Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Куприянова Мария / Анделор: " №04 Магия Черного Кристалла " - читать онлайн

Сохранить .
Магия черного кристалла Мария Куприянова
        Анделор #4 Долгожданное возвращение домой оказалось не таким, каким ожидалось. Магия Земли открыла великую мощь, и теперь, когда подвластно все, сделать выбор намного труднее. Тени прошлого, враги настоящего сплетаются в один клубок, разобраться в котором и не совершить ошибки почти невозможно
        Куприянова Мария
        Магия черного кристалла
        Часть первая
        Глава 1
        Сияние завораживало. Красные брызги смешивались с сиреневыми, розовые искры разбавляли синие, золотые полосы скручивались в тугую спираль и взрывались изумрудным фонтаном.
        Переход никогда не был таким длительным и таким красивым. Свечение окружало, пронизывало насквозь, билось в сердце и вновь выплескивалось наружу. Казалось, путь никогда не завершится, и будет длиться целую вечность. Но когда терпеть не осталось сил, цветные брызги вдруг стали ослепительно-белыми и с грохотом рассыпались перед глазами.
        Коля медленно приходил в себя. Расплывчатые пятна постепенно приобретали очертания, бережно хранимые в памяти: высокие, раскидистые ели и рослые березы; старый, покосившийся дом и заколоченные окна, разбитое стекло на втором этаже и оборванные электрические провода; кривое крыльцо и заросшая тропинка; пустая бутылка из-под воды, брошенная возле ступенек, и темно-вишневая восьмерка, загнанная во двор. Здесь ничего не изменилось. Бывшая дача Григорьевых стояла нетронутой. Да и что с ней могло случиться, когда прошел всего один день? Один день здесь и почти два года жизни другом мире. Волшебном и далеком Анделоре.
        Мечта сбылась, он наконец-то вернулся туда, где вырос, туда, где в лесах не бродят тролли, а цветы не плюются ядовитыми иглами. Здесь все известно, все привычно. Земля, куда он так стремился, приветливо улыбалась, принимая блудного сына. Но радости почему-то не чувствовалось. Слишком много обязательств осталось по другую сторону перехода. Немало предстояло сделать и здесь. Найти брата прежде Фаридара и, пока не поздно, перехватить черный кристалл. Но сначала надо отдохнуть. Ему и Аргенту.
        Единорог открыл портал, соединил два мира не только в пространстве, но и во времени, и куда-то запропастился.
        - Аргент, - позвал он. - Где ты?
        Коля завертел головой в поисках друга. В Анделоре они связывались при помощи мыслей. Здесь же такой вариант исключался. Магических частиц в округе было совсем немного, и те залетели с открытием портала.
        - Аргент!
        Единорог не отзывался.
        Неужели портал разлучил их, как когда-то с братом? В таком случае, трудно представить, что здесь сделают с магическим существом, свободно разгуливающим по улицам, даже если тот примет обличье обыкновенной лошади. Из-за дома, наконец, раздалось:
        - Тут. Тут я.
        - Слава Создателю! - Николай бросился на звуки голоса, продираясь сквозь заросли дикой малины. - Я уж думал, что…
        И остановился, потеряв дар речи. Он ожидал увидеть все, что угодно, только не это. Посреди малинника стоял высокий юноша, с длинными серебристыми волосами, крупными, но правильными чертами лица. Он удивленно разглядывал собственные руки, ноги, ощупывал лицо, трогал волосы.
        - Кто… Кто я? - низкий хрипловатый голос разительно отличался от того, к которому привык Николай.
        - Аргент, полагаю, - слова застряли в горле, он даже закашлялся.
        - Это, - юноша показал на собственное тело, - не Аргент, это…
        - Человек. Кхм. Да. Голый.
        - Я?! Человек?! - эмоции, наконец, пришли к "новорожденному". - Одуреть! Я - единорог! Я не могу быть человеком!
        - Успокойся, - Коля прикрыл рот рукой, чтобы скрыть смешок.
        - Успокойся!? Это что!? - он выставил руку вперед.
        - Пальцы.
        - Пальцы! Именно! А где мои копыта?! - взвыл Аргент. - Где, - он посмотрел за спину, - мой хвост?! И где, - дотронулся до лба, - мой рог?! И нечего смеяться! Это не смешно!
        - П… прости, - Николай захохотал во все горло. - Кто ж думал…
        - Кто думал! Кто думал! Надо было думать! Я - в дряблом, слабом, отвратительном человеческом теле!!! Как?!
        - Не такое уж оно и отвратительное. Скажу, что здесь ты будешь иметь у женщин успех. Ну, или… среди кого захочешь, короче. Только к лошадям не приставай, не поймут! - продолжал хохотать Коля.
        - К лошадям? Издеваешься? - нехорошо сощурился бывший единорог.
        - Ладно, ладно, - он примирительно поднял руки. - Полагаю, это все из-за того, что здесь нет магии. Вот переход и выделил тебе приемлемую для Земли оболочку.
        - Почему я не мог остаться единорогом, - сокрушенно вздохнул Аргент. - Слоняться здесь в таком позорном облике… Хорошо, меня из своих никто не видит.
        - Здесь тебе не Анделор. Тут даже на лошади нельзя проехаться, чтобы не вызвать интереса у окружающих. Кстати, - Коля вытащил из-за плеч меч хранителя. - И оружие носить у нас запрещено. Надо его спрятать.
        - Как же вы от воров защищаетесь?
        - Кто как, - пожал плечами Николай, присматривая для меча подходящее место. - Еще не факт, что на воров нарвешься, а вот проблемы на первом же посту милиции запросто заработаешь.
        Наконец, он нашел, что искал. Вентиляционная дыра в фундаменте, замаскированная густыми зарослями крапивы, как нельзя лучше подходила для тайника. Жаль расставаться с мечом, но не таскать же его с собой? Туда же он спрятал и дорожную сумку.
        - Так, поехали домой. Пока суть, да дело - к вечеру доберемся. Там и решим, что делать дальше.
        - Ладно. Но учти, долго в этом теле я находиться не буду. Вернусь назад без тебя, так и знай.
        Николай согласно кивнул, не желая еще больше портить другу настроение. Без кристалла путь в Анделор им закрыт. А единственный камень у Фаридара, которого еще предстоит найти. Где - непонятно.
        - И как мы доберемся до твоего жилища? - Аргент деловито направился по тропинке к воротам.
        - Погоди. Ты ж не голышом собираешься расхаживать?
        Аргент оглядел свое тело и, поморщившись, протянул:
        - Ах. Да. Тряпки. Я должен носить ваши человеческие тряпки. Кошмар.
        - И не тряпки, а одежду. С уважением относись к нашей культуре. Теперь ты - ее часть.
        - Никогда, слышишь, никогда не сравнивай меня с человеком, - прошипел Аргент. - Даже если у меня дурацкая оболочка, внутри я - единорог.
        - Да успокойся ты, - Коля направился к машине. - Какая муха тебя укусила? Я и не подозревал, что ты настолько нас ненавидишь. Особенно после всего, что мы пережили вместе.
        - Дружить с человеком и быть им - не одно и то же.
        Николай остановился и посмотрел на друга. Все вдруг встало на свои места. Растерянный и беспомощный, Аргент спрятался за маской агрессии. А как иначе? Оказаться в чужом мире, в чуждой оболочке. Сменить волшебную сущность на обычное тело. Такое и врагу не пожелаешь.
        - Обещаю тебе, что как только мы найдем брата, отправимся назад. И ты вернешь себе приличный облик.
        - Очень надеюсь, - сменил гнев на милость Аргент.
        - Так, - Коля подошел к машине, поднял брошенный рядом пакет. Внутри лежали мобильный, связка ключей, жвачка: все, что предложил оставить Фаридар, чтобы избежать проблем в другом мире. Страшно подумать, но странное и опасное путешествие началось, по сути, только вчера. С другой стороны, и хорошо. Не придется объяснять столь длительное отсутствие. Коля открыл багажник. На занятия по физкультуре требовалась спортивная форма, и он постоянно забывал ее вынимать из машины. Рост у них с Аргентом оказался примерно одинаковым, так что одежда должна была подойти.
        - На вот. Одевайся. Не бог весть что, но хоть не голый.
        - А ты?
        - Что я?
        - Я, может, и не очень хорошо сейчас соображаю вашими человеческими мозгами, но мне кажется, в таком виде здесь не ходят.
        Коля, наконец, понял, о чем речь. Сам-то он тоже был похож на пришельца из средневековья. Или на актера, сбежавшего в костюме со съемок фэнтезийного фильма. Кожаный жилет, наручи, льняная рубаха со шнурованным воротом, штаны, заправленные в высокие сапоги. Да уж. Вид не самый городской. Но еще один спортивный костюм положить в багажник он не догадался. Поэтому просто скинул амуницию, оставшись в одной рубахе, а штаны выпустил из сапог. Ничего, доехать бы до дома, а там уже можно переодеться.
        - А с этим что делать?
        Аргент указал на шнурки в кроссовках.
        - Сейчас, покажу. Вот. По-моему, как раз.
        - Вообще ничего. Вынужден признать, - "единорог" несколько раз подпрыгнул и шагнул взад-вперед, - довольно удобно.
        - И хорошо. Поехали. Садись.
        - Куда? - Аргент с искренним недоумением взирал на друга.
        - В машину, не на тебе же верхом скакать.
        Потребовалось еще несколько минут, чтобы вкратце объяснить, на чем передвигается местное население, и как устроен автомобиль.
        - Удивительно, - восхищенно протянул Аргент, когда они выехали за ворота дачи.
        - Ты только не больно восхищайся, а то странно смотреть будут, - Коля выкрутил руль, отмечая, что управлять автомобилем хоть и не привычно, но вполне комфортно.
        - На себя бы посмотрел, когда только в Анделор прибыл, - обиделся Аргент.
        - Поэтому и предупреждаю.
        Вечерело, солнце еще не село, но вдоль шоссе уже зажглись фонари. "Восьмерка" уверенно влилась в общий поток машин. Запах гари и бензина запершил в горле, и Коля прикрыл окно. После двух лет отсутствия, он совсем забыл "ароматы" родного мира. Впрочем, он забыл многое, и чувствовал себя чужаком, эдаким Робинзоном Крузо, вернувшимся с необитаемого острова.
        - Кто бы мог подумать, - пробурчал он.
        - Что?
        - Я много раз представлял себе возвращение домой. Но теперь не знаю, что и думать.
        - Ты не рад? - ухмыльнулся Аргент.
        - Нет, я рад. То есть… Не знаю. Я ведь здесь временно.
        - Ты можешь остаться.
        - Что? - Николай отвлекся от дороги и посмотрел на друга.
        - Я сказал, никто тебя назад не тянет. Ты дома и волен делать что хочешь.
        - Я должен вернуться.
        - Кому ты должен? Своему народу? Только избавь меня от высокопарных высказываний! Там у тебя не было выбора. Фаридар тянул волшебство из Анделора, медленно, но верно, вел его к концу. Ты сражался, чтобы выжить. Сейчас тебе ничего не угрожает, так что решать тебе.
        - Я не понимаю, к чему ты клонишь, - помрачнел Коля. - Если я не вернусь, Анделор погибнет. И с ним мои друзья. Все, кто на меня надеялся. Я не могу так поступить. Не могу их предать.
        - Значит, все дело в долге?
        - Тебе мало?
        - Пойми меня правильно, - Аргент тряхнул серебристыми волосами, - я хочу знать, насколько твердо твое решение.
        - Мне казалось, доказательств моей решимости не нужно, - процедил Коля, чувствуя, как внутри закипает ярость. - Тебе мало стычки с Фаридаром во дворце? Путешествия по древнему Анделору? Битвы с Ратхаргом-Яракалом? После всего, что было, ты еще сомневаешься?!
        - Я боюсь, - тихо произнес "единорог" и отвернулся.
        Всю злобу как рукой сняло.
        - Боишься?
        - Да. Боюсь, что ты не захочешь возвращаться. Слишком заманчиво здесь остаться. Вдали от войны, от сражений, от конца света…
        - У меня уже была возможность вернуться. Ты не знал? Фаридар предлагал сделку. Он хотел отправить меня домой и тем самым обезопасить свое будущее. Я отказался. Так что не переживай. И потом, не хочу казаться параноиком, - Коля перестроился в крайний ряд, повернул на светофоре и остановился возле высотного дома, - но если вовремя не остановить дядюшку и Торр-Сааза, то завоеванием одного мира они не ограничатся. И тогда все попадут под удар.
        - Надеюсь, ты действительно параноик, - констатировал Аргент. - Почему мы остановились? Приехали?
        - Нет. Надо зайти в парикмахерскую. Не хочешь, кстати, подстричься? Понял, - Коля тут же поправился под грозным взглядом друга, - пышную гриву можешь оставить при себе. А я пойду, не могу же в таком виде к родителям заявиться.
        - А что не так?
        - Как я объясню, что за один день у меня волосы до плеч отрасли?
        - Боюсь, тебе придется объяснить не только это.
        Коля только пожал плечами и вышел из машины. Но то, что имел в виду Аргент, дошло до него позже, когда он уселся перед зеркалом в парикмахерской. Мало того, что за время, проведенное в Анделоре, он раздался в плечах и возмужал. Теперь на правой щеке тонкой полоской белел шрам, сильно выделяясь на загорелом лице. Но самое главное не могли бы изменить даже короткая стрижка и современная одежда. Смерть, многочисленные сражения, потеря близких, навсегда отпечатались в глазах. Именно такими возвращаются с войны молодые еще парни с взглядами умудренных жизнью стариков…
        - Что будем делать? - спросила миловидная парикмахерша.
        - Коротко подстригите, пожалуйста.
        - Ой, да жалко! - всплеснула руками девушка. - Давайте, я вот тут подравняю и все.
        - Сказал, коротко, - отрезал Николай, - значит, коротко.
        - Как хотите, - обиделась парикмахерша и принялась за работу.
        Обиделась. И правда обиделась. Коля прислушался к собственным ощущениям. Расслабился и чуть прикрыл глаза. Волна чувств накрыла его с головой внезапно, закрутила в мощном водовороте. Яркие образы замелькали перед внутренним видением.
        Девушка-парикмахерша работает без продыху. Она слишком устала. Клиентов много. И она работает, работает, работает. Ей нужны деньги, очень нужны деньги. Больная мама, лекарства. Ребенок. Совсем маленький. Съемная квартирка с обшарпанными стенами.
        Коля вцепился в ручки кресла, но образы не отпускали, они набрасывались с новой силой, увлекая за собой все глубже и глубже.
        Разбитая бутылка из-под водки, озверевшее лицо небритого мужика, тусклый свет лампы и матрац, лежащий на полу. Ненависть. Жуткая, одуряющая, всепоглощающая ненависть. Осколок стекла, капли крови, медленно стекающие с блестящего острия. Кап. Кап. Кап.
        Коля хрипло вздохнул и открыл глаза. Посмотрел на свое отражение. В синих глазах все еще блестели золотые крапинки. Гворр не ушел. Даже в мире, лишенном магии, его вторая сущность, ара-думм, не пропала. Наоборот, усилила эльфийскую способность чувствовать эмоции других людей. Раньше он мог разобраться в общем характере человека, но никогда не мог читать мысли и видеть такие подробности. Сейчас же все изменилось, а его способности удивительным образом преобразились, усилились.
        - Не казните себя, - тихо сказал Коля парикмахерше. - Он издевался над вами. И сам напрашивался на смерть.
        - Что? - девушка недоуменно взглянула на странного клиента.
        - Если бы вы не убили его, он убил бы вас. Зачем вы себя изводите?
        - Я не понимаю, - ее глаза расширились от ужаса.
        Николай перехватил дрожащую руку девушки, поймал ее взгляд. И понял, что может помочь. Избавить от изматывающего чувства вины и вернуть радость жизни. Откуда взялась эта уверенность? Неизвестно. Но, повинуясь инстинкту, крепко сжал тонкую руку и отчеканил:
        - Смерть твоего мучителя отныне не потревожит тебя. Живи и наслаждайся тем, что имеешь. Расти сына, ухаживай за матерью. И не трави себе душу.
        Парикмахерша испуганно отпрянула, потерла запястье.
        - Вы… Вы… Кто?!
        - Никто, - Николай поднялся, достал из бумажника все деньги и сунул их девушке.
        - Здесь слишком много, - пролепетала она.
        - Купи сыну игрушку, а маме - лекарства, - и направился к выходу.
        Парикмахерша догнала его возле двери и, смущаясь, произнесла:
        - Я не знаю кто вы, но… спасибо. Давно мне не было так спокойно.
        - Все будет хорошо, - Коля улыбнулся и вышел из салона.
        Он остановился рядом с машиной, пытаясь найти хоть какое-то объяснение усилившимся способностям. Отправляясь в мир, где вырос, он думал, что лишается магической сущности. Всегда считалось, что на Земле нет магических частиц, а, значит, творить волшебство здесь нельзя, если, конечно, при тебе нет кристалла. И ты не из племени ор-думм, как выяснилось.
        Николай нагнулся и поднял небольшой камень. Сжал его в кулаке. Легкий хлопок, и с раскрытой ладони посыпался песок. Выходит, сила никуда не делась. Но почему?
        - Что ты там застрял? - Аргент высунулся в окно автомобиля.
        - Иду, иду.
        Коля сел за руль, но заводить машину не торопился. Его ждало еще одно удивительное открытие. Теперь он мог читать мысли окружающих, видеть их прошлое и даже исцелять. Но это касалось именно людей. На волшебных существ его чутье никогда не распространялось. И сейчас, находясь рядом с бывшим единорогом, он ничего не чувствовал. А это значило одно:
        - У меня для тебя хорошая новость.
        - Да? - скептически сощурился Аргент. - Чем порадуешь?
        - Ты - не человек.
        - Спасибо, что заметил, - хмыкнул тот.
        - Нет, серьезно. Только что я прочел мысли парикмахерши. Подобное мне раньше не удавалось. Похоже, все из-за ара-думм.
        - И к чему ты клонишь?
        - К тому, что я не вижу тебя. Не чувствую твоих эмоций. Значит, волшебная сущность единорога осталась. Только не могу понять, почему наши способности не исчезли? Здесь нет магии!
        - Проверим? - Аргент лукаво улыбнулся и взмахнул рукой. Из-под пальцев посыпалась золотая пыль, приоткрывая завесу в пространстве.
        - Перестань! - Коля перехватил запястье, и открывавшийся портал тут же затянулся.
        - Только не здесь!
        - Ничего себе! Видал?! Похоже, ты мало знаешь о мире, где вырос!
        - Невозможно! Просто невозможно! - замотал головой Николай. - Сюда сослали Фаридара, он пятнадцать лет меня разыскивал, чтобы вернуться в Анделор. Будь здесь хоть капля магических частиц, он бы обошелся без меня!
        - Наверное, он действительно не мог. Слушай, - Аргент понизил голос, как будто кто-то мог их подслушать. - Что если здесь, на Земле, магия есть. Только другая, для нас непривычная.
        - Это объяснило бы наличие наших способностей. Но тогда как же Фаридар? Почему он ничего не заметил?
        - Может, потому что он - не волшебник? Его сила - дар темного властелина. С переходом в другой мир, она его покинула. А ты рожден магом, и сила твоя - в тебе. Еще прибавь обретенные возможности ара-думм. И кто знает, на что ты теперь способен? Ну, а я - единорог, волшебное существо. Так что, каким бы ни был мой внешний облик, внутри я остался прежним. Портал заменил лишь мое тело и, кстати, снабдил знанием местного языка. Заметил?
        - У меня сейчас голова лопнет от всех новостей. Двинули-ка лучше домой, - Коля завел машину и вырулил на шоссе.
        Дальше ехали молча. Аргент разглядывал чужой мир в окно, а Николай погрузился в собственные размышления. На первый взгляд, идея "единорога" об иной природе земной магии казалась полным бредом. Но чем больше он прислушивался к собственным ощущениям, искал признаки наличия волшебства, тем больше убеждался в правоте друга. Частицы наполняли и этот мир. Иначе как Аргенту удалось приоткрыть портал, а ему самому прочесть мысли чужого человека и раздавить в труху камень?
        Нужный поворот едва не проехали.
        - Слушай, - прервал молчание Аргент, - а что если тебе свести счеты с Фаридаром здесь, в этом мире? Сила твоя никуда не делась, а он - беспомощен.
        - Не забывай, - Коля припарковался возле пятиэтажного дома, - у него объединенный кристалл. И с его помощью он запросто размажет нас по асфальту. Нет, надо лишить его источника магии. Только тогда дядюшка будет по-настоящему уязвим. И без черного кристалла нам не обойтись, если он, конечно, еще у Элиора.
        - Ох, не нравится мне это. Слишком много "если".
        - Ну, а что еще остается делать? Приехали, кстати. Вылезай.
        Коля вышел из машины и взглянул на дом, где вырос. Старая, совершенно обычная пятиэтажка скрывалась за буйной майской зеленью. Нежный запах распускавшейся сирени щекотал ноздри, на клумбе под окнами пестрели цветы, заботливо посаженные жителями дома. Прямо у подъезда прохаживались голуби, подбирали брошенные крошки хлеба и семечки, а на скамейке сидели старушки, обсуждая последние новости. Какой же далекой теперь казалась степенная жизнь родного двора!
        - А, Коленька, здравствуй! - просияла одна из старушек.
        - Добрый вечер, Зинаида Михайловна, - ответил Николай, открывая дверь подъезда.
        - Как экзамены твои?
        - Экзамены? Ах, да. Нормально, сдаю потихоньку.
        - Вот и умничек, - похвалила старушка. - Что-то мама твоя не захаживает. Как она?
        - Занята, наверное.
        - Привет ей передавай.
        - Ага.
        Уже поднимаясь по лестнице, он выдохнул:
        - Чего им дома не сидится, сериалы не смотрится. Вечер уже. Удивительно, как они еще к тебе не пристали. Хотя внешность твою наверняка уже обсуждают.
        - А что, я странно выгляжу?
        - Не так, как хотелось бы старшему поколению, - подмигнул Коля Аргенту. - Вот. Пришли.
        - Ну и что ты ждешь? Стучи.
        - Подожди.
        Коля замер возле двери, стараясь унять волнение. После длительного странствия, судьба привела его обратно, подарила шанс вновь увидеть родителей. Тех, кто воспитал и вложил в него душу. Он совсем забыл как хорошо дома, как скучал… Рука сама потянулась к звонку, но дверь открылась раньше.
        - Коленька! Вернулся! - в коридор выскочила Рита и бросилась сыну на шею. - Я знала! Знала, что ты вернешься!
        Он молча обнял хрупкую фигурку, комок застрял в горле, мешая говорить, мешая дышать. Он не мог, да и не хотел блокировать эльфийское чутье, и с удовольствием погрузился в чувство бескрайней любви, излучаемое матерью.
        - Я волновалась, - всхлипывала она, уткнувшись сыну в грудь, - я места не находила…
        Да, волновалась. До дрожи в коленях, до боли в скрученном нервами животе, до темноты в глазах. Боялась, что никогда больше его не увидит.
        - Я здесь, дома, - прошептал он.
        - Ну, - Рита, наконец, отстранилась, - что ж мы тут стоим, заходи… те, - тут она увидела топтавшегося поодаль Аргента. Перевела взгляд на Николая, на его одежду, остановила на лице и вдруг побледнела.
        - Ты только не волнуйся, - Коля предупредил шквал вопросов, - я все объясню, только не здесь.
        - Что… что случилось? - она переступила порог квартиры, не спуская с сына глаз.
        - Долгая история. Мам, это - Ар…тем, - вовремя переправил он имя друга, чтобы не напугать мать еще боьше.
        - Артем? - рассеянно пробормотала Рита, все еще разглядывая Николая. - Что это? - она дотронулась до его щеки, кончиками пальцев пробежалась по полоске шрама. Жалобно взглянула в глаза. - Кто ты?
        - Это я, мама. Правда, я, - Коля сжал ее плечи. - Просто для меня прошло больше времени с тех пор, как мы расстались.
        - Разве такое возможно? - она покачнулась, теряя опору под ногами. - Ты был там?!
        - Да, я…
        - Невозможно…это окно… человек в черном… - она не договорила фразу, безвольно повиснув на руках у сына.
        - Кхм, - кашлянул Аргент. - У вас что, так принято встречать гостей?
        - Не язви. Отойди лучше.
        Коля отнес мать в комнату, бережно положил на диван и вздохнул. Каким бы ни был прием, он - дома. Наконец-то, дома.
        Глава 2
        Пока пережившая тяжелый шок мать отдыхала, Коля успел показать Аргенту квартиру, подыскать ему одежду из собственного гардероба и даже разложить диван в столовой.
        - Здесь будешь спать, - он достал из шкафа комплект постели и положил рядом, - на человеческих тряпках.
        - Что, даже пучком сена не осчастливишь? - подхватил шутку Аргент.
        - Ты всегда можешь заночевать на улице. Только не даю гарантии, что не проснешься в обезьяннике.
        - Где?
        - Не важно. В общем, сейчас отдыхаем, а завтра принимаемся за поиски Элиора.
        - С чего начнем? - "единорог" плюхнулся на диван и несколько раз подпрыгнул, проверяя пружины на мягкость и прочность.
        - Есть идея, - Николай придвинул стул и уселся рядом. - Когда Фаридар появился в тронном зале и объединил кристалл, меня выкинуло на Землю. Элиор бросился за мной следом, пока портал был открыт. Это мне рассказал один эльф - свидетель тех событий.
        - И?
        - Слушай дальше. Сегодня, когда мы прошли портал, нас также разлучило. Я оказался возле деревьев, а ты… - Коля деликатно кашлянул, вспоминая плачевное состояние друга после перехода, - в малиннике. И я надеюсь, что тогда, пятнадцать лет назад…
        - Элиор оказался неподалеку, так? - догадался Аргент.
        - Точно. Остается побродить по поселку, разузнать, не находили ли в тех краях пятилетнего мальчугана.
        - А если его усыновили втихаря, так же, как и тебя?
        - Тогда, боюсь, придется туго. Дядюшка на мои поиски потратил пятнадцать лет.
        - Бред какой-то, - скривился Аргент. - Судьба целого мира зависит от того, найдем ли мы твоего брата. А сохранил ли он кристалл, вообще неизвестно!
        - Другого пути у нас нет, - Коля развел руками. - Не найдем - вернемся без него и будем сражаться теми силами, какими располагаем.
        - Вы… Ты… Снова туда уйдешь? - просвистела Рита, появляясь в дверном проеме.
        - Мама? - Коля вскочил со стула. - Зачем ты встала? Тебе отдыхать надо!
        - Отвечай, - голос ее задрожал. - Ты вернулся, чтобы опять нас бросить?
        - Давай завтра поговорим, а?
        Николай видел, в каком состоянии находится мать, и не хотел еще больше ее расстраивать. Он так стремился домой, так мечтал увидеть родителей, что не задумывался о последствиях. А получилось, что приехал, разбередил душу и вновь собрался в путь, оставляя родных в неведении еще худшем, чем раньше. Потому что теперь известно, какой опасности он подвергался, и что ему еще предстоит совершить.
        - Сынок, - глаза ее наполнились слезами, - а как же мы? Я ж с ума сойду!
        - Ну что ты, все будет хорошо, - он подошел и прижал ее к себе.
        - Твоя жизнь здесь, - причитала Рита, то и дело всхлипывая, - с нами, у тебя экзамены…
        - Экзамены, - усмехнулся Коля, но, спохватившись, замолчал, открываясь навстречу материнским чувствам.
        Знакомый водоворот - и он увидел, что переживала сейчас несчастная женщина. Произошедшие перемены ввергли ее в шок. Привычная жизнь рухнула в одночасье. Еще вчера они были вместе, жили как все, разделяли на троих радость и горе, на семейных советах решали проблемы и уверенно смотрели в будущее. Теперь же все изменилось. Остались лишь бессонные ночи и бесконечное волнение за судьбу единственного чада. Как пережить такое? Быть может, в разлуке пройдет всего один день, но какой! Каждая минута превратится в час, в день, в неделю или даже годы. Ожидание - самая страшная пытка, которую только можно придумать для матери. Эта неизвестность - отчаяние и истерзанное догадками сердце, бесконечный калейдоскоп самых страшных картин, боль в разрывающейся от волнения душе.
        Крупные капли пота выступили на лбу. В глазах загорелся золотистый огонь. Нет! Он не позволит так страдать родному человеку! Коля заглянул матери в лицо, окутал ее мягким коконом своих мыслей.
        Расслабить напряженные мышцы, успокоить взбудораженные чувства, снять камень с души и сердца… Не надо волноваться, надо принять судьбу такой, какая она есть. Отдаться на милость Всевышнего и терпеливо ждать. Заниматься своими делами и знать, что все наладится, все будет в порядке.
        На какое-то мгновение их обоих поглотило слабое свечение. Когда оно погасло, Рита облегченно вздохнула. Тревожные морщинки вокруг глаз и на лбу разгладились, взгляд просветлел, а плечи расправились, словно с них убрали тяжкий груз. Она мечтательно улыбнулась и заговорила:
        - Вот я растяпа какая, хотела чай вам сготовить, - и, не дожидаясь ответа, пошла на кухню.
        Коля привалился к стене, чувствуя странную усталость и опустошенность. Упражнения с магией не могли пройти бесследно, теперь он это понял. Даже здесь, на Земле, силой следовало распоряжаться с умом.
        - Что ты сделал? - прошипел Аргент, выглядывая в коридор.
        - Всего лишь успокоил.
        - По-моему, твоя мать не в себе.
        - Пусть. Так ей будет легче.
        - Не думаешь, что следовало подождать, когда она сама поймет?
        - Слушай, - раздраженно бросил Николай, - я лучше знаю, что делаю. Давай спать ложиться. Уже поздно.
        - А как же обещанный чай?
        - Обойдешься.
        Коля прошел на кухню. Рита в глубокой задумчивости наливала в чашки воду из-под крана.
        - Что-то чай не заваривается, - безжизненно произнесла она.
        - Это потому, что вода холодная, - Николай забрал чашки. - Мам, иди спать, хорошо? Всем нужен отдых.
        - Да, конечно…
        - Мам?
        - Ммм?
        - А где папа?
        - В командировке. Срочно вызвали, - так же задумчиво ответила она.
        - Понятно. Спокойной ночи.
        Коля чмокнул мать в щеку и проводил ее до спальни. Она не сопротивлялась, медленно прошла в комнату и легла. Выключив у нее свет, он отправился к себе. По пути заглянул к Аргенту. Тот уже расстелил на диване пододеяльник, и усердно старался обернуть одеяло простыней. Ну и ладно, пусть сам разбирается с премудростями человеческого быта. В собственную кровать он рухнул, даже не раздеваясь. Сон пришел сразу, стоило только закрыть глаза.
        Разбудила его духота. Дышать было совсем нечем. Мокрый от пота, Коля нехотя поднялся и открыл настежь окно. Утренняя прохлада немного взбодрила. Но ненадолго. Он ворочался и крутился в постели, пытаясь найти удобное положение, что никак не удавалось. Отчаянно не хватало свежего воздуха и открытого неба над головой, к которым уже успел привыкнуть. Наконец, плюнув на бесконечные попытки уснуть, он встал и отправился на кухню.
        Проходя мимо дивана, на котором оставил друга, притормозил. Скрученное одеяло, смятая простыня и растрепанная подушка ярче всего свидетельствовали о том, что толком разложить постель Аргенту так и не удалось. Сам же он стоял возле балконной двери, видимо, рассматривая открывавшийся вид.
        - Ты чего не спишь? - окликнул его Николай, но тот молчал. - Эй! С кем разговариваю? - он тронул "единорога" за плечо.
        - А? Что?! - вскрикнул Аргент и обернулся.
        Он смешно жмурился, а растрепанные волосы падали на заспанное лицо.
        - Ты?! - прыснул Коля. - Ты спал?!
        - И что? - недовольно ответил тот. - На ваших приспособлениях для сна неудобно!
        - Ну и ну. Когда ты сказал, что остался единорогом, я и не думал, что до такой степени! Спать стоя!
        - Смейся больше, - проворчал Аргент, потягиваясь. - Сам-то чего в такую рань вскочил?
        - Не спится, - пожал плечами Николай. - Но раз уж мы встали, предлагаю умыться, позавтракать и выдвигаться в поселок Дружное.
        Конечно же, быстро все сделать не получилось. Пока Аргент не узнал, как устроен водопровод и канализация, пока не разобрался с устройством электрического чайника и плиты, не успокоился. При этом он умудрился обжечь палец во время включения конфорки, чуть не облился кипятком и разбил тарелку с чашкой.
        На шум выбежала Рита. Выглядела она отдохнувшей и даже веселой. Казалось, вчерашний шок прошел бесследно.
        - Мальчики, что ж вы меня не разбудили, я б вам яичницу приготовила!
        - Да ладно, - Коля облегченно вздохнул, увидев мать в отличном расположении духа.
        - Мы сами.
        - Я вижу, - она принялась убирать с пола черепки посуды. - Садитесь, хоть бутерброды съешьте.
        Поняв, что сопротивляться бесполезно, они уселись за стол, покорно ожидая завтрака.
        - Мам, надеюсь, это не казы? - Коля с показной придирчивостью посмотрел на сырокопченую колбасу, положенную на белый хлеб.
        - Нет. Ты же знаешь, я не ем конину, - Рита подала чай.
        - Конину? - Аргент подавился куском колбасы и тут же его выплюнул. - Мясо?! Предупреждать надо!
        - Ой, как будто в Анделоре нет колбасы. Не хочешь - не ешь. Никто тебя не заставляет, - не унимался Николай.
        - Что это за мир, где на завтрак едят лошадей? - сокрушенно промычал "единорог".
        - Артем, так ты вегетарианец? Может тебе салат сделать? Или кашу сварить? - заботливо поинтересовалась Рита.
        - Э… нет, спасибо. Я хлебом обойдусь.
        - И овсом, - промычал Коля, но так, чтоб только Аргент его услышал, за что получил довольно ощутимый удар по ноге.
        - Так что же вы, - Рита присела за стол, - собираетесь делать?
        - Нам нужно найти одного человека, - осторожно начал Аргент.
        - Да. И нам уже пора, - Коля поднялся, подавая другу знаки присоединиться.
        - Ага, спасибо за завтрак.
        Вдвоем они прошли в комнату и закрыли за собой дверь.
        - Когда-нибудь тебе придется ей рассказать.
        - Знаю, - отмахнулся Николай. - Но не сейчас. Надо срочно отправляться в Дружное. Куда я вчера дел ключи от машины, не помнишь?
        - Какой машины? - воскликнул Аргент. - Забыл, что я могу открыть портал? Мы выйдем как раз там, куда прибыли из Анделора. Это единственное место, кроме той парикмахерской, которое я запомнил.
        - Точно! Давай, открывай.
        Аргент встал посреди комнаты, сосредоточенно закрыл глаза и выставил руки вперед. На кончиках пальцев заиграли серебристые искры, сорвались вниз, а потом взлетели, закружились, образовывая портал. Сквозь появившееся окно в комнату заглянул знакомый дачный пейзаж, дунул свежий загородный ветер.
        - Давай, иди! - крикнул "единорог", и сам прыгнул следом. Пространство громко захлопнулось за плечами.
        Утреннее солнце освещало верхушки деревьев и разгоняло туманную взвесь. Где-то в поселке лаяли собаки, кричали петухи, приятно шелестела листва.
        - С чего начнем? - поинтересовался Аргент.
        - С аборигенов, - Коля вышел за калитку.
        - С кого?
        - Со старожилов. Тех, кто живет здесь больше пятнадцати лет.
        - Где ж их искать?
        - Можно начать с сельпо. Это, - предупредил он вопрос Аргента, - такая лавка, где продают товары первой необходимости. Идем, дорогу у кого-нибудь спросим.
        Но им не повезло. Хоть магазин и находился неподалеку, торговала там молоденькая девушка, которая в искомое время, наверное, только в садик пошла. Она усиленно строила глазки молодым людям и не знала никого, кто бы жил здесь достаточно долго.
        - Ну и? - спросил Аргент, после того, как они распрощались с девчонкой-продавщицей.
        - Посмотрим, побродим по округе, может, попадется кто.
        Искали они долго. Но то ли время было раннее, то ли сезон не дачный, все-таки лето еще не наступило, и пора экзаменов многих задерживала в городе. В общем, ничего толкового из их затеи не вышло. Безлюдные улицы, редкие машины, и ни следа, оставленного Элиором.
        - Мне кажется, все впустую, - заключил Аргент после нескольких часов бесплодных поисков.
        - Да… Похоже… Ну, что-то же должно остаться! Кто-то должен знать! - не сдавался Николай.
        - Кто-то и знает, но как его найти?
        - Подожди-ка… подожди… - в голове закрутилась подсказка, только бы ее уловить, пока она не… - Точно! - воскликнул Коля.
        - Что?
        - Портал! Он всегда оставляет след! Когда я попал сюда, вместе со мной залетели магические частицы. И распространились вокруг нашего дома. Они до сих пор там витают. А если Элиор вышел в другом месте, значит…
        - Там тоже должны остаться частицы, так? - продолжил мысль Аргент.
        - Точно. Значит, ищем присутствие магии Анделора.
        Но как? Легко сказать - тяжело сделать. Они бродили по окрестностям еще около часа, пока, наконец, не ощутили знакомую магию. Оба остановились.
        - Есть. Чувствуешь? - Коля настороженно к себе прислушался.
        - Да. Анделор, - Аргент повернулся в сторону старого дома, прятавшегося в глубине довольно большого участка. - Здесь.
        Они подошли к калитке, толкнули ее. Незапертая, она скрипнула заржавевшими петлями и открылась лишь наполовину.
        - Есть кто? - Коля первым пошел по тропинке.
        Видимо, когда-то и земля, и дом претендовали на звание лучшего хозяйства в поселке. Но сейчас все пришло в упадок. Дорожку, выложенную каменной плиткой, вздыбили корни растущих вдоль забора сосен и дубов, а сквозь трещины проросли трава и мох. Бордюр из красного кирпича позеленел и наполовину развалился. Шикарные цветники забили сорняки, а розы превратились в некое подобие шиповника. Сам деревянный дом, с облупившейся синей краской и узорчатыми окнами, смотрелся жалко. Словно несчастный сгорбленный старик, он взирал на то, что осталось от цветущей молодости, и тяжко скрипел, отзываясь на порывы вечно юного ветра.
        Возле крыльца валялись пакеты с пустыми бутылками из-под пива и водки. А сквозь незашторенные окна проглядывалось убогое, но, похоже, жилое помещение.
        Коля поднялся по лестнице и постучал в дверь.
        - Эй! Есть кто?
        Но открывать никто не торопился.
        - Хозяева? - повторил попытку Николай.
        Наконец, что-то по другую сторону зашуршало, и дверь отворилась.
        - Чееее на… - на пороге появился полураздетый, небритый мужик. Одной рукой он держался за косяк, другой сжимал полупустую бутыль водки. Оглядев мутным взглядом визитеров, громко рыгнул и заключил: - п…пп…вваливай…
        - Вот не везет, - Коля повернулся к Аргенту. - Похоже, здесь пристанище бомжей.
        - Э, - возмущенно икнул мужик. - Я - не бомжжж… ж…живу тут.
        - И давно? - Николай отступил назад. От нынешнего хозяина дома несло перегаром и грязной одеждой так, что слезу вышибало.
        - Уссюю жжжизнь, - причмокнул алкаш и снова приложился к бутылке.
        - Кайл, идем. Из него все равно ничего не выудишь. Смотри, он не в состоянии имя свое вспомнить, не говоря уже о мальчишке из давнего прошлого.
        При упоминании мальчика, алкаш снова рыгнул, но Коля почувствовал искорку страха. Того, что старательно топился в водке.
        - Аргент, он что-то знает, - наплевав на мерзкий запах, он придвинулся к мужику ближе.
        - Помнишь, что произошло тогда? Когда здесь открылось окно, и оттуда вышел мальчик? Светленький такой, лет пяти? - его снова обдало страхом, и он продолжил, чеканя каждое слово. - Что? Ты? С ним? Сделал? - он уставился на поблекшие, безучастные глаза алкаша. Мир вдруг завертелся, раскрывая прошлое…
        Валентин Сергеевич любил лето. Не надо топить дом, не надо тепло одеваться каждый раз, когда хочешь выйти на улицу. Летом цветут цветы, любовно посаженные женой, летом зреет урожай. Клубника, ранние яблоки, смородина. Летом всегда много работы, и это радует. А как хорошо вечером! После дня, проведенного в огородных заботах, так хорошо сидеть вместе с Раечкой на скамейке, следить за закатом, а потом пить чай с мятой, заедая самыми вкусными на свете баранками из местного сельпо. Казалось, так будет вечно. Но один такой вечер навсегда изменил жизнь…
        Странный треск, хлюпанье и звон прервали традиционное вечернее чаепитие. Сверкало прямо возле электрического столба, стоящего неподалеку от дома. "Замыкание, как есть, замыкание", - подумалось тогда Валентину Сергеевичу. Наказав жене сидеть дома, он бросился к ближайшей телефонной будке. А когда вернулся…
        Лучше бы он тогда не возвращался, убежал бы, бросил все и никогда не увидел бы… не знал бы… Раечка, его глупенькая, любимая Раечка, добрая жена и хозяйка, не послушалась совета. Позже ему объяснили, что замыкание вызвало пожар на столбе, а его супруга по неосторожности оказалась рядом. Как же, пожар. Как же, несчастный случай. Не мог какой-то пожар так изувечить. Всю жизнь перед глазами стоит одна сцена: столб накренился, искрят и жужжат оборванные провода, а внизу, на траве, лежит она. Тлеет ситцевый сарафан в голубенький цветочек, обнажая обугленную кожу. Запах, кислый запах паленой проводки, лезет в нос. Тошнотворная вонь сгоревшей плоти мутит сознание. Раечка, его Раечка. Бедная, милая Раечка. Одна нога ее согнута в колене, руки вытянуты вперед, пальцы скрючены, лицо исказила страшная гримаса. Наверное, она куда-то ползла. То ли в адских мучениях пыталась отдалиться от столба, то ли хотела что-то достать. Что-то или кого-то.
        Валентин Сергеевич даже сейчас был уверен, что видел ребенка. Как он там оказался
        - не важно. Странный паренек, светловолосый, в длинном светлом кафтане. В руках он сжимал нечто похожее на нож и растеряно топтался на месте. А потом юркнул в кустарник и затерялся среди ветвей…
        Конечно же, в существование мальчика никто не поверил. После подобного взрыва уцелеть невозможно. Тем более, ребенку. Но ведь он там был! И именно он виноват в смерти Раечки! Многочисленные заявления пострадавшего остались без внимания. Да и кто будет слушать бред выжившего из ума мужика…
        А он не успокоился. Не успокоился, пока не нашел мальчишку…
        Воспоминания замелькали, закрутились, увлекая за собой в глубины сознания.
        Здание в три этажа. Облупившаяся штукатурка. Частые металлические прутья забора. Небольшая территория, где носятся ребята. Уже холодно, иней покрыл землю, нарисовал узоры на окнах. Дети одеты кое-как, но за играми и беготней, кажется, не замечают морозного дыхания приближающейся зимы.
        Столько сил потрачено, столько нервов, почти пять лет личного времени, но приют найден, и теперь осталось удостовериться в своей правоте. Что мальчишка реален. Что призрак на самом деле имеет плоть и кровь. И тогда можно приступить к отмщению.
        ЕГО он узнал сразу. Невысокий, светлые кудри выбиваются из-под небрежно надетой шапки. Худое лицо, чуть вздернутый нос, слегка оттопыренные уши. ОН повзрослел, конечно, но внешне почти не изменился. Валентин Сергеевич довольно ухмыльнулся. Есть Высшая Справедливость на свете. А зажатый в руках перочинный нож - ее воплощение.
        Сегодня все шло, как задумано. Футбольный мяч будто нарочно выскользнул из рук неудачливого вратаря, весело прокатился до забора, стукнулся о его прутья и притих совсем рядом. И надо же такому случиться, что именно ОН кинулся за ним вдогонку.
        - Эй, пацан! - голос слегка дрожит от волнения, ладонь, обнимающая нож, вспотела.
        - А? - мальчишка запыхался, щеки пунцовые, влажные волосы падают на лицо, прикрывают миндалевидные зеленые глаза.
        Не осталось никаких сомнений. Это он. Пришло время возмездия. Раечка, виновник твоей смерти найден! И он не плод больного воображения!
        - Поди сюда.
        - Дядь, вам чего? - паренек недоверчиво смотрит на прильнувшего к стенам забора мужика.
        - Хош заработать?
        - Ну.
        - Поди-поди. Скажу чего.
        Осторожно, ОН приближается. Но желание заработать должно притупить бдительность. Ближе… Подойди ближе… Еще чуть-чуть.
        Схватить одной рукой парня за плечо, а другой - воткнуть нож в бок, дело одной секунды. Быстро вытащить "перо", и убрать в карман. Отпустить пацана и посмотреть, как тот медленно оседает на мерзлую землю. Вот и все. Свершилось. А теперь бежать. Быстрее, пока никто не заметил…
        Дыхание перехватило. Злоба противно скрутила живот, желчью встала во рту. Старый, повернутый на смерти жены алкаш! Он убил брата! Он убил надежду Анделора на выживание!
        Николай схватился за перила, выныривая из глубин чужого сознания.
        - ТЫ! - взревел он. - УРОД! Ты знаешь, что натворил?
        Он схватил мужика за горло, поднял над землей.
        - Ээээмм, - нечленораздельно промычал тот.
        - Зачем?! Что он тебе сделал?! - ярость клокотала в груди, зрачки заволакивала золотая пелена. - Убью!!!
        Он с силой швырнул алкаша назад, в дом. Тот упал, жалобно мыча и подвывая. Коля ворвался в помещение, пнул его в живот, в бок, еще раз, еще.
        - Подонок! Ты убил невиновного!
        Но кто-то вдруг схватил сзади, оттащил от харкающего кровью и слюной пропойцы.
        - Стой! Ты забьешь его до смерти!
        - Плевать!
        - Прекрати! Кайл! - спокойный, но твердый голос Аргента, наконец, достучался до разума.
        Тяжело дыша, Коля высвободился, но остался стоять на месте.
        - Ну? Как? Пришел в себя?
        - Он зарезал его, - голос сорвался. - Эта сволочь его зарезала. Ни за что. - Он сжал дрожащие руки в кулаки.
        - Может, не все еще потеряно, - пытался успокоить друга Аргент. - Может, он выжил.
        - Я уже не верю, - тихо произнес Коля. - Я ни во что уже не верю.
        - Идем отсюда. Оставь его.
        - Да, идем. Гнида все равно скоро сдохнет. С моей помощью или без.
        Они вышли, не потрудившись закрыть за собой дверь.
        Валентин Сергеевич некоторое время смотрел вслед странным гостям, не веря, что остался в живых, а потом подполз к валявшейся неподалеку бутылке, допил жалкие капли, что остались на дне. Скрючился и заскулил, как побитый щенок. Всю свою жизнь он утопил в водке. Боялся, что аукнется убийство мальчишки. Каждый день ждал милицию, прислушивался к вою сирен и всякий раз вздрагивал, когда стучали в дверь. Десять лет он заливал свой страх спиртным, но, по крайней мере, считал, что тогда поступил правильно. А теперь, выходит, убил невиновного.
        Он поднялся и, шатаясь, отправился на кухню. Откупорил очередную бутылку водки, сделал хороший глоток, открыл газ во всех конфорках и уселся рядом, за стол. На самом-то деле странный гость не открыл ему тайны, где-то в глубине души он всегда знал, что мальчишка ни при чем, но хотел отыграться, выпустить боль утраты, заполнить пустоту в сердце местью.
        А как хорошо летом… И Раечка рядом, и теплое солнце, и вкусный аромат чая с мятой…
        Прогремевший взрыв разорвал тишину и уют дачного поселка Дружное.
        Глава 3
        - Может, все-таки расскажешь, что произошло? Что ты видел? - осторожно начал Аргент, когда они вышли за калитку.
        - А нечего рассказывать, - мрачно произнес Николай. - Мы в тупике, и ума не приложу, как нам действовать дальше.
        - Ты уверен, что твой брат мертв?
        - Знаешь, что самое гадостное в этих путешествиях по чужим воспоминаниям? Я не просто наблюдаю за какой-то сценой. Я ее переживаю вместе с участником событий. Когда Валентин Сергеевич, алкаш этот, убивал Элиора, у меня возникло такое чувство, будто я сам в него нож вонзил. Глупо конечно, это всего лишь иллюзия, но…
        - Но это ничего не доказывает. Валентин Сергеевич мог не знать, что мальчик выжил, поэтому и ты в этом уверен. Расскажи, почему он пошел на убийство?
        - В общем, - начал Николай, - моему брату не так повезло с "высадкой на Землю". Портал задел электрический столб. Тот, что стоял на участке, заметил?
        Аргент кивнул.
        - Полыхнуло, видать, знатно. Представляешь, что будет, если магию портала соединить с местным электричеством? Удивительно, что брат тогда в живых остался. А вот супруге Валентина Сергеевича не повезло. Наверное, ее привлекло открывшееся окно. Увидела мальчика, выпрыгнувшего из ниоткуда. Побежала туда и, в общем, сгорела.
        - Да… - задумчиво протянул Аргент. - Грустная история.
        - Еще какая грустная. Наш алкоголик видел Элиора, и решил, что именно он виновен в гибели жены. Где-то он прав, конечно. Но чтобы пять лет потратить на розыск иллюзорного парня? Он явно сошел с ума! И ведь самое интересное, нашел его! Подкараулил около приюта и воткнул нож в бок! Так-то вот.
        - Да… Дела… Но еще есть надежда, ты ведь представляешь, где находится приют?
        Николай задумался, а потом кивнул.
        - Это здание я никогда не забуду.
        - Вот и хорошо. Не будем сбрасывать со счетов вашу семейную живучесть, - Аргент ободряюще улыбнулся, провел рукой по воздуху и открыл портал.
        - Ты придумал, как объяснить матери наше исчезновение из комнаты? - его голос заглушил треск разрываемого пространства.
        Но объяснять ничего не пришлось. Похоже, Риту совсем не интересовала пропажа. Она возилась на кухне и, судя по витающим в квартире умопомрачительным запахам, готовила нечто необыкновенное. Единственным свидетелем внезапного появления молодых людей стал кот Феликс. Зашипев, он забился под кровать и угрожающе заворчал.
        - Мальчики? - в дверях появилась довольная Рита. - А я вам пирожки испекла. Будете?
        - Конечно!
        После длительных хождений по поселку, голод давал о себе знать противным урчанием в животе.
        - Слушай, - Аргент остановил друга, - мать твоя странная какая-то. Ты не перестарался с ее душевным покоем?
        - Я не хотел ничего дурного.
        - Ясное дело, но, по-моему, тебе следует ослабить ментальный щит, который ты на нее наложил.
        - Что я наложил? - удивился Коля. - Не понимаю, о чем ты.
        - В вашем мире волшебство почему-то творить легче. А ты еще не в полной мере владеешь своей силой. Сам того не зная, ты подверг мать серьезной опасности. Если в ближайшее время щит не снять, она останется такой на всю жизнь. Заключенная во внутренний, спокойный мир. Этого ты добивался?
        - Нет, - пораженно выдохнул Коля. - Откуда ты знаешь?
        - Живу побольше твоего, и в магии лучше разбираюсь. Идем ужинать. А ты подумай, как снять наложенные чары.
        - А раньше не мог сказать?
        - Хотел убедиться. И, кстати, я предупреждал. Будь осторожен в применении магии, ты еще не знаешь, на что способен. Тем более, здесь.
        После заявления Аргента, есть сразу расхотелось. Коля наблюдал за поведением матери и понимал, что друг прав. В желании оградить родного человека от переживаний, он явно перегнул палку. И почему-то не замечал перемен. Всегда остроумная, рассудительная и веселая Рита превратилась в глупо улыбающееся существо с рассеянным взглядом. Ее словно подменила живая кукла. Она делала, что велено, но на окружающий мир совсем не реагировала. Наверное, бедная женщина даже не заметила исчезновения сына. Что самое неприятное, Коля не знал, как ее вернуть обратно. И, кисло пережевывая пирожок с капустой, никак не мог найти выхода. Его магия основывалась на инстинктах. Он хотел облегчить страдания матери, он это сделал. Хотел избавить парикмахершу от дурных воспоминаний - избавил. А вот как обратить действие магии вспять? Волшебству его никто не учил, и поэтому доселе приходилось полагаться лишь на собственные силы.
        - Мама, - приступил он к "лечению". - Ну что же ты бегаешь тут. Присядь.
        Аргент одобрительно кивнул и надкусил пирожок.
        - Ай!
        - Темочка? - всполошилась Рита. - Что такое?
        Аргент замычал и выплюнул кусок пирога. Внутри, вместо начинки, оказался колпачок фломастера.
        - Надо же, - невинно улыбнулась хозяйка, - а я его искала…
        - Вот видишь, - прошипел "единорог", - до чего довел маму.
        - Мамуль, - Коля встал и обнял ее за плечи, - ну-ка посмотри на меня.
        Как только их взгляды пересеклись, сознание встретилось с умиротворенностью и безмятежностью. Ложные барьеры, воздвигнутые против настоящих чувств. Жаль, что не удалось по-настоящему внушить матери спокойствие. Но, видимо, такова женская доля
        - переживать и ждать. А вот и они, щиты. Странно, как он не разглядел их раньше. Тонкая, воздушная нить вокруг материнской ауры. Самый настоящий кокон. Мерцающий, переливающийся всеми цветами радуги. Теперь он не нужен. Коля зажмурился, мысленно стирая волшебные нити.
        Странная сила взялась ниоткуда. Настойчиво заколола ладони, пробежалась по спине мурашками, с дрожью проникла в тело, сосредоточилась в самом сердце. Весь мир пропал, провалился в черноту. Остался только он и земная магия. Наедине. Закружился вихрь, наполнил каждую клетку его организма. Земля способна на многое. Она безгранична и очень долго ждала, чтобы ее использовали. Будто разбуженный в клетке зверь, мощь жаждала свободы и рвалась на волю. Снова золото заиграло в зрачках, снова перехватило дыхание. Осторожность, не потерять бы осторожность. Соблазн завладеть силой целиком огромен. Казалось бы - сделай один шаг, и все тебе подчинится. Коля тяжело задышал, останавливая поток магии. Как плотина сдерживает могучие воды реки? Как пропускает сквозь себя лишь самые тонкие ее ручейки? Расслабишься - и тебя разорвет на куски. Крупные капли пота выступили на лбу, покатились по спине. Коля понял, что открылся великой мощи. Мощи, способной смести на своем пути все. Он - барьер и просто обязан сдержаться. Вдох-выдох. Вдох-выдох. Слушать себя, слушать стук сердца. Выдох.
        В ушах зазвенело. Звон набирал силу, а потом превратился в слова:
        - Кайл! Кайл!
        Так лучше. Намного лучше и легче. Мощь отступает. Прекращает давление. Дыхание восстанавливается.
        - Сынок?!
        Наконец, мир вернулся. Запестрел перед глазами сумасшедшими красками. Взорвал чувства.
        - Воды, дайте ему воды.
        В рот влилась холодная жидкость, защипала нос.
        - Газировка, - собственный голос прозвучал издалека. Но хорошо, что зазвучал вообще. - Сто лет не пил газировки.
        - Ты в своем уме? - заорал Аргент. - Напугал меня до…
        - Артем, - автоматически прервала Рита, - у нас не ругаются.
        Коля открыл глаза и увидел мать. Бледное лицо, дрожащие губы, ширОкораскрытые глаза. Она так сильно скомкала в руках подол фартука, что тот превратился мятую тряпку.
        - Объясните мне, что происходит? Где мой сын? - пришла в себя она.
        - Мам, - закашлялся Николай. - Я здесь вообще-то.
        - Нет! - взвизгнула Рита. - Мой сын не умеет светиться! Мой сын не поднимается в воздух и не летает посреди кухни! Мой сын…
        - Давайте-ка успокоимся, - Аргент хлопнул кулаком по столу. - Поговорим. Выпьем. У вас есть выпить?
        - Ннн…да.
        - Вот и отлично! - повеселел "единорог". - Несите.
        - Но…
        - Никаких но. Нам надо выпить.
        Рита вышла из кухни. Аргент повернулся к Николаю:
        - Ты спятил?! Я чуть в штаны не наложил! Такое и в Анделоре-то не проделаешь, не то, что в мире, который принято считать не магическим!
        - А что я сделал?
        - Твоя мать уже перечислила. Сначала засветился, потом воспарил над землей на добрый локоть. Лучи, что потом брызнули из-под пальцев и из глаз, сущий пустяк, - сарказм Аргента граничил с истерикой. - И это ты называешь снятием ментальных барьеров?! Я шкурой чуял потоки силы! Еще бы чуть-чуть и…
        - Но я же сдержался. А потом, я и предположить не мог, что все так обернется.
        - Не знал он, - заворчал Аргент. - Оригинальный способ покончить с Фаридаром, взорвав Землю целиком.
        - Ладно тебе, все хорошо закончилось.
        - Навряд ли закончилось. О! - "единорог" увидел Риту, несущую бутыль спиртного. - Что там у вас?
        - Виски.
        - Виски? Интересно попробовать. Разрешите представиться, - он поднялся из-за стола и чинно поклонился.
        - Разве мы не знакомы? Вы, кажется, Артем?
        - Нет. Не Артем. Я - Аргент. И я - единорог. Волшебное существо, вынужденное временно пребывать в человеческой оболочке.
        - Так, - Рита села за стол и первой опрокинула рюмку. - Рассказывайте, что тут происходит. Немедленно.
        Коля предоставил слово другу. После упражнений с земной магией, он чувствовал себя опустошенным и почти не вслушивался в разговор, автоматически кивая и поддакивая. Сам же погрузился в собственные размышления.
        Теперь он понял, какой опасности подверг всех по незнанию, но ничего поделать не мог. Новые возможности не пугали. Сейчас сила Земли застала его врасплох, но в следующий раз он будет готов. И тогда Фаридару не поздоровится.
        Стоило прислушаться к себе, как магические частицы тут же отзывались на любую просьбу. И, если в Анделоре они выплескивались из магических источников, то здесь, похоже, были повсюду. И, самое главное, Николай не чувствовал себя чуждым магии, как, к примеру, в царстве водяных. Может, потому что вырос здесь?
        - Кайл, я грю, Саад-Ар то ищще местечко, - язык у Аргента уже изрядно заплетался.
        - Да, неприятное, - задумчиво согласился он.
        - Почему? - Рита с жадностью вслушивалась в каждое слово, болезненно морщась и нервно теребя цепочку на шее.
        - Город мертвецов, - пояснил Николай, вливая в себя очередную рюмку. - Целый чертов город мертвецов.
        Чем дальше уходила история, тем тяжелее становилось ее слушать. Когда Аргент дошел до сражения Зориана с Яракалом, Николай резко встал.
        - Знаете, я что-то устал.
        - Иииди, - согласился Аргент.
        Мать согласно кивнула. То, что случилось дальше, ей еще предстояло узнать, а Николай не хотел переживать все заново. Сжимать скользкую от крови руку Зориана, сражаться с ордой падальщиков-ор-думмцев, прижимать к сердцу Тай'ю, провожая ее в последний путь, и бессильно реветь черным зверем, встречая прощальный дар - "ара-думм".
        Он прошел в свою комнату и распахнул окно. С улицы подул приятный вечерний ветерок. Мальчишки перед домом гоняли футбольный мяч, девчонки катали кукол в колясках. Как же здесь хорошо и спокойно!
        Коля улегся в кровать и закрыл глаза. Завтра они наведаются в приют, узнают, что стало с братом. А там уже будут смотреть, что делать дальше. Сон пришел внезапно, на этот раз крепкий и без сновидений.
        Проснулся он от ощущения, что на него кто-то смотрит. Вскочил, инстинктивно шаря в поисках меча.
        - Прости, не хотела тебя будить, - мягкий и слегка смущенный голос матери вернул в действительность. Он дома, в безопасности, а оружие оставил на старой даче.
        - Мам? Который час?
        - Семь утра.
        - Ты почему не спишь? - он ширОкозевнул и уселся, натягивая на себя одеяло. - Ты что, еще не ложилась? - сомнений не осталось, стоило взглянуть в покрасневшие и опухшие от слез глаза.
        - Я просто, - Рита шумно вздохнула и продолжила, - хотела на тебя посмотреть, - но, не выдержав, расплакалась.
        - Ой, ну вот ты опять, - огорченно воскликнул Коля, - я думал, ты успокоилась.
        - Глупый ты, - мать спрятала лицо в платок, вытирая слезы. - Я никогда не успокоюсь. Особенно сейчас. Но, знаешь, - она снова тяжело вздохнула, - я… тут сказать кое-что пришла. В общем… я надеялась, что все будет как раньше. Ты вернулся. Но… снова уйдешь туда.
        - Я должен, - тихо сказал Николай.
        - Да, - ее плечи затряслись, слова выдавливались с трудом. - И я понимаю. Все бы отдала, лишь бы не отпускать тебя.
        - Мам!
        - Подожди, - она шмыгнула носом и опять уткнулась в платок. - Признать, что у тебя теперь другая жизнь очень и очень сложно. Но мне больше ничего остается. После рассказа Аргента, после того, что я узнала… - тут ее голос совсем охрип. - Ты через многое прошел. И я… горжусь тобой, сынок.
        Рита уткнулась ему в грудь и глухо произнесла:
        - Нам, родителям, кажется, что дети всегда будут рядом. А когда приходит время отпускать вас на волю, становится очень тяжело. Ты слишком быстро вырос. Всего за один день.
        - За два года, мам. Два года, - Николай ее обнял, и они еще долго сидели, пока солнечные лучи не заплясали на стенах комнаты.
        - Вот вы где? - Аргент заглянул в дверной проем. - Ну, Кайл, готов в путь-дорогу?
        - Что? Уже? - встрепенулась Рита. - Туда?!
        - Нет, мам. Нам надо узнать, что случилось с братом, - Коля улыбнулся. - Пока мы никуда не собираемся. А ты, - он обратился к "единорогу", - вижу, хорошо выспался?
        - Как сказать, - поморщился Аргент. - От этого вашего пойла голова болит.
        - Ага, а вчера так бодренько рюмку поднимал. Хорошо еще, портал тебя рога лишил.
        - Что?
        - А то скакал бы по кухне, да искрами бросался, как в прошлый раз в Карпусе, - подколол его Николай.
        - Я же сказал, что не нарочно, - деланно обиделся Аргент и удалился в другую комнату.
        - Значит, едете в приют? Без кофе и яичницы никуда не пущу! - Рита поспешила на кухню.
        После завтрака молодые люди спустились во двор. Решили ехать на машине, ведь Аргент не знал, где именно нужно открыть портал.
        Николай следовал внутреннему чутью, или же воспоминаниям Валентина Сергеевича. Он автоматически выбирал дорогу, будто бы не один раз ездил в тот самый приют, где вырос и, возможно, погиб брат. Наконец, машина остановилась возле высокого забора.
        - Здесь?
        - Да, - Коля смотрел куда-то вдаль, словно в прошлое. Он вновь увидел сползающего по металлическим прутьям брата, его скрюченное тело на земле… Встряхнув головой, избавился от навязчивого образа и вылез из автомобиля.
        Прошедшее десятилетие изменило многое, в том числе, и детский приют. В отличие от старого здания с облупившейся штукатуркой, нынешнее выглядело очень даже прилично. И только по прежней планировке становилось ясно, что дом на самом деле тот же, просто пережил капитальный ремонт. Пластиковые окна, приятный сайдинг, хорошо оборудованная детская площадка, ухоженная территория - от прежней разрухи не осталось и следа.
        - Это тупик, - разочарованно протянул Николай.
        - То есть? - не понял Аргент.
        - Говорю, нет здесь больше приюта. Переехали или разогнали их.
        - Что же теперь делать?
        - Не знаю. Спросим на всякий случай. - Коля осмотрелся. За забором дворник подметал и без того чистый асфальт.
        - Извините! - он толкнул калитку, но она оказалась заперта. - Извините! Можно вас?
        Коренастый, небольшого роста мужичок оторвался от работы. На вид ему было лет шестьдесят. Пышные борода и усы смешно топорщились, седоватые волосы лежали на прямой пробор.
        - А? - дворник приложил руку к правому уху. Похоже, он плохо слышал.
        - Можно спросить? - уже громче крикнул Николай.
        - А! - закивал мужичок и подошел к калитке.
        - Скажите, что это за здание?
        - А?
        - Что здесь находится?
        - Ааа! Так это, дом детский.
        - Не может быть, - пораженно присвистнул Коля.
        - И не скажешь, ага, - собеседник оперся на метлу. - Вроде, малец из ихних богатым заделался, вот и отблагодарил.
        - Давно?
        - Шо давно?
        - Отремонтировали?
        - Та не, года четыре будет.
        - А вы? Вы давно здесь работаете?
        - Та также.
        - А вы не впустите нас? - попросил Коля.
        - Не положено.
        - Пустите, пожалуйста, - настойчиво повторил Николай и поймал взглядом маленькие серые глаза мужичка. Внушить, что гости не представляют опасности, что ничего плохого, если он их впустит, не произойдет, оказалось просто. Дворник часто заморгал, потянулся к калитке и щелкнул замком.
        - Спасибо, - друзья прошли на территорию и направились к входным дверям.
        - Хороший фокус, не забудь потом снять с него свои обаятельные чары, - Аргент обернулся и указал на дворника, который все еще стоял возле калитки и чесал затылок.
        - На обратном пути.
        Внутри здания обстановка также радовала глаз. Ковровые покрытия, кадки с цветами, воздушные шторы, яркие рисунки на стенах - если не знать, то никогда и не догадаешься, что находишься в детском доме. У входа сидел охранник, но и он, естественно, не мог устоять против "обаяния" гостей и с радостью проводил их до кабинета директора.
        - Светлана Алексеевна, к вам посетители! - и, не дожидаясь ответа, удалился на пост.
        - Здравствуйте! - Николай и Аргент зашли в просторное помещение.
        За столом сидела дородная женщина лет пятидесяти. Деловой костюм, хороший макияж, строгий пучок на голове - она сразу вызывала симпатию. Увидев, кто к ней зашел, она нахмурила брови:
        - Почему охранник вас пропустил? Как вы вообще сюда попали? Посторонним вход воспрещен!
        - Простите нас, - Коля состроил виноватую мину. - Нам очень нужно с вами поговорить. Мы кое-кого ищем.
        - Кого-то из наших воспитанников? - она помрачнела еще больше.
        - Да.
        - Сожалею, это конфиденциальная информация. А теперь, будьте любезны, покиньте здание.
        - Это случилось десять лет назад, - Николай сразу перешел к делу. - На одного мальчика напали у забора. Виновного так и не нашли.
        - Вы из газеты? Приходили уже! И не один раз! Довольно грязи! У нас все законно! А вы того и добиваетесь, чтобы испортить нашу репутацию! Если нас финансирует неизвестный…
        - Успокойтесь. Мы всего лишь хотим знать, что случилось с тем мальчиком. Вы ведь помните? Когда вы его в первый раз увидели?
        Коля напрягся, погружаясь в чужое сознание…
        На пороге стоял львенок. Светлана Алексеевна не могла найти лучшего сравнения златокудрому мальчишке, переведенному из областного детдома. Хотя пост директора она заняла сравнительно недавно, с детьми проработала всю жизнь. И успела насмотреться на брошенных несчастных ребятишек. За плечами каждого стояла своя особенная трагедия, но этот найденыш разительно отличался от всех. Кто его родители никто так и не узнал, но по поведению было видно, что мальчик воспитывался в интеллигентной семье. Он отлично орудовал столовыми приборами, церемонно прикладывал салфетку к губам, сидел прямо, ходил грациозно - вылитый царь-царевич, король-королевич. Впрочем, он прямо и говорил, что является принцем, прибывшим из другого мира, чтобы спасти брата. Очевидно, мальчик стал свидетелем какой-то трагедии, возможно, даже гибели родителей, потому и выбрал для себя другую, волшебную реальность, где можно укрыться в безопасности и уюте. Временами он лопотал на странном языке и упорно величал себя Элиором. Окружающие над ним посмеивались и называли проще - Алешкой. Впрочем, несмотря на все странности, детишки к нему
тянулись. В нем чувствовалась жилка лидера, слабых он всегда защищал и без надобности в драки не лез. Хороший такой, брошенный мальчишка…
        - И что с ним случилось? - Коля почувствовал, как в горле Светланы Алексеевны встал комок из слез. - Что произошло десять лет назад?
        День как день. Ничто не предвещало беды. Как могло такое произойти? Директриса до сих пор ломала голову. Она многое повидала на своем веку, но с подобной бесчеловечностью и жестокостью встретилась впервые. Кому мог насолить десятилетний парнишка? Конечно, рос он непоседой, как и многие периодически сбегал из детдома, опять же "на поиски брата", но ни в кражах, ни в хулиганствах замечен не был. Наверное, ему просто не повезло. Столкнулся с психом, а тот ему нож в бок…
        Первым лежащего у забора Лешку приметили ребята, с которыми он играл в футбол. Никто толком не знал, что произошло, никто не видел напавшего. Дети… Они всегда слишком увлечены игрой, чтобы следить еще и за тем, что происходит вокруг.
        Казалось, скорая едет целую вечность. Возле парнишки собралась целая толпа, учителя старались никого не подпускать, пока штатная медсестра оказывала первую помощь. Молоденькая совсем девчонка, на ее практике ножевое ранение еще не встречалось.
        Дальше воспоминания скручивались в один болезненный клубок.
        Спасительная сирена… Стук машинных дверей… Суетливые врачи… Какие-то выкрики, команды. Лешку кладут на носилки, наверное, он еще жив…
        Как же так? Сама виновата, да, виновата. Недоглядела. Недоучила.
        Доброе сердце Светланы Алексеевны переполняла боль. Столько лет спустя, она все еще переживала давнюю трагедию. И винила себя. А как иначе? За время ее пребывания в качестве главы детдома, никаких эксцессов, никаких травм серьезней ободранных коленок не случалось, и вдруг такое горе…
        - И что потом, - Коля сам не заметил, как вцепился в полированную столешницу. - Потом что?
        Директриса с расширенными от ужаса глазами смотрела на посетителей. Она не понимала, каким образом им удается получить информацию, они будто мысли ее читали. Но не могла противиться тому, что всплывало из глубин памяти.
        Месяц спустя после нападения, на пороге кабинета появилась симпатичная женщина, лет пятидесяти. Коротко стриженые волосы были убраны под старомодную шляпку, изящное пальто подчеркивало красивую фигуру. И даже с довольно внушительной высотой каблука, рост незнакомки едва дотягивал до метра шестидесяти. Она представилась Катериной Андреевной Горячевой, лечащим врачом Алексея, воспитанника данного детского дома. Хирург рассказала, что мальчишку едва успели вытянуть с того света, что пройди лезвие чуть дальше, не жить бы ему. Принц-сказочник оказался еще и везунчиком. И не только в ранении. Пока Катерина выхаживала парнишку, жутко к нему привязалась, да и Алешка к ней тоже. И хотя у нее уже есть дочь двадцати пяти лет, она хотела бы усыновить маленького пациента.
        Светлана Алексеевна искренне обрадовалась, и бумажные дела не заняли много времени…
        - Он жив, - выдохнул Николай и облегченно вздохнул. Все-таки они не зря сюда приехали.
        - Ну! Я же говорил тебе! - воскликнул Аргент.
        - Скажите, кто его усыновил?
        - Не положено, - сипло выговорила Светлана Алексеевна, помимо своей воли вставая и роясь в архивных делах. - Вот, нашла. Пожалуйста.
        Коля с нетерпением подвинул себе папку и открыл ее. Полистал, посмотрел фотографии семьи, усыновившей его брата. Закрыл, откинулся назад и покачал головой. Его постоянно преследовали совпадения, но чтобы настолько… Конечно, он не знал саму Катерину, а вот ее дочку - очень хорошо. Впрочем, ее знал каждый студент вуза, в котором он когда-то учился. Евдокия Павловна, преподаватель истории, успела снискать всеобщую ненависть среди учащихся и проходила под кодовым именем "Мымра".
        - Спасибо за информацию.
        Коля закрыл папку, встал и направился к выходу. У дверей остановился и обернулся.
        - А знаете, Элиор был прав. Он действительно принц, и действительно прибыл из другого мира. И он мой брат.
        В подтверждение своих слов, Коля взмахнул рукой, и личное дело Алексея Горячева скользнуло по поверхности стола прямо в руки ошарашенной Светланы Алексеевны.
        Глава 4
        - Куда теперь? - Аргент уселся в автомобиль.
        - К Мымре, то есть, к Евдокии Павловне. Поверить не могу! Но кто бы мог подумать?
        - Ты знаком с Мымрой? - будучи на Земле гостем, "единорог", конечно же, не представлял, что данное слово несет обидный смысл.
        - Еще как. Самый свирепый препод в институте. Надо же… - Коля вставил ключи в зажигание. - Я думал, она старуха древняя, а ей всего тридцать пять.
        - Кто такой… препод, - Аргент вдруг схватился за виски и скривился от боли.
        - Эй?! Что с тобой?
        - Ничего, просто… голову схватило. Прошло уже.
        - Пить надо меньше, - Коля облегченно вздохнул и выехал на дорогу.
        Домашний адрес Горячевых, записанный в деле, нетрудно было запомнить. Их дом находился недалеко от института, в самом центре города. Поскольку рядом припарковаться не удалось, машину пришлось бросить на стоянке вуза. До здания, где жил брат, они дошли пешком.
        - Волнуешься? - Аргент выглядел немного бледным, похоже, головная боль периодически давала о себе знать.
        - Не знаю, - пожал плечами Николай. - Элиора я почти не помню. Обрывочно, и то, что запомнилось из снов. Наверное, мы отлично ладили, раз он бросился за мною в портал. А мне, скорее, стыдно.
        - За что?
        - Он все время меня искал, а я даже не знал о его существовании.
        - Тогда нечего стыдится. Поговоришь с ним, узнаешь, где кристалл. Да, а если он не захочет присоединиться? Не всякий готов расстаться с прежней жизнью ради умирающего мира.
        - Ну и пусть. Мне нужно только "Око ночи". Если он не пойдет со мной, я пойму и не буду настаивать. Вот, кажется, пришли.
        Они остановились возле подъезда с тяжелыми высокими дверьми. Внутри пахло сыростью и плесенью. Квартиры здесь стоили баснословных денег, однако никто не потрудился отремонтировать парадный вход. Коля тяжело вздохнул, прогоняя поднимающуюся дрожь. Все-таки брат, единая с ним кровь. Каким он вырос? Помнит ли еще свою настоящую семью? Или также все забыл?
        - Давай, я лучше позвоню, - Аргент потянулся к дверному звонку и нажал кнопку.
        Дверь открылась и на пороге появилась… Евдокия Павловна.
        Николай удивленно уставился на Мымру. Ту, которая имела странную власть над слушателями, заставляла дрожать на парах и люто ненавидеть за полученные на экзаменах двойки и тройки. Здоровенные очки в роговой оправе, неизменная сигарета "Мор" в зубах и костюм, на который и моль-то не позарится, очень часто служили поводом для насмешек среди студентов. За спиной ненавистной исторички корчили рожи, тыкали в нелепый наряд, однако, как только звонил звонок, они занимали места за партами и боялись пошевелиться. Коля ее такой и запомнил, и даже сначала не узнал ту женщину, которая открыла дверь.
        Растрепанные рыжие волосы, опухшие от слез глаза, домашний халатик, едва прикрывающий стройные ноги - она выглядела потерянной и сначала не узнала визитеров. А затем, чуть прищурившись, оглядела Николая, смутилась и сильнее запахнула халат.
        - Григорьев? Вам-то чего нужно? Экзамен на следующей неделе.
        Что-то произошло, Коля сразу ощутил напряженность в атмосфере, услышал бешеный стук ее сердца, почувствовал обеспокоенность. Да что там обеспокоенность, Евдокия была до смерти напугана, душа ее болезненно сжималась при одной только мысли…
        - Что с Алексеем? - спросил он, бесцеремонно отодвигая ее в сторону и проходя в квартиру.
        - Как вы? Что вы? Что ты знаешь? Ты с ними заодно? - похоже, у нее начиналась истерика.
        И ничего удивительного. По квартире словно торнадо прокатился: неизвестные выбросили одежду из шкафов, поломали стулья, разбили посуду. А на стене, прямо в прихожей, расплывалось кровавое пятно.
        Неужели опоздали? Неужели Фаридар нашел брата первым? Николай чуть не взвыл от отчаяния и злобы. Но разум взял верх.
        - Чья работа? - он указал на разруху.
        - Ннне знаю, - всхлипнула Евдокия. - Пришла, а тут такое. Николай, что вы здесь делаете? Как узнали мой адрес?
        - Потом, - поморщился тот, осматривая помещение. Если бы сюда вломился Фаридар, то остались бы следы анделорской магии. Не зря же он с собой камень таскает. Но ничего похожего не ощущалось. Его размышления подтвердил Аргент, сказав:
        - Это не он. Я не чувствую частиц из кристалла.
        - Я тоже. Значит, что-то личное. Евдокия… - он осекся, чувствуя всю глупость ситуации. Заявился к брату, а тут Мымра. И как к ней обращаться? - Евдокия Павловна, у Алексея были враги?
        Ее лицо смертельно побледнело, подтвердив догадку.
        - Расскажите все с самого начала, мы поможем. Правда.
        - Я… ничего не понимаю. Но раз так… Проходите на кухню. Там хоть что-то уцелело.
        Неизвестные вандалы и правда наименьший ущерб причинили именно кухне. Или же хозяйка успела здесь убраться. Симпатичная комнатка, видимо, служила местом для семейных сборищ. Круглый стол, небольшой угловой диван, кружевные шторы, в углу, в красивой корзине, уютно устроился большой пушистый кот.
        - Садитесь. Чаю? - Евдокия открыла шкаф и достала фарфоровые чашки. Руки ее дрожали так, что посуда едва не выскользнула на пол.
        - Давайте-ка, я сделаю, - Коля вовремя перехватил сервиз. - А вы пока рассказывайте.
        Внутреннее чутье подсказывало, что необязательно рыться в памяти Евдокии, ей самой хотелось выговориться. Надо просто подтолкнуть ее к разговору и внушить капельку магического доверия. Устроить последнее не составило большого труда. Волшебство отозвалось мгновенно и легкой дымкой окутало девушку. Она заметно расслабилась, уселась на диван, достала из кармана халата пачку сигарет и придвинула пепельницу.
        - Курите?
        - Только не "Мор", - усмехнулся Николай, разливая чай.
        - Ну, а я покурю. Если не возражаете.
        Евдокия глубОкозатянулась и начала рассказ.
        - Понятия не имею, зачем вам понадобился Алексей. Я вообще удивлена вашему с ним знакомству. Но почему-то мне кажется, вы не лжете и действительно хотите помочь. Если вы так хорошо знаете брата, тогда, наверное, в курсе, что он мне не родной?
        Коля кивнул и добавил:
        - Его усыновили в возрасте десяти лет, после того, как в детдоме на него напал какой-то псих. Ваша мать - хирург выходила мальчика и сильно к нему привязалась. До такой степени, что не захотела потом расставаться вообще.
        - Совершенно верно. Откуда у вас столь подробная информация? - Евдокия сделала новую затяжку и с шумом выпустила дым.
        - Сейчас это неважно. Прошу, продолжайте.
        - Хорошо, - она стряхнула пепел. - Алексей рос странным мальчиком. Сказочником. Ему снились необычные сны про другой мир, иногда он вставал ночью и в забытьи бормотал странные фразы. Вспоминал какого-то брата, который в беде. Его фантастические россказни довели до того, что в старшем возрасте он вступил в какой-то клуб. Знаете, сборища, где учат махать мечом, стрелять из лука и разъезжать на лошадях. Говорила я маме, не приведет это увлечение ни к чему хорошему. А она все ему разрешала. Души в нем не чаяла. Их связывали настолько крепкие узы, что я иногда завидовала. Мы с матерью никогда не были настолько близки. А после того, как родителей не стало…
        - Они умерли? Сожалею, - Коля поставил чашки на стол и сел рядом.
        - Да, уж два года минуло. Авария. Глупая, бессмысленная авария. - Евдокия достала еще одну сигарету и прикурила. - Смерть родителей сильно подкосила Лешку. Казалось, он только обрел настоящую семью, и тут такое… Он стал часто пропадать из дома, не объясняя почему. Приходил среди ночи, а наутро опять бежал, уже на работу. Мы сильно нуждались, и ему пришлось перейти на вечернее отделение. Подозреваю, что институт он бросил совсем, только меня не хотел расстраивать. Я не слепая, конечно, видела, что дело нечисто, но ничего не могла поделать.
        Тут Евдокия сделала длительную паузу, затушила сигарету и вытащила еще одну. Продолжила уже срывающимся от душивших слез голосом:
        - В последнее время он вообще стал вести себя странно. К телефону не подходил, все время сидел дома и постоянно смотрел в окно. Стал хмурым и неразговорчивым. А вот сегодня пришла с работы и… вы все видели.
        - Подозреваете, он с кем-то связался? - Коля глотнул чаю.
        - Да. Господи, почему я вам все рассказываю? - она покачала головой и глухо добавила. - Что вы можете сделать?
        - Побольше милиции, точно. Вы ее, кстати, вызвали?
        - Нет. Тут такое дело.
        Евдокия Павловна нахмурилась и поджала губы, словно решая, говорить или нет. Затушила окурок, повертела в руках опустевшую пачку сигарет, смяла ее и кинула в пепельницу. Потом, решившись, встала и вышла из кухни. Вернулась с небольшим плотным пакетом и вытряхнула его содержимое на стол. Оттуда выпала колода карт и игральные кости.
        - Вот, - она вытащила из кармана мятую бумажку, расправила ее и трясущимися руками протянула Николаю. Тот прочел вслух:
        - "Твой брат у нас. Если хочешь его увидеть, гони к завтрашнему дню…" Сколько?! - воскликнул он.
        - Именно, - всхлипнула несчастная, - даже эта квартира столько не стоит.
        - Но за что?!
        - Кайл, тебе ничего не напоминает? - покосился на друга Аргент. - Прошлое аукается.
        - Этого еще не хватало! - Коля брякнул чашкой об стол так, что чай выплеснулся. - Спасибо, дорогой Зориан, удружил геночками.
        - Что? Что вы говорите? - всполошилась Евдокия.
        - Ничего. Алексей - игрок и, видимо, задолжал крупную сумму.
        - За что же… За что же… - запричитала она, схватившись за голову, - такое горе… Господи, какое горе…
        - Погоди, не реви, - Коля, не церемонясь, перешел на "ты". - Мы же сказали, поможем.
        - Но как? - та захлюпала носом. - Милицию звать нельзя, а вы…
        - Сначала надо проверить, подлинное ли послание, - подсказал Аргент.
        - Угу, - Коля тщательно прощупал бумагу. ГлубОковдохнул и закрыл глаза, концентрируясь на зажатой в руках записке. Из черноты стали выплывать образы. Обрывочные, нечеткие.
        На потолке болтается лампа без абажура, стены покрыты вздыбленной от сырости штукатуркой. По углам ржавые и черные разводы. Пусто, нет ничего, даже тряпки на полу. К батарее прикован молодой человек. Светлые волосы падают на худое лицо, скрывают кровоподтеки на щеках и виске. По затылку струится кровь, исчезая под рваной футболкой.
        Над пленником возвышаются двое. Рассмотреть их как следует почти невозможно, свет слишком тусклый. Сквозь ватную завесу слышен хриплый голос.
        - Бабло где?
        Глухой удар, сдавленный стон.
        - Нету.
        Снова удар. Еще один. Еще.
        Коля вздрогнул и открыл глаза.
        - Сволочи, - прошипел он. - Бить-то зачем.
        Евдокия испуганно вскрикнула.
        - Вы что? Ты… экстрасенс какой?
        - Я? Был бы экстрасенсом, определил бы, где его держат.
        - Но ты можешь, - толкнул в плечо Аргент. - Магия крови, помнишь?
        Николай скрипнул зубами. Вот дурак! Как он мог забыть? Если родственник пролил свою кровь, его можно было найти благодаря особенным магическим узам. В видении Алексея ранили, и пятно в прихожей - еще одно доказательство. Он встал, вытащил из выдвижного ящика нож, подошел к раковине и полоснул им по ладони.
        - Ай! Что вы делаете? - вскрикнула Евдокия.
        - Что надо, - Коля сжал кулак, наблюдая, как капает кровь. Главное, сосредоточиться на мысли о брате. Магия сделает остальное. Она укажет путь, приведет к цели. Притяжение растет. Здесь, на Земле, ощущения сильнее и ярче. Будто магнит тянет куда-то… По шоссе, прямо, за черту города, по проселочной дороге, в старинный особняк…
        - Поехали, - коротко бросил он, выходя из транса.
        - Куда? - сил удивляться у несчастной женщины не осталось.
        - Алексея выручать.
        - Нет! Нельзя! Вы же еще мальчишки! Давайте вызовем милицию, они профессионалы! Если вы знаете, где держат брата…
        - Вы же сами сказали, что нельзя никому сообщать, - заметил Аргент.
        - Вам-то что за интерес! - горько всхлипнула Евдокия. - Лезть на рожон из-за чужого человека! Зачем вообще мне помогать? Надеетесь получить деньги?
        - Нам от тебя не нужно ни-че-го, - отчеканил Коля. - Я хочу спасти брата.
        - Да, мой… - начала Евдокия.
        - Да не твой. Мой! Понимаешь? Алексей, он же Элиор, - мой брат!
        - Ты? - она удивленно захлопала глазами, замотала головой. - Нет! Невозможно!
        - Да! Возможно! Его сны, увлечения, сказки - правда! Мы действительно родились в другом мире и волею судьбы оказались здесь. Прошло пятнадцать лет, и я узнал, что Элиор жив. И что он в беде. Потому и пришел. Аргент! - Коля повернулся к другу. - Поехали. Время не ждет.
        - Прошу, - тихо произнесла Евдокия. - Возьмите меня.
        - Исключено. Там может быть опасно.
        - Но я могу остаться в машине. Помощь если что вызвать. И водить я умею. Пожалуйста! Умоляю! Лешка - единственный, кто у меня остался!
        - Кайл, может, и ладно? Пусть едет?
        Коля посмотрел в молящие глаза Евдокии и сдался.
        - Только переоденьтесь. И быстро.
        - Спасибо! - обрадовалась она и убежала в комнату.
        Через несколько минут в коридор вышла миловидная женщина, в джинсах и легкой футболке. С длинным хвостом, ненакрашенная, в бейсболке и кроссовках, она теперь выглядела как девочка-подросток. Поймав удивленный взгляд, Евдокия смущенно улыбнулась:
        - Что, не похожа на Мымру, да?
        Николай смутился еще больше:
        - Откуда вы…
        - Знаю? Григорьев, вы, правда, думаете, что я не в курсе, как меня прозвали студенты?
        - Простите, - искренне извинился он.
        Евдокия внимательно оглядела Николая, будто увидела впервые. Приблизилась, дотронулась до его щеки.
        - Надо же, - задумчиво протянула она, - шрам. А я только сейчас заметила… Я вообще многое в вас не замечала…
        Потом мотнула головой и произнесла:
        - Ну, что же мы? Идем?
        - Да, конечно.
        - И вообще, - она встала у порога, - предлагаю совершенно официально перейти на "ты", а то у нас путаница какая-то получается. И можно звать просто, Ева.

