщица уговорила взять вместо сдачи семена в пакетиках. Пришлось сунуть их в карман. И заодно пообещать себе, что не забуду рассыпать их по двору. При этом я не лелеяла особой надежды, что цветы приживутся. Бабуля когда-то засеивала несколько огромных клумб у колодца, но сейчас они заросли сорняками.
        Соседние дома давно опустели и на улице насчитывалось не более десятка строений, которые казались жилыми.
        Каждое лето сюда приезжали семьи с детьми из столицы, а к зиме деревня изрядно пустела.
        - Ты не заблудился часом? - раздалось за спиной, и я развернулась на голос.
        - Митрич, не угадал? - уточнила у местного старожилы.
        - Олесенька, ты ли это? - расплылся в улыбке старик. - Не узнал сослепу. Давно тебя не было видно.
        - Вся в делах. Учеба… - я неопределенно махнула рукой.
        - Ты всегда была толковой девушкой. И хорошо, что без этого своего петушка приехала.
        - Мы не вместе уже, - немного смутившись призналась я.
        Протянула старику пачку кофе, которую прикупила специально на подарок.
        - Уважила, - усмехнулся Митрич довольно. - Смотрю и ружье прихватила.
        - На всякий случай, - я пожала плечами. - Места тут глухие. И зверь прийти может.
        - Через неделю здесь будет не протолкнуться. Понаедут гости.
        - К тому времени я уже уеду.
        - Как знаешь, Олеся. Ты если чего - заходи.
        С этими словами старик зашагал прочь. А я отправилась в дом.
        Первым делом пришлось раскрыть окна, распечатать свертки с постельным бельем и поставить на небольшую плиту чугунный чайник, наполненный из бутыли. Оставалось надеяться, что колодец не пересох, потому как воды я с собой взяла совсем мало.
        Найдя в буфете посуду, я заварила чай и выложила на тонкое фарфоровое блюдце со сколами розовые зефирки. Со всем этим добром я уселась на плетеное кресло у подоконника и поняла, что скучала по этому месту.
        Тут было хорошо. Несколько белых бабочек кружились над кустом дикого шиповника, а где-то в кроне акации переругивались невидимые птицы.
        Тут пахло влажной землей, перегретым на солнце шифером и той особой свежестью, которой благоухает обычно утренний снег.
        Неожиданно в кустах мелькнуло что-то и я насторожилась. Но только рассмотреть ничего не сумела в яркой зелени. Я всегда немного опасалась собак и невольно подумала, что это мог быть чей-то гуляющих без привязи пес. И было бы неплохо убедиться, что животное не агрессивное и не броситься на меня, почитав чужой. Невольно коснулась предплечья, на котором уже не было видно шрама. Вот только память услужливо подкинула мне картинки из прошлого. Я хорошо помнила горящие глаза в темноте, хриплое дыхание и боль. Воображение добавляло высокую человеческую фигуру, сильные пальцы, впивающиеся в кожу и голос…
        Тряхнув головой, я прогнала видение и забросила в рот зефирку. Она была реальной и очень вкусной. Пора избавляться от комплексов и страхов. И начать с того, чтобы пойти во двор и проверить, кто прячется в кустах.
        Лисоглава 4
        Дважды за вечер я обходила двор, но так никого и не нашла. Но уже ночью услышала шум. Проснувшись, я наскоро натянула джинсы и толстовку. Я почти вышла наружу, как вдруг остановилась у самого порога. Стоило подумать о безопасности. Ведь в этом доме я была совсем одна. Вокруг не было людей. И если там снаружи кто-то опасный…
        Я должна быть готовой к этому. На глаза попал чехол с ружьем и решение пришло тут же. Вынув оружие, я зарядила его, сунула в карман фонарик, и только после этого отперла замок.
        В круге света от зажженного фонаря кружились мотыльки. Под порогом тренькали сверчки. Ступени скрипнули под ногами, и я испугалась этого звука.
        - Кто здесь? - оставалось надеяться, что мой голос прозвучал грозно.
        Мне никто не ответил, но странный звук повторился. Он шел откуда-то из-за кустов шиповника.
        - У меня ружье. И я умею им пользоваться, - уже увереннее произнесла я.
        Чутье подсказывало мне, что стоит вернуться в дом. Неважно кто там в темноте. Никто не нападает на меня и не пытается вломиться вовнутрь. Мне нужно было развернуться и уйти в убежище. И я почти поддалась инстинкту.
        Только именно в тот момент, когда я попятилась, послышался тихий едва различимый плач. Спутать его с чем-то еще я не могла. Там в темноте кто-то страдал.
        - Вам требуется помощь? Кто там?
        Тихо выругавшись, я направилась в нужную сторону, держа оружие наготове.
        «Ребенок», - возникла в голове мысль, от которой ноги подогнулись.
        Звук шел из колодца. Когда я осознала это, то едва не выронила оружие. Я перекинула его на спину и поправила ремень на груди. Фонарь перекочевал из кармана в ладонь и, к счастью, батарейки оказались годными. Я склонилась над срубом и тонкий луч лампочки выхватил из тьмы кого-то движущегося.
        - Ты меня слышишь? - крикнула я.
        В ответ раздался всплеск и тихое скуление.
        - Скажи…
        Кто-то неуверенно тявкнул в ответ. И я выругалась.
        Это была собака. Точнее щенок, судя по размеру. И бедняга упал в воду. Он тщетно пытался выбраться и скреб лапами по кольцам бетона.
        - Подожди немного, малыш.
        Я рванула в дом. На стене коридора висел моток веревки, а на веранде стояла колченогая табуретка. Их я и прихватила. На обратной дороге я пару раз споткнулась, едва не упала и поцарапалась о ветку шиповника.
        - Не сдавайся, мелкий, - приговаривала я, пока привязывала к ножкам перевернутой табуретки бечевку.
        Оставалось надеяться, что зверек не очень ослаб. Вскоре я медленно опускала конструкцию в колодец, продолжая приговаривать:
        - Не бойся, малыш… Я тебя не обижу, мой хороший… Не бойся…
        Табурет коснулся поверхности воды, и я придержала веревку, давая возможность щенку забраться на сиденье. Ему это не удалось с первого раза. Снова и снова малыш соскальзывал со спасительного плота, чтобы пробовать опять.
        - Умница… давай… давай… - сипло твердила я.
        И когда мне показалось, что у нас с малышом все получиться, произошло страшное. Табуретка выскользнула из узлов веревки и шлепнулась в воду.
        Щенок вскрикнул и замолк. У меня едва не остановилось сердце. Я перегнулась через сруб и крикнула в темноту:
        - Малыш! Подожди!
        Я не сомневалась в том, что должна делать. Расстояние до поверхности было не таким уж и большим. Насколько я помнила, уровень воды был невелик. Потому как ведро всегда черпало песок, когда его пытались наполнить. И половину жидкости приходилось фильтровать.
        Высота тут была чуть больше двух метров, а сам сруб имел несколько вполне удобных зазора, за которые я могла бы зацепиться, выбираясь наружу. Именно потому я перекинула ноги внутрь колодца и предупредила:
        - Только не кусай меня, глупыш.
        Кое-как я все же спустилась и оказалась по колено в воде. Постанывающий комочек мокрого меха и костей вмиг очутился в моих руках. Щенок прижался ко мне и затрясся всем телом.
        - Ну тихо, тихо, - забормотала я, испытывая облегчение оттого, что он не стал меня кусать. - Нам еще выбраться надо. Потом я покормлю тебя печеньками… ты ведь любишь печеньки?
        Песик горько вздохнул и вправду замолк. Возможно, он просто выбился из сил. Но я решила разобраться с этим позже. Я затолкала его под рубашку и задрала голову, оценивая сруб колодца с этой точки обзора. Сейчас выбраться отсюда мне уже не казалось таким простым действием.
        - У нас получится, - подбодрила я саму себя и погладила через ткань замершего зверька. - Скоро будем есть вкусняшки.
        С этими словами я взяла в зубы фонарик и ухватилась на небольшой выступ скользкого бревна. На мгновение мне стало страшно. Что если я останусь в этом колодце и не смогу выбраться наружу? Ведь никто не знает, что я тут, кроме Митрича. Да и старик вспомнит обо мне только как кофе закончиться. Недели через три.
        - Надо было взять банку поменьше.
        - Чхи, - озвучил свои сомнения малыш за пазухой и это придало мне сил.
        От меня зависела жизнь крохи. Его я подвести не посмею.
        Когда я ухватилась за край сруба, силы меня уже окончательно оставили. Только повизгивающий над головой щенок не позволял сдаться и просто стоять в воде, ожидая чуда.
        Падали мы не единожды. И в очередной раз я поняла, что могу покалечить спасеныша. Потому и замотала его в рубашку и, при очередной попытке выбраться, выбросила сверток наружу. Туда же кинула ружье и набравшие влаги кроссовки.
        Щенок не убежал. Он стоял рядом с колодцем и подвывал. Позабыв о страхе, заглядывал вовнутрь, словно и не падал сюда раньше.
        - Не свались, - устало пожурила я малыша и заметила, как он дернул большими ушами.
        Снаружи заметно посветлело. Я замерзла и почти не чувствовала пальцев. Кожу словно пронзали сотни иголок. Зубы стучали друг от друга. Мысли путались. Звук моего дыхания отталкивался от стен колодца и мне уже казалось, что я тут не одна. Что в этом узком срубе есть еще кто-то.
        - Никого тут нет, - просипела я надсадно. - Одна я здесь. И везде одна…
        По щекам побежали слезы. Стало так горько от мысли, что в этом местечке может закончиться вся моя недолгая жизнь. И никому не будет дела до меня. Никому.
        - Тянь, - произнес зверек наверху, будто пытаясь донести до меня, что все еще ждет обещанных печенек.
        - Я сумею. Назло всем выберусь.
        Лисоглава 5
        Я выползла наружу и обессиленно упала на траву. Под ней ощущалась твердая земля и это было благословением.
        Щенок уже практически обсох и настойчиво тыкался носом в мой затылок. Потом и вовсе обнаглел и запрыгнул на спину. Когти у него были довольно острые и я попыталась согнать непоседу.
        - Отстань, морда мохнатая, - проворчала я с показным недовольством.
        Но в глубине души я испытала облегчение от того, что не одна. По щекам катились слезы. Шмыгнув носом, я кое-как поднялась на колени, а потом и на ноги. Небо с востока совсем немного посветлело, и я смогла рассмотреть заросшую травой дорожку, ведущую в сторону дома.
        - Иди сюда, - проворчала, подхватив непоседливую собачонку и ружье.
        Уже на полпути вспомнила, что оставила кроссовки у колодца, но возвращаться за ними не стала. Щенок выгибался и пытался вырваться из рук. Но я не собиралась отпускать непоседу и снова рисковать своей жизнью, чтобы спасти его. С него станется влезть куда-нибудь еще.
        Без фонарика я едва не упала пару раз, но. к счастью, наконец добралась до порога. В потемках ступени показались мне выше. Но я решила, что все дело в усталости. Именно поэтому и дверь поддалась с трудом. Пробравшись на ощупь в спальню, я упала на кровать, едва стянув мокрую одежду. Про себя я решила, что наверно мое тело сплошь покрыто синяками от падений. Ведь это объяснило бы почему ложе показалось мне очень жестким.
        Щенок потявкал немного для приличия. Но я решила, что поход на кухню мне не по силам. Не ровен час, я свалюсь на пол и поднять меня будет некому.
        - Завтра покормлю, - пообещала я источнику моих ночных приключений.
        Тот недовольно поворчал, но все же угомонился и запрыгнул ко мне на кровать. Он попытался забраться ко мне под одеяло, но смирился с тем, что не получилось и затих. От него пахло травой, но не мокрой псиной. Значит, малыш все же чей-то питомец. Придется мне завтра пройтись по дворам, чтобы найти хозяев потеряшки.
        Где-то за окном послышался тоскливый вой. От мысли, что мне посчастливилось вернуться домой до того, как он раздался, я облегченно выдохнула. На самом деле я всегда боялась больших псов. А воображение рисовало кого-то огромного и злого, прячущегося в темноте.
        Щенок испуганно вскинулся и перепрыгнул через меня, чтобы забиться между моей спиной и стеной.
        - Спи уже, - фыркнула я, но тут же успокаивающе погладила шелковистую шерсть на загривке.
        Ночь прошла в мутных бредовых снах. Мне мерещились тени и чужой голос. Он спрашивал меня о чем-то, но я не могла разобрать ни слова. Кто-то тянул ко мне руки, и я пыталась отодвинуться подальше. Я путалась к сбитой постели. Было жарко, затем становилось холодно. Хотелось пить, что странно для сновиденья, а потом желудок крутило дикой болью. Иногда мне казалось, что кто-то кормит меня с ложки, после этого укладывает на чистые простыни, пахнущие лавандой. Чужие заботливые пальцы разбирали мои спутанные волосы.
        Странный сон. Он был бы тяжелым и невыносимым, но я слышала песню, которую когда-то мне пела бабушка. Эту мелодию я не спутала бы ни с одной другой. И пусть смысл строк не был мне доступен, но мотив успокаивал и дарил странное тягучее ощущение счастья.
        Проснулась я нехотя. Все тело ныло после купания в колодце. Синяки, правда, на коже не обнаружились. Я могла поклясться, что еще вчера у меня образовалось несколько приличных ссадин. Неужто деревенский воздух обладал такими целебными свойствами? Но вот поднимаясь на ноги, я признала, что погорячилась с выводами о своем хорошем самочувствии. Колени дрожали от слабости. Мне даже показалось, что я будто стала тяжелее. Но не оттого, что набрала вес, а потому, что сил тащить себя в соседнюю комнату у меня не хватало. Нащупав в потемках халат, я набросила его на плечи и поплелась на кухню. И вот тут пришло осознание, что происходит нечто весьма странное.
        Я оказалась в просторной комнате, которая не была кухней в доме моей бабушки. Стены и потолки были облицованы потемневшим от времени деревом. Плетеные кресла, пара лавок из толстых досок, массивный стол вдоль стены. А на широком подоконнике разместились короба из лозы. Домотканые коврики на полу, оказались на редкость теплыми и приятными на ощупь для босых ступней.
        Наконец я поняла, что и одежда на мне чужая.
        - Что за…- начала я и закрыла рот ладонью.
        Звук вышел хриплым и надтреснутым. Словно я не говорила очень долго и голосовые связки забыли о своем предназначении. Я запахнула полы халата плотнее, осознав, что оказалась на чужой территории. Моей собственной одежды видно не было. Я вернулась к месту, где проснулась. В небольшой, но уютной комнатке оказалась не особенно широкая кровать, застеленная льняным постельным бельем и ярким одеялом из лоскутков, комод с множеством ящичков, кресло-качалка с вязаным пледом, брошенным на спинку. Моих вещей тут не нашлось.
        Пришлось прокрасться в коридор и выглянуть из-за угла. Взгляд уперся в широкую лестницу, которая поднималась на второй этаж, а под нею виднелась дверь, ведущая, наверно, в другую часть дома. Оттуда доносились голоса.
        В голове не укладывалось, как я могла оказаться в чужих владениях. Я точно помнила, что после спасения щенка вернулась в свой дом.
        Тут я оглянулась, поняв, что не видела мелюзгу с момента пробуждения. Впрочем, это была наименьшей из моих проблем. Было неловко оказаться не в своей одежде, до этого спать в чужой кровати. А в дополнении ко всему меня мучила слабость. На лбу выступила испарина, а руки дрожали. Я добралась до изножья лестницы и опустилась на нижнюю ступеньку, совершенно обессиленная. В глазах потемнело и мне с трудом удалось не свалиться на пол. Неожиданно я заметила движение сбоку и повернула голову. Пространство покачнулось, но мне удалось сфокусировать взгляд.
        - Простите, - произнесла я сипло. - Мне не очень хорошо и…
        В этот момент я наконец смогла рассмотреть девушку с рыжими волосами, которая с удивлением глядела на меня. Она была худенькой, бледной и смутно напоминала мне кого-то. Я ободряюще улыбнулась ей и получила в ответ вымученное подобие улыбки.
        - Помогите мне…- начала я и тут же пораженно замолкла.
        До меня наконец дошло, что я смотрюсь в мутное старое зеркало, висящее на стене.
        Лисоглава 6
        Я не могла поверить своим глазам. Зеркало отражало почти незнакомку. Да, сходство с моим образом было очевидным. Тот же разрез глаз, нос и губы. Немного осунувшийся овал лица тоже принадлежал мне. Вот только всклокоченные волосы были странного очень яркого рыжего цвета и глаза стали глубже. Мне почудилось, что в зрачках мелькнули искры. Но, вероятнее всего, от недостатка сил мое сознание норовило покинуть тело. Вот и мерещилось всякое.
        Я могла представить, что кто-то утащил меня из моего дома. Что мне нездоровилось и оттого я немного похудела. Но кто бы стал красить мне волосы? Пропустив локоны сквозь пальцы, убедилась, что они не пачкают кожу и вполне себе шелковистые.
        - Наркотики, - выдохнула я с ужасом.
        Ну, конечно же! Меня похитили и накачали какой-то дрянью. Потому я ничего не помню, ощущаю себя ужасно и вижу цвета ярче, чем они есть. Хотя, я не была уверена, что дурманящие вещества действуют именно таким образом. Я ничего в этом не понимала. Но точно знала, что из этого дома нужно уходить. Потому как его обитатели явно не в ладах с законом. Логично, что если меня нашли больную в доме, то отправили бы в лечебницу. Лихорадочно осмотрев свои руки, я не нашла следов от инъекций. Я была бледной, но чистой. Странно, что я пахла мылом. Словно кто-то меня купал.
        - Бред, - пробормотала я.
        Собравшись с силами, я поднялась и пошла вдоль стены в сторону двери под лестницей. Может стоило затаиться где-то наверху, но колени мои дрожали. Поэтому я вряд ли осилила бы ступени. Следующая комната оказалась коридором. Тут было темно, и я смогла остаться незамеченной, когда все находящиеся в гостиной предстали передо мной во всей красе.
        На секунду мне показалось, что я сплю. Закусив губу, убедилась, что боль ощущается вполне реальной. Но от этого мне стало жутко.
        За большим столом у дальней стены сидело несколько девушек в длинных платьях. На отдельном плетеном кресле у окна разместилась высокая женщина с рыжими волосами, похожими на мои собственные. Я засмотрелась на нее и неожиданно заметила, как на ее макушке дернулись локоны. И только спустя мгновенье стало ясно, что это были… уши. Высокие остроконечные, покрытые мехом уши.
        Я аж икнула от неожиданности. Женщина резко развернулась в мою сторону. Пришлось попятиться, скрываясь в темноте.
        - Так, девки, идите-ка отсюда, - обратилась она к присутствующим.
        - Но мы еще не закончили… - возразила та, что сидела ближе и замолкла.
        Видимо, спорить с рыжей не было принято. В любом случае девушки быстро собрались и едва ли не бегом скрылись за порогом.
        - Ты пришла в себя, - произнесла оставшаяся женщина низким голосом.
        Я благоразумно промолчала, надеясь, что обращается она не ко мне. Вот только напрасно. Женщина повернулась в мою сторону и укоризненно покачала головой.
        - Хватит прятаться. Я же слышу, как ты дышишь. И вижу, что выглядишь бледной.
        Немного подумав, я все же решила, что прятаться и впрямь глупо. Именно поэтому все же вышла на свет.
        Женщина подхватилась и вмиг оказалась рядом. Она взяла меня под локоть, не дав свалиться, и помогла дойти до кресла.
        - Зачем ты встала, глупая? - запричитала незнакомка. - Ведь ты еще слабая…
        - Кто ты? - спросила я первое, что пришло в голову.
        - Меня зовут Фанита. Я тут хозяйка.
        - У тебя уши… - сказала я очевидное.
        - Как будто у тебя их нет, - хмыкнула хозяйка и провела пальцем по моему собственному уху.
        - Но не такие…
        - Ты похоже еще бредишь, - нахмурилась женщина. - Вроде должно было уже пройти. Уж две недели металась в горячке.
        - Так долго?
        - Да, милая, - Фанита села в кресло напротив и склонила голову к плечу. - Ты пришла ночью и улеглась прямо тут, - она указала на низенький диван у другой стены. - Выглядела ты скверно.
        - В самом деле?
        - И вещи скинула прямо на пол. Мокрые в глине.
        Я потерла пальцами лоб, пытаясь принять все сказанное. Это не укладывалось в голове. И странные уши у моей собеседницы здорово отвлекали. Хотя удивляло не только это. Фанита была одета в странное серое платье с глубоким декольте, из которого выглядывало белое кружево. В вырезах подола тоже виднелась похожая ткань. Пояс был расшит цветными нитями и кистями, украшенными деревянными бусинами. Волосы ее были подхвачены сатиновой лентой.
        - Мне нужно позвонить, - слабо попросила я.
        - Зачем?
        - Вызвать такси.
        - У меня нет колокольчиков для слуг. Ты ведь их хочешь позвать?
        Нехорошее предчувствие накрыло меня с головой.
        - У тебя есть телефон?
        - Я приличная женщина, - возмущенно фыркнула хозяйка дома и тут же насупилась, - И как ты могла подумать такое?
        - Это средство связи, - осторожно уточнила я.
        - Я ни с кем не связана, - недовольно отозвалась женщина. - Ты такие странные вещи говоришь. Видно, горячка тебе голову повредила.
        Попытавшись подняться на ноги, я потерпела неудачу.
        - Тебя как зовут?
        - Олеся Рыжова.
        - О, да ты непростая особа, - уважительно протянула Фанита. - Даже фамилия имеется.
        - А у тебя нет? - удивилась я.
        - Я не из благородных. Таким второе имя не полагается. Тебе ли не знать?
        В ее голосе прозвучала обида, словно я задела женщину за живое. Я вновь уставилась на чудные уши и в который раз убедилась, что они настоящие.
        - А если я и впрямь не знаю, - произнесла я тихо.
        - И как такое возможно? Это знают все в мире.
        - В каком именно мире? - наконец решилась я спросить.
        - Только не говори, что ты пришлая, - хохотнула рыжая и ее улыбка медленно погасла по моим пристальным взглядом. - Это не смешно.
        - В моем мире ни у кого нет таких вот ушей, - я указала на ту часть ее тела, которая меня буквально завораживала.
        - У вас нет перевертышей? - недоверчиво спросила Фанита.
        Я помотала головой и тут же прижала пальцы к вискам. В них пульсацией отозвалась боль.
        - Ночью я вышла из дома, потому что услышала плач ребенка.
        - Все знают, что нельзя идти на звук крик дитя в темноте, - ахнула женщина. - Это проделки проклятых духов.
        - Но там не было ребенка.
        - Понятное дело.
        - В колодец упал щенок. И я его вытащила.
        - Каким образом? - неожиданно насторожилась Фанита.
        - Пришлось спуститься в воду…
        - Ты выбралась из колодца!
        Женщина подскочила на ноги и метнулась к выходу. Она выглянула наружу и даже вышла на порог. Затем вернулась и закрыла дверь. Выглядела она заметно побледневшей. С сомнением посмотрев на меня, женщина все же нерешительно приблизилась и присела на край своего кресла.
        - Что не так?
        - Ты вошла в воду в своем мире, но вышла в другом.
        - Такого быть не может, - промямлила я. - Просто у меня горячка. Ты же сама сказала…
        - Ты пришлая. И лучше об этом никому не знать. За то, что я тебя скрыла, мой дом могут сжечь.
        Лисоглава 7
        Я сидела на кухне за большим деревянным столом. Фанита время от времени вздыхала и качала головой собственным мыслям.
        - Все настолько плохо? - спросила я, хотя не была уверена, что хочу знать ответ.
        - Если бы я поняла, что ты пришлая… - женщина снова недовольно фыркнула. - Вызвала бы стражников. И беды бы не ведала.
        - Что они сделали бы со мной?
        - Как и положено, - отмахнулась хозяйка дома. - Увели бы к старейшинам. Они бы решили, что делать с тобой.
        - Так зови, - хмуро предложила я.
        - Теперь и меня накажут.
        - Но ты ведь не знала.
        - Мне стоило сообщить, что ты явилась. Но я была уверена, что ко мне зашла всего лишь обычная полукровка. Еще и обрадовалась.
        - Чему?
        - Что у меня появилась помощница, - Фанита рассеянно взяла в руки нож, заставив меня напрячься.
        Но она всего лишь принялась резать пирог. Аромат свежей выпечки дразнил обоняние, и я с удивлением поняла, что очень голодна.
        - Сейчас пообедаем и решим, что делать дальше, - заметила мое состояние Фанита.
        Она улыбнулась, показав кончики клыков и мне померещилось, что под ее юбкой что-то шевельнулось.
        - Хвост, - спокойно пояснила мне новая знакомая.
        - Серьезно? - изумилась я. - Прям настоящий?
        - Ну, конечно же.
        - А можно… посмотреть?
        - Это неприлично, - снова фыркнула женщина. - Никогда не пялься на хвост перевертыша. И уж тем более не проси показать его.
        - Но…
        - А уж трогать и вовсе не вздумай, - хитро прищурилась женщина. - С тебя станется опозориться.
        - Поняла, - стыдливо потупилась я.
        Но про себя решила, что при возможности посмотрю на чей-нибудь хвост. Наверняка Фанита просто наговаривает и сгущает краски.
        - Ну, давай…
        - Рассказывать? - нехотя уточнила я.
        - Ешь.
        Женщина поставила передо мной доску с ломтем пирога с мясом и луком. И спустя несколько секунд рядом опустила глубокая глиняная тарелка с парящей похлебкой. Ложка оказалась металлической, чему я удивилась.
        - Я ж не деревенщина какая, - с важным видом пояснила Фанита. - У меня постоялый двор для приличного люда.
        - Оу, - только и смогла протянуть я.
        Однако, все мое внимание привлекла еда.
        - Ты не торопись, - посоветовала хозяйка дома. - Все дни я поила тебя бульоном и отварами. Потому жуй подольше.
        - Угу.
        Женщина следила за мной со снисходительной улыбкой. Мне казалось, что она едва сдерживается, чтобы не протянуть мне салфетку или не поправить волосы, соскользнувшие на лоб. Но каждый раз одергивала себя и слегка хмурила рыжие брови.
        - В нашем мире иногда появляются пришлые, - неспешно принялась рассказывать хозяйка. - Они приходят через воду. Порой их находят у озер, порой они являются во время дождя.
        Я кивнула, дав понять, что слушаю.
        - Каждый знает, что пришлых надо передавать стражникам. И они уже отвечают за таких гостей.
        - И почему?
        - Нас уверяют, что пришлые приносят больше несчастья.
        Я даже жевать перестала. С трудом проглотила кусок и с тоской уставилась на оставшийся ломоть пирога. Аппетит несколько поубавился. Не очень-то мне хотелось становиться символом неудач.
        - Да только знающие говорят, что на самом деле, вы напротив - приносите счастье.
        - Точно?
        - Неспроста же таких как ты обязательно отдают князьям в услужение.
        Мне еще меньше понравилось слово «услужение». И я решила прояснить для себя смысл этого выражения. Может здесь оно значит что-то иное.
        - Что это за должность? Рабство?
        - Мы не варвары. В нашей стране такое не принято. Граждан никто не делает рабами. Но…
        - Но, - повторила я с нажимом.
        - Пришлые - не граждане. И у них нет прав.
        Женщина развела руки в стороны, всем видом показывая, что она не в восторге от этого закона.
        - И никто за таких не вступается.
        - Это что значит?
        - У каждого из нас есть поручитель. Им может быть кто-то из взрослых родственников или старейшин поселка. Они поручаются за тебя и несут ответственность, если ты натворишь чего-нибудь. А потом тебя же и наказывают.
        - Умно, - согласилась я. - Но сложновато.
        - Иначе вряд ли кто из молодых перевертышей станет вести себя порядочно. Мало кто решается разочаровать своего наставника.
        - А если решиться? - болезненное любопытство заставило задать этот вопрос.
        - Поручившийся за глупца заплатит долг. Расплата может быть страшной, - женщина поежилась и потерла шею, словно растирая затекшую мышцу. - а от глупца могут отказаться. И тогда участь его будет незавидной.
        - Какой? - отчего-то шепотом уточнила я.
        - Не стоит забивать себе голову такими вещами, - хрипло заключила Фанита и усмехнулась, - ты уже наелась?
        - Боюсь, что больше в меня не влезет, - нехотя я отодвинула тарелку с остатками похлебки.
        Немного помолчав, я все же спросила:
        - Так что же будет со мной?
        - По-хорошему, мне стоит сдать тебя страже. Пояснить, что я не поняла кто ты, и не намеренно укрыла тебя. Да только… - женщина дернула ушками и подперла подбородок кулаком, - я не на самом лучшем счету у местной стражи. Наверняка ко мне прицепятся и, чего доброго, отнимут мое дело. Или выселят из города.
        - О, - только и могла протянуть я.
        - Проще было бы кинуть тебя в подпол, - скучающе заключила хозяйка дома. - А потом, когда ты совсем обессилишь, выволочь в лес подальше и бросить.
        Я закашлялась, но заметила, как Фанита прячет усмешку, прикрыв рот ладонью.
        - Ты ведь шутишь? - на всякий случай все же поинтересовалась я.
        - Конечно, - помедлив ответила женщина. - Стану я тащить тебя на себе. Ты хоть и костлявая, но все же тяжелая.
        Обижаться на костлявую я не стала. Ведь и впрямь похудела за дни болезни. Но все же посчитала нужным сообщить:
        - Тяжелая, потому что занимаюсь спортом.
        - Чем?
        - Тренируюсь.
        - Чего? - снова не поняла меня хозяйка.
        - Качаю мышцы…- я осознала, что не могу объяснить, что означает спорт. - Чтобы не толстеть, я бегаю и прыгаю.
        - А ты не пробовала меньше есть или работать? - резонно заметила Фатина.
        - В нашем мире много еды.
        - И мало работы?
        В ответ я лишь пожала плечами. Стоило узнать сначала, насколько этот мир отличается от моего собственного.
        - Странно, что ты не плачешь.
        - А надо?
        - Ну, поговаривают, что все пришлые рыдают и ведут себя как дети. Требуют чего-то, пытаются сбежать и прочее. Неужто врут?
        - Если ты настаиваешь, я могу попробовать поплакать.
        - Вот еще, - хохотнула Фатина. - Не терплю скулящих. Тогда я точно скину тебя в подпол.
        - Договорились, - я тоже неуверенно улыбнулась. - Ты не бросаешь меня в подвал, а я не реву.
        Лисоглава 8
        Одежда мне казалась не самой удобной. Наверно оттого, что я привыкла к джинсам и футболкам. Предложенное мне платье не стесняло движений, но подол приходилось придерживать, когда нужно было наклониться или шагать по лестнице. К счастью, бельем тут пользовались. И мне достался комплект из хлопка, который нигде не жал и не мешал.
        - Все чистое, - пояснила мне Фанита, которая беззастенчиво наблюдала за моим переодеванием. - У нас с тобой почти одинаковый размер.
        - Почти, - нехотя признала я, понимая, что бюстгальтер мне явно большеват.
        - Ну, если ты перестанешь бегать и прыгать, то и у тебя грудь станет пышнее.
        - В моем мире считается красивым не иметь лишнего жира.
        - А в нашем, - женщина сделала ударение на этом слове, - принято кушать сколько хочешь и работать сколько можешь. И на будущее запомни, - тут она понизила голос, - не стоит произносить вслух про свой мир. Ты должна понять, что тут почти каждый имеет острый слух и способность сопоставить факты.
        - Ты права, - пристыженно признала я.
        - Запомни, пострадаешь не только ты. Но и мне достанется.
        - И как объяснить мое появление?
        - Тут все просто, - отмахнулась Фанита. - Всем скажем, что ты моя племянница.
        - Мне привыкать называть тебя тетей?
        Хозяйка дома скривилась и недовольно фыркнула.
        - Я не местная. Переехала сюда с десяток лет назад и купила этот дом. Бывший хозяин был счастлив избавиться от имущества. И мне стоило заподозрить, что тут все не так гладко.
        - И что же не так? - живо поинтересовалась я.
        Фанита замешкалась, а потом тяжело вздохнула.
        - Я не могу нанять постоянных помощниц. Никто не хочет работать тут летом.
        - Много обязанностей?
        - Не больше, чем в питейной у ворот.
        - Должна быть причина, - насторожилась я.
        - Причина, - женщина презрительно сощурилась. - Замуж они хотят. Вот потому вместо работы прыгают в койки постояльцев.
        - Что? У вас… - я запнулась и поправилась, - тут такие вольные нравы?
        - Нет, конечно! Вот только эти глупых и все как одна мечтают захомутать благородного господина.
        - И почему именно летом?
        - Потому как в это время сюда съезжаются всякие важные морды. У нас принято переподписывать договоры на нейтральной территории. Тут проходит граница трех государств. В нашем городе есть возможность провести переговоры или объявить войну, не опасаясь нападения.
        - И кто же обеспечивает порядок?
        - Каждый правитель выделяет новобранцев. Они приносят присягу, которую неспособны нарушить.
        - Что им мешает?
        - Ты и вправду нас выдашь, - Фанита покачала головой и терпеливо продолжила. - Это же очевидные вещи. Любого наемника можно обязать непреложной клятвой. Если он решит предать ее, то погибнет.
        - Магия какая-то.
        - Ну, хоть это понятие тебе знакомо, - с видимым облегчением выдохнула женщина.
        - Тут есть магия? - ошарашенно переспросила я.
        - Выдашь. Точно, - мрачно резюмировала Фанита.
        Я попыталась уверить ее в собственной вменяемости и попросила рассказать обо всем поподробнее.
        Оказалось, что в этом мире сосуществовали несколько рас. Люди занимали большую часть земель. Отчего-то меня это совсем не удивляло.
        - Люди слабее остальных, но они размножаются и нагло лезут везде и всюду.
        Я понятливо кивнула, решив возмутиться такой оценке в другой раз.
        - Перевертыши более мощная раса. Мы живем дольше и сильнее. Но найти свою пару и воспроизвести потомство нам куда сложнее, чем людишкам.
        - Могу предположить, - я неопределенно пожала плечами.
        - Есть третья раса, - женщина понизила голос и гулко сглотнула.
        Выглядела она при этом не очень уверенной. Будто сомневалась, стоит ли рассказать мне про эту самую расу.
        - Только они не показываются в наших землях, - все же выдала Фанита.
        - Кто они?
        - Мы называем их безликими. Странные создания, которые пахнут мрамором и водой.
        Женщина содрогнулась, словно пытаясь сбросить с себя что-то. Это движение было совсем нечеловеческим. В очередной раз я осознала, что передо мной оборотень. Мне хотелось спросить ее о том, как часто она оборачивается и как реагирует на луну. Но стало неловко. Вдруг такое она сочтет неприличным. Разочаровывать единственное дружелюбное существо в этом мире не хотелось. Мне повезло, что она решила не сдавать меня страже. Поступать в услужение к какому-то князю не хотелось.
        - А что за форма правления в вашем государстве? - на всякий случай решила выяснить.
        - Знамо дело - правильная, - сурово припечатала Фанита. - В каждом княжестве есть князья, под ними совет старост ходит. А там уж управляющий и стража.
        - А над князьями кто?
        - Боги, - коротко отрезала женщина и поджала губы. - И не советую тебе такие вещи обсуждать. Решат, что ты смутьянка. И не поздоровиться тебе.
        - То есть, не демократия, - сделала я вывод.
        - Тьфу-тьфу-тьфу, - Фатина постучала костяшками пальцев по столу. - Не надо нам такого мракобесия. У нас все решают законы и князь.
        - А он не может ошибаться?
        - Смотри не ляпни где-нибудь, - хозяйка погрозила мне пальцем. - Все будут считать тебя моей родственницей. А значит, я за тебя ответ нести стану.
        Тут она задумчиво уставила на меня. Наверно в очередной раз подумала, стоит ли так рисковать или лучше отдать меня страже. Хотя вариант с подвалом и лесом оставался открытым.
        - Все понятно, - медленно произнесла я. - Обещаю, что не подведу тебя.
        - Ты поосторожнее с такими обещаниями, - заметно расслабилась Фанита. - Мы не люди, чтобы раскидываться клятвами.
        - Хорошо.
        - Было б еще неплохо, если б ты замуж не хотела.
        - С этим не ко мне, - вздохнула я и показала женщине безымянный палец с золотым ободком.
        - Что это?
        - Обручальное кольцо.
        - Так у тебя есть пара? - всплеснула руками хозяйка. - Это ж как тебе тяжко-то, вдали от него!
        - Тяжко мне было рядом с ним, - поправила я новую знакомую. - Мой супруг был редким козлом.
        - У вас есть козлы перевертышы? - ахнула Фанита. - У нас только кошачьи да песьи… - она наконец заметила мою улыбку и поняла шутку. - У нас тоже козлищ хватает.
        - Везде их много.
        - Не повезло тебе получить брачный браслет от такого мужика, - покачала она головой. - Может получится у старейшин наших снять его.
        Я с сомнением посмотрела на украшение, которое носила уже давно. Оно сидело немного слабовато, учитывая, что пальцы похудели.
        - Обычно спустя время связь ослабевает, - продолжила рассуждать Фанита. - И ты можешь освободиться однажды от супружеских клятв. Хотя мне только на руку, если ты не станешь искать себе пару.
        - Не стану, - хмыкнула я. - На этот счет можешь не переживать.
        - Чуть попозже выправим тебе документы. Скажем, что предыдущие потерялись по дороге.
        - Получиться?
        - Многие в курсе, что у меня в гостях больная девица. Я ведь лекарства покупала.
        - О, - я и не думала, что обошлась хозяйке такими хлопотами. - Ты так уверена, что назад я не вернусь?
        - Куда? - удивилась рыжая.
        - В свой мир.
        - У нас есть поговорка: в одну воду не войти дважды.
        - И у нас, - согласилась я, холодея от нехорошего предчувствия.
        - Если кто ушел в другой мир, то только потому, что в собственном ему больше нет места. Нет и не будет. Так что привыкай к мысли, что ты тут навсегда Леся О Рыжова.
        Лисоглава 9
        Мне было о чем подумать. В школьные времена я очень любила сказки про юных волшебниц. Став старше, перешла на истории о драконах и принцессах. Книги эти читала с удовольствием, погружаясь в дивные миры и представляя себя на месте героинь. Но никогда даже не думала, что однажды и впрямь попаду в другой мир.
        А сейчас я сидела на крыльце дома и смотрела на дорогу, по которой ходили невероятные существа. Памятуя о том, что на хвосты пялиться не стоит, я старалась делать это не особенно заметно.
        А они были! Как и ушки на макушках. Не у всех, конечно. Часть жителей выглядели почти как люди. Только мужчины были гораздо выше моих соплеменников и в плечах пошире. А женщины отличались статью. Они поглядывали на меня с любопытством, но без агрессии.
        Оставалось надеяться, что я не казалась слишком подозрительно. Но все же поправила на голове платок, который мне дала Фанита. Она отчего-то решила, что волосы мне лучше спрятать. Спорить я не стала. Да и новая прическа меня немного смущала. Локоны сделались длиннее и гуще. А цвет казался слишком ярким. Говорить своей новой знакомой, что изменилась после попадания в этот мир, я не стала. Ни к чему ей лишние поводы подозревать, что со мной что-то не так.
        Мне нужно было увидеть колодец. Наверно, чтобы убедиться в его наличии. И попробовать забраться вовнутрь. Чтобы точно знать… Мне нужно было осознать, что проход закрыт. В глубине души я все еще считала, что мне все это мерещится. Возможно, это последствия болезни. Как знать, вдруг мое тело лежит в больничной кровати. А все, что я вижу всего лишь горячечный бред.
        Я ущипнула себя за руку и поморщилась от боли. Сытость после обеда, прикосновение ткани к коже, веяние ветерка на лице, крохотная бабочка, севшая на мою руку - все было слишком реальным.
        Поднявшись на ноги, я направилась за дом. Там по едва заметной в траве тропке пошла дальше. По ее сторонам лежали серые гладкие камни, покрытые мхом. Ясно, что ходили тут нечасто. Кусты шиповника разрослись. Пришлось осторожно раздвинуть шипастые ветки, чтобы оказаться на другой стороне. Там, чуть поодаль виднелся сруб, почти полностью заросший травой. Над ним вытянулась тоненькая березка с густой кроной. Я приблизилась и осторожно заглянула в провал колодца. Он оказался обрушенным. В полуметре от поверхности виднелся густой ковер клевера с частыми розоватыми цветами. Тут пахло сырой землей и прелыми листьями.
        Совершенно растерявшись, я села рядом на чудом уцелевшую лавку, которая жалобно скрипнула подо мной. Не знаю, на что я рассчитывала. Хотела ли найти его наполненным водой или не обнаружить вовсе. Будь он действующим, я могла бы попытаться уйти обратно.
        В тот момент я вздохнула. Пора признать, что если все происходящее мне только мерещится, то я оказалась в собственных фантазиях.. Когда-то ведь я мечтала стать попаданкой. И конечно же в те далекие времена я ни за что бы не захотела вернуться домой.
        Куда мне идти? В мир, где у меня никого не осталось? Там подруга предала меня с близким мужчиной. В том мире меня ждала лишь пустая квартира и защита диплома. Друзья давно обзавелись детьми и заботами. Наши встречи стали редкими, а звонки формальными. Я не вписывалась в их жизнь, а они в мою. В этом не было ничего странного или страшного. Просто каждый шел своей дорогой.
        - Здравствуй, - протянул низкий голос, от которого мурашки пробежали по спине.
        Я дернулась и обернулась. Под яблоней неподалеку стояла женщина. Ее лицо было в тени, но мне удалось различить острые черты. Они не могли принадлежать человеку. Но тут не все были людьми. Потому я скрыла удивление и попыталась улыбнуться.
        - Вы меня напугали.
        - Ветер в мою сторону, - пояснила незнакомка. - У меня есть привычка заходить с подветренной стороны.
        - Как к добыче, - осторожно уточнила я.
        - Чтобы не стать ею, - поправила меня женщина. - Когда-то очень давно к этому колодцу приходили, чтобы загадывать заветные желания.
        - Он волшебный? - вырвалось у меня.
        - Как и все вокруг. Мы живем в мире, где магия существует. Но тут она била ключом. В воду достаточно было бросить крохотную песчинку и загадать желание. Но желать можно было лишь удачи. Не все это понимали.
        - Еще бы.
        - Жаждущих все равно было много. Когда вода уходила вниз, жители копали яму. Все глубже и глубже.
        Я оглянулась, посмотрев на замшелые бревна. Они казались действительно старыми, но очень крепкими даже сейчас.
        - Стены колодца укрепляли, все больше народу узнавали об этом месте. Конечно же, нашлись те, кто решил забрать чудо себе.
        - Могу представить, - я пожала плечами.
        - Правитель этих земель поставил рядом стражу. Город стал крепостью. И конечно же такое привлекло внимание соседей.
        Женщина вышла на свет и приблизилась ко мне. Ее движения были плавными и напоминали кошачьи.
        - К тому времени источник превратился в колодец, - продолжила она, словно ненароком заглянув в провал сруба. - Говорят, он был глубоким и даже всплеска не было слышно, когда кто-то бросал в него камень.
        - Враки, - поежилась я.
        Незнакомка фыркнула и сказала:
        - Любое событие однажды может превратиться в легенду. И никто не поверит, что это было на самом деле.
        Мне нечего было возразить. Потому я пожала плечами и внимательно рассмотрела собеседницу.
        Она и впрямь не была человеком. Даже если бы я не заметила ее грации, то не смогла проигнорировать внешность. У незнакомки были потрясающие звериные глаза с продольными зрачками на золотистой радужке. Миндалевидная форма подчеркивала хищную красоту, а тонкие губы едва прикрывали частые острые зубы.
        - Все хотели удачу только для себя. Никто не желал делиться, - нараспев произнесла незнакомка. - Источник, который должен был приносить счастье, стал причиной раздора.
        - Что произошло?
        - Война, - горько вздохнула девушка и отвернулась.
        На мгновенье мне показалось, что ее лицо скривилось словно от боли.
        - Глупцы считали, что чем больше будет подношение, тем быстрее исполнится их желание. В колодец бросали самородки, ожерелья и кошели с золотом. Вот только там на дне все они превращались в обычные камни.
        - Чудеса.
        - В один из страшных дней камень не упал в воду. Он ударился о гору других и не нашел волшебной влаги. Источник был завален желаниями слишком жадного народа.
        - Но ведь можно было снова его очистить.
        - Тот день был страшным. В доме князя притаилась смерть. Она пришла за хозяином. И его жена прибежала к колодцу, чтобы просить об удаче. Она швыряла в него кольца и браслеты, сняла с себя диадему с алмазами, срезала свои чудесные волосы. А потом… - незнакомка горько вздохнула, - она бросилась в колодец сама. Она считала, что ее кровь сойдет за волшебную воду. Поговаривали, что она была из древнего рода ведьм, которого ныне уже нет.
        - Ох, - только и смогла выдать я.
        - Желание княжны исполнилось. Тело ее так и не нашли. Но супруг ее выжил. Да только после этого колодец навсегда потерял свою силу.
        Я обхватила себя за плечи, надеясь согреться. Отчего-то летний день стал зябким.
        - Того государства уже нет, - тягучим голосом продолжила красавица. - Как и тех, кто знает истинную историю этого места.
        - Тут же сруб остался. И лавочка… - неуверенно вставила я.
        - Это дерево особое. Город вокруг сгинет, кости жителей истлеют в могилах, а оно останется целым.
        Я наконец поняла, что девушка меня разыгрывает. Наверняка этоместная сказочница, к слову, весьма талантливая.
        - Замечательная история, - заключила я. - Но мне пора возвращаться.
        Я поднял ась на ноги и зашагала в сторону коварных кустов шиповника.
        - Ты вернулась, - раздалось мне в спину.
        Оглянувшись, я обнаружила, что у колодца никого нет. Девица с удивительными глазами пропала, будто и не было ее тут.
        - Кошка, - шепнула я себе по нос, чтобы не поддаваться панике.
        Лисоглава 10
        Работы и вправду было много. Ума не приложу, как Фанита намеревалась управляться одна.
        - Ну, не совсем одна, - ворчала она на мои вопросы. - Девчонки приходят, но не задерживаются. Вместо помощи, они то и дело строят глазки постояльцам. вынуждена их выгонять.
        - И когда начинается тот самый сезон, про который ты говорила?
        - На неделе приедут, - вздохнула рыжая. - Как раз надо будет выправить тебе документы. Потому как тебе придется ходить на рынок. Не хватало, чтобы стражники приняли тебя за шпионку.
        - А могут? - насторожилась я.
        - С этих станется, - повела она плечами. - Капитан стражи вечно ко мне цепляется.
        - Невзлюбил? - высказала я предположение.
        - Ну… - женщина покраснела, - не совсем.
        - Оу.
        - Никаких «оу», - отрезала Фанита. - Я приличная горожанка. И мне не нужны пересуды и разговоры за спиной.
        - А это капитан?
        - И тем более такой повеса, как он.
        Допытываться я не стала. И так было ясно, что Фанита жутко смущалась. Вероятно, тот мужчина нравился ей чуть больше, чем она была готова признать.
        - И не твое это дело.
        Я кивнула, понимая, что это правда. Но про себя решила, что обязательно нужно посмотреть на возмутителя спокойствия Фаниты.
