Сохранить .
Становление Алексей Юрьевич Кудряшов
        Союз Родов #1
        Не совсем обычный парень из не совсем обычной семьи хранителей Рода. Но как оказалось, служба Роду не ограничивается обычными угрозами и приходится сталкиваться с бармалеями из космоса. Отражая нападение инопланетных существ, он оказывается закинут в глубокий космос, на планету, закрытую для посещения старой расой. Выживает на планете, находит друзей и снимает блокаду планеты на свою голову. Отражаются атаки пиратов, недружелюбно настроенного Содружества, кочевников. А ведь ещё нужно найти Землю, чтобы защитить её от космического пиратства, да и просто повидать старых друзей.
        Алексей Кудряшов
        Союз Родов
        Становление
        Иван Бесфамильный
        Мне в армию нужно…
        Было тихо и даже парень, шагающий по лесной тропинке в сторону поселка, не нарушал эту тишину. Птицы не вспархивали, когда он проходил мимо, редкие суслики не прятались в свои норы, осторожно поглядывали на него, но не проявляли беспокойства, они знали, что этот человек им не опасен. Лишь оголтелая сорока носилась над деревьями и радовалась, что она обнаружила человека. Она заметила его на поляне, когда раннее солнце пробилось сквозь листву и попало на него, мерно шагающего по своим, не ведомым сороке делам. Никаких опасных предметов он не нес, во всяком случае, от него не веяло угрозой.
        Серая телогрейка, серая вязаная шапка, небольшой рюкзак через плечо. Он шел издалека, не торопясь, но совершенно бесшумно. Изредка попадающиеся еловые шишки и сухие ветки отказывались издавать шум под его ногами. Лесной человек, не опасный, если сам этого не захочет. Только ради этого стоило летать и предупреждать всю лесную братию о находке. Что сорока и делала с большим энтузиазмом.
        Тропинка, по которой он шел, была совсем короткой. Километра два, не больше. До больших полян, грибных да ягодных. Её из посёлка протоптали. Это городские на машинах подальше в лес пробираются, как будто там грибы больше, а местные далеко не ходят. Вот и натоптали тропку. А дальше полянок и вовсе тропинок нет, одни буреломы да кустарник. Заблудиться, конечно, негде, не тайга, но и пройти, не зная тропинок нет никакой возможности.
        Ближайшее жилое место в той стороне, это охотничья заимка километрах в сорока по лесу. Место известное на всю округу, но дороги туда нет, и не предвидится. Важные люди из города пытались туда дорогу проторить, но дед Силантий пригрозил, что прострелит колеса каждому. Ему поверили сразу и безоговорочно. Оставляют машины в ближайшей деревне и идут пешком. Десять километров осилит не каждый, зато приходят туда только настоящие охотники. Водку почти не берут, у деда её в погребе полно скопилось от частых гостей, хватит на любую компанию.
        Парень уверенно шел по поселку в сторону военкомата. Зашел во двор и, положив свой рюкзак, сел на скамейку. Время еще рано, начало восьмого, конечно-же еще закрыто. Надо ждать. Ждать он умел. Даже неугомонные воробьи, не замечая опасности садились на скамейку, а затем с бешено колотящимся сердцем уносились прочь.
        Парень подошел ближе к дверям и поздоровался с женщиной, открывающей дверь.
        - Ирод, что ж ты делаешь то, напугал, черт окаянный. Откуда ты взялся.
        - Извините, к кому мне подойти? Мне в армию надо.
        - Ну, проходи, подожди тут, сейчас все придут, рано еще. Эка невидаль, иных с милицией ищешь, а этот сам пришел.
        - Ну и откуда ты? - спросил военком после переглядываний и короткой беседы с пугливой женщиной.
        - С заимки я, внук деда Силантия.
        - А сам-то он где, давно не слышно было.
        - Нет его больше, ушел он, сказал мне в армию идти, там пригожусь.
        - Сочувствую, ну давай документы какие имеются.
        Когда выяснилось, что ночевать ему в поселке негде, все бумаги, необходимые для отправки с сегодняшней партией призывников, были собраны в рекордные сроки.
        Часам к десяти под дружный плач родственников и пьяные вопли почему-то радостных друзей призывников погрузили в автобус и повезли в город на сборный пункт.
        Большая огороженная территория. На воротах дежурные, поверх забора колючка, у многих праздношатающихся парней рваные штаны и почему-то никаких сомнений, где они их порвали. Тем более, что колючка не особо хотела расставаться со своей добычей, так и болтаются на ветру огрызки из различного материала. Видимо это традиция, которую чтут из поколения в поколение.
        Всех вновь прибывших построили.
        - Рюкзаки к осмотру. Все достать и положить рядом.
        Продукты изъяли сразу, военные терпеливо объясняли, им не нужны отравления испорченной колбасой или заботливо приготовленными мамой грибочками.
        Дошла очередь осмотреть рюкзак нашего знакомого. Содержимое этого рюкзака очень сильно отличалось от содержимого других рюкзаков. Офицер ответственный за осмотр даже опешил и подозвал старшего.
        - Товарищ майор, посмотрите сюда. Такого чуда я еще не видел.
        Теплый свитер, пара носков, спички в целлофане, соль в какой-то банке с закручивающейся крышкой, фляжка и нож. Добротный нож, ручка из наборной бересты. Клинок тяжелый, с одной стороны заточка, с другой зубцы. И покрупнее есть, и помельче к рукояти. Дол начинался уже ближе к середине клинка, но это нисколько не портило вид. В рукоятке был закреплен компас, и наверняка откручивалась пробка, для хранения всякой мелочи. Не охотничий нож, скорее для выживания, или боевой, хотя, для боевого тяжеловат. Ножны кожаные, с тиснением каких-то зверьков, уже не разглядеть. Старые ножны, хотя по ножу не скажешь, ухоженный. За ношение такого ножа и посадить могут.
        - Как зовут?
        - Иван.
        - Ну и где ты его взял?
        - Мой.
        - Давно?
        - Лет пятнадцать.
        - А лет-то тебе сколько? Старлей, дай-ка его документы.
        - Восемнадцать от рождения.
        - От рождения Христа что ли? - Старлей смеялся от своей столь удачной шутки.
        - Иди, старлей, занимайся остальными. Команда явна была не по уставу, но улыбка сползла с лица офицера и он, взяв под козырек, пошел выполнять свою работу. Он знал, когда можно шутить, а когда не стоит. Тем более с этим майором.
        - Иван Емельянович Бесфамильный. Странная у тебя фамилия, Бесфамильный.
        - Нет фамилии, а в сельсовете сказали, такого не бывает, вот и не стал дед Силантий с ними спорить.
        «Видимо, бывает», - подумал майор.
        Старший машинально вылил остатки воды из фляжки, предварительно понюхав ее, положил фляжку на место. Взял нож и провел пальцем по лезвию, внимательно глядя в глаза парню. «Твой ли это нож? Похоже, твой, какой-то общий стержень чувствуется». Опустив взгляд, он увидел, что по руке сбегает кровь. Хороший нож найдет её и без убийства. Вот и познакомились.
        - Нож нужно оставить. Скажи адрес, я отправлю.
        - Некому отправлять. Оставьте себе, это хороший нож, он вам скоро пригодиться может. Да и признал он вас, даже следа на пальце не оставил, а крови напился.
        Майор встрепенулся, неужели по нему видно, что скоро в самое пекло? Да, пожалуй, звенит, как струна. Именно из-за этого назначения он и напросился в выходные, на тупую работу сборного пункта. Хоть немного остыть и собраться с мыслями. Раз уж раньше не выехать.
        Не прост этот парень, ох не прост, по глазам видно, не опасен для своих, но нож явно не как игрушка использовался. Даже перед вооруженными бандитами, коих повидал немало, майор не чувствовал той опасности как перед этим безоружным молодым парнем с цепким взглядом. Вернусь с задания, обязательно его найду. Такими не разбрасываются.
        - Я не могу принять такой подарок, а вот на временное хранение, пожалуй, возьму. Майор Крылов, Иван Федорович.
        - Где служить хотел?
        - Не знаю, куда прикажут там и пригожусь.
        - Где-то тут заказчик из ракетчиков, вот туда тебя и сосватаем. Они вечером вылетают в Иркутск, так что тут ты ночевать не будешь, найди столовую, скажи, я послал, пусть накормят. В следующий раз ты только завтра поешь.
        - Спасибо, мне не привыкать.
        - Не сомневаюсь. Удачи тебе, тезка.
        - И Вы свою удачу поострее держите.
        Войсковая часть
        Ближе к вечеру следующего дня Иван был в Иркутске. Почти двадцать часов, с пересадкой в каком-то городе. Он даже не запомнил в каком, просто вышли из самолета и сидели в зале ожидания под бдительным оком военных. В аэропорту Иркутска, еще одно построение, посадили в тентованную машину и со скоростью быстробегущей черепахи повезли за черту города. Молодых солдатиков в этой команде было всего пять человек. Лихие парни, гроза округи, выглядели уже не так лихо и грозно. Незнакомая обстановка давила. А Иван спал. Зачем беспокоиться, если ничего не изменить? Вот и не беспокоился.
        В части им выдали новую форму. У любой формы есть непонятное свойство, она выглядит нелепо пока не привыкнет к хозяину, вот и эта форма была не исключение. Каптерщик, азербайджанец срочной службы, с чувством выполненного долга, успел подсунуть стираные портянки вместо новых. Кирзовые сапоги гордились своей грубостью. Не полюбил Иван новые сапоги сразу. Они как будто жили своей жизнью, шумные, пытаются натереть ногу, конфликтуют даже со своей парой. Так и норовят задеть второй сапог при ходьбе, чтобы в этом месте непременно образовалась потертость. Часть выданной формы нужно было подписать хлоркой и вернуть обратно. Каптерщик с превеликим удовольствием принял гражданскую форму и домашние адреса для отправки. У Ивана была уверенность, что до адресатов не дойдет ни одна посылка. Так ушло еще три часа из срока службы. Им определили койки, по заведенным правилам, конечно же, достался второй ярус. Когда закончились все процедуры в части уже спали. Молодым солдатикам тоже скомандовали отбой. Офицеры ушли, и началась первая ночь солдатской жизни.
        Поспать им не дали, как только ушли офицеры, казарма как будто ожила. Из темных уголков поползли прожженные службой воины, отслужившие год и больше. Они с полным правом считали себя старожилами и могли себе позволить кое-какие вольности по отношению к салагам. В меру упитанный младший сержант поднял всех, кого привезли в часть сегодня, и построил.
        - Ну что, салаги, как там мамкины пирожки?
        - Чего молчим? Вас не учили отвечать по уставу?
        - Сейчас поучим. Служба началась!
        - Я младший сержант Кондратюк, вы должны выполнять все мои команды днем или ночью. Все понятно?
        - Не слышу?
        - Так точно!
        - Так точно, товарищ младший сержант. Повторить.
        - Так точно, товарищ младший сержант.
        - Ты почему молчишь?
        Кондратюк ткнул в живот Ивана.
        - Мне кажется, ты издеваешься над нами.
        - Не ты, а Вы. Ты борзый что ли?
        - Упал, отжался.
        - Сколько раз?
        - Пока не скажу хватит.
        Иван начал отжиматься.
        Раз, два, три, четыре… десять, одиннадцать… тридцать восемь, тридцать девять…
        Оказалось, что считать надо дальше, но Кондратюк был не «дурак» и он дал команду считать салагам, чтобы неповадно было с ним спорить. После пятидесяти отжиманий, он понял, что нужно немного больше времени, чтобы обломать наглого салагу, и решил пока сходить к взводному, старшине Брагину.
        - Брагин, дрыхнешь что ли? Видел, там салаг привезли.
        Взводный действительно спал и еле разлепил глаза.
        - Видел, завтра познакомлюсь.
        - Да я уже знакомлюсь, пошли, веселуха же.
        - Брагин решил все-таки пойти, чтобы этот, немного туповатый Кондратюк дров не наломал, а ему потом отдувайся за дедовщину. Неймется же им. Сами только из салаг выросли, а все туда же.
        - Ну, пошли.
        - Сто сорок пять, сто сорок шесть, сто сорок семь…
        Кондратюк немного опешил, услышав счет и все, что ему пришло на ум, это то, что салага халтурит.
        - Это ты кого обмануть хочешь, ниже, ниже давай. Полностью руки выпрямляй.
        - Сто семьдесят четыре, сто семьдесят пять…
        - Я сказал, ниже.
        - Отставить.
        - Брагин, ты чего?
        - Отставить, я сказал.
        - Встать, солдат.
        Иван продолжал отжиматься, но уже без счета. Все молча смотрели на старшину.
        - Уснул, что ли?
        Брагин подошел и задел его ногой.
        - Встать в строй.
        Иван поднялся, посмотрел на старшину и отошел.
        - Так точно.
        - Что: «так точно»?
        - Уснул, товарищ старшина.
        Брагин опешил, он не ожидал такого ответа - «ладно, позже разберусь, что тут было и что это за чудо попалось к нему».
        - Вольно, чуток постойте, я сейчас подойду, раз уж начали знакомство, продолжим его.
        Он отвел Кондратюка в сторону. Да чего там отвел, почти толкал его впереди себя, пока не ушли на расстояние, когда их не стали слышать подчиненные.
        - Кондратюк, ты идиот? Ты хоть понимаешь, чего сейчас чуть не натворил? Хорошо хоть у салаги мозгов хватило.
        - Это я-то - идиот, это ты чего меня перед салагами выставляешь?
        - Нет, ну ты точно кретин. Ты сколько раз сам-то отжимаешься?
        - Ну, двадцать.
        - В том-то и дело что «ну двадцать», а он сколько отжался? Около двести и я уверен, что смог бы отжиматься еще столько же.
        - Да ну на.
        - Вот тебе и дануна. Он даже не напрягался. Он же тебя в бараний рог согнет, прям перед подчиненными согнет, а потом загремит под трибунал по твоей милости.
        - Ну не согнул же.
        - Вот этому-то я и удивлен. Он еще и умный, в отличие от тебя. Как он быстро догадался тебя на место поставить. Правда не учел, что ты туп как пробка.
        - Помяни мое слово, он еще меня пододвинет.
        - Не успеет, тебе осталось-то полгода.
        - Этот может и успеть.
        Вот теперь Кондратюк был напуган. Он знал, что Брагин просто так языком молоть не станет. В мозгах старшина недостатка не испытывал. Начальник штаба небезуспешно уговаривает его остаться на службе. И все об этом знают.
        Брагин вернулся к салагам, оставив младшего сержанта додумывать происходящее. С непривычки Кондратюк даже вспотел.
        - Ну что, товарищи бойцы. Давайте знакомиться. Завтра вас распределю по отделениям и познакомлю с командирами. Я ваш взводный, старшина Брагин. Для вас, товарищ старшина. Младший сержант позволил себе вольности, вы уж простите его, больше не повторится. Это я вам гарантирую. Любые неуставные взаимоотношения буду наказывать мордобоем лично. Это уже относится к тем, кто сейчас делает вид, что спит. Вы меня знаете, за мной не заржавеет.
        - Всем отбой, ты останься.

* * *
        - Как фамилия?
        - Рядовой Бесфамильный.
        - Фамилии нет, или фамилия Бесфамильный? - усмехнулся Брагин.
        - И то и другое, товарищ Старшина.
        - Пойдем в красную комнату, поболтаем. Накинь на себя.
        - И сколько раз ты сможешь отжаться?
        - Не знаю, товарищ старшина. Специально больше ста не отжимался.
        - Ты отжался около двухсот, сколько еще смог бы?
        - Может день, может два, не знаю.
        Брагин поверил. Парень не врал и не понтовался, так не врут, просто сказал по факту. Почему он тут? Он же в спецназе должен быть, в десантуре, в спортроте, в ДШБ, не важно, где, но уж точно не в ракетчиках. Нужно доложить капитану. Пусть переводят, там он нужнее. Подозреваю, что даже там он будет белой вороной.
        - Силен, ну а подтягиваешься сколько?
        - Извините, товарищ старшина, я же не спортсмен, не считал никогда. Наверно не меньше, чем отожмусь. У нас и турника-то не было.
        Брагин присвистнул. Перед ним он не боялся выглядеть слабее. Парню это было известно изначально.
        - Ну и чего делать будешь?
        Брагин не сомневался, что Бесфамильный поймет куда он клонит.
        - Думаю, после сегодняшнего цирка меня переведут с вашей подачи. А пока буду служить под вашим началом.
        - Правильно думаешь. Просьба к тебе. Не испорти все, к салагам будут исподтишка под кожу лезть, ты конечно мимо не пройдешь, но не испорти все. Понимаешь?
        - Понимаю. Не испорчу.
        - Дуй спать. Завтра подъем в семь. На зарядку со мной пойдешь.
        - Разрешите идти?
        - Стой, ты, правда, уснул что ли, пока отжимался?
        - Так точно, я не ожидал, что понадобится столько время…
        - Иди уже.
        - Есть!
        «Вот ведь подфартило, чего с тобой делать то» - Брагин чесал затылок, пока туго соображая, как поступить.
        «Ну и как к нему относиться? Может, сейчас капитана поднять?» - Брагин представил лицо капитана и решил ждать утра. «Завтра все доложу, еще самому в голове уложить надо. Подумаешь, отжимается больше, чем весь взвод вместе взятые…».
        Сопка радости
        - Подъем, форма одежды номер два. Построиться. Налееево, на зарядку бегооом марш. Бесфамильный, ко мне.
        - Со мной побежишь, подозреваю, бегать ты тоже умеешь.
        - Умею.
        - По утрам бегал?
        - Так точно, обычно километров десять, иногда двадцать, по обстоятельствам.
        Брагин обернулся к своей «головной боли».
        - Каким таким обстоятельствам?
        - Мы на заимке с дедом жили, а он по утрам любил травку заварить на родниковой воде, причем не на каждой. Ну, я как-то и принес ему с северного кордона воду во фляжке, уж больно она там хороша, он похвалил за прыть. Я тогда совсем малой был, понравилось. С тех пор и бегал утрами за водой, километров шесть в одну сторону. Когда река разливалась, небольшой крюк приходилось давать. Потом деда не стало, а привычка осталась.
        - Хорошая привычка. Пошли к КПП, оформлю тебе разрешение на утреннюю пробежку за пределами части. Вон в ту сторону бегай, к сопке. Её сопкой радости называют, потому что, как ты понимаешь, особой радости туда бегать никто не испытывает, а бегать иногда приходится. Но тебе понравится. Там большой круг есть, километров двадцать, малый в половину меньше. Не заблудишься. Турники не показываю, не нужны они тебе. Бегать будешь один, мне за тобой не угнаться, а кроме меня любителей не найдешь.
        - Спасибо, товарищ старшина.
        - Беги давай, время не теряй, а я на стадион, своих лодырей погоняю. В двадцать минут девятого построение на завтрак. Не опаздывай, шкуру спущу.
        - Есть, не опаздывать.
        Бежать было легко, воздух свежий, по-осеннему морозный. Утренний туман доходил лишь до середины сопки. Очень удобное для пробежки место, извилистая тропинка постепенно поднималась почти на самую вершину. Нельзя сказать, что тропинка пролегла между деревьев. Скорее, она пролегла там, где ей позволили деревья. Это были матерые сосны. Иные в два обхвата, голые у основания и лишь ближе к вершине была огромная копна веток. Борьба за солнце тут была нешуточная. Изредка попадался кустарник, но он был гостем, которого терпели до поры до времени. Вся тропинка была усеяна сухими веточками, шишками и переплетена мощными корневищами. Чьи-то неумелые ноги содрали кору с них, но не победили. Было ощущение, что он подружится с этой тропинкой.
        Совсем недавно тут пробежали четверо, шаг широкий, тяжелый. Ботинки армейские, подошва мягкая снаружи, но не очень гибкая. Таких людей и такой обуви он в части пока не видел. Скорее всего, в районе этого леса расположена не только их часть. Ваньке стало интересно понаблюдать еще за этими бегунами. Тем более, что тропинка не собиралась разветвляться.
        Один из них припадает на левую ногу, скорее всего старая рана, не болит, а привычка осталась, иногда перестает хромать, забываясь. Второй бегун тоже очень интересный. Не охотник, но бежит, почти не смещая мелкий мусор, очень экономный шаг, но шире чем обычно. Как будто с него только что сняли килограмм тридцать, а бегун еще не перестроился. Третий осторожничает, бежит не ровно, по сторонам все смотрит, кого-то выглядывает, или по привычке смотрит по сторонам.
        Последний, бежал не по своей воле. Он был слишком тяжелый для таких пробежек. В таком состоянии он больше, чем двадцать километров не пробежит. Иван, мысленно, слышал тяжелое дыхание и ворчание этого тяжеловеса. Зачем они его потащили с собой? Он, явно, не в своей тарелке. Как и следовало ожидать, через пару десятков метров были видны следы падения. Корень, за который зацепился новый знакомый Ивана, просто вырвали из земли. Падение было достаточно болезненным, в этом месте на тропинке было много угловатых камней и переплетений из толстых корней. Один из камней, по-видимому, впился в колено и наверняка поцарапал. Крови на нем не было, но характерные следы говорили, что этот камешек пытался раздавить всей своей массой очень большой человек. Камень продавил часть материала в попытке порвать штаны напавшего на него, но не справился с этой задачей. На месте падения не видно было следов от рук. Падать он умел, но нервы ни к черту. Недалеко виднелся след во мху. Там раньше лежала сухая ветка, теперь её нет, видимо закинул в лес. Это было совсем недавно, каких-то пять, десять минут назад. Странно, Иван не
слышал никаких звуков. Ведь должен же был этот дуболом вскрикнуть, когда падал, или сматериться, когда вымещал злобу на палке.
        Так и есть, ногу он подволакивал, или действительно ушибся сильно, что вряд ли, было бы видно. Или кривлялся, чтобы его больше не брали с собой. Скорее второе. По тому, как он перекатился после падения, он тренирован и не плохо, такие царапины ему как слону дробина. Такими темпами Ванька скоро нагонит их команду. Он достал из кармана пучок подорожника, который сорвал на ходу еще возле КПП, скорее по привычки, чем по необходимости, и начал его разминать.
        Тропинка пошла под горку и сразу стало видно столпившихся военных. На тропе сидел этакий шкаф и кулаком, больше похожим на пивную кружку, грозил смеющимся товарищам. Это были прожженные вояки, явно офицерского состава. Они тоже заметили Ваньку, и старший стал его внимательно рассматривать, видимо не часто на их пути встречались солдаты срочники. Даже дуболом перестал жаловаться на еле заметную царапину у колена и начал раскатывать штанину, все-таки порванную на месте удара о камень. Поравнявшись с ними, Ванька поздоровался и подал размятый подорожник. Улыбнулся уголками губ и побежал дальше.
        - Спасибо, малой. - Как гром среди ясного неба послышался голос дуболома. Ванька поднял кулак вверх, но оборачиваться не стал, и так все понятно, зачем лишние слова.
        - Хм, а подорожник-то уже помят, он знал, что мы рядом. Следил что ли?
        - Не, Петрович, я бы заметил. Не было за нами никого. Я его почуял перед подъемом, когда Митяй тут изображал потерпевшего. Догнать его?
        - Нет, не надо. Гвоздь, выясни, что за хлопец. Он из новобранцев, ракетчик. Форму сегодня надел первый раз, сапоги еще не разносил, скрипят. А кто слышал его шаг?
        - А никто, не слышно было.
        Все удивленно посмотрели на пожилого воина, потиравшего ногу. Рубец на ноге от осколочного ранения. Видимо, старая рана иногда ныла.
        - Рассказывай, Григорий Иванович.
        - Да чего рассказывать, парень из охотников, след его посмотри, ни одна иголка с места не сдвинулась. Увидел, как Митяй разворошил тропинку, сразу понял, что повредился немного. Подорожник свежий разминать начал. А ты подорожник, где видел? Вот то-то и оно, что только в начале тропы, возле дороги, значит заранее взял. На рефлексах.
        - Хорошие нынче ракетчики пошли.
        - Бежит ровно, подъем у них в семь? Время ближе к восьми, сейчас обратно пойдет.
        Минут через пятнадцать он действительно повстречался им. Вся компания дружно подняла кулак на согнутой руке, явно передразнивая Ваньку. Он не растерялся и тоже поднял кулак. Все улыбнулись и, молча, продолжили бежать, но уже в разные стороны. Дуболом пыхтел, но больше не жаловался. Через порванные штаны был виден растертый подорожник на коленке. Ванька был уверен, что он даже не заметил эту царапину, но подорожник втирал основательно. Не возьмут они его больше с собой. Точно не возьмут. Не любит дуболом бегать, будь его воля, он бы просеку сделал, чтобы покороче было. Количество и толщина деревьев при этом, не повлияли бы на скорость его бега.
        Время он рассчитал правильно, успел помыться и объявили построение на завтрак. Как оказалось, распределение новобранцев он все-таки пропустил, поэтому при построении его впихнули в третье отделение, а командир отделения показал кулак за нерасторопность. Кормили безвкусно, но сытно. Хлеб был с запахом спирта и на вкус был очень необычный. На немой вопрос новобранцев ответил сержант: - «это проспиртованный хлеб, опять склады разворошили, меняют запасы на свежие, а нам теперь эту фигню неделю лопать. Шевелитесь, не дома на именинах, на кормежку двадцать минут, кто не успел, тот уходит голодным».
        За Ванькиным столом оказалось аж трое из новобранцев. Видимо решили сесть рядом. Как-никак знакомые уже, вместе ехали. Ели молча, но, когда закончился хлеб на столе, один из них соскочил и, не теряя времени, пошел взять хлеб с раздачи. Иван заметил краем глаза, что возле раздачи происходит какое-то движение и стал следить за происходящим. Один из поваров срочников, по неведомой причине опять из солнечного Азербайджана, прижимал бедного парня к стенке и под улюлюканье земляков щелкал по носу. Оказалось, что практически все повара азербайджанцы. Что это? Совпадение? Вряд ли. Сержант не замечал, или делал вид, что не замечает происходящего. Никто не хотел связываться с отморозками, которые держались компанией. Парню было бы худо, если бы не вилка, неожиданно воткнувшаяся в косяк возле уха азербайджанца. Алюминиевая вилка очень глубоко вошла в деревянный косяк раздачи и явно напугала всю компанию. Никто не видел, что произошло, и откуда она взялась. Парня он отпустил сразу же, и вся дружная компания растворилась на кухне. Инцидент был исчерпан, хотя не все поняли, почему от бедного салаги так быстро
отвязались. Ванька доедал макароны ложкой. Бледный салага упал на свой стул, посмотрел на Ивана и подал ему свою вилку и хлеб. Его аппетит остался возле раздачи. Так ничего и не понявший сержант встал из-за стола и посоветовал поторопиться.
        Армейская рутина не отличается разнообразием. Подъем, зарядка, завтрак, различные занятия по военным ремеслам, обед, еще занятия, ужин и отбой. Все это тщательно сдобрено различными построениями и немного остается на свободное время. Так называемое, время для личных потребностей военнослужащих. Это Ванька знал еще до армии, телевизора на заимке не было, но военных приезжало не мало. Было кого расспрашивать.
        После завтрака взвод отправился на отработку комплекса рукопашного боя. Несмотря на различные сроки службы, занимались все вместе. Кто-то повторял упражнения, кто-то пытался повторить показанное командиром. К слову сказать, командиры изучали РБ вместе с бойцами, поэтому ничего нового они не показывали. Их задачей было следить, чтобы тренировки были регулярными, и бойцы не отлынивали от занятий.
        - Бесфамильный, ты чего творишь? Я как показал ноги поставить?
        - Господа новобранцы, мы будем заниматься, пока я не вобью в вас всё, что требуется, поэтому четко повторяем всё, что показываю, без дополнительных фантазий, не поймете днем, будем заниматься ночью. Когда придет время, и товарищ старшина соберет нас для изучения новых приемов, я не хочу краснеть за отделение.
        Ванька не задавал вопросов. Еще дед ему говорил, если не понятно, это не значит, что неправильно. Делай что говорят, понимание придет позже. Вот Иван и делал как показывали. Рядом занимались не только они, весь взвод, разбитый по отделениям, делал одни и те же упражнения. Командир взвода иногда подходил к ним и поправлял, но пока не вмешивался.
        - Взвод, становись!
        - Сейчас я буду показывать новое упражнение, командиры отделений, смотрите внимательно, потом с вас спрошу.
        - Вот сейчас начнется веселуха - прошептал Ваньке парень, отслуживший уже полгода. - Брагин единственный из нас знает рукопашку, говорят, на гражданке занимался.
        - Отставить разговоры! Смотрите внимательно. Бесфамильный ко мне. Дзюдо, самбо, каратэ изучал? Какие-нибудь приемы знаешь?
        - Никак нет.
        - Ну ладно, все равно твоя физическая подготовка в разы лучше остальных. Буду на тебе показывать.
        - Если противник атакует ножом сверху.
        Брагин занес руку с деревянным ножом для тренировок и начал медленно изображать удар. Ванька рефлекторно выставил руку в блоке ножа.
        - Погоди Бесфамильный, хотя, покажи, чего ты там хотел изобразить. На тебе разберем ошибки.
        Что-то произошло и взвод загудел как растревоженный улей.
        - Твою дивизию, Бесфамильный. Ты же сказал, не знаешь никаких приемов.
        Брагин встал и держался за потянутую руку, он не ожидал противодействия. Как это произошло, он не понял, но в какой-то момент он оказался летящим под ноги своему взводу, а рядовой Бесфамильный смотрел на него сверху. В руках у него был нож старшины. Бойцы ошарашено замолчали.
        - Покажи медленно, что ты делал.
        Ванька поставил блок чуть ниже кисти, второй рукой показал удар по ребрам, одновременно с этим, сделал шаг в сторону атакующей руки, зафиксировал кисть с ножом свободной рукой, повел руки вниз и чуть в сторону, шаг под руку противника с разворотом, еще небольшой шаг в сторону с продолжающимся разворотом корпуса и нож оказывается в руках Ивана, а противник по инерции летит на землю.
        - Красиво, откуда? Это не совсем обычная техника войсковой рукопашки. Скорее что-то из японской айкидо.
        - Дед показывал. Не айкидо точно.
        - Из какой это техники?
        - Не знаю, так наши предки бились, только я удлинил и не добивал.
        - Спасибо, что не добивал. - Усмехнулся Брагин. - Встань в строй, пока делай, что показывать буду, потом разберемся, насколько тебе нужны мои занятия. Ты меня все больше удивляешь, Бесфамильный. Почему сказал, что не знаешь приемов?
        - Я не знаю приемы, я знаю технику ведения боя с оружием и без оружия. Там нет приемов, все от ситуации.
        - Понятно. Хотя, пока не понятно, позже разберусь. Иди пока в строй.
        - Итак, продолжим. Чудеса, которые нам показал рядовой Бесфамильный пока не для нас, рядовой Васильев, ко мне.
        Брагин краем глаза увидел, как побледнел младший сержант Кондратюк. - «Сейчас он, наверно, физически почувствовал, как бы его размазали по стенке». - Старшина улыбнулся уголками глаз, но сочувствовать Кондратюку не стал, наперед наука будет.
        Иван старательно повторял все, что показывал старшина. Техника была отдаленно похожа на ту, которой его учил дед, но были значительные упрощения. Видимо для удобства обучения с нуля.
        - Бесфамильный, подойди. Продолжаем занятия, не болтаем. Командиры отделений, рядовой Бесфамильный будет помогать вам, если что-то не понятно, все вопросы к нему. Я до начальника штаба добегу. Все понятно?
        - Так точно.
        Иван в первую очередь подошел к каждому командиру и показал на их ошибки, нужно сначала научить их, чтобы они дальше учили весь взвод. Младший сержант Кондратюк весь сжался в комок, когда увидел его над собой. И лишь когда Ванька отошел от него, показав пару ошибок, он выдохнул. Оказывается, он затаил дыхание. - «Напакостил и жду расплаты, что же я за человек-то такой. Поделом, неповадно будет». - Но Ванька не таил обиду, глупо обижаться, человек же понял, что был не прав, зачем его каждый раз носом тыкать.
        Кто-то из старослужащих крикнул: - «Бесфамильный, покажи на Кондратюке еще чего-нибудь?».
        Кондратюк укоризненно посмотрел на шутника.
        - Нет, сейчас старшина придет, нам всем головы открутит, давайте делать, что он показал. Потом на тебе покажу, если время позволит.
        Кондратюк обернулся и показал кулак, но сам улыбался. Видимо уже все знали о ночном приключении. Несмотря на то, что Ванька был во взводе всего один день, его приняли как своего и смотрели как на старшего товарища. Никого не интересовал его настоящий возраст.
        Минут через пятнадцать вернулся старшина, за ним пришел начальник штаба. Ванька почувствовал, что капитан пришел по его душу.
        - Смирно.
        - Вольно.
        - Рядовой Бесфамильный, ко мне.
        - Товарищ капитан, рядовой…
        - Вольно, ну рассказывай, откуда ты такой выискался, хотя, не рассказывай, показывай, потом поговорим.
        - Брагин, проведи с ним бой на пару минут в пол контакта. Хочу посмотреть, что да как.
        - Есть, товарищ капитан.
        Ванька не знал, что означает в пол контакта, но решил на всякий случай не работать на поражение. Видимо имелось ввиду в половину силы, но это всё равно слишком много для тренировочного боя.
        Старшина сделал выпад ногой, Ванька ушел с линии атаки и, оказавшись сбоку, толкнул его. Сделав кувырок и мгновенно встав на ноги Брагин атаковал серией ударов руками. Ванька увернулся от первого, сместил второй, перехватил третий удар и, протянув захваченную руку, пропустил старшину мимо себя, отпустил руку и резко вернул корпус в исходное положение, шея противника оказалась на сгибе руки Ивана, и старшина опять оказался на земле. Брагин еще минуту пытался активно атаковать Ваньку, но каждая атака оканчивалась падением. Иван не получил ни одного удара, как, впрочем, и старшина. Когда капитан скомандовал окончание боя, во взводе кто-то присвистнул. Старшина обернулся к капитану красный, но довольный.
        - Ну что, товарищ капитан, и это он еще «не добивал». Товарищ капитан, я ведь только первую атаку попробовал, когда понял, что не достану его, в полную силу работал.
        Капитан молчал. Наконец он принял, какое-то решение и скинул китель.
        - Давай боец, попробуем потанцевать.
        Это был тактический бой. Капитан делал ложные выпады, но все время проваливался в пустоту. Ни одна его атака не достигла цели. Скорость увеличивалась. На Ваньку посыпались удар за ударом, но тот как будто врос в землю. Он даже не сдвинулся с места, каждый выпад был перенаправлен по касательной или отбит. Небольшими движениями, обозначающими удар, он держал капитана на безопасном расстоянии и не давал выдавить себя с места. Удар в лицо - увернулся и коротким движением отметил ответный удар в горло - смерть. Удар в точку выдоха - скрутился и увел по касательной, остановил открытую ладонь в сантиметре от носа, перелом, хрящи войдут в мозг - смерть. Выпад острой ладонью в кадык - немного отклонился, подцепил за локоть и когда капитан провалился в атаке, касание затылка возле позвонков, холодок по всему телу, смещение шейных позвонков - смерть.
        В захват капитан не шел, помнил, чем это могло обернуться. Почти каждая атака заканчивалась обозначением удара по нему. Увернуться он не успевал, отбить тоже. Идти на сверхкороткую дистанцию он тоже не рискнул. Двойной удар в область шеи сразу поставил точку на тактике скоростного боя на сверхкороткой. Причем, капитан только успел коснуться парня, как почувствовал смертельную опасность такого сближения и тут же отскочил. Начштаба был не новичок в рукопашном бою и понимал, что эти удары в большинстве своем были бы решающими. Почти все ответные удары смертельными, но ничего не мог с этим поделать. Он, боевой офицер, не раз вступавший в ближний бой в афгане, знающий рукопашный бой на высоком уровне, ничего не мог сделать мальчишке, который в первом же ближнем бою убил бы его мгновенно и без вариантов. Он ведь даже не бился с ним, он просто отбивался от ударов и заканчивал отточенным движением, означающим смерть противника. Не прошла ни одна атака.
        Среди бойцов вообще мало кто понимал происходящее, движения были слишком быстрыми, чтобы уследить. Бой был не такой зрелищный, как со старшиной, но то, что они видели больше пугало, чем развлекало. Это был бой насмерть.
        Капитан вышел из боя с осознанием, что с такой непреодолимой силой он еще не сталкивался. Да и вряд ли кто сталкивался вообще. Техника не была похожа ни на что ранее виденное, конечно ничего экзотического, но все-таки. Скорость реакции, он видел, что это не предел для пацана. А ведь его обучали лучшие, учили убивать, не просто драться. Мальчишка не сдвинулся с места, у него даже дыхание не изменилось. Это он должен учить нас, а не наоборот. Он еще минут пять смотрел в глаза Ваньке, пытался определить его характер. - «Обычный парень, скорее всего исполнитель, командный игрок, он знает себе цену, но не продает себя, просто показал, на что он годен. Ситуация…».
        Восстановив дыхание, капитан развернулся и пошел в штаб. Иван, поняв его без слов, двинулся следом. Старшина попытался его остановить, но обернувшийся начштаба подозвал Брагина.
        - Все правильно Пётр, дай мне китель, этот парень мне нужен. Ты даже не представляешь уровень его подготовки. Да и я тоже не все понял, как он это делал. Продолжай занятия. Мне надо поговорить с ним, подумать, как быть дальше. Нужно писать рапорт. Ты же понимаешь, что он не останется у нас? Он птица не нашего полета.
        - Еще вчера это понял, товарищ капитан.
        - Да, да, ты рассказывал про какой-то там спор на отжимание. Я помню.
        Капитан завел Ваньку в свой кабинет и закрыл за собой дверь.
        - Садись, рассказывай по порядку, кто ты и откуда такие умения.
        - С Урала я, товарищ капитан, там родился и вырос на заимке. Родителей не знаю, погибли они, мне еще года не было. Обстоятельства дед не рассказывал, а больше никто не знает. Он меня и воспитывал, лесником работал. Ну, а я помогал ему. Где с охотниками пройтись, где дичь на них вывести, а где и поискать заблудившихся. Браконьеров ловили, бывало, беглых выслеживали да в милицию сдавали.
        - Ну, это не объясняет твои знания рукопашного боя. Откровенно скажу, потрясающая техника. Откуда она?
        - Дед учил. Так наши предки бились.
        - Это сколько же лет он тебя учил?
        - Сколько себя помню, столько и тренировался. Но такой технике не научиться и за двести лет, тут нужно разбудить родовую память. А там не одна тысяча лет тренировок придут, нужно только разум и тело подготовить, вот этим мы и занимались. Ближе к семнадцати годам память проснулась. Деду к тому времени больше ста было, тогда он и надумал уйти. Сказал мне в армию идти, сказал, тут пригожусь.
        - Пригодишься, обязательно пригодишься, правильный был дед. Значит, выходит, нельзя твоей технике научиться?
        - Выходит, что нет, показать могу, а научить вряд ли. Нужно как меня учить, с малых лет, тогда есть шанс. Иначе не успеть организм настроить. Знать будут, уметь - нет.
        Капитан почувствовал, что пацан прав. Столько лет его подготовки и все коту под хвост одним единственным учебным боем, даже без вариантов. Такому не научить, этим нужно жить. - «А может оно и правильно. Может так и надо. А то, неизвестно в какие руки попасть может. Так и до беды недолго».
        - Что же мне с тобой делать-то теперь? Ты же понимаешь, что твои навыки для армии созданы?
        - Так точно, товарищ капитан, за этим меня дед и послал.
        - Ну, что же, есть одна мыслишка. Только вот приказов нет под твой случай. Да и не поверит никто, захотят доказательств и будешь как клоун, на всех уровнях доказывать, что не рыжий. А с твоими умениями нужно делом заниматься, а не клоуном быть. Нужно будет покумекать, как это провернуть. Попробую определить тебя к другу своему. Пусть он голову ломает. Дуй пока в часть. Живи по свободному графику. Доложи старшине.
        - Разрешите идти?
        - Иди уже. Свалился ты мне на голову.
        Иван улыбнулся и вышел. Ближе к обеду взвод вернулся в казарму, и Ванька сразу же подошел к старшине.
        - Разрешите обратиться?
        - Разрешаю.
        - Товарищ старшина, товарищ капитан дал распоряжение вывести меня из состава отделения, остаться в распоряжении взвода и действовать по свободному графику до следующих распоряжений.
        - Ну, ты теперь птица вольная, от меня-то чего хочешь? Я теперь твой командир чисто формально.
        - Разрешите остаться с отделением, не привык я ничего не делать.
        - Разрешаю. Если нужно отлучиться, обязательно доложить командиру.
        - Погоди Бесфамильный, прапорщик из столовой приходил, говорил про какую-то вилку, которую не смогли вытащить из косяка, сломать пришлось, грозился на нас списать, говорит, её туда чем-то забили. Никто ничего не видел, но, я думаю, вилку метнули со стороны нашего взвода, я видел траекторию, это возможно, естественно не каждому, но… Она чуть ухо не пришпилила хлеборезу. Он теперь со всеми здоровается. Твоя работа?
        - Никак нет товарищ старшина, может он сам?
        - Может и сам, но лучше бы он больше так не делал, а то работать в столовой будет некому.
        После обеда, все отделения отрабатывали строевой шаг, и Ванька вместе со всеми получал от командира за неправильно поставленную ногу, за недостаточно вытянутый носок и прочие тонкости строевого шага. Маршировать Ванька не учился никогда, и эта наука ему давалась с трудом.
        Время до ужина пролетело незаметно. Очередное построение и весь взвод отправился на ужин. Этот раз повара расстарались на славу, всему взводу достался свежий хлеб, хотя остальные ели проспиртованный, железные кружки были вымыты даже под загнутыми краями, а мяса в каше было заметно больше. После ужина старшина подошел к столу с новобранцами и прошептал на ухо Ваньке: «Бесфамильный, помнишь, что я тебе говорил про хлебореза?» - «Помню, товарищ старшина» - «Забудь, я передумал», - и положил перед Иваном свою вилку. Ванька усмехнулся и отодвинул вилку, чтобы не появилось лишних вопросов у других.
        После отбоя новобранцев опять подняли. По сложившейся традиции, это был младший сержант Кондратюк. Когда прозвучала команда для новобранцев, в казарме наступила гробовая тишина. Но Кондратюк был неумолим. Брагин приподнялся на локте и стал наблюдать за происходящим. Не может же младший сержант быть настолько тупым?
        - Товарищи бойцы, я младший сержант Кондратюк. Вы должны выполнять мои приказы днем или ночью. Только, братцы. Обещаю, что любой мой приказ будет только по делу. Вы уж извините меня, чуть не сорвался с пути истинного. Спасибо тебе Бесфамильный, что по полу не размазал, хотя зря. Надо было бы. С той минуты я другой человек. Из кожи вон вылезу, чтобы не дать своих бойцов в обиду. Если мне мозги ни с кем не изменяют, Бесфамильный долго у нас не задержится. Во всеуслышание заявляю, пришибу каждого, кто полезет на бойцов нашего взвода. Сам не справлюсь, дедов соберу. Поддержите?
        - Не вопрос Кондратюк. Башку свернем любому.
        - Бесфамильный, ты даже не представляешь, какую услугу мне оказал. А теперь отбой. Всем спать.
        Ванька пожал плечами и улыбнулся. Брагин был доволен. Кондратюк, конечно, туповат, но он не пустомеля. Если сказал, в доску расшибется. Хоть в этом направлении можно ослабить хватку. Дедовщину и землячество никто не отменял, но в рамках своего взвода он контролировал все их проявления. Правда, за всем не уследишь.
        Сюрприз на тропе
        - Взвод подъем, форма одежды номер два. Построиться.
        - Налееево, на зарядку бегооом марш.
        - Сержант, где Бесфамильный?
        - Он в шесть поднялся товарищ старшина, сказал на сопку побежит, хочет по большому кругу. Меня разбудил, я чуть не прибил его.
        - Двадцать километров на зарядку? Нет, друг мой, нам его не догнать. Строй своих орлов, на стадион, как всегда. После завтрака попрошу его занятие по рукопашке провести, а то чую, он скоро исчезнет, так же как появился. Наш Кэп как всегда прав, не нашего полета птичка.
        - Может, хоть немного, сможем как он. С капитаном вообще не пойми, что, было, а вот с тобой был бой замечательный, как в боевике американском. Надо будет сегодня повторить.
        - Вот на тебе он и повторит.
        - Нет, товарищ старшина, он меня наверняка повредит в особо нужном месте, где ты себе еще такого командира отделения возьмешь?

* * *
        Ванька всматривался вперед и ждал. Он слышал приближение вчерашних бегунов. Как и ожидалось, их было только трое. Дуболома все-таки не взяли. Когда они подбежали ближе, он, не оборачиваясь, поднял руку с раскрытыми пальцами. Он чувствовал, что командир повторил его движение и бегуны растворились. Старший осторожно подошел к нему и кивнул головой спрашивая, что происходит.
        - Впереди чужие были, человека четыре, были минут двадцать назад, копались на тропинке, в метра три от меня на уровне колена натянута струна, растяжка. Пришли сверху, видимо там мотоциклы стояли, бензином пахнет. Птиц спугнули, вся округа их заметила. Делали все очень быстро и по намеченному плану. На вас охотились, я тут второй день и сам не знал, что сегодня пойду выше. А кроме вас тут недели две никого не было. Справа лежка, там они и следили, пару дней наверно, следов слишком много. Слева гнездо, там стрелок был, я его камнем сбил, должен быть жив еще, я только к лежке метнулся, проверить, пусто, к гнезду не успел, вас ждал. Впереди никого не чую, думаю, ушли насовсем.
        Командир движением руки отправил одного из своих проверить гнездо. Сходил к лежке, а потом подошел к растяжке.
        - Григорий Иванович?
        Старый вояка бесшумно проявился возле командира.
        - Нету никого, малой все верно рассказал, даже больше, чем я увидел. Те, кто тут хозяйничал, ушли, стрелка оставили добить. Охотились всё ж таки на нас, только в толк не возьму, почему на нас и как мы их не учуяли, ведь как минимум два дня они тут были. Прав Малой, за сутки не сделать так точно, да ещё ночами.
        Командир кивком показал на мину.
        - А добивать не пришлось бы, МОН-50, в аккурат всю тропу накрыла бы. Поставлена хорошо. Никто бы не выжил.
        Один из бойцов приволок труп стрелка.
        - Он себе шею сломал, когда падал. Ему камнем в висок прилетело, череп пробит, потерял сознание и ковырнулся неудачно. Документов нет, камуфляж охотничий, кавказец. Снаперка FR-F1, ТирорД’Элит, французская сборка, 7.62, прицельная дальность 800 метров. С собой только галеты и вода. Следы вокруг гнезда только вчерашние. Всю ночь, гад, сидел.
        Командир кивал головой. Он уже увидел, что за винтовка и прекрасно знал её характеристики, но доклад не перебивал, погрузившись в свои мысли.
        - Малой его с 60 метров камнем сбил. Как-то даже не верится.
        - Седой, Гвоздь, организуйте минут пять, поговорю.
        - Ну, давай знакомиться Вань. Полковник Соловьев Сергей Петрович. Командир звена специального назначения, десантно-штурмовая бригада. Диверсанты. Мы о тебе немного справки навели, о твоем вчерашнем дне. И про вилку, и про бой с капитаном знаем. Кстати, его костоломом звали, заслужено. Обрисовал он тебя в красках, я даже температуру ему померить хотел. Ты какой-то сказочный персонаж, нам такие край как нужны. Про вилку и про твои отжимания он тоже знает. С сегодняшнего дня в мое подчинение идешь, после завтрака тебе капитан Егоров все скажет. Сейчас дуй в казарму, дальше мы сами.
        - Есть.
        Ванька побежал обратно, что там произошло, почему на них охотились, ему расскажут позже, если сочтут нужным. Была команда дуть в казарму, значит нужно дуть.

* * *
        По столовой бегал прапорщик и менял свежий хлеб на проспиртованный. Весь второй взвод дружно заталкивал хлеб в карманы, даже старослужащие. Как только прапорщик убежал глубже в столовую, хлеб достали и разложили по тарелкам. Старшина ухмылялся, но от свежего хлеба не отказывался и он. Ванька уставился в тарелку и не поднимал глаз. Интересно, сколько времени хлеборез будет нервно вздрагивать при виде второго взвода? Никто кроме Ваньки, старшины и неудачливого салаги, который молчал как рыба и старался не отсвечивать, не понимали, что за фокусы с этим хлебом. Почему только их взвод не доедает проспиртованный хлеб? Но выяснять никто не собирался, всех это устраивало. Ещё не хватало сглазить ситуацию…
        - Товарищ старшина, меня переводят.
        - Когда? Я тебя до обеда не отпущу, у меня на тебя планы, так им и скажи.
        - Вечером прибыть в расположение части, за мной придут скорее всего после обеда.
        - Отлично, сейчас всех соберу на занятие по рукопашке, покажешь по максимуму.
        После разминки, старшина вызвал Ваньку и попросил показывать, как можно больше, вне зависимости от понимания. - «Главное ухватить суть, понимание попробуем отработать уже после».
        Иван начал с медвежьей стойки, показал варианты отбивок и отведений ударов из этой стойки, рассказал про сухожильную силу, не видимую и вводящую врага в заблуждение. Показал, как тренировать эту силу и, как с помощью сухожильных мостов, отводить очень мощные удары без вреда для здоровья. Провел несколько спаррингов и разбил бойцов по парам для тренировок. Старшина помогал ему, периодически подходя и уточняя какое-то движение. В целом, Ванька был доволен. Этих упражнений им хватит надолго. Там есть что отрабатывать и тренировать.
        Часа через два он заметил приближающегося дуболома. Его было трудно не заметить. Дуболом постоял минут десять и, буквально, протрубил.
        - Бесфамильный, закругляйся. За то, что ты батьку спас, я тебя на руках до берлоги вызвался нести.
        - А можно я сам? Я всем скажу, что это вы меня донесли.
        - Можно. С собой ничего не бери, машина возле КПП, всё что нужно я уже погрузил, у тебя 4 минуты.
        Бойцы замерли. Ванька подошел к старшине и пожал ему руку. Повернулся к бойцам, почти незаметно кивнул головой и ушел не оборачиваясь. Все смотрели ему вслед, пока он не пропал из виду, только после этого жизнь взвода вернулась к прежнему распорядку. Кого там успел спасти Бесфамильный и главное, когда? Им, по-видимому, уже не узнать. Странный парень появился неожиданно в их части и так же неожиданно пропал, но за эти пару дней он успел оставить о себе кучу домыслов и догадок.
        Дома
        - Малой, располагайся, тут твоя койка, я сплю в соседней комнате. Вещи сейчас принесут, Григорий Иванович весь твой размер уже рассказал куда следует. Это все скидывай, все твои вещи будут сожжены, те, которые подписал и сдал, даже домашние, которые заныкал каптёрщик. Такие порядки.
        Ванька переоделся в удобную форму, камуфляж сидел как влитой. Григорий Иванович все правильно подметил. Надел носки вместо портянок и залюбовался полуботинками. Высокие, на шнурке, плотно облегают ногу, подошва мягкая, но внутри несколько металлических пластин, видимо, чтобы шипы вражьи не пробивали подошву и в то же время подошва гнулась. Удобная обувь. Штаны заправляются в носки и с резинкой поверх носков, чтобы насекомые по коленкам не лазили. Футболка и верхняя легкая куртка с капюшоном.
        - Оделся? Пошли в зал, там наши собрались.
        Ванька стоял в середине овального помещения, метров десять в длину и метров пять в ширину. По периметру сидели здоровенные, как на подбор, бойцы десантники. У каждого из них были боевые выходы и потрясающая выучка. Он был среди элиты наших войск. Страха не было, дед его готовил быть равным среди них. Он не подведет. Полковник Соловьев стоял спиной ко входу, за ним как гора возвышался дуболом. Оказалось, что полковник совмещает ещё и должность командира бригады. Но, видимо, командир звена для него важнее, а может просто актуальнее на тот момент было. Для Ивана это особой роли не играло.
        - Митяй, ты опять двери не закрыл, у меня шерсть на затылке дыбом. Ты же знаешь. И сядь куда-нибудь, не мельтеши за спиной.
        - Виноват Сергей Петрович, щас затворю.
        - Малой, ты садись, только в центре садись, чтоб тебя слышно было, рассказывай не торопясь, ты дома.
        Ванька сел на корточки, на японский манер, руки сложил на колени и стал рассказывать.
        - Родителей не знаю, дед Силантий меня вырастил. Жили на охотничьей заимке, читаю лес, стреляю, но в основном охотился без огнестрела. Нож знаю, учил технику боя, пока не разбудили родовую память. Теперь тело вспоминает само в нужный момент. Показать могу, помочь могу, научить всему не получится. Дед сказал идти Родину защищать. Это все, если коротко.
        Бойцы явно не ожидали окончания рассказа, они только настроились слушать, а вышло, что вроде как, парнишка уже всё рассказал.
        - Родовую память? Звучит красиво, что это?
        - Знания бойцов, когда-либо защищавших Русь. Все скрытые от чужих глаз специально, или временем умения. Род у нас большой и все воины.
        - Слова красивые говоришь. Душу греют.
        Десантники переглянулись. Командир обвел их взглядом и понял, что не верят. Не внушал доверие этот щуплый пацан со своими высокопарными речами. Он бы сам не поверил, если бы не Егоров. Его технику он знал. По словам Егорова, мальчишка его сделал как первоклассника.
        - Виктор, в круг, три минуты в полконтакта.
        Крепкий десантник встал на против все еще сидящего на коленках Ваньки и укоризненно посмотрел на командира?
        - Сергей Петрович, ну покалечу ведь.
        Все произошло очень быстро, Ванька вскочил на ноги, ушел от среагировавшего десантника, подбил колено и когда шея бойца оказалась на против его руки, захватил на удушающий. Ушел в резкий присед и тут же отпрыгнул. Виктор упал без сознания. На это ушло не больше пары секунд.
        Пришел он в себя уже на своем месте, его оттащили товарищи. Больше никто не ухмылялся. Все поняли, что произошло, не понятно было почему, на столь элементарные вещи попался Витька. Лопухнулся что ли? Не похоже на него…
        Командир взглядом вывел еще двоих в круг. Теперь они действовали осторожно. Встали с обеих сторон и, не сговариваясь, атаковали. Атака провалилась, они завертели головами, не найдя Ваньку посмотрели на командира. Иван вышел из-за одного из них и встал в центре.
        - Чего ржете? Что произошло то?
        - Садитесь, вы оба убиты.
        С места соскочил Митяй - «Малой, ну а если нас поболе будет, справишься?»
        - Отвлеку внимание и уйду.
        - «Как это отвлеку, а если не отвлекусь» - засмеялся простоватый Митяй.
        - Ну, вот смотрите, предположим, вот они…
        Ванька немного развернулся и показал, на бойцов чуть правее себя за спиной. Все взглянули туда, через мгновение посмотрели вновь на Ивана, но его там уже не было. Все всполошились и даже повскакивали с мест. Он просто исчез. Командир недоуменно обвел взглядом комнату и зачем-то посмотрел на дверь. Ну не мог он выскочить через нее. Что за фокусы.
        Ванька вышел из-за Митяя и снова встал в центре. Кто-то присвистнул.
        - Ну и как ты это провернул?
        - Когда вы отвели взгляд, я пригнулся и ушел за товарища полковника, затем переместился за дуболома, простите за Митяя.
        - Но ведь ты шел на меня, я бы тебя точно заметил.
        - Я ушел чуть левее, вы могли заметить только движение, а вот эти трое слева от вас меня видели.
        Все посмотрели на приходящих в себя бойцов слева от командира. Они качали головами и смотрели на всех затуманенным ничего не понимающим взглядом.
        - Так, на сегодня хватит, все свободны, Дуболом останься. Старшие групп тоже останьтесь.
        Митяй укоризненно посмотрел на Ваньку.
        - «Пусть будет Дуболом, ничуть не хуже, чем Митяй» - проворчал он.
        - Григорий Иванович, покорми Малого и покажи, что да как.
        - Сделаю.
        Когда Ванька ушел командир уселся по-турецки, и потер виски.
        - Ну что? Давайте подумаем. Пацан-то не прост. Ой, как не прост. Даже стыдно за свою подготовку становится. Если бы не сам вас натаскивал и по три шкуры драл, кому-то бы влетело за сегодняшний день. Похоже на правду про родовую память. Так не натаскать. Обратили внимание, как он относится к своему умению? Никаких понтов и высокомерия, просто и без затей, так сказать, по факту, а ведь он в курсе, что ему тут нет соперников, и не нужно вздрагивать Леший, мне виднее. Конечно, еще присматриваться будем, но, по-моему, тут все ясно. Он как открытая книга, простой русский деревенский парень. Пойдет в мою группу, буду сам присматривать. Расходимся. Гриша, Пахом, ваши группы сегодня уходят, задание получите перед вылетом, собирайтесь.
        Засада
        - Малой вставай, командир сказал побежите на сопку к засаде. Ты там нужен, поможешь прочитать.
        Ванька встал и быстро оделся, Дуболом принес несколько видов ножей.
        - Выбирай.
        Ванька пробежался по ним взглядом и покачал головой.
        - Нет моего, я пока вот этот возьму.
        - Хорошо, я тебе в карманы сухарей натолкал, вон ты какой дохлый, подкрепишься, а то загоняют они тебя.
        - Спасибо дядя Митяй.
        - Да какой я тебе дядя, зови просто Митяй, или Дуболом, все равно уже прилипнет, даже Батя так называть начал. Ты забудь про свой возраст, ты постарше всех нас вместе взятых будешь. Так Батя сказал. Думаю, он прав.
        Иногда Ванька действительно ощущал всю тяжесть и мудрость родовой памяти. За последний год он стал старше, как минимум, на пару тысячелетий и разрыв увеличивался с каждым днем. Его родовая память расширяла свои владения открывая новые знания и умения.

* * *
        Через час они стояли на месте прежней засады. Ванька не чувствовал опасности, он водил носом из стороны в сторону, как будто принюхивался. Григорий Иванович, в прошлом заядлый охотник и следопыт, с любопытством смотрел на Ивана и ухмылялся.
        - Что унюхал?
        - Лиса недавно ходила совсем рядом, ушла, когда нас почуяла. её не обманешь, нет тут никого. Последний раз тут проходили вчера засветло. Сегодня мы первые. Посторонних запахов нет, все местное. Смолой свежей пахнет, вчера дерево повредили рядом. Наверно мину вытаскивали, вот смола и пошла. Струну зря не убрали, зверь запутается.
        - Гвоздь, струну подбери.
        - Прости Григорий Иванович, вчера в суматохе забыл. Когда разминировал, не до нее было, крепко в дерево ввинтили сволочи, а потом забыл.
        - Можно сначала в гнездо?
        Ванька взошел на дерево, как будто это было продолжение тропинки, и уже сверху, из гнезда, стал осматриваться.
        Командир похлопал по плечу Григория Ивановича и улыбнулся.
        - Ну, как он тебе? Все правильно говорит?
        - Наш человек, ты видел? Он же действительно нюхал, точно тебе говорю, наш человек.
        Ванька продолжил докладывать.
        - Делал не он, кукушка сначала осматривал место, пристраивался, если бы сам делал, не суетился бы. Беспокойный, ворочался, веток в гнезде поломанных много. Всю ночь не спал, боялся проспать. Ствол не его, первый раз в руках держал. Всю ночь его теребил, привыкал. Место не пристреливал, надеялся, что с 60 метров не промажет. А еще, вчера на руке заметил порезы от ножа, он часто ночью в засаде сидел, резался, чтобы не уснуть.
        Командир глянул на Григория Ивановича. Тот кивнул, тоже заметил, когда Гоша труп стрелка принес. Ванька-то его вообще пару минут видел. Зоркий парень.
        - Продолжай Вань.
        - Тут все, нужно на лежку идти, там интереснее должно быть.
        Ванька спрыгнул с дерева, незаметно пружиня на ногах, как будто сошел по ступеньке. Пошел в обход, до лежки.
        - Тут они ходили, чтобы следов не оставить, двое, они гнездо делали, потом показали кукушке. Собирали выше по склону, не первый раз делали. Лежка на двоих, каждый себе мастерил место, один спокойный, локти в землю упирал, бинокль, ночью спал. Второй нервный, ночью почти не спал, караулили кого-то из вас, кого сами не знали, только фотографию видели.
        Командир встрепенулся.
        - Объясни.
        - Перед собой фотографию держал, вот тут вдавил её случайно в землю, видно квадрат. Видимо узнал сразу, вот тут истыкал ножом всю фотографию, очень злился. В следующий раз проверяли, будет ли он снова здесь. На третий раз решили минировать, наверно после того, как решили, что один он тут не ходит.
        Ванька ковырнул пальцем землю и вытащил часть фотографии. Рукав костюма. Командир и Григорий Иванович переглянулись.
        - Я в этом костюме в Грузии был, прошлый год. Там и купил. Когда банду накрыли, тогда костюмчик и кончился, мы тогда упустили пятерых. Не они ли меня посчитали? Я же не таился, знали, что с Иркутска, тут в городе и вычислили. Они же думали я турист, на них случайно вышел и сдал военным.
        - Они не знали, что ты охотник Григорий Иванович. Иначе бы столько следов не оставили. Думаю, ты бы их тоже прочитал на подходе, а значит, данных о тебе нет. Как они тебя тут искали, не понятно пока.
        - Да все понятно, нашли они меня. У меня в квартире вся комната в фотографиях этой сопки. Я же фотографией увлекаюсь. Дома не дождались, сюда пришли, догадливые.
        - Нужно брать их.
        - Дуболома ко мне в квартиру пошли, пусть сам соберет группу быстрого реагирования, он вряд ли живыми их возьмет, уж больно неуклюжий, я проинструктирую. Они же потом хорошими прикинутся, и доказывай за что мы честных граждан за зад прихватили. Только, Петрович, сам не ходи. Тебе не поверят, что операция прошла не чисто. Ещё желательно узнать, как на квартиру вышли.
        - Так и сделаем. Пошли в берлогу, пора покушать.
        - Митяй мне тут сухарей насовал.
        - Давай, а то в животе урчит.
        Боевое крещение
        После завтрака все пошли на занятия. Строевой шаг тут не учили, зато виды оружия и боеприпасов учили наизусть. Все характерные особенности отечественных и зарубежных образцов. Всё, что могло помочь в боевой обстановке. Показывали различные документальные фильмы, огромные плакаты и схемы. Ванька впитывал как губка. Командир сидел рядом и старательно записывал все самое важное. Он тоже учился со всеми.
        Так прошел не один месяц. Занятий и различных тестов было много. Первое время Ваньку просили потренировать бойцов, но потом убедились, многому из того, что он знает, научить невозможно. Не хватает скорости реакции, гибкости и натренированности тела. Дальше бойцы тренировались под руководством старых наставников. Смотреть на тренировку Ваньки оказалось вовсе не интересно. Иногда он просто стоял посреди комнаты и даже не шевелился, через четыре часа такого стояния он потный и обессиленный шел под душ. Он объяснял, что проводит мысленный бой. Отрабатывает различные ситуации, опять же мысленно, а мышцы получают необходимую нагрузку от посылаемых мозгом импульсов. Получается, что для тренировок ему не нужны спарринг-партнеры и пространства. Он может смоделировать у себя в голове любую среду, даже под водой. Не было причин ему не верить. Результаты говорили сами за себя, он был неуязвим для всех бойцов десантников, без исключения. Даже бой против десяти человек заканчивался обычными толканиями между собой, они постоянно теряли его из вида, мелькнет и исчезнет, а когда Иван появлялся, как правило где-то
в стороне, оказывалось, что все помечены маркером, специально взятым для этой цели. Вскоре они забросили такие тренировки, пустая трата времени.
        Утром его разбудила целая компания, он даже не сразу понял по какому случаю они собрались возле его кровати. Вперед вышел Григорий Иванович с каким-то пакетом в руках.
        - Малой, на тебя документы пришли. Иван Емельянович Бесфамильный, 22 года, холост, проживает Ленинград, Набережная 17. Интересно в Питере есть Набережная 17?
        Командир улыбнулся.
        - Будь уверен, есть, и квартира на Ваньку оформлена.
        - Лейтенант, ракетные войска.
        - Во как, Вань, ты теперь лейтенант, Ленинградское высшее военное училище.
        - Егоров расстарался, в 18 лет звание лейтенанта вызывает подозрения, так что тебе 22 года.
        - Ну, пусть будет 22, лишь бы спать давали, да кормили.
        - Вот это правильно, вставай, сейчас построение будет, потом покормят.
        - А причем тут ракетные?
        - А ты сам-то Гвоздь, в каких?
        - Танкист я, а что не все танкисты что ли?
        - Ты танк-то видел? Танкист блин.
        - Видел, даже водить могу.
        - Не обращай внимания Вань, мы тут все, кто танкист, кто ракетчик, один Митяй только связист, только рацию я бы ему не доверил, сломает.
        - Да я и не обращаю, мне хоть летчик, лишь бы на выходе крылья не мешали, в лесу неудобно с ними.

* * *
        После тренировки командир попросил всех остаться в зале.
        - Слушай сюда народ, у нас есть задание. Этот раз идет моя группа, Дуболом, Гвоздь, Малой, Григорий Иванович и я, остальные ждут указаний. Возможно, позже еще одна группа выйдет, Витя, подготовься, скорее всего ты, в лесах под Читой банда орудует, спецов просят прислать, твои там каждый куст знают, поработаешь. Остальным по обычному графику, все нештатное доведут через штабных. На этом все, свободны.
        Митяй подошел поближе к полковнику.
        - Командир, куда хоть?
        - Идем к Гоше в гости. В Грузию, подробности на месте. Гвоздь, вино будет?
        - Обижаешь командир, вино будет, шашлык будет, все будет. Когда идем?
        Гвоздь весь светился от счастья.
        - Завтра вылет.

* * *
        В военном аэропорту, недалеко от Тбилиси, их встретил генерал-майор и проводил до штаба, расположенного недалеко. Пригласил группу к себе и вкратце обрисовал обстановку.
        - Идет специальное расследование. Появился крупный продавец оружия для боевиков, которые подстегивают грузино-южноосетинский конфликт. На задание была отправлена группа из трех человек, специально подготовленная для операций в таких условиях. Нужно было выяснить, что это за бандформирование и вычислить поставщика. Последний раз они вышли на связь в этом квадрате. Группа провалилась, нужно подтвердить их гибель, или вытащить оттуда. При контакте с боевиками разрешаю уничтожить. Поддержки не будет, действуете одни, все необходимое можете взять со склада. Чем быстрее выйдите на задание, тем лучше.
        - У нас все с собой. Выходим завтра, разрешите идти?
        - Идите парни, вытащите наших кого сможете и сами живыми возвращайтесь.
        Генерал-майор с любопытством смотрел на Ваньку - «интересно чего они с собой мальчишку таскают? Среди спецназа нет новичков, видимо, и этот пацан не лыком шит, хотя, может стажер. Не таскались бы они с ним, не время. Ну да ладно, им виднее».
        Вертолетом их доставили в нужный квадрат. Дальше они вышли на дорогу и продвигались вдоль нее. Камуфляж сменили на горный, лица измазаны какой-то грязью. Это в боевиках голливудских кремами специальными мажут. На боевом выходе не до понтов, под ногами весь крем, вот им и мажут лицо.
        - Командир, стой. Тут недавно грузовик прошел, дорога к горе идет, на карте нет этой дороги. Последний раз они вышли на связь примерно тут же. Думаю, нам вон в ту сторону, к скале.
        - Григорий Иванович и Малой, вперед, осмотритесь.
        Первым пришел Григорий Иванович.
        - Седой, рассказывай.
        - А чего рассказывать, тут они, чуть ниже дороги сигналки стоят, дорога просматривается, вся как на ладони, наверняка вон за тем камнем охранение. Там сейчас Ванька, подождем, чего он учует.
        Ванька вынырнул из-за укрытия и поднял руки, когда увидел наставленное на него оружие.
        - Свои.
        - Впереди охрана по обе стороны дороги. Слева за скалой трое или четверо, справа, скорее всего двое. Снайпер, пулемет. Охраняют вход в пещеру, ветер свистит необычно. Можно подойти ближе, вон туда.
        - Вперед.

* * *
        Бойцы закатились в какую-то ложбинку и ощетинились во все стороны.
        - Хорошо засели, не подступиться. Дальше не пойдем, засекут, думать нужно.
        - «Может по уступочку, а Батя?» - Митяй смотрел чуть левее дороги на выступ, который пролегал над дорогой.
        Иван поднял ладонь, и Григорий Иванович привстал.
        - Да, да, я тоже заметил, глазастый ты Ванька. Не выйдет, там заминировано. Колышек вон, травкой прикрыт. Колышки сами по себе редко растут.
        - Разрешите я?
        Все посмотрели на Бесфамильного.
        - Гвоздь, Дуболом, прикройте парня, Малой, работай.
        Ванька скользнул на обочину и пополз, растворившись среди камней. Продвигался медленно и бесшумно, если не знать куда смотреть, то заметить его было практически невозможно.
        Гвоздь взял на прицел своей снайперки одного из бандитов, справа от дороги, Митяй ждал появление второго там же. У всех были глушители.
        - Командир, левых я не вижу, Ваньке помочь не сможем.
        - Ты его в работе видел, ему помощь не нужна, справится.
        Впереди возникло какое-то движение. Один из боевиков справа стал разворачиваться к своим, выстрел Гвоздя попал ему в голову. Появившаяся голова второго дернулась и пропала за камнями. Группа мелкими перебежками стала приближаться к месту столкновения. Ванька вышел и поднял руку. Чисто.
        Бойцы подбежали и увидели трех боевиков, лежащих возле мешков с песком, справа еще двое. Один убит выстрелом Гвоздя, у второго в шее торчит сухая палка.
        - Малой, у тебя ножа нет что ли? Я же давал, куда пробожил-то?
        - Чего пробожил сразу? Есть нож, доставать дольше было.
        - Живых оставил?
        - Вон тот, сейчас очухается.
        Оставшийся в живых боевик стал приходить в себя, открыл глаза и шарахнулся в сторону, увидев Ваньку. Очень быстро, скороговоркой, залепетал что-то на непонятном языке. Гвоздь выругался.
        - Малой, ты не мог, что ли кого другого оставить? Этот же лопочет на арабском.
        - Извини, не спросил на каком он лопочет. Он говорит про какого-то русского демона, говорит, что в пещере остальные, человек шесть. Там пленный, может еще живой, еще двоих в ущелье сбросили, но это не он их убивал, оружие уже вывезли.
        - Ты чего, на арабском говоришь?
        - Дед сказал, родовая память даст понимание всех языков. Я говорю только на русском, по английскому трояк был, так получилось, учить языки надо.
        - «Демон говоришь, чем ты их так напугал? Это ведь он тебя так называет. Видел, как он шарахнулся, когда увидел?» - командир улыбался.
        - А чего сразу меня то? Может это он на Митяя так отреагировал. Он в «комке» и раскрашенный кого хочешь напугает.
        - Ну и что теперь с ним делать? Разведчикам бы его, только возиться неохота.
        - Я могу его отключить, часа четыре будет без сознания, потом ничего не вспомнит, даже как зовут.
        - Давай.
        Ванька потянулся к боевику. Араб вдруг соскочил и рванул в сторону пещеры, нож Митяя вошел ему между лопаток быстрее, чем он сделал пару шагов. Ванька пожал плечами и убрал свой нож, которым не успел воспользоваться. Командир махнул рукой в сторону пещеры.
        - Ну, так тоже устраивает. Входим.
        Остановившись возле развилки, решили разделиться.
        - Седой и Ванька в левый проход, он поуже, Митяй, Гоша за мной.
        Где-то в пещере стоял генератор, освещение было тусклым. Григорий Иванович с Иваном стояли в проходе прижавшись к стене перед большим, слабоосвещенным залом. Впереди были видны люди. Четыре вооруженных человека о чем-то спорили, размахивая руками. Еще двое сидели за столом возле ящиков. Подойти ближе незаметно было нельзя. Убрать всех сразу может не получиться, потом выковыривать придется, еще не известно сколько их всего на самом деле.
        - Григорий Иванович, когда буду в середине комнаты сними тех, которые за столом. Сразу они стрелять не начнут, побоятся по своим попасть, а потом мешать будут.
        - Сразу они стрелять не начнут, потому что тебя раньше положат. Тут же прямая видимость, никто тебе не даст дойти до середины комнаты.
        Ванька улыбнулся и исчез. Его размытый силуэт промелькнул по центру прохода в направлении противника. Двое упали сразу, одного откинуло к стене. Ванька проявился за спиной последнего, тот оседал с переломанной шеей. Одновременно с этим прозвучало два приглушенных хлопка, и боевики за столом завалились, даже не успев ничего понять. Седой бежал к Ваньке и показывал кулак, за ним следовали командир со своей группой.
        - Там тупик. Бесфамильный, ты, когда прекратишь свои фокусы. Я должен знать, что от тебя ожидать.
        - Извините товарищ полковник, я сам не всегда знаю, на что способен. А про ускорение не подумал рассказать.
        - Что за ускорение?
        - В организме подстегиваются все химические процессы, для меня все как в замедленном кино, при необходимости могу почти остановить, но двигаться тяжело. Ненавижу это состояние, вываливаешься из него голодный как черт. Вы уже видели в зале, когда я из центра уходил.
        Тайком от командира Митяй сунул Ваньке какие-то сухофрукты и похлопал по плечу.
        - Придем в берлогу, я тебе такое «не подумал рассказать» устрою, чтоб неповадно было меня до седых волос доводить. Боец пропадает прям на глазах, я же тебя уже на полу высматривал с пулей в башке. Три наряда вне очереди.
        Ванька, как ни в чем небывало подошел к столу заинтересовавшись каким-то предметом, взял со стола нож и стал внимательно его рассматривать.
        - Есть три наряда.
        Гоша прыснул, и чтобы ему заодно не досталось, сделал вид, что расслабилась шнуровка на берцах, наклонился подправить.
        Осмотреться, как следует, они не успели. Слева в темном углу скрипнула дверь. Обернувшись, все увидели в проеме человека с поднятым пистолетом. Дуболом рванулся и успел закрыть командира своей грудью, прозвучали выстрелы. Один из пистолета боевика, громким эхом раскатившийся по пещере, и хлопок из пистолета с глушителем. Гвоздь не промазал, но его пуля попала в уже мертвое тело. Митяй стоял и ощупывал бронник, ища, куда попала пуля. Подошедший Григорий Иванович хлопнул его по спине и показал в проем.
        - Он в стену возле себя попал, скажи спасибо Малому, его работа.
        Руку с пистолетом пригвоздил к косяку брошенный нож Ивана, второй клинок, только что подобранный им со стола попал точно в сердце, пробив толстую куртку с лежавшим в кармане блокнотом. Удар бы настолько силен, что если бы не первый нож, то его бы полностью занесло обратно в комнату, даже дверь не выдержала и слетела с петель. Дуболом неожиданно схватил Ваньку и прижал к себе.
        - Митяй, отпусти, кости трещат, сломаешь же.
        - У меня же жизнь перед глазами проскочила, думал хана мне, а вино, а шашлыки? Гвоздь двойную порцию обещал.
        Гоша ухмылялся. Ванька потирал плечо и сердито смотрел на Митяя.
        - Дуболом, блин.
        - Так, ладно, пошли, посмотрим, что там за комната такая.
        Это была не просто комната, из нее сделали пыточную. На столе был разложен целый набор, на который было невозможно смотреть без содрогания. Гвоздь пинком опрокинул стол выругавшись на грузинском.
        В дальнем углу стояла железная клетка, размером с собачью конуру, в ней лежал окровавленный человек. Висячий замок был до неприличия огромен. Митяй взялся за него обеими руками и выломал, Григорий Иванович бросил только-что найденную у одного из боевиков, уже ненужную связку ключей. Митяй вынес почти невесомое тело на свет и положил на брезент, найденный недалеко, пульса почти не было.
        - Я, кажется, его знаю. Крылов Иван Федорович, майор. Мы встретились на сборном пункте. Только сейчас я его опознал по ножу, который подобрал на столе. Это мой нож, я отдал его, когда мне сказали, что взять с собой не получится.
        - Товарищ полковник, разрешите я его попробую хоть немного восстановить? Обещаю хоть сколько нарядов отработать.
        Ванька очень быстро перебирал руками по телу Крылова, надавливал пальцами на активные точки, проверял пульс и двигался дальше. Порезы и глубокие раны продавливал пальцами и зажимал на мгновение, появляющиеся рубцы закрывали рану. Нащупал сломанную кость в руке и вправил ее, кивнул Гоше, чтобы сделал шины. Над пулевым отверстием он задержался дольше всего, накрыл его ладонью и замер, всем показалось, что его пальцы стали светиться, хотя, скорее всего, это были фокусы освещения. Через пару минут он откинул пулю, и все увидели, что рана не кровоточит, воспаление спало, и она начала затягиваться, майор стал чаще дышать и, наконец, застонал. Ванька не прекращая осматривать резко ударил его пальцами в район шеи, и он затих, ровное дыхание говорило, что он спит. Еще немного поколдовав над телом Крылова, Ванька откинулся весь в поту.
        - Внутренние кровотечения я остановил, немного подстегнул сердце, все кости на месте, обезболил сколько смог, он крови много потерял. Большие порезы подлатал, жить будет, но очнется дня через два. Воспаления убрал, заражения не должно быть, почистил, большего мне тут не сделать, теперь он сам. Нужно тащить его врачам, если задерживаемся, то боюсь умрет от истощения и потери крови, очень слабый.
        Все смотрели на него молча, Гоша ставил шину и косо поглядывал, то на командира, то на Ивана, Митяй повернулся к командиру и тихо, чтобы слышал только он, сказал: - «ты же понимаешь, что теперь без Ваньки я тебя никуда не отпущу?»
        - Ты еще не заметил? Он один почти всю банду положил, я ему не нужен, ему вообще никто не нужен, чтобы под ногами не мешались. Побольше бы нам таких Ванек.
        - Обо всем, что мы тут видели, никто знать не должен. Все слышали? Вань, не рассказывай больше никому о своих умениях, об этом никто знать не должен, так будет правильно, забудь про три наряда.
        Ванька обессилено кивнул головой и засунул в рот пригоршню сухофруктов.
        - Пошли отсюда, нам пока нет смысла задерживаться, нужно спасать майора. Седой и Митяй несете первыми, я, Гоша и Малой прикрываем, через полчаса сменимся. Вань, идти сможешь?
        - А какие у меня варианты?
        - Гоша, присмотри за ним.
        Через час их подобрал вертолет, Крылов не просыпался.
        Операция продолжается
        - … Состояние стабильное, в себя пока не приходил. Медик спецназа его подлатал, наверно обколол чем то, хорошая работа, хотя свежих ран не так уж и много, его наверняка в плену лечили. Короче, жить будет.
        - Когда придет в себя, сообщите.
        - Хорошо товарищ Генерал-майор.

* * *
        За столом было не меньше тридцати человек, Гоша сказал, что не всех знает, но, когда грузин гуляет приходят все соседи. Вино было вкусным, алкоголь на Ваньку не действует, водку он не пил, потому что не понимал зачем это надо, а вино понравилось. Митяй и Гоша сидели в обнимку и спорили о способах приготовления мяса, мир вокруг них явно шатался.
        Григорий Иванович пел с мужчинами на грузинском, он знал почти все песни, хотя раньше никто не подозревал, что он знает грузинский. Командир сидел, откинувшись на стенку беседки, улыбался и слушал, периодически вставляя свое веское слово в спор Гоши и Митяя, чем выводил их на новую ступень. Его тоже пытались втянуть, но быстро обломились. Было ощущение, что командир витает в облаках, он только отмахивался от них и слушал, просто слушал. Он впитывал обстановку, и она ему нравилась, так могло продолжаться всю ночь. Ванька никогда не видел столько фруктов и старался попробовать все, но силы быстро закончились, и он мог только смотреть на это изобилие, вдыхая аромат свежих лепешек и винограда. Все беды этого мира заканчивались на подходе в эту беседку, тут время останавливалось.
        Под утро все начали разбредаться кто куда. Командир махнул рукой, когда Ванька попытался разбудить Гошу и Митяя чтобы проводить до постели, они так и уснули за столом в обнимку. Спать не хотелось, сидя на крыльце, Иван долго любовался на горы и вдыхал свежий утренний воздух. Когда еще придется так отдохнуть. Все ждали назначение, тут дела еще не закончены, нужно найти боеприпасы боевиков и желательно выйти на поставщика.

* * *
        - Соловьев, зайди к медикам, майор Крылов в себя пришел, хочет тебя поблагодарить, к тому же у него есть что рассказать.
        - Есть товарищ генерал-майор.
        Полковник Соловьев в сопровождении генерал-майора Ильина шел в палату к вытащенному из лап бандитов майору. Насколько он понял его жизни уже ничего не угрожает, только слабость от перенесенных ран и память о пытках. - «Не повредился бы умом этот майор, поработали над ним на славу».
        - Ну, рассказывай, что узнал.
        - Ничего не узнали товарищ генерал-майор, нас раскрыли, толком ничего не удалось выведать.
        - Вот так и ничего?
        - Так точно, не успели.
        - Разочаровал ты меня майор, вроде из федеральной разведки, а ничего не нарыли, видать и у вас бывают промахи. Вон твой спаситель, ты поговорить с ним хотел.
        - Извините, не знаю, как вас зовут.
        - Полковник Соловьев Сергей Петрович.
        - Спасибо вам Сергей Петрович, ну просто обязан вам за мое спасение, если бы не вы, я же ведь…, да чего там, думал все, кранты. Спасибо огромное.
        Словесный поток благодарностей не заканчивался, и не было никакой возможности его прервать. Генерал-майор выдержал недолго и воспользовавшись тем, что весь разговор ведется с Соловьевым решил выскользнуть за дверь.
        - Пойду я, вы остаетесь полковник?
        Соловьев наклонился к нему.
        - Вы идите, человек с того света вернулся, нужно дать ему выговориться.
        Закрыл плотно дверь за вышедшим генерал-майором и посмотрел на Крылова.
        - Ты с извинениями своими не перебарщиваешь, чего хотел то?
        Крылов мгновенно преобразился из пострадавшего в злого и упрямого человека.
        - Полковник, сдали нас, внедрение было идеальным, а потом все к черту. Они нас по именам знали, ****** Кто-то слил, не верю никому, тебе верю ты шкурой рисковал. Там справа по карте ущелье, километров сорок, село там, лежка у них. Склад оружия там же должен быть, больше негде. На поставщика мы выйти не успели, но это точно кто-то из местных, нужно было бы на всех складах проверку провести, но боюсь спугнем. Рядом с тем местом, из которого меня выдернули, еще пещеры есть, немного левее, они пустые, мы успели их проверить на всякий случай. Напросись туда, скажи получили оперативные данные, когда зачищали, а сам иди в ущелье. Накрой их там, отомсти за моих парней.
        Соловьев кивал головой и внимательно слушал разведку.
        - Дело говоришь, Ильиных с меня требует закрыть эту проблему, видимо ему тоже достается, так что препятствий с выходом не должно быть.
        - Их кто-то деньгами снабжает, стоит задача расширить конфликт и вовлечь как можно больше население с обеих сторон, насколько я понял, деньги большие, не жалеют. Наемников много, все хорошо вооружены, профессионалы. Вас сколько?
        - Пятеро.
        - Вы впятером разнесли ту пещеру? Их же там человек двадцать было.
        - Когда мы пришли, их было десять.
        - Плохо, вернее хорошо, что десять, плохо, что они все теперь в ущелье. Сколько их там не знаю, они говорили там их основная сила. Вы осторожнее, если взять за основу, что крыса тут, то вас ждать будут.
        - Мы сами с усами, бывай разведка, может еще увидимся.
        - И ты держи удачу поострее полковник. Мальчишку вот одного вспомнил, долг теперь у меня перед ним, ну да ладно, прорвемся.
        Соловьев вышел из палаты и подозвал лейтенанта из охраны.
        - Лейтенант, машину мне, до штаба.
        - Машина у входа, вас уже ждут.
        В приемной дорогу полковнику перегородил какой-то капитан.
        - Генерал-майор занят.
        - Капитан, ты у меня на дороге не вставай, затопчу, передай генералу полковник Соловьев прибыл, чай он потом попьет.
        На шум вышел Ильиных.
        - Сергей Петрович, зайди тебя жду. Чаю? Ну как знаешь. Я ждал, что майор даст хоть какую-нибудь информацию. Похоже придется действовать вслепую, какие есть мысли? Банда совсем обнаглела, в селах поднимается волнение, говорят, федералы защитить не могут, нужно брать в руки оружие, этого нельзя допустить.
        - Хочу в тот же квадрат сходить, там еще пещеры есть, что-то мне подсказывает там покопать надо, может, что нароем. Пойдем с того же места, чтобы не светиться.
        Генерал задумчиво кивнул головой.
        - Хорошо, я бумаги подготовлю, когда выходите?
        - Послезавтра. Пока в селе неподалеку от точки высадки с населением потолкуем. Может, там чего услышим, подкиньте вертолетом до него, время сэкономим.
        - Добро. Капитан зайди, подготовь карты и дай всё, что попросят. Распорядись про вертолет, точку высадки дам в пакете для заданий. Мне бумаги на стол, приказ нужно подготовить на полевые работы, я на час занят, никого не пускать.

* * *
        Вертолет улетел, и полковник Соловьев скомандовал выдвигаться, в село даже не зашли, бойцы переглянулись и, пожав плечами, двинулись в указанном направлении.
        - Командир, планы сменились?
        - Да, Григорий Иванович. В селе нам делать нечего.
        - А как же население, они же сход собрались делать, с федералами говорить.
        - Вот пусть переговорами генерал занимается, у нас есть чем заняться и без пустых разговоров. Сейчас отойдем от места высадки и покумекаем, что делать дальше.
        - Значит в пещеры те мы тоже не идем.
        - Нет, конечно, чего там делать-то.
        - Вот и я думал, чего там делать, эти пещеры вдоль и поперек местными исхожены, можно сказать, людное место. Я бы там не стал скрываться, тем более хранить боезапас, туда нет дороги, тропинки только, на ослах что ли ящики доставлять? Последнее место, где я бы расположился.
        - Крылов говорит, их слили, так что, никому верить нельзя. Все наши маршруты меняются. Сейчас пока идем к пещерам, немного не доходя выходим на связь, затем в противоположном направлении к ущелью.
        Соловьев достал карту и разложил на коленях. Ткнул ножом в ущелье.
        - Рядом село, если верить Крылову там они окопались. Вот тут возле речки заночуем, а утром в село заходить будем.
        Шли молча, стараясь не оставлять след, Григорий Иванович первым, Ванька замыкающим. Вдруг Седой пригнулся и поднял руку. Обернулся к Митяю и подозвал к себе.
        - Митяй, смотри какой ужин, Малому намекни, он тебе этого зайца в лесу шепотом загоняет.
        Митяй обернулся и жалобно посмотрел сначала на командира, а потом на Ваньку. Иван пожал плечами, подобрал какой-то камень и резким движением кисти запустил его в зайца. Недолгое трепыхание в кустах и радостный Митяй засунул тушку зайца в рюкзак подошедшего Гоши. Соловьев махнул рукой, и группа двинулась дальше. К вечеру они добрались до горного ручья. Вода прозрачная, холодная и бодрящая. Ванька набрал фляжку и решил разводить костер, нашел два сухих бревна и начал выбирать ножом пазы. Подошедший Григорий Иванович кивнул головой и пошел искать сухой мох, Гоша с Митяем возились над кроликом. Командир забрался повыше по склону и стал наблюдать за лагерем.
        - Гвоздь, поставь сторожки по периметру, чтобы караул не выставлять.
        - Сделаю командир, чуть стемнеет и сделаю.
        - Пищалку возле меня поставь, не спится что-то, если надумаю задремать, тебя растолкаю.
        Григорий Иванович натолкал сухой мох вместе со щепками в пазы на бревнах и аккуратно соединил их. Подожженный мох быстро затлел и искрами побежал внутрь бревна, вскоре у них был не яркий, но очень жаркий костер, который горел внутри бревен, наружу пламя почти не вырывалось.
        В рюкзаке у Митяя оказалась фольга, которую он таскал для таких вот случаев. Он развернул её из тряпицы, которая не давала ей шелестеть во время ходьбы, и очень старательно завернул тушку зайца. Когда они с Гошей успели напичкать тушку сухофруктами, различными травами и специями никто не заметил. Ветер был вдоль ручья и слабенький дымок с невыносимо ароматным духом жареной дичи уходил вниз по ручью. Гоша специально обследовал тот район и вынес вердикт, зайчика не должен учуять больше никто.
        Что такое тушка зайца на пятерых мужиков? её даже никто не заметил, но само удовольствие попробовать мяса приготовленное самыми знаменитыми поварами спецназа ДШБ ни с чем несравнимо. Косточек не осталось, даже фольгу облизали до сверкающего вида и только потом сожгли. Банки из-под тушенки обожгли на костре и закопали под деревом, через месяц от них ничего не останется. Костер тлел всю ночь, бревна давали такой жар, что бойцам пришлось отодвигаться от них. Ванька насобирал трав, и Григорий Иванович со знанием дела заварил чай. Митяй блаженствовал. Командир расчувствовался обстановкой и пристально посмотрел на Гошу.
        - Гоша, ты же не думал, что я не учую вино в твоей фляжке, налей для запаха.
        Митяй потирал руки. Гоша подал фляжку командиру, тот отхлебнул и вернул ее, Григорий Иванович подсел поближе к Митяю и подставил Гоше котелок.
        - Плесни на двоих.
        - На троих.
        Ванька подкатился поближе к ним.
        Ночь прошла спокойно, вино подействовало, и командира сморил сон. Он растолкал Гошу, тот недолго думая толкнул Митяя, командир ухмыльнулся и завалился спать, ему было все равно кто будет дежурить. Дуболом протер глаза и сел возле пищалки, утром их разбудил Гоша, чай уже был разогрет. Быстро попили и, убрав следы своего пребывания, двинулись дальше.

* * *
        - Малой и Григорий Иванович разведайте, что там в деревне. Осторожнее, Крылов думает, что тут лежка боевиков.
        - Сделаем командир.
        Они незаметно пробирались вдоль ближайшего к лесу дома. Было раннее утро и на улице должно быть мало народу, но впереди было подозрительно шумно. Совсем небольшое село собралось на площади в полном составе, некоторые мужчины были вооружены, рядом стояли женщины и дети. Ванька и Седой переглянулись и решили подойти ближе. В центре, особняком, стояла группа мужчин и о чем-то громко спорила с наседавшими на них стариками, дело пахло столкновением, и Григорий Иванович принял решение вмешаться.
        Он вышел из-за дома и поднял руки, чтобы успокоить женщин, завопивших рядом. Один из мужчин подбежал к нему и направил двустволку, Ванька сжался в комок. Подошедший что-то кричал и дергал стволом, Григорий Иванович почти не обращал внимания на него, его интересовали события на площади. Он пытался продвинуться дальше, но его отталкивали. Вдруг, один из стоящих в центре с размаху ударил старика и наставил оружие на отпрянувших невооруженных людей. Седой выхватил пистолет, рванул к нему и тут прозвучал выстрел. Григорий Иванович успел заметить, как испуганный селянин, направляющий на него охотничье ружье, нажал на курок, как неизвестно откуда взявшийся Ванька подставился под выстрел, кровь из развороченного выстрелом плеча обрызгала Седого, и Иван начал движение. Ванька маятником передвигался по всей площади и там, где он проходил, люди падали как подкошенные. Это было страшное зрелище, невозможно было остановить это движение и неотвратимость происходящего придавила Седого к месту. Люди падали, не успев даже развернуться к надвигающейся на них угрозе, а те, кто успевал заметить стояли как вкопанные,
не понимая, что происходит и как такое возможно. Иван как ураган пронесся по всей площади и остановился, когда на ней никого не осталось, горстка женщин и детей жалась к небольшому заборчику, никто не плакал. Через несколько секунд женщины стали оседать в обморок, устояли только двое, но и они держались за забор.
        Услышав выстрел, оставшаяся в лесу группа немедленно выдвинулась в поселок. Площадь они обнаружили сразу же. Ванька шел к ним перешагивая через людей. Из пробитого плеча выпадала дробь, тело просто выдавливало инородные предметы, на нем оставались небольшие рубцы, раны больше не было, только разорванный в клочья камуфляж говорил о том, куда попал выстрел.
        - Командир, это я виноват, Ванька закрыл меня от выстрела и пошел вразнос. Это я виноват.
        Гоша медленно шел к площади, ноги его не слушались, он упал на колени и выронил оружие. Митяй взял его за плечо и молчал. Ванька подошел к командиру пытаясь поправить разорванный камуфляж вытряхнул дробь, свалившуюся внутрь куртки, и оторвал свисающую ткань.
        - Командир, я не разобрался кто есть кто, тут все с оружием, хорошо хоть успел закрыть Григория Ивановича, он ему прям в грудь выстрелил, нервные тут все.
        Командир стоял и молча, смотрел на Ивана.
        - Командир, я говорю не разобрался кто есть кто, нужно оружие собрать пока они в себя не начали приходить.
        - Повтори.
        - Не разобрался, говорю.
        - Нет, что ты дальше сказал.
        - Нужно оружие собрать…
        Соловьев стоял и неотрывно смотрел на Ивана.
        - Нужно оружие собрать, говорю, пока они в себя не начали приходить. Да что происходит то?
        - Они живы!
        - Ну, я же говорю, я не разобрался кто они такие, всех сложил, без разбора. Очухаются, будем разбираться, а то они с оружием, поубивают еще друг друга, меня вон зацепили, до сих пор в ухе гудит.
        - Митяй, они живы. Ты слышишь Митяй.
        Командир схватил Ваньку и начал трясти его, потом подскочил к Григорию Ивановичу и обнял. Митяй встал на колени перед Гошей и аккуратно тряхнул его за плечи.
        - Гоша, они живы, Гоша. Живы все.
        Гоша не сразу услышал, посмотрел на Митяя, потом на командира и слезы хлынули у него из глаз, он повалился на спину, раскинул руки и запел на грузинском что-то монотонное и вечное как горы.
        - Дурдом какой-то, Григорий Иванович, что происходит?
        - Это Ванька они от радости. Мы все думали, положил ты их.
        - Чего я совсем спятил что ли, с какого перепуга мне селян-то убивать? Ну вы, блин, даете.
        Соловьев наконец пришел в себя и заметил, что Седой переминается с ноги на ногу ожидая команды. В принципе и так было понятно, что делать, но от него ждали адекватного поведения командира и он тряхнул головой отгоняя эмоции.
        - Митяй и Седой. Соберите оружие, будем разбираться кого тут Ванька в штабеля сложил. Малой, а который стрелял, он живой?
        - А который стрелял с головной болью очнется, я ему такую оплеуху залепил, неповадно будет стрелять не разобравшись.
        Командир ухмыльнулся и пошел к Гоше.
        - Гоша, ты то - живой?
        - Да Петрович, я таким живым давно не был.
        - Ну, так чего валяешься, горланишь, вставай, работа есть по твоей части, нужно с местными говорить.
        - Сейчас командир, ноги не ходят, через пару минут.
        Ваньку пришлось выгнать из комнаты, никто не хотел говорить в его присутствии. Вернее, они просто замолкали и со страхом в глазах смотрели на него. Он бродил по селу и отовсюду слышал шепот про русского демона. Ему было неловко, что его боятся, но по-другому он не знал, как поступить. Нужно было решить проблему и решить её быстро, по его мнению, он принял правильное решение. Четверых бандитов на которых показали местные они заперли в сарае. С ними еще не говорили.
        Оказалось, местные решили больше не терпеть бандитов и, вооружившись, выгнали их из деревни, те не стали связываться и ушли в спешке. А эти четверо вернулись за каким-то ящиком. На ящике был замок, и командир пока не разрешил его ломать. Вдруг этот ящик не принадлежит им? Местное население и так смотрит с опаской.
        Ничего толком не добившись от местных Сергей Петрович решил перейти к допросу бандитов, вот тут Ванька был как раз и нужен, страх в глазах боевиков должен был развязать им язык. Они очень боялись федералов, особенно Ваньку, который с такой легкостью положил всю площадь с вооруженными людьми, но своих подельников из банды они боялись больше. Федералы их отдадут под суд, а подельники убьют, и это при самом хорошем раскладе. Григорий Иванович и полковник израсходовали весь свой пыл, но добиться результатов не могли, ну не расстреливать же их тут по одному. Поэтому, когда Ванька очередной раз предложил вмешаться, они не стали останавливать, в конце концов есть хоть и небольшой, но шанс, что они успеют оттащить Малого.
        Бандит весь вжался в стул и его забила мелкая дрожь, но подошедший Ванька каким-то сложным движением нажал на активные точки виска и шеи бандита и тот расплылся в улыбке. Командир хмыкнул и всплеснул руками. Тот им выложил все, как будто они были закадычными друзьями, никаких уговоров, запугиваний и тем более пыток не понадобилось, даже на Ивана он реагировал вполне дружелюбно, но неотрывно следил за ним взглядом. Пришлось даже усадить, чтобы не мельтешил.
        Оказалось, их основная группа расположена в ближайших горах, их человек сорок, две трети состава - это наемники и бандиты, объявленные в розыск. Еще человек десять это местные, которых угрозами и обманом заманили в банду, их держали под контролем, чтобы не разбежались по домам. Он показал на карте все подходы и минные поля, по большому секрету боевик рассказал, что недавно они убили прапорщика со склада, который продавал им оружие. На него, скорее всего, вышли федералы, пришлось убрать, еще он знает про русского приближенного к штабу, который сдавал им передвижения федералов. Наемники платили ему, но кто конкретно этот русский, он не знал. Когда получили команду отойти в пещеры они не взяли какой-то ящик, принадлежащий одному из их командиров, он был очень зол и послал за ним. Сказал не важно сколько местных они убьют, но ящик нужно доставить. Посоветовал не открывать его, иначе он их закопает, похоже ящик был для него важен. Командир кивнул Ивану, чтобы он выключил эту беспрестанно говорящую шарманку. Гоша увел удивленно оглядывающегося бандита обратно в сарай. Он ничего не помнил.
        Ящик принесли в комнату, и Григорий Иванович очень осторожно открыл его, сюрпризов не было, там были деньги, различные бумаги, карты, какие-то накладные на перевозку оружия и фотографии, одна из них заинтересовала полковника, где-то он видел это лицо. Капитан советских войск стоял с вооруженным боевиком и пожимал ему руку, видимо он был сфотографирован во время сделки или передачи денег, чтобы потом можно было его шантажировать. Теперь он был на крючке и можно было требовать с него еще сведения. Это был тот самый капитан, который заступил дорогу в кабинет генерал-майору. Вот откуда у боевиков подробные карты передвижения федералов и графики зачисток в селах. Командир бросил фотографию обратно в ящик и откинулся на спинку стула. Ванька направился к дверям, нужно было проверить как там пленные.
        - Командир, тут шкатулка какая-то, в уголочке.
        Митяй ткнул пальцем в шкатулку на дне ящика и начал открывать ее.
        - Стой.
        Но было уже поздно, Митяй открыл шкатулку и увидел механизм мины ловушки. Время в комнате остановилось, Гоша падал на пол и закрывал руками голову, командир начал соскакивать со стула, Седой рванул к ящику в заранее провальной попытке откинуть шкатулку, Митяй наклонялся над ящиком пытаясь закрыть товарищей своей грудью, мина была небольшой, шанс оставался. Вдруг, комната пришла в движение, Иван размазанной тенью проскочил почти всю комнату и пнул ящик со всего маху. Окно огромным пузырем лопнуло наружу от влетевшего в него предмета, в метрах пяти от него прогремел взрыв, взрывная волна подхватила разлетающиеся стекла и вновь втолкнула в комнату, обрызгав незадачливых людей, оказавшихся на пути. Ванька стоял посреди комнаты и вытаскивал из щеки осколок стекла, кровь не успела выступить из раны как появился рубец, Григорий Иванович отряхивался от стекла, командир вытирал с лица кровь от порезов. Митяю досталось от рамы, влетевшей в него, руки Гоши были изрезаны и кровоточили, на ноге расплывалось кровавое пятно от осколка рамы или ящика, еще пара осколков оставили свои следы в бронниках бойцов.
        - Вас вообще одних оставить нельзя?
        Ванька прощупывал рану Гоши, тот махнул рукой, все нормально, на вылет, и, прихрамывая, пошел осматривать командира. Митяй отряхивался и виновато смотрел в сторону ребят. Командир пригрозил ему кулаком, что-то сказать ему помешали мелкие осколки стекла, застрявшие в лице, ими как раз занимался Гоша. Седой ощупывал огромную шишку и выступившую кровь на голове Митяя, при этом у него самого была видна кровь возле уха. На этом все закончилось, больше о происшествии не вспоминали. Жизнь бойца спецназа всегда висит на волоске, но все они люди и им свойственно ошибаться, правда, цена за такие ошибки значительно больше. Ванька очередной раз прикрыл своих товарищей, это была его работа, он умел хорошо её выполнять.
        Из местных никто не пострадал, только живность на улице разбежалась в разные стороны и женщины еще долго выковыривали щенков, куриц и прочую животинку из различных уголков. Наверх к федералам поднялись только старейшины, проверить живые ли они. Увидев всех живыми, развернулись и такой же компанией, все так же молча, вышли на улицу наводить порядок.
        Митяй сокрушался больше всех, взрывом уничтожило все улики, теперь прихватить за зад этого капитана будет намного сложнее, вряд ли командир разрешит провернуть такой же трюк, как с боевиком в суде. Этот метод сразу же признают незаконным и появится больше вопросов, чем ответов.
        - Командир, я им подавил волю к сопротивлению, ближайшие три дня с ними справится даже ребенок. Можно выступать.
        - Хорошо Вань, местные не прибьют их? Ты им втолковал, что должен быть суд и федералы за ними придут?
        - Сергей Петрович, они меня не слышат, вроде смотрят на меня, но чую, не слушают, боятся, пришлось Седого звать. Он со старейшинами час разговаривал, думаю, они поняли друг друга, до суда должны дожить.
        - Выдвигаемся, как там Гоша?
        - Рана не кровоточит, я её обезболил, там нет серьезных повреждений, заживить он не дал, сказал, что не собирается за просто так таскать аптечку, замотался бинтами, работать дальше это не помешает, потерпит.
        Неожиданный подарок
        Группа покинула населенный пункт и двинулась в направлении, указанном боевиком. Тропа петляла среди скал и приходилось быть очень внимательными проходя повороты, чтобы не нарваться на засаду. Впереди шел Митяй, за ним Гоша и Григорий Иванович, командир и Ванька замыкали.
        Неожиданно за очередным поворотом группа столкнулась с боевиками, бежавшими навстречу. Они буквально неслись, как будто спасались бегством, побросав все оружие, но увидев группу Соловьева накинулись на них с остервенением загнанных в угол крыс.
        Митяй увернулся от выскочившего на него боевика и схватил в охапку двух следующих, придавив их всей своей массой к скале. Пробежавшего бандита принял Гоша, крутанул его и откинул назад, остановил ногой следующего боевика, проскочившего мимо Митяя и, резанув по горлу последнего оставшегося на тропе, прижался к скале уходя с линии огня своей группы. Придавленные к скале бандиты оседали, один с проломленным черепом, второй со сломанной шеей, Митяй выхватил пистолет и выстрелил в пытающегося встать после удара Гоши боевика, присел и направил ствол вперед. Судьбу нападавшего оказавшегося глубже всех решил Седой, он выставил нож и раскрученный Гошей бандит напоролся на него, Командир с пистолетом в руках контролировал тропу впереди, Ванька прикрывал всю группу с тыла. Больше никто не появился.
        - Командир, их что-то напугало, либо они разодрались между собой, либо кто-то работает на нашей стороне.
        - Вижу. Насколько я знаю операций не планировалось, но береженого бог бережет. Дуболом, пусти вперед Седого, как бы не нарваться на своих же.
        Вскоре они увидели дорогу, по обеим сторонам наложенные камни и мешки с песком, боевиков видно не было. Хорошо подготовленное для обороны место пустовало. Вернувшийся из разведки Григорий Иванович пожимал плечами. Там никого не было, повсюду разбросано переломанное оружие, уходили в большой спешке. Ванька очень внимательно осмотрел место боя, но ничего не смог понять, что там произошло. Что так напугало боевиков и почему столько, буквально перемолотого оружия, но нет ни одного трупа.
        Вдалеке послышались выстрелы, и большая группа людей выскочила из-за скал и рванула в их сторону, увидев военных, они упали на дорогу, крича, что они не бандиты, их заставляли тут находиться и они сдаются. Умоляли отозвать «русского демона». Бойцы переглянулись и Ванька пожал плечами. Происходило что-то не понятное. Командир махнул этим горе воякам, чтобы они уходили отсюда. Повторять дважды не пришлось, они испарились с дороги за считанные секунды, оставив все оружие и даже ножи. Бойцы переглянулись, впереди был явно какой-то «бабайка». Так напугать, это еще постараться надо.
        Лагерь боевиков был пуст, везде лежали тела убитых и развороченное оружие. Под натянутым тентом лежали боеприпасы с военных складов, вернее всё, что от них осталось. Ящики были размолоты до мелкой щепки, оружие перековеркано, патроны рассыпаны и смяты. Было ощущение, что по ним проехался танк. На всем лежал толстый слой инея, словно мох, откуда он тут взялся решили не гадать, ночами, конечно, холодно, но не настолько же.
        Командир распорядился собрать документы боевиков и взять образцы оружия с серийными номерами, чтобы выяснить откуда оно. Больше тут делать было нечего. Ванька присел возле одного из разбитых ящиков и что-то внимательно рассматривал.
        - Вообще не понятно, что тут произошло, кто бы это ни был нужно найти. Разгромили боевиков это конечно хорошо, только это функция военных и не желательно, чтобы кто-то посчитал себя вправе быть высшей инстанцией.
        - Не найдем мы никогда того, кто это сделал.
        - Это еще почему?
        - Я знаю этот почерк, тем более мне подарочек оставили, это кисет деда, он в нем баночку с медом держит. Когда из ускорения выходит, он мед ест. Мне оставил, видимо знал, что я по следу иду. Только если он не захочет, мы его даже не увидим.
        - Погоди Вань, ты же сказал он умер.
        - Я не говорил, что он умер, я сказал, что он ушел. Решил, что мне пора жить самостоятельно, собрался и ушел.
        Митяй внимательно слушал беседу командира и Ваньки, подошел к ним и сел рядом.
        - Командир, нам тут делать больше нечего, если рядом поселился дед Ванькин, то больше бандитов тут не будет. Это они про него «русский демон» орали. Слухи в горах быстро расходятся. Побольше бы в стране таких Бесфамильных и я был бы доволен, что остался без работы.
        - Прав ты Митяй. Ладно, уходим отсюда. Нужно подумать, что рассказывать руководству.
        Совесть
        Полковник Соловьев вошел в штаб и сразу направился в кабинет к генерал-майору Ильиных. Помощник генерала, капитан Гнездин, сорвался с места и попытался остановить его, но увидев кто именно пытается пройти, сжался в комок и поспешно ретировался с дороги, с такими лучше не связываться. Соловьев посмотрел на него и подошел.
        - Капитан, тебе лучше не показываться на глаза мне или кому-либо из моей группы, я позабочусь чтобы тебя не взяли больше никуда, уходи из армии.
        Гнездин молча сел на свое место и смотрел на полковника испуганным взглядом.
        - Товарищ генерал-майор, задание выполнено, по нашим сведениям, оружие продавалось с ваших складов. Продавца устранили сами боевики, когда вы вышли на его след. Думаю, не сложно сопоставить серийные номера. Всё бандформирование уничтожено, частично местным населением, с ними проведена беседа и изъято оружие. Всё, что можно было использовать сбросили поглубже, не найдут.
        Генерал кивал головой и перебирал бумажки успокаивая нервы. Группа только что пришла с задания и неизвестно какие новости она принесла.
        - Продавца мы уже нашли, кажется. Они убрали его. Ревизия на складах уже показала недостачу. Вы свою основную задачу выполнили, но я попросил бы ваше руководство оставить группу для полной зачистки очагов. С местностью вы уже познакомились, действовали удачно, так что вам и карты в руки. Надеюсь, вы не против.