* * *
        Вечернее солнце светило уже не так ярко, постепенно скрываясь за домами. Небо окрасилось в розовый цвет, и на этом фоне особенно красиво смотрелись медленно плывущие пушистые облака.
        В час пик улицы заполонили машины, когда же они вырвались за черту города, уже почти стемнело. Коля молча управлял машиной, размышляя о судьбе брата. Перед глазами снова предстал тот злополучный день, когда их разлучили:
        Тронный зал, родители, скрученные невидимыми путами, Элиор чуть поодаль, недвижимый, напружиненный, готовый действовать. Но что может сделать пятилетний мальчишка? Незаметно вытащить из сапога нож, спрятать его в полах длинного кафтана. И ждать. Ждать, когда к нему подойдет Фаридар. Чародей объединил кристалл, но еще оставалась надежда. Если удастся отвлечь внимание, отец сможет вернуть себе силу. Небольшой, острый кинжал с черным камнем на рукояти сослужит хорошую службу. Не зря ведь Элиор тренировался, едва не превосходя своих учителей в меткости. Одно движение - и острое жало вонзится в ничего не подозревающего чародея. Коля вспомнил напряженное лицо брата, настороженный взгляд, лезвие ножа, прижатое к бедру. Элиор защитит, он всегда защищал его. За ним, как за каменной стеной. И из любого, даже самого сложного положения, он находил выход. Но не тогда.
        Сильный толчок в грудь лишил равновесия. Земля ушла из-под ног, перевернулась, расплылась. А в ушах зазвенел крик: "Дэнни! Дэнни! Держись! Я тебя не оставлю! Спасу!"
        Странная штука, эта память. Она всплывает в самые неожиданные моменты жизни. И именно тогда, когда ждешь меньше всего. То, что пережил трехлетний принц Даниэль, вновь взметнулось в душе двадцатилетнего Николая. Казалось бы, прошло пятнадцать лет и целая сознательная жизнь. Что можно чувствовать к постороннему человеку? Ничего. Но именно сейчас Коля понял, что судьба брата ему небезразлична, что он с радостью прикончил бы похитителей, вырвал бы их сердца и скормил гворрам. Элиор, в отличие от него самого, помнил о своем происхождении. И, несмотря на преследовавшие несчастья: криво открытый портал, ранение, гибель родителей, - никогда не забывал, кем является на самом деле, и почему оказался на Земле. Если Элиор жив, то пришло время вернуть долг.
        - Я никак не могу поверить, - нарушила всеобщее молчание Евдокия. - Коль, ты действительно родной брат Алексея?
        - А как мне еще доказать? Свидетельства о рождении нам не выдали.
        - Ну, вы оба хоть что делайте, а россказни про другой мир - чистой воды чепуха.
        - То есть, пока мы чего-нибудь не продемонстрируем, не видать нам доверия? Аргент, может, нам ее обратно домой отправить? А? Прямо сейчас?
        "Единорог" понял намек, хитро улыбнулся и провел пальцем по воздуху. Снова посыпались яркие искры, зажужжал напряженный воздух. Открывать портал Аргент, естественно, не стал. Просто продемонстрировал огоньки, которые, сформировав круглый проход, тут же осыпались вниз.
        - Это? Что это было? - прошептала Евдокия.
        - Портал, - пояснил Коля. - Обычная прореха в пространстве, через которую можно попасть куда угодно, в том числе, и в Анделор.
        - Анделор?
        - Так называется наш родной мир. Волшебный мир. Там живут и драконы, и эльфы, и гномы. И без темных властелинов не обошлось. Да, и Аргент, между прочим, не человек… - он покосился на друга и воскликнул, - Аргент? Аргент!
        Но "единорог" никак не отреагировал на обращение. Бедняга откинулся на сидении и закрыл глаза. Лицо исказила болезненная гримаса, да и кожа даже не побледнела, а почти позеленела.
        - Эй, - Коля тронул его за ледяную руку. Он шевельнулся и открыл глаза.
        - Что-то мне нехорошо.
        - Остановить?
        - Н-нет, не надо.
        - Что с тобой? Опять голова?
        - Не только. Я чувствую себя опустошенным.
        - То есть? - ваша магия. Она не подпитывает мои силы. Я трачу частицы Анделора, и они не восполняются. Я слабею.
        Заскрипели тормоза, и машина остановилась так резко, что если бы сзади кто-нибудь ехал, аварии избежать бы не удалось.
        Николай повернулся к другу, всматриваясь в его угасающую ауру. Он не умел читать мысли волшебных существ, не мог проникнуть в их эмоции, но совершенно точно знал - Аргент не врет.
        - Что ты такое говоришь? Как не восполняются?
        - А вот так. С каждой магической манипуляцией я трачу волшебство, и оно ко мне не возвращается. Я чужой здесь, Земля меня не принимает.
        - Но как же так? Я-то силой пользуюсь?!
        - Ты - маг, ты собираешь волшебство и распоряжаешься им. А я - это самое волшебство и есть.
        В бессильной злобе Коля ударил ладонями о руль. Замолчал, придумывая способ восполнить энергию Аргента. Но ничего, кроме кристалла Фаридара и возвращения обратно, на ум не приходило. Он мог бы, наверное, направить земную магию в "единорога", но, скорее всего, это не поможет, если не убьет его.
        - Скажи, сколько у тебя осталось сил?
        - Не очень много. Если не пользоваться…
        - Значит так, - решительно заявил Коля. - Никаких порталов. Никакой магии, понял? Дотянешь до перехода, а в Анделоре подзарядишься. Если до этого мы не повстречаем Фаридара и не отберем у него кристалл.
        - Мне кажется, я сошла с ума, - констатировала Евдокия. - Магия, другие миры, колдуны всякие.
        - Я предупреждал, что с нами опасно. Но ты не поверила. Теперь уже поздно отступать.
        - И не собиралась, - поджала губы Евдокия. - Кстати, когда мы приедем?
        - Уже, - прислушался к внутреннему чутью Николай. - Сейчас свернем. Там пройти чуть-чуть пешком. Вы останетесь в машине.
        - Но… - запротестовал Аргент.
        - Никаких но. Я сам разберусь. Ваше дело - ждать и не глушить мотор на случай, если придется очень быстро сматываться.
        Они тронулись с места, проехали чуть дальше, свернули на проселочную дорогу и сотню метров спустя остановились. Магия крови натянула нервы, притяжение росло. Брат где-то здесь. Только бы не опоздать.
        - Все. - Коля припарковал "восьмерку" у обочины. - Ева, садись за руль, поведешь обратно, если понадобится. Аргент, держись, хорошо?
        - И ты там особо не геройствуй, - слабо улыбнулся друг и пожал протянутую руку.
        Николай кивнул и исчез в подступающем к дороге лесу.
        Глава 5
        - Не нравится мне это, - Евдокия нервно стучала пальцами по рулю.
        - Что именно? - Аргент продолжал всматриваться в лесную чащу.
        - Все. Жутковато здесь, не находишь?
        Стемнело, тьма распростерла свои крылья над лесом, полем, заброшенной проселочной дорогой. Тучи скрыли мерцающие звезды, и только Луна, время от времени появлявшаяся в небесных прорехах, озаряла слабым светом землю. В тишине звук работающего мотора казался рыком голодного зверя. Едвокия вдруг повернула ключи в зажигании и потушила фары.
        - Что ты делаешь? Кайл сказал…
        - Кайлом ты называешь Николая? Да? Так вот что я скажу. Не слишком умно было бросать машину здесь, на обочине. А если в заброшенный дом, где держат Алексея, другого подъезда нет? Нас могут увидеть.
        Словно в подтверждение ее слов послышался звук мотора, хруст щебня, покрывающего дорогу, и из-за поворота выехал здоровенный джип. За ним следовал еще автомобиль. Какой - не разглядеть. Только его начищенная до блеска полировка сияла даже в блеклых сумерках, да и габариты были совсем не маленькими.
        - Ну вот, - пискнула Евдокия. - Я же говорила…
        Джип притормозил рядом с приткнувшейся у обочины "восьмеркой". Из него вылезло двое рослых мужчин.
        - Эй! Ну-ка, вылезайте!
        - Что делать-то? Что…
        Договорить Ева не успела. Аргент притянул ее к себе, крепко обнял и впился в губы, прежде чем она успела что-либо возразить.
        - Ты… - девушка поймала паузу и прерывисто вздохнула, но больше ничего не сказала, потому что снова погрузилась в поцелуй.
        - Глухие, да? Сказано, вылезайте! - в дверь постучали, потом прохладный воздух ворвался в ставший вдруг жарким салон машины. - Ха! Щавель, ты тока глянь! Парочка! Вытаскивай их!
        Через несколько мгновений Аргент и Евдокия, щурясь от светивших в глаза фар, предстали пред ясны очи громил из джипа.
        - Чего забыли? - высокий, бритоголовый парень, поправил кожаную куртку, демонстрируя висящую подмышкой кобуру с пистолетом.
        - Мы… мы… - залепетала Ева, приглаживая прическу и трогая пунцовые щеки.
        - А вам, собственно, какое дело? - возмутился Аргент. - Мы никому не мешали. Или целоваться в машине запрещено?
        - Здесь частная территория, - второй, в пиджаке и джинсах, заговорил спокойно, но властно. - Убирайтесь.
        - Хорошо, - не стал препираться Аргент. - Мы не хотели ничего дурного.
        Джип не тронулся с места, пока "восьмерка" не выехала на дорогу и не скрылась за поворотом.
        Дрожащими руками Евдокия правила автомобилем. Желудок скрутило от страха, сердце бешено грохотало, к лицу прилила кровь. Проезжая мимо второй иномарки, она отметила ее обтекаемый силуэт и эмблему дорогущей фирмы. Сглотнула тяжелый комок. В какие же неприятности вляпался ее брат?

* * *
        Коля пробирался сквозь лес. Многодневная тренировка и выучка сделали его поступь неслышной. Ни одна ветка не хрустнула под ботинком, ни один листок не взметнулся с земли. Даже ночь, и та затаилась. Ветер улегся, тяжелые тучи нависли над лесом, погрузив его в непроницаемую тьму. Николай быстро скользил туда, куда звала магия крови. Оружия с собой он не взял. Да и какое? Кухонные ножи Евдокии не очень-то годились для столь ответственной миссии, а идти с мечом против вооруженной охраны
        - глупо. Вся надежда на магию, и на то, что отберет у охранников. А их там полно, Коля шкурой чувствовал, что направляется в осиное гнездо.
        Наконец, сквозь лесную завесу стал пробиваться свет, ночную тишину разорвал шум моторов, хлопанье дверей, людской говор. Лес подступал прямо к бетонной стене. Брата держали именно здесь, но что это за место? Какой смысл тащить его сюда, где полно народа? Заинтригованный, Николай прошел вдоль стены и осторожно выглянул из-за угла.
        Центральные ворота то и дело открывались, впуская дорогие лимузины и широченные джипы. Перед ними дорогу перекрывал шлагбаум, возле которого стояла сторожевая будка. Вооруженные охранники подходили к каждой подъезжающей машине, что-то проверяли, и только потом поднимали шлагбаум и открывали ворота. За стеной виднелись камеры слежения, дополнительная охрана, холеные доберманы на привязи.
        - Прям секретная база какая-то, - прошептал Коля, следя за странным действом. - Куда же угодил Элиор?
        Он вернулся, в надежде найти место, где можно перемахнуть через стену. Но она оставалась ровной, без малейших щелей и выбоин. Чем дальше он продвигался, тем глуше становился шум. Поворот, еще один. Темный лес угрюмо протягивал ветви в сторону забора, но ни одна из них не перекинулась на другую сторону. Судя по всему, внутренний периметр тоже охранялся. Периодически слышалось шуршанье листьев под тяжелыми сапогами, частое дыхание пробегавших мимо собак. Шум повторялся с периодичностью в пять минут. Похоже, у каждой стены бродило как минимум двое дозорных.
        Подловив удачный момент, Николай встал на нижний выступ и посмотрел вверх. Метра два - два с половиной. Без лестницы или веревки не обойтись. Обычному человеку, конечно же. Но не тому, в чьей крови течет волшебная сила. Он присел, напружинился. Будет, наверное, нелегко, раньше запрыгивать на такую высоту не удавалось, но попытаться стоило. Коля вскинул руки, изо всей силы оттолкнулся. Уцепился за край, подтянулся и распластался наверху, разглядывая территорию.
        За забором находился парк. Сквозь аккуратно стриженые деревья просматривались асфальтовые дорожки и белоснежные скамейки, статуи в духе античности и кадки с цветами, альпийские горки и декоративные пруды. В центре стояло трехэтажное здание. Высокое крыльцо, колонны, лепнина вдоль окон и под крышей: старинный особняк отреставрировали на совесть. Даже странно, что внутри могла находиться комната, похожая на ту, из видения, где держали Алексея.
        Хрустнула ветка, и Николай вжался в бетон, затаив дыхание. В поле зрения появился охранник. За плечами болтался автомат, на поясе шипела рация. Рядом бежал поджарый доберман. Внезапно он остановился, втягивая ноздрями воздух, настороженно зарычал и поднял голову. На какое-то мгновение глаза собаки пересеклись с взглядом прильнувшего к забору нарушителя. Магический морок сбил с толку пса мгновенно. Доберман чихнул, растерянно обнюхал землю, деревце, задрал лапу и побежал дальше, будто никого и не видел.
        Когда опасность миновала, Николай спрыгнул с забора и устремился в парк. От дерева к дереву, от статуи к статуе, он достиг самого здания. С помощью магии он так быстро двигался, что даже камера слежения не смогла его зафиксировать. Дальше спрятаться было негде. Особняк окружала асфальтированная, хорошо освещенная дорога, к тому же, отлично просматриваемая. И, как назло, из-за угла донесся разговор.
        - Все на месте?
        - Почти. Скоро можно начинать.
        Из-за поворота вышли двое. Один во фраке, другой - в джинсовой куртке. Оба небольшого роста, лысоватые, полные. Даже внешне они походили друг на друга, словно братья-близнецы.
        - Эй? - вскрикнул тот, что во фраке. - Ты что здесь делаешь?
        Коля отделился от стены и подошел к мужчинам. Он хорошо отработал прием внушения и сейчас направлял магические частицы на то, чтобы его приняли за своего.
        - А, - пригладил макушку второй. - Ты, верно на игру?
        - Да, точно, - согласно закивал Николай.
        - Так вход для игроков с другой стороны. Идем, провожу. Тем более, мне пора.
        Мужчина в джинсовке махнул рукой, приглашая следовать за ним, а его напарник пошел дальше.
        Выяснить, что здесь творится, Коля не успел. Только собрался залезть в сознание провожатого, как появился искомый вход в здание. За тяжелой металлической дверью под кодовым замком их ждали двое охранников. Они, в свою очередь, обыскали и проводили гостя в небольшую комнату.
        Коля оглядел то место, где очутился. Помимо него, внутри еще находилось десять человек. Они выстроились в очередь к небольшому столу, за которым сидела женщина преклонного возраста и делала какие-то записи. Она оторвалась от бумаг, оглядела новенького и бросила:
        - В очередь становись, чего ждешь.
        Коля подчинился. Он ничего не понимал, но знал точно: тайна исчезновения брата вот-вот раскроется.
        В комнате царил полумрак. В углу стоял торшер, отбрасывая приглушенный свет на стены, выкрашенные в пурпурный цвет. На полу лежал красный ковер с черным орнаментом. Напротив стояла кушетка с резными ножками и ярко-алым шелковым сидением.
        - Не хватает только гроба графа Дракулы, - прошептал Николай, осматриваясь.
        - Тссс! - недовольно шикнула стоящая впереди девушка.
        Коля пожал плечами, разглядывая очередь. Впереди стояли молодые ребята и всего две девушки. Присутствующие молчали, и нарушать тишину никто не собирался. Ну, а приемщица говорила почти шепотом, и слышали ее только те, кто стоял рядом. Записав нужные сведения, она указывала на одну из двух дверей, находящихся за ее спиной, где и исчезали опрошенные.
        Наконец, очередь дошла и до девушки, за которой стоял Коля.
        - Имя?
        - Ларэлла.
        - Свет или тьма?
        - Тьма.
        - Два или четыре?
        - Два.
        - Клуб?
        - "Гарцующий пони"
        - Берите номерок, - она вручила бумажку, - левая дверь.
        Женщина сделала отметку и взглянула на Николая.
        - Имя?
        - Кайл, - он вступил в игру.
        - Свет или тьма?
        - Свет.
        Интересно, а за кого выступал Элиор? В том, что брат играл в какую-то странную игру, сомнений не осталось.
        - Пять или шесть?
        - Пять, - наугад ответил Коля.
        - Клуб?
        - "Анделор", - не растерялся он.
        - Впервые слышу, - засомневалась женщина и подозрительно взглянула на юношу.
        - Недавно открылся.
        Сопротивляться магическому внушению не смог бы никто, поэтому она кивнула, делая отметку в тетради.
        - Ваша пятерка. Правая дверь.
        Коля взял бумажку с номером, схватился за ручку и переступил порог следующей комнаты.
        Внутри уже находились четверо: три парня и одна девушка, почти подросток.
        - Ну вот, - вздохнула она, - осталось дождаться последнего. - Ты кто? Я - Вэлла.
        - Кайл.
        - Очень приятно.
        - Я - Рос, - сказал невысокий рыжеволосый парнишка.
        - Я - Киран, - представился рослый и мускулистый юноша.
        - А я - Патрик, - присоединился последний, полноватый, но крепкий пацан.
        - Вы, - осторожно начал Николай, - в курсе, что здесь происходит?
        - Ты откуда свалился? С Луны? - усмехнулся тот, кто назвался Росом. - Никто толком ничего не знает. Известна только сумма вознаграждения. А за нее стоит побороться.
        Разговор прервал вошедший в комнату последний член команды. Тоненькая девушка, с большими выразительными глазами, окинула взглядом присутствующих.
        - Приветствую, - тихо сказала она. - Я - Цумами.
        Остальные также представились.
        - И долго еще ждать? - Киран сцепил руки и хрустнул костяшками пальцев.
        Никто не мог ему ответить. Но ожидание длилось недолго. Буквально через несколько минут зашел человек. Тот самый, во фраке, которого ранее встретил Николай.
        - Итак, господа, все в сборе, - чинно начал он. - Я - ведущий и объявляю вам правила игры. Первое и самое важное. Все, что здесь происходит, не должно выходить за границы этого здания. Нарушение данного правила карается в соответствии с пунктом двадцать "б" договора, который вы сейчас подпишете.
        Как известно, мы разыгрываем спектакли. Тем у нас много, и на все вкусы. Будь то "Древний Рим" или "Казино", "Космическая одиссея" или "Двор короля Артура" - мы удовлетворяем самые взыскательные желания зрителя. Сегодня мы продолжаем игру в фэнтезийный мир.
        Коля не удержался и хмыкнул.
        - Да-да, юноша. Наиболее востребованный сценарий, что вы хотели? И не перебивайте. Так вот, вы участвуете во втором отборочном туре. Наша цель - развлечь приглашенных гостей. Все они люди уважаемые и за вход заплатили немало денег, так что убедительно вас прошу не отклоняться от пунктов договора и от правил игры. Сценарий таков. Мир разрывает война между Светом и Тьмой. Два мага, соответственно светлый и темный, ведут борьбу, посылая в сражение армии. Вы, собственно, этой армией и являетесь. Ваш номер определяет вашу роль. Каждый раз роли меняются, чтоб вы знали и не думали подтасовывать расы и оружие. Если вам удастся достигнуть высшего ранга, тогда получите право самим выбирать воплощение. Вас шестеро, это соответствует количеству точек на игральных костях. Маги кидают кости, чей номер выпадет - тот и будет сражаться. Выигрыш удваивается с каждой новой победой. Суперприз достанется тому, кто сможет дойти до конца и стать властелином игры. Очки считаются, исходя из повреждений, нанесенных противнику. В конце игры очки переводятся в денежный эквивалент - условные единицы. Сколько вы заработаете
сегодня, зависит только от вас. Проигравший покидает игру навсегда. Если вопросов нет, объявляю расы и вооружение. Тех, кто получит роль, прошу становиться рядом со мной.
        Мужчина достал из-за пазухи конверт, распечатал его и начал:
        - Номер один.
        Вэлла напряглась, и нервно сжала кулачки.
        - Человек. Вооружен ножом.
        Девушка разочарованно всхлипнула и, понурив голову, подошла к ведущему.
        - Номер два.
        Патрик напрягся, ожидая "приговор".
        - Эльф, вооружение - меч.
        Довольно вскрикнув, он встал рядом с Вэллой.
        - Номер три.
        Киран что-то прошептал и зажмурился, очевидно, выпрашивая у Всевышнего хорошую роль.
        - Орк. Вооружен секирой.
        - Йес! - парень подпрыгнул на месте и крутанулся вокруг своей оси.
        - Номер четыре.
        Рос выпрямился и уставился на ведущего.
        - Тролль. Вооружения нет.
        - Как нет?! - горестно воскликнул он.
        - Так. Сегодня тролль борется на кулаках.
        - Мне конец, - юноша, чуть не плача, присоединился к остальным.
        - Номер пять.
        Николай невозмутимо наблюдал за ведущим. Чтобы ему не выпало, на его стороне есть значительный перевес. Настоящая магия в выдуманном мирке.
        - Вы спокойны, как я погляжу.
        - Чему быть, того не миновать, - констатировал он.
        - Правильный подход, юноша, правильный. Итак, номер пять - друид. Вооружен палкой.
        Ну что ж, могло бы быть и хуже. Хотя хуже, чем лот, выпавший Росу, трудно придумать.
        - И шесть.
        Цумами подняла вверх руки со скрещенными пальцами.
        - Гном. Вооружен булавой. Не тяжеловато для вас, дамочка?
        - В самый раз, - она язвительно улыбнулась.
        - Итак, раздача ролей закончена. Пройдите к шкафу и возьмите костюмы, а также оружие. Затем подпишите это. - Он раздал договоры.
        Коля мельком пробежал пункты. Ничего интересного там не содержалось. Мудреным юридическим языком оговаривались права и обязанности сторон, случаи, если произошла порча имущества, или игрок отклонился от правил. Самым любопытным оказался пункт за номером двадцать "б", оговоренный ведущим. В случае распространения информации об игре, виновник осуждался на "Аукцион". А что это значило, нигде не разъяснялось.
        - Вопрос можно? - Николай поднял руку.
        - Конечно.
        - Что значит "Аукцион"?
        - Надеюсь, юноша, вам не придется это узнать, - туманно заявил ведущий. - Как говорится, держи рот на замке, и проблем не будет. А теперь переодевайтесь. - Он собрал договоры и удалился из комнаты.
        Николай накинул длинный белый плащ - одеяние друида и взял в руки палку. Взмахнул ею, перекинул из руки в руку, проверил центровку. Не посох из эрасвэла, конечно, но сражаться можно. Тем более, на костюмированном шоу.
        Тем временем, другие также сменили одежды. Патрику пришлось изрядно постараться, чтобы поместиться в эльфийский наряд, а Цумами затянуть потуже пояс гномьей туники. Рос, в стилизованно-рваной рубахе тролля и уродливой маске, скрывающей лицо, выглядел просто жалко.
        - Готовы? - в комнату зашел ведущий. - Помните, что за применение иного оружия, кроме указанного в списке, игрок также осуждается на "Аукцион". Так что никаких заточек и мини-пистолетов, ясно?
        Все дружно кивнули. Коля краем глаза углядел, как Вэлла потихонечку засунула под шкаф нож для резки бумаги. Надо быть начеку, не все такие сознательные, как эта девушка.
        - Следуйте за мной, - ведущий отвернулся и повел группу в неизвестность.
        Коридоры петляли, свиваясь в мудреный клубок. Бесконечные двери, ступеньки, снова двери. Наконец, процессия остановилась перед высокими дверьми, очевидно, ведущими в главный зал. Рядом сгрудились ребята, выступающие на стороне тьмы. Их костюмы ничем не отличались от тех, какие выдали "светлым", а вот вооружили их по-другому. Темному троллю повезло больше, в руках он держал шипастую булаву. Секира досталась эльфу, палка - орку, меч - человеку, нож - гному. С голыми руками остался друид. Но, судя по его комплекции, от этого он не страдал. Ростом темный друид превышал Колю аж на голову, и костюм едва прикрывал ему колени. Мощный торс, огромные кулаки - такой мог запросто припечатать и без помощи оружия.
        - Итак, - донеслось из зала, - добро пожаловать в волшебный мир! Сегодня мы станем свидетелями битвы между добром и злом! Второй отборочный тур начинается! Разрешите представить армию тьмы! Двери распахнулись, впуская группу "темных", и снова закрылись. Громкие аплодисменты приветствовали каждого из игроков. - Вилэйн - друид! Ралла - человек! Грон - тролль! Дарк - гном! Лириэль - эльф! Ииииии Винс - орк!
        Снова послышались аплодисменты и улюлюканья.
        - А теперь, наши герои света! - двери снова открылись, ярко-синие прожекторы на миг ослепили. - Приветствуем! Вэлла - человек! Патрик - эльф! Киран - орк! Рос - тролль! Кайл - друид! Ииииии Цумами - гном!
        Коля выбежал вместе с остальными, встал, где указали и только тогда смог оглядеться. Они попали в сказку. Большой зал освещался синими и зелеными прожекторами, мерцающий свет то и дело выхватывал из тьмы потрясающие декорации. На окнах висели тяжелые шторы, подхваченные веревками-лианами, вдоль стен раскинули ветви столетние дубы, укрывая кронами зрительские ряды. Центр оставался свободным для игрищ. Зеленый песок и мелкие камни блестели в лучах прожекторов, имитируя траву. На постаменте возле арены восседали двое. Одеты они были в плащи черного и белого цветов, лица скрывали наброшенные капюшоны. И так понятно, что это маги - главные действующие лица в разыгрывавшемся спектакле. Позади них в огромном камине уютно потрескивал огонь.
        Но самое удивительное находилось наверху. Вместо потолка над залом навис прозрачный бассейн, в котором плавали пестрые рыбы, лениво перекатывали щупальца осьминоги, карабкались по дну лангусты и морские звезды. И среди всего этого великолепия воды искусственного моря рассекали… полуобнаженные девушки - русалки.
        Зрителей набралось человек по пятьдесят с каждой стороны. Лица их скрывали сказочные маски, поэтому создавалось полная иллюзия присутствия в фэнтезийном мире. Между рядами с подносами сновали официанты - эльфы, возле дубов танцевали стриптизерши - дриады. Ведущий же облачился в костюм а-ля Гендальф: серое платье, длинный посох в руках, широкополая шляпа на голове. И только огромный плазменный телевизор в верхнем углу напоминал о мире технологии. Сейчас по нему демонстрировался фильм "Властелин колец", но как только "Гендальф" вышел в центр арены, экран погас, и включилась съемка с видеокамеры.
        - Господа! Сегодня армия света столкнется с армией тьмы. Кто одержит победу? Поглотит ли мир зло, или фортуна улыбнется добру? Сегодня мы это узнаем! Хочу напомнить, что в прошлый раз победила армия тьмы! Быть может, сегодня появится шанс поучаствовать в Аукционе!
        Бурные аплодисменты слились с восторженными криками зрителей.
        - И лоты будут разыграны среди вас, дорогие зрители! А теперь "Фэнтези-мир" объявляется… открытым! Маги, бросайте кости! - камеры нацелились на небольшой столик, стоящий перед игроками. Белый кинул одну кость, темный - другую.
        - Шесть - три. На арену приглашается светлый гном и темный тролль!
        Цумами, что-то шепнув себе под нос, подхватила булаву и вышла в центр. От противоположной группы отделился невысокий парень, также сжимавший в руках булаву.
        - Любопытное сочетание, - прокомментировал ведущий. - Булава против булавы, гном против тролля. Кто же одержит победу? Со звуками гонга начинаем!
        Гулкий звон прокатился по залу. Цумами обхватила оружие двумя руками, осторожно двинулась по кругу арены. "Тролль" же не стал церемониться, а сразу ринулся в атаку. Силой он превосходил хрупкую соперницу, но вот в верткости явно уступал. Девушка с кошачьей грацией уходила из-под ударов, отпрыгивала и приседала, но провести ответную атаку ей никак не удавалось.
        - Смотрите, смотрите! Маленькая, да удаленькая! - кричал ведущий. - Только бы научилась еще булавой пользоваться!
        Толпа засмеялась удачной шутке.
        И действительно, тяжесть оружия играла не на руку. Цумами быстро устала и потеряла бдительность. Парень размахнулся и задел бедро соперницы шипами. Девчушка вскрикнула, схватилась за ногу, и едва успела увернуться от следующего удара, нацеленного в голову. Перекатилась на спину и пнула парня между ног. Тот, подвывая и рассыпая ругательства, повалился на землю.
        - Ай-ай-ай! - деланно причмокнул "Гендальф". - В самое уязвимое место!
        Не обращая внимания на издевки ведущего, Цумами быстро подняла булаву, размахнулась и ударила в плечо противника, а затем еще раз, примерно в то же место.
        Даже находившийся на приличном расстоянии Николай услышал, как хрустнули кости. "Тролль" взвыл, выронил оружие и схватился за раненную руку. Звук гонга прервал драку.
        - Кто бы мог подумать! - закричал ведущий. - Светлый гном победил темного тролля! Мои поздравления, дорогая!
        Цумами довольно улыбнулась и подняла руки вверх, купаясь в аплодисментах.
        - Теперь подсчитаем очки! Два удара. Точные, с максимальной силой. Тааак. Итого: две тысячи очков. Вы можете получить деньги сейчас или увеличить выигрыш в десять раз.
        - Я - как гости! - закричала девушка.
        - Ну? - ведущий повернулся к толпе. - Что светлому гному следует сделать с темным троллем?
        - У-бить! У-бить! - заголосили из зала.
        - У-бить! - подхватили зрители.
        - Гости жаждут смерти. Извини, тролль. Ты знал, на что шел.
        Николай ушам не верил. Затеянный спектакль превращался в самую настоящую трагедию. С реальными жертвами. Но думал, что Цумами не зайдет так далеко. Когда участники подписывали договор, про то, что убивать придется по-настоящему, никто не говорил. Хотя… теперь объяснилось наличие охраны, строгий контроль гостей и участников игры. Заброшенное место в заброшенном лесу. Убийство в "реальном времени" сулило огромные деньги. А те, кто шел сюда играть, получается, знали, на что подписываются. Цумами не выказала ни капельки удивления…
        Тем временем девушка подошла к подвывающему от боли парню. Он уже сбросил маску и пальцами зажимал льющуюся из раны кровь.
        Цумами подхватила булаву, и прежде чем тот успел среагировать, со всего маху влепила ее "троллю" в лицо. Он упал на спину. Следующий удар раскроил ему череп. Противно хрустнули вдавленные кости. Николай скривился, отворачиваясь. Вид крови давно стал для него привычным. И ужасный лик смерти уже не пугал и не отвращал. Коля сражался во враждебном мире, видел гибель друзей и сам убивал врагов. Но чтобы здесь? В мирное время? В цивилизованном обществе? Вот так глупо лишать жизни? Чтобы развлечь тупую толпу?
        Зрители восторженно заревели. А девушка, отбросив оружие, холодно спросила:
        - Где можно получить деньги?
        Есть ли в ней жалость? Ужас от содеянного? Коля всматривался в Цумами, чтобы найти оправдание ее действиям. Но безуспешно. Чувствовались только возбуждение и радость.
        Радость? Только что она хладнокровно прикончила человека. Не защищая свою жизнь. Не по принципу "или он, или я". Она убила из-за денег. Всего лишь ради денег. Она знала правила. Они все. Коля прочел каждого игрока. Юнцы пришли сюда убивать. Почувствовать азарт и адреналин в крови. А Элиор? Неужели и Элиор переступал через трупы, чтобы получить деньги и выиграть главный приз? Брат - темная лошадка, и если это правда, то…
        - Номер пять и два! Приветствуем! Друид против человека!
        Вновь загремели аплодисменты. Толпа жаждала крови, взывала к зрелищу.
        - Номер пять! Ну что же вы? Боитесь человека? Друид испугался девочки с мечом?
        Вокруг захохотали. Жалкие, утратившие вкус к жизни, люди. Толстосумы, уже не знающие как себя развлечь еще.
        Обжигающе заклокотала злоба, желтый огонек зажегся в глазах. Николай вышел на арену.
        Глава 6
        - Смотрите! Светлый таки решился! - продолжал язвить ведущий. - Ничего удивительного, я бы тоже сначала испугался. С деревяшкой выступать против стали? Давай, Ралла! Покажи, на что ты способна!
        Девчонка, что выступала со стороны тьмы, усмехнулась. С мечом она чувствовала себя уверенной и не сомневалась, что победа у нее в кармане.
        - Куда же ты лезешь? - Коля смотрел на рвущуюся в бой соперницу. - Чего тебе не хватает? Нормальная жизнь не устраивает?
        Она склонила голову набок и злобно выпалила:
        - Зубы мне заговариваешь, а? Не выйдет.
        Ралла крутанула в воздухе мечом, демонстрируя ловкость и умение. Играла на публику, не больше. Окажись девчонка в настоящем бою, ее бы тут же убили. Только она об этом не задумывалась. Подстрекаемая толпой, аплодисментами, "воительница" бросилась в атаку. Коля легко ушел от удара, развернулся и одним движением палки выбил меч. Поднял его и вогнал в пол, почти по самую рукоять. Не без помощи волшебства, конечно. Теперь пусть попробуют его вытащить. Зрители взревели, предвкушая яркое шоу.
        - А светлый друид - не промах! - не растерялся ведущий. - Перед нами оживает легенда о мече и камне! Ралла, по силам ли тебе вновь завладеть клинком? А ты, Кайл, давай-давай! Смелее! Докажи, что ты настоящий мужик! Доведи поединок до конца!
        - Убей! - скандировали зрители. - У-бей!
        Однако Николай презрительно скривился и отшвырнул палку. Громко и четко произнес. Так, чтобы услышал каждый:
        - Не имею ни малейшего желания развлекать вас дальше. Зажравшиеся, бесящиеся с жиру твари!
        Неестественная тишина вдруг опустилась на зал, слышалось только пыхтенье Раллы, которая пыталась вытянуть меч из пола. А потом толпа взорвалась криками.
        - А-ук-ци-он! А-ук-ци-он!
        Обрадовался и ведущий:
        - Замечательно. Спасибо, Ралла. Но, боюсь, королевой тебе не стать. Отпусти меч, победа по-любому присуждается темным. Очков, правда, команде ты не принесла. Отдохни пока. А нас ждет… Аукцион!!!
        Сине-зеленый свет прожекторов сменился на желто-красный. Ведущий вышел на середину арены, а к Николаю подбежали двое качков и схватили его за руки.
        - Это небольшая страховка, не волнуйтесь, Кайл, - ухмыльнулся "Гендальф".
        Он и не думал волноваться. Просто выжидал удобный момент. Бежать сейчас бессмысленно, даже при помощи магии с таким количеством охранников ни за что не справиться. А если позволить силе целиком завладеть телом - его разорвет на части вместе с проклятущим особняком. Контролировать земное волшебство пока не получалось. Хорош же он будет, если угробит брата вместе с жадными до крови зрителями и участниками.
        - Аукцион объявляется открытым! - заорал ведущий, и гости захлопали в ладоши, ожидая особенное зрелище. - Напоминаю, у каждого из вас имеется табличка с номером. Лот получает тот, кто предложит максимальную сумму. Ну?! Кто готов пролить кровь светлого друида? Посмотрите, какой замечательный экземпляр!
        Коля словно присутствовал на рынке работорговцев. Только здесь покупали людей не для рабочих нужд, здесь их покупали для удовлетворения собственных извращенных желаний. Стало гадко и противно. Внутри бурлила злость. Он взглянул на ведущего и процедил:
        - Элиора вы тоже осудили на аукцион?
        "Гендальф" не показал вида, что ему знакомо имя. Повисло напряжение, взгляды пересеклись, и за одно мгновение Николай узнал секреты, тщательно скрываемые в памяти…
        Работа для Александра Романовича Ширкова давно перестала ужасать. Как только он попал сюда, на игрища, устраиваемые для состоятельных и влиятельных людей, понял, что деваться некуда. Если информация о проводящихся здесь развлечениях просочится за стены, всем конец. И если он хоть словом обмолвится… даже страшно представить, что с ним сделают. И не только с ним, а с его семьей тоже: женой, двумя ребятишками, престарелыми родителями.
        Провинившиеся в той или иной сфере бесследно пропадали, а их место занимали другие. Странно, но секрет особняка, выкупленного у бюджетного дома отдыха, до сих пор оставался нераскрытым. Для несведущих людей здесь находился элитный санаторий, а то, что происходило раз в неделю по вечерам, раскрывалось лицам, заслуживающим особого доверия. В конце концов, Александр привык. Деньги ему платили очень хорошие, хватало на все, что душе угодно. Да и не киллером он работал, и не душегубом каким. Он просто вел шоу. Необычное, но шоу. Поэтому со временем перестал обращать внимание на творящийся ужас. Его манера вести спектакль нравилась зрителям, его принимали как своего, и менять образ жизни уже не хотелось. С обслугой он не нянчился, с игроками тоже. Все, поди, взрослые, понимают, что огромные деньги только в капкан кладутся. Но ведь покупались же, и шли, и убивали друг друга. И никто и мысли не допускал о том, что в финале выигрыш выплачивался "для показухи". На самом деле, деньги никогда не покидали здание особняка. Так же как и "счастливчики", ставшие властелинами игры. И только недавно один пацан
умудрился обвести организаторов вокруг пальца.
        Как же его звали? Элиор, да. Элиор. Юный совсем, но хитрющий не по годам. И никто не думал, что он сможет обставить конкурентов в "Казино". Вообще Александру больше всего нравился именно этот сценарий. В "Казино" участники не убивали друг друга. Проигравший в покер или Блэк Джек сам пускал себе пулю в лоб. Чем не русская рулетка? Самая безобидная, по сравнению с остальными, игра. Так вот, Элиор обыгрывал матерых волков. Они на глазах превращались в глупых щенков, так умело тот обращался с картами. Он выкидывал такие комбинации, что у зрителей дух захватывало от восторга. Под конец уже никто не сомневался, что именно Элиор станет новым властелином игры.
        Как полагалось, парню вручили выигрыш, с почетом препроводили из зала. Отпускать его, конечно же, никто не собирался. Но он словно сквозь землю провалился. Смылся, да так, что искали его потом неделю. А когда нашли, то денег при нем уже не было. Организаторы срубили немало голов, требовали возмещения ущерба. Парня выловили и упрятали в подвал, надеясь выбить из его родных выкуп. Только ничего не вышло. Поэтому вчера поступило распоряжение выставить его на аукцион.
        Аукцион. Редко, но случалось и такое. Зрителям нравилось не только смотреть кровавое шоу. Им хотелось самим участвовать. Почувствовать власть над другим человеком, заглянуть в глаза, увидеть, как их закрывает смерть - за это они отваливали немалый куш. Безнаказанность, полная анонимность, никаких проблем после совершения убийства - ответственность брали на себя организаторы. Мерзко? Да. Но Александр Романович так оправдывал собственную причастность. Лучше пусть убьют человека, готового к смерти, по своей же воли пришедшего сюда, нежели невинного агнца, выловленного на воле.
        Коля вынырнул из сознания ведущего, облегченно вздохнул. Элиор увяз в опасной игре, но, по крайней мере, ему не пришлось устилать путь к победе трупами.
        - Ну? - Александр Романович обвел глазами публику. - Кто готов наказать друида за непослушание? Начальная ставка пять тысяч! Так… Номер двадцать пять - шесть тысяч. Кто больше? Ага, номер семнадцать! Семь!
        Аукцион продолжался, люди, скрывавшиеся за масками, поднимали таблички. Желающих оказалось много. Коля мотнул головой. Нет. Это все сон. Дурацкий кошмар. Сейчас он проснется в своей кровати, вытрет пот со лба и улыбнется утреннему солнцу. Не может быть так, чтобы человек захотел убить человека только ради развлечения, ради того, чтобы ощутить собственную значимость и власть.
        - Номер пять - двадцать тысяч раз, двадцать тысяч два…
        Бред какой-то. Полный бред.
        - Номер сорок шесть. Тридцать тысяч раз, тридцать тысяч два… Триииидцать тысяч… три! Продано! Что!? Вы дарите лот? Кому? Ага! Номер сорок шесть дарит лот номеру одиннадцать!
        Публика зааплодировала, в центр арены вышел щуплый парень в черном костюме и маске дракона.
        - Выбирайте оружие, номер одиннадцать, - приторно улыбнулся ведущий. - Друид в вашей власти.
        Коля дернулся, проверяя хватку охранников. Держали его крепко. Железные пальцы впивались в предплечья. Один взял и для верности выкрутил руку за спину. Больно. Николай поморщился, наблюдая за своим палачом. Заглянул в разрез маски.
        - Слава! Славик! Хватит сидеть за компьютером! Глаза испортишь!
        - Сейчас, мам! - Славик повернулся к сидящим рядом друзьям. - Вот всегда она лезет, когда я почти выиграл!
        - Во маньяк! - охает один. - Я дальше четвертого левела не могу.
        - Колись, Корж, где заначки потырил? - подозрительно щурится другой.
        - Да он лажует! Скиллы прокачал, не усек? - не унимался первый.
        - Да утухните оба, - заступается Эдик, самый главный в их компании. - Скиллы, дропы, харки, - это все виртуал.
        - Дык это, Эдик, ясен пень, гейм, - пожимает плечами Славик, рассматривая, как из его героя монстр выбивает "здоровье".
        - А ты пробовал по-настоящему? - Эдик смотрит серьезно так, не мигает.
        - Что?
        - Убивать. По-настоящему.
        - Не пробовал, - отшучивается Славик.
        - А хочешь?
        - Итак, номер одиннадцать выбирает…
        - Пистолет, - голос Славика чуть дрогнул, но он не хотел выставлять себя трусом.
        - Что ж, быстрый и действенный метод, - согласился ведущий. - В прошлый раз выбрали копье и перепачкали тут всю арену. Охранникам пришлось добивать лот, больно резвый попался.
        Славик побледнел, даже маска не могла скрыть эмоции.
        - Ну, что же ты, Славик? - обратился Коля к парню. Тот вздрогнул и ошарашено посмотрел на будущую жертву. - Хочешь доказать, что мужик, а не прыщавый подросток? Сидел бы дома, девчонок тискал, да в компьютеры играл.
        - Что? Откуда… - отшатнулся парень.
        - Не слушайте его, - вмешался ведущий, кивнув охранникам. Те усилили хватку. - Можете ударить дерзкого друида. Помните, он целиком в вашей власти.
        Славик приблизился. Потоптался на месте, соображая, что делать дальше.
        - Да-вай! Да-вай! - закричали зрители.
        - Давай! - громче всех заорал номер сорок шесть. Эдик, не иначе.
        - Ну, что? Охота ударить? Или перед дружками выделываешься? - зло ухмыльнулся Николай. - Попробуй.
        Юнец подобрался, видимо, входя в роль крутого героя, замахнулся и ударил кулаком в челюсть. Потом ногой в живот. И еще. Заулюлюкали зрители, одобрительно засвистели в первых рядах. Коля сплюнул кровь на арену. Золотом блеснули зрачки.
        - Еще хочешь? - проскрипел он, едва сдерживаясь, чтобы не испепелить взглядом наглого парня.
        А Славик входил в раж. Ему понравилось молотить человека, который не может дать сдачи. Это возбудило в нем агрессию. Такую, какую не могли загасить бесконечные компьютерные "стрелялки". Попробовать себя в роли судьи, палача - такой шанс выпадает редко. Забавно будет посмотреть, есть ли разница между настоящим убийством и виртуальным.
        - Дайте пистолет, - крикнул он, и зрители восторженно закричали.
        - У-бей! У-бей! У-бей!
        На арену вынесли оружие, вручили набычившемуся парню. Азарт повис в воздухе, задрожал от напряжения. "Дриады" прекратили танцевать, официанты разошлись по углам зала, "русалки" прильнули ко дну бассейна, наблюдая за разворачивающимися внизу событиями.
        Славик взял в руки пистолет, покачал на ладони. Увесистый.
        - Подумай, - прищурился Николай. - Ты же человека решил убить. Не монстра. Не "босса". Ты же никогда не отмоешься. Всю жизнь будешь вспоминать!
        - У-бей! У-бей!
        - Давай же, одиннадцатый! Покажи, кто здесь главный! - подстрекал "Гендальф". - Спусти курок! Ребята из охраны, отойдите от друида, а то в вас ненароком попадет!
        Вокруг захохотали. Охранники отпустили Николая, отступили на пару шагов, демонстративно вытащив оружие. Бежать некуда.
        Славик вскинул пистолет. Примерился. Прицелился. Задержал дыхание.
        Коля слышал, как бьется его сердце. Как ползут по спине капельки пота. Как дрожит тело в предвкушении новых ощущений, как горит от бушующего адреналина кровь.
        Зачем терпеть такие унижения? Из любопытства? Или чтобы проверить, можно ли переступить грань и выстрелить в безоружного человека? Славик не сможет. Конечно, нет. Он же ребенок. Просто пацан, переигравший в компьютеры. Не должен.
        Палец скользнул на курок. Вдох-выдох. Вдох.
        Грянул выстрел.
        Пуля вырвалась из дула.
        Коля выставил магический щит. Пуля застряла в воздухе. Задрожала и закрутилась вокруг своей оси.
        Золото полностью заволокло зрачки. Сила рвалась на волю. Горло душила злоба.
        Все-таки выстрелил. До последнего не верилось, что парень выстрелит, а он повелся. Внял увещеваниям толпы. Это неправильно. Дико. Нереально.
        Уплотненный магией воздух вокруг пистолета не дал пуле достичь цели. Увязшая в призрачной вате, смерть поблескивала в красно-желтом свете прожекторов.
        - Браво! - закричали зрители, принимая происходящее за разыгранный спектакль. - Потрясный фокус!
        - Что? - глаза парня округлились.
        Пуля развернулась, закачалась, подлетела к драконьей маске, целясь прямиком в лоб.
        - Нет, не надо, - сипло выдавил Славик, пятясь назад.
        - Что, сценарий не нравится? - хрипло спросил Николай. Удерживать мощь стоило огромных усилий. И она не только рвалась из-за барьера, она грозила опустошить его собственный резерв. Могучая, бурлящая, но строптивая и капризная. Шаг в сторону - и никому не жить.
        Ведущий, понимая, что происходит нечто из ряда вон выходящее, попятился, охранники от удивления вросли в землю.
        - Ну? Что молчишь? - продолжил Коля.
        Нервы не выдержали, парень подался назад, надавил на курок. Выстрел за выстрелом, он опустошил всю обойму. Но вылетевшие пули так и остались висеть в воздухе. Развернулись. Подлетели ко лбу.
        - Неет! Прошу! - Славик затрясся. На брюках выступило темное пятно, от испуга он надул в штаны. - Я не хотел, правда, не хотел!
        - Уже не смешно, да? - Николай опустил взгляд, и пули, повинуясь невидимому приказу, сорвались с места, ударили в арену, взметнув зеленые камни. Но одна пробила незадачливому убийце стопу. Тот дико заорал, упал, хватаясь за ногу.
        Коля обвел взглядом зал. Зрители, наконец, поняли, что представление вырвалось за рамки сценария.
        - Трусы! Жалкие трусы!
        Охранники, не дожидаясь команды, открыли огонь. Никакого эффекта. Только матовый всполох вокруг странного друида блеснул в свете прожекторов. Свинцовые осы остановились, а потом развернулись в сторону стрелявших.
        Ненависть рвала на части. Уроды. Моральные уроды. Ублюдки. Собрались и бряцают кошельками. Думают, им все можно. И повелевать людскими жизнями тоже. Глухое рычание вырвалось из горла. Нет, так просто они не умрут. Выстрел - это слишком просто. Коля отвел пылающий взгляд от пуль, они градом осыпались на землю. Сила подсказала кое-что другое.
        Огонь в камине угрожающе затрещал. Громко загудело пламя. Рыжие языки яростно вспыхнули, выбираясь за чугунную решетку. Запахло гарью и паленой пластмассой. Кто-то закричал:
        - Горим!
        - Спасайся! - подхватили другие.
        Пожар перекинулся на парчовые шторы, побежал по бутафорским лианам, охватил кроны дубов. Полые декорации воспламенились почти мгновенно. Копоть и дым заполнили помещение. Толпа ринулась к выходу. Двери с грохотом захлопнулись. Несколько человек попытались их открыть, дергали за ручки, пинали ногами. Бесполезно. Выход заблокировала неизвестная сила.
        Заискрила проводка, одна за другой стали лопаться лампочки прожекторов. На головы попавших в ловушку людей посыпались осколки. Крики, дым, смрад и острый дух смерти охватили зал. Никто ничего не видел, не разбирал, не соображал. Искать спасения было поздно.
        Огонь плясал везде. Запузырились шикарные картины, вздулся паркет, нагрелись и зашипели камни на арене, источая противную химическую вонь. Послышался звук разбитого стекла - кто-то принялся выбивать окна. Только зал располагался на последнем этаже, прыгать было бесполезно. Впрочем, к здравому смыслу мало кто прислушивался. Испуганные жаром огня, люди перемахивали через подоконники.
        Николай стоял в центре зала, полностью отдавшись стихии. Глаза полыхали желтизной, на суровом лице не появилось ни сомнения, ни сожаления. Каждый, из присутствовавших на жутком представлении, заслужил смерть. Безумными игрищами, сценариями, аукционами. И расплата пришла. Бешенство взяло верх, магия прорывалась сквозь барьер, воздух трещал, накалившись до предела.
        "Слушай свое сердце, - поднялся изнутри голос. - Ты же убьешь всех".
        - Плевать, - зарычал гворр.
        "А как же миссия. Забыл? Твой брат. Элиор".
        - Элиор… - золото начало угасать.
        "Ты пришел сюда за братом. Магия крови. Помнишь?"
        Пламя в глазах погасло. Но никто не обращал внимания на замершего в центре зала человека. Только кто-то в очередной раз толкнул дверь, и она отворилась. Люди хлынули к выходу, наваливаясь друг на друга, толкаясь, руками и ногами прокладывая путь к спасению…
        Лопнул последний прожектор, и зал погрузился во тьму. Свет исходил только от бешеного огня, да подсвеченного изнутри аквариума. Сквозь гарь и дым почти ничего не было видно, и жертвы не угорели только потому, что через выбитые окна поступал свежий воздух.
        Звонкий треск прокатился по залу. По дну аквариума пробежала трещина. А потом еще одна и еще… Тонкая паутина разрасталась, сквозь щели заструилась вода.
        - Потолок!
        - Бежим! Быстрее там!
        - Мы погибнем!
        Крики, вопли, плач - вот во что превратился зрительский задор. А Николай стоял, не шевелясь, словно демон возмездия, провожая обезумевшую от ужаса толпу. А потом скользнул следом, оставив позади себя догорающий зал кровавых игрищ, и сочащийся горячей водой аквариум.

* * *
        - Надеюсь, тут нас никто не найдет, - Евдокия повернула к обочине, проехала по ухабам до самого леса и остановилась, спрятав машину в тени раскидистых елей.
        - Да, не найдет, включая самого Кайла, - скептически заметил Аргент.
        - А у вас есть какие-нибудь магические вещицы? Средства связи?
        - В Анделоре мы разговаривали при помощи мыслей. А здесь я слишком слаб.
        - Надеюсь, сила к тебе вернется, - Евдокия повернулась к спутнику и улыбнулась. - Николай так и не договорил, кто ты на самом деле. Я не очень люблю фэнтези, но брат, помнится, переодевался в эльфа. Ты на него очень похож.
        - Вообще-то там я… единорог.
        - То есть как, - запнулась она, - лошадь с рогом?
        - Не лошадь, а единорог. Волшебное и мудрое существо, - поправил Аргент. - А что тебя смущает?
        - Дела… - вздохнула девушка, - с конягой я еще никогда не целовалась.
        - А я с человеком, - парировал тот.
        - А разве… Ну… Такое позволено?
        - Честно говоря, никто не порывался. Мы, единороги, весьма скептически относимся к вашей расе. Кайлу и то сначала пришлось закабалить меня. Правда, потом мы подружились.
        - А… - она прикусила язык, чтобы не выдать заинтересованности в одном деликатном вопросе, но он и так понял.
        - Меня к тебе тянет. Даже странно, никогда бы не подумал, что могу испытывать к человеку какие-либо чувства.
        - Ну, так… о чем это я, - Ева отчаянно покраснела. - Ты себя лучше чувствуешь?
        - Ты меня взбодрила, - Аргент придвинулся так близко, что теплое дыхание тронуло щеку. Приятные мурашки пробежались по спине.
        - Так, - она вздохнула, собираясь и отстраняясь. - Слушай, ты…
        - Да? - Аргент не обратил ни малейшего внимания на слова, взял ее руки в свои, согревая жаром ладоней.
        - Ты, конечно, красив и все такое… но… слишком молод, мальчишка еще… или как там вас, единорогов, называют.
        - А сколько тебе лет? - заулыбался он.
        - Вообще-то у женщин не принято спрашивать об их возрасте.
        - И все же.
        - Тридцать пять, - Ева снова покраснела.
        - Ну, а мне двести, или около того, - Аргент снова притянул ее к себе. - И ты мне нравишься, Мымра.
        - Что? - возмутилась было Евдокия, а потом хихикнула. - Ты знаешь, что это плохое слово?
        - Нет, - честно признался Аргент. - Но мне понравилось, как оно звучит.
        И правда, какая разница, что оно значит? Главное, как его произносит он…
        Впервые в своей жизни Евдокия Павловна влюбилась. Как школьница, как малолетка. Почти с первого взгляда. И плевать на собственные каноны приличия, плевать на правила поведения и на то, что скажут остальные. Жизнь научила ценить настоящее, потому что оно никогда не повторяется. А сейчас у нее был Аргент. Тот, в чьем присутствии у нее бешено колотилось сердце, жар приливал к щекам, и сладко ныло под ложечкой. Забыть бы обо всем на свете, наслаждаться каждым мигом, с упоением отдаваться новым ощущениям. Но нет. Нельзя.
        - Аргент, - прошептала она, неохотно отстраняясь. - Не время. Сейчас.
        - Ммм?
        - Коля, Лешка, они же там, в опасности…
        Аргент выпрямился и застыл, глядя в окно. Евдокия проследила за его взглядом. Там, над лесом, среди ночной мглы поднималось ярко-алое зарево пожара.
        Глава 7
        Коля снова обратился к зову крови. Воспоминания Александра Романовича открыли местонахождение брата. Его держали в подвале. Магия это подтверждала и тянула вниз, по ступеням.
        Он скинул одеяние друида и теперь ничем не отличался от несчастных, едва не сгоревших людей. Дезориентированные, пребывающие в шоке, они никак не могли найти выход, и продолжали блуждать среди запутанных коридоров старинного здания. Теперь вместо масок их лица покрывала копоть, лощеные одежды местами прогорели. Дым из главного зала прорывался в остальные помещения, а угрожающий треск огня подгонял до смерти напуганных погорельцев. Но над ними нависла еще одна опасность. В прямом смысле этого слова. Вделанный в потолок аквариум мог треснуть в любой момент, и горе тому, кто окажется на пути взбешенных вод.
        Коля быстро нашел лестницу и кинулся вниз, перепрыгивая через несколько ступенек сразу. Притяжение росло, значит, он на верном пути. Скорее. Скорее. Нужно найти Элиора и выбраться до того, как перекрытия рухнут. Подточенные огнем, и под тяжестью аквариума, они долго не продержатся. Второй этаж. Но почему-то здесь лестница закончилась. Николай бросился по коридору, следуя зову, как компасу. В этом крыле, по всей видимости, находились номера. Через открытые двери просматривалась роскошная мебель, широкие кровати, высокие зеркала. Видимо, посетители любили развлекаться не только в главном зале. Лестница на первый этаж оказалась за поворотом. Николай ринулся вниз. Быстрее. Еще быстрее. Ноги едва касались ступеней, он почти летел. Вот и выход. В лицо пахнул сладкий свежий воздух, но ему не сюда. Ему нужен подвал. Он остановился, прислушиваясь. Тянуло куда-то вправо, но там стена, хотя… Коля подошел ближе и заметил закуток, в тени которого скрывалась узкая лестница. Ага. Подвал. Он обернулся и убедился, что за ним никто не следит. Да и кто? Обрадованные, что наконец-то нашли выход, люди выбегали на
улицу, не обращая внимания на тех, кто остался. Коля исчез в темноте прохода.
        В подвале стены заглушали даже крики и плач пострадавших. Обитые звукоизоляцией, они не пропускали ничего. Организаторы опасались, что узников услышат. Или же не хотели доставлять неудобства отдыхающим. После нагретого воздуха верхних помещений, кожа сначала покрылась мурашками - здесь царила влага и прохлада. В одной из комнат находился погреб с запыленными бутылями и внушительными бочками. Дальше находился пост охраны. Понятное дело, он пустовал. И никто, естественно, не потрудился освободить Элиора. Его оставили умирать, как собаку. Где же он?
        Коля бросился к дальней двери, дернул ручку - закрыто. Долбанул ногой, сорвав дверь с петель. Вломился внутрь.
        По голым, заржавленным стенам стекали ручьи воды, в потолке раскачивалась одинокая лампа, а в углу, скрючившись, сидел молодой человек. В точности, как в видении. Светлые волосы узника падали на лицо, на шее кровавой дорожкой запеклась кровь, рваная и грязная футболка клочьями повисла на худом теле. Сердце екнуло и сжалось.
        Николай подошел ближе, тронул пленника за плечо. Тот дернулся, вжался в стену, замотал головой, промычал:
        - Нннет, не надо… Прошу… Ннне бейте…
        - Тише, тише, - только и выговорил Коля, в горле запершило, перекрывая дыхание. - Не бойся.
        Парень поднял голову. Узкие скулы, миндалевидные зеленые глаза, чуть вздернутый нос, светлые пряди. Если сам он был похож на отца, то Элиор пошел в мать. Мягкие черты лица, полные губы, слегка оттопыренные уши.
        - Я… - сглотнул комок Николай.
        Элиор затравленно посмотрел на визитера, чуть прищурился, пытаясь хорошенько его разглядеть в мерцающем свете. Нахмурился. Так смотрят на тех, кого где-то когда-то встречали. Вроде и не знаешь человека, а какие-то смутные воспоминания тревожат душу.
        - Вот и встретились, - хрипло заключил Коля, сжал плечо брата. Это он. Его семья. Родная кровь.
        Зеленые глаза Элиора округлились, губы дрогнули, сам он подался вперед, жадно всматриваясь в призрак прошлого. Хотел что-то сказать, но испугался. Будто от произнесенной вслух догадки, появившийся из ниоткуда брат испарится или окажется всего лишь галлюцинацией.
        - Это я, - Коля чуть улыбнулся, глаза почему-то заволокла мутная пелена. Это подарок, в конце длинных поисков, он все-таки нашел его. Считал мертвым, шел по пятам, воскрешал давние вехи из жизни близкого человека, возможно, единственного оставшегося в живых. И нашел.
        И он тоже нашел. Узнал, кто стоит перед ним. Тихо, недоверчиво произнес:
        - Д… Дэнни?
        Коля кивнул, сморгнул пелену и сжал плечо еще крепче. И только сейчас заметил, что руки Элиора прикованы к батарее. Он дернул цепь, разорвал ее в одно мгновение. Аккуратно нажал на браслеты. Металл треснул и развалился, спадая ненужной шелухой.
        - Как тебе…
        - Потом, все потом, - Николай посмотрел на брата. - Надо убираться отсюда. Идти сможешь?
        - Да, я, - Элиор попытался встать, но не получилось. Он обессилено облокотился на батареи. Сказались многочисленные побои и истощение.
        - Дай руки, помогу.
        Коля взял его за запястья, закрыл глаза, сосредотачиваясь. Блеклое свечение вырвалось из пальцев. Он погрузился в ауру брата. Здесь боль, здесь ломит висок, здесь ноет сломанное ребро. Магия поможет, вольет силы в изможденное тело, залечит ссадины и ушибы. Надо пропустить волшебство сквозь себя, подобно электрическому току, собрать в руках, направить в Элиора. Исцелять раньше не приходилось, но это требовало небольших усилий. На сей раз Николай не ощутил рвущейся через барьер мощи, но не обратил на ее отсутствие особого внимания. Не сейчас. Ему и нужна только капелька, чтобы вылечить близкого. Дать ему энергию, иначе отсюда не выбраться.
        Элиор вдруг выдернул руки, закричал:
        - Сзади!
        Коля обернулся. Успел заметить охранника, вскинувшего автомат. Огонь вырвался из дула. Одна секунда, и две жизни на кону. Коля навалился на брата. Закрыл от выстрела. Рефлекторно выставил магический щит. Град из пуль остановился почти у самой цели.
        Вот, подлец! И откуда он взялся? Как посмел стрелять? Злоба моментально взметнулась в душе, пули тут же отправились назад. Свинец впился в грудь стрелявшему, буквально изрешетив его. Охранник ударился о стену и сполз вниз, оставляя кровавый след.
        - Ты цел? - Коля помог брату подняться. - Бежим, скорее, пока еще кто-нибудь не появился.
        - Как тебе удалось? - Элиор ошарашено рассматривал мертвого охранника.
        - Магия. Бежим.
        Элиор бросился вперед. Коля следом, но вдруг споткнулся. Ноги стали ватными, тело отказалось слушаться. Он схватился за дверь, прислонился к ней спиной. Острая боль впилась в бок, расправляя жгучие щупальца. Предательское пятно крови расплывалось слева, чуть ниже ребер. Не успел, выходит. Щит не успел остановить все пули.
        - Дэнни? - обернулся Элиор. - Дэнни!
        В глазах потемнело, зашумело в ушах. Плохо. Очень. И после исцеления брата не осталось сил, чтобы восстановиться.
        - Ты ранен!
        Коля прижал руку к боку, останавливая кровь. Позвал магию, но глухо… Почему резерв пустой? Переиграл в героя? Надо собраться, надо бежать.
        Громкий треск прорвался даже сюда, за толстые стены подвала. Донеслось дикое шипение, грохот. Здание тряхнуло, с потолка посыпалась штукатурка. Аквариум рухнул, а с ним и тяжелые балки, перекрытия. Особняк разваливался на куски.
        - Беги, спасайся, - стиснул зубы Николай. - Я следом.
        - Ага! Щас тебе!
        - Мы не успеем, здание вот-вот рухнет.
        - Молчи лучше.
        Спорить было бесполезно. Николай кивнул, благодарно принимая помощь. Элиор подставил плечо, и вместе они двинулись к выходу.
        Сверху что-то громыхнуло, затрещали стены, пыль с гарью ворвались в подвал.
        - Через главный не сможем, - выдавил Коля.
        - А тут есть окно, - Элиор затащил брата в погреб. Под самым потолком находилась узкая форточка. - Пролезть можно, но с трудом. Испробовано.
        Магия стала потихонечку прибывать. В глазах прояснилось, но ненадолго. Силы выливались вместе с кровью, которая уже промочила рубаху и штанину. Отдышаться бы, отдохнуть, тогда волшебство исцелит. Но времени нет. Нужно добежать до машины, уехать прочь, и только тогда заняться восстановлением.
        - Ладно, - просипел Коля, - ты первый.
        - Ага, и как потом тебя вытаскивать? Так. - Элиор опрокинул небольшой стеллаж с коллекционным вином. Бутылки разбились вдребезги, ноздри защекотал кисловатый виноградный запах. - Вот и лесенка. - Он придвинул стеллаж к форточке. - Залезай.
        Взгромоздиться наверх, толкнуть окно. Уцепиться за раму. Подтянуться. Боль яростно вгрызалась в бок, рвала на части. Но если на нее обращать внимание, никогда не выберешься. Проход и так узкий, и если бы не помощь брата, подталкивающего сзади, не одолеть и эти жалкие метры. Наконец, Коля очутился на воле. Уткнулся в асфальт, вдыхая горелый воздух.
        - Идем, - Элиор помог подняться.
        Шатаясь, будто пьяный, он выпрямился.
        - Да, туда. В лес. Нас ждут. Сейчас только… отдышусь.
        - Хорошо.
        Вдох, выдох. Перед глазами снова поплыли черные круги, где же магия? Он настолько ослабел, что не чувствовал ее нигде. Ни в себе, ни вокруг. Проскакивали только слабые искорки, и те таяли быстрее, чем их можно было ухватить.
        - Пошли.
        От здания отвалился кусок и упал совсем рядом, чудом не зацепив беглецов. Где-то кричали, но Коле казалось, все происходит слишком далеко. Для него мир раскололся на части. В одной рушился особняк, огненные языки жадно пожирали то, что осталось от шикарной обстановки, вокруг сновали пострадавшие, разъезжались машины, увозя уцелевших людей прежде, чем их знаменитые имена предадут огласке. А в другой поселилась боль. С каждым новым ударом сердце выталкивало очередную порцию крови, тело слабело, мутился разум. Дыхания не хватало, и казалось, следующий шаг станет последним. Но Коля упрямо шел вперед и злился. На себя, что так подставился, на магию земную, что не приходит на помощь, на особняк злосчастный, что стал приютом для развязных богатеев.
        Они миновали скамейки в парке и вступили в темную полосу леса.
        - Дальше куда? - Элиор вглядывался во тьму деревьев.
        - Туда, - указал Николай. - Но там тоже могут быть охранники.
        И не могут быть, а определенно были. Послышался хруст ветвей, тяжелое дыхание. Из леса выскочил пес и бросился на нарушителей. Мускулистый доберман устремился к Элиору, распахнул пасть, метясь в горло.
        "Брат в опасности!" - вспыхнуло в мозгу. Адреналин заглушил боль. И магия снова проступила сквозь завесу. Коля жадно ухватился за спасительные частицы, пропустил через себя и с силой хлестнул псину воздухом. Добермана подбросило, шарахнуло об дерево. Оглушенный, он остался лежать на земле.
        - Бежим!
        - Дэнни, - Элиор не сделал ни шагу, уставившись на брата. - У тебя глаза желтые.
        - Прекрасно, - Николай боялся упустить ту жалкую волну энергии, что подарила ему ара-думм. - То, что надо. Идем.
        Они побежали вперед, уже быстрее, и уперлись в стену.
        - Что дальше? Нет ни веревки, ни лестницы…
        - Отойди, - Коля тяжело дышал и, собираясь с силами, облокотился о дерево. Еще небольшой заряд магии. Ну, пожалуйста. Ара-думм никогда не оставляла в беде, всегда приходила на помощь. Внутри заклокотала сила, вырвалась на волю. Врезалась в стену. Брызнули осколки бетона, цементная пыль затуманила взор, запершила в горле. В заборе теперь зияла дыра, достаточная, чтобы пролез не только человек, но и слон.
        После магических манипуляций стало совсем худо. Коля медленно осел на землю, держаться за дерево он уже не мог. Упал бы, но его вовремя подхватил брат. Взвалил на себя и потащил дальше, сквозь проход в стене, сквозь полосу леса. Ноги цеплялись за кусты и сучья, темнота заволокла глаза, и слышалось только шуршанье листвы и тяжелое дыхание Элиора. Самого себя он уже не слышал и почти ничего не чувствовал. Держался только благодаря магии ара-думм.
        Вот и поляна, дорога. Пустые.
        - Куда дальше? - Элиор остановился, переводя дыхание.
        Неужели заблудились и вышли не туда? Николай изо всех сил старался вспомнить, где оставил друзей. Они должны были ждать здесь, точно. Возле раскидистого столетнего дуба и поворота, ведущего к шоссе.
        - Я не знаю. Наверное, что-то случилось, - сказал он, но, на самом деле, едва слышно прошептал.
        - Ты как? - Элиор помог лечь на землю, сам опустился рядом. - Дай, посмотрю.
        Он задрал липкую рубаху, посмурнел, закусил губу. И так ясно, дело плохо. Но постарался взбодрить:
        - Ничего, главное, чтоб органы важные не задело. Потерпи, вот выберемся…
        Договорить Элиор не успел. Закашлялся, будто подавился. Схватился за горло, попятился.
        И тут словно горячей струей ошпарило. Волшебные частицы. Чужие. Из другого мира. Коля перевернулся на живот. Из темноты леса донесся издевательский хрип:
        - Что, не ждали?
        Николай сфокусировал взгляд, хотя и так знал, кого увидит. Он хорошо запомнил земной образ Фаридара. Статный, импозантный мужчина средних лет, волосы цвета соли с перцем, орлиный нос, лохматые брови и жгучие глаза. Сейчас дядюшка выглядел намного лучше, чем в Анделоре, хоть и носил теперь темные очки. После знаменитой битвы в телах гворров, у него отсутствовал правый глаз.
        - Как… ты… нас… нашел? - проскрипел Коля, пытаясь нащупать волшебные частицы. Какие угодно, земные или пышущие из анделорского кристалла.
        - Уверяю, - Фаридар приближался, сдавливая горло Элиора невидимыми путами. - Это было несложно. - Он показал перебинтованную руку. - Магия крови действует безотказно, не так ли?
        Николай посмотрел на свой бок.
        - Вообще-то я искал его, - он кивнул в сторону задыхающегося Элиора. - Но видеть тебя… здесь… да еще в таком состоянии… очень приятный сюрприз.
        - Ты его не получишь, - зажимая рану двумя руками, Коля, наконец, поднялся.
        - Не смеши меня, конечно же, получу.
        - Он ничего не знает, ни про кристалл, ни про Анделор!
        - Врешь, конечно же, знает. Скажи мне, Элиор, - Фаридар по-птичьи склонил голову набок, - неужели ты решил, что твой брат явился именно за тобой? Думаешь, ему тебя не хватало? Думаешь, он тебя искал?
        Элиор воспарил над землей. Брыкаясь, он старался разжать смертельную хватку.
        - Я тебе скажу, зачем ты вдруг понадобился. Твой любимый брат пришел не за тобой.
        - Нет! - рявкнул Николай, глаза снова блеснули желтизной. - Элиор, не слушай его! Он врет!
        - Вру? - закаркал Фаридар. - Признайся, ты пришел сюда за черным кристаллом, и только за ним.
        - Нет, я…
        - Еще меня называют лжецом! Ты и не думал его искать, пока не узнал, где находится "Око ночи".
        - Я считал Элиора мертвым! - боль в боку полыхнула так, что перехватило дыхание, в глазах заплясали красные точки. Но еще больнее было видеть, как потух взгляд брата, как горестно исказилось его лицо…
        И уж совсем невыносимо жгла правота Фаридара. Не пошел бы, и не искал бы. Решал бы проблемы в Анделоре, сражался, восстанавливал равновесие, пока Элиор погибал здесь, на жутком аукционе зажравшихся богатеев.
        - Признайся, - продолжал увещевать маг, играя со своими жертвами. - Только благодаря мне вы снова встретились.
        - Из-за тебя мы расстались! - обозленный, Николай сделал шаг вперед, пытаясь достать Фаридара, но врос в землю, пригвожденный черным взглядом.
        - Что ты мне сделаешь? На Земле ты бессилен!
        Фаридар вскинул руку, отшвырнул Колю назад. Он бухнулся на траву, едва не потеряв сознание. Сквозь надвинувшуюся темноту услышал:
        - Итак, скажи, дорогой племянник. Где черный кристалл? Где "подарок гномов"?
        - Н-не знаю, о чем ты, - прохрипел Элиор.
        - Напомнить? - прогремел Фаридар.
        Раздался треск, а за ним последовал жуткий крик. Брат… Что с ним делают? Его же убьют! Внутри взметнулась ярость, гнев полыхнул в груди. Размазать, испепелить, разорвать на мелкие ошметки. Покончить с ним здесь, раз и навсегда. Он не знает, что существует земное волшебство. С его помощью можно победить не только чародея. Можно вдребезги разбить объединенный кристалл. Вот она! Магия! Наконец! Коля коснулся бурлящего потока. Где же ты скрывалась? И ответ пришел сразу. На весах. Здесь все стоит на весах. Где-то магия убывает, где-то прибывает. На игрищах он воспользовался ее даром, а потом ей пришлось уйти в другое место, где никто не нарушал равновесия. Она ждала его тут. Бери, сколько хочешь.
        Золото ара-думм заволокло глаза, земная магия напитала тело для мощного удара. Когда близким грозит опасность, когда смерть дышит в лицо, ничто не может остановить человека из племени ор-думм.
        Николай поднялся. Месть переполняла силой. Крик брата подхлестывал гнев. Смех Фаридара ледяной змеей сдавил грудь. Сейчас или никогда. Он погрузился в магический водоворот. И ничего уже не видел, кроме медленно сползающей ухмылки колдуна. Тот заметил метаморфозу слишком поздно и не успел схватиться за кристалл.
        Ярость, боль, бешенство выплеснулись золотым лучом. Он врезался в Фаридара, прошил насквозь и рассыпался на горящие искры. Колдун открыл рот. Хотел что-то сказать, но новый удар подбросил его в воздух, перевернул и отшвырнул на несколько десятков метров.
        Коля пошатнулся, упал на колени. Тело подвело, если бы не рана, если бы не потеря крови и почти бессознательное состояние, черный маг был бы уже мертв. А так пороху не хватило. Фаридар еще шевелился, нащупывал кристалл. И когда он найдет его, то несдобровать им. Защищаться уже нет возможности, Коля полностью исчерпал себя.
        Совсем рядом вспыхнул свет. Как-то быстро дядюшка в себя пришел. Или нет? Искры рассыпались, образуя портал, вычерчивая знакомый силуэт. Аргент…
        - Я же запретил тебе, - прошептал Николай, чувствуя, что его куда-то волокут.
        - Да заткнись ты, - поморщился друг. - Силы береги.
        - Элиор, - прохрипел он. - Где?
        - Да в порядке он, что с ним станется. Вон позади тащится.
        Блеск перед глазами, странный калейдоскоп красок, танец огней, запах бензина, шум мотора.
        Под руки попалась гладкая металлическая поверхность. "Восьмерка". Коля навалился на нее всем весом, развернулся. Евдокия обнимала брата. Он и ей брат тоже. Выходит, Мымра - его сестра. Ерунда какая-то. Она что-то быстро говорит, смотрит на руки, ощупывает Элиора. Тот отрицательно мотает головой, указывает в его сторону. Евдокия бросается к машине, прижимает ладони к лицу, испуганно тормошит за плечи. Звуки едва складываются в слова:
        - Не вздумай умирать! Слышишь? Григорьев! Не вздумай!
        Не умирать. Отдохнуть. Всего лишь отдохнуть. Коля сполз вниз, откинул голову назад, закрыл глаза, отдаваясь темноте. Элиор жив, Фаридар на время обезврежен. О большем и мечтать не приходится.