        Прошло несколько дней с моего пробуждения. Силы постепенно возвращались. Теперь я уже могла подняться по лестнице. Тем более, там была моя комната. Фанита решила, что так будет удобнее для постояльцев. На нижнем этаже расположилась ее комната, а наверху хозяйничала я.
        - Никому не говори, что у тебя есть второе имя. Просто Леся Рыжова. Без «О».
        - Хорошо, - хмыкнула я, поняв, что первую букву имени Фанита приняла за обозначение рода.
        Стоит запомнить, что тут в ходу такие имена у знатных. Неплохо было бы выяснить, как тут нужно с подобными общаться.
        Однако, этот вопрос мне тут же прояснила Фанита.
        - В нашем городе не принято расшаркиваться перед важными господами. И неважно какой пост они занимают. Достаточно простой вежливости и учтивости.
        - Со всеми? - на всякий случай уточнила я.
        - Мы пограничные жители. И у нас нет хозяев, - с ноткой превосходства в голосе заявила Фанита. - И даже перед князьями мы не расшаркиваемся.
        - Ясно.
        Такой расклад мне нравился. Не хотелось бы попасть в государство, где живут рабы или крепостные. Ведь я вполне могла оказаться на месте угнетенного. Это только в добрых сказках все попадают в тела принцесс. А с моим везением, я стала бы чистить конюшни.
        - Тут есть лошади?
        - Конечно, - фыркнула хозяйка и кинула в меня салфетку. - Такими вопросами ты себя выдашь. Надо нам сходить прогуляться, чтобы ты посмотрела на город.
        - Было бы неплохо, - воодушевилась я.
        Уже несколько дней Фанита искала повод оттянуть мой первый выход в мир. И ее можно было понять. Женщина беспокоилась не столько о моей слабости после болезни, как о том, что я сделаю какую-нибудь глупость. Напрасно я убеждала ее в том, что смогу вести себя прилично.
        - Если ты что-нибудь вычудишь…- Фани пригрозила мне пальцем. - Я всем объявлю, что моя племянница выжила из ума. А потом продам тебя кочевникам.
        - Что? - пискнула я испуганно, на секунду поверив словам хитрющей рыжей.
        Но тут же заметила усмешку на ее губах и выдохнула с облегчением.
        - Тебя так легко обманывать, - хихикнула чертовка. - Ты веришь всему, что говорят?
        В ответ я лишь пожала плечами. Возможно, мне действительно нужно научиться различать правду от обмана. Вдруг это наконец сделает меня счастливее.
        - Не обижайся, - по-своему поняла меня Фанита.
        - Никак не пойму, неужто я стою риска? - поддела я ее в ответ. - Может продать меня не такая плохая идея?
        - Нет. Плохая, - женщина подошла ближе и заглянула мне в глаза. - Мне нужна помощница, которая не сбежит. А тебе необходим дом, в котором ты будешь в безопасности.
        - Согласна.
        Мы поднялись в мою новую комнату, и я самостоятельно оделась в выбранную Фани одежду. Ею оказалось коричневое платье, больше похожее на балахон, и нижняя юбка, которая должна была выглядывать из-под длинного подола. Но я оказалась немного ниже хозяйки одежды и мне пришлось подпоясать его кушаком, слегка припустив ткань сверху. Выглядела я на редкость жалко. К тому же куда моложе своих лет. Наверное всему виной был новый оттенок волос и обретенная мною ранее худоба. не уверена, что у меня получиться оставаться в такой форме долго. Учитывая, что работы тут много, я быстро накачаю мышцы и перестану казаться такой субтильной. А вот рост у меня так и останется прежним. С этим придется смириться. Я крутанулась перед зеркалом, проверяя, не сборит ли где ткань.
        - Сколько тебе лет? - неожиданно спросила Фанита.
        - Трудовой договор со мной уже можно заключать, - хмыкнула я и подошла поближе к отполированной металлической поверхности, служащей зеркалом.
        В отражении я не увидела пары морщинок, которые давно притаились в уголках моих глаз. Они всегда были свидетельством того, что я часто улыбаюсь.
        - Ты была замужем, - резонно заметила моя новая подруга. - Значит, уже отметила совершеннолетие. Но иногда ты говоришь очень взрослые вещи. А выглядишь юной.
        - От болезни осунулась, - нехотя пояснила. - Я уже давно не девочка.
        И только я собралась сказать, сколько мне конкретно лет, как женщина беззаботно уточнила:
        - Когда я отметила свое пятидесятилетие, то вырвалась из-под опеки и уехала куда глаза глядят.
        Я закашлялась, чтобы скрыть шок. А Фатина не заметила ничего странного и продолжила:
        - После совершеннолетия девушка должна выбрать пару, чтобы принадлежать новому роду. Или…
        - Или?
        - Я избрала другой путь. Стала хозяйкой собственной жизни.
        - Никто не возражал?
        Женщина вздохнула и медленно покачала головой. Я уже подумала, что ответа не получу. Но она тихо произнесла:
        - Многие возражают, когда такие женщины решают свою судьбу.
        - Такие?
        - У нас говорят, что у рыжих нет души.
        - И у нас такая поговорка ходит, - нехотя подтвердила я.
        - Рыжие у нас нечасто встречаются. А уж такие огненные, как ты и вовсе редкость, - горько усмехнулась Фанита. - Потому, когда я тебя увидела, то решила, что ты такая же, как я.
        - Какая? - пытливо спросила я вновь.
        - Волшебная лиса.
        Лисоглава 11
        Теперь я поняла, почему новая подруга настаивала на том, чтобы я спрятала волосы под платком. На нас пялились все.
        - Ко мне они уже привыкли, - пояснила Фанита. - А вот тебя еще не видели. Вот и любопытствуют.
        - Я-то думала, что тут хватает рыжих, - нервно заметила я, порываясь накрыть голову хотя бы ладонями.
        - В этих краях все больше темноволосые. Севернее обитают оборотни со светлыми волосами. А рыжих всегда было мало даже в восточных землях, откуда все мы родом, - тут женщина повысила голос, - Ты жила в деревне. Вот и считаешь, что больше сотни жителей - это уже город. А в нашем родном поселении многовато огненных.
        - Угу, - кивнула я понятливо.
        - Привыкай, что тут на тебя всегда будут смотреть. И местные, и заезжие, - продолжила Фани менторским тоном, который давал понять каждому, кто хотел слышать, что женщина воспитывает младшую родственницу.
        - Кого это к нам занесло попутным ветром? - прозвучало совсем близко.
        Фанита раздраженно фыркнула, а я невольно зашла к ней за спину. Дорогу нам перегородил высокий мужик в кожаном жилете, парусиновых штанах и сапогах, стянутых на лодыжках шнурками. Он обладал черной шевелюрой, квадратной челюстью и изумительного оттенка льда глазами. Был мужчина на редкость привлекательным. И я сделала вывод, что именно о нем мы говорили накануне прогулки.
        - Чего тебе? - высокомерно уточнила Фани.
        - Захотел поздороваться.
        - Так делай это и не мешай идти дальше.
        - А кто с тобой? Уж не родня ли пожаловала в гости?
        - Племянница, - холодно отчеканила женщина.
        - Ох, несладко придется тебе с ней, - сокрушенно покачал головой здоровяк и по дуге принялся обходить нас двоих.
        - Отчего это?
        - За такой юной рыжулей виться будут.
        - Да вам, мужланам, повода не нужно, чтобы за юбкой бежать.
        Незнакомец втянул в себя воздух, словно принюхиваясь, и тут же скривился. Казалось, что он едва сдерживается, чтобы не чихнуть. А по глазам Фаниты я догадалась, что ей происходящее не очень по вкусу. Не хватало мне еще потерять расположение единственного лояльного ко мне существа в этом мире.
        - Виться за мной никому не рекомендую, - заявила я достаточно громко.
        - Это почему? - удивился капитан. И рядом с ним притих еще один стражник, который до того делал вид, что не слушает диалог.
        - Потому как я сразу замуж пойду за бедолагу. И детей ему нарожаю. Штук пять. И привяжу к себе так, что ни на кого больше зариться не станет. А если он меня обидит…- я сделала драматичную паузу, - маме пожалуюсь. Она, кстати, с нами жить будет. И бабушка.
        Мужик икнул. Фанита крякнула. Кто-то наступил на хвост присевшему охраннику у соседнего дома. Я скрестила руки на груди и нагло потребовала:
        - Все желающие в мужья пусть записываются в амбарной книге у тетки. Потом мы проверим их на финансовую стабильность, адекватность и лояльность к рыжим хвостам. Выясним, насколько хорошим отцом он будет. Как станет воспитывать и выкармливать малышей, как будет смотреть за хозяйством, сколько будет сидеть в декрете…
        - Чего? Где? - опасливо уточнил здоровяк.
        - А вы против семейных ценностей? Готовы слушаться тещу и печь ей блины по выходным?
        - Печь? - мужик попятился.
        - Я хочу найти себе спутника по законам нашего клана.
        - Каким законам?
        - Правильным. Таким, где мужчина знает свое место…
        Капитан ретировался. Спешно попрощавшись, он скрылся в переулке. Нам оставалось лишь лицезреть его подтянутую задницу и большущий хвост.
        Видимо, перевертыш не видел ничего зазорного в демонстрации этой части тела. Впрочем, я обратила внимание, что многие не стеснялись хвостов. У некоторых прохожих в мех были вплетены бусины и ленточки. У одной из дам позвякивали колокольчики при ходьбе.
        - Откуда ты набралась такой ереси? - давясь от смеха, спросила Фанита. - Печь блины для тещи?
        - А почему бы и нет? - я пожала плечами. - Что плохого в том, чтобы уважить маму жены?
        - У нас так не принято…
        - У нас много чего не принято. Но это не значит, что не стоит вводить новые традиции.
        - Ты умеешь навести страх на мужчин, - признала подруга, утирая слезы. - И как я сама не догадалась придумать такое?
        Мы зашагали к ратуше, расположившейся на площади. Фанита решила подать заявление на восстановление моих документов. Рассуждала она об этом достаточно громко, чтобы нас могли услышать все желающие.
        - И как ты умудрилась потерять бумаги? Голову как не уронила? - ворчала она беззлобно. - Еще придется платить за новые. И ты мне отработаешь этот долг.
        - Конечно, - улыбнулась я хитрости лисы. - Придется устроиться у тебя работать.
        - И еще амбарную книгу надо купить для записи женихов.
        Мы обе засмеялись этой новой шутке, которая никому больше смешной не показалась.
        Только теперь я заметила, что и впрямь тут не было рыжих. В основном все прохожие были темноволосые и лишь редкие могли похвастаться русыми шевелюрами и хвостами. У некоторых мех был с полосками.
        - Не пялься, - шикнула на меня Фани. - Это неприлично.
        - Но… - попыталась возразить я.
        - Ты приличная девушка. И незамужняя. К тому же огненная. Не надо провоцировать мужчин и злить женщин.
        Я тяжело вздохнула и решила не спорить. Тем более тут и без конечностей перевертышей было на что посмотреть. Почти все дома были двухэтажные из дерева. С покатыми крышами из черепицы и небольшими окошками с белыми рамами. Мостовая была выложена зеленоватым камнем. Поначалу я удивилась отсутствию фонарей, а потом вспомнила, что тут почти все прекрасно видят в темноте.
        Мимо нас несколько раз проезжали повозки, запряженные лошадьми. Мне стало интересно, как травоядные не бояться хищников вокруг. Вероятно, они привыкли к такому соседству.
        Одежда у прохожих была разной. Тут были облаченные в доспехи очень загорелые здоровяки, кряжистые парни, одетые в кожаные штаны и жилеты и те, кто предпочитал домотканые рубахи, подпоясанные кушаками.
        На меня обрушились запахи. Отчего-то я очень отчетливо ощущала аромат вяленой рыбы, солонины, черного чая с лепестками мяты, выпечки из пекарни на углу. В ящиках вдоль дороги росли душистые травы и цветы, над которыми вились толстые шмели.
        На ступенях одного из домов сидел откормленный кот и лениво наблюдал за снующим людом.
        - У вас есть коты? - шепнула я спутнице.
        - Мышей же должен кто-то ловить, - резонно заметила Фани.
        Мы вышли на площадь, и я ахнула. Посередине расположился небольшой фонтан, который своей конструкцией напоминал колодец.
        - Есть у нас легенда об источнике исполняющим желания.
        - Да неужто, - хмыкнула я.
        - Но я считаю, что его придумали, чтобы заезжие дурни бросали в воду монеты. Их ведь кто-то вылавливает.
        Однако, поравнявшись с фонтаном, Фанита вынула из кармана пару кругляшков из меди и протянула один мне.
        - Только не загадывай ничего глупого, - буркнула она и кинула металлическую безделицу в воду.
        «Пусть мне повезет», - подумала я и тоже бросила монету.
        Лисоглава 12
        Здание ратуши оказалось крепким и высоким. К тому же выложенным из камня, что в этих местах нечасто встречалось. Внутри было прохладно и отчего-то сумрачно. Я поежилась, но отставать от своей тетки не решилась. С трудом удержалась, чтобы не схватить ее за ладонь. Но вовремя себя одернула. Может я и не взрослая по меркам этого мира, но все же давно уже не ребенок. И вести себя буду достойно. С этими мыслями я расправила плечи. В конце концов, мне в жизни часто приходилось справляться с трудностями. Значит и тут смогу выстоять. Вполне возможно, что это место станет моим новым домом. Я ведь могу никогда не найти дорогу обратно.
        В груди похолодело. Мне стало по-настоящему страшно. Я ведь могла застрять тут навсегда. Остаться в мире, где живут странные существа из сказок, было странно. Здесь я совсем никто и никому не нужна.
        Внутренний голос насмешливо напомнил, что и в моем мире я давно была одна. Там не осталось родных и близких. За последние годы я отдалилась ото всех. Или от меня отдалились. Я сама виновата в этом. После ухода родителей мне захотелось закрыться от окружающих. Никто не пытался достучаться до меня. Или мне только так казалось. Я погрузилась в свои страдания и оставила рядом лишь мужа и подругу. Мда. Никогда не думала, что окажусь настолько недальновидной.
        - Ты меня слушаешь? - зашипела Фанита.
        - Прости, отвлеклась.
        - Говори со старейшиной с уважением, но без раболепия. Но только то, о чем он тебя спрашивает, - тут она сощурилась, давая понять, что мне стоит быть осторожной. - Твое имя Леся Рыж. Выговори его по буквам, чтобы писчий правильно оформил документ.
        Я кивнула, вспомнив краткую историю, которую мы придумали о моем происхождении. К нашей удаче, семья Фаниты жила далеко на востоке, за горами, в уединенном княжестве. Там не были приняты клейма и родовые татуировки. Потому я вполне могла заявить, что документы потеряла, а кулон с семейным гербом была вынуждена отдать в оплату проезда до этого города.
        Мы остановились в длинном коридоре, почти пустом, если не считать нескольких перевертышей, рассевшихся на узких лавках вдоль стен.
        - Тут так мало посетителей, - удивилась я.
        - А зачем беспокоить старейшин по пустякам? - улыбнулась Фани. - У нас принято обмениваться обещаниями, ими же скреплять сделки.
        - Никто их не нарушает? - тихонько уточнила я.
        - Мы не люди, - терпеливо пояснила женщина. - Наше слово - закон. А старейшины помогают решать другие проблемы. Например, они способны помочь тебе получить статус гражданки нашего города.
        Я понимала, что нужно произвести правильное впечатление и добиться доверия к своей легенде. Ведь если мне откажут в легализации, то вполне могут выслать из города. А там, за его пределами, я стану нелегальным жителем страны. Я не смогу обратиться за помощью к властям, если меня обидят. И стану легкой добычей для любых недобрых личностей.
        - Я порядочная горожанка и поручусь за тебя. Потому не переживай, - попыталась успокоить меня Фани.
        Кивнув в ответ, я вытерла взмокшие ладони о юбку. Затем пригладила выбившийся локон, в очередной раз поразившись, насколько густыми стали у меня волосы.
        - Ничего не бойся, - шепнула рыжая и подтолкнула меня к двери, в которую громко постучала.
        - Заходите уже, хватит топтаться за порогом, - раздался низкий голос.
        Мы вошли, оказавшись в залитой светом комнате. Я ожидала мрачный антураж, но кабинет был другим. Он походил на сельскую библиотеку с читальным залом. Вдоль стен стояли полки, сплошь заставленные книгами. Тут была добротная крепкая мебель, плотный домотканый ковер, заглушающий шаги, а несколько керосиновых ламп тут наверняка добавляли уюта помещению в темное время суток.
        За большим столом сидел пожилой мужчина с окладистой бородой и взлохмаченной седой шевелюрой. На его плечи были наброшен добротный подбитый мехом плащ. На переносице хозяина кабинета виднелись очки в роговой оправе, которые он тут же убрал в сторону. И улыбнулся. Тут я едва не попятилась. Только оказавшаяся за спиной Фанита не позволила мне сбежать. Она крепко ухватила меня за локоть и удержала на месте.
        - Мне было любопытно, когда ты покажешь нам свою племянницу, - протянул мужчина, скалясь огромными клыками.
        - Ну зачем ее пугаешь? Видишь ведь, что девушка боится! - строго заявила Фанита.
        - Ты никогда медведей не встречала? - с искренним удивлением осведомился мужчина.
        Я гулко сглотнула и смогла выдавить сипло:
        - С такими огромными зубами - нет.
        Старик захохотал, запрокинув голову, и громко хлопнув ладонью по столу. Смеялся он заливисто и очень заразительно. Фанита ободряюще сжала мое плечо и улыбнулась. Только сейчас я осознала, что ее тоже отпустило напряжение, которое лиса пыталась скрыть.
        - Знатно ты меня похвалила, малышка, - выдал медведь отсмеявшись и утерев рукавом рубахи выступившие на глазах слезы. - Так меня даже жена не балует в самые хорошие дни.
        - Извините, - пискнула я, совсем растерявшись. - У вас и впрямь внушительные зубы.
        - Уважила, - хитро подмигнул мне старейшина. - Вот что значит лиса. Настоящие лисы всегда умеют растопить самые суровые сердца.
        - Ты это говорил про кошек, Норис, - напомнила ему Фани и подтолкнула меня к диванчику, на который сама же и уселась.
        - Говорил, - не стал отпираться старик. - Но только рыжим мы прощаем любые шалости.
        Я села на набитую соломой подушку.
        - Ну, мне нечего прощать. - упрямо заявила моя подруга.
        - Мне никогда не забыть, как ты приехала в этот город. Я был против лис в нашем сообществе.
        - Помню.
        - Признаюсь, что я считал тебя никчемной и скандальной дамой.
        На это высказывание лисица фыркнула.
        - Все женщины боялись, что ты станешь уводить у них мужей и совращать сыновей.
        - Как будто они того стоят.
        - И вот спустя годы к тебе приехала племянница. Город будоражат слухи.
        - Нам не нужны неприятности и чужие мужья, - отрезала Фани. - Любая волчица или кошка куда более блудливая чем лисы.
        - Вы редкие. И в нашем городе других лис нет, - резонно заметил Норис. - Потому жители и волновались.
        - Женщины, - поправила Фани. - Мужчинам всего лишь немного любопытно.
        - Может ты и права.
        Старик ненадолго замолчал, пристально осматривая меня. От этого взгляда стало неловко. Захотелось поджать под себя ноги и закрыть лицо ладонями.
        - Твои родители мертвы, - совершенно другим голосом произнес он.
        В комнате стало прохладно и огонек в лампе дрогнул. Только старейшина не обратил на это внимания.
        - Ответь мне, дитя.
        - Они погибли.
        - И ты осталась совсем одна, - он не спросил, а констатировал факт.
        - Все так.
        - И еще ты боишься. Чего?
        - Боюсь, что не смогу тут прижиться. Что не найду своего места.
        - Почему? - искренне заинтересовался он.
        - Меня предали, - выдохнула я, испытывая странное облегчение, что могу говорить об этом.
        - Кто?
        - Мужчина, который обещал заботиться. И женщина, которая была мне сестрой.
        - Ты совершила преступление? Наказала их? - старик прищурился и показался мне очень заботливым.
        - Нет. Законов я не нарушала. Просто сбежала в дом родственницы, - доверительно сообщила я.
        - Для чего?
        - Чтобы начать новую жизнь.
        - Ты планируешь причинить вред хоть кому-то?
        - Нет.
        - Обидеть Фаниту? Или еще кого?
        - Нет, - тут я мягко тронула ее руку, лежащую на моем плече. - Она хорошая.
        - А кого-то плохого?
        - Больше не дам себя в обиду, - выпалила я прежде, чем успела остановиться.
        И тут с меня спало странное оцепенение. Я встряхнулась и изумленно уставилась на Нориса.
        - Что…что...
        - В твоей деревне не было таких старост? - лукаво спросил старик.
        На это я мотнула головой.
        - Значит, не только зубы у меня большие. Но и сил хватает, чтобы оставаться старейшиной этого города, - мужчина преобразился и обернулся.
        На подоконник опустилась крохотная птичка и постучала клювом по тарелочке, на котором лежал кусочек печенья.
        - Идите домой. Документы тебе справят. Будешь жить в нашем городе и если не сделаешь ничего плохого, то станешь местной через две луны. До того ты под опекой Фанитой. Она за тебя отвечает.
        - Но я не сказала своего имени…
        - Леся Рыж, - перебил меня медведь. - Неужто вы решили, что у старика со слухом плохо?
        - Нет.
        - Кыш отсюда, - старейшина махнул рукой. - Ходят тут, отвлекают от важных дел.
        Мы не успели выйти, как я кинула взгляд за плечо. Хозяин кабинета подошел к окну и протянул руку к птахе, которая с готовностью села на его палец.
        - Он не кажется опасным, - сказала я, когда мы оказались на улице.
        - Он мог бы убить нас двоих, если ощутил ложь в твоих словах. И поверь, медведь сделал бы это, реши, что ты принесешь опасность или смуту.
        - Норис? - удивилась я.
        - Когда-то он был величайшим шаманом-воином. И не вздумай принимать его доброту за слабость.
        Лисоглава 13
        Мы направились в сторону дома. Погода была замечательной. Весенний ветерок зарывался в волосы, которые мне никак не удавалось укротить. Фанита была донельзя довольной. Она кинула уличному торговцу монету и протянула мне карамельное яблоко на палочке.
        - Я ведь не маленькая, - улыбнувшись, приняла угощение.
        - Могу я побаловать свою племянницу, - возразила рыжая и заговорщически подмигнула.
        Мы уселись на скамью напротив лавки с вывеской в виде башмака. Лакомство оказалось вкусным, и я невольно зажмурилась от удовольствия.
        - Ты сладкоежка. Прямо как я.
        - Это у нас семейное, - пожав плечами, ответила я.
        Чуть помолчав, Фанита заявила:
        - Нам нужно прикупить тебе годную обувь и одежду по фигуре.
        - Я не хочу, чтобы ты тратилась.
        - Не переживай. Все отработаешь, - беззаботно отмахнулась женщина. - И я не хочу, чтобы постояльцы видели в заведении замарашку. В конце концов, мы лисы, и просто не можем выглядеть жалко.
        Мне пришлось признать, что сама Фанита одевалась очень броско, но при этом не вульгарно. Шнуровка спереди платья эффектно подчеркивала талию и грудь рыжей. Длинный подол не скрывал при ходьбе очертания ее бедер, а неглубокий вырез позволял любоваться изящной лодыжкой в кожаном высоком ботинке.
        На шее Фаниты висела цепочка, на которой виднелся странный камень красного цвета.
        - Это родовой кулон, - тихо пояснила женщина, небрежно сунув его под ткань. - Именно такой ты отдала за проезд. Помнишь?
        Я торопливо кивнула.
        - Когда тебе выправят документы, мы добудем тебе такой же.
        - А твоя семья не будет против?
        - У меня никого нет, - отрезала женщина. - У нас с тобой никого нет, - поправилась она и погладила меня по голове так, словно и впрямь испытывала в отношении меня родственные чувства. - Будем держаться вместе.
        - Я должна сказать тебе «спасибо»…
        - Скажешь однажды. А пока ты доедаешь яблоко, я схожу в лавку и узнаю, когда можно будет заказать тебе обувь.
        - Может стоит купить готовую? - робко предложила я.
        - Мы не люди, чтобы носить такое, - женщина посмотрела на меня так, словно я сказала что-то совершенно глупое.
        С этими словами она подошла к двери и толкнула ее. Раздался тихий звон колокольчика и приветственный возглас башмачника.
        Надо мной вспорхнула птичка и уселась веточку растущего рядом куста. Она повернула ко мне крохотную головку и требовательно чирикнула.
        - Нет у меня печеньки, - улыбнулась я, вспомнив, что видела похожую кроху в ратуше.
        - Ты голодная? - раздалось надо мной и от неожиданности я охнула.
        Рядом стоял здоровый мужчина в темной запыленной одежде. Мне пришлось запрокинуть голову, чтобы увидеть его лицо. Оно оказалось загорелым и слегка обветренным, широким с резкой линией челюсти и грубоватым, пару раз сломанным когда-то, носом.
        - Ты не мог бы… - я сглотнула.
        - Чего хочешь, малышка? - хрипло уточнил он и положил ладонь на пояс, к которому был приторочен приличный мешочек, который тут использовали как кошелек. - Я могу купить тебе что пожелаешь.
        - Мне нужно то, что не продается, - выдавила я из себя любезную улыбку.
        - Я подарю тебе любую безделицу, а ты в ответ поблагодаришь…
        - Отойди и не загораживай мне солнце, - отчеканила я холодно.
        - Что? - ошарашенно уточнил здоровяк.
        - Или тебе место надо уступить? Так бы и сказал, что устал и хочешь дать отдых старым костям.
        Я поднялась со скамьи и чинно поправила подол платья.
        - Присаживайтесь. Может вам принести воды? Уверена, я смогу уговорить лавочника дать мне кувшин для пожилого путника…
        - Пожилого? - взревел незнакомец.
        - Только старческое слабоумие может быть оправданием твоему предложению.
        - Не понял.
        - Не удивлена, - оборвала я мерзавца. - Только глупец мог попытаться купить незнакомку.
        - Да что ты себе позволяешь? - на лице чужака проступили звериные черты.
        Что-то подсказывало мне, что именно сейчас я должна показать себя. Потому и резко шагнула к наглецу, заставив того качнуться назад.
        - Я не продаюсь, - мой палец уперся во вздымающуюся грудь темноволосого перевертыша. - Не смей сейчас строить из себя обиженного. Это ты оскорбил меня. Ты повел себя как животное.
        - Ты так меня стыдишь? - хищно оскалился он.
        - Пытаюсь донести до тебя простую мысль, - я смерила его ледяным взглядом, который часто использовала с несговорчивыми поставщиками. - Если ты будешь вести себя как мерзавец, то не удивляйся, что тебя не станут уважать.
        - Серьезно? - уточнил он, странно хмыкнув. - Ты в каком мире живешь, деточка?
        - В том, где не боюсь поставить на место хамов.
        Незнакомец небрежно ухватил меня за затылок и легонько сжал его в огромной ладони. От боли в глазах потемнело.
        - У нас уважают силу…
        Договорить он не успел. На мне были ботинки с острой стоптанной кромкой подошвы у носка. Именно ею я ударила агрессора в голень, попав ровно между краем сапога и наколенником. А после того как здоровяк скривился, коротко ткнула кулаком в открывшийся кадык.
        Хватка ослабла, и я отскочила в сторону.
        - Гадина, - закашлялся мужик.
        - Скажи спасибо, что не ткнула этим, - я выставила перед собой заточенную палочку, на которой было когда-то яблоко.
        - Да я тебя…
        - Ты напал! - воскликнула я. - И мне стоило терпеть? Не в этом городе!
        Тут я заметила, что у нас появилась компания. Несколько прохожих остановились в паре метров и мрачно взирали на незнакомца. От таверны с другой стороны улицы быстро шагали пара стражников судя по одежде. Я запоздало подумала, что не с того начала знакомство с местными порядками нового мира. Да только спускать такое обращение не собиралась. Фанита говорила, что тут не принято кланяться. Она сама общалась со старейшиной без подобострастия. Значит, мне стоило отстаивать свои права. Какими бы они не были.
        - Что тут происходит? - прогремел представитель власти, окатив меня подозрительным взглядом.
        - Жениха проверяю на стойкость, - заявила я с шальной ухмылкой.
        - Кого?
        - Этого, - я указала на выпрямившегося мужчину, недоверчиво уставившегося на меня. - И заявляю официально, не подходит он мне. Буду дальше искать.
        Второй стражник хлопнул по плечу коллегу и негромко пояснил:
        - Это та самая девица. Она немного дикая.
        - Но привитая, - кивнула я.
        - Что тут происходит? - гаркнул уже знакомый голос.
        Я обернулась к капитану и махнула ему рукой, чем безмерно удивила.
        - Ты? - он скривился, словно лизнул лимон. - Вот как знал, что не к добру лиса в городе.
        - Закрывать курятники надо и лис можно не опасаться, - толкнув капитана локтем, мимо прошла Фанита. - Что случилось?
        - Этот меня купить хотел, - я указала на побледневшего от такого внимания обидчика.
        - Ты его ударила? - сурово уточнила рыжая.
        - Да.
        - Значит, отыгралась. Молодец. Вак, - она повернулась к капитану, - куда смотрят твои подопечные? Если любая заезжая морда предлагает такое приличным девушкам?
        Затем она пристально посмотрела на меня и заметила, как я потерла саднящую шею. Фанита угрожающе низким голосом спросила:
        - Он тебя тронул?
        - Только взялся…
        В следующее мгновенье женщина оказалась рядом с громилой и он зашипел. На смуглом лице появились тонкие царапины, набухающие кровью.
        - Теперь квиты, - припечатала разгневанная опекунша.
        - Лиса, - выдохнул мужик и попятился.
        Мне показалось, что в его глазах промелькнул страх.
        - Мы уходим, - как ни в чем ни бывало заявила Фани и ухватила меня под локоть. - Заявление на мерзавца мы напишем позже.
        Капитан подступил к побледневшему хаму и ухватил того за плечо.
        Лисоглава 14
        Когда мы свернули в улочку, я наконец смогла выдохнуть. Руки подрагивали, а дыхание сбилось. Моя спутница заметила мое состояние и легко обняла меня за плечи.
        - Ты все правильно сделала, - заявила она уверено.
        - Но не была к этому готова, - призналась я наконец.
        - В город приезжают отовсюду. Они привыкли вести себя как заблагорассудится и порой приходится ставить их на место. Чаще всего это делает стража. Но иногда нужно самим действовать.
        - Ненавижу таких мужланов.
        - Понимаю, - кивнула Фани. - Никто не застрахован от подобного козла.
        - Я не подвела тебя? Ведь теперь ты мой опекун и мне стоит быть осторожнее…
        - Не в такой ситуации, - нахмурилась женщина. - Ты не знаешь о наших законах и это мое упущение. Стоило рассказать тебе о правилах более подробно.
        На нашем пути возник незнакомец и Фанита завела меня себе за спину.
        - Я не хотел вас пугать…
        - Посмотри внимательно и спроси себя, - язвительно заявила женщина, - похожа ли я на испуганную? Я даже стражу звать не стану.
        Мужчина хмыкнул, и я заставила себя встать рядом с Фани. Прятаться я не стану. Может я и не лиса, но душа у меня не заячья.
        - Дамы, я не собираюсь на вас нападать.
        - Такое тут сурово карается, - воинственно уперев руки в бока, напомнила рыжая.
        Я смогла рассмотреть чужака, который стоял на нашем пути. В глаза бросилось ее одеяние. Оно походило на одежду того хама на площади. Те же ботинки и наколенники. Только ткань рубахи казалась чуть более тонкой. Черты его лица были такими же резкими, выдавая ту же породу. Мне удалось не пялиться на его хвост, чем можно было гордиться.
        - Я хочу извиниться за своего собрата. Он позволил себе лишнее.
        - И получил ответ.
        - Но девушка не простила его, - прозорливо заметил чужак и уставился на меня полночными глазами.
        - Подлец не извинился, - подала я голос. - Но непонятно, почему вам это так важно?
        - Я забочусь о своей репутации, - туманно пояснил мужчина.
        - Он ваш подопечный, - высказала я догадку и поняла, что попала в цель.
        - Мы прибыли в город только сегодня и скандалы нам ни к чему. А моего парня забрала стража.
        - Отпустят, - небрежно бросила Фани.
        - Но если бы вы попросили…
        - А где вы остановились? - задала я вполне невинный на первый взгляд вопрос.
        - Мы еще не успели разместиться…
        - У нас отличный постоялый двор, - не дала я ему договорить. - Конечно, цена для вас будет не самая малая, но для своих постояльцев мы могли бы сделать скидку в виде просьбы к начальнику стражи.
        Фанита удивленно покосилась на меня, но в ее глазах загорелся алчный огонек.
        - Для господ найдутся комнаты, а слуги могут устроиться в таверне по соседству, - добавила она. - Там им будет удобнее.
        - И выйдет дешевле, - тут же нашлась я. - У нас хоть и стоит подороже, но и условия получше.
        - Неужели? - уточнил мужчина.
        - Да. Место приличное. Тихое и достойное. Для тех, кто ценит репутацию и не позволяет себе лишнего, - давила я. - В городе о нас отзываются как о достойном заведении. И все постояльцы на хорошем счету у стражи.
        - Это точно? - с усмешкой спросил воин.
        - Вы мне не верите? - вполне искренне возмутилась я.
        - Поговаривают, что рыжие…
        - Осторожнее, - предупредила Фанита, - цена для вас только что возросла на пару серебряных.
        Мы обе скрестили руки на груди и мужчина развел свои в стороны, словно признавая поражение.
        - Леди, я с радостью принимаю ваше приглашение.
        - Деловое предложение, - поправила я. - И оно включает помощь с ремонтом крыши. Пусть тот хам поможет перекрыть черепицу над верандой. И я, так уж и быть, прощу его дерзость.
        Брови мужчины вскинулись вверх, а Фанита затаила дыхание. Наверно, она и не догадывалась, что я заметила, насколько обветшала крыша ее заведения.
        - Оплата включает завтрак, - выдала я последний аргумент.
        - И во сколько же обойдется проживание одного постояльца?
        - Сообщу чуть позже, - лукаво усмехнулась я. - Но будьте уверены, репутация обойдется вам вполне по разумной цене.
        Как только мы отошли, спутница потрепала меня по плечу.
        - А ты еще та лиса. Как его обработала.
        - У меня была кофейня. И не самая лучшая компаньонка, которая не помогала.
        - Значит, ты знаешь толк в продажах.
        - Скорее в поставщиках, выплатах, расчетах и прочем. Мне приходилось крутиться, чтобы отдавать зарплату работникам, осилить коммуналку… - я запнулась, поняв, что такие термины могут быть незнакомы местным, - налоги и аренду.
        - А как ты догадалась, что он сможет оплатить нам постой?
        - Ботинки, - просто сказала я. - У него очень хорошая обувь, хоть и пыльная. И тот хам несмотря на то, что ниже его по рангу, а кошель у него был знатный. В нем бряцали монеты. Вряд ли воин в путь станет наполнять дорогой кожаный мешочек мелкими медяками. Стоит понять, что его опекуны не бедные. Отряд явно не малый.
        - С чего ты взяла
        - Посмотри, - я указала налево.
        Там у таверны стояли с десяток мужчин в знакомой уже одежде. Пара из них расположились чуть поодаль и выглядели несколько внушительнее.
        - Главное, чтобы согласились те двое, - понятливо кивнула Фанита. - А нам надо застелить кровати в номерах, протереть пыль…
        - Мы все успеем, - я взяла ее под локоть.
        - Ты ведь понимаешь, что у нас не элитное место.
        - Так сделаем его таким. Поверь, для этого не так много нужно.
        - Богатые любят вольности.
        - Они оценят ограничения, - возразила я, ухмыльнувшись. - А тебе придется поговорить с капитаном. Он должен иногда к нам заходить.
        Фани фыркнула, но я понимала, что делала она это для вида. Тот здоровяк нравился рыжей чуть больше, чем она хотела признать.
        В этот момент я ощутила странное. Словно кто-то прикоснулся ко мне раскаленной ладонью между лопаток. Оглянулась я не сразу. Инстинкты диктовали мне плавные движения, которые не должны провоцировать нападение хищника. Среди снующих мимо торговцев и праздно шатающегося люда, я увидела мужчину. Он стоял в тени веранды оружейной лавки и не сводил с меня напряженного взгляда.
        - Ты чего? - спросила Фани.
        Я растерянно повела плечами и снова посмотрела в сторону незнакомца. Его там больше не было. И от этого я ощутила странную смесь облегчения и тоски. Но разобраться с этими эмоциями решила позже. Не посреди же улицы мне нужно размышлять, почему у меня подогнулись колени, а сердце забилось пойманной птицей.
        Лисоглава 1
        В коридоре было темно. Именно это давало иллюзию, что все происходит не в этой реальности. Я могла закрыть глаза и представить, что нахожусь не дома, а в кинотеатре и наблюдаю за драмой со стороны. Вот только все куда хуже. Моя спина упирается в стену, обитую пробкой. Я сама ее подбирала в магазине стройматериалов. Подошва кроссовок слегка скользит по ламинату, который мне никогда не нравился. А в паре метров от меня виднеется арка, ведущая в гостиную. В ту самую комнату, куда мне не хочется заходить. Но это нужно сделать, чтобы окончательно убедиться - моя жизнь не будет прежней.
        И дело вовсе не в чужих туфлях с красной подошвой, что лежат в проходе. Не в лужице темной ткани, небрежно оставленной там же и не в кружевном великолепии белья, брошенного чуть поодаль.
        И когда моя жизнь успела превратиться в банальный анекдот.
        Только вместо мужа из командировки вернулась обманутая жена. Глупая я.
        Мне пришлось преодолеть омерзение и войти в соседнюю комнату. На полу виднелась цепочка из вещей. Я оценила кружевные трусики, тонкий шелковый чулок и семейные трусы со снеговиками. Последние портили всю картину. Стало даже стыдно перед изысканной любовницей за супруга. А когда я увидела дырявый носок, то окончательно смешалась. Едва удержалась от желания пнуть эту деталь гардероба под диван.
        «Да что со мной не так?», - думала я, стоя на пороге спальни и не решаясь открыть дверь.
        Из-за нее доносились стоны и возня. Было совершенно очевидно, чем там занимался мой муж с неизвестной девушкой. Я уткнулась лбом в дверной косяк и вздохнула. Трусихой я не была. Наоборот, умела держать удар. Вот только сейчас тянула время и топталась на пороге собственной спальни.
        - Соберись, - приказала я себе и толкнула дверь.
        В одно мгновенье моя жизнь перестала мне принадлежать. Вот буквально еще пару минут назад я была счастливой женщиной, у меня был муж, квартира, доставшаяся от родителей, подруга, с которой я держала маленькую кофейню, и мечта через год-другой обзавестись малышом. Правда муж хотел купить питона. Даже детскую планировал переоборудовать в террариум. Но для начала видимо решил затащить змею в нашу с ним общую постель.
        - Вы хоть простыни сменили? - уточнила я, прислонившись к стене. - Или брезгливость не для вас?
        С коротким криком с моего мужа скатилась белокурая девица и накрылась с головой одеялом. Вот только я уже узнала татуировку на ее плече. Мужчина неловко прикрыл голых пах, попытался натянуть на него то самое одеяло. Но любовница держала ткань крепко. Я вынула из кармана бумажный платок и кинула его в мужа.
        - Возьми, - иронично предложила я. - И не говори, что я не забочусь о тебе, дорогой.
        Он автоматически ухватил предложенную салфетку и тут же откинул ее, чтобы прикрыться подушкой.
        - Да уж чего я там не видела? - осведомилась я со злым весельем. - А что, Маша, наш поставщик прячется на матрасе? Ты там переговоры ведешь?
        Предпринимать попыток вытащить подругу на свет я не собиралась. Не хотелось признаваться самой себе, но тело норовило меня подвести. Ноги ослабли, а перед глазами встала мутная пелена.
        Я наконец поняла, что уже не в первый раз ловила в доме аромат, который казался смутно знакомым. Это была смесь духов и дыма от ментоловых сигарет. Запах принадлежал Маше, подруге, с которой я провела все дество и юность.
        - Ты все не так поняла, Олеся, - отозвался супруг.
        Однако выглядел он на редкость жалким. Лицо покрылось красными пятнами, взгляд метался между моими коленями журнальным столиком, на котором стояла темная бутылка с двумя бокалами.
        - Ну, хоть тут ты оказался джентльменом, - оценила я напиток. - Это ведь вино, которое мы покупали на годовщину? Надеюсь, вам понравилось?
        - Леся, давай без сцен, - уже более твердым голосом произнес мой благоверный. - Мы ведь цивилизованные люди. И можем все обсудить…
        Договорить он не успел. Подхватив злополучную бутылку, я с размаху швырнула ее в стену, прямо над изголовьем кровати. Вино расплескалось по постели, осколки разлетелись с оглушительным звоном. Маша завизжала и наконец выскочила из-под своего укрытия, явив мне свое загорелое обнаженное тело.
        - Подруга, как переговоры? Скидочку выбила? - прошипела я недобро и швырнула в нее апельсин.
        - Ты чего творишь? - выкрикнула девушка истерично. - Психованная! Ты сама во всем виновата!
        - Точно! - не стала отнекиваться я. - Конечно, я. Виновата в том, что работала, когда у тебя болела голова. Когда твой очередной хахаль звал тебя на острова, пока его жена лежала в больничке на пластике…
        Лицо моего супруга вытянулось от услышанной информации, но меня это уже не заботило.
        - Виновата, что дала тебе шанс залезть в мою кровать и в трусы…
        Я вспомнила снеговиков на ткани и неожиданно криво усмехнулась.
        - Хотя знаешь, это как раз самое ничтожное из того, что ты у меня позаимствовала. Самое…- я показала расстояние между большим и указательным пальцем равное спичечному коробку, - мелкое и ненужное. На это я даже обидеться не могу. Ты практически занималась тут благотворительностью.
        - Ты ведь знаешь, что размер не имеет значения, - растерянно пробормотал окончательно обескураженный муж.
        - Рот закрой, - я ткнула в него пальцем.
        Лисоглава 2
        Непривыкший к такому моему поведению, супруг, тем не менее, подчинился. Подобрал под себя ноги вжал в пах многострадальную подушку.
        - Я могу принять многое, но вот это… - обвела комнату руками, - вне моего понимания.
        - А чего ты ждала? - неожиданно ядовито уточнила Маша.
        Она подхватила бюстгальтер и принялась натягивать его, путаясь в лямках.
        - Твой мужик без ласки живет. Ты вечно в делах. Пишешь дипломную, - она закатила глаза. - Кому она нужна? Кому нужна баба, которая не может мужик обед сварить и в постели ублажить?
        Супруг трагически всхлипнул, но весомое слово вставлять не спешил. Выжидал, наверно, более удачного момента. Или успел заметить, что на столе осталась еще пара тарелок, яблоко и бокалы.
        - Может, твой Петя и не самый лучший мужик, - продолжила подруга. - Но ты его недооцениваешь. И он на многое способен.
        - Забирай, - я скрестила руки на груди.
        - Что? - не поняла Маша.
        - Забирай этого самца, - пояснила я очевидное. - С трусами, носками, креслом его компьютерным. Картиной, которую ты нам подарила на свадьбу и поясом из собачьей шерсти, без которого он каждую зиму загибается.
        Блондинка растерянно посмотрела на предложенное сокровище и похоже не испытала восторга от моего щедрого предложения.
        - Знаешь, - наконец вышел из оцепенения Петр, - я не вещь, чтобы мною распоряжаться.
        Он не заметил, как любовница с облегчением выдохнула.
        - Мы с Машей уже два года встречаемся и только из жалости к тебе…
        Я содрогнулась, едва сдерживая смех. Стоило видеть блондинку, чтобы осознать, что эту информацию она не собиралась озвучивать. И уж точно не считала слова Пети важными.
        - Дурень, - отмахнулась я от благоверного. - Маша всю сознательную жизнь хотела иметь то, что принадлежит мне. А теперь, ты ей не нужен. Потому что и мне стал ненужным. Верно, подруга?
        Блондинка подхватила платье, чтобы рывком натянуть его на себя.
        - Не собираюсь я вмешиваться в ваши семейные разборки.
        - Что? - встрепенулся Петя.
        - Не надо меня втягивать, - повторила девушка с нажимом.
        - Мы же собирались… - муж осекся и затравленно посмотрел на меня.
        Стало как-то неловко. Он всегда был уверенным в себе, немного нагловатым и даже хамоватым. Но сейчас выглядел потерянным и обиженным. Вот только жаль мне его не было.
        - Собирайся, - бросила я равнодушно. - Если поторопишься, то может Маша подбросит тебя до метро.
        - Что? - испуганно встрепенулся муж.
        - Ты тут больше не живешь. А ты, Машуль, больше не совладелец кофейни.
        - Ну уж нет, - оскалилась она. - Половина всего бизнеса моя. Я такая же хозяйка, как и ты.
        - Ты не поняла, - я пнула в ее сторону чулок. - Забирай себе все. Только учти, что аренда заканчивается в следующем месяце. Новый договор заключай сама. Закупку сырья надо произвести через две недели. Зарплату рассчитывать придется тебе самостоятельно, ведь ты уверяла, что бухгалтер нам не нужен. А я больше не стану заниматься этим. Логично?
        Девушка помрачнела, наконец поняв, о чем я толкую.
        - Та сумма, которая лежит на нашем общем счете… - я сделала многозначительную паузу, - останется тебе, дорогая. Это мой свадебный подарок тебе и Петеньке. Тратьте с умом. Если ты добавишь те деньги, которые вытащила из бюджета на лечение своей собаки, то как раз хватит, чтобы заплатить официантам в двадцатых числах.
        С этими словами я вышла из комнаты и наконец позволила себе не сдерживать эмоции. Только вот плакать мне не хотелось. Оставаться в квартире мне было противно. Хотелось рюкзак и отправиться за город. Точнее в домик, который остался от моей бабушки в деревне. Там всегда было тихо и светло. Даже в дождливый день там было здорово.
        - Олесь, - раздалось за спиной, и я резко повернулась.
        Подруга стояла в арке и кривила губы в странной виноватой улыбке. Она часто так делала, когда хотела разжалобить меня или уговорить на очередную авантюру.
        - Давай мы с тобой не будем пороть горячку. Ну, глупо ведь ругаться из-за мужика…
        - Ты испачкала мою кровать.
        - Чем? - она захлопала глазами.
        - Предательством, Маш, - неприязненно пояснила я. - И если б ты в него влюбилась…
        Я махнула рукой, осознав, что подруга и впрямь ничего не понимает. Она воровато оглянулась, наверно беспокоясь, что Петя ее услышит, и быстро заговорила:
        - Если бы ты им и впрямь дорожила, то я бы никогда…
        Я вздохнула и направилась к стене, в которую был встроен высокий сейф. Девушка продолжала говорить, а я неспешно набрала комбинацию, отворила дверь и вынула из оружейного шкафа ружье.
        - Знаешь, Маша, - неспешно протянула я, - мне совершенно неинтересно, зачем ты это сделала. Зачем вы оба это сделали.