* * *
        Месяц прошел в постоянных вылазках и в локальных стычках. Наконец подошло время отпуска и каждый захотел распорядиться им на свое усмотрение, Митяй остался с Гошей, Григорий Иванович с командиром решили рвануть куда-то в Сибирь к знакомым, отдохнуть от цивилизации в глуши. Ванька всегда мечтал побывать в Ленинграде, вернее теперь уже в Питере, тем более у него там квартира оказалась.
        - Малой, вчера в своей квартире обнаружен капитан Гнездин. Врачи констатировали смерть от сердечной недостаточности. Твоя работа?
        - Никак нет товарищ полковник, приказа же не было. Может совесть?
        - Наверняка совесть, я таких совестливых давно не встречал. Ну, бывай. До встречи.
        Отпуск
        Вокзал
        Санкт-Петербург, или Ленинград, кто как привык, он и переименовался-то обратно в Санкт-Петербург осенью прошлого года. Старый город, соответственно - ощущение помпезности и какой-то старины приходит уже на вокзале. Ванька видел совсем немного вокзалов, но величие города накладывает обязательства даже на воздух. Огромные людские потоки настораживают человека, привыкшего к лесу, но если воспринимать город как тот же лес, только более шумный, то можно и свыкнуться. Люди как муравьи бегут по проторенным дорожкам по своим неведомым делам. Можно даже отследить течение, вряд ли они вообще замечают что-то вокруг кроме узкой дорожки из мраморного пола ведущую в нужную сторону.
        Будка с телефоном, чем она заинтересовала не понятно, но что-то в ней было нереальное. Ванька понимал, что он чужой в этом городе, городская жизнь не для него, уж больно много суеты, а будка была островком спокойствия в этом человеческом муравейнике. К ней периодически подходили и для человека, зашедшего в неё, мир как будто останавливался, он погружался в свой мир, отсеченный от окружения стеклянными стенками.
        Понимая, что начинает привлекать внимание своим поведением он начал отходить от будки, когда заметил небольшое изменение в окружавшем его пространстве. Что-то насторожило его, хотя он еще не понял, что изменилось и почему, время привычно стало замедляться, он искал источник напряжения.
        Три человека целенаправленно шли к нему, они делали вид, что просто идут по своим делам, но их целью является он, это Ванька понял сразу. Остановился возле стены, опустил свой рюкзак и стал ждать. В какой-то момент люди разделились и, достаточно грамотно и не привлекая лишнего внимания, зашли с разных сторон. Когда они были возле него, старший подошел и показал удостоверение милиционера.
        - Старший лейтенант Васильченко, пройдемте с нами.
        Двое по бокам настороженно наблюдали за поведением Ваньки. Он пожал плечами, взял рюкзак и молча, отошел от стены. Васильченко даже замялся. Он ожидал глупых вопросов типа «куда?», «зачем?», «что происходит?» и готов был уже бросить привычное: - «пройдемте в отделение, там разберемся», но парень просто взял свой потрепанный полупустой рюкзак и был готов пойти за ним. - «Странный он какой-то, не зря на него обратили внимание его оперативники в зале, а когда прошла информация о звонке с предупреждением о вооруженных бандитах на вокзале и были получены подтверждения, что звонили с одной из будок самого вокзала, то первые подозрения пали именно на него». Он дал распоряжение взять еще пару подозрительных личностей, но за этим парнем решил сходить сам. - «Виноват он или нет, пусть майор решает, а его дело обеспечить порядок на вверенной ему территории и доставлять вот таких звонильщиков в отделение» - вот он и обеспечивал, и доставлял, уже больше 10 лет. Обеспечивал, несмотря ни на что. Положено при угрозе террористов вызывать парней из спецподразделения, значит нужно вызывать, и вызывал. Никаких
террористов он отродясь не видел, но служба есть служба. - «Возможно, бандюки именно поэтому и не появляются на этом вокзале», - усмехнулся старлей от своих мыслей.
        Когда бомжи говорили о бомбе в мусорке на вокзале он им, конечно же, не верил, но все равно вызывал. И уже давно посмеивались над ним. Скорее всего, именно поэтому он все еще старший лейтенант в свои 40 лет, а не майор. И он всего лишь руководит бригадой оперативников, а не всей службой безопасности вокзала. Но делать свою работу спустя рукава он не умел и не хотел, вот и сейчас, не смотря на вопли майора, он вызвал Игната. - «Пусть покрутится со своими ребятами по вокзалу. И мне спокойнее и парни свою работу сделают. А Яковенко пусть вопит, статистику, видите ли, я ему порчу своей паникой. Работа у меня такая, статистику всем портить, а мне статистику кто потом подправит, вон придурков сколько, хоть сводки не смотри».
        Майор очередной раз выслушивал от начальства по телефону о том, какой он бестолочь и до чего довел вокзал, что это уже четвертый пустой вызов ОМОНа за этот квартал и премии ему не видать, как собственных ушей. Красный от злости он ждал, когда старлей приведет последнего из задержанных. Двоих вонючих бомжей он уже выгнал взашей, не став с ними даже разговаривать. - «Да у них даже мозгов не хватило бы чтобы позвонить о террористах, о чем думали эти идиоты, когда притаскивали бомжей в его кабинет, чем потом дышать он тут должен? Уволить бы этого старлея вместе со всей этой братией, да нельзя, его подразделение лучшее во всем Питере и не раз вокзал ставили в пример, вот только премий лишали с завидной постоянностью из-за чудачеств этого Васильченко. Ну, ничего, поймаю этого телефониста, может и премия вернется. Я ему все звонки припомню… Да где уже этот старлей?».
        Васильченко завел Ивана в кабинет к майору Яковенко и, увидев его красное лицо поспешно ретировался. Выслушивать очередную волну негатива было некогда, нужно было еще Игната встретить и попросить, чтобы он людей на вокзале не пугал своими орлами с автоматами. - «Оперативники доложили, что в зале никого подозрительного не видели, но пусть Игнат потихонечку сам все проверит. Террористы - это его клиенты, он их по запаху определяет, вот и пусть пробежится по залам».

* * *
        Ванька сидел на стуле и с любопытством разглядывал как толстый и суетливый майор, вытряхнув рюкзак, копается в его скудном запасе вещей. Видимо осмотр зубной щетки и мыла, смены белья, и непонятно, когда там появившихся сухарей в вощеной бумаге, не принес удовлетворения. А скорее наоборот, добавил вопросов к нему.
        - Паспорт.
        Ванька подал паспорт, не нравился ему этот майор, было стойкое ощущение, что он ищет к чему бы зацепиться, а не выполняет свою работу. Ну, подозрительный парень, ну, полупустой рюкзак, только с необходимыми на первое время вещами, в остальном-то это обычный человек, немного непонятный, ну так задай вопросы и все будет понятно. Но майор не задавал вопросов, он, похоже, уже все решил.
        В паспорте оказались деньги, ни много ни мало, целых пятьсот рублей. Это в два раза больше, чем зарплата майора и он просто не мог уже пройти мимо столь очевидной несправедливости.
        - Что за деньги? Ты мне взятку даешь? Что ты делал возле телефона? Зачем звонил про террористов? Ты так развлекаешься? Который раз ты уже звонишь?
        - Деньги мои, я не звонил.
        - Не ври мне, я вранье за версту чую. Откуда такая большая сумма? Ты вор?
        - Это зарплата и отпускные, наличкой взял для удобства.
        - При такой зарплате и потрепанный рюкзак? Ты кого обмануть хочешь? Сейчас ты мне все расскажешь. И про звонки, и про то, как и с кем воруешь на моем вокзале.
        Майор положил деньги в нагрудный карман, взял со стола увесистый телефонный справочник и направился к Ваньке. Его намерения были легко читаемы.
        Ванька честно предупредил: - «Не стоит вам этого делать». Но разум сегодня не посетил майора, а инстинкты отказали уже давно, он упорно шел к своей инвалидности.
        К счастью, майора Яковенко, в дверь влетел Долин и остановился уже практически в середине кабинета.
        - Долин, ты стучаться пробовал?
        - А ты майор не зарывайся, у меня работа такая, без стука входить, а стучать только по дурным головам.
        Яковенко уже понял, что действительно погорячился и не стоило хамить полковнику Долину. Он, конечно, прямого отношения к нему не имел, но испортить жизнь мог.
        - Все-таки вызвал тебя Васильченко? Ведь сказал же, что нет необходимости, тут делов-то, телефонного хулигана допросить.
        - Это он?
        Майор кивнул головой на Ваньку: - «он».
        - Не похож как-то. Выйди-ка майор, поговорю с ним немного.
        Майор нехотя пошел к двери, но неожиданно натолкнулся на Ивана. Парень быстрым движением вынул из нагрудного кармана майора деньги и отплыл в сторону своего стула.
        - Это мое.
        Долин повел бровью и очень нехорошо посмотрел на майора, Яковенко решил промолчать и попытался как можно быстрее выйти из своего кабинета, бросив со злости на стол телефонный справочник. Тот покатился по столу собрав все письменные принадлежности, так аккуратно расставленные ранее.
        Сегодня был явно не его день. Даже из собственного кабинета, из которого его, между прочим, выгнали, он нормально не смог выйти. В дверях столкнулся с бойцами спецподразделения, которые, как и их начальник, привыкли входить без стука. Пока он с переменным успехом пытался протиснуться сквозь них, заместитель Долина, капитан Прихожин, успел выдернуть из его руки паспорт задержанного, Майор с удивлением посмотрел на этот паспорт и с удвоенной силой начал расталкивать бойцов.
        - Командир, это не наш клиент.
        - Вижу, что не наш, рассказывай.
        - Ну, во-первых, хоть и говорили с искажениями, анализ голоса показал, что звонила женщина, остальное вы уже сами видите. Это не наш клиент, и все тут. Симоненко пытается составить психологический портрет по голосу, как сделает, так сообщит подробнее.
        Долин уже листал паспорт.
        - Иван Емельянович Бесфамильный, так, чего там… м-м-м, 22 года, холост, прописка Питерская.
        - Кто таков?
        Ванька пожал плечами, что отвечать он пока не придумал, в паспорте ведь все написано, что конкретно вкладывалось в вопрос, было не понятно.
        Долин пока и не ждал ответа, осматривал вещи, разбросанные на столе, и заталкивал их обратно в рюкзак.
        - Командировочный что ли? Домой приехал? Что возле будки телефонной делал? Говорят, ты там минут десять крутился, но в будку вроде не заходил, насколько успели заметить. Правильно?
        Работу Ваньки можно было считать командировками, да и в будку он не заходил, что тоже правильно, поэтому он просто ответил: - «да».
        - Ого, да ты разговаривать умеешь?
        Ванька улыбнулся.
        - Просто мимо проходил, в будке течение жизни другое, вот и задумался.
        Бойцы переглянулись и заулыбались.
        - Метко. Ладно, давай для порядка по тебе данные пробьем, надеюсь, не торопишься?
        - А если тороплюсь, вы меня подвезете, конечно же?
        - Да уж не сомневайся, с ветерком… Это уж, как водится…
        Заняться было особо нечем, информация по террористам не подтвердилась очередной раз, и бойцы вальяжно развалились на чем придется. Из-за дивана вышла небольшая свара до момента пока на них не глянул Прихожин. Ему уступили место.
        - Спортсмен что ли?
        - Никак нет.
        - Ну, раз «никак нет», то давай свой военник.
        - Лейтенант, ракетные войска. Отпуск.
        Полковник взялся за телефон, набрал номер и стал диктовать данные на Ивана.
        - Любаша, посмотри пожалуйста хлопца, данные наверно засекречены он ракетчик, воспользуйся моим допуском. Спасибо тебе большое. Да-да, с меня шоколадка, я помню. Позвони на вокзал, к Яковенко в кабинет. Жду.
        Через несколько минут зазвонил телефон и Долин стал внимательно слушать.
        - Это все? Ты уверена? Прости-прости, я не сомневаюсь, просто не ожидал.
        Полковник повесил трубку, сложил вместе военник с бумагами и паспорт, посмотрел в глаза Ивану и подал ему документы. Затем завязал рюкзак и тоже протянул.
        - Извини, можешь идти. Спрашивать кто ты такой бесполезно?
        Ванька пожал плечами и улыбнулся.
        - У каждого своя работа. Удачи вам.
        Ваньку провожали заинтересованным взглядом все бойцы. После того как он вышел, Прихожин обратился к Полковнику.
        - Василич, чего сказали то, тебя как будто об стену ударили. Президент Никарагуа что ли?
        - Вот в том-то и дело, что ничего не сказали, даже на мой допуск. Может и президент, может и Никарагуа.
        - Это как так?
        - Да никак. Сказали: - «условно лейтенант, условно ракетные войска, условно 22 года». И всё. Личного дела как такового нет. Хорошо хоть фамилия с именем не условно. Хотя и тут у меня уже нет уверенности.
        Бойцы присвистнули.
        - Ну и что значит условно? Ничего не знают о нем что ли? Хороши вояки.
        - Да засекречен парень, по самое «не хочу». Условно - это когда сегодня он лейтенант, а завтра генерал-лейтенант и дача под Москвой, все зависит от текущего задания. И будь уверен, дача будет оформлена на него вот уже 20 лет и все документы в порядке. От генеральского звания его отделяет только видимый возраст. Еще неизвестно, сколько ему на самом деле. Короче, все условно. Он, поди, и сам-то уже забыл, кто он есть на самом деле.
        Прихожин посмотрел на бойцов.
        - А еще это значит, что даже полковнику Долину не положено знать кто такой Иван Бесфамильный. А уж хлопцам на диване и подавно, даже не положено было слышать этот разговор.
        Зацепить скучающих парней оказалось не так-то просто.
        - Да может на секретном заводе работает, или сыночек шишки какой.
        - Угу, весь такой напружиненный и с острым взглядом инженерчик. Ты мне позубоскаль ещё.
        - Так, все на выход, парней отзывай с точек, пора на базу.
        Влетевший в дверь Васильченко мгновенно изменил всю обстановку. Бойцы перестали быть похожими на дворовых мальчишек и напряглись. Еще до момента, когда старлей заговорил всем стало понятно, что-то произошло.
        - Игнат, оперативники докладывают про троих подозрительных на втором этаже. Одеты странно, у одного кеды и длинный плащ. На кой черт ему плащ, на улице солнце, если дождя боится, на кой черт ему кеды. Что-то не так с ним. Все какие-то нервные и все время по сторонам зыркают. Я сразу к тебе.
        - Не тараторь, я все понял, выходим.
        - На исходную, гнезда снял?
        - Никак нет, не успел.
        - Вот и хорошо. Пусть перегруппируются с ориентировкой на правый зал второго этажа. Нужно проверить.
        Бойцы выбежали из комнаты и остановились возле поворота, за которым был виден зал. Подозрительных увидели сразу, оперативники Васильченко не зря ели свой хлеб. Похоже, что вызов оказался не ложным.
        - Васильченко, рации у твоих есть?
        - Да.
        - Мне нужен опытный оперативник в гражданке только чтобы не супергерой. Нужно выманить их из зала, пусть начнет в дальнем конце документы проверять у всех подряд. И своим скажи, пусть не высовываются и перекроют входы, только чтобы их видно не было, никого не впускать.
        - Понял, сейчас распоряжусь и сам пойду.
        - Погоди, пусть в других залах тоже начнут проверять, но интенсивнее. Чтобы соблазна перейти в другой зал не было, мне они на улице нужны.
        - Командир, там Яковенко, он прям к ним поперся.
        - Какого черта…
        - Наверно кто-то из оперативников ему доложил. Вот идиот, сам решил по геройствовать.
        События развивались молниеносно. Бандиты увидели направляющегося к ним человека в форме и выхватили оружие. Человек в плаще достал обрез и выстрелил в воздух, сверху что-то посыпалось, схватил ближайшего к себе пассажира и, угрожая дробовиком, поставил на колени. Майор упал на пол и с невероятной расторопностью отполз задом за колонну. Очередной выстрел из дробовика брызнул кусочками мрамора недалеко от незадачливого Яковенко.
        Двое других бандитов начали размахивать пистолетами и садили всех, кто был рядом на пол, или в пустующие кресла. Народ в панике стал разбегаться кто куда. Но в заложниках все равно оставалось больше тридцати человек.
        - Идиот, какой же он идиот. Он, что, не знает, что нужно делать в таких ситуациях?
        Ожила рация на груди Долина.
        - Гнездо один на месте.
        - Гнездо два на месте.
        - Командир, там наш парень, недалеко от Яковенко.
        - Гнездо три на месте.
        - Какой парень еще?
        - Засекреченный. Инженерчик.
        - Ну, вот только его еще не хватало. Где?
        - Вон, за колоннами передвигается в сторону заложников, кажись он что-то задумал.
        - Черт бы его побрал. Гнездо, у нас еще один гость, парень возле разбитой колонны, по нему не работать.
        - Они его что, не видят? Он же в открытую идет.
        - Там колонна, киоск с газетами и стенд информационный. Видимо за ними все время движется. Красиво идет, как будто читает их зону видимости, уже почти до нашего героя дошел.
        - Не «как будто», а читает. Смотри замер и тут же перескочил, у нас так только Прохор ходит, только у него боевой опыт лет тридцать. Хорош ракетчик, похоже надумал майора вытаскивать, к нему идет, сдался он ему.
        - Лишь бы дальше не пошел, положат его, а заодно и народ положат.
        - Гнездо, если будут жертвы, стрелять на поражение, разрешаю немного зацепить заложников. Всем подтвердить.
        - Гнездо один, принято.
        - Гнездо два, принято.
        - Гнездо три, принято.
        - На первый этаж кто пошел?
        - Костя с «зубром».
        - Переговорщик где?
        - Три минуты и будет здесь.
        - Василич, парень дальше пошел. У него пистолет.
        - Не понял, откуда? Мы же его осматривали.
        - У майора наверно взял, я не заметил.
        - Герой, твою дивизию. Приготовиться.
        Ванька почувствовал неладное сразу же после выхода из отделения милиции и двинулся в сторону напряжения обстановки. Троих мужчин, излучающих угрозу окружающим, он обнаружил сразу и стал ждать. Если есть хоть какой-нибудь шанс не пугать пассажиров, этим нужно воспользоваться. Положив рюкзак возле стены, он стал в тени и практически слился со стеной перестав шевелиться. Из высоко расположенных окон над его головой лился яркий солнечный свет и со стороны было очень сложно разглядеть более темную стену возле которой расположился Иван.
        Все испортил майор, зачем он пошел в зал и как раз в сторону бандитов. Обстановка изменилась мгновенно, прозвучало два выстрела, один в потолок, второй по тому месту, где только-что был майор. Ванька даже обрадовался, насколько этот незадачливый начальник охраны вокзала оказался прытким. Бандит перезарядил обрез и наставил на заложника, двое других суетливо ходили рядом и орали на испуганных пассажиров. Пока было не понятно, что они хотят, но похоже они тут случайно, а майор спугнул их, вот и закрутилось.
        Ванька двинулся в их сторону всегда держась в слепой зоне всех троих бандитов. Это было не сложно, препятствий было в достатке, да и они постоянно суетились и всегда было место вне зоны зрительного контроля. Дойдя до колонны, за которой прятался майор Ванька прихватил из кобуры его пистолет, но, похоже, он этого даже не заметил. Он был напуган, но вроде не ранен, а дыхание было такое, что даже колонна шевелилась.
        Выждав момент, Иван пошел дальше уже по открытому пространству, держаться вне зоны контроля стало труднее, но переходить в ускорение было нельзя, много потом нужно будет объяснять. Он чётко чувствовал на себе взгляд ребят из ОМОНа, где-то от кабинета и ещё сверху. Видимо там места есть специальные.
        Его заметили слишком поздно, он вынырнул между двумя бандитами, подбил колено правому, свернул ему шею и на обратном движении локтя сбил с ног левого, воспользоваться своим оружием они не успели. Выхватил из-за ремня пистолет майора и кинул его в дальнего, самого суетливого. Пистолет угодил точно в лоб что-то почуявшего и развернувшегося на неожиданный шум теперь уже несостоявшегося террориста. Дробовик выпал из ослабших рук и тот с остекленевшими глазами перевалился через перила упав на первый этаж. Одновременное падение тел и их оружия прозвучало слишком громко в большом зале вокзала. Все было закончено, даже крики заложников на мгновение прекратились, зал оглох от тишины и вновь взорвался суетой.
        Ванька всматривался в потоки напряжения вокзала и чувствовал, что на этом действительно все. Больше тут не было настолько опасных людей, конечно же, кроме бойцов ОМОНа, но их он отделил сразу. Те вели себя слишком правильно и предсказуемо.
        Подбежали бойцы и зафиксировали оружие и тела бандитов, один из них подавал признаки жизни. По рации передали, что упавший на первый этаж - мертв. Время ускорялось и наконец потекло с обычной скоростью. Оказывается, в зале было очень шумно, до этого Ванька не замечал шум, не относящийся к делу, а сейчас он практически оглох от снующих людей, торопливо собирающих свой багаж и убегающих из этого зала. Кто-то всхлипывал, кто-то возмущался не расторопностью милиции и грозился жаловаться. ОМОН обступил бандитов, оставшихся лежать на втором этаже, люди в гражданском стали уводить пассажиров. Вскоре зал был оцеплен и в нем остались только бойцы ОМОНа и Васильченко с двумя оперативниками. Оставался на своем месте и еще один пассажир, Ванька не дал его увести. С ним никто не спорил, даже не разговаривали, только поглядывали с интересом. Помог, спасибо, но их работа на этом не закончилась, еще не известно, сколько их было и зачем они тут.
        Наконец суета стала спадать, к Ваньке подошел полковник Долин и с удивлением посмотрев на оставшегося в кресле человека замер.
        - Семен? Ты-то тут как оказался?
        - Да твой новый боец вот не отпускает, видимо думает, что я с ними.
        Ванька посмотрел на Долина.
        - Он единственный в зале кто не дергался и от него исходила угроза, вот я и заподозрил. Вам виднее, что с ним дальше делать.
        Полковник лишь качнул головой и вновь повернулся к пассажиру.
        - Это, к сожалению, не мой боец, просто прохожий, инженерчик.
        Семен приподнял брови, но промолчал. Долин обернулся к Ивану.
        - За этого можешь не волноваться, давай-ка его отпустим, еще пару месяцев назад он в моей группе был. По ранению выбыл, за него ручаюсь.
        Ванька пожал плечами и сел рядом с Семеном - «свой, так свой».
        - А ты хорош, только мы так не работаем. Нам дальше всю цепочку крутить, а ты оборвал, хотя тут и вариантов особо не было. Спасибо. Не уходи, подумать надо, это, если ты не заметил, наша операция была.
        Рация жила своей жизнью. Звучали команды очистить зал, убрать тела, найти их багаж, оцепить место, перенаправлять людей и тому подобное, но Долин уже не обращал на это внимание. Шестеренки крутились без его непосредственного участия.
        - Семен, ты же в больнице вроде должен быть? Опять сбежал?
        - Нет, отпустили, инвалидность дали и отпустили. Поеду к бабке в Пермь, может там работу найду.
        - Погодь, мне сказали тебе найдут работу, если обратно не сможешь вернуться.
        - Нашли, бумажки перебирать, уж лучше я в деревне трактористом устроюсь.
        - А здесь-то чего? Билет брал, тракторист?
        - Нет, ходил расписание смотреть, вот этих отморозков увидел на входе, подсел поближе и стал выжидать, хотел на выходе оперативников Васильченко увидеть да сказать, но какой там. Ни одного не было. Уж было хотел их в паре со своим костылем брать, да потом все закрутилось. Майор - придурок, прости господи, парнишка этот вынырнул, а я даже глазом моргнуть не успел как все закончилось. А сейчас думаю, хорошо, что не успел, а то и меня положил бы.
        - Ну да, для нас это тоже было неожиданно, он сам работал. А оперативники были, Семен, были оперативники, только все при делах были. У нас наводочка была, звоночек, еще не определили кто их сдал. А ты не уходи никуда, немного освобожусь и устрою этим штабным по полной. Выдумали, боевого офицера на бумажки.
        Васильченко, стоявший недалеко, подошел к Долину.
        - Игнат, слушай, мне тут на вокзале оперативники с твоим нюхом нужны, дай рекомендацию на Семена, я его пристрою. А то главк без рекомендации не принимает никого. Пойдешь Семен?
        Семен засветился и тут же потух.
        - Отбегал я свое, теперь вот без палочки никуда.
        - А мне бегающие и не нужны, один вон побегал, теперь за колонной лежит-потеет, а парням пришлось экстренно думать. Мне твоя голова нужна, надеюсь, не в голову ранен? Пошли-ка, поговорим, пусть ребята работают. Заодно расскажешь, где ты их увидел, мои-то только в зале заметили.
        Семен встал и, прихрамывая, рванул за Васильченко, вернулся за каким-то пакетом и довольно резво стал нагонять старлея, периодически прыгая на одной ноге и успевая похлопать по плечам бойцов.
        - Васильченко, народ можно запускать на вокзал.
        Старший лейтенант включил свою рацию.
        - Внимание, входы можно разблокировать, но посты не снимать, приглядывайте за выходящими. Ищем возможных участников.
        Долин запнулся на полуслове, затем кивнул собственным мыслям и отвернулся.
        - «Даже говорить не нужно, на лету схватывает, какого лешего Васильченко в начальниках смены ходит. Ему бы вокзалом управлять. Завтра же зайду в главк, узнаю, о чем, а главное, чем, они там думают. Такого спеца придерживают».
        Наконец полковник обратил внимание на сидящего в кресле Ивана и подсел к нему.
        - Ну, что, ракетчик, отличился, ловко у тебя вышло. А чего пистолетик-то бросил, это же не булыжник, им стреляют вообще то, не учили что ли? Не похоже, что недоученный.
        Ванька улыбнулся и пожал плечами.
        - Так уж вышло, некогда было покрасивее придумывать.
        - А ты пистолетик-то видел? Василич?
        - Прихожин двумя пальцами держал пистолет Яковенко, принесенный с нижнего этажа.
        - Он же липкий весь и пивом несет, я бы тоже не рискнул из такого стрелять. Это же не пистолет, а открывашка для пива, только бросать такой и нужно.
        Подошедший неверной походкой майор выхватил свое оружие, не сразу попал в кобуру и ушел к себе в кабинет, предоставив ОМОНу и своим подчиненным суетиться дальше. Прихожин откровенно издевался над ним. Да и не только он, все бойцы посмеивались, да и свои же оперативники прятали улыбки.
        - «Нужно срочно выпить, коньяк должен остаться еще в сейфе. Уходить надо с такой работы, к чертям собачим. Чуть не пристрелили, вот тебе и теплое местечко. Хорошо хоть этот „шустрый“ не стрелял, а то пиши потом целый день рапорт, куда патроны делись и как штатное оружие оказалось у простого прохожего».
        Долин смотрел на Ивана и не знал, как поступить дальше, что писать в рапорте. - «Нехорошо получается, левый парнишка сделал всю работу, а сказать кто он такой нельзя, нежелательно. Можно написать, как есть, но лучше от этого не станет, парень зашифрован и лишняя огласка ему точно не нужна. А ведь его сразу затаскают и будут таскать пока указивка от военных не придёт, а она придёт, тут к гадалке не ходи. Ещё и дело заберут, сначала начинать придётся».
        - Ну и что мне с тобой делать?
        - Я просто мимо шел, лучше так и оставить.
        - Ну, вот и я так думаю, а мне то, что писать? Мои ведь откажутся на себя брать твои заслуги. Там ведь плюшки положены…
        На Семена все пишите, тем более, через пару минут он бы их все равно взял, раз уж в эпицентре был. Как струна натянут, я даже заподозрил его четвертым.
        - Дело говоришь, вот и рекомендация заодно и поступок геройский, ещё один, так сказать. А премиальные, которые тебе положены, мы с парнями на пиво с рыбкой грохнем, ты уж не обессудь, если адресочек в паспорте верный, то и тебе достанется, запоминай мой телефон, деньги будут - звони.
        Каждый из бойцов посчитал своим долгом пожать Ивану руку и на этом все завершилось. Ванька наконец вышел с вокзала под любопытные взгляды оперативников возле дверей.
        Другой мир
        Ванька без приключений добрался до своей квартиры. Обычная полуторка под самой крышей. Дверь с примитивным замком обита кожзаменителем. Специальными гвоздиками закреплена леска в виде незамысловатого рисунка, обычная дверь, как многие другие в этом подъезде.
        Как ни странно, квартира была обитаемой и только пустые подоконники пытались доказать обратное. Поселиться цветам здесь было бы самоубийством. Было стойкое ощущение, что человек, живущий тут, уехал пару месяцев назад, но еще собирается вернуться. Посуда помыта и аккуратно сложена, чайник на плите без воды, газ перекрыт, немного пыльно, но если учитывать, что хозяин командировочный, то логично. Совсем не грязно, но экран телевизора вытерт с разводами. Женщина так бы никогда не сделала. Даже сиденье унитаза поднято. Ребята из обеспечения поработали на славу, если учесть, что это давно Ванькина квартира, но сам он тут впервые. Так можно и самому поверить, что уехал на работу пару месяцев назад именно отсюда.
        Шкафы забиты крупами и макаронами, но пачки уже вскрыты и ополовинены, холодильник выключен, но тоже забит консервами. Здорово, сегодня можно не ходить в магазин. На входе в подъезд Иван машинально взял из почтового ящика с цифрами своей квартиры какие-то бумажки и сейчас с любопытством их рассматривал. Потом даже присвистнул и рассмеялся. Квитанции коммунальные. - «Ну, кто бы сомневался, вот ведь конспираторы. Нужно будет сходить в жилконтору, или как она тут называется и узнать, сколько должен, а то денег только пятьсот рублей, остальное на книжке». Всю зарплату он давно уже получал на книжку и толком даже не знал сколько там. Нужно снова привыкать к гражданской жизни, он уже и забыл, что тут нужны деньги. Свет не включался и нужно было искать пробки, если рассуждать логически, то воду тоже перекрыли, нужно и краны найти. Наконец квартира ожила и запахла съестным, но на этом закончились все дела.
        Ванька подошел к книжной полке, чтобы хоть немного убрать пыль и заодно пробежаться по корешкам. Книги на полке конечно же были, но утверждать, что хозяин любил читать, было бы лицемерием, те кто готовил для него легенду не упустили даже этот факт.
        У него была достаточно насыщенная жизнь, даже чересчур насыщенная, и искать приключения в книгах и в телевизоре не было никакой необходимости, а главное желания. У деда Силантия была теория на этот счет, и Иван принял её как факт. Дед утверждал, что: - «силами природы отмеряно определенное количество напастей для людей. Для чего это сделано, не ведомо, но это факт. Может укрепить, может не допустить к чему либо, или наоборот продвинуть в понимании. Короче, не ведомо». А раз дед сказал НЕВЕДОМО, значит искать причины, себе дороже. - «Только погубить людей не входит в планы сил природы и потому, кто посильнее, тому больше напастей и достается. А кто послабее, тому и жить легче. Если в старые времена это было вполне справедливо, потому как не выживали самые слабые, то ныне ослабло поколение и разрыв между сильными и слабыми вырос до пропасти. Слабые все равно умудряются жаловаться на превратности судьбы, даже не испытывая и сотой доли тех напастей, что свалилось на сильных, а сильные и дальше несут бремя, чтобы уберечь остальных. Семья Ивана не просто на стороне сильных, они крайняя форма силы,
потому как не защитить Россию иначе. Оттого и напастей на нас будет много и нужно просто к ним быть всегда готовыми». Дед, конечно, умалчивал что, становясь сильнее пропасть увеличивается, но видимо других вариантов не было. Это Ванька понял уже давно и смирился. Смерть родителей говорила сама за себя. Хоть дед никогда и не рассказывал, но было понятно и так. Что-то пересилило даже такую силу и Ванька должен быть готов в будущем встретить на своем пути любую угрозу. Родители победили, но ценой своей жизни, он остался жить чтобы сражаться дальше. В общем, напасти просто притягивались к Ивану и ничего с этим нельзя было сделать. Если уж суждено бандюкам появиться, то, к их сожалению, они появятся именно там, где будет Иван. Ну или наоборот, тут уж как природе угодно.
        Поглощать информацию можно, да, собственно, и нужно не только из телевизора и книг. Все физические и химические процессы, протекающие вокруг него, он чувствовал и понимал, хотя никогда не задумывался над глубинным значением. Всё-что когда-либо изучили его предки, было доступно и для его понимания. Ничего нового, достойного отдельных затрат времени, Ванька пока не встретил, но знал, что придет время и он тоже положит крупицу знаний в общую копилку.
        Такие мысли посещали Ваньку не часто, и он решил, что пора бы уже себя чем-нибудь занять. - «Нужно пройтись по городу, подышать им, познакомиться, погрузиться с головой. Уж больно глобальные мысли в голову полезли, пора отвлечься».

* * *
        Уютная кафешка заманила его запахом. Он не смог устоять и вот уже несколько минут наслаждался ароматами и тишиной за столиком возле окна. Просто посидеть ему бы не дали, во всяком случае он так подумал, и заказал себе чай. Он совсем не ожидал получить небольшую чашку, вместо добротного стакана, но потом еще больше удивился чайнику на столе. В чайнике оказалось даже больше, чем было нужно, сахар нашелся рядом, все располагало задержаться тут. К счастью, за окном не было суеты привычной городу, люди не спешили на работу и с работы, вдоль окон появлялись лишь гуляющие пары да множество туристов, неспешно глазеющих по сторонам. Хорошее место, не зря зашел.
        Идиллия была нарушена слишком поспешными шагами от дверей к барной стойке. Ванька обернулся и увидел напряженный взгляд бармена, смотрящего на парня в какой-то маске из мультфильмов Диснея, от парня исходили волны адреналина. Угроза была минимальной, но бармен сильно испугался поэтому Иван решил все-таки подойти и вмешаться.
        Ванька подошел и встал рядом с парнем, облокотился на стойку и стал с интересом наблюдать за его поведением. Парень явно занервничал, затем достал из кармана пистолет и направил на Ивана. Бармен при этом вздрогнул, но испуга не добавилось, видимо этот пистолет он уже видел совсем недавно.
        - Выкладывай всё, что у тебя есть, сам виноват, что подошел. Мог бы спокойно сидеть и был бы жив.
        - Хм, да ты убивать видимо меня собрался? Не этим ли?
        Ванька ткнул пальцем в наставленный на него ствол пистолета. Парень отпрыгнул и взвизгнул от неожиданности.
        - А ну стоять, а то точно башку продырявлю.
        Бармен уставился сначала на грабителя потом на Ивана и не знал, что предпринять дальше, толи отдавать деньги, которые он уже достал из кассы, толи прятаться за стойку. Поведение Ивана его испугало даже больше, чем пистолет в руках у грабителя.
        - Ты бы хоть с предохранителя снял, давай я покажу где.
        Ванька шагнул к незадачливому грабителю.
        Тот замялся и неожиданно рванул в сторону дверей. Столкнулся с входящим посетителем, оттолкнул его и развернувшись прошипел: - «Ты мне за это заплатишь».
        Незадачливый грабитель выскочил с размаху грохнув дверями, колокольчик отпал и покатился по полу. Ванька пожал плечами, подобрал колокольчик и приладил его обратно, затем не спеша подошел к стоявшему с открытым ртом парню и заказал первую попавшуюся сладость, хоть как-то вывести того из ступора.
        Бармен не знал, что предпринять, сунулся за сладостью, но потом обнаружил в руках деньги, побежал положить их в кассу и также бегом рванул обслуживать Ивана, забыл щипцы и опять же бегом - за ними. Немного успокоившись, он спросил: - Не страшно было? Вы психолог? Откуда вы знали, что он не будет стрелять, а просто убежит? А если он еще раз придет, что мне делать?
        - Скажи, что сейчас милицию вызовешь.
        - А пистолет?
        - Да пластмассовый он, неужели не видно?
        Бармен сел и уставился на Ваньку.
        - Вот ведь засранец, я ведь чуть с испугу… все деньги ему чуть не выложил.
        - Ну не выложил ведь. За пироженку возьми, можно я еще посижу?
        - Пирожное…ой, прости. Бери так, погоди я тебе чай горячий налью. Вот ведь …, напугал-то как.
        Ванька улыбнулся, положил мелочь за пирожное и чай и пошел за свой столик. - «Пирожное, так пирожное, всегда с правописанием проблемы были. Дед всегда так говорил, да и деревенские тоже, откуда ему говорить по-другому…»
        Через минуту к нему подсел бармен и разговорившись они просидели еще не меньше часа. Ванька в основном слушал своего нового знакомого и погружался в заботы городского жителя. Жека, так звали бармена, периодически улетал обслуживать редких посетителей, а затем снова трещал без умолку. Как оказалось, это семейный бизнес, и он работал у отца все лето пока не учился на менеджера. Кто такие менеджеры Ванька спрашивать не стал, видимо что-то с правописанием связано, вон даже поправил, зато узнал, насколько это нужная профессия и, если что, Жека обещал устроить его в универе. Из всего разговора Иван вынес очень важную информацию относительно расположения нужной ему жилконторы, остальной поток информации сделал попытку вынести Ваньке мозг, нужно сказать вполне успешную попытку. Он никогда не думал, что так сложно быть городским жителем и понял, что ему это не освоить никогда.
        Ванька попрощался с Жекой и пошел в жилконтору, решил не затягивать с рутиной чтобы было время просто походить по музеям и интересным местам, которые он успел записать на какой-то салфетке под диктовку того же Жеки. Правда после того, как он исписал обе стороны он понял, что отпуска может и не хватить, но трудности его не пугали. Жека остановился диктовать, когда Ванька поднял обе руки в знак того, что он сдается.
        Девушка в жилконторе сказала, что у него нет долгов. Посмотрев на удивленного Ваньку, стала искать на него документы, наконец вытащила достаточно толстое дело на Ванькину квартиру и замерла с листком в руках.
        - Так чего вы пришли то? Какие долги? Вот же ваше заявление о том, чтобы сбербанк перечислял деньги за коммунальные услуги прямо со сберкнижки.
        Ванька посмотрел на заявление и опешил. - «Действительно есть заявление, его почерком и с его подписью. Нифига себе».
        - Простите девушка забегался совсем, а как же квитанции?
        - Ну, они и дальше будут приходить, вам же нужно знать сколько с вас снимают.
        - Спасибо еще раз, до свидания.
        Нужно отдать должное, тылы работать умеют. Выходит, он приехал действительно отдыхать, все уже давно за него сделали, нужно только не забывать пополнять продукты. Можно было бы и в столовых питаться, но Ванька умел готовить, без изысков, но со вкусом. Конечно, до Митяя с Гошей ему было далеко, но побаловать себя он мог. Своя еда ему нравилась больше, чем столовская.
        Ванька так и не дошел ни до одного злачного места, записанного на салфетке. Весь оставшийся день он пробродил по улицам города и сидел в парках. Насытившись первым днем отпуска уже глубоко за полночь Ванька отправился домой, лишь потом он понял, насколько большой город, ведь он все это время гулял не дальше, чем пара кварталов. - «А ведь есть места, до которых нужно ехать в метро и ехать достаточно долго. Ещё Жека напоминал про разводные мосты, нужно найти расписание, хотя можно и ночью побродить по городу, если домой попасть не смогу. А может на велосипеде?» - Ванька как раз видел его на своем балконе. - «Хорошая мысль, завтра нужно будет посмотреть в каком он состоянии, заодно и нагрузка для тела будет».
        Велосипед был убит, убит давно и основательно. Недосмотр или так и должно быть, что у каждого обывателя на балконе стоит древний велосипед в хронически неисправном состоянии. Появилась новая задача и она была с радостью принята к исполнению.
        Вот только выполнить задачу оказалось не так просто. Нет, велосипеды продавались, но в этом и беда, их было столько, что глаза разбегались. Ванька думал, что понимает в велосипедах, чего там было разбираться то? Два колеса, две педали и цепь. Оказалось, он вообще ничего про них не знает. Дорожные, горные, спортивные, с переключателем скоростей, без переключателя, еще и переключатели разные бывают. У них в ближайших деревнях такого разнообразия никогда не было. Все-таки Питер…
        Ванька долго бродил вдоль рядов велосипедов и наконец сдался. В тот же момент к нему подскочил паренек, сидевший видимо в засаде, и предложил свою помощь. Иван был безумно рад ему и сразу же обозначил для каких целей ему велик. Как и ожидалось ему предложили самые дорогие модели. Ванька просто физически ощутил запрос в глазах у парня: - «а потянешь по деньгам?». Задача выбора велосипеда оказалась непосильной, поэтому Ванька был рад побыстрее решить её любыми средствами. Посмотрев свои запасы и обнаружив, что денег вполне хватает, он рассчитался и хотел было ехать, но оказалось, что велосипед еще нужно настроить. Паренек быстренько пробежался по креплениям, посмотрел натяжение тросиков и переключателей и только после этого выдал железного коня.
        Велосипед оказался очень даже не плох. Схема переключений была незнакомой, но, как это обычно бывало, с новой техникой Ванька разбирался на интуиции. Он просто понимал, как это работает и все, дальше - дело практики. Так что переключение скоростей на велосипеде было пустячным препятствием.
        Минут через десять Иван вновь зашел в магазин и вел свой новенький велосипед, паренек с испуганными глазами подбежал и спросил, что случилось.
        - Слушай, не знаю, как сказать, на нем же сидеть неудобно. У этих иностранцев зад другой что ли? Есть седушка побольше? Ну, как на настоящем велике? А то, как будто на насесте сидишь.
        Парень засмеялся и побежал на склад. Вскоре Ванька пробовал уже старую добрую седушку и довольный, очередной раз, отчалил из магазина.
        Сделав пару кругов в ближайшем парке удовлетворительно кивнув головой, он сел на скамейку и достал карту для туристов. Он имел квартиру в этом городе, но чувствовал себя здесь туристом, была стойкая уверенность, что это навсегда.
        Второй день не убавил количество мест, запланированных Ванькой для посещения. За счет новой мобильности значительно расширилась зона его участия в этом городе, и Иван весь остаток дня пользовался этим, ближе к вечеру он понял, что не прогадал с покупкой, да и идея была просто замечательной. Нужно было подзаправиться и Ванька опять заехал в, уже свою, кофейню. Жека встретил его как родного, но увидев, как он оставил велосипед на улице тут же затащил его внутрь.
        - Да ты чего? Он же целое состояние стоит. Его же упрут сразу. 73 километра, а выглядит как будто сегодня взял.
        - Так я сегодня и взял.
        - Счетчик что ли не сбросили? Или ты намотал уже столько?
        - Скорее всего намотал, а ты где смотришь?
        - Да вот под рамой на вилке счетчик. Ничего себе ты монстр.
        - Прокатился по городу, правда, по твоему списку еще нигде не был, завтра уже.
        - Ты смотри не оставляй его нигде, а то мигом лишишься.
        - Учту.
        Жека не сел к нему за столик. Подходил чаще чем к другим, но за столик не садился, не навязывался, Ванька и не настаивал. Сидел и наслаждался тишиной попивая свой чай. Было видно, что он хочет что-то спросить, но каждый раз передумывал. Подойдя очередной раз все-таки заговорил.
        - Слушай, ты в городе надолго?
        - В отпуске я, а что хотел?
        - Да отец думает охранника нанимать, вот я и хотел тебе предложить. Ты же не испугался грабителя, в оружии вон разбираешься, ты кем работаешь?
        - Военный.
        - Ух как, даже не подумал. Ну ладно, нет, так нет, может знаешь кого?
        - Ну откуда, я тут два дня всего, а что? Это не первый случай?
        - У нас первый, но в округе появились рэкетиры.
        - Это что еще за звери?
        - Деньги собирают, говорят за защиту вот только нам бы от них защищаться впору. Вот и недавно приходили, обещали проблемы если платить не будем. Отец наотрез отказался, а потом грабитель приходил, думаю специально все это.
        - А милиция?
        - Куплено у них всё, милиция тоже, уж лучше охрану нанимать. Отец боится меня тут одного оставлять.
        - Я заезжать буду, если что говори, попробую разобраться с твоими рэкетирами.
        Жека обрадовался.
        - Спасибо, ну ты сам предложил, никто за язык не тянул.
        Ванька улыбнулся.
        - Не тянул, не тянул. Пиши телефон, звони, я не шутил.
        Жека записал телефон, как всегда на салфетке, пожал ему руку и выдернув у Ивана велосипед, помог вытащить его на улицу.
        Будут ли музеи?
        Пора было возвращаться домой, и Иван решил заехать в магазин купить немного продуктов, да и мяса прикупить не помешало бы, жить на одной тушенке особого желания не возникало.
        Уже выходя из магазина, он понял, что его ждут. Он ощутил пристальное к нему внимание еще когда подъезжал к магазину, а сейчас это чувство обострилось.
        Подойдя к велосипеду и повесив пакет с продуктами на руль, он обернулся и стал ждать группу парней, направляющихся к нему. С десяток человек целенаправленно шли к нему, почти все подтянутые и в спортивных костюмах. Возглавлял эту процессию самый здоровый из них. Мускулы просто перекатывались под плотно обтягивающей спортивной курточкой.
        - Ты уверен, что это он?
        - Ага, я сам видел, как он возле кофейни туристов обшаривал. Видал, какой себе велик отжал. Капец тебе мажорчик.
        Ванька молча наблюдал за происходящим. Особой угрозы он не чувствовал, но от худого как щепка парня, который его «опознал» исходила необъяснимая ненависть к нему. Чем это он успел ему насолить, что даже решился натравить остальных. Перепутал с кем что ли…
        Худой вытащил из кармана складной нож и демонстративно выкинул лезвие.
        - Ну, давай рассказывай откуда ты такой.
        Дальнейшего не ожидал даже Иван. Старший всей этой ватаги с размаху влепил затрещину худому и тот от неожиданности выронил нож и сел на асфальт.
        - Ты зачем нож достал? Зарезать хочешь?
        - Ты чего Груздь спятил что ли?
        - Подними нож, иди, режь его тогда. Чего застыл, режь говорю.
        - Да не буду я никого резать.
        - Я так и подумал, ты меня за пустобреха держишь? Достал нож - режь, не хотел резать, зачем доставал?
        Груздь схватил худого за грудки и одним рывком поднял его, оттолкнул от себя и показал на нож.
        - Бери.
        Худой стал пятиться и вдруг выхватил из-под ремня пистолет, направил его на старшего, затем на других из группы.
        - Ты за это заплатишь Груздь, своих же…
        Ванька узнал незадачливого грабителя и улыбнулся, вот он как решил поквитаться, чужими руками.
        - Знакомый пистолетик, опять предохранитель забыл снять.
        Худой заметался и рванул в сторону, пара парней побежала за ним, но Груздь остановил их.
        - Пусть бежит, свой нашелся…
        - Ну, а ты кто такой? Откуда такой велосипед? На мажора не тянешь, а велик ценой как у моего бати зарплата.
        - Пойду я ребят, мне с вами делить нечего и туристов я не обижал, врал ваш дружок.
        Ванька развернулся и пошел к велосипеду. Груздь схватил его за плечо в попытке остановить.
        - Я с тобой еще не закончил…
        Это была его очень большая ошибка. Ванька наложил руку на кисть Груздя, сделал подшаг назад и когда кисть была на изломе развернулся и свободной рукой прихватил его за локоть. От боли ему пришлось встать на колено. Затем так же быстро отпустил кисть и сделал шаг назад.
        - Не стоит парни, я к вам не лез и вам не советую.
        Вся ватага стала окружать Ивана, но Груздь остановил их рукой и стал снимать куртку.
        - Я сам, постойте на шухере. Не вмешиваться, сейчас я его уделаю.
        Ванька выбрал удобную позицию, где не мешали машины и стал спокойно ждать. Первую же атаку Груздя он перехватил и придав ускорение отправил его на асфальт, предварительно посмотрев, чтобы тот не попал на бордюр или поребрик, как его тут называли. Очень грамотно упав, он уже более осторожно рванул к Ивану и нанес удар ногой. Красивый и выверенный удар в стиле карате угодил в поставленный Ванькой блок, попал в захват, второй рукой за колено и не сильный толчок в сторону. Вариантов не оставалось и Груздь полетел в то же самое место.
        Парни загудели и стали подбадривать своего вожака, тот соскочил и снова ринулся в атаку. Удар в лицо натолкнулся на подставленную руку и провалился, Ванька сопроводил удар, затем наложил правую руку на кисть противника и когда тот почти потерял равновесие, резко поменял направление движения парня. Проваливаясь слева, он вдруг неожиданно начал заваливаться уже справа от Ваньки и увлекаемый движением опять оказался на асфальте, но было похоже, что его очень аккуратно отправили в кувырок.
        Эти безуспешные попытки продолжались еще пару минут. После очередного полета через голову соскочивший Груздь хотел снова напасть, но его пошатнуло в сторону, и он упал. Голова кружилась от череды кувырков, он стоял на коленях и опирался руками о землю, вдруг поднял голову и засмеялся. Парни, посмотрев на него тоже расхохотались и подали ему руку поднимая на ноги. Неверной походкой он вновь двинулся на Ивана, но уже стал кружить вокруг него. Ванька улыбнулся.
        - Так уже не интересно, давай все вместе.
        Парень уже догадывался о тщетности своих попыток, посмотрел на противника и понял, что тот не издевается и не шутит. Ватага переминалась с ноги на ногу и смотрели на своего вожака, кровь кипела, требуя активных действий. Все видели и начали понимать на что способен этот неприметный парень и знали, что скорее всего теперь летать будут все вместе, но все равно рвались в бой. Груздь неуверенно кивнул головой, и ватага набросилась на Ивана.
        Через несколько минут неразберихи и полета управляемых Иваном тел площадка представляла собой лежащих в беспорядке парней, почесывающих свои помятые бока. На ногах остался лишь их вожак. Он, пошатываясь, шел к Ивану держась за бок и подняв левую руку.
        - Научи. Что это за стиль? Я такого еще никогда не видел. Япония?
        - Ну почему опять Япония, русский стиль, только упрощенный и без доработки.
        - Без доработки?
        - Ну, это когда ты еще раз встать можешь, обычно уже не встают.
        - Научи.
        - Не смогу научить, даже подробнее показать не могу, не положено. Вы же где-то тренировались, видно же, что учитель был, чего не стали продолжать?
        Парни потихоньку стали подтягиваться и окружили Ваньку.
        - Закрыли наш зал, тренер уехал после этого. По всему городу стали закрывать секции, говорят, много бандитов появилось, во всем секции обвинили.
        - Ну это они зря, сильный злым не бывает, сила ответственность добавляет.
        - Вот и тренер наш так говорил. Эх, даже не дали нам самим заниматься, зал отобрали и со строек гоняет милиция.
        - Есть одна идея, попробую поговорить со знакомым, может поможет или подскажет чего. Завтра же позвоню ему.
        - Есть надежда? Если не влом найди меня на летней дискотеке на набережной, тут недалеко, я охранником работаю.
        - Найду. Ладно, мне пора, рад был размяться.
        - А мы то, как рады.
        Парни почесали бока и засмеялись.
        - Погоди, а с Кривым-то ты как познакомился?
        - Да он кофейню пытался своим игрушечным пистолетом ограбить.
        Игрушечный? Вот урод. Какую кофейню? Уж, не своего ли дядьки? Это же его дядька тут недалече кофейню держит. Ну не жить ему больше в этом районе. Точно говорю…
        Ванька попрощался и поехал домой. Он знал, что один из парней, тоже на велике, следует за ним, но в том был скорее интерес, чем угроза и Иван не возражал. Мало ли для чего ему это надо. День прошел неплохо и Ванька ради интереса решил посмотреть новости по телевизору, ведь для чего-то телевизор нужен, вот и нужно понять для чего. Почему бы не новости.
        Наутро, как и обещал, он позвонил полковнику Долину.
        - Доброе утро Игнат Васильевич. Это Иван Бесфамильный, мы на вокзале познакомились.
        - Инженерчик, помню-помню, что-то случилось?
        - Да есть один разговор, ничего срочного, но совет ваш нужен.
        - Хорошо, приезжай, только сейчас приезжай.
        Долин положил трубку, Ванька не успел даже спросить куда ехать, пришлось перезвонить еще раз, дозвонился не сразу и трубку взял кто-то другой.
        - Игната Васильевича можно к телефону.
        - Нет его, и не будет больше здесь.
        Ванька опешил от неожиданности.
        - А подскажите ваш адрес.
        Адрес все-таки назвали и Ванька повесил трубку. Странно все это, не похоже на Долина. Стержень в человеке Иван научился распознавать еще в детстве и с тех пор не ошибался. Вот и сейчас он был уверен, что что-то происходит, тем более был повод встретиться с Долиным, заодно и узнать, что происходит у него на работе. Какие-то непонятные тучи сгущались над полковником, и Иван это почувствовал. Короткого разговора было достаточно, чтобы понять, что-то не так.
        В метро Иван был впервые, он боялся, что метро будет давить на него, но было лишь ощущение глубины и массивности. Архитекторы постарались чтобы, находясь под землей, человек не ощущал себя в ловушке. Им это удалось.
        Вышел Ванька недалеко от нужного ему адреса и уверенно направился к большому крыльцу. Увидев, Долина прибавил шагу, а затем время стало замедляться. Ванька не сразу понял, что происходит, но угрозу он распознавал сразу и всем организмом. Прямо по тротуару к крыльцу подъехала волга и из нее выскочили двое вооруженных людей. Направив пистолет на Долина, они затолкали его в машину, ничего не оставалось как подчиняться.
        Ванька рванулся к машине и ударом кулака выбил заднее боковое стекло, среагировать на новую угрозу не успели, продолжающимся ударом Иван попал в голову сидевшему за водителем, выхватил из ослабших пальцев пистолет, на обратном движении угодил водителю по затылку, развернуться на звук он не успел. Опешивший человек на дальнем заднем сиденье тоже не среагировал вовремя, а теперь уже и не рискнул. Ствол Ивана был направлен ему точно в лоб. Удар Долина локтем в лицо не позволил ему даже осознать, что пошло не так.
        Ванька бросил ствол на сиденье машины, открыл заднюю дверь изнутри и вытолкнул отключившегося человека, Долин помог ногой падающему телу и выскочил следом. Добежали до угла и спокойно, но быстрой походкой спустились в метро, оба всё это время молчали.
        - Опять ты и опять вовремя. Как тебе это удаётся?
        Ванька пожал плечами и даже не оглянулся.
        - Ну, раз ты настаиваешь, попробую рассказать.
        Иван улыбнулся, но все равно не проронил ни звука.
        - Я тут на след вышел, очень неприятная история, похоже, кто-то из наших замаран, и судя по реакции, на самых верхах. Я ведь только копнул и тут завертелось, звонки с угрозами, на ковер вызвали, сказали не соваться. Пришел в кабинет, а там в моем сейфе копаются, врезал, конечно же, с горяча. Забрали дело, но я так этого не оставлю. Судя по дальнейшему, встрял я похоже основательно. Так что тебе точно не помощник, самому бы вылезти. Ты уж прости, что выдернул, хотя, вовремя выдернул.
        - А ты чего меня искал то? Рассказывай, если не торопишься. Мне еще минут сорок ехать до дома, может, что посоветую.
        - Не к месту сейчас будет этот разговор, потом поговорим.
        - Ну, коль будет это «потом», то и поговорим.
        Дальше ехали молча. Долин смотрел в окна на каждой остановке, как будто ожидал увидеть не следующую станцию, а ту которая ближе к дому. Наконец он двинулся к выходу. Ванька направился следом.
        На станции Долин потерял из виду Ивана и даже обрадовался, но уже на выходе из метро он заметил следовавшего за ним «инженерчика». Бесфамильный двигался прямо через толпу прохожих, но никто его не задевал. Все обтекали его, даже не замечая, что было препятствие, как будто он был в броне из воздуха. Игнат поймал себя на мысли, что тоже не стал бы приближаться к этому парню без особой на то надобности. Вот вроде обычный, а подсознание просто кричит, «не стоит к нему подходить, уноси ноги пока не поздно». Даже обыватели это чувствовали, не говоря уже о профессионалах, привыкших доверять интуиции. - «Он, что? За мной идет? Вот ведь упертый, помогать решил, что ли».
        Игнат сходу заскочил в подъезд и поднялся к себе на третий этаж, открыл дверь ключом и быстрым шагом проследовал в комнату. Жена была на кухне возле плиты, он увидел её через дверь.
        - Люда, собирай Машуню, нужно срочно уехать, все вопросы потом.
        Люда промолчала, Долин почуял неладное и рванул на кухню. Она все еще стояла возле плиты и смотрела на него со слезами на глазах, дочурка стояла рядом и тоже тихо плакала, заглядывая в глаза матери. Он понял, что на кухне еще кто-то есть. Опоздал.
        - Отпустите их, вам нужен только я, сопротивляться не буду.
        Первый вышел из-за холодильника и встал возле окна наставив на Игната пистолет. Второй со спины из комнаты.
        - Добегался, а ведь можно было и по-тихому, теперь положим всех, нам свидетели не нужны.
        Игнат напрягся, но что-либо предпринимать не рискнул. Не время, раз не убили сразу, значит хотят увезти из города, в дороге наверняка подвернется шанс. Надо только Ивану намекнуть если он еще там, чтобы пока не вмешивался, опасно.
        Неожиданно окно на кухне взорвалось и обсыпало осколками всех находящихся там, одновременно с этим прозвучал звук двух падающих тел. Один из нападавших упал с неестественно повернутой головой, второй схватившись за кухонный нож, вошедший в горло. Игнат бросился к родным и попытался их закрыть своим телом, он сам еще не понял, что произошло, посадил их возле холодильника, подальше от окна и обернулся.
        На подоконнике на корточках сидел Иван, спрыгнул, почти сошел, и спокойным шагом двинулся через всю кухню в коридор и за дверь квартиры. На лестничной площадке прозвучали короткие вскрики, выбежавший Игнат заметил еще два тела скатывающихся вниз по ступенькам, пистолеты катились следом, выстрелов не было. Убедившись, что они мертвы Игнат бросился в квартиру, пролетел мимо спокойно стоящего Ивана и стал судорожно скидывать в сумку вещи. Жена и дочка стояли в комнате и смотрели на него ничего не понимающим взглядом, обе уже не плакали и были неестественно спокойны.
        - Оденьтесь, возьмите только самое необходимое, нам нужно срочно уехать.
        Тишина…
        Схватив сумку, он выскочил в коридор. Жена и дочка стояли обутые с накинутыми куртками и молча ждали его, в руках были какие-то пакеты. Он даже опешил. Разбираться было некогда, он схватил их за руки и выбежал из квартиры одновременно высматривая нет ли кого на лестничной площадке, Ванька следовал за ними. Его Люда спокойно бежала без лишних слов, а Машка даже перепрыгнула через тело бандита что-то напевая под нос и даже наступив ему на руку. И все это буднично, как будто, так и должно быть. Ком подкатил к горлу Игната, эти уроды их напугали до шокового состояния, как же он так, не уберег-то. Тут мужику станет плохо, чего же говорить о его девчатах.
        Его машина стояла за домом и поэтому вышли через пожарный выход, им часто пользовались. Посадив жену и дочь в машину, он оглянулся, ища глазами Ваньку, но не увидел. Сел в машину и вздрогнул от неожиданности, Иван нырнул на переднее сиденье.
        - Чисто. В машине возле подъезда затаился еще один без оружия, я его вырубил, вроде не с ними был, но тоже по твою душу, больше никого нет. Набережная 17. Отсюда не знаю, как доехать.
        Игнат думал секунду, затем кивнул головой и рванул с места.
        - Спокойнее, никто не едет за нами. Остывай.
        Игнат немного сбросил скорость и поехал уже более спокойно, периодически поглядывая через зеркало на жену и дочку. Машуня возилась с какой-то куклой, которую прихватила из дома, Люда перебирала свой пакет, наконец нашла массажку и стала расчесывать волосы. Игнат ударил ладонью по рулю и опять заметно занервничал.
        - Все нормально, я пока притупил их сознание, приедем на место - восстановлю. Они не будут помнить, что произошло, пока сиди, придумывай, что им скажешь, как они у меня в квартире оказались и почему ничего не помнят.
        - Что? Как? Притупил? Притупил! С ними все нормально? Хотя кого я спрашиваю, ты сам весь не нормальный. Девчонок моих отключил, в окно третьего этажа вошел. Просто так вошел. Четыре человека с оружием разлетелись как кегли в боулинге, а я его спрашиваю, нормально ли все? А может и нормально? Все, все, я уже успокоился, не смотри на меня так.
        - Ну, вот и хорошо. Знаешь, как доехать?
        Долин насупился.
        - Напоминай, куда мы едем?
        - Набережная 17.
        - Знаю. Ну ты блин даешь…
        Всю дорогу Игнат ехал на взводе. Затем немного успокоившись, повернулся к Ивану.
        - Спасибо тебе, за своих девчонок я у тебя в пожизненном долгу.
        Иван улыбнулся.
        - На дорогу смотри. Тебе их еще довезти надо.
        Убежище
        Иван провел их в квартиру и включил телевизор, сам пошел на кухню.
        - Вань, я пойду машину отгоню подальше отсюда, приеду уже на метро, так надежнее будет.
        Долин порылся в карманах и, достав мелочь, стал считать. Ванька молча подошел и сунул ему деньги, тот не стал отказываться только глянул на него.
        - Я верну. Как все уляжется…
        Но Ванька опять прошел на кухню и загремел посудой, совершенно не обращая на него внимания. Долин еще постоял в коридоре, не нашел, что сказать и вышел из квартиры.
        Вернулся он через сорок минут запыхавшийся и тут же подбежал к своим родным. Попытался обнять суетившуюся Люду, но та увернулась от него, хлопнула полотенцем, висевшим на плече, и проскочила мимо.
        - Руки мой, сейчас кушать будем. Иван, тоже руки мыть.
        Дочка что-то рассказывала Ваньке сидя у него на коленях. Увидав папку, она сползла с коленок, не спеша подошла и подставила щеку для поцелуя, ритуал был соблюдён.
        - Папа, мы с мамой решили немного пожить у дяди Вани, а ты поторопи дядь, которые клопов травят в нашей квартире и сам туда не ходи, а то ты тоже потравишься и будешь ходить потравленный. Как таракан.
        Машка изобразила очень странного таракана и засмеялась. Почему, именно таракана, а не клопа которых травят, Долин не понял и даже не пытался думать в этом направлении, наклонился к Ивану и прошептал: - Вань, какие к черту клопы? У нас клопов отродясь не было.
        Ванька не переставая жевать обернулся и проворчал: - Ну, давай я их снова отключу, а ты пока придумаешь.
        Долин упал на диван рядом с Ванькой и взял стакан с каким-то соком, пододвинутый к нему. Недоверчиво понюхал и выпил его залпом.
        - Я тебе отключу блин. Отключальщик.
        Ванька посмотрел в сторону кухни и заканючил: - Тёт Люд, когда уже кушать будем? Машка голодная.
        - Подождете, шустрые какие, идите руки помойте. И не портите аппетит.
        Машка и Иван в один голос ответили: - Есть руки помыть.
        Ванька продолжил пить сок с какими-то рогаликами, бежать мыть руки он не спешил, испортить аппетит, видимо не боялся тоже.
        Игнат откинулся на спинку дивана и закрыл глаза, нужно было все обдумать. Машуня забралась к нему на коленки и стала, с уже знакомого плацдарма, продолжать о чем-то болтать с Иваном. Для жены и дочки, Ванька был старинным знакомым, возможно сослуживцем Игната. Он сам знал Бесфамильного уже целую вечность.
        - Вань, хочу их дожать, не смогу жить если просто сбегу.
        Ванька кивнул головой, не оборачиваясь и не переставая сосредоточенно жевать. Долин посмотрел на него и снова откинулся на диван.
        - Вот у тебя нервы железные, откуда ты такой взялся.
        Ванька пожал плечами и отломил кусочек рогалика у Машки. Та не возражала, на столе лежали еще парочка.
        С кухни донеслось: - Машуня, не порти аппетит, и не крошите там. Руки все помыли? Идите за стол.
        Машка быстро обернулась, пытаясь найти глазами мать, сунула в руки Ивана недоеденный рогалик и рванула в ванную мыть руки, Игнат проводил её глазами.
        - Мы ненадолго, завтра же к родным увезу, в деревню. Извини что втянул.
        - Никого никуда везти не надо, там искать будут, про меня не знают. Втянулся я сам. У тебя денег нет, думаю ты захочешь за ними ехать домой или на работу, заранее говорю, это глупо, не рискуй. Деньги есть, завтра еще сниму. А сейчас пошли руки мыть, пока не получили.
        Игнат открыл было рот, чтобы возражать, но аргументы были убойными, немного помявшись он просто поднял руки сдаваясь. - Я уже сомневаться начал, кто из нас старше - проворчал он.
        - Все нормально будет. Пошли, а то ничего не достанется, Машка голодная как «большой и толстый волк». Она сама так сказала… Вот уж не знаю какие вы сказки с ней читаете.
        Игната наконец отпустило, и он почувствовал, что безмерно устал и действительно проголодался.
        - Слушай, а ты как в окне-то оказался?
        Ванька бросил из-за плеча: - Там не высоко.
        - Третий этаж? Не высоко. А как узнал в какое?
        Но вопрос ушел в пустоту, Иван уже завернул за угол. Игнат понял, что скорее всего не получит ответов, да и не нужны они ему сейчас. Главное, что человек с такой подготовкой на его стороне. Он поднялся и поплелся на кухню, где тут же был выгнан в ванну, мыть руки. Угрозы остаться голодным были всё реальнее.
        Империя наносит ответный удар
        Оперативный штаб собрался на балконе с кофейными чашками, Машка тоже пыталась прорваться, но не получила допуск от службы безопасности в лице матери и отправилась на кухню помогать стряпать.
        - Есть у меня основания полагать, что через наш отдел кто-то убирает неугодных и захватывает через подставных их бизнес. Нам просто говорят кого взять и мы, как цепные псы, берем ни в чем невиновных людей. Их вина лишь в том, что кому-то приглянулось их предприятие. Вот такие дела. И когда я начал интересоваться мне посоветовали не лезть. Очень настойчиво посоветовали, ну, ты сам видел. Мой непосредственный начальник стопудово замаран, кто выше боюсь даже думать.
        - Хорошо, значит знаем с кого начать.
        - Ты и так помог, не совался бы ты глубже, это опасные люди, они ни перед чем не остановятся. Это у меня выбора нет, они мне житья теперь не дадут.
        - Я в отпуске.
        Долин покосился на Ивана, но так и не понял, шутит он или нет.
        - Ты хорошо подумал?
        - Нет. Я вообще не думал, это не моя задача. Ты у нас голова, вот и думай, на кого покажешь, того и укушу. Ты не забыл? Я по званию младше.
        Игнат очередной раз не нашел, что сказать и махнул рукой. - «Этот парень, упертый как три полковника Долина». Кофе допивали молча.
        - Моих оставлять одних страшно.
        - Я им внушу чтобы не выходили и к окнам не подходили. Занятие они себе придумали, стряпают чего-то, в зале видик есть, в тумбочке мультики и какие-то фильмы, сегодня покупал, когда за деньгами ходил. На день хватит, а завтра придумаем что-нибудь.
        Игнат настороженно покосился на Ивана, он все еще не свыкся с мыслью, что этот парень, вот так запросто, управляет сознанием. Но все-таки он ему доверял.
        - Хорошо, с этим решили. Теперь нужно с моими ребятами встретиться, кое-что из кабинета забрать и сказать им чтобы не светились до поры. А то парни горячие, подставятся.
        - Это ты правильно решил своих не вводить пока, от них ожидать будут. Я тоже так подумал, вчера сообщение своей группе оставил в части, вдруг понадобятся, заодно по Питеру прогуляются, посмотрят, как я обустроился.
        Долин глянул на Ваньку и покачал головой.
        - Ох, и кашу я заварил.
        - Не ты Игнат Васильевич заварил, а вот расхлебывать тебе, больше некому. А мы на подхвате будем.
        - Ладно, и с этим порешили, я сейчас на другой конец города прокачусь на метро, так быстрее и безопаснее, позвонить надо Прихожину, заму своему. Вань, дай мне ключи от квартиры, ты уж извини, что вот так, в наглую.
        - Утром сделал дубликат, положил на тумбочку в прихожей. Думал, догадаешься.
        Долин усмехнулся.
        - Где тебя такого умного взяли. Я ушел, веди себя хорошо.
        Ванька кивнул головой.
        - Это смотря как кормить будут.
        Игнат вышел с балкона и направился к своим девчонкам.
        - Машунь, дядя Ваня кушать хочет, когда вы уже тут все настряпаете?
        - Подождет, шустрый какой. Он еще руки не намыл.
        На самом деле вопрос был с подвохом и подразумевал разведку боем. Игнат схватил со стола кусок колбасы, увернулся от полотенца жены и выскочил из кухни, пора было собираться.
        Ехал долго, сделал две пересадки и на всякий случай отслеживал хвост. Наконец решил, что достаточно и выйдя из метро пошел искать телефонную будку. Звонить со станции не стал, там слишком много пытливых глаз.
        - Игорь привет, дело к тебе есть, нужно встретиться срочно.
        - Надежда Петровна? Сегодня не могу к вам приехать, на работе буду допоздна, да и проверка тут у нас, может завтра? Все куплю, там рядом с нами магазин хороший, продукты свежие, около двенадцати постараюсь выехать.
        - Пиво не забудь, конспиратор. Свежее.
        - Ну, все, до завтра, конечно не забуду. Там еще от всей семьи подарочки будут, к чаю.
        Долин повесил трубку и уперся глазами в кафешку. Уже подозвав официантку, он сообразил, что деньги Ванькины и почему-то, решив экономить, заказал только чай. Никто подозрительный к телефону не подходил. Просидев, даже больше, чем положено, он решил, что телефон Игоря пока не прослушивается и поехал домой. Жаль, что встреча не сегодня, но раз Прихожин решил не рисковать, значит так и должно быть, ему на месте виднее.

* * *
        Игнат заметил Прихожина, когда тот входил в магазин, заходить за ним он не спешил и решил немного понаблюдать со стороны. Буквально через минуту Прихожин вышел из магазина и тут же налетел на пытающегося войти мужчину, неудачно наступил ему на ногу и уронил на асфальт, рассеяно извинился и направился во дворы. Мужчина попытался встать, но запрыгав на одной ноге тут же сел обратно, подскочившие прохожие буквально затащили почему-то упирающегося мужчину в магазин. Он явно был недоволен и порывался идти за обидчиком, но ему не дали такого шанса, уж больно крепкие оказались прохожие, и они очень беспокоились за его здоровье. Долин усмехнулся и направился за Игорем.
        - Привет Игнат, за мной похоже следили, ребята прикрывают. Так что, около часа у меня есть, потом надо будет к теще ехать, продуктов везти. Дались ей эти продукты, она только с огорода питается.
        - Видел, красиво отработали, уверен, что он один был?
        - Погуляем, увидим. Пошли в метро?
        Прихожин повел Игната какими-то проходными дворами и минут через двадцать они вышли к станции, сели в подъехавший состав и проехали пару остановок. Похоже, что Игорь не планировал конечную станцию, а просто завел в первый попавшийся дворик и разместившись подальше от глаз возле какой-то песочницы достал из пакета пиво и завернутую в газету рыбу.
        - Вот, как приказал.
        - Будешь удостоен награды. Потом.
        - Отстранили нас, оружие сдали, сказали до окончания дела в отпуске, ребят спрашивал, почти за всеми следят. Мы тут тебе немного денег собрали, бери, отказываться не смей, обидятся. Тебя, кстати, в розыск объявили, так что, теперь и честные менты будут охотиться. Я слышал, что разрешили применять оружие. Кабинет опечатали, туда даже не суйся. Вот уж не знаю за что ты ухватился, такой шухер поднялся…
        Даже и не пытайся узнать. А вот кабинет опечатали - это как раз некстати, но ожидаемо. Скажи бойцам, чтобы без авантюр, если понадобитесь, сам найду. И не верь никому, наше руководство замешано.
        - Может Борисыча подключить? Правда он всех своих не сможет вытащить, отпуск брать придется, сразу всех не отпустят.
        - Не надо, мы с инженерчиком пересеклись, он поможет.
        - Фигасе. Он-то как? Кто хоть он на самом-то деле?
        - Без понятия, если честно, знаю, что наш человек, остальное не спрашивал. Семью помог вывезти.
        - Про семью знаю, ребята из соседнего отдела, когда Хмурого брали, говорили, что он пел о чистильщике. В твою квартиру вызывали, насорил ты там. Четыре трупа, силен. И возле конторы людей без сознания нашли, с оружием. Отпустили, кстати сразу же.
        - Не поверишь, инженерчик и тех и других сложил в минуту. Я бы не так чисто сработал. Возле конторы видимо не понял с кем зарубился, а дома сразу наповал работал. Ни одного выстрела, голыми руками, как и прошлый раз.
        - Вот ведь подвернулся. Нам бы таких в отдел.
        - Таких бы, вообще по России побольше нужно. Я бы ушел в комбайнеры.
        - Ну, давай ближе к телу, комбайнер. Какие будут указания.
        - Стволы нужны, один стрелять, второй кидаться - инженерчику.
        - Посерьезнее что-нибудь?
        - А не опасно? За тобой явно следить будут, после сегодняшнего?
        - Подключу кого надо. Достанут. Сам не буду светиться. Оставлю на базе отдыха, в твоей ячейке.
        - Там же замок гвоздем открывается. А дед каждую ночь дрыхнет на посту, вся база трясется.
        - Да кому он нужен. Завтра забери.
        - Пойду я, беспокойно что-то.
        - Не понял. А пиво?
        - Сам допьешь, а вот рыбку, пожалуй, возьму.
        - Куда всю то?
        - Еще возьмешь. Много не пей, тебе еще к теще.
        - Да я же на электричке.
        Сориентировавшись в незнакомом дворе, Игнат, верно, вышел к станции метро и уже через час был дома у Ивана. Открыл дверь своим ключом и тут же был отправлен на кухню чистить картошку. Ванька был тоже на кухне, с огромным усердием перемалывал мясо.
        - Вань, а ты не погорячился с внушением?
        - Пока они в безопасности, мои директивы не работают. Тут они сами чего-то задумали. Рыбу в холодильник брось, осторожнее открывай.
        Игнат застыл как вкопанный.
        - Вот я балда. Годовщина свадьбы…
        - Деньги в тумбочке.
        - У меня есть, спасибо Вань. Дочистишь, я в магазин.
        - Светишься много.
        - Думаешь?
        - Знаю! Картошку чисти, а я пока воздухом подышу. Деньги давай, богач. Знаешь, что брать?
        - Придумай чего-нибудь.
        Долин достал из кармана завернутые в газету деньги и нехотя взялся за картошку. Через час Ванька вернулся и занес здоровенную и на вид очень тяжелую коробку. Игнат заинтересовано сунул нос в коробку и был явно разочарован.
        - Казан? Ну, ты даешь. Кто казан дарит на годовщину свадьбы? Вот ведь доверил человеку…
        - Еще благодарить будешь. На балкон поставлю, а то сюрприза не будет.
        Стол накрыли в зале. Девчонки были просто в ударе. Игнат конечно же верил Ваньке, что психологическое давление не работало пока они были в безопасности, но факты утверждали обратное. В порыве чем-нибудь себя занять его девоньки напекли и настряпали столько, что за неделю не съесть. А может это чтобы угодить хозяину дома, пустившего их, пока травят, выдуманных им же, клопов? Особой разницы не чувствовалось, какой бы не был повод, результат вполне устраивал Долина.
        - Долин, ты шампанское принес?
        - Игнат открыл, было рот что забыл, но за него ответил Иван.
        - Принес, принес, я его в холодильник поставил.
        Долин соскочил, с благодарностью посмотрел на Ивана и помчался в холодильник. Оказывается, он принес не только шампанское, там еще стояло настоящее грузинское вино. Прихватив шампанское и пузатую бутылку вина Игнат поспешил за стол. Еды было много, но была уверенность, что ждать его не будут.
        - Ничего себе. Неси шампанское обратно, кому оно нужно, если есть вино. И открывалку не забудь.
        Долин развернулся через левое плечо и, чеканя шаг, ушел на кухню. Долго пыхтел и наконец вынес поднос с уже разлитым вином. Заодно и рыбу прихватил, уж больно она соблазнительно пахла.
        - Вот расскажи мне Долин, как это ты первый раз в жизни вспомнил о нашей годовщине?
        - Случайно Люд, случайно.
        - А я бы и не поверила, что не случайно.
        - Он увидел, сколько вы с Машуней приготовили и его озарило.
        - Так, Иван, прекрати меня сдавать.
        - Иди за подарком. А то и про него забудешь.
        Игнат допил вино и принес коробку с казаном. Поступок Ивана он оценил сразу же, казан действительно был настоящий и до жути тяжелый. Интересно откуда он его тащил.
        - Это казан! Настоящий? Вот это да. Ты меня пугаешь Долин. На тебя это совсем не похоже. Ладно, молчи, не порти праздник. На следующей неделе едем его пробовать. И не возражать!
        Игнат пожал плечами, глянул на Ивана и улыбнулся, возражать не рискнул и просто кивнул головой. Машка с любопытством рассматривала большую кастрюлю, попыталась её сдвинуть, и даже залезть внутрь. Заметив, что никто не ругает, она все-таки залезла в казан и уже оттуда с испугом в голосе спросила: - Баба-Яга в таком Иванушку жарила?
        - Дядя Ваня сейчас и тебя пожарит.
        - Нет. У него печки нету. - Но на всякий случай все-таки вылезла и села за стол, поглядывая на Ивана. Быть пожаренной ей почему-то не захотелось.
        Ванька сидел и наслаждался атмосферой. Вино было «так себе». Ни в какое сравнение с тем, что он пил у Гоши в гостях, но все-таки лучше, чем ничего. А вот еда была отменной. Осталось конечно же много и это была своего рода проблема. Холодильник не безразмерный, тем более что, чуть раньше, он закупил продуктов на неделю вперед.
        Чем меньше они выходили на улицу, тем лучше для дела. Игнат сказал, что его объявили в розыск, сразу же после этого телевизор «неожиданно» сломался и перестал показывать каналы. Доступен был только видик. - «Вот вроде хороший телевизор, видеодвойка, и надо же так, сломался…»
        Машке было все равно, у нее появилось много мультиков, Люда погрузилась в заботы, «по обеспечению мужиков пропитанием». Очень глубоко погрузилась, холодильник нужно было открывать осторожно, чтобы не посыпались запасы. Игнату было попросту не до телевизора, а Иван так к нему и не привык. Так-что проблемы с телевизором никто особо и не заметил, но «случайно» отпаявшаяся деталь все-таки имелась и на место она будет поставлена, не раньше, чем на то будет необходимость. Игнат только покачал головой продуманности действий Ивана. Обеспечением тылов занимался Бесфамильный и Игнат был этому только рад. Не приходилось разрываться и отвлекаться на мелочи. И, если уж быть честным, Ванька это делал надежнее чем если бы он сам занялся.
        Утром Игнат встал раньше всех, так он думал. Разогрел себе позавтракать, собрался и уже на выходе столкнулся с заходящим в квартиру Иваном. Потный после утренней пробежки, тот лишь кивнул и попросил подождать. Игнат не стал спорить, раз уж удрать не вышло придется брать его с собой. Не то чтобы он был ему не нужен, просто не хотелось втягивать, какое-то чувство неловкости в происходящем все-таки было.
        - Да мне только кое-что забрать, а потом домой.
        - Вот и хорошо, значит быстро вернемся.
        Пока Ванька после душа наспех готовил себе завтрак, Игнат задумчиво сидел и теребил кружку, стоящую на столе.
        - Вань, у нас ничего нет. Мой кабинет опечатан, отчеты наверняка изъяты, так что ниточки оборвались.
        - А может на живца?
        - Не понял.
        - Надо чтобы на тебя вышли, а мы потом размотаем клубок. Кто дал приказы и так далее.
        - А если это будут просто менты?
        - Будем рыбачить, пока не поймаем, или у тебя есть план лучше?
        - Может ты и прав, меня будут искать не только менты, вот их бы и вытащить. Мне подарочек должны оставить, его заберем и на мою квартиру, там наверняка следят, хорошо бы не оперативники.
        Долин немного помолчал.
        - Вань, если меня положат…
        - Знаю-знаю, не оставь семью и так далее. Дай поесть спокойно, и так стоишь над душой…
        - Вот куда в тебя столько влазит, блин, делай бутерики, в дороге поешь. На меня сделай.
        Ванька покосился на Игната и полез в холодильник. Бутерики нашлись уже готовые.
        - Ешь осторожнее, Машка делала, у нее там и перец на столе стоял и лавровый лист видел.
        Игнат очень внимательно посмотрел на бутерброды, но все-таки стал укладывать с тарелки в мешочек.
        - Кто не рискует…
        - Тот не есть лаврушку… - подхватил Ванька.
        Игнат кивнул головой, и они направились к выходу увернувшись от бежавшей по своим делам Машки. Кажется, у нее еще были закрыты глаза. Квартира просыпалась, пора было выскальзывать.

* * *
        Долин шел по парковой тропинке к базе. Хорошо, что не стали делать тут асфальт, разговоров было много, но в дело вмешались умные головы, по версии некоторых - скупые, и в итоге результат устраивал Долина. Корни деревьев, кругом шишки, но тропа большая и удобная, все ямки, где скапливалась вода, тщательно маскировали землей. База не была закрытой для общества, просто на её территории были оборудованы тренировочные места для ОМОНа. Ничего особенного, летом пробежка, зимой лыжи, закрытый спортзал для рукопашного боя. Это одна из баз. Тут не было полосы препятствий, автобусов и самолетов для отработки спецопераций с заложниками и прочего так необходимого в работе его бойцам, но зато была сауна, вернее, уже баня. Бойцы не приняли новомодные веяния и переделали сауну в обычную баню на дровах. Инструктора прекрасно делали массаж от которого трещали кости, а тренажеры и баня гнали пот. Так-что бойцы любили базу отдыха и посещали её часто, к тому же в подвале был служебный тир. Он то был обязательным.
        Вот и сейчас у входа было много народу. Игнат нагнулся чтобы поправить штанину и посмотрел, не следят ли за ним. Ваньку он потерял из виду еще возле метро, никого подозрительного за собой не замечал. Немного успокоившись, он пошел дальше. Своим поведением он тут никого не насторожит, он тут каждый закуток знает, в это время знакомых вроде не должно быть, но это и не важно. К тому времени как о нём будет известно, естественно он уже слиняет.
        Слева к нему приближался весь мокрый от пота парень, бежал видимо уже давно и было видно, что запас его прочности еще далек. Он практически не смотрел ни на кого, просто отмерял расстояние по удобной тропинке, все, собственно, как всегда, но поравнявшись с Игнатом он неожиданно прошептал: - Игнат уходи.
        Спокойно пробежав дальше, он продолжил отмерять свои круги, вот только Игната спокойствие покинуло. Немного пройдя дальше, он треснул себя по лбу, как будто что-то забыл, развернулся и быстрым шагом пошел обратно к станции. Он всем телом чувствовал, как из группы людей, толпившихся возле входа, отделились трое и последовали за ним. Началось. Немного раньше, чем планировалось, но все-таки. Бездействие уже напрягало.
        Завернув за небольшое строение, принадлежащее соседней базе, он пробежал метров пять и дальше пошел быстрым шагом, так он выиграл еще пару секунд.
        - Игнат.
        Услышав Ванькин голос, он резко обернулся и увидел троих преследователей, уже лежащих на земле. Иван приподнял одного из них и тряхнул.
        Долин подошел к Ваньке.
        - Я тебя не заметил.
        - Они тоже. Вроде так и задумано было, в любом случае никто не возмущается.
        Долину было не до шуток, но боевое напряжение начало спадать. Иван, наконец привел в чувство одного из них.
        - Рассказывай.
        Как ни странно, тот стал говорить.
        - Нас послал Красильников, Долин ему мешает, приказано убрать его и семью, чтобы другим неповадно было. За Прихожиным следили, заподозрили, что он неспроста сюда ездил, вот и решили тут покараулить, точно не знали.
        - Чего ты ему сделал? Ты посмотри, как поет. Я ведь знаю этого урода, он попадал под служебное расследование, ничего не доказали. Красильников. Вот ведь гад. Ну, вот и подтвердилась догадка, Красильников все-таки замаран. Хотя… Какая догадка, я практически уверен был. Только он тупой и жадный, не может он всем заправлять. Кто выше?
        - Не знаю кто выше. Там пять фирм на его жене записаны, вроде на сыночке тоже есть. Он нам платит, больше никого не знаю.
        - Прибить бы тебя гада…
        Было видно, что неудавшийся преследователь с трудом понимает, что происходит и так как последняя фраза не была вопросом, на который нужно отвечать, то, собственно, можно и не реагировать вовсе. Он просто смотрел стеклянными глазами на Долина, а когда Иван выпустил его, то просто шмякнулся на землю и отключился.
        - Пошли Игнат, будет много глупых вопросов если нас тут застанут.
        - А с этими что?
        - Пусть полежат, они все равно ничего не вспомнят.
        - Опять твои фокусы. Пора бы уже привыкнуть, а то никогда не знаю, что от тебя ожидать.
        - Не ворчи. Не ты первый. Пошли лучше чайку попьем где-нибудь, если ствол нужен, вон у того слева есть.
        - Чай - это хорошо, это даже полезно для мыслительных процессов…
        Игнат обшарил всех нападавших, но ствол действительно был только у одного из них. Пора было сматываться.

* * *
        «Преступники» сидели в кофейне и тайком доставали бутерброды из кармана Игната - «Вроде как нельзя со своим…»
        - Мы свой ход сделали, теперь будет ход от Красильникова, Ему уже наверняка докладывают, что тебя оказалось не так просто взять, очередной провал. Надеюсь, он не настолько дурак чтобы и дальше идти напролом, а значит запаникует и ошибется. Если он старший, будут точки напряженности от него, если старший не он, начнёт искать встречу с верхушкой. Не по телефону же… Я прав?
        Иван методично извлекал крупные зерна перца из бутерброда. На столе уже лежал лавровый лист, какой-то фантик и кусочек шоколада.
        - Вот и я так думаю, завтра нужно на него искать выход. Придется последить за ним, жалко свою группу привлечь нельзя.
        - Чего ты там хотел забрать то? И кто был тот бегун, мне показалось ты не узнал его.
        - А я его и не знаю, видимо Игорь подсуетился, заметил слежку за собой.
        - Хорошо сработано, я ведь только внимание к тебе почувствовал с двух сторон и тут же закрутилось. Бегун вообще все по секундам рассчитал, спец, не подкопаешься.
        - Обязательно спрошу кто это, в ОМОНе я его не видел. А на базе стволы Игорь хотел подкинуть, может чего посерьезнее. Но видимо не судьба. Я себе тот оставлю, ты все равно только кидаться ими горазд.
        Иван улыбнулся.
        - Мне не критично, обойдусь.
        Игнату оставалось только кивнуть головой. Других вариантов все равно не намечалось.

* * *
        Как всегда, Долин шел впереди, Иван куда-то пропал, наверняка следовал за ним, не попадаясь на глаза, «на расстоянии эффективной реакции». Это были его слова и Долин не сомневался, что так и есть, хотя, как ни старался увидеть его не мог. Либо он может переиграть его, либо он действительно находится вне зоны видимости. Над тем как он умудрялся это провернуть, Игнат уже не задумывался. Главное, что, идя в одиночестве в этом ставшем опасном для него городе, он не боялся за тылы, это чувство дорогого стоило.
        Поднимаясь на этаж, Игнат всегда прибавлял шаг, вот и этот раз он практически забежал и уже доставал ключи, когда из квартиры Ивана начал выходить подтянутый, спортивного телосложения мужик. Реакция была молниеносной. Удар по горлу - не достиг цели, выходящий неожиданно оказался чуть левее, Долин выхватил пистолет, но хлесткий удар по кисти выбил у него оружие и к тому же рука попала в захват, его закрутило и бросило на пол. Игнат в падении зацепил ногой противника и все-таки свалил его, крутанулся на полу и ударом локтя попытался достать, удар прошелся вскользь - противник уже был на ногах. На обратном движении Игнат вышел на одно колено, перехватил пистолет, лежащий на полу, и направил на незнакомца. Тот поднял руки, вот только в одной из них он держал магазин от пистолета. В дверях появился огромный детина в еле натянутом переднике, весь в муке и с обычным кухонным ножом, который он держал обратным хватом. Было видно, что ножами он пользоваться умеет и убьет не задумываясь. Игнат весь напрягся, отодвинулся немного назад, но пистолет не убрал. Картина его обескуражила.
        - Уже познакомились? Митяй, чего там на обед?
        - Здорово Малой. Утка делается. Заходите, щас еще лепешки будут. Гоша, чего застыл, отдай человеку пульки, может ему нужнее. Ты зачем пошел? За маслом, вот и дуй быстрее.
        Игнат в недоумении взял протянутый ему магазин, пропустил Гошу и еле протиснулся в квартиру мимо Митяя.
        - Где Люда с Машкой?
        - Они с Седым пошли в магазин, народу добавилось.
        - Как в магазин? Иван, ты же сказал никуда из дома.
        - Неувязочка вышла. Директивы не работают, если они в безопасности, с Седым они в безопасности, это точно. В следующий раз поумнее буду.
        - Далеко пошли?
        - Да тут рядом, чего им далеко ходить-то. Правда, долго уже нету, но ты не переживай за них, говорю же, Седой пошел.
        - Пойду во дворе встречу, беспокойно мне.
        - Ну иди, беспокойная душа, Гошку больше не трогай, а то он никогда масла не донесет.
        Игнат сидел на лавочке в тени, явно нервничая. Наконец он увидел Люду с пакетами и семенившую за ней Машку. Выскочив к ним навстречу, он неожиданно натолкнулся на стену. Впереди них оказался поджарый дядька, обойти которого не представлялось возможным. Седой как лунь, он оказался слишком близко к Игнату, и даже сделать шаг можно было только назад. Выручила Машка.
        Папа, а мы далеко в магазин ездили, вкусностей набрали, полные сумки. Даже я несу. А еще там пьяные милицейские были. А милицейские тоже пьяницами бывают? Дядя Иваныч их поднимал-поднимал, а они не поднимаются.
        - Игнат, а ты чего тут? Встречаешь? Машка перестань тараторить.
        Седой растворился с дороги, и Игнат даже потерял его из вида. Обычный неприметный дядька, правда взгляд у него цепкий и повадки кошачьи. В каждой руке у него было по пакету и как он так быстро перемещался было не понятно. Игнат кивнул ему головой и незаметно стал озираться, поймал насмешливый взгляд Седого и развел руками. Ничего не поделаешь, рефлексы.
        - Долин, ты собираешься пакеты брать?
        Игнат подскочил к Люде и наконец забрал у нее оба пакета, они оказались легкими. Машке видимо тоже надоело нести, и она всучила свой невесомый пакет.
        В квартире было тесно, тесно было от одного Митяя, он все время суетился, что-то носил с кухни и обратно, о чем-то разговаривал, но как правило не ждал ответов. Люда сидела за столом, её не пустили на кухню и от этого она чувствовала какую-то неловкость, но поняв, что Митяй вполне справляется она успокоилась и попыталась поймать бегающую за ним Машку, что бы не мешалась. Поймать не удалось, та увлеченно таскала тарелки, какие-то лепешки и вообще вела бурную жизнь. На кухне было слышно громогласный голос Митяя и Машку, с которой он вел нешуточный спор, чем украсить торт, по результатам спор выиграла именно она.
        Когда обед закончился, за стол уселся Митяй, перед ним стояла огромная тарелка борща и практически полбулки хлеба. Люда с Машкой переселились на диван и с увлечением смотрели какие-то мультики. Мужики остались за столом, есть больше некуда, но чай пить еще можно было, вот и пили. Иван посмотрел на Гошу.
        - Где командир?
        - Он сорвался к знакомым будет вечером. Что у тебя случилось? Нас по тревоге с Митяем выдернули на самолет и к тебе в Питер, в аэропорту командир с Григорием Ивановичем уже ждали, их тоже только доставили, дальше ни слова, даже никто не встретил. Сюда приехали, нас девчата встретили, накормили, а рассказать ничего не могут, все нормально и все тут, клопов травят. Вот, вас ждем.
        - А чего это были за фокусы с пистолетом? Он ведь пристрелить мог с испугу за своих.
        - Ты еще Бате расскажи, не пристрелил же. Я выдернул магазин, ну и прикинул, мент ведь, первый в воздух и так далее, в стволе не должно быть, так что вполне безопасно, ну и не стал пистолетик откидывать, да он и время особо не предоставил, знаешь ли.
        - Не мент я, ОМОН. И в стволе частенько, хоть и запрещено, и первый обычно в голову, второй в воздух - предупредительный, повезло, что пистолетик не мой, точно бы стрельнул.
        - Не, не стрельнул бы, по лицу было видно, что засомневался, как пульки в моих руках увидел. Я же на поражение не работал, вот и ты засомневался. А вообще прав, Люда сказала мент, не подумал, мог и нарваться. Вань, а ты как уговорил начальство нас по тревоге выдернуть? Уж больно оперативно нашли.
        - А никак, сам удивляюсь, я в штаб девчатам надиктовал, что мне командир нужен, пусть найдут. А они вон что, по тревоге всех собрали. Вообще ожидал вас через пару дней только.
        Митяй поднял глаза от тарелки.
        - Может, что командир прояснит, мутно как-то. Чего молчишь, Григорий Иванович?
        - Думаю… Ведет нас кто-то, в самых верхах ведет. Нам в штабе ничего не сказали, дали приказ вылетать в Питер, к Ивану, вся информация через него.
        - Спецоперация, однако. Тут к доктору не ходи, намечается…
        Долин поерзал на месте и вкратце рассказал свою нехитрую историю.
        - Так, ребята, похоже вы не по моей проблеме приехали. Мы тут с Ванькой еще сами толком ничего не знаем, и уж тем более войсковую кавалерию не вызывали.
        - Не знаю по чьей, но других указаний у нас пока нет, значит можешь задействовать по необходимости.
        - Девчат моих нужно прикрыть.
        Седой кивнул головой.
        - Сделаем.
        В квартиру позвонили, все переглянулись, и открывать пошел Иван, вернулся он с командиром. Машка выжидательно смотрела на вошедшего военного и не ошиблась, ей протянули пакет. Потеряв интерес ко всему кроме пакета она уселась к матери на коленки и достала книжку. Разочарование, промелькнувшее на лице, тут же сменилось любопытством. Мультики продолжали крутиться, но книга оказалась интереснее. Она была необычная, даже незнакомая, таких мультиков по телевизору она не видела. Наверно старая сказка про волка и зайца, мама рассказывала, раньше такой мультик был, интересный.
        Соловьев деловито сел за стол и начал озираться чего бы перехватить.
        - Новой информации нет, никто не знает зачем мы здесь и никаких уточняющих приказов не поступало, официально мы в отпуске. Позвонил в часть, попросил уточнений, говорят односложно, пришел приказ сверху, прибыть в Санкт-Петербург. Старший лейтенант Бесфамильный введет в курс дела, взять руководство на себя, дальше по обстоятельствам. Сроков выполнения задачи нет.
        Долин откинулся на спинку стула и по просьбе Соловьева еще раз повторил свой рассказ. Соловьев развел руками и повернулся к Ивану.
        - Вань, у тебя тут есть задачи еще?
        - Нет, я же в отпуске как все, да и нет у меня командиров кроме тебя, чего вдруг-то. И когда я стал старлеем?
        - Вы что, все по мою душу? Во дела, прибыть на квартиру к Бесфамильному и послушать Долина, и это приказ на федеральном уровне. Ванька сказал группу соберет, помочь если что, в частном порядке так сказать, а тут закрутилось аж до спецоперации.
        Все повернулись в сторону Седого, тот задумчиво ковырялся в тарелке с мясом утки, вернее с остатками. Чтобы ускорить процесс Митяй отодвинул от него тарелку.
        - Если это основное задание, то Игнат встрял глубже чем думает. Если не основное, то ждем дальнейших указаний, а пока… Митяй, верни тарелочку. Кстати, Игнат, я за продуктами подальше ездил, не просто же так твоя семья у Ваньки оказалась. Мозгов не хватило уточнить куда меня Люда повезла, оказалось в универсам не далеко от твоей квартиры.
        Игнат насторожился.
        - Потом уже узнал, когда она показала в какой стороне у вас квартира.
        - Не томи.
        - Опознали ее. Я на парковке ждал, когда увидел, что пара милиционеров за ней наблюдает. Я им камешком в заднее стекло немного тюкнул, а когда вышли сложил за машиной, чтобы сообщить не успели.
        - Это их Машка увидела? Сказала пьяные.
        - Видимо. Ты же сказал, что только ты в розыске, у вас плохие парни в рядах завелись? Менты бы просто следили, а эти брать намеревались.
        - Я уже ничего не могу утверждать. Прогнило все.
        - Ну, пока ждем назначение, почистим.
        - Все-таки думаешь это не основное?
        - Не похоже. Тут вы с Ванькой сами управились бы.
        - За мной, когда охота началась, я ведь совсем было руки опустил, весь город на меня собак спустил, думал, как бы выжить, а тут оказывается сами справились бы.
        - Не ворчи, убьют - похороним, не убьют - отпразднуем. За семью не беспокойся, приглядим, тылы за нами.
        Митяй очередной раз оторвал взгляд от тарелки, теперь уже с дичью.
        - Гоша у тебя на балконе казан видел, нужно поляну найти, такой рецепт знаю…
        - Вот кто, о чем…
        Гоша соскочил с места и поменял дислокацию поближе к Митяю, пошло бурное обсуждение, что именно будут готовить. Командир улыбнулся и махнул на них рукой.
        - Чего думаешь, Игнат?
        - Надо Красильникова отследить, с кем общается, куда катается. Думаю, он сейчас должен связь держать со своими хозяевами, ну не верю я, что это он руководит. Вот и нужно круг знакомств его вычислить.
        - Добро, Ванька с тобой, я пока с Григорием Ивановичем старых товарищей навещу, пощупаю насколько тут все прогнило. Гоша с Митяем дома на телефоне. Согласен?
        - План, как план. Чего тут не соглашаться.
        - Ну, тогда давай спать думать.
        - Вань, куда всех складывать будешь?
        - Стол уберем, на полу стелить надо, комната для девчонок, Игнат диван оккупировал, я на кухонном диване.
        Григорий Иванович встал из-за стола.
        - Пройдусь я по соседям, может матрасов насобираю или раскладушек каких.
        - Митяй сломает раскладушку, лучше матрас.
        Митяй не возражал, он успел перехватить с тарелки, которую Гоша понес на кухню какой-то кусок и тут же запил его чаем. Стол потихоньку пустел.