* * *
        - Что делать? Что нам делать? Его к врачу надо, срочно! - Евдокия чуть не плакала. Еще бы. Она до смерти перепугалась, когда увидела Алешку, измазанного в крови, а когда выяснилось, что на самом деле случилось, ей стало не по себе. Оттого, что на какой-то момент почувствовала облегчение: это не брат ранен, а другой. Теперь ей стало стыдно. Багрянец пятнами расплывался по щекам и шее. Идиотка! Григорьев спас жизнь Лешке, вытащил из жуткой передряги, и теперь лежит, без сознания…
        - Не надо врача, - жестко заявил Аргент. - Он сам должен.
        - Что должен? Ты в своем уме? Да он же истечет кровью! - не унималась Ева.
        Аргент взял ее за руку, повернул к себе, твердо произнес:
        - Нельзя его в больницу. Без толку. Ваша медицина бессильна. А вот ара-думм…
        - Кто такая ара-думм?
        - Его волшебная сущность. Элиор, что ты там стоишь? Помоги мне его в машину занести.
        Юноша подошел и наклонился к брату.
        - Слушай, - Аргент присел рядом. - Я все видел.
        - Что? - спросил Элиор.
        - Нам пришлось перегнать машину в другое место. Точнее, нас заставили. А когда мы увидели пожар, я побежал на место встречи. И увидел Фаридара, вас. И слышал, что он говорил. Не верь ему.
        - Ты это о чем?
        - О том, что брат твой не искал тебя. Зацепило, да?
        - Да нет, просто, - Элиор подхватил Колю под руки, - по-другому я представлял нашу встречу. А тут как ушат с ледяной водой. Магия, дядюшка, побег. И Дэнни теперь одной ногой в могиле. Из-за меня. Ты уверен, что он поправится?
        - Ты его плохо знаешь. Не из таких передряг выкручивался. - Аргент помог Элиору уложить на заднем сиденье Николая. Евдокия вызвалась сидеть рядом. Элиор сел за руль.
        - Куда ехать?
        - Пока никуда, - Аргент плюхнулся на переднее сиденье. - Просто езжай. И как можно быстрее.
        - Что, значит, просто езжай? - удивилась Ева.
        Аргент вздохнул.
        - Нас преследует Фаридар. Он, чтобы вы знали, могущественный маг, который уничтожает Анделор. Я потом расскажу подробнее. Магический разряд помог отсрочить встречу, но Фаридар скоро очнется и снова бросится на поиски.
        - Так мы скроемся, - заметил Элиор, выводя автомобиль на шоссе.
        - Не выйдет. Рана еще открыта, значит, найти нас - раз плюнуть.
        - Я схожу с ума, - прошептала Евдокия, прикладывая к колиному боку марлевую салфетку.
        - А вот и нет. Магия крови. Она притягивает, как магнит. А в пути засечь нас невозможно.
        - Сколько же нам рулить? Неделю?
        - Надеюсь, нет.
        Коля вдруг вздрогнул и застонал.
        - Начинается, - констатировал Аргент, обернулся и нагнулся в проем между сиденьями.
        - Что? - испугалась Ева.
        Стон усилился, дрожь пробежала по телу.
        - Держи его! - "единорог" схватил друга за руку.
        - Может, остановиться? - Элиор, посмотрел в зеркало заднего вида.
        - Нет, опасно. Фаридар может очнуться в любой момент.
        Коля дернулся, ухватился за сиденье, сквозь сжатые губы вырвался крик. Его скрутило, Ева испуганно отпрянула.
        - Что с ним?
        - Больно ему, что, - голос Аргента полнился сочувствием. - Помоги.
        - Чем?
        - Не знаю, словом, делом.
        Евдокия прижала Колю к себе, положила голову на колени, вытерла испарину со лба, тихо зашептала:
        - Ну, ну, потерпи.
        Снова крик вырвался из горла, Коля заметался, открыл на миг глаза, в которых плескалось золотистое свечение.
        - Это ара-думм, - Аргент предупредил вопрос.
        - Бедный, - всхлипнула Ева. - Может, к врачу все-таки?
        Еще один приступ. Коля забился, то вжимался в сидение, то подавался вперед. Будто изнутри его пожирала дикая боль, выворачивала наизнанку. Ева обхватила его за торс, зажимая рану, Аргент придерживал сверху. Еще терзающий сердце крик, луч света из-под закрытых век, дрожь по телу, и вдруг все прошло. Тяжело дыша, Коля откинулся на сиденье. Через несколько минут черты лица расслабились, и он провалился в глубокий сон.
        - Что это было? - трясущимися губами спросил Элиор.
        - Вот что, - Евдокия разжала руку. В блеклом свете фонарей на ее окровавленной ладони поблескивала пуля.
        - И хорошо, - облегченно выдохнул Аргент. - Жить будет.
        Глава 8
        Холод. Опять холод. Мучительный. Пронизывающий. Знакомое чувство, так всегда бывает, когда ходишь по острию лезвия, не рассчитываешь собственные силы и полностью окунаешься в водоворот магии. А потом расплачиваешься ознобом и дрожью.
        В рот влилась горячая жидкость. Приятная, кисло-сладкая. Чай, наверное. Внутри разлилось тепло, лед начинал сдаваться. Защипало кончики пальцев, кровь ускорила свой бег, согревая тело. Сладкий сон увлекал за собой, в тайные глубины, и противиться ему совсем не хотелось…
        И уж тем более, не хотелось просыпаться. Полежать бы еще, в царстве грез так хорошо. Удобно. Мягкая постель, свежий воздух в ноздри. Пахнет цветами, зеленью, теплым солнцем и жареным мясом. Мясом?
        Коля открыл глаза и осмотрелся.
        Он лежал на кровати в незнакомой комнате. Стены обиты вагонкой, аккуратно выкрашенной темным лаком, повсюду висят картины с лесными пейзажами, обстановка простая: тумбочка, шкаф и еще одна кровать напротив. В окне проглядывались зеленые деревья, кустарник, сплошной забор зеленого цвета. Ясно, его привезли за город, только куда? Недремлющее сознание ара-думм вмиг восполнило упущенное.
        - Каким образом пуля оказалась у тебя в руке? - недоумевал Элиор.
        - Не знаю, - дрогнул голос Евдокии.
        - Это ара-думм, я же сказал, - разъяснил Аргент.
        - Исцеляющая магия? - предположил Элиор.
        - Долго и нудно объяснять.
        - Хорошо. Если ему лучше, можно уже ехать? Куда-нибудь?
        - Можно, - разрешил "единорог". - Только куда? К вам домой нельзя, к Кайлу тоже. Фаридар вычислит.
        - К нам, на дачу, - подала голос Ева. - По кольцу недалеко, и никто о ней не знает.
        - Ключи у тебя? - спросил Элиор.
        - Нет, возьмем запасной у Петра Андреича.
        - Прекрасно, - Аргент широко зевнул. - Разбудите, когда доедем.
        - Подождите, - воскликнул Элиор. - А как же магия крови? Фаридар найдет нас на даче.
        - Уже не найдет.
        - То есть как?
        - Рана закрылась, - Аргент отвернулся к окну и прикрыл глаза.
        Вот оно что. Сейчас они в безопасности. Коля потянулся и приподнялся на подушках. Бок кольнуло, и он посмотрел вниз. Торс перетягивали бинты. Но, скорее, для страховки. Потому что под ними оказалось только небольшое пятнышко розового цвета
        - единственное напоминание о ранении. Коля отбросил ненужные бинты и осторожно встал. Одежды ему не оставили, наверное, не ожидали, что он так быстро очнется.
        В шкафу лежали старые джинсы и майка. Наверное, брата. Босиком, придерживаясь за стенку, все-таки слабость прошла не до конца, Коля вышел из комнаты.
        Ева хлопотала возле плиты, Аргент сидел за столом, Элиор раскладывал тарелки.
        - О, смотрите-ка, кто заявился! - первым его заметил "единорог". - Быстро же ты в себя пришел!
        - Коля? - обернулась Евдокия. - Что же ты встал? Тебе отдыхать надо!
        - На том свете отдохну, - Николай прошел на кухню и сел за стол. Поморщился, схватившись за бок. Неприятные ощущения все еще карябали бывшую рану. - Есть хочется.
        - Хороший признак, выздоравливаешь, - констатировал Аргент.
        - Да куда денусь.
        - Вообще-то, заставил ты нас поволноваться, - Элиор поставил еще одну тарелку и уставился на брата.
        Теперь, когда опасность миновала, оба засмущались.
        - Ты на мать похож.
        - Ты на отца похож, - хором произнесли они, не зная, с чего начать разговор.
        Засмеялись немного натянуто. Снова повисла пауза, которую нарушало только шипение мяса на сковороде. Наконец, Элиор спросил:
        - Ну, так как к тебе обращаться? У тебя минимум три имени. Коля, Кайл и Даниэль.
        - Могу сказать то же про тебя, - слегка улыбнулся Николай. - Алексей или Элиор?
        - Элиор. Алексеем я никогда не был.
        - В самом деле? - обиделась Евдокия.
        - Доська! Ты же знаешь, о чем я.
        - Не называй меня так, - тут же смутилась Ева.
        - Да брось ты, все свои, - отмахнулся Элиор. - Ну, а тебя как? - он обратился к брату.
        - Здесь Коля, там - Кайл. Я, напротив, никогда не был Даниэлем. И, наверное, не стану.
        - И все же я буду звать тебя Дэнни, можно? Так привычнее.
        - Как хочешь, - Коля пожал плечами.
        - Спасибо. И это, слушай, - Элиор присел за стол. - Аргент ввел меня в курс дела. Я решил, что пойду с тобой. Туда.
        Коля нахмурился, повертел в руках вилку, поковырял ею скатерть и, наконец, сказал:
        - Уверен? Анделор умирает. И там нет ничего…
        - Это наш дом, - Элиор подался вперед, в глазах загорелся мальчишеский задор. - Мы должны его вернуть.
        - Все не так просто.
        - Не будь занудой, а?
        - Я не зануда. Я просто хочу, чтобы ты реально смотрел на вещи. Возможно, нам не удастся спасти Анделор. Тогда мы погибнем.
        - Дэнни, я реалист, каких мало, - помрачнел брат.
        Обида тронула эльфийские чувства:
        Конечно же, реалист, жизнь научила. Она била с самого детства. В детдоме приходилось бороться за место под солнцем, потом держать планку лидера, что не всегда удавалось. Когда фортуна повернулась к нему лицом, и брошенный мальчишка обрел семью, судьба снова ударила. Жестоко и исподтишка. Лучше бы он еще раз наткнулся на нож маньяка, по крайней мере, та боль прошла очень быстро. А эта терзала душу и по сей день. Никогда не забудется телефонный звонок, побелевшее лицо сестры, взявшей трубку. И последующий мрачный калейдоскоп событий. Какие-то люди, какие-то бумаги, а перед глазами только обгоревший остов разбитой машины. У родителей не было шансов, так сказал инспектор. Пьяный водила со встречки - обычное дело для милиции, и крутой жизненный поворот для него и Евы.
        Денег перестало хватать. Евдокия зарабатывала копейки, но даже с дополнительными занятиями зарплаты катастрофически не хватало. Сам он пытался устроиться, но в приличные компании без опыта работы никто не брал, так что пришлось довольствоваться грошовым заработком продавца-консультанта в одном из сетевых супермаркетов.
        Жизненная несправедливость и ранняя смерть родителей резко изменили характер оптимиста-сказочника. Элиор замкнулся. Он метался, как зверь в клетке, старался выбраться из болота рутинной жизни, бесполезных поисков нормальной работы. Смотреть в глаза сестры, одной вытягивающей их скромное хозяйство, становилось все больнее, а собственная никчемность бесила до дрожи в руках, до черных точек в глазах. Он потерял веру в себя, а детские мечты теперь казались не более чем выдумкой детдомовца, отчаянно грезившего о семье. И когда уныние достигло апогея, появился шанс выбраться из ямы безысходности. Ему предложили денег. Много денег.
        Талант к игре проснулся еще в детдоме. Карты слушались его, будто зачарованные. Но, несмотря на природное везение, он никогда не злоупотреблял необычным даром. А тут друг по фэнтези-клубу, рассказал про подпольные игрища. Возможность выиграть большую сумму подворачивалась редко, и Элиор согласился. Прошел игру от начала до конца. Но не чувствовал вины, когда очередной конкурент пускал себе пулю в лоб. Сам он был готов на все. Чем дольше играл, тем больше охватывал азарт. А нависшая угроза смерти накачивала кровь адреналином, которого не хватало в обычной жизни. Самое главное, за игрой он забывал все проблемы, забывал, что он, Алексей, обычный студент-неудачник. Потому что в игре он, Элиор, владел ситуацией, им восхищались, ему аплодировали, его победы ждали. И слишком поздно понял, в кого превратился. В шута. В клоуна, развлекающего толпу тем, что приговаривает другого человека к смерти. Стало дико и страшно. Но одновременно появилось желание довести дело до конца, забрать выигрыш ради того, чтобы раскошелить кучку зарвавшихся негодяев.
        То, что организаторы никогда не отдадут деньги, он знал. Как и то, что его никогда не отпустят живым. Слишком глубоко "везунчик" увяз в этом жутком болоте. Однако успел подготовиться. Сбежал с деньгами через форточку в винном погребе, а, спрятанная заранее веревка, помогла перебраться через высокую стену. Выигранные деньги он быстро перевел на счет детдома, где воспитывался. Потому что не хотел, чтобы другие подкидыши спали под застиранными до дыр одеялами и играли в разбитые игрушки. Потому что хотел достойной жизни для людей, работающих за копейки. Потому что несправедливость и хапужничество довели до предела, и захотелось просто обломать зарвавшихся толстосумов.
        На самом-то деле, обломали и его тоже. Схватили, бросили в подвал, избивали, пытаясь вернуть деньги. И в самый последний момент, когда до смерти оставались считанные часы, судьба вдруг смилостивилась и подарила еще один шанс.
        - Прости, - Коля виновато отвел взгляд, ругая себя за неосмотрительность. - Мне повезло больше. Я попал в хорошую семью и рос в лучших условиях. То есть… Ева, ты понимаешь, о чем я.
        - Да, понимаю, - оторвалась от готовки Евдокия. - Кстати, о семье. Я позвонила твоей матери, чтобы не волновалась. Мобильный остался в машине.
        - Спасибо тебе, - Николай благодарно кивнул.
        - Угу. От вас, мужиков, внимательности не дождешься. До седых волос доведете.
        - Ой, Доська, вечно ты все драматизируешь, - Элиор повернулся к брату. - Какие у нас планы на будущее?
        - Для начала найдем "Око ночи", - Коля бросил вертеть вилку в руках. - Помнишь, ты еще подменил его? В картине?
        - Конечно, помню, - Элиор хитро улыбнулся. - Я ж не дурак, чтобы сразу раскрывать правду Фаридару. Не знаю, правда, зачем ему камень понадобился. Но если уж он устроил такое… В общем, "Око" я вделал в рукоять ножа, а когда прибыл сюда, закопал неподалеку от того самого места. То есть, сначала у меня его отобрали, потом я отобрал его назад, и схоронил под кустом. Надо же…
        - Что такое? - насторожился Николай. Вдруг камень потерялся или ушел в чужие руки?
        - Я это, совсем забыл, - Элиор почесал макушку. - Кажется, такие вещи не забываются. Единственное, что связывало меня с Анделором и доказывало его существование - тот самый нож и камень. "Подарок гномов". Почему я забыл?
        - Ты хоть помнишь, где его закопал? - вступил в разговор Аргент.
        - Да, конечно. То-то и странно.
        - Возможно, - предположил Коля, - потеря памяти - своеобразная защита? За прошедшие годы с кристаллом могло случиться все, что угодно. А под землей ему самое место, тем более, когда никто о нем не помнит. До поры до времени.
        - Наверное, - кивнул Элиор. - Так, когда едем?
        - Сначала обедать! - Евдокия поставила сковородку на стол, разложила еду.
        Мясо пахло так аппетитно, что желудок скрутило. Все принялись есть, включая Аргента.
        - Ты что?! - Коля чуть не поперхнулся, заметив, с каким энтузиазмом друг жует отбивную.
        - Фто? - с полным ртом ответил тот.
        - Ты… Ты же мясо не ешь!
        - Так фкуфно же.
        Николай не мог прочесть мысли Аргента, но чувствовал, что с ним происходили какие-то перемены. И они не предвещали ничего хорошего. Сначала слабость, головные боли, теперь смена вкусовых пристрастий. Магические частицы Анделора пополнили силы Аргента во время встречи с Фаридаром, и поэтому выглядел он вполне здоровым. Но надолго ли?
        - Вкуснятина! - "единорог" протянул Евдокии тарелку. - Добавки можно?
        - Конечно! - она покраснела и спрятала взгляд.
        И без того напряженная атмосфера стала еще тяжелее. Коля посмотрел на Еву и… погрузился в воспоминания.
        - Ну, как он? - Аргент стоял в дверном проеме, наблюдая, как Евдокия поит чаем раненого.
        - Вроде лучше. Как ты и сказал, горячее питье помогает. Что с ним такое? Никогда не видела, чтобы руки инеем покрывались.
        - А ты многое видела? - ухмыльнулся Аргент. - Это реакция на перекачку магии. Подозреваю, Кайл задумал убить Фаридара, только сил не хватило.
        - Что же делать? - Евдокия встала и поправила одеяло.
        - Ждать, когда он очнется. Пару суток проваляется, не меньше. Иди, отдохни лучше.
        И правда, Ева сильно устала. Тело била мелкая дрожь, низ живота нервно побаливал, а колени подгибались. Сумасшедший день, сумасшедшие события, умопомрачительные открытия. То, чем бредил брат, оказалось явью. Волшебство существовало! Порталы, самоисцеление после тяжелейшего ранения, магия крови - все сводило с ума и, в то же время, волновало. Прекрасный мир, где исполняются мечты, - не выдумка! И если сказка возможна, значит, есть еще надежда на лучшую жизнь.
        Чтобы расслабиться и унять часто бьющееся сердце, Ева приняла душ. Но пережитое вновь и вновь вспыхивало в памяти, не отпуская ни на секунду. Разгромленная квартира, студент-экстрасенс, магия крови, портал, Лешка и… Аргент.
        От навязчивого образа не избавиться, не закопать в глубинах памяти, не запечатать внутри сердца. Серебристая грива волос, лукавый взгляд, гибкое тело. Ева пустила холодную воду. Размечталась. А то он, красивый и статный, клюнет на старую деву. Подумаешь, поцеловал, это еще ничего не значит. Она тяжело вздохнула, повернула кран и вышла из душа.
        Когда Ева поднялась в свою комнату, там ее ждал Он.
        - Хотел узнать, как ты, - начал оправдываться Аргент.
        - Если не считать, что все, во что я верила, перевернулось с ног на голову, то очень даже ничего.
        - Ты держалась молодцом, - он подошел ближе, дотронулся до ее волос, пропустил прядь между пальцами.
        - Зачем тебе я? - вдруг всхлипнула Евдокия. - Ты можешь завоевать любую.
        "Меня ты уже завоевал" - пронеслось в мозгу.
        - Глупышка, - тихо засмеялся Аргент. - Я не хочу любую.
        Он протянул руку, чтобы вытереть катившиеся по пунцовым щекам слезы. Задел грудь. Случайно ли? Но это уже неважно. Противиться желанию больше не осталось сил.
        - Ты ведь никогда еще не был с… женщиной?
        - Досадное упущение, - Аргент прижал ее к себе. - Надо исправить…
        Коля отодвинул тарелку. Закусил губу и встал. Дальше смотреть воспоминания нет необходимости, пусть личное остается личным.
        - Аргент, на пару слов, - хрипло произнес он и вышел во двор.
        Солнце скрылось за тучами, подул прохладный ветерок. Верхушки деревьев нагнулись под его порывами, с берез посыпались палочки и сережки. Стайка синичек взметнулась вверх, напуганная колыханием ветвей.
        - Что такое? - друг, недовольный, появился на крыльце.
        - Поговорить надо, - хмуро произнес Коля.
        - Ну? - "единорог" приблизился.
        - Что с тобой? Сначала тебе плохо, потом ты начинаешь есть мясо и…
        - И?
        - Я про тебя и Еву.
        - Так ты, значит, копался в ее памяти? - возмутился Аргент.
        - В этом нет острой необходимости, - парировал Николай, - по ней и так все видно. Не понимаю тебя. Сначала ты презираешь собственную человеческую оболочку, а потом сам…
        - Не твое дело! - гаркнул Аргент. - Что ты лезешь?!
        - Я потому лезу, - сквозь зубы произнес Николай, - что нам скоро уходить. А в Анделоре ты снова превратишься в единорога. Что тогда? Тебе нужны лишние проблемы? Или поэкспериментировать с новым телом захотелось?
        Аргент побледнел, сделал было шаг вперед, а потом круто развернулся.
        - Я не хочу с тобой разговаривать, - тихо сказал он. - Видеть тоже. - И ушел в дом.
        Коля остался во дворе, чтобы успокоиться. Вот ведь, незадача. Чуть до драки не дошло. С каких пор единороги вступают в любовную связь с женщинами? Почему изменяют своим привычкам и взглядам? И, главное, что теперь делать? Раньше они вздорили, но чтобы ссориться? Так? Никогда. И зря обиделся, ничего плохого ему не желали, просто надо предупредить… Минуточку, обиделся?
        Он бросился в дом, влетел на веранду, где продолжали обедать домочадцы, и уставился на "единорога". Появилось смутное эльфийское чувство…
        "Поэкспериментировать! Ему какое дело! Как со своей полузеброй кувыркаться, так пожалуйста! Никто слова не говори. Что вообще он о себе возомнил!"
        - Аргент, - упавшим голосом произнес Коля. Стул подвернулся вовремя, иначе он уселся бы прямо на пол. - Аргент.
        Наверное, лицо у него и впрямь было жуткое, потому что все, как один уставились на него.
        - Аргент…
        - Ну, что? - зло вскинулся "единорог".
        - Ты становишься человеком. Твоя магия уходит, я вижу, о чем ты думаешь.
        - Минуточку, - из-за стола поднялся Элиор, - ты еще мысли читать умеешь?
        Евдокия отчаянно покраснела и опустила взгляд.
        - Что-то вроде того, - признал Коля. - Но это не касалось волшебных существ. До сих пор.
        Размышляя, как быть дальше, он уставился на экран работающего телевизора. В обзоре криминальных новостей мелькали страшные кадры. Огромный самосвал, врезавшийся в дом, разбитая витрина, осколки стекла, арматуры… Знакомое место.
        Коля встал, подошел к телевизору и прибавил звук.
        "Водитель пострадал больше всех, - докладывала хорошенькая корреспондентка, - сейчас он в больнице в тяжелом состоянии. Напоминаем, что сегодня утром, в салон красоты, расположенный на Вяземской улице, въехал грузовик. Водитель-дальнобойщик уснул за рулем и потерял управление. Что его заставило уклониться от маршрута, пока не выяснено".
        Нехорошее предчувствие кольнуло сердце. Совпадение? Звучит дико. Это именно тот салон, где он постригся в день прибытия. И именно там вылечил от душевных терзаний девчонку-парикмахершу.
        "А сейчас вернемся к главной теме нашего выпуска, - продолжала вещать с экрана ведущая, - к пожару, который возник этой ночью в санатории "Лесной рай".
        В кадре появился корреспондент, стоящий на фоне пепелища. Знакомый особняк сгорел почти дотла. Хотя часть несущих стен уцелела, обрушившись наполовину, восстановлению он явно не подлежал.
        - Александр, - начала ведущая, - что нового у вас?
        - Да, Елена, - затараторил корреспондент. - На месте трагедии все еще остаются поисковые группы с собаками. Под завалами могут находиться живые люди. На настоящий момент число погибших достигло двадцати пяти, раненых - шестнадцати.
        - Александр, получила ли подтверждение информация о том, что в санатории "Лесной рай" проводились подпольные бои без правил? И что именно они явились причиной возникшего пожара?
        - Нет, Елена. Органы власти опровергли данную версию. Установлено, что здесь имело место пренебрежение нормами пожарной безопасности.
        - Спасибо, Александр. Держите нас в курсе".
        - Бои без правил, - фыркнул Элиор. - Бои без правил - просто драка в песочнице, по сравнению с тем, что они там творили. Конечно же, версия не оправдалась. Если общественность узнает, полетит много голов.
        - Хорошо, что твоя на месте, - заметила Евдокия, вставая из-за стола. Но следующее сообщение опять приковало взгляды.
        " - Еще одна срочная новость, - ведущая Елена уткнулась в листок бумаги, - как нам сообщили с пометкой "молния", началась эвакуация детей и сотрудников персонала из детского дома номер пять. В бойлерной произошел взрыв, причины выясняются. Мы будем следить за развитием событий".
        - Номер пять? - воскликнул Элиор. - Я там вырос!
        - Мы в курсе, - глухо произнес Николай, растирая виски.
        Голова разрывалась от полученной информации. Сначала салон-парикмахерская, потом детский дом. Санаторий он в расчет не брал, потому как сам устроил пожар. Но эти совпадения не случайны. Быть может…
        Да! Совершенно верно! Фаридар! Он ищет "Око ночи" и, возможно, каким-то образом вычислил, где племянник пользовался магией. У него кристалл, и нет ничего невозможного. Но зачем? Зачем громить парикмахерскую, зачем поджигать бойлерную? Зачем? Жуткая догадка перехватила дыхание. Он идет по следу. Показывает, что знает, намекает…
        Николай бросился в сад, открыл машину, схватил мобильник и набрал домашний номер.
        - Возьми трубку, мама. Возьми!
        С другой стороны ответил глухой голос. Хриплый. Знакомый.
        - Алло. Рад слышать тебя в добром здравии.
        Коля так сильно сжал телефон, что аппарат угрожающе затрещал.
        - Где она?
        - С твоей мамочкой все в порядке, - довольно ответил Фаридар. - И, наверное, будет, если отдашь мне черный кристалл.
        - Пусти ее, выродок! - заорал он в трубку.
        - Не кричи так, маму испугаешь, - маг издевательски хрюкнул. - Найдешь меня, сам знаешь как. Сегодня вечером. Или кристалл, или твоя мамочка. Ты же хороший сыночек, не будешь ею жертвовать? Или будешь?
        - Да я тебя, - взвыл Николай, общаясь с телефонными гудками. - Убью!!! Ну, погоди у меня, - желтый цвет снова заволакивал взгляд. Черные точки заплясали перед глазами. На этот раз Фаридару конец. Он размажет его, уничтожит навсегда, и освободит Анделор. Не разбирая дороги, Коля метнулся в дом, выпалил на ходу:
        - Нам нужен кристалл. Срочно!
        - Что случилось? - подал голос Элиор. - На тебе лица нет.
        - Фаридар. У него моя мать, - выпалил Коля. - Он требует кристалл.
        - И ты что же, собираешься отдавать? - холодная отстраненность Аргента больно резанула и одновременно разозлила.
        - Встречусь с ним. Убью.
        - Тогда ладно, - "единорог" с показным безразличием передернул плечами. - А то я уж решил, ты миллионы жизней решил обменять всего на одну.
        Сдержаться, чтобы не нагрубить, удалось с трудом. Перед глазами еще полыхали черные и красные пятна, а слова друга только масла в огонь подлили.
        - Надеюсь, тебя никогда не поставят перед таким выбором, - Коля отвернулся и вышел на улицу, не желая больше ничего слышать.
        - Дэнни, ты босиком поедешь? - окликнул Элиор несколько минут спустя.
        Он протянул брату ботинки.
        - Спасибо, я даже не заметил.
        - Что случилось? Или вы всегда так общаетесь?
        - Ничего. Не важно. Поехали за кристаллом.
        - А как же Аргент?
        - Думаю, ему лучше остаться здесь, - Коля отправился к машине. Элиор присоединился чуть позже, когда "восьмерка" выехала за ворота.
        - Честно тебе признаюсь, - он уселся на переднее сидение. - Я не помню названия того поселка.
        - Ничего. Его знаю я.
        Глава 9
        Сначала оба молчали. Элиор следил за дорогой, Коля управлял машиной. В запасе у них имелось пять-шесть часов. В самый раз, чтобы достать кристалл и заняться поисками Фаридара.
        - Ты поссорился с Аргентом из-за Евы? - нарушил тишину Элиор.
        - Да.
        - Я знаю, о чем ты. И так видно.
        - И тебе все равно? - покосился Николай.
        - Мы привыкли не лезть в дела друг друга. Ева - взрослая девочка, сама знает, что ее отношения с "единорогом" не имеют будущего.
        - Я разозлился не из-за этого. То есть, частично из-за твоей сестры. Но, в большей степени, из-за Аргента. Он меняется. И мне не нравится, в кого он превращается.
        - Оставь за ним право выбирать. Все равно ничего не добьешься.
        Чувствуя правоту брата, Коля кивнул.
        - Слушай, - отвлекся Элиор. - Мне казалось, ты меня младше.
        - Да, на два года.
        - Тогда почему меня не покидает чувство, что мы ровесники?
        - Потому что, по сути, так и есть, - охотно сменил тему Николай. - Это из-за путешествий во времени.
        - Ого, так ты еще и в "назад в будущее" сыграл?
        - Ага. Сначала год в Анделоре настоящем, потом, год - в прошлом. На Землю же вернулся в ту точку, из которой начал путешествие.
        - И ты, выходит, маг. А я? У меня есть какие-нибудь способности?
        - В карты играть, - усмехнулся Коля. - В этом ты - вылитый предок, наш великий и доблестный Зориан. Хотя, - добавил он, чтобы подбодрить сникшего брата, - кто его знает, может, по прибытии в Анделор ты тоже откроешь в себе дар.
        - А наши родители? - продолжал расспрос Элиор. - Ты знаешь, что с ними случилось?
        - Нет, - Коля съехал с кольца в сторону поселка Дружное. - Я думал, их убил Фаридар. На самом деле, они пропали. Куда - неизвестно. Наверное, дядюшка знает.
        - Спросим?
        - А то, - Коля сдвинул брови.
        Ему не терпелось встретиться с Фаридаром. Сегодня все решится. Маг еще раз столкнется с силой Земли. И не сможет ей противостоять. Магия разорвет его на атомы, от него места мокрого не останется. Только бы успеть спасти мать.
        - Мне понадобится твоя помощь, - он посмотрел на брата. - Подстрахуешь?
        - А зачем еще нужны старшие братья?
        Справа мелькнул знакомый магазинчик "24 часа", где он только недавно покупал воду, свечи и спички. И не знал ведь тогда, что приятный человек, Федор Иванович, на самом деле является могущественным магом, мечтающим вернуться в свой мир. Поворот к даче они проехали, - Валентин Сергеевич жил в противоположной части поселка.
        Прибыв на место, Коля присвистнул. Вместо старого дома теперь зияла чернота. Яблони и березы обгорели, знаменитый электрический столб, который в свое время зацепил портал, вовсе повалился.
        - Что здесь произошло? - Элиор выбрался из машины, почесал затылок.
        - Что-что, - проворчала ковыляющая мимо бабулька с маленькой, и такой же старой собачонкой. - Употреблять меньше надо.
        - То есть?
        - Горькую пил Сергеич. Вот и нате вам, - бабуля покачала головой и причмокнула. - Говорили, говорили люди добрые, не доведет беленькая до добра-то. А как Райки-то не стало, так и вовсе опустился.
        - Он заснул что ли? - переспросил Николай.
        - Та, - она махнула рукой. - Газ забыл выключить, вот беда-то и случилася. Хорошо, дом Петровича уцелел, а то поминали бы тут… А вы кто? - вдруг подозрительно сощурилась бабулька.
        - Мы так, мимо проезжали, - не растерялся Элиор. - Видим - кострище.
        - А, ну вы поезжайте-то мимо. Нечего тут глазеть.
        Коля и Элиор уселись в машину, сделав вид, что собираются уезжать.
        - Знаешь, - Николай уставился на сгоревший дом и поежился. Отчего-то стало холодно. Проклятое место. Не заснул Валентин Сергеевич. Точно, не заснул. И пепелище так и норовить рассказать, открыть правду… - Это он сам.
        - Что сам?
        - Газ открыл. Ты ведь не в курсе. Он тот самый маньяк, который напал на тебя в детдоме… - Коля прервался, решая, говорить ли брату правду про электрический столб и портал. И понял, что Валентин Сергеевич заслуживает если не прощения, то хотя бы понимания.
        Элиор выслушал грустную историю. Автоматически дотронулся до бока и закусил губу.
        - Это может показаться странным, но мне стоит его поблагодарить, - неожиданно заключил он. - Кто знает, как бы дальше сложилась моя жизнь. А из-за нападения я получил шанс уйти из детдома в семью.
        Оба погрузились в молчание, каждый размышляя о своем. Наконец, Коля спросил:
        - Так, где кусты? Где ты зарыл нож?
        - Чуть дальше, за поворотом.
        Они дошли до искомого места. Туда, где заканчивалась улица, и начинался густой лес. Вдоль него прямой линией стелились заросли кустарника. Элиор поднял с земли острую палку и разгреб землю под ближайшим коренастым деревцем. Вынул что-то, завернутое в полусгнившую ткань. Отбросил тряпку прочь и тихо произнес:
        - А вот и наш кристалл.
        На ладони лежал нож. Будто новенький блестел его клинок, лучи предзакатного солнца осветили надпись вдоль рукояти.
        - "Элиор, принц земель людских и хранитель кристалла", - прочитал Элиор и с гордостью добавил, - своими руками выгравировал.
        Коля же глаз не спускал с навершия ножа. Ее венчал черный, как смоль, камень. Ничего особенного, разве что время не тронуло ни блеск, ни огранку.
        Элиор озвучил его мысли:
        - И что в нем такого?
        - Все дело в пророчестве, - отозвался Николай. - Оно гласит, что в день сочетания трех звезд объединенный кристалл, тот, что у Фаридара, не обретет полную мощь, а, наоборот, ее потеряет. И только черный камень, порождение Анделора, сможет удержать магию.
        - Ну и что? А зачем он Фаридару? - Элиор протянул нож брату.
        - Чтобы обратить магию света, в магию тьмы и освободить Торр-Сааза, заточенного на другой стороне Анделора, - автоматически пояснил Коля, сообразив вдруг, что чуть было не совершил самую ужасную ошибку в своей жизни. Одернул руку и отпрянул.
        - Ты что?
        - Мне нельзя. Нельзя трогать камень.
        - Почему? - вскинул брови Элиор.
        - В пророчестве сказано, если кристалл попадет в руки того, кто замаран магией темной стороны, то "Око ночи" будет служить злу. Во мне сила гворра, черного существа. Мне нельзя касаться камня.
        - Тогда ни в коем случае нельзя допустить, чтобы и Фаридар до него дотронулся, иначе мы проиграем.
        - Тогда идем.
        - И как нам его искать?
        Коля протянул руку, раскрыл ладонь.
        - Режь. Магия крови никогда не подводит.

* * *
        Они поменялись местами. Теперь Элиор сидел за рулем, а Николай прислушивался к зову крови и говорил, куда повернуть. И чем сильнее становилось притяжение, тем больше поднималось беспокойство. Фаридар выбрал не пустырь, не безлюдный лес или заброшенную стройку. Он назначил встречу в густонаселенном, спальном районе. Все просчитал, мерзавец. Тут не разгуляешься, огненными шарами не разбросаешься. Но где-то в глубине души затрепетало злорадство. Трусит, значит. Понял, что противник силен и перестраховывается.
        - Стой. Кажется, здесь.
        "Восьмерка" припарковалась напротив пятиэтажного здания.
        - Вот, гад, не мог другого места выбрать, - возмутился Элиор.
        - Он боится, - заметил Коля. - Хорошо, что уже поздно.
        - Да, занятия точно закончились.
        Оба вышли из машины и приблизились к забору. Дальше, в густой зелени каштанов и тополей пряталось школьное здание. Свет от уличных фонарей падал на спортивную площадку, качели и горку, остальная часть территории охватывалась вечерними сумерками. Внутри свет горел лишь на первом этаже, в комнате сторожа.
        - Ну, и где он нас ждет? - Элиор первым толкнул калитку.
        - Похоже, на крыше, - Коля снова обратился к магическому зову. - Да, именно там.
        - Летать умеешь?
        - Ага, во сне.
        - Нет, правда, - настаивал брат. - Если ты маг, перенеси нас туда.
        - Не стоит, - Коля направился к школе. - Неизвестно, сколько сил отнимет полет, магия может переместиться в другое место, и тогда мы станем безоружными.
        - Ладно, тогда по старинке, - согласился Элиор. - Знаю я один вариант.
        - Ты что, учился здесь? - удивленно спросил Николай.
        - Это типовой проект, балда, сомневаюсь, что они заложили запасной выход. Ты что? Ни разу не залезал в школу ночью?
        - В голову как-то не приходило.
        Элиор смерил брата смешливо-покровительственным взглядом:
        - Многое потерял.
        - Ничего, сейчас наверстаю, - не остался в долгу Коля.
        Проникнуть в здание не составило большого труда. Немного магии на вскрытие замка и двери, выходящей на крышу - и путь открыт. Когда они очутились наверху, их уже ждали.
        - Поздравляю, - спокойно произнес Фаридар.
        Он стоял у самого края крыши. В элегантном костюме, лакированных ботинках, черных очках, прикрывающих покалеченный глаз: дядюшка время даром не терял и отлично поработал над собственным имиджем.
        - Чего это он вырядился, - прошептал Элиор, но маг его услышал.
        - Хотелось предстать перед твоей, Даниэль, матерью в человеческом облике. Зачем ее зря пугать?
        - Я тебе не верю, - процедил Николай, одновременно призывая силу.
        Он открылся потоку, потихоньку зачерпывая магию. Здесь она была не такой бурлящей, как дома, не такой агрессивной, как в особняке для игрищ, а особенной: густой и тягучей, насыщенной детством. В ней смешались непосредственность и радость, лучезарные улыбки и чистые слезы, первые неудачи и детские обиды, горечь разочарования и терпкий вкус первой любви.
        - Где моя мать? - Коля приготовился нанести удар. Только бы узнать, где она.
        - Дома, ждет тебя, - губы мага расплылись в ехидной улыбке.
        - Что ты с ней сделал?
        - Ничего.
        - Врешь! - глаза вспыхнули желтизной.
        - Нет. Я оставил ее дома. Запер, чтоб не выбралась, и телефон забрал. После того, как я возьму кристалл, можешь идти к своей мамочке.
        - И ты думаешь, я его отдам? - прогремел Николай.
        - Уверен, - Фаридар сделал шаг вперед, вытягивая из кармана звездный камень. Волшебство Анделора забилось внутри, засияло всеми цветами радуги.
        Коля ощутил, как воздух уплотнился вокруг горла. Стало трудно дышать. Но на этот раз Фаридару не победить. Вот сила, надо только сосредоточиться, вобрать в себя и нанести удар.
        - О! - самодовольно ухмыльнулся маг. - Ты решил повторить недавний опыт? Признаюсь, тогда ты застал меня врасплох. И было больно.
        - Теперь меня ничто не остановит.
        - Еще как остановит, - Фаридар продолжал улыбаться. - Ты вновь решил воспользоваться магией?
        Коля медлил. Невозмутимое поведение Фаридара настораживало. Он что-то знал. Или блефовал. Но, любом случае, ждать больше не следовало. На кончиках пальцев заиграли искорки волшебства.
        - Стой, Даниэль. Убьешь меня - убьешь невинных детей.
        Смысл фразы дошел не сразу. Смертельный луч прорывался сквозь тонкую человеческую оболочку, и подавить его стоило больших усилий.
        - Зубы не заговаривай! Здесь нет никого, кто может пострадать!
        - Вижу, ты ничего не смыслишь в магии Хаоса, - колдун сложил руки на груди, прижав к себе кристалл. - Давай поговорим, и я охотно посвящу тебя в некую тайну. Уверяю, это будет весьма познавательно.
        Коля едва сдерживался, чтобы не размазать Фаридара по крыше, но внутреннее чутье подсказывало, его доводы стоило выслушать. Он осторожно кивнул, не сводя глаз с невозмутимого лица колдуна. Тот продолжил.
        - Знаете ли вы, дорогие мои племянники, что немагических миров не бывает?
        - Чушь, - подал голос Элиор. Он стоял в стороне, пряча за спиной нож.
        - Какие вы еще зеленые, - причмокнул Фаридар. - И не понимаете, что магия - есть основная составляющая любого мира. Хотите, расскажу больше? И объясню уж, так и быть, почему магией Хаоса злоупотреблять не стоит.
        - Если волшебство есть везде, тогда почему ты ждал пятнадцать лет, чтобы вернуться в Анделор? Почему тебя вообще сюда сослали? - выкрикнул Николай.
        - О, вижу, моя история заинтересовала. Видите ли, - Фаридар вновь подошел к краю крыши и посмотрел вниз. - Хаос не подчиняется. Он подчиняет сам. Земля - редкий мир, не спорю. Мирос упрятал меня сюда, потому что знал, я не рожден волшебником и не могу использовать частицы чужих миров. А Хаос выбирает только истинных.
        Коля стоял, ловя каждое слово Фаридара. Гадко закололо под ложечкой, интуиция подсказывала нечто страшное. Перед глазами замелькали картины, увиденные по телевизору. Грузовик, врезавшийся в здание парикмахерской, руины старинного особняка, новость о взрыве бойлерной в детском доме, пожарище в поселке Дружное.
        - Вижу, ты догадываешься, - зло усмехнулся колдун. - Думал, я виноват? Крушу препятствия, разыскивая беглого племянника? А ведь это ты, сам.
        - Врешь, - прошептал Николай, леденея.
        - Думал, использовать Хаос просто? Распоряжаться им по своему разумению? Дурак! Любое обращение к магии Хаоса, любая трата ее энергии, нарушает здешний баланс. Аварии, катастрофы, стихийные бедствия - вот к чему приведет ее постоянное применение! Здесь нет источников, Хаос возникает из ниоткуда и уходит в никуда!
        - Дэнни, он правду говорит? - нерешительно спросил Элиор.
        - Да, - хрипло ответил он. - Правду.
        И верно. Все стоит на весах. Где магия пропадает, возникает прореха, и не важно, какой катастрофой она заполнится. Причина всегда в Хаосе. Вот почему Фаридар выбрал для встречи школу. Он знал, что как только откроет правду, племянник не сможет воспользоваться силой. Ни за что не поставит под удар детей.
        - Ты понял? - торжествовал Фаридар. - Только зачерпни магию, и убьешь всех. Какая разница, что случится: землетрясение, наводнение, буря или террористический акт? Хаос просчитать невозможно, никогда не вычислишь, где и как он ударит. Надеюсь, ты не пользовался магией дома? Иначе…
        - Мама, - сипло выдавил Коля.
        Он оставил ее дома. Фаридар и это просчитал.
        - Бедняжка Рита. Кто знает, что случится через несколько часов, а, может, через несколько минут? Ты и ее подверг опасности! И знаешь что? Ты - угроза всему населению Земли!
        Коля попятился, отказываясь принимать страшную правду.
        - Да! - нажимал колдун. - Что будет, если постоянно нарушать равновесие?! Ты - истинный волшебник, ты не можешь не пользоваться магией. Твое нахождение здесь несет опасность. Рано или поздно, баланс нарушится, и пути назад не будет. Возможно, следующее твое магическое действо перевесит чашу весов, и Хаос вырвется на свободу.
        Николай отвел, наконец, взгляд в сторону. Его снова обставили, переиграли. Он считал, что на его стороне сила, но не задумывался об ответственности. Даже самые легкие задачи, решенные при помощи волшебства, обернулись трагедией. Что говорить о большем? Хаос - вот он. Протяни руку, зачерпни трепещущую силу, дай эмоциям волю. И не думай о расплате. О страшном возмездии, которое потом заполнит пустоту. Он не должен. Не имеет права. Любое следующее действо может навсегда разрушить баланс и уничтожить Землю.
        - Ты в ловушке, - констатировал Фаридар. - Отдай мне кристалл, и я оставлю тебе и твоему брату жизнь.
        - Элиор, беги! - выкрикнул Коля, метнувшись к магу. Если нельзя взять силу Хаоса, он воспользуется родной, анделорской. Ее частицы заманчиво колыхались вокруг звездного кристалла.
        Чердачная дверь с грохотом захлопнулась перед братом.
        Быстрее! Надо воспользоваться родным волшебством. Но оно не отзывалось. Жесткий кнут ударил по ногам. Коля рухнул, как подкошенный. Неведомая сила потащила куда-то в бок и впечатала в барьер на краю крыши. Шершавое покрытие расцарапало руку и щеку.
        - Удивлен, что не можешь взять силу кристалла? - Фаридар подошел, наклонился, ухмыльнулся. - Тебя поглотил Хаос. Магия Анделора тебе не доступна. Забавно, правда? Могущество рядом. И хочется, и колется, да?
        - Ненавижу, - выдавил Николай, силясь подняться. Но чем яростнее он дергался, тем туже стягивались невидимые путы. Он даже не мог посмотреть назад, чтобы проверить, как там брат.
        - Давай же, Элиор, - Фаридар исчез из поля видимости. - Отдай дяде кристалл. По-хорошему прошу.
        Послышался хриплый вздох, возня… Нет, "Око" не должно попасть в чужие руки! Не может быть так, чтобы ничего не получилось, чтобы Анделор не слушался. Коля зажмурился, призывая силу. Ничего. Максимум, что удалось - чуть повернуть голову.
        Фаридар приближался к брату. Разноцветные всполохи вырывались из кристалла, насыщали воздух магией. Чужой магией. В голову пришла сумасшедшая идея. Неужели Хаос будет терпеть инородные частицы? А что если столкнуть две стихии? Анделор и Землю. И не вмешиваться. Только чуть направить…
        Коля открылся потоку Хаоса. Осторожно. Не вбирая в себя и не образовывая прорехи, дунул в сторону объединенного кристалла. Послушные частицы двинулись к Фаридару. Воздух затрещал, пробежали искры.
        - Ложись! - крикнул он Элиору, и сам прикрыл голову.
        Грохот разнесся по близлежащим районам. Темно-синее небо расчертили разноцветные полосы, будто салют в праздничный день. Яркое свечение на несколько мгновений озарило крышу, а потом пропало. Как и путы. Будь то обычный взрыв, им бы всем не поздоровилось. А так ударная и звуковая волна не затронула эпицентр, где находилось напряженное волшебство. Но взрыв застал врасплох.
        Коля вскочил, пошатываясь, протер глаза. Элиор шевельнулся и что-то промычал. Фаридар лежал чуть поодаль. Без лишних слов, Коля метнулся к магу, выбил ногой блещущий светом кристалл. Навалился и схватился рукой за горло. Маг очнулся, забился, пытаясь избавиться от крепкой хватки.
        - Тебе конец, - прохрипел Коля. - Без кристалла ты - никто!
        От взрыва черные очки слетели, обнажив пустую глазницу и уродливый шрам вместо брови. Фаридар тяжело дышал, лицо перекосила гримаса страха. Не было ни достоинства воина, смотрящего в лицо смерти, ни уважения перед врагом, победившим в честной схватке. Только униженное сопение, слюна, сползающая с приоткрытой губы, и мольба, застывшая в единственном глазе.
        Николай брезгливо поморщился и крепче сцепил пальцы.
        - Ты слишком долго марал землю.
        - Неет, - вырвалось из горла. - Не убивай.
        - Хватит! Наслушался тебя!
        - Ты… - сипел маг, - не попадешь… назад.
        - Что?! - взревел Коля, сдавил горло врага двумя руками.
        - Не попадешь, - шипел Фаридар. - Кристалл. Он мой. Здесь. Вспомни. Я искал тебя. Пятнадцать лет.
        Да, искал. Знал, где спрятан кристалл, но без принца Даниэля вернуться не мог. Камень, при открытии портала в другой мир, принимал своего хозяина, настраивался только на него, и отказывался служить другому. Что это? Загадки вселенной, столкновение волшебных частиц, кто знает? Магия - вещь капризная, в одном мире она тебя покидает, в другом отказывается приходить только потому, что звездным кристаллом уже воспользовался другой. К сожалению, Фаридар вновь обхитрил племянника. Теперь они поменялись ролями. Без черного мага путь назад, в Анделор, закрыт. И как гадко сознавать то, что ничего не поделаешь: придется продлить жизнь врагу.
        - Дэнни, - позвал Элиор. Он очнулся и теперь потирал огромную шишку на лбу.
        - Все в порядке, - Коля встряхнул Фаридара и поставил его на ноги.
        - Дай что-нибудь. Свяжем его.
        - Ты же хотел его убить, - Элиор вытянул из джинсов ремень.
        - Придется повременить. Пока в Анделор не прибудем, - Коля скрутил за спиной мага руки, проверил узел на крепость. - Надо срочно убираться отсюда. Моя мать в опасности. Возьми объединенный кристалл.
        - Не понимаю, - Элиор поднял сияющий камень. - Почему "Око ночи" не поглотило магию Анделора? Я пытался…
        - Потому что время не пришло, - крякнул Фаридар. К нему возвращалась самоуверенность, хотя, лишенный власти, он смотрелся жалким стариком.
        - Время?
        - Сочетание звезд. Только тогда магия перейдет от одного кристалла… - маг не успел договорить, его прервали голоса по ту сторону двери:
        - Да ребятня чудит, Михалыч.
        - Надо проверить, - в замке зашуршало, кто-то пытался попасть на крышу.
        - Заклинило, Михалыч, не пойму чегой-то.
        - Дай сюда.
        Коля повернулся к брату:
        - Есть идеи?
        - А как же.
        Элиор дернул ручку на себя. Дверь открылась. На крышу вывалились двое: один в форме охранника, другой - в штатском. Не давая опомнится, Коля втолкнул в проем Фаридара, скользнул следом. Элиор захлопнул за собой дверь и повернул ключ в замке.
        - Эй! Что за… - Донеслось в спину, но беглецы уже летели по ступенькам вниз.
        Вырвавшись на улицу, они пересекли спортивную площадку. Где-то совсем рядом зазвучала сирена. Вот-вот сюда понаедет милиция, и тогда не докажешь, что несчастный мужик, со связанными за спиной руками, опасный и могущественный волшебник. К счастью, до "восьмерки" они успели добежать раньше. Втолкнули внутрь Фаридара, Коля плюхнулся рядом. Элиор завел мотор и тронулся с места.
        - Теперь куда?
        - Ко мне домой, - тут же отозвался Николай. - Надеюсь, Хаос его еще не тронул.
        Глава 10
        Жизнь любит преподносить сюрпризы, и подчас ее ирония не имеет границ. Она чем-то похожа на паззл. Вроде, и сошлись элементы, а потом выходит, что рисунок разный. А иногда бьешься над вопросом, почему картинка не складывается. И невдомек, что искомая часть завалилась куда-нибудь за диван, и лежит себе, посмеивается.
        Коля не мог понять, чем он так прогневал судьбу, раз она вручила в его руки злейшего врага. Только в горячечном бреду можно представить себя сидящим рядом с Фаридаром. Человеком, доставившим столько горя и несчастий Анделору. Только в аду можно сидеть рядом с врагом и не иметь возможности его убить.
        Перед Колей стоял тяжелый выбор. Один взмах ножа - и чародей будет мертв, а Анделор свободен. Но тогда путь туда назад закрыт, а Земля окажется в огромной опасности. Рано или поздно баланс нарушится, и тогда страшная катастрофа уничтожит невинный мир по вине истинного волшебника, попавшего под власть Хаоса. И как ни прискорбно признавать, но возможность остаться здесь, где вырос, и провел большую часть сознательной жизни, пропала навсегда.
        - Останови-ка здесь, - встрепенулся Николай, указывая на телефонную будку. - Мелочь есть?
        - У тебя ж мобильный, - возразил Элиор.
        - Останови, сказал. Приглядывай за дядюшкой.
        Коля выбежал из машины, схватил телефонную трубку, что-то быстро проговорил и вернулся.
        - Поехали!
        - Куда звонил?
        - В милицию. Сообщил, что в нашем доме заложена бомба.
        - Умно, - констатировал Фаридар, глядя в окно, - думаешь, мамочку эвакуируют?
        - Заткнись, - грубо ответил Николай. - Говорить тебе не разрешали.
        Он бы подкрепил свои слова пинком, но сдержался. Если гнев получит, то они рискуют довести до портала не колдуна, а его измочаленный труп. И плевать, что без кристалла, он всего лишь беззащитный человек, который даже повелевать магическими частицами не может.
        Отблески сигнальных огней разгоняли сумерки. Рядом с домом творилось неладное.
        - Ничего себе, ложная тревога, - воскликнул Элиор, поворачивая во двор. - Столько милиции нагнали… Твою мать!
        Его крик заглушил звук тормозов и скрежет металла. Машина дернулась, в салон влетели кусочки разбитого стекла. Никто ничего не успел понять. Удар был очень сильным, непонятно даже, почему. Столкнуться с другим автомобилем, во дворе, на небольшой скорости… Хаос нашел и здесь, отомстил за самоисцеление.
        В ушах еще стоял звон, но Коля инстинктивно схватил за ворот костюма решившего сбежать Фаридара.
        - Стоять, - прошипел он. - Еще раз попробуешь смыться - сдохнешь.
        - Ты не посмеешь.
        - Еще как. И поверь, найду способ открыть портал, с тобой или без тебя.
        Конечно же, он блефовал, но что еще оставалось делать?
        - Элиор, ты как?
        - Ничего, - проскрипел тот.
        Они вылезли из машины, Коля вытащил Фаридара за шиворот, и крепко схватил за локоть. "Восьмерка" выглядела плачевно. Капот вздыбился, пар валил из-под искореженного металла, под ногами скрипели осколки фар и лобового стекла.
        - Ты че?! Ты куда?! - выкатился из другого автомобиля водитель. - Не вишь?!
        - Это ты куда? - заорал Элиор.
        - Элиор, - Коля придержал брата за плечо. - Некогда разборки устраивать.
        К всеобщему удивлению, водитель и не подумал раздувать скандал. Махнул рукой и уселся обратно. Видимо, его машина пострадала намного меньше, потому что он надавил на газ, объехал "восьмерку" и резво понесся дальше.
        - Что с ним? - недоуменно спросил Элиор.
        - Не знаю. Слушай, надо мать разыскать, присмотришь за ним?
        Он вручил дядюшку брату.
        - Не волнуйся, глаз не спущу.
        Коля побежал к дому, чувствуя, что происходит нечто из ряда вон выходящее.
        Во дворе толпились перепуганные люди, переговаривались, что-то выкрикивали, метались между милицейскими машинами и скорой помощью. Пятиэтажку оцепили люди в спецформе, по периметру прохаживались кинологи с собаками. Не похоже как-то на ложный вызов, ой непохоже…
        Коля понесся вперед, разыскивая среди толпы мать. Всматривался в обеспокоенные лица, снующие туда-сюда фигуры, но никак не мог ее найти. Вдруг что-то кольнуло. В глубине двора он увидел худенький силуэт, съежившийся то ли от вечерней прохлады, то ли от шока. Бросился туда, уже не сомневаясь, кто это.
        - Мама! Мама… Жива…
        Он подбежал к ней, обнял, заглянул в лицо. Рита надрывно всхлипнула и разрыдалась, прильнув к груди сына.
        - Это… это был черный человек… - запричитала она.
        - Не волнуйся, пожалуйста, не волнуйся!
        - Он пришел, говорил ужасные вещи…
        - Ну, ну. Успокойся, - Коля еще крепче прижал ее к себе.
        - Всем назад! - вдруг прокричали в рупор. - Всем отойти назад!
        Рита вздрогнула, обернулась. Толпа хлынула от дома. Перепуганные люди бросились бежать, налетая друг на друга, крича от ужаса.
        Из подъезда вышел сапер, облаченный в скафандр. В руках он нес какую-то коробку. Бомба?! И она вот-вот взорвется! Ее не успеют обезвредить! Коля почувствовал скопление частиц, их напряженное гудение. Хаос готовился нанести удар. И это будет не просто взрыв. Защитить людей невозможно, в дело вступила магия. И сделать ничего нельзя. Тронь Хаос - будет только хуже.
        Помощь подоспела вовремя.
        - Беги! - крикнул Николай матери, сам же рванул к саперу. Блеснувшие в воздухе искорки подарили небольшую надежду. Надо успеть. Быстрее. Расталкивая жильцов, он со всех ног бежал к подъезду, глаз не сводя с опасной коробки.
        - Стой! Стой! Идиот! - грубо крикнули вслед.
        Искорки закружились в безумном танце, выстроились в овал. Затрещало открытое пространство. Краем глаза Николай заметил стоящего в тени Аргента. Он прислонился к дереву, длинный хвост серебрился в смешанном свете луны и горящих фонарей.
        Сапер чуть развернулся к несущемуся парню. На лету Коля выхватил у него коробку и швырнул в портал. Грохот прокатился по кварталу, дым прорвался сквозь закрывшийся проход, заволок все вокруг. Сапер инстинктивно упал на землю, искры осыпались ему на голову. Пока никто не пришел в себя, пока дым не рассеялся, Николай отошел в сторону, укрылся в тени. Голова раскалывалась, уши будто ватой заткнули, глаза слезились. Столько взрывов за один день не выдержать даже ор-думмцу. Постояв немного, чтобы прийти в себя, он обходным путем поковылял к Аргенту.
        "Единорог" сидел на корточках, привалившись к дереву.
        - Аргент, - Коля, тяжело дыша, бухнулся на колени. - Аргент? Что с тобой?
        Кожа на лице друга посерела, пересохшие губы едва шевелились. Коля схватил его за руку. Горячая какая… Мысли теряющего магию существа хаотично скакали, прорываясь сквозь эльфийское чутье. Трансформация. Окончательная. Последние частицы истрачены. Сейчас он превратится в человека, и пути назад не будет.
        - Ну, уж нет. Родился единорогом, единорогом и помрешь, - процедил Николай, взвалил друга на себя и потащил к машине.
        - Элиор! - заорал он, увидев искореженную "восьмерку".
        Брат продолжал удерживать за плечо Фаридара.
        - Что?
        - Кристалл! Быстро!
        Коля поймал брошенный камень. Заключенная внутри магия целого мира трепетала, пульсировала, меняя цвет с желтого на зеленый, с зеленого на красный… Он ее чувствовал, но, как и сказал Фаридар, воспользоваться частицами не мог. Ну и пусть. Аргент - не волшебник, а порождение Анделора, магическое существо. К нему кристалл на помощь придет обязательно.
        Он прислонил Аргента к машине, отметив про себя, что прошли всего сутки, как он так же сидел, беспомощный и обессиленный… Вложил в руки друга кристалл. Только бы не опоздать. Пожалуйста.
        - Аргент…
        Но он не отзывался. Сидел, закрыв глаза, прерывисто дыша. На лбу выступили капельки пота, губы слегка подрагивали.
        - Прости меня, - Коля склонил голову. - Я такой идиот. Зря тебе наговорил…
        - Зря, - прошептал вдруг "единорог" и, после небольшой паузы, добавил, - зря решил, что сможешь тут один управиться.
        - Аргент!
        Волны света вырвались из кристалла, окутали Аргента, заискрились в глазах и в улыбке. Магия вернулась, она вновь пробудила в нем волшебство.
        - Я уж думал, конец, - проговорил Коля, радуясь тому, что теперь мысли друга закрылись от эльфийского видения.
        - И я, - Аргент поднялся.
        - Спасибо тебе, дружище. - Вовремя ты портал открыл. Кстати, куда?
        - Не волнуйся, никто не пострадал. Я так думаю. Та поляна, где ты сразился с Фаридаром - довольно пустынное местечко.
        Хаос… Он нашел еще одно место, где воспользовались магическими частицами…
        - Аргент… - Николай не стал откладывать объяснение. - Прости меня. Не знаю, что нашло тогда. Твои личные дела меня не касаются.
        - Мне тоже не следовало так себя вести, - Аргент перевел взгляд, смутился, - Ева, я не про это.
        Коля обернулся. Сзади него стояла Евдокия. Сникшая, бледная. Глаза ее блестели, по щекам лились слезы.
        - Ты не так поняла, - тихо сказал Аргент и подошел к ней, взял за руки.
        Коля оставил друга объясняться без свидетелей.
        - Элиор, мне понадобится еще несколько минут. Хочу с мамой попрощаться. А потом возвращаемся. Ты готов?
        - Конечно, - улыбнулся брат. - Здесь меня ничто не держит.
        - Хорошо.
        Вокруг царила суматоха. Из соседних домов на улицу высыпали люди. На шум сбежались зеваки. Попытки разогнать толпу не увенчались успехом. Подъехавшие корреспонденты в прямом эфире передавали последние новости, вокруг щелкали затворы фотоаппаратов, вспышки озаряли то место, где произошел самый странный в истории взрыв. Краем уха Николай услышал, что рванувшая бомба была последней из трех, обнаруженных в подвалах пятиэтажки. Хорошо, что все обошлось. И непонятно, то ли его идея о теракте была схвачена Хаосом, то ли обстоятельства совпали.
        На этот раз искать мать долго не пришлось. Она сама его нашла, налетела, кинулась обнимать, целовать.
        - Господи, живой! Живой!
        Ошарашенный, Коля слегка отстранился.
        - Успокойся, конечно же, живой. Что мне будет?
        - Но я видела! - глаза Риты лихорадочно блеснули. - Видела, как тебя накрыл взрыв! Господи! Как же ты… Что же ты…
        - Мама, мама, пожалуйста, успокойся. - Коля взял ее за плечи, заглянул в лицо. - Это был портал, дверь в другое место. Я всего лишь выкинул бомбу туда. Никто не пострадал, слышишь?
        Рита кивнула, но ее продолжало трясти, как в лихорадке.
        - Ну, вот и хорошо.
        Она молча прижалась к сыну. Дрожь скоро прошла, но она все еще всхлипывала.
        - Мама, - Николай не знал, с чего начать.
        Она посмотрела на него, и слова не понадобились.
        - Тебе пора, да?
        Он кивнул. В горле опять запершил предательский комок.
        - Ну… - Рита тяжело вздохнула, отступила на шаг. - Я буду ждать. Ты ведь придешь? Завтра?
        - Я… - слова застревали, не хотели вырываться. - Я не вернусь.
        - Что?
        - Я не вернусь. Не могу, - Коля отвел взгляд, не в силах смотреть, как ссутулилась мать. Она сжалась, жалобно всхлипнула, замотала головой.
        - Ты же сам говорил! Ты же обещал!
        - Так сложилось, - он все еще смотрел в землю.
        - Тогда… тогда я пойду с тобой! - решительно заявила Рита. - Только вещи кое-какие возьму.
        - Подожди, - он схватил ее за руку, - ты останешься здесь, с папой. Туда нельзя.
        - Это почему? Я твоя мать и…
        - Именно поэтому я не могу тебя взять. Там опасно. По крайней мере, сейчас.
        Рита держалась изо всех сил. Собралась, шумно вздохнула. Закрыла глаза, сжала губы.
        - Когда все уладится, за вами придут. Обещаю.
        - Завтра? - прошелестела она.
        - Завтра. Мы встретимся, но в другом мире.
        - Ну… иди… уж.
        Коля поцеловал мать в щеку, обнял и зашагал прочь. Услышал жалобные всхлипывания, но не обернулся. Зачем травить душу еще больше?
        - Ну, как она? - спросил Элиор, увидев брата.
        - Никак. Подавлена, расстроена, убита. Но ничего не поделаешь, брать ее с собой нельзя.
        - Я тоже так считаю. Именно поэтому Доська останется здесь. До поры до времени.
        - Боитесь за жизни близких? - ухмыльнулся Фаридар. К нему снова вернулись уверенность и спокойствие. Что не могло не настораживать.
        - Бойся лучше за себя, - рявкнул Коля и посмотрел в сторону прощающихся Аргента и Евы. Ему стало искренне жаль ту самую Мымру, над которой и сам когда-то издевался в институте, а теперь узнал ее с другой стороны.
        - Это, - начал Элиор. - По-моему, нам пора.
        - Я провожу вас, - тихо произнесла Евдокия. - До перехода в Анделор. Можно?
        В глазах ее горела такая надежда, что отказать было невозможно. Аргент кивнул, открыл портал, и они шагнули в образовавшееся окно. И никого уже не заботило, как среагируют на их загадочное исчезновение остальные. Сегодня вечер истинных чудес, которые не требовали объяснения, а просто принимались как данность.

* * *
        Бывшая дача Григорьевых пряталась в мрачной тени. Свет от уличных фонарей едва освещал внутренний двор. И когда портал закрылся, всех неожиданно поглотила тьма. Прошло несколько минут, пока зрение не привыкло. Суровые сосны покачивались на ветру, протяжно скрипели их стволы, навсегда прощаясь с истинным волшебником, которого помнили еще маленьким мальчиком.
        - Стойте здесь, я сейчас, - сказал Коля и пошел в сад. Там, под домом ждал его старый друг и помощник - меч.
        Вытянув дорожную сумку, проверив ее содержимое, он выпрямился и вдохнул сладкий запах мира, ставшего ему родным. Земля приняла его мальчиком. Вырастила, а потом встретила уже взрослого и сильного мужчину. Но вдруг оттолкнула резко, неожиданно, не оставляя запасных вариантов. Магия Хаоса лишила надежды на возвращение, перерубив ее одним махом. Нельзя ставить под опасность миллионы жизней, одного умирающего Анделора более чем достаточно.
        А время не ждало, оно опять гнало вперед, не мирилось с чужими желаниями. Бархатистые листья малины грустно зашуршали, цветки сирени подарили ароматный поцелуй, ветви жасмина тронули руки и лицо.
        - И вам "прощай", - Коля аккуратно отодвинул кустарник и вылез на тропинку. Он еще подумал, что надо бы нацепить перевязь с мечом - неизвестно где точно их выбросит портал, но не успел.
        Что произошло, он так и не понял. Только чувство огромной опасности резануло сердце. Он побежал к дому, отчаянно ругая пробравшие сантименты, которые задержали в малиннике больше, чем позволено.
        Не хватило нескольких минут. Когда Коля вылетел из-за поворота, увидел картину, от которой ярость заволокла взгляд.
        Фаридар. Как ему удалось освободиться? Взять в заложницы Еву и приставить к горлу нож? И откуда у него, спрашивается, объединенный кристалл?
        Элиор и Аргент стояли поодаль. Не зная, как поступить, они напряженно топтались на месте. В воздухе пробежали искры, портал открывался.
        - Фаридар! - Коля побежал вперед, но резко затормозил, увидев, как по шее Евы стекает струйка крови. Она всхлипнула, бросила затравленный взгляд на близких. Губы шептали: "простите, простите".
        - Извини, Даниэль, - довольно произнес чародей. - Здесь наши пути расходятся.
        - Нет! Ты! - от захлестнувших эмоций мысли сумбурно прыгали, перед глазами плясали красные пятна. Что случилось? Не важно. Важно только то, что они почти проиграли.
        - Он загипнотизировал ее, - мрачно бросил Аргент. - И она вытащила кристалл. Мы не учли, что здесь у него остались способности.
        - Гипноз, да, - сверкнул единственным глазом Фаридар. - Помнишь ворона, племянник? Твоя глупость поражает и радует одновременно. Благодаря ей, вы останетесь здесь. Навсегда. Земля не выдержит присутствия волшебника, ее поглотит Хаос. А мне достанется Анделор. И Торр-Сааз получит свободу.
        Разноцветные искры закружились в темноте. Вспыхнули, расширяя прореху между мирами. Слова Фаридара заглушил звон и жужжание магических частиц.
        Коля не мог ничего сказать, только посмотрел на Аргента. Они многое пережили вместе, чтобы понимать друг друга с полуслова. Единорог не раз выручал из беды, поможет и в этот раз. Главное - успеть проскочить в открытый портал, а там его волшебная сущность направит в нужное место. Аргент едва заметно кивнул. Коля приготовился.
        Фаридар пятился, удерживая одной рукой Еву.
        - Пусти ее, - крикнул Элиор.
        - Нет уж. Думаю, она мне пригодится там, в лаборатории.
        - Даже не думай, - прорычал Николай, чувствуя, как просыпается смертоносная магия.
        Ярость. Его слабой стороной всегда была ярость. Она выпускала темное "Я" гворра на волю, она помогала ара-думм полностью трансформировать тело, а сейчас она призывала Хаос. Но иначе нельзя. В подземных лабораториях родились уварги - жуткие создания, убийцы и верные слуги Фаридара, там пропадали волшебные существа, там творились жуткие эксперименты, порожденные больным разумом. Если Ева туда попадет… не важно, что она почти чужая. Для Хаоса нужен предлог, всплеск адреналина. Коля попал в ловушку и уже не мог сдерживать силу. Она прорывалась сквозь барьеры, бешеным зверем билась о воздвигнутые преграды. Получив последний шанс вырваться на свободу, Хаос набирал мощь, и противиться ему становилось невозможно.
        - Кайл! - вскрикнул Аргент. Со страшным треском надломилась сосна, и упала совсем рядом, чудом не задев вошедшего в магический транс ор-думмца. Но Коля не сдвинулся с места. Хаос побеждал. Замигали огни в заброшенном доме, заискрили оборванные провода, зашипела и закипела дождевая вода в бочке у водостока.
        - Вот и пришел конец Земле! Прощайте! - торжествующе закричал Фаридар, исчезая вместе с Евой в сиянии портала.
        Неужели все? Остатки сознания вопили, что надо торопиться, надо прыгать в другой мир. Но торжество Хаоса мешало телу двигаться. Коля будто врос в землю, чувствуя окружающий мир так остро, как никогда раньше. Один шаг - и он сольется с ним, сам станет хаосом. Ураганом пронесется над городами, опустошит моря и океаны, извергнет лаву из земных глубин и сорвет с небес звезды…
        Кто-то дернул за руку и потащил вперед. Больно толкнул в спину, вцепился в запястья. Земля ушла из-под ног, перед глазами закружилось огненное зарево. Сила Хаоса затрепетала, запульсировала. Она запустила корни в душу волшебника, но переход в другой мир прижег смертельные щупальца. Коля скрючился, закричал, чувствуя, как пылающий гнев покидает тело. Отпускает, оставляя на коже иней. Яркий свет ослепил, громкий хлопок лишил слуха. И кто-то невидимый опустил занавес, увлекая в черноту.