        Лисоглава 3
        Я притормозила у ворот и заглушила мотор. Радио послушно замолчало и через открытое окно донеслось пенье птиц и шум ветра. Где-то очень далеко лаяла собака. Зажмурившись, я еще раз подумала, что приняла правильное решение. Оставаться в городе после произошедшего не хотелось.
        Кофейня уже не первый месяц едва себя окупала. И мне приходилось выкручиваться, чтобы оплачивать счета и оставаться на плаву. Если бы моя подруга не вытаскивала деньги из бюджета, то возможно было легче. Не стоило затевать бизнес с близким человеком. С тем, кому не можешь сказать твердое «нет».
        - Сама виновата, - вырвалось у меня прежде, чем успела подумать
        Мне не хотелось признаваться себе, что стоило уже давно понять очевидные вещи. Маша меня использовала, а муж не отставал. Он пару лет уже искал себя и никак не находил. Петя продолжал медитировать под пиццу и компьютерные игры. Время от времени рассылал резюме и получал предложения. Которые, впрочем, его не устраивали.
        И я это принимала. Тащила на себе дом и мужчину в нем.. К ттому же я верила, что совсем скоро все изменится.
        Вот и изменилось.
        Горько вздохнув, я взяла рюкзак с соседнего сиденья, чехол с ружьем и вышла наружу.
        Оружие в нашей семье хранилось всегда. Отец учил меня охотиться с самого детства. Став совершеннолетней, я получила охотничий билет. Впрочем, стрелять в животных у меня никогда не получалось. Стоило представить их влажные глаза, как желание быть хищником разом пропадало.
        Когда я достала из шкафа ружье, моя бывшая подруга мигом рванула к выходу. Я даже не сразу осознала, как выглядит со стороны мой жест. И только поняв, чего она испугалась, засмеялась. Петя вышел на этот звук и тоже попятился.
        Я не стала его успокаивать и неспешно продолжила сборы. Может муж и собирался поговорить со мною. Да только так и не решился. Потоптался в прихожей, несколько раз спустил воду в унитазе и только потом вышел за дверь.
        Оставалось надеяться, что на этот раз он поднял крышку унитаза.
        Мне было плевать, что супруг вернется в мое отсутствие. Ничего ценного в доме не было и даже если он вывезет все, беднее я не стану. Засунув в сейф несколько рамок с фотографиями, шкатулку с украшениями и ворох флешек, на которых хранились мои документы, я успокоилась. А потом сунула туда и ноутбук. Брать его с собой не захотелось. Мне давно пора отдохнуть и лучше выйдет это сделать без интернета.
        По дороге в деревню, я заехала в магазин и прикупила продукты, чай и спички. Улыбчивая продавщица уговорила взять вместо сдачи семена в пакетиках. Пришлось сунуть их в карман. И заодно пообещать себе, что не забуду рассыпать их по двору. При этом я не лелеяла особой надежды, что цветы приживутся. Бабуля когда-то засеивала несколько огромных клумб у колодца, но сейчас они заросли сорняками.
        Соседние дома давно опустели и на улице насчитывалось не более десятка строений, которые казались жилыми.
        Каждое лето сюда приезжали семьи с детьми из столицы, а к зиме деревня изрядно пустела.
        - Ты не заблудился часом? - раздалось за спиной, и я развернулась на голос.
        - Митрич, не угадал? - уточнила у местного старожилы.
        - Олесенька, ты ли это? - расплылся в улыбке старик. - Не узнал сослепу. Давно тебя не было видно.
        - Вся в делах. Учеба… - я неопределенно махнула рукой.
        - Ты всегда была толковой девушкой. И хорошо, что без этого своего петушка приехала.
        - Мы не вместе уже, - немного смутившись призналась я.
        Протянула старику пачку кофе, которую прикупила специально на подарок.
        - Уважила, - усмехнулся Митрич довольно. - Смотрю и ружье прихватила.
        - На всякий случай, - я пожала плечами. - Места тут глухие. И зверь прийти может.
        - Через неделю здесь будет не протолкнуться. Понаедут гости.
        - К тому времени я уже уеду.
        - Как знаешь, Олеся. Ты если чего - заходи.
        С этими словами старик зашагал прочь. А я отправилась в дом.
        Первым делом пришлось раскрыть окна, распечатать свертки с постельным бельем и поставить на небольшую плиту чугунный чайник, наполненный из бутыли. Оставалось надеяться, что колодец не пересох, потому как воды я с собой взяла совсем мало.
        Найдя в буфете посуду, я заварила чай и выложила на тонкое фарфоровое блюдце со сколами розовые зефирки. Со всем этим добром я уселась на плетеное кресло у подоконника и поняла, что скучала по этому месту.
        Тут было хорошо. Несколько белых бабочек кружились над кустом дикого шиповника, а где-то в кроне акации переругивались невидимые птицы.
        Тут пахло влажной землей, перегретым на солнце шифером и той особой свежестью, которой благоухает обычно утренний снег.
        Неожиданно в кустах мелькнуло что-то и я насторожилась. Но только рассмотреть ничего не сумела в яркой зелени. Я всегда немного опасалась собак и невольно подумала, что это мог быть чей-то гуляющих без привязи пес. И было бы неплохо убедиться, что животное не агрессивное и не броситься на меня, почитав чужой. Невольно коснулась предплечья, на котором уже не было видно шрама. Вот только память услужливо подкинула мне картинки из прошлого. Я хорошо помнила горящие глаза в темноте, хриплое дыхание и боль. Воображение добавляло высокую человеческую фигуру, сильные пальцы, впивающиеся в кожу и голос…
        Тряхнув головой, я прогнала видение и забросила в рот зефирку. Она была реальной и очень вкусной. Пора избавляться от комплексов и страхов. И начать с того, чтобы пойти во двор и проверить, кто прячется в кустах.
        Лисоглава 4
        Дважды за вечер я обходила двор, но так никого и не нашла. Но уже ночью услышала шум. Проснувшись, я наскоро натянула джинсы и толстовку. Я почти вышла наружу, как вдруг остановилась у самого порога. Стоило подумать о безопасности. Ведь в этом доме я была совсем одна. Вокруг не было людей. И если там снаружи кто-то опасный…
        Я должна быть готовой к этому. На глаза попал чехол с ружьем и решение пришло тут же. Вынув оружие, я зарядила его, сунула в карман фонарик, и только после этого отперла замок.
        В круге света от зажженного фонаря кружились мотыльки. Под порогом тренькали сверчки. Ступени скрипнули под ногами, и я испугалась этого звука.
        - Кто здесь? - оставалось надеяться, что мой голос прозвучал грозно.
        Мне никто не ответил, но странный звук повторился. Он шел откуда-то из-за кустов шиповника.
        - У меня ружье. И я умею им пользоваться, - уже увереннее произнесла я.
        Чутье подсказывало мне, что стоит вернуться в дом. Неважно кто там в темноте. Никто не нападает на меня и не пытается вломиться вовнутрь. Мне нужно было развернуться и уйти в убежище. И я почти поддалась инстинкту.
        Только именно в тот момент, когда я попятилась, послышался тихий едва различимый плач. Спутать его с чем-то еще я не могла. Там в темноте кто-то страдал.
        - Вам требуется помощь? Кто там?
        Тихо выругавшись, я направилась в нужную сторону, держа оружие наготове.
        «Ребенок», - возникла в голове мысль, от которой ноги подогнулись.
        Звук шел из колодца. Когда я осознала это, то едва не выронила оружие. Я перекинула его на спину и поправила ремень на груди. Фонарь перекочевал из кармана в ладонь и, к счастью, батарейки оказались годными. Я склонилась над срубом и тонкий луч лампочки выхватил из тьмы кого-то движущегося.
        - Ты меня слышишь? - крикнула я.
        В ответ раздался всплеск и тихое скуление.
        - Скажи…
        Кто-то неуверенно тявкнул в ответ. И я выругалась.
        Это была собака. Точнее щенок, судя по размеру. И бедняга упал в воду. Он тщетно пытался выбраться и скреб лапами по кольцам бетона.
        - Подожди немного, малыш.
        Я рванула в дом. На стене коридора висел моток веревки, а на веранде стояла колченогая табуретка. Их я и прихватила. На обратной дороге я пару раз споткнулась, едва не упала и поцарапалась о ветку шиповника.
        - Не сдавайся, мелкий, - приговаривала я, пока привязывала к ножкам перевернутой табуретки бечевку.
        Оставалось надеяться, что зверек не очень ослаб. Вскоре я медленно опускала конструкцию в колодец, продолжая приговаривать:
        - Не бойся, малыш… Я тебя не обижу, мой хороший… Не бойся…
        Табурет коснулся поверхности воды, и я придержала веревку, давая возможность щенку забраться на сиденье. Ему это не удалось с первого раза. Снова и снова малыш соскальзывал со спасительного плота, чтобы пробовать опять.
        - Умница… давай… давай… - сипло твердила я.
        И когда мне показалось, что у нас с малышом все получиться, произошло страшное. Табуретка выскользнула из узлов веревки и шлепнулась в воду.
        Щенок вскрикнул и замолк. У меня едва не остановилось сердце. Я перегнулась через сруб и крикнула в темноту:
        - Малыш! Подожди!
        Я не сомневалась в том, что должна делать. Расстояние до поверхности было не таким уж и большим. Насколько я помнила, уровень воды был невелик. Потому как ведро всегда черпало песок, когда его пытались наполнить. И половину жидкости приходилось фильтровать.
        Высота тут была чуть больше двух метров, а сам сруб имел несколько вполне удобных зазора, за которые я могла бы зацепиться, выбираясь наружу. Именно потому я перекинула ноги внутрь колодца и предупредила:
        - Только не кусай меня, глупыш.
        Кое-как я все же спустилась и оказалась по колено в воде. Постанывающий комочек мокрого меха и костей вмиг очутился в моих руках. Щенок прижался ко мне и затрясся всем телом.
        - Ну тихо, тихо, - забормотала я, испытывая облегчение оттого, что он не стал меня кусать. - Нам еще выбраться надо. Потом я покормлю тебя печеньками… ты ведь любишь печеньки?
        Песик горько вздохнул и вправду замолк. Возможно, он просто выбился из сил. Но я решила разобраться с этим позже. Я затолкала его под рубашку и задрала голову, оценивая сруб колодца с этой точки обзора. Сейчас выбраться отсюда мне уже не казалось таким простым действием.
        - У нас получится, - подбодрила я саму себя и погладила через ткань замершего зверька. - Скоро будем есть вкусняшки.
        С этими словами я взяла в зубы фонарик и ухватилась на небольшой выступ скользкого бревна. На мгновение мне стало страшно. Что если я останусь в этом колодце и не смогу выбраться наружу? Ведь никто не знает, что я тут, кроме Митрича. Да и старик вспомнит обо мне только как кофе закончиться. Недели через три.
        - Надо было взять банку поменьше.
        - Чхи, - озвучил свои сомнения малыш за пазухой и это придало мне сил.
        От меня зависела жизнь крохи. Его я подвести не посмею.
        Когда я ухватилась за край сруба, силы меня уже окончательно оставили. Только повизгивающий над головой щенок не позволял сдаться и просто стоять в воде, ожидая чуда.
        Падали мы не единожды. И в очередной раз я поняла, что могу покалечить спасеныша. Потому и замотала его в рубашку и, при очередной попытке выбраться, выбросила сверток наружу. Туда же кинула ружье и набравшие влаги кроссовки.
        Щенок не убежал. Он стоял рядом с колодцем и подвывал. Позабыв о страхе, заглядывал вовнутрь, словно и не падал сюда раньше.
        - Не свались, - устало пожурила я малыша и заметила, как он дернул большими ушами.
        Снаружи заметно посветлело. Я замерзла и почти не чувствовала пальцев. Кожу словно пронзали сотни иголок. Зубы стучали друг от друга. Мысли путались. Звук моего дыхания отталкивался от стен колодца и мне уже казалось, что я тут не одна. Что в этом узком срубе есть еще кто-то.
        - Никого тут нет, - просипела я надсадно. - Одна я здесь. И везде одна…
        По щекам побежали слезы. Стало так горько от мысли, что в этом местечке может закончиться вся моя недолгая жизнь. И никому не будет дела до меня. Никому.
        - Тянь, - произнес зверек наверху, будто пытаясь донести до меня, что все еще ждет обещанных печенек.
        - Я сумею. Назло всем выберусь.
        Лисоглава 5
        Я выползла наружу и обессиленно упала на траву. Под ней ощущалась твердая земля и это было благословением.
        Щенок уже практически обсох и настойчиво тыкался носом в мой затылок. Потом и вовсе обнаглел и запрыгнул на спину. Когти у него были довольно острые и я попыталась согнать непоседу.
        - Отстань, морда мохнатая, - проворчала я с показным недовольством.
        Но в глубине души я испытала облегчение от того, что не одна. По щекам катились слезы. Шмыгнув носом, я кое-как поднялась на колени, а потом и на ноги. Небо с востока совсем немного посветлело, и я смогла рассмотреть заросшую травой дорожку, ведущую в сторону дома.
        - Иди сюда, - проворчала, подхватив непоседливую собачонку и ружье.
        Уже на полпути вспомнила, что оставила кроссовки у колодца, но возвращаться за ними не стала. Щенок выгибался и пытался вырваться из рук. Но я не собиралась отпускать непоседу и снова рисковать своей жизнью, чтобы спасти его. С него станется влезть куда-нибудь еще.
        Без фонарика я едва не упала пару раз, но. к счастью, наконец добралась до порога. В потемках ступени показались мне выше. Но я решила, что все дело в усталости. Именно поэтому и дверь поддалась с трудом. Пробравшись на ощупь в спальню, я упала на кровать, едва стянув мокрую одежду. Про себя я решила, что наверно мое тело сплошь покрыто синяками от падений. Ведь это объяснило бы почему ложе показалось мне очень жестким.
        Щенок потявкал немного для приличия. Но я решила, что поход на кухню мне не по силам. Не ровен час, я свалюсь на пол и поднять меня будет некому.
        - Завтра покормлю, - пообещала я источнику моих ночных приключений.
        Тот недовольно поворчал, но все же угомонился и запрыгнул ко мне на кровать. Он попытался забраться ко мне под одеяло, но смирился с тем, что не получилось и затих. От него пахло травой, но не мокрой псиной. Значит, малыш все же чей-то питомец. Придется мне завтра пройтись по дворам, чтобы найти хозяев потеряшки.
        Где-то за окном послышался тоскливый вой. От мысли, что мне посчастливилось вернуться домой до того, как он раздался, я облегченно выдохнула. На самом деле я всегда боялась больших псов. А воображение рисовало кого-то огромного и злого, прячущегося в темноте.
        Щенок испуганно вскинулся и перепрыгнул через меня, чтобы забиться между моей спиной и стеной.
        - Спи уже, - фыркнула я, но тут же успокаивающе погладила шелковистую шерсть на загривке.
        Ночь прошла в мутных бредовых снах. Мне мерещились тени и чужой голос. Он спрашивал меня о чем-то, но я не могла разобрать ни слова. Кто-то тянул ко мне руки, и я пыталась отодвинуться подальше. Я путалась к сбитой постели. Было жарко, затем становилось холодно. Хотелось пить, что странно для сновиденья, а потом желудок крутило дикой болью. Иногда мне казалось, что кто-то кормит меня с ложки, после этого укладывает на чистые простыни, пахнущие лавандой. Чужие заботливые пальцы разбирали мои спутанные волосы.
        Странный сон. Он был бы тяжелым и невыносимым, но я слышала песню, которую когда-то мне пела бабушка. Эту мелодию я не спутала бы ни с одной другой. И пусть смысл строк не был мне доступен, но мотив успокаивал и дарил странное тягучее ощущение счастья.
        Проснулась я нехотя. Все тело ныло после купания в колодце. Синяки, правда, на коже не обнаружились. Я могла поклясться, что еще вчера у меня образовалось несколько приличных ссадин. Неужто деревенский воздух обладал такими целебными свойствами? Но вот поднимаясь на ноги, я признала, что погорячилась с выводами о своем хорошем самочувствии. Колени дрожали от слабости. Мне даже показалось, что я будто стала тяжелее. Но не оттого, что набрала вес, а потому, что сил тащить себя в соседнюю комнату у меня не хватало. Нащупав в потемках халат, я набросила его на плечи и поплелась на кухню. И вот тут пришло осознание, что происходит нечто весьма странное.
        Я оказалась в просторной комнате, которая не была кухней в доме моей бабушки. Стены и потолки были облицованы потемневшим от времени деревом. Плетеные кресла, пара лавок из толстых досок, массивный стол вдоль стены. А на широком подоконнике разместились короба из лозы. Домотканые коврики на полу, оказались на редкость теплыми и приятными на ощупь для босых ступней.
        Наконец я поняла, что и одежда на мне чужая.
        - Что за…- начала я и закрыла рот ладонью.
        Звук вышел хриплым и надтреснутым. Словно я не говорила очень долго и голосовые связки забыли о своем предназначении. Я запахнула полы халата плотнее, осознав, что оказалась на чужой территории. Моей собственной одежды видно не было. Я вернулась к месту, где проснулась. В небольшой, но уютной комнатке оказалась не особенно широкая кровать, застеленная льняным постельным бельем и ярким одеялом из лоскутков, комод с множеством ящичков, кресло-качалка с вязаным пледом, брошенным на спинку. Моих вещей тут не нашлось.
        Пришлось прокрасться в коридор и выглянуть из-за угла. Взгляд уперся в широкую лестницу, которая поднималась на второй этаж, а под нею виднелась дверь, ведущая, наверно, в другую часть дома. Оттуда доносились голоса.
        В голове не укладывалось, как я могла оказаться в чужих владениях. Я точно помнила, что после спасения щенка вернулась в свой дом.
        Тут я оглянулась, поняв, что не видела мелюзгу с момента пробуждения. Впрочем, это была наименьшей из моих проблем. Было неловко оказаться не в своей одежде, до этого спать в чужой кровати. А в дополнении ко всему меня мучила слабость. На лбу выступила испарина, а руки дрожали. Я добралась до изножья лестницы и опустилась на нижнюю ступеньку, совершенно обессиленная. В глазах потемнело и мне с трудом удалось не свалиться на пол. Неожиданно я заметила движение сбоку и повернула голову. Пространство покачнулось, но мне удалось сфокусировать взгляд.
        - Простите, - произнесла я сипло. - Мне не очень хорошо и…
        В этот момент я наконец смогла рассмотреть девушку с рыжими волосами, которая с удивлением глядела на меня. Она была худенькой, бледной и смутно напоминала мне кого-то. Я ободряюще улыбнулась ей и получила в ответ вымученное подобие улыбки.
        - Помогите мне…- начала я и тут же пораженно замолкла.
        До меня наконец дошло, что я смотрюсь в мутное старое зеркало, висящее на стене.
        Лисоглава 6
        Я не могла поверить своим глазам. Зеркало отражало почти незнакомку. Да, сходство с моим образом было очевидным. Тот же разрез глаз, нос и губы. Немного осунувшийся овал лица тоже принадлежал мне. Вот только всклокоченные волосы были странного очень яркого рыжего цвета и глаза стали глубже. Мне почудилось, что в зрачках мелькнули искры. Но, вероятнее всего, от недостатка сил мое сознание норовило покинуть тело. Вот и мерещилось всякое.
        Я могла представить, что кто-то утащил меня из моего дома. Что мне нездоровилось и оттого я немного похудела. Но кто бы стал красить мне волосы? Пропустив локоны сквозь пальцы, убедилась, что они не пачкают кожу и вполне себе шелковистые.
        - Наркотики, - выдохнула я с ужасом.
        Ну, конечно же! Меня похитили и накачали какой-то дрянью. Потому я ничего не помню, ощущаю себя ужасно и вижу цвета ярче, чем они есть. Хотя, я не была уверена, что дурманящие вещества действуют именно таким образом. Я ничего в этом не понимала. Но точно знала, что из этого дома нужно уходить. Потому как его обитатели явно не в ладах с законом. Логично, что если меня нашли больную в доме, то отправили бы в лечебницу. Лихорадочно осмотрев свои руки, я не нашла следов от инъекций. Я была бледной, но чистой. Странно, что я пахла мылом. Словно кто-то меня купал.
        - Бред, - пробормотала я.
        Собравшись с силами, я поднялась и пошла вдоль стены в сторону двери под лестницей. Может стоило затаиться где-то наверху, но колени мои дрожали. Поэтому я вряд ли осилила бы ступени. Следующая комната оказалась коридором. Тут было темно, и я смогла остаться незамеченной, когда все находящиеся в гостиной предстали передо мной во всей красе.
        На секунду мне показалось, что я сплю. Закусив губу, убедилась, что боль ощущается вполне реальной. Но от этого мне стало жутко.
        За большим столом у дальней стены сидело несколько девушек в длинных платьях. На отдельном плетеном кресле у окна разместилась высокая женщина с рыжими волосами, похожими на мои собственные. Я засмотрелась на нее и неожиданно заметила, как на ее макушке дернулись локоны. И только спустя мгновенье стало ясно, что это были… уши. Высокие остроконечные, покрытые мехом уши.
        Я аж икнула от неожиданности. Женщина резко развернулась в мою сторону. Пришлось попятиться, скрываясь в темноте.
        - Так, девки, идите-ка отсюда, - обратилась она к присутствующим.
        - Но мы еще не закончили… - возразила та, что сидела ближе и замолкла.
        Видимо, спорить с рыжей не было принято. В любом случае девушки быстро собрались и едва ли не бегом скрылись за порогом.
        - Ты пришла в себя, - произнесла оставшаяся женщина низким голосом.
        Я благоразумно промолчала, надеясь, что обращается она не ко мне. Вот только напрасно. Женщина повернулась в мою сторону и укоризненно покачала головой.
        - Хватит прятаться. Я же слышу, как ты дышишь. И вижу, что выглядишь бледной.
        Немного подумав, я все же решила, что прятаться и впрямь глупо. Именно поэтому все же вышла на свет.
        Женщина подхватилась и вмиг оказалась рядом. Она взяла меня под локоть, не дав свалиться, и помогла дойти до кресла.
        - Зачем ты встала, глупая? - запричитала незнакомка. - Ведь ты еще слабая…
        - Кто ты? - спросила я первое, что пришло в голову.
        - Меня зовут Фанита. Я тут хозяйка.
        - У тебя уши… - сказала я очевидное.
        - Как будто у тебя их нет, - хмыкнула хозяйка и провела пальцем по моему собственному уху.
        - Но не такие…
        - Ты похоже еще бредишь, - нахмурилась женщина. - Вроде должно было уже пройти. Уж две недели металась в горячке.
        - Так долго?
        - Да, милая, - Фанита села в кресло напротив и склонила голову к плечу. - Ты пришла ночью и улеглась прямо тут, - она указала на низенький диван у другой стены. - Выглядела ты скверно.
        - В самом деле?
        - И вещи скинула прямо на пол. Мокрые в глине.
        Я потерла пальцами лоб, пытаясь принять все сказанное. Это не укладывалось в голове. И странные уши у моей собеседницы здорово отвлекали. Хотя удивляло не только это. Фанита была одета в странное серое платье с глубоким декольте, из которого выглядывало белое кружево. В вырезах подола тоже виднелась похожая ткань. Пояс был расшит цветными нитями и кистями, украшенными деревянными бусинами. Волосы ее были подхвачены сатиновой лентой.
        - Мне нужно позвонить, - слабо попросила я.
        - Зачем?
        - Вызвать такси.
        - У меня нет колокольчиков для слуг. Ты ведь их хочешь позвать?
        Нехорошее предчувствие накрыло меня с головой.
        - У тебя есть телефон?
        - Я приличная женщина, - возмущенно фыркнула хозяйка дома и тут же насупилась, - И как ты могла подумать такое?
        - Это средство связи, - осторожно уточнила я.
        - Я ни с кем не связана, - недовольно отозвалась женщина. - Ты такие странные вещи говоришь. Видно, горячка тебе голову повредила.
        Попытавшись подняться на ноги, я потерпела неудачу.
        - Тебя как зовут?
        - Олеся Рыжова.
        - О, да ты непростая особа, - уважительно протянула Фанита. - Даже фамилия имеется.
        - А у тебя нет? - удивилась я.
        - Я не из благородных. Таким второе имя не полагается. Тебе ли не знать?
        В ее голосе прозвучала обида, словно я задела женщину за живое. Я вновь уставилась на чудные уши и в который раз убедилась, что они настоящие.
        - А если я и впрямь не знаю, - произнесла я тихо.
        - И как такое возможно? Это знают все в мире.
        - В каком именно мире? - наконец решилась я спросить.
        - Только не говори, что ты пришлая, - хохотнула рыжая и ее улыбка медленно погасла по моим пристальным взглядом. - Это не смешно.
        - В моем мире ни у кого нет таких вот ушей, - я указала на ту часть ее тела, которая меня буквально завораживала.
        - У вас нет перевертышей? - недоверчиво спросила Фанита.
        Я помотала головой и тут же прижала пальцы к вискам. В них пульсацией отозвалась боль.
        - Ночью я вышла из дома, потому что услышала плач ребенка.
        - Все знают, что нельзя идти на звук крик дитя в темноте, - ахнула женщина. - Это проделки проклятых духов.
        - Но там не было ребенка.
        - Понятное дело.
        - В колодец упал щенок. И я его вытащила.
        - Каким образом? - неожиданно насторожилась Фанита.
        - Пришлось спуститься в воду…
        - Ты выбралась из колодца!
        Женщина подскочила на ноги и метнулась к выходу. Она выглянула наружу и даже вышла на порог. Затем вернулась и закрыла дверь. Выглядела она заметно побледневшей. С сомнением посмотрев на меня, женщина все же нерешительно приблизилась и присела на край своего кресла.
        - Что не так?
        - Ты вошла в воду в своем мире, но вышла в другом.
        - Такого быть не может, - промямлила я. - Просто у меня горячка. Ты же сама сказала…
        - Ты пришлая. И лучше об этом никому не знать. За то, что я тебя скрыла, мой дом могут сжечь.
        Лисоглава 7
        Я сидела на кухне за большим деревянным столом. Фанита время от времени вздыхала и качала головой собственным мыслям.
        - Все настолько плохо? - спросила я, хотя не была уверена, что хочу знать ответ.
        - Если бы я поняла, что ты пришлая… - женщина снова недовольно фыркнула. - Вызвала бы стражников. И беды бы не ведала.
        - Что они сделали бы со мной?
        - Как и положено, - отмахнулась хозяйка дома. - Увели бы к старейшинам. Они бы решили, что делать с тобой.
        - Так зови, - хмуро предложила я.
        - Теперь и меня накажут.
        - Но ты ведь не знала.
        - Мне стоило сообщить, что ты явилась. Но я была уверена, что ко мне зашла всего лишь обычная полукровка. Еще и обрадовалась.
        - Чему?
        - Что у меня появилась помощница, - Фанита рассеянно взяла в руки нож, заставив меня напрячься.
        Но она всего лишь принялась резать пирог. Аромат свежей выпечки дразнил обоняние, и я с удивлением поняла, что очень голодна.
        - Сейчас пообедаем и решим, что делать дальше, - заметила мое состояние Фанита.
        Она улыбнулась, показав кончики клыков и мне померещилось, что под ее юбкой что-то шевельнулось.
        - Хвост, - спокойно пояснила мне новая знакомая.
        - Серьезно? - изумилась я. - Прям настоящий?
        - Ну, конечно же.
        - А можно… посмотреть?
        - Это неприлично, - снова фыркнула женщина. - Никогда не пялься на хвост перевертыша. И уж тем более не проси показать его.
        - Но…
        - А уж трогать и вовсе не вздумай, - хитро прищурилась женщина. - С тебя станется опозориться.
        - Поняла, - стыдливо потупилась я.
        Но про себя решила, что при возможности посмотрю на чей-нибудь хвост. Наверняка Фанита просто наговаривает и сгущает краски.
        - Ну, давай…
        - Рассказывать? - нехотя уточнила я.
        - Ешь.
        Женщина поставила передо мной доску с ломтем пирога с мясом и луком. И спустя несколько секунд рядом опустила глубокая глиняная тарелка с парящей похлебкой. Ложка оказалась металлической, чему я удивилась.
        - Я ж не деревенщина какая, - с важным видом пояснила Фанита. - У меня постоялый двор для приличного люда.
        - Оу, - только и смогла протянуть я.
        Однако, все мое внимание привлекла еда.
        - Ты не торопись, - посоветовала хозяйка дома. - Все дни я поила тебя бульоном и отварами. Потому жуй подольше.
        - Угу.
        Женщина следила за мной со снисходительной улыбкой. Мне казалось, что она едва сдерживается, чтобы не протянуть мне салфетку или не поправить волосы, соскользнувшие на лоб. Но каждый раз одергивала себя и слегка хмурила рыжие брови.
        - В нашем мире иногда появляются пришлые, - неспешно принялась рассказывать хозяйка. - Они приходят через воду. Порой их находят у озер, порой они являются во время дождя.
        Я кивнула, дав понять, что слушаю.
        - Каждый знает, что пришлых надо передавать стражникам. И они уже отвечают за таких гостей.
        - И почему?
        - Нас уверяют, что пришлые приносят больше несчастья.
        Я даже жевать перестала. С трудом проглотила кусок и с тоской уставилась на оставшийся ломоть пирога. Аппетит несколько поубавился. Не очень-то мне хотелось становиться символом неудач.
        - Да только знающие говорят, что на самом деле, вы напротив - приносите счастье.
        - Точно?
        - Неспроста же таких как ты обязательно отдают князьям в услужение.
        Мне еще меньше понравилось слово «услужение». И я решила прояснить для себя смысл этого выражения. Может здесь оно значит что-то иное.
        - Что это за должность? Рабство?
        - Мы не варвары. В нашей стране такое не принято. Граждан никто не делает рабами. Но…
        - Но, - повторила я с нажимом.
        - Пришлые - не граждане. И у них нет прав.
        Женщина развела руки в стороны, всем видом показывая, что она не в восторге от этого закона.
        - И никто за таких не вступается.
        - Это что значит?
        - У каждого из нас есть поручитель. Им может быть кто-то из взрослых родственников или старейшин поселка. Они поручаются за тебя и несут ответственность, если ты натворишь чего-нибудь. А потом тебя же и наказывают.
        - Умно, - согласилась я. - Но сложновато.
        - Иначе вряд ли кто из молодых перевертышей станет вести себя порядочно. Мало кто решается разочаровать своего наставника.
        - А если решиться? - болезненное любопытство заставило задать этот вопрос.
        - Поручившийся за глупца заплатит долг. Расплата может быть страшной, - женщина поежилась и потерла шею, словно растирая затекшую мышцу. - а от глупца могут отказаться. И тогда участь его будет незавидной.
        - Какой? - отчего-то шепотом уточнила я.
        - Не стоит забивать себе голову такими вещами, - хрипло заключила Фанита и усмехнулась, - ты уже наелась?
        - Боюсь, что больше в меня не влезет, - нехотя я отодвинула тарелку с остатками похлебки.
        Немного помолчав, я все же спросила:
        - Так что же будет со мной?
        - По-хорошему, мне стоит сдать тебя страже. Пояснить, что я не поняла кто ты, и не намеренно укрыла тебя. Да только… - женщина дернула ушками и подперла подбородок кулаком, - я не на самом лучшем счету у местной стражи. Наверняка ко мне прицепятся и, чего доброго, отнимут мое дело. Или выселят из города.
        - О, - только и могла протянуть я.
        - Проще было бы кинуть тебя в подпол, - скучающе заключила хозяйка дома. - А потом, когда ты совсем обессилишь, выволочь в лес подальше и бросить.
        Я закашлялась, но заметила, как Фанита прячет усмешку, прикрыв рот ладонью.
        - Ты ведь шутишь? - на всякий случай все же поинтересовалась я.
        - Конечно, - помедлив ответила женщина. - Стану я тащить тебя на себе. Ты хоть и костлявая, но все же тяжелая.
        Обижаться на костлявую я не стала. Ведь и впрямь похудела за дни болезни. Но все же посчитала нужным сообщить:
        - Тяжелая, потому что занимаюсь спортом.
        - Чем?
        - Тренируюсь.
        - Чего? - снова не поняла меня хозяйка.
        - Качаю мышцы…- я осознала, что не могу объяснить, что означает спорт. - Чтобы не толстеть, я бегаю и прыгаю.
        - А ты не пробовала меньше есть или работать? - резонно заметила Фатина.
        - В нашем мире много еды.
        - И мало работы?
        В ответ я лишь пожала плечами. Стоило узнать сначала, насколько этот мир отличается от моего собственного.
        - Странно, что ты не плачешь.
        - А надо?
        - Ну, поговаривают, что все пришлые рыдают и ведут себя как дети. Требуют чего-то, пытаются сбежать и прочее. Неужто врут?
        - Если ты настаиваешь, я могу попробовать поплакать.
        - Вот еще, - хохотнула Фатина. - Не терплю скулящих. Тогда я точно скину тебя в подпол.
        - Договорились, - я тоже неуверенно улыбнулась. - Ты не бросаешь меня в подвал, а я не реву.
        Лисоглава 8
        Одежда мне казалась не самой удобной. Наверно оттого, что я привыкла к джинсам и футболкам. Предложенное мне платье не стесняло движений, но подол приходилось придерживать, когда нужно было наклониться или шагать по лестнице. К счастью, бельем тут пользовались. И мне достался комплект из хлопка, который нигде не жал и не мешал.
        - Все чистое, - пояснила мне Фанита, которая беззастенчиво наблюдала за моим переодеванием. - У нас с тобой почти одинаковый размер.
        - Почти, - нехотя признала я, понимая, что бюстгальтер мне явно большеват.
        - Ну, если ты перестанешь бегать и прыгать, то и у тебя грудь станет пышнее.
        - В моем мире считается красивым не иметь лишнего жира.
        - А в нашем, - женщина сделала ударение на этом слове, - принято кушать сколько хочешь и работать сколько можешь. И на будущее запомни, - тут она понизила голос, - не стоит произносить вслух про свой мир. Ты должна понять, что тут почти каждый имеет острый слух и способность сопоставить факты.
        - Ты права, - пристыженно признала я.
        - Запомни, пострадаешь не только ты. Но и мне достанется.
        - И как объяснить мое появление?
        - Тут все просто, - отмахнулась Фанита. - Всем скажем, что ты моя племянница.
        - Мне привыкать называть тебя тетей?
        Хозяйка дома скривилась и недовольно фыркнула.
        - Я не местная. Переехала сюда с десяток лет назад и купила этот дом. Бывший хозяин был счастлив избавиться от имущества. И мне стоило заподозрить, что тут все не так гладко.
        - И что же не так? - живо поинтересовалась я.
        Фанита замешкалась, а потом тяжело вздохнула.
        - Я не могу нанять постоянных помощниц. Никто не хочет работать тут летом.
        - Много обязанностей?
        - Не больше, чем в питейной у ворот.
        - Должна быть причина, - насторожилась я.
        - Причина, - женщина презрительно сощурилась. - Замуж они хотят. Вот потому вместо работы прыгают в койки постояльцев.
        - Что? У вас… - я запнулась и поправилась, - тут такие вольные нравы?
        - Нет, конечно! Вот только эти глупых и все как одна мечтают захомутать благородного господина.
        - И почему именно летом?
        - Потому как в это время сюда съезжаются всякие важные морды. У нас принято переподписывать договоры на нейтральной территории. Тут проходит граница трех государств. В нашем городе есть возможность провести переговоры или объявить войну, не опасаясь нападения.
        - И кто же обеспечивает порядок?
        - Каждый правитель выделяет новобранцев. Они приносят присягу, которую неспособны нарушить.
        - Что им мешает?
        - Ты и вправду нас выдашь, - Фанита покачала головой и терпеливо продолжила. - Это же очевидные вещи. Любого наемника можно обязать непреложной клятвой. Если он решит предать ее, то погибнет.
        - Магия какая-то.
        - Ну, хоть это понятие тебе знакомо, - с видимым облегчением выдохнула женщина.
        - Тут есть магия? - ошарашенно переспросила я.
        - Выдашь. Точно, - мрачно резюмировала Фанита.
        Я попыталась уверить ее в собственной вменяемости и попросила рассказать обо всем поподробнее.
        Оказалось, что в этом мире сосуществовали несколько рас. Люди занимали большую часть земель. Отчего-то меня это совсем не удивляло.
        - Люди слабее остальных, но они размножаются и нагло лезут везде и всюду.
        Я понятливо кивнула, решив возмутиться такой оценке в другой раз.
        - Перевертыши более мощная раса. Мы живем дольше и сильнее. Но найти свою пару и воспроизвести потомство нам куда сложнее, чем людишкам.
        - Могу предположить, - я неопределенно пожала плечами.
        - Есть третья раса, - женщина понизила голос и гулко сглотнула.
        Выглядела она при этом не очень уверенной. Будто сомневалась, стоит ли рассказать мне про эту самую расу.
        - Только они не показываются в наших землях, - все же выдала Фанита.
        - Кто они?
        - Мы называем их безликими. Странные создания, которые пахнут мрамором и водой.
        Женщина содрогнулась, словно пытаясь сбросить с себя что-то. Это движение было совсем нечеловеческим. В очередной раз я осознала, что передо мной оборотень. Мне хотелось спросить ее о том, как часто она оборачивается и как реагирует на луну. Но стало неловко. Вдруг такое она сочтет неприличным. Разочаровывать единственное дружелюбное существо в этом мире не хотелось. Мне повезло, что она решила не сдавать меня страже. Поступать в услужение к какому-то князю не хотелось.
        - А что за форма правления в вашем государстве? - на всякий случай решила выяснить.
        - Знамо дело - правильная, - сурово припечатала Фанита. - В каждом княжестве есть князья, под ними совет старост ходит. А там уж управляющий и стража.
        - А над князьями кто?
        - Боги, - коротко отрезала женщина и поджала губы. - И не советую тебе такие вещи обсуждать. Решат, что ты смутьянка. И не поздоровиться тебе.
        - То есть, не демократия, - сделала я вывод.
        - Тьфу-тьфу-тьфу, - Фатина постучала костяшками пальцев по столу. - Не надо нам такого мракобесия. У нас все решают законы и князь.
        - А он не может ошибаться?
        - Смотри не ляпни где-нибудь, - хозяйка погрозила мне пальцем. - Все будут считать тебя моей родственницей. А значит, я за тебя ответ нести стану.
        Тут она задумчиво уставила на меня. Наверно в очередной раз подумала, стоит ли так рисковать или лучше отдать меня страже. Хотя вариант с подвалом и лесом оставался открытым.
        - Все понятно, - медленно произнесла я. - Обещаю, что не подведу тебя.
        - Ты поосторожнее с такими обещаниями, - заметно расслабилась Фанита. - Мы не люди, чтобы раскидываться клятвами.
        - Хорошо.
        - Было б еще неплохо, если б ты замуж не хотела.
        - С этим не ко мне, - вздохнула я и показала женщине безымянный палец с золотым ободком.
        - Что это?
        - Обручальное кольцо.
        - Так у тебя есть пара? - всплеснула руками хозяйка. - Это ж как тебе тяжко-то, вдали от него!
        - Тяжко мне было рядом с ним, - поправила я новую знакомую. - Мой супруг был редким козлом.
        - У вас есть козлы перевертышы? - ахнула Фанита. - У нас только кошачьи да песьи… - она наконец заметила мою улыбку и поняла шутку. - У нас тоже козлищ хватает.
        - Везде их много.
        - Не повезло тебе получить брачный браслет от такого мужика, - покачала она головой. - Может получится у старейшин наших снять его.
        Я с сомнением посмотрела на украшение, которое носила уже давно. Оно сидело немного слабовато, учитывая, что пальцы похудели.
        - Обычно спустя время связь ослабевает, - продолжила рассуждать Фанита. - И ты можешь освободиться однажды от супружеских клятв. Хотя мне только на руку, если ты не станешь искать себе пару.
        - Не стану, - хмыкнула я. - На этот счет можешь не переживать.
        - Чуть попозже выправим тебе документы. Скажем, что предыдущие потерялись по дороге.
        - Получиться?
        - Многие в курсе, что у меня в гостях больная девица. Я ведь лекарства покупала.
        - О, - я и не думала, что обошлась хозяйке такими хлопотами. - Ты так уверена, что назад я не вернусь?
        - Куда? - удивилась рыжая.
        - В свой мир.
        - У нас есть поговорка: в одну воду не войти дважды.
        - И у нас, - согласилась я, холодея от нехорошего предчувствия.
        - Если кто ушел в другой мир, то только потому, что в собственном ему больше нет места. Нет и не будет. Так что привыкай к мысли, что ты тут навсегда Леся О Рыжова.
        Лисоглава 9
        Мне было о чем подумать. В школьные времена я очень любила сказки про юных волшебниц. Став старше, перешла на истории о драконах и принцессах. Книги эти читала с удовольствием, погружаясь в дивные миры и представляя себя на месте героинь. Но никогда даже не думала, что однажды и впрямь попаду в другой мир.
        А сейчас я сидела на крыльце дома и смотрела на дорогу, по которой ходили невероятные существа. Памятуя о том, что на хвосты пялиться не стоит, я старалась делать это не особенно заметно.
        А они были! Как и ушки на макушках. Не у всех, конечно. Часть жителей выглядели почти как люди. Только мужчины были гораздо выше моих соплеменников и в плечах пошире. А женщины отличались статью. Они поглядывали на меня с любопытством, но без агрессии.
        Оставалось надеяться, что я не казалась слишком подозрительно. Но все же поправила на голове платок, который мне дала Фанита. Она отчего-то решила, что волосы мне лучше спрятать. Спорить я не стала. Да и новая прическа меня немного смущала. Локоны сделались длиннее и гуще. А цвет казался слишком ярким. Говорить своей новой знакомой, что изменилась после попадания в этот мир, я не стала. Ни к чему ей лишние поводы подозревать, что со мной что-то не так.
        Мне нужно было увидеть колодец. Наверно, чтобы убедиться в его наличии. И попробовать забраться вовнутрь. Чтобы точно знать… Мне нужно было осознать, что проход закрыт. В глубине души я все еще считала, что мне все это мерещится. Возможно, это последствия болезни. Как знать, вдруг мое тело лежит в больничной кровати. А все, что я вижу всего лишь горячечный бред.
        Я ущипнула себя за руку и поморщилась от боли. Сытость после обеда, прикосновение ткани к коже, веяние ветерка на лице, крохотная бабочка, севшая на мою руку - все было слишком реальным.
        Поднявшись на ноги, я направилась за дом. Там по едва заметной в траве тропке пошла дальше. По ее сторонам лежали серые гладкие камни, покрытые мхом. Ясно, что ходили тут нечасто. Кусты шиповника разрослись. Пришлось осторожно раздвинуть шипастые ветки, чтобы оказаться на другой стороне. Там, чуть поодаль виднелся сруб, почти полностью заросший травой. Над ним вытянулась тоненькая березка с густой кроной. Я приблизилась и осторожно заглянула в провал колодца. Он оказался обрушенным. В полуметре от поверхности виднелся густой ковер клевера с частыми розоватыми цветами. Тут пахло сырой землей и прелыми листьями.
        Совершенно растерявшись, я села рядом на чудом уцелевшую лавку, которая жалобно скрипнула подо мной. Не знаю, на что я рассчитывала. Хотела ли найти его наполненным водой или не обнаружить вовсе. Будь он действующим, я могла бы попытаться уйти обратно.
        В тот момент я вздохнула. Пора признать, что если все происходящее мне только мерещится, то я оказалась в собственных фантазиях.. Когда-то ведь я мечтала стать попаданкой. И конечно же в те далекие времена я ни за что бы не захотела вернуться домой.
        Куда мне идти? В мир, где у меня никого не осталось? Там подруга предала меня с близким мужчиной. В том мире меня ждала лишь пустая квартира и защита диплома. Друзья давно обзавелись детьми и заботами. Наши встречи стали редкими, а звонки формальными. Я не вписывалась в их жизнь, а они в мою. В этом не было ничего странного или страшного. Просто каждый шел своей дорогой.
        - Здравствуй, - протянул низкий голос, от которого мурашки пробежали по спине.
        Я дернулась и обернулась. Под яблоней неподалеку стояла женщина. Ее лицо было в тени, но мне удалось различить острые черты. Они не могли принадлежать человеку. Но тут не все были людьми. Потому я скрыла удивление и попыталась улыбнуться.
        - Вы меня напугали.
        - Ветер в мою сторону, - пояснила незнакомка. - У меня есть привычка заходить с подветренной стороны.
        - Как к добыче, - осторожно уточнила я.
        - Чтобы не стать ею, - поправила меня женщина. - Когда-то очень давно к этому колодцу приходили, чтобы загадывать заветные желания.
        - Он волшебный? - вырвалось у меня.
        - Как и все вокруг. Мы живем в мире, где магия существует. Но тут она била ключом. В воду достаточно было бросить крохотную песчинку и загадать желание. Но желать можно было лишь удачи. Не все это понимали.
        - Еще бы.
        - Жаждущих все равно было много. Когда вода уходила вниз, жители копали яму. Все глубже и глубже.
        Я оглянулась, посмотрев на замшелые бревна. Они казались действительно старыми, но очень крепкими даже сейчас.
        - Стены колодца укрепляли, все больше народу узнавали об этом месте. Конечно же, нашлись те, кто решил забрать чудо себе.
        - Могу представить, - я пожала плечами.
        - Правитель этих земель поставил рядом стражу. Город стал крепостью. И конечно же такое привлекло внимание соседей.
        Женщина вышла на свет и приблизилась ко мне. Ее движения были плавными и напоминали кошачьи.
        - К тому времени источник превратился в колодец, - продолжила она, словно ненароком заглянув в провал сруба. - Говорят, он был глубоким и даже всплеска не было слышно, когда кто-то бросал в него камень.
        - Враки, - поежилась я.
        Незнакомка фыркнула и сказала:
        - Любое событие однажды может превратиться в легенду. И никто не поверит, что это было на самом деле.
        Мне нечего было возразить. Потому я пожала плечами и внимательно рассмотрела собеседницу.
        Она и впрямь не была человеком. Даже если бы я не заметила ее грации, то не смогла проигнорировать внешность. У незнакомки были потрясающие звериные глаза с продольными зрачками на золотистой радужке. Миндалевидная форма подчеркивала хищную красоту, а тонкие губы едва прикрывали частые острые зубы.
        - Все хотели удачу только для себя. Никто не желал делиться, - нараспев произнесла незнакомка. - Источник, который должен был приносить счастье, стал причиной раздора.
        - Что произошло?
        - Война, - горько вздохнула девушка и отвернулась.
        На мгновенье мне показалось, что ее лицо скривилось словно от боли.
        - Глупцы считали, что чем больше будет подношение, тем быстрее исполнится их желание. В колодец бросали самородки, ожерелья и кошели с золотом. Вот только там на дне все они превращались в обычные камни.
        - Чудеса.
        - В один из страшных дней камень не упал в воду. Он ударился о гору других и не нашел волшебной влаги. Источник был завален желаниями слишком жадного народа.
        - Но ведь можно было снова его очистить.
        - Тот день был страшным. В доме князя притаилась смерть. Она пришла за хозяином. И его жена прибежала к колодцу, чтобы просить об удаче. Она швыряла в него кольца и браслеты, сняла с себя диадему с алмазами, срезала свои чудесные волосы. А потом… - незнакомка горько вздохнула, - она бросилась в колодец сама. Она считала, что ее кровь сойдет за волшебную воду. Поговаривали, что она была из древнего рода ведьм, которого ныне уже нет.