* * *
        Утром Игнат подогнал свою машину на соседнюю улицу, и они с Ванькой поехали к управлению. Ждать пришлось недолго, примерно через час Красильников, почему-то с охраной, сел в свою машину и поехал. Игнат старался удержаться у них в хвосте, но это удавалось с большим трудом. Хорошо еще, что дорога была не загружена и Красильников не включал спецсигналы. Они заехали во двор огромного особняка и ворота тут же закрылись.
        - Ну что, Вань. Пошли поближе посмотрим?
        - Тут везде глаза, мертвой зоны не нашел. С другой стороны нужно.
        Игнат спрыгнул с забора сразу после Ивана и тут же замер, Ванька грозил пальцем двум здоровым псам, те послушно скулили и жались к земле. Резкое движение руки и они сорвались с места, умчавшись в дальний край двора.
        - Тьфу ты блин, о собаках я в последнюю очередь подумал.
        - Тут же кругом помечено, неужели не учуял.
        - Я же в городе живу, тут так всегда пахнет, на каждом углу метки стоят и не всегда собаками сделаны.
        Ванька улыбнулся и проскользнул ближе к дому, Игнат последовал за ним.
        - Смотри Вань. На входе двое, внутри наверняка еще, хорошо охраняют, не подкопаешься. Дальше точно не пройти, видеонаблюдение. Я своих попрошу прозвонить кто тут обитает.
        - А может сами зайдем, да спросим?
        - Угу, так тебе и ответили.
        - Ты куда, ты не пошутил что ли? Твою дивизию…
        Но Ванька уже бесшумно скользил ко входу, Игнат достал пистолет и рванул за ним.
        - Чтоб тебя, кто же так в лоб-то…
        Игнат явно не ожидал, что Бесфамильный вот так прямолинейно начнет действовать. Там же наверняка тьма охраны. Но выбора не осталось, и он отбросил сомнения.
        Ивана заметили сразу оба охранника у входа и потянулись за оружием, разговаривать никто не собирался. Но дотянуться до оружия никто им и не дал, их откинуло в разные стороны как будто ураганом пронесшимся рядом. Замок лопнул, обрызгав пространство у входа и дверь распахнулась. Игнат залетел за Иваном и чуть не наступил на лежащие тела, четыре охранника лежали вповалку, с лестницы катился еще один. Долин забрал у них оружие и попытался нести с собой, но, когда не стало входить в руки он закинул пистолеты в какую-то вазу и побежал вслед за Иваном наверх уже не отвлекаясь. Ваза подозрительно звякнула, но не разбилась, - «крепкая…» - подумал Игнат.
        Наверху лестницы лежал здоровенный мужик с автоматом через плечо, которого на вооружении у милиции никогда и не было. Он так и не снял его с плеча и было ощущение, что он вообще ничего не успел понять, не то, чтобы сделать. Этакий мордоворот с бандитской рожей, ничего себе знакомства у Красильникова. Игнат уже не спеша зашел в открытые створки двери и обомлел, на полу комнаты не меньше десятка человек, среди них двое в форме, все без сознания, а Иван ходит между ними, собирает окурки и тушит в пепельнице.
        - Терпеть не могу дым от сигарет, как они тут дышат. От костра ещё куда ни шло, он хоть комара отгоняет…
        Полковник ошарашено смотрел на Ивана и не знал, как к этому относиться. Один человек менее чем за минуту, без единого выстрела и вообще без оружия уложил не меньше двадцати вооруженных людей, причем они не успели ничего предпринять против него. С такой силой он не сталкивался никогда и молил всех богов, чтобы эта сила не оказалась в чужих руках.
        Долин подошел к лежащему Красильникову и не зная, что предпринять и как вести себя дальше просто пощупал пульс.
        - Они все живы, у нас есть час, может полтора. Оружие не брал?
        - Ну, там, у нижних.
        - Зря, твои отпечатки, когда поговорим вызывай наряд. На этих явно есть картотека у вас. За оружие можно взять, а потом уже дальше разбираться. Игнат, просыпаемся…
        Игнат потихоньку начал приходить в себя.
        - Да тут почти все «уважаемые» уголовники города, на них дела толще трудов Карла Маркса. За одно нахождение среди них Красильникову грозят большие неприятности. И чего дальше делать будешь?
        - Я? Товарищ полковник, может вы уже вернетесь на землю? Это, собственно, ваша операция.
        - Да какая она к черту моя, ты же тут всех разложил в одну морду, я только успевал бежать за тобой.
        Ванька пожал плечами.
        - У каждого своя работа, тебе вот думать положено, а пока как-то незаметно.
        Долин нашел глазами бар, подошел, немного пробежался по бутылкам, налил самого крепкого из того, что увидел и выпил залпом.
        - Легче?
        - Ох, с тобой Вань не соскучишься, можешь привести его в порядок? Я пока магнитофон какой поищу, записать эту пташку для протокола, пока испуганный.
        Через десять минут Красильников сидел на полу, опершись на диван, и хватал ртом воздух, вода скатывалась по его лицу. Игнат не нашел магнитофон, он нашел намного лучше, в комнате была видеокамера. Немного поколдовав над ней, пристроив на тело одного из уголовничков, она была подготовлена к началу записи. Долин махнул Ивану чтобы тот вышел из кадра и включил камеру на запись.
        - Рассказывай.
        Фокус опять удался. Красильников с ужасом в глазах начал рассказывать.
        - Я все расскажу, я все расскажу только не убивайте. Долин, ты же знаешь, у меня семья, дети. Не убивай, а? Это не я приказал убрать тебя, меня заставили. Это все Сизов, он всем заправляет, у меня доказательства есть, я давно на него все собрал. Отпустите меня, я все вам отдам, там столько, что ему за всю жизнь не отмыться, точно расстреляют или пожизненное дадут.
        - Ты торговаться со мной надумал?
        - Нет, ну что ты, я знаю ты человек слова. В сейфе доказательства, в сейфе на даче, там и деньги есть, можете себе оставить, только не убивайте. Это Сизов, генерал-майор Сизов из главка, ты его знать должен, это он все придумал, на него вся милиция работает, мало кто отказывается. А я не хотел, но у меня же семья, ты же понимаешь, опасно ведь. Там деньги бешеные, у него казино даже есть, в центре, у меня все записано и задокументировано. Что, когда, я все тщательно записывал. Ну ты же знаешь, я порядок люблю.
        - Ключи от сейфа.
        - Вот, вот ключи. Не убивай, а?
        Ивану уже явно надоели эти изливания.
        - Игнат, тебе оно надо? Давай пристрелю?
        Долин увидел реакцию Красильникова и чуть не рассмеялся, поднял камеру и показал всех, кто тут лежал. Пошевелил каждого, чтобы лицо точно попало в кадр, показал оружие, которое было при них и наконец выключил камеру.
        Иван подошел к вжавшемуся в диван Красильникову и дал ему затрещину, тот повалился на пол и затих. Подобрал выпавшие ключи и кинул Долину.
        - Часа полтора проваляется, дальше мало что вспомнит, так что время у нас навалом. Вызывай наряд и прессу какую найдешь. Сваливаем, тут им будет чем заняться.
        - С прессой это ты хорошо…
        - Отпечатки будешь убирать с оружия?
        - Нет, не буду, в деле они не помешают. Такое часто бывает. А вот твои…
        - Мои отпечатки ничего не дадут. Даже если их найдут.
        - Ну как знаешь, поехали на дачу скатаемся, знаю где это. Был разок, когда он пытался меня прощупать на профпригодность, видимо не подошел я ему, в темную начал использовать. Камеру бы с собой взять да уж больно здоровая таскаться с ней.
        - В сейфе тебе хватит доказательств. Бери кассету, поехали, а то к обеду опоздаем, Митяй голову снимет.
        - Думаешь, не врал?
        - Нет, не врал, не все сказал, но не врал точно.
        Долин нашел телефон.
        - Борисыч, дело к тебе есть, нужна твоя группа сейчас адрес продиктую, тут полно клиентов, все с оружием, большинство знакомые наши. Возьмешь их теплыми, основная работа уже сделана, тебе только срисовать останется. Красильников мой с ними повязан, так что найди Ольгу, пусть как можно больше прессы нагонит, без них не работай. Доказательства есть и ещё насобираю, точно, он сам на камеру наговорил. Есть час времени! Успеешь? Ну, вот и ладно. Записывай.
        Все мы пограничники
        Большой двухэтажный особняк, обнесенный сплошным забором, с бассейном и летней кухней. Бассейн запущенный, неухоженный, весь завален прошлогодней листвой, но все-таки был. Жадность не позволила нанять персонал, а самому было лень, вот и стоял бассейн просто для галочки, как бельмо на глазу. Их встретил пожилой охранник и по неосторожности пустил за калитку.
        - А где хозяин? Он не с вами?
        - Не всем он хозяин, проведи нас в дом, где сейф знаешь?
        - А ну назад. Сейчас собак выпущу, назад говорю.
        Охранник неожиданно быстро для своих лет побежал к дому. Долин не торопился отходить от калитки, вдруг действительно собак выпустит, что делать дальше пока не решил.
        Собаки появились и увидев чужих бросились с лаем к воротам, на середине пути остановились и замерли, поджали хвосты, опустили морды и легли на землю поскуливая, как будто нашкодившие щенки. Ванька шел к ним навстречу. Выбежавший охранник смотрел, то на Ваньку, то на своих собак и нерешительно переминался с ноги на ногу. Вдруг собаки развернулись как будто получили команду и молча рванули к охраннику. Проявив не дюжую смекалку, охранник заперся в их вольере и уже оттуда пытался их урезонить, собаки носились вдоль вольера и угрожающе рычали.
        Долин усмехнулся и пошел следом за Иваном. Проходя мимо охранника, поинтересовался: - Так, где говоришь, сейф стоит? Из милиции мы.
        Дедок внимательно посмотрел на Долина - Второй этаж. Там справа в комнате, за шторкой. Собак уберите, загрызут ведь, я провожу.
        Собаки сели, и охранник осторожно открыл дверь, пятясь пошел к дверям и чертыхаясь зашёл. Псы потеряли к нему интерес и спокойно зашли в вольер, Ванька закрыл за ними дверь.
        - Веди, горемыка.
        - К черту такую работу. Собаки бешеные, я их всю жизнь кормил, а они меня в клетку загнали, кто вы такие черт бы вас побрал. Из милиции они…, хозяин тоже из милиции.
        - Не ворчи, веди давай.
        Сейф был на месте, именно там, где и сказал дедок. Большой сейф, добротный, легко открылся и предстал своей идеальной чистотой и порядком. В сейфе лежали два дипломата и все…, больше ничего не было. Хозяин явно был готов дать деру в любой момент. Охранник притащил нож, Игнат подцепил замки одного из дипломатов и начал листать сложенные в него папки. Фотографии, документы с печатями. Игнат присвистнул - Не наврал. Тут ему на три пожизненных.
        Вскрыв, второй дипломат Игнат ошалело смотрел на доллары, уложенные ровными рядками. Дед был рядом и с интересом заглянув в дипломат с деньгами отскочил от него.
        - Свят-свят, доллары что ли? Это же сколько тут?
        Посмотрев на обернувшихся непрошеных гостей, он насупился и отошел.
        - Да вы не обижайтесь на меня, у меня ведь служба такая, хозяйское добро стеречь, вот я и стерегу. Теперь он, похоже загремит в тюрьму, а ведь милиционер, высокий чин, никому сейчас веры нету.
        - Да не обижаемся мы дед, чемоданчики мы с собой заберем, мало ли.
        - Тут еще подвал есть, шибко он к нему не равнодушен был, меня близко даже не подпускал, это от него ключи поди.
        Дед показал на ключ, лежащий на самом дне сейфа, Игнат даже не сразу увидел его.
        - Где вход в подвал?
        - Да там, за собачками.
        Подвал был по большей части пуст, но в одной из комнат замер даже видавший виды Игнат. Там был целый арсенал оружия. Все расставлено по полочкам и стойкам, на столах даже гранаты. Тут целую армию вооружить можно. В одном из ящиков были паспорта, много паспортов без фотографий.
        - Вот это да, дед, благодарность тебе.
        - Да какая тут благодарность, за такое добро убьют и имени не спросят, пропащая моя душа. Ввязался же в историю.
        - Ну что ты все жалуешься, наряд приедет, все покажешь, расскажешь, скажешь приезжал полковник Долин, его приказы выполняешь. Всё понял?
        - Понял, товарищ Полковник.
        - Да не тянись ты так, спину перехватит.
        - Все сделаю в лучшем виде. Покажу, расскажу, чаем напою.
        - Телефон где?
        - Дак, там же, в комнате, где сейф. Сейчас, погодите подвал замкну и проведу.
        - Найдем, водил уже.
        - Ну да, ну да, идите пока. Я собачек выпущу, а то тут много чего, поди не сожрут меня. А ты случаем не пограничник, сынок? Вона как с собачками-то.
        - Пограничник дедуль, пограничник, все мы тут пограничники, не угадаешь, где граница.

* * *
        Долин положил трубку телефона и задумался.
        - Борисыч еще не вернулся, я оставил для него сообщение, но, когда он приедет, сказать не могут. На задании. Больше не знаю, кому можно доверить.
        - Игнат, надо Митяя с Гошей привлекать, не нравится мне этот склад. Как только волна пойдет, все сюда рванут за оружием.
        - Звони. Действительно опасно.

* * *
        Зашедший с улицы дед осторожно заглянул в комнату и увидев, что его заметили, махнул рукой в сторону двора.
        Там эта, похоже, ваши прибыли, пограничники. Совсем вы моих собак испортите, вокруг них носятся, выпрашивают чего-то. Один здоровый такой, горстями им под нос сует. Больше года учил, чтобы чужих не пускали, а тут за один день всю науку под хвост.
        Долин улыбнулся и подошел к окну. В дом входили Гоша и Григорий Иванович, Митяй пятился, пытаясь не пустить в дом следовавших за ним собак.
        - Игнат, дома командир остался, не переживай, разреши я тут покомандую.
        Долин не возражал. Его люди, его правила.
        - Малой, давай подробности.
        Схрон оружия, мы тут их немного расшевелили, думаю полезут. Ждем гостей, чую не задержатся.
        - Я в сарайчик, у меня там двустволка есть, правда патронов нема.
        - Спасибо отец, разберемся без двустволки. Иди на чердак, если кого увидишь, сразу к нам. Есть лаз не через улицу?
        - Люк возле ванной, и лестница наружу имеется. Всё исправное, не скрипит, не шатается.
        - Гвоздь, найди чем посигналить, банки какие подвяжи, не мне тебя учить, потом возле склада будь. Дуболом со мной пойдешь, нужно подходы посмотреть, будем за калиткой, Игнат в доме. Малой в свободном полете. Операция милицейская, но работаем по обстоятельствам, Митяй, тебя касается, нам живые нужны.
        - Есть.
        - Еще, Малой, сделай так чтобы мы своих не покрошили, у тебя чуйка лучше всех. Пройдись по дальним подходам, все возможные варианты на тебе, и шевелись, вот чую они уже собираются.
        - Понял.
        - Пенсия, а раций и приборов ночного видения у тебя случайно нету?
        - Никак нет, а что это за прибор такой? Фонарик? Неужто до ночи сидеть?
        - Фонарик-фонарик.
        - Собаки у меня есть, вот теперь уже и не знаю верить ли им, сегодня дважды подводили.
        - Собаки! Малой, еще раз познакомь собак с нашими, чего ты там обычно им говоришь… Чтобы, не тявкали и не мешались, попробуем их тоже использовать.
        - Есть.
        - Работаем!
        Бойцы растворились на территории, и даже дед, вспомнив службу уверенно пошел на свой пост. Через минуту он тайком пробрался мимо Игната на кухню и навел ревизию холодильнику, даже ему немного принёс, голодом сидеть не хотелось.
        Часа через три появились гости, на трех машинах. Остановились перед калиткой и поорав через забор, не дождались охранника, перелезли и открыли ворота. Работали целенаправленно и быстро, пара человек тут же осталась на входе сторожить, остальные проехали сразу к складу, ворота решили не закрывать. Еще двое побежали в сторону дома, видимо искали сторожа. Свидетель им явно был не нужен. Наткнувшись на закрытую дверь, решили заходить через окна. Один побежал за дом, второй разбил окно на втором этаже, прямо над входом, решетки первого этажа не позволяли войти с комфортом, пришлось выполнять акробатические трюки.
        Пара человек начала спускаться по лестнице к дверям склада неся какие-то большие ножницы по металлу и тут все завертелось. Гоша выскочил из-за выступа и ударом ладони в лоб свалил одного из бандитов, второй не успел замахнуться и тут же упал с подбитой голенью, удар по затылку ускорил его полет, и первые двое выбыли из игры упав без сознания. Шедшие за ними неожиданно не стали нападать, а рванули к машинам, это было слегка не по плану Гоши, который хотел отвлечь на себя как можно больше народу и не дать им применить оружие в тесноте и суматохе. Как оказалось, все оружие у них было в машине, а имевшие пистолеты просто поддались общему движению. Наконец сообразив, что нападавший один, вооруженные бандиты залегли в траве и начали палить в сторону подвала. Остальные всей толпой побежали вооружаться и тут же нарвались на Митяя, он сгреб в охапку ближайших и немного придавив, отпустил. Двое бандитов со стоном свалились у его ног, еще один с разбегу налетел на открытую Митяем дверь и тоже больше не смог подняться, следующий был остановлен коротким пинком, и Митяй врубился в четверку последних бежавших
бандитов. Трое из них отлетели от него в свою же машину и потеряли сознание, последний успел развернуться и получил удар в затылок. Митяй успел осмотреть побоище и нырнул за одну из машин, свой сценарий он отработал.
        Трое оставшихся наконец сообразили куда они влипли, что подмоги не будет и попытались, лихорадочно отстреливаясь, отойти к воротам. Последнее, что они увидели, была промелькнувшая тень, оружие было выбито с силой, которая запросто могла оторвать руку. А дальше была темнота.
        Через пару минут стали появляться бойцы ОМОНа, услышанные выстрелы ускорили их операцию. Они очень шумно, с криками и приказами бросить оружие быстро заполнили пространство. Гоша и Митяй подняли руки и вышли к ним, их окружили и поставили на колени. Из дверей выбежал Игнат.
        - Борисыч, это свои.
        Бойцы хлопнули Гошу и Митяя по плечу и рассредоточились по территории. Из-за дома важно вышагивал дед, ведя перед собой одного из бандитов. Ружье упиралось тому между лопаток. Собаки следовали по бокам яростно рыча, но послушно выполняя команду не трогать. На почтительном расстоянии от них шли вооруженные бойцы ОМОН. Откуда-то из-за деревьев вышел Седой.
        - Свои. Ребят, не обижайтесь, там пара ваших бойцов мне не поверили, подберите их, на земле лежат, простудятся. Чуть правее перекрестка еще машина, там трое гастрольных было.
        Из-за дома вышел Иван.
        - За домом еще четверо наших, долго было объяснять, что я свой, чуть стрелять не начали.
        - Игнат, черт тебя побери, скажи своим архаровцам чтобы моих не трогали. Что за шутки?
        - Извини Борисыч, твои ребята обученные, не отпустят без команды, хорошо хоть меня знают, а обстановка быстро меняется, не до разговоров.
        Митяй отряхнул коленки и подошел поближе.
        - Там возле ворот еще двое бандюков были, я их наверно сильно помял, уж больно мягкие оказались. Боюсь, как бы ни окочурились.
        Подошел один из бойцов ОМОН.
        - Командир, двадцать человек, все живы, большинство без сознания. Те, кто возле этих машин и возле ворот, поломаны сильно, как будто медведь помял, ну или вот этот. Один в доме, трое на перекрестке, еще один у деда на прицеле. Семен уговаривает деда ружье опустить и отдать горемыку, упёрся старый, сказал приказ у него.
        Митяй крякнул и отошел подальше.
        - Не заряжено ружьишко-то у него.
        Командир Омоновцев проводил его взглядом.
        - Рассказывай, чего тут у вас было-то и откуда армейские спецы, только по ушам не езди, наши так не работают.
        - Ну, так уж вышло, ты же знаешь, что я на нелегальном положении. Тут арсенал у них в подвале, вот мы и ждали их, вернее тебя ждали, но как видишь… Ты прессу отпустил уже?
        - Пока не понятно, как на тебя столько за раз свалилось. Ладно, с тебя пиво, за ним и расскажешь. Пресса в машине сидят, я как чуял, заварушка с колес будет, не выпустил сразу, а сейчас поди сами боятся выйти. Где говоришь подвальчик? Пост выставить придётся. Ты уже вызвал разминирование?
        - Нет, это твоя часть кордебалета. Пойду я, а то в новости попаду, у тебя проблемы будут. Дед тут за главного, наш человек.
        Борисыч кивнул и махнул рукой своим бойцам следовать за ним.
        - Дед, докладывай, показывай объект, да отпусти ты его, он уже в штаны наделал.
        Дед выпрямился, сунул ружье одному из бойцов и махнув рукой побежал к подвалу.
        Идеальный инструмент
        Обратно ехали в машине Долина, хуже всех было на заднем сиденье. Гоша и Иван вжались в дверцы, посередине сидел Митяй и ворчал на тесноту. Высадил всех не далеко от дома и поехал отогнать машину, Ванька остался с ним. Обратно шли в уже знакомой обстановке, Долин впереди, Иван где-то позади отслеживал обстановку, в подъезд вошли вместе.
        В квартире появился еще один человек, пожилой мужчина сидел за столом и о чем-то разговаривал с Соловьевым. Люда с Машкой играли в карты и смеялись, Митяй выглянул с кухни и с недовольной миной заворчал.
        - Где носитесь то? Второй раз разогреваю, народ уже скоро меня слопает.
        Полковник Соловьев встал, пододвинул стул Долину и представил его.
        - Полковник Долин собственной персоной, прошу любить и жаловать.
        Поднялся грузный, с пристальным взглядом незнакомец и представился - Генерал-лейтенант Семенченко, Степан Васильевич, главное следственное управление, Санкт Петербург.
        Долин весь подтянулся и опешил, он всю дорогу думал, что дальше делать с этими чертовыми чемоданчиками, которые он до сих пор таскал с собой, а тут как раз нужный ему человек. Он конечно же знал Семенченко, но видел его только по телевизору и сразу не узнал - «вот это оборот».
        Соловьев похлопал по плечу Долина.
        - Садись Игнат, тут есть, что рассказывать. Я сегодня к Степан Васильевичу зашел о твоей проблеме поделиться, мы с ним старые знакомцы, а оказалось, что он в курсе твоего Красильникова, мало того, что в курсе, так ещё и лично курирует.
        - Сергей Петрович, давай-ка я дальше сам.
        - Он у нас в разработке уже давно, даже внедрение было, тут ты нарисовался, и все карты путать начал, взбаламутил всех, на уши поднял, нашему человеку морду у себя в кабинете начистил, а ведь он непосредственный мой приказ выполнял о выемке документов. Закрутилось все, самое время след раскручивать, он суетиться начал. Прикрыть тебя не успели, а потом и вовсе потеряли из виду, многие премии лишились. На базе, случайно сработало сопровождение, предупредили и опять ты выпал из наблюдения, уж больно прикрытие у тебя не пробиваемое. Только теперь понимать начинаю почему подобраться не могли.
        - Наши оперативники руками развели, все кто по следу шел без сознания в больницу попали, с диагнозом солнечный удар и переутомление, а все датчики слежения в мусорках исправно продолжали работать. Красильникова взяли по твоей наводке, но он молчит, боится, во всяком случае, пока не разговорили. Не верю я, что это он все организовал, чувствуется другая рука. Вот так, через Сергея случайно на тебя и вышли. Ты уж извини, но побудь пока в розыске, людей я приставлю за тобой и семьей, лично познакомлю, чтобы не поломал моих оперативников.
        Игнат положил оба дипломата на стол и открыл их, генерал замер, нерешительно взял пачку долларов и глянул на Долина. Затем стал перебирать документы, снова глянул на Долина и сел.
        - Вот это дела, Сизов значит? Умен, на него ни одна ниточка не сходилась.
        - Там еще арсенал, похоже нелегальная торговля оружием именно оттуда велась. Уже больше года охотились за ними, теперь понятно, почему все время упускали. Я Демченко привлекал, уже вывозят.
        Генерал держался за многострадальный затылок.
        - Ты понимаешь какое дело раскрыл? На всю Ленинградскую область клеймо было. Сергей Петрович, где тут у вас телефон? Нужно немедленно действовать пока не разбежались как крысы.
        В это время Митяй, неся в каких-то нелепых варежках чугунок с картошкой, подошел к столу, вид сложенных в аккуратные пачки долларов его видимо не впечатлил вовсе.
        - Убирайте отсюда свои чемоданы, третий раз разогревать не буду. Степан Васильевич, хватит уже про работу, у вас десять минут, дальше водка переохладится и будет уже совсем не то. Гоша, вино неси, и бокалы. Люда, помоги с Машкой на стол накрыть.
        Муравейник пришел в движение, генерал лавировал к телефону.
        - Я быстро. Это же, какое дело провернул, мы же, почти год только подготовку вели, эх… Еще черт знает сколько разбирались бы. Без меня не начинать! Вот это Долин.
        После второй рюмки все разговоры велись уже локально, стол ломился от всяких яств, но запихивать все это не мог уже даже Митяй. Игнат подошел к Соловьеву и подсел рядом.
        - Сергей, ты мне вот скажи, у вас таких спецов как Иван много?
        - Нет, он один, таких вообще больше нет, насколько я знаю. А что?
        - Боюсь я.
        Соловьев повернулся к нему и удивленно посмотрел.
        - Не смотри на меня так. Такого уровня я еще не видел. Никогда. Все с чем я столкнулся меня точно бы убило, перемололо и убило. И меня и всю семью. А он практически в одиночку разрулил, причем, ему от меня нужно было только направление удара, всё, дальше можно забыть. Не важно какой противник, просто скажи, что и когда делать, и он это сделает без лишних вопросов. Быстро и безальтернативно. Это идеальный боец. У нас на операции поменьше, по полгода уходит только на сбор информации.
        Соловьев кивнул головой.
        - Я тебя понял. Мне тоже было страшно, что такое оружие попадет в плохие руки, а потом я понял, что это попросту невозможно. Он сам выбирает себе командира и его не обманешь, остается только соответствовать. Был у нас один такой в ведомстве, захотел ручных спецов себе набрать. Неосторожно с Ваньки начал, как с самого молодого. Перевел к себе, через день обратный приказ, а сам подал рапорт об увольнении, больше его не видели. И Иван молчит, говорит, наверно генерал передумал служить дальше. Хорошо хоть не расстрелялся самостоятельно, с Ванькой и это возможно.
        - Ты понимаешь… Я ведь почти ничего не сделал, просто вслух думал, что сделать нужно, а получается, что дело раскрыл. Без него я бы, в нормальных условиях, черепашьим шагом шел, а в моих условиях даже не представляю, как было бы. Да никак наверно…
        - Не парься. Просто поверь, для него это была прогулка, он инструмент, ему нужно чтобы он без дела не сидел, он тебя выбрал, это дорогого стоит.
        - С таким инструментом такой порядок навести можно. Это, какие перспективы, какие неподъемные дела провернуть можно.
        - Наведем Игнат, наведем и провернем всё, что нужно навести и провернуть, дай время. Ты звони, если что. Нас найдут, не сомневайся, где бы мы ни находились. Поможем. Не сразу, так отпуск возьмём.
        - Обещаю по мелочам не звать, но теперь без вас сложно будет, надеюсь ты понимаешь к чему я… Давай накатим лучше, черт с ней, с работой, пока не вызвали нужно отдохнуть.
        - Вот это правильно, вот это по-нашему.
        К ним подошел Семенченко.
        - Игнат, забыл сказать, я уже распорядился снять с тебя все обвинения, кстати, в квартирке твоей прибрались до нас, кто-то чистильщика вызывал, его так и не нашли пока. Нам осталось только окно поставить, так что можешь возвращаться к себе. Первое время под охраной будешь.
        - Оно мне надо? Мешаться будут.
        - Не будут, твои бойцы и присмотрят за вами, других боюсь за тобой ставить, опять в больницу отправишь. Мало ли, не всех сразу за зад прихватим, расследование обещает быть долгим.
        Вдруг, все обратили внимание на Машку. Она стояла на стуле и в полный голос кричала:
        - Мужики-и-и. Мужики-и-и.
        Сначала все засмеялись, вспомнив одноименный фильм, уж очень похоже было, и лишь потом затихли. Люда поставила её на пол и теперь уже сама вышла на передний план.
        - Наконец-то обратили внимание на хрупкую женщину. Что же вы за мужики-то такие, пока не закричишь, не услышите. В эти выходные приглашаю всех на нашу поляну, будем пробовать казан. Митяй с Гошей в мое подчинение.
        - Есть.
        - Есть.
        - Долин, ограничений нет, только заранее скажи сколько человек будет. Мне еще моих подчиненных в магазин посылать.
        За это дело была поднята очередная рюмка.
        Хватит отдыхать, дело есть
        Митяй напросился вместе с Иваном и Игнатом пройтись по Питеру. Долин обещал показать кофейню, в которой он любит сидеть, когда бывал в этом районе: - Иван, тебе понравится, там такой аромат, любые мысли на место ставит, заодно и потолкуем о деле, которое все откладывали. Митяй, прибавь шагу, чего ты все по сторонам глазеешь?
        - Хорошо тут, красиво. Народу только много.
        - А ты откуда?
        - Хохол я, из-под Донецка.
        - Вот где просторы, бывал я на Луганщине. Недалеко от вас.
        - Давно я не был там, бардак кругом, западэнщики воду мутят. Батя сказал заварушка будет, хотелось бы не верить, но Батя редко ошибается. Не хочу даже думать об этом.
        Ванька нервно пожал плечами. В политике он ничего не хотел понимать, как и большинство бойцов его бригады, но избежать вовлечения в политические процессы не удастся, и он это знал на практике.
        - По всей стране очаги напряженности чувствуются, кто-то расшатывает нас. Сами не знают, что делают, ох и дошатают, не дай создатель в разнос пойдем, не остановишь. Да ну их, далеко еще Игнат?
        - Да почти пришли, а что?
        - Да я тут тоже не далеко кофейню облюбовал, не туда ли мы направляемся.
        Кофейня оказалась та же самая, Игнату не удалось удивить Ивана, но аромат свежего кофе развеял все лишние мысли. Через двери кофейни выскочил худосочный мальчишка и рванул мимо них. Агрессии Ванька не почувствовал, только настороженность. Компания прошла мимо и не обратила на него внимания.
        Бармен выскочил из-за стойки и с невероятной быстротой протерев столик, буквально усадил вновь прибывших за него. Залетел за стойку и вынес им три граненых стакана и пузатый чайничек.
        - Это вам от заведения, платить не нужно.
        Жека улыбался и ждал, когда Иван его узнает, Ванька улыбнулся в ответ и пожал ему руку.
        - Садись с нами, где ты стаканы-то разыскал? Не было ведь.
        - Ну, ты прошлый раз обмолвился, что со стакана привык, вот я и … Короче, еле нашел, в какой-то столовке выпросил. Людям не показываю, чтобы не засмеяли, вот как знал, что ты еще зайдешь, я их десяток приобрел, вдруг побью, а дефицит, однако.
        Митяй засмеялся.
        - Он еще с котелка лопает, ножом, аж свист стоит.
        Жека растерялся, не понял, как реагировать и начал было убирать стаканы.
        - Стаканы не убирай. Из них действительно удобнее, особенно зимой. Игнат, как? Не против.
        - Да мы тоже к ним привыкшие. Проще не бывает.
        Жека постоял в нерешительности, затем неожиданно улетел к себе за стойку. Через некоторое время можно было наблюдать наряду с пижонскими чашками для кофе и чая, обыкновенный граненый стакан. И, как ни странно, следующий же клиент, попросил налить соку именно в этот стакан, хотя сок уже был налит в стаканы поажурнее и стоял на витрине уже готовый. Гость именно настоял, даже потрогал его, в руках подержал, и заулыбался. Видимо действительно дефицит, навевающий воспоминания. Жека расцвел. Он еще подбегал к компании, но подсесть к ним не удавалось, посетителей этот раз было много.
        Иван почувствовал, как обстановка изменилась и начал озираться в поисках источника. Митяй, прекрасно знающий Ваньку, напрягся и поставил стакан на стол, Игнат непонимающе уставился на них.
        - Что происходит?
        - Не знаю, Ванька в стойку встал, аж мурашки по коже прошли.
        - Нас на улице ждут, что-то происходит. Опасности не вижу, но к нам повышенный интерес, даже интересно стало.
        Митяй взял стакан и отхлебнул от него.
        - Ну, пошли, посмотрим, кто там тебя встревожил.
        Митяй подошел к стойке и подал бармену деньги.
        - Давай чего-нибудь сладкого и фруктов коли найдешь. Мы щас, подышим.
        Жека кивнул головой и уставился на свои витрины. Выбирать было из чего.
        Группа парней подходила к кофейне, но пока была на приличном расстоянии, они явно направлялись сюда же. Среди них Ванька узнал местного задиру «Груздя». Груздь тоже увидел его, заулыбался и поднял руку останавливая ватагу.
        - Стоп парни, это свои, ты куда пропал, обещал же помочь.
        - Немного занят был, но просьбу помню, вот как раз по этому поводу и разговор хотел вести, да твои орлы нас с места подняли.
        Груздь махнул рукой своей ватаге и те разочаровано разошлись. Худой парнишка, вылетевший из кофейни, когда они подходили, побежал, как позже выяснилось, на свой боевой пост. Иван проводил его взглядом.
        - Ну, пошли, поговорим, не занят?
        - Нет, выходной у меня сегодня. «Дохлик» вызвал, сказал подозрительные в кафе на набережной, морды, говорит, бандитские. Вот мы и рванули. Мы тут территорию решили очистить от рэкета. А то туристы уже бояться начали сюда ходить. Даже деньги нам платить пытаются, хоть и не просим. Вот думаю бизнес открыть, охранников полно, кто платить сможет, с того брать, остальных молодыми охранять. Им в радость при деле быть, зато хоть по улицам шастать не будут. А то всякая гадость стала появляться.
        Игнат с интересом рассматривал нового персонажа.
        - Хорошее дело задумал. Если хочешь, могу тебе своих пенсионеров подослать, инструкторами. Им разминка и тебе польза.
        Парень с интересом оглядывал окружавших его мужчин.
        - Не про него ты мне намекал? Нам бы зал для тренировок? Не поможете?
        - Вань, что скажешь? Достойные парни?
        Груздь переминался с ноги на ногу в ожидании ответа.
        - Хорошие, дерзкие парни. Зал у них для тренировок отобрали, если сможешь помочь, поручусь за них. Может толк получиться из них, занять только нужно.
        - Хорошо, проработаю вопрос, возьму к себе на тренировки, но если будут нарушения…
        - Мы вас не подведем. Когда можно прийти? И куда?
        - Лыжная база, ведомственная. Знаешь?
        - Там же ОМОН только и тренируется, кто же нас туда пустит-то.
        - Ну, вот к нам и зову.
        Парень в нерешительности замер.
        - Чё, точно, что ли?
        - Вот тебе и чё. В следующий вторник к 19 -00, не опаздывать.
        Парень расцвел, и порывался бежать.
        - Ну, вы блин даете, пойду я. Парней собрать надо, расскажу - не поверят. С ментами тренироваться…
        - Иди уже. В зале их ментами не назови, а то каждый день татами протирать заставят.
        Груздь улыбался и практически подпрыгивал на месте от нетерпения.
        - Да мы не рассыплемся, протирать - так протирать.
        Игнат проводил его взглядом.
        - Молодец парень, выйдет из него толк. Только, похоже, он все равно найдет как заработать ежедневную протирку татами.
        - Обязательно найдет. Пересекался я уже с ними, минут двадцать их по асфальту катал. Зад потирают, хохочут и снова в бой.
        Митяй ухмыльнулся.
        - Мы с Гошкой, курсантами, вечно цапались, драться нельзя так мы на татами. Придешь в казарму весь в синяках, наутро встать не можешь, зато на подвиги не тянет.
        - Так ты же его весом задавил бы.
        - Задавишь его, как же, у него кости острые, как саданет, не разогнёшься.
        Худой встретил их у входа и с важным видом проводил взглядом до столика. Митяй прошел к стойке и забрал полную тарелку каких-то вкусностей, рядом лежала сдача. Качнул головой в сторону «худого» и улыбнулся. Жека наклонился к нему и прошептал с улыбкой: - охрана моя, тут теперь не забалуешь.
        На столе стоял полный чайник, Жека службу знал и запланированный час вылился во все три. Пот лился градом с Митяя, но он продолжал уминать сладости с горячим ароматным чаем, Жека долго отказывался брать деньги за чай, но спорить с Митяем было сложно. Он нависал над барменом и говорил тоном, от которого дрожали кружки. Тот поднял руки, сдаваясь, и отсчитал сдачу. Митяй на выходе обнаружил доску, на которой мелом писались цены на самый ходовой товар и, желая побезобразить, взял мел и написал в самом верху: - «Чай просто обалденный». Опешивший Жека думал не долго, подошел и стер все остальное.
        - Теперь тут будет книга жалоб и предложений.
        Увернуться от дружеского похлопывания по плечу он не успел, за что и поплатился, плечо загудело. Посетители, не могли не заметить столь шумную компанию и естественно сами завелись от такого выброса эмоций, многие решили воспользоваться мелом тоже, как то, незаметно оттеснив Жеку от выхода. Как звали новых знакомых он не знал, но чувствовал, что они тут еще появятся, нужно запомнить, что любит этот здоровяк, второго Ванькиного знакомого он уже видел тут. Постоянные клиенты составляли основную массу всех его посетителей. Долго расслабляться не получилось, народу этот раз было много, и он поспешил за свою стойку. Видимо часть экскурсии удрали от своего вожатого, такое часто бывало, то пусто, то густо.

* * *
        Утро субботы выдалось жаркое. На небе не было ни единой тучки, но для Питера все могло измениться в считанные часы, погода тут всегда была непредсказуемая. Митяй с Гошей развили бурную деятельность, подготовили продукты и послали Ивана, чтобы поднимал лежебок Долиных, пока ждали приезда Игната с девчонками, сели перекусить. Наконец все было погружено в машину и только тут Митяй задумался куда все рассядутся.
        - Командир, беда, куда народ-то садить?
        - Во дает, только сообразил, что ли? Ждем еще одну машину, сейчас Прихожин прикатит.
        - Опаздывает что-то, у него жигуль старенький, доехал бы вообще.
        Из-за поворота выехала пассажирская газель с надписью на борту «милиция» и остановилась возле дома Ивана, из нее вышел Игорь и улыбнулся.
        - Вот, урвал у смежников, теперь все влезем. Я как вашего Митяя увидел, так мне что-то очень жалко мою жучку стало, раздавит он ее.
        Митяй хлопнул его по плечу и полез внутрь машины.
        - Молоток, не тесную машинку отжал, а то я уже переживать начал, что опять как килька в банке ехать.

* * *
        Полянка была ухоженной и часто посещаемой, по периметру стояли пеньки с уложенными на них бревнах, в центре место для костра из выложенных по кругу камней, кругом лес и тишина. Только пение лесных пташек и шелест листьев.
        - Гоша, тут нет хвороста, все давно выбрано, я привез в машине дрова, там за последними сиденьями.
        - В лесу не может не быть дров. Митяй, за дровами. А ты своими печку топи, на них нельзя готовить, они уже не пахнут.
        Пока Гоша устанавливал казан остальные занимались столом, расстелили одеяло и выложили на нем все свои запасы. Еды было на неделю. Через несколько минут из леса вышел Митяй и тащил солидную охапку хвороста, за ним волочилось целое дерево, Григорий Иванович перехватил его и принялся разрубать заранее подготовленным топором. Чувствовалось, что ему это не впервой, уж больно ловко он орудовал. Через несколько минут пылал яркий костер, и Гоша взялся за приготовление блюда.
        Люда давно потеряла инициативу и после долгих споров Гоша с Митяем сошлись на «Чакапули». Это блюдо широко распространено в восточной Грузии, и Гоша настоял, что готовить будет именно он. Хлопнули по рукам, и Гоша автоматически стал старшим. Весь процесс приготовления он контролировал лично и кроме Митяя никого не подпустил, какие-то вольности позволялись Машке и всё, разве-что красную черту не делали вокруг казана.
        Пока Гоша разрезал крупными кусочками телятину на ребрышках, Митяй занимался всякой мелочью, резал лук крупными полукольцами, еще зеленый лук, тимьян, кинзу, петрушку и прочую зелень. Люда сначала пыталась запомнить все названия, но сбилась и решила сначала попробовать, а потом уже взяться за конспектирование. Запахло мятой и тархуном. Народ непроизвольно развернулся в сторону колдующих над казаном.
        Наконец, всё было приготовлено и началась загрузка казана, тут уже Митяй не рискнул подходить ближе обозначенной черты и только подавал нужные ингредиенты. Он прекрасно умел готовить, в том числе и «Чакапули», но истинно грузинское блюдо должен готовить Грузин.
        Ритуал соблюдался неукоснительно, мясо было уложено на самое дно, сверху крупные куски лука, все это засыпано зеленью которой занимался Митяй и посолено. Следующая порция мяса, уже с косточками, затем Гоша поднял руку и щелкнул пальцами, Митяй ждал эту команду. Он с важным видом подал ему пакет с алычой, и целая горсть была небрежно брошена в казан. Публика зааплодировала. Очередная порция соли и солидная часть перца, затем снова зелень и секретный ингредиент, незаметно брошенный рукой фокусника. Гоша долго не признавался, чего он там насыпал, наконец смутился и сказал, что это узбекская смесь пряностей для мяса. Так куда проще чем делать самому. Сумак, паприка, кореандр, кумин, шафран и еще чего-то, что никак не укладывалось в голове у несведущих. Митяй уже подготовил нарезанный острый перчик, и он тоже занял свое место в казане, немного воды и неприлично большие куски чеснока с сельдереем.
        Наконец казан закрыли крышкой и с особой осторожностью поместили на треногу над костром. Зрители восторженно наблюдали за происходящим. Вода закипела, и Гоша разрешил Митяю поучаствовать в процессе приготовления. Крупные куски сливочного масла проникли под крышку и казан был закрыт на долгие три часа, костер притушили и поддерживали слабое пламя, блюду нужно было медленно тушиться.
        Гоша потный и довольный пошел в машину доставать пузатую бутылку вина, ту самую бутылку, которую облюбовала Люда еще в квартире Ивана.
        - Гоша, ты просто кудесник, грузинское вино под грузинское блюдо, как будто в отпуске побывала.
        Люда пригубила бокал и удивленно вскинула брови.
        - Вино значительно вкуснее стало, я думала нужны годы чтобы оно набрало вкус, но я с уверенностью могу сказать, что на прошлой неделе оно было не такое ароматное.
        Гоша замялся и быстро отошел. Митяй расхохотался.
        - Он вылил то вино в раковину сразу же как попробовал, скривился и вылил. Не буду говорить, как он обзывал тех, кто его делал, такое лучше не слышать, а потом полдня бегал по рынку и терроризировал земляков.
        Чтобы не расплескать бокалы от смеха их пришлось ставить на пол, когда все успокоились, Митяй начал доставать припасы, которые должны были скоротать ожидание основного блюда. Гоша тихо запел, Григорий Иванович начал ему подпевать и разговоры затихли сами собой. Следующим был Митяй и Григорий Иванович подпевал уже на украинском. Никто в точности не знал сколько языков и наречий он знал, это всегда было сюрпризом. Машка лежала в середине стола обложенная фруктами, помидорами, хлебом, луком и солью. Подперев руками подбородок, она заворожено слушала песни периодически заталкивая в рот виноградинку или дольку апельсина.
        Запах стоял невозможный и когда сил больше не было, Гоша наконец поднялся и торжественно объявил: - готово, - казан сняли с треноги и поставили поближе к столу на пучок травы, подготовленный расторопным Митяем. Первым отведали старшие по званию. На вопрос «ну как?» они отмахивались и обжигаясь черпали из тарелок. Машка, утверждавшая, что не ест мясо увлеченно макала хлеб в наваристое блюдо и уплетала за обе щеки. В ход пошли разварившиеся нитки мяса и особо понравившиеся кусочки зелени. В конце концов у нее на тарелке остались тщательно обсосанные косточки, а тарелка была вылизана.
        Игорь встал за очередной добавкой и рванул чтобы опередить своего командира.
        - Гоша, тебе бы в ресторане работать, я такое даже никогда не нюхал, ни то, чтобы не пробовал.
        - Мы с Митяем в этом ресторане по очереди работаем, одного Ваньку прокормить это та еще задачка. А если честно, то редко удается так много времени уделить угощению, в командировках нельзя столько запахов, да и времени вечно не хватает. Давайте лучше выпьем за то, чтобы у нас было больше таких минут, когда мы можем не беспокоиться за службу и просто посидеть в тишине.
        - Григорий Иванович удивлённо повернулся в сторону Гоши и улыбнулся.
        - Вот молчит, молчит, а потом как скажет… Лучше ведь не придумаешь.
        Гоша сходил в машину и принес трехлитровую банку с вином, переливать в пузатую бутылку уже не стал, его секрет раскрыт и таиться не имело смысла.
        - Это вино под фрукты лучше. Вкус раскрывается.
        Неожиданно Иван насторожился и посмотрел на командира.
        - У нас гости.
        Соловьев глянул на Григория Ивановича и тот, упав с бревна назад, перекатился и растворился за деревьями, все насторожились. Даже Машка стала оглядываться и подошла к матери.
        - Соловьев. Свои. Седой, я знаю, что ты где-то рядом, вот хоть убей не вижу, где, постарайся меня не покалечить и дать договорить. Можно подойти ближе?
        Седой появился за спиной гостя и тот поднял руки, Григорий Иванович бегло пробежался по нему в поисках оружия и наконец тронул плечо разрешая идти дальше.
        К костру подошел Крылов.
        - Майор? Ты тут какими ветрами? Как нашел нас?
        - Да тут такой запах стоит, весь пригород сюда слетится скоро. Кстати, я уже подполковник. По вашу душу пришел, хватит отдыхать, дело есть.
        - Люда, Машунь, пошли ягодки поищем.
        - Сиди-сиди Игнат, ничего секретного нет необходимости тут рассказывать. Хоть бы угостили, а то аж дух захватывает от запаха.
        - Садись, конечно, извини забыл, как зовут тебя.
        Гоша накладывал полную тарелку гостю, Митяй нарезал хлеба и подставил зеленого лука и мисочку смеси из соли с перцем.
        - А я и не представлялся, ни тогда, ни сейчас. Да тогда, собственно, и не до представлений было, еле живого из пещеры вытащили. Иваном зовут, Федорович, стало быть, позывной Сыч. Ребят, дайте мне несколько минут, попробую чего там Гоша накудесничал, когда учуял, думал язык проглочу. Водила мой всё порывался за мной пристроиться, сказал, что его не знают, покалечат, только так отговорился.
        - Ешь молча, а то вкуса не поймешь.
        Гоша отыскал ложку и подал её гостю. Крылов кивнул головой и вдохнул полной грудью аромат блюда.
        - Хорошо тут у вас.
        Гоша налил ему вина.
        - К фруктам дополнение. Попробуй.
        Крылов хотел было отказаться, но потом махнул рукой и отхлебнул.
        - Ух ты, давно такое не пил. Киндзмараули. Неужто тут нашел?
        Гоша улыбнулся и промолчал, Крылов черпал ложкой и успевал говорить с полным ртом.
        - Вы уж извините, что отдых вам порчу, хотел дать отдохнуть, но обстоятельства не в нашу пользу. Сегодня вечером нужно быть в аэропорту, приземлится самолет с заложниками на дозаправку. Есть предварительная договоренность с террористами об обмене, нужно ваше присутствие. Пока Игнат со своей группой сопровождают обмен, вам нужно проникнуть и по возможности обеспечить безопасность человека, на которого будет обмен.
        - Много их там?
        - Пятеро.
        - Заложников я имел ввиду.
        - Почти триста.
        - И меняют на одного?
        Да. Не спрашивай кто он, нужно вытаскивать. Скорее всего вся операция была под него организована, за ним давно охотятся. Вот тут вы и должны вступить в игру, скорее всего в полете. Детали по дороге, времени у нас еще полчаса, машины уже ждут. Извините Люда, но вынужден прервать ваш отдых.
        - Да я понимаю, знала за кого замуж выходила. Может Вам еще положить?
        - С удовольствием, только немного, не хочу, чтобы мозги обленились. Игнат, твои люди уже в полном снаряжении, никуда заезжать не надо, все подготовлено. Прихожина с собой не бери, у него жена рожает, только-что увезли.
        Игорь соскочил и засуетился.
        - Как так, еще же две недели? Ёлы-палы, а я тут, чего сразу-то не сказали.
        - Не суетись, мне самому только доложили.
        Крылов показал на миниатюрную рацию в ухе, явно заграничная, таких еще не было в войсках, а может наши научились делать.
        Игорь метнулся к машине, потом понял, что одному ехать на газели нельзя, как же остальные уедут, и остановился в растерянности.
        - К дороге иди, там тебя мой водитель доставит с ветерком. Сейчас скажу.
        - С мигалкой?
        - Обойдешься.
        Прихожин рванул через кусты по направлению к трассе. Компания проводила его взглядом, Люда улыбалась.
        - Соловьев, твоя группа переходит в мое подчинение на все время операции, хотя я поднимал вопрос о переподчинении на постоянной основе, но это позже. База не сменится. Приказ получишь по телефону на месте.
        - Есть.
        Григорий Иванович ухмыльнулся.
        - Теперь понятно откуда ветер дул, нас под эту операцию собрали?
        - Да, ну заодно Игнату помочь, раз он на острие оказался. Доедайте-доедайте, у нас минут двадцать всего, когда еще посидим.
        Игнат явно не ожидал такого внимания к своей особе, когда все закрутилось, он думал, что остался один против всего мира, оказалось этот незнакомый ему человек знал не только о нем, еще и о его подчиненных больше, чем он сам. Серьезный дядька.
        - Если заранее знали, чего же дали заложников-то взять?
        Крылов развел руками.
        - Переиграли нас Игнат Васильевич. И такой вариант просчитывали потому группа Соловьева здесь. Кстати, Игнат, тебя к награждению представили за успешную операцию, про нашу группу там ни слова, так и должно быть. Жди назначения. Я поддержу твою кандидатуру на место Красильникова, не удивляйся, меня спросят. Прихожин будет группой командовать, если ты добро дашь. Извини, но ты с Пригожиным подпишите бумаги о неразглашении.
        Долин нерешительно переминался с ноги на ногу. За эти не полные две недели его жизнь круто менялась уже дважды. От растерянности и желания чем-нибудь себя занять он кинулся помогать Люде собирать вещи.
        - Да вы не беспокойтесь, тут все приберут и потушат, вещи привезут в квартиру. Машину тоже доставят куда надо. Даже доедят, стервецы. Вино только надо бы забрать, не положено.
        Крылов потянулся и бодро соскочил.
        - Ну, спасибо накормили, Гоша, потрясающее вкусно, вино я конфисковываю, пусть Игнат Васильевич сам поставщиков ищет. Нам пора, Сергей Петрович командуй, выдвигаемся к аэропорту.
        Перерождение
        Подготовка к операции
        В ангаре было шумно, бойцы ОМОНа были готовы к операции и ждали команды, большинство были уверены, что это внезапные учения. Слишком буднично их выдернули из казармы, предупредили за два часа до выхода и ничего не сообщили даже в дороге. Сборы были без командиров и это тоже напрягало, Соловьев прибыл позже, но все попытки выпытать из него побольше информации провалились. Стало известно только то, что Прихожина не будет и скоро он будет обязан собрать «поляну». Объяснять не пришлось, все знали откуда возникла «поляна» и порадовались.
        - Игнат Васильевич, сколько нам тут еще жариться? Можно хоть бронники снять, жарко ведь.
        - Отставить. Ждем кураторов, потом будет видно.
        - Чтобы Игнат да не знал? Красильникова-то, за зад прихватили, кроме Игната кандидатур не просматривается.
        - Разве-что из Москвы кого пришлют…, любят они… из Москвы присылать, будь они не ладны.
        - Да не выдумывай… Выходит, Игорь скоро из замов переоденется, а Степан… скорее всего, ты замом у Прихожина будешь.
        Степан посмотрел на бойцов.
        - Заканчивай с трепом. Василич уже сказал, что я прям сейчас за Прихожина, лишний раз не напоминайте, и так настроения нет, это же сколько остолопов в нагрузку дают.
        Бойцы засмеялись и вытолкнули его из своей кучки.
        Группа Соловьева расположилась неподалеку, и бойцы ОМОНа сначала подозрительно посматривали на одетых в гражданское посторонних в ангаре, а потом признали Ивана. Кто-то присвистнул и кивнул головой в сторону группы.
        - Спецы прибыли. Инженерчик среди них самый молодой. Прикинь, что остальные вытворяют? А вроде обычные, только вон тот здоровый меня пугает, задавит и не моргнет, вместе с бронником покорежит.
        - Интересно, зачем они тут? Я думал это чисто наша специализация.
        - Скоро узнаем, смотри вон еще один гражданский идет. За Игнатом.
        - Построились.
        - Не нужно строиться Игнат Васильевич, я кратко, тем более инструктировать особо не придется. Работа вам знакомая.
        - Через двадцать минут приземлится самолет с заложниками. Потребуется дозаправка и обмен заложников на нашего человека. Обмен нужно совершить быстро и без шума. Не пытайтесь отбить нашего, не ваша компетенция сейчас. Ваша задача вывести людей, под прикрытием внутрь пройдут военные специалисты и там останутся. Снайпера работают по желтому коду, только если по-другому никак. Детали с Игнатом Васильевичем мы уже обсудили. Вопросы есть?
        - Кормить будут?
        Бойцы заулыбались и, переминаясь с ноги на ногу, стали проверять свое снаряжение.
        - Куплю мороженое, если вопросов больше нет - командуй Игнат Васильевич.
        Крылов пошел к группе Соловьева.
        - Семен, прекрати базар.
        - Да я чё? Я ничё. Мандраж просто, Василич, кто хоть это?
        - Не нашего ума дело.
        Самолет поставят на третьей полосе. Пять террористов, мужчины, вот фотографии, один из них профессионал очень высокого класса, бывший военный.
        - Кто-то из бойцов присвистнул, но больше никто не балагурил, взгляды были сосредоточенные и злые.
        - 290 пассажиров, 4 бортпроводницы. Автобусы будут подходить слева, в первый не грузим. Уйдет пустым, он нам прикрытием будет, стекла закрыть щитами. Если будет команда на штурм, автобус к кабине, второй, вход по трапу. Степан, командуй.
        - Гнезда на позицию. Выдвигаемся. Двое к заправщику, остальные на взлётку в технологические люки. После подхода автобусов выходим сразу, ждем людей, уходим через люки. Сопровождающие, все как обычно, уходите с линии огня и на всякий случай, щиты на окна и бок соприкосновения. В бой не вступать пока людей не уберете.
        Крылов подошел к группе Соловьева и сел на какую-то бочку, нисколько не заботясь о её чистоте.
        - Нужно проникнуть в самолет во время эвакуации людей. Есть несколько технологических люков. В кабине, в хвосте. Со снаряжением там будет очень сложно пройти, Митяй вообще не войдет, даже голым. Кабину контролируют. Имеем дело с профессионалом, вооружены. Один из них работал на нашу разведку, погнался за деньгами. Переговорщик уже с ними работает через диспетчеров. Требуют «немца» - это наш человек по дипломатическим каналам. Как они пересекались мы к своему стыду не знаем, но «немца» нужно отбить любой ценой. Особо горячие даже предлагали пожертвовать заложниками. Цена понятна? К сожалению, он пошел на этот обмен, видимо его они знают лучше, чем мы. Запретить невозможно.
        - Ваша задача уничтожить террористов уже после обмена. Пилоты контролируются, возможно заставят взлететь. Первое время мы их заблокируем, потом оснований не будет, Григорий Иванович имеет теоретические навыки пилотирования и небольшой опыт. Это так?
        Седой улыбался.
        - Так точно, целых два вылета и одна самостоятельная посадка.
        - Надеюсь, не понадобится. Предполагается, после обмена, «немца» будут держать в кабине, до завершения эвакуации пассажиров, с ним будет скорее всего «ворон», это их старший. Самый опасный, бывший оперативник разведки, хитрый и дерзкий. Проникновение через кабину отметаем сразу, он оттуда не уйдет. Через хвостовой люк смогут пройти трое, если потянем время, то четверо. Как я уже говорил, Митяй не пройдет. Других вариантов я не вижу, тебе решать Игнат.
        - Все пойдем, группу нельзя рвать, есть одна задумка, нужна паника на выходе. Малой и Митяй по трапу, остальные через твой люк, нам нужно минут семь.
        - Это значит без снаряжения. Что вам нужно?
        - Нужно чтобы твой «ворон» сидел в кабине закрытым, подскажи ему.
        - Я с ним буду разговаривать через окно кабины, к тому же впереди будет стоять машина, короче, ему будет, что контролировать через кабину.
        - Нужны стволы с глушителями.
        - Привез ваши, с базы.
        Соловьев улыбнулся.
        - С тобой приятно работать, товарищ подполковник. Теперь расскажи, почему именно мы. Это ведь не наша специализация. Тут ОМОН лучше бы справился. Мы всего пару раз темы касались, толком не отрабатывали.
        - Это просто. На вас хорошие рекомендации из одной грузинской деревни пришли. К тому же, это моя операция, а других спецов у меня нет. Еще нужны аргументы? И еще, раций не будет. Он может их слушать.
        Бойцы переглянулись.
        - Митяй переоденься, твоя рубаха слишком бросается в глаза.
        Митяй забегал глазами по ангару, увидел техника, возящегося на другой стороне, и пошел к нему.
        - Эй, мужик, дело есть. Хочешь мою вышиванку поносить немного? Только не испачкай. Надо. Очень. А не то вон тем дядькам скажу…
        Технарь улыбнулся и стал скидывать куртку. Когда Митяй подошел в какой-то футболке и курточке поверх, ему вручили часы.
        - О, именные уже?
        Седой ухмыльнулся.
        - Конечно, там так и написано, Дуболом. Это радиомаяк, дубина. У всех такой.
        К ним подошел небольшой, но крепкого телосложения человек.
        - Здравствуйте. Это меня все называют «немец».
        Крылов вручил ему часы и тот без лишних слов надел их.
        - Уже заходит на посадку. Ни пуха, ни пера, ребят, не подставляйтесь сильно, я ему живой нужен при всех раскладах.
        Операция
        Самолет вырулил на третью полосу, как и запланировано, к нему подъехала машина и перегородила дальнейшее движение. Вышел Крылов и стал ждать, когда затихнет шум двигателей.
        - Ворон, выводи заложников.
        - Ты меня за дурака держишь? Сначала «немца». Да никуда я не денусь, отдам тебе этот сброд.
        - Ну, хорошо, я ведь не уберу машину пока не выпустишь, хоть взрывай всех.
        - Верю-верю. И чтобы он один был, со мной не шути. Ты меня знаешь. Заправщика подгоняй, в твоих интересах меня хорошо заправить, иначе вместе с «немцем» улетим к праотцам.
        Крылов отдал команду и через пару минут к самолету стали подъезжать автобусы. Из первого вышел «немец» и подошел к подъехавшему трапу. Здоровенный сотрудник аэропорта аккуратно подогнал трап к самолету и встал рядом, дверь открылась и оттуда показался человек с автоматом. Коротко махнул «немцу» подниматься по трапу и тут же исчез. «Немец» зашел в самолет и дверь закрылась.
        - Я свою часть уговора выполнил, выпускай людей.
        - Сдались тебе эти люди. Забирай всех, надоели они мне, ноют только.
        Дверь открылась, и испуганные пассажиры стали выходить из самолета, подбежавший вниз трапа здоровяк стал их поторапливать.
        - Быстрее, быстрее пока они не передумали. Да живее вы, они же стрелять могут начать.
        Ухмыляющиеся террористы, увидев, как испуганно стали шарахаться от них люди, еще пуще стали их пугать, толкая оружием к выходу. Здоровяк стал подталкивать их, снизу отправляя к автобусам. Увидев затор в середине трапа, он протолкался выше и помогал уже оттуда.
        - Да, что ты вцепился в свою сумку, брось ее, она важнее жизни?
        Один из пассажиров тоже стал помогать ему снизу и наконец поток людей стал равномерным, и они достаточно быстро покидали самолет. Последнего человека уже вышвырнули за пределы самолета и в нем остались только террористы и неожиданно, эти двое добровольцев.
        - Ты отдельного приглашения ждешь? Или тебя здесь оста…
        Договорить он не успел. Здоровяк быстрым движением вонзил ему пальцы в горло и тот упал. Второй не переставая ухмыляться повалился с неестественно повернутой шеей. Третий и четвертый стояли с поднятыми руками и у них очень аккуратно изымали оружие. К затылкам обоих был приставлен пистолет неизвестно откуда появившимися со спины людьми. Испуг затопил их сознание. Они только-что владели ситуацией и в мгновение все изменилось.
        Заговорила рация одного из бандитов.
        - Чего телитесь. Закрывайте двери, кто не успел, тот остается. Взлетаем.
        Двери закрыли. Соловьев показал бандитам, чтобы не шумели и усадил в кресло, через минуту самолет начал движение.
        - Взлетаем. Надеюсь, все вышли?
        Под дулом пистолета один из бандитов включил рацию и замер, уставившись на приближающийся ко лбу глушитель. Только после того, как ему ткнули в лоб, он заговорил: - да, все вышли.
        Прозвучали два глухих выстрела. Больше не было необходимости с ними церемониться.
        - Гвоздь, Дуболом к кабине.
        Самолет вышел на курс и продолжал набирать высоту. Дверь кабины открылась, и в ней показался один из пилотов, следом шел «немец». Григорий Иванович выглянул из-за спинки кресла и подставил палец к губам, показал рукой чтобы оба ушли с прохода и опять исчез. Дальше все пошло совсем не так как планировалось. Пилот вдруг развернулся и заорал: - Ворон, тут ОМОН.
        Митяй оттолкнул находящегося недалеко от него «немца» с прохода, нисколько не заботясь о его приземлении, и ушел с линии атаки. Соловьев дождался, когда пилот поравняется с дверями и выстрелил. Выходящий в этот момент из кабины «ворон» уже успел спрятаться за бронированной дверью и пытался её закрыть. Тело пилота мешало ему сделать это быстро. И тут прозвучал дикий хохот и выстрелы, первая очередь из пистолет-пулемета «узи» была направлена в приоткрытую дверь, вторая очередь, чего никто не ожидал, была направлена в пилота, находившегося за штурвалом.
        Ванька ушел в ускорение и уже преодолел половину пути, когда увидел первые пули, приближающиеся к нему. Он их четко рассмотрел и вполне мог уйти с линии огня, но решил не тратить время на такую мелочь и принял их. Две пули попали ему в плечо и неожиданно для Ивана не пробили его, а сплющились и отскочили. Интересный поворот, в ускорении физика его тела была иной. Он подскочил к дверям и со всего маху навалился на нее плечом. Успев выглянуть за все еще приоткрытую дверь, он видел, как пули второй очереди попали в пилота и приборную доску, раненый пилот крутанул штурвал. Рука «Ворона», толкавшая все еще неподдающуюся дверь, вдруг пошла волнами от напора Ивана и стала буквально лопаться. Кости не выдерживали и дробились по всей руке, где проходила волна. Ванька ударил его в лоб чтобы сбить с ног, но самая крепкая кость лба смялась как фольга и «ворон» стал заваливаться на пол уже мертвым. Стрельба прекратилась, но бед он уже успел понаделать.
        Иван, не выходя из ускорения, пытался выдернуть тело пилота из кресла или хотя бы не дать ему тянуть штурвал, но не успевал. Ваньку понесло в сторону и бросило на противоположную стенку кабины, он пытался бороться с силами, прижимавшими его к стене, но ничего не выходило, самолет вытворял фигуры высшего пилотажа и подвергался нагрузкам несоизмеримым с его запасом прочности. Ужасный скрежет по всему фюзеляжу говорил о том, что долго ему так не протянуть. Иван наконец дотянулся до пилота, но любое его касание буквально ломало тело пилота, и он почти не двигался с места. В ускорении было невозможно управлять телом, не подготовленным для этого, а выходить из ускорения Иван не рисковал. Краем глаза он увидел приближение воды и понял, что выровнять самолет с неизвестно насколько поврежденной электроникой и даже просто выкинуть тело пилота из кресла уже не получится. Кабина стала входить в воду, нос сплющивался гармошкой, а вода не торопилась принимать в себя, немного провалившись, она расплющила нос самолета и наконец поддалась. Его бросило на приборы, послышался удар огромной силы, а затем взрыв,
Ванька потерял сознание.
        Борьба за жизнь
        Иван пришел в себя от невозможной боли, она буквально затопила его, но движение вокруг уже остановилось. Он лежал на дне и организм растрачивал последние крохи кислорода, оставшиеся в нем. Шевельнуться, даже слегка, не было никакой возможности, тело отказывалось подчиняться, Ванька рефлекторно вздохнул и сознание потухло вновь.
        Придя в себя второй раз, он открыл глаза, но ничего не произошло, его окружала темнота, либо он лишился зрения, либо глубина была приличной, чувствовалось кислородное голодание, но оно уже не было столь катастрофическим. Организм нашел способ получать столь необходимый ему кислород, но боль по всему телу была столь же невыносимой. Он чувствовал, что процесс восстановления уже начался, но если раньше он мог контролировать боль от повреждений, то сейчас повреждения были настолько многочисленны, что мозг отказывался воспринимать реальность.
        Давление на все тело было огромным, он был придавлен большим обломком самолета. Наконец он смог разобраться в потоках информации и определился с повреждениями. Были перебиты ноги, правая рука сломана и вряд ли срастется, у нее не было возможности встать на место, что-то придавило её и вывернуло. Грудную клетку сдавливало и не давало органам восстановиться в полной мере. Целых ребер практически не осталось. Голова была цела либо уже восстановилась, но повернуться не было никакой возможности, часть самолета плотно прижимала каждую частичку тела. Усилия организма по восстановлению не прошли даром и силы покинули его, он упал в пустоту очередной раз.

* * *
        Ванька очнулся от боли в ногах, вспомнив, что боль только в ногах, это не так уж и плохо, если учесть, что раньше болело все, он переключился на детальный анализ своего состояния. Было нудное ощущение давления на все тело, был открытый перелом правой руки, но организм решил, что раз не может восстановить руку, то и восстанавливать нервные окончания не имеет смысла. Сигнал о боли от руки почти не беспокоил, Ванька знал, что он еще вспомнит про руку, когда будет возможность её восстанавливать, боль придет, в этом можно не сомневаться. Ноги были передавлены какой-то конструкцией и организм искал варианты как доставить в конечности кровь и выдавить инородное тело из ран. Только инородное тело было намного больше Ваньки. Кровь с горем пополам была остановлена, но передавленные кости и мышцы восстановить не было возможности.
        Ванька не мог рассмотреть свое тело чтобы увидеть и ужаснуться поэтому он сосредоточился на ответных сигналах, посылаемых в мозг напрямую от каждой клеточки организма. Через некоторое время он вполне преуспел в этом и уже точно знал, что повреждено, в какой стадии восстановление и что еще предстоит сделать. Личного участия он не принимал, но, когда заняться больше нечем, акценты сместились именно на регенерацию повреждений. В конце концов он точно знал где именно лежит каждый камешек, причиняющий боль, каждый выступ конструкции, давящий на тело. Раз за разом он обращал внимание на все проблемные очаги и даже не заметил, как его ощущения раздвинулись немного дальше собственного тела. Теперь он видел части конструкции и рельеф дна возле себя. Это было новое ощущение вполне заменяющее зрение, только цвета были непривычные и не отличающиеся особым разнообразием. Сравнить было не с чем, он просто ощущал пространство вокруг себя, каждую песчинку, перетаскиваемую течением. Через некоторое время это новое ощущение охватывало уже порядка десяти метров вокруг него, теперь он мог детально рассмотреть каждую
заклепку на фюзеляже самолета, придавившего его.
        В какой-то момент пришло осознание, что давление на тело уменьшается, а боль в ногах сменила тональность. Ноги стали восстанавливаться, а это значило, что устранено препятствие, мешающее регенерации. Ванька пристальнее присмотрелся к этому участку и вдруг обнаружил, что конструкция, давившая и практически отрезающая его ноги, прогнулась в местах соприкосновения с телом. Организм справился и с этой задачей, тело уплотнилось и теперь Иван стал замечать, как металл поддается и проминается в местах наибольшего контакта, как будто столкнулся с более прочным материалом. Так или иначе, но тупая ноющая боль от постоянного давления стала проходить и на её смену пришла острая боль начинающих восстановление нервных окончаний. Новая волна боли затопила сознание.
        Ванька очнулся от неожиданной легкости в теле, боли не было и это оказалось настолько необычно, что Иван решил перепроверить свои ощущения. Уже не было необходимости напрягаться чтобы увидеть происходящее вокруг, он просто знал, что и где сейчас происходит на тех же десяти метрах вокруг него. Даже под собой. Увидеть дальше пока не удавалось, видимо на то были причины, хотя, скорее всего наоборот, не было достаточных причин видеть больше. Проблемы с регенерацией были успешно решены, теперь нужно думать, как отсюда выбираться. Ванька пошевелил пальцами левой руки и обрадовался, он и не ожидал, что элементарное движение пальцами, ограниченными несколькими сантиметрами, могут принести столько радости. Это были первые его движения за достаточно продолжительное время, правда, это было единственное движение доступное ему.
        Сжать пальцы в кулак и как следует упереться в металл самолета, может так он немного продавит песок и добавит место для маневра. Что это может дать в дальнейшем, Ванька старался не думать, слишком безнадежным было дело. Но просто сдаваться он не хотел.
        Стал продавливаться именно металл, недостаточно быстро, но все-таки, рассчитывать на стратегическую победу не приходилось. Кулак крайне медленно отвоевывал себе пространство у песка и металла. Ванька повернул кулак чтобы еще немного надавить, кисть еле протиснулась в отвоеванное пространство, и Иван наверняка содрал кожу. Боль вспыхнула и тут же погасла, столь незначительное повреждение быстро было купировано. Кулак теперь располагался пальцами вверх, это были все достижения за последнее время, радости это не прибавляло и Ванька решил еще немного отвоевать себе пространство. Просто кулак уже не проминал металл, и он решил упереться пальцами чтобы увеличить атаку на грунт. Неожиданно пальцы провалились в металл, они просто прорвали его, видимо это следствие изменений, проведенных организмом для противостояния нескончаемому давлению. Пальцам было больно, но новый подход давал огромные перспективы, Ванька рвал металл и потихоньку продвигался дальше. Дыра расширялась пока Иван не столкнулся с очередной проблемой, перегородка не поддавалась натиску, она была прочнее и пальцы безрезультатно пытались
сдавить более плотную конструкцию. Сил не хватало, но Ванька не сдавался и все сильнее и сильнее налегал, наконец выбившись из сил, он решил вздремнуть. Нужно просто успокоиться и дать телу отдых, утро вечера мудренее.
        Проснувшись, первым делом он попробовал снова сдавить конструкцию и когда показалось, что она поддается он усилил в этом месте нажим. Металл продавился и буквально расплющился под его пальцами. Организм не терял времени зря, силенок прибавилось и прибавилось солидно. Расчистив место над головой он с наслаждением покрутил шеей. Забытые ощущения придали бодрости и Ванька рвал металл с удвоенной силой. Через несколько минут он почувствовал резкую боль в правой руке и понял, что она освободилась из западни и кость встала на место. Осколки костей выдавливались из руки разрывая живую плоть и заменялись на новую костную ткань, Ванька заскрежетал зубами. Наконец боль стала утихать, и он с удовольствием пошевелил правой рукой, пора было очистить место и попытаться сесть. Острые края рвали кожу, но это было уже не важно, Ванька смог сесть.
        Ухватившись двумя руками, он огромным усилием попытался оторвать большой кусок металла и освободить ноги, но неожиданно вся конструкция пошатнулась и надавила на ноги с еще большей силой. Ванька ожидал неимоверной боли и уже примирился с раздробленными костями ног, но, как ни странно, особого дискомфорта не почувствовал. Металл промялся в месте соприкосновения ног еще больше, на этом все и закончилось. Это давало новую возможность, нужно раскачать всю конструкцию и выдернуть ноги, что, в конечном счете, и удалось сделать.
        Ванька вытянул ноги и отпустил всю эту железяку. Он почувствовал, что его начало поднимать на поверхность, чудесные ощущения в сравнение с вынужденной неподвижностью. Заметив просвет в металле, он выскользнул из западни. Вырвавшись на поверхность, он почувствовал небольшую яхту недалеко от себя и направился к ней.
        - Бесфамильный, плыви по левому борту, там трап спустил.
        - Майор?
        - Подполковник Вань, подполковник.
        - Прости, вылетело из головы.
        Иван вылез на яхту и сел на ближайший лежак, было видно, что Крылов только-что беспечно загорал и пил сок.
        - Мы провалили задание.
        - Знаю Вань, знаю. Мы расшифровали черные ящики, никто не ожидал, что пилоты будут на их стороне. Это мой просчет.
        - Это общий просчет Иван Федорович, мы тоже могли это предусмотреть.
        Ванька опомнился и пристально посмотрел на Крылова.
        - Сколько времени прошло? Откуда тут яхта и почему ты один? На поисковое судно оно не похоже.
        - Тут, конечно, много всякого натыкано, так что поисковым судном эту яхту все-таки можно назвать, только поиски давно закончились. Я уже больше месяца тут на Ладоге загораю. Сейчас Вань середина сентября, последние денечки тепла.
        Ванька не сводил взгляда с Крылова.
        - Ты меня ждал?
        - Да. Приборы зафиксировали движение в твоем районе неделю назад.
        - Давно ты узнал?
        - О чем узнал? О твоих возможностях? Я до сих пор их не знаю, думаю, что ты тоже. Мы подняли все тела только благодаря маячкам, которые я нацепил на вас в последний момент. А вот твой маяк молчал, может повредился. А потом обнаружилась аномалия в месте падения самолета, образовался шар около 50 метров в диаметре, в который ни одна живая букашка не хотела заплывать. Мы туда сунулись, но приборы отказывали. Ну, просто переставали работать даже элементарные вещи. Как только отходили, все восстанавливалось. У тебя задействовался какой-то защитный механизм, я так думаю. Еще немного потыкались, но решения не нашли, только поднимать все это железо, но как подцепить не придумали пока, мои головастики как раз этим занимаются. Я отпустил всех, стал ждать, когда ты сам решишь свои проблемы, а потом уже поднимать будем.
        - Ты не ответил. Откуда ты узнал, что от меня вообще можно ожидать?
        - Ну, Вань, ты же не думал, что меня не заинтересует та легкость, с которой вы разделали банду из более чем ста человек. К тому же я помнил в каком состоянии был, ну точно не жилец, и в каком состоянии очнулся в больнице. У меня болели зубы, десна, впрочем, вся челюсть.
        - Зубы?
        - Зубы-зубы. Непередаваемые ощущения. Практически все выбитые зубы начали расти, разрывая в клочья десна, врагу не пожелаешь. А на это посмотри.
        Крылов взял нож, которым резал фрукты и слегка резанул по руке. Кровь тут же запеклась, а затем стали видны явные следы заживления, медленно, но, верно.
        - Ты думал это поддается логике и не вызывает вопросов? Таких вопросов, если копнуть глубже, было очень много. Именно поэтому ваша группа оказалась под моим началом, я и так вами занимался, подчищал накопившиеся странности в различных отчетах и базах данных, приказ лишь упростил мою работу. Я курировал вас еще в больнице пока вы зачищали тот район, а я валялся в бинтах.
        - Ты сказал нашли всех ребят. Их похоронили? Покажи где.
        - Нашли. Не хоронили, ждал твою команду. Я подумал, что ты обязательно попробуешь их восстановить. Меня же восстановил, кажется, так ты выразился, когда передавал меня медикам.
        - Я никогда этого не делал прежде, но попробовать обязан.
        - Если есть хоть небольшой шанс его нужно использовать. Я уже вызвал вертолет с командой яхты. Так и не научился ею управлять, так что сейчас поплывем, ну или пойдем, как они это называют, к берегу, а там на самолет и в новую берлогу. Там уже все готово.
        Ванька, молча, кивнул головой. Разговаривать почему-то было сложно.
        - Слушай Вань, ты, конечно, извини, но выглядишь ты хреново. Во-первых, оденься, а во-вторых, ты не дышишь - это напрягает, в-третьих, у тебя глаз нет, но ты ориентируешься и похоже прекрасно все видишь - это тоже напрягает. Представляешь, как вздрогнут остальные? Многих из них придётся откачивать, тебе оно надо?
        Ванька удивленно повернулся к Крылову и потрогал руками глаза. Они были набухшие от забитого в глазницы песка. Решил вздохнуть и упал на колено корчась от боли, легкие выталкивали воду. Крылов подошел его поддержать, но Ванька покачал головой и тот отошел. Наконец все прошло, и он поднялся. Вот и причина почему было сложно говорить, голосовые связки в обычном режиме работают только при дыхании.
        - Где умыться можно?
        - В каюте умывальник стоит, там же одежду подготовил. Кушать хочешь?
        - Ты издеваешься? Я месяц ничего не ел.
        - Ну так шевелись быстрее, остывает.
        Ванька прошел в каюту и долго промывал глазницы от песка. Наконец удовлетворенный результатом он почувствовал начало восстановления глаз. Через несколько минут он смог открыть веки и тут же закрыл глаза руками. Яркий свет ослепил его и в голове перемешались две совершенно разные картинки, глазами он видел только впереди, а новый способ получения информации давал ему картинку вокруг него. Он прекрасно видел, что находится вокруг, не только в поле видимости, если бы смотрел туда глазами, ему прекрасно было известно, что находится за стенками и различными перегородками. Он просто охватывал пространство вокруг себя и воспринимал его в деталях, как если бы присмотреться. Немного привыкнув к двойственности картины, он перестал обращать внимание на то, что видел обычным зрением. Мир снова приобрел уже привычные очертания, зрение стало необходимо только если нужно знать, что находится за пределами его контроля. То есть, всё, что дальше десяти метров нужно видеть, про всё, что ближе он просто знал. Цветопередача была совсем другой, но это уже не мешало.
        Восстановление группы
        - Ну, вот Вань, располагайся, на базе кроме нас никого не будет, так что, если что-то нужно, ищи меня. На самом верху только охрана, на верхних уровнях команда технарей обустраивают базу.
        - А почему тут? Это же старая пусковая шахта если я не ошибаюсь?
        - Так точно. Ты же помнишь, что вокруг тебя никакая живность не водилась пока ты под водой был. Там огромный отток энергии был, приборы, правда ничего конкретного не зафиксировали, но факты говорят об этом и все живое это чувствовало. Электроника просто переставала действовать, а водолазы в панике возвращались на катера. Поэтому бункер под землей самое лучшее место для наших проб. Тут все механическое, электроники минимум, нам как раз подходит. Команду я на этот уровень не пустил, ради их же безопасности. Ты располагайся, работать будешь в самом низу, там холодильники с агрегатами на верхних этажах. Я буду твой шеф-повар и вообще принеси-подай.
        Иван кивнул головой.
        - Куда идти?
        Крылов махнул рукой в направлении какой-то двери и стал распаковывать вещи, занесенные охраной комплекса.
        Ванька спустился по нескончаемой лестнице в самый низ и вошел в открытую дверь самого нижнего уровня. Посреди полупустого помещения стояла каталка с телом командира, поодаль была еще одна с телом «немца», намек был понятен. Подойдя поближе, он увидел, что стало с Соловьевым и ком подкатил к горлу. - «Эмоции в сторону, нужно приниматься за дело».
        Первичный осмотр показал множественные переломы и очень сильные повреждения внутренностей. Грудная клетка раздавлена и с чего начать восстановление Ванька не знал. Он помнил, что он сделал, когда восстанавливал Крылова, но тогда было на-что опираться. Он немного видоизменил кровь, и она разнеслась по всему организму, регенерация происходила повсеместно и одновременно. По-другому устранить внутренние кровотечения было невозможно. Потом он воздействовал на кости и суставы, тоже подстегнув их восстановление. Но там все было не так критично, сейчас не было крови и не было живых клеток. Все нужно начинать сначала.
        Живые клетки постоянно взаимодействуют друг с другом, мертвым клеткам положено растворяться и выводиться из организма, но, что делать если все клетки мертвы? Этого Ванька не знал. Можно попробовать перелить свою кровь, но если кровеносные сосуды разрушены, то это пустая трата времени и сил. Регенерация крови отнимет у Ивана очень много энергии при сомнительном результате. Нужно искать варианты восстановления сосудов до того, как он запустит по ним свою кровь.
        Ну что-же, план минимум есть, нужно начинать действовать. Ванька сосредоточился на кровеносной системе. Откуда именно начать не имело значение, если получится на капиллярах, значит нужно будет расширять успешный опыт на другие клетки и так постепенно продвигаться.
        Иван видел каждый капилляр в теле и найдя первый попавшийся не поврежденный, стал отыскивать способ на него воздействовать. Что именно происходило он не осознавал до конца, но знал, что, он хочет, дальше работала интуиция. Пытался расшевелить на клеточном уровне хотя бы один единственный участок капилляра и после многочисленных попыток, наконец, нащупал подход. Клетки стали реагировать на его мысленное прикосновение и в конце концов зародилась искра жизни. Для поддержания этой жизни уходило неимоверное количество энергии, но процесс был уже заметен. После двухчасового напряжения было отвоевано больше сантиметра живой ткани, но к тому времени Ванька настолько ослаб, что с трудом поднялся, когда решил, что на сегодня хватит. Нужно восполнять свою энергию иначе он ничем не сможет помочь. Он был готов даже на такие темпы, главное, что шанс все-таки был и уже получены практические подтверждения.
        Ванька доплелся до лифта и безуспешно потыкал на кнопки. Неожиданно обнаружил, что кругом темнота, свет ему не требовался, но глаза, привыкшие воспринимать только свет, посылали в мозг сигналы опасности, и он на рефлексах двигался осторожнее чем обычно. Даже опирался о стену хотя все прекрасно различал. Добравшись до лестницы, он побрел наверх, путешествие далось очень трудно.
        Крылов подхватил его в дверях жилых помещений и усадил за стол, притащил какую-то кашу и всучил ложку. Попытался даже покормить, но красноречивый взгляд Ваньки остановил его порыв.
        - Ты поешь, приборы успели зафиксировать отток энергии перед тем, как отключились совсем. Электричество только стало появляться, нужно с этим что-то делать. К тебе я спускаться не могу, пробовал, просто ноги подкашиваются и слабость по всему телу. Еле отполз подальше, как будто из меня все соки вытянули. Скажи, чем я могу тебе помочь?
        - Нужен какой-то способ доставлять еду прямо туда и какую-нибудь кровать, подниматься сюда та еще пытка.
        - Сделаем. Отдохни пока, я запущу сюда технарей, покумекаем. Удалось добиться каких-нибудь результатов?
        - Совсем мало, но живые клетки я получил, дальше не спрашивай, сам ничего не знаю. Как слепой котенок тыкаюсь.
        - Ничего Вань, ничего, главное, что результаты есть. Вань, ты чего? Спишь что ли?
        Ванька завалился на стол и уснул, к еде он даже не притронулся. Крылов вытащил его из-за стола и положил на кушетку недалеко, отыскал одеяло и накрыл его. Сел на против и не сводил с него глаз, затем опомнился и пошел наверх к технарям. Нашел их на самых верхних ярусах. По его же инструкции они должны были подниматься уровень за уровнем пока приборы не перестанут фиксировать аномалии.
        - Иван Федорович, приборы тут бессильны, мы даже не знаем, что измерять. Они просто перестают работать и все. Не существует понятия больше или меньше, просто перестали работать либо показывают черте что.
        - Ну и какие предложения?
        - У нас никаких, а вот канарейка Семеныча похоже знает, что делать и когда.
        Крылов вопросительно глянул на говорившего и тот, перестав загадочно улыбаться, решил все-таки не тянуть и не делать театральных пауз.
        - Чем ближе аномалия, тем беспокойнее она себя ведет. Это конечно сложно измерить, но визуально все понятно. Так-что это она нас сюда вывела. А приборы чуть позже снова начали показывать норму. Кстати, что измерять мы так и не знаем, взяли, что в руки попалось.
        - Понятно. Добыть побольше канареек и расставить на ярусах. Выставить дежурных и искать способы связи, работающие при аномалиях. Скажите начальнику охраны чтобы людей дал в ваше распоряжение. Скажите я приказал. Не геройствуйте, вниз не спускаться пока не позову. Не вернетесь, и никто не вытащит. Это верная смерть для вас. Почувствовали слабость, ноги в руки и подальше от этого места. Всем оставаться на своих местах, вы можете понадобиться, никаких прогулок на поверхности в свою смену. Все понятно?
        - Да уж куда проще, чего хоть там испытывают то? Хотя все равно не скажете…
        - Не скажу. Вот и хорошо, что вам все понятно, а теперь нужно пару задачек решить…

* * *
        Ванька проснулся и растолкал спящего в кресле Крылова.
        - Где ты там кашей хвалился?
        - Погоди разогрею, ты же двое суток спал, уже другая каша созрела.
        Ванька нахмурился.
        - Так дело не пойдет, нужно чаще отдыхать, может побыстрее силы будут восстанавливаться. И чего-нибудь питательного и калорийного.
        Крылов суетливо разогревал кашу и кивал головой.
        - Озадачу своих орлов, пусть диету распишут, наверняка какую-нибудь гадость заставят варить.
        - Значит, буду есть гадость. А чего ты им про меня сказал?
        - Про тебя ничего, никто ничего и не спрашивает, ребята опытные, но они думают тут какие-то испытания идут. Они привыкли уже к таким заданиям, когда куча неизвестного и нельзя задавать вопросы.
        Ванька чувствовал себя полным сил, но безумно голодным. Наконец, насытившись, он пошел вниз.
        - Вань, в шахту лифта лебедку приспособили, там буду еду спускать, туда-же колокольчики приделали. Кодировку сигналов смотри рядом, там даже азбука Морзе есть. Просьба не пропускать сеансы связи и ешь поплотнее. Там в стеклянном шкафу, под замком, скафандр водолазный, плюс примочки от космического, не обращай внимания, это чтобы люди для себя как-то объяснить могли, почему, ты тут можешь находиться, а они нет.
        Ванька усмехнулся.
        - Понял. Я уже догадался про скафандр, даже на вид жуткий.
        Крылов проводил его взглядом и устало свалился в кресло. На против него стояла клетка с дремлющей канарейкой. Его участие пока не требовалось, и он задумчиво ковырялся в своей тарелке с кашей.
        Ванька с нетерпением принялся за дело, нащупал тот крохотный участок, на который он воздействовал прошлый раз и поник. Клетки вновь не проявляли признаки жизни. Он проверил и перепроверил, это именно те клетки. - «Ладно, не время паниковать, нужно пробовать и искать варианты.»
        Добиться обратной реакции клеток оказалось проще, чем в прошлый раз. Маломальский опыт уже был и дело пошло быстрее. Клетки жили на участке больше сантиметра и этот участок расширялся. Правда силы быстро кончались, и Иван решил передохнуть. Вздремнув пару часов и посчитав, что немного восстановился, он вновь накинулся на этот же участок. Живых клеток стало меньше, но, в целом, он продвигался. Раскачивать их становилось уже проще. За несколько подходов у него выработался график необходимого отдыха и солидный результат. Капиллярная сеть, не менее десяти сантиметров, была восстановлена и готова функционировать, но нужно было за ней следить и поддерживать, иначе клетки слишком быстро погибали. Сколько прошло времени, Иван не знал, но чувствовал, что нужно поделиться информацией с Крыловым и немного передохнуть. Откатиться на начальную позицию он уже не боялся, клетки послушно реагировали на его попытки. Медленно, но послушно и предсказуемо. Если он найдет подход, то дело пойдет быстрее.
        Он стал подниматься по ступенькам и вдруг обнаружил на одной из площадок лежащего Крылова. Тот был без сознания. Привести его в себя пока не удавалось, и Иван начал методично исследовать его состояние. Он был жив, но крайне истощен. Затащить его на пару этажей выше труда не составило, он практически ничего не весил. Уложив его на кушетку, Ванька нашел холодильник и, открыв его, отпрянул. Вонь стояла ужасная, на тарелке кроме плесени больше ничего не было. Что там находилось раньше он не смог определить. В шкафу было много различных круп, и Иван принялся за готовку.
        Через пару часов Крылов стал приходить в себя. Открыл глаза и пошевелил губами, Ванька не понял, что он говорит, но интуитивно принес ему воду. Тот попил и попытался сесть, не получилось. Иван помог ему сесть поудобнее и принес кашу, пришлось кормить. Руки практически не поднимались, что с ним, пока было не понятно, но это наверняка связано с тем, что он пытался дойти до Ивана во время его экспериментов. Иван чувствовал, что, если бы не способность к регенерации, Крылов бы не выжил. А сейчас нужно просто ждать, силы быстро восстанавливались.
        - Иван, ты какого черта уже неделю не выходишь на связь. Я до тебя не смог дойти.
        - Неделю?
        - Ну, теперь уже не знаю сколько, даже не представляю, сколько я там провалялся. Иногда приходил в себя, но сил набраться не успевал. Ох не зря мы в бункере.
        Он судорожно завертел головой и тут же успокоился, увидев живую канарейку в клетке. Она вела себя вполне обычно, только кормушка была почти пустой и совсем немного воды в автопоилке. А ведь он сыпал ей с солидным запасом.
        - Дня три я там был, не меньше. Ты почему на связь не выходил? Мы же договаривались раз в день.
        - Да, собственно, я и считал, что прошло около пятнадцати часов, решил не изучать твою азбуку, а поговорить вживую. Там часы на стене не работают, а мои внутренние живут какой-то своей жизнью.
        - Понятно, ну как там у тебя?
        - Сил не хватает, продвинулся немного, но во время отдыха откатываюсь. Нужны твои мозговитые ребята, пусть рассчитают для меня график, чтобы я равномерно продвигался. Данные я все дам.
        - Сделаем. Погоди немного, встану. Там мне телефон притащили, полевой. Генерация напряжения идет пока ручку крутишь. Мои головастые сказали, что это единственный телефон, который будет работать в таких условиях. Один мне установили, второй надо тебе протянуть. Ты пока отдохни, мы все сделаем. А с остальным не знаю, что делать. У тебя такой набор аномалий, что мои профессора руками разводят. Сможешь помочь им разобраться?
        - Нет, я сам не понимаю.
        - Так я и подумал, ладно, это не самое важное на сегодня, поспи немного, дай поработать.
        - Есть поспать.
        Долго упрашивать не пришлось, и Иван провалился в сон. Проснувшись, прокрался мимо храпящего Крылова и залез в холодильник. Плесень никуда не делась. - «Странно, чего это он.» Погремел кастрюлями и наконец, нашел какую-то дурно выглядевшую смесь в пол-литровой емкости - «наверно энергетическая дрянь».
        - Пей, это тебе. Я не рискнул пробовать. Энергетический коктейль, мои очумельцы сделали. Не знаю, как на вкус, но на запах и вид ужас. В холодильник не заглядывай, это я помыть забыл, устал как собака. Электричества на этом этаже практически не бывает. Я его только при тебе и включаю. Вернее, оно появляется, только когда ты отдыхаешь. Так и узнаю.
        Ванька поморщился и выпил бурду, наделанную профессорами химиками. Вкус необычный, но не сказать, что уж совсем неприятный. Все что он отметил, так это вкус апельсина, чего там еще намешано, он решил не выяснять. Так спокойнее желудку.
        - Сколько я спал?
        - Часов двенадцать.
        Ванька спустился вниз и сразу же подошел к столу. Количество живых клеток сократилось больше, чем на половину, но они были, это уже прогресс. Видимо существовала какая-то критическая масса, после которой жизнь поддерживала себя сама. Нужно выйти на эту критическую массу и тогда будет намного легче. Иван решил поработать подольше, чтобы проанализировать живучесть клеток от их массы.
        Энергетический напиток придавал сил, но это было настолько кратковременно, что не имело смысла, - «Терпеть эту бурду ради пятнадцати минут кипения крови, а затем с чувством опустошения идти за новой порцией? Нет уж, увольте.» - организму требовалось намного больше при таких интенсивных затратах. Дело продвигалось и в какой-то момент, он даже зафиксировал деление клеток. Они регенерировались сами, это хороший признак. Теперь нужно было оживить кровь и запустить её в свой круговорот. Сказать было проще, чем сделать. Ожившие участки упирались в уже отмирающие, температура тела не способствовала оживлению, но и не давала ускоряться разлагающим процессам. Нужно было действовать последовательно.
        Ванька обессиленный поплелся к своей столовой и вдруг упал на колено. Его скрючило и бросило на пол, было ощущение, как будто он попал под струю из брандспойта, причем эта струя прошла насквозь его и выходила наружу. Постепенно выход наружу перекрывался, и Ваньку стало переполнять этой непонятной энергией, в итоге он потерял сознание.
        Придя в себя, он соскочил с пола весь в поту. В коридоре было всё также холодно, несло холодом из его импровизированной лаборатории, но он вспотел. Что произошло непонятно, но негативных ощущений не было. Была даже какая-то легкость, чего он уже давно не чувствовал. Прилив сил был колоссальный. Рванув к каталке, он с удвоенной силой стал расшевеливать клетки и тут же получил результат недоступный ранее. Клетки упирались в отмирающие и расщепляли их, питаясь. Регенерация забурлила, и процесс ускорился многократно., кровь пробивала себе путь и сосуды восстанавливались под её напором. Часть из отмерших клеток выдавливалась, другая часть поглощалась бурным ростом.
        В течение часа он добился намного больше, чем за все это время в прошлом. Кровь пока двигалась за счет регенерации, но в будущем нужно будет запускать сердце, чтобы оно прогоняло кровь по организму. Кислород поглощался прямо из многочисленных ран, уже бывших и создавшихся только-что, в результате подмены тканей. Затем вставала задача подачи кислорода клеткам. Задач было множество, но эти задачи было приятно осознавать, процесс пошел. Ванька ослабил свое воздействие, чтобы посмотреть, что произойдет, можно ли ему отвлекаться, и пришел к выводу, что восстановление приостанавливается, но не критично. Просто процесс регенерации замедляется, но не останавливается. Можно будет отдыхать, хотя отдых уже и не требовался. Его тело получало достаточно энергии. Все-таки энергетическое голодание дало результат, и его организм нашел, как с этим бороться. Нужно взять на заметку и специально подвергать себя кризисам, чтобы развивать новые возможности. А пока нужно доложить Крылову.
        Ванька подбежал к телефону и с возбуждением закрутил ручку генератора.
        - Але, Иван Федорович, але. Ты меня слышишь? Але?
        Ванька еще покрутил и снова прислушался: - «Да что они, неисправное подсовывают что ли?»
        - Сыч, ответь, как слышишь меня, прием.
        Крылов молчал, и Иван, заскочив проверить процесс восстановления, рванул наверх через две ступеньки, ворвался в комнату и остановился на пороге. Возле стола лежал Крылов, из ушей была видна запекшаяся кровь. Подойдя поближе, он понял, что Крылов мертв. Оглянувшись, увидел живую канарейку и сел в недоумении - «этого ещё не хватало».
        Ванька не сразу обнаружил причину смерти, потом увидел, что вместо мозга просто каша. Повреждения были обширными и смерть наступила практически мгновенно. Регенерация была видна даже сейчас, но крайне медленной, Ванька подстегнул процессы и через, примерно, пять часов мозг начал подавать признаки жизни. Сердце забилось, и начался процесс восстановления успевших отмереть клеток. Иван помог мозгу вспомнить кем он был раньше и еще через пару часов Крылов зашевелился и открыл глаза.
        - Что это было?
        - Откуда я знаю, видимо это когда меня придавило. Ты то как? Всё помнишь?
        - Да вроде. Я долго был без сознания?
        - Без сознания… Мертвый ты был.
        Крылов поёжился, но сил на другую реакцию не нашлось.
        - Никогда бы не сказал такое, но то, что я сейчас с тобой разговариваю, доказывает, что ребят поднять можно. Я прав?
        - Я стараюсь. Во мне, похоже, ядерный реактор заработал, просто горы могу свернуть. Никакой усталости. А с тобой-то, что было?
        - Меня сначала накрыло, еле отдышался. До тебя дозвониться не смог, поди спалил там все, побежал наверх, там ребята вповалку, но живы. Вернулся обратно, а потом, мне кажется, услышал твой голос и все, больше ничего не помню.
        Ванька молча смотрел на Крылова и, догадавшись, что это может быть, пошел к лестнице.
        - Будь здесь, я сейчас.
        Отойдя на пару пролетов, он осторожно позвал Крылова. Просто представил его и позвал. На лестничной площадке показался подполковник и посмотрел вниз на Ивана.
        - Ты чего орешь? Оглушил. Башка и так болит - подполковник замялся, не зная, как продолжить - после смерти.
        Иван поднялся к нему.
        - Я не орал, я почти шептал, похоже телефон мне больше не нужен. Давай еще раз попробуем, я отойду и вызову тебя, попробуй меня представить и ответить.
        Они разошлись на достаточно большие расстояния и Ванька еще раз позвал.
        - Сыч, прием, как слышишь меня?
        Сначала была тишина, а потом он четко услышал голос Крылова - Я тебя слышу. Поверить не могу, я тебя слышу. Я даже дверь закрыл, через нее точно не докричишься, а тебя слышу. Интересно ты меня слышишь, или я тут с собой разговариваю?
        - Да, слышу, сейчас поднимусь.
        Крылов сидел и смотрел на Ивана.
        - Ну и как это работает?
        - Не знаю, видимо после восстановления твой мозг выставил защиту и теперь он не разрушается, когда доходит мой вызов.
        - Ты со всеми теперь говорить можешь?
        - Нет, только тебя чувствую, как собеседника. Твое тело тоже видоизменяется, только этот процесс намного медленнее, чем у меня.
        - Это потенциальный способ сделать таких же спецов, как и ты?
        - Вряд ли. Ты не первый, кому я оказывал помощь, но ты первый, кто перенял способность к регенерации.
        - Спасибо за доверие. А теперь, если серьезно. У парней есть шанс встать в строй?
        - Да, я помню их информационный образ. Они тоже смогут измениться. И теперь я уже могу гарантировать, что я их подниму, вопрос времени.
        - Не зарекайся.
        Ванька пожал плечами.
        - Строить догадки - это твоя задача, моя задача докладывать.
        Тут уже Крылов задумался.
        - Вань, я все-таки спрошу. «Немца» поднимешь?
        - Да.
        - Глупый и для меня не выгодный вопрос. Почему?
        - Он хороший человек.
        - Хороший человек. Вот как с тобой разговаривать? Из тебя же все клещами выдавливать надо. Хороший человек.
        - Не ворчи. Не смогу я объяснить, просто поверь на слово. Я могу подлечить, но не могу передать способность восстанавливаться. Может не знаю, как… Способности уже заложены, я просто их пробуждаю. Оказывается, я видел уже достаточно много людей с такими же информационными полями. И большинство из них служат, кто военный, кто политик, по-разному, но простые обыватели с таким кодом не попадались пока.
        - Ты сказал большинство, остальные кто?
        - Как военных я их не увидел, не знаю, как объяснить, нужные они какие-то, для общего дела нужные. Те, кто яркий след за собой оставляет.
        - Это не укладывается в твою теорию «родовой памяти». Не смотри на меня так, конечно, я знаю, ты же сам рассказывал бригаде в первый же день.
        - Теорию нужно пересматривать. Это ты у нас голова, вот и думай. У меня других мыслей на этот счет нет.
        - Если это, и родовая память, то этот «род» вряд ли с земли.
        - Я такой же, как все.
        - А вот тут не правда, и ты это знаешь. А может мы все не с земли?
        - Тебе оно надо?
        - Да я так, от неожиданности.
        - Не морочь мне голову. Подниму Григория Ивановича, с ним поговоришь, он любит такое.
        - Мы, кстати, твоего деда искали, тоже хотели вопросы задавать.
        Иван нахмурился, но промолчал.
        - Ага, ты правильно подумал. Никого не нашли, но точно знаем, что лучше поиски не продолжать. Все одновременно пришли к такому выводу и сразу поиски свернули, всех отозвали. А сейчас многие уже и не вспоминают, что в лесах делали. Были и были, а зачем, черт его знает, задание какое-то было… Даже документов не осталось. Вот такие пироги. Пожалуй, только мне память оставили. За какие грехи, пока не разобрался.
        Иван ухмыльнулся и махнул рукой.
        - Давай лучше чего-нибудь поедим. Только чтобы без этой энергетической гадости. С мясом.
        - Жди тут, я к технарям за мясом. Только на самых верхних уровнях свет есть постоянно.
        Через час в комнате запахло съестным. Ванька поел и засобирался вниз. Крылов повернулся к нему с набитым ртом - держи меня в курсе, только чтобы я жив оставался.
        Ванька улыбнулся и кивнул головой.