* * *
        В нос забилась земля. Дрожь била тело. Жгучий холод поселился в каждой клеточке организма. Онемевшими пальцами Коля пытался ощупать то место, где очутился. После вспышек в переходе, глаза плохо видели, каждый вдох давался с трудом - болели грудь и ребра.
        "Очнулся?" - голос в голове зазвучал резко, но сразу прояснил ход мыслей.
        Николай, наконец, приоткрыл глаза и уставился на серо-голубое облако.
        - Аргент… - выдавил он.
        "Я, собственной персоной".
        Друг и правда вернулся в прежнее обличье. Длинная грива серебристыми волнами спадала на крутую шею, под серо-голубой шкурой бугрились мощные мышцы, во лбу торчал блестящий и острый рог. А это значило только одно - они вернулись в Анделор. Только куда? И в какое время?
        - Здесь холодно, - донесся голос справа. Элиор.
        Коля повернулся к брату, зрение потихонечку возвращалось.
        - Я п…предупреждал, что з…здесь не рай.
        - Главное, ты не успел устроить ад на Земле.
        - Что п…произошло? - иней на руках оттаял, оставив капельки влаги. Больше всего хотелось выпить чего-нибудь горячего или горячительного.
        - Мы тоже ничего не поняли. Ева подошла к Аргенту попрощаться. Вдруг вытащила кристалл и бросила его Фаридару. Нож сам выпрыгнул из моих рук.
        - Подожди?! - вскочил Николай. - "Око ночи"! Оно же было в рукояти!
        - Успокойся, - Элиор засунул руку в карман и показал мерцающий черными гранями камень. - Я успел его извлечь раньше. Сработал старый механизм, придуманный на случай, если попадусь отцу с ворованным "подарков гномов".
        - Предусмотрительно, - Коля обхватил себя руками, стараясь согреться. - Аргент, где мы?
        "Во время перехода мы упустили Фаридара и Еву, - тут же отозвался друг. - Да и ты был не в лучшем состоянии, чтобы сразу вступать в схватку. Поэтому я перенес нас в окрестности Ориэлла. Где-то здесь находится армейский лагерь. Помнишь?"
        Как не помнить? Анделор настоящего стоял на краю гибели. Светлые частицы, заточенные в кристалле, не могли удерживать границу и противостоять темной магии. Теперь с востока двигались орды жутких существ, порождений другой стороны Анделора. Они не щадили никого и ничего. Люди покидали дома, бежали в центральные земли, как и волшебные существа, нашедшие приют возле последних иссякающих источников светлой магии.
        Что можно противопоставить столь мощной армии? Десять тысяч человек, собранных Артисом, другом и наставником Николая, ничтожно мало. Оставалась надежда на эльфов, единорогов и тех, кто присоединится в битве за выживание. И когда в небе сольются три звезды, придет время для черного кристалла.
        - Наша победа в твоих руках, Элиор, - Коля посмотрел на "Око ночи". - Никогда не выпускай его. Никогда никому не давай и не показывай.
        - Я знаю, брат. Не стоит пересказывать мне то, что и так известно.
        Держать планку лидера. Да, Элиор это умеет. И даже сейчас хочет казаться старше. Это хорошо, потому что жизнь целого мира не должна зависеть от одного человека.
        - Я рад, что ты здесь, с нами, - улыбнулся Коля.
        - Да, но Ева…
        - Мы найдем ее, обещаю.
        - Вместе. Мы найдем ее вместе, - решительно заявил Элиор и посмотрел вдаль.
        Они стояли на холме, покрытом снежной пылью. Кое-где виднелся голый кустарник, дальше мрачно блестело покрытое льдом озеро. А горизонт пропадал в надвигавшейся тьме. Всполохи молний кружились возле туч, которые даже в серых сумерках Анделора, казались непроницаемо черными.
        - Вместе, - повторил Коля. - Звучит отлично.
        Часть вторая
        Глава 1
        Грозный рокот пронесся над башнями старого дворца. В небо взметнулась пара птиц, закружилась в воздухе, развернув широкие кожистые крылья. Раскрыв клювы, противники сцепились, жутко крича, стремясь расцарапать друг друга острыми, словно лезвия, когтями. Два самца схватились не на жизнь, а на смерть. И все из-за самки, которую не поделили, внимания и расположения которой добивались. Глупые, недалекие гворры, живущие только ради продолжения рода. Суровый зимний ветер решил усложнить задачу склочной парочке. Он задул сильнее, запутался в крыльях, отбросил самцов в стороны, лишая равновесия. Но разнять гворров не смог бы даже ураган. Они с новой силой бросились в драку, несмотря на колючий мороз, порывы ветра и мерзкий мелкий снег, сыплющий с небес.
        Фаридар с балкона наблюдал за воздушным сражением. Он никогда не понимал странных тварей, пришедших с темной стороны Анделора. Сегодня они дерутся, завтра по очереди высиживают птенцов, а на следующей неделе вновь оспаривают право на очередную самку. Чужие, ненавистные птицы. Но они подчиняются его приказам, а, значит, иногда приносят пользу. Их недавний вылет принес весьма занимательные плоды. Парочка козырей в кармане никогда никому не вредила.
        Маг автоматически сжал кристалл, мысленно готовясь к Его появлению. Как объяснить, что он потерпел поражение? Что "Око ночи" осталось на Земле, а его надул обычный мальчишка? И когда только Элиор успел вытащить кристалл, ведь глаз же с него не спускал?
        Знакомый треск заставил еще крепче обхватить камень. С ним он чувствовал себя увереннее, хотя перечить Торр-Саазу мог только самоубийца.
        - Фаридар, - раздался властный голос. Маг обернулся и преклонил колено перед темным господином. Холодные щупальца страха пробежались по спине, сердце сделало скачок и остановилось. Оно всегда останавливалось в Его присутствии. Жить дальше или умереть, решал тоже Он.
        - Слушаю, мой лорд.
        - Где камень? Ты принес черный кристалл? - требовательному голосу нельзя соврать, нельзя укрыть даже маленькую толику правды.
        - Я проиграл, мой господин. Мне не удалось привезти "Око ночи".
        Наверное, расплата будет страшной. Фаридар не раз видел, каким мучениям, каким зверским пыткам подвергал людей Торр-Сааз. Он и сам-то не славился жалостью и состраданием, но не мог обречь на вечные муки. А там, на другой стороне Анделора, время течет иначе. Там свои законы, и все зависит от темного господина. И если он прикажет гореть в огне тысячу лет, так и будет. Может быть, Фаридар и принял бы пытку огнем. Он был даже готов к вечному гниению на морском дне. Только бы не угодить в колодец со змеями. Склизкие земноводные вызывали жуткое омерзение и дикий страх у колдуна еще с детства. И если к жару огня можно привыкнуть, к спокойствию глубинных вод тоже, то перспектива каждый день и целую вечность умирать от укусов змей, бросала могучего мага в дрожь. И что-то подсказывало, Торр-Сааз выберет именно колодец, кишащий гадкими хладными червяками.
        - Ты врешь, - ледяной возглас эхом прокатился по залу. - Как ты смеешь мне врать?
        - Я не вру, - затрясся Фаридар. - Хотел бы я предъявить вашему взору камень.
        Торр-Сааз замолчал и шагнул из окна в зал. Стройный, гибкий, мускулистый. Фаридар всегда завидовал младшему брату. Его отлично сложенному телу, красивому лицу, острому уму. Женщины всегда делали выбор в его пользу, оставляя в стороне не слишком привлекательного, рыхлого брата. Это со временем старший хранитель кристалла превратился в импозантного мужчину, что же до Мироса, то тот никогда не знал неудач. Нигде и ни в чем. И даже сейчас, лишившись гнилой душонки, тело брата вызывало жгучую зависть.
        - Жалкий червяк, ты лжешь и не краснеешь!
        - Нет! Нет! - Фаридар бухнулся на оба колена, съежился, в ожидании наказания.
        Торр-Сааз прошелся по залу. Светлой магии почти не осталось, а, значит, за чертой портала его почти ничего не удерживало. Он остановился возле окна, рассматривая открывшийся вид. Тишину нарушал только разгуливающий за окном ветер.
        Фаридар оторвал взгляд от пола и посмотрел на повелителя. Тот стоял спиной и ничего не опасался. Любой, попавший под его власть, служил верно, даже против своей воли. Чародей никогда не смог бы выпустить магию кристалла и обратить ее против хозяина.
        - Странно, - темный лорд обернулся и окинул морозным взглядом сгорбившегося раба.
        - Вроде не врешь, а "Око ночи" я чувствую.
        - Быть может, мальчишки успели проскочить в портал? - с надеждой спросил Фаридар.
        - Тогда черный кристалл в Анделоре, и скоро вы обернете магию светлой стороны в темную.
        - Найди "око". И, возможно, я пощажу тебя.
        Обрадованный, что встреча со змеями откладывается, чародей встал и поклонился.
        - Мне не надо его искать. Кристалл мне принесут племянники. Добровольно.

* * *
        - Ну и погодка! Хуже не придумаешь! - в шатер, вместе с морозным ветром и снежинками, ворвался грузный мужчина. - Куда хуже, чем в Карпусе!
        - Ты слишком мало там прожил, дорогой, - с высокой подстилки привстала женщина, отбросила назад длинную косу и разгладила складки широкого платья. Тяжело встала, уперев руки в поясницу, выпятив вперед округлый живот.
        - Лежи, Дари, лежи! - мужчина поспешно снял теплый плащ, подошел к жене, взял за руку. - Вам отдыхать больше надо. Как себя чувствуешь?
        - Ничего, уже лучше. Просто устала.
        - А где эти лоботрясы, Волин и Болин? Где Телли?
        - Лоботрясы ушли за продуктами, а Телли - к Миранде.
        - Не время сейчас, видишь, ураган какой.
        - Артис, - Дариана не обратила внимания на ворчание мужа, зажала в руках подол платья, с надеждой спросила, - есть новости?
        Каждый день, с тех самых пор как они прибыли сюда, в поселение Саваэр, расположенное в окрестностях Ориэлла, она не уставала справляться о судьбе сына и наследного принца людских земель. Волнение съедало ее здоровье, нервный стресс плохо сказывался на будущем ребенке, но Дариана ничего не могла с собой поделать. Пила успокоительные настои из трав, расслаблялась и медитировала - бестолку. Крупные слезы снова полились по ввалившимся щекам.
        - Из южных земель мало кто прибыл, - Артис тяжело вздохнул.
        Как бы он хотел принести хорошие известия! Но из тех, кто вступил в армию, не было никого, кто мог бы прояснить ситуацию. Ежедневно через порталы проходили воины, и все, как один несли ужасные вести. Восточные земли поглотила сдвинувшаяся граница. Плодородные поля уничтожила свора чудовищ, двигающихся вместе с темной полосой. Река Нариэлл, кормилица не одного города, пересохла, а потом и вовсе исчезла за непроницаемой мглой. Беженцы наводнили приморские районы. От Аркалана до Варисэда протянулись новые поселения - именно там пока что остановилась черная полоса и двинулась в центральные земли. Как раз в сторону Ориэлла.
        - Столько времени! И никаких вестей, - Дариана отвернулась и зашмыгала носом. - Я сойду с ума!
        - Не переживай. Подумай о нашем малыше. Ему сейчас тоже нелегко, - принялся утешать жену Артис.
        - Где Эрик? Где Кайл? Что с ними? - не унималась несчастная.
        Артис кинулся к ящику, служившему столом, и выбрал пузырек с зеленой жидкостью.
        - На, выпей, полегчает.
        Дариана трясущимися руками опрокинула в рот травяной настой. Спустя несколько минут вздохнула и опустилась на подушки.
        - Поспи, поспи, - Артис нежно погладил жену по голове, наклонился и поцеловал. - Все будет хорошо.
        На самом деле, в своих словах он глубоко сомневался. Звездочеты утверждали, что сочетание небесных светил наступит через пару-тройку недель, а не через три месяца, как предсказывалось ранее. И если до сих пор никаких вестей от Эрика и Кайла не поступило, то оставалось худшее. Им не успеть вернуться в Ориэлл и остановить Фаридара.
        Маги, которых удалось собрать со всего Анделора, черпают жалкие частицы светлой магии и открывают порталы. Но их отправные точки известны единицам, которые набирают воинов и группами отправляют в лагерь. А тем ничтожным крупицам людей, что здесь собрались, нипочем не одолеть темное войско.
        Народ не слепой, конечно. Видит, что Анделор стоит на краю гибели. За оружие берется и стар, и млад. Армия растет, но воинам просто необходимо дать то, ради чего они пойдут проливать кровь на поле брани. Им нужна надежда. А ее мог подарить только наследный принц Даниэль. Без него и без пророчества битва обречена на провал.
        Артис тяжело вздохнул. Он совершил невозможное. За очень короткий срок собрал около десяти тысяч человек, и это не предел. Каждый день прибывали добровольцы, но лишь немногие из них являлись настоящими воинами. Народное ополчение, наскоро вооруженное дешевыми мечами и копьями, - вот их основная сила. Сила, которую надо кормить, содержать и призывать к порядку. Долгожданное появление принца настроило бы на боевой лад, придало бы людям храбрость и уверенность, что сражение будет выиграно.
        - Где же вы, ребятки, - прошептал Артис, горестно теребя бороду. - Где вы?
        Собственное бессилие и неизвестность убивали. Да, они будут сражаться до последнего, деваться некуда, спасаться негде. Именно поэтому он так легко согласился с решением Дарианы и Телли остаться в лагере. Какая разница, когда умирать? На день раньше или позже? Но вместе легче.
        - Господин! - возле шатра послышался возбужденный возглас.
        - Что такое? - Артис вылетел из шатра, даже не одевшись. После магического тепла внутри, снаружи оказалось зверски холодно. Колючий ветер мигом окутал мощную фигуру снежинками, забрался под рубаху, покрыв кожу мурашками.
        - Эльфы! Эльфы в лагере!
        - Где? Веди меня немедленно!
        Мальчишка, принесший весть, продолжал топтаться на месте. Рыжие волосы топорщились на ветру, уши и нос покраснели от мороза.
        - Простите, но… - гонец красноречиво уставился на развевающиеся полы рубахи, стесняясь предложить командиру одеться.
        - Я сейчас, - Артис исчез в шатре, а потом появился вновь, закутанный в теплый плащ. - Идем.
        Лагерь разрастался с каждым днем, что не могло не радовать. Регулярно открывавшийся портал из приморья снабжал армию продуктами и одеждой, но продолжаться бесконечно это не могло, и Артис надеялся, что битва закончится прежде, чем иссякнет продовольствие или магические частицы.
        Дорожки между шатрами замысловато петляли. В разразившуюся пургу люди укрылись внутри, используя магические подогреватели - простые и неэнергозатратные устройства, придуманные волшебниками стихий.
        По пути встречались только закутанные в плащи дозорные, и спешащие по своим делам или по общественным поручениям воины. Непогода разогнала почти всех.
        Эльфы стояли у границы лагеря. Их лошади топтались неподалеку, сами же перворожденные терпеливо дожидались главного. Пять фигур, закутанных в белые накидки, среди метавшихся снежинок походили на призраков, явившихся в мир людей.
        - Почему не проводили в шатер? - рыкнул Артис на попутчика.
        - Так это, приказа не было, - жалобно протянул парнишка.
        - Где Рен-Ар? Где Прэт? Где члены Совета?
        - Простите. Ваш шатер был ближе, - совсем сник гонец.
        - Ладно, созывай всех, потом разберемся.
        Артис подошел к эльфам, постарался перекричать беснующийся ветер:
        - Приветствую вас в лагере Саваэр! Прошу прощения, что заставили вас ждать!
        Один из гостей отбросил капюшон и кивнул. Снежный вихрь тут же припорошил его черные волосы и фиолетовые пряди.
        - Мы понимаем, - голос перворожденного звучал негромко, но четко. Будто не подчинялся власти пурги. - Безопасность есть безопасность.
        - Следуйте за мной.
        Артис развернулся и повел процессию в штаб. Пропустил эльфов вперед, сам же плотно задернул вход и с удовольствием скинул плащ. Здесь было тепло и уютно, горел мягкий свет. В углу, на небольшом диване похрапывал дежурный.
        - Джэд!
        Спящий дернулся, приоткрыл глаз. Увидев, кто пожаловал в шатер, без лишних слов сгреб плащ и, виновато ссутулившись, покинул шатер.
        - Прошу, располагайтесь.
        Артис указал на диван, несколько валиков и стул.
        - Нет необходимости, - произнес черноволосый эльф. - Наш разговор не займет много времени, - он что-то сказал остальным, и те молча покинули шатер. - Я здесь с неофициальным визитом.
        - Тогда слушаю.
        - Меня зовут Айлинэль Ир-Эманни. И я…
        - Ваше Величество, - Артис склонил голову. - Не ожидал. Что привело вас сюда, в забытые Создателем земли?
        - Я понимаю ваш сарказм. Эльфы до сих пор не заявили о своей поддержке. - Лицо Айлина оставалось бесстрастным, только голос звучал устало. - Я здесь, чтобы исправить ошибку.
        - Значит, вы выступите на нашей стороне?
        - В этой битве нет чьей-либо стороны. Мы боремся за выживание. И если для этого придется объединиться хоть с троллями, я возражать не стану.
        - Фаридар слишком силен, и мы принимаем вашу помощь, - Артис не стал ввязываться в дискуссию, чем люди отличаются от троллей. Одного факта, что эльфы согласились участвовать в битве, было вполне достаточно. Что до их поведения - перворожденные никогда не питали симпатии к людям, стоило ли требовать от них большего?
        - Фаридар - лишь часть беды, - продолжил Айлин. - Наша главная угроза - Торр-Сааз, воплощенный мрак, повелитель темной стороны Анделора.
        - Почему мы ничего не знаем? - сурово сдвинул брови Артис. - Почему никто не поставил нас в известность?
        - Истинные мотивы черного мага были скрыты и от нас. Пока пророчество оставалось нерасшифрованным.
        - Пророчество? Его нашли?
        - Это еще одна причина, почему я здесь, - кивнул эльф. - Эрик ведь ваш сын?
        - Да, - Артис напрягся, сжал кулаки, страшась узнать правду. - Что с ним?
        - С ним все хорошо. Уже хорошо. Он скоро прибудет в лагерь.
        После пережитых волнений, томительных ожиданий, изнурительных домыслов о судьбе сына, радостная новость солнечным лучом обогрела сердце.
        - Значит, они живы, - пробормотал он.
        - Да, Эрик и Грейд, - уточнил Айлин.
        - Подождите, - сипло произнес Артис. - А Кайл?
        - Кайла с ними нет, - эльф отвел взгляд в сторону. - Его нет среди ныне живущих.
        - К…как?
        Артис с трудом обуздал эмоции. Горечь утраты впилась сердце. А что он хотел? Отправил пусть и хорошо обученного, но неопытного парня на другой конец Анделора, взвалил на его плечи груз ответственности за судьбу мира. Значит, он не справился. Значит, пропал…
        - Артис, я сказал, нет среди ныне живущих, - Айлин прекрасно видел эмоции, которые испытывал этот могучий человек, видел терзавшую его скорбь, равную потери сына. - Кайл отправился в прошлое, чтобы изменить будущее.
        - Не понял?
        - Вы о многом не знаете. После того, как Кайл нашел пророчество, как увидел разрушение Вельтского королевства, бросился в Ориэлл. Один. Понятно, им двигали месть и желание поскорее расправиться с Фаридаром. Но в замке ловушка захлопнулась, и единственным вариантом стало бегство, волею судьбы обернувшееся путешествием в прошлое.
        - Откуда вам известно? - прошептал Артис.
        - Я его встретил тогда, тысячу лет назад. И он мне сам рассказал.
        - Что же это? И как он? Вернулся?
        - Я не знаю, - темно-синий взгляд Айлина ничего не выражал, однако небольшие морщинки вокруг губ выдали тщательно скрываемое беспокойство. - Я не чувствую его здесь, хотя предполагаю, прошлое он покинул. Нам ничего не остается, кроме как ждать его возвращения. И ему следует торопиться.
        - Да-да, слияние звезд.
        - В пророчестве сказано, что небесные светила заберут магию Анделора из объединенного кристалла, и Торр-Сааз освободится. Самое главное - звезды сольются как раз в небе над Ориэллом. Наверное, это знак.
        - Тогда нам нужно помешать Фаридару, - решительно заявил Артис.
        - Это будет непросто, - впервые за все время разговора Айлин позволил себе улыбнуться. - Замок охраняют орды уваргов и стаи гворров.
        - Мы знаем, на что идем. Единственное, я боюсь, что магические частицы иссякнут, и мы не сможем поддерживать порталы открытыми. Тогда мои люди останутся без продовольствия и без помощи.
        - Передайте магам, чтобы явились в Аркалан. Там их встретят эльфы и покажут, где осталось волшебство. Недаром граница не затронула приморские районы. Надеюсь, не надо говорить, что это жизненно важный секрет? Наш единственный шанс на спасение.
        - Я все понял, - кивнул командующий.
        - В таком случае, вынужден покинуть на время Саваэр. Но мы еще встретимся. Скоро.
        Айлин набросил капюшон, покинул шатер и тут же исчез в снежном буране. Артис довольно сложил руки на груди. Несмотря на тревожные вести, он почувствовал облегчение. Эрик скоро вернется в лагерь, порталы получат энергию из неизвестного источника. И скоро они выступят в сторону Ориэлла. Наконец-то тягучее ожидание закончилось.

* * *
        Блики огня играли на стенах пещеры. Выхватывали из темноты бурые слои залегших пород, отражались от блестящих ручьев, стекавших сверху. Снаружи выл ветер, заметал вход снегом, пытался достать путников, но огня опасался.
        - Как же здесь холодно! - Элиор обхватил себя руками. - Хорошо, хоть огонь развели.
        - Тебе повезло, ты куртку захватил, - одетый в футболку, Коля съежился и пытался отогреться возле теплого бока Аргента.
        - Уж кому повезло, так это ему, - Элиор покосился на единорога, перевернул сучья в костре. Огонь ярко вспыхнул и плюнул ввысь искрами, - у него шкура ого-го!
        "Чему я очень рад", - лениво констатировал Аргент.
        - Неужели ты не можешь согреться магическим способом?
        - Я развел огонь, - пояснил Коля, - высушил дрова. Магию надо беречь и не тратить попусту.
        - Что же нам делать дальше? Куда идти?
        - Полагаю, нам надо искать Артиса. Где-то в окрестностях Ориэлла он разбил лагерь. Как только вьюга уляжется, я поищу, где именно они находятся. Тогда точно и узнаем, в какое время мы попали. Чтобы не встретится с нами из прошлого…
        "Это я тебе сразу скажу, - произнес Аргент. - Мы вернулись на день или два позже, так что нас вторых здесь нет совершенно точно".
        - То есть? - Коля приподнялся и посмотрел на единорога.
        - Чувствую себя идиотом, - вздохнул Элиор, покосившись на полу-немой разговор брата с Аргентом.
        "Что "то есть?"
        - Ты должен был вернуть нас чуть раньше, что бы предотвратить беду! Остановить границу и избежать разрушения Солинора!
        "Я был должен?"
        - Да! - Коля вскочил. - Да! Ты!
        "Вообще-то нам не оставили выбора, забыл? - возмутился Аргент. - Балом правил Фаридар! Скажи спасибо, что мы вообще успели пройти через портал!"
        - Но в прошлый раз ты перенес нас без Фаридара!
        "Но кто-то не нес в себе силу Хаоса!"
        - Все пропало, - Коля отвернулся и встал на пороге пещеры. - Пропало…
        - А… ммм… у нас же еще есть время, да? - поинтересовался Элиор.
        - Вельтское королевство разрушено, - с болью в голосе ответил Николай. - Я не успел.
        "Прости, Кайл. Мне жаль Эдель и всех вельтов, но шутить со временем больше не стоит".
        - Ты не понимаешь, я дал обещание, я думал, что смогу спасти ее…
        Элиор внимательно посмотрел на брата:
        - Там была твоя девушка, да?
        Коля не ответил. Что он мог сказать? В горле пересохло, горечь сдавила грудь, замедлила удары сердца. Девушка. Чужая, своенравная и такая… любимая…
        Пурга, обрадованная, что кто-то показал нос из пещеры, тут же набросилась на жертву. Обхватила снегом, запорошила взор, оглушила ледяным ветром.
        Но Коля ее не замечал и, погруженный в горе, не видел вокруг ничего.
        Он помнил Таю, помнил, что она сделала. Умерла, чтобы спасти его, чтобы передать тайное знание ара-думм. Он любил ее и никогда не забудет. Но это было тысячу лет назад.
        А сейчас перед ним снова встал образ Эдели. Ее лучистая улыбка, изумрудные глаза, тонкий стан, нежный голос и сияние перламутровых крыльев.
        Будто год в прошлом вычеркнуло из жизни.
        Коля зажмурился, вспомнив Солинор, прекрасную и величественную столицу вельтов, гигантскую золотую птицу-дворец, пышный бал, устроенный в честь возвращения принцессы. И терзающие душу слова: "Прощай".
        Прощай. Вельтского королевства больше не существует. В руины превратились необыкновенные острова-города. Они сорвались с небес и исчезли во мраке…
        Нет теперь и Эдель. Она осталась в разрушенном замке, погибла под обломками.
        Николай подавил рвущийся крик отчаяния. Он дал себе зарок спасти Эдель. Любыми способами. Что стоило вернуться на неделю, на месяц раньше, если удалось преодолеть разрыв в тысячу лет? Но судьба распорядилась по-другому. Пути назад нет. Кристалл у Фаридара, а у Аргента не хватит магии, чтобы перенестись в прошлое.
        Он подвел ее. Бросил там погибать. По глупости, по юношеской наивности и дурацкой гордости. До сегодняшнего дня в нем жила надежда, что ошибку удастся исправить, а теперь все пропало. И осталось только выть, как эта снежная буря, осталось только метаться, как этот взбешенный ветер, осталось только мстить, как этот яростный и смертельный холод.
        Глава 2
        Кап. Кап. Кап.
        Капельки воды собирались на потолке, надувались и срывались вниз, громко ударяясь об пол. Одна, еще одна, еще. Стоило одной капельке упасть, как ее место занимала другая. Сначала малюсенькая, она постепенно достигала размеров горошины. И, не в силах больше удерживаться, отклеивалась от камней и стремительно летела вниз. А вместо нее надувалась новая. И так бесконечно. Нескончаемая череда капелек.
        Ева не знала, сколько просидела в каморке, считая падающие капли. Сырость и холод заставили забиться в самый угол. Обхватив себя руками, она пыталась согреться. Скупой свет, который давали свечи, выхватывал из темноты лишь металлические прутья решетки, скользкий каменный пол и угол тощего матраца. Что творилось за границей мрачного обиталища, пленница не знала.
        Помнила заброшенную дачу, помнила печаль расставания, теснившую сердце. А потом случайно взглянула на связанного чародея и провалилась в зияющую черноту. Воля пропала, осталось беспрекословное подчинение. Что она наделала? Выполнила приказ мага. И, наверное, натворила нечто плохое, раз сидит здесь, в холоде и в полном неведении о происходящем. Где Алексей? Где Аргент и Коля? Что с ними случилось? Знают ли, где она находится?
        Вопросы, оставшиеся без ответа, мучили и без того исстрадавшуюся душу. Они ввинчивались в голову, нещадно терзали сердце. Неизвестность сводила с ума. Ева схватилась за виски, подавила жалобный стон. Надо что-то делать, не сидеть же до скончания века в углу?
        Она встала и подошла к решетке.
        - Эй! - крик эхом прокатился по помещению. - Есть кто-нибудь?
        Что-то зашуршало в камере напротив. Или показалось?
        - Кто-нибудь живой есть?
        - Не знаю, жива ли я…
        Ева прищурилась, пытаясь разглядеть подругу по несчастью. Стараясь поддержать незнакомку, она прильнула к холодным прутьям, вложила в голос всю уверенность, на какую была способна:
        - Если ты шевелишься и разговариваешь, значит, жива.
        Наконец, ей удалось рассмотреть собеседницу. Тонкая фигурка, бледная, почти прозрачная кожа, длинные спутанные волосы, красивое лицо. В огромных глазах застыл испуг.
        - Кто ты? Как тебя зовут?
        - Эдель, - тихо произнесла девушка. - А тебя?
        - Ева. Ты знаешь, где мы находимся?
        - Лучше бы не знать, - пролепетала Эдель. - В подземной лаборатории Фаридара.
        - Как ты сюда попала?
        - Я… - голос Эдели сорвался. - Помню, как на меня набросились гворры, схватили и унесли прочь. А мой дом, мои родители… - она всхлипнула и заплакала. - Я так надеюсь, что они живы, что они спаслись…
        - Ну… - Евдокия пожалела, что не может успокоить девушку. Похоже, у нее случилось страшное горе. - Не плачь. Ты жива, это главное.
        - Да… но… Солинор… я видела, как он рухнул вниз…
        Ева ничего не понимала из лепета девчонки. Какой-то Солинор, какие-то гворры. Но, самое главное, ей удалось отвлечься от собственных раздумий и полностью переключиться на разговор. И еще она получила подтверждение страшной догадки - она попала в другой мир. Анделор.
        - Ничего, - Ева старалась не терять самообладание. - Нас выручат. Спасут. Обязательно.
        - Кто? - захныкала Эдель. - Никто не знает, что я здесь. Может, придут за тобой?
        - Может и придут. Хотелось бы надеяться. Брат или Коля. Или…
        - Коля? - голос девушки дрогнул. Она знала это чужое и непривычное для жителей Анделора имя. - Ты с ним знакома? Давно его видела?
        - Не далее как вчера.
        - Тогда это не он. Несколько дней назад мы были далеко отсюда. Вместе…
        Эдель вытерла слезы, надрывно всхлипнула. Как жестоко она поступила с любимым! Прогнала. Своими же руками разрушила счастье. Зачем? Кому хотела облегчить жизнь? Его объятия все еще горячили кожу, прощальный поцелуй жег губы. Убитый, лишенный надежды, взгляд раздирал душу.
        Она заслужила. Все, что случилось, она заслужила. Каждым острым словом, каждым непродуманным действием, каждым капризным взором.
        Где он? Успел ли покинуть Солинор? А вдруг его завалило? Вдруг он… Эдель тряхнула головой. Даже думать о том, что могло случиться, было нестерпимо больно.
        - Сомневаюсь я, что здесь есть еще один Коля, - справедливо заметила Ева. - Насколько я помню, его еще зовут Кайл или Даниэль.
        - Кайл! - девушка вцепилась в решетку. - Но как такое возможно? Что с ним?
        Евдокия опустилась на матрац. Разговор, похоже, предстоял долгий, что не могло не радовать. Это намного лучше, чем считать капли.
        - Я расскажу тебе, что знаю. Но с условием.
        - Каким?
        - Ты мне объяснишь, куда мы попали, и что это за мир такой. Анделор.

* * *
        Перламутровая роща ничуть не изменилась. Также радовали глаз пестрые цветы, также порхали яркие бабочки, тот же теплый ветер гонял белоснежные облака в ясных небесах.
        Коля присел на лужайку, ожидая Айлина. Стоило забыться тяжелым сном в холодной пещере, как он очутился здесь, на границе снов и реальности.
        - Ты вернулся, как я рад, что ты вернулся! - эльф появился так внезапно, что Коля вздрогнул.
        - Я тоже рад тебя видеть!
        - Заставил ты поволноваться!
        - Это у меня хобби такое, всех заставлять волноваться, - улыбнулся Николай.
        - Ты покинул прошлое, но в настоящем появился только сейчас. Где ты был? - Айлин выглядел уставшим и встревоженным.
        - На Земле. Искал брата и черный кристалл.
        - И?
        - Нашел. Правда, Фаридар нашел нас тоже. Но нам удалось сохранить "Око ночи".
        - Хвала Первозданному! - эльф прикрыл глаза. Сейчас особенно стали заметны морщины, пролегшие на лбу и вокруг рта. Фиолетовые пряди разбавили серебряные. Отсутствие магии плохо сказывалось на здоровье Айлина: он медленно, но верно, старел и слабел.
        - Что нам теперь делать? Куда идти? - Коля не стал затягивать разговор. Эльфу следовало беречь магические частицы. Без них он не сможет жить.
        - В лагерь. Он находится в нескольких днях пути от той пещеры, где вы находитесь. Скажи Аргенту, пусть прыгает в Саваэр. Торопитесь, Артис нуждается в поддержке.
        - А ты?
        - Я собираю армию эльфов и вельтов. Настали тяжелые времена…
        - Айлин, - Коля не тешил себя напрасными иллюзиями, но не мог не спросить, - Эдель… Она…
        Эльф сдвинул брови, отчего морщины на лбу прорезались еще отчетливее:
        - Ее нет среди выживших. Прости.
        - Что ж…
        Айлин быстро продолжил, корректно уходя от разговора:
        - Ваши земли губительны для нас, поэтому мы пройдем через портал непосредственно перед сражением. Пока что мы черпаем силу из третьего источника.
        - С чего это водяные расщедрились? - автоматически спросил Коля, погрузившись в собственные переживания. Лед обволок сердце, лишил надежды. Эдель мертва, и уже ничто не сможет это изменить или исправить.
        - У них нет выбора. Сами не сражаются, так пусть магией снабжают. Но мне действительно пора, - Айлин тяжело вздохнул. - Подобные путешествия даются нелегко. Особенно сейчас.
        - Иди. Надеюсь, скоро встретимся.
        Коля открыл глаза. Элиор и Аргент еще спали. Утренний свет падал на тлеющие в костре угли. Вьюга улеглась, только легкие снежинки залетали внутрь пещеры. Хорошо, что он смог выделить часть магии на собственный обогрев, иначе давно замерз бы без теплой одежды.
        Значит, Саваэр. Хорошо, что недалеко. У Аргента после перехода осталось мало сил, на длинный прыжок его бы не хватило.
        - Подъем! - он встал и потянулся. - Отоспитесь в лагере!

* * *
        Ряды шатров простирались, покуда хватало взгляда. Разношерстные сооружения, на скорую руку воздвигнутые в поле, служили и жильем, и местами общих сборищ, и госпиталем, и складами оружия и провизии. По всей видимости, цвет у шатров также различался, но вчерашняя буря припорошила их толстым слоем снега.
        По дорожкам, лучами разбегающимся от центра, сновали люди. Воинами бы их Николай назвал в самую последнюю очередь. Слишком юные или, наоборот, весьма преклонного возраста. Слишком худые или, наоборот, едва пролезающие меж стен шатров. Они носили оружие, но как! Будто дети, которым вручили новые игрушки: неумело, но восторженно. И если они представляли, что такое война, то только из рассказов предков. Конечно же, встречались бравые на вид воины, но их было слишком мало.
        Николай изучал лагерь, отдавая должное мастерству и опыту наставника. Место, которое тот выбрал, для стоянки подходило наилучшим образом. С одной стороны подступало озеро. Такое широкое, что его края сливались с линией горизонта. Несмотря на холод, оно не замерзло. Лишь у самых берегов его волны смешивались с крошкой льда. С другой стороны лежала, уходящая под скат, долина. Рубежи лагеря отлично просматривались со всех сторон, кроме западной. Небольшой холм, на который и взобрался Николай, являлся отличным обзорным пунктом, как для патруля, так и для вражеских разведчиков. Но именно здесь чувствовалась магия - тонкий, едва заметный щит, закрывал западный подход. Таким образом, шансы у нападавших застать людей врасплох сводились к нулю.
        - Ну, как тебе? - Коля повернулся к брату. Аргент не стал карабкаться на холм и остался ждать внизу.
        - Впечатляет, - Элиор впервые видел военный лагерь, и не мог отделаться от ощущения, что присутствует на исторической реконструкции.
        - Да, хорошо, что водяные уступили источник, без него пришлось бы туго. Ладно, возвращаемся к Аргенту и идем в лагерь. Надоело ходить в футболке.
        Братья спустились вниз и, вместе с единорогом, отправились к лагерю.

* * *
        - Человеческая армия скоро выступит в Ориэлл, - Торр-Сааз вновь возник в окне, объединившем две стороны одного мира. Безучастное лицо ничего не выражало, лишь в глазах тлели алые угольки темной магии. - Что ты намерен делать?
        - Время на нашей стороне, повелитель, - Фаридар поклонился. - Даже если люди успеют добраться до замка, звезды соединятся раньше.
        - А если червяки используют портал?
        - Им не хватит магии, мой лорд.
        - Ты лично проверял? - в голосе Торр-Сааза засквозило недовольство.
        - Нет. Простите меня, но откуда им достать частицы? Весь свет заточен здесь! - он потряс кристаллом.
        - Плевать на твои объяснения! Когда ты достанешь "Око ночи"?
        - Скоро, господин. Обещаю, я найду племянников и заставлю их принести камень.
        - Ты знаешь, каким будет наказание в случае неудачи? - черная ярость смотрела в самую душу, ей нельзя противиться и нельзя подвести.
        - Я ваш раб, - ссутулился чародей. - В вашей власти наградить меня или наказать.
        - Сегодня же вышли на разведку гворров. И не забывай о главной задаче.
        Торр-Сааз исчез также внезапно, как и появился. Фаридар отвернулся от того места, где еще секунду назад сияло окно портала, подошел к балкону и что-то прошипел, обращаясь к сидящим там тварям. Пять гворров сорвались с насеста в небо и вскоре превратились в маленькие точки.

* * *
        Дариана светилась счастьем. Она не сводила глаз с сына, хотя он и Грейд прибыли вчера. Как только муж принес радостную весть о грядущем возвращении Эрика, она места не находила от волнения. Все ждала, вглядывалась в сверкающие окна порталов. Высматривала своего мальчика среди тех, кто прибывал с другого конца людских земель. Артис подобной роскоши позволить себе не мог. Слишком много дел необходимо было уладить, слишком много вопросов решить. Когда же в шатер влетела Телли и закричала: "Он здесь! Приехал!", не смог тотчас же броситься на встречу сына. Лишь отдав нужные распоряжения, покинул штаб и быстрым шагом отправился домой.
        Из шатра доносились возбужденные голоса. Довольный Дарианин, нежно-звонкий Теллин, и чей-то незнакомый: грубый, возмужавший.
        В нетерпении, Артис вбежал внутрь. Высокий парень, обнимавший Дариану, обернулся. Эрик! Но как же он изменился! Вырос, отрастил бородку. По примеру отца собрал белокурые волосы в хвост.
        - Сынок! - Артис не смог сдержать отцовские слезы счастья. Увидеть сына живым и здоровым, крепко обнять - не каждому выпадает такая удача в столь тяжелое время… - Вернулся! А Грейд?
        - Мы расстались на окраине, - широко улыбнулся Эрик. - Он занялся разбивкой шатра. А где, - он растеряно осмотрелся, - где Кайл?
        - Пока не прибыл, - развел руками Артис. - Айлин сказал, нужно ждать. Ну, что же ты, раздевайся, садись. Дари, что у нас на ужин?
        - Жаркое. Волину и Болину удалось достать немного баранины.
        Мать одарила сына сияющим взглядом. И продолжала рассматривать весь вечер и весь следующий день. Жадно вслушиваясь в рассказ о путешествии, отмечала про себя, где и как изменился сын. Широкие плечи и крепкая фигура - в отца, вздернутый нос и россыпь веснушек - в нее. Лучезарная улыбка… не важно. Важно, что он жив. А все остальное приложится.

* * *
        - Магический источник работает бесперебойно, - докладывал высокий сухощавый паренек. - Проблема в том, что не хватает магов, способных преобразить частицы подводного волшебства в привычные нам - воздушные.
        Посланник только что прибыл из южных земель, и чтобы его выслушать срочно созвали Совет. Артис и два его помощника восседали во главе стола, остальные пятеро - на кушетках по бокам.
        - Что скажешь, Рен-Ар? - Артис обратился к давнему, еще со службы у короля Мироса, другу. Опытный воин, хороший организатор - он внес много дельных советов при обустройстве лагеря.
        - Магов нам взять негде. Тридцать четыре человека распределены по своим постам. Перебрасывать их в Аркалан не имеет смысла - мы лишимся тепла, защиты и поддержки порталов.
        - Согласен, - кивнул полный мужчина, сидевший в углу шатра.
        - Есть предложения, Прэт?
        Второй помощник Артиса, толковый стратег и блестящий военачальник, в прошлом прославился не одной победой, распространяя влияние хранителей.
        - Сократить количество порталов, снизить до минимума потребление магии в лагере. Иных способов я не вижу.
        - Люди не смогут жить без тепла, - возразил Артис. - Сезон неподходящий. Да и перекрывать пополнение армии мы не имеем права. Каждая жизнь, каждое копье или меч, склоняет весы в сторону победы.
        - Артис, - Рен-Ар принялся постукивать пальцами по столу, - ты говорил, что принц Даниэль жив и вскоре прибудет в лагерь. Где он?
        - Да, где? - присоединился Прэт. - Пришло время явить себя народу.
        - Вы говорить, - один из членов совета поднялся с места, - войско возглавить Даниэль. Может, прекратить врать? Принц есть плод выдумки! - в его жестких кучерявых волосах возмущенно звякнули металлические колечки.
        - Да как ты смеешь! - вскочил Рен-Ар.
        - Спокойно, - Артис поднял руку, призывая к тишине.
        Ему с самого начала не понравился южанин. Но, поскольку племя "поющих" признавало главенство только своих, пришлось включить в Совет и Кэдрика. Умелый боец, он отличался мерзким характером. Но на личностные недостатки глаза можно и закрыть, главное, чтобы общие интересы не пострадали. Своенравные южане и так проявили благодушие, согласившись присоединиться к армии.
        - Спокойно. Даниэль придет, я уверен.
        - Лучше бы принцу поторопиться, - тихо заметил Прэт.
        И именно тогда, когда сам Артис засомневался в собственных словах, вошел гонец:
        - Господин Главнокомандующий! Там, у границ лагеря ждут двое. Один назвался принцем Даниэлем.
        Члены совета загудели, вскочили, перекрикивая друг друга. Артису снова пришлось призывать к порядку.
        - Ждите здесь. Кем бы он ни назвался, я его встречу сам.
        Волнуясь, он вышел на улицу и устремился за гонцом. Неужели, Кайл? И как вовремя! Люди нуждаются в его присутствии!
        Артис теребил бороду, шагал вдоль улочек, нетерпеливо всматривался вперед. Вот, кажется, он заметил кого-то. Лошадь, серо-голубая, явно не Зола. Два парня рядом. У одного волосы светлые, у другого - черные. Второй, вроде, похож. А, вроде, и нет. Настоящий воин, судя по виду. Высокий, сильный. Почему-то без куртки, зато за спиной виднеется меч. Он тоже заметил Артиса. Встрепенулся. Улыбнулся. Махнул рукой. Кайл! Это он!
        Могучий человек, командующий армии, снова украдкой вытер слезу. Его воспитанник ушел в поход мальчиком, а вернулся мужчиной. Большей награды для учителя и не придумаешь.

* * *
        "Почему ты не внушил, чтоб нас пропустили?" - проворчал Аргент, провожая взглядом гонца.
        "Смотри, справа. Мужчина в длинном плаще. Он маг и сразу почувствует, что я пользуюсь частицами", - мысленно передал ответ Коля. Перед ними стоял дозорный, придерживая рукоять меча, а чуть поодаль застыл приземистый человек.
        "Эти типы меня раздражают, - не унимался единорог. - Сомневаюсь, что тебя кто-нибудь может остановить".
        "Если я ворвусь в лагерь без приглашения, это поставит под удар репутацию Артиса. Потом неприятностей не оберешься. Зачем?"
        "Если задержатся, получат!"
        "Куда ты так торопишься? По пиву соскучился?"
        "Забыл, что Ева у Фаридара? - рявкнул Аргент. - Каждый час промедления может стоить ей жизни!"
        Ответить Коля не успел. Из-за поворота появился грузный мужчина. Светлая борода развевалась на ветру, длинные волосы были собраны в хвост, добродушное лицо избороздили глубокие морщины. Артис изменился. Ежедневные хлопоты и переживания оставили след.
        Коля приветственно помахал. Когда он покидал Шериам, вместе с Эриком и Грейдом, Артис лежал без сознания после неравной схватки с уваргами. Тогда Коля поклялся, что сам вернется и за сыном его присмотрит. Он сдержал слово.
        - Кайл! - наставник ускорил шаг, счастливо улыбаясь. Вместо протянутой руки, он сгреб ученика в медвежьи объятия. - Кайл! Я уж надежду потерял!
        - Ну, известно же, надежда последней умирает, - Коля, кряхтя, высвободился.
        - Ты не представляешь, как вовремя ты приехал! А кто это? - он посмотрел на Элиора. - Лицо мне кажется знакомым…
        - Конечно, знакомым, - усмехнулся Элиор. - Я вас помню, хотя мы давно не виделись. Вы лучший учитель по метанию ножей.
        Брови Артиса удивленно поползли вверх, рот в изумлении приоткрылся.
        - Не сон ли это?
        - Чистая правда, - встрял Николай. - Мой брат, Элиор, также прибыл в Анделор. Целым и невредимым, как видишь.
        - Два принца, - Артис в почтении склонил голову. - На такую удачу я и не рассчитывал.
        "Трогательно, но, может, пойдем уже?" - Аргент сбросил личину лошади и нетерпеливо стукнул копытом землю.
        - Да, Арт, знакомься. Мой друг, Аргент. Единорог. И он жаждет улечься на теплую подстилку и окунуть морду в бочку с пивом. Если оно найдется, конечно.
        - Ведро не ведро, но пару пинт выделить сможем, - Артис восхищенно уставился на единорога. - Надо же… настоящий…
        Аргент довольно приподнял хвост. Ему всегда нравились комплименты.

* * *
        По пути в лагерь, Коля вкратце посвятил наставника в подробности путешествия на Землю, поведал о черном кристалле, но попросил нигде и никому не раскрывать полученных сведений. От сохранности "Ока ночи" зависел исход сражения.
        - Послушайте, ребят, - произнес Артис, когда они достигли центра лагеря. - Я понимаю, вам хочется отдохнуть и привести себя в порядок. Но Совет требует вашего присутствия. Хотят убедиться, что вы прибыли, и вы настоящие.
        - Хорошо, - Коля вздохнул. - Элиор, ты как?
        - А куда деваться? Так понимаю, нас здесь заждались.
        - Тогда нам сюда, - Артис приподнял полу шатра, пропуская гостей вперед.
        Коля прошел внутрь и быстро осмотрел присутствующих. Семь человек. Семь членов совета. И один враг. Никогда он не забудет жесткое лицо южанина, злые глаза и мстительную улыбку. Кэдрик. Когда-то им пришлось столкнуться в схватке, и "поющий" проиграл. Несмотря на предложенную дружбу, не примирился с поражением, а продолжал вставлять палки в колеса на протяжении всего путешествия из Ферана в Зинад.
        Южанин тоже его вспомнил. Хищно оскалился, напружинился, готовый к схватке.
        - Старые знакомые, - просвистел Николай. Рука автоматически потянулась за мечом. Хотелось наплевать на правила приличия и прирезать ублюдка прямо здесь, в шатре, на глазах у остальных. За препятствия, которые чинил. И за Волка, которого выпустил.
        - Вы знакомы? - звучный бас Артиса вернул в реальность.
        - К сожалению, - процедил Коля, неотрывно следя за каждым движением "поющего". Атмосфера накалялась.
        - Разберемся, но не сейчас, - широкая ладонь учителя легла на плечо, предупреждающе сжала. Если бы не Артис, устроил бы он сейчас Кэдрику прием, достойный предателя. Но не мог подвести наставника. Никак не мог. Коля выпрямился, отвел руку от меча.
        - Итак, - подал голос седовласый мужчина, сидящий за столом справа. - Ты представишь нам молодых людей?
        - Конечно, - Артис вышел вперед. - Разрешите объявить радостную новость. В наш лагерь прибыли оба принца. Элиор и Даниэль.
        - Хм, - тот, что сидел слева привстал, приблизился к гостям. Невысокий, лысый, глаза его возбужденно горели. - Что ж. Сходство очевидно. Но нам потребуются более существенные доказательства происхождения. Прошло почти шестнадцать лет с момента вашего исчезновения. Или не вашего.
        - Вы сомневаетесь? - сощурился Николай. - Тогда вот, - он вытащил из-за спины меч и протянул рукоятью вперед.
        - Знак хранителей, - подтвердил лысый. - Однако ж, вы могли взять меч где угодно.
        - Это не Даниэль, - язвительно поддакнул Кэдрик. - Я видеть этот юноша раньше. Его звать Кайл. Он самозванец.
        - Тебе еще раз надрать твой "поющий" зад? - в глазах у Коли потемнело от злости. Он уже хотел кинуться на ненавистного южанина, как вдруг остановился, почувствовав неладное. Прислушался к равновесию, дотронулся до магических частиц, наполнявших лагерь. Услышал взмахи широких кожистых крыльев и мерзкий крик.
        - Гворры, - бросил он, выскочив наружу.
        В небе над лагерем проплыла огромная туша птицеящера.
        Глава 3
        Люди высыпали из шатров, задрали головы, рассматривая парящих гворров.
        - Всем боевая готовность! - гаркнул Артис, увидев рассекающих воздух тварей.
        - Стой, - Коля поднял руку, прислушиваясь.
        - Помнишь, во что превратился Шериам? Если мы не поднимем защиту…
        - Подожди, - нетерпеливо шикнул Коля. - Они не собираются нападать.
        Огромные чешуйчатые создания сделали круг над лагерем. Равновесие колебалось, но беду не предвещало. Птицы грациозно парили в небе, внимательно рассматривая лагерь. Они что-то искали, непонятно только что… Николай закрыл глаза, нащупывая ауры гворров. Разум взметнулся ввысь, проник в темное сознание твари. Интерес. Особое дело. Магия…
        - Они ищут магию, - передал Коля.
        - Срочно перекрыть каналы! - вскричал Артис. - Если Фаридар узнает о третьем источнике…
        - Поздно, - обрубил Николай. - То, что они видят сейчас - видит и Фаридар. И он уже знает.
        Гворры издали довольное шипение и умчались прочь.
        - Что ж, нам не оставили выхода, - Артис повернулся к членам совета. - Два дня на подготовку и сборы. Рен-Ар, проследишь за исполнением приказа.
        - Но мы еще не готовы, - возразил тот. - И… принцы не подтвердили свое происхождение.
        - Моего слова недостаточно?! - грянул Артис. В серых глазах зажегся металлический блеск, в голосе - холод. - Я воспитывал мальчиков с детства, я тренировал Даниэля полгода назад. Думаете, я идиот? Не смогу отличить самозванцев от истинных наследников?
        Коля удивленно посмотрел на учителя. Он-то его знал добродушным и мягким человеком. Даже несмотря на то, что они часто ссорились во время тренировок. А теперь понял, что не зря наставник завоевал свой титул в прошлом, и не пустым словом собрал армию в настоящем.
        Рен-Ар поклонился. Авторитету Главного доверяли безоговорочно. Члены совета последовали примеру Рен-Ара и произнесли:
        - Приносим свои извинения и клянемся в верности их величествам.
        Только Кэдрик криво ухмыльнулся и отошел в сторону.
        - Все свободны. Сбор завтра утром с отчетом о проделанной работе. - Артис развернулся и кивнул принцам, призывая следовать за ним. Аргента возле шатра не оказалось, видимо, он уже валялся на теплой подстилке и лакал пиво…
        - Ну, ты даешь! - Коля быстро шагал, едва поспевая за наставником. Элиор шел чуть сзади, глазея по сторонам.
        - А что мне оставалось делать? Ждать, когда вас заставят пройти ритуал "чистоты крови"?
        - Мы бы прошли, ты знаешь.
        - Да! Но время! - сокрушенно пробасил Артис. - Для установления наследственности требуется минимум две недели! А с учетом того, что магический источник раскрыт… Мы не можем впустую тратить отпущенные нам часы.
        - Значит, выступаем на днях? - Коля сбавил шаг, заметив впереди знакомый силуэт.
        Коренастые, рыжеволосые меррилы внешне очень походили на гномов. Такой же небольшой рост, где-то по пояс обычному человеку, такое же телосложение. Главное отличие равнинного народа таилось в необычайной силе, неподвластной даже жителям горных глубин.
        - Грейд! - радостно крикнул Коля.
        Меррил обернулся. Повертел головой из стороны в сторону, в упор не замечая друга, с которым расстался в землях эльфов. Наконец, взгляд его остановился на Николае. Некоторое время он внимательно его рассматривал, а потом поспешил навстречу.
        - Кайл! Сожри меня гракх! Где ж ты пропадал!
        Второй раз за день у Коли от дружеских объятий затрещали ребра.
        - Грейд, я тоже рад тебя видеть, - прохрипел он, высвобождаясь.
        - Как ты мог? - укоризненно спросил меррил. - Бросился в замок! Один! Против Фаридара!
        - Так сложились обстоятельства, прости. А где Эрик? Где Ром и ребята?
        - Эрик дома, - сказал Артис, довольно наблюдая за сценой встречи. - А кто такой Ром?
        - Нам всем о многом надо поговорить, - уклонился от прямого ответа Николай.
        - Согласен. Идем к нам. - Артис указал на просторный шатер, стоящий неподалеку.
        Словно почувствовав их приближение, оттуда выбежала Телли. Радостная, бросилась навстречу. Коля подхватил ее, закружил и чмокнул в щеку. Девчушка зарделась и смущенно произнесла:
        - Ладно, Кайл, пусти меня. С приездом. Идем, там мама ждет.
        Она потянула его за собой.
        Внутри было тепло и светло. Вкусно пахло ужином и какими-то травами. Дариана колдовала над котлом, водруженным на плоский, раскаленный докрасна, камень. Обернулась и, увидев гостей, обессилено опустилась на стоящий рядом стул.
        - Кайл…
        - Дариана, - Коля, широко улыбаясь, подошел к ней, неловко обнял, страшась ненароком задеть ее выпирающий живот, поцеловал в щеку. - Шикарно выглядишь.
        - Ну что там, - она краем ладони вытерла покатившуюся слезу. - Благодарение Создателю, ты здесь…
        Откуда-то сверху спикировало желто-зеленое пятно и приземлилось Николаю на плечо. Довольно запыхтев в ухо, дракончик обвил хвостом шею.
        - Светофор, дружок, - Коля погладил питомца по шершавой спинке. - И тебя я тоже очень рад видеть.
        - Ну вот, теперь все в сборе, - Дариана шмыгнула носом и встала. - О, вижу, ты не один пришел.
        Она подошла к Элиору. Внимательно на него посмотрела, а потом заявила:
        - Добро пожаловать домой, принц Элиор.
        - Дари, дорогая! - воскликнул Артис. - Как ты…
        - Я знала Элейну намного лучше тебя. И малыша Элли тоже. Он как был, так и остался полной ее копией. Ну, что, сейчас придет Эрик и можно садиться за стол!

* * *
        Вечер удался. В компании друзей проблемы отступили на задний план, а за разговорами время пролетело незаметно. Коля успел забыть, как легко находиться в компании Артиса и его семейства: смотреть в сияющие глаза Дарианы, на восторженно-забавное личико Телли, перебрасываться шутками с Эриком…
        Грейду и Элиору было немного сложнее влиться в разговор, но и они не чувствовали себя чужаками в домашней и доброжелательной атмосфере. К тому же, Телли не давала скучать старшему из принцев, расспрашивая его о жизни на Земле. Похоже, у нее появился новый объект для оттачивания девичьего мастерства обольщения.
        Коля погладил Светофора, почесал его за ушком и дал ему еще перца. Маленький ящер ни в какую не хотел оставаться в Ринвелле и прилетел сюда вместе с Эриком и Грейдом. И теперь ни на минуту не покидал своего хозяина, к которому успел привязаться за время длительного путешествия по Анделору.
        И все бы ничего, да нет-нет и трогала душу горькая мысль о том, что Солинор разрушен, Эдель погибла и случившееся никак не исправить.

* * *
        Фаридар спускался в подземелье. Платформа плавно уходила вниз, мимо глаз мелькали серые камни, темно-зеленые пятна мха и плесени. Ноздрей коснулся специфический запах подземелья: сырости и затхлости. Донесся звон капелек воды, сочащихся из подземного озера. В былые времена, когда он опускался в свое убежище, его встречал гомон птиц, рычание животных, проклятия людей и волшебных существ, плененных в лаборатории. Сейчас клетки пустовали. Часть животных издохла, другую истребил сам чародей в результате неудачных экспериментов. В итоге осталось всего две пленницы. Зато какие. Его главные козыри в борьбе с принцами.
        Чародей не сомневался: братья явятся, чтобы спасти несчастных девок. Главное, довести племянников до нужной стадии ярости. Как в прошлый раз с Даниэлем…
        И ведь невдомек мальчишке, что его возлюбленная принцесска находится под замком Ориэлла. Какой сюрприз его ожидает! Но торопиться не стоит. Сегодня он разыграет карту с сестрой Элиора.
        Загремели тяжелые двери, впуская Фаридара внутрь лаборатории. Девчонки молчали, видимо, спали. Ничего, сейчас быстренько проснутся. Он подошел к камере Евы, кажется, так к ней обращались на Земле. Махнул рукой, и замок послушно слетел вниз, решетка открылась. В углу зашуршало, на свет показалось заспанно-испуганное лицо пленницы.
        - Вставай, - рявкнул он и грубо схватил ее за руку.
        - Что… - просипела девушка.
        - Вперед. - Маг толкнул ее в спину. - Не задерживайся.
        - Куда ты ее ведешь?! - к противоположной решетке подошла Эдель. - Оставь ее!
        - Не твое дело, принцесска. Скоро и за тобой приду.
        - Нет! Не трогай ее! - закричала вельтка. - Ты! Чудовище!
        Фаридар не обратил никакого внимания на протесты Эдели и вывел Еву в соседнюю комнату. Девушка прищурилась. Под потолком раскачивался большой шар, распространявший свет куда более яркий, нежели тот, что давали в тюремном блоке свечи.
        Пленница съежилась и тихо пискнула. Комната, куда ее привели, явно не предназначалась для задушевных бесед. С правой стороны стоял стол, на котором ровными рядами высились стопки книг и каких-то бумаг. Но, конечно же, не он так напугал несчастную. В центре располагалась круглая площадка с вделанными в нее цепями. Судя по бурым пятнам, въевшимся в серый камень, не для пустых угроз сюда приковывали жертв.
        - П…прошу вас, - всхлипнула она. - Отпустите…
        - Не унижайся, милочка, - Фаридар щелкнул пальцами, и кандалы раскрылись, словно пасти голодных зверей. - Ты же знаешь, бесполезно.
        Она знала, но ничего не могла с собой поделать. Колени дрожали и подкашивались, сердце бешено галопировало в груди, перед глазами поплыли черные пятна. Страшно, Боже, как страшно!
        Ева почувствовала, что снова теряет волю. Внутренне сжалась, делая шаг навстречу цепям. "Не хочу! Не надо!" - ее крик застрял в горле. Только слезы полились из глаз, только дикий ужас забился в глазах.
        Фаридар довольно наблюдал, как девчонка послушно залезает на постамент, вкладывает руки в железные оковы, которые, звякнув, тут же закрылись. Теперь настало время для спектакля. Он взялся за кристалл, оттуда вырвался желтый луч и окружил постамент с жертвой.

* * *
        - Ну, Кайл, что скажешь? - Артис сложил руки на груди.
        Они только что поужинали, приятно согревал ароматный чай, а несколько рюмок горькой настойки сняли напряжение.
        Дариана уже спала, развернув ширму, делящую шатер на две части. К ней присоединилась и Телли. К мужским разговорам ее не допускали, да и устала она за день. За круглым столом остались Коля, Элиор, Грейд и Эрик. Не считая, конечно же, главы семьи и Светофора.
        - Ты совершил почти невозможное, - произнес Николай. - Только вот Совет…
        - А, - понимающе кивнул Артис. - Тебе не нравится южанин?
        - Не то, чтобы не нравится. Я его ненавижу. Не знаю, как насчет остальных членов Совета, но взяв Кэдрика, ты ошибся.
        - Кэдрик? - возмутился Эрик. - Он-то что здесь делает?!
        - У меня не было выбора, - развел руками Артис. - Именно его выбрали "поющие".
        - Но он же предатель! Он…
        - Рик, - Николай прервал бурные высказывания друга. - Если другого выбора нет, тогда придется смириться.
        - Кайл, - в дискуссию вступил Грейд. - Ты что-то говорил насчет черного кристалла.
        Коля приложил палец к губам, опасаясь, что их могут услышать. Сосредоточился, вбирая магические частицы. Тонким щитом оградил стол переговоров от внешнего мира.
        - Теперь можно говорить открыто, - сообщил он. - Я поставил звуконепроницаемую защиту. Что касается черного камня. В пророчестве говорилось, что когда три звезды сольются в одну, объединенный кристалл не обретет мощь, а, наоборот, ее потеряет. И тогда Анделор лишится светлой магии. Навсегда.
        - Но… - открыл рот Артис, Коля его остановил.
        - Но именно поэтому нужен черный кристалл. В момент сочетания звезд он заберет светлую магию себе.
        - Значит, "Око ночи" сделает Фаридара безоружным, так? - оживился Грейд.
        - Есть одно "но". Торр-Сааз.
        - Айлин мне сказал, - теребил бороду Артис, - что Торр-Сааз наша главная угроза. Кто он такой? Откуда взялся?
        - Я не знаю, откуда он взялся, - Николай вспомнил темного лорда. И его потрясающую схожесть с отцом… дикую и нереальную… - знаю только, что если черный кристалл попадет к нему в руки, он превратит магию света в магию тьмы. И вырвется из заточения.
        - Мы выступаем в Ориэлл послезавтра, - Артис оперся ладонями об стол, от чего деревянные ножки жалобно затрещали. - Придется брать замок штурмом. Иначе кристалл нам не достать. И когда небеса будут готовы, "Око ночи" притянет к себе волшебство. Элиор, я так понимаю, камень у тебя?
        - Да, - коротко ответил юноша. - Кайлу нельзя его трогать.
        - Совершенно верно, - подтвердил Коля. - Если кристалл попадет в руки того, в ком течет магия другой стороны, то он обратит свет во тьму. Во мне сила гворра, не забыли?
        - А обязательно ждать парада планет? - поинтересовался Элиор. - Может, стоит выкрасть объединенный кристалл…
        - И как ты себе это представляешь? - усмехнулся Коля. - Подходы к замку охраняются легионом уваргов, небеса - стаями гворров.
        - И?
        - Что и? Ты уже видел летающих тварей, рассказать тебе про уваргов?
        - Просвети, сделай милость, - сузил глаза Элиор.
        - Ребята, ребята, - примирительно пробасил Артис. - Не время ссориться.
        - Артис, - не унимался Элиор. - Неужели нет никакого потайного входа в замок? Не поверю, что о членах королевской семьи не побеспокоились и не продумали никаких путей отступления. Вдруг что случится?
        - Элиор, мы говорим о клане хранителей, - возразил Артис. - Тот, кто владел кристаллом, просто не мог попасть в беду.
        - Как видишь, это мнение оказалось ошибочным.
        - Я знаю, чего ты хочешь, - прямо заявил Николай. - Ты хочешь проникнуть во дворец и спасти Еву. Сейчас это невозможно. Но через пару дней…
        - Через пару дней сестру могут убить! - заупрямился брат. - Как ты не понимаешь?
        В подтверждение его слов, воздух вдруг заколебался, исказился. Желтая дымка заволокла шатер, а когда рассеялась, прямо у входа оказался Фаридар. Собственной персоной. Хотя нет. Изображение его колыхалось вместе с полами шатра. Светофор перелетел на стол, угрожающе фыркнул и выпустил в сторону колдуна сноп пламени. Остальные тоже вскочили со своих мест.
        - Спокойно, - предупредил Коля. - Это всего лишь призрачная копия.
        - Какой прозорливый мальчик, - колдун растянул губы в улыбке. - Быть может, заодно скажешь, зачем я здесь?
        - Догадываюсь, - процедил он.
        - Конечно. "Око ночи".
        - Ты его не получишь.
        - Увидим, - загадочно произнес Фаридар. Контуры его тела смазались, поблекли, растаяли в воздухе, чтобы перенестись к центру шатра и там проявиться вновь, вместе с другой картиной.
        - Ева! - вскричал Элиор, рванувшись из-за стола, но Артис удержал его могучей хваткой.
        Коля сжал кулаки, изо всех сил стараясь держать эмоции под контролем.
        Ева лежала на круглом камне, прикованная тяжелыми цепями. Пребывая в полубессознательном состоянии, она тихо постанывала и всхлипывала.
        - Пусти ее! - Элиор снова попытался вырваться.
        - Конечно же, пущу, - маг сложил руки на груди. - Только с одним условием. Вы принесете мне "Око".
        - Это невозможно, - отрешенно выдавил Николай. Он знал, своими словами отворачивает брата от себя, но когда на кону стоит жизнь сотен тысяч, приходится делать тяжелый и жестокий выбор. - Ты знаешь.
        - Что ж, вы обрекаете ее на адские мучения. Видите? - Фаридар вытащил из кармана плаща пузырек со светящейся красной жидкостью. - Знаете, как мне удалось превратить обычных людей в уваргов? Всего несколько капель зелья - и ваша Ева станет монстром. Я уже экспериментировал на женщинах. Они, правда, не такие живучие, как мужчины, зато дают отличное потомство. Сильных, безжалостных воинов. Моей армии пригодятся новые отпрыски. Рожденные уварги.
        - Нет, - побледнел Элиор. Он хоть и не знал, что это за твари, но догадался - сестру ожидает нечто страшное, и лучше бы ей просто умереть.
        - Ну, принесете мне кристалл? - Фаридар подошел к Еве, открыл пузырек и поднес его к губам пленницы.
        - Не принесем, - твердо сказал Коля.
        - Что?! - горящий взгляд Элиора уперся в брата. - Ты… ты не можешь!
        - Могу. "Око ночи" останется у нас.
        Коля закрылся от волн бушующей ненависти и бессильной злобы, исходящих от брата. Жестоко? Да. Но иного выбора не существовало.
        - Что ж, - Фаридар деланно вздохнул и опрокинул пузырек в рот Евдокии. Девушка широко распахнула глаза, хрипло задышала. Сквозь бледную кожу проступила чернеющая сетка сосудов. Судорога скрутила конечности, и она вдруг завопила, извиваясь и выгибаясь на камне, пытаясь избавиться от цепей и от страшной боли, терзающей тело.
        - Ваша вина, - чародей завернулся в плащ. - Но у меня есть противоядие. - Он показал другой пузырек с янтарной жидкостью. - И два дня, прежде чем зелье вступит в полную силу. Тогда пути назад уже не будет. А пока ее ждет мучительная трансформация. Думайте, - Фаридар пристально взглянул на Элиора. - "Око ночи" взамен на противоядие. Бедняжка заслуживает исцеления, правда?
        И исчез.
        - Ты, - выдохнул Элиор, буравя взглядом брата. - Как ты мог?
        - А что я должен был делать? - с болью в голосе спросил Николай. - Нести ему камень?
        - Ты бы мог потянуть время! Договориться!
        - Элиор, он бы все равно накормил ее зельем! Иначе демонстрация…
        - Ты бесчеловечен, - Элиор отвернулся. - Не думал я, что ты таким станешь.
        - Значит, ты ошибся, - сухо бросил Николай. Махнул рукой, сбрасывая звуконепроницаемый щит, схватил с вешалки первый попавшийся плащ и вышел наружу.
        Морозный воздух не мог остудить бушующие эмоции. Конечно, он прекрасно понимал брата. Тот готов все отдать, лишь бы спасти родного человека. А он сам как бы действовал, попади в беду кто-нибудь из близких? Если бы к камню была прикована не Евдокия, а Эдель? В других обстоятельствах, бросился бы на выручку, не раздумывая. Так что же случилось? Неужели он в самом деле стал бесчеловечным? Или просто плохо знал Еву, чтобы ради нее рисковать? Нет, конечно. Когда-то он не посмотрел на то, что тролль собирался отужинать его врагом. И бросился на выручку, потому что ни одно живое существо не заслуживает подобной смерти. Грейд теперь его друг, и никогда не забудет, что для него сделали. И никогда не предаст.
        Коле всегда казалось, что помогать людям нужно при любых обстоятельствах. На этом принципе он строил свою жизнь на Земле и здесь. Что заставило его поступиться собственными правилами? Почему он обрек на гибель невинного человека, волею судьбы попавшего в заточение к Фаридару? Проклятье! Евы вообще здесь не должно было быть! Ее дело - преподавать историю в университете и сносить насмешки студентов, а не лежать в подземелье, превращаясь в монстра!
        Он сжал виски, зажмурился. Как же не вовремя! Как неудачно сложилось!
        А, может, плюнуть на все и отправиться Еве на выручку? Брат прав, наверняка во дворец ведет какой-нибудь подземный ход. Проникнуть в лабораторию, найти противоядие… попасть в плен к Фаридару и закопать все шансы на победу. Нет, к сожалению, он не имеет права так рисковать. Почему?
        Коля открыл глаза и проводил взглядом двух мужчин, спешащих по своим делам. Неуклюжие, неопытные. Они не привыкли к весу меча, не привыкли к болтающимся на бедре ножнам. Все из-за них. Недовоинов, стариков и детей. Тех, кто находится в этом лагере. Они бросили свои семьи, чтобы сражаться. Они взяли в руки оружие, которого никогда не держали. Они собрались на верную гибель. Разве они не заслужили победу? Разве можно предать их доверие ради жизни одного, пусть и близкого человека?
        - Ты все сделал верно, мой мальчик. - На плечо опустилась тяжелая рука. Артис.
        - Он меня ненавидит, - глухо констатировал Коля.
        - Он поймет. Разберется, что к чему и поймет, иного выхода нет.
        - Арт. Я…
        - Ты вырос и научился принимать тяжелые решения. Я тобой горжусь. И отец гордился бы.
        Наверное, гордился бы. Только никто не знает, как ужасающе Торр-Сааз похож на Мироса. Кроме, пожалуй, Фаридара. И он у него спросит, когда встретится с ним лицом к лицу.
        Коля натянуто улыбнулся наставнику:
        - Спасибо, Артис. Умеешь ты подбодрить.
        Потом, обхватив себя за плечи, добавил:
        - Холодно здесь. Пойду я. - Он развернулся и вошел в шатер. Внутри никого не было, даже Светофор куда-то делся. Коля одернул ширму, отделяющую спальню. Дариана и Телли мирно посапывали во сне. Душу кольнули нехорошие предчувствия.
        - Кайл! - в шатер влетел Эрик. Следом за ним вошли Грейд и взволнованный Артис.
        - Что случилось?
        - Элиор. Он ушел.
        - Что?! Куда?!
        - В замок.
        - Но как? Я же стоял рядом…
        - Через другой выход, - сообщил Грейд. - И оставил вот что. - Меррил вытащил из кармана черный камень.
        - Сказал, твое дело - бороться со злом, а его - выручать сестру. Просил не мешать. Что делать будешь?
        Коля тяжело вздохнул и отвернулся. Что ему остается делать?
        - Выступаем в Ориэлл послезавтра, как намечено, - наконец, произнес он. - Будем надеяться, нашей помощи они дождутся.
        Глава 4
        Плавная музыка заполнила зал. Легким покрывалом окутала танцующие пары, медленно влилась в ритм и движения. Хрупкие тела не касались пола, для тех, кто рожден летать, не существовало преград. Волшебные крылья колыхались в такт вальса, барышни кружились вокруг кавалеров, изящными бабочками порхали по золоченому залу. Только одна пара танцевала на паркете. Человек и прекрасная фея. И, несмотря на мажорные тона музыки, в их движениях сквозила печаль, будто прощались они навсегда.
        Никогда она не забудет этот танец. Грусть на любимом лице, глубокую синеву глаз, прерывистое дыхание, сильные и в тоже время нежные объятия. Дорогой образ бережно хранился в сердце и теплом наполнял душу. С ним не так страшно, пусть это всего лишь отголосок памяти.
        В случившемся виновата лишь она одна. Не успела. Не догнала. Не остановила. Хотела, но не получилось.
        В плечо больно впились цепкие пальцы Дарэлла. Она всегда считала его достойным, а оказалось, что ниже и подлее существа не найти. Вельт предал ее, предал свой народ, пойдя на сделку с черным колдуном. В ушах до сих пор звучало: "вельты перейдут на сторону Фаридара".
        А потом земля ушла из-под ног. Трещины пробежали по стенам дворца, золотая крошка посыпалась вниз. Мир накренился, бутафорские дорожки вздыбились, деревья надломились. Великолепный купол гигантской птицы с жутким скрежетом провалился внутрь. И среди всего этого кошмара, с неба вдруг свалилась черная тварь и уцепилась крепкими когтями за вывороченное с корнем дерево. Наклонила приплюснутую голову набок, завертела в разные стороны глазами, взмахнула широкими кожистыми крыльями. Издав омерзительное шипение, сделала шаг навстречу.
        - Как договаривались! - торжество вперемешку с безумием отразилось в глазах Дарэлла. Он потащил ее вперед. К смердящему, гадкому монстру. - Повелитель обещал спасение тем, кто примет его власть!
        Птицеящер снова что-то прошипел, открыл клюв и…
        Эдель закричала и вскочила с жесткой подстилки. Потом обессилено бухнулась на колени, уткнулась лбом в холодный пол, упершись ладонями в бесчувственный камень. Слезы застилали глаза, ручьем лились по щекам, орошали и без того влажные булыжники. Девушка жалобно скулила, как брошенный, загнанный в угол зверек.
        Ночи не прошло, чтобы ей не приснился кошмар: последние минуты жизни Солинора, ее дорогого дома. И смерть Дарэлла: его удивленно-растерянное выражение лица, рассматривавшее рассеченный острым когтем живот, и кровь, хлещущую на землю. Эдель зажмурилась, замотала головой, пытаясь изгнать из памяти подробности жуткой смерти Дарэлла. Да, он предатель, но никто не заслуживает быть разорванным в клочья и съеденным…
        Страшная картина снова и снова вставала перед глазами, снилась каждую ночь, превращая и без того кошмарную жизнь в ад. Обрывки плоти… Булькающий предсмертный хрип… Кровь… Всюду кровь…
        "Думай о Кайле, - твердила Эдель сама себе. - Думай о нем. Он жив, и это главное".
        Когда она ухватывалась за образ любимого, как за спасательный круг, ужас проходил. Он просто не мог противостоять той силе, которую излучало горячее сердце.
        К сожалению, вельтка слишком поздно поняла, какой подарок ей преподнесла судьба. И теперь, когда Анделору осталось жить несколько недель, те месяцы, которые она провела в компании с Кайлом, казались целой жизнью. И счастьем, которое прошло мимо, чуть-чуть зацепив краешком сияющего крыла
        "Он жив… он жив…" - повторяла она, как заклинание.
        И, забившись в дальний угол клетки, иногда позволяла себе помечтать, что Кайл за ней придет и спасет. Но знала, если бы перед ней встал выбор, то она предпочла бы смерть в мрачных застенках лаборатории. Потому что если он придет сюда, то попадет в ловушку, из которой уже не выберется.