        - Ох, - только и смогла выдать я.
        - Желание княжны исполнилось. Тело ее так и не нашли. Но супруг ее выжил. Да только после этого колодец навсегда потерял свою силу.
        Я обхватила себя за плечи, надеясь согреться. Отчего-то летний день стал зябким.
        - Того государства уже нет, - тягучим голосом продолжила красавица. - Как и тех, кто знает истинную историю этого места.
        - Тут же сруб остался. И лавочка… - неуверенно вставила я.
        - Это дерево особое. Город вокруг сгинет, кости жителей истлеют в могилах, а оно останется целым.
        Я наконец поняла, что девушка меня разыгрывает. Наверняка этоместная сказочница, к слову, весьма талантливая.
        - Замечательная история, - заключила я. - Но мне пора возвращаться.
        Я поднял ась на ноги и зашагала в сторону коварных кустов шиповника.
        - Ты вернулась, - раздалось мне в спину.
        Оглянувшись, я обнаружила, что у колодца никого нет. Девица с удивительными глазами пропала, будто и не было ее тут.
        - Кошка, - шепнула я себе по нос, чтобы не поддаваться панике.
        Лисоглава 10
        Работы и вправду было много. Ума не приложу, как Фанита намеревалась управляться одна.
        - Ну, не совсем одна, - ворчала она на мои вопросы. - Девчонки приходят, но не задерживаются. Вместо помощи, они то и дело строят глазки постояльцам. вынуждена их выгонять.
        - И когда начинается тот самый сезон, про который ты говорила?
        - На неделе приедут, - вздохнула рыжая. - Как раз надо будет выправить тебе документы. Потому как тебе придется ходить на рынок. Не хватало, чтобы стражники приняли тебя за шпионку.
        - А могут? - насторожилась я.
        - С этих станется, - повела она плечами. - Капитан стражи вечно ко мне цепляется.
        - Невзлюбил? - высказала я предположение.
        - Ну… - женщина покраснела, - не совсем.
        - Оу.
        - Никаких «оу», - отрезала Фанита. - Я приличная горожанка. И мне не нужны пересуды и разговоры за спиной.
        - А это капитан?
        - И тем более такой повеса, как он.
        Допытываться я не стала. И так было ясно, что Фанита жутко смущалась. Вероятно, тот мужчина нравился ей чуть больше, чем она была готова признать.
        - И не твое это дело.
        Я кивнула, понимая, что это правда. Но про себя решила, что обязательно нужно посмотреть на возмутителя спокойствия Фаниты.
        Прошло несколько дней с моего пробуждения. Силы постепенно возвращались. Теперь я уже могла подняться по лестнице. Тем более, там была моя комната. Фанита решила, что так будет удобнее для постояльцев. На нижнем этаже расположилась ее комната, а наверху хозяйничала я.
        - Никому не говори, что у тебя есть второе имя. Просто Леся Рыжова. Без «О».
        - Хорошо, - хмыкнула я, поняв, что первую букву имени Фанита приняла за обозначение рода.
        Стоит запомнить, что тут в ходу такие имена у знатных. Неплохо было бы выяснить, как тут нужно с подобными общаться.
        Однако, этот вопрос мне тут же прояснила Фанита.
        - В нашем городе не принято расшаркиваться перед важными господами. И неважно какой пост они занимают. Достаточно простой вежливости и учтивости.
        - Со всеми? - на всякий случай уточнила я.
        - Мы пограничные жители. И у нас нет хозяев, - с ноткой превосходства в голосе заявила Фанита. - И даже перед князьями мы не расшаркиваемся.
        - Ясно.
        Такой расклад мне нравился. Не хотелось бы попасть в государство, где живут рабы или крепостные. Ведь я вполне могла оказаться на месте угнетенного. Это только в добрых сказках все попадают в тела принцесс. А с моим везением, я стала бы чистить конюшни.
        - Тут есть лошади?
        - Конечно, - фыркнула хозяйка и кинула в меня салфетку. - Такими вопросами ты себя выдашь. Надо нам сходить прогуляться, чтобы ты посмотрела на город.
        - Было бы неплохо, - воодушевилась я.
        Уже несколько дней Фанита искала повод оттянуть мой первый выход в мир. И ее можно было понять. Женщина беспокоилась не столько о моей слабости после болезни, как о том, что я сделаю какую-нибудь глупость. Напрасно я убеждала ее в том, что смогу вести себя прилично.
        - Если ты что-нибудь вычудишь…- Фани пригрозила мне пальцем. - Я всем объявлю, что моя племянница выжила из ума. А потом продам тебя кочевникам.
        - Что? - пискнула я испуганно, на секунду поверив словам хитрющей рыжей.
        Но тут же заметила усмешку на ее губах и выдохнула с облегчением.
        - Тебя так легко обманывать, - хихикнула чертовка. - Ты веришь всему, что говорят?
        В ответ я лишь пожала плечами. Возможно, мне действительно нужно научиться различать правду от обмана. Вдруг это наконец сделает меня счастливее.
        - Не обижайся, - по-своему поняла меня Фанита.
        - Никак не пойму, неужто я стою риска? - поддела я ее в ответ. - Может продать меня не такая плохая идея?
        - Нет. Плохая, - женщина подошла ближе и заглянула мне в глаза. - Мне нужна помощница, которая не сбежит. А тебе необходим дом, в котором ты будешь в безопасности.
        - Согласна.
        Мы поднялись в мою новую комнату, и я самостоятельно оделась в выбранную Фани одежду. Ею оказалось коричневое платье, больше похожее на балахон, и нижняя юбка, которая должна была выглядывать из-под длинного подола. Но я оказалась немного ниже хозяйки одежды и мне пришлось подпоясать его кушаком, слегка припустив ткань сверху. Выглядела я на редкость жалко. К тому же куда моложе своих лет. Наверное всему виной был новый оттенок волос и обретенная мною ранее худоба. не уверена, что у меня получиться оставаться в такой форме долго. Учитывая, что работы тут много, я быстро накачаю мышцы и перестану казаться такой субтильной. А вот рост у меня так и останется прежним. С этим придется смириться. Я крутанулась перед зеркалом, проверяя, не сборит ли где ткань.
        - Сколько тебе лет? - неожиданно спросила Фанита.
        - Трудовой договор со мной уже можно заключать, - хмыкнула я и подошла поближе к отполированной металлической поверхности, служащей зеркалом.
        В отражении я не увидела пары морщинок, которые давно притаились в уголках моих глаз. Они всегда были свидетельством того, что я часто улыбаюсь.
        - Ты была замужем, - резонно заметила моя новая подруга. - Значит, уже отметила совершеннолетие. Но иногда ты говоришь очень взрослые вещи. А выглядишь юной.
        - От болезни осунулась, - нехотя пояснила. - Я уже давно не девочка.
        И только я собралась сказать, сколько мне конкретно лет, как женщина беззаботно уточнила:
        - Когда я отметила свое пятидесятилетие, то вырвалась из-под опеки и уехала куда глаза глядят.
        Я закашлялась, чтобы скрыть шок. А Фатина не заметила ничего странного и продолжила:
        - После совершеннолетия девушка должна выбрать пару, чтобы принадлежать новому роду. Или…
        - Или?
        - Я избрала другой путь. Стала хозяйкой собственной жизни.
        - Никто не возражал?
        Женщина вздохнула и медленно покачала головой. Я уже подумала, что ответа не получу. Но она тихо произнесла:
        - Многие возражают, когда такие женщины решают свою судьбу.
        - Такие?
        - У нас говорят, что у рыжих нет души.
        - И у нас такая поговорка ходит, - нехотя подтвердила я.
        - Рыжие у нас нечасто встречаются. А уж такие огненные, как ты и вовсе редкость, - горько усмехнулась Фанита. - Потому, когда я тебя увидела, то решила, что ты такая же, как я.
        - Какая? - пытливо спросила я вновь.
        - Волшебная лиса.
        Лисоглава 11
        Теперь я поняла, почему новая подруга настаивала на том, чтобы я спрятала волосы под платком. На нас пялились все.
        - Ко мне они уже привыкли, - пояснила Фанита. - А вот тебя еще не видели. Вот и любопытствуют.
        - Я-то думала, что тут хватает рыжих, - нервно заметила я, порываясь накрыть голову хотя бы ладонями.
        - В этих краях все больше темноволосые. Севернее обитают оборотни со светлыми волосами. А рыжих всегда было мало даже в восточных землях, откуда все мы родом, - тут женщина повысила голос, - Ты жила в деревне. Вот и считаешь, что больше сотни жителей - это уже город. А в нашем родном поселении многовато огненных.
        - Угу, - кивнула я понятливо.
        - Привыкай, что тут на тебя всегда будут смотреть. И местные, и заезжие, - продолжила Фани менторским тоном, который давал понять каждому, кто хотел слышать, что женщина воспитывает младшую родственницу.
        - Кого это к нам занесло попутным ветром? - прозвучало совсем близко.
        Фанита раздраженно фыркнула, а я невольно зашла к ней за спину. Дорогу нам перегородил высокий мужик в кожаном жилете, парусиновых штанах и сапогах, стянутых на лодыжках шнурками. Он обладал черной шевелюрой, квадратной челюстью и изумительного оттенка льда глазами. Был мужчина на редкость привлекательным. И я сделала вывод, что именно о нем мы говорили накануне прогулки.
        - Чего тебе? - высокомерно уточнила Фани.
        - Захотел поздороваться.
        - Так делай это и не мешай идти дальше.
        - А кто с тобой? Уж не родня ли пожаловала в гости?
        - Племянница, - холодно отчеканила женщина.
        - Ох, несладко придется тебе с ней, - сокрушенно покачал головой здоровяк и по дуге принялся обходить нас двоих.
        - Отчего это?
        - За такой юной рыжулей виться будут.
        - Да вам, мужланам, повода не нужно, чтобы за юбкой бежать.
        Незнакомец втянул в себя воздух, словно принюхиваясь, и тут же скривился. Казалось, что он едва сдерживается, чтобы не чихнуть. А по глазам Фаниты я догадалась, что ей происходящее не очень по вкусу. Не хватало мне еще потерять расположение единственного лояльного ко мне существа в этом мире.
        - Виться за мной никому не рекомендую, - заявила я достаточно громко.
        - Это почему? - удивился капитан. И рядом с ним притих еще один стражник, который до того делал вид, что не слушает диалог.
        - Потому как я сразу замуж пойду за бедолагу. И детей ему нарожаю. Штук пять. И привяжу к себе так, что ни на кого больше зариться не станет. А если он меня обидит…- я сделала драматичную паузу, - маме пожалуюсь. Она, кстати, с нами жить будет. И бабушка.
        Мужик икнул. Фанита крякнула. Кто-то наступил на хвост присевшему охраннику у соседнего дома. Я скрестила руки на груди и нагло потребовала:
        - Все желающие в мужья пусть записываются в амбарной книге у тетки. Потом мы проверим их на финансовую стабильность, адекватность и лояльность к рыжим хвостам. Выясним, насколько хорошим отцом он будет. Как станет воспитывать и выкармливать малышей, как будет смотреть за хозяйством, сколько будет сидеть в декрете…
        - Чего? Где? - опасливо уточнил здоровяк.
        - А вы против семейных ценностей? Готовы слушаться тещу и печь ей блины по выходным?
        - Печь? - мужик попятился.
        - Я хочу найти себе спутника по законам нашего клана.
        - Каким законам?
        - Правильным. Таким, где мужчина знает свое место…
        Капитан ретировался. Спешно попрощавшись, он скрылся в переулке. Нам оставалось лишь лицезреть его подтянутую задницу и большущий хвост.
        Видимо, перевертыш не видел ничего зазорного в демонстрации этой части тела. Впрочем, я обратила внимание, что многие не стеснялись хвостов. У некоторых прохожих в мех были вплетены бусины и ленточки. У одной из дам позвякивали колокольчики при ходьбе.
        - Откуда ты набралась такой ереси? - давясь от смеха, спросила Фанита. - Печь блины для тещи?
        - А почему бы и нет? - я пожала плечами. - Что плохого в том, чтобы уважить маму жены?
        - У нас так не принято…
        - У нас много чего не принято. Но это не значит, что не стоит вводить новые традиции.
        - Ты умеешь навести страх на мужчин, - признала подруга, утирая слезы. - И как я сама не догадалась придумать такое?
        Мы зашагали к ратуше, расположившейся на площади. Фанита решила подать заявление на восстановление моих документов. Рассуждала она об этом достаточно громко, чтобы нас могли услышать все желающие.
        - И как ты умудрилась потерять бумаги? Голову как не уронила? - ворчала она беззлобно. - Еще придется платить за новые. И ты мне отработаешь этот долг.
        - Конечно, - улыбнулась я хитрости лисы. - Придется устроиться у тебя работать.
        - И еще амбарную книгу надо купить для записи женихов.
        Мы обе засмеялись этой новой шутке, которая никому больше смешной не показалась.
        Только теперь я заметила, что и впрямь тут не было рыжих. В основном все прохожие были темноволосые и лишь редкие могли похвастаться русыми шевелюрами и хвостами. У некоторых мех был с полосками.
        - Не пялься, - шикнула на меня Фани. - Это неприлично.
        - Но… - попыталась возразить я.
        - Ты приличная девушка. И незамужняя. К тому же огненная. Не надо провоцировать мужчин и злить женщин.
        Я тяжело вздохнула и решила не спорить. Тем более тут и без конечностей перевертышей было на что посмотреть. Почти все дома были двухэтажные из дерева. С покатыми крышами из черепицы и небольшими окошками с белыми рамами. Мостовая была выложена зеленоватым камнем. Поначалу я удивилась отсутствию фонарей, а потом вспомнила, что тут почти все прекрасно видят в темноте.
        Мимо нас несколько раз проезжали повозки, запряженные лошадьми. Мне стало интересно, как травоядные не бояться хищников вокруг. Вероятно, они привыкли к такому соседству.
        Одежда у прохожих была разной. Тут были облаченные в доспехи очень загорелые здоровяки, кряжистые парни, одетые в кожаные штаны и жилеты и те, кто предпочитал домотканые рубахи, подпоясанные кушаками.
        На меня обрушились запахи. Отчего-то я очень отчетливо ощущала аромат вяленой рыбы, солонины, черного чая с лепестками мяты, выпечки из пекарни на углу. В ящиках вдоль дороги росли душистые травы и цветы, над которыми вились толстые шмели.
        На ступенях одного из домов сидел откормленный кот и лениво наблюдал за снующим людом.
        - У вас есть коты? - шепнула я спутнице.
        - Мышей же должен кто-то ловить, - резонно заметила Фани.
        Мы вышли на площадь, и я ахнула. Посередине расположился небольшой фонтан, который своей конструкцией напоминал колодец.
        - Есть у нас легенда об источнике исполняющим желания.
        - Да неужто, - хмыкнула я.
        - Но я считаю, что его придумали, чтобы заезжие дурни бросали в воду монеты. Их ведь кто-то вылавливает.
        Однако, поравнявшись с фонтаном, Фанита вынула из кармана пару кругляшков из меди и протянула один мне.
        - Только не загадывай ничего глупого, - буркнула она и кинула металлическую безделицу в воду.
        «Пусть мне повезет», - подумала я и тоже бросила монету.
        Лисоглава 12
        Здание ратуши оказалось крепким и высоким. К тому же выложенным из камня, что в этих местах нечасто встречалось. Внутри было прохладно и отчего-то сумрачно. Я поежилась, но отставать от своей тетки не решилась. С трудом удержалась, чтобы не схватить ее за ладонь. Но вовремя себя одернула. Может я и не взрослая по меркам этого мира, но все же давно уже не ребенок. И вести себя буду достойно. С этими мыслями я расправила плечи. В конце концов, мне в жизни часто приходилось справляться с трудностями. Значит и тут смогу выстоять. Вполне возможно, что это место станет моим новым домом. Я ведь могу никогда не найти дорогу обратно.
        В груди похолодело. Мне стало по-настоящему страшно. Я ведь могла застрять тут навсегда. Остаться в мире, где живут странные существа из сказок, было странно. Здесь я совсем никто и никому не нужна.
        Внутренний голос насмешливо напомнил, что и в моем мире я давно была одна. Там не осталось родных и близких. За последние годы я отдалилась ото всех. Или от меня отдалились. Я сама виновата в этом. После ухода родителей мне захотелось закрыться от окружающих. Никто не пытался достучаться до меня. Или мне только так казалось. Я погрузилась в свои страдания и оставила рядом лишь мужа и подругу. Мда. Никогда не думала, что окажусь настолько недальновидной.
        - Ты меня слушаешь? - зашипела Фанита.
        - Прости, отвлеклась.
        - Говори со старейшиной с уважением, но без раболепия. Но только то, о чем он тебя спрашивает, - тут она сощурилась, давая понять, что мне стоит быть осторожной. - Твое имя Леся Рыж. Выговори его по буквам, чтобы писчий правильно оформил документ.
        Я кивнула, вспомнив краткую историю, которую мы придумали о моем происхождении. К нашей удаче, семья Фаниты жила далеко на востоке, за горами, в уединенном княжестве. Там не были приняты клейма и родовые татуировки. Потому я вполне могла заявить, что документы потеряла, а кулон с семейным гербом была вынуждена отдать в оплату проезда до этого города.
        Мы остановились в длинном коридоре, почти пустом, если не считать нескольких перевертышей, рассевшихся на узких лавках вдоль стен.
        - Тут так мало посетителей, - удивилась я.
        - А зачем беспокоить старейшин по пустякам? - улыбнулась Фани. - У нас принято обмениваться обещаниями, ими же скреплять сделки.
        - Никто их не нарушает? - тихонько уточнила я.
        - Мы не люди, - терпеливо пояснила женщина. - Наше слово - закон. А старейшины помогают решать другие проблемы. Например, они способны помочь тебе получить статус гражданки нашего города.
        Я понимала, что нужно произвести правильное впечатление и добиться доверия к своей легенде. Ведь если мне откажут в легализации, то вполне могут выслать из города. А там, за его пределами, я стану нелегальным жителем страны. Я не смогу обратиться за помощью к властям, если меня обидят. И стану легкой добычей для любых недобрых личностей.
        - Я порядочная горожанка и поручусь за тебя. Потому не переживай, - попыталась успокоить меня Фани.
        Кивнув в ответ, я вытерла взмокшие ладони о юбку. Затем пригладила выбившийся локон, в очередной раз поразившись, насколько густыми стали у меня волосы.
        - Ничего не бойся, - шепнула рыжая и подтолкнула меня к двери, в которую громко постучала.
        - Заходите уже, хватит топтаться за порогом, - раздался низкий голос.
        Мы вошли, оказавшись в залитой светом комнате. Я ожидала мрачный антураж, но кабинет был другим. Он походил на сельскую библиотеку с читальным залом. Вдоль стен стояли полки, сплошь заставленные книгами. Тут была добротная крепкая мебель, плотный домотканый ковер, заглушающий шаги, а несколько керосиновых ламп тут наверняка добавляли уюта помещению в темное время суток.
        За большим столом сидел пожилой мужчина с окладистой бородой и взлохмаченной седой шевелюрой. На его плечи были наброшен добротный подбитый мехом плащ. На переносице хозяина кабинета виднелись очки в роговой оправе, которые он тут же убрал в сторону. И улыбнулся. Тут я едва не попятилась. Только оказавшаяся за спиной Фанита не позволила мне сбежать. Она крепко ухватила меня за локоть и удержала на месте.
        - Мне было любопытно, когда ты покажешь нам свою племянницу, - протянул мужчина, скалясь огромными клыками.
        - Ну зачем ее пугаешь? Видишь ведь, что девушка боится! - строго заявила Фанита.
        - Ты никогда медведей не встречала? - с искренним удивлением осведомился мужчина.
        Я гулко сглотнула и смогла выдавить сипло:
        - С такими огромными зубами - нет.
        Старик захохотал, запрокинув голову, и громко хлопнув ладонью по столу. Смеялся он заливисто и очень заразительно. Фанита ободряюще сжала мое плечо и улыбнулась. Только сейчас я осознала, что ее тоже отпустило напряжение, которое лиса пыталась скрыть.
        - Знатно ты меня похвалила, малышка, - выдал медведь отсмеявшись и утерев рукавом рубахи выступившие на глазах слезы. - Так меня даже жена не балует в самые хорошие дни.
        - Извините, - пискнула я, совсем растерявшись. - У вас и впрямь внушительные зубы.
        - Уважила, - хитро подмигнул мне старейшина. - Вот что значит лиса. Настоящие лисы всегда умеют растопить самые суровые сердца.
        - Ты это говорил про кошек, Норис, - напомнила ему Фани и подтолкнула меня к диванчику, на который сама же и уселась.
        - Говорил, - не стал отпираться старик. - Но только рыжим мы прощаем любые шалости.
        Я села на набитую соломой подушку.
        - Ну, мне нечего прощать. - упрямо заявила моя подруга.
        - Мне никогда не забыть, как ты приехала в этот город. Я был против лис в нашем сообществе.
        - Помню.
        - Признаюсь, что я считал тебя никчемной и скандальной дамой.
        На это высказывание лисица фыркнула.
        - Все женщины боялись, что ты станешь уводить у них мужей и совращать сыновей.
        - Как будто они того стоят.
        - И вот спустя годы к тебе приехала племянница. Город будоражат слухи.
        - Нам не нужны неприятности и чужие мужья, - отрезала Фани. - Любая волчица или кошка куда более блудливая чем лисы.
        - Вы редкие. И в нашем городе других лис нет, - резонно заметил Норис. - Потому жители и волновались.
        - Женщины, - поправила Фани. - Мужчинам всего лишь немного любопытно.
        - Может ты и права.
        Старик ненадолго замолчал, пристально осматривая меня. От этого взгляда стало неловко. Захотелось поджать под себя ноги и закрыть лицо ладонями.
        - Твои родители мертвы, - совершенно другим голосом произнес он.
        В комнате стало прохладно и огонек в лампе дрогнул. Только старейшина не обратил на это внимания.
        - Ответь мне, дитя.
        - Они погибли.
        - И ты осталась совсем одна, - он не спросил, а констатировал факт.
        - Все так.
        - И еще ты боишься. Чего?
        - Боюсь, что не смогу тут прижиться. Что не найду своего места.
        - Почему? - искренне заинтересовался он.
        - Меня предали, - выдохнула я, испытывая странное облегчение, что могу говорить об этом.
        - Кто?
        - Мужчина, который обещал заботиться. И женщина, которая была мне сестрой.
        - Ты совершила преступление? Наказала их? - старик прищурился и показался мне очень заботливым.
        - Нет. Законов я не нарушала. Просто сбежала в дом родственницы, - доверительно сообщила я.
        - Для чего?
        - Чтобы начать новую жизнь.
        - Ты планируешь причинить вред хоть кому-то?
        - Нет.
        - Обидеть Фаниту? Или еще кого?
        - Нет, - тут я мягко тронула ее руку, лежащую на моем плече. - Она хорошая.
        - А кого-то плохого?
        - Больше не дам себя в обиду, - выпалила я прежде, чем успела остановиться.
        И тут с меня спало странное оцепенение. Я встряхнулась и изумленно уставилась на Нориса.
        - Что…что...
        - В твоей деревне не было таких старост? - лукаво спросил старик.
        На это я мотнула головой.
        - Значит, не только зубы у меня большие. Но и сил хватает, чтобы оставаться старейшиной этого города, - мужчина преобразился и обернулся.
        На подоконник опустилась крохотная птичка и постучала клювом по тарелочке, на котором лежал кусочек печенья.
        - Идите домой. Документы тебе справят. Будешь жить в нашем городе и если не сделаешь ничего плохого, то станешь местной через две луны. До того ты под опекой Фанитой. Она за тебя отвечает.
        - Но я не сказала своего имени…
        - Леся Рыж, - перебил меня медведь. - Неужто вы решили, что у старика со слухом плохо?
        - Нет.
        - Кыш отсюда, - старейшина махнул рукой. - Ходят тут, отвлекают от важных дел.
        Мы не успели выйти, как я кинула взгляд за плечо. Хозяин кабинета подошел к окну и протянул руку к птахе, которая с готовностью села на его палец.
        - Он не кажется опасным, - сказала я, когда мы оказались на улице.
        - Он мог бы убить нас двоих, если ощутил ложь в твоих словах. И поверь, медведь сделал бы это, реши, что ты принесешь опасность или смуту.
        - Норис? - удивилась я.
        - Когда-то он был величайшим шаманом-воином. И не вздумай принимать его доброту за слабость.
        Лисоглава 13
        Мы направились в сторону дома. Погода была замечательной. Весенний ветерок зарывался в волосы, которые мне никак не удавалось укротить. Фанита была донельзя довольной. Она кинула уличному торговцу монету и протянула мне карамельное яблоко на палочке.
        - Я ведь не маленькая, - улыбнувшись, приняла угощение.
        - Могу я побаловать свою племянницу, - возразила рыжая и заговорщически подмигнула.
        Мы уселись на скамью напротив лавки с вывеской в виде башмака. Лакомство оказалось вкусным, и я невольно зажмурилась от удовольствия.
        - Ты сладкоежка. Прямо как я.
        - Это у нас семейное, - пожав плечами, ответила я.
        Чуть помолчав, Фанита заявила:
        - Нам нужно прикупить тебе годную обувь и одежду по фигуре.
        - Я не хочу, чтобы ты тратилась.
        - Не переживай. Все отработаешь, - беззаботно отмахнулась женщина. - И я не хочу, чтобы постояльцы видели в заведении замарашку. В конце концов, мы лисы, и просто не можем выглядеть жалко.
        Мне пришлось признать, что сама Фанита одевалась очень броско, но при этом не вульгарно. Шнуровка спереди платья эффектно подчеркивала талию и грудь рыжей. Длинный подол не скрывал при ходьбе очертания ее бедер, а неглубокий вырез позволял любоваться изящной лодыжкой в кожаном высоком ботинке.
        На шее Фаниты висела цепочка, на которой виднелся странный камень красного цвета.
        - Это родовой кулон, - тихо пояснила женщина, небрежно сунув его под ткань. - Именно такой ты отдала за проезд. Помнишь?
        Я торопливо кивнула.
        - Когда тебе выправят документы, мы добудем тебе такой же.
        - А твоя семья не будет против?
        - У меня никого нет, - отрезала женщина. - У нас с тобой никого нет, - поправилась она и погладила меня по голове так, словно и впрямь испытывала в отношении меня родственные чувства. - Будем держаться вместе.
        - Я должна сказать тебе «спасибо»…
        - Скажешь однажды. А пока ты доедаешь яблоко, я схожу в лавку и узнаю, когда можно будет заказать тебе обувь.
        - Может стоит купить готовую? - робко предложила я.
        - Мы не люди, чтобы носить такое, - женщина посмотрела на меня так, словно я сказала что-то совершенно глупое.
        С этими словами она подошла к двери и толкнула ее. Раздался тихий звон колокольчика и приветственный возглас башмачника.
        Надо мной вспорхнула птичка и уселась веточку растущего рядом куста. Она повернула ко мне крохотную головку и требовательно чирикнула.
        - Нет у меня печеньки, - улыбнулась я, вспомнив, что видела похожую кроху в ратуше.
        - Ты голодная? - раздалось надо мной и от неожиданности я охнула.
        Рядом стоял здоровый мужчина в темной запыленной одежде. Мне пришлось запрокинуть голову, чтобы увидеть его лицо. Оно оказалось загорелым и слегка обветренным, широким с резкой линией челюсти и грубоватым, пару раз сломанным когда-то, носом.
        - Ты не мог бы… - я сглотнула.
        - Чего хочешь, малышка? - хрипло уточнил он и положил ладонь на пояс, к которому был приторочен приличный мешочек, который тут использовали как кошелек. - Я могу купить тебе что пожелаешь.
        - Мне нужно то, что не продается, - выдавила я из себя любезную улыбку.
        - Я подарю тебе любую безделицу, а ты в ответ поблагодаришь…
        - Отойди и не загораживай мне солнце, - отчеканила я холодно.
        - Что? - ошарашенно уточнил здоровяк.
        - Или тебе место надо уступить? Так бы и сказал, что устал и хочешь дать отдых старым костям.
        Я поднялась со скамьи и чинно поправила подол платья.
        - Присаживайтесь. Может вам принести воды? Уверена, я смогу уговорить лавочника дать мне кувшин для пожилого путника…
        - Пожилого? - взревел незнакомец.
        - Только старческое слабоумие может быть оправданием твоему предложению.
        - Не понял.
        - Не удивлена, - оборвала я мерзавца. - Только глупец мог попытаться купить незнакомку.
        - Да что ты себе позволяешь? - на лице чужака проступили звериные черты.
        Что-то подсказывало мне, что именно сейчас я должна показать себя. Потому и резко шагнула к наглецу, заставив того качнуться назад.
        - Я не продаюсь, - мой палец уперся во вздымающуюся грудь темноволосого перевертыша. - Не смей сейчас строить из себя обиженного. Это ты оскорбил меня. Ты повел себя как животное.
        - Ты так меня стыдишь? - хищно оскалился он.
        - Пытаюсь донести до тебя простую мысль, - я смерила его ледяным взглядом, который часто использовала с несговорчивыми поставщиками. - Если ты будешь вести себя как мерзавец, то не удивляйся, что тебя не станут уважать.
        - Серьезно? - уточнил он, странно хмыкнув. - Ты в каком мире живешь, деточка?
        - В том, где не боюсь поставить на место хамов.
        Незнакомец небрежно ухватил меня за затылок и легонько сжал его в огромной ладони. От боли в глазах потемнело.
        - У нас уважают силу…
        Договорить он не успел. На мне были ботинки с острой стоптанной кромкой подошвы у носка. Именно ею я ударила агрессора в голень, попав ровно между краем сапога и наколенником. А после того как здоровяк скривился, коротко ткнула кулаком в открывшийся кадык.
        Хватка ослабла, и я отскочила в сторону.
        - Гадина, - закашлялся мужик.
        - Скажи спасибо, что не ткнула этим, - я выставила перед собой заточенную палочку, на которой было когда-то яблоко.
        - Да я тебя…
        - Ты напал! - воскликнула я. - И мне стоило терпеть? Не в этом городе!
        Тут я заметила, что у нас появилась компания. Несколько прохожих остановились в паре метров и мрачно взирали на незнакомца. От таверны с другой стороны улицы быстро шагали пара стражников судя по одежде. Я запоздало подумала, что не с того начала знакомство с местными порядками нового мира. Да только спускать такое обращение не собиралась. Фанита говорила, что тут не принято кланяться. Она сама общалась со старейшиной без подобострастия. Значит, мне стоило отстаивать свои права. Какими бы они не были.
        - Что тут происходит? - прогремел представитель власти, окатив меня подозрительным взглядом.
        - Жениха проверяю на стойкость, - заявила я с шальной ухмылкой.
        - Кого?
        - Этого, - я указала на выпрямившегося мужчину, недоверчиво уставившегося на меня. - И заявляю официально, не подходит он мне. Буду дальше искать.
        Второй стражник хлопнул по плечу коллегу и негромко пояснил:
        - Это та самая девица. Она немного дикая.
        - Но привитая, - кивнула я.
        - Что тут происходит? - гаркнул уже знакомый голос.
        Я обернулась к капитану и махнула ему рукой, чем безмерно удивила.
        - Ты? - он скривился, словно лизнул лимон. - Вот как знал, что не к добру лиса в городе.
        - Закрывать курятники надо и лис можно не опасаться, - толкнув капитана локтем, мимо прошла Фанита. - Что случилось?
        - Этот меня купить хотел, - я указала на побледневшего от такого внимания обидчика.
        - Ты его ударила? - сурово уточнила рыжая.
        - Да.
        - Значит, отыгралась. Молодец. Вак, - она повернулась к капитану, - куда смотрят твои подопечные? Если любая заезжая морда предлагает такое приличным девушкам?
        Затем она пристально посмотрела на меня и заметила, как я потерла саднящую шею. Фанита угрожающе низким голосом спросила:
        - Он тебя тронул?
        - Только взялся…
        В следующее мгновенье женщина оказалась рядом с громилой и он зашипел. На смуглом лице появились тонкие царапины, набухающие кровью.
        - Теперь квиты, - припечатала разгневанная опекунша.
        - Лиса, - выдохнул мужик и попятился.
        Мне показалось, что в его глазах промелькнул страх.
        - Мы уходим, - как ни в чем ни бывало заявила Фани и ухватила меня под локоть. - Заявление на мерзавца мы напишем позже.
        Капитан подступил к побледневшему хаму и ухватил того за плечо.
        Лисоглава 14
        Когда мы свернули в улочку, я наконец смогла выдохнуть. Руки подрагивали, а дыхание сбилось. Моя спутница заметила мое состояние и легко обняла меня за плечи.
        - Ты все правильно сделала, - заявила она уверено.
        - Но не была к этому готова, - призналась я наконец.
        - В город приезжают отовсюду. Они привыкли вести себя как заблагорассудится и порой приходится ставить их на место. Чаще всего это делает стража. Но иногда нужно самим действовать.
        - Ненавижу таких мужланов.
        - Понимаю, - кивнула Фани. - Никто не застрахован от подобного козла.
        - Я не подвела тебя? Ведь теперь ты мой опекун и мне стоит быть осторожнее…
        - Не в такой ситуации, - нахмурилась женщина. - Ты не знаешь о наших законах и это мое упущение. Стоило рассказать тебе о правилах более подробно.
        На нашем пути возник незнакомец и Фанита завела меня себе за спину.
        - Я не хотел вас пугать…
        - Посмотри внимательно и спроси себя, - язвительно заявила женщина, - похожа ли я на испуганную? Я даже стражу звать не стану.
        Мужчина хмыкнул, и я заставила себя встать рядом с Фани. Прятаться я не стану. Может я и не лиса, но душа у меня не заячья.
        - Дамы, я не собираюсь на вас нападать.
        - Такое тут сурово карается, - воинственно уперев руки в бока, напомнила рыжая.
        Я смогла рассмотреть чужака, который стоял на нашем пути. В глаза бросилось ее одеяние. Оно походило на одежду того хама на площади. Те же ботинки и наколенники. Только ткань рубахи казалась чуть более тонкой. Черты его лица были такими же резкими, выдавая ту же породу. Мне удалось не пялиться на его хвост, чем можно было гордиться.
        - Я хочу извиниться за своего собрата. Он позволил себе лишнее.
        - И получил ответ.
        - Но девушка не простила его, - прозорливо заметил чужак и уставился на меня полночными глазами.
        - Подлец не извинился, - подала я голос. - Но непонятно, почему вам это так важно?
        - Я забочусь о своей репутации, - туманно пояснил мужчина.
        - Он ваш подопечный, - высказала я догадку и поняла, что попала в цель.
        - Мы прибыли в город только сегодня и скандалы нам ни к чему. А моего парня забрала стража.
        - Отпустят, - небрежно бросила Фани.
        - Но если бы вы попросили…
        - А где вы остановились? - задала я вполне невинный на первый взгляд вопрос.
        - Мы еще не успели разместиться…
        - У нас отличный постоялый двор, - не дала я ему договорить. - Конечно, цена для вас будет не самая малая, но для своих постояльцев мы могли бы сделать скидку в виде просьбы к начальнику стражи.
        Фанита удивленно покосилась на меня, но в ее глазах загорелся алчный огонек.
        - Для господ найдутся комнаты, а слуги могут устроиться в таверне по соседству, - добавила она. - Там им будет удобнее.
        - И выйдет дешевле, - тут же нашлась я. - У нас хоть и стоит подороже, но и условия получше.
        - Неужели? - уточнил мужчина.
        - Да. Место приличное. Тихое и достойное. Для тех, кто ценит репутацию и не позволяет себе лишнего, - давила я. - В городе о нас отзываются как о достойном заведении. И все постояльцы на хорошем счету у стражи.
        - Это точно? - с усмешкой спросил воин.
        - Вы мне не верите? - вполне искренне возмутилась я.
        - Поговаривают, что рыжие…
        - Осторожнее, - предупредила Фанита, - цена для вас только что возросла на пару серебряных.
        Мы обе скрестили руки на груди и мужчина развел свои в стороны, словно признавая поражение.
        - Леди, я с радостью принимаю ваше приглашение.
        - Деловое предложение, - поправила я. - И оно включает помощь с ремонтом крыши. Пусть тот хам поможет перекрыть черепицу над верандой. И я, так уж и быть, прощу его дерзость.
        Брови мужчины вскинулись вверх, а Фанита затаила дыхание. Наверно, она и не догадывалась, что я заметила, насколько обветшала крыша ее заведения.
        - Оплата включает завтрак, - выдала я последний аргумент.
        - И во сколько же обойдется проживание одного постояльца?
        - Сообщу чуть позже, - лукаво усмехнулась я. - Но будьте уверены, репутация обойдется вам вполне по разумной цене.
        Как только мы отошли, спутница потрепала меня по плечу.
        - А ты еще та лиса. Как его обработала.
        - У меня была кофейня. И не самая лучшая компаньонка, которая не помогала.
        - Значит, ты знаешь толк в продажах.
        - Скорее в поставщиках, выплатах, расчетах и прочем. Мне приходилось крутиться, чтобы отдавать зарплату работникам, осилить коммуналку… - я запнулась, поняв, что такие термины могут быть незнакомы местным, - налоги и аренду.
        - А как ты догадалась, что он сможет оплатить нам постой?
        - Ботинки, - просто сказала я. - У него очень хорошая обувь, хоть и пыльная. И тот хам несмотря на то, что ниже его по рангу, а кошель у него был знатный. В нем бряцали монеты. Вряд ли воин в путь станет наполнять дорогой кожаный мешочек мелкими медяками. Стоит понять, что его опекуны не бедные. Отряд явно не малый.
        - С чего ты взяла
        - Посмотри, - я указала налево.
        Там у таверны стояли с десяток мужчин в знакомой уже одежде. Пара из них расположились чуть поодаль и выглядели несколько внушительнее.
        - Главное, чтобы согласились те двое, - понятливо кивнула Фанита. - А нам надо застелить кровати в номерах, протереть пыль…
        - Мы все успеем, - я взяла ее под локоть.
        - Ты ведь понимаешь, что у нас не элитное место.
        - Так сделаем его таким. Поверь, для этого не так много нужно.
        - Богатые любят вольности.
        - Они оценят ограничения, - возразила я, ухмыльнувшись. - А тебе придется поговорить с капитаном. Он должен иногда к нам заходить.
        Фани фыркнула, но я понимала, что делала она это для вида. Тот здоровяк нравился рыжей чуть больше, чем она хотела признать.
        В этот момент я ощутила странное. Словно кто-то прикоснулся ко мне раскаленной ладонью между лопаток. Оглянулась я не сразу. Инстинкты диктовали мне плавные движения, которые не должны провоцировать нападение хищника. Среди снующих мимо торговцев и праздно шатающегося люда, я увидела мужчину. Он стоял в тени веранды оружейной лавки и не сводил с меня напряженного взгляда.
        - Ты чего? - спросила Фани.
        Я растерянно повела плечами и снова посмотрела в сторону незнакомца. Его там больше не было. И от этого я ощутила странную смесь облегчения и тоски. Но разобраться с этими эмоциями решила позже. Не посреди же улицы мне нужно размышлять, почему у меня подогнулись колени, а сердце забилось пойманной птицей.
        Лисоглава 1
        В коридоре было темно. Именно это давало иллюзию, что все происходит не в этой реальности. Я могла закрыть глаза и представить, что нахожусь не дома, а в кинотеатре и наблюдаю за драмой со стороны. Вот только все куда хуже. Моя спина упирается в стену, обитую пробкой. Я сама ее подбирала в магазине стройматериалов. Подошва кроссовок слегка скользит по ламинату, который мне никогда не нравился. А в паре метров от меня виднеется арка, ведущая в гостиную. В ту самую комнату, куда мне не хочется заходить. Но это нужно сделать, чтобы окончательно убедиться - моя жизнь не будет прежней.
        И дело вовсе не в чужих туфлях с красной подошвой, что лежат в проходе. Не в лужице темной ткани, небрежно оставленной там же и не в кружевном великолепии белья, брошенного чуть поодаль.
        И когда моя жизнь успела превратиться в банальный анекдот.
        Только вместо мужа из командировки вернулась обманутая жена. Глупая я.
        Мне пришлось преодолеть омерзение и войти в соседнюю комнату. На полу виднелась цепочка из вещей. Я оценила кружевные трусики, тонкий шелковый чулок и семейные трусы со снеговиками. Последние портили всю картину. Стало даже стыдно перед изысканной любовницей за супруга. А когда я увидела дырявый носок, то окончательно смешалась. Едва удержалась от желания пнуть эту деталь гардероба под диван.
        «Да что со мной не так?», - думала я, стоя на пороге спальни и не решаясь открыть дверь.
        Из-за нее доносились стоны и возня. Было совершенно очевидно, чем там занимался мой муж с неизвестной девушкой. Я уткнулась лбом в дверной косяк и вздохнула. Трусихой я не была. Наоборот, умела держать удар. Вот только сейчас тянула время и топталась на пороге собственной спальни.
        - Соберись, - приказала я себе и толкнула дверь.
        В одно мгновенье моя жизнь перестала мне принадлежать. Вот буквально еще пару минут назад я была счастливой женщиной, у меня был муж, квартира, доставшаяся от родителей, подруга, с которой я держала маленькую кофейню, и мечта через год-другой обзавестись малышом. Правда муж хотел купить питона. Даже детскую планировал переоборудовать в террариум. Но для начала видимо решил затащить змею в нашу с ним общую постель.
        - Вы хоть простыни сменили? - уточнила я, прислонившись к стене. - Или брезгливость не для вас?
        С коротким криком с моего мужа скатилась белокурая девица и накрылась с головой одеялом. Вот только я уже узнала татуировку на ее плече. Мужчина неловко прикрыл голых пах, попытался натянуть на него то самое одеяло. Но любовница держала ткань крепко. Я вынула из кармана бумажный платок и кинула его в мужа.
        - Возьми, - иронично предложила я. - И не говори, что я не забочусь о тебе, дорогой.
        Он автоматически ухватил предложенную салфетку и тут же откинул ее, чтобы прикрыться подушкой.
        - Да уж чего я там не видела? - осведомилась я со злым весельем. - А что, Маша, наш поставщик прячется на матрасе? Ты там переговоры ведешь?
        Предпринимать попыток вытащить подругу на свет я не собиралась. Не хотелось признаваться самой себе, но тело норовило меня подвести. Ноги ослабли, а перед глазами встала мутная пелена.
        Я наконец поняла, что уже не в первый раз ловила в доме аромат, который казался смутно знакомым. Это была смесь духов и дыма от ментоловых сигарет. Запах принадлежал Маше, подруге, с которой я провела все дество и юность.
        - Ты все не так поняла, Олеся, - отозвался супруг.
        Однако выглядел он на редкость жалким. Лицо покрылось красными пятнами, взгляд метался между моими коленями журнальным столиком, на котором стояла темная бутылка с двумя бокалами.
        - Ну, хоть тут ты оказался джентльменом, - оценила я напиток. - Это ведь вино, которое мы покупали на годовщину? Надеюсь, вам понравилось?
        - Леся, давай без сцен, - уже более твердым голосом произнес мой благоверный. - Мы ведь цивилизованные люди. И можем все обсудить…
        Договорить он не успел. Подхватив злополучную бутылку, я с размаху швырнула ее в стену, прямо над изголовьем кровати. Вино расплескалось по постели, осколки разлетелись с оглушительным звоном. Маша завизжала и наконец выскочила из-под своего укрытия, явив мне свое загорелое обнаженное тело.
        - Подруга, как переговоры? Скидочку выбила? - прошипела я недобро и швырнула в нее апельсин.
        - Ты чего творишь? - выкрикнула девушка истерично. - Психованная! Ты сама во всем виновата!
        - Точно! - не стала отнекиваться я. - Конечно, я. Виновата в том, что работала, когда у тебя болела голова. Когда твой очередной хахаль звал тебя на острова, пока его жена лежала в больничке на пластике…
        Лицо моего супруга вытянулось от услышанной информации, но меня это уже не заботило.
        - Виновата, что дала тебе шанс залезть в мою кровать и в трусы…
        Я вспомнила снеговиков на ткани и неожиданно криво усмехнулась.
        - Хотя знаешь, это как раз самое ничтожное из того, что ты у меня позаимствовала. Самое…- я показала расстояние между большим и указательным пальцем равное спичечному коробку, - мелкое и ненужное. На это я даже обидеться не могу. Ты практически занималась тут благотворительностью.
        - Ты ведь знаешь, что размер не имеет значения, - растерянно пробормотал окончательно обескураженный муж.
        - Рот закрой, - я ткнула в него пальцем.
        Лисоглава 2
        Непривыкший к такому моему поведению, супруг, тем не менее, подчинился. Подобрал под себя ноги вжал в пах многострадальную подушку.
        - Я могу принять многое, но вот это… - обвела комнату руками, - вне моего понимания.
        - А чего ты ждала? - неожиданно ядовито уточнила Маша.
        Она подхватила бюстгальтер и принялась натягивать его, путаясь в лямках.
        - Твой мужик без ласки живет. Ты вечно в делах. Пишешь дипломную, - она закатила глаза. - Кому она нужна? Кому нужна баба, которая не может мужик обед сварить и в постели ублажить?
        Супруг трагически всхлипнул, но весомое слово вставлять не спешил. Выжидал, наверно, более удачного момента. Или успел заметить, что на столе осталась еще пара тарелок, яблоко и бокалы.
        - Может, твой Петя и не самый лучший мужик, - продолжила подруга. - Но ты его недооцениваешь. И он на многое способен.
        - Забирай, - я скрестила руки на груди.
        - Что? - не поняла Маша.
        - Забирай этого самца, - пояснила я очевидное. - С трусами, носками, креслом его компьютерным. Картиной, которую ты нам подарила на свадьбу и поясом из собачьей шерсти, без которого он каждую зиму загибается.
        Блондинка растерянно посмотрела на предложенное сокровище и похоже не испытала восторга от моего щедрого предложения.
        - Знаешь, - наконец вышел из оцепенения Петр, - я не вещь, чтобы мною распоряжаться.
        Он не заметил, как любовница с облегчением выдохнула.
        - Мы с Машей уже два года встречаемся и только из жалости к тебе…
        Я содрогнулась, едва сдерживая смех. Стоило видеть блондинку, чтобы осознать, что эту информацию она не собиралась озвучивать. И уж точно не считала слова Пети важными.
        - Дурень, - отмахнулась я от благоверного. - Маша всю сознательную жизнь хотела иметь то, что принадлежит мне. А теперь, ты ей не нужен. Потому что и мне стал ненужным. Верно, подруга?
        Блондинка подхватила платье, чтобы рывком натянуть его на себя.
        - Не собираюсь я вмешиваться в ваши семейные разборки.
        - Что? - встрепенулся Петя.
        - Не надо меня втягивать, - повторила девушка с нажимом.
        - Мы же собирались… - муж осекся и затравленно посмотрел на меня.
        Стало как-то неловко. Он всегда был уверенным в себе, немного нагловатым и даже хамоватым. Но сейчас выглядел потерянным и обиженным. Вот только жаль мне его не было.