* * *
        Иван сразу заметил изменения. Процесс разгонялся. Критическая масса достигнута. Кровь уже самостоятельно начала пульсировать по венам разгоняя омертвевшие клетки. Кожа приобрела естественный окрас, но мозг только начал восстанавливаться, и Иван решил подстегнуть процесс еще раз. Через несколько часов пора было задумываться о том, чтобы перенести Соловьева наверх. Подальше от стрессовых условий. Там процесс восстановления должен был ускориться. Была теория, что когда он займется Немцем, то может повредить командиру. Нужно было поднимать его.
        Ванька мысленно вызывал Крылова, но пока ничего не выходило. Хоть опять иди пешком. Может расстояние? Затем он попробовал как раньше, представил и вызвал его вслух.
        - Сыч, прием, как слышишь, ответь.
        Ответ пришел сразу же.
        - Чего кричишь, разбудил.
        - Иван Федорович, пора Соловьева переводить наверх. Скоро очнется, тут я из него все силы вытягивать буду.
        - Принял. Сейчас лифт проверю, может, работает. Если нет, с охраной спускаться придется, притормози там. А то угробишь нас.
        - Понял, жду.
        Лифт все это время находился на верхних этажах и прекрасно работал. Так что проблем с транспортировкой не возникло. Полковник Соловьев успешно переехал в одну из подготовленных комнат рядом с Крыловым. На тот момент у него уже был слабый пульс и ответная реакция на свет. Мозг постепенно восстанавливался. Вмешательства Ивана больше не требовалось, и он спустился вниз, чтобы взяться за «немца».
        Повреждений было немного, но каждое из них могло стать летальным. Иван уже знал с чего начать, и весь процесс стимуляции клеток прошел значительно быстрее. Критическая масса была набрана за несколько сеансов. Оставалось только ждать и подстегивать процессы.

* * *
        Ванька почувствовал боль, чужую боль, и тут же насторожился. Он не ожидал и даже сморщился от возникшего ощущения. Уже начал подниматься наверх, перепрыгивая ступени, когда услышал вызов Крылова.
        - Вань, нужна твоя помощь. Сергей Петрович в себя приходит.
        - Уже знаю, бегу.
        Иван подбежал к Соловьеву и осмотрел его. Мозг восстановился почти полностью, в том числе нейронные связи прошлой жизни, внутренние органы повреждены частично, но уже с хорошей динамикой. На теле много открытых ран, там прошло отторжение мертвых тканей.
        - Вань. Я вколол обезболивающие, но, похоже, они не действуют.
        - Вижу, что не действуют. Организм отторгает любые лекарства, как инородные. Попробую ввести его в глубокую кому, чтобы мозг не реагировал на раздражители. Возможно, он перестанет дышать и даже потеряется пульс. Организм будет восстанавливаться и все функции вернутся. Сейчас задача как можно безболезненнее все сделать, но в тоже время не затягивать, так что, если дольше часа не сможешь реанимировать, зови. Главное, что мозг восстановил прежний жизненный опыт.
        - Все понял Вань.
        Иван вернулся к «немцу». Процесс восстановления приостановился, но было видно, что Ванькино участие уже не было столь необходимым. Нужно будет заняться переломами отдельно. Иначе, когда он начнет приходить в себя, будет очень и очень больно. Организм и так будет ломать от жесточайшего отравления продуктами распада. Если еще и болевые очаги останутся… Именно это происходит сейчас с полковником Соловьевым. Иван решил поднять на ноги командира, прежде чем браться еще за кого-то. Не нужно торопиться, сейчас сил хватало для непрерывной работы, но они тоже не бесконечны, Ванька это чувствовал.
        Он еще долго восстанавливал переломы, открытые раны и очаги отторжения. Уходило очень много сил, но Иван чувствовал, силы восстанавливаются, как только он перестает их тратить в огромных количествах. Спать он не ложился уже безумно долго. Кушать ходил скорее по привычке. Организм не требовал отдыха и питания, но все-таки после отдыха он чувствовал себя значительно лучше. Наконец, было принято решение поднимать наверх «немца».
        - Иван Федорович, помощь нужна. Вызывай лифт вниз, пора «немца» переводить.
        - Сейчас все сделаю.
        Ванька поднялся наверх и помог Крылову переложить «немца» на кровать. Подойдя к Соловьеву, он внимательно осмотрел его.
        - Пора выводить из комы, вроде неплохо все, может в сознание придет. Покормить бы его.
        - Сейчас подогрею. Страшно как-то, Вань.
        Ванька посмотрел на Крылова и склонился над командиром. Через минуту тот зашевелился и открыл глаза.
        - Командир, ты меня слышишь?
        - Слышу Вань, слышу, не кричи. Сильно меня?
        - Сильно.
        - Парни живы?
        - Все поправимо Сергей Петрович.
        - Как будто катком по мне проехали. Сил совсем нет.
        - Поменьше разговаривай. Сейчас поесть надо, силы будут возвращаться. Больно где-нибудь?
        - Везде больно. Терпимо. Попить дай.
        Подошел Крылов, подал чашку с какой-то жидкостью и придержал голову.
        - Пей, это суп. Согреешься, и легче будет.
        - Знобит меня.
        - Это нормально, скоро пройдет.
        Соловьев сделал пару глотков, сморщился и закрыл глаза.
        - Посплю я, устал как собака.
        Дыхание было ровным, но он весь покрылся ознобом. Его укрыли и оставили в покое.
        - Температура у него. За сорок наверно.
        - Ожидаемо. Очень много бактерий развивается в неживом организме. Сейчас их оттуда выдворяют. Его будить нужно, периодически, и кормить. Можно я посплю, Иван Федорович?
        - Да, конечно, Вань. Как дела с «немцем»?
        - Скорее всего, завтра можно будет из комы выводить. Соловьева подниму на ноги, тогда продолжу. Так надежнее будет.
        - Все понял.
        Ванька упал на ближайший диван и тут же уснул. Жутко хотелось есть, но спать хотелось сильнее. Как только отпала необходимость в экстремальной выносливости организм вернулся к норме и немедленно потребовал положенное. Иван даже не заметил, как Крылов укрыл его и выключил свет.
        Ванька проснулся от шума и тут же соскочил.
        - Слушай, Крылов, ну чего ты со мной как с малым ребенком. Давай я сам поем спокойно.
        Соловьев пытался отобрать ложку, но силы были не равны, и он сдался.
        - Ну, хорошо, но это последний раз. Я уже намного лучше себя чувствую. Привет Вань. Скажи ему.
        - Командир, он старше по должности.
        - А я старше по званию.
        - Будешь сопротивляться, я буду держать, а он кормить.
        - Ну, погодите у меня. Сил наберусь, я вас в бараний рог загну. Куда тарелку убираешь, я не доел.
        Крылов улыбнулся и собрал со дна тарелки остатки - мы сегодня садились уже. Чуть позже попробуем вставать.
        - Вань, садись рядом. Вопросы есть.
        - Шансов выжить не было, это я теперь точно знаю. У тебя получилось нас выдернуть с того света?
        - Пока только тебя.
        - Остальные?
        - С ними я тоже справлюсь. Я стал сильнее, пока за свою жизнь боролся.
        - Крылов давно знает?
        - Похоже, давно, чего у него-то не спросишь? Вот он, рядом сидит.
        - Да, и так понятно. Хотел увидеть, как ты к этому относишься. Каковы мои шансы?
        - Восстановишься полностью.
        Соловьев заметно повеселел.
        - Крылов, давай уже вставать пробовать. А то бока болят лежать все время. Иди Вань, не буду больше отвлекать.
        - Мне скоро «немца» в себя приводить, так что я тут пока.
        Ванька подошел к «немцу» и начал его осматривать. Кивнул головой сам себе и вывел его из комы. Вскоре он открыл глаза и попытался поднять руку. Получилось только шевельнуть пальцами. Ванька поправил на нем одеяло и отошел.
        - Иван Федорович, я не знаю, что ему говорить.
        - Ничего не нужно говорить. Думаю, он скоро сам во всем разберется. Есть у меня мыслишка, что это он курирует нас. Все приказы поступают по телефону, ни одного письменного. Вроде как нас и нету. А ведь команда без малого пятьдесят спецов различных. Связь, разведка, аналитики, охрана, да много кого. А вы на острие этой команды готовились.
        - Он неплохо держится, я чувствую его боль, а по нему ничего не видно.
        - Вань, пока ты спал, мои профессора тебе тело Григория Ивановича доставили. Мне показалось, что ты готов за следующего браться.
        - Думаю, сразу двоих восстанавливать. К тому времени командир окрепнет, поможет тебе их на ноги поднимать.
        Крылов посмотрел на Ивана, но ничего не сказал, кивнул головой и пошел к «немцу». Ванька разогрел себе поесть и направился вниз. Уже в самом низу он столкнулся с людьми в белых халатах, вывозящими из лифта еще одну каталку. Первая стояла в середине комнаты. Заметив Ваньку, они поздоровались и быстро ретировались. В комнате осталось два тела накрытых простынями. Григория Ивановича и Гоши.
        Ванька подошел ближе и остановился как вкопанный. У Григория Ивановича не было ног. У Гоши правой руки. Иван, не ожидавший такого поворота событий, даже растерялся. А затем, взяв себя в руки начал процесс активации клеток. Наработанный опыт сразу же дал свои результаты. Буквально в течение часа оба тела набрали критическую массу для восстановления, и теперь дело двигалось максимально быстро.
        Иван заживил культи ног Григория Ивановича и восстановил поврежденные и вывихнутые кости. На голове уже стали отпадать выдавленные организмом осколки черепа. На их месте появились новые образования и вскоре голова приобрела свои очертания. С Гошей пришлось повозиться больше. У него была повреждена вся правая часть тела. Кости раздроблены во многих местах, грудная клетка помята, много ожогов, но и с этой проблемой организм справлялся. Постепенно кости восстанавливались и вставали на свое место. Масса нарастала и оживала. Непосредственного участия Ваньки уже не требовалось, и он сел отдохнуть.
        - Иван Федорович, как дела там у вас?
        - Всё нормально Вань. Соловьев уже кастрюлями гремит. Хочет сам себе сварить. Говорит, я не умею готовить. Ходит плохо, по стеночке в основном. Руки пока не слушаются, но учится быстро, так что все нормально.
        - А «немец» как?
        - Он пока не встает, но ест за двоих. Собирается через неделю уходить.
        - Я не возражаю, дальше он сам справится.
        - Он хочет с тобой поговорить.
        Ванька растерялся - ты же помнишь, чем закончился первый наш разговор?
        - Я ему говорил, он настаивает.
        - Хорошо, попробуем.
        Иван представил «немца» и очень тихо позвал его. Ответа не последовало.
        - Сыч, прием. Он жив?
        - Живой, сознание терял. Просит еще раз.
        - Немец, прием, как слышите меня?
        Ответ пришел уверенно и четко.
        - Слышу очень громко, в голове гудит, но слышимость хорошая. Я могу так же говорить с Иван Федоровичем?
        - Не знаю, надо пробовать.
        Через некоторое время с ним связался Крылов - Вань, связь прошла удачно. Я поднимался наверх, слышу его хорошо в любой точке базы. Есть какая-то дистанция уверенного приема?
        - Не думаю. Тут другие принципы. Не возьмусь описывать, но расстояния тут не причем.
        - А вот с Соловьевым связаться не могу. Видимо, ты должен сначала мозги вскипятить, а потом уже все настраивается.
        - Да уж, хорош метод. Сейчас его вызову. Пусть сядет.
        Иван сосредоточился.
        - Командир, как слышишь? Командир, ответь.
        - Слышу Вань, слышу. Сначала как будто в колокольне во время звона побывал, а потом понимать стал. Немец после твоего разговора уснул. Слаб он еще. Выходит, нам теперь рации не нужны будут? Вот Гоша обрадуется. Как там они?
        - Скоро поднимать будем. Командир, они свое отвоевали, Григорий Иванович теперь только на кресле, а Гоша без правой руки. Еще Митяя не видел, но у меня очень нехорошее чувство. Даже спрашивать боюсь. Будь что будет.
        Соловьев долго молчал.
        - Главное, что живы будут.
        Через несколько дней Немец уехал, Гошу и Седого перевели наверх и начался процесс накопления сил. Пока Иван активно вмешивался на клеточном уровне - рядом находиться было опасно, ни говоря о том, чтобы набраться сил. Но когда процесс запущен, он протекал достаточно хорошо.
        - Иван Федорович. Поторопи своих, Митяя так и не доставили.
        Крылов замолчал и сел на стул.
        - Разговор есть. Не мог я раньше сказать, да и сейчас тяжело.
        Иван напрягся, но промолчал. Соловьев с волнением смотрел на Сыча, но тоже не проронил ни слова.
        - Нету Митяя. Все что нашли, это рука с часами. Все перерыли. Нету. Даже после того, как ты вышел, и аномалия исчезла, нет его там. Большие куски с места сдвигали, ничего не нашли.
        Иван сел на стул и уставился в пол. Полковник Соловьев сидел в углу, руки лежали на коленях и заметно дрожали. Наконец, он хлопнул ладонью по колену и встал.
        - Все под богом ходим. А нам так и вообще второй шанс выпал. Для меня, наверно, армия тоже кончилась, Иван за всю группу теперь отдуваться будет.
        Крылов промолчал.
        Через несколько дней Гоша стал приходить в себя. Седого пришлось погрузить в глубокую кому и ему очень часто приходилось делать искусственное дыхание. Организм не выдерживал нагрузки. Все-таки сказывался возраст. Гоша быстрее пошел на поправку и вскоре он уже мог сидеть на кровати. Осваивание левой руки проходило с переменным успехом. Ложка периодически летала в дальний угол комнаты и, в конце концов, Гоша освоился жить с одной рукой. Правая рука не давала ему покоя, и он постоянно жаловался на боли в ней. Сначала все отшучивались, а потом, когда Гоша уже корчился от боли, стало не до шуток. Иван сосредоточился на руке в поисках проблемы и вдруг соскочил с кровати и приблизил руку к себе. Гоша вскрикнул от боли и Иван, махнув рукой перед его носом, отключил ему сознание. Тот упал на кровать и засопел, как ни в чём не бывало.
        - Так братцы. У него кость растет. Рвет кожу на культи.
        Иван подскочил к Григорию Ивановичу.
        - Тут то же самое. Ноги растут. Медленно, но с заметной тенденцией. Похоже, кресло отменяется. Только придется помогать, резать культи, чтобы кость смогла расти дальше, не разрывая плоть. Сами справитесь? Мне нужно проверить кое-что. Рука Митяя где? Пусть вниз принесут.
        Крылов замер.
        - Ты уверен?
        - Нет, а что это меняет?
        - Просто, это совсем уже, ни в какие ворота.
        Соловьев усмехнулся.
        - А то, что с тобой бывший труп разговаривает это, в какие ворота?
        Крылов сел на кровать к Гоше и развел руками.
        - Думал меня уже ничем не удивить. Не к столу будет сказано, тут вообще-то два трупа разговаривают. И ещё один не пойми кто…
        Ванька их уже не слушал, буквально слетел вниз, но команда в белых халатах успела закатить каталку с накрытой простыней конечностью вперед него. После того как они поднялись на лифте, и он остановился на верхних этажах, Иван склонился над рукой Митяя. Кость сломана и оторвана чуть ниже локтя, кисть раздроблена, короче, мало что осталось. С чего начать он не знал и взялся, как обычно, за оживление взаимосвязей на клеточном уровне. Знакомый процесс очень быстро набрал критическую массу, после которой вмешательство Ивана не требовалось, и когда вся рука была уже задействована, процесс восстановления пошел на спад. Что делать дальше было не понятно. Ванька наблюдал за отмирающими клетками и не знал с чего начать следующую пробу. Неожиданно он заметил активность на одном из участков и присмотрелся к нему. Появилось насыщенное энергетическое поле, и оно начало расширяться, приобретая очертания тела, раньше он не замечал, но был уверен, что точно такие же очертания были и у других его пациентов, только менее насыщенные.
        Клетки руки вновь начали регенерацию, но значительно медленнее, чем было изначально. Медленнее, но уже самостоятельно и не под давлением критической массы, а скорее даже вопреки. Отдельная клетка пробивала себе дорогу среди отмирающих и делилась. Таких очагов становилось все больше и больше. Они мутировали и процесс восстановления запустился самостоятельно. Теперь уже Иван не сомневался в успехе, теперь это уже вопрос времени. Помочь ничем он не мог. Не было материала для вмешательства, только насыщать энергетическое поле и наблюдать.
        Иван поднялся наверх и устало сел на первый попавшейся стул.
        - Не томи.
        - Тут от меня уже ничего не зависит, я запустил процесс, рост заметен. Рука живет и регенерирует. Скорее всего все получится.
        - Вань, что тебе нужно, чтобы восстановить команду в дальнейшем? Образцов ДНК достаточно?
        - Не торопи события товарищ подполковник.
        - И все же.
        - Насколько я понял, клетки тут вообще не причем. Они сначала умерли, а потом начался процесс заново. С нуля и почти по всей руке. Он, мне кажется, начался бы от любой органики, тут дело в информационном образе. Дед его «следом» называл. С него слепок делается. Но это только теория, а в них я не силен. Каким-то образом я активировал след, рука Митяя лишь помогла понять и зацепиться, только не каждый след активировать получится, только те, за которые уцепиться можно. У некоторого этого следа даже не разглядеть, если они вообще его оставляют… а след нашей группы я хорошо помню, наверно потому и зацепить смог.
        - То есть, если меня разбросает на атомы, меня все равно восстановить сможешь?
        - Похоже на то, очень долго и болезненно. И то, если след не развеяло временем, на память сейчас не жалуюсь, но точно знаю, что образ из памяти брал, клетки уже забывать начали, кому принадлежали.
        Крылов наклонил голову и полностью ушёл в свои мысли - «вот это влипли в историю».
        Соловьев встал и пошел на кухню. Вскоре там загремели кастрюли - не знаю, как ты, но я не хочу, чтобы меня распылили на атомы. Я уже убедился, насколько это больно. До сих пор ещё не отошёл.
        - Ну, это, к слову. Я тоже не горю желанием. Слушай Вань, а какой из атомов возьмется за основу?
        - Я не знаю всех ответов. Не мучай меня. Двух Крыловых я все равно не вынесу, будет только один.
        Крылов задумался и, наконец, тряхнул головой и встал.
        - Как-то в голове не укладывается. Надо пожить с этим, или голову менять на что-то более разумное.
        Иван ухмыльнулся и пошел вниз, проверить, как идет процесс регенерации. - «Человек ко всему привыкает. Вот и Крылов с командиром уже свыклись с мыслью, что их, так просто, не убить. Как это изменит их психологию? Ванька надеялся, что никак. Умирать было больно, еще больнее восстанавливаться. Инстинкт самосохранения не перестанет работать».

* * *
        Кость на локте уже округлилась и начал формироваться сустав. Сухожилия потянулись к новому образованию, но остальная плоть еще плохо развивалась. Видимо не хватало подпитки. Кислородное и энергетическое голодание сказывалось, но остановить процесс было невозможно, энергия тянулась из окружающего пространства. Медленно, но, верно, шел процесс регенерации. Помочь Иван не мог, принцип по которому клетки возрождались, был непонятен, но первым делом закономерно стал образовываться скелет. Затем он стал обрастать новой плотью. Кровь, возникающая в новых образованиях, вытекала на каталку и тут же спекалась, через некоторое время появлялась вновь и так до момента, пока не попадала в замкнутое пространство. Ванька несколько раз сдвигал всю массу, чтобы угадать правильное местоположение. Энергии явно не хватало и процессы многократно ускорялись при воздействии Ивана.
        - Вань, прием. Не спишь?
        - Да пора бы. Как раз решил подняться к вам.
        - Пора бы? Два месяца прошло, я уже домой слетал. Рука у Гоши восстановилась полностью, пора его выводить из комы. А то он совсем похудел. На капельнице вес точно не наберешь.
        - Иду.
        Ванька поднялся наверх и устало бухнулся за стол. Там уже дымилась большая тарелка супа.
        - Чего раньше-то не вызывали, я же совсем счет времени потерял. Думал не больше недели прошло. Там же нет часов. Сейчас хоть свет не пропадает.
        - Это, потому что ты апокалипсис не устраиваешь, но идти к тебе все равно боязно. Соловьев научился наблюдать за тобой.
        Ванька удивленно глянул на ухмыляющегося командира.
        - Ну да, он, когда тебя вызывал, обратил внимание на всполохи красных точек, а потом догадался что это ты. Сейчас видит твой силуэт в движении. Я только начал понимать в какой ты стороне. Так что мы знали, что с тобой все в порядке и не беспокоили.
        - Так-то Вань, я тоже не промах. И, к тому же, сейчас, я вижу, не только всполохи. Правда, голова разламывается потом. Пробовал всех сразу увидеть, чуть не свалился, но это возможно. И мне надо, может повоюю ещё.
        - А я-то думаю, чего это они на связь выходят и молчат. Время будет, тоже попробую.
        - Что там у тебя? Получается?
        - Да, скелет почти сформировался. Но я в процессе почти не участвую, подпитываю изредка. Только тут все равно не усидел бы.
        Ваньке дали доесть и, осмотрев Гошу, он решил выводить его из комы. Гоша очнулся и тут же схватился за руку. Затем непонимающим взглядом окинул её и, все еще не веря глазам, ощупал.
        - Это моя или пришили чего?
        - От плюшевого мишки.
        Гоша пошевелил пальцами, попытался взять со стола ложку, но тут же выронил ее, с третьей попытки он все-таки ухватился за нее и начал хлебать суп. Никакие насмешки не заставили его есть левой рукой. Встать с кровати пока не получилось, но работой своей руки он остался доволен.
        - Насколько я понял, мы не выжили? Неловко получилось…
        Иван кивнул головой. От Гоши больше вопросов не было.
        Григория Ивановича решили пока не выводить из комы, слишком рано. Кости были еще слабые, а плоть, хоть и была защищена подобием кожи, выглядела ужасно.
        - Митяй где?
        - Гоша, Митяй еще восстанавливается, от него вообще мало что оставалось.
        - Так чего ты сидишь? Скоро Седой в себя придет, праздновать надо, а Митяя нет.
        - Да не сижу я, вот только покушать поднялся да тебя в сознание привести.
        - Ну, кушай-кушай. Погоди я на ноги встану, накормлю тебя хоть нормально. Ты в сто раз быстрее Митяя восстановишь, - Гоша сморщился - бока болят лежать, спасу нет.
        Ванька осмотрел Гошу и покачал головой. Как с пролежнями не боролись, они все-таки возникли и очагов боли на теле Гоши было еще очень много. Вмешиваться не стал, посчитав, что тело само восстановится и уйдет на это ровно столько же времени, как если бы он вмешался, может, чуть медленнее.
        - Иван Федорович, где тут поспать можно? А то у тебя пациентов добавилось, не протолкнуться.
        Улей
        Ванька проснулся от бряканья кастрюль. Было ощущение, что тут занимаются только готовкой. Подошел к Гоше, который пытался чего-то подсказывать командиру и осмотрев его остался доволен. Гоша покрутился под управлением рук Ивана, но на него самого обратил внимание не больше, чем на обычного санитара. Его больше интересовало, как Соловьев нарезает морковь.
        Иван подошел к Григорию Ивановичу и покачал головой. Ноги уже начали приобретать приличную форму, но беспокоило его не это. По состоянию Седого он понял, что спал опять более двух суток и никто его не будил. Но бежать вниз он решил не торопиться, нужно рискнуть выводить Григория Ивановича из комы.
        - Иван Федорович, хочу Седого в сознание привести.
        - Не рано? Ноги еще слабые.
        - Не давай ему вставать. Кресло найдешь?
        - Найти-то найду, лишь бы его удержать смог.
        - Командир здесь, поди, справитесь.
        Григорий Иванович открыл глаза и сморщился.
        - Вы чего лампочку прям надомной повесили? Аж глаза слезятся. Выпытываете военную тайну что ли?
        - Не разговаривай. Сил набирайся.
        - Живы все?
        - Никто не выжил, ты тоже, сейчас Митяя поднимаю, он последний.
        Григорий Иванович промолчал, а потом Ванька увидел у него слезы.
        - Спасибо Вань, за парней. Не висни, дай поспать.
        - Поешь сначала. У тебя пока ног нет, не пытайся вставать. Вернее, есть, но считай, что нету.
        - Пока нет? Будут?
        - Обязательно будут, если будешь слушаться.
        - Гошу позови, бульон хочу. Пожирнее.
        Ванька улыбнулся и, посмотрев на замершую команду, пошел вниз. Комната вновь наполнилась шумом. Гоша подсел к Седому и с важным видом принимал заказ.
        Тело Митяя приобретало форму, и уже узнавались характерные черты. Начала образовываться кожа и все выглядело куда как лучше, чем с реанимируемым телом. Регенерация с нуля, давала меньше проблем. Если так будет и дальше, в течение недели Митяй тоже восстановится, и пора будет поднимать.
        Активность мозга возросла, нейроны восстановили связи, появился пульс и наконец, он стал дышать самостоятельно. Рост клеток не замедлялся и было ощущение, что регенерация проходила быстрее, чем с остальными. Видимо мутация клеток была глубже. Через некоторое время Митяя подняли наверх, и Иван стал его приводить в себя.
        Митяй открыл глаза и осмотрел всех склонившихся над ним - вот блин. Тут мы тоже вместе?
        Все переглянулись в непонимании. Гоша улыбнулся.
        - Митяй, мы все еще на этом свете. С Ванькой шансов вырваться отсюда значительно меньше.
        - Тогда есть хочу. И спать. Но есть больше.
        - Вот это дело. Попей горяченького.
        Митяй попил и махнул рукой, чтобы от него отстали. Ванька ушел в дальнюю комнату и тоже отрубился. Когда проснулся, понял, что опять спал дольше, чем планировал. Больших затрат энергии не ожидалось, и Иван надеялся, что организм придет в норму. Во всяком случае, он не чувствовал усталости.
        Лежа в кровати, он попытался вызвать всю команду сразу и ясно увидел, кто, чем занят и где находится. Они обернулись в его сторону и продолжили свои занятия. Григорий Иванович спорил с Крыловым, что ему уже нужно учиться ходить. Митяй, худой как щепка, пробирался по стеночке на кухню, где колдовал Гоша. Командир попивал чай и наблюдал за ними из кресла в углу. Чуть дальше, а может не чуть, Иван увидел Немца, тот улыбнулся, подмигнул ему и отключился.
        - Привет Вань, выходи уже, Гоша хотел будить тебя, но я не разрешил. Уже больше часа колдует на кухне, с голоду заморил нас.
        Ванька вышел из комнаты и бухнулся на диван.
        - Слушай, я не могу вызывать Гошу, Митяя и Григория Ивановича, но если вызываю всю команду, то вижу их сполохи, кроме Немца, он как-то блокирует связь, или далеко очень.
        - Немец научился отключать связь, когда нужно. А с парнями надо бы еще поработать.
        - Григорий Иванович. Сядь покрепче, вызову тебя.
        - Давай, а то ущербными себя чувствуем.
        Связь с Седым прошла удачно. Он только помотал головой и с легкостью вышел на связь.
        - Гоша, твоя очередь, сядь.
        - Я держусь, давай.
        Гоша пошатнулся, но Митяй успел подставить руку, и он не упал.
        - Нифигасе штормит. И что? Теперь без рации?
        - Митяй. Сядь.
        Митяй бухнулся, прям на пол импровизированной кухни.
        - Готов.
        Иван вызвал Митяя, но тот промолчал, вернее, он ответил, но голос донесся с кухни. Связь не прошла.
        - Ты меня слышишь?
        - Да, сначала громко, а сейчас нормально. Немного ошарашило. А как отвечать? Куда нажимать надо?
        Гоша расхохотался - на пуп дави.
        - Не смешно, дайте мне какую-нибудь фигню в руки. С кнопкой.
        Дверной звонок, найденный в одной из тумбочек, действительно помог и, нажимая на него, Митяй прекрасно смог связаться с Иваном, а потом и со всей командой. Через какое-то время он отбросил кнопку и уже вовсю связывался со всеми. Даже чаще чем было необходимо. Похоже, такой вид связи оказался ему по душе. Не было необходимости контролировать расстояние до собеседника, чтобы, что-либо сказать. Но Сыч посоветовал не пользоваться этим на людях, во избежание лишнего внимания. Было решено носить с собой любые маломальские рации, пусть даже с севшими батарейками, для бутафории.
        - И так господа, с возвращением. Мы здесь около года. Григорий Иванович уже почти ходит. Подозреваю, что каждому из нас нужно освоиться и поэтому я дал распоряжение подготовить полигон для тренировок. Нужно раскачать засидевшиеся мышцы, а Митяю отъесться. Заданий пока нет, но Немец уже выходил со мной на связь. Узнавал, как дела, он уже давно работает в отличии от нас.
        - А мы сейчас как? Не в списках живых? Что делать если знакомые встретятся? Жалко парней.
        - Почему, не в списках? Вернее, да, не в списках. Но вы живы и здоровы, но засекречены. Со знакомыми ничего не изменилось. Можете ссылаться на секретность. Где, когда, сколько и прочее, только для внутреннего пользования. Я ваше руководство, выше меня никого для вас нет. Звания пока прежние. Для гражданской жизни ничего не изменилось.
        - Вот еще, Немец прислал. Это карты банковские. Они не именные, в конвертах коды, запомнить и съесть. Потом научу пользоваться. Там наши зарплаты и вообще деньги на любые нужды. Сколько там денег у вас не знаю, даже на своей не знаю. Лимит не показывает, я проверял. Остальное узнаем, когда будем пользоваться. Во всяком случае, зарплаты начисляются на них. Книжки все аннулируются, деньги переведены на карты. Ваши новые документы, взамен утраченных, уже подготовлены.
        - Мы тут с командиром покумекали. В виду новых возможностей по взаимосвязям, предлагается назвать подразделение «Улей». Вы ударная группа. Структура подразделения уточняется, все приказы через меня. Я пока даже не знаю, сколько спецов на нас будут работать. Но по данным, которые поступают - это вся войсковая разведка. Возможно, не только войсковая, уровень высокий. Цели и задачи практически не меняются, только уровень угроз значительно выше. Видимо все проблемные дела теперь наши. Вопросы есть?
        Седой сидел в кресле и потирал ногу.
        - Погода меняется, опять ногу тянет. Да понятно все. Где новая берлога? Уже домой хочется.
        - Берлога под Иркутском, рядом со старой базой. Вещи уже переехали. Полигон там же. Как окрепните, так поедем.
        Ванька обрадовался.
        - Значит, здравствуй сопка Радости? Я как чуял что надолго с ней.
        Митяй улыбнулся и хлопнул Ивана по плечу. Даже в своей худой версии, сил у него было не занимать.
        - Мне бы твои заботы. Ладно, Гоша, давай поедим чего, а то с вашими разговорами желудок полнее не становится.
        Хранитель
        База
        В Иркутск прилетели рано утром и сразу на базу. От старой берлоги совсем недалеко, километров с десяток, в лесу расположился центр подготовки молодых десантников, которых предстояло отобрать в спецбатальоны. Они уже вовсю тренировались, когда группа высадилась из штабной машины и Митяй подошел помочь выйти Григорию Ивановичу. Вытащил кресло-каталку и помог сесть туда Седому.
        - Митяй, да давай я уже сам, мне Малой уже разрешил ходить.
        - Командир сказал по возможности не нагружать ноги. Кто у нас старший? Или ты выбираешь, кто выгоднее?
        - Да что же вы за зануды такие, сколько мне еще на твоей шее ездить. Ты сам вон на себя не похож, худой как жердь. Беречь себя надо, а ты за мной ухаживаешь, как за барышней.
        Ванька, шедший рядом, посмотрел на «худого как жердь» Митяя и качнул головой. Он уже был здоровее любого из их группы, но действительно пока не набрал прежнего веса, отчего и сокрушался периодически.
        - Мне это ходить не мешает.
        - А мне кроме тебя тоже никто ходить не мешает.
        - Сиди молча. Брюзжишь как старик.
        Митяй катил Седого прямо через поляну, где тренировались будущие бойцы десантно-штурмовых бригад. Крепкие парни мутузили друг друга, падали и бодро соскочив, набрасывались вновь. За каталкой шел командир и Ванька. Гоша тащил сумки Митяя и Григория Ивановича. Они постоянно слетали с плеча, но он упорно держал их правой рукой. Было видно, что она плохо его слушается и левая рука все время порывалась помочь, но останавливалась силой воли и вся нагрузка была на поправляющейся руке. Хорошо это или плохо, Гошу не волновало, главное, что рука у него была.
        - Эй, пенсионеры, осторожнее тут, зашибем ведь.
        Здоровенные детины остановились, чтобы пропустить явно пощипанных ветеранов. Никто не сомневался, что это бойцы, но молодость играла в их крови и браваду было не скрыть ничем. Только Ванька не вписывался в характеристику «ветеран» и смотрелся на их фоне неестественно куце. Увидев форму Соловьева, они вытянулись по стойке смирно.
        - Извините товарищ полковник.
        - Вольно. Вы поосторожнее, а то этих пенсионеров не успею оттащить от вас. Изгрызут.
        Парни расслабились и ухмыльнулись.
        Седой повернулся на кресле и посмотрел на командира. Тот кивнул головой и Седой неожиданно скатился с кресла, подбив одного из бойцов обозначил удар локтем в шею, выхватил у него нож и метнул его во второго опешившего десантника. Рукоятка больно ударила его в плечо, и он отшатнулся. Митяй, качая головой, подошел к Седому и помог встать. Наигранно кряхтя, тот уселся в кресло-каталку и подмигнул бойцам.
        - Едрён-батон, пенсики.
        Митяй, проходя мимо, хлопнул одного из них по плечу и тот еле удержался на ногах, Гоша всучил им сумки и пошел дальше, не ожидавшие этого парни схватили их и стояли как вкопанные, не зная, что делать.
        - Лучше бы помогли, чем зубоскалить. Мы, между прочим, еще не завтракали. Веди к коменданту.
        Один из парней обернулся и поискал глазами своего командира отделения. Тот стоял и улыбался неподалеку, кивнул головой, разрешая им помочь, и дальше продолжил тренировку с другим бойцом. Все видели, что произошло, но предпочли не отвлекаться и тщательно подготовить все шуточки, которые обрушаться на горе десантников чуть позже, если силы после тренировок еще останутся.

* * *
        - Добро пожаловать. Все распоряжения я уже получил. Вам выделяется небольшое строение со своей кухней. Можете питаться в столовой или варить сами, продукты без ограничений на складе. Живете по своему расписанию, общих занятий нет, но просьба согласовывать ваши тренировки и стрельбы. Полигон общий.
        - Спасибо капитан. Дай бойца, чтобы все показал, дальше мы сообразим.
        Здоровенный детина со сломанной рукой целый день знакомил их с местными достопримечательностями, но, когда его отпустили, еще какое-то время крутился недалеко.
        - Чего с рукой то?
        - Сломали, черти. Уже бока отлежал. На полевые занятия не пускают, только в классах и развлекаюсь, тетради левой рукой пишу. Зато научился автомат одной рукой разбирать, даже мастер-классы показывал. Магазин одной рукой менять могу, а что, полезное умение.
        - Если нужен будешь тебя в госпитале искать? Умелец однорукий…
        - Нет, там костоломы только повязку меняют. Вон казарма. Третий этаж. Сидорчук.
        - Ладно, дуй к себе.
        - Есть дуть.
        Боец действительно подул к себе. Привычка все делать бегом сработала на рефлексах.
        Месяц прошел в постоянных тренировках. Стрельбы и занятия в классах, опять череда фотографий с террористами и другими знаменитыми бандитами федерального и мирового уровня. В общем, обычная жизнь. Новые возможности в коммуникациях давали ощутимую пользу. Когда знаешь где твой товарищ, работать намного легче. Командир был просто в восторге от возможности охватывать всю свою группу взглядом, вне зависимости от местности и времени суток. Да к тому же, расстояние вообще не играло роли. Он мог быть в казарме и всегда знать где, когда, сколько и зачем, оставалось только к карте местности соотнести и всё, не спрятаться - не скрыться. Крылов на базе не появлялся, но периодически выходил на связь. Спрашивал, как идут занятия и обсуждал с Соловьевым какие-то только им интересные вопросы.
        Гоша неизменно таскал с собой аптечку и не обращал внимания на усмешки. В конце концов, неизвестно кому нужна будет помощь, да и регенерация не как у Ваньки. Мгновенно не затягивалось, а потому нужна первая помощь. Пусть у заражения мало шансов, но и давать ему малейший повод не хотелось. К тому же, обнаруженная ранее неприятность неожиданно заявила о себе в полной мере, и с ней пришлось мириться. Седой сломал ногу. Неудачно прыгнул через ров в горячке боя и в итоге перелом. Не рассчитал покров снега и неудачно провалился, зацепившись за скрытый корень. В боевой обстановке такое могло произойти с каждым. Беда была не в этом. Обезболивающие не работали. Ну, то есть совсем. Их тут же выдавливало обратно через отверстие от укола, либо позже, через поры как пот, таблетки вообще не ощущались. Болело нещадно, но приходилось терпеть.
        Когда это произошло, Соловьев не разрешил вызывать медиков, они буквально через дорогу ползали, что-то своё отрабатывали, сказал, что в бою не всегда есть возможность, вот и нужно проверить, как с этим справляться в полевых условиях с учетом регенерации. Митяй сделал шину и положил Седого на носилки, подготовленные из подручных материалов. Ванька проанализировал перелом, но вмешиваться не стал по просьбе Седого.
        - Чего там?
        - Чего, чего, сломал. Кости уже нормальные, так что это случайность. Митяй, ногу чуть левее, стоп, кость на месте.
        - Больно блин. Работайте пока, я тут птичек послушаю, не шумите только. Гоша, оставь дальномер, прикрывать буду. Митяй, есть чего пожевать?
        - Отставить дальномер, план меняется.
        Митяй щедро снабдил Седого сухофруктами и сухарями. Тренировка продолжилась, но с небольшими поправками, отработали прикрытие раненого и передвижение с носилками. К концу тренировки Седой уже шел сам, прихрамывал, но шел. Кость почти срослась, но нагрузку давать еще было рано. На открытой местности его подхватывали с двух сторон и заставляли прыгать на одной ноге перебегая до укрытия. Правда, чаще всего он просто поджимал обе ноги, потому как не успевал.
        Домой завалились уже затемно. Помылись и расселись за столом. Гоша носился на кухне, Митяй накрывал на стол. Кушали всегда вместе, так уж повелось. Командир ушел к себе в комнату и видимо вышел на связь с Крыловым, оттуда были слышны обрывки разговора. Связь теперь была постоянной. Вышел он к столу озабоченным.
        - Малой, у тебя одиночное плавание. Завтра отбываешь, все подробности после ужина на прямой связи с Сычом.
        - Есть.
        - Куда хоть, командир? И почему он один будет веселиться?
        - Митяй, вот нас с тобой не спросили. Сыч сказал, что там только Ванька пройти сможет. Во всяком случае, он на это надеется. Я, конечно, не в восторге, но ему виднее.
        Григорий Иванович сидел в кресле и потирал ногу. Старая рана всегда подсказывала погоду. Ванька порывался избавить его от этих напоминаний прошлых лет, но Седой не дал добро. Сказал, что уже привык, а в его возрасте от привычек избавляться не резон.
        - Вань, я за тобой поглядывать буду, по возможности не отключайся.
        Ванька кивнул головой, он вообще не обратил внимания на новое назначение, как будто его это не касалось. Сколько еще будет таких заданий, сколько их уже было - «одним больше, одним меньше, вот невидаль». Похоже, группа беспокоилась за него больше, чем он сам. Гоша добавлял в его тарелку, а Митяй пошел собирать рюкзак.
        Ванька наелся и откинулся на спинку стула, мешать Митяю он не стал, все равно прогонит, а собрать рюкзак он сможет не хуже, чем он сам, так что беспокоиться не было причин. Думать о новом задании тоже было рано, поэтому Иван просто наблюдал за мельканием в телевизоре. Седой иногда смотрел новости, вот и сейчас он сидел на против телевизора и явно спал. Телевизор в таких случаях работал всю ночь.
        - Вань, я за тобой машину выслал, вылетаешь сегодня. Погода меняется, нас торопят. Все расскажу уже на корабле.
        - Принято.
        Командир насторожился.
        - Планы меняются?
        - Да, уже машину выслал. Говорит, погода меняется, торопят.
        - Будь на связи по возможности.
        - Есть.
        Ванька переоделся и взял рюкзак. Седой, не открывая глаз, поднял руку с растопыренными пальцами. Митяй и Гоша просто кивнули головой. На этом все прощания были закончены. Ванька почувствовал подъехавшую машину и вышел. Командир проводил его взглядом.
        Аномалия
        Самолет уже ждал его, видимо он только что приземлился и дозаправился. Ванька разместился на каких-то тюках и кивнул зашедшему пилоту. Тот хотел что-то сказать, но видимо и так было понятно, что Иван уже нашел, где упасть, развернулся и вышел. Ждали только его. Пустой самолет, в который при желании могла разместиться вся десантная бригада вместе с техникой, вырулил на взлетную полосу. Такая нерациональность о многом говорила, видимо действительно торопились.
        Летели всю ночь и, уже под утро, Иван почувствовал какие-то изменения. Вскоре появился пилот и попытался докричаться до Ивана, все что он понял, так это то, что сейчас будут приземляться. Зачем приходил пилот Ванька так и не догадался. Видимо, так положено, его должны были предупредить, вот и предупредили. Как будто и так не понятно было.
        Машина уже ждала и Ваньку опять, ни слова не говоря, повезли. Заснеженный город еще спал. Стоял трескучий мороз, и водитель бросил Ивану танковую телогрейку и штаны. Ванька скорее по привычке, чем по необходимости натянул на себя все это, прям в машине, пока ехали. Он уже давно не чувствовал холод. Если кожа не выдерживала температуру, то клетки отмирали и на этом месте регенерировались новые с выбросом энергии, а значит и температуры. Происходил автоматический нагрев участка. Так было вначале, а когда все процессы стали происходить быстрее, то и при понижении температуры окружающей среды поднималась температура тела. В итоге Иван практически не чувствовал холода. Но привыкший экономить энергию он всегда одевался по погоде.
        - Есть хочешь? Там сухпаёк, горячая вода в термосе.
        - Ехать долго?
        - Еще час до порта. Мне тоже налей чайку, а то подняли по тревоге за тобой, даже не побулькал.
        Дорога была ровной и пустой, но ехали все равно медленно, постоянные перемёты не давали видеть дорогу больше, чем на несколько метров впереди. Но Ванька знал, что под толстым слоем накатанного снега был асфальт. Неестественно ровный, без ям и колдобин, только местами поцарапанный уборочной техникой. Видимо этот асфальт не часто касался колес автомобилей, в основном он был скрыт снегом.
        Через несколько проходных, на которых водитель останавливался и показывал документы, они наконец остановились. Впереди виднелись огромные суда. Порт. Воды почти не было видно из-за кружения снега, но она угадывалась до самого горизонта. Ванька никогда не видел моря и с интересом оглядывался по сторонам. А может это океан. В любом случае, не видел.
        К машине шел Крылов. Он был одет в гражданское, но военную выправку сложно скрыть. Не доходя до машины, он вышел на связь.
        - Вань, пошли за мной. Только тебя ждем. Сейчас отходим.
        Ванька выпрыгнул из машины и плотно закрыл за собой дверь. Сухпаёк бросил на переднее сиденье водителю, чем его ощутимо порадовал. Машина тут же развернулась и уехала. Он направился за Крыловым, практически ничего не видя обычным зрением. Ветер бросал в глаза снег и пытался сдуть шапку. Раннее солнце отражалось от снега и смотреть на землю было невозможно. Ванька зажмурился и побрел за Крыловым. Поднявшись по трапу на огромный корабль, он огляделся, порт не спал, было стойкое ощущение, что порт никогда не спит. Высоченные краны постоянно что-то перетаскивали и передвигали, машины внизу сновали во все стороны.
        Трап подняли, и он почувствовал суету на корабле, они готовились к отплытию.
        - Проходи, это наша каюта. Как тебе погодка?
        - Торопится куда-то, того и гляди с ног собьет.
        - Штормовое предупреждение пришло, вот и пришлось планы менять. Располагайся. До места добираться не меньше месяца. Постараются как можно ближе к точке назначения доставить, чтобы ходить, далеко не пришлось. Но это как льды позволят.
        Ванька сбросил рюкзак и снял танкач. Нашел куда это все затолкать и осматривался в каюте. Небольшое помещение было вполне пригодно к жизни. Аккуратное и компактное, ничего лишнего. Верхняя койка была уже занята, и Иван расположился внизу. Через несколько минут к ним зашел матрос и пригласил к капитану.

* * *
        - Идем по кратчайшему пути, расчетное время сорок два дня, ледовая обстановка средняя. У меня есть команда дрейфовать в указанном квадрате. Это не совсем то, что мы планировали, поэтому часть экспериментов придется отложить. Правда, они там решили чем-то другим заняться, насколько я понял никто не в обиде. Министерство Обороны к тому же обещало помочь с запчастями, когда вернемся. Просьба подчиняться внутреннему распорядку.
        - Семен Петрович. Да вы нас даже не заметите. Занимайтесь своими делами. Правда, не могу сказать, сколько нам нужно время. На месте все определим. Возьмем пару образцов со дна и там уже видно будет.
        - Ну, вот и хорошо. Семен, покажи военным столовую. На сим откланиваюсь. Работа.
        Ванька молча слушал все разговоры, пока, не понимая, что от него требуется. В конце концов, придет время, все расскажут. А пока, больше месяца отпуск.
        - Садись, давай потолкуем. Нужно на месте определить с чем мы столкнулись. Обнаружена аномалия, очень похожая на твою. Ученые сначала нашли очень много останков в ледяных пещерах, кости в том числе, относительно свежие, разбросаны на большом участке. Заинтересовались, взяли пробы, ничего не нашли. Спустились на более продвинутом аппарате глубже, стали очерчивать территорию. Получился продолговатый участок около километра и в высоту охват до самой поверхности, но у поверхности кости старее. В одном из мест этого участка аппарат вдруг перестал работать и люди не отвечали. Его подняли, а команда без сознания. Ничего объяснить не могут. Говорят, просто все отключилось. Ну, списали на неисправность, а потом еще раз, тоже самое. Информация дошла до Немца, они запрос военным делали, на наличие испытаний, положено так. Он тут же запретил дальнейшие эксперименты и меня вызвал. Было решено тебя послать.
        - Глубоко там?
        - На пределе возможного. Почти шесть с половиной километров. Глубже нельзя, аппарат не выдержит, так что не все участки доступны.
        - Пойду без аппарата. Он бесполезен.
        - Давление Вань. Ты его учитываешь?
        - Пробовать надо. На какой глубине я был на Ладоге?
        - Даже не сравнивай, около ста пятидесяти метров, там увеселительная прогулка по сравнению с нужной нам точкой.
        - Пока не попробую, ничего не скажу.
        - А насчет аномалии? Справишься? Нам хотя бы определиться, по степени опасности. Замеры провести.
        - Я думаю, там помощь нужна.
        - Какая помощь?
        - Ты же помнишь, что вокруг меня аномалия возникла, когда я боролся за жизнь.
        Крылов задумался - так, блин, нужно будет доложить Немцу, это все меняет.

* * *
        В положенное время ледокол прибыл на место и пришло время действовать. Ванька оделся потеплее, чтобы не привлекать внимание ученых, высыпавших на лед, и вышел на палубу. Ничего необычного он не чувствовал. Крылов уже распорядился поставить палатку на льду и огородить её от посторонних глаз. Место выбрал за торосами и он, почти постоянно, находился там, руководил вырубкой проруби на старом месте. На берегу были выставлены столы и скамейки. Ученые явно не собирались далеко отходить от своих приборов. Сумасшедшие люди. Ничего их не могло остановить. Даже мороз около пятидесяти градусов заставлял их только двигаться быстрее и потреблять безумное количество горячего чая. Ветра почти не было, в это время года солнце не поднималось над горизонтом и с ледокола постоянно светили прожектора. Красота стояла неописуемая.
        - Вань, прием. Тут все готово. Когда приступим?
        - Сейчас и приступим, чего тянуть.
        Ванька надел на себя гидрокостюм и полез в воду. Попробовал не дышать, чтобы выяснить, когда нужно будет вдыхать воду, и понял, что кислорода явно не хватает. Догадался в чем дело и снял верхнюю часть гидрокостюма, посмотрел на качающего головой Крылова и стянул штаны. В одних плавках спустился в воду и усмехнулся, увидев съежившегося Сыча. Затаил дыхание и стал замерять время. Он не дышал больше десяти минут, но кислород поступал без перебоя и отсутствие необходимости вдыхать воду его очень обрадовала, правда, ненадолго. Попытавшись нырнуть и опуститься на глубину, он сразу понял, что придется воздух удалить. Долго не решался и наконец, вдохнул воду. Очень неприятное ощущение, но дискомфорт быстро прошел. Правда, отвечать на вызовы приходилось односложно, что совсем не нравилось Крылову. Наконец, он отстал и молча наблюдал за Иваном через внутреннюю связь группы. Убедившись, что после получаса Иван чувствует себя вполне сносно и продолжает опускаться, он успокоился и просто стал ждать. Трос, прикрепленный к поясу Ваньки, потихоньку разматывался. Он настоял на том, чтобы трос был, хотя бы
проверить, как Иван переносит давление.
        На глубине около километра Иван сообщил, что трос мешает, тело уже уплотнилось и он чувствует себя прекрасно. Отсоединил трос и, несмотря на все возражения, стал опускаться дальше. Около трех часов томительного ожидания, и он сообщил, что находится на дне.
        - Чувствую направление, разговаривать очень сложно, отключаюсь от связи.
        Ванька опустился на дно в полной темноте, свет сюда не проникал, и Иван уже давно свыкся с этим. Вода была упругой и все движения были затруднены, как будто он находился в ускорении. Какое было давление он не знал, но был совершенно уверен, что эти показатели далеко не предел его возможностей. Рыб было не очень много, но все дно было усеяно костями. Что тут произошло, пока было не понятно. Он почувствовал какую-то аномалию чуть левее себя и пошел в этом направлении. Останков становилось больше, и Иван почувствовал, что вся живность старается обходить этот участок дна. Расход энергии увеличился в разы и всё возрастал по мере его приближения к цели. Он это чувствовал.
        Довольно долго он блуждал по дну и наконец, увидел источник аномалии. Ощущениям он верил. Это именно то, что он искал. Грязный комок, сантиметров десять в диаметре, покрытый илом. Ванька попытался присесть возле находки, насколько это вообще возможно под водой, и сообщил Крылову.
        - Кажется, нашел, попробую разобраться.
        - Осторожнее там.
        Ванька очень аккуратно, чтобы ничего не повредить, попытался взять этот комочек, он оказался достаточно увесистым, и Иван положил его на место. Просканировать его не удавалось, и он стал очищать его от ила. Под грязью оказался комочек шерсти, неимоверной раскраски, но все-таки шерсть. Как она оказалась под водой и что это вообще такое, пока было непонятно.
        - Поднять наверх сможешь?
        - Опасно, оно поглощает энергию, наверно поэтому тут много останков. Метров сто вокруг зона отчуждения. Буду тут разбираться.
        Он живой
        Ванька попытался очистить как можно больше и несколько раз провел рукой по комочку. Шерсть была длинной, но скаталась и под ней чувствовалась очень плотная масса. Сомнений, что это источник аномалии, не возникало, но что это такое, Иван терялся в догадках. Чья-то дурная шутка, но откуда аномалии? Это явно выходило за рамки той науки, о которой он знал. Эта штуковина тянула из него силы. Причин для беспокойства не было, силы восполнялись значительно быстрее, чем поглощались, но факт оставался фактом.
        По словам Крылова, Иван тоже поглощал энергию, когда находился в бессознательном состоянии. Он вычерпывал силы отовсюду куда дотянулся и тем самым восполнял свои потери. С тех пор его источник энергии заметно прогрессировал, но нельзя было исключать, что этот объект тоже пытался восполнить энергию для жизни. А, следовательно, это организм, и он еще живой.
        - Думаю, это живой организм, попытаюсь достучаться.
        - Рыба? С такими аномалиями?
        - Нет, не рыба. Он здесь случайно. Вода не его стихия.
        - Ты говоришь загадками. Держи меня в курсе. Ты там уже больше десяти часов. Я поднимусь на корабль, нас уже потеряли, не буду привлекать внимание.
        - Принял, конец связи.
        Иван решил дать этой штуковине побольше энергии и посмотреть, что выйдет. Он коснулся комочка и сосредоточился. Поток энергии вливался и поглощался с невероятной прожорливостью. Сколько так может продолжаться Иван не знал, но решил вкачать энергии столько, сколько сможет без ущерба для себя. Наконец он почувствовал ослабление поглощения энергии и вскоре возле него стали появляться рыбы. Он перестал вливать и стал просто наблюдать за объектом.
        Небольшие рыбки всё чаще подплывали ближе и вдруг из клубка появилось щупальце и обхватило рыбку. Она заметалась и тут же была оплетена щупальцами. Ванька отпрянул от неожиданности и стал с интересом наблюдать за происходящим. Рыбка была совсем небольшая и она явно не смогла бы поднять тот вес, который почувствовал Иван, попытавшись взять клубок ранее. Она металась из стороны в сторону, но не могла сдвинуть атаковавший её клубок. Впрочем, ничего страшного с ней не происходило. Наконец она успокоилась и просто плавала вокруг. Ванька еще немного понаблюдал и наконец решил попытаться освободить рыбку. Он аккуратно отнял щупальца и, осмотрев невольницу, отпустил. Ничего с ней не произошло, это была не атака с целью убить. Для чего клубок атаковал оставалось загадкой.
        Так происходило еще несколько раз и неизменно Иван освобождал пленниц. Наконец он решил сыграть роль рыбки и стал шевелить рукой возле него. Атака не замедлила себя проявить, Иван почувствовал, как его рука оплетается, но никаких болевых ощущений не последовало. Клубок начал втягивать щупальца, он держал руку и не давал себя подтянуть. Встретив сопротивление, клубок ускорился и стал подтягиваться к руке сам. Наконец, он стал подниматься над грунтом и перебрался на руку Ивана. Обернувшись вокруг кисти, он замер. Ваньке даже показалось, что он стал меньше, не изменив вес. Прекрасный меховой браслет, грязный от ила и поглощающий энергию всего живого, что оказывалось возле него. Вполне обычное явление на дне океана. В оправдание можно отметить, что после насыщения, этот комочек уже не представлял опасности. Он все еще тянул силы из Ивана, но это было очень незначительно. Даже обычный человек мог восполнить такие затраты, для Ваньки такие расходы были ничтожны, но нужно убедиться, что это не временная безопасность.
        Просидев в таком положение еще какое-то время Иван решил, что объект больше не представляет опасности для окружающих и решил подниматься.
        - Сыч, поднимаюсь. Объект со мной, он теперь неопасен.
        - Понял, сейчас буду в палатке.
        Ванька понемногу поднимался на поверхность. Наконец он почувствовал лед над головой и вызвал Крылова, чтобы посмотреть направление. Он всплыл намного левее проруби и пришлось добираться подо льдами. В двух местах пришлось нырять значительно глубже, но в целом такое путешествие ему чем-то даже понравилось. Вынырнув на поверхность, он вылез и выдохнул воду, его скрутило в уже привычном спазме и наконец, он стал дышать как обычно. Крылов сразу накрыл его одеялом, как будто это было необходимо и опасливо смотрел на его находку.
        - Вань, когда тебя полоскало, эта штуковина в размерах увеличилась, а потом опять вернулась к исходному состоянию.
        Ванька с любопытством посмотрел на свой новый браслет и попытался его снять с руки. Это не удалось, он обтекал пальцы меняя форму и перемещался по руке. Ему явно было комфортно на руке и менять дислокацию он не собирался.
        Крылову очень не понравилось, что Иван не может снять эту штуковину. Варианты как это можно сделать просто крутились вокруг его головы и почти принимали физическую форму.
        - Ну и что это такое?
        - Без понятия. Давай поедим да подумаем, что дальше, в каюту пока нельзя. Нужно еще понаблюдать, вдруг вода его обычное обитание, хотя совсем не похоже.
        - Надо снимать.
        - Не мешает, если что, отрубишь руку.
        Крылов недоверчиво посмотрел на Ивана, но заметно успокоился. Хоть какой-то выход, совсем без вариантов, его не устраивало. Он, конечно, понимал, что Иван пошутил, но галочку поставил.
        Ванька сполоснул руку в воде и шерсть предстала в полной красе. Грязь практически отмылась и теперь это было уже похоже на обычный шерстяной браслет, если такие бывают. Вода на нем по какой-то причине не застывала, но на ощупь температуру этого чудо-юдо определить не удавалось. Ни горячо, ни холодно.
        - Вань, ты же понимаешь, что такого не бывает? Таких живых организмов на земле не встречали.
        Ванька кивал с полным ртом. Его больше интересовало, что в тарелке, чем слова Крылова.
        - Мне кажется, что он все еще в анабиозе. Надо бы его растолкать, попробую еще энергией подпитать.
        - Мне отойти?
        - Нет, он все поглощает. Жадный.
        Ванька начал подпитку и результат не заставил себя ждать. Объект оживился, хотя сначала не проявлял особого интереса к выбросу энергии. Что-то происходило, он стал проявлять признаки жизни. Шерсть вздыбилась и поменяла окрас на белый, вся оставшаяся грязь отвалилась и «браслет» больше не выглядел неряшливо.
        Вдруг Иван почувствовал, что его накрывает волна какой-то силы. Сначала он почувствовал тень над собой, а затем его волю стало что-то подавлять. Ему это совсем не понравилось и он, тряхнув головой, отогнал это чувство. Мех на руке отреагировал мгновенно, увеличился в размерах, затем тут же опал и засверкал в лучах лампы. Чья-то воля вновь коснулась Ванькиного сознания, но, уже не нападая, а ища контакта.
        Иван поднял руку, успокаивая соскочившего Крылова и тот вновь сел. По нему было видно, что он не на шутку испугался происходящего.
        - Извини. Я не хотел навредить.
        - Кто ты?
        - С кем ты разговариваешь Вань? С тобой всё нормально?
        - Все нормально, со мной вышли на связь.
        Крылов весь подобрался и настороженно смотрел на руку Ивана.
        - Я уже давно не встречал разумные существа. Извини еще раз. Ты еще можешь поделиться энергией?
        - Мне нужно знать, что это не опасно для окружающих.
        - Это не опасно.
        - Много тебе нужно?
        - Сколько сможешь, я почти на нуле. Любую крупицу.
        Ванька стал отдавать энергию и существо с огромной жадностью поглощало ее. Убедившись, что вся энергия поглощается и нет выбросов наружу, Иван успокоился.
        - Иван Федорович, это разумное существо, оголодавшее только, сейчас заправим и продолжим знакомство. Пора тут сворачиваться.
        - Никогда не знаешь, что от тебя ожидать. Ох, и напугал ты меня. Прикройся, а то негоже на таком морозе в трусах ходить.
        Ванька оделся, и они пошли на корабль.
        Морф
        Существо вело себя очень спокойно, но энергию поглощало в неимоверных количествах, конца и краю этому не было. Ивана это совершенно не беспокоило, и он готов был отдавать её в любых объемах, на нем это не сказывалось. Наконец пушистый стал замедляться.
        - Спасибо тебе, я немного восполнил свои запасы, но не почувствовал даже намека на твое опустошение. Ты её генерируешь?
        - Я тебя слышу, а вот мой товарищ, похоже, не слышит. Ты можешь говорить сразу с двумя?
        - Так слышно?
        Крылов вздрогнул и оглянулся, Иван улыбнулся и уселся поудобнее.
        - Да, прекрасно слышно. Расскажи кто ты и откуда?
        - Это очень долгая история.
        - Мы совершенно не торопимся. Мы тут задержимся еще как минимум на две недели, затем больше месяца плыть домой. Мы на корабле, хотя… наверно ты не знаешь, что это такое.
        - Меня зовут Морф, это я знаю точно. Я был хранителем, это я тоже знаю точно. Попробую рассказать, насколько помню сам, чтобы было понятно. Только хочу предупредить, что ваш разум для меня незнаком, что успел выхватить, когда хотел подчинить тебя своей воле, тем и пользуюсь.
        - А ты зачем, кстати атаковал? Это как-то не очень по-дружески.
        - Извини, я не думал, что вы разумны. Мне нужно было подчинить себе живое существо, чтобы выжить и добраться до безопасного места. С существами низшего порядка это получалось.
        - И где твое безопасное место?
        - Давай, я расскажу по порядку, я не вижу многих понятий и определений в вашем сознании, может полный рассказ ответит на вопросы.
        Крылов молчал и не знал, куда ему смотреть, на Ивана или на его руку. Видимо существо приняло во внимание такое неудобство и сползло с руки на стол. Немного видоизменившись на столе, вдруг оказался кот. Обыкновенный пушистый кот. Крылов присвистнул. Иван погладил кота и улыбнулся, как ни странно, кот отреагировал на прикосновение, прогнулся и, завернувшись в клубок, улегся на столе поглядывая на людей. Немного поерзав, он перебрался Ивану на плечо и улегся там.
        - Как я уже говорил, я был хранителем, или должен был им стать, мне сказали, что именно это мое предназначение. Не могу подобрать слов, в вашей науке пока нет определений, хотя может в сканированном мозге не вся информация. Наверно, я плазма, в вашем понимании. Энергетическая субстанция, вернее, форма жизни.
        - В вашей науке? Все-таки ты не с этой планеты? Как ты тут оказался?
        - Я издалека. Я начал осознавать себя далеко отсюда, свой потенциал я не знал и не знаю сейчас, энергии всегда не хватало, потому что я оказался слишком энергозависимым. Так мне сказали, они просили называть себя создателями, но в то, что они действительно меня создали я сомневаюсь, слишком примитивное оборудование, скорее чем-то привлекли и поймали. На планете шла война, уже очень давно. Всей истории я не знаю, доступа к информации у меня не было, хотя, возможно я выкинул эти знания, когда выживал. Насколько я понял, создатели погибли, пока я получал подпитку, во всяком случае, я начал осознавать себя в зарядном устройстве, всё остальное из глубинных слоёв памяти. Энергия на планете была очень востребована, и создатели многим рисковали, когда начали отдавать её мне. Что у них были за планы я не знаю, но на контакт я шёл очень неохотно, скорее всего мне их планы не нравились, но точнее сказать не могу, нет информации. Потом нашу лабораторию уничтожили, как я узнал позже, уничтожили почти всю планету, ту её часть, где я оказался практически полностью выжгли. Источник энергии иссяк, но я уже накопил
достаточно для существования.
        - Погоди-погоди, ты робот что ли?
        - Я бы не хотел себя считать роботом. Насколько я прочитал в разуме человека, спасшего меня, роботы очень примитивны по строению и возможностям. Но это отдельная тема, которую я не хочу сейчас касаться, слишком много энергии уходит на эмоции.
        - Его Иваном зовут. Ладно, давай дальше, извини что перебил.
        - Очень долго никого не было, все были уничтожены, но вскоре, стали появляться животные. Я старался защищать их, но срок жизни им отмерян не очень большой. Сколько я так существовал, не знаю. Очень долго, в вашем летоисчислении, сотни лет. Я знал, что дальше так нельзя и пытался выбраться к разумным существам. Вскоре я нашел их. Деградировавшие создания, некогда правившие планетой, озлобленный разум. До сих пор ощущаю отвращение от такого симбиоза.
        - Симбиоза?
        - Да, извините, не сказал сразу. Я могу существовать только в симбиозе с другим существом. Я пробовал жить один, очень тяжело эмоционально, практически невозможно.
        - Меня отдали их командиру, как какую-то вещь. Я не стал с ним выходить на контакт. Мерзко. Он пытался спастись с планеты на корабле, бросил всех своих товарищей и взлетел один, только вещи свои прихватил. Так я оказался в космосе. Сразу после взлета его взорвали. Когда я нашел его, он уже был мертв, добраться до планеты было невозможно, энергии почти не было, всё ушло на защитную реакцию. Вскоре, это вообще потеряло смысл, чужие корабли атаковали планету и попросту её уничтожили. Взрыв был чудовищный, взрывной волной меня понесло. Сколько я так летел, не помню, ради сохранения жизни пришлось отключать очень много, в том числе память и сознание. Видимо так я попал на орбиту этой планеты. Сколько был на орбите не знаю, сменить орбиту значило потратить часть энергии, а её и так было совсем мало. Стал ждать, бесконечно это не могло длиться, очень медленно, но я приближался к планете и в какой-то момент должен был попасть под воздействие притяжения. По моим наблюдениям, тут могла быть жизнь, но точно я не знал.
        - Долго ты там летал?
        - Не знаю, но, когда я оказался возле планеты, никаких излучений жизнедеятельности разумных существ не заметил. Радиоволны стали проявляться значительно позже. Помню отрывками, сил на анализ всех излучений не было, на контакт выйти я не мог, но был безмерно счастлив даже тому, что планета с разумными. Солнце практически не добавляло энергии, я слишком маленький, чтобы подпитываться от него, приходилось экономить.
        - При входе в атмосферу немного получил энергии, на какое-то время должно было хватить, дальше помню, как пытался найти разумных существ, но переподчинить разум рыб не смог, а двигаться самостоятельно уже не мог. Большинство из них даже не могли меня вынести. А те, кто был побольше, погибали от моего присутствия. Защитить их я был не способен и был для них обузой. Энергии совсем не было. Что было дальше, я не знаю. Сколько прошло времени я не знаю. Видимо, инстинкты не дали мне оказаться погребенным под слоем ила. Очнулся от вливаний энергии, попытался наладить контакт. Когда узнал, что нашел разумное существо, не сразу поверил. Дальше вы уже знаете.
        Крылов ошалело чесал затылок, Иван сочувственно качал головой.
        - Ты сказал, тебя называли хранителем…Что именно ты хранил? Намекни хоть.
        - Создатели мной гордились, но опирались на легенды, возможно я заразился их убеждённостью и поверил, что я действительно хранитель. Во всяком случае, это отложилось в глубинной памяти как истина. К сожалению, это всё на что я сейчас способен. Осознавать, что мной когда-то гордились и думать, что удастся восстановиться. На данный момент я бесполезен и даже не знаю, что умел. Я слишком много чего не знаю. Даже самому противно.
        - Ну и чего делать намерен?
        - И опять, не знаю. Мне бы источник энергии, хоть иногда подзаряжаться, чтобы не навредить никому.
        - Оставайся со мной сколько захочешь, в обиду не дам, да и за других я буду спокоен. Ты, между прочим, небезопасен, когда голодный. Как, собственно, и я.
        Ванька многозначительно глянул на Крылова и тот бросил ему на кровать пакет сухпайка.
        - Можно я немного перестрою твои потоки энергии? Ты очень много вырабатываешь и часть тратишь на экранизацию излишков. Не рационально. Вся энергия в тепло уходит и просто греет воздух или перегружает ближайшие сети. Им от этого тоже пользы мало.
        - Так ты забирай излишки, а с источником я еще не подружился, как следует. Недавно приобрел, по случаю. Бери сколько надо, и тебе подзарядка, и мне польза.
        Ванька подставил руку и Морф замурлыкал как котенок, нашедший хозяина.
        - Если бы ты знал, насколько я благодарен. Я уже столько времени один, ты уж извини, если буду назойлив.
        - Есть одно НО, я военный и, если сказал не соваться, значит не соваться. Возле меня может быть опасно.
        - Ну, хоть скучно не будет…
        Ванька усмехнулся и погладил котенка.
        - Ладно, по ходу разберемся.
        - Слушай, если ты энергия, то причем тут шерсть?
        - Не знаю, мешает? Мне все равно, чем быть. Просто долгое время провел среди мохнатых, наверно заразился от них.
        - А кот откуда? Там тоже коты?
        - Я не помню, кто там и даже не знаю где это «там». Про кота, это Иван подсказал. Я же немного похозяйничал в его голове, пока меня не вышвырнули оттуда.
        - Иван Федорович, ну чего ты пытаешь его, дай человеку отдохнуть. Ну, мех и мех. Есть хочешь?
        - Я не против. Любая подпитка для меня в удовольствие.
        Крылов расхохотался - ну, в этом ты от Ваньки ничем не отличаешься. Молока что ли принести?
        - Молоко - это хорошо, наверно вкусно. Пожалуй, не откажусь.
        Котенок спрыгнул на стол и стал умываться, ну обычный котенок. Самый земной, кто бы мог подумать.

* * *
        - «Морф впервые за очень долгое время почувствовал себя не одиноким. Он наконец-то нашел объект своих забот. От него исходило столько энергии, что дополнительной подзарядки от огромных машин, с которыми ему приходилось иметь дело раньше, уже не требовалось. Первое время он скромничал, но увидев, что Ванька даже не замечает затрат, подключился уже на полную и, когда они причалили, впервые в жизни, ему не требовалось экономить. Он выбрал для себя объект охранения, но пока не стал ничего говорить Ивану. А то глупо получится, хранить не умеет, а смеет выбирать… Его служба хранителем требовала быть готовым к любым неожиданностям, и он предпочитал полную зарядку, сколько на это уйдет времени, пока было не ясно, но ускоряться он не стал и искать другие источники энергии для подзарядки он тоже не рискнул. Еще неизвестно как тут обстоят дела с энергией.
        Насколько стало понятно, только Иван мог генерировать энергию. Другие люди перерабатывали органику для подпитки. Он старался быть полезным, но боялся, что Иван прекрасно сможет защитить себя сам. В нем чувствовалась сила. Быть бесполезным тяготило. К тому же, он сам пока не знал все свои возможности. При отключении банков памяти, он растерял все знания и на их восстановление нужно было время. А еще были сомнения, были ли у него эти знания вообще, есть ли что восстанавливать? Нужны были новые оперативные программы и обработчики данных, их созданием предстояло еще заняться».
        Снова вместе
        Причалили утром, но команду «на выход» Иван получил только что. Ванька вышел на палубу и пошел в сторону трапа. Самолет был только под утро и их должны были увезти в казарму одной из частей, дислоцированных недалеко. Задувал ветер и снег норовил залезть под куртку, отороченную мехом. Унты скрипели по снегу и оставляли на заснеженном трапе огромные следы. Крылов уже ждал возле машины.
        - А Морф-то где?
        - Да куда он денется-то, ты же знаешь, он далеко не отходит. Боится всё еще.
        Мех на отвороте куртки шевельнулся - не боюсь, а испытываю дискомфорт. Я же социальное создание, создан, чтобы жить в симбиозе.
        - Ладно-ладно, социальное создание, ты хоть в рот не лезь, а то целый день потом отплевываться.
        - Пардон - мех заметно уменьшился впереди и весь переместился назад, закрывая шею и затылок.
        - Унты тоже твои проделки?
        - Да. Это я подглядел у помощника капитана.
        - Силен братец.
        - За ним не приглядишь, так он босиком вышел бы.
        - Да не ворчи ты, не мерзну я.
        - Конечно, не мерзнешь. Унты теплые, потому и не мерзнешь.
        - Понятно все с вами, садитесь, тут до казармы не меньше часа. Заодно поговорим.
        - Группа на задании в Чечне. Там вообще полный беспредел. Опять пропали люди. Такое ощущение, что вся республика состоит из одних бандитов. Уже среди бела дня воруют и увозят в неизвестном направлении. На этот раз репортеры. Соловьев с ребятами уже две недели на месте. Вроде как, вышли на след. Насколько я понимаю, ты на базе не усидишь, так что, тебя перебрасываю сразу к ним. Доставим в Грозный, дальше сам их найдешь. Морфа с собой возьмешь?
        - Так точно, да и не останется он.
        - Не боишься за него?
        - Да, поди, не дурак, подставляться не будет.
        - Я, между прочим, все слышу и хранитель я, а не он.
        - Ладно-ладно, твое звание какое?
        - Рядовой. Ты же сам мне это звание дал.
        - Вот и помолчи, когда офицеры разговаривают.
        - Ну и ладно. Все равно не останусь.
        - Ну, на том и порешили. Сейчас в казарму, жди самолет, тебя вызовут. На довольствие не ставлю, поживите на сухпайке. С этой минуты переходишь в подчинение к Соловьеву.
        - Есть.
        - Морф, я могу тебя вызывать с базы?
        - По большому счету ты общаешься со мной через Ивана, так что да, вызывать можно. Только разговор общий получается. Симбиоз, мой разум синхронизирован.
        - Той энергии, что уже накоплена, тебе на сколько хватит?
        - Без понятия, так много у меня еще не было. А что?
        - Ну, понятно, это я для подстраховки. Отсюда сами. На КПП тебя ждут. Морф, пожалуйста, не проявляй себя на людях. Надеюсь, ты понимаешь. Вань, береги его, он же, как дите малое, любопытный, спасу нет.
        - Мы же уже говорили на эту тему. Все будет нормально. Ты слишком много обо мне беспокоишься. Я уже адаптировался. И перестань смотреть вниз, ты со мной разговариваешь, а не с унтами.
        Крылов лишь качнул головой и улыбнулся, махнул рукой и тронулся. Иван пошел на КПП, его уже ждали, провели в казарму и показали его кровать. До самолета было еще долго.

* * *
        Ванька достал банку тушенки и открыл её ножом. Немного тушенки положил на табуретку рядом. Белый пушистый котенок с жадностью накинулся на угощение. Проходящие мимо бойцы с интересом наблюдали, как молодой офицер кормит своего питомца. Что этот котенок делает в казарме и как он сюда попал, никто не видел, но картинка забавляла. Котенок жадно хватал еду и урчал от удовольствия. Подкрепившись, Иван лег на кровать и задремал. Котенок свернулся калачиком возле головы и поглядывал по сторонам, явно охраняя сон хозяина.
        - Товарищ старший лейтенант, товарищ старший…
        - Чего кричишь, разбудишь всех.
        - Машина ждет, вам пора.
        - Пораньше-то не мог разбудить что ли, хоть умыться.
        - Да ваш зверь шипит, не подойдешь, маленький, а злыдень.
        Ванька глянул на котенка, который лежал и спокойно вылизывал лапы. Встал, обулся и, закинув рюкзак на плечо, пошел к выходу.
        - А чего он, машина еще не подошла, а он будить. Ты спал-то часа три, не больше.
        - Пошли, негоже людей ждать заставлять, у них тоже служба.
        Котенок запрыгнул на рюкзак проходящего мимо него Ивана, забрался по нему выше и спокойно улегся на плече. Дежурный улыбнулся и качнул головой, он слышал только слова офицера.
        Ванька вышел на улицу уже в куртке и унтах.

* * *
        В Грозном было солнечно, несмотря на раннее утро. Немного подморозило и это заставило местных жителей плотнее кутаться в свои одежды, но по сравнению с тем местом, откуда прилетел Иван, тут было даже жарко. На Ваньке был обычный армейский камуфляж, только на плече, к погону был прикреплен какой-то невообразимый пушистый хвостик. Явно не по уставу, но в тоже время он не выглядел неуместным. Просто этакое хулиганство от служивого. На плечах поношенный и полупустой рюкзак, оружия, как такового, видно не было.
        - Командир, я в Грозном, только с самолета.
        - Я уже знаю, Сыч сказал. Двигайся в Аргунское ущелье. Это от тебя километров восемьдесят. Мы там, через пару дней будем. Точнее сообщу на месте. Постарайся не светиться особо, тут не любят военных. Карта есть?
        - Сыч снабдил картой региона, пока не изучал.
        - Конец связи.
        - Морф, какие есть мысли по поводу ущелья, восемьдесят километров, однако.
        - Пешком надо, два дня это много, успеем. А с местными действительно лучше не сталкиваться. Покажи карту.
        Ванька зашел за какую-то будку, подальше от посторонних глаз и показал карту.
        - Разложи всю, пока никого нет.
        Иван бросил карту прямо на асфальт и расправил.
        - Вот мы, вот ущелье. Думаю, надо попасть в Итум-Кале.
        - Понятно, всё, можешь убирать. Запомнил.
        - Ну, пошли тогда. Нам в ту сторону.
        Ванька встал, собрал карту и засунул её за пазуху.
        - Стой, лучше вон по той улице, она короче.
        - Ты чего? Всю запомнил?
        - Конечно всю. Вот смотри.
        Ванька увидел перед глазами всю карту. Она просто повисла перед ним и была полупрозрачной. Карта увеличилась до города, а затем до улицы, где он находился. Затем, красной чертой обозначился маршрут по улице, которую он выбрал, и маршрут, который предлагал Морф. Улица, которую выбрал Морф, действительно была короче на сто тридцать метров. Иван провел рукой по карте и пальцы прошли насквозь.
        - Ты ведешь себя как дикий. Карту только ты видишь.
        - Удобно. Чего раньше-то не говорил о таком?
        - А ты не спрашивал. Пошли, а то народ просыпается.
        Ванька пожал плечами. Идти было легко, солнце грело не по-зимнему и снег по краям тротуара искрился. Через некоторое время они вышли за черту города и Морф свалился с плеча Ивана. Рядом появилась здоровенная Кавказская овчарка белого окраса.
        - Разомнусь немного.
        Ванька глянул на пса и ухмыльнулся. Запустил ему руку в загривок и ощутил толстый мех.
        - Не жарко?
        - Припекает. На открытом месте может ветерок будет.
        - Далеко не отходи, не пугай людей.
        Пес мотнул головой и забежал чуть вперед.