* * *
        Фаридар негодовал. Не ожидал, что Даниэль заупрямится. И все же последнее слово оставалось за Элиором. Именно его сестра превращалась сейчас в уварга.
        - Проклятье! - он толкнул дверь в тронный зал. Тяжелые шторы на окнах взметнулись от сквозняка, зазвенели хрусталинки на огромной люстре.
        Колдун подошел к балкону, достал из-под накидки объединенный кристалл. Все его планы рушились на глазах. Жалкая человеческая армия где-то нашла третий источник, и именно поэтому граница еще не поглотила Ориэлл. А ведь как хорошо задумывалось! Полчища тварей с черной стороны давно должны были быть здесь, окутать непроницаемой мглой замок и объединенный кристалл, тогда ни одно живое существо не смогло бы пробраться сюда. Но волшебство неизвестного происхождения сдерживает армию Торр-Сааза, дни пролетают, сближая три звезды, а люди собираются на последнюю битву.
        Знать бы заранее, как важен черный кристалл, по-другому бы сложилась история. Но "Око ночи" у Даниэля, и он наотрез отказался его отдавать, а объединенный кристалл…
        Только бы Торр-Сааз не узнал. Изменения в звездном слитке стали слишком заметными. Он почти не отдавал волшебство, заперев в себе магические частицы. Пульсировал, будто живое существо, предвкушая скорое слияние с небесными светилами. Чувствовал их приближение, иногда, будто намагниченный, самопроизвольно взлетал вверх, и только широкая цепь да крепкая хватка колдуна могли его удержать. "Око ночи" жизненно необходимо, без него вся магия уйдет к звездам, оставив его совершенно беспомощным.
        С каждым днем кристалл становился все капризнее, и Фаридар больше всего на свете желал, чтобы волшебство поскорее перешло черному камню. Он его получит, без сомнения, Элиор слаб духом и не сможет устоять.
        - Ты выяснил, есть ли у людей магия? - Торр-Сааз появился, как всегда, неожиданно.
        - Да, мой господин, - поклонился чародей.
        - Ну и?
        - Они обнаружили третий, неизвестный нам источник волшебных частиц, - Фаридар съежился, ожидая громогласных возмущений и непременного наказания, но повелитель молчал. Когда он заговорил, спокойный замогильный голос заморозил тело колдуна, наполнив нестерпимым ужасом. Таким, что захотелось бежать на край света.
        - Я дал тебе силу.
        Фаридар почувствовал, как смертельное жало проникает внутрь. Он повалился на пол, скрючился.
        - Я дал тебе власть.
        Маг задергался, завизжал от адских мучений, пальцами впился в пол, ломая ногти, оставляя на паркете глубокие царапины.
        - Я дал тебе свободу.
        Раб темного лорда захрипел в агонии, пуская кровавые пузыри из носа и рта, дернулся еще раз и затих, чтобы через несколько минут снова вдохнуть живительный воздух, наполненный болью и страданием.
        - Я сделал так, чтобы твое имя внушало ужас всему Анделору.
        Сил сопротивляться у чародея не осталось. Он полностью подчинился своему господину, и каждое слово, произнесенное Торр-Саазом, убивало, а затем воскрешало. Раз за разом, сводя с ума, выкручивая не только плоть, но и душу. Когда ты - раб темной стороны, один взгляд, один звук повелителя может забрать жизнь. Но может ее и даровать.
        - А ты так и не узнал о существовании третьего источника.
        - Убейте… убейте меня… господин, - засипел Фаридар, едва приподняв голову.
        - Ты не знаешь, о чем просишь. Если хочешь, твои мучения будут продолжаться вечно.
        - Н-нет, пожалуйста, - боль ушла, и магу удалось, наконец, подтянуть под себя колени и привстать. - Я могу все исправить. Я отберу черный камень.
        - Ты знаешь, как важен мальчишка. Только "Око ночи" даст мне могущество.
        - Я все сделаю! Как вы хотели! - пролепетал Фаридар.
        - И только попробуй ослушаться.
        Громкий хлопок возвестил, что портал закрылся и аудиенция закончена. Шатаясь и спотыкаясь, колдун добрел до трона, повалился в него, прикрыв глаз. Разговор длился всего несколько минут, но для него прошла вечность. И воображаемый колодец со змеями теперь казался отдыхом на курорте, по сравнению с той пыткой, которой только что подверг его Торр-Сааз.

* * *
        Элиор злился. Сердце возмущенно стучало, в ушах до сих пор звенел отчаянный крик сестры.
        "Как Дэнни мог так поступить? - спрашивал он сам у себя. - Хоть бы для виду подыграл дядюшке. Главное - время, а там они бы что-нибудь придумали. Вместе".
        Элиор грустно вздохнул и сжал кулаки. Понадеялся на брата, а он… Вообразил себя самой честностью. Если бы он вырос в детском доме, то знал - никогда и ни за что нельзя бросать близких. Если друг попал в беду, надо сделать все, чтобы спасти его. А если речь идет о семье, нужно отдать все, что имеешь. Иначе ты никто.
        В этом их отличие. Элиор никогда не смог бы пожертвовать родным человеком ради других. Даже если речь шла о целом мире. А раз он не может - значит сам пойдет вытаскивать Доську из беды. Пусть брат спасает мир, ему это привычнее.
        Элиор на секунду остановился, выбирая, куда ему свернуть. Среди однообразной череды шатров найти конюшню чрезвычайно сложно. Хорошо, что он подслушал, куда повели Аргента. Пока брат разбирался с давними врагами и членами Совета, единорога увели на постой. Теперь бы найти, куда… Надо подумать… Ага! Если хорошенько прислушаться, то в хрустальной тишине морозного воздуха можно услышать ржание и похрапывание лошадей. Откуда-то слева.
        Юноша повернул в сторону предполагаемой конюшни. Его догадки подтвердились. Через пару сотен шагов обнаружился длинный навес, под которым стояли привязанные лошади. Он приблизился, пытаясь разглядеть в свете факелов серо-голубую шкуру единорога, и тихонько позвал:
        - Аргент.
        - Кто таков?
        Кутавшийся в тулуп охранник почти сливался с тенью, так сразу и не заметишь.
        - Я - Элиор, сын Мироса.
        - Кто? - на свет вышел рослый и широкоплечий мужик. На его простом, открытом лице рисовалось искреннее удивление.
        - Элиор. Принц, понимаешь?
        - Почем знать? А ну как брешешь? - подозрительно сощурился охранник.
        - Ты как с принцем разговариваешь? - грянул Элиор, призывая все свои актерские таланты. - Или мне главного привести? Как он обрадуется, что его разбудили по пустяку!
        - П-прощевайте, принц, - похоже, угрозы сработали. - Что вам надобно?
        - Куда отвели единорога, говори.
        - Сюда, - он указал на небольшой шатер, разбитый неподалеку. Кто бы сомневался, что волшебному существу предоставят отдельные "покои"?
        Элиор вошел внутрь. Тепло сразу окутало его закоченевшее тело. В углу горел небольшой светильник. Аргент, завалившись на бок, мирно спал на подстилке.
        - Аргент.
        Единорог шевельнулся, приподнял голову, уставился на гостя.
        - Аргент, ты ведь любил Еву?
        Тот склонил голову, тряхнул гривой. Жаль, что общаться с ним, как брат, не получается.
        - Она в беде. Фаридар влил ей какое-то зелье, которое превращает ее в… - Элиор запнулся, пытаясь вспомнить диковинное название монстра, - уврага, кажется.
        Аргент резко вскочил, захрапел, перебирая копытами.
        - Ты поможешь мне спасти ее? Дэнни отказался.
        Единорог повернулся, подставляя спину.
        - Отлично.
        Элиор закинул за спину дорожную сумку, которую наскоро собрал еще в шатре у Артиса, взобрался на Аргента, уцепившись за гриву.
        Уезжать в ночь, конечно же, было безрассудно, но оставаться в лагере нельзя. Каждый час отнимал у Евы шансы на спасение, да и спорить лишний раз с братом не хотелось. Где-то в глубине души он понимал, как тяжело дался Дэнни такой выбор, но у каждого свой путь. Его собственный - не вести армию в бой, а проникнуть в подземное обиталище Фаридара. Интересно, сохранился ли еще тот старый потайной ход? Когда-то, будучи пятилетним мальчишкой, он обнаружил пещеру. Ее недра уводили в самую глубь, идти дальше он побоялся. Но вделанные в стены крепления для факелов, говорили сами за себя.
        Почему лаз не стерся из памяти? А как можно забыть первый детский страх? Не тот, "куда делась мама", а самый настоящий. До ледяных мурашек по телу, до туго скрученного живота, до зубной дроби. До сих пор он чувствовал холодное дыхание подземных недр, слышал шелест крыльев летучих мышей, видел непроглядную и почти осязаемую тьму.
        Он надеялся получить от Артиса больше информации, намекал на секретный выход из замка, но все впустую. То ли наставник не захотел выдавать тайну, чтобы зря не провоцировать на необдуманные поступки, то ли действительно не знал.
        Элиор наклонился вперед, серебристые волоски гривы защекотали щеки и нос, и он чуть не чихнул. Сказал Аргенту:
        - Скачем к озеру, поищем секретный вход в замок.
        Единорог кивнул и рысцой потрусил из лагеря.

* * *
        Утренняя звезда едва встала на горизонте, а лагерь уже был на ногах. Он гудел, будто взбудораженный улей. Из уст в уста переходила новость: "наследный принц Даниэль прибыл из дальнего путешествия и поведет армию в Ориэлл". Кто-то беспрекословно верил распространившимся слухам, кто-то иронично кивал, мол, посмотрим, что за птица, этот новоявленный принц, кто-то безразлично пожимал плечами. Какое дело до того, кто поведет армию? Самим бы выжить. Остальные же резко высказывались против. Война - не развлечение, и лучше, когда во главе войска стоит опытный и мудрый человек, нежели мальчишка, пусть и знатных кровей.
        Коля почти не спал. Ворочался с боку на бок, волнуясь за судьбу брата и постоянно прокручивая в памяти разговор с Фаридаром. Правильно ли поступил? Не придется ли пожалеть о сделанном выборе? Смерть Евы целиком и полностью ложится на его плечи, пусть даже она и устроена злейшим врагом. А в том, что несчастная погибнет, сомнений, увы, не оставалось. Даже если Элиор и сможет подойти к замку, внутрь он никогда не попадет. Подступы надежно охранялись уваргами и гворрами. Но надежду, что брату удастся избежать гибели, Коля возлагал на Аргента. В случае чего - телепортируются, главное, чтобы магии хватило.
        То, что единорог присоединился к Элиору, выяснилось той же ночью, спустя несколько часов после исчезновения брата. Дозорный, который дежурил у конюшен, решился доложить начальству о бегстве принца. Видно, Элиор хорошо ему мозги промыл, потому что раздумывал тот довольно долго.
        Бросаться вот так, сломя голову, в пасть к врагу - было верхом безумия. Но и винить за безрассудство тоже сложно. Когда-то он сам направил Аргента в Ориэлл, прямо в тронный зал дворца. И попал в ловушку.
        Бросив попытки уснуть, Коля встал, потянулся. Чтобы не обременять семью Артиса, он занял шатер, неподалеку от того места, где расположился Ром со своей командой. Они прибыли сюда из Зинада, вместе с Эриком и Грейдом, как договаривались ранее.
        Опытные бойцы - Кир, Ивар и Ян, как и их командир Ром, служили наемниками в охране богатых караванов. Оружие в руках держали крепко, обладали хорошей реакцией и немалым опытом в сражениях. В таких воинах армия нуждалась больше всего.
        Коля налил воду из кувшина, умылся и оделся. Наконец-то ему не надо обогревать себя магическим способом! Кожаные штаны, сапоги, рубаха, и плотная куртка сидели как влитые, согревая ничуть не хуже волшебных частиц. Спящий на стуле Светофор приоткрыл золотистый глаз, широко зевнул и снова погрузился в сон. Ранний подъем никогда не входил в привычку дракончика. Коля улыбнулся и вышел на улицу. Зеленый диск Абера показался на горизонте, но его свет не проникал сквозь темную преграду, установленную Фаридаром. Морозный воздух защипал ноздри, изо рта вырвался пар. Зима не торопилась отпускать из снежных объятий Ориэлл, хотя и время ее уже заканчивалось.
        Уткнув нос в высокий ворот куртки, Коля зашагал в центр лагеря. В пути его перехватил Артис.
        - Уже проснулся? Хорошо!
        - Я не спал, если честно, - зевнул Николай.
        - После совещания зайдешь к нам и выпьешь бодрящий настой. Ты нужен нам полным сил, понял?
        - Слушаюсь, начальник.
        Совет уже собрался и нетерпеливо ждал появления принца. Коля сразу же выхватил взглядом Кэдрика. Для общего дела следовало забыть прошлое. Когда-то племя "поющих" помогло выиграть битву трех кристаллов и развеять гипнотические чары Ратхарга-Яракала. Интересно, осталась ли магия в металлических колечках, вплетенных в волосы южанина?
        Артис занял место в центре, Николай - рядом. Прэт и Рен-Ар сидели напротив. Остальные заняли кушетки, расставленные по обеим сторонам стола.
        - Можно приступать к докладу? - привстал Рен-Ар.
        - Да, - кивнул Артис.
        - Простите мое любопытство, - спросил высокий, крепкий мужчина, с длинными, светлыми волосами. Северянин, не иначе. - Но где же второй принц?
        - Сначала я бы хотел вас представить Даниэлю, а потом разрешим остальные вопросы. Забегая вперед, скажу, что Элиор отправился на секретное задание, - Артис озвучил заранее придуманную версию.
        - Наверняка принц сбежать, - съехидничал Кэдрик.
        - Придержи язык, - зло процедил Коля, смотря южанину прямо в глаза. - Я лично настоял на полном неразглашении миссии моего брата. Не всем можно доверять.
        Кэдрик дерзко вскинул голову и сплюнул на пол.
        Коля напрягся, готовый отразить нападение. Если "поющий" решится, конечно, обнажить оружие. Но он не решился. Прошипел под зубы какое-то ругательство и отвернулся.
        - Итак, Даниэль, - разбавил напряженную атмосферу Артис. - Разреши представить тебе присутствующих.
        Ты уже знаком с Прэтом и Рен-Аром. Это мои помощники, люди, проверенные не одним десятком лет. Кэдрика, похоже, ты тоже знаешь. А вот Тэрас - предводитель северных племен. Он из авала-дхэ, одного из самых…
        - Многочисленных и влиятельных, - добавил Николай. - За тысячу лет ничто не изменилось.
        Когда-то он встречал Дарага, вождя шайнаррцев. Северное королевство существовало в древности, однако, после победы над Ратхаргом попало под власть хранителей кристаллов.
        Тэрасу, похоже, польстила осведомленность принца. Сдержанно улыбнувшись, он кивнул.
        - Это - Гвандэр.
        С кушетки поднялся невысокий мужчина где-то сорока лет. Золотистые кудри падали на плечи, смуглая кожа отливала бронзой. Он также слегка поклонился.
        - На плечи Гвандэра легла ответственность за формирование ударной армии. Теперь Нэтт.
        Широкий, по комплекции ничуть не уступающий Артису, богатырь выпрямился на удивление легко. Приложил руку к сердцу и тряхнул длинными каштановыми волосами, забранными в тугой хвост.
        - Нэтт, как никто другой, понимает лошадей и тренирует наездников. Поскольку родом он из Лайранских долин, само провидение велело отвечать за подготовку конницы. И, наконец, Чаз.
        Высокий юноша, закутанный в плащ, не потрудился даже встать. На бледном лице особенно выделялись большие карие глаза. В них Николай заметил отблески молний и опередил пояснения наставника.
        - Маг стихий. Приветствую.
        Прозорливость принца и на это раз возымела должный эффект. Члены Совета зашептались, настороженно поглядывая в сторону Даниэля.
        - Простите, но как вы догадались? - озвучил всеобщий вопрос Рен-Ар.
        - Для того, кто владеет магией, это нетрудно, уверяю.
        - Вы - маг? - воскликнул Прэт. - Но это невозможно! Будущих хранителей проверяли на наличие способностей!
        - Но меня - нет, - усмехнулся Николай. - После того, как решили, что волшебник - это Фаридар, на следующие пять веков хранители освобождались от данной процедуры.
        - Даниэль действительно волшебник, - подтвердил Артис. - Очень сильный. Его мощь пригодится в грядущей битве.
        Он достал из-за пазухи желтый свиток и развернул его на столе, придавив по краям специальными прессами.
        - Это карта Ориэлла. А именно - подступов к замку. Как видите, мы находимся не в лучшем положении.
        Коля уткнулся в карту, морщась и потирая шрам. К сожалению, Артис был прав. Бывшая цитадель хранителей славилась своей неприступностью. Замок находился на скале. С северо-востока подступало широкое озеро, с севера - северо-запада путь обрубали отвесные скалы.
        - Хранители не боялись нападений на дворец, но меры предосторожности все же приняли, - комментировал Артис. - Единственный путь к замку лежит здесь.
        Он ткнул пальцем в пологий подъем с южной стороны.
        - Это ловушка, - пробормотал Коля. - Мы не сможем взять такую возвышенность.
        - Есть еще одна пренеприятная новость, - добавил Рен-Ар, - замок накрывает купол невероятной мощности.
        - А маги на что? - в разговор вмешался Чаз. - Мы разрушим щит.
        - Совершенно верно, - Артис почесал бороду и посмотрел на Колю. - В этом будет заключаться ваша задача. Ты сможешь накопить магию и уничтожить защиту замка? Частиц там немного, но Чаз и остальные тебе помогут.
        - Арт, маги - не сосуды для волшебных частиц. Они пользуются тем, что есть вокруг.
        - Но вы сможете? Ты сможешь?
        Коля еще раз посмотрел на карту, на рельеф скалы и зубастые ворота. От него будет зависеть, попадут ли они в замок. От него будут зависеть тысячи жизней, потому что если он не сможет разрушить щит, то их всех перебьют прямо у подножия. Он кивнул головой:
        - А у нас есть другой выбор?

* * *
        Фаридар все еще чувствовал ледяное дыхание Торр-Сааза, его острые щупальца кололи тело, а страх впивался в душу. Он знал, что господин велик в своей власти, но не представлял, на что он способен. И даже думать боялся о том, что будет, если задуманное не свершится. Он встал с трона, сосредоточенно зажмурился, призывая верного слугу.
        Спустя несколько минут, двери в тронный зал открылись, впустив огромного уварга.
        - Вы меня вызывали, мой повелитель?
        - Хаарс, - чародей постарался скрыть в своем голосе нотки слабости. - У тебя все готово?
        - Да, повелитель. Арррмия собрррана и ждет своего часа. Вам нужно только открррыть поррртал.
        - Хорошо. Завтра.
        Фаридар посмотрел на кристалл, отчаянно надеясь, что получит нужное количество магических частиц для того, чтобы перенести сюда свою армию.
        Звездный камень лукаво замигал. Он примет свое решение. Но не сегодня.
        Глава 5
        Дикий крик сводил с ума. Он не прекращался ни на минуту. То разрывал подземное безмолвие, заставляя дребезжать расставленные в шкафу банки с зельями, то срывался на булькающий хрип, чтобы через несколько минут вновь набрать силу. Человек не может так долго и пронзительно кричать, но тот, кто находился в соседней комнате, уже таковым не являлся.
        Жестокость Фаридара не знала пределов. Эдель слышала его разговор с Кайлом, но до конца не верила, что колдун осуществит свои угрозы. Сделать из человека уродливое создание, заставить пройти адовы муки перерождения - на такое способен не каждый. И уж тем более сложно противостоять искушению, чтобы не прийти на помощь. Зная Кайла, девушка не могла не восхититься мужеством и твердостью любимого в принятии жестокого решения. Как он правильно поступил! Здесь его ждала ловушка. Вельтка слышала рычащие возгласы - в лаборатории, помимо Евы, находились еще несколько уваргов. Иногда они заходили в тюремный отсек и проверяли, на месте ли пленница. Как будто она может улететь! У нее даже крыльев нет, они снова пропали, стоило ей вновь очутиться в гиблых людских землях.
        Эдель забилась в угол каморки, зажала уши, спела глупую детскую песенку, чтобы заглушить жуткий вой, но бесполезно. Никто не мог помочь несчастной девушке, корчащейся сейчас в лаборатории. Никто не мог помочь ей самой, заточенной в подземной темнице.
        Адский крик, наконец, перешел в жалобные подвывания. И оттого стало еще страшнее. Человек не может скулить, как собака. Значит, трансформация перешла на новый этап, скорее всего, необратимый.
        Вдруг, к повизгиванию добавился еще один звук. Скрип отодвигаемого камня.

* * *
        Рассвет беглецы встретили в той самой пещере, где останавливались накануне. Аргент открыл портал, чтобы перенестись в убежище. Скакать в замок ночью могли только безумцы. Элиор негодовал, он стремился в кратчайшие сроки добраться до подземелья, но безмолвие и непреклонность единорога к мольбам и увещеваниям призывали к беспрекословному подчинению.
        Элиор понимал, что неправ. Главное, им удалось покинуть лагерь, а уж до озера они как-нибудь доберутся. Но с собственным бессилием мириться было почти невозможно. Пока он ждал рассвета, бедная Ева корчилась в жутких мучениях. И когда, наконец, утреннее светило встало на горизонте, юноша растормошил спящего Аргента.
        Они скакали весь следующий день. Грустный пейзаж - поля запорошенные снегом, голые леса и узкая, едва протоптанная дорога, энтузиазма не добавляли. Элиор не знал, почему единорог не открывает портал, и эта неизвестность бесила еще больше. Кроме того, ноющая боль в теле стала все чаще напоминать о себе. Нет, ему и раньше приходилось сидеть в седле. Ролевые игры предполагали верховую езду, но не такую продолжительную. Опыта в данном вопросе юноше явно не хватало. Впрочем, опыта он не имел вообще никакого. Элиор нахмурился, перечисляя в уме способности и навыки. В метании ножей он лучший, бесспорно. А что еще? Конный спорт никогда не являлся его коньком, такой уж каламбур. Лучник из него тоже никакой, терпения и выдержки никогда не хватало. Мечник… Да, с мечом он умел обращаться, но только в теории. Попрактиковаться в свое время он не успел - увлекся игрой в "казино". Да и что его знания против того, кто обучался драться с пеленок? Или же против монстра, а их здесь наверняка навалом, взять хотя бы уваргов.
        Аргент затормозил, прервав грустные размышления наездника. Элиор знал, что не получит ответа, но все же спросил:
        - Что такое? Почему остановились?
        Единорог фыркнул, сначала посмотрев на небо, а затем кивнул в сторону темной полоски леса.
        Ага, ясно. Приближалась ночь, и следовало поискать место для ночлега.
        - Как скажешь, - смирился он. - Привал так привал. Все равно я без тебя никуда не попаду, а ты меня в ночь не повезешь, так?
        Аргент довольно топнул ногой.
        Ночь прошла спокойно. Спокойно для людей, привычных к ночлегу под открытым небом. Элиор же заснул с трудом, то и дело просыпаясь от подозрительных звуков: пения ночных птиц, воя незнакомых животных, шелеста ветвей над головой. С единорогом он чувствовал себя в относительной безопасности, однако вздрагивал при любом шорохе. К тому же, чем ближе они подбирались к замку, тем опаснее становились окрестности.
        Наступившее утро вновь погнало путников вперед. Теперь Аргент скакал осторожнее, выбирая одному ему ведомую дорогу. Когда встречный ветер дунул влагой, когда донес спокойный шум волн, Элиор понял, что озеро близко. Искры вылетели из рога, впереди открылось окно, и через секунду они очутились на песчаном берегу.
        Здесь тяжелое небо сливалось со свинцовой водой. Соленое озеро не замерзло, только вязкие от мороза волны лениво выкатывались на берег, гоняя взад-вперед снежную кашу. Слева ввысь уходили голые скалы, а стоящий на самом верху замок скрывался за нависшими тучами.
        Элиор поежился, здесь, у самой воды, холод пробирал насквозь. Теперь дело оставалось за малым - найти среди каменных глыб вход в пещеру. А он мог быть где угодно.
        - Не знаешь, часом, где потайной ход? - спросил принц на всякий случай.
        Аргент лишь фыркнул в ответ.
        - Я так и думал. Тогда будем искать.
        Когда-то от замка к озеру была проложена красивая тропа. Элиор припоминал высеченные в горе ступени, разбитые по бокам цветники и небольшие площадки, откуда открывался потрясающий вид на окрестности. По всей видимости, пещера находилась неподалеку, мальчишкой он никогда не забегал далеко.
        - Похоже, нам туда, - он указал туда, где скалы начинали путь наверх. Там, среди серых, припорошенных снегом, глыб, угадывались слабые очертания разрушенной лестницы.
        Оказалось, что красивейший подъем к замку стерся не только в памяти Элиора. Пролетевшие годы обошлись с тропой не менее жестоко. Груды обвалившихся камней почти уничтожили знаменитую лестницу, а от смотровых площадок остались лишь торчащие прямо из отвесных скал деревянные зубья поручней.
        - Где же пещера, - клацнул зубами Элиор. От пронизывающего ведра не удавалось скрыться нигде, не спасала ни куртка, ни теплый свитер. В ушах звенело, и когда Аргент насторожился и вдруг потянул спутника за рукав, принц ничего не услышал. Он просто не смог разобрать среди гула ветра другой звук. Стрекот отрываемого портала. Заметил только вспышку света, и тут же очутился под навесом скалы.
        - Что такое? - заледеневшими губами спросил он.
        Аргент демонстративно прижался к камню. Рядом опасность.
        Теперь и Элиор расслышал характерное стрекотание открытого пространства, звон доспехов, странные рычащие слова на непонятном языке. Он осторожно выглянул из-за валуна.
        В воздухе холодным серебром горела рамка портала. Такого огромного, что часть его скрывалась за пределами видимости Элиора. Оттуда ровным строем вышагивали уродливые существа, чем-то похожие на волков. Высокого роста, под густой шкурой перекатывались мышцы, морды хищно скалились, глаза горели желтым пламенем.
        - Уварги, - прошептал он. - Да?
        Аргент кивнул головой.
        - Отвратительные твари, - юноша вновь посмотрел на шагающую из портала армию.
        Уварги поднимались вверх. Куда - предположить нетрудно. Замок нуждался в защите. А эти монстры - главная сила армии Фаридара.
        - Надеюсь, наши в курсе, что подкрепление прибыло. Иначе туго им придется.
        Единорог грустно посмотрел на Элиора. Если бы он и хотел вернуться, не мог. Кайл бы никогда не простил, что бросил его брата одного. Собственно, именно поэтому он и внял просьбам мальчишки. Лучше пусть будет под присмотром, нежели наделает глупостей в одиночестве. Что касается Евы, то Аргент надеялся, что еще не слишком поздно. Он хотел помочь ей не меньше Элиора, но напрасными надеждами себя не тешил. Фаридар не бросал слов на ветер, да и времени прошло слишком много. Бедная девушка, она любила его, и он ее. Когда был человеком. Сейчас многое изменилось. Прежде всего, он сам. Но он постарается спасти ее, хотя бы ради того, что между ними было на Земле.
        - Вот проход! - радостно выкрикнул Элиор, прервав размышления единорога. - Мы нашли его!
        Аргент предупреждающе фыркнул. Не время орать. Уварги могут услышать. Но юноша и сам понял. Замолчал, продолжая довольно улыбаться и тыкать в щель между скалами. Внутри оказалась просторная пещера, дальше вглубь уходил довольно узкий тоннель. Судя по оставшимся следам от кирки - явно рукотворный. По обеим сторонам от входа были вделаны держатели для факелов, а дальше все тонуло в непроглядной тьме.
        - Ну что, идем? - Элиор вытащил из дорожной сумки прихваченный факел, зажег его и первым ступил в проход. Аргент двинулся следом.

* * *
        - Не нравится мне план, - Коля не переставал тереть шрам, рассматривая карту Ориэлла.
        - Выпей чаю, вот. - Дариана поставила на стол чашку. Коля благодарно кивнул. Веки слипались, бессонная ночь мешала рассуждать трезво. С первым же глотком он почувствовал себя лучше. Знаменитый настой обладал необыкновенным бодрящим эффектом.
        - Ты можешь предложить другой вариант? - Артис сложил руки на груди и откинулся на спинку стула.
        После долгих часов дискуссий, Совет решил сделать перерыв. Коля и Артис вернулись домой, где продолжили обсуждение, отгородившись от внешнего мира звуконепроницаемым щитом.
        Кроме Дарианы в шатре больше никого не было. Телли убежала к подруге, Эрик и Грейд отправились на учения. Теперь они выступали в роли наставников, обучая новобранцев азам владения оружием.
        - Я не тактик, - он вновь глотнул чаю, - но, по-моему, глупо надеяться на удачное стечение обстоятельств. Если прорвемся к замку, если уничтожим щит, если опустим мост и переберемся через ров.
        - Думаешь, ты единственный, кто сомневается в успехе? Но, учти, план разрабатывал не один человек.
        - От этого он лучше не стал. Ладно, - Коля оставил критику. - Я так понимаю, портал откроется здесь, - и ткнул пальцем в карту. - Удачное место, только в битву придется вступать сразу, нас там будут ждать. Что с магией?
        - На минимуме, но на щиты хватит, - заверил Артис.
        - Хорошо. И еще. Нэтт ручается, что лайранские лошади обучены не бояться зверей. Ему можно доверять?
        - Абсолютно.
        - Значит, выступаем послезавтра. Время не на нашей стороне. Мне надо встретиться с магами, посмотреть, на что они способны.
        - Назначим сбор после полудня.
        - Отлично, - Николай встал и убрал защитный экран. - Подожди-ка, что это за шум?
        Снаружи доносились возбужденные голоса, звон доспехов, топот сапог.
        Мужчины выскочили из шатра.
        - Что за переполох? - грянул Артис.
        - Так это, - молоденький воин притормозил и виновато протянул, - эльфы прибыли! И это, говорят, люди крылатые!
        - Вельты? - изумленно воскликнул Николай.
        - Наверное, ага.
        - Артис, идем.
        Наставнику не требовалось особого приглашения. Как и многие, он никогда не видел крылатых людей.
        Гибкие улочки лагеря заполонили люди. Толпа медленно текла в сторону окраины. Некоторые, особо нетерпеливые воины, усиленно работали локтями, пробивая себе дорогу. Оно и понятно: не каждый день выпадала возможность увидеть легендарных эльфов и вельтов.
        - Что за сброд? - гаркнул Артис, потеряв надежду на беспрепятственный проход. - По местам! За работу! Ну?! Нечего впустую глазеть! Вы воины или толпа зевак?
        Авторитет командира сработал. По крайней мере, те, кто находился рядом, понурив головы, начали расходиться. Коля вздохнул. Большая часть армии - простые люди, бесполезно их осуждать за жажду зрелища. Им чужда военная дисциплина и выправка. И даже стоящая на кону жизнь Анделора не способна добавить им умения.
        - Идем, - коротко бросил Артис, когда толпа несколько поредела.
        Вдалеке блистал портал, сквозь который проходили эльфы, пробегали единороги и вылетали крылатые люди. Они тут же строились в ряды, горделиво вышагивая по белоснежному полю. Справа чеканили шаг перворожденные, слева, едва касаясь земли, плыли вельты. Лишь единороги сразу уходили в сторону леса, предпочитая держаться от людей подальше. Низкорослые и коренастые меррилы и гномы замыкали шествие.
        Армию волшебных существ возглавлял высокий эльф, в котором Коля сразу же узнал Айлина. В таком обличие он видел его всего один раз, когда друг пришел на помощь в битве с уваргами. Серебристые доспехи сияли ярче снега в солнечный день, длинные волосы были убраны с лица и заплетены в косу, из-за спины торчал лук из перламутрового дерева - эрасвэла. Рядом с Айлином шел вельт. Острые стрекозиные крылья отливали оранжевым цветом, каштановые волосы волнами обрамляли строгое лицо и чуть скрывали длинный шрам, багровой нитью пролегший на левой щеке. Коля прищурился, не веря своим глазам, однако зрение не подводило. Короля вельтов он не спутал бы ни с кем. Слишком хорошо помнил отца Эдель и последний бал в Солиноре. Последний в жизни парящего над землей королевства. Выходит, Колиар не погиб под завалами. И если он выжил в том аду, то… Сердце сделало скачок, захлебнулось ожившей надеждой.
        Коля быстро зашагал навстречу, едва сдерживаясь, чтобы не побежать. Не пристало принцу вести себя как мальчишка. Приблизившись к гостям, он почтительно склонил голову и произнес:
        - Айлинэль Ир-Эманни, Колиар-Ан-Вель, приветствую вас здесь, в людских землях.
        Эльф улыбнулся, в почтении приложил ладонь к сердцу. Колиар же поспешно кивнул, стремясь как можно быстрее завершить церемонию.
        - Это чудо, что вы спаслись, - Коля уставился в черные глаза короля вельтов, выискивая хотя бы намек, что Эдель жива. Но следующая реплика ввергла его в пучину отчаяния. Голос короля зазвенел от напряжения:
        - Кайл. Моя дочь… Она с тобой?
        - Нет, - глухо произнес Николай.
        Они смотрели друг на друга, скрывая за каменными лицами истинные чувства. Вожди не имеют права на слабость. Среди воинов они - пример для подражания, тот огонь, который пылает впереди, ведет за собой и никогда не угасает.
        Колиар не выдал своих эмоций. Лишь дрогнули уголки рта, да крепче сжался кулак, охватывающий длинное копье. Еле слышные слова сорвались с жестких губ:
        - Да примет ее в свои объятия Великий Предок.
        - Лэр да Именвис, Ноор-Ан-Вель Эдель, - произнес Айлин.
        Повторить погребальную фразу в адрес любимой Коля не смог. Он склонил голову, зажмурился, отгоняя прочь горестные мысли. Не время скорбеть. Не время унывать. Сначала они победят, а потом будут оплакивать погибших.

* * *
        Тоннель уходил вверх, значит, они выбрали правильный путь. И зачем только делать ответвления в запасном ходе? Разве что сбить с толку тех, кто решится проникнуть в цитадель незаконным путем. Карту бы сюда, тогда не пришлось бы петлять по многочисленным переходам, то и дело упираясь в тупики.
        Элиор ненавидел темноту. Еще с детства, когда впервые попал в пещеру. Затхлое дыхание подземных недр, пронизывающий холод, липкие щупальца страха перед неизвестностью, врезались в сознание пятилетнего мальчишки, навсегда оставив след в душе.
        - Где же выход? Где? - бормотал он себе под нос. Оглушающая тишина молчала в ответ.
        Сколько они пробыли под землей - неизвестно. Элиор давно потерял счет времени. Здесь минуты и часы текли по-своему. Только ровное дыхание Аргента за спиной не позволяло окунуться в пучину страха и отчаяния.
        - Мне кажется, мы потерялись, - не выдержал он напряжения.
        Факел жалобно затрещал. Затрепетало, зашипело пламя. И, прежде чем Элиор смог что-либо сказать, погасло, погрузив путников в непроглядную тьму.
        Капельки холодного пота поползли по спине, кожа покрылась мурашками, дыхание перехватило. Что-то тяжелое навалилось на грудь, мешая дышать. Элиор зажмурился, пытаясь расслабиться, прогнать страх. Но воображение рисовало немыслимых чудовищ, подбиравшихся со всех сторон. Дыхание и похрапывание Аргента теперь служили явным тому доказательством: сейчас на него набросятся монстры, схватят и разорвут на куски. Дрожащими руками юноша закрыл лицо, медленно опустился по стенке и уселся на холодный камень.
        - Не надо, не надо, не надо, - затараторил он.
        Конец. Огня больше нет, темнота поглотило не только тело, но и разум. Элиор затрясся, продолжая шептать:
        - Прочь, прочь, прочь.
        Раздался хлопок, и все вдруг засияло в нежных лучах серебристого света. Элиор отнял руки от лица, удивленно рассматривая парящую над ним звезду. И только потом разглядел Аргента. Оказалось, тот зажег огонек на самом кончике своего необыкновенного рога, окрасив стены пещеры мягким холодным светом.
        - Спасибо, - просипел принц, поднимаясь на ноги. - Ненавижу темноту.
        Единорог кивнул, топнул копытом, требуя продолжить путь.
        Элиор виновато улыбнулся и пошел вперед. Он всегда стыдился своей фобии, но ничего не мог с собой поделать. Хорошо еще, свидетелем позора стал только Аргент.
        - Можно тебя попросить? - он обернулся и прищурился. Кончик рога светил прямо в глаза. - Не говори никому, хорошо? Большие мальчики не должны бояться темноты.
        Аргент тряхнул гривой. Конечно же, не скажет. Да и как? Единственный человек, с которым он мог общаться - это Дэнни. А он не станет смеяться над братом.
        Подземный тоннель продолжал петлять, и через несколько поворотов они опять уткнулись в тупик.
        - Да что ж это такое?! - воскликнул Элиор и в отчаянии стукнул стену, перегородившую проход. Она пришла в движение так внезапно, что никто даже не сообразил, что произошло. Каменная дверь отодвигалась мягко и плавно, будто ее только вчера смазали маслом. Отъехав вбок, она остановилась, впуская путников в лабораторию Фаридара.

* * *
        Вельты и эльфы разбили лагерь недалеко от людей. Две тысячи воинов - вот все, что удалось собрать Айлину. Вельтов прибыло и того меньше. После падения королевства выжить удалось немногим. Но даже такие скромные силы могли склонить чашу весов в сторону победы. Армия отчаянно нуждалась в лучниках, а, как известно, никто не стреляет лучше эльфов. Что касалось вельтов, то на их хрупкие плечи ложилась непростая задача - защитить людей, насколько это вообще возможно, от полчищ гворров. Такое решение приняли на Совете, к которому теперь присоединились Айлин, Колиар и Гарк - предводитель гномов и меррилов. Его маленькая армия насчитывала две тысячи воинов, но, учитывая необыкновенную силу меррилов и проворность гномов, в бою стоила намного больше.
        Теперь к выступлению все было готово. Осталось согласовать общий план сражения. Дискуссия продлилась до позднего вечера: члены Совета стремились учесть все возможные варианты, на кону стояло слишком многое.
        Коля прикрыл рот и зевнул. Уже не помогал ни бодрящий чай, ни подпитка сил магическими частицами, но оставалось еще много вопросов, которые следовало решить.
        - Я предлагаю прерваться, - заявил Артис, заметив состояние своего подопечного. - И перенести заседание на завтра.
        - Поддерживаю, - согласился Рен-Ар.
        - Будь по-вашему, - кивнул Колиар и встал. - Кайл, могу я с тобой поговорить? Наедине.
        - Конечно.
        Они подождали, пока остальные покинут штаб.
        - Кайл, - начал вельт, - я хочу просить у тебя прощения. Надо было прислушаться к твоим словам.
        - Вы о чем? - удивленно моргнул Николай.
        - Когда ты сказал, что люди нуждаются в нашей помощи. Я тебе отказал, помнишь? А ведь должен был согласиться! Великий Предок наказал меня за трусость и беспечность, - голос Колиара дрогнул, и он отвел взгляд в сторону. - Моего королевства больше нет…
        - Вам не кажется, что цена вашего отказа слишком высока? - смущенно возразил Коля.
        - Великий Предок не мог наказать так жестоко. Вы не виноваты в том, что произошло. Ваш дом разрушился, потому что магия покинула волшебные земли, а не потому, что вы отказали мне в помощи.
        - Да, да, наверное, - Колиар продолжал смотреть мимо, и тут Коля понял, что тот плачет. Сильный и мужественный человек, мудрый предводитель и любящий отец, плакал, как ребенок.
        - Вы все равно ничего не успели бы сделать, - чувствуя себя неловко, Коля сделал вид, что не заметил слабости короля. - Разрушение нельзя было предотвратить.
        - Прости старика, - Колиар собрался, тяжело вздохнув. - Смерть Арен и Эдели подкосила меня.
        - Ваша супруга…
        - Да, ей не удалось выбраться из-под завалов.
        - Соболезную, - искренне опечалился Николай.
        - Спасибо, - вельт благодарно кивнул. - Знаешь, Эдель хотела тебя вернуть. Побежала за тобой, чтобы остановить, но, видать, не успела. А я плохо помню, что случилось потом… в себя пришел только на большой земле, кто-то меня спас. А ведь она любила тебя, моя доченька.
        Коля понурил голову. Теперь пришел его черед скрывать эмоции.
        - Я тоже. Ее любил.
        Глава 6
        После удушающей темноты подземного хода, помещение за дверью казалось несоизмеримо просторным. Высокие сводчатые потолки поддерживались рядом колон. Длинный зал заканчивался массивной дверью. По обеим сторонам протянулись зарешеченные камеры. Сейчас они пустовали, только в одной наблюдалось какое-то движение. Элиор разглядел очертания пленника: тонкие руки, вцепившиеся в металлические прутья, длинные волосы, обрамляющие исхудавшее лицо. До ушей долетели тихие, едва различимые слова:
        - Кто… здесь?
        Элиор шагнул вперед, Аргент - следом. Огонек на конце рога потух, маскируя пришельцев во тьме.
        - Кто здесь? - снова спросили из темноты. Дрожащий голосок явно принадлежал девушке. Жаль, что не Еве. - Кайл?
        Откуда пленница знает имя его брата? Кто она?
        - Я не Кайл, - также тихо ответил юноша. - Я - Элиор. Его брат.
        - Элиор! - радостные нотки, проскользнувшие в шепоте, вдруг сменились на испуганные. - Уходи! Слышишь?
        - Я пришел за Евой, - заупрямился принц. - Без нее я не уйду.
        Он подошел к решетке и теперь мог лучше рассмотреть узницу. И, сраженный ее красотой, застыл на какое-то время, не способный выдавить ни слова. Ни усталость, ни изможденность не смогли затмить природное совершенство незнакомки. Золотистые волосы, полные, чувственные губы, бледная кожа, огромные, полные слез, глаза не оставили бы равнодушным ни одного мужчину.
        - Кто ты? Откуда меня знаешь? - спросил он, не сводя с нее восхищенного взгляда.
        - Меня зовут Эдель. А про тебя Ева много рассказывала.
        - Где она? - напрягся Элиор.
        - Там, в лаборатории. Но…
        Заскрипели петли, тяжело отворилась железная дверь. В проеме появились две высокие фигуры. Слишком высокие для человека.
        - Беги! - вдруг закричала Эдель. - Спасайся!
        Но поздно. Уварги учуяли непрошенных гостей. С глухим рычанием они скользнули в темницу.
        Элиор понял, что проиграл. Человек не может тягаться со зверем. Тем более, слабый и не приспособленный к сражениям, землянин. Онемев от ужаса, он словно врос в землю, уставившись на приближавшуюся смерть. Ее желтые глаза горели ярче факелов, с белоснежных клыков капала слюна, когти на лапах выдвинулись, превратившись в сокрушительное оружие. Уваргам хватило и доли секунды, чтобы настичь жертву, хотя Элиору показалось, что прошла целая вечность. Мощная грация тварей, плавные и отточенные движения гипнотизировали, мешая сосредоточиться, мешая действовать. И когда что-то сильно толкнуло его в спину, он упал, больно стукнувшись оземь. Зрение выхватило картину: серебристая молния врезалась в серые тени, заметалась на небольшом пятачке земли между камерами. Дикий вой, усиленный эхом подземелья, ударил по барабанным перепонкам, заставляя сжать уши. И тогда, наконец, онемение прошло, а способность соображать вернулась.
        Глубоко вздохнув, Элиор тряхнул головой и привстал. Вытянул из-за пояса нож, выбирая подходящий для атаки момент. Это ведь не молния врезалась в уваргов, это Аргент пришел на помощь. Он успел оттолкнуть неповоротливого принца и пронзить рогом одну тварь, а другую отбросить в сторону задними копытами. Повисший на роге уварг уже не двигался: одним точным ударом ему пронзило сердце. Аргент тряхнул головой, избавляясь от твари, как от ненужной тряпки. Обернулся, чтобы заметить - вторая зверина очнулась и прыгнула в его сторону. И если бы места было больше, единорог удачно избежал бы нападения, однако узкий проход простора для маневра не оставил. Острые когти-лезвия полоснули по груди, оставляя на серебристой шкуре широкие и глубокие кровавые следы.
        Единорог захрипел, завалился на бок, но успел со всей силы ткнуть копытом в уварга. Тот отлетел и вновь метнулся к поверженному противнику. Замахнулся для последнего удара и тут же, взвизгнув, рухнул, как подкошенный. Задергался, пытаясь вытащить торчащий из шеи нож. Но клинок засел крепко. Элиор ни разу не промахивался. И единственное, что умел, он использовал в сражении. Юноша подбежал к твари, издававшей какие-то странные булькающие звуки и, держась подальше от жутких когтей, вдавил рукоять ножа глубже, провернув к горлу. Хрустнули кости. Тело уварга тряхнуло, и он затих.
        - Аргент! - Элиор бросился к единорогу. Тот недвижно лежал на земле и тяжело дышал. - Аргент! - он опустился рядом, осторожно убрал с широкой груди слипшиеся от крови пряди гривы. - Держись, друг… Только держись.
        - Рану зажми, - послышалось сзади. Он обернулся. Эдель стояла у решетки и протягивала полоску ткани. - Крепко затяни, понял?
        Он взял из рук девушки кусок тряпки, бережно обернул ее вокруг раны, горько спросил:
        - Что делать теперь?
        - Ты здесь, чтобы помочь Еве, так? Вот и помогай, - голос Эдели дрожал, хотя она и старалась говорить спокойно.
        - Да, но как?
        - Обыщи уварга, у него должна быть связка ключей. Выпусти меня, я покажу, какое зелье ей дать надо.
        - Откуда ты…
        - Я не все время здесь рыдала. Что-то видела, что-то слышала. Быстрее. Времени у нас нет.
        Элиор принялся обыскивать труп твари. Мерзкий гнилостный запах запершил в горле, перед глазами поплыли черные круги. Прогоняя то и дело накатывавшую тошноту, он постарался сосредоточиться на другом. Сейчас Ева и Аргент нуждаются в нем как никогда. И Эдель, ее тоже нужно освободить. Ключей у первого уварга не нашлось, поэтому он просто выдернул свой нож - клинок еще мог пригодиться. Связка висела на поясе у второго - того, чье сердце пробил рог Аргента. Повозившись с мудреным креплением, Элиор снял ключи и отпер камеру. Девушка тут же бросилась в лабораторию. Он побежал следом. И чуть не врезался в ее спину, так резко Эдель затормозила. Глухо вскрикнув, она зажала рот рукой, уставившись куда-то вдаль…
        Посреди лаборатории, на круглом постаменте лежало нечто. Оно не являлось более человеком, но и до уварга еще не дотягивало. Тело удлинилось, кожу покрыла короткая жесткая шерсть, лицо… Элиор зажмурился, отгоняя страшное видение. Может, это сон? Сейчас он проснется, в Москве, в своей квартире, а Ева приготовит ему любимый кофе. И пусть дома его ждут разборки с бандитами, пусть его отдадут на аукцион. Пусть случится все, что угодно, только не видеть, в кого, а точнее, во что превратилась его сестра.
        Отросшие клыки выглядывали из-под тонких губ, на щеках и на лбу также отросла шерсть, нижняя челюсть по-волчьи выдвинулась вперед, нос же, наоборот, сплющился. Из-под волнистой гривы волос выглядывали по-звериному заостренные уши. Пальцы на руках скрючились и заканчивались длинными когтями, ступни также деформировались. Четыре когтя остались вряд, а пятый прижался к пятке. Единственное, что напоминало о Еве - это драные остатки одежды: джинсы теперь едва прикрывали колени, а футболка на волосатом теле смотрелась более чем жутко. И глаза. Они только начали ужасающее превращение, но продолжали излучать человеческие эмоции. В них читалась дикая боль, страх и безысходность.
        - Поздно? - то ли спрашивая, то ли констатируя факт, выдавил Элиор.
        - Не знаю, - Эдель взяла себя в руки и кинулась к стоящему рядом столу. На пол полетели ненужные книги, перья, склянки с дурно пахнущими мазями.
        Нечто, увидев визитеров, издало глухой рык, ощерило изуродованную пасть, прижало к голове уши.
        - Ева? - Элиор сделал шаг к постаменту. - Ты не узнаешь меня?
        Лежащая тварь дернулась, пытаясь освободиться от сковывавших цепей. Выгнулась, в бессилии завыла в потолок. Протяжному звуку вторило эхо, разнеся его по лаборатории и дальше, за пределы темницы.
        - Вот, кажется, оно! - торжествующе вскрикнула Эдель, отыскав небольшой пузырек с зеленоватой жидкостью.
        - Кажется? - переспросил Элиор. - А если это убьет ее?
        - Она и так почти мертва. Выхода нет. Держи, постарайся влить все. А я пойду, помогу единорогу.
        Девушка схватила еще какую-то бутылочку, понюхала ее содержимое и, кивнув, видимо, своим догадкам, убежала в темницу.
        Элиор медленно подошел к сестре. Та снова загремела цепями, злобно сощурилась, обнажив верхний ряд клыков. В нос ударил резкий запах псины, смешанный с характерным для уваргов гнилостным духом.
        - Ну же, - сморщившись, он поднес бутылочку к пасти, - открой ротик.
        Ева зарычала, выбросила вперед руку, пытаясь достать человека. Когти выдвинулись сияющими лезвиями и просвистели в миллиметре от щеки. Или сейчас, или никогда. Элиор быстро переместился к изголовью плиты, перевернул бутылочку, влив зелье прямо в горло полууварга, и тут же отскочил. Дикий рев задребезжал в стеклянных дверцах шкафа, звон дергавшихся цепей заполнил подземное помещение.
        Ева корчилась и выгибалась, тряслась и вырывалась, грозя с корнем выдернуть из камня удерживающие тело кандалы. Не в силах смотреть на муки сестры, Элиор отвернулся, чтобы увидеть вернувшуюся Эдель.
        - Как Аргент? - спросил он, чтобы как-то отвлечься от страшной картины.
        - Это, - она показала на черную бутылочку, - айкирен. Зелье, останавливающее кровотечение. Болезненное, но действенное. И все же без целителя не обойтись. Иначе…
        - Без меня веселитесь? - лаборатория вдруг наполнилась нестерпимым холодом. Спокойный властный голос заставил замолчать всех, даже Еву. Повисла гробовая тишина, нарушаемая лишь биением сердец.
        - Фаридар, - Элиор попятился назад, к Эдели, загораживая ее своим телом.
        - Решил спасти сестренку? - чародей бросил брезгливый взгляд в сторону Евы. - Похвально, правда, ничто ей уже не поможет. Изменения приняли необратимую форму.
        - Я тебе не верю, - он изо всех сил старался, чтобы голос не дрогнул, чтобы нахлынувшее вдруг отчаяние никак не проявилось. Нельзя показывать слабость, нельзя!
        Маг, усмехнулся, шагнул вперед.
        - Где мой камень?
        - У меня его нет.
        Если успеть, есть шанс. Небольшой, но есть. Пока чародей ничего не ожидает. В прошлом попытка не удалась, но сейчас обязательно получится. Гладкая рукоять ножа благодарно легла в ладонь, спряталась за спиной. Дыхание выровнялось, внимание сконцентрировалось.
        - Глупец, - Фаридар сделал шаг вперед. - Это у вас семейное.
        Элиор молниеносно выпростал руку вперед, нож стрелой мелькнул в воздухе. Он устремился колдуну прямо в сердце. На какой-то миг показалось, что клинок достиг цели. Лезвие стукнуло мага в грудь, но бессильно отскочило, горестно клацнув оп пол.
        - Это щит, - ухмыльнувшись, констатировал чародей. - Тебе нипочем не выжить здесь, ты даже не знаешь, что такое магия.
        - Тебе-то уж точно недолго осталось, - растянул губы в жесткой улыбке Элиор. - Без "Ока ночи" ты всего лишь жалкий фокусник! Но тебе его не достать, даже если убьешь меня.
        Фаридар изменился в лице, взмахнул руками, на кончиках пальцев заискрились молнии.
        Принц выпрямился, приготовившись к смерти. Да, он проиграл, но у брата остался шанс на победу. Жаль умирать, многое в своей жизни он бы переделал, но только не попытку спасти сестру. И ни на что не променял бы возможность лицезреть злобно-разочарованную физиономию великого мага.
        Молнии сорвались с пальцев чародея. Гибкими змеями рассекли воздух. Вонзились в тело, опалив кожу. Вспышка яркой боли сменилась обрушившейся темнотой.
        И, прежде чем Элиор упал на холодный пол темницы, в голове мелькнула последняя мысль:
        "Вот и все. Все".

* * *
        Неясная тревога шевельнулась в душе. Что-то случилось, наверняка что-то случилось! Коля сел в кровати, разбудив дремавшего в изголовье Светофора. Дракончик перелетел к хозяину на колени, поднял мордочку кверху.
        - Ты тоже так думаешь? - рука сама собой легла на шершавую спинку питомца.
        Светофор выпустил струйку дыма.
        - Я не могу им помочь. Ничем. По крайней мере, до завтрашнего дня.
        Коля пересадил ящера на кровать, сам накинул куртку и вышел на улицу. Хотя сегодня тоже спалось тревожно, он чувствовал себя лучше. По крайней мере, удалось немного отдохнуть.
        Звезды постепенно гасли в утреннем небе, день обещал быть ясным и морозным. Вот бы метели задержались. В грядущем сражении просто необходима хорошая видимость…
        Из-за прибытия волшебных существ, встреча с боевыми магами отложилась. Но время для последних приготовлений еще оставалось. Как и одно трудное, но необходимое задание.
        Николай ссутулился и зашагал вниз по улице, к шатру, где расположились его друзья: Грейд, Ром и его команда. На сердце опустился тяжкий груз, но выбирать не приходилось. Стужа кусала лицо, пыталась пробраться под одежду. Она не могла захватить тело, но давно поселилась в сердце. В ушах продолжал звенеть недавний разговор с Артисом:
        - Кайл, ты должен решить, на кого ляжет миссия по проникновению в цитадель и спуску моста. Помни, что от этого отряда будут зависеть наши жизни.
        - Тогда пойду я.
        - Нет. Без тебя маги не справятся, они не разрушат щит. К тому же лазутчиков ждет неминуемая гибель, ты же понимаешь.
        - Не поверю, что у тебя нет подходящих людей.
        - Я не могу никому доверять. Так сложилось. А посылать первых попавшихся - неразумно.
        - Но тогда кого? Вельтов, может? Они пролетят со стороны скалы…
        - Вельты слишком хрупкие. В воздухе они хороши, а на земле их тут же задерут уварги. Да и внимания они слишком много привлекают. Нет. Тут нужны невысокие и, главное, умелые бойцы. Для того чтобы спустить мост требуется недюжинная сила. Двух-трех человек минимум. Обычных, я имею ввиду.
        - Я понимаю, про кого ты…
        Под ноги бросилась собака, черным кубарем прокатилась через дорогу и, заливаясь веселым лаем, исчезла между шатрами. Коля проводил ее взглядом, подул в замерзшие ладони. Артис прав. В гуще врага, за стенами замка, придется действовать стремительно и решительно. Чтобы добраться до подъемного механизма надо будет преодолеть расстояние, нашпигованное опасностью. И никто не справится с поставленной задачей лучше низкорослых волшебных существ - меррилов.
        - Грейд, - тихо позвал Коля, подойдя к нужному шатру.
        Меррил, видимо, тоже не спал, потому что вышел почти сразу же. Одетый и бодрый.
        - Кайл! Где ж ты пропадаешь, мы так и не поговорили толком.
        - Наговоримся еще, - грустно улыбнулся Коля. - Я пришел кое о чем просить.
        - Говори, - тут же посерьезнел Грейд.
        - Не здесь. Идем со мной.
        Николай проводил друга до штаба. Кивнул дежурному и пригласил меррила внутрь. Тот, с интересом осматриваясь, плюхнулся на кушетку.
        - Так о чем ты хотел спросить?
        Вместо ответа Коля разложил на столе карту дворца.
        - Ты когда-нибудь летал?

* * *
        - Мой господин, - высокий, худощавый человек склонился перед Фаридаром. - В лагере царит оживление, говорят, выступление назначено на завтра.
        - Численность армии?
        - Где-то десять тысяч. Вчера прибыли волшебные тварюшки: эльфы, вельты, единороги, гномы и меррилы.
        Произнеся последнее слово, мужчина злобно скривился и едва удержался, чтобы не сплюнуть. Все же он находился в парадном зале и стоял перед темным владыкой.
        - Они надеются победить мою армию столь смешным количеством?
        - Более того, большинство из них - крестьяне.
        - Замечательная новость. Ты свободен.
        - Простите, мой господин, - человек снова поклонился, да так низко, что его спутанные черные волосы коснулись пола. - Вы обещали награду за сведения.
        - Награду? - Фаридар дотронулся до маски, скрывающей половину лица, сухо засмеялся. - А ты наглец, Волк. Хорошо. В награду я сохраню тебе жизнь. И закрою глаза на провалы, которые ты совершил. Я дарю тебе еще один шанс доказать, что верен мне. Отправляйся в лагерь и найди семью, с которой сдружился Даниэль. У них может оказаться одна нужная мне вещь. Черный кристалл. Принеси его, и получишь даже больше, о чем мечтал.
        Отдав приказ, чародей встал, давая понять, что аудиенция закончена. Волк попятился, уверяя, что волю господина исполнит в точности.
        Фаридар подождал, когда Волк покинет зал и воззвал к своему верному слуге. Через несколько минут он вошел: огромный уварг, главнокомандующий армией.
        - Повелитель, - Хаарс преклонил колено.
        - Встань.
        Уварг повиновался.
        - Докладывай.
        - Воины прррибыли, часть из них отпррравилась сюда, в замок. Дррругая осталась на подступах. Если какая-то часть людишек и доберррется до дворррца, она не сможет ррразрушить магический щит. Мы перрребьем всех, мой господин.
        - Хорошо, завтра все начнется. Будьте на страже.
        - Слушаюсь.
        Хаарс развернулся и покинул зал. Фаридар сжал сияющий на груди камень. В победе он не сомневался. Магический щит подпитывался не за счет объединенного кристалла, капризы которого в последнее время неимоверно раздражали. Давным-давно, кажется пятнадцатый по счету хранитель, приказал соорудить непробиваемую волшебную защиту и прорыть подземный ход. Бедняга страдал манией преследования. Попросту говоря, был трусом. И даже сила кристалла не помогла ему обрести уверенность в собственной безопасности. Бедняга так и помер от разрыва сердца, когда служанка принесла в его покои обед, забыв постучать. Зато сейчас его "изобретения" пришлись как нельзя кстати. Щит надежно укрывал цитадель, и мог держаться сколь угодно долго: сам Фаридар испытывал его на прочность. К тому же, старинный секрет неуязвимости исчез в истории, так что даже такой сильный маг, как Даниэль, не в силах нанести хоть сколь-нибудь заметный ущерб защите. Противник обречен на поражение, сомнений нет. Осталось только завладеть "Оком ночи", и можно праздновать победу.

* * *
        Маги выстроились в ряд. Юноши и девушки, едва дотягивающие до двадцатилетнего возраста. Из общей массы юнцов выделялись всего двое: грузный бородатый мужчина средних лет и дама почтенного возраста. Всего же, прибывших волшебников, Коля насчитал тридцать два. Недовольно пробурчал:
        - Мда, всего нас тридцать три богатыря, только батьки Черномора не хватает.
        - Что ты сказал? - стоящий рядом Артис не понял грустного юмора.
        - Да так. Ничего. Приступим?
        Николай прошелся вдоль линейки, всматриваясь в каждого бойца, вычисляя, какими силами они располагают. Добравшись до середины, разочарованно вздохнул. Все, кого он просмотрел, относились к слабеньким магам, владеющим простейшими заклинаниями.
        - Ты-то что здесь делаешь? - обратился он к мальчишке, лет четырнадцати. - Воевать пришел?
        Парень опешил, виновато сутулился, сгорбился и уставился в землю, будто ожидая удара.
        - Кайл, - Артис взял его за локоть и отвел в сторону. - Малейшая сила…
        - Это верная смерть, - Коля ответил пылающим взглядом, в сердцах сжав кулаки. - Они - всего лишь подростки, любое боевое заклятие превратит их в прах! И ты еще рассчитываешь, что мы сможем разрушить щит?
        - Эти, как ты говоришь, подростки - все, что у нас есть.
        - Тогда нам незачем выступать, - со свистом отрезал Николай. - Проще ждать конца света здесь и не рыпаться.
        Однако, увидев посеревшее лицо наставника, его сурово сдвинувшиеся брови, поправился:
        - Прости, Арт. Ты сделал, что мог, но я ожидал… большего.
        - Уверен, вы справитесь, - Артис улыбнулся. - Кроме того, ты еще не всех изучил.
        Коля вернулся к ожидавшим его магам. Прошелся дальше, вглядываясь в их ауры. Что-то знакомое всколыхнулось в душе, когда он коснулся одной юной волшебницы. Перевел взгляд на лицо, пытаясь вспомнить, где ее прежде видел.
        - Ваше Высочество меня не узнали? - насмешливо спросила девушка, дерзко подняв подбородок.
        Николай заглянул в черные глаза, на отливающие в зрачках синие молнии и вспомнил. Пустыня, ураган, караван, погрязший в песках, и тонкая фигурка, шепчущая слова заклинания, подпитывающие щит. Как же ее звали?
        - Я - Зарина, - словно угадав его мысли, произнесла она.
        - Зарина. Конечно же, помню. - Коля улыбнулся и легонько пожал ее холодную и хрупкую ладонь. - Рад, что с тобой все в порядке.
        - Взаимно, мой принц, - она чуть поклонилась. - Мои скромные силы в вашем распоряжении.
        - Нет, Зарина. Не в моем. В нашем. В одиночку мы - ничто, а вместе можем что-то сделать. Как с ураганом. Слышите, вы, все?!
        Коля сделал шаг назад, окинул взглядом шеренгу магов.
        Просмотренное, конечно же, удручало. По-настоящему сильны были близнецы: девушка и юноша, где-то двадцати лет. Оба светловолосые, темноглазые. Им подчинялась редкая магия - земли. И еще те мужчина с женщиной в возрасте - стихия огня позволяла им создавать по-настоящему мощные заклятия - молнии и взрывные шары. Остальные по одиночку не представляли ничего. Но, как верно он заявил Зарине, вместе они что-нибудь придумают.
        - Я знаю, вы неуверенны в своих способностях, - начал он, стараясь говорить как можно тверже, вкладывая в свои слова максимум уверенности. - Магические частицы капризны. Управлять ими чрезвычайно сложно. Но они подчиняются упорству и решительности. Они слушаются голоса силы и внутренней энергии. Концентрация - это главная составляющая победы. А наша сплоченность - гарантия успеха. И если мы будем держаться вместе, то сможем одолеть любую преграду!
        Коля замолчал, переводя дух.
        - Вы двое, - он указал на близнецов. - И вы, - маги огня кивнули и подобрались. - Идите сюда. Как вас зовут?
        - Ариен, - громко ответила девушка-близнец.
        - Росс, - кивнул ее брат.
        - Даная, - чинно произнесла дама, тряхнув седоватыми кудрями.
        - Лэнтиар, - склонил голову бородач.
        - Каждый из вас возьмет под свое начало восемь магов. Остаток дня тренируете их концентрироваться, учите простейшим боевым заклятиям. До завтрашнего сражения у нас достаточно времени, если призадуматься.
        Маги поклонились, провожая принца взглядом. Как бы ни красиво звучали его слова, до завтрашнего дня осталось катастрофически мало.
        Глава 7
        Вопреки ожиданиям, утро выдалось ненастным. Над лагерем нависли тяжелые тучи, щедро осыпая его крупными хлопьями снега. Свинцовое небо опустилось так низко, что, казалось, вот-вот накроет землю. Ветер также решил разгуляться не на шутку. Он резвился среди снежинок, кружил их в мрачном танце, вычерчивая замысловатые рисунки. Буря протяжно стонала, печально теребила полы шатров, белым пеплом заносила дорожки. Будто раненый зверь, она металась среди человеческого жилья, молила пустить ее внутрь, вылечить от ненастья и отгореть жаром огня.
        Коля проснулся от холода, пробравшегося под одеяло. Магический обогреватель не работал: третий источник, дарующий частицы, почти иссяк, и Совет решил приберечь оставшиеся силы на открытие портала. Но холод поселился не только внутри жилища. Ледяной змеей он проник в самое сердце: сегодня. Сегодня все решится.
        Он встал, небольшой зарядкой разогрел мышцы. Что толку размышлять о сражении? Никто не в силах предсказать исход битвы, но, по крайней мере, он приложит максимум усилий, чтобы добиться победы.
        Изгнав из тела холод, он умылся, разделил свой завтрак вместе с дракончиком. Тот закончил трапезу, довольно умяв целую тарелку перца, и уставился на хозяина, выпрашивая еще.
        - Не смотри на меня, златоглазый, больше не дам, - улыбнулся Коля и погладил Светофора по спинке, заметив, что ярко-изумрудный цвет питомца побледнел и превратился в серо-зеленый. Значит, волшебства в округе действительно стало намного меньше.
        - Останешься здесь охранять Дариану и Телли. А еще черный кристалл, ты понял?
        Светофор грустно пискнул, словно напрашиваясь в путь.
        - Нет, тебе нельзя, ты и так много для меня сделал.
        Дракончик перебрался на плечо и уткнулся в шею.
        - Ну, рано прощаться. Свидимся еще.
        Светофор перелетел на стул, где лежала одежда. Поддел когтем отливающую серебром кольчугу. Подаренная накануне гномами, она стала настоящим сюрпризом. Секрет сплава и плетения глубинный народ охранял очень ревностно и никому не открывал тайну ее легкости и прочности.
        - Да, ты прав. Пора.
        Гуляющий на улице ветер встретил недружелюбно. Взъерошил волосы, плюнул в лицо острыми снежинками, забился за шиворот. Коля поднял воротник куртки, поправил перевязь с мечом и зашагал к жилищу Артиса. Именно там он договорился встретиться с наставником, чтобы вместе идти к порталу.
        Несмотря на ненастье, лагерь кипел. Воины, чеканя шаг, шли в сторону поля, к месту всеобщего сбора. Грядущее каждый переживал по-своему. Кто-то нервно смеялся, кто-то сдержанно переговаривался с товарищами по оружию, кто-то и вовсе молчал. Но все они решительно стекались к порталу, оставив за плечами семьи, друзей и любимых.
        Внутри шатра командующего также царило ненастье. Витал запах трав и каких-то ароматических масел: видимо, Дариана пыталась снять беспокойство, вредное для нее и для малыша. Но безуспешно. Ее посеревшее лицо прорезали глубокие морщины, губы дрожали, из глаз катились слезы. Телли, как могла, успокаивала мать, но и сама еле-еле сдерживалась, чтобы не расплакаться. Артис и Эрик, облаченные в кожаные доспехи, смущенно топтались возле выхода. Закончились подбадривающие слова, обещание вернуться было дано не один раз - что еще оставалось делать? Но женщины требовали все новых заверений о благополучном исходе битвы, на минуту успокаиваясь, а потом начиная сначала.
        - Что за похоронное настроение? - с порога заявил Коля. - Ну-ка, выше нос!
        - Кайл! - облегченно вздохнул Артис. - Заждались мы тебя.
        - Кайл! - всхлипнула Дариана и бросилась к нему на грудь, орошая куртку слезами. - Скажи, что все будет хорошо, скажи, что присмотришь за Эриком!
        - Не волнуйся, Дариана, - Коля осторожно прижал ее к себе. - Я лично укрепил их доспехи магией. Ты главное, о себе и о будущем малыше думай.
        Он посмотрел ей в глаза, направляя в нее спокойствие. Конечно, он не собирался делать из нее ходячую куклу, что когда-то по ошибке сотворил с матерью. Но немного магии для душевного равновесия не повредило бы. Кончики пальцев закололо, энергия перелилась в несчастную. Дариана ровно вздохнула и расслабилась. Еле слышно прошептала:
        - Спасибо.
        - Жди нас, - Коля поцеловал ее в макушку, подмигнул Телли и вышел на улицу, оставив родных прощаться наедине.
        - Женщины, - бросил Артис, покинув шатер. - Разведут болото, не вынырнешь.
        - Они просто переживают, - пожал плечами Коля.
        - Да понятно. Что ж. Кайл, Эрик. Идемте. Нас уже ждут.

* * *
        Поле ожило. Пушистый свежий снег примялся под сапогами воинов, копытами коней и колесами повозок, толстой коркой объяв землю. Снежинки сыпались на хмурые лица людей, оседали на шлемах гномов и меррилов, путались в длинных волосах эльфов, испуганно разлетались от взмахов полупрозрачных крыльев вельтов. С дальних краев доносилось нетерпеливое ржание лошадей. Конница нетерпеливо рвалась в бой.
        Коля остановился, заворожено оглядывая войско. Эльфы, одетые в зеленые шерстяные туники, застыли, будто изваяния, спокойно ожидая команды к выступлению. Рядом выстроились ряды вельтов. В своих плотных коричневых комбинезонах, с пиками наперевес, они были похожи на огромных пчел: трудолюбивых, послушных приказам и отчаянно смелых. Неподалеку расположились гномы и меррилы. Горный народ в качестве вооружения предпочел короткие мечи и топоры. Вкупе с недюжинной силой меррилов - воистину смертоносное сочетание.
        Человеческая армия занимала добрых две трети поля. Разношерстное войско ощетинилось копьями и вилами, мечами и алебардами. Времени, отведенного на подготовку, едва хватило, чтобы каждый занял свое место в нужном отряде. Сотники разъезжали между рядов, отдавая короткие приказы. Ополченцы сосредоточенно кивали, скрывая за масками боевого настроя леденящий душу холод, навеваемый предстоящим сражением. Коля нахмурился, отметая ауру острого страха, исходящую от бойцов.
        Во главе пехоты ждали члены Совета, кроме Нэтта: лайранец возглавлял конницу. Рядом стояли маги, а также Айлин, Колиар и Гарк. Они восседали на лошадях, кроме предводителя гномов и меррилов: тот оставался пешим, питая открытое недоверие к высоченным животным.
        - Твоя лошадь ждет тебя, Кайл, - Айлин кивнул в сторону гнедого, с белой грудью, жеребца. - Он заговорен слушаться тебя беспрекословно.
        Коля благодарно кивнул и потрепал шелковистую гриву животного. Еще вчера эльф сделал ему подарок - предложил выбрать коня из эльфийского табуна. Единорога он, конечно, заменить не мог, но по скорости и уму в разы превосходил обычных лошадей.
        - Теперь ты мой, - Николай завершил церемонию волшебного договора, уселся верхом и, наклонившись к уху коня, шепнул его имя, - Марс.
        Жеребец довольно топнул копытом, принимая нового хозяина.
        Вьюга начинала сдаваться. Ветер ослабел, да и хлопья снега перестали валить так сильно. Погода убедилась в мрачной решимости воинов, проверила их на прочность и теперь снисходительно улыбалась.
        Коля еще раз поправил перевязь с мечом, посмотрел на командование и на войско. Перед ним стояли обычные люди. Ремесленники и крестьяне, благородные дворяне и профессиональные наемники. Люди со всех концов Анделора: златокожие потомки жителей Кирэмского королевства, бледные и могучие северяне, простодушные коневоды из Лайранских долин, коренастые и смуглые южане. Все они явились сюда с одной целью: победить. И все они смотрели… нет, не на него. Конечно же, его королевское происхождение вызывало любопытство, но не более. Настоящим лидером для них стал Артис. Именно он завоевал всеобщее уважение, именно он доказал свою решимость идти до конца, победить, во что бы то ни стало.
        Горящими взглядами они смотрели на командира, внимали его речи. Да, Артис что-то говорил, Коля не вслушивался. Усиленный магией бас грохотал над полем, разнося красивые и подбадривающие фразы. Наставник всегда умел поднять боевой дух. Воины же не сводили с него глаз, потрясали оружием и щитами.
        Коля заметил Рома и его команду. Они стояли неподалеку, неподвижные и сосредоточенные. Настоящие воины… Им не нужны слова. Самое главное - оружие в руках и надежда на собственное умение. Замечательно, что они будут рядом. На них можно положиться.
        Чуть поодаль топтался Грейд и группа из девяти меррилов. Ему было приказано отобрать лучших. Особо ответственное задание - проникновение за стены дворца и спуск моста, можно доверить немногим. Друг кивнул головой и прижал руку к сердцу. В прошлом разбойник - нынче почти герой облачился в кольчугу, за поясом болтался длинный нож и небольшой мешочек с пузырьком, драгоценным содержимым которого являлось зелье, продлевающее жизнь. Оно позволяло даже смертельно раненному человеку прожить еще полчаса. Время, вполне достаточное, чтобы завершить свою миссию. Коля очень надеялся, что пузырек не понадобится. Он кивнул другу в ответ.
        Не понадобится, если все пройдет по плану. Если защитный купол будет снят вовремя. Маги помогут. Вот Зарина, у нее хорошо получается устанавливать щиты, ведь ее стихия - воздух. Простенькое платье она сменила на облегающий костюм, длинные волосы собрала в хвост. Вот Ариен и Росс - близнецы. Умение черпать волшебные частицы из земли и управлять ими - редкий дар. И глаза у них такие черные, словно плодородная почва. Супруги Даная и Лэнтиар - сильные боевые маги. Запустить огненный шар или шарахнуть молнией дано не каждому, а они справятся. Обязательно. Все вместе.
        Громкая речь оборвалась, ее сменил протяжный стон рога. Пора.
        Николай развернул коня, пытаясь разглядеть, что происходило на краю поля. Самих единорогов, открывающих портал, видно не было. Зато сияющая рамка, резавшая пространство, просто ослепляла. Серебристые искры заструились в воздухе, забегали, прорываясь прямо в Ориэлл…
        Дворец проступил из пелены. Далекий, стоящий на самой вершине утеса. А перед ним… Их ждали, конечно же. Гномы и меррилы первыми рванули вперед.

* * *
        Фаридару не нужно было докладывать о начавшемся наступлении. С балкона отлично просматривалась округа, и залитый серебром портал не разглядел бы только слепой.
        Маг ухмыльнулся. Торопятся. Боятся упустить время. А оно не на их стороне. Отлично. Как говорилось в одной земной поговорке: "поспешишь - людей насмешишь". Победа почти у него в кармане. С жалкими человечишками разберутся его создания, а он пройдет по трупам и в любом случае завладеет черным кристаллом.
        Фаридар поднес связующее кольцо к губам.
        - Началось, Хаарс.
        А потом, вскинув руки к небу, прошипел:
        - Летите, дети мои. Настал час!
        С башен дворца сорвались могучие птицеящеры.