        - Собирайся, - бросила я равнодушно. - Если поторопишься, то может Маша подбросит тебя до метро.
        - Что? - испуганно встрепенулся муж.
        - Ты тут больше не живешь. А ты, Машуль, больше не совладелец кофейни.
        - Ну уж нет, - оскалилась она. - Половина всего бизнеса моя. Я такая же хозяйка, как и ты.
        - Ты не поняла, - я пнула в ее сторону чулок. - Забирай себе все. Только учти, что аренда заканчивается в следующем месяце. Новый договор заключай сама. Закупку сырья надо произвести через две недели. Зарплату рассчитывать придется тебе самостоятельно, ведь ты уверяла, что бухгалтер нам не нужен. А я больше не стану заниматься этим. Логично?
        Девушка помрачнела, наконец поняв, о чем я толкую.
        - Та сумма, которая лежит на нашем общем счете… - я сделала многозначительную паузу, - останется тебе, дорогая. Это мой свадебный подарок тебе и Петеньке. Тратьте с умом. Если ты добавишь те деньги, которые вытащила из бюджета на лечение своей собаки, то как раз хватит, чтобы заплатить официантам в двадцатых числах.
        С этими словами я вышла из комнаты и наконец позволила себе не сдерживать эмоции. Только вот плакать мне не хотелось. Оставаться в квартире мне было противно. Хотелось рюкзак и отправиться за город. Точнее в домик, который остался от моей бабушки в деревне. Там всегда было тихо и светло. Даже в дождливый день там было здорово.
        - Олесь, - раздалось за спиной, и я резко повернулась.
        Подруга стояла в арке и кривила губы в странной виноватой улыбке. Она часто так делала, когда хотела разжалобить меня или уговорить на очередную авантюру.
        - Давай мы с тобой не будем пороть горячку. Ну, глупо ведь ругаться из-за мужика…
        - Ты испачкала мою кровать.
        - Чем? - она захлопала глазами.
        - Предательством, Маш, - неприязненно пояснила я. - И если б ты в него влюбилась…
        Я махнула рукой, осознав, что подруга и впрямь ничего не понимает. Она воровато оглянулась, наверно беспокоясь, что Петя ее услышит, и быстро заговорила:
        - Если бы ты им и впрямь дорожила, то я бы никогда…
        Я вздохнула и направилась к стене, в которую был встроен высокий сейф. Девушка продолжала говорить, а я неспешно набрала комбинацию, отворила дверь и вынула из оружейного шкафа ружье.
        - Знаешь, Маша, - неспешно протянула я, - мне совершенно неинтересно, зачем ты это сделала. Зачем вы оба это сделали.
        Лисоглава 3
        Я притормозила у ворот и заглушила мотор. Радио послушно замолчало и через открытое окно донеслось пенье птиц и шум ветра. Где-то очень далеко лаяла собака. Зажмурившись, я еще раз подумала, что приняла правильное решение. Оставаться в городе после произошедшего не хотелось.
        Кофейня уже не первый месяц едва себя окупала. И мне приходилось выкручиваться, чтобы оплачивать счета и оставаться на плаву. Если бы моя подруга не вытаскивала деньги из бюджета, то возможно было легче. Не стоило затевать бизнес с близким человеком. С тем, кому не можешь сказать твердое «нет».
        - Сама виновата, - вырвалось у меня прежде, чем успела подумать
        Мне не хотелось признаваться себе, что стоило уже давно понять очевидные вещи. Маша меня использовала, а муж не отставал. Он пару лет уже искал себя и никак не находил. Петя продолжал медитировать под пиццу и компьютерные игры. Время от времени рассылал резюме и получал предложения. Которые, впрочем, его не устраивали.
        И я это принимала. Тащила на себе дом и мужчину в нем.. К ттому же я верила, что совсем скоро все изменится.
        Вот и изменилось.
        Горько вздохнув, я взяла рюкзак с соседнего сиденья, чехол с ружьем и вышла наружу.
        Оружие в нашей семье хранилось всегда. Отец учил меня охотиться с самого детства. Став совершеннолетней, я получила охотничий билет. Впрочем, стрелять в животных у меня никогда не получалось. Стоило представить их влажные глаза, как желание быть хищником разом пропадало.
        Когда я достала из шкафа ружье, моя бывшая подруга мигом рванула к выходу. Я даже не сразу осознала, как выглядит со стороны мой жест. И только поняв, чего она испугалась, засмеялась. Петя вышел на этот звук и тоже попятился.
        Я не стала его успокаивать и неспешно продолжила сборы. Может муж и собирался поговорить со мною. Да только так и не решился. Потоптался в прихожей, несколько раз спустил воду в унитазе и только потом вышел за дверь.
        Оставалось надеяться, что на этот раз он поднял крышку унитаза.
        Мне было плевать, что супруг вернется в мое отсутствие. Ничего ценного в доме не было и даже если он вывезет все, беднее я не стану. Засунув в сейф несколько рамок с фотографиями, шкатулку с украшениями и ворох флешек, на которых хранились мои документы, я успокоилась. А потом сунула туда и ноутбук. Брать его с собой не захотелось. Мне давно пора отдохнуть и лучше выйдет это сделать без интернета.
        По дороге в деревню, я заехала в магазин и прикупила продукты, чай и спички. Улыбчивая продавщица уговорила взять вместо сдачи семена в пакетиках. Пришлось сунуть их в карман. И заодно пообещать себе, что не забуду рассыпать их по двору. При этом я не лелеяла особой надежды, что цветы приживутся. Бабуля когда-то засеивала несколько огромных клумб у колодца, но сейчас они заросли сорняками.
        Соседние дома давно опустели и на улице насчитывалось не более десятка строений, которые казались жилыми.
        Каждое лето сюда приезжали семьи с детьми из столицы, а к зиме деревня изрядно пустела.
        - Ты не заблудился часом? - раздалось за спиной, и я развернулась на голос.
        - Митрич, не угадал? - уточнила у местного старожилы.
        - Олесенька, ты ли это? - расплылся в улыбке старик. - Не узнал сослепу. Давно тебя не было видно.
        - Вся в делах. Учеба… - я неопределенно махнула рукой.
        - Ты всегда была толковой девушкой. И хорошо, что без этого своего петушка приехала.
        - Мы не вместе уже, - немного смутившись призналась я.
        Протянула старику пачку кофе, которую прикупила специально на подарок.
        - Уважила, - усмехнулся Митрич довольно. - Смотрю и ружье прихватила.
        - На всякий случай, - я пожала плечами. - Места тут глухие. И зверь прийти может.
        - Через неделю здесь будет не протолкнуться. Понаедут гости.
        - К тому времени я уже уеду.
        - Как знаешь, Олеся. Ты если чего - заходи.
        С этими словами старик зашагал прочь. А я отправилась в дом.
        Первым делом пришлось раскрыть окна, распечатать свертки с постельным бельем и поставить на небольшую плиту чугунный чайник, наполненный из бутыли. Оставалось надеяться, что колодец не пересох, потому как воды я с собой взяла совсем мало.
        Найдя в буфете посуду, я заварила чай и выложила на тонкое фарфоровое блюдце со сколами розовые зефирки. Со всем этим добром я уселась на плетеное кресло у подоконника и поняла, что скучала по этому месту.
        Тут было хорошо. Несколько белых бабочек кружились над кустом дикого шиповника, а где-то в кроне акации переругивались невидимые птицы.
        Тут пахло влажной землей, перегретым на солнце шифером и той особой свежестью, которой благоухает обычно утренний снег.
        Неожиданно в кустах мелькнуло что-то и я насторожилась. Но только рассмотреть ничего не сумела в яркой зелени. Я всегда немного опасалась собак и невольно подумала, что это мог быть чей-то гуляющих без привязи пес. И было бы неплохо убедиться, что животное не агрессивное и не броситься на меня, почитав чужой. Невольно коснулась предплечья, на котором уже не было видно шрама. Вот только память услужливо подкинула мне картинки из прошлого. Я хорошо помнила горящие глаза в темноте, хриплое дыхание и боль. Воображение добавляло высокую человеческую фигуру, сильные пальцы, впивающиеся в кожу и голос…
        Тряхнув головой, я прогнала видение и забросила в рот зефирку. Она была реальной и очень вкусной. Пора избавляться от комплексов и страхов. И начать с того, чтобы пойти во двор и проверить, кто прячется в кустах.
        Лисоглава 4
        Дважды за вечер я обходила двор, но так никого и не нашла. Но уже ночью услышала шум. Проснувшись, я наскоро натянула джинсы и толстовку. Я почти вышла наружу, как вдруг остановилась у самого порога. Стоило подумать о безопасности. Ведь в этом доме я была совсем одна. Вокруг не было людей. И если там снаружи кто-то опасный…
        Я должна быть готовой к этому. На глаза попал чехол с ружьем и решение пришло тут же. Вынув оружие, я зарядила его, сунула в карман фонарик, и только после этого отперла замок.
        В круге света от зажженного фонаря кружились мотыльки. Под порогом тренькали сверчки. Ступени скрипнули под ногами, и я испугалась этого звука.
        - Кто здесь? - оставалось надеяться, что мой голос прозвучал грозно.
        Мне никто не ответил, но странный звук повторился. Он шел откуда-то из-за кустов шиповника.
        - У меня ружье. И я умею им пользоваться, - уже увереннее произнесла я.
        Чутье подсказывало мне, что стоит вернуться в дом. Неважно кто там в темноте. Никто не нападает на меня и не пытается вломиться вовнутрь. Мне нужно было развернуться и уйти в убежище. И я почти поддалась инстинкту.
        Только именно в тот момент, когда я попятилась, послышался тихий едва различимый плач. Спутать его с чем-то еще я не могла. Там в темноте кто-то страдал.
        - Вам требуется помощь? Кто там?
        Тихо выругавшись, я направилась в нужную сторону, держа оружие наготове.
        «Ребенок», - возникла в голове мысль, от которой ноги подогнулись.
        Звук шел из колодца. Когда я осознала это, то едва не выронила оружие. Я перекинула его на спину и поправила ремень на груди. Фонарь перекочевал из кармана в ладонь и, к счастью, батарейки оказались годными. Я склонилась над срубом и тонкий луч лампочки выхватил из тьмы кого-то движущегося.
        - Ты меня слышишь? - крикнула я.
        В ответ раздался всплеск и тихое скуление.
        - Скажи…
        Кто-то неуверенно тявкнул в ответ. И я выругалась.
        Это была собака. Точнее щенок, судя по размеру. И бедняга упал в воду. Он тщетно пытался выбраться и скреб лапами по кольцам бетона.
        - Подожди немного, малыш.
        Я рванула в дом. На стене коридора висел моток веревки, а на веранде стояла колченогая табуретка. Их я и прихватила. На обратной дороге я пару раз споткнулась, едва не упала и поцарапалась о ветку шиповника.
        - Не сдавайся, мелкий, - приговаривала я, пока привязывала к ножкам перевернутой табуретки бечевку.
        Оставалось надеяться, что зверек не очень ослаб. Вскоре я медленно опускала конструкцию в колодец, продолжая приговаривать:
        - Не бойся, малыш… Я тебя не обижу, мой хороший… Не бойся…
        Табурет коснулся поверхности воды, и я придержала веревку, давая возможность щенку забраться на сиденье. Ему это не удалось с первого раза. Снова и снова малыш соскальзывал со спасительного плота, чтобы пробовать опять.
        - Умница… давай… давай… - сипло твердила я.
        И когда мне показалось, что у нас с малышом все получиться, произошло страшное. Табуретка выскользнула из узлов веревки и шлепнулась в воду.
        Щенок вскрикнул и замолк. У меня едва не остановилось сердце. Я перегнулась через сруб и крикнула в темноту:
        - Малыш! Подожди!
        Я не сомневалась в том, что должна делать. Расстояние до поверхности было не таким уж и большим. Насколько я помнила, уровень воды был невелик. Потому как ведро всегда черпало песок, когда его пытались наполнить. И половину жидкости приходилось фильтровать.
        Высота тут была чуть больше двух метров, а сам сруб имел несколько вполне удобных зазора, за которые я могла бы зацепиться, выбираясь наружу. Именно потому я перекинула ноги внутрь колодца и предупредила:
        - Только не кусай меня, глупыш.
        Кое-как я все же спустилась и оказалась по колено в воде. Постанывающий комочек мокрого меха и костей вмиг очутился в моих руках. Щенок прижался ко мне и затрясся всем телом.
        - Ну тихо, тихо, - забормотала я, испытывая облегчение оттого, что он не стал меня кусать. - Нам еще выбраться надо. Потом я покормлю тебя печеньками… ты ведь любишь печеньки?
        Песик горько вздохнул и вправду замолк. Возможно, он просто выбился из сил. Но я решила разобраться с этим позже. Я затолкала его под рубашку и задрала голову, оценивая сруб колодца с этой точки обзора. Сейчас выбраться отсюда мне уже не казалось таким простым действием.
        - У нас получится, - подбодрила я саму себя и погладила через ткань замершего зверька. - Скоро будем есть вкусняшки.
        С этими словами я взяла в зубы фонарик и ухватилась на небольшой выступ скользкого бревна. На мгновение мне стало страшно. Что если я останусь в этом колодце и не смогу выбраться наружу? Ведь никто не знает, что я тут, кроме Митрича. Да и старик вспомнит обо мне только как кофе закончиться. Недели через три.
        - Надо было взять банку поменьше.
        - Чхи, - озвучил свои сомнения малыш за пазухой и это придало мне сил.
        От меня зависела жизнь крохи. Его я подвести не посмею.
        Когда я ухватилась за край сруба, силы меня уже окончательно оставили. Только повизгивающий над головой щенок не позволял сдаться и просто стоять в воде, ожидая чуда.
        Падали мы не единожды. И в очередной раз я поняла, что могу покалечить спасеныша. Потому и замотала его в рубашку и, при очередной попытке выбраться, выбросила сверток наружу. Туда же кинула ружье и набравшие влаги кроссовки.
        Щенок не убежал. Он стоял рядом с колодцем и подвывал. Позабыв о страхе, заглядывал вовнутрь, словно и не падал сюда раньше.
        - Не свались, - устало пожурила я малыша и заметила, как он дернул большими ушами.
        Снаружи заметно посветлело. Я замерзла и почти не чувствовала пальцев. Кожу словно пронзали сотни иголок. Зубы стучали друг от друга. Мысли путались. Звук моего дыхания отталкивался от стен колодца и мне уже казалось, что я тут не одна. Что в этом узком срубе есть еще кто-то.
        - Никого тут нет, - просипела я надсадно. - Одна я здесь. И везде одна…
        По щекам побежали слезы. Стало так горько от мысли, что в этом местечке может закончиться вся моя недолгая жизнь. И никому не будет дела до меня. Никому.
        - Тянь, - произнес зверек наверху, будто пытаясь донести до меня, что все еще ждет обещанных печенек.
        - Я сумею. Назло всем выберусь.
        Лисоглава 5
        Я выползла наружу и обессиленно упала на траву. Под ней ощущалась твердая земля и это было благословением.
        Щенок уже практически обсох и настойчиво тыкался носом в мой затылок. Потом и вовсе обнаглел и запрыгнул на спину. Когти у него были довольно острые и я попыталась согнать непоседу.
        - Отстань, морда мохнатая, - проворчала я с показным недовольством.
        Но в глубине души я испытала облегчение от того, что не одна. По щекам катились слезы. Шмыгнув носом, я кое-как поднялась на колени, а потом и на ноги. Небо с востока совсем немного посветлело, и я смогла рассмотреть заросшую травой дорожку, ведущую в сторону дома.
        - Иди сюда, - проворчала, подхватив непоседливую собачонку и ружье.
        Уже на полпути вспомнила, что оставила кроссовки у колодца, но возвращаться за ними не стала. Щенок выгибался и пытался вырваться из рук. Но я не собиралась отпускать непоседу и снова рисковать своей жизнью, чтобы спасти его. С него станется влезть куда-нибудь еще.
        Без фонарика я едва не упала пару раз, но. к счастью, наконец добралась до порога. В потемках ступени показались мне выше. Но я решила, что все дело в усталости. Именно поэтому и дверь поддалась с трудом. Пробравшись на ощупь в спальню, я упала на кровать, едва стянув мокрую одежду. Про себя я решила, что наверно мое тело сплошь покрыто синяками от падений. Ведь это объяснило бы почему ложе показалось мне очень жестким.
        Щенок потявкал немного для приличия. Но я решила, что поход на кухню мне не по силам. Не ровен час, я свалюсь на пол и поднять меня будет некому.
        - Завтра покормлю, - пообещала я источнику моих ночных приключений.
        Тот недовольно поворчал, но все же угомонился и запрыгнул ко мне на кровать. Он попытался забраться ко мне под одеяло, но смирился с тем, что не получилось и затих. От него пахло травой, но не мокрой псиной. Значит, малыш все же чей-то питомец. Придется мне завтра пройтись по дворам, чтобы найти хозяев потеряшки.
        Где-то за окном послышался тоскливый вой. От мысли, что мне посчастливилось вернуться домой до того, как он раздался, я облегченно выдохнула. На самом деле я всегда боялась больших псов. А воображение рисовало кого-то огромного и злого, прячущегося в темноте.
        Щенок испуганно вскинулся и перепрыгнул через меня, чтобы забиться между моей спиной и стеной.
        - Спи уже, - фыркнула я, но тут же успокаивающе погладила шелковистую шерсть на загривке.
        Ночь прошла в мутных бредовых снах. Мне мерещились тени и чужой голос. Он спрашивал меня о чем-то, но я не могла разобрать ни слова. Кто-то тянул ко мне руки, и я пыталась отодвинуться подальше. Я путалась к сбитой постели. Было жарко, затем становилось холодно. Хотелось пить, что странно для сновиденья, а потом желудок крутило дикой болью. Иногда мне казалось, что кто-то кормит меня с ложки, после этого укладывает на чистые простыни, пахнущие лавандой. Чужие заботливые пальцы разбирали мои спутанные волосы.
        Странный сон. Он был бы тяжелым и невыносимым, но я слышала песню, которую когда-то мне пела бабушка. Эту мелодию я не спутала бы ни с одной другой. И пусть смысл строк не был мне доступен, но мотив успокаивал и дарил странное тягучее ощущение счастья.
        Проснулась я нехотя. Все тело ныло после купания в колодце. Синяки, правда, на коже не обнаружились. Я могла поклясться, что еще вчера у меня образовалось несколько приличных ссадин. Неужто деревенский воздух обладал такими целебными свойствами? Но вот поднимаясь на ноги, я признала, что погорячилась с выводами о своем хорошем самочувствии. Колени дрожали от слабости. Мне даже показалось, что я будто стала тяжелее. Но не оттого, что набрала вес, а потому, что сил тащить себя в соседнюю комнату у меня не хватало. Нащупав в потемках халат, я набросила его на плечи и поплелась на кухню. И вот тут пришло осознание, что происходит нечто весьма странное.
        Я оказалась в просторной комнате, которая не была кухней в доме моей бабушки. Стены и потолки были облицованы потемневшим от времени деревом. Плетеные кресла, пара лавок из толстых досок, массивный стол вдоль стены. А на широком подоконнике разместились короба из лозы. Домотканые коврики на полу, оказались на редкость теплыми и приятными на ощупь для босых ступней.
        Наконец я поняла, что и одежда на мне чужая.
        - Что за…- начала я и закрыла рот ладонью.
        Звук вышел хриплым и надтреснутым. Словно я не говорила очень долго и голосовые связки забыли о своем предназначении. Я запахнула полы халата плотнее, осознав, что оказалась на чужой территории. Моей собственной одежды видно не было. Я вернулась к месту, где проснулась. В небольшой, но уютной комнатке оказалась не особенно широкая кровать, застеленная льняным постельным бельем и ярким одеялом из лоскутков, комод с множеством ящичков, кресло-качалка с вязаным пледом, брошенным на спинку. Моих вещей тут не нашлось.
        Пришлось прокрасться в коридор и выглянуть из-за угла. Взгляд уперся в широкую лестницу, которая поднималась на второй этаж, а под нею виднелась дверь, ведущая, наверно, в другую часть дома. Оттуда доносились голоса.
        В голове не укладывалось, как я могла оказаться в чужих владениях. Я точно помнила, что после спасения щенка вернулась в свой дом.
        Тут я оглянулась, поняв, что не видела мелюзгу с момента пробуждения. Впрочем, это была наименьшей из моих проблем. Было неловко оказаться не в своей одежде, до этого спать в чужой кровати. А в дополнении ко всему меня мучила слабость. На лбу выступила испарина, а руки дрожали. Я добралась до изножья лестницы и опустилась на нижнюю ступеньку, совершенно обессиленная. В глазах потемнело и мне с трудом удалось не свалиться на пол. Неожиданно я заметила движение сбоку и повернула голову. Пространство покачнулось, но мне удалось сфокусировать взгляд.
        - Простите, - произнесла я сипло. - Мне не очень хорошо и…
        В этот момент я наконец смогла рассмотреть девушку с рыжими волосами, которая с удивлением глядела на меня. Она была худенькой, бледной и смутно напоминала мне кого-то. Я ободряюще улыбнулась ей и получила в ответ вымученное подобие улыбки.
        - Помогите мне…- начала я и тут же пораженно замолкла.
        До меня наконец дошло, что я смотрюсь в мутное старое зеркало, висящее на стене.
        Лисоглава 6
        Я не могла поверить своим глазам. Зеркало отражало почти незнакомку. Да, сходство с моим образом было очевидным. Тот же разрез глаз, нос и губы. Немного осунувшийся овал лица тоже принадлежал мне. Вот только всклокоченные волосы были странного очень яркого рыжего цвета и глаза стали глубже. Мне почудилось, что в зрачках мелькнули искры. Но, вероятнее всего, от недостатка сил мое сознание норовило покинуть тело. Вот и мерещилось всякое.
        Я могла представить, что кто-то утащил меня из моего дома. Что мне нездоровилось и оттого я немного похудела. Но кто бы стал красить мне волосы? Пропустив локоны сквозь пальцы, убедилась, что они не пачкают кожу и вполне себе шелковистые.
        - Наркотики, - выдохнула я с ужасом.
        Ну, конечно же! Меня похитили и накачали какой-то дрянью. Потому я ничего не помню, ощущаю себя ужасно и вижу цвета ярче, чем они есть. Хотя, я не была уверена, что дурманящие вещества действуют именно таким образом. Я ничего в этом не понимала. Но точно знала, что из этого дома нужно уходить. Потому как его обитатели явно не в ладах с законом. Логично, что если меня нашли больную в доме, то отправили бы в лечебницу. Лихорадочно осмотрев свои руки, я не нашла следов от инъекций. Я была бледной, но чистой. Странно, что я пахла мылом. Словно кто-то меня купал.
        - Бред, - пробормотала я.
        Собравшись с силами, я поднялась и пошла вдоль стены в сторону двери под лестницей. Может стоило затаиться где-то наверху, но колени мои дрожали. Поэтому я вряд ли осилила бы ступени. Следующая комната оказалась коридором. Тут было темно, и я смогла остаться незамеченной, когда все находящиеся в гостиной предстали передо мной во всей красе.
        На секунду мне показалось, что я сплю. Закусив губу, убедилась, что боль ощущается вполне реальной. Но от этого мне стало жутко.
        За большим столом у дальней стены сидело несколько девушек в длинных платьях. На отдельном плетеном кресле у окна разместилась высокая женщина с рыжими волосами, похожими на мои собственные. Я засмотрелась на нее и неожиданно заметила, как на ее макушке дернулись локоны. И только спустя мгновенье стало ясно, что это были… уши. Высокие остроконечные, покрытые мехом уши.
        Я аж икнула от неожиданности. Женщина резко развернулась в мою сторону. Пришлось попятиться, скрываясь в темноте.
        - Так, девки, идите-ка отсюда, - обратилась она к присутствующим.
        - Но мы еще не закончили… - возразила та, что сидела ближе и замолкла.
        Видимо, спорить с рыжей не было принято. В любом случае девушки быстро собрались и едва ли не бегом скрылись за порогом.
        - Ты пришла в себя, - произнесла оставшаяся женщина низким голосом.
        Я благоразумно промолчала, надеясь, что обращается она не ко мне. Вот только напрасно. Женщина повернулась в мою сторону и укоризненно покачала головой.
        - Хватит прятаться. Я же слышу, как ты дышишь. И вижу, что выглядишь бледной.
        Немного подумав, я все же решила, что прятаться и впрямь глупо. Именно поэтому все же вышла на свет.
        Женщина подхватилась и вмиг оказалась рядом. Она взяла меня под локоть, не дав свалиться, и помогла дойти до кресла.
        - Зачем ты встала, глупая? - запричитала незнакомка. - Ведь ты еще слабая…
        - Кто ты? - спросила я первое, что пришло в голову.
        - Меня зовут Фанита. Я тут хозяйка.
        - У тебя уши… - сказала я очевидное.
        - Как будто у тебя их нет, - хмыкнула хозяйка и провела пальцем по моему собственному уху.
        - Но не такие…
        - Ты похоже еще бредишь, - нахмурилась женщина. - Вроде должно было уже пройти. Уж две недели металась в горячке.
        - Так долго?
        - Да, милая, - Фанита села в кресло напротив и склонила голову к плечу. - Ты пришла ночью и улеглась прямо тут, - она указала на низенький диван у другой стены. - Выглядела ты скверно.
        - В самом деле?
        - И вещи скинула прямо на пол. Мокрые в глине.
        Я потерла пальцами лоб, пытаясь принять все сказанное. Это не укладывалось в голове. И странные уши у моей собеседницы здорово отвлекали. Хотя удивляло не только это. Фанита была одета в странное серое платье с глубоким декольте, из которого выглядывало белое кружево. В вырезах подола тоже виднелась похожая ткань. Пояс был расшит цветными нитями и кистями, украшенными деревянными бусинами. Волосы ее были подхвачены сатиновой лентой.
        - Мне нужно позвонить, - слабо попросила я.
        - Зачем?
        - Вызвать такси.
        - У меня нет колокольчиков для слуг. Ты ведь их хочешь позвать?
        Нехорошее предчувствие накрыло меня с головой.
        - У тебя есть телефон?
        - Я приличная женщина, - возмущенно фыркнула хозяйка дома и тут же насупилась, - И как ты могла подумать такое?
        - Это средство связи, - осторожно уточнила я.
        - Я ни с кем не связана, - недовольно отозвалась женщина. - Ты такие странные вещи говоришь. Видно, горячка тебе голову повредила.
        Попытавшись подняться на ноги, я потерпела неудачу.
        - Тебя как зовут?
        - Олеся Рыжова.
        - О, да ты непростая особа, - уважительно протянула Фанита. - Даже фамилия имеется.
        - А у тебя нет? - удивилась я.
        - Я не из благородных. Таким второе имя не полагается. Тебе ли не знать?
        В ее голосе прозвучала обида, словно я задела женщину за живое. Я вновь уставилась на чудные уши и в который раз убедилась, что они настоящие.
        - А если я и впрямь не знаю, - произнесла я тихо.
        - И как такое возможно? Это знают все в мире.
        - В каком именно мире? - наконец решилась я спросить.
        - Только не говори, что ты пришлая, - хохотнула рыжая и ее улыбка медленно погасла по моим пристальным взглядом. - Это не смешно.
        - В моем мире ни у кого нет таких вот ушей, - я указала на ту часть ее тела, которая меня буквально завораживала.
        - У вас нет перевертышей? - недоверчиво спросила Фанита.
        Я помотала головой и тут же прижала пальцы к вискам. В них пульсацией отозвалась боль.
        - Ночью я вышла из дома, потому что услышала плач ребенка.
        - Все знают, что нельзя идти на звук крик дитя в темноте, - ахнула женщина. - Это проделки проклятых духов.
        - Но там не было ребенка.
        - Понятное дело.
        - В колодец упал щенок. И я его вытащила.
        - Каким образом? - неожиданно насторожилась Фанита.
        - Пришлось спуститься в воду…
        - Ты выбралась из колодца!
        Женщина подскочила на ноги и метнулась к выходу. Она выглянула наружу и даже вышла на порог. Затем вернулась и закрыла дверь. Выглядела она заметно побледневшей. С сомнением посмотрев на меня, женщина все же нерешительно приблизилась и присела на край своего кресла.
        - Что не так?
        - Ты вошла в воду в своем мире, но вышла в другом.
        - Такого быть не может, - промямлила я. - Просто у меня горячка. Ты же сама сказала…
        - Ты пришлая. И лучше об этом никому не знать. За то, что я тебя скрыла, мой дом могут сжечь.
        Лисоглава 7
        Я сидела на кухне за большим деревянным столом. Фанита время от времени вздыхала и качала головой собственным мыслям.
        - Все настолько плохо? - спросила я, хотя не была уверена, что хочу знать ответ.
        - Если бы я поняла, что ты пришлая… - женщина снова недовольно фыркнула. - Вызвала бы стражников. И беды бы не ведала.
        - Что они сделали бы со мной?
        - Как и положено, - отмахнулась хозяйка дома. - Увели бы к старейшинам. Они бы решили, что делать с тобой.
        - Так зови, - хмуро предложила я.
        - Теперь и меня накажут.
        - Но ты ведь не знала.
        - Мне стоило сообщить, что ты явилась. Но я была уверена, что ко мне зашла всего лишь обычная полукровка. Еще и обрадовалась.
        - Чему?
        - Что у меня появилась помощница, - Фанита рассеянно взяла в руки нож, заставив меня напрячься.
        Но она всего лишь принялась резать пирог. Аромат свежей выпечки дразнил обоняние, и я с удивлением поняла, что очень голодна.
        - Сейчас пообедаем и решим, что делать дальше, - заметила мое состояние Фанита.
        Она улыбнулась, показав кончики клыков и мне померещилось, что под ее юбкой что-то шевельнулось.
        - Хвост, - спокойно пояснила мне новая знакомая.
        - Серьезно? - изумилась я. - Прям настоящий?
        - Ну, конечно же.
        - А можно… посмотреть?
        - Это неприлично, - снова фыркнула женщина. - Никогда не пялься на хвост перевертыша. И уж тем более не проси показать его.
        - Но…
        - А уж трогать и вовсе не вздумай, - хитро прищурилась женщина. - С тебя станется опозориться.
        - Поняла, - стыдливо потупилась я.
        Но про себя решила, что при возможности посмотрю на чей-нибудь хвост. Наверняка Фанита просто наговаривает и сгущает краски.
        - Ну, давай…
        - Рассказывать? - нехотя уточнила я.
        - Ешь.
        Женщина поставила передо мной доску с ломтем пирога с мясом и луком. И спустя несколько секунд рядом опустила глубокая глиняная тарелка с парящей похлебкой. Ложка оказалась металлической, чему я удивилась.
        - Я ж не деревенщина какая, - с важным видом пояснила Фанита. - У меня постоялый двор для приличного люда.
        - Оу, - только и смогла протянуть я.
        Однако, все мое внимание привлекла еда.
        - Ты не торопись, - посоветовала хозяйка дома. - Все дни я поила тебя бульоном и отварами. Потому жуй подольше.
        - Угу.
        Женщина следила за мной со снисходительной улыбкой. Мне казалось, что она едва сдерживается, чтобы не протянуть мне салфетку или не поправить волосы, соскользнувшие на лоб. Но каждый раз одергивала себя и слегка хмурила рыжие брови.
        - В нашем мире иногда появляются пришлые, - неспешно принялась рассказывать хозяйка. - Они приходят через воду. Порой их находят у озер, порой они являются во время дождя.
        Я кивнула, дав понять, что слушаю.
        - Каждый знает, что пришлых надо передавать стражникам. И они уже отвечают за таких гостей.
        - И почему?
        - Нас уверяют, что пришлые приносят больше несчастья.
        Я даже жевать перестала. С трудом проглотила кусок и с тоской уставилась на оставшийся ломоть пирога. Аппетит несколько поубавился. Не очень-то мне хотелось становиться символом неудач.
        - Да только знающие говорят, что на самом деле, вы напротив - приносите счастье.
        - Точно?
        - Неспроста же таких как ты обязательно отдают князьям в услужение.
        Мне еще меньше понравилось слово «услужение». И я решила прояснить для себя смысл этого выражения. Может здесь оно значит что-то иное.
        - Что это за должность? Рабство?
        - Мы не варвары. В нашей стране такое не принято. Граждан никто не делает рабами. Но…
        - Но, - повторила я с нажимом.
        - Пришлые - не граждане. И у них нет прав.
        Женщина развела руки в стороны, всем видом показывая, что она не в восторге от этого закона.
        - И никто за таких не вступается.
        - Это что значит?
        - У каждого из нас есть поручитель. Им может быть кто-то из взрослых родственников или старейшин поселка. Они поручаются за тебя и несут ответственность, если ты натворишь чего-нибудь. А потом тебя же и наказывают.
        - Умно, - согласилась я. - Но сложновато.
        - Иначе вряд ли кто из молодых перевертышей станет вести себя порядочно. Мало кто решается разочаровать своего наставника.
        - А если решиться? - болезненное любопытство заставило задать этот вопрос.
        - Поручившийся за глупца заплатит долг. Расплата может быть страшной, - женщина поежилась и потерла шею, словно растирая затекшую мышцу. - а от глупца могут отказаться. И тогда участь его будет незавидной.
        - Какой? - отчего-то шепотом уточнила я.
        - Не стоит забивать себе голову такими вещами, - хрипло заключила Фанита и усмехнулась, - ты уже наелась?
        - Боюсь, что больше в меня не влезет, - нехотя я отодвинула тарелку с остатками похлебки.
        Немного помолчав, я все же спросила:
        - Так что же будет со мной?
        - По-хорошему, мне стоит сдать тебя страже. Пояснить, что я не поняла кто ты, и не намеренно укрыла тебя. Да только… - женщина дернула ушками и подперла подбородок кулаком, - я не на самом лучшем счету у местной стражи. Наверняка ко мне прицепятся и, чего доброго, отнимут мое дело. Или выселят из города.
        - О, - только и могла протянуть я.
        - Проще было бы кинуть тебя в подпол, - скучающе заключила хозяйка дома. - А потом, когда ты совсем обессилишь, выволочь в лес подальше и бросить.
        Я закашлялась, но заметила, как Фанита прячет усмешку, прикрыв рот ладонью.
        - Ты ведь шутишь? - на всякий случай все же поинтересовалась я.
        - Конечно, - помедлив ответила женщина. - Стану я тащить тебя на себе. Ты хоть и костлявая, но все же тяжелая.
        Обижаться на костлявую я не стала. Ведь и впрямь похудела за дни болезни. Но все же посчитала нужным сообщить:
        - Тяжелая, потому что занимаюсь спортом.
        - Чем?
        - Тренируюсь.
        - Чего? - снова не поняла меня хозяйка.
        - Качаю мышцы…- я осознала, что не могу объяснить, что означает спорт. - Чтобы не толстеть, я бегаю и прыгаю.
        - А ты не пробовала меньше есть или работать? - резонно заметила Фатина.
        - В нашем мире много еды.
        - И мало работы?
        В ответ я лишь пожала плечами. Стоило узнать сначала, насколько этот мир отличается от моего собственного.
        - Странно, что ты не плачешь.
        - А надо?
        - Ну, поговаривают, что все пришлые рыдают и ведут себя как дети. Требуют чего-то, пытаются сбежать и прочее. Неужто врут?
        - Если ты настаиваешь, я могу попробовать поплакать.
        - Вот еще, - хохотнула Фатина. - Не терплю скулящих. Тогда я точно скину тебя в подпол.
        - Договорились, - я тоже неуверенно улыбнулась. - Ты не бросаешь меня в подвал, а я не реву.
        Лисоглава 8
        Одежда мне казалась не самой удобной. Наверно оттого, что я привыкла к джинсам и футболкам. Предложенное мне платье не стесняло движений, но подол приходилось придерживать, когда нужно было наклониться или шагать по лестнице. К счастью, бельем тут пользовались. И мне достался комплект из хлопка, который нигде не жал и не мешал.
        - Все чистое, - пояснила мне Фанита, которая беззастенчиво наблюдала за моим переодеванием. - У нас с тобой почти одинаковый размер.
        - Почти, - нехотя признала я, понимая, что бюстгальтер мне явно большеват.
        - Ну, если ты перестанешь бегать и прыгать, то и у тебя грудь станет пышнее.
        - В моем мире считается красивым не иметь лишнего жира.
        - А в нашем, - женщина сделала ударение на этом слове, - принято кушать сколько хочешь и работать сколько можешь. И на будущее запомни, - тут она понизила голос, - не стоит произносить вслух про свой мир. Ты должна понять, что тут почти каждый имеет острый слух и способность сопоставить факты.
        - Ты права, - пристыженно признала я.
        - Запомни, пострадаешь не только ты. Но и мне достанется.
        - И как объяснить мое появление?
        - Тут все просто, - отмахнулась Фанита. - Всем скажем, что ты моя племянница.
        - Мне привыкать называть тебя тетей?
        Хозяйка дома скривилась и недовольно фыркнула.
        - Я не местная. Переехала сюда с десяток лет назад и купила этот дом. Бывший хозяин был счастлив избавиться от имущества. И мне стоило заподозрить, что тут все не так гладко.
        - И что же не так? - живо поинтересовалась я.
        Фанита замешкалась, а потом тяжело вздохнула.
        - Я не могу нанять постоянных помощниц. Никто не хочет работать тут летом.
        - Много обязанностей?
        - Не больше, чем в питейной у ворот.
        - Должна быть причина, - насторожилась я.
        - Причина, - женщина презрительно сощурилась. - Замуж они хотят. Вот потому вместо работы прыгают в койки постояльцев.
        - Что? У вас… - я запнулась и поправилась, - тут такие вольные нравы?
        - Нет, конечно! Вот только эти глупых и все как одна мечтают захомутать благородного господина.
        - И почему именно летом?
        - Потому как в это время сюда съезжаются всякие важные морды. У нас принято переподписывать договоры на нейтральной территории. Тут проходит граница трех государств. В нашем городе есть возможность провести переговоры или объявить войну, не опасаясь нападения.
        - И кто же обеспечивает порядок?
        - Каждый правитель выделяет новобранцев. Они приносят присягу, которую неспособны нарушить.
        - Что им мешает?
        - Ты и вправду нас выдашь, - Фанита покачала головой и терпеливо продолжила. - Это же очевидные вещи. Любого наемника можно обязать непреложной клятвой. Если он решит предать ее, то погибнет.
        - Магия какая-то.
        - Ну, хоть это понятие тебе знакомо, - с видимым облегчением выдохнула женщина.
        - Тут есть магия? - ошарашенно переспросила я.
        - Выдашь. Точно, - мрачно резюмировала Фанита.
        Я попыталась уверить ее в собственной вменяемости и попросила рассказать обо всем поподробнее.
        Оказалось, что в этом мире сосуществовали несколько рас. Люди занимали большую часть земель. Отчего-то меня это совсем не удивляло.
        - Люди слабее остальных, но они размножаются и нагло лезут везде и всюду.
        Я понятливо кивнула, решив возмутиться такой оценке в другой раз.
        - Перевертыши более мощная раса. Мы живем дольше и сильнее. Но найти свою пару и воспроизвести потомство нам куда сложнее, чем людишкам.
        - Могу предположить, - я неопределенно пожала плечами.
        - Есть третья раса, - женщина понизила голос и гулко сглотнула.
        Выглядела она при этом не очень уверенной. Будто сомневалась, стоит ли рассказать мне про эту самую расу.
        - Только они не показываются в наших землях, - все же выдала Фанита.
        - Кто они?
        - Мы называем их безликими. Странные создания, которые пахнут мрамором и водой.
        Женщина содрогнулась, словно пытаясь сбросить с себя что-то. Это движение было совсем нечеловеческим. В очередной раз я осознала, что передо мной оборотень. Мне хотелось спросить ее о том, как часто она оборачивается и как реагирует на луну. Но стало неловко. Вдруг такое она сочтет неприличным. Разочаровывать единственное дружелюбное существо в этом мире не хотелось. Мне повезло, что она решила не сдавать меня страже. Поступать в услужение к какому-то князю не хотелось.
        - А что за форма правления в вашем государстве? - на всякий случай решила выяснить.
        - Знамо дело - правильная, - сурово припечатала Фанита. - В каждом княжестве есть князья, под ними совет старост ходит. А там уж управляющий и стража.
        - А над князьями кто?
        - Боги, - коротко отрезала женщина и поджала губы. - И не советую тебе такие вещи обсуждать. Решат, что ты смутьянка. И не поздоровиться тебе.
        - То есть, не демократия, - сделала я вывод.
        - Тьфу-тьфу-тьфу, - Фатина постучала костяшками пальцев по столу. - Не надо нам такого мракобесия. У нас все решают законы и князь.
        - А он не может ошибаться?
        - Смотри не ляпни где-нибудь, - хозяйка погрозила мне пальцем. - Все будут считать тебя моей родственницей. А значит, я за тебя ответ нести стану.
        Тут она задумчиво уставила на меня. Наверно в очередной раз подумала, стоит ли так рисковать или лучше отдать меня страже. Хотя вариант с подвалом и лесом оставался открытым.
        - Все понятно, - медленно произнесла я. - Обещаю, что не подведу тебя.
        - Ты поосторожнее с такими обещаниями, - заметно расслабилась Фанита. - Мы не люди, чтобы раскидываться клятвами.
        - Хорошо.
        - Было б еще неплохо, если б ты замуж не хотела.
        - С этим не ко мне, - вздохнула я и показала женщине безымянный палец с золотым ободком.
        - Что это?
        - Обручальное кольцо.
        - Так у тебя есть пара? - всплеснула руками хозяйка. - Это ж как тебе тяжко-то, вдали от него!
        - Тяжко мне было рядом с ним, - поправила я новую знакомую. - Мой супруг был редким козлом.
        - У вас есть козлы перевертышы? - ахнула Фанита. - У нас только кошачьи да песьи… - она наконец заметила мою улыбку и поняла шутку. - У нас тоже козлищ хватает.
        - Везде их много.
        - Не повезло тебе получить брачный браслет от такого мужика, - покачала она головой. - Может получится у старейшин наших снять его.
        Я с сомнением посмотрела на украшение, которое носила уже давно. Оно сидело немного слабовато, учитывая, что пальцы похудели.
        - Обычно спустя время связь ослабевает, - продолжила рассуждать Фанита. - И ты можешь освободиться однажды от супружеских клятв. Хотя мне только на руку, если ты не станешь искать себе пару.
        - Не стану, - хмыкнула я. - На этот счет можешь не переживать.
        - Чуть попозже выправим тебе документы. Скажем, что предыдущие потерялись по дороге.
        - Получиться?
        - Многие в курсе, что у меня в гостях больная девица. Я ведь лекарства покупала.
        - О, - я и не думала, что обошлась хозяйке такими хлопотами. - Ты так уверена, что назад я не вернусь?
        - Куда? - удивилась рыжая.
        - В свой мир.
        - У нас есть поговорка: в одну воду не войти дважды.
        - И у нас, - согласилась я, холодея от нехорошего предчувствия.
        - Если кто ушел в другой мир, то только потому, что в собственном ему больше нет места. Нет и не будет. Так что привыкай к мысли, что ты тут навсегда Леся О Рыжова.
        Лисоглава 9
        Мне было о чем подумать. В школьные времена я очень любила сказки про юных волшебниц. Став старше, перешла на истории о драконах и принцессах. Книги эти читала с удовольствием, погружаясь в дивные миры и представляя себя на месте героинь. Но никогда даже не думала, что однажды и впрямь попаду в другой мир.
        А сейчас я сидела на крыльце дома и смотрела на дорогу, по которой ходили невероятные существа. Памятуя о том, что на хвосты пялиться не стоит, я старалась делать это не особенно заметно.
        А они были! Как и ушки на макушках. Не у всех, конечно. Часть жителей выглядели почти как люди. Только мужчины были гораздо выше моих соплеменников и в плечах пошире. А женщины отличались статью. Они поглядывали на меня с любопытством, но без агрессии.
        Оставалось надеяться, что я не казалась слишком подозрительно. Но все же поправила на голове платок, который мне дала Фанита. Она отчего-то решила, что волосы мне лучше спрятать. Спорить я не стала. Да и новая прическа меня немного смущала. Локоны сделались длиннее и гуще. А цвет казался слишком ярким. Говорить своей новой знакомой, что изменилась после попадания в этот мир, я не стала. Ни к чему ей лишние поводы подозревать, что со мной что-то не так.
        Мне нужно было увидеть колодец. Наверно, чтобы убедиться в его наличии. И попробовать забраться вовнутрь. Чтобы точно знать… Мне нужно было осознать, что проход закрыт. В глубине души я все еще считала, что мне все это мерещится. Возможно, это последствия болезни. Как знать, вдруг мое тело лежит в больничной кровати. А все, что я вижу всего лишь горячечный бред.
        Я ущипнула себя за руку и поморщилась от боли. Сытость после обеда, прикосновение ткани к коже, веяние ветерка на лице, крохотная бабочка, севшая на мою руку - все было слишком реальным.
        Поднявшись на ноги, я направилась за дом. Там по едва заметной в траве тропке пошла дальше. По ее сторонам лежали серые гладкие камни, покрытые мхом. Ясно, что ходили тут нечасто. Кусты шиповника разрослись. Пришлось осторожно раздвинуть шипастые ветки, чтобы оказаться на другой стороне. Там, чуть поодаль виднелся сруб, почти полностью заросший травой. Над ним вытянулась тоненькая березка с густой кроной. Я приблизилась и осторожно заглянула в провал колодца. Он оказался обрушенным. В полуметре от поверхности виднелся густой ковер клевера с частыми розоватыми цветами. Тут пахло сырой землей и прелыми листьями.
        Совершенно растерявшись, я села рядом на чудом уцелевшую лавку, которая жалобно скрипнула подо мной. Не знаю, на что я рассчитывала. Хотела ли найти его наполненным водой или не обнаружить вовсе. Будь он действующим, я могла бы попытаться уйти обратно.
        В тот момент я вздохнула. Пора признать, что если все происходящее мне только мерещится, то я оказалась в собственных фантазиях.. Когда-то ведь я мечтала стать попаданкой. И конечно же в те далекие времена я ни за что бы не захотела вернуться домой.
        Куда мне идти? В мир, где у меня никого не осталось? Там подруга предала меня с близким мужчиной. В том мире меня ждала лишь пустая квартира и защита диплома. Друзья давно обзавелись детьми и заботами. Наши встречи стали редкими, а звонки формальными. Я не вписывалась в их жизнь, а они в мою. В этом не было ничего странного или страшного. Просто каждый шел своей дорогой.
        - Здравствуй, - протянул низкий голос, от которого мурашки пробежали по спине.
        Я дернулась и обернулась. Под яблоней неподалеку стояла женщина. Ее лицо было в тени, но мне удалось различить острые черты. Они не могли принадлежать человеку. Но тут не все были людьми. Потому я скрыла удивление и попыталась улыбнуться.
        - Вы меня напугали.
        - Ветер в мою сторону, - пояснила незнакомка. - У меня есть привычка заходить с подветренной стороны.
        - Как к добыче, - осторожно уточнила я.
        - Чтобы не стать ею, - поправила меня женщина. - Когда-то очень давно к этому колодцу приходили, чтобы загадывать заветные желания.
        - Он волшебный? - вырвалось у меня.