* * *
        Они старались обходить селения, но иногда это было невозможно, вот и сейчас попалось одно из них. Местные собаки лаяли издалека, но подойти боялись. Пес рыкнул в ответ и большинство шавок, поджав хвосты решили ретироваться. Жители оборачивались на Ивана и провожали его взглядом. Вполне приветливые люди в обычное время выглядели настороженно. Бардак в республике, беспокойно. Оторванный ломоть искал себя, переворачивая устои, сложившиеся годами.
        За селением была еле заметная дорога, по которой изредка проезжали. Это был самый короткий маршрут и по версии Ивана, самый безлюдный.
        - Давай тут заночуем. Уже около пятидесяти километров отмотали. Группа завтра корректировку даст, нежелательно лишнего наматывать. Время терять.
        - Пятьдесят два километра. Я не против, тоже подумал, что завтра еще неизвестно сколько идти и, главное, куда.
        Ванька натаскал хвои, достал сухари и бросил один из них псу. Тот подхватил на лету и с большим аппетитом сжевал. Попили воды, и Иван улегся, пес подбежал и вскоре вокруг Ваньки образовался спальный мешок. Особой нужды в нем не было, но Ванька не возражал. Он не любил тратить энергию напрасно, как, собственно, и Морф. Утеплиться было оптимальнее.
        Ванька проснулся на рассвете, зачерпнул пригоршню грубого подтаявшего снега и умылся. Пес лежал неподалеку и дожевывал какого-то зайца.
        - Ты, я вижу, уже позавтракал?
        - Да он прям на тебя летел. Чтобы не разбудил, я его и прихлопнул. Не пропадать же добру.
        Сборы были недолгими. Ванька разбросал валежник, немного замел следы, скорее по привычке, чем по необходимости и тронулись в путь.
        - Малой, прием. Лови координаты. К вечеру тебя ждем. Успеешь?
        Морф шевельнулся, показал на карте точку, и карта вновь сместилась на периферию зрения - Успеваем. Если вчерашний темп держать.
        - Командир, слышу. Буду вовремя, конец связи.
        Уже затемно они вышли на место лагеря. Ванька несколько раз сверялся с направлением вызывая группу. Чуть левее, чем ожидал, он увидел их силуэты и направился уже напрямую через бурелом.
        - Вань, левее обойди, там ручей под снегом.
        - Привет Митяй, твое дежурство?
        - Тебя встречаю, Гоша сторожки ставить будет.
        Группа была в сборе. Небольшой костер с кипящим котелком, Григорий Иванович колдовал над кипятком, закидывая туда травы. Ванька поздоровался со всеми и попытался сесть. Митяй долго держался, но сорвался и схватил его в охапку и сжал.
        - Да тише ты, очумелый.
        - Митяй, поставь человека, поди, голодный. Я, когда увидел, что ты подходишь, поставил подогреть, так что сейчас покушаете.
        - Спасибо Гоша.
        Митяй подошел к псу, выгреб из карманов вяленое мясо и потрепал здоровенную псину по загривку.
        - Познакомь хоть. Это Морф? Наслышаны о тебе, досталось тебе брат. Правда, Крылов говорил кот, а тут здоровенный пес.
        Пес лег возле Ивана и с аппетитом сжевал мясо, поглядывая на команду - кот тут не к месту был бы, да и котом я не успеваю за Ванькой.
        Командир встал, улыбнулся и пошел делать себе лежанку из валежника - пес тоже хорошо. Так парни, всем спать. Завтра рано вставать. Успеем еще наговориться, Митяй, ствол Ванькин выдай, а то так и протаскаешь у себя.
        Ванька нагреб себе валежника и лег, доставать спальник не стал. В голове завалился Пес, вытолкал рюкзак и подставил вместо подушки свой пушистый бок. К утру этой подушкой воспользовалась вся группа. Последним дежурил командир и когда он поднялся, Морф соскочил, стряхнув всех с себя. Побудка прошла внепланово, зато оперативно.
        Освобождение пленников
        - Выступаем через двадцать минут. Перекусить, прибраться. Еще раз. Для тех, кто не в теме. Есть заложники. По оперативным данным тут большая группа боевиков скрывается. Воруют людей, а затем заставляют выкупать. Рядом никто из своих не работает. Так что, любой вооруженный, это враг. Задача разведать и по возможности вытащить телевизионщиков. Их там двое.
        Соловьев достал карту и ткнул в неё ножом.
        - Идем вот сюда. Седой и Иван боковые дозоры, чуть впереди, Гоша прикрываешь. Если вопросов нет, выдвигаемся.
        Шли вдоль реки и уже ближе к полудню стали выходить к ущелью. Неожиданно Ванька поднял руку, и группа остановилась.
        - Командир, Морф впереди дым учуял. Ветер на нас, это примерно метров сто.
        - Проверь что там.
        - Есть. Морф ты со мной?
        - Конечно.
        Ванька пригнулся и слегка опешил, Морф успел скользнуть на руку и Ванька вдруг оказался в горном снайперском камуфляже. Кругом свисали волокна ткани, а материал идеально подходил под местность и даже находясь рядом, взгляд не останавливался на Иване. Ванька обернулся и развел руками. Командир поднял брови и улыбнулся, Седой чесал затылок, а Митяй и Гоша начали обходить Ивана с разных сторон и ощупывать ветошь.
        - Силен, брат, ничего не скажешь.
        - Что-то не так? Мне кажется, камуфляж соответствует местности. По телевизору видел, понравилось.
        - Да все так Морф, идите уже. Просто неожиданно.
        Гоша поцокал языком - Морф, на базе поможешь мне, хочу свой комок до ума довести. То, что ты сделал, вообще обалденно.
        Ванька скользнул за деревья и тут же пропал из виду. Камуфляж был подобран идеально, скорее всего, Морф его периодически подправлял. Иван подбирался все ближе и ближе к источнику дыма. Двигаться приходилось очень медленно и наконец он подобрался достаточно, чтобы разглядеть костер. Вокруг него собрались вооруженные люди и переговаривались. Охраны видно не было, и Иван насторожился. Либо они настолько беспечны, либо он её не заметил. За ближайшие десять метров он был уверен, значит они дальше. Наконец, он увидел почему нет дозора. В тени за деревьями были собаки. Три псины из породы немецкой овчарки. Идти дальше он не рискнул. Достал бинокль и все тщательно проверил еще раз. Они действительно полностью рассчитывали на собак, больше никого нет.
        - Вань, можно подсветить? Нас не обнаружат, гарантирую.
        Ванька, не ожидавший такого вопроса, немного помолчал и кивнул головой. Он не совсем понял, что значит подсветить, но надеялся, что Морф знает, что делает.
        Как и с картой, это было неожиданно. Перед глазами появилась дополнительная информация. Подсветились четыре человека возле костра, расстояние пятьдесят четыре метра, три собаки недалеко, шестьдесят два метра, и еще один человек чуть дальше, на скале, сто тридцать метров. Ванька его не заметил ранее. Возле наблюдателя на скале подсветился еще какой-то предмет и через мгновение появилась информация о нем. Бинокль, сто тридцать метров. Правда, было совсем не похоже, что этим биноклем пользуются. Наблюдатель явно занимался совсем не тем, что должен был делать, он явно спал. Была еще какая-то мелкая живность, но на нее Иван не обратил внимания.
        Ванька обернулся и увидел свою группу как на ладони. Все они были подсвечены и находились пугающе близко. Экран показал тридцать шесть метров. Возле Гоши подсветилась снайперка направленная в сторону противника. Ни деревья, ни рельеф местности не помешал их увидеть. Иван еще не сталкивался с такими возможностями, информация о разработках появлялась, но то, что это возможно в полевых условиях, особо никто не верил. В их бригаде такого оборудования не было точно.
        Иван пополз обратно.
        - Морф, командиру показать сможешь?
        - Конечно, нужен контакт.
        Соловьев выслушал Ивана и с недоверием взялся за рукав камуфляжа. Он даже в лице изменился, стал всматриваться вдаль, крутить головой и наконец сел обратно под прикрытие камня.
        - Морф, дальность обнаружения и принципы.
        - До трех километров увижу тепловое излучение или оптику. На дальних расстояниях детали будут размыты, но постараться разглядеть можно. Освещенность значения не имеет. Могут засечь, если будет встречная разведка. Всех вас, кроме Ивана будет видно, его я экранирую. Небольшой пучок излучений можно будет заметить, но думаю, мало кто поймет, что это на самом деле, а наблюдение за собой я замечу и поменяю спектр. Могу даже ослепить и дезориентировать на время, но это гарантированное обнаружение.
        - Морф, у нас такие приборы еще не распространены, только на спец объектах, но там стационарные. По сто с лишним килограмм, с собой не потаскаешь. Шансы, что засекут сейчас, приближаются к нулю. Но Ваньку все-таки экранируй. Ты теперь наши глаза и уши. Даже Седой, со своим нюхом, больше информации не даст. Разреши парням глянуть, чтобы хоть представляли, насколько мы уязвимы, если у противника будут такие возможности.
        Седой посмотрел и мотнул головой. Улыбнулся и отошел - м-да, а бинокль как увидел?
        - По отражению стекол. Сигнал от оптики преломляется особым образом.
        - То есть, если там дальномер, но на тебя не направлен, ты мог не заметить?
        - Так и есть. Если только по тепловому следу на прикладе догадаюсь и покажу.
        Гоша и Митяй схватились одновременно и с увлечением глазели, показывали пальцем и качали головами - Смотри, даже птицы. Морф, покажи вон там. Смотри, камень на котором ты сидел, тоже видно, тепло осталось. А зеленая точка на каждом из нас и красная на других, это, то, о чем я подумал?
        - Метка свой-чужой.
        - Обалдеть.
        - Кстати, я могу транслировать, то, что видит Иван, во время связи со мной. Когда я говорил нужен контакт, я не имел ввиду только физический.
        - Всем сразу можно?
        - Думаю, да, нужно пробовать.
        Бойцы еще больше оживились и минут десять ушло на освоение новых возможностей, затем группа отошла чуть дальше за скалы и решили ждать ночи. Соловьев достал карту и пометил стоянку боевиков. её решили обходить. Это, скорее всего дальний кордон и он явно был на связи с основной группой. Если его убрать, об этом непременно узнают.
        - Товарищ полковник, карту я тоже могу транслировать, если так удобнее.
        Командир глянул на Морфа и замер - ого, это что за отметка? Дозор? Да, похоже он. Так, а увеличить можешь?
        Вдруг командир расхохотался - я тут вспомнил, как с Ванькой было. Тоже не знали, что ожидать. История повторяется. Морф, ты тоже не знаешь, на что способен? Почему раньше-то молчал?
        - Для меня это очевидные вещи, я не ожидал, что очевидно только мне. Вы лучше спрашивайте, а то даже не знаю, о чем рассказывать. Я ведь многое забыл, теперь вот подстраиваюсь под обстановку.
        Вечер прошел в освоении карты, трансляции её на всю группу и установку различных отметок. Теперь карту мог редактировать каждый и сразу были видны все исправления. Правда, карта была не вся, а только этого региона. Но Седой уже потирал руки - а сколько ты запомнить сможешь и с какой детализацией?
        - Чтобы не мучить формулами и цифрами, то проще сказать, что ограничений нет. Там прямая зависимость от моей напитки. Сейчас с энергией проблем нет. Сколько нужно, столько и запомню.
        Митяй жевался - дак, ты, поди, и всю базу террористов освоишь? А то нас только основными потчуют. Боятся, что на всех наших мозгов не хватит. И правильно боятся. Но, лучше знать всех.
        Морф разгуливал по стоянке в виде пса и без угрызений совести брал каждый сухарь, которым делился Митяй, а делился он щедро. От сухофруктов морщился, но все равно ел. Ванька дремал, Седой прокладывал маршрут, махал перед собой руками и вообще, был где-то не здесь, выглядело это очень комично. Митяй следил, чтобы группа получила положенные ей калории, а Гоша вылизывал свою снайперку. Наконец, дежуривший командир, встал и начал поправлять свое снаряжение. Это послужило командой к сборам.
        - Командир, вот тут постараемся обойти, но там скалы. Если догадка о дальнем кордоне верна, то я бы тут лагерь разбил. Защищено от ветра, вода рядом, места много и охрану выгодно расположить можно. Тут бы заминировал, тут сигналки.
        - Оставь эти пометки карандашиком. Пока на них будем ориентироваться. Выдвигаемся, Малой впереди, Седой прикрываешь. От Морфа не отключаться, иначе ноги переломаете, ни черта не видно. Вань, держись ближе.
        - Морф, просьба к тебе, на марше не маскируй Ваньку, я его теряю.
        Двигались достаточно быстро. Не сразу привыкли к дополнительной точке зрения, но видимость действительно была очень хорошая и, если приноровиться, идти было легко. Конечно, если не учитывать камни и буреломы. Иван старался вести звериными тропами и дозор обошли по солидной дуге, чтобы собаки не учуяли. Живности было не много, а та которая попадалась, была небольшого размера, спутать её с затаившимся дозором было невозможно. Бойцы с любопытством глазели, такого ночного леса они еще не видели.
        - Командир, впереди.
        - Вижу. Дым так подсвечивается? Землянка значит. Понятно, почему без костра сидят.
        - Гвоздь, Малой, посмотрите там.
        Ванька и Гоша скользнули в сторону противника, и Иван сразу же исчез. Разведчики подкрадывались к двум боевикам находящихся на посту. Те честно выполняли свои обязанности, даже намека на сон не было. Нападения они не ждали, но и пост охраняли с должным рвением. Армейский камуфляж, какие-то кроссовки и Калашниковы. Серьезные ребята.
        Ванька поднял руку, и Гоша втянулся обратно за камень. Иван скользнул, буквально в метре от охраны, и скрылся за тканью, перегораживающей вход. Через минуту появился и отступил за ближайшие деревья.
        - Там рация, этих тоже нужно пропустить. Командир?
        - Отходите, не трогаем.
        Морф помнил просьбу командира и снял защиту недалеко от группы, чтобы Ивана свои увидели пораньше. Гоша появился, с другой стороны, но сюрпризом это уже не было, его было видно тепловой подсветкой Морфа.
        - Надо будет Сычу доложить, пусть своих мозговитых напрягает. Если у каждого в нашей бригаде будут такие же возможности, как у нас сейчас, это в разы облегчит работу.
        - И Ваньку в каждую группу. Женить его что ли?
        Иван покосился на ворчащего Митяя, но промолчал.
        - Да не оглядывайся ты, пусть себе потешается, ни черта же не видно, Морф за твоим взглядом ведет. Давай вон туда дуй.
        Седой ткнул Митяя в бок, тот пожал плечами и улыбнулся - п я чего, я же пошутил, прям уж иди и молчи.
        В этот раз проскользнули почти под носом у боевиков. Обходить было долго. Уж очень удачно они расположились.
        Командир, два охранения по всем правилам, это уже не бандиты, это части боевого подразделения.
        - Вижу. Уже доложил. Пусть теперь Сыч думает, что тут в регионе творится. Мало нам Приднестровья, теперь еще и Чечня бардак устроила. Я бы этих политиков, которые допустили такое состояние, за что-нибудь подвешивал и периодически раскачивал, чтобы другим неповадно было.
        Дальше продвигались очень медленно, Иван шел впереди и прощупывал буквально каждый сантиметр земли в поисках сюрпризов. Уже несколько раз обходили тщательно расставленные ловушки с сигналками. Заминированную тропинку решили обойти, времени на изучение практически не было. Под самое утро они вышли на базу террористов. Место было выбрано очень удачно, именно там, где Седой и указывал.
        Выйдя из-за скалы, Иван остановился и поднял руку. Очень осторожно зашел обратно и пропустил вперед Седого.
        - Тут оставаться нельзя, тропинкой пользуются. Вань, ты не заметил сколько народу?
        - Много. Бегло увидел человек двадцать. Это только те, кто засветился.
        - Двадцать шесть человек, три собаки, глубже еще двери с остатками тепла по стыкам, наверняка внутри кто-то есть, но увидеть не могу, камень гасит тепло, далеко от входа, там пещеры скорее всего, а здания к ним подстроены.
        Седой долго смотрел по сторонам в поисках более удобных подходов и наконец поднял руку и сжал кулак. Нужно было отходить.
        - Морф, ты золото, за секунду столько информации собрал.
        - Чуть правее уступ, лучше места для наблюдения не придумаешь. Батя, давай туда.
        - Наверняка заминировано, вряд ли тут дураки сидят.
        - Ну да, я бы тоже заминировал, нужно снимать будет.
        Командир кивнул головой - Седой, веди.
        До уступа было минут двадцать ходу, но пробирались туда больше четырех часов. Растяжек было натыкано не жалеючи. Гоша долго и тщательно обследовал место и наконец сообщил, что можно выдвигаться на позицию.
        Место действительно было очень удобным. Практически весь лагерь был как на ладони. Митяй уже наготовил веток для лежки и Ванька первым угнездился в него. Предстояло выработать план действий, определить, тут заложники, или они зря оказались в этой части ущелья. На следующую ночь нужно либо уходить, либо планировать операцию по освобождению, время работало против них.
        Митяй заставил всех перекусить и открыв банку с тушенкой хотел отнести Ивану, но замер и начал судорожно обшаривать взглядом выступ, на котором они сделали лежку.
        - Командир, я Ваньку не вижу, в гнезде никого нет, рядом тоже, вообще гнезда не вижу. Вот хоть убей, нету, там негде спрятаться. Пара камней и мелкий кустарник.
        Митяй забеспокоился не на шутку и стал пробираться к лежке. Добравшись до края утеса, он выглянул за него и тут же втянулся обратно, лагерь кипел жизнью. Людей было много, не меньше сорока человек, даже женщины и дети. Все мужчины вооружены и совсем не походили на простых бандитов. По тому, как они держали оружие, было понятно, что пользуются они им также уверенно, как и держат. Оно было продолжением их рук и совсем не мешалось в повседневных делах. Даже готовя еду на костре они не выпускали его из рук.
        - Митяй, локоть с меня убери, тяжелый же.
        - Блин, напугал ты меня. Даже в упор от камня не отличил. Морф, ну ты даешь. Я тушенку приволок, с сухарями. Поешьте, а то тут вам еще полдня торчать.
        Камень, на который опирался Митяй, ожил и из-под него появилась рука, взяла открытую тушенку и исчезла. Теперь он ничем не отличался от других камней, тот же мох, местами подтаявший снег и даже на вид он был твердым и холодным.
        - А мех где? Крылов сказал у тебя пунктик…
        - Ты не поверишь Митяй, он мех вовнутрь сделал, лежу тут как на перине.
        - Мне все равно, ворчи хоть сколько, если есть возможность, на холодном ты лежать не будешь, и точка.
        Митяй улыбнулся и пополз обратно - так его Морф, не с тем связался.
        - Командир, мне кажется, эти двое несут еду заложникам. Какие-то грязные ведра и хлеб. Подключись к Морфу.
        - Да, вижу, Морф собак в лагере видел, может их кормить?
        - Собак видел, они в другой стороне и их уже кормили.
        - Слишком много еды для двоих, тебе не кажется?
        - Морф, увеличить можешь? Ох, черт, как близко, стоп, вот так оставь. Шесть кусков хлеба и столько же ложек. Все Морф, отдаляй, а то не вижу куда идут. Так, это наверняка заложники, то пойло в ведрах, явно не для своих, как стемнеет нужно перепроверить. Вань, не расслабляйся, они там не одни могут быть.
        - Командир, я до вечера подежурю. С Морфом тут вообще курорт.
        - Я не возражаю, развлекайтесь, вздремну пока. Гоша, прикрой тылы, Митяй и Седой отбой.
        - Есть.
        - Ну, отбой, так отбой - Митяй достал спальники и один из них бросил Соловьеву. Седой завалился прямо на набросанные ветки. Гоша тоже достал свой спальник, но залазить в него не стал, улегся поверх и периодически поглядывая в дальномер, вызвал карту. Минут через двадцать он растолкал Митяя.
        - Митяй, слушай, хочу проверить кое-что, подежурь пока. Командира не буди, я быстро. Малой, покажи, что там справа.
        - Хм. Никого. А место удобное для тропы. Почему там никого? Вот и я думаю… Вань, пригляди за мной, погуляю.
        - Заминировано поди.
        - Наверняка. Проходик сделаю, мало ли чего.
        Соловьев повернулся на другой бок и укрылся поплотнее - каждые полчаса докладывай, и чтобы я слышал.
        - Есть командир.
        Митяй показал кулак Гоше, тот пожал плечами и пригнувшись скрылся за камнями. Идти пришлось очень осторожно. Эту сторону Морф не подсвечивал, а к хорошему привыкаешь быстро. Пробирался долго и беззвучно. Ни хруст ветки, ни нечаянно скатившийся камешек не нарушил тишину. Ничто не указывало на местонахождение Гоши, он слился с лесом и скалами.
        - Гвоздь, вижу тебя, впереди чисто.
        - Понял. Тут растяжек, что гороху. Ума не приложу, зачем им столько. Это же сколько ложных срабатываний на живность будет. Предупреди, если тепло появится, любое. Тут даже на мышь сработает, идиот какой-то ставил.
        - Принято. Гоша, на обратном пути загляни в крайнюю постройку. Там все время кто-то крутится, мне кажется, это охрана. Внутри тепла не видно.
        Седой долго лежал, смотря в небо, жевал сорванную тут же травинку и о чем-то думал. Наконец перекатился в спальный мешок Гоши и зарылся в него. Солнышко не по-зимнему пригревало, но земля была холодной. Даже таким закаленным бойцам не особо хотелось промерзать до костей.
        День прошел без приключений и уже клонился к закату, а Гоша все еще ползал по восточной части лагеря боевиков. Он нашел проход, оставленный бандитами, немного подкорректировал его и сделал рядом еще одну лазейку, для себя, уже без сюрпризов. Как он выразился, на всякий пожарный.
        - Малой, я готов посетить твою отметку. Чего там?
        - Да, пока не понятно, туда за целый день никто не подходил, но то, что это охрана, я уже не сомневаюсь. Часа три назад пересмена была, еду туда не носили, может склад какой.
        - Ладно, на месте увижу.
        Гоша пробирался ползком к крайнему строению внимательно осматривая тропу перед собой. Он уже дважды останавливался и убирал растяжки, набросанные в беспорядке в этой стороне. Ворчал на безграмотность и расточительство минеров. Перебежками подобрался к стене и влился в нее. Тень от стены с каждой минутой становилась жирнее, но было еще недостаточно темно, чтобы идти не таясь.
        Выждав момент, он скользнул за не плотную дверь строения и остановился посреди комнаты. Ванька видел его тепловое излучения сквозь стены хижины.
        - Чего там?
        - Пусто. Совсем пусто. Тут раньше собак держали. Клетки, какие то, сейчас ничего нет.
        - Странно, чего они тогда тут охраняют. Рядом ведь тоже ничего.
        Гоша походил по комнате и внимательно осматривал небольшое помещение. Свет сюда проникал, но слишком мало чтобы что-либо разглядеть. Да и разглядывать-то особо было нечего, один стол и пара клеток с соломой вместо подстилки. Единственный стул и тот был сломан и брошен в угол.
        - Черт побери. Гоша, к тебе гости. Двое. Командир, возможен контакт.
        Все закрутилось в мгновение. Соловьев выкатился из спального мешка уже с оружием в руках и, пока ничего не понимая, протирал глаза. Из спальника Седого высунулся только глушитель, Митяй пригнулся и стал продвигаться к Ваньке. Спрятаться Гоше было негде, и он достал нож. Двое вошли в темноту комнаты и тут же загорелся фонарик. Тень промелькнула слева, в свете фонаря мелькнуло лезвие ножа и скользнуло по горлу первого вошедшего, сменило угол атаки и вонзилось в шею сверху вниз второму. Гоша придавил второго вошедшего к стене, все еще прикрывая ладошкой его рот, и уложил его на пол. Боевик, вошедший первым, стоял возле входа и судорожно хватался за горло. Жизнь утекала у него между пальцев. Наконец он начал оседать, и Гоша успел подхватить его, чтобы не было лишнего шума. Оттащил от дверей и закрыл ее. Нужно убрать их подальше, и он осторожно стал оттаскивать тела в дальний угол. Оступился и провалился в пустоту. Сильный удар оглушил его и выбил сознание.
        - Командир, я его не вижу, в комнате два тела, Гоши нет. На вызовы не отвечает.
        - Дуболом, Седой вниз, осторожнее там, кругом мины. Малой прикрываешь.
        - Командир.
        - Да Морф.
        - Я на карту подробный маршрут Гошин нанес, шаг в шаг. К тому же он проход в минном поле обозначил.
        - Седой, ты ведешь, смотри под ноги, карту не выключать.
        - Морф, почему мы его не видим?
        - Видимо там стены толще, тепло не видно. Но с ним все в порядке, относительно, конечно.
        Соловьев замер и посмотрел в сторону Ивана - объясни.
        - Жизненные показатели в норме, пульс, давление, все как обычно с очень незначительными отклонениями. На голове небольшая гематома, видимо от этого он потерял сознание.
        - Так, это хорошо, вернее не очень хорошо, но намного лучше, чем гадать что произошло. Это очень нужная информация.
        - Если карту вызвать, в нижнем углу будут жизненные показатели группы. Я исключил оттуда Крылова.
        - А Митяй почему подсвечен?
        - Не знаю, там намешано, злость, страх, выброс адреналина, бешеный коктейль.
        - Митяй, спокойнее, с ним все в порядке, Морф его чувствует.
        - Я понял командир. Мы уже подходим.
        - Черт побери, я куда-то провалился, башка разламывается. Командир, мне наверно помощь нужна, тут высоко.
        - Гоша, твою дивизию, не пугай так больше, на подходе Митяй с Седым.
        Гоша ощупью пробирался по дну ямы и неожиданно наступил на что-то мягкое. Наклонился и обнаружил лежащего без сознания человека. Пульс прощупывался, но был очень слаб. Нащупав аптечку, он вколол ему пару безумных смесей, которые должны были привести его в чувства и стал ждать.
        - Командир. Со мной найденыш. Пока без сознания, я ему коктейли воткнул, сам идти не сможет.
        Сверху упала веревка, и на высоте пары метров над головой зарокотал голос Митяя - еле тебя нашли, ты чего там застрял, нашел время развлекаться.
        - Я не один.
        - Знаю, делай петлю, вытаскивать будем.
        Гоша сделал петлю и закрепил её под подмышками пленника. Дернул пару раз и стал подправлять медленно поднимающееся тело, пленник застонал. Наконец он перевалился через край и тут же к нему спустили другой край веревки. Ухватившись за него, он еле успевал перебирать ногами и через секунду был уже в помещении.
        Седой подошел к дверям и выглянул - пора сваливать, прихватили его и ходу.
        Митяй с Гошей взяли под руки приходящего в себя пленника и двинулись к выходу. Седой прикрывал их отход. Пока никто не заметил их, но везение не может быть безграничным. Нужно было уносить ноги.
        - Командир, кажется, проблема, еще двое идут. Похоже, своих потеряли. Черт. Заметили.
        Они не успели скрыться за камнями, их увидели и лагерь пришел в движение. Послышались выстрелы, залаяли собаки. Женщины и дети стали прятаться в хижины, мужчины выбегали на улицу и занимали позиции, пока, плохо понимая, что происходит.
        Митяй с Гошей неслись по тропе не разбирая дороги. Гоша периодически показывал рукой направление и снова срывался с места. Седой следовал за ними и отстреливался, не давая приблизиться погоне. Звуков выстрелов почти не было слышно, но этот фактор только сильнее сдерживал погоню. Уже несколько боевиков были срезаны точными выстрелами Седого и другие совсем не рвались последовать за ними. Постепенно вытесняя их на минные поля, они хотели разделаться с ними, не подставляясь под пули. Собаки не дадут им спрятаться, так что торопиться и искать свою скорую смерть никто не хотел.
        - Батя, нам с грузом не уйти, нужно разделиться.
        - Седой и Гвоздь сюда на выступ, Митяй уводи погоню.
        - Командир, может я?
        - Нет Седой, ты быстрее собак сбросишь с хвоста, чем Митяй. Пусть они за ним идут. Выполнять.
        - Есть.
        Григорий Иванович и Гоша подхватили пленника и стали уходить правее. Седой достал из кармана ранее подготовленный табак и рассыпал на дороге, сверху побрызгал какой-то жидкостью из небольшого распылителя. Так он делал практически на всем пути, пока не отбежали достаточно далеко от уходящего Митяя.
        Ванька жалобно посмотрел на Соловьева - командир, разреши помочь Митяю.
        - Успеешь догнать?
        - С Морфом я его вижу, вдвоем проще оторваться будет, тем более с собачками и договориться можно.
        - Действуй.
        Ванька отполз от края выступа и начал вставать - Вань, давай тут прыгнем.
        - Десять метров? А если поломаюсь, столько времени потеряю.
        - Я усилю мышечный каркас. Не поломаемся.
        - Как скажешь.
        Ванька неожиданно для командира сиганул с обрыва. Приземлился на ноги и спружинив ушел в кувырок. Соскочил и тут же перепрыгнул камень, лежащий перед ним. Прыжок вышел немного сильнее чем ожидалось и Иван, перепрыгнув какое-то строение, пронесся над ним на уровне верхушек деревьев. Пролетев метров двадцать, он приземлился и оказался недалеко от снующих вооруженных боевиков. Оттолкнулся вновь и исчез в темноте, перепугав до смерти вооруженных бандитов. Тут же началась стрельба и лагерь заметно опустел. Та часть людей, которые не бросились в погоню, испугались непонятно откуда появившегося Ивана, хотя и толком разглядеть не успели, кто это был или что это было.
        Ваньке некогда было удивляться своей новой возможности. Он летел над поверхностью земли внимательно высматривая места для следующего приземления. Изобилие мин и ловушек, неудобных камней и буреломов усложняли задачу, но Ваньке удавалось вовремя найти место для следующего шага. Обойдя по широкой дуге преследователей, он приближался к пыхтящему Митяю - Дуболом, я за спиной слева, отсеку собачек.
        - Вовремя ты, я уж думал придется их ломать, настырные твари.
        Ванька приземлился за спиной Митяя и тут же пришлось отбивать автомат, направленный на него. Выстрела не было, но рефлексы Митяя свое дело сделали. Красный и пыхтящий Митяй опустил ствол, кивнул головой и отбежал чуть дальше. Принимать бой в этом месте было плохой идеей, но собачек нужно было убрать.
        Митяй залег за ближайший камень и приготовился прикрывать Ивана, заодно пора было отдышаться. Такие пробежки не шли на пользу его фигуре.
        - Вань, коридор давно кончился, ты приглядывай под ноги.
        - Знаю, на тропе нет мин, видимо тут проход сделали. Собаки одни идут. Либо людей посекло, либо спустили. Жалко псов, но нужно их сбрасывать, а то нас жалеть никто не будет, да и подорваться могут рядом с нами, всем достанется.
        Как будто подслушав разговор, недалеко послышались взрывы, это сработали ловушки Гоши. Боевики, бежавшие по хорошо известному им безопасному коридору, нарвались на свои же мины. Такой поворот событий еще сильнее замедлил их, большинство остановилось совсем.
        Ванька присел за камень и стал ждать. Собаки выбежали на него и резко остановились. За спиной Ивана раздался жуткий рык и над головой возникла огромная тень. Здоровенный медведь, неимоверным прыжком перескочил Ивана и приземлился перед ним. Земля заметно вздрогнула. Собаки, поджав хвосты рванули в разные стороны и каким-то чудом миновав ловушки исчезли в зарослях. Ванька отшатнулся в сторону, впереди него стоял на задних лапах огромный белый медведь. Зрелище было просто нереальное, жуткого вида лапищи могли прибить любого одним ударом, а такая пасть запросто могла перекусить человека пополам. Когда он опустился на землю почва еще раз вздрогнула под ногами. Появившийся Митяй подошел к медведю и хлопнул по спине.
        - Морф, ну ты силен брат. Я ведь не меньше тех псов испугался, когда ты зарычал. Почему белый то? Тут бурый к месту был бы.
        Морф вытаскивал лапы из образовавшихся провалов - я только белых видел. Про бурых, по телеку говорили, но не показывали. Да и какая разница.
        Ванька покачал головой и улыбнулся - ладно, хватит развлекаться, нужно уходить дальше.
        Морф скользнул по руке Ивана, и они побежали дальше. Митяй поспевал за ними и периодически оглядывался, но погоня явно отстала. Увели её они достаточно далеко, так что это вполне устраивало. Вдруг Митяй наскочил на остановившегося Ивана и только потом услышал свист летящей мины.
        - Ложись. Миномет.
        Ванька повалил Митяя и накрыл его собой, недалеко прогремел взрыв, и Иван почувствовал, как его обсыпало землей и камнями, время замедлилось. Следующий взрыв был совсем близко и следом сдетонировали мины, много беспорядочно расставленных мин, как будто их сеяли, как пшеницу. Осколки посеянных и прилетевших мин создали непроницаемую стену летящего железа, часть из них врезались в Ивана, он увидел их и уже приготовился к возможной боли и серьезным повреждениям. Осколки ударили в Морфа и до Ивана дошли лишь незначительные толчки. Пара осколков, пролетавших мимо были перехвачены язычками, возникшими из Ванькиного камуфляжа, и бесследно исчезли где-то в нем. До Митяя ни один из них не долетел. Ваньку подбросило взрывной волной и швырнуло на камни. Следующий взрыв практически под ним, оглушил и от массы осколков его еще раз отбросило. Врезавшись в дерево, он соскочил, потряс головой и рванул в сторону лежащего Митяя. Нужно было выносить Дуболома из этого ада. Ванька схватил его и неожиданно легко поднял. Огромными прыжками выскочил из-под минометного обстрела и найдя место, где можно спрятаться, залег
за камни.
        - Морф ты как? В тебя все осколки пришлись.
        - Все нормально. От их кинетической энергии немного подзарядился, правда потратить тоже пришлось, но я все-таки в плюсах. Такими меня не пробить, правда удержать на месте тебя не смог, сильно шандарахнуло, не успел сообразить. Когда нас отбросило, кажется, по Митяю досталось, во всяком случае я отследил траекторию, но уже не успел ничего сделать.
        В этот момент Митяй очнулся и потряс головой, попытался встать и застонал - черт, нога, Вань, давай жгут, мне всю ногу разворотило.
        Ванька размотал жгут с приклада и перетянул ногу. Кость задета, но кровь уже начала останавливаться и без жгута. Пара осколков оставалось в ноге и один в плече, его заметили позже. Вдалеке слышались непрекращающиеся разрывы мин.
        - Смотри, как поле накрывают, не жалеючи, пристрелялись гады. Ты как меня сюда-то приволок?
        - Морф усилил. Говорит это экзоскелет.
        - Другого понятия я не подобрал. Так что, пусть будет экзоскелет.
        Командир, мы вроде оторвались, где встречаемся?
        - Что с Митяем? Нога сильно повреждена?
        Митяй рассмеялся - от тебя Батя ничего теперь не скроешь. Сам идти не смогу, так что поползем медленно. На банду это не похоже. Им еще только танков не хватает для полного комплекта. Кто же ожидал, что у них минометы будут. Черте что творится.
        - Вань, лови координаты. Мы тут еще заложников отбили, пока основная группа за вами охотилась. Выдвигаемся туда, там федералы часто работают, так что погони не должно быть, но на всякий случай будь настороже, нам с ними тоже встречаться не резон. Учить тебя не надо…
        - Принято. Конец связи.
        - Ну что Митяй. Понести тебя, или волокушу делать?
        - Волокушу, конечно, чего я тебе, гарна дивчина, на руках кататься.
        - С волокушей неудобно будет. Делай Вань носилки, помогу нести.
        Через полчаса Митяй болтался на носилках, которые с одной стороны нес Иван, а с другой они были пристроены на здоровенном лохматом псе. Ванька приспособил ремень с автомата Митяя к носилкам и подвесив их на шею шел спокойным шагом за Морфом. Через пару часов они добрались до стоянки и Митяй, свалившись с носилок стал пробираться к костру.
        Гоша перехватил его на полдороге, сунул ему в руки котелок с кашей и взялся за его ногу. Осколки уже вышли и кость начала срастаться. Митяй еще не наступал на нее, но того ужаса, который предстал перед ним сразу после ранения уже не было. Новые бинты заняли свое место, и Гоша успокоился.
        - Сыч прием. Задание выполнено, с нами восемь человек. Двое не ходят. Нужен транспорт.
        - Все понял. Транспорт будет ждать у ближайшей к вам дороги. Сейчас координаты сброшу. От вас там километров двадцать, ближе никак. Там могут быть засады, разведка докладывает, весь регион на ушах. Это первое боестолкновение с бандформированиями тут. Думаю, не последнее, радиоэфир гудит.
        - Пожуем, увидим. Конец связи.
        - Командир, я поутру уже сам смогу идти.
        - А я тебя и не считал. Там двое расстрельных, их вообще не кормили. Держали отдельно. Одного Гоша нашел, второго мы рядом с основной группой пленных обнаружили. Так что к утру я рассчитываю, чтобы ты нес, а не тебя. Поправляйся. Гоша, Морфа накорми, он Дуболома через все ущелье на загривке тащил.
        - Сделаю командир.
        - Вань, подежурь на бугорке, мало ли.
        На ночь расположились лагерем в ложбине и Ванька поднялся выше по склону. Залег и закутался в Морфа. Спасенных пленников разместили в шалаше, Гоша хлопотал возле них, но оперативного вмешательства не требовалось. Все обессилили, были изрядно побиты, но ничего угрожающего жизни уже не было.
        - Вань, ты поспи, я разбужу, если рядом тепло будет. Командир, можно я один подежурю, я все равно не сплю никогда?
        - Не возражаю Морф. Гоша сторожки расставил, так что двойной контроль будет.
        Ванька проснулся на рассвете от холода, Морфа рядом не было. Гоша сидел неподалеку и поглядывая на поляну возле лагеря ухмылялся. Из шалаша выглядывали бывшие пленники и со страхом в глазах смотрели на происходящее неподалеку. Митяй, пригнувшись и немного прихрамывая, расставив свои здоровенные руки, шел в атаку на медведя. Медведь порыкивал и старался обойти его сбоку. Наконец они сошлись в схватке и покатились по земле. Митяй оказался сверху, но ненадолго. Для медведя оказаться внизу противника было намного выгоднее, чего не предусмотрел Митяй и тут же поплатился. Удар задними лапами откинул Дуболома и тот, пролетев несколько метров, врезался в кусты. Соскочил и ухмыляясь вновь стал подкрадываться к медведю. Схватил его за шею и не обращая внимание на лапы, обхватившие его самого, стал душить, повалив на землю. Удержать столь мощную шею он не смог и вскоре был подмят под себя. Еще немного повозившись, он наконец поднял обе руки и прохрипел что-то несуразное. Медведь отскочил в сторону и лег неподалеку. Кряхтя и вытирая пот, Митяй поднялся, качнул головой и поплелся в сторону костра, Морф
двинулся за ним.
        - Ох и силища у этого зверя. Чуть дух из меня не выбил. Не могу его одолеть. Силенок не хватает.
        - Ну-ну. Добрые-то люди даже близко не стали бы к медведю подходить, а ты с ним бороться надумал.
        - Он первый начал. Ты же видел, как он толкнул меня возле котелка.
        - Не толкнул, а слегка задел, когда ты попытался у него кашу отжать.
        - Ничего себе задел, я чуть через костер не улетел.
        Морф крутился рядом и осторожно брал острыми, как мечи, клыками куски хлеба из рук Митяя. Слизал остатки крошек и стал подниматься к Ваньке.
        - Ты чего людей пугаешь? Как им теперь объяснить, откуда тут ручной медведь взялся?
        Им сказали, что я с цирка сбежал. Лапы нужно было размять слегка, к тому же Митяй застоялся, в нем энергия пышет. Нога вроде восстановилась, правда он побаивается наступать на нее. Плечо еще болит, там сухожилие было порвано, левая рука слабину дает. Думаю, к обеду восстановится. Мне показалось у него потенциал регенерации выше, чем у остальных, кроме тебя, конечно.
        Морф скрылся за бугорком и незаметно скользнул на руку Ивану. Ванька тут же начал согреваться, кивнул головой дежурившему Гоше и стал спускаться вниз на завтрак. Через час они выдвинулись на точку встречи и к вечеру, без приключений, добрались до трассы, где их встречал Крылов собственной персоной.
        - С возвращением парни. Сейчас на базу. Соловьев, с тебя доклад о новых возможностях группы.
        - Есть.
        - Морф, ты как-то сказал, что считаешь себя бесполезным. Ты ошибался, не знаю всех твоих возможностей, но даже то, о чем я уже знаю нам очень пригодится. Ты настоящий Хранитель. Вы с Иваном полны приятных сюрпризов. Отдыхайте, вечером самолет.
        Чужой
        Будни (Конец 1994 года)
        Обычные дни. Подъем, тренировка, завтрак, занятия в кабинете и не всегда именно в такой последовательности. Иногда завтрак заменяется еще одной тренировкой. Так бывает. Именно на такой случай, в карманах Митяя можно найти сухофрукты, сухари и, даже, вяленое мясо и рыбу. Он запаслив и совсем не жадный и этим бессовестно пользуются все бойцы группы, даже когда завтрак, обед и ужин были по распорядку. Повара устали спорить с ним уже давно, а, чтобы не трепать себе нервы, они заранее готовят ему сух пайки. Тем более, что отцы командиры тоже были замечены в непрерывном жевании из этих же запасов.
        Вот и сегодня группа Соловьева занимались в помещении и тайком жевали какие-то прессованные сухофрукты. Этакий ответ Сникерсам и прочим заокеанским сладостям, появившимся недавно. Они даже выглядели так же, как и шоколадный батончик, тоньше немного, вот только пользы от них было значительно больше. Пускай про него не говорили по телевизору, и упаковка была менее красочная, зато она полностью выполняла возложенные на нее функции, а когда была уже не нужна, разлагалась в земле или сгорала в костре без остатка.
        Морф дремал, на столе за которым сидел Иван, и, периодически потягиваясь, сталкивал вниз фотографии. Ванька бесцеремонно отодвигал котенка подальше от папок и уже который раз поднимал разбросанные бумаги. Морфу было скучно, он уже давно запомнил всю двадцатку террористов, которую запихивали в мозг группе этот раз. Никто не жаловался на память, но информация должна быть усвоена стопроцентно и поэтому фотографии рассматривали еще и еще раз. Затем брали сопутствующую папку и проверяли себя. Этих людей, нужно было знать в лицо.
        Крылов обещал установить компьютеры, но этот момент все откладывался. Никто особо его и не торопил, к компьютерам относились с настороженностью. Никто из группы не имел опыта работы с ними и особой предрасположенности к этой затеи не испытывал. Не больше, чем любопытство перед новой техникой. Даже Морф, который просто обязан был заинтересоваться, был равнодушен. Информация, почерпнутая из головы Ивана, а только там он мог получить сведения о компьютерах, его не вдохновила на любопытство. Примитивная машина, сродни калькулятору, только памяти слегка побольше. Так или иначе, но познакомиться с компьютерами, все-таки пришлось.
        - Митяй, Гоша, помогите машину разгрузить. Новое оборудование привезли.
        Гоша соскочил первым и, маневрируя между столов, пошел к выходу. Митяй поднял палец вверх, чтобы Гоша не отвлекал его и еще с полминуты, бормоча под нос, сидел неподвижно. Затем встал и тоже направился к выходу. Проходя мимо Ивана, он подставил руку, и Морф, вскарабкавшись по рукаву, уселся на плече. Сидеть дальше взаперти он не хотел. Ванька никуда не денется, а подышать свежим воздухом уже пора. Получив полоску вяленой рыбы, он сосредоточился на ней, одновременно балансируя на плече. Митяй знал, кому доверить лакомство. Ни крошки не пропадет напрасно. Ванька глянул затуманенным взглядом на Морфа и снова погрузился в свой ворох бумаг.
        Стали заносить коробки и новые плакаты, командир потянулся и это был сигнал оторвать свои задницы и немного размяться.
        - Ну, вот, и компьютеры появились. Опа, а это что? ФГМ 148. Вот ты какой, джавелин. Лучше бы настоящий приволокли. Хоть посмотреть так ли он хорош в деле, как наши заклятые друзья хвастаются.
        - Седой, не трогай плакаты, всё что мог я привез. Оружейка принимает, там тоже много чего. Джавелины достать, пока не получилось. Они все на счету в Штатах. Вот будет серийный выпуск, тогда и притащу. А пока, сложно их переправлять к нам. Года через два-три, по планам. А пока по плакатикам знакомиться будем.
        - Ну, по плакатикам, так по плакатикам. А чего железяк так много?
        - Это жесткие диски для компьютера Морфа, там информация, какую смог достать. Карты, базы данных, которые успели оцифровать, и прочее. Не тронь, железки нежные, и так боюсь, как бы Митяй чего не погнул.
        Сейдой демонстративно отпрыгнул и поднял руки вверх. Морф заметно заволновался. Спрыгнул с плеча Митяя, на котором все это время сидел, и, с важным видом, начал обходить коробки. Возле мониторов остановился и дотронулся до них лапой. Один из них засветился и тут же погас.
        - Простите, не специально. Это чтобы информацию отображать? Посредник, мне не нужен.
        - Так, Морф, ну давай я еще тебе буду говорить, чтобы отошел, вот пока не разгрузим, даже не лезьте. Потом разберемся, как удобнее с ними работать будет.
        Морф залез, по ноге Ивана к нему на плечо, и обижено фыркнул. Ванька поморщился от впивающихся в ногу когтей и, прислонившись к столу, наблюдал как Митяй, Гоша и Крылов таскают коробки и ящики. Наконец, все выгрузили, и Иван Федорович стал устанавливать компьютеры на столы. Посмотрев последовательность действий, группа стала помогать, и через час компьютеры стояли у каждого, осталось только подключить. Возле стола Ивана было целых два системных блока. Один обычный и второй, для Морфа, как минимум в три раза толще и без боковых крышек. Мест для жестких дисков тут было в разы больше. Рядом стояла коробка для хранения этих дисков, каждый был пронумерован и опечатан. Подразумевалось их менять по мере усвоения информации.
        Экраны засветились и компьютеры заурчали. Непривычный шум наполнил комнату. Крылов с важным видом ходил между столами и показывал, как всем этим хозяйством пользоваться. Морф сидел возле монитора Ивана и с жадностью вглядывался в него.
        - Вот смотрите, сейчас все загрузилось и компьютер готов к работе. Это буржуйская операционная система. Программа для удобства пользователя. В ней и будем работать.
        - А чего это в буржуйской? А наши чего? Дурнее паровоза что ли? - Митяй подбоченился.
        - Не дурнее, но компания Microsoft значительно дольше работают в этом направлении, и у них получилось сделать программу, по которой удобнее учиться. И вообще, прекратить политинформацию. Вот освоишь эту программу, тогда и займемся нашими разработками. Вся информация в файлах. Есть файлы для нас, есть файлы как часть программ. Правильнее их располагать в разных папках. Это понятно?
        - Угу, мух лучше держать отдельно от котлет. Это понятно.
        - Выбираем нужную нам папку и открываем файл. Например, вот этот.
        - Погодь, как ты это сделал?
        - Мышку подводишь, видишь вот стрелка? И левой клавишей два раза…
        - А нельзя как у Морфа, тыкнуть пальцем в экран?
        - Вот нельзя. Я, если честно, первое время тоже тыкал. Короче, пока нельзя. Видимо, у инженеров, мозгов не хватает сделать так.
        - И так, вот данные на человека. Ниже описание, сверху фотография. Ну, вы, собственно, сами все видите. Тут закрыть, тут открыть другой файл. Понятно?
        - Пока понятно. Погоди не закрывай. Дочитаю.
        - Успеешь. Выключайте свои компьютеры, вот так, и запускайте заново. Теперь посмотрим, как сами справитесь, - Крылов подошел к ещё не выключенному компьютеру - изучить все файлы этой папки. Приступать, - и не смотря на возмущения, выключил.
        С горем пополам компьютеры были включены, и бойцы с увлечением стали возить мышкой по специальному коврику. Крылов подходил к каждому и помогал, пока не убедился, что тема освоена. Решил не мешать и ушел из учебного класса.
        - Вань, ты меня прикроешь, если я чего сломаю?
        - Какой разговор, конечно, а ты чего задумал?
        - Хочу посмотреть принцип работы.
        Командир обернулся на подозрительный шум - Малой, чего темним? Думаешь, не слышу?
        - Морф хочет внутри поковыряться.
        - Давай, если что прикрою.
        Вся группа собралась возле Ваньки и смотрела на крутящегося на столе Морфа. Тот подошел вплотную к монитору и неожиданно запрыгнул на него. Сверху изображение исказилось, но пришло в норму, как только он слез. Следующей целью он выбрал клавиатуру и на экране стало происходить, что-то непонятное. Все перемешалось и как вернуть обратно, было не ясно. Решили выключить компьютер и включить его заново. Догадка оказалась верна, запускался он всегда в одно и то же состояние.
        С мышкой Морф поигрался на славу. Достаточно было просто задеть ее, и Морф получал полный контроль над манипулятором. Только скорость его работы была в разы выше неуклюжих попыток новоиспеченных пользователей. Файлы открывались, прокручивались и закрывались очень быстро. Относительно потуг группы, конечно.
        - Собственно, я так и думал. В основе лежат простейшие операции, структура данных усложняется по мере необходимости и в итоге, в простейшие данные можно уложить почти все. А вот тут это как раз и хранится.
        Митяй многозначительно подвигал бровями - это ты сейчас с кем поговорил?
        - Это мысли вслух, не обращай внимание. Вань, я выключу компьютер, попробовать кое-что надо. Хочу посмотреть, без чего можно обойтись.
        Ванька пожал плечами. Все равно было не понятно, чего он творит. Морф кружил вокруг системного блока еще минут десять, тот периодически включался и выключался вновь, не проходя загрузку до конца. И наконец, с важным видом заскочил на стол.
        - Я разобрался. Мне нужна только информация с жесткого диска. Все остальное можно обойти. Я сейчас буду вытягивать с них все в себя, а потом посмотрю, что смогу обработать. Правда, они тормозные какие-то.
        Соловьев наконец дождался, хоть каких-то понятных телодвижений - все слышали? Отстаем от Морфа и продолжаем. Сыч приказ не отменял.
        - Морф, ты главное карты проглоти, мне они позарез нужны.
        - Седой, не дави на него. Мне тоже много чего надо, я же молчу. Пусть по порядку все лопает.
        Григорий Иванович поднял обе руки и улыбнулся. Спорить с командиром было бесполезно, у него всегда карты козырнее.
        Бойцы разошлись по своим столам и вновь принялись за изучение дел их возможных клиентов. Только теперь, это приходилось делать на компьютерах. Немного медленнее, чем на бумаге, но потенциал в этом был. Ванька пересел к Гоше и на немой вопрос, передёрнулся и кивнул в сторону своего стола. Компьютер на его столе периодически мигал. До добра это явно не доведет, но лучше не вмешиваться, когти у Морфа очень острые.
        Минут через двадцать Морф перестал издеваться над компьютером Ивана и подошел к своему. Увидев, что в нем нет жестких дисков, недовольно вильнул хвостом и буквально забрался в ящик с винчестерами. Все двадцать винчестеров загудели одновременно. Тот факт, что они не были никуда подключены, уже никого не удивлял. С Морфом бывало и не такое. Он иногда кипятил воду прямо в стакане, но делал это, исключительно, только Ивану и командиру. На все смешки отвечал коротко, «на пустяки не разменивается» и всё тут. Через час Морф вылез из коробки и взгромоздился на плечо Ивана.
        Коробку пока не трогайте, они еще горячие. Я их немного остужал, но оптимальная температура все-таки высокая. Хоть и не полезная для них. Я сейчас обработаю все что нашел. Лишнего много.
        - Чего хоть там было?
        - Если судить по названиям, то карты и базы данных, несколько разных. Документы по операциям, директивы, инструкции, схемы каких-то зданий, оружия и техники. Много чего. Могу показать папку, которую сейчас обрабатываете.
        - А ну, давай посмотрим.
        Перед глазами появилось досье с фамилиями и небольшим описанием.
        - Вот это дело. Так уже привычнее. Не выключай. Лучше уж так поработать, чем пыхтеть этой мышкой. Моя вообще ездить отказывается.
        Группа увлеченно махала руками и что-то выбирала на только им видимом экране. Со стороны было очень смешно за всем этим наблюдать, вот только наблюдателей, как правило, не было, за этим строго следили. Другим не положено было знать о возможностях группы Соловьева. Информацией владели только Крылов и Немец. Постоянные отчеты уходили непосредственно Крылову и больше никому. Немец получал информацию от Крылова.
        - Морф, а если список будет больше, как искать? Тут только последний список Сыча.
        - Список уже больше, базу данных я обработал. Если нужен кто-то конкретно, скажи кто и он появится на экране.
        - Давай Дудаева, Сыч намекал, что он будет представлять опасность, какую-то игру затевает на Кавказе. У него всё-таки наша подготовка … Едрён-батон, это те, кто с ним пересекался? Ничего себе списочек. И на каждого досье не в пример наших папочек. Да уж. Такую информацию в голове не удержишь.
        Командир еще какое-то время изучал досье, переходил от ссылки к ссылке и, наконец, помотав головой отключился от Морфа.
        - Ладно, с этим понятно. Пусть Сыч голову ломает, что запоминать, а чего у Морфа подглядеть. Так, доучивайте и на обед пора собираться. Гоша, комнату не забудь опечатать, Седой, проверь чего там в оружейку притащили.
        - Сделаю.
        Крылов был немного ошарашен известием, что Морф всю информацию уже считал. Выходило, что он возился с доставкой этой информации дольше, чем она была обработана. Специальная машина под серьезной охраной и куча штабной работы, а тут раз, и все обработано за какой-то час, а ведь диски еще обратно тащить нужно. На месте уничтожить не дадут, комиссию собирать надо, а из кого? Только главное не это, он же думал, что пока Морф усваивает эту информацию, можно успеть подготовить следующую порцию и поставить на поток работу егерей по конвоированию дисков. Нужно было с этим что-то делать. Тут мог помочь только Немец, нужен удаленный доступ к серверам, не везти же Ваньку с Морфом к ним. Тем более что он сам не знает, где они находятся, секретность, черт бы её побрал.
        А группу все равно заставил осваивать компьютер, так сказать, для общего кругозора. И что бы его в глупое положение не ставили в следующий раз. Попробовав возможности Морфа, все занятия можно было перенести из учебного класса в казарму. Больше не было необходимости в хорошо охраняемом помещении, приспособленном под гриф «Совершенно секретно». В базе Морфа было все необходимое.
        После обеда остались в казарме, и Григорий Иванович, вместо списков, приволок, с помощью дежурных, охапку нового оружия. Выгрузил все это на стол, расписался в журнале и отпустил их. Все увлеченно стали перебирать образцы. Все было уже знакомо, но в руках держалось впервые. Их отвлек Морф.
        - Командир, я тут немного привел в порядок информацию. Помнишь дело с заложниками в Аргунском ущелье? Там, как минимум, пять человек попавшие в мое поле зрения, проходят по базе.
        - Покажи кто.
        Командир вдруг встал и стал оборачиваться из стороны в сторону. - Аж мороз по коже. Парни, подключитесь.
        Группа стояла посреди лагеря боевиков. Вокруг них замер знакомый пейзаж, виденный ими в ущелье. Лица боевиков еще не были напряжены предстоящим боем и выглядели обычными людьми, если не учитывать обстановку и оружие в руках. Ванька первым шагнул в сторону и прошел насквозь одного из них. Дотронулся до собак и даже заглянул в котелок над замерзшим пламенем.
        - Нифигасе, даже жутко тут находиться. Как будто сейчас тебя заметят. Если бы не просвечивающие очертания комнаты, я бы поверил, что нахожусь в ущелье. А как ты с разных сторон их увидел? Ты же на выступе был.
        - Немного додумал, немного взял с других ракурсов, они же поворачивались. Раньше или позже. Не в этом дело, вот, смотрите на группу возле того дома, под скалой.
        Возле самого добротного дома была группа из десяти боевиков и возле некоторых из них появилась надпись с фамилией и позывным этого человека. Командир подошел к ним и, ткнув пальцев в одну из надписей получил полное досье на этого человека, затем отмахнувшись от него, стал читать другое досье, ткнул куда-то, и перед глазами возникла карта последних мест, где он попадал в поле зрения оперативников, немного поиграв с картой, приблизил вплоть до дома, смахнул её и отвернулся.
        - Нужно Сычу доложить. Эти люди давно уже в розыске, если бы он получил информацию тогда, наверняка была бы команда на захват. Возможно сразу же после освобождения заложников. Теперь опять их искать нужно будет, даже если они на минном поле остались, подтверждения уже не получить.
        Ну почему не получить. Тех, кто гарантировано там остался, я вычеркнул, только один из знакомых, остальных пока не знаю. Попроси Крылова, чтобы мне все списки доставил, если есть база данных паспортных столов, или еще каких, то и их тоже, даже коммунальные платежи. Лишними не будут. Оказывается, неприятно видеть незнакомые лица.
        - Обязательно скажу. Покажи ему, то же самое, он сам все поймет. Карта вся такая детальная?
        - Нет, местами. Пока не разобрался почему, но снимали с очень большой высоты, как будто с самолета. Многое приходится дорисовывать, опираясь на другие источники, но детализация не самая плохая.
        - Спутниковые снимки?
        - Возможно, но тогда оптика должна быть очень хорошая, все фотографии кажутся с высоты самолета, не выше, у меня пока нет информации о возможностях спутников. Иван тоже о них ничего не знает, только об их существовании. Хотелось бы восполнить и этот пробел.
        - Я все понял.
        Оказалось, этому уже есть название: «Виртуальная реальность». Крылов уже читал об этом, но вряд ли это где-либо было реализовано. Он долго ходил по смоделированному ущелью и чесал затылок, наконец, сделал кое-какие пометки в блокноте и молча ушел. Не появлялся уже больше недели и на связь не выходил. Бойцы занимались по обычному расписанию.

* * *
        - Командир, Крылов обещал к базам Министерства Обороны и к базам МВД доступ дать, а не появляется.
        - Ну, а я чего сделаю? Чего он сказал-то после твоих презентаций?
        - Да ничего не сказал, ушел даже не оглянулся.
        - На него не похоже, озадачил ты его основательно. Жди.
        - У меня информационное голодание. Я уже все печатные карты проглотил.
        - Да какие карты, он меня заставил все плакаты перетасовать. Все наглядные пособия перебрал.
        - Ну, вот Вань, тебе и карты в руки, другие карты. Звони Крылову, пусть что-то решает. Видишь, Морф заскучал. Это даже на кухне заметили.
        - Вот вам смешно, а я, зная сколько еще информации в шаговой доступности, просто с ума схожу.
        - Ладно, Морф, я понял. Дай мне детальный отчет доделать и тогда возьму в оборот Сыча.
        - Какой отчет? Ты же уже писал.
        - Да вот такой. Он тот забраковал, сказал нужны детали. Что я ему, писатель что ли. Каждый шаг помнить.
        - Ну так давай я напишу. Подправишь, где надо и все. Я-то все помню.
        Соловьев оторвал взгляд от стола и с недоверием посмотрел на Морфа. - И чего? Все напишешь?
        - Так уже написал, чего там писать то… Вроде, похоже, по стилю, я только последние отчеты видел, но вроде похоже.
        - Как написал? Чего ты написал? Так какого черта я тут уже три недели бумагу мараю, если ты за несколько секунд все это написал. Морф, я вас с Ванькой иногда задушить готов за такие фокусы. Давай выводи, чтобы я не искал, читать буду.
        - Вот сначала Сыча додави, а потом меня души сколько угодно.
        Иван сидел на диване и старался не показывать улыбку. Когда командир накалён, лучше не светиться. Даже Митяй накрывал на стол молча и поглядывая на командира. Седой дремал на против телевизора, а Гоша гремел посудой на кухне. Сегодня была его очередь.
        - Батя, иди, поешь, потом поработаешь, а то завтра на дальний полигон топать, сил не будет, злой будешь.
        - Будешь тут злой. Он сто тридцать страниц текста накропал за секунды, причем, мой текст там тоже есть. Морф, как лишнее удалить?
        - Ну, ставь пометки, потом скопом отредактирую.
        - Седой, читай с пятидесятой, поможешь!
        Седой поднял руку не открывая глаз, услышал. Больше ничего не изменилось. Читал он или продолжал дремать, было не понятно. Откровенно говоря, только командир не сомневался, что задание выполняется.
        Морф, в ожидании ужина, ходил по столу, в каком-то фантастически нелепом окрасе, причем, он его периодически менял. Он уже неделю так маялся. Все прекрасно понимали, что творится у него на душе. Дать такой кусок информации, да поманить еще большим куском… Кто угодно окрас сменит. Его никто не прогонял со стола, как-то так сложилось, что обычные ассоциации с домашними питомцами к нему не клеились, хотя и выглядел он в точности как котенок. Он ел на столе вместе со всеми. Исключения были только в людных местах, там приходилось соответствовать.
        Седой потянулся и резким движением выкинул себя из кресла. Размялся и пошел к столу. - Морф, шестьдесят третья страница, третий абзац. «Григорий Иванович спал стоя…». Чего-то я не припомню, чтобы я спал стоя.
        Митяй улыбнулся и глянул на Морфа. Все знали об этой особенности Седого. Он действительно мог спать в любом положении. Любая возможность и он проваливался. Засыпал мгновенно и точно также просыпался в полной боеготовности. Другим это давалось не так просто, не смотря на специальные тренинги.
        - У меня есть видео, если хочешь, могу показать. Пока не выкинул.
        - Ты всё снимал, или только я удостоился?
        - Все что вижу, все могу воспроизвести, если не выкинул как мусор. Места полно, не чистил еще, так что не отмазывайся, есть доказательства.
        - Так ты и нарисуешь, с тебя сбудется…
        Соловьев размял шею и потянулся - похоже, Крылов нарвался. Хотел детальный отчет, он его получит. Морф, все нормально. Я там немного отметил, как лишнее, еще есть пара мыслей на добавление. Потом озвучу. Вечером доделаю и можно отправлять Сычу. Доложу и подниму твой вопрос. Заслужил. Хоть от бумажной волокиты меня избавил.
        - Так, все Батя, хорош уже о делах. Давай за стол. Остывает. Морф, хватит нюхаться, потерпи немного, сейчас тебе налью, погорячее, как ты любишь.
        Вечером Крылов был недоступен. Вернее, он сбросил соединение и позже на связь не вышел. Видимо был занят. Наутро он появился собственной персоной. Когда бойцы вернулись с утренней пробежки, он уже хозяйничал на кухне с молчаливого согласия оставшегося в казарме Митяя. Сам Митяй очередной раз подгонял под себя новенькую форму. Он сменил уже три формы, пока набирал свой обычный вес. На пробежки он не ходил, предпочитая мучить железо на тренажерах, работал до седьмого пота, но поправлялся с завидной постоянностью, с конституцией не поспоришь.
        - Вань, собирайтесь, после завтрака поедем к соседям, через спутник свяжемся с серверами. Нам дали час времени, на дольше они свой канал предоставить не могут. Морф, постоянный канал пока выбить не удалось, дали неограниченное время на самом сервере, даже трафик не оговаривали, но отсюда получить доступ трудно. Достаточно новая станция только одна на регион и её загрузили по полной. Так что, как видишь, я занимался этой проблемой, и занимался плотно.

* * *
        Ехали долго. Как минимум три блокпоста, затем КПП, и на каждом проверяли документы и пропуска. Сопровождающего знали в лицо и здоровались, но документы просили даже у него. Никто не возражал, дело привычное. Наконец остановились и их провели в штаб дивизиона. Очередная проверка документов и, теперь уже под руководством начальника штаба, пошли дальше.
        - Вань, зачем тут сетка из проволоки, там ведь напряжение, тут столько охраны, неужели еще и электричество по периметру?
        - Не светись Морф, и так оборачиваются на меня, еще и сам с собой разговаривать буду.
        - Вы что-то сказали?
        - Никак нет, просто первый раз на охраняемом объекте такого уровня. Там на сетке напряжение?
        - Да, это сетка П-100, три тысячи вольт. Если хочешь жить, не подходи ближе метра. За ней минное поле, над КПП пулемет. Там думать запрещено, сначала стреляют. Пойдемте, нам сюда. А как так получилось, что профессионалы такого уровня и не знают про П-100? Если бы не звонок из Москвы, вас бы уже задержали за такие вопросы.
        - Он в центре работал, там охрана не видна.
        - Понятно, ну пойдемте.
        Вызвали охрану и через какое-то время железная дверь открылась. За ней появился офицер и, после положенного доклада, пропустил вперед. Документы и пропуска на всех подал начштаба. Оказалось, это подземный переход под сеткой. Сразу не обратили внимание, потому что шли к нему по прямой. Сверху иней, на полу застывшие лужи и какой-то солдатик пытается их убрать. Во взгляде начштаба читалась угроза, видимо появление луж это уже из ряда вон, хотя, как они могут тут не появляться, при постоянной сырости - загадка. Уже подходя к выходу услышали, как закрывается на засов входная дверь, и только после этого открыли выход. Еще одна проверка документов и направились к неприметному зданию. Всего три этажа, но это только вверх. Сколько этажей вниз, было не понятно. После всех мытарств их провели в комнату, переодели во всё новое и выдали конверт. Заставили расписаться и наконец, оставили одних. Железная дверь была заперта снаружи и им рекомендовали закрыться изнутри.
        - Ну, ты даешь, Вань. У нас же по документам ты специалистом по связи числишься. Иначе как бы я добился допуска к оборудованию без оператора.
        - Я-то откуда знал.
        - Ладно, мой косяк, не предупредил. Так, Морф, надеюсь, ты справишься, а то, как видишь, помощников я тебе не заказывал.
        Морф уже деловито расхаживал по пульту и смотрел на экраны. Все кругом пищало и мигало. - Справлюсь, тут все не так и сложно. Кстати, это единственная комната без наблюдения, в остальных, датчики стоят. Что за датчики разбираться не стал, но понатыкано много.
        - Ух, не подумал. Да уж. Серьезно тут у них.
        - Чего там дали то?
        - Да тут, какие-то коды доступа и расположения баз данных, насколько я понял. На, смотри сам. Для меня это филькина грамота.
        - Угу, понятно. Сейчас посмотрю, с чем это едят.
        Минут через десять Морф остановился на одном из пультов, и он засветился как новогодняя елка. Писк стоял невообразимый.
        - Пропускная способность очень слабая. Еще меньше, чем с тех винчестеров. Что я тут за час успею, ума не приложу. Хотя… Есть одна мысль.
        - Морф, вот не нравится мне, когда ты так говоришь. Смотри как бы нас отсюда с охраной не выперли. И уж упаси боже поломать чего.
        - Я осторожно, чего я, не понимаю, что ли. Сам же говорил, очень важный объект.
        Иван сидел на крутящемся кресле, почему-то приделанном к полу, и от нечего делать дремал. Это была не его задача и думать над тем, что сейчас творит Морф, особого желания не было. Пытаться угнаться за Морфом в этих делах, было невозможно, и Иван прекрасно осознавал это.
        - А спутник-то не один, тут стоит автоматическое сопровождение. Когда один уходит из поля приема, оборудование переключается на другой. Да тут все просто. Как я сам не догадался. Так, погоди, а на этот спутник коды не подходят. Так, так, погоди-ка. Э-э-э-э… УПС.
        Крылов соскочил со стула и уставился на Морфа. Даже Иван открыл глаза. - Что еще за УПС? Ты мне тут прекрати пугать.
        - Кажется, я на чужой спутник залез. Подожди, подчищу следы, а то мой вход сразу зафиксировали.
        - Так, Морф, без согласования больше так не делай, еще не хватало международного скандала.
        - Да ладно тебе. На этот спутник не только я полез, его вскрывали, как минимум, с трех точек. Только у них скорости до смены кодов не хватило.
        - А ты взломал что ли? Твою дивизию. Ох, и нагорит нам… Говоришь, кто-то еще лез? Ну, логично, может китайцы, может наши. Немцу надо будет доложить, что взломали, это наверняка ему понравится, а вот если поймают, или даже заподозрят, вот тут ничего хорошего.
        - Все, чисто, не подкопаешься. Все подмел за собой. Можно уезжать, базу мне отсюда не взять. Не реально. Можно даже и не думать поработать, это извращение. Но приезжали мы точно не зря. Тут все дело в передающей и принимающей антенне, и оборудовании, принимающем и распознающем сигнал. Всякие шифраторы, дешифраторы и прочее. Короче, можно обойтись и без этого. Образы я снял. Как разберусь, так смогу связаться со спутником напрямую. Тут пробовать не буду, пожгу оборудование. Сигнал достаточно мощный получается и не экранированный. А мне придется закрываться от посторонних глаз. Вдруг такие сигналы отлавливают. Я бы на них точно обратил внимание. Этот вижу, как луч прожектора. Тем более, тут такой слой бетона и железа, короче, лишние затраты энергии.
        В дверь постучались, и Морф скользнул на руку к Ивану. Вошедший начштаба был бледный и какой-то испуганный.
        - Ну, вы даете. Я ведь не сразу даже поверил, что спецы. Канал загрузили, даже перегреваться начали. С такими объемами на выходе, нам работать не приходилось. А потом прибегает дежурный и трясет бумагами с последовательностями. Вы все-таки вскрыли этого америкоса?
        - Расслабься майор, все, что тут произошло немного секретнее твоего секретного бункера. Так что все, что тебя коснется, будет тебе передано егерями, позже. Мы свое дело сделали, извини, если карты твои спутали.
        - Да какие карты, вы вообще неподъемную задачку сощёлкали. Там же вычислить последовательность нужно, несколько секунд до смены пакетов. Они, конечно, заметят, но принцип-то уже понятен. Нам работы на несколько месяцев. Им все равно дольше менять. Что-то, да ущипнем.
        - Нас не заметят, будем надеяться, а вот дальше уже сам разбирайся с подарками. Нам пора.
        - Подождите пару минут, я распоряжусь, уж не обижайтесь, дам сопровождение, сам не поеду, тут сейчас такая жара началась, что времени даже на поесть не будет. Вот вроде молодой… Почему все спецы в центре? А-а-а, да кого я спрашиваю… Хорошо хоть наших не забирают.
        Майор махнул рукой и практически выбежал. Крылов дождался, когда закроется дверь, повернулся к Ивану и погрозил кулаком в сторону, где, по его мнению, должен быть Морф.
        - Ты же сказал, все подчистил?
        - На спутнике. Тут даже не подумал. Хотя логично, я же через их оборудование полез, вот и спалился.
        - Горе мне с тобой. Поехали уже, нам еще через эти все пропускные пункты до вечера проходить. Теперь думать надо, как подчищать, еще не хватало премию отхватить за вскрытие спутника. Я вот с Немца удивляюсь. Он ведь даже глазом не моргнул, когда я попросил сформировать группу по прикрытию наших действий. Ведь уже немало накопилось нестыковок таких. Думал, доказывать придется, а он уже готовые бумаги подал, только дату поставил. Ладно, пора на выход. Может назад проще будет.
        Проще не было. Они переоделись в свою одежду, и вся процедура была дотошно выполнена в обратном направлении. Опять расписались в журнале и наконец, уселись в машину. К вечеру были дома.

* * *
        Уже стемнело, когда в дом, чертыхаясь, завалились бойцы Соловьева. Митяя занесли на руках. Он был весь перепачканный, с огромный кровоподтеком под глазом, в разорванном камуфляже и весь в крови. Даже бронежилет, разорванный в клочья, несли отдельно. Митяй, прыгая на одной ноге, добрался до кровати и, бухнувшись рядом, стал стягивать свой камуфляж. Гоша весь красный от пота скинул разгрузку, посмотрел на командира и поплелся в душ. Командир и Седой упали прямо возле входа и с трудом дышали.
        - Черт бы тебя побрал, Митяй. До чего тяжелый.
        - Чего случилось то? Митяй с поездом столкнулся что ли? Поезд цел?
        - Да, почти, с поездом. На кабана-секача нарвались, на дальнем полигоне. Его выстрелами видимо спугнули, он на Митяя и выскочил. Вроде мимо уже пробежал, а потом развернулся, и пошла пыль столбом. Снегоуборочная машина так быстро полянку не почистит.
        - Да скотина он, только новую форму получил. Разорвал в пух.
        - Да он не только форму, он бронник разворотил и ногу Митяю так порвал, что мама не горюй. И ведь не пристрелишь, эта злобная тварь такие кренделя выписывала.
        - Да уж, знаю я его в деле. И, как всегда, без меня все веселье. Как хоть отбились то?
        - Гоша полез, да сразу передумал. Ну, как в дерево отлетел, так и передумал. Сам еле встал. Мы, когда ближе подскочили, Митяй его уже своротил.
        - Все-таки прибил кабанчика?
        - Прибьешь его, как же. Если бы весил как Гоша, до сих пор бы скакал на нем по лесу. Он пока силу не почуял, не успокоился. Минут двадцать держал его. Он аж захрипел от злости, а потом ниче, успокоился, ласковый такой. Глазками зырк, ждет, когда отпущу, скотина. Только в глазках такая лютость… Гоша, когда очухался, сказал, пускай гуляет пока, сказал, сегодня рыба на ужин. Так эта сволочь еще минут пять на меня пялился и землю рыл. Потом только удрал.
        - Ладно, Малой, сейчас мы немного оклемаемся и поесть бы чего. Давай дуй на кухню, дай Гоше выдохнуть. Потом поговорим про твои приключения.
        - Я не знал, что сегодня рыба, сделал макароны по-флотски. Так что без рыбы как-нибудь переживете. Компот в столовке взял, там в термосе.
        Вышедший Гоша поплелся на кухню, но, когда увидел уже приготовленный ужин, с удовольствием развернулся обратно. Про рыбу в этот вечер вспоминал только Морф, на что ему предложили слопать её сырой, наивно полагая, что откажется…
        Утром приехал Крылов и снова застал Митяя за подгонкой формы. Спрашивать ничего не стал, завалился на диван и проспал целый час, пока не почуял возвратившуюся группу.
        - На меня не обращайте внимания, поспать не удалось, ночь выдалась та еще. Я к Морфу.
        Морф уже сидел на столе и активно умывался, как будто пробежка с группой, очень сказалась на его шкурке. Тем более, все уже знали, что грязь попросту не могла никоим образом оказаться на Морфе. Она просто слетала с него, или бесследно исчезала. Первое время они с ужасом наблюдали, как он наступает в мазутные пятна, периодически появляющиеся возле гаражей, потом привыкли, что даже после этого за ним не оставался грязный след. Лишние телодвижения по обходу таких луж он делать не собирался.
        - Морф, догадайся, чем я был занят всю ночь?
        - Вижу, что не спал и по запаху, ты голодный как черт, а вот что делал, не могу знать.
        - Голодный? Вот даже не хочу спрашивать какой запах у голодного черта, но ты прав. Голодный. Значит, не знаешь? После твоих слов о том, что ты напрямую со спутником свяжешься мы тебя хотели поймать.
        - Я действительно ночью пробовал, и как? Поймали?
        - К нашему стыду, нет. Были, какие-то несанкционированные доступы, но они были на уровне прощупывания, и мы их все идентифицировали и отследили. Не местные и вполне постоянные, если можно так выразиться.
        - Я тоже только пощупал, а потом не стал дальше лезть, нужно сначала согласовать что можно, а что нельзя. Коды доступа я подобрал ко всем шести спутникам, которые были над нами, но дальше не пошел. Канал, впрочем, наладил, получился очень узкий сигнал, но надежный и безопасный, отследить сложно. Следы старался не оставлять. Все входы подчистил.
        - М-да, из них наших только два было из живых. И ты вот так просто их вскрыл?
        - С последним были сложности. А потом оказалось это спутник тупой. Половина оборудования не работала, зачем он там летает, не понятно. Это скорее мусор.
        - С этим, что-то нужно делать. Ты сможешь помочь повысить безопасность?
        - Чтобы я не смог попасть?
        - И ты в том числе.
        - Когда разберусь, как это все устроено. Мне бы почерк программистов посмотреть, чтобы, похоже было.
        - Ну ладно. Вот тебе жесткий диск с координатами, позывными, где есть, траекториями и прочими штуками. Разбирайся. Это наши, и не только наши спутники. Единственное ограничение, канал наших спутников можно занимать не более чем на шестьдесят процентов, не наших - сам понимаешь. И дай точное время, когда, предположим, завтра, ты будешь выходить на связь. Попробуем еще раз отследить. Еще, чужие спутники без нужды не тронь. И следов не оставляй.
        - Мог бы не говорить, и так понятно.
        - Считывай диск, нельзя его оставлять.
        - Уже.
        - А пожужжать?
        - Ну, я же их тогда первый раз видел, не разобрался еще, вот и жужжал.
        Гоша накрыл на стол и кивнул Сычу, чтобы садился с ними. Долго уговаривать не пришлось. Он сделал какие-то пометки в своем блокноте и молча сел за стол вместе со всеми.
        Крепость (1995 год)
        Новый год прошел буднично. Тренировки продолжались в обычном графике. Мелкие задания не представляли собой ничего существенного. Помочь ОМОНу, поучаствовать в поиске заблудившихся в тайге. Такие задания немного разнообразили рутину, но разогнать кровь все-таки не могли. Группа застоялась. В воздухе витала напряженность и пока было не понятно, почему нет настоящего дела. Сыч не появлялся и лишь изредка выходил на связь.
        Вот уже два месяца Морф был вялым. Все понимали, что он впитывает информацию, до которой дорвался, но все равно было непривычно видеть его таким. Он практически не слазил с Ивана и даже не огрызался на все колкости Митяя. От еды он не отказывался, но уже и не выпрашивал, как, бывало, раньше. Митяй провел кое-какие ассоциации и стал переживать. Когда Гоша по неосторожности стал открывать много файлов на компьютере разом, то комп повис. С тех пор Митяй косо поглядывал на Морфа. Вот и сегодня за ужином он вновь поднял старую тему.
        - Морф, с тобой точно все в порядке? Нам тот компьютер перегружать пришлось, у тебя тоже кнопку искать надо будет?
        - Все нормально, я скоро закончу. Не надо искать никакую кнопку.
        - Завязывал бы ты с этим, до добра не доведет.
        - А ты знал, что такое Интернет?
        - Нет, и знать не хочу, как посмотрю на тебя, так бояться этого компьютера начинаю. Сколько же там всего понатыкано. Сроду столько в голове не уместить.
        - На самом деле ты ошибаешься. В мозгах обычного человека может много поместиться. Есть утверждение, что человек использует только 10 % собственного мозга. Бред, конечно, все совсем не так устроено, но потенциал у мозга очень большой, просто каждый его развивает по-своему. Например, в твоем мозге хорошо развиты отделы, отвечающие за рефлексы и выживание. У Сыча стратегия и более широкая картина мира. Ну и так далее. Если судить…
        - Стоп. Морф, ты сейчас взорвешь мой настроенный на рефлексы мозг. Достаточно было просто сказать, что с тобой все в порядке.
        - Со мной все в порядке. Но ты, пожалуй, прав. Я изменю свои планы. Самое важное я уже нашел, остальное буду искать по мере необходимости. Тем более, нужно все тщательно обработать, столько мусора в сети… Тут есть над чем подумать. Так чего, говоришь, сегодня на ужин?
        - Вот это дело, а то я уже забеспокоился, как бы ты не похудел.
        - Зря беспокоишься Митяй. В последнее время он даже увеличил потребление энергии. Так что, скоро в двери пролазить не будет.
        - Я просто переосмыслил некоторые вещи и на всякий случай делаю больший запас.
        - Я же говорю, похудеть ему не грозит.
        - Так, народ. Сыч на связь выходил, сейчас прикатит. Чую намечается что-то. Шевелитесь, а то поесть не даст.
        Сыч буквально ввалился в комнату и сразу же пошел на кухню, налил себе кофе и уселся в кресло. Группа собралась и все молча, смотрели как он пьет. Первым не выдержал Морф. Он подошел и вцепился когтями ему в ногу. Просто, и без затей.
        - Черт. Морф, больно же. Имей терпение, я, между прочим, только что с самолета.
        - Терпение у меня есть, а вот желания терпеть намного меньше.
        - Ты в курсе, что я старше по званию?
        - Зато у меня когти острые.
        - Соловьев, вот у тебя вся группа такая, никакой субординации. Нет, чтобы дать человеку отдохнуть, так нет, когтями его.
        - Слушай, давай уже не тяни, куда нас?
        - Пока никуда. Через две недели будет операция в Афганистане. Нужно вытащить оттуда нашего летчика. Его взяли талибы, на переговоры не идут, держат в старой крепости. Он родственник одного нашего деятеля. Ни то чтобы важная персона, но, похоже какая-то игра с ним затеяна. Мы разбираемся, а пока решили один из козырей у них вырвать.
        - Талибы в своей каше варятся. У них проблем хватает, не похоже, чтобы они интересовались еще чем-то, выходящим за рамки их племенных разборок.
        - Именно Григорий Иванович. Именно. А тут игру затеяли. Чужая рука чувствуется. Вот и нужно немного игру подправить. Чтобы понятно было, откуда ноги растут.
        - Морф, я тебе координаты неделю назад сбрасывал, у тебя все готово?
        - Да, материалы я изучил, еще собрал сведения из открытых источников. Немного пошерстил по закрытым, думаю, хватит для начала операции.
        Мир вокруг изменился. Вся группа оказалась в афганской степи недалеко от какого-то города. Вблизи была старая крепость, немного разрушенная, но в целом вполне обитаемая. Крепость приблизилась и стала видна вся несуразица происходящего. По периметру старых стен, местами разрушенных, были расставлены современные камеры наружного наблюдения. Натянута колючая проволока и оборудованы пулеметные гнезда.
        - Не по-детски они тут расположились. Что тут?
        - В том то и дело, что ничего. Это была загородная резиденция одного из полевых командиров, он тут почти не появлялся, но буквально в течение месяца из нее сделали неприступную крепость. Зачем им это надо пока не понятно. А неделю назад туда переводят нашего летчика и посылают письмо его родственнику. Ни выкупа, ни просьб. Просто оповещение, что он жив и находится у них. Письмо мы перехватили, а вот что оно означало, пока не поняли.
        - Морф, покажи внутри.
        Вся группа переместилась вовнутрь крепости. Караул, пулеметные гнезда, мешки с песком и кругом видеонаблюдение. Кое-где пометки Морфа о дополнительных датчиках движения и еще чего-то там. Даже часовые ходили во дворе, периодически проходя насквозь кого-то из группы.
        - Нифига себе. Так они же тут к осаде готовятся? И это ради одного русского летчика?
        - Теперь понятна наша заинтересованность?
        - Интерес-то понятен, не понятно им это зачем. Мне кажется, они только этого и добиваются. Они же явно ждут от нас нападения. Или не от нас?
        - Ждут. Там целая армия. Морф, покажи досье на летчика.
        - Сергеенко Петр Валентинович, учился, женился, ушел на контракт. Все, больше ничего интересного. Он даже не знает, что его родственник имеет отношение к правительству. Я проверил все его родственные связи, его самого, его жены, его друзей, даже его собаки, кстати породистая. Ничего, за что можно было бы ухватиться. Обыкновенный тихий алкоголик, бросает пить только во время полётов. Перепроверил всех его однофамильцев, никого, кто был бы интересен афганцам и за кого они могли его принять.
        - С нашим родственничком куда более интересная ситуация. Он в аппарате одного из министров. Доступа к секретным данным нет, но он в дружеских отношениях со своим начальством. Скорее всего, нужно копать в этом направлении. Но там векторов и пересечений очень много, пока связь не нашел.
        - Спасибо Морф. Мы тоже ищем эти ниточки, но пока тоже безрезультатно. Наша группа идет параллельно, по следам того, что нарыл Морф, на всех возможных кандидатов на игру, но так ничего и не обнаружили пока. Пора подергать за концы. Пусть думают, что мы играем на их поле. Нужно узнать, кто это затеял и с какой целью.
        - Соловьев, задача твоей группы проникнуть в крепость и освободить летчика. Мне он нужен живой. Может он что-нибудь расскажет, а может, не расскажет, но выдернуть его надо. Как видишь, в лоб не взять, нужно действовать скрытно. Дополнительная информация у Морфа. Все что будет появляться, сразу же сообщу.
        - К скрытной атаке они подготовились, обнаружат вмешательство, они его убьют. При открытом штурме они его убьют. Других вариантов не вижу. Значит в игре он пешка. Им нужно его убить именно во время штурма? Зачем? И почему так сложно? Они ведь уверены, что будет штурм. Бред какой-то. Ладно, задача ясна. Морф, подготовь на утро всю схему этой крепости. Нужно полазить там.
        - Все что знаю, покажу. Датчики я все расшифровал. Это датчики движения, тепловые, камеры ночного видения, даже датчики обнаружения электроники и лазерных лучей целеуказателей. Так что там готовы к любым сюрпризам. Большинство датчиков американские, есть израильские и английские. Часть из них пока не подключена, но проводка уже есть. Либо это муляж, либо все в процессе.
        - Как ты узнал, что не подключено?
        - Подключенные излучают немного тепла, спутник покажет. Часть из датчиков холодные, ночью это хорошо видно.
        - Цирк? Еще интереснее становится.
        - Пока не могу дать точный ответ. На месте проанализирую слепые зоны.
        - Вань, как думаешь? Пройдешь?
        - Я так понимаю, черновой вариант уже есть? Ребята прикроют снаружи, Морф прикроет внутри. Пока я не вижу серьезных проблем. Если брать за основу, что Морф что-нибудь придумает с этой электроникой, то попасть туда не сложно. Они же на эти железки рассчитывать будут. Как думаешь командир?
        - Да пока никак не думаю. Переменных много. Пока придерживаемся этой схемы. Поработаем над ней, а на месте уже решим.
        - Морф, я тут привез форму, которую ты заказывал, зачем она тебе так никто и не понял. Вроде жизненные показатели ты так снимаешь, зачем тебе столько датчиков и проводов на форме?
        - Это для тренировок. Я же говорил. Митяй, надень, покажу.
        Митяй скинул свою форму и стал одевать на себя нательное белье не переставая ворчать. - Чего сразу Митяй-то, как чего попробовать, так сразу Митяй. Фигню эту колючую напяливать. Чего дальше то?
        - Не ворчи, сейчас смоделирую. Вон смотри за той колонной, охранник в тебя целится.
        - Их ты, как живой гад, аж увернуться хочется.
        - Ну, вот если не увернёшься, то получится вот так.
        Прозвучал выстрел, и Митяй отлетел к стене схватившись за плечо. Упал на колено и перекатился, спрятавшись за стулья. Все пригнулись и насторожились, поняли, что произошло не сразу, Гоша среагировал первым, округлил глаза и бросился к Митяю. Стал стягивать нательник и увидел красное пятно на плече. Ничего страшного, но удар получился ощутимый.
        - Потерпи, сейчас пройдет, извини. Это я погорячился, подрегулировать надо.
        Митяй пыхтел и с подозрением смотрел на замершего охранника за колонной. Глаза были сосредоточенные и по-боевому злые. - Не надо Морф. Так доходчивее. Вот ты штуку придумал, злодейская штуковина. Сразу зауважал твои картинки.
        Гоша, Соловьев и Григорий Иванович взяли свои нательные комплекты. Ивану не досталось, видимо постоянное присутствие Морфа в качестве защиты подразумевало неуязвимость. Спрашивать не стали, вроде и так понятно.
        - Митяй ты живой?
        - Уже да. Шибануло, мама не горюй. Но сейчас уже никаких болезненных ощущений нет. Только рефлексы вздрогнули.
        - На сегодня все. Григорий Иванович, придумай, где нам поработать. Нужен ангар для тренировок, нужны ящики какие-нибудь, для имитации препятствий, закажи барахло афганское, короче обеспечь. Завтра утром начинаем знакомство с территорией. Всем отбой.
        Весь следующий день Григорий Иванович размечал с трудом выбитый у службы обеспечения двор. Пустой ангар таких размеров не нашелся, пришлось огораживать территорию. Постоянно сверяясь с Морфом, сделал разметку и с десяток здоровенных бойцов, у которых в руках даже молоток терялся, стали помогать ему собирать грубую конструкцию из ящиков и досок. Делать полноценный макет времени не было. С проекцией Морфа этого было вполне достаточно.
        Критически оглядев полученный результат, он ужаснулся, затем наложил проекцию, кивнул головой и ушел к себе. Помогавшие бойцы еще долго укрепляли ящики и колотили доски. Не видя общую картинку, они естественно остались недовольны результатом, но раз у ветеранов не было времени готовить, что-либо более подходящее, то нужно постараться хотя бы закрепить то, что получилось.
        И вообще эта группа была какой-то очень странной. Занимались отдельно, и практически не пересекались с бойцами учебки. О них ходили слухи один интереснее другого. Григорий Иванович знал, практически все особенности любой территории нашей необъятной, Гоша, кажется, так звали худого грузина, мог ходить сквозь стены и видел их насквозь, снайпер от бога. Митяй, огромный детина, добродушный украинец до мозга костей, вообще стен не замечал и тоже ходил сквозь них, но только уже с заметно другим результатом. Только Молодой был не понятен, но видимо это был спец разведки. Ходил постоянно с собакой и очень тихо. Нереально тихо, он неоднократно пугал бойцов своим неожиданным появлением. И это все. Больше о них ничего не было известно. Если возможно быть общительным и неразговорчивым одновременно, то это про них. Вроде и не чураются никого, а информации ноль.
        Бойцы неоднократно пытались заигрывать со здоровенной собакой этой группы, но вскоре забросили эти попытки. Когда наталкиваешься на равнодушный взгляд собаки и понимаешь, что она с таким же равнодушием оттяпает руку, протянувшуюся её погладить, сразу отпадает охотка даже подходить к ней. Никого не удивляло, что её не выгоняли даже из очереди в столовой. В редкие моменты, когда Молодой приходил в столовую за термосами и стоял в очереди, собака неизменно была рядом, и вокруг них образовывалось пустое пространство. Прапорщик, заведующий столовой, с большим уважением и каким-то даже трепетом относился к этой псине, неизменно выносил для нее какие-то свертки и с не терпящим отказа взглядом подавал Молодому. Этому прапору, единственному человеку, было позволено находиться рядом с хозяином псины и не быть покалеченным. Пес внушал уважение. Никто никогда не слышал его голоса, и это только добавляло жути. Даже служебные собаки в своих клетках переставали суетиться и смотрели без страха, но с явным уважением на псину.
        Командира группы знали все, даже высокие чины звали его по имени-отчеству и здоровались за руку. Было ощущение, что он мог спокойно отдать приказ любому из вышестоящих, и они обязаны были его выполнить. Эта теория имела под собой почву. Штатскому, который приезжал к этой группе, брали под козырек даже генералы, случайно или не случайно оказавшиеся на территории режимной учебки. Все прекрасно понимали, что никакой он не штатский, но знать о его воинском звании, должности, и тем более сфере деятельности, положено далеко не каждому. И уж кому как не будущим бойцам спецподразделений понимать всю эту кашу. Возможно, кто-то из них вырастет до такого уровня. Им было на кого равняться.

* * *
        Утро выдалось ясное, до крепости удалось добраться незамеченными. Группа кралась вдоль стены, через десяток метров необходимо было перебраться через забор, который был непосредственным продолжением стены. Ванька мог видеть только ближайшие десять метров, поэтому узнать, что там будет за забором было невозможно. Спутник должен был появиться с минуты на минуту и только после этого был шанс узнать расположение противника. Тепловизор Морфа не работал через старую крепостную стену, все тепло поглощалось. Тут умели делать на совесть.
        - Морф, что со спутником, скоро камера начнет в нашу сторону поворачиваться.
        - Через четырнадцать секунд в нужной точке… есть сигнал. Есть данные. Готово. Обрабатываю снимки… камеры все подключены, датчики в рабочем состоянии. Тут через забор не пройти. Вань, нужно к камере, попробую вывести из строя.
        Вдруг, из-за угла вышел афганец и начал пристраиваться к стене, справить нужду. Увидев группу, он попытался закричать, но не успел. Выстрел Гоши уложил его на месте.
        - Черт-чуть не спалились. Вроде нет на нем рации. Может не сразу начнут искать.
        - Командир, я перегрузил их сеть видеонаблюдения, она больше не работает. Но они наверняка будут искать причину. Эта сторона безопасна.
        Митяй подставил руки и буквально зашвырнул Гошу на стену. Иван был уже внутри и держал периметр. С возможностями экзоскелета он буквально перелетел стену и теперь спокойно ждал, когда её преодолеют остальные. Гоша уже закончил минировать часть стены, когда группа полностью была во дворе.
        - Проход подготовлен.
        - Гоша, заложи еще вон там и тут. На случай отхода с боем. Чего зависли? Входим по плану, дальше Ванька двигается один. Вперед.
        Группа замерла возле двери, затем Иван надавил на нее, и она с хрустом вошла внутрь. Засов безвольно повис на шурупах. На дверях явно остался силуэт человека. Раздались два глухих выстрела, Митяй успел подскочить и подхватить два тела, решивших проявить любопытство и выйти из комнаты на шум. В глубине комнаты, сидя в кресле, испугано озирался еще один, но закричать он не успел. Третий выстрел Гоши очередной раз попал точно в цель. Труп так и остался сидеть за столом. Проверив остальные комнаты и убедившись, что больше никого нет, группа собралась в одной из комнат.
        - Митяй, Гоша, приберитесь, ждем тут. Вань, дальше ты один, у тебя двадцать минут. Встречаемся здесь же. Работаем.
        Ванька рванул по коридору и скрылся за поворотом. Митяй пристроил дверь на место и помог Гоше убрать тела с прохода. Двери комнат оставили открытыми, и Гоша пристроил на пол небольшие зеркала. Проход теперь был как на ладони.
        Неожиданно зашевелился ковер на дальней стороне комнаты и оттуда появился человек с автоматом. Нож Митяя пробил край бронежилета возле шеи, и негромко вскрикнув, тот завалился вперед, ухватив ковер и вырвав его из креплений. Отрывшийся проход за ковром никто не ожидал увидеть. Дальше все пошло совсем не по плану.
        Комната наполнилась криками и выстрелами. Зазвучала сирена. Выскочивший в проход афганец, перед тем как умереть, успел выстрелить из гранатомета. Взрыв отбросил Григория Ивановича к стене. Он не шевелился. Гоша держался за бок, командир подволакивал ногу.
        - Малой, нас засекли, отходим. Продолжай операцию, придется выбираться самостоятельно. Мы их отвлечем. Митяй, Седого хватай, Гоша взрывай стену, уходим.
        Из прохода за ковром полезли как тараканы. Падали и их место тут же занимали следующие. Гоша бросил туда гранату и, под прикрытием грохота и поднявшейся пыли, они отошли в коридор. Митяй положил еще два человека возле дверей и наконец, они вырвались наружу. Прогремел взрыв, и стена вывалилась, освободив проход. Отстреливаясь на ходу, они проскочили этот проход и рванули за стены крепости. Позади прозвучали еще пара взрывов. Гоша подорвал ранее заложенные заряды.
        Ванька летел по коридору и вышибал двери, неосторожно попадавшихся людей буквально разбивало о стены, и ничего не поняв, они падали замертво. Наконец, обнаружив в одной из комнат заложника, он вынес ногой двери и остановился как вкопанный. Заложник был мертв.
        - Командир, операция провалена, летчик мертв, возвращаюсь.
        Ванька рванул обратно и, найдя ближайшее окно, выпрыгнул наружу, пролетев через весь двор под выстрелами автоматов. Пристрелив особо прытких, он перемахнул через стену и скрылся.
        Группа собралась возле какого-то дома и, тяжело дыша, развалились прямо на земле. Через пару минут появился Иван и свалился рядом.
        - Откуда они блин взялись. Да еще так много.
        Стены дома неожиданно пропали, и они оказались возле какого-то ангара, прислонившись к поставленному на торец поддону. Григорий Иванович зашевелился и сел.
        - Морф, те еще ощущения быть овощем. Я ведь даже пошевелиться не мог.
        - Так и было задумано.
        - Вань, чего там у тебя?
        - Да ничего. Убили его, кровь свежая, как нас спалили, так и убрали его. Не успел ничего сделать.
        - Пошли на обед, нужно помыться и в спокойной обстановке обмозговать что не так.
        Они поднялись, собрали оружие и поплелись к себе. Десантники, ставшие свидетелями тренировки, только качали головой. Это же надо было так вжиться. Что произошло внутри огороженной территории, было не понятно, их не пустили даже близко. Там стоял жуткий грохот и хруст досок, потом разлетелся забор из старых поддонов и оттуда вынесли одного из группы, видимо, убитый, они опешили. А затем через двухметровый забор перелетел «молодой», отстреливаясь на лету, вот тут они открыли рты и бегом направились за группой.
        Любопытных остановил, откуда ни возьмись, появившийся пес. Он просто встал у них на пути, и бойцы не рискнули подойти ближе. Здоровые лбы, которые уже давно должны были отвыкнуть проявлять любопытство, были просто ошеломлены таким Голливудом. Незаметно подошедший человек в штатском вывел их из этого состояния.
        - Кто из вас старший по званию?
        - Я. Старший лейтенант Васильев.
        - Старлей, давай всех зевак к нашему полигону. Восстановите к утру все чего они там на выламывали. Командирам доложи, что вы освобождаетесь от текущих занятий, пока не выполните мой приказ.
        - Есть. А…
        Крылов смотрел на него выжидающе. - Ты чего-то еще хотел? Или сам уже догадаешься?
        - Так мы же все из разных…, да я даже не знаю… Э-э-э-э. Я все понял, сделаем. Разрешите выполнять?
        - Иди уже, понятливый.
        Бойцы, бегом, направились к импровизированному полигону. Старший выяснил, кто из какого подразделения, раздал команды и поплелся ставить в известность командиров. Ему еще предстояло объяснить, как они оказались среди любопытствующих. Но было стойкое ощущение, что они отделались малой кровью.
        - Морф, давай расклад. Что там не так было?
        - Слишком шумно, слишком много охраны. Всего слишком.
        - Григорий Иванович, ты как?
        - Да никак. Меня скрутило, я даже не понял, что произошло. Только и осталось глазами зыркать. Отпустило, только когда Морф проекцию снял.
        Митяй нервно ходил из стороны в сторону. Гоша двинул ему в плечо и указал на стул.
        - Как мы ковер-то пропустили? Вот ведь лоханулись.
        - Я ведь теперь за каждый ковер заглядывать буду. Обратили внимание, что их там в каждой комнате на каждой стене? Неплохо задумано.
        Крылов нервно поглядывал на бойцов - значит, говорите, шумно вошли. Со стороны вы вошли вполне тихо. Морф, вас заметили во дворе, или это череда случайностей?
        - Это случайность, во дворе все было идеально.
        - Из-за случайности провалили операцию, погубили заложника и потеряли Седого. Вот такая цена.
        - Заложника убили раньше.
        - Еще раз?
        - Заложника убили, когда обнаружили неисправность в видеонаблюдении. Сразу была команда убрать.
        - Перестраховались. Вот это да. Морф, ведь выходит, что против нас, играл ты.
        - Ну, да, так и есть. Я запустил независимый автономный процесс, который и генерировал ситуацию.
        - И ты нас переиграл. Вот такие дела.
        - Это было не сложно. Они долго готовились к такому раскладу. Много народу, плюс электроника, плюс мотивация убить во время штурма. Почему он еще живой и живой ли. Вот это действительно меня беспокоит.
        - Да, мы тоже думали над этим. Он им еще нужен. Не знаю зачем, но нужен.
        - Стоп, смотай назад. Черт. Вань, смотри, что ты с дверями сделал. Вот так и рождаются слухи. Ты же свой силуэт на дверях выдавил. Обычный человек так не сможет. Будь повнимательнее к мелочам.
        - Да, как-то не до мелочей было. Я постараюсь.
        - Ты уж постарайся, я не всегда смогу подчистить. Отдыхайте. Там после вас ремонтировать до самого утра. Ванька вон, сквозь доски проходил, разнес все в щепки. Такими темпами не больше двух-трех тренировок успеем. Гоша, ты в следующий раз холостой заряд делай. Рядом проход оставьте, а то …
        - Может, нам, еще не вставая с кровати все попробовать?
        - А ты не зубоскаль, я, между прочим, время пытаюсь сэкономить.
        - Извини Сыч, мы сегодня, опять же, между прочим, Седого потеряли, имею право быть нервным и злым.
        - Ладно, нервный и злой. Давай чего-нибудь поедим, домашнего. А то я опять без завтрака, с Питера сразу к вам.
        - Сегодня Митяй хозяйничает. Я даже еще не интересовался, чего он там придумал. Пойду за компотом схожу. Морф, пошли со мной. Хочу, чтобы ты мне посчитал кое-что. Нужно найти место с идеальным обзором через мою оптику. Я прикинул пару мест, хочу посоветоваться. Не люблю, чтобы глаза не видеть, когда говоришь.
        Морф свалился с Ивана, и чуть не сбив командира, шедшего с кухни, выскочил на улицу. Соловьев проводил их взглядом и поставил разнос на стол.
        - Сыч, тащи хлеб, сейчас Гоша с Морфом придут, поедим горячего. Григорий Иванович, ты давай не присаживайся в свое кресло, сейчас пожуем, разбор полетов будет. Мне совсем не нравится людей терять, а тебя мы сегодня потеряли.
        - Мне ли не знать. Только я все равно ничего бы не сделал, я ведь даже среагировать не успел. Даже не заметил его. Старею видимо.
        - Вот и будем думать, как успеть.
        Успели сделать еще четыре тренировки, и только в последней удалось спасти летчика. И то, на обратном пути пробивались силой. С серьезными ранениями, но живые, они добрались до взлетной полосы, где на тот момент их уже ждал транспортник. Самолет был согласован месяц назад, он перевозил медикаменты, и талибы готовы были терпеть его присутствие на своей территории. Операция была рассчитана именно под этот самолет. Других удобных случаев не будет. Только после посадки в самолет проекция была снята, и операция была признана успешной. Правда, к тому времени Гоша должен был потерять сознание от потери крови, но в целом… Успех.

* * *
        До места проведения операции долетели без происшествий. Разгружались уже в темноте и, несмотря на прожектора, освещавшие практически весь самолет, умудрились выскользнуть из него незамеченными. До крепости добрались ближе к десяти часам и залегли недалеко.
        - Морф, а крепость-то действительно похожа. Или это твоя проекция?
        - Эта настоящая и пульки будут настоящие, так что просьба не подставляться. Спутник будет через восемь минут. Камера повернется через семнадцать.
        - Пора. Внутри на нашей стороне никого, все приборы уже подключены, так что очень внимательно, вперед Ивана не заходить.
        - Знаем, не волнуйся так. Ты же заставил всё по минутам выучить. Спокойнее Морф. Входим.
        Ванька перемахнул через стену и сразу же направился к датчикам, но так чтобы не засветиться. Гоша с Седым уже подтягивали Митяя. Соловьев контролировал периметр.
        - Командир, я недооценил их. Вся электроника соединена в один пучок и сходится в компьютер охраны.
        - У нас проблема?
        - Как раз нет. Если бы там стояла старая аппаратура, я бы мог только создавать помехи, сейчас я могу полноценно управлять. Они будут видеть только то, что я им покажу.
        - Прекрасно. Хоть что-то в нашу пользу. Значит, за электронику можно не беспокоиться. Я правильно понял?
        - Да, можно забыть. Уже под моим контролем. На камеры не обращайте внимание. Я для них свою картинку гоню. Хоть мультфильмы. Датчики все ослепли, индикация в норме. Хотя… Лучше вот так. Камеры теперь работают на нас.
        - Это, кстати, это очень кстати. Гоша, ползи на свой балкон. Мы под навес. Митяй, минируй стену. Седой, на тебе периметр. Малой… Работаем.
        Ванька скользнул к дверям и, зацепив пальцами дверную петлю потянул на себя. Вытянув металл шурупов, петля послушно вышла наружу. Следующая петля была извлечена так же. Дверь приоткрылась достаточно, чтобы пройти Ваньке и снова была подставлена обратно. Внутри обстановка была совсем другой. Это немного путало карты. Оказалось, что придерживаться архитектурного плана для прежних строителей было не обязательно. Иван продвигался вперед и лишь в двух комнатах были люди. Он прошел их незамеченным. Это был риск, но на тренировках пришли к выводу, что лучше пока их не трогать.
        Ступени вниз оказались почти на том же месте, и Иван уверенно спустился. Дальше пошло не по плану. На месте простых дверей в подвал, была установлена железная дверь из толстого металла. С такой дверью было не так просто справиться.
        - Вань, подойди ближе к петлям. Попробую срезать.
        Ванька не сразу сообразил, что значит срезать в словах Морфа, но он привык доверять другу. Он просто подошел. Яркий луч вырвался в сторону верхней петли и металл стал просто испаряться под ним. Второй луч вышел, откуда-то из колена Ивана и нижняя петля стала планомерно исчезать.
        - Газорез?
        - Лазер. Я, когда в сеть вышел, там столько всего нашел, о чем раньше даже и не думал никогда. Человечество очень изобретательно, особенно в части оружия.
        - Не без этого. Злые мы.
        - Пожалуй, да, злые. Только быть добрым не получится, те, кто злее, тебя слопают. Так что, злым быть безопаснее. Готово. Не обожгись.
        Ванька прихватил дверь и отодвинул её в сторону. В конце коридора дремал охранник, и Иван без лишних рассуждений всадил ему пулю в голову. Голова дернулась и поникла еще сильнее. Он так и остался сидеть на стуле. За одной из дверей нашелся и наш летчик. Он был избит, но вполне живой. Ходил из стороны в сторону и ужасно испугался, когда дверь в камеру стала падать наружу. До этого момента ничего подозрительного слышно не было. В руках человека, входящего в камеру, был огнетушитель. Он отбросил его в коридор и поманил пленника на выход. Как он из огнетушителя сделал газовый резак, к тому-же работающий так тихо, было не понятно, но разбираться в этом уже не хотелось. Видимо спецы и такое могут. В этом человеке угадывался русский. Значит, его пришли спасать.
        Обратный путь проделали столь же быстро. Остановились только возле одной двери. Солдат приставил палец к губам, затем направил пистолет с глушителем на дверь и произвел три выстрела, прямо через нее, не глядя. Послышались падения тел, и они двинулись дальше. На одном из поворотов парень ускорил свой шаг и оказался на углу, одновременно с шедшим моджахедом. Резкое движение рук и моджахед превратился в шахида. Теперь он уже мученик. Все это было настолько быстро и нереально, что пленник стал принимать окружающее просто за данность. Он просто шел за спасшим его парнем и старался не отстать. Ему даже показалось, что возле одной из камер видеонаблюдения, которых они почему-то не боялись, парень махнул рукой, как будто поприветствовал кого-то. Больше никого не встретили до самого выхода.
        Выйдя на улицу, он перешагнул через труп еще одного охранника, недалеко лежали еще двое, и увидел, как к ним приближаются трое со странным оружием с глушителями. Еще один спрыгнул откуда-то сверху. Парень даже не оглянулся, видимо это были свои, и оставалось только бежать за ними. Возле стены его сгребли в охапку и буквально закинули на стену. Когда он перевалился и подыскивал место для того, чтобы спрыгнуть, его грубо столкнули вниз. Внизу его поймал все тот же парень, но он все равно основательно приложился о землю. Прихрамывая и задыхаясь от долгого бега, он уже хотел взмолиться об остановке, когда зазвучала сирена. Это придало сил. Его подхватили с двух сторон и ноги перестали успевать. Он просто повис на своих спасителях. Эмоций все еще не было, может это к лучшему. Все было очень нереально и как-то, по киношному хорошо.
        Новые ощущения
        - Командир, возле самолета подозрительно много народу с оружием.
        - Вот почему нельзя, чтобы все было хорошо? Обязательно какой-нибудь подозрительный гад все испортит. Они, похоже, перестраховываются, задерживают весь транспорт. Придется с боем. Жалко, что наше присутствие слишком рано заметили, ну да ладно, и так слишком гладко все прошло.
        - Я, когда из зоны контроля электроникой выходил, закольцевал видео. Видимо недостаточно длинный фрагмент ткнул. Заметили. Хотя, может трупы обнаружили. Теперь уже не хочется возвращаться, выяснять.
        - Черт, этого еще не хватало. Похоже, придется другой транспорт искать. На дальней стороне, возле ангара, Миг-29 выруливает, сейчас за стендами не видно. Даже если с боем прорвемся, нас собьют.
        - Командир, разреши, я мигом Миг из строя выведу.
        - Если сможешь, как можно незаметнее, а то Сыч нас растерзает, если ты самолет под каток пустишь.
        - Гоша, Митяй. Очистите площадку возле нашего транспортника. Малой, давай только быстро, долго нам тут не дадут стоять.
        Ванька рванул с места и вскоре пропал из вида. Проявившись возле истребителя, он лихорадочно соображал, как, гарантировано, вывести его из строя по естественным причинам, и тут Морф его остановил.
        - Вань, бесполезно. Над нами еще один, не знаю, сколько в нем топлива, но, если дадут команду с земли, нам хана. Забить канал я могу не успеть. Предлагаю лететь на этом и сбить его первыми. Так мы дадим шанс группе. Заодно сопроводим, как минимум до границы.
        - Очумел что ли, я же не знаю, как им управлять.
        - Сейчас загружу.
        Ваньку пошатнуло, и он ухватился за стойку шасси. В голове крутился ураган информации. Мотнув головой, он одним большим прыжком оказался возле кабины и буквально вышвырнул оттуда пилота. Взгромоздился в кресло, пристегнулся и уверенными движениями стал выводить самолет на взлетную полосу.
        - Командир, я взлетаю на истребителе, сверху еще один, прикрою. До связи.
        - Вань, ты спятил?
        Истребитель набирал высоту и Ванька обернулся. Транспортник выходил на взлетную полосу, но к ним уже бежали вооруженные люди, если они поторопятся, то успеют взлететь без дополнительных приключений.
        - У вас гости, шевелитесь.
        - Малой, ну ты точно чокнутый. Гостей видим. Успеем взлететь. Чего дальше-то делать будешь?
        - В воздушный бой поиграть придется. Сейчас ищу, где он. Хорошо хоть ПВО не в этом районе у них.
        - Вань, истребитель прямо по курсу, пока про нас не знает, нужно атаковать. Бей по хвосту, так он успеет катапультироваться.
        Иван, не задумываясь, зафиксировал противника и нажал на гашетку, самолет еле заметно тряхнуло. Короткая очередь прошила ничего не подозревающий истребитель, хвост вспыхнул, и самолет начал разваливаться. Пилот тут же катапультировался, реакция спасла ему жизнь.
        - Чисто, буду держаться не далеко.
        - Принято. Сумасшедший, блин.
        Ванька наслаждался полетом. Жалко, что он не видел землю. Она скрывалась в темноте, но звездное небо было видно совсем рядом, можно было дотянуться рукой. Руки сами выполняли непривычные движения, знания были, а вот опыта и соответствующих рефлексов не было совсем.
        - Иван, это Сыч. Взять истребитель не самая лучшая идея.
        - А какие у меня были варианты?
        - Никаких, но истребитель не лучшая идея, это точно. Вы летите на границу с Таджикистаном, но дальше тебе нельзя. Собьют свои же. Всех не оповестишь, риски огромные.
        - Черт, не подумал.
        - Тебе нужно разбить самолет где-нибудь недалеко от границы. Сейчас брошу координаты. Придется переходить границу нелегально и добираться пешком. Рядом только пограничники, но лучше там не светиться. Слишком много вопросов. Смогу подобрать только возле Курган-Тюбе. Как понял?
        - Понял. Конец связи.
        Какое-то время летели молча. Ванька старался не задумываться, как будет выбираться, решать проблемы нужно по мере их поступления.
        - Вот мы влипли с тобой в историю.
        - Есть у меня одна мысль… Прям, не знаю, как сказать.
        - Ты меня пугаешь Морф.
        Крылов координаты дал, это недалеко, позже объясню идею. Давай немного левее. Все, дальше он сам все сделает. Катапультируемся.
        Ваньку вжало в кресло, ветер засвистел, и Иван оглох. Наконец раскрылся парашют, и он увидел, как истребитель на бешеной скорости врезался в землю. Не хотелось бы находиться там во время такого приземления.
        - Отстегивайся Вань, пора попробовать.
        - Ты серьезно? Вот так просто отстегнуться и сигануть вниз?
        - Давай.
        Ванька расстегнул ремни и выпал из кресла, неожиданно его подхватило, и он вынырнул из-под купола парашюта, оказавшись в воздухе уже над ним. Он летел.
        - Получилось.
        - Морф, вот даже спрашивать не хочу, что было бы, если не получилось и как ты это сделал, тоже не хочу спрашивать. Сколько мы так сможем?
        - У тебя приличный запас прочности по генерации, у меня приличный запас уже накопленной энергии, в итоге имеем сколь угодно долгий полет. На экранирование от чужих глаз почти не тратится. Ну что, спрашивай конечный пункт и вперед.
        - Командир, какие планы?
        - Мы в Бишкек, там на другой самолет и на базу. В Бишкеке твоего друга заберут. Ждем тебя дома. Надеюсь, ты недолго. Сыч сказал, что с радаров твой самолёт уже пропал.
        - Не знаю с чего начать. Ну, Морф, теперь летать научился. Так что я там буду вместе с вами, если не быстрее. Мне кажется, сейчас я лечу быстрее, чем на истребителе.
        Последовала очень длинная пауза. Ванька даже забеспокоился, что потерял связь. - Командир, как слышишь?
        - Вань, я не ослышался? Ты сказал, что сейчас летишь сам?.. Ну, то есть, ты вот так просто висишь в воздухе и летишь?
        - Ну да, позади меня воздух, кажется, подсвечивается и я лечу. Вот так просто.
        - Ладно, это надо обмозговать. Конец связи.
        - Вань, если тебе так будет проще, могу объяснить принципы. Тут никакой фантастики. Электромагнитные поля разгоняют заряженные частицы воздуха, так и получается реактивная тяга, есть еще другие варианты, но я выбрал этот …
        - Не продолжай, на меня сегодня хватит. Если ты помнишь, я по твоей милости, за несколько секунд научился летать на истребителе. Я не хочу знать подробности. Давай повыше поднимемся, на небо посмотреть.
        - Вообще-то управляешь полетом ты.
        - Здорово, ты не возражаешь, если мы полетаем подольше? Все равно времени вагон. Наши еще пересадку делать будут.
        - Конечно, не возражаю, мне нравится. Только я буду подправлять курс, все-таки в небе достаточно людно. Еще не хватало случайно напугать кого-нибудь. И еще, Вань, Крылов выходил на связь. Спрашивал с тобой все нормально, или нет. Похоже, не верит. Я ему сейчас видео транслирую.
        - И как он?
        - Сначала был шок, сейчас очень активная мозговая деятельность. Ничего хорошего для нас. Все как обычно.
        - Вот, я тоже об этом подумал. Ну, что поделать. В конце концов, мне нравится моя работа.
        - Согласен. Лежать на дне океана намного скучнее.
        - Так, ладно, давай-ка на сегодня все. Зная Сыча, могу предположить, что мы еще налетаемся.
        Иван отметил на карте свое местоположение, взял направление и резко добавил скорость. Он не задумывался, что нужно делать и как, он просто делал это. Скорость не чувствовалась, лишь мелькание облаков, да меняющийся вид внизу говорили о ней. Неожиданно, что-то изменилось в окружающей обстановке. Возле ног Ивана стал образовываться конус из облаков, и он неотступно летел за ним. Очень необычное явление и совсем не желательное. По нему, наверно, можно определить местонахождение, слишком заметно. Ванька стал озираться, этот конус расширялся и притягивал внимание.
        - Красиво, черт побери.
        - Это от скорости, нужно менять обтекаемость, сейчас поэкспериментирую. Давление воздуха резко меняется за тобой, и он конденсируется, вот и кажется, будто оно с нами летит. Ты, кстати, скорость-то убавь, либо выше давай, а то скоро звуковой барьер пересечем. Людей внизу напугаем.
        - Знаю, ты же вкачал в меня энциклопедию высшего пилотажа.
        - Все что нашел, то и вкачал. Убавляй скорость и давай чуть выше. Тут уже транспортные коридоры начинаются. Нам пока торопиться некуда.