* * *
        Гарк опустил забрало шлема, крепче сжал рукоять топора, шагнул в открывшиеся врата. Глаза ослепило. Гном зажмурился и тряхнул головой. Уж чего его народ не любил - так это яркого света, ведь благословенные недра земли, тихие и спокойные, не знали солнечных лучей. Зрение прояснилось уже по другую сторону портала. Грузные облака обволокли стоящий на вершине утеса замок, но спуститься к земле не рискнули. Даже природа не хотела прикасаться к злобным тварям, заполонившим подступы к цитадели хранителей. Серая масса заколыхалась, приходя в боевую готовность. Суровое небо расчертили первые стрелы.
        Гарк скрипнул зубами. Не впервой ему сталкиваться с уваргами: зверюги частенько нападали на отряды гномов, отбирая камни и руду. И хотя они не трогали поселения: в горных недрах им ни за что не выстоять против ловких хозяев, да и надобности в истреблении добытчиков драгоценностей не возникало, ненависть к ним росла день ото дня. А вот у меррилов имелись свои счеты. Солдаты Фаридара вырезали не одну деревню, преследуя племена за необыкновенную силу.
        - Арра! - боевой клич "вперед" гномов и меррилов прорвался сквозь портал, эхом разлетаясь по предгорью.
        - Арра! - прорычал Гарк, устремляясь к поджидавшей лавине уваргов. - Щиты!
        Он никогда не доверял магам. Его уверили, что волшебство оградит от вражьих стрел, защитит от нападения с небес. Но в битве надо надеяться только на себя. И самому нести ответственность за свое войско.
        Низкорослые воины побежали прямо на врага. Широкая площадка постепенно уходила вверх, именно оттуда сыпались стрелы. Уварги стремились всеми силами задержать наступление.
        Гномы выставили над головами щиты, рассыпались, став трудной добычей для вражеских стрел. Не сбавляя скорости, они неумолимо приближались. Внести раздор в стан врага, взять главный удар на себя - никто не смог бы сделать это лучше волшебных существ, наделенных невероятной силой.
        - Арра! - выкрикнул Гарк.
        - Арра! - подхватили бойцы.
        Стрелы втыкались в землю, отскакивали от щитов, не в силах пробить заговоренный гномами металл. Но, даже достигнув цели, унеся с собой жизнь неосторожного воина, не могли нанести сколько-нибудь ощутимого урона целому войску. Они почти добежали, почти достали уваргов, когда громкое визжание донеслось с небес.
        Гворры планировали с остроконечных башен замка. Сжимаемую в когтях ношу маскировал утренний туман. Птицеящеры спикировали на наступавших, сбросив тяжкий груз. Огромные камни упали вниз, подминая под себя первых жертв. Грохот прокатился над полем битвы, поднялась снежная взвесь, застлала взгляд, сбила дыхание. Еще крики - еще грохот. Камни падали с неба, от них можно было уйти, избежать гибели, но многие не успевали. Жуткий град не оставлял шансов на жизнь, разможжая тела, ломая конечности, нанося тяжелые увечья. Осколки скал перекатывались вниз, причиняя наибольший урон войску. Но оно упорно двигалось вперед. Меррилы отбрасывали камни в стороны. Благодаря своей недюжинной силе, расчищали путь наверх, но, убрав щиты и открывшись врагу, падали, пронзенные стрелами.
        Гарк вовремя отпрыгнул в сторону. Острый камень едва не зацепил, оглушив на миг падением, осыпав градом осколков. Но гном уже ни на что не обращал внимания. Он видел цель и стремился как можно быстрее вонзить топор в мохнатые тела уваргов. Камнепад вдруг прекратился, шипение и визги смешались с человеческими криками: гворров атаковали вельты.
        Пора. Гарк набрал в грудь воздух, заорал, вкладывая в голос всю мощь, на которую был способен:
        - Арра-ддар!
        - АРРА-ДДАР! - приказ к построению клином, словно раскат грома, заглушил остальные звуки битвы. Гномы и меррилы выполнили команду быстро и четко. Железной стрелой врезались в уваргов, сбили их стройные ряды.
        Неожиданность и резкость принесли свои плоды. Замешкавшиеся твари дорого заплатили за просчет. Стоявшие на передовой уварги рухнули: низкорослые существа опрокинули их щитами и тут же ударили павших по горлу. Главное - скорость, главное - забрать с собой как можно больше жизней. Меррилы ловко орудовали короткими мечами: сбивая с ног и пронзая сердца - против их природной силы не могла устоять даже самая толстая шкура.
        Гарк быстро работал топором. Глаз едва выхватывал очередную жертву, а рука уже действовала. Ударить по ноге или лапе, перебить шею, вонзить в грудь: вонючая кровь хлестала из страшных ран, делала землю скользкой. Но вождь необычной армии пробирался вперед, глубже и глубже. Не разбирая, молотил волосатые тела, уклоняясь от свистящих когтей-лезвий. Злобное рычание оглушало, смешивалось с выкриками гномов и меррилов, а тело вдруг перестало слушаться. Движения утратили отточенность, внезапно накатила смертельная усталость. Черные пятна заплясали перед глазами, дыхание перехватило. Гарк упал на землю, так и не поняв, что уваржья пятерня пронзила ему горло, почти отделив голову от тела. Мертвый, он не услышал ржанья лошадей, глухого топота копыт по мерзлой земле и боевого клича приближавшихся всадников.
        Твари вновь собирали строй, нанизывали дерзких гномов на когти-лезвия, сильными ударами лап отбрасывали меррилов назад, избегая железной хватки, раздирали их тела, словно те были игрушечными. И в общем месиве сражения маленькая армия терпела отчаянное поражение…

* * *
        Колиар хрипло вздохнул и крепче сжал копье. Находиться в людских землях было мучительно. Тяжелый воздух отравлял душу и разум, жалкие магические частицы не давали крыльям развернуться в полную силу, напряженное волнение и страх, исходящие от человеческой армии, сбивали сердце Анделора с ритма, а с ним и всех волшебных существ. Но никто из вельтов не жаловался. Они уже пережили самые страшные минуты в жизни, когда потеряли свой дом. И теперь осталось достойно встретить конец и отомстить за гибель вельтского королевства.
        Рассыпалось серебром окно портала, клубами завилась снежная пыль. А в глубине души затрепетала мрачная решимость умереть, как и подобает истинному воину. Колиара ничто уже не сдерживало на этом свете. Любимая жена, единственная дочь - они ждали его в благословенных землях предков. А вместе с ними тысячи и тысячи подданных, погибших под обломками воздушного королевства.
        - К бою! - скомандовал он, перелетая границу портала.
        Свинцовый дух смерти тут же заполнил легкие. Сквозь снежную пыль, вздымавшуюся с земли, проглядывались маленькие силуэты, бегущие к сплошной массе серо-коричневых существ. Казалось, атакующих ничто не может остановить: ни летящие стрелы, ни швыряемые сверху уродливыми созданиями камни.
        - Пики! Вперрред!
        Гворры заметили врага. Скинув последние камни, часть их устремилась в сторону вельтов, часть ринулась вниз, заприметив вышедшую из портала конницу. Вельты рассыпались, атакуя гворров небольшими отрядами. Только так можно победить: битва в одиночку против громадных птицеящеров бессмысленна.
        Колиар и его пятерка выбрали соперника. Агатовые крылья мощно рассекали воздух, сверкала и переливалась в утреннем свете чешуя, опасно топорщился колючий хвост: гворр приближался очень быстро.
        Маленький отряд ощетинился пиками, готовясь нанести врагу как можно больше увечий на расстоянии. Столкнуться в ближнем бою с полной энергии и сил тварью значило верную смерть. Хрупкие и нежные тела вельтов беззащитны перед острыми и сильными когтями летающего монстра. Гворр издал мерзкое шипение, взмахнул крыльями и крутанулся в воздухе. Воздушная волна врезалась в вельтов. Они разлетелись, чтобы через секунду соединиться вновь и нанести ответный удар.
        Две пики сломались, так и не причинив особого вреда. Чешуя у птицеящера была крепче любой брони.
        - В живот! - рявкнул Колиар, направляя оружие туда, где черный покров менялся на светло-серый. Ринулся вперед, но достать птицу не успел: гворр извернулся, хлестнув по вельтам шипастым хвостом. Король уклонился и избежал страшного удара, но двое из отряда с перебитыми хребтами упали вниз.
        - Получиии! - Колиар, наконец, изловчился и поднырнул под хвост. Молниеносно всадил пику в брюхо монстру. Тварь завизжала, захлопала крыльями, перевернулась, чуть не задев вельта мощным телом. Он отлетел, жалея, что не смог провернуть наконечник, вонзить его глубже. Беснующийся от боли ящер, казалось, стал сражаться еще яростнее. Из его тела торчало древко, из раны сплошным потоком лилась кровь.
        - По моей команде! - Колиар вытащил меч, готовясь атаковать.
        Оставшиеся члены отряда кивнули, оголили клинки. Схватка давалась тяжело. Они еле дышали, воздуха не хватало: его будто выпустили из легких. Но и гворр слабел. Его движения уже не были такими резкими, удержаться в небе становилось все сложнее.
        - В атаку!
        Вельты рассыпались, и разом набросились на врага. Двое ударили по крыльям - тонкая кожа разошлась под острыми лезвиями мечей, третий чиркнул по шее. Колиар же зашел снизу, едва увернулся от острых когтей и располосовал противнику брюхо. Гворр, издав страшный крик, закрутился в пике. Порванные крылья уже не держали равновесие, смертельная рана лишила последних сил. Птицеящер рухнул на землю и там издох, царапая землю лапами.
        Колиар окинул небеса взглядом. Гворры продолжали сохранять преимущество. Их было не так уж много, но сила и скорость противника играли против вельтов. К тому же, армия крылатых людей слабела. Каждый вздох дурманящего воздуха забирал много сил, и они не восполнялись, теперь король осознал страшную правду. Здесь, вопреки уверениям людей, волшебства не было. А как сражаться, если магия не подпитывает саму сущность волшебных существ? Сейчас крылья помутнели, а скоро начнут и вовсе исчезать. Тогда небесная битва будет проиграна. Но на рассуждения времени не осталось. Следующий противник уже приближался, оглашая небеса гадким шипением.
        - По крыльям и брюху, поняли? - Колиар устремился к новому врагу.
        Перед глазами мелькали красные и черные точки. От нехватки кислорода кружилась голова. Вельт снова зашел снизу, но гворр был готов. Там, где секунду назад было открытое брюхо, вдруг оказался хвост. Остатки воздуха вышиб один сильный удар. Небеса вдруг поменялись местами с землей. Вельт стремительно падал, изо всех сил стараясь не потерять сознание и затормозить падение.
        Уже у самой земли, краем глаза выхватил волосатую зверюгу, собиравшуюся добить раненного бойца.
        "Помирать, так не одному", - быстро пронеслось в мозгу.
        Уварг уже занес над жертвой меч, но упавший прямо с небес крылатый человек сбил его на землю.

* * *
        Нэтт любил лошадей. И не только потому, что родился в Лаарне, и не потому что его отец, отец его отца, и отец отца его отца вплоть до двадцатого колена занимались разведением этих умных и красивых животных. Он любил лошадей, потому что умел с ними говорить. А они говорили с ним. Редкий дар позволял ему объездить самого строптивого жеребца, и даже самые злобные и опасные слушались его, как щенки собственную мать. Он никогда не бил лошадей, принципиально не брал в руки хлыст. И всего одного взгляда, одного слова хватало, чтобы погасить в животном страх и научить его преданности.
        Нэтт знал каждого коня, каждую кобылицу в табуне. Животные прошли через него, получили внушение, что нельзя бояться тех монстров, которые будут ждать у стен замка. Особенная гордость, вороной Гром, являл собой пример отваги и верности. Он
        - его друг. И теперь они вдвоем понесутся в гущу сражения.
        "Спокойно, мальчик. У нас получится".
        Нэтт опустил забрало шлема, прижался к латным доспехам Грома, крепко обхватил копье. Обвел взглядом соратников. Мощная стена единой силы. Они выполнят свою задачу.
        Портал засветился ярким светом. Командир не боялся уваргов, не боялся гворров, он не боялся даже самой смерти. Позади него лежали плодородные долины, выкормившие не один табун лошадей. Его родина нуждалась в защите. Его подопечные должны жить и радовать людей своей грацией, выносливостью и добротой…
        "Не подведите, друзья".
        Пропел рог. Нэтт призывно закричал. Земля задрожала, загудела. Тяжелые копыта взметнули улегшиеся снежинки. Ветер подхватил их, закружил в вихре, поднимая все выше, бросил белую пелену всадникам в лицо, стараясь ослепить, остановить. Но тщетно. Стройные ряды упорно скакали к порталу, лошади всхрапывали, из их широких ноздрей выбивался пар. Воины напружинились, выставив копья. Перепрыгнули серебряную границу.
        Яркий свет рассеялся. Там, где еще мгновение назад лежала кромка леса, теперь простиралось широкая площадка, а дальше, на вершине скалы, под самым небом, стоял замок хранителей. Так близко и так далеко одновременно.
        На земле и в воздухе шло сражение. Мощный клин гномов и меррилов сломал строй уваргов. Внес сумятицу и хаос. Но ненадолго. Твари Фаридара пришли в себя и уже теснили нападавших назад. Против длинных когтей-лезвий, мощных звериных тел, гномам долго не устоять. В облаках же отчаянно бились вельты, разя страшных, в разы превосходящих по силе и ловкости, птицеящеров. Но конница не в силах помочь крылатой армии, а вот гномам…
        - Вперееед! - заорал Нэтт, устремив кончик копья в ненавистного врага.
        - Вперееееед! - подхватили призыв всадники.
        Нэтт стиснул зубы, пустил коня галопом. Впереди колыхалась серая масса тварей. Уварги. Море уваргов. И жалкие капли оставшихся в живых низкорослых бойцов. С задних рядов противника вновь посыпались стрелы. Лайранец усмехнулся. Что там стрелы, броню его войска так просто не пробить!
        Нэтт прижался к Грому. Еще секунда - и они врезались в ряды уваргов. Огромные твари не напугали. Гром шел тараном, продираясь вперед. Нэтт резко выкинул руку с копьем, сходу всадив его в горло подпрыгнувшему зверю. Древко обломалось, оставив наконечник в хрипящей и пускающей кровавые пузыри твари. Лайранец тут же пустил в ход противовес копья: раздробил челюсть одному уваргу и раскроил череп другому.
        Казалось, им нет числа. Брызжущих слюной, издающих смрадное дыхание монстров. Отбиваться становилось все тяжелее. Гром хрипел и брыкался, отгоняя окружавшего врага, из-под лат сочилась кровь: острые когти все же сумели достать шкуру под броней.
        В пылу сражения Нэтт потерял древко, но вовремя успел оголить клинок. И теперь орудовал мечом, ловко уворачиваясь от сверкающих когтей-лезвий, нанося страшные раны вонючим псам… Вдруг оглушительный рев раздался сверху. Что-то просвистело в воздухе, огромная тень на миг заслонила свет. А потом еще одна, и еще.
        - Берегись! - прокричал лайранец, но звук его голоса утонул среди хлесткого звука чешуйчатых крыльев.
        Гворры упали с небес. Они спикировали на конницу, буквально сметая ее на своем пути. Шипастые хвосты врубались в грудь лошадей, сминая латы, ломая кости. Корявые когти хватали всадников, скидывали на землю, где над ними чинили расправу уварги.
        Они не ждали, когда люди придут в себя, выберутся из-под поверженных лошадей, Со звериной гибкостью зверюги сновали между брыкающимися животными и резали им горла, кромсали тела. Не давали всадникам опомниться. Мощными челюстями вскрывали металлические панцири, запускали в незащищенные туловища когти. Земля быстро покрылась стонущими и хрипящими живыми существами: разобрать кто где, среди месива плоти и крови, уже не представлялось возможным.
        Нэтт на миг обернулся. В самом низу сквозь портал проходила пехота, подмога. Но что-то вдруг произошло. Врата надрывно зазвенели, и вдруг осыпались на землю серебряными искрами.
        Поднявшаяся было надежда на поддержку, рухнула вместе с порталом. Нэтт продолжал яростно сопротивлялся, понимая, что это конец. От гномов почти никого не осталось, меррилы продолжали сопротивляться, но и их численность таяла на глазах.
        Странно, что он вообще жив. Странно, что минули цепкие когти врага. Но его войско…
        Те, кто выжил, бились изо всех сил. Зверюг тоже полегло немало, но людские потери не могли с ними сравниться. Нэтт яростно размахивал мечом, втыкая его в юркие мохнатые тела. Но удача отвернулась и от него. Один крепкий удар серого уварга переломил оружие пополам. Звякнул клинок, теперь в руках оставался жалкий обрубок. Но и его можно пустить в бой. Изловчившись, Нэтт полоснул по злобной морде монстра. Ответный удар огромной лапы выбил из седла. Сверху навалилось тяжелое тело, в ноздри ударил отвратительный звериный запах, перемешанный с гнилым дыханием смерти.
        Нэтт не увидел своего убийцу. Не успел подняться, не успел дать отпор. В затылке вспыхнула боль. Яркая-яркая. Как кровь, всюду заливающая снег. Мир перевернулся, и перед глазами предстала последняя картина: заваливающийся на бок Гром, его голова, наполовину отрубленная от тела. Их взгляды пересеклись: умирающий, полный мучений, Грома и несгибаемый, отринувший поражение, человека. Уши заполнил какой-то странный булькающий звук: верный друг с ним прощался. Навсегда. А хруст ломающихся собственных шейных позвонков лайранец уже не услышал.
        Глава 8
        То, что человеческая армия терпит поражение, стало ясно не сразу.
        Одно дело наблюдать за сражением с безопасной точки, другое - окунуться в него сразу после пересечения границы портала. Будто шагнуть в ад. Здесь, на поле, шла отчаянная битва. Ржание лошадей, злобное рычанье уваргов, гарканье гворров, крики раненых: все смешалось в единую какофонию смерти.
        Николай вытянул меч, крепче ухватил поводья Марса. Впереди сражалось войско Гарка и лайранцев, но они сдавали позиции. Уваргов было слишком много. Мощные звериные тела мелькали среди блестящей брони лошадей, ловко уходили от ударов всадников. И снующие туда-сюда гворры… Они кромсали тела вельтов, они набрасывались на людей внизу, они хватали лошадей вместе с всадниками и сбрасывали их в пропасть.
        - К бою! - донесся звучный голос Гвандэра, командира пехоты.
        Эрик там, среди них. Парень всегда стремился на передовую…
        Коля отринул беспокойство за друга. На его плечах лежит иная задача. Чтобы как-то прикрыть армию от свистящих стрел и атак гворров, следовало обеспечить защиту.
        - Маги! Щит!
        Обращение к магическим частицам требовало сосредоточенности. Как ее добиться в гуще боя? Откинуть все звуки, обратить взгляд в себя, а потом заново посмотреть на окружающий мир. Услышать биение сердца Анделора, почувствовать ток волшебства. Сначала Николай решил, что вина в нем самом. Внять зову магии прямо на поле боя очень и очень сложно. Но он ошибся. Короткий взгляд на отряд, растерянный вид Чаза и других чародеев, подтвердили худшее. Здесь нет волшебства. Оно исчезло, испарилось. Последние его остатки поглотил открывшийся портал…
        - Принц, - пепельно-серыми губами выговорил Чаз. В его глазах больше не бушевали молнии.
        - Где магия? - рявкнул Коля.
        - Ее нет.
        - Вы же посылали разведчиков!
        - Д-да, но…
        Закрыть глаза, выдохнуть сквозь зубы кипевшую ярость, стоило огромных усилий. Но если показать слабость, какой из него командир?
        - Отставить панику, - произнес он. - Близнецов ко мне.
        Каждая минута промедления стоила воинам жизни. Коля едва сдерживался, чтобы не ринуться туда, где гибли люди. Только скольких уваргов он мог убить, прежде чем отправится на тот свет? Пятерых, максимум шестерых. Капля в море. И магический щит, окружающий дворец, никто, кроме него, снять не способен.
        Ариен и Росс подъехали сразу же.
        - Землю чувствуете?
        - Тут кругом снег, - растерялась девушка.
        - Значит, копайте.
        - Но…
        - Никаких "но", - гаркнул Коля. - Мы оставили войско без защиты. Вельты не могут сражаться без магии. Мы должны сделать хоть что-то. Я помогу.
        Злость скручивала нервы, стучала в висках. Тщательно продуманная и отработанная стратегия разбилась о непредвиденные обстоятельства. Кто мог подумать, что они окажутся в магическом вакууме? Кто мог предположить, что чародеи превратятся в кучку бесполезных и беспомощных людей? Они даже защитить себя не смогут, так как не обучены владению оружием…
        - Кайл, - к нему подъехал Ром. Призванный обеспечивать безопасность волшебников, он обязан был находиться в курсе дела. - Что случилось? Магии нет?!
        - Нет, - проскрежетал Коля. - И не будет. Прикрывайте нас.
        Сам он упал на колени, помогая близнецам разрывать мерзлую корку льда.
        - Кайл! - сорвался на крик Ром.
        - Ну, что? - он посмотрел туда, куда показывал друг. Яркое свечение портала вдруг заколебалось и погасло. Их отрезало от основной части армии…
        В небе пронеслась крылатая туша. Потом вторая, третья…
        Над головами воинов закружилась стая гворров. Огласив окрестности гадким карканьем и визгом, твари спикировали вниз.

* * *
        - К бою! - приказ Гвандэра натянул нервы не хуже тетивы.
        Эрик облизнул пересохшие от волнения губы, крепче обхватил рукоять меча. Хорошо, что мать не знает, в какой отряд он попал. Она бы не поняла, переживала бы еще больше, а ей нельзя. Братишка скоро появится на свет, и нужно, чтобы в это время над Анделором сияло солнце. Настоящее, горячее и яркое, такое, какое представлялось ему из рассказов родителей.
        Зато отец принял его решение присоединиться к отряду пехотинцев. А что, собственно, оставалось делать, если сын отлично владел мечом? Не возражал он, знал, что бесполезно. Просто кивнул и взял обещание беречь себя.
        Портал натужено гудел, пропуская войско. Первые ряды - пикинеры, потом мечники - люди, сзади - эльфы.
        Возникшее перед глазами сражение поражало размахом. Эрик сглотнул комок в горле, ободряюще улыбнулся парню слева. Как его зовут? Ай, тролль с ним. Похоже, ему даже страшнее. Видать, никогда не приходилось участвовать в настоящем бою. Пацан нервно перебирал пальцами по ножнам, шумно сопел и что-то шептал под нос, очевидно, молитву.
        Люди зашагали вперед, загородившись щитами, выставив пики вперед. Сапоги скользили по утоптанной земле, ледяной ветер задувал в лицо, стужей опалял кожу.
        Уварги прорывались сквозь конницу, гворры кружили над войском, причиняя громадный урон людям. Несколько сотен волосатых зверюг, сформировав плотный отряд, устремились в сторону пехотинцев.
        Эрик находился позади пикинеров, но даже он хорошо видел горящие желтым цветом глаза монстров, пылающие красным языки, пятна человеческой крови, обагрившие их шкуру.
        - Пики наизготовку! - проорал Гвандэр.
        Воины подняли оружие.
        Эрик напружинился, готовясь принять врага. Несколько секунд спустя твари врезались в людей. Первые уварги упали, пронзенные остриями копий и пик. Но их сменяли следующие, страшные и неимоверно сильные создания Фаридара. Они упрямо рвались вперед, ломали оружие зубами и когтями, смяв ряды пикинеров, добрались до мечников. Закипела ожесточенная схватка. Сильные и мощные уварги против слабых, но подвижных людей.
        Эрик отбивался изо всех сил, отринув дрожь в руках и усталость. Где-то рядом орал Гвандэр. В мозгу отпечатывались команды: "Держать строй. Не пропускать врага. Любой ценой".
        Рыжий уварг возник из ниоткуда. Эрик прыгнул вперед, в надежде сразу попасть врагу в горло. Не тут-то было. Монстр легко ушел от выпада, махнув в ответ сильной лапой. Больно задел плечо. Усиленный магией доспех выдержал, не пропустил когти-лезвия. Но земля ушла из-под ног. От удара Эрик упал ничком, перекатился на спину, с ходу рубанув мечом по нависшей морде. Вопль и почти собачий визг на миг оглушили, горячие слюни вперемешку с кровью брызнули в лицо. Зловонное дыхание забралось в ноздри, во рту загорчило. Он отбросил ослепленную болью тварь. Надо встать. И быстро. Иначе смерть.
        Отряд мечников потонул среди уваржьей стаи. Огромные звери имели значительное преимущество. Они легко разрывали на части воинов. Хрупкие человеческие тела ломались под ударами тяжелых лап, нежная плоть легко поддавалась клыкам и когтям. Устоять невозможно, не хватит ни силы, ни ловкости, ни умения. Твари невероятно быстры, сильны и беспощадны.
        Приказы Гвандэра больше не слышались. Они потонули среди звериного рева и человеческих криков.
        Люди сдавались. Самых смелых и решительных задрали в первые же минуты схватки. Не помогли ни опыт, ни выучка, ни отвага. Остались самые осторожные и везучие.
        Эрик попытался встать. Сапоги заскользили, и он едва не упал. Горячая кровь топила снег, смешивалась с грязью и льдистой жижей. Уварги наступали, добивали раненных, выворачивали конечности, с особой жадностью и удовольствием впивались в человеческие тела. От мерзкого урчания, запаха смерти и трупов поднялась тошнота. Противно скрутило живот, но сдаваться нельзя. Где же подмога? Где эльфы!? Одним им не продержаться долго.
        Что-то чавкнуло сзади, Эрик обернулся. К нему приближался еще один уварг. Он бесцеремонно наступал на тела павших воинов, вдавливал черепа в багровую грязь. Разинул пасть, хищно скалясь.
        Натруженные мышцы гудели, меч налился неимоверной тяжестью. От частого дыхания болела грудь. Но надо найти в себе силы, надо сражаться. До последнего.
        Сверху доносился жуткий крик и гадкое шипение. Здоровенные птицеящеры бились с вельтами. Короткий взгляд в небо обошелся слишком дорого. Уварг подскочил, когти-клинки блеснули где-то сбоку. Боль в бедре вспыхнула чуть позже, когда мальчишка упал на землю, едва не уткнувшись в лицо мертвого командира. Пустые глаза Гвандэра смотрели куда-то далеко, губы его скривились, готовые выплюнуть новый приказ, но так и застыли, в жуткой и диковатой ухмылке.
        Смертельный удар не заставит себя ждать. Осталось только надежда, что кровь пролита не зря, и братишка увидит настоящее солнце…
        Эрик приподнялся, готовясь принять смерть, и тут же вжался в землю. С небес упал вельт, сшиб с ног зверюгу. Оба прокатились кубарем и замерли чуть дальше. Не теряя времени, превозмогая боль в ноге, мальчик дополз до оглушенного уварга и воткнул меч ему в горло.

* * *
        Портал дал сбой. Не по вине единорогов, тратящих последние силы, чтобы удерживать ворота открытыми. Армия, перешагивающая через границу, нарушала ток магических частиц, делала проход нестабильным. Энергия, уходившая на переправку, таяла с каждой минутой. Скрученный жгут из искр, образовывающий окно в пространстве, истончался. Единороги хрипели, плевались кровью, стряхивали взмыленную пену с крупов. И третья часть войска не прошла, когда ближайшие к порталу животные не выдержали напряжения, упали, конвульсивно дергаясь: открытый портал вытягивал из них не только все силы, он забирал у них жизнь. И тогда серебряная рамка померкла и градом искр осыпалась на землю.
        Чтобы восстановить окно потребовалось время. Вместо погибших единорогов встали другие, но потерянное время стоило слишком дорого. Каждая секунда уносила жизни тех, кто остался отрезанным от основной армии. Остался без поддержки. В ловушке.
        - Восстановить портал! Немедленно! - разъяренно крикнул Артис. Он не успел пройти сквозь границу, и теперь бесновался, как зверь в клетке. Без эльфов и ударной армии, тех, кто находился на передовой, ждала неминуемая смерть.
        - Произошло непредвиденное, - к военачальнику подъехал Айлин. Портал захлопнулся как раз перед его войском. - Единороги не могут восстановить окно - в месте прибытия нет магии.
        - Что?! - задохнулся Артис.
        - Похоже, Фаридар устроил нам ловушку. И пока там не появятся частицы - открыть портал снова не удастся.

* * *
        - Что происходит? - Николай посмотрел в сторону погасшего портала. Холод пробежал по коже, и без того заледеневшие пальцы перестали двигаться.
        - Не знаю, что-то случилось! Берегись! - Ром толкнул Колю в сторону. Спикировавший гворр пролетел мимо и ухватил стоящего неподалеку человека. Устремился в небеса, удерживая в крепких когтях извивающуюся и истошно орущую жертву.
        - Прикрывай нас! - кинул он Рому, и вновь кинулся колоть снежную корку.
        - Принц, - срывающимся голосом пролепетала Ариен, - не понимаю, зачем…
        - Сказал, копайте, - рявкнул Коля. - Быстрее!
        Среди расчерчивающих небо стрел, пронзительных криков гворров, воя уваргов и стонов раненых людей, их троица, ковырявшаяся в снегу, смотрелась более чем странно.
        Вот и первые крупицы земли. Черные комочки на белом. Застывшая, заиндевевшая почва…
        Коля накрыл ее ладонью, прислушался. Ощутил легкое покалывание. Магия.
        - Что дальше? - Росс выпрямился.
        - Воздух пустой. Шкурой чую - это проделки Фаридара. Он спрятал частицы, чтобы мы не смогли защищаться. Но в земле есть магия. Чувствуете?
        Близнецы дотронулись до мерзлой корки и почти одновременно кивнули.
        - Наша задача - вытащить волшебство на поверхность. Вельты не смогут сражаться, они погибнут раньше, чем их задерут гворры. Чаз! Слышишь меня? Как только появится магия - сразу переходите в наступление!
        Юноша растерянно кивнул.
        - Но мы - маги земли, - запнулась Ариен. - Наши возможности ограничены почвой. Земли мало, только скалы… камни… можно вырастить дерево… устроить небольшую встряску… но не выкачивать частицы в воздух.
        - Это предоставьте мне, - Коля положил руки им на плечи. - Ваше дело - попробовать сотворить заклинание и разбудить землю.
        Дети. Всего лишь дети, не знающие своих способностей. Коля не представлял, как объяснить им, что нужно делать. Чувствовать частицы - дар высшего мага. Он просто надеялся, что близнецам удастся притянуть волшебство. И прежде чем магия уйдет обратно в землю, исполняя волю заклинателя, она окажется в его власти. Использовать людей в качестве посоха рискованно, но по-другому не получится.
        Ариен и Росс сосредоточенно пыхтели. Только бы стрела не достала, или лапа уварга. Теперь их безопасность в руках Рома и его команды. Коля закрыл глаза, настраиваясь на ауры близнецов. Как только он почувствует волшебство, перенаправит его воздух.
        Знакомый холодок охватил запястья. Близнецы призывали землю. Частицы взметнулись из недр, послушно устремились к магам. Ухватить их прежде, чем они улетят, оказалось сложнее, чем представлялось. Задержать в близнецах и забрать себе - значило совершить почти невозможное. По тому, как дернулись Ариен и Росс, как отчаянно застонали - они тоже почувствовали боль. Юные, неопытные… Конечно же, ранее им не приходилось сталкиваться с магическим потоком. Но другого выхода нет. Надо помочь вельтам и магам, иначе не выстоять в этой битве.
        Тонкий жгут хлестнул по рукам. Небольшое скопление частиц прошило близнецов и замерло у Коли в руках. Он тут же выпустил волшебство в воздух. Если замешкаешься
        - магия разорвет сдерживающую ее физическую оболочку. Новая волна - уже намного мощнее, яростно вгрызлась в предплечья. Сила прибывала, и Николай, собрав волю в кулак, продолжал выпускать ее на свободу. Вокруг их троицы поднялся снежный вихрь, перемешался с ярко-синим свечением, исходящим из тел, и, превратившись в световой столб, устремился вверх.
        Где-то за пределами сознания шла битва: мощные крылья гворров резали воздух, острые копья воспрявших от притока магии вельтов вонзались в тела птицеящеров, когти-лезвия уваргов терзали человеческие тела, но все отошло на второй план. Осталось главное - магический водоворот, прибывающий из земли. Он проходил сквозь близнецов, как сквозь отрытую дверь. Бросая то в жар, то в холод, причиняя боль и одновременно одаривая невероятным могуществом. Коля перехватывал магию и, открывшись воздуху, выпускал волшебство наверх.
        "Не могу больше", - застучал в мозгу слабый голосок. Ариен плакала. Ее душа не выдерживала давления, хрупкое тело сдавалось.
        "Держись, - затрещал другой - Росса. - Ты сможешь".
        "Нет, пожалуйста!" - надрывный плач резанул сердце. Ариен задрожала, пытаясь избавиться от мучительного тока волшебных частиц. Николай крепко вцепился в ее плечо, удерживая на месте. Мысленно цыкнул:
        "Не двигайся. Или смерть".
        "Держись, сестренка", - Росс попытался дать часть своей силы, защитить сестру. Лишенный равновесия поток вдруг заколыхался, завертелся. Коля сцепил зубы, стараясь выправить частицы. Удержать их и вернуть в прежнее русло стоило огромных усилий.
        "Перестаньте дергаться! Нас всех разорвет!" - зло выпалил он.
        Наконец, волшебные частицы иссякли. Выпустив последнюю порцию, маги обессилено повалились на землю.
        Казалось, сердце стучало прямо в горле, от напряжения дрожали мышцы, но зато воздух насытился волшебством. Теперь можно взять немного, восполнить собственный резерв. Коля почувствовал, как кто-то теребит его за плечо. Он сел и открыл глаза. Над ним склонился Ром.
        - Ты как?
        - Нормально, - голос еще хрипел, но силы почти восстановились. - Щиты?
        - Работают. Гворры прекратили нападать на людей. Вельты снова в бою.
        - Портал?
        Словно в ответ, зажужжало пространство, открываясь вновь.
        - Подмога, - устало улыбнулся Ром, упершись коленом о землю. Он не подавал вида, но защита подопечных дорогого стоила. Лицо заливали пот и кровь, латы кое-где прогнулись, левая рука почти не работала - вражеские когти оставили глубокий след. Где-то вдалеке мелькала высокая фигура Ивара: тот изо всех сил молотил секирой уваргов, рядом бился Кир. Яна, самого юного из их отряда, видно не было. Словно почувствовав немой вопрос, Ром тихо сообщил:
        - Ян попался гворру.
        Коля сжал губы, поднялся на ноги.
        - Сожалею.
        - Он не единственный, - друг кивнул в сторону близнецов.
        Росс сидел на земле, обнимая сестру, бледную и обескровленную. Он покачивался из стороны в сторону и тихонько подвывал.
        - Ариен не выдержала, - печально констатировал Ром. - Умерла у него на руках.
        - Слишком сильный поток магии, - Николай подошел к Россу, тронул его за плечо. - Восстанавливай резерв. Жду тебя через несколько минут.
        - Вы, - юноша поднял голову, смахнул рукавом слезы, - у вас есть сердце? Моя сестра…
        - Она погибла с честью, - жестко ответил Коля. - У тебя будет время ее оплакать, но не сейчас.
        Он отвернулся, вскочил на Марса, ожидая, когда соберутся остальные маги.
        - За мной! - крикнул он, направляя коня в гущу сражения.
        Уварги наступали. Вдалеке с ними боролись остатки конницы, пикинеры пали, отряд мечников еще защищался, отступая к порталу.
        - Зарина! - полуобернувшись, крикнул Коля. - Воздушная стена!
        Сам же опустил меч на голову попавшегося под руку зверя. Второй также не успел напасть: клинок уколол в широко раскрытую пасть.
        Девушка кивнула. Раскинула руки - и будто невидимая преграда оказалась между людьми и набегавшими уваргами. Она отсекла небольшую часть тварей, оставив их без поддержки собратьев.
        - Бей их!
        Свежие силы, прибывшие из портала, тут же вступили в бой. Эльфы двигались с необычайной скоростью, рубя уваргов на своем пути.
        - Убрать стену! Ставить дальше! - скомандовал Николай, врезаясь в новый ряд тварей. Чувства вейлинга обострились. Рисунок боя сиял перед глазами. Ни одна тварь не смогла подобраться достаточно близко, чтобы нанести удар. Все они упали, пронзенные молниеносным клинком хранителя.
        Остальные маги подхватили заклинания Зарины, помогая силами, подпитывая ее заклинания энергией.
        Отделенные друг от друга, разбитые на небольшие отряды, уварги метались, пытались преодолеть воздушное препятствие. Но безрезультатно. Да, силой они превосходили людское войско, но численностью теперь уступали. Оказавшись без поддержки лучников, запертые на ограниченной территории, монстры не могли оказать должного сопротивления. Их уничтожали эльфы, убивали люди, шаг за шагом продвигаясь к замку, помогая тем, кто смог выжить в бойне, развернувшейся после закрытия портала.
        - Даная, Лэн! Огонь! - скомандовал Николай после того, как Зарина убрала и установила очередную стену чуть дальше.
        Маги швырнули несколько огненных шаров. Прочертив в воздухе дугу, они упали в гущу уваргов. Дико крича, твари пытались потушить съедавшее их пламя. Завоняло паленой шкурой, горелой плотью. Бежать было некуда - к замку их не пускал щит, сзади наступали люди. Хрипя и огрызаясь, они оказывали сопротивление, но огонь и схватка быстро забирала силы.
        Чем дальше пробиралась человеческая армия, тем яростнее бились уварги. Теперь они проигрывали: численностью, силами, возможностями. Гворры также сдавались. Оставшиеся в живых отлетели к замку, спрятались за шпилями башен, зализывая раны.
        Небольшой отряд Николая то и дело выбрасывал новые и новые заклинания: молнии, огонь, воздух - в едином бою слились все стихии. Силы чародеев таяли, так же как и магические частицы, но замок был слишком близко, чтобы отдыхать. Наконец, под его стенами остался последний отряд уваргов - всего два десятка тварей. Отступать они не могли - в спины уперся ограждающий цитадель щит.
        - Пощады, - прохрипел один из них, поднимая лапы кверху, втягивая когти-лезвия. Его примеру последовали остальные.
        В это же самое мгновение острое предчувствие смерти дернуло нервы. Стена замка вдруг ожила, плюнула стрелами. Магические частицы отозвались мгновенно. Коля едва успел поставить щит, оградить людей. Но сдавшиеся уварги упали, поверженные своими же товарищами.
        - Назад! - скомандовал он, разворачивая Марса.
        - Отступаем! - подхватили его приказ.
        И только когда армия оказалась вне зоны обстрела, ограждающий людей щит упал. Но уварги больше не тратили боевые запасы. Теперь они демонстративно прохаживались по стене, словно насмехаясь над осаждавшим замок войском. За магическим куполом они ничего не страшились.
        Коля вытер пот со лба и убрал меч в ножны. Прежде чем приступать к снятию щита, можно немного передохнуть. Они все заслужили короткую передышку. Но судьба распорядилась по-другому. Земля вдруг закачалась под ногами, застонали и заскрипели скалы.
        - Берегись! - закричал кто-то из воинов.
        - Назад! - крикнул Николай, натягивая Марсу уздцы. - Быстрее! Быстрее!
        Люди устремились вниз, едва не падая с ног. Сзади гремели камни, эхом разносились по предгорью.
        - Спасайся!
        Трещины раскрылись, выпуская на поверхность ужасных созданий…
        Глава 9
        Фаридар вцепился в поручни балкона. Металл под пальцами застонал и прогнулся, но не смог вернуть чародею былое настроение.
        - Проклятье! - резные цветы деформировались, проседали, но не могли противостоять ярости, подстегиваемой объединенным кристаллом. - Хаарс!
        Перстень с черным камнем молчал. Командующий армией либо не хотел, либо не мог отозваться на приказ господина.
        - Хаарс! Дери тебя гворр! Хаарс!
        Фаридар со свистом выпустил воздух, буквально заставил себя оторваться от измятых поручней.
        - Ну, попадись мне. Изведу! Собственноручно!
        Злобные ругательства неожиданно прервались, руки снова ухватились за перила. Фаридар подался вперед, с интересом всматриваясь в разворачивающееся внизу действо. Да, люди разбили уваргов. На другое чародей и не рассчитывал, его создания выполнили главную задачу - обескровили человеческую армию. Но, похоже, спектакль еще не закончился. Утес застонал и дрогнул. Скалы разверзлись, обнажив темные ходы, откуда появились странные и уродливые существа. Они быстро вылезали на поверхность, ловко цепляясь длинными конечностями за камни, и были похожи на гигантских пауков.
        Похоже, звуки битвы разбудили подземных обитателей. Фаридар не знал, кто они такие, упоминания о подобных существах нигде не встречалось, но не мог не позлорадствовать удачному стечению обстоятельств.
        С высоты балкона он хорошо видел, как заметались люди, как испуганно закричали, вскидывая оружие, готовясь отразить новую опасность. Вдруг из общей массы войска отделился всадник и устремился в сторону уродливых тварей. Фаридар почему-то не сомневался, кто он. От этого сцена приобретала дополнительный интерес. Предвкушая скорую смерть племянника, маг ухмыльнулся и сложил руки на груди.

* * *
        - Отставить! Не стрелять! - заорал Николай, призывая воинов к спокойствию.
        В первые минуты землетрясения он решил, что это очередная ловушка Фаридара. И мысленно поблагодарил проведение за то, что удалось отвести войско на достаточное расстояние от стен цитадели и не угодить в подземные трещины, исчертившие подступы к замку. Но когда из многочисленных пещер стали выползать знакомые существа, сердце радостно застучало. Появление Безымянных было настолько своевременным, что в подобную удачу верилось с трудом. Впервые за многие века целители осмелились покинуть свой мир, выйти на дневной свет и показаться на глаза. Но когда люди испуганно закричали, Коля вспомнил, почему пауки забились под землю и никогда не покидали подземного убежища. Тысячу лет назад он сам запечатал выходы из пещер, спасая удивительное племя от полного истребления.
        Никто не мог винить человека в отвращении, которое вызывал внешний вид Безымянных. Морщинистая кожа, тонкие конечности, паучье тело, высохшая, словно у мумии, морда,
        - никому и в голову не могло прийти, насколько это мирные и добрые существа.
        - Не стрелять! - Коля ударил в бока коня, пуская его вскачь. - Кому сказано!
        Призывный клич принца соблюдать порядок и спокойствие действовал успокаивающе. Здесь не обошлось без магии, которую он вложил в голос. Кроме того, уставшие от сражения воины не стремились первыми вступать в битву. Эльфы настороженно сжимали мечи, напружиненные, готовые действовать по первому приказу, вельты снова взлетели в воздух - там они находились в относительной безопасности, люди недоверчиво вслушивались в приказ принца, не понимая его мотивов.
        - Опустить оружие! - резкие слова заставляли подчиняться. Притупляли здравый инстинкт самосохранения, делали движения безвольными.
        - Кайл! - удивленный возглас Артиса заставил притормозить. - Кайл! Ты куда?!
        - Потом, Арт, потом, - быстро процедил он. - Наведи порядок. Эти существа безобидны.
        Не дожидаясь ответа, Коля поскакал к Безымянным. На поверхность выбралось немного
        - всего несколько десятков. Среди них были и старые знакомые: Альбинос, вождь подземного племени, и та, которая однажды спасла ему жизнь.
        - Луна! - радостно закричал он, спрыгивая с коня. - Как ты здесь оказалась?
        От общей стаи отделилась паучиха, громко щелкая, приблизилась к человеку, опустила голову, давая себя обнять.
        Темный хитиновый покров целительницы украшало белое пятно в виде полумесяца, именно из-за него она и получила свое имя. Коля вдохнул знакомый пряный запах, почувствовал радостное тепло. Ответы вновь появились сами собой, просто всплыли, как давнее воспоминание.
        "Дом разрушен. Тоннель предков. Спасение здесь".
        - Значит, Магиевых гор больше нет?
        "Смерть и страх", - Луна задрожала, и он обнял ее еще крепче.
        - Здесь вас никто не обидит, обещаю. Вам нечего бояться.
        "Потому пришли, - в диалог вмешался еще один "голос". Альбинос подошел ближе. - Мудрейший сказал: "ты - важен".
        - А где он? И где Чернолапый? - Коля обратился к Луне. Паучиха вздохнула, черные глаза блеснули, и она опустила голову.
        "Ушли от нас. Навсегда".
        Горе Безымянных тронуло сердце. Они лишились своего дома, а те, кто выжил, бежали сюда, в последний оплот живых существ. Коля вспомнил сияющие шары, гирлянды паутины, украшающие разветвленные подземные ходы, и огромный грот, где наблюдал рождение целителя - ничего этого теперь нет, все погребено под толщей земли. Вместе с удивительными жителями. И Чернолапым…
        - Вы поможете нам? - Коля с надеждой посмотрел на Альбиноса. - Здесь много раненых, а сейчас жизнь каждого воина на счету. Когда все закончится, вас больше не будут преследовать, вы сможете жить свободно.
        "Мы останемся. Ты - важен".
        - Нет, - возразил принц. - Важна победа. Только она.

* * *
        Уставшие и изможденные воины разбивали лагерь у подножия утеса.
        Тучи в небе сгущались, день уступал место вечеру. Зажглись первые костры, по предгорью поплыл терпкий дым, запах готовящихся снадобий, пищи. Никто уже не обращал внимания на мелькающие силуэты Безымянных, исследовавших поле битвы. Целители трудились слаженно и быстро. На ходу обматывали тяжело раненных необыкновенной паутиной, останавливающей кровь и заживляющей самые тяжелые увечья. Подхватывали и уносили в пещеры. Тех, кто пострадал меньше, отправляли в лазарет, где работали люди.
        Подземное племя оказало существенную поддержку. Армия понесла большие потери, почти половина из магов погибла, и Коля совершенно не представлял, как они будут действовать дальше. Даже одного взгляда на защиту цитадели хватило, чтобы понять - просто ее сломить не удастся. Купол работал странным, невиданным ранее образом. Он надежно ограждал от атак с внешней стороны, и, в тоже время, пропускал стрелы изнутри. Из-под его защиты можно было выйти, но тогда путь назад закрывался. Явное тому подтверждение - отряд уваргов. Они не смогли пересечь границу купола, и их расстреляли свои же, прямо под стенами замка.
        - Выступаем, как стемнеет, - сообщил Артис на коротком собрании оставшихся в живых членов Совета. - Кого-то подлатают, кто-то отдохнет. Большим временем мы, к сожалению, не располагаем.
        Командующий хмурился, нервно сжимал кулаки, то и дело теребил бороду. Коля понимал его волнение. Эрик пропал, и никаких вестей пока не поступало. Страшные догадки терзали душу, нашептывали ужасные слова, мешали сосредоточиться.
        - Кайл, ты под защитой магов займешься куполом. Наши войска будут наготове. Как только щит пропадет, вельты перенесут меррилов через стены. Грейд, ты помнишь, где находится спусковой механизм?
        - Да, - кивнул тот. Он тоже переживал за судьбу Эрика. Кроме того, злился на собственную безучастность в прошедшем сражении. Его отстранили, заставив чуть ли не последним пройти через портал. Грейд понимал, жизнью лазутчиков не следовало рисковать попусту, но и простить не мог, в первую очередь, себе, что бросил друга сражаться в одиночку.
        - Что там насчет гворров? - Артис обратился к вельту, выступающему от имени Колиара. Сам король, тяжело раненный, находился в искусных лапах пауков-целителей, которые уже не первый час боролись за его жизнь.
        - Они разбиты, - с готовностью отрапортовал заместитель. - Осталась всего пара десятков, да и тех довольно сильно потрепало. Думаю, в бой они больше не сунутся.
        - Будем надеяться, - вздохнул Артис. - Тогда воспользуемся передышкой.
        Он торопливо попрощался и покинул совещание.
        - Кайл, - со стула тяжело поднялся Айлин. Он еще больше постарел, фиолетовые пряди превратились в снежно-белые. Глубокие морщины пролегли возле губ и глаз, испещрили руки и шею. Только взгляд остался прежним: пронзительный, мудрый, всезнающий. - Надо поговорить. Наедине.
        Они отошли в сторону, дождались, когда разбредутся остальные члены Совета.
        - По поводу щита, - начал эльф.
        - Я понял, - кивнул Николай. - Тяжелая предстоит работенка.
        - Нет, послушай, мы ошибались, - Айлин заправил за ухо седую прядь, шумно вздохнул, собираясь. Так немощный старик пытается доказать, что еще молод и полон сил. Скрывает дрожь в руках, слабость в ногах. Пытается сбросить груз прожитых лет, давящих на плечи и спину. - Снять щит невозможно, это изобретение Яруса.
        - Кого?
        - Яруса. Одного из самых могущественных чародеев своего времени.
        - Откуда ты знаешь? - вскинулся Коля.
        - Отпечаток ауры, мы уже видели подобное. Но сейчас уже не важно.
        - Как это не важно? Если щит сделал, как ты говоришь, Ярус, то можно использовать принципы, которые он использовал…
        - Все, кто соприкасался с магическими артефактами Яруса - погибали.
        - И что ты хочешь?
        - Надо придумать иной способ проникнуть в замок. Твой брат? Как он попал туда?
        - И попал ли - неизвестно, - Коля усиленно тер шрам, обдумывая полученную информацию. - Почему ты раньше не сказал?
        - Я надеялся, - голос Айлина по-старчески скрипнул, сорвался, - что ошибался.
        - Надеялся! - вскрикнул Николай. - Треть нашей армии погибла! Уварги растерзали гномов и меррилов, уничтожили почти всю конницу! Столько воинов принесено в жертву! Ради чего?! Ради подтверждения твоих догадок?!
        - Кайл, послушай, - эльф схватил его за руку. - Подкоп, подземный ход - единственные варианты, какие остались. Нельзя трогать щит, нельзя рисковать. Ты умрешь!
        - Значит, так тому и быть, - ярость дрожала в каждом слове, гнев сочился из каждого звука. Быть так близко к победе и отвернуться. Из-за какого-то чародея, который давно превратился в прах. И из-за самодовольных и самоуверенных эльфов, которые всегда приберегали важнейшую информацию напоследок.
        Коля не стал больше слушать Айлина. Не хотел. Он вышел из шатра, подставил лицо мелким снежинкам, сыпавшим сверху, шумно вдохнул колючий воздух. Эльф ошибается. Преувеличивает. С единорогом было то же самое. Никто не мог объездить строптивое и гордое существо, однако ж, у него получилось.
        - Кайл? - окликнули сзади.
        - Зарина? Что ты здесь делаешь?
        - Я прогуливалась, - девушка пожала плечами, подошла ближе. - Не могу на одном месте сидеть.
        - Нервничаешь?
        - С вами? Никогда, мой принц.
        - Зарина, прошу, оставь эти церемонии, - отмахнулся Коля.
        - Хорошо, мой принц, - она вдруг засмеялась, тихонько, словно боялась потревожить чей-то покой, но так легко и заразительно, что невольная улыбка тронула и его губы.
        Уже совсем стемнело, свет костров выхватывал пушистые снежинки, бликами играл на лице волшебницы, золотил черные пряди волос. Ее живая красота притягивала взгляд, разгоняла кровь в жилах, заставляла забыть, что еще с утра здесь страдали и умирали люди, кипела ожесточенная схватка, кровь поливала ослепительно белый снег.
        Это было в другой жизни, а сейчас все изменилось. Пришла ночь. Она набросила черный покров на погибших, наполнила сердца выживших отрадным теплом. Теперь радовала каждая мелочь. Падающий с небес снег, колючий ветер, царапающий щеки, и этот тихий смех, более всего доказывающий, что жизнь продолжается. Не смотря ни на что.
        - Скоро начнется, - сбросил наваждение Николай.
        - Мы сможем, правда?
        Слов на то, чтобы соврать не нашлось. Он просто кивнул головой. Зарина не стала требовать большего, приложила ладонь к груди, поклонилась и исчезла среди кружившегося снега.
        Маги встретились спустя час, готовясь к наступлению. Склоны утеса накрыла сильная вьюга. И, несмотря на доставляемые неудобства, пришлась очень кстати. Видимость резко упала, и патрулирующие стены замка уварги, оказались не в самом лучшем положении.
        - Идем тихо, - скомандовал Коля.
        Самое главное - оставаться как можно дольше незамеченными. Если уварги начнут обстрел - к щиту не подойти, не говоря уже о том, чтобы его снять.
        - Мы будем ждать вашего сигнала, - Артис пожал плечо друга. - Удачи.
        - Спасибо, - кивнул Николай.
        Он так и не озвучил предостережение Айлина. Вести армию по подземным ходам - утопия, а кучка лазутчиков не сможет сражаться против пяти сотен уваргов, засевших в замке. Нет, единственный шанс - это уничтожить ограждающий купол. И пусть его сделал хоть Ярус, хоть сам Торр-Сааз, способ разрушить древние чары наверняка есть, надо только хорошо постараться.
        - Чаз, давай, - шепнул Коля, когда они направились к замку.
        Небольшой отряд магов накрыл шатер невидимости. Даже в такую бурю не стоило сбрасывать со счетов зоркость врага и предчувствие Фаридара.
        Они поднимались все выше. Новый снег накрыл, словно белым саваном, вывороченную битвой землю, тела павших солдат, уложенных в ряды для прощальной церемонии. Трупы уваргов растворили заклинания магов, не удостоив последнего слова.
        - Осторожно, - шепнул Чаз, проходя мимо зияющей дыры в скале, откуда появились пауки-целители.
        Вскоре они оказались возле рва. Провал зиял, черной и непроглядной ухмылкой охватывая высокие каменные стены. Стонала и завывала буря, кружилась над пропастью, заполняла каждую щель, каждую прореху в мрачных скалах. Но даже ей не удавалось до конца заглушить равномерное гудение работающего щита. Чувства обострились, накалились. Они - маги-мотыльки, прилетели на зов сияющего света.
        - Стать шеренгой, - скомандовал Коля. - Чаз, поддерживаешь невидимость. Даная, как только щит спадет, посылаешь сигнал армии. Лэн, Росс, наше присутствие будет раскрыто, так что готовьтесь к обстрелу. Зарина - на тебе защита. Остальные мне на подмогу. Сначала определимся, что у них за купол такой диковинный.
        Коля подошел к границе щита, прикоснулся к нему ладонями, ощутил твердую, слегка покалывающую поверхность. Остальные последовали его примеру. Он закрыл глаза. Магия как магия, ничего особенного. Из чего состоит любая волшба? Из магических частиц. Их нельзя уничтожить, зато можно разорвать, истребив связь. Тогда они разлетятся, и замок лишится защиты. Надо просто открыться миру, используя поддержку остальных, пропустить через себя магию, столкнуть ее с частицами купола.
        Коля сконцентрировался, накапливая в себе волшебство. Оно текло от чародея к чародею, усиливаясь и увеличиваясь. Справиться с такой мощью мог только истинный маг, именно поэтому он стал во главе. По рукам заструилась энергия, синие нити прошили запястья, опутали пальцы. Выплеснулись наружу, пробежав по поверхности щита. Голубоватые блики заиграли в темноте, гудение усилилось, воздух исказился, помутнел, делая странный купол видимым.
        - Тррреевооога! - раздалось со стен замка. - К оррруужию!
        С зубцов полетели стрелы. Уварги не видели цель, и стреляли наудачу.
        - Кайл! - взволнованный голос Зарины проник в сознание.
        "Еще минуту… еще одну минуту…"
        Упрямые частицы не сдавались. Стоило их тронуть, сработала сигнализация. Но это ничего, главное, разорвать связь. Коля напрягся, пропуская сквозь себя еще один заряд силы. Молнии забегали по куполу, яростно зашипело волшебство Яруса, и гремучей змеей выстрелило во врага.
        "Ловушка", - мелькнуло в мозгу, но слишком поздно. Магический разряд вернулся. Ударил в грудь, вышиб воздух из легких, отбросил назад, выключая сознание.

* * *
        - Где тебя носило? - прогремел Фаридар.
        - Пррростите, мой господин, - Хаарс склонился в глубоком поклоне. - Неотложные дела тррребовали моего прррисутствия.
        - Почему не использовал кольцо?
        - Его у меня нет, мой господин.
        - И где оно?
        - Я его потерррял. Оно осталось на поле битвы. - Хаарс продемонстрировал культю, обмотанную окровавленной тряпицей. - Вместе с рррукой. Пррростите.
        - Тогда объясни мне. Почему ты еще жив, когда твое войско разбито.
        - Когда стало ясно, что нам не выстоять, я пррровел небольшой отррряд через потайной ход. Вы сами дали согласие.
        Фаридар хмыкнул, но ничего не ответил. Конечно, Хаарс не раз ходил в подземную лабораторию и знал, все входы и выходы из замка.
        - Иди и лечись. Скоро придет Торр-Сааз и вознаградит нас всех.
        Вдруг громыхнула и открылась балконная дверь. Портьеры заколыхались, впуская в зал снежный вихрь вместе с гулким эхом встревоженной магии.
        - Щит… Они все же решились, - встрепенулся маг. - Глупцы. Теперь их не спасут никакие чудеса.
        Сегодня утром он ошибся, решив, что жуткие существа, появившееся из-под разломов, добьют человеческую армию. Даниэль и здесь обскакал его. Встретил их, как родных. Чуть ли не расцеловал. Оно и понятно. Паучьё оказалось племенем целителей. Но ничего, древний артефакт, рассеивающий волшебство вокруг замка, никого не пропустит внутрь. Он просто убьет того, кто посмеет вмешаться в его устройство.

* * *
        Звезды кружились перед глазами. Или это не звезды, а горящие искорки бесконечности? Снег падал с небес. Или это не снег, а чистые души, парящие в благословенных землях? Звон наполнил слух. Или это не звон, а зов предков, сулящий вечный покой…
        Шепот, назойливый, как летняя муха, кружился вокруг, ввинчивался в мысли. "Очнись". Он становился громче, затмевал остальные звуки. "Очнись". Чистые души - предки окружили со всех сторон, тронули лицо, тряхнули за плечи, ударили в грудь.
        - Эй, полегче, - губы едва шевельнулись, и чистые души отлетели. Остался только голос:
        - Кайл. Живой.
        Реальность набросилась сразу, не дала времени, чтобы прийти в себя. Моментально разбудила чувства, мысли, воспоминания. Болью отозвалась в теле, запершила в горле.
        - Что… случилось? - Коля закашлялся и попытался встать, но упал бы, если бы его вовремя не подхватили чьи-то руки.
        - Погоди, лежи.
        Над ним склонилась Даная. Лицо ее блестело от пота, она тяжело дышала.
        - Откат. Невероятной мощи, - пояснила она.
        - Щит?
        По тому, как сдвинулись ее брови и дрогнули губы, стало ясно - попытки избавиться от купола оказались безуспешными.
        Коля приподнялся на локтях, стараясь как можно быстрее восполнить утраченный резерв. Магия отзывалась неохотно, или уставшее тело противилось накачиванию энергией. Но выбирать не приходилось. Вьюга как назло улеглась, и теперь ночное небо расчерчивали стрелы с подожженными наконечниками.
        - Наши на подходе, - быстро сообщила Даная. - Пока удается сдерживать невидимость, но Чаз на пределе. Если уварги начнут бить прицельно, Зарина не сможет долго удерживать защиту.
        - Еще раз, - Коля встал, оперся руками о проклятый купол. Тот отозвался злорадным гудением. - Давайте.
        К нему подошли лишь пятеро. Он хотел было ругнуться, если надо, насильно заставить присоединиться остальных, но осекся, посмотрев на землю. Шесть чародеев неподвижно лежали возле щита, в страшных, неестественных позах. Тела их покрывал иней, проморозив плоть насквозь. Откат…
        - Основной удар пришелся на них, - пояснила Даная. - Прошу, принц, сделайте что-нибудь.
        - Да уж, - подала голос Зарина. Она тратила последние силы. Стрелы то и дело испытывали на прочность ее щит, а подмога держалась на расстоянии, ожидая исчезновения купола.
        - Постараемся, - процедил Коля и вновь уперся руками в творение Яруса.
        На этот раз магия текла от чародея к чародею гораздо медленнее. Сила накапливалась, заставляла дрожать колени, ускоряла ритм сердца. На лбу выступили бисеринки пота, которые тут же превратились в кристаллики льда. Купол дышал холодом, он требовал неимоверных магических затрат, что компенсировалось морозным откатом. Изо рта пошел пар, синие искорки выбились из ладоней. Пора.
        Николай прощупал враждебные частицы, увидел, откуда они исходят. Их удерживала слишком сильная связь. Решив, что сможет ее уничтожить, он совершил ошибку, стоившую жизни шестерым его людям. Нужно бить в самый центр, уничтожить артефакт Яруса, находившийся в центральном донжоне, на самом пике башни. Именно он каким-то образом собирал частицы. Если спалить генератор заклятий - связь разрушится.
        Магический разряд вылетел из принца, молнией пробежался по переливающемуся куполу. Верткой змейкой достиг вершины, ударил в башню… и пропал.
        - Назад! - крикнул Коля, пытаясь одернуть руки, но они словно приклеились. Тело онемело, перестало слушаться.
        Купол вновь задрожал, хлюпнул и, подобно пузырю, стал надуваться, утолщаться. Артефакт впитал в себя силу магов и подстроил ее под себя. Граница щита наползла на людей, остановилась.
        Перед глазами поплыла мутная рябь, подсвеченная бледно-голубым светом. Будто смотришь на мир со дна моря. Пронзительный холод сковал организм. Морозная волна прошла насквозь. Коля ничего не мог сделать, он и другие чародеи оказались запертыми внутри ворожбы Яруса. Их словно замуровало в корке льда. Никто не мог противостоять жуткому холоду. Здесь, среди звона тишины, тихо бились сердца пленников. Маги хотели что-то сказать, но сдавались. Один за одним, они превращались в неподвижные глыбы, с побелевшими губами, с посеревшими лицами, с пустыми, мертвыми взглядами.
        "Глупец", - зазвучал тихий смех.
        Коля еще держался, пускал остатки сил на обогрев тела.
        "Тебе меня не уничтожить".
        Это Ярус. Он смеется, издевается. Он давно умер, но остался в своих творениях, в необыкновенной магии.
        Странная реальность то замутнялась, то прояснялась. То искрилась хрусталинами льда, то расплавлялась в тягучее серебро. Сумасшедшая грань, отделяющая мир живых людей от царства чистой магии.
        Кровь леденела, сердце почти не билось, но сознание работало как никогда четко. Запертый внутри щита, Коля увидел то, что укрывалось от взгляда обычного человека. Вокруг плавали магические частицы. Светящиеся капельки, заключившие в себе истинное волшебство. Они выстраивались в ряды, образовывали злосчастный купол. Только их форма настораживала. Выгнутая дугой, она больше всего напоминала какую-то линзу. Множество линз. Именно поэтому они пропускали стрелы изнутри и надежно защищали от нападок с внешней стороны.
        Все это необыкновенно, неправильно. Неправильные частицы повинуются неправильной магии. Неправильная магия создает неправильный щит. С одной стороны впускает, с другой не пропускает.
        "Тебе не уничтожить. Ни за что не уничтожить", - насмехался Ярус.
        Не уничтожить. Подчинить себе. Пересилить артефакт.
        Коля упрямо сжал губы, призвал странное волшебство к повиновению, оказывал сопротивление впивавшимся в плоть ледяным иголкам.
        - Я сильнее, - твердил он. - Я смогу. Я живой человек, а не какая-то стекляшка.
        Частицы возмущенно зазвенели, завибрировали. Резкий звук оглушил.
        - Я - не Ярус, я сильнее.
        В глазах промелькнул золотистый огонек. Древняя мощь ара-думм захватывала сознание.
        Частицы зашипели, зароились, будто встревоженные в улье пчелы.
        Ледяное пламя опалило кожу, объяло тело. Сжало смертельными тисками сердце.
        "Тебе не переиграть меня".
        Ярус прав. Не переиграть. Сил не хватало. Понять бы сразу, что делать. А так слишком поздно.
        Коля забился, хватая ртом последний воздух. Легкие разрывало, искрящиеся щупальца сдавили грудь. Сквозь колыхавшееся пространство проглядывались знакомые лица тех, кто остался вне щита. Даная, с ужасом разглядывая попавших в ловушку товарищей, Росс, Лэнтиар и Чаз, разбрасывающие огненные шары. Их группу вычислили и теперь изо всех сил расстреливали уварги. Человеческая армия наступала, Артис, Грейд, Безымянные, все они были рядом. Но им ни за что не проникнуть в цитадель хранителей. Айлин не ошибся. Стоило попробовать другой вариант.
        Решительное лицо Зарины вдруг оказалось совсем рядом. Ее теплое прикосновение подарило искорку жизни.
        - Нет, - прохрипел Коля. - Прочь.
        - Бери, - она вцепилась в его плечо, сделала шаг вперед.
        - Нет!
        - Да.
        Волшебница вошла внутрь щита.
        "Зачем?" - немой вопрос застыл в тягучем воздухе.
        "Сними купол", - печально блеснули ее глаза, упрямо сжались губы.
        "Ты умрешь".
        "Победа того стоит".
        Она обняла Колю, прильнула к нему, отдавая свой жар, свою магию, свою жизнь. По щеке девушки прокатилась слезинка, превратилась в ледяной комочек и сорвалась вниз. Пар выбился изо рта, иней покрыл черные волосы.
        Горячая мощь хлынула из нее потоком. Помимо своей воли, Коля сжал Зарину, впитывая ее силу. Где-то в глубине пульсировал протест. Так нельзя. Не правильно. Забирать чужую жизнь ради своего спасения. Но тело соглашалось, благодарно принимая бесценный дар. Сердце вновь быстро стучало, в глазах забился желтый огонь.
        "Ради всех, - прошептала Зарина, вздохнула и застыла, превратившись в ледяное изваяние.
        Зажмурившись, Коля продолжал сжимать погибшую девушку. Он уже не отдавал отчета в том, что делает. В душе полыхала магия ор-думм. Ее не удержать, перед ней не устоять никому, даже древнему артефакту, даже самому могущественному волшебнику. Умение подчинять и управлять - редкий дар, пересиливающий любое заклинание.
        "Ты не можешь!" - ехидный голос Яруса вдруг превратился в испуганный.
        Коля не ответил, полностью растворившись в стихии. Бешеным огнем достиг центральной башни, накинул на стеклянный шар золотистые нити ара-думм.
        "Нееет!" - заверещал отголосок Яруса. Купол затрясся, сдавил стены, искорежился и вдруг затих.
        Древний артефакт полностью подчинился новому хозяину.
        Частицы взметнулись, следуя мысленному приказу. Дрогнули и начали переворачиваться. Одна, другая, третья… Улей зашевелился, купол прогнулся внутрь и опора под ногами вдруг исчезла.
        Холодные щупальца убрались прочь, гарь и грохот окружили со всех сторон, но тут же сменились на спокойную и непроглядную темноту.
        Глава 10
        Армия встала на полпути к замку. Ожидание затягивалось, купол, окружающий цитадель, гудел, по его поверхности пробегали синие и голубые всполохи. Даже здесь, за несколько сотен шагов, слышался тревожный, выворачивающий нервы, звон.
        "Давай же, Кайл! - Артис повторял снова и снова. - Ты справишься!"
        Бездействие раздражало, но что воины могли сделать, если замок надежно охранялся щитом? Подойти ближе невозможно, только напрасно пожертвовать людьми, подставить их под обстрел. И что дальше? Сигналов от магов не поступало. Живы ли они вообще? Неизвестно…
        Но что-то случилось. Купол загудел сильнее, дрогнул, стал надуваться, замерцал ослепительно яркими всполохами. Уварги на стенах забегали, собрались возле восточной стены, стали бить прицельно, в одну им видимую точку.
        - Что происходит? - находившийся рядом Рен-Ар неотрывно смотрел вперед.
        - Похоже, магов обнаружили. - Артис нервно перебирал поводья коня. Ситуация выходила из-под контроля. Щит не исчезал, а, наоборот, увеличивался в размерах, становился толще и прочнее.
        - Каковы наши действия?
        - Ждать, ничего больше не остается, - тяжело выговорил он.
        Казалось, время тянется бесконечно долго. Внутри щита полыхали молнии, искрами разбегались по полупрозрачным стенам. Подступы к замку освещались подожженными стрелами, то и дело втыкавшимися в землю. Бесполезно. Если в ближайшие минуты все не решится, то придется искать другие способы штурма. Никогда еще Артис не ощущал себя таким беспомощным. Возле щита гибли маги. Кайл среди них. Если он не сможет, то не сможет никто…
        Щит затрясся, протяжно загудел, синее свечение испещрили золотистые нити. Они расширились, разбежались по всей поверхности, засияли ярче солнца. И через несколько минут погасли.
        Сигнальный шар взмыл в небо.
        Радостно бухнуло сердце.
        - Щит снят! - закричали спереди.
        - В атаку! - прогремел Артис.

* * *
        Эльфы выступили первыми. Зоркие взгляды, четкие и быстрые движения - в ночное небо устремились десятки, сотни стрел. Взятые врасплох уварги не успели дать отпор. Не подозревая, что купол снят, они спокойно стояли на стенах и, пронзенные, попадали вниз, исчезли по другую сторону каменных зубцов. Ответного удара не последовало. Враг выстрелил, но стрелы уткнулись в невидимую преграду и осыпались в ров. Удивленные не меньше осаждающих, уварги выпустили новые. Но и те не достигли цели, прервав свой полет на полпути.
        Айлин, возглавлявший эльфов, глазам поверить не мог. Еще недавно он был уверен, что щит Яруса нипочем не снять и уже похоронил упрямого мальчишку, так глупо ринувшегося в самое пекло. Теперь же понял, что тот сделал, как обхитрил древнюю ловушку, и не мог не подивиться необычному разрешению загадки. Подстроить артефакт под себя, заставить частицы работать наоборот…
        - Щит перевернулся! - крикнул он, вскинув лук. - Вперед! - и бесстрашно ринулся под самые стены замка.
        Эльфы последовали за ним. Выпустили стрелы, уже не заботясь о собственной безопасности.
        Вельты взмыли в небеса. Защищенные магическим экраном, они нависли над замком, обстреливая засевших в укрытии уваргов. Щит Яруса, многие века надежно ограждавший цитадель хранителей, теперь обернулся против создателя. Уварги не могли отстреливаться, их безуспешные попытки пресекал магический барьер. Им оставалось только защищаться и, по-возможности, не попадаться врагу на глаза.
        Гворры также не участвовали в битве. Хитрые птицеящеры увидели ловушку и не стремились покидать уютные гнезда.
        Все ближе и ближе армия подступала к замку. Но доставать уваргов стало сложнее. Сообразив, что ничем не могут отразить нападение, они крепко засели в укрытии и даже не высовывались.
        Вдруг черное небо расчертил огненный шар. За ним еще несколько. В бой вступили маги. Взрывы сотрясли стены цитадели. Осколки камней полетели в пропасть. Взметнулась пыль, оголив небольшую прореху в кладке. Через секунду в нее устремилась молния, проникла внутрь. Во дворе бабахнуло, послышались визги обожженных тварей. Спасаясь от взрыва, они в панике заметались, открывшись лучникам. Эльфийские стрелы мигом прервали их мучения.
        Воины вплотную подошли ко рву, дальше путь закрывал выдвижной мост. В пылу сражения мало кто заметил мелькнувших сверху крылатых людей, которые несли меррилов во внутренний двор замка.

* * *
        Пряный аромат лез в ноздри, отогревал легкие, теплом разбегался по закоченевшему телу. Тихий треск и щелканье заполняли слух. Слушать бы и слушать… Неподвижно лежать, отдаваясь горячим струйкам жизни, пульсировавшим в крови. Ни о чем не думать, никуда не стремиться. Он слишком устал, чтобы бороться дальше. Заботливое урчание успокаивало, убаюкивало, но что-то мешало целиком погрузиться в забытье. Остались еще неоконченные дела. Проникнуть в замок, выручить брата, Аргента, достать, наконец, Фаридара и вернуть объединенный кристалл.
        Коля открыл глаза. Все вокруг расплывалось, но он и так узнал нависшее над ним существо. Прошептал еле слышно:
        - Луна.
        Паучиха цокнула языком, наклонилась ближе, пустив в нос очередную порцию пряного аромата. Голова закружилась от снотворного, и Коля едва удержал скользящее в черноту сознание.
        - Не надо, прошу.
        "Лежать. Здоровье ослабло. Надо спать".
        - Пусти меня, - уже тверже заявил он, пытаясь высвободиться из крепких объятий паучихи.
        Та недовольно затрещала:
        "Нельзя", - одной лапой она придавила пациента к земле, выпустила паутину и принялась ловко бинтовать ему руки.
        - Я бы не дергался, - голос донесся откуда-то сбоку, - у тебя серьезные обморожения.
        - Лучше бы помог, - недовольно проворчал Коля, узнав друга. - Ром, я серьезно.
        - И я серьезно. К тому же, она меня близко не подпускает. Охраняет тебя, будто верный пес.
        Коля приподнял голову, осмотрелся. Стены замка маячили позади, эльфы обстреливали засевших в укрытии уваргов, то и дело вспыхивали огненные шары, врезаясь и кроша каменную кладку. Уцелевшие чародеи продолжали бой, и он не мог отлеживаться в норе, в которую, судя по всему, и намеревалась оттащить его целительница.
        - Луна, я должен идти, - ему удалось перехватить взгляд паучихи. Заботливый, добрый и теплый. - Пойми. Меня ждут.
        - Ты уверен? - возразил Ром. - Идет штурм, а ты в таком состоянии…
        - Если идет штурм, какого черта ты торчишь здесь? - зло процедил Николай и тут же осекся.
        - Живой? - Даная взволнованно щупает пульс, трогает за лицо, пытается привести в чувство. - Росс, как Зарина?
        - Не дышит, - голос мальчишки сиплый, усталый. - Почему в нас не стреляют?
        - Не могут, - быстро отвечает Даная. - Лэн?
        - Да, сейчас.
        Воздух рассек шипящий и пульсирующий шар. Рассыпая огненные искры, он врезался в стену замка. Громыхнуло так, что земля дрогнула под ногами.
        - Росс, помоги мне. Его нужно отнести к целителям. Пока не поздно.
        - Я довезу, - вовремя подоспевший Ром спрыгивает с коня. - Быстрее.
        - Прости, - Коля поморщился, отгоняя видение ара-думм. - Ты привез меня сюда…
        - Пока что я отвечаю за вашу безопасность, - скупо улыбнулся Ром. - Если ты твердо решил, тогда вставай. Мне надо идти к остальным.
        Коля собрался с силами, отмахнулся от назойливой целительницы, уперся рукой о землю, стиснул зубы. Тело не слушалось, оно горело, как в огне, протестовало против любых движений. Кожа на руках натянулась, сквозь наскоро наложенную паутину проглядывались багровые пузыри. Анестезия, сделанная Луной, проходила: плоть закололо миллионами иголок, усилившийся ток крови причинял боль и жжение, а откуда-то изнутри поднимался озноб. Этого только не хватало!
        - Чтоб тебя, - процедил он, обессилено откидываясь назад.
        - Лежи, - Ром поднялся, взял коня под уздцы. - Поправляйся.
        - Нет, - заупрямился Коля. - Я сейчас.
        Он снова закрыл глаза, призывая магию. С трудом нашел частицы - за время боя их количество сильно поубавилось. Будет сложно, но так надо. Притягивая к себе, словно магнитом, волшебство, он пустил его энергию на исцеление. Золото выбилось из-под закрытых век. Ара-думм добавила сил. Ускорила процесс выздоровления. Пузыри, вздувающиеся на руках и теле, оседали, сглаживались, пока не исчезли, оставив вместо себя коричневую корку. Поврежденные льдистым откатом ткани восстанавливались, кровь застучала в висках, разгоняя необходимое тепло, выжигая начинавшуюся лихорадку.
        Луна почувствовала, что пациент больше не нуждается в ее помощи. Она затрещала и отошла. Коля поднялся, оперся о твердую лапу паучихи, дотронулся до морщинистого лица.
        - Спасибо тебе, ты опять спасла мне жизнь.
        Вместо ответа пришло чувство теплой любви и нежности, которые испытывала сейчас целительница.
        - Мне пора.
        Николай свистнул. Через несколько минут раздалось радостное ржание. Марс услышал хозяина и стремился на его зов.

* * *
        Под ногами проплывала земля. Люди, на которых всегда приходилось смотреть снизу вверх, теперь казались муравьями, кишащими возле кукольного дворца. Грейд напрягся, непривычный к ощущению полета. Он не считал себя трусом, но когда твердая почва осталась где-то внизу, под ложечкой неприятно засосало и перехватило дух.
        - Не бойся, доставлю в лучшем виде, - несущий его вельт словно прочитал мысли, хмыкнул и взмыл выше в небо. - Чтоб стрелы не задели, - пояснил он неизвестно зачем. Грейд и без него это отлично понимал.
        Рядом несли его товарищей. На их лицах читались те же эмоции: настороженность, недоверие к хрупким крыльям вельтов. И все же открывавшийся сверху вид поражал своей необычной красотой и масштабностью. Крошечные человечки подступали к стенам замка, пускали стрелы, метали ярко-оранжевые шары, серебристые молнии. С другой стороны метались лохматые твари. Уворачивались от залетавших в пробоины стрел, прикрывали головы и падали, когда очередной огненный шар разбивался в мельчайшие искры. Повсюду валялись изуродованные трупы уваргов. Даже отсюда, с высоты полета, было видно их развороченное нутро, чувствовался запах паленых шкур и горелой плоти.
        Отряд вельтов завис на несколько мгновений над центральными воротами замка и устремился вниз, увлекая за собой нелегкую ношу. В ушах засвистело, и на какую-то секунду Грейд решил, что пришел конец: крылатые люди не смогут выйти из пике, и сейчас разобьются. Но никто не разбился. Меррил почувствовал, как резко, у самой земли, затормозил вельт, а руки, охватывавшие его торс, вдруг разжались. Он приземлился на ноги, перекатился, оказавшись во внутреннем дворе замка.
        Хватило и одной секунды, чтобы сориентироваться. Заветный механизм находился совсем рядом - по правую сторону от ворот. Только рядом засело с десяток уваргов, укрывавшихся от эльфийских стрел. И они увидели лазутчиков.
        - Тревога! - рыкнул один из них и первым бросился в сторону врага, но тут же упал, схватившись за горло. Толстую шкуру зверюги пробило копье: вельты прикрывали меррилов сверху.
        Следующие два монстра почти достигли цели: они молниеносно двигались, уворачиваясь от летящих копий и стрел. Грейд прыгнул вперед, бросился твари под ноги и увлек за собой. Всаженный в горло меч решил схватку: он перерубил уваргу шейные позвонки. Другим занялись товарищи, с той лишь разницей, что обошлись без оружия, а свернули шею голыми руками.
        Медлить было нельзя. Твари сообразили, с какой целью явились лазутчики и любой ценой стремились не допустить их до воротного механизма. Эльфы прекратили обстрел в этом направлении из-за страха убить своих же. Вельтам, парящим по обеим сторонам щита удавалось сдерживать хлынувших в сторону меррилов уваргов, но часть тварей прорывалась. Те, что доставили Грейда и его отряд, оказались в ловушке - они попали внутрь щита, но вылететь уже не могли, упершись в непреодолимую преграду. Ограниченное пространство не давало простора для действий, укрыться тоже было негде. Вельты отстреливались, прикрывали меррилов, но сами оказались незащищенными. Их хрупкие тела падали вниз, пронзенные стрелами уваргов.
        Лазутчики пробирались к механизму. Десять смельчаков против нескончаемых тварей. Меррилы держались вместе, спиной к спине, отбрасывали зверей, кололи в незащищенные участки тела. Но не могли справиться с таким количеством тварей. Захлебываясь кровью, отряд Грейда мельчал. Против мощных когтей, выдиравших из тела куски плоти, против крепких челюстей, запросто ломавших кости, не мог устоять никто.
        Грейд призвал все силы, все умение, чтобы выстоять и добраться до рычага. Его друзья, изувеченные, истекающие кровью, продолжали прикрывать его, собственными жизнями выкупая драгоценные секунды, необходимые для запуска моста. Отполированный рычаг блестел совсем рядом, тяжелая цепь, запускавшая сложный механизм, уходила куда-то ввысь. Беглый осмотр устройства на секунду отвлек Грейда. Справа мелькнула морда уварга, длинные когти задели бок, выбили меч из рук. Боли не было, просто что-то теплое потекло вниз, по бедру. Быстро, слишком быстро для легкого ранения… Рычаг вовремя попался под руку. Остатки сил ушли на то, чтобы сдвинуть его и обломать так, чтобы никто не смог повернуть обратно. Падая, Грейд услышал, как закрутились шестеренки, грозно завизжал металл. Но ворота так и остались недвижимыми. Видимо, уварги успели принять меры…
        - Напрррасно все, - однорукий уварг склонился над поверженным меррилом. - Ворррота никому не открррыть.
        Следующий удар отправил Грейда в багровую бездну.