        - Как и все вокруг. Мы живем в мире, где магия существует. Но тут она била ключом. В воду достаточно было бросить крохотную песчинку и загадать желание. Но желать можно было лишь удачи. Не все это понимали.
        - Еще бы.
        - Жаждущих все равно было много. Когда вода уходила вниз, жители копали яму. Все глубже и глубже.
        Я оглянулась, посмотрев на замшелые бревна. Они казались действительно старыми, но очень крепкими даже сейчас.
        - Стены колодца укрепляли, все больше народу узнавали об этом месте. Конечно же, нашлись те, кто решил забрать чудо себе.
        - Могу представить, - я пожала плечами.
        - Правитель этих земель поставил рядом стражу. Город стал крепостью. И конечно же такое привлекло внимание соседей.
        Женщина вышла на свет и приблизилась ко мне. Ее движения были плавными и напоминали кошачьи.
        - К тому времени источник превратился в колодец, - продолжила она, словно ненароком заглянув в провал сруба. - Говорят, он был глубоким и даже всплеска не было слышно, когда кто-то бросал в него камень.
        - Враки, - поежилась я.
        Незнакомка фыркнула и сказала:
        - Любое событие однажды может превратиться в легенду. И никто не поверит, что это было на самом деле.
        Мне нечего было возразить. Потому я пожала плечами и внимательно рассмотрела собеседницу.
        Она и впрямь не была человеком. Даже если бы я не заметила ее грации, то не смогла проигнорировать внешность. У незнакомки были потрясающие звериные глаза с продольными зрачками на золотистой радужке. Миндалевидная форма подчеркивала хищную красоту, а тонкие губы едва прикрывали частые острые зубы.
        - Все хотели удачу только для себя. Никто не желал делиться, - нараспев произнесла незнакомка. - Источник, который должен был приносить счастье, стал причиной раздора.
        - Что произошло?
        - Война, - горько вздохнула девушка и отвернулась.
        На мгновенье мне показалось, что ее лицо скривилось словно от боли.
        - Глупцы считали, что чем больше будет подношение, тем быстрее исполнится их желание. В колодец бросали самородки, ожерелья и кошели с золотом. Вот только там на дне все они превращались в обычные камни.
        - Чудеса.
        - В один из страшных дней камень не упал в воду. Он ударился о гору других и не нашел волшебной влаги. Источник был завален желаниями слишком жадного народа.
        - Но ведь можно было снова его очистить.
        - Тот день был страшным. В доме князя притаилась смерть. Она пришла за хозяином. И его жена прибежала к колодцу, чтобы просить об удаче. Она швыряла в него кольца и браслеты, сняла с себя диадему с алмазами, срезала свои чудесные волосы. А потом… - незнакомка горько вздохнула, - она бросилась в колодец сама. Она считала, что ее кровь сойдет за волшебную воду. Поговаривали, что она была из древнего рода ведьм, которого ныне уже нет.
        - Ох, - только и смогла выдать я.
        - Желание княжны исполнилось. Тело ее так и не нашли. Но супруг ее выжил. Да только после этого колодец навсегда потерял свою силу.
        Я обхватила себя за плечи, надеясь согреться. Отчего-то летний день стал зябким.
        - Того государства уже нет, - тягучим голосом продолжила красавица. - Как и тех, кто знает истинную историю этого места.
        - Тут же сруб остался. И лавочка… - неуверенно вставила я.
        - Это дерево особое. Город вокруг сгинет, кости жителей истлеют в могилах, а оно останется целым.
        Я наконец поняла, что девушка меня разыгрывает. Наверняка этоместная сказочница, к слову, весьма талантливая.
        - Замечательная история, - заключила я. - Но мне пора возвращаться.
        Я поднял ась на ноги и зашагала в сторону коварных кустов шиповника.
        - Ты вернулась, - раздалось мне в спину.
        Оглянувшись, я обнаружила, что у колодца никого нет. Девица с удивительными глазами пропала, будто и не было ее тут.
        - Кошка, - шепнула я себе по нос, чтобы не поддаваться панике.
        Лисоглава 10
        Работы и вправду было много. Ума не приложу, как Фанита намеревалась управляться одна.
        - Ну, не совсем одна, - ворчала она на мои вопросы. - Девчонки приходят, но не задерживаются. Вместо помощи, они то и дело строят глазки постояльцам. вынуждена их выгонять.
        - И когда начинается тот самый сезон, про который ты говорила?
        - На неделе приедут, - вздохнула рыжая. - Как раз надо будет выправить тебе документы. Потому как тебе придется ходить на рынок. Не хватало, чтобы стражники приняли тебя за шпионку.
        - А могут? - насторожилась я.
        - С этих станется, - повела она плечами. - Капитан стражи вечно ко мне цепляется.
        - Невзлюбил? - высказала я предположение.
        - Ну… - женщина покраснела, - не совсем.
        - Оу.
        - Никаких «оу», - отрезала Фанита. - Я приличная горожанка. И мне не нужны пересуды и разговоры за спиной.
        - А это капитан?
        - И тем более такой повеса, как он.
        Допытываться я не стала. И так было ясно, что Фанита жутко смущалась. Вероятно, тот мужчина нравился ей чуть больше, чем она была готова признать.
        - И не твое это дело.
        Я кивнула, понимая, что это правда. Но про себя решила, что обязательно нужно посмотреть на возмутителя спокойствия Фаниты.
        Прошло несколько дней с моего пробуждения. Силы постепенно возвращались. Теперь я уже могла подняться по лестнице. Тем более, там была моя комната. Фанита решила, что так будет удобнее для постояльцев. На нижнем этаже расположилась ее комната, а наверху хозяйничала я.
        - Никому не говори, что у тебя есть второе имя. Просто Леся Рыжова. Без «О».
        - Хорошо, - хмыкнула я, поняв, что первую букву имени Фанита приняла за обозначение рода.
        Стоит запомнить, что тут в ходу такие имена у знатных. Неплохо было бы выяснить, как тут нужно с подобными общаться.
        Однако, этот вопрос мне тут же прояснила Фанита.
        - В нашем городе не принято расшаркиваться перед важными господами. И неважно какой пост они занимают. Достаточно простой вежливости и учтивости.
        - Со всеми? - на всякий случай уточнила я.
        - Мы пограничные жители. И у нас нет хозяев, - с ноткой превосходства в голосе заявила Фанита. - И даже перед князьями мы не расшаркиваемся.
        - Ясно.
        Такой расклад мне нравился. Не хотелось бы попасть в государство, где живут рабы или крепостные. Ведь я вполне могла оказаться на месте угнетенного. Это только в добрых сказках все попадают в тела принцесс. А с моим везением, я стала бы чистить конюшни.
        - Тут есть лошади?
        - Конечно, - фыркнула хозяйка и кинула в меня салфетку. - Такими вопросами ты себя выдашь. Надо нам сходить прогуляться, чтобы ты посмотрела на город.
        - Было бы неплохо, - воодушевилась я.
        Уже несколько дней Фанита искала повод оттянуть мой первый выход в мир. И ее можно было понять. Женщина беспокоилась не столько о моей слабости после болезни, как о том, что я сделаю какую-нибудь глупость. Напрасно я убеждала ее в том, что смогу вести себя прилично.
        - Если ты что-нибудь вычудишь…- Фани пригрозила мне пальцем. - Я всем объявлю, что моя племянница выжила из ума. А потом продам тебя кочевникам.
        - Что? - пискнула я испуганно, на секунду поверив словам хитрющей рыжей.
        Но тут же заметила усмешку на ее губах и выдохнула с облегчением.
        - Тебя так легко обманывать, - хихикнула чертовка. - Ты веришь всему, что говорят?
        В ответ я лишь пожала плечами. Возможно, мне действительно нужно научиться различать правду от обмана. Вдруг это наконец сделает меня счастливее.
        - Не обижайся, - по-своему поняла меня Фанита.
        - Никак не пойму, неужто я стою риска? - поддела я ее в ответ. - Может продать меня не такая плохая идея?
        - Нет. Плохая, - женщина подошла ближе и заглянула мне в глаза. - Мне нужна помощница, которая не сбежит. А тебе необходим дом, в котором ты будешь в безопасности.
        - Согласна.
        Мы поднялись в мою новую комнату, и я самостоятельно оделась в выбранную Фани одежду. Ею оказалось коричневое платье, больше похожее на балахон, и нижняя юбка, которая должна была выглядывать из-под длинного подола. Но я оказалась немного ниже хозяйки одежды и мне пришлось подпоясать его кушаком, слегка припустив ткань сверху. Выглядела я на редкость жалко. К тому же куда моложе своих лет. Наверное всему виной был новый оттенок волос и обретенная мною ранее худоба. не уверена, что у меня получиться оставаться в такой форме долго. Учитывая, что работы тут много, я быстро накачаю мышцы и перестану казаться такой субтильной. А вот рост у меня так и останется прежним. С этим придется смириться. Я крутанулась перед зеркалом, проверяя, не сборит ли где ткань.
        - Сколько тебе лет? - неожиданно спросила Фанита.
        - Трудовой договор со мной уже можно заключать, - хмыкнула я и подошла поближе к отполированной металлической поверхности, служащей зеркалом.
        В отражении я не увидела пары морщинок, которые давно притаились в уголках моих глаз. Они всегда были свидетельством того, что я часто улыбаюсь.
        - Ты была замужем, - резонно заметила моя новая подруга. - Значит, уже отметила совершеннолетие. Но иногда ты говоришь очень взрослые вещи. А выглядишь юной.
        - От болезни осунулась, - нехотя пояснила. - Я уже давно не девочка.
        И только я собралась сказать, сколько мне конкретно лет, как женщина беззаботно уточнила:
        - Когда я отметила свое пятидесятилетие, то вырвалась из-под опеки и уехала куда глаза глядят.
        Я закашлялась, чтобы скрыть шок. А Фатина не заметила ничего странного и продолжила:
        - После совершеннолетия девушка должна выбрать пару, чтобы принадлежать новому роду. Или…
        - Или?
        - Я избрала другой путь. Стала хозяйкой собственной жизни.
        - Никто не возражал?
        Женщина вздохнула и медленно покачала головой. Я уже подумала, что ответа не получу. Но она тихо произнесла:
        - Многие возражают, когда такие женщины решают свою судьбу.
        - Такие?
        - У нас говорят, что у рыжих нет души.
        - И у нас такая поговорка ходит, - нехотя подтвердила я.
        - Рыжие у нас нечасто встречаются. А уж такие огненные, как ты и вовсе редкость, - горько усмехнулась Фанита. - Потому, когда я тебя увидела, то решила, что ты такая же, как я.
        - Какая? - пытливо спросила я вновь.
        - Волшебная лиса.
        Лисоглава 11
        Теперь я поняла, почему новая подруга настаивала на том, чтобы я спрятала волосы под платком. На нас пялились все.
        - Ко мне они уже привыкли, - пояснила Фанита. - А вот тебя еще не видели. Вот и любопытствуют.
        - Я-то думала, что тут хватает рыжих, - нервно заметила я, порываясь накрыть голову хотя бы ладонями.
        - В этих краях все больше темноволосые. Севернее обитают оборотни со светлыми волосами. А рыжих всегда было мало даже в восточных землях, откуда все мы родом, - тут женщина повысила голос, - Ты жила в деревне. Вот и считаешь, что больше сотни жителей - это уже город. А в нашем родном поселении многовато огненных.
        - Угу, - кивнула я понятливо.
        - Привыкай, что тут на тебя всегда будут смотреть. И местные, и заезжие, - продолжила Фани менторским тоном, который давал понять каждому, кто хотел слышать, что женщина воспитывает младшую родственницу.
        - Кого это к нам занесло попутным ветром? - прозвучало совсем близко.
        Фанита раздраженно фыркнула, а я невольно зашла к ней за спину. Дорогу нам перегородил высокий мужик в кожаном жилете, парусиновых штанах и сапогах, стянутых на лодыжках шнурками. Он обладал черной шевелюрой, квадратной челюстью и изумительного оттенка льда глазами. Был мужчина на редкость привлекательным. И я сделала вывод, что именно о нем мы говорили накануне прогулки.
        - Чего тебе? - высокомерно уточнила Фани.
        - Захотел поздороваться.
        - Так делай это и не мешай идти дальше.
        - А кто с тобой? Уж не родня ли пожаловала в гости?
        - Племянница, - холодно отчеканила женщина.
        - Ох, несладко придется тебе с ней, - сокрушенно покачал головой здоровяк и по дуге принялся обходить нас двоих.
        - Отчего это?
        - За такой юной рыжулей виться будут.
        - Да вам, мужланам, повода не нужно, чтобы за юбкой бежать.
        Незнакомец втянул в себя воздух, словно принюхиваясь, и тут же скривился. Казалось, что он едва сдерживается, чтобы не чихнуть. А по глазам Фаниты я догадалась, что ей происходящее не очень по вкусу. Не хватало мне еще потерять расположение единственного лояльного ко мне существа в этом мире.
        - Виться за мной никому не рекомендую, - заявила я достаточно громко.
        - Это почему? - удивился капитан. И рядом с ним притих еще один стражник, который до того делал вид, что не слушает диалог.
        - Потому как я сразу замуж пойду за бедолагу. И детей ему нарожаю. Штук пять. И привяжу к себе так, что ни на кого больше зариться не станет. А если он меня обидит…- я сделала драматичную паузу, - маме пожалуюсь. Она, кстати, с нами жить будет. И бабушка.
        Мужик икнул. Фанита крякнула. Кто-то наступил на хвост присевшему охраннику у соседнего дома. Я скрестила руки на груди и нагло потребовала:
        - Все желающие в мужья пусть записываются в амбарной книге у тетки. Потом мы проверим их на финансовую стабильность, адекватность и лояльность к рыжим хвостам. Выясним, насколько хорошим отцом он будет. Как станет воспитывать и выкармливать малышей, как будет смотреть за хозяйством, сколько будет сидеть в декрете…
        - Чего? Где? - опасливо уточнил здоровяк.
        - А вы против семейных ценностей? Готовы слушаться тещу и печь ей блины по выходным?
        - Печь? - мужик попятился.
        - Я хочу найти себе спутника по законам нашего клана.
        - Каким законам?
        - Правильным. Таким, где мужчина знает свое место…
        Капитан ретировался. Спешно попрощавшись, он скрылся в переулке. Нам оставалось лишь лицезреть его подтянутую задницу и большущий хвост.
        Видимо, перевертыш не видел ничего зазорного в демонстрации этой части тела. Впрочем, я обратила внимание, что многие не стеснялись хвостов. У некоторых прохожих в мех были вплетены бусины и ленточки. У одной из дам позвякивали колокольчики при ходьбе.
        - Откуда ты набралась такой ереси? - давясь от смеха, спросила Фанита. - Печь блины для тещи?
        - А почему бы и нет? - я пожала плечами. - Что плохого в том, чтобы уважить маму жены?
        - У нас так не принято…
        - У нас много чего не принято. Но это не значит, что не стоит вводить новые традиции.
        - Ты умеешь навести страх на мужчин, - признала подруга, утирая слезы. - И как я сама не догадалась придумать такое?
        Мы зашагали к ратуше, расположившейся на площади. Фанита решила подать заявление на восстановление моих документов. Рассуждала она об этом достаточно громко, чтобы нас могли услышать все желающие.
        - И как ты умудрилась потерять бумаги? Голову как не уронила? - ворчала она беззлобно. - Еще придется платить за новые. И ты мне отработаешь этот долг.
        - Конечно, - улыбнулась я хитрости лисы. - Придется устроиться у тебя работать.
        - И еще амбарную книгу надо купить для записи женихов.
        Мы обе засмеялись этой новой шутке, которая никому больше смешной не показалась.
        Только теперь я заметила, что и впрямь тут не было рыжих. В основном все прохожие были темноволосые и лишь редкие могли похвастаться русыми шевелюрами и хвостами. У некоторых мех был с полосками.
        - Не пялься, - шикнула на меня Фани. - Это неприлично.
        - Но… - попыталась возразить я.
        - Ты приличная девушка. И незамужняя. К тому же огненная. Не надо провоцировать мужчин и злить женщин.
        Я тяжело вздохнула и решила не спорить. Тем более тут и без конечностей перевертышей было на что посмотреть. Почти все дома были двухэтажные из дерева. С покатыми крышами из черепицы и небольшими окошками с белыми рамами. Мостовая была выложена зеленоватым камнем. Поначалу я удивилась отсутствию фонарей, а потом вспомнила, что тут почти все прекрасно видят в темноте.
        Мимо нас несколько раз проезжали повозки, запряженные лошадьми. Мне стало интересно, как травоядные не бояться хищников вокруг. Вероятно, они привыкли к такому соседству.
        Одежда у прохожих была разной. Тут были облаченные в доспехи очень загорелые здоровяки, кряжистые парни, одетые в кожаные штаны и жилеты и те, кто предпочитал домотканые рубахи, подпоясанные кушаками.
        На меня обрушились запахи. Отчего-то я очень отчетливо ощущала аромат вяленой рыбы, солонины, черного чая с лепестками мяты, выпечки из пекарни на углу. В ящиках вдоль дороги росли душистые травы и цветы, над которыми вились толстые шмели.
        На ступенях одного из домов сидел откормленный кот и лениво наблюдал за снующим людом.
        - У вас есть коты? - шепнула я спутнице.
        - Мышей же должен кто-то ловить, - резонно заметила Фани.
        Мы вышли на площадь, и я ахнула. Посередине расположился небольшой фонтан, который своей конструкцией напоминал колодец.
        - Есть у нас легенда об источнике исполняющим желания.
        - Да неужто, - хмыкнула я.
        - Но я считаю, что его придумали, чтобы заезжие дурни бросали в воду монеты. Их ведь кто-то вылавливает.
        Однако, поравнявшись с фонтаном, Фанита вынула из кармана пару кругляшков из меди и протянула один мне.
        - Только не загадывай ничего глупого, - буркнула она и кинула металлическую безделицу в воду.
        «Пусть мне повезет», - подумала я и тоже бросила монету.
        Лисоглава 12
        Здание ратуши оказалось крепким и высоким. К тому же выложенным из камня, что в этих местах нечасто встречалось. Внутри было прохладно и отчего-то сумрачно. Я поежилась, но отставать от своей тетки не решилась. С трудом удержалась, чтобы не схватить ее за ладонь. Но вовремя себя одернула. Может я и не взрослая по меркам этого мира, но все же давно уже не ребенок. И вести себя буду достойно. С этими мыслями я расправила плечи. В конце концов, мне в жизни часто приходилось справляться с трудностями. Значит и тут смогу выстоять. Вполне возможно, что это место станет моим новым домом. Я ведь могу никогда не найти дорогу обратно.
        В груди похолодело. Мне стало по-настоящему страшно. Я ведь могла застрять тут навсегда. Остаться в мире, где живут странные существа из сказок, было странно. Здесь я совсем никто и никому не нужна.
        Внутренний голос насмешливо напомнил, что и в моем мире я давно была одна. Там не осталось родных и близких. За последние годы я отдалилась ото всех. Или от меня отдалились. Я сама виновата в этом. После ухода родителей мне захотелось закрыться от окружающих. Никто не пытался достучаться до меня. Или мне только так казалось. Я погрузилась в свои страдания и оставила рядом лишь мужа и подругу. Мда. Никогда не думала, что окажусь настолько недальновидной.
        - Ты меня слушаешь? - зашипела Фанита.
        - Прости, отвлеклась.
        - Говори со старейшиной с уважением, но без раболепия. Но только то, о чем он тебя спрашивает, - тут она сощурилась, давая понять, что мне стоит быть осторожной. - Твое имя Леся Рыж. Выговори его по буквам, чтобы писчий правильно оформил документ.
        Я кивнула, вспомнив краткую историю, которую мы придумали о моем происхождении. К нашей удаче, семья Фаниты жила далеко на востоке, за горами, в уединенном княжестве. Там не были приняты клейма и родовые татуировки. Потому я вполне могла заявить, что документы потеряла, а кулон с семейным гербом была вынуждена отдать в оплату проезда до этого города.
        Мы остановились в длинном коридоре, почти пустом, если не считать нескольких перевертышей, рассевшихся на узких лавках вдоль стен.
        - Тут так мало посетителей, - удивилась я.
        - А зачем беспокоить старейшин по пустякам? - улыбнулась Фани. - У нас принято обмениваться обещаниями, ими же скреплять сделки.
        - Никто их не нарушает? - тихонько уточнила я.
        - Мы не люди, - терпеливо пояснила женщина. - Наше слово - закон. А старейшины помогают решать другие проблемы. Например, они способны помочь тебе получить статус гражданки нашего города.
        Я понимала, что нужно произвести правильное впечатление и добиться доверия к своей легенде. Ведь если мне откажут в легализации, то вполне могут выслать из города. А там, за его пределами, я стану нелегальным жителем страны. Я не смогу обратиться за помощью к властям, если меня обидят. И стану легкой добычей для любых недобрых личностей.
        - Я порядочная горожанка и поручусь за тебя. Потому не переживай, - попыталась успокоить меня Фани.
        Кивнув в ответ, я вытерла взмокшие ладони о юбку. Затем пригладила выбившийся локон, в очередной раз поразившись, насколько густыми стали у меня волосы.
        - Ничего не бойся, - шепнула рыжая и подтолкнула меня к двери, в которую громко постучала.
        - Заходите уже, хватит топтаться за порогом, - раздался низкий голос.
        Мы вошли, оказавшись в залитой светом комнате. Я ожидала мрачный антураж, но кабинет был другим. Он походил на сельскую библиотеку с читальным залом. Вдоль стен стояли полки, сплошь заставленные книгами. Тут была добротная крепкая мебель, плотный домотканый ковер, заглушающий шаги, а несколько керосиновых ламп тут наверняка добавляли уюта помещению в темное время суток.
        За большим столом сидел пожилой мужчина с окладистой бородой и взлохмаченной седой шевелюрой. На его плечи были наброшен добротный подбитый мехом плащ. На переносице хозяина кабинета виднелись очки в роговой оправе, которые он тут же убрал в сторону. И улыбнулся. Тут я едва не попятилась. Только оказавшаяся за спиной Фанита не позволила мне сбежать. Она крепко ухватила меня за локоть и удержала на месте.
        - Мне было любопытно, когда ты покажешь нам свою племянницу, - протянул мужчина, скалясь огромными клыками.
        - Ну зачем ее пугаешь? Видишь ведь, что девушка боится! - строго заявила Фанита.
        - Ты никогда медведей не встречала? - с искренним удивлением осведомился мужчина.
        Я гулко сглотнула и смогла выдавить сипло:
        - С такими огромными зубами - нет.
        Старик захохотал, запрокинув голову, и громко хлопнув ладонью по столу. Смеялся он заливисто и очень заразительно. Фанита ободряюще сжала мое плечо и улыбнулась. Только сейчас я осознала, что ее тоже отпустило напряжение, которое лиса пыталась скрыть.
        - Знатно ты меня похвалила, малышка, - выдал медведь отсмеявшись и утерев рукавом рубахи выступившие на глазах слезы. - Так меня даже жена не балует в самые хорошие дни.
        - Извините, - пискнула я, совсем растерявшись. - У вас и впрямь внушительные зубы.
        - Уважила, - хитро подмигнул мне старейшина. - Вот что значит лиса. Настоящие лисы всегда умеют растопить самые суровые сердца.
        - Ты это говорил про кошек, Норис, - напомнила ему Фани и подтолкнула меня к диванчику, на который сама же и уселась.
        - Говорил, - не стал отпираться старик. - Но только рыжим мы прощаем любые шалости.
        Я села на набитую соломой подушку.
        - Ну, мне нечего прощать. - упрямо заявила моя подруга.
        - Мне никогда не забыть, как ты приехала в этот город. Я был против лис в нашем сообществе.
        - Помню.
        - Признаюсь, что я считал тебя никчемной и скандальной дамой.
        На это высказывание лисица фыркнула.
        - Все женщины боялись, что ты станешь уводить у них мужей и совращать сыновей.
        - Как будто они того стоят.
        - И вот спустя годы к тебе приехала племянница. Город будоражат слухи.
        - Нам не нужны неприятности и чужие мужья, - отрезала Фани. - Любая волчица или кошка куда более блудливая чем лисы.
        - Вы редкие. И в нашем городе других лис нет, - резонно заметил Норис. - Потому жители и волновались.
        - Женщины, - поправила Фани. - Мужчинам всего лишь немного любопытно.
        - Может ты и права.
        Старик ненадолго замолчал, пристально осматривая меня. От этого взгляда стало неловко. Захотелось поджать под себя ноги и закрыть лицо ладонями.
        - Твои родители мертвы, - совершенно другим голосом произнес он.
        В комнате стало прохладно и огонек в лампе дрогнул. Только старейшина не обратил на это внимания.
        - Ответь мне, дитя.
        - Они погибли.
        - И ты осталась совсем одна, - он не спросил, а констатировал факт.
        - Все так.
        - И еще ты боишься. Чего?
        - Боюсь, что не смогу тут прижиться. Что не найду своего места.
        - Почему? - искренне заинтересовался он.
        - Меня предали, - выдохнула я, испытывая странное облегчение, что могу говорить об этом.
        - Кто?
        - Мужчина, который обещал заботиться. И женщина, которая была мне сестрой.
        - Ты совершила преступление? Наказала их? - старик прищурился и показался мне очень заботливым.
        - Нет. Законов я не нарушала. Просто сбежала в дом родственницы, - доверительно сообщила я.
        - Для чего?
        - Чтобы начать новую жизнь.
        - Ты планируешь причинить вред хоть кому-то?
        - Нет.
        - Обидеть Фаниту? Или еще кого?
        - Нет, - тут я мягко тронула ее руку, лежащую на моем плече. - Она хорошая.
        - А кого-то плохого?
        - Больше не дам себя в обиду, - выпалила я прежде, чем успела остановиться.
        И тут с меня спало странное оцепенение. Я встряхнулась и изумленно уставилась на Нориса.
        - Что…что...
        - В твоей деревне не было таких старост? - лукаво спросил старик.
        На это я мотнула головой.
        - Значит, не только зубы у меня большие. Но и сил хватает, чтобы оставаться старейшиной этого города, - мужчина преобразился и обернулся.
        На подоконник опустилась крохотная птичка и постучала клювом по тарелочке, на котором лежал кусочек печенья.
        - Идите домой. Документы тебе справят. Будешь жить в нашем городе и если не сделаешь ничего плохого, то станешь местной через две луны. До того ты под опекой Фанитой. Она за тебя отвечает.
        - Но я не сказала своего имени…
        - Леся Рыж, - перебил меня медведь. - Неужто вы решили, что у старика со слухом плохо?
        - Нет.
        - Кыш отсюда, - старейшина махнул рукой. - Ходят тут, отвлекают от важных дел.
        Мы не успели выйти, как я кинула взгляд за плечо. Хозяин кабинета подошел к окну и протянул руку к птахе, которая с готовностью села на его палец.
        - Он не кажется опасным, - сказала я, когда мы оказались на улице.
        - Он мог бы убить нас двоих, если ощутил ложь в твоих словах. И поверь, медведь сделал бы это, реши, что ты принесешь опасность или смуту.
        - Норис? - удивилась я.
        - Когда-то он был величайшим шаманом-воином. И не вздумай принимать его доброту за слабость.
        Лисоглава 13
        Мы направились в сторону дома. Погода была замечательной. Весенний ветерок зарывался в волосы, которые мне никак не удавалось укротить. Фанита была донельзя довольной. Она кинула уличному торговцу монету и протянула мне карамельное яблоко на палочке.
        - Я ведь не маленькая, - улыбнувшись, приняла угощение.
        - Могу я побаловать свою племянницу, - возразила рыжая и заговорщически подмигнула.
        Мы уселись на скамью напротив лавки с вывеской в виде башмака. Лакомство оказалось вкусным, и я невольно зажмурилась от удовольствия.
        - Ты сладкоежка. Прямо как я.
        - Это у нас семейное, - пожав плечами, ответила я.
        Чуть помолчав, Фанита заявила:
        - Нам нужно прикупить тебе годную обувь и одежду по фигуре.
        - Я не хочу, чтобы ты тратилась.
        - Не переживай. Все отработаешь, - беззаботно отмахнулась женщина. - И я не хочу, чтобы постояльцы видели в заведении замарашку. В конце концов, мы лисы, и просто не можем выглядеть жалко.
        Мне пришлось признать, что сама Фанита одевалась очень броско, но при этом не вульгарно. Шнуровка спереди платья эффектно подчеркивала талию и грудь рыжей. Длинный подол не скрывал при ходьбе очертания ее бедер, а неглубокий вырез позволял любоваться изящной лодыжкой в кожаном высоком ботинке.
        На шее Фаниты висела цепочка, на которой виднелся странный камень красного цвета.
        - Это родовой кулон, - тихо пояснила женщина, небрежно сунув его под ткань. - Именно такой ты отдала за проезд. Помнишь?
        Я торопливо кивнула.
        - Когда тебе выправят документы, мы добудем тебе такой же.
        - А твоя семья не будет против?
        - У меня никого нет, - отрезала женщина. - У нас с тобой никого нет, - поправилась она и погладила меня по голове так, словно и впрямь испытывала в отношении меня родственные чувства. - Будем держаться вместе.
        - Я должна сказать тебе «спасибо»…
        - Скажешь однажды. А пока ты доедаешь яблоко, я схожу в лавку и узнаю, когда можно будет заказать тебе обувь.
        - Может стоит купить готовую? - робко предложила я.
        - Мы не люди, чтобы носить такое, - женщина посмотрела на меня так, словно я сказала что-то совершенно глупое.
        С этими словами она подошла к двери и толкнула ее. Раздался тихий звон колокольчика и приветственный возглас башмачника.
        Надо мной вспорхнула птичка и уселась веточку растущего рядом куста. Она повернула ко мне крохотную головку и требовательно чирикнула.
        - Нет у меня печеньки, - улыбнулась я, вспомнив, что видела похожую кроху в ратуше.
        - Ты голодная? - раздалось надо мной и от неожиданности я охнула.
        Рядом стоял здоровый мужчина в темной запыленной одежде. Мне пришлось запрокинуть голову, чтобы увидеть его лицо. Оно оказалось загорелым и слегка обветренным, широким с резкой линией челюсти и грубоватым, пару раз сломанным когда-то, носом.
        - Ты не мог бы… - я сглотнула.
        - Чего хочешь, малышка? - хрипло уточнил он и положил ладонь на пояс, к которому был приторочен приличный мешочек, который тут использовали как кошелек. - Я могу купить тебе что пожелаешь.
        - Мне нужно то, что не продается, - выдавила я из себя любезную улыбку.
        - Я подарю тебе любую безделицу, а ты в ответ поблагодаришь…
        - Отойди и не загораживай мне солнце, - отчеканила я холодно.
        - Что? - ошарашенно уточнил здоровяк.
        - Или тебе место надо уступить? Так бы и сказал, что устал и хочешь дать отдых старым костям.
        Я поднялась со скамьи и чинно поправила подол платья.
        - Присаживайтесь. Может вам принести воды? Уверена, я смогу уговорить лавочника дать мне кувшин для пожилого путника…
        - Пожилого? - взревел незнакомец.
        - Только старческое слабоумие может быть оправданием твоему предложению.
        - Не понял.
        - Не удивлена, - оборвала я мерзавца. - Только глупец мог попытаться купить незнакомку.
        - Да что ты себе позволяешь? - на лице чужака проступили звериные черты.
        Что-то подсказывало мне, что именно сейчас я должна показать себя. Потому и резко шагнула к наглецу, заставив того качнуться назад.
        - Я не продаюсь, - мой палец уперся во вздымающуюся грудь темноволосого перевертыша. - Не смей сейчас строить из себя обиженного. Это ты оскорбил меня. Ты повел себя как животное.
        - Ты так меня стыдишь? - хищно оскалился он.
        - Пытаюсь донести до тебя простую мысль, - я смерила его ледяным взглядом, который часто использовала с несговорчивыми поставщиками. - Если ты будешь вести себя как мерзавец, то не удивляйся, что тебя не станут уважать.
        - Серьезно? - уточнил он, странно хмыкнув. - Ты в каком мире живешь, деточка?
        - В том, где не боюсь поставить на место хамов.
        Незнакомец небрежно ухватил меня за затылок и легонько сжал его в огромной ладони. От боли в глазах потемнело.
        - У нас уважают силу…
        Договорить он не успел. На мне были ботинки с острой стоптанной кромкой подошвы у носка. Именно ею я ударила агрессора в голень, попав ровно между краем сапога и наколенником. А после того как здоровяк скривился, коротко ткнула кулаком в открывшийся кадык.
        Хватка ослабла, и я отскочила в сторону.
        - Гадина, - закашлялся мужик.
        - Скажи спасибо, что не ткнула этим, - я выставила перед собой заточенную палочку, на которой было когда-то яблоко.
        - Да я тебя…
        - Ты напал! - воскликнула я. - И мне стоило терпеть? Не в этом городе!
        Тут я заметила, что у нас появилась компания. Несколько прохожих остановились в паре метров и мрачно взирали на незнакомца. От таверны с другой стороны улицы быстро шагали пара стражников судя по одежде. Я запоздало подумала, что не с того начала знакомство с местными порядками нового мира. Да только спускать такое обращение не собиралась. Фанита говорила, что тут не принято кланяться. Она сама общалась со старейшиной без подобострастия. Значит, мне стоило отстаивать свои права. Какими бы они не были.
        - Что тут происходит? - прогремел представитель власти, окатив меня подозрительным взглядом.
        - Жениха проверяю на стойкость, - заявила я с шальной ухмылкой.
        - Кого?
        - Этого, - я указала на выпрямившегося мужчину, недоверчиво уставившегося на меня. - И заявляю официально, не подходит он мне. Буду дальше искать.
        Второй стражник хлопнул по плечу коллегу и негромко пояснил:
        - Это та самая девица. Она немного дикая.
        - Но привитая, - кивнула я.
        - Что тут происходит? - гаркнул уже знакомый голос.
        Я обернулась к капитану и махнула ему рукой, чем безмерно удивила.
        - Ты? - он скривился, словно лизнул лимон. - Вот как знал, что не к добру лиса в городе.
        - Закрывать курятники надо и лис можно не опасаться, - толкнув капитана локтем, мимо прошла Фанита. - Что случилось?
        - Этот меня купить хотел, - я указала на побледневшего от такого внимания обидчика.
        - Ты его ударила? - сурово уточнила рыжая.
        - Да.
        - Значит, отыгралась. Молодец. Вак, - она повернулась к капитану, - куда смотрят твои подопечные? Если любая заезжая морда предлагает такое приличным девушкам?
        Затем она пристально посмотрела на меня и заметила, как я потерла саднящую шею. Фанита угрожающе низким голосом спросила:
        - Он тебя тронул?
        - Только взялся…
        В следующее мгновенье женщина оказалась рядом с громилой и он зашипел. На смуглом лице появились тонкие царапины, набухающие кровью.
        - Теперь квиты, - припечатала разгневанная опекунша.
        - Лиса, - выдохнул мужик и попятился.
        Мне показалось, что в его глазах промелькнул страх.
        - Мы уходим, - как ни в чем ни бывало заявила Фани и ухватила меня под локоть. - Заявление на мерзавца мы напишем позже.
        Капитан подступил к побледневшему хаму и ухватил того за плечо.
        Лисоглава 14
        Когда мы свернули в улочку, я наконец смогла выдохнуть. Руки подрагивали, а дыхание сбилось. Моя спутница заметила мое состояние и легко обняла меня за плечи.
        - Ты все правильно сделала, - заявила она уверено.
        - Но не была к этому готова, - призналась я наконец.
        - В город приезжают отовсюду. Они привыкли вести себя как заблагорассудится и порой приходится ставить их на место. Чаще всего это делает стража. Но иногда нужно самим действовать.
        - Ненавижу таких мужланов.
        - Понимаю, - кивнула Фани. - Никто не застрахован от подобного козла.
        - Я не подвела тебя? Ведь теперь ты мой опекун и мне стоит быть осторожнее…
        - Не в такой ситуации, - нахмурилась женщина. - Ты не знаешь о наших законах и это мое упущение. Стоило рассказать тебе о правилах более подробно.
        На нашем пути возник незнакомец и Фанита завела меня себе за спину.
        - Я не хотел вас пугать…
        - Посмотри внимательно и спроси себя, - язвительно заявила женщина, - похожа ли я на испуганную? Я даже стражу звать не стану.
        Мужчина хмыкнул, и я заставила себя встать рядом с Фани. Прятаться я не стану. Может я и не лиса, но душа у меня не заячья.
        - Дамы, я не собираюсь на вас нападать.
        - Такое тут сурово карается, - воинственно уперев руки в бока, напомнила рыжая.
        Я смогла рассмотреть чужака, который стоял на нашем пути. В глаза бросилось ее одеяние. Оно походило на одежду того хама на площади. Те же ботинки и наколенники. Только ткань рубахи казалась чуть более тонкой. Черты его лица были такими же резкими, выдавая ту же породу. Мне удалось не пялиться на его хвост, чем можно было гордиться.
        - Я хочу извиниться за своего собрата. Он позволил себе лишнее.
        - И получил ответ.
        - Но девушка не простила его, - прозорливо заметил чужак и уставился на меня полночными глазами.
        - Подлец не извинился, - подала я голос. - Но непонятно, почему вам это так важно?
        - Я забочусь о своей репутации, - туманно пояснил мужчина.
        - Он ваш подопечный, - высказала я догадку и поняла, что попала в цель.
        - Мы прибыли в город только сегодня и скандалы нам ни к чему. А моего парня забрала стража.
        - Отпустят, - небрежно бросила Фани.
        - Но если бы вы попросили…
        - А где вы остановились? - задала я вполне невинный на первый взгляд вопрос.
        - Мы еще не успели разместиться…
        - У нас отличный постоялый двор, - не дала я ему договорить. - Конечно, цена для вас будет не самая малая, но для своих постояльцев мы могли бы сделать скидку в виде просьбы к начальнику стражи.
        Фанита удивленно покосилась на меня, но в ее глазах загорелся алчный огонек.
        - Для господ найдутся комнаты, а слуги могут устроиться в таверне по соседству, - добавила она. - Там им будет удобнее.
        - И выйдет дешевле, - тут же нашлась я. - У нас хоть и стоит подороже, но и условия получше.
        - Неужели? - уточнил мужчина.
        - Да. Место приличное. Тихое и достойное. Для тех, кто ценит репутацию и не позволяет себе лишнего, - давила я. - В городе о нас отзываются как о достойном заведении. И все постояльцы на хорошем счету у стражи.
        - Это точно? - с усмешкой спросил воин.
        - Вы мне не верите? - вполне искренне возмутилась я.
        - Поговаривают, что рыжие…
        - Осторожнее, - предупредила Фанита, - цена для вас только что возросла на пару серебряных.
        Мы обе скрестили руки на груди и мужчина развел свои в стороны, словно признавая поражение.
        - Леди, я с радостью принимаю ваше приглашение.
        - Деловое предложение, - поправила я. - И оно включает помощь с ремонтом крыши. Пусть тот хам поможет перекрыть черепицу над верандой. И я, так уж и быть, прощу его дерзость.
        Брови мужчины вскинулись вверх, а Фанита затаила дыхание. Наверно, она и не догадывалась, что я заметила, насколько обветшала крыша ее заведения.
        - Оплата включает завтрак, - выдала я последний аргумент.
        - И во сколько же обойдется проживание одного постояльца?
        - Сообщу чуть позже, - лукаво усмехнулась я. - Но будьте уверены, репутация обойдется вам вполне по разумной цене.
        Как только мы отошли, спутница потрепала меня по плечу.
        - А ты еще та лиса. Как его обработала.
        - У меня была кофейня. И не самая лучшая компаньонка, которая не помогала.
        - Значит, ты знаешь толк в продажах.
        - Скорее в поставщиках, выплатах, расчетах и прочем. Мне приходилось крутиться, чтобы отдавать зарплату работникам, осилить коммуналку… - я запнулась, поняв, что такие термины могут быть незнакомы местным, - налоги и аренду.
        - А как ты догадалась, что он сможет оплатить нам постой?
        - Ботинки, - просто сказала я. - У него очень хорошая обувь, хоть и пыльная. И тот хам несмотря на то, что ниже его по рангу, а кошель у него был знатный. В нем бряцали монеты. Вряд ли воин в путь станет наполнять дорогой кожаный мешочек мелкими медяками. Стоит понять, что его опекуны не бедные. Отряд явно не малый.
        - С чего ты взяла
        - Посмотри, - я указала налево.
        Там у таверны стояли с десяток мужчин в знакомой уже одежде. Пара из них расположились чуть поодаль и выглядели несколько внушительнее.
        - Главное, чтобы согласились те двое, - понятливо кивнула Фанита. - А нам надо застелить кровати в номерах, протереть пыль…
        - Мы все успеем, - я взяла ее под локоть.
        - Ты ведь понимаешь, что у нас не элитное место.
        - Так сделаем его таким. Поверь, для этого не так много нужно.
        - Богатые любят вольности.
        - Они оценят ограничения, - возразила я, ухмыльнувшись. - А тебе придется поговорить с капитаном. Он должен иногда к нам заходить.
        Фани фыркнула, но я понимала, что делала она это для вида. Тот здоровяк нравился рыжей чуть больше, чем она хотела признать.
        В этот момент я ощутила странное. Словно кто-то прикоснулся ко мне раскаленной ладонью между лопаток. Оглянулась я не сразу. Инстинкты диктовали мне плавные движения, которые не должны провоцировать нападение хищника. Среди снующих мимо торговцев и праздно шатающегося люда, я увидела мужчину. Он стоял в тени веранды оружейной лавки и не сводил с меня напряженного взгляда.
        - Ты чего? - спросила Фани.
        Я растерянно повела плечами и снова посмотрела в сторону незнакомца. Его там больше не было. И от этого я ощутила странную смесь облегчения и тоски. Но разобраться с этими эмоциями решила позже. Не посреди же улицы мне нужно размышлять, почему у меня подогнулись колени, а сердце забилось пойманной птицей.
        Лисоглава 1
        В коридоре было темно. Именно это давало иллюзию, что все происходит не в этой реальности. Я могла закрыть глаза и представить, что нахожусь не дома, а в кинотеатре и наблюдаю за драмой со стороны. Вот только все куда хуже. Моя спина упирается в стену, обитую пробкой. Я сама ее подбирала в магазине стройматериалов. Подошва кроссовок слегка скользит по ламинату, который мне никогда не нравился. А в паре метров от меня виднеется арка, ведущая в гостиную. В ту самую комнату, куда мне не хочется заходить. Но это нужно сделать, чтобы окончательно убедиться - моя жизнь не будет прежней.
        И дело вовсе не в чужих туфлях с красной подошвой, что лежат в проходе. Не в лужице темной ткани, небрежно оставленной там же и не в кружевном великолепии белья, брошенного чуть поодаль.
        И когда моя жизнь успела превратиться в банальный анекдот.
        Только вместо мужа из командировки вернулась обманутая жена. Глупая я.
        Мне пришлось преодолеть омерзение и войти в соседнюю комнату. На полу виднелась цепочка из вещей. Я оценила кружевные трусики, тонкий шелковый чулок и семейные трусы со снеговиками. Последние портили всю картину. Стало даже стыдно перед изысканной любовницей за супруга. А когда я увидела дырявый носок, то окончательно смешалась. Едва удержалась от желания пнуть эту деталь гардероба под диван.
        «Да что со мной не так?», - думала я, стоя на пороге спальни и не решаясь открыть дверь.
        Из-за нее доносились стоны и возня. Было совершенно очевидно, чем там занимался мой муж с неизвестной девушкой. Я уткнулась лбом в дверной косяк и вздохнула. Трусихой я не была. Наоборот, умела держать удар. Вот только сейчас тянула время и топталась на пороге собственной спальни.
        - Соберись, - приказала я себе и толкнула дверь.
        В одно мгновенье моя жизнь перестала мне принадлежать. Вот буквально еще пару минут назад я была счастливой женщиной, у меня был муж, квартира, доставшаяся от родителей, подруга, с которой я держала маленькую кофейню, и мечта через год-другой обзавестись малышом. Правда муж хотел купить питона. Даже детскую планировал переоборудовать в террариум. Но для начала видимо решил затащить змею в нашу с ним общую постель.
        - Вы хоть простыни сменили? - уточнила я, прислонившись к стене. - Или брезгливость не для вас?
        С коротким криком с моего мужа скатилась белокурая девица и накрылась с головой одеялом. Вот только я уже узнала татуировку на ее плече. Мужчина неловко прикрыл голых пах, попытался натянуть на него то самое одеяло. Но любовница держала ткань крепко. Я вынула из кармана бумажный платок и кинула его в мужа.
        - Возьми, - иронично предложила я. - И не говори, что я не забочусь о тебе, дорогой.
        Он автоматически ухватил предложенную салфетку и тут же откинул ее, чтобы прикрыться подушкой.
        - Да уж чего я там не видела? - осведомилась я со злым весельем. - А что, Маша, наш поставщик прячется на матрасе? Ты там переговоры ведешь?
        Предпринимать попыток вытащить подругу на свет я не собиралась. Не хотелось признаваться самой себе, но тело норовило меня подвести. Ноги ослабли, а перед глазами встала мутная пелена.
        Я наконец поняла, что уже не в первый раз ловила в доме аромат, который казался смутно знакомым. Это была смесь духов и дыма от ментоловых сигарет. Запах принадлежал Маше, подруге, с которой я провела все дество и юность.
        - Ты все не так поняла, Олеся, - отозвался супруг.
        Однако выглядел он на редкость жалким. Лицо покрылось красными пятнами, взгляд метался между моими коленями журнальным столиком, на котором стояла темная бутылка с двумя бокалами.
        - Ну, хоть тут ты оказался джентльменом, - оценила я напиток. - Это ведь вино, которое мы покупали на годовщину? Надеюсь, вам понравилось?
        - Леся, давай без сцен, - уже более твердым голосом произнес мой благоверный. - Мы ведь цивилизованные люди. И можем все обсудить…
        Договорить он не успел. Подхватив злополучную бутылку, я с размаху швырнула ее в стену, прямо над изголовьем кровати. Вино расплескалось по постели, осколки разлетелись с оглушительным звоном. Маша завизжала и наконец выскочила из-под своего укрытия, явив мне свое загорелое обнаженное тело.
        - Подруга, как переговоры? Скидочку выбила? - прошипела я недобро и швырнула в нее апельсин.
        - Ты чего творишь? - выкрикнула девушка истерично. - Психованная! Ты сама во всем виновата!
        - Точно! - не стала отнекиваться я. - Конечно, я. Виновата в том, что работала, когда у тебя болела голова. Когда твой очередной хахаль звал тебя на острова, пока его жена лежала в больничке на пластике…
        Лицо моего супруга вытянулось от услышанной информации, но меня это уже не заботило.
        - Виновата, что дала тебе шанс залезть в мою кровать и в трусы…
        Я вспомнила снеговиков на ткани и неожиданно криво усмехнулась.
        - Хотя знаешь, это как раз самое ничтожное из того, что ты у меня позаимствовала. Самое…- я показала расстояние между большим и указательным пальцем равное спичечному коробку, - мелкое и ненужное. На это я даже обидеться не могу. Ты практически занималась тут благотворительностью.
        - Ты ведь знаешь, что размер не имеет значения, - растерянно пробормотал окончательно обескураженный муж.