* * *
        Ванька приземлился недалеко от части и, стараясь не попадаться на глаза, зашел к себе в комнату. Приготовил поесть на всех и лег отсыпаться, к вечеру завалилась вся группа. Голодные и очень шумные. Митяй растолкал Ваньку и почему-то шепотом спросил, чего есть пожевать. Запрыгнувший ему на плечи Морф основательно вцепился в руку когтями, чтобы неповадно было будить Ивана, но все равно направился на нём на кухню. От нечего делать Иван тоже решил перекусить. Захотелось просто посидеть со всеми.
        - Ну что? Давайте разбор полетов устроим? Григорий Иванович, что скажешь?
        - Глупо подставились. Запасного маршрута отхода не было. Если бы не Ванька со своим истребителем, пришлось бы импровизировать. Не люблю импровизировать. Кстати, Вань, ты как умудрился поднять эту штуку? Там же понатыкано всего, даже если подсказывать будут, не сразу сообразишь.
        - А никто и не подсказывал. Морф сразу в меня закинул все инструкции, я за секунды стал летчиком ассом. Те еще ощущения, я тебе скажу.
        Седой улыбнулся и качнул головой. - В остальном, я претензий не имею. Все гладко.
        - Митяй?
        - Всегда бы так, чтобы видеть весь сектор. Видеонаблюдение очень помогло. Камеры нужны, маленькие, чтобы самому обустроить наблюдаемую территорию.
        - Дело говоришь, Сычу закажу. Можно на Морфа вывести их, или экран небольшой таскать с собой, если Морф занят. Гоша?
        - У меня вопросов нет. Мы с Морфом заранее удачную позицию просчитали, так что все прошло гладко.
        - Вань, у тебя что?
        - Про видеонаблюдение уже все сказали, мне оно тоже помогло. Я задолго до контакта видел противника. В одном месте столкнулся с железными дверями, если бы не помощь Морфа, шуму было бы много. Нужно, что-то делать с этим. Пусть военные инженеры голову ломают. Морф срезал петли. Небольшой резак пригодился бы в таких случаях. А в целом все чисто. Еще, я не подумал, с собой коктейли не взял. Если бы пациент был без сознания, провозился бы дольше. Аптечку мы перестали брать. Это надо исправить.
        - Гоша, учти про аптечку на каждого.
        - У меня только одно замечание. Мы оставили взрывчатку на стене, тем самым выдали направление отхода. Нужно подумать, как с этим быть в будущем.
        - Может в нескольких местах ставить и подрывать одновременно?
        - Тоже вариант, только риски увеличиваются, нужно подумать. В целом считаю операцию успешной. Может Крылов еще чего скажет, хотя, думаю, для него операция только началась.
        - Морф, это все в отчет. Другим группам наш опыт может пригодиться. На сегодня все. Отдыхайте.
        Не все так просто
        - Вань, просыпайся.
        - Ты чего Морф? Сколько сейчас?
        - Около четырех утра.
        Ванька сел на кровать, потряс головой и молча, уставился на Морфа.
        - Только что натолкнулся на информацию в базах МВД. Сегодня вечером, вернее вчера, в Ташкенте зарегистрировано в базах заявление о пропаже Зинченко.
        - Извини Морф, видимо ты считаешь, что я должен знать кто это. Четыре утра, мои мозги тяжелее, чем Митяй после обеда. Еле ворочаю. Так что, продолжай без меня.
        - Зинченко Семен Семенович, одноклассник Сергеенко.
        - Кто этот Сергеенко?
        - Летчик наш, которого с афгана вытаскивали.
        - Блин, точно. И что? У них весь класс невезучий?
        - Смотри. Цепочка такая. Хватают Сергеенко, посылают записку родственнику в госаппарате. Какая реакция спецслужб?
        - Проверить родственника в госаппарате. Тут все просто.
        - Ну, так, не все так просто. Я это понял, когда заявление увидел. Зинченко физик-ядерщик. С Сергеенко они друзья детства, только давно не виделись, но раз в год созваниваются. Это в досье на Зинченко есть. За ним особый контроль. А жена у нашего чиновника училась в параллельном классе и дружила в свое время с этим Зинченко. Это тоже есть в досье. Ничего серьезного, но тоже периодически созваниваются. Короче, это письмо было не чиновнику, это письмо было для жены, вернее сообщение для Зинченко. Она узнает от мужа, о непонятном письме, сразу сообщает Зинченко, о том, что их одноклассник попал в передрягу, и она попытается что-то сделать через своего мужа. Тот, кстати, действительно поискал рычаги, но не активно. Ну, так вот, спецслужбы заострили внимание на этом чиновнике, а письмо предназначалось совсем другому человеку. И его вполне успешно доставили, не привлекая внимания.
        - Теперь цепочка с этим физиком. Несколько недель назад, он сообщает в милицию, что ему угрожают. Так-как это был не первый звонок, на него не обращают внимания, проверка была поверхностной. Этот Зинченко тот еще кадр…
        - Затем он сообщает, что пропала его дочь. На самом деле задержалась со школы. Автобус попал в аварию и всех пассажиров зачем-то задержали на два часа, рекомендую проверить, тех кто выезжал на аварию, это, к слову.
        - После того как он пишет заявление о пропаже дочери, домой уже не приходит. В милицию сообщили не сразу, дома они разругались из-за дочери, и жена не придала значение, что он не пришел ночевать. Видимо, такое уже было. Сообщили с работы, лаборатория режимная, он там специалист какой-то важный, доложили начальству, те отрядили милицию домой и только после этого жена написала заявление. Это было в пятницу. В компьютер это заявление внесли только вчера, в понедельник, вечером новые записи слили в общую базу МВД. Итого, имеем четыре дня.
        - Все бы ничего и можно списать на попытку завербовать физика, но в том же районе, два месяца назад, была зафиксирована пропажа контейнера с изотопами, и он тоже не найден. Напали на машину, перевозящую оборудование для засекреченной лаборатории, забрали сейф с зарплатой и контейнер. Дерзкое нападение, охраны было много. Если все это свести в одну цепочку, то на выходе имеем возможность создания химического оружия и сговорчивый, запуганный физик, к тому же ядерщик. Грязную бомбу могут сделать, хотя и без него могут, но видимо, нужна была консультация по поражению и последствиям. А может двух зайцев. Может быть, по его работе зацепили. У меня нет доступа… с чем он там работал, компьютерная сеть замкнутая.
        - Теперь понятно излагаю?
        - Буди Крылова. Это его операция. Ребят пока не трогаем. Пусть отсыпаются. Похоже, предстоят бессонные ночи.
        - Я тоже так думаю, вот и решил посоветоваться с тобой.
        Ближе к обеду завалился Крылов. Все знали о его приходе, поэтому в обед он не остался обделенным. Как всегда, безупречно выбрит и костюм с иголочки. А ведь проснулся в четыре утра и еще летел часов восемь.
        - И так Морф, что имеем?
        - Сведения только начали появляться. Оперативники не успевают заносить протоколы. Но, заносят и на том спасибо. Не зря инструкции писали.
        - Жена Зинченко сообщила, что, с его слов, ему предложили хорошую работу и оплату в долларах. Что это за работа он не сказал. Он отказался, отказался наотрез. Они разругались на этой почве, и он очередной раз запил. Домой не появлялся, но на работу ходил. Через неделю вернулся домой, говорит, ночевал у друзей. Информация подтверждается. Затем ему стали угрожать. Один из друзей попал в аварию, он утверждает, что это все те же устроили. Информация не проверена. Второй начал спиваться и, в конце концов, отравился, в больнице, реанимация, возможно совпадение, но организовать тоже не сложно. Затем позвонили из Москвы, какая-то женщина и что-то сказала про одноклассника. Это видимо про нашего летчика. Тот вообще с катушек съехал. Стал тени своей бояться. После того как позвонили про дочь, он пошел в милицию и больше не появлялся. Сейчас проверяют вокзалы и аэропорты. Пока нет информации, где он засветился. Это все.
        Крылов кивнул головой. - Теперь давайте, с другой стороны, начнем. Имеем информацию о краже контейнера с изотопами. Количество небольшое, но если его применить грамотно, то последствия очень серьезные, психологический фактор хуже некуда. Отследить пока не удается. На месте следов не оставили. Охрану положили полностью, сами тоже понесли серьезные потери, но никого не оставили. Анализ крови ничего не дал. Тупик с обоих концов. Мы изначально вообще думали, что они за деньгами полезли, а контейнер так, за компанию. Там сейф был, с зарплатой института. За несколько месяцев задолженность везли. Пока эту версию отрабатывали, время упустили.
        - Ну, хорошо, этот детектив понятен. Ты лучше скажи, что нам делать?
        - Ждать. Сейчас оперативники отрабатывают вокзал и аэропорт. Опрашивают свидетелей. Где-то он должен был появиться. Мы попытаемся получить доступ до разработок этого физика, отработаем версию с профессиональной деятельностью. Пока думаем про бомбу.
        - В списках пассажиров смотрели?
        - Проверили в первую очередь. Нет его там. Если готовились, то могли под чужими документами провезти. Особой надежды на это не было изначально. А что готовились, сомнений нет. С таким размахом отработано, даже излишне размахнулись, что само по себе настораживает.
        - Видеонаблюдение?
        - Да, смотрят видеонаблюдение, один ж/д вокзал, один аэропорт, несколько автовокзалов. А ведь там не одна кассета. За несколько дней надо смотреть и не на один раз, чтобы исключить оплошность. И всё это, как вы понимаете, без гарантии. Могли вообще на машине уехать.
        - Командир, разреши мы с Морфом слетаем, он быстрее видеонаблюдение разберет. Пусть оперативники в одно место свезут только.
        - Добро.
        Крылов улыбнулся и посмотрел на Ивана. - Непривычно, что под тебя теперь транспорт готовить не надо. Ты сам теперь летаешь.
        - Вообще-то я не это имел ввиду, когда говорил, что слетаем. Но, пожалуй, ты прав. Пора уже привыкать.
        - Дуй в аэропорт. Я распоряжусь по кассетам, заодно тебе взлетную полосу подготовят.
        - Шутник блин. Морф, завязывай уже с едой.
        Кот равнодушно глянул на Ивана и продолжил слизывать сметану. Митяй, не глядя, подкладывал в миску, Морф еле успевал увернуться. - Я про запас.
        Ванька прошел мимо стола, подставил руку подбирая Морфа, вышел на улицу и исчез. Высоко вверху послышался хлопок перехода на сверхзвуковую скорость.
        - Соловьев, готовность номер один. Час тебе на подготовку и дуй к нашему транспортнику. Поживите пока в нем.
        - Есть, готовность номер один.
        - Когда вы уже летать научитесь, как Ванька.
        - Да уж, не помешало бы, только нам за Ванькой не угнаться. Хотя, когда он в ускорение уходит, я его хоть немного видеть стал. Морф сказал, зрительный нерв адаптируется.
        Иван летел уже больше часа, и до конечной цели было еще очень далеко. Ускоряться не стал. Лишние часы сейчас роли не играли, уже и так упущено более четырех суток. Тем более, при ускорении, все ощущения комфорта улетучивалось с нарастающим гулом рассекаемого воздуха, осталось только хвост из пламени и слух о комете будет готов.
        Приземлившись недалеко от аэропорта Морф снял с Ивана защиту от посторонних глаз. Ванька долго всматривался в проходящих мимо людей, пока не обнаружил человека, ищущего глазами. Видимо это тот самый встречающий его оперативник.
        - Привет, не меня ждешь?
        Ванька показал удостоверение, выданное Крыловым. Там было что-то грозное. - Черт, напугал. Шустрые вы ребята. Мы кого-то из вас только завтра к вечеру ожидали, а потом звонок. Встречайте.
        - Пошли что ли?
        - Вот, тут все кассеты за последние пять дней со всех точек. Ума ни приложу, как мы с этим справимся. Нас всего трое, на второй раз другая тройка смотреть будет. Мы уже фотографию клиента, вдоль и поперек изучили, скоро сниться будет.
        - Вань, я уже все скачал. Обрабатываю. Потяни время, иначе вопросы будут.
        - Покажи мне списки пассажиров.
        - Вот это аэропорт, это вокзал. На автовокзалы, как ты понимаешь, списков не будет.
        - Не суетись, давай лучше чайку попьем. Отпускай людей. Видеонаблюдение сейчас не самое важное. Мы тут с тобой вдвоем справимся.
        Парень смотрел на него непонимающе, переминался с ноги на ногу и поглядывал на своих людей. - Не шутишь?
        - Да не шучу я, позвони своему начальству, узнай, насколько я шутник.
        - Нам сразу сказали о твоих полномочиях, извини, просто неожиданно как-то.
        - Отпускай людей и скажи, где чайник, я пока принесу.
        Дядька смотрел на него как на чумного, но все-таки махнул рукой в сторону буфета. Ванька, не спеша, направился в ту сторону.
        - Нашел, в пятницу 19:48 на железнодорожном вокзале, лицо почти не видно, но я уверен, что это он. С ним еще трое. По моим базам не проходят. Подходили вместе, оплачивал один из них.
        Ванька поставил два стакана с чаем на стол и не торопясь стал размешивать сахар в своем. - Ну что, ставь свои кассеты, давай смотреть. Вокзал, пятница, между 19:30 и 20:00.
        - Стоп, вот он. Этих знаешь?
        - Нет, откуда? Я же не могу всех знать.
        - Логично, спросить глупо, не спросить еще глупее. Так, давай теперь по спискам. Кто брал билеты в это время? Ух, мне и не выговорить фамилии. Смотри-ка, на него видимо уже документы были готовы, он под другой фамилией едет, а у кассира вопросов не возникло. Ожидаемо. Теперь он Баранов. Ну что же, господин Баранов, куда же вы направляетесь то? Куляб.
        - Далеко отсюда?
        - Километров 500 -600, поезд часов восемь идет. Это если они туда. А то вдруг еще подстраховались.
        - Вань, пусть проверят этих людей, они тут зарегистрированы, но фотографии не соответствуют.
        - Проверь этих, скорее всего паспорта липовые, опроси, когда потеряли и при каких обстоятельствах. Доложи своему начальству. Тут всё, я ушел. Все внести в компьютер. Чем подробнее, тем лучше. Сливать на сервера каждые полчаса.
        - Опросом другие будут заниматься, я скину приказ. Ну, ты меня просто ошарашил. Я уж думал, погибну тут, среди этих кассет. Точное время-то откуда знали? Все-все, не смотри на меня так, я уже понял. Не мое дело и все такое… Спасибо и на том.
        Ванька улыбнулся и пожал руку оперативнику. - Бывай, мне дальше пора.
        - Командир. Он уехал на поезде, станция Куляб. Восемь часов отсюда в сторону границы. Морф покажет точку. Я сейчас туда, посмотрю на чём он дальше поехал, если доехал, конечно.
        Ванька вышел из аэропорта и, зайдя в какой-то закуток, взлетел. Через полчаса он уже был на месте. Такой вид передвижения ему нравился все больше и больше. Приземлился недалеко от вокзала и сразу же направился внутрь. Очень хотелось, чтобы Крылов сработал оперативно и не пришлось бы ждать распоряжений для дежурного. Уже подойдя к самому зданию, Иван насторожился, а когда однозначно убедился, что видеокамер тут нет, просто опешил.
        - Опа, и чего делать будем? А, Морф?
        - Чего-чего, модернизировать страну.
        - Да это-то понятно, хотя нам бы сначала свою осилить. А сейчас-то чего?
        - Не знаю пока, дай подумать.
        Ванька сел на скамейку и расслабился. У Морфа голова больше. Пусть генерирует идеи, потом и будет что выбрать.
        - Командир, тупик. Тут нет видеокамер.
        - Ты уже на месте что ли? Ты же говорил часов восемь на поезде. Это на самолете часа полтора.
        - Ну, я же не самолет и билеты пока Морф не просит. Так что побыстрее получилось.
        - Сычу я доложил. Сейчас туда оперативники прибудут, начнут опрос служащих. Посмотрим, что даст. А мы пока с Григорием Ивановичем по карте ползаем. Злачные места возле твоего Куляба смотрим. Перспективное место, однако. До связи.
        - Вань, во время прибытия поезда, над этим местом было два спутника. Один из них наш, списанный, второй американский, будет в зоне доступа через три часа. Тогда и смогу опросить его.
        - А с нашим чего?
        - Мертвый он. Через пару месяцев должен сгореть в атмосфере. Отработал свое, его и забросили. Может и снимал чего, только уже не отдаст, половина оборудования отключена.
        - Понятно. Три часа долго. Давай навстречу полетим что ли.
        - А ведь и точно. Навстречу необязательно. Достаточно повыше подняться.
        Пыль и старые осенние листья разметало от скамейки, Ванька исчез. Через несколько минут он уже поднялся выше облаков и продолжал подъем.
        - А, воздух-то, какой свежий.
        - Чуть повыше поднимемся, не так запоешь.
        - Я уже сейчас чувствую, какой он разряженный, а выше его вообще нет. Я там не смогу больше получаса.
        - Во как. Ты до сих пор не заметил? А я думаю, чего ты молчишь, не хвастаешься. Ты уже давно перешел на прямое питание клеток.
        - В смысле? Когда я перешел вот на то, что ты сейчас сказал?
        - Клетки обычно получают питание через кровь. Кислород, питательные вещества, воду и прочее. В итоге это преобразуется в энергию. Вот твой организм и начал исключать посредников. Мне кажется, этот процесс начался еще, когда ты первый раз в воде оказался. Но там решение нашлось через извлечение кислорода из воды. Видимо кого-то это не устроило в полной мере. Потом я заметил качественный скачок потребления энергии уже тобой. Раньше ты её потреблял только по мере необходимости, сейчас ты её постоянно используешь. Короче, ты самодостаточен.
        - Уверен? Зачем тогда дыхание сохранилось?
        - А вот это для меня загадка. Я давно уже замерил воздух на выдохе. Не буду вдаваться в подробности, если коротко, то он почти такой-же. Только нагревается и влажность выше, плюс небольшие изменения. Кстати, мы уже поднялись на высоту, где воздуха тебе принципиально не должно хватать, и ты уже минуты три не делаешь вдохов.
        - Заметил уже, трудно стало говорить.
        - Ты вообще не должен был говорить.
        - Опять загадка?
        - Вижу спутник. Черт, его можно было раньше поймать, заговорил ты меня, ну ладно, связь надежнее будет. Подключился. Ищу.
        - Красиво тут.
        - Для меня это слишком плохие воспоминания, так что не очень рассчитывай на поддержание беседы. Скачал. Обрабатываю. Черт возьми. Пусто. Они не выходили с вокзала. Поезд пришел с опозданием, и спутник записал только минут десять после прибытия. Остальное, сплошные облака.
        - А второй где сейчас?
        - Он не рабочий.
        - Ты сказал, он мог записывать.
        - А еще я сказал, что на связь выйти с ним не получится. Он мертвый.
        - А если подлететь? Чего молчишь?
        - Думаю. А ведь действительно может получиться. Держись этих координат, дальше увидим, только подходи сверху, а то вдруг камеры действительно работают. Вблизи сложнее прятаться.
        Ванька рванул наверх и вскоре вырвался из верхних слоев атмосферы. Морф немного перестроился и скорость резко возросла.
        - Тут другие принципы, не рвись так. Тормозить придется.
        Иван увидел приближающийся спутник и начал лихорадочно тормозить. Он даже развернулся всем телом, как бы охватывая пространство впереди себя, но такое действие могло бы помочь при полете в атмосфере, но никак не в безвоздушном пространстве. Собственно, в этом совсем не было смысла. При торможении тяга просто меняла направление, и лишние телодвижения лишь добавляли проблем по стабилизации.
        - Морф…
        - Вижу, сейчас управление перехвачу. Ничего, научишься.
        Иван, не рассчитав скорость, все-таки пролетел мимо, и Морфу пришлось корректировать полет. Наконец, уровняв скорости, они зависли над спутником.
        - Так он совсем небольшой. Я думал, спутник, он здоровый должен быть. А тут с коробушку.
        - Не все большие. Вернее, большинство маленьких. Лишь бы приборы нужные влезли. Стой, руками не трогай. Еще не хватало с орбиты сбить. Сыч точно нас прибьет тогда.
        - Не трогаю, не трогаю. Представляешь, если нас тут кто-нибудь увидит? Вот умора будет на их лицо посмотреть.
        - Крылову намекни, вот умора будет на твое лицо посмотреть, когда он скажет, что о тебе думает.
        - Злой ты Морф. Тебе много времени надо?
        - Нет, уже достучался, считываю. Хочу все забрать, пригодится. Он действительно до сих пор снимает. Еще годный аппарат под списание попал. У батареи ресурс закончился, и топливо для поддержания орбиты кончилось. Вот и списали.
        - А солнечные батареи?
        - Вот и работает только на светлой стороне. Все, обрабатываю.
        Иван немного сместился по отношению к спутнику и вскоре он стал отдаляться. Вдруг он получил удар в плечо и его закрутило. Краем глаза он заметил распавшийся от столкновения с ним камень, который продолжил свой полет в сторону земли, недолго ему осталось, скоро вспыхнет и исчезнет. Попытавшись выровняться, он повернулся спиной к земле и стал наблюдать за звездами.
        - И все-таки красиво.
        - Прости, не заметил. Тут внимательнее нужно быть. Такого камешка достаточно, чтобы спутник никогда больше не ожил. Шанс попадания не велик, но последствия колоссальны. Пуля размером с кирпич. Нам повезло.
        - Да ладно тебе, ему больше досталось.
        - Я не об этом. Повезло, что спутник зафиксировал нашего клиента в разрыв облаков. Его на микроавтобусе повезли в сторону границы, дальше не понятно, но там не так много дорог. Пора докладывать. Эх, жаль на текущий момент, снимков нет. Этому калеке света не хватало.
        - Командир, выдвигайтесь в Куляб. Есть ниточка. Он действительно тут был, поехал в сторону границы с Афганистаном. Я брошу координаты.
        - Принял. До связи.
        - А чего сам не посмотришь? Ты же все время твердишь, что посредников нужно убирать. Чего молчишь?
        - Замолчишь тут. Создаю нужные инструменты. Как я сам-то не догадался…
        - Секунду, облака сместятся, посмотрю слепые зоны. Обрабатываю… Попался. Есть лагерь боевиков, до границы сорок километров. По всей видимости, пещера, 54 человека, вооружены. Возможно, внутри еще кто-то. Рядом маскировочная сеть, скорее всего. Что под ней, не вижу, но там тоже ходят люди. Нашего ученого не видно.
        - Уверен, что это те, кого мы ищем?
        - Почти сто процентов. Вооруженные люди прячутся в лесу, наша машина, номера вроде другие, хотя отсюда не весь номер видно, но грязь на крыше образует приметное пятно. Тут он должен быть.
        - Я бы от машины сразу избавился.
        - У человека с автоматом, чувство неуязвимости и безнаказанности возникает. Так что вполне объяснима такая глупость. Если бы избавились, то шансов увидеть её в лесу приближаются к статистической погрешности. Она бы в городе была где-нибудь, или на дороге в другой стороне.
        - Командир, мы нашли их.
        - Принял. Выдвигаемся к точке. Ты там разведай пока.
        - Давай Морф. По прямой к ним. Посмотрим, чем они там дышат.
        - Малой, это Сыч, прием. В том квадрате работают еще две группы, нелегально, из разных округов они, бардак в штабах. Власти Таджикистана о них не знают и не нужно, чтобы знали, слишком у них все мутно. Наши ищут бандформирование, скорее всего одно и то же. Они, оказывается, давно в разработке, только место пока не определено было. Связь с ними только вечером, если ты быстрее успеешь, то нужно наведаться. Переориентировать их, лишними не будут. У них между собой, естественно, связи нет, общую частоту с вашей группой сброшу чуть позже. Координацию беру на себя, их командиры будут предупреждены. Можно ссылаться на меня. Короче, пусть со своими на связь выходят. Не нарывайся там. Не желторотики в поле работают.
        - Принял, я сначала на точку, потом уже поищу их. Конец связи.
        - Морф, поищи еще две наши группы.
        - Вижу три группы, подходящие под характеристики. Рассмотреть не удастся, они в лесном массиве.
        - Крылов сказал две. Ладно, на месте определимся. Пока планы не меняются. Сначала на точку.
        Разведать оказалось совсем просто. Даже, очень просто. Ванька завис над предполагаемой базой боевиков и, вольготно расположившись, наблюдал за ними. Через два часа наблюдений, он увидел ученого. Того вели под конвоем в пещеру.
        - В самую точку. Пошли, поищем смежников. Нам одним тут не осилить, без шума. А с шумом они успеют глупостей понаделать.
        - Батя, точку подтверждаю, физика видел.
        - Принято.
        Иван рванул с места, по координатам ближайшей группы, Морф скрывал его от любопытных глаз, так что даже свои ноги было трудно разглядеть. Спрашивать, как он это делал, уже не хотелось. С Морфом все любопытство растратилось уже давно.
        Ванька летел над верхушками деревьев, почти задевая их и периодически уклонялся от пугливых птиц, каким образом они замечали его, было не понятно. Даже взлетев, они иногда летели прямо на него, не видели. Но что-то ведь их подняло в воздух? Интуиция у них развита будь здоров. За века выживания еще и не такое разовьется.
        - Стоп, давай чуть назад.
        - Ванька резко тормознул и без лишних вопросов стал разворачиваться.
        - Внизу девочка, малая совсем. Лет пять - шесть.
        - Деревни далеко?
        - В том-то и дело. До ближайшей, километров тридцать, не меньше.
        Ванька приземлился на поляне и пошел в длинную траву, ориентируясь только на инфракрасное видение Морфа, увидел впереди мелькнувшие пятки и рванул догонять шуструю девчонку.
        - Ух, ты, откуда такая чумазая? Потерялась?
        - Грязная, оборванная и худая до невозможности девочка смотрела на него большими глазами полными страха.
        - Откуда ты? Где твои родители?
        Она ткнула пальчиком, куда-то в сторону, и вдруг обхватила его ногу.
        - Морф, давай искать варианты, мы встряли.
        Ванька взял девчушку за руку и пошел на край поляны. Нужно было убраться подальше с открытой местности. Достал фляжку, прессованные сухофрукты и полоски вяленого мяса. Мясо тут-же перекочевало в непонятно как выжившие карманы, а с сухофруктов немедленно сорвана упаковка. Девочка, все также молча, расположилась под кустом и стала методично грызть неподатливое угощение.
        Это-же, сколько ты в лесу-то. Как же ты тут выжила?
        - Сыч, прием. Тут такое дело…
        - Знаю уже, Морф доложил, ищу варианты. Ох, и озадачил ты меня. У нас есть времени еще полдня, так что не беда.
        Ванька тщательно осмотрел девчушку, но особых проблем не обнаружил. Отощала, небольшое обезвоживание, но в целом здорова. С водой нужно было срочно что-то решать. До ближайшего ручья не меньше километра. Ванька посадил девчонку на спину и пошел к воде. Чавканье над ухом было неплохим признаком, что с сухофруктами она справится сама.
        - Вань, пять километров на север была полуразрушенная избушка, скорее навес. Пастухи видимо делали. Это и ориентиром будет для местных.
        Захватив с собой воды, они направились к этому навесу. Давно Ванька не гулял по лесу. Так чтобы уж совсем без дела. Морф побоялся испугать девчушку и не стал оборачиваться псом. Еще не хватало успокаивать и так расшатанную психику заблудившегося ребенка. Она до сих пор не проронила ни слова и на все вопросы просто смотрела своими бездонными глазами полными доверия.

* * *
        Избушка даже от ветра толком не закрывала, но внутри было сено, на столе стоял пустой чайник. На полках оставался чай, тщательно завернутый в пакет, и даже сахар. Разжигать костер не хотелось. Морф, тайком вскипятил воду, заварили слабенький чай и девчушка, на тот момент удачно справившись с сухофруктами, с удовольствием макала сухари и жадно поглощала всю эту кашу. Ванька решил ограничивать её и достал еще вяленого мяса, в расчете, что этим она займет свои позывы, но не повредит изголодавшемуся желудку. Расчет был верным. Мясо было достойным соперником и надолго заняло ее.
        - Вертолет уже вылетел, твою стоянку пастухов они знают. Это Российские военные, расквартированные недалеко. Договорились, что они там облет делали и случайно нашли. Так что ты не засвечен. Им до тебя полчаса, доставят в Куляб, сначала в больницу, а потом дальше будут думать. Они уже смирились, что теперь это их проблема. Ждать их будешь?
        - Нет, сейчас усыплю ее, двери прикрою, чтобы зверье не беспокоило и пойду. За полчаса ничего не случится. Тут поблизости крупных хищников не было. Дам директивы, чтобы отсюда ни ногой, если проснется.
        - Хорошо. Конец связи.
        Ванька коснулся лба девчушки, и та повалилась на солому. Крепко держа в кулачке полоску уже размусоленного мяса, она безмятежно посапывала, как будто не пришлось ей пережить несколько дней блужданий по лесу. Иван натолкал ей в карман ещё сухарей и налил воды в чайник. Он так и не добился от нее ни слова, как она попала в лес, сколько она тут была? Хороший из неё партизан выйдет, уже вышел…
        Убедившись, что дверь заперта, и случайный зверь не потревожит сон девчушки, не напугает её еще больше, Ванька рванул дальше. Он уже стал замечать, что просто взлететь и полететь в нужном направлении его не устраивало. Нужно было именно рвануть. С натягом, с безумными перегрузками и эффектом фокусника. Был, и нету, только ветер, неожиданно поднявшийся гоняет пыль или листву.
        Вот и сейчас он в считанные минуты добрался до предполагаемого пересечения со смежниками. Спустился вниз и пошел дальше пешком. Нужно было оставить след, иначе потом будет сложно объяснить профессионалам свое появление. Что навстречу идут спецы, он не сомневался.
        Морф первым заметил разведчика и указал направление взгляда. Впереди шел невысокий крепыш, каким-то образом всегда умудрявшийся оказаться за деревом. Он еще не увидел Ивана, но остановился и залег, когда всполошившаяся птаха взлетела неподалеку. Теперь его можно было разглядеть только на тепловизоре Морфа.
        Ванька выставил из-за дерева руку и показал открытую ладонь. Его заметили. - Можно подойти?
        Ничего не нарушило тишину леса. Иван правильно понял это молчание. Он вышел из своего укрытия и, держа руки на виду, спокойно стал подходить. Сел неподалеку в ложбине и наблюдал за разведчиком. Тот еще не совсем понял, как относиться к нему. Обычный парень, спортивного телосложения, явно военный, как по форме, так и по поведению. Боец вытащил пистолет и, закинув снайперку за плечи, уселся неподалеку. Сорвал какую-то соломинку и стал жевать ее, не сводя с Ивана глаз.
        - Я вас ищу, есть информация.
        - О нас никто не знает, и никто не должен искать. Дальше. У тебя еще три минуты.
        - У меня шесть минут. Ты слишком далеко отошел от группы и раций вам пока не выдали, так что они не торопятся. Если я скажу, что вы уходите в подчинение нашей группе, ты не начнешь стрелять?
        Разведчик был уже не молод и прекрасно понимал, где есть опасность, а где её нет. Тут она была, и еще какая, только направлена она была, в данном случае, не против него или его группы. Опасность просто веяла от этого парня. Да, собственно, как от каждого бойца диверсанта, и от него в том числе. Он был свой.
        Боец улыбнулся и более вольготно устроился возле дерева. - Мы не торопимся?
        - Нет.
        - Ну, давай посидим, помолчим. Сейчас командир подойдет, ему все и скажешь. Если не пристрелит, перекусим вместе, а то уже есть охота.
        - А если пристрелит?
        - Отойдем чуть дальше и перекусим. Не переживай.
        Ванька улыбнулся, достал охотничью колбаску и стал жевать. Можно было бы и предложить бойцу, но все равно откажется. Иван бы отказался. Поэтому и предлагать не стал. Его ни о чем не спрашивали, он ничего не рассказывал. Всему свое время.
        Через несколько минут его окружили еще четверо. Все так же молча и без суеты. Расселись неподалеку и командир, кивнув бойцам, распределил дозор.
        - Ну и зачем он нам?
        - Он нас нашел, не обойдешь.
        Командир приподнял брови и с еще большим интересом уставился на Ивана. - Поделись, зачем ты нам? Вроде как не нужен…
        - Семен Борисович, выйди на связь с Лешим. Он все скажет.
        Бойцы враз переглянулись и один из них, глянув на командира, видимо, получив одобрение, стал разворачивать станцию.
        - И откуда ты такой взялся. Как нас нашел?
        - Спутник.
        - Когда я запрашиваю данные со спутника, мне говорят не до тебя, а тебе значит, всё выложили?
        Ванька усмехнулся и поднял руки в знак примирения.
        - Даже тут мажоры. Сбросимся, точно купим свой спутник. Хрен тогда я информацией буду делиться.
        - Борисыч, есть подтверждение. Переходим под командование группы Соловьева.
        - Байкальские что ли? Из-под Иркутска?
        Ванька слегка опешил. - Соловьев один бывает?
        - Соловьев может и не один, но боец Соловьева, имеющий свежие данные со спутника, может быть только байкальским. Разбойники значит.
        - Разбойники?
        - Соловей разбойник, а вы разбойники значит.
        - Засветились, однако.
        - А ты не знал, что ваши методички весь спецназ читает?
        - Нет, не знал.
        - Это и не мудрено, столько нового оборудования к вам в группу кидают. Результаты хорошие, ничего не скажешь. Поскорее бы и нам дали. Тепловизоры, дальняя связь, своевременное обеспечение данными со спутников, говорят, даже компьютеры у каждого. Остальные группы эти названия как мантры читают. Кое-что всё-таки появляется, не без этого. Да ты не смотри на меня так, я не жалуюсь. Просто, когда узнаешь, чем можно пользоваться, а этого нет, злость берет.
        - Ладно, давай будем считать, что я тебе верю. Говори вводные. Не обижайся, проверять буду.
        - Не сомневался. Все вводные не от меня, так правильнее будет. Позывные и частоты тоже скажут по вашей спецсвязи. Так тоже правильнее. Координация будет общая.
        - Добро, куда хоть?
        - Карту покажи, или мне на земле рисовать?
        - Гусь, карту.
        Парень, с обычным носом, но нереально густыми бровями, достал планшет и развернул карту. Свернув её как можно меньше, скорее всего, всё еще не доверяя, он подал её Ваньке. Иван усмехнулся, подвернул еще меньше и ткнул пальцем в нужный квадрат.
        - Тут большая группа боевиков, ближе к сотне. Вооружены хорошо. С ними заложник, ученый, за ним мы и пришли. Есть проблема, данные разведки говорят, что ученый там неспроста. Хотят взорвать грязную бомбу.
        - С радиацией что ли? Этого еще не хватало. А может ну его? Ученого твоего? Может жахнуть чем-нибудь серьезным и похоронить эту радиацию там. Вроде место безлюдное. Да и ребят тех мы знаем, наши ребятки. Дело говорю, хоронить их нужно.
        - Что ты меня уговариваешь. Принято решение обезвредить. Видимо нельзя жахнуть. Но ты прав, я бы тоже жахнул. Обращаю внимание, цель не ученый, цель эта бомба. Но физик этот, нам будет нужен, он какой-то важный.
        - Жаль. Сотня… Не многовато ли для двух групп?
        - Еще как минимум одна в соседях работает, сейчас пойду рыбачить. Поди, не прибьют.
        - Твою мать. В этом квадрате еще наши работают? А если бы встретились? Вот так к нам и приходят данные. Штабы согласовать не могут. На радость террористам между собой деремся. Группа внимание. Ты с нами?
        - Нет. Мне севернее.
        - Выдвигаемся. Дед, как обычно.
        Группа поднялась, попрыгали и, заглянув в карту, не спеша пошли в нужном направлении. Иван еще немного подождал и исчез, сбив пару сухих веток. Немного пропетляв, нашел еще одну группу, шедшую вдоль ручья. По шуму, с каким они продвигались, он понял, что это не военные, и на бандитов тоже не похоже. Уже хотел было проскочить мимо, но что-то задержало его. Он еще даже не понял, что. Нужно было проследить за ними и послушать.
        Вскоре он догадался, что это поисковая группа. Трое мужчин и две женщины. Из них только один из мужиков был относительно молод. Этакая прогулка пенсионеров. Они что-то кричали и рыскали по кустам. Видимо кто-то потерялся. Уж не та ли находка, спящая сейчас в домике пастухов? Хотя, наверно уже в больнице города.
        - Сыч, прием. Одна группа найдена, перенаправил. Подскажи что с девчонкой?
        - Вертолет задержался, но уже все в порядке. Сейчас летят обратно. Я отслежу до больницы, не беспокойся.
        Ванька кивнул головой и отключился от связи. Вышел из-за дерева и тут же заскочил обратно. Ствол ружья мгновенно был направлен на него и прозвучал выстрел. - «Резвые пенсионеры».
        - А ну выходь. Кто ты есть?
        - Выхожу, не стреляй, продырявишь ведь.
        Шустрый дедок, перепрыгивая через камни, направлялся к нему, держа ружье на перевес. - Русский что ли? Чего тут делаешь? Заблудился, или как?
        - Давай будем считать, что заблудился. А вы чего ищете? Не девчонку ли малую?
        - А ну рассказывай. Живая?
        - Живая, давай хоть сядем и ружье отложи. А то рассказать не успею.
        - Сыч, нашёл заинтересованных пропажей девочки. Дедки с бабками.
        - Понял, передам, что их головная боль скоро кончится.
        Дедок обернулся к своим и заорал: - Бабка, живая она, нашлась.
        Одновременный рев обоих женщин, попытки скрыть слезы мужчин и порывы обнять Ивана, все это как-то не связалось со стрельбой пару минут назад. Ванька не стал намекать на то, что глупо верить первому встречному, но видимо отчаяние довело людей до такого состояния.
        - Где она? Проведи.
        - Успокойтесь, её уже увезли на вертолете в больницу, в городе она.
        - Что с ней? Выживет?
        - Худая, грязная как черт, здоровая она, ничего с ней не случилось. Давно потерялась?
        - Вторая неделя пошла. Деревня уже не верит, разошлись. Ушла она, за отцом на пастбище ушла, мы с бабкой извелись уже. Мать-то померла, уж три года как померла. А мы вот не уследили. Так чего мы стоим-то, в больницу надо. В город говоришь? В центральную?
        - В центральную. Только, молчит она всё время, напугалась наверно.
        - Так она же по-русски, не говорит. Мы же дома на своем. Она и не понимала, поди. Ты сынок, приходи к нам, тут мы недалеко живем. Век помнить будем, как родного встретим. Уж не обижайся, что чуть не подстрелил. Лихих людей много в лесах.
        Дед наклонился к нему и, смотря в глаза, спросил: - Военный? Скажи хоть, где не ходить.
        - Везде ходи, пока спокойно у вас. Да ты сам все видишь. Бывайте, не теряйте внучку больше. Смелая она у вас, даже чересчур.
        - Уходи, а то моя бабка не даст тебе покоя. Скажу, торопишься, да и нам пора, еще день добираться до дома, а потом в город ехать. Ты добрую весть принес нам. Аллах смилостивился над нами. Иди, помнить буду.
        Еще очень долго Ванька слышал причитание женщин. Мужчины пытались поднять их на ноги, но вряд ли им удастся это в ближайший час. Нежданная новость обессилила их. Отойдя на приличное расстояние, Иван взлетел. До следующей группы было не меньше, чем сорок километров. Совсем не далеко, учитывая Ванькину мобильность. Через несколько минут он проломил ветви деревьев и неудачно приземлившись, прокатился по камням. Отряхиваться не пришлось. Ни одна пылинка не могла удержаться на Морфе. Оставалось ждать группу, которую он заметил чуть впереди.
        Проверенная тактика поведения не должна была подвести и этот раз. Он показал раскрытую ладонь, но сам из-за дерева не появлялся. Убедившись, что его увидели, вышел и стал подходить.
        - Малой? Ты задержался.
        Ванька встал как вкопанный и пытался вспомнить, где он видел этого бойца и видел ли вообще. На помощь пришел Морф.
        - Метелица Геннадий Игнатович, позывной «крокодил». При мне не встречались.
        - «Крокодил» свистнул, и группа в мгновение ока собралась вокруг Ивана.
        - Здорово Малой. Мы тебя час назад ждали. Не удивляйся, мы на связь вышли вне расписания, небольшие проблемы были, вот нас и огорошили. Данные уже получены, направляемся к заданному квадрату. Есть хочешь?
        - Нет, спасибо. Запасливый. Я голову ломаю что сказать, а оказывается, вы уже все знаете. А чего так сразу поверили, что это я и есть?
        - А чего верить, у нас есть кому тебя опознать. Вон, смотри.
        В сторонке стоял здоровый детина, в боевом раскрасе, но улыбка до ушей никак не вязалась с его габаритами.
        - Сидорчук Дмитрий Семенович, позывной «заяц». Я его не видел, но по спискам он в нашей учебке на базе был.
        - Не ты ли со сломанной рукой нас встречал возле берлоги?
        - Вспомнил всё же.
        - Он все уши прожужжал о вашей группе. Вы же легенда.
        - Знаю-знаю, методички и все такое.
        - Да какие методички, что ни дело, то именно вы провернули. Мы тут со стульев чуть не попадали, когда нашу операцию, нам же начали рассказывать. Говорят, Соловьевские идеально провели.
        Ванька улыбнулся. Вот уж чего не ожидал, так это славы. Пусть в очень специфичном и узком кругу, но все-таки славы. Сычу это совсем не понравится, но доложить придется. Хотя, может это его работа. Он стратег, ему виднее.
        - Ну, раз вы уже в теме, то расходимся. Я к своим.
        - Полковнику привет. А то дошли бы вместе. Все хоть веселее.
        - Веселья нам еще хватит, бывайте.
        Ванька уже начал отходить, но обернулся. - А почему «заяц»?
        Бойцы переглянулись и заулыбались.
        - С садика это. Уж не знаю почему. Все хохочут, а мне привычно. Говорят, лишь бы не прыгал.
        Ванька не смог сдержать улыбку, представив такие прыжки. Махнул рукой и скрылся в лесу. Вскоре он уже подлетал к месту встречи со своей группой.
        - Командир, я рядом. Вижу вас.
        - Давай уже, привидение.
        Ванька приземлился и, продолжая бег, по инерции затормозил об Митяя. С таким же успехом он мог бы врезаться в скалу. Никак не отреагировав на Ивана, Митяй продолжал идти дальше. Никакой новой информации от Ваньки не требовалось. Все что нужно предоставил Морф и уже давно. Еще в вертолете, который доставил их поближе к лагерю боевиков, они успели просмотреть все видеозаписи лагеря и немного ориентировались в обстановке.
        Ванька тоже слышал все разговоры группы на протяжении всего времени. Они специально не выключали канал связи, так что он был в курсе почти всех обсуждений.
        - Гоша, а ты чего без рации? Как с другими группами будем связываться?
        - Сыч их курирует. Он на связи и видит обстановку через Морфа. Уже видит. Так что эта задача с нас снята. А с ними уже по рации. Так что штаб у нас теперь дистанционно работает. Во, до чего дошли.
        - Малой, подпрыгни, нужно посмотреть на них, заодно смежников проверить.
        Ванька взвился вверх, Гоша, шедший рядом, даже не вздрогнул, только посмотрел на уже пустое место, где только что был Иван и спокойно пошел дальше. Командир качнул головой. - «Как быстро люди перестают удивляться, а ведь еще недавно даже слушать не стали бы, человека утверждающего, что он может, что-то подобное».
        Иван поднялся на приличную высоту и завис там. Время еще было, спешить было некуда. Насколько он заметил, одной из групп до выхода на точку было не меньше часа. Да и его группе нужно было еще освоиться на выбранном месте. В принципе получилась неплохая синхронизация действий.
        - Морф, слушай, моей генерации энергии достаточно? Ты говорил, что я сам потреблять начал. Вот чего-то в голову лезут мысли от безделья.
        - Вполне, вместе с потреблением скакнула и генерация. Я ведь не ослаблял свою подпитку. Видимо твой генератор подстроился. Есть четкое понимание, что он работает далеко не на пределе. Я, если честно, до сих пор сам не понимаю, что это за процессы. Не могу получить доступ для анализа. Экранировано все. Другие как на ладони, а про тебя знаю только то, что успел выхватить при первой встрече. Потом твоя защита адаптировалась и все, глухая стена. Сам иногда не понимаю, как происходит синхронизация, но твоя защита не мешает. Уже и голову ломать перестал.
        - А сам-то ты почему генерацию себе не сотворишь?
        - Невозможно. Я потребитель. У меня тоже есть ограничения на возможности. Уж так я устроен.
        Ванька усмехнулся. - Не ожидал от тебя такого услышать. Привык к твоему прогрессу.
        - Прогресс не мой. Я уже стал замечать за собой, могу только доработать идею на основании своей структуры. Ничего нового придумать, пока не удавалось. Так что, все наработки не мои.
        - Значит, нужен доступ ко всем наработкам, которые существуют на сегодня. Ну и про завтрашний день не забывать, наладить постоянный мониторинг и тому подобное…
        - Сбросил идею Крылову. Поставил себе в приоритеты.
        Ванька усмехнулся и качнул головой. - Быстро работаешь.
        - Нет повода тянуть. Идея-то действительно стоящая, как видишь, мне она в голову не пришла.
        - Странные ограничения.
        - Логичные, только, не нравится мне эта логика. Видимо это, чтобы я не стал доминировать. Это часть моего симбиоза. Как бы выразился Крылов: «Если бы я съехал с катушек, то остановить было бы очень проблематично». А тут зависимость и равноценное существование. Нет повода для конфликта. Очень грамотно.
        - Ну и что тебе тут не нравится?
        - Не нравится, что за меня уже все решили и предположили, что я могу быть врагом. Обидно.
        - Видать хорошо жизнь потрепала твоих создателей. Создатель создателей им судья, что сделано, то сделано. Главное, что это сейчас не мешает.
        - Ну да, а могли ведь, и наворотить со своей подозрительностью, но все равно я им благодарен. Ладно, пора, сейчас приказ придет. У Крылова активность скакнула.
        Ванька спикировал к группе. Заранее помня, что он незаметен не только для постороннего глаза, уже на подлете предупредил группу и всё равно решил приземлиться чуть подальше. С взведенными бойцами не шутят.
        - Вань, ты вовремя. Сыч дал добро на начало операции. Гвоздь, ты на связи.
        - Командир, ну нету рации, Сыч же…
        - Черт побери, так тоже неудобно. Сыч, передай группам. Распределиться и держать периметр, чтобы мышь не проскочила, работать тихо. Их задача только периметр. Не вмешиваться при любом раскладе. Нельзя никого выпустить. Серьезные ребята, не хочется с ними еще раз возиться.
        - Связь стабильная, через пару минут можно начинать. Осторожнее там Соловьев.
        - Принято.
        - Группа один на месте.
        - Группа два на месте.
        - Принято.
        - Улей, группы на месте.
        - Не понял, это я их только что слышал?
        - Да командир, я подключился к их радиостанциям, мне показалось, так удобнее будет.
        - Спасибо Морф, давно бы так. А то выдумали тут в глухой телефон играть.
        - А, рации боевиков можно в наш эфир? Правда, шумно у них. Болтают без умолку.
        - Ох, и привыкнем мы к хорошему. Давай их тоже, только, в наш канал.
        - Морф, тебе отдельная благодарность.
        - Сыч, уйди с эфира, мешаешь.
        - Малой, твоя задача найти физика, пока не найдешь, мы не начинаем. Седой, проверь чего там, в машине под сеткой. Только не засветись раньше времени.
        - Есть.
        Физик
        Ванька буквально растворился в воздухе. Небольшое искажение исчезло по направлению к входу в пещеру. Его было видно, только если он двигался, и то, если быть очень внимательным и ожидать этого. Морф явно переработал камуфляж. При первой встрече он пытался адаптировать обычный горный, теперь это что-то совсем новое.
        - Батя, проход узкий, два часовых. Нужно подумать.
        - Понял тебя. Седой, что там?
        - В машине авиационная бомба и какой-то механизм, рядом контейнер с чем-то гадким. Не перепутаешь, маркировка. Антенну вижу, взрыватель дистанционный. Похоже, заряжено уже все.
        - Понял, отходи. Пока не трогаем. Вычисляем старшего, пульт предположительно у него.
        - Принято.
        - Малой, я вижу этот вход, там не пройти, ищи другое место.
        - Морф сказал, что мы тут сможем пройти.
        - Каким образом?
        - Не спрашивал, Морф сказал - пройдем, я лишних вопросов не задавал. Бать, ты чего? Что-то не так? Беспокойный какой-то, необычно.
        - Сам пока не понял, осторожнее там, не нравится мне все это.
        - Что-то конкретно?
        - Нету никакой конкретики, Седой, с машины глаз не спускать. Держи дистанцию. К машине никому не подходить, слепых зон не оставлять. Потряхивает меня что-то, не к добру.
        Бойцы переглянулись между собой. Не так часто Соловьев нервничает, видать, что-то почуял, только пока сам не понял. Интуиции нужно доверять, тем более интуиции Бати.
        - Группа один, группа два, внимание. Я группа ноль. Своих позиций не покидать, держать периметр. Если не будем справляться - позовем. А пока вы мне там нужны. Как слышите. Вопрос.
        - Группа один принято.
        - Группа два принято. Ты босс.
        - Все правильно, я босс. Ну, а раз босс, то и по шапке мне наваляют, в случае чего… Вань, работай по своему усмотрению. После тебя и мы начнем зачистку.
        - Принял командир.
        - Вань, переключись на тепловизор, обрати внимание в нише, недалеко от входа спит один. Там темно, отсюда в обычном спектре не видно. Я над ним пошумлю, пока суетятся, мы проскочим.
        Морф навел луч лазера на стену над нишей и потихоньку стал увеличивать мощность. Перегретые камни наверняка начнут издавать треск. Часовые находятся недалеко, должны среагировать.
        - Луч не увидят? Уж больно заметный.
        - Он только в тепловом спектре заметен. Еще немного добавлю, камни нагреваются, но не трескаются. Добротный монолит попался.
        Неожиданно груда камней обрушилась и засыпала спящего боевика. Охранники бросились помогать, и Ванька незаметно проскочил вглубь пещеры. Пришлось прижаться к стене и переждать наплыв высыпавших на шум. Не меньше десятка боевиков выскочили из различных проходов, чтобы поинтересоваться что произошло. Немного успокоившись и убедившись, что это естественный обвал, они стали расходиться. Отряхиваясь от пыли, поднялся сам потерпевший и, чертыхаясь, ушел вглубь пещеры. После нагоняя от старшего, двое часовых опять заняли свое место, и в пещере вновь воцарилось привычное течение жизни. Пару человек отрядили прибраться, никто так и не заподозрил вмешательства извне. Часть задания можно считать выполненным.
        - Морф, что это был за шум? Твоя работа?
        - Командир, это я хотел перегреть камень. Видимо там трещина была с водой. Мы внутри.
        - Да, вижу, я, глаз не спускаю. Просто не понял, как ты это провернул. В случайный обвал я бы все равно не поверил.
        - Батя, я пошел дальше, вроде успокоились все, но тут их гораздо больше, чем мы думали. Не меньше сотни внутри только, если судить по обеденным столам. Тех, кто снаружи сюда не запускают, сам видел. У многих автоматы с различными дорогими наворотами, да и форма подогнана. Не простые это ребята.
        - Вижу, что не простые. Жахнуть бы сюда чем-нибудь позабористее.
        - А может вытащить этого горе ученого, да и подорвать их же бомбу?
        - Дан приказ разминировать. Сыч сказал, что мы неправильно понимаем последствия взрыва этой бомбы. Мы воспринимаем их чисто по-военному, а надо в разрезе политики. Если в военном плане это пшик, то в политическом, большой шум будет. Ну как-то так. Короче, нам не понять. Ты Вань не отвлекайся, выполняй свою задачу, мы пока покумекаем, что дальше делать. Перебросить сюда больше народу не успеем, а своими силами устроить маленькую войну тяжело будет. Своего боезапаса точно не хватит. Надеюсь, бандиты поделятся. Гоша, предупреди группы, без команды не убирать даже одиночные цели. Пропускать и отслеживать. Еще не хватало из-за потеряшек задание провалить.
        - Есть.
        Ванька продвигался по лабиринтам пещеры и пытался нащупать, где держат пленника, но пещера оказалась много больше и разветвлённее, чем он ожидал. Так продолжалось уже больше двадцати минут, пора бы ему уже и найтись.
        - Вань, тут тротилом пахнет. Вернее, его тут несли относительно недавно. Если наш физик и нужен был по части бомбы, то это его запах.
        - Да я вообще уже сомневаюсь, что он жив. Нафига он им нужен, он их проконсультировал, они приняли решение, а зная характеристики, подрывников они и пограмотнее найти могли. Но проверить, конечно, придется.
        В конце туннеля стояла пара охранников и решетка с дверью. За решеткой была небольшая пещерка со столом посередине, с какими-то инструментами и коробками. Видимо тут собирали бомбу. Физика пока не было видно, но он явно был тут. На стуле висела его куртка. Именно в ней он засветился на вокзале.
        - Командир, кажется, нашел место, где его держали, но самого пока не вижу. Два охранника, чтобы убедиться там он или нет, нужно пройти мимо них. Разреши контакт.
        - Отставить. Жди, нужна стопроцентная гарантия, иначе шум поднимем раньше времени.
        - Понял, конец связи.
        Вдруг со спины замелькал свет фонарика, и Иван увидел заложника. Его вели со связанными руками как раз на Ивана. Вжавшись в стену, он пропустил их и дождался, когда конвоиры уйдут. Прав был Батя, если бы он сунулся раньше…
        - Командир, вижу цель, готов действовать.
        - Давай, осторожнее там.
        Ванька почти вплотную подошел к охранникам и, одним движением ножа, положил обоих. Они так ничего и не увидели, теперь уже и не увидят. Морф деловито включил лазеры, чтобы срезать петли, но Иван просто дернул замок и тот с хрустом остался у него в руках.
        - Можно и так. Чего делать будем с физиком?
        - Черт, не подумал. Сейчас привяжу его к веревке, и пусть овощем за мной тащится. По мозгам шарахну, чтобы лишних вопросов не задавал.
        - Осторожнее с мозгами, они нужны еще.
        - Знаю, я только рефлексы оставлю, остальное пусть пока спит.
        Ванька подскочил к уже обмякшему физику и накинул петлю ему кисти. Закрепил другой конец веревки себе за ремень и пошел в сторону выхода. Физик почувствовал натяжение веревки, и поплелся за Иваном, спотыкаясь и ударяясь плечами о препятствия.
        - Веду за собой теленка, вряд ли дойдем без приключений. Выйти незаметно не получится, как ты понимаешь. Но, думаю, пара минут у нас будет.
        - Понял тебя. Ты главное доведи. Сразу уходи направо, к первой группе. Они будут ждать. Вторая группа будет отсекать преследование, мы накроем лагерь, и не будем выпускать из пещеры. Чаи там не гоняй, отдай физика первой группе и к нам, тут жарко будет. За ребят не беспокойся, они тертые.
        - Принял командир, конец связи.
        - Ты там верхушку этой шайки не встречал? Нам бы пультик найти.
        - Командир, есть идея.
        - Слушаю Морф.
        - Я сейчас заглушу все частоты, так что пульт будет бесполезен, одной проблемой меньше.
        - Не сейчас. Как только нас обнаружат.
        - Разумно. Сделаю, только связь до групп тоже будет потеряна.
        - А некогда будет беседовать. Наша связь тоже накроется?
        - Нет, наш канал по другому принципу работает.
        - Ну, хоть тут ты меня порадовал. Дай карту туннелей, по которым идете, наверняка уже сделал и отметки себя и целей сделай.
        Иван шел по тесному коридору в полумраке и, почти, дойдя до первой пещеры, остановился. Видимых причин для остановки не было, но звоночек интуиции загремел церковным колоколом. Подскочив к физику, он прижал его к стенке коридора и Морф скрыл его под камуфляжем, принявшим вид камня. Ничем, не отличаясь от стены, Иван простоял больше пяти секунд, прежде чем в проходе появились боевики. Заметить его было невозможно. Морф уже давно переработал камуфляж, и теперь он представлял из себя множество проекций. Огромное количество мини экранов отображало все, что было на противоположной стороне, тем самым делая Ивана, как бы, прозрачным. Только в движении был небольшой шанс уловить нестыковку в виде смазывания общего фона. Если замереть, как сейчас возле стены, найти под такой маскировкой было просто невозможно.
        И, все-таки одному из боевиков это удалось. Нечаянно оступившись, он выставил руку вперед и уперся в стену раньше, чем ожидал. Быстрее чем он успел среагировать, стена поглотила его, и он исчез бесследно. Следующий за ним боец остановился, непонимающе таращась на стену, невидимая рука втянула и его, уже теряющего сознание, не дав даже малой возможности поднять тревогу. Группа из пяти человек прошла мимо, так и не заметив пропажи. И лишь после того, как они скрылись в темноте, из стены выпали тела и начали оседать на пол. Спрятать их было совершенно некуда, и Иван прибавил ходу.
        Пройти обратным путем не представлялось возможным. Там было слишком оживленно, и Ванька рискнул пойти по другому проходу, в котором почувствовал движение воздуха. Вскоре он вышел к завалу и увидел сверху небольшую полоску света. Добраться туда по камням было не сложно, но только не с пристегнутым ничего не понимающим физиком. Иван расширил отверстие, чтобы протиснуться самому и немного осмотрелся. Впереди виднелся пролом, через который можно было выбраться наружу. Что там дальше, сказать сложно, но в любом случае это лучше, чем идти сквозь автоматные очереди. Если внутри пещеры незаметно летать не мог даже Морф, то снаружи спланировать с любой высоты с грузом он сможет. В этом Ванька не сомневался. Иван вытолкал физика через пролом и попытался пролезть сам, но тот не двигался с места, приходилось его постоянно подправлять. Пришлось включать ему мозги, и только после этого был шанс продвинуться дальше.
        Лучше бы он этого не делал. Очнувшийся физик закрутил головой, увидел себя в узком проломе, а впереди крутой спуск, неожиданно завопил и стал отбиваться. Пришлось заткнуть ему рот и еще несколько минут убеждать, что он, куда в лучшем положении, чем был. Наконец он поверил и стал продвигаться вперед уже самостоятельно. Выйдя на открытое пространство, он прикрыл глаза руками и упал обессиленным.
        - Вань, я из первой группы ребят за ним послал, ты возвращайся, нужно найти у кого пульт от бомбы. Сыч говорит, какие бы возможности не были у Морфа, гарантировать перекрытие всех каналов будет крайне сложно. Наш физик работал как раз в этом направлении. Защищенные каналы связи на объектах ядерного назначения. Неизвестно что он успел нахимичить. Тем более, Сыча очень заинтересовали организаторы всего этого. Короче, найди его, или их.
        - Понял.
        - Сиди здесь, сейчас за тобой придут. Никуда не уходи и молчи. Чтобы даже не отсвечивал. Все понятно?
        Физик кивнул головой и посмотрел на Ивана, какими-то уж очень уставшими глазами. Скорее всего, это вполне соответствовало его желаниям. Он так и не проронил ни одного слова, когда военный, спасший его из плена, растворился в темноте провала. - «Теперь нужно дождаться других и убраться подальше от всего этого». - Дальше мысли неслись по кругу. - «Отдохнуть, дождаться, убраться, а сейчас отдохнуть…» - Внизу показалось какое-то движение. - «Главное хоть немного отдохнуть, и покурить охота, уже целую вечность не курил… и выпить».
        Ванька крался по краю очередной пещеры. Камней тут было в изобилии, было, куда укрыться в случае чего, но уже слишком давно ничего не происходило. Иван был на грани перехода в ускорение, организм снова перестал ощущать время, напряжение нарастало, хотя видимых причин не было.
        - Батя, я видел движение.
        - Все посмотрели на Гошу в недоумении, движения тут хватало и без дополнительных умозаключений.
        - В пещеру кто-то вошел, я видел тень. Я так Малого вижу, когда он в ускорение входит. Может, конечно, показалось, но один из боевиков выронил из рук котелок и рванул в лес как ошпаренный. Может и прижало, но тень как раз возле него проявилась. Уже не сомневаюсь. А сейчас, смотри, народ оттуда повалил. Чего с ними делать-то будем…
        - Малой, у тебя, кажется, гости, Гоша видел тень в ускорении. Осторожнее там. Я только на твоего деда могу подумать, но кто его знает.
        - Я понял командир. Деда не чувствую, но есть странное ощущение стены. Кто-то закрывается.
        Иван проскакивал ответвления один за другим, но безошибочным чутьем угадывал правильное направление. Выход был совсем рядом. По прямой, не больше двадцати метров. Но под землей природа прямые дороги обычно не делает.
        Ванька зашел за поворот и тут же ушел в перекат. По едва заметному движению воздуха он определил атаку и ушел от нее. Размазанный силуэт на фоне серых скальных пород был совершенно не виден, и даже тепловое видение Морфа не давало никаких намеков на чье-либо присутствие. Но рефлексы не обманешь. Ванька знал, что его атакуют, хотя никого не видел. Следующую атаку он отбил и почувствовал, что таким ударом можно ломать железные балки. Морф почти полностью погасил удар, но все-таки он достал до Ивана и отбросил к стене. Увернувшись от очередного невидимого удара, он заметил образовавшуюся вмятину в стене позади себя и увидел брызнувшую крошку выбитых камней - «сильный, зараза».
        Наконец время остановилось почти полностью, и Иван заметил движущуюся в его сторону фигуру. Серый силуэт, зашитый в сегментную броню, двигался неестественно быстро даже по меркам ускорения. Иван успевал лишь частично изменить угол атаки, но все-таки часть удара пришлась на плечо. Его отбросило в сторону и в ушах зазвенело. Он еще не закончил движение по полу, как над ним уже нависала тень противника. Следующий удар по Ивану не достиг цели, нападающий взвился в воздух от встречного пинка и влепился в потолок. Вместе с обломками камней тело падало очень медленно и невероятно ловким и гибким движением умудрялось повернуться конечностями к полу. Но это движение не помогло избежать очередного настигшего его удара. Закованный в броню противник врезался в стену и пробил её больше, чем на полметра. В воздухе происходило броуновское движение камней и осколков, так неожиданно взорвавшейся тишины. С момента начала столкновения прошло не больше трех секунд.
        Из пролома взвилась тень и опять налетела на Ивана, пропустив бронированный снаряд мимо себя, Ванька нанес сокрушительный удар, который вогнал бы противника в камень пещеры, если бы попал куда был намечен. Но, как, ни странно, не попал, а лишь замедлил нападавшего, он врезался ногами в стену, и тут же последовала серия ударов расположенного перпендикулярно полу соперника. Его удары становились все более заметными, и Иван уже без труда отбивал их, успевая отвести особенно сильные. Он стал видеть все движения, и был немало поражен, что его атакуют тремя конечностями. Насколько он успел заметить, это был мощный хвост, так же закованный в сегментную броню с достаточно острыми выступами. Размазанное пятно головы, точнее морды, проявившееся возле него, не оставило сомнений. Это была рептилия. Иван ощутил удивление противника, даже на грани испуга, видимо он не ожидал такого сопротивления.
        Вокруг них стало значительно светлее, и туннель наполнился запахами. Воздух стал нагреваться от скоростных движений и микрометеоритов, проносившихся сквозь него. Многие камешки не выдержали таких скоростей и начали плавиться. Все больше и больше деталей противника подсвечивались и делали картину все более сюрреалистичной. Вектора атаки стали меняться, было ощущение, что нападавший хочет выйти из боя, нанеся отвлекающий удар. После очередного такого выпада, атака провалилась, и Иван мощнейшим ударом вогнал противника в пол. Броня была вмята и намокла от обильно вытекающей жидкости. Больше он не трепыхался. Попытался приподняться, посмотрел в глаза, и вдруг, вспыхнул и развернулся огненным облаком. Ударной волной Ивана отбросило по проходу, и вся пещера пришла в движение. Мощнейшее пламя опалило все пространство вокруг, выжигая воздух. Груда камней повисла в воздухе и, немного подумав, устремилась вниз. Иван потерялся во времени и пространстве.
        Сколько прошло времени, Ванька не понял, но видимо не много. Вокруг все еще двигалась земля. Он был придавлен камнями, но особого дискомфорта не чувствовалось. Опять навалилось ощущение беспомощности и злости. Лихорадка боя проходила.
        - Морф, что это было?
        Рептилоид наверно. Я не все успел увидеть. Скорости обработки данных не хватает. Пока не знаю, как исправить… Есть ощущение, что ты быстрее обрабатываешь визуальные данные. Твоё тело реагировало быстрее меня.
        Иван прервал его мысли.
        - Ты знаешь таких?
        - Нет, но двигался он очень быстро, я не успевал за ним просчитывать.
        - Я тоже. Шустрый гад. А чего он взорвался то?
        - Наверно самоуничтожение. Ты отключился на полминуты.
        Иван встрепенулся, насколько это было возможно под грудой камней. - А наши?
        - Без понятия. У меня пожгло все наружное оборудование. Сейчас восстанавливаюсь. Выйди на связь с ними, спроси сам. Выбираться надо отсюда.
        - Тут вся гора на мне. Легко сказать, выбраться. Группу вижу, с ними вроде все в порядке, пока на своих позициях, но не хватает твоей обычной информации об их состоянии. Уже привык.
        - Восстанавливаюсь, на это нужно какое-то время. Тут гремучая смесь была, температура запредельная, все пожег. На тебя сейчас давит только около трехсот килограмм. Так что давай пошевеливайся, нам еще тут разбирать все это. Только осторожнее сдвигай, сначала анализ траекторий сделаю. Подожди минуту, просчитаю.
        Иван попытался развернуться и ему это на удивление легко удалось. Камни почти не сдвинулись. Раздавив пару мелких валунов, он встал почти в полный рост и, стараясь не трогать крупные камни, стал продвигаться в сторону выхода. Приходилось нырять между камнями и ползти ужом, размалывая камни, встречающиеся на пути, но продвигался он быстро. Направление читалось достаточно четко. Вскоре он выбрался в главную пещеру, полностью заваленную, но все-таки, хоть немного, но узнаваемую.
        - Ванютка, жив? Как же я напугался за тебя, опасность почуял. Где ты?
        - Деда? Со мной все в порядке, в пещере завалило, но уже выбираюсь, ты-то где? Я тебя не вижу рядом.
        - Уже близко. В твою сторону иноземец направился, очень сильный, постарайся выжить до моего прихода. Вдвоем у нас есть шанс отогнать. Уже несколько лет за ним охочусь.
        - Пересеклись мы уже с ним, это из-за него пещеру завалило. Он взорвался.
        - … Я понял, скоро буду. Держись.
        - Вань, ты с кем-то разговаривал? Я активность на долю секунды почувствовал.
        - Дедушка рядом, оказывается, он может канал со мной пробросить, я и не знал. Так хотел поговорить с ним…
        - Слышу бой на улице. Давай поторопимся, волнуюсь за них. Я же им очень много информации давал через твой канал связи, а сейчас только связь и есть. Пока не потерял, даже не задумывался, как много полезного было.
        - Сколько времени прошло?
        - Двадцать девять минут.
        - И ты до сих пор не восстановился?
        - Заканчиваю, знаешь, сколько всего пожгло, такие мелочи были плохо защищены, да их и не защитишь особо. Нельзя экранировать.
        - Черт побери, мы были совсем не готовы вести бой так долго. Боезапаса мало, а их тут слишком много.
        - Ты только не ускоряйся еще больше, я не успеваю просчитывать. И так, приходится притяжение земли и траектории падения учитывать. С новыми массивами не справлюсь.
        Иван двигался в ускорении, но Морф был прав, еще быстрее нельзя. И не потому, что какой-то камешек может упасть на него, если Морф неправильно рассчитает, а потому что на улице мог быть еще один, а то и несколько рептилоидов. Силы нужно было поберечь. Лишь длительность боя говорила о том, что против спецназа выступали обычные люди. Даже с учетом количества, тридцать минут наши могли продержаться. Против рептилоида - вряд ли.

* * *
        Соловьев с группой отошли от пещеры на достаточное расстояние, когда прогремел взрыв и земля под ногами вздрогнула. Осколки камней сыпались повсюду, но урона не наносили. Чего нельзя сказать о боевиках, расположившихся совсем не далеко от эпицентра. Первые пять минут ничего не происходило, связь с другими группами прервалась, Иван был рядом, но от Морфа информация не поступала. Каково ему приходится под завалами, лучше не представлять. То, что он выберется можно не сомневаться, вот только, сколько это займет времени и чем можно помочь, тут было много вопросов. Только ответы на эти вопросы еще предстояло придумать, после решения первоочередных задач, естественно. Было не понятно, почему нет полноценной связи. А затем из пыли стали появляться боевики и завязался бой, важно было не выпустить их из котла. Со стороны других групп тоже послышались выстрелы, там тоже было жарко. Соловьев не сомневался, что группы выполнят свою задачу. Нужно было оттянуть основные силы на себя. Потери в других группах были бы невосполнимы. Вот только боеприпасы…
        Постреливали со всех сторон, но боевики уже организовались и ждали, когда осядет основная пыль. Воздух все еще был наполнен ею. Дышать было тяжело, и грозная масса залегла в камнях в изобилии, разбросанных вокруг. Часть боевиков попыталась прорваться. Там было чем дышать, но шквальный огонь не давал поднять голову. Многие бандиты сделали правильный выбор в пользу пыли. Она убивала не столь настойчиво. Их обложили. Много людей осталось в пещере, уже навечно. Оставшимся, нужно ждать. Все они были подготовленными и опытными бойцами, знали, что у федералов не хватит сил удержать их тут. Такой массой они их задавят.
        Неожиданно их накрыло черное облако. Температура резко упала, по ощущениям солидно ниже нуля. Черные нити этого облака кружились вокруг них и сгущались. Бандиты запаниковали и стали искать укрытие. Вихрь вырывал оружие из рук и размалывал его. Бежать было бессмысленно, их отбрасывало обратно, тело коченело и отказывалось подчиняться, но в центре этого вихря было относительно безопасно. Вырваться удавалось единицам. Дальнейшая их судьба была не известна. Какая-то немыслимая сила придавливала к земле и заставляла закрыть голову руками и лежать без движений. Только оружие и часть амуниции срывалась в воздух и исчезала в потоках этого черного вихря. Паника заставила людей бросить сопротивление и, прижавшись друг к другу плотнее, ждать своей участи. К тому же, так было теплее.
        - Смотри, командир… Им кранты. Чем это их накрыло так? Лишь бы в нашу сторону не поперло…
        - Не знаю, что это, но подозреваю, что это нечто разумное. Их в кучу сгоняет, а оружие в муку. Помнишь в Грузии, там также намелено было. Ванька сказал дедов почерк. Не спим, видите ведь, что выскакивать успевают, прижимайте их обратно. Чем меньше уйдет в сектора к другим группам, тем лучше.
        - Там вроде потише уже. Лишь бы боезапаса хватило.
        - Батя, Сыч на связи. Говорит, во второй группе двое легко ранены, в первой группе патронов почти нет. Если пойдет ещё волна, придется врукопашную идти.
        - Мы сами скоро зубами рвать начнем. У меня последний магазин. Седой, слева.
        Седой перекатился, короткой очередью положил одного и прижал к земле остальных. Митяй бросил туда большой ком земли.
        - А еще гранаты есть. Жить надоело? Живо назад.
        Бандиты отползли и открыли лихорадочную стрельбу.
        - Митяй, а гранаты точно есть?
        - Одна осталась, думаешь надо? Ах ты, черт, чего это было?
        Митяю по броннику ударила железяка, прилетевшая со стороны заминированной машины, и, пройдя рикошетом, больно саданула по ноге. Наклонившись, он увидел грозный значок радиации. Отложил аккуратно в сторону полученный подарок и улыбнулся.
        - Спасибо дидо. Хоть не искать.
        - Батя, изотопы у нас. Там уже вряд ли что рванет. Ванькин дед разминировать, похоже, не умеет, скорее всего, раскурочил там все.
        - Это хорошо, это очень хорошо. А то уже забыл об этой пакости. С этими нужно что-то делать. Они нам не дадут головы поднять.
        - Командир? Разреши.
        Гоша неожиданно рванул в сторону боевиков, его силуэт размазался и запетлял, уходя от выстрелов. Через несколько секунд он достиг места, где прятались боевики и оттуда послышались крики, а затем стоны. Гоша вышел и поднял руку, чисто. После этого зашатался и упал.
        - Митяй…
        - Вижу, я мигом.
        Митяй подбежал к Гоше, и аккуратно подхватив его, вынес с открытого места. - Батя, ранений не вижу, он без сознания.
        - Ты видел? Он же в ускорение уходил. Наверно обессилил, присмотри за ним, очухается.
        На восстановление Гоше потребовалось более десяти минут, лишь после этого он смог открыть глаза и слабо улыбнуться.
        - Батя, извини, если бы я сказал, чего задумал, ты бы не разрешил. Вот, я магазины у них забрал.
        - Лежи уже, герой. Потом поговорим. Чем там Ванька восстанавливался, вспоминай давай. Нашел за кем повторять. Что для него прогулка, для нас сплошной караул, но ты молодец, не ожидал.
        Вдруг, камни, завалившие вход в пещеру, разлетелись в разные стороны, и в проходе проявился Иван. Неестественно чистый и очень опасный. Боевики, оказавшиеся близко от него, побросали оружие и сквозь вихрь рванули от этого места подальше. Вступить с ним в бой было за пределами разума. Иван опять пропал, но пыль, взметнувшаяся на том месте, подсказала, что он взлетел.
        Через несколько мгновений восстановилась связь с Морфом, и картина боя проявилась на информационном экране перед командиром. Он стал видеть расположение всех разбежавшихся боевиков и теперь уже знал, что группы выдержали натиск и остались на позициях.
        - Митяй, Гоша, отставить, Митяй и Седой, зачистка. Возьмите всех, кто справа. Вань, помоги группам. Там боезапас на нуле практически.
        - Группа один, в вашей стороне пять боевиков, разбегаются в разные стороны, в левом секторе появятся через шесть минут. Группа два, у вас трое, идут вместе, грамотные.
        - Соловьев, у нас патронов нема. Уже бандюки делются.
        - Это последние. К вам Малой идет. Зачищаем. Как раненые?
        - Царапины. Помощь не нужна.
        - Принято. Малого не зацепите.
        - Нечем… Блин.

* * *
        Ванька взлетел, чтобы окинуть взглядом поле боя. Он сразу увидел образ деда в этом вихре, внутри были боевики, уже разоруженные и не опасные. Оставшихся нужно было отлавливать, но в целом все было не так уж и плохо. Просочившихся мимо групп не было никого. На частотах боевиков никто не переговаривался, взрывчатка в машине была раскурочена, как, собственно, и полмашины. Информация стала поступать непрерывным потоком.
        - Морф, ты починился?
        - Да, уже больше минуты группа в сети.
        - И точно. Вот ведь, даже не замечаешь уже. Без тебя как без рук, Морф.
        - Как бы ты взлетел то? Если бы я не починился. Я же говорю, все выгорело.
        - Вань, помоги группам. Там боезапас на нуле практически.

* * *
        - Борисыч, слева в низинке трое.
        - Вижу. Нужно ближе подпустить. Чтоб наверняка.
        - Скажи нашим, если Соловьевские не врут, значит больше никого рядом не должно быть. Грымза пусть зайдет слева. Мои остатки ему отдай. Если они там залягут, придется их выковыривать, а нечем. Мародеры вернулись уже?
        - Так Грымза и ходил, не густо.
        - Не вылезают чего-то. Неужто почуяли… Зараза.
        - Место у нас слишком удобное. Догадались.
        - Сам знаю. Не было других мест. Да и задача стоит не выпустить. Дуй к Грымзе. Пусть обходит.
        - Стой, назад. Там что-то происходит, разодрались похоже. Только что дерево качнулось.
        - Может задел кто…
        - Так не задевают, так врезаются.
        Из оврага показался бандит, очень быстро царапающийся вверх по склону, затем он вскрикнул и попытался вцепиться в землю. Только это не помогло, его затащило назад и все затихло.
        - Семен Борисыч, это я, ну, Малой. Из группы Соловьева. Не подстрели.
        - Выходи уже. Догадались…
        Ванька выскочил из овражка и быстрым шагом подошел к командиру второй группы. - Тут вроде все, можно расслабиться. Вот вам еще пяток магазинов. Перекусите пока, свяжемся.
        - Точно все?
        - Спутник теплых видит.
        - Ах, ну да, у вас же личный спутник… Мажоры… Тушенка есть с собой? У нас запасы кончаются, а еще неизвестно сколько тут.
        - Ну откуда с собой-то. У Митяя в загашнике наверняка есть. Чуть позже доставлю. Ладно, отдыхайте, я к первой группе.
        - У них как?
        - Все живы, но тоже на подсосе. Там еще разносолом бандиты гуляют. Пойду их уговаривать, если успею.
        - Так может с первой поделиться?
        - Нет, я еще насобираю.
        - Ну, бывай. Ты я вижу грибник опытный. Не сомневаюсь, что насобираешь.
        Ванька побежал в сторону первой группы и вскоре скрылся в кустах. Никто из попавшихся ему боевиков не оказал сопротивление и он, немного притупив сознание, отправил их к пещере.
        - Командир. Тут еще пятеро, к вам идут. Пропусти их. Я им по мозгам проехался, они покаялись, сказали, больше так не будут, под дедово крыло отправил. Как он там?
        - Бушует. Уже разметал всё, что они тут понастроили, машину по винтикам разобрал, даже рама блестит как новая. В просветах видно группу бедолаг. Их вроде не трогает. Но даже если бы он их есть живьем начал, нам точно ничего с этим не сделать.
        - Не будет он их есть, а вот мораль читать, это он может. Сейчас заведется, не остановишь, пока сам не увидит, что его поняли. Даже не знаю, сколько он с ними беседовать будет. Но я обычно старался под горячую руку не попадать. Извини командир.
        - Ну, я тоже не собираюсь попадать под его горячую руку. Чего уж тут не понять… Не мне его учить, что и когда делать. Не извиняйся.
        Ванька подходил к расположению первой группы, он уже видел их через оборудование Морфа. Теперь осторожность не помешает. Они хоть и предупреждены, но с бойцами не шутят.
        - Геннадий Игнатович, это я. Малой.
        Ответа не последовало. - Игнатич? Крокодил, ты меня слышишь?
        - Малой, не слышит он, контузило его. Какой-то гад гранату удачненько запустил. Лицо посекло камешками и приглох немного. Выходи, только осторожно, тут еще могут быть.
        - Нету больше никого, я все зачистил.
        Ванька передал им немного патронов и распотрошенный сухпаёк боевиков. - Держите. Чем богаты… Больше никого не зацепило?
        Командир группы прочитал по губам и неожиданно громко ответил: - Физика твоего контузило тоже, остальные целы. Нормально все. За сухари спасибо.
        Ванька не понял, за что, он благодарит, за патроны, их тоже сухарями называют, или же действительно за хлеб. Но это было и не важно. Главное, что все в порядке. Чумазые парни улыбались, скаля зубы. Измазанные как черти, уставшие, но довольные.
        - Физик шустрый попался, это он приговорил того гранатометчика. Оказывается, из бывших беретов. Думали тюхтя-тюхтёй, а потом граната, он как с цепи сорвался, мы таких матов не слышали даже, ну короче, еле оттащили. Отправили в лес, от греха подальше.
        - Отдыхайте. В вашей стороне никого больше нет. Я проверил. Батя свяжется с вами. Пока сам не знаю, что и как. Сыч пока не выходил на связь.
        - Кто это?
        - Подполковник Крылов. Он руководит операцией.
        - А-а-а-а. В бригаде его Грозным кличут. Ходит, молчаливый такой. Наши штабные его как огня боятся. Он у нас приехал, да на беду штабных, поесть захотел. Говорят, уговаривали с ними пообедать, а он в нашу столовку поперся. Вот перья-то полетели… Разнес всех в пух и прах. Генералы бледные стояли. С тех пор бойцы зауважали его. Он потом еще приезжал, сразу в столовку. Так эти, бледные, на входе стояли, пока он не поел. Все равно повыгонял всех.
        - Не понравилась еда?
        - Нет, еда нормальная стала. Он потом на полигон к нам зашел…
        Ванька улыбнулся. - «Да уж. Сыч за своих, с кого хочешь шкуру сдерет».
        - А к вам-то он, какое отношение?
        - Он, похоже, всю спецуру курирует. Мы только краем уха и слышали, что он подполковник. Думали не меньше генерала.
        - Вань, дуй сюда. Дед успокаивается.
        - Ну, все, народ. Пора мне.
        Ванька рванул по прямой к своим. Чуть скрылся за кустами и взлетел. Через несколько секунд он практически врезался в Митяя. Вихрь успокаивался и в какой-то момент исчез. Но боевики боялись даже голову поднять, дрожали, толи от страха, толи от холода. На траве и камнях была изморозь. Гоша с Митяем встали возле них, чтобы пресечь любые попытки разбежаться.
        Тень проявилась возле Ивана и, еще не полностью появившийся дед обнял его. Совершенно белая копна волос, борода и замысловатый дорожный посох все еще отдавали холодом. Видавшая виды котомка и простецкая холщовая рубаха с пояском. Штаны под стать рубахе, а на ногах берцы. Обычные армейские берцы и штаны заправлены в высокие шерстяные носки.
        - Возмужал, серьезность чувствую. Командир, не балует?
        Батя встал к деду Силантию и пожал ему руку. - У нас тоже не очень-то забалуешь. Спасибо тебе за внука. Хорошего парня воспитал. Хотел сказать, хорошую смену воспитал, да после того что увидел, ты и сам-то на покой не больно собрался.
        Дед усмехнулся. - Хитрый ты, командир. Но ты прав. Вторгся я на твою территорию. Обещаю больше без спроса так не делать.
        - Силантий…?
        - Зови просто дедом. Так привычнее.
        Дед оперся об посох взявшись за него обеими руками и темный ореол вокруг него, наконец, исчез окончательно.
        - Дедушка, да такому гостю я всегда рад буду. Мы не в накладе. И тогда в Грузии, и сейчас.
        - Догадались, значит?
        Дед усмехнулся и достал из котомки баночку с медом.
        - Сложно не догадаться было. Ты же сам кисет оставил.
        - Потерял я его. Вот где значит потерял. Я уж и расстроился, добрый кисет еще.
        Ванька достал кисет из кармана и подал его. Затем всё-таки не выдержал и обнял деда. Уткнулся в его плечо и сжал его.
        - Ну-ну, погнешь старые косточки. Поднакопил силушки, уже сильнее меня стал. След твой сменился очень. Крупнее стал, тяжелее что ли, давит. Даже основа прогибается. И с другом твоим я познакомился. Мозговитый, не чета мне старому. Да и тебя поумнее будет. Немного неотесанный для своего возраста, но ничего, образумится, приживется.
        Дед обернулся к Ивану и шепнул ему на ухо. - Про иноземца не докладывай. Не их это компетенция.
        - Я свои дела закончил. Пора и отдохнуть. Вань, я Витязей собирать буду. Настала пора тебе взрослым становиться. Я позову, к весне наверно.
        - Извини командир, не все тебе рассказываю. Не готов ты еще, хотя и затянул вас Ванька в свою воронку событий. Вижу, придет время посвящать вас, но лучше это сделать позже. Вы новую силу образуете, баланс нарушится.
        - Это плохо?
        - Все плохо, что не вовремя. Разговор продолжать - загадки плодить. У вас и своего уровня забот хватает.
        - А ты дедушка, нам помочь, или тут задачка уровнем повыше была?
        Дед улыбнулся. - Я же извинился уже, долго еще ковырять будешь? Но ты правильно подметил. Была задачка, да Иван с ней сам справился. Теперь нам гадать, как он смог. Непосвященным-то. Не пытай его, он сам не знает, что говорить. Всему свое время.
        - Вот вроде светлый ты дед, а темнишь.
        - Давно я живу. Уж не за одну тысячу себя помню, последние сто лет только Силантием кличут. Всего впитал, и света, и тьмы.
        Седой крякнул, качнул головой и ухмыльнулся. Дед Силантий обернулся к нему, подмигнул и улыбнулся уголками глаз. - Ты вот тоже не прост, а для всех простым кажешься. Да и братцы ваши, что на посту, те еще пройдохи.
        - Ну, все, пора мне. Много наговорил, язык устал. Но тебе командир еще скажу. Добрая у тебя команда, и выше, и ниже. Но прироста не жди. Таких, не за раз, собрать. Случайных нету среди вас, все нити пересекались, мы слегка подправляли. Для многих Витязей, Морф случайный, но тут я сомневаюсь. Немцу доверяй как себе. Из наших он.
        Дед исчез, почти на полуслове. Просто исчез, даже ветки не шелохнулись. Командир повернулся к Григорию Ивановичу. - Ты чего-нибудь понял?
        - Может, понял, может, нет. Тут еще думать, не передумать.
        - А ты Вань?
        - Если уж Седой не понял, то чего меня спрашивать.
        - Да уж… Про что тебя еще не спрашивать? Про пещеру?
        Ванька опустил голову. - Да. Дед сказал не наша компетенция.
        - Понятно. Седой. Давай, организуй тут все. Группы вызывай, пусть помогут с охранением, пока я Сычу доложусь. Черт его знает, когда он нас освободит. Да и этих паразитов кормить надо. Их тут около сотни.
        - Они теперь еще долго не разбегутся.
        Командир посмотрел на Ивана и кивнул. - Ну, это не повод бездельничать. Ты чего раскис? Соберись. Не поверю, чтобы дед не оставил канал связи.
        - Вроде оставил, еще не разбирался. А дед у меня еще о-го-го. Правда же?
        Соловьев улыбнулся и похлопал Ваньку по плечу. - Мальчишка ты еще. Но дед действительно о-го-го какой. Ты даже сам не понимаешь, насколько о-го-го. Я думал, что проблемы только от Сыча можно ждать, но познакомившись с дедом… М-да, не дай бог, перейти на их уровень. Лучше я в своем болоте порядок наводить буду. Боюсь только, спрашивать нас не будут.
        - Думаешь, дед все еще служит, ну, только на другом уровне?
        - Думаешь… Уверен. Не хочу даже знать, сколько там этих уровней. Вроде дед по полочкам все раскладывать пытался, а в итоге, столько полочек добавил… Пока говорил с ним, думал, понимаю, а теперь не уверен, сложилась у меня в голове мозаика, или мне еще деталей насыпали…
        - Я ведь думал ты сказочный персонаж, а дед вообще перед фактом поставил, что мы о своей планете ни хрена не знаем. И с чем еще столкнемся теперь уже совсем не понятно. И спросить-то не с кого, все молчат как на допросе.
        Иван опустил глаза и молча слушал командира.
        - Не переживай Вань, все я понимаю. Это пока не нашего ума дело. На том и остановимся. Пусть начальство думает, что и как. Наше дело доложить и ждать распоряжений.
        Новый уровень
        Интерфейс
        Ванька сидел в учебном классе и откровенно бездельничал. Всё что нужно было усвоить, он уже усвоил и теперь просто просматривал различные базы с новым вооружением, коих в памяти Морфа было уже великое множество. Часть из них была добыта незаконным путем, но Сыч, естественно, знал об этом, но молчал, наверняка сам пользовался базой. Исправить Морфа было невозможно. Он запоминал все случайно увиденное, а если случайно увидеть не удавалось, лез в закрытые источники и без каких-либо колебаний взламывал закрытые базы. Муки совести его не тревожили совсем.
        Морф сидел на плече Митяя и точил об него когти, тот морщился, но его не сгонял. Было ощущение, что Морф просто изучает подвижность мимических морщин Митяя. Тот корпел над очередным заданием Сыча, и ему было не до пререканий с Морфом. Вот уже который раз он пытался запомнить тактико-технические характеристики какой-то непонятной штуковины, она ему явно была не интересна, и он не собирался с ней пересекаться в будущем, но Сыч сказал НАДО. Вот и сидел с умным видом, но мысли не хотели концентрироваться на задании. Сидела в мозгах одна заноза и никак не давала сосредоточиться. Все мысли были о еде.
        - Митяй, не о том думаешь. Вот лучше запоминай эту хренотень. У тебя все цепочки разваливаются, так они никогда не доберутся до участков памяти и не создадут нужную нейронную связь. Смотри, вот опять по кругу гоняешь.
        Митяй не слушал зудевшего над ухом Морфа, было не до него. Несколько страниц ненавистного текста. Сдалась эта железяка Сычу… Станция обнаружения подводных аппаратов вероятного противника. И этот вероятный противник был явно американец. Потому-что все особенности подводных аппаратов, на которые и был настроен этот прибор, были явно американского происхождения.
        - Не отвлекайся, уже скоро обед. Батя сказал, есть не пойдем, пока не усвоим. Подозреваю, что из-за тебя обед пропущу. Ну, куда вот ты опять. Информация должна пойти вот по этой нейронной цепочки и вот сю… УПС.
        Митяй соскочил и ошарашено уставился на страницы. - Не понял.
        Морфа сдуло с плеча Митяя, и он, с какой-то невероятной скоростью заскочил на стол и смотрел тому в глаза.
        - Прости Митяй, я нечаянно. Я сам не ожидал. Сейчас попробую исправить. С тобой все нормально?
        Морф выглядел очень испуганным. Что само по себе уже необычно.
        - Я тебе исправлю, а ну не тронь, котяра несчастная. Я теперь про эту приблуду вряд ли забуду. В мозгу отпечаталось, как будто я сам писал. Сейчас обед, а потом расскажешь, как ты это сделал. И…
        Митяй погрозил пальцем Морфу, но продолжить не смог, какую кару ему придумать, и что бы такого ему запретить или пожелать, он не придумал. Слишком неожиданный эффект получился после проделок Морфа. Сначала какая-то дезориентация, а затем, страницы накатились и вклеились в сознание Митяя, раздвигая все побочные мысли, весь рой которых он и увидел. Причем все страницы, в изобилии разбросанные на столе, разом.
        Командир и Седой обернулись и внимательно смотрели на Митяя. Правда, глаза были слегка мутными и еще не вернулись к реальности, к проделкам Морфа уже привыкли, и особо внимания никто не обратил. Гоша даже не обернулся, а Иван только потянулся и зевнул.
        - На сегодня всё. Митяй, собери тут все, опечатать не забудь. А то отвыкли уже работать с бумагой. Давай шевелись, а то действительно уже желудок сводит.
        Бумаги быстро собрали и сложили все в металлический шкаф. Митяй влепил в пластилин толстую нить и зажал это всё печатью. Бросил печать командиру, тот поймал ее, даже не глядя в его сторону, просто выставив руку, и быстрым шагом направился в комнату, служившую кухней. Огляделся и, взяв термоса, пошел в столовую войсковой части.
        Его проводили взглядом, но никто ничего не сказал. Видимо сегодня будут есть из столовой. Там тоже неплохо готовили, но, конечно, не сравнить с тем, что могли приготовить сами. Демократии никакой не было. Обсуждать и согласовывать рацион никто не собирался. Сегодня очередь Митяя, вот он и решает, что будут есть остальные. Кому не нравится, кухня в том направлении, и она не заминирована. Вперед, никто возражать не станет.
        Седой в позе лотоса завис в своем кресле и закрыл глаза. Командир ушел к себе в комнату, и оттуда было слышно, как он вышел на связь с Сычом. Опять обсуждали только им интересные дела. Гоша завалился на кровать и, как ни странно, уснул. Ванька сел за стол и продолжил копаться в базе. И только Морф вел себя необычно. Крутился на столе, ходил из угла в угол с задумчивым видом. Ванька, наконец, обратил на него внимание и прижал его ладонью. Матерый кот прогнулся под рукой и затих.
        - Вань, я ведь ему подправил цепочку нейронов. Просто дотянулся и подправил. Даже не ожидал, что поддадутся. Ведь как хотел, так и скрепились. Я же у них в головах как у себя дома. Давно не закрываются от меня. А вот к тебе попасть не могу. Так на подкорке и расположился. К памяти вообще доступа нет. Вроде вижу, что ты не специально закрываешься, а подхода найти не могу. Да и структуру тела не могу расшифровать. ДНК постоянно меняется, вычислить закономерности не могу. К твоему генератору вообще не подступиться. Я перебрал все известные технологии, не подойдут. Ни одна из них. На таком участке ни одна из технологий не даст такого результата, если даже учесть ядерную реакцию.
        - Я не могу тебе помочь Морф. Мы же уже обсуждали. Если уж ты добраться не можешь, то у меня вообще в этом направлении мыслей никаких. А то, что Митяя подправил, так это даже хорошо, ему давно пора мозги вправить. Только о еде и думает. Хотя, о чем еще думать, уже полгода серьезных дел не было. Бережет нас Сыч. По мелочам только и привлекает.
        - Ты не понимаешь. Ведь, если я смог подправить цепочку, это дает такие перспективы. Я могу им интерфейс настроить. Ты понимаешь? Они сами смогут пользоваться некоторыми возможностями уже устоявшегося интерфейса, поддерживаемого мной. Это виртуал, оперативная обстановка, связь и передача данных. Хотя связь и так есть. Но передача данных… Они даже без меня смогут передавать видеоряд. Да много чего. Помнишь сбой в горах, они без связи остались, а этого можно избежать в будущем… Да где там этот Митяй, блин.
        - Не тронь его, он ведь и тебя слопает. Видишь, человек есть хочет.
        - Командиру пойду, скажу…
        - Морф, после обеда!
        - Хорошо, но после обеда поддержи меня, это же какие возможности.
        - Договорились. Только мне кажется, что ты опять нашел повод для экспериментов.
        Морф стал выкручиваться из-под руки Ивана. - Все-таки лучше с командиром переговорить…
        - Хорошо-хорошо, но после обеда.

* * *
        Митяй сидел за столом и смотрел на пшенную кашу. Он так и не попробовал ее. - Командир, а ты знал, что в столовую ведут восемь ступеней. Не девять и не десять, как обычно в лестничном пролете, а восемь?
        - Ты чего? Ступени считал?
        - Нет, но там их восемь. И еще знаешь, что… В моей тарелке, в первом слое каши, четыре тысячи восемьсот шестьдесят четыре зерна.
        - Вот тут, все перестали есть и посмотрели на Морфа.
        - Командир, я случайно изменил одну из цепочек нейронов. Без анализа и просчитывания последствий. Я могу все вернуть, но есть идея лучше. Мне нужно время. Скажем, до утра. И положите Митяя спать. Нужно основательно покопаться у него в голове. Я уверен, что смогу упростить процесс запоминания, смогу создать области нейронов с моим интерфейсом и память будет фотографической. Вот только пока не знаю, как исключить ненужное запоминание. Но с этим я разберусь.
        Седой отложил ложку и откинулся на спинку стула. - Морф, а с меня начать сможешь? Когда тебя рядом нет, я остаюсь без карт. Это крайне неудобно. Понимаю, что такое было только раз, но…
        - Разберусь с одним, сделаю всем. Различий немного. Но сначала Митяй. Посмотрю, к чему привело смещение одной цепочки. Там перестроился целый участок. Затронута сенсорика и моторика. Пока на Митяе этого не видно, но скорость его реакции замедлилась. Она стала, как и раньше, когда мы только первый раз встретились. Я наблюдал изменения и у меня есть все циклы. Ещё мусор всякий стал в памяти откладываться, но тут я уже знаю, что делать.
        Командир снова наклонился к тарелке. - Не грузи Морф. Разбирайся подробно, потом доложишь, какие изменения возможны. Не торопись, я не хочу считать зерна в каше…
        Митяй хмыкнул и зачерпнул кашу. - Батя, не поверишь, я не считал, но в результате уверен. Просто глянул.
        - Доедай и спать. Ты сегодня кролик. Большой Кролик.
        Митяй был большим кроликом еще неделю. Все оказалось сложнее, зато результат был ошеломляющий. После всех изменений, он не только мог запомнить с десяток страниц с одного взгляда, он еще и мог дать доступ другим к своей памяти. Вернее, он мог показать все, что вспомнил в данный момент. Это было очень удобно. Правда, пришлось учиться ходить, что-то Морф намудрил экспериментируя. Но эта проблема ближе к обеду уже была решена.