* * *
        Марс галопом скакал к замку. Минуя Безымянных, готовых к приему раненых, мимо напряженных воинов, ждавших открытия ворот. Он мчал Колю прямо к линии огня: к эльфам, стрелявшим из луков, к магам, из последних сил кидавших шары. Чуть поодаль возвышалась фигура Артиса, нервно теребящего поводья коня.
        - Арт! - с ходу крикнул Коля.
        - Кайл? - удивление быстро сменилось радостным облегчением. - Я слышал, ты…
        - Я в порядке. Почему ворота еще не открыты?
        - Там тяжелая обстановка, - помрачнел наставник. - Вельты изо всех сил сдерживают уваргов, но тварей слишком много. Грейд никак не может прорваться к механизму.
        Коля стиснул зубы, выругался. Пока щит повернут, воинам ничего не грозит. Но Фаридар мог отключить артефакт Яруса в любую минуту, и это намного осложнило бы штурм замка.
        - Почему так долго, - прошептал он, сверля взглядом закрытые наглухо ворота. Вдруг что-то пришло в движение. Загудел металл, тень вырвалась из-под ворот.
        - Мост! - донесся радостный крик.
        Тень и в самом деле оказалась мостом. Он лениво выползал из каменного чрева скалы, выдвигался вперед, скрипя и тяжело вздыхая, будто диковинный зверь, неохотно покидающий свое логово. Вскоре мост достиг противоположной стороны рва и застыл в немом приглашении ступить на его железную спину.
        Воины напружинились, готовые по первому приказу броситься внутрь. Но ворота остались неподвижными.
        - Почему они не поднимаются? - в замешательстве вскрикнул Артис.
        - Не знаю, - сжал кулаки Коля. - Видимо, уварги что-то сделали.
        - Оба механизма связаны. Как только выдвигается мост, срабатывает подъем ворот. Если только они не подстраховались…
        - Почему не предвидели такой вариант?
        - Члены Совета признали его маловероятным. Уварги не способны…
        - К чертям ваш Совет! - Коля дернул поводья коня. Марс поднялся свечой и ломанулся вперед, прямо к запертым воротам. И ведь не вырвать их никак: внушительный кусок металла прилегал к стене с внутренней стороны, проще разнести многослойную каменную арку. Только сил ни у кого не хватит.
        - Сторонись, - рычал он, прорываясь к мосту. На ходу спрыгнул с коня, встал напротив замурованного входа. Злость вновь клокотала в груди, ярость плескалась в груди. Он смог поднять из-под земли магию, он подчинил своей воле щит Яруса, неужели его остановит какая-то железяка? Чародеи выбились из сил, израсходовали собственные резервы на метание молний и огненных шаров. Но он сможет и один. На отряд Грейда больше рассчитывать не приходится. Даже если кто-нибудь и выжил, то по-любому не сможет починить порванную связь в механизме.
        - Отошли все, - гаркнул Коля, собирая волшебство.
        Один удар. Нужен всего один удар, только очень мощный. Подпитанный необузданной силой ара-думм.
        Затрещал воздух, тугой струной натянулся вокруг мага. Частицы закружились, ускоряясь, усиливаясь, превращаясь в страшный вихрь. Сияющий золотом столб объял Николая, словно решая, подчиняться или нет.
        От напряжения гудели мышцы, по спине текли ручьи пота, из носа полилась кровь. Полная концентрация требовала неимоверных усилий. Забыть все, не думать ни о чем, наполнить пустоту бушующей силой ара-думм. Громадный комок энергии контролировать почти невозможно, если только тебе не помогает гворр.
        Золотистая воронка послушно свилась в клубок чистейшей магии, скрепленный узами ор-думм. Зависла в воздухе, ожидая приказа. "Вперед" - скомандовал Коля. Шар загудел, завертелся бешеным волчком и сорвался с места.
        - Ложись! - он не узнал своего голоса, но повторять дважды нужды не было. Сверкающий сгусток волшебства на всей скорости врезался в ворота. Вырвал их и с диким грохотом отбросил во двор. Поднявшийся столб пыли и осколков вырвался наружу, накрыл ров и подступивших к краю пропасти воинов.
        Коля приподнялся, уперся ладонями и лбом в льдистую землю. Магические манипуляции опустошили резерв, подточили измученный организм. Тело потряхивало - загнанная в угол лихорадка снова выползала из глубин, выкручивала суставы, отравляла слабостью и жаром.
        - Молодец, мой мальчик, - легшая на плечо рука учителя показалась неимоверно тяжелой. - Идем. В ушах шумело, но Коля поднялся, позволил себя отвести в сторону. Шум на самом деле оказался криком солдат, штурмующих замок.
        - Теперь можешь отдохнуть, мы справимся сами.
        - Нет, - замотал головой Николай. - Фаридар - он мой.
        - Но как ты пойдешь? - удивленно воскликнул Артис.
        - Так и пойду.
        Николай выпрямился, вытянул меч, глубоко вздохнул, пересиливая немощь. Обратился, не то к себе самому, не то к ара-думм. "Еще немного. Пожалуйста". Синие зрачки превратились в желтые. Он подобрался и решительно зашагал к мосту.

* * *
        Фаридар бежал наверх. Крутая лестница так и норовила уйти из-под ног, подставляла шаткие ступеньки, осыпалась мелкими камешками. На самый пик донжона уже давно никто не взбирался. Но опасный путь совершенно не заботил чародея. Артефакт Яруса нужно отключить, и как можно скорее. Проклятый мальчишка! Как ему удалось перехитрить древнюю магию?
        Лестница сужалась, извивалась, скручивалась в тугую спираль. Несколько минут - и он уже стоял в маленькой комнатушке. Потолок нависал над головой так, что приходилось сгибаться. Дощатый пол недовольно скрипел, охали от ветра изъеденные плесенью каменные стены. В центре стоял маленький столик с водруженным на него шаром. Раньше он искрился синим, теперь же стал полностью золотым.
        Колдун впился в объединенный кристалл, призывая его мощь. Он смог пробудить артефакт Яруса, теперь пришло время его уничтожать. Луч света вырвался из кристалла, сбил шар на пол. Тот покатился, уперся в стенку, возмущенно замерцал красно-желтыми красками. Недолго думая, Фаридар опустил на него ногу. Хрустальный шар не выдержал напора, треснул и разлетелся на мельчайшие осколки. Щит, окружающий замок, пропал.
        Колдун бросил взгляд в малюсенькое окно башни. Уварги сдавали позиции, их теснила ворвавшаяся во двор армия.
        - Помоги мне! - маг сжал кристалл, призывая его мощь. - Помоги уничтожить их всех!
        Но капризный осколок звезды не отзывался. Исполнив одно желание и уничтожив артефакт Яруса, он не спешил браться за другое.
        - Проклятье! - взвыл Фаридар и впечатал кулак в стену. Скоро Даниэль будет здесь и осталось всего одно средство, способное его остановить.

* * *
        Дыхание причиняло дикую боль. Каждый вдох, каждое движение, даже самое незначительное, отдавалось пламенем в груди. Внутри что-то сипело, хрипело и булькало, мешая спасительному воздуху проникать в легкие и наполнять кровь кислородом. Элиор пытался разлепить веки, но не увидел ничего, кроме серых теней, кружащихся в причудливом танце.
        В голове лениво ворочались мысли, цеплялись одна за другую, постепенно возвращая память. Подземный тоннель, схватка Аргента с уваргами, Эдель, Ева, Фаридар… Нож, зажатый в руке, летящее в грудь смертельное заклинание. Но если он умер, тогда почему не может двинуться? Где обещанный свет и свидание с близкими? Элиор с трудом повернул голову, из тьмы выплыли очертания кованой решетки. Значит, он еще в подземелье. И жив.
        - Э…Эдд… - попытался позвать он, но едва выдавил жалкие слоги. Вновь накатила слабость, закружила голову, рассыпала звезды перед меркнувшим взором. И сквозь глухую стенку сознания пробились слова: "Элиор, Элиор".
        Следующее пробуждение принесло новые муки. Ребра болели, стягивая смертельным обручем легкие. Сил хватило лишь на одно слово:
        - Э-дель.
        - Элиор! Слава Предку, ты жив! - голос девушки звонким бубенчиком отогнал теснившие грудь страх и боль. - Как ты?
        - Нормально, - срывающимся на хрип тоном уверил принц.
        - Ты молчи, тебе силы беречь надо, - Эдель вдруг всхлипнула. - Я уж и не думала… я и подойти к тебе не могла, ты в другой камере.
        Вдруг сквозь стены подземелья прорвался еще один звук - ритмичные удары, как от гигантского молота, приглушенные отголоски взрывов…
        - Что это?
        - Началось недавно, - хлюпнула носом девушка. - Похоже на штурм.
        - Хорошо…
        - Кайл где-то там…
        Звон решетки прервал разговор. В подземную лабораторию вместе с лучиком света ворвался черный вихрь. Элиор перевернулся, едва не потеряв сознание от взметнувшейся боли.
        - Что тебе нужно? - закричала Эдель, когда тень влетела к ней в камеру.
        - Идем, - рявкнул Фаридар. Элиор узнал ненавистный голос.
        - Нет! Нет!
        - Идем! - колдун грубо вытянул упирающуюся вельтку.
        - Оставь ее, - вмешался принц. - Возьми меня.
        - Тебя? - презрительно выплюнул колдун. - Ты-то мне на что? Кусок паленого мяса.
        - Кайл, он…
        - Отдаст за нее все, что у него есть.
        Тяжелая дверь громко хлопнула, снова погрузив помещение во тьму.
        Глава 11
        Пахло гарью и паленой плотью. В рассеивающейся от взрыва дымке мелькали люди, эльфы, вельты: они яростно сражались с уваргами. Твари отступали к замку, отчаянно сопротивляясь, но противостоять атаке уже не могли. Щит упал, и теперь ничто не сдерживало вражеские стрелы, но исход битвы был предрешен.
        Коля перебежал мост, ворвался во двор, остановился, прикидывая дальнейшие действия. До замка рукой подать, всего-то нужно пересечь небольшую площадь, взломать входные двери и подняться на самый верх донжона. Фаридар там, в главном зале. Коля знал это так же хорошо, как и то, что колдун боялся. Липкий страх расползался по всей башне, спускался вниз, оставлял видимый только ор-думмцу след. Глаза вспыхнули желтым, меч хранителя полыхнул серебром. Сегодня никто не уйдет от возмездия. Сегодня Фаридар заплатит по всем счетам. И ничто не сможет остановить охотника, учуявшего запах добычи.
        Гворр проснулся и требовал крови. Он рвался в бой, наполняя тело звериной мощью, молниеносной реакцией и острым чутьем. К Николаю бросились уварги. Медлительные и неповоротливые создания тьмы… что они могли сделать против воина, впитавшего древнюю магию? Кто знает, почему именно сейчас гворр пришел на помощь, наделил хозяина не виданной прежде силой? Почему, балансируя между жизнью и смертью, истерзанный организм полностью погрузился в сознание ара-думм? Не важно. Со всех сторон нападали уварги, клацали зубами, почти доставали длинными когтями. Но пульсирующий в крови адреналин и звериная пластика не подпускали врага. Четкие, выверенные движения не давали ни малейшего шанса пробить защиту. Ничего лишнего, если удар - то в цель, если уварг - то труп. И плевать, что кольчуги нет на теле, ее сняли для врачевания полученных обморожений, тонкий магический щит надежно охранял воина.
        Сердце бешено отсчитывало удары. Раз. Два. Три. На каждый удар сердца - наколотый на острие клинка монстр. Вейлинг, маг, гворр в одной ипостаси нещадно крошили уваргов. Пока полыхали смертельной желтизной глаза, пока клинок хранителей вычерчивал дерзкий узор, никто не мог одолеть ор-думца.
        Тварей было много. Гораздо больше, чем казалось на первый взгляд. Они спрыгивали с зубчатых стен, выныривали из темных переходов и дверей замка. Но рано или поздно всему приходит конец. Сопротивление захлебывалось, численность уваргов быстро сокращалась. Как истощались и силы вейлинга. В ушах зашумело, устало задрожали ноги. Коля вышел из транса, тяжело дыша, вытер пот со лба.
        На площади продолжался бой. Звери вяло сопротивлялись, смирившиеся со скорой кончиной, старались лишь ее отсрочить. Главные двери стояли запертыми, но люди уже подбирались к святая святых замка.
        - Кайл, - удивительно, как он услышал хриплый зов, среди общего хаоса звуков. - Кайл…
        Коля оглянулся.
        Странно, как в этом существе могла теплиться жизнь. Изувеченное, с огромной рваной раной в боку, оно еще шевелилось. Кровь насквозь пропитала одежду, багровой лужей расплывалась по булыжникам, хлестала из разорванных артерий. Скрюченные пальцы впивались в землю, в безуспешных попытках подтянуть тело хоть чуть-чуть вперед. На лице застыла жуткая гримаса боли и невыносимого страдания, сквозь крепко сжатые зубы, с жутковатым бульканьем вместе с кровью вырывались какие-то звуки.
        - Грейд! - вскрикнул Коля и бросился к другу.
        В это же самое мгновение путь перегородил огромный уварг, возникший словно из ниоткуда.
        - Здррравствуй, - оскалился тот. - Даниэль.
        - Хаарс, - Коля выставил меч, отчаянно жалея, что сила гворра покинула его уставшее тело вместе с магическим щитом.
        - Удивлен, что я жив? - хищник двигался плавно и грациозно.
        - Удивлен, что тебе еще не выпустили кишки.
        - Думаю, испытать это на тебе, - Хаарс наклонился вперед, выпустил стальные когти-лезвия.
        - А что с рукой? - Коля закружил по площадке, увлекая за собой уварга. - Сунул туда, куда не следует?
        - Я порррву тебя, жалкий мальчишка!
        Хаарс прыгнул вперед, намереваясь с лету вонзить в противника когти. Коля уклонился, ответил ударом сбоку. Мимо. И едва успел уйти от мощного взмаха лапы. Острые когти зацепили кожу на лбу, прочертили к виску кровавую дорожку.
        - Так-то, - рыкнул уварг, двигаясь все быстрее. - Черррвяк!
        Коля молчал, едва успевая уворачиваться. Ставил блок, приседал и отпрыгивал. Даже с одной рукой мощный Хаарс был почти непобедим. Ритм ускорялся, меч и когти мелькали в воздухе, две тени закружились в последнем смертельном танце. Скорость вейлинга уже не могла соперничать с неистовыми ударами уварга.
        - Тебе как-то удалось бежать. Но сегодня ты умрррешь.
        До сих пор принцу везло. Он уклонялся от стремительных ударов, гораздо реже проводил контратаки, пару раз задев кончиком меча лохматое плечо и бок уварга. Сам же пропустил гораздо больше. Из рассеченного бедра струилась кровь, плечо обжигала корявая рана, не считая мелких порезов на лице и руках. Хаарс не сбавлял скорости. Двигаясь на пределе возможностей, чувствуя, как разрывает от колкого воздуха грудь, как неумолимо надвигается тьма, Коля больше всего боялся ошибиться. Ведь ошибка будет стоит жизни. И он ее допустил. Под ноги попалось нечто громоздкое, нога подвернулась, он упал навзничь, приготовившись к мгновенной смерти.
        Иногда в удачу бывает сложно поверить, и нужно время, чтобы осознать долгожданную победу. Торжествующий Хаарс замешкался всего на секунду. Хищно оскалился, подался вперед… И словно наткнулся на невидимую преграду. Дернулся, застыл, опустил голову, разглядывая наконечник копья, торчащий из-под ключицы. Закачался и рухнул на землю.
        Сзади стоял Грейд. Это стоило ему неимоверных усилий, но удар пришелся в цель. Выдохнув что-то, он упал, как подкошенный.
        - Грейд! - Коля кинулся к другу, приподнял за плечи. - Грейд!
        Меррил с трудом узнал склонившегося над ним юношу. Сфокусировал взгляд и слабо улыбнулся.
        - Я… теперь я свободен…
        - Ты бредишь, - Коля старался не смотреть на жуткую рану, на то, что едва скрывалось за разодранными краями, гнал накатывающую тошноту. - Держись, ты же сильный. Безымянные, они вылечат…
        - Кайл, - Грейд будто пришел в себя, обрел прежнюю силу, выговорил твердо и ясно.
        - Я уже умер. Зелье. Оно ненадолго вернуло мне жизнь, чтобы я выполнил обет.
        Коля глухо застонал, крепче сжал умирающего друга, зажмурился, прогоняя мутную пелену, застлавшую взор.
        - Нет, борись, ты должен…
        - Я вернул тебе долг, - меррил отвел взгляд и посмотрел в небо. - Как там красиво… спокойно.
        - Грейд! - Коля тряхнул бездыханное тело товарища, с надеждой всматриваясь в бледное лицо. Казалось, вот-вот дрогнут веки, улыбка тронет губы… - Пожалуйста… - прошептал он, понимая, что все кончено.
        Сегодня погибли многие. Друзья, знакомые, бравые командиры и простые воины, положившие свои жизни за победу. Смерть гуляла повсюду, заглядывала в глаза каждому. Тогда почему тяжелые тиски сдавливают грудь, перехватывают дыхание? Почему ничего не видно, а по щекам струится что-то горячее? Почему хочется выть, лишь бы погасить пылающий внутри огонь утраты?
        - Он погиб героем.
        Коля отвернулся от присевшего рядом Рома, поспешно вытер текущие слезы.
        - Как и все здесь, - голос предательски задрожал, выдал горечь переживания, сорвался.
        - Верно, - Ром внимательно посмотрел другу в лицо. - Так же как и то, что ты плачешь. Это хорошо. Значит, ты еще жив. Значит, ты еще человек.
        - Я уже не знаю, кто я, - глухо выдавил Коля. Поднялся, окровавленной рукой подхватив меч. Исподлобья глянул на Рома. - Идем. Битва еще не окончена.

* * *
        Собственная слабость бесила. Больше всего на свете хотелось вырвать чертову решетку с корнем, отбросить прочь и выйти из камеры. Удавить черного колдуна и спасти Эдель. Но как? Если и рукой нельзя пошевелить, чтобы не вызвать приступ дикой боли. Стиснув зубы, Элиор смог перевернуться, дотянуться до железных прутьев. Даже подползти ближе к выходу, к робкому свету, едва заглядывающему в мрачный закуток его темницы. На большее не хватило. Мизерное расстояние до решетки забрало остатки сил.
        Эдель там, наверху. В страшной опасности. Что стало с Аргентом и Евой, Элиор не знал… Брат - единственный кто мог бы помочь. Но его здесь нет.
        "Дэнни, - позвал он, все еще держась за холодный металл - братишка…"
        Боль прожгла грудь, и он снова провалился во тьму.
        Где-то наверху молодой человек остановился и прислушался к себе. Дотронулся до рваной раны на плече, прищурился, словно раздумывая, куда идти. А потом свернул в один из многочисленных коридоров замка…

* * *
        - Кайл, ты куда? - Ром не отставал ни на шаг.
        Тот не ответил, сосредоточенно выбирая одному ему ведомый путь.
        - А как же Фаридар? Ты же собирался…
        - Ром! - Коля резко остановился, свирепо просвистел. - Не хочешь - не иди. Я тебя с собой не зову!
        - Успокойся, - Ром примирительно поднял руки. - Я просто хочу знать, куда теперь мы идем.
        - Брат в беде. Если не успеть вовремя - умрет. Я не прощу себе.
        - Хорошо, - показывай дорогу.
        Коля жаждал встречи с Фаридаром. В зрачках снова пробегала желтизна: гворр приходил в себя после сражения, накачивал себя магией. Минуты промедления, минуты отсроченной мести мучительно выворачивали нервы. Но душа рвалась в другое место. Привыкнув доверять интуиции и внутреннему голосу, Коля не мог не внять зову. В подземной лаборатории умирал его брат. И отчаянно нуждался в помощи.
        Он ускорил шаг, отдавшись притяжению магии крови.

* * *
        Вдалеке громыхнули двери. Неужели Фаридар вернулся? Что ему здесь надо? Прикончить узника? Он и так почти труп. Жизнь утекала, покидала обожженное магическим ударом тело. И даже тьма подземелья уже не казалось такой непроницаемой. Прямо под потолком кружились серебристые мотыльки, стряхивая с крыльев белоснежные пылинки. Странный и прекрасный танец, исполнялся только для одной души, готовой отправиться в великое путешествие в долину предков…
        - Элиор! Не смей! Слышишь?
        Мотыльки разозлились. Забили крылышками, разлетелись по стенкам тюремной камеры. Расселись, пристроив толстые брюха между каменными стыками. Вытянули лохматые усики, ожидая, когда отходящая душа вновь обратит на них внимание.
        - Дыши! Брат!
        Словно электричеством пронзило тело. Оно, оказывается, еще способно чувствовать. Способно… жить?
        - Давай, дурень!
        Поток энергии обволакивал, проникал внутрь, обжигал целебным огнем рану, наполнял силой.
        - Бери. Больше.
        Элиор захрипел, закашлялся, выгнулся навстречу горячей мощи, впитывая ее целиком. Когда она иссякла, открыл глаза и уперся в пылающий золотом взгляд.
        - Дэнни, - губы едва шевельнулись. - Глаза опять желтые.
        - Хорошо, - облегченно вздохнул брат. - Жить будешь.
        Элиор сел, с удивлением обнаружив, что может двигаться. Посмотрел на грудь. Разорванная и опаленная рубашка открывала длинный, узловатый шрам. Он все еще горел, напоминая, что минуту назад здесь зияла страшная рана.
        - Как тебе удалось?
        - С трудом.
        Только сейчас Элиор заметил смертельную бледность на лице брата, порезы и царапины на руках и шее, окровавленную одежду. Он еле держался на ногах, особенно после того, как отдал часть силы на исцеление.
        - Все равно не понимаю. Я же почти умер.
        - Мы с тобой одной крови, влить силу в родного человека гораздо проще. Вообще-то, ты присосался ко мне, как пиявка, еле оторвал.
        - Спасибо, - Элиор наморщил лоб, пытаясь вспомнить. Что-то важное металось совсем рядом…
        - Аргента и Еву мы нашли, - озвучил немые вопросы высокий мужчина, стоявший чуть поодаль. - Не волнуйся, целители скоро будут здесь, Кайл их уже вызвал.

* * *
        Аргент… Ева… Коля привалился к стене камеры, не в силах даже шевельнуться. На деле вылечить брата оказалось куда сложнее. Он растратил внутренний резерв целиком, достиг "точки невозвращения". И если бы не поддержка гворра и небольшой запас собранной по пути магии, здесь лежал бы его труп. На осторожность не осталось времени. Элиор почти не дышал, когда они с Ромом ворвались сюда, в подземную лабораторию Фаридара. Пришли бы раньше, если бы по пути не встретили парочку засевших в засаде уваргов. Эти двое оказались довольно верткими тварями. Чуть не распахали Рома от головы до пят. Но против меча хранителя не устояли.
        И еще несколько минут было потрачено на поиск тайного входа. Признаться, Колю впечатлила платформа, опускающая пассажиров в самые недра замка. Дядюшка умел обустроить быт, жаль, растрачивал талант не туда, куда надо.
        Аргент нашелся в лаборатории. Очевидно, Фаридар хотел использовать его для очередного эксперимента, да времени не хватило. Единорога тяжело ранили, а черные полосы на боку выглядели ужасающе. Айкирен заживлял плоть, обугливая раны. Метод действенный, но крайне болезненный. Радовало то, что дышал Аргент ровно, значит, воспаление не отравило организм.
        Ева лежала тут же. Связанная, без сознания. Ей дали оборотное зелье, но, похоже, слегка опоздали. Лицо вернуло человеческие черты, но уши так и остались длинными и заостренными. То же и с фигурой. На первый взгляд, все пришло в норму, только ростом Ева казалась теперь намного выше и костью тоньше. Неизвестно, что стало с ее душой, но пока она не придет в себя, никто этого и не узнает.
        Элиора был заперт в темнице. Еле дышащий, с развороченной грудной клеткой. Как он вообще выжил после подобного удара? Коля не раздумывал ни секунды. Он не мог потерять брата, как своих друзей. Не мог допустить еще одной страшной смерти. Руки сами легли на обожженную рану, энергия потекла от сердца к сердцу. "Точка невозвращения" - смертельное опустошение, наступило тогда, когда маг уже не отдавал отчет, что делает, когда полностью растворился в желании помочь родному человеку. И отдал бы всего себя на исцеление, если бы не ара-думм. Она уберегла от безрассудных действий, сохранила часть жизни для хозяина и обрубила поток частиц.
        Человеческий организм - не аккумулятор и постоянно заряжать его нельзя. Но Коля вновь собирал частицы, наплевав на боль и слабость, озноб и жжение в ранах. Не задумываясь, к чему приведет постоянное использование волшебства без естественного восстановления. Все ради одной незавершенной задачи.
        - Как ты? - Ром понимал, как тяжело сейчас другу. Видел, что тот балансирует на грани, выжимает себя до капли. И боялся. Ему приходилось видеть точно такие же взгляды: безумные, полыхающие ненавистью, жаждой мести, безрассудством. Многие из собратьев по оружию, сломленные войной, утратой близких, превратились в бездушных кукол. Живых снаружи. Мертвых изнутри. Они кидались в самое пекло, сознательно ускоряли собственную гибель. Потому что теряли самое дорогое: цель, ради которой стоило жить.
        Коля не ответил. Сдвинул брови, ожесточенно собирая магические частицы.
        - Кайл? - повторил попытку Ром. Никакой реакции. Только отсутствующий, повернутый в себя взор.
        - Ладно, - воин нагнулся и двинул друга кулаком в челюсть. Так сильно, что его голова откинулась назад, ударившись о стену.
        - Эй! - крикнул Николай, пропустив еще один удар. Третий он успел блокировать. Перехватив кулак, заорал:
        - Ты что?! Умом тронулся?
        - Это ты, - довольно ухмыльнулся Ром. - Тронулся. Или как? Пришел в себя?
        Коля отстранился, потер ушибленную челюсть и заключил:
        - Пожалуй, - и, не долго думая, ответил ударом в скулу. - Вот теперь, да.
        - И славно, - Ром ничуть не обиделся, сплюнул кровь на пол. - Не мне тебе говорить, что идти на врага с бурлящей кровью, значит - убить себя. Этим ты не вернешь погибших. Не оживишь Зарину и Грейда.
        - Я знаю. Но мог бы поговорить, что ль.
        - Некогда.
        - Вот это верно, - вставил Элиор. - Закончили разборки? Нам идти надо.
        Он нахмурился, будто вспоминая чего-то. И вдруг вскочил на ноги, пошатнулся от внезапной слабости, ухватился за стену.
        - Ты чего? - Коля успел подхватить заваливающегося на бок брата.
        - Я… как я мог забыть… - выдавил он. - Ее надо спасти. Фаридар увел ее.
        - Кого?
        - Ту девушку из соседней камеры. Эдель.
        - Кого? - переспросил Коля, отшатнулся, будто получил очередную оплеуху.
        - Эдель. Она так сказала. Ее зовут. Вот. - Сбивчиво продолжил Элиор. - Красивая. Волосы золотые. Тебя знает.
        - Не может быть, - прошептал Коля. Сжал виски. - Быть не может!
        - Ну как же. Я ее видел.
        - Она умерла! - выкрикнул он. - Погибла под обломками воздушного дворца! Как она могла очутиться здесь?!
        - Я не знаю…
        - Очнись, - встрял Ром. - Откуда твой брат может знать?
        - Это морок. Еще один способ манипулировать мной…
        - Зачем бы мороку сидеть в темнице? - заметил Элиор. - Идем.
        Коля, словно в тумане, направился к выходу. Отчаянно прогоняя трепетную надежду, сжимал и разжимал кулаки. Он уже не верил в чудеса, слишком часто приходилось разочаровываться. И, погруженный в себя, не сразу услышал знакомый треск, наполнивший подземелье.
        Луна и еще двое целителей явились на зов каменного рожка, не раз выручавшего своего хозяина. Безымянные выломали дверь черного хода, ворвались в темницу. Выслушав немую просьбу Николая, протиснулись в следующий зал, суетливо подхватили Аргента и Еву и скрылись в темноте горного тоннеля. Элиор наотрез отказался уйти с пауками. Хоть он и скрывал истинные чувства, появление уродливых созданий ввергло его в шок.
        По верхним этажам они почти бежали. Троица стремительно приближалась к цели - тронному залу. Поворот, сорок ступеней, еще поворот, переход. Потом снова ступени, и снова коридоры - нескончаемая вереница, дразнящая, выматывающая. Очутившись на последнем этаже, ругаясь и костеря на чем свет стоит архитекторов замка, удумавших расположить зал приемов под самым куполом центральной башни, они застыли в немом удивлении. Прямо перед огромными дверьми толпилось несколько десятков воинов. Среди них мелькала могучая фигура Артиса.
        - Кайл! - воскликнул наставник.
        - Арт? Почему столько народу?
        - Мы не можем проникнуть в тронный зал! - горячо воскликнул тот. - Фаридар закрылся щитом. Что уж только мы не пробовали!
        - А ты решил, он тебя с распростертыми объятиями встречать будет? - недолго думая, Коля растолкал людей, пнул двери ногой. - Эй! Так и будешь там сидеть? Ну-ка открывай!
        - Я ждал тебя, племянник, - донеслось из зала. - Ты можешь зайти. Один.
        - Торг неуместен, - грянул Николай. - Я могу взломать твою защиту прямо сейчас.
        - Очень не советую этого делать, - в едком голосе колдуна сквозило торжество. Оно наполняло кислотой рот, застилало багровыми пятнами взор. Вот бы выломать двери и придушить злодея голыми руками! Но нельзя. Если Эдель в заложницах…
        Ждать и находиться в неведении не осталось сил.
        - Будь по-твоему. Но со мной еще трое.
        - Ты меня боишься? - хохотнул чародей.
        - Скорее, за себя не отвечаю. Мои друзья обеспечат тебе временную безопасность.
        - Ладно. Входите.
        Дверь распахнулась, впуская четверку, и тут же захлопнулась, ограждая от остальных.
        На стенах и под потолком, на огромной люстре полыхали десятки, сотни свечей. Заклинание безопасного огня надежно охраняло от возможных неприятностей, поддерживало свет ровным и ярким. Парчовые шторы отливали золотом и чуть шевелились, пропуская легкий ветер из приоткрытых окон.
        - Решил устроить вечеринку? - Коля ступил на полированный паркет, мельком взглянул на картину, висящую напротив трона. В руках у нарисованного гнома все еще поблескивало фальшивое "Око ночи", которое некогда подменил Элиор.
        - Я помню эту картину, - прошептал брат, поежившись.
        - Все ради дорогих гостей, - хищно улыбнулся Фаридар.
        - С чего такой прием? - Коля выдержал пронзительный взгляд колдуна. Сдержался, чтобы тотчас же не прыгнуть к нему и не вырвать из груди сердце.
        - А как же. Племянники, как-никак, пожаловали. Да еще живые - здоровые. Камень у вас?
        - Нет, тебе сказали.
        - Так будет, - чародей поглаживал лежащий в руках объединенный кристалл. - Вы его принесете. Я подожду.
        Он встал, проплыл в центр зала, любуясь цветными бликами внутри звездного осколка.
        - Жизнь так непредсказуема. Сегодня ты - победитель. Завтра - проигравший. Сегодня ты отказываешься отдавать "Око ночи", а через мгновение - передумываешь. Правда, Даниэль?
        Фаридар сделал пасс рукой, тяжелая портьера слетела с карниза, обнажив открытый балкон. Дальше, в воздухе, прямо над разверзшейся пропастью, парила… Эдель.
        Золотистые волосы облепили снежинки, суровый ветер обвивался вокруг хрупкой фигурки, трепал легкую одежду. Девушку била дрожь, она замерзала, но почему-то висела, как безвольная кукла…
        - Тебе интересно, как она выжила? Вообще-то, ты должен благодарить меня за ее спасение. Когда крылатое королевство рушилось, один из моих преданных гворров унес ее оттуда.
        Значит, это правда. Эдель жива! Все это время находилась здесь, в подземелье! Неимоверными усилиями Коля подавил желание броситься на помощь сейчас же, вырвать любимую из лап Фаридара. Но остался недвижим. Только желваки заиграли на скулах, хрустнули костяшки пальцев, а пламенный взгляд закричал:
        "Улетай же! Немедленно!"
        - Она не может, - усмехнулся колдун и показал звездный осколок. - Потому что находится в плену.
        Элиор не выдержал, дернулся вперед, но Фаридар припечатал его словами:
        - Стой, иначе она умрет. Малейшее движение, и мой кристалл перестанет удерживать принцесску в воздухе.
        Только сейчас Коля заметил, что у Эдель нет крыльев. Пара сотен метров под ногами разделяла ее от зубастых камней и пенных вод озера. Такое падение означало верную смерть.
        - Какая ирония, да? - продолжал глумиться колдун. - Крылатая девушка не умеет летать. Так что, принесете мне "Око ночи"?
        Коля сжался, лихорадочно придумывая выход. Но его не было. Одно неверное движение
        - и Фаридар сбросит Эдель в пропасть. Впрочем, получив черный камень, сделает то же самое.
        - Не слушай его! - надрывно крикнула Эдель. - Уходи!
        - О, только не говори, что ты решил принести ее в жертву, - хохотнул маг. - Я понимаю, Ева. Она тебе никто. Ее не жалко. Ладно - брат. Он - мужчина, хоть и бестолковый. Но бросить любимую? Невесту? Дэнни… разве можно?
        Коля посмотрел на Элиора. Бледный, он сжимал за спиной нож. Тот самый, которым пытался когда-то убить Фаридара, и который подобрал в лаборатории. Их взгляды пересеклись. Слов не требовалось, диалог читался в жестах, в менявшемся выражении лиц.
        "Ты бросил Еву. Что будешь делать сейчас?" -
        "У тебя нож" - легкий кивок в сторону спрятанных за спиной рук.
        "Он ее убьет".
        "Нож. Выбей кристалл".
        "Что, победа дороже?" - презрительный прищур глаз.
        Коля не мог спрятать боль и ужас, плескавшиеся внутри, не мог замаскировать груз ответственности, легший на плечи. На кону стояла жизнь многих тысяч невинных людей. Против одной. Из-за этого он отказался помогать Еве. Бросил ее на растерзание Фаридару, поссорился с братом. Что же изменилось сейчас? Имеет ли он право спасать любимую, идя на сделку с врагом?
        - Давай!
        Элиор среагировал мгновенно. Блестящее лезвие молниеносным жалом мелькнуло в воздухе. Закричал Фаридар, ухватившись за пронзенную ладонь. Кристалл с гулким звоном покатился по полу. Эдель, взвизгнув, сорвалась вниз…
        Глава 12
        Счет шел на секунды. В ушах еще звенел крик Эдели, а Коля стремительно несся к балкону. Для него время превратилось в тягучую, почти осязаемую массу. Предел скорости вейлинга, предел сил волшебника: все сплелось воедино и растянуло секунды в длинную спираль.
        Для остальных он просто исчез. Растворился в воздухе, расплывчатой тенью мелькнул мимо Рома и Артиса, шепнул пару слов Элиору и сиганул с огромной высоты вниз.
        Глупо. Необдуманно. Дерзко. Но правильно.
        Милая, родная, любимая… живая: тысячи слов крутились в голове, пламенные чувства сжигали сердце. Колючий ветер заполнил глаза слезами, подхватил тело, закружил в свободном падении.
        Внизу хищно ухмылялись скалы, льдистая озерная жижа облизывала каменные клыки. Смерть стремительно приближалась. Но тонкий стан девушки попался в руки раньше. Коля обхватил ее, крепко-крепко, прижал к груди, чувствуя, как бешено колотится ее сердце.
        - Кайл… - в ее глазах застыл немой вопрос "зачем?".
        - Черта с два я дам тебе умереть, - усмехнулся он, понимая, что не ошибся.
        Ара-думм оберегала хозяина. Исцеляла от ран, дарила силы даже тогда, когда их неоткуда было взять. И сейчас она не желала разбиваться об острые скалы.
        Глаза Эдели расширились, увидев, как за спиной любимого разворачиваются огромные кожистые крылья. Вельтка даже не вскрикнула. Прильнула к нему, не в силах отвести взгляда от сияющих золотом зрачков.
        Воздушный поток взбешенно заревел, забурлил вокруг двух сплетенных тел. Рьяно заметался, испытывая на прочность, и сдался. Послушно лег под мощные крылья и около самой земли поднял людей вверх.
        Коля полностью отдался инстинктам ара-думм, наслаждаясь полетом. Ветер свистел в ушах, размеренно хлопали за спиной сильные крылья, а в руках находилась самая драгоценная ноша, ради которой стоило рискнуть жизнью.
        - Ты мог погибнуть.
        Он готов был просто слушать хрустальный голос, но ответ сам собой сорвался с губ.
        - Я погиб у статуи Великого Предка. С тех пор я лишь выполнял свой долг.
        - Какая же я идиотка, - крупная слезинка сорвалась с щеки и исчезла в темной бездне, лежащей под ногами.
        - Вовсе нет, - Коля улыбнулся и завис в воздухе. Наклонился к Эдели.
        - Я хотела тебя остановить. Дарэлл не позволил.
        - Знаю.
        Ее губы обжигали, сладостное тепло разливалось по телу. Забыть все, забыть, зачем они здесь. Погрузиться в поцелуй и ощутить его бархатную нежность.
        - Нам пора, - Коля с сожалением оторвался от любимой.
        - Фаридар? - ненавистное имя развеяло пламенные чары. - Я боюсь.
        - Брось, детка, - он нехотя понес ее в сторону человеческого лагеря. - Старика нечего боятся. У него даже кристалла нет.
        - Я боюсь за тебя, - прошептала Эдель.
        - Все будет хорошо, - они приземлились недалеко от лазарета. - Здесь тебе ничто не угрожает.
        Появлению молодых людей никто не удивился. В темноте Коля сильно походил на вельта, принесшего с поля битвы очередного раненого. Но надо было торопиться, ара-думм еще не завершила превращение. Близость любимой ненадолго отвлекла, притормозила процесс появления ипостаси гворра. Но Коля чувствовал, как наливается мощью тело, как грубеет кожа, оборачиваясь в жесткую броню.
        - Какая ирония, - вдруг произнесла Эдель.
        Увидев, как удивленно посмотрел на нее Николай, пояснила:
        - Теперь крылья есть у тебя, а я… ничем не могу тебе помочь.
        - Успокойся, - он ее нежно обнял, поцеловал в шею, надеясь, что она не заметила перемен, затронувших лицо. - Я скоро вернусь. Обещаю.
        И взмыл в небеса, избегая длительных прощаний.
        Ветер снова засвистел в ушах, замок быстро приближался, но Коля направился в другое место.
        На остроконечных башнях устроились огромные, уродливые птицы. Обычно склочные и злые гворры теперь тихо сидели в своих гнездах и зализывали раны, полученные в утреннем сражении. И крайне удивились появлению крылатого гостя. Его пронизывающему, гипнотизирующему взгляду противиться было невозможно. Так же как ослушаться приказа. Потому что в груди нового гворра, билось сердце истинного вожака.

* * *
        - Вяжите его, - услышал Элиор тотчас после того, как брат немыслимым способом исчез.
        Впрочем, особого приказания и не требовалось. Ром и Артис действовали слаженно и быстро. Они не поняли, что четвертый член их команды растворился в воздухе. Ром отбросил ногой кристалл, а Артис повалил колдуна на пол. Выкрутил ему руки, да так сильно, что пленник вскрикнул и выругался.
        - Молчи, гаденыш, - Артис связал запястья кожаным поясом, и поставил мага на ноги.
        - Если не хочешь языка лишиться.
        Фаридар зло блеснул глазом, поджал губы. Посмотрел в сторону кристалла. Ром нагнулся, поднял его, повертел в руках.
        - Странная штуковина…
        - Дай! Верни его мне! - колдун рванулся, но жесткая рука Артиса осадила его пыл.
        - И не мечтай, - Элиор подошел к Рому, взглянул на мерцающий камень. - Да уж… Странный…
        Артис не сразу заметил неладное. Его внимание полностью поглотил выворачивающийся, словно уж, Фаридар. Казалось, он утратил не только звездный осколок, но и рассудок. Повизгивая, шепча что-то нечленораздельное, маг вдруг торжествующе вскрикнул:
        - Да! Да! Да!!!
        Элиор и Ром молча рассматривали блики на гранях кристалла.
        - Эй! Ребята! - попробовал отвлечь их внимание Артис. - Где Кайл?
        Они молчали.
        - Нету Дэнни, - вдруг захихикал Фаридар. - Нету Элли. Скоро не будет никого!
        - Ты в своем уме, жалкий старикашка?
        - Нету Дэнни. Нету Элли.
        - Сейчас же бросьте камень! - Артис внезапно понял, что происходит. - Закройте глаза!
        Элиор и Ром не реагировали. Завороженные, они уставились на кристалл, будто видели там нечто интересное, потрясающее, от чего невозможно отвести взгляд.
        - Немедленно! - воскликнул Артис, понимая, что бесполезно. Он потащил за собой Фаридара, намереваясь выбить звездный слиток из рук Рома.
        - Он забрал их души! Он забрал их души! - от мерзкого лопотания свихнувшегося колдуна будто песок скрипел на зубах.
        - Что ты с ними сделал? - Артис тряхнул Фаридара, поднял его за грудки, всматриваясь в искаженное безумной улыбкой лицо. - Что с ними?
        - Он живой! Он ожил! Забери его - и их тела останутся без душииии!
        - Ничего не понимаю, - командующий растерянно поставил безумца на место.
        - Зато я понимаю, - донесся низкий голос со стороны балкона.
        Артис обернулся и замер, не в силах вымолвить не слова. Через открытую балконную дверь влетел не то человек, не то гворр. Золотом блестели его глаза, на грубой коже переливались чешуйки, за спиной свернулись огромные черные крылья. И только лицо отдаленно напоминало бывшего ученика, ныне принца и наследника земель людских…

* * *
        Коля чувствовал беду. Интуиция вейлинга и осторожность ара-думм кричали об опасности. Влетев в зал, он понял, что произошло. Сработала очередная ловушка. Ром и Элиор, безучастные ко всему происходящему, стояли, вперив взгляды в кристалл. Внешне ничего необычного не происходило. Но только Колино зрение изменилось. И теперь он ясно видел полупрозрачные зеленые щупальца, вылезающие из камня, опутывающие несчастных жертв. Они проникали сквозь кожу, пронзали руки, ноги, добирались до бьющихся сердец. Одно движение - и кровь перестанет циркулировать по телу, одна минута - и два человека умрут.
        - Их забрал кристалл, - Коля приблизился к брату. Щупальце угрожающе нацелилось в новую жертву. - Если забрать его - им конец.
        - Кайл, - только и смог вымолвить Артис. - Кто ты?
        - Не время, - отмахнулся ор-думец. - Просто так он не отпустит.
        - Ему… нужен… я, - единственный глаз Фаридара светился такой надеждой, таким раболепством, что не оставлял сомнений в правдивости слов.
        Коля смерил колдуна золотистым взглядом.
        - Да. Нужен.
        - Нет, Кайл! Он же снова обретет силу!
        - Но тогда Элиор и Ром погибнут.
        - Кайл! Подумай, сколько людей погибло из-за него, - Артис тряхнул плененного колдуна. - Победа в наших руках. И я не уверен, что…
        - Что ради брата надо рисковать всем? - зашипел Николай. - Ради Рома, который сегодня оберегал меня как верный пес? Который поддержал меня после смерти Грейда? Который вернул мне рассудок? Никто из моих друзей больше не погибнет, слышишь? - взгляд запылал желтым, крылья за спиной встрепенулись, развернулись, демонстрируя мощь и величие, и снова сложились.
        Гворр подошел к Артису, перехватил Фаридара и подвел его к кристаллу. Сорвал с рук кожаный ремень. Захлебнувшись от радости, маг схватил камень, прижал к груди, напитываясь звездной энергией. Щупальца отбросили людей и метнулись к хозяину. Вонзились ему в сердце и в голову, опутали зеленым коконом.
        - Хорошо, - блаженно промычал Фаридар.
        - Убей его! Быстрее! - крикнул Артис, ринувшись вперед. Но споткнулся и упал, врезавшись в невидимый барьер.
        - Отдохни пока, - к чародею вернулось не только сила, но и спокойствие. - Так, - он посмотрел на племянника. - А что за птичка к нам прилетела?
        Коля не шелохнулся.
        - Интересный экземпляр. Признаюсь, ты меня удивил, Даниэль.
        - Тебе недолго осталось удивляться, дядюшка. Брось кристалл, и я убью тебя быстро.
        - Ах, Дэнни, - колдун любовно погладил камень. - Ты совсем ничего не понимаешь, да?
        - Объясни, - прищурился тот.
        - Вы проиграли.
        - Нет. Я отберу кристалл, а тебя выкину с балкона. И мы победим.
        Фаридар снова засмеялся:
        - Глупая чешуйчатая курица! Неужели ты думаешь, что убив меня, вы избавитесь от Торр-Сааза?
        - Нет, - Коля не обратил внимания на оскорбление. - Но его удержит светлая магия, выпущенная из кристалла. Тебя не станет - никто не сможет удерживать ее внутри.
        - Вы, - колдун засмеялся еще громче. - Вы, правда, думаете, что это я? Я собираю магию и стираю границы?
        - А кто?
        - Это он! - Фаридар показал на кристалл. - Он - живой!
        Коля склонил голову, чуть расправил крылья, готовясь к смертельному броску. Бред мага начинал ему надоедать.
        - Я слышу его зов!
        - Ты свихнулся!
        - Нет! Вначале все так и задумывалось. Я объединю камень, заставлю его собирать частицы, открою Торр-Саазу путь в наш мир. Но потом, - глаз чародея безумно заблестел. - Кристалл стал оживать. Светила призвали его, и теперь он служит им…
        - Я не хочу больше тебя слушать, - Коля сжал кулаки.
        - Но тебе придется! Свет все равно покинет Анделор! Кристалл дождется своего часа и отдаст магию звездам!
        - Но для этого у нас есть "Око ночи", - зарычал теряющий терпение гворр.
        - "Око ночи"! Что ты знаешь про него, а?! Ничего! Ты даже не подозреваешь, какая из тебя получилась марионетка!
        - Заткнись!
        Коля не стал слушать Фаридара, бросился вперед, но тот был готов. Из кристалла вылетел сноп искр, на миг ослепил, в ушах зазвенело: "Ты не смеешь на меня нападать, желторотый птенец. Мне дарована власть повелевать любой темной тварью, забыл?"
        Гворр согнулся, пытаясь противостоять мерзкому голосу. Гипноз проникал внутрь, делал движения ватными, скованными.
        "Покорись"
        "Нет. Нельзя слушать. Нельзя поддаваться".
        "Слушай меня!"
        - Нет! - заорал Николай, захлопал крыльями, и вдруг засвистел. Громко, яростно. Брошенный клич заметался по залу, трещинами пробежал по оконным стеклам. Витражи задрожали, и в следующую минуту лопнули. Брызнули сверкающие осколки, разноцветным дождем осыпались вниз.
        - Ко мне! - зов вырвался наружу. Раздался ответный крик. Из тьмы вырвались огромные тени. Гворры услышали вожака.
        - Я могу повелевать всеми! - крикнул колдун. - Вам не остановить меня!
        - Они тебя не слушают, - золотые глаза сверкнули бешенством. - Я их вождь. Я и древняя магия ор-думм.
        - Что? - изумленно воскликнул Фаридар. Но дальше случилось неожиданное. Внезапно кристалл задергался у него в руках, вырвался из цепкой хватки, взмыл под потолок и закрутился волчком. Звездный осколок предал доверие своего обожателя и бросил его без поддержки. В следующую секунду маг лежал на полу, а горло его сжимала когтистая рука.
        Коля нагнулся над поверженным противником, заглянул в испуганный глаз.
        - Знакомая ситуация, да? - зашипел ор-думец.
        - Дэнни, - прохрипел колдун. - Ты не убьешь меня, так ведь?
        Вместо ответа когти сжались сильнее.
        - Так что там про "Око ночи"?
        - Я… я… прошу тебя, не убивай.
        - Говори! Что ты знаешь про камень?
        - Это все Торр-Сааз… его план… временная петля… первая кровь…
        - Что ты мелешь? - Коля ничего не понимал. Похоже, Фаридар бредил.
        - Не убиваааай… - зарыдал он.
        Николай ослабил хватку. Он смотрел в глаза противнику и чувствовал, что от этой жалкой груды тряпья не осталось ничего от прежнего врага. Пепельно-серый трясущийся человек не являлся более магом. Могущество покинуло его, остался только хнычущий и ноющий старик. От него пахло потом и страхом, а еще неистовым желанием жить. Что-то дрогнуло внутри. Настоящий Фаридар остался заключенным в кристалле, а то, что лежало на полу и испуганно мочилось в штаны, было лишь его ничтожной оболочкой.
        - Ты жалок, - он убрал руку, встал. Золото постепенно затухало, ара-думм сворачивала крылья. - Артис, свяжи его.
        Коля взглянул на парящий звездный осколок. Надо его достать. Но сначала посмотреть, как там брат и Ром. Они лежали без сознания, но живые и, похоже, невредимые.
        - Кайл! - вдруг закричал Артис.
        Он не успел. Уже оборачиваясь, понял, что от удара не уйти. Не увернуться. Серебряная молния - нож брата. Как он оказался у Фаридара? Как ему удалось вырваться из рук Артиса? Надо было прикончить колдуна, пока была возможность. Почему он не сделал этого сразу? Ответ пронесся также молниеносно, как клинок. Гворр внутри все же поддался гипнозу и уверился в собственной безопасности. Не стал убивать беспомощного старикашку, посчитав поступок низким и недостойным истинного ор-думмца. Фаридар все-таки обхитрил. И надежда, что чешуя остановит лезвие, не оправдалась. В груди вспыхнул огонь, удар оттолкнул назад, прямо на балкон. Вытащить нож Коля не смог. Земля ушла из-под ног. Но кое-что сделать он все-таки успел. Мысленно призвал гворров, отдал им последний приказ. Теряя равновесие, он увидел, как в зал ворвались несколько птицеящеров. Они услышали вожака и кинулись на помощь.
        Один набросился на Фаридара, обхватил когтями закутанное в черный плащ тело. К нему присоединился второй, третий. Развернутые крылья скрыли жуткую картину пиршества. Послышался только дикий, захлебывающийся кровью голос мага, треск рвущейся ткани и довольное урчание гворров.
        Тьма накрывала сознание, сил на то, чтобы удержаться на балконе, не осталось. Ветер вдруг стремительно засвистел в ушах, воздух покинул легкие. Коля падал на скалы, изо всех сил стараясь выправить полет. Надо отринуть терзающую боль, надо вдохнуть живительный воздух, притормозить, уйти в сторону…
        Он упал на берег, чудом миновав острые скалы. Врезался в озерную жижу, перемешанную с песком и галькой. Прочертил полосу на берегу, остановился. Привстал и вцепился в злополучную рукоять ножа, торчащую из груди. Зажмурился и вырвал лезвие. Отбросил прочь, зажимая рану рукой. Кровь хлынула сквозь пальцы, горячим ручьем потекла по неровной, чешуйчатой коже. Перед глазами поплыли черные круги, и Коля снова упал, уткнувшись носом в мокрый песок. Мороз быстро проникал внутрь, обжигал кожу, сковывал ледяными путами. Сквозь надвигающуюся черную пелену пробивалась одна мысль: "Нельзя спать. Нельзя". Он шевельнулся, но в груди тут же что-то хлюпнуло, от вспыхнувшей боли перехватило дыхание. Может, магия поможет? Исцеляла же она ранее? Но зов остался без ответа. Волшебник давно переступил грань, накачивая истерзанное тело силой, и сейчас весь мир погрузился в молчание. Остался лишь он, заключенный в оболочку притихшей ара-думм, и это спокойное озеро, тонущее в ночном тумане.
        Где-то в небе возбужденно загорланили гворры, спикировали вниз и снова поднялись, сбросив что-то к ногам нового вожака. Это что-то глухо чавкнуло, зарывшись в мокрый песок. Коля поднял голову, прищурился, рассматривая то, что упало совсем рядом, всего в нескольких шагах. Черное тряпье едва прикрывало разодранную плоть, из которой торчали изломанные кости. Рядом валялся обглоданный череп, одну сторону которого все еще прикрывала погнутая маска. Вот и все, что осталось от некогда могущественного чародея.
        Коля отвернулся, сглатывая тошноту, подступившую к горлу. Заслужил ли дядя такую страшную смерть? Уже не важно. Ничего уже не важно. Пустота забирала к себе, шептала ласковые слова, обещала избавление от боли. И он поддался. Сопротивляться не было сил, да и желания. Он просто закрыл глаза и упал в темноту.

* * *
        Лагерь поглотила снежная вьюга. Будто голодный зверь, она учуяла, что охранять дома больше некому, и набросилась со всей силой, на какую была способна. Деревья стонали и скрипели, опустевшие шатры ложились на землю, переворачивались и, подхваченные бураном, исчезали в непроглядной тьме.
        Жилье Артиса защищала магия. Впрочем, как и всех тех, кто остался ожидать бойцов с поля брани: жен, детей, родителей. Подобно истинным воинам, их шатры стояли крепко, изо всех сил сопротивляясь буйству природы.
        Дариана не боялась вьюги. Она выросла в Карпусе, городе, известном не только как центр просвещения, но и дурной погоды. А вот в ее сердце бушевала буря не меньшая, чем на улице. Все, кого она любила, бились сейчас у замка, а может, и в нем самом. Она давно потеряла счет времени.
        Женщина тяжело встала с кровати, поцеловала в макушку спящую Телли и вышла в обеденную. Подошла к плите и разожгла огонь: ей снова надо выпить чаю. Малыш толкался в животе, чувствуя нервозное состояние матери, и никак не хотел успокаиваться. Вскоре ароматный напиток был готов. Светофор, услышав возню, вылетел из спальни.
        - А, хочешь перец, плутишка? - натянуто улыбнулась дракончику Дариана. - На.
        Ящер сел ей на плечо, защекотал мордочкой шею.
        - Я тоже волнуюсь. Если бы только знал, как я волнуюсь. - Она вздохнула, чувствуя, как на глаза опять навернулись слезы.
        Тихо зашуршали полы шатра. Светофор с яростным шипением спорхнул с плеча и зеленой молнией устремился в сторону нежданного гостя. Дариана испуганно обернулась и вскрикнула. Высокий мужчина, облаченный в меховую накидку, сбросил с лица капюшон.
        - Ты! - выдохнула она, пятясь.
        - Я, - спокойно изрек Волк.
        - Что тебе надо?!
        - Сущий пустяк. Черный камешек. И ты.
        Волк отмахнулся от вьющегося возле него дракончика. Дариана уперлась в стол, в панике зашарила руками в поисках ножа.
        - Ах ты, ящерица летучая! - разбойнику, наконец, удалось обхватить Светофора и отбросить его прочь. Дракончик запищал и вылетел из шатра.
        - Уходи! - нож, наконец-то попал в руки. Дариана выставила его перед собой. - Убирайся отсюда или, видит Создатель, я тебя зарежу!
        - Глупая, наивная женщина, - ухмыльнулся Волк. - Говори, где кристалл?
        - Не знаю, о чем ты!
        - Хватит врать! - он начинал терять терпение. - Где черный камень?!
        Дариана молчала, нож в ее руках дрожал, но в глазах горела решимость защищать свой дом до конца.
        - Ладно, не хочешь по-хорошему, будет по-плохому.
        Волк сделал шаг вперед, но осуществить угрозу не успел. В шатер ворвались двое. Они набросились сзади, придавили к полу, скрутили руки.
        - Что?
        - Хозяйка?
        - С ним?
        - Делать?
        Близнецы Волин и Болин говорили мало и почти всегда одновременно, будто одного человека разделили надвое. Верные телохранители остались в лагере защищать хозяйку, и их помощь пришлась как нельзя кстати. Над ними порхал довольный Светофор.
        Дариана отбросила нож, обессилено опустилась на стул.
        - Ты ведь не оставишь нас в покое? Так?
        Волк, оскалившись, поднял голову:
        - Вы уничтожили все, что у меня было! Я вас ненавижу!
        Дариана вздохнула и произнесла.
        - Уведите его. И чтоб он больше здесь не появлялся.
        Волин и Болин подхватили разбойника легко, словно былинку. Потащили к выходу. Тот, упираясь, завопил, изрыгая ругательства и проклятья. Вьюга радостно приняла троицу, обняла их, как старых знакомых, окутала белым покрывалом. И милосердно скрыла от ушей Дарианы предсмертный крик человека, причинившего столько страданий ей и ее семье.
        Глава 13
        На этот раз ара-думм молчала. Не заполняла пустоты в памяти, не рассказывала, что происходило, пока сознание находилось в небытие. Сквозь мутную пелену иногда проступали знакомые образы, но они задерживались лишь на несколько мгновений, а потом опять исчезали в вязком тумане жара и боли.
        Надо терпеть.
        И он терпел. Сжимал зубы, когда неосторожные движения лекарей задевали воспаленные раны. Покорно глотал вонючие снадобья. Гнал предательские мысли сдаться и прекратить свое земное существование.
        Надо бороться.
        И он боролся. За каждый вдох пряного целебного дыма, за каждый удар сердца. Он боролся даже за боль. Когда ее чувствуешь - значит, еще живешь.
        Внутри пылал огонь. Казалось, жар поселился в каждой клеточке измученного организма. Из-за этого Ее прикосновения казались ледяными. Обжигающе приятными. Коле не нужно было открывать глаза, чтобы знать, кто сидит рядом и роняет слезы на постель. Кто поправляет одеяло и отпаивает травяными настоями. Кто украдкой целует в губы и шепчет молитвы Великому Предку о выздоровлении.
        Присутствие Эдели поддерживало. С ней он готов был терпеть любую боль. Только бы слушать дыхание любимой, чувствовать ее ладони в своих руках.
        Время шло. Иногда оно останавливалось, давило на грудь и мешало дышать. Иногда убыстряло свой бег, а иногда исчезало. Совсем. Пропадало и появлялось вновь, вспышками разрывая сознание.
        - Как он? - в волнении хрипит Артис.
        - Без изменений, - слова Эдели кажутся хрустальным звоном колокольчика.
        Провал. Вспышка.
        - Ну, что? - устало вопрошает Элиор.
        - Я уже ничего не знаю, - голос любимой теперь журчит как ручей.
        Тьма. Свет.
        - Как прошла ночь? - незнакомец прикасается к ранам. Резкая боль взрывается в плече. - Смотрю, заживает быстро. Даже слишком.
        - Это все паутина, - шелестит легкий ветерок.
        - И не только. Похоже, ресурс пополняется.
        Снова провал. И снова свет. Теплый и мягкий. Приветственный. На этот раз он смог отодвинуть тьму, отогнать ее прочь.
        Коля шевельнулся и взглянул на мир по-настоящему, а не через призму лихорадки и боли. Жар пропал, болезнь отступала. И хотя по телу еще разливалась слабость, а раны зудели, чувствовалось, что самое тяжелое осталось позади.
        Он осмотрелся. Прохладный ветерок залетал в небольшую, но светлую комнату. Изящная лепнина на потолке, дорогие обои с золотистым орнаментом, вкрученные в стены ажурные канделябры свидетельствовали об одном: его положили в одну из дворцовых палат. Напротив возвышался полированный шкаф из красного дерева, рядом с кроватью
        - тумбочка, уставленная всевозможными пузырьками, чашками и стаканами. К стене с левой стороны придвигалось огромное мягкое кресло. Рядом находилась еще одна дверь, ведущая во вторую комнату или в ванную.
        Коля приподнялся, дотронулся до повязки на плече. Мягкая белая паутина бережно опутывала рану, полученную в битве с Хаарсом. А вот на груди не осталось никаких шрамов. Увечья, полученные в ипостаси гворра, исчезли вместе с крыльями и толстой чешуйчатой шкурой.
        Резная ручка с тихим щелканьем опустилась вниз, входная дверь отворилась, впустив грузную фигуру наставника.
        - Кайл? - радость на его лице смешалась с облегчением. - Пришел в себя? Как себя чувствуешь?
        - Нормально. Вроде.
        - Тебе отдыхать надо, - Артис деловито уселся в кресло.
        - Сколько я…
        - Пять дней.
        - Пять? - Коля дернулся и попытался встать, но тут же был остановлен жесткой рукой.
        - Лежи.
        - Артис. Меня, ты, может, и остановишь. А время?
        - Его у нас почти не осталось, - Артис убрал руку и принялся теребить бороду.
        - Что произошло? После того, как я…
        - Упал? Гворры напали на Фаридара, - лицо наставника исказилось при упоминании жуткого пиршества. - От него почти ничего не осталось.
        - Знаю, - тихо сказал Коля. - Я видел.
        - А потом… Гворры улетели и больше не появлялись. А ты… Мы решили, что ты погиб. Искали, но никак не могли найти. Озеро быстро смыло следы…
        - Я ничего не помню.
        - Конечно. Тебя нашли в паучьем логове. Один из пауков ни в какую не хотел тебя отпускать.
        - Она, - улыбнулся Николай.
        - Что, прости?
        - Она. Луна.
        Кто еще мог так ревностно его охранять, как не целительница с пятнышком на спине? Милое, доброе, преданное существо уже в который раз спасло ему жизнь.
        - А, - пробормотал сбитый с мысли Артис. - Она. Так вот. Нашли тебя и перенесли сюда. Здесь за тобой присматривала Эдель.
        - Арт. Меня не волнует, что было со мной. Что случилось, пока я валялся в отключке?
        - Плохи дела, - друг как-то сразу сник, сгорбился. - Армия Торр-Сааза наступает и будет здесь со дня на день. Впрочем, звезды уже почти слились в одну.
        - Что с кристаллом?
        - Висит под потолком, что ему сделается. Мы пытались его достать, но…
        - Бесполезно, - догадался Коля. - Он никого к себе не подпускает.
        - Верно. Еще и огрызается вспышками света и молниями.
        - Ясно. Что с войском?
        - Мы потеряли почти треть. Еще столько же ранено. Целители делают все возможное, чтобы поставить воинов на ноги, но приходится смотреть правде в глаза. Долго противостоять Торр-Саазу мы не сможем. Дворец окажется в его власти еще до слияния звезд.
        Коля сделал над собой усилие и сел. После всего услышанного, разлеживаться в постели он себе позволить уже не мог. Хрипло вздохнул - с непривычки закружилась голова, дернула рана на плече.
        - Ты слишком слаб, - Артис прекрасно видел состояние друга.
        - Пустяки.
        - Уверен?
        - Да.
        - Тогда отдохни и приходи ужинать. Наша комната рядом с главным залом.
        - Арт, - Коля мысленно выругал себя за невнимательность. - Эрика нашли?
        Внутренне сжавшись, он посмотрел на наставника. С облегчением увидел, как морщины на лбу разгладились, а лицо осветила радость.
        - Он жив! Мальчик мой! Его долго искали, а он сам выбрался из подземного лабиринта. Пауки исцелили его, так что все в порядке. И Дариана, она просто счастлива! Представляешь, в наше отсутствие на нее напал… кто бы ты думал?
        Коля не имел ни малейшего понятия.
        - Волк!
        - Волк? Что этой твари понадобилось?
        - Его послал Фаридар за "Оком ночи". К счастью, Волин и Болин оказались рядом. И вовремя.
        - Надеюсь, они разобрались с ним?
        - Разобрались, - кивнул Артис. - Отныне Волк никого не побеспокоит. И да, совсем забыл сказать, каким бы ни было твое отношение к Кэдрику… В общем, он погиб, как и многие из его племени. Южане очень помогли нам.
        - Как всегда, - задумчиво проговорил Коля.
        - Ну, вижу, заболтал я тебя. Приходи на ужин. Хотя… мне кажется, ты еще слишком слаб.
        - Я в норме, - упрямо процедил принц и отвернулся, не заметив лукавую улыбку, на мгновение тронувшую губы собеседника.
        - Ну, смотри. Сможешь, приходи. И Эдель передай, что мы ее ждем. Она сейчас у отца. Бедняжка, тяжело ей пришлось. Оба вы находились одной ногой в могиле…
        Продолжать мысль Артис не стал. Поднялся и тихо прикрыл за собой дверь.
        "Идти на ужин". Легче сказать, чем сделать. Коля чувствовал себя лучше, но не настолько, чтобы расхаживать по длинным коридорам замка. Однако из-за упрямства и гордости не мог разлеживаться дольше. Что же делать?
        Рядом призывно заметались магические частицы. Организм отдохнул, резерв пополнился естественным способом. Теперь можно использовать волшебство для самоисцеления. Коля впитал энергию, вдохнул свободнее, чувствуя, как мышцы наливаются прежней силой, как стягиваются шрамы, ускоренные процессом заживления. Он встал, прошелся по комнате. Сделал несколько упражнений: ничто уже не беспокоило. Разве что не помешал бы хороший душ, чтобы окончательно смыть с себя болезнь. Заглянув в следующую комнату, он не без удовольствия обнаружил там ванную.
        Отделанная мрамором и дорогим хрусталем, убранством она чем-то напоминала покои во дворце вельтов. И, несмотря на то, что вычурность и роскошь всегда раздражали, сегодня Коля не обратил на это никакого внимания. Просто разделся, залез в ванную и задвинул за собой занавеску. Нажал на позолоченный рычаг. Трубы загудели, а из крана вдруг вырвалось странное облако и завертелось вокруг тела. Коля с удивлением почувствовал, как нежные струи воды текут по рукам и ногам, обволакивают торс, лицо, шею… Легкие покалывания сменялись шелковым водопадом, тепло то угасало, то набирало силу. Необычный душ расслаблял, и в тоже время заряжал бодростью и энергией.
        Коля сорвал остатки паутины, зажившие раны в ней уже не нуждались. Постоял еще немного, наслаждаясь приятными ощущениями, а потом снова нажал на рычаг. Облако тут же рассеялось и исчезло в сточной дыре.
        Пушистое полотенце услужливо висело рядом. Вытершись, он обмотал его вокруг бедер, вышел из ванной и удивленно застыл на пороге.
        - Вижу, тебе лучше.
        Эдель сидела в кресле, нервно сцепив руки. Она исхудала, крылья так и не появились. Разрушенное королевство, гибель родных и близких, подземелье Фаридара оставили тени под глазами, резко очертили скулы. Но даже они не смогли погасить изумрудный огонь в миндалевидных глазах. Бледная кожа, неровный румянец на щеках, тяжело вздымающаяся грудь - Эдель явно нервничала, вела внутреннюю, одну ей известную борьбу.
        - Благодаря тебе, - тихо произнес Коля, не в силах оторвать от любимой взгляда.
        Девушка вдруг всхлипнула и бросилась к нему в объятия.
        - Я… я думала… все…
        - Тише, - он зарылся носом в шею, вдохнул сладостный аромат ее волос и кожи. Прижал хрупкий стан к себе, отгораживая от всего мира. - Теперь нечего боятся.
        Эдель кивнула и доверчиво прильнула. Вдруг удивленно выдохнула, дотронувшись до полоски шрама на плече:
        - Как? Еще с утра… Лекарь сказал, еще неделю минимум заживать будет…
        Коля ничего не ответил. Не хотелось тратить время на пустые объяснения. Не хотелось отвлекаться от дурманящего аромата нежного тела, шелковых волос и бархатной кожи.
        - Ты - мое лучшее лекарство, - хрипло выдавил он, не в силах более сдерживать чувства.
        Эдель подняла голову, посмотрела прямо в глаза. Слова больше не требовались. Она отстранилась, не спуская взгляда, скинула кожаную жилетку. Принялась медленно расстегивать пуговицы на тонкой блузе. Ее движения дразнили, возбуждали. Полупрозрачная материя распахивалась все больше, колыхалась в такт дыханию, обнажая высокие, крепкие груди. Когда последняя пуговица вынырнула из петлицы, Эдель повела плечами и блуза упала к ногам. Следом был развязан поясок, и длинная юбка скользнула по стройным бедрам.
        Оставаться сторонним наблюдателем Коля больше не мог. Он подошел к любимой, провел рукой по шее, по плечам, упругой полноте груди. Желание и близость ее тела сводили с ума.
        - Я люблю тебя, - хрипло прошептала Эдель, целуя в губы.
        "Больше всего на свете" - мысленно добавила она, выгибаясь навстречу ласкам.
        - Я люблю тебя, - Коля оторвался от нее всего на мгновение. - И теперь не отпущу ни за что.
        - Глупый, - девушка улыбнулась, обняла его за шею, увлекла за собой на кровать. - Теперь я никуда не уйду.

* * *
        Лепнина на потолке складывалась в замысловатые узоры. Прежде они не имели никакого смысла, а теперь распускались диковинными цветами. Весь мир преобразился. На пороге возможной гибели, каждая минута жизни ценилась на вес золота. Минута же, проведенная с любимой женщиной, была бесценной.
        Коля обнял спящую Эдель, до конца не веря в свое счастье. Вот она, здесь, живая и невредимая. Он нежно коснулся ее щеки, убрал с лица прядь золотистых волос. Девушка заворочалась, открыла глаза, улыбнулась.
        - Привет.
        - Привет, - она потянулась. - Мы долго спали? Который час?
        - Не знаю, - честно признался Коля, любуясь наготой Эдели.
        - Я хотела спросить, - девушка смущенно натянула одеяло.
        - Что?
        - Ты как-то… изменился.
        - Повзрослел? - усмехнулся Коля.
        - Я даже не знаю, наверное. И откуда у тебя крылья?
        - Ара-думм. Древняя магия, - как ни увиливай, а правду скрывать не стоило… - Я получил ее в дар от одной девушки, - он замолчал и потом добавил, - тысячу лет назад.
        - Тысячу лет? - переспросила Эдель. - От девушки?
        - Да. Мы с Аргентом провалились во времени и оказались в прошлом. Искали кристаллы, чтобы вернуться назад. Для тебя с нашей последней встречи прошло несколько дней. Для меня же - почти год.
        - Тебе удалось не только вернуться, но и приумножить силу.
        - Ара-думм - бесценный дар. Это особая магия, которая подчиняет зверя, сращивает его с душой. Я и гворр - теперь едины. Мы сосуществуем и помогаем друг другу. Сложно объяснить.
        Эдель молча перебирала волоски на его груди, а потом тихо спросила:
        - Ты ее любил?
        - Тая умерла, передавая мне знание ара-думм. Только так древняя магия переходит от одного человека к другому. Она принесла себя в жертву. Ради меня. И ради будущего. И… да… она мне была очень дорога.
        Девушка вздохнула и произнесла:
        - Я сама оттолкнула тебя. Прогнала. И глупо требовать большего…
        - Я думал, что смогу исправить будущее. Спасти королевство и… тебя. Больше всего на свете, я хотел вернуть тебя…
        - Мне так стыдно, - горько вздохнула Эдель. - И страшно. Когда меня унес гворр, когда Фаридар бросил в темницу, я о многом думала и ждала смерти каждую минуту. И почти свыклась с мыслью, что жизнь моя кончена. Единственное, о чем жалела, так это о том, что больше никогда не увижу тебя. И не скажу, что совершила ужасную ошибку, прогнав тебя…
        - Ну что ты, родная, - Коля притянул ее к себе, вытер со щеки дорожку слез. - Теперь мы вместе. Я больше никогда не покину тебя. И не дам в обиду. Я люблю тебя.
        Он положил ладонь ей на бедро.
        - Я тоже, - Эдель томно изогнулась. - Люблю тебя.
        - Ты знаешь, что нас ждали на ужин? - его рука плавно двинулась вверх.
        - Переживут, - девушка застонала, прикрыла глаза, откликаясь на ласки.
        Никто их не торопил. Никто уже не ждал. Никто не мешал. Да и кто решился бы разлучить двух влюбленных, заново отыскавших друг друга?
        Наступившая ночь плавилась от желания, сгорала от восторга и бурной страсти. Она рассыпала на небосводе мириады мерцающих звезд, а потом, достигнув апогея, взорвалась светом нового дня.

* * *
        Больше всего не хотелось вставать. Лежать бы и слушать мерное дыхание Эдели на своем плече, охранять бы ее сон, раствориться бы в том счастье, которое затопило сердце. Только мрачные тучи на небе гнали из постели. Войско Торр-Сааза совсем рядом. И остались еще дела, которые нужно решить до того, как тьма ступит на землю Ориэлла.
        Коля осторожно поднялся, укрыл одеялом спящую девушку, тихонечко оделся. Перевязь с мечом чуть звякнула, но принцесса даже не шевельнулась. Посмотрев еще раз на любимую, он вышел из комнаты.
        Артис сказал, что его покои находятся рядом с тронным залом. Найти не так трудно, если следовать основному коридору и не пропустить пару поворотов.
        На стук ответили сразу. Дверь открыла Дариана. Несмотря на пережитое, выглядела она замечательно. На лицо вернулся прежний румянец, глаза зажглись той спокойной и таинственной красотой, присущей только будущим матерям.
        - Кайл! - всплеснула она руками и тут же его обняла. - Мы так волновались! Заходи, заходи, не стой у порога.
        Покои друзей включали в себя несколько комнат и гостиную. На уютном диване восседал Артис и пил чай, рядом, в кресле, расположился Светофор. Изумрудная тень тут же соскользнула с подушки и бросилась Коле в руки.
        - Свет, дружок! - он почесал его по спинке. - Все перцем отъедаешься?
        - Кайл! Садись! - Артис указал место рядом с собой на диване. - Чай будешь?
        - Не откажусь, спасибо.
        Дариана поставила чашку перед гостем, сама уселась в кресло.
        - Вижу, ты поправляешься, - она едва скрыла лукавую улыбку.
        - Эмм, да, - Коля сделал вид, что увлечен разглядыванием чаинок. - Арт, где комната Элиора?
        - Рядом с твоей. Напротив. Он там с Евой вместе.
        - Как она?
        - Ну, если не считать острых ушей и высоковатого роста, вполне нормально.
        - А где Аргент?
        В разговор вступила Дариана.
        - Не волнуйся, пауки подоспели вовремя. Он сейчас в королевских конюшнях, поправляется быстро.
        - Тут такое дело, - Артис сложил руки на груди, пристально посмотрел на друга. - Слияние звезд - оно будет завтра. В полдень. Теперь уже точно известно.
        Коля вскинул брови:
        - Так быстро? Я надеялся, что неделя у нас есть.
        - Это еще не все. Только что доложили: армия Торр-Сааза уже здесь. К замку она подойдет к завтрашнему утру. Может, восстановишь купол? Чтобы хоть как-то выиграть время?
        - Щит Яруса разрушен. Боюсь, здесь я ничем не могу помочь. А чтобы соорудить артефакт подобной мощности понадобится не один день, и даже не неделя.
        - Тогда примем бой теми силами, которыми располагаем, - заключил Артис.
        - Подожди, у меня есть одна идея, - Коля допил чай и поднялся. Но мне нужно поговорить с Айлином.