        - Рот закрой, - я ткнула в него пальцем.
        Лисоглава 2
        Непривыкший к такому моему поведению, супруг, тем не менее, подчинился. Подобрал под себя ноги вжал в пах многострадальную подушку.
        - Я могу принять многое, но вот это… - обвела комнату руками, - вне моего понимания.
        - А чего ты ждала? - неожиданно ядовито уточнила Маша.
        Она подхватила бюстгальтер и принялась натягивать его, путаясь в лямках.
        - Твой мужик без ласки живет. Ты вечно в делах. Пишешь дипломную, - она закатила глаза. - Кому она нужна? Кому нужна баба, которая не может мужик обед сварить и в постели ублажить?
        Супруг трагически всхлипнул, но весомое слово вставлять не спешил. Выжидал, наверно, более удачного момента. Или успел заметить, что на столе осталась еще пара тарелок, яблоко и бокалы.
        - Может, твой Петя и не самый лучший мужик, - продолжила подруга. - Но ты его недооцениваешь. И он на многое способен.
        - Забирай, - я скрестила руки на груди.
        - Что? - не поняла Маша.
        - Забирай этого самца, - пояснила я очевидное. - С трусами, носками, креслом его компьютерным. Картиной, которую ты нам подарила на свадьбу и поясом из собачьей шерсти, без которого он каждую зиму загибается.
        Блондинка растерянно посмотрела на предложенное сокровище и похоже не испытала восторга от моего щедрого предложения.
        - Знаешь, - наконец вышел из оцепенения Петр, - я не вещь, чтобы мною распоряжаться.
        Он не заметил, как любовница с облегчением выдохнула.
        - Мы с Машей уже два года встречаемся и только из жалости к тебе…
        Я содрогнулась, едва сдерживая смех. Стоило видеть блондинку, чтобы осознать, что эту информацию она не собиралась озвучивать. И уж точно не считала слова Пети важными.
        - Дурень, - отмахнулась я от благоверного. - Маша всю сознательную жизнь хотела иметь то, что принадлежит мне. А теперь, ты ей не нужен. Потому что и мне стал ненужным. Верно, подруга?
        Блондинка подхватила платье, чтобы рывком натянуть его на себя.
        - Не собираюсь я вмешиваться в ваши семейные разборки.
        - Что? - встрепенулся Петя.
        - Не надо меня втягивать, - повторила девушка с нажимом.
        - Мы же собирались… - муж осекся и затравленно посмотрел на меня.
        Стало как-то неловко. Он всегда был уверенным в себе, немного нагловатым и даже хамоватым. Но сейчас выглядел потерянным и обиженным. Вот только жаль мне его не было.
        - Собирайся, - бросила я равнодушно. - Если поторопишься, то может Маша подбросит тебя до метро.
        - Что? - испуганно встрепенулся муж.
        - Ты тут больше не живешь. А ты, Машуль, больше не совладелец кофейни.
        - Ну уж нет, - оскалилась она. - Половина всего бизнеса моя. Я такая же хозяйка, как и ты.
        - Ты не поняла, - я пнула в ее сторону чулок. - Забирай себе все. Только учти, что аренда заканчивается в следующем месяце. Новый договор заключай сама. Закупку сырья надо произвести через две недели. Зарплату рассчитывать придется тебе самостоятельно, ведь ты уверяла, что бухгалтер нам не нужен. А я больше не стану заниматься этим. Логично?
        Девушка помрачнела, наконец поняв, о чем я толкую.
        - Та сумма, которая лежит на нашем общем счете… - я сделала многозначительную паузу, - останется тебе, дорогая. Это мой свадебный подарок тебе и Петеньке. Тратьте с умом. Если ты добавишь те деньги, которые вытащила из бюджета на лечение своей собаки, то как раз хватит, чтобы заплатить официантам в двадцатых числах.
        С этими словами я вышла из комнаты и наконец позволила себе не сдерживать эмоции. Только вот плакать мне не хотелось. Оставаться в квартире мне было противно. Хотелось рюкзак и отправиться за город. Точнее в домик, который остался от моей бабушки в деревне. Там всегда было тихо и светло. Даже в дождливый день там было здорово.
        - Олесь, - раздалось за спиной, и я резко повернулась.
        Подруга стояла в арке и кривила губы в странной виноватой улыбке. Она часто так делала, когда хотела разжалобить меня или уговорить на очередную авантюру.
        - Давай мы с тобой не будем пороть горячку. Ну, глупо ведь ругаться из-за мужика…
        - Ты испачкала мою кровать.
        - Чем? - она захлопала глазами.
        - Предательством, Маш, - неприязненно пояснила я. - И если б ты в него влюбилась…
        Я махнула рукой, осознав, что подруга и впрямь ничего не понимает. Она воровато оглянулась, наверно беспокоясь, что Петя ее услышит, и быстро заговорила:
        - Если бы ты им и впрямь дорожила, то я бы никогда…
        Я вздохнула и направилась к стене, в которую был встроен высокий сейф. Девушка продолжала говорить, а я неспешно набрала комбинацию, отворила дверь и вынула из оружейного шкафа ружье.
        - Знаешь, Маша, - неспешно протянула я, - мне совершенно неинтересно, зачем ты это сделала. Зачем вы оба это сделали.
        Лисоглава 3
        Я притормозила у ворот и заглушила мотор. Радио послушно замолчало и через открытое окно донеслось пенье птиц и шум ветра. Где-то очень далеко лаяла собака. Зажмурившись, я еще раз подумала, что приняла правильное решение. Оставаться в городе после произошедшего не хотелось.
        Кофейня уже не первый месяц едва себя окупала. И мне приходилось выкручиваться, чтобы оплачивать счета и оставаться на плаву. Если бы моя подруга не вытаскивала деньги из бюджета, то возможно было легче. Не стоило затевать бизнес с близким человеком. С тем, кому не можешь сказать твердое «нет».
        - Сама виновата, - вырвалось у меня прежде, чем успела подумать
        Мне не хотелось признаваться себе, что стоило уже давно понять очевидные вещи. Маша меня использовала, а муж не отставал. Он пару лет уже искал себя и никак не находил. Петя продолжал медитировать под пиццу и компьютерные игры. Время от времени рассылал резюме и получал предложения. Которые, впрочем, его не устраивали.
        И я это принимала. Тащила на себе дом и мужчину в нем.. К ттому же я верила, что совсем скоро все изменится.
        Вот и изменилось.
        Горько вздохнув, я взяла рюкзак с соседнего сиденья, чехол с ружьем и вышла наружу.
        Оружие в нашей семье хранилось всегда. Отец учил меня охотиться с самого детства. Став совершеннолетней, я получила охотничий билет. Впрочем, стрелять в животных у меня никогда не получалось. Стоило представить их влажные глаза, как желание быть хищником разом пропадало.
        Когда я достала из шкафа ружье, моя бывшая подруга мигом рванула к выходу. Я даже не сразу осознала, как выглядит со стороны мой жест. И только поняв, чего она испугалась, засмеялась. Петя вышел на этот звук и тоже попятился.
        Я не стала его успокаивать и неспешно продолжила сборы. Может муж и собирался поговорить со мною. Да только так и не решился. Потоптался в прихожей, несколько раз спустил воду в унитазе и только потом вышел за дверь.
        Оставалось надеяться, что на этот раз он поднял крышку унитаза.
        Мне было плевать, что супруг вернется в мое отсутствие. Ничего ценного в доме не было и даже если он вывезет все, беднее я не стану. Засунув в сейф несколько рамок с фотографиями, шкатулку с украшениями и ворох флешек, на которых хранились мои документы, я успокоилась. А потом сунула туда и ноутбук. Брать его с собой не захотелось. Мне давно пора отдохнуть и лучше выйдет это сделать без интернета.
        По дороге в деревню, я заехала в магазин и прикупила продукты, чай и спички. Улыбчивая продавщица уговорила взять вместо сдачи семена в пакетиках. Пришлось сунуть их в карман. И заодно пообещать себе, что не забуду рассыпать их по двору. При этом я не лелеяла особой надежды, что цветы приживутся. Бабуля когда-то засеивала несколько огромных клумб у колодца, но сейчас они заросли сорняками.
        Соседние дома давно опустели и на улице насчитывалось не более десятка строений, которые казались жилыми.
        Каждое лето сюда приезжали семьи с детьми из столицы, а к зиме деревня изрядно пустела.
        - Ты не заблудился часом? - раздалось за спиной, и я развернулась на голос.
        - Митрич, не угадал? - уточнила у местного старожилы.
        - Олесенька, ты ли это? - расплылся в улыбке старик. - Не узнал сослепу. Давно тебя не было видно.
        - Вся в делах. Учеба… - я неопределенно махнула рукой.
        - Ты всегда была толковой девушкой. И хорошо, что без этого своего петушка приехала.
        - Мы не вместе уже, - немного смутившись призналась я.
        Протянула старику пачку кофе, которую прикупила специально на подарок.
        - Уважила, - усмехнулся Митрич довольно. - Смотрю и ружье прихватила.
        - На всякий случай, - я пожала плечами. - Места тут глухие. И зверь прийти может.
        - Через неделю здесь будет не протолкнуться. Понаедут гости.
        - К тому времени я уже уеду.
        - Как знаешь, Олеся. Ты если чего - заходи.
        С этими словами старик зашагал прочь. А я отправилась в дом.
        Первым делом пришлось раскрыть окна, распечатать свертки с постельным бельем и поставить на небольшую плиту чугунный чайник, наполненный из бутыли. Оставалось надеяться, что колодец не пересох, потому как воды я с собой взяла совсем мало.
        Найдя в буфете посуду, я заварила чай и выложила на тонкое фарфоровое блюдце со сколами розовые зефирки. Со всем этим добром я уселась на плетеное кресло у подоконника и поняла, что скучала по этому месту.
        Тут было хорошо. Несколько белых бабочек кружились над кустом дикого шиповника, а где-то в кроне акации переругивались невидимые птицы.
        Тут пахло влажной землей, перегретым на солнце шифером и той особой свежестью, которой благоухает обычно утренний снег.
        Неожиданно в кустах мелькнуло что-то и я насторожилась. Но только рассмотреть ничего не сумела в яркой зелени. Я всегда немного опасалась собак и невольно подумала, что это мог быть чей-то гуляющих без привязи пес. И было бы неплохо убедиться, что животное не агрессивное и не броситься на меня, почитав чужой. Невольно коснулась предплечья, на котором уже не было видно шрама. Вот только память услужливо подкинула мне картинки из прошлого. Я хорошо помнила горящие глаза в темноте, хриплое дыхание и боль. Воображение добавляло высокую человеческую фигуру, сильные пальцы, впивающиеся в кожу и голос…
        Тряхнув головой, я прогнала видение и забросила в рот зефирку. Она была реальной и очень вкусной. Пора избавляться от комплексов и страхов. И начать с того, чтобы пойти во двор и проверить, кто прячется в кустах.
        Лисоглава 4
        Дважды за вечер я обходила двор, но так никого и не нашла. Но уже ночью услышала шум. Проснувшись, я наскоро натянула джинсы и толстовку. Я почти вышла наружу, как вдруг остановилась у самого порога. Стоило подумать о безопасности. Ведь в этом доме я была совсем одна. Вокруг не было людей. И если там снаружи кто-то опасный…
        Я должна быть готовой к этому. На глаза попал чехол с ружьем и решение пришло тут же. Вынув оружие, я зарядила его, сунула в карман фонарик, и только после этого отперла замок.
        В круге света от зажженного фонаря кружились мотыльки. Под порогом тренькали сверчки. Ступени скрипнули под ногами, и я испугалась этого звука.
        - Кто здесь? - оставалось надеяться, что мой голос прозвучал грозно.
        Мне никто не ответил, но странный звук повторился. Он шел откуда-то из-за кустов шиповника.
        - У меня ружье. И я умею им пользоваться, - уже увереннее произнесла я.
        Чутье подсказывало мне, что стоит вернуться в дом. Неважно кто там в темноте. Никто не нападает на меня и не пытается вломиться вовнутрь. Мне нужно было развернуться и уйти в убежище. И я почти поддалась инстинкту.
        Только именно в тот момент, когда я попятилась, послышался тихий едва различимый плач. Спутать его с чем-то еще я не могла. Там в темноте кто-то страдал.
        - Вам требуется помощь? Кто там?
        Тихо выругавшись, я направилась в нужную сторону, держа оружие наготове.
        «Ребенок», - возникла в голове мысль, от которой ноги подогнулись.
        Звук шел из колодца. Когда я осознала это, то едва не выронила оружие. Я перекинула его на спину и поправила ремень на груди. Фонарь перекочевал из кармана в ладонь и, к счастью, батарейки оказались годными. Я склонилась над срубом и тонкий луч лампочки выхватил из тьмы кого-то движущегося.
        - Ты меня слышишь? - крикнула я.
        В ответ раздался всплеск и тихое скуление.
        - Скажи…
        Кто-то неуверенно тявкнул в ответ. И я выругалась.
        Это была собака. Точнее щенок, судя по размеру. И бедняга упал в воду. Он тщетно пытался выбраться и скреб лапами по кольцам бетона.
        - Подожди немного, малыш.
        Я рванула в дом. На стене коридора висел моток веревки, а на веранде стояла колченогая табуретка. Их я и прихватила. На обратной дороге я пару раз споткнулась, едва не упала и поцарапалась о ветку шиповника.
        - Не сдавайся, мелкий, - приговаривала я, пока привязывала к ножкам перевернутой табуретки бечевку.
        Оставалось надеяться, что зверек не очень ослаб. Вскоре я медленно опускала конструкцию в колодец, продолжая приговаривать:
        - Не бойся, малыш… Я тебя не обижу, мой хороший… Не бойся…
        Табурет коснулся поверхности воды, и я придержала веревку, давая возможность щенку забраться на сиденье. Ему это не удалось с первого раза. Снова и снова малыш соскальзывал со спасительного плота, чтобы пробовать опять.
        - Умница… давай… давай… - сипло твердила я.
        И когда мне показалось, что у нас с малышом все получиться, произошло страшное. Табуретка выскользнула из узлов веревки и шлепнулась в воду.
        Щенок вскрикнул и замолк. У меня едва не остановилось сердце. Я перегнулась через сруб и крикнула в темноту:
        - Малыш! Подожди!
        Я не сомневалась в том, что должна делать. Расстояние до поверхности было не таким уж и большим. Насколько я помнила, уровень воды был невелик. Потому как ведро всегда черпало песок, когда его пытались наполнить. И половину жидкости приходилось фильтровать.
        Высота тут была чуть больше двух метров, а сам сруб имел несколько вполне удобных зазора, за которые я могла бы зацепиться, выбираясь наружу. Именно потому я перекинула ноги внутрь колодца и предупредила:
        - Только не кусай меня, глупыш.
        Кое-как я все же спустилась и оказалась по колено в воде. Постанывающий комочек мокрого меха и костей вмиг очутился в моих руках. Щенок прижался ко мне и затрясся всем телом.
        - Ну тихо, тихо, - забормотала я, испытывая облегчение оттого, что он не стал меня кусать. - Нам еще выбраться надо. Потом я покормлю тебя печеньками… ты ведь любишь печеньки?
        Песик горько вздохнул и вправду замолк. Возможно, он просто выбился из сил. Но я решила разобраться с этим позже. Я затолкала его под рубашку и задрала голову, оценивая сруб колодца с этой точки обзора. Сейчас выбраться отсюда мне уже не казалось таким простым действием.
        - У нас получится, - подбодрила я саму себя и погладила через ткань замершего зверька. - Скоро будем есть вкусняшки.
        С этими словами я взяла в зубы фонарик и ухватилась на небольшой выступ скользкого бревна. На мгновение мне стало страшно. Что если я останусь в этом колодце и не смогу выбраться наружу? Ведь никто не знает, что я тут, кроме Митрича. Да и старик вспомнит обо мне только как кофе закончиться. Недели через три.
        - Надо было взять банку поменьше.
        - Чхи, - озвучил свои сомнения малыш за пазухой и это придало мне сил.
        От меня зависела жизнь крохи. Его я подвести не посмею.
        Когда я ухватилась за край сруба, силы меня уже окончательно оставили. Только повизгивающий над головой щенок не позволял сдаться и просто стоять в воде, ожидая чуда.
        Падали мы не единожды. И в очередной раз я поняла, что могу покалечить спасеныша. Потому и замотала его в рубашку и, при очередной попытке выбраться, выбросила сверток наружу. Туда же кинула ружье и набравшие влаги кроссовки.
        Щенок не убежал. Он стоял рядом с колодцем и подвывал. Позабыв о страхе, заглядывал вовнутрь, словно и не падал сюда раньше.
        - Не свались, - устало пожурила я малыша и заметила, как он дернул большими ушами.
        Снаружи заметно посветлело. Я замерзла и почти не чувствовала пальцев. Кожу словно пронзали сотни иголок. Зубы стучали друг от друга. Мысли путались. Звук моего дыхания отталкивался от стен колодца и мне уже казалось, что я тут не одна. Что в этом узком срубе есть еще кто-то.
        - Никого тут нет, - просипела я надсадно. - Одна я здесь. И везде одна…
        По щекам побежали слезы. Стало так горько от мысли, что в этом местечке может закончиться вся моя недолгая жизнь. И никому не будет дела до меня. Никому.
        - Тянь, - произнес зверек наверху, будто пытаясь донести до меня, что все еще ждет обещанных печенек.
        - Я сумею. Назло всем выберусь.
        Лисоглава 5
        Я выползла наружу и обессиленно упала на траву. Под ней ощущалась твердая земля и это было благословением.
        Щенок уже практически обсох и настойчиво тыкался носом в мой затылок. Потом и вовсе обнаглел и запрыгнул на спину. Когти у него были довольно острые и я попыталась согнать непоседу.
        - Отстань, морда мохнатая, - проворчала я с показным недовольством.
        Но в глубине души я испытала облегчение от того, что не одна. По щекам катились слезы. Шмыгнув носом, я кое-как поднялась на колени, а потом и на ноги. Небо с востока совсем немного посветлело, и я смогла рассмотреть заросшую травой дорожку, ведущую в сторону дома.
        - Иди сюда, - проворчала, подхватив непоседливую собачонку и ружье.
        Уже на полпути вспомнила, что оставила кроссовки у колодца, но возвращаться за ними не стала. Щенок выгибался и пытался вырваться из рук. Но я не собиралась отпускать непоседу и снова рисковать своей жизнью, чтобы спасти его. С него станется влезть куда-нибудь еще.
        Без фонарика я едва не упала пару раз, но. к счастью, наконец добралась до порога. В потемках ступени показались мне выше. Но я решила, что все дело в усталости. Именно поэтому и дверь поддалась с трудом. Пробравшись на ощупь в спальню, я упала на кровать, едва стянув мокрую одежду. Про себя я решила, что наверно мое тело сплошь покрыто синяками от падений. Ведь это объяснило бы почему ложе показалось мне очень жестким.
        Щенок потявкал немного для приличия. Но я решила, что поход на кухню мне не по силам. Не ровен час, я свалюсь на пол и поднять меня будет некому.
        - Завтра покормлю, - пообещала я источнику моих ночных приключений.
        Тот недовольно поворчал, но все же угомонился и запрыгнул ко мне на кровать. Он попытался забраться ко мне под одеяло, но смирился с тем, что не получилось и затих. От него пахло травой, но не мокрой псиной. Значит, малыш все же чей-то питомец. Придется мне завтра пройтись по дворам, чтобы найти хозяев потеряшки.
        Где-то за окном послышался тоскливый вой. От мысли, что мне посчастливилось вернуться домой до того, как он раздался, я облегченно выдохнула. На самом деле я всегда боялась больших псов. А воображение рисовало кого-то огромного и злого, прячущегося в темноте.
        Щенок испуганно вскинулся и перепрыгнул через меня, чтобы забиться между моей спиной и стеной.
        - Спи уже, - фыркнула я, но тут же успокаивающе погладила шелковистую шерсть на загривке.
        Ночь прошла в мутных бредовых снах. Мне мерещились тени и чужой голос. Он спрашивал меня о чем-то, но я не могла разобрать ни слова. Кто-то тянул ко мне руки, и я пыталась отодвинуться подальше. Я путалась к сбитой постели. Было жарко, затем становилось холодно. Хотелось пить, что странно для сновиденья, а потом желудок крутило дикой болью. Иногда мне казалось, что кто-то кормит меня с ложки, после этого укладывает на чистые простыни, пахнущие лавандой. Чужие заботливые пальцы разбирали мои спутанные волосы.
        Странный сон. Он был бы тяжелым и невыносимым, но я слышала песню, которую когда-то мне пела бабушка. Эту мелодию я не спутала бы ни с одной другой. И пусть смысл строк не был мне доступен, но мотив успокаивал и дарил странное тягучее ощущение счастья.
        Проснулась я нехотя. Все тело ныло после купания в колодце. Синяки, правда, на коже не обнаружились. Я могла поклясться, что еще вчера у меня образовалось несколько приличных ссадин. Неужто деревенский воздух обладал такими целебными свойствами? Но вот поднимаясь на ноги, я признала, что погорячилась с выводами о своем хорошем самочувствии. Колени дрожали от слабости. Мне даже показалось, что я будто стала тяжелее. Но не оттого, что набрала вес, а потому, что сил тащить себя в соседнюю комнату у меня не хватало. Нащупав в потемках халат, я набросила его на плечи и поплелась на кухню. И вот тут пришло осознание, что происходит нечто весьма странное.
        Я оказалась в просторной комнате, которая не была кухней в доме моей бабушки. Стены и потолки были облицованы потемневшим от времени деревом. Плетеные кресла, пара лавок из толстых досок, массивный стол вдоль стены. А на широком подоконнике разместились короба из лозы. Домотканые коврики на полу, оказались на редкость теплыми и приятными на ощупь для босых ступней.
        Наконец я поняла, что и одежда на мне чужая.
        - Что за…- начала я и закрыла рот ладонью.
        Звук вышел хриплым и надтреснутым. Словно я не говорила очень долго и голосовые связки забыли о своем предназначении. Я запахнула полы халата плотнее, осознав, что оказалась на чужой территории. Моей собственной одежды видно не было. Я вернулась к месту, где проснулась. В небольшой, но уютной комнатке оказалась не особенно широкая кровать, застеленная льняным постельным бельем и ярким одеялом из лоскутков, комод с множеством ящичков, кресло-качалка с вязаным пледом, брошенным на спинку. Моих вещей тут не нашлось.
        Пришлось прокрасться в коридор и выглянуть из-за угла. Взгляд уперся в широкую лестницу, которая поднималась на второй этаж, а под нею виднелась дверь, ведущая, наверно, в другую часть дома. Оттуда доносились голоса.
        В голове не укладывалось, как я могла оказаться в чужих владениях. Я точно помнила, что после спасения щенка вернулась в свой дом.
        Тут я оглянулась, поняв, что не видела мелюзгу с момента пробуждения. Впрочем, это была наименьшей из моих проблем. Было неловко оказаться не в своей одежде, до этого спать в чужой кровати. А в дополнении ко всему меня мучила слабость. На лбу выступила испарина, а руки дрожали. Я добралась до изножья лестницы и опустилась на нижнюю ступеньку, совершенно обессиленная. В глазах потемнело и мне с трудом удалось не свалиться на пол. Неожиданно я заметила движение сбоку и повернула голову. Пространство покачнулось, но мне удалось сфокусировать взгляд.
        - Простите, - произнесла я сипло. - Мне не очень хорошо и…
        В этот момент я наконец смогла рассмотреть девушку с рыжими волосами, которая с удивлением глядела на меня. Она была худенькой, бледной и смутно напоминала мне кого-то. Я ободряюще улыбнулась ей и получила в ответ вымученное подобие улыбки.
        - Помогите мне…- начала я и тут же пораженно замолкла.
        До меня наконец дошло, что я смотрюсь в мутное старое зеркало, висящее на стене.
        Лисоглава 6
        Я не могла поверить своим глазам. Зеркало отражало почти незнакомку. Да, сходство с моим образом было очевидным. Тот же разрез глаз, нос и губы. Немного осунувшийся овал лица тоже принадлежал мне. Вот только всклокоченные волосы были странного очень яркого рыжего цвета и глаза стали глубже. Мне почудилось, что в зрачках мелькнули искры. Но, вероятнее всего, от недостатка сил мое сознание норовило покинуть тело. Вот и мерещилось всякое.
        Я могла представить, что кто-то утащил меня из моего дома. Что мне нездоровилось и оттого я немного похудела. Но кто бы стал красить мне волосы? Пропустив локоны сквозь пальцы, убедилась, что они не пачкают кожу и вполне себе шелковистые.
        - Наркотики, - выдохнула я с ужасом.
        Ну, конечно же! Меня похитили и накачали какой-то дрянью. Потому я ничего не помню, ощущаю себя ужасно и вижу цвета ярче, чем они есть. Хотя, я не была уверена, что дурманящие вещества действуют именно таким образом. Я ничего в этом не понимала. Но точно знала, что из этого дома нужно уходить. Потому как его обитатели явно не в ладах с законом. Логично, что если меня нашли больную в доме, то отправили бы в лечебницу. Лихорадочно осмотрев свои руки, я не нашла следов от инъекций. Я была бледной, но чистой. Странно, что я пахла мылом. Словно кто-то меня купал.
        - Бред, - пробормотала я.
        Собравшись с силами, я поднялась и пошла вдоль стены в сторону двери под лестницей. Может стоило затаиться где-то наверху, но колени мои дрожали. Поэтому я вряд ли осилила бы ступени. Следующая комната оказалась коридором. Тут было темно, и я смогла остаться незамеченной, когда все находящиеся в гостиной предстали передо мной во всей красе.
        На секунду мне показалось, что я сплю. Закусив губу, убедилась, что боль ощущается вполне реальной. Но от этого мне стало жутко.
        За большим столом у дальней стены сидело несколько девушек в длинных платьях. На отдельном плетеном кресле у окна разместилась высокая женщина с рыжими волосами, похожими на мои собственные. Я засмотрелась на нее и неожиданно заметила, как на ее макушке дернулись локоны. И только спустя мгновенье стало ясно, что это были… уши. Высокие остроконечные, покрытые мехом уши.
        Я аж икнула от неожиданности. Женщина резко развернулась в мою сторону. Пришлось попятиться, скрываясь в темноте.
        - Так, девки, идите-ка отсюда, - обратилась она к присутствующим.
        - Но мы еще не закончили… - возразила та, что сидела ближе и замолкла.
        Видимо, спорить с рыжей не было принято. В любом случае девушки быстро собрались и едва ли не бегом скрылись за порогом.
        - Ты пришла в себя, - произнесла оставшаяся женщина низким голосом.
        Я благоразумно промолчала, надеясь, что обращается она не ко мне. Вот только напрасно. Женщина повернулась в мою сторону и укоризненно покачала головой.
        - Хватит прятаться. Я же слышу, как ты дышишь. И вижу, что выглядишь бледной.
        Немного подумав, я все же решила, что прятаться и впрямь глупо. Именно поэтому все же вышла на свет.
        Женщина подхватилась и вмиг оказалась рядом. Она взяла меня под локоть, не дав свалиться, и помогла дойти до кресла.
        - Зачем ты встала, глупая? - запричитала незнакомка. - Ведь ты еще слабая…
        - Кто ты? - спросила я первое, что пришло в голову.
        - Меня зовут Фанита. Я тут хозяйка.
        - У тебя уши… - сказала я очевидное.
        - Как будто у тебя их нет, - хмыкнула хозяйка и провела пальцем по моему собственному уху.
        - Но не такие…
        - Ты похоже еще бредишь, - нахмурилась женщина. - Вроде должно было уже пройти. Уж две недели металась в горячке.
        - Так долго?
        - Да, милая, - Фанита села в кресло напротив и склонила голову к плечу. - Ты пришла ночью и улеглась прямо тут, - она указала на низенький диван у другой стены. - Выглядела ты скверно.
        - В самом деле?
        - И вещи скинула прямо на пол. Мокрые в глине.
        Я потерла пальцами лоб, пытаясь принять все сказанное. Это не укладывалось в голове. И странные уши у моей собеседницы здорово отвлекали. Хотя удивляло не только это. Фанита была одета в странное серое платье с глубоким декольте, из которого выглядывало белое кружево. В вырезах подола тоже виднелась похожая ткань. Пояс был расшит цветными нитями и кистями, украшенными деревянными бусинами. Волосы ее были подхвачены сатиновой лентой.
        - Мне нужно позвонить, - слабо попросила я.
        - Зачем?
        - Вызвать такси.
        - У меня нет колокольчиков для слуг. Ты ведь их хочешь позвать?
        Нехорошее предчувствие накрыло меня с головой.
        - У тебя есть телефон?
        - Я приличная женщина, - возмущенно фыркнула хозяйка дома и тут же насупилась, - И как ты могла подумать такое?
        - Это средство связи, - осторожно уточнила я.
        - Я ни с кем не связана, - недовольно отозвалась женщина. - Ты такие странные вещи говоришь. Видно, горячка тебе голову повредила.
        Попытавшись подняться на ноги, я потерпела неудачу.
        - Тебя как зовут?
        - Олеся Рыжова.
        - О, да ты непростая особа, - уважительно протянула Фанита. - Даже фамилия имеется.
        - А у тебя нет? - удивилась я.
        - Я не из благородных. Таким второе имя не полагается. Тебе ли не знать?
        В ее голосе прозвучала обида, словно я задела женщину за живое. Я вновь уставилась на чудные уши и в который раз убедилась, что они настоящие.
        - А если я и впрямь не знаю, - произнесла я тихо.
        - И как такое возможно? Это знают все в мире.
        - В каком именно мире? - наконец решилась я спросить.
        - Только не говори, что ты пришлая, - хохотнула рыжая и ее улыбка медленно погасла по моим пристальным взглядом. - Это не смешно.
        - В моем мире ни у кого нет таких вот ушей, - я указала на ту часть ее тела, которая меня буквально завораживала.
        - У вас нет перевертышей? - недоверчиво спросила Фанита.
        Я помотала головой и тут же прижала пальцы к вискам. В них пульсацией отозвалась боль.
        - Ночью я вышла из дома, потому что услышала плач ребенка.
        - Все знают, что нельзя идти на звук крик дитя в темноте, - ахнула женщина. - Это проделки проклятых духов.
        - Но там не было ребенка.
        - Понятное дело.
        - В колодец упал щенок. И я его вытащила.
        - Каким образом? - неожиданно насторожилась Фанита.
        - Пришлось спуститься в воду…
        - Ты выбралась из колодца!
        Женщина подскочила на ноги и метнулась к выходу. Она выглянула наружу и даже вышла на порог. Затем вернулась и закрыла дверь. Выглядела она заметно побледневшей. С сомнением посмотрев на меня, женщина все же нерешительно приблизилась и присела на край своего кресла.
        - Что не так?
        - Ты вошла в воду в своем мире, но вышла в другом.
        - Такого быть не может, - промямлила я. - Просто у меня горячка. Ты же сама сказала…
        - Ты пришлая. И лучше об этом никому не знать. За то, что я тебя скрыла, мой дом могут сжечь.
        Лисоглава 7
        Я сидела на кухне за большим деревянным столом. Фанита время от времени вздыхала и качала головой собственным мыслям.
        - Все настолько плохо? - спросила я, хотя не была уверена, что хочу знать ответ.
        - Если бы я поняла, что ты пришлая… - женщина снова недовольно фыркнула. - Вызвала бы стражников. И беды бы не ведала.
        - Что они сделали бы со мной?
        - Как и положено, - отмахнулась хозяйка дома. - Увели бы к старейшинам. Они бы решили, что делать с тобой.
        - Так зови, - хмуро предложила я.
        - Теперь и меня накажут.
        - Но ты ведь не знала.
        - Мне стоило сообщить, что ты явилась. Но я была уверена, что ко мне зашла всего лишь обычная полукровка. Еще и обрадовалась.
        - Чему?
        - Что у меня появилась помощница, - Фанита рассеянно взяла в руки нож, заставив меня напрячься.
        Но она всего лишь принялась резать пирог. Аромат свежей выпечки дразнил обоняние, и я с удивлением поняла, что очень голодна.
        - Сейчас пообедаем и решим, что делать дальше, - заметила мое состояние Фанита.
        Она улыбнулась, показав кончики клыков и мне померещилось, что под ее юбкой что-то шевельнулось.
        - Хвост, - спокойно пояснила мне новая знакомая.
        - Серьезно? - изумилась я. - Прям настоящий?
        - Ну, конечно же.
        - А можно… посмотреть?
        - Это неприлично, - снова фыркнула женщина. - Никогда не пялься на хвост перевертыша. И уж тем более не проси показать его.
        - Но…
        - А уж трогать и вовсе не вздумай, - хитро прищурилась женщина. - С тебя станется опозориться.
        - Поняла, - стыдливо потупилась я.
        Но про себя решила, что при возможности посмотрю на чей-нибудь хвост. Наверняка Фанита просто наговаривает и сгущает краски.
        - Ну, давай…
        - Рассказывать? - нехотя уточнила я.
        - Ешь.
        Женщина поставила передо мной доску с ломтем пирога с мясом и луком. И спустя несколько секунд рядом опустила глубокая глиняная тарелка с парящей похлебкой. Ложка оказалась металлической, чему я удивилась.
        - Я ж не деревенщина какая, - с важным видом пояснила Фанита. - У меня постоялый двор для приличного люда.
        - Оу, - только и смогла протянуть я.
        Однако, все мое внимание привлекла еда.
        - Ты не торопись, - посоветовала хозяйка дома. - Все дни я поила тебя бульоном и отварами. Потому жуй подольше.
        - Угу.
        Женщина следила за мной со снисходительной улыбкой. Мне казалось, что она едва сдерживается, чтобы не протянуть мне салфетку или не поправить волосы, соскользнувшие на лоб. Но каждый раз одергивала себя и слегка хмурила рыжие брови.
        - В нашем мире иногда появляются пришлые, - неспешно принялась рассказывать хозяйка. - Они приходят через воду. Порой их находят у озер, порой они являются во время дождя.
        Я кивнула, дав понять, что слушаю.
        - Каждый знает, что пришлых надо передавать стражникам. И они уже отвечают за таких гостей.
        - И почему?
        - Нас уверяют, что пришлые приносят больше несчастья.
        Я даже жевать перестала. С трудом проглотила кусок и с тоской уставилась на оставшийся ломоть пирога. Аппетит несколько поубавился. Не очень-то мне хотелось становиться символом неудач.
        - Да только знающие говорят, что на самом деле, вы напротив - приносите счастье.
        - Точно?
        - Неспроста же таких как ты обязательно отдают князьям в услужение.
        Мне еще меньше понравилось слово «услужение». И я решила прояснить для себя смысл этого выражения. Может здесь оно значит что-то иное.
        - Что это за должность? Рабство?
        - Мы не варвары. В нашей стране такое не принято. Граждан никто не делает рабами. Но…
        - Но, - повторила я с нажимом.
        - Пришлые - не граждане. И у них нет прав.
        Женщина развела руки в стороны, всем видом показывая, что она не в восторге от этого закона.
        - И никто за таких не вступается.
        - Это что значит?
        - У каждого из нас есть поручитель. Им может быть кто-то из взрослых родственников или старейшин поселка. Они поручаются за тебя и несут ответственность, если ты натворишь чего-нибудь. А потом тебя же и наказывают.
        - Умно, - согласилась я. - Но сложновато.
        - Иначе вряд ли кто из молодых перевертышей станет вести себя порядочно. Мало кто решается разочаровать своего наставника.
        - А если решиться? - болезненное любопытство заставило задать этот вопрос.
        - Поручившийся за глупца заплатит долг. Расплата может быть страшной, - женщина поежилась и потерла шею, словно растирая затекшую мышцу. - а от глупца могут отказаться. И тогда участь его будет незавидной.
        - Какой? - отчего-то шепотом уточнила я.
        - Не стоит забивать себе голову такими вещами, - хрипло заключила Фанита и усмехнулась, - ты уже наелась?
        - Боюсь, что больше в меня не влезет, - нехотя я отодвинула тарелку с остатками похлебки.
        Немного помолчав, я все же спросила:
        - Так что же будет со мной?
        - По-хорошему, мне стоит сдать тебя страже. Пояснить, что я не поняла кто ты, и не намеренно укрыла тебя. Да только… - женщина дернула ушками и подперла подбородок кулаком, - я не на самом лучшем счету у местной стражи. Наверняка ко мне прицепятся и, чего доброго, отнимут мое дело. Или выселят из города.
        - О, - только и могла протянуть я.
        - Проще было бы кинуть тебя в подпол, - скучающе заключила хозяйка дома. - А потом, когда ты совсем обессилишь, выволочь в лес подальше и бросить.
        Я закашлялась, но заметила, как Фанита прячет усмешку, прикрыв рот ладонью.
        - Ты ведь шутишь? - на всякий случай все же поинтересовалась я.
        - Конечно, - помедлив ответила женщина. - Стану я тащить тебя на себе. Ты хоть и костлявая, но все же тяжелая.
        Обижаться на костлявую я не стала. Ведь и впрямь похудела за дни болезни. Но все же посчитала нужным сообщить:
        - Тяжелая, потому что занимаюсь спортом.
        - Чем?
        - Тренируюсь.
        - Чего? - снова не поняла меня хозяйка.
        - Качаю мышцы…- я осознала, что не могу объяснить, что означает спорт. - Чтобы не толстеть, я бегаю и прыгаю.
        - А ты не пробовала меньше есть или работать? - резонно заметила Фатина.
        - В нашем мире много еды.
        - И мало работы?
        В ответ я лишь пожала плечами. Стоило узнать сначала, насколько этот мир отличается от моего собственного.
        - Странно, что ты не плачешь.
        - А надо?
        - Ну, поговаривают, что все пришлые рыдают и ведут себя как дети. Требуют чего-то, пытаются сбежать и прочее. Неужто врут?
        - Если ты настаиваешь, я могу попробовать поплакать.
        - Вот еще, - хохотнула Фатина. - Не терплю скулящих. Тогда я точно скину тебя в подпол.
        - Договорились, - я тоже неуверенно улыбнулась. - Ты не бросаешь меня в подвал, а я не реву.
        Лисоглава 8
        Одежда мне казалась не самой удобной. Наверно оттого, что я привыкла к джинсам и футболкам. Предложенное мне платье не стесняло движений, но подол приходилось придерживать, когда нужно было наклониться или шагать по лестнице. К счастью, бельем тут пользовались. И мне достался комплект из хлопка, который нигде не жал и не мешал.
        - Все чистое, - пояснила мне Фанита, которая беззастенчиво наблюдала за моим переодеванием. - У нас с тобой почти одинаковый размер.
        - Почти, - нехотя признала я, понимая, что бюстгальтер мне явно большеват.
        - Ну, если ты перестанешь бегать и прыгать, то и у тебя грудь станет пышнее.
        - В моем мире считается красивым не иметь лишнего жира.
        - А в нашем, - женщина сделала ударение на этом слове, - принято кушать сколько хочешь и работать сколько можешь. И на будущее запомни, - тут она понизила голос, - не стоит произносить вслух про свой мир. Ты должна понять, что тут почти каждый имеет острый слух и способность сопоставить факты.
        - Ты права, - пристыженно признала я.
        - Запомни, пострадаешь не только ты. Но и мне достанется.
        - И как объяснить мое появление?
        - Тут все просто, - отмахнулась Фанита. - Всем скажем, что ты моя племянница.
        - Мне привыкать называть тебя тетей?
        Хозяйка дома скривилась и недовольно фыркнула.
        - Я не местная. Переехала сюда с десяток лет назад и купила этот дом. Бывший хозяин был счастлив избавиться от имущества. И мне стоило заподозрить, что тут все не так гладко.
        - И что же не так? - живо поинтересовалась я.
        Фанита замешкалась, а потом тяжело вздохнула.
        - Я не могу нанять постоянных помощниц. Никто не хочет работать тут летом.
        - Много обязанностей?
        - Не больше, чем в питейной у ворот.
        - Должна быть причина, - насторожилась я.
        - Причина, - женщина презрительно сощурилась. - Замуж они хотят. Вот потому вместо работы прыгают в койки постояльцев.
        - Что? У вас… - я запнулась и поправилась, - тут такие вольные нравы?
        - Нет, конечно! Вот только эти глупых и все как одна мечтают захомутать благородного господина.
        - И почему именно летом?
        - Потому как в это время сюда съезжаются всякие важные морды. У нас принято переподписывать договоры на нейтральной территории. Тут проходит граница трех государств. В нашем городе есть возможность провести переговоры или объявить войну, не опасаясь нападения.
        - И кто же обеспечивает порядок?
        - Каждый правитель выделяет новобранцев. Они приносят присягу, которую неспособны нарушить.
        - Что им мешает?
        - Ты и вправду нас выдашь, - Фанита покачала головой и терпеливо продолжила. - Это же очевидные вещи. Любого наемника можно обязать непреложной клятвой. Если он решит предать ее, то погибнет.
        - Магия какая-то.
        - Ну, хоть это понятие тебе знакомо, - с видимым облегчением выдохнула женщина.
        - Тут есть магия? - ошарашенно переспросила я.
        - Выдашь. Точно, - мрачно резюмировала Фанита.
        Я попыталась уверить ее в собственной вменяемости и попросила рассказать обо всем поподробнее.
        Оказалось, что в этом мире сосуществовали несколько рас. Люди занимали большую часть земель. Отчего-то меня это совсем не удивляло.
        - Люди слабее остальных, но они размножаются и нагло лезут везде и всюду.
        Я понятливо кивнула, решив возмутиться такой оценке в другой раз.
        - Перевертыши более мощная раса. Мы живем дольше и сильнее. Но найти свою пару и воспроизвести потомство нам куда сложнее, чем людишкам.
        - Могу предположить, - я неопределенно пожала плечами.
        - Есть третья раса, - женщина понизила голос и гулко сглотнула.
        Выглядела она при этом не очень уверенной. Будто сомневалась, стоит ли рассказать мне про эту самую расу.
        - Только они не показываются в наших землях, - все же выдала Фанита.
        - Кто они?
        - Мы называем их безликими. Странные создания, которые пахнут мрамором и водой.
        Женщина содрогнулась, словно пытаясь сбросить с себя что-то. Это движение было совсем нечеловеческим. В очередной раз я осознала, что передо мной оборотень. Мне хотелось спросить ее о том, как часто она оборачивается и как реагирует на луну. Но стало неловко. Вдруг такое она сочтет неприличным. Разочаровывать единственное дружелюбное существо в этом мире не хотелось. Мне повезло, что она решила не сдавать меня страже. Поступать в услужение к какому-то князю не хотелось.
        - А что за форма правления в вашем государстве? - на всякий случай решила выяснить.
        - Знамо дело - правильная, - сурово припечатала Фанита. - В каждом княжестве есть князья, под ними совет старост ходит. А там уж управляющий и стража.
        - А над князьями кто?
        - Боги, - коротко отрезала женщина и поджала губы. - И не советую тебе такие вещи обсуждать. Решат, что ты смутьянка. И не поздоровиться тебе.
        - То есть, не демократия, - сделала я вывод.
        - Тьфу-тьфу-тьфу, - Фатина постучала костяшками пальцев по столу. - Не надо нам такого мракобесия. У нас все решают законы и князь.
        - А он не может ошибаться?
        - Смотри не ляпни где-нибудь, - хозяйка погрозила мне пальцем. - Все будут считать тебя моей родственницей. А значит, я за тебя ответ нести стану.
        Тут она задумчиво уставила на меня. Наверно в очередной раз подумала, стоит ли так рисковать или лучше отдать меня страже. Хотя вариант с подвалом и лесом оставался открытым.
        - Все понятно, - медленно произнесла я. - Обещаю, что не подведу тебя.
        - Ты поосторожнее с такими обещаниями, - заметно расслабилась Фанита. - Мы не люди, чтобы раскидываться клятвами.
        - Хорошо.
        - Было б еще неплохо, если б ты замуж не хотела.
        - С этим не ко мне, - вздохнула я и показала женщине безымянный палец с золотым ободком.
        - Что это?
        - Обручальное кольцо.
        - Так у тебя есть пара? - всплеснула руками хозяйка. - Это ж как тебе тяжко-то, вдали от него!
        - Тяжко мне было рядом с ним, - поправила я новую знакомую. - Мой супруг был редким козлом.
        - У вас есть козлы перевертышы? - ахнула Фанита. - У нас только кошачьи да песьи… - она наконец заметила мою улыбку и поняла шутку. - У нас тоже козлищ хватает.
        - Везде их много.
        - Не повезло тебе получить брачный браслет от такого мужика, - покачала она головой. - Может получится у старейшин наших снять его.
        Я с сомнением посмотрела на украшение, которое носила уже давно. Оно сидело немного слабовато, учитывая, что пальцы похудели.
        - Обычно спустя время связь ослабевает, - продолжила рассуждать Фанита. - И ты можешь освободиться однажды от супружеских клятв. Хотя мне только на руку, если ты не станешь искать себе пару.
        - Не стану, - хмыкнула я. - На этот счет можешь не переживать.
        - Чуть попозже выправим тебе документы. Скажем, что предыдущие потерялись по дороге.
        - Получиться?
        - Многие в курсе, что у меня в гостях больная девица. Я ведь лекарства покупала.
        - О, - я и не думала, что обошлась хозяйке такими хлопотами. - Ты так уверена, что назад я не вернусь?
        - Куда? - удивилась рыжая.
        - В свой мир.
        - У нас есть поговорка: в одну воду не войти дважды.
        - И у нас, - согласилась я, холодея от нехорошего предчувствия.
        - Если кто ушел в другой мир, то только потому, что в собственном ему больше нет места. Нет и не будет. Так что привыкай к мысли, что ты тут навсегда Леся О Рыжова.
        Лисоглава 9
        Мне было о чем подумать. В школьные времена я очень любила сказки про юных волшебниц. Став старше, перешла на истории о драконах и принцессах. Книги эти читала с удовольствием, погружаясь в дивные миры и представляя себя на месте героинь. Но никогда даже не думала, что однажды и впрямь попаду в другой мир.
        А сейчас я сидела на крыльце дома и смотрела на дорогу, по которой ходили невероятные существа. Памятуя о том, что на хвосты пялиться не стоит, я старалась делать это не особенно заметно.
        А они были! Как и ушки на макушках. Не у всех, конечно. Часть жителей выглядели почти как люди. Только мужчины были гораздо выше моих соплеменников и в плечах пошире. А женщины отличались статью. Они поглядывали на меня с любопытством, но без агрессии.
        Оставалось надеяться, что я не казалась слишком подозрительно. Но все же поправила на голове платок, который мне дала Фанита. Она отчего-то решила, что волосы мне лучше спрятать. Спорить я не стала. Да и новая прическа меня немного смущала. Локоны сделались длиннее и гуще. А цвет казался слишком ярким. Говорить своей новой знакомой, что изменилась после попадания в этот мир, я не стала. Ни к чему ей лишние поводы подозревать, что со мной что-то не так.
        Мне нужно было увидеть колодец. Наверно, чтобы убедиться в его наличии. И попробовать забраться вовнутрь. Чтобы точно знать… Мне нужно было осознать, что проход закрыт. В глубине души я все еще считала, что мне все это мерещится. Возможно, это последствия болезни. Как знать, вдруг мое тело лежит в больничной кровати. А все, что я вижу всего лишь горячечный бред.
