Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Кубрин Михаил : " С Палкой И Стрелой " - читать онлайн

Сохранить .
В мире Меча и Магии. С палкой и стрелой Кубрин Михаил Сергеевич
        КУБРИН МИХАИЛ СЕРГЕЕВИЧ
        В МИРЕ МЕЧА И МАГИИ. С ПАЛКОЙ И СТРЕЛОЙ
        АННОТАЦИЯ: Нет, ты не в игре, это - жизнь такая. С мечами и магией, но отнюдь не волшебная. Вокруг полно Героев, но ты - не из их числа. Так, обычный рядовой попаданец-всезнайка-ничегонеумейка. И считай, что тебе очень повезло стать пешкой, причем не какой-нибудь, а королевской.

        КНИГА ПЕРВАЯ. ОДОЛЖЕННЫЙ МЕЧ, ЧУЖАЯ МАГИЯ
        Часть первая. Семь дней в Эрафии
        Глава первая
        Все началось с обычных вопросов. Где я?! Как я здесь оказался?! И кто я?! Нет, кто я - помню, это уже что-то. Значит, во-первых, где: под открытым небом, стою среди каких-то развалин и, кажется, на крыше чего-то, потому что развалины в нескольких шагах резко обрываются. Причем если с одной стороны ровно, по окружности, то с другой так, будто от сооружения кусок отломили.
        'Башня, что ли, старая какая?' - мелькнула мысль. Несколько уцелевших каменных зубцов, вроде бы, это подтверждали. Впрочем, башня была мелочью по сравнению с дальнейшим... Стоило, подойдя к краю, глянуть вниз, как вместо 'где?' и 'как?' на первое место вышел вопрос: 'Что это?!'
        В первый момент показалось, что кто-то учинил побоище в зоопарке, а потом всех жертв своего произвола разбросал по округе: пресмыкающихся, парнокопытных, птиц...
        Но что-то в этом обилии меха, перьев и чешуи было не так... Нечто с копытами и рогами при этом имело вполне человеческие руки, в которых к тому же мертвой хваткой сжимало топор; у птицы с неслабого орла размером вместо клюва была человеческая голова; а зеленый змеиный хвост третьего существа переходил в тоже зеленое, но явно женское тело.
        'Не может быть...' - колотилась в голове мысль, а взгляд находил все новых мифических персонажей: тоже со змеиным хвостом, но серые, шестирукие - наги; парочка гигантских мозгов с щупальцами - дурные глаза; и, наконец, лев со скорпионьим хвостом - это конечно же мантикора. Я и сам не заметил, как машинально стал называть увиденных именами из вселенной игры "Меч и магия".
        Неужели Энрот?.. Нет, не может быть. А что тогда? И как? И что делать? И...
        'Надо спуститься, - принял я решение - Рассмотрю их всех поближе, может что-то и выяснится.'
        Но не тут-то было: вероятно, та часть башни, где лестница выходила на крышу, как раз и обрушилась. Видневшийся в разломе нижний этаж не вдохновлял: обломки, засыпавшие пол, и какие-то острые детали конструкции наводили на мысль о переломах. Прикинув расстояние, я решил подождать со спуском в аварийных условиях до тех пор, пока не придумаю чего-нибудь... Или пока не проголодаюсь... Или пока еще чего-нибудь не случится.
        А пока снова попытался успокоиться и серьезно обдумать происходящее, обнаружив новые странности.
        Что было вчера? Позавчера все помню, ничего особенного не было: университет, лекции, задание, в котором я абсолютно ничего не понял... Словом, ничто не предвещало. А вчерашний день - как отрезало. При этом вчерашний день точно существовал: я помнил, как просыпался утром... Вчера. Дальше - ничего. Только новое пробуждение, уже сегодня. Был бы я пьющим, еще можно понять, но тут ситуация явно не та. И что вчера такого могло случиться, что теперь университет остался на Земле, а я на Энроте, на башне сижу? Хотя на Аксеоте те же самые существа тоже были. Впрочем, одна выдуманная планета, или другая - невелика разница...
        Мог я чего-то такое сам натворить? Едва ли. Мог ли случиться катаклизм, аномалия, невесть что еще? Конечно, могли, на то они и катаклизмы! Но даже если что-то такое случилось, это никак не объясняет, почему я теперь на планете, которой вообще не существует, потому что ее выдумали в качестве фона для стратегической игры!
        Галлюцинации? Мысль неприятная. Да и какие-то они уж слишком натуральные. Вижу башню, потрогать ее можно - камень настоящий, даже запах чего-то горелого чувствую - подожгли, наверное, что-то при штурме... Ущипнул себя - боль чувствую. Так бывает? А кто их, видения, знает, я не специалист.
        Сон? Опять же как-то натурально, в снах я чуть лучше разбираюсь.
        Виртуальная реальность? Ну, если техника до такого уже дошла... То тогда вообще, в чем можно не сомневаться?
        Масштабная мистификация? Подсыпали чего-нибудь, усыпили, привезли в развалины, соорудили кучу трупов... Зачем?.. Но с точки зрения того, что называют здравым смыслом, самое вероятное. Впрочем, избытка здравого смысла у меня тоже никогда не было. Еще в детстве, читая, как герои, попав в необычную ситуацию, начинают твердить 'Это сон, это сон!' и из-за этого оказываются в новых передрягах, я твердо решил, что в таких случаях лучше считать все настоящим - меньше риск. Да и сомнения в подделке оставались, по правде говоря.
        Так, попробуем сначала... Форма одежды у меня повседневная, не домашняя: джинсы, рубашка, ботинки - значит 'это' произошло прямо на улице. Что в карманах? Ключи - это, чувствую, не пригодится. Мелочь какая-то... Мобильный телефон: сети нет, разумеется. Какая сеть на Энроте?! Можно считать косвенным доказательством... Время: двенадцать двадцать три дня. А тут уже вечер скоро... Кстати, что с окружающей местностью? Луга до горизонта, поля какие-то, домики вдалеке. Дымящиеся. Наверное, это все же развалины домиков. Происходящее нравится все меньше и меньше...
        Так ни до чего серьезного и не додумавшись, я решил перейти к более важным вопросам и как раз начал прикидывать, нельзя ли для безопасного спуска сделать веревку из одежды, когда неподалеку (где-то внизу, в развалинах) что-то звякнуло. Не обратил бы внимание, если бы до этого вокруг не стояла полная тишина. Потом снова - как будто металлом задело о камень. И послышался тихий голос.
        - ...но их ряды были на удивление сплоченными. Маги готовились к нападению и все же они пали... - судя по звукам, говорящие постепенно приближались.
        'Кто-то идет?! Женский голос. Люди! Или не люди? Не хотелось бы с какой-нибудь медузой повстречаться', - я осторожно выглянул вниз из-за крепостного зубца.
        Несколько закованных в доспехи рыцарей под предводительством рыжеволосой девушки не спеша зашли во двор... Причем предводительница тоже была в доспехах и выглядела довольно опасно. Ну, так мне почему-то показалось. Я, конечно, не специалист по средневековым рыцарям, знания ограничиваются школьным курсом истории, однако уверенная поступь, пристальный взгляд - наводили на мысль, что оружие ей нужно не для красоты. К тому же, в отличие от остальных, у девушки не было шлема: в огненных волосах, охватывая голову кольцом, поблескивала небольшая диадема.
        Следом торопились несколько человек в кольчугах с арбалетами в руках...
        Я лихорадочно раздумывал, что делать: выскочить и заявить о себе или повременить. С одной стороны, не ясно, кто это, с другой же... Если этот отряд уйдет, оставаться одному на полуразрушенной башне мне совсем не улыбалось!
        Впрочем, следующие мгновения положили колебаниям конец.
        - Несомненно, это были лорды подземелий Нигона, - мрачно сообщила рыжая.
        'Нигон?! Значит, Энрот. Точнее, Эрафия. Война восстановления! Это же Кэтрин! - мне вдруг ясно вспомнился вступительный ролик третьих 'Героев'. - Да, это все же оно! Королева Кэтрин Айронфист - Сердце Грифона. Можно сказать, повезло... Насколько об этом можно говорить. Лучше Кэтрин может быть только Эмилия Найтхевен, но до нее еще долго'.
        С такими оптимистичными мыслями, я встал во весь рост, собираясь привлечь внимание, и... Промолчал. Просто, в прямом смысле, не нашел слов. Вопить 'Снимите меня отсюда!' показалось как-то глупо, а 'Здравствуйте' посреди развалин звучало бы еще глупее...
        Однако Кэтрин Айронфист невнимательностью не отличалась, хотя в этот момент как раз рассматривала поверженных медуз - она тут же вскинула голову вверх и избавила меня от мучений неопределенности.
        - Привет, - вот почему-то, когда Кэтрин это говорит, совсем не выглядит глупо. Может, от тона зависит. - Кто-нибудь еще уцелел?
        - Нет, - односложно ответил я, по-прежнему опасаясь сказать какую-нибудь глупость. Ну не приходилось раньше с королевами общаться!
        - Подожди минуту, - Айронфист вела себя так, словно все шло, как и положено. Но пока она трубила в рог, я обратил внимание, что арбалетчики во дворе успели взять меня на прицел.
        'Может, не стоило так сразу выскакивать? - мелькнула мысль. - Ведь могли и пристрелить по ошибке! И что я ей скажу? Про... Все?'
        Однако мысль мелькнула и тут же исчезла: из-за стен крепости стремительно вылетело... Нечто крылатое.
        'Грифон?!! - Кажется, удивление стало моим привычным состоянием. - Грифон!! Он настоящий!!'
        Рассуждения о реальности-нереальности больше не вспоминались. Не отрывая взгляда, я следил, как мифическое создание приземлилось у подножия башни, как королева Эрафии вскочила на полульва-полуорла верхом, как они поднялись в воздух, сделали круг вокруг башни и, наконец, зависли немногим выше. Хотя 'зависли' не совсем точное выражение: грифон постоянно то чуть поднимался, то снижался, так часто размахивая крыльями, что меня начало обдувать ветром.
        - Верхом ездить умеешь? - поинтересовалась сверху Кэтрин.
        - Нет, - честно признался я, не отрывая взгляда от грифоньего клюва и ловя себя на том, что киваю головой в соответствии с его движением: 'вверх-вниз'.
        - Тогда полетишь в когтях, - королева объявила об этом как о чем-то само собой разумеющемся.
        - В когтях?.. В его когтях?! - я опешил от такого развития событий и посмотрел сначала на собеседницу (не шутит ли?), а потом на внушительные лапы 'зверушки'.
        - Не бойся, он тихий, - наездница потрепала зверюгу где-то около шеи. Тихий гибрид щелкнул клювом и посмотрел на меня, как показалось, с интересом. Оставалось только надеяться, что это не было интересом к еде.
        - А может, лестницу?
        - Некогда возиться, - отрезала Кэтрин. - Не волнуйся, грифоны часто снимают людей с высоты. Стой спокойно. Закрой глаза и представь, что ты на качелях. Это совсем не страшно.
        Пернатый хищник взмахнул крыльями сильнее и двинулся на меня...
        Глава вторая.
        Вверх... Вниз... Вверх... Вниз... Это действительно было похоже на качели. Грифоны летают совсем не по прямой линии, а по очень даже кривой. И когти у них очень крепкие, будто железные, в чем, впрочем, как раз нет ничего удивительного: ведь они отлично раскраивают доспехи рыцарей или чешую дракона. Хотя тогда, болтаясь в этих самых когтях, о прочем их применении я как-то не задумывался, не до того, когда дух захватывает от постоянных воздушных ям, и постоянно твердишь себе: 'не смотреть вниз!'
        - Эй, внизу. Спускаемся на палубу, приготовься, - послышался голос над моей головой.
        Через несколько секунд твердая поверхность толкнула меня в ноги. Когти, вцепившиеся мне в плечи, разжались, и я с облегчением открыл глаза.
        'Вот это да!' - я завертел головой, оглядывая корабль, на котором очутился. Единственное, что стало ясно сразу - он точно парусный: мачты, паруса и прочие канаты (все это, наверное, как-то называлось, но как?) находилось в наличии. Снующие повсюду матросы в белых рубахах, в свою очередь, то и дело оглядывались в мою сторону - наверное, по местным меркам, вид у меня оказался странным...
        Однако долго играть в гляделки никому не удалось, так как королева, соскочив со своего питомца, ухватила меня за руку, пожалуй, не менее цепко чем грифон.
        - Потом, все потом, - непререкаемым тоном сказала Кэтрин кому-то. - Как только вернутся остальные, отправляемся к Кариатиду. Все должны быть готовы к битве. Ко мне - только в случае чего-то важного.
        - Сюда, - а это уже мне, поскольку с этими словами Айронфист втолкнула меня в какую-то дверь. - Можешь присесть.
        Мебель в каюте (или как ее положено называть тут?) присутствовала и даже показалась мне куда более современной, чем обычно ожидается от средневековья. Впрочем, над этим мне тоже не пришлось долго думать, так как едва я присел на стул, как увидел, что Кэтрин преспокойно закрывает дверь на задвижку. Когда тебя запирают, это обычно вызывает не самые приятные ассоциации, а уж тут-то... Даже то, что она - герой положительный, не успокаивало.
        'Сейчас спросит... Что-нибудь! - мелькнула паническая мысль. - А что я скажу?! Что делать?! Ну почему заранее не решил?!! Так, спокойно, ссылаться на потерю памяти, это способ известный, проверенный. Авось, получится...'
        - Ты кто? - спросила королева, сев за стол напротив.
        - Не помню, - кажется, я произнес это слишком быстро, но все равно решил придерживаться плана. - Ничего не помню до того момента, как сегодня на башне очнулся.
        - А что ты на башне делал? - С подозрением поинтересовалась Кэтрин, глядя мне в глаза. Ужасно захотелось отвернуться, но нельзя - это же будет подозрительно: отводят взгляд - значит есть, что скрывать. Хотя... Если не отводить, кажется, еще хуже: глаза у королевы темные, внимательные - полное ощущение, что вот-вот насквозь просверлят!
        - Не помню, - заладил я.
        - И кто напал на Клаудфайр, не знаешь?
        - Не знаю.
        'Наверное, Клаудфайр - это та крепость, где меня нашли. А названия этого в самом деле не помню...'
        - Чем вообще занимаешься?
        - Не помню, - это уже начало входить в привычку.
        - А моего оруженосца не ты вчера зарезал? - Кэтрин прищурилась и неожиданно ехидно добавила: - Не помнишь?..
        'Попался! Не могу же я сказать, что не помню. Но и сказать, что нет, тоже нельзя, из образа выйду. Проверка? А вдруг вчера и в самом деле кого-то зарезали? А я и в самом деле не помню, что вчера делал! Вдруг... Нет, бред, не может быть. Не может!'
        - Какого оруженосца?! - пробормотал я, пока мысли метались в голове.
        - Кристиана, - королева и не думала отпускать мой взгляд.
        'Кристиана?!'
        Как мне помнилось, невезучий Кристиан, которому в игре за что-то посвятили целую компанию, после своей безумной морской прогулки по островам и всяческих драк с дикарями и пиратами все же вполне успешно добрался до Эрафии, где принял участие в войне Восстановления. То есть должен был быть живым до сих пор, по крайней мере. Ведь война Восстановления только начинается?..
        - Так он же... - не удержался я.
        - Что? - оживилась Кэтрин. - Значит, помнишь?
        - Не помню! - с ужасом (вполне натуральным) ответил я. А вдруг и впрямь Кристиана вчера зарезали, хотя этого не должно было быть, и... И...
        - Врать научись сначала, - Кэтрин произнесла это даже с какой-то жалостью. - На тебе ни пылинки, так что я ни за что не поверю, что ты был в крепости во время осады. Но на башне ты как-то оказался. Одежду, как у тебя, здесь никто не носит. И нигде на Антагариче, кстати, тоже. Ты явно никогда не видел грифона живьем - это весьма странно в наших краях. Однако меня ты узнал...
        - Не знаю я вас! - всполошился я. Хотя вышло ненатурально.
        - А я думаю, что знаешь. И не смотри на меня как гремлин на титана, - сочувственно добавила она. - Только последний болван еще не догадался бы, что ты что-то скрываешь... А теперь, будь добр, расскажи, как все было на самом деле.
        Оттого, что эти слова были произнесены тем же сочувственным тоном, мне стало не по себе. Даже врать как-то вдруг расхотелось. Хотя я всегда считал Кэтрин одним из лучших по характеру персонажей, сейчас подумалось, что ее лучше тоже не доводить: день сегодня тяжелый, а нервы у всех есть. Тем более, что она показалась не совсем такой, как я представлял раньше.
        Уже потом мне пришло в голову, что так все и должно быть. А вы думаете, если вокруг средневеково-фэнтэзийный антураж, то все дураки? Любому иномировому проходимцу поверят? Кэтрин - королева и полководец. Точнее, хорошая королева и хороший полководец. Без вредных привычек, насколько известно. А значит, в людях разбираться просто обязана. Ну, если подумать, куда моим наскоро выдуманным оправданиям до дворцовых интриг, которые она, наверное, с детства наблюдала?!
        Нет, будь у меня время, я бы, может, и придумал что-нибудь получше (а скорее поискал бы менее умного собеседника), но как раз времени-то и не хватало.
        - Если я расскажу правду, вы не поверите, - впадая в отчаяние, предупредил я. И предупреждение-то вышло на редкость неловким... Все выглядело ужасно глупо.
        - Возможно, - легко согласилась Айронфист. - Но я и прежней твоей истории тоже не верю. Так что ты теряешь?
        Логика была железной.
        И я рассказал, 'как все было на самом деле'...
        * * *
        - Хватит, - смилостивилась, наконец, Кэтрин. Все это время она сидела за столом и что-то помечала пером на бумаге. Или это пергамент? - Это все интересно, но пока достаточно.
        'Кому интересно, а кому мучения!' - мысленно возразил я, больше всего желая упасть головой на стол. Такого экзамена мне давно не устраивали...
        Никак не ожидал, что королеве Эрафии понадобятся мои школьные знания. География, история, литература! Еще и такие каверзные вопросы по ходу экзамена задавала! Впрочем, может, это для меня они были каверзными, а для нее обыкновенными. Особенности культур различных государств, причины и последствия исторических событий, пересказ произведений классиков, чтение наизусть стихов... В общем, к концу беседы чувствовал я себя вымотанным, хотя приятно удивленным: оказывается, помню я очень много, сам не ожидал. А кроме того, сильно усомнился, что кто-то в принципе может выдать себя за пришельца из другого мира, если это, конечно, не какой-нибудь примитивный мир: да в человеческих ли силах столько всего выдумать?! Возможно, в такой проверке и заключался смысл беседы...
        - В то, что ты из другого мира, я верю. Все сходится, хотя и довольно запутанно. А придумать или сойти с ума можно куда проще, - слегка улыбнувшись, продолжала Кэтрин. - Бумажные деньги... Избираемая власть... Наконец, полное отсутствие магии! Этого просто не может быть. Так что одно из двух: или это правда, или ты просто воплощение гениального коварства. Но в это мне что-то не верится.
        - А если бы я все-таки оказался воплощением коварства? - зачем-то спросил я.
        - Тогда я в любом случае обречена, - насмешливо ответила Айронфист, придвинув к себе подсвечник со свечами. За время моего рассказа, оказывается, уже успело стемнеть. - Был бы ты таким, ты бы все предусмотрел.
        Тихий шепот - и свечи ярко вспыхнули. Сами по себе, без ничего!
        - Это она, огненная магия?! - с интересом уставился я на огоньки.
        - Она самая. Проще простого, главное вместо свечи не поджечь корабль, - опять улыбнулась Кэтрин. - Так вот, я верю, что ты из другого мира. Скажу больше, тут нет ничего удивительного - подобные случаи бывали. Но вот в то, что меня выдумали, я не верю.
        - Да уж, - вздохнул я. - Я и сам бы не поверил на вашем месте.
        - И будь любезен не вздыхать с такой жалостью, - на сей раз ее улыбка вышла холодной. - Что такое компьютерная игра?
        - Ммм... - авторитетно ответил я. - Ну... Это...
        Что, невозможно объяснить такое тому, кто не то что компьютера - электрической лампочки не видел? А если подумать?
        - Имитация военных действий... Путем передвижения, э-м-м... Моделей войск на карте местности! От настольной игры отличается использованием компьютера - инструмента для ускорения расчетов
        'Вот как легко, - я сам удивился. - Любую сложную вещь можно объяснить просто и понятно'.
        - То есть я - нечто вроде фигуры на игровой доске? - поддержала аналогию Кэтрин.
        - Ну да, вроде того.
        - Замечательно... Теперь расскажи мне все, что знаешь об этой игре.
        - С самого начала? - устало спросил я, предчувствуя новый длительный разговор. - Про всю серию? Или про Войну Восстановления... То есть, нынешние события?
        - Лучше с самого начала, - ответила неутомимая королева. - Я хочу понять все.
        - Это была сверхцивилизация... - начал я.
        Глава третья.
        Так вышло, что мне довелось пройти только 'Героев Меча и Магии' с первой части по четвертую. О сюжете всех остальных многочисленных игр вселенной я только читал в описаниях, но, как и со школьной программой, помнил, как выяснилось, все же достаточно, неплохо пересказав историю прошлого, настоящего и будущего этого мира.
        Началось все со сверхцивилизации Древних, рассылающей по галактике гигантские транспорты-Варны, на борту каждого из которых устраивали готовую природную среду с замками и городами колонистов. Приземляясь на далекие планеты, колонисты выбирались из Варнов и заселяли новые миры. Однако идиллия длилась недолго, завершившись войной с враждебной цивилизацией Породителей - создателей криган (которых большинство людей иначе как нечистой силой не считало). А в ходе войны, в свою очередь, произошел разрыв межмировой Сети врат, связывающей колонизуемые планеты, и началось Безмолвие. Отрезанные друг от друга колонии деградировали до низкого технического уровня, а вскоре впридачу взбунтовался киборг Шелтем, поставленный управлять колонизацией далекой планеты Терры. Отключить и вернуть его обратно поручили другому киборгу модели Корак, и вся до-энротская история этого уголка галактики и состояла в битвах между двумя гоняющимися друг за другом по космосу киборгами, причем Корак то и дело привлекал к своей борьбе местных жителей: на транспорте Варне, планетоиде Кроне, Терре и искусственной планете Ксине.
        В конце концов, Корак героически пожертвовал собой, взорвавшись вместе с Шелтемом, а вот союзный ему отряд с планеты Терра улетел в космические дали на поиски Древних и должен был прибыть на Энрот как раз после Восстановительной войны, то есть вскоре!
        Более близкие по времени и пространству события происходили уже на самом Энроте. Сперва объединение континента Энрот (название которого совпадало с названием всей планеты) Морглином Айронфистом - тоже, кстати, случайно попавшим сюда с другой планеты через таинственный портал. Айронфист-старший успешно разгромил всех прочих претендентов на престол и правил долго, однако после его смерти разгорелась новая война: между его детьми Роландом и Арчибальдом. Эта война завершилась победой Роланда, который затем женился на принцессе Эрафии Кэтрин Сердце Грифона... Стоит ли удивляться, что эту часть истории своего мира королева знала куда как лучше меня?..
        А вот последующие события (то есть события, которые еще только ожидают мир) мог описать только я! В Ночь Падающих Звезд на планету высадились кригане, недавно пленившие Роланда. Сейчас они как раз должны были вовсю действовать по ту сторону океана, основав культ Баа и сея рознь среди населения Энрота. Впрочем, в скором времени отряд учеников мага Фалагара - самодеятельных спасителей мира - должен был сей культ разгромить, а криганский Улей на Энроте - взорвать.
        Одновременно с этим на другом континенте - Антагариче, где сейчас мы с королевой и находимся - началась Восстановительная война королевства Эрафии против вторжения чернокнижников нигонских подземелий, криган Эофола и некромантов Дейи, чей агент лорд Хаарт отравил отца Кэтрин. Эта война должна будет завершиться несомненной победой молодой королевы... А дальше будет эпопея лордов Гармондейла, создавших независимое государство на Спорных землях между королевствами людей и эльфов, создание криганами клинка Армагеддона - самого разрушительного оружия этого мира, которое они, однако, потеряют, а Эрафия приобретет. День разрушителя - посланца Древних, по ошибке вознамерившегося уничтожить жизнь на планете, но павшего в борьбе с местными жителями (вообще-то он явно поддавался). Нападение будущей королевы Нигона Мутаре с ее стаями драконов, участие в этой войне Бессмертного героя Тарнума, обнаружение Клинка Холода, его встреча с клинком Армагеддона и конец света местного масштаба в результате, бегство уцелевших энротцев на планету Аксеот и продолжение истории там...
        Весь этот рассказ занял часа полтора, не больше. Королева слушала все внимательно, однако особый интерес продемонстрировала только трижды: нахмурилась при известии, что будущий король Лисандер может быть ее незаконнорожденным братом; поморщилась, услышав, что ее сын на Аксеоте устроится работать в цирке; и вытянула все, что я знал про пленение ее мужа Роланда криганами. К своему расстройству, этот момент я прояснить не смог, помня только, что мужа Кэтрин держат буквально по соседству с палатами короля криган Ксенофекса, пленник даже ключ от них смог украсть! Логика таких действий криган оставалась не ясна, но, в конце концов, от пришельцев всего можно ожидать.
        - Выглядит весьма правдоподобно, - подвела итоги Кэтрин. - И проверить не так уж трудно. Если на Энроте действительно происходят такие события, мы о них услышим в ближайшие полгода-год.
        - Через год поздно будет! - встревожился я. - Лорд Хаарт ведь предатель! А некроманты оживят вашего отца и поставят во главе армии! А Стэдвик...
        - Я прекрасно запомнила все, что ты рассказывал, - непререкаемым тоном ответила королева. - Но я не могу казнить лорда и героя войны только потому что ты якобы знаешь будущее.
        - Но...
        - Не перебивай. Все что ты сказал, я приняла к сведению. В нападении некромантов нет ничего невозможного. Это даже весьма вероятно сейчас. Также всем известна и их привычка оживлять хороших полководцев противника. Так что не волнуйся, если что-то возможно, я не закрою на это глаза.
        - Что касается тебя, - продолжила Кэтрин. - Чтобы ты не думал, что мир выдуман. Я полагаю, здесь как-то замешаны Древние. Или их наследие. Ты же сам рассказывал про машину времени на Кроне. Это прекрасно все объясняет: и переход из другого мира, и знание будущего, если оно подтвердится.
        - Ну, да... - с сомнением пробормотал я. - А игра тогда откуда взялась? На Земле?
        - Многие игры создаются по памяти о настоящих событиях, тут нет ничего удивительного. И нет разницы, идет игра на доске, или на этих твоих инструментах. Не знаю, кто рассказал обо всем этом в твоем мире, но скорее всего так и было.
        - По-моему, это все как-то притянуто за уши, - возразил я, забыв, что с королевами лучше не спорить.
        - Возможно, но что я - выдумка, и весь мир - выдумка, тебе меня не убедить, не старайся, - ответила Айронфист. - Признаться, я не сильна в философии, но если бы этот мир был выдумкой, а ты настоящим, как ты мог бы здесь оказаться? Это так же невозможно, как попасть внутрь книги, которую читаешь.
        Такой постановки вопроса я никак не ожидал... Ну в самом деле, как реальный человек может попасть в вымышленный мир? От таких раздумий мозги плавятся...
        'Попасть в вымышленный мир можно? - задумался я. - Нельзя! Он же вымышленный, Кэтрин права. Иначе все законы природы и логики придется спустить в мусоропровод... А если попасть в вымышленный мир нельзя, однако я тут, то одно из двух: или этот мир реальный, или... Или я сам вымышленный...'
        - Что с тобой? - обеспокоенно спросила Кэтрин, должно быть, заметив, как я внезапно побледнел. - Дать воды?
        - Д-да, - пробормотал я.
        После кружки воды, которую я выпил, стуча зубами, и в самом деле стало лучше.
        'Нет, невозможно, - додумал я мысль. - Какой-то бред! Считать себя вымышленным - это уже глюки высшей пробы! Придет же такое в голову...'
        - По-моему, ты слишком много думаешь, - покачала головой королева Эрафии, когда я пересказал ей обнаруженную проблему. - Кто-то создал игру на основе истории нескольких миров, а ты считал их выдумкой только потому, что сам никогда не видел. Все просто.
        - Да-да, конечно, - поспешил согласиться я, чтобы выбросить из головы тот кошмар, который только что пережил. - Разумеется, это все настоящее. Выходит, Древние и в моем мире действуют?..
        - Похоже на то. Но сейчас не это важно. А теперь расскажи про... Восстановительную войну поподробнее...
        * * *
        - Послали же помощника, - возвела очи к потолку Кэтрин. - Где-то к западу? К западу от чего? Утром мы должны прибыть в Кариатид. Это тот город?
        - Не знаю, - хмуро отозвался я, пытаясь представить карту, на которой происходило действие, поподробнее. - Я не помню названия. Севернее должен быть еще какой-то город, а западнее горы, сначала с проходом, а потом еще одна цепь - без прохода. Вроде бы так. Там еще один город, а севернее подземные врата, и под землей уже будет город нигонцев. Тиранос или как-то так называется.
        - К западу, к северу, - недовольно пробормотала Кэтрин. - Криганцы уже убили королеву золотых драконов?
        - Вроде бы они наступают одновременно с вами. А когда нигонцы захватывают города вначале упоминают, что ваш флот прибыл в Эрафию. Значит, они еще даже не начали? Пока до них новость дойдет...
        - Если и не начали, то начнут скоро. Не так уж много времени нужно, чтобы сообщить. Могут и в неделю уложиться.
        - Неделю?! - поразился я. - Это с одного конца Эрафии до другого?! Как они успеют?
        - Драконы быстро летают. И путь можно серьезно сократить, используя порталы. Не отвлекайся. Что ты помнишь про город Белое перо?
        - Горы идут кольцом, на юге проход. На севере... Вроде бы, нет прохода, или сильная охрана. Два хода под землю: на востоке и западе, под землей четыре замка, кажется... Подземный ход кольцевой, поэтому их трудно достать всех сразу. Где-то там еще можно найти Крылья ангела, чтобы летать всей армией. Все. А про Грифонову скалу вообще ничего не помню, - извиняющимся тоном сообщил я. - Про долину Стэдвика рассказывать?
        - Про долину Стэдвика я сама больше расскажу. Жила там как-никак, - заметила Кэтрин.
        В такой печальной манере я пересказал всю войну Восстановления.
        - Это все же не имеет большого значения, - с досадой заключила королева. - Ну, несколько дней можем выиграть, в лучшем случае, хотя все равно разведку проводить необходимо. Не обижайся, но ты не самый надежный источник информации. То что кригане врали насчет места заключения Роланда, требуя выкуп - так это и так должно было быть ясно. А проверить все равно придется. Собирали некроманты скелеты - так они всегда так делают. Ты можешь вспомнить что-нибудь важное? Стратегия нигонцев и криган? Что-то необычное? Как они за такое короткое время захватили половину Эрафии? Предательство? Хитрость? Новое оружие?
        - Так они под землей идут! - озарило меня. - Тоннель под проливом вырыли и дальше роют, наверное, до самого Стэдвика! Чуть не к каждому городу прокапывали ход.
        - К каждому? - нахмурилась Кэтрин. - Ты уверен?
        - В первом сценарии за Нигон под всей территорией подземелья с замками были. Не знаю, конечно, насколько игре можно верить теперь, когда все настоящее, - вздохнул я.
        - Во всяком случае, мы ничего не теряем, приняв это во внимание. Больше ничего не помнишь?
        Но как я ни старался, больше из моей пустой памяти выжать ничего не удалось... Впрочем, на этом разговор не окончился: дальше пришлось вспоминать все, что только можно про клинок Армагеддона, его составные части, про его творца кузнеца-мага Казандара, бессмертного Тарнума, полуэльфа Гелу - приемного сына эрафийского генерала, и даже такую эпизодическую мелочь, как судья Слин, предавший людей и помогший криганам создать Клинок. А далее: вспомнить биографии будущего вождя варваров Ваержака и пиратки Тауни Балфор, будущей королевы Эмилии Найтхевен и будущего короля Лисандера, философию "неправильного некроманта" Голдота Полумертвого, которую он еще не создал, причины безумия бессмертного короля Магнуса и подробности будущего любовного треугольника в эльфийском королевстве!
        - Все! - выдохнул я, завершив историю про посох Синего света, который достался криганам и мог освободить заточенную армию их собратьев. Впрочем, до этих событий оставалось еще много лет. - Дальше продолжения при мне не было написано.
        В окно каюты прокрался первый луч солнца. Неужели уже утро?!
        В жизни еще меня так долго не экзаменовали. Больше всего хотелось рухнуть и заснуть, не сходя с этого места. Кэтрин же если и устала после бессонной ночи, то по ней этого совершенно не было заметно.
        'А ведь она еще и в доспехах все это время была! - восхищенно подумал я. - Вот человек! Мне, конечно, до ее уровня далеко...'
        - Немного - лучше, чем ничего, - подвела итог королева. - Не спи, все равно скоро сходить на берег.
        - Я не сплю! - я поспешил поднять голову в дневное положение. - А Кристиана на самом деле ведь никто не зарезал вчера?
        - Нет, - усмехнулась собеседница. - Да у меня и нет оруженосца вовсе. А Кристиан спокойно плывет на одном из кораблей нашего флота.
        - Кэтрин, - мне вдруг вспомнилась еще одна мелочь, на которую раньше не обратил внимания. - А вас в игре не было среди командиров отрядов до самой войны с некромантами.
        - Значит, теперь буду, - просто ответила эрафийская королева. - Игра нам теперь не указ.
        'Нам?' - удивился я.
        Глава четвертая.
        'Насчет 'нас', это, конечно, было сильно сказано, - вспоминал я, пытаясь вывести пером что-то хоть немного напоминающее букву. - Оставить меня на милость этой... мантикоры. Такого от Кэтрин не ожидал...'
        - Закончил? - Строго спросила Соня.
        - Что-то вроде, - уныло отозвался я.
        - Я назвала бы это началом, - заметила монахиня, удостоив работу одного взгляда. Как обычно, ее симпатичное лицо портило выражение собственного превосходства, а голубые глаза, казалось, излучали высокомерие. - Если очень постараться, года через два тебе уже можно будет поручить писать письма.
        'Два года! - мне стало плохо. - Ну точно: 'в школе учат-учат, теперь еще в сказке навалились'! Хотя какая тут сказка, самое что ни на есть серьезное фэнтэзи... Честное слово, будто и не переносился никуда... Да нет, вру - у нас преподаватели подобрее.'
        Вообще, последние пять дней я был серьезно недоволен Древними, которых с подачи Кэтрин считал ответственными за все случившееся. Во-первых, почему меня?! Если целью было подбросить Айронфистам информацию, то лучше бы запустили сюда создателя серии игр: пусть отдувается! Если, конечно, он и так во всем этом не замешан: подробности здешней истории откуда-то ведь получал? А если еще зачем-то, то все равно обидно: я не напрашивался. Это Морглину Айронфисту хорошо было: в родном мире терять нечего, кроме плахи, а в новом только и делай, что завоевывай себе королевство. Правда, он тоже не напрашивался, все случайно вышло, однако явно был не против произошедшего. Меня же путешествие в один конец совсем не привлекало. Хотя я так и не смог вспомнить события последнего дня перед появлением здесь, но такого точно не пожелал бы! Впрочем, Кэтрин считала, что шанс вернуться обратно есть, и я надеялся, что она права.
        Это немного успокаивало: оставалась надежда не пробыть на Энроте всю оставшуюся жизнь. О том же, что делают после моего исчезновения родные и друзья на Земле, я пока старался не думать...
        Во-вторых, объявилась проблема, о которой я сначала и не догадывался... По прибытии в Кариатид - ближайший к Клаудфайру город, по счастью, пока избежавший нападения врагов - королева поступила совершенно логично: решила запереть меня в библиотеке местной гильдии магов. Нет, не заперла в прямом смысле, конечно, но просто посоветовала не выходить никуда. На первое время, пока вокруг не станет поспокойнее. Что творится за пределами Кариатида, никому толком не известно (нам известно, но от этого не легче), внутри городских стен тоже не все в порядке, жители волнуются, в общем, зачем ходить по улицам? А библиотека - место тихое, магов в городе мало и толпы сюда не ходят. С другой стороны - можно много узнать об окружающем мире, что очень полезно, ведь неизвестно, насколько все затянется...
        Со всем этим я был полностью согласен, но тут-то очередная неприятность и встала во весь рост. Оказалось, что читать я не умею! Энротские буквы были совершенно непонятны, хотя некоторые почему-то слегка напоминали греческие. Тоже странность: при чем тут греческий алфавит?..
        С опозданием я сообразил, что как раз в моей неграмотности ничего удивительного быть не должно, и поинтересовался у Кэтрин, на каком мы языке разговаривали все это время? Оказалось, на энротском. Хотя у некоторых народов сохранились свои наречия, общий язык един для всей планеты, и обычно никто не имел проблем, перебираясь с одного континента на другой. Мало того, когда тот же Морглин Айронфист прибыл с Варна, он без особых проблем общался с местными, и то, что язык одинаков для всех миров, всем казалось чем-то само собой разумеющимся. По причине земного опыта я с этим объяснением не согласился, но единственное что смог предположить - что Древние, устроив мне переход, заодно позаботились и о знании языка. Но что им стоило тогда вложить в голову и знание письменности? Как бы то ни было, Кэтрин озаботилась моим образованием, и в результате я попал в руки Сони. Та, хотя и была по совместительству монахиней и волшебницей, не отказалась взять на себя еще и обязанности преподавателя.
        Мне было интересно, какие объяснения Кэтрин даст обо мне, но все кончилось до неприличия просто. Хватило фразы: 'Наш друг из такой глухомани. Представляешь, он до сих пор не видел никого, кроме людей. Так что не удивляйся.' Впрочем, ей-то не было надобности придумывать легенду во всех подробностях: королевский титул дает некоторые преимущества. В придачу Кэтрин добрым голосом посоветовала мне не сплетничать, а Соне - не проявлять любопытства. Мы, конечно, не возражали.
        Образованием королева не ограничилась, подарив мне новое имя. Прежнее земное, по ее словам, слишком выделялось бы. Вот только почему она в качестве псевдонима выбрала 'Корак'? Он, конечно, тоже между мирами путешествовал, но кроме этого между нами ничего общего нет. Хотя быть каким-нибудь Джарконасом было бы куда хуже, так что, можно считать, еще повезло.
        Сама Кэтрин увела армию в поход на второй день, и я о ней ничего не слышал, хотя вчера, по словам Сони, прилетал грифон и, вроде бы, эрафийцы где-то кого-то разгромили.
        У нас тем временем, учебный процесс шел полным ходом. В первый же день наставница вбила мне в голову алфавит. К счастью, он был несложным, только буквы 'т' и 'ф' у меня все время путались, так как этот символ имел двойное значение, да с 'г' и 'ж' была та же история. Но я утешался тем, что бывает и хуже: к примеру, учить иероглифы!
        Однако это оказалось самой легкой частью работы. Обучая письму, Соня уже развернулась вовсю! Научившись правильно держать перо, я вскоре заляпал кляксами не только лист, стол и руки, но и лицо.
        - Умывался ты чернилами, что ли, - проворчала тогда монахиня и велела переписать строку еще двадцать раз...
        С чтением повезло чуть больше. Сейчас я уже мог разбирать текст со скоростью примерно строчка в минуту. Это было, конечно, раз в двадцать медленнее, чем дома, но все-таки не полная безграмотность, которая меня сильно угнетала поначалу.
        Считать, к удивлению Сони, я мог не хуже нее, так как к не меньшему моему удивлению, цифры оказались знакомыми арабскими. Это заставило меня снова задуматься, как далеко простирается связь Земли и Энрота, но, по крайней мере, от части занятий удалось отвертеться.
        Кроме того, Соня кратко рассказала об Антагариче и общем положении дел на нем. И этот предмет, если его можно так назвать, был единственным не только полезным, но и интересным.
        Самым прогрессивным государством на континенте, конечно, была Эрафия, где у власти стояли рыцари, управлявшие при поддержке монахов. Причем, замкнутыми высшие сословия не были, и теоретически в их ряды мог пройти любой: достаточно проявить себя в армии или духовной жизни. Я, правда, к этой возможности отнесся с недоверием, но Соня уверяла, что так и есть. Вообще, гордиться своим происхождением среди эрафийской аристократии считается дурным тоном. Конечно, есть и те, кто с этим не согласен, но в семье не без урода.
        Бракада, где правили сплошь маги, в этом отношении сильно отличалась. Бракадцы никогда не упускали случая показать свое превосходство и пустить пыль в глаза. У них располагалась знаменитая школа магии, куда ездили обучаться и из других стран. Их бессмертный король Магнус был заодно и магистром магии Света, и, вроде бы, считал себя чуть ли не лидером местного духовного мира. При всем этом бракадцы редко вылезали за пределы своих границ, предпочитая оказывать моральную поддержку или неодобрение происходящему вокруг.
        Эльфы Авли также считались положительными, но с причудами, вроде повышенной заботы о животных и растениях. Нет, они не ужасались, видя помятую травинку, как я сначала подумал, в Авли и лесопилки были. Просто считали, что пользоваться дарами природы надо осторожно, давая ей время на восстановление. Хотя мне, как жителю мира с проблемной экологией, не показалось, что это такие уж причуды. Не бессмертны, хотя живут намного дольше людей. Эльфы, как правило, дружили с Эрафией, но время от времени на границе начиналась резня, так как добрые соседи уже много веков не могли поделить Спорные Земли. Регион переходил из рук в руки, и конца этому не предвиделось.
        Гномы, как я помнил, тоже должны жить в Авли, но выяснилось, что кроме авлийских гномов, есть и другие, которые живут в Каменном городе по соседству с Эрафией. Впрочем, и тут мне вспомнилось, что на счет них еще в бытность на Земле тоже что-то мельком читал.
        А Каменный город оказался примечательным поселением. Земля, где он расположен, известна дурной славой: с давних пор там развелось множество призраков и магогов-огнеметателей. От них гномов защищает неприступная крепость, построенная на поверхности, а сам город - под ней, под землей. И хотя из-за таких соседей добраться до Каменного города нелегко, торговля с Эрафией и Авли редко прерывается: хорошо вооруженные караваны доставляют товары туда и обратно.
        Королевство Дейя представляло собой высохшую землю из-за постоянных экспериментов своих граждан. Хотя их это не особо волновало, так как граждане являлись в основном живыми покойниками, а кто не являлся, тот деятельно готовился к переходу в такое состояние. Некромантов никто не любил, а они отвечали всем тем же, время от времени совершая вылазки к людям или эльфам за новым материалом для опытов.
        Жители подземелий острова Нигон считались чуть лучше, но только чуть - поскольку были живыми. Редко выбирающиеся на поверхность нигонцы терпеть не могли солнечный свет и зелень, а излюбленным их занятием была война с соседями, причем числился ли сосед тоже нигонцем, или нет, значения не имело. Поговаривали также, что в Нигоне уйма рабов, которые трудятся под ментальным принуждением, но толком об этом ничего не знали, а проверять охотников не оказывалось.
        Болотистая Таталия, отделившаяся когда-то от Эрафии, обычно была соседом тихим. Собаковидные гноллы и человекообразные ящеры разводили ручных зверей и редко покидали свой дом. Зато этим постоянно занимались варвары из степей Крюлода: гоблины, орки, огры с циклопами, да и людей там жило немало. Крюлодцы с одинаковой радостью вторгались в Эрафию, Таталию или Бракаду и грабили все, что было недостаточно укреплено. Иногда возвращались с добычей, иногда не возвращались вовсе, но в степях к этому относились спокойно.
        И совсем недавним, но самым неприятным соседом были, разумеется, кригане! Сразу же после того, как они в буквальном смысле с неба упали на земли страны полуросликов Эофола, пришельцы стали нападать на всех подряд (первым делом почти под корень изведя самих полуросликов). Правда, тогда Эрафия и Авли совместными усилиями сумели выгнать захватчиков за пределы своих границ, но что кригане будут делать дальше, никто не знал. И вот теперь узнали, когда те вновь вторглись, да в союзе с нигонцами...
        Вообще-то, криган большинство населения считало адскими порождениями, чему немало способствовали как внешность рогатых захватчиков, так и привычки, вроде пристрастия к пыткам и поедания пленных живьем. Однако Соня, как и прочие образованные люди, предпочитала версию под названием 'Враги Древних, прибывшие из пустоты'. Хотя отношения к пришельцам это нисколько не меняло: из пустоты или не из пустоты, а на Энроте они ни к чему, и лучше всего истребить их всех до единого.
        Об остальных двух континентах планеты моя преподавательница рассказала кратко. Это Энрот, название которого совпадало с названием всего мира, и Джадам.
        Путешественникам на Джадам и обратно приходилось нелегко: пираты острова Регна, находящегося на пути туда, провозгласили Империю Бесконечного Океана и мало кого пропускали через свои воды по-хорошему. Все же новости с далекого материка доходили. Было известно, что тот населен в основном эльфами, переметнувшимися от поклонения природе к поклонению тьме и назваными за это "темными", а так же гномами, троллями, ограми, минотаврами, ящерами, нагами, крысолюдьми и разумными драконами. Существовала и своя ветвь гильдии некромантов. В отличие от Антагарича, государств, как таковых, там не основали, а неким подобием власти стала Гильдия торговцев Джадама, стремящаяся сохранить мир между народами материка (так как мир выгоднее для ее торговых дел) и пребывающая в хороших отношениях со всеми.
        Полной противоположностью являлся Энрот, всю территорию которого занимало одно-единственное человеческо-эльфийско-гномское королевство, также названое... да, Энротом. После давней победы над своим братом-некромантом Арчибальдом королевством правил король Роланд Айронфист - муж Кэтрин. До недавнего времени правил, но кригане появились и там. Король неосмотрительно выступил против них в поход с недостаточно большим войском - и пока не вернулся, пропав без вести (как я знал - попал в плен). А Кэтрин, как назло, именно в этот момент пришлось срочно уехать в Эрафию всвязи со смертью отца, иначе она бы занялась энротскими проблемами и выступила бы против "врагов Древних" по ту сторону океана... Тех, однако, по эту сторону оказалось еще больше...
        Про самих Древних и Время Чудес знали мало. В сохранившихся записях упоминалось, что колонисты когда-то прибыли на 'корабле, летевшем меж звезд', и до потери связи с Древними все было замечательно. По одной из легенд, тогда за людей трудились исключительно машины, но многие исследователи не соглашались, указывая на то, что никаких следов этих машин нигде не обнаружено, а найденные артефакты Времени Чудес ничем от современных не отличаются, за исключением куда большей магической силы и совершенной работы. Достоверно знали только про существование Небесных кузниц, которые, как будто, могли сделать сколько угодно точных копий любого предмета. Но их всемогущество тоже вызывало сомнения у скептиков, которые справедливо замечали: если бы абсолютно все тогда делались только с помощью Небесных кузниц, на Энроте после начала Безмолвия никто бы не выжил! Потому что никто бы ничего не умел. Так что разумные люди, и Соня в их числе, сходились на том, что до Безмолвия было примерно то же самое, что и сейчас, только магии и порядка чуть побольше, а работы чуть поменьше. Но вовсе не такой рай земной, как думали
некоторые.
        О причинах наступления Безмолвия знали еще меньше. Просто в один неприятный день связь с остальными мирами пропала. Повсюду начались беспорядки, планетарная власть пала, и Энрот пришел в запустение. Восстановить утерянные знания так и не удалось.
        Правда, не все потомки космонавтов безвозвратно деградировали. В Эрафии и Бракаде какая-то часть наследия прошлого сохранилась. Еще в день приезда в Кариатид я здорово удивился, узнав, что тут есть водопровод и канализация. Не в каждом доме, конечно, но уж в Гильдию магов их провели. По словам моей преподавательницы, в Стэдвике все обустроено гораздо лучше. Так что местное Средневековье выглядело покрасивее своего земного аналога, тем более, что магия, которой владела значительная часть населения, тоже вносила свой вклад.
        Волшебство применялось повсеместно. Не только в бою, о чем я помнил, но и почти во всех сферах деятельности, от изготовления оружия до управления погодой. Впрочем, пока нас интересовали именно боевые заклинания.
        Да, на пятый день Соня решила добавить магию в программу обучения, так как заклинания тоже относились к тому, что желательно знать образованному человеку. Хотя бы парочку - для общего развития...
        Глава пятая
        - Без знания магии в серьезной битве победить невозможно, - начала Соня лекторским тоном. - Хорошо подготовленный воин может одолеть нескольких противников разом, хорошо подготовленный маг - несколько сотен!
        - А зачем тогда вообще армии, если достаточно нескольких магов?
        - Это первый вопрос любого ученика, - довольно улыбнулась преподавательница. - Но все просто: таких магов, которые могут выйти в одиночку против армии, очень мало. Подготовка требует много времени и денег.
        - Денег? - не понял я.
        - Да, знания не даются бесплатно. И чем выше уровень обучения, тем больше плата.
        - Почему? Ведь если обучать бесплатно, можно выучить больше магов!
        - Гильдии магов несут большие расходы: исследования, эксперименты, приобретение книг и артефактов, путешествия. Налоги, наконец, - усмехнулась Соня. - Так что ничего удивительного, что они не занимаются благотворительностью. К тому же большое количество магов труднее будет обучить на надлежащем уровне и это опять-таки приведет к росту расходов. Массовая подготовка дает только начальные навыки. К примеру, наши рядовые монахи и фанатики, или рядовые маги Бракады - от них требуется отличное владение только одним-двумя заклинаниями. Тех же, кто привык сражаться мечом или стрелять из лука, применение магии только отвлекает в бою. Это может сначала показаться странным, но сражаются они хуже, чем без нее, если, конечно, специально не учатся этому. Но так бывает не часто. Так вот, магов высокой подготовки немного, большинство способны лишь поддерживать армию, усиливать ее удары, но в одиночку не нанесут врагу большой урон. Зато вместе меч и магия творят чудеса на поле боя. Все понятно?
        - Да, - кивнул я.
        - Тогда радуйся, что королева обеспечила тебе бесплатное обучение, - монахиня протянула свиток. - Выучи и повтори.
        - Сказать заклинание - и все?! - я обежал взглядом довольно короткую, хотя и непонятную, фразу.
        - Это самое простое, - Соня снова улыбнулась с превосходством. - Слова - нечто, вроде пароля, пропускающего к силам. Выучить их может любой. Почти любой... Воспользоваться ими правильно - гораздо труднее. Действие можно направить на человека, или группу людей, или целую армию. Это умение и требует тренировки. Кроме того, настолько просты лишь заклинания первого уровня. Чем выше уровень, чем заклинание сложнее, тем труднее его использовать. Если ты прочтешь его сейчас, действие скажется исключительно на тебе.
        - А это не опасно?
        - Нет, наоборот, тебе понравится.
        Заклинание и впрямь оказалось несложным: перечитав пару раз, даже с моей скоростью чтения, я его уже запомнил. И повторил вслух.
        Ничего не произошло.
        - Ну что? - вопросительно взглянула Соня.
        - Что-то ничего не чувствую... - я слегка растерялся.
        - То есть? По-моему, ты все произнес правильно. Повтори.
        Я повторил.
        - Ничего...
        - Ты что, издеваешься? - нахмурилась наставница. - Заклинание прочитано правильно!
        - А может, оно подействовало, а я не заметил?.. - предположил я.
        - Не заметил?! - в ответ Соня повторила строчки сама.
        В голове у меня словно включили электрический свет. Все вокруг показалось проще, чем до этого, обучение - легче, враги - слабее, проблемы - незначительнее...
        - Ну что, теперь-то заметил?
        - Даа... Здорово... Чувствую себя, как будто... Хорошо, в общем, чувствую. А что это?
        - Простое Благословение. Оно правда, не действовало, когда ты говорил?
        - Ну, такое бы я точно заметил.
        - Вот только не надо меня убеждать, что ты дракон и имеешь иммунитет к волшебству... - проворчала монахиня, шурша свитками. - Попробуем это, хоть и не люблю я его, но оно самое простое, даже огры справляются.
        - А это что? - на этот раз я решил заранее узнать точно.
        - Самая обычная Жажда крови. Так что, если вдруг захочешь меня убить, не удивляйся.
        - А оно не против врагов разве?
        - Ну да. Против врагов, - усмехнулась Соня. - Думаешь, я не знаю, как ученики относятся к своим наставникам? Но за меня не волнуйся, не первый раз.
        Повторяя второе заклинание, я старался следить за своими ощущениями, чтобы не потерять контроль в случае чего. Но волновался напрасно: реакции опять не было. Ни малейшего желания прикончить кого-нибудь, даже обидно стало...
        Не желая верить в происходящее, Соня заставила меня выучить еще и осветительное заклинание, и только когда при безошибочном чтении света не прибавилось, сдалась.
        - Не понимаю, - наконец, заключила она. - Так не должно быть.
        - А может, уверенности не хватает? - предположил я.
        - При чем тут уверенность?
        - Ну... Разве магам не нужна вера в себя?
        - Она всем нужна, чтобы работать хорошо. Но заклинания действуют и без нее. Чтобы применять магию первого уровня только для себя, вообще не нужны никакие дополнительные тренировки и знания. Дальше сложнее, но тут любой, кто может выучить простое заклинание, может его и применить. Видишь ли, способности к магии зависят от уровня интеллекта, а ты не тупой болван...
        - Спасибо, я догадывался, - мрачно заметил я.
        - У тебя при себе нет никаких подавляющих магию артефактов? Одежда, украшения, странные предметы?
        - Нет, ничего такого.
        - Интересно, интересно... - Соня задумчиво оглядела меня. - До сих пор я о таком не слышала. Это неправильно.
        Я сокрушенно кивнул, чувствуя как улетучиваются мечты стать крутым магом. Видимо, на Земле способностей действительно ни у кого нет.
        - Что ж... - Соня оглядела меня еще задумчивее. Чувствовалось, что ей очень любопытно, в чем тут дело, но спрашивать Кэтрин не разрешала. - Ты больше подходишь для магии, но если самый подходящий путь закрыт, придется попробовать обычное оружие.
        Новость, что придется махать мечом или чем-то еще, меня совсем не вдохновила: заклинания выглядели куда удобнее, красивее, да и безопаснее, наконец. Но лучше что-то, чем ничего. Только вот...
        - А кто меня будет тренировать?
        - Я начну, а позже разберемся, - ответила Соня.
        - Вы что, вообще все на свете умеете? - поразился я.
        - Конечно магия мне привычнее, в холодном оружии я не очень разбираюсь, но оценить твои способности могу.
        - Ах вот как... Понятно, - протянул я. Очень уж это напоминало известную фразу 'Сам не понимаю, но объяснить могу'.
        - Да. Сейчас пойдем в оружейную лавку и подберем что-нибудь. Опять расходы, - поморщилась монахиня.
        - Но мне же нельзя выходить из гильдии магов.
        - Во-первых, не 'нельзя', а не выходить без необходимости, а она есть. Во-вторых, ты пойдешь со мной. А в-третьих, ты и не выйдешь. Фанатик выйдет.
        - Фанатик?! Это те, которые из чистой энергии? - вспомнил я.
        - Меньше слушай, что говорят в тавернах, - посоветовала Соня. - "Из чистой энергии", надо же... Фанатики - просто опытные монахи с хорошей магической подготовкой. А под фиолетовым капюшоном никто ничего не увидит. Подожди, я сейчас вернусь.
        Глава шестая
        Я понятия не имел, где Соня достала монашеский балахон фанатика, возможно, у них тоже были запасные. Однако все неудобство этой формы я смог оценить сразу. Мало того, что он путался в ногах, так еще из-за капюшона едва было видно, куда я иду!
        - На улице будет лучше, - ответила наставница на мои жалобы. - А вот походку надо потренировать: если кто-то из фанатиков запнется и упадет, это пагубно скажется на их репутации. Иди не спеша. Смотри прямо перед собой. Не отвлекайся ни на что - фанатик, который все время вертит головой, тоже вызовет удивление.
        Но ходить - не магию учить, так что эту науку я освоил достаточно быстро, и мы отправились за оружием.
        Впервые за пять дней, покинув Гильдию магов, я мог, наконец, прогуляться по улице. Правда, толком все равно ничего разглядеть не удалось: видимость под капюшоном все-таки оставляла желать лучшего, да и осматриваться было нельзя. Оставалось идти с флегматичным видом, хотя это как раз было нетрудно: опять же благодаря капюшону. И действительно, никто не обращал на нас особого внимания. Разве что с Соней некоторые раскланивались.
        В оружейной лавке она первым делом выставила за дверь удивленного владельца, вежливо попросив подождать, пока проверим кое-что. Тот не перечил: видимо, положение монахини в городе было достаточно высоким. Впрочем, я в этом и раньше не сомневался: кому попало Кэтрин бы меня не доверила.
        - Выбор невелик, конечно, но тебе хорошее оружие и не нужно, - сообщила наставница, оглядывая товар. - Плащ сними, сейчас он только мешает. Попробуем...
        - Так, подержи-ка, - сунула она мне в руку меч. - Тяжелый?
        - Да нет, нормально, - соврал я и попробовал взмахнуть.
        - Дай сюда, чтобы глаза мои на этот кошмар не смотрели! - тут же разоружила меня Соня. - Копье бери. Как ты его держишь, это же не лопата!
        С булавой я тоже не рассчитал и случайно сломал полку, заодно смахнув на пол парочку кинжалов. Кстати, кинжалы были забракованы следом, хоть мне и понравились.
        - Нет, кистень я тебе не дам, а то старая шутка сбудется, - пробормотала Соня, отложив очередной образец.
        - Какая шутка?
        - Ты не слышал историю про неуклюжего гнолла, убившего себя собственным кистенем?
        - А, ну да, помню... А что, это выдумка?
        - Я так думала, пока не встретила тебя, - насмешливо отозвалась монахиня. - Теперь думаю, что шутка могла быть правдивой...
        - Неужто хуже меня вам не попадались? - не поверил я.
        - Вообще-то бывало, - призналась Соня. - Но редко, редко... Хуже нет того, когда те, кто по всем признакам должны быть магами, берутся за оружие. Но можно и гнолла научить, не волнуйся... Топор тоже не дам - ты себе ногу отрубишь. О, вот что нам нужно!
        - Палка?! - растерялся я, проследив за перстом, указующим в угол. Этот предмет я и за оружие поначалу не посчитал.
        - Настоящий боевой посох! - возразила Соня, проворно протянув мне вещицу. - Традиционное оружие угнетенных. Держи двумя руками, вот так... Замахнись и ударь. Ну вот, это уже что-то. Его и возьмем. Плащ одень, расплачиваемся и идем в Гильдию.
        - А арбалет можно? - вмешался я. Арбалет я приметил минуту назад, и он мне казался получше посоха.
        - Этот? - указала монахиня. - Не стоит: попадешь в цель, в лучшем случае, с двадцати шагов, а пока будешь перезаряжать, уже станет поздно, второй выстрел сделать не успеешь.
        - А что, получше нет? - услышанное не сходилось с моими представлениями об арбалетах. К тому же эрафийские стрелки вооружались именно ими.
        - Есть, конечно, но это самый простой и дешевый. Армейские тут не продаются. Впрочем, для тренировки можно и его взять. Смотри, берешь, цепляешь этот крючок сюда, натягиваешь, кладешь стрелу, стреляешь. Попробуй...
        Арбалет и в самом деле перезаряжался так долго, что за это время противник преодолел бы те двадцать шагов, даже не торопясь. Однако его я все же решил захватить: вдруг даже один лишний выстрел пригодится? Соня только плечами пожала: мне же хуже, лишние тренировки в день. Не только посохом махать, но и по стенке стрелять.
        Уходя (перед этим я опять надел свою маскировку), пришлось приплатить и за сломанную полку.
        - Проверяли оружие, - не моргнув глазом пояснила продавцу Соня. - Хорошая работа.
        Торговец ответил лишь изумленным взглядом: чтобы он ни подумал по поводу монахов, крушащих его полки, эти мысли остались его тайной.
        Отступление. Стэдвик
        Письмо Кэтрин стало для замещавшего короля регента Моргана Кэндала полной неожиданностью, он еще не понял, приятной ли. Нет, само письмо безусловно радовало: королева (пока еще не коронованная, но это не важно) высадилась на южном побережье с войском и собирается на помощь столице. Лучшей помощи было трудно пожелать: Кэндал отлично помнил стратегический талант Кэтрин еще со времен восстания в Спорных землях. Грифоний наездник, доставивший послание, так же помог уточнить обстановку на юге: от Грифоновых скал до Кариатида почти все города в руках неприятеля. К счастью, сил у них пока не так много и, сторонясь дорог, пробраться можно. А грифонам дороги и не нужны...
        А неприятными были высказываемые Кэтрин подозрения. Или не подозрения даже? Кажется, только что прибывшая наследница знала о ситуации в Эрафии больше, чем сам регент.
        'Будьте осторожны, возможно, нигонцы ведут наступление через подземные тоннели.' Догадывается? Предполагает? Или знает наверняка? Но как нельзя более кстати. Нигонцы с криганцами действительно напали внезапно и будто из ниоткуда. Их армии не переходили границу с Эофолом, а флот не был замечен в проливе. Они просто появились на территории Эрафии! Кэндал даже подозревал, что дело в какой-то неизвестной ранее магии. Но если враг действительно идет под землей... Подземные пещеры - это не магические врата, их можно попытаться найти. И если тоннели действительно простираются так далеко, то Стэдвик должен быть готов к осаде.
        'Убедитесь, являются ли безопасными наши западные и северные границы?' - вспомнил регент еще одну строку из письма королевы. Западные - уже точно не являются. Не далее как вчера с запада пришло сообщение о нападении армии Крюлода. Однако Кэтрин явно предугадала их действия: узнать о происходящем раньше, чем в Стэдвике, на юге страны никак не могли. Насчет Таталии пока ничего не известно, и самому Кэндалу их участие в войне казалось сомнительным, но, как видно, дела Эрафии выглядят и впрямь плохо, если и таталийцы решат поживиться. И подкрепления-то на запад не послать, пока с востока нигонцы идут на столицу.
        На севере пока все тихо. Понятно, что некромантам доверять нельзя, но и туда некого пока послать. И эти подозрения Кэтрин насчет лорда Хаарта, с просьбой тайного расследования... То что король Николас умер не своей смертью, многие полагают: очень уж скоро после этого последовало нападение Нигона и криган. За пару месяцев такое не подготовить. Но Хаарт? У него, конечно, была возможность, земли его на границе с Дейей, и если он действительно связан с некромантами, изгнанными королем из государства, то была и причина. Репутация у него на первый взгляд отличная, но кто знает... Если он невиновен, оскорбить подозрением лорда опасно, но упустить союзника некромантов еще опаснее...
        Королева права. Пусть священники Жизни тайно проверят, все ли в порядке на землях лорда Хаарта.
        Глава седьмая
        - Вставай, стрелок! Мы в осаде! - в дверь постучали и явно не кулаком.
        - Который час?.. - пробормотал я сквозь сон.
        - Если не проснешься, будет последний! - хладнокровно ответила Соня. Конечно, это была она.
        Через две минуты я уже выскочил за дверь в полном снаряжении: с посохом в одной руке, арбалетом - в другой.
        - Кто?!
        - Нигонцы, кто же еще, - монахиня оставалась невозмутимой. - Ты забыл плащ.
        - А, да, - я бросился за своей маскировкой. - А что, мы на улицу пойдем?
        - Думаю, сидеть здесь будет бессмысленно. Посмотрим, что происходит. И не забывай идти, как положено фанатику.
        Спохватившись, я замедлил шаг и постарался принять вид поотрешеннее.
        Последние два дня пришлось старательно махать посохом и палить из арбалета в кружок на стене. Чаще, конечно, доставалось не кружку, а самой стене, но иногда везло. Соня уверенно говорила, что если вражеская армия выстроится ровными рядами, я по ней точно не промахнусь. Вот только проверять это совершенно не хотелось, а если мы в осаде, то...
        Почему-то до сих пор я был уверен, что Кариатид так и останется в стороне от боев: ведь Кэтрин ушла и должна сейчас пробиваться к Тираносу. А по соседству с нами никаких серьезных противников поначалу не должно быть. Однако что-то шло не так...
        Или, быть может, так все и должно было идти? В конце концов, игра могла проходить по-разному, и варианты действий противника менялись в зависимости от ситуации, неизменной оставалась лишь общая схема. А в реальности должен иметь место только один вариант. И что если действия Кэтрин уже что-то в нем изменили? Ведь не должна была она пока лично участвовать в боевых действиях!
        Но как бы то ни было, а положение оставалось неприятным и мне уже казалось, что следовало уйти в поход вместе с королевой: рядом с ней, пожалуй, безопаснее, чем за стенами. С другой стороны, она так явно не считала, раз оставила меня здесь. Хотя как обеспечить безопасность, когда от страны один город-то и остался?!
        За такими невеселыми мыслями я и не заметил, как мы добрались до городских стен, где уже царило оживление: вокруг сновали копейщики со стрелками (арбалеты у них были получше моего, как я успел заметить), пара рыцарей раздавала указания и только стая грифонов сидела в стороне и казалась совершенно безучастной к происходящему, спокойно посматривая на суматоху. Простые жители Кариатида, напротив, выглядели напуганными: неподалеку от стен стояла небольшая толпа, взволнованно обсуждавшая происходящее. Время от времени кто-нибудь из этой толпы подбегал к военным, нервно спрашивал что-то и тут же убегал обратно - рассказывать остальным. Некоторые горожане спешно покидали сборище и уходили, однако вместо них с соседних улиц тут же приходили и прибегали другие, и, таким образом, толпа почти не менялась в числе...
        - Что снаружи? - поинтересовалась Соня, тут же отловив одного из рыцарей.
        - Нигонцы подошли недавно, сейчас готовятся к штурму, - сообщил тот в ответ. - Пару раз гарпии подлетали по-одиночке. Близко к стенам не приближались, должно быть, разведка.
        Следом рыцарь сообщил число осаждающих, и тут я испугался уже по-настоящему. Такого количества троглодитов, гарпий и медуз здесь и близко не должно было быть! Впрочем, тут я сообразил, что и у эрафийцев войск, на первый взгляд, гораздо больше, чем это выглядело на экране. Вероятно, опять сыграла шутку схематичность игры, где полсотни уже могли считаться серьезной армией.
        - Отобьемся. Я сейчас вернусь, - Соня махнула рукой, отпуская рыцаря, и развернулась ко мне. - Пойдем.
        Однако на обратном пути она свернула в другую от Гильдии магов сторону: я практически не знал город, но что дома были не те, что по пути сюда, заметил.
        - Я надеялась, что до этого не дойдет, - как-то виновато сообщила монахиня.
        - Вы же сказали отобьемся? - не понял я.
        - Что еще я должна была сказать? Вообще-то шанс есть, все зависит от того, что за маг командует с той стороны. Если не очень сильный, то я скорее всего выиграю битву...
        - Вы?..
        - Я сейчас самый сильный маг в Кариатиде. А ты думал, я только неграмотных учить читать умею?
        - Так вы будете командовать...
        - Буду, буду, - мрачно перебила Соня. - Но дело в том, что если с той стороны кто-то посильнее, чем я, то они возьмут город! А ты не должен к ним попасть, хотя и не знаю, почему.
        Растерявшись после новости, что монахиня собирается возглавлять оборону, я не сразу понял смысл последних слов. А когда понял, побледнел под капюшоном - хорошо, не было видно. Я же слишком много знаю того, чего и знать нельзя! Если нигонцы узнают про клинок Армагеддона или еще что-нибудь... А если до меня доберутся, то с их страстью ломать пленникам кости обязательно все узнают! Впрочем, даже если не догадаются ни о чем, результат будет мало отличаться: переломы, съедение драконами, в лучшем случае то самое ментальное рабство в подземельях, где не видят солнечного света. Тоже недолгое, скорее всего...
        Мелькнула мысль, что Соня перед штурмом обязана меня прикончить, однако по сравнению с тем, что я раньше знал о Нигоне или слышал от нее же, такая идея скорее утешала.
        - Так что тебе придется некоторое время побыть каменной статуей, - объявила монахиня.
        Я запутался окончательно.
        - Какой статуей?!
        - Это, конечно, пугает, но говорят, совершенно безвредно, - голос Сони опять казался слегка виноватым. - Тебе повезло, что у нас в плену есть одна медуза. Побудешь камнем некоторое время, пока все не успокоится, потом оживим.
        Я вдруг как наяву увидел окаменевшего себя посреди развалин города. Затем картина сменилась видом разбитых вдребезги каменных рук, ног и головы.
        - А если меня разобьют?! Или не расколдуют?!
        - Не волнуйся, мы тебя хорошо спрячем, - успокоила Соня. - Кэтрин знает, где искать, если с ней все будет в порядке, то и с тобой тоже. А если уж она не вернется... Тогда живые позавидуют статуям. Ты на самом деле будешь в куда лучшем положении, чем остальные. Просто заснешь на время.
        - Да уж, засну, - возможность стать куском камня, с которым могут сделать все что угодно, а он даже не узнает, ввергала в уныние.
        - Пойми, это для твоего же блага, - убеждала монахиня.
        - Да понимаю... - я старался себя убедить, что идея действительно хорошая. Ну статуя... Что такого? Это ведь гораздо лучше, чем попасть к нигонцам... И только на время. Однако, в голову непрерывно лезли картины неприятного пробуждения: как я просыпаюсь и оказывается, что прошло двести лет, и вокруг бродят одни только минотавры. Или того хуже: просыпаюсь на руинах погибшего при Расплате Энрота и остаюсь один на всей планете! Или...
        - Пришли, - Соня не дала мне додумать очередную апокалиптическую мысль.
        * * *
        Медузу, как оказалось, держали в обычной городской тюрьме: хоть они и могли превращать взглядом в камень, но особо опасными их из-за этого не считали. Не более опасными, чем люди, по крайней мере. Правда, заковать и надеть какой-то мешок, закрывавший почти всю голову, не забыли, но даже в таком виде пленная выглядела наглой до невозможности.
        - Слышу шаги, - поприветствовала она нас. - Что нового наверху? Кэтрин еще не на плахе?
        - Ты в любом случае окажешься там раньше, - вежливо ответила Соня. - А пока выполни одну маленькую просьбу.
        Услышав, что от нее требуется, медуза развернулась ко мне.
        - Интересно, что же ты натворил, что тебя так?.. Мешок сними, я еще с закрытыми глазами превращать не умею.
        - Смотри без шуток, - монахиня встала у нее за спиной. - Испепелю.
        - С хвоста слезь, - огрызнулась медуза. - Он у меня не железный.
        Только тут я заметил, что Соня наступила на змеиный хвост медузы, который слегка извивался на полу камеры. Зрелище совсем не было приятным.
        - Не знала, что нигонцы такие нежные, - не осталась в долгу монахиня, осторожно освобождая пленной голову. - Это на всякий случай. Действуй.
        И в мешке-то полузмею трудно было назвать симпатичной: серо-зеленая, вся покрытая чешуей и с хвостом. Но стоило увидеть такое же серо-зеленое лицо с желтыми глазами и прической из змей, как становилось ясно, почему медузы предпочитают жить в темноте подземелий.
        - Ближе подойди, я не кусаюсь, - в доказательство нигонка продемонстрировала весьма клыкастую улыбку.
        С обреченным видом я сделал несколько шагов навстречу.
        - А по виду и не скажешь, что такой опасный, - усмехнулась медуза. - Это не больно. Думай о чем-нибудь приятном.
        Вспомнить что-то приятное я уже не успел. Перед глазами сверкнула вспышка...
        Отступление. Кариатид. Два года спустя
        По меркам послевоенной Эрафии Кариатид считался городом спокойным и безопасным. А уж к городскому кладбищу это относилось в полной мере. Особенно ночью.
        Только вот из четверых идущих по дорожке существ трое совсем не выглядели спокойными.
        Зеленый гоблин, несущий в руках здоровенную кувалду, насвистывал какую-то веселую мелодию. Однако, время от времени, сбивался с ритма, да и молот держал очень уж крепко.
        Рыжеволосая эльфийка нервно оглядывалась по сторонам, а по земле ступала вообще неслышно.
        Девушка-гном не интересовалась могилами, зато хмуро косилась на гоблинскую кувалду: присутствие такого инструмента на кладбище обычно не обещает ничего хорошего.
        Четвертой, точнее первой в странной компании, шла сама Кэтрин Айронфист. Правда, сейчас, в лучших традициях маскировки, она была закутана в плащ с капюшоном, не желая быть узнанной. Она и была единственной, кто действительно не испытывал волнения.
        - Сюда, - махнула рукой королева, свернув с дороги в сторону.
        - О, нет, только не гробница, - пробормотала эльфийка. - Зачем Кэтрин гробница?!
        - Займемся осквернением могил, разумеется, - мрачно ответила гнома. - Зачем еще носить с собой такие предметы...
        - Тише, у мертвых есть уши, - прервала разговор Кэтрин, отворяя двери. - Заходите.
        Внутри она зажгла факел, некоторое время оглядывалась, что-то вспоминая, и, наконец, прикоснулась к одному из камней кладки.
        - Аллейн, пробей стену вот здесь.
        - А кто там? - с опаской спросила эльфийка.
        - Никого опасного. И мы пришли не за золотом. Давай, Аллейн.
        Гоблин взял кувалду поудобнее и обрушил на стену...
        Часть вторая. Команда мечты
        Глава восьмая
        Все длилось одно мгновение: яркий свет из глаз медузы залил все вокруг и тут же погас, съежившись до чадящего рядом факела. А сама серо-зеленая голова в тот же миг преобразилось в куда более симпатичное лицо Кэтрин Айронфист, брызгавшей в меня из флакончика чем-то резко пахнущим. Брызги, попавшие мне на одежду, с шипением испарялись.
        - Что... Кэтрин, это вы?.. А где... - я заметил, что исчезла не только медуза, но и Соня, да и камера стала меньше размером, к тому же вместо нормальной двери в стене зиял пролом. И сама Кэтрин сейчас была не в привычных доспехах, а в каком-то сомнительном коричневом плаще, окутывавшем ее с ног до головы.
        - Думаю, все ушли, - спокойно ответила королева, закупорив и спрятав флакон. - Давно. Это зелье оживления камня - ты был статуей довольно долго.
        - Сколько?! - мне снова вспомнились недавние (или уже давние?) опасения.
        - Меньше двух лет - успокоила Кэтрин.
        - Два года?!
        - Почти.
        Подумать только: недавно я беспокоился, что простою статуей два века, сейчас же и два года казались мне ужасно долгим сроком. Что могло произойти за это время?! Что сейчас может твориться вокруг? А на Земле?!
        - А что с Кариатидом? И Соней? - спросил я, однако, в первую очередь.
        - Кариатид цел и невредим. Соня сейчас в Эофоле. Командует одним из наших отрядов, - уточнила Айронфист, заметив выражение моего лица. - Сейчас все не совсем так, как должно было быть. Лучше...
        И, присев на камень, Кэтрин начала неспешный рассказ о славных событиях не менее славной войны за Восстановление Эрафии.
        С самого начала вторжения у нигонцев все пошло вкривь и вкось - по сравнению с прошлым разом, конечно. Во-первых, разведчикам Кэтрин удалось пробраться мимо вражеских отрядов и сообщить в Стэдвик о подземных тоннелях. Атаки лордов подземелий перестали быть абсолютно внезапными, и их наступление замедлилось. Во-вторых, Кэтрин старалась ускорить свое собственное наступление, как только могла. Такие события, как взятие Тираноса, разгром нигонцев у Белого пера, освобождение Скалы грифонов мало изменились, но вот у столицы все пошло по-другому.
        Несмотря ни на что, нигонцы все же успели к городу раньше эрафийской армии, но, может быть, лучше для них самих было бы опоздать... Стэдвик был взят, хотя под ним и полегла половина штурмующих. А вот затем нигонцы не додумались ни до чего лучшего, чем отдать самим себе город на разграбление. Их слегка оправдывало то, что никто не ожидал, что Кэтрин так близко. И что она запаслась по дороге некоторыми полезными артефактами, позволившими армии одним махом перемахнуть через горы - по воздуху...
        Свой первый день в городе армия подземелий мародерствовала, опустошала винные погреба и успешно разлагалась. На второй день они, разумеется, продолжили, точнее, и на ночь-то не все прерывались. Но тут-то к столице и подошли эрафийцы.
        Кригане, чуть более склонные к дисциплине, и чуть менее - к посещению винных погребов, стояли лагерем за городскими стенами. Так что именно они первыми подняли тревогу, попытались организовать оборону, а заодно вразумить союзников. И то, и другое особого успеха не имело. Пока все подземные лорды уразумели происходящее, пока собирали по городу находящихся не в лучшей форме минотавров и медуз (при одной, особенно упорной попытке вразумления криганцы отходили кнутами пару минотавров, а те в ответ порубили союзников топорами), Кэтрин уже атаковала. Криганцы, встретившие ее в поле, полегли в полном составе, не дождавшись подмоги. Нигонцы, опоздав к началу сражения, решили защищаться на остатках городских укреплений, которые собственноручно разрушили два дня назад - и преуспели не больше чем криганцы. То есть никто из них тоже не уцелел, благо, вид разграбленной столицы подействовал на королевскую армию ничуть не хуже заклинания жажды крови.
        Ну а дальше эрафийцы, как и должны были, погнали остатки нигонцев по их же тоннелям и следом за ними вторглись уже на сам остров Нигон и основательно опустошили его побережье. Правда, вглубь незнакомых подземелий Кэтрин идти не рискнула, но в этом и не было надобности. Поражения совершенно отбили у местных лордов охоту продолжать войну, а так как в ходе боевых действий многие земли в самом Нигоне стали бесхозными, то лорды предпочли вернуться к привычным междоусобицам. И в самом деле, зачем идти далеко, когда добыча есть и под боком?..
        Тем временем нечто странное творилось на северных землях Эрафии. Загадочным образом до королевы "дошли сведения" о готовящемся вторжении некромантов, полученные от некромантов же, но якобы тайных противников правящего в Дейе Вилмара. И для укрепления границ на север прислали лорда Хаарта: как особо надежного, должно быть. Как и следовало ожидать, лорд начал исподтишка творить совершенно противоположное своей задаче, да еще, вызнав имена изменников, тут же отписал приятелям через границу. Только вот письмо странным образом затерялось где-то по дороге...
        Когда же вторжение началось, Хаарт был неприятно удивлен, обнаружив, что все его усилия пропали даром, и мертвецов встретили, как положено. Еще более неприятным сюрпризом был конвой из рыцарей и фанатиков, который и препроводил лорда на королевский суд. Выяснилось, что церковь Жизни давно уже прознала про его делишки. А началось все с того, что Кэтрин сообщила о своих "подозрениях" и приказала тайным образом выяснить, есть ли основания? И основания вскоре нашлись! Сперва занявшиеся расследованием последователи жизни заинтересовались сплетнями, ходящими на землях Хаарта: по слухам, у лорда были не очень законные увлечения и подозрительные знакомства. Конечно, сплетням верить нельзя, мало ли что говорят? Но подозрения усилились, и монахи стали раскапывать тайну с удвоенным рвением. А так как состоящие в некромантских культах порой проводят известного вида работы, то со временем Хаарта выследили... И не только выследили, но и достаточно узнали о его знакомых. Что помогло королеве использовать предателя в своих целях...
        Причем на этот раз Хаарта не только казнили, но и развеяли прах для верности: чтобы сообщники не оживили.
        Тем временем у некромантов дела тоже шли из рук вон плохо. Весь их план изначально основывался на внезапном вторжении и захвате тела Николаса Сердце Грифона - отравленного Хаартом отца Кэтрин - чтобы сделать его своим главнокомандующим. Однако в Эрафии их, как выяснилось, ждали, и план провалился с таким треском, что услышали по всей Дейе. Трон под Финеасом Вилмаром зашатался... А пока Вилмар раздумывал, что делать дальше, ему вдруг пришло то самое исчезнувшее письмо Хаарта о лордах-заговорщиках. С опозданием, конечно, пришло, но лучше поздно, чем никогда! И среди заговорщиков как-то неожиданно оказался небезызвестный по будущим событиям на Аксеоте лич Калибарр - будущий учитель некроманта Голдота Полумертвого, впоследствии пытавшийся погубить жизнь на планете по указке неведомого существа из другого мира. Правда, сейчас он учителем стать не успел...
        Как Кэтрин все это провернула, она в подробностях не объясняла, но похоже, произошедшее далее стало результатом как ее ума, так и глупости Финеаса. По словам королевы, если бы Дейей до сих пор правил лич Сандро, едва ли все сложилось бы так удачно. К счастью, Вилмар еще несколько лет назад сам оказал Эрафии услугу, заточив в темницу своего талантливого, но опасного союзника.
        Подставить-то и заточить Сандро у Вилмара тогда ума хватило. А вот нормально управлять Дейей - как раз и не хватило. И узнав о заговоре, Финеас отреагировал в точности, как должен был отреагировать пустоголовый, но амбициозный правитель - разъярился и пошел давить бунт в зародыше.
        Но Калибарр оказался крепким орешком: не то он и в самом деле подумывал занять трон, не то просто был 'всегда готов', но законного короля встретила серьезная армия, а пока Финеас штурмовал вражеские замки и вторично умерщвлял зловредного лича, подсуетились и остальные 'заговорщики', которые сообразили, что терять-то им уже нечего! Так выдуманный заговор внезапно обернулся настоящей гражданской войной. А тут еще прибывший на Антагарич брат Роланда Арчибальд включился в веселье, видимо, решив, что получить чужую корону никогда не помешает. Держава некромантов начала расползаться на глазах, и ныне половина Дейи пребывала в руинах, а на другой половине схватились многочисленные претенденты на трон.
        Кэтрин сама не ожидала такого результата, рассчитывая только занять некромантов чем-нибудь на время. Что ж, теперь 'занятий' им хватит надолго...
        Кригане по обыкновению предали союзников: едва прослышав о поражении у Стэдвика, все их отряды, еще находящиеся на землях Эрафии, тут же побежали обратно в Эофол, не обращая внимания на отчаянные нигонские призывы о помощи. А после этого, как и в прошлый раз, они нагло потребовали у Кэтрин выкуп за пленного Роланда, заломив совершенно неподъемную сумму. Только вот пришельцы не ожидали, что Нигон и Дейя так быстро выйдут из игры. Теперь у Айронфист не только были развязаны руки, но и имелся хороший повод для продолжения войны уже в самом Эофоле: давать врагам передышку в несколько лет и возможность отыскать клинок Армагеддона Кэтрин не собиралась. К тому же и эльфы вздумали припомнить криганам смерть королевы золотых драконов и вообще избавиться от таких соседей.
        К войне на два фронта Эофол оказался не готов и терпел поражение за поражением. А тут еще и король Бракады Гэвин Магнус вспомнил, что он как-никак магистр магии Света, а значит в окончательной победе над темными силами участвовать просто обязан! А то ведь и репутация пострадать может... После прибытия третьей армии у криган не осталось шансов вовсе. Но и этого мало: полурослики - коренное население Эофола - воспользовались случаем вернуть, наконец, свою землю и, выбравшись из укрытий, принялись резать инопланетян на всех дорогах. В общем, все что должно было случиться через несколько лет, произошло сейчас. И куда более удачно...
        Некоторые кригане вздумали бежать по подземному тоннелю в Нигон, но там их встретили драконьим огнем: нигонцы не забыли вероломства. А недавно в Эофоле пала колония Зод, при ее штурме погиб криганский король Ксенофекс и был, наконец, освобожден Роланд Айронфист. Остатки криган еще держались в отдельных районах, но через месяц-два и им придет конец: на сей раз все сходились на том, что истребить пришельцев надо наверняка.
        Бои с Таталией и Крюлодом на фоне всего прочего выглядели сущей мелочью. Еще в начале войны они решили воспользоваться положением Эрафии, чтобы захватить и для себя лишний кусок земли. От варваров ничего другого никогда и не ждали, но вот какая стрекоза укусила тихих болотных жителей?.. Видно, слабость Эрафии очень сильно преувеличивали. Так вышло, что земли, которые таталийцы и варвары задумали присоединить, оказались одними и теми же. Основательно подравшись сначала с эрафийцами, а потом между собой, и те, и другие так вымотались, что объединенные силы Кэтрин и Магнуса выгнали их в два счета. Король Таталии Траллоск с перепугу даже согласился возместить ущерб. В пределах возможного, конечно. Так что сейчас на всех границах страны воцарилось спокойствие.
        Что же касается меня, то тут вышла незадача. Кариатид, как выяснилось, выстоял при том судьбоносном штурме. Соня оказалась сильнее нигонского мага, и эрафийцы одержали победу.
        Однако оживить окаменевшего куда труднее, чем превратить в статую: этого и сами медузы не умели, а необходимого зелья в кариатидской гильдии магов тогда не оказалось. Пока у кого-то нашлось свободное время в ходе войны, пока посетили алхимиков, тем более, что Кэтрин и Соню в ходе боевых действий раскидало в разные стороны... Да и то сказать, постоянно попадались дела поважнее, чем оживление камня, которому, в сущности, ничего не угрожало. А главное, почему произошла задержка еще на несколько месяцев: оказывается у королевы был план, непосредственно включающий меня...
        Глава девятая
        - Что?!
        - Тебе придется занять должность лорда Гармондейла, - повторила Кэтрин.
        В первый момент, узнав о таком плане, я решил, что ослышался. Во второй - что это какая-то странная шутка. Но королева выглядела совершенно серьезно.
        - Лордом?! Меня?! - я вытаращил глаза. - Да вы что, Кэтрин, я же не умею! Я же все развалю! Весь Гармондейл!
        - Во-первых, разваливать там нечего. Во-вторых, как раз управлять тебе и не надо будет. Должность - простая формальность. В Гармондейле лорды давно уже ничего не значат, - Айронфист была само спокойствие.
        - Минутку, - я что-то вспомнил. - Это тот разрушенный замок, в котором живут только крысы и гоблины?..
        - Гоблинов там сейчас нет. А с крысами, надеюсь, вы сможете справиться. Вас же четверо будет.
        - Почему четверо?
        - Потому что команда включает в себя четверых участников. Я уже подобрала остальных троих.
        - Ничего не понимаю, - признался я.
        - Все просто, - улыбнулась Айронфист. - И устроено по твоему же рассказу. В настоящее время лорд Маркхэм организует соревнования на Изумрудном Острове. Приз - Спорные земли с замком Гармондейл. Вы отправляетесь туда как независимая команда, выигрываете, получаете замок и выполняете мои инструкции. Подробнее объясню позже.
        - А если мы не выиграем?
        - Вы выиграете, не сомневайтесь, - заверила королева.
        Почему-то я поверил. Однако столько информации разом было трудно переварить.
        - Все равно не понимаю: разве я не должен скрываться? Как тогда, в Кариатиде?
        - Обстоятельства с тех пор изменились. В ближайшее время Гармондейл должен быть самым спокойным местом на Антагариче. Если ты, конечно, не хочешь снова отдохнуть в окаменении... - Кэтрин вопросительно подняла брови.
        - Нет, не хочу, - поторопился я. - Но почему все-таки - в лорды?
        - Это очень простой и довольно безопасный способ ввязаться в будущие события. И... Думаешь, тебя просто так зовут Кораком?
        Я попытался проникнуть в тайный смысл своего имени. Корак - киборг Древних. Но здесь никто про него не знает, кроме, может быть, Оракула Меллиана, потому что тот на самом деле компьютер Древних. Ну и еще сам Корак, сидящий где-то на узловой станции перехода, тоже знает про себя... Ах, вот оно что!
        - Вы хотите дать знать настоящему Кораку?!
        - Вообще-то я рассчитывала на террян, когда они прилетят, но это тоже возможно, - усмехнулась королева. - Еще один гость из другого мира может их заинтересовать. Терряне приведут к Вратам, а Врата - возможность межмирового путешествия. Может быть, и в твой мир в том числе. Зачем отдавать их Магнусу?
        - Незачем! - согласился я, потому что Магнуса терпеть не мог. Конечно, пока он еще не стал тем сумасшедшим, который превратил Эмилию Найтхэвен в инвалида, сломав бедняжке позвоночник, но не нравился мне уже заочно. Лучше пусть Врата достанутся Кэтрин. А за Эмилию, бывшую моим любимым героем среди жителей Энрота и Аксеота, я готов был стереть Магнуса в порошок! Если бы это мог, конечно...
        - Тогда пора познакомиться с командой. Приготовься: гоблин, эльфийка, гнома. Набор отряда - это политика. Чем различнее сочетание, тем больше простор для маневра. Соня тебе ведь читала про народы Антагарича?
        - И рисунки показывала, - кивнул я.
        - Тогда помнишь отличительные черты?
        - Ну... Гномы на голову ниже людей, гоблины зеленые, у эльфов острые уши...
        - У гоблинов уши такие же. А еще у них есть клыки, а у гномов - косички. Хотя, для того, кто недавно выбрался из глуши - достаточно, а это и есть начало твоей истории. Остальное другим пока знать незачем, впрочем, о том, что любопытство здесь излишне, они как раз знают. Что-то в них может показаться тебе странным, но не волнуйся об этом: выигрыш вам обеспечен, - Айронфист направилась к пролому в стене. - Кстати, пока ты спал, пришлось тебя замуровать в гробницу, так что этому тоже не удивляйся, более тайное место в тот момент было трудно найти.
        * * *
        'Что-то в них может показаться странным'. Кэтрин, как всегда, оказалась права. Единственное, чего я так и не понял: какими принципами она руководствовалась, подбирая такой отряд? Может быть, глубины ее замыслов мне никогда не постичь. Или это была своеобразная шутка. Однако во время исторического знакомства, произошедшего прямо на ступенях кариатидской гробницы, мне было совсем не смешно...
        Трое представителей своих народов внимательно смотрели на меня. Я, в свою очередь, с интересом разглядывал их.
        Пожалуй, самой заметной казалась эльфийка, и вовсе не из-за заостренных ушей - не так уж они и выделялись. А вот одежда ее была, похоже, сделана из нескольких кусков, соединенных шнуровками, которые виднелись повсюду. Шнуровка на груди, шнуровка на спине, шнуровки в штанах на ногах... Уже куда позже я узнал, что эльфы почему-то предпочитают не сшивать одежду, а именно делать ее из нескольких частей, соединяя их таким образом. Впрочем, стоило признать, такой костюм выгодно подчеркивал ее фигуру.
        И еще эта эльфийка была ярко-рыжей, что меня несколько удивило: как-то в голову раньше не приходило, что эльфы могут иметь такой цвет волос. Но, видимо, они не так уж сильно отличались от людей...
        Гнома так и вовсе выглядела человеком. Да, небольшого роста и при этом чуть крупнее, чем можно ожидать, но если бы я встретил ее в своем мире, то вряд ли бы обратил на это внимание. Светлые волосы, заплетенные в пару коротких косичек. Одежда - типичная эрафийская, не отличающаяся от той, что носили горожанки Кариатида.
        Надо сказать, что, в отличие от земного Средневековья, модным вопросам на Энроте не придавали большого значения: в частности, женщины частенько носили штаны, и это никого не шокировало. Эльфийки же и вовсе юбок не признавали - у них женские и мужские варианты одежды были совершенно одинаковыми, да и вообще разнообразием не отличались.
        То же можно было сказать и о жителях степей Крюлода: штаны и отороченная мехом куртка - вот и все, что они обычно носили. В этом отношении высокий гоблин, стоящий позади всех и опиравшийся на большую кувалду был типичным образцом крюлодца. И конечно, он был зеленокожим, как и положено гоблинам, с короткими черными волосами и острыми, как у эльфийки, ушами.
        - А когда статуей был, лицо умнее казалось, - наконец поприветствовала рыжая эльфийка. - Гвендолен, можно Гвен. Воровка.
        Последнее слово она произнесла с нескрываемой гордостью..
        - Да, у эльфов тоже есть воровство, - Айронфист правильно истолковала мое выражение лица. - Эта профессия нигде не считается почетной, но встречается повсюду. К сожалению.
        - Не профессия. Болезнь! - перебила Гвен. Королева, впрочем, к вмешательству отнеслась благосклонно.
        - Это у меня с детства, - доверительно пояснила мне эльфийка. - Временами что-то такое находит и... Ну а потом я решила: если все равно ворую, значит надо уметь делать это! Хотя мне никогда не стать мастером: говорят, дисциплины не хватает.
        - Как в тот раз, в оружейной, - сочувственно напомнила Кэтрин. Хотя где-то за ее сочувствием пряталась насмешка.
        - Да, - кивнула Гвен. - Не повезло. Я прихватила кинжал, а этот болван ничего не заметил. Тогда я не выдержала и забрала шлем, но он опять ничего не заметил! Тогда я взяла еще какую-то штуковину - не знаю для чего она нужна. И опять он не увидел! Тогда я решила унести кольчугу! И вот тут оружейник увидел...
        - И кончилось тем, что Гвендолен оштрафовали на большую сумму и изгнали из Авли, - завершила королева.
        - Я сама ушла, - не согласилась эльфийка. - В Эрафии лучше.
        'Кэтрин, за что?!!' - мысленно взмолился я, предчувствуя что-то очень неладное.
        - А я Аллейн. Всегда мечтал стать лордом, - простодушно сообщил гоблин.
        - Только в связи с этим у него в Крюлоде возникли некоторые сложности, - добавила королева. - И пришлось переехать в Эрафию.
        - Мария, - мрачно представилась гнома, подергав свою косичку. - Если уж все взялись рассказывать о себе, то я в нашей команде алхимик. Не хватило денег на обучение, занималась дома...
        'Кажется, хоть кто-то нормальный!' - обрадовался я.
        - И взорвала дом, - продолжила Мария. - После этого меня выгнали из Каменного города. Вот так я и попала сюда. Да, все мы изгнанники из родных мест и все чем-то обязаны королеве Эрафии.
        - Корак. Только что ожил после заточения в камне, - заразившись мрачным настроением, ответил я. Будущее вырисовывалось совсем не радужным. - И я тоже обязан королеве - тем, что жив до сих пор.
        - Теперь, когда вы друг друга знаете, продолжим, - как ни в чем ни бывало произнесла Кэтрин. - Корабль на Изумрудный Остров отплывает на рассвете, вы на него успеете. С правилами соревнований познакомитесь на острове. И не волнуйтесь: вы обречены победить.
        Уже когда мы шли по еще темным улицам Кариатида, королева тихо обратилась ко мне:
        - Думаю, это не то, чего бы тебе хотелось, но команда должна выглядеть безобидной на первый взгляд, а вас будет трудно в чем-то заподозрить. Тем не менее, будьте осторожны. Это Соня тебя одела фанатиком?
        - Да, - кивнул я.
        - Хорошая идея. Так и ходи. На первый взгляд, придает таинственный вид. Потом, когда первое впечатление рассеется, поймут, что на деле тайна гроша ломаного не стоит, и успокоятся. А нам это и нужно. Не забывай тренироваться с посохом и арбалетом. И читать тоже: позже я буду присылать письма. Думаю, мы встретимся еще не скоро. Если что, Мария, Аллейн и Гвен тебе помогут. Удачи, - сказала она напоследок.
        Глава десятая
        Пятое утро нашего морского путешествия мы встретили на палубе корабля. Изумрудный остров давно можно было разглядеть невооруженным взглядом, однако приближались мы к нему крайне медленно: в последний час пути ветер почти пропал.
        Так что мы, уже готовые к высадке, считали минуты и развлекались разговорами о всякой ерунде... То есть, для остальных это действительно была настоящая ерунда, а для меня - нет, поскольку до сих пор ощущался недостаток сведений о мире и любая информация становилась интересной.
        - Вот скажи, Мария, чем гномы отличаются от людей?
        - Ростом, - ответила гнома.
        - Но я встречал и людей такого же роста как ты, и не так уж редко. Но гномами они же от этого не становятся?
        - Просто для людей это отклонение, а для гномов - нормально, - отмахнулась Мария.
        - А гномы ростом с человека бывают? - полюбопытствовал я.
        - Не слышала.
        - Спроси еще, роют ли гномы ходы со скоростью тысячу шагов в минуту, - усмехнулась Гвендолен: пару дней назад я наивно поинтересовался, не выпускают ли эльфы по пятьдесят стрел в минуту, чем поверг ее в шок. Оказалось, далеко не все эльфы умеют даже стрелять из лука, а те, что умеют, не намного в этом превосходят прочие расы. И если стреляют очень хорошо, то потому что тренируются много, а не потому что они эльфы.
        - А вот еще есть такая легенда, - весело продолжила эльфийка. - Что когда-то гномы жили в таком месте, где все очень тяжелое: камни, дерево, вода... Вот их и придавило слегка, и они стали меньше, зато сильнее. Чепуха, правда? Как будто предметы могут менять свой вес и становиться легче или тяжелее, если перенести их в другое место!
        Мария только пожала плечами. А мне пришлось промолчать, утаив то, что знал о силе тяжести на разных планетах.
        - Да вот тоже, кстати, - перевел я разговор на другую тему. - Не обижайся только, но правда, что эльфам...
        - О нет, - пробормотала Гвен. - Опять.
        - Правда, что эльфам свойственно высокомерие?
        - Кто это тебе сказал такое?! - возмутилась наша эльфийка.
        - Один человек, ты его не знаешь, - отговорился я.
        - Должно быть, твой знакомый слишком долго общался с нашим королем Элдрихом. Вот на него и повлияло. На самом деле, мы просто легкомысленные и своенравные!
        - Корак, карманы проверь, - вмешалась Мария. - А то кое-кто не умеет сдерживать свое легкомыслие.
        - Что там у него интересного, в карманах, - вздохнула Гвен. - И вообще, я и не собиралась...
        - Уже побывала, значит, - сделала вывод гнома, пока я проводил проверку. Впрочем, брать действительно было нечего. Разве что разряженный мобильник, который мне до сих пор было жаль выбросить. Но кому он тут нужен?
        Команда наша оказалась все же не так плоха, как мне показалось поначалу. По крайней мере, среди нас теперь находился один человек, умеющий владеть мечом. То есть он, конечно, был гоблин, но тем не менее... Я подозревал, что на этот случай Кэтрин его и включила в отряд. Мария, хоть и прихватила булаву, обращалась с ней примерно на том же уровне, что и я с посохом: на уровне 'замахнуться-стукнуть'. У Гвендолен с кинжалом было то же самое: 'взять-ткнуть'. Зато Мария смыслила в алхимии, а Гвен умела известно что. Лишь я казался себе четвертым лишним, утешаясь только тем, что моя главная роль еще впереди, хотя и не понимал толком, что за роль.
        - Причаливаем, - объявил Аллейн. - Это что, нас встречают?
        На причале действительно собралась толпа из пары десятков человек.
        - Может, новости с материка хотят узнать... - я накинул на голову капюшон своей униформы.
        - Да нет, будут путешественникам услуги предлагать, - пояснил кто-то из экипажа корабля, возясь неподалеку с канатами.
        - Какие услуги? - поинтересовалась эльфийка.
        - Разные... - неопределенно ответил моряк.
        И точно, едва мы спустились с корабля на пирс, как нас тут же окружили со всех сторон.
        - Всего за четыреста золотых я принесу вам удачу! - подскочил какой-то тип.
        Но его тут же оттерла в сторону бледная особа неопределенного возраста.
        - Обеспечу удачей за двести золотых! - завопила она. - Наймите меня, удача вам понадобится! Всего двести!
        - Не слушайте ее, у меня удача вдвое больше! - перебил первый.
        - Чепуха! - взвилась конкурентка. - Я профессиональный медиум!
        - Вам необходим носильщик! - вмешался еще один встречающий. - Всего за...
        - Нет, мы как-нибудь сами, - ответила Мария.
        - Я знаю, вам нужен личный повар!
        - Мы как-нибудь сами, - повторила гнома.
        - Правильно организую походы! - с очередным предложением сунулись уже ко мне.
        - Мы как-нибудь сами! - подхватил я.
        Но местные не унимались.
        - Провожу разведку!
        - Мы сами, - отмахнулась Гвен.
        - Вселю мужество в ваши сердца! - объявил мрачный тип в красной шляпе.
        - Мужества у нас и своего хватает, - нахально ответила эльфийка.
        - Это точно, - подтвердил Аллейн.
        Приложив некоторые усилия, мы выбрались из галдящей толпы. Специалисты быстро потеряли к нам интерес и, должно быть, остались встречать более щедрых пассажиров. Только медиум увязалась за нами следом, обещая ежедневное везение в таких размерах, что мы его не унесем, но, спускаясь с причала, споткнулась и рухнула в воду. У берега было, конечно, мелко, но довольно грязно.
        - Не повезло, - прокомментировала стоящая на берегу девушка. - Маргарита. Я ваш проводник.
        - Мы как-нибудь сами! - хором ответили мы.
        - Бесплатно, - улыбнулась Маргарита. - Проводник предоставляется всем участникам соревнований. Вы ведь участники?
        - Ну да, - подтвердила Гвендолен. - А как вы догадались?
        - Только участники прибывают по четверо и таким... Разношерстным составом, - снова улыбка. - Изумрудный остров небольшой, его можно обойти за пару часов. Воды вокруг тихие, пиратских нападений за последнее время не отмечено. Единственная небольшая проблема - это стрекозы, размножившиеся на болоте у западного берега. Но такое большое количество вооруженных участников состязаний наверняка проредит их стаи.
        - Или надолго накормит, - мрачно бросила Мария. Ей вообще порой доставляли странное удовольствие предсказание наших будущих бед и утверждения о неизбежном провале всех наших начинаний... К счастью, такое настроение на гному находило не каждый день.
        Припомнив, что стрекозы тут довольно большие и кусаются, я тоже немного заволновался. Однако проводница, не смущаясь, продолжала.
        - Население невелико, и ранее из достопримечательностей острова можно было отметить только заброшенный храм Луны, вон там, на холме. Но как вы успели заметить, в связи с соревнованием сюда прибыло много временных жителей, а благодаря лорду Маркхэму для удобства игроков и зрителей построены оружейные, алхимические и другие лавки и открыты представительства основных гильдий магии. Теперь облик Изумрудного острова преобразился...
        На первый взгляд, Изумрудный остров выглядел идиллическим местом, вполне походящим своему названию: покрытые зеленой травой луга и несколько невысоких холмов, небольшая речушка и песчаные берега... Население и впрямь оказалось небольшим: вся деревня состояла из двух коротких улиц. Обежав их следом за Маргаритой, взмахами руки указывавшей на все необходимое участникам (лавки, магические гильдии, таверна, жилье лекаря) и пояснявшей, какую большую пользу принесет состязание местным жителям, мы остановились у дома здешнего судьи.
        - Здесь временный штаб лорда Маркхэма - нашего благотворителя, предоставившего призы для нашего соревнования! Настало вам время узнать правила, - и наша проводница постучала в дверь.
        - Войдите! - донеслось изнутри.
        - С этого момента я должна вас оставить. Надеюсь, вы провели время с пользой. Удачи! - напоследок улыбнулась Маргарита.
        * * *
        Вряд ли у суда на острове было много работы: комната, в которую мы зашли, явно не предназначалась для публичных процессов. Вчетвером мы тут же заняли половину помещения. На второй половине размещался стол, за которым сидел седобородый, седовласый и седобровый человек немалых размеров в красном, расшитом золотом кафтане - лорд Маркхэм, как я подумал. Расположив на столе свои широкие рукава, лорд в одиночку занял почти все место. Только с краешку стола пристроился лысый эльф, одетый похуже, в явно поношенные вещи. Это что, такой судья здесь?!
        - Добро пожаловать. Присаживайтесь, - лорд широким жестом указал на единственный в комнате табурет. Мы переглянулись: должно быть, табурет предназначался для командира отряда, но поскольку до сих пор как-то в голову не пришло выбрать, кто из нас главный, оставалось не ясным, кому сидеть... А организатор соревнований, не дожидаясь, пока гости решат вопрос, продолжил:
        - Я лорд Маркхэм, благотворитель. Это я устроил наше соревнование и предоставил вам замок в качестве приза.
        "Благотворитель, как же..." - подумал я и был уверен, что подобные мысли появились не у меня одного.
        - Если вы победите, то станете править одним из прекраснейших мест в Эрафии. Замок Гармондейл находится за Тулареанским лесом, прямо на границе человеческих и эльфийских земель, - продолжал радовать нас лорд. - Я уверен, вам понравится этот замок. Особых удобств в нем нет, но довольно просторно и отличная вентиляция. Я расстаюсь с ним, скрепя сердце, но чувствую, что настала пора вернуть кое-что народу.
        К счастью, выражение моего лица не было видно под капюшоном. Единственное, что оставалось непонятным: понимал ли сам устроитель, как фальшиво звучит его речь?..
        - Я очень вам признателен, за то, что вы участвуете в моем скромном состязании, - лучился радушием Маркхэм. - Надеюсь, вы хорошо повеселитесь, даже если не выиграете. По-моему, замечательно, когда все соревнуются в духе товарищества и уважения к соперникам.
        - Ну... Да. Замечательно, - пробормотала Гвен. Выглядела эльфийка слегка... обалдевшей? Как, впрочем, и остальные.
        - Правила соревнования вам сообщит судья Томас, - лорд кивнул на своего соседа по столу. - Он же внесет вас в список участников.
        - Ваши имена, пожалуйста, - поскольку благотворитель занял почти весь стол, судье пришлось писать на самом краешке. Впрочем, несмотря на это, зарегистрировал он нас быстро. - Итак, для победы вам необходимо, не выбираясь за пределы острова, найти и первыми доставить сюда: хорошую шляпу, зелье заживления ран, музыкальный инструмент, большой лук, морскую раковину и плитку, покрывающую пол, из храма Луны.
        - Таковы условия состязания, - повторил он, видимо, заметив наше недоумение.
        - Не беспокойтесь, в моем соревновании от вас не потребуется великих подвигов, - снова подал голос лорд. - Да, кстати, еще одна просьба. Вчера у нас пропала одна из команд. Странно, остров ведь небольшой, потеряться негде... Среди местных жителей ходят слухи, что якобы поблизости завелся дракон. Это сомнительно, но все же будьте осторожны: если найдете подозрительную пещеру, не лезьте туда сами, а обратитесь к страже. За информацию о судьбе исчезнувших участников назначена награда.
        Мы переглянулись: жизнь становилась все интереснее...
        Глава одиннадцатая
        - Этот Маркхэм - мошенник, - уверенно заявила Гвен, едва мы вышли из временного штаба.
        - Конечно, - согласился я. - Думает, что никто тут не знает о том, какой его замок. Просторный и вентиляция хорошая... Наверное, полно дыр в стенах. Но наглость-то какова! Совсем неплохо прослыть благотворителем, избавившись от ненужного.
        - Меня другое волнует, - задумчиво произнесла Мария. - Кэтрин обещала, что мы победим. И вот уже другие участники пропадают...
        Мы оторопели.
        - Ты что, думаешь, это Кэтрин сделала?! - выпалила эльфийка.
        - Привезла на остров дракона?! - удивился гоблин.
        - Не может быть! - возмутился я.
        - Не знаю, - пожала плечами гнома. - Странно просто все это.
        - Ничего странного, - не согласилась Гвен. - Ну, завелся тут дракон. Ну, забрался кто-то к нему в пещеру. Кэтрин-то тут при чем?
        Самое интересное, что о драконе все говорили, как о погоде: завелся и завелся - бывает. Мне-то такие происшествия были в новинку, однако, видя спокойное отношение остальных, поднимать тему дракона на острове и я не счел нужным.
        - Может, и не при чем, - продолжала гнома. - А только соревнование это глупое. Шляпа, ракушка, музыкальный инструмент - что за чепуха?..
        - Маркхэму же надо избавиться от замка, а Кэтрин - сделать так, чтобы мы выиграли, - напомнил я. - И зачем им усложнять нам жизнь?
        - Само собой, - согласилась Мария. - Но тогда надо усложнить жизнь нашим соперникам, чтобы они проиграли. Если мы сможем найти все эти мелочи, смогут и они. Не полные же они дураки все?
        - Боюсь, наоборот, - усмехнулась Гвен. - Только дураки сюда и приедут участвовать.
        - Это почему?
        - Ты не знаешь, что такое Гармондейл. Как там Маркхэм сказал? Замок на самой границе человеческих и эльфийских земель. Прямехонько в Спорных землях, а это такое место...
        - Какое? - заинтересовался Аллейн.
        - Спорное, - со значением сказала наша эльфийка. - И Авли, и Эрафия считают его своим, а местные жители то и дело бунтуют против всех. Никто из местных лордов долго еще не продержался. Так что от этого замка проблем будет куда больше, чем пользы.
        - Все равно. Даже если... - тут Мария запнулась, глядя себе под ноги. - Хотя, может, они и в самом деле, полные дураки...
        Наклонившись, гнома сорвала гроздь красных ягод, росших у обочины дороги.
        - Знаете что это?
        - Ягоды, - ответила за всех Гвендолен.
        - Из них делают зелье заживления ран, - недовольно посмотрела на нас Мария. - Растут тут чуть ли не у крыльца, и никто их не заметил. Видно, в других командах алхимиков не было.
        И тут у меня в голове что-то щелкнуло.
        - Точно! Я понял!
        - Что понял? - Мария отвела взгляд от ягод.
        - В других командах алхимиков не было. Кэтрин специально предусмотрела состав нашей команды так, чтобы мы выиграли.
        - В самом деле, - протянула Гвен. - Кэтрин - гений!
        - Это, если в алхимической лавке такое же зелье не продается по-дешевке, - охладила нас штатный алхимик.
        - Его там нет. Точно, - уверенно ответила эльфийка. - Пойдем, проверим!
        * * *
        Алхимическая лавка встретила нас дымом и шипением: старая эльфийка, разведя костер прямо на земляном полу, что-то на нем варила в котелке. Рядом на столике стояли с виду вполне современные стеклянные колбы, сразу напомнившие мне о кабинете химии.
        - Если за зельем заживления ран, то его нет до окончания соревнований, - сообщила эльфийка, едва мы переступили порог. - Правила, знаете ли.
        - Ага! - прокомментировала Гвен. - А что, многие спрашивают?
        - Каждая команда интересуется. Ждут, что вот так просто им продадут. Нет, милые мои, думаю, это проверка на ваши знания: приготовить зелье нужно самим.
        - И что, никто из участников не умеет его готовить? - как бы между прочим, поинтересовалась Гвен.
        - В одной команде маг умел, вроде бы. В той самой, которая пропала...
        - Ага... - мрачно передразнила Гвен Мария.
        - Будете покупать что-нибудь или поболтать пришли? - алхимичка принюхалась к своему котелку и поморщилась.
        - Походный набор алхимика, - ответила гнома.
        - Это уже что-то, - пробормотала хозяйка лавки. - Может, у вас есть шанс.
        - Да, если будете охотиться на стрекоз, убитых можете приносить сюда, - добавила она, достав из шкафа и вручив такой же, как у нее, котелок, маленькую ступку с пестиком и несколько склянок и ложек. - Шкуры и яд пригодятся. Заплачу недорого, но лучше что-то, чем ничего.
        * * *
        После лавки мы сразу устремились в местную таверну. Вообще-то, она должна была стать первым пунктом, но сначала гид, а потом зелье нас отвлекли. Ведь, как известно всем жителям Энрота, таверны - это не только обед и ночлег, но и самый полный источник слухов!
        Несмотря на соревнование, свободные комнаты были: очевидно, популярность благотворительной акции Маркхэма сильно преувеличивали. Правда, нас поселили в комнатах сгинувшей неизвестно где команды, но поскольку сгинули-то они точно не в своих комнатах, то тут не стоило зря волноваться. Обед тоже оказался неплох, а сведения, полученные от тавернщика за лишнюю монету, превосходили все ожидания. Происходящее вокруг чуть прояснилось.
        Оказалось, остальные три команды прибыли в предыдущие два дня и с тех пор успели прочесать почти весь остров в поисках заказанных предметов. Но устроители соревнований не разбрасывали все необходимое посреди дороги, а мест, где можно что-то спрятать, нашлось всего три. Старый храм Луны выглядел самым безопасным: там, конечно, полно злобных крыс и летучих мышей-вампиров, но именно туда в первую очередь шли все претенденты на замок и возвращались с отломанными плитками местной мозаики. Якобы там же были спрятаны и столь ценные для нас шляпы. Вторым местом являлось небольшое болото у западного берега острова, где проживали известные по рассказу проводника стрекозы. Что там можно найти, толком никто не знал, рассказывали, что один отряд соискателей прошлой ночью там побывал и вернулся искусанный, но с искомым большим луком. Ну, и в качестве третьего укрытия выступала пещера на восточном берегу. Вопреки сомнениям лорда Маркхэма абсолютно все местные знали, что там живет дракон, и время от времени таскали к пещере какую-нибудь домашнюю живность на пропитание. К счастью, особым аппетитом самый крупный
житель острова не отличался, иначе жить здесь стало бы совершенно невозможно. А после вчерашнего исчезновения конкурентов дракон, по словам тавернщика, долго не будет беспокоить (от такой уверености мне стало слегка не по себе). Что могло быть спрятано в драконьей пещере, и как это удалось сделать, не знал никто.
        А вот как получить ракушки, нам подсказали. Ходить по берегу тут бесполезно: местные торговцы сувенирами успели обобрать море раньше и теперь заламывали несусветную цену, но только к ним и можно обращаться.
        Как ни странно, в состязании начала проявляться какая-то логика, хотя мне оно больше всего напоминало некоторые земные телешоу с поиском призов. Может быть, подобные соревнования и есть местный аналог таких развлечений?..
        - Теперь кое-что понятно. То, что нам толком не сообщили, где искать вещи, это проверка: как участники поведут себя в неожиданной ситуации, - сообщила Мария, когда мы заняли место за столом в обеденном зале. - По крайней мере, так должно выглядеть. Зелье - испытание знаний. Плитка из заброшенного храма - проверка в бою.
        - Это крысы-то и летучие мыши? - уточнила Гвен. - Это с ними - бой?..
        - Испытание должно быть простым...
        - А ракушки?
        - Навыки торговли, - парировала гнома. - На деле глупость, но формально можно и так представить.
        - А музыкальный инструмент что проверяет?
        - Что проверяет, не знаю, но по таверне уже с минуту ходит девица с лютней: ждет, когда мы на нее обратим внимание, - кивнула Мария куда-то за плечо эльфийки.
        У стены и впрямь стояла довольно симпатичная блондинка в странном платье в черно-белую полоску и с каким-то струнным инструментом в руках.
        - Ну это уже издевательство! - возмутилась Гвен. - Мне одной кажется, что мы участвуем в представлении?..
        - Мне тоже, - поддержала гнома.
        - И мне, - добавил я.
        - Значит, так оно и есть, - подытожил Аллейн.
        - Посмотрим, что она скажет. Леди менестрель! - позвала эльфийка.
        Девушка немного повертела головой, выискивая источник звука, и, наконец, направилась к нам.
        - Здравствуйте. Меня зовут Айлисса и я действительно менестрель, - представилась она. - Хотите послушать музыку или песни?
        - Нет, мы хотим купить у вас лютню, - сразу перешла к делу Гвен.
        Менестрель насмешливо улыбнулась.
        - Вы участники Гонки за мусором?
        - За мусором? - не понял я.
        - Так некоторые называют соревнования лорда Маркхэма, - пояснила Айлисса. - Но музыкальный инструмент вам лучше поискать в другом месте, я слишком привязана к моей лютне. Разве что... За пятьсот золотых.
        - Сколько?! - переспросила Гвен. - Это просто грабеж...
        - За меньшую сумму я с ней никак не могу расстаться, - менестрель покачала головой и наиграно-ласково провела ладонью по струнам. - И поторопитесь, пока другие участники не нашли деньги.
        С этими словами Айлисса удалилась, тихо напевая что-то.
        - Это не остров, - раздраженно заявила Мария. - Это одна сплошная шайка! Все только и думают, как бы нас обобрать!
        - Менестрелям тоже надо на что-то жить... - к нам повернулся тощий тип с залысинами и маленькими усиками, в одиночестве сидящий за соседним столиком. До сих пор мы на него просто не обращали внимания - мало ли кто тут есть, в таверне. - А за музыку порой платят меньше, чем за лютню. Значит, вы участники соревнования?
        - А вы еще кто? - недовольно отозвалась Гвен. Чувствовалось, что ей, как и мне, не понравился незнакомец, так внезапно вмешавшийся в чужой разговор.
        - Меня зовут Мальвик, - неожиданный собеседник улыбнулся, блеснув золотым зубом. - Я представляю группу тех, кто, скажем так, вкладывает деньги в будущее.
        - И случайно сели за соседний столик! - усмехнулась эльфийка.
        - Вообще-то, я наблюдал за вами с тех пор, как вы приехали на остров. Ваши способности в алхимии делают вам честь, - Мальвик кивнул Марие, а затем перевел взгляд на Гвендолен. - Как и ваши: освободить беднягу-медиума от того, что ей не нужно - ценное умение...
        - Кого освободить? - очень натурально удивилась воровка.
        "Он за нами следил!" - с беспокойством сообразил я.
        - Не сочтите мое восхищение за упрек, - в улыбке вновь блеснул золотой зуб. - Напротив, я уверен, что наши цели и задачи совпадают. Есть причины полагать, что тот, кто будет править Гармондейлом в следующие несколько месяцев, обретет небывалую возможность повлиять на дальнейшие события. Именно поэтому я здесь: убедиться, что эти события устроят моих партнеров. Надеюсь, вы меня понимаете...
        - Не совсем, - пробормотала Гвен. - А вы, ребята?
        - Я тоже не очень, - пришлось признаться мне. На мой взгляд, вокруг вообще творился какой-то фарс, в котором все знали свои роли, кроме нас. Сначала менестрель, теперь этот Мальвик, наблюдающий за нами...
        - А я вообще не понимаю, - добавил Аллейн.
        - До правителей Гармондейла нам еще далеко, - заметила Мария.
        - И именно поэтому я уполномочен передать вам жезл огненных шаров, который поможет вам выиграть состязание, - Мальвик в мгновение ока вытащил из рукава что-то, похожее на витой рог с металлическим шариком на конце. - В обмен на небольшое одолжение в будущем.
        - Ого! - Гвендолен не сводила с артефакта восхищенных глаз. - Настоящий?!
        - Какое одолжение? - перебила ее гнома, с подозрением оглядев подарок.
        - Это пока мне неизвестно, но не стоит волноваться: мы не требуем невозможного... - даритель жезлов снова лучезарно улыбнулся. - Маленькая помощь от лордов Гармондейла... Воспользоваться этой милой вещицей может любой из вас, даже не имеющий магических способностей, достаточно направить на цель и сжать в руке: огненный шар испепелит все, что нужно. Тридцать зарядов, вполне достаточно для получения решающего преимущества над любым другим отрядом. Что скажете?
        Услышав, что для использования не нужно магических способностей, я заинтересовался не меньше эльфийки. И тут, наконец, понял, что происходит.
        - Отлично. Берем, - жезл лег в мою протянутую руку.
        - Может, не надо? - недовольно взглянула Мария.
        - Нет, нет, берем, - поспешно поддержала меня Гвен. - Пригодится!
        - Можете быть в этом уверены. - Мальвик подмигнул и поднялся из-за стола. - Главное - не направляйте жезл на близкие цели: он слишком мощный и вы сгорите сами. Когда-нибудь я или другой представитель нашей группы обратимся к вам, чтобы вы не оставались в долгу. Желаю удачи и надеюсь, вы нас не разочаруете...
        И, усмехнувшись в последний раз, загадочный посетитель вышел из таверны.
        - Корак, зачем ты взял этот подарочек? - вздохнула гнома.
        Я оглянулся и, хотя после ухода Мальвика по соседству никого не осталось, все же перешел на шепот:
        - По-моему, его подослала Кэтрин. Она же обещала, что мы выиграем! Вот и жезл магический прислала.
        - Что-то он не показался мне похожим на того, кого может прислать Кэтрин, - усомнилась Мария. - Вложение в будущее какое-то, одолжение, услуги...
        - Ну не должен же он был размахивать флагом Эрафии, - поддержала меня Гвен. - Это все для отвода глаз: жезл неизвестно от кого, королева, вроде бы, и не причем. Чтобы никто не догадался!
        - Кстати, от чего там ненужного ты освободила медиума? - вспомнила вдруг гнома. - Не от денег, случайно?
        - Клянусь, ни гроша у нее не взяла! - для убедительности эльфийка прижала руку к сердцу. - А пустой кошелек ей действительно был не нужен.
        - Почему пустой? - не понял Аллейн.
        - Наверное, у нее был неудачный день, - пожала плечами Гвен. - Зачем ей кошелек, в котором нет денег?
        - Когда-нибудь ты попадешься, - мрачно предсказала Мария. - Хорошее будет начало для будущих правителей Гармондейла, нечего сказать.
        - Я очень осторожно! - уверила наша воровка. - Зато теперь мы точно выиграем, я знаю, что делать...
        Глава двенадцатая
        Небольшой светящийся красным светом шарик врезался в крону дерева, росшего шагах в пятидесяти, и с треском разорвался. Пламя окутало ветви всего на мгновение и тут же пропало: нашим глазам предстал лишь обугленный ствол, над которым поднималось облако черного дыма. Да и на земле вокруг остался ровный круг из золы.
        Я смотрел на дело своих рук в легком потрясении. Да, приходилось раньше видеть, как Кэтрин или Соня зажигали свечи прикосновением, но свеча - это немного не то, что дерево. Тем более, что дерево превратил в головешку я сам. И... Мне магия такого разрушительного плана чрезвычайно понравилась. Пожалуй, я не отказался бы испепелить что-нибудь побольше.
        - Действует! Теперь мы это болото спалим до основания! - мысли Гвен текли в том же направлении.
        - Спалим! - с готовностью согласился я. - Пойдем! Ни одной стрекозы не останется!
        - А спалить все - это по-эльфийски? - Мария с сомнением покосилась на сгоревшее дерево.
        - Нет, - нахально улыбнулась Гвендолен. - Бессмысленное уничтожение природы - это не по-эльфийски. Но мы сейчас ведем боевые действия и без сопутствующего ущерба не обойтись!
        - Понятно, - гнома вложила в одно слово все свое недовольство. Чем она была недовольна: то ли не-эльфийским поведением эльфийки, то ли грядущим уничтожением болота - осталось неизвестно...
        По замыслу Гвен, мы должны были победить еще до вечера. Во-первых, пойти на болото, и, воспользовавшись преимуществом в вооружении, истребить всех стрекоз. Во-вторых, обыскать очищенное от насекомых болото и найти все, что там могло быть спрятано. В-третьих, собрать останки и сдать в алхимическую лавку за вознаграждение. В-четвертых, на вырученные деньги купить лютню и ракушку. В-пятых, если после этого у нас не будет полного списка трофеев, подумаем дальше...
        Испытание жезла мы проводили, отойдя от деревни подальше - на всякий случай. Так что до стрекозиного болота уже было рукой подать: только с холма спуститься. А идея быстрой победы пришлась по вкусу всем, кроме Марии. Всю дорогу она не стеснялась высказывать сомнения. Что мы перебьем всех стрекоз, что после этого на болоте останется что-то нужное, что местные вот так позволят нам бегать и жечь все вокруг... Но мы только отмахивались, торопясь выиграть.
        - Вот они, - объявил Аллейн, остановившись.
        Небольшой зеленый лужок перед нами заканчивался такой же маленькой рощицей из кривых деревьев. Болото, как нам объясняли, находилось именно там и на первый взгляд выглядело вполне безопасно. Только приглядевшись, мы заметили среди деревьев какое-то мелькание.
        - Ну что, стреляю? - я скинул капюшон (чтобы не мешал) и прицелился.
        - Может не... - начала Мария.
        Но я уже выстрелил. В рощице полыхнуло пламя.
        - Еще давай! - подбодрила Гвен. - Еще!
        Кому-кому, а мне очень даже хотелось 'еще'. Болотце словно накрыло артиллерийским залпом. Гигантские факелы вспыхивали по всей роще, оставляя черные промежутки.
        - Ага! - я самозабвенно палил в лесной массив, не жалея зарядов. - Вот так! Они нас еще узнают! - дальше последовали совсем уж нечленораздельные вопли.
        - О, Свет, что случается с людьми, когда к ним в руки попадают такие артефакты? - пробормотала Мария.
        - Они вылезают! - азартно крикнула эльфийка. - Бей!
        Из дымящейся рощи и в самом деле показалось нечто. Желто-зеленое, тонкое, извивающееся, с мелькающими блестящими крыльями. А затем еще одно такое же. Много таких же...
        - Стреляй!! - вдруг оглушил меня голос Марии, забывшей свои сомнения. - Они идут сюда!!
        Действительно, стрекозы почему-то не стали разлетаться и прятаться, как я ожидал, а целенаправленно двинулись к нам. И очень быстро.
        Я даже не испугался, должно быть, магическое оружие придавало уверенности. Просто продолжил палить. Часть огненных шаров улетела дальше к роще, часть подожгла луг, а парочка все же попала в летевшую стаю. Только вот летели стрекозы как-то странно, дергаясь туда-сюда, так что сбиты оказались только несколько штук.
        - Стреляй, стреляй!! Бежим!! - сменила тактику Гвен.
        * * *
        То что одежда фанатиков не очень приспособлена для бега, было понятно и раньше. Правда у нее оказалось и небольшое преимущество: отсутствие пуговиц и других застежек. Лишь благодаря этому я смог ее скинуть за несколько секунд. Плащ остался где-то на поле боя неподалеку от посоха и арбалета: личное оружие я положил на землю перед тем как начать обстрел, а потом уже стало не до того, чтобы подобрать. Зато жезл по-прежнему держал мертвой хваткой.
        К окраине деревни мы выбежали, преследуемые по пятам. Стрекот за спиной становился все громче: насекомые, как видно, решили идти до конца.
        Аллейн с Гвендолен, добежавшие первыми, одновременно дернули первую попавшуюся дверь. Безуспешно.
        - После шести вечера гильдия огня не работает, - сообщили изнутри, как раз когда до двери добрались я и Мария.
        - Стрекозы идут!! - предупреждение барабанящей в дверь Гвен услышала если не вся деревня, то половина точно. - Пустите!!
        - Какие стрекозы? - спросили за дверью. Но нам было уже не до того.
        Обернувшись, я увидел врага прямо перед собой. Она действительно напоминала обычную стрекозу, выросшую до полуметра, только почему-то держалась в воздухе вертикально и как-то по-змеиному покачивалась.
        Дальше все произошло одновременно.
        Стрекоза качнулась в мою сторону...
        - Не стреляй, сгорим! - крикнула Мария...
        'Только не стрелять!' - подумал я и махнул жезлом, как простой палкой.
        Насекомое, как мне показалось, с треском переломилось и отлетело куда-то в сторону. Но вместо одной рядом возникли еще три.
        Рядом хрустнуло что-то еще, за спиной заскрежетало...
        'Только не стрелять! - колотилось у меня в голове, пока я размахивал жезлом, как сумасшедший. - Это просто большие мухи!'
        Одна из стрекоз изловчилась и вцепилась мне в плечо! Ощущения были примерно теми же, как при укусе пчелы. Ей повезло меньше: металлический шар жезла угодил 'мухе' по голове.
        'Просто большие мухи!' - твердил я мысленно. Насекомых, кажется, были целые тучи... Все, сейчас нас сожрут, у самых дверей дома, только потому что какой-то болван не сообразил открыть дверь...
        - Скорее сюда! - крикнул кто-то сзади.
        Размахивая своим оружием, я ни на что не обращал внимания, и когда меня внезапно схватили за шиворот и дернули, попытался развернуться и ударить. К счастью, Аллейн успел увернуться.
        Всей компанией мы ввалились в дом, и дверь захлопнулась.
        - Зачем стрекоз дразнили? - осуждающе обратился к нам невысокий старичок, задвигая засов. Снаружи доносилось тихое постукивание - кажется, насекомые колотились в дощатые стены и дверь.
        Внутри Гильдии огня оказалось мрачновато: никаких окон, помещение освещалось лишь многочисленными факелами. Впрочем, пока снаружи вились хищные стрекозы, отсутствие окон могло только порадовать...
        - Живы, - Гвен с облегчением села на пол. - Думала, конец уже.
        - А все вы! - повернулась к ней запыхавшаяся гнома. - 'Спалим до основания!' Да?
        - Кто же знал...
        - А надо было знать!
        - Просто большие мухи, - повторил я вслух. Комната вдруг начала расплываться перед глазами. - Кажется, они ядовитые!
        Стены и потолок вздумали поменяться местами, и все вокруг почернело...
        Глава тринадцатая.
        Открыв глаза, я некоторое время с непониманием смотрел на белый потолок, сообразив только то, что где-то лежу. Потом повернул голову направо. На полке по соседству улыбался человеческий череп...
        Резко подскочив, я тут же развернулся и чуть не налетел на Гвендолен, сидящую рядом.
        - Проснулся, - удовлетворенно заметила она. - Наконец-то.
        - Для того череп и держим, - усмехнулась женщина, читавшая книгу в уголке. - Чтобы больные долго не залеживались. - Раз обращают внимание, значит уже выздоровели. С вас оплата в четырехкратном размере.
        - За что?!! - эльфийка подскочила не хуже меня.
        - За неудачную конструкцию тела. Никогда еще не видела, чтобы на человека яд стрекоз действовал так сильно. Пришлось потратить в четыре раза больше лекарств, так что все по-честному.
        - А что случилось? - приметив стоящий неподалеку стеллаж с какими-то пузырьками и развешанные связки чеснока, я сообразил, что угодил в дом местного лекаря.
        - Да вот, конструкция у тебя неудачная, слышишь, - пожала плечами Гвен, вкладывая в руку целительнице несколько монет. - Марию два раза покусали и ничего, сама доплелась. А тебя нести пришлось. Двадцать часов проспал потом!
        - Двадцать?! - я мельком подумал, что у жителей Энрота к яду стрекоз может быть иммунитет. Вроде бы их укусы должны были вызывать только слабость, но не длительный сон.
        - Ну да. Вечер, ночь и полдня. Давай собирайся, Аллейн твои вещи нашел, - эльфийка указала на лежащие рядом фиолетовый плащ, арбалет и посох. - И пойдем, нас Маркхэм уж заждался, наверное.
        - Почему заждался? - плащ был слегка порванным, как мне показалось, чьими-то зубами. Но другого под рукой не было.
        - Так мы выиграли, - пояснила эльфийка. - Аллейн с Марией уже у лорда ждут. Жаль за один день не управились. Из-за тебя между прочим...
        * * *
        - Ну вот, - рассказывала Гвен по пути. - Островная стража не даром свой хлеб ест. Они, оказывается, улицы патрулируют как раз на такой случай. Вот после того как мы заперлись в гильдии огня, а ты спать вздумал, стража подоспела и всех стрекоз перебила. Их всего штук двадцать оставалось, мы гораздо больше сожгли. Потом, пока ты исцелялся, мы со стражниками сходили на болото, там никого нет: всех стрекоз, что не сгорели, мы тогда выманили на себя. Они нам мертвых стрекоз разрешили забрать, но сказали, чтобы больше мы так не делали.
        - А на болоте нашли что-нибудь? - поинтересовался я.
        - Нет там ничего: болото, как болото! Ошиблась я, - признала Гвендолен. - Зато стрекоз продали, купили у местных торговцев ракушку, а у той подставной менестрели - лютню. Уж она разыграла целое представление! Умоляла нас не растапливать лютней камин, не бить ей никого и быть поосторожнее... Если бы я не знала, в чем дело, то поверила бы. А потом эта Айлисса сказала, как бы между прочим, что шляпа ждет нас в храме Луны! Все подстроено, конечно. Мы пошли в развалины храма: там пусто, три команды уже прошли и всех крыс передавили. Осмотрели помещения по очереди: в одном шляпа на видном месте лежит. Отломали от пола плитку. Мария из этих ягодок сделала зелье: два часа толкла в ступке, кипятила и еще там что-то делала, но все вышло как надо. Осталось достать только лук. И знаешь, куда мы пошли?..
        - Куда?
        - В пещеру дракона, - развела руками эльфийка. - Ну, то есть, это я предложила только заглянуть туда.
        - И заглянули?! - с недоверием взглянул я.
        - Заглянули, - довольно усмехнулась Гвен. - Просто драконы ночью тоже спят, да так что не так-то просто разбудить. А мы даже и вглубь пещеры не ходили, только прошли несколько шагов - а там лук дожидается!
        - А как же погибшие? - не понял я. Все выглядело слишком просто даже для соревнования с заранее определенным победителем.
        - Так они днем пошли! И наверное, полезли в самую глубину, вот и... А мы - ночью.
        - Постой, - заметил я еще одну странность. - Если они ушли в глубину, почему лук лежал в двух шагах от входа? Они ведь его должны были подобрать и забрать с собой?
        - Наверное, потому же, почему шляпа дожидалась в развалинах. А их тоже уже три раза обыскали. Кто-то подложил специально для нас. Да наверное, каждый раз новую шляпу подбрасывали для новой команды!
        - Понятно, - протянул я. - Значит, у нас уже все, что нужно?
        - Все, что нужно - уже у судьи, - поправила Гвендолен. - Утром отдали. Осталось только официальное вручение приза команде. Без тебя нельзя было. А разбудить эта лекарка не разрешила: сон полезен, сказала, и просыпаться надо естественным образом...
        * * *
        Через десять минут вся наша компания уже вновь стояла перед столом увлекшегося благотворительностью лорда.
        - Друзья мои! - торжественно начал Маркхэм. - Позвольте вас поздравить! Вы - победители нашего соревнования! В эти дни вы проявили мужество, ум, находчивость!
        Я мысленно нарисовал вокруг лорда телевизионный экран и тихо усмехнулся. Все-таки в нем погиб отличный ведущий телеигр.
        - Дерзость, умения, таланты! - разошелся лорд. - Все те качества, которые так пригодятся вам в будущем! Теперь вы - новые правители Гармондейла! Не захватывает дух от этой мысли?
        Никто не ответил, но это и не было нужно: благотворитель явно слушал только себя.
        - Вы и представить не можете, как приятно мне передавать вам эту собственность! - это Маркхэм произнес с такой радостью, что сомнений в его честности не осталось. - Все права, преимущества и, разумеется, обязанности правителей Гармондейла теперь принадлежат вам.
        - Просто подпишите здесь, - на стол лег документ. - И здесь...
        - Да! - объявил лорд, как только мы поставили подписи. - Ваше назначение состоялось. Уверен, этот день войдет в историю! Примите поздравления еще раз!!!
        Мы вежливо поблагодарили в ответ.
        - Все формальности завершены, думаю вам не терпится познакомится с вашими новыми владениями, - Маркхэм слегка успокоился. - Корабль, который должен доставить победителей в ближайший к Гармондейлу порт Эрафии, ждет у причала. На все время пути он в вашем полном распоряжении. По суше вам придется добираться уже самим. Но я уверен, это не составит вам труда. До встречи, друзья...
        Лорд сделал выжидательную паузу, которой мы тут же воспользовались, чтобы распрощаться и чуть ли не бегом покинуть гостеприимный дом...
        * * *
        Еще через час мы покидали и гостеприимный Изумрудный остров. Корабль в самом деле пребывал в полной готовности и ждал только нас. Другие пассажиры, по словам капитана, не были предусмотрены планом.
        - Прощальное путешествие Маркхэм устроил неплохое, - сообщила Гвен, когда мы собрались в корабельной столовой. - Несколько дней корабль в нашем полном распоряжении. Уже чувствую себя аристократкой!
        - Не торопись, - от входных дверей послышался знакомый голос.
        - Спасибо, что позаботились о моей лютне, - благодарно улыбнулась менестрель Айлисса. В следующий момент улыбка сменилась таким выражением лица, что всем стало не по себе. - А теперь расскажите, откуда у вас взялся магический жезл. Его не было в плане.
        Глава четырнадцатая
        Короткое письмо от Кэтрин, предъявленное Айлиссой, мы прочли в легкой растерянности. На все время пребывание на должности лордов королева передавала нас под руководство менестреля. Хотя теперь-то уже стало ясно, что никакая она не менестрель, раз королева поручает ей командование.
        - Так это вы, - протянул я. - Вы были агентом Кэтрин на острове. А мы думали, что Мальвик... Так он не от Кэтрин?
        - Откуда жезл? - повторила Айлисса.
        Перебивая друг друга, мы сообща пересказали разговор с Мальвиком, после чего по требованию Айлиссы предъявили и его 'подарок'.
        - Алакорнийский... Изготовлен из рога единорога... - менестрель задумчиво взвесила жезл на ладони. - Сколько зарядов осталось?
        Мы переглянулись.
        - Вроде бы пять. Или десять, - неуверенно ответила Гвен.
        - Около того, мы не успели сосчитать, - дополнила Мария.
        - Ладно, оставьте себе. Все равно его надолго не хватит, - Айлисса положила жезл на стол и присела рядом с нами. - Интересно, чье внимание вы привлекли... Но возможно, это к лучшему: теперь мы знаем, что кто-то еще интересуется Гармондейлом. Пока не волнуйтесь по этому поводу. Если снова встретите этого Мальвика или кого-то еще вроде него, ничего не предпринимать без моего ведома, я перееду в Гармондейл вскоре после вас.
        Мы хором пообещали, что без указаний Айлиссы никаких подозрительных личностей слушать не будем.
        - А почему на острове вы сразу не сказали, что нам делать? - поинтересовалась Гвен.
        - Потому что своей головой думать иногда надо, - мрачно отрезала менестрель. - Зачем вы полезли к стрекозам?
        - Мы думали, что на болоте что-то спрятано, - пояснил я. - Ну, и стрекозы. За них деньги дают.
        - В самом деле? Как, по-вашему, что-то можно было спрятать среди стрекозиной стаи?!
        - Но ведь шляпа... И лук...
        - Шляпу в развалинах, а лук у входа в пещеру спрятать не сложно. Но стрекозиное болото - место не подходящее, могли бы и догадаться. Мне и так после стрекоз пришлось вам намекнуть. Правда, лук вы нашли сами, - снизошла менестрель. - Вообще, все эти поиски - крайняя глупость. Но все задачи для участников придумал лично Маркхэм. Очень уж ему хотелось, чтобы состязание выглядело понеобычнее. Лук подбрасывала дважды: первый забрали погибшие участники. У них действительно хватило ума полезть вглубь пещеры днем - мы никак не ожидали, что будут жертвы, но дураки всегда выкинут что-нибудь неожиданное... Впрочем, все остальное предусмотрели. Лютню я не продала бы никому кроме вас: для остальных цена была еще выше. А больше на всем острове музыкальных инструментов не было.
        - А если бы у кого-то свистулька нашлась? - поинтересовалась Мария.
        - Судья бы сказал, что это не тот инструмент, который нужен: нужен настоящий музыкальный инструмент в хорошем состоянии. Старые шляпы тоже два раза приносили, - усмехнулась Айлисса. - Но оказались не те. Ведь правила определяли мы сами.
        - Итак, - продолжила менестрель. - Сейчас вы отправляетесь в Гармондейл. Прежде всего, забудьте, что вам говорил Маркхэм, и запомните другое: ваши права в Гармондейле существуют на бумаге, обязанности могут быть на деле. Документы на право владения покажете в местной ратуше. Замок ваш, хотя жить там вряд ли возможно. В авантюры на Спорных землях не ввязываться, если будут предложения - обращайтесь ко мне. В остальном можете делать все что угодно, не выходя за рамки законов. Я приеду в течение недели, до того постарайтесь произвести хорошее впечатление на местных жителей. То есть, не выставьте себя совсем уж полными дураками. Всем ясно?
        Мы опять хором пообещали, что будем стараться.
        - Вот и отлично. Кстати, на корабле меня нет и не было, так что глупых вопросов команде не задавать, - сообщила Айлисса, встав из-за стола, и скрылась за дверью.
        Гвен тут же вскочила следом, подбежала к двери и убедилась, что за ней никого нет.
        - Ушла, - подтвердила эльфийка. - И это ее Кэтрин над нами поставила?!
        - М-да... - Мария вздохнула. - Чувствую, нелегкая у нас в Гармондейле жизнь будет.
        - Могло быть и хуже, - утешил я. Меня в общем-то устраивало, что командовать, а значит и нести ответственность, будет кто-то другой.
        Аллейн только махнул рукой, должно быть, имея в виду: 'не за легкой жизнью пришли'.
        Кстати, Айлиссу действительно на корабле больше никто не видел. Подумав, куда она делась в открытом море, мы смогли найти только ответ: 'должно быть как-то куда-то телепортировала'.
        Отступление. Эофол. Лагерь эрафийцев
        В этих горах все было, как и везде в Эофоле. Безжизненная, покрытая пеплом земля с редкими островками чахлой растительности, облака, почти всегда скрывающие солнце, зарево от далеких извержений... Кригане своей магией могли пробуждать вулканы, хотя зачем им это надо, Кэтрин так и не поняла. Какой был смысл делать захваченные земли почти полностью безжизненными? Если в их владениях вымирают растения и животные, чем же питаются сами кригане? Может быть, разводят каких-то своих существ, которые приспособлены для жизни в вулканическом краю? Живут же нигонцы, не выходя из подземелий, где тоже не растет ничего, кроме грибов. По крайней мере, так говорят.
        Сами армии Антагарича уже давно бы начали испытывать недостаток пропитания, если бы не захваченные криганские города: в каждом из них были магические врата, связанные с несколькими соседними городами. Таким образом кригане обеспечивали быстрый сбор своих войск в нужном месте, однако теперь их техника обернулась против них самих. Так эрафийцам уже дважды удалось прорваться из взятого города прямо в центр другого и одержать легкую победу над неподготовленным к такому противником. После этого пришельцы стали закрывать пути, ведущие к потерянным городам, однако та часть врат, что уже была в руках энротцев, обеспечивала практически мгновенную связь, снабжение, доставку подкреплений из Эрафии и Авли... Правда, в устройстве этих порталов пока так и не удалось разобраться, как и во многом, что встречалось среди трофеев.
        Все стало бы проще, если бы удалось захватить пленных, но с этим возникли проблемы: все кригане, выглядевшие достаточно разумными, отличались также редкой злобностью и сдаваться в плен не желали, сражаясь до последнего. А вот низшие кригане, оставшись без руководства, сдавались частенько, только толку от них было мало.
        Сейчас Кэтрин и Роланд как раз наблюдали за допросом одного из таких - прилипалы, как этих мелких тварей прозвали за способность высасывать магическую силу противника и передавать ее своим командирам. Причинившие энротским магам немало неудобств, прилипалы в то же время понятия не имели, как это делают. Возможно, это даже происходило помимо их желания. По крайней мере, никакого вразумительного объяснения получить не удалось, да и вообще, хотя низшие кригане с радостью рассказывали все, что от них хотели, допрос их был сущим мучением.
        - Знаешь, как пройти через ущелье? - интересовался мечник.
        - Да, моя знать, - подтвердил прилипала и замолк.
        - Ну?
        - Что твоя хотеть? - с готовностью отозвался пленный.
        - Ты же сказал, что знаешь, как пройти через ущелье?!
        - Да, моя знать... А, так твоя тоже хотеть знать, как пройти? - уродливая морда прилипалы оживилась. - Что же твоя сразу не сказать?!
        - Да ты... - мечник оглянулся на королеву и сдержался. - Так как?! Как пройти через ущелье? - медленно произнес он.
        - Моей сказать идти. Моя идти долго мимо больших камней. Прямо. Потом повернуть. - старательно вспоминал прилипала. - Потом мою пинать, моя опять идти. Вниз, потом вверх. Потом моя приходить сюда.
        - Кажется, у нас больше будет потерь не в бою, а в разговоре с пленными, - усмехнулась Кэтрин, взглянув на лицо допрашивающего.
        Королевская чета двинулась дальше, обходя лагерь...
        - Лорды начали поговаривать, что войну пора заканчивать: Эофол повержен и не представляет опасности, - заметил Роланд. - Элдрих и Магнус тоже намекали на возвращение.
        - Думаю, мы сможем сдерживать их стремление какое-то время. Все равно все закончится в ближайшие месяц-два, - ответила Кэтрин. - Кригане сопротивляются отчаянно, но их положение безнадежно. На этот раз мы должны их добить окончательно, чтобы больше не волноваться.
        Роланд промолчал. Он был пока единственным в этом мире, кому Кэтрин рассказала о... О будущем. Будущем, в котором оказалось столько неожиданного, что король Энрота пока не был уверен, что верит во все это. Но Кэтрин верила, а мнению жены он привык доверять. К тому же, к чему скрывать, в стратегических планах она была талантливее. Вот и сейчас заглядывала куда-то очень далеко, гораздо дальше нынешней войны.
        - Для нас удобно продержать эльфов в Эофоле подольше, - продолжала королева. - Чем больше внимание Элдриха приковано к Эофолу, тем меньше он думает о Спорных Землях. А там сейчас просто подозрительно спокойно.
        - Думаешь, восстание в самом деле будет? - нахмурился Роланд.
        - Я не только думаю, я стараюсь, чтобы оно произошло, когда это нам надо, - шепнула Кэтрин. - Ведь если наш друг не ошибся и тут, то повстанцы найдут грааль.
        Что такое грааль, Роланд хорошо знал. Да все знали про грааль - легендарный и, наверное, самый могущественный из артефактов древности. За историю Энрота его искали многие, но до сих пор удача не улыбнулась никому.
        - И до того момента, - добавила жена Роланда. - Я намерена им всецело помогать.
        Часть третья. На Спорных Землях все спокойно
        Глава пятнадцатая
        То что средневековье на Энроте немного не такое, как положено, я давно сообразил. Но чтобы там существовал общественный транспорт!
        Однако дилижансы (по крайней мере, так здесь называли эти фургоны) между городами ходили. Не очень регулярно и не везде, да и стоил проезд дорого. Но столицы соседних государств и несколько других крупных городов имели такое сообщение, причем быстрое по местным меркам: от побережья Эрафии до Гармондейла мы добрались всего за неделю!
        Я сначала не поверил, пока не узнал, что причина такой скорости - порталы, разбросанные по континенту еще со Времени Чудес. Как их создали, никто до сих пор так и не смог разобраться, и все только разводили руками, привычно ссылаясь на тайны Древних. Телепортация сама по себе была широка известна, достаточно образованный маг мог перемещать на значительные расстояния как самого себя, так и других, в случае необходимости - даже целые армии. Но это считалась довольно сложной магией, требующей долгого обучения, а вот чтобы пользоваться порталами, не было необходимости в каком-то образовании вообще. Достаточно зайти в них - и человек или любой предмет мгновенно перемещался к другому такому же порталу. Путь это сокращало в несколько раз, единственный недостаток - порталов построили не так много. Столь коротким являлся только путь с юга на север континента, проходящий через столицы Бракады, Эрафии и Авли, с небольшим ответвлением в Таталию.
        Точнее, как я узнал, как раз столицы и многие другие города, в том числе и наш Гармондейл, были выстроены на этом удобном пути, существовавшем еще до их появления. Вздумай кто пересечь Эрафию с восточного побережья до западного, он потратил бы куда больше времени: порталы встречались и там, но на меньшие расстояния.
        Внешне порталы выглядели просто - каменная платформа, встреченная на дороге. Перемещение тоже происходило без особых эффектов: просто в какой-то момент вся местность вокруг становилась другой. И сколько я ни наблюдал за переходами, никогда не замечал ничего необычного.
        Спорные земли, несмотря на дурную репутацию, производили хорошие впечатление. Если города и села на юге Эрафии встречали нас строящимися зданиями или вовсе развалинами и пепелищами, а на дороге часто попадались военные отряды, то по мере удаления к северу таких следов войны становилось все меньше. Нет, на Спорных Землях дороги тоже патрулировались ополченцами, но вид у тех был до того безразличный, что спокойная жизнь в этих местах не вызывала сомнений. Гармондейл и вовсе выглядел совершенно мирным городком с большим количеством яблоневых садов и прочей зелени. А вокруг раскинулись живописные холмы и луга - по крайней мере, на счет красоты местности лорд Маркхэм не соврал.
        Нас любезно довезли до самой ратуши, где и высадили.
        - Произвести хорошее впечатление... - напомнила Гвен. - И не выставить себя дураками.
        - Едва ли получится - на нас уже косятся, - заметила Мария.
        Охрана у дверей и впрямь смотрела на нас с подозрением. И то сказать, компания наша со стороны могла показаться странной.
        - Они просто нас еще не знают, - эльфийка помахала стражникам рукой. - Как лордам положено вести себя?..
        - Уж точно не махать каждому встречному, - проворчала гнома.
        - Ну, если на Маркхэма посмотреть...
        - Маркхэм - мошенник.
        - Так и мы тоже. Не настоящие же мы лорды?
        - Точно! - согласился я. - А что самое главное для актеров, мошенников и всяких самозваных лордов?
        - Талант! - ответила Гвен.
        - Ум, - добавила Мария.
        - Вовремя сбежать! - подошел с практической стороны Аллейн.
        - Это все тоже, но главное... Побольше нахальства! - объявил я.
        - И только-то? Будет, - пообещала эльфийка. - Дайте мне документы. За мной!
        Уверенной походкой она взошла по ступеням ратуши, небрежно кивнула страже и распахнула двери.
        - Привет, мы - новые лорды Гармондейла, а также всех окрестных земель, - провозгласила Гвендолен, на ходу разворачивая договор на приобретение. - А где все?!
        Зал за дверьми, должно быть, использовался для собраний: длинный стол, за ним три высоких стула, старые щиты, развешанные по стенам, погасшие свечи в подсвечниках... И ни одной живой души.
        Впрочем, нет: внимательный взгляд выявил, что на скамейке в углу сидел человек, одетый в кожаные доспехи. При этом он читал книгу, так что все вместе создавало странное впечатление.
        - Если что-то надо уладить с городским советом, то, полагаю, все у себя дома, - заметил читатель, взглянув на нас с интересом. - Можно прийти прямо туда и обо всем договориться. Здесь собираются в редких случаях: война, стихийное бедствие... А если что-то несложное, то хватит и клерка Фредерика, то есть меня.
        - Запустили вас тут! - недовольно ответила Гвен. - Ничего, мы наведем порядок!
        - Да уж, наведите, - благосклонно согласился Фредерик. - А Гармондейл случаем не перешел под власть Авли или Крюлода?
        - Нет, власть теперь - это мы, - заверила эльфийка.
        - Вы, то есть, только вы четверо? Или вас кто-то назначил? - с сомнением уточнил клерк.
        - Мы выиграли титул в соревновании лорда Маркхэма, - с гордостью пояснила Гвендолен.
        - Проявив храбрость, умения, знания... - припомнила Мария.
        - А еще находчивость и дерзость, - добавил я.
        - И талант, - завершил Аллейн.
        - Вот свидетельство, - протянула документы Гвен.
        - Вот как, - заметил клерк, прочитав договор. Дольше всего он изучал мою подпись, в которой я все-таки поставил маленькую кляксу. - Лорд Маркхэм был хорошим правителем: практически ни во что не вмешивался. Если вы поступите так же, то, возможно, все будет в порядке.
        - Возможно? - заинтересовалась Мария.
        - Возможно. Все может случиться, - сочувственно сказал Фредерик.- Долго лорды у нас обычно не задерживаются: или уходят в отставку, или... Не доживают до нее.
        Мы переглянулись. Такие вести не наводили на хорошие мысли.
        - А нам говорили, что Гармондейл очень тихое и спокойное место... - припомнил я.
        - Это правда - улыбнулся клерк. - Спокойное для всех... Кроме лордов. Лорды в Гармондейле уже давно почти ничем не управляют: все текущие дела решает городской совет, налоги собирают эрафийские сборщики. Любой ваш приказ должен быть подтвержден письмом из Стэдвика. Сами понимаете, совету проще вести дела со столицей напрямую, и вы - лишнее звено в этой цепи. А вот в случае каких-то проблем виноваты будут не городской совет или королева, а вы.
        Я в очередной раз мысленно помянул Маркхэма недобрым словом.
        - К тому же Эрафия и Авли постоянно пытаются установить контроль над Спорными землями, а среди местных немало сторонников независимости. Городской совет остается в стороне от этих интриг, а вот вы можете оказаться вовлечены, - добил Фредерик. - Впрочем вы всегда можете отказаться...
        Мы поспешно заверили, что как-нибудь попробуем.
        - Тогда я прикажу страже объявить по городу о вашем прибытии, - пожал плечами клерк. Ему явно было все равно. - Советую остановиться в таверне, там обычно есть свободные места. Конечно, замок в вашем распоряжении, но вряд ли захотите там жить, когда увидите его.
        Отступление. Эофол, лагерь армии Бракады
        Гэвин Магнус окинул взглядом карту и машинально поправил косо воткнутую булавку. Порядок - это главное. Вот у него, к примеру, все в порядке и в государстве, и во внешности: седые волосы и борода расчесаны и уложены, костюм вычищен и выглажен. Война - не повод себя запускать! Жаль, даже не все короли это понимают.
        Несколько алых отметок на карте - последних криганских крепостей в местных горах - были со всех сторон окружены белыми, желтыми и зелеными.
        Желтые, под цвет грифона - обозначали войска Эрафии. Зеленые - понятно, принадлежали армии эльфов. Белые - для отрядов Бракады. Магнус и тут не упустил возможность показать, что главный по части светлой магии именно он.
        Кому же как не ему возглавлять борьбу против иномировой нечисти? А то королева Эрафии что-то слишком уж много брала на себя, по мнению Гэвина. К примеру, когда взяли эту странную живую крепость криганцев - колонию Зод - говорят, Кэтрин собственноручно снесла голову их королю Ксенофексу. А ведь в этой рогатой голове могло быть немало интересного, что Магнус не отказался бы узнать.
        Понятно, Кэтрин вышла из себя, увидев своего мужа в клетке, однако не следовало настолько давать волю чувствам... Если, конечно, все было именно так, и королева действительно избавила захватчика от головы без предварительных переговоров.
        Ведь это именно ее фанатики первыми обшарили взятую колонию и уничтожили парочку 'мерзких артефактов нечисти'. Мерзкие они или не мерзкие, но маги Бракады хотели бы на них взглянуть. А потом уж и уничтожить... Если понадобится.
        И вот теперь, когда три правителя должны собраться в этой палатке и принять план решающего наступления, Кэтрин опаздывала! Опаздывала уже на двадцать минут, Магнус знал это и без часов. А ведь он специально по этому случаю телепортировался из Бракады: обычно магистр предпочитал руководить борьбой из своей столицы, предоставляя верному полководцу Солмиру разбираться на месте действия.
        Джинн Солмир сейчас тоже находился здесь - естественно, если вспомнить, что для совещания Магнус занял именно его палатку.
        И король Авли Элдрих Парсон пришел вовремя. Теперь все втроем ждали только королеву Эрафии, которая где-то непростительно долго пропадала. Да что там у нее в лагере происходит?..
        - Прошу прощения за опоздание, - Кэтрин Айронфист вошла в палатку чуть ли не бегом.
        И... Магнус поморщился: от нее пахло гарью.
        'У костра с солдатами, что ли, сидела?' - подумал магистр магии света, чувствуя как растет его неприязнь к королеве. Все-таки в эрафийцах оставалось чересчур много от их предков-варваров, а проживший не один век Магнус прекрасно помнил, что возникла-то Эрафия на обломках 'королевства' варварского короля Тарнума. А Тарнум перед этим разрушил империю магов Бракадун, правившую всем континентом. Конечно, Кэтрин в этом не виновата, но... Что она делает?!
        А королева, приветливо поздоровавшись с Солмиром и официально - с Магнусом и Элдрихом, направилась прямо к карте.
        - Должна сообщить вам, что за последний час произошли изменения, - Кэтрин принялась передвигать значки на карте.
        - За час?! - король Бракады опешил от такой наглости.
        - Ифриты, охраняющие перевалы, перешли на нашу сторону, - задумчиво произнесла королева, передвинув пару желтых значков в глубину криганской территории. - Я говорила с их командирами.
        'Вот откуда запах гари...' - понял Магнус, но вслух поинтересовался:
        - А почему они сообщили об этом только вам? Солмир...
        - Ифриты не любят джиннов, - спокойно ответил Солмир. - Думаю, в этом все дело.
        - Да, они предпочли сдаться Эрафии, - подтвердила Айронфист. - Сейчас на всех трех заставах, охраняющих проходы, - эрафийские флаги. Прошу вас не вступать в бой с ифритами, они теперь воюют за нас.
        - Почему они предали Эофол? - с подозрением поинтересовался Элдрих. Хотя, в отличие от криган, ифриты являлись не пришельцами из других миров, а местными порождениями огня, они считались одними из лучших эофольских воинов. Именно ифриты защищали здесь все проходы через горы к последним вражеским оплотам, и ожидалось, что бой с ними будет нелегким, несмотря на численный перевес.
        - Потому что Эофола больше не существует. Огненные ребята не имеют никакого желания погибать вместе со своими союзниками. Тем более, что им для жизни вполне достаточно вулканических областей, где больше никто жить не может.
        - Где они будут жить, мы сможем решить позже, - заметил Бессмертный король, опять чувствуя недовольство. Королева Эрафии снова решала такие важные вопросы в обход своих союзников!
        - Армии Бракады и Авли тоже должны выступить, пока кригане не узнали о происходящем и не перебросили подкрепления, - объявил тем временем Солмир.
        - Да, разумеется, - Гэвин кивнул с глубокомысленным видом. Стратегию и тактику он всегда оставлял на усмотрение своего советника. - Займись этим. Мы наступаем.
        Одна булавка, сдвинутая рукой Кэтрин, опять покосилась. Чувствуя недовольство, Магнус слегка поправил ее, не обратив внимания на быстрый взгляд королевы. Король Бракады терпеть не мог какого-либо беспорядка...
        Бессмертный король не знал, что в будущем ему суждено сойти с ума, и что Кэтрин во время встреч внимательно наблюдает, ища возможные признаки безумия. Не знал он и того, что сразу после встречи с ифритами Кэтрин послала одного из своих магов с письмом в Спорные Земли, где давно готовилось восстание. И уж точно он понятия не имел, куда королева отправила своего верного помощника - полуэльфа Гелу.
        Точнее, он знал, что эрафийский полуэльф уплыл в Нигон. Но вот куда именно и зачем, он просто не мог представить.
        Нигон. Таверна 'Ржавая кружка'
        Не все подданные Нигона жили в подземельях. На побережье острова располагались несколько портовых городов, построенных еще в незапамятные времена. Через них правители подземелий могли вести хоть какую-то торговлю с внешним миром, а порой - отправлять завоевательные экспедиции.
        А еще эти города давно стали пристанищем пиратов, с которыми нигонцы не только не пытались бороться, но напротив, всячески их поощряли: ведь те, как правило, грабили корабли чужих торговцев, затем пропивая награбленное в тавернах того же Нигона.
        Торговцы, да... Но вряд ли кто-то из 'людей моря' решился бы даже близко подойти к трем кораблям военного флота Эрафии, вошедшим в порт сегодня. Да и не нашлось сегодня в городе никого из известных пиратских капитанов: эрафийцы точно рассчитали время.
        Хотя найденыш Гелу был приемным сыном генерала Моргана Кэндала и подданным Эрафии, но за свою жизнь он успел пройти обучение не только там, но и в Лесной Страже Авли. Полуэльфу довелось сражаться с некромантами Дейи во времена тайного правления Сандро, с нигонцами и криганами в войне Восстановления...
        Но его нынешнее задание стало самым удивительным из всех. Кэтрин приказала явиться в нигонскую таверну 'Ржавая кружка' и увезти девочку Тауни - дочь местной посудомойки. Портреты прилагались. Действовать по обстоятельствам, только избегая ненужных жертв и разрушений.
        На вопросы о причинах такой странной операции королева туманно намекнула, что кто-то может предвидеть будущее, в котором Тауни что-то будет значить... Лет через пятнадцать.
        Гелу предпочел поверить. Впрочем, даже если бы Кэтрин безо всяких далеко идущих планов просто привязалась к незнакомому ребенку, он поступил бы также.
        Хотя, просидев в 'Ржавой кружке' пару часов, полуэльф признался самому себе, что забрал бы девочку и безо всяких приказов. Гелу не знал, принято ли в Нигоне так обращаться со всеми детьми или только мать Тауни этим отличается, но ребенку здесь явно жилось невесело. Кажется, недавно в таверне кого-то зарезали, и черноволосая девочка лет восьми, одетая в старые лохмотья с чужого плеча, полчаса ползала с тряпкой по полу, смывая кровь. По словам местных, которых удалось разговорить, такое тут бывает чуть ли не каждый день.
        Потом Тауни разносила посетителям заказы, а ее мать, как заметил Гелу, предпочитала проводить время, веселясь в шумной компании за одним из столов.
        'Избегать ненужных жертв и разрушений, - полуэльф кивнул эрафийским солдатам, тихо сидевшим за столом, и пошел к матери Тауни. - Эту таверну мы спалим до основания только в крайнем случае. А жаль.'
        * * *
        Бегая по таверне, Тауни все время исподтишка посматривала на возглавляемую полуэльфом компанию. Бледный, красноволосый, с татуировкой на щеке, хотя татуировками в этой таверне никого не удивишь... Явный полуэльф.
        То есть, она в жизни не видела ни полуэльфов, ни даже обычных эльфов, но кто-то из посетителей определил, что это именно полуэльф. И что он с друзьями приплыл из Эрафии... Эрафия - это, кажется, страна где-то по-другую сторону моря, и там совсем не любят нигонцев и пиратов? Интересно, зачем тогда они сюда приплыли?
        Эрафийцы с полуэльфом, в отличие от всех прочих, вели себя тихо, пили мало, зато внимательно смотрели по сторонам. По крайней мере, они не доставляли Тауни неприятностей...
        Девочка очень удивилась, увидев, как полуэльф вдруг подошел к ее матери, что-то шепнул ей на ухо, и та вздрогнула. А затем они вдвоем ушли в ее комнату.
        Минут через десять оба появились вновь, причем если полуэльф выглядел мрачным, мать Тауни казалась на редкость довольной. Так она порой выглядела после того, как подсовывала кому-то из посетителей почти тухлое мясо на ужин, а тот не замечал.
        'Наверное, она его тоже обманула, - подумала девочка. - А он недоволен.'
        * * *
        Тауни ошибалась. Гелу остался вполне доволен удачным исходом затеи. Хмурился он оттого, что мать Тауни оказалась еще хуже, чем он думал. Несмотря на все, полуэльф ожидал, что посудомойка откажется отдать дочь и, может быть, придется применить силу.
        А мать оказалась совершенно не против избавиться от девочки, и зачем та нужна Гелу, ее тоже не интересовало. Она просто объявила цену из расчета: вдвое больше, чем получит от отца Тауни в ближайшие семь лет - удержать дочь при себе дольше она все равно не рассчитывала.
        Полуэльф от такого подхода слегка опешил, но не согласился. Кэтрин выделила определенную сумму именно на этот случай, но та была чуть меньше, чем требовалось. Не желая торговаться за ребенка, Гелу просто предложил все, что с собой было, а в случае несогласия пригрозил рассказать пирату Черному Балфору, что Тауни на самом деле не его дочь, а дочь его телохранителя Обы.
        Скорее всего Балфору было бы наплевать. Он ведь и не думал присылать самозваной дочке деньги, на самом деле от его имени этим занимался все тот же Оба. Но мать Тауни об этом не знала, и угроза сработала. Проклиная чей-то болтливый язык, посудомойка согласилась. К тому же цена все равно вышла гораздо больше, чем она рассчитывала получить, торгуясь для вида.
        * * *
        На глазах Тауни мать с полуэльфом подошли к компании эрафийцев, которые вручили женщине какой-то сундучок. Мать приоткрыла крышку, чтобы заглянуть туда, и снова захлопнула. А затем махнула рукой девочке, подзывая подойти.
        - Ты поедешь в Эрафию с этим полуэльфом, - объявила она.
        - На корабле? - от неожиданности этот вопрос оказался первым, который пришел Тауни в голову.
        - Да, - приветливо улыбнулся полуэльф. - На корабле. Меня зовут Гелу. Мы отправимся прямо сейчас, так что собирай вещи.
        - А у меня нет вещей, - растерялась Тауни.
        - Тогда умойся, - нашелся Гелу. - На корабле должен быть порядок.
        - Хорошо, - кивнула девочка, и неуверенно посмотрела на мать.
        - Прощай, - бросила та и пошла в свою комнату с сундучком в руках.
        Такой ее Тауни и запомнила.
        Глава шестнадцатая
        Из 'Истории замка Гармондейл'
        Видимо, восстание на Спорных землях готовилось давно, и прибытие в Гармондейл новых лордов только подтолкнуло события. Хотя можно осудить местных жителей за вспышку недовольства, все же мало кому может понравиться, когда их земли выигрывают словно приз в некоем соревновании безвестные искатели приключений.
        Весьма вероятно, что карьера лордов закончилась бы уже на второй день правления, если бы не случай...
        Венделл Твид. Придворный историк
        Стараниями Фредерика спустя час после нашего приезда весь город знал, что теперь у него не один лорд, а целых четверо, и все разные. Чтобы не показывать документы о приобретении титула каждому встречному, клерк поступил просто: оторвал от работы пару стражников и временно приставил к нам. По его замыслу те должны были сообщать всем встречным, что лорды - это именно наша компания, а не кто-то еще. За день нас запомнят, и все будет в порядке.
        В целом так, наверное, и вышло, хотя провожатые делали объявления такими скучающими голосами, а горожане так часто повторяли 'Опять?..', что впечатление от первого знакомства осталось не лучшее. Причем ни те, ни другие даже не старались сделать вид, что им интересно. Лишь раз до моего слуха донеслось: 'Докатились, гоблинов уже назначают!' Это было единственное проявление эмоций.
        В свой замок мы все-таки заглянули...
        Предупреждения вовсе не были пустым звуком: запустение виднелось во всем, начиная с оторванных ворот (одну створку вообще унесли неизвестно куда!) и кончая коридорами, заполненными камнями и кучами мусора.
        Складывалось впечатление, что кто-то нарочно крушил все, причем не снаружи, что еще можно понять, а изнутри. Проломив стены в нескольких местах, а у входа в бывший тронный зал и вовсе обрушив потолок, этот кто-то не удовлетворился достигнутым и полностью снес все лестницы на второй этаж. Смысл таких разрушений остался для нас тайной. Правда, Гвен припомнила, что, вроде бы, сто пятьдесят лет назад замок заняли некроманты и вели какие-то раскопки, но что искали и почему таким странным образом, никто не знал.
        Так что сделали замок непригодным для жизни еще некроманты, а вот дополнительно разукрасили картину развалин уже местные жители, выбрасывавшие сюда все ненужное. По крайней мере, некоторые кучи мусора выглядели довольно свежими, если можно так сказать про мусор. Ну и крысы, которые раньше тут жили, похоже, помогли.
        Почему 'жили раньше'? Дело в том, что живых крыс мы не увидели, зато дохлые обнаружились десятками, и все они тоже были 'свежими'. Как мы решили, несколько дней назад по замку прошелся еще кто-то с неплохим отравляющим заклинанием. Однако уборку неизвестные друзья оставили на нашу совесть... Впрочем, желания убираться в нашем замке ни у кого так и не возникло.
        Конечно, переночевали мы в местной таверне 'За счет заведения', как нам и советовали (несмотря на название, платить пришлось). Как ни странно, именно таверна и сыграла главную роль в событиях следующего утра...
        * * *
        - И еще три тысячи за стены правого крыла, итого... - бормотала Мария, покрывая листок пергамента цифрами.
        - Надо сыграть в 'аркомаг', - гнула свое Гвен. - Найдем какого-нибудь богатого дурака и обыграем!
        - Или он нас найдет и обыграет... - к азартным играм я относился резко отрицательно. А Гвен никак не могла согласиться сидеть и ждать, пока Айлисса придет и скажет, что делать. Прежде чем додуматься до игры на деньги, она уже предложила продать замок нескольким покупателям сразу, а потом додумалась до идеи устроить в пику Маркхэму свой собственный турнир, с обязательной оплатой участия. И сделать так, чтобы никто не выиграл.
        Мария, в комнате которой мы и собрались, тем временем развлекалась расчетом стоимости ремонта замка. Выходило много...
        - Вы ему намекнете, что эльфийка совсем не умеет играть в карты...
        - И еще пятьсот пятьдесят за вывоз мусора, - с удовольствием отметила гнома. - Что там за шум на улице?
        Снаружи в самом деле слышались какие-то крики, преимущественно 'Долой!' И они приближались.
        - Долой Айронфистов! Долой Эрафию! - завопили несколько голосов.
        Переглянувшись, мы бросились к окну: толпа десятка в три, наполовину состоявшая из людей, наполовину из эльфов, как раз подходила к таверне. Мне сразу припомнилось восстание на Спорных землях, подавленное совместными действиям Эрафии и Авли. Вроде бы, оно началось под конец Восстановительной войны. То есть - сейчас?!
        - Говорят, лет триста назад одного эрафийского лорда гармондейлцы растерзали прямо на улице... Потом правда восстание подавили, но ему уже было все равно, - сообщившая это Гвен тут же получила тычок локтем от Марии.
        - Пока они кричат 'долой Айронфистов', а не... нас. Корак, а где этот огненный жезл?
        - У меня в комнате, - я тихо надеялся, что толпа пройдет мимо, но восставшие, если это были они, остановились прямо у входа, продолжая шуметь. - Сейчас сбегаю.
        - Не используй его в помещении! Это просто на всякий случай, - крикнула мне вслед гнома. - И вообще, лучше отдай мне!
        Едва я успел вернуться вместе с жезлом, как в дверь постучали.
        - Лорды, к вам пришли, - сообщил владелец 'За счет заведения'. - Граждане свободного Гармондейла хотят узнать на чьей вы стороне.
        Затем, понизив голос, он добавил:
        - Если вы за свободный Гармондейл, то с вами ничего не случится, по крайней мере, до возвращения королевы Кэтрин, а там - как повезет. А если вы за королеву Кэтрин, то я ни за что отвечаю прямо сейчас. Они сами не знают толком, чего хотят.
        И тавернщик удалился, всем своим видом показывая, что политические проблемы его не касаются.
        - Мы за свободный Гармондейл? - поинтересовалась Гвендолен, прислушиваясь к шуму снаружи.
        - Да, - быстро согласился я.
        - Нет, - одновременно возразила Мария. - Если нас запишут в главные бунтовщики, плакали наши титулы. Кэтрин не сможет позволить нам тут остаться, даже если захочет.
        - Вот ты им это и скажи! Одного такого уже растерзали!
        'Восстание, начавшееся в таверне. Странно... - вертелось у меня в голове. - Хотя вроде бы, случаи в истории не так уж редки... Таверна... Сами не знают, чего хотят. Таверна.'
        - Стойте! - совершенно внезапно я вдруг понял, что можно сделать. - У меня идея!
        * * *
        'Только бы получилось, - думал я, накинув плащ и взяв посох. - Спокойно, спокойно...'
        Впрочем, чуть-чуть спокойствия добавлял и спрятанный под плащом алакорнийский жезл, который Мария так и не забрала. Я, конечно, сильно сомневался, что смогу выпустить огненные шары по людям, однако с ним все же стало спокойнее.
        Идея моя была неожиданной, странной, но казалась мне хорошим выходом. Если только сработает. Впрочем, в случае провала мы всегда сможем примкнуть к восстанию. Это нарушит планы Кэтрин, но может быть, она сможет что-то придумать? Или нет?
        Ладно, сейчас не до этого.
        - Главное, подыграйте мне, - шепнул я, когда мы выходили на крыльцо таверны.
        'Ну люди, ну эльфы, всего ничего. Справлюсь.'
        - Мы, как лорды Гармондейла, - объявил я, повернувшись к восставшим. - Никак не выступаем против, а напротив, поддерживаем право на самоопределение. Полагаю, необходимо написать воззвание с перечислением прав и вольностей свободной земли... - я зачем-то обвел рукой улицу. В плаще это вышло на удивление эффектно. - ...Заверенной всенародным собранием...
        Толпа слегка притихла и я, обрадовавшись, повысил голос.
        - ...Представителей, полностью обладающих необходимыми полномочиями ведения деятельности, направленной на избежание политических сомнений...
        Я сам уже почувствовал, что несу чушь, но до остальных это, к счастью, пока не дошло. Гармондейлцы внимательно слушали.
        - ...Которые могут возникнуть, вне сомнений, в случае неиспользования соответствующих предмету явлений политического толка.
        'Пожалуй, пора заканчивать, - мелькнула мысль. - А то, если эти ребята совсем запутаются, могут решить проблему и радикально.'
        - Все полномочные представители здесь? - неожиданно завершил я.
        Толпа зашевелилась, переглядываясь. Кто-то сказал, что, вроде бы, все. Однако тут же послышались возражения, что нет, кого-то не хватает. Кого именно восставшие считали полномочными представителями, для меня самого осталось тайной. Возможно, и для них тоже.
        Не дожидаясь, пока разберутся, я повернулся к Гвен.
        - Разве их не должно быть пятьдесят на дюжину?
        'Что за идиотизм? Неужели на это кто-то купится?! Но пока, кажется, согласны?'
        - Ровно столько, - подтвердила Гвен, глядя на меня круглыми глазами.
        - Значит, не хватает еще пятнадцати, - заключил я. - Во избежание эксцессов предметного толка. Вы же найдете еще пятнадцать человек... Или эльфов, чтобы решение обрело силу?
        - Найдем... - неуверенно протянул кто-то.
        - Вот и отлично, подписывать будем в таверне. Всем вина за счет лордов! - погромче обратился я к тавернщику. - И перо и чернильницу!
        В этот самый момент я вдруг испугался... Что гражданская сознательность возьмет верх, и никто не станет отмечать обретение независимости. В этом случае, 'план' ждал бы крах. Напрасно, как выяснилось, боялся: никто не посчитал, что бесплатная выпивка как-то мешает сознательности!
        'Восставшие' с радостными возгласами "Да здравствует свобода!" двинулись в таверну.
        - Делайте, что хотите, но споите всех, - шепнул я Гвен и Аллейну, провожая гостей широким взмахом руки. - Ничего не подписывайте, тяните время, пока все не потеряют возможность удержать перо! Мария, узнай, что вообще в городе происходит? Если есть другие... повстанцы, зови их сюда.
        Мария посмотрела с сомнением, но пошла на разведку.
        - Надеюсь, они не пропьют все наши деньги, - заметила она напоследок. - И все деньги Кэтрин, если взбунтуется весь город.
        Я осторожно вытер со лба пот: удалось.
        - И что это было? - тихо спросил знакомый голос.
        Небрежно прислонившись к стенке, рядом стояла менестрель, возникшая словно из ниоткуда.
        - План, - смущенно ответил я. - Привет.
        - Я как раз зашла снять комнату, - мило улыбнулась Айлисса. - За мной. Расскажешь про... план. И сделай вид, что ты идешь не за мной, а рядом.
        Отступление. Таверна 'За счет заведения'
        Восстания, бунты и прочие беспорядки на Спорных землях всегда мешают торговле. Такое уж у них свойство, а торговцам и хозяевам таверн всегда лучше, когда вокруг порядок, а кто уж правит: Кэтрин, Элдрих или четыре лорда разом, не так важно.
        Впрочем, для сегодняшнего 'восстания' тавернщик готов бы сделать исключение. Такой метод борьбы за свободу пришелся ему по вкусу. Хотя эльфийка с гоблином и заказывали самое дешевое вино, но много. И цифры в будущем счете все росли...
        'А Корак - гений! - довольно думала Гвендолен, наливая себе в четвертый раз. - Так придумать: и все довольны... За свободу мы уже пили, за независимый Гармондейл пили, за свержение тиранов - тоже... Ладно, можно по второму кругу...'
        - За свободу! Что, уже было?.. Ну за свободу можно и два раза выпить? И три... Кто-то не хочет пить за свободу?..
        Все присутствующие выразили согласие.
        - А теперь в третий раз за свободу! - на глаза эльфийке попалась чернильница. Та самая, с помощью которой надо было подписывать что-то. То есть, как раз не надо было.
        'Тянуть время, ничего не подписывать, - осененная вдохновением Гвен схватила чернильницу и поспешно вылила в стакан, затем долив вина. - Вот так! Я тоже гений!'
        - Ты мне друг? - поинтересовалась Гвендолен, ухватившись за плечо какого-то эльфа. - Прав-вильно... Мы же, эльфы - высок... Высокомерные!
        Она хихикнула.
        - Вот. Корак так говорит... - Гвен зашептала страшным шепотом. - А я его вот этими руками из могилы выкапывала... А он...
        - Так он, что...
        - Ага... Он такой... Передай во-он тому, - леди Гармондейла сунула соседу стакан с подозрительно черным вином и ткнула пальцем куда-то на соседний стол.
        'Кто заказал такое дешевое вино?.. Ах да, я. Чем дешевле, тем быстрее всех можно споить, так кажется...'
        - Да, нам надо выпить за свободу... Пятый раз...
        За соседним столом кто-то чуть не захлебнулся вином с чернилами...
        * * *
        - И что вы тут устроили? - Айлисса устроилась у окна с самым менестрельским видом и принялась медленно перебирать струны своей новой лютни. - Почему вся таверна празднует свободу?
        - Это не мы... - я рассказал о произошедшем за это утро и про свою идею. На мой взгляд, все получалось: по крайней мере, все и думать забыли о восстании. До нас и здесь доносились крики празднующих.
        - С чего бы это они, интересно, - менестрель задумалась. - Странно. Уж в Гармондейле-то никаких восстаний не готовилось...
        - А в других местах что, готовилось? - не понял я.
        - Еще как. Вообще-то, этой ночью взбунтовались сразу несколько городов. Но они давно уже собирались это сделать. А вот здесь ничего не ожидалось, я едва узнала - тут же пришлось прибыть. Непонятно, с чего они вдруг. Вы ничего еще вчера не натворили?
        - Да мы только приехали! Осмотрели замок, потом устроились тут ночевать - и все!
        - Понятно. И что вы собираетесь делать с восставшими потом?
        - Еще не знаю, - пришлось сознаться. - Ну... Главное - привести их в такое состояние, чтобы они были неспособны бунтовать. А там уж... Может, проспятся и передумают.
        Из общего зала донесся какой-то грохот и звон.
        - Стол перевернули, - безмятежно заметила Айлисса. - Похоже, насчет сна ты поспешил. Пойдем, разберемся. Посох не забудь - оружие угнетенных.
        * * *
        Кто с кем дерется, я сначала и не понял: казалось, что все со всеми, без разбора. И вовсе не по каким-то правилам. Заполнившие таверну люди и эльфы просто колотили друг друга, чем попало. Оружия, к счастью, не было ни у кого. Почти ни у кого...
        Гвен, которую я обнаружил в соседнем углу, вовсю размахивала кинжалом. Правда, на фоне ее противника, помахивающего скамейкой, это не обнадеживало. Кстати, оба подозрительно пошатывались.
        - Веселье в разгаре, - насмешливо заметила Айлисса. - Я бы поставила на скамейку. Давай, выручай подругу.
        - А ты?! - такой подставы я не ожидал. Все же Айлисса, как мне казалось, неплохо владела магией. Иначе как она могла появляться где угодно в нужный момент?
        - А я - скромный менестрель, который воспоет твои подвиги. Ладно, на первый раз помогу.
        И менестрель прошептала заклинание, которое я сразу вспомнил. 'Благословение'.
        Знакомое ощущение света в голове прояснило происходящее вокруг. Действительно, все не так сложно...
        Между мной и Гвен был только одно препятствие - то самое, со скамейкой. И понятно, даже под заклинанием и вооруженный посохом я не собирался начинать честный поединок. Поэтому просто подошел сзади и со всего размаху обрушил посох на спину врага.
        Кажется, ему попало и по голове. Что-то хрустнуло, и в первый момент я испугался, что перестарался, но это бы всего лишь сломанный посох.
        'Вот тебе и оружие угнетенных', - успел я подумать, пока противник падал на пол.
        - Герой-спаситель! - обрадованно завопила эльфийка, не забыв напоследок пнуть поверженного врага.
        Затем начались настоящие проблемы: Гвен не придумала ничего лучшего, чем повиснуть у меня на шее, пояснив, что, кажется, разучилась ходить. Причины этого были понятны, но оставить ее рядом с дерущимися я не мог, поэтому, старательно обходя дерущиеся пары и группы, потащил ее к выходу под насмешливым взглядом Айлиссы. Менестреля все это, похоже, хорошо развлекало.
        - Волшебство... Магия... Эльфы, гномы... - ворчал я. - А все сводится к драке в кабаке!
        - Я выпила... Вы-пол-ни-ла свой долг, - пояснила Гвен, неуклюже перебирая заплетающимися ногами. - Ты сказал...
        - Я сказал напоить их, а не самим напиваться!
        - Кто тут... Напился?! - искренне удивилась эльфийка.
        - Почему драка началась?
        - А... - Гвендолен захихикала. - Это я! Подлила чернил в вино одному... Человеку. А он сказал... Что эльфийское вино ни... Куда негодное. Я его бутылкой по голове. Он мне не понравился. Ну и... Как-то вдруг... Все тоже начали.
        - Замечательно, - мы вышли на свежий воздух, и теперь я старался прислонить Гвен к стене и оторвать от себя. - Терпеть не могу пьяных эльфиек!
        - Да ла-адно, не злись, - на нее вдруг снизошло умиротворение. - Хочешь, я тебя поцелую?
        В другое время такое предложение показалось бы заманчивым, но сейчас я только поморщился.
        - Давай, когда протрезвеешь? А пока держи стену, а то упадет.
        Двери таверны распахнулись и наружу вылетела пара участников праздника. Вылетела так, словно им хорошо придали ускорение. Один вскочил и тут же с проклятиями двинулся обратно, а вот второй предпочел отдохнуть, не сходя с места, куда упал.
        Следующей не спеша вышла Айлисса.
        - Вам лучше свернуть за угол, - посоветовала она. - Там эльфы берут верх над людьми, и праздник вот-вот переместится на улицу.
        Вздохнув, я вновь принялся за неблагодарное дело: помощь в передвижении жертвам алкоголя.
        Кстати сказать, к вечеру у Гвен начисто отшибло память обо всем произошедшем...
        Глава семнадцатая
        Третий день нашего 'правления' в Гармондейле прошел в тишине. Продолжать восстание никто не думал, и вообще никто, кажется, не понимал, что происходит.
        Вчерашние события тоже оставались неясными. Как оказалось, всеобщего восстания не произошло вообще. Просто, когда в город дошли слухи о восстании где-то по-соседству, некоторые решили поддержать, вспомнили про новых лордов и... Но подавляющее большинство населения ни во что не вмешивалось, предпочитая выждать, пока все не закончится. Как в Гармондейле вообще узнали новости о восстании на Спорных Землях, которое и началось-то за несколько часов до этого, никто не мог толком объяснить. Якобы, кто-то кому-то сказал.
        К тому же дурную шутку с восставшими сыграл смешанный состав населения. Как стало ясно еще вчера, драка в таверне оказалась отнюдь не такой хаотичной, как мне сперва подумалось. На самом деле, дрались люди с эльфами, именно по расовому признаку. Действительно спровоцировала все Гвендолен, начав драку с кем-то из человеческой половины. Дальше кто-то вступился за пострадавшего, кто-то - за Гвен, кто-то что-то сказал про эльфов, 'продавшихся Элдриху', эльфы что-то помянули про людей, 'прислуживающих Кэтрин', и пошло...
        В таверне сила оказалась на стороне эльфов, а люди отступили, чтобы затем собрать подмогу. До вечера те и другие увлеченно гонялись друг за другом по улицам, забыв и о Кэтрин, и о восстании, и, к счастью, о нас. Но в целом ущерб для города ограничился полсотней хорошо побитых с той и с другой стороны, да выбитыми окнами в нескольких домах.
        Сегодня же все притихли, новых драк не начиналось, про Эрафию и Кэтрин молчали. Зато нам в 'За счет заведения' вдруг пришло несколько писем.
        - 'Просим лордов истребить племя троглодитов, самовольно вселившихся в пещеры неподалеку от города', - вслух зачитала Мария одно письмо. - 'В силу того, что подземные троглодиты представляют опасность для всех вокруг.' Они что, думают, мы - армия? Или герои непобедимые?
        Гвен со стоном схватилась за голову. После вчерашнего 'исполнения долга' наступил закономерный результат. Аллейн такими проблемами не страдал, но внешне выглядел куда хуже, покрывшись черными синяками: ему в той драке сильно досталось. Впрочем, кто-кто, а гоблин от этого не страдал, считая, что мы совсем неплохо повеселились. Почти как в Крюлоде.
        - 'Доводим до сведения лордов об участившихся случаях кражи чужого имущества...'
        - Это не я, - поспешно ответила Гвендолен. - Когда бы успела?
        Автор третьего письма расписывал выгоды, которые принесет Гармондейлу и окрестностям торговля ценными породами дерева. И в итоге попросил денег на постройку лесопилок.
        - Мошенник, наверняка, - прокомментировала Гвендолен. - Тот, с троглодитами - хотя бы честный болван. Думает, мы и впрямь можем их истребить.
        - А троглодиты все под землей живут? - поинтересовался я.
        - Как будто. Они не любят выходить на поверхность, - согласилась Мария.
        - Тогда может, сложить у входа в пещеру большой костер, чтобы весь выход перегородил, поджечь - они все в дыму и задохнутся...
        - А вот этого не надо, - Айлисса появилась столь внезапно, что я вздрогнул. - Я предупреждала насчет авантюр? Не стоит народ пугать такими шутками, и так ходят слухи, что ты некромант.
        - Я?!!
        - Действительно, с чего бы это... А просто кое-кто во время вчерашнего что-то наговорил про могилы и саркофаги, - менестрель взглянула на эльфийку, однако та выглядела удивленной не меньше остальных. Потеря памяти имеет свои преимущества. - Вот слух и пошел.
        - А... в Гармондейле не любят некромантов? - на всякий случай спросил я.
        - Их нигде не любят. Кроме Дейи, конечно. Впрочем, Кэтрин кажется, что кто-то тут специально мутит воду. Вам на некоторое время надо уехать, пока не разберемся.
        - Как уехать?! - возмутилась Гвендолен. - Мы только два дня назад приехали!
        - Планы изменились, - непреклонно ответила Айлисса. - Слушайте внимательно. Сейчас вы пойдете в ратушу и сообщите, что должны на две недели покинуть город. В связи с государственными делами. Затем купите оружие получше, вас ждет встреча с одной коронованной особой. Вот деньги, - менестрель достала из дорожной сумки немаленький кошелек. - Вы отправляетесь в Таталию.
        - Почему в Таталию? - обреченно поинтересовалась Гвен. Остальные подавленно молчали.
        - Охотиться на вампиров, разумеется, - не моргнув глазом ответила Айлисса.
        Отступление. Таталия, город Приливная вода, дворец короля Траллоска
        Мрачный как туча, король Таталии Траллоск читал последние доклады о положении в стране. Доклады настроению соответствовали: всюду проблемы, всем нужна помощь... Кто бы помог ему самому?..
        Траллоск не раз уже проклял тот день, когда решил влезть в войну Восстановления. Но тогда казалось, что Эрафия доживает последние дни, еще чуть-чуть, и соседнее государство окончательно рухнет под двойным ударом Нигона и Эофола. Почему бы и не собрать несколько обломков?..
        Но тут появилась эта... рыжая фурия. Ее величество королева Эрафии Кэтрин Айронфист, то есть. Разогнала нигонцев так, что они до сих пор в себя не придут. Перебила варваров Крюлода. А когда дошло до Таталии, то болотников армии Кэтрин и Магнуса просто затоптали! Ну а то, что началось потом, иначе как грабежом не назовешь...
        Надо, правда, отдать должное фурии: она не стала забирать таталийские земли, как опасался Траллоск, удовлетворившись восстановлением прежней границы. Однако золота заставила выдать... В общем, ровно столько, чтобы Таталия не умерла с голоду на остатки. Ничего не поделаешь, как победительница, рыжая была в своем праве.
        После поражения страна влачила довольно жалкое существование, и многие вполне обоснованно обвиняли в этом короля. Кое-где на окраинах задерживали выплату налогов под разными предлогами, а порой и сборщики-то не возвращались, исчезнув неизвестно куда. Что там окраины, в паре дней пути от столицы обнаглевшее племя троллей нападает на всех проходящих мимо! В горах завелся дракон, пока ест только скот, но жители и этим недовольны. А Гильдия наемников, которой Траллоск когда-то предоставил земли неподалеку в обмен на некоторые услуги, на требования разобраться откровенно плюет. И не выгнать ведь: говорят, у них связи с кем-то из королевского окружения, так что кто кого еще выгонит.
        А теперь вот и в самой столице жители пропадать стали! Вышел кто-то вечером или ночью из дома - исчез с концами. И так каждую ночь! Вызывали даже ученых магов из Бракады, те порасспрашивали, осмотрелись вокруг и заявили, что, по всей видимости, действует вампир. Взяли плату за исследование, да и отправились обратно в Бракаду - поиск и истребление нежити не их дело. А чье? Если уж специалисты по магии Света не желают...
        - Ваше величество, прибыли лорды Гармондейла, - осторожно приоткрыл снаружи дверь кто-то из ящеров-советников.
        - Гоните их в шею, - посоветовал Траллоск. Про Гармондейл и глупое соревнование Маркхэма он знал. Но все Спорные земли по-прежнему принадлежали Эрафии, которая официально не объявляла 'лордов' своими подданными Не хватало еще ссориться с Кэтрин.
        - Они обещают найти вампира и избавиться от него.
        - Вот как?.. - король ненадолго задумался. Принять гостей как лордов - значит признать их права. Эрафия может быть недовольна... С другой стороны, если они могут, наконец, прекратить бесчинства нежити... Кэтрин далеко, а свои болотники здесь, и им надо знать, что король о них заботится. А с лордами... Можно ведь и слегка ошибиться? Главное - как представить это дело.
        Перед мысленным взором Траллоска пронеслись два письма, предназначенных Кэтрин. Одно со словами:
        'Народ Таталии благодарит вас. Беспримерный подвиг совершили ваши подданные, лорды...'
        Второе:
        'Народ Таталии соболезнует вам. С сожалением должен известить вас об ужасной гибели ваших подданных, лордов...'
        Подданные-герои или погибшие лорды вряд ли так сильно помешают Эрафии.
        - Хорошо. Я приму лордов Гармондейла, - объявил Траллоск.
        Глава восемнадцатая
        Кажется, за последний месяц мы больше провели времени в дороге, чем на одном месте. Не успели обжиться в Гармондейле - и вот опять отъезд. Со всеми попутными порталами до Таталии пришлось добираться неделю! Все же чересчур медленно на мой взгляд. Айлисса, отдав руководящие указания, отправилась в страну болот 'своим ходом', пообещав все подготовить к нашему приезду. Могла бы она захватить и нас? Да, могла бы, но... Нельзя. Надо соблюдать достоверность, притворяясь, что с нами не связаны никакие серьезные маги. По ее мнению, за нами наверняка следила уйма шпионов от Авли, Бракады, Дейи и еще неизвестно кого. Может быть, так оно и было...
        На наше недовольство ('не так должно было быть!') менестрель лишь отвечала, что в любом плане бывают непредвиденные обстоятельства, и вообще, чем быстрее мы сделаем все, что нужно Кэтрин, тем быстрее уйдем на отдых и сможем делать уже то, что сами захотим. Меня же утешала только возможность взглянуть на Таталию.
        Зря, как выяснилось вскоре. Из всех земель Энрота, что я до сих пор видел, Таталия оказалась самой неприятной. Болота, болота и опять болота - дорога за эрафийской границей постоянно петляла между ними. Дома таталийцы строили на любом сухом месте, но поскольку мест таких нашлось немного, то большая часть жилищ возвышалась на сваях, уходящих под воду, или на помостах, укрепленных на больших деревьях. Надо сказать, что деревья здесь росли такие огромные, каких я в других местах не видел, и вполне могли разместить среди ветвей несколько хижин. А некоторые обустраивали себе жилье прямо на плотах, дрейфующих по заболоченным водам. Говорят, есть в Таталии места и получше, леса, поля и горы, но нам они что-то не попадались.
        Почти постоянно какие-то неприятные запахи в воздухе и... стрекозы! Запомнившиеся мне проклятые насекомые тут, кажется, встречались на каждом шагу. Правда, они оказались прирученными, но выглядели не приятнее диких. Местные жители то и дело перегоняли куда-то их стаи - прямо как коров! А однажды нам на пути попалось несколько василисков. Зеленые шестилапые ящерицы размером покрупнее крокодила улеглись прямо на дороге и не собирались никуда уходить. Прогонять их, понятно, никто не решился, учитывая, что они могли одним укусом превратить в камень. К счастью, василиски тоже были ручными, а за главной дорогой здесь следили: через некоторое время пришли гноллы и увели подопечных.
        Гидр мы видели только издали и то не целиком: порой из какого-нибудь покрытого ряской водоема в стороне от дороги высовывались несколько огромных змеиных голов и провожали нас взглядом.
        Да, сами таталийцы тоже... впечатляли. Только приехав в Таталию, я понял, что до сих не встречал по-настоящему чужих рас. Эльфы - в сущности те же люди, прикрой уши - не отличишь. Гномы - люди ростом ниже среднего. Гоблины - люди с зеленой кожей. Ко всему этому не так трудно привыкнуть.
        Но тут... Прямоходящие синие ящеры и собаковидные гноллы... Признаться, становилось не по себе, когда на остановках они собирались вокруг нас толпами, чтобы узнать последние новости. Я прекрасно понимал, что они вполне разумны, да и вели себя таталийцы довольно приветливо, однако мне каждый раз казалось, что эти ребята сейчас начнут шипеть или лаять. По моим понятиям об эволюции, они и появиться-то в природе не могли. Впрочем, где эволюция, а где магия... Может гноллы и ящеры - результаты каких-то древних экспериментов? Об этом никто не знал, древняя история для энротцев оставалась покрытой мраком.
        Люди в Таталии проживали в абсолютном меньшинстве, за все время пути встретились лишь несколько человек. Правда, когда мы прибыли в Приливную Воду - столицу - их стало чуть больше, в основном приезжие, как и мы. Да и воздух в Приливной Воде оказался получше: город стоял на морском побережье и болота здесь отступали.
        'Дворец' короля Траллоска разочаровывал: небольшое здание в четыре этажа, по форме напоминающее ступенчатую пирамиду, с парой таких же башен пониже. Видимо, архитекторы болотников любили ступеньки, потому что и все лестницы пристроили снаружи, а не внутри. Так что все это скорее напоминало какой-то древний зиккурат, чем привычную средневеково-энротскую архитектуру.
        Именно здесь должна была осуществиться очередная часть плана Кэтрин: второй после Изумрудного Острова грандиозный обман...
        * * *
        - Я слышал о переменах на Спорных Землях, - сидящий на троне старый ящер кутался в мантию из леопардовой шкуры и улыбался. Ох, зря он это делал, по-моему: рептилиям улыбка не идет. Вместо того, чтобы располагать к себе, эффект прямо обратный. - Вы заслужили титулы благодаря своим умениям и навыкам. Думаю, вам не составит труда оказать Таталии помощь в трудную минуту. Ваше благородное стремление похвально.
        - Мы рады помочь в избавлении от нежити, ваше величество, - улыбнулась в ответ Гвен. На этот раз сыграть главу команды доверили ей: эльфийка лучше всех умела врать с честным видом. Впрочем, пока происходил лишь обычный обмен любезностями: Траллоск прекрасно понимал, что не по доброте душевной чужие лорды через пол-континента добирались до него, когда в Гармондейле и своих проблем уйма.
        'У Таталии самый обширный свод законов из всех государств Энрота, - говорила нам Айлисса, когда объясняла, что будем делать. - Кажется, в их законах прописано все, что только есть на свете, и сейчас нам это на пользу. Если Траллоск примет от вас помощь, как от лордов Гармондейла, это будет равносильно признанию ваших прав. А еще он должен будет как-то оправдаться перед Эрафией. Участие Эрафии втянет и Авли. Так или иначе на вас больше не смогут закрывать глаза'.
        - Мы найдем этого вампира и разделаемся с ним, - уверенно пообещала Гвендолен. - Единственное, что для этого требуется - знать места, где произошли исчезновения. Корак, - она повернулась ко мне, - легко вычислит укрытие живого мертвеца.
        Я молча кивнул. Роль самого умного отдали мне. Хотя это нетрудно, когда прячешься за капюшоном и молчишь.
        - Найти укрытие вампира - уже прекрасно, - заметил ящер. - Я распоряжусь, чтобы вам дали карты Приливной воды. Мы сами пытались понять, где он может прятаться, но тщетно. Но когда вы... вычислите его, если вам понадобится помощь, я могу предоставить вам своих солдат.
        - Мы справимся сами, - показная уверенность Гвен просто зашкаливала.- Но благодарны вам за помощь.
        Интересно, поверит ли Траллоск? По мнению Айлиссы - вряд ли. То есть, он поверит, что мы самоуверенные искатели приключений, вампиров в глаза не видевшие (так оно и есть). А вот, что справимся - скорее всего сомневается.
        Айлисса, конечно, над нашим видом поработала. Еще в Гармондейле заставила всех четверых купить кожаные доспехи и носить их всю дорогу - чтобы привыкнуть. Это название одно, что доспехи, а так, по виду - толстая кожаная куртка, с парой металлических вставок. И пахло от этих доспехов... Не очень приятно, в общем. Я было заикнулся о кольчуге, но менестрель просто предложила кольчугу померить, а потом пригрозила устроить в ней пробежку. Разумеется, существовали в этом мире доспехи прочнее стали и легче кожи, но ковались они с помощью магии и стоили очень дорого. Простая же железная кольчуга к таким редкостям не относилась. Так что я тут же признал, что кожа - лучший защитный материал! Мне было неудобнее всех, впрочем: поверх доспехов по-прежнему приходилось носить этот надоевший фиолетовый плащ...
        И тут, в Приливной Воде, Айлисса нас пол-дня тренировала: как зайти к Траллоску на прием, что сказать... Чтобы он хоть чуть-чуть поверил, что мы можем сделать то, что обещаем.
        - Тогда мы будем ждать вас с победой, - уважительно (наверняка тоже прикидывается!) напутствовал нас король-ящер.
        Вот и все. Болотники не большие любители длинных церемоний. Пришли, представились, пообещали помощь, помощь приняли. Теперь на 'охоту'.
        * * *
        Вампиры, как выяснилось - довольно странные существа. Откуда взялись, толком неизвестно, их появление явно связано с некромантией, но вот как именно, знают разве что сами некроманты, которые не отличаются болтливостью в вопросах своей науки.
        Они - какое-то среднее звено среди живых мертвецов. К примеру, скелеты или зомби - всего лишь мертвые тела разной степени сохранности, оживленные магией и выполняющие приказ командира. Без приказа они шагу не ступят, а прикажи им, скажем, защищать определенное место, они будут защищать его даже от других мертвецов, если приказ не отменить. Ни есть, ни пить им не надо, да и вообще, им ничего не надо.
        Личи или рыцари смерти - наоборот, вполне разумны и сами решают, что им делать, не отличаясь в этом плане от людей. Многие из них становятся живыми мертвецами по своей воле - чтобы не умирать. Они могут любить воевать или копить деньги, или читать книги, словом, почти все то, чем увлекаются и живые... Только физических потребностей у них нет, так же как у простых скелетов.
        А вот вампиры при том, что мертвы, очень даже испытывают голод, который и утоляют известным образом. Солнечный свет для них смертелен, тоже неизвестно почему, ведь всем прочим представителям живых мертвецов все равно, день или ночь на дворе. Так что, если они - результат какого-то эксперимента магов смерти, то не самый удачный.
        Уровень интеллекта кровопийц колеблется: от экземпляров, не сильно отличающихся по разуму от зверей и не интересующихся ничем, кроме возможности загрызть первого встречного, до научных деятелей, внесших немалый вклад в некромантию.
        Однако кровь нужна им всем. Поэтому из всех представителей живых мертвецов, вампиров не любят больше всего и стараются порубить в куски при первой же встрече, не разбирая, кто именно попался. Земные суеверия насчет кольев в сердце - ерунда, как я понял. Сердце нежити без надобности, вот голова - совсем другое дело, без нее даже живые мертвецы 'жить' дальше не могут.
        И один такой скрывался в Приливной Воде в заброшенном винном погребе, доставляя немало неприятностей таталийцам. Его-то мы и должны были убить. Якобы. На деле, к нашему приходу все уже было кончено. Как говорила Айлисса, она привела друзей из Эрафии, и те сделали то, что нужно.
        Как оказалось, главную роль сыграл мой рассказ двухлетней давности, в котором я и про вампира упомянул, хотя Айлисса понятия не имела, от кого сведения, зная только, что их откуда-то узнала Кэтрин. Но знание того, что противник скрывается в заброшенном винном погребе, сузило круг поисков настолько, что найти его оказалось проще простого.
        И у нас тоже все прошло легче легкого. Заполучив карту, на которой болотники отметили все пропажи жертв, мы несколько часов кружили по городу, заглядывая в заброшенные дома, в общем, развлекались. Я двигался впереди, время от времени с задумчивым видом рисуя на карте линии и указывая дорогу. Надо было произвести видимость серьезного труда: Айлисса пребывала в уверенности, что Траллоск пошлет кого-то наблюдать за нами. Хотя бы на тот случай, если мы найдем логово, а сами не вернемся, там сгинув. Королю и это будет выгодно. Я попытался было обнаружить слежку, но тут же бросил: в основном, все ящеры и гноллы для меня оказывались на одно лицо, так что шпионы могли ходить вокруг толпами совершенно незаметно.
        "А еще ведь свиноголовые орки есть, минотавры, троглодиты, элементали... - подумалось мне. - Все тоже нечеловеческого вида, как их всех различают?"
        Вот так, пропетляв до вечера и изрисовав всю карту, мы, наконец, добрались до того самого погреба (у нас при себе и вторая карта была, с указанием пути). Кстати, вампирское гнездо оказалось далековато от всех мест нападения. Видимо, этот представитель мертвецов вовсе не являлся безмозглым. Не даром болотники так и не разобрались, по какой системе происходят нападения, хотя пытались задолго до нашего приезда...
        Глава девятнадцатая
        Погреб, как ни в чем не бывало, приютился в одном из переулков на окраине Приливной Воды. Не удивительно, что именно здесь: все соседние дома пустовали и, если можно так сказать, 'предназначались под снос'. Только, видно, заниматься сносом стало некому.
        Хотя сейчас рядом никого не было видно, для предполагаемой слежки мы все же еще раз изобразили задумчивость, для приличия заглянули в несколько соседних развалюх, а затем направился к дверям, надпись на которых сообщала, что вино сложено именно тут.
        Айлисса уже поджидала нас внутри, сидя на ступеньках лестницы.
        - Ну наконец-то, - поприветствовала она. - Как встреча с Траллоском?
        Мы пересказали ход разговора.
        - Понятно, как я и думала. Осмотритесь тут хорошенько.
        - Ого! - отреагировала Гвен при виде опрокинутых и разбитых в щепки стеллажей и битых бутылок. - Он так просто не дался.
        - Они. Интересно, какой это болван говорил, что тут один вампир? Их тут целая шайка собралась, да еще некромантки с ними заодно! Просто десант из Дейи какой-то.
        - И как, все в порядке? - 'болваном' был я, однако предпочел об этом умолчать. Я действительно рассказывал Кэтрин о вампире в единственном числе, но должно быть, тут память подвела.
        - Как видишь. Мы тоже не дураки, без разведки ломиться. Сперва обеспечили себе подавляющее превосходство, - ответила менестрель, отодвигая фальшивую часть стены. - Запоминайте, если рассказывать придется. Тайники тут, должно быть, давно уже, а мертвецы узнали и хорошо устроились. Но мы с ними все равно разобрались. Осторожно, тут кости повсюду.
        По освещенной факелами большой комнате за стенкой и в самом деле были разбросаны скелеты. Где целые, где частями... Не человеческие. Гноллов и ящеров, как легко было понять.
        - Это?.. - начала Мария.
        - Да, - с отвращением произнесла Айлисса. - Столовая. У Траллоска будут все доказательства. А вот и и главный...
        Мертвец... дважды мертвец... оказался на редкость неприятен. Похоже, смерть настигла его как раз в момент нападения: руки с когтями вытянуты вперед, клыки оскалены... Был он не бледный, как я ожидал, а какой-то зеленоватый, лысый, лицо скорее напоминало череп, обтянутый кожей.
        - Нравится? - поинтересовалась менестрель. - Самого лучшего выбрали. Остальных пришлось убрать: Траллоск ни за что не поверит, что вы вчетвером одолели всю эту толпу. Одного - еще можно представить. Если повезет. И для вас неприятная новость: вы же не собираетесь явиться после тяжелой битвы в таком виде?
        - Что? - не поняла Гвен.
        - Нельзя приходить к Траллоску в таком аккуратном виде, - неожиданно сочувственно ответила Айлисса. - Так что...
        Она что-то прошептала и вдруг резко выбросила руку, указав в мою сторону.
        Мне показалось, что на мгновение я попал в ураган. Порыв ветра или что-то другое приподняло меня и швырнуло об стену. Тело отозвалось болью, кажется, во всех местах, хотя доспехи и плащ слегка смягчили удар.
        - Спокойно! - повысила голос менестрель, прежде чем кто-то успел что-то сказать. - После тяжелой битвы и вид у вас должен быть соответствующий. Непритворно. Траллоск сам водил солдат в битву и в этом разбирается. Порванной одеждой его не убедишь. Понятно?
        - Но... - начала Мария.
        - Это необходимо. Королева передает свои извинения. И я сделаю все осторожно.
        - Осторожно?! От Кэтрин я такого не ожидал, - пробормотал я, валяясь у стены. Болело по-прежнему везде.
        - Ты не держи в себе, - в голосе Айлиссы опять прозвучало сочувствие. - Можешь сказать все, что обо мне думаешь - легче станет.
        И с этими словами она изо всех сил пнула меня в ногу.
        - Тварь!! - простонал я, последовав совету.
        - Надо... - извинилась она. - Ладно, сойдет, пожалуй. Кто следующий?..
        * * *
        В тронный зал мы вошли 'в лучшем виде'. Прихрамывая, с синяками, кровоподтеками и прочими последствиями 'битвы'. И с трофеем...
        - Ваше величество, - улыбка Гвен на этот раз вышла очень жалобной. - Кошмар Таталии мертв.
        Аллейн протянул мешок с вампирской головой: Айлисса успела отделить ее, пока мы приходили в себя после ее стараний. Заодно менестрель поработала и над остальным телом, одолжив для этого наше оружие. Теперь ни у кого не должно было остаться сомнений, что кровопийцу прикончили именно мы: он так и остался в погребе с арбалетной стрелой в груди и со следами применения меча, булавы, кинжала и нескольких маленьких огненных шаров, на которые ушли остатки магии нашего алакорнийского жезла.
        На самом-то деле, его упокоили какой-то не оставляющей следов магией, но так как мертвец - он и есть мертвец, то разницы между его ранами до и после упокоения никто не заметит.
        - А остальное там, в погребе осталось, - добавила эльфийка
        - Поразительно, - сообщил Траллоск после осмотра добычи. Кажется, он действительно растерялся. Вряд ли ожидал увидеть нас живыми, а уж с победой-то...
        - Спасибо вам, лорды Гармондейла, - казалось, на этот раз он говорит совершенно искренне, а не как положено. - Таталия в долгу перед вами.
        Одним 'спасибо' Траллоск не ограничился. Нам даже пришлось задержаться в Приливной Воде на лишний день, так как он устроил торжественный обед в нашу честь и велел объявить по всей Таталии о нашем подвиге. Как потом сказала Айлисса, ему это и самому наверняка было выгодно - во всеуслышание рассказать народу хоть о какой-то победе над врагами. Однако нам от этого вовсе не стало хуже. Гвендолен, которую ящер считал командиром отряда, разошедшийся Траллоск подарил регнанские кожаные доспехи (с виду такая же кожаная куртка, как и те, что у нас, но красивого алого цвета, с узором, очень дорогие и заколдованные, чтобы быть прочнее, по его словам). Всем остальным вручил небольшую сумму золотом, извинившись, что награды получше в бедной Таталии нет. Мы для приличия поотказывались, но подарки приняли.
        Провожала нас целая толпа болотников и с большим восторгом.
        В общем, после праздника, наград и прославления я все-таки простил Айлиссу и Кэтрин за случай в погребе. Хотя в Таталию все же предпочел бы не возвращаться.
        Отступление. Спорные Земли. 'Там, где деревья говорят с единорогами'
        Это был самый глухой угол Спорных земель. Леса вдали от городов, населенные только дикими единорогами, дендроидами - ходячими деревьями, да прочими неприятными зверями. Чужих на своей территории все они не приветствовали, и маленький отряд эльфов, медленно продвигавшийся на юг, уже давно успел почувствовать эту неприязнь. Ведь несколько дней назад, когда эльфы этим же путем шли на север, их отряд еще мог считаться большим.
        Долгий переход по лесам, частые и изматывающие нападения местной живности, поиск и раскопки... Но все не зря! Цель похода достигнута: долгожданный символ, артефакт, который поможет сплотить жителей Спорных Земель и поднять на борьбу, сейчас надежно держат в руках двое лучников. Запечатанный, возможно, еще самими Древними ларец тяжел, но открыть и вынуть то, что внутри, нельзя. Никто не знает, что может случиться, да и можно ли его открыть вообще? В любом случае, магическая сила отлично действует и из закрытого ларца. Так говорят легенды.
        Внезапно идущий впереди следопыт-человек остановился и подал знак остальным. Стрелы из колчанов тут же легли на тетивы луков, несколько уцелевших в боях пегасов взмахнули крыльями, хотя место для атаки крылатой кавалерии оказалось явно неудобным: слишком много вокруг деревьев и слишком много ветвей над головой. Несколько мгновений - и отряд уже готов отразить атаку неизвестного противника. Но...
        - Приветствую тебя, следопыт Риланд, - женщина в одежде монахини не спеша шла навстречу. - Я - Соня. И я должна поговорить с тобой от имени королевы Эрафии.
        - И что королеве Эрафии нужно от ее скромных подданных? - Риланд уже не сомневался, что это ловушка. Монахиня не могла бродить по этим лесам в одиночку. И возможно, она знала, чем занимались тут эльфы. Неужели за ними следили с самого начала? Но еще можно потянуть время, чтобы попытаться вырваться...
        - Королева Кэтрин Айронфист благодарит тебя за находку Грааля. Теперь можешь передать его воинам эрафийской армии, которые обеспечат безопасность артефакта. Ты будешь вознагражден за заслуги перед королевством Эрафией.
        Следопыт почувствовал, что закипает. Намек королевы был ясен: отдай Грааль, и сделаем вид, что никакой измены не было, будет прощение и награда. Кэтрин просто пыталась подкупить его!
        - Грааль принадлежит жителям Спорных Земель, - твердо произнес Риланд. Он понимал, что в этот момент бросает открытый вызов королевской власти, и что это вряд ли закончится хорошо для него, но ничего не мог с собой поделать. Лучше бой, чем бесславная сдача!
        - Грааль найден подданными Эрафии на землях, принадлежащих Эрафии, - спокойно заметила монахиня. - Королева решит, что делать с ним.
        - Мы не признаем власть Кэтрин над нашими землями! - краем глаза вглядываясь в лес вокруг, Риланд заметил какое-то движение.
        - Жаль, следопыт, что все кончится так, - Соня слегка махнула рукой. А в следующий миг просто исчезла.
        И тут же откуда-то из крон деревьев на отряд обрушился град стрел. Стреляли с поразительной меткостью: в первые же мгновения половина отряда и Риланд в их числе уже лежали убитые или раненые. Командиру повстанцев повезло, стрела попала в грудь, но прошла мимо сердца. Упав на землю, он уже не мог подняться, но отлично видел все происходящее рядом.
        'Лесная стража Эрафии? - эти отряды лучников в зеленых плащах, созданные во время войны по инициативе полуэльфа Гелу, славились меткостью и внезапными нападениями. - С магией, повышающей точность или удачу...'
        На глазах следопыт еще стоявшие на ногах эльфы стреляли в ответ, но все их движения были замедленными, словно преодолевали сопротивление воздуха. Лишь несколько стрел улетели куда-то в лес, и прежде, чем кто-то успел потянуться за второй стрелой, пришел ответный удар...
        'Заклинания Скорости и Медлительности... - понял Риланд. - Они делают своих быстрыми, а нас... С ними сильный маг... Он же переместил и Соню... Подготовились хорошо...'
        Наездники на пегасах пытались помочь своим товарищам, но крылатые кони, на которых также подействовала чужая магия, хотя и били крыльями по воздуху из всех сил, летели слишком медленно. Их седоков мигом сбили на землю, а один пегас неудачно задел крылом ствол дерева и упал сам. Лес огласило жалобное ржание...
        Все закончилось меньше, чем за полминуты. Затем место схватки заполонили люди в зеленых одеждах с капюшонами. Двое из них подхватили ларец с Граалем и куда-то понесли. Подошедшая Соня опустилась на колени рядом с лежащим следопытом и присмотрелась к ране.
        - Вытащите стрелу, я исцелю, - распорядилась она.
        - Зачем?.. - с трудом прошептал Риланд и закашлялся.
        - Это мой долг. Ты будешь жить, следопыт. Даже если сейчас тебе этого и не хочется. Вы храбро сражались, но этот бунт на Спорных Землях обречен изначально.
        Стэдвик, замок 'Сердце Грифона'
        В одной из комнат замка 'Сердце Грифона' Кэтрин Айронфист беседовала с волшебницей, известной в Гармондейле как 'менестрель Айлисса'.
        - Грааль успешно захвачен и сейчас на пути в Стэдвик. Отряд Риланда погиб почти в полном составе. Только сам Риланд и еще несколько эльфов остались живы и взяты нами в плен, - сообщила менестрель.
        - Суд приговорит их, а потом объявит помилование от меня, - рассеянно ответила Кэтрин. - Пусть Спорные Земли видят справедливость Эрафии и ее уважение к поверженным врагам. Вряд ли после этого Риланд захочет участвовать в других восстаниях. А если захочет, мы всегда можем распустить слух, что его помиловали, потому что он тайно служит королеве. Что нового в Гармондейле?
        - Нам пока не удалось обнаружить, кто подстроил бунт, - нехотя призналась Айлисса. - Возможно, это те же таинственные 'друзья' Мальвика, которые подарили алакорнийский жезл нашим лордам. Все это могло быть проверкой.
        - А что насчет звезды, упавшей у берегов Авли?
        - Эльфы на всякий случай прочесали близлежащее побережье, но ничего не нашли. Если это еще один корабль криган, то он, скорее всего, утонул. Но, возможно, это обычная падающая звезда.
        - Возможно, - задумалась королева. - В ночь их появления падающих звезд было множество. Что бы это ни было, скорее всего, оно не настолько опасно. Никаких сведений о тех двух отрядах нет?
        - Пока никаких, - покачала головой Айлисса.
        'Канегем, Ресурректра, Крэг Хэк, Роберт Мудрый, Кастор, Максимус, Толберти, Темная Тень, - перечислила ей когда-то Кэтрин пришельцев-террян. - Нужно обратить внимание на тех, кто носит эти имена. Особенно, если они все вместе. Не перепутайте, тот Крэг Хэк, который известен после вылазки в Дейю, не имеет отношения к этому.'
        - Кто-то из них или все вместе может появиться в Гармондейле и интересоваться Кораком. В любом случае мы должны попытаться связаться с ними.
        - Я буду следить за происходящем, - пообещала Айлисса.
        Авли. Замок Наван
        По странному совпадению в тот же день Гармондейл обсуждался и в замке короля эльфов...
        - По всей видимости, королева Эрафии знала о готовящемся восстании, - докладывал Элдриху эльф-советник. - Среди восставших наверняка находились ее шпионы. Часть ее войск, якобы отправляющаяся на отдых в Эрафию, продвигалась в непосредственной близости от Спорных Земель, с таким расчетом, чтобы находиться рядом с ближайшей цепью порталов. Едва бунт начался, как отряды эрафийцев тут же перешли в наступление по нескольким направлениям одновременно. Целью стали восставшие города. И почти все они взяты стремительно, практически одним ударом.
        В настоящее время в руках повстанцев остается только город Велнин, но и он в осаде и обречен. Так же Эрафия перебросила подкрепления на границу Спорных Земель с Авли, вероятно, на тот случай, если мы воспользуемся восстанием для вторжения.
        - Мы могли бы, но уже слишком поздно, - помрачнел король. - Наши лучшие войска слишком задержались в Эофоле. Конечно, теперь адские отродья уничтожены полностью, но для Авли сейчас было бы куда лучше вернуть Спорные Земли... И что выяснилось насчет этих новых лордов?
        История спасения Таталии от кровожадного вампира уже успела разойтись по всему континенту - там, где есть маги, новости узнают быстро. Кэтрин получила поздравительное письмо от Траллоска, который писал о лордах Гармондейла, как о ее подданных - и это тоже быстро стало известно среди дипломатов (и шпионов) Эрафии и Авли. Сами герои битвы с нежитью еще находились в пути из Таталии в 'свои' земли, а их уже обсуждали при дворах нескольких королевств.
        - Думаю, эти лорды - шанс для Авли, - советник улыбнулся. - Наши дипломаты выяснили все, что смогли, об их выигрыше. Лорд Маркхэм, устраивая свой турнир, воспользовался лазейкой в законах. Сейчас на Спорных Землях довольно странное положение: их население считается подданными Эрафии, а сами земли, так же как и их столица - Гармондейл - формально принадлежат новым лордам, которые не приносили присяги никому. При этом одна из лордов уже является подданной Авли!
        - Эта эльфийка, Гвендолен? - заинтересовался король эльфов. - Кто она такая?
        - Воровка, весьма легкомысленная особа, как правило ворует ради развлечения, а не выгоды. Порой утверждает, что не может остановиться. Жила в Авли, пока не попалась на краже магических предметов.
        - Была под арестом? - поинтересовался Элдрих.
        - Нет, отделалась крупным штрафом. Фактически у нее ничего не осталось. Затем покинула страну.
        - Воровка - это конечно, не лучший выбор, но все же можно попробовать воззвать к ее чувствам по отношению к родной стране, - задумчиво пробормотал Парсон. - Что известно об остальных?
        - Аллейн, судя по всему, обычный гоблин. Как и все гоблины, сколько-то владеет мечом. Чем он занимался раньше, установить не удалось - у нас мало агентов в Крюлоде.
        - Чем он там мог заниматься, - поморщился король. - Тем же, чем все гоблины...
        - Мария, гнома, - продолжил советник. - Серьезная девушка. Проявляла способности к алхимии. Была изгнана из Каменного города после того, как один из ее экспериментов закончился взрывом. Корак, человек. Про него ничего не удалось узнать. Предпочитает скрывать лицо капюшоном, порождая слухи о своем увлечении некромантией. Слухи ничем не подтверждены, возможно, это лишь попытка создать себе грозную репутацию. К тому же без капюшона он выглядит слишком несерьезно, - по лицу эльфа мелькнула тень улыбки. - В Гармондейле их сначала не приняли всерьез - так часто там менялась власть за последнее время. Затем, во время недавних гармондейлских беспорядков, лорды будто бы выразили согласие с идеей независимого Гармондейла, однако бунт кончился самым глупым образом: на радостях все, в том числе и лорды, напились и устроили драку в таверне. Идея независимости больше не поднималась.
        - Грубо... - усмехнулся Элдрих. - Эти ребята явно лучше разбираются в драках, чем в политике. Но если они пока считаются правителями Гармондейла, шанс не стоит упускать. Наверняка, Кэтрин уже думает о встрече с ними, а значит, Авли должна пригласить лордов первыми. Если удастся договориться с ними и доказать законность наших требований... И если Бракада выступит в нашу поддержку... Тогда Эрафии придется нелегко!
        Несмотря на свою уверенную речь, король эльфов был недоволен положением: ведь представился такой шанс навсегда вернуть Авли ее исконную собственность - и так бездарно его упустить! А все из-за этой хитрой злокозненной Кэтрин! Вот уж кого никак нельзя недооценивать...
        Дейя, город Бездна.
        Бездна пала... Фраза звучала странно, но лишь для тех, кто не знал, что Бездна - название столицы Дейи. Этот город целиком располагался под землей, внутри обширных пещер: некромантам нет нужды в солнечном свете. Из-за расположения его и было так трудно взять войскам Арчибальда. Трудно... Но все же столицу взяли.
        - Ну вот я и король, - пробормотал Арчибальд Айронфист, прохаживаясь возле руин Сумеречного замка. Только особой радости в его голосе не слышалось.
        Междоусобная война некромантов закончилась именно здесь. Загнанный в угол Финеас Вилмар сопротивлялся до последнего, чему очень способствовали узкие проходы в пещерах. Столицу в ходе битвы спалили практически дотла, а высший храм тьмы и Сумеречный замок, где засели самые отчаянные некроманты с прежним королем во главе, основательно разрушили.
        Теперь Вилмар мертв, уже окончательно, а некроманты Дейи признали власть Арчибальда. Но как же дорого обошлась эта война! Даже мертвые тела нельзя оживлять бесконечно, у них есть предел повреждений, за которым не поможет никакая магия, а многие этот предел давно уже перешли. Сейчас в армии мертвецов наберется едва треть довоенной численности, и пополнить ее неоткуда...
        То есть, способ, конечно, давно известен, но не то время и не те силы, чтобы делать вылазки в Эрафию или Авли за пополнением. Сейчас они внимательно следят за своими границами. А все из-за этого дурака Вилмара! Если бы он не заточил в тюрьму Сандро и не испортил весь его план!
        Но, увы... И сам Сандро, которого Арчибальд освободил из тюрьмы, явно решил, что на Антагариче надеяться больше не на что: Кэтрин не простит нападения, а сейчас, когда некроманты слабы как никогда раньше, королева не упустит момент. Эофол уже стерт с лица земли, Дейя - следующая.
        Высказав такие мысли, Сандро отправился на континент Джадам, где магов смерти пока что не притесняли. Следом за ним потянулись и некоторые другие некроманты. А Арчибальд остался: не хотелось самому отказываться от завоеванного с таким трудом королевства.
        Он понимал, что против сил Эрафии ему не устоять. И что Кэтрин - жена столь нелюбимого брата - обязательно захочет покончить с врагом наверняка. Но в отличие от Сандро полагал, что шанс у страны некромантов есть. Его слуха достигли известия о том, что в Гармондейле происходило что-то странное. И если бы удалось это использовать к своей выгоде, то есть стравить Авли и Эрафию в очередной войне за Спорные Земли, то Дейя вновь сможет усилиться. Война ослабит соседние государства, а их погибшие смогут войти в армию Дейи. А когда некроманты восстановят свою военную силу, Кэтрин и Роланд трижды подумают, прежде чем напасть на него!
        Глава двадцатая
        Всего пара недель прошла с тех пор, как мы отправились в Таталию, однако по возвращении на Спорные Земли перемены стали очевидны. Безразличные местные ополченцы на дорогах сменились дисциплинированными солдатами Эрафии. В небесах, если приглядываться, время от времени удавалось заметить летящих куда-то грифонов. И совсем недалеко от Гармондейла, прямо у развилки дорог Эрафия-Авли-Гармондейл стал лагерем целый отряд и, похоже, вовсю укреплялся. По крайней мере, такое впечатление возникало при виде вырытых рвов и насыпанных валов, где еще шли работы. Такое соседство точно отбило бы у гармондейлцев все неподобающие мысли, если такие и оставались.
        Истории, которые нам довелось услышать на остановках, радовали. Говорили, что Эофол, наконец, окончательно повержен, а нечисть истреблена. Что ифриты переметнулись на сторону Эрафии и теперь вовсю выискивают бывших союзников-криганцев и швыряют прямиком в лаву вулканов: самим-то ифритам влезть в извергающийся вулкан, что человеку в озере искупаться. За помощь им, вроде бы, разрешили эти вулканы оставить себе.
        В Дейе война некромантов завершилась тем, что к власти все же пришел Арчибальд, брат Роланда, хотя толком неизвестно, что там происходило.
        Рассказывали, что восстание на Спорных Землях подавили чуть ли не мгновенно, да и восстание оказалось каким-то маленьким, а не всеобщим: кое-где разрозненные выступления людей и эльфов - и все. О Граале ничего не говорили, возможно, на этот раз его найти не успели? А без такого символа большинство жителей не чувствовало уверенности? Правда, город Велнин, который должны были объявить столицей Спорных Земель, и сейчас ею объявили, но Велнин тут же оказался в осаде, а больше нигде повстанцам не удалось продержаться больше десяти дней. По поводу Велнина мнения расходились: одни утверждали, что в городе запасов на полгода; другие - что жители уже съели всех лошадей, и вот-вот возьмутся за единорогов, а там и... Если раньше не сдадутся, конечно, в чем никто не сомневался.
        Я, слыша о полном истреблении криганцев, чувствовал удовлетворение хорошо выполненной работой. Ведь это я... То есть мы с Кэтрин... То есть Кэтрин с моей помощью... Одним словом, я ко всему причастен. Теперь новой войны с Эофолом не будет, и клинка Армагеддона не будет, и отречения королевы не будет, и, главное, Расплаты не будет, в общем, конец света отменяется! Единственное, что меня смущало: прежде, после отречения от престола Кэтрин должна была отправиться в Энрот и, вроде бы, случайно, по пути заехать на Джадам и поучаствовать в отмене Дня Разрушителя - другого конца света. Джадамские герои с ее помощью одолели бы Эскатона Разрушителя, получившего от Древних ошибочный приказ опустошить мир, захваченный криганами. А если теперь ей отрекаться не придется, как она туда попадет?.. Но, в конце концов, до этого еще несколько лет, наверняка что-нибудь придумаем. А пока... Пока можно радоваться!
        Вот только у королевы планы опять не совпали с нашими...
        * * *
        Милостью Кэтрин нам не удалось отдохнуть нигде, кроме как в пути. А первое, что мы увидели, вернувшись в Гармондейл и подойдя к родной таверне, это стоящую у дверей странную пару. Слева от входа устроился человек в форме с вышитым грифоном, справа - эльф в точно такой же форме, только с вышитым зеленым деревом.
        Едва увидев нас, оба подошли и практически хором спросили, мы ли лорды Гармондейла? Друг друга при этом гости демонстративно не замечали.
        Дождавшись подтверждения и взглянув на договор о получении земель в собственность (Мария его постоянно возила с собой - на всякий случай), оба достали запечатанные письма. Причем эрафиец протянул свое мне, а эльф - Гвендолен.
        Сообщив, что письма от королевы Эрафии Кэтрин Айронфист и от короля Авли Элдриха Парсона, а ответ нужен срочно, двое слегка поклонились (при этом эльф чуть опередил человека), попрощались и направились куда-то к конюшне при таверне. Друг на друга они по-прежнему старательно не обращали внимания.
        - Эти двое тут с ночи вас ждали, - прокомментировала представление Айлисса, едва мы собрались в ее комнате. Менестрель нас, понятно, уже дожидалась: с ее-то скоростью передвижения...
        Содержание писем она тоже знала заранее, тем более, что одно в точности повторяло другое, за исключением названий и имен. Элдрих и Кэтрин официально приглашали нас на аудиенцию.
        И Айлисса сообщила, что теперь-то и начинается самое главное: помочь Эрафии навсегда присоединить Спорные Земли. А это - нелегко. Но возможно. Вот какое сейчас положение.
        Во-первых, после того, как на Спорных Землях произошли беспорядки, эльфы опять заявили свои права: вообще-то, они это делают по каждому поводу.
        Во-вторых, оказалось, Маркхэм подложил нам очередную свинью...
        Слушая дальнейший рассказа, я почувствовал, что скоро начну ненавидеть этого 'благотворителя'. Нет, разумеется, все маркхэмовские 'подарки' для нас - заранее запланированы Кэтрин, и мы с этим соглашались, но Маркхэм-то этого не знал! Он-то, как я понял, только ради своей выгоды во всем этом участвовал, и ему было совершенно наплевать, на кого именно свалить проблемы с Гармондейлом!
        В общем, на этот раз 'подарок' заключался в каких-то тонкостях договора о получении земель. Земли наши - это да. А вот все, на них проживающие - подданные Эрафии, вот как!
        - Так мы, что, можем всех выселить с наших земель, если захотим? - попыталась разобраться Гвен.
        - Нет, не можете, - усмехнулась Айлисса.
        Оказалось, все еще сложнее. Даже будь мы настоящими лордами, с военным отрядом под началом. Просто так выгнать людей из их домов нельзя. И вытаптывать чужие поля в качестве развлечения тоже незаконно... Вообще, отношения лордов с подданными в Эрафии выглядели довольно запутанными и регулировались множеством правил, которые в упрощенном виде можно было представить так: земли принадлежат лорду, он передает необходимую часть в пользование населению, и если население платит налоги, служит в ополчении, не совершает преступлений, то отобрать у них что-либо обратно не представляется возможным. Если земли населению передал предыдущий лорд, все равно на наследника переносятся те же правила. В случае разногласий жители с лордом могут судиться в судах разных инстанций вплоть до королевского. В общем, от произвола люди защищены...
        Я, конечно, в такой идеальный феодализм не поверил и уточнил, нельзя ли эти законы обойти? Или кого-то подкупить?
        Оказалось, очень даже можно. Создать невыносимую для населения жизнь возможно, как будто бы и не нарушая законы. И время от времени таким занимаются. В частности, тот самый, вошедший в историю лорд, которого несколько веков назад растерзали на улице Гармондейла - и вполне по заслугам, как выяснилось. В те времена лорды здесь управляли не формально, а вполне реально, и барон Данфорт Октавио прославился 'изощренными способами сбора налогов', за что и удостоился сомнительной чести войти в местные легенды.
        Налоги, часть которых шла в королевскую казну, а часть поступала местному лорду, устанавливались законом и менять их без разрешения короля запрещалось. Но лазейка была: существовало множество мелких сборов местного уровня. Починить колодец, поставить статую на площади, отремонтировать крышу общественного здания... В случае нехватки денег позволялось без всяких дополнительных разрешений собрать их с населения - ведь это для его же пользы. Вот за эту-то пользу уцепился Октавио, и на Спорных Землях начались странные происшествия.
        Откуда-то брались письменные просьбы 'местных жителей' провести необходимые мероприятия, которые и проводились... Опять же в виде записей. Разбитые ради украшения города сады размерами, похоже, превышали сам город. Статуи стояли на каждой улице. Здания, видимо, совсем обветшали, так что им требовался очень дорогостоящий ремонт, а собор Гармондейла украшали лучшие мастера своего дела.
        Всего этого никто не видел, однако деньги на благоустройство взимались очень даже реальные. И это не считая неправильно измереных участков, вымощенных не тем камнем мостовых, штрафов за выдуманные нарушения... В итоге мелкие сборы превысили обязательные налоги в несколько раз!
        Местный суд оказался у барона на откупе, а при дворе имелись связи, так что жалобы выше пропадали где-то в пути, или спускались обратно к местному же судье, который их отклонял. В конце концов, жители пришли в отчаяние и разобрались с зарвавшимся лордом собственноручно... А растерзав Октавио и его сообщников, не долго думая, провозгласили мэра Гармондейла королем Спорных Земель и на шесть недель обрели свободу. Пока не пришел законный король Эрафии с армией...
        Представители династии Грифоново Сердце традиционно отличались храбростью и решительностью. Если к этим качествам у них еще присоединялся ум и чувство долга, то их запоминали как выдающихся правителей. Если же присутствовала только решительность, то... Словом, Арон Четвертый был из вторых. Он понятия не имел о том, что творится на Спорных землях, и не очень-то интересовался, больше занимаясь очередной войной с эльфами. Восстание Арон подавил довольно быстро, а еще через две недели отправился, наконец, в поход на Авли и... тут же сложил голову. Да, решительность при недостатке ума часто приводила к печальным последствиям.
        Всего через год эльфы нанесли ответный удар, и жители Спорные Земли вновь сменили подданство. А правление Арона Четвертого эрафийцы вскоре уже вспоминали как 'совсем неплохое', потому что наследник его вошел в историю под прозвищем 'Безумный Король'.
        Однако сейчас другие времена: Николас Грифоново Сердце очень даже внимательно следил за тем, что происходит в стране, его дочь Кэтрин тоже дела на произвол судьбы не бросает, так что никому в голову не приходит последовать примеру Данфорта Октавио. О нет, это не значит, что все в Эрафии забыли такие слова, как воровство, обман и подкуп. Случается иногда. И власть лорды, бывает, превышают. Но не так, совсем не в таких размерах. А уж в Гармондейле-то... Кто это позволит лордам с невнятным положением?
        За Октавио при всех его недостатках стояла Эрафия. А мы - пусть формально и лорды, и даже кем-то признанные, но на самом-то деле наша власть ни на что не опирается, кроме нас самих. А это не очень надежная опора. Поэтому-то все и ждут, что мы встанем на сторону или Эрафии, или Авли - единственный способ заполучить власть не только формально.
        * * *
        Казалось бы чего проще: принять покровительство Кэтрин - и Спорные Земли мирно возвращаются к Эрафии. Но нет. Это даст Авли повод опять выдвигать претензии: тут тоже оказались какие-то сложности, за историю Спорных Земель Авли и Эрафия заключали, отменяли и перезаключали столько договоров, что и сами уже в них давно запутались, однако исправно выискивали в старых документах законные поводы к очередной войне. Но... Да, опять 'но'. Но есть на Спорных Землях такая личность, как судья Грей.
        Когда-то Авли и Эрафия додумались, что их разногласия по Спорным Землям должен улаживать независимый судья со стороны. На роль арбитра и попал судья Грей, вот только он оказался уж слишком независимым и, кажется, поставил целью сделать недовольными всех. В последний раз вообще досудился до того, что обе стороны не имеют полных прав на Спорные Земли! А неполные права имеют тоже обе. Не сняли его с должности только потому, что сами же назначили его пожизненно и согласились признавать его решения - вот и приходится терпеть.
        Но вот если лорды Гармондейла вступят в игру, как третья сторона - обстановка изменится.
        Таким образом, задача на этот раз выглядела простой: явиться к Элдриху и Кэтрин, выразить согласие каждому из них присоединиться, но ничего не подписывать, ссылаться на трудности и предлагать предоставить решение судье Грею. С Кэтрин проще - она так же будет играть роль, как и мы, да еще и получше. А вот у эльфов...
        - Элдрих часто любит вести переговоры в угрожающем духе, может начать запугивать, но вы не обращайте внимания, главное - стойте на своем. Это дипломатические переговоры, в замке он вас не запрет, - пояснила Айлисса.
        - А если все-таки запрет? - на всякий случай уточнил я. Дипломатическая встреча с эльфами казалась все менее желанной.
        Айлисса в ответ перешла на менестрельский стиль и пообещала, что тучи грифонов закроют небо и копыта тяжелой конницы затопчут эльфийские леса, в общем нас выручат, если вдруг Элдрих настолько сойдет с ума. Но это маловероятно. Себе же во вред он действовать не станет
        - А теперь давайте выучим, как вести с ним разговор.
        Отступление. Стэдвик
        В замок Сердце Грифона таталийская колдунья Адриена вошла, изо всех сил стараясь не выдать смущения и сделать вид, что королевские замки для нее не в новинку. Получалось, впрочем, не очень хорошо. Девушке казалось, что в своей хорошо подходящей для болот таталийской одежде (кожаная безрукавка-доспехи и высокие сапоги) здесь она выглядит нелепо, мерещилось, что охранники постоянно косятся в ее сторону, она боялась споткнуться о ковровую дорожку или натворить еще что-нибудь. В общем, произвести впечатление ведьмы-недоучки из какой-то глуши. Ну... На самом деле, все почти так и было. Только Адриена не была недоучкой...
        Еще в детстве талантливая и многообещающая волшебница обожала вид пламени и именно к огненной магии испытывала наибольший интерес. Увы, в Таталии - краю болот, как раз огонь и не был в почете. Вода, земля - пожалуйста. Воздух - еще можно. Но только не огонь! Слова 'огненная магия' среди болотников считалась чем-то близким к таким понятиям, как 'зло' и 'разрушение'. И разве не предсказано кем-то, что 'огонь уничтожит все'?..
        И все же Адриена не устояла. Отправилась обучаться не куда-нибудь, а в Эофол! Как ни странно, ее приняли: в то время криганцы занимались поиском союзников в грядущем вторжении и небезуспешно. Что нигонцы воевали на их стороне в Восстановительной войне - известно всем. Менее известно, что заодно с криганцами порой сражались люди и эльфы - все по своим причинам. Воевать за Эофол Адриена не собиралась, но ее просьбу все же выполнили: возможно отродьям пустоты показалось забавным обучить таталийку запрещенной в ее краях магии. А может быть, тут была какая-то более коварная цель, к примеру, рассорить сильную волшебницу со своим народом, однако воспользоваться плодами своего замысла им оказалось уже не суждено...
        Учеба завершилась как раз к началу войны, и в родных болотах Огненную ведьму встретили совсем не ласково. Несмотря на то, что Адриена постоянно сражалась за Таталию в битвах с войсками Эрафии и Крюлода, к ней все равно относились не лучше, чем к 'злу, которое на нашей стороне'.
        А стоило войне закончиться, как Адриене и вовсе запретили появляться на землях болотников. Оставшись без дома, друзей и средств к существованию, скитаясь по приграничной полосе между Эрафией и Таталией, девушка зарабатывала тем, что нанималась уничтожить излишне расплодившихся зверей в лесах, или просто сжечь что-нибудь ненужное за умеренную плату. За очень умеренную. Пока однажды в какой-то захолустной таверне не встретила менестреля Айлиссу...
        Что она не совсем менестрель (или совсем не менестрель) Адриена поняла довольно быстро, но это было не так важно. Главным являлось то, что она предложила безвестной волшебнице редкий шанс - временную службу королеве Эрафии Кэтрин Айронфист, которая сейчас как раз собирает один отряд. За хорошую награду, разумеется.
        Кэтрин в Таталии числилась не самым любимым человеком, хотя все и признавали, что первым-то напал на нее Траллоск. Но зачем же она так обобрала страну после победы?! Впрочем, награда перевешивала память о недавней войне с Эрафией и, прикинув, что даже на половину обещанного можно будет жить скромной жизнью около года, Адриена согласилась.
        Айлисса действовала быстро, магом она оказалась не из последних, как выяснилось. Заклинание перемещения - и они уже у ворот замка...
        В замке таталийка, всегда находившая путь в болотах и лесах, мигом заблудилась, пройдя несколько коридоров и лестниц, и без помощи вряд ли нашла бы выход. Она лишь надеялась, что какая-нибудь помощь да будет: не даст же ей Кэтрин ходить где угодно в своем доме?
        - Подожди здесь с остальными, королева скоро придет, - вдоволь пропетляв по коридорам, менестрель отворила какую-то дверь. - Знакомься.
        Внутри небольшой комнаты вокруг стола уже сидели трое, увлеченно что-то обсуждавшие.
        - Конечно, Кэтрин-то можно верить! Это не мерзавец Сандро, который мог только обещать! - утверждал громила в шлеме с рогами и...
        'Надо же, мало рогов, так к шлему снизу еще и чьи-то клыки приделал! - удивилась Адриена. - Из Крюлода, конечно. Такое... излишество только там в ходу. Ну да, отряд для Кэтрин Айронфист... Кажется, королева со всего Антагарича его собирала!'
        Действительно, варвара внимательно слушали красноволосый эльф, бледный как смерть, и чернокожий человек в одеждах бракадского мага. Кстати, в отличие от крюлодца, остальные оказались без шлемов или других частей доспехов и вид имели довольно мирный.
        - Кэтрин, если что-то говорит - она это сделает!
        - Крэг, у нас гости, - прервал товарища маг.
        Крэг только тут заметил Адриену.
        - Надо же, болотная ведьма! - откровенно удивился он.
        Эльф наступил варвару на ногу, но тот, кажется, даже не заметил.
        'Еще бы, - мрачно подумала Адриена. - С его-то размером".
        - Когда он увидел меня, то сказал: 'Надо же, маг из Бракады!' - утешительно улыбнулся бракадец.
        - А про меня: 'Надо же, эльф!', - добавил эльф.
        - Это было несколько лет назад! - возмутился Крэг. - Еще до того, как мы разнесли армию мертвяков Сандро по косточкам. И если я вижу эльфа, то я и говорю 'эльф'. А если я вижу...
        - Девушку-мага из Таталии, - подсказал эльф.
        - Ну да, девушку, - тут крюлодцу пришлось согласиться.
        - И я - полуэльф.
        - Ну да, и это тоже.
        - А тебя зовут Крэг Хэк.
        - Ну да, так меня и зовут.
        - Вот видишь, умеешь же знакомиться, - эльф... точнее, полуэльф, как теперь стало ясно, подмигнул Адриене. - А я - Гелу. Полуэльф, стрелок из лука и совсем немного маг.
        - Совсем немного, всего двадцать скелетов раздавил одним заклинанием, - добавил бракадец и тоже представился:
        - Дрэйкон.
        - Вот кто у нас на самом деле маг, - добавил Гелу. - Дрэйкон давно уже выучил все, чему могут научить обычные учителя магии в Бракаде, и ему все мало.
        - Всегда можно узнать что-то еще, - улыбнулся волшебник.
        - А я - Адриена, - таталийка решительно заняла четвертое место за столом. - И я люблю огонь и болота.
        Крэг Хэк хотел было что-то сказать, но Гелу с Дрэйконом успели раньше, в два голоса заверив, что болота, конечно, очень красивая и полезная часть природы, надо просто их понимать. А огонь - ну кто же его не любит?
        - А кто будет пятым? - поинтересовалась Адриена, кивнув на последний пустующий стул. После полуэльфа, варвара и бракадца она уже ожидала чего угодно. - Надеюсь, не некромант?
        - О, нет, ни в коем случае, - в комнату не торопясь вошла королева Эрафии. - Как раз некромантам мы нанесем такой удар, после которого они уже не поднимутся.
        Глава двадцать первая
        'Насчет 'угрожающего духа' он, кажется, немного перестарался, - подумал я, слушая короля эльфов. - Интересно, он всегда в кольчуге и с мечом на троне сидит или только к нашему приходу взял?..'
        Впрочем, стоило признать, что это впечатляло. А еще меня мучило любопытство: трон Элдриха вырастили в замке, или замок построили вокруг него?
        Потому что трон был сделан, похоже, прямо из живого дерева: корни уходили куда-то под пол, а парочка ветвей преспокойно зеленела по бокам.
        Растения вообще занимали у эльфов чрезвычайно много места: это стало ясно, как только мы прошлись по улицам Пьерпойнта - столицы Авли. Мало того, что на каждый дом приходилось по несколько десятков деревьев, не считая кустов - это еще можно было счесть озеленением местности... Мало того, что ползучие и вьющиеся растения частенько оплетали стены домов снаружи - такое и у людей случается... Но когда мы оказались в замке Элдриха, и та же ползучая растительность начала попадаться и на стенах внутри, прорастая прямо из-под пола, на мой человеческий взгляд, это было уже слишком.
        Гвен на вопрос, зачем столько зелени и нет ли тут какого-то магического объяснения, смогла ответить только, что 'всегда так делали'. Когда у нее еще был свой дом в Авли, там тоже что-то росло, поливать приходилось... Но растения подобраны так, чтобы не мешать жителям ни внутри, ни снаружи.
        Эльфийка вообще выглядела мрачновато с тех пор, как мы пересекли границу Авли. Время от времени она глядела в окно дилижанса и вздыхала, а, вспоминая о своем бывшем доме, и вовсе загрустила. Что ни говори, несмотря на свои показные уверения, что "в Эрафии лучше" Гвендолен свою страну любила и из-за вынужденного изгнания переживала - это сразу стало ясно. А вот кого она терпеть не могла, так это короля Элдриха, считая введенные им налоги слишком высокими, из-за чего ей якобы и проще было воровать, чем жить честно.
        Мы, правда, не поверили, что наша "больная воровством" напарница жила бы честно при более низких налогах, но вслух этого никто говорить не стал, жалея непутевую эльфийку...
        'Интересно, Элдрих свой трон поливает?' - задумался я, вспомнив рассказ Гвен.
        А в остальном Пьерпойнт мало отличался от городов Эрафии. Напрасно я ожидал увидеть в Авли нечто необычное. Ну... Кроме большого количества растительности. Да, немного другая архитектура, другая одежда, а в остальном больших отличий от Гармондейла не нашлось. Правда, эльфы встретили нас куда лучше, чем гармондейлцы, обращаясь вежливо и во дворец пропустив сразу по приходу, но без какой-то экзотики (насчет которой у меня оставались смутные ожидания). Все вели себя совершенно как люди, и Элдрих не стал исключением.
        Ну... Если и стал, то, наверное, не потому что он эльф.
        И похоже, он действительно решил нас слегка напугать, как предупреждала Айлисса. Для начала, на своем троне-дереве пожилой эльф сидел в боевом облачении, опираясь на меч, как будто готовился отправиться на войну хоть сейчас. Хотя, может, и в самом деле готовился.
        Начал разговор Элдрих издалека. Упомянув, что наслышан о нашей удаче, о нынешнем сомнительном положении и о том, как трудно на Антагариче жить независимым лордам, король поинтересовался, знаем ли мы историю Спорных Земель?
        - Знаем. Вкратце, - уточнила Гвендолен, которая опять взяла на себя роль командира, не забыв надеть алые кожаные доспехи. Впрочем, следовало признать, в обновке вид у нее действительно стал самым что ни на есть командирским.
        - Значит, вы знаете и то, что пятьсот лет назад Эрафия совершенно незаконно присвоила себе Спорные Земли - всегда принадлежащие нам, эльфам? - король провел рукой по аккуратной седой бородке.
        'Нам, эльфам' прозвучало так, словно Элдрих имел в виду себя и Гвендолен.
        - Ну да, так оно и было, - с готовностью подтвердила Гвен. Мы тоже покивали. Хотя история той первой войны была туманная: кажется, поводом стали лесозаготовки, которые эрафийцы устраивали на территории эльфов... Но мы же пришли не затем, чтобы возражать?
        Элдрих также удовлетворенно кивнул и продолжил:
        - Уверен, вы знаете и то, что Спорные Земли обязательно вернутся к Авли. Вопрос только в том, будете ли вы на нашей стороне, когда это случится. Если да - то сохраните свое положение, если же нет... - эльф многозначительно приподнял меч и со звоном его опустил. - Так что я уверен, что вы на моей стороне.
        Последнее утверждение король сопроводил добродушной усмешкой, словно говорящей: 'да с самого начала не сомневался'.
        'А ведь, пожалуй, мог бы и убедить, если бы мы уже не были заодно с Кэтрин', - прикинул я, поддакивая вместе со всеми.
        - Мы с радостью готовы стать вашими подданными! - Гвендолен и впрямь произнесла это настолько радостно, что я забеспокоился: не переигрывает ли?
        Но Элдрих не обратил внимания или не стал волноваться из-за этого. Может, все с ним так и говорят?.. Зато эльф сразу предложил подписать кое-какие бумаги - так, формальности ради, по его словам. Но тут Гвен заупрямилась, ссылаясь на то, что возле Гармондейла сейчас стоят войска Эрафии, и если вдруг станет известно, что мы с Авли договорились, то эрафийцы, не долго думая, нас выгонят под каким-нибудь предлогом или вовсе без предлога, а Авли лишится союзников... И вдруг 'вспомнила' про судью Грея: вот если бы он присудил нам Гармондейл в полной мере и велел Кэтрин уйти... Тогда бы мы тут же присоединились к Авли! В общем, нужно чуть-чуть подождать. Элдрих согласился, что судья Грей, разумеется, встанет на нашу (и Авли) сторону, однако еще раз попытался уговорить на тайное подписание договора - чтобы когда судья решит, не тратить времени зря. Но обещания полной тайны против такого аргумента Гвен, как 'а вдруг узнают!' - не сработали. Тут уж мы стояли твердо, соглашаясь, что 'а вдруг!'
        Вопреки опасениям, пугать всерьез король Авли не стал, и упоминать эрафийских грифонов не понадобилось. Решив обязательно заключить официальный договор, только чуть позже, мы распрощались, совершенно довольные друг другом. С виду, по крайней мере.
        Мне показалось, что все как-то даже слишком просто вышло...
        * * *
        'А может, и не получится так просто', - думал я уже через полчаса.
        - Нет, каков! - возмущенно произнесла Гвен, едва мы удалились от замка на достаточное расстояние. - 'Гармондейл принадлежит нам, эльфам', значит! А дом мне вернуть и не подумал! Не то чтобы я хотела возвращаться... Положение он нам сохранит... А жить - в развалинах замка!
        - Может, он не знал, что у тебя дома нет, - предположил я. Хотя Гвендолен о своей прежней жизни в Авли всегда говорила в том плане, что 'не очень-то и хотелось', она все же болезнено отнеслась к потере жилья из-за мелкой кражи. По крайней мере, Гвен считала кражу мелочью, не стоившей такого наказания...
        - Да все он знал! Будто он не интересовался, что за лорды к нему придут! Ему просто и в голову не пришло вернуть, только пугать может! - эльфийка оглянулась, и убедившись, что ближайшие прохожие были достаточно далеко, добавила с мстительной радостью:
        - Ну ничего, вот...
        С этими словами Гвен достала откуда-то из-под одежды маленький зеленый пузырек и показала нам.
        - Я сделала это, - радостно шепнула она. - Украла это у Элдриха!
        На мгновение посреди эльфийской улицы возникла немая сцена. Такого никто не ожидал даже от Гвендолен.
        - Что?! - ужаснулась Мария.
        - Зачем?! - растерялся я.
        - Как?! - наполовину восхищенно спросил Аллейн.
        - Ну там такая кадка стояла с деревом в тронном зале, сбоку, мы мимо проходили, - попыталась разъяснить эльфийка. - А вот на ней с краешку он и лежал. Знать бы только, что это...
        Я, как ни старался, не смог вспомнить никакой кадки, хотя растений в замке было предостаточно в любом виде, что-то мог и пропустить. Однако положение виделось очень неприятным.
        - Выкинь сейчас же! - приказала Мария.
        - И не подумаю, - отмахнулась Гвен. - Когда Элдрих заметит, мы уже уедем. Да и не подумает же он на нас сразу. А может и вообще... Э-эй!
        Не вступая в спор, гнома выхватила у нее пузырек и зашвырнула куда-то в сторону ближайшего дерева.
        - Мало тебе, что из дома уже выгнали! И если ты дальше продолжишь, твоим домом вообще станет Стэдвикская клоака!
        - Клоака? - заинтересовался Аллейн.
        - Канализация. Место, куда сбрасывают отбросы, - сердито пояснила гнома. - Там все стэдвикские воры живут.
        - Тише, - взмолился я. - Мы на улице!
        Напоминание слегка остудило пыл спорщиц, которые уже было повысили голос.
        - Вот молодец, Мария, теперь нас точно все запомнят, - пробормотала Гвен. - Кидаться вещами, про клоаку кричать...
        - А ты тоже... Могла бы сказать завтра, еще лучше, когда из Авли уедем, - мне показалось, что пара эльфов на другой стороне улицы и впрямь смотрят на нас с подозрением. - Пойдемте скорее!
        Тут мое желание совпало с общим. До самой станции дилижансов мы шли быстрым шагом и старались помалкивать, только эльфийка с гномой бросали друг на друга недовольные взгляды, да я один раз поинтересовался, что будет, если Элдрих узнает?
        Гвен заверила, что он может и не заметить, а если заметит, то не сразу, и все равно у него нет никаких доказательств, что это мы (тут я слегка усомнился: зная репутацию Гвен, на кого в первую очередь подумают?)... Но главное - не станет он рисковать приобретением Спорных Земель из-за этого!
        Мария подошла с другой стороны, заявив, что раз пузырек стоял у дерева, то в нем находилось, по всей видимости, что-то садоводческое, может, вообще какие-то удобрения (тут она ехидно взглянула на Гвен), так что вряд ли это представляло для Элдриха большую ценность... А все же лучше нам поторопиться!
        Что мы и сделали.
        Версия Марии мне пришлась по вкусу, и я старательно себя убеждал, что это действительно какое-то средство для обработки растений (ну может же у короля эльфов быть свое хобби? Почему бы и не садоводство?), пропажу которого никто и не заметит. И все же дорога до границ Авли выдалась довольно беспокойной: с волнением на каждой остановке - нет ли погони?..
        Но несмотря на опасения, никто нас не задерживал: из Авли через пару дней мы выехали совершенно спокойно.
        Забегая вперед, стоит сказать, что никаких последствий кражи так и не проявилось, и что содержал в себе таинственный пузырек Элдриха, мы так никогда и не узнали. Впрочем, Айлисса, которой мы позже на всякий случай сознались (нужна же была защита на случай будущих преследований!) согласилась с Марией: вещь, скорее всего незначительная. Но отчитала нас она основательно, пригрозив, что в случае еще одной кражи у коронованной особы эрафийские маги наложат на Гвен такое заклятие, что та даже ноги по команде будет передвигать, не то что руки!
        Отступление. Бракада. Сверкающий замок
        Джинн Солмир ибн Вали Барад не любил подводить своего короля. Он никогда всерьез его и не подводил за все века службы. Не даром поговаривали, что власть Бессмертного Короля держится исключительно на Солмире. Магнус, конечно, являлся сильным магом, да и бессмертным к тому же, но вот в вопросах войны и разведки он разбирался не очень хорошо... Так что в известной степени молва оказывалась правдивой.
        Вот только сейчас Солмир пребывал в легкой растерянности. Он не потерпел неудачу, нет... Просто не мог понять, в чем именно заключается проблема. О чем и делал доклад Магнусу:
        - Некоторое время назад некоторые жители Бракады, как мы знаем, работающие на Эрафию, предприняли загадочные поиски. Все искали только одно: семью стеклодува или алхимика по фамилии Найтхэвен.
        - Зачем? - поинтересовался Гэвин, нахмурившись.
        - Нам это неизвестно. Неизвестно даже тем, кто сам вел поиски. Стеклодув или алхимик, фамилия Найтхэвен, у него, возможно, есть дочь - вот и все.
        - Стеклодув или алхимик... - задумчиво повторил король. - Но если этот человек так нужен Кэтрин - он может представлять ценность и для нас.
        - Разумеется, - кивнул джинн. - Поэтому мы также принялись за поиски, но безуспешно. В Бракаде нет ни стеклодувов, ни алхимиков по фамилии Найтхэвен. Эрафия их тоже не нашла, хотя так старалась, что привлекла наше внимание. Заинтересовавшись, мы выяснили, что подобные поиски велись и в самой Эрафии - похоже, так же безуспешно, так как там они шли еще до Бракады. Такого человека просто не существует. Королева Эрафии потратила время и силы впустую.
        - Не похоже на Кэтрин... Она не стала бы так стараться, если бы Найтхэвен не был для нее важен...
        Солмир молчаливо согласился. За недолгое время общения с королевой Эрафии во время эофольской кампании он успел изучить ее характер. Из-за мелочи Кэтрин точно не стала бы предпринимать столь масштабные поиски, что их заметили в Бракаде. Неизвестный стеклодув или алхимик явно важен для нее, но чем? Какими-то магическими секретами - если алхимик? А стеклодув? Все это сбивало с толку, и Солмир заподозрил бы даже ложную информацию, если бы только в ней имелся какой-то смысл! Но искать того, кого не существует... Зачем? Нет, вероятнее всего Кэтрин сама получила от кого-то ложные или ошибочные сведения. На эту мысль наводила смутность и противоречивость образа неизвестного. Не то алхимик, не то стеклодув, не то в Эрафии, не то в Бракаде, возможно, есть дочь... Зато фамилия точно известна.
        Эти сомнения Солмир и высказал королю.
        - Возможно, - согласился тот. - Возможно, Кэтрин кто-то ввел в заблуждение, но что именно ей все-таки нужно? Если она сама решила искать незнакомца по таким загадочным признакам, несомненно он должен что-то значить. Постарайся выяснить Солмир: зачем королеве Эрафии этот Найтхэвен?
        - Будет исполнено, мой господин, - поклонился джинн.
        Откуда им обоим, королю магов и его советнику, было знать, что Кэтрин на самом деле искала маленькую девочку Эмилию Найтхэвен?.. Ту, что в будущем должна прославиться как великая королева, волшебница и полководец.
        Вот только на этот раз даже знающей будущее королеве не повезло в поисках...
        Глава двадцать вторая
        Казалось, наша жизнь стала совсем кочевой. Дни в дороге - и только для того, чтобы по прибытии сказать несколько слов и вновь отправиться в путь... К моменту прибытия в Стэдвик путешествия на дилижансах мне уже надоели хуже горькой редьки! Вся романтика такого средства передвижения давно ушла, осталось одно недовольство.
        Стэдвик выглядел как... Ну, как типичный средневековый город в моем представлении. Хотя нет, в типичном средневековом городе, как я был уверен, должны быть узкие улицы и антисанитария, тут же и то, и другое отсутствовало, и город казался несколько... осовремененным. Деревьев куда меньше, чем в Пьерпойнте, правда, жители это возмещали разбивкой клумб и строительством фонтанов. Вообще, говорили, что Кэтрин после недолгого правления нигонцев очень быстро восстановила столицу и даже сделала ее еще красивее. Недоброжелатели добавляли, что это ей удалось за счет разграбленных городов Таталии и Нигона, но на то они и недоброжелатели!
        А на первый взгляд, все в городе как положено. Крепостные стены, дома старой архитектуры, замок Сердце Грифона на холме...
        * * *
        Как и в Пьерпойнте, охрана пропустила нас в тот же миг, как прочла документы. Только меня на всякий случай попросили откинуть капюшон, но, видимо, ничего подозрительного не обнаружили. И даже слова охранников оказались теми же, что и у эльфийского замка:
        'Вас уже ждут.'
        Я сильно подозревал, что и в Авли, и в Эрафии о прибытии 'лордов Гармондейла' знали заранее, да и вообще, хорошо про нас знали - больно уж все проходило быстро и гладко. Вот и тут: в тронный зал нас провели безо всяких проволочек и королева действительно нас уже ждала...
        Да... Ждала...
        Вот я не ожидал того, что увидел!
        Признаться, я никогда не отрицал, что Кэтрин - красивая королева. Просто те два раза, что я встречался с ней в реальности, она была в доспехах или в плаще, да и раньше я ее воспринимал именно в таком - боевом - виде.
        Кэтрин, встретившая нас на троне, выглядела... по-другому. В светло-голубом, отлично подчеркивающем фигуру платье, в сверкающих в пламени факелов драгоценностях, с вьющимися огненными локонами... Кажется, она даже воспользовалась косметикой, что меня совершенно поразило.
        С трудом оторвав взгляд от блистающей - иначе и не скажешь - королевы, я покосился на своих товарищей. У Аллейна в самом прямом смысле отвисла челюсть, Гвен и Мария смотрели на Кэтрин с искренним восхищением. Похоже что и эту схватку Элдрих проиграл еще до ее начала...
        - Лорды Гармондейла... - эрафиец неизвестной мне должности коротко представил нас и сообщил обстоятельства, при которых мы стали лордами. Королева выслушала с интересом и просто ангельски нам улыбнулась:
        - Добро пожаловать в ряды знати. Лорд Маркхэм сообщил мне о победителях в его знаменитом соревновании, но вы же никогда не думали, что он может раздаривать земли Эрафии без моего разрешения? Считайте это подарком и от меня также.
        'Вот это да, - восхитился я. - Сказать правду, чтобы все подумали, что это обман. Хорошо говорит!'
        Разумеется, всем было известно, что Спорные Земли Маркхэм поставил на кон в соревнованиях, как раз и не спрашивая разрешения своей королевы. Как поясняла нам Айлисса, Кэтрин даже где-то выражала этим недовольство, и в тайне это не осталось: слухи широко распространились при королевских дворах Антагарича. Однако Маркхэму как-то удалось замять скандал, так как формально он имел право, и отделаться только негласным запретом вести какую-либо государственную деятельность. А ему того и не надо было! Избавившись от убыточных и проблемных земель, лорд был только рад удалиться в свое собственное поместье.
        Это знали все, а вот то, что все затея с соревнованиями действительно разрешена самой Кэтрин - мало кто знал, кроме непосредственных участников. Для всех ее слова выглядели бы попыткой сохранить лицо.
        - Король Траллоск писал мне о ваших подвигах. Должна признаться, вы оправдали мои надежды, - продолжала расточать похвалы королева, да так искренне, что сомнений не могло остаться. Я и сам усомнился: притворяется она сейчас, что говорит с незнакомцами, или обращается к нам самим?
        Кэтрин сделала паузу, которой мы воспользовались, чтобы выразить благодарность, а затем перешла к политическим проблемам. Посочувствовала нам из-за несознательности некоторых немногочисленных подданных, вздумавших почему-то бунтовать. Несознательные - потому что не понимают, что без Эрафии им - никуда, в одиночку Спорные Земли никак не проживут!
        Но ничего, королевские войска уже помогают нам поддерживать порядок, если бы только подписать официальный договор - просто небольшая формальность...
        Со вздохом Мария (Гвен после происшествия в Авли сместили с командной должности, да и сомнительно выглядела бы эльфийка, договаривающаяся с Эрафией) ответила, что мы очень благодарны за помощь и с радостью официально перейдем в подданство Эрафии, только вот, по слухам, Авли этого не желает, привязываясь к каким-то не очень понятным нам мелочам. Но вот если судья Грей, которому по должности положено такие проблемы решать, нам разрешит - тогда мы тут же!
        Кэтрин словно задумалась на мгновение, но затем кивнула:
        - Вы совершенно правы. Вне сомнений, наши с вами права были бы поддержаны. Только, к несчастью, судья Грей уже не сможет вам помочь: вчера утром он исчез, вероятнее всего, погиб от руки неизвестных.
        А вот этого не было в запланированном разговоре! Я от такого неожиданного поворота растерялся, остальные, наверное, тоже. К счастью, королева сама продолжила, не дожидаясь нашего ответа:
        - Поскольку гибель судьи произошла на ваших землях, то и выбор его преемника зависит от вас. Разумеется, Эрафия поможет вам выбрать достойную замену.
        Все еще пребывая в легкой растерянности, мы, однако, поняли намек и опять рассыпались в благодарностях и обещаниях сразу же присоединиться к Эрафии, как только недоразумение будет улажено. Кэтрин в ответ пообещала прислать дипломатических представителей прямо в Гармондейл, чтобы они находились поближе к нам, посоветовала вернуться туда как можно скорее и тепло попрощалась, выразив уверенность в скором воссоединении.
        * * *
        Так, едва выбравшись из замка Сердце Грифона, мы опять 'устремились' обратно в 'свои' земли. Айлисса к нам не приходила, однако Кэтрин ясно намекнула, что делать. Пришлось смириться с тем, что до приезда в Гармондейл нам никто ничего не объяснит.
        Меня, ко всему прочему, волновало еще одно: я помнил, что вся эта история с выборами судьи и должна была произойти, причем в ней замешаны еще и Бракада с Дейей. Выходило, что в придачу к Элдриху, которого нам придется обмануть, обязательно поссоримся и с кем-то из другой пары непримиримых противников: Арчибальдом - весьма неприятным типом и некромантом в придачу; или Магнусом - бессмертным сумасшедшем в скором будущем.
        И то, и другое выглядело не лучшим образом. Оставалось только надеяться на то, что Кэтрин как-то обеспечит решение проблемы...
        Отступление. Стэдвик. Таверна 'Покой грифона'
        В тот день Айлисса тоже находилась в Стэдвике, но не встретилась с гармондейлцами по достаточно серьезной причине. Просто у нее проходила другая, не менее важная встреча...
        Ранним утром со второго этажа таверны 'Покой грифона', зевая, спускались четверо.
        Четверо великих героев мира Терры. Спасители мира, победители лорда-киборга Шелтема и Законченные Авантюристы... Хотя последнее являлось скорее почетным званием.
        - Завтракать будем? - великий герой Канегем недовольно потрогал свой небритый подбородок. Несмотря на героическое прошлое, в мирное время паладин привык следить за своей внешностью, а постоянные переезды последних дней этому не способствовали. А он ведь все-таки не заросший бородой почти до глаз гном, как Крэг, и не друид, как Роберт, который вовсе не обращает внимания на свою прическу!
        - Успеем, - ответила среброволосая и зеленоглазая священница Ресурректра. Вот уж кто всегда оставался в хорошей форме, на зависть прочим. - Сначала надо увидеть Корака. Вдруг дилижанс раньше времени приедет.
        Рыжий гном Хремдэк Силверпик, которого все предпочитали звать Крэгом Хэком, тихо вздохнул, а седобородый друид Роберт Мудрый мудро промолчал.
        Несмотря на ранний час, за одним из столов уже сидела так же отчаянно зевающая компания из трех людей и бледного эльфа, а к входной двери прислонилась женщина с лютней, без слов напевающая какую-то мелодию и разглядывающая золотую монету в ее руке.
        - Комнату оставьте за нами до вечера, - бросила Ресурректра тавернщику. - Если не вернемся, можете сдать другим.
        Тот кивнул, поглощенный протиранием кружки. Как-то слишком уж поглощенный, словно от чистоты посуды сегодня зависела его жизнь... И Ресурректре почему-то показалось, что он в любой момент готов нырнуть за стойку, а то и в ближайшее окно.
        Покосившись на четверку за столом, террянка убедилась, что те старательно делают вид, что не замечают уходящих. Музыкантка у дверей, на первый взгляд, действительно не обращала на них внимания: или она была не при чем, или гораздо опытнее. Судя по тому, что перекрыла выход, скорее второе. Но в какое дело Авантюристы успели вмешаться в первый же день в Стэдвике?..
        - Позвольте пройти, - учтиво обратилась Ресурректра к лютнистке. Так учтиво, что все терряне вмиг приготовились к возможной драке. В воздухе разливалось напряжение...
        Четверка за столом не замечала происходящего еще старательнее. Тавернщик уронил тряпку, которой протирал посуду, и скрылся за стойкой - должно быть, подобрать столь необходимую вещь.
        А лютнистка вздрогнула, словно ее внезапно вырвали из высоких сфер музыки и спустили на землю.
        - Ах, простите, - вежливая улыбка. - И вот это случайно не ваше?
        В протянутой руке блестела золотая монета. Монета, отчеканенная на планете Терра.
        - Если вы хотели встречать дилижанс, то это сейчас без надобности. Тот, кого вы ищете, никуда не денется. А если вы по другому делу, то и тут могу вам помочь. Присядем?..
        * * *
        Айлисса, конечно, не просто так оказалась в 'Покое грифона'.
        Все началось со звезды, упавшей в море у побережья Авли. Понятно, что после 'Ночи падающих звезд', принесшей на Энрот криган, к тому, что летит с неба, относились куда внимательнее. И если большинство эльфов, осмотрев побережье и не найдя никаких иномировых тварей, успокоилось, то некоторые другие, кому порой поступало золото из Эрафийской казны, поискали еще кое-что и сообщили нечто интересное...
        У пришельцев с других планет, особенно тех, кто этим занимается впервые, как правило, возникают определенные проблемы по прибытии. Решать эти проблемы можно по-разному, но в любом случае какой-то след остается. Надо только уметь его найти.
        В первый раз остановившись на ночлег в Авли, терряне расплатились монетами с родной планеты (золото - всегда остается золотом, так что больших проблем тут не возникло) и расспрашивали о расстановке сил на континенте и о последних событиях. Эрафия в лице Айлиссы узнала об этом через пару дней и ринулась по следам. Еще через пару дней удалось выяснить, где именно гости обменяли деньги на местные и приобрели кое-что из одежды, а также получить достаточно точный словесный портрет. Команда явно продвигалась к главной дороге через континент... Дальше было не так трудно: несколько разговоров с возницами дилижансов, и цель террян окончательно прояснились - Гармондейл. Однако явившись в столицу Спорных Земель, Айлисса там никого не застала, хотя след был по-прежнему четким: четверка неизвестных в городе побывала и интересовалась 'лордом Кораком'. Узнав на станции дилижансов, что все местное 'правительство' уехало в Пьерпойнт, ушли, однако через несколько часов вернулись и, поинтересовавшись временем в пути, сели на дилижанс до Стэдвика. Доберутся туда, скорее всего... К сегодняшней ночи.
        Взглянув на положение солнца на небе, менестрель тут же переместилась в столицу Эрафии, где раздала нескольким людям несколько указаний, после чего метнулась в эльфийскую столицу. Да, четверо были здесь, причем в тот же день, что и в Гармондейле, как оказалось, но уже после отъезда лордов Гармондейла. И тоже расспрашивали, за сколько дней можно доехать до Стэдвика, но не поехали - ушли. Мало того, за три дня до того, сделали остановку тут же, в Пьерпойнте, но тогда они ехали в сторону Гармондейла.
        Выходило, что до Гармондейла новоприбывшие добрались обычным транспортом, а вот потом на несколько часов вернулись в Авли уже с помощью волшебства. Явно маги не из последних, вполне способные магически перемещаться на большие расстояния не хуже самой Айлиссы, а может, и лучше. Единственное, что пока мешало им заниматься этим в масштабах всего континента - то, что нельзя по своему желанию переместиться в место, которое еще ни разу не видел. Пока Антагарич не будет ими обследован, у местных было преимущество. У Айлиссы, по крайней мере.
        По времени в пути двух дилижансов выходило так, что терряне прибудут вечером, а гармондейлцы - утром следующего дня. И вероятно, терряне едут именно с целью встретиться с 'лордом Кораком'.
        Не исключая того, что встреча может принять и неприятный характер, менестрель вновь переместилась в Стэдвик и как раз за час до прибытия гостей доложила обо всем Кэтрин.
        Этой ночью многим не довелось лечь спать, зато к утру прибывших террян уже нашли и за таверной, где они остановились на ночь, установили слежку. На случай непредвиденных обстоятельств, внутри дожидались Гелу с Дрэйконом, Адриеной и местным Крэгом Хэком, а вокруг таверны прогуливались чуть ли не все стэдвикские боевые маги, которым посчастливилось тайно служить Кэтрин...
        К счастью, знакомство прошло спокойно.
        * * *
        Завтрак все-таки состоялся. Пока пришедший в себя тавернщик с взявшимися откуда-то помощниками обеспечивали питание, Айлисса рассказывала о своих поисках пришельцев по указаниям Кэтрин Айронфист.
        - И откуда же королева Эрафии узнала про нас? - хмуро поинтересовалась Ресурректра. Местная королева, как выяснилось, знала имена всех террян еще до их прилета! Что наводило на подозрения, но какие именно, пока оставалось не ясным.
        - Не знаю, - пожала плечами менестрель, хотя ее это тоже очень интересовало. - Но я думаю, она сама вам скажет. А куда делись ваши товарищи? Кастор, Максимус, Темная Тень, да?
        - Мы разошлись в разные стороны, - еще больше нахмурилась Ресурректра. - У нас с Кастором возникли некоторые разногласия по поводу дальнейших действий. Значит, их вам выследить не удалось.
        - Ищем, - обнадежила Айлисса. - Кажется, они оставили чуть меньше следов. Так что, хотите посетить королеву Кэтрин?
        Ресурректра взглянула на остальных террян. Возражений не последовало.
        - Да, посетим обязательно. Сегодня?
        - Хоть сейчас, - улыбнулась менестрель. - В конце концов, мы вас так давно ждем.
        Авли. Замок Наван
        Новости о том, что лорды Гармондейла посетили замок Сердце Грифона и имели разговор с Кэтрин, перелетели через границу и стали известны королю эльфов уже вскоре. Как и то, что лорды обещали присоединиться к Эрафии.
        - Болваны, - прокомментировал Элдрих рассказ советника. - Того, кто лезет на два дерева сразу - они могут разорвать.
        Все прочее знатокам энротской политики становилось ясно и без слов. Разумеется, Элдрих с самого начала не особо поверил в пламенное желание выскочек-лордов служить Авли. Как и Эрафии, впрочем. Вероятным выглядело, что, внезапно заполучив такое 'счастье' как Спорные Земли и узнав обо всех проблемах, четверка изо всех сил старается сохранить свое положение - для этого и пообещали свою преданность обеим заинтересованным силам разом. Да только не учли они, что в тайне эти переговоры не останутся! И к кому бы теперь не перешли Спорные Земли, лорды после этого долго не продержатся: ни Эрафии, ни Авли столь... неразборчивые подданные не нужны.
        Король представил, как, должно быть, мысленно потешалась Кэтрин над беднягами, на словах обещая золотые горы, и тоже усмехнулся: историю лордов можно считать законченой. Но пока они еще понадобятся. Пока не разрешится вопрос с судьей.
        - Кто может сменить судью Грея на Спорных Землях?
        - Пока только два кандидата, но, по всей вероятности, больше их уже не будет. Судья Брандис Фейрвивер - от Бракады. И Девон Слин - от Дейи.
        - У Арчибальда хватило наглости выставить своего кандидата?!
        - Формально ничто не может этому воспрепятствовать. Дейя в настоящий момент не находится в состоянии войны ни с Авли, ни с Эрафией, в конфликте вокруг Спорных Земель является нейтральной, и Слин имеет репутацию опытного дипломата. Протестовать против участия Дейи - значит, самим нарушить подписанные ранее договоренности об участии дипломатов со всего Антагарича.
        - Чтобы некроманты когда-нибудь были к кому-то нейтральны... - с отвращением произнес Элдрих. - Не хватало еще, чтобы нигонцы тоже вздумали участвовать. Судьей должен стать Фейрвивер. В этом случае Магнус обещал нам поддержку против притязаний Кэтрин. А этот Слин...
        - Маловероятно, что лорды решат принять предложение Дейи, - успокоил советник. - Это будет значить испорченные отношения с тремя странами сразу: скорее всего, Эрафия тоже будет против - и испорченные только для того, чтобы связаться со слабой Дейей. А значит, наши шансы вернуть Спорные Земли возрастают.
        Элдрих улыбнулся: все выглядело именно так. Война с Эофолом успешно помогла вбить клин между Эрафией и Бракадой, и даже смерть судьи Грея играла Авли на руку в этом случае. Тот превыше всего ставил интересы Спорных Земель, а вот его преемник...
        Кто, однако, оказал Авли такую услугу? Не Эрафия же, ее положение только осложнилось. Возможно, это замыслы Арчибальда, но и он немного в итоге выгадает.
        Лорды же Гармондейла и вовсе становятся разменными фигурами. Пусть только сделают выбор...
        Глава двадцать третья
        Из 'Истории замка Гармондейл'
        Еще никогда за историю Гармондейла он не становился объектом внимания столь многих держав Антагарича разом. Самое же необычное было в том, что все это внимание в те дни сосредоточилось на одной городской таверне...
        Венделл Твид. Придворный историк
        - Безумие. Полное безумие, - высказалась Мария, увидев, что творится в нашей 'родной' Гармондейлской таверне.
        Я был согласен. Иначе происходящее трудно было назвать.
        Хотя странности начались с самого приезда. Едва мы сошли с дилижанса, как голос Айлиссы из ниоткуда тихо потребовал:
        - Не оглядывайтесь.
        Гвен все же оглянулась:
        - Айлисса?..
        - Не болтайте с воздухом, - ответил голос. - Идите вперед, как ни в чем не бывало.
        Мы поспешно зашагали по улице. Голос двигался рядом... Нет, скорее, это была невидимая Айлисса. Про то, что маги могут и невидимыми становиться, все знали.
        - Идите в 'За счет заведения', предложения всех, кого увидите там, выслушайте, соглашайтесь с тем, что скажут, но говорите, что должны подумать до завтра. Я буду рядом, если что.
        - Кого встретим? Какие предложение? - зашептали мы.
        Но ответа не последовало, должно быть, Айлисса уже ушла. Неудобно все-таки разговаривать с невидимками.
        Кого мы увидим в таверне, выяснилось сразу по приходу. Вот тогда-то Мария и сказала про полное безумие.
        Кэтрин действительно прислала в Гармондейл своих представителей. Но мало того, Авли, Бракада и Дейя тоже прислали! Понятно, все магически перенеслись еще до нашего прибытия. На каждого из четверых приходилось еще и по несколько помощников - серьезная дипломатическая миссия, в общем! И куда им было идти здесь? Замок по-прежнему пребывал в плачевном состоянии, городские власти твердо придерживались политики невмешательства, свалив все на нас... И дипломаты поселились в нашей любимой таверне, сразу заняв там половину комнат.
        Все это гости сами рассказали нам, благодаря гармондейлцев за гостеприимство, а мне подумалось, что когда все закончится, послы с удовольствием сотрут нас в порошок. За пережитое унижение. С другой стороны, разве мы их приглашали?
        Знакомство состоялось прямо в обеденном зале. Четверо по-одиночке подходили и представлялись, заверяя в искреннем к нам расположении.
        Старушка Эллен Роквей, представлявшая Эрафию; молодой эльф Ален Хани; мрачный Райт из Бракады, одетый весь в лиловое; и посол Дейи Скейл, который, напротив, оказался весел и жизнерадостен, несмотря на свои черные одежды. Все относились друг к другу подчеркнуто вежливо, настолько вежливо, что постоянно предлагали друг другу первыми переговорить с лордами Гармондейла наедине, благо, комната для переговоров уже снята. Кстати, дипломаты заранее оплатили комнаты и для всех нас, опасаясь, что из-за их прибытия нам самим может не хватить мест, а это будет очень неудобный дипломатический инцидент. По крайней мере, они так объяснили. А свободных комнат в таверне после нашего приезда действительно не осталось.
        В итоге, взаимное уважение послов достигло таких вершин, что трое остальных убедили Скейла первым обсудить с нами все вопросы, хотя он и уверял, что согласен стать последним из всех. Кстати, и сам Скейл, и остальные дейцы были людьми, впрочем, вряд ли мертвецов потерпели бы на чьих-то землях. Может быть, поэтому в дипломатов и брали исключительно живых?..
        * * *
        - Очень рад встрече с вами, лорды, - едва мы все оказались в 'переговорной' комнате и присели на заранее расставленные стулья, как Скейл поплотнее прикрыл дверь и лучезарно улыбнулся. - Как вы уже знаете, я представляю Дейю - страну некромантов. И я догадываюсь, о чем вы подумали во время нашего знакомства, - он подмигнул и заговорил с нарочитым ужасом:
        - 'Некромантия! Свет всемогущий! Это же магия смерти!'
        - Да нет, мы ничего... - начала Гвендолен.
        - Ну что вы, не буду отрицать, это так и есть, - продолжил посол своим нормальным голосом. - Но, видите ли, на самом деле мы стремимся только к знанию ради знания. И это знание весьма благородно. Настоящие некроманты - всего лишь ученые, исследователи. Увы, закосневшие в своих догмах маги Бракады объявляют нас врагами. Но смерть - естественное явление, как и жизнь, значит, не может быть ничего плохого в ее изучении! Как и в продлении жизни - уверен, вы меня понимаете. Бессмертному королю легко запрещать то, что угрожает сделать его из необычного лишь одним из многих бессмертных, вражда исключительно в его интересах, не в наших.
        - Знаю, знаю, что вы хотите сказать, - Скейл не давал вставить и слова. - Несколько лет назад король Дейи Финеас Вилмар попытался напасть на Эрафию. Но, увы, у любой страны бывают плохие короли, как и хорошие. У Эрафии когда-то был Безумный король, Дейе не повезло с Вилмаром... И эльфы нередко враждовали с людьми, хотя и не являются некромантами. Стечение обстоятельств, неудачное стечение обстоятельств, нам очень жаль, что так вышло: Финеас Вилмар опозорил нашу благородную науку, к тому же он по сути являлся узурпатором! Но наш новый король Арчибальд в недавней кровопролитной войне покончил с ним, и с тех пор Дейя не имеет никакого намерения с кем-то воевать: все, что нам нужно - это спокойствие для наших научных исследований. Вот так, друзья мои, мы вовсе не враги всему живому, как наверняка скажут вам бракадцы. Уверен, они обвинят нас во всех преступлениях Антагарича.
        Посол вздохнул, должно быть, переживая за мучеников науки. Он вообще выглядел настолько искренним и честным... Только я не верил ни на грош.
        - Да, конечно, - согласилась Гвен. - Несправедливо.
        - Не везет, - притворно вздохнул я, подумав, что некроманты горазды врать.
        - Вы, верно, уже знаете, что теперь, когда судья Грей пал жертвой неизвестных, вам предстоит выбрать его преемника, - продолжил Скейл, когда все вдоволь навздыхались. - И у Дейи есть на примете именно тот, кто способен положить конец этому ненужному конфликту. Мы рекомендуем вам судью Девона Слина - он отличный дипломат.
        - Слина? - я тут же вспомнил предателя, который помог криганцам создать клинок Армагеддона. То есть, помог бы - нет уже криганцев. Однако вряд ли Слин от этого стал лучше.
        - О, вы слышали о нем? Да, Девон Слин легко решит ваши проблемы. Мир между нашими соседями очень много для нас значит, - посол слегка понизил голос. - И мы не останемся в долгу. Помните: ни Эрафия, ни Авли никогда не захотят дать Спорным Землям заслуженную свободу, каждый из них желает только присоединить их к себе. А король Арчибильд может поспособствовать тому, чтобы вы стали истинно независимыми правителями этих земель и никто из соседей больше не устраивал вам проблемы. Вам надо будет только согласиться на нашего кандидата и переговорить с его величеством, остальное он сделает сам. Подумайте над этим. Но не слишком долго: время сейчас дорого.
        - Мы... подумаем до завтра, - пообещала Гвен.
        - Разумеется, - улыбнулся Скейл. - Я уверен, вы примете правильное решение.
        'И это точно будет не Слин,' - подумал я.
        Уходя, Скейл наткнулся в дверях на Райта, с которым они обменялись просто приторными улыбками.
        Бракадец в точности повторил движение гостя из Дейи, плотно прикрыв дверь. А затем приподнял свою лиловую шляпу и заговорил таким же убедительным, только более серьезным голосом.
        - Еще раз здравствуйте, уважаемые лорды. Бессмертный король и великий магистр магии света поручил мне очень важный разговор с вами. Он считает своим долгом предупредить вас об опасности для ваших земель.
        - Опасности? - посол сделал драматическую паузу, и наша эльфийка очень вовремя ее заполнила.
        - Да, большой опасности, - кивнул Райт и нахмурился. - Вы очень многого добились за последние недели, но увы, основные угрозы никуда не исчезли. Первая из них - это угроза новой войны между Эрафией и Авли. Она не нужна Спорным Землям, но идти будет именно здесь: как всегда бывает во время их конфликтов. Отвести эту угрозу сможет решение нового судьи, но здесь появляется вторая, еще более страшная угроза...
        Опять драматическая пауза.
        - Боюсь, что на ваши земли положили глаз некроманты и их новый король Арчибальд. Поверьте, уважаемые лорды, этот человек, как и его подручные, на редкость коварен и очень опасен. Он может многое вам пообещать, но на самом деле стремится лишь к одному - усилению своей власти! И не хотелось бы, чтобы это произошло за счет Гармондейла... Но способ избежать обеих угроз разом - прост, - Райт опять сделал паузу и перешел к главному. - Всего лишь выбрать судьей Брандиса Фейрвивера, одобренного великим магистром магии света. Одно его решение - и угрозы всех войн исчезнут с ваших границ. Мир воцарится на Спорных Землях.
        - Конечно, мы хотим, чтобы воцарился мир... Мы подумаем до завтра и сообщим вам решение, - пообещала Гвен.
        - Я уверен, что оно будет правильным, - кивнул Райт перед тем как уйти. - Не хочу показаться назойливым, но будущее наших государств зависит от этого.
        Поочередно зашедшие затем Эллен Роквей и Ален Хани, как ни странно, призвали к одному и тому же: не верить некромантам, а выбрать Брандиса Фейрвивера из Бракады. Только, если Эллен уверяла, что Фейрвивер тут же подтвердит переход Спорных Земель к Эрафии, то Ален говорил то же самое насчет Авли. А концовка оставалась одной и той же: мир на наших землях и горячая благодарность нам от Кэтрин или же Элдриха.
        Имя столь любимого всеми Фейрвивера мне ничего не говорило, но вряд ли он мог быть хуже Слина. Тем не менее, всем мы повторили, что подумаем до завтра.
        - Ну вот, все... - с облегчением заключила Гвен, когда дверь закрылась за четвертым послом. - Интересно, а почему на всем Антагариче только два судьи?
        - Это просто, - ответил голос Айлиссы откуда-то из-за плеча эльфийки. Та подпрыгнула от неожиданности.
        - Айлисса?!
        - Да.
        - Ты все время стояла здесь?
        - Именно так, было весело. Так вот, Эрафия и Авли, как стороны заинтересованные, не могут предлагать своих судей; Таталия и Каменный город не хотят портить отношения с Эрафией, в случае чего; Нигону - плевать на местные дела; а в Крюлоде... - послышался смешок. - Просто нет признанных дипломатов. Вот и осталось всего две страны, которые желают участвовать. Хорошо, хоть не одна Бракада... Завтра вы скажете, что выбрали Девона Слина.
        - Слина?! - возмутился я. - Но он же из Дейи!
        - Вот поэтому нам с ним и будет проще, чем с Фейрвивером, - загадочно ответила Айлисса. - С Бракадой труднее договориться. Объявите, что выбираете Слина, королева сделает все остальное - и 'мир воцарится на Спорных Землях', как сказал Райт. Думаю, больше от вас ничего и не потребуется, разве что формальности.
        - А почему тогда посол Эрафии тоже был за Фейрвивера? - удивилась Гвен.
        - Ну не может же Эрафия открыто выступить за кандидата от Дейи! Мы должны...
        В дверь постучали.
        - Дипломаты, вроде бы, уже закончились? - риторически спросила менестрель.
        Стук повторился и громче.
        - Меня пока нет, - голос Айлиссы "отступил" в угол. - Избавьтесь от них поскорее. Если вернулся кто из них, повторите про завтрашний день.
        - Входите, открыто, - крикнула Гвен. - Ой, Мальвик?!
        Глава двадцать четвертая
        Да, это оказался не кто иной, как Мальвик. С неизменной сверкающей золотым зубом улыбкой - вообще, нам сегодня весь день все улыбались...
        - Приветствую вас, лорды. Уже лорды, как мы и ожидали.
        'Чтоб тебя разорвало', - подумал я, здороваясь. Воспоминания о том, как Мальвик оставил меня в дураках на Изумрудном острове, были еще свежи. Конечно, я признавал, что сам виноват, но хорошего отношения это все же не добавляло.
        Впрочем, вспомнив, что в углу стоит невидимая Айлисса, я воспрянул духом: может быть, на этот раз все пройдет по-другому.
        А гость опять завел старую песню:
        - Едва смог вас застать, вы теперь занятые люди. Да, как видите, наше вложение в будущее оказалось верным. Оглянуться не успели, а вы уже общаетесь с коронованными особами! А все благодаря нашим общим друзьям.
        - Да, спасибо, - пробормотала Гвен.
        - Так вот, о маленькой услуге для... наших общих друзей. О, не подумайте, что мы будем просить вас о чем-то неприятном, - Мальвик сахарно улыбнулся. - Напротив, это в итоге будет не безвыгодно и для вас. Даже очень выгодно, когда вы увидите всю картину в целом. Как мы знаем, сейчас вы встали перед выбором: судья от Бракады или судья от Дейи...
        - А откуда вы знаете? - с подозрением поинтересовалась Мария.
        - От друзей наших общих друзей, - Мальвик явно вознамерился получить приз за самую загадочную улыбку на планете. - Так вот, наши друзья рекомендуют, очень настоятельно рекомендуют выбрать кандидата от Дейи.
        Я удивился: Мальвик советовал в точности то же, что мы и сами собирались сделать. А не он ли прежнего судью прикончил? Или эти его... друзья друзей. Но что же ему надо?
        - Мы... так и собирались вообще-то, - подтвердила Гвен.
        - Отлично! Я вижу, вы и сами все понимаете. А дальше вам надо будет поступить очень просто: когда король Арчибальд пригласит вас встретиться - согласитесь, но... не в столице Дейи, а на более нейтральной территории, - неведомо чей представитель подмигнул. - Арчибальд поймет: в конце концов, город Бездна - не очень приятное зрелище для живых, да и вы после охоты на вампиров... Сами понимаете... Репутация среди некоторых подданных Дейи... И еще попросить, чтобы эта встреча осталась неизвестной среди большинства осведомленных лиц - это он тоже поймет. Короткий разговор с королем некромантов - и все. Не имеет значения, о чем вы договоритесь, ну если конечно, не подарите ему все свои земли, чего делать не надо, - гость шутливо рассмеялся. - Дальнейшее сделают наши общие друзья, и это будет для нас всех весьма выгодно. Вы ведь уже поняли кое-какие проблемы своих новых владений?
        - Еще как, - мрачно ответил я, про себя добавив: 'Одна из них перед нами'.
        - Да, Эрафия, Авли, Бракада, Дейя - все хотят от Спорных Земель своего, - Мальвик согласно покивал. - Но если вы примете помощь наших общих друзей, то все эти проблемы будут решены, и даже более того. Лордам независимого Гармондейла никак не обойтись без своей армии, чтобы поддерживать порядок, как только эльфы и люди перестанут вмешиваться в ваши дела. Так вот, армия у вас будет!
        - Откуда?! - заинтересовался Аллейн.
        - Как вы знаете, на Антагариче много друзей наших общих друзей...
        - У которых есть друзья, - не выдержал я.
        - Совершенно верно, - радостно улыбнулся Мальвик. - Так вот, именно благодаря друзьям друзей наших общих друзей, у вас будет, скажем так, достаточно военной силы для подобающего управления всеми Спорными Землями. И предвидя ваши вопросы, у наших друзей найдется, как повлиять на Эрафию, Авли, Дейю и Бракаду, в случае чего.
        'Да что ж ты за тип такой, что армию из кармана достанешь?! - мучил меня вопрос. - И на кого работаешь? Что за друзья у нас теперь?'
        - Как видите, это абсолютно взаимовыгодное предложение. Все, что от вас надо, это выбрать судью от Дейи и договориться о тайной встрече с Арчибальдом на нейтральной территории. Все прочее - дело наших друзей. И абсолютно все ваши проблемы будут решены.
        - Спасибо, большое спасибо! - радостно ответила Гвен. - Мы так и сделаем! Спасибо за все!
        - Мы очень благодарны нашим друзьям! - как можно довольнее добавил я.
        - Ну что вы, вам спасибо, - расплылся в улыбке Мальвик. - Раз мы поняли друг друга, позвольте проститься с вами. И не забывайте, у наших общих друзей - очень много друзей.
        Едва дверь за 'другом друзей' закрылась, как из угла послышался раздраженный голос Айлиссы:
        - Я иду за этим клоуном, ждите в этой комнате. В случае, если не вернусь до вечера, скажете Эллен Роквей, что вам срочно нужно поговорить с королевой, дело, не терпящее отлагательств! Расскажете Кэтрин все!
        Дверь распахнулась будто от порыва ветра и снова захлопнулась.
        * * *
        Оставшись одни, мы послушно ждали, не находя себе места и переживая за Айлиссу: все-таки она одна отправилась за Мальвиком, у которого неизвестно сколько неизвестно каких друзей... Однако все оказалось не настолько драматично: прошло где-то около трех часов и до вечера было еще далеко, а в дверь к нам уже постучались:
        - Великие герои Таталии и Изумрудного острова, можно скромному менестрелю посетить вас? - и, не дожидаясь разрешения, Айлисса сама вошла и уселась на ближайший стул.
        - Все в порядке, - отмахнулась она от наших 'Как?', 'Что?' и 'Кто?'. Выглядела менестрель порядком уставшей. - Ну какие же они болваны...
        - Кто, Мальвик - болван?! - жадно спросила Гвендолен.
        - И Мальвик, и друзья его, и друзья его друзей...
        - А они кто? - задал я мучивший столько времени вопрос.
        - Да ничего особенного, я вам потом расскажу. Завтра объявите о выборе судьи Слина... - Айлисса зевнула. - И поговорите со Скейлом, пусть устроит эту тайную встречу с Арчибальдом на нейтральной территории - пусть думают, что все идет, как они хотели... А Мальвик вас больше не побеспокоит.
        - Да нет, жив, - пояснила менестрель, взглянув на наши лица. - Но можете не волноваться. А мне надо... Спать... Проснусь... Все объясню... Отдыхайте... Все в порядке... Пол-континента облетела... пока разбиралась...
        С этими словами она встала и, слегка пошатываясь, отправилась в свою комнату.
        - Что это с ней? - с недоумением спросила Гвендолен.
        - Кажется... Как это называется... Переколдовалась, что ли... - пораженно ответила Мария. - Вроде бы, так выглядят маги, когда все силы истратят.
        Как я уже знал, у любого мага есть свой предел - максимальное число магических заклинаний, которое он мог использовать. По мере приближения к этому пределу, волшебники чувствуют себя все более утомленными и в какой-то момент просто не могут больше колдовать. Выпив специальные зелья, можно увеличить этот предел, но в этом случае происходит постепенное истощение тела мага, и, перестаравшись, можно просто-напросто умереть. Какими бы болванами, по словам Айлиссы, ни были друзья Мальвика, пришлось ей сегодня нелегко.
        Глава двадцать пятая
        - Для блага Гармондейла и скорейшего окончания этого конфликта мы решили принять предложение Дейи, - повторила выученную наизусть фразу Гвен. - И назначить на должность судьи Спорных Земель Девона Слина.
        Послышался треск: к моему изумлению, Райт разорвал свою лиловую шляпу, которую все это время держал в руках.
        Все на мгновение взглянули на него, но Скейл тут же перехватил инициативу:
        - От имени Дейи благодарю вас за оказанное доверие, - посол Дейи улыбнулся и склонил голову. - Судья Слин немедленно отправится в Гармондейл и сделает все возможное для скорейшего разрешения...
        - Считаю своим долгом предупредить вас, - перебил Райт, все еще держа в руках свою порванную шляпу. - Бракада не потерпит никаких союзных отношений между Гармондейлом и Дейей. Некромантам и их союзникам въезд на земли Бракады закрыт.
        Скейл вздохнул и осуждающе покачал головой, но сейчас это выглядело откровенно издевательски. Райт бросил на него мрачный взгляд и, не прощаясь, вышел из комнаты.
        'Нервный какой-то, - подумал я. - Как таких в послы только берут?'
        Другим же дипломатам все было как с гуся вода.
        - Мы верим, что вы поступаете правильно, лорды, - Эллен Роквей кивнула, как будто не она вчера убеждала нас сделать судьей Фейрвивера. - Скорое разрешение вопроса о Спорных Землях в наших общих интересах.
        - Да, это так, - подтвердил и эльф. - Авли благодарит вас. По прибытии судьи Слина мы постараемся сразу же назначить день переговоров и уладить все формальности.
        - Разумеется, ведь мир - наша общая цель, - подхватил Скейл. - Но не соизволят ли лорды выслушать несколько слов наедине?
        Мы соизволили. Представители Эрафии и Авли вежливо попрощались и ушли.
        - Я рад, что вы все правильно поняли, - начал Скейл. - Право, ваши земли должны быть для вас важнее политических проблем и заблуждений Бракады. И, как вы помните, король Арчибальд желал бы встретиться с вами лично, чтобы обсудить будущее Спорных Земель.
        - Мы тоже желаем с ним встретиться, - с ходу согласилась Гвендолен. - Только вот...
        * * *
        Следующие несколько часов прошли в согласованиях. Скейл сразу согласился, что лучше устроить встречу тайно и не в самой столице, только вот насчет нейтральной территории усомнился: где такую найти? Впрочем, дейцу было проще, чем нам, в свободе передвижения: при каждом после был, как мы узнали, маг, в чьи обязанности входило только быстро перемещать всю дипломатическую миссию в Дейю и обратно. Так что Скейл тут же запросил руководство - видимо, лично Арчибальда - и через полчаса уже предложил в качестве места встречи поместье некоего Сетага - бывшего рыцаря Эрафии, который по каким-то причинам пошел на службу Дейе, однако некромантом не был.
        Мы тут же пообещали обсудить между собой и решить, а как только Скейл нас оставил одних, за дело тут же взялась Айлисса - она, понятно, снова присутствовала при всем невидимой. На поместье Сетага менестрель, чему-то усмехаясь, велела согласиться, но подождать до ее возвращения. После чего, по обыкновению, испарилась.
        Вернулась Айлисса через пару часов, объявив, что все готово и мы можем отправляться.
        Длительные приготовления объяснялись просто: во-первых, Кэтрин не собиралась оставить место переговоров без присмотра, и, как обещала менестрель, на месте уже есть 'наши' - на тот маловероятный случай, если Арчибальду что-то в голову взбредет или еще что-то случится. А во-вторых, мальвиковские 'друзья' тоже должны были узнать...
        С этими таинственными 'друзьями' для нас ничего так и не прояснилось, хотя во время утреннего инструктажа выспавшаяся и пришедшая в норму Айлисса сообщила кое-что.
        Что Мальвик сейчас в том месте, где ему самое место, а письма своим друзьям теперь пишет под диктовку. Что у этих самых друзей был какой-то план, ради которого они и хотели отправить нас в Дейю, и не совсем плохой план, так как Кэтрин его теперь сделала и своим планом. Только друзья Мальвика об этом еще не знают, думая, что работают на себя! Но скоро узнают.
        Подробности Айлисса рассказать не захотела, заявив, что пока еще рано, сначала надо вернуться из Дейи, вот тогда-то все и будет ясно окончательно. А сейчас - еще тайна.
        Мы изнывали от любопытства, однако ничего не оставалось, кроме как ждать. А пока - отправляться в Дейю.
        К счастью, на этот раз не дилижансом: к чему тратить время, если король готов нас принять хоть сейчас? Скейл любезно предоставил нам своего мага - того самого, который заменял дипломатам весь транспорт. И сам, конечно, отправился с нами - должен же нас кто-то представить королю Арчибальду.
        Глава двадцать шестая
        Должно быть, взявшись за руки, словно для хоровода, мы представляли забавное зрелище... Но у магии тоже есть свои требования.
        - Ни в коем случае не разрывайте цепочку, помните? - снова повторил маг дейских дипломатов. - Иначе останетесь на месте.
        - Да помним, - отозвалась Гвен.
        - Не мешайте мне, а то собьюсь и придется начинать сначала, - пригрозив так, маг прикрыл глаза и принялся что-то скороговоркой шептать.
        Мы простояли так с полминуты и... Я так и не заметил, как это происходит, но вместо двора таверны и нескольких соседних домов уже была унылая каменистая равнина, с разбросанными по ней скалами. Местами виднелось что-то, напоминающее кактусы.
        - Можно разрывать круг, - сообщил Скейл.
        - Ну и местечко... - критически заметила Гвен, оглядываясь.
        - Увы, из-за постоянной неприязни, которую к некромантам испытывают всю нашу историю, редко удается занять удобные земли, - посол, однако, тоже осматривался с недоумением. - Айр, ты куда нас доставил? Где поместье Сетага?
        - Мы на его землях, - отозвался маг. - Вон и дом его, и дорога туда ведет.
        Где-то в полукилометре действительно стоял не очень приятно выглядящий двухэтажный дом, к которому вело что-то вроде дороги, правда, так петляющей между скалами и так забросанной крупными валунами и мелкими булыжниками, что вряд ли по ней можно было проехать. Может, неизвестный Сетаг этого и хотел?
        - А поближе перенести можешь? - высказал недовольство Скейл.
        - На такое короткое расстояние переносами не занимаюсь. Мало ли что может быть... - туманно ответил Айр. - Пешком всего ничего тут, да безопасней.
        - Дойдем до его величества, попрошу назначить нам другого мага, - пообещал посол. - Простите его за досадную оплошность, лорды. Пойдемте, здесь действительно недалеко.
        * * *
        Насчет безопасности Айр ошибся. Не прошли мы и полпути, как из-за какой-то скалы показался человек в такой же как Скейла черной одежде и взмахнул рукой.
        - Стойте, путники. Вы забыли уплатить налоги.
        - Какие налоги? - удивился посол. - Вы кто, Сетаг?
        - О, нет, я лишь сборщик налогов для короля Дейи. Как вам известно, сейчас по дорогам бродит много никому не подчиняющихся живых мертвецов, они могут попасться буквально на каждом шагу. И для обеспечения охраны, все проходящие по дорогам путники должны уплатить налог. В количестве... - 'сборщик' оценивающе оглядел нас. - Сотни золотых. Так мы обеспечиваем вашу безопасность от живых мертвецов.
        - Я посол Дейи! - возмутился Скейл. - Какие налоги?
        - Ну и наглость, - пробормотала Гвен. - Кажется, нас грабят.
        Аллейн, услышав это, тут же достал свой меч. Все прочие, глядя на гоблина, тоже сочли нужным продемонстрировать оружие, благо, в Дейю безоружным никто не пошел.
        Однако 'сборщик налогов' только усмехнулся:
        - Если не хотите платить налоги, никто вас не заставляет. Но будьте осторожны: вы отказываетесь от собственной безопасности! Если вдруг встретятся живые мертвецы, вы сами будете виноваты.
        С этими словами он уселся на камень и демонстративно отвернулся.
        - Идемте! - скомандовал нам Скейл. - Не обращайте внимания на этого. Я еще поговорю с Сетагом: кого он пускает на свои земли?! И сообщу королю Арчибальду! Кто это тут от его имени...
        В этот момент послышалось шуршание и, разбрасывая мелкие камушки, прямо перед Скейлом из дороги вдруг вылезла серая рука.
        - Что?.. Мертвецы!! - для некроманта голос дейца прозвучал до странности испугано.
        Неподалеку выросла еще одна рука и зашарила вокруг...
        - Надо было заплатить за свою безопасность, - послышался сзади флегматичный голос. - Вас предупреждали, что могут попасться живые мертвецы?
        Оглянувшись, мы убедились, что вымогатель по-прежнему сидит на камне, а между ним и нами из земли уже лезет с десяток рук.
        - Бежим!! - Айр первым последовал своему совету, бросившись вперед.
        Глава двадцать седьмая
        'У Айлиссы все под контролем! Должно быть все под контролем! - убеждал я себя, карабкаясь на каменный завал. - Где-то должны быть наши... Проклятый Сетаг, устроил же баррикады!'
        Перед самым домом Сетага дорога, и так зажатая между скалами и сузившаяся до тропинки, в самом деле упиралась в груду камней, явно набросанную здесь специально. Живые мертвецы, движущиеся со скоростью пьяного, но разъяренного пешехода, слегка отстали. К тому же камни и неровности на дороге мешали им еще больше, чем нам: они спотыкались, падали, шли друг по другу, но зато совершенно не чувствовали никакого дискомфорта от ушибов.
        - Посох давай сюда! - скомандовал Аллейн, уже взобравшийся наверх. - И держись!
        Сообразив, я вытянул вверх посох, и, ухватившись за него, гоблин втащил меня на вершину завала. Затем мы также помогли влезть Гвен и Марие.
        - Почему я не лучница, мне надо было учиться стрелять из лука... - бормотала эльфийка. - Нет, лучше бы стала друидом и всю жизнь жила в лесу с единорогами и пегасами... Выберусь - никогда больше ни монетки не украду!
        - Будьте любезны, подайте мне руку, - попросил запыхавшийся Скейл. - Корак, у вас же арбалет, стреляйте по ним!
        Об арбалете я совершенно забыл за время бегства. Правда, в отличие от боя на Изумрудном острове, все же не потерял оружия... Хотя бы что-то.
        - Айр, а тебе магия на что?! - продолжал командовать посол, пока ему помогали влезть на вершину. - Сделай что-нибудь!
        - Я по магическим... перемещениям... - маг карабкался следом. - Я не боевой маг! Но попробую.
        Пока Айра затащили к остальным, мертвецы успели подойти к завалу почти вплотную, а арбалет был заряжен.
        'По крайней мере, эти, в отличие от стрекоз, не уворачиваются', - подумал я и выстрелил в приближающуюся серую толпу.
        Враг, идущий не спеша и плотными рядами - идеал для арбалетчиков, промахнуться действительно трудно. Стрела попала прямо в грудь одному из мертвяков и... не вызвала никакой реакции. Тот так и продолжал шагать вперед. Вместе со стрелой...
        Айр вытянул руку, пробормотал какое-то заклинание. Что-то, напоминающее светящийся шарик слетело с его ладони и попало в неживую толпу. Тоже не вызвав никакой реакции. Те уже подобрались к завалу.
        - Мерзость-то какая! - простонала бледная Гвен.
        Я был согласен: выглядели мертвецы и в самом деле неприятно: серые, костлявые, отвратительно пахнущие... К счастью, они еще не были полуразложившимися, хотя частично и покрытые какой-то слизью, о происхождении которой я старался не думать. Да и вообще внимательно их рассматривать не хотелось. Впрочем, в последние пять минут обнаружилось, что когда от мертвяков убегаешь - не так боишься. Самым жутким моментом для меня оказался именно тот, когда мертвые руки лезли из земли - потом уже стало как-то не до того. Их медленное движение и тупость слегка успокаивали, и из воплощения смерти мертвецы превратились просто в неприятных и опасных уродов, от которых желательно держаться подальше, но всегда можно убежать.
        - А они умеют лезть вверх? - поинтересовалась у Скейла тоже слегка побледневшая Мария.
        - Умеют, - поморщился тот. - Только медленно... Здесь хорошее место чтобы держать оборону: как только они полезут - вы сможете их сбивать обратно. Нет, что я говорю, пойдемте в особняк Сетага, там мы сможем запереться, они не войдут... Айр, пойди постучи, скажи, что мы здесь.
        Бедолага-маг, рискуя переломать ноги, опрометью спустился с противоположной стороны завала, кинулся к дверям особняка, поднял руку со сжатым кулаком, чтобы постучать... И в этот момент двери распахнулись. Айр так и застыл с замахнувшейся рукой.
        - П-простите, Ваше Величество. Я стучал, - пролепетал он.
        Однако вышедший из дверей человек, не обращая на него внимания, прошел к нам.
        Скейл поспешно поклонился:
        - Ваше Величество, прибыли лорды Гармондейла, - объявление вышло как-то не к месту официально. - Позвольте вам помочь.
        Длинноволосый и черноусый Арчибальд, которого я узнал по сходству с виденными ранее портретами короля Дейи, отмахнулся от протянутой руки и, прошептав что-то, одним прыжком взлетел на завал и взглянул вниз. Затем, не торопясь, указал на толпу пытающихся влезть мертвецов, и снова зашептал, на этот раз дольше.
        - Не отвлекайте его, - предупредил Скейл, хотя никто и не собирался отвлекать.
        Секунд десять прошли в тишине, нарушаемой только шепотом Арчибальда и шуршанием неутомимых зомби, по-прежнему лезущих вверх. А затем сверкнула молния!
        Кажется, даже не одна, а десяток молний, заполнивших пространство между скалами. К оглушившему нас грохоту прибавился треск разламывающихся камней и запах гари.
        Все заняло одно мгновение: на дымящейся и еще более развороченной дороге под завалом не осталось ничего, только в воздухе кружило что-то напоминавшее пыль.
        - Приветствую вас, лорды Гармондейла, - как ни в чем ни бывало обратился к нам Арчибальд.
        Отступление. Дейя, город Бездна, Сумеречный замок
        Так вышло, что при памятном штурме Сумеречного замка Арчибальдом, больше всего пострадало правое крыло, где и находился тронный зал с самим Вилмаром и его последними защитниками. Левое крыло отделалось парой пробоин в стенах, которые наскоро заделали. Так как новый король все равно собирался вскоре восстановить замок, как традиционное место обитания правителей Дейи, то и жить предпочел тут - в уцелевшей части. К тому же несмотря ни на что Бездна по-прежнему оставалась самым защищенным городом некромантов, и самые ценные для некромантов предметы они по-прежнему предпочитали хранить именно в Сумеречном замке. Впрочем, если бы они сделали иначе, это вряд ли бы что-то изменило всерьез...
        Предметы эти были сосудами души - магическими артефактами, необходимыми при ритуале создания личей. Изготовление сосудов требовало долгого времени и немалых магических талантов, так что потеряй Дейя имеющийся запас - и мечты о бессмертии для многих оказались бы под большим вопросом. Понятно, что и берегли их больше чем что-либо другое: спрятанные в одном из подземелий замка сосуды находились под надежной охраной.
        Точнее, некроманты так думали.
        - Ну что, начинаем? - послышался громкий шепот в пустом коридоре замка. - Если там всего пара десятков мертвецов, мы их за минуту порубим.
        - Еще рано, - тихо ответил женский голос. - И через пять минут тоже будет рано...
        - Тихо, - шикнул третий невидимка. - Слышите?
        В зале, куда и выходил коридор, замелькали чьи-то тени.
        - Нападение на испытательную зону! - послышался крик.
        - Какому дураку понадобилось нападать на испытательную зону некромантов?! - удивился первый голос. - Там же нет ничего, кроме всяких злобных тварей!
        - Неважно. Это и есть отвлекающий маневр, - шепнул второй голос. - Пошли!
        - А ты говорила, через пять минут будет рано, - усмехнулся первый. - Потрудимся!
        Тихие шаги четверых удалились по направлению к лестнице, ведущей в подземелье.
        - Мы с Адриеной начинаем, вы - прикрываете нас и даруете покой тем, кто останется, - вступил четвертый голос.
        - Даруем, уж так даруем, - с предвкушением ответил первый.
        Когда на охраняющих двери сокровищницы личей и вампиров внезапно обрушились одновременно потоки огня и молнии, большинство не успело ничего сообразить, как уже стало пеплом. Несколько уцелевших, увидев потерявших невидимость врагов, кинулись в безнадежный бой и прожили (если можно так сказать) немногим дольше.
        - И все? - недовольно прокомментировал Крэг Хэк, отряхивая топор. - Мне всего двое досталось. Я-то думал... Кажется, со времен Сандро они стали хилыми.
        - Ага, худые какие-то, - усмехнулась Адриена. - Особенно те, что скелеты. Ну что, Дрэйкон?
        - Минуту...
        Заклинание взрыва - и двери разлетелись в щепки.
        - Вот они.
        Длинные полки, а на них ряды круглых синих сосудов - вот что заполняло сокровищницу некромантов. Разумеется, свое бессмертие для них куда дороже всего остального.
        - Как уничтожим: топором или магией? - деловито поинтересовался Крэг Хэк.
        - Магией быстрее и надежнее, - откликнулся стерегущий вход Гелу. Пока подкреплений некромантов не было видно, но наверняка они уже узнали о вторжении в сокровищницу: в таком месте какой-нибудь сигнальной магии просто не могло не быть. - Не думаю, что у нас много времени.
        - Тогда... Давай Адриена, - Дрэйкон уступил место таталийке. - Думаю, огонь больше всего подойдет в этом случае, а с огнем у тебя получается лучше. Погорячее.
        - Отойдите-ка назад.
        Пламя, вызванное заклинанием, полыхнуло внутри сокровищницы так жарко, что Адриене слегка опалило волосы. Как только огонь угас, за дверями осталась лишь перемешанная с камнем дымящаяся бесформенная синяя масса.
        - Отлично получилось. Уходим, - скомандовал Дрэйкон.
        Когда толпа личей и вампиров ворвалась в подземелье, они никого не нашли. Осквернители некромантской святыни уже были очень далеко...
        Глава двадцать восьмая
        В чашках был если и не чай, то что-то очень на него похожее. С другой стороны, и на Земле мне приходилось пробовать сорта чая, которые и чаем-то назвать можно с трудом. В местном же напитке, по крайней мере, присутствовало заметное сходство. На причины такого сходства, как и наличия некоторых других казалось бы 'чисто земных' вещей, я давно уже махнул рукой. С Земли попало на Энрот, или с Энрота на Землю, или с прародины Древних расползлось повсюду - какая, в конце концов, разница? Все равно никто не знает. А чай пить можно, жаль только, без сахара. Но спрашивать короля некромантов о конфетах казалось не очень удобным, тем более, что остальные пили и так.
        Из всех знакомых королей Арчибальд первый додумался нас угостить при встрече. Правда, это был только чай, но все же... Тем более, что разливал лично Сетаг - мрачный вислоусый тип зачем-то ходящий в красном плаще с капюшоном. Гостеприимство нам оказывали вовсю.
        - Мы, к сожалению, еще не успели навести порядок по всей стране после недавней войны с Вилмаром, - заметил Арчибальд. - Кто бы мог подумать, что какая-то шайка обосновалась прямо возле дома лорда Сетага.
        - Я из дома неделю уже не выходил, - добавил Сетаг. - Если бы знал, то давно бы уже с ними разделался.
        - Это действительно было чрезвычайно глупо с их стороны, - согласился король. - Надеюсь то небольшое происшествие не повредит вашим отношениям с Дейей?
        - Нет, что вы, - Гвен оторвалась от чая. - Спасибо вам большое за помощь.
        - Это мой долг - заботиться о порядке на землях Дейи. И не только. Посол Скейл сообщил мне, что вы согласны принять мою помощь для восстановления независимости Спорных Земель.
        - Ну да, - кивнула эльфийка. - А то ведь разорвут. Все хотят прибрать Гармондейл к рукам - а зачем? Весь тот лес-то уже, наверное, вырубили.
        - Лес? - кажется, Арчибальд не уследил за мыслью Гвендолен.
        - Ну, войны Эрафии и Авли ведь начались из-за ценных пород древесины. А что от нее осталось за столько веков? А все спорят...
        - Думаю, Спорные Земли ценны и сами по себе, без этого леса, - ответил король Дейи. - Как бы то ни было, я действительно могу позаботиться о том, чтобы Авли и Эрафия больше вас не побеспокоили. Уверен, судья Слин оформит все таким образом, чтобы против свободы вашей земли никто не мог возразить. А если все же будут возражения, то Дейя поможет защитить неприкосновенность ваших границ.
        Это утверждение мне показалось сомнительным: Дейя все-таки сейчас слабовата даже на фоне одной Эрафии, а уж против Эрафии и Авли разом... А вот что я помнил, так это то, что Арчибальду должна быть выгодна война за Спорные Земли, а вовсе не мир - чтобы пополнить свою армию нежити. Хотя свободу Гармондейлу он также, вроде бы, хотел дать. Но после войны нам что - тоже мертвецов в подданные брать?!
        Картина нежити, заполонившей Гармондейл, вдруг до того ясно возникла перед моими глазами, что тут же стало не по себе оттого, что Арчибальд сидит рядом. И чай его пить совсем расхотелось.
        'А почему мы вообще чай его пьем?! - как громом поразила новая мысль. - Он же туда все что угодно мог подсыпать! Нет, нет, это уже мания преследования: зачем ему травить союзников, тогда Слина скорее всего не сделают судьей. Да и сам ведь пьет'.
        Тем не менее, допивать чай я не стал, поблагодарив и снова накинув капюшон - на тот случай, если мои мысли вдруг начнут отражаться на моем лице. Да и вообще, так было как-то спокойнее.
        - Как только судья Слин вынесет решение, мы обязательно с вами официально договоримся, - пообещала Гвен. - Конечно, нам нужны настоящие союзники, а не те, которые только и думают, как нас захватить.
        Арчибальд улыбнулся (что, впрочем, при его внешности вышло довольно мрачно) и, должно быть, хотел продолжить разговор, как вдруг послышался топот, а затем в комнату влетела на редкость бледная женщина в традиционном некромантском плаще.
        - Ваше Величество! - крикнула она, не обращая на нас внимания. - Замок...
        - В чем дело, Видомина?! - недовольно перебил ее Арчибальд. - Я занят.
        - Нападение на Сумеречный замок, - поспешно произнесла Видомина. - Они уничтожили...
        Тут она оглянулась на нас и запнулась.
        Арчибальд, видимо, тоже что-то сообразил:
        - Прошу меня простить лорды, государственные дела. Посол Скейл и его маг доставят вас обратно в Гармондейл. Буду рад встретиться с вами в более удобное время.
        - Пойдемте скорее, - пробормотала Видомина.
        Без всякого стеснения вцепившись в руку короля, она скороговоркой пробормотала заклинание, и оба исчезли.
        - Да, лорды, - Скейл выглядел смущенным. - Думаю, нам пора вернуться в Гармондейл.
        Мы не заставили себя упрашивать. На этот раз Айр справился с работой отлично, переместив нас прямо к порогу таверны 'За счет заведения'. Тут представители Дейи с нами попрощались, отправившись к себе.
        Я же, с удовольствием оглядевшись вокруг, решил, что в Дейю больше ни ногой. Таталия - и то лучше, пожалуй.
        Айлиссы в ее комнате не оказалось, и, обсудив происшествие, мы решили, что она наверняка имеет какое-то отношение к неведомым проблемам, возникшим у некромантов.
        Отступление. Таталия, Гильдия наемников
        В той небольшой части Таталии, что покрыта заснеженными горами, возвышалась миниатюрная крепость: каменное здание без окон, лишь с несколькими узкими бойницами под крышей, с утыканными шипами стенами (это, впрочем, больше для грозного вида, чем защиты) и единственной, как правило, закрытой дверью. Здесь, на любезно предоставленных королем Траллоском землях, расположилась Гильдия наемников Антагарича.
        Точнее, наемниками они были раньше, хотя официально и сейчас так назывались. И даже нанимались на некоторые задания - если считали нужным. Но на самом деле, с некоторых пор, а именно, после того как Гильдию возглавил некий Найлз Стэнтли, политика резко изменилась: от девиза 'мы работаем на вас, а остальное - ваши проблемы' она перешла к 'пора поработать на себя, а остальное - уж точно ваши проблемы'. Тогда-то и начали твориться некоторые странные дела по всему континенту: в Эрафии, Авли, Таталии, наконец, даже в Дейе. На первый взгляд не связанные друг с другом загадочные происшествия, а на самом деле - части одного плана. Плана, уже близившегося к исполнению.
        'Да, скоро, совсем скоро мы добьемся своего', - размышлял Найлз, сидя у горящего камина и листая книгу заклинаний - последний трофей Гильдии, доставленный несколько часов назад. Собственно, заклинание там описывалось только одно, поместившееся на единственной странице, но настолько сложное и капризное, что остальной объем книги занимало описание условий, необходимых для достижения результата. Сам Стэнтли не понимал и половины написанного, но это было неважно: книгу наемники раздобыли совсем для другой цели. И листал ее глава Гильдии исключительно из тщеславия, ведь так приятно держать в руках артефакт, который бракадские маги безуспешно разыскивали столько веков. Ради такого удовольствия он даже не спал этой ночью, предпочтя разбор древних и не особо ясных строк заслуженному отдыху.
        А особенно приятно было при этом думать, что книга - последний шаг в его великом плане, который непременно приведет его к власти над всем Антагаричем, а там, может быть, и...
        Мечты Стэнтли прервали внезапно и грубо: неподалеку что-то загрохотало и послышались дикие вопли.
        Все же глава Гильдии не всегда только командовал подчиненными. В мгновение ока он вскочил и ринулся к оружию, попутно соображая, что грохот похож на магическую молнию, примененную в помещении, а крики наводят на мысль об атаке огненным заклинанием.
        Грохот снова повторился, на сей раз ближе - в коридоре за дверью комнаты. К молнии прибавился треск разбитого в щепки дерева. В придачу, вдалеке кто-то опять закричал и послышался звон оружия. Большого количества оружия.
        Кто бы ни напал на Гильдию, их оказалось много, и подготовились они очень хорошо. Мало того, неизвестные уже находились в десятке шагов. Стэнтли хорошо помнил план здания и догадывался, что трещала вторая дверь - отделявшая коридор от общего зала. Путь к выходу уже отрезали...
        'А зря мы не сделали окон, - пронеслось в разуме Найлза. - Можно было бы выпрыгнуть. Хотя они наверняка окружили всю Гильдию. Кто же?!'
        Впрочем, это должно выясниться очень скоро. Куда важнее становился вопрос 'как выбраться?!', и вот на него-то, к несчастью, ответа не предвиделось. Еще одна дверь вряд ли задержит врагов надолго, в запасе лишь несколько секунд... Что делать?!
        Тут наемник вдруг понял, что так и не выпустил из рук драгоценную книгу.
        Что ж, если нельзя победить, то можно сделать победу противника неполной...
        * * *
        Дверь вспыхнула и осыпалась пеплом. В сопровождении двух эрафийских рыцарей Адриена перешагнула порог и громко объявила:
        - Найлз Стэнтли, вы арестованы за преступления против Эрафии, Таталии, Авли, Бракады и Дейи!
        - Неужели и Дейи? - с интересом спросил стоящий у камина человек. - Эрафия и Бракада теперь защищают некромантов?
        - Идите с нами, - для убедительности таталийка зажгла на ладони небольшой огонек.
        Однако Найлз, взглянув на пламя, только усмехнулся.
        - Это ни к чему, камин уже растоплен... - небрежным жестом он указал на пылающий в очаге фолиант. - Извольте, я иду.
        * * *
        При свете занимающейся зари из захваченной Гильдии под конвоем выводили уцелевших наемников во главе с нагло усмехающимся Найлзом, а расположившаяся у входа Айлисса, тем временем, проверяла трофеи.
        - Архив цел, - доложил Дрэйкон. - Кажется, вся переписка здесь.
        Идущий следом Крэг Хэк продемонстрировал сам архив в виде окованного металлом сундука.
        - Украденное 'Сердце леса', - сообщил Гелу, вынося кристалл, увитый побегами. Причем побеги загадочным образом росли прямо из камня. - В полном порядке, да и вряд ли бы Стэнтли смог ему повредить.
        - В отличие от книги, - Айлисса разглядывала обугленный переплет.
        - Не успели, - повинилась Адриена. - Должно быть, читал ее перед сном.
        - Бракадцы будут недовольны, - пробормотала менестрель.
        Словно, чтобы подтвердить ее опасения, с крыши Гильдии спорхнул ярко-синий попугай и не спеша опустился на ветвь дерева по соседству.
        - О, да, они будут недовольны, - повторила Айлисса, взглянув на попугая. - Солмир ибн Вали Барад, вам не кажется, что попугай - не лучшая маскировка в этих холодных горах?
        - Поверьте, уважаемая Айлисса, если бы я хотел остаться незамеченным, вы бы не узнали, что я рядом, - печально отозвался попугай.
        - Кто это?! - изумилась Адриена. - Он говорит!
        - Солмир ибн Вали Барад, - попугай слегка наклонил голову. - Преданный слуга Гэвина Магнуса, Бессмертного Короля Бракады.
        - Ну надо же... - начал Крэг Хэк. - Королю Бракады служит... попугай?
        - Он джинн, - пояснил Дрэйкон. - Лучший полководец Бракады и могущественный волшебник.
        - Тогда ладно.
        - Вы следили за нами? - поинтересовалась менестрель.
        - Должен признаться, что да, - подтвердил Солмир. - Сегодня я был в Стэдвике и... случайно обнаружил ваши приготовления к штурму Гильдии...
        - Шпионил, значит, - сердито припечатал Крэг Хэк.
        - Вы совершили ошибку, не сообщив Бессмертному Королю, что наемники захватили книгу 'Божественного вмешательства', - продолжил попугай. - Маги много столетий искали эти утерянные заклинания. Его величеству Магнусу не понравится, что его не предупредили о происходящем, тем более, что книга погибла именно в результате ваших действий.
        - Боюсь, участие бракадских магов в этом штурме ничего бы не изменило, - заметила Айлисса. - Никто не мог предусмотреть все, в том числе и то, что Найлз будет читать книгу рядом с камином.
        - В этом вы правы, - печально согласился Солмир. - Увы, я сам не предполагал, что все кончится так, потому и не вмешивался, пока не стало слишком поздно. Полагаю, что Эрафия собиралась вернуть книгу 'Божественного вмешательства' Бракаде?
        - Собиралась, - подтвердила менестрель. То, что взамен на книгу Эрафия хотела добиться от Магнуса чего-то еще, она добавлять не стала: джинн и сам все прекрасно понимал. Но теперь уже не судьба.
        - И все же я обязан доложить обо всем Бессмертному Королю и уверен, что он отнесется к случившемуся не так снисходительно, - синий попугай внимательно посмотрел на Айлиссу. - На вашем месте я бы передал королю официальные извинения до того, как он сам выразит недовольство. Это будет выглядеть... немного лучше.
        - Почему вы нам помогаете? - не поняла Адриена.
        - Я не желаю ссоры между Бракадой и Эрафией, - вздохнул Солмир. - Ее величество Кэтрин Сердце Грифона всегда вызывала мое глубокое уважение. А произошедшее может повредить хорошим отношениям между нашими странами.
        - Так не рассказывай Магнусу про эту книгу - и все! - предложил Крэг Хэк.
        - Я не могу нарушить свой долг. До встречи, я желаю вам удачи, - с этими словами джинн-попугай вспорхнул с ветки и полетел на юг.
        - Мне надо срочно отправиться в Стэдвик, - сказала Айлисса, проводив птицу взглядом.
        Бракада. Сверкающий замок
        Гэвин Магнус раздраженно скомкал письмо от Кэтрин и швырнул в камин.
        - Возмутительно! Эта королева переходит все границы! Она ловит наемников на землях Таталии, как на своих собственных, и... 'Просит прощения' за то что погубила один из наших величайших источников древней магии! - ядовито сообщил Бессмертный Король.
        - Королева получила разрешение Траллоска на арест Найлза Стэнтли... За полчаса до штурма, - несколько смущенно ответил Солмир.
        - За полчаса! Траллоск скоро превратится в ручную ящерицу Кэтрин! - еще более ядовито заметил Магнус. - А спросить разрешения у Бракады она, конечно, не догадалась! Тогда бы все кончилось по-другому!
        Джинн промолчал. Он уже сделал все, что мог, пытаясь объяснить происшествие абсолютно непредвиденной случайностью. Даже если бы Солмир сам руководил штурмом Гильдии, скорее всего все кончилось бы так же. Но, казалось, Бессмертного Короля невозможно переубедить. Вся вина, по его мнению, лежала исключительно на самонадеянной королеве Эрафии, которая мало интересовалась мнением Великого Магистра магии Света!
        - Пора положить этому конец, - подойдя к окну, Гэвин Магнус некоторое время смотрел на покрытые льдом вершины гор и о чем-то думал. Наконец, обернувшись, он взглянул на Солмира.
        - Пусть жители Бракады узнают, из-за кого их многовековые поиски завершились неудачей на пороге победы... А королю Элдриху передай, что любые законные действия Авли в отношении Гармондейла и Эрафии встретят нашу полную поддержку.
        - Будет исполнено, - скрывая грусть в своих глазах, джинн поклонился.
        Глава двадцать девятая
        Гвендолен вытянула карту из колоды...
        - 'Чудесный звук'. С меня семь драгоценных камней, башня и стены на один камень выше, магии - на одного мага больше.
        - У меня 'Лишний ход' с потерей одного драгоценного камня, - ответила Мария и выложила вторую карту. - 'Лишний маг' за семь драгоценных. Тебе...
        - 'Удачная находка'! Две драгоценности, два камня для каменоломни и лишний ход! - эльфийка потянулась к колоде. - О, 'Хороший проект'! Башня на восемь камней выше!
        - 'Шахтеры' - эта карта принесла гноме новую каменоломню.
        - 'Стена'. На пять камней выше в обмен на три.
        - 'Главная жила'. Новая каменоломня за четыре камня. Сколько у меня каменоломен?
        - Четыре, - я поставил на листке новую галочку. У Гвен - две. Наша берет.
        - Какая жалость, - Гвендолен притворно вздохнула и показала карту. - 'Святилище', башня достраивается до тридцати трех камней, на три больше, чем условились. Победа!
        - Ни разу не проиграла! - Мария с досадой бросила карты. - Мошенница!
        - Я же не виновата, что мне везет, - с довольным видом развела руками эльфийка. - И еще одна десятая доля от твоей четверти - моя. Сейчас пририсуем.
        Самая распространенная на Антагариче карточная игра - 'Аркомаг' - на мой взгляд оказалась довольно запутанной. По правилам, у каждого игрока изначально было одинаковое количество вымышленных ресурсов трех видов: драгоценности, камни и звери; а также три источника ресурсов: маги, каменоломни и зверинцы. Уйма карт, каждая из которых являлась уникальной и обозначала, сколько ресурсов или их источников игрок получает, теряет или тратит на строительство своего дома-башни. Некоторые карты вместо этого уничтожали строения или ресурсы других игроков... Побеждал тот, кто первым достраивал башню до заранее установленной высоты, полностью разрушал башню противника или зарабатывал также заранее установленное количество ресурсов. Во всех этих сложностях легко было запутаться, так что обычно не участвующие в игре вели запись достижений игроков.
        На этот раз Марие, старательно собиравшей камни, оставалось всего десяток до выигрыша, когда Гвендолен потратив все, завершила дом - было от чего расстроиться. Счастье еще, что я запретил играть на деньги, которые все равно оставались общими.
        Правда, играть просто так Гвен не захотелось, так что она нашла выход: ставить на кон куски Спорных Земель, которые условно поделили на четыре части. Все равно они не совсем наши... С начала игры Мария и Аллейн уже потеряли по половине 'своих' территорий. Я только вел учет игровых потерь и приобретений, отговариваясь неумением играть. Хотя так оно и было на самом деле.
        - И леса у границы Авли тоже мои, - пробормотала эльфийка, проводя новую линию на карте.
        В этот самый момент посреди комнаты возникла Айлисса. Безо всякого предупреждения, вспышек, звуков и прочих эффектов.
        - Тихо! - скомандовала она, прежде чем мы пришли в себя. - Ни слова!
        Прошептав несколько заклинаний, менестрель внимательно осмотрела комнату, а затем, подойдя к окну, осторожно выглянула на улицу.
        - Кажется, ушла. Вы нигде не видели синего попугая?
        - Попугая? - растерялась Гвен.
        - Синего, - добавила Айлисса.
        Мы начали вспоминать и решили, что, вроде бы, не видели.
        - Он следит за мной, - менестрель устало опустилась на пол. - Он куда опытней и сильнее в магии, но, к счастью, заранее предупредил меня. И то с трудом вырвалась.
        - Попугай следит?! - изумилась Гвендолен. - Это птичка ведь?
        - Попугай. Хотя вообще-то он Солмир ибн Вали Барад...
        - Солмир?! - я тут же вспомнил этого принципиального беднягу. - Джинн?
        - Ну да, слуга Гэвина Магнуса, слышали?..
        К моему большому удивлению, кроме меня самого, больше никто про Солмира не знал. Ни в Авли, ни в Каменном Городе, ни тем более в степях Крюлода тот не был знаменитостью. Так что Айлиссе пришлось разъяснить, какой у нас опасный, но благородный противник.
        - Впрочем, это уже не важно, - добавила она. - Сегодня все закончится.
        - Сегодня?! - я удивился. С памятного путешествия в Дейю прошло всего два дня. - Так Слин уже тут?
        - Девон Слин занял дом судьи в тот же день, как вы его выбрали, много времени не надо. Больше ушло на переговоры Кэтрин и Элдриха. Наконец, решили не откладывать и провести встречу сегодня. Где-то через час Эллен Роквей получит письмо от королевы и передаст вам. А обе делегации будут у Слина на месте через несколько часов.
        - Ну все быстрые, одни мы медленные, - пожаловался я.
        - Не беспокойтесь, вас доставят наши или эльфы - прямо к порогу, - Айлисса поднялась на ноги и подошла к столу с разрисованной картой. - А вы чем тут занимаетесь?
        - В Аркомаг играем, - слегка смутилась Гвендолен.
        - На земли?
        - Ну... В шутку. Надо же на что-то играть. А то не интересно...
        - Ясно, - менестрель с интересом рассмотрела новые границы. - Арчибальда бы это повеселило. Он ведь и сам над вами хорошо подшутил.
        - Когда это? - с подозрением поинтересовалась Мария.
        - Мертвецы, выкапывающиеся из-под земли. Жалкое представление. Все было подстроено им с самого начала.
        - Так там рядом все-таки были... Наши? - уточнил я.
        - Разумеется, - Айлисса даже удивилась. - Не отправили бы мы вас к Сетагу, если бы что-то было не так! Арчибальд, как видно, решил вас напугать, а потом предстать спасителем. Кстати, не только он. Вот прочитай-ка. Вслух.
        Читал я до сих пор довольно медленно, но разобрать несколько строк переданного Айлиссой письма вполне мог.
        'Найлз, полагаю, я нашел группу искателей приключений, отвечающих твоим требованиям. У них есть некоторые способности, но они очень наивны. Я постараюсь приложить все усилия, чтобы они приняли наше покровительство. Уверен, что, однажды обманув, мы в дальнейшем сможем использовать их для достижения наших целей. Если они не захотят отплатить нам за это покровительство, мы всегда можем принять меры к организации несчастного случая, который произойдет с ними.
        Надеюсь, эта группа отвечает твоим требованиям. С нетерпением жду, когда смогу покинуть этот проклятый остров!
        Мальвик.'
        - Мальвик! - не выдержала Гвен. - Так это он с Изумрудного острова писал! А кто такой Найлз?!
        - Найлз Стэнтли, - Айлисса усмехнулась. - Глава Гильдии наемников Антагарича. Он вмешался в дела Спорных Земель с самого начала, но не только в их дела. Планы у него были большие.
        И мы узнали Историю Больших Планов и Надежд Найлза Стэнтли...
        * * *
        Итак, с давних пор на Антагариче существовала Гильдия наемников, которые за плату подряжались выполнить практически любую работу. Надо ли выкрасть чужую коллекцию ценностей, или обеспечить деревне охрану от троллей, или изловить живьем пару виверн - всем этим они занимались. Разносторонние очень были ребята.
        Но когда к командованию Гильдии пришел Найлз, он решил, что не стоит такой организации зря тратить силы на мелочи, когда она могла бы править миром... Ну, или несколькими странами для начала.
        Война Восстановления оказалась Стэнтли на руку: ловко лавируя между враждующими сторонами, Гильдия обогатилась, обзавелась многими важными связями, а после войны принялась плести интриги в Таталии, где Траллоск, на свою беду предоставил наемникам земли во владение. Беспорядки в нескольких таталийских провинциях и масса других проблем - все было делом их рук. Тайная власть Гильдии в Таталии едва не соперничала с королевской, а со временем, возможно, и превзошла бы ее. Но это являлось только началом...
        Узнав о соревновании на Изумрудном острове, Стэнтли тут же воспользовался шансом и послал туда Мальвика с его подарком подходящей команде. Ею оказались мы, но не сразу. Сперва Мальвик попытался договориться с другим отрядом, но те отказались участвовать в махинациях - и агент Гильдии заманил их в пещеру дракона...
        * * *
        - Вот негодяй! - возмутилась Гвен. - А хорошо все-таки, что мы тогда согласились. А то бы он и нас мог...
        - Вряд ли, - ответила Айлисса. - Не забывай, Кэтрин не позволила бы вам просто так лезть в эту пещеру. За других игроков мы не отвечали. Если бы Мальвик попытался от вас избавиться, то скорее всего он бы попался уже тогда. Впрочем, все же удачно вышло, что вы согласились, и вот почему...
        * * *
        Договорившись с 'наивными искателями приключений' и, как он полагал, обеспечив им победу, Мальвик с чувством выполненного долга вернулся в Таталию. И тут начался спор вокруг Спорных Земель.
        Первым делом агенты Гильдии подстроили незначительный бунт в Гармондейле, рассчитывая проверить новых лордов, а заодно лишний раз обострить отношения Авли и Эрафии. Проверка удалась: Найлз убедился, что связался с удачливыми простофилями. Слегка выбился из планов наш внезапный отъезд в Таталию, но и тут все кончилось отлично: как посчитал Стэнтли, с победой над вампиром нам в очередной раз повезло, и ему это в итоге будет только на пользу. Потому что тут-то Гильдия и приступила к самому главному делу: краже двух знаменитых артефактов.
        Прибыв в Авли, отряд наемников проник в леса дендроидов и выкрал 'Сердце леса'...
        * * *
        - 'Сердце леса'?! - поразилась Гвендолен. - Но об этом ничего не было слышно.
        - Что такое 'Сердце леса'? - не поняла Мария.
        - Вроде бы какой-то камень, который хранят дендроиды, - эльфийка выглядела не очень уверено. - Все в Авли о нем слышали, но почти никто не видел, может быть, только некоторые друиды. Для дендроидов он не то священный, не то магический, и к нему никого не подпускают.
        - Верно, - подтвердила Айлисса. - Если об этом никто не слышал, то это ненадолго. Дендроиды довольно медленно общаются друг с другом, но уже сейчас в лесах вокруг бывшего укрытия 'Сердца' начались нападения на эльфов, людей - всех подряд. Ходячие деревья бьют, не разбираясь, и только требуют 'отдать то, что украдено'. И захваченная ими местность все расширяется, очевидно через некоторое время дендроиды взбунтуются по всей Авли. Элдрих пока не объявлял о происшествии, но скоро скрывать пропажу станет невозможно.
        - Конец света, - пробормотала Гвен.
        - Не так скоро, - улыбнулась Айлисса. - Думаю, уже сегодня 'Сердце леса' вернется на место. Ведь планы Стэнтли провалились...
        * * *
        'Сердце леса' Найлз рассчитывал использовать двумя путями. Во-первых, существовала надежда, что удастся как-то воздействовать на дендроидов и с помощью артефакта превратить их в послушную армию. Во-вторых, имея 'Сердце' у себя, Гильдия могла бы заставить Элдриха выполнять свои указания, грозя "бунтом лесов". Так, по крайней мере, думал Стэнтли.
        Затем наемники украли второй артефакт: книгу 'Божественного вмешательства', содержащую описание одного давно утерянного заклинания, которое Бракада и Гэвин Магнус искали много веков. Книга стала мечтой магов всей страны, а хранилась, как выяснилось, в столице некромантов, в заполненном монстрами подземелье, названом испытательной зоной - туда некроманты порой отправляли кандидатов на повышение, чтобы проверить магические способности.
        Именно Гильдия избавилась от судьи Грея и приказала нам выбрать Слина, а потом принять приглашение Арчибальда и встретиться на нейтральной территории - а все для того, чтобы выманить короля Дейи подальше от столицы. Как только Арчибальд покинул свой замок, отряд наемников, сумевших пробраться в Бездну, ворвался в испытательную зону и, перебив всех, кого встретил, выкрал книгу.
        Вот только к этому времени Мальвик уже обосновался в тюрьме Стэдвика, где рассказал все, что знал о планах своего командира, а знал он предостаточно. Немалую роль в его поимке и раскрытии связей сыграла именно Айлисса, внимательно проследившая сначала за Мальвиком, едва он ушел от нас, а затем - за его связным с Гильдией, раскрыв нескольких агентов. Как раз после этого, в результате многочисленных телепортаций и маскировочных заклинаний, менестрель и вернулась в таверну крайне утомленной - перед этим, однако, сообщив все королеве. А дальше все оказалось просто. Маги Эрафии установили присмотр за Гильдией, изловили Мальвика и нескольких его сообщников... Мало того, нисколько не смутившись, Кэтрин воспользовалась удачным совпадением, так как сама планировала небольшое вторжение к некромантам. И пока Мальвик в письменном виде рапортовал Найлзу, что Гармондейл под полным контролем, а наемники похищали магическую книгу, отвлекая охрану на себя, отряд, посланный Кэтрин, ворвался прямиком в Сумеречный замок и уничтожил самую ценную для некромантов вещь - сосуды души. Без этих сосудов нельзя провести
ритуал по превращению в лича, что должно очень расстроить жителей Дейи.
        Найлз же, завладев книгой 'Божественного вмешательства', пребывал в уверенности, что теперь держит бракадцев за горло, и они выполнят все требования Гильдии. А если короли Авли, Бракады и Таталии будут все разом выступать против Эрафии, то и Кэтрин придется уступить. Тем более, что Спорные Земли получили бы независимость, если бы вышло, как хотел Стэнтли, а лорды Спорных Земель, то есть мы, также выполняли бы его указания. Для того же, чтобы мы из ничего не значащих приезжих, превратились в настоящих лордов, Гильдия 'предоставила' бы нам свои отряды. Это и оказалась та самая армия, которую обещал Мальвик. Нечего и говорить, что настоящая власть при этом находилась бы в руках Найлза, а мы только выполняли бы приказы.
        В дополнение ко всему, под контролем Гильдии было несколько довольно многочисленных бандитских шаек в самой Эрафии, которые Стэнтли так же рассчитывал использовать для давления на королеву...
        * * *
        - И что, так бы все короли и слушались бы его? - усомнилась Мария.
        - Нет, конечно, - презрительно сказала менестрель. - Я же говорила, что все они болваны! Стэнтли хороший командир и умеет отлично планировать отдельные битвы. Но стратегия и политика - это ему совершенно непонятно. Скорее всего, Гильдия просто восстановила бы против себя всех. Но он почему-то рассчитывал на успех. А мы напали сразу после того, как книгу привезли в Гильдию. Жаль, не повезло: Найлз успел ее сжечь. И что хуже, об этом узнал Солмир. С тех пор постоянно меня и преследует: Бессмертный король очень разозлился, что с Найлзом разобрались без его ведома, и Бракаде теперь не видать 'Божественного вмешательства'.
        - 'Сердце леса' тоже у нас, и Эрафия передаст его эльфам во время переговоров по Спорным Землям, - продолжила Айлисса. - В придачу нам достались и все письма Стэнтли, так что скоро всем сообщникам Гильдии в Эрафии и Таталии наступит конец. А теми, что живут в Авли и Бракаде, пусть занимаются Элдрих и Магнус: мы им сообщили все, что нужно.
        - Да... - протянул я. Никак не ожидал, что таинственная организация, на которую намекал Мальвик, окажется такой... глупой? - Вот тебе и друзья друзей, у которых друзья.
        - Он был обречен изначально, - Айлисса махнула рукой. - Это уже не важно. Сегодняшняя встреча у судьи завершит ваши беспокойства. Вам даже ничего не надо будет делать, просто наслаждайтесь представлением. И запомните: ничему не удивляйтесь, все так и должно быть. Подписи поставите там же, где Кэтрин, молчите и повторяйте за ней, остальное не имеет значения.
        Глава тридцатая
        Айлисса слегка ошиблась. Час не понадобилось ждать, даже полчаса не прошло, как по всему этажу захлопали двери и возле наших комнат собралась вся дипломатическая компания. Эллен Роквей, Ален Хани и Скейл с любезными улыбками протянули нам три одинаковых письма: 'высокочтимых лордов' просили немедленно прибыть в дом судьи Девона Слина, дабы решить вопрос о принадлежности Спорных Земель.
        С этим самым домом судьи также оказалась связана небольшая проблема: он находился не в городе, а в какой-то глуши.
        По словам Эллен Роквей, еще когда Эрафия и Авли впервые решили ввести должность независимого судьи, ему предписали жить, во-первых, только на Спорных Землях, во-вторых, отдельно от любых поселений - чтобы символизировать независимость суждений, вероятно. В общем, странное решение, однако противоборствующие стороны его приняли и совместно выстроили Грею дом в дне пешего пути от Гармондейла. И поскольку теперь добираться до судьи своими ногами нам было бы далековато, все три посла не менее любезно предоставляли нам своих магов для мгновенного перемещения. Помня о том, что путешествие со Скейлом прошло не очень хорошо, на этот раз мы приняли помощь от эрафийской делегации.
        Третья в нашей жизни телепортация прошла без проблем...
        * * *
        - А неплохое место для судьи выбрали, - заметила Гвен, когда мы оказались на берегу озера, окруженного живописными зелеными холмами. Рядом поочередно возникали из воздуха дипломаты Авли и Дейи...
        - Место-то красивое, но как он здесь живет, когда вокруг на день пути никого нет? - задумчиво спросила Мария. - Как питается, к примеру? Сюда даже дороги нормальной нет.
        - Охотится? - Аллейн с сомнением оглядел холмы. - Или ловит рыбу?
        - Развел огород? - предположил я.
        - Фруктовый сад? - дополнила Гвендолен.
        - Ну что вы, - Эллен Роквей только улыбалась, слыша наши версии. - Пищу судье ежедневно доставляют из ближайшей деревни.
        - Без дороги?! - наша гнома красноречиво обвела рукой местность вокруг. Кроме единственного дома до горизонта не было видно ни одного строения.
        - На грифоне, по воздуху, - эрафийка улыбнулась еще веселее. - Идемте, нас уже ждут.
        Она оказалась права: у дома судьи стояла целая толпа. Эльфы, люди, пара наездников на грифонах и...
        - О. Кентавры! - этих представителей местных разумных мне раньше видеть не приходилось. Я даже сначала принял их за всадников и только потом разобрал, что к чему.
        Кентавры коричневые (кажется, лошади такого цвета называются гнедыми?), кентавры белые... Хотя, как мне раньше рассказывали, белыми становятся те же гнедые, достигнув определенного возраста. Все вооружены длинными копьями, которые можно метать, а можно сражаться ими, не выпуская из рук. Вообще, все кентавры Энрота заслужили свою известность отнюдь не хорошим образованием и мудростью, а именно смелостью и упорством в бою.
        - Это все охранники короля Элдриха и королевы Кэтрин, - Эллен, кажется, задалась целью постоянно нам улыбаться. - На всякий случай, для значительности и... для красоты.
        - А что-то они не спешат ссориться, - поделилась наблюдением Гвен.
        - Они и не должны! - заверила дипломат. - Между Эрафией и Авли мир и хорошие отношения, а это всего лишь подписание официального договора.
        - Да... Разумеется, - протянула эльфийка. - Все добрые соседи.
        По крайней мере, глядя на встречающих, в этом трудно было усомниться: эльфы и кентавры преспокойно о чем-то болтали с людьми, с интересом присматривались к грифонам, время от времени слышался смех. Проходя мимо, мы успели услышать спор на тему преимуществ и недостатков луков и арбалетов. Похоже, жителей соперничающих королевств это самое соперничество мало интересовало...
        - Пойдемте внутрь, - поторопила Роквей, спеша к дому. - Королева уже внутри. И король Элдрих тоже. Все ждут только вас!
        - Лорды Гармондейла, - сообщила она стоящим у входа эльфу и человеку.
        Оба взглянули на нас и кивнули со скучающим видом.
        - Лорды Гармондейла! - повторила Эллен, заходя в дом.
        - Добро пожаловать, лорды, - Кэтрин и тут успела первой.
        - Добро пожаловать, лорды, - Элдрих чуть опоздал и из-за этого вышло впечатление, что он повторил за королевой.
        - Рад приветствовать вас в своем доме, высокочтимые лорды Гармондейла, - человек, сидящий во главе заваленного картами и свитками стола, явно был Девоном Слином. С виду ничего особенного, обыкновенная непримечательная внешность... И не скажешь, что мог связаться с криганцами. - Прошу вас садиться и предлагаю начать переговоры по вопросу Спорных Земель. Благодаря вам мы теперь имеем эту возможность.
        * * *
        Представление, обещанное нам Айлиссой, началось, едва мы заняли места за столом рядом с Кэтрин и Элдрихом. Вот только вникнуть в его суть мне не удавалось.
        - В связи с некоторыми недавними изменениями для начала нам необходимо четко определить, в какой мере права Авли, Эрафии и лордов Спорных Земель распространяются на собственно Спорные Земли... - начал судья Слин. - Как всем находящимся здесь известно, права Авли на Спорные Земли исходят из Тулареанского договора 673 года от Безмолвия...
        - Авли вышла из этого договора в 811 году, - заметила Кэтрин.
        - Разумеется, ваше величество, - подхватил Слин. - Но тем не менее аннулирование договора можно оспорить, основываясь на доктрине изменников и еретиков, утвержденной Сардовином Одноглазым в 375 году от Безмолвия.
        - Совершенно верно, - поддержал Элдрих.
        - Таким образом, рассматривая Доктрину изменников и еретиков, а так же ее соотношение с постановлениями храмов Каригора, таких как... - судья развернул один из своих свитков и принялся зачитывать постановления.
        Через несколько минут я уже окончательно перестал понимать, о чем идет речь. Слин только и делал, что непрерывно зачитывал законы разных эпох и государств, порой указывая на карте регионы, к которым относилось что-то конкретное. Кэтрин и Элдрих слушали внимательно, или делали вид, что слушают, а мы...
        Гвен со скучающим видом оглядывала комнату. Мария с застывшим выражением лица смотрела в стену. Аллейн вовсю клевал носом.
        'Иногда эта одежда все же полезна, - подумал я, натянув капюшон на лицо и откинувшись на спинку стула. - Не буду спать, только посижу немного с закрытыми глазами...'
        - И учитывая непризнание в Велнине закона о границах, принятого в бытность Финаксийской империи... - монотонный голос судьи все читал что-то бесконечное.
        И читал... И читал...
        - Что?! - недовольный голос Кэтрин вернул меня в реальность.
        Открыв глаза, я обнаружил, что королева возмущенно глядит на невозмутимого Слина, а Элдрих ехидно улыбается.
        - Все земли до упомянутых Доктриной изменников и еретиков, а также постановлениями храмов Каригора границ должны на законном основании отойти к Авли, - повторил судья.
        - Да неужели?! - громко сказал кто-то.
        В только что пустом углу за спиной Слина теперь стояли двое: незнакомец в темно-красной одежде с длинной седой бородой и... Соня. Впрочем, личность неизвестного выяснилась тут же.
        - Судья Грей?! - изумилась Кэтрин.
        - Как, разве вы не умерли? - Слин растерял всю свою невозмутимость и потрясенно уставился на Грея. Вид у нового судьи при этом стал крайне глупым.
        - Кто-то очень постарался, чтобы это произошло, - Грей двинулся к Слину, который, в свою очередь, сделал шаг назад. - Доставленные мне тулареанские яблоки был смазаны быстродействующим магическим ядом.
        - Убивает за несколько минут без признаков насильственной или магической смерти, - добавила Соня. - При этом яд достаточно быстро теряет свои свойства, чтобы уже на другой день в яблоках не обнаружили ничего опасного. К счастью, мы сумели сохранить парочку.
        - Да, к большому счастью, в этот день ко мне зашла монахиня Соня, - продолжил Грей. - Только благодаря ее исцеляющим заклинаниям я остался в живых.
        - Но следы борьбы! - подала голос Кэтрин. - И тут лежал окровавленный меч, насколько я знаю! Почему вы не сообщили о покушении?!
        - Когда я был при смерти, то, пытаясь удержаться на ногах, перевернул стол и, желая опереться о стену, случайно схватил висящий вот здесь меч за лезвие, - прежний судья указал на стену, где в самом деле были прикреплены упоры для меча, а затем продемонстрировал руку с зажившим шрамом. - Мы опасались, что убийцы вернутся закончить начатое, а кроме того, не были уверены, к кому можно обратиться за помощью, так что решили на некоторое время скрыться, чтобы узнать кто за этим стоит.
        - И мы узнали, - вставила Соня, не сводя взгляда с Девона Слина.
        - На что вы намекаете? - пробормотал тот, отступая еще на шаг.
        - Что вы здесь устроили, Слин?! - загремел Грей. - Как вы смели извратить законы Финаксийской империи и постановления храмов Каригора?!
        - Я не... думал... - пролепетал новый судья, отступив еще на пару шагов от старого.
        - В самом деле? - Грей схватил один из свитков, лежащих на столе и развернул его. - Только не говорите, что не заметили вот эту строчку: 'На город Велнин и сопредельные территории это постановление распространяется за исключением случаев, попадающих под действие договора 756 года от Безмолвия.' За исключением! А вы упомянули это исключение?! Все ваши доказательства основываются на забытом исключении! Посмотрите!
        Грей передал свиток Элдриху, который прочел написанное и вынужден был согласиться, что да, исключение присутствует.
        - Вы не имеете права! - дрожащим голосом объявил Слин. Выглядел он уже откровенно жалко. - Я - судья Спорных Земель. А не вы!
        - В самом деле? Напомнить вам еще несколько 'забытых' строк? Из договора Авли и Эрафии, по которому судья Спорных Земель занимает должность пожизненно. При этом другие судьи, назначенные любым лицом при жизни предыдущего, считаются самозванцами. Так кто здесь судья?
        - Но... Вы же...
        - А учитывая то, как вы относитесь к своим обязанностям... Скрыв сведения, вы пытались толкнуть Авли на нарушение закона! - повысил голос Грей.
        - Вы правы, судья Грей, - Элдрих сделал ударение на слове 'судья' и хмуро взглянул на Слина. - Разумеется, поскольку вы живы, должность остается у вас. А что касается... самозванца. Его ведь предложил Арчибальд?
        - Да, его кандидатуру предложила Дейя, хотя Эрафия была против, - напомнила Кэтрин.
        - Как и Авли. Мы можем арестовать его?
        - Боюсь, что ни власть Авли, ни власть Эрафии на этот случай не распространяется, - Грей хищно улыбнулся. - Но его вполне могут подвергнуть аресту лорды Гармондейла - за присвоение чужой должности на их землях и за ложную трактовку законов с некой, вероятно, тайной целью, которую еще предстоит выяснить.
        - Отлично, - Кэтрин улыбнулась ангельской улыбкой. - Лорды Гармондейла, вы ведь согласны на арест самозванца?
        - Да! - хором ответили мы.
        - Я подданный Дейи!! - крикнул 'самозванец'. - И лорды сами пригласили меня на эту должность!
        - Вероятно, будучи введенными в заблуждение. А подданства Дейи вы лишились в момент занятия должности на Спорных Землях, - напомнил Грей. - Конечно, вы можете написать королю Дейи прошение с просьбой о новом принятии его покровительства, но до его ответа вы будете находиться под арестом в соответствии с законами Гармондейла.
        - Охрана! - в два голоса скомандовали Кэтрин и Элдрих.
        Глава тридцать первая
        - Итак, к счастью, мы помешали самозваному судье вынудить нас пойти на нарушение законов, - объявила Кэтрин, когда охрана с арестованным скрылась за дверью. - Но остался вопрос о Спорных Землях, ради которого мы собрались здесь. Может быть, вы, судья Грей, сможете разрешить его?
        - Разумеется, - судья занял опустевшее место во главе стола. - Кроме разоблачения Девона Слина я пришел еще и с этой целью. Он хорошо запутал дело, на самом деле все проще. Послушайте...
        В отличие от Слина Грей говорил и зачитывал пункты законов всего десять минут. Кроме того, каждый свиток он заставил прочитать всех присутствующих - чтобы не было сомнений в безошибочности решения. Когда все, наконец, выразили согласие, судья огласил решение, оказавшееся довольно простым: поскольку в нынешней ситуации определенными правами на Спорные Земли обладают Эрафия, Авли и лорды Гармондейла, то переход всех земель к одному из претендентов определяется согласием любых двух из этих трех владельцев! Все четверо лордов Гармондейла рассматриваются как один владелец с одним голосом...
        Элдрих и Кэтрин слегка поспорили, но поскольку решение Грея полностью соответствовало всем законам и договорам, в итоге пришли к согласию и приняли условия. Мало того, по предложению королевы, она и Элдрих тут же подписали письменную клятву эти условия соблюдать.
        Понятно, Кэтрин спорила только для вида и подписала легко, а вот у Элдриха при подписании был довольно мрачный вид.
        - Ну а теперь, - торжественно объявил судья. - Надлежит принять окончательное решение. Ваше величество Кэтрин Сердце Грифона, кому вы считаете нужным передать Спорные Земли в вечное владение?
        - Эрафии, - разумеется, ответила Кэтрин.
        - Ваше величество Элдрих Парсон, кому вы считаете нужным передать Спорные Земли в вечное владение?
        - Авли, - эльф тоже не сомневался.
        - Лорды Гармондейла, - торжественность в голосе Грея, похоже, достигла предела. - Кому вы считаете нужным передать Спорные Земли в вечное владение?
        'Ну наконец-то все закончится', - с облегчением подумал я, перед тем как повторить за Кэтрин.
        - Эрафии, - поочередно заявила наша четверка лордов.
        Элдрих поморщился, будто проглотил что-то кислое, однако без возражений подписал составленный судьей договор. Впрочем, как я подозревал, это могло быть связано с тем, что 'Сердце леса' сейчас находилось в руках у Кэтрин.
        Следом подписала сама Кэтрин, а потом все мы.
        'Только бы не поставить кляксу! - думал я, предельно осторожно обмакивая перо в чернильницу. - Испорчу исторический момент!'
        Но все обошлось: договор был подписан.
        - Эрафия благодарна вам, лорды, - поблагодарила королева. - Вас не забудут.
        Элдрих тоже поблагодарил нас, хотя довольно холодно, после чего распрощался и вышел.
        - Уверена, вам необходимо следить за порядком на ваших землях, - Кэтрин по-прежнему играла безупречно, делая вид, что ничего не знает о нашем реальном положении. - Но как только у вас будет свободное время, надеюсь вы воспользуетесь моим приглашением и посетите замок Сердце Грифона. До скорой встречи.
        С этими словами она покинула дом судьи следом за Элдрихом. И едва она вышла, как в двери заглянула Соня.
        - Надеюсь, высокочтимые лорды позволят мне отправиться с ними в Гармондейл? - с легкой насмешкой поинтересовалась монахиня. - Говорят, там весьма удобная таверна, впрочем, вы должны знать лучше меня...
        * * *
        К вечеру 'За счет заведения' значительно опустела, к расстройству владельца. Едва узнав об аресте Девона Слина, сбежал Скейл с прочими дейцами. Не спеша попрощавшись с нами, покинули свои комнаты дипломаты Эрафии и Авли: теперь, когда Спорные Земли потеряли даже формальную независимость и окончательно перешли к Эрафии, нужды в послах больше не было.
        А в моей комнате собрались все 'лорды' вместе с Соней и Айлиссой. Они оказались знакомы, чему я, впрочем, совершенно не удивился.
        - Могла бы предупредить, что Грей жив! - укоряла Айлиссу Гвен. - Все с самого начала знали!
        - Предупредила бы - вы могли бы себя чем-то выдать, - улыбалась менестрель. - А так...
        - Видели бы вы свои лица в тот момент, - добавила Соня.
        - А как устроили, чтобы Грея считали мертвым? - поинтересовался я. Что все было подстроено - и сомнений не было.
        - Ну... - задумчиво начала монахиня. - Кэтрин с самого начала этой вашей истории с выигрышем титулов подозревала, что судью могут убить. Вот и приставила меня присматривать. И когда кто-то подкинул отравленные яблоки... Да, знаете, Грей ест их ежедневно и довольно много, так что все было продумано.
        - Вот только мы не ожидали, что убийца окажется из Гильдии наемников, - дополнила Айлисса. - Но в целом это ничего не изменило.
        - Да, - продолжала Соня. - Я его исцелила, а потом мы быстро решили изобразить все так, как будто Грея убили и унесли тело, но чтобы потом можно было объяснить все случайностью. Бедняге пришлось для убедительности даже порезать руку... Хотя это все равно лучше, чем умереть.
        - Судья Грей был бы нам удобнее всего, так как выступал за наиболее выгодный для Спорных Земель вариант, а это, в данном случае - Эрафия, - перехватила рассказ менестрель. - Но как только его попытались убить, мы дали возможность врагам думать, что они своего добились. Поставили на его место Слина, рассчитывая, что он непременно попытается спровоцировать войну Авли и Эрафии. А для этого ему надо было сделать так, чтобы Элдрих и Кэтрин ни за что не могли согласиться друг с другом. Но риска тут не было, так как при живом Грее все попытки Слина ничего бы не значили. И в итоге он только позволил себя арестовать, бросил подозрение на Арчибальда, которое скорее всего подтвердится, настроил против Дейи Эрафию и Авли. В общем, все завершилось очень удачно. Да, вы еще не знаете: после подписания договора Кэтрин встретилась с Элдрихом и передала ему 'Сердце леса', спасенное от похитителей. Вряд ли, конечно, это ему заменит надежду вернуть Спорные Земли. Но все же...
        - А вам Кэтрин велела передать, что вы должны еще некоторое время оставаться в Гармондейле, - сообщила Соня. - И я останусь с вами. Тем более что кое-кто, кажется, забросил тренировки?
        - Нет, я тренируюсь, - я смутился, так как тренировался с посохом и арбалетом далеко не каждый день. Но все время ведь какие-то сложности, то в одну страну ехать, то в другую, то в погреб вампиров лезть, то к живым мертвецам...
        - Вот и продолжишь тренироваться, - ответила монахиня. - Да и остальным это не помешает. Мало ли что еще вас ждет впереди.
        Отступление. Дейя, особняк Сетага.
        Та же комната, где несколько дней назад встречали лордов Гармондейла, Сетаг, с хмурым видом разливающий чай... Только за столом рядом с Арчибальдом сейчас сидел Роланд.
        - Ты что, теперь на побегушках у жены? - мрачно поинтересовался Арчибальд.
        - Что поделаешь: если моя жена - королева Эрафии, а брат - король Дейи, то кто может лучше провести переговоры?
        - И Кэтрин не боится, что ты снова окажешься в клетке?
        - Кэтрин уверена, что ты достаточно умен, чтобы не повторять судьбу Ксенофекса, - Роланд улыбнулся, но не очень весело. Все же его пребывание в плену криганцев не прошло без следа, так что Арчибальд испытал легкое злорадство: провести четыре года в темнице и быть спасенным женой - явно не то, что улучшит репутацию короля Энрота!
        Впрочем, если известные слухи о мучениях Роланда в клетке правдивы, такого даже Арчибальд никогда ему не желал.
        Да, они выступали соперниками в борьбе за трон Энрота, победивший Роланд на долгие годы превратил брата в статую, а окажись судьба на стороне Арчибальда, он бы и сам мог сделать подобное. Но клетка у криганцев с их постоянными магическими пытками даже ему казалась... излишней жестокостью. Как ни странно бы это выглядело, несмотря на давние соперничество и вражду братья-Айронфисты никогда не намеревались убивать друг друга.
        Закончив приготовление чая, Сетаг демонстративно отпил из каждой чашки, с легкой усмешкой поклонился и вышел из комнаты.
        - Не отравлено. Если, конечно, он там за стеной сейчас не принимает противоядие, - Арчибальд сделал глоток. - Если хочешь, можем поменяться.
        - Я уверен в твоем благоразумии, - заметил Роланд. - Как и в благоразумии Сетага.
        - Думаю, ты прав. Что Кэтрин обещала ему за измену?
        - Больше земель на территории бывшей Дейи - все равно от них особой пользы нет. Восстановление подданства Эрафии и еще его перестанут преследовать за прежние связи с некромантами. При условии, если впредь не будет нарушать законов.
        - Знал бы, что его так легко купить... Ведь это Сетаг, как я понимаю, выдал планы Бездны и Сумеречного замка?
        Роланд сочувственно кивнул, словно говоря: 'не повезло тебе с подданными, брат.'
        Арчибальд и сам думал, что не повезло. После громкого возвращения судьи Грея и столь откровенного провала Слина, в Дейе началась настоящая паника. Ведь мало того, что рухнул план натравить Авли на Эрафию: получив доказательства козней некромантов, соседи отложили распри и решили разделаться с общим врагом. Бракада не осталась в стороне и тоже выразила возмущение 'подлым замыслом Арчибальда'. Кэтрин перебрасывала на границу самые быстрые свои войска, то есть грифонов и ангелов. Точное их число было неизвестно, но в Дейе уже царил ужас: если прошлое нападение на Эрафию при всей подготовке и внезапности кончилось разгромом, сейчас, когда все преимущества оказались у Айронфист, да еще эльфы готовились подступить с другой стороны, на победу никто и не рассчитывал. К тому же уничтожение сосудов душ несколькими днями раньше ставило крест на вечной жизни для тех некромантов, кто еще не превратился в лича, а их было немало. Разумеется, ту атаку на сокровищницу все тоже связывали с Кэтрин, жители Бездны заговорили, что эрафийцы могут ворваться в столицу в любой момент, что их не остановить и Дейе вот-вот
придет конец. Столь близкое знакомство со смертью никого не устраивало, и большинство предлагало просто сбежать на Джадам следом за Сандро, который, конечно, все предвидел! Кое-кто вообще-то уже сбежал... Защищать родные пустоши до последнего скелета хотели немногие, а некоторые сгоряча даже предлагали схватить Арчибальда, который во всем виноват, да и выдать его Эрафии, чтобы вымолить прощение. К счастью, в милость Кэтрин мало кто верил, только поэтому Арчибальд пока еще оставался у власти, хотя надежды на победу не было и у него.
        Какая уж тут победа, когда в доме Сетага, кроме самого изменника, его встретил отряд эрафийских монахов и рыцарей, которые 'зашли в гости'!
        Именно из-за своего безнадежного положения король Дейи и согласился на эту встречу с братом, который вел переговоры от имени Эрафии. Хотя что нужно высокопоставленым родственникам, когда победа и так у них в руках - не мог понять.
        - Так что мне хочет предложить королева Эрафии?
        - Много, - похоже, Роланд наслаждался чаем. - Королева предлагает тебе спокойно покинуть Дейю и отправиться в любое место по выбору, кроме Энрота и Антагарича.
        - Любое, кроме двух континентов, - саркастически усмехнулся Арчибальд.
        - Есть ведь еще Джадам. Эрафия и Энрот не будут преследовать тебя, если ты не вернешься. Те жители Дейи, которые тоже захотят уплыть - могут сделать это... Все, за небольшим исключением. У нас есть два условия: во-первых, Дейю покидают лишь некроманты. Все мертвецы, костяные драконы и прочие должны остаться здесь - по Антагаричу не должны бродить мертвые армии. Взять с собой можно только то, что можно унести на себе.
        - Понятно, - пробормотал король Дейи. - Хотите получить больше с меньшими потерями. А второе условие? И о каком исключении ты говорил?
        - Вампиры тоже никуда не уйдут, - твердо сказал Роланд. - Кэтрин желает узнать от тебя местонахождение всех их известных укрытий в Дейе и за ее пределами, особенно тех вампиров, кто входит в Орден некромантов.
        - Охота на вампиров... - нахмурился Арчибальд. - Чем они так досадили?
        - Скверными привычками. Их на Антагариче тоже больше не собираются терпеть.
        Король некромантов задумался: все выглядело, пожалуй, даже слишком хорошо. Учитывая нынешнюю слабость Дейи, Грифонье Сердце позволяла слишком многое. Конечно, бегство большей части некромантов на другой континент (что, получив разрешение, большинство сбежит - не было сомнений) оставит страну и вовсе беззащитной, и потери Эрафии в войне станут совсем ничтожными. Однако Арчибальду такая сделка не виделась особо выгодной, да и зачем тогда требовать сведения о вампирах? Наверняка у Кэтрин была еще какая-то тайная цель, но какая? Что же до самого Арчибальда, то для него все представлялось неплохо: вампиры в большинстве своем оставались не самыми удобными подданными, а особо влиятельных или сильных магов среди них - всего ничего. Бросить их на растерзание Эрафии - не жалко.
        - Но могу ли я верить слову королевы?
        - Ты можешь верить моему слову, брат, - ответил Роланд. - В конце концов, ты помог спасти Энрот от криганцев.
        Да, Арчибальд действительно принял некоторое участие в энротских событиях: передал ученикам мага Фалагара описание Ритуала Пустоты, позволившего уничтожить корабль пришельцев и не взорвать при этом весь мир. Правда, тогда он думал больше о том, чтобы сохранить королевство брата для себя самого... Но Роланду это разъяснять необязательно.
        - Полагаю, слова для королевы стоят больше, чем для многих твоих подданных. Кроме того, у Кэтрин всегда есть возможность обратиться с этим предложениям к ним самим, - добавил брат.
        О, Арчибальд прекрасно представлял, что будет, когда некроманты узнают о предложении: от него самого тут же избавятся, чтобы не мешал общему бегству. Грифонье Сердце все отлично рассчитала, попросту не оставив выбора. Ясно, что слава лучшего стратега континента досталась ей не даром.
        'А ведь на твоем месте мог бы быть я... - король Дейи внезапно ощутил укол зависти к брату. - Если бы тогда победил и занял трон.'
        Перед глазами Арчибальда вдруг предстала невозможная картина: он и Кэтрин, правящие Энротом и Эрафией... Но нет, вряд ли бы она связалась с увлекающимся некромантией королем, пусть даже сильнейшего государства мира. Почему этому Роланду всегда везет?! Его любят, ему помогают, его вытаскивают из клетки... Вот если бы он, Арчибальд попал в клетку к Ксенофексу, вряд ли бы на всем Энроте нашелся хоть один человек, который захотел бы его вызволить... Хотя нет, один наверное, нашелся бы. И к сожалению, именно этот человек сейчас сидел рядом.
        Роланд. Брат. Соперник. Враг. Победитель. Тот, кому в итоге все достается!
        А он, Арчибальд? Стремясь к власти, за свою жизнь натворил дел, потерял один трон, сейчас теряет второй, похоже, рассорился уже с половиной мира, и неизвестно, что ждет впереди. Выжить милостью Роланда и Кэтрин, а потом? Опять бежать, затаиться где-то, строить новые планы возвращения престола и мести?..
        Нет, сейчас Арчибальд вдруг почувствовал, что желание захватывать чужие троны и кому-то мстить - куда-то пропало. Он еще сам не понял, чего хочет теперь, но явно не этого.
        - Можешь передать Кэтрин, что я согласен. Обсудим, как обеспечить уход всех... беглецов и вашу охоту на нежить.
        Роланд согласно кивнул.
        Так участь страны некромантов оказалась решена в беседе за чашкой чая...
        Эрафия. Стэдвик, замок Сердце Грифона
        По внутреннему двору замка, не торопясь, шли Кэтрин и генерал Морган Кэндалл.
        - Как живет Тауни? - поинтересовалась королева. - Я была немного занята в последнее время.
        - Просто замечательно, - Кэндал улыбнулся. - В Стэдвике ей нравится куда больше, чем в Нигоне. Сейчас она желает научиться стрелять из лука, как Гелу, и сражаться на мечах... как ты.
        - Если хочет - непременно надо научить, - серьезно ответила Кэтрин. - Я думаю, эта девочка еще себя покажет.
        - Да, насчет Нигона, - вспомнил генерал. - Утром пришло сообщение от того лорда, который за золото согласился кое-что нам сообщать о своих соседях. Кажется, там опять какая-то междоусобица. Вот, прочти.
        - Нигонские лорды постоянно стараются забрать побольше земли у любого соседа, - согласилась Айронфист, взяв письмо. - Но как раз благодаря этому в ближайшее время они не должны представлять для нас опасность. Нигон еще не восстановился после поражения в войне.
        Но, пробежав взглядом строки послания, королева неожиданно нахмурилась.
        Письмо гласило:
        'Владения лорда Каомама на сегодняшний день полностью захвачены четырьмя незнакомцами. Никто не знает, откуда они взялись, хотя, судя по всему, пришли с поверхности. Вероятно, они сильные маги и воины, раз сумели так быстро разгромить Каомама, армии которого теперь перешли на их сторону. Возможно, следующей их целью станут земли леди Мутаре, по слухам, они направились в ту сторону.
        Лорд Прюэт.'
        - А может быть, Нигон нас и удивит, - задумчиво проговорила Кэтрин.
        Часть четвертая. Законченная авантюра
        Глава тридцать вторая
        К тому времени, как мы вскарабкались на вершину холма, состояние отряда было весьма плачевным. Все усталые, исцарапанные о колючки, перемазанные в земле...
        - Корак, стреляй в правое дерево, - Соня с самым идиллическим видом сидела под деревом и читала книгу.
        Я выстрелил и... попал.
        - В правое от меня, - уточнила монахиня.
        На этот раз стрела пролетела мимо... Правда, со второго раза все же удалось 'подстрелить' дерево.
        - Все равно тебя уже два раза убили, - Соня перевернула страницу. - Представьте, что там медуза-лучница.
        - С такими арбалетами против медуз-лучниц не посылают, - возразила Гвен.
        - Не посылают, если другие есть, а если нет - все может быть. И бегаете вы медленно.
        - Ну зачем нам бегать?! - возмутилась эльфийка. - Худший холм во всей округе, и именно сюда...
        - По-моему, вы только тем и занимались в последнее время, что от кого-то убегали. Так лучше делать это хорошо. Жаль болота поблизости нет... - задумчиво произнесла Соня. - Гармондейл - вообще не самое подходящее место для тренировок.
        - Потому-то здесь и живут так хорошо, - пробормотала Мария. - Мало болот и колючек.
        - Гармондейлцы-то здесь обычно всю жизнь живут, а вы еще неизвестно где и как жить будете, - не замедлила ответить наша наставница. Прозвучало слегка зловеще. - Вот я и стараюсь, чтобы 'где-то там' вам лучше было.
        Да, старалась Соня на славу. На этот раз она и впрямь взялась тренировать нас четверых разом и за две недели основательно замучала. Сначала монахиня вздумала подучить нас получше владеть оружием... Всех, кроме Аллейна, конечно, который и так умел махать мечом. Зато он не умел писать, так что на уроках чистописания теперь оказалось два ученика (Гвендолен и Мария успели научиться еще дома).
        Впрочем, провозившись с гоблином неделю, Соня признала, что против такого отсутствия способностей даже ее таланта не хватает и отпустила беднягу на свободу. Мне не так повезло, видимо, способности все же были, и приходилось терпеть.
        Что же до тренировок с оружием, то... Как говорила наша наставница после двух недель обучения: 'если выставить вас против совсем уж неумех, то вы их точно побьете'. Впрочем, мне казалось, что стрелять из арбалета я стал неплохо. А вот боевой посох по-прежнему не казался намного опаснее палки.
        В этот день Соня как раз решила нас потренировать еще и на совместные действия в команде, для чего заставила пару раз 'взять штурмом холм'. То есть бегом спускаться и забираться туда-обратно. Холм действительно был выбран самый неудобный, какой только нашелся в окрестностях города.
        - Было бы время... Пара лет. Я бы из вас сделала тех, кем вас считают, - продолжала Соня.
        - А кем нас считают? - не понял я.
        - Отличными бойцами, могущественными магами, известными охотниками на нежить. Некромантами, - монахиня послала мне улыбку. - Многие уверены, что арест Слина был спланирован именно вами, чтобы спасти Гармондейл от злодейских замыслов Арчибальда. Каких только слухов про вас на Спорных Землях не ходит. Скажите спасибо королеве. Кстати, поблагодарить ее лично вы сможете как раз сегодня.
        - Ну да, сегодня вы отправитесь в 'Сердце Грифона', - Соня выглядела довольной сюрпризом. - Айлисса вскоре должна появиться и вас захватить. А пока ее нет, можно еще потренироваться.
        Судя по общему вздоху, Кэтрин должны были достаться не только благодарности, но и жалобы...
        * * *
        Хотя слухи про наши собственные 'подвиги' до нас к этому времени еще не дошли, однако многое другое о происходящем в мире мы слышали.
        За последние дни границы на континенте в очередной раз перекроили: не стало Дейи! Внезапным броском армии Эрафии и Авли взяли некромантские пустоши - и без особого сопротивления. Большинство последователей магии смерти и сам Арчибальд в их числе, сбежали за несколько дней до наступления, и никто не чинил им препятствий. Это бегство уже назвали 'Великим исходом некромантов', и, насколько было известно, вся компания направилась на Джадам: там при отсутствии настоящих государств и правлении Гильдии торговцев на магические пристрастия не особенно обращали внимания.
        Лишь несколько особо упорных дейцев вцепились в свои замки-некрополисы поистине мертвой хваткой и не пожелали никуда уходить, но их разгромили очень быстро. Дейя была разделена между Эрафией и Авли: хотя эти высохшие земли никому особо и не были нужны, но сам факт имел значение...
        Слава Кэтрин, избавившей эрафийцев от старых соседей-врагов, взлетела и вовсе куда-то в поднебесную высь, а тут еще вдруг объявили, что эрафийцы нашли Грааль! Говорили, что его уже устанавливают в Стэдвике, и вот теперь-то непременно начнется всеобщее счастье!
        Прослышав об этом, осажденные велнинцы совсем упали духом, а затем открыли городские ворота, собственноручно арестовали руководителей мятежа и выдали властям. Впрочем, на радостях повстанцев простили, приказав больше так не делать. Те пообещали, что больше никогда-никогда, и на этом восстание на Спорных Землях окончательно завершилось.
        Таким образом, все проблемы были решены и на Антагариче наступили всеобщие мир и порядок. По крайней мере, так нам тогда казалось...
        Глава тридцать третья
        Телепортация с Айлиссой ничем не отличалось от остальных, которые мы уже знали: миг - и мы стоим на башне замка 'Сердце грифона'. Вот, правда, потом...
        - О... Вы чувствуете это?! - с интересом спросила Гвен.
        - Да, - Мария задумалась. - Мы под магическим воздействием?
        - Как будто заклинание 'Благословение'! - я сразу вспомнил схожее ощущение уверенности.
        - Не совсем. Это Грааль, - пояснила Айлисса. - И действует он на весь Стэдвик. Постоянно, в отличие от заклинания.
        - Постоянно?! - я окинул взглядом город внизу. Такое казалось чем-то невообразимым. - Все каждый день... Вот такое чувствуют?
        - А что такого, - менестрель пожала плечами. - Некоторые всю жизнь так себя и чувствуют, причем без всякой магии.
        - Наверное, многие теперь захотят переехать в Стэдвик, - заметила Мария.
        - Или выкрасть Грааль, - добавила Гвен.
        - Ну, выкрасть его не так-то легко, - усмехнулась Айлисса. - А тем, кто захочет переехать, мешать не будут, если, конечно, не возникнет угрозы, что другие города полностью обезлюдеют. Все равно вся Эрафия в Стэдвике не поместится, а действие Грааля кончается вскоре за городскими границами. Хотя, наверное, город теперь станет чуть больше.
        - Не все, конечно, учли, - продолжала она, пока мы спускались с башни по винтовой лестнице. - К примеру, за последние дни воры тоже стали... увереннее. И еще есть некоторые, кому излишек уверенности только во вред. Но это мелочи, в целом от артефакта только польза и все довольны. А еще, по легендам, он повышает рождаемость в полтора раза.
        - Как это? - не понял я.
        - Будет появляться в полтора раза больше детей, что тут не понятного?
        - Но как он это...
        - Корак, что за намеки? - притворно-укоризненно поинтересовалась Гвен. - О священном артефакте Древних говорить в таком тоне...
        - Я не то имел в виду!
        - Значит, тоже подумал, - довольно заключила эльфийка.
        - Да весь город уже успел обсудить, - усмехнулась Айлисса. - А по-моему, разгадка легенды проста: когда у всех хорошее настроение, и все уверены в будущем, то и детей больше будет.
        - Ну да, похоже на то, - согласилась Мария.
        Спустившись с башни, менестрель не пошла по главному коридору, а свернула в узкий коридорчик сбоку, завершившийся неприметной дверью.
        - Королева решила увеличить вашу команду, - сообщила Айлисса, встав у двери.
        - То есть, теперь будет больше лордов Гармондейла? - не поняла Гвен.
        - Нет, лордами останетесь только вы. На некоторое время. А вот для успешных совместных действий нужно чуть больше участников, так что стало необходимым добавить еще четверых. Думаю, кое-кого из них вы знаете, - менестрель улыбнулась, открывая дверь. Знакомьтесь...
        Отреагировали на героев Антагарича мы по-разному. Я узнал всех четверых и лишь переводил взгляд с одного на другого.
        Крэг Хэк в его неизменном рогато-зубастом шлеме оказался в жизни еще более здоровенным, чем я представлял.
        Адриена, напротив, была небольшой, худенькой и какой-то болезненно-бледной брюнеткой. Впрочем, как я уже знал, для таталийских людей болезненная бледность не редкость - из-за проживания среди темных лесов и болот.
        Однако ее бледность не шла ни в какое сравнение с белизной лица Гелу - тот и вовсе выглядел бы альбиносом, если бы не огненно-красные волосы.
        И Дрэйкон, в целом такой же, как на изображениях в игре, разве что глаза его сейчас не светились.
        - Гелу?! - изумилась Гвен. - Гелу из отряда Когтя?!
        - Я уже пару лет как Гелу из Лесной Гвардии Эрафии, - с улыбкой поправил полуэльф.
        - Да... А мы - лорды Гармондейла, - похвасталась эльфийка.
        - Хэк, - Аллейн неожиданно скривился.
        - Крэг Хэк! - недовольно пробасил варвар. - Мы знакомы?
        - Авонтелл, - пробормотал гоблин. - Таверна.
        - А-а-а... Три года назад. Кажется, я что-то тебе сломал, - припомнил Крэг Хэк. - Бывает... Надо же, в лорды выбился.
        - Ребята, не стоит вспоминать, что там было три года назад, - поспешно вмешался Гелу. - С тех пор все уже по-другому. Мы ведь все за то, чтобы спасти мир, так?
        - А что с миром не так? - с подозрением спросила Мария.
        - Спасать его надо, - доходчиво пояснил Крэг Хэк.
        - От нигонцев, - серьезно прибавила Адриена.
        - Вооруженных опасными артефактами, - завершил Дрэйкон. - Поэтому мы все и здесь.
        Услышав такое, все подтвердили, что да, каждый, в общем-то, за спасение мира. Даже Аллейн согласился, что Крэг Хэк мир хорошо спасать умеет и ссориться ни к чему. Да и то сказать, в тот раз, в Авонтелле, когда Крэг Хэк наградил переломами нескольких посетителей таверны разом, он ведь только защищался - они первые напали. Почему? Вот не понравился Крэг им...
        - Здесь, кажется, все знаменитые и известные, но я никого не знаю, - сообщила Мария.
        - Не все, - уточнила Адриена. - Я - простая ведьма из Таталии, никому не известная.
        - Но талантливая, - отозвался Дрэйкон. - Особенно с огнем.
        - Гелу - герой Авли и Эрафии, - с гордостью сообщила Гвендолен. - И Крэг Хэк тоже. Еще до Войны восстановления они с Гем и Йогом защищали Эрафию и Авли от некромантов, а потом вторглись в Дейю и разгромили самого Сандро!
        - Должно быть, это все как-то прошло мимо Каменного Города, - гнома развела руками. - Мы не всегда следим за новостями...
        Гвен тут же начала вспоминать подробности зловещего плана Сандро, который хотел захватить всех вокруг. Правда, в ее пересказе все оказалось не совсем так, как на самом деле: выходило, что лич не то собирался постепенно подменить всех человеческих и эльфийских лордов по соседству на своих вампиров, не то по-тихому разорял деревни, не то еще что-то - но все с целью подготовки завоевания... Однако Гелу и Гем раскрыли его ставленников в Авли, а Крэг Хэк и Йог победили нежить в Эрафии! Ну а потом ворвались в Дейю и так его разгромили, что Сандро после этого и носа не высовывал, а потом убежал на другой континент...
        - А разве его не посадил в темницу Финеас Вилмар? - поинтересовался я.
        - Так потому и посадил, что Сандро проиграл, - уверено ответила Гвен.
        - Вообще-то нет, - Гелу с улыбкой слушал истории о своих победах. - Вилмар заточил Сандро, чтобы тот не мешал ему самому управлять Дейей, а в качестве повода использовал нападение Сандро на одного из дейских лордов. Но Антагарич мы тогда и в самом деле спасли.
        - Ну да, этому личу еще повезло, что попал в темницу, - высказался Крэг Хэк. - Если бы первым до него добрался не Вилмар, а я, тогда бы...
        - Об этом давай не при девушках, Крэг, - поспешно прервал его Гелу.
        Адриена хмыкнула: мол, нашли кого жестокостями пугать. Однако описывать в подробностях, что бы он сделал с Сандро, Крэг Хэк все же не стал.
        - Вы пока подождите здесь. А с тобой, Корак, королева хочет лично поговорить, - вмешалась Айлисса. - Пойдем.
        Глава тридцать четвертая
        Как выяснилось буквально через минуту, поговорить со мной хотела не только королева.
        'Ну просто день Героев какой-то! - потрясенно подумал я, оглядывая уже вторую команду-четверку, представленную мне Кэтрин в соседней комнате. Правда, их я в лицо раньше не знал, но помнил об их приключениях достаточно. - Сначала герои Энрота, теперь - Терры... Когда же они успели прилететь? И Кэтрин хороша - не предупредила! Ох, уж ее секреты да сюрпризы.'
        Терряне, устроившиеся за столом рядом с Кэтрин, тоже с интересом осматривали меня.
        - Не впечатляет, - произнес, наконец, Канегем - паладин. Правда, золотых доспехов на нем сейчас не было.
        - Как знать, - Ресурректра - лидер пришельцев - прищурилась. - По-моему, ты не так прост, друг мой.
        - В самом деле? - удивился я.
        - Не знаю, - среброволосая священница улыбнулась. - Почему-то же ты оказался здесь. Расскажи, что ты знаешь о Терре и настоящем Кораке.
        Вновь мне пришлось пересказать все запомнившееся из истории Терры, включая легенды о стихийной войне, поломку киборга Шелтема, вознамерившегося мстить Древним путем уничтожения колонистов, и конфликт Мировоззрений. Терряне, правда, уже знали эту историю со слов Кэтрин, но все равно слушали внимательно, время от времени уточняя детали. К сожалению, многие подробности я как раз не помнил, но и того, что было, хватило.
        - Все сходится. Значит, Корак не погиб при аварии на Ксине, как и говорила королева, - задумчиво проговорил Роберт Мудрый - друид с длинными седыми волосами и бородой. - Мало того, его... Их - много.
        - И один из Кораков - тут на станции перехода, - добавил я.
        - Так между нами стоит только Кастор! - начал террянский Крэг Хэк, который неожиданно для меня оказался рыжим бородатым гномом. А еще я раньше не знал, что его настоящее имя - Хремдэк Силверпик. - Ну, и Нигон...
        - Не так уж много, - презрительно махнул рукой Канегем. - Уладим все дела на этой планете через пару дней.
        - Это они так шутят, - Ресурректра метнула на соратников недовольный взгляд. - Все несколько сложнее.
        - А почему Нигон? - наконец, спросил я. Все упоминания подземного государства сбивали меня с толку: вроде бы, еще несколько лет там все должно было быть тихо, до тех пор, пока Мутаре не примется завоевывать соседей, воевать с лордом Ордволдом и искать пузырек с кровью Отца драконов.
        - Потому что Кастор сейчас не в Дейе, как должен был, а в Нигоне, - пояснила Кэтрин. - Вероятно, положение некромантов ему показалось не очень удобным. В какой-то мере мы сами в этом виноваты: Дейя представляла из себя слишком жалкое зрелище после войны Арчибальда и Вилмара.
        - Кастор вряд ли бы стал заключать союз со столь слабым государством, - добавила Ресурректра. - Видимо, кроме Нигона поблизости не нашлось никого, с кем его интересы могли совпасть.
        - Терряне здесь уже больше месяца, - продолжила королева. - Корабль приземлился у берегов Авли...
        Рассказ Кэтрин, дополняемый Ресурректрой, выглядел следующим образом.
        Уже в пути между двумя половинами террянского отряда возникла ссора: Ресурректра хотела продолжить поиски Древних, а Кастор желал просто завоевать достаточно земель на Энроте и спокойно править здесь. Рассорившиеся терряне сразу после высадки разошлись в разные стороны, причем на этот раз никаких свидетелей поблизости не оказалось. Зато падением 'звезды' тут же заинтересовались Кэтрин и Айлисса, знавшие, кого надо ждать. Ресурректру с друзьями удалось найти довольно быстро: сначала они направились в Авли, где приобрели вещи на деньги с Терры и таким образом позволили себя обнаружить. К тому же 'светлые' терряне чересчур интересовались лордами Гармондейла - ведь среди них был Корак. Кэтрин быстро сумела встретиться с пришельцами и договориться о совместных действиях. В общем, эта часть плана удалась.
        А вот группу Кастора удалось найти не сразу, он как в воду канул. Только неделей позже эльфы обнаружили неподалеку от места приземления сожженную деревню гоблинов: их отдельные поселения попадались и довольно далеко от Крюлода, в разных районах Авли и Эрафии. Заходили эльфы к соседям нечасто, так что за это время нападавших, понятно, и след простыл. Единственное, что эльфийские следопыты установили, это то, что неизвестных было четверо, следовательно, они оказались достаточно сильными магами. Или по крайней мере, среди них нашелся один такой. От эльфов о произошедшем узнали уже в Эрафии, а так как после встречи с Ресурректрой, королева располагала детальным описанием внешности 'темных' террян, поиски начали вести по всем предполагаемым маршрутам.
        Удалось выяснить, что четверка, очень похожая на искомую, села на корабль, отправляющийся в Таталию... Но в Таталию судно не пришло, пропав по дороге. След затерялся, до тех пор, пока вдруг не пришло письмо из Нигона, от одного местного лорда...
        Нигонцам, разумеется, никогда не следует доверять, но этот считал, что имеет дело с далекими врагами его соседей (а своих соседей по обычаю считал и своими врагами), так что оказался совсем не против за некоторое количество золота сообщать о происшествиях на сопредельных землях. И вот, пришло сообщение о том, что некая четверка неизвестных захватила земли другого лорда подземелий по-соседству, и, видимо, нацелилась на земли Мутаре. Да, той самой Мутаре, которая во время войн Восстановления сумела неплохо расширить свою территорию. Мало того, ее черные драконы внезапной атакой сумели разбить один из отрядов Эрафии, что вообще-то в то время уже стало редкостью! Тогда Кэтрин не стала рисковать и идти вглубь подземелий, где нигонцы владели бы всеми преимуществами. К тому же необходимо было срочно наступать на Эофол, выглядевший куда большей угрозой. Хотя королева и помнила о пузырьке с кровью драконов, но до его находки оставалось лет пять (такое точное знание даты объяснялось тем, что история с пузырьком пришлась на время Фестиваля жизни, а год его-то проведения все хорошо знали). И это время Кэтрин
собиралась потратить на тщательную подготовку, но вот теперь Мутаре вдруг неожиданно сама заявила о себе.
        А нигонский лорд-информатор допустил, похоже, последнюю ошибку. Потому что через два дня от него пришло еще одно письмо со срочным требованием денег, а затем он и вовсе перестал писать. Торговцы же, заглянувшие в его земли с поверхности (лорд жил у самой окраины Нигона, то есть ближе всего к свежему воздуху), потом рассказали, что неизвестная четверка в союзе с Мутаре с легкостью разгромила бедолагу и разделила его земли между собой. Но выяснилось не только это: вскоре после этого разгрома при дворе самого богатого нигонского лорда Ордволда вдруг оказалось четверо советников. Вроде бы, заглядывала в эту теплую компанию и Мутаре, но тут сведения оставались туманными. Во всяком случае войны между ними не было.
        - Вот тебе на... - пробормотал я. - Мутаре заодно с Ордволдом и Кастором?
        - Возможно, она сочла это выгодным в данный момент, - предположила Кэтрин. - Но нигонские лорды надолго союзов обычно не заключают.
        - А Кастору, вероятно, нужны были ресурсы для того, чтобы завоевать Энрот, - прибавила Ресурректра. - Скорее всего, выяснив, возможно, у тех же гоблинов, расстановку сил, он понял, что некроманты ему не помогут, а вот нигонцы... Довольно мощные войска, при этом разделены постоянными междоусобными войнами, что облегчает захват. Завоевав себе достаточную территорию, он, должно быть, сумел произвести впечатление на Ордволда и привлечь его к своим планам.
        - И для него это действительно куда удачнее, чем союз с Дейей, - продолжила Кэтрин. - И так же неудачно для нас. Если в Дейе у нас раньше имелись кое-какие связи, то что творится на землях Ордволда мы толком не представляем. А вот нигонцы, боюсь, имеют в Эрафии своих шпионов.
        'Вот натворил! Как же теперь?!' - пронеслось у меня в голове.
        - Ну, не все так страшно, - поспешила успокоить Ресурректра, заметив выражение моего лица. - Мы по-прежнему знаем цель Кастора. Это восстановление Небесной кузницы и изготовление многочисленных копий его оружия. А для этого, как ты знаешь, Кастору нужен Волновой Осциллятор нашего корабля.
        - Карту доступа на который мы разделили пополам! - мрачно сказал Крэг-террянин.
        - А она будет после этого работать? - зачем-то поинтересовался я. Ведь про карту я и сам прекрасно помнил.
        - Будет, - кивнула Ресурректра. - Магия Древних позволяет... или технологии. И ты ведь помнишь, что нужно нам?
        - Восстановление межмировых Врат... - в моем голосе прозвучала надежда. Все же Врата я полагал возможностью вернуться на Землю. Некоторые сомнения, конечно, оставались, но о них я старался не вспоминать. И о том, что могу навсегда остаться на Энроте - не думать. Конечно, с Кэтрин мне чрезвычайно повезло, но все же...
        - Да, и для этого опять-таки необходим Волновой Осциллятор. Вот только на корабль не пробраться без целой карты доступа, а мы понятия не имеем, где Кастор припрятал свою половину.
        - Зато он скоро узнает, где наша, - усмехнулась Кэтрин. - Мы позаботимся.
        - Зачем?! - не сообразил я.
        - Чтобы выманить их. Мы не можем пробраться в Нигон, а они легко могут пробраться в Стэдвик. Лучше пусть это произойдет так, как нужно нам.
        - В конце концов карта доступа нужна только для доступа, - заметил Канегем. - Пусть Кастор соберет ее всю и сам добудет для нас Осциллятор.
        - Дело в том, что мы тут не сидели без дела все это время. Уже нашли и Врата, и кузницу, - пояснила Ресурректра.
        - Нашли?! - перебил я.
        - Да. Врата - вчера, на одном из островов неподалеку от Антагарича. Они отлично сохранились, Древние все же постарались... Как раз не хватает только Осциллятора, чтобы запустить их. А Небесная кузница - на материке... точнее, мы сумели только примерно определить ее местоположение, но она где-то под землей на территории бывшей Дейи. Сейчас над ней поставили военный лагерь и ищут вход. Кастор явно еще не успел там побывать, иначе бы уже забрал кузницу.
        - А ее можно забрать?!
        - Да, вообще-то она размером... с этот стол, - показала священница. - Кастор не захочет оставлять кузницу так далеко от своих нынешних владений, кроме того, возможно, он знает или скоро узнает, что мы в союзе с королевой.
        - Узнает, - снова пообещала Кэтрин.
        - И в такой ситуации он несомненно захочет выкрасть кузницу и доставить в Нигон, - продолжила Ресурректра. - А мы будем ждать его там. Но сначала он выкрадет нашу половину карты, которую мы оставим почти беззащитной...
        - Хотя он может подумать и иначе, - засмеялся Канегем. - Ведь мы передаем свою половину под защиту некоего Корака.
        - Что?!
        - Только Корак в это время будет отсутствовать, - пояснила Сердце Грифона. - Оставив карту в своем хорошо защищенном и замаскированном под развалины замке, он отправится в неизвестном направлении, а на самом деле - на поиски Небесной кузницы. Но когда Кастор об этом узнает, будет уже поздно. Кроме того, с Кораком будет и Ресурректра... И при этом Ресурректра будет и в Стэдвике.
        Я понял, что совсем запутался в плане...
        - Как Гвендолен относится к серебряной краске? - дала Кэтрин полувопрос-полуответ. - Пойдем, посвятим в планы остальных...
        Глава тридцать пятая
        - Выкраситься в серебряный цвет?!! - опешила Гвен.
        - Да, для маскировки, - пояснила Кэтрин. - Под мою советницу.
        Гвен критически осмотрела Ресурректру. О происхождении террян никому, кроме меня, не рассказали, так что сейчас та играла роль простой эрафийки.
        - Мы совсем не похожи!
        - Покрасим волосы, сделаем зеленые глаза капелькой зелья... И остальное немного изменим, - по губам королевы пробежала улыбка.
        - А уши?! - выдвинула неоспоримый аргумент Гвендолен.
        - Прикроем. И вообще, выдадим тебе такую же одежду, как и у Корака. Главное, чтобы волосы из-под капюшона слегка видны были. Дело в том, что нигонцы подозревают, что Корак может быть заодно со мной и Ресурректрой. И если рядом с его известным фиолетовым плащом окажется еще один фиолетовый плащ и серебряные волосы - это серьезно обеспокоит наших нигонских противников...
        - И они решат выкрасть обоих, - завершила Мария.
        - Возможно, - Кэтрин не стала упоминать, что Кастор и вовсе может пожелать убить Ресурректру и Корака на месте, если, конечно, будет думать, что это в его силах. - Но отряд Гелу будет рядом и придет на помощь в нужный момент. И не только они.
        - Как бы не получилось, как в прошлый раз в Дейе, - Гвен передернуло. - Опять бегать от мертвецов...
        - Мертвецов в тех местах точно не будет. Местный некрополь мы уже давно взяли и по всей округе истребили всю нежить. Теперь ту землю можно считать эрафийской. Только архитектура домов может немного удивить. Ну, и на всякий случай...
        Ресурректра преспокойно протянула нам два... По всей видимости, это были бластеры, так как другого огнестрельного оружия на Энроте не существовало. А выглядели они как типичное огнестрельное оружие, от земных пистолетов отличаясь разве что прямоугольной формой дула.
        - Это что?! - с недоумением посмотрела Гвен.
        - Оружие Древних. Бластер. Ученики Фалагара передали с Энрота, - пояснила Сердце Грифона.
        Про учеников Фалагара в Эрафии уже рассказывали легенды в различных вариантах. Те смогли сорвать замыслы культа Баа по захвату власти, открыть, что он тайно поддерживается криганами ('адскими отродьями'), пробраться в древний Варн ('корабль, что тысячи лет назад летел меж звезд'), на котором когда-то прибыли на Энрот колонисты, и забрать оттуда контрольный куб ('магическую реликвию Древних'). Затем с помощью этого куба разблокировали вход в заброшенный со времен начала Безмолвия Планетарный Центр Контроля колонистов ('таинственное металлическое подземелье'), где сразились с охранными роботами ('металлическими шарами, дышащими огнем'). И, наконец, добытыми там бластерами уничтожили криганский корабль-улей, повредив броню реактора ('сердце злобной силы').
        - Берешь вот так, - Ресурректра указала бластером на стену. - За этой стеной ничего нет?
        - Нет, там обрыв и река, - ответила Кэтрин.
        - Отлично, значит, целишься, нажимаешь на спуск, то есть, вот сюда...
        Вырвавшийся из дула луч тут же прожег в камне стены небольшое отверстие со светящимися алым краями.
        - Пробивает почти все, воздействие ослабляется разве что магической защитой. Ну и особо живучие существа или те, кого в принципе нельзя убить, долго могут продержаться, - профессионально пояснила Ресурректра. - Потренируйтесь стрелять, только не тратьте много зарядов: на каждый всего по паре сотен, а перезарядить нам негде.
        - А вот это - половина артефакта, которую надо спрятать в замке Гармондейл, - королева передала мне половину шестиугольной карты доступа. Сделана она была из незнакомого материала, по крайней мере, я его не знал: как будто металл, но очень легкий.
        - Если вздумаете сломать, она потом снова срастется, - сообщила Ресурректра. - Только не потеряйте кусочек.
        - А у нигонцев, которые нападут на Корака и Гвен, тоже есть такое оружие? - с подозрением поинтересовалась Мария. - Те самые опасные артефакты?
        - Вполне возможно, что будет, - согласилась королева.
        - Это авантюра, - заключила гнома, оглянувшись на дыру в стене.
        - Законченная авантюра, - усмехнулась Ресурректра. - Но нам не привыкать.
        Отступление. Гармондейл
        Этой ночью жители Гармондейла спокойно спали, как и все последние дни. Восстание закончилось, власть королевы Кэтрин Айронфист распространилась на все Спорные Земли, некроманты повержены, войны с эльфами не предвиделось... Да и беспокойные лорды, которые, вроде бы, как-то во всем этом замешаны, опять покинули город - должно быть, в поисках новых подвигов. Гармондейлцы ничего не имели против, пока подвиги будут где-нибудь подальше...
        За замком лордов никто в городе не следил - это было личным делом самих лордов. Так что некому оказалось и заметить, как к воротам подошли неизвестно откуда взявшиеся четверо. Причем, двое были людьми, третий эльфом, а четвертый относился к неведомой на Энроте расе зеленых полуорков. На всех отличные доспехи, на поясах - бластеры, такие же как и у Ресурректры.
        - Думаю, тут я не нужен, - сообщил взломщик Темная Тень, бросив взгляд на сломанные ворота. - А вот это интересно.
        Он указал на прибитую к уцелевшей створке табличку: 'Замок охраняется магией. Посторонним вход запрещен'.
        - Корак. Его штучки, - ответил Кастор.
        - Думаешь, это он? - мрачно поинтересовался лучник Толберти. - Он не погиб на Ксине?
        - Не знаю... Все может быть. Но прикинуться одним из лордов Гармондейла - это вполне в его духе. Он еще на Терре, когда искал Шелтема, присоединился к отряду, выдавая себя за простого мага. Судя по всему, карта здесь. В замке может быть что угодно, приготовьтесь.
        'Какая жалость, что не было времени нанять какую-нибудь нормальную команду из местных, - подумал Кастор. - Но Корак спутал все карты. Да и если тут действительно поработал он, местные могут и не справиться. А нам нельзя терять время.'
        - Свалка! - презрительно сказал Максимус, едва терряне вошли в зал за воротами. - Корак, видно, издевается над нами. Куда дальше?
        - Правый коридор, - сообщил Кастор, сверяясь со своими поисковыми приборами.
        Но в этот момент кучи мусора вокруг вдруг взвились вверх, поднятые сильным ветром. Воздух мгновенно закрутился в вихри грозовых элементалей. И в тот же момент, кажется, прямо из стен вышли элементали земли, а с потолка сорвались каменные горгульи, до этого благополучно прятавшиеся в темноте. Зал наполнился треском электрических разрядов...
        Четверка террян принялась палить из бластеров, вот только элементали оказались как раз из тех существ, у которых отсутствуют жизненно важные органы. Нет, получив достаточно ударов, и они рассыпались, но могли продержаться куда дольше многих живых существ.
        - Придержите их немного, - командовал Кастор. Он сам уже получил несколько молний, но магическая защита Законченных Авантюристов позволяла не особо волноваться.
        Полуорк Максимус с хохотом рубил слепленные из земли и камня человекоподобные фигуры. Толберти две горгульи попытались схватить и унести под потолок, но были вовремя сбиты Темной Тенью.
        Наконец, Кастор произнес заклинание, и несколько молний, одна за другой, пронеслись через поле битвы! Земляные элементали и горгульи рассыпались прахом. Грозовые уцелели: будучи сами связаны с воздухом и молниями, они мало страдали от подобной магии. Их пришлось добить выстрелами из бластеров.
        - И это все? - пренебрежительно поинтересовался Максимус. - От Корака ожидал большего.
        - Погоди, еще не добрались, - Толберти, побывав в лапах горгулий, помрачнел еще больше.
        И верно, едва отряд прошел половину намеченного коридора, как из-за угла вылетела новая стая грозовых и земляных элементалей, а за ними с грохотом шагали големы. Каменные, железные, золотые и... Алмазные!
        Кастор выругался: на големов, особенно алмазных, крайне слабо действовала любая магия.
        - Ну давайте, сюда! - рявкнул Максимус, ринувшись вперед.
        Но едва сделав пару шагов, он вдруг обнаружил, что часть камней под ногами исчезла, и провалился куда-то вниз, откуда тут же раздался оглушительный звук взрыва и треск молний.
        Остальные не успели подобраться к образовавшейся в полу дыре, как пришлось вступить в еще более серьезную схватку, чем прежняя.
        Бластерные выстрелы плавили золото и испаряли алмаз, откалывая от големов куски, но те упорно шли вперед, стремясь задавить незваных гостей.
        Внезапно под Толберти словно взорвался пол, и лучника подбросило в воздух. Едва он упал обратно, как золотой голем попытался растоптать его, но террянин успел откатиться в сторону и снова вскочить, паля по голему из бластера.
        Ноги Кастора утонули в зыбучих песках... Однако он быстро сказал заклинание, уничтожавшее магические ловушки поблизости, и песок снова стал твердым камнем. Так же исчезли и все магические мины, а еще в двух местах на полу появились ранее замаскированные провалы.
        Какие-то искры пролетели по коридору и попали во взломщика Темную Тень. Магическая защита по-прежнему держала удар...
        А тут еще откуда-то выползла разноцветная слизь и принялась бросаться на Законченных Авантюристов. Жглась она довольно неприятно, бластерные выстрелы ей не вредили, так что пришлось тратить магию. Над головами носились кровожадные летучие мыши и постоянно отвлекали от более серьезных врагов.
        - Что с Максимусом?! - крикнул Кастор, едва получил небольшую передышку.
        - Кажется, ему не повезло, - Темная Тень всмотрелся в подземелье через провал в полу. - Упал прямо на мину, и тут же на него накинулись грозовые элементали. А теперь они идут на помощь к своим приятелям.
        Бой возобновился. Из подземелий лезли все новые грозовые, земляные и даже магмовые элементали! А тут еще с тылу напал новый отряд големов и горгулий, должно быть выжидавших в левом коридоре замка.
        - Что-то мне это нравится все меньше! - у Темной Тени горгульи ухитрились выбить из руки бластер, который под алмазными ногами големов тут же превратился в бесполезный кусок металла. Взломщик теперь отбивался магическим кинжалом. - Кастор! Разнеси их как следует! Только не обрушь замок нам на головы!
        Толберти держался только за счет постоянной магической регенерации. И то, несмотря ни на что лучника покрывали синяки.
        Несколькими заклинаниями подряд Кастор все же смог уничтожить всех элементалей, а затем терряне, наконец, разметали оставшихся големов. Будь битва на открытой местности, врагу не дали бы ни шанса! Но взломщик оказался прав: самые мощные заклинания не следовало применять из опасения обрушить крышу и стены древнего замка.
        - Не знаю, как они все тут поместились, но надеюсь, больше их нет, - проворчал Толберти.
        - Не надейся, в месте, где хранится карта, наверняка самая лучшая защита, - ответил опытный Темная Тень.
        Но на этот раз прав оказался лучник. Когда команда прошла коридор и открыла дверь в боковую комнату, где и хранилась половина карты, на них, разумеется, накинулось два десятка огненных и энергетических элементалей, но после предыдущей схватки это выглядело мелочью. Терряне с легкостью всех перебили.
        Предмет поисков преспокойно лежал на какой-то каменной полке, словно дожидаясь Авантюристов. Рядом стоял бокал с вином, который, как ни странно, совершенно не пострадал, пока вокруг шла драка.
        - Ну, Корак, - прорычал Кастор, воспринявший бокал, как издевательство. - Твоими играми я сыт по горло.
        - Думаешь, он знал, что мы придем? - перевел дух Толберти.
        - Наверняка. Он еще на Терре так же попрятал части карты по разным опасным местам, чтобы нас испытать. Но на этот раз эти испытания кончатся для него плохо! Пойдем, надо забрать бластер и контрольный куб Максимуса: мы слишком много истратили зарядов сегодня. А потом намекнем Кораку, что недовольны...
        * * *
        Этой неспокойной ночью некоторые не слишком крепко спящие гармондейлцы несколько раз слышали отзвуки взрывов со стороны замка лордов. А когда дрогнула земля и по городу пронесся оглушительный грохот, проснулись почти все, решив, что началось землетрясение!
        В какой-то мере так оно и случилось. Выйдя ну улицу, взволнованные горожане уже через несколько минут заметили изменение привычного пейзажа вокруг: исчезли башни замка.
        Стоило гармондейлцам осторожно приблизиться и взглянуть на место происшествия, как все подтвердилось: в результате небольшого землетрясения старые стены не выдержали, и замок рухнул, теперь уже в прямом смысле превратившись в развалины. Многие сразу же заподозрили магические причины произошедшего, но какому магу понадобилось разрушать заброшенный замок, никто не мог понять. Обсуждали месть эльфов или некромантов, или даже какие-то тайные эксперименты самих лордов, но все ограничилось слухами.
        Глава тридцать шестая
        Второе путешествие в Дейю, точнее, бывшую Дейю, выдалось куда скучнее предыдущего. Быстро заглянув в Гармондейл и положив там половину карты на видном месте, мы разделились. Мария и Аллейн тут же вернулись в замок 'Сердце Грифона' - должно быть, чтобы запутать 'темную' команду с Терры. А мы с Гвен, которой по возможности придали облик Ресурректры и тоже выдали фиолетовый плащ фанатика, отправились на земли некромантов, чтобы... ничего не делать. Это было нетрудно, но совершенно не интересно.
        Бывший некромантский город, куда нас переместила Айлисса, назывался вполне традиционно: Плач Смерти. Маги смерти редко отличались оригинальностью, впрочем, тут и им, наверное, нашлось бы над чем поплакать: городишко выглядел на редкость захудалым по всем мыслимым меркам! Обветшалые низкие стены, а за ними всего два десятка домов, не считая 'административных' и 'научных' учреждений.
        К административным относилась склепообразная городская управа, которую раньше занимал местный правитель. А к научным: выкрашенная в серый цвет гильдия магии да почему-то построенные в древнегреческом стиле 'чертоги некромантов'. В упомянутых чертогах некроманты и занимались раньше тем, что оживляли всех найденных мертвецов, а в гильдии магии обучались тому же в теории...
        Конечно, ко времени нашего прибытия, ни самих некромантов, ни результатов их экспериментов уж не было. Эрафийцы быстро избавились от забытой беглецами нежити, на улицах расположили палатки, из пустых зданий, занятых теперь командованием, выбросили все, что имело отношение к магии смерти, а в управе поселили грифонов, так как больше там никто жить не хотел. Чертоги разрушили до основания, бывшую же некромантскую гильдию временно переделали в таверну: у местных раньше отсутствовал даже такой типичный признак города!
        В этой-то таверне и поселились мы с Гвен. Местный гарнизон, знавший нас как Корака и Ресурректру, был уверен, что мы из ордена священников Жизни, проводящего тут какие-то тайные поиски по заданию королевы, так что с нами старались не разговаривать. Но если кто-то и поинтересовался бы, чем мы занимаемся, вряд ли он увидел что-то интересное. Ежедневно мы уходили на прогулки по окрестностям, где и бродили несколько часов, порой для вида сверяясь с картой или внимательно рассматривая первую попавшуюся трещину в скале. Кэтрин была уверена, что за нами будут следить, и хотя мы никого не замечали, старались изображать поиски старательно. Гвен при этом еще должна была регулярно, но как будто случайно, показывать из-под капюшона свои крашенные в серебряный цвет волосы - дабы убедить наблюдателей, что она и есть Ресурректра. Все слегка напоминало 'охоту на вампира' в Таталии, только вот сейчас представления приходилось показывать каждый день в течение уже двух недель!
        Вокруг города не обнаружилось решительно ничего интересного: одинаковая пустошь со скалами со всех сторон. И если первую неделю мы еще частенько ожидали нападения или чего-то еще, то на второй уже перестали опасаться, махнули рукой и просто отрабатывали положенные несколько часов пеших походов.
        Может быть, так и должно было случиться, однако давно ожидаемое произошло как раз в тот момент, когда мы не ждали...
        * * *
        Мы с Гвендолен только что вернулись с очередной прогулки по пустошам и спокойно обедали в таверне. Солдаты гарнизона за другими столами лениво обсуждали, долго ли еще им сидеть в этой дыре, и когда, наконец, можно будет вернуться домой. Справедливости ради, надо сказать, что им всем было здесь так же скучно и неинтересно, как и нам.
        Но сегодня, в тот момент, когда разговор в очередной раз за последние дни подошел к фразе 'Королева, конечно, знает, что делает, но все же...', привычное течение обеда нарушилось.
        Пинком распахнув дверь, в таверну вошел эльф на редкость мрачного вида и в таких же мрачных темных доспехах.
        - Где Корак и Ресурректра? - громко спросил он.
        - Тише, не в лесу, - недовольно откликнулся кто-то.
        Прочие посетители тоже смотрели на гостя без особой доброты. Эльф слишком нагло себя вел на чужих землях, более того, в чужом военном лагере.
        - Где Корак и Ресурректра?! - Кастор (что это он, я понял по описанию Ресурректры) развернулся, осматривая помещение, и, наконец, остановил взгляд на нашем углу.
        'Стрелять? В таверне?! - успел подумать я, поспешно схватившись за спрятанный под плащом бластер. - Где все? Они должны быть рядом!'
        - Не знаю, что за игру ты ведешь, Корак, - эльф медленно зашагал к нам. - Но если ты на стороне Ресурректры, то ты проиграл. А если ты снова вздумал устраивать проверки, как на Терре, то можешь считать, что они удались. И не советую вставать у нас на пути. Небесная кузница уже у нас в руках, Толберти и Темная Тень везут ее в Нигон. Скоро мы будем править Энротом, а ты, так и быть, можешь дальше выполнять обязанности охотника за сумасшедшими хранителями, или чем ты там...
        Но тут снаружи донесся грохот взрыва, от которого, казалось, задрожала вся таверна. Появившаяся на миг мысль, что это Кастор виноват, тут же исчезла при виде его удивленного лица. Командир "темной" команды такого точно не ждал.
        - Они все-таки сдвинули Небесную кузницу с места, - позади террянина стояла Айлисса.
        - Что?! - развернулся Кастор.
        - Она ведь была присоединена к постаменту: чтобы телепортировать с кузницей, надо было ее оторвать от пола... А под полом - сто сорок ящиков со взрывающимся зельем и одна такая хитрая штука, поджигающая их, стоит только сдвинуть кузницу - у алхимиков все купили... В общем, все: нет больше Толберти и Темной Тени, даже их защита не выдержит, - с фальшивой грустью завершила менестрель.
        - Да, Кастор, лучше сдавайся, все равно не сбежишь, - посоветовала появившаяся Ресурректра. - У нас один ценный артефакт с собой, блокирующий все чужие магические перемещения из города.
        Кастор, увидев настоящую Ресурректру, оглянулся и смерил взглядом нас с Гвен: кажется, он понял, что его провели. Вокруг, словно из ниоткуда, возникали терряне и команда Кэтрин с нею самой во главе. Все посетители таверны замерли.
        - Да, конечно, все вместе вы пробьете даже мою магическую оборону... - Кастор засунул руку в сумку, висевшую у него на боку - только сейчас мы обратили на нее внимание. - Думаю, за полминуты.
        Из сумки он выхватил... небольшую бутылочку, украшенную изображениями драконов.
        Дальнейшее заняло несколько мгновений.
        - Огонь!! - закричала Кэтрин...
        Терряне выстрелили из бластеров, лучи которых не оказали на эльфа никакого эффекта...
        Кастор стремительно выдернул пробку, поднес пузырек к губам и, кажется, в несколько глотков выпил все, что там было.
        За это время в него попали еще с десяток лучей, стрела Гелу и огненный шар Адриены - на этот раз на доспехах осталось несколько вмятин.
        И... началось.
        Со скрежетом разрывая металл доспехов, из спины рухнувшего на пол Кастора лезли шипы. Еще пара заклинаний Адриены и Дрэйкона слегка обуглили их, но не более. Подскочивший Крэг Хэг с размаху опустил на голову рычащего эльфа топор... И лезвие со звоном раскололось надвое. Лицо "темного" террянина почернело и на глазах начало менять форму.
        - Всем наружу! И в укрытие!! - скомандовала Кэтрин. - Это дракон!!
        Глава тридцать седьмая
        В этот день нам с Гвен стало ясно, как права была Соня, говоря, что нам надо хорошо уметь убегать: так быстро бежать нам еще не приходилось! Ни стрекозы, ни мертвецы раньше не нагоняли такого страха, как превращающийся в дракона Кастор. Да и удирали мы в хорошей компании: герои Терры, герои Энрота и сама Кэтрин Айронфист. Не считая эрафийских солдат.
        Впрочем, Кэтрин не просто бежала: она грамотно командовала отступлением. Когда все выбежали из обреченной таверны, королева тут же указала на бывшую городскую управу, стоявшую по соседству:
        - Туда! Быстро!
        Затем она на бегу выхватила из толпы двух офицеров, подведя их к Айлиссе:
        - К командиру! Пусть объявят общую тревогу!
        Менестрель с помощниками тут же исчезла, видимо, зная куда. К тому моменту, как мы влетели в здание, всполошив грифонов, а из таверны раздался громогласный рев, по лагерю уже начали трубить рога.
        - Тихо, тихо... - приказала королева щелкающим клювами полуптицам-полульвам, а затем обратилась к присутствующим... грифонюхам?
        - Отвяжите всех, приготовьте к бою, одного - мне, как наезднику. И быстро! Рубите привязи!
        Солдаты немедленно кинулись освобождать грифонов, а тем временем красно-черная драконья морда с ревом проломила крышу и обрушила часть стены таверны: Кастор выбирался наружу.
        - Дрэйкон, вызывай элементалей, - продолжала командовать Кэтрин. - Ресурректра, всем 'Благословение', 'Смелость' и 'Удачу'. Роберт - 'Каменную кожу' и 'Щит от огня': от драконьего пламени в полную силу не спасет, но если заденет краем - поможет. Гелу - 'Точность' и 'Скорость'. Адриена - атакуй его самым сильным, что есть. Остальные - стреляйте, отвлечем его на себя!
        - На себя?! - испуганно прошептала Гвен.
        - Стреляйте!
        И мы начали стрелять. Кастор тем временем доломал стену и вылез наружу: правда, он был не таким большим, как я ожидал, 'всего лишь' с эту же двухэтажную таверну, но и того было предостаточно. Залп четырех бластеров не произвел на него впечатления, хотя все попали в цель: видимо, уже действовали заклинания, которые поспешно читали все наши маги. Я и сам чувствовал, что становлюсь увереннее и стреляю метче. Возникшие из воздуха огненные струи, облившие дракона, словно десяток огнеметов, также не оставили на нем следа. Кастор только громко захохотал.
        - Его магия не берет, - сообщила таталийка.
        - Готово, - объявил Дрэйкон. - Осторожно стреляйте, не попадите по ним.
        Перед драконом прямо из сухой земли на мгновение забили фонтаны, вода которых застыла в воздухе и потемнела, приняв постоянную форму. Полсотни одинаковых синих существ с рыбьими головами, человеческими руками и длинными хвостами тут же бросились на дракона.
        И тут Кастор выдохнул пламя!
        До нас оно не долетело, хотя все почувствовали жар, словно встали рядом с костром. Больше половины водных элементалей просто исчезли: над полем битвы появилось облако пара. Уцелевшие, скользя по земле, как змеи, все же добрались до дракона и вцепились в него со всех сторон, колотя хвостами...
        Мы продолжали стрелять...
        Дракон стряхнул с себя нескольких элементалей, а одну, схватив зубами, перекусил пополам. Правда, та тут же снова стала водой и, видимо, попала Кастору в горло, так как он разъяренно затряс головой и закрутился, испаряя огнем уцелевших противников.
        - Надо больше элементалей, Дрэйкон, попробуй земляных. Выпускайте грифонов! - командовала Кэтрин. - Где мой?
        - Еще не готов! Седло...
        - Не важно! - королева в мгновение ока вскочила грифону на спину. - Ресурректра, отвлекай его. Мы атакуем с воздуха. Отойдите с дороги! Вперед!
        Грифоны явно знали команды, так как, услышав 'вперед', все ринулись к выходу следом за Кэтрин, стуча когтями и клекоча.
        Едва выбравшись наружу, вся стая тут же взлетела. Кастор, занятый последними элементалями, полыхнул было вслед огнем, но промахнулся.
        - Стреляем, стреляем, не отвлекаемся! - напомнила Ресурректра, которая и сама шагнула в первые ряды и прицелилась. - Эй, Кастор! Я здесь!
        Для понятливости террянка метко выстрелила, попав дракону прямо в пасть. Тот разъяренно зарычал.
        - А теперь все в стороны от входа! - скомандовала священница. - По углам! Сейчас будет жарко!
        Дважды просить никого не пришлось. Мы с Гвен поспешно ринулись в указанный Ресурректрой угол, где уже столпилось с десяток солдат гарнизона. Снаружи уже слышался топот: такое небольшое расстояние дракон предпочел пройти пешком, а не взлетать.
        - Как в мышеловке! - пробормотал кто-то.
        Мне тоже стало не по себе, несмотря на всю примененную Ресурректрой магию. Похоже, даже заклинание смелости не позволяло совсем не бояться огнедышащего дракона, который сейчас должен был...
        Мощная огненная струя с шипением влетела в дверной проем и пронеслась мимо нас, заставив меня, как и многих других, отвернуться от жара. Затем пламя погасло, так же внезапно, как возникло. К счастью, мы все стояли в стороне от направления огненного дыхания. Лишь Крэг Хэк поспешно затушил рукой несколько искр, попавших к нему на одежду.
        - Никто не пострадал? Как засунет голову - бьем по голове! - Ресурректра хладнокровно навела бластер на вход, подавая пример.
        При его размерах Кастор не мог пройти внутрь. Возможно, постаравшись, он сумел бы проломить стену, но все же бывшая управа являлась самым крепко выстроенным зданием в городе. Или он сильно разозлился... Во во всяком случае он действительно просунул в двери голову, которая только и могла сюда пролезть.
        Огромная драконья морда с глазами-тарелками и клыками в руку величиной медленно, как мне показалось, проплыла мимо меня. Огромный вертикальный зрачок сдвинулся с места, глядя на нас, и я...
        Наверное, с Кастором сыграла дурную шутку драконья анатомия: дело в том, что глаза у драконов расположены по бокам головы, может быть, чтобы лучше был обзор.
        Так что, увидев оскаленную драконью морду, лезущую через вход, я тут же выстрелил в самый заметный на ней объект - в глаз. И попал!
        Столь удачлив был не я один: видимо, заклинание 'Удача' все еще действовало. Из еще пяти выстрелов три попали дракону в уши, два - в нос, а стрела Гелу вонзилась, ни много, ни мало, в драконий язык! Да еще энротский Крэг Хэк, оставшийся без своего топора, швырнул в Кастора бочку с водой, должно быть, предназначенную для того, чтобы поить грифонов. Врезавшись в драконий лоб, бочка разлетелась вдребезги, залив того водой...
        Все произошло одновременно, и если мы считали громким ревом то, что слышали раньше, теперь стало ясно: это была ерунда. Вот сейчас Кастор просто оглушил нас всех!
        С воплем, который, наверное, слышали по всей округе, драконья голова дернулась, задев потолок, от которого при этом откололось несколько кусков, и скрылась.
        - Сейчас снова дохнет! - Крэг-террянин прижался к стене. - Это же все равно, что горящей лучиной в глаз и иголкой в язык! Он разозлился!
        Мы все также старались вжаться в каменную кладку: вот-вот раскаленное драконье дыхание должно было вновь влететь внутрь помещения и...
        Но ожидаемого пламени не последовало. Вместо того, снаружи снова донеслись разъяренные драконьи вопли и воинственный клекот грифонов. Гелу быстро подбежал к выходу и выглянул из дверей.
        - Кэтрин! - радостно сообщил он и махнул рукой, подзывая нас.
        При виде происходящего я понял, что на сей раз Кастору пришлось несладко. Грифоны кружили над ним, стремительно снижаясь и нанося удары клювами и когтями. А взлететь дракон не мог, так как снизу в его лапы и крылья вцепилось несколько десятков слепленных из земли человекообразных фигур - земных элементалей. Дрэйкон удовлетворенно улыбнулся и снова забормотал заклинания. Кстати, до этого он и не переставал их читать, даже когда пришлось прятаться от драконьего пламени. Насколько я знал, сложные заклинания требуют повышенной концентрации и прерывать их нельзя, так что выдержка мага впечатляла.
        - Он попался, - Ресурректра подняла бластер. - Огонь!
        Кастору пришлось совсем плохо, предел сил у него явно был: выстрелы бластеров уже оставляли на шкуре темные отметины, да и удары грифонов пробивали чешую, нанеся кровавые раны. К тому же Гелу наложил какую-то магию на свои стрелы: теперь каждая, попав в драконье крыло, вспыхивала и на этом месте появлялось белое пятно.
        Вот из земли вылезли новые элементали и присоединились к схватке. Дракон по-прежнему выпускал струи огня, но попасть по стремительным грифонам было трудно, а элементали земли, хотя и плавились, но на их место тут же вставали новые.
        - Задавят, - авторитетно сказал энротский Крэг Хэк. - Жаль, я топор сломал.
        В этот момент сверху, из кружащей грифоньей стаи ринулся вниз один, с человеком на спине. Дальнейшее произошло так быстро, что я не успел разобрать: кажется, в момент, когда дракон поднял голову, пытаясь поймать другого грифона, Кэтрин пронеслась под его шеей и в ее руке что-то ярко сверкнуло. Плеснул фонтан крови. Дракон-Кастор вновь заревел, но это уже больше напоминало хриплый стон... А затем он рухнул на землю. Некоторое время грифоны еще продолжали нападать на него, но, наконец, поднялись в небо, сделали круг, следуя за королевским грифоном, и направились к своему дому.
        - Все... - Ресурректра опустила бластер.
        - Да здравствует королева!!! - ликовали эрафийцы. - Эрафия победила!!
        - Ай да Кэтрин! - восхищенно проговорил Крэг Хэк. - Чем она его так?
        Это стало ясно, едва грифонья стая приземлился. В руке королева держала меч, который я сразу узнал...
        Он светился собственным светом, на лезвии не было и следа драконьей крови, а рукоять была сделана в виде раскинувшего крылья феникса.
        Это был Клинок Армагеддона...
        Глава тридцать восьмая
        Библиотека замка 'Сердце грифона' была полутемным помещением, особенно вечером, однако сейчас висящий на стене Клинок Армагеддона освещал книжные полки не хуже неоновой лампы.
        - А почему в библиотеке? - я хотел спросить другое, но библиотека сбила с толку.
        - Чтобы на глаза никому не попался. Сюда никто не заходит, кроме меня, и вообще, эта библиотека - самое охраняемое, что есть в замке. Лучше охраняется, чем мои комнаты, - ответила Кэтрин.
        - Зачем вы его сделали? - задал я правильный вопрос.
        - Сегодня днем ты не жаловался: когда благодаря клинку мы победили Кастора.
        Я вздохнул. Клинок действительно помог: не исключено, что без него дракон мог успеть вырваться. Почему Кастор не улетел сразу, а вступил в бой, мы так и не узнали, и вряд ли могли бы узнать. Королева полагала, что он считал себя слишком сильным, чтобы потерпеть поражение, вдобавок был разъярен гибелью соратников и желал отомстить... Но недооценил наш отряд и грифонов.
        Битва, как ни удивительно, завершилась безо всяких потерь с нашей стороны: только несколько грифонов получили ожоги и переломы от драконьих огня, лап и хвоста. Расплавленных же и испаренных элементалей вообще не считали - они просто вернулись обратно, в измерения, откуда были вызваны Дрэйконом. На месте обрушенной таверны нашли осколки раздавленного пузырька, в котором раньше хранилась кровь Отца Драконов и который дал Кастору возможность превращения. Как пузырек вообще попал к террянину, пока оставалось неизвестным, как и происходящее сейчас в Нигоне, но, по крайней мере, драконьей войны теперь не должно было быть, что выглядело отличным.
        Там же, в развалинах таверны подобрали сумку, в которой спокойно лежал Волновой Осциллятор и два маленьких черных кубика - контрольные кубы Кастора и Максимуса, погибшего ранее в Гармондейле. И кубы, и Осциллятор были достаточно прочными, чтобы не пострадать при обвале.
        Обрушившуюся пещеру, где взорвалась Небесная кузница, пока еще раскапывали, чтобы добраться до кубов Толберти и Темной Тени, но обещали закончить уже сегодня.
        Кстати, как теперь рассказала нам с Гвендолен Кэтрин, замок Гармондейл, превращенный в ловушку для 'темной' команды террян, оказался в итоге полностью разрушен. Впрочем, там все равно никто не жил, а Кастор успешно проглотил наживку, поверив, что имеет дело с настоящим Кораком с Терры. Небесную кузницу эрафийцы заминировали, чтобы она в любом случае не досталась врагу, хотя не исключали, что Волновой Осциллятор может пострадать, или же его вообще оставят в Нигоне... Однако, так как кузница, в случае, если бы досталась 'темной' команде, могла копировать бластеры террян сотнями, избавиться от нее, а если получится, то и от Кастора - было признано наиболее важной задачей. Но все кончилось как нельзя лучше.
        Если не считать существования Клинка...
        - А что с Казандаром? - с подозрением поинтересовался я. Судьба мага-кузнеца вызывала сомнение: в другой-то истории он плохо кончил - был казнен криганцами после того, как создал меч.
        - А что с ним будет... - Кэтрин, как будто, даже удивилась. - За то что выковал клинок - получил столько золота, чтобы хватило до конца жизни, и уплыл на Джадам. Там ему, наверное, удобнее. Составные части для клинка мы смогли найти в Авли и тайно вывезти. Такое оружие может пригодиться - в случае следующей войны. Но использовать его я буду только в крайнем случае. Не волнуйся.
        - А он не... - я запнулся. - С вами все в порядке?! Вроде бы, он и... подчинить может.
        - Вот поэтому я его с собой и не ношу каждый день. Только по особым случаям, как сегодня. И хватит на клинок смотреть - подчинит еще, - усмехнулась королева.
        Только тут я понял, что, в самом деле, весь разговор не сводил с меча взгляда, и поспешно отвернулся.
        - Красив, да, - спокойно продолжала Айронфист. Если клинок на нее как-то и влиял, то этого не было заметно. - Самое совершенное оружие из всех, что я видела. Но пусть лучше он подольше висит здесь и пореже покидает эту комнату. Пойдем, хочу тебя познакомить с моими новыми друзьями.
        * * *
        - Они всегда тут гуляют вечером, - шепнула мне королева.
        'Друзья' Кэтрин сидели на скамейке во внутреннем дворе замка. И оказались они детьми. Темноволосая девочка лет восьми с серьезным видом глядела в книгу. Мальчик ее возраста смотрел на заходящее солнце и, кажется, наслаждался его видом. Впрочем, как я подумал, он мог быть и старше подруги: просто выглядел очень худым, болезненным и бледным.
        Заметив нас, мальчишка отчего-то вздрогнул и посмотрел на меня с таким подозрением, что стало не по себе. Затем он слегка подтолкнул соседку по скамейке, увлекшуюся книгой...
        - Леди Кэтрин!! - радостно крикнула девочка.
        - Привет, Тауни, Голдот - улыбнулась королева. - Корак, капюшон сними, не пугай ребенка.
        Растерявшись от неожиданной встречи, я сбросил капюшон, который на людях носил по привычке. Внимательно посмотрев мне в глаза, Голдот молча кивнул.
        - Знакомьтесь, это Корак, - небрежно сообщила Кэтрин. - Лорд Гармондейла и мой друг.
        'Друг?! - мысленно удивился я. - Кажется, меня повысили...'
        - Тауни, - представилась девочка. - То есть, Тауни Кэндал. А это Голдот. Он не любит говорить.
        Голдот опять кивнул.
        - Привет, - я совсем запутался в происходящем. Это те самые Тауни и Голдот?! Королева пиратов и король-некромант?! Почему тогда Тауни сменила фамилию?! Хотя... Если Кэтрин ее... выкрала? Не зваться же ей Балфор, как отцу-пирату.
        - Мы с Кораком только что победили дракона, - как бы между прочим, заметила королева.
        - Красного? Черного?! - забросала вопросами Тауни. - Или золотого?! Или...
        - Красно-черного, - уточнила Айронфист. - В полоску. Представь себе, он сунул голову в двери, но в этот момент Корак выбил ему глаз!
        - Ну... Я его просто ранил, - смутился я.
        - И все же, - Кэтрин мне подмигнула. - А потом уже я дракона добила. Пока он не улетел с перепугу.
        Несостоявшаяся королева пиратов переводила изумленный взгляд с меня на королеву, и обратно. На лице Голдота тоже мелькнул интерес.
        А Кэтрин уже в подробностях рассказывала, как повела стаю грифонов на огнедышащего дракона, как тот пытался их сбить с неба, но ничего у него не получилось... И наконец, как она верхом на грифоне подлетела к растерявшемуся врагу и нанесла последний удар!
        Будущие герои Аксеота старались не пропустить ни слова. Я тоже: у королевы рассказ выходил куда интереснее, чем то, что я видел своими глазами...
        - Вот так мы и победили, - завершила Айронфист.
        Тауни восхищенно присвистнула и поинтересовалась:
        - А меня вы возьмете на охоту на драконов?! В следующий раз?
        Что следующий раз будет, она, похоже, и не сомневалась.
        - Обязательно, - согласилась Кэтрин. - Когда научишься хорошо летать на грифоне. И стрелять из лука.
        - Я научусь! - пообещала девочка. - Обязательно!
        - А нам сейчас надо идти готовиться еще к одному важному и таинственному делу, - заговорщицки шепнула ребятам королева. - Я вам как-нибудь потом расскажу. До завтра.
        - До завтра, леди Кэтрин!
        Уходя, я из любопытства заглянул в книгу, которую читала Тауни и оставила открытой на скамейке. Оказалось, это была иллюстрированная история Эрафии...
        * * *
        - Ну что? - поинтересовалась королева, когда мы вернулись в коридоры замка.
        - Как вы... Вы их смогли забрать? - попытался я сформулировать вопрос.
        - Тауни Гелу забрал из Нигона, заплатив ее матери достаточно денег, чтобы она не переживала о дочери. Хотя она и так не очень переживала. Теперь Тауни стала Тауни Кэндал - приемной дочерью генерала Моргана Кэндала и сестрой Гелу. Ну и я, как подруга, - Кэтрин слегка улыбнулась.
        От таких новостей я вовсе опешил.
        - А Кэндал... Генерал Кэндал не против?
        - Представь себе, нет.
        - А Оба, ее отец, знает?..
        - Я с ним поговорила: он тем более не против. Его дочь вырастет порядочным человеком в хорошей семье, а не в какой-то таверне среди воров и пиратов... Вообще-то я ему даже предлагала перейти во флот Эрафии, но он не захотел. Считает, что сможет перебить больше пиратов, оставаясь одним из них. А если Тауни в самом деле так талантлива, как ты говорил, то жалко будет упускать будущего командира.
        - Ясно... - пробормотал я. - А Голдот?
        - Мы разделались с тем вампиром, что держал его в склепе. Пока будет жить в замке, а там посмотрим.
        - С ним все в порядке?
        - Нет, - Кэтрин помрачнела. - Конечно, с ним не все в порядке. С детства не покидать склеп... Бедный ребенок... Из него полжизни пили кровь. Он опасается тех, кто закрывает лицо капюшоном, как члены ордена некромантов. Он не видел солнца, пока наши не прикончили нежить! Жаль, склеп взяли без меня, от меня мертвец не отделался бы отрубленной головой, я бы четвертовала эту тварь и выставила на солнышко!
        В голосе королевы прозвучали такие неприкрытые печаль и злость, каких я никогда от нее не ожидал: просто не думал, что такое возможно.
        С первой встречи, при всех разговорах с Кэтрин она казалась чем-то вроде мраморной статуи по характеру: составляющая план, командующая в бою или расточающая улыбки на дипломатическом приеме, но всегда неуязвимая ни для чего. Это свойство ее характера мне как раз нравилось: королева всегда знала, что делать, и все, что происходило, или случалось по ее плану, или же у нее уже был план, как все исправить. Казалось, ее ничто не могло вывести из равновесия...
        А сейчас она предстала... больше похожей на обычного человека? Вышло немного неожиданно.
        - Посмотрим, как ему помочь, - Кэтрин уже снова выглядела собой: уверенной и несгибаемой. - Может быть, отдадим учиться священникам Жизни. Или друидам Авли. Не тратить же магический талант на некромантию. Кстати, Лисандер - уже один из моих рыцарей, он, к счастью, вдвое старше Тауни.
        - А он знает?.. - упоминание Лисандера тут же напомнило мне о его происхождении.
        - Пока нет. Возможно, когда придет время, я все расскажу ему.
        - А как он все-таки... Каким образом он наследник династии? - осторожно спросил я.
        - Понятия не имею. Очевидно, кто-то из предков постарался, но теперь некого спросить.
        Я сильно подозревал, что постарались не далекие предки, а родной отец Кэтрин, но вслух такое точно не собирался говорить. Да и действительно, все может быть, в конце концов.
        - Тарнума и Ваержака найти не удалось, неизвестно, где они сейчас могут быть, - продолжила Кэтрин. - Но не думаю, что за Бессмертного героя стоит волноваться. Шера, дочь Грамина - еще маленькая эльфийка, и подающий большие надежды офицер Харк не обращает на нее ни малейшего внимания. А Эмилии Найтхэвен вообще нет.
        - Еще не родилась? - я не помнил точный возраст Эмилии, так что допускал и такой вариант.
        - Не знаю, но ни в Эрафии, ни в Бракаде нет ни стеклодувов, ни алхимиков с такой фамилией. Может быть, они должны переехать откуда-то еще, может быть, почему-то сменить фамилию... Может быть, ты что-то напутал или забыл. Но пока никакой Эмилии Найтхэвен нигде нет, - подвела итог королева.
        Но и несмотря на отсутствие Эмилии все казалось мне просто отличным: Эрафия нашла половину будущих героев Аксеота! Причем, ни у пиратов, ни у некромантов, в свою очередь, не будет таких хороших предводителей!
        - Осциллятор у Ресурректры. Возможно, уже через несколько часов врата миров будут открыты... - Кэтрин остановилась у окна, наблюдая за почти скрывшимся за горизонтом солнцем, и замолчала на несколько секунд, после чего продолжила:
        - Ты когда-нибудь думал, почему я сделала тебя лордом Гармондейла?
        - Для маскировки? - предположил я. - Чтобы никто не догадался, откуда я? И чтобы терряне узнали про Корака?
        - А не приходило в голову, что тебя можно было бы замаскировать и более удачно? А в команду лордов назначить того, кто лучше справится, назвав его Кораком вместо тебя?
        - Приходило, - признался я. - Но я думал, план такой...
        - И королеву надо слушаться, да? План. Он несколько сложнее. Собрать команду, познакомить с представителями разных рас, помочь встретиться с трудностями, увидеть Антагарич, его правителей, его дипломатов, его опасности... Создать некоторую репутацию, обеспечить знакомство с несколькими героями Энрота и Аксеота.
        В голове у меня в очередной раз все перевернулось.
        - Так это вы специально...
        - Специально усложнила тебе жизнь? Да. Для твоей же пользы. Я не была уверена, что Врата миров помогут тебе вернуться домой. Я и сейчас в этом не уверена, - добавила королева. - Не мог же ты всю жизнь просидеть в замке, вот и пришлось постараться: чтобы не оказался ни с чем, если так и останешься на Энроте. Но все же надеюсь, что ты успешно вернешься в свой мир, - Кэтрин послала мне ободряющую улыбку. - А если нет, все равно можешь рассчитывать на мою помощь. Пойдем, выясним, как дела у Ресурректры, возможно, все уже готово.
        'Да... - думал я, идя следом за Кэтрин. - Надо же... Вот так королевские планы!'
        На то, чтобы выразить точнее, что я думаю об этих планах, мыслей не хватало. Я и сам еще не понял, рад, что Кэтрин все устроила именно так, или не рад. Слишком многое выяснилось за сегодняшний день.
        Глава тридцать девятая
        К тому времени как Айлисса переместила нас с Кэтрин к Плачу Смерти, раскопки пещеры там действительно подходили к концу. И часа не прошло, как довольная Ресурректра предъявила еще два Контрольных куба и объявила, что можно отправляться прямо сейчас. Что мы и сделали. Правда, поскольку кроме Ресурректры никто у Врат еще не был, ей пришлось поочередно телепортировать туда все наши команды: террян, отряд Гелу и лордов Гармондейла, не считая саму Кэтрин и Айлиссу. Однако это не заняло много времени: что такое несколько лишних минут при мгновенном перемещении через пол-континента?! И вообще все последовавшее затем межмировое путешествие произошло настолько легко и быстро, что можно было только удивляться.
        Ну ладно, я, Кэтрин, и Законченные Авантюристы... Но Гвен, Мария и Аллейн тоже не восприняли произошедшее, как из ряда вон выходящее. Должно быть, уже разучились удивляться. И даже объявление о том, что я - путешественник из другого мира, не произвело такого впечатления, какое могло бы быть еще недавно. Один пришелец - это странно, но когда их целая куча с бластерами, превращениями в драконов и прочим - уже привычно.
        На побережье островка, где располагались Врата, уже начало темнеть, что впрочем, никому не мешало. Сами же Врата выглядели как вертикальное каменное кольцо со ступеньками и несколькими каменными обелисками по сторонам, украшенными символами. В одном из таких обелисков и обнаружилось гнездо для Осциллятора.
        Осциллятор смотрелся и вовсе просто: зеленая пластина в форме маленького ромбика. Из чего сделан, как работает - никто, понятно, не знал. Но он работал: едва Ресурректра вложила пластинку в гнездо, как пространство внутри кольца залило зеленоватым светом.
        - Ну что, пошли в гости к Кораку? - поинтересовался Канегем.
        - Пошли, - Ресурректра вошла во Врата первой и исчезла.
        'Сегодня вернусь домой, - с надеждой подумал я, следя за пропадающими в портале террянами и энротцами. - Почти три месяца тут... Хотя это же для меня три месяца, а пока я статуей был? Два с половиной года! Меня все уже похоронили, наверное...'
        Я постарался поскорее выкинуть из головы грустную мысль и заменить на другую: 'вдруг время здесь и на Земле шло по-разному?' Мало ли, парадокс близнецов или смещение в прошлое при перемещении... Всякое может быть, если не ясно, как само перемещение происходит.
        Да и вообще, сейчас я неожиданно понял, что и с энротскими друзьями мне не очень-то хочется расставаться навсегда. Может, можно будет организовать постоянную связь? А что, Врата же есть!
        С этой мыслью я шагнул в портал.
        * * *
        Один шаг в зеленый свет - и остров сменился небольшим полутемным залом с металлическим полом, гулко звенящим под ногами. А в центре на белом кресле, за белым столом в белой униформе сидел...
        - Корак, - довольно произнесла Ресурректра. - Точь-в-точь каким был на Терре.
        - Наша серия широко распространена в мирах Древних, - нисколько не удивившись, ответил киборг. С виду, впрочем, он выглядел как обычный человек, разве что внешность была какой-то средней, невыразительной и не особо запоминающейся. Так же как негромкий, но спокойный и уверенный голос. - Да, герои с Терры, Энрота и... откуда-то еще, уже некоторое время я наблюдаю за вами.
        - Как? - заинтересовалась Кэтрин.
        - Кое-какие возможности у старых технологий Древних еще сохранились. К несчастью, я лишен возможности вмешаться во что бы то ни было, происходящее на планетах - лишь наблюдать, да и то не все миры мне доступны, - пояснил Корак. - И ваше появление дает мне надежду на улучшение обстановки. У вас наверняка есть вопросы: я попробую дать ответ, если им располагаю.
        - Где искать Древних? - первой успела Ресурректра.
        - Не совсем точно сформулировано. Я могу показать вам местоположение Древних, смотрите, - киборг взмахнул рукой и пол зала тут же изменил цвет на черный. Затем на черном фоне возник светящийся рисунок - изображение галактики, на котором светились две точки: синяя и золотая. - Синяя точка - наша станция, а золотая - обитель Древних. Но у станции нет связи с ними.
        - Как же до них добраться? - разочарованно спросил Канегем.
        - Здесь я ничем не могу вам помочь. Наш рукав галактики, - синяя линия окружила часть карты. - Больше тысячи лет как отрезан от остальных владений Древних.
        - Чтобы кригане не могли туда пробраться?.. - поинтересовалась Кэтрин.
        - Да. В последние дни войны им удалось прорваться в Паутину Миров, и пришлось пойти на крайние меры. Этот сектор в настоящий момент пограничный, и до сих пор в нем не прекращаются столкновения, что подтверждают недавние события на Энроте. Правда, тысячу лет назад Энрот считался за пределами досягаемости криганцев.
        - Почему криганцы нападают на миры? - продолжила расспросы Кэтрин.
        - На этот вопрос нет ответа. Незадолго до войны владения Древних занимали такую территорию, - чуть больше половины карты осветилось золотым. - Здесь произошла первая встреча с их цивилизацией, - туманность на границе золотой зоны стала красной. - И мы полагаем, так как позже столкновения с ними были вдоль всех границ, что в их руках вся остальная часть галактики, - красный цвет расползся на свободную территорию. - По крайней мере таково было положение на момент разрыва связи. До войны Древние пробовали наладить с криганами торговые отношения и, казалось, достигли некоторых успехов, но те вдруг неожиданно напали на нас. Было ли это желание расширить свою территорию - к этому времени в галактике осталось чрезвычайно мало свободных пригодных для жизни планет - или что-то другое, выяснить не удалось.
        - Да повоевать ребятам захотелось, - вполголоса сказал Крэг Хэк с Энрота.
        - Почему они разрушают все вокруг и как пробуждают вулканы? - спросила королева.
        - Магия криган имеет ту же природу, что и магия жителей миров Древних. Вероятно, кригане нашли способ получать энергию из нашей Сети, других источников их сил не обнаружено, хотя, возможно, на территории их исконных миров действует что-то другое.
        - Что-то я не понимаю, о чем идет речь, - вмешалась Адриена. - Хотя и разбираюсь в магии. При чем тут сеть?
        - Сеть... - казалось, Корак задумался. - Это нечто, давно созданное Древними. Она берет силу у самих звезд, хотя это будет некоторым упрощением. На всех мирах, которые входят в Сеть, жители получают возможности использовать эту энергию - вы зовете это магией, хотя, разумеется, возможности Сети этим не ограничиваются: она так же обеспечивает связь между мирами, наблюдение и многое другое. Кригане же используют ее энергию, кроме прочего, для пробуждения вулканов. Большинство их существ теплолюбивы, и для ускоренного размножения нужно повысить температуру. Кроме того, с помощью вулканов они ускоряют добычу необходимых ресурсов - все для как можно более быстрого увеличения своей численности. Также энергия вулканов играет какую-то роль в их технологиях телепортации между городами. Таким образом они очень быстро собирают готовые к войне армии, если их деятельность, конечно, не контролировать. Очевидно, их главной целью является как можно более скорое завоевание планет. Но расплатой за такую скорость является стремительное истощение недр и столь же стремительное отравление воздуха и рек. Мы не знаем,
ведут ли себя так кригане везде, или лишь наши захваченные миры используют так, ради скорейшего уничтожения противника, но если это их обычная практика, то их победа оставила бы после себя пустую и истощенную галактику.
        - Даже звезды только кажутся неисчерпаемым источником энергии, - продолжил киборг. - Древним это известно. Хотя они и могут создавать терраморфные платформы... Некоторое искусственное подобие планетной поверхности, - пояснил он непонимающе глядящим энротцам. - И даже искусственные планеты - миры, по виду схожие с вашим. Но на это уходит чрезвычайно много невосполнимой энергии. Поэтому ресурсы колоний расходуются крайне экономно - чтобы их хватило на десятки тысяч лет развития.
        - А-а-а, - протянул я, только что узнав ответ на один интересный вопрос. - То есть, Древние специально держат все колонии в состоянии Средневековья?
        - Средневековья? Этот термин мне не ясен, но если ты имеешь в виду технический уровень развития планет, то да. Увы, если бы все колонии вышли на тот же уровень, что и миры Древних, запасов энергии хватило бы не больше чем на тысячу лет. Это слишком мало для сверхцивилизации, а Древние прошли слишком много испытаний за свою историю, чтобы быть столь неосторожными. Конечно, поиски новых источников энергии или путей в другие галактики продолжаются, но никто не знает, сколько на это понадобится времени: у Древних тоже есть свои пределы возможностей. Кроме того, энергии Сети, то есть магия, обеспечивают в колониях все, что нужно, чтобы не испытывать необходимости в... технологических рывках.
        - Ага, ясно, заморозили ситуацию так, чтобы всем понравилось то, что есть... И прогресс не нужен, - пробормотал я. Такое обращение с колониями мне не очень-то нравилось, но и не признать правоту Древних я не мог. Запасов на тысячу лет. Сейчас бы уже не было никакого Энрота, если бы не экономили энергию с самого начала. Вот вам и всемогущество. Вечная экономия на всем в итоге.
        - Судя по проблемам твоего мира, о которых ты рассказывал, способ Древних куда удобнее для всех, - заметила Кэтрин. - Нам могут грозить новые нападения криганцев?
        - Этого я не могу сказать, - ответил Корак.
        - А почему Корак... Наш Корак, - Айлисса указала на меня. - Совершенно не способен к магии? Если все дело в этой... Звездной Сети?
        - Этот вопрос очень интересует меня самого, - с любопытством взглянул на меня киборг. - Возможно, дело в какой-то мутации... то есть, изменении его тела, которое не дает ему получить доступ к энергиям Сети. Необходимо сравнить его результаты с результатами обследований других жителей его мира, чтобы понять, является ли это уникальной или часто встречающейся аномалией.
        - Да, для этого надо сначала мой мир найти, - вмешался я. - И кстати, как я вообще сюда попал?
        - На это я тоже не могу дать ответ. Во всяком случае, это произошло без моего контроля. Что же до твоего мира... Если он в пределах этого рукава галактики, думаю, найти его будет не так сложно. Что ты знаешь о своей планете?
        - Ну, третья планета от солнца... Девять планет в системе, - припомнил я. - Радиус шесть тысяч четыреста километров, по-моему. Масса... Массу не помню.
        - Боюсь, это мало поможет: у нас могут быть совершенно различные меры длины и веса, - заметил Корак.
        - Один спутник - Луна...
        - Это уже лучше. А можешь нарисовать ее карту?
        - Я не очень хорошо рисую.
        - Не важно. Хотя бы приблизительные очертания континентов. В моих базах данных - это такое средство хранения информации...
        - Я знаю.
        - Тем лучше. Так вот, в них хранятся изображения всех планет сектора. Подожди немного.
        Корак несколько раз провел руками по поверхности своего стола, шевеля пальцами. Хотя сейчас я подумал, что это не стол, а возможно, что-то вроде пульта управления. С сенсорной клавиатурой... Или еще с чем-то, чей принцип мне был непонятен.
        - Смотри, - сказал киборг, указав на пол, где карта сменилось темным фоном, и провел пальцем по столу. Через пол от одной стены до другой тут же прошла белая линия. - Понятно?
        - Ну да, - кивнул я. - Графический редактор.
        - А по-энротски можно?! - не выдержала Гвен.
        - С его помощью можно рисовать, - объяснил я по-энротски.
        - Это я и сама вижу... - недовольно проворчала эльфийка.
        - Попробуй изобразить карту твоего мира, - посоветовал Корак, уступив мне место у стола.
        Я провел несколько линий, чтобы разобраться, а затем принялся рисовать.
        Вкривь и вкось, но все же отдаленно похоже на карты из атласа, мне удалось изобразить Евразию (Апеннинский полуостров наиболее удался), Африку, обе Америки и Австралию. Индонезию я сделал продолговатым островом, а Антарктиду - круглой с одним полуостровом. Потом, вспомнив, пририсовал Гренландию в виде кривого усеченного конуса и выжидающе оглянулся.
        - Вот так как-то. Примерно. Я же говорил, что плохо рисую.
        Корак смотрел на пол-экран, нахмурившись.
        - Боюсь, что моя станция не сможет тебе помочь, - наконец, сказал он.
        Глава сороковая
        - Почему?! - чуть не крикнул я.
        - Смотри, - Корак опять коснулся своего пульта управления.
        На экране появилась изображение земного шара, очень четкое и вращающееся вокруг оси.
        - Твой мир?
        - Да! - на миг у меня снова проснулась надежда.
        - Только это планета Терра, - задумчиво произнес киборг. - Третья планета системы Миноса.
        - То есть?! - не удержался Крэг-террянин. - Какая же это Терра?! Ничего общего! Мы же сами с Терры, и она выглядит совсем по-другому!
        - Не совсем, - взмахом руки Корак убрал с карты все материки, кроме Австралии, которая переместилась в центр изображения. Затем вокруг нее появились несколько новых континентов с подозрительно ровными очертаниями - чуть ли не прямоугольные, хотя кое-где геометрия и нарушалась заливами. - Вот так Терра выглядит сейчас: после атаки криган и доставки терраморфных платформ. Планета была восстановлена, но прежний вид практически полностью утрачен.
        - Огненный остров, - Ресурректра указала на Австралию. - Он существовал еще до прибытия колонистов?
        - Да. Остался только один старый континент, и сама ось планеты сместилась в результате произошедших когда-то битв. Но я храню информацию о прежнем виде этого мира. Так что, - Корак повернулся ко мне. - Если твой мир выглядит так, как ты сказал, то ты из далекого прошлого.
        Я смотрел на карту Терры, совершенно уже ничего не понимая.
        - Но... Если я из прошлого, как же я могу знать будущее Энрота?
        - А ты его знаешь? - поинтересовался Корак.
        - Ты знаешь будущее?! - поразилась Гвен.
        - Будущее, - повторила Айлисса. - Так вот в чем дело... Теперь все ясно.
        - Знаю, - подтвердил я.
        - Он заранее предсказал ход войны Восстановления на Антагариче, события на континенте Энрот, прилет террян и раскол их команды, находку Небесной кузницы и Врат миров... И еще кое-что, что сейчас не нужно знать всем, - сказала Кэтрин. - Что-то мы смогли изменить в итоге. В его мире это общедоступные сведения, но считается, что наши миры выдуманы для игры.
        Когда Корак выслушал королеву и узнал, в каком виде информация о мирах Древних существует на Земле, а так же о полном отсутствии там настоящей магии, он помрачнел еще больше.
        - Значит, еще дальше во времени, чем я думал, - загадочно произнес он. - Скажи, каков уровень технологического развития в твоем мире? Существуют полноценные искусственные интеллекты?
        - Вряд ли. Уже несколько десятилетий обещают создать, но пока дальше роботов, играющих в футбол, не продвинулись. Ну то есть, машины, перебрасывают друг друг мяч. По определенным правилам. Игра такая, а мяч - это м-м-м... шарообразный предмет, - уточнил я, сообразив, что Корак и этого может не знать. - Компьютеры... Электронно-Вычислительные Машины лет шестьдесят примерно существуют. Расчеты, автоматизированное управление, сбор и накопление информации - вот этим они занимаются.
        - Электронно... Основой работы этих машин служит электричество?
        - Да. А бывает что-то другое?
        - Да, - не стал распространяться киборг. - Идет ли освоение космического пространства?
        - Последнее, чего добились - это высадка марсохода... Специальной машины на соседнюю, ближайшую планету, для исследования ее грунта. В космос люди вышли впервые пятьдесят лет назад, на спутник Земли высадились еще через несколько лет... Автоматические станции летали к нескольким планетам системы... На орбите несколько десятилетий тоже как летают станции с людьми...
        - Понятно. Управляемые генетические мутации?
        - Нет, по-моему. Что-то там недавно начали с растениями пробовать: как будто изменять гены, но ничего еще толком не ясно.
        - Самые современные источники энергии?
        - Атомный реактор: энергия распада атомного ядра, если так понимаю, - я пожалел, что плохо помню физику. - Но повсюду и гидроэлектростанции используются, и тепловые... Получение электричества с помощью вращения турбины, наверное... Ее вращают потоком движущейся воды или пара, вроде так.
        - Какие давние времена.... - медленно проговорил Корак. - Я должен объяснить кое-что.
        * * *
        - Цивилизация Древних существует так давно, что никто не помнит, как она появилась, - начал киборг. - Самые древние хроники рассказывают лишь об очередном этапе ее развития. Некоторые предполагают, что это был союз высокоразвитых народов: людей, эльфов, гномов, гоблинов и некоторых других. Иные же считают, что начало положила некая неизвестная нам цивилизация. Даже у меня нет полной информации о происходящем в центральных областях.
        Сейчас уже не ясно, кто из них начал объединение и каким образом, не ясно даже, на каких планетах конкретно кто из них жил. Не про все народы, существующие в галактике, можно с уверенностью сказать, появились ли они сами по себе или были созданы искусственно в результате экспериментов. Но в дальнейшем они приступили к колонизации галактики, так как их численность все росла, и начали то, что назвали Великим Экспериментом.
        Планету, названную Террой, открыли куда позже, и находилась она довольно далеко от изначальных мест поселения людей... Так, по крайней мере, считалось. Однако, судя по тому, что нам теперь известно, на Терре в древности существовала человеческая цивилизация, задолго до колонизации...
        - Я вижу две возможности, - заключил Корак. - Или предположить, что независимо друг от друга в галактике развились две идентичные расы: люди Терры и люди Древних, и терряне впоследствии исчезли. Или же предположить, что когда-то, в неизвестную нам эпоху люди с Терры каким-то образом смогли добраться до тех областей галактики, что позже стали центром цивилизации Древних. Их же родная планета оказалась оставлена и забыта, чтобы потом быть открытой заново.
        - Скорее, второе, - я рассказал про замеченные совпадения, вроде арабских цифр или алфавита, схожего с греческим.
        - Да, этот вариант выглядит более вероятным. В любом случае, ты происходишь из времен задолго до колонизации и образования Сети: поэтому и не можешь пользоваться магией. Видишь ли, упрощенно говоря, все народы-колонисты Древних еще в далеком прошлом пережили некоторые изменения их тел, закрепленные на генетическом уровне. То есть, то, что передается по наследству всем поколениям, - пояснил киборг для остальных. - У тебя, как человека, родившегося до существования Сети, таких нет.
        - А сделать их можно? - поинтересовалась Мария. - Эти изменения?
        - Уверен, что теоретически это возможно, но у меня на станции нет ни подробной информации, ни нужного оборудования. Что же касается возврата обратно в прошлое, то здесь я тоже ничем не могу помочь. Я даже не могу определить, каким образом осуществлено это перемещение в наше время.
        - Но ведь на Кроне есть машина времени! - со слабой надеждой напомнил я.
        - Не настолько мощная, - покачал головой Корак. - Все известные мне технологии перемещения во времени обеспечивают перемещение не более чем на несколько веков назад. Тут же речь идет о многих тысячелетиях, если не о десятках тысяч лет. Но, - продолжил он. - Я знаю далеко не все, к тому же больше тысячи лет не имею связи с Древними. А без межвременных технологий здесь явно не обошлось. Ведь каким-то образом информация о событиях нашей эпохи попала в твой мир. Причем, судя по всему, действовал кто-то уже из нашего будущего. Я вижу только один выход разобраться в этом.
        - Какой? - ухватился за возможность я.
        - Найти Древних.
        Глава сорок первая
        Я сидел на холодном полу станции, слегка придавленный грузом новостей.
        Многое стало ясным. Но многое еще больше запуталось.
        Моей родной Земли больше нет... От нее остался только кусок в виде Австралии - очень слабое утешение! Да и на этом осколке теперь, наверное, живут только новые колонисты-терряне... Подумалось, что я должен вопить, биться головой о стены и пытаться покончить с собой, но... Почему-то никаких подобных желаний не появилось.
        Может быть, просто не укладывалось в голове, как Земли может не быть, хотя мне об этом и сказали? А может, я не очень-то хорошо понимал, что значит 'Земля'? Моя планета, мой мир - это понятно... Но что это? Глобус, карты полушарий в географическом атласе, новости о происшествиях в других странах и телепередачи об оригинальной жизни коренных новогвинейцев... В общем, что-то немного абстрактное.
        Страна, город, дом, семья - это куда более понятное. Но в данном случае как следует переживать мешало то, что прошло неведомо сколько тысяч лет, а я подозревал, что столько все равно ничто из знакомого мне 'земного' и так не просуществовало бы.
        'Вот тебе и временное смещение... - вспомнил я свои мысли перед входом на станцию. - Конечно, в каком-то смысле удобнее - наверное, с машиной времени можно будет вернуться в тот самый момент, откуда переместился. Это если вообще можно будет вернуться, конечно'.
        Легко сказать, 'найти Древних'! Как выбраться из отрезанного от Паутины Миров сектора?! Однако Корак полагал, что где-то их следы отыскать можно. Мало того, он был уверен, что ко всему случившемуся со мной как-то причастны именно Древние, хотя зачем им это - не имел понятия. Но ради удовольствия такими энергозатратами не разбрасываются: а по его расчетам, энергозатраты на столь далекие перемещения во времени должны быть умопомрачительными и слишком серьезными даже для сверхцивилизации.
        Во всяком случае, тут мои цели полностью совпадали с целями Ресурректры и Корака: команда террян тоже очень хотела отыскать Древних, а страж станции желал наладить хоть какие-то связи между подотчетными планетами. Также ему хотелось, чтобы путешественники заодно восстановили 'некоторые объекты' в некоторых мирах, чтобы увеличить возможности станции (то есть, отремонтировали бы какое-то оборудование, выражаясь "по-земному").
        Так что терряне летели вместе со мной, осталось только решить, куда именно, что сейчас и обсуждалось. Да, я, разумеется, решил продолжать поиски, тем более с такой компанией делать это было куда легче. Вот только мое возвращение откладывалось и вовсе на неопределенное время...
        - Да не расстраивайся так, - попыталась утешить меня сидящая рядом Гвен. - Вот, Морглин Айронфист тоже вернуться с Энрота на свой Варн не смог - и ничего, королем стал. Правда, он и не хотел возвращаться... Ой!
        - Найдутся Древние, - поддержала Мария, наступив эльфийке на ногу. - Никуда не денутся!
        - Наверное, найдутся, - согласился я. - Просто неизвестно, сколько еще искать их...
        - Главное - искать, - ответила Кэтрин Айронфист. - А если что, возвращайся на Энрот, тут всегда найдется место.
        - Спасибо, - улыбнулся я. - Если что, то обязательно...
        Затем, вспомнив кое-что, повернулся к террянам и Кораку:
        - А врата на мир Ардон тут есть?
        - Есть, - ответил страж. - Ты полагаешь, это лучший вариант пути?
        - Не знаю, но там может жить сын одного из Древних - Аллерон. Так что... Наверное надо проверить?
        Терряне посмотрели на Корака. Тот, подумав, кивнул:
        - Не лишено возможности, что там можно найти какую-то связь с Древними.
        - Значит, на Ардон, - решила Ресурректра. - Как насчет отправиться завтра же утром?
        - Согласен, чего тянуть-то, - усмехнулся Канегем. - Самое необходимое у нас и так с собой. Кстати, на нас пятерых у нас восемь контрольных кубов. Кто-нибудь еще хочет с нами? Но учтите: путешествие может затянуться надолго. Пока еще разберемся на месте...
        Однако кроме меня отправиться на Ардон решил только Аллейн: посмотреть на другой мир. Мария заявила, что ей приключений и тут многовато, и что теперь, когда на Энроте все стихло, она надеется все же выучиться на алхимика, в чем Кэтрин обещала помочь. Гвен тоже как-то не захотелось покидать родную планету. У энротского Крэга Хэка оставались еще какие-то дела, Адриена хотела вернуться в родные болота, а Дрэйкона ждало впереди испытание на звание убийцы драконов. Гелу, Айлисса и, понятно, Кэтрин были по-прежнему заняты делами Эрафии.
        Так что следующим утром у врат станции, ведущих к Ардону, готовились к переходу всего шестеро путешественников.
        * * *
        - Так, плащ, Контрольный куб, арбалет, посох, бластер - все на месте? - оглядела меня Ресурректра.
        - На месте, - черный кубик - ключ к технике Древних - я повесил на шею.
        - В бластерах осталось маловато зарядов, так что никому не тратить зря, - продолжала инструктаж священница. - На Кастора очень уж много ушло, а энротские еще раньше хорошо постреляли по криганскому реактору и охране. Постараемся обойтись обычным оружием.
        - Поосторожнее там, - посоветовала Кэтрин. - И смотрите, берегите его.
        - Да мы всегда осторожны, - возразил Хремдэк Силверпик, он же Крэг Хэк с Терры. - Найдем Аллерона, выспросим про его отца и... В общем, найдем.
        - Пора, - скомандовала Ресурректра, когда энротцы со всеми попрощались. - Вернемся - расскажем, как там. Пошли.
        Следом за паладином Канегемом и друидом Робертом Мудрым я шагнул в зеленое сияние...
        Отступление. Нигон, бывший замок Ордволда
        Вид, открывающийся перед сидящей на троне Мутаре, доставлял ей ни с чем не сравнимое удовольствие: тронный зал Ордволда, сокровища Ордволда, принесенные бывшими слугами Ордволда... Да и сам трон Мутаре раньше был троном Ордволда.
        Для нигонской леди последние два месяца оказались чрезвычайно удачными. Сначала произошло вторжение с поверхности четверки завоевателей, разгромивших соседнего лорда и взявших под контроль его земли и армию. Мутаре быстро сообразила, что даже ее сил и умений может не хватить, и сочла за лучшее заключить с незваными гостями союз. Те, как выяснилось, планировали подчинить себе всех лордов подземелий и с удовольствием приняли предложение нигонки. Совместными усилиями они легко разбили еще одного соседа-противника Мутаре, а затем предложили такой же союз Ордволду - самому могущественному подземному лорду, считая, что заполучив его земли, получат достаточно сил, чтобы выполнить свои планы.
        Ордволд, обеспокоенный появлением рядом такого противника, все же считал себя недостаточно сильным для открытой борьбы и согласился. Четверка официально заняла должность советников лорда, однако очень быстро контроль над землями перешел к ним самим. А тут еще предводитель гостей Кастор с помощью своих артефактов обнаружил где-то неподалеку мощный источник древней магии. Как выяснилось, это был Пузырек с драконьей кровью, который безуспешно искал сам Ордволд. Четверка и Мутаре, воспользовавшись армиями Ордволда и артефактами Древних, смогли быстро добраться до вожделенного сокровища.
        Понятно, лорд потребовал отдать Пузырек ему, но получил отказ. Дальнейшее не трудно было предугадать: Ордволд, попытавшийся выступить против своих 'советников' и Мутаре, погиб, а захватчики полностью завладели его землями.
        Сама Мутаре немедленно применила бы Пузырек, обещавший неслыханную мощь, но Кастор решил иначе. Кровь отца драконов он оставил про запас, а сам приступил к исполнению своего плана, состоявшего в том, чтобы найти и запустить Небесную кузницу Древних. По его словам, она могла сделать множество копий древнего оружия, и вот тогда никто не устоит перед его армией!
        Однако тут что-то у завоевателей не заладилось: сначала в поисках какого-то необходимого ключа они потеряли одного из своих, а потом оставшиеся пошли за кузницей и... не вернулись.
        Мутаре, успешно изображая верную союзницу, а в душе посмеиваясь над наивными гостями с поверхности, осталась на бывших землях Ордволда за старшую. Разумеется, она никогда не собиралась мириться с 'союзом', но пока выжидала. И дождалась! Ей даже не пришлось ничего делать, власть сама свалилась в руки. Жаль, конечно, что вместе с Кастором потеряны и такие многообещающие артефакты, как Небесная кузница и Пузырек с драконьей кровью, но все равно, сейчас Мутаре - одна из самых сильных правителей Нигона! Неплохое достижение для сироты, с детства привыкшей добиваться всего самой...
        'И это только начало, - подумала Мутаре. - Скоро весь Нигон будет принадлежать мне. А потом придет время посчитаться с Эрафией. Конечно, сейчас она слишком сильна, но если хорошо подготовиться... И быть может, следует вооружиться каким-нибудь полезным артефактом, чтобы получить преимущество'.
        Часть пятая. Расплата
        Глава сорок вторая
        Раздался оглушительный рев, с которым смешались клекот и воинственные крики - в небесах грифоны и ангелы столкнулись с лазурными и черными драконами: битва за Стэдвик началась...
        По полю боя уже неслись навстречу друг другу эрафийская конница и нигонские мантикоры. С грозным ревом шли вперед отряды минотавров, а впереди них зеленой толпой бежали слепые троглодиты. Стаи гарпий летели следом за мантикорами, высматривая удобную возможность для атаки, а позади всех ползли медузы-лучницы и парили дурные глаза, еще не подобравшиеся на расстояние выстрела.
        'Если бы знать заранее... - промелькнула у Кэтрин мысль. - Хотя что знать? Один раз я уже узнала будущее... И Армагеддон наступает на несколько лет раньше.'
        Вспоминая все свои прежние действия, начиная со знаменательной встречи на руинах Клаудфайра, королева не могла найти в них ошибки: она все делала абсолютно правильно! Неужели это судьба?! Нет, Сердце Грифона не верила в судьбу - просто не все последствия можно предусмотреть...
        Что встреча двух клинков неизбежна, окончательно ясно стало утром, когда не вернулся посланный к Мутаре парламентер, а армия нигонской королевы начала готовиться к бою.
        Мутаре явно не собиралась отступать, даже зная об опасности соединения Клинка Армагеддона и Клинка Холода.
        Но могла ли отступить Кэтрин?..
        Эта война с самого начала шла неудачно. Нигонская леди, привезя с острова Вори не только новый клинок, но и стаи подчинившихся ей лазурных драконов, собрала такую армию, какой еще не видели на Антагариче - даже в прошлую войну. Похоже, Мутаре увела в поход всех подданных, кто умел обращаться с оружием.
        И все же несмотря ни на что, объединенные силы Эрафии, Авли и Бракады могли бы одержать победу, не прибегая к риску использования Клинка Армагеддона. Могли бы, но... Но союзники не пришли на помощь в этой решающей битве...
        Как подозревала Сердце Грифона, все произошло из-за Магнуса. Он не забыл ни своих неудач со Спорными землями, ни сгоревшей книги 'Божественного вмешательства', ни Грааля, установленного в Стэдвике и сделавшего город едва ли не самым знаменитым на планете. Да и то, что Эрафия на континенте затмила Бракаду по своему влиянию, не прибавляло Бессмертному королю желания оказать ей помощь. Видимо, Магнус сумел договориться и с Элдрихом - еще одним соседом, недовольным усилением Эрафии.
        Нет, на словах они оба поддерживали королеву, обещая прислать помощь, как только соберут войска, но вот собирали их очень медленно. Слишком медленно для того, чтобы это оказалось правдой!
        Первоначальный план 'друзей' казался ясным: дождаться, пока Эрафия и Нигон измотают друг друга, а войска Мутаре разорят страну, а затем уже вступить в войну и разгромить ослабленного противника. Но узнав о наличии Клинка Армагеддона, с помощью которого Эрафия могла выиграть в одиночку, но с таким же успехом мог погибнуть мир, Магнус, похоже, испугался. В его последнем письме Кэтрин, кроме обещания немедленно прислать свою армию на помощь, было грозное предупреждение: ни при каких обстоятельствах не использовать клинок! Немедленную помощь обещал и Элдрих, советуя отвести армию к северной границе - на соединение с эльфами.
        Но к этому времени стало уже поздно. Нигонцы огнем и мечом прошли по восточной Эрафии, наступая тем же путем, что и шесть лет назад, но на этот раз нашествие оказалось куда хуже: Мутаре не щадила никого, обрушивая на непокорные города и крепости всю мощь магии клинка. Спасшиеся рассказывали о покрытых снегом улицах, жителях, превратившихся в ледяные статуи, опустевших деревнях и тысячах пленных, угоняемых в Нигон, где им предназначалось рабство... Армия Кэтрин Айронфист, собранная со всей страны, не собиралась пропустить врага дальше. И даже если бы Бракада и Авли немедленно прислали бы подмогу, они уже не могли успеть. А отступи королева сейчас, дожидаясь помощи - Стэдвик падет, и вся Эрафия превратится в такие же руины, как восточные области.
        'Спасти Эрафию, если повезет, или погубить мир, если в этом бою постигнет неудача!' - так объявила Кэтрин своему войску. И спросила: 'Вы согласны на такую битву?'
        Никто не отказался...
        * * *
        'Знать бы заранее... - подумала Мутаре, глядя на идущую в атаку армию. - Лучше бы я напала на Авли.'
        Мутаре никогда не сдавалась. Во-первых, в Нигоне сдача обычно означает смерть. Во-вторых, она бы сама себе этого не простила. С двенадцати лет она в одиночку сражалась и выживала в нигонских подземельях. И ей часто приходилось идти на риск: именно так она смогла быстро подняться по служебной лестнице, стать правительницей своих земель, а затем и королевой Нигона. Последнее, впрочем, было уже не так трудно: завладев землями Ордволда и присоединив их к своим землям и землям разбитых Кастором лордов, нигонская леди получила в свое распоряжение столько сил, сколько не нашлось ни у кого другого в подземельях. После этого не составило труда по-одиночке разгромить нескольких самых опасных противников и подчинить остальных.
        А затем был поход за Клинком Холода. Считая себя все еще недостаточно сильной, чтобы бросить вызов Эрафии, Мутаре решила раздобыть этот древний артефакт - что ей вполне удалось. Правители Антагарича не сразу осознали угрозу, когда армия нигонцев высадилась на остров Вори. И хотя Элдрих послал на помощь местным эльфам свои войска под руководством Бессмертного Героя Тарнума, помешать они не смогли. Дело в том, что Мутаре, благодаря своему таланту обращаться с драконами быстро сумела привлечь на свою сторону жившие здесь лазурные стаи. И пока часть армии сдерживала атаки Тарнума, другая часть, пополнившаяся лазурными драконами, быстро прорвалась в город Воли и добралась до Клинка.
        Не дожидаясь, пока Тарнум, успешно разгромивший их заслон, придет следом, нигонская экспедиция ушла со своим трофеем и покинула остров. Лазурные улетели вместе с ними. Все было готово к войне с Эрафией...
        И только теперь, уже подступив к Стэдвику, нигонская леди узнала, что у эрафийской королевы, оказывается, есть свой Клинок, и какую опасность он несет.
        Да, за свою жизнь Мутаре часто совершала рискованные поступки и всегда выигрывала, но сегодня ставки были слишком велики, даже на ее взгляд. Проиграть битву уже в тот момент, когда скрестишь меч с врагом?! По таким правилам ей не приходилось сражаться. Вот только отступить она уже не могла. Правителей, отступивших из страха, в Нигоне очень скоро убивают свои же слуги, считающие любую слабость причиной для смерти.
        Поэтому этим утром, когда посланник Кэтрин объявил королеве и лордам Нигона об опасности скрещения клинков, Мутаре просто снесла ему голову...
        - Кэтрин пытается нас запугать! - объявила она. - Но ведь никто не испугался?
        Разумеется, дураков, чтобы составить компанию обезглавленному парламентеру, не нашлось.
        'Нет, не может быть, она не решится, - сейчас убеждала себя Мутаре. - Кэтрин же разумный человек, она не любит рисковать. Она же должна понимать, что Эрафии все же лучше быть завоеванной, чем погибнуть со всем миром в придачу? Значит, она пошлет армию в бой, но сама, если увидит мой Клинок, предпочтет отступить, и клинки не скрестятся. Конечно, заманчиво убить ее и получить два Клинка сразу... Тогда уж точно никто меня не остановит. Но слишком рискованно'.
        Надо сказать, что под риском Мутаре понимала только свою смерть, а не гибель остального мира. В конце концов, если она умрет, какая ей разница, будет существовать мир, или нет?
        План битвы был прост: прорваться туда, где находится Кэтрин Айронфист, связать боем все силы Эрафии поблизости и напасть на саму Кэтрин. Конечно, потери нигонцев будут велики, но в случае удачи, это не будет иметь значения. Королева Эрафии будет вынуждена или бежать, лишив войско поддержки своего магического меча, и тогда победа Нигона несомненна, или вступить в бой, рискуя скрестить клинки. Мутаре была уверена, что соперница выберет первый вариант. Да, Кэтрин отличный боец, но у нее слабость, как у всех наземных жителей. Она не готова рискнуть всем. А Мутаре терять нечего...
        * * *
        Из всех битв, которые видела Кэтрин Айронфист, эта была самая ожесточенная. Отчаянно рубились мечники и минотавры; словно зеленое море, волна за волной налетали на пикейщиков троглодиты; рвали друг друга в клочья грифоны и драконы; без передышки стреляли арбалетчики и медузы... И каждую минуту, повинуясь заклинаниям и Клинкам, то тут, то там на поле боя проливались огненные ливни или вспыхивали кольца холода, сжигая или превращая в лед тех, кому не повезло оказаться под ударом. На более слабые заклинания уже не обращали внимания.
        Казалось, что эрафийцы берут верх, как вдруг один из отрядов минотавров исчез с поля боя... И в следующий момент появился позади боевых порядков эрафийцев - всего в десятке шагов от Кэтрин!
        Это тоже предусмотрели: телепортация отрядов по полю боя не являлась чем-то незнакомым, и на помощь королеве тут же устремился отряд мечников, дожидавшийся в резерве именно на такой случай.
        Только на этот раз во главе минотавров оказалась рыжеволосая женщина в красно-черных доспехах с изображением дракона на них и с сияющим мечом в руке. Передвигаясь с немыслимой скоростью, она сражала одного противника за другим, стремительно пробиваясь к королеве.
        Впрочем, стремительность Мутаре не удивила Кэтрин: ее Клинок давал возможность двигаться не менее быстро, такова была одна из его способностей, помимо увеличения силы и ясности мысли. Так что Айронфист атаковала минотавров с не меньшим успехом, однако стараясь не приближаться к самой нигонке.
        А вот та хотела прямо противоположного. И хотя уже несколько мгновений спустя эрафийцы и минотавры смешались в одну толпу, отчаянно сражаясь друг с другом, королева Нигона, не спуская глаз с королевы Эрафии, шла к ней, задерживаясь только на то, чтобы обойти кого-то из своих минотавров или убить эрафийца.
        Так они и кружили некоторое время среди кипящей битвы, пока вдруг в какой-то момент не оказалось, что схватка сместилась в сторону, а обе воительницы стоят чуть ли не лицом к лицу.
        'Все-таки встретились... - подумала Кэтрин. - Защищаться нельзя. Уклониться. Ударить. Достать ее мечом!'
        'А ведь эта не отступит', - неприятная мысль поразила нигонку. Однако она все же усмехнулась:
        - Почему бы тебе не сдаться, Кэтрин?! Ты же любишь благородство, - прошипела Мутаре.
        И в этот момент Кэтрин нанесла удар.
        Уклониться от этой молниеносной атаки было невозможно. Нигонка инстинктивно подставила под удар меч...
        Клинки со звоном столкнулись.
        Глава сорок третья
        - Внимание, катастрофа планетарного масштаба, - объявил спокойный женский голос. - Ваш мир неминуемо будет уничтожен. Пожалуйста, избегайте паники и пройдите к ближайшему порталу эвакуации: висящему в воздухе светящемуся кругу. Внимание, катастрофа планетарного масштаба...
        - Назад! Отойдите назад!! Или никто не пройдет! - командовал Лисандер. - Проходите между рядов!
        Надеясь на победу, Кэтрин Айронфист, тем не менее, подготовилась к поражению: перед уходом на битву она объявила Лисандера своим наследником: доказательством его родства с династией Сердце Грифона стала возможность вынуть из ножен фамильный меч-артефакт. Так же королева дала необходимые инструкции о подготовке к эвакуации, которые заранее тайно распространили по всем городам. Письма отправили и в соседние государства: Гелу отвез сообщение в Авли, Адриена - в Таталию, Крэг Хэк - герцогу Крюлода Барагусу, который, правда, сейчас вел войну с Килгором за трон. Единственный из прежней команды героев, кого не удалось найти, был Дрэйкон: он отправился в горы Бракады в поход против лазурных драконов. Солмир ибн Вали Барад тоже получил королевское письмо...
        'И все же... - Лисандер на миг отвернулся от цепей пикейщиков, едва сдерживающих рвущиеся к порталу толпы, и образовавших живой коридор, по которому бесконечной рекой текли к переходу люди. Взгляд его упал на гигантское черное облако, растущее на горизонте. - И все же их слишком много...'
        * * *
        - Вперед! Вперед, Таталия! - подгоняла Адриена толпу ящеров и гноллов. - В портал - там спасение!
        За неделю до битвы она получила сообщение от Кэтрин о том, что может произойти. Адриена, в это время находившаяся на границе Эрафии и Таталии, передала письмо местным властям, но те не оценили угрозы и ничего не собирались делать. Тогда, не долго думая и рассчитывая на худшее, Адриена взбунтовала отряды пограничной стражи и захватила два окрестных города. В случае катастрофы таталийка рассчитывала увести в порталы всех, кого сможет. А если бы конца света не случилось... Что ж, понести любое наказание все равно было бы лучше.
        - Вперед!!
        Многие все еще не решались прыгнуть в таинственный сияющий круг, так что для убедительности Адриена зажгла на ладони огненный шар.
        * * *
        - Внимание, катастрофа планетарного масштаба, - повторял возникший из ниоткуда голос. - Ваш мир неминуемо будет уничтожен...
        За стенами замка Наван бежали в порталы жители... Чтобы провести в другой мир как можно больше, Гелу, командовавший этим бегством, додумался сажать эльфов верхом не только на пегасов, но и на единорогов, драконов и даже кентавров! Те были недовольны, но общее спасение важнее удобств.
        А Элдрих, положив на колени королевский лук, неподвижно сидел на своем дереве-троне, уходящем корнями куда-то вглубь земли. Земли лесных эльфов. Авли...
        - Ваше величество, - в двери вошли Гелу и Харк. - Пора идти. Или может быть поздно.
        - Я остаюсь, - опустив голову, прошептал король. - Гелу... Все... Простите меня: это я виноват, я не пришел на помощь Кэтрин из-за старой обиды. Из-за Гармондейла... Если бы не я, ей бы не пришлось... Я погубил Авли и не должен больше быть королем.
        - Но... - начал было Харк.
        - Я все уже решил, - голос Элдриха Парсона вновь стал твердым. - Возьми мой лук, Гелу. Теперь ты - король. Спасите всех, кого еще можно.
        Гелу еще стоял в растерянности, однако Харк взял лук из рук Элдриха и передал полуэльфу.
        - Идите, - скомандовал Парсон. - Это мой последний приказ.
        * * *
        Гэвин Магнус стоял на балконе Сверкающего замка и смотрел как гибнет Бракада. Черное облако от вулканических извержений было еще далеко, но уже сейчас из-за землетрясений в когда-то прекрасных снежных горах срывались лавины и происходили обвалы.
        А внизу все шли в портал жители магического города: люди, наги, гремлины, джинны... Титаны с трудом пролезали в портал на четвереньках. Големы и каменные горгульи следили, чтобы не было беспорядков. Так им было приказано, сами они нисколько не волновались из-за происходящего, не будучи полностью живыми. Поэтому-то ожившие статуи и должны были остаться здесь и погибнуть, до конца поддерживая порядок: от живых вряд ли возможно ожидать такой стойкости.
        - Мой господин, - обратился к королю Солмир. - Вам надо подготовиться к уходу.
        Магнус в последний раз взглянул на север, откуда шло черное облако, и с ненавистью произнес одно слово:
        - Кэтрин!
        * * *
        Килгор был в ярости. Как раз когда он, собрав самую большую армию, какую знали степи Крюлода, начал поход на столицу Барагуса - как раз в этот момент кто-то вздумал уничтожить мир!
        Но как бы он ни был разъярен, а оставаться в гибнущем мире не собирался.
        - Вы слышали? Всей армии - идти в этот круг! - приказал претендент на королевский титул.
        - Но к лицу ли нам, воинам, бежать от смерти?! - возмутился один из офицеров.
        В следующий момент ему на голову обрушился топор Килгора.
        - Вам всем к лицу выполнять приказы вашего короля! Вперед!
        * * *
        Флотилия, стоявшая в порту Нигона, являлась целиком пиратской, но это сейчас никого не интересовало: на корабли лезли все подряд. О плате за проезд 'отчаянные ребята' сегодня и не заикались - большинство беглецов предпочли захватить из дома оружие, а не золото. То тут, то там в толпе вспыхивали схватки, ни о какой организованной эвакуации речи тоже не шло - вероятно, все местное начальство успело сбежать первым.
        - Нет места! - крикнул кто-то медузе, лезущей по трапу.
        Но вокруг его тела тут же обвился серо-зеленый хвост, и незадачливый пассажир полетел за борт.
        - Одно мес-сто ос-с-свободилос-сь! - злобно прошипела медуза, забираясь на палубу. - Ещ-ще кто-нибудь хоч-чет?
        Драка на берегу стала уже всеобщей, быстро перерастая в кровавое побоище. По трапу попробовали вскарабкаться несколько дурных глаз, но медузы встретили их стрелами...
        Второй помощник капитана Восьмипалый Оба смерил взглядом расстояние до сияющего в море портала, сравнил со скоростью приближающейся с горизонта черной тучи, прибавил попутный ветер и разделил на количество заказанных Черным Балфором бутылок... И понял, что сегодня пираты отправятся в плавание без капитана.
        - Руби концы! Или не уплывем.
        - А капитан?! - разумеется, только такой тупица, как первый помощник Горди, мог задать вопрос.
        - Если хочешь, можешь подождать Балфора на берегу. А я надеюсь еще какое-то время провести в море, пусть даже это море другого мира. Я ведь предупреждал, что пьянство до добра не доводит...
        ***
        - Внимание, катастрофа планетарного масштаба... - все повторял и повторял надоедливый голос.
        Со раздраженным рычанием Балфор открыл глаза.
        Таверна качалась - дело привычное. Но сегодня она вздумала еще и разваливаться на части, что совсем уже не лезло ни в какие ворота!
        - Какая крыса развалила таверну?! - вопросил Черный Балфор, выбираясь на улицу через пролом в стене. - Когда я до него доберусь, он пожалеет, что на свет родился!
        Хотя некоторые проблемы с определением сторон света явно ощущались, да и земля что-то совсем уж разошлась и явно не желала, чтобы на ней кто-то стоял, берег моря пират определил довольно быстро. В море тоже творилось что-то странное: половина неба почему-то стала черной, дождь почему-то состоял из красных горящих камней, а посреди воды торчала какая-то странная светящаяся штуковина, в которой резво скрывались корабли пиратской флотилии.
        - Бред... Сколько же я выпил?.. Так не бывает... - пробормотал Балфор. - Постой-ка... А кто командует на моем корабле?!
        В свою последнюю минуту Балфор ругался так, как никогда в жизни.
        Глава сорок четвертая
        Бесконечный поток людей, выбегающих прямо из воздуха, наконец, иссяк: по ту сторону портала все было кончено...
        Эрафийцы растеряно толпились на зеленом лугу под небом чужого мира.
        - Лорд Лисандер... То есть, Ваше Величество, что нам теперь делать? - поинтересовался оруженосец Милтон. Они с королем успели прыгнуть в портал одними из последних.
        - Организовать лагерь. Выслать разведчиков, чтобы узнать, что вокруг, и найти других выживших. Собрать тех, кто умеет охотиться и ловить рыбу: у нас с собой мало запасов... - Лисандер ободряюще улыбнулся стоящим рядом Тауни и Голдоту.
        В конце концов, Кэтрин особо просила позаботиться о них. А она всегда знала, что делает...
        * * *
        Джинны и маги вовсю трудились над обустройством временного места жительства для беженцев из Бракады. Титаны и наги патрулировали окрестности. И только гремлины бесцельно бродили, путаясь у всех под ногами.
        - С дороги, - пробормотал Бессмертный король, который, впрочем, бродил по лагерю не менее бесцельно. Все равно все устроили без него...
        Откуда-то подлетел синий попугай и превратился в Солмира.
        - Я летал на разведку, - доложил джинн. - Вокруг нас есть еще несколько групп из Бракады. Местных жителей и признаков цивилизации не видно. Впрочем, порталы могли специально направить нас в безлюдные места.
        Мрачный Гэвин Магнус молча кивнул. Он думал о сгинувшей Бракаде и о том, кто в этом виноват. Конечно, это была Кэтрин Айронфист. И остальные эрафийцы. И все те, кто никак не может успокоиться и перестать воевать.
        Печально взглянув на своего короля, Солмир вспомнил последние строки письма Кэтрин, адресованного лично ему. Кроме предупреждения о появлении порталов, там были такие слова:
        'Солмир, я слышала, что ты поклялся служить Магнусу до тех пор, пока он живет в этом мире, не зная, что он бессмертен. Но не забудь, что за порталами - другой мир. Если нам не повезет, и вы окажетесь там, ты будешь свободен от клятвы.'
        * * *
        Вдоль берега реки шли гноллы и ящеры во главе с Адриеной. Вокруг спасшихся простирались каменистая пустошь без единого дерева, и оставалось лишь надеяться, что там, куда течет поток, будет лучше.
        - Мы всех пересчитали... леди, - ящер не знал, как сейчас обращаться к огненной волшебнице, спасшей всех. - Четыре тысячи двести два гнолла и три тысячи пятьсот двадцать семь ящеров. Всего: семь тысяч семьсот двадцать девять таталийцев.
        - Всего семь тысяч семьсот... - пробормотала Адриена.
        - И двадцать девять, - уточнил ящер.
        - Семь тысяч семьсот тридцать со мной вместе... - таталийка горько вздохнула. - Все, что осталось от Таталии.
        Она не знала, что если бы не письмо от Кэтрин, из болотников не спасся бы никто...
        * * *
        Авлийцы расположились посреди лесной поляны, по которой тек небольшой ручей. Единороги и пегасы спокойно паслись и пили воду, пока эльфы и гномы изучали фруктовые деревья.
        - Думаю, это дикие яблоки, - заключил, наконец, Харк. - Не вижу никаких заметных отличий от наших. Значит, их можно есть.
        - Испробуем на командирах? - Гелу откусил кусок яблока и поморщился. - Кисло, но есть можно. Если со мной ничего не случится до завтра, можно питаться.
        - Вам все шутки... Испробуй еще и орехи, - недовольно посоветовал гном Уфретин. - Смотри только со здешними грибами осторожнее - они совершенно незнакомые.
        - Да, обидно будет выжить при гибели мира и отравиться грибами, - согласился полуэльф.
        'Особенно мне, - прибавил он мысленно. - Особенно до того, как я выполню последнюю просьбу Кэтрин.'
        В своем последнем письме королева Эрафии рассказывала о возможных будущих событиях и просила, в случае если эльфы попадут на Аксеот, сделать все, что можно, чтобы Харк отправился в горы, возможно, называемые горами Черных Мечей, которыми, может быть, правят три брата-варвара Черные Мечи. Но кроме варваров где-то там под землей живут местные эльфы, с которыми желательно мирно договориться. И вот там-то Харк встретит свою судьбу и принесет благо всем эльфам...
        И что совершенно нежелательно, чтобы Харк встречался с дочерью Грамина, так как печальные последствия в виде гражданской войны Гелу теперь знает. А вот будущие встречи Шеры с неким Элвином, если такие будут - напротив, приветствуются.
        Гелу-то хорошо знал, откуда Кэтрин все знает. И он собирался сделать так, как считала нужным королева...
        * * *
        В полном порядке армия Килгора шагала по бескрайним степям.
        - Куда мы идем? - отважился поинтересоваться кто-то из подчиненных.
        - Туда, куда я вам скажу, - ответил предводитель армии. - Пусть Крюлод и весь мир сгинули, но у нас есть главное - войско. Значит, будет и королевство. Мы его создадим... Или отнимем!
        * * *
        По тихому морю, которое местные жители называли Золотым, к видневшемуся вдали берегу шли пиратские корабли, заполненные беженцами из Нигона.
        - Думаю, нам нужен новый капитан, - со значением (как он думал) произнес первый помощник Горди.
        - Хочешь занять место Балфора - как угодно, - безразлично отозвался Оба. - А меня устраивает мое место.
        - Вот и отлично, - довольно отозвался Гори Горди. - Объявим команде!
        В мечтах он уже видел себя командующим флотилии из шести кораблей Балфора, держащих в страхе все побережье. Правда, не ясно еще, что за побережье тут, в новом мире, и кто тут живет, но это не главное.
        'Куда-то мы приплывем с таким капитаном, - мысленно усмехнулся Оба. Он-то знал, что Балфор держал Горди на должности первого помощника только потому, что у того для бунта никогда бы не хватило ума. - Хотел бы я знать, где сейчас Тауни...'
        Из записей Лисандера Сердце Грифона, короля Палаэдры
        ...И по сей день находятся на Аксеоте люди, обвиняющие в Расплате не только Мутаре за ее безумную жажду власти, но и Кэтрин Сердце Грифона - за попытку спасти Эрафию.
        Но если бы мы были уверены... если бы знали исход битвы за Стэдвик наверняка, неужели мы бы смогли сдаться и бросить страну на милость нигонцев? Я не могу дать ответ. Но я помню, что перед битвой мы все знали, каким роковым может быть исход, и никто не захотел отступить: все же у нас оставалась надежда на победу. Королева могла победить, не вступая в личную схватку с Мутаре, или, быть может, успела бы сразить ее, не скрещивая клинки... Мы не знаем, как именно произошла их встреча, но надежда не сбылась.
        Другие же говорят, что обе королевы были заколдованы своими Мечами, стремящимися к встрече. Я не верю в это. Желания Кэтрин в те дни ничуть не отличались от желаний всех жителей Эрафии. Не мог же Клинок околдовать всю страну?
        Или же мир оказался обречен уже в тот день, когда два самых опасных меча на Энроте только были выкованы? И рано или поздно они все равно оказались бы направлены друг против друга? Мне приходилось слышать и такие слова: что, зная пророчество про Клинки и владея одним из них, Кэтрин должна была навсегда предотвратить угрозу и заполучить и второй. Но для этого пришлось бы напасть на эльфов Вори, считающих Клинок Холода своей реликвией. Как знать, возможно, тогда встреча Клинков состоялась бы еще раньше? Правильное решение нам неизвестно, но как бы то ни было, Кэтрин навсегда останется величайшей защитницей Эрафии, готовой пожертвовать всем ради нее...
        Увы, первый день, когда я узнал, что Кэтрин Сердце Грифона для меня не только королева, оказался и последним днем, когда я видел ее. Она погибла в своей последней битве и даже тело ее, как считают, было развеяно пеплом над Энротом.
        Прощай, Кэтрин. Моя королева...
        Моя сестра.
        Из записей Эскатона Разрушителя
        1024.055 - произошло тревожное событие. Кажется, уроженцы К.О.Л.О.Н.И.И., одного из миров закрытого на карантин спирального рукава, сумели восстановить их связь с Паутиной Миров.
        Экспертиза их Купола Сети обнаружила следы присутствия криган на этой планете. Внутренний Круг не хочет рисковать. Как модулю личности Э.С.К.А.Т.О.Н., моя миссия уничтожить этот мир.
        1026.589 - Я прибыл в колонию, но угроза криган здесь уже оказалась полностью устранена местными жителями. Тем не менее, Внутренний Круг приказал мне продолжить выполнение своей миссии. Я не могу пойти против него, но я чувствую, что убийство всех обитателей этого мира является "неправильным". Я принял решение предварительно активировать аварийные порталы для спасения стольких жителей, сколько возможно. Я запрограммировал аварийные порталы привести их к миру А.К.С.О.С.: так как этот мир исключен из Великого эксперимента, эвакуация туда не представляет опасности, даже если, против ожидания, некоторым криганам удалось уцелеть и они смогут пробраться туда.
        1026. 597 - Аварийные порталы были запрограммированы для эвакуации, но я не успел приступить к подготовке уничтожения колонии: местные жители, воспользовавшись неустановленным магическим оружием большой мощности, спровоцировали планетарную катастрофу. Все, кто смог, бежали с помощью порталов. Внутренний Круг приказал мне провести проверку и в случае, если действительно никто не уцелел, покинуть планету.
        1027. 358 - Зафиксировано приземление на поверхность планеты криганской спасательной капсулы. Я отправился на место происшествия и обнаружил капсулу, но не ее пассажира. К несчастью, капсула приземлилась неподалеку от одного из все еще работающих аварийных порталов. Вероятно, прилетевший на ней, ушел через портал на А.К.С.О.С. Во избежание повторения подобного все порталы отключены, тем более, что ничего живого не планете так и не удалось обнаружить. Один сбежавший криганец вряд ли может представлять угрозу для А.К.С.О.С. Доклад обо всем произошедшем отправлен Внутреннему кругу. Планета признана безжизненной и требующей терраформирования перед последующей повторной колонизацией. Мне приказано покинуть К.О.Л.О.Н.И.Ю.
        Эпилог.
        Из записей станции Паутины Миров Бета-5
        Экспедиция, отправившаяся на Ардон, неожиданно для всех минуту спустя вернулась обратно.
        Как выяснилось, наш гость из иного времени, называемый на Энроте моим именем (Корак), в мире Ардон не появился, бесследно пропав при переходе. Оборудование станции проверено и неполадок не обнаружено. Я предположил, что имело место новое перемещение в неустановленное время и пространство. Возможно, Древние вернули его обратно, с какой бы целью они не провели предыдущее перемещение? Или же эта таинственная история все еще не закончилась? У меня нет информации, которая могла бы дать ответ.
        Ничего не выяснив, команда Законченных Авантюристов все же вновь отправилась на Ардон. Надеюсь, их действия будут успешными.
        Корак. Станция Бета-5. 1167 год от начала Безмолвия
        КНИГА ВТОРАЯ. АКСЕОТ. ПЕРЕЛОМ СУДЬБЫ
        Часть первая. У истоков Великого Арканума
        Глава первая
        Первое, что я почувствовал, очнувшись - это боль. Нет, не какая-то жуткая, невыносимая или странная, просто обычная боль от упершегося в спину твердого предмета, на котором я и лежал.
        'Да что там такое? - сообразив, что на чем-то лежу, я одновременно понял и еще кое-что. - Где я?..'
        Почему-то казалось, что такой вопрос уже когда-то возникал. И даже ситуация тогда была похожей. Но больше ничего не вспоминалось: память как будто куда-то скрылась.
        Впрочем, не успев еще задуматься на эту тему, я сел и рассмотрел источник неудобств.
        Это был сломанный арбалет.
        'Жалко...'
        И в тот же миг голову заполнила смесь воспоминаний!
        Этот арбалет дала мне Соня - умная, но высокомерная монахиня. Я несколько месяцев тренировался стрелять из него... Живых мертвецов стрелы не берут... Молнии Арчибальда... Мы с Соней жили в Кариатиде перед штурмом... Кроме арбалета она купила мне посох... Вот же он, лежит рядом! Нет, не тот самый... Тот сломался о чью-то спину во время драки в таверне... В Гармондейле! Гвендолен, она эльфийка... Я придумал сумасшедший план, как прекратить бунт, а менестрель обещала воспеть подвиги... Да, мы встретили ее на Изумрудном острове... И Мальвика... Он работал на Гильдию наемников Антагарича, а мы... Я, Мария, Гвен, Аллейн - мы выполняли задание Кэтрин Айронфист!! Я встретил ее, когда сидел на башне Клаудфайра! Я ведь не отсюда!! Я с Земли, а ее больше нет, Корак сказал... Да, меня тоже звали Кораком, это стало моим именем на Энроте... Далекое будущее, мир Меча и Магии, который в наше время считается игрой... Я неплохо знал ее сюжет до того, как все начало меняться... Не досконально, но основное помнил. Кастор-дракон... Кэтрин получила Клинок Армагеддона - я подсказал, как... Эрафия победила Эофол и
Дейю... Мы прошли сквозь Врата миров... Герои Энрота и Терры... И хотели идти на Ардон, чтобы искать Древних... Но... Но где все?!
        Память без устали бомбардировала проявляющимися беспорядочными воспоминаниями, но в то же время постепенно раскладывала их по местам. Только одно я не мог вспомнить: что произошло после того, как мы выбрали целью мир Ардон? Последнее воспоминание относилось к станции Паутины Миров: Ресурректра дает мне цепочку с черным кубиком. Мы снова прошли через Врата? Тогда почему я один неизвестно где? Это Ардон? Или...
        Подхватив посох, я поднялся на ноги и осмотрелся. Тут, кстати, вспомнилось и про подарок от учеников Фалагара: бластер я с удовольствием обнаружил на поясе. Против дракона он, правда, оказался не очень подходящим оружием, но против драконов вообще нет подходящего оружия, наверное... Хотя в нем осталось и немного зарядов, которые Ресурректра велела беречь, однако все же с ним чувствуешь себя чуть увереннее, чем с одним посохом.
        А обстановка вокруг уверенности не добавляла.
        'Ну прямо как в тот раз... - удивился я. - Это всегда так или везет?'
        Как выяснилось, оказался я прямо на дороге, во всяком случае, посчитал таковой две наезженные посреди чистого поля колеи. До вымощенных камнем дорог Антагарича ей, конечно, оставалось далеко, но все же...
        И на этой-то дороге рядом со мной в беспорядке лежали три перевернутых фургона, опять же, это я решил их так называть. На самом деле, эти повозки с крытым какой-то плетенкой верхом могли быть и чем-то другим.
        Вид их говорил, что случилось что-то неладное: все были опрокинуты набок, одна при этом даже развернулась поперек дороги. Какие-то обломки отлетели в сторону, валялись разбросанные вещи: тряпки, мешки и, среди прочего, лук с рассыпанными стрелами. С виду целый.
        Лук почему-то беспокоил больше всего: почему его тут оставили? Все не очень походило на аварию - что за авария с тремя фургонами сразу? Да и лошади куда делись тогда? Нападение? Тогда почему не забрали оружие, кто бы не выиграл?
        Обходя последнюю перегородившую путь повозку, я как раз подумывал заглянуть внутрь, как голос откуда-то снизу тихо позвал:
        - Эй, кто тут?
        * * *
        К счастью, я не выстрелил в первый же момент, когда увидел высовывающееся из-под перевернутого фургона серо-зеленое нечто с желтыми глазами и клубком змей на голове. Просто сделал шаг назад, прицелившись.
        Уже во второй момент я сообразил, что это медуза, однако намного легче от этого не стало: со змееволосыми у меня были связаны не самые приятные воспоминания. Да и вообще, общаться с той, кто может превратить в камень взглядом...
        - Ты кто? Мародер? - деловито поинтересовалась медуза. - Все что хочешь забирай, только вытащи меня отсюда.
        - Почему сразу мародер?! - да, мне в голову приходила мысль прихватить что-нибудь нужное, если найду... однако почему-то стало обидно. - Ты тут одна? А где все? Что случилось?
        Я сам не знал, кто эти 'все', но с ними встречаться не очень хотел, независимо от того, являлись они другими медузами или тем, кто на них напал. Или наоборот, медузы на кого-то напали?
        - Знала бы я, где все - сейчас бы не здесь лежала, - проворчала чешуйчатая. - Нет никого, всех унесли.
        - Кто унес?
        - А я знаю? Ночью налетели. Если будешь тут до вечера стоять, может, они и вернутся... Нет, днем они не нападают, - поспешно сказала медуза. - Наверное... Я вот тут сколько уже с утра лежу - и ничего. Так помоги вылезти, а? Хвост придавило. Век благодарна буду!
        Я уже понял, что медуза застряла под перевернутой повозкой, высунувшись оттуда по пояс. Но вот то, что жители Нигона и благодарность существуют близко друг от друга - вызывало большие сомнения.
        Стоп. Нигон - на Энроте, а на Ардоне разве были медузы?! Или я все же не на Ардоне? Или просто забыл какую-то мелкую подробность об этом мире?
        - А где мы, не знаешь? - поинтересовался я.
        - На дороге, - хвостатая настороженно посмотрела на меня. - В ничейных землях, по-моему.
        - Нет, как называется этот мир целиком? Весь?
        - А-а-а... - растеряно протянула медуза, приглядываясь ко мне. - Ага... Этот мир называется Аксеот, так, во всяком случае, говорят местные.
        Глава вторая
        'Аксеот... Почему Аксеот? Что опять пошло не так? Минутку, но ведь если Аксеот, то... Она сказала 'местные', - мозаика в моих мыслях стремительно складывалась во что-то неприятное. - Нет, не может быть!! Я же только что с Энрота! Или?..'
        - Расплата была?! - выпалил я. - Конец света?! Армагеддон?! Война двух Клинков?! Килгор?!
        - Где же ты пропадал... Все было, - мрачно сообщила медуза. - Кроме Килгора. Не знаю, что это.
        - Не что, а кто. Что случилось с Энротом?! Когда?! Давно?!
        - Очень... Уже десять лет почти прошло. Послушай, - взмолилась медуза. - Помоги мне выбраться, а потом спрашивай. А то так до вечера проболтаем!
        Я снова задумался. Доверять медузе причин не было: репутация у них, как у всех подземных жителей, являлась не слишком хорошей. С другой стороны, оставлять ее тут - тоже казалось не очень-то добрым делом. Хотя одна идея на этот счет появилась...
        - А в повозке нет веревки случайно?
        - Должна быть. Если в дороге привязать чего-то - на всякий случай. А зачем тебе веревка?
        - Тебя связать, - пояснил я. - На всякий случай.
        - Что?!! - медуза дернулась, но безуспешно.
        - Ну откуда я знаю, кто ты такая? Может, ты сама на дорогах всех грабишь. Выпустишь тебя, а ты в камень превратишь. Кстати, если что, у меня оружие есть, учти, - сообщил я, залезая в фургон.
        - Герой!!! - донеслось мне вслед. - Поскорее там!
        Поиски заняли немного времени: вещей внутри почти не было. Однако, к моему удивлению, обнаружились два молотка, топор, пила и еще несколько инструментов. Также нашлась пара мешков, в которые я пока не стал заглядывать, хотя из любопытства пощупал: в одном было что-то твердое, в другом - более мягкое. Наконец, нашлась и веревка, точнее какой-то кожаный ремень.
        Медуза с мрачным видом дожидалась меня.
        - Ну наконец-то. Медузы он испугался.
        Я с сомнением посмотрел на нее и вздохнул. Очень уж близко пришлось бы находиться от змей, свисающих с ее головы. Мелькнула даже мысль 'И чего я с ней связался?', но я ее отогнал: если уж собрался помогать - так помогай. Все же бросить на произвол судьбы беспомощную нигонку... Этого я себе не мог позволить.
        - Ты своими змеями управляешь? Чтобы они чего-нибудь не сделали...
        - Конечно. Они часть меня. Не тронут, если не захочу.
        - Вот и хорошо. Давай, лицом на землю, руки вытяни за спиной и змей подальше отодвинь. И смотри, укусят - убью, - честно пообещал я. - Мне терять нечего будет.
        - Не дура - понимаю, - проворчала медуза, послушно вытянув руки. Змеи тоже вытянулись на земле, головами от меня: вид, как будто волосы встали дыбом.
        И все же, на мой взгляд, опасная прическа по-прежнему шевелилась слишком близко.
        - Ну ты скоро там? - проговорила пленница, уткнувшись в землю.
        'Эх, во что ввязался... - поморщившись, я осторожно взял медузу за покрытую чешуей руку. Против ожиданий, рука оказалась по-человечески теплой, хотя и слегка напоминала кожаную сумку на ощупь. - Ну да, сумки же из змеиной кожи и делают иногда... Но они что, теплокровные, эти медузы?'
        - Кто тебя учил связывать? - недовольно пробормотала та.
        - Никто. Как получается, - я старательно опутывал запястья. - А ты умеешь?
        - Нет. Так я никого и не связываю. Чтоб тебе провалиться...
        - А говорила, век благодарна будешь.
        - За веревку - и года с тебя хватит.
        - Ну вот и все, - сообщил я. - Сейчас разберусь, как тебя вытащить. Только не вздумай на меня смотреть этим своим взглядом. Я ваши штучки знаю.
        - Да не умею я в камень никого превращать!
        - Ага, так я тебе поверил. Или в самом деле не можешь?
        - Не могу, правда. Ну... никогда не пробовала, - нехотя призналась медуза.
        - Надо же, - пробормотал я, изучая стенку повозки. - Ее можно поднять, как думаешь? Или распилить лучше? Хотя пилить долго, лучше топором.
        - Топором не надо! Еще хвост повредишь. Лучше подсунь что-нибудь. Только чуть-чуть бы приподнять - и выползу.
        'А все-таки в самом деле, настоящее орудие угнетенных, - подумалось мне, пока я подсовывал под край фургона боевой посох. - И как рычаг, если что, можно использовать... И по голове кому-то дать... Вот бластер - узко специализирован, тут не поможет. Лишь бы этот не сломался, как первый.'
        Однако новый посох стоил заплаченных за него денег...
        - Ну? - просипел я, навалившись на импровизированный рычаг всем телом. Край фургона чуть-чуть приподнялся.
        - Подержи так... еще немножко, - медуза совершала телом какие-то волнообразные движения, в результате которых из под края повозки мало-помалу вылезал хвост, который оказался раза в три длиннее человеческой части. - Все.
        Я с удовольствием опустил посох, и повозка со скрипом улеглась на место.
        Теперь, когда пленница приняла нормальное положение (то есть стояла на хвосте), к моему удивлению, выяснилось, что она на пол-головы ниже меня. Странно: вроде бы медузы должны быть куда выше человека? Или... Они ведь тоже растут, значит и дети у них могут быть? Правда, на ребенка она не очень-то походила, но...
        - Ну, спасибо, - недовольно сказала полузмея. - И долго мне связанной ползать?
        - Пожалуйста. Вот доберемся до какого-нибудь цивилизованного места - и ползи на все четыре стороны. Куда эта дорога ведет?
        - Если в ту сторону, куда мы ехали, то скоро будет какое-то поселение, через час пути должно быть. То есть это раньше заняло бы час пути, пешком часа три, наверное. А если обратно, то два дня идти до одного городишки, но я туда все равно не пойду, лучше вперед.
        - А почему назад не пойдешь? - мне и самому больше нравилась короткая часть пути, но очень уж много отвращения прозвучало в голосе новой знакомой.
        - Там какие-то гарпии сумасшедшие всем заправляют. К ним без лука лучше не соваться. Да, а где мой лук?
        - Там какой-то лежит, - указал я. - А разве медузы с гарпиями не заодно?
        - Может, когда и были, а теперь каждый за себя.
        - А впереди кто управляет?
        - А впереди никто - то и хорошо. Живет какая-то компания из людей, гномов и полуросликов, никого не трогают: вроде, им вообще на все наплевать. Может, там лучше будет... Хотя вряд ли, - пессимистично завершила медуза, пытаясь подцепить лук хвостом. - Ну и как мне его взять, а?!
        В том, чтобы брать кого-то в плен, на глазах появлялись свои недостатки... Так как пленница категорически отказалась оставить оружие, мне пришлось самому захватить лук и колчан со стрелами. Однако этим дело не кончилось: я же в итоге понес и провизию.
        При осмотре повозок обнаружилось на удивление мало полезного. Точнее, полезного-то нашлось много, но не нам и не сейчас. Кроме уже найденных молотков, топора и пилы, там была целая уйма других инструментов, включая лопату, а еще два запасных колеса, котелок и пара ведер. В мешках, которые я видел раньше, обнаружились: в одном сухари, в другом - сушеные грибы. Еще я нашел бочку с водой, но она опрокинулась и треснула, так что давно уже опустела.
        'Ну а чего ждал? - грустно подумал я. - Склада артефактов и сокровищ? Видимо, они ремонтировались в дороге, потому и инструменты везли. Вот если бы мы попали на необитаемый остров, то цены бы всему этому не было, а тут...'
        - А у вас, что, совсем не было денег? - спросил я, откусив кусок сухаря. Оказалось вполне съедобно.
        - Были! - сердито ответила медуза. - Низа всегда их на шее носила! С ними вместе ее и утащили.
        - Понятно. А ты сухари ешь?
        - Ем.
        - А сушеные грибы?
        - Тоже.
        - Ага. А я грибы не ем, а сухари тоже ем. Значит, берем сухари. Мало ли что может случиться.
        Взвесив в руках мешок, я с сожалением высыпал половину, а остальное закинул на спину.
        Появилась было идея нагрузить пленную, но снова приближаться к ее волосам-змеям не хотелось.
        - Пойдем. Только давай ты впереди иди... Ползи. А я за тобой.
        - Ну да, прикроешь меня на тот случай, если кто-то нападет сзади, - пробормотала медуза.
        - Да, а тебя как звать? - вспомнил я.
        - Сирка.
        Я помнил одну Сирку - королеву медуз, участвовавшую в войнах Тауни Балфор... Когда еще Тауни звалась Балфор. Но на ту Сирку новая знакомая совершенно не походила. Возможно, это распространенное имя у медуз.
        - А я - Корак, - представился я своим энротским именем. - И пока идем, расскажи, как случилось, что Энрот погиб.
        Глава третья
        - Так все из-за этой стервы Кэтрин Айронфист... - начала Сирка.
        - Что это она стерва?! - возмутился я. - И при чем тут Кэтрин?!
        - Стерва и есть. Если бы не она, Энрот бы не погиб, - уверено ответила медуза. - Мутаре хотела завоевать Эрафию, а Грифониха эта... Ни себе, ни людям!
        - Погоди, давай сначала. При чем тут Мутаре? Она стала королевой Нигона?
        - А, ты про нее слышал. Ну, да, Мутаре сначала завоевала весь Нигон, потом поплыла на остров Вори и нашла там клинок Холода...
        - Зачем?! - не выдержал я, уже догадываясь, чем кончится рассказ.
        - Чтобы завоевать Эрафию, конечно. Собрала армию и пошла завоевывать. И вдруг оказалось, что у Кэтрин тоже какой-то Клинок есть. Ну, это мы потом узнали, что оказывается, она во всем виновата...
        - Кэтрин виновата?!
        - А кто?! Эти же Клинки, они если скрестятся только - то все, Армагеддон. А Кэтрин знала все - и пошла драться! Вот мир и погубила, чтоб ей высохнуть и сгореть! Хотя она уже...
        - А Мутаре, значит, не при чем? Это не она на Эрафию напала?!
        - Ну кто же знал, что у Кэтрин тоже Клинок есть? - удивилась Сирка. - Мы ведь думали, что быстро победим - и все, а она...
        - А она сопротивляться решила, - ехидно продолжил я. Логика медуз выглядела все более странной. - И Мутаре ни в чем не виновата...
        И только тут до меня окончательно дошел смысл сказанного: Кэтрин больше нет! Королевы, с которой я прощался только пару часов назад - хотя на самом деле прошло больше десяти лет - нет! Погибла в Расплате. Почему?! За что так?!
        - Мутаре просто хотела Эрафию завоевать, понимаешь? - тем временем объясняла Сирка. - Она же не хотела мир уничтожать! А Грифониха вышла против нее сражаться - с Клинком вышла! И все погибли. Она ведь должна была сдаться, тогда всем бы лучше было.
        - Всем, да? - зло спросил я, не в силах больше слушать эту чушь. Тем более, что о поведении нигонцев во времена Восстановительной войны еще раньше наслышался. - И Эрафии тоже лучше было бы?!
        - Конечно, лучше. Ну завоевали бы Эрафию, если бы они сдались, так что, зато живы бы остались! А так вообще никого: весь мир Кэтрин погубила.
        - Ну ты и... - на языке у меня уже вертелась парочка оскорблений, и остановило только то, что оскорблять связанную глупую медузу казалось недостойным. - Помалкивай насчет Кэтрин! Ты ее не знаешь! Это твоя Мутаре во всем виновата. Незачем было на Эрафию нападать, тогда бы и не скрестились Клинки!
        - Она не знала тогда, что у Грифонихи тоже Клинок. Просто хотела Эрафию завоевать - и все.
        - Тьфу! - плюнул я в дорожную пыль. Спор явно шел по кругу. - А завоевывать Эрафию - хорошо, значит?!
        - Разумеется! Эх, завоевали бы мы Эрафию, тогда так зажили бы... - задумчиво пробормотала Сирка.
        - А эрафийцы? Они бы как жили?!
        - Не можешь защищаться - покоряйся.
        - Ну вот Кэтрин и защитилась, - восторжествовал я.
        - Разве же это защита?! Весь мир уничтожила?! - возмутилась Сирка.
        - Что ж вы-то не покорились?! Почему Мутаре не сдалась-то?
        - Так ведь... - медуза задумалась. - Мы же сильнее были, мы побеждали, зачем нам было сдаваться?
        - Затем, чтобы мир спасти! Тебе же этого надо?
        - Так это Грифониха сдаться должна была! Нам! Тогда бы мир не погиб!
        - Ясно, - я обреченно махнул рукой, зачислив собеседницу в полные тупицы. - Пока вы сильнее, так все и должно быть, а как кто сильнее вас - так не по правилам.
        - Чего? - не поняла Сирка.
        - Ничего. Давай дальше рассказывай... Жертва нигонского воспитания. Что потом было? После Расплаты?
        - А ничего хорошего не было.
        Действительно, по крайней мере, для медуз потом не произошло ничего хорошего. По рассказу Сирки из подземелий Нигона спаслось не так много жителей. Практически всех боеспособных Мутаре еще раньше забрала в свою армию и увела в Эрафию, где они и сгинули. Из оставшихся тоже спаслись далеко не все: под землей вообще появилось мало порталов, а на поверхности за путь к спасению разгорелась настоящая битва, в которой полегло большое число бежавших. Многие все же сумели уйти с гибнущего Энрота и прибыли на берега Золотого моря. Но в эти же места пришло очень много людей, в том числе и пиратов с берегов Нигона и Регны, и если в Нигоне медузы, минотавры и дурные глаза составляли большинство населения, то тут они вдруг оказались в меньшинстве. К тому же именно их все обвиняли в Расплате, да и за старые дела времен правления Нигона многие давно хотели рассчитаться...
        Так что однажды ночью пираты учинили жуткую резню, перебив без разбора всех хвостатых и рогатых. Немногие сумели спастись, а на берегах Золотого моря с тех пор хозяйничали лишь "люди моря".
        Беглецы же, стараясь уйти от негостеприимных мест подальше, отправились вглубь континента. Но им не везло: куда бы не пришли бывшие нигонцы, их вскоре начинали гнать, нигде не удавалось поселиться надолго, то и дело происходили стычки с местными жителями и нападения бродячих шаек, заканчивавшиеся потерями. Наконец, из того отряда, что когда-то двинулся в путь от побережья, осталось только пятнадцать медуз, в том числе Сирка.
        Но и они погибли прошлой ночью, при нападении неизвестного летающего врага.
        - Было темно. Не знаю, может, рухи, может, грифоны, а может, и костяные драконы, - рассказывала медуза. - Хотя нет, грифон лошадь не поднимет, а они ведь и лошадей утащили. А костяным драконам есть никого не нужно. Наверное, все-таки рухи или громовые птицы. Мы не знали, что тут кто-то такой водится, думали, что уже почти дошли до поселения. Меня вот только повозкой накрыло - они и не заметили, наверное. Повезло...
        - Два раза повезло, - задумчиво сказал я.
        - Почему два раза?
        - Потому что я мимо проходил.
        - А, ну да, - согласилась Сирка. - А ты, вообще, откуда взялся? Ничего про Расплату не знаешь и про Аксеот, и что вокруг...
        - Да я... отсутствовал некоторое время. Это долго объяснять. А какой сейчас год?
        - Пятьсот двадцать шестой. И этого не знаешь?
        - Это по какому летосчислению? - я знал, что когда мы нашли станцию Паутины Миров, был 1167 год от начала Безмолвия. Хотя на Аксеоте считали по-другому: от заклинания мага Верхоффина, уничтожившего значительную часть континента.
        - Пятьсот двадцать шестой от Катаклизма, - подтвердила Сирка.
        - А по энротскому летосчислению? От Безмолвия?
        - Не знаю, я не помню, какой на Энроте год шел, я тогда маленькая была еще, а здесь мы по-местному считали. В пятьсот семнадцатом пришли на Аксеот, а что там до того происходило - не знаю.
        - Ясно... - как соотносятся две системы, я не помнил, но решил разобраться позже. Кстати, ее слова о возрасте подтверждали мои мысли. - А тебе сколько лет?
        - Тринадцать. Но мы по-другому растем, - недовольно предупредила медуза. - Не как люди. Я уже из лука отлично стрелять умею.
        - Понятно.
        'Из лука-то, может, и умеешь, а вот расспросить лучше кого-то постарше и поумнее', - подумал я.
        Во всяком случае, судя по рассказу, Расплата случилась через не такое уж большое время после моего исчезновения. Но уцелел ли кто-то из других героев Энрота и Аксеота?
        'Эх, Кэтрин, Кэтрин... Как же так?! Почему так вышло? Все ведь было хорошо тогда... И где теперь искать кого-то из наших?'
        Я тут же попытался восстановить в памяти географию и историю этого мира...
        * * *
        Всего на планете два континента: Риш и Лодвар. Некогда они были единым материком. Еще на заре здешней цивилизации планету атаковали кригане Элитной Гвардии, но посланный Древними Эскатон-разрушитель запер большую их часть в городе гномов, который после этого стал зваться Гробницей Тысячи Ужасов. Позже значительную часть материка заняла могущественная Урсанская империя. Но однажды неизвестно откуда взявшийся маг Верхоффин построил в самом центре империи башню и объявил территорию вокруг нее независимым государством. Имперские войска не смогли выгнать его силой, и тогда император подослал наемного убийцу. Десять лет сей профессионал готовился, а потом напал... и неудачно. Разозленный Верхоффин залез на крышу башни и произнес страшное заклинание "Око бури". Материк раскололся, между двумя новыми континентами образовалось Море Верхоффина, а Урсанская империя вскоре после такого потрясения распалась.
        Уже во времена недавние между осколками былой империи произошло несколько конфликтов. Во-первых, правитель государства Белдония Тамур Ленг попытался завоевать территории кланов Чедиана. Однако некие ранее безвестные искатели приключений сумели объединить все кланы в единый союз, армия которого нанесла Тамуру поражение. А затем герои Чедиана вместе с тем же Тамуром победили уже местного бога хаоса - Ньяма Зловредного, заточив его.
        При этом, наверное, из всех нынешних жителей Аксеота только я знал, что местные "боги" - на самом деле искусственные интеллекты Сети Древних. С чего этот Ньям взбесился?..
        Вторым крупным конфликтом на Рише стали так называемые "Вихри войны" - нападение на королевство Шенон сразу пятерых соседей: варваров во главе с Монго; королевства Квассар, где правил могущественный маг Мистерио Великолепный; лича фон Таркина, управлявшего некромантским Корессаном; короля небольшого острова Спаза Матикуса; и эльфов государства Арборал. Шенон в результате погиб, а завоеватели схлестнулись между собой, и кто вышел победителем - оставалось неизвестным.
        Тем временем на континенте Лодвар тоже происходили важные дела. Изначально здесь существовали лишь три государства: Мендосус, отпавший от Урсанской империи, Девоншир и Мерлион. Кроме того, проживало множество независимых племен и городов.
        Однажды неподалеку от Девоншира объявился безумный маг Хексис, чьи эксперименты грозили превратить в хаос весь Аксеот. Вызов ему бросил отряд девонширских героев: архимаг Боб, чародей Козусс, священница Алита, бард Аграйнель и варвар Догвогл. Сперва им пришлось достаточно постранствовать по округе, собирая ценные артефакты, необходимые для победы. При этом пришлось сражаться как с прихвостнями Хексиса, так и с местными жителями, не желавшими тех самых артефактов лишаться. А уж потом они разбили воинство мага-безумца и положили конец его стремлениям.
        И наконец, на земли Лодвара же пришли беженцы из разрушенного мира Энрот, основав новые государства, ставшие наследниками старых.
        Эрафийцы создали королевство Палаэдра, где правил лорд Лисандер, впоследствии оказавшийся наследником династии Сердце Грифона по крови. Но это выяснилось лишь после гражданской войны против самозванца Вортона.
        Бывшие крюлодцы объединились под началом Ваержака - ученика бессмертного героя Тарнума.
        Эльфы основали Аранорн, которому также пришлось пережить гражданскую войну между двумя лагерями, возглавляемыми друидом Элвином и лордом Харком. Может показаться забавным, что первопричиной всего явилась ссора между этими двумя, претендующими на руку эльфийки Шеры... Харк проиграл, однако впоследствии бежал из заключения, встретил местных подземных эльфов, исправился и даже предотвратил войну между двумя эльфийскими расами, а свое счастье нашел с местной эльфийкой. В общем-то, он вовсе не был негодяем.
        Миролюбивый некромант Голдот Полумертвый объединил в своем государстве магов смерти и остатки криган Эофола. При этом ему пришлось одержать победу над учителем Калибаром, пытавшимся уничтожить все живое в мире с помощью артефакта Посох Мертвого Древа. Однако в дальнейшем кригане под предводительством Малустара восстали и свергли Голдота. Малустар же с суккубом Эборой нашли артефакт Посох Синего Света, с помощью которого задумали выпустить из заточения огромную армию древних криган. Вот только чем кончилась их эпопея, мне было неизвестно.
        Благодаря королеве пиратов Тауни Балфор нигонцы и пираты объединились в пиратское королевство.
        И наконец, бракадцы под предводительством Эмилии Найтхэвен создали королевство Арканум и в нелегкой борьбе победили бессмертного короля Магнуса. Хотя бедная Эмилия в последней битве получила перелом позвоночника и лишилась возможности ходить.
        Кроме всего этого, существовала еще история про других героев, использовавших Посох Синего Света и победивших мастера теней - киборга Дубиэля. Происходила она в мире с аксеотскими географическими названиями, и я подозревал, что это и есть Аксеот отдаленного будущего.
        * * *
        Да, так все должно было быть раньше. Но во-первых, я не помнил дат всех этих происшествий, а значит, пока не мог понять, какие именно события уже произошли, а какие еще произойдут. А во-вторых, наша с Кэтрин "работа" на Энроте уже многое изменила в истории этого мира! Так, к примеру, лич Калибар давно мертв, все эофольские кригане истреблены, а Тауни и Голдота королева Эрафии забрала из Нигона и Дейи, так что они должны теперь стать эрафийцами.
        Все это сильно уменьшало мои знания о будущем, хотя я все же надеялся, что какую-то пользу они еще принесут. Ведь кроме знаний да бластера у меня сейчас не оставалось ничего. Ах, да, еще одна пленная маленькая медуза... Немного для начала жизни в чужом мире, честно говоря.
        Глава четвертая
        Кто-то, видимо, допустил ошибку в указании пути, так как вместо трех часов идти пришлось все шесть, сделав по дороге один привал. По крайней мере, так рассчитала время Сирка, определив по солнцу. Я-то все еще не научился этому методу за три месяца на Энроте, предпочитая солнечные часы, в которых там не испытывали недостатка. Только вот с собой их не унесешь...
        А солнце спускалось все ниже к горизонту, и мы уже начинали волноваться, что идем куда-то не туда и можем остаться на ночь под открытым небом, когда, взойдя на очередной холм, увидели внизу то самое поселение. Разбросанные без особого порядка небольшие деревянные домики. Зеленеющие неподалеку возделанные поля. На мой взгляд, это была большая деревня, однако Сирка уверенно называла ее городом. По ее словам, деревни - еще меньше размером.
        Наше появление не осталось незамеченным: мы только добрались до первых домов, а вдоль дороги, незаметно перешедшей в улицу, уже столпилось десятка три любопытных, в основном гномов и полуросликов. Хотя было среди них и несколько людей - те выделялись из толпы своим ростом. И все с интересом смотрели на нас, перешептываясь.
        Впрочем, я рассматривал встречающих с неменьшим интересом: гномов-то на Энроте видеть приходилось, а вот полурослики, редко покидавшие Эофол, мне тогда не встречались.
        'И впрямь ровно в половину человеческого роста. А все-таки много народов я так тогда и не увидел, - подумалось мне. - Еще джиннов тех же или циклопов.'
        - Лишь бы бить не начали, - тихо сказала Сирка, опустив голову и словно вдруг став еще меньше.
        Впрочем, не похоже было, что встречающие собираются кого-то бить: они просто стояли и с любопытством смотрели, как мы идем.
        - Медузу поймал! - услышал я чьи-то слова. - Куда он ее ведет?
        - Не знаю, может, продать?
        - Как это продать?! - решительно растолкав полуросликов, через толпу пробилась черноволосая человеческая девушка в синем платье, на фоне которого сразу выделялись белые рукава рубашки. Это сочетание цветов наводило на какое-то воспоминание, однако я тут же отвлекся на симпатичное лицо и горящие возмущением карие глаза.
        - Здравствуй, путник, - вежливо обратилась девушка ко мне. - Не можешь ли ты сказать... Что натворила эта медуза, что ты привел ее связанной в наш город?
        Такой прямой вопрос поставил меня в тупик. Если сказать 'ничего' - получится, что это я напал на Сирку, а я не знал, как местные законы к такому относятся.
        - Да ничего я не натворила, - воспользовалась заминкой Сирка. - Он меня просто испугался.
        - Это правда? - строго поинтересовалась ее неожиданная заступница.
        'А идея-то была, пожалуй, не такая хорошая, - пронеслась мысль. - Надо было за городом развязать.'
        - Вообще-то я ее спас, - пояснил я. - Вытащил из-под перевернутой повозки.
        - Но перед этим связал, - упрямо повторила Сирка. - Потому что боялся.
        - Я не знал, кто она такая. Может быть, она могла быть опасна. И собирался развязать, как только придем в город.
        Толпа вокруг слушала наш разговор с интересом, видимо, воспринимая его как неожиданное развлечение.
        - Вот так и развяжи ее прямо сейчас. И отпусти!
        - Так и собирался. Сейчас отпущу, - я попытался развязать руки, которые с готовностью подставила Сирка, но понял, что сам же слишком крепко затянул узел.
        - Эмилия, может быть, не стоит? - осторожно спросил один из полуросликов. - Все-таки она - медуза.
        'Эмилия?!! - я замер. - Неужели...'
        - И что? Весь город будет бояться одной-единственной медузы? - возмутилась Эмилия. - Она никому не причинила вреда. Давай, развязывай.
        - А чего-нибудь острого нет случайно? Я слегка... перестарался.
        В толпе послышались смешки. Эмилия подошла, внимательно осмотрела путы и протянула было руку, но остановилась, взглянув на змей Сирки.
        - Да, и в самом деле перестарался, - задумчиво проговорила она. - Придется разрезать. Идите за мной.
        * * *
        В доме Эмилии, который находился тут же, рядом с улицей, в первую очередь обращало на себя внимание большое количество бутылок и ваз из зеленого стекла, занявших половину стола и две прибитых к стене полки.
        - Нравится? - заметив направление моего взгляда, с гордостью спросила девушка. - Это я сама сделала. Учусь у стеклодува.
        - Замечательно, - похвалил я. А тем временем еще одна мысль в голове заняла свое место: "Ученица стеклодува. Неужели это все-таки та самая Эмилия?!"
        - А по-моему, они какие-то кривые, - заметила Сирка.
        - Не обращай на нее внимания, она только недостатки видит. Очень даже хорошо.
        - Если я вижу кривое - я и говорю, что кривое, - упрямо повторила медуза.
        - Это называется хорошим воспитанием: не говорить о недостатках, - заметил я.
        - Это называется глупостью.
        - Ох, теперь понятно, почему вы не ужились на одной дороге, - засмеялась Эмилия, что-то ища в стоящем в углу сундуке. - А я - еще только ученица. Вот посмотрите на мою самую первую бутылку. Вряд ли о ней можно сказать что-то хорошее.
        Она показала нечто мутное и перекошенное.
        - Ну... - задумался я. - Она первая. И ты старалась.
        - Я молчу, - сообщила Сирка.
        - Ага, вот и он, - Эмилия достала из сундука кинжал. - Вообще-то я его с собой не ношу. Но мало ли...
        - Оружие надо под рукой держать, - пробормотала змееволосая.
        - Давай, освобождай ее, - ученица стеклодува сунула кинжал мне в руки.
        - Скажи змеям, чтобы сидели тихо, - предупредил я Сирку.
        - Да уже.
        - А где у вас в городе таверна, чтобы переночевать? - поинтересовался я, перепиливая ремень.
        - А у нас нет таверны.
        - Как нет?!
        На Энроте таверна, она же гостиница, для каждого города являлась чем-то само собой разумеющимся.
        - Как-то не построили. В городе и вина-то столько не делают, чтобы специально таверну открывать. На весь город один алхимик, он же винодел. К счастью, ему постоянно нужны бутылки, флаконы и склянки - так что стеклодувы могут зарабатывать на жизнь.
        - Алхимик-винодел... Надеюсь, он никогда не путал одно с другим, - пробормотала Сирка.
        - А все проезжие останавливаются в том доме, куда пустят переночевать, - добавила Эмилия. - Можете у меня остановиться, денег не возьму, все равно одна комната пустует с тех пор как умерла Шифина... Вообще-то это был ее дом. Ну, в общем, комната свободная, мне и одной хватает.
        - А Шифина - это кто? Твоя мать? - поинтересовалась Сирка.
        - Какая ты все-таки бестактная, - я продолжал резать ремень. - Прости ее, Эмилия, она не понимает человеческих порядков.
        - Шифина - волшебница, которая меня воспитывала здесь, на Аксеоте, - вздохнула Эмилия. - У меня нет родителей. Со времен Расплаты.
        - Ну вот и все, - излишне громко объявил я, окончательно развязав медузу. - Ты свободна.
        - Ох, - Сирка согнула и разогнула руки, а потом потерла запястья. - Говорила же: не умеешь связывать. Лук дай.
        - Пожалуйста.
        Взяв лук и закинув на плечо колчан со стрелами, змееволосая сразу распрямилась и стала выглядеть уверенней.
        - Так мы можем у тебя остановиться? - уточнила она.
        - Конечно, - Эмилия забрала у меня кинжал и спрятала его обратно в сундук. - Только здесь всего одна лишняя кровать...
        - Какая кровать?! - Сирка помахала перед ней кончиком хвоста. - По-твоему, вот с этим нужны кровати?!
        - А как вы спите? - растерялась девушка. - Я никогда не встречала медуз раньше.
        - Вот так, - Сирка мгновенно свернула хвост в кольца и улеглась на них сверху. - И все, очень удобно.
        - А, - с интересом посмотрела Эмилия. - Ну, значит, все в порядке: ты будешь спать на хвосте, а кровать - тебе.
        - Э-м, Эмилия, - осторожно обратился я. - А у тебя фамилия случайно не Найтхэвен? Просто ты мне кого-то напоминаешь.
        - Нет. У меня нет фамилии.
        - Как нет?! - после упоминания Шифины я уже уверился, что передо мной будущая королева Великого Арканума.
        - Я не знаю, какая фамилия была у моих родителей. Знаю только свое имя: просто Эмилия.
        - И что тут такого? - откликнулась лежащая на полу медуза. - Я вот тоже просто Сирка. Не придумывали у нас фамилий. А ты? У тебя фамилия есть?
        - Корак Таинственный, - я сам не знал, зачем назвался полным именем террянского Корака. Может, захотел похвастаться, что у меня-то не одно только имя?
        - Таинственный? - улыбнулась Эмилия.
        - О, да, - протянула Сирка. - Такой таинственный! Все выспрашивает, выспрашивает, а про себя ничего не рассказывает. Знаешь, он подошел ко мне, когда я лежала на дороге и спросил: 'где мы?' Потом спросил, как называется этот мир и какой сейчас год. Про Расплату ничего не знал.
        - В самом деле? - Эмилия перевела взгляд на меня.
        - Ну... Да, - все равно, как-то объяснять свое незнание пришлось бы, так что я решил сказать почти правду. - Ты слышала о вратах в другие миры?
        - Не только слышала, но и прошла через них. Как и все беженцы с Энрота.
        - А, ну конечно, - смутился я. - Но до этих порталов на Энроте находили еще и другие. Вот в такой я с Энрота и ушел в тысяча сто шестьдесят седьмом году от Безмолвия. Не знаю, сколько это от аксеотского Катаклизма.
        - О, давно. Расплата случилась в тысяча сто семьдесят первом от Безмолвия, а на Аксеоте это пятьсот семнадцатый, - подсчитала Эмилия. - Почти четырнадцать лет... Погоди, ты что, ребенком в портал ушел? Ты не выглядишь намного старше меня.
        - В том и дело: прошел в портал тогда и там, а вышел здесь и сейчас. Магия Древних, должно быть.
        - Если так, то повезло тебе. В лучшие годы Эрафии жил, наверное. Тысяча сто шестьдесят седьмой, - мечтательно повторила ученица стеклодува. - В тот год в Стэдвике установили Грааль. Говорят, это было так чудесно...
        - Да, я там был. Действительно хорошо, - улыбнулся я, вспомнив свои чувства от последних посещений эрафийской столицы. - Но как так вышло, что все погибло? Я спрашивал у Сирки, но она мало знает.
        - Сколько надо - столько и знаю, - возразила Сирка.
        - Я тоже не так много знаю, - грустно ответила Эмилия. - Я тогда была ребенком. Но во всем виновата Мутаре...
        Сирка недовольно хмыкнула, но на этот раз смолчала.
        По рассказу Эмилии, которая что-то сама слышала в детстве, что-то узнала потом от старших, выходило, что Мутаре как раз вскоре после моего ухода принялась завоевывать Нигон и объединила его под своим началом. Но на этот раз Пузырек с драконьей кровью ей не удалось заполучить, и, наверное, поэтому (как я подумал) она решила раздобыть Клинок Холода: у однажды уже битого Нигона не хватало сил на войну обычными средствами. Тарнум пытался помешать ей, но не успел. Кроме того, с Вори нигонская леди увела еще и лазурных драконов, собрав действительно сильную армию. И на этот раз война двух Клинков случилась как раз в год Фестиваля Жизни, отмечаемого по всему Антагаричу раз в тридцать лет: нигонцы хорошо выбрали время, когда все оказались заняты приготовлениями к празднованиям.
        С горечью я узнал, что Кэтрин Айронфист погибла на поле боя, брошенная союзниками... Магистром магии Света и королем эльфов...
        - Гномы нам потом рассказывали... Да, ведь гномы и кентавры после Расплаты ушли от эльфов. Эльфы поселились где-то далеко на юге от нас, а гномы с кентаврами не захотели больше с ними жить в одном государстве, как раньше в Авли. Гномы расселились по этим местам, а кентавры ушли еще дальше на север, неизвестно куда. Так вот, гномы говорили, что король Элдрих не ушел в портал, а остался в Авли умирать. И перед смертью просил прощения у Кэтрин за то, что не пришел вовремя, - Эмилия горько вздохнула. - Он назначил королем Гелу - героя Восстановительной войны...
        - Гелу?! - поразился я. Вот так новость.
        - Ну да. А что случилось с Гэвином Магнусом, никто не слышал. Мы здесь вообще живем далеко от всех, и вокруг больше беженцев из бывшей Бракады, чем из Эрафии. Наверное, потому что наш город тогда находился недалеко от бракадской границы. Помню, что все ужасно боялись, рассказывая про нигонцев: что они привели таких жутких драконов, каких еще никто не видел, что у Мутаре какой-то страшный меч, который может заморозить целую армию, что она никому не дает пощады. Она такое творила в захваченных городах... Говорят, это Клинок Холода превратил ее сердце в лед, но я думаю, она всегда была такой жестокой. Мы все надеялись на королеву Кэтрин: она же тоже владела Клинком и собирала войска под Стэдвиком. А потом... Это случилось так быстро. Я почти ничего не помню. Помню, как мы с родителями бежали, а земля тряслась у нас под ногами, как вокруг рушились дома, все небо вдруг стало черным, и оттуда падало что-то красное. Помню огромную толпу перед светящимся кругом в воздухе, крики. Нас оторвало друг от друга, и толпа затянула меня в портал... - Эмилия на несколько секунд замолчала. Ее глубокие карие глаза,
казалось, отражали прежние страх и горе. - Я долго сидела там, где был выход из портала, но они не пришли. Зато меня увидела Шифина. Потом все спасшиеся смогли построить дома, засеять поля: у нас нашлось с собой немного зерна, а что-то выменяли у бродячих торговцев. Поначалу еды не хватало, охотились, собирали ягоды и грибы, но через несколько лет стало чуть лучше. Никто из лордов бывшей Эрафии или Бракады к нам так и не пришел, мы здесь остались совсем одни, на не принадлежащей никому земле. Мы сами назвали город Лонгортоном. У нас даже своего правителя нет, но как-то обходимся. Живем...
        Сирка сидела на хвосте какая-то притихшая и зачем-то дергала своих змеек. Кажется, рассказанная история проняла и ее.
        - Наверное, не следовало Кэтрин делать этот Клинок, - вздохнул я, подумав, что лучше бы Мутаре получила Пузырек с драконьей кровью, чем Клинок. Неужели это я виноват? Нет, Расплата произошла бы и без меня, но почему я не смог ее предотвратить? Вместо Килгора Клинком Холода завладела Мутаре, но ничего от этого не изменилось! Я ведь предупреждал королеву - почему же все повторилось?
        - Следовало, - не согласилась Эмилия. - Если бы у нас не оказалось Клинка Армагеддона, Мутаре все равно бы на нас напала. И всех бы завоевала, Эрафию точно, а потом, может быть, и Бракаду с Авли. Может, лучше уж так, чем позволить ей победить. Мы, наверное, все бы тогда работали в шахтах Нигона под присмотром медуз... Извини, - обратилась она к Сирке.
        - Да чего там... Так бы оно и вышло, - смущенно пробормотала та. - Это ты... Извини... Я не думала, что Мутаре была... такая. Не понимаю, как ты после такого можешь пускать медуз в свой дом?..
        - Ты-то не виновата в том, что делала Мутаре.
        - Кажется, ты первый человек на Аксеоте, кто так считает.
        Сирка, в свою очередь, рассказала Эмилии свою историю: от появления на Аксеоте до встречи со мной. Упоминание о рухах на дороге заставило Эмилию нахмуриться.
        - В шести часах пешего хода от Лонгортона?
        - Ну, мы не так быстро, может быть, шли, да еще привал сделали, - уточнил я. - Так что может быть и ближе.
        - Раньше на дороге так близко от города никаких зверей не заводилось. Хорошо еще если они дикие и просто пролетали мимо, но ведь это может быть и чья-то разведка... Не нравится мне это. А вы собираетесь завтра дальше идти?
        - Да нет, мы, наверное, задержимся в вашем городе, - поспешно ответил я. - Мне и идти-то на Аксеоте некуда.
        - Да и мне уже, в общем-то, тоже, - поддержала Сирка. - Разве что днем сходить к повозкам... Там разные инструменты, может быть, можно продать.
        - Да, денег у нас почти нет, - Я вспомнил, что, уходя с Энрота, положил несколько золотых в карман - и только. - Вот, только сухари захватили.
        - Сухари, между прочим, тоже мои, - уточнила медуза. - Не забыл? Хотя можешь есть, все-таки спас мне жизнь.
        - Если вы останетесь, то наверное, сможете наняться работать в поле или у кого-нибудь в мастерской, - задумалась Эмилия. Казалось, ее не волновало, что гости в ее доме могут задержаться на неопределенное время. - Завтра я поговорю со знакомыми.
        - В поле? - разочаровано протянула Сирка. - Я хорошо умею из лука стрелять. Лучницы вам нигде не нужны?
        - И я из арбалета стрелять немного умею, - прибавил я. - Только арбалет сломался.
        - Разве что в охотники вам пойти, - развела руками Эмилия. - Я завтра выясню. Но работники в полях больше нужны.
        * * *
        Уже засыпая этим вечером, я вдруг подумал, что все происходит явно не просто так.
        Если первую встречу с Кэтрин Айронфист на Энроте еще можно счесть случайностью, то когда встречи с королевами или будущими королевами повторяются два раза подряд - это странно. Корак со станции Бета-5 говорил, что, скорее всего, Древние подстроили мое перемещение. И если они за всем стояли, то встречи с королевами спланированы ими изначально! В самом деле, попади я в прошлый раз не в Клаудфайр, а чуть в сторону, или туда же, но чуть позже или раньше, то... наверное, моя история закончилась бы куда быстрее и плачевнее. А теперь я оказался рядом с Эмилией Найтхэвен, которая почему-то не Найтхэвен. Появилось такое чувство, что Древние меня используют как пешку, ставя куда нужно.
        Хотя я и на роль пешки согласился бы, если бы только мог понять их цель. Но как раз это и оставалось неизвестным. Непонятно. Все непонятно...
        'Странно, - подумал я. - Как будто еще вчера я думал, что вот-вот окажусь дома, сегодня утром собирался с Ресурректрой на Ардон, и Эрафии ничего не грозило. А сейчас я на Аксеоте, и неизвестно, что дальше будет, и что мне делать...'
        Впрочем, затем мне пришло в голову, что частично я все же знаю, что делать:
        'Гелу - новый король эльфов. Надо найти Гелу, он знает, кто я, и может помочь. И еще... Я не допущу, чтобы Эмилия оказалась в инвалидном кресле!'
        Глава пятая
        Однако наутро все вечерние планы вмиг рухнули.
        - Просыпайся, Таинственный, - Сирка постучала хвостом по полу. - Варвары идут.
        - Какие варвары? - спросонья не понял я.
        - Не знаю какие, но, кажется, опять надо убегать, - вздохнула медуза.
        - Уже? - пробормотал я.
        Десять минут спустя мы стояли у дверей дома. С тем же самым вчерашним мешком сухарей. Эмилия тем временем завернула в узелок хлеб и бутыль с водой, а затем достала спрятанный в сундуке кинжал.
        - Вот и все, - она окинула комнату печальным взглядом. - Опять у нас не осталось ничего.
        - А разве вы не собираетесь защищаться? - осторожно намекнул я.
        - Наверное, следовало бы, - девушка растерянно взглянула на свой кинжал. - Но... Все решили уйти из города.
        - Куда? - мрачно спросила Сирка.
        - Не знаю. Никто не знает, - ответила Эмилия, выходя на улицу. - Может быть, где-то найдем другое место для жизни... Пойдем.
        - Мы за девять лет так и не нашли. Эх-х-х, - медуза махнула рукой. - Я-то уж надеялась...
        На улице уже собралась большая толпа, как-то неуверенно поглядывающая в ту сторону, откуда вчера пришли мы с Сиркой: нападения ждали именно оттуда. Как пояснила Эмилия, рухи все-таки оказались не дикими. Сегодня нескольких из них видели летающими над дорогой, а еще с той же стороны прискакал десяток всадников - по виду крюлодцев. Те преспокойно остановились чуть ли не у самой окраины Лонгортона, некоторое время осматривали город, а потом так же спокойно развернулись и ускакали. Никто из жителей не сомневался, что это разведка и скоро нас ждет нападение. Сейчас на лицах большинства проступили полные отчаяние и безнадежность.
        - Прямо как при Расплате, - прошептала Эмилия при виде толпы. - И снова все бросаем. Может быть, потому что это все же не наш дом?
        - А чей же? - оглянулась на нее Сирка. - Вы же здесь живете.
        - Да, но... С тех пор как погиб Энрот и до сих пор многие считают Аксеот чужим миром. Я уже плохо помню Энрот, но другие...
        - Но если уйти, то у вас никогда не будет дома, - припомнил я слова самой Эмилии, которые она должна сказать позже.
        - Мы столько убегали, - прибавила медуза. - И вот, от всех медуз теперь осталась только я.
        Девушка внезапно остановилась, нахмурившись и глядя на толпу. Затем она вдруг опустила свой узелок с пищей на землю и взглянула на нас с Сиркой.
        - Нет, хватит... Я им все скажу! Мы не будем убегать вечно! - с этими словами Эмилия решительно вышла вперед.
        - Почему мы позволяем этим бандитам распоряжаться нашей жизнью! - крикнула она.
        Все вокруг начали оборачиваться, и несколько мгновений спустя Эмилия оказалась в центре внимания.
        - Я такая же, как любой из вас. Расплата лишила меня всего. Это место - не наш дом. Так для чего же нам бороться за него?.. Но если мы не будем бороться, что у нас останется? У нас никогда не будет дома!
        - Мы можем смириться, как другие, или бросить вызов хаосу и победить его прежде, чем он победит нас! - повысила голос девушка. - Мы можем сделать это! Разве мы боимся какой-то шайки варваров?! Или не эрафийцы с бракадцами загнали Крюлод обратно в его степи пятнадцать лет назад?! Гномы, полурослики, разве не вы сражались с криганцами и освободили Эофол?! Не знаю, как вы, но я хочу вернуть хоть какой-то смысл, нет, порядок в свою жизнь!
        - Ай да девчонка, - пробормотал кто-то из гномов. - А мы, кажется, и впрямь слишком долго ждали, пока кто-то за нас все решит, ребята. Топоры у всех с собой?
        В ответ прочие гномы принялись развязывать свои мешки и действительно доставать оттуда боевые топоры. Удивительное дело: все те, кто собирались бежать из города - оказались вполне вооружены! Хотя, может быть, и ничего удивительного. Возможно, все понимали, что рано или поздно без оружия не удастся обойтись.
        - Нам в самом деле нужен новый дом, - один из полуросликов подбежал к Эмилии и пожал ей руку. Что было не так легко, учитывая, что он был в два раза меньше ростом. - Дом, в котором не будет варваров.
        - И который не взорвется когда-нибудь, как тот... - прибавил его товарищ, снимая с пояса пращу.
        - Я тоже не против дома и порядка, - сообщила Сирка. - И вообще... Гнать варваров в шею!
        На лицах у некоторых появились улыбки.
        - Так с чего начнем, девочка? - поинтересовался гном.
        Глава шестая
        - Да у вас тут целая армия, а вы бежать хотели, - Сирка с восторгом оглядела улицы и крыши, занятые вооруженными жителями.
        - Надеюсь, у нас получится, - Эмилия осматривала свою 'армию' с куда большим волнением. - Я никогда не командовала... Как это вышло?!
        - По-моему, у тебя просто отлично получается, - подбодрил я.
        - Спасибо вам.
        - Нам-то за что? - не поняла медуза.
        - Вы меня убедили, что нужно что-то делать.
        - Мы тут не при чем. Ты в любом бы случае так решила... может быть, у ближайшего перекрестка, - честно сказал я. Мне-то было известно, что будущая королева и безо всяких подсказок решила защищать эти земли.
        Эмилия с сомнением покачала головой.
        - Не знаю...
        На мой взгляд, командир из Эмилии вышел хороший. Как только все решились защищаться, первым делом она спросила, кто уже воевал с Крюлодом в прошлую войну? Таких оказалось не так уж и мало, и ученица стеклодува тут же получила множество ценных советов. Ей быстро разъяснили, как лучше расположить полуросликов-пращников и людей-арбалетчиков на улице и крышах, что для их защиты от рухов рядом должны быть гномы-пехотинцы и копейщики, что нужно расставить магов по нескольким участкам и прочее...
        Чтобы помешать всадникам сразу ворваться в город, на улицах окраин спешно соорудили завалы из чего попало: к сожалению, заранее никакими укреплениями никто не озаботился.
        - Если чудищ у них не будет, то сразу не пройдут, - сказал нам арбалетчик, заставший еще Восстановительную войну. - Ну а если чудища будут, то... труднее придется. А рухи быстрые, после первого выстрела арбалетчикам лучше сразу падать, пока не пролетят мимо... если мимо, конечно. Пиками, топорами или мечами отбиваться, а как взлетят вверх снова - тогда можно еще раз выстрелить.
        Сейчас мы втроем в сопровождении четверых гномов и того самого ветерана-арбалетчика забрались на крышу одного из домов, где и ожидали нападения. Эмилия немного владела магией, по крайней мере, могла применять Благословение и еще парочку заклинаний, как она объяснила, изученных для самозащиты. У Сирки был ее лук, а мне удалось раздобыть арбалет, даже лучше того, что мне принадлежал на Энроте - настоящий армейский, стреляющий дальше. Конечно, бластер оставался куда надежнее, но очень уж не хотелось зря расходовать боезапас: это стрелы можно снова подобрать или сделать. С другой стороны, я точно знал, что в настоящем бою будет не до экономии. Но с третьей стороны, бластер мог разрядиться как раз во время этого самого настоящего боя, так что... В общем, рядом со мной лежало и то, и другое. Тем более, что против рухов - птичек размером с маленького слона - стрела не выглядела надежным оружием.
        - Да стреляй из того, что заряжено, - ответила Сирка, которой я рассказал о проблеме. - Победим - подумаем, что делать, а нет - так чего оружие беречь? А коли этот бластер - такой хороший артефакт, то лучше его против рухов применять. Только не промахивайся.
        'И ничего особенного, - поубедительней сказал я себе. - Ну, рухи. А позавчера дракон был! И ничего. Дракон страшнее рухов. Наверное.'
        - Идут, - тихо сказала Эмилия, заметив показавшиеся на холме фигуры, и прибавила погромче:
        - Приготовиться!
        - Приготовиться! Приготовиться! Идут! - повторяли на улицах по соседству.
        В первый момент я даже почувствовал облегчение от того, что противник, наконец, появился: сидеть и ждать - пугало куда больше.
        Как ни странно, с виду все варвары были людьми: и всадники, и пешие. Исключение составляли лишь несколько крупных зеленых фигур. А ведь на Энроте основной силой Крюлода служили гоблины, да орки с циклопами. Хотя людей там и тогда жило немало. Возможно, сейчас мы имели дело с каким-то отдельным племенем.
        - Двенадцать рухов, - пробормотал один из гномов, вглядываясь в медленно приближающееся войско. Пока прочие спускались по склону холма, птицы, и впрямь оказавшиеся крупными, описывали круги над армией. - Полсотни пеших, два десятка всадников, пять огров-магов. Не так много, вот только рухи... На кой они столько привели их?
        - Значит основной удар будет сверху, - сообщил арбалетчик, спокойно закладывая стрелу. - Не забудьте, как выстрелите - ложитесь. И ты, Эмилия, тоже.
        - Обязательно... - Эмилия во все глаза смотрела на врагов. - Благословение уже читать?
        - Рано еще - действие закончится быстрее. Подождите немного.
        Захватчики тем временем остановились, огры вышли в первые ряды и, кажется, устроили совещание. Если можно так назвать разговор полминуты длиной... Затем они замахали своими посохами, и рухи, кружащие над ними, принялись опускаться вниз.
        - Вот теперь - читать, - ветеран Восстановления поднял арбалет. - Сейчас начнется!
        - Маги, читаем Благословение! - во весь голос крикнула Эмилия. - К бою!!
        И она сама прочла заклинание.
        - Магия - это хорош-шо, - бормотала Сирка, накладывая стрелу на тетиву. - С-сейчас-с они мне за вс-с-се ответят.
        'Интересно, отсюда до рухов достану? - подумал я, прицеливаясь из бластера. Благословение вполне действовало, чувство уверенности, как и положено, появилось, но все же... - Нет, далеко.'
        И тут рухи принялись подниматься в небо, стремительно приближаясь к нам. Одновременно со стороны варваров донесся дикий вопль.
        - 'Жажду крови' наколдовали! Стреляй! - скомандовал арбалетчик.
        Первый мой выстрел прошел мимо совсем чуть-чуть: перед самой головой птицы. Правда, рух свернул в сторону от непонятной вспышки. Другим повезло больше.
        - А-х-х-х, - медуза пустила стрелу прямо в цель.
        Туда же попала еще парочка, но рух, испустив злобный крик, продолжал лететь... Прямо на нас.
        - Ложись! - завопили гномы.
        Все заняло пару секунд: уже падая на крышу, я машинально выставил бластер дулом в небо и в то же мгновение, как солнце над нами затмило что-то темное, нажал на спуск.
        С диком криком нечто пролетело над головой, обдав порывом ветра, крыша вздрогнула, что-то загрохотало и, кажется, скатилось с нее вниз.
        - Раненая! Руби ее!! - кричали чьи-то голоса.
        - Стой! Эта все - голову разбила, - крикнул в ответ кто-то. - По верхним стреляйте!
        Неподалеку что-то звенело, слышался какой-то рев и конское ржание, однако я, приподняв голову и водя дулом бластера, искал в небе птиц.
        Их, как ни странно, обнаружилось всего четыре, и летели они не так быстро, но прежде, чем я успел понять, что к чему, уже пару раз выстрелил по ближайшей. И один раз попал: полет птицы тут же стал каким-то дерганым, она, снижаясь, свернула в сторону, но секунду спустя еще несколько стрел довершили дело и утыканный ими рух, переворачиваясь, врезался в землю.
        На моих глазах и остальные три руха упали следом, получив свою долю стрел. А в одного из них угодил к тому же маленький огненный шар: как видно, маги тоже принимали участие. Опаленная птица почернела, запахло сожженным пером.
        - Что, все?! - удивился я. Однако крики и звон неподалеку все еще слышались, хоть и стихали.
        - Нет, не вс-с-се, - Сирка уже поднялась на хвост и стремительно пускала стрелы куда-то вниз. - Добить всех-х надо. Вот это вам за Низ-зу! Вот это з-за маму, хоть вы тут и не при ч-чем! Вот это за с-сес-стру, хоть и дура она была! А это вообщ-ще... за вс-се!
        - На земле еще бой! - сообразила Эмилия, вскакивая на ноги.
        - Уж-же нет. Варвары кончилис-сь, - слегка недовольно ответила медуза. - Победа.
        - Ох, что-то мне... - прошептала девушка, бросив взгляд с крыши вниз. - Надо на землю. Где лестница?..
        - Да и мне, кажется, тоже, - согласился я, взглянув туда же, куда и она.
        * * *
        - Хороший из меня командир, - пробормотала Эмилия, сев на землю и прислонившись к стене. Она все еще оставалась очень бледной. - Плохо становится при виде поля битвы.
        - Привыкнешь, - как ни в чем ни бывало пообещала Сирка. Ей-то все было нипочем.
        - Надеюсь, что не привыкну... Ну, насовсем не привыкну... Эти варвары - сумасшедшие какие-то. Кидаться на копья и стрелы. Кони ноги переломали... Зачем они вообще напали? Нас же было гораздо больше!
        - Варвары потому что. Берс-серки, - Сирка с презрением пожала плечами. - Или, может, думали, что они сильнее со своими рухами. Видят: городок без стен, вообще без ничего, думали, возьмут легко. А вместо этого - сами полегли.
        Победа действительно досталась нам удивительно легко. Арбалетчики с магами все же успешно сбили троих рухов в воздухе, еще одного, как выяснилось, ранил из бластера я, и тот, очень неудачно приземлившись, скатился с крыши и разбил голову. Четверых сумели зарубить гномы на земле, в момент атаки. И оставшихся застрелили до того, как они смогли вновь напасть.
        Наземные войска варваров составили еще меньшую проблему: они безо всяких хитростей просто побежали на защитников города. Многие погибли еще до вступления в рукопашную - от пращей полуросликов. А уцелевших оказалось втрое меньше, чем встретивших их гномов, так что все завершилось быстро. Несколько доскакавших всадников просто-напросто попытались протаранить или перескочить наши заграждения, и окончилось для них это тоже плохо: раненые кони до сих пор лежали там, жалобно ржа, а тех варваров, что, оставшись безлошадными, попытались лезть дальше, мигом застрелили наши.
        - Эмилия, - подбежал какой-то полурослик. - Мы всех посчитали: у нас семь погибших, двадцать два раненых, их сейчас лечат.
        - А у них? - вздохнула Эмилия.
        - А их мы еще не считали! Что с пленными делать?
        - Есть пленные?! - удивилась девушка.
        Мне тоже показалось удивительным, что в той бойне могли кого-то взять в плен, но...
        - Двух раненых взяли, - подтвердил полурослик.
        - Запереть и лечить, - ответила Эмилия. - Потом спросим у них, почему на нас напали и нет ли с ними еще кого-то заодно.
        - Хорошо, - кивнул полурослик и убежал.
        - Победа! Да здравствует Эмилия! - донеслось со стороны полуросликов. Клич тут же подхватили гномы и люди.
        - Почему они так кричат? - растерянно спросила ученица стеклодува. - Я же почти ничего не сделала!
        - Шутишь? - ответила Сирка. - Ты же просто заставила их победить.
        Глава седьмая
        Едва передохнув после битвы, Эмилия вновь начала действовать: убедилась, что всем раненым обеспечен уход, приказала похоронить погибших и сходила взглянуть на лагерь противника. Хотя лагерем это трудно было назвать: с десяток повозок вроде тех, в которых путешествовали медузы с Сиркой. Внутри нашлось только некоторое количество припасов, а половина вообще оказалась пустой. Как мы решили, свободное место предназначалось для награбленного, но оказалось - не судьба...
        - Понимаете, что это значит? - задумчиво произнесла Эмилия. - Значит, мы первые попались у них на пути, а это значит, что они пришли не из далеких земель, а живут где-то по-соседству.
        - А кто живет по-соседству? - поинтересовался я. Мы с Сиркой не отставали от бывшей ученицы стеклодува, а ныне 'главнокомандующей' Лонгортона. Кажется, нас уже негласно зачислили в "штаб".
        - Вроде бы, тут где-то джинны живут и наги, - неуверенно ответила Эмилия. - Ну и другие гномы с полуросликами расселились, людей тоже много. Все сами по себе живут, мы редко путешествуем. Вообще-то никогда. С тех пор как мы здесь, никто и не думал куда-то идти в другое место. Из других городов иногда приходят, хотя... С юга торговать приходят, из Пика Гарпий, так каждый год...
        - Прескверное место этот Пик, - ответила Сирка.
        - А вот по северной дороге что-то в этом году никто к нам и не приходил. Мы не обратили внимания тогда, может, год у них неудачный. А может, это потому что их уже эти варвары захватили.
        - Тогда уж точно год неудачный, - прокомментировала медуза. - Постой, но эти тоже с юга пришли.
        - Там на дороге развилка, - уточнила девушка. - Вы, должно быть, ночью проехали. Из Лонгортона только одна дорога выходит на самом деле. Просто разделяется потом. Можно и напрямик, конечно, на север идти - через поля, но это труднее, можно заблудиться.
        - Вот как, значит, они могли бы повернуть в другую сторону и выщипать перья у гарпий, но свернули сюда, - качнула головой Сирка. - Ну... им же хуже.
        - А если эти варвары где-то рядом живут, то скоро могут напасть снова, - продолжала Эмилия. - Да, надо же допросить пленных, может быть, выясним, что происходит вокруг!
        * * *
        В Лонгортоне, как оказалось, не было даже тюрьмы. Так что пленных заперли в каком-то пустующем по случаю сарае. Оба были лохматыми, грязными, одетыми в рваные рубахи и штаны, но ужасно наглыми. Хотя у одного рука висела на перевязи, а другой лежал со сломанной ногой, сговорчивости им это не добавляло.
        - Здравствуйте, - вежливо начала разговор Эмилия. Сейчас ее сопровождали пара гномов, полурослик, и мы с Сиркой, конечно.
        - А, явились, - пробормотал тот, у кого была сломана нога. - Недомерки и уроды... Пришли сдаваться?
        Мы от такого начала слегка растерялись.
        - А на себя в зеркало хоть раз смотрели?.. - пробормотала наша медуза.
        - Мы пришли поговорить с вами. Кому вы служите и почему напали на наш город? - Эмилия, однако, сделала вид, что не заметила оскорблений.
        - Мы воины непобедимого Джоклута Джоубрейкера - правителя всех окрестных земель! - провозгласил раненый в руку.
        - Что-то не видно вашей непобедимости, - заметила Сирка.
        - Вам сегодня просто повезло, гномье отродье! Все окрестные земли покорились непобедимому Джоклуту Джоубрейкеру и платят ему дань! А непокорные деревни он разрушил до основания и предал всех врагов мучительной смерти! Скоро он узнает, какое вы нанесли оскорбление его великой армии, и придет отомстить за нас! За то что вы перебили всех его рухов, он сожжет ваш ничтожный город до тла и...
        Дальше последовало подробное описание того, что Джоубрейкер сделает со всеми нами вместе и с каждым по отдельности. В частности, Сирку обещали повесить за хвост и вырвать из головы всех змей, меня - отдать на растерзание чудищам, Эмилию - привязать к трем коням и пустить в чистое поле. Прочим присутствующим тоже досталось: для каждого предназначалась отдельная казнь.
        На вопросы о численности войск Джоубрейкера пленные только строили страшные гримасы и грозно отвечали, что армия у него огромная и непобедимая, и нам ее не посчитать, даже если целый год считать будем. Больше ничего толкового от них добиться не удалось.
        - А давайте переломаем им оставшиеся ноги, - мрачно предложила Сирка. - И руки. Тогда живо заговорят. А потом... потом... Потом посадим каждого в мешок с двенадцатью голодными крысами и завяжем. И крысы будут...
        - Не надо! - поспешно прервала ее Эмилия, которую все эти описания способов казней совершенно не вдохновляли.
        - Нигонский земляной червяк! - презрительно усмехнулся один из варваров. - Истинные воины не боятся боли и смерти!
        - Да какие вы воины, - в свою очередь, с презрением ответила Эмилия. - Разбойники и грабители с большой дороги. И Джоклут Джоубрейкер будет вами очень недоволен, когда увидит: ведь вы проиграли, и теперь у него из-за вас не осталось ни одного руха.
        - А ты как узнала, что у великого Джоклута Джоубрейкера больше не осталось рухов? - пленник со сломанной ногой слегка растерялся.
        - Да уж знаю, - вздохнула девушка.
        - У него много чудищ! Они затопчут и растерзают вас, - вмешался второй варвар.
        - И сколько же их? - скептически спросила Эмилия.
        - Столько, что вам за целый год их не посчитать, - свернул на накатанную дорогу пленный.
        - Едва ли, - снова вздохнула девушка. - Я-то в отличие от тебя умею считать. И пятерых чудищ я посчитаю за одно мгновение.
        - Их больше! - рявкнул пленник. - Их... Девять!
        В момент перед тем, как он назвал цифру, на его лице отразилось такое мучение, что стало ясно: он действительно не умеет считать. И вряд ли знает, какие цифры что значат.
        И Эмилия, конечно, это тоже поняла.
        - С каких это пор девять больше пяти? - с наигранным удивлением спросила она.
        - Их много! Очень много! Целая армия чудищ! - в два голоса завопили варвары. - А еще у него много воинов! Очень много!
        - Пойдемте отсюда, - покачала головой Эмилия. - Пусть и дальше хвалятся друг перед другом.
        * * *
        - От допроса таких не будет толку, - подвела итог наша командующая, когда мы вышли на улицу. - Как они скажут, сколько у этого Джоклута солдат, если даже не знают, что значат цифры? Сами же не заметили, как проболтались, что мы перебили всех рухов.
        - Но вот что верно, так это то, что этот Джоклут от нас не отстанет, - заявила Сирка. - Если он такой же болван, как и его воины, то после их неудачи придет сам. А если он умней них... то это еще хуже.
        - Да, боюсь, ты права. С таким соседом нам не ужиться, - Эмилия вздохнула. - А Лонгортон очень уж беззащитно выглядит: каждая шайка может захотеть поживиться. Слишком долго в наших местах все было тихо...
        - Значит, нам надо пойти и самим с ним разобраться с ним! - тряхнула змеями Сирка. - Говоришь, рухов не осталось? А их и было всего двенадцать. Так не такая у него и огромная армия тогда. Мы, наверное, половину уже перебили!
        Ученица стеклодува задумалась.
        - Даже если так, то как мы можем наступать неизвестно куда? Нужна разведка. Надо выяснить, где он находится, как туда пройти, и сколько все же войск у него точно. Наверняка у него и чудища есть, знать бы сколько. Но мы начнем прямо сейчас. Найдем разведчиков, подготовимся получше... Следующий бой может быть куда труднее.
        Вечером того же дня Эмилия вновь собрала жителей Лонгортона на улице и объявила, что придется воевать с каким-то Джоклутом Джоубрейкером всерьез, иначе он нас не оставит в покое.
        Лонгортонцы согласились: теперь уже никто не собирался сидеть и дожидаться, пока придет новый враг. К тому же, после только что одержанной победы все безоговорочно поверили в Эмилию.
        Освобождение окрестных земель началось.
        Глава восьмая
        Неделя прошла в мучительной подготовке: Эмилия не собиралась воевать наобум. Повысив нескольких лонгортонских охотников до разведчиков, она отправила их выяснять обстановку вокруг. Расспрашивая тех, у кого был опыт, попробовала организовать нормальное снабжение для будущего похода, собирая все необходимое. Поставила более опытных воинов тренировать новобранцев и попыталась выстроить хотя бы временные укрепления, соединив насыпями стены всех домов на окраинах. А кроме того, собрав всех городских магов, сама постоянно изучала все, чему ее могли научить. По словам волшебников, способности к обучению у нее оказались просто невероятными. Впрочем, я в этом никогда не сомневался. Как иначе простая ученица стеклодува могла бы победить столь известного полководца, как Солмир ибн Вали Барад - джинн, невесть сколько веков изучавший магию и воевавший за Бракаду? Хотя такое трудолюбие слегка меня беспокоило: когда Эмилия не металась по городу, проверяя как у кого идут дела, она сидела над книгами и тренировала заклинания. К счастью, хотя бы на сон у нее оставалось достаточно времени.
        Мы с Сиркой помогали, чем могли: бегали с поручениями, доставляли сообщения и принимали участие в обсуждении проблем, стараясь подсказать все, что знали. Знали мы, конечно, немного, но в этом отношении с Эмилией были равны.
        А на седьмой день вернулись разведчики. И не одни...
        * * *
        Когда часовые, наблюдавшие с вершины холма за окрестностями, примчались и сообщили, что вдалеке видна большая толпа, Эмилия мигом организовала оборону, расставив всех вооруженных жителей у наших 'укреплений' и на крышах, как в прошлый раз - к нападению постоянно готовились.
        К счастью, на этот раз обошлось: от толпы отделились и подошли к городу наши ушедшие ранее разведчики и объяснили, что вовсе не чье-то войско пришло, а беженцы с земель Джоубрейкера.
        - Гномы, полурослики, люди... А это кто? - Эмилия обратила внимание на десяток золотистых фигур, возвышающихся над толпой и так равномерно шагающих, что это сразу наводило на мысль о машинах.
        - Големы, похоже. Живые статуи, - хотя я тоже раньше не видел големов вживую, но представлял себе, как они выглядят. - А это что, джинны?!
        - Вот те синие? - с любопытством взглянула Сирка. - Наверное. Говорят, они хорошие маги.
        Джинны заинтересовали всех, однако посмотреть на них поближе в этот раз не удалось, потому что первым делом до нас добрался пожилой гном из новопришедших. Стариком он, впрочем, не выглядел: крепкое телосложение, мускулистые руки и цепкий взгляд больше подходили опытному воину, чем неудачливому беженцу.
        - Тарх Орксплиттер, - представился гном.
        - Эмилия. Просто Эмилия.
        Мы с Сиркой тоже назвались.
        - Верно, что ты организовала это жалкое сборище?
        - Кому это оно жалкое?! - взвилась Сирка. - Да ты кто такой?!
        - Тише, Сирка, тише, - вздохнула Эмилия. - Все это действительно организовала я. Но если кто-то может помочь организовать лучше, то мы будем только рады.
        - Что ж, вы небезнадежны, - пробормотал Тарх так, словно говорил сам с собой. - Твои разведчики рассказали, как вы победили в схватке с рухами Джоубрейкера. Но с чудищами справиться будет сложнее.
        - У него действительно есть чудища? - замерла Эмилия. - Сколько?
        - Семь, - усмехнулся гном.
        'Все же больше пяти, - вспомнил я разговор с неграмотными пленными. - Но меньше девяти...'
        - Но и это - опасная сила, - продолжал Орксплиттер. - Особенно, если встретить их на открытой местности или во вражеской крепости. У чудищ толстая шкура, длинные когти, и они довольно быстро бегают. К тому же, вам вряд ли приходилось когда-нибудь брать крепости - это не так-то легко.
        - А вы можете помочь? - с надеждой поинтересовалась Эмилия.
        - Я могу научить, как это делать. И еще я больше вас знаю о том, что происходит вокруг. И больше твоих разведчиков. Они узнали, какие дороги ведут от Лонгортона, но я хожу по этим землям куда дольше. Думаешь, когда победишь Джоубрейкера, на этом все закончится? Это только начало. Вы сами не знаете, как богата эта земля: она - лакомый кусочек для многих.
        - В самом деле? - удивилась Эмилия.
        Тарх усмехнулся:
        - Хоть Джоклут и называет себя правителем всех земель вокруг, на самом деле он правит только городом Гайдран и окрестными деревнями. Но он никогда не против расширить свои владения. Что недавно и пытался сделать, напав на вас. А к северу от владений этого орка располагаются земли Лорна - мошенника, провозгласившего себя бароном и лордом. В тех местах обнаружены богатые месторождения золота и, захватив их, Лорн вырыл шахты, в которых заставил работать местное население. Он обращается с ними как с рабами, думая только о своем обогащении. И золота у него очень много. А благодаря золоту есть и солдаты-наемники. Говорят, у Лорна дерзкие планы, он не собирается делить эти земли ни с кем. С Джоубрейкером у него уже произошло несколько столкновений, и они оба ведут друг против друга постоянную войну. И будь уверена, если вам удастся победить орка, то Лорн обратит внимание и на вас. Он не собирается терпеть рядом никаких соседей.
        - Мы будем продолжать защищаться: все равно, от Джоубрейкера или Лорна, - девушка упрямо поджала губы.
        - И нападать тоже, - дополнила Сирка.
        - А кроме того, к западу находится город Анук, - продолжил гном. - Правит им таинственная и жестокая личность - Адриена Огненная ведьма.
        - Кто?! - изумился я. По моим воспоминаниям, третьим противником Эмилии, как будто, должен быть какой-то посредственный варвар - родственник Килгора. Адриена же вообще никогда не появлялась в истории после Драконьей войны!
        - Адриена Огненная ведьма, - повторил Тарх. - Ты что, что-то знаешь о ней, парень?
        - Да. То есть, когда-то мы были знакомы... Еще на Энроте...
        - В самом деле?.. Сочувствую. Говорят, она сумасшедшая. Сожгла все деревни вокруг, никого не впускает в город и каждый день занимается за его стенами каким-то колдовством. Никто не знает, что она там делает, видели только какие-то вспышки по ночам. Ходят слухи, что она готовит заколдованную армию, чтобы завоевать весь континент, и уже будто бы близка к этому. Хотя понятия не имею, что в этих слухах правда. В ее городе всем командуют болотные ящеры и гноллы, и они ни с кем не общаются. Есть только один пост на дороге, на котором ее самые верные сторонники принимают торговцев, ведя с ними обмен.
        Я был потрясен. Что могло произойти с Адриеной? Для меня с последней встречи с ней прошло чуть больше недели, и тогда она не выглядела безумным магом и уж тем более местным воплощением зла. Конечно, для нее-то прошло четырнадцать лет, но как она могла так измениться?!
        - Ничего не понимаю, - пробормотал я. - Она была вполне нормальной... Четырнадцать лет назад.
        - Четырнадцать лет назад! - усмехнулся гном. - За такое время с людьми всякое бывает.
        - Но она помогала Кэтрин Айронфист! Сражалась с драконом... и с некромантами Дейи.
        - Что-то я не слышал о ней в те времена, - скептически возразил Орксплиттер.
        - Так это было тайно. Это Адриена с Дрэйконом, Гелу и Крэгом Хэком пробрались в столицу Дейи и уничтожили сосуды души. А потом в городе Плач смерти Адриена тоже была с нами вместе, когда мы победили дракона...
        - Погоди, - Тарх несколько удивился. - Ты что, тоже в этом участвовал? Битва с драконом в Плаче смерти - известная победа Кэтрин Айронфист.
        - Ну да! То есть, я, конечно, там был не самым заметным... Но попал дракону в глаз.
        - Погоди! - повторил Тарх и окинул взглядом мой фиолетовый плащ. - В глаз? Так ты что, хочешь сказать, ты - Корак, лорд Гармондейла?!
        - Лорд?! - с удивлением взглянула на меня Эмилия.
        - Ну да, это я.
        - Тогда у тебя должна быть такая штука... Чем ты попал дракону в глаз?
        - Да вот этим, - я достал бластер.
        - Хочешь сказать, это и есть легендарное оружие Древних? - усомнился Тарх.
        - Древних?! - снова удивилась Эмилия.
        - Ну да, так его называют. Хотя по-настоящему он называется бластер. Правда, не знаю, что о нем говорят в легендах: против дракона он был не очень полезен. А вот каменную стену пробивает насквозь одним выстрелом.
        - Выпускает какой-то луч, руха тоже пробивает одним выстрелом насквозь, - подтвердила Сирка. - Правда, не насмерть. Все же для легендарного оружия слабовато. А я думала, это просто магический артефакт такой...
        - Покажи, - потребовал недоверчивый гном.
        Я подумал было об экономии, но решил, что один лишний выстрел погоды не сделает.
        - Только там мало зарядов осталось, - предупредил я, выпалив по ближайшему камню. - Может, пара десятков... Надо беречь.
        - Пара десятков, значит... - Орксплиттер внимательно осмотрел образовавшееся в камне дымящееся отверстие. - Серьезно. Но против солдат варваров такое нет смысла применять. Хорошая стрела пробьет незащищенного человека или орка ничуть не хуже - пустой перевод зарядов. А вот для существ с толстой шкурой или броней пригодится. Только вот по ним надо метко стрелять, потому что они обычно большие и живучие. Пробить насквозь одну лапу - тоже не будет особого толка, если они тут же прихлопнут тебя другой... Да и то, слишком мало для настоящей битвы... Вот если бы много найти таких... бластеров.
        Я только развел руками:
        - На Энроте нашлось несколько штук, это один из них. Понятия не имею, можно ли их достать на Аксеоте.
        - Да, жаль. А насчет той битвы с драконом... по рассказам, которые слышал я, будущий король эльфов Гелу попал стрелой дракону в язык, один из лордов Гармондейла по имени Корак - выстрелил из оружия Древних дракону в глаз, а королева Кэтрин Айронфист отрубила дракону голову, пока элементали, призванные бракадским магом Дрэйконом, удерживали дракона на земле, не давая взлететь.
        - Там еще был Крэг Хэк из Крюлода, - уточнил я. - Да и много кого еще.
        - Об этом в рассказах как-то не говорят. Только про четверых.
        - А ты оказывается целый лорд, да еще с драконом воевал! - пробормотала Сирка. - И молчал!
        Эмилия слушала разговор со все большим изумлением...
        - Да какой там лорд, одно название было. Да и с драконом все сделали другие: Дрэйкон, Кэтрин, элементали, да еще целая стая грифонов. Я только один раз метко выстрелил, да и трудно было промахнуться по глазу величиной с тарелку, когда эта... морда влезла прямо к нам в двери... - воспоминание о драконьих клыках заставило меня вновь вздрогнуть.
        - Невероятно... - Эмилия смотрела на меня, как будто в первый раз увидела. - Я думала, такое бывает только в легендах про героев...
        - И ты туда же! Да не герой я! Вот Кэтрин - героем была! И Гелу! И Адриена тоже, между прочим!
        - И ты был знаком с Кэтрин Айронфист?! - спросила Эмилия.
        - Ну... да, - я задумался, что из обстоятельств нашего знакомства можно рассказать, и решил пока что ограничиться сокращенной версией. - Мы - лорды Гармондейла - ей помогали тогда.
        Поскольку все явно ждали продолжения, пришлось добавить:
        - Только это тайна вообще-то. Я и сам не знал, что так известен. Меня довольно долго не было...
        - Ну да, он отсутствовал, - подтвердила Сирка. - Между мирами бродил...
        - Честно говоря, не совсем понимаю, о чем речь, но думаю, что это подождет, - сделал вывод Тарх. - Сейчас надо разобраться со всеми пришедшими. Потом займемся воспоминаниями: твои знакомства могут пригодиться... Если в ближайшее время останемся живы.
        Глава девятая
        Позже, когда нашлось время, я расспросил Тарха поподробнее о том, что известно про меня и наши старые команды. Выяснилось, что не так уж и много. Сам Тарх до Расплаты жил в Авли и знал только, что четверо незнакомцев выиграли титулы лордов Гармондейла. Обо мне стало известно именно из-за участия в битве с Кастором-драконом, и, по слухам, я потом отправился в какое-то путешествие. Через некоторое время после нашего с Аллейном ухода Мария и Гвендолен отказались от титулов, и дальнейшая их судьба Тарху осталась неизвестной. Дрэйкон отправился в горы Бракады охотиться на драконов: там его след затерялся. Что произошло с Крэгом Хэком - также не удалось выяснить. Гелу неожиданно стал королем при Расплате и вместе с лордом Харком основал на Аксеоте эльфийское государство Аранорн. Что с эльфами случилось дальше, Орксплиттер не знал, так как гномы покинули страну эльфов. Однако я утвердился в решении, при возможности, попасть к Гелу и посмотреть как там дела: вдруг опять будут какие-то проблемы с Харком? Надо бы предупредить Гелу, если он не знает. Да и мне новый король, конечно, мог помочь.
        Кроме того, не давала покоя загадочная перемена, случившаяся с Адриеной. По словам Тарха, сейчас таталийка стала не лучше орка Джоубрейкера, а слухи про ее тайные дела за стенами Анука ходили один страшнее другого.
        Но я уговорил Эмилию попробовать связаться с Огненной ведьмой от моего имени, коли уж она ведет торговлю с внешним миром, пусть и через один только пост. Письма до сих пор у меня не выходили без нескольких клякс, как ни старался, так что написала его сама Эмилия под диктовку. Я упомянул наши совместную работу на королеву Эрафии, уничтожение некромантских сосудов и битву с драконом: чтобы Адриена не сомневалась, что я - это именно я. А затем поинтересовался ее делами, намекнув, что слышал нехорошие слухи, и предложил встречу, чтобы разобраться. Оставалась надежда привлечь ее внимание, ведь на Энроте Адриена услышала про мое знание будущего, так что ее могло заинтересовать мое появление, даже если она уже не та, что раньше. Письмо Тарх отправил с одним из своих разведчиков, который знал, как добраться до Анука.
        А в Лонгортоне после прихода Орксплиттера дело пошло быстрее. Он быстро помог Эмилии лучше организовать нашу армию, включив в нее и добровольцев из новоприбывших. Кстати, эти беженцы пришли к нам, именно прослышав, что в Лонгортоне армии орка дали отпор, причем присланную Джоубрейкером армию молва успела увеличить в несколько раз! А орк, по словам беглецов, завел на захваченных землях такие зверские порядки, что все только рады будут присоединиться к нам. Так, всего через два дня мы впервые вышли в поход.
        Как считал Тарх, мы еще недостаточно готовы, но в ближайший месяц все равно не будем готовы больше, чем сейчас, так что лучше не давать Джоубрейкеру времени устроить какую-нибудь каверзу. С теми войсками, что орк мог выставить сейчас, мы все же должны справиться. Даже чудища не так уж волновали гнома.
        И когда мы, наконец, выступили в поход, то от Лонгортона до земель Джоклута добирались пять дней - через условно нейтральные территории, по которым бродили разве что такие же 'нейтральные' шайки. Правда, шаек этих мы тоже не видели: вероятно, они не испытывали желания встречаться с нашей маленькой армией.
        Зато эта армия уже в пути еще раз пополнилась бойцами и совершенно неожиданно...
        * * *
        Гости появились утром третьего дня, когда все еще только недавно проснулись и готовились к продолжению пути. Ночами наши ополченцы вообще отдыхали как попало, в зависимости от предпочтений: кто на земле, кто строил временный шалаш, благо, ночи в этих местах теплые. Многого из того, что нужно для создания лагеря, мы просто не имели, так что обходились, чем могли. Но, по крайней мере, охрану Тарх организовал по всем правилам: со сменными часовыми, обходами и паролями.
        Часовые и заметили приближающийся отряд, подняв тревогу: по дороге стремительно скользили фигуры со змеиными хвостами...
        - Наши! - радостно крикнула Сирка, увидев их. - Эй, медузы! Сюда!!
        Но уже через несколько секунд ее ошибка стала очевидна: десять ползущих по дороге существ были не серо-зелеными, а светло-серыми. И когда подползли ближе, стало видно, что у них по шесть рук, а волосы и лица вполне человеческие, причем женские. Ростом они оказались куда выше людей, глядя на нас всех сверху вниз.
        - Наги... - разочарованно пробормотала медуза.
        К тому времени, как наги подползли к окраинам лагеря, их уже ожидали с оружием в руках - на всякий случай. Однако гостьи вели себя вполне мирно. Хотя на каждой висело по шесть ножен с саблями, в руках не было ничего.
        - Это и есть армия Эмилии? - спросила первая нага, приветливо кивнув Тарху.
        - Да, это ее армия, - гном усмехнулся. - А вот - сама Эмилия.
        - Приветствую вас, Эмилия, - нага поклонилась, изогнувшись так, что чуть не коснулась головой земли. Впрочем, с ее хвостом в том не было трудности.
        - И я вас приветствую, наги, - Эмилия попыталась повторить поклон, но настолько низким он не получился.
        - Не стоит так стараться - все равно вам не сравниться в гибкости с нагой, - улыбнулась предводительница шестируких. - Тарх Орксплиттер рассказывал нам о вас несколько дней назад.
        - Вот как? - удивилась Эмилия.
        Действительно, гном не говорил нам, что успел поговорить с нагами.
        - Да, мы решили подумать над его словами о том, что вы хотите победить орка Джоубрейкера и установить мир на этих землях. Мы подумали. И мы решили вам помочь.
        - Вот потому я сразу и не сказал о них, - тихо прокомментировал Тарх. - Пока не знал точно, до чего они додумаются.
        - Орк приносит войну, вы хотите мира. Мы мирные наги, - в доказательство предводительница со звоном вытащила все свои шесть клинков. Зрелище было впечатляющим... - Мы с сестрами вам поможем.
        - Спасибо! Мы все очень рады принять вашу помощь, - Эмилия выглядела восхищенной.
        Прибытие таких бойцов, как наги, действительно всех очень обрадовало. Ведь каждая стоила как минимум шестерых.
        Правда, и ели они соответственно, но с этим мы согласились мириться.
        * * *
        Больше в пути ничего особенного не происходило, и на пятый день мы перешли границы земель, которые Джоклут считал своими...
        Добравшись к вечеру до места, которое Тарх счел наиболее подходящим для битвы, дальше - к Гайдрану - наш отряд не пошел. Запрись орк в крепости, стало бы трудно взять его там: поэтому план заключался в том, чтобы выманить Джоубрейкера туда, куда нам надо. Что это получится, гном не сомневался, так как хорошо знал характер орка, и по его расчетам, Джоклут должен будет подойти через два дня, а чтобы он не застал нас врасплох, по окрестностям тут же разослали наших разведчиков.
        Ну а для того, чтобы выманить врага наверняка, Эмилия написала ему письмо с вызовом на битву.
        Первое письмо, которое она нам зачитала, было написано вежливо, но твердо. Тарх его забраковал.
        - Лучший способ выманить такого, как Джоубрейкер на битву - это показать ему свою слабость, - сообщил гном. - Он и так считает нас слабыми, так убедим его в этом еще больше, чтобы он и минуты не медлил!
        Второе письмо было написано в очень печальном тоне: Эмилия долго распространялась о том, как нехорошо воевать, и прямо-таки умоляла Джоклута не устраивать кровопролития. Словом, написала именно так, чтобы орк кровопролития просто возжаждал!
        Так и случилось: через два дня войско Джоубрейкера явилось на битву.
        К этому времени мы уже подготовились.
        Глава десятая
        О приближении варварской армии разведка предупредила заранее, так что, когда первые всадники еще только показались в пределах видимости, мы уже ждали, заняв позиции.
        Сейчас, наблюдая за приближающейся армией Джоклута, стало возможно оценить, что место Тарх действительно выбрал отлично: все наши стрелки, маги и три джинна оказались позади гномов и чуть выше их, так что могли спокойно стрелять по противнику или использовать магию, не опасаясь задеть своих. Гномы, в свою очередь, прикрывали их от атак. Наги и големы стояли позади, чтобы прийти на помощь туда, где будут нужнее. К тому же с флангов армию очень хорошо прикрывали скалы и маленькая роща. Впрочем, Тарх бы уверен, что Джоубрейкер не станет тратить время на хитрости, вроде обхода, а просто двинется напролом, рассчитывая на своих чудищ.
        Все семь чудищ действительно вышли на поле боя. Выглядели они еще больше, чем рухи - пожалуй, ростом со слона, вставшего на задние ноги; с чуть ли не метровыми когтями и зубами, которые, наверное, могли разом перекусить человека.
        Тарх, однако, при виде чудищ обрадовался:
        - Отлично, обычный прием Джоубрейкера: выставить чудищ в центре, чтобы они прорвали оборону. Хорошо, что он и сегодня себе не изменил, а то наш план не сработал бы...
        - Нет, мы все равно могли бы победить, - прибавил гном. - Но потери стали бы очень большими, может быть, больше сотни наших, чтобы одолеть этих чудищ.
        - А за ними еще и конница, - заметила Эмилия, напряженно вглядывающаяся в армию варваров.
        - Глупая ошибка, - Орксплиттер поморщился. - Но типичная для тех варваров, кто не встречался с серьезным противником. Он ждет, что чудища прорвутся через пехоту к стрелкам, всадники завершат удар, а пока мы будем заниматься ими, его пехота подойдет и добьет всех, кто еще цел. Но вот если мы выдержим удар, то... А ведь у него даже нет стрелков.
        - А эти? - Сирка указала на серые и коричневые фигуры орков. - Они ведь кидают боевые топоры.
        - Для этого надо сначала подойти достаточно близко. А мы им постараемся не позволить. Еще хорошо, что Джоубрейкер решил вступить в бой сразу после перехода, не дав воинам отдыха. Не считает нас особо опасным противником! Приготовьтесь, огры уже располагаются для чтения 'Жажды крови' - любят они это заклинание. Значит, вот-вот пойдут в атаку. Начинаем и мы!
        Эмилия тут же прочла 'Благословение'.
        - Если все же чудища переберутся через наши ловушки, то стреляй, - напомнил мне Тарх. - Но не раньше. И старайся в голову, где глаза или чуть выше.
        - Я помню, - я взволнованно схватился за бластер. План-то у нас хороший, но вдруг все же...
        И вот, как и в прошлый раз, войско варваров огласило поле общим воплем. Только сейчас к нему прибавилось громоподобное рычание чудищ. Те, не обращая внимания на остальных, огромными скачками ринулись вперед.
        - Маги! Атаковать! - скомандовала Эмилия. - Стрелки, цельтесь! Пращники, ждите команды!
        С треском вспыхнули разом три молнии: каждая из них на мгновение соединила одного из наших джиннов и чудище, бежавшее на правом краю стаи. То на бегу рухнуло, покатившись по траве: его шкура дымилась. В то, что бежало слева, попали несколько огненных шаров, но оно не остановилось, хотя и покрылось угольно черными следами ожогов, а лишь взревело еще громче, продолжая бежать.
        - Стрелки, атака! - крикнула Эмилия, сжав кулаки. - Гномы, держитесь!! Пращники - приготовиться!
        "Только бы получилось!" - думал я, глядя, как огромные серые твари становятся все ближе, и изо всех сил стараясь унять дрожь в руке. Мысли о том, что будет, если они все же прорвутся - не вдохновляли.
        Я целился в ближайшее чудище, но на него пришелся залп всех наших стрелков. И похоже, его все же достали: с ревом серый монстр завалился набок, утыканный стрелами. Прежде чем я успел сменить цель, остальные ринулись вперед и...
        Неподалеку от первых рядов гномов, земля под ногами чудищ провалилась, открыв замаскированные ямы. Ловушки были не так глубоки, чтобы рухнувшие туда монстры полностью скрылись из виду, но это им не помогло: на дне поджидали заостренные колья.
        Рычание перешло в тоскливый вой...
        Я с облегчением опустил бластер: удалось. Ловушки мы задумали еще в Лонгортоне, когда обсуждали, как лучше всего защищаться от чудищ, против которых нашей армии оказалось некого выставить. Причем, идею вырыть ямы предложила Эмилия: из всех временных укреплений они казались самым простым. Сначала мы подумывали просто добить упавших чудищ обычным оружием, пока они потеряют скорость и растеряются: о кольях в качестве возможного дополнения вспомнил уже я - читал как-то про примитивные ловушки для слонов. А Тарх высчитал, какого размера должны быть ямы, обеспечил подготовку, выбрал для боя именно то место и расставил войска именно так, чтобы можно было применить наш метод с наибольшей выгодой.
        На этот раз мне не пришлось выстрелить из бластера ни разу. После поражения чудищ в нем уже не было надобности. Спохватившись, я достал арбалет и зарядил его. Но все завершилось быстрее, чем я успел выбрать цель...
        - Пращники! Стрелять по всадникам! - с воодушевлением крикнула Эмилия.
        Скачущая следом за чудищами конница неожиданно для себя оказалась под обстрелом. И тут произошло неожиданное уже для нас: всадники замедлили ход, притормозили... и вдруг один за другим принялись разворачиваться и скакать обратно, к своей армии! Впрочем, ушла лишь половина.
        Тут-то и стало ясно, почему Тарх назвал глупой ошибкой расположение конницы Джоубрейкера. Развернувшиеся всадники столкнулись с собственной пехотой, бегущей в атаку. В мгновение ока в месте столкновения все смешалось, часть варваров еще бежала вперед, часть же оказалась под копытами коней.
        - Пращники! Займитесь пехотой! Стрелки - остановите орков! Маги - поддержите остальных!
        Орки полегли первыми, не успев добежать на расстояние броска топора. Вражеская пехота также оказалась под градом стрел, ядер из пращей и выпущенных магами светящихся искр, поразивших всех. Гномам сегодня тоже так и не представился случай сразиться с кем-то в рукопашной схватке...
        - Наги, джинны, вперед! - из голоса Эмилии как будто ушла прежняя сила. Она отвернулась от развернувшейся на поле боя картины. - Возьмите в плен всех, кто не будет сопротивляться.
        - Вперед, сестры! - старшая нага взмахнула всеми своими шестью клинками. - За мир!
        - За мир! - с энтузиазмом подхватили остальные наги, стремительно обогнув ловушки, где еще шевелились чудища, и устремившись вперед. Следом летели джинны.
        Среди врагов царила полная неразбериха. Десяток огров в одеждах магов и крупный серый орк, бегущие следом за пехотой, при виде разгрома остановились. Всадники наоборот, не задерживаясь, пронеслись мимо и ускакали прочь, бросив своего полководца, который что-то кричал им вслед.
        И вот тут-то на оставшихся и налетели наги. Двигались эти полузмеи быстрее бегущего человека, а против шести рук у врагов не было шансов. В мгновение ока наги просто прошли через огров: сверкнули взметнувшиеся клинки, и почти все варварские маги упали на землю. Кроме двоих, которые бросили оружие и с криками протянули руки вперед...
        Орк кинулся было прочь, но две наги мигом догнали его, сшибли хвостами и, подхватив каждая за одну руку, поволокли к нам. Остальные конвоировали пленных огров.
        - Вот он, враг! - довольно указала на добычу предводительница наг. - Джоклут Джоубрейкер.
        Рассмотрев орка вблизи, я подумал, что это, пожалуй, самое неприятное из всех существ, которых я видел на Энроте и Аксеоте. Тело его было похожим на человеческое, но вот 'лицо'... Слегка вытянутое спереди, оно здорово напоминало свинью. Точнее нечто среднее между человеком и свиньей, от чего казалось еще неприятнее. Впрочем, не знаю, как у остальных орков, а у Джоубрейкера впечатление от внешности полностью соответствовало поведению. Едва увидев Эмилию, он тут же принялся осыпать ее такими ругательствами, что гномы - и те покраснели.
        - Тихо! - наги приподняли Джоклута и затрясли так, что он начал заикаться.
        - Может, отрезать ему язык? - деловито предложила Сирка.
        - Не надо, - махнула рукой Эмилия. - Посадите куда-нибудь в обоз, свяжите... и рот заткните. Он будет отвечать за куда худшие преступления. Ну... Победа.
        * * *
        Такое казалось невероятным, но при том, что на поле боя пали более двух сотен варваров, мы не потеряли ни одного бойца! Тарх был уверен, что причинами стали как глупость Джоубрейкера, так и наше преимущество в численности, а главное - наличие большого количества стрелков и пращников. Ну и удачная идея с ловушками, конечно. Все же гном считал, что такое везение не может продолжаться вечно и в следующий раз нам попадется более умелый тактик или у врага тоже будут свои стрелки. Так что надо готовиться к будущим, более тяжелым битвам.
        Однако все это оставалось еще впереди, а пока наша армия радовалась победе. Оставшаяся часть похода на Гайдран прошла как легкая прогулка. Новости о поражении Джоубрейкера опередили нас, и все жители местных деревень приветствовали Эмилию, как освободительницу. Осаждать город не пришлось: горожане открыли ворота и выдали назначенных Джоубрейкером командиров связанными...
        А три дня спустя после битвы Эмилия уже заняла в городской ратуше тот самый зал, где еще недавно заседал орк, и решала, что с этим самым орком делать.
        Причем, в отличие от Лонгортона, в Гайдране нашлась тюрьма, куда Джоубрейкера и заперли, пока раздумывали. А наказывать было за что: по всему городу и окрестным землям рассказывали о бесчинствах Джоклута и его шайки, грабежах и сожженных деревнях...
        - Да повесить его на первом же дереве, - коротко выразил мнение Тарх. - Зачем было только столько его с собой таскать.
        - А может, сделать с ним то, что он хотел с Эмилией: привязать его к трем коням и пустить в поле, - мстительно припомнила Сирка.
        - А я думаю, надо его судить, - не согласилась Эмилия. - Как положено.
        - Если и так всем известны его дела, зачем еще суд? - гном только пожал плечами. Он не понимал.
        - Глупость, - не сомневалась и медуза. - Трата времени.
        - Затем, что должен быть порядок, - Эмилия с надеждой посмотрела на меня.
        - Правильно, порядок нужен, - не подвел я. - А то мало ли, сегодня одного без суда повесим, завтра - другого, а потом привыкнем и будем вешать, вешать, вешать... пока кого-нибудь невиновного по ошибке не повесим.
        - Вешать, вешать, вешать... - мечтательно пробормотала Сирка.
        - Да, в этом и дело, вот зачем нужен порядок! - согласилась со мной девушка. - Почему вокруг такой хаос и так сильны все эти разбойничьи шайки? Почему мы так плохо живем, если эти земли столь богаты? Потому что мы все разобщены и не имеем силы! Думаю, нам необходимо установить какой-то общий закон. Для Лонгортона, Гайдрана и других земель, которые могут захотеть присоединиться.
        - Постой, ты говоришь о королевстве? - задумчиво произнес гном.
        - Королевстве? - переспросила Сирка. - Нашем королевстве?
        - Наверное, - неуверенно ответила Эмилия. - Но надеюсь, у нас получится что-то лучше, чем королевства, которые существовали в прежнем мире.
        - Довольно амбициозный план для ученицы стеклодува, - заметил Орксплиттер.
        - О нет, - рассмеялась Эмилия. - Я не собираюсь становиться правителем, я помогу создать королевство, но уверена, найдется кто-то, кто лучше подходит на эту роль.
        - Не очень-то на это рассчитывай.
        Мы с Тархом переглянулись. Кажется, он уже понял, чем все закончится. А я давно это знал.
        Глава одиннадцатая
        Два дня спустя Джоклута Джоубрейкера осудили за многочисленные преступления и казнили по приговору суда.
        Весть об этом разнеслась по окрестностям и принесла совершенно неожиданные, но благоприятные для нас последствия. Так как на землях вокруг ничего подобного не происходило со времен Расплаты, то на фоне прочих военачальников, которые творили, что хотели, не утруждая себя созданием каких-либо законов или судов, Эмилия тут же выделилась, как воплощение порядка.
        В ближайшие дни, пока мы занимались проблемами Гайдрана и налаживали устойчивую связь с Лонгортоном, Эмилии пришло с десяток писем...
        - 'Жители города Белг просят Эмилию принять город под свою защиту', - зачитывал Тарх. - 'Доводим до ее сведения, что отряды незаконного барона Лорна уже дважды нападали на наших торговцев, отнимая все имущество. Приносим свою благодарность за избавление от Джоубрейкера, который тоже три раза устраивал грабеж средь бела дня.'
        Город Белг находился примерно посередине между бывшими владениями орка и землей Лорна. Так что доставалось ему от обоих, хотя захватить его пока никто не успел. Однако как раз неподалеку от него небольшие отряды Лорна и Джоубрейкера ранее несколько раз вступали в бой с переменным успехом. Серьезное сражение между этими двумя ожидалось в скором будущем, которое в любом случае стало бы неприятным для Белга. Но тут появилась Эмилия...
        - 'Эмилия, спасите наше поселение от негодяя Лорна! Гномы.' Даже названия поселения не указали, - недовольно пробормотал Тарх. - Ладно, у посыльного разузнаем. 'О, светоч справедливости и порядка...' Это кто же до такого додумался! 'Нижайше просим вашего высокого покровительства, дабы охранить окрестные земли от бед и ужасов, несомых воплощением разрушительного пламени - Адриеной Огненной ведьмой. Сотрудники библиотеки от имени полуросликов деревни Зеленый Луг. Под сим обращением ставим пятнадцать подписей и семьдесят крестиков в качестве замены от недостаточно овладевших искусством письма жителей.' А, библиотека, тогда понятно.
        В таком же духе были прочие письма, кроме последнего, которое оказалось от самой Адриены.
        - 'Воплощение разрушительного пламени...' Хм, где-то это уже было. 'Воплощение разрушительного пламени Адриена Огненная ведьма разрешает Кораку, Эмилии и любому числу сопровождающих посетить торговый пост у города Анука и встретиться с ней. Безопасность от ее ужасающего гнева гарантируется.' Она, что, в той же библиотеке книги читала? - поинтересовался Орксплиттер.
        - По крайней мере, она согласна поговорить, - заметила Эмилия.
        - Если это не ловушка, конечно, - возразил гном.
        - Тогда бы она скорей уж потребовала приходить в одиночку, - не согласился я. - А тут сказано 'любому числу сопровождающих'. Хоть с сотней. Или больше.
        - Если только она не может одна перебить целую армию своей магией.
        - Если она так сильна, то с ней вообще нет смысла сражаться, - ответила Эмилия. - А если она хочет переговоров, значит есть шанс не вступать в битву.
        Расспросив посыльных и разобравшись с расположением населенных пунктов, мы выяснили, что дорога в Белг идет на запад, после чего разделяется: один путь сворачивает на юг к Ануку, неподалеку от которого и находится деревня Зеленый Луг, а другой - продолжается дальше до той самой деревни гномов, у которой, как оказалось, действительно нет названия. Находилась она недалеко от гор, где засел Лорн, и формально принадлежала ему - по крайней мере, Лорн так объявил жителям. Вся власть самопровозглашенного барона до сих пор проявилась в том, что его отряды два раза зашли в деревню, и если в первый раз только взяли 'налог' в размере всех наличных денег, то во второй - уже увели с собой часть жителей: для работы в шахте.
        Выступить на помощь Эмилия решила немедленно. Тарх ее поддержал: хоть это и означало скорое столкновение с Лорном, но оно все равно выглядело неизбежным, и лучше уж было начать сейчас, пока Лорн недостаточно готов и, возможно, несколько ослаблен схватками с Джоубрейкером.
        Правда, для этого пришлось бы разделиться: вести войско на помощь гномам Тарх мог и сам, а на переговоры с Адриеной отправлялись мы с Эмилией, но Орксплитер не собирался нас отпускать без охраны. В то же время для защиты от возможного нападения Лорна тоже нужно было достаточно войск...
        В итоге армию решили разделить пополам. Мы с Эмилией пошли бы с одной половиной к Ануку - по мнению Тарха, этого должно было хватить, так как у Адриены никто не видел большого войска, лишь несколько десятков ящеров-лучников. Если же она сможет уничтожить всех магией, или ее мифическая заколдованная армия уже готова, то... тут нам и вдвое большее число воинов не поможет. Однако гном советовал оставаться как можно более осторожными. Он и сам с удовольствием бы отправился с нами, но надо было контролировать угрозу Лорна, для чего тоже желательно не меньше половины армии. В ближайшее время барон-мошенник вряд ли поведет против нас большие силы, но вот попыток разведки боем Тарх не исключал.
        * * *
        Второй наш поход выдался длиннее первого, но проще. Мы спокойно дошли до Белга, где жители приветствовали Эмилию, и, не задерживаясь надолго, двинулись дальше. У развилки дорог мы расстались с Тархом, пошедшим на помощь гномам, а сами двинулись на юго-запад - к Ануку. Достигли мы его на десятый день пути...
        - Какие интересные башни, - заметила Эмилия, разглядывая город. И действительно, в отличие от всех прочих местных башен, стены которых были вертикальными, башни Анука по форме напоминали трапецию.
        - Таталийская архитектура, - пояснил я, сразу узнав знакомые "зиккураты". Вообще, таталийцев не должно было быть на Аксеоте вовсе, и единственное, что приходило в голову: это какие-то последствия моего вмешательства. Так же как и Гелу - король эльфов.
        На пути к городу мы успели проехать пепелище от сожженной деревни: по рассказам, все это являлось делом рук Адриены. Правда, дальше слухи разнились: одни утверждали, что она сожгла деревню со всеми жителями; другие - что она вывела их в поле и отправила куда глаза глядят, уже потом спалив поселение. Но все сходились в том, что при этом Огненная ведьма безумно хохотала на фоне пламени пылающих домов. Причины такого также оставались никому толком не ясны: одни говорили, что она так развлекается, другие - что она просто сумасшедшая, помешавшаяся на огне, третьи - что это все часть ее зловещих планов.
        Я же совершенно ничего не понимал...
        Торговый пост представлял из себя несколько хижин у дороги, где наш отряд встретили ящеры-лучники. Обычные таталийцы, которых я в свое время повидал в болотной стране немало. Не особо грозные с виду.
        - Есть ли среди вас Корак? - поинтересовался один из них, как мне показалось, с беспокойством поглядывавший на нашу армию.
        - Это я.
        - Воплощение разрушительного пламени Адриена Огненная ведьма спрашивает вас: что общего между магией и сетью? - с серьезным видом произнес ящер.
        - Сеть - источник магии, - слегка растерянно пояснил я. Впрочем, тут же догадался, что это проверка. Только те, кто побывали на станции настоящего Корака, как я и Адриена, могли бы понять, что тут общего. Для всех остальных аксеотцев сеть в первую очередь была рыболовной снастью.
        - Я передам ваш ответ. Если он правильный, то воплощение разрушительного пламени Адриена Огненная ведьма почтит вас своим присутствием, - так же серьезно ответил ящер и направился к городским стенам.
        Едва он скрылся за воротами, как уже через несколько секунд оттуда вышла фигура, закутанная в черный плащ с низко надвинутым капюшоном, и направилась к нам.
        'Ну ничего себе... - подумал я, разглядывая новый костюм Адриены. - Что это за наряд?'
        Подойдя к нам с Эмилией и Сиркой, Огненная ведьма остановилась, должно быть, присматриваясь. Гномы с полуросликами, стоящие у нас за спиной, взволнованно зашептались.
        - Корак... - произнес из-под капюшона знакомый голос Адриены, звучащий сейчас холодно и мрачно. - Значит, ты все же вернулся.
        - Ну... да. - подтвердил я. - Привет, Адриена. Рад, что ты... тоже.
        - Ты доверяешь этой девушке и медузе? - поинтересовалась Адриена.
        - Доверяю.
        - Тогда пойдемте в дом. Там я скажу вам то, что вам нужно знать, - таинственно пообещала таталийка, направившись к одной из хижин торгового поста.
        Мы переглянулись и двинулись следом.
        * * *
        Оказавшись в доме, где и нашлась-то всего одна комната со столом и тремя стульями, Адриена сбросила капюшон и вздохнула. Ее бледное лицо выглядело постаревшим и усталым по сравнению с тем, что я помнил. Однако его тут же озарила счастливая улыбка.
        - Наконец-то... Между прочим, с тебя беру пример, - сообщила таталийка совершенно нормальным голосом. - Плащ с капюшоном - отличная идея, чтобы нагнать таинственность. О, Корак, как же я рада тебя видеть!
        Вид радостной улыбающейся Адриены оказался разительной противоположностью тому, что мы видели и слышали только что.
        - Наконец-то, кто-то знакомый в этом чужом мире! Ты не знаешь, где другие жители Энрота?!
        - Здесь много беженцев из Эрафии и Бракады, а эльфы создали свое королевство к югу отсюда, теперь ими правит Гелу...
        - Гелу! - обрадовалась Огненная ведьма. - Замечательно! После стольких лет!
        - Но, Адриена, что происходит?! - наконец спросил я. - Про тебя такое говорят...
        - А, это... - махнула она рукой. - Я сейчас все объясню. Я должна была... Послушайте, мне нужна помощь! Сейчас, надо начать с самого начала...
        Глава двенадцатая
        - Перед тем как Энрот погиб, - начала Адриена. - Я получила от Кэтрин Айронфист письмо, в котором она обо всем предупредила. Успела собрать несколько тысяч таталийцев... и все. Мы вышли из портала далеко к северу отсюда. Там в основном пустоши, но попадаются хорошие места. Живут отдельные племена, сами по себе, и несколько некромантов - тоже сами по себе, таких государств, как Дейя, у них нет. Поначалу на нас не обращали особого внимания, случилось несколько стычек с местными, мы им показали, что можем за себя постоять. Начали обустраиваться, и долгое время все было нормально. Но потом... Одним из некромантских владений в этих местах правил вампир Малвич. В чужие дела не вмешивался особо. Но год назад он будто с цепи сорвался! Его отряды принялись охотиться на всех вокруг! Он истребил всех, до кого мог дотянуться, и превратил в армию нежити. Добрался и до нас. Сопротивляться было очень трудно, у него оказалось какое-то оружие, способное убивать на расстоянии в большом числе, не такое сильное как клинок Армагеддона, конечно, но тоже очень опасное. Нам пришлось бежать, но его мертвые армии могли
идти день и ночь без устали, а мы - нет. Две тысячи таталийских воинов остались прикрывать наше отступление... И все погибли. Но благодаря им мы успели добраться до одной из рек, сделать плоты и уплыть по течению. Мертвецы уже не смогли нас догнать.
        - Потом мы пережили еще несколько стычек с разбойничьими отрядами и зверями, и когда прибыли сюда, среди нас осталось слишком мало воинов, - печально вздохнув, продолжила Адриена. - Девять лет назад из Таталии ушло почти восемь тысяч гноллов и ящеров. Сейчас в Ануке пять с половиной тысяч, из них четыре тысячи - дети. Мужчин, способных держать в руках оружие, всего триста! Но все же я сумела захватить Анук, напугав местных жителей. Боясь, что Лорн или еще кто-то из местных правителей узнает, как мы слабы, закрыла ворота, постаралась, чтобы у города не осталось никакой связи с внешним миром, устроила представление со сожженными деревнями...
        - Представление? - нахмурилась Эмилия.
        - Выгнала всех жителей, сожгла дома, изображая безумную волшебницу. Я никого на самом деле не убивала, они все ушли. Во-первых, мне нужно было, чтобы никто не бродил рядом с городом, а то нашу тайну раскрыли бы, во-вторых, все ушедшие распустили слухи о 'безумной Адриене'. А я еще специально добавила рассказов пострашнее. И про армию, которую создаю, чтобы захватить континент. И зеленые огни по ночам на башне зажигаю - фокусы. И плащ с капюшоном ношу, и титул 'воплощение разрушительного пламени' сама придумала. Я хотела, чтобы все напугались и никто бы не решился напасть на нас до тех пор, пока не сможем достаточно подготовиться. А внутри города я управляю совсем неплохо, хотя местным и пришлось слегка потесниться.
        - Ну, напугать удалось! - захихикала Сирка. - Такое про тебя рассказывают! А значит, это ты сама все сочинила...
        - Но ты оставила стольких людей без крыши над головой! - возмутилась Эмилия. - Сожгла все имущество, что у них было! Ты думала, что с ними будет потом?!
        - Мне жаль, - Адриена твердо взглянула девушке в глаза. - Но на моей совести пять тысяч женщин и детей, и я не хочу, чтобы кто-то вроде Лорна сделал их всех своими рабами. Раньше я не слышала про тебя, а то могла бы сразу обратиться за помощью: все говорят, что ты хочешь установить порядок на этих землях. Я не против. И я слышала про твой суд над Джоубрейкером. Если хочешь, можешь судить и меня за сожженные дома... Но кто позаботится о таталийцах? Я - их герой. Я спасла их от Расплаты и увела от некромантов. Я охраняю их и забочусь о них. Они не желают тебе зла, но не примут тебя, если ты меня накажешь. А я хочу быть твоим союзником.
        Эмилия растерянно молчала. Совершенно ясная проблема: с одной стороны Адриена действительно натворила дел, пусть и не таких, как Джоубрейкер, с другой стороны, делала это ради спасения таталийцев и хотела помогать Эмилии.
        - Адриена, а может быть, тебе оплатить им все убытки? - неуверенно предложил я.
        - Я не Лорн, у которого золота полные шахты. Все что у меня есть, это триста воинов, два десятка василисков, да моя магия.
        - Тогда... - я отчаянно искал выход из положения. - Может быть, сама выстроишь для них новые дома?.. И знаешь что, если ты хочешь стать союзником Эмилии, то мы вместе можем пойти воевать против Лорна. Можно ей так заслужить прощение, как думаешь, Эмилия? Поможет нам его победить.
        - Не знаю... - нахмурилась Эмилия. - Я все понимаю, но как же порядок? Из-за Адриены пострадало столько людей.
        - Во всех трех деревнях, откуда я прогнала жителей, жило около двух сотен человек, - сообщила Адриена. - Если я предоставлю твоей армии двести воинов взамен двухсот пострадавших? И сама пойду с вами, а моя магия очень полезна в бою.
        - И поможешь потом всем пострадавшим восстановить жилье, - решила Эмилия. - И когда мы победим Лорна, можешь взять часть его золота и эти деньги вернешь всем, кто остался из-за тебя бездомным. И во всем признаешься и объявишь, что твой город переходит под мою защиту, раз уж мы становимся союзниками, и что ты собираешься искупить свою вину, сражаясь, чтобы помочь жителям наших земель.
        - Хорошо, - легко согласилась Адриена. - Я не меньше вас хочу избавиться от Лорна и установить порядок. Но если со мной что-нибудь случится, обещай позаботиться о таталийцах. У них никого нет в этом мире, кроме меня.
        - Обещаю, - на этот раз Эмилия не раздумывала
        - Адриена, а этот Малвич, он далеко отсюда? - уточнил я. Про вампира Малвича я помнил, как и про его магическое оружие - Посох Мертвого Древа. Правда, чем он занимался до того, как погиб в бою с Голдотом, толком не знал.
        - Довольно далеко, по крайней мере, здесь о нем ничего не слышно до сих пор. А что? - с интересом взглянула таталийка. Ей-то было известно о моих знаниях. - Ты думаешь, он может прийти и сюда?
        - Не знаю, - признался я. - Но на всякий случай лучше знать, если вдруг некроманты захотят прийти и захватить и эти земли.
        - Это правильно. Хотя я не уверенна, что он хотел просто захватить больше земель и увеличить свою армию. Слишком все случилось внезапно и не очень-то организовано. Словно что-то вдруг произошло, о чем мы не знали... Но в любом случае, пока о событиях на севере не доходят даже слухи.
        Я подумал, что неплохо бы, при возможности, добыть Посох Мертвого Древа и уничтожить, но пока подобные планы оставались не более чем туманными желаниями. Где находится этот Малвич - и то толком непонятно. Да и местные проблемы требовали решения в первую очередь. Впрочем, как раз они теперь сильно упростились.
        * * *
        Когда днем позже мы направились обратно на север, с нами вместе шли сотня ящеров-лучников, сотня гноллов, десять василисков и Адриена. На очереди стоял барон Лорн - теперь-то у нас появилось достаточно сил, чтобы не бояться наступления.
        Глава тринадцатая
        Через несколько дней, догнав Тарха, мы выяснили, что за время нашего отсутствия у него уже произошла стычка с одним отрядом, присланным Лорном. Хотя тот отряд оказался небольшим: несколько десятков пехотинцев и арбалетчиков, которые патрулировали местность. Гном разгромил их быстро и почти без потерь.
        К тому, что Адриена - бывший ужас окрестных земель - присоединилась к нам, Тарх отнесся спокойно: чем сильнее у нас армия, тем лучше. Передохнув один день в той самой безымянной деревне гномов, мы двинулись в путь.
        А еще через день появился посыльный от Лорна...
        * * *
        Человека в лохмотьях часовые обнаружили у границ лагеря и привели к нам, так как тот утверждал, что пришел с сообщением для Эмилии. С виду ничего особенного, обычный оборванец. Однако держался он слишком уж уверенно.
        - Он пришел безоружным, но у него тысяча золотых, - Тарх протянул большой кошель. - Думаю, не просто так он носит с собой деньги.
        - Зачем ты здесь? - поинтересовалась Эмилия.
        - Разрешите ли вы передать вам послание наедине? - нахально спросил тот.
        - Нет. У меня нет секретов от моих солдат.
        - Что ж, вам решать, - пожал плечами оборванец. - Мне велено доставить это вам. Я слуга лорда Лорна. Он предлагает заключить сделку, которая позволила бы положить конец стычкам между нашими армиями.
        - Это подкуп? - Эмилия держала кошелек с таким видом, словно прикидывала, как бы половчее швырнуть его в лицо посыльному.
        - Называйте это как хотите, но если мы сможем договориться о мире, мой господин обязуется ежегодно выплачивать вам лично эту сумму в десятикратном размере, на протяжении всей вашей жизни. Не правда ли, это будет гораздо разумнее, чем рисковать своим богатством и жизнью в бою?
        - Чем-чем рисковать? - пробормотала рядом Сирка. - С каких пор у нас появилось богатство, которым можно рисковать?..
        Послышался звон: Эмилия все-таки швырнула золото, правда, не в лицо, а под ноги послу.
        - Отнеси это обратно и передай Лорну, что меня не заинтересовало его предложение! Я не стану заключать сделок с убийцей!
        - Да кроме того, когда мы победим Лорна - все равно заберем все его золото, так чего мелочиться, - заметил я, заработав укоризненный взгляд от Эмилии. Ей, похоже, такой подход не очень понравился.
        Ах, будущая королева... Такая благородная, такая наивно-идеалистичная, совсем не похожая на знакомых мне Энротских правителей. И откуда только в таком жестоком мире появляются такие люди? Наверное, именно это меня в ней и восхищало. Я сам, конечно, признавал, что иногда необходимы и хитрости, и обман, и интриги, но... но... не хотелось бы, чтобы эта девушка стала вдруг похожей на Кэтрин Айронфист. Хотя королеву Эрафии я тоже очень уважал! Просто Эмилия - это Эмилия. И я обещал ее защищать... Что там говорит этот наглый тип?
        Посыльный не стал поднимать свой кошель:
        - Можете оставить деньги себе. Если я принесу золото обратно, лорд Лорн решит, что я не выполнил его поручения, и велит казнить меня. Я передам ему ваш ответ.
        Когда представитель Лорна скрылся с глаз, Эмилия дала волю чувствам:
        - Торгаш! Мошенник! Взяточник! - она пнула лежащий на земле кошелек, золото рассыпалось по траве. - За кого он нас принимает?!
        - По-моему, мы напугали Лорна всерьез, - заметил Тарх. - Конечно, его обещания ничего не стоят, но он надеется только потянуть время, чтобы подготовиться получше. Уверен, сейчас Лорн уже пытается нанимать в свою армию всех, кого только можно. И чем быстрее мы до него доберемся - тем лучше.
        * * *
        Медлить мы и не собирались, так что уже к вечеру того же дня действительно добрались до первой заставы Лорна...
        Главные владения барона располагались в нескольких небольших долинах между гор, и вела туда только одна удобная дорога через ущелье, которую застава и перекрыла. По словам Тарха, в других местах горы можно пройти тропами, но они годились для нескольких человек, а не целой армии.
        - Неплохо он подготовился, - задумалась Эмилия, разглядывая перегородившую узкое ущелье каменную стену с деревянными воротами. На стене виднелись суетящиеся фигуры арбалетчиков, занимающих оборону. Опять же от Тарха мы знали, что там их должно быть около полусотни.
        - Эту мы возьмем без потерь, - уверенно ответила Адриена. - Среди них нет магов.
        - Они и без магов могут нанести нам большой урон, - возразил гном. - На этот раз придется наступать под обстрелом, а у них будет преимущество.
        - Нам наступать не придется, - усмехнулась таталийка. - Элементали будут наступать.
        - Элементали? - переспросила Эмилия.
        - Да. Я же говорила, моя магия очень полезна в бою.
        После длинного заклинания Адриены в воздухе прямо перед нашей армией вспыхнуло полсотни огней, которые стремительно приняли форму человекообразных фигур.
        - Вы, - Огненная ведьма обвела рукой половину, а затем указала им путь. - Наступаете справа к воротам, потом проходите в них и сражаетесь с теми, кто с той стороны стены.
        - Вы, - обвела она остальных. - Наступаете слева к воротам, потом заходите и тоже сражаетесь с теми, кто с той стороны. Пошли!
        Огненные элементали молча приподнялись в воздух и, слегка дрожа, будто пламя на ветру, полетели к воротам.
        - А почему они наступают двумя отрядами? - не поняла Эмилия.
        - Сейчас увидишь, - хищно улыбнулась Огненная ведьма. - Только подойдут поближе: мне нужно видеть ворота, чтобы их никто не загораживал. Жаль, они не летают по-настоящему, как воздушные, только слегка отрываются от земли. Ну ничего...
        Со стены на элементалей обрушился град стрел. Мне казалось, что огню никакого вреда нельзя причинить, но нет, десяток огненных фигур ярко вспыхнули под обстрелом и исчезли, оставив круги почерневшей земли.
        - Разве стрелы могут их убить? - не понял я.
        - Это сложно объяснить, - ответила Адриена. - Убить, как живых, их, конечно, нельзя, но тело элементаля состоит из огня, поддерживаемого магией. У них нет уязвимых мест, но когда не они атакуют, а наоборот, в их тело попадает стрела или лезвие меча, то металл раскаляется, а дерево сгорает. На это тратится часть их сил, которые необходимы для поддержания формы. Когда затрачено слишком много, они вновь превращаются в простое пламя: вспыхивают и гаснут. Если бы тут нашлись маги, которые зачаровали бы стрелы заклинанием холода, то они уничтожали бы элементалей огня очень быстро. А теперь не перебивайте, я разобью ворота...
        За время своего наступления огненный отряд потерял еще десяток, но в этот момент таталийка дочитала заклинание. Алая вспышка сверкнула на воротах, а когда погасла - от них осталось лишь несколько почерневших досок по краям. В образовавшуюся дыру тут же влетели элементали, а потом... За стеной послышались страшные, жуткие вопли - так могут кричать только те, кого убивают быстро, но мучительно...
        - Они что, сжигают там всех?! - с ужасом пробормотала Эмилия. - Живыми?!
        - Ничего не поделаешь, огненные элементали по-другому воевать не умеют, - спокойно ответила Адриена. Кого-кого, а ее явно не волновали предсмертные ощущения врагов.
        - Это война, - мрачно добавил Тарх. - Бывает и такое.
        Как только все стихло, мы молча пошли через оставшийся от ворот проем в стене, морщась от запаха паленого мяса и стараясь не смотреть на то, что осталось от арбалетчиков. Мне показалось, что в глазах Эмилии блеснули слезы...
        Элементалей за стеной обнаружилось уже только восемь - противник не дался без боя.
        - Свободны, - скомандовала им Адриена. Полыхнув напоследок, эти огненные элементали исчезли, как и остальные.
        Произошедшее придало победе какой-то неприятный привкус: словно мы жестоко уничтожили беззащитных... Задерживаться на заставе не было никакого желания, так что мы тут же двинулись по дороге дальше. Впереди был город Роуз - первый из двух городов Лорна. И всего-то в дне пути.
        Глава четырнадцатая
        Ожидаемого сопротивления на землях Лорна мы поначалу не встретили, Тарх полагал, что тот оказался не готов к столь скорому нашему приходу и еще только собирает силы. Но в Роузе нас уже ждали: городские ворота закрыли, а на стенах вовсю велась подготовка к отражению штурма.
        - Горячая смола, камни и все прочее в таком духе... - высказалась Адриена. - Причем, боюсь, Лорн не оставил город без магической поддержки, тут так просто, за счет элементалей, не получится выиграть. Я, конечно, опять сожгу ворота, но придется прорываться. Жаль, у нас даже катапульт нет. Сегодня потери будут.
        - Битвы без потерь - редкость, - пробормотал Тарх.
        - Я постараюсь спасти стольких, скольких смогу, - пообещала Эмилия. Все последние дни она старательно разучивала заклинание 'Воскрешение'. Вот только на практике его тренировать не бывает возможности, кроме как в бою.
        Заклинание это на самом деле не такое всесильное, как может показаться. Оживить погибших можно только в течении нескольких минут после смерти и при условии, что тело в основном цело. Тех, кого испепелили, разорвали на части или съели, не остается возможности вернуть. А пытаться оживить кого-то спустя долгое время после смерти - уже некромантия, и жизнью то состояние трудно назвать.
        Для обычных же, не смертельных ран, действует магическое исцеление.
        - Пожалуй, прорваться через ворота - лучшая идея, - согласился с Адриеной Тарх. - Брать стены будет труднее. Только еще надо сделать кое-что до того, как начнем штурм...
        Как выяснилось, неподалеку находилась одна из золотодобывающих шахт Лорна, где работали пленные гномы. И пока мы готовились штурмовать Роуз, Тарх послал туда отряд, и через пару часов шахта оказалась в наших руках. Охрана, посчитав, что им за такую работу платят маловато, сложила оружие. А наша армия пополнилась десятками освобожденных и очень недовольных бароном гномов...
        - Ну что, пошли? - спросила Адриена, наколдовав сотню огненных элементалей. - Они примут на себя первый удар, но дальше уже придется постараться.
        - Только дайте нам добраться до них, а там уж... - с грозным видом пообещали наши мирные наги.
        Эмилия с прочими магами и джиннами тем временем закончили читать заклинания Благословения. И еще прочитали заклинание Воздушного щита и Марева. Как объясняли джинны, Воздушный щит замедляет движение стрел и дает шанс, что рана в случае попадания будет менее опасной. А Марево заставляет очертания цели расплываться, чтобы противник чаще мог промахнуться. Вблизи я, правда, не заметил никакой разницы, хотя заклинание уже было на нас всех. Но, как говорили, оно действует именно на расстоянии.
        - Вперед! - скомандовала Эмилия.
        - Вперед, элементали! - поддержала Адриена. - Смахните всех от ворот с той стороны и со стены над воротами!
        Элементали тут же заскользили вперед. За ними, стараясь не слишком отставать, двинулись гномы, полурослики, ящеры, гноллы, арбалетчики, големы и наги с джиннами. А уже за всеми следовали мы: Эмилия, Адриена, я и Сирка. Тарх шел вместе с гномами, чтобы проще было командовать. Эмилии он, однако, того же не позволил, сказав, что она полезнее магической поддержкой, а если идти впереди всех, то все может случиться. Позади отряда несколько безопаснее, хотя все равно этот пеший поход навстречу вражеским арбалетам здорово нас... нервировал? Ладно, к чему скрывать, это просто пугало! Разве что Огненная ведьма выглядела спокойной - еще бы, она-то пережила несколько войн, куда хуже нынешней!
        И тем не менее мы шли вперед. Боялись, но шли.
        Стрелы со стен начали лететь, едва элементали вошли в зону поражения. И на этот раз элементали взрывались гораздо чаще.
        - Маги зачаровали стрелы, я предупреждала, - сообщила Адриена. - Ничего, сейчас только подойду достаточно близко...
        Тут на стене вдруг возникло что-то похожее на ярко-белый шар и стремительно понеслось к элементалям. Разорвавшись в белой вспышке, оно уничтожило нескольких.
        - Заклинания холода, знают чем бить! - заметила на ходу Огненная ведьма.
        С грохотом сверкнула молния...
        - Да их там двое, - заключила таталийка. - Надо было больше элементалей призвать! Сейчас... Пришли! Дальше не ходите, отсюда я их достану.
        К тому времени, как ворота взорвались, а элементали долетели до стен, от их отряда оставалась лишь треть. Но они без колебаний ринулись внутрь. Сверху их попытались окатить смолой, которая вспыхнула при встрече с огнем. Все же пара элементалей исчезла, потратив свои силы. Из-за стен укрепления послышались уже знакомые нам предсмертные вопли горящих...
        - Стрелки и маги, прикройте гномов! - во весь голос крикнула Эмилия. - Стреляйте по тем, кто на стенах!!
        Сейчас, когда элементали уже вышли из зоны поражения, главная опасность от вражеских стрелков действительно оказалась для нашей пехоты. Но арбалетчики с пращниками и лучниками, выйдя на расстояние выстрела, тут же принялись обстреливать своих противников на стенах. Те были лучше защищены и могли прятаться за укреплениями, появляясь, только чтобы сделать выстрел, и все же наша атака помешала им: стрел с той стороны прилетело не так много, как по элементалям, хотя несколько гномов упало: ранеными или убитыми - не ясно...
        Мы с Сиркой тоже выстрелили по стене: она из лука, я - из арбалета, но попали ли в кого-то, осталось не ясным (правда, медуза крикнула "Ага!", все равно считая, что ее выстрел стал удачным). А вот от заклинания Адриены на стене над воротами полыхнуло пламя, и после этого с того участка уже не стреляли. Маги с джиннами тоже неплохо постарались.
        - Погоди с 'Воскрешением', - остановила Адриена Эмилию, которая начала было читать заклинание. - Рано еще.
        - Но...
        И тут со стен в ряды гноллов ударила еще одна молния! И сразу же неподалеку полыхнула вспышка взрыва! До нас донеслись крики...
        - Вперед! Вперед! - командовал Тарх. - Это всего лишь молнии!
        - Вот теперь читай, - сказала Адриена. - Там, где больше всего погибло.
        Эмилия поспешно стала читать заклинание, направив руку в ту сторону, где только что произошел взрыв, и стараясь держать ее неподвижной. Лицо ее при этом стало очень напряженным.
        И чтение "Воскрешения" еще не завершилось, как наши гномы с гноллами и наги уже прорвались за разбитые ворота. Кажется, со стен по ним швырнули пару камней, но это не задержало наступавших. Видимо, элементали внутри уже успели отвлечь силы защитников, да и Адриена нанесла им немалый урон.
        Что происходило внутри, не удалось увидеть, однако через несколько минут звон оружия в основном стих. А вот крики...
        - Адриена, убери своих элементалей! - из ворот выскочил Тарх. - Мешают пленных брать - не соображают! Все, победа!
        Эмилия, как раз в четвертый раз дочитавшая заклинание 'Воскрешения', поспешно побежала вперед, крикнув:
        - Маги, исцелите раненых! А я - в город: там тоже могут быть погибшие!
        * * *
        Так пал Роуз. Благодаря заклинаниям Эмилии и элементалям Адриены наши потери ограничились всего восемью погибшими. Впрочем, в городе стоял небольшой гарнизон: всего сотня стрелков и копейщиков под командованием двух магов. Как рассказали пленные, Лорн побывал тут еще вчера, но, узнав о нашем приближении, бежал в Тунга Квей - свой последний оплот, находящийся к востоку от Роуза, где, вероятно, готовился защищаться до последнего.
        А вот увезти с собой золото, недавно доставленное из местной шахты, он уже не успел, все досталось нам! И жители Роуза, видя нашу победу, не долго раздумывали и тут же попросили защиты и покровительства Эмилии.
        Теперь у Лорна оставалось последнее убежище, откуда мы собирались его достать. Все должно было решиться в следующие несколько дней.
        Глава пятнадцатая
        Продолжение похода вышло довольно странным. Между разбросанными по горным долинам владениями Лорна оставались только узкие проходы, охраняемые заставами наподобие той, которую разгромила Адриена. А в одном месте вообще дорога из одной долины в другую шла через портал. Казалось, удобные места для защиты, но все они выглядели брошенными, причем недавно. Перед тем, как пройти в портал, мы даже пустили вперед элементалей, так как не могли видеть, что с той стороны, и не исключали, что там ловушка. Но элементали спокойно вернулись: все оставалось тихо.
        Тарх, впрочем, объяснял это тем, что Лорн бежит прямо перед нами и уводит с собой все гарнизоны. То, с какой легкостью мы разгромили первую заставу, его, видимо, впечатлило, и он понял, что оставлять мелкие гарнизоны элементалям на растерзание - напрасно выбрасывать войска. А главные его силы, должно быть, ждут в Тунга Квей, и именно соединившись с ними и собрав все силы в кулак, он и хочет дать бой.
        Но когда я предположил, что Лорн запрется за городскими стенами, чтобы обороняться, Орксплиттер не согласился. Конечно, держать оборону за стеной проще, чем в поле, но если барон останется в городе - он окажется в ловушке. Все его земли и золотые шахты будут в наших руках, помощи ему ждать неоткуда, нам же достаточно будет вести осаду без попыток штурма, а так как войско Лорна состоит из всякого наемного сброда, то, смекнув, что шансов нет, его 'солдаты' могут и перейти на другую сторону. Так что единственный выход спастись и попытаться вернуть все утраченное - дать бой в надежде разгромить нас.
        Дальнейшие события показали, что гном опять оказался прав. Армия Лорна вышла навстречу как раз тем утром, когда мы, уже находясь в дне пути от Тунга Квей, собирались совершить последний переход к городу. Но предыдущим вечером произошло другое неожиданное событие: меня попытались убить!
        * * *
        Я, Эмилия и Сирка обходили лагерь, проверяя все ли в порядке. Оказалось, очень даже не все...
        В момент, когда мы удалились от костров на некоторое расстояние, из темноты выскочил какой-то человек с кинжалом в руке. Я даже не успел испугаться, когда он оттолкнул Эмилию в сторону и замахнулся на меня.
        - Корак!!! - закричала девушка, упав на землю.
        Но прежде, чем лезвие вонзилось мне в грудь, на врага с яростным шипением метнулась Сирка. Белая вспышка на мгновение осветила все вокруг...
        Едва свет исчез, уступив место вечерней полутьме, нам с Эмилией открылось странное зрелище: очень удивленная Сирка стояла, держа за горло каменную статую, замахнувшуюся кинжалом.
        - Это я его?! Не знаю как, но у меня получилось... - потрясенно пробормотала медуза. - Он хотел тебя убить! Я раньше никого не превращала!
        - Ага, - я отступил на шаг от все еще направленного на меня кинжала. Страх пришел с опозданием, но так как бояться-то уже стало нечего, сразу вновь исчез. Осталось лишь легкое недоумение. - Это ты... вовремя научилась.
        Через несколько секунд на помощь сбежались десятки людей, услышавших крик и видевших вспышку. Выяснив, что все уже в порядке, осмотрели статую, но от нее, понятно, ничего узнать не смогли, а зелья, снимающего окаменение, у нас не нашлось. В итоге, Эмилия приказала завернуть окаменевшего во что-нибудь мягкое, чтобы не повредить, и везти с собой до тех пор, пока не расколдуем - тогда и допросим.
        Очень недовольный Тарх устроил нагоняй часовым, но как неизвестный пробрался в лагерь, так и не выяснил. На всякий случай он велел нам не ходить без охраны, пока не поймаем Лорна и не выясним, в чем дело. Что убийцу подослал Лорн, никто не сомневался. Сбивало с толку только то, что тот попытался убить в первую очередь меня, на Эмилию же, как будто, не обратил внимания, хотя Лорну-то следовало избавиться именно от нее, как от нашей предводительницы.
        В любом случае, разобраться с этим можно было, только захватив самозваного барона, что мы и так планировали сделать в скором времени, так что вопрос пока отложили на потом.
        И следующим утром произошла решающая битва...
        Глава шестнадцатая
        Разведчики сообщили о приближении Лорна, как раз когда лагерь только-только еще проснулся. Однако нескольких часов вполне хватило, чтобы приготовиться и встретить незваных гостей как положено.
        - Ну и сборище! - прокомментировал Тарх, увидев приближавшегося врага.
        И действительно, Лорн словно постарался создать самую разнообразную армию, какую только возможно.
        В центре шли немногочисленные копейщики и арбалетчики. Рядом с ними вышагивали орки, знакомые нам по битве с Джоубрейкером. Левое крыло занимали существа, напоминающие черных коней с рыжей гривой - кошмары, как пояснил Тарх. А с краю парили алые существа, выше пояса похожие на людей, вместо ног у которых искрилось пламя - ифриты. Они в этом сильно походили на джиннов, только у тех была синяя кожа, а вместо пламени постоянно крутились воздушные вихри. Впрочем, джинны благодаря своей магии вполне могли изменять облик на полностью человекоподобный, когда им этого хотелось. Как это у них получается, я так и не понял, из пояснений наших джиннов удалось выяснить только, что они - создания воздушной стихии, как и воздушные элементали, но представляют собой нечто среднее между элементалями и людьми, к тому же куда сильнее в магическом плане.
        Правая часть войска барона тоже удивляла. Там находились белые существа, словно сделанные изо льда, зеленые твари, напоминающие огромных амеб, и ковыляющие серые мертвецы, запомнившиеся мне еще на Энроте.
        Позади всех над рядами войска возвышались змеиные головы трех гидр.
        - Ледышек постараюсь взять на себя, - сообщила Адриена, призвав полсотни элементалей. - Но против ифритов огненная магия не действует, и в ближнем бою их нельзя атаковать, не обжигаясь пламенем... Нужны стрелки.
        - Стрелки - на правый фланг! Наги и големы - тоже, - скомандовал Тарх, оценивающий войско Лорна. - Но в первую очередь надо остановить кошмаров. Они обладают способностью нести страх и если доберутся до наших рядов, может начаться паника.
        - А ифриты? - поинтересовалась Эмилия. - И эти, зеленые? Ядовитые твари, да?
        - Кошмары опаснее. На ядовитых тварей лучше направить элементалей. И поскорее дайте защиту от стрелков. Они уже вот-вот подойдут достаточно близко.
        Эмилия с магами и джиннами поспешно прочитали защитные заклинания, не забыв и Благословения.
        - Ну, сейчас начнется, - спокойно сказал Тарх. - Я иду на правый фланг: чувствую там придется нелегко.
        Армия Лорна сорвалась с места и побежала, поскакала, полетела на нас...
        * * *
        По толпе ледяных демонов словно разлилось море огня: сработало заклинание Адриены. Многие там и пропали, но другие, кого огонь не коснулся, продолжали мчаться вперед. А рядом буквально текли вперед ядовитые твари.
        - Слишком быстро! - пробормотала Адриена. - Их ускорили магией! Элементали - спалите тварей! Ничего, сейчас еще подкрепление вызову.
        Но прежде, чем таталийка дочитала заклинание, перед нами закипела схватка.
        Первые ряды гномов оказались под стрелами вражеских арбалетчиков. Несмотря на магическую защиту, уже появились жертвы. Слева от нас огненные элементали налетели на амебоподобных тварей, а ледяные демоны ворвались в ряды гноллов Адриены, расшвыривая тех ударами своих длинных лап. На помощь союзниками подошли гномы и василиски. Оглушительные крики дерущихся, рычание и визг различных существ, звон оружия, стоны раненых послышались со всех сторон.
        Справа несущихся во весь опор кошмаров встретил залп всех наших стрелков. Кажется, не меньше трех четвертей черных коней упало, но оставшиеся, перепрыгивая через рухнувших собратьев, все же доскакали до стрелков и защищавших их гномов. А следом уже летели ифриты.
        - Не поддаваться панике! - слышался оттуда голос Тарха. - Наги, в атаку!
        Эмилия безостановочно читала заклинание воскрешения, направляя его то в одну, то в другую сторону. Сирка выпускала стрелы в сторону приближающихся орков, которые оказались куда медленнее остальных: так как мы все вчетвером стояли на небольшом возвышении, отсюда было удобно стрелять. Желая помочь гномам, я прицелился и выстрелил в ледяного демона, оказавшегося ближе других и разбрасывавшего наших направо и налево. Стрела попала ему в грудь, не убив, но, похоже, отвлекла, и в этот момент один из гномов успел отрубить демону голову. Ледяная фигура тут же рассыпалась, как будто разбитая на мелкие осколки.
        Тут я вспомнил, что издалека надо бить ифритов, и, зарядив арбалет, повернулся в другую сторону. Там уже все смешалось: живых кошмаров не было видно, но ифриты дрались вовсю. Хотя они сражались без оружия, но судя по отчаянным крикам обжигавшихся бойцов, каждому, кто получал от них удар, приходилось плохо. Хотя кричали от боли и те, кто наносил удар по ифриту, так что уже было ничего не разобрать. Лишь металлические големы сражались молча.
        'Ну погоди же, - я выпалил по одной алой фигуре. - Ага!!'
        Подстреленный исчез во вспышке пламени. Вряд ли это случилось только из-за меня, должно быть, он и раньше получил несколько ран, ослабивших его - против ифритов действовал тот же принцип, что и против огненных элементалей... Но последний удар стал моим!
        - Сирка, ифриты! Надо по ним стрелять!
        - Не могу! - медуза выпустила еще одну стрелу в орков. - Все стрелки с ифритами воюют, а эти сейчас подойдут на бросок топора, и представляешь, что будет?!
        - Для них - ничего хорошего, - пообещала Адриена, только что закончившая вызов элементалей. Еще полсотни огненных существ возникло прямо перед нашей армией. - Элементали - атакуйте ледяных! А с орками я сейчас помогу!
        В этот момент молния, вылетев из-за ползущих гидр ударила куда-то среди сражающихся гноллов, разбросав нескольких.
        - Ах ты так, да? - мрачно поинтересовалась таталийка. И прочитала заклинание.
        Пламя полыхнуло у орков под ногами как раз в тот момент, когда они собирались метнуть топоры, и скрыло их из виду. Когда огонь исчез, на их месте не осталось ничего, кроме покрытой золой земли...
        - Ядовитые прорываются! - Сирка указала на нескольких амеб, которые, размахивая своими отростками, дрались с последними двумя из напавших на них элементалей. Остальные уже исчезли. Впрочем, и ядовитых тварей осталось всего три.
        - Не прорвутся. Элементали! Добейте тварей, а потом разберитесь с копейщиками и гидрами!
        За орками действительно шли гидры и отряд копейщиков, хотя они слегка замедлили шаг, увидев пламенную гибель товарищей. Справа что-то ярко вспыхивало. Осмотревшись, я понял, что ситуация изменилась в нашу сторону: ящеры-лучники сумели отойти подальше от схватки с ифритами и теперь расстреливали тех из луков при поддержке магов и джиннов. Ослабевшие ифриты взрывались один за другим. Огненные элементали успели уничтожить всех ледяных демонов, внезапно напав на них с тылу, а теперь превращали в пепел уцелевших ядовитых тварей.
        Там где стояли арбалетчики Лорна, взметнулось пламя. Никто даже не успел вскрикнуть.
        - А вот вам еще, - сообщила разгневанная Адриена. - И еще сейчас будет.
        Новая вспышка уничтожила отряд живых мертвецов, так и не доковылявших до вступления в битву.
        Эмилия в очередной раз дочитала заклинание Воскрешения и вдруг опустилась на землю.
        - Больше не могу, - прошептала она.
        - Все силы потратила! Осторожнее же надо быть! - поняла Адриена. - Хотя... Я, кажется, тоже почти все... Эй, кто-нибудь, где у нас восстанавливающие зелья?
        - Стойте! Стойте! - размахивая чем-то белым, из-за спин остановившихся гидр вылетел ифрит. Точнее, вылетела: судя по голосу, это оказалась женщина. - Мы сдаемся! Не сжигайте нас!
        - Элементали, стойте! - крикнула Адриена. Те в бою слушались только команд тех, кто их призвал, не разбираясь, чего хотят враги. Вот и сейчас, едва услышав голос таталийки, огненные элементали тут же замерли. - А ты - иди сюда!
        - Каковы ваши условия? - продолжая помахивать белой тряпкой, ифрит приблизилась к нам. Гномы расступились, пропуская ее, хотя смотрели с подозрением. Вблизи стало ясно, что она действительно похожа на человека, только красного цвета, с небольшими рожками, да и клыки выглядели длинноватыми. От пламени, пылавшего вместо ее ног, исходил жар.
        - Сложите оружие, - слабым голосом произнесла Эмилия, с трудом сев. - Вы - наши пленные. А где Лорн?
        - Лорн-то? Он в Тунга Квей дожидается. Чтобы он сам вышел командовать на поле боя!Вы ведь Эмилия, да?
        - Да...
        - У меня предложение, - быстро сказала ифрит. - Я знаю ваши порядки, так вот, меня Лорн нанял только, чтобы командовать этим отрядом. С вами воевать, ну, бывает: работа такая. Вольная наемница. Никаких деревень не сжигала, в преступлениях не участвовала, рабами не торговала. Так давайте, я вам помогу взять город и поймать Лорна, а вы за это ко мне не будете иметь никаких претензий? А если хотите, то за плату могу и насовсем поступить под ваше командование.
        - Насовсем, или пока кто-то не заплатит больше? - мрачно поинтересовалась Адриена.
        Наемница сделала неопределенный жест.
        - Так как насчет Лорна?
        - Хорошо, - устало ответила Эмилия. - Поможешь поймать Лорна и можешь идти на все четыре стороны.
        - Только гидр отдай, - добавила Адриена. - Они нам самим пригодятся.
        - Договорились, - усмехнулась ифрит. - Да, меня Октавия зовут. Ну нету у меня ног, нету!
        Последние слова были обращены к Сирке, которая, наклонившись, с любопытством всматривалась в нижнюю половину ифрита.
        Глава семнадцатая
        Уже вечером следующего дня Тунга Квей стал нашим: Октавия выполнила обещание. Причем удалось ей это с легкостью. Пока мы еще приводили себя в порядок после самой тяжелой на это время битвы, наемница со своим небольшим отрядом уцелевших и тремя гидрами стремительно пошла вперед. За стены ее спокойно пропустили, так как о произошедшем еще никто ничего не знал. А уж оказавшись внутри, ифрит легко захватила над городом контроль: кроме ее воинов у Лорна и оставалось-то несколько десятков охранников, которые, узнав о поражении и приближающемся следом войске Эмилии, а так же не чувствуя желания сопротивляться трем гидрам, столь же быстро перешли на сторону Октавии, как она сама перешла на сторону Эмилии. К нашем приходу ворота уже открыли, флаги спустили, а Лорна посадили в его же собственную темницу.
        Октавию и других помощников барона, которые не участвовали в его преступлениях, Эмилия, как и обещала, отпустила. Все баронское золото оказалось в наших руках вместе с шахтами, откуда освободили всех узников. Победа стала полной. Кроме того, в Тунга Квей Адриена обнаружила пруды для разведения гидр, после чего ее радости не было предела. В Таталии раньше отлично умели приручать гидр, жаль только, что не удалось увести никого из них с собой на Аксеот... Но теперь-то Огненная ведьма рассчитывала вновь развести этих многоголовых животных - и использовать в бою, если понадобится!
        А еще в городе удалось раздобыть и средство от окаменения, так что незадачливого убийцу оживили и поместили в камеру по соседству с Лорном - дожидаться суда над всеми. К тому же, допрос обоих прояснил, наконец, нашу загадку...
        * * *
        - Ну и выдумал Лорн! - смеялся я, узнав результаты допроса. - Ну и болван же он!
        - Ничего смешного, - недовольно отозвалась Эмилия. - Тебя могли из-за этого убить!
        - Не убили же... Но такого я никак не ожидал...
        Разумеется, я ошибался: Лорн вовсе не был болваном. По-своему - как мошенник - он оказался очень умен. Это его и подвело. Во-первых, он ни на минуту не поверил, что какая-то ученица стеклодува действительно может стоять во главе армии. А значит, по его мнению, за ней стоял кто-то другой, используя девушку как марионетку. Во-вторых, поведение Эмилии при его попытке подкупа произвело на барона совсем не то впечатление, что на нас. Он бы понял, если бы девушка просто отняла деньги и выгнала посыльного, или пообещала бы мир и обманула, но кидать кошелек с приказом вернуть обратно... В общем, Лорн счел Эмилию глупой идеалисткой, ни на что толковое не способной.
        А вот моя случайно оброненная фраза, что когда победим, все равно все его золото заберем, вместе с моим описанием навела его на некоторые мысли. К тому же, он успел разузнать кое-что о нашей компании. Обо мне, Лорн, как оказалось, слышал еще в Эрафии и сделал правильный вывод, что встретился именно с тем Кораком. Но отсюда последовал уже неправильный вывод: что именно я и стою за спиной Эмилии, используя ее для отвода глаз. Вот после этого Лорн и решил избавиться лишь от меня, не считая ученицу стеклодува важной целью. Однако Сирка его намерения успешно сорвала.
        Несмотря на недовольство Эмилии такой ошибкой я посчитал, что все в итоге сложилось удачно: Эмилия жива, я - тоже.
        Вообще же, битва при Тунга Квей стала, как видно, поворотным моментом истории. К тому моменту под защиту Эмилии уже перешло пять городов, Тунга Квей стал шестым. А когда мы из интереса прикинули общее число населения на всех подконтрольных территориях, то оказалось, что только боеспособных воинов оно могло выставить в несколько раз больше, чем было у Лорна и Джоубрейкера вместе взятых! Видимо, проблемой действительно являлась только та самая разобщенность, которой теперь пришел конец.
        * * *
        Но Тунгва Квей стал только началом. В течение двух следующих недель Эмилию попросили взять их под свою защиту жители еще четырнадцати городов! Это не считая мелких поселений... Ее действия по наведению порядка произвели на всех впечатление, и большинство предпочитало вступить в состав более крупного государства с хорошей армией, чем надеяться только на свои силы. В итоге даже Пик гарпий, жителей которого так не взлюбила Сирка - и тот захотел присоединиться.
        А еще через две недели представители всех городов провозгласили Эмилию королевой, поднеся ей корону...
        Похоже, из всех вокруг это стало неожиданностью только для самой Эмилии. При всем своем уме и способностях, на этот раз она проявила поразительную наивность, до последнего будучи уверенной, что найдется кто-то более подходящий для управления королевством. Но никто и не собирался искать кого-то другого: разве можно найти кого-то лучше, чем ученица стеклодува, сама и создавшая это королевство?..
        Столицей нового государства, разумеется, избрали крупный город Арканию, как имеющий наиболее удобное географическое положение: Лонгортон, хотя там и началось все наше движение за объединение, признали не совсем подходящим. И само королевство в честь столицы решили назвать Великим Арканумом.
        Так мы создали свое королевство. Но, конечно, с этого все только началось...
        Часть вторая. Герои прошлого и будущего
        Глава восемнадцатая
        Эмилия подписала очередной лист и, устало вздохнув, отложила перо:
        - Как много приходится работать королевам. Что дальше?
        - С налогами - все, - сообщил я. - Преступления и наказания - все. Судебные дела - все. Правила найма на работу, строительства домов, измерения земельных участков, вырубки леса, рытья канав и... прочее - тоже все...
        Сирка, не умевшая читать и писать, старательно складывала полученные от меня стопки бумаги в шкатулки с бирками...
        - Лучше скажи: сколько осталось? - поинтересовалась она, прежде чем список закончился.
        - Торговые дела, семейные и отношения с другими государствами, - перечислил я.
        - Ну ладно, к вечеру закончим, - заключила медуза. - Что за королевство у нас странное такое: королева работает целый день, налоги маленькие, да что там, даже трона нет!
        - Сначала надо привести королевство в порядок, а потом уже и трон можно сделать, - упрямо ответила Эмилия.
        Действительно, хотя Великий Арканум насчитывал уже четыре месяца от роду, для королевы до сих пор не выстроили трона. Да что там, у нее и дворца-то своего не имелось. В качестве такового пока использовалась городская ратуша Аркании. Не из-за каких-то трудностей с постройкой: арканцы могли приступить к строительству хоть сейчас, но Эмилия сама не хотела! По ее мнению, пока у нас есть и более важные дела.
        Нашу королеву с трудом удалось уговорить изготовить хотя бы корону: сославшись на традиции. 'Кто же примет всерьез королеву без короны на голове?' - поинтересовались тогда мы с Сиркой. Против такого возражений не нашлось, и Эмилия согласилась сделать самую простенькую золотую корону - только чтобы стало ясно, что она королева.
        Сейчас, впрочем, символ королевской власти скромно лежал на столе рядом с чернильницей...
        В месяцы, прошедшие с провозглашения королевства, нам пришлось трудиться, пожалуй, больше, чем во время войны с Джоубрейкером и Лорном. Мы налаживали устойчивую связь между городами - для этой цели Эмилия организовала на дорогах станции со сменными лошадьми. Выясняли, где есть месторождения полезных ископаемых - их на землях Арканума действительно оказалось много. Пока Тарх изо всех сил старался сделать из нашего ополчения, как он говорил, 'настоящую армию', в Аркании организовали нашу первую Гильдию магов. А помимо того, что Гильдия занималась поиском и обучением талантливых детей, ее маги взялись и за изготовление големов, пополнявших войско.
        Возникло и много других проблем, с которыми пришлось разбираться. При этом Эмилия и сама продолжала обучение у всех военных командиров и магов, кто мог ее чему-то научить.
        Суровый Тарх и тот не мог нарадоваться своей прилежной ученице. А в магии могла бы стать очень полезной Адриена. Но, увы, как раз к огненной магии у Эмилии не оказалось большой склонности: заклинания у нее, конечно, получались, но не с такой силой, как хотелось бы. Как заключила Огненная ведьма, Эмилии куда ближе школы воздуха и воды. Или если следовать аксеотским традициям, то школы Порядка, Жизни и Природы.
        Что понятия о магии здесь отличаются, Адриена узнала, еще проживая на северных землях. В целом названия не играли большой роли, хотя кое-что казалось странным и надуманным для магов, привычных к школам, основанным на стихиях. Так, практически все огненные заклинания относили к Хаосу. Жизнь, Природа и Порядок включали в себя едва ли не все водные и воздушные заклинания. А вот большую часть заклинаний земли по совершенно непонятной причине местные относили к магии Смерти. На деле это ничего не значило: конечно, некроманты могли пользоваться магией земли, как впрочем и других школ, но вот далеко не все из тех, кто владел магией земли, имели способности и к некромантии. С точки зрения Адриены энротская классификация все же оставалась лучшей, но если уж тут так принято...
        А Великий Арканум рос просто со сказочной скоростью, и название уже не казалось ироничным, как в начале. За четыре месяца его территория увеличилась в несколько раз и продолжала расширяться, так как все новые и новые поселения желали перейти в подданство королевы Эмилии Найтхэвен.
        Да! Уже Найтхэвен. Фамилию Эмилии арканцы подарили вместе с короной, объяснив, что на каком-то из древних наречий это означает 'Ночные небеса' - воплощение порядка посреди окружающего хаоса.
        И только в тот момент я, наконец, понял, почему Кэтрин Айронфист так и не смогла найти Эмилию на Энроте: семьи Найтхэвен тогда попросту не существовало. Много же, наверное, пришлось потрудиться агентам Эрафии, разыскивая тех, кого нет...
        Кстати, с хаосом Эмилия боролась отлично. Немало новоприсоединившихся испытывали знакомые нам проблемы: с шайками разбойников и самопровозглашенных правителей-тиранов. Однако никто из них и сравниться не мог с Лорном по силам, так что Тарх и Адриена, отправившись на помощь, быстро наводили порядок. Они со своими отрядами и сейчас находились где-то на наших новых границах. И эти границы отодвигались все дальше и дальше. Так же постепенно стала проясняться картина окружающего мира.
        Сейчас расширяющийся Арканум на западе уже достиг гор, за которыми лежало королевство Девоншир - государство коренных жителей Аксеота. Как удалось выяснить, девонширцы толком до сих пор не поняли, откуда на ранее пустующих землях взялось множество поселенцев, и уж точно не горели желанием вмешиваться в наши дела. Но все же Эмилия написала письмо их правителю, желая установить дипломатические отношения.
        Еще хорошей новостью стало то, что жившие в горах титаны - тоже беженцы с Энрота - согласились стать подданными королевы. С ними наша армия значительно усилилась.
        На юге власть Арканума распространилась до границ Аранорна, который вдруг оказался значительно ближе, чем все думали: видимо, Гелу тоже расширял границы. Едва узнав о первой встрече с эльфийскими разведчиками, королева тут же написала письмо и их королю-полуэльфу, упомянув также про меня и Адриену. Наше знакомство с королем эльфов она считала очень полезным для установления дружественных отношений. Я тоже надеялся, что Гелу нам поможет в случае чего. Ответ пока не пришел, но ведь и расстояние немалое.
        К северу и востоку границы еще не установились, так как находящиеся там нейтральные города один за другим присоединялись к нам. Способствовало этому то, что население их не отличалось от населения Арканума: те же гномы, люди, полурослики.
        Однако постоянное расширение вызывало и новые проблемы: держать под контролем все дела на такой огромной территории одна королева уже никак не могла.
        Естественным выходом выглядело разделить государство на области, назначив в них своих лордов, которые и займутся местными делами, и Эмилия собиралась найти подходящих. Но прежде было необходимо создать общий для всей страны свод законов, чем мы сейчас и занимались.
        Это, конечно, не значило, что мы сами сочиняли все законы: все уже написали до нас. Но так как на территории Великого Арканума сейчас проживали бывшие жители Энрота, Эрафии, Бракады, Авли, Каменного города, Эофола, Нигона и Таталии, то различия в их привычках непременно должны были возникнуть.
        Вопрос решили просто: Эмилия пригласила по десятку представителей от каждого из уже несуществующих государств, подобрав их так, чтобы все разбирались в законах и правилах. Неделю эти восемьдесят арканцев изучали все известные писаные и неписаные законы, обсуждали их и устраняли противоречия: тех, к счастью, оказалось совсем немного. Исключение составлял лишь гарпии из бывшего Нигона, где вообще не знали никаких законов, кроме желания любого, кто посильнее других, и Таталия, где, напротив, законы оказались расписаны до таких мелочей, на которые в других странах вовсе не обращали внимания.
        Впрочем, с этим тоже разобрались легко: все таталийские 'лишние' законы перевели в разряд необязательных к исполнению традиций и обычаев. Таталийцы не возражали, поскольку после Расплаты и последующей кочевой жизни их привычки и сами по себе сильно изменились. А гарпиям, которых в королевстве проживало совсем немного, просто предписали исполнять законы, подписанные королевой. И они тоже не возражали, рассудив, что королева сильнее их, а значит все идет, как и должно идти.
        Эмилии оставалось лишь прочесть все созданные в результате законы Великого Арканума и подписать. Но... Чтение сотен листов само по себе оказалось не такой уж легкой работой.
        Мы с Сиркой старались помогать в этом деле по мере сил, хотя никакой официальной должности никому из нас не дали. Друзья королевы - вот и все. Эмилия назначила Тарха военным советником, нескольких других специалистов - заведовать другими делами, но дело в том, что все они были специалистами... Мы с Сиркой - нет, значит и мест для нас пока нет. Эмилии это не нравилось, так как она считала, что стала королевой с нашей помощью, но и раздавать должности тем, кто для них непригоден - не хотела. Тем не менее, она обещала обязательно найти что-нибудь подходящее.
        Сирку все это, в общем-то, не сильно волновало, ее положение королевской подруги вполне устраивало.
        А я, с одной стороны, желая помогать Эмилии в том, в чем могу, с другой, после энротских событий все же не мог быть уверен, что останусь в Аркануме надолго. Хотя надеялся еще помочь разобраться с Магнусом, да и не только с ним, возможно...
        Победа над Бессмертным королем мне не казалось такой уж большой трудностью. Ведь его главный стратег - Солмир, а Эмилия его вполне могла победить. Даже раньше, когда ей не помогала Адриена, сама по себе стоившая армии. Ну а когда Солмир будет в плену, я рассчитывал убедить его бросить службу Магнусу, или же убедить Эмилию удержать джинна в заключении. Может быть, пришлось бы рассказать про Хрустальный маятник - придуманное Магнусом оружие, подчинявшее себе волю любого существа. А без Солмира Эмилия должна победить Магнуса куда быстрее: если сразу начать наступление, он не продержится долго, а свое жуткое изобретение даже не успеет создать.
        * * *
        Когда мы закончили чтение и подписание торговых законов, у Эмилии вдруг начался приступ самокритики. С ней такое бывало нечасто и никогда при посторонних или в моменты, когда надо принимать решение. Но нам и Тарху она порой признавалась, что до сих пор считает себя не на своем месте.
        Да, одна из лучших королев и полководцев совсем не любила править и воевать. Как она говорила, больше всего ей хотелось бы снова стать обычной девушкой. Но и чувство долга так же было частью ее характера, и бывшая ученица стеклодува не могла уйти и предать народ, избравший ее.
        - Разве так бывает в сказках? - поинтересовалась Эмилия. - Чтобы быть королевой, я должна быть настолько красивой, насколько я бедна. И настолько мудрой, насколько я самоуверенна.
        - По-моему, ты еще и очень скромная, - заметил я. В чем-чем, а в красоте Эмилия не испытывала недостатка. Ну... на мой взгляд, по крайней мере.
        - Это точно, - Сирка, понявшая меня по-своему, щелкнула пальцем по короне. Золото тихо зазвенело. - После того, как все окрестные золотодобывающие шахты стали твоими - какая бедность?
        - Это не мое золото, оно принадлежит народу Великого Арканума.
        'Ого! - я взглянул на девушку с удивлением. - Прогрессивные идеи!'
        - Ну, наверное, так, если ты говоришь, - Сирка и вовсе растерялась. - Хотя мне это непонятно. В Нигоне каждый лорд владел всем, что есть на его земле.
        - Я только решаю, куда тратить это золото, - уточнила Эмилия. - И точно не на свои желания. В Аркануме столько всего нужно построить: новые Гильдии магов, дороги, водопровод... Надо перевооружить армию, построить флот... Да много еще чего надо. Чтобы во всем этом разобраться, королева и должна очень много знать.
        - Вы совершено правы, королева, - сказал вдруг незнакомый голос.
        Мы трое чуть не подскочили от неожиданности: в комнате ведь не было никого, кроме нас! Только при взгляде на открытое окно стало ясно, в чем дело.
        На подоконнике сидел ярко-синий попугай.
        - Прошу прощения за то, что так внезапно вмешался в ваш личный разговор. Но я спешил поговорить с королевой Великого Арканума. Позвольте представиться, - попугай слегка поклонился. - Меня зовут Солмир ибн вали Барад.
        Глава девятнадцатая
        - Ты... Вы кто? - растерянно спросила Эмилия.
        - Солмир ибн Вали Барад, - повторила птица. - Джинн, маг.
        - Он - слуга Гэвина Магнуса, Бессмертного короля Бракады, - пояснил я, с подозрением глядя на гостя.
        - Рад, что вы слышали про меня еще на Энроте, лорд Корак, - Солмир поклонился и мне.
        - Я не лорд.
        - Все мы - уже не те, кем были прежде, - согласился попугай. - К сожалению, на Энроте у нас не нашлось возможности встретиться лично, хотя и я слышал о вас. Но вы немного не успеваете за событиями. Я тоже уже не слуга Гэвина Магнуса.
        - Как?! - вот это являлось чем-то совсем новым. Я даже заподозрил какую-то хитрость, но такое ведь не в привычках Солмира?
        - Магнус - больше не король чего бы то ни было, а я - больше не его слуга. Королева Эмилия, я прибыл к вам с печальной вестью, но прежде должен объяснить, что происходит на окружающих Великий Арканум землях. Если вы не против такого вступления, конечно.
        - Нет, не против, - Эмилия уже пришла в себя и с интересом смотрела на попугая. - Нам очень интересно, что происходит вокруг.
        Слушая рассказ Солмира, я с ужасом чувствовал, как мое знание будущего рассыпается прахом. И если, увидев синего попугая, в первый момент подумал 'началось', то теперь уже слегка жалел, что ошибся. Потому что 'началось' что-то совершенно другое, и не было уверенности, что сейчас станет проще. Скорее наоборот.
        Прежде всего, джинн рассказал, что королевство Палаэдра, основанное выходцами из Эрафии, лежит к востоку от Арканума и вероятно скоро у нас уже будет общая граница. Правит там Лисандер Сердце Грифона, объявленный Кэтрин наследником перед Расплатой. Никакого мятежа Вортона здесь не произошло - это стало хорошей новостью для меня. А плохой: Магнус все-таки сошел с ума, но не так, как должен был. Его навязчивой идеей стало то, что в Расплате виновны исключительно Кэтрин и эрафийцы, и когда Бессмертный король узнал о существовании Палаэдры, да еще с Сердцем Грифона во главе, он вскоре напал на королевство, утверждая, что таким безответственным людям, как рыцари, нельзя доверять трон государства, так как они непременно развяжут новую войну и уничтожат мир опять.
        Бессмысленная война, в которой Магнус использовал первых драконов-големов, произошла всего пару лет назад и погубила бы Палаэдру, если бы Солмир внезапно не перешел на сторону Лисандера. Причина, почему джинн нарушил клятву, оказалась простой: перед Расплатой он получил письмо от королевы Эрафии, где она и указала путь, как клятву обойти. 'Служить, пока вы живете в этом мире' - формально, не нарушив обещание, Солмир мог уйти - мир вокруг уже другой. Что он и сделал. Далее Солмир смог найти Меч богов, чтобы сразить своего бывшего короля, и в финальной битве Магнус был разбит. Но разумеется, Меч его не убил, Бессмертный король бежал и скрылся на севере.
        Палаэдра до сих пор восстанавливалась от нашествия, а едва созданное маленькое королевство Магнуса просто рассыпалось. Гэвин сбежал, а Солмиру, как его помощнику, мало кто хотел подчиняться. Зато теперь на этих землях, прослышав об Эмилии, начинали понемногу поговаривать о присоединению к Великому Аркануму.
        А сам Солмир последние месяцы путешествовал по северным пустошам: недавно оттуда стали приходить неясные слухи, что Магнус снова что-то готовит. Не зная, как победить бессмертного мага, джинн тем не менее, решил попытаться узнать о его новых замыслах и помешать им...
        Все оказалось хуже, чем он мог представить. К своему изумлению, в пустошах, где прежде обитали лишь разрозненные племена варваров, да мелкие некроманты, Солмир обнаружил присутствие целой армии. Армии крюлодцев, которой командовал Килгор!
        Да, на сей раз после Расплаты правитель Крюлода оказался жив и невредим. Правда, правителем он стать не успел: Расплата случилась как раз в момент, когда войско Килгора шло завоевывать ему трон. И практически всю эту армию он смог провести через порталы.
        На Аксеоте Килгор появился неподалеку от границ местного королевства Мендосус и, не долго думая, напал на него. Конечно, местные оказались совершенно не готовы к тому, что в степях, где практически никто не живет, безо всякого предупреждения возникнет из воздуха огромная армия. И Мендосус пал...
        Но на этом Килгор не остановился: победы ударили ему в голову. В последующие годы он завоевывал всех соседей, одного за другим, пока год назад не добрался до земель вампира Малвича...
        - Ну, конечно! Малвич! - сообразил я. - Помните, год назад он как раз напал на таталийцев?
        - Он не собирался никого завоевывать, - поняла Эмилия. - Он убивал всех в окрестностях, чтобы пополнить свою армию, потому что хотел защищаться от Килгора!
        - Именно так, - согласился Солмир. - Но это его не спасло, как и посох Мертвого Древа...
        Как ни увеличил Малвич свое мертвое войско, призвав на помощь всех соседних некромантов, орды Килгора взяли его замок штурмом. Правда, и варвары потеряли при этом едва ли не половину армии. Но в итоге всех некромантов на этих землях перебили, а посох Мертвого Древа достался Килгору, у которого теперь, кроме армии, появилось еще и очень сильное магическое оружие.
        И как будто этого мало: Солмир обнаружил того, в поисках кого и отправился в те места. Магнус вновь строил големов-драконов, и он вступил в союз с Килгором! Сейчас, насколько знал джинн, эти двое планировали поход на Палаэдру. Через земли же Великого Арканума они собирались просто пройти, еще не зная, что здесь уже образовалось королевство. Солмир, последний год проведший на севере, и сам очень удивился, когда, намереваясь предупредить местные города о грядущем нашествии, обнаружил здесь молодое государство.
        - Я преодолел весь путь до Аркании за считанные дни, - сообщил Солмир. - Но войскам Килгора понадобится два или три месяца, чтобы добраться до границ Великого Арканума.
        - Мы будем защищаться, - решительно ответила Эмилия. - Спасибо вам за предупреждение, Солмир ибн Вали Барад.
        - При всех ваших способностях, боюсь, на этот раз вам не справиться в одиночку. Но перед тем, как прилететь к вам, я уже успел побывать в Палаэдре. Король Лисандер предлагает вам посетить его и заключить союз против Килгора и Магнуса. Это не займет у вас много времени, - добавил Солмир. - Я могу переместить вас и ваших друзей в Палаэдон и вернуть обратно в любой момент.
        - Вы настолько хороший маг? - поразилась Эмилия.
        - Конечно. Вы же не думаете, что я шел пешком от пустошей до Палаэдры? Мне не так трудно переместиться в места, где я уже когда-то бывал. К сожалению, с собой я могу захватить только несколько человек: это предел моих возможностей.
        - А это не ловушка? - недоверчиво спросила Сирка. - Перемещаться неизвестно куда, неизвестно к кому...
        - Может быть, это вас убедит, - попугай вдруг исчез.
        - Обернитесь, - сказал голос Солмира с другого конца комнаты.
        Прямо за спиной у Сирки обнаружился высокий джинн, такой же ярко-синий, каким был попугай.
        - Как вы... - медуза отодвинулась.
        - Уверяю вас, будь у меня какие-то плохие замыслы, не стоило появляться в виде попугая. Как видите, я могу незаметно оказаться рядом с любым из вас. Но нападения исподтишка - это не мой стиль.
        - Точно, не его, - со знанием дела подтвердил я. - Он - честный джинн...
        - Впрочем, если вы хотите, то встречу с королем Лисандером можно провести и у вас, в Аркании. Я доставлю его сюда с такой же легкостью, как и вас в Палаэдон.
        - Нет, думаю, это будет невежливо, - ответила Эмилия. - Я согласна встретиться в Палаэдоне, ведь нам все равно необходимо установить дипломатические отношения. Только прежде сделаю распоряжения о подготовке к войне...
        Глава двадцатая
        Подготовка не заняла много времени. Эмилия быстро написала приказ о сборе армии и других необходимых приготовлениях и отдала его на переписку, а также сообщила о Солмире и приглашении на встречу с Лисандером. Дальше ее собственное вмешательство пока не требовалось: все равно понадобится где-то с неделю, чтобы приказ достиг всех наших земель. А уж пока вся армия соберется в поход - не меньше месяца. Оставалось только с тоской вспоминать антагаричскую систему порталов. На Аксеоте, во всяком случае, в наших местах, ничего подобного Древние не построили. Существовало довольно много порталов местного значения, но маршрута, обеспечивающего быстрые путешествия с одного края континента на другой, не было. И среди магов Аксеота тех, кто мог бы телепортироваться на большие расстояния, Солмир еще не встречал. Кроме него самого, разумеется. Впрочем, джинн обещал научить этому и арканских магов, если среди них найдутся достаточно способные.
        Само путешествие также оказалось не слишком долгим: Солмир лишь пропал на полчаса, чтобы предупредить о нашем прибытии, а затем уже, вернувшись, телепортировал нас...
        * * *
        Если в Аркании солнце только заходило, то над Палаэдоном уже зажигались первые звезды. И воздух тут казался прохладнее. К тому же сразу стало ясно, что мы находимся на крыше здания. И не одни.
        - Королева Эмилия Найтхэвен, с прибытием в Палаэдру, - поклонилась стоявшая неподалеку черноволосая девушка в форме с гербом - все тем же эрафийским грифоном. - Король Лисандер ждет вас и ваших спутников.
        - Спасибо. То есть, здравствуйте, - Эмилия слегка замешкалась. - Мне раньше не приходилось участвовать в подобных церемониях...
        - Не волнуйтесь, король Лисандер тоже не сторонник долгих церемоний, - улыбнулась встречающая. - Вообще-то, в Палаэдре еще почти никто о вас не знает. Лорд Корак, хорошо, что вы вернулись.
        - Только я не лорд, - предупредил я. - Уже давным-давно. И Гармондейла-то нет больше.
        - В самом деле? - девушка взглянула на меня с легким удивлением и любопытством. - Впервые слышу, чтобы кто-то отказался от своего энротского титула. Эти прежние звания и должности не столь важны на Аксеоте. Но обычно люди упорно стремятся сохранить их. По крайней мере, в Палаэдре все обстоит именно так.
        - Память о былом величии, - вздохнул Солмир. - Магнус тоже до сих пор называет себя королем, хотя никакого королевства у него уже давно нет.
        - А вы меня помните? - перебила его девушка, обратившись ко мне. - Я - Тауни Кэндал, мы встретились когда-то в замке Кэтрин Сердце Грифона: после того, как вы победили дракона! Я вас помню!
        - Тауни?! - теперь, присмотревшись, я действительно заметил сходство с той девочкой, с которой меня познакомила Кэтрин. - Ты... Стала старше.
        - Так сколько лет прошло, - улыбнулась Тауни. - Хотя мне всегда казалось, что вы тоже старше... и повыше ростом.
        - Это потому что ты была маленькая, - смутился я. Для меня с нашей встречи не прошло и полгода. - А Голдот... тоже тут? Помню, вы тогда дружили.
        Я чуть было не сказал по привычке: 'Голдот Полумертвый'.
        Тауни поморщилась:
        - Да... Дружили. Несколько лет назад. Но после Расплаты Голдот вздумал учиться на друида: на юге Палаэдры есть несколько магов Природы. С магией Жизни что-то у него не заладилось, рыцарская жизнь тоже оказалась как-то не для него, вот и перебрался к ним, в леса, в Палаэдон не заезжает. Недавно писал, что достиг успехов. Должно быть, есть талант. Ну, если нравится кому-то возиться деревьями, значит, так для него лучше, - судя по голосу приемной дочери Кэндала, она-то такой выбор лучшим не считала.
        - А я - Сирка, - напомнила о себе медуза. - Здравствуйте.
        - Да, - тон девушки внезапно стал холоднее. - Я знаю. Если вы намерены задержаться в Палаэдоне, то тебе не стоит выходить за пределы замка. Да и по замку не нужно бродить... ползать без присмотра.
        - Это почему еще?!
        - Люди не забыли Нигон, - был короткий ответ. - Я не отвечаю за то, что они могут сделать, встретив медузу на улице.
        - Подождите, - Эмилия нахмурилась. - Сирка не имеет отношения к Нигону.
        - Думаете, кто-то будет разбираться? Я просто предупреждаю, для ее же безопасности. Вы-то можете спокойно ходить, где захотите. Из-за нее мы и идем в замок с крыши башни, а не через ворота - мало ли...
        Мы с Эмилией растерянно переглянулись. За последние месяцы то, что Сирка являлась не самым любимым среди переселенцев существом, как-то забылось. В Аркануме проживали разные народы, и видя, что Сирка сражается на нашей стороне и дружит с королевой, все относились к ней спокойно.
        - Нигон они не забыли, - тихо пробормотала Сирка. - Как будто я сама его помню. Чуть что - сразу медузы виноваты.
        - Не волнуйтесь, это нисколько не помешает союзу Палаэдры и Арканума, - успокоила Тауни. - Главное - держите ее при себе. Пойдем, Лисандер ждет вас.
        Пока мы спускались с башни по узкой винтовой лестнице, Тауни коротко рассказала о случившемся со времени моего ухода: о счастливой жизни в Эрафии, войне с Мутаре, бегстве в порталы... О том, как трудно поначалу пришлось на Аксеоте, но король Лисандер сумел построить новое королевство. Самой Тауни жилось совсем неплохо, генерала Моргана Кэндала она считала своим отцом, а Гелу - приемным братом. К сожалению, генерал погиб при Расплате, до последнего охраняя порталы и помогая людям спастись. А о Гелу ничего не было известно до сих пор, и девушка очень обрадовалась, услышав, что тот жив и стал королем Аранорна. Ныне Тауни занимала пост командира королевской охраны: способную девочку с детства обучали сражаться Кэтрин и Гелу, а потом Лисандер и лучшие маги Палаэдры. Так она и стала отличным бойцом и волшебницей, хотя, в отличие от Эмилии, была склонна к разрушительной магии огня и хаоса...
        * * *
        'Не похож, - мысленно вздохнул я, увидев на троне мощную фигуру Лисандера Грифоново Сердце. - Кэтрин была не такой. Она была... Кэтрин.'
        Сам не знаю, чего я ожидал. Дело, конечно, было не во внешнем виде, хотя особого сходства между родственниками не наблюдалось. Основное различие заключалось в другом: если Кэтрин одинаково хорошо выглядела и в доспехах, и в платье, и с мечом в руке, и на троне, то у Лисандера оказался такой вид, словно на трон он только временно присел. Этот представитель династии выглядел типичным воином: тренированным, опытным, умным - но не прирожденным королем, как его единокровная сестра.
        И Тауни сказала правду: король Палаэдры не придавал большого значения церемониям. У меня даже сложилось впечатление, что он не очень-то в них и разбирался. Неудивительно, если вспомнить, что королем незаконнорожденный наследник стал безо всякой подготовки - прямо из обычных рыцарей. Да и позже по соседству от Палаэдры не встречалось других коронованных особ, за исключением сумасшедшего Магнуса, так что практику приобрести было негде. К счастью, Эмилия понимала в придворном этикете еще меньше.
        Так что все ограничились тем, что слегка друг другу поклонились, сообщив, что много друг о друге слышали.
        - Я так же рад видеть и вас, лорд Корак, - продолжил затем Лисандер.
        - Взаимно рад. Только я уже не лорд, - меня понемногу начало раздражать постоянное упоминание титула.
        - Простите, я считал, что титул остался при вас до сих пор, - палаэдриец неподдельно удивился. - Королева Кэтрин не лишала вас его. Значит, вы имеете полное право называться лордом.
        Я понял, что еще немного, и слово 'лорд' станет вызывать мое отвращение. К тому же, как можно оставаться лордом несуществующих земель, было выше моего понимания. Да еще вся эта история о победе над драконом...
        - Может быть, и имею, но так как уже нет Гармондейла, то и называться так нет особого смысла. Так что предпочитаю быть просто Кораком.
        - Хорошо, - Лисандер уважительно кивнул, видимо, пренебрежение титулом ему понравилось...
        Зато с Сиркой он поздоровался так безукоризненно вежливо, что сразу стало ясно: Лисандеру медузы тоже не по душе.
        После этого мы с видимым облегчением завершили официальную часть и перешли к обсуждению военного союза против Килгора и Магнуса...
        Тут, на первый взгляд, не оказалось ничего сложного: вместе Великий Арканум и Палаэдра могли выставить столько же воинов, сколько было у Килгора после всех его потерь в войне с некромантами. Это если собрать только имеющих боевой опыт. Если брать всех остальных, то выйдет вдвое больше, но вот то, что такое увеличение армии повысит ее боеспособность - вызывало сомнение: как бы не вышло наоборот. Обучать новобранцев некогда, а они могут стать нашим слабым местом в бою. К тому же необходимо оставить кого-то и дома: пока на других границах все спокойно, но кто знает, что может быть... Так что наша объединенная армия должна быть равна варварской.
        Однако оставались две большие проблемы: как противостоять посоху Мертвого Древа; и как убить Магнуса, который уж точно не перестанет строить козни. И если с Магнусом совершенно ничего не прояснилось, то насчет посоха существовал один готовый рецепт.
        - А Щит Жизни? - сразу же предложил я. - Слышал я, что есть такой артефакт.
        Тут не пришлось врать, чтобы объяснить свои знания: я действительно слышал о Щите Жизни уже на Аксеоте. Адриена рассказывала о монастыре, находящемся недалеко от земель Малвича и хранящем свою святыню. Правда, она не знала, что с ним стало после ухода таталийцев.
        - Щит Жизни? - не понял Лисандер.
        - Артефакт, по легендам обладающий огромной силой и дающий защиту от магии смерти, - Солмир почему-то вздохнул. - Да, у меня появлялась мысль, что он мог бы помочь, хотя для того чтобы узнать наверняка, надо проверить в бою...
        - Так у нас может быть защита?! - обрадовалась Эмилия.
        - Увы, нет. Дело в том, что в монастырь, где хранился Щит Жизни, месяц назад проникли весьма странные воры: священница Алита Сумеречная и бард Аграйнель. Украли только этот щит, и мне не удалось выяснить, куда он попал потом. Воры ушли на юг, но их следы затерялись.
        Я слушал Солмира, онемев от удивления. Что здесь забыли Алита и Аграйнель, которые должны защищать Девоншир от Хексиса?! Если, конечно, война с Хексисом не произошла в прошлом, или не должна, наоборот, произойти в будущем. Но все равно, зачем им понадобился Щит Жизни?.. Что-то опять пошло не так из-за меня? Но к Хексису и Девонширу-то я каким боком мог быть причастен?!
        - Несмотря на наличие у Килгора Посоха Мертвого Древа, все же думаю, у нас есть большие шансы на победу даже без Щита, - продолжил тем временем Солмир. - У Килгора мало магов и они чрезвычайно слабы по нашим меркам. Лишь Магнус может как-то помочь ему в этом, но он один. Конечно, это не помешает им высвободить силу посоха, но имея большое преимущество в обычной магии, мы сможем уравновесить воздействие этого оружия: 'Воскрешением' или созданием 'Иллюзий'. Не говоря уже о сильных магических атаках леди Адриены.
        - Иллюзии действительно могут увеличить нашу силу на время битвы, - кивнула Эмилия.
        То, что маги называли 'иллюзиями' - на самом деле было практически реальными копиями живых существ. Как это работало, я толком не понимал, да и никто не мог объяснить, но такие 'фантомы' вполне могли атаковать врага, повторяя действия тех воинов, с которых их 'копировали'. Правда, они разрушались при первом же ранении, но до этого вполне могли сами нанести противнику самый настоящий удар. Чем-то они напоминали элементалей, только не призывались, а создавались магией и были куда более неустойчивыми. Зато достаточное количество опытных магов такие 'иллюзорные' войска могло 'штамповать' сотнями. Эмилия уже изучила это заклинание и постоянно тренировала среди прочих, стараясь создать как можно больше иллюзий.
        - Что ж, тактика борьбы с Килгором приблизительно ясна, - заключил Лисандер. - Позже мы разберем ее более внимательно. Но что мы можем поделать с Гэвином Магнусом? Этот бессмертный безумец не успокоится и после поражения Килгора. Как вы знаете, мы пробовали убить его Мечом Богов, но ничего не вышло.
        Мы беспомощно переглянулись. Способа убить Магнуса никто не знал. Точнее, я знал, как его нейтрализовать, но для этого Бессмертный король должен сам соединить свой разум с изобретенным им Хрустальным Маятником, а потом этот маятник надо уничтожить. Вряд ли Магнус сделает нам такой подарок.
        - Об источнике бессмертия Магнуса не знал никто на Энроте, - покачал головой Солмир. - И если на Аксеоте не найдется чего-то особенного...
        - Вообще-то как раз в Палаэдре есть нечто особенное, о чем я хотел сказать, - задумчиво произнес Лисандер. - Кто-нибудь из вас слышал об Оракуле Зари?
        Эмилия покачала головой. Я промолчал, хотя про Оракула прекрасно знал. У меня даже появлялась идея найти эту провидицу и обратиться к ней со своими проблемами.
        - Какая-то местная предсказательница? - не очень уверенно ответил Солмир. - Я что-то о ней слышал здесь, в Палаэдре.
        - Здесь она довольно известна. Говорят, она знает прошлое и будущее. И даже предсказала Расплату за годы до нее, - пояснил Лисандер. - Сам я никогда не обращался к Оракулу Зари, но если рассказываемое о ней - правда, то она может нам помочь. По крайней мере, мне неизвестен другой способ открыть тайну Магнуса. И до Оракула Зари нетрудно добраться, мы успеем посетить ее, пока армии наших королевств готовятся к походу. На это уйдет не больше,чем несколько дней. Во всяком случае, мы ничего не потеряем.
        'Это как сказать, - я вспомнил весьма дорогостоящие требования провидицы. - Впрочем, победа над Магнусом того стоит.'
        Эмилию Оракул Зари тоже заинтересовал, так что она поддержала идею. Солмир и Сирка не стали возражать, а я и вовсе согласился с радостью: возникла надежда разгадать мои собственные тайны практически здесь и сейчас. Если, конечно, провидица сама знает ответ... Но как правильно сказал Лисандер: мы ничего не теряем. Только надо сказать, чтобы захватили с собой золота побольше...
        Глава двадцать первая
        Золотые монеты со звоном сыпались в реку...
        - Надеюсь, Оракул не будет тянуть и их пересчитывать, - недовольно заметила Тауни. - Это и впрямь многовато.
        - Хорошо быть Оракулом, - Сирка склонилась над водой, с тоской глядя вслед опускающемуся на дно золоту. - Мы уйдем, а она потом придет, вытащит все... Может, у нее там специальная сеть на дне, чтобы все собирать.
        - Осторожнее, она может услышать, - предупредила Тауни. - Если она такая всезнающая.
        - Если всезнающая, то и так знает, что про нее думают...
        Благодаря все той же телепортации Солмира до границ владений Оракула Зари нам удалось добраться за два дня. Нам - это Лисандеру, Тауни, Эмилии, Солмиру, Сирке и мне: места здесь совершенно безопасные и охрана считалась ненужной. Причем и необходимые два дня джинну понадобились только на то, чтобы самому сюда долететь - в своем птичьем виде. Вернулся обратно и захватил нас с собой он уже за считанные минуты.
        Но вот дальше вышла заминка: каменный мост через реку, за которой и проживала Оракул, перегородила каменная же стена с надписью, призывающей пожертвовать значительную сумму золотом. Разумеется, джинн мог легко переместить всю команду через реку, но интуиция подсказала ему, что так лучше не делать. Дело в том, что когда Солмир отправлялся за нами, никакой стены здесь не было...
        Вокруг явно творилось что-то необычное, и рисковать не стоило: насколько мы знали по рассказам палаэдрийцев, если Оракул чего-то желает - лучше выполнять ее требования. Так что с золотом пришлось распрощаться. К счастью, я заблаговременно намекнул, что оно может понадобиться: вдруг предсказания не даются даром?
        Если бы мы и не знали заранее, то вернуться за деньгами все равно не составило бы труда - но все-таки лишнее время. А сейчас мы смотрели, как каменная стена на глазах растворяется в воздухе.
        - С такой магией я еще не сталкивался, - пробормотал Солмир. - Здесь все выглядит слишком... упорядоченным.
        - Упорядоченным? - уточнил Лисандер.
        - Да. Не удивлюсь, если Оракул так же легко расставляет леса и горы, как и стены.
        - Горы? Ну это уже слишком, мне кажется, - усомнилась Тауни.
        Я, однако, склонен был согласиться с Солмиром, если не насчет гор, то насчет порядка. Дорога, по которой мы шли, оказалась мощенной камнем, подозрительно ровной и как будто недавно отремонтированной - странно для мест, где никто не живет. Деревья неподалеку росли ровными рядами... Еще меня смущало то, что в отличие от игры, сейчас мы не испытывали особых трудностей: небольшая пирамида с изображенным на ней солнцем виднелась совсем неподалеку, часах в двух пешего хода от нас. Никаких долгих переходов по подземельям и толп врагов на пути. То ли Оракул действительно могла менять местность вокруг, то ли сейчас мы просто пришли с другой стороны... А может быть, еще что-то, мне неизвестное.
        Вторая стена появилась на пути час спустя. Просто из ниоткуда возникла на наших глазах, перегородив дорогу и растянувшись на сотню шагов по лугам вокруг. Мы, конечно, могли попробовать ее обойти, но безнадежность затеи становилась ясна заранее: если кто-то выстроил стену из ничего, что стоит сделать ее побольше?
        - Одного не понимаю, - проворчала Сирка. - Если Оракул такая сильная, почему сидит здесь и не вылазит? Она, наверное, миром могла бы править.
        - А может быть, она этого не хочет, - заметила Эмилия.
        - Не хочет? - такое у медузы не укладывалось в голове. - Нет, я же не говорю 'править миром и всех угнетать', но сами знаете, сколько вокруг непорядка. Ты же взялась править королевством. А она сидит со своей великой магией тут... По-моему, ей просто плевать на всех.
        - Было бы плевать, тогда бы она не отвечала на вопросы и не предсказывала всем будущее, - не согласилась королева.
        - За деньги, - уточнила Сирка. - За большие деньги.
        - Ты не понимаешь, - возразил уже я. - Это все - испытания. Чтобы приходили только те, кому действительно нужно.
        - То есть, если у меня нет кучи золота, то мне не очень нужно знать судьбу?!
        - Нет, тут другой принцип: если ты не можешь отказаться от денег, значит, твоя проблема не так велика, как ты думаешь. Тогда ты можешь взять эти деньги и потратить их на решение своей проблемы, если считаешь, что это лучше...
        - Положите на пьедестал оружие Древних, - прервал наш спор тихий женский голос, исходящий, казалось, прямо от стены.
        - О. Заговорила, - Сирка победоносно посмотрела на меня. - Испытание. Отдашь?
        Я замешкался лишь на несколько секунд. Перед Сиркой и Эмилией не хотелось выглядеть неспособным отказаться от лишнего артефакта.
        - Отдам! Не такое уж оно и хорошее, это оружие Древних. И почти все заряды уже все равно истрачены. Где этот пьедестал?
        И тем не менее, когда я положил бластер на каменный постамент перед стеной, то не смог сдержать вздоха. Оставалось убеждать себя, что я им редко пользуюсь, да и вообще, можно найти что-нибудь получше, а в войне с Килгором и Магнусом все решат армии и знания, а не отдельный бластер.
        Но все же... Теперь я чувствовал себя куда менее защищенным, чем раньше, а Оракул вызывала и мое недовольство, хотя саму идею испытаний я поддерживал. Вот так странно...
        Стена растворилась в воздухе вместе с пьедесталом и оружием.
        - Она неплохо поживилась сегодня, неплохо, - продолжала жаловаться Сирка. - Эта легкая прогулка стоит все дороже. Надеюсь, в следующий раз она не попросит корону.
        - А может, в следующий раз она попросит тебя в подарок? - не выдержала Тауни. Она тоже выглядела недовольной происходящим. - Помолчи, пожалуйста.
        - Ты мне не указывай, когда говорить! И не такие пробовали указывать.
        - Да? И кто же это был? - скептически поинтересовалась Тауни.
        Но тут Эмилия и Лисандер в два голоса потребовали прекратить спор: до Оракула осталось совсем немного.
        * * *
        Третья стена появилась, когда мы уже считали, что добрались до цели: дорога, ведущая к пирамиде, превратилась в обсаженную клумбами ухоженную аллейку, в конце которой виднелись распахнутые двери, а за ними - ряд колонн.
        Причем возникла стена так внезапно, что Сирка, ползущая впереди всех, чуть не врезалась в нее.
        - Это она из вредности, - уверенно и даже с каким-то удовольствием сообщила медуза.
        - Пройти могут только Эмилия и Корак, - сообщил прежний тихий голос. - Идите прямо сквозь стену.
        - Послушайте, у нас важное дело, - обратился к каменной кладке Лисандер. Кажется, на этот раз такое пренебрежение задело и его. - Важное для нас всех.
        - Действительно, пропустить всех будет удобнее, - прибавила Эмилия.
        Стена молчала.
        Эмилия осторожно прикоснулась к препятствию - и рука свободно погрузилась внутрь.
        Сирка попыталась повторить трюк, но безуспешно: для нее камень оставался камнем. А вот когда я тоже попробовал тронуть стену, то не ощутил ее вообще, казалось, от нее одна лишь видимость.
        - Я решил бы, что это иллюзия, если бы она не становилась прочной для всех, кроме вас двоих, - заключил Солмир после того, как все по очереди обстучали камень. - Оракул ясно дает понять свои желания.
        - Вот был бы у нас стенобитный таран, - не унималась Сирка. - Тогда бы...
        - Тогда следующая стена могла бы появиться у тебя на голове, - прервала ее Тауни. - Ты думаешь, никто за столько веков не додумался захватить земли Оракула силой?
        - И как?
        - Как видишь, Оракул Зари и сейчас тут. И дорожки ровные, и клумбы благоухают.
        - Ну, - Эмилия оглянулась на меня. - Думаю, нам надо идти туда.
        - Пойдем... - после того, как Оракул явно отделила меня от всех, уверенности как-то поубавилось. Что она обо мне знает? Все? С другой стороны, если она знает все, значит сможет и подсказать что делать?
        - Я первый. На всякий случай, - с этими словами я шагнул в стену.
        И тут же оказался по ту сторону...
        Глава двадцать вторая
        Клумбы и впрямь благоухали вовсю, где-то пели птицы, сверкало изображенное на пирамиде солнце... Кстати, вблизи стало видно, что здание только имеет форму пирамиды, но вовсе не из сплошного камня: в стенах выше оказалось множество застекленных окон.
        И ни одной живой души рядом.
        - Ощущение, словно мы пробрались в чужой сад, - Эмилия даже понизила голос.
        - Ну нас-то пригласили, - неуверенно ответил я.
        Когда мы подошли к открытым настежь дверям, голос не послышался и новых стен на пути не возникло. Должно быть, нам разрешали войти.
        И пока мы шли по коридору мимо колонн и ваз с цветами, на пути тоже никто не встретился, хотя все вокруг выглядело ухоженным и прибранным. Лишь в конце пути, в луче света, падающем из широкого окна, виднелась женская фигура в желтом платье, совершающая загадочные движения...
        - Она что, подметает?! - изумилась Эмилия, когда мы подошли ближе.
        - Да, похоже... - На миг мне в голову пришла мысль, что, наверное, Оракул действительно целыми днями только и делает, что убирает свой дом. Хотя вряд ли она могла бы навести такой порядок в одиночку. Руками, по крайней мере.
        Но нет, войдя в комнату с окном, мы убедились, что женщина просто задумчиво водит веником по мозаике на полу. Голубые, зеленые и золотые плитки изображали восход солнца, и Оракул стояла как раз на линии горизонта.
        - Эмилия, королева Великого Арканума. И тот, кто зовется Кораком Таинственным, - негромко сказала она, подняв голову. - Здравствуйте.
        - Здравствуйте, - одновременно ответили мы, вдруг смутившись. Тем более, что обстановка не прибавляла уверенности. Мне неожиданно представился школьный класс и преподавательница...
        - Вы ведь Оракул Зари, да? - осторожно продолжила Эмилия.
        - Да, - женщина оперлась на веник и улыбнулась нам. - Так меня зовут здесь.
        - Спасибо, что согласились принять нас, это большая честь. Мы хотели бы спросить, как победить бессмертного короля Гэвина Магнуса, вы ведь знаете о нем, да? - так же смущенно спросила королева.
        - Знаю, - согласилась Оракул. - А ты что скажешь, Корак?
        - Я тоже хочу узнать, как победить Магнуса... - я собрался с духом. - И еще... Можно вас спросить...
        - Можно, - с легкостью разрешила провидица. - Но ты ведь знаешь правило: два вопроса - и один ответ.
        - Что? - не поняла Эмилия.
        У меня появилось нехорошее предчувствие.
        - Я могу сказать, как победить Магнуса, - пояснила Оракул Зари. - Или как Кораку вернуться домой. Одно из двух, причем выбрать должен только он сам.
        - Домой? - Эмилия непонимающе взглянула на меня. - О чем она?
        - Ну... В общем, я не отсюда, - может быть, место и время для признания оказались не самыми лучшими, но рядом с Оракулом вряд ли можно что-то утаить.
        - Издалека, из прошлого. И не знает, как вернуться, - закончила за меня провидица.
        - Из прошлого?! - Эмилия выглядела потрясенной. - Но как...
        - Думаю, он расскажет тебе об этом позже. А сейчас решение за тобой, Корак: знание о победе над Магнусом или о возвращении назад. Одно из двух. Все зависит только от тебя.
        - Но почему вы не можете ответить на два вопроса сразу?!! - возмущенно спросила королева. Она выглядела сбитой с толку после открывшихся тайн, но недовольство несправедливостью явно перевесило растерянность. - Вы же знаете!
        - Все должны сами решать, что для них важнее, - тихо ответила Оракул. - Бросить в речку чужое золото, отдать бластер, который тебе достался бесплатно... А что у тебя есть своего, собственного, Корак?
        Воцарилось молчание. Эмилия умоляюще взглянула на меня, но тут же отвернулась, должно быть, не желая вмешиваться. Оракул, как ни странно, смотрела с сочувствием, хотя сейчас мне больше всего хотелось швырнуть в это сочувственное лицо что-нибудь тяжелое.
        Это удар оказался похуже, чем на станции настоящего Корака. Тогда мне сказали, что не знают, как вернуться. Сейчас: что знают, но не скажут. То есть, скажут, если я брошу на произвол судьбы Эмилию и остальных - так все выглядело! Возникла было робкая мысль, что, может быть, можно найти способ победить Магнуса и без помощи предсказательницы, но я ее тут же со злостью отогнал. Лучше застрять на Аксеоте, хоть бы и навсегда, чем уйти, зная, что они могут проиграть из-за меня!
        'Это испытание! Еще одно испытание, чтоб ей провалиться, гадалке проклятой!!'
        - Расскажите, как победить Магнуса, - наконец, потребовал я.
        Оракул кивнула и тут же произнесла:
        - Герой бессмертный из легенд
        Даст вам оружие побед,
        Какое - знаешь только ты,
        Ваш путь - в драконовы хребты.
        - Не проси меня объяснить, ты уже знаешь все, что нужно, - продолжила предсказательница, заметив выражение моего лица. - Запомнил?
        - Да, - я взглянул на Оракула уже с откровенной яростью. После всех издевательств... то есть испытаний, что ей стоило сказать прямо?! Однако, помня о том, как она делает из воздуха стены, я удержался от желания высказать все, что думал. - У меня хорошая память.
        - Вот и отлично. Теперь вам можно возвращаться, - провидица на несколько секунд повернулась к нам спиной. А когда развернулась вновь, на ее ладони лежал... мой бластер.
        - Возьми его, мне было нужно не твое оружие, а готовность от него отказаться.
        - Спасибо, - слыша в ее голосе искреннее участие, я совершенно перестал понимать Оракула. Но бластер забрал.
        - Вы с друзьями можете телепортироваться прямо от стены. И еще кое-что... Пусть Тауни Кэндал захватит с собой Меч Богов. Может пригодиться.
        - Но против Магнуса его уже пробовали применять, - напомнил я, хотя предсказательница сама должна все знать.
        - Пусть Тауни захватит Меч с собой, - повторила Оракул Зари.
        - Ясно, - поспешно согласилась Эмилия. - Мы скажем ей.
        - Опасайтесь сумерек. Удачи.
        - Спасибо, - окончательно растерялся я. - А вы кто?
        - Я - Оракул Зари, - женщина улыбнулась. - Разве не знаешь?
        - Но кто вы? Киборг, маг, хранитель Аксеота или как-то связаны с Сетью?
        - А вот это - как раз совершенно не важный вопрос. Он происходит от простого любопытства, и это знание ничего не даст вам. Идите, у вас есть дела. До свидания.
        И показывая, что встреча окончена, Оракул вновь принялась водить веником по узорам на полу.
        - До свидания, - послушно попрощались мы.
        Уже выходя из комнаты, я вдруг сообразил еще кое-что.
        - Оракул...
        - Да? - подняла она голову.
        - А вы ведь признались, что путь в мой мир существует!
        - Я никогда не говорила, что его нет. Он есть, и его можно найти. Удачи тебе и в этом.
        Улыбнувшись напоследок, Оракул снова обратила свое внимание на мозаику...
        Глава двадцать третья
        - Не понимаю я ее, - расстроено сообщила Эмилия, едва мы покинули пирамиду и вновь вышли на аллейку. - Послушать, так вроде бы добрая, помочь нам хочет, но почему говорит такими загадками и не может нормально объяснить?.. А ты в самом деле из прошлого?
        - Да.
        - Из далекого? Сколько лет назад? - с интересом спросила начинающая королева.
        - Очень много.
        - Неужели... до Безмолвия?!
        - Больше. Еще до Древних, - я даже почувствовал гордость за свое происхождение. - Так, по крайней мере, говорят.
        - Не может быть! А как же... Нет, прости, о чем я говорю, ты же теперь... Это я от неожиданности... - путано объяснила Эмилия, благодарно взглянув на меня. - Спасибо. Знаешь, если бы у меня появилась возможность вернуться в прошлое - в Эрафию, к семье - я бы наверное, не смогла отказаться, как ты...
        - Ты - смогла бы, - уверил я. Как ни странно, настроение улучшилось. В конце концов, путь-то вернуться есть - Оракул подтвердила! К тому же приятно, когда на тебя смотрит как на героя не кто-нибудь, а Эмилия Найтхэвен.
        - Как только победим Килгора и Магнуса, обязательно выясним, как тебе вернуться! - пообещала девушка. И, не сдержав любопытства, поинтересовалась: - А как там, в прошлом?
        - Ну... Почти так же, как и тут, в общем-то. Только техники побольше, а магии совсем нет...
        - Нет магии?! Совсем?!
        - Ее тогда еще не успели изобрести.
        Стена услужливо растворилась перед нами, открыв взглядам ожидающую нас команду...
        - Только остальным пока не говори, ладно? - успел шепнуть я.
        - Хорошо, - прошептала в ответ Эмилия. - Вот теперь понимаю, почему ты - Таинственный.
        * * *
        Наш новый 'военный совет' происходил прямо на дороге к Оракулу, возле ее любимых клумб.
        - И это все?! - как только Сирка услышала, в чем состояло предсказание, предсказательница в ее глазах упала еще ниже. - И за это столько золота? И бластер?
        - Ну, бластер-то она вернула, - уточнил я, продемонстрировав оружие.
        - Потому что ей не в кого стрелять в своей пирамиде. Но это же не предсказание, а не пойми что!
        - Почему же, две строчки как будто ясны...
        - Три, - уточнил Солмир.
        - А какая третья? - не понял я.
        - Да, какие три строчки? Что за бессмертный герой из легенд с победным оружием? - не унималась медуза.
        - Тарнум, наверное. Бессмертный герой. По крайней мере, больше никто в голову не приходит. Больше ведь бессмертных легендарных героев не было? - обратился я к Солмиру.
        Джинн согласно кивнул:
        - Я тоже не могу припомнить больше никого ни с Энрота, ни с Аксеота. По-настоящему бессмертными в нашей истории можно назвать только двоих: Тарнума и Магнуса. Если, конечно, не брать в расчет личей, но их вряд ли можно назвать как действительно бессмертными, так и героями.
        - Значит, Тарнум, - повеселел Лисандер. - Это уже полдела: знать, что у него есть необходимое нам оружие.
        - А 'ваш путь в драконовы хребты', по-видимому, значит, что мы должны попасть в горы к северу, которые так и называются - Драконий Хребет, - прибавил Солмир. - Причем, именно в этих горах и располагается крепость Магнуса.
        - Самим сунуть голову в пасть дракону? - пробормотала Сирка.
        - Иногда драконьи зубы легче выбить изнутри, - усмехнулась Тауни. - К тому же, нам в любом случае пришлось бы те места посетить.
        - Мне только одно не ясно, - задумчиво проговорила Эмилия, повернувшись ко мне. - Что имела в виду Оракул, говоря про оружие 'какое - знаешь только ты'? Что никто кроме тебя не знает, что это за оружие? И сам Тарнум не знает? Как же тогда он его даст?
        - У Тарнума может быть при себе что-то, возможностей чего он и сам не знает, - заметил Солмир.
        - А я тогда откуда знаю? - удивился я. - Понятия не имею, что это за оружие такое, которое может убить Магнуса. Знал бы - не понадобилось бы спрашивать Оракула!
        - Возможно... ты сам тоже еще не знаешь... или не догадываешься, - неуверенно высказалась Эмилия.
        - Догадывайся только поскорее, - попросила Сирка.
        Я пообещал постараться и догадаться как можно быстрее.
        - Ну, Меч Богов я с собой захвачу, если надо: он и сам по себе хороший меч, хотя против Магнуса и бессилен, - сообщила Тауни. - А почему опасаться сумерек она велела?
        - Кто-то может напасть в сумерках, - предположил я.
        - Это и так ясно, что может. Точно так же, как и посреди ночи. Но зачем специально об этом говорить?
        - А может быть, она имела в виду Алиту Сумеречную? - выдвинул версию Солмир. - Ту, которая украла Щит Жизни.
        Все задумались.
        - Ну ладно, на всякий случай, будем опасаться и этой Алиты, - согласилась Эмилия. - И что из всего этого выходит?..
        - Взять Меч Богов, идти к Драконьему Хребту, опасаться и... думать над этим, - подытожил джинн.
        - Значит, выходим в поход, как и собирались, но первоначальной целью выбираем эти горы, - Лисандер дождался кивка Эмилии и продолжил:
        - Думаю, за то время, пока мы доберемся до Хребта, все станет яснее.
        Глава двадцать четвертая
        Как ни старалась Эмилия, а армия Арканума вышла в поход позже армии Палаэдры: рыцари все же обладали большим опытом в войне и подготовке к ней. К тому же нашей королеве пришлось еще помучиться, выбирая кого-то, на кого можно временно переложить дела королевства: поход мог затянуться надолго.
        Поскольку нам понадобились все умелые полководцы, то Тарх и Адриена уходили с нами. Выбрать регента оставалось из менее известных местных градоправителей. Эмилия считала наиболее подходящими кандидатами лордов Лэндрю и Оливера, а также леди Миранду (хотя они еще и не успели официально стать ни лордами, ни леди). Все трое проявили верность Великому Аркануму, успели немного повоевать на границах, разогнав местные банды, и неплохо управляли своими городами, хотя у каждого находились свои преимущества. По отзывам, Миранда отдавала предпочтение армии, Оливер - обеспечению городского благоустройства, а Лэндрю взялся создавать арканский флот и достиг в этом деле успехов. Королева подумывала назначить именно его - но мне пришлось вмешаться.
        Едва услышав имя, я тут же припомнил, что лорд Лэндрю в той, другой, истории оказался предателем. Да еще и с Эмилией обедал... То есть, обед тут, конечно, совсем не при чем, но мне он казался подозрительным. Разумеется, стать предателем его вынудил Хрустальный маятник Магнуса, но как Солмир с этим маятником сумел подобраться так близко?.. В общем, не стоило Лэндрю подпускать к управлению всем королевством. На всякий случай. Не нравился он мне, и все тут!
        Эмилии я, правда, сказал не об этом, а указал, что не следует отрывать нашего главного кораблестроителя от дела, которое у него так хорошо получается, и лучше уж назначить Оливера.
        Первой меня поддержала Адриена: она пока оставалась единственной, кто был в курсе моего знания будущего, и, должно быть, рассчитывала на него... По иронии судьбы, сам я сейчас верил в свои знания куда меньше.
        Сирка присоединилась к нам просто за компанию, а Тарх особой разницы между регентами не видел.
        Эмилия, впрочем, тоже не считала необходимым назначение именно Лэндрю, так что она легко согласилась с большинством, и в итоге регентом стал лорд Оливер.
        Не желая оставлять некоторые дела неоконченными, королева напоследок все же подписала оставшиеся законы, от которых мы отвлеклись из-за поездки к Оракулу, сделала еще несколько назначений, и поход начался.
        А семь недель спустя наши объединенные армии, наконец, добрались до Драконьего хребта...
        В пути, понятно, пришлось нелегко: управлять передвижением такого большого войска Эмилии еще не приходилось, и опыта у нее не было, в отличие от Лисандера. Эмилия, Тарх, Адриена, да и мы с Сиркой постоянно метались между отрядами, следя, чтобы все шло как надо и никто не отстал, свернув не на ту дорогу.
        К счастью, сейчас армия Арканума стала уже не той, что полгода назад: Тарх не зря старался, чтобы обеспечить ей все необходимое и сделать более похожей на... армию.
        И если не считать обычных походных трудностей, все прошло очень легко: войска Арканума и Палаэдры встретились вскоре после пересечения своих нынешних границ на пока нейтральных землях. Немногочисленное местное население, как оказалось, уже знало о приближении орд Килгора, перепугалось и не мешало нам проходить мимо, тем более, что Солмир успел слетать сюда заранее и обо всем договориться.
        В горах, по словам тех же местных жителей, творилось что-то совершенно непонятное. Килгор с Магнусом находились с противоположной стороны Драконьего хребта и шли нам навстречу. Но кроме того, говорили, что рядом опять завелись какие-то некроманты с мертвой армией и почему-то с ними заодно кентавры и феечки, что выглядело полной ерундой, однако так утверждали на полном серьезе.
        А еще день спустя пришлось убедиться, что слухи не врали...
        * * *
        Феечки появились, когда мы стали лагерем в каком-то лесистом ущелье. Причем, как сообщили часовые, трое крылатых не особенно скрывались: просто расселись по ветвям деревьев, разглядывая наших солдат издалека. Пока враждебных намерений они не проявляли, но поволноваться заставили: вдруг за феями явится и кто-нибудь похуже?
        Впрочем, разведка не обнаружила поблизости больше никого, так что мы успокоились и сами решили взглянуть на крылатых гостий поближе...
        - Сидят, смотрят, - недовольно сообщила Тауни, передав мне подзорную трубу. - Смеются.
        Феечки действительно сидели, посмеивались, и, казалось, совсем нас не боялись. Ростом они были чуть пониже гномов, но куда тоньше, в желтых платьях, с разноцветными стрекозиными крыльями, и вообще какие-то хрупкие на вид. Эмилия слегка неуверенно поинтересовалась: опасны ли они?
        - Не то чтобы опасны... - Тарх поморщился. - Надоедливы. В Авли находилось одно поселение фей, так что там о них знали. Быстро летают и нападают, в одиночку и даже две-три вреда не сделают, ну а тысяча разъяренных фей и дракона загрызет...
        - Как загрызет? - не поняла Тауни.
        - Зубами. По правде говоря, я никогда не видел и сотню разъяренных фей разом, но кусаются они хорошо, - гном снова поморщился.
        - Дракона?! Зубами?! - не поверила Сирка. - Как?! Его же чешую и мечом не так легко пробить.
        - Не знаю, не видел, - развел руками Тарх. - В том единственном случае, о котором приходилось слышать, они выцарапали дракону глаза, перегрызли какое-то уязвимое место в крыле, и когда он упал - добили уже еле живого. Но их налетело больше тысячи тогда. И несколько сотен погибло при этом.
        - Кровожадные малютки, - пробормотала Адриена, завладев подзорной трубой.
        - Может быть, насчет дракона и выдумка, но что они в большом количестве опасны - не сомневайтесь, - подтвердил гном.
        - Но сейчас-то их всего три, - прищурилась Тауни. - Почему бы не подобраться и не схватить малявок за крылышки? Узнаем, откуда они и что здесь высматривают. Я сама могу...
        - А вот этого не советовала бы, - как мне показалось, это сказала трава чуть ли не под ногами. - Там кроме фей еще парочка гигантских богомолов притаилась - снесут голову одним махом. И вообще, вы чего высыпали на окраину лагеря всей толпой командиров? А если бы это была засада?..
        На наших глазах рядом медленно проявилась лежащая на земле человеческая фигура, раскрашенная узорами, напоминающими стебли и листья.
        'Хамелеон!' - изумленно подумал я.
        Впрочем, узоры через несколько секунд исчезли, цвета изменились, и фигура оказалась светловолосой женщиной в эльфийской одежде, рваном красном плаще и с какими-то перышками, вплетенными в волосы...
        - Аграйнель, бард, - представилась она, беззаботно глядя на нас снизу вверх. - Так вы из Эрафии? Тарнум будет рад. А уж Николай чуть с ума не сошел, когда услышал, что у вас грифон на знамени. Хотя он и так уж слегка... Но всегда ведь может стать хуже.
        Глава двадцать пятая
        В первые мгновения столь внезапное появление барда вызвало всеобщую растерянность.
        Затем мы заговорили одновременно.
        - Зачем подкралась?.. Тут что, все барды такие? - недовольно спросила Сирка.
        - Богомолы - это такие большие кузнечики? - это Тауни.
        - Тарнум здесь?! - обрадовалась Эмилия.
        - Мы - армия Палаэдры, - пояснил Лисандер. - Но грифон действительно эрафийский.
        - Так это вы украли Щит Жизни? - поинтересовался Солмир.
        - Николай, он не Айронфист случайно? - потонул в хоре мой вопрос.
        Аграйнель, не спеша, поднялась из травы и приняла положение сидя:
        - Рада найти в вашем лице столь благодарных слушателей. Да, богомолы - это очень большие кузнечики, а Николай - действительно Айронфист. И Тарнум здесь. Барды в Девоншире заботятся о своей безопасности. Щит Жизни не украли, а спасли. Но вы, наверное, хотите услышать всю историю с самого начала?
        Мы подтвердили, что хотим.
        - Тогда для начала... - бард вытащила из под плаща пергаментный свиток и развернула его на коленях. - Это карта Лодвара - нашего континента, и соседнего Риша. У вас такой нет? Я так и думала, вряд ли вы могли успеть обследовать весь континент после своего прибытия.
        - А вы знаете, откуда... - начал Лисандер.
        - Да. В Девоншир новости всегда приходят с опозданием, но многие уже сообразили, особенно те, кто успели встретиться с войсками Килгора.
        - А можно нам ее срисовать? - Эмилия смотрела на карту, как ребенок на сладкое. Да и остальные заинтересовались, так что через несколько секунд вокруг барда уже сидела вся команда.
        - Конечно. Я и сама надеюсь внести поправки. Как видите, чего-то здесь не хватает...
        Риш был весь разрисован границами и знакомыми названиями: Арборал, Шеннон, остров Орилиос, Квассар, Корессан, Белдония, Чедиан, Море Верхоффина... А вот Лодвар выглядел... сильно изменившимся.
        'Неужели это я все натворил?! - ужаснулся я. - Пол-континента перекроили!'
        Восточная часть Лодвара представляла собой сплошное белое пятно, за исключением пометки 'Оракул Зари', а именно на востоке и находились ныне Великий Арканум и Палаэдра. На севере виднелись несколько стертых границ и перечеркнутые надписи 'Мендоссус', 'Дарашан', 'Поселения Громовых гор', 'Улудин', 'Земли некромантов'. Зато большими буквами от западных берегов до восточных теперь было отмечено 'Королевство Килгора', полностью занимавшее северную треть материка.
        Хотя нет, не полностью: еще севернее, у самого моря обнаружилось окруженное с трех сторон небольшое 'Королевство Ваержака'.
        На юго-западе пока оставались неизменными Девоншир, к которому владения Килгора подступили уже вплотную, и Мерлион. Но и тут были следы свежей правки: название гор к югу от Девоншира исправили с 'Горы Черных Мечей', на 'Горы подземных эльфов'.
        И наконец, южную оконечность материка занимали 'Владения Хексиса'.
        - Эта история о стольких людях, что начать ее можно по-разному... - тоном профессионального рассказчика произнесла Аграйнель. - К примеру, так. Однажды в далеком Чедиане неизвестно откуда появился человек, зовущий себя Николаем Айронфистом, принцем несуществующего королевства Энрот. Еще он иногда рассказывал, как его королевство пытались захватить демонические существа из другого мира, и считал себя обязанным одержать над пришельцами победу. Разумеется, тот, кто рассказывает такое, должен быть не в своем уме, да и вообще, Николай порой вел себя странно. Впрочем, работать в цирке ему это не мешало.
        Но тихая жизнь изгнанника изменилась в один прекрасный день, когда в город прибыли беглецы из разрушенного королевства Мендоссус. Они рассказали, что Мендоссус оказался завоеван не армией кого-то из соседей... Это пришла армия королевства Крюлод - королевства, которого никогда не существовало на Аксеоте, и предводительствовал ею король Килгор, тогда