* * *
        Черный лес настороженно принял гостей. В его владения давно никто не наведывался: дурная молва отпугивала людей не хуже опасных тварей, бродящих по непроходимым тропам.
        Коля пригнулся к серебристой гриве Аргента, пропуская над головой высохшую корявую ветку.
        "Надеюсь, ты знаешь, что делаешь", - проворчал единорог, осторожно ступая на глухую и поросшую кустарником дорогу.
        "Это наш единственный шанс", - мысленно ответил Коля, всматриваясь вперед.
        Жизнь изменчива. Ее повороты круты и неожиданны. Еще утром он обнимал любимую женщину, целовал ее в сладкие уста и говорил нежные речи. А к вечеру оказался на границе людских земель, в густой чащобе проклятого леса.
        Все утро прошло в спешных сборах. Разговор с Айлином только укрепил решимость отправиться в брошенные земли за помощью. Если только эту помощь согласятся оказать.
        - Не знаю, что выйдет, но попробовать стоит, - прошелестел эльф. С каждой минутой, проведенной в Ориэлле, он старел и слабел, и едва передвигал ноги. Видеть, как друг из красивого и молодого юноши превращается в старую и больную развалину, было очень больно. И оставалось надеяться лишь на то, что светлые времена наступят раньше, чем перворожденный окончательно угаснет.
        Коля настоял на том, чтобы отправиться одному. Ориэлл отчаянно нуждался в защите, а выполнить поставленную задачу в Чернолесье можно и одному.
        - Береги себя, - пожелал он Элиору.
        - И ты, брат. Мы будем ждать тебя и подмогу.
        - Вот что, - Коля полез запазуху и достал синее перо. - Оно принадлежало птице Тару и способно исполнить одно желание. Используй его, если будешь нуждаться в помощи.
        Элиор взял перо, покрутил в руках.
        - Спасибо.
        - И еще, - на ладони сверкнули два шарика. - Магические ловушки. Если не сможешь сражаться, минимум двух тварей ты запросто обезвредишь.
        - А Торр-Сааза?
        - Надеюсь, с ним ты не встретишься.
        Тяжкий груз лег на сердце, когда они обнялись с братом. Но еще тяжелее далось объяснение с Эделью. Нет, она не спорила, не пыталась удержать дома или отговорить. Просто сжала губы, чтобы не расплакаться и подарила прощальный поцелуй. Мучительная боль расставания в ее глазах каленым железом жгла душу, и даже сейчас горечь разлуки не покидала его ни на миг.
        "Долго еще?" - поинтересовался Аргент.
        Они провели в пути почти десять часов, и оба устали. Только единорог мог совершить прыжок до Карпуса, а потом добраться до полосы Черного леса за такой короткий срок. И Коля не уставал благодарить судьбу за то, что Аргент быстро пришел в форму. И без лишних слов согласился на столь опасное путешествие.
        "Понятия не имею".
        В лесу быстро темнело. Тяжелая влага облепила ветви могучих деревьев, тонкими ручейками заструилась по шершавым стволам. Неестественная тишина обволакивала путников, а повисшая в воздухе угроза заставляла тревожно биться сердца.
        "Кайл, тебе не кажется…"
        "Кажется, - согласился Коля, напружинившись, - за нами наблюдают".
        Они продолжили путь. Когда дорога, казалось, окончательно исчезла среди ухабов и кустарника, впереди появились две фигуры. Будто из воздуха материализовались. Высокие, на пару голов выше обычного человека, с длинными распущенными волосами, в обтягивающих костюмах.
        - Стоять! - приказал один из них и вскинул лук.
        - Брось оружие! - добавил второй.
        Коля не собирался делать ни того, ни другого.
        - Я - Даниэль, принц земель людских. Я пришел с миром.
        - Брось меч и поговорим!
        - Это и в ваших интересах тоже. Если не хотите погибнуть от руки Торр-Сааза.
        Похоже, стражи прекрасно знали, о ком идет речь. Они некоторое время молчали, потом перебросились парой фраз и сказали:
        - Идем. Она вас ждет.
        "Интересно, - Аргент последовал за темными фигурами, - а как она догадалась?"
        "Думаю, ей только что доложили о нашем прибытии".
        "Обмен мыслями?"
        "Если мы с тобой так общаемся, почему другие не могут?"
        "Да, но…"
        "Они отличаются. От истинных эльфов их отделяет тысяча лет. Кто знает, на что они способны сейчас?"
        Тропа петляла и выпрямлялась, огибала деревья и опускалась в овраги. Гости следовали за провожатыми, с каждой минутой углубляясь в лес еще больше. И когда уткнулись в ровный ряд деревьев, посаженных так близко друг к другу, что стволы переплелись и срослись в одно целое, дорога исчезла совсем.
        - Здесь, за живой стеной, наша земля. Тебе не уйти, если вздумаешь использовать свой меч.
        Провожатый хлопнул в ладоши, и деревья тут же разошлись, открывая проход. Коля слез с Аргента, и оба они прошли через появившиеся врата. Стволы за спиной с шелестом сомкнулись, отрезав путь к отступлению.
        Корявые, уродливые деревья остались позади. Здесь царил образцовый порядок. Бархатный мох устилал дорожки, пробегавшие между стройных елей и сосен. В подвешенных к ветвям шарах-фонариках горел огонь, освещая дорогу к высокому сооружению. Несколько мощных деревьев свивались настолько плотно, что образовывали живой шатер. Именно к нему гостей и подвели.
        Входная арка подсвечивалась серебристым цветом, часть которого попадала и внутрь. Коля зашел в лесной дворец. Здесь пахло влажной землей, хвоей и смолой. По обеим сторонам удлиненного зала стояли скамейки, напротив входа возвышался трон из замысловато извивавшихся прутьев. Сидящая в нем женщина, увидев человека и единорога, даже не шелохнулась.
        - Госпожа, вот они, - поклонились провожатые.
        Она молчала.
        - Нам остаться?
        - Можете идти, - низкий грудной голос прокатился по залу. - Мне ничего не угрожает.
        - Как угодно.
        - Ты, человек, - она, наконец, посмотрела на Николая. - Подойди.
        Коля пересек зал и остановился перед троном.
        - Ну, здравствуй, бабушка.
        Нарэна ничем не выдала удивления. Никак не среагировала на насмешку. Ни один мускул не дрогнул на лице, не один звук не сорвался с губ.
        Бывшая невеста Зориана, любовница Ратхарга-Яракала, предательница своего народа, внешне ничуть не изменилась. Ее горделивая и надменная красота не покорилась времени. Только в огромных глазах поселилась пустота и утомленность. Будто ее выжгли изнутри, оставив одну прекрасную оболочку.
        - Не думала я, что вновь тебя увижу, - произнесла Нарэна после нескольких минут молчания.
        - Я, признаться, тоже.
        - Что понадобилось потомку Зориана в этом забытым месте?
        - Помощь. В битве с Торр-Саазом. - Коля не стал ходить вокруг да около. Времени оставалось совсем мало.
        - Почему ты решил, что я буду тебе помогать?
        - Потому что мир на грани катастрофы. Твой народ будет уничтожен. И ты.
        - Почему ты решил, что я хочу жить? Мне больше тысячи лет, и видела я достаточно.
        - Может, - осторожно начал Коля, - тогда ты хочешь умереть по-настоящему? Вернуть своему народу истинное имя и не сгинуть во мраке?
        - Что? - на этот раз Нарэна не смогла скрыть легкую хрипотцу в голосе.
        - Светлые эльфы уходят в Земли Предков. За совершенное предательство тебя и твоих соратников прокляли. Лишили не только имени, но и места в грядущем. Вы умираете, и ваши души гниют в земле вместе со своими телами. Ты бы хотела вновь обрести свободу? Честь? Жизнь после жизни?
        Губы Нарэны дрогнули, она сжала кулаки, впившись ногтями в ладони. По бледной коже потекли капельки крови.
        - Я не знала, - прошептала она, - что, предав Зора, лишусь всего. И не только положения и родственных связей. Но и того, куда все мы отправляемся после кончины…
        В наказание за предательство, эльфы наложили на сородичей страшное проклятье. Мало того, что они изгнали их со своих земель, но и лишили самого главного: места в Благословенных Долинах. О жестоком решении Коле рассказал Айлин. И передал кое-что, чтобы убедить Нарэну оказать помощь.
        Удалившись в черные леса, эльды доживали свой век. Учились повелевать хищниками, подчинять сознание троллей. Темные совершенствовали свой разум, но больше всего боялись умереть. Лежать под землей, разлагаться и чувствовать, как тело пронзают черви, плесень и корни деревьев - нет кары страшнее.
        - Почему я должна тебе верить?
        - Потому что у меня есть это, - Коля протянул ладонь с лежащим на ней перстнем. Широкий золотой ободок венчал отполированный до блеска молочно-белый камень.
        - Печать Света! - Нарэна привстала, подалась вперед.
        - Айлинэль наложил на вас проклятье. Он его и снимет. Если сможете помочь. Вы ведь поможете?
        Глава 14
        Утро так и не наступило. Звезды пропали, но небосвод остался черным. Пораженные зловещей красотой, люди не могли оторваться от созерцания грядущей катастрофы: непроглядной тьмы над головой и трех светил, совершавших медленный восход. Они плыли так близко друг к другу, что, казалось, вот-вот зацепятся краями и сорвутся вниз. Их сияние, изумрудное, золотое и розовое, смешавшись, окрасило землю в жуткие, неестественные краски, удлинило и искорежило тени, превратив привычные предметы в безобразные фантомы.
        Снежная вьюга утихла. Сама природа понимала, что происходит нечто необычное, нечто, способное изменить Анделор навсегда. Ее загробное молчание струной натягивало нервы, давило и душило. Оно сводило с ума.
        - Скоро разразится гроза.
        Артис стоял на верху крепостной стены, всматривался вдаль. Горизонт беззвучно полыхал молниями, приближался клубами серого дыма. Люди абсолютно беззащитны перед силами Торр-Сааза… Их не остановит ни замковая ограда, ни ров, ни наскоро сооруженные ворота. Твари скоро будут здесь.
        - Рен-Ар, - он повернулся к другу. - На позиции.
        Сам же, кинув еще один взгляд на небо, тихо произнес:
        - Надеюсь, помощь прибудет вовремя.
        Войско покинуло замок.
        Люди поменялись местами с уваргами. Теперь им приходилось защищать высоту и последнюю надежду человечества - кристалл. Они не знали, с чем им придется столкнуться, и оттого неизвестность пугала еще больше. Молва доносила описания жутких существ, обретших свободу с падением границы. Они уничтожали села и города, разрывали и сжирали любого, кто попадал в лапы, и не оставляли за собой ничего, кроме голой и выжженной пустыни.
        Ни у кого не было шансов выжить.
        Лучники, шагавшие в первых рядах, готовились к обороне. Изможденные прошлым сражением люди, изрядно постаревшие и утратившие ловкость эльфы, занимали позиции, вытаскивали стрелы.
        Остальное войско встало сзади. Ему предстояло держать тварей на подступах к замку до слияния звезд. Любой ценой.
        Вельты выстроились на стенах цитадели, вскинули копья, готовые к обороне. Они больше не могли летать, так как утратили крылья: за спинами остались лишь слабые перламутровые отблески, не способные поднять тело в воздух. Рядом заняли позиции оставшиеся в живых маги: они набирали силу для магических ударов. На кончиках их пальцев уже играли искры, формируя боевые заряды.
        Мир шел к концу. И в день парада планет решится его судьба.
        Мгла приближалась. Молнии, сопровождавшие грозное шествие, заполыхали еще яростнее, ветер донес равномерный гул, заставляющий кровь стынуть в жилах. В нем смешалось все: дрожание земли под мощными лапами слуг Торр-Сааза, хриплое дыхание, выбивающееся из распахнутых глоток, утробное ворчание, предвкушающее кровь.
        Твари подступали. С высоты замка уже виднелась черная масса, продирающаяся сквозь лес. Деревья дрожали и падали, уступая напору страшного врага. Рычание усилилось, последняя преграда пала, выпустив на открытое пространство странных существ.
        На поле выкатились бурые шипастые шары разной величины. От самых маленьких - с апельсин, до внушительных - пары метров в диаметре. Покинув лес, они развернулись, превратившись в уродливых многоножек. Они быстро перебирали когтистыми конечностями и двигали челюстями, издавая отвратительные звуки.
        Но это было лишь начало. Следом появились другие существа. Под агатовой кожей перекатывались мощные мускулы, широкие лапы, увенчанные кривыми когтями, с легкостью взрывали льдистую землю, на хищных мордах рыжим огнем горели глаза. Небольшие, загнутые рога венчали головы, а на кончиках длинных хвостов полыхали языки пламени. Громадные, отвратительные, голые кошки, скалили желтые клыки и слизывали с губ тягучую слюну.
        Артис мельком взглянул на небо. Звезды плавно сходились на небосводе. Но до полного слияния оставалось еще достаточно времени. Им ни за что не продержаться.
        - Пап, - Эрик встал рядом с отцом, оголил меч, указывая вперед. - Они идут.
        - Да.
        Артис разглядывал уродцев, показавшихся из леса. И если на многоножек он не обратил особого внимания, посчитав, что они всего лишь расчищали путь, то адовы кошки внушали настоящий ужас.
        - Пууускай! - послышалась команда Рен-Ара.
        Стрелы прочертили дугу, устремились вниз, ударили во врага. Стальные наконечники не смогли пробить толстую кожу тварей. Прошли вскользь, разозлив их еще больше.
        - Ещеее!
        Новый залп, снова ничего. Сколопендры рассыпались, пропуская ударную армию вперед. Кошки ускорили бег. Они льнули к земле, подставляя под стрелы спины и холки. И лишь немногие из них упали, пытаясь лапами выковырнуть застрявшие в глотках древки с опереньем.
        - Бесполезно, - прошептал Артис, посмотрел на Эрика. Тот кивнул и крепче сжал меч. Сражаться и погибнуть рядом с отцом. Если такова судьба - то он ее примет.

* * *
        Рен-Ар принял командование лучниками. После сражения с уваргами Совет почти обезглавили. Погибли Нэтт, Гвандэр, Кэдрик и Гарк. Прэт и король вельтов, тяжело раненные, лежали в тоннеле целителей, эльф Айлин до того обессилел, что наблюдал за сражением со стен цитадели, вместе с магами и обескрыленными вельтами.
        Почти никого не осталось…
        Твари подошли так близко, что можно было хорошо разглядеть лоснящуюся кожу, бугры перекатывающихся мышц, огонь, играющий на кончиках хвостов…
        - Пууускаааай! - пальцы сработали автоматически, стрела взвилась в воздух, стальным наконечником клюнула в холку зверюги, отскочила.
        - Еще!
        Новый рой стрел - и снова безрезультатно. Они градом осыпались с небес, но не смогли пробить естественную броню рогатых кошек. Лишь некоторые упали с пронзенной шеей.
        - Цельтесь в горло! Там их уязвимое место! - крикнул Рен-Ар.
        Зоркий глаз уже приметил новую жертву, следующая стрела заняла место выпущенной. Но как сложно попадать в снующие туда-сюда тела! Рыжий огонь плясал в их глазах, мощные туловища изгибались самым неимоверным способом. Твари то припадали к земле, то отпрыгивали в стороны.
        Стрелы летели одна за другой. Кошки падали, но их было слишком много. Рен-Ар видел, как приближается черная лавина. Ему показалось, что все это - единый организм, следующий четким приказам высшего разума. Адский огонь в глазах завораживал, притягивал взгляд. Смерть неотвратима…
        Рен-Ар прицелился снова. Крупная рогатая тварь слишком близко подобралась. Стрела сорвалась с тетивы, кошка изогнулась, подставив холку. Эх, там у них броня. Наконечник прошел вскользь. Следующую стрелу доставать бесполезно. Расстояние не то.
        Лучники потонули в черной лавине. Тот, кто успел выхватить меч, продлил свою жизнь на несколько минут. Рен-Ар оголил лезвие, увидел, как на него прыгает зверь: пасть распахнута, желтые клыки вблизи кажутся еще длиннее, а корявые когти подобрались слишком близко к горлу. Но он успел уколоть тварь в живот, почувствовать, как клинок погружается в нежное брюхо. Одновременно с этим, спину обожгло болью. Воин не успел развернуться. "Никогда не оставляй тыл незащищенным", - всплыло золотое правило боя. Что-то дернуло его назад, протащило и швырнуло в сторону. Захлебываясь кровью, Рен-Ар попытался встать, но тело не слушалось. Перед глазами замелькали языки огня, из наступающего тумана выплыли оранжевые глаза. Челюсть сомкнулась на горле, перекрыв дыхание, а мощная лапа пробила грудь.
        Черная тварь отшвырнула бездыханное тело и ринулась вперед, за новыми жертвами.

* * *
        - Папа! - крикнул Эрик, наблюдая, как тьма смела ряды лучников. Воины падали, сраженные страшными ударами. Клыки и когти рвали плоть, огненные хвосты, хлеставшие из стороны в сторону, оставляли жуткие ожоги на телах солдат. Земля пылала и стонала. Земля сгорала заживо.
        - Крепись, - выдохнул Артис, нервно сжимая меч.
        Что-то чиркнуло по сапогам. Многоножки-шарики катились по утесу верх. Острыми, как у ежей, шипами, они цеплялись за землю и проталкивали себя вперед. Артис поморщился и пнул шарик ногой. Сколопендра развернулась, недовольно зашипела, а потом снова спряталась под панцирем.
        - Мерзость.
        Кошки продирались сквозь войско, не щадя никого, оставляя за собой дымящийся след.
        - Тооовсь! - закричал Артис.
        Звезды в небе наползали одна на другую, постепенно скрывались за самой крупной - желтой Астелл.
        Продержаться бы еще чуть-чуть…
        Но этого чуть-чуть не хватило.

* * *
        Айлин с болью смотрел на развернувшуюся внизу битву. Сжимал кулаки, кляня собственную немощь и бездействие.
        - Маги! - он повернулся к Чазу. - Собирайте заклинания. Создания мрака скоро будут здесь.
        Даная кивнула, формируя боевой шар.
        Странный звук донесся с внешней стороны стены. Шуршащий и щелкающий.
        - Тревога! - крикнули с бойниц.
        Первый шарик упал Айлину под ноги. Развернулся.
        - Что это?! - сбитые с толку, воины взирали на непонятное существо.
        Многоножка ощетинила шипы, задрожала и плюнула иголками. Эльф почувствовал дуновение ветра возле щеки - промахнулась самую малость. Но несколько вельтов упали, задергались, пуская изо рта кровавую пену.
        - Они ядовитые! Бей их!
        Айлин первым опустил сапог на мерзкую тварь. Она хрястнула, испуская желтоватый едкий дым.
        - Стены! Они ползут по стенам!
        Айлин подбежал к краю, перегнулся. Каменная поверхность, будто живая, перекатывалась багровыми волнами. Сотни, а может, тысячи членистоногих ползли вверх, ловко цепляясь конечностями за кладку.
        - Жги их!
        Даная первой отправила заряд. Магическое пламя хлестнуло по стене, попавшие под удар существа, свернувшись в комки, попадали в ров. Но их место тут же заняли новые. Во внутреннем дворе началась паника - часть многоножек переползла через стену и начала обстрел ядовитыми иголками.

* * *
        Рогатых кошек удалось немного сдержать. Брюха и горла - туда надо было колоть, чтобы убить их. Именно так действовали воины. Уклонялись от корявых когтей, подныривали вниз и вспарывали животы.
        Артис призвал умение вейлинга и ускорился. Его меч мелькал среди черных тел, наносил удары в нежные, незащищенные участки. Кровь обжигала, так же как и кисточки хвостов. Нельзя попадаться под пламя - оно глубоко прожигало плоть и парализовало болью.
        Враг наступал, вгрызался в живую стену из людей. Артис бросил все силы, весь опыт, только бы притормозить кровавое шествие армии Торр-Сааза. Вихрем метался среди врага, уничтожал тварей, защищая свое войско. И своего сына. Эрик бился где-то сзади, краем глаза он следил за ним, оберегал. И не успел увернуться от пламенного хвоста. Огонь прожег доспех и опалил грудь. Артис упал на колени, схватился за рану. Не смог удержаться и рухнул на бок.
        - Папа! - вскрикнул Эрик, бросился к отцу, ожесточенно отбиваясь от хищников. - Папа!
        - Держись… - он не увидел, как мелькает меч в руках сына, расшвыривая тварей, не увидел, как рогатая кошка набросилась на Эрика сзади, подминая под себя. Сквозь туман боли, пробивалась одна мысль:
        "Кайл… Где же ты?"
        И его зов услышали.
        Среди стона, воя и рыка, послышалось монотонное гудение и треск. Яркий свет озарил поле битвы. Артис стряхнул вязкое беспамятство, повернул голову, чтобы увидеть, как пространство заструилось искрами, вспыхнуло белым цветом. Сквозь него проступили огромные тени. Громкий рев огласил предгорье. Портал открылся и привел подкрепление. Размашисто шагали высокие тролли, сзади семенили четверорукие гоблины, а посередине скакали всадники. Один отделился от общей массы и устремился вперед. Серебрилась грива единорога, ярче солнца сиял меч хранителя.
        - Кайл… молодчина, - прохрипел Артис и потерял сознание.

* * *
        Снаружи доносились звуки сражения: лязг металла, рык и вой темных созданий, крики и вопли людей. В пустом тронном зале эхо приобретало еще более зловещие, замогильные тона. Будто воины с того света взывали о помощи, просили избавить от мучений, которым их подвергли создания мрака.
        "Они там умирают, а я скрываюсь здесь".
        Элиор в сердцах стукнул кулаком по стене. И плевать, что возложенная на него миссия - самая важная и ответственная. Внизу гибли воины, где-то там сражался его брат, а он вынужден стоять и ждать слияния звезд. Даже прикрепленный к поясу новенький меч не внушал уверенности в собственной значимости.
        "Я - трус. Я бросил всех".
        Светофор, сидящий на подоконнике, не сводил золотистых глаз с неба. Он, так же как и все, ждал исхода сражения. Беспокоился за жизнь своего хозяина, но упрямо не хотел покидать зал, даже за миску перца. Дариана, сколько ни звала его, ничего не добилась. И теперь женщины и дети укрылись в замковых подвалах, а ящер сидел на окне и чего-то ждал.
        Кристалл, паривший под потолком, издевательски качнулся, плавно завертелся. Внутри него призывно засветились разноцветные искры, но Элиор не намеревался наступать на одни и те же грабли дважды. Он подбросил на ладони "Око ночи" и снова подошел к окну.
        "Уже совсем скоро".
        Диски сливались в одно целое и почти достигли зенита.
        Теперь вся надежда на "подарок гномов". Если пророчество не врет, черный кристалл заберет магию у звездного осколка, не даст ей улететь в небеса. Свет вырвется из плена, и тогда армия Торр-Сааза будет уничтожена.

* * *
        Нарэна выполнила соглашение. За прошедшие века эльды научились управлять не только собственным сознанием, но и темными тварями, населявшими Черный лес. Тролли и гоблины послушно шагали сквозь портал, намереваясь остановить врага всеми возможными средствами. Таков приказ хозяев.
        Оказавшись на месте сражения, раздумывать было некогда. Коля надеялся, что, зайдя с фланга, им удастся оттеснить врага и не дать ему взять высоту. Но одного взгляда хватило, чтобы понять: дела плохи. Черные твари стремительно прорывались к замку, теснили человеческую армию, в буквальном смысле разрывая ее на части. И магия… она снова пропала, сконцентрировавшись где-то наверху, у самого донжона.
        Кристалл забирал последние частицы. Фаридар был прав. Чертов камень живой.
        "Держитесь, мы уже здесь".
        И если магии почти не осталось, меч хранителя всегда рядом.
        Аргент серебряной стрелой врезался в зверье сбоку. Коля сходу проколол первой твари глотку. Та взвизгнула и упала, забила огненным хвостом о землю. Но, времени, чтобы наблюдать за ее кончиной, не было. Меч уже нашел другую жертву, проскочившую совсем рядом.
        Вдруг черная масса зароилась, забеспокоилась. В сражение вступили тролли. Хлюпанье раздавленной плоти и треск костей пронеслись над полем брани. Огромные существа орудовали дубинами, разметая врага, наступали на него толстыми, непробиваемыми лапами. Гоблины принялись метать остро заточенные камни. Они, конечно же, отскакивали от брони, но, попадая в глаза или грудь - ослепляли и отвлекали внимание от схватки.
        Звезды почти достигли зенита.
        "Еще одна. Справа", - предупредил Аргент, минуя острые кошачьи когти, резко прыгнул в сторону. Тварь взвилась над единорогом, бросилась на всадника сбоку, сильным ударом выбила его из седла.
        Коля упал на землю, перекатился, чувствуя, как застучала в висках кровь, как наливается мощью тело. Ара-думм пыталась собрать остатки магии, приходя на помощь хозяину. Кошка пригнулась, вильнула огненной кисточкой, подобралась и прыгнула. Коля увернулся, ударил мечом по холке, но вскользь. Лезвие звякнуло, отбитое крепкой броней. Зверюга развернулась, на миг их взгляды пересеклись: оранжевый против желтого. Потом она моргнула, сбитая с толку, и кинулась в сторону, выбирая другую жертву.
        Разбираться, что случилось, Николай не стал. Вовремя развернулся, чтобы заметить другую кошку. Та собиралась напасть, но опять же "передумала".
        "Что происходит?"
        Он кинулся в гущу тварей, уколол одну, рубанул по второй. Никто даже и не подумал защититься.
        "Они принимают меня за своего, - вдруг озарила мысль. - Во мне - гворр. Я - темный.
        Коля смахнул пот со лба, сжал меч и ринулся в бой. Удерживая сознание ара-думм, двигался четко и быстро. Твари его не замечали. Падали, с распоротыми брюхами, выли, ослепленные, бились в судорогах, лишенные огненных хвостов. А он, на пределе сил и скорости, убивал и увечил врага, не заметив, что звезды зависли прямо над замком и слились в одну.
        Столб яркого света соединил небо и землю. Ударил в пик башни, цветной волной разошелся по земле. Ослепил на миг всех: и людей, и тварей. Сражение прервалось, и вдруг воцарилась тишина.

* * *
        Замок затрясся. Свет прорвался в тронный зал, окутал зависший в воздухе кристалл. Камень начал вращаться, сначала медленно, а потом быстрее и быстрее, пока не превратился в мерцающий шар. Из его нутра начали выбиваться разноцветные искры.
        Время пришло.
        Элиор раскрыл ладонь, подставляя "Око ночи" под сияющие лучи. Сквозь черные грани ничего не просматривалось. Свет падал и терялся в его глубинах. Мертвый камень молчал и не делал никаких попыток перехватить магию.
        Пот заливал лицо, напряженно дрожали колени.
        "Давай же. Не может быть, чтобы пророчество не сбылось".
        Элиор кусал губы, до боли в глазах всматривался в кристалл.
        Вдруг внутри зажглась маленькая искорка. Засияла, сначала робко, а потом сильнее, сильнее, ярче, пока не вспыхнула ослепительным блеском. Она взорвалась множеством цветов, загорелась магией.
        "Око ночи" втягивал частицы в себя, теперь юноша отчетливо видел луч, связывающий два кристалла. Пол содрогнулся под ногами. Сами звезды разочарованно кричали, били светом, стремясь отобрать принадлежащее им сокровище.
        "Только бы удержаться. Только бы устоять".
        Камень накалялся. Принимая свет, его жар увеличивался. Элиор застонал, сдерживаясь, чтобы не сбросить пылающий уголек на пол. Связь нельзя прерывать. Ни в коем случае. В этом он был абсолютно уверен.
        Стены угрожающе затрещали. Сверху посыпалась штукатурка. Башня заходила ходуном.
        Элиор зажмурился, не двигаясь с места, упрямо сжимая раскаленный камень. Пол завибрировал, гудение усилилось. Страшный вихрь опустился на башню, закрутился вокруг, срывая отделку, вырывая камни из кладки. Все затрещало, дикий грохот сотряс замок, сильный порыв ветра чуть не сбил с ног. А потом все стихло. Он открыл глаза.
        Над головой, вместо потолка, сияло чистое небо. Купол башни сорвало и унесло, вместе со столбом звездного света. Объединенный кристалл все еще вращался в воздухе. Ставший бесцветным, он еще какое-то время покачался, словно прощаясь со своими сестрами, а потом сорвался вниз, разбившись об пол на мельчайшие осколки.
        Абер, Астелл и Финен разочарованно соскальзывали с небосвода, вновь расставаясь на многие тысячелетия.
        "Око ночи" победно запылало на изувеченной руке.

* * *
        Коля почти добрался до замка. Там держала последнюю оборону человеческая армия. Там сражались его друзья. И они нуждались в помощи.
        Свет на мгновение парализовал воинов. Но не вывел из строя. Кошки вновь продолжили свой кровавый путь, а люди снова встали на оборону замка.
        Звезды сияли над центральной башней, пытались лишить Анделор магии. Смрадное дыхание Торр-Сааза чувствовалось повсюду. Темный владыка набирал мощь, ждал своего часа.
        Коля пробивался вперед. Чутье обострилось до предела, скорость увеличилась. Впереди была одна цель. Задержать тварей. Любой ценой. Выиграть еще пару минут, чтобы черный кристалл отобрал волшебство у звезд и вернул его Анделору.
        Время тянулось нестерпимо долго. Вот уже звезды разошлись на небесах, но магия почему-то не высвободилась… Что произошло?

* * *
        Элиор задавал себе тот же вопрос, что и брат. "Око" больше не жгло. Внутри черных граней сиял разноцветный огонь, но так и оставался запертым внутри. Почему магия не покидает кристалл? Что делать?
        Погруженный в раздумья, Элиор не услышал, как рядом с троном растянулся портал и оттуда вышел человек, затянутый в черный кожаный костюм.
        - Отдай его мне, - тихо и властно приказал он.
        Юноша вздрогнул и, увидев возникшего из ниоткуда мужчину, попятился к полуразрушенной стене.
        - Отец? - Севшим голосом спросил он.
        - Да, сынок.
        Торр-Сааз медленно проплыл вперед.
        - Отдай мне камушек. Зачем он тебе?
        - Это… Это, правда, ты?
        Элиор помнил отца. Его облик навсегда врезался в память. Длинные черные волосы, тонкие черты лица, добрый и теплый взгляд. От того человека, который вышел из портала, веяло нестерпимым холодом, а в глазах горел красный огонь.
        - Конечно, я, - бархатным голосом уверил темный владыка. - Разве ты меня не узнаешь?
        - Но… как ты здесь очутился?
        - Я был пленником Торр-Сааза. Теперь, когда магия покинула объединенный кристалл, он более не властен надо мною.
        - Но ты выглядишь…
        - Странно? - улыбнулся тот. - Дай мне "подарок гномов", и я верну себе прежний вид. Магия моего мира спасет меня.
        Элиор закрыл глаза, что-то шепнул себе под нос, мотнул головой и снова посмотрел на улыбающегося мужчину. Как он хотел, чтобы это и правда был отец. Дэнни рассказывал, что он сгинул на темной стороне, а теперь, выходит, вернулся? Вот ведь он! Стоит здесь, не постаревший, правда, ни капли, но зато такой родной… Что-то встрепенулось в душе. Внутри очнулся брошенный, одинокий ребенок, отчаянно нуждающийся в родителях.
        "Протяни руку, отдай кристалл, и все вернется, - зашептал внутренний голос. - У тебя опять будет семья, дом. Тихое счастье среди родных и близких…"
        Торр-Сааз подошел так близко, что Элиор ощущал его ледяное дыхание. Мурашки побежали по коже. Не в силах отвести от гипнотизирующего взгляда, юноша протянул руку с кристаллом.
        Темный владыка выхватил "Око ночи", прижал к себе, и торжествующе произнес:
        - Наконец-то! Он мой!

* * *
        Замок задрожал. Даже в подвале отчетливо слышался гул ветра, бешеный вой бури, треск ломавшихся перекрытий. Женщины испуганно обнимали детей, кидали на потолок затравленные взгляды.
        - Мамочка, мне страшно, - златокудрая девчушка прижалась к полной женщине.
        - Не бойся, моя хорошая, - она обняла ребенка, беззвучно зашептала молитву.
        Гулкий удар заставил несчастных испуганно вздрогнуть, вскрикнуть. На головы посыпалась штукатурка, мелкие камешки. Странный хруст смешался с протяжным гулом, окутавшим замок.
        - Что это за звук? - в поисках источника шума, Дариана завертела головой.
        - Не знаю, - прошептала Эдель и еще сильнее вжалась в стену. Совсем рядом задрожал камень, начал выдвигаться вперед, будто кто-то его подталкивал с другой стороны. Через несколько секунд он упал, образовывая в стене прореху. В дыре что-то зашевелилось. Девушка взвизгнула и отпрянула. Из темноты появились длинные усики, когтистые лапки, блестящее багровое тело, покрытое множеством шипов… Уродливая многоножка свалилась прямо на пол, свернулась в шар, прокатилась вперед.
        - Что это? - закричала Дариана.
        Шар развернулся у ее ног, застыл, рассматривая, куда попал. А потом ощетинился шипами и выстрелил.
        Несколько иголок вонзились в стены, две угодили в сидящую рядом худенькую девушку. Вскрикнув, она вцепилась в ранку и повалилась на бок. Тело ее затряслось в судорогах, на губах выступила кровавая пена.
        Крик прокатился по подземному убежищу. Страшный грохот возвестил о приходе новых тварей. Камни пришли в движение, стали вываливаться внутрь, освобождая проход многоножкам.
        - Бежим отсюда! - закричала Эдель, открывая дверь и вываливаясь в темный коридор замка. Следом за ней устремились Дариана и Телли.

* * *
        Торр-Сааз вертел в руках кристалл, завороженно всматривался в игру света на черных гранях, взывал к силам, заключенным в самом сердце полученного сокровища.
        - Столько лет я ждал, - сильный, властный голос наполнил руины тронного зала. - Теперь свет обернется во тьму.
        Элиор, очнувшись, мотнул головой, сгоняя морок.
        - Ты… Ты не Мирос, - прошептал он.
        - Нет, - темный властелин не отрывался от "Ока ночи". - Я был им когда-то… Я был многими…
        - Что ты сделал с отцом? - гневный румянец окрасил щеки, рука сама собой потянулась к рукояти меча. - Где моя мать?
        - О, ты имеешь в виду ту человеческую самку, которая прибыла с этим телом? Долго она не протянула. Люди света не могут жить на темной стороне.
        - Ты заплатишь!
        - Мальчик! - Торр-Сааз оторвался от камня и взглядом парализовал Элиора. - Ты еще не понял, с кем имеешь дело?!
        Грудь сдавили невидимые путы, дышать стало невозможно. Элиор распахнул рот, силясь вобрать живительный воздух, но ничего не получилось. Сердце испуганно забилось.
        - Теперь ничто не может меня остановить! "Око ночи" в моих руках! Магия стерла границы, и теперь я вырвался из плена! И осталось только одно, чтобы завершить мой план. А, именно, твой брат! Даниэль! Он поможет мне обрести полную свободу!
        - Неет, - сквозь пелену нараставшей боли выдавил принц. - Светофор!
        Дракончик, прятавшийся в углу, вылез на свет, взлетел, метнулся в сторону уцелевшей картины. На полотне гномы преподносили подарок великому герою прошлого, Зориану, фальшивый камешек, подмененный когда-то в детстве. Светофор на ходу подцепил вделанный в картину "подарок гномов" и упорхнул прочь.
        Торр-Сааз не смог сдержать смеха.
        - Твой червяк утащил подделку! Глупый недоросток!
        Элиор схватился за горло, упал на колени. Легкие полыхали, жаждали воздуха, нестерпимой болью терзали тело. Но, сквозь слабость, он зло улыбнулся и просипел.
        - Неет…
        Из распахнутой куртки выпало синее перо птицы Тару.
        - Мое желание… подменило камни… фальшивка… у тебя.
        - Что?! - Торр-Сааз ослабил хватку, Элиор упал, оглушенный волнами воздуха, наполнявшего изголодавшиеся легкие. - Ты врешь!
        Темный господин тряхнул камень. Но бесполезная побрякушка лишь блеснула фальшивым светом.
        - Не может быть! - воскликнул он и с силой ударил камнем об пол. Стекляшка грустно звякнула и разлетелась на множество осколков. - Нет!
        Вдруг Торр-Сааз пошатнулся. Опустил взгляд вниз и увидел торчащий из живота меч. Из страшной раны огненным ручьем струилась ярко-красная кровь.
        - Ты…
        Воздушный удар швырнул Элиора в стену, и он едва не потерял сознание.
        - Меня нельзя убить! - глаза темного лорда полыхали яростью и злобой. Он вытащил из себя меч. Отшвырнул его прочь, делая шаг к порталу. - Что ж, задача немного усложнилась, но моя армия под стенами замка, и вас все равно ничто не спасет!
        - Тогда дождись ее прихода здесь, хорошо? - Элиор швырнул блестящий шарик. Он просвистел в воздухе, застыл над Торр-Саазом и, выпустив из нутра блестящие щупальца, оградил от внешнего мира решеткой.
        - Что?! - пленник схватился за прутья ловушки, дернул их, силясь расцепить. Но силы покидали его вместе с пламенной кровью, а спасительный портал светился слишком далеко. - Выпусти меня! - Заорал он.
        - Я все равно ничего не слышу! - злорадствовал принц. - Ловушка гасит все звуки. Ну, а пока твоя армия до нас доберется, ты уже концы отдашь.
        Элиор подошел к решетке, пнул ее, проверяя на прочность.
        - Ты так ничего и не понял! - глаза Торр-Сааза разжигались адовым пламенем. - Жалкий глупец!
        Бледное лицо исказилось, языки огня, заполнившие зрачок, гипнотизировали, увлекали за собой в вечность.
        Элиор заставил себя отвернуться, отойти подальше, только бы не поддаться искушению, только бы не раствориться в пламенном взгляде вечного существа, занявшем тело его отца.
        Огонь уже выбивался из глаз, отделялся от тела, струился в воздухе, принимая истинный облик властителя темной стороны Анделора.
        Юноша попятился, пока не уперся в стену. Вот теперь действительно мало что могло остановить Торр-Сааза.

* * *
        Эдель бежала следом за Дарианой и Телли. Сзади трещали и стрекотали сколопендры, стреляли иголками, но пока удавалось защищаться от их смертельного яда. Под руки попалась отвалившаяся дверца шкафа, и теперь она служила отличным щитом. Остальные беглецы рассыпались по извилистым переходам. Самое лучшее, что они могли сделать, так это разделиться на маленькие группы: теперь попасть в них стало значительно тяжелее.
        Эдель отрыла следующую дверь в надежде, что найдет укрытие. Комната кишмя - кишела членистоногими. Она едва успела уклониться, чтобы не попасть под град иголок.
        - Идем дальше!
        Они помчались по петляющим коридорам, пока Дариана не остановилась.
        - Не могу больше, - она устало прислонилась к стене, двумя руками придерживая живот.
        - Ну же, мамочка! - Телли потянула ее дальше.
        - Давай, Дариана! - к ней присоединилась вельтка.
        - Идите, спасайтесь.
        - Ну, уж нет! - Эдель осмотрелась, выискивая подходящее убежище. Многоножки шуршали совсем близко. Они догоняли беглецов. Где-то замаячил дневной свет. - На улицу! Бегом!
        - Нет, - Дариана замотала головой. - Там их еще больше!
        - У нас нет выбора! Или плутать здесь, или…
        - Ладно, будь по-твоему.
        Они рванули в сторону выхода.
        Внутренний двор заполняли тела павших воинов. По ним карабкались отвратительные членистоногие. Они погружали усики и челюсти в плоть, с жадным чавканьем пожирали добычу. Многоножки были повсюду. Их сжигали маги, в них стреляли эльфы и вельты, сбивали со стен, но подобно нашествию саранчи, избавиться от них было почти невозможно.
        Эдель подавила тошноту, подкатывающую к горлу, смахнула выступивший на лбу пот.
        - Они везде…
        - Эти не стреляют, - тихонечко заметила Телли, указывая на занятых пиршеством тварей.
        - Похоже, просто сыты, - голос Дарианы сорвался.
        - А может, и нет.
        Эдель с ужасом увидела, как многоножки зашевелились, устремляя свои взгляды-бусины в сторону новых жертв.
        - Назад?
        Из дворца выкатились бурые шары, отрезав все возможные пути.
        Телли взвизгнула, хватаясь за руку матери. Сейчас Эдель как никогда жалела, что у нее нет крыльев.

* * *
        Коля звал магию, но она не приходила. Замок окружала пустота, в которой тонули все силы. Погасли боевые шары, швыряемые со стен магами, вконец ослабли вельты и эльфы. В волшебстве нуждались, как в глотке живительного воздуха. Только оно было способно дать мощь и умение в борьбе с врагом.
        Твари почти победили.
        - Где же магия? - Коля не сдержался, выкрикнул, зная, что его не услышат. У самых стен замка стояла последняя оборона. Люди сражались до последнего, падали под страшными ударами пламенных кошек.
        Где-то внутри оставались неиспользованные резервы. Способности вейлинга, ускоряющие движения и точность попаданий. Коля тратил силу, не задумываясь. Гибко скользил между тварями, колол в уродливые морды, вспарывал им брюха. Сердце бешено колотилось в груди, в легких не хватало кислорода - запас волшебства опустошался с неимоверной быстротой. Когда маг в изнеможении вышел из транса и повалился на землю, увидел знакомое тело, лежащее навзничь.
        - Только не это, - прошептал он, бросившись к другу. - Арт!
        Грудь наставника разрывал страшный ожог, но он еще дышал. Хрипло и часто.
        Коля склонился, положил дрожащие руки на рану.
        - Нет… - твердил он больше самому себе, - больше… никаких… смертей. Ты слышишь, Арт?!
        Но тот не ответил.
        Ему можно было помочь, будь магия рядом. Коля бросил беспомощный взгляд в сторону замка. Что-то пошло не так, у Элиора ничего не получилось, раз кристалл не отдал магию… В душу вгрызалась боль отчаяния и безнадежности.
        Они проиграли.
        Знакомый клич раздался с небес. Коля задрал голову и едва разглядел изумрудную точку. Она быстро росла и, наконец, превратилась в дракончика, несущего что-то в когтистых лапах.
        Рядом возник другой силуэт. Проекция Айлина колыхалась и никак не могла обрести четкость. Голос звучал тихо, будто доносился из самых подземных глубин.
        - Я… использовал последние силы…
        - Айлин? - Коля не понимал, зачем эльфу переноситься сюда, но и не силился.
        - Кристалл… я видел дракона.
        В подтверждение слов, Светофор сбросил на землю "Око ночи". Камень покатился и остановился почти у самых ног.
        - Случилось…
        - Что случилось? - Коля сделал шаг назад, понимая, что трогать кристалл ему нельзя. Иначе заключенная в нем магия света превратиться во тьму.
        - Только маг сможет высвободить магию, - голос Айлина прозвучал четче, что стоило ему последних усилий. Его образ померк, размылся, превратился в туманное облако.
        - Айлин! Я не могу взять его!
        - Только ты… - эхом ответил туман и померк. - Стань оком… прости…
        Что же эльф хотел сказать? Коля смотрел на мерцающий камешек, заперший внутри себя всю магию света.
        Твари расшвыривали людей, с каждым прыжком приближались к замку. Времени, чтобы думать, не осталось.
        Стать оком. Выпустить магию. Использовать свое тело. Не касаясь кристалла, послужить проводником магии в Анделор. Когда-то он прибег к умению близнецов, чтобы поднять из-под земли спрятанное там волшебство. Теперь ему самому предстояло стать вместилищем для света. И гворр не сможет обратить частицы в темные, это подвластно только камню. Вот что хотел сказать Айлин. Иного способа не существует.
        Девочка-близнец не выдержала напряжения. Бурный поток сломал ее, погубил. Но тот поток был жалкой каплей, по сравнению с могучим океаном, запертым внутри камня. Он убьет. Не оставит от живого проводника ничего. Коля даже сомневался, что ему удастся извлечь все частицы прежде, чем погибнуть. Не выдержать ему мощи Анделора.
        Он окинул взглядом поле битвы, стены старого замка, плывущие по небосводу звезды. Тьма Торр-Сааза окутала цитадель хранителей, пламенные кошки разрывали людей на части, и здесь находились все, кто был ему дорог: знакомые, друзья, Эдель… Мир, стоящий на пороге уничтожения, завораживал. Он угасал. Изо всех сил боролся, цеплялся за жизнь, соскальзывая в непроглядную тьму. И в этом сражении, в несгибаемом стремлении жить, он был прекрасен
        Коля горько улыбнулся. Решение за ним. До победы остался всего один шаг. Самый трудный. Самый последний. И что значит его собственная жизнь, если она подарит шанс миллионам? На самом деле, не такая уж высокая цена.
        Он подошел к кристаллу, протянул к нему руки. Сосредоточился, обращаясь к заключенным внутри частицам.
        "Я здесь. Я готов".
        Магия откликнулась на призыв. "Око ночи" радостно замерцало. Тонкая струйка света потекла из камня. Теплым, ласковым лучом тронула кожу, пробежала по запястью, проникла внутрь. Живительным дыханием наполнила пустующий резерв.
        Глаза вспыхнули золотом, ара-думм купалась в прибывающей силе, принимала ее, звала. Луч устремился к магу, торопясь покинуть каменный плен. Обвил целиком, заключил в светящийся кокон. И начал обжигать. Коля судорожно вздохнул. Дикая, необузданная мощь объяла тело. Жар стелился по коже, растекался по венам и артериям, с кровью прокачивался сквозь сердце. Плоть загорелась изнутри, засияла ярким, ослепительным светом. Осталось одно лишь желание - прервать связь, избавиться от мучительной боли, убежать, спрятаться, чтобы никогда больше не прикасаться к пылающим частицам. Но то, ради чего он решился на этот шаг, пересиливало инстинкты самосохранения. Нельзя терять контроль, нельзя разрывать связь. Ради всех, кого он любил. Магия прибывала, переполняла тело, рвалась наружу, но выпускать ее было рано. Для того, чтобы победить Торр-Сааза требовалась вся энергия. Вся, без остатка.
        Пламя перекрыло дыхание. Но сам Коля уже не дышал. Сердце, не выдержав бешеной нагрузки, сделало последний скачок и остановилось. Отдавшись магии, вместив ее в каждой клеточке тела, организм ни в чем более не нуждался. И только дикая боль продолжала разрывать на куски, а беззвучный крик, так и застрял в плавящемся теле. Чувства растворились в кипящем потоке энергии. Плоть сливалась со свечением, сама превращалась в искрящиеся частицы. И только сознание не угасало, держало контроль над безграничной мощью. Из последних сил втягивало в светящийся кокон магию. И когда луч, соединяющий камень и то, что когда-то было человеком, угас, черный камень пеплом осыпался на землю.
        Светящийся шар загудел, взмыл в воздух, завис, собираясь силами, и вдруг взорвался на мириады искр.
        Ослепительная волна ударила в черную лавину рогатых кошек. Дикий крик, визг и вой ослепленных зверей прогремел над полем битвы. Сдаваясь световому потоку, их некогда мощная плоть покрылась ожогами, скукожилась, а потом вспыхнула, черным дымом воспаряя над землей.
        Коля видел каждую тварь. Он растворился в лучах света, и теперь ничто не могло укрыться от его зоркого взгляда. Так же как солнце озаряет землю, его магия осветила целый мир. Творения Торр-Сааза не смогли устоять. Сметенные страшным жаром, они превратилась в прах. Сильный ветер подхватил их останки, сдул с поля брани, очищая землю от покрывшей ее мерзости.
        Отвратительные многоножки, не в силах терпеть чужеродную магию, вздувались и лопались. Пытались забиться в щели, но Коля мог достать их везде. Светлым вихрем он ворвался в замок, озарил постаревшие лица эльфов, вернул им молодость и крепость, надул перламутровым блеском крылья вельтов, насытил мир магией и восстановил равновесие. Исцеляющим крылом накрыл раненных воинов, остановил кровь, залечил ожоги.
        Взмыв в воздух, достиг центральной башни, озарил полуразрушенный тронный зал. Пульсирующий красный туман протягивал щупальца к шее брата.
        "Прочь!" - вспыхнул золотистый барьер.
        Засиявшие лучи впились в багровое нечто. Окружили, опутали в мерцающую сеть.
        "Прощай, Торр-Сааз. Не тебе тягаться со Светом".
        Темная тварь закричала, завизжала, огрызаясь, яростно зашипела. Но бороться с магией не могла. Съежившись и распластавшись по полу, кинулась в портал, выбрасывая длинные полупрозрачные щупальца. Окно закрылось, оставив за собой клубы полупрозрачного дыма.
        "Победа".
        Мир освободился. Почувствовал, что тяжкий гнет упал с груди, встрепенулся. Сердце Анделора забилось ровно, радостно, легко. Небо вновь озарилось солнечными лучами, лазурной синевой засияло над головами ликующих воинов-победителей.
        Свет гнал тьму назад, туда, где она покоилась тысячелетиями. Восстановленные источники фонтанировали волшебством, окутывали израненную землю, возвращали ей силу и красоту. Поднимался из пепла Шериамский лес, берег вновь облизывали воды Серебряного моря, заискрился источник на поляне Оласар. Анделор оживал, поднимал голову навстречу струящимся потокам магии.
        Коля задержался в Ориэлле еще на минуту.
        Теплым ветром спустился с башни и закрутился вокруг одинокой фигурки, стоящей посреди замкового двора. Залюбовался золотистыми волосами, которые впервые увидел в солнечном свете, засмотрелся на прекрасное лицо, запоминая каждую черточку.
        "Любимая. Прости меня", - шепнул он ей на ухо. Легким дуновением дотронулся до плеч, шеи, губ. Смахнул появившуюся вдруг слезинку.
        Эдель его услышала. Коля почувствовал, как слезы сжали ей горло, как холод сковал тело, как гулко застучало сердце. Ее и еще одно, совсем маленькое. Внутри ее чрева…
        "Что же не сказала мне? - с теплой грустью подумал он, мысленно дотрагиваясь да малыша. - Или сама еще не знаешь?"
        Мэр-Силок вспыхнул в памяти. Его он не забудет никогда. Унесет с собой, расскажет всему миру, как приторно пахнут по ночам цветы, как тихо шепчет ласковые слова озеро, как страстно выгибается в объятиях любимая женщина…
        Ветер увлекал Колю прочь, и он, поцеловав Эдель в последний раз, понесся дальше. За горизонт, до самого края земли. И ничто не могло его остановить. Он - магия, он
        - свет, он - Анделор.

* * *
        Посреди двора рыдала девушка. На четвереньках, жалобно подвывая, она сгребала с булыжников листики и песчинки, которые еще мгновение назад парили над землей, очерчивая лицо любимого.
        Он ушел. Растворился в магии, превратился в свет и улетел. Оставил ее одну.
        - Эдель…
        Она даже не подняла головы. И так знала, что рядом стоит Айлин, сильный и молодой, как прежде. Она также знала, что за спиной трепещут крылья, готовые поднять тело в воздух и унести, куда душе угодно.
        - Это его жертва.
        Она всхлипнула, тыльной стороной ладони размазывая слезы по щекам.
        - Анделор спасен.
        Девушка замотала головой, закрыла лицо руками и зарыдала.
        Что ей глупые объяснения? Ненужные сочувствия? Отныне ничто не заполнит пустоту, поселившуюся в сердце.
        Миру ничто не угрожает? Но какое ей теперь до него дело, раз он забрал у нее самое дорогое?
        Люди празднуют победу. Подставляют лица навстречу солнцу, греются в сладостных лучах, улыбаются друг другу. Но они не знают самого главного. Кому они обязаны всем. И пусть потом, почтительно склонив головы, прошепчут его имя, это ничего уже не изменит.
        Жизнь любимого человека - слишком дорогая цена. Даже за спасение целого мира.
        Глава 15
        Замок благодарно принял новых хозяев. Его палаты вновь сверкали, как в прежние времена. Однако былое название, цитадель хранителей, он утратил навсегда. Мир учился жить с чистого листа, так же как и законный наследник людских земель, принц Элиор, учился обходиться без магического кристалла, опираясь на собственные умения и близких друзей.
        Тронный зал отстроили заново. Ничто уже не напоминало о той битве, какая развернулась здесь несколько месяцев назад. Осталась только знаменитая картина "Подарок гномов", в которую по особому распоряжению принца вставили черный камень. Пусть и поддельный. История знаменитого "Ока ночи" должна остаться на века.
        Элиор принимал бремя власти. Он понимал всю ответственность: возрождавшийся из пепла мир требовал твердой руки и умных решений. Но совершенно не боялся. В конце концов, в его жилах текла королевская кровь. Кровь лидера и мудрого властителя. А рядом находились верные друзья и добрые советчики.
        Диск утренней звезды соскальзывал с зенита, но природа еще хранила изумрудные тона Абера. Сочная листва шелестела над головой, по земле стелилась шелковая трава. Элиор брел по дорожкам старого кладбища, прямо к усыпальнице хранителей. Таков был обычай - накануне коронации следовало преклонить колено перед великими предками, попросить у них мудрости и смирения.
        Среди древних саркофагов, на возвышении стояло два новых. В одном покоился его отец.
        Память вновь воскресила те страшные минуты, когда из портала, в обличье Мироса, вышел Торр-Сааз. Тело человека стало сосудом для властителя темной стороны, а когда черный дух покинул его, то оставил лишь оболочку. Сам король уже давно пребывал в долине предков, вместе со своей любимой супругой, Элейной.
        Элиор подошел ко второму саркофагу, положил ладонь на белоснежный мрамор. Склонил голову. Внутри ничего не было, от брата не осталось и горстки пепла, но чтобы почтить память, он приходил именно сюда. Просто потому, что человек должен приходить куда-то, чтобы воззвать к ушедшим.
        - Ты - истинный король, - прошептал Элиор, - но тебя нет. Я до сих пор не могу поверить. И не могу понять, как ты решился…
        Голос задрожал, гулко прокатившись по усыпальнице.
        - Знаешь, у Дарианы и Артиса родился мальчик. Они его назвали Даниэлем, в твою честь. Он такой… смешной. Я бы хотел, чтобы он вырос таким же смелым, как ты. Мне никогда не хватало того, что было у тебя. Твердости и решимости. Уверенности в правильности выбранного пути.
        Завтра меня провозгласят королем. Первым, после падения династии хранителей. Я надеюсь, что оправдаю возложенные на меня надежды. Да, меня все поддерживают. Ева… она оправилась после оборотного зелья. Мне кажется, что высокий рост ее даже красит. Это и твой друг заметил. Ром. Они неплохо смотрятся вместе. Жаль, вот с Аргентом я не могу общаться, хотя, не думаю, что он сейчас отличается многословием. Только Ева каким-то образом его понимает. Между ними сохранилась связь, нам не доступная. Айлин со мной согласен. Он даже объяснял в чем дело, только я ничего не запомнил. Ты же знаешь, как он умеет все запутать.
        Элиор тяжело вздохнул, склонился над надгробием:
        - Я говорю с тобой, хотя ты умер… как же так… тебя так не хватает…
        - С потерей смириться трудно, - звучный голос вошедшего Артиса наполнил усыпальницу.
        - Я жалею, что не узнал его лучше.
        - Нам никогда не хватает времени, чтобы достаточно узнать близкого человека.
        Элиор кивнул, отвел глаза, чтобы скрыть блеснувшие слезы.
        - Ты готов? Гости прибыли, и торжество начинается через несколько часов.
        - Да, - он вышел на улицу, оставив Артиса одного. Видеть, как могучий богатырь роняет слезы на могилу своего ученика, было еще больнее.
        Собрание началось, когда зал наполнился золотистым светом Астелл, дневной звезды Анделора. Трон пустовал, но завтра, во время коронации, его по праву займет новый король, исполнив долг крови.
        Солнечный луч упал сквозь витражи, осветил ряды почетных гостей, собравшихся за длинным столом. Нарэна, вернувшая своему народу гордое имя эльфов, члены Совета, командовавшие войсками, маги, представители гномов и меррилов. Принц Элиор, Айлинэль-Ир-Эманни, король эльфов, Колиар-Ан-Вель, король вельтов, и его дочь, Эдель, занимали места во главе. Девушка сидела молча, бледная и исхудавшая. Даже ее крылья, раскачивающиеся за спиной, утратили перламутровый блеск. Она не слушала торжественных слов приветствия, не вникала в смысл тостов и чествования памяти погибших. Ее ни на секунду не отпускала глубокая печаль, она въелась в кровь, крепкими тисками сдавливала сердце, лишала воли к жизни. И только одно удерживало на этом свете. Последний дар, который ей оставил любимый. Единственное, ради чего она продолжала есть, спать, дышать. Руки сами собой легли на живот, пока еще незаметный для окружающих. Где-то внутри малыш откликнулся на прикосновение матери, нежно дотронувшись до стенки своего уютного мира.
        Эдель всхлипнула. Сквозь слезы ей снова нарисовался образ человека, покинувшего ее навсегда. Окруженный серебристым ореолом, улыбающийся, родной…

* * *
        Умирать было больно. Жар бился внутри, терзал плоть и душу, раздирал на мельчайшие частицы и превращал их в магическую энергию. Но рождаться было еще больнее. Будто в рот влили бурлящую лаву. Раскрывшиеся легкие обожгло огнем, который растекся по обновленному организму, наполнил кровь и запустил сердце. Высокий полет прервало нечто и заперло в нежном, хрупком, человеческом теле. Свет угас, и сознание погрузилось во тьму.
        Он ничего не помнил. Чувствовал холодный камень под щекой, жесткую и колючую солому под спиной. Капающая с потолка вода эхом отдавалась в голове, в нос лез отвратительный гнилостный запах. Но он лежал, безвольно распластавшись на подстилке, потеряв свое имя, свое прошлое, свое Я.
        Тьма прояснялась, когда он открывал глаза. Тогда можно было различить серые гранитные стены, алый сгусток света, подвешенный к потолку, и собственное тело, непослушное и вялое. А потом сознание вновь ускользало в спасительные сны, с яркими красками, сладкими звуками и вкусными запахами.
        Первое, что встречало при пробуждении, это шарики капающей с потолка воды. Иногда они падали прямо на губы, вызывая смутные и до боли знакомые воспоминания. Живительную прохладу. Аромат цветов. Белый, режущий глаз песок. Золотые кудри на прекрасном лице. Но память не желала раскрываться дальше, она предпочитала показывать цветные сны, прятать от жуткой, лишенной смысла реальности.
        Время текло медленно. Но для лежащего человека оно не существовало вовсе. Он знал только мерный звон капель и стук собственного сердца. И только когда в его маленький мир ворвался чужой звук, вздрогнул и повернул голову.
        Какие-то тени ворвались внутрь, приподняли ноги, торс, натянули одежду. Черную и блестящую. А потом заставили встать и куда-то повели.
        Пленник не всматривался в длинные коридоры, по которым шел, оставаясь безразличным к происходящему. Радовался только, что больше не вдыхает гнилостный запах и больше не мерзнет. И еще оказалось, что тело на что-то годится: идти, шевелить руками и пальцами, крутить шеей.
        Когда его провели в просторное помещение и приковали цепями к стене, он даже не дрогнул. Послушная кукла, которой он стал, выполняла любые приказания. Красный огонь соскользнул с пьедестала, возвышавшегося посреди зала, потек в сторону пленника, раздулся и превратился в пламенную фигуру, напоминающую человеческую.
        - Ты готов, - отзвуки шипящего костра почему-то были понятны.
        "К чему?" - отразилось в сознании.
        - Тело почти восстановилось.
        "Что от меня хотят?"
        - Смотри на меня.
        Пламя гипнотизировало. Языки огня рисовали диковинные формы, переливались всеми оттенками красного и оранжевого. Они тянулись вперед, горячими щупальцами трогали кожу.
        "Нет! - вспыхнуло в мозгу. Немой приказ, протест, запрет. - Не вздумай!"
        Он закрыл глаза. Отвернулся. А в голове стучало:
        "Вспомни. Кто ты есть".
        Разве нужно вспоминать? Что? Разве есть в этой жизни что-то, кроме звонких капель воды, дурного запаха и ярких снов?
        "Есть. То, чего тебя лишили. Сны и есть воспоминания".
        Барьер, отгораживающий от прошлого, вдруг рухнул, затопил картинками, пестрыми цветами. Стремительной круговертью закрутился перед внутренним взором. Замок с остроконечными башнями, люди, утопающие в крови, сражающиеся со страшными и злобными тварями. Снежный вихрь, покладистый ветер под крыльями, драгоценная и хрупкая ноша в руках. Мерцающий кристалл, его пленник, с маской на лице. Блестящий меч в руках, печать хранителей на рукояти.
        Люди. Родные, близкие, знакомые. Друзья. Брат. Эдель.
        Он вспомнил. Сквозь боль, мутную пелену, вязкое безволие, понял, кто он такой. И как его зовут.
        - Я же убил тебя, - прошептал он пламени.
        Огненный силуэт отступил.
        - Пришел в себя? - прошипел он. - Отлично. Тем приятнее будет смотреть в твои глаза и видеть твою смерть.
        - Я уже умер. Ты не властен надо мною.
        - Ошибаешься. Я вернул тебя к жизни. Я собрал твое тело, перетянув на темную половину. Здесь я хозяин, а ты лишен своих сил!
        Коля заново смотрел на окружающий мир. Он находился в зале, очень похожем на тот, что остался в Ориэлле. Просторный, овальный, с мудреным рисунком на паркете. Только столб чистого пламени бил из центра пьедестала, водруженного посередине. Что происходит? Где он? Дернул руки, но цепи крепко держали пленника.
        - Тебе не уйти, не выбраться, - зашипел Торр-Сааз. А в том, что это именно он, сомнений не осталось. Тот пульсирующий туман вышибло из Мироса, и теперь он принял свой настоящий облик. Пламя едва касалось пола, плавно струилось по паркету, перекатывая огненные щупальца. Ну конечно! Ему удалось проникнуть в портал и восстановить силы. Значит, мир все еще под угрозой?
        - Зачем тебе я? - Коля тянул время, отчаянно соображая, что делать.
        - Мне нужен ты и твоя магия! И я смогу освободиться!
        - Ты мог бы взять любого чародея, зачем тебе я?
        - Мне нужна первая кровь. Я могу жить в любом теле, но только одно может даровать мне силу повелевать всеми источниками магии.
        - Что? Ты в своем уме? - не смог сдержаться Коля. - Твоя первая жертва давно уже умерла, и я сомневаюсь, что ты ее помнишь.
        Торр-Сааз засмеялся, разбрызгивая алые искры.
        - Нет, глупец. Мне нужно тело врага, пролившего мою кровь. Мою первую кровь!
        - Я все равно не понимаю…
        - И не поймешь. Ты ведь не помнишь меня, правда?
        Огненный человек приблизился, так близко, что кожу на лице опалило.
        - Когда-то у меня не было имени. Я жил в каменном плену, в самых недрах земли. Проклятый и древний огонь, блуждающий во тьме. А потом меня нашел тот, кто дал мне первое имя и первое тело. Тасхашар.
        Громом разверзлись небеса. Коля ошарашено смотрел на Торр-Сааза, холодея, вспоминая свое путешествие вглубь веков…
        Извилистые ходы лабиринта времени, хитроумные ловушки, запертые души искателей приключений и брошенного, озлобленного паука из племени целителей. Его звали Тасхашар, и алое пламя, горящее в глазах, служило подтверждением одержимости…
        - Да. Да. Я вижу. Ты вспомнил. А теперь подумай.
        - Первая кровь, - хрипло выдавил Коля.
        Он сам, своими руками убил паука. Тем самым связав себя с огнем странными магическими путами…
        - Ты… Тасхашар…
        - О, того существа давно уж нет в живых. А меня уничтожить невозможно. Лабиринт разрушился, но я выбрался сквозь щели, проделал под землей немалый путь и вылез по другую сторону Анделора.
        - Выходит… - Коля зажмурился, отгоняя страшную правду, - тебя выпустил я… не окажись я в прошлом… не уничтожив лабиринт…
        Осознание того, что он натворил, перехватило дыхание. С его помощью в мир пришло зло. Самое страшное, неистребимое… Темной стороны Анделора не существовало бы, если бы…
        - О, не бери на себя слишком многое, - зашелестел Торр-Сааз. - Ты всего лишь замкнул очередную временную петлю. Ты - жалкая марионетка в умелых руках. А потом здесь изначально не было ничего, кроме выжженной пустыни, да голодных тварей, которые так жаждали новой крови. Я подчинил их своей власти, и мои нынешние слуги
        - всего лишь тень того, что я получу, выбравшись на свободу.
        - Все равно я…
        - Не понимаешь? Когда Фаридар в первый раз появился в этом зале, он тоже ничего не мог понять. Только согласился беспрекословно служить мне. Впрочем, отказать он тоже не мог. Твое внезапное путешествие в прошлое не что иное, как четкое следование плану. Я ждал тебя. И руками твоего дяди прислал тебя к себе на выручку. Не пытайся разобраться в играх времени, даже мне порой не под силу разобраться в его хитросплетениях. Признаю, твой братец и фальшивый кристалл чуть не испортили мне планы. Но ты здесь. И теперь не важно, что стало с кристаллом, и что границы восстановлены. Я обладаю величайшим сокровищем Анделора. "Око ночи" теперь мое.
        - Что за чушь? - не выдержал Коля. - Камень превратился в труху!
        Смех Торр-Сааза рассыпался пламенными языками.
        - "Око ночи" - это не камень! Тот маленький спектакль, который я разыграл перед твоим братом и тобой… Я должен был устроить так, чтобы кристалл попал к тебе. На самом деле черная стекляшка лишь собрала магию и помогла магу открыть истинную сущность, сломать границы разума и обрести настоящую силу! "Око ночи" - это ты!
        Коля не мог поверить. Отказывался верить. Все сходилось, но такого безумства не мог предположить никто. Древнее пророчество врезалось в память, и он без труда воскресил его в памяти. 'Найди черный камень. Не дай свету исчезнуть во тьме. Сделай это прежде, чем он попадет в руки того, кто замаран магией темной стороны. Иначе он уничтожит добро и будет вечно служить злу'.
        Выходит, найти черный камень, значило обрести его в себе? Открыть свои настоящие возможности? Сколько еще трактовок пророчества предстояло услышать и открыть? Адамар должен был предупредить… Или не успел? Увидел, что он, Николай погубит весь мир и окончательно потерял рассудок?
        - Искусство повелевать магией, - продолжил Торр-Сааз, - подчиняется разуму. Именно поэтому обычные тела оказались для меня бесполезными. Маги, люди, животные - их души покидали этот мир и уносили с собой накопленные умения. Меняя оболочки, я ждал настоящую, ту, которая всецело подчинится моей власти, связанную со мной узами первой крови. И теперь я смогу завладеть не только твоим телом, но и разумом. Без этой составляющей распоряжаться силой невозможно. Я исполню пророчество и превращу свет во тьму. А теперь приготовься. Мое пламя поглотит тебя быстро, и ты ничего не почувствуешь, если не будешь сопротивляться.
        Торр-Сааз приблизился.
        Кандалы, приковывавшие к стене, слетели, но человек остался недвижимым. Бороться с древним и могущественным пламенем было невозможно. Он смотрел в темную бездну, в бурлящий хаос, видел безграничные способности. Они соблазняли, склоняли душу к принятию самого верного решения. Повернуть взгляд в черноту, найти в ней успокоение и шанс повелевать миром, вселенной, всем, до чего тянешься…
        В синих глазах заплясали лепестки оранжевого пламени, Торр-Сааз следовал пророчеству и обращал "Око ночи" во тьму. Пустота поглощала, набирала силу, наполняла тело бурлящей пламенной энергией. И как тогда, в самой первой борьбе с пауком в подземных недрах лабиринта, осталось слышимым лишь биение сердца.
        "Нельзя поддаваться, - стучало оно. - Не слушай. Не внимай. Его слова - ложь. Приняв власть, ты убьешь все, за что боролся. Убьешь свой мир. Своих друзей. Свою любимую женщину. И еще не родившегося сына".
        Из глубин поднималась иная сила. Та, что всегда помогала. Приходила в самый нужный момент. Она ограждала сознание, призывала бороться и ни в коем случае не сдаваться. Коля сконцентрировался на теплом дыхании ара-думм, обратился к ее мощи. Сквозь огонь призвал укрощенную магию.
        "Отпусти меня, - шептал гворр. - Это единственный способ"
        "Ты погибнешь".
        "Иначе погибнем вместе. Сдадимся Торр-Саазу, и он победит".
        "Я не смогу!"
        "Тебе придется!" - настаивала ара-думм.
        Разрывать душу на части прежде не приходилось. Договор скрепил две сущности древними узами, преступить которые, значило умереть. Но разве он уже не умирал? Разве не он стал вместилищем светлой магии? Разве не он наполнил чистой энергией Анделор? Разве не он расправился с армией Торр-Сааза? Один! Кристалл уже разбил его душу на мельчайшие частицы, очистил от сознания гворра. И сейчас магия ор-думм не действует, как раньше, она живет сама по себе…
        Коля закрыл глаза, сконцентрировался. Ощутил, как трещит магия, как отделяются вплетенные в нее частицы ара-думм. Он выталкивал гворра, уже не ощущая тела, не чувствуя боли. Он растворился в кипящей энергии, очищая ее от чужого присутствия. Черная дымка окутала тело. Развернула полупрозрачные крылья. Последний раз вспыхнули желтизной зрачки, и гворр вылетел на свободу, вышибая сущность Торр-Сааза.
        Пламя распласталось на полу, зло заверещало, схватившись с призраком ара-думм. Они сплелись в клубок - черные клубы дыма и рыжие языки пламени. Покатились к огненному столбу. Источнику жизни Торр-Сааза, источнику темной магии.
        Торр-Сааз отбивался изо всех сил, окутывал пламенными щупальцами неожиданного противника, пытался проникнуть внутрь, чтобы подчинить своей воле. Но как можно завладеть тем, у кого нет тела? Огненные плети хлестали черноту, проходили сквозь нее, как сквозь туман. Гворр изловчился, зацепил когтями пышущий искрами сгусток, протащил его к пьедесталу и, сделав последнее усилие, увлек за собой прямо в светящийся поток.
        Коля тяжело дышал, собирался с силами, понимая, что медлить нельзя. Шатаясь, встал и бросился к источнику. Если Торр-Сааз хотел использовать "Око ночи", чтобы превратить магию света в магию тьмы, тогда он сможет сделать обратное. И никогда истина не виделась ярче, чем сейчас. На самом деле нет магии добра и зла. Есть лишь чистое волшебство. И каким оно станет, зависит от того, кому служит.
        Он прикоснулся к пламенному столбу, внутри которого еще боролись две сущности. Прощай, ара-думм, ты до последнего оберегала своего хозяина…
        Николай обратился к частицам. Его мощь дотронулась до хлещущей магии, призвала, успокоила и мягко подчинила. Рыжий поток засиял сначала золотым, потом желтым, а затем чистым белым светом. Два существа, попав в плен бурлящих частиц, не могли вырваться, не могли освободиться. Они сливались с ними, растворялись в искрящемся столбе волшебства. Черная и огненная тени свернулись в клубок и истаяли, исчезнув навсегда. Последний крик Торр-Сааза угас вместе с прощальным ревом гворра.
        Коля обессилено повалился на пол. Уткнулся лбом в холодные доски, ни о чем не думая, ничего не чувствуя. То, что произошло после того, как он стал "Оком ночи", не поддавалось осмыслению. В его руках сосредоточилось безграничное могущество, и от его действий зависела судьба Анделора. И то, что из великой битвы он вышел победителем, свидетельствовало о том, что будущее нельзя просчитать, нельзя предсказать.
        Близость источника магии помогала восполнить резерв. Волшебство мягко окутывало, убаюкивало, нашептывая ласковые слова. Могучее, и такое доверчивое… Коля закрыл глаза и уснул, прямо на полу, возле сияющих частиц. Мир освободился, и отныне Торр-Сааз никогда не потревожит Анделор. Темной половины больше не существовало. Ни от самого властелина, ни от его слуг не осталось ничего, кроме воспоминания.
        Солнечные лучи озарили выжженную землю, разогнали Желтый туман, разделявший Анделор на две части. Четвертый источник магии, очищенный от власти Торр-Сааза, радостно искрился, сливаясь с оторванными собратьями.

* * *
        Коля очнулся и первое, что увидел - луч света, озаряющего зал. Мрачные тени исчезли, воздух наполнял радостный вкус победы. Дыша полной грудью, слушая равномерный стук сердца Анделора, принц поднялся и улыбнулся новому миру.
        Победа…
        Только сейчас до него дошел истинный смысл этого слова. Не будет больше крови, не будет больше смерти на поле брани, не будет больше выжженных городов, изувеченных войной и голодом людей. Не будет больше смрадной власти черного повелителя. И то, какой станет новая жизнь, зависит лишь от них самих. И его путь, могущественного мага, "Ока ночи", еще только начинается. Коля взмахнул рукой, и в зале заискрился открывающийся портал.
        Для истинного волшебника нет границ, нет предела возможностям. И уже тем более, никакое расстояние не может разлучить его с теми, кого он любит. И ради которых готов пойти на все.
        С радостью, трепетавшей в сердце, он шагнул в окно.

* * *
        Окруженный серебристым ореолом, Кайл предстал перед глазами. Как же она его любила! И видела так ясно, будто он стоял перед ней живой. Он погиб, но навсегда останется в сердце, всегда будет жить в ее ребенке. Образ расплывался, мутнел, скрытый пеленой слез. Нет! Не уходи…
        - Кайл! - не выдержала она и крикнула призраку. И все равно, что он - это всего лишь игра воображения. Плевать. Только бы задержался еще на чуть-чуть.
        Тишина окутала зал.
        Гости решили, что она потеряла рассудок. Пусть. Эдель встала и побежала прямо к миражу. Она готова на все что угодно, даже на сумасшествие, лишь бы все время видеть его рядом.
        Призрак улыбнулся. Такой счастливой, такой широкой улыбкой… такой… живой.
        - Эдель, - он заключил ее в объятия. - Милая.
        Черный кожаный костюм на ощупь был как настоящий. И теплые руки тоже. И гулкий стук сердца. Какое сладостное безумие!
        - Не уходи, пожалуйста, - она прижалась к нему. - Останься.
        - Конечно же, останусь, - любимый поцеловал ее в губы. Горячее дыхание обожгло и разлилось по груди.
        - Я знаю, тебя нет, - зарыдала она, прильнув к груди. - Ты погиб, и я вижу лишь твой образ. Но я не хочу просыпаться.
        Кайл рассмеялся, подхватил ее на руки, закружил вокруг себя. Разве призраки могут быть такими реальными?
        - Девочка моя, я не умер. Я настоящий.
        - Что? - прошептала она.
        - Торр-Сааза больше нет. И темной половины Анделора.
        Эдель отступила на шаг. Краски врывались в сон. Посторонние звуки, радостные возгласы. Мутная пелена обступила со всех сторон, оставив лишь сияющее радостью лицо любимого.
        - И я люблю тебя, - глухо прозвучал его голос. - Люблю вас.
        Он приблизился, дотронулся до ее живота. И это прикосновение, нежное и ласковое, было последним, что она ощутила, прежде чем упасть в обморок.
        Эпилог
        Осень не торопилась уходить. Листья пестрым ковром укрывали землю, золотыми брызгами украшали ветви деревьев. Яркое синее небо не желало скрываться за тучами, так же как и полуденная звезда, Астелл. Озеро у подножия серебряного замка лениво облизывало скалы и песчаный берег, светилось небесной синевой, отражало в своих водах мелькавшие тени птиц. Мир утопал в красках, сиял той броской красотой, которая предшествуюет холодам и проливным дождям.
        Коля стоял на балконе центральной башни, нервно постукивая пальцами по парапету и, казалось, не замечал раскинувшегося пейзажа. Только сидящий на его плече дракончик периодически пыхтел в ухо, чем вызывал сдержанную улыбку.
        - Чего это ты здесь один делаешь? - на балкон вышли Элиор и Телли.
        - Вас жду, - отшутился Коля и подмигнул девчушке. С некоторых пор брат все чаще стал попадаться на глаза именно в ее компании. Легкий и веселый характер Телли не мог не расположить к себе даже такого сурового короля, как Элиор…
        - Как же, - усмехнулась девушка, - переживаешь в одиночку?
        - Расслабься, брат, - присоединился Элиор. - С ней Дариана и куча целителей, все будет хорошо.
        Они встали рядом, облокотившись на перила. Налетевший ветер затеребил полы королевской мантии, растрепал убранные под корону волосы.
        - Как скажете, Ваше Величество, - Коля вовремя увернулся от дружеского подзатыльника.
        - Вот опять ты! Между прочим, я за тебя отдуваюсь!
        - Ага, как же. Кто из нас старший брат? А потом…
        - Знаю, знаю, - прервал его Элиор. - Властью ты сыт по горло, и вообще, великие маги не должны управлять государством.
        - Эпоха хранителей закончилась, - Коля проводил взглядом летящую чайку. - А потом… я всегда рядом, если что.
        - Ты точно решил уехать? - вздохнула Телли.
        - Хочу, чтобы Эдель была рядом со своим королевством. Честно говоря, и мне уютнее в волшебных землях. Айлин готов нас принять в Ринвелле. Да и Аргенту пора вернуться к обязанностям вожака.
        Элиор посмотрел вниз и увидел единорога, прогуливающегося по берегу озера. Рядом с ним шла Ева и собирала выброшенные из водных глубин ракушки.
        - Они были хорошей парой, - задумчиво пробормотал король.
        - У них есть, что вспомнить, - возразил Коля. - Жизнь идет дальше, и что-то мне подсказывает, у Евы все будет хорошо.
        - Особенно, если она ответит на ухаживания одного небезызвестного героя Великой битвы, - заметила Телли.
        - Ты про Рома? - усмехнулся Николай.
        - Именно.
        - Коля? Коленька! Ты здесь?
        На балкон вылетела Рита. Запыхавшаяся, с неровным румянцем на лице, она счастливо улыбалась.
        - Ну?!
        - Родился! Мальчик!
        Коля просиял, подхватил мать и чмокнул в щеку. Как хорошо, что они с отцом решили переехать сюда! Лично он не мог, конечно же, явиться к ним и пригласить в Анделор. Но зато сколько было радости, когда родители прошли сквозь открывшийся портал! И никакое волшебство не радовало их больше, чем счастье молодых, ожидающих малыша.
        - Поздравляю, бабушка! И деду передай! А я побежал!
        Светофор спорхнул с плеча, перелетел в раскрытые ладони Риты. В забавном маленьком существе она души не чаяла, и никогда не отказывала дракончику в угощении. Новоиспеченная бабушка проводила сына взглядом и украдкой смахнула счастливую слезу.

* * *
        Коля устремился по коридорам, туда, где его ждала семья. Остановился перед заветной дверью, чтобы перевести дыхание и унять часто бьющееся сердце. И почти натолкнулся на выходящую из комнаты Дариану. Она улыбнулась и пропустила его вперед.
        - Проходи, тебя хотят видеть.
        - Как Дэнни? - мимоходом поинтересовался Коля.
        - С ним Эрик и Артис. Возятся, как малые дети, - махнула она рукой. - Ну, иди же, иди. И прикрыла за ним дверь.
        В кровати лежала Эдель. Волосы ее разметались по подушке, румянец слегка окрасил бледные щеки. Она бережно обнимала попискивающий кулечек. Увидев вошедшего Колю, улыбнулась и тихо сказала:
        - Смотри, какое чудо.
        Он подошел к ней, поцеловал в губы, а потом взглянул на сверток.
        - Возьми его, не бойся.
        И отказываться неудобно, и взять на руки страшно…
        - Да не раздавишь, не волнуйся, - засмеялась Эдель, читая эмоции на растерянном лице мужа.
        Он осторожно взял малыша, подошел к окну. Солнечный лучик пробежался по сморщенному личику, курносому носику и маленьким губкам. Малыш шевельнулся, и Коля испугался, что уронит вверенную ему драгоценность.
        Надо же, он повелевал магией, сражался с чудовищами в себе и наяву, победил тьму и разрушил границы, обрел истинное могущество и безграничные способности, но боялся ненароком причинить вред маленькому, беззащитному тельцу. Он бережно наклонился к сыну и поцеловал нежный пушок на макушке.
        - На тебя похож, - он обернулся к Эдели. И та тихонько засмеялась.
        Коля вновь посмотрел на новорожденного и перевел взгляд на небо.
        Астелл пылала на горизонте. Улыбаясь, она озаряла новую жизнь, явившуюся в новый мир. Золотила дорогу, которая только начиналась, наполняла первые минуты счастьем, покоем и свободой. А за это стоило бороться, сломать все преграды и, в конце концов, победить.
        Москва, октябрь 2009 - апрель 2010

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к