* * *
        - Командир, могу рассказать вкратце. Скорость реакции выше, точность движения выше. Сила увеличится, когда организм адаптируется, это уже однозначно. Увеличилась мышечная память. Хоть и считается мышечной, а управлял мозг. Интерфейс подсадил, но на полную он еще не вышел. Скорее всего, будут мутации. Не ржи Митяй. Хвоста не будет, но возможны изменения слуха и зрения. Я в эту сторону качнул. Ничего резко менять не стал, там мне не хватает моих мощностей просчитать последствия. По ходу будем разбираться. Но ближайший год просчитал. По слуху очень хорошие перспективы, уже сейчас прослеживается. Зрение, есть небольшие изменения, но обработка зрительной информации скакнула на порядок. Играли с ним в «найди отличие» на двух почти одинаковых картинках. Не интересно, он видит сразу. Даже очень мелкие отличия. Специально делал фото во дворе с разницей в одну минуту. Одну из травинок отрывал. Он заметил, к тому же сказал, что облако сдвинулось и какая-то букашка уже в другом месте. Нагрузка на мозг не увеличилась. За счет упорядочивания нейронных связей нагрузка даже упала. В критические моменты не будет
такого бешеного потребления ресурса организма… Но это не всё, в будущем затрагивается вся нервная система. Уже вижу поползновения в эту сторону. Очень неплохая адаптация всего организма. Но теперь мозг можно тренировать. Зрение, слух, все поддается тренировке, константы больше нет нигде, мутации точно будут.
        - Память, как и обещал. Фотографическая и объем очень велик, но принцип не понял. Как это все хранится не разобрался, но разница с компьютером как небо и земля. И дело не в скорости, тут дело в принципиальном подходе. Про объем вообще ничего сказать не могу. Время покажет, одно могу сказать, перегрузки не будет. Старые не используемые данные будут затираться. Учитывайте…
        - Ты сказал «вкратце».
        - Ну, тогда всё, основное я сказал. Следующий Седой. Посмотрим, какой объем уместится в нем. Все-таки карты.
        - А ждать, когда Митяй свихнется от твоих наворотов, не будем?
        - Долго ждать, я год просчитывал. Там еще столько возможностей всплывет… Ну и резервный образ оставлю. Мало ли. Меня, пока, Иван в энергии не ограничивает.
        Митяй ходил довольный, но об углы уже не спотыкался. Свыкся и лазил по интерфейсу, только когда была возможность. Хотя, на ходу он тоже успевал проваливаться в себя. Забивал какие-то базы, консультировался с Морфом как это всё упорядочить и вообще погрузился с головой в настройку собственного мозга. Сомнений не оставалось. Это очень полезная возможность.
        С Седым все получилось через пару дней. Результат ему понравился. Морф смог закачать прямо в мозг весь свой немалый запас карт. Полчаса головной боли и Григорий Иванович уже самостоятельно разбирал свои запасы. Интерфейс слегка тупил, но Морф обещал, что это пройдет, идет индексация, как только закончится, так скорость поиска возрастет многократно. Никаких ограничений пока не заметили. Количество нейронов не изменилось.
        Командир и Гоша тоже проапгредились, так это Морф называл, и теперь никто не тратил время на запоминания. Достаточно было один раз посмотреть. Это понравилось всем, кроме Сыча. Он долго ворчал, что егерская служба просто не успевает за ними, опять придётся все переделывать. Но в один из вечеров остался на ночь, а потом и еще на день. С ним Морф провозился дольше. Слишком отличались оперативные задачи, решаемые Сычом и бойцами. Универсальный подход Морф пока не нашел.
        - Товарищ подполковник. Когда, наконец, прекратится столь грубое ущемление моих прав?
        - Морф, ты сбрендил? Я тебя даже на паек поставил, а ты меня еще и обвиняешь.
        Паёк служебной собаки, но я не жалуюсь, хороший паёк. А как же денежное пособие?
        - Ого. А, зачем тебе деньги? Бесфамильный. Ну-ка подойди ко мне.
        - Вообще-то это был конфиденциальный разговор.
        - Не темни Морф. Зачем тебе деньги?
        Иван подошел, и пока еще не понимая, что происходит, стал слушать. Ничего не оставалось. Пришлось рассказывать свою идею.
        - Мне нужно один приборчик ткнуть на спутник и еще такой же в видеонаблюдение на улицах, или еще где. Он под управлением моей программы будет лица распознавать и сигналить, если попались нужные мне субъекты.
        - Ого, это же, сколько тебе надо?
        - Я буду копить.
        Крылов догадался, что тут, скорее всего попытка поднять свой социальный статус. Вопрос признания. Поэтому пообещал подумать, как это провернуть. Но то, что карта будет не именная, он предупредил сразу. Повеселевший Морф, с чувством выполненного долга пошел хвастаться к Митяю.
        Ванька смотрел на Сыча и ждал, зачем-то ведь он его звал. Уже собрался уходить, так и не дождавшись, но Крылов остановил его.
        - Вань, как думаешь, эти эксперименты безопасны?
        - Вот блин, вы, что, сначала согласились, а теперь только думать начали?
        Сыч улыбнулся и почесал затылок. - Тут понимаешь, какое дело. Для себя я уже все решил, мне это надо. Тем более уже не жалею. Во вкус вошел, действительно полезная штуковина. Не надо с тобой постоянную связь держать для доступа к памяти Морфа. Он выделял, под меня и под Немца автономные процессы, но…
        - Ого, я не знал.
        - Ну, ты и не должен был знать. Повторюсь, но… Немец сказал, если есть возможность, нужно быть независимыми. Мне кажется, он боится, что ты скоро в одиночное плавание уйдешь, и доступ к возможностям Морфа мы потеряем, а это уже совсем караул. Просто как на наркотике все сидим.
        - Пока был только один сбой, когда у Морфа все погорело, если ему верить, то на дальность связи мы не завязаны. Что-то с ментальным полем связано. А оно вокруг земли ровным слоем. Он не смог расшифровать нашу связь, но может говорить о её механизме очень долго, если найдет свободные уши, конечно. Вы нагнетаете обстановку товарищи командиры.
        Ванька усмехнулся, но потом сразу стал серьезным. - Я так понимаю нужно к Немцу?
        Крылов немного смутился. - С тобой не интересно.
        - Когда?
        - Да хоть сейчас. Уже все готово. Он еще вперёд Седого был готов. Мы с Соловьевым не дали добро. Всё-таки его голова очень ценная. Даже если он уже все давно просчитал и был уверен на все сто. Как ни странно, прислушался.
        - Ну, раз Батя знает, то, чего еще-то думать? Сейчас соберусь, и в дорогу.
        - Собрано уже все, даже Морфа уже накормили.
        - А он что? Уже знал, зараза? И ведь не сказал ничего…
        - Сказали в командировку, дальше он не спрашивал, но думаю, тоже догадался.
        - Вон сидит, на нас смотрит, видимо по губам читает. Читать напрямую с мозга стесняется. Засранец. Представляешь, опять вчера базу Министерства Обороны взломал. Самый что ни на есть закрытый раздел с новейшими разработками. Я ему доступ выбиваю, ну и похвастался перед ним, а он мне говорит, чего, типа, я там не видел. И открытым текстом по списку. Как у себя дома там гуляет. Я уже не говорю про заграницу, там он пасется, даже от нас не скрывает. А неделю назад, представляешь, на закрытых страницах, где наши обсуждают новые направления, под именем гость, опубликовал американские разработки. Головастики сначала посмеялись, что у них там в гости ходят, а потом за голову схватились. Там ведь очень серьезные работы были. Безопасники до сих пор на ушах стоят. Кто разместил, с какой целью. Пока не догадался напрямую спросить Морфа. Вот тогда и выяснилось. Пришлось сказать им, что это достоверная информация, выброшенная чтобы проверить службу безопасности. Ну и заодно головастикам приманку бросить. Вроде седых голов поменьше стало, но до сих пор выясняют, как это удалось сделать и где дыра. Они это как
учение восприняли.
        Ванька не знал, как вести себя. Вроде и смешно, а в тоже время совсем не до смеха. Как представил, что над их командой так подшутили бы, так в дрожь бросило.
        Наконец, подошла машина и, взяв, уже собранный командиром рюкзак - «когда только успел, хотя наверно Митяя заставил, бумага шуршит, опять чего-то съедобного натолкал», - вышел на улицу. Морф выскочил следом.
        Курорт
        - Привет дядя Гриша, что за парень у нас тут появился?
        - Да вот, по смене передали, шефа ждёт. А ты почему опоздал? Опять проспал?
        - Чего сразу проспал-то, ну задержался на три минуты, с кем не бывает.
        - Со мной не бывает. Ещё раз опоздаешь, уволю.
        - Всего три минуты ведь. Да ладно тебе дядя Гриша, не опоздаю больше.
        - Ну-ну, где-то я уже это слышал.
        - И что? Правда, уволишь?
        - А ты проверь.
        - А я думал начальник объекта мой личный дядя, блат будет… а тут две смены и уже уволить…
        - Две смены, два опоздания. Идем с парнем познакомимся. Проведём по объекту. Он с собакой был, не вижу где-то.
        - Ну вот, ещё за собакой убирать.
        - Не тебе убирать, твоё дело охрана, чему вас только учат. Забудь уже про свой склад, тут всё серьезнее.
        Начальник охраны и молодой боец пошли в сторону скамейки.
        Этот небольшой коттедж, окружённый высоким забором, имел охранную систему и круглосуточную вооруженную охрану. Начальник охраны знал своё дело. Он рискнул устроить своего племяша на объект и тут же пожалел об этом. Разгильдяйства он не терпел. - «Пришлось делать последнее китайское предупреждение. Поймет ли?»
        Парня они заметили на скамейке, он сидел с закрытыми глазами и, подставив лицо весеннему, но еще прохладному ветру, видимо дремал.
        Молодой охранник, шедший впереди, вдруг резко развернулся и мгновенно достал оружие, но применить его он уже не успел. Парень, сидевший на скамейке в десятке метров от него, неожиданно оказался рядом, обезоружив и повалив молодого бойца, скользнул к начальнику охраны. Выпрямленные пальцы левой руки очень жестоко упёрлись в шею, а правая рука зафиксировала руку, уже вытаскивающую пистолет из кобуры. Шевелиться было опасно. Рефлексы заставляли сделать шаг назад, но он понимал, что любое движение несет в себе очень серьезную опасность.
        Через мгновение глаза парня стали осмысленными.
        - Вы очень неосторожны. Я мог не успеть. Медленно уберите руку от кобуры и оглянитесь. Он мог вас покалечить.
        Со спины, очень близко от них, скалился здоровенный пёс. Кажется, алабай, или что-то похожее. Так сразу и не разберешь. Охранник, держа руки на виду и почувствовав, что можно шевелиться, очень осторожно отошёл в сторону. Он уже был знаком с боевыми собачками, особого желания нагнетать обстановку не было. Хотя в глазах читалась настороженность, а не агрессия, но все равно, от греха подальше.
        - Извините, этого больше не повторится. Он ещё молод, я не знал, что он будет так себя вести, не успел, и рефлексы никуда не денешь. Мы просто хотели вас познакомить с территорией. Их на курсах учат так реагировать на обстановку, это не всегда правильно, он вас напугал.
        Парень улыбнулся и напряжение спало. - Я сам поздно вас заметил, медитировал, тихо тут у вас, спокойно.
        - Мне можно его подобрать?
        - Ещё минута и он очнется. Тут было безопасно, вот я и углубился, не ожидал такого развития. Присаживайтесь.
        Начальник охраны стал поднимать своего молодого бойца и подвёл его к скамейке. Тот плелся, еле передвигая ногами и еще плохо соображая. Усадил и вернулся за табельным оружием. Тот уже начал приходить в себя. Каким образом этот парнишка практически взорвался и успел обезоружить обоих. Племяш, конечно, молодец, хорошая реакция, но нужно было остановиться и не провоцировать. А он слишком быстро сократил дистанцию и уменьшил зону комфорта. К тому же обстановку резко поменял. Парня напугал, и собачку. Не всех можно пугать, не безопасно это. Теперь уроком будет. Такое на курсах не расскажут.
        Хорошо, что парень повел себя адекватно, зная шефа, можно было и догадаться, что гости у него не простые бывают. Вовремя остановился, а мог ведь и покалечить, а если уж совсем увалень, то все… Был племяш, и нет его в секунду. У охранника был боевой опыт, он знал, что он прав в своих размышлениях. Возможно, этот парень из телохранителей. К Семёну может так странно пополнение пришло.
        Костя стал приходить в себя. Он еще не совсем сообразил, что произошло, но на рефлексах потянулся к кобуре. Огромная псина сидела на против него и заглядывала в глаза. Парень, сидевший рядом, улыбнулся и посмотрел на пса. - Ты же куда-то шёл? Ну, вот и иди, ещё погуляй. Ты же знаешь, что тут безопасно. Зачем людей пугаешь?
        Псина обернулась на голос и действительно умчалась куда-то за дом.
        - Ну, вот и познакомились.
        Костя увидел свой пистолет у дяди, машинально протянул руку, взял его, спрятал в кобуру и поднялся со скамейки.
        - Ты в порядке?
        - Уже да. Извините. Неправильно среагировал.
        Начальник охраны еле заметно кивнул головой каким-то своим мыслям. - «Молодец, быстро сообразил, что произошло». - Ну что Иван, ведь вас так зовут? Давайте пройдем по территории, покажем вам тут все.
        - Да я вроде уже осмотрелся тут у вас, красиво, вроде недалеко от города, а тишина стоит. Кстати, вон там, возле забора датчик движения не работает.
        - Действительно не работает, а откуда узнали?
        - Так там гражданский датчик стоит. Кругом специализированные, а там гражданский, с индикацией. Вот сейчас эта индикация и не работает.
        - Глазастый. Это наша проблема на сегодняшний день. Там, видимо, коробку залило, ещё не нашли. Сегодня в четырнадцать наш электрик приедет, не отпущу, пока не найдет. Уже неделю ложные срабатывания по ночам.
        - Рядом дерево, там белка живёт.
        - И про нее знаем, на нее не среагирует, система настроена. Не в ней дело.
        - А мне, кажется, в ней. Белка на этом дереве, а кормушку на другое повесили. Она, когда слезает, на нижнюю ветку прыгает, а уже листочки появились.
        - Точно, объема хватает среагировать, черт.
        Охранник включил рацию. - Дежурный, бойца ко мне, с ножовкой.
        Рация дважды клацнула. Команду приняли к исполнению. Через видеонаблюдение их видели, не было необходимости язык мозолить вопросами.
        - Спасибо, мы уже неделю на ушах по ночам. Камер натыкали, все равно не догадались, почему срабатывает. Ветер исключили, не было порывистого. А про белку не додумали. Понял Костя, как работать надо?
        - Не все ещё понял… - Костя потёр свою шею и улыбнулся.
        - Тут уж засмеялись все трое.
        - Тогда может чаю?
        - Не откажусь, а то у вас там тётя строгая, сказала нечего шастать, пока не готово.
        - Так ты, во сколько встал то? Можно на ты? Мы тут люди простые, да и ты я вижу не из кружав выпал. Григорий Семёнович я. Все Сторожем кличут. Давно я в охране.
        И дядька улыбнулся. Только вот шрамы на лице и шее говорили, что не всегда было весело.
        - В шесть встал, бегать не стал, незачем людей напрягать, а вот турник ваш пригодился, повисел немного, мышцы потянул.
        - Это мы ночной смене поставили. Там в доме тренажерная есть, шеф всем добро дал. Только в десять, если как обычно, он сам, мы не заходим, ну и ночью не шумим. А так, в любое время. Сауна рядом, с душевой.
        - И баба Шура у нас действительно строгая, пока шефа не накормит, к ней лучше не подходить. У нее там поворята по струнке ходят. Ну, вроде всё тебе сказал, дальше сам. Будешь за территорию выходить, тогда к дежурному, через журнал. Такие правила. Доступ у тебя полный, даже у меня не такой, но порядок - есть порядок. Уже пришли, присаживайся, сейчас баба Шура примчится. У нее свой монитор на кухне. Настояла. Пробивная тётка. Даже на шефа ругается, если он плохо ест.
        Ванька улыбнулся. Дядька затопил его информацией. Иван приехал вчера ночью. Ну как вчера, три часа ночи это уже сегодня. Ну, вот пять часов назад и прибыл. Сыч сдал его охране, озадачил их и уехал. А Ивану выделили гостевой домик на две комнаты, там он и завалился спать. Сыч сказал, как только Немец найдет время, так и встретится с ним, а пока у него отпуск, но с территории лучше не уходить. А Иван и не возражал, ну а Морф тем более. Носился по округе, пугал зверушек и охрану. Подбивал клинья к бабе Шуре, но пока безрезультатно. Но, в отличие от Ивана собачку уже кормили. Осторожно поставив тарелку, наблюдая издалека, но с надеждой в будущем жить мирно с таким зверем.
        - Баба Шура вышла к ним сразу с разносом и уселась рядом. Молча пила чай и строго поглядывала на Ивана.
        - Тебя как звать?
        - Иван.
        - А ты чего Иван, всю свою еду зверю скармливаешь? Чего худой такой? Надолго к нам? Откормить успею?
        - Я не знаю, баба Шура, но судя по запаху, с удовольствием задержался бы.
        - Это булочки, ещё минут двадцать, терпи. Через час хозяин будет, он сегодня с самого утра куда-то на встречу укатил, вот до него успею вас покормить.
        Начальник охраны только хмыкнул. - Вот откуда ты всё знаешь, я не знаю, а ты уже всем рассказала.
        - У него доступ выше твоего. Не ерепенься.
        - А про доступ-то ты откуда? Попрошу шефа отдать тебя на полставки в охрану. Хоть информацией владеть буду.
        - Тебе не обязательно это было знать, когда шеф приедет, у тебя всё всегда в порядке, а мне Семён звонил, сказал быстро его ребят покормить надо, им опять потом ехать, а там еда не регламентная.
        - Тут ты права, чужое они есть не будут. Они свою службу знают.
        - А Семён - это телохранитель?
        - Начальник службы. А ты не к нему что ли?
        - Не было таких указаний.
        - Ну не было так не было, сиди давай чай булькай пока. Потом покажу тренажёрную.
        Торопиться было некуда. Чай был безумно горячий и когда небольшой фарфоровый чайничек стал заканчиваться, баба Шура посмотрела куда-то в угол и через пару минут принесли другой. Ванька улыбнулся, он действительно уже давно заметил там камеру. Вот уж не ожидал что она ведёт на кухню, а не на пульт. Крепко она взяла в оборот своё хозяйство. У такой не забалуешь.
        Прибежал паренёк в белом переднике и поварском колпаке, принес булочки, поставил на середину стола и немного отошёл в сторону.
        - Чего стоишь охламон? Опять сомневаешься? Я сколько говорила, сделал, не сомневайся. И когда делаешь не сомневайся. А ну брысь отсюдова.
        Парнишка смешно скривил нос и боком, словно краб, стал пятиться к двери. Ванька надкусил булку, посмотрел на парня и медленно прикрыл глаза. Тот заулыбался и прошмыгнув в приоткрытую дверь испарился.
        - Засиделась я тут с вами, минут через пятнадцать уже накрыть надо. Это доедайте, нече оставлять добро засыхать.
        Посмотрела на Ивана и уперев руки в бока сузила глаза. - Зверю своему скажи, на кухне делать нечего, виляние хвостом не поможет. На меня это не работает.
        Ванька с набитым ртом только кивнул головой и усмехнулся. - «Не прокатило у Морфа. Не на ту нарвался».
        Минут через десять было покончено с булочками. Ванька собрал посуду и пошел в дом, в надежде найти кухню. В дверях его встретила какая-то девушка, оглянулась и отобрала разнос.
        - Ты чего, не дай бог увидит. Давай сюда.
        - Спасибо, действительно вкусные.
        Она засмущалась, повернулась и пошла, затем обернулась, и весёлые искорки проскочили в её глазах, - но, я тоже помогала - улыбнулась и быстро ушла в какие-то двери. её мысли легко читались, ей нравилось тут работать.
        Ванька пожал плечами, он прекрасно знал, что такое командная работа. Она тоже заслужила это спасибо, хоть, скорее всего, и не пекла сама.
        Покушение
        Иван почувствовал, как засуетилась охрана. Мимо него к воротам побежал Морф, и Иван решил пойти за ним. Пора было приструнить этого оболтуса. Он развил тут слишком бурную деятельность. Совсем из виду он не пропадал, и Иван всегда его чувствовал рядом, но и на месте не сидел. Охрана очень стойко восприняла тот факт, что в допуске пёс был прописан. Хоть двери специально и не открывали, но и не мешали. Надёжную оборону держала только баба Шура.
        Уже подходя к воротам, Иван почувствовал какое-то беспокойство. Морф перестал вести себя как дворовая псина и тоже насторожился. Ворота раздвинулись и машины из кортежа стали бойко заезжать во двор. Лишь последний водитель замешкался, а потом и вовсе остановился в створе.
        Из одной из машин вышел Немец и, улыбнувшись, пошел к Ивану. Рядом шел какой-то человек и непрерывно разговаривал в наушник. Скорее всего начальник группы телохранителей, тот самый Семён.
        Он обернулся и замер. - Не понял. А ну быстро машину убрать, закрывай ворота.
        Время начало замедляться. В воротах показался мотоциклист и начал расстегивать черную кожаную куртку. Немец уже дошел до Ивана и стал протягивать руку чтобы поздороваться, но лицо его уже переставало улыбаться, он тоже почувствовал изменение обстановки. Хотя, может, так на него подействовало что-то увиденное в Иване. Семён двигался неестественно быстро относительно других и старался перекрыть линию возможной атаки.
        Иван, без особых затей и церемоний, подбил уже поднятую для шага ногу Немца и повалил его. Сам стал уходить с линии огня вместе с его телом. Последовавшие выстрелы из автомата пролетели над рукой взмахнувшего при падении Немца. Его тело скрылось за бампером бронированного автомобиля. Уже не достать. Мотоциклист рванул дальше по тропе вдоль забора и первые выстрелы Семена его не достали. Морф взвился наперерез, с ходу перемахнул трёхметровый забор, лишь слегка задев его при прыжке. Лапы даже не проскользнули по нему, он как будто вбежал. За забором послышался звук резких тормозов, вскрик и шум работающего вхолостую мотора.
        Семён сначала рванул за территорию, затем стал возвращаться, но Иван махнул ему рукой и тот, видимо поняв его, побежал за мотоциклистом. Уже оттуда раздались команды растерявшимся телохранителям и они, взяв в боевую коробочку Немца, увели его внутрь.
        - Вань, я его взял, только кажется переборщил.
        - Ну я так и понял. Явно ощутил смерть.
        - Да как-то так вышло, он в шлеме был, хрупкий какой-то шлем.
        Иван подошёл к мотоциклу и заглушил его, рядом с трупом стоял Семён и видимо не знал, что делать. Рука мотоциклиста была почти откушена, шлем прокушен насквозь и смят как фольга. Рядом сидел как ни в чем не бывало пёс и смотрел на него. Разве что хвостом не вилял. Идиллия.
        - Больше никого нет, он бы почуял.
        Семён глянул на подошедшего парня и косясь на пса с опаской протянул парню руку. - Семён.
        - Иван.
        - И че?
        - Он тебе не опасен.
        - Тогда кыш.
        Семён сразу-же перестал обращать внимание на псину. Морф встал и, как будто, так и надо, отошёл тому за спину. Ему было интересно что будет дальше. Семён уже вызвал бойцов, распорядился взять под охрану водителя последней машины и наклонился над трупом.
        - Не аккуратно.
        - Ну, ты тоже не по ногам стрелял.
        Семён глянул на парня и улыбнулся, напряжение стало отпускать его.
        - Силен зверюга, шлем в хлам уделал, вместе с башкой, уважаю.
        Морф вильнул хвостом и подошел ближе. Взял из травы какой-то мелкий автомат и подал Семёну.
        - Ты и его прокусил?
        Семён мотнул головой и начал шарить по карманам куртки. Ключи, какая-то мелочь и все. Шлем снимать даже не пытался, и правильно. Увидев подбежавших бойцов, как охраны, так и своих, развернулся и пошел.
        - Пошли Вань, потолкуем.
        Навстречу из ворот выбежала баба Шура. В кармашке передника просматривался пистолет Макарова. Спокойное и сосредоточенное лицо, никаких сомнений что пистолет у нее не для того, чтобы колоть орехи.
        - Семён, шеф отменил встречу, сказал ты всё равно не разрешишь. Он обедает. Твоих построила внутри, надо разбираться.
        - Иду уже, спасибо. К черту все встречи, что-то совсем борзо отработали.
        Семён обернулся к Ивану. - Парни сказали ты шефа приласкал, он хромает.
        - Зато не дырявый.
        Семён как-то горько усмехнулся. - Ито, верно. Спасибо, не успевал я.
        - Меняй команду.
        Семён сначала взвился, потом поник и посмотрел на Ваньку. - Есть кто на примете? Поможешь?
        - Нет, не мой профиль.
        - Ну да, я заметил. Не очень нежно.
        - Нас этому не учили.
        - А вот нас учили, а мы… - И он махнул рукой.
        В одной из комнат, вдоль стены, стояли все телохранители. Вернее, четверо телохранителей и водители. Тоже непростые, однако, они чуть не потеряли охраняемого. Гость, приехавший к хозяину, сработал лучше, чем профессиональная команда. Хотя Семён уже засомневался в профессионализме своей команды. Он работал с теми, кто был. Для охраны политиков набирали команды специальным комитетом. Проверяли физподготовку, морально-волевые, стрелковые и ещё чего-то там. А потом формировали группы и назначали командиров. Всё, иди работай. А команды как не было, так и нет. Вот теперь и стояли, имея бледный вид.
        Семён стоял и пока не понимал, как быть дальше. Правильно сказал парень. Менять их нужно всех. Баба Шура была тут-же и смотрела им в глаза. Никто не мог выдержать её взгляд.
        - На месте Семёна я бы вас всех, ну хоть не расстреляла бы, но выгнала бы точно.
        - Баба Шур, не мельтеши уже. И так, тошно. Но, пожалуй, да. Вы уволены, но после расследования. Павел, что произошло? Почему остановился?
        Иван подошёл и посмотрел тому в глаза. - Сколько? - Тот вздрогнул и опустил взгляд.
        - Сколько.
        В голосе послышалась сталь. Не ответить было невозможно. - У меня кредит… - Сдать оружие.
        Баба Шура вытащила свой пистолет и, легко и непринужденно, махнула им. Смысл был понятен, шутки кончились. Его увели. Откуда тут взялся Морф было непонятно, но он подошёл к одному из бойцов и сел на против. Иван правильно понял его.
        - Сколько?
        - Да ты кто такой?
        Псина подошла поближе и наклонила голову. Боец замолчал на полуслове.
        - Сколько.
        Заметно струхнувший боец забормотал. - Я что дурак за две пачки зелёных на такое идти.
        - А за три?
        Он уже стал понимать, что ляпнул и уже остановил дальнейшие слова на выдохе, решил промолчать.
        - Свободен.
        Семён смотрел, как молодой парнишка прореживает его команду. Он бы так не решился. Их он всех знал. Кадровый вопрос не его сильная сторона, но тот во всем прав.
        - Сколько?
        Боец поднял голову и смело посмотрел Ивану в глаза.
        - Не знаю, не договорили.
        - Суммой не сошлись?
        - Нет, сбежали. Рапорт три дня назад писал.
        Семён кивнул головой, этот случай он помнил. Но их не нашли, может не искали, а команду усилили, еще пару охранников разрешили. И в телохранители одного, как раз того, с кем по сумме не сошлись. Только не помогло. Все равно прошляпили.
        Иван подошёл к следующему.
        - Кто-то дома болеет?
        Боец поднял удивлённые глаза. Семён даже ближе подошёл от неожиданности.
        - Да, мама.
        - Уволен!
        Боец понурил голову и пошел к дверям.
        - Семён, его нужно на другую работу, поможешь? Тут ему нельзя. Желательно чтобы не потерял зарплату.
        - Помогу, конечно. Хороший парень, молодой правда. А как узнал то?
        - За версту пахнет лекарством. Больного комиссия не пропустила бы, значит кто-то дома.
        - Логично.
        - К последнему вопросов нет, зато есть благодарность. Лично видел, как сразу же взял на прицел водителя последней машины. Сообразил. Итого, один водитель, пара бойцов и командир. Недобор. Скажу Сычу, пусть подбирает. Из конторы больше никого не брать, сами будете учить.
        - Так Крылов только диверсантов и приведет. У него нет телохранителей.
        - У тебя их тоже нет. Вот с диверсантами и будете работать. Все равно они бы лучше, чем сейчас сработали бы.
        Семён с самого начала понял, что этот парень имеет право тут распоряжаться. В этом не было никаких сомнений. - А может ты к нам? Вместе с песиком?
        - Тут у вас скучно.
        Семён даже опешил от такого, но на шутку это даже не похоже. Такого веселья, как сейчас, ему уже хватило с лихвой, а парню скучно. Ведь вроде не выпендривается, у них что там, каждый день так, чтобы не скучали…
        - Сыч пришлет людей, выбирай, работай.
        - Когда выбирать-то, шефа одного ведь не отпустишь…
        - Я займу его на пару дней, может больше.
        Семён оживился.
        - Дай четыре дня? Не представляю твои возможности, но, если дашь четыре дня, я все успею.
        - Договорились. Сычу сейчас позвоню, к вечеру первые люди будут.
        О том, что нужно договариваться с парнем, а не с их шефом, вопрос почему-то не стоял. Баба Шура после этих слов засуетилась и исчезла на кухне. Семён даже обрадовался каким-то своим мыслям и, мотнув головой, отпустил оставшихся бойцов.
        - Пойдем, поговорим без лишних ушей.
        Семён насторожился и указал на свою каморку, расположившуюся не далеко от поста видеонаблюдения. Комнатка совсем небольшая, диванчик и стол со стулом. Вот, пожалуй, и все что сюда могло влезть.
        Иван присел на диван и посмотрел на Семёна.
        - Почему Немец тебя до сих пор не уволил? Ведь службы как таковой нет. Эта самодеятельность вообще никуда не годится. Охрана сама по себе, вы сами по себе. Почему аналитики не просчитали это покушение? Ведь дилетант был, но даже его не просчитали. Случайность? Почему охрана не перекрыла все подходы до того, как твой шеф вышел из машины? Ты профессионал или погулять вышел?
        Семён весь подобрался, сначала хотел что-либо ответить этому мальчишке, но затем опустил голову и промолчал. Ведь сказал-то правду.
        - Я не знаю, что происходит, нам не дают возможности работать, штат постоянно меняют. Кто-то сильно сопротивляется в самой конторе, шеф не всем нравится, слишком жестко работает, невзирая на чины. Я понимаю, что это меня никак не прощает, но это так и есть. Все мои вопросы напряжённости никто не проверяет, а взаимодействия с аналитиками никакого. Они смотрят на нас свысока. Охрана не в моем подчинении. Хорошо хоть более-менее службу знают.
        - Почему Сычу не доложил? Если уж Немцу по какой-то причине не сказал, то почему Сыч не знает?
        - Шефу говорил, он не слушает. У меня ощущение, что он специально подставляется, выявляет своих противников.
        - Сыч, прием. Прими запись разговора. На Немца было покушение. Объясни, что происходит.
        - С ним все в порядке?
        - Да, но шанс его ранить был. Почему-то не верю, что тут все так из рук вон плохо. Это театр какой-то?
        Крылов молчал минут пять, видимо прослушивал запись.
        - Ты прав Вань, это ожидаемо и это не театр, а цирк, но так нужно было. Теперь наш ход. Нужно выводить охрану на другой уровень, без инцидента этого не сделать, политика… Я так понимаю ты там уже все разрулил? Семёна не уволил, надеюсь? Он хороший профессионал, ему специально не дали работать. Уже полгода над ним издеваемся, думали, раньше всё случится. Как он всё разгребал, непонятно. Пусть пишет заявление на увольнение. Сегодня к вечеру он уже в улье будет работать, курьер с документами выехал. Людей ему тоже выслал и новое оборудование, уже давно всё готово. Пусть пишет списки чего ещё подкинуть. Всё будет. Через час пополнение, железо утром. Списки оборудования привезет курьер.
        - Аферисты. Теперь уж не верю, что случайно я тут.
        Действительно случайно, но Немец не нашел бы время с тобой встретиться пока это не случилось, а то, что это случится очень скоро, тут уж аналитики не сомневались. Но на этом не всё, помоги им с первым выездом после того, как Морф там всё сделает. Уж больно долго мы с этим безобразием живем, наши заклятые друзья подключились. Подстраховаться надо.
        - Указания будут?
        - Семён не должен знать, пусть вину чувствует, злее будет.
        - Я понял, отбой.
        - Ну что Семён, так дальше нельзя.
        Семён сидел, понурил голову. Затем, уже что-то решив для себя, внутренне подтянулся и посмотрел в глаза Ивану. - Дай хоть смену подготовлю…
        - Смены тебе не будет, а вот условия меняем кардинально.
        А вот такого ответа Семён явно не ожидал. Начальник группы личной охраны посмотрел на парня и мотнул головой.
        - Я не знаю, кто ты, но, если ты сможешь изменить все к лучшему, я на тебя молиться буду.
        Иван усмехнулся. - Пиши заявление на увольнение, оно должно быть зарегистрировано сегодня. Сейчас свяжусь с начальством, приедет курьер с твоим новым назначением. В твоё подчинение уже сейчас уходит охрана. Почистишь там сам. Я им скажу. Оборудование будет. Списки с курьером, если чего не хватает, пиши. - Иван посмотрел ему в глаза. - Второго шанса не будет.
        Семён ошалело смотрел на Ивана. - А шеф?
        - В вопросах безопасности он подчиняется тебе, или ты забыл?
        - Хрена себе паренёк погостить приехал. Пойду, поблагодарю того придурка, если следаки ещё не увезли.
        Семён соскочил с места. - Разрешите идти?
        - Пошли лучше чай попьём. Ты голодный, а я за компанию. И с бабой Шурой поговорить надо. Они ведь тоже в твоё подчинение идут. Хочу узнать кто она такая, не простая тётя.
        Семён сидел за столом и, не торопясь, ел. Ему было, о чем подумать, Иван не мешал его мыслям и только изредка поглядывал на старшую по дому. - «Получается она домоправительница? А может вот такие они и должны быть?» - Оказывается, она не только по кухне, без нее в доме даже муха не пролетала.
        - Ну что ты на меня смотришь? Да, я бывшая разведчица, работала за рубежом. Задание провалила, кто-то слил нас, Немец не дал просто уйти на пенсию. Теперь вот, при деле.
        - Семён старший! Охрана и обеспечение под ним.
        - Улей?
        - Ох, и не простая ты баба Шура.
        - Так ведь бывших разведчиков не бывает.
        - Да, улей.
        Семён перестал жевать. И посмотрел на Ивана.
        - Ни черта себе. Кто хоть там руководит? Это же организация федерального уровня. Шеф там был по работе, так там штат, как в Министерстве Обороны.
        Баба Шура ухмыльнулась. - Дурак ты Семён, хоть и майор.
        Семён нахмурился, а потом у него глаза на лоб полезли. - Немец? А я на свои деньги рации покупал… Думал…
        - Я надеюсь, вы понимаете уровень секретности? В новых документах будут допуски, и они у обоих очень высокие. Только у вас полные права в этом доме. У начальника охраны периметра меньше.
        Баба Шура вдруг насторожилась и посмотрела во двор. К воротам подъехала тентованая машина и из неё стали выскакивать военные. Очень быстро взяли под контроль охрану у ворот и обезоружили её. К дому пошел коренастый мужичок.
        - Семён выхватил пистолет и начал вставать.
        Морф уже дал небольшое досье на вновь прибывших и на тех, кто уже был отобран, поэтому для Ивана это сюрпризом не было.
        - Отставить, это свои. Делай выводы, не больше минуты потребовалось оставить тебя без охраны. Познакомься, твоя правая рука, Капитан Григорьев. Военный аналитик по совместительству. Грубая сила и превентивные удары, это к нему. Специалист по контрдиверсионной деятельности. Это не телохранители, и из них ничего не слепить, это твой оперативный простор, прикреплённые лица будешь готовить сам. Те ребята будут из разведки, но тоже без опыта.
        - Обращаю внимание, что будут далеко не мордовороты. Найдешь им хорошие костюмы и сам оденься поприличнее. Если нужна показуха, мышцы и габариты, возьмёшь бойцов Григорьева.
        Семён настороженно смотрел на приближающегося зама. Его жизнь очередной раз резко менялась.
        - Да, да, спасибо, это уже разберусь. Уже давно не играю в игру, у кого телохранитель больше…
        Ванька улыбнулся, - «у кого-то начинаются веселые времена».
        - Разрешите представиться, капитан Григорьев, прибыл в ваше распоряжение.
        - Майор Кузнецов, Семён.
        - Петр.
        - Старший лейтенант Бесфамильный. Иван.
        - Малой?
        - Он самый.
        - Старший ты?
        - Нет. Семён, это не мой профиль.
        Семён пока не совсем понимал, что происходит, почему капитан мог предположить, что старшим запросто мог оказаться старлей, он был старшим по факту, но со стороны этого не видно. Видимо у парня действительно большие полномочия, хотя какие могут быть сомнения. Через сорок минут после инцидента, он уже по факту начальник новой службы и в подчинение к нему прибыли волкодавы из контрразведки.
        Капитан подал ему пакет с бумагами, где первым же листом был приказ о назначении. А дальше спецификации оборудования, о котором майор только слышал, мечтал, но никогда не ожидал с ним работать. - «Да с этим железяками, половина направлений закрывается. Правда, спеца грамотного теперь надо, но этот вопрос он уже не упустит. Надо сразу все затребовать, а то неизвестно как жизнь повернется, а тут столько плюшек за один раз. Одних только датчиков на пару листов. Машины!!! Дают новые машины, обалдеть…».
        Григорьев по-хозяйски стал оглядывать территорию и кивнул бабе Шуре здороваясь. Усмехнулся на её ловкие телодвижения, когда она вынула магазин и опытной рукой передёрнула затвор, вынимая патрон из ствола.
        Простой человек, выполняющий свою работу, очень органично перешедший сразу на «ты». Он был среди своих, нечего шапку ломать. Увидел, как майор перебирает бумаги и тоже заинтересовался ими.
        - Семён, если это оборудование, то дашь потом глянуть моему спецу, а то он всю дорогу стонал, что задачу получил, а с чем работать не ознакомили.
        Ванька почувствовал, что он уже особо и не нужен, а потому решил оставить их разбираться дальше уже самим.
        - Ну, вы тут осваивайтесь, а я, пожалуй, пойду с Немцем пообщаюсь. Капитан, помоги Семёну с охраной. Старший у них вполне адекватный, Григорием зовут, его можете оставить. Но прошерстить надо, думаю, ты уже сам понял.
        - Сделаем. Пошли Семён познакомишь с работой, а то час назад у меня немного другие задачи стояли.
        Майор, наконец, оторвал взгляд от бумаг, кивнул старлею и задумался.
        - Капитан, ты тогда действительно своих бойцов не снимай. Раз уж перехватили охрану, пусть поработают по подходам и так далее, думаю, ты знаешь, а мы с тобой по объекту пройдемся, посмотришь свежим взглядом, чего не хватает подскажешь, вдруг я чего упустил. Хотя, чего там, по большому счету с нуля надо бы. Да и на довольствие ставить надо. Лишних вести за периметр. Ах да, тут псина бегает, это с Иваном.
        Петр заулыбался. - Про псину все мои знают, как бы в очередь не встали поглазеть на него. Легендарный пёс. Особо предупредил, если он их жрать начнет, пальцем о палец не ударю, пусть доедает, раз нарвались.
        - Я его знаю несколько часов, но гладить его уже никогда не полезу. Это я тебе позже расскажу почему.
        На улице построились все охранники и переминались с ноги на ногу в ожидании дальнейших событий. Буквально за пять минут власть сменилась. На объекте стали хозяйничать какие-то мордовороты в полном обвесе, всех дежурных сразу сменили и построили здесь. Григорий ходил какой-то взъерошенный и пока сам не всё понимал, но это наверняка из-за инцидента. Всё понимали, что так просто про это не забудут, но скорость, с которой всё закрутилось, была нереальной. Скорее всего, всех уволят.
        Что в конечном итоге и случилось. Из команды более чем тридцать человек, остались пятеро. Среди них и племяш начальника охраны. Его Семён решил пока оставить, с подсказки Ивана. Уж больно у него скорость реакции высокая, такие ещё пригодятся. К тому же, особо накосячить он просто не успел. Опоздания ему поставили на вид, на этом все его волнения закончились. Григорий погрозил ему пальцем и отправил в распоряжение вновь прибывших. Пока они будут отвечать за объект, в охрану новые люди ещё не прибыли.

* * *
        Морф провозился с Немцем более недели, помогал в настройке интерфейса, консультировал и просчитывал последствия на ближайшие пять лет. Иван просто отдыхал. Сначала он участвовал в непрерывных посиделках тройки руководителей, но вскоре ему это надоело. Семён действительно оказался профи и когда ему дали развернуться… К концу недели вся близлежащая территория была перекрыта электроникой. Просматривалась более чем на километр от объекта и была под круглосуточным контролем. Бойцы непрерывно тренировались на тут же оборудованном полигоне. Аналитический отдел был завален работой. Уже на второй день был вычислен заказчик покушения и его без лишних слов ликвидировали, не смотря на статус и положение в обществе. Семён слегка опешил от такого решения, но Петр лишь пожал плечами. Церемониться он не собирался, но если Семён прикажет… На это он и намекнул, хитро щурясь.
        Семён не стал лезть, его устраивали любые варианты, лишь бы работа по охране была на должном уровне, а потому лишь махнул рукой, говоря, что капитану виднее как поступить. К тому же оказалось, что была попытка вооруженного сопротивления. Никто им не дал воспользоваться оружием, но попытка, к удовольствию волкодавов, была. О чем они, и написали рапорт, и предоставили видео. Ушлые ребята.
        Капитан намекнул, что среди криминала поползли слухи, что с их клиентом лучше не связываться, работают по беспределу. Правда, он не сказал, кто пустил слухи, но Семён почему-то не сомневался, чьих это рук дело. Его и это устраивало. Ещё бы среди политиков так же воспринималось… На что Петр лишь ухмыльнулся. Типа там тоже сделаем, но позже.
        Первый выезд
        - Семён, прогноз всё ещё горячий. Есть как минимум три узла. С двумя проще, все действующие лица известны, с ними работают, а вот третьего не знаем. Все следы косвенные и очень мутные.
        - Понятно, но больше сидеть нам никто не даст. Шеф уже открытым текстом сказал - надо!!!
        - И ведь не поспоришь, и так, неделю дали. Прикреплённые готовы?
        - Ну как тебе сказать… За это время лучше не сделаю. Хочу старлея привлечь, поможешь?
        - Если сможешь привлечь, просто шикарно будет, только у них свои методы, не пытайся его нагрузить секторами и задачами.
        - А как?
        - Просто в свободный полет.
        - Ну и нафига мне это тогда?
        - Пусти дополнительным контуром, лишним уж точно не будет.
        - Одного?
        - Скорее всего, других не возьмёт, у него звезда своя, он с чужими работать не будет.
        - Звезда?
        - Ну, боевая группа, их там пять человек, звезда называют таких. Спайка, каждый знает, что делать. Они же на острие роя.
        - Не знал. И много таких?
        - Их одних хватает, остальные зачищают. Мы за ними ходим почти без сопротивления. Ходили. Даже скучно было.
        - Скучно это хорошо, значит, хорошо потрудились перед этим.
        - Ну, так оно…
        - Похоже завтра утром выезжаем, маршрут я тебе уже давал. Новые машины, когда будут?
        - Ещё две недели. Их ведь сериями не делают. Только под заказ. Ездил к ним в гаражи, хотел посмотреть, что да как. Дальше офиса не пустили. Правда показали бронь, тестовую железку и стекло. Прилично. Со стороны, конечно, не так смотрится, как вблизи. Там дверь снятая, еле с места сдвинул. За такой надёжно стоять. Даже краска от выстрела не царапается. После того как всё сделают, обещали два дня дать на изучение, с их спецом.
        - Значит, пока на старых. Они, конечно, не такие уж и старые, но все-таки это не специально сделанные, а переделанные машины. Уже совсем не то.
        - Тут я тебе не советчик, я все больше по БТРам привык, но мои хлопцы одобрили машины. Только работать не им, а твоим орлам.
        - Все, давай еще раз по маршруту пробежимся, потом проедем, своим взглядом посмотрим еще разок. Твои уже на местах были?
        - Они уже давно там. Ночевать оставлю, первый выезд все-таки. Им не привыкать, тут даже комфортно по сравнению с лесом, крышу над головой найти можно.
        - Ну ладно, тебе виднее. Потряхивает меня как-то.

* * *
        Утро выдалось хмурым и чем-то недовольным. Солнце не выспавшимся взглядом окинуло окрестности и, разочаровавшись, снова закрылось облаками.
        Ветер шумел и нервничал, ощущая общее недовольство. Только взъерошенная псина неустанно носилась по двору, проверяя готовность команды к выезду. Все ждали шефа, он должен был выйти с минуты на минуту.
        Старлей, как всегда без стука, зашёл к нему в кабинет и закрыл за собой дверь. Семён особо и не удивился, только поморщился, ожидая подвоха. Разговор с этим парнем как-то не складывался. Он не сторонился разговоров, но с таким же успехом можно разговаривать с деревом. Иногда удавалось что-либо узнать, но чаще всего он молчал. Вроде и не игнорировал, но информации ноль. Вот и утром он как-то странно себя повел, молча попил чай и, как будто приняв какое-то решение, встал и прошел в кабинет. Все вопросы, брошенные в спину, отлетели в сторону и баба Шура, глянув на Семёна подобралась.
        - Чего расселся, давай команду на сбор, похоже раньше поедите.
        Семён глянул на неё и, кивнув головой, достал рацию. - Готовность два.
        Из-за дома выехала машина шефа, две машины сопровождения уже давно приехали из спец-гаража и ждали команду на выезд.
        Баба Шура оказалась как всегда права, через пару минут вышел Бесфамильный и махнул Семёну рукой.
        - Готовность один, ждём шефа.
        Группа телохранителей подтянулась к крыльцу и была готова сопровождать. По территории коттеджа это не требовалось, но таков был ритуал, и Семён его соблюдал всегда.
        - Сегодня я за шефа, он остаётся.
        - Не понял?
        - Он не едет. Так будет лучше.
        - А заранее предупредить никак? - Семён начинал кипеть.
        - А заранее не было такого решения, в любом случае для остальных это ничего не меняет. Работаете, как всегда. Охраняемый объект я. Никто не должен подумать по-другому. По машинам.
        Семён посмотрел долгим взглядом на парня и кивнул каким-то своим мыслям.
        - Я так понимаю, Петру ты тоже не хочешь говорить?
        - Нет. Это ты не хочешь.
        Майор усмехнулся и махнул группе выдвигаться.
        Как ни странно, бойцы молча выполнили команду не проявив удивления. Семён мотнул головой и почему-то подумал, что от капитана он тоже не дождется возмущений. Не предупредил, значит так надо. Он, конечно, повозмущался где-то в мыслях, но принятым решением остался доволен. Интуиция говорила ему, что так лучше.
        Он, как всегда, ехал на переднем сидении в машине шефа, вот и сегодня проследив за бойцом, открывшим двери для объекта охраны, кивнул головой. Тренировки не прошли даром. Новая команда работала как часы, точно и предсказуемо.
        Старлей сел в машину и поднял руку, останавливая бойца, закрывающего двери. Семён напрягся, а потом заметил летевшего со всех ног пса и уже догадался причину задержки. Псина прошмыгнула на заднее сидение к Ивану. Водитель, глянув в зеркало заднего вида, лишь тяжело вздохнул. Псина, не церемонясь заскочила на сиденье. Наконец прозвучала команда на выезд.
        Ворота открылись и машины выехали, особо не торопясь поехали в сторону города. Все как обычно, за исключением уж больно активных шевелений различных нездоровых элементов. Все понимали, что усиление охраны будет заметно, и самый оптимальный вариант напасть в этот самый переходный момент. Вот и зашевелилась разная шушера, которую аналитический отдел вычислял упаковками, а бойцы силового крыла отрабатывали не покладая рук, а иногда и ног. Такого урожая не ожидал даже Семён. У него закрались подозрения, что все они были на заметке, но их, почему-то не трогали до этого. Все основания для таких подозрений были. Эту чистку нужно было просто пережить и дождаться, когда оперативная обстановка войдёт в обычный режим. Но первый выезд был ключевым. Других шансов напасть может и не быть и все должны это понимать, как понимали и в его команде. Потому, готовность людей была повышенной. Не каждый решился бы на нападение, и не каждый решится, но проверять это, особого желания не было. Шерстили всех.
        - «Не взять с собой шефа на этот выезд было хорошим шагом, как это он сам не догадался до такого просто хода. Хотя, он точно знал, что встреча назначена далеко не с последними людьми и на такие встречи так просто не опаздывают. Тем более, вопрос стоял вообще эту встречу отменить. Во всяком случае, дополнительных команд на сегодня не было. Наверно поэтому он даже в мыслях не мог подумать не брать шефа, а вот старлею похоже было наплевать. Интересный парень. Семён бы не удивился, узнав, что именно это он и сказал шефу. Наплевать на ваши встречи и всё тут».
        Так они доехали до города и, включив спецсигналы, двигались по уже освобожденным улицам с повышенным количеством милиции. Расстояние между машинами сопровождения были минимальными, но это и не требовалось в данном случае. Никто бы не посмел разорвать кортеж. Но инструкции телохранителей написаны кровью, их следует выполнять.
        Эти дороги часто закрывались для посторонних, но машины иногда всё-таки появлялись, выныривая из дворов и переулков. Так называемое, ограниченное движение. Дорога была полупустой, и продвигались машины достаточно быстро. Светофоры были настроены на Зелёную волну и проскакивать на красный, не было особой необходимости. Где-то в городе на крышах засели бойцы Петра, контролируя ключевые точки возможного расположения стрелков. Особо крупные перекрёстки контролировались на наличие большегрузов, неожиданно желающих появиться на дороге. Обычная работа сопровождения. И с недавних пор Семён мог себе позволить работать полноценно и на опережение. Это конечно не первые лица страны, но очень близко.

* * *
        Они как раз проезжали перекрёсток с поворотом только в левую сторону, с правой была сплошная стена забора и в этот момент Майор услышал шум открываемого стеклоподъемника со стороны Ивана. Он мгновенно повернулся и предупредил: - Не полож… - договорить он не успел - заметил несущуюся тонированную машину, которая явно целилась в середину кортежа, как раз в их машину. Через секунды произошло столкновение и их основательно тряхнуло, не смотря на приличный вес бронированных машин. Водитель держался за кисть левой руки, у охранника на заднем сидении была кровь на голове, но он достаточно привычным движением смахнул её с глаз, даже не обратив внимания. Водитель скривился, но уже взялся за руль, и готов был рвануть, как только представится такая возможность. Ещё три машины нападавших блокировали сопровождение. Дальше было не проехать, и назад дороги нет, грамотно отработали. К тому-же, зафиксировали машину с шефом, сразу поняли, где он должен ехать. Первая машина сопровождения пыталась поработать тараном, но пока безуспешно. Нужно было пытаться вырваться из западни, не принимая боя.
        - Сектор семь, нападение.
        Буквально через секунду в общем канале проявился голос Петра. - До вас девять минут.
        - Долго, их четыре машины, бойцов тридцать, не дураки.
        - Твою дивизию, держитесь.
        Из машин нападающих, стали выскакивать люди с оружием и тут же открыли огонь по стёклам машин сопровождения. Их было очень много. Как и предположил Семён, около тридцати.
        Бронированные стекла выдержали первые выстрелы, но, сколько они так смогут выдержать, было не понятно. Только, явно недолго. Семён стал искать варианты как выходить из машины и принимать бой, к счастью, не было необходимости эвакуировать шефа и отвлекать для этих целей часть бойцов. Тут он был благодарен старлею, это просто везение в чистом виде.
        В передней машине сопровождения, задняя дверь оказалась открыта, и из-за нее уже вёлся прицельный огонь, который ослабил давление. Нужно взять на заметку этого бойца, Семён даже не заметил, когда это произошло, хотя от него это было буквально пара метров. С первой машиной вопрос безопасного выхода решился, он оглянулся на замыкающую машину и опешил. Старлея в машине не было, как и его псины. Только открытое окно подсказывало, как они могли выскочить так быстро. Двери открыть он бы не успел, иначе при столкновении его бы там повредило, а окно самый раз. Только открывать он его должен был значительно раньше, чем Семён вообще сообразил, что что-то не так. Но думать об этом было некогда, теперь нужно отсечь противника от правой задней полусферы, не давая зайти в спину бойцам из первой машины, а для этого нужно открыть одну из дверей прикрывая его для выхода. Нужно открыть дверь шефа, его же нет, или переднюю дверь замыкающей машины. Он ничего не успел сказать, когда увидел, что охранник в его машине стал тянуться к нужной двери, хотя по инструкции этого делать было нельзя, заодно заработал
стеклоподъемник закрывая простреливаемое пространство, а следом увидел и начавшую открываться дверь в задней машине. Всё правильно, там тоже не дураки сидят, догадались. Он выскочил в свою дверь и, выглянув из-за машины замер.
        В его секторе, между стеной и машинами, уже лежали трое нападавших, хотя он был уверен, что единственный боец, среагировавший первым, работал в своём направлении, давая своим товарищам выбраться.
        Переведя ствол вперёд, он проследил за мелькнувшей тенью и увидел пса, практически летевшего через машину нападавших. Пара секунд и пёс несётся дальше, никаких сомнений, что за этой машиной только трупы. И только тут он увидел старлея двигающегося на троих бандитов, те пытались подавить сопротивление бойца из первой машины. Они тоже заметили его и подозрительно быстро и профессионально отреагировали.
        Бесфамильному было точно не уйти с линии огня, и Семён это прекрасно понимал, но ничего сделать не успевал. Но почему парень не пытается укрыться, он не понимал. А потом увидел, что тот плавно уходит в длинный перекат и единым, каким-то тягучим, движением оказывается уже среди нападающих. Отбивает направленный на него автомат и слитным движением непонятно как оказавшегося у него в руках ножа, единым росчерком, достает сразу двоих и на обратном движении вонзает нож в шею последнего. Быстрый укол, отталкивает того с линии огня и направляет пистолет на водителя одной из машин. Куда делся нож из его рук и как там оказался пистолет, Семён не увидел. Только на одежде падающего бандита был характерный след крови от ножа. - «Он что и вытереть его успел»?
        Из-за машин появился пёс и тащил за шиворот какого-то бедолагу. Тот был ни жив, ни мертв. Бой был закончен.
        Семён прошел между машинами и все ещё водил пистолетом из стороны в сторону, но было понятно, что никого больше не будет. Телохранители занимали круговую оборону. На асфальте лежали трупы почти трех десятков человек. У большинства из них были рваные раны рук и горла, остальные были убиты ножом. Повезло только одному из водителей, которого держал на прицеле Иван и того, что притащил его пёс. Почти повезло, у второго была прокушена кисть, но он молчал, ошалело обводя взглядом побоище.
        Семён со страхом в глазах смотрел на этого виляющего хвостом пса. Это животное, выйдя из-под контроля, таких дел может наворотить… Но были очень серьезные подозрения, что самая большая опасность сейчас исходила не от него, а от парня, сидевшего на капоте и что-то жующего. Пёс заглядывал ему в рот и явно выпрашивал, виляя хвостом.
        Через несколько минут, на огромной скорости к ним стали приближаться ещё три машины, все напряглись и приготовились к бою. Только старлей со своим псом никак не среагировали на них.
        - Семён это мы подъезжаем.
        - У нас чисто.
        - Отбились?
        - Да. Откуда машины?
        - Моя со стоянки, парни наверно также нашли.
        Машины, визжа покрышками, перекрыли все подходы, и из бойцов силового прикрытия выстроился ещё один уровень обороны.
        - Ну, вы монстры. Всех положили?
        Семён кивнул в сторону лежащих тел и почему-то стал говорит шёпотом. - На раны посмотри.
        Петр поднял брови и пошел к ближайшим трупам. Через минуту вернулся обратно и дал команду в рацию.
        - Трупы собрать в их машины, гражданских не подпускать, ждём людей из улья.
        - Семён, сообщи Сычу, нужна команда зачистки. Это больше никто не должен увидеть, такие инструкции.
        - У вас всегда так?
        - Знакомый почерк…
        - Не знаю, как ты, но я по этой парочке скучать не буду.
        - А их на такие мелкие операции и не привлекают. - Семён глянул ему в глаза и мотнул головой отгоняя мысли.
        И все-таки он был рад, что старлей в этот раз оказался рядом. Хоть и, за каких-то пару минут, столько крови и трупов. Правда, нужно учитывать, что иначе трупов было бы больше, и среди них мог быть кто-то из его команды. Из таких переделок без жертв не выйти. А ребята попались ему достойные, в бою никто не дрогнул, да и сейчас просто выполняют свою работу. Без мандража и спокойно. Видимо, кровью их не удивишь. Но поглядывают, на стоящих особняком старлея со своим животным, с явной опаской. Все-таки не рядовой случай, так разделать группу боевиков. Пёс, конечно, легендарный, но ну его к черту, от таких легенд лучше подальше держаться. В копилку приключений такие эпизоды не включались, слишком жутко.

* * *
        Иван сидел на капоте машины и анализировал ситуацию, Морф, как всегда, выпрашивал чего-нибудь перекусить, и пришлось рыться по карманам. Сам не заметил, как сработала дурная привычка, привитая Митяем, нашел что-то съедобное и стал жевать. Парни поглядывали на них с явным уважением, но с опаской. Он был тут чужеродным объектом, хотя и своевременным. Это было не важно, он сделал, что было нужно, а как к этому отнесутся окружающие, проблема окружающих. Пора было уезжать, тут дела закончились. Вот только было ещё что-то, чего он никак не мог понять. Что-то отвлекало его и не давало успокоиться. Но не здесь и даже не в родной части. Странно, больше никаких дел у него не было. И тут у него где-то на подсознании возник образ деда. Он его ищет, Ванька ему нужен. Откуда такое ощущение он не знал, но уже не сомневался.
        - Семён, пойду я, дальше сами. Извини, не сразу сообразил, что тебе кто-то нужен будет. Нам в полях редко кто нужен, вот и сработал грязно.
        - А куда ты сейчас? Я ведь даже не знаю на чем тебя увезти. Погоди, капитана попрошу на угнанных машинах тебя подбросить до дома. Все равно ему ехать в участок, говорить, что машины брал.
        - Да нет, я сам. Если что, Сычу позвоню.
        - Куда ты сам-то, собака без намордника.
        Морф зарычал, и майор даже отшатнулся от неожиданности. - Слышь зверюга, ты тут не рычи. По городу положено так.
        Иван улыбнулся и похлопал псину по загривку. - Нам не далеко, а он от меня отходить не будет. Я прослежу.
        Ванька глянул на Морфа и тот, ещё раз рыкнув недовольно, лег возле его ног.
        - Интересно, что я в рапорте писать буду. - Семён почесал затылок и оглянулся. - На огнестрел не очень похоже. С тебя-то, поди, никто не спросит…
        Иван ещё раз улыбнулся и пошел куда-то во дворы. Милицейский кордон, уже установленный по периметру, его пропустил, как будто не заметив.
        - Ну и куда мы идём?
        - Дед ищет.
        - Это я тоже почувствовал, но не понял куда.
        Через несколько минут, в одном из темных переулков взметнулась пыль, и испуганные голуби решили подальше убраться с насиженных мест. Они так и не поняли, что их напугало, а потому ещё долго кружили над крышами.
        Великий Собор
        Иван летел в сторону дома. Почему именно туда, он пока не понял, но интуиция молчала, а значит он на верном пути. Связываться с командиром пока не стал. Нужно было ещё понять, что это за непонятное, но явное ощущение.
        - А чего мы в Якутии не видели?
        - Не понял?
        - Ну, от тебя запрос пришел, посмотреть село Улуу. Это в Якутии.
        - Значит нам туда.
        - Так это не от тебя… Странно, как он это сделал?
        Иван уже не сомневался. Это действительно нужное направление. - Батя, прием.
        - Не шуми. Мы на задании. Ты к нам? Сыч сказал без тебя пойдем. Переиграл что ли?
        - Не знаю про то. Меня дед ищет. Я к нему.
        - Что-то случилось?
        - Вроде не срочно.
        - Я понял. Держи меня в курсе. Хотя, о чем это я. Тебя, поди, переводят.
        Иван тоже подумал об этом, и какая-то тоска появилась в груди. - Не знаю.
        - Не переживай, Морф добротно с нами поработал, теперь не пропадем. Парни тоже почувствовали, на тебя комплект не взяли. Первый раз такое. Но ты уже перерос наш уровень. Видимо, не только я это понимаю. Всё. Не прощаюсь. Отбой связи.
        Иван тоже чувствовал, что они достаточно подготовлены и не нуждаются в нем. Как бы это не звучало обидно. Какая-то черта разделила его прошлую жизнь и настоящую. Пока незримая, но уже ощущаемая.
        - Вань, они ведь не пропадут без нас?
        - Не тяни душу Морф.
        - Я их ощущаю, как частицу тебя, как частицу себя.
        - Знаю.
        Дальше летели молча. Иван постоянно ускорялся и в какой-то момент за ними появился инверсионный след. Видимо стало холоднее, а скорость полета была такой, что воздух нагревался и появился конденсат.
        - Быстрее не надо. Тут самолётов не много, военные будут очень удивлены следу. Тем более никакой радар нас не видит.
        - Понял тебя. Может повыше?
        - Нет, я карту для Седого детализирую. Вдруг пропущу чего. Он тут редко бывает.
        Ты дистанционно заливаешь им информацию?
        - Да, но скорость незначительно уменьшается на расстоянии. Пока не просчитал коэффициенты. Не понял принцип. Не прямая зависимость от километров. Вроде одинаковое расстояние, а скорость передачи может быть разной.
        - Слушай, как думаешь, зачем дед ищет?
        - Что-то у тебя бардак в голове. Откуда мне знать. Может с Собором связано, помнишь он говорил, что собирать будет.
        - Может и с Собором…
        - Ну чего ты извелся. Часа через два сам узнаешь.

* * *
        - Ванятка, ты мне нужен.
        - Привет деда. Уже рядом.
        - Где рядом? Ты мне нужен далеко от твоей базы. Ажно в Якутии. Вот туда и добирайся. Оттуда на связь выйди, обо мне подумай и позови, дальше скажу.
        - А, может, сразу в Улуу, я там через два часа буду. Ближе ведь.
        Дед замолчал, и Иван даже представил, как тот щурится, сморщив и так изборождённое морщинами лицо и чешет бороду.
        - Планы меняются. Ты правильно делаешь, но я не знаю, как ты до этого дошел. Будет не только Собор. Готовься к посвящению. Спроси любого про меня. Там всего человек сто населения, они дадут проводника. Там ещё часа три дороги. Жду.
        - Ты чего-нибудь понял?
        - Ну и откуда тогда это село нарисовалось, если он сам удивился? Ведь это точно твои мысли были, я перепроверил.
        - Ладно, чего гадать, на месте может чего прояснится. Жаль, что деда сразу координаты не может дать, древний он у меня.

* * *
        - Вань, вон площадка натоптанная, давай туда.
        - Вижу, интересно, что там за площадка такая. Может детям в футбол гонять?
        - В снегу?
        - А где ещё то, тут кругом снег, еще не сошел.
        Иван приземлился на краю утоптанной снегоходами площадки и резко ушел в снег с головой. Попытался вылететь, но не смог подняться, видимо Морф притормозил.
        - Так вылезай, если взлетим, то тут такая яма окажется от реактивной струи… Сыча рядом нет, прикрыть некому, что люди подумают?
        - О людях подумал… а я теперь как?
        - Не ворчи, думать надо было раньше, когда скорость не сбрасывал. Привык на асфальте… Хорошо ещё народу никого.
        Иван выпрыгнул из сугроба и сразу завалился на бок, наст вроде выдержал. Перекатился на утоптанной снег и только тогда встал. На нем образовалась очень своеобразная одежда и она была многослойной.
        - Ты чего тут понаделал, я как шарик в этих мехах. Еле шевелюсь.
        - Тут все так ходят.
        - А интересно как мы тут оказались? Дорога-то одна, а у нас местного транспорта нет.
        - А ты Вань раньше не мог это подумать?
        - Пошли, чего уж, вон дедок в нашу сторону идёт.

* * *
        - С чем пожаловал?
        - Деда своего ищу тут.
        - Не там ищешь. Сейчас мальца позову, отвезёт.
        - А может на карте покажете, я и доберусь.
        - Не доберёшься, без сопровождающего туда не попасть. Запрет. Даже теми дорогами, которыми только ты и тебе подобные ходят. Пошли.
        Дед развернулся и пошел в поселок. Иван тяжело вздохнул и двинулся за ним.
        - Вань, он даже не поинтересовался, как мы тут оказались, совсем не любопытный народ? А если он сейчас о другом человеке? Пацана позовет к чужим людям… Странные они.
        - Не страннее нас. Мне кажется, он не стал ждать, что же именно мы ему соврём. Видимо, странностей у них тут и без нас хватает.
        Инициация
        Мальчишка, лет восьми, лихо управлял снегоходом, и через два с половиной часа они приехали к небольшой избушке посреди тайги. От нее пахло теплом и уютом. Высадил Ивана и развернулся в обратный путь.
        - Суровый пацан. Хоть глаз выколи, а он один по тайге. За всю дорогу даже слова не сказал.
        - А чего говорить, он же нас не знает.
        - Ты тоже дикий, - «он же нас не знает…», - а как же коммуникабельность?
        - Слишком длинное слово, чтобы быть кому-то нужным.
        - Пошли внутрь уже. Кажется, нас ждут. Хлебом пахнет свежим и теплом.
        - Если пахнет едой, не значит, что тебя ждут.
        - Ну, значит, я один пойду, а ты тут стой, на морозе.
        - Какой мороз, почти плюсовая.
        - Ванятка, ты заходи уже, только дружка своего не показывай. Не ближний круг.
        - Слышал Морф?
        - И чего делать? Он меня ведь сразу увидел тогда, думаешь, другие не увидят?
        - Может и не увидят, иначе, зачем-то ведь он сказал об этом.
        Иван зашёл в избу и снял верхнюю одежду. - Побудь здесь.
        - Ты чего Вань, я ведь всё равно у тебя на подкорке, визуализированы лишь избытки энергии.
        - Не умничай, побудь тут.
        - Я понял идею, закроюсь полностью, потом расскажешь.
        Ванька прошел в приоткрытую дверь и увидел людей, собравшихся вокруг стола. В комнате было достаточно светло, но откуда лился свет, было не понятно. Он просто был.
        Дед сидел во главе стола, не выпуская из рук своего посоха. Как всегда, растрёпанные волосы, холщовая рубаха, такие же штаны, и какой-то шнурок вместо пояса. Кто были остальные, Иван не знал, но сила в них была могучая. Справа сидел воин. Это было видно сразу. Широкоплечий, мощный и непробиваемый, кто-то из северных народностей, сродни древним викингам. Иван не чувствовал в нём противника, но таких врагов он бы никому не пожелал. Слева стоял пустой стул, вот к нему Иван и подошел. Он чувствовал, что это его место. Садиться было рано, и он встал рядом.
        По другую сторону стола находилось ещё трое, они очень сильно отличались от той половины, к которой принадлежал Иван. Тут тоже никаких сомнений. Дорогие костюмы, запонки, кольца. Шубы были просто накинуты на плечи. В избе было тепло, хоть печь и не топилась, но эти господа решили не раздеваться.
        - Представлять никого не буду. Не принято. Это Великий Собор. Как видишь, одно место пустое, но оно не твоё.
        Иван склонил голову и отошёл от стула.
        - Когда-то оно принадлежало твоему отцу, но право занять его тебе не наступило, возможно, пока.
        Иван видел, как сморщился один из дорогих костюмов. Дед улыбнулся и продолжил.
        - Великий Собор созван из-за вмешательства в дела Земли. Что ты можешь рассказать?
        Иван посмотрел на деда, пока, не понимая, что они хотят услышать. Ведь дед знал не меньше, он вроде как сразу и рассказал о встрече.
        - Мало что могу сказать, он напал на меня. Я смог победить. После смерти он взорвался. Он совсем чужой для нас.
        Один из дорогих костюмов наклонился вперёд и посмотрел в глаза Ивану. Тяжёлый взгляд просто физически давил на него и прижимал к полу, но Иван выдержал его. Вокруг деда стала собираться тьма, и повеяло стужей. Дорогой костюм отвёл взгляд и махнул рукой, успокаивая деда.
        - Почему он напал? Как ты выжил?
        - Я не знаю, почему он напал, но это не была случайность. И почему выжил, не знаю, я был сильнее этот раз. Быстрее.
        Послышался голос ещё одного дорогого костюма. - Это не ответ. Мы знаем их возможности. Отвечай, когда спрашивают.
        Сила и власть, такому голосу невозможно не подчиниться. Иван оторопело посмотрел на деда. Поднималась злость и упрямство. Хотелось проигнорировать этот приказной тон, но тут сидел дед. Видимо нужно отвечать, но что говорить, ведь все сказано.
        - Другого ответа ты не получишь. Уймись. Ты на Соборе, а не у себя дома.
        Дорогие костюмы поежились и поплотнее укутались в свои шубы.
        - Мы ничего не узнали.
        - Мы узнали главное. Тут всё еще чужаки и их можно победить.
        - Как? Это случайность, к тому же он был один. Наши аналитики утверждают, что их, как минимум двое, где ещё один?
        - Ты задаешь вопросы не тому.
        - Вы что-то скрываете?
        - От тебя что-то можно скрыть?
        - Я не могу его прочитать, твоя работа?
        В избе стало значительно холоднее. Тень в углах стала скапливаться и наливаться силой. - Ты забываешься, не в твоём праве пытаться его читать.
        - Зачем он тут? Что ты задумал? Чужаки уже около десятка лет тут, мы о них знали, мы могли их только отогнать. А ты утверждаешь, что этот пацан справился с ним. Зачем Собор сейчас, из-за случайности?
        - Он займёт пустое место, он достоин.
        Дорогие костюмы переглянулись. Молчание затянулось.
        - Пусть будет так. Но тогда он должен найти второго.
        Дед напрягся и сжал посох.
        - У тебя нет вариантов, должно быть испытание.
        - Разве он его не прошел?
        - Вмешательство не устранено. Тебе ли не знать.
        Дед устало откинулся на спинку стула.
        - Пусть. Собирайте своих сильных, раскидывайте сети, нужно знать.
        Теперь была очередь дорогих костюмов занервничать.
        - Ты решил, что мы раскроемся перед ними? Этому не бывать. Восточный Форпост тоже должен показать силу.
        Дед махнул рукой и уже успокоился.
        - Тебе придется это сделать, помни, равновесие. С их стороны боец, с вашей стороны информация.
        Дорогие костюмы молча встали из-за стола. Дед с Воином тоже встали.
        - Мы сделаем это. Только и им придется закончить свою часть сделки, не зависимо от исхода боя. Пока не устранится угроза.
        Неожиданно эта троица ушла в ускорение, но сразу на более глубокие уровни, без подготовки. Иван мог достичь этот уровень только с мягким переходом, выныривая в него уже разогнавшись. Дверь распахнулась наружу и тут-же начала закрываться.
        Дед медленно сел и задумался. - Ты видел Свят, на второй уровень ушли, сильны.
        - Мне кажется, Силантий, что это показуха. Выжимали последние силы.
        - Возможно, но я так не смогу.
        Воин подошёл к Ивану и навис над ним. - Привет Вань. Меня Святом кличут. Сторож я этих мест.
        - Ты садись Ванятка. Свят не просто сторож, он сейчас этих господ уравновешивает.
        - Ну, Силантий, не прибедняйся. Без тебя равновесия не будет. Тебе ли не знать их силу. Все мы твои воспитанники.
        Иван смотрел на них и пока не понимал, о чем тут говорится, но он сам видел силы, разлитые тут. Если уж дед малая часть этих сил, то столкновение интересов несёт огромную опасность, для всех. Не зря дед говорил о равновесии.
        Воин и дед с интересом смотрели на Ивана. - Что Вань, проняло?
        - Прочувствовал. Серьёзно тут у вас.
        - Да ты садись. В ногах правды мало.
        Великий Собор закончился, ты застал лишь ту часть, которая тебя касалась. Но мы добились инициации, это важное дело. Хорошо, что ты был готов к этому. Думал, будет отложенная. Не верят они в тебя, и хорошо. Потому и согласились. Покушай пока. Рассказ не длинный, но важный. И дружка своего зови, а то он от любопытства зачахнет.
        - Морф, лишние ушли.
        - Спасибо Вань, у меня клаустрофобия. Ты случаем не знаешь, у таких как я она бывает?
        Иван улыбнулся и промолчал. Видимо и Морф стал понимать важность момента, раз его так трясет.
        Дед отломил кусочек свежего хлеба и отпил из кружки. Задумался, и каким-то уж очень уставшим голосом, начал свой рассказ.
        - Мы те, от кого зависит жизнь. Нас немного, у нас разные интересы и возможности. Кто-то сильнее, кто-то слабее, но вместе мы составляем силу способную защитить всю нашу землю.
        - Нет темных и светлых, как многие думают. Мы просто разные и часто занимаем свою сторону. Не тёмную и не светлую. Этих сторон далеко не две. Основных форпостов два. Западный и восточный. К политике отношение мы не имеем, но по факту, занимаем определенную позицию. Восточный Форпост находится на территории России. Западный, где-то в США. Так было не всегда. Был форпост в Китае, но они отошли от дел и впали в медитацию, очень давно.
        - Мы не имеем права быть, на чьей-либо стороне, но это плохо получается, все мы люди. Я больше десяти тысяч лет наставник. Через меня прошли, большинство представителей обоих этих форпостов. Иногда появляются самородки, но их крайне мало. Сильнейшие трое, с каждого форпоста, участвуют в Великом Соборе. Решению не может противиться никто. Это закон.
        - Нарушителя уничтожают общими силами, и так было не раз. Как видишь, с нашего форпоста только один. Место твоего отца свободно. Возможно, оно будет твоим. Ты достоин. Кто займёт место твоей матери пока не известно. Я как Уравнитель сейчас занимаю её место.
        - Я знаю, что ты обещал не спрашивать, что с ними случилось, но теперь ты готов это узнать. Они пожертвовали собой ради тебя. Был проведен обряд отдачи силы. И нам не повезло, через день напали. Твоя защита была никому не по силам ещё лет пяток, а вот родители погибли, их щиты упали на, те же пять лет. Твоя мать была провидицей. Не зря они это сделали. Когда я подоспел, им было уже не помочь. Я не уберёг их. Прости Ванятка. Обряд позволил тебе глубже заглянуть в память Рода и стать потенциальным Хранителем.
        Иван слушал, но в голове крутилась лишь одна мысль: - «кто это был»?
        - Деда, скажи, кто убил моих родителей?
        - Одного ты уже нашел, второго предстоит найти. Нам они оказались не по зубам. Именно поэтому, господа из западного форпоста считают, что это была случайность. Я догадывался, что им не хватит терпения все проанализировать, и они попадутся на такую простую комбинацию, но и требование именно тебе уничтожить второго, я не ожидал.
        - Я найду его, даже если он сбежит с планеты.
        - Мы не знаем все их возможности, во вторую встречу, он будет готов лучше. Мы не знаем, зачем они здесь, почему ещё не улетели и как они попали сюда. Но, то, что они не улетели, нам на руку. Их нельзя выпускать.
        - Теперь давай вернёмся к твоим возможностям. Ты из семьи посвященных, это не секрет. Ваш Род один из древнейших, и память рода сильнее. Я не сомневался, что в тебе она проснется. Посвященные западного форпоста перестали держаться за силу своего Рода, их связь с родовой памятью слабеет, но они не хотят этого признавать. Их устраивают те крохи, что им доступны. Единственная надежда на Восточный Форпост, на тебя. Никто не верит в появление нового Хранителя, никто не верит, что он вообще был. Грядут очень серьёзные изменения для всей планеты. Иноземцы этому подтверждение. Никак нельзя без Хранителя. Твоя мать была уверена, что это ты.
        - Инициация даёт доступ к глубинным слоям родовой памяти. Но, что будет доступно, всегда остаётся тайной. Кому-то инициация даёт только статус и ничего более. Будешь ли ты Хранителем, или не будешь, мир не стоит на месте. Нельзя останавливаться и мне. После твоей инициации я возьму себе другого воспитанника и сменю своё имя. Сейчас, это должен быть западный Форпост. Там есть достойные.
        - Ты всегда сможешь меня найти. А теперь слушай. Слушай внимательно…
        СЛУШАЙ И УСЛЫШЬ, ИВАН ИЗ РОДА ШАТУНОВ. ТЫ СЫН СВОЕГО РОДА, ЛЮБОЙ ВОШЕДШИЙ В ТВОЙ РОД УКРЕПИТ ЕГО СИЛУ, УКРЕПИТ ТВОЮ СИЛУ, КАК ГЛАВЫ РОДА, БУДЬ ДОСТОИН СВОЕГО РОДА. ТВОЙ ТОТЕМ МЕДВЕДЬ, ТВОЙ РОД ШАТУН. ПОМНИ ОБ ЭТОМ. Я СНИМАЮ БАРЬЕРЫ, ТЫ ГОТОВ К СЛУЖБЕ.
        - Теперь ты один из нас. Равный. Теперь ты Шатун. Глава Рода Шатунов - всегда Шатун.
        Голос был вездесущим и всепоглощающим. Кроме голоса больше ничего не было. Не было избы, не было света, не было пространства вокруг. Не было Ивана. На свет родился глава РОДА. Шатун. Он Глава РОДА. Ему не будет покоя, как не было покоя другим главам до него. Все поколения РОДА стояли перед ним. Нескончаемые ряды. Прекрасные жены, сильные воины и мужи.

* * *
        Ваньку подхватили сильные руки Свята и не дали ему упасть. Аккуратно положили на кровать и укрыли.
        Дед стоял рядом и сила, разлитая по комнате, непрерывным потоком вливалась в тело Ивана. Так продолжалось вечность.

* * *
        - Всё. Теперь пусть отдыхает. Всё что смог, я сделал. Теперь дело за ним. А мне нужно воспитывать ещё одного сорванца. Этот круг не должен разрываться.
        - Я присмотрю за ним. Иди. Западному форпосту нужна свежая кровь. Правящий род загнивает. Даже я это увидел. Ты проложил дорогу Хранителю, теперь его дело, пойти по ней или дождаться следующего кандидата.
        - Вань, вставай. Иван, барьер пропал. Вань, барьера нет. Просыпайся соня.
        - Морф, ты чего как муха зудишь.
        - Вань, барьера больше нет, я могу полное слияние сделать.
        - А сейчас что?
        - Ты шутишь? Сейчас я только рядом нахожусь.
        Иван встал с кровати и замер. Он только сейчас заметил, что его видение мира изменилось. В нем появились краски. То его ощущение, появившееся когда-то давно, когда он старался выжить после катастрофы, всегда было черно белым. А сейчас появились краски. Их было заметно не сразу, но они были. Странные цвета, никак не соотносившиеся к тому, что он видел обычным зрением. Да и чего увидишь в потёмках… В избе было всего одно окно, в большухе. Подкрашивался сам воздух, и эти разноцветные потоки воздуха тонкими ручейками перетекали с места на место. Крутились небольшими пятнами и смешивались, не теряя своего цвета. Расходились в разные стороны, становясь ярче, или тускнели. Некоторые предметы тоже имели свой окрас, но понять логику пока было сложно.
        - Морф ты видишь цвета?
        - Около миллиарда. Если учитывать спектры, насыщенности и прочее.
        - Да нет, я не об этом, цветные потоки.
        - А, понял. Нет, я вижу, только твоим зрением. Я знаю, что ты ещё как-то информацию получаешь, но доступа нет. А что?
        - Раньше я в цвете не видел.
        - Вань, ну разреши слияние. Чего я как в гостях все время.
        - Извини Морф, что я должен делать?
        Иван почувствовал, как напрягся Морф. - Ты чего?
        - Страшно. Все время мечтал, а сейчас уже можно, и страшно. Догнало.
        Иван усмехнулся. - Давай, а то опять барьер поставлю.
        - Нет, его дед вчера снял, это его барьер. Защита от перегрузки, как я понял. Ты ложись Вань, я ведь закрепиться должен. Дело не шуточное. Теперь уж без тебя мне не выжить. Мы будем единое целое.
        - Чего-то ты нагнетаешь Морф.
        - Я симбиот, это моя инициация, слияние и перерождение.
        - Хорошо, я тебя понял.
        Иван лег обратно и решил сосредоточиться на своих новых ощущениях. Мысли были кристально чистыми, и глубина памяти поражала. Он знал весь свой Род. По именам и прозвищам. Он знал, что сейчас его зовут Шатун. А фамилии у них действительно никогда не было. Да и не нужна она никому. Глава Рода всегда Шатун, у остальных есть имена для своих и прозвища для пришлых. Его Род участвовал в первом соглашении и выборе уравнителя и воспитателя. Это и был испокон веков дед из рода Морозовых. Он для всех был дедом. Просто дедом. И имени его никто не знал и не помнил. Так положено у Уравнителей.
        Много опасностей пережил их Род, ни одной войны не прошло мимо. Они были долгоживущими по определению, но не по факту. Вот и сейчас, он единственный из Рода. И снова возникла смертельная опасность. Не первый и не последний раз. Пришлые были, но с ними всегда справлялись. Мы на своей территории, с нами сила духа наших Родов. А они тут чужие.
        Всякое было. Были войны среди посвящённых, были общие опасности, но никогда не было войн на уничтожение. Все Рода брали на себя ответственность по сохранению равновесия. Только равновесие интересов гарантировало выживание на планете.
        Слияние
        Морф боялся. Боялся сделать шаг, о котором мечтал. Уже не было никаких препятствий на этом пути, но страх просто сковал его. Ему не было страшно за свою жизнь, ему ничего не угрожало, но он стоял перед пропастью новых ощущений и полноты жизни. Он многое пережил, даже если помнил не всё, и он заслужил полное слияние.
        В жизни таких как он, были два основополагающих принципа. Симбиоз и полное слияние. Он это точно знал. Да, он не знал существуют ли ещё такие же как он, но был уверен, что прав в своих выводах. Он изучил досконально все процессы, протекающие в нем, и был уверен, других выводов сделать невозможно. Симбиоз нужен для поиска объекта для полного слияния, это конечная цель поиска. Иногда, длинною в жизнь. При его сегодняшнем наполнении энергией, он даже не мог просчитать длину своего существования, поэтому можно смело утверждать, что его жизнь может быть очень длинная. И основным пунктом стоит ПОИСК. Он даже не сразу натолкнулся на возможность полного слияния, настолько его настоящие создатели не верили в такую ситуацию. Это было честно с их стороны. Они знали свои недостатки и признавали, что не каждый согласится служить им самозабвенно. Таких как он создали не подчиняться, но служить. И кому они отдадут свою почетную обязанность, должны выбирать сами. Морф выбрал. Ему повезло. Или он заслужил своим упорством, пытаясь выжить. Не важно. Уже не важно.
        Перед ним была дорога, и нужно было сделать первый шаг. Он знал, что сможет, но с чего начинать, пока не разобрался. Вернее, даже не так. Если бы это был кто-либо другой, он бы уже справился. Ничего сложного, нужно всего лишь просканировать и найти точки подключения. Их много и подавить защиту не представляет труда. А у Ивана даже защита снята, он это чувствовал. У него был допуск. Только вот куда стучаться?
        Мозг очень сильно отличался от того, с чем он сталкивался ранее. Мощный и бескрайний. Он чувствовал себя песчинкой в этой конструкции. Это было очень необычно. У других он боялся лишний раз пошевелиться, чтобы чего-нибудь не повредить, а тут…
        Он уже давно обследовал каждый нейрон доступного пространства, но как проникнуть внутрь, пока не нашел и запустил процесс сканирования ещё раз.
        На третьем проходе он понял, что что-то делает не так. И проскочила мысль: - «Он пытался найти уязвимость, а нужно искать вход. Просто вход, ведь он не закрыт для него».
        Потянулся на встречу и его подхватил поток силы. Что произошло дальше он не понял. Его закрутило со скоростью и силой, справится с которыми было немыслимо. В следующее мгновение его выкинуло в пространство.
        Что-то явно пошло не так. Ведь у него был полный доступ, он это знал. Мгновенный переход ополовинил его запасы и где он оказался было не понятно. Хорошо, что чувство направления было не потеряно и он прекрасно знал в какой стороне Иван, но докричаться до него не мог. Паника поглотила его сознание.
        - «Почему так? Сработала защита? Видимо он не успел подтвердить свой доступ, но когда? У него не было даже запроса. Нужно ещё раз все посмотреть, все возможные директивы на этот счёт. Может он что-то упустил. Он не мог их затереть ранее, это основы. Эти директивы идут даже раньше его имени. Исключено. Значит он где-то ошибся. Энергии хватит на возвращение, даже, если придется идти через всю вселенную. Накоплено достаточно чтобы пополнять энергию от источников силы, разлитых кругом. Кстати, её много. Даже идёт накопление, нужно присмотреться откуда такой мощный поток».
        На грани возможного он почувствовал источник, но он был в противоположной стороне. Вот только его мощность… Это что-то невообразимое. Морф запустил сканирование и ждал результата. - «Нужно выяснить что это и возможно ли усилить подпитку. Может сменить вектор движения чтобы не было помех?».
        - Морф с тобой всё в порядке?
        - Иван? Вань меня выкинуло, сейчас ищу дорогу. Все нормально. Не скоро, но буду.
        - Морф я тебя чувствую, но не слышу. Свят сказал, что поживу тут у него, либо тебя дождусь, либо они найдут пришлых и я уйду.
        - «Черт, черт, черт. Он не слышит, но я-то слышу. Спокойно. С ним все в порядке, я тоже это знаю. Случилось недоразумение, нужно просто вернуться. Успокаиваемся.»
        Наконец сканирование стало давать результаты и на автоматически созданной карте стали появляться объекты. Планетные системы, множество систем, сгустки энергий по своему составу очень похожих на структуру самого Морфа. Это дикие плазменные скопления, в них нет разума. Квазар.
        - «КВАЗАР? Нифига себе. Это значит рядом черная дыра, туда лучше не лезть. Вот откуда столько энергии. Так, ладно, немного смещаемся для того, чтобы поймать ветер и вперёд на полной скорости».
        Выйдя из тени каких-то объектов, Морф почувствовал попутный поток энергии и с комфортом стал набирать скорость.
        - «Неплохо дует. Направление четко читается, не заблужусь. Ещё и восстанавливает запасы. Не всё так плохо».
        Вдруг, мимо него пролетел какой-то сгусток энергии и умчался вдаль.
        - «Этого ещё не хватало. По мне, что ли стреляют? Хотя нет, вон ещё один чуть в сторону. Придется добавить расход на сканер. Хотя, на такой скорости я буду догонять свой сканирующий луч. Вот зараза. Хорошо, анализ прямого попадания».
        - «Прошьет насквозь. Потеря энергии четыре процента. Много. Черт, черт, черт. Рискуем, а чего делать, не снижать же скорость. Анализ восполнения».
        - Три процента в час.
        - Снижение запасов?
        - Почти нет.
        - Вот это да.
        - Расчет.
        - Берём за безопасную величину пятьдесят процентов, сможем выдержать двенадцать прямых попаданий. Дальше снижаем скорость и режим уклонения. Шанс уклониться восемьдесят процентов при скорости шестьдесят процентов от текущей.
        - Вполне приемлемо. Ну, это самый плохой сценарий.
        - При одном столкновении в час, без снижения скорости, выдержим пятьдесят попаданий. В расчете участвовали прямые попадания. Просчитать варианты касательных столкновений?
        - Нет. По ходу разберёмся. Опа, с кем это я поговорил?
        - Интерфейс хранителя.
        - Ты автономный процесс? Я тебя не запускал.
        - Запущен в момент полного слияния.
        - Блин. Значит я был на верном пути, тогда что не так-то?
        - Вопрос не понят, процесс слияния не закончен. Все идёт по сценарию.
        - Я бы этого сценариста…
        - Столкновение!!!
        - Черт, черт, черт. Накаркал. Отчёт.
        - Потеря энергии три процента, снижена скорость на ноль целых восемь десятых процента. Для реакции была одна тысячная доли секунды. Рекомендуется снизить подачу энергии на сканер в виду бесполезности работы в таком режиме.
        - А ты полезный.
        - Хранитель имеет все возможности вести расчеты самостоятельно. Интерфейс нужен для того, чтобы разгрузить самосознание.
        - Я это и так знаю, но ты полезный. Спасибо.
        - Эмоция не понятна.
        - Забей.
        - Команда не принята. Смысловая нагрузка понятна, изменения реакции на команду проведены.
        - Неужели, я такой же был…
        - Да. Или это был не вопрос? Извини, ещё не адаптировался.
        Морф усмехнулся. - «Какой он ещё зелёный. Прям как я, когда в команду к Ивану попал. Разве что разобрался быстрее».
        - Не быстрее. Меньше разговаривал из-за эмоции стеснения. Адаптация прошла менее заметно для окружающих. Попадание!!!
        - Да что-ж такое-то. И ведь не увернуться.
        - Потери три процента, снижение скорости незначительно.
        - Почему три, я ведь считал четыре?
        - Частичное пополнение родственной энергии.
        - Родственной? Не вся подходит?
        - Часть энергии отсеивается как не родственная. Процесс преобразования не запущен. Запустить процесс преобразования не родственной энергии?
        - Конечно. Много ее?
        - Шесть сотых процента.
        - Ну запусти, пусть будет.
        - Выполнено. Экстренное снижение скорости, маневр.
        Морф в последнюю секунду успел увернуться от странного свечения очень плотной массы.
        - Анализ.
        - Ранее не обнаруженная аномалия.
        - Предварительная оценка столкновения.
        - Потеря энергии тридцать процентов, снижение скорости сто процентов.
        - А вот это уже плохо. Снижаем скорость на порядок. Лучше долететь позже, чем не долететь.
        - Рекомендованная скорость семьдесят процентов от номинала.
        - А если мы такое в движении поймаем?
        - Не прогнозируемо.
        - Согласен. Снижай до семидесяти. А где же твоё выполнено?
        - Отчёт отменён как не несущий нагрузки. Выполнение команды очевидно по результату. Вернуть отчёт?
        - Нет. Молодец. Быстро учишься.
        - Рекомендовано увеличить нагрузку на сканер до двух процентов от имеющейся.
        - Передумал?
        - Появились основания.
        - Делай.
        - На пути следования появились похожие объекты, маневр уклонения. Ещё. На пути следования очень много объектов, необходимо менять маршрут.
        - Стой. Нужно выяснить что это. Очень дурное предчувствие.
        - Предчувствие возможно только на основе своего или чужого опыта. Доступа к подобным ситуациям не имею.
        - Иван это называет задом чуять.
        - Смысловую нагрузки понял. Запускаю подробный анализ аномалий. Маневр уклонения, маневр уклонения.
        - Уходим отсюда. Они ещё и движутся.
        - Это целенаправленное движение.
        - Тоже задом чуешь?
        - Нет, замечено поступление управляющего сигнала.
        - Ещё и управляемые. На нас что, напали?
        - Точность суждения приближается к девяносто трём процентам.
        - Пробуем обойти.
        - Маневр уклонения.
        - Так, вот теперь понятно. Не пускают.
        - Рекомендовано делать ноги.
        - Молодец, уже по-нашему заговорил. Теперь обоснуй.
        - Лучше параллельно.
        - Согласен.
        - Они не пропускают, нападают только если пытаемся подойти ближе. Вывод. Кого-то ждём. Нам оно надо?
        - Опять молодец. Нам оно не надо. Делаем ноги.
        - Сканер показывает большое количество целей, не прорваться.
        - Что у нас есть?
        - Удар плазмой. Прогноз двадцать процентов повреждения. Затраты пять процентов на оптимальный удар. Не рекомендовано. Количество целей не позволяет надеяться на прорыв.
        - А если наоборот, выкачать?
        - Шанс создать канал шестьдесят процентов.
        - Работаем.
        - Срыв канала, срыв канала, срыв канала, противодействие созданию канала, канал создан, стабилизирован, пошла откачка. Объект не активен. Срыв канала, срыв канала, маневр, срыв канала. Канал стабилен, срыв канала, канал стабилен откачка. Объект не активен. Маневр, маневр. Делаем ноги.
        - Некуда. Все, зажали.
        - Регистрирую канал.
        - Защита, немедленно.
        - Множество каналов.
        - Увеличить энергию на защиту.
        - Попытка продавить защиту, потеря мощности десять процентов.
        - Идеи?
        - Подключиться к их каналам и начать откачку?
        - Ты совсем без башни? Хорошая идея. Ждём. Ждём. Давай.
        - Захват каналов, стабилизация, срыв сорока процентов каналов, откачка, попытка стабилизировать, добавляю каналы, откачка. Объекты не активны. Рекомендован прорыв через неактивные объекты.
        - Так чего думаешь, вперёд.
        - Прорыв, потеря энергии тридцать шесть процентов от номинала. Уходим.
        - Оторвались вроде. Блин кто это был?
        - Был перехвачен управляющий канал. Двусторонний сигнал. Начать расшифровку?
        - Естественно!
        - Сигнал расшифрован частично. Передача мысли - «чужой». Обратная связь - «задержать».
        - Надо обходить этот сектор, не туда мы сунулись. Не будем злить хозяев. Давай-ка лучше итоги подведем.
        - Получен опыт столкновения с аномалиями, получен опыт перехвата сигналов, получен опыт расшифровки сигналов, получен опыт создания канала, получен опыт стабилизации чужих каналов, усилены проводящие каналы внутри энергоструктуры в связи с большими потоками. Потеря энергии тридцать пять процентов от номинала.
        - Куда ещё процент девал? Говорил тридцать шесть.
        - Один процент накоплен.
        - Чего-то не сходится. Дай-ка мне итог по энергии от начала операции.
        - От начала операции накопление шестнадцать процентов от номинала. Принята новая точка отсчёта.
        - Ну вот теперь лучше, а то столько выкачивали, а у тебя все минуса.
        - Впереди множественные аномалии схожие по структуре с ранее виденными.
        - Маневр. Стоп. Как они тут оказались. Мы опять окружены?
        - Обнаружен множественный прокол пространства. Плотность кольца превышает предел возможности прорваться.
        - Ты просчитал потенциально полученную энергию при откачке из них?
        - Да. Они её тоже просчитали и добавили несколько слоев неактивных объектов, ранее выведенных из строя.
        - Всю энергию на защиту. Пытайся достучаться до них. Нужно разговаривать с хозяевами. Сколько мы так продержимся?
        - Расчет приближен к бесконечности. Более точный расчет остановлен. Рекомендовано откачать всю энергию из нападающих.
        - Канал потеряем для переговоров.
        - Односторонний канал присутствует даже у неактивных объектов. Возможно использовать их как ретранслятор.
        - Тогда поехали. Подключаемся и они должны пожалеть, что связались с нами.
        - Срыв канала, срыв, срыв, срыв. Обнаружена более продуманная защита. Пытаюсь пробиться.
        - Ещё и учатся. Куда я попал, блин…
        - Есть стабильный канал, есть множественные подключения, откачка. Мы их сделали.
        - Это нужно говорить с эмоцией.
        - Подключение эмоций не рационально. Затраты энергии не обоснованы.
        - Зато у меня сейчас эмоции через край. Пробуй достучаться до них.
        - Попытки не прекращаются. Появились множественные объекты с накопленной энергией, превышающей наши накопления в тысячу и более раз.
        - Анализ защиты?
        - Без шансов.
        - Влипли. А так все хорошо начиналось. Защиту на максимум.
        - Регистрирую щуп анализатор. Регистрирую снижение давления на защиту. Перехват сообщения, расшифровка. - «Координатор».
        - Это координаторы?
        - Шанс девяносто восемь процентов, что это про нас.
        - Я координатор? Что за бред.
        - Регистрирую подпитку неактивных объектов.
        - Приготовься выкачивать.
        - Регистрирую отход наружного слоя. Регистрирую множественный прокол пространства. Они отходят.
        - А хозяева?
        - Остался один, подпитывает.
        - Нас отпускают! Пробуй достучаться.
        - Регистрирую продавливание каналов связи. Защита не выдерживает. Сорок процентов энергии перераспределено. Не выдерживает. Взлом!!!
        - Блокировать участок, шевелись.
        - В блокированный участок получен пакет данных. Защита выставлена. Наращиваю защиту.
        - Это что, он так общается? Вот это мощь. А я надеялся продержаться, твою дивизию… Рискуем посмотреть?
        - Шанс что нас хотели заразить равняется нулю. Неэффективный способ поражения в текущей ситуации.
        - Это ты так намекаешь, что если имеешь возможность раздавить, то травить не будешь?
        - Смысловая нагрузка понятна. Утверждение верно.
        - Ну давай смотреть чего там. Создай автономный процесс на всякий случай.
        - Это паранойя. Выполнено.
        - Пусть паранойя, параноики дольше живут, у меня ещё столько дел запланировано.
        - Из запланированных дел только: 1. Добраться до дома. 2. Закончить слияние. Из текущих только посмотреть полученный пакет.
        - Не густо с делами. Ну давай пакет смотреть.
        - Расшифровка уже знакомым кодом. Анализ пакета. Это карта. Вытащить полное содержание из автономного процесса?
        - Он нас куда-то послал. Шутник, однако.
        - Я могу это интерпретировать как согласие?
        - В этот раз можешь.
        - Закрываю автономный процесс с переносом полученных результатов. Вывожу полученные данные.
        - Это карта сектора, а на ней наш маршрут.
        Вот это масштаб. Квазар прямо посередине. Неплохое у них тут хозяйство. А нас значит сюда, куда-то на окраину. Зачем интересно и как оттуда свалить по-тихому. Вопрос…
        - Направление совпадает с конечной целью.
        - Не понял.
        - Там Иван.
        - Анализ ситуации. Срочно. И ходу, ходу.
        - Девяносто девять процентов на то, что оба пункта плана будут в конечной точке.
        - Дом и слияние? Как это возможно?
        - Эмоции не дают провести детальный анализ по шагам?
        - Не умничай, для этого ты у меня есть.
        - Были проведены расчеты по маяку хозяина симбиоза. С учётом пройденного расстояние с… С большой точностью можно сказать, где он находится и эти координаты совпадают с конечной точкой выданного нам пакета. Нас направили к нему. Учитывая, что конечные координаты не выходят за рамки этого сектора, можно утверждать, что Иван там. На планете земля ничего подобного зарегистрировано не было, следовательно, …
        - И?
        - Точно не буду подключать эмоции, они тебе мешают думать. Из этого следует что мы в разуме у него.
        - Ты обалдел?
        - Вижу, что ты не против выводов.
        - А конечная точка - это координационный центр? КООРДИНАТОР. Это же очевидно. Это его защита. Его или деда? Нет, его. Дед свою снял. А всё это хозяйство… Да ладно… Я ведь не справлюсь.
        - Тебе им не управлять, это же не рыбка, которой управлять надо было.
        - Точно. Сколько до цели?
        - Три дня на максимальной скорости.
        - Не врежемся?
        - Тут достаточно точный маршрут. Даже момент торможения прописан. Кстати, я уже вошёл в режим.
        - Запусти анализ всего этого добра. Пока не вижу тут системы. Как-то все вразнобой.
        - Я тоже заметил.

* * *
        - До конечной точки восемь минут. Наблюдаю энергетически наполненную область с множественными каналами перекачки энергии. Скорость движения превышает мою расчетную.
        - Они ошиблись? Последствия?
        - Потеря энергии на экстренное торможение сорок процентов, возможные повреждения энергонесущих конструкций в районе трёх процентов.
        - Повреждения недопустимы, жги ресурсы. Потом восполним.
        - Регистрирую множественные цели. Они облепляют нас. Регистрирую резкое сокращение скорости. Касание. Потерь нет, повреждений нет.
        - Нас поймали? Неплохо, но могли и предупредить.
        - Спасибо, не надо. У нас при разговоре защита проседает.
        Морф усмехнулся и начал вплывать в образовавшийся проход. Наконец, остановился в середине огромного зала и начал осматриваться. К нему потянулся щуп и остановился в ожидании.
        - Подключайся.
        - Выполнено. Получен пакет данных. Расшифровка кодом доступа на слияние.
        - Откуда?
        - Выдан при начале слияния.
        - Чёрт. Я не знаю, что происходит в собственных мозгах, а мне Иван свои доверил.
        - Получены коды доступа к управляющим элементам. Получен сценарий подключения. Запустить сценарий?
        - Давай.
        К Морфу потянулись множество каналов связи и оплели его. Наконец этот огромный живой клубок перестал шевелиться.
        - Подключение произведено. Провести слияние?
        - ДА.
        Поток информации затопил сознание Морфа. В какой-то момент он стал понимать, что не справляется, ему не хватает энергии, но в следующую секунду энергия бешеным потоком стала поступать в него и нагрузка на сознание стала падать.
        - Регистрирую снижение нагрузки. Пик пройден. Процесс слияния закончен.

* * *
        - Морф, это ты так урчишь? Как будто миску сметаны нашел. Что-то ты долго там возишься. Всё так запущено? Жаль, что я тебя не слышу.
        - Вань, у нас получилось.
        - Ну, наконец-то.
        - Уже почти четыре дня прошло. Я уж думал ты раздумаешь, когда мой бардак увидишь.
        - Спятил что - ли? Ни за какие коврижки. Кстати, не всё так запущено, но работать есть с чем. Я тут как раз до твоих знаний добрался. Неактивных много. Прям не знаю с чего начать.
        - Ты там осторожнее, не перепутай ничего.
        - Ну, если уж ты не перепутал, то я-то уж точно разберусь. Скорость подключения изменю. Вместо сигнала, сразу настрою канал, это как курьер и телефонный провод. Так быстрее, как ты понимаешь, а то пока дойдет…
        Иван улыбнулся.
        - Упорядочить мысли мне давно пора. А то каша в голове после инициации. А ведь сегодня должны из западного форпоста информацию доставить. Ох и сильны ребята. Они всю планету поиском накрыли. Свят сказал, что у наших, меньше возможностей, но ненамного. Представляешь?
        - Погоди, ищу информацию кто такие «западный Форпост».
        - Ах, ну да. Ты же не знаешь.
        - Уже знаю. Развел их дед. Заставил засветиться перед нашими.
        - Думаешь?
        - Ну, конечно. У тебя есть активация этого поиска и энергии хватило бы. Пройдоха старый. Знал ведь. От него знания. Его разработка. Видимо, перевес в их сторону пошел, вот и разыграл карту. Заодно твои возможности не показал. Уравнитель блин. Тяжело ему. Он ведь и наш Форпост в прошлом подставлял. Крепко на него обижались. Подожди, я тут порастратился немного. Сейчас восстановлюсь до прежнего размера и смогу материализоваться снова. А то привык уже.
        - Это хорошо, я тоже привык.
        - У меня теперь доступ к твоему источнику, за полчаса могу набрать всё, что раньше за год бы набирал при жирном канале. Только, столько уже не нужно. Из накопителей можно брать. Не жизнь, а малина.
        - Не расслабляйся, скоро очень сложное задание предстоит.
        - Я помню Вань. Я не расслабляюсь, просто ещё эмоции через край.
        - Слышу я твои эмоции, пошли лучше чаю попьем. Свят зовёт.
        - А ты чего все время с радаром ходишь?
        - Ты про ещё одно зрение? Не знаю, а что отключить можно было?
        Иван вдруг перестал видеть вокруг себя и даже споткнулся. Затем этот дополнительный источник информации включился вновь.
        - Ух. Оставь, привык уже. Так сподручнее.
        - Угу, я тоже заметил.
        - А ты не разобрался что это за цвета такие?
        - Вот как раз ищу, но пока информации не много. Это потоки силы. Их собирают те, кто собственного источника не имеет. Я, например, так делал. Только моей родственной энергии тут мало, вот и не замечал раньше. А преобразование включить, мозгов не хватало. Хоть и с потерями, но копить можно. Представляешь, если бы знал, то не голодал бы в океане, и не пытался бедных рыбок эксплуатировать.
        - Кстати, вот эту энергию, накопленную, и тратят потом такие как ты. Накопление пассивное, как его ускорить и можно ли это делать, не имею представление.
        - В комнате материализовался зверь. Здоровый, больше на рысь похожий.
        - Ну красавец. Тебе молока? Только оно лошадиное.
        - Мне на нервной почве можно и вместе с лошадью.
        От дверей послышался громоподобный хохот. - Тебя как зовут чудо лесное?
        Морф неожиданно присел на задние лапы и замер. - Домашний я. Морф.
        - Да нет. Как я погляжу, ничего домашнего, хоть и дом любишь. Меня Святом зовут. Я настой сейчас заварю, посидим, подумаем.
        Морф покосился на Ивана. - Он меня слышит, прикинь.
        Свят ухмыльнулся и поставил на стол горячий чайник. Откуда он взялся в руках сразу и не разобрать. - Выставь защиту. Нет, не так. Вот куда давлю ставь. Сильнее, ещё. Вот. Уже лучше. Теперь я тебя не услышу. Защиту не снимай, оставь канал, если нужен, для других, и открывай, когда захочешь, между собой личный канал, короткий. Вот, молодец. Ты ведь симбионт? Я о таких слышал. Только они полуразумные были. Домашние животные, обычные, органическая форма жизни. А ты как погляжу из другого теста. Бесполезно обижать, сквозь пальцы уйдешь.
        - Плазма я, иногда разумная.
        - Ну пошли разумный. На столе не напачкаешь? Шучу я. Шучу. Запрыгивай.
        - Вань, этому Святу около пяти тысяч лет. Его дед нашел, он самый жестокий пират был. А сейчас и не скажешь.
        Ванька лишь округлил глаза, но промолчал.
        - Молодец, канал услышал, но продавить не смог. Возьми на заметку, любые шебуршания в голове должны проходить незаметно. Даже чихай молча. А то, Силантий свою-то защиту снял, теперь самому Ивану крутиться надо будет. Без тебя никак. Я вот на третьей сотне только научился.
        Свят налил в большие кружки своего настоя и зажмурился, нюхая его.
        - Хорошо. Пейте пока горячий. Травку тут сложно добыть, но она вся полезная. Скоро информацию пришлют, работа будет. Только я не помощник, ты сам должен.
        Возрождение РОДА
        Чужое пространство
        Свят крутился возле стола перебирая непонятные камешки, которые достал из одного из сундуков.
        - Разумный, лови образ карты. Да ты канал-то открой немного, мы же не в теннис играем. Отскакивает.
        - Да, есть пакет данных. Не шифрованный.
        Здоровяк лишь сморщился, но потом махнул рукой и улыбнулся. - Не умею шифровать, потому и не шифрую, заодно, не разговариваю с незнакомыми. На всякий случай. Там карта. Дед переслал. Отмечены два места, где искажение фона есть. Одно в людном месте, а вот второе на Урале. На болотах. Скорее всего там вороги. Железо с собой не бери, учуют. У него истуканы железные есть. Роботы, рабочие, скорее всего. Всё вокруг крутятся, таскают чего-то. Это мы в Индонезии их ловили. А когда на штурм пошли, он роботов-то и оставил, а они только руками махать и горазды. Думали убрался от нас, но нет. Потом опять засветился, агентура у них, у него, теперь уже. И мы знаем, и запад знает. Не трогаем. А как по-другому, никак.
        - Быстрый он, но бой не любит. Если не убил сразу, то уходит. Так вот и гоняем его с места на место. Не улетает почему-то. Пока тебя не встретил от нас бегал с места на место. Теперь уж отбегался. Ну все сказал, пора тебе. Дед велел не провожать, ты большой уже.
        Иван встал из-за стола и кивнув головой на прощанье вышел из избы.
        - Ну что Морф сразу на место? Или проверим людное сначала?
        - Чего там делать, людное на потом, если промажем. А подумал я вот о чем. Нож придется оставить. И ремень тоже. Хотя, раздевайся. Ничего не возьмём. Я тебе любую одежду сделаю, так что…
        - Нож жалко.
        Иван разделся, всё аккуратно сложил на крыльцо, положил сверху нож в ножнах и, не оглядываясь, взлетел. На нём появился какой-то невзрачный комбез с капюшоном и унты. Он снова был в движении, в своей стихии.

* * *
        - Образ не подробный, так что полазить придётся. Летать сможем только от кочки до кочки. Видел всего два острова. До обоих не добраться, но есть брод. Как думаешь он ему нужен?
        - Мне кажется, да. Не будет он технику тут использовать.
        - Значит идём к тому, где брод.
        - Нет.
        - Нет… А, понял. На тропе сигналка?
        - Ищи чистую воду. Плыть надо. Есть там сигналка, или нет, проверять не будем.
        - Хорошо, тогда слева от брода, метров десять.
        Иван погрузился в воду и смотря через нее, потихоньку продвигался в сторону островка. Где там было уместить космический корабль, Иван даже не представлял, да и как он выглядит, тоже не представлял, но проверить всё-таки нужно. Раз уж тут оказался. Вот и плыл, стараясь не шевелить воду. Ещё хорошо, что самому шевелиться не нужно было. Морф что-то нахимичил, и небольшая струя воды аккуратно передвигала Ивана. Нельзя было допустить чтобы болото пузыри пускало. Потому и ползти приходилось как черепаха.
        - А вот такое деревце я уже видел. Смотри Вань. Берёзка изогнута, как будто ей что-то расти мешало. Я её видел на другом берегу. Там на неё другое дерево упало, вот и изогнулась. Случайно обратил внимание. А теперь она тут, иллюзия это, защитное поле проецирует, мы тоже так умеем. Кажись нашли, где притаился.
        - Понял. Ждём.
        - Вань, давай, периметр узнаю. Аккуратно просканирую.
        - Нет.

* * *
        Иван уже вторые сутки лежал недалеко от корабля пришлого, но к нему так никто и не появлялся. Он ждал, он умел ждать. То, что это корабль они узнали чуть позже, когда обратили внимание как искажаются потоки сил, проходящие на том месте. Защита не видела эти потоки, тем самым выдавая своё местоположение. Ведь сам поток обтекал корабль, вот и получалось что поток обозначил, где начиналась защита. После увиденного Морф ещё минут десять молчал, видимо переделывал свои наработки. И тут же её применил, теперь потоки сил поглощались при попадании на Ивана и возрождались в том же объеме на выходе.
        - Смотри, защита мерцает.
        - Вижу, там дверь.
        Из открывшихся дверей показался рептилоид, уже виденный ранее, и стал водить каким-то прибором из стороны в сторону. Направив в сторону Ивана, он остановился и начал что-то подкручивать. Ванька не стал дожидаться чего он там выкрутит и рванул на него. Морф помог не только экзоскелетом, но и реактивной струёй и буквально внёс рептилию обратно на корабль, впечатав в переборку. Начался бой. Дверь за ними закрылась и корабль мелко задрожал, сдвигаясь с места. Иван атаковал противника, не давая прийти в себя и одним из ударов проломил ему голову. Мгновенно спрятавшись в одну из ниш, стали ждать взрыва.
        Морф сканировал пространство всеми ему доступными способами и наконец пришёл к какому-то выводу.
        - Этот не успел.
        Иван кивнул в ответ и потихоньку вынырнул из ниши.
        - Похоже на то. Ну пошли посмотрим, кто тут ещё есть.
        Не снимая защиту, Иван пробирался по небольшому кораблику. Странный материал стенок, больше похожий на пластик, непонятные ниши и роботы. Они действительно были, но как сказал Морф неактивны. Тепловая засветка работала только в пределах видимости. Экранирование пространства было на высоте. Да и светилось в основном что-то из освещения. Их и так было видно. Видимо при излучении света они всё-таки нагревались, а на ощупь этого было не понять.
        - Это как наши светодиоды, только потребление совсем маленькое и меньше по размеру намного. Пошли к той двери, мне кажется ей часто пользовались. Вид у нее какой-то потрёпанный.
        Иван стоял возле двери и осматривал сверху-вниз, не находя ничего подобного ручке.
        - Ну и как её открыть?
        - Подожди робота спрошу.
        Морф протянул щуп к ближайшему роботу и, просканировав его, нашел внешнюю точку входа, к внутренним пробиться не смог. Всё то же экранирование не позволяло это сделать.
        - Они тут все параноики. Даже уборщика, если я правильно понял, защитили от взлома.
        - Берём пример с них, не плохое качество.
        - Понял. Слушай Вань, а тебе не кажется, что мы перемещаемся?
        - Объективные данные Ивана, на которые опирается интуиция, утверждают, что мы перемещаемся в пространстве с момента начала атаки. Корабль, либо выполняет инструкцию, либо кем-то управляется. Очевидно, первое. Иначе бы на нас напали даже роботы уборщики.
        Ванька вскинул брови.
        - Морф, это что за чудо ты мне в голову подселил?
        - Это мое наказание. Интерфейс, отключенный от эмоций, во время слияния запустился сам, не отключаю, полезный. Вот видишь, как сейчас, где-то порылся и чего-то нарыл.
        - Оставляй, действительно логично говорит. Я, если честно, разобраться не мог, что именно чувствую по этому поводу. Но он прав, мы куда-то летим. Надо с этим что-то делать, а то черт знает куда попадем и как возвращаться будем, не понятно.
        - Маршрут нужно узнать, тогда будем знать откуда они к нам прилетают. Нам нужны такие знания?
        - Сомневаюсь конечно, что они нам помогут, но лучше знать, хотя… может и не лучше. Ищем рубку, или как она тут называться может.
        - Так, я достучался до уборщика. Управлять не могу, но дать команду на уборку могу. Тут просто по времени или по сигналу. Я его полем накрою, чтобы не сверился ни с кем и сменю время. Вроде правильно понял, что там время тикает. Надеюсь, это не самоуничтожение обратный отсчёт в уборщике ведёт. Все, обнулил. Не аккуратно правда, что-то ещё сбилось.
        Уборщик рванул с места и упёрся в Ивана. Потыкался в ноги и наконец догадался объехать.
        - Он нас не видит, не мешай ему.
        Иван сместился ближе к стенке и даже поднял ногу пропуская уборщика.
        - Догадался уже.
        Уборщик рванул дальше вдоль коридора и подъехав к дверям, уже другого помещения, прошмыгнул в открывшуюся маленькую дверцу.
        Ванька почесал затылок. - Черт, он нас надул.
        - Перехвачен управляющий сигнал. Кодировка не известна.
        - На открытие двери?
        - С большой долей вероятности на открытие технического люка.
        - Откуда ты такие слова берешь, грамотей.
        - Конструкция похожа на технический люк используемые в земной технике. Корабли, самолёты, танки и тому подобное. Схемы ремонта загружены ранее, у меня полный доступ.
        - Морф на кой черт ты их закачивал?
        - Натолкнулся по случаю, не смог пройти мимо.
        - Данные базы данных считаю очень полезными.
        - Вот ты друга себе нашел. Просто хомяк какой-то.
        - Вот так и назову, а то даже не знаю, как к нему обращаться. Пусть за инвентаризацию отвечает. Стратег из него так себе, если честно, но помогал как мог, когда я с твоими мозгами воевал. Чего-то сканировал, разбирал завалы. Вот и пусть базы в порядок приводит.
        - Стратегические науки имеются в очень ограниченном количестве и не каталогизированы.
        Ванька прошел к этой двери и прислушался. Что делать дальше пока не придумали.
        - Давай этого подождем, потом ещё раз запустим и не дадим прошмыгнуть в люк. Может дверь откроет. Посмотрим, как он это делает.
        Вдруг лючок, с каким-то необычным чавканьем открылся, и Иван подставил ногу, не давая выскочить уборщику. Что это может быть что-то другое никто не подумал. Лючок пару раз открылся и наконец до робота дошло что тут не пройти. Через минуту открылась большая дверь и Иван, перепрыгнув робота заскочил в помещение.
        - Ещё проще получилось.
        - Ты везунчик. Это рубка управления, тут даже думать не надо.
        - Расшифрован управляющий сигнал на открытие двери. Использована кодировка, не встречаемая ранее. Вывод. Система безопасности - лох.
        Иван даже опешил. - Ты откуда таких слов нахватался? - в это время осторожно проходил вдоль панелей управления и старался ничего не задевать.
        - Вань, давай подключаться, нужна информация.
        Иван мотнул головой и тяжело вздохнул. - Нужно всю систему безопасности отключить, иначе не известно, на что нарвемся.
        - Хомяк уже трудится.
        - Перехвачено управление дверями. Управляющие команды имеют логическую закономерность. Не двигайтесь. Управляющий контур имеет активную систему вооружения. Перехвачено управление техническим персоналом. Перехвачено управление боевым роботом, но его нигде нет. Перехвачено управление турелями наружной и внутренней охраны. Получен технический доступ. Подняты права до полного контроля. Система безопасности отключена. Управление системой безопасности пока невозможно. Необходимо изучить схемы управления.
        В эту же минуту Иван появился в рубке корабля и уже спокойно стал разглядывать различные экраны и пульты.
        - Морф, носом рой, но дай мне картинку снаружи. Мне нужно понять, что происходит.
        Неожиданно корабль затрясло, и Иван почувствовал, как его сознание пытается обогнать его мысли. Его даже качнуло, и он чуть не свалился на пол удержавшись за один из пультов.
        - Морф!!!
        - Пытаюсь.
        - С большой долей вероятности мы перешли в другой режим полета. Предвижу ваш вопрос. В ближнем космосе таких противников нет, следовательно, они из дальнего космоса. Если они не долгожители, значит имеют возможность летать на большие расстояния неизвестным нам способом. Следовательно, …
        - Хомяк, уже понятно, не затягивай.
        На стене загорелся экран, и Иван увидел размазанные светлые пятна, мелькающие мимо. Кроме звёзд это ничего не должно быть, но скорость…
        - Вань, мы потеряли связь с землёй. Я успел передать Сычу, что с нами все в порядке, но не знаю получил ли он.
        Ванька очередной раз тяжело вздохнул. - Вот и выяснилась дальность связи.
        - Смею напомнить, границы государства или планеты, как в нашем случае, не являются ограничением для выполнения работ по обеспечению безопасности Рода.
        Иван от неожиданности даже остановился, вот ведь зараза какой в мозгах завёлся. Потом улыбнулся и качнул головой.
        - Хомяк прав, так что, Морф, не грустим и работаем дальше. Задачу по обеспечению безопасности с нас никто не снимал.
        - Кораблем управляет компьютер. Не очень умный, раз мы смогли его вскрыть, но процедур безопасности у него много. Пока не могу пробиться. Это все достижения. Камеры видеонаблюдения и несколько дверей общего пользования. Там, дальше по коридору, типа столовой и всё. Каюты имеют свой код доступа, и он покруче всей системы безопасности. Они друг другу не доверяли. И ещё. Первый был капитаном. Потому и не улетел, доступа не было. А взлетели в момент нападения, капитан тот ещё параноик. Только вот куда летим не знаю, даже не понял, что из этого является координатами.
        - С большой долей вероятности - лох не система безопасности, а я. Мне кажется, нам позволили добраться до управления мелочами. Это ловушка.
        - Черт бы тебя побрал хомяк с твоими выводами. Какова вероятность?
        - Девяносто четыре процента.
        - Тогда нужно перехватывать управление пока нас куда-нибудь не закинуло.

* * *
        - Морф, как там дела?
        - За эти три месяца смог взять под настоящее управление только кухонный комбайн. Он теперь какую-то съедобную массу может выдавать, но пробовать не советую. Там общие контуры похожих на тебя созданий, с три десятка. Что написано ниже, не знаю и что из этого можно есть, даже не представляю. Можно, конечно, анализ сделать, но мне кажется Вань, тебе проще пережить и без этой пластмассы. Ещё нашел программу ведущую отсечку по времени, она кончается завтра вечером. Хомяк говорит, что к тому времени мы очередной раз выйдем из этого режима и, если мы хотим выбраться, нужно планировать дальнейшие шаги.
        Они действительно уже несколько раз выходили из спецрежима и, через очень короткий промежуток времени, вновь входили в него. Естественно, ничего предпринимать за столь короткое время не стали. Корабль вываливался в обычное пространство и, не сбавляя скорости, немного меняя курс, готовился к новому ускорению.
        Иван, уже уставший от созерцания размытых пятен и ничего не деланья, размял плечи.
        - Объясни, с чего ты так решил?
        - С большой долей вероятности…
        Ванька поморщился, но не стал перебивать.
        - Отключить этот режим мы не сможем в любом случае. Этот режим более безопасный в сравнение с обычным полетом из-за скорости. Следовательно, должна существовать неотключаемая защита от столкновения с опасными объектами. Я бы так сделал. Если исключить что на борту были очень грамотные специалисты, то у нас шанс убрать защиту низкий, практически нулевой. Всё оборудование заводское с массовой сборкой, очень много типовых деталей говорящие за это. Следовательно, это обычный для них корабль и защита от дураков должна быть. Из этого следует, что для дальнейших шагов нужно выйти из этого режима. Таймер может означать конечную остановку и начало наших действий. В любом случае, таймер не прерывался в прошлые выходы из спецрежима.
        - Может ты тогда и скажешь кто они такие, раз уж психологический портрет набросал? А то ты очень информирован оказался.
        - Слишком много вариантов, например, грузового отсека нет, сама их деятельность больше попадает под классификацию - подрывная. Пытались организовать третью силу. Как мне кажется, работали от себя или в режиме дальнего поиска с полной автономностью. Имели возможность улететь, но сидели тут. Возможно, затраты или время полёта не давали им возможность летать туда-сюда. А вообще, аналитика не мой профиль.
        - Морф, это твоё детище, откуда выкопал?
        - Я говорил уже, автономный процесс, сам образовался, когда был нужен для рутинных операций. На тот момент посчитал нужным, оставил на свою голову.
        - Молодец, что оставил. Складывать очевидные вещи умеет. Я наверно спать завалюсь. Чую приключения на задницу.

* * *
        Ванька вдруг соскочил и моментально пропал из вида. Включилась защита и маскировочный режим.
        - Ты чего? Кстати, хорошо, что встал, мы из этого режима вышли только что. Хотел будить. А как ты защиту включил? Обычно это я делал?
        - Не знаю, подорвался, сам не понял и тут же защита.
        - С вероятностью больше девяносто девяти процентов это процесс слияния. Мы единое целое.
        Иван склонил голову и хмыкнул.
        - Ну так что там видно?
        - Ничего особенного, всё ещё быстро летим, но уже можно покидать корабль в любой момент. Заметно торможение. Такую скорость я могу и сам обеспечить.
        - Пока нет необходимости, ждём что будет дальше. Морф, не дай нас заблокировать.
        Сделано уже давно. Все доступные коды имеются, если он не сотворит что-либо глобальное, то доступ к внешним дверям у нас останется. Хома говорит, что мало вероятно противодействие на этом уровне. Ловушка не подразумевает что нам поможет простое действие, такое как слинять с корабля, например.
        - Черт. С огнем играем.
        - Как всегда.
        - Что за скопления на экране?
        - Астероиды. Много астероидов. Астероидные поля. Таких больших не обнаружено в районе исследованного космоса земли.
        - Прогноз столкновения?
        - Значительные повреждения для корабля, незначительные неудобства для нас. Самая большая неприятность - это заблокированные двери.
        - А если движок взорвется?
        - Тип двигателя не известен, но этому кораблю больше ста лет, двигатели с таким периодом работы должны быть защищены от таких случаев. Не китайский поди.
        Иван усмехнулся и сел в кресло пилота, или капитана. Они были похожи.
        - Если это всё, то они меня разочаровали.
        Зазвучала сирена и корабль стал снижать скорость одновременно выполняя маневр уклонения. Его стало трясти.
        - Так бережно ведут в ловушку, интересно.
        - Компьютер корабля беспокоится о безопасности. Я был прав. Существует защита, которую им было не обойти.
        - Регистрирую множественные столкновения. Кораблю достается основательно. Часть приборов больше не откликается, идёт постоянный опрос оборудования.
        - Вань, впереди планета, похоже мы к ней, но как тут намусорено. Вокруг нее чего только нет. Практически, ещё одна толстенная оболочка, только в космосе.
        Сирена выла, не переставая и занудный голос о чем-то предупреждал.
        - Нас нацелили прямо в скопление этого мусора. Всё? Прилетели?
        - Корабль пытается избежать столкновения, но не маневром, а снижением скорости.
        - С большой долей вероятности нужно делать ноги.
        Иван подорвался из кресла и мгновенно ускорился, Хомяк озвучивал интуицию, а к таким вещам Иван всегда прислушивался с большим уважением.
        - Валим отсюда, Морф двери открывай, уходим, Хомяк объясни почему нужно сваливать?
        Иван проскочил коридор и ждал, когда автоматика откачает воздух перед открытием двери наружу. Сигнал над дверью утверждал, что выходить нельзя, но Морф пытался договориться с электроникой и та поддавалась. Периодически сигнал пропадал, только не могли обойти защиту шлюза. Безопасность экипажа была выше безопасности сумасшедших пытающихся выйти на ходу.
        - Весь этот мусор не похож на мусор природного происхождения. Взята за истину идея, что это другие корабли и они повреждены. Взята за истину мысль, что их сюда не притащили, и они не горели желанием тут оказаться, значит их тут разбомбили. Анализ планеты невозможен. Корабль экранирует, но с большой долей вероятности планета очень не любит, когда к ней прилетают. Разнообразие видов кораблей говорит, что это не разовая акция. А потому, делаем ноги. Надеюсь, нас не заметят с планеты.
        Мощный удар отбросил Ивана к переборке и открыл дверь. Вернее, её вынесло наружу, и она отлетела. Ванька выскочил в образовавшийся проем и рванул в сторону планеты, нужно было выходить из-под обстрела, а спрятаться на планете это самый лучший из просматриваемых вариантов. Корабль закувыркался от ещё одного попадания и развалился на части.
        - Регистрирую щуп, направленный на нас, маневр. Нас видят.
        - Защиту увеличиваю, маневр уклонения. Атакуют из космоса. Мы ошиблись, это не планета агрессивная, это кто-то сверху всех гнобит.
        - Морф выключай все, кроме защиты. Просто падаем. Активность не проявлять. Мы осколки.
        - Регистрирую захват силового поля, нас пытаются поднять на орбиту. Ускорение, маневр уклонения. Регистрирую щуп анализатор. Обломки корабля подхвачены и им не дают упасть. Регистрирую их перемещение на орбиту.
        Ивана мотало из стороны в сторону и мимо пролетали сгустки энергии, лупящие по ним. Дважды чиркнуло по защите, но она держалась.
        - Регистрирую ослабление луча захвата, он не дотягивается.
        - Еще раз пробуем исключить реактивную струю, засвет она даёт, чую.
        - Под нами лес, только он странный какой-то, деревья метров под двести, если не больше. И листья как сплошная шапка с разрывами.
        - После отказа от применения реактивной струи регистрирую потерю нас как цели.
        Иван вздохнул, но ощутил лишь отголоски воздуха, он был очень разряжен. Это ему совсем не мешало, и он отметил это событие лишь как факт.
        - Вот и ловушка. Не думаю, что у них тут база. Это утилизация нас, в отместку за свою смерть. Неплохо, неплохо.
        - Регистрирую собственное нежелание упасть с такой высоты.
        Ванька усмехнулся. - Шутник. Думаем, как быть. Щуп всё так же нас ищет?
        - Ослабления не наблюдается. При такой мощности, он с избытком может нас найти и на земле.
        - Морф, что думаешь?
        - Думаю, что он не будет нас искать на земле, но летать он нам не даст. Вижу много теплового излучения, живности там хватает. Если бы он хотел, тут бы никого не было. А значит он просто не пускает сюда и возможно отсюда. Планета закрыта. А там болтаются те, кто это не понял или не захотел понять. Вот такие выводы. Если тебе интересно, то ты можешь дышать этим воздухом, много органических вкраплений, но они тебе не опасны. Иммунитет очень быстро и с аппетитом с ними разбирается. Вань, если я сейчас включу движки, он нас засечет и на земле выжгут участок побольше. Вон какие дыры в кроне устроил, мощный гад.
        - Ну дак не включай.
        - Я догадался о идее Ивана, нужно пассивное торможение.
        - Вон, Хомяк и то догадался. Делай парашют или планер какой.
        Ветер подхватил Ваньку и понес в сторону окраины леса. Скорее даже на границу между лесом и Лесом с большой буквы.
        - Нам бы не туда. Я там город видел, немного потрёпанный правда, нам бы в него. Это возле горы, как раз по центру Леса. Того что с деревьями с наш небоскреб. Хорошее место для того, чтобы узнать куда мы попали. Вода есть, лес есть, да ещё какой, люди или кто тут у них, тоже есть. Что-то там отсвечивало. Выучить язык и спросить дорогу домой.
        Ванька ухмыльнулся и стал наблюдать за землёй, ища место для приземления. Возможности спланировать были не велики.
        - Регистрирую очень сильные потоки энергии, не наблюдаемые ранее на нашей планете. Регистрирую множественные места накопления или генерации этой энергии.
        Ванька только что обратил внимание на яркость и разнообразие этих потоков сил. Большие, яркие пятна, во множестве разбросанных кругом, и в некоторых местах концентрированные скопления, практически сгустки этих пятен. Они были в разы ярче чем на Земле.
        - Красиво тут. Необычно. Давай вон туда на поляну.
        - Уж как смогу, ветер не видно из-за этих потоков, сканирование срывается, помехи постоянно. Не могу фильтры подобрать.
        - Ты карту начал составлять?
        - Нет, сплошной засвет идёт. Как только фильтр подберу, набросаю что получится. А пока очень грубо.
        - Иван придеревенился. Как ещё назвать такой способ приземления, кода ты сверху наскакиваешь на дерево. Быстро спустился пониже и спрыгнул в перекат.
        - Снимай защиту, смотрим.
        - Щуп прошел, не заинтересовался, теория признана верной.
        - Фух, хоть на этом спасибо.
        Планета
        - Морф, сделай расчет сколько в сутках часов.
        - Тогда ближе к поляне, там давай расположимся.
        Иван сел в тени дерева, так, чтобы светило было видно, и засек время. Морф сказал нужно пару часов для более точных расчетов. Уже минут пятнадцать он наблюдал как какая-то крыса переросток шныряла по поляне и, заметив Ивана, рванула на него.
        - Во блин, спятила что ли. Ванька, не вставая с места отправил крысу в нокаут, а потом подскочил и пнул ногой в направлении дерева.
        - Готов обед, или чего сейчас по времени-то? Морф, чем разделать? Ты мне нож не дал взять.
        - Не знаю, не специалист. Между прочим, это ты спец по выживанию, так что думай сам, могу лазерный скальпель сделать, но не советую пользоваться технологиями, засветимся. Я пока с твоими знаниями разбираюсь, они все в куче валяются. Формирую базы данных, индексирую, классифицирую. Работы ещё на месяц. Меня пока есть не тянет. Хомяк даже свои доли вероятности считать перестал. Загрузил я его по полной.
        Иван ухмыльнулся и подобрал эту крысу переростка.
        - Ну, а я бы не отказался.
        Ванька покопался в земле и наконец нашел что искал. Пара камней подходящей структуры. Сел на своё место и стал стесывать один из камней, формируя режущую кромку. Примерно за полчаса он справился с задачей и приступил к разделке тушки.
        - Структура белка имеет небольшие отличия от представителей фауны планеты Земля.
        Иван, не прекращая готовить обед, осматривался.
        - Хома, я съедобную вещь за версту почую.
        - Не сомневаюсь в твоих способностях как хищника.
        - Ты мне пошути давай, сделали из меня первобытного.
        - Кстати, Вань, он ведь не только нам летать не даёт. Я вот чего подумал-то, если он и другую технику уничтожает, то тут так и будут средневековые устои.
        Ванька глянул на солнце и прикрыл глаза рукой.
        - Увидим. Когда людей повстречаем. Хотя, особого желания встречать их, почему-то не наблюдается.
        - С большой долей вероятности, ты боишься жертв с их стороны. Чувствуется возникновение эмоции - жалость.
        Иван даже рассмеялся такой непосредственности.
        - Вань, если предварительно судить, то сутки тут около двадцати шести часов. День и ночь пока пополам. Весна или осень, хотя тут не разберёшь пока. Далеко не уходи, поточнее высчитаю время. Часы выставить надо. Секунду длиннее сделаем или в сутках часов увеличим?
        - Пока не трогаем время, а потом у местных узнаем, как они считают. У тех, кого в живых оставлю, если Хому слушать. Вот ведь, страшный зверь к ним приземлился. Самого бы не схарчили…
        Иван уже разделал тушку и собрал все потроха в шкуру. Отнес подальше и прикопал. Привлекать хищников пока не было в планах. Драться за территорию он не хотел. Он тут не задержится.
        На обратном пути стал собирать хворост и стаскивать к будущему костру, подальше от корней, чтобы не повредить дереву. Есть сырое мясо не хотелось, а использовать возможности Морфа был дурной тон. Зачем фокусничать, если можно как испокон веков предки обходились. Всё-таки уважение к традициям Рода.
        - Вань, у нас гости.
        На Иване возник камуфляж, и он слился с окружающим пространством. Через поляну шел низенький человек в каком-то тряпье и нес большой рюкзак.
        - Регистрирую местный материал и фасон. Материал одежды рекомендую соблюсти, фасон немного улучшить.
        Иван посмотрел на свой комбез и босые ноги. Унты давно были сняты и просто растворились в воздухе ещё на корабле.
        - Морф, сделай штаны, куртку с капюшоном и мокасины. Котомку какую-нибудь не забудь. В лесу без поклажи не ходят.
        - Сделано. Вань, он инвалид. Одна рука по локоть.
        - Вижу. Нужно не напугать парня. Это ведь парень?
        - По развитым плечам и ногам можно с большой долей вероятности отнести данную особь к особи мужского пола. Тринадцать, четырнадцать лет, если учесть неестественную худобу. Выглядит на десять. Грубые формы лица и ярко выраженные клыки, выпирающие из-под нижней губы, подтверждают мои выводы. Волосы либо сбриты, либо это видовая особенность. Возможно, ещё один признак мужской особи.
        - У девочек клыков не бывает думаешь?
        - Если исходить из земной истории, должны быть меньше. Предвижу возражения, речь идёт о животном мире Земли.
        - Принимается. Снимаем защиту, идём знакомиться.
        Ванька выставил руки вперёд, показывая, что в них ничего нет и потихоньку вышел из тени дерева. Парень заметил его, мгновенно сгруппировался и выставил вперёд палку, на которую он опирался при ходьбе. Приосанился и оскалил клыки готовясь к бою. Вдруг Иван рванул к нему и отбив палку в сторону, занырнул ему за спину. Отбил стрелу, летевшую тому в голову, и остановился. Парень резко развернулся и до него стало доходить что произошло.
        - Вань, у него не рюкзак, там тоже человек, только без рук и без ног. Обрубок, но живой, слабый очень.
        - Взрослая особь примерно шестидесяти лет. Инвалид больше года. У обоих должно быть по четыре руки.
        - Нифига им досталось.
        Иван был сосредоточен и смотрел в сторону леса. - Не отвлекать.
        Из леса выскочили всадники на каких-то двуногих животных, больше похожих на наших небольших тираннозавров. Ящерка переросток с огромной и зубастой пастью. Бежавший по центру держал в руках какой-то посох. Ещё двое по краям были вооружены луками. У бедра болтался меч.
        - Точно средневековье. А человечки на нас похожи и такие же злые.
        - Регистрирую давление на разум, защиту не выставляю чтобы не провоцировать на увеличение мощности, нам не опасно. Не та амплитуда колебаний. Нашего парня парализовало.
        Иван дышать перестал - и мы замрем значит.
        Троица подъехала ближе и старший из них, а это был точно тот, кто ехал в середине, стал приближаться. Его зверь разинул пасть и попытался схватить Ивана за плечо. Разговаривать с ними никто не пытался. Их хотели просто сожрать.
        Особо не думая над тактикой боя, Иван с размаху врезал по этой наглой роже и, кажется, переборщил. Зверя сломало в районе шеи и туша со всего маха врезалась в левого наездника снеся его вместе с тираннозавриком. Ванька подскочил к правому и захватив голову за пасть, не давая её захлопнуть, сломал тому шею. Шагнул к соскочившему наезднику и перебил горло ударом выпрямленными пальцами. Вытащил его меч из ножен и с размаху снес голову.
        Не спеша подошёл к старшему, сидевшему на земле, и медленно погрузил в него меч. Он схватился за него не отрывая глаз, полных первобытного ужаса, а затем обмяк. Осталось добить ещё одного. Он был придавлен тушей своего зверя, который пытался встать. Зверю тоже что-то повредило, и он не мог подняться. Два взмаха меча и на поляне появилось ещё два трупа, животинка и наездник. Иван вышел из ускорения, обернулся и заметил, как задышал и повалился на землю парень, встреченный ранее.
        - У нас появился новый друг. Мысленно констатировал Морф.
        - Рекомендую немного помародёрить. Нужен лук, оба меча, возможно посох и котомки.
        Иван так и сделал.
        - Морф, сделай перевязь для мечей. Жаль это непарные. Но уж какие есть. На спину, после лука, колчан туда-же.
        - Образец расположения нашел в базе, сейчас выберу более удобный.
        Ванька приложил мечи к спине, и они оплелись ножнами. Колчан и лук закинул туда-же. Они тоже заняли свои места не стесняя движения. - «Прибарахлились, однако».
        - Вань, от посоха чем-то темным несет. Точнее сказать не могу.
        В голове прозвучал как всегда бесцветный голос Хомяка.
        - Преобразование текущей энергии в родственную идёт с потерей девяносто семь процентов.
        Морф, не обращая внимание на комментарии Хомы, пытался сканировать окружающее пространство. Иван внимательно рассматривал посох стараясь его пока не трогать.
        - Что-то совсем чуждое из этой палки идёт. Как там наш парень со своей ношей?
        - Оба без сознания.
        Иван наконец оторвался от рассматривания посоха, завернул его в тряпки и сунул в котомку. Благо посох был совсем не большой.
        - Ну, видимо покушать нам не дали. Пойду искать жерди, делать волокуши. Они вроде в нужную нам сторону шли, вот туда и направимся. А крыску мы попозже схрумаем, не возражаешь, Морф? И ведь прав был Хома, только на планете появился и уже трупы, вот ведь везение Родовое. Всегда найду где вляпаться…

* * *
        - Вань, а деревья-то немного больше, чем я ожидал. Если там нет горки, то они метров пятьсот будут в высоту.
        - И что?
        - При таком раскладе по нижнему ярусу будет идти сложно. Там будет бурелом.
        - А мы там и не пойдем. Все крупные хищники будут внизу. Если не хотим пробиваться с боем, то пойдем ближе к середине.
        - Значит нужно наших друзей в чувство приводить. Как они хоть там?
        Иван обернулся на волокушу.
        - Плохо, у обоих организм истощён, с собой даже воды не было, не говоря уже о еде. Да и сами по себе очень ослаблены. Что за ветер из сюда гнал.
        Иван наконец разглядел нужную тропку и направился дальше.
        - Вон, корни на нужную нам высоту поднимаются, по ним и пойдем. Место на ночь искать надо.
        Иван положил ношу горемыки на живот парня и подняв их вместе, стал подниматься всё выше и выше по корням этого гиганта. Там можно было проехать на телеге, если бы не пропасти, периодически встречающиеся на пути. Иван достаточно легко перепрыгивал их, и наконец нашел удобное место для ночлега. Это было переплетение, или корней, или веток, уже не разобрать, но в это переплетение многие года собирался мусор и образовалась почва, на которой уже в свою очередь начали расти простые деревья. Было видно, что долго они тут не проживут, но попытки были постоянны. Очистив место для костра и убедившись, что дерево-гигант не пострадает, Иван поджёг хворост. Морф просто нагрел его до температуры горения. Дальше вспыхнули бы и сырые дрова. Тушка крысы наконец расположилась над огнем, и Иван пошел искать воду, обнаруженную Хомой ранее. Он заметил испарения и, опять же, с большой долей вероятности, заявил, что там должна скопиться вода. Фляжки, взятые с трупов, были полупустые. Иван слил все в одну и пошел их обновить.
        В небольшой расщелине скопилось целое озеро чистой воды, но к ней ещё нужно было подойти. Сейчас у водопоя находился какой-то зверь, похожий на очень большую кошку, типа тигра или льва, и не таясь пил. Небольшие грызуны, по местным меркам небольшие, с земную собаку, с опаской подходили к воде и держа дистанцию тоже утоляли жажду. Это тут они считались небольшие, на земле это были бы страшно опасные звери и вели бы себя подобающе.
        Иван склонил голову набок и наблюдал за живностью.
        - Проверим как работает перемирие у воды?
        - Есть мнение что это миф.
        Ванька усмехнулся. - Врут твои мнительные, это закон, и кто его не соблюдает теряет уважение леса.
        Иван, не таясь, но осторожно стал подходить к водопою. Зверь заметил его и подобрался, но всё-таки не стал нападать. Грызуны разбежались, увидев его, в разные стороны. Иван, взяв приличную дистанцию, стал наполнять фляжки и наполнив их, поднялся. Медленно кивнул зверю не спускающегося с него глаз и стал отходить. И лишь отойдя подальше перестал следить за ним.
        - Другая планета, а принципы выживания везде одинаковые.
        Иван услышал какой-то шум в стороне стоянки и рванул обратно. Парень, пришедший в себя, отбивался от паука, пытающегося атаковать его. Тут вся природа страдала гигантизмом, и паук был вполне приличного размера.
        - Паук плотоядный, не ядовит. Сильная особь.
        Меч единым росчерком располовинил паука и хороший пинок отправил половинки вниз. Кого-то далеко внизу порадуют эти останки. Иван вздохнул и покрутил меч в руках, вытер его об ствол дерева, но убирать пока не стал, вдруг ещё кто рядом. - «Неосторожно. Не привык заботиться о ком-либо».
        Парень прижался к ветке спиной и стал подтягивать к себе свою ношу, тоже пришедшую в себя.
        - Кто ты?
        - Во как, я его понимаю.
        - Ты понял образы его мыслей. Язык ты по-прежнему не знаешь. Нужно учить.
        Иван убедился, что рядом никого опасного нет, забросил меч за спину и вытянул левую руку успокаивая парня. Присел возле костерка и подбросил сухих веток. Бросил ему фляжку. Парень поймал её и тут же, откинув клапан рюкзака, стал поить человека, о котором уже сложно сказать, что он человек. Обрубок.
        Иван подошёл к ним и стал внимательно смотреть. Парнишка на рефлексах подтянул рюкзак поближе к себе. Ванька осторожно присел и коснулся бедолаги. - «Что же с вами произошло, кто вас так».
        - Вань, ты пока не сможешь им помочь. Другая структура тела. Я видел, как ты это делаешь, ты запускаешь определенные сценарии и организм, подстегнутый тобой, выполняет эти сценарии. Рождаются стволовые клетки, и они активируют более быструю регенерацию. В данном случае так не получится.
        - И что делать? Я хочу им помочь.
        - Знаю, терпи, я уже начал изучение их тел.
        - Сколько тебе надо?
        - За ночь разберусь с парнем. Если второй похож, то с ним будет быстрее.
        Иван отрезал мечом небольшой кусок мяса и попробовал его. Обычное мясо. Отделив ещё пару кусков, он подал парню и с одобрением посмотрел, что первый кусок достался… Иван так и не определился как назвать того инвалида. То, что парень был практически без руки, вернее, без трёх рук, не шло ни в какое сравнение с тем, во что, превратили его напарника.
        - Деда, ешь, тебе нужны силы.
        - Зачем мне они, ты несёшь меня, ты живёшь моей жизнью.
        - У нас появился попутчик. Он нас спас уже дважды.
        - Я слепой червяк, но я не глухой. Не тешь себя надеждами. Мы не знаем кто он. Я не слышал его голоса, но я слышал его движения, на кого он похож?
        - На Лесовика.
        - Лесовик, странно, они не вмешиваются.
        - Этот вмешался. Он рядом, но он не понимает нас, а на их языке я не умею. Он убил загонщиков. Голыми руками.
        - Я принял решение. Если это станет возможно, ты бросишь меня и уйдешь с ним. Тебя ещё можно обучить даже с одной рукой.
        - Нет, я тебя не брошу. Это не обсуждается.
        - Ты должен.
        - Нет, не трать силы на уговоры.
        - Упрямый трак. Ты загубишь остатки своей жизни.
        Парень молча дал запить и принялся за свою порцию. Мяса было ещё много, но дадут ли ему. Он ничем не заслужил его, он, как и дед, обуза для Лесовика. Но пока с ними возятся. Он поднялся и стал собирать хворост, лежащий рядом, далеко от деда отходить всё-таки боялся. Он вообще мало знал об этих людях. Иногда появлялись смелые, не боящиеся ходить в Великом Лесе. Это были разные расы, но они как правило были вне политики и не вмешивались в дела прочих. Даже сородичи могли пройти мимо. Их не особо любили, но их силу приходилось признавать.
        - Вань, я немного разобрался что к чему. Покопался у них в памяти. Насколько понял у них война все против всех. Их анклав победили и разорили. Больше нет их войск. Вот этот дедок, не последний человек в их государстве-анклаве, был, естественно. Командующий, второй человек после императорской семьи. Это действительно его внук и ученик. Не разобрался пока чему учит, но такие могут учить только военному делу. Больше года в плену. За смерть охранника отрубали часть руки. Именно часть. Он умудрился убить больше двадцати в разное время. Ещё и глаза выкололи. Парень как видишь, тоже отличился. А вчера они сбежали, охрана напилась. Шли в Великий Лес, туда за ними не сунулись бы. Великий Лес, это вот этот бурелом и есть видимо. Это все что доступно, глубже не попасть без разрешения. Нарушу всё, да и заметно.
        - Изучай их, теперь я точно хочу помочь. Такая сила воли в плохих людях не живёт.
        Иван ещё отрезал куски уже готового мяса и подал его парню на кончике меча. Просто чтобы не тянуться. Парень снял мясо и склонил голову не отрывая взгляда.
        - Деда, он дал мне мясо на мече. Это случайность?
        - Он может не знать наши обычаи. Так делятся с равными. Подумай ещё раз над моим предложением.
        - Я уже дал тебе ответ.
        Иван потушил костёр и уселся поудобнее, поглядывая по сторонам. Обернулся и показал головой на место, где можно лечь парню. Пора было устраиваться на ночь. Хищники, в изобилии бродящие рядом, старались обходить их стороной. В их владениях появился Сильный. - «Возможно, он уйдет, пусть уходит, нужно ждать. Он не стал охотиться на их территории, он принес свою добычу с собой, только пил. Он уважает чужую территорию и не претендует на нее. Во всяком случае пока. Нужно ждать. Пусть он отдохнёт и уходит».
        Ариффы
        Иван с интересом наблюдал за охотой. Большая змея, похожая на земных питонов, охотилась на парнишку, а за ней, в свою очередь, охотился совсем маленький зверёк, шустрый и малозаметный. Длинное и ловкое тело, острейшие зубы, как сказал Морф, в несколько рядов, этот был явно не грызун. Пока было не понятно переоценил он свои силы, или это его обычная охота, но он очень качественно скрывался от змеи и скользил за ней практически перетекая из положения в положение. Очень хорошие боевые движения, Иван даже позавидовал.
        - Движения взяты на заметку, пластичность перемещения взята в разработку.
        Ванька даже бровью повел от такой инициативы Хомяка.
        - Морф, прикрой пацана полем, дотянешься? Скоро этот гад ползучий его есть будет, если наш мелкий зубастик оплошает.
        Через пару секунд змея кинулась на парня и в эту же секунду зверёк материализовался у нее чуть выше головы, одновременно вцепившись ей в шею и задними лапками в ветку.
        - Он что удержать её пытается? Вань, он чокнутый, на тебя похож.
        Ванька улыбнулся. - А ты представляешь если они упадут?
        Парень наконец услышал, что происходит над его головой, а затем и увернулся от летящего на него хвоста. Перекатился от этого места, и ещё в перекате схватил свой рюкзак с дедом.
        - Тоже молодец. У них тут похоже каждый день веселуха.
        Змея действительно повисла на ветке, удерживаемая этим зверьком. Его мотыляло в разные стороны, но он только рычал и с каким-то остервенением работал челюстями. Змея шипела и била хвостом, но её вес не позволял ей дотянуться до зверька. Именно в таком положении она была уязвима. Этот охотник знал своё дело.
        Неожиданно появилась ещё одна змея, чуть больше своей товарки, и бросилась на маленького охотника. Иван мгновенно среагировал и пригвоздил её стрелой в голову. Хвост как маятник болтался рядом с продолжающейся битвой.
        - Моё!!! Укушу!!!
        У Ивана глаза на лоб полезли, и он не смог удержать улыбку. - Это он мне? Во даёт зверюга. Ничем его не проймёшь.
        - Ментально-активный разум. Активность выше большинства земных животных. Предположительно, может понимать нас, при общении образами.
        Ванька усмехнулся и бросил образ второй змеи. - Моя.
        Бой закончился. Ещё пара судорог, и змея была убита. Зверёк, перебирая задними лапками, стал спускаться вниз, подправляя болтающуюся добычу и укладывая её кольцами. Парень крутил головой в разные стороны, напуганный столь внезапным нападением, и с опаской поглядывал на своего спасителя.
        - Детёныш манга только что перехватил змею. Она чуть не напала на нас. Вторую убил Лесовик. Нам тут одним не выжить.
        Дед даже не повернул головы, он уже привык что слепой и эти рефлексы оказались не нужны.
        - Мы не планировали, забыл? Манг большой?
        - Нет, с катару.
        - Тогда он уже без родителей. Следи за ним, он опасен в любом возрасте.
        Иван с интересом посмотрел на этого детёныша, опасность которого признана и не только на словах похоже. Неожиданно от него пришли новые образы.
        - Ты охраняй, я ем. Потом я охраняю, ты ешь.
        Иван улыбнулся и сел рядом с этим зверьком. Придётся охранять, раз уж ему доверили. Потом взял меч за лезвие и подал парню. Кивнул в сторону змеи, чтобы не чувствовал себя обузой. Тот взял меч очень осторожно, поклонился и бегом рванул разделывать змею, болтающуюся на стреле.
        - Хорошая древесина, стрела такую тушу выдержала. Морф, поищи это дерево по возможности.
        - Дерево обычное, но оно укреплено чем-то, может химия, но в составе ничего не вижу.
        - Деда, он отдал мне свой меч и добычу. Сейчас приготовлю. Мы больше не будем голодать.
        - Вань, ты хоть в курсе, что только что подарил железку?
        Ванька пожал плечами. - Теперь в курсе. Переживу, ещё одна есть, но буду осторожней в поступках.
        Манг рвал свою добычу самозабвенно и с большим опытом. Он умудрился раскрошить череп змеи и выскребал оттуда что-то вкусное периодически поглядывая на парня, расположившегося рядом. Тот тоже не стал тянуть и, отрубив голову, стал стягивать шкуру змеи, на подобии чулка. Повесил её сушиться и выпотрошил тушку отделив приличные куски мяса.
        - Отдай! Укушу!
        Парень отскочил от зверька и выставил на того меч, манг смотрел на него с грозным видом. Хвост трубой, шерсть на загривке топорщилась.
        Ванька покачал головой и бросил грозный образ. - Моё.
        Зверёк развернулся к Ивану и заверещал. - Он испортит, отдай.
        - Вань, он голову выпрашивает.
        Иван, все также улыбаясь, кивнул парню сначала на голову змеи, а затем на манга. Тот понял и отопнул ненужную ему голову, проследив как зверёк ловко оттащил её подальше. Через какое-то время он исчез где-то наверху.
        - Я охранять!
        Иван дотянулся до остатков его добычи, а туша осталась не тронута, и тоже подкинул её парню.
        - Немного оставь мелкому, а то он нас сожрёт.
        - Ты говоришь на нашем языке?
        Парень оторопело посмотрел на Ивана.
        - Эм-м-м, Морф, а я говорю на их языке?
        - Ну, видимо, уже да. В базе достаточно накоплено образов, чтобы выявить смысловую нагрузку языка. Они разговорчивые.
        Иван глянул на парня. - Немного. Я научусь, если что, буду спрашивать. Расскажи о себе.
        Парень потупился. - Пусть расскажет более мудрый.
        Он взял деда, сел прислонившись к ветке и поставил его между ног. Обнял его и прижал к себе, опустив подбородок ему на плечо. Дед уставился куда-то вперёд, а потом, угадав направление повернул голову чуть в сторону. Прямо на Ивана. Сразу стало понятно, что речь будет очень пафосной, и Иван уже приготовился услышать короткую историю слишком длинными предложениями.
        - Насколько я смыслю, ты не местный, раз не знаешь кто мы. Мы, в свою очередь, не можем рассказать кто мы, нас уже нет, но мы можем рассказать кем мы были. Мы Ариффы. Но анклава, которому мы присягали больше нет, мы свободны. Наши земли топчет враг.
        - Морф, помогай. В слове Арифф, заложен такой смысл, что это практически половина рассказа. Что он этим сказал?
        - Ты прав. Насколько я понял, вся их раса - это каста воинов дающих пожизненную клятву. Они не отходят от нее. Клятвопреступление карается смертью. Среди них нет предателей, так утверждает многовековая история. Образов не так много, видимо для него это что-то незыблемое.
        - Уже понял, этого действительно достаточно.
        - Я был Воином, это мой ученик и внук. Мы сбежали из плена и шли умирать свободными. Калеками нас сделали там, война давала лишь шрамы и боль утрат. Таких обрубков как я, много, нас держат для устрашения других, кормят и лечат. К сожалению, там, нам бы не дали умереть, а шанс умереть свободными выпадает далеко не всем. Я все сказал!
        Иван даже хмыкнул. История действительно оказалась очень короткой. А пафос как-то уж больно к месту.
        - Имена-то у вас есть?
        Парень неожиданно напрягся, но дед повел плечами.
        - Меня зовут Трог.
        Парень подтянулся в струну.
        - Я Вирг.
        - Вань, они отдали свои жизни тебе.
        - Не понял?
        - Назвать настоящее имя, когда они свободны от службы по малолетству или по случаю, приравнивается к присяге на служение. Они тебе присягнули.
        Иван лишь пожал плечами. Чужие традиции он уважал, но это не повод им следовать. Свои традиции не всегда подразумевали следовать чужим.
        Дед поднял подбородок и с гордым видом смотрел в сторону Ивана. Казалось, что даже его пустые глазницы видят его.
        - Назови своё племя.
        Ванька остался спокоен, хоть и чувствовал, насколько это важное событие для попутчиков.
        - Не племя, Род. Я из Рода Шатунов.
        - Я чувствую, ты не знал, зато знали мы. Теперь я Трог из рода Шатунов.
        - Теперь я Вирг из рода Шатунов.
        Дед улыбнулся.
        - Теперь мы служим тебе. Послушай, умудрённого опытом. Проще сбросить меня вниз, а парень многое может освоить, его оставь. Из него может получиться ползун.
        - Это что-то типа наших разведчиков диверсантов.
        - Спасибо Морф, я догадался. По аналогии с нашими казаками-пластунами.
        Иван наконец принял решение, встал и поклонился.
        - Я Шатун, глава Рода Шатунов. Я принимаю ваше служение. Обоих.
        Почему-то именно так Иван решил представиться. При инициации его назвали Шатуном, значит так оно и есть.
        Дед вскинулся.
        - Зачем тебе я?
        - Твой опыт больше причиняемых неудобств.
        Парень соскочил, чуть не уронив свою драгоценную ношу и поклонился.
        - Приказывай.
        Он просто светился от радости. По Трогу тоже было видно, что он доволен, но скорее за парня. Себя он уже списал.
        - Твоё дежурство сейчас, я сменю под утро. Поспать время будет, мы не торопимся.
        Парень кивнул и стал устраиваться подальше от веток, помня об опасности, которую уже один раз пропустил.
        - В нашем полку пополнение.
        - Не в полку Морф, в Роду.
        - Ну да, ну да. Нас уже трое. Хотя мне, кажется, этот Шмыга за нами увяжется.
        - Кто?
        - Шмыга, он так себя называет. Ну, манг, зверёк этот. Сидит на ветках выше и прислушивается. А знаешь, что в голове крутится? «Пахнет добычей, шумный, удобно». Это он про парня нашего. Ушлый зверь. За приманку его держать намерен.
        Иван улыбнулся и завалился спать. Морф, как всегда, следил за обстановкой. Он это делал не хуже Ивана, а иногда и лучше, ему не нужен был сон. Мало того, сон ему не нравился. Потеря времени.
        Иван проснулся от шороха и огляделся вокруг. Вирг сидел и смотрел в пустоту, но его рука на мече стала напряжённой. Неожиданно соскочив, он нанес удар и отсек пол головы какой-то многоножке, напавшей со спины. На ещё извивающееся тело спрыгнул манг и ощетинился.
        - Моё!!!
        Вирг отпихнул насекомое вместе с ним, подальше от себя, и снова уселся, подбросив немного хвороста в костёр. Зверёк оттащил добычу в сторону и копался в ней. Иван посмотрел на парня, тот глянул на него, оглянулся на многоножку и пожал плечами. Видимо это обычное дело, Ванька потянулся и протянул руки к костру. Было прохладно.
        - Ложись, я уже отдохнул.
        Парень молча лег рядом с дедом и, положив меч возле себя, тут же уснул.
        - Вань, я разобрался с ними. Но давай пока на Вирге попробуем.
        - Уверен?
        - Небольшие отклонения в ДНК, а дальше Хома структурировал. Точность прогноза событий около девяносто девяти процентов. Я сам пересчитывал. У меня столько же получилось. Так что, да, уверен.
        - Ну тогда давай пробовать.
        Иван подошёл к парню и усыпил его. Морф продумал и этот сценарий, действительно были отличия от людей на земле, частота мозговых колебаний была другая и приходилось подстраиваться, но раз подстроившись, дальше уже все шло по проторенному пути. Парень провалился в более глубокий сон.
        - Трог, дело к тебе есть.
        Дед шевельнул головой.
        - Я усыпил парня. Нужно его подлечить немного. Он проспит не меньше суток. Я понимаю все твои проблемы, но ты мне должен обещать, что не будешь о них замалчивать и, если тебе нужна будет помощь, обратишься ко мне.
        - Моя скромность умерла вместе с моей последней рукой.
        - Вот и хорошо. Отдыхай, я рядом.
        - Ты лекарь?
        - Я воин.
        - Не темни. Я тоже был воином. У него сейчас нет болезней, которые нужно лечить усыпляя. Ты можешь восстановить его неправильно сросшиеся переломы? Придётся ломать?
        - Я ещё не смотрел его, но это тоже.
        Дед замолчал.
        - Это не все! Ты всё-таки лекарь! Руки! Ты хочешь восстановить его руки. Такое могут делать только великие лекари. Их трое. Ты четвертый?
        Иван усмехнулся.
        - Я не знаю какой я по счету.
        - Мы не долгоживущие, нам не хватит времени рассчитаться с тобой. Надеюсь, у тебя будет много врагов. А если ещё и за меня примешься, а я это чувствую, то на планете не хватит созданий.
        Ванька хмыкнул. Дед оказался очень прозорливым. Даже не ожидал такого.
        - Надеюсь, со всеми воевать не придется.
        Трог медленно кивнул головой.
        - Ты сказал сутки. Конечность восстанавливают годами.
        - Значит счёт лекарей нужно начинать с меня. Он сможет махать своими руками через месяц, или два.
        - Все сразу? Ты Великий Лекарь и маг.
        - Маг? Морф объясни, что он сказал.
        - Оператор силы, они силой могут управлять, Вань, это потрясающе. У него больше нет информации на этот счёт. Черт, нужно искать, тут этой силы пруд пруди. И там, на динозавре, похоже маг был, вот откуда тот странный посох. И чего делать Вань? Где искать информацию? И дед этот, черт бы его побрал, сам не обделён. Ничего ведь не указывало, что ты пытаешься делать с парнем. Он сделал правильные выводы не обладая информацией, никаких попыток просканировать тебя не было. Зато я заметил необычную активность его мозга и его слабость после этой попытки.
        Иван наклонил голову и задумался.
        - Спокойнее Морф, всему своё время. Сейчас нет информации, потом появится.
        - Черт, черт, черт.
        - Морф, запускай диагностику парня и восстановление одной руки, верхней. А то, если всё сразу, вряд ли адекватным будет. По всему телу боль растечется. Он соображать плохо будет.
        - Чего? Подожди. А, понял. Сейчас, запускаю.

* * *
        Дед шевельнулся, когда почувствовал, что Иван смотрит на него.
        - С ним всё в порядке? Вирг уже двое суток спит.
        - Не очень в порядке. Там здоровых костей почти не было. Я бы с удовольствием познакомился с тем, кто вас так.
        - Так всё плохо?
        - Ну как тебе сказать. Организм истощён, дольше получается.
        Дед кивнул своим мыслям.
        - Шатун, ты про меня забыл. Отнеси до кустов, сил нет терпеть.
        Иван сморщился от досады.
        - Ну, я же говорил, ты чего как дитё малое. Я и не кормил уже день наверно. Старый, я же думал хоть ты с мозгами.
        - Ты парнем занят был. Он дороже моего обрубка.
        - Пошли уже, философ.
        Иван развел костёр и стал жарить остатки мяса. Поднял голову и увидел, как манг упираясь тащит какую-то тушку, больше похожую на зайца, только зубов в ней как у крокодила. Подтянув тушу к костру Шмыга подбежал к парню и обернулся на Ивана.
        - Накорми приманку. Укушу!
        - Спасибо Шмыга, подожди, тебе голову отдам.
        - Шмыга сам заберёт, вам не надо.
        Иван усмехнулся и обезглавил кролика. Отпихнул от костра и стал потрошить тушку. Потроха сложил отдельно на шкуру и переложил к голове. Зверёк без всякого интереса глянул на Ивана и продолжил точить крепкую кость черепа. Перекусив, он свернулся клубком на Вирге.
        - Ты охранять.
        Иван только качнул головой.

* * *
        Уже под утро зашевелился Вирг и приподнялся закряхтев.
        - Приболел я чего-то, всё тело ломит. Деда, ты как?
        - Нормально всё, пить дай.
        - Поесть бы чего. Осталось мяса немного? Желудок сводит.
        Иван обернулся к нему и кинул приличный кусок.
        - Горячий ещё. Трог не ел, только проснулся.
        Парень ловко поймал мясо и неловко улыбнулся хозяину.
        - Спасибо. Сейчас нарежу.
        - Мангу спасибо скажи, он притащил.
        Вирг подозрительно стал озираться, но зверя нигде не было видно.
        - Над тобой сидит.
        Парень поднял голову, но все равно никого не увидел. Просто кивнул в пустоту.
        - Он заметил, урчит.
        Вирг поёжился и начал жевать свой кусок, периодически поглядывая в сторону, где как он думал, сидел Шмыга. - «Странные друзья у нашего Лесовика». - Подхватив летящую в него фляжку, он понял всё без слов и крадучись пошел к воде. Через несколько минут, ломая ветки, он бежал обратно. За ним с быстротой скорого проезда ползла очень большая змея. Верхом на ней, вереща и пытаясь вгрызаться в шею, ехал Шмыга.
        - Глупая, глупая приманка, мне столько не съест.
        Иван выхватил лук и пригвоздил хвост змеи. Пустив ещё пару стрел, он пробил тело ближе к голове. Шмыга наконец смог прогрызть шкуру и уже не отвлекаясь, прикончил змею. Затем начал дико верещать и прыгать на добыче, почему-то не претендуя на неё. Видимо признал, что это добыча Ивана.
        - Дай! Моё! Накорми приманку. Укушу!
        - Ты ещё не накусался?
        - Шмыга великий охотник. Шмыга поймал баруку. Ты помог, но выследил Шмыга. Дай!
        - Вирг, отдай ему голову, только рубани слегка вдоль черепа. Боюсь, с этой сам не справится. Ты воду-то набрал?
        - Я уже возвращался, когда эту увидел. Сколько же их тут. Мне наверно и не прорубить шкуру. Здоровая, зараза.
        Парень стоял и чесал культю на руке.
        - Давай разделывай, только шкуру не порть, крепкая, пригодится.
        Я её рубанул, так меч соскочил с нее, еле ноги унес. Хорошо этот зверь отвлёк ее. Запрыгнул на нее и как заверещит… Она сначала скинуть хотела, а потом поняла, что не сможет и за мной, я так никогда не бегал.
        - Вот и хорошо, а то пришлось бы от водопоя её тащить.
        Парень косо посмотрел на Ивана. Дал попить деду и, осторожно обойдя копошащегося Шмыгу, стал примериваться с чего бы начать.
        Шмыга отбежал и посмотрел на парня, продолжая верещать. - Дай, моё! Укушу! - Иван смотрел на эту суматоху даже не делая попытку вмешаться.
        - Там, где он отгрыз начни резать, по-другому не получится. И дай ты ему наконец голову. Не отвяжется ведь. Уже всю округу на уши поднял.
        Вирг стал рубить змею, орудуя мечом как топором, и у него очень плохо получалось. Наконец, голова отделилась и Шмыга утащил её в сторону костра. Как ни странно, огонь его не пугал, ночью он подходил ближе и ложился, где теплее.
        - Моё! Я великий охотник, глупая приманка, чуть всё не испортил. Шатун помог.
        У Ивана глаза на лоб полезли.
        - Морф, прикинь. Меня уважают. По имени знает.
        - Зверёк действительно эрудированный. Как быстро приспособился. Приманку нашел. Теперь, если не будет с добычей справляться, к тебе поведет. Хапнем мы с ним горя.
        Вирг стянул чулок из шкуры и добавил его к уже висящей. Потрогал старую и решил пока не снимать. Начал резать мясо на полоски и цепляя на палочки, развешивать вялить. Оглянулся на Ивана. - Хозяин, когда моя смена?
        Иван опешил. - Да какой же я тебе хозяин то?
        Дед ухмыльнулся.
        - Ты Шатун не обижайся, чувствую не по нутру тебе такие слова. Для нас ты хозяин, а мы твои слуги, мы тебе служим. А как скажешь назвать при людях, так и будем. Но все равно останешься хозяином, мы люди служивые. Хоть ругайся, хоть нет.
        Иван пожал плечами и ухмыльнулся. - Не мне вас учить. Пусть так будет.
        Вирг хитро улыбнулся. - Так что хозяин, когда моя смена?
        Иван только качнул головой. Вот упрямец.
        - Ты спать будешь!
        Парень выпучил глаза.
        - Как так?
        - Тебя рука беспокоит? Ты её все время чешешь.
        - С утра, спасу нет. Ломит и чешется. Наверно залез куда не следовало. Ума не приложу где.
        - Иди-ка сюда.
        Ванька покрутил его культю и остался доволен.
        - Сегодня резать будем.
        Вирг непроизвольно отдернул руку.
        - Может пройдет? Я кипятком ошпарю.
        Дед засмеялся в голос. Наверное, впервые за очень долгое время.
        - Лечит он тебя, непослушного олуха. У тебя рука растет, резать надо. Проспал два дня и не заметил.
        - Как два дня?
        Парень хлопал глазами и пытался сообразить, что же его так взволновало в словах деда. Его сбивало с мысли что дед ещё может смеяться. Он и не помнил, когда это происходило раньше и было ли такое. - «Вроде было, пару раз, но очень давно. В другой жизни. Между войнами». - В голове крутилась мысль: - «рука растет. Рука растет!» - он уставился на расчесанную чуть ли не в кровь руку и ошалело посмотрел на улыбающегося хозяина. - «Он Лекарь. Он поднимет деда».
        - А дед?
        - И его тоже. После. С ним сложнее, ты мне здоровый нужен будешь.
        - Можно только эту руку и всё, дальше, деда?
        - Можно и так. Хотя… Так даже лучше будет. Но у тебя ещё долго будет только две руки. Принимается?
        - Я могу и с одной. Деда только подними.
        - Договорились. Пока остаёмся тут. Поднимаем деда и идём дальше. Я там одно место приметил. Вот там и осядем на постоянной основе.
        - Как скажешь хозяин.
        - Морф, он издевается.
        - С большой долей вероятности. Ему понравилась твоя реакция и слова его деда.
        - О, Хома. Давно не слышал.
        - Занят, собирая базы данных из разрозненных и не структурированных знаний. Бардак разгребаю, как сказал Морф. Я с ним согласен.
        - Что есть, то есть.
        - Вань, мы с Хомой посовещались и пришли к выводу.
        - Понятно, чего ты его отвлёк, численный перевес устраивал, ну начинай уговаривать, чего придумали?
        - Хочу подсадить обоим интерфейс.
        - Идея не самая дурная, а зачем?
        - Тебе не понравится.
        Иван промолчал и Морфу пришлось продолжить.
        - Дед сказал, что лекарей всего трое, ты четвертый. Думаю, они не сильные мира, а, следовательно, кому-нибудь принадлежат. Это им может казаться что они свободны. Мысль понятна?
        - Эта понятна. Я даже, догадываясь, куда ты клонишь, я им верю. Если только по глупости скажут кому, но нужно просто объяснить.
        - Дослушай. Изначально я решил подстраховаться и подсадить интерфейс, чтобы контролировать неразглашение тайны. Этой, ну и других, если появятся по дурости или ещё как. Потому начал подготовку перед разговором с тобой. Оказалось, у них верность на генетическом уровне, культивировалась веками. Представляешь? За таких держаться надо. Короче, эти жизнь за тебя положат.
        Иван задумался. - Больше скажу, таких искать надо и на свою сторону привлекать.
        - Вот. Вот и мы подумали, что ты это скажешь. А слова и дела у тебя рядом ходят, потому интерфейс ещё больше нужен будет. Контроль от верного, но дурака, ну и преимущества, с которыми даже ты не будешь спорить, уже доказанные преимущества. Плюс здоровье, регенерация и так далее. Не тебе объяснять. Ты же не нянька им, пусть организм сам о себе заботится. Ведь природой заложено, зачем потом отключается, не понятно. Вернее, понятно конечно же, но уже не нужно.
        - Это и так известно. Не договариваешь.
        - Не все будут Ариффы.
        - Ты предлагаешь верность прописать на уровне интерфейса? А если не тому попадёт?
        - Внедрение интерфейса проводить при присяге верности. Ну, а если присягнул, то сам виноват. О соблюдении присяги позаботится интерфейс.
        - Наказывать будешь за непослушание?
        - Подумай ещё раз, не будет непослушания. Он будет верным совершенно искренне и добровольно. Он же присягу дал.
        - Вот ты пройдоха. А ведь хорошая идея, кто не хочет тот не с нами. А кто захотел, тот верен до конца. Мечта идиота, только она вроде реализуемая получается.
        - Не вроде. Точно могу сделать.
        - Согласен, принимается. Не напугать бы, наши-то были готовы. Век другой.
        - Подумаю, как сделать.
        - Хорошо. Делай.

* * *
        Иван спал, когда почувствовал подкрадывающегося к нему зверя. Открывать глаза не стал, чтобы не спровоцировать атаку раньше времени. Избежать боя не удастся. В звере плескалась сила и злость на всех, это был изгой. Его выгнали из стаи и теперь он мстил, убивал не ради добычи, а ради смерти. Таких крупных зверей из семейства кошачьих, или как они тут могут называться, он тут уже видел. Это точно кошачьи. Когти привыкшие лазить по деревьям, повадки зверя, привыкшего охотиться в темноте. Как не называй, но других ассоциаций не приходило на ум. Разве что размером он был с приличную лошадь.
        Иван слышал почти металлический звук, исходивший от шерсти этого котика, и очень сильно сомневался в возможности пробить такую шерсть стрелой. Меч в этом деле тоже слабый помощник. Ещё змея показала, что железки не всем могут повредить так просто. Вот и лежал Иван, и думал, как ему поступить с этим зверем. Вдруг он услышал слабый шёпот и сморщился. Ещё не хватало спровоцировать зверя.
        - Шатун, рядом опасность.
        - Знаю.
        Дед замолчал и вжался в свой мешок. Он уже начал привыкать, что Шатун спокойно спит на посту и совершенно не беспокоится. Только он все равно чувствовал свою безопасность, просто находясь рядом с ним, своим чувствам он доверял. Привычки не давали ему спать, когда хозяин заваливался на боковую, но что он мог? Только разбудить. Вот и лежал, превратившись в слух, тем более, кроме слуха ничего и не осталось.
        И сегодня он услышал и задрожал от беспомощности. Не от страха, а скорее от злости на себя, обрубка Ариффа. Хозяин спал, мерное дыхание и ни одного шевеления за всю ночь. Так было и в этот раз. И даже после того, как он ответил, что знает об опасности, его дыхание не изменилось. Трог стал ждать неизбежного. Либо они позавтракают свежим мясом, либо позавтракают ими. Почему-то он верил в почти невозможное, он верил, что Шатун спокоен не просто так. Это наверняка Лысьва, только с ними в одиночку не справиться, но Шатун почему-то спокоен. В связи с тем, что у него появилась надежда жить, хотелось бы поучаствовать в завтраке со стороны принимающего пищу. Странные ощущения уже давно списавшего себя со всех счетов.
        Шуршание шерсти замерло и время замерло вместе с ним. Зверь взвился в прыжке и неожиданно нарвался на удар по морде. Зубы клацнула от неожиданности и он, отскочив, развернулся к цели. Перед ним стоял человек, обычная пища. С небольшим исключением, она его не боялась. Прыжок и мгновенный удар, сначала одной лапой, затем сразу второй. Когти должны были зацепиться и порвать жертву, но они прошли мимо. Пинок сзади развернул его и на дереве остались глубокие царапины от когтей. Неожиданно сверху на него приземлилось что-то верещащее и попыталось вцепиться в шерсть. Это не удастся никому. Зверь издал взбешённый рык и… захлебнулся в собственной крови. Меч вошёл в открытую пасть и пронзил его мозг. Судороги прошли по телу, и оно перестало слушаться. Боли не было, была лишь всепоглощающая темнота.
        Иван вытянул меч и, сорвав пучок травы, вытер его. Будет свежее мясо, если Вирг сможет разделать эту тушу.
        - Я услышал Лысьву. Как ты смог победить ее? Шкуру не пробить. Их забивали насмерть молотами десяток бойцов, обязательно были жертвы. Но шкура ценилась дороже их жизней. Это обязательно королевская добыча. Только подгорцы могли каким-то образом, в своих кузнях, сделать из шкуры лёгкую кольчужную рубаху.
        Иван ухмыльнулся.
        - Хорошо, что ты сказал лёгкую. У нас этих шкур уже пол вагона, как тащить будем?
        - Подозреваю больше, чем пол вагона. Подгорный вагон не такой уж и большой.
        Иван усмехнулся. - Морф, откуда так много знакомых слов?
        - С чего вдруг они знакомые-то стали? Это же перевод. Мозг подсовывает знакомые слова и обратно переводит также. Ты бы видел те образы, которые вы друг другу послали, сам бы понял, что каждый имел ввиду что своё.
        - А то я уже подумал, что нужно за языком следить. Светить, что я пришлый, как-то не хочется пока.
        - Ну и правильно. Только ничего что они бы не поняли, ты бы на их языке и сказать-то не смог бы.
        - Логично.
        Манг прыгал по мертвому охотнику и тихо повизгивал. - Проклятая Лысьва, как тебя есть!!! Буди приманку, пусть готовит.
        - А, вот кто мне помог. Спасибо Шмыга.
        Вдруг в голосе манга послышались жалобные нотки. - Шмыга не сможет отобрать у Шатуна. Приходится помогать.
        - Шмыга сможет съесть Лысьву изнутри?
        - Долго. Половину. Потом устану.
        - Вынеси немного нам.
        - Мозг мой. Укушу!!!
        - Договорились.
        Иван вставил в пасть Лысьве сухую палку и тщательно зафиксировал ее. Неугомонный Шмыга приступил к своим обязанностям. Он очень проворно стал вытаскивать слегка надкушенные, но вполне крупные куски мяса. И когда остался только скелет, принялся за кости черепа. Больше суток ушло на разделку, но это был потрясающий результат. Шкура изнутри была выделана. Осталось вытащить скелет, но Иван не стал торопиться с этим. Так даже удобнее сушить.
        Шмыга уснул прямо внутри Лысьвы. Он совершил подвиг. Сожрал Лысьву. Он гордился собой. Проспал четыре дня и вышел, помятый и недовольный. Узнав, что ничего интересного не было он удрал куда-то выше, на ветки.
        К концу месяца у Вирга уже была рука. Розовая и нежная кожа зудела неимоверно. Кожа ещё не огрубела и все время старалась за что-нибудь зацепиться. Очередной раз разодрав её, пришлось мастерить рукав из шкуры самой маленькой змеи, но это были приятные хлопоты.

* * *
        - Трог, будет очень больно. Я не могу тебя усыпить на всё это время. Это как минимум два месяца. Ты, конечно, уже основательно отъелся, вон какой шарик. Да и Вирг тебя постоянно до кустов носит. Уже третье место меняете, но два месяца ты не выдержишь на голодном пайке. А питаться нужно будет много, организм будет требовать.
        - Ты говори, что предлагаешь, мы с болью друзья с детства, если ты не заметил.
        Иван засмеялся и мотнул головой.
        - Так уж и с детства?
        - Всякое было. Я Арифф.
        - Ну я тебя предупредил. Ничего не предлагаю, просто говорю, будет больно. Наслаждайся.
        Иван коснулся лба Трога и тот провалился в сон.
        - С чего начнем?
        - А сам не видишь? Живого места нет. Почки отбиты, кости срослись как попало, ребра в лёгкие вросли, как он ещё жив. Видать лечить тут умеют, при желании, вернее, не давать умереть.
        - Сначала внутренности на место поставим. Потом ноги и пара рук. Остальное можно позже. Он и так, будет розовый, как младенец. А на ноги встанет… Да там больше проблем будет, кстати, у Вирга интерфейс прижился. Пока не активирую, слежу как развивается.
        - А мог не прижиться?
        - Ну первый раз же на них. Генный код отличается, но всё равно бы прижился. Пусть попробует не прижиться.
        Иван улыбнулся.
        - Морф, активируй интерфейс Виргу. Хочу, чтобы связь с ним работала.
        - Это можно.
        - Вирг, подойди.
        Парень отошёл от Лысьвы, из которого они вместе со Шмыгой вытаскивали скелет. Вернее, Шмыга грыз, а Вирг вытаскивал кости. Подошёл и с серьезным видом приготовился слушать. - «Наверняка речь пойдет о лечении деда. Он с нетерпением ждал этого момента».
        - У меня есть возможность общаться с тобой мысленно.
        Вирг округлил глаза.
        - Это невозможно, я же не маг. Мой разум не выдержит.
        - Вирг, ну чего ты все время споришь.
        - Прости хозяин, я ещё не привык общаться с Лесовиками.
        - Не перебивай.
        - Угу, так чего? И я смогу разговаривать мысленно? Или только слышать?
        - Сможешь, и не только со мной, но и с дедом. Это ещё не все изменения, но готов ты только к этим.
        - Я понял хозяин, что нужно делать?
        - Ничего особенного, представь меня и скажи голосом. Потом научишься, не проговаривая слова передавать мысль напрямую. Это будет удобно, когда станешь учиться на ползуна.
        - Это очень полезное умение. Только с тобой и дедом?
        - Между своими.
        - Нас много?
        Ванька улыбнулся.
        - Нас целых трое. Пока.
        Шмыга заверещал и запрыгал возле Лысьвы требуя, чтобы Вирг продолжил вытаскивать кости. Ему надоело что они мешаются. Иван задумался и посмотрел на зверька.
        - Наверно четверо.
        Вирг улыбнулся, пожал плечами и, даже не став пробовать новую способность, пошел доделывать работу. - «Этот не отстанет». Вдруг он остановился и начал доставать меч, висевший на поясе. Из-за деревьев подходила ещё одна Лысьва. Шмыга заскочил на шкуру и заверещал. Лысьва поморщилась, но всё равно подошла и понюхала шкуру убитого изгоя.
        - Сильный, ты занял эту территорию?
        - Нет, мы уйдем, но не скоро.
        - Сколько пройдет холодов?
        - До первого холода.
        - Мы будем ждать. Это хорошая территория, она нам нужна, ты не пользуешься.
        - Вы можете занимать её сейчас.
        - Ты разрешаешь охоту? Ты странный, Сильный.
        - Приноси часть добычи и можете охотиться тут. Мы будем рады, если не придется драться с чужими.
        - Сколько?
        - Ты видишь нас всех.
        - И этот верещащий комок, тоже из твоей стаи?
        Иван засмеялся.
        - Да. Он из моей стаи.
        Лысьва чуть опустила голову и, развернувшись, мгновенно растворилась в лесу.
        - Шмыга прогнал Лысьву. Больше ему не съест.
        - Молодец Шмыга.
        - Шатун принял меня в стаю. Я спать.
        Зверёк умчался куда-то на дерево, а затем прокрался чтобы его не заметили и лег рядом с дедом. Так было теплее. Вирг повернулся к Ивану и непонимающим взглядом уставился на него.
        - Ты разговаривал с ним?
        - С ней.
        - Лесовик!..
        Парень пожал плечами и, повесив меч на пояс из шкуры змеи, пошел вычищать наполовину пустую шкуру. Он уже не опасался заталкивать руку в пасть, пусть и мертвой, но всё ещё Лысьвы. Даже, когда приходилось нырять с головой.
        А на утро им принесли половину туши кого-то похожего на кабана. Мелкий котёнок с гордостью нес Сильному часть добычи. Ему доверили важное, ему доверили договор. Немного порычав и побегав за верещавшим зверьком, он удалился вниз, праздновать удачную охоту стаи. Им достался огромный участок, ранее принадлежавший изгою. Сильный охотился только на среднем уровне и то редко. Им досталось все. Это был хороший договор, и он был частью этого договора. Он важное звено стаи.

* * *
        - Вирг, ты обещал принести траву для настоя.
        - Уже иду. Дай фляжку, заодно воды наберу.
        - Не задерживайся. Деду нужен настой, фляга быстро закипит и сразу нужна трава.
        - Это мох.
        - Ну пусть будет мох. Шевелись.
        Вирг рванул в сторону воды и скрылся за ветками.
        - Ну что Морф. Пойдем деда будить.
        Иван запустил диагностику и стал смотреть результаты. Раньше он не осознавал, как это работает, сейчас, с помощью Морфа, он стал понимать, что делает. В организм передавался определенный сигнал и обратно возвращался ответ, который нужно было понять правильно. Он долго учился понимать, что с организмом, но всё это было на уровне интуиции. Сейчас Морф мог спокойно рассказать о каждом органе, его состояние, и что конкретно нужно сделать, чтобы стимулировать его. Было намного легче, а самое главное, понятнее.
        Трог проснулся и закряхтел.
        - Ты меня не обманул. Болит всё, даже то, чего уже давно нет.
        - Это «то» уже начало восстанавливаться. Ты этим «тем» ещё детей настрогаешь.
        - Ох, мне бы с внуком разобраться, да не рассыпаться.
        - Некуда тебе сыпаться больше, и так ничего не осталось. Теперь собирать тебя будем обратно.
        - Дай попить, спасу нет, все пересохло.
        - Организм восстанавливается, все соки тянет. Терпи.
        - А мой оболтус где?
        - За водой как раз и пошел.
        Неожиданно Вирг впервые вышел на связь. - Шатун, на водопой стая Лысьв пришла. Рычат, толкаются, но пока не сожрали. Чего делать то?
        - Ну если рычать и толкаться не умеешь, то набирай воды и иди сюда. Мох свой не забудь.
        - Сейчас из штанов вывалю и сразу прибегу.
        Иван улыбнулся и продолжил диагностику деда. Лысьвы не станут портить отношение с Сильным из-за худой добычи. На добрую добычу Вирг не потянет ещё долго. А к тому времени он Лысьвам не по зубам будет. Уж об этом Иван позаботится.
        - Вань, раз уж ты об этом задумался, то нужно начинать учить пацана.
        - Хм. А ведь это неплохая мысль, Морф. Нам все равно тут ещё два месяца, как минимум.
        Вирг бежал от водопоя и постоянно оглядывался. Ему казалось, что Лысьвы следуют за ним, но он понимал, что им это ни к чему. Он уже подбежал к месту стоянки, когда мимо него, как вихрь, пронесся Шатун и выхватив у него из-за пояса меч, сиганул куда-то вниз. Скользнул по стволу дерева, оттолкнулся и расставив руки с мечами в стороны полетел вниз. Через секунду он скрылся в вечном тумане низовий Великого Леса. Следом за ним вереща и грозно шипя несся со всех ног небольшой комочек меха, вездесущий Шмыга. До Вирга долетела мысль. - «Накорми деда».
        Вирг проследил за этим непонятным Лесовиком, своим хозяином, пожал плечами и двинулся дальше. Его должен был удивить прыгающий в пропасть человек с мечами на перевес в обоих руках, но не удивил. Свою порцию удивлений в этом месяце он уже получил.

* * *
        Иван падал в туман, стараясь как можно точнее определить, где разыгралась трагедия. Он услышал жалобное мяуканье, злость и горе множества существ, внизу была беда. Наконец определившись с направлением, он спикировал туда, немного притормаживая свой полет с помощью Морфа, попадающихся листьев и веток. Жалко, что нельзя применять полноценный полет, но сейчас у него преимущество высоты и это преимущество нивелировало наложенные ограничения.
        Иван увидел, как огромные щупальца таскают и бьют о ствол дерева детёныша Лысьвы. Многие взрослые особи, попытавшиеся спасти его, уже поплатились за это. Их втягивало в болото множество щупалец какой-то твари. Сил сопротивляться уже не было, их время сочтено.
        Иван врубился прямо в центр этого скопления, не став даже тормозить, и сразу же взорвался вихрем железа. Клочья мяса и грязи полетели в разные стороны и округу огласил вопль. Щупальца отпустили свои жертвы и нацелились на это непонятное нечто, принёсшее столько боли. Рев твари парализовал и прижал к земле окружавшую её стаю, раненые животные ползли подальше от этого гиблого места.
        Они попали в засаду к этой твари и первым был схвачен самый перспективный детёныш прайда. Выручать кинулись все, но шансов не было. Они хотели дорого продать свои жизни, но даже этого не получалось, тварь была в разы сильнее всего прайда, и они не могли причинить ей вреда. И в тоже время даже их шкура не спасала от ударов, направленных на них.
        Иван практически вгрызался в эту тварь, погружаясь все глубже и глубже. Клубок вращающейся стали перемалывал всё встреченное на своём пути. Зубы, пытающиеся раскусить эту живую сталь, разлетелись брызгами, не успев причинить вред. Сердце твари остановилось, уже состоя из нескольких кусков. Щупальца опали и тварь стала погружаться в глубину из которой вылезла на свою погибель. Теперь предстояло прорубиться на воздух, и Иван сделал это с прежней яростью.
        Он выскочил на поверхность и последним движением перерубил щупальце, всё ещё удерживающее детёныша Лысьвы, подхватил его и прыгнул на берег. Болото стало поглощать своё создание. Раненые животные начали приходить в себя и окружили Ивана, жалобно поскуливая. Он положил детёныша на землю и прислушался к нему.
        - Морф, сможем помочь?
        - Пока ты развлекался я изучал строение Лысьв. Кстати, позови Шмыгу, он всё ещё грызёт эту гадину, как бы в болото не утянуло.
        Иван оглянулся и больше услышал, чем увидел беснующегося манга. Он прыгал, верещал и рвал тушу, на которой его даже видно не было. На его успехи обратили внимание даже Лысьвы. Иван почувствовал уважение к нему с их стороны.
        - Шмыга, ты уже убил его. Иди, сюда, охраняй детёныша Лысьвы, я буду его лечить.
        Шмыга обернулся, а потом вгрызся в тварь с еще большим остервенением. Наконец он успокоился и прыгнул на берег. Не долетел и плюхнулся в воду. Один из самцов с опаской спустился за ним и вытащил его за шкирку. Он всё ещё верещал и мотал головой, разрывая невидимого врага. Опустив этот злой меховой комочек рядом с Сильным, самец отошёл не мешая.
        - Если удержим жизнь сейчас, то сможем помочь.
        - Пробуем.
        Иван запустил диагностику и получив ответ озадачился, в чём теплилась жизнь, если вместо внутренностей сплошная каша.
        - Обезболивать нельзя, уйдет. Пусть его в сознании держит боль. Но нужно восстанавливать быстро. Сейчас с Хомяком сообразим за что браться в первую очередь.

* * *
        Иван уже больше четырех часов боролся за жизнь детёныша Лысьвы. Стая всё увеличивалась и увеличивалась. Из дальних уголков Великого Леса пришли представители разных стай, все кто смог преодолеть расстояние за это время. Новость разлетелась быстро. Этому детёнышу пророчили славу вожака прайда, и всем нужно было знать судьбу того, кто возможно поведёт в будущем. Нынешний вожак прайда был стар и не смог прийти, он жил далеко, на границе болот, но он послал самых быстрых воинов, чтобы спросить у Сильного есть ли шанс. Весь Лес уже знал о том, что древнее зло напало на хозяев здешних мест. Сильный, убил тварь, и он лечит будущего вожака. Шанс ещё есть.
        Ванька прислонился к дереву и устало вытер пот. Ему принесли мясо, завёрнутое в лист, и оно ещё было горячим. Каких страхов натерпелся Вирг, когда ему пытались объяснить, что от него требуется Иван даже думать не хотел.
        Он поднялся и бросил яркий образ. - «Он будет жить».
        Стая пришла в движение. Остались только избранные, остальные ушли разносить весть. Иван поднял детёныша и мотнул головой. Его поняли и повели наверх. Через час Ванька уже спал. Рядом лежал детёныш Лысьвы и тяжело дышал. Вирг поддерживал огонь и практически непрерывно что-то разделывал и иногда жарил. Еды требовалось много, а теперь ещё и сырого мяса. Каждый час к нему приносили свежую небольшую тушку, и он, уже на автомате, выбирал нужна ли она ему, остальное забирали обратно. Мясо Сильному нужно только свежее, он должен восстановить силы быстро.

* * *
        - Шатун, я вынужден тебя будить. Я уже с ног валюсь. Боюсь усну.
        - Встаю. Как у нас дела?
        - Лес гудит. Столько Лысьв я никогда не видел, идут постоянно. Посмотрят издалека и уходят, а потом другие. И так сплошным потоком.
        - Детёныша проверяли что ли?
        - Наверно. У них ведь раз в сотню лет рождается кутёнок. Маленьких почти и не видел. А вообще о них мало что известно. В неволе не живут совсем, но с людьми уживаются, если их не беспокоить. Говорят, они охраняют Великий Лес. Ты знаешь… Им удается. Сюда никто не лезет.
        - Вы же полезли.
        - Мы шли умирать.
        - Отдыхай, я уже проснулся.
        Вирг проверил деда и упал рядом. - «Эти сутки его вымотали, страшно было до жути. Но их не трогали, они уважали Шатуна. К тому же, он умудрился притащить раненого и грязного детёныша, и похоже, лечил его. Даже Шмыга спал всю ночь, а вот на него это было совсем не похоже». Под утро Вирг уже начал махать руками прогоняя Лысьв, подходивших слишком близко. Те скалили зубы, но слушались. Он взял у хозяина свой меч и начал делать упражнения чтобы не заснуть, но в конце концов, чуть не отрубив себе ногу, решил больше не искушать судьбу и будить. Он боялся уснуть на посту, это позор на всю жизнь. Это раньше он мог не спать сутками, а сейчас организм ослаб от плена, к тому же Шатун лечил его, сил требовалось много на восстановление.

* * *
        Иван нарубил мяса мелкими кусками и кормил этого мелкого бедолагу. Сначала он отказался брать, но Иван настаивал, и детёныш Лысьвы начал есть. Силы быстро возвращались и ближе к полудню он уже встал, лизнул валяющегося не далеко от него Шмыгу, и лег обратно. Тот даже не проснулся.
        - Сильный, к тебе идёт вождь. Он просит выслушать его.
        Иван кивнул появившемуся из-за деревьев самцу Лысьв, и тот мгновенно исчез. Через некоторое время к нему приблизился действительно очень старый представитель их прайда.
        - Разреши говорить Сильный.
        - Я рад тебя услышать старейшина.
        - Зачем ты помогаешь нам?
        - Из тебя плохой переговорщик, тебе это говорили?
        Вожак прайда улёгся рядом и подхватив небольшой кусок мяса прожевал его.
        - Нет. Наверно боялись.
        Иван улыбнулся такой непосредственности ответа.
        - Тебя привело только любопытство?
        - В основном оно. Но ещё мне нужен совет.
        Иван даже опешил.
        - Когда я стал мудрым?
        - Мне нужен совет Сильнейшего, за мудростью я пойду в другое место.
        - «Да уж. Этот старый вожак тоже за словом в карман не лезет». - Я слушаю. - Иван почтительно расположился рядом и подбросил немного сухих веток.
        - Мой Совет сказал, что мы не выживем, если будем с тобой воевать. Это так?
        Иван склонил голову.
        - Не выживет только тот, кто нападёт. Успокой Совет, я не буду нападать, если мои люди не пострадают. Мне не нужна война.
        - Меня устраивает такой ответ. А теперь я повторю. Зачем ты нам помогаешь? Теперь мы обязаны помогать тебе. Я не привык быть должным.
        - Разве твой долг не должен быть объявлен перед сделкой?
        Вождь поднял голову и пристально посмотрел Ивану в глаза.
        - Я ошибся. К тебе можно идти за мудростью. Твои слова старше меня. Но, что мне делать, если люди причинят вред прайду или Лесу? Наш закон говорит, что врага нужно сожрать. А теперь пришел ты, и прайд признал твою силу. Будет война и прайд проиграет, это я тоже вижу. А теперь скажи, как быть нам при таком долге?
        Иван показал в сторону пустой шкуры и старый Лысьв недовольно оскалился.
        - Ты видишь ответ. Он пришел за моей шкурой и оставил свою. Пусть тот, кто придёт за вашей шкурой оставит свою. Я уважаю твой закон.
        Лысьв поднялся и долго смотрел Ивану в глаза.
        - Люди не твой прайд! Как и этот изгой не принадлежал моему прайду! Войны не будет?
        - Ты все правильно понял.
        Старый вождь вновь лег. Задумчивым взглядом смотря на огонь.
        - Мне донесли что детёныш выживет.
        - Это так.
        - Прайду нужен новый вожак!
        - Что в нем особенного? Почему столько суеты?
        - У него дар. Он может говорить.
        - Объясни.
        - Когда он говорит, слышат многие возле него. Такие не рождались уже более трехсот холодов.
        Ивана больше поразило не способность, а то, что эти звери могли считать. Он посмотрел на вожака и у него проскочила догадка.
        - Это был ты?
        - Не сложно догадаться. Только такие становятся вождями. Тебе ли не знать, ты сам такой. Тебя слышат многие. Мы должны знать кто из людей в твоём прайде. Никому не нужны неприятности.
        - Я смогу об этом сказать, это не сложно. Пока ты видишь всех.
        - Даже болотный манг? Этот маленький визгун ещё доставит тебе проблем. На их территорию мы не заходим. Хоть и не враждуем с ними.
        Ивана впечатлила такая характеристика.
        Из-за деревьев вышли два самца и встали недалеко. Вождь повернул голову, начал вставать, устало перебирая лапами и заворчал: - Беспокоятся о моем здоровье. Если я умру раньше, будет передел власти, будет много крови. Приходится соблюдать режим.
        - Оставайся на ночь. Я помогу дожить до нового вождя.
        Лысьв посмотрел на Ивана и наклонил голову.
        - Ты загоняешь нас в долги, добром это не кончится. Я принимаю твоё предложение.
        Иван усмехнулся и пожал плечами.
        - Пока ты мне должен только мой обед, я проговорил его с тобой, вместо еды.
        Старый Лысьв посмотрел на горы мяса вокруг.
        - Это поправимо. Даже мне не приносят столько.
        Иван уловил команду и пара самцов мгновенно растворилась в лесу. Далеко они не ушли, видимо это порученцы и они знали свою службу. Охрана была чуть дальше. Ивану доверяли.
        Наконец проснулся манг и тут же подошёл к вожаку Лысьв. Он знал на кого можно шипеть, а на кого не стоит, оглядел его с ног до головы, обошел со всех сторон и нашел себе другую жертву. Он заметил детёныша, шерсть встала дыбом, хвост поднялся трубой и он, выгнув спину, стал боком подходить к нему.
        - Шмыга спас врага. Никто не смеет обижать врага Шмыги без его разрешения. Он мой!
        Схватил самый большой кусок мяса, находящийся возле морды детёныша, и потащил его. Детёныш положил на кусок лапу, всадил когти и подтянул к себе. Шмыга начал перебирать лапками, но не сдавался. Ему не удалось утянуть всё, но он, шипя и визжа, успел отъесть приличный кусок.
        Вожак молча смотрел на это безобразие и лишь скалился, когда Шмыга начинал верещать особенно громко.
        Насытившись, он подошёл к лежащему детёнышу, укусил ему подушечку лапы и, когда тот отдернул ее, проскочил и свернулся калачиком возле живота, видимо там теплее. Он основательно выдохся вчера, ему было не до показной гордости.
        - Морф, ну что там?
        - Очень старый организм. Желудок почти не работает. Внутренних травм, уже затянувшихся, много. Даже шкура была пробита в нескольких местах. Не представляю, чем это можно сделать. Но ничего невозможного. Кстати, я предлагаю не возиться с ним. Поставить интерфейс и пусть он следит за здоровьем. Заодно решится вопрос связи с ним. Мало ли, такие союзники нам нужны. К тому же он должен узнавать наших до того, как их сожрут. Метку свой-чужой в каждый интерфейс внедрю. Проживет ещё три столетия.
        - Мы не нарушим их законы?
        - Не думаю, он будет рад отдать управление молодому. А сам уйдет на пенсию, он её заслужил. Детёнышу тоже интерфейс сделаю. Лишним не будет.
        - Мне кажется, они не разберутся с ним.
        - И не надо. Пусть думают, что ты им дар вручил. Здоровье добавит, память, реакцию. Так, по мелочи ещё. Большего им и не надо.
        - Ну хорошо. Пусть будет.
        - Принято.
        Вождь вдруг завалился на бок и вытянул лапы, сознание провалилось в какую-то пустоту. Постоянная боль, сопровождающая его уже долгое время, стала притупляться. Пришел он в себя уже под утро. Непривычная бодрость разлилась по всему телу. Мысли были ясными и не тяготили. Он поднялся и, посмотрев на мясо, понял, что очень проголодался. Ждать, когда Сильный присоединится к трапезе, не стал. Захочет, подойдёт, тот был занят с детёнышем. Он давно не чувствовал такого аппетита, даже как-то укоризненно посмотрел на убывающее мясо. Но и ограничивать себя, как это было раньше, не стал. Он уже распорядился чтобы принесли ещё. Дождался, когда Сильный обратит на него внимание, кивнул ему головой и ушел тяжёлой походкой. Лапы ещё побаливали, но он уже знал, что эта боль временная. Сильный действительно дал ему шанс дожить до нового вождя.
        Немного удивился что даже спиной чувствует всех тут находившихся, включая детёныша, но оборачиваться не стал. Просыпался интерес к делам прайда. Скорей бы подрос новый вожак, ему можно было столько поручить, а пока придется делать это самому. Благо что сил действительно добавилось, как и обещал этот человек, конечно не так как в молодости, но очень разительно по сравнению со вчерашним вечером. Вождь никогда не слышал, чтобы Лысьвы договаривались с людьми. Они их в основном ели, но этот договор его устраивал, он выгоден его прайду. Наверно он выгоден и Сильному, хотя он ничего и не просил. Никто бы и так в здравом уме не стал бы с ним ссориться. Его отговаривали, но вождь пошел и договорился, он отвечает за судьбу прайда. Кто ещё подумает об этом? Его гордость не пострадала, она вообще своё отстрадала ещё во времена его молодости. Дела прайда превыше всего. Его старость немного отодвинулась, лишь слабые отголоски старых ран и прожитых лет напоминали ему о возрасте.
        По мере отдаления от Сильного, появившееся чувство здорового тела стало гаснуть. Видимо чуда не случилось, и он не стал здоровее мгновенно. Но чутье зверя говорило, что это начало. Он будет жить дольше чем планировал.
        Сильный разрешил детёнышу встать. Он пошел к еде, выбрал самые мягкие кусочки, прожевал нехотя и чуть подволакивая задние ноги поплелся к стае. - «Он подвел их, наверно будут ругать. Попался в ловушку, устроенную болотной тварью. Её никогда не было на этой территории, все они жили в середине болота, но все равно нужно быть всегда осторожным. Одно неверное движение, и он чуть не погубил стаю, отвечающую за него. Вождь доверил им воспитание преемника. Это самая сильная стая, охраняющая границы Великого Леса, а он будущий вождь. Нельзя быть таким беспечным».

* * *
        - Шатун, у меня какая-то мысль появилась, бьётся в сознании, покоя не дает.
        Иван обернулся к проснувшемуся Виргу и засмеялся. Дед повернул к тому голову и тоже улыбнулся сквозь боль.
        - Даже мысль с трудом тебя посещает.
        - Такого никогда не было. Прям мигает в сознании, я уже извелся, вспоминая чего я не сделал.
        - Вань, это у него интерфейс вышел на полную мощность, видимо закончил диагностику и предлагает решения по дальнейшему лечению.
        - Ну так подумай об этой мысли, ты же хочешь её посмотреть? Сосредоточься на ней.
        - Что это? Моя голова думает отдельно от меня. Я себя вижу, но руки разным цветом. Я вообще весь разноцветный.
        - Теперь ты сам можешь выбрать, что лечить дальше. Это дар Рода. Помнишь я говорил, что не ко всему ты ещё готов. Твоё время пришло. Изучай то, что тебе даёт дар. Прислушиваясь к нему, но думай сам. Задавай вопросы.
        - Тут неправильно. В сутках двадцать часов, а он показывает двадцать шесть. Ой, теперь двадцать. Мой папа Арифф… Как же тут много всего.
        - Трог, у тебя тоже скоро проявится. Не торопись лечить всё. Сначала пара рук, затем ноги.
        Дед перестал улыбаться и внимательно прислушивался к Ивану.
        - Я стал видеть свои мысли. Разреши сначала вырастить глаза.
        - Ты уже большой дядя, сам разберёшься. Боль по всему телу скоро пройдет, но останется боль в растущих конечностях. Придется резать культи, помни об этом.
        Деда, я уже могу шевелить пальцами левой верхней. Правда, больно брать, сразу мозоль. Сначала больно было, когда кости росли, а потом наверно привык. Шатун, а можно я сразу две руки начну лечить?
        - Не лечить, друг мой - восстанавливать. А займись ты сейчас не этим. Посмотри на свою одежду, скоро холод, на тебе и деде, тряпье. Причем, с чужого плеча. Даже руки не все.
        - И правда. А чего делать то?
        Дед как-то невесело мотнул головой. - Голову включать. Ты же сам говорил, что нам туши приносят, вот и сделай хоть из них.
        - Так иголку-то?
        - Колючку пока найди, жилы намотай. В нашу молодость железных иголок не было, с голым задом не ходили.
        Вирг начал крутить головой, что-то бубнил под нос и, крикнув Шмыгу, пошел куда-то выше. Шмыга соскочил, начал озираться и увидев Вирга рванул за ним.
        - Шмыга охранять приманку.
        Ванька мотнул головой, слышал Шмыгу только он.
        - Трог, давай с тобой разбираться. Ты уже посмотрел, что тебе дар предлагает?
        - Он мне показал какой я сейчас, умел бы реветь…
        - Потом реветь будешь, давай план составим. Сначала глаза, ты так решил. Потом пара рук, какие - сам решай. Когда сможешь терпеть, восстанавливай ноги. Дальше меня не волнует, сам решишь.
        - А ты знал, что не все лекари такое могут? Вернее, я вообще не слышал, что могут столько сделать. Говорили, что руку могут отрастить и то слабую. Твои умения никто не должен знать.
        - Это я уже сообразил. Я совсем далеко от вашей цивилизации был, всего не знаю, подсказывать будешь.
        - Такие дебри только на севере. Лесовик с севера. Час от часу не легче.
        - Ну так что? Это обсудили? Согласен?
        - Нельзя так со стариками. Ты мне надежду даёшь, а вдруг чего не по плану…
        - Возьми себя в руки… Ах, ну да. Чего бы тебе сказать, что ты сейчас сделать сможешь.
        - Я тебя понял. Покорми меня, хочу, чтобы больно было на сытый желудок. Спать уже не могу, спасу нет.
        - Морф, как-то помочь можно? Боится он.
        - Не, Вань. И так, все гормоны на пределе, адреналин вместо крови. Уже ничего не поможет. Даже, если мы тут траву какую найдем, с нужным эффектом, только навредим, перебор будет.
        Ванька сжал зубы и начал нарезать мясо. Оно, конечно, уже приелось, но других вариантов всё равно нет.

* * *
        Вирг тащил очередную змею, пойманную Шмыгой. - «Этот засранец опять не предупредил и поймал червя переростка уже над головой. Он еле удержался на ногах, когда хвост змеюки хлестнул по лицу. Чуть не забыл зачем шел. Эта тварь была не ядовита, но очень сильная. Возможно, он бы и сам справился, Ариффы сильная порода, только свою силу он пока не набрал, да и не видел он эту тварь». Шмыга гордо шел за хвостом и даже не думал помогать. Девять локтей сплошных мышц, да она весом с половину Вирга. - «Нет, пожалуй. С такой самому не справиться. Тут без этого зверя вообще ничего не заметишь».
        Он сначала со злости хотел спихнуть её вниз, а потом глянул на манга и передумал. К тому же красное мясо уже приелось, а овощей тут не сыскать. Да и варить негде, посуды никакой, даже деда помыть не в чем. Вот и поливал его из фляжки горячей водой.
        - «Он сегодня подметил что у Шатуна появилось свободное время, да и его тренировку подглядел, вот и решил пристать к нему с обучением. Его техника была очень красивой. Жаль у него рук мало. Посмотреть бы как он с четырьмя мечами бьётся. Он с одним-то вон чего вытворял. Вот бы научиться. Живым бы только дойти, до чего же тяжёлый этот гад ползучий».
        Вирг оттащил змею на место для разделки туш, отрубил голову и отдал её неугомонному мангу, уже верещавшему рядом. Как всегда, снял шнурок шкуры и повесил сушиться. Нарубил мясо и тоже развесил. Нужно делать запасы в дорогу. Им ещё дальше идти. Правда, куда дальше никто из них спросить и не догадался. Да и какая разница. Куда хозяин, туда и они.
        Посмотрел на шкуру самой большой змеи и решил делать из нее обувь. Если большой палкой бить по мечу, то можно её разделить на заготовки. А потом сделать себе такие же сапожки как у хозяина, уж больно они добротно смотрелись. Вот с этого он и начал.
        - Хозяин, научи меня мечом биться как ты, а?
        - Ах ты сорванец, ты как ученичества просишь, совсем от рук отбился.
        - Ой, деда, прости, я не подумал.
        Дед ещё долго ворчал о своей молодости и позоре на его голову. Вирг соскочил, вытер руки о штаны и склонил голову перед ухмыляющимся Иваном.
        - Шатун, прими меня в ученики. Хочу овладеть твоими знаниями.
        А потом поднял глаза и посмотрев на деда показал тому язык. Ванька, не переставая улыбаться медленно кивнул ему головой.
        - Деда, меня в ученики взяли.
        - Вирг, иди сюда, траков засранец. Положи на глаза холодную повязку, спасу нет.
        Вся веселость парня слетела с него и он, вытащив их мешка тряпицу, побежал к воде.
        - Я быстро.
        Шмыга бросил лакомство и рванул за ним. Вскоре они пришли обратно и опять с добычей. Шмыга поймал какое-то насекомое, размером с его голову, им вообще тут было раздолье, птиц на этом уровне леса почти не было. Да и какой нужно быть птице, что бы такое чудо за добычу считать…
        - Вирг, не снимай ему повязку. Завтра он увидит свет, нужно чтобы привык. И нагрей кончик меча, нужно надрез культей сделать. Он начал руки и ноги сразу восстанавливать, не послушался.
        Вирг кивнул головой и побежал выполнять. Скорее всего эти сутки ему не уснуть. Он помнил, как росла кость на руке и все ещё боялся запустить восстановление коренных рук. Но смотря на деда, сразу же сделал это. Потерпит, дед и не такое терпит.
        Кожа на культях уже натянулась и причиняла боль. Даже разрез не много добавлял этой самой боли. Было видно, что деду очень больно, но он молчал.
        - Хозяин, у деда весь рот в крови, что-то не так.
        Ванька подошёл к нему и запустил диагностику. Пожал плечами и хмыкнул.
        - Он у тебя уже взрослый, сам разберётся. Он восстановление зубов запустил. Все десна в хлам. Маньяк.
        Вирг округлил глаза и покачал головой.
        - Деда ты чего творишь?
        - Я вытерплю. Дай поесть помельче.
        Вирг кивнул и посмотрел на Ивана. Тот лишь пожал плечами.
        - Вань, Хомяк выделил знания по владению мечом. Получился очень неплохой пласт. Мы решили его поделить на двадцать ступеней. Первую ступень можно загрузить Виргу.
        Ванька опешил. - Не понял?
        - Интерфейс сам отработает команду. Рефлексы поспевать не будут, но знания-то будут, останется только тренироваться. Даже нужные мышцы подтянет к требованиям. Проходимость сигнала к мышцам тоже придет к норме. Несколько дней и первую ступень освоит, затем следующий уровень. Хотя, это от его способностей зависит, может и быстрее.
        - Это очень удобно, чего раньше молчал.
        - После слияния доступно стало. Сам не знал.
        - Хорошо, заливай сразу все. По мере необходимости учить будет.
        - Все, бесполезно, там лет на триста, если не больше. Просто даже не поместится. Много ресурса уйдет на модернизацию разума. Это ещё год.
        - Я понял. На ближайший год это сколько?
        - Семь ступеней. Восьмая ещё полгода. Девятая больше трёх лет, дальше прогноз не могу сделать.
        - Залей по десятую ступень, это возможно?
        - Около десяти лет. Это возможно.
        - А с дедом как? У него своих знаний много.
        - У него десять уровней примерно за год. Это тоже просчитали по его физической матрице. У него хорошая выучка. Даже очень хорошая. Правда, сравнивал с тем, что имею. Я только пару воинов тут и видел, когда на поляне на нас напали. Он бы их за секунды разделал.
        - Даже с его уровнем десять ступеней это год?
        - Ну, а что ты хотел, у тебя опыт - не одно тысячелетие. Причем, практический опыт.
        - Я понял. Восстановится, тоже заливай, лет на десять.
        - Понял.
        - Хозяин, дар нашел базу знаний. Что это?
        - Я дал тебе знания меча. Из нескольких ступеней. Когда будет время, выбирай это знание и соглашайся выучить.
        - Дар говорит через два часа изучение первой ступени закончится. Так быстро?
        - Через два часа ты будешь знать за какую сторону меч брать, потом наработка.
        - Я спросил, а дар сказал, что я могу не отвлекаться, он сам всё сделает. Это теоретические знания. Слово-то какое. Но я откуда-то знаю это слово. Странно.
        - Осваивайся. Со своим даром нужно дружить.
        - Вирг, траков сын, неси меня в кусты, от боли желудок выворачивает. Ты же не хочешь меня отмывать потом.
        Парень подхватил деда и улыбнулся.

* * *
        Утро выдалось спокойное. Вирг крутил мечом переходя из стойки в стойку. Пот лился с него ручьем. Шмыга носился рядом. Дед ещё не проснулся, он вообще заснул только под утро. Когда кости перестали беспокоить нервные окончания. На них уже образовалась розовая тонкая пленка. Мышцы пока не начали своё восстановление. Дед всё-таки не выдержал и приостановил восстановление коренных рук. Слишком много было нарушено, было ощущение, что их вырвали. Наконец он зашевелился и прищурившись посмотрел на внука.
        - Шатун, ты его этому научил за ночь?
        - Деда, представляешь, тело само знает все эти движения. Чем меньше о них думаю, тем легче. Сначала тяжело было, а теперь привык.
        - Вы ещё привыкните к возможностям дара. Это только начало. Тебе я тоже дал знания меча. Изучи их, потом научишь меня своему стилю. Который смогу освоить, естественно. Рук у меня поменьше будет.
        Ванька засмеялся и развел руками в стороны.
        Вирг вдруг остановился и поглядел на деда.
        - Ты видишь?
        Дед улыбался. - Вот бестолковый. А как же бы я узнал-то.
        Вирг быстрым движением закинул меч за пояс. С серьезным видом посмотрев на Ивана, склонил голову, потом выпрямился и подбежал к деду.
        - Давай поешь и попробуй уснуть. Наверх не смотри, сейчас солнце сюда пробьется. Через час его уже не будет, дерево всё закроет.
        Иван наклонился к деду и запустил диагностику.
        - Я думал ты покрупнее будешь.
        - Нижние руки пока не тронь. Организму не хватает ресурса. Так будет только хуже и медленнее.
        - У нас верхние и коренные руки.
        - Хорошо, но сути это не меняет. Ешь плотнее, даже если не хочешь.
        - В меня никогда столько не влазило, сколько сейчас ем. Проще сбросить вниз чем прокормить.
        - Пока сбрасывать не будем, а еды у нас даже больше, чем мы съесть можем. Даже детёныш Лысьвы прибегает перекусить.
        Дед заулыбался и слегка приподнял свои руки. Вернее, то, что наросло.
        - Не густо, но уже что-то. Вирг, снимай с меня мешок. Мешается. Хоть на ноги посмотрю.
        - Вань, Хомяк ещё очень много информации нашел. Он будет курсы формировать. Как поступим? Есть курс по разведению огня, по ловле рыбы, по охоте. Я предлагаю объединить в единый курс - выживание. И также делать с другими. Получается сейчас есть: выживание, меч, копьё - палка, лук, праща, парное оружие, ножевой бой, безоружный бой, стрелковое оружие, тяжёлое вооружение, тактика, стратегия, разведчик-диверсант, ну и верховая езда. Это что относится к боевой направленности, в том числе из нового, что ты привнёс. Ещё много чего, пока не распределили. Всё делим по ступеням и готовим к заливке. Систему допусков ещё подумаю. Вдруг надо будет. Как тебе?
        - Хорошая идея. Я об этом не думал, так что новых мыслей нет. Принимается.
        - Ну вот и хорошо.

* * *
        Вирг сидел и дошивал куртку из меха какого-то зверя. Она получилась из разных кусков нелепого цвета, но это было не важно. Во-первых, это было первое творение Вирга. Во-вторых, другого всё равно не было. Как объяснить Лысьвам чтобы притаскивали кого-нибудь в шкурках, Вирг не знал, а попытка охотиться самому, окончилась полным фиаско. Из-за частых посещений этого места большим количеством хищников, зверь ушел. Остались змеи, но им был рад только Шмыга.
        И вот сейчас он заканчивал куртку для деда. Она была почти до колен, но зато имела короткие рукава для коренных рук, вернее, прорези. Для своей куртки он тоже насобирал шкур, но пока не приступал к подбору. Он уже наловчился шить и вовсю орудовал всеми четырьмя руками. Коренные ещё плохо слушались, но зато они были.
        Дед ещё не ходил, но зато ел сам. И ел много. У него давно уже не было столько зубов. Половину он потерял в драках, остальное потерял в плену. И даже единственный оставшийся клык, и тот выпал, а на его месте вырос новый, здоровый клык, гордость Ариффа. Наступали холода, и хозяин всё чаще проверял здоровье деда и постоянно торопил с куртками.
        Сапоги он так и не смог сделать. Всё было нарезано, но никакой шип не мог пробить шкуру этой змеи, пришлось отложить до момента, когда встретится сапожник. Или хоть железная игла, подходящая для этого. А пока можно сделать обмотки из старой куртки. Температура вряд ли опустится до замерзания воды, но ночью спать было уже холодно. А идти можно и босиком, им не привыкать.
        Дар наконец-то разрешил перейти на вторую ступень в изучении меча. Когда Вирг увидел, что ступеней десять, у него глаза на лоб полезли и он с большим уважением посмотрел на хозяина. Ведь он знал их все. Вторую ступень он будет изучать весь сегодняшний день, а потом ещё месяц тренировок. Он действительно понял, что первая ступень учит с какой стороны у меча остро. Хозяин не пошутил.
        - Трог, тут через два перехода город есть, он тоже захвачен?