        Я ущипнула себя за руку и поморщилась от боли. Сытость после обеда, прикосновение ткани к коже, веяние ветерка на лице, крохотная бабочка, севшая на мою руку - все было слишком реальным.
        Поднявшись на ноги, я направилась за дом. Там по едва заметной в траве тропке пошла дальше. По ее сторонам лежали серые гладкие камни, покрытые мхом. Ясно, что ходили тут нечасто. Кусты шиповника разрослись. Пришлось осторожно раздвинуть шипастые ветки, чтобы оказаться на другой стороне. Там, чуть поодаль виднелся сруб, почти полностью заросший травой. Над ним вытянулась тоненькая березка с густой кроной. Я приблизилась и осторожно заглянула в провал колодца. Он оказался обрушенным. В полуметре от поверхности виднелся густой ковер клевера с частыми розоватыми цветами. Тут пахло сырой землей и прелыми листьями.
        Совершенно растерявшись, я села рядом на чудом уцелевшую лавку, которая жалобно скрипнула подо мной. Не знаю, на что я рассчитывала. Хотела ли найти его наполненным водой или не обнаружить вовсе. Будь он действующим, я могла бы попытаться уйти обратно.
        В тот момент я вздохнула. Пора признать, что если все происходящее мне только мерещится, то я оказалась в собственных фантазиях.. Когда-то ведь я мечтала стать попаданкой. И конечно же в те далекие времена я ни за что бы не захотела вернуться домой.
        Куда мне идти? В мир, где у меня никого не осталось? Там подруга предала меня с близким мужчиной. В том мире меня ждала лишь пустая квартира и защита диплома. Друзья давно обзавелись детьми и заботами. Наши встречи стали редкими, а звонки формальными. Я не вписывалась в их жизнь, а они в мою. В этом не было ничего странного или страшного. Просто каждый шел своей дорогой.
        - Здравствуй, - протянул низкий голос, от которого мурашки пробежали по спине.
        Я дернулась и обернулась. Под яблоней неподалеку стояла женщина. Ее лицо было в тени, но мне удалось различить острые черты. Они не могли принадлежать человеку. Но тут не все были людьми. Потому я скрыла удивление и попыталась улыбнуться.
        - Вы меня напугали.
        - Ветер в мою сторону, - пояснила незнакомка. - У меня есть привычка заходить с подветренной стороны.
        - Как к добыче, - осторожно уточнила я.
        - Чтобы не стать ею, - поправила меня женщина. - Когда-то очень давно к этому колодцу приходили, чтобы загадывать заветные желания.
        - Он волшебный? - вырвалось у меня.
        - Как и все вокруг. Мы живем в мире, где магия существует. Но тут она била ключом. В воду достаточно было бросить крохотную песчинку и загадать желание. Но желать можно было лишь удачи. Не все это понимали.
        - Еще бы.
        - Жаждущих все равно было много. Когда вода уходила вниз, жители копали яму. Все глубже и глубже.
        Я оглянулась, посмотрев на замшелые бревна. Они казались действительно старыми, но очень крепкими даже сейчас.
        - Стены колодца укрепляли, все больше народу узнавали об этом месте. Конечно же, нашлись те, кто решил забрать чудо себе.
        - Могу представить, - я пожала плечами.
        - Правитель этих земель поставил рядом стражу. Город стал крепостью. И конечно же такое привлекло внимание соседей.
        Женщина вышла на свет и приблизилась ко мне. Ее движения были плавными и напоминали кошачьи.
        - К тому времени источник превратился в колодец, - продолжила она, словно ненароком заглянув в провал сруба. - Говорят, он был глубоким и даже всплеска не было слышно, когда кто-то бросал в него камень.
        - Враки, - поежилась я.
        Незнакомка фыркнула и сказала:
        - Любое событие однажды может превратиться в легенду. И никто не поверит, что это было на самом деле.
        Мне нечего было возразить. Потому я пожала плечами и внимательно рассмотрела собеседницу.
        Она и впрямь не была человеком. Даже если бы я не заметила ее грации, то не смогла проигнорировать внешность. У незнакомки были потрясающие звериные глаза с продольными зрачками на золотистой радужке. Миндалевидная форма подчеркивала хищную красоту, а тонкие губы едва прикрывали частые острые зубы.
        - Все хотели удачу только для себя. Никто не желал делиться, - нараспев произнесла незнакомка. - Источник, который должен был приносить счастье, стал причиной раздора.
        - Что произошло?
        - Война, - горько вздохнула девушка и отвернулась.
        На мгновенье мне показалось, что ее лицо скривилось словно от боли.
        - Глупцы считали, что чем больше будет подношение, тем быстрее исполнится их желание. В колодец бросали самородки, ожерелья и кошели с золотом. Вот только там на дне все они превращались в обычные камни.
        - Чудеса.
        - В один из страшных дней камень не упал в воду. Он ударился о гору других и не нашел волшебной влаги. Источник был завален желаниями слишком жадного народа.
        - Но ведь можно было снова его очистить.
        - Тот день был страшным. В доме князя притаилась смерть. Она пришла за хозяином. И его жена прибежала к колодцу, чтобы просить об удаче. Она швыряла в него кольца и браслеты, сняла с себя диадему с алмазами, срезала свои чудесные волосы. А потом… - незнакомка горько вздохнула, - она бросилась в колодец сама. Она считала, что ее кровь сойдет за волшебную воду. Поговаривали, что она была из древнего рода ведьм, которого ныне уже нет.
        - Ох, - только и смогла выдать я.
        - Желание княжны исполнилось. Тело ее так и не нашли. Но супруг ее выжил. Да только после этого колодец навсегда потерял свою силу.
        Я обхватила себя за плечи, надеясь согреться. Отчего-то летний день стал зябким.
        - Того государства уже нет, - тягучим голосом продолжила красавица. - Как и тех, кто знает истинную историю этого места.
        - Тут же сруб остался. И лавочка… - неуверенно вставила я.
        - Это дерево особое. Город вокруг сгинет, кости жителей истлеют в могилах, а оно останется целым.
        Я наконец поняла, что девушка меня разыгрывает. Наверняка этоместная сказочница, к слову, весьма талантливая.
        - Замечательная история, - заключила я. - Но мне пора возвращаться.
        Я поднял ась на ноги и зашагала в сторону коварных кустов шиповника.
        - Ты вернулась, - раздалось мне в спину.
        Оглянувшись, я обнаружила, что у колодца никого нет. Девица с удивительными глазами пропала, будто и не было ее тут.
        - Кошка, - шепнула я себе по нос, чтобы не поддаваться панике.
        Лисоглава 10
        Работы и вправду было много. Ума не приложу, как Фанита намеревалась управляться одна.
        - Ну, не совсем одна, - ворчала она на мои вопросы. - Девчонки приходят, но не задерживаются. Вместо помощи, они то и дело строят глазки постояльцам. вынуждена их выгонять.
        - И когда начинается тот самый сезон, про который ты говорила?
        - На неделе приедут, - вздохнула рыжая. - Как раз надо будет выправить тебе документы. Потому как тебе придется ходить на рынок. Не хватало, чтобы стражники приняли тебя за шпионку.
        - А могут? - насторожилась я.
        - С этих станется, - повела она плечами. - Капитан стражи вечно ко мне цепляется.
        - Невзлюбил? - высказала я предположение.
        - Ну… - женщина покраснела, - не совсем.
        - Оу.
        - Никаких «оу», - отрезала Фанита. - Я приличная горожанка. И мне не нужны пересуды и разговоры за спиной.
        - А это капитан?
        - И тем более такой повеса, как он.
        Допытываться я не стала. И так было ясно, что Фанита жутко смущалась. Вероятно, тот мужчина нравился ей чуть больше, чем она была готова признать.
        - И не твое это дело.
        Я кивнула, понимая, что это правда. Но про себя решила, что обязательно нужно посмотреть на возмутителя спокойствия Фаниты.
        Прошло несколько дней с моего пробуждения. Силы постепенно возвращались. Теперь я уже могла подняться по лестнице. Тем более, там была моя комната. Фанита решила, что так будет удобнее для постояльцев. На нижнем этаже расположилась ее комната, а наверху хозяйничала я.
        - Никому не говори, что у тебя есть второе имя. Просто Леся Рыжова. Без «О».
        - Хорошо, - хмыкнула я, поняв, что первую букву имени Фанита приняла за обозначение рода.
        Стоит запомнить, что тут в ходу такие имена у знатных. Неплохо было бы выяснить, как тут нужно с подобными общаться.
        Однако, этот вопрос мне тут же прояснила Фанита.
        - В нашем городе не принято расшаркиваться перед важными господами. И неважно какой пост они занимают. Достаточно простой вежливости и учтивости.
        - Со всеми? - на всякий случай уточнила я.
        - Мы пограничные жители. И у нас нет хозяев, - с ноткой превосходства в голосе заявила Фанита. - И даже перед князьями мы не расшаркиваемся.
        - Ясно.
        Такой расклад мне нравился. Не хотелось бы попасть в государство, где живут рабы или крепостные. Ведь я вполне могла оказаться на месте угнетенного. Это только в добрых сказках все попадают в тела принцесс. А с моим везением, я стала бы чистить конюшни.
        - Тут есть лошади?
        - Конечно, - фыркнула хозяйка и кинула в меня салфетку. - Такими вопросами ты себя выдашь. Надо нам сходить прогуляться, чтобы ты посмотрела на город.
        - Было бы неплохо, - воодушевилась я.
        Уже несколько дней Фанита искала повод оттянуть мой первый выход в мир. И ее можно было понять. Женщина беспокоилась не столько о моей слабости после болезни, как о том, что я сделаю какую-нибудь глупость. Напрасно я убеждала ее в том, что смогу вести себя прилично.
        - Если ты что-нибудь вычудишь…- Фани пригрозила мне пальцем. - Я всем объявлю, что моя племянница выжила из ума. А потом продам тебя кочевникам.
        - Что? - пискнула я испуганно, на секунду поверив словам хитрющей рыжей.
        Но тут же заметила усмешку на ее губах и выдохнула с облегчением.
        - Тебя так легко обманывать, - хихикнула чертовка. - Ты веришь всему, что говорят?
        В ответ я лишь пожала плечами. Возможно, мне действительно нужно научиться различать правду от обмана. Вдруг это наконец сделает меня счастливее.
        - Не обижайся, - по-своему поняла меня Фанита.
        - Никак не пойму, неужто я стою риска? - поддела я ее в ответ. - Может продать меня не такая плохая идея?
        - Нет. Плохая, - женщина подошла ближе и заглянула мне в глаза. - Мне нужна помощница, которая не сбежит. А тебе необходим дом, в котором ты будешь в безопасности.
        - Согласна.
        Мы поднялись в мою новую комнату, и я самостоятельно оделась в выбранную Фани одежду. Ею оказалось коричневое платье, больше похожее на балахон, и нижняя юбка, которая должна была выглядывать из-под длинного подола. Но я оказалась немного ниже хозяйки одежды и мне пришлось подпоясать его кушаком, слегка припустив ткань сверху. Выглядела я на редкость жалко. К тому же куда моложе своих лет. Наверное всему виной был новый оттенок волос и обретенная мною ранее худоба. не уверена, что у меня получиться оставаться в такой форме долго. Учитывая, что работы тут много, я быстро накачаю мышцы и перестану казаться такой субтильной. А вот рост у меня так и останется прежним. С этим придется смириться. Я крутанулась перед зеркалом, проверяя, не сборит ли где ткань.
        - Сколько тебе лет? - неожиданно спросила Фанита.
        - Трудовой договор со мной уже можно заключать, - хмыкнула я и подошла поближе к отполированной металлической поверхности, служащей зеркалом.
        В отражении я не увидела пары морщинок, которые давно притаились в уголках моих глаз. Они всегда были свидетельством того, что я часто улыбаюсь.
        - Ты была замужем, - резонно заметила моя новая подруга. - Значит, уже отметила совершеннолетие. Но иногда ты говоришь очень взрослые вещи. А выглядишь юной.
        - От болезни осунулась, - нехотя пояснила. - Я уже давно не девочка.
        И только я собралась сказать, сколько мне конкретно лет, как женщина беззаботно уточнила:
        - Когда я отметила свое пятидесятилетие, то вырвалась из-под опеки и уехала куда глаза глядят.
        Я закашлялась, чтобы скрыть шок. А Фатина не заметила ничего странного и продолжила:
        - После совершеннолетия девушка должна выбрать пару, чтобы принадлежать новому роду. Или…
        - Или?
        - Я избрала другой путь. Стала хозяйкой собственной жизни.
        - Никто не возражал?
        Женщина вздохнула и медленно покачала головой. Я уже подумала, что ответа не получу. Но она тихо произнесла:
        - Многие возражают, когда такие женщины решают свою судьбу.
        - Такие?
        - У нас говорят, что у рыжих нет души.
        - И у нас такая поговорка ходит, - нехотя подтвердила я.
        - Рыжие у нас нечасто встречаются. А уж такие огненные, как ты и вовсе редкость, - горько усмехнулась Фанита. - Потому, когда я тебя увидела, то решила, что ты такая же, как я.
        - Какая? - пытливо спросила я вновь.
        - Волшебная лиса.
        Лисоглава 11
        Теперь я поняла, почему новая подруга настаивала на том, чтобы я спрятала волосы под платком. На нас пялились все.
        - Ко мне они уже привыкли, - пояснила Фанита. - А вот тебя еще не видели. Вот и любопытствуют.
        - Я-то думала, что тут хватает рыжих, - нервно заметила я, порываясь накрыть голову хотя бы ладонями.
        - В этих краях все больше темноволосые. Севернее обитают оборотни со светлыми волосами. А рыжих всегда было мало даже в восточных землях, откуда все мы родом, - тут женщина повысила голос, - Ты жила в деревне. Вот и считаешь, что больше сотни жителей - это уже город. А в нашем родном поселении многовато огненных.
        - Угу, - кивнула я понятливо.
        - Привыкай, что тут на тебя всегда будут смотреть. И местные, и заезжие, - продолжила Фани менторским тоном, который давал понять каждому, кто хотел слышать, что женщина воспитывает младшую родственницу.
        - Кого это к нам занесло попутным ветром? - прозвучало совсем близко.
        Фанита раздраженно фыркнула, а я невольно зашла к ней за спину. Дорогу нам перегородил высокий мужик в кожаном жилете, парусиновых штанах и сапогах, стянутых на лодыжках шнурками. Он обладал черной шевелюрой, квадратной челюстью и изумительного оттенка льда глазами. Был мужчина на редкость привлекательным. И я сделала вывод, что именно о нем мы говорили накануне прогулки.
        - Чего тебе? - высокомерно уточнила Фани.
        - Захотел поздороваться.
        - Так делай это и не мешай идти дальше.
        - А кто с тобой? Уж не родня ли пожаловала в гости?
        - Племянница, - холодно отчеканила женщина.
        - Ох, несладко придется тебе с ней, - сокрушенно покачал головой здоровяк и по дуге принялся обходить нас двоих.
        - Отчего это?
        - За такой юной рыжулей виться будут.
        - Да вам, мужланам, повода не нужно, чтобы за юбкой бежать.
        Незнакомец втянул в себя воздух, словно принюхиваясь, и тут же скривился. Казалось, что он едва сдерживается, чтобы не чихнуть. А по глазам Фаниты я догадалась, что ей происходящее не очень по вкусу. Не хватало мне еще потерять расположение единственного лояльного ко мне существа в этом мире.
        - Виться за мной никому не рекомендую, - заявила я достаточно громко.
        - Это почему? - удивился капитан. И рядом с ним притих еще один стражник, который до того делал вид, что не слушает диалог.
        - Потому как я сразу замуж пойду за бедолагу. И детей ему нарожаю. Штук пять. И привяжу к себе так, что ни на кого больше зариться не станет. А если он меня обидит…- я сделала драматичную паузу, - маме пожалуюсь. Она, кстати, с нами жить будет. И бабушка.
        Мужик икнул. Фанита крякнула. Кто-то наступил на хвост присевшему охраннику у соседнего дома. Я скрестила руки на груди и нагло потребовала:
        - Все желающие в мужья пусть записываются в амбарной книге у тетки. Потом мы проверим их на финансовую стабильность, адекватность и лояльность к рыжим хвостам. Выясним, насколько хорошим отцом он будет. Как станет воспитывать и выкармливать малышей, как будет смотреть за хозяйством, сколько будет сидеть в декрете…
        - Чего? Где? - опасливо уточнил здоровяк.
        - А вы против семейных ценностей? Готовы слушаться тещу и печь ей блины по выходным?
        - Печь? - мужик попятился.
        - Я хочу найти себе спутника по законам нашего клана.
        - Каким законам?
        - Правильным. Таким, где мужчина знает свое место…
        Капитан ретировался. Спешно попрощавшись, он скрылся в переулке. Нам оставалось лишь лицезреть его подтянутую задницу и большущий хвост.
        Видимо, перевертыш не видел ничего зазорного в демонстрации этой части тела. Впрочем, я обратила внимание, что многие не стеснялись хвостов. У некоторых прохожих в мех были вплетены бусины и ленточки. У одной из дам позвякивали колокольчики при ходьбе.
        - Откуда ты набралась такой ереси? - давясь от смеха, спросила Фанита. - Печь блины для тещи?
        - А почему бы и нет? - я пожала плечами. - Что плохого в том, чтобы уважить маму жены?
        - У нас так не принято…
        - У нас много чего не принято. Но это не значит, что не стоит вводить новые традиции.
        - Ты умеешь навести страх на мужчин, - признала подруга, утирая слезы. - И как я сама не догадалась придумать такое?
        Мы зашагали к ратуше, расположившейся на площади. Фанита решила подать заявление на восстановление моих документов. Рассуждала она об этом достаточно громко, чтобы нас могли услышать все желающие.
        - И как ты умудрилась потерять бумаги? Голову как не уронила? - ворчала она беззлобно. - Еще придется платить за новые. И ты мне отработаешь этот долг.
        - Конечно, - улыбнулась я хитрости лисы. - Придется устроиться у тебя работать.
        - И еще амбарную книгу надо купить для записи женихов.
        Мы обе засмеялись этой новой шутке, которая никому больше смешной не показалась.
        Только теперь я заметила, что и впрямь тут не было рыжих. В основном все прохожие были темноволосые и лишь редкие могли похвастаться русыми шевелюрами и хвостами. У некоторых мех был с полосками.
        - Не пялься, - шикнула на меня Фани. - Это неприлично.
        - Но… - попыталась возразить я.
        - Ты приличная девушка. И незамужняя. К тому же огненная. Не надо провоцировать мужчин и злить женщин.
        Я тяжело вздохнула и решила не спорить. Тем более тут и без конечностей перевертышей было на что посмотреть. Почти все дома были двухэтажные из дерева. С покатыми крышами из черепицы и небольшими окошками с белыми рамами. Мостовая была выложена зеленоватым камнем. Поначалу я удивилась отсутствию фонарей, а потом вспомнила, что тут почти все прекрасно видят в темноте.
        Мимо нас несколько раз проезжали повозки, запряженные лошадьми. Мне стало интересно, как травоядные не бояться хищников вокруг. Вероятно, они привыкли к такому соседству.
        Одежда у прохожих была разной. Тут были облаченные в доспехи очень загорелые здоровяки, кряжистые парни, одетые в кожаные штаны и жилеты и те, кто предпочитал домотканые рубахи, подпоясанные кушаками.
        На меня обрушились запахи. Отчего-то я очень отчетливо ощущала аромат вяленой рыбы, солонины, черного чая с лепестками мяты, выпечки из пекарни на углу. В ящиках вдоль дороги росли душистые травы и цветы, над которыми вились толстые шмели.
        На ступенях одного из домов сидел откормленный кот и лениво наблюдал за снующим людом.
        - У вас есть коты? - шепнула я спутнице.
        - Мышей же должен кто-то ловить, - резонно заметила Фани.
        Мы вышли на площадь, и я ахнула. Посередине расположился небольшой фонтан, который своей конструкцией напоминал колодец.
        - Есть у нас легенда об источнике исполняющим желания.
        - Да неужто, - хмыкнула я.
        - Но я считаю, что его придумали, чтобы заезжие дурни бросали в воду монеты. Их ведь кто-то вылавливает.
        Однако, поравнявшись с фонтаном, Фанита вынула из кармана пару кругляшков из меди и протянула один мне.
        - Только не загадывай ничего глупого, - буркнула она и кинула металлическую безделицу в воду.
        «Пусть мне повезет», - подумала я и тоже бросила монету.
        Лисоглава 12
        Здание ратуши оказалось крепким и высоким. К тому же выложенным из камня, что в этих местах нечасто встречалось. Внутри было прохладно и отчего-то сумрачно. Я поежилась, но отставать от своей тетки не решилась. С трудом удержалась, чтобы не схватить ее за ладонь. Но вовремя себя одернула. Может я и не взрослая по меркам этого мира, но все же давно уже не ребенок. И вести себя буду достойно. С этими мыслями я расправила плечи. В конце концов, мне в жизни часто приходилось справляться с трудностями. Значит и тут смогу выстоять. Вполне возможно, что это место станет моим новым домом. Я ведь могу никогда не найти дорогу обратно.
        В груди похолодело. Мне стало по-настоящему страшно. Я ведь могла застрять тут навсегда. Остаться в мире, где живут странные существа из сказок, было странно. Здесь я совсем никто и никому не нужна.
        Внутренний голос насмешливо напомнил, что и в моем мире я давно была одна. Там не осталось родных и близких. За последние годы я отдалилась ото всех. Или от меня отдалились. Я сама виновата в этом. После ухода родителей мне захотелось закрыться от окружающих. Никто не пытался достучаться до меня. Или мне только так казалось. Я погрузилась в свои страдания и оставила рядом лишь мужа и подругу. Мда. Никогда не думала, что окажусь настолько недальновидной.
        - Ты меня слушаешь? - зашипела Фанита.
        - Прости, отвлеклась.
        - Говори со старейшиной с уважением, но без раболепия. Но только то, о чем он тебя спрашивает, - тут она сощурилась, давая понять, что мне стоит быть осторожной. - Твое имя Леся Рыж. Выговори его по буквам, чтобы писчий правильно оформил документ.
        Я кивнула, вспомнив краткую историю, которую мы придумали о моем происхождении. К нашей удаче, семья Фаниты жила далеко на востоке, за горами, в уединенном княжестве. Там не были приняты клейма и родовые татуировки. Потому я вполне могла заявить, что документы потеряла, а кулон с семейным гербом была вынуждена отдать в оплату проезда до этого города.
        Мы остановились в длинном коридоре, почти пустом, если не считать нескольких перевертышей, рассевшихся на узких лавках вдоль стен.
        - Тут так мало посетителей, - удивилась я.
        - А зачем беспокоить старейшин по пустякам? - улыбнулась Фани. - У нас принято обмениваться обещаниями, ими же скреплять сделки.
        - Никто их не нарушает? - тихонько уточнила я.
        - Мы не люди, - терпеливо пояснила женщина. - Наше слово - закон. А старейшины помогают решать другие проблемы. Например, они способны помочь тебе получить статус гражданки нашего города.
        Я понимала, что нужно произвести правильное впечатление и добиться доверия к своей легенде. Ведь если мне откажут в легализации, то вполне могут выслать из города. А там, за его пределами, я стану нелегальным жителем страны. Я не смогу обратиться за помощью к властям, если меня обидят. И стану легкой добычей для любых недобрых личностей.
        - Я порядочная горожанка и поручусь за тебя. Потому не переживай, - попыталась успокоить меня Фани.
        Кивнув в ответ, я вытерла взмокшие ладони о юбку. Затем пригладила выбившийся локон, в очередной раз поразившись, насколько густыми стали у меня волосы.
        - Ничего не бойся, - шепнула рыжая и подтолкнула меня к двери, в которую громко постучала.
        - Заходите уже, хватит топтаться за порогом, - раздался низкий голос.
        Мы вошли, оказавшись в залитой светом комнате. Я ожидала мрачный антураж, но кабинет был другим. Он походил на сельскую библиотеку с читальным залом. Вдоль стен стояли полки, сплошь заставленные книгами. Тут была добротная крепкая мебель, плотный домотканый ковер, заглушающий шаги, а несколько керосиновых ламп тут наверняка добавляли уюта помещению в темное время суток.
        За большим столом сидел пожилой мужчина с окладистой бородой и взлохмаченной седой шевелюрой. На его плечи были наброшен добротный подбитый мехом плащ. На переносице хозяина кабинета виднелись очки в роговой оправе, которые он тут же убрал в сторону. И улыбнулся. Тут я едва не попятилась. Только оказавшаяся за спиной Фанита не позволила мне сбежать. Она крепко ухватила меня за локоть и удержала на месте.
        - Мне было любопытно, когда ты покажешь нам свою племянницу, - протянул мужчина, скалясь огромными клыками.
        - Ну зачем ее пугаешь? Видишь ведь, что девушка боится! - строго заявила Фанита.
        - Ты никогда медведей не встречала? - с искренним удивлением осведомился мужчина.
        Я гулко сглотнула и смогла выдавить сипло:
        - С такими огромными зубами - нет.
        Старик захохотал, запрокинув голову, и громко хлопнув ладонью по столу. Смеялся он заливисто и очень заразительно. Фанита ободряюще сжала мое плечо и улыбнулась. Только сейчас я осознала, что ее тоже отпустило напряжение, которое лиса пыталась скрыть.
        - Знатно ты меня похвалила, малышка, - выдал медведь отсмеявшись и утерев рукавом рубахи выступившие на глазах слезы. - Так меня даже жена не балует в самые хорошие дни.
        - Извините, - пискнула я, совсем растерявшись. - У вас и впрямь внушительные зубы.
        - Уважила, - хитро подмигнул мне старейшина. - Вот что значит лиса. Настоящие лисы всегда умеют растопить самые суровые сердца.
        - Ты это говорил про кошек, Норис, - напомнила ему Фани и подтолкнула меня к диванчику, на который сама же и уселась.
        - Говорил, - не стал отпираться старик. - Но только рыжим мы прощаем любые шалости.
        Я села на набитую соломой подушку.
        - Ну, мне нечего прощать. - упрямо заявила моя подруга.
        - Мне никогда не забыть, как ты приехала в этот город. Я был против лис в нашем сообществе.
        - Помню.
        - Признаюсь, что я считал тебя никчемной и скандальной дамой.
        На это высказывание лисица фыркнула.
        - Все женщины боялись, что ты станешь уводить у них мужей и совращать сыновей.
        - Как будто они того стоят.
        - И вот спустя годы к тебе приехала племянница. Город будоражат слухи.
        - Нам не нужны неприятности и чужие мужья, - отрезала Фани. - Любая волчица или кошка куда более блудливая чем лисы.
        - Вы редкие. И в нашем городе других лис нет, - резонно заметил Норис. - Потому жители и волновались.
        - Женщины, - поправила Фани. - Мужчинам всего лишь немного любопытно.
        - Может ты и права.
        Старик ненадолго замолчал, пристально осматривая меня. От этого взгляда стало неловко. Захотелось поджать под себя ноги и закрыть лицо ладонями.
        - Твои родители мертвы, - совершенно другим голосом произнес он.
        В комнате стало прохладно и огонек в лампе дрогнул. Только старейшина не обратил на это внимания.
        - Ответь мне, дитя.
        - Они погибли.
        - И ты осталась совсем одна, - он не спросил, а констатировал факт.
        - Все так.
        - И еще ты боишься. Чего?
        - Боюсь, что не смогу тут прижиться. Что не найду своего места.
        - Почему? - искренне заинтересовался он.
        - Меня предали, - выдохнула я, испытывая странное облегчение, что могу говорить об этом.
        - Кто?
        - Мужчина, который обещал заботиться. И женщина, которая была мне сестрой.
        - Ты совершила преступление? Наказала их? - старик прищурился и показался мне очень заботливым.
        - Нет. Законов я не нарушала. Просто сбежала в дом родственницы, - доверительно сообщила я.
        - Для чего?
        - Чтобы начать новую жизнь.
        - Ты планируешь причинить вред хоть кому-то?
        - Нет.
        - Обидеть Фаниту? Или еще кого?
        - Нет, - тут я мягко тронула ее руку, лежащую на моем плече. - Она хорошая.
        - А кого-то плохого?
        - Больше не дам себя в обиду, - выпалила я прежде, чем успела остановиться.
        И тут с меня спало странное оцепенение. Я встряхнулась и изумленно уставилась на Нориса.
        - Что…что...
        - В твоей деревне не было таких старост? - лукаво спросил старик.
        На это я мотнула головой.
        - Значит, не только зубы у меня большие. Но и сил хватает, чтобы оставаться старейшиной этого города, - мужчина преобразился и обернулся.
        На подоконник опустилась крохотная птичка и постучала клювом по тарелочке, на котором лежал кусочек печенья.
        - Идите домой. Документы тебе справят. Будешь жить в нашем городе и если не сделаешь ничего плохого, то станешь местной через две луны. До того ты под опекой Фанитой. Она за тебя отвечает.
        - Но я не сказала своего имени…
        - Леся Рыж, - перебил меня медведь. - Неужто вы решили, что у старика со слухом плохо?
        - Нет.
        - Кыш отсюда, - старейшина махнул рукой. - Ходят тут, отвлекают от важных дел.
        Мы не успели выйти, как я кинула взгляд за плечо. Хозяин кабинета подошел к окну и протянул руку к птахе, которая с готовностью села на его палец.
        - Он не кажется опасным, - сказала я, когда мы оказались на улице.
        - Он мог бы убить нас двоих, если ощутил ложь в твоих словах. И поверь, медведь сделал бы это, реши, что ты принесешь опасность или смуту.
        - Норис? - удивилась я.
        - Когда-то он был величайшим шаманом-воином. И не вздумай принимать его доброту за слабость.
        Лисоглава 13
        Мы направились в сторону дома. Погода была замечательной. Весенний ветерок зарывался в волосы, которые мне никак не удавалось укротить. Фанита была донельзя довольной. Она кинула уличному торговцу монету и протянула мне карамельное яблоко на палочке.
        - Я ведь не маленькая, - улыбнувшись, приняла угощение.
        - Могу я побаловать свою племянницу, - возразила рыжая и заговорщически подмигнула.
        Мы уселись на скамью напротив лавки с вывеской в виде башмака. Лакомство оказалось вкусным, и я невольно зажмурилась от удовольствия.
        - Ты сладкоежка. Прямо как я.
        - Это у нас семейное, - пожав плечами, ответила я.
        Чуть помолчав, Фанита заявила:
        - Нам нужно прикупить тебе годную обувь и одежду по фигуре.
        - Я не хочу, чтобы ты тратилась.
        - Не переживай. Все отработаешь, - беззаботно отмахнулась женщина. - И я не хочу, чтобы постояльцы видели в заведении замарашку. В конце концов, мы лисы, и просто не можем выглядеть жалко.
        Мне пришлось признать, что сама Фанита одевалась очень броско, но при этом не вульгарно. Шнуровка спереди платья эффектно подчеркивала талию и грудь рыжей. Длинный подол не скрывал при ходьбе очертания ее бедер, а неглубокий вырез позволял любоваться изящной лодыжкой в кожаном высоком ботинке.
        На шее Фаниты висела цепочка, на которой виднелся странный камень красного цвета.
        - Это родовой кулон, - тихо пояснила женщина, небрежно сунув его под ткань. - Именно такой ты отдала за проезд. Помнишь?
        Я торопливо кивнула.
        - Когда тебе выправят документы, мы добудем тебе такой же.
        - А твоя семья не будет против?
        - У меня никого нет, - отрезала женщина. - У нас с тобой никого нет, - поправилась она и погладила меня по голове так, словно и впрямь испытывала в отношении меня родственные чувства. - Будем держаться вместе.
        - Я должна сказать тебе «спасибо»…
        - Скажешь однажды. А пока ты доедаешь яблоко, я схожу в лавку и узнаю, когда можно будет заказать тебе обувь.
        - Может стоит купить готовую? - робко предложила я.
        - Мы не люди, чтобы носить такое, - женщина посмотрела на меня так, словно я сказала что-то совершенно глупое.
        С этими словами она подошла к двери и толкнула ее. Раздался тихий звон колокольчика и приветственный возглас башмачника.
        Надо мной вспорхнула птичка и уселась веточку растущего рядом куста. Она повернула ко мне крохотную головку и требовательно чирикнула.
        - Нет у меня печеньки, - улыбнулась я, вспомнив, что видела похожую кроху в ратуше.
        - Ты голодная? - раздалось надо мной и от неожиданности я охнула.
        Рядом стоял здоровый мужчина в темной запыленной одежде. Мне пришлось запрокинуть голову, чтобы увидеть его лицо. Оно оказалось загорелым и слегка обветренным, широким с резкой линией челюсти и грубоватым, пару раз сломанным когда-то, носом.
        - Ты не мог бы… - я сглотнула.
        - Чего хочешь, малышка? - хрипло уточнил он и положил ладонь на пояс, к которому был приторочен приличный мешочек, который тут использовали как кошелек. - Я могу купить тебе что пожелаешь.
        - Мне нужно то, что не продается, - выдавила я из себя любезную улыбку.
        - Я подарю тебе любую безделицу, а ты в ответ поблагодаришь…
        - Отойди и не загораживай мне солнце, - отчеканила я холодно.
        - Что? - ошарашенно уточнил здоровяк.
        - Или тебе место надо уступить? Так бы и сказал, что устал и хочешь дать отдых старым костям.
        Я поднялась со скамьи и чинно поправила подол платья.
        - Присаживайтесь. Может вам принести воды? Уверена, я смогу уговорить лавочника дать мне кувшин для пожилого путника…
        - Пожилого? - взревел незнакомец.
        - Только старческое слабоумие может быть оправданием твоему предложению.
        - Не понял.
        - Не удивлена, - оборвала я мерзавца. - Только глупец мог попытаться купить незнакомку.
        - Да что ты себе позволяешь? - на лице чужака проступили звериные черты.
        Что-то подсказывало мне, что именно сейчас я должна показать себя. Потому и резко шагнула к наглецу, заставив того качнуться назад.
        - Я не продаюсь, - мой палец уперся во вздымающуюся грудь темноволосого перевертыша. - Не смей сейчас строить из себя обиженного. Это ты оскорбил меня. Ты повел себя как животное.
        - Ты так меня стыдишь? - хищно оскалился он.
        - Пытаюсь донести до тебя простую мысль, - я смерила его ледяным взглядом, который часто использовала с несговорчивыми поставщиками. - Если ты будешь вести себя как мерзавец, то не удивляйся, что тебя не станут уважать.
        - Серьезно? - уточнил он, странно хмыкнув. - Ты в каком мире живешь, деточка?
        - В том, где не боюсь поставить на место хамов.
        Незнакомец небрежно ухватил меня за затылок и легонько сжал его в огромной ладони. От боли в глазах потемнело.
        - У нас уважают силу…
        Договорить он не успел. На мне были ботинки с острой стоптанной кромкой подошвы у носка. Именно ею я ударила агрессора в голень, попав ровно между краем сапога и наколенником. А после того как здоровяк скривился, коротко ткнула кулаком в открывшийся кадык.
        Хватка ослабла, и я отскочила в сторону.
        - Гадина, - закашлялся мужик.
        - Скажи спасибо, что не ткнула этим, - я выставила перед собой заточенную палочку, на которой было когда-то яблоко.
        - Да я тебя…
        - Ты напал! - воскликнула я. - И мне стоило терпеть? Не в этом городе!
        Тут я заметила, что у нас появилась компания. Несколько прохожих остановились в паре метров и мрачно взирали на незнакомца. От таверны с другой стороны улицы быстро шагали пара стражников судя по одежде. Я запоздало подумала, что не с того начала знакомство с местными порядками нового мира. Да только спускать такое обращение не собиралась. Фанита говорила, что тут не принято кланяться. Она сама общалась со старейшиной без подобострастия. Значит, мне стоило отстаивать свои права. Какими бы они не были.
        - Что тут происходит? - прогремел представитель власти, окатив меня подозрительным взглядом.
        - Жениха проверяю на стойкость, - заявила я с шальной ухмылкой.
        - Кого?
        - Этого, - я указала на выпрямившегося мужчину, недоверчиво уставившегося на меня. - И заявляю официально, не подходит он мне. Буду дальше искать.
        Второй стражник хлопнул по плечу коллегу и негромко пояснил:
        - Это та самая девица. Она немного дикая.
        - Но привитая, - кивнула я.
        - Что тут происходит? - гаркнул уже знакомый голос.
        Я обернулась к капитану и махнула ему рукой, чем безмерно удивила.
        - Ты? - он скривился, словно лизнул лимон. - Вот как знал, что не к добру лиса в городе.
        - Закрывать курятники надо и лис можно не опасаться, - толкнув капитана локтем, мимо прошла Фанита. - Что случилось?
        - Этот меня купить хотел, - я указала на побледневшего от такого внимания обидчика.
        - Ты его ударила? - сурово уточнила рыжая.
        - Да.
        - Значит, отыгралась. Молодец. Вак, - она повернулась к капитану, - куда смотрят твои подопечные? Если любая заезжая морда предлагает такое приличным девушкам?
        Затем она пристально посмотрела на меня и заметила, как я потерла саднящую шею. Фанита угрожающе низким голосом спросила:
        - Он тебя тронул?
        - Только взялся…
        В следующее мгновенье женщина оказалась рядом с громилой и он зашипел. На смуглом лице появились тонкие царапины, набухающие кровью.
        - Теперь квиты, - припечатала разгневанная опекунша.
        - Лиса, - выдохнул мужик и попятился.
        Мне показалось, что в его глазах промелькнул страх.
        - Мы уходим, - как ни в чем ни бывало заявила Фани и ухватила меня под локоть. - Заявление на мерзавца мы напишем позже.
        Капитан подступил к побледневшему хаму и ухватил того за плечо.
        Лисоглава 14
        Когда мы свернули в улочку, я наконец смогла выдохнуть. Руки подрагивали, а дыхание сбилось. Моя спутница заметила мое состояние и легко обняла меня за плечи.
        - Ты все правильно сделала, - заявила она уверено.
        - Но не была к этому готова, - призналась я наконец.
        - В город приезжают отовсюду. Они привыкли вести себя как заблагорассудится и порой приходится ставить их на место. Чаще всего это делает стража. Но иногда нужно самим действовать.
        - Ненавижу таких мужланов.
        - Понимаю, - кивнула Фани. - Никто не застрахован от подобного козла.
        - Я не подвела тебя? Ведь теперь ты мой опекун и мне стоит быть осторожнее…
        - Не в такой ситуации, - нахмурилась женщина. - Ты не знаешь о наших законах и это мое упущение. Стоило рассказать тебе о правилах более подробно.
        На нашем пути возник незнакомец и Фанита завела меня себе за спину.
        - Я не хотел вас пугать…
        - Посмотри внимательно и спроси себя, - язвительно заявила женщина, - похожа ли я на испуганную? Я даже стражу звать не стану.
        Мужчина хмыкнул, и я заставила себя встать рядом с Фани. Прятаться я не стану. Может я и не лиса, но душа у меня не заячья.
        - Дамы, я не собираюсь на вас нападать.
        - Такое тут сурово карается, - воинственно уперев руки в бока, напомнила рыжая.
        Я смогла рассмотреть чужака, который стоял на нашем пути. В глаза бросилось ее одеяние. Оно походило на одежду того хама на площади. Те же ботинки и наколенники. Только ткань рубахи казалась чуть более тонкой. Черты его лица были такими же резкими, выдавая ту же породу. Мне удалось не пялиться на его хвост, чем можно было гордиться.
        - Я хочу извиниться за своего собрата. Он позволил себе лишнее.
        - И получил ответ.
        - Но девушка не простила его, - прозорливо заметил чужак и уставился на меня полночными глазами.
        - Подлец не извинился, - подала я голос. - Но непонятно, почему вам это так важно?
        - Я забочусь о своей репутации, - туманно пояснил мужчина.
        - Он ваш подопечный, - высказала я догадку и поняла, что попала в цель.
        - Мы прибыли в город только сегодня и скандалы нам ни к чему. А моего парня забрала стража.
        - Отпустят, - небрежно бросила Фани.
        - Но если бы вы попросили…
        - А где вы остановились? - задала я вполне невинный на первый взгляд вопрос.
        - Мы еще не успели разместиться…
        - У нас отличный постоялый двор, - не дала я ему договорить. - Конечно, цена для вас будет не самая малая, но для своих постояльцев мы могли бы сделать скидку в виде просьбы к начальнику стражи.
        Фанита удивленно покосилась на меня, но в ее глазах загорелся алчный огонек.
        - Для господ найдутся комнаты, а слуги могут устроиться в таверне по соседству, - добавила она. - Там им будет удобнее.
        - И выйдет дешевле, - тут же нашлась я. - У нас хоть и стоит подороже, но и условия получше.
        - Неужели? - уточнил мужчина.
        - Да. Место приличное. Тихое и достойное. Для тех, кто ценит репутацию и не позволяет себе лишнего, - давила я. - В городе о нас отзываются как о достойном заведении. И все постояльцы на хорошем счету у стражи.
        - Это точно? - с усмешкой спросил воин.
        - Вы мне не верите? - вполне искренне возмутилась я.
        - Поговаривают, что рыжие…
        - Осторожнее, - предупредила Фанита, - цена для вас только что возросла на пару серебряных.
        Мы обе скрестили руки на груди и мужчина развел свои в стороны, словно признавая поражение.
        - Леди, я с радостью принимаю ваше приглашение.
        - Деловое предложение, - поправила я. - И оно включает помощь с ремонтом крыши. Пусть тот хам поможет перекрыть черепицу над верандой. И я, так уж и быть, прощу его дерзость.
        Брови мужчины вскинулись вверх, а Фанита затаила дыхание. Наверно, она и не догадывалась, что я заметила, насколько обветшала крыша ее заведения.
        - Оплата включает завтрак, - выдала я последний аргумент.
        - И во сколько же обойдется проживание одного постояльца?
        - Сообщу чуть позже, - лукаво усмехнулась я. - Но будьте уверены, репутация обойдется вам вполне по разумной цене.
        Как только мы отошли, спутница потрепала меня по плечу.
        - А ты еще та лиса. Как его обработала.
        - У меня была кофейня. И не самая лучшая компаньонка, которая не помогала.
        - Значит, ты знаешь толк в продажах.
        - Скорее в поставщиках, выплатах, расчетах и прочем. Мне приходилось крутиться, чтобы отдавать зарплату работникам, осилить коммуналку… - я запнулась, поняв, что такие термины могут быть незнакомы местным, - налоги и аренду.
        - А как ты догадалась, что он сможет оплатить нам постой?
        - Ботинки, - просто сказала я. - У него очень хорошая обувь, хоть и пыльная. И тот хам несмотря на то, что ниже его по рангу, а кошель у него был знатный. В нем бряцали монеты. Вряд ли воин в путь станет наполнять дорогой кожаный мешочек мелкими медяками. Стоит понять, что его опекуны не бедные. Отряд явно не малый.
        - С чего ты взяла
        - Посмотри, - я указала налево.
        Там у таверны стояли с десяток мужчин в знакомой уже одежде. Пара из них расположились чуть поодаль и выглядели несколько внушительнее.
        - Главное, чтобы согласились те двое, - понятливо кивнула Фанита. - А нам надо застелить кровати в номерах, протереть пыль…
        - Мы все успеем, - я взяла ее под локоть.
        - Ты ведь понимаешь, что у нас не элитное место.
        - Так сделаем его таким. Поверь, для этого не так много нужно.
        - Богатые любят вольности.
        - Они оценят ограничения, - возразила я, ухмыльнувшись. - А тебе придется поговорить с капитаном. Он должен иногда к нам заходить.
        Фани фыркнула, но я понимала, что делала она это для вида. Тот здоровяк нравился рыжей чуть больше, чем она хотела признать.
        В этот момент я ощутила странное. Словно кто-то прикоснулся ко мне раскаленной ладонью между лопаток. Оглянулась я не сразу. Инстинкты диктовали мне плавные движения, которые не должны провоцировать нападение хищника. Среди снующих мимо торговцев и праздно шатающегося люда, я увидела мужчину. Он стоял в тени веранды оружейной лавки и не сводил с меня напряженного взгляда.
        - Ты чего? - спросила Фани.
        Я растерянно повела плечами и снова посмотрела в сторону незнакомца. Его там больше не было. И от этого я ощутила странную смесь облегчения и тоски. Но разобраться с этими эмоциями решила позже. Не посреди же улицы мне нужно размышлять, почему у меня подогнулись колени, а сердце забилось пойманной птицей.
        Когда мы наконец устали, я вяло поинтересовалась:
        - Я ведь так и не спросила, ты один сын в семье?
        - Есть еще пара младших братьев.
        - Значит найдется кому принять бразды правления от отца?
        - Ты не хочешь становиться княгиней моего клана? - довольно усмехнулся Рил.
        - Не хочу. Мне по вкусу жить спокойно и без интриг. А ты? Чего хочешь ты?
        - Мирной жизни подальше от столицы. Ты хочешь остаться тут?
        - Да.
        - Чтобы иметь возможность сбежать в свой мир?
        - А у меня будет повод? - я приподнялась на локтях и взглянула в звериные глаза. - Лису не удержишь силой.
        - Это я уже понял.
        - Тебе не о чем переживать, - мягко пояснила я. - Но фрикасе все же научись готовить.
        - Небесные лисы, - взмолился Рил.
        - Рецепт можешь взять у меня.
        - Я в него включены поцелуи? - коварно осведомился волк и я поняла, что выносливость оборотней не выдумка.
        Мы выбрались наружу, когда уже стемнело. Фанита озаботилась ужином, и наши гости сидели за столом под старой яблоней. Я сразу догадалась, что родители моего спутника узнали бабушку и вели себя крайне вежливо.
        При виде нас мама Рила подскочила и без реверансов подбежала к нам. Она обняла сына, а потом внезапно и меня.
        - Пирожочек мой, - зашептала женщина, вгоняя волка в краску. - Я так рада, что ты нашел свою пару. Что решил стать старостой. Что… - она улыбнулась, показывая кончики клыков, - не стал соглашаться на невесту, которую я тебе нашла.
        - Это почему? - прищурилась я.
        - Девушка сбежала, - напряженно отмахнулась женщина и я заметила, как при этом ее супруг покачал головой.
        - Она была лисой?
        - Мы не уверены, - выдохнула гостья. - И пока не знаем.
        - Пока? - напряглась я.
        - За ней отправился брат Рила.
        - Зачем?
        - Чтобы сказать, как она ему безразлична, - фыркнула Фанита. - История стара как мир. Волки пытаются догнать лис, не понимая, что с нами так поступать нельзя.
        - А что работает? - поинтересовался Вак.
        - Фрикасе из кролика под винным соусом, - заученно выдал Рил, чем несказанно меня удивил.
        - И что это за зверь?
        - Я тебе потом поведаю об этом тайном снадобье, - пообещала бабушка. - Давайте ужинать. У нас наконец-то есть повод.
        - Какой?
        - Конец войне, - произнес отец Рила и неожиданно улыбнулся. - Может, нам пора пересмотреть значение клятв, которые касаются наших детей. Они и сами неплохо справляются с вопросом примирения кланов.
        Спорить никто не хотел. Мы разместились за столом, и я незаметно гладила волка по ноге рыжим хвостом. Жизнь обещала быть интересной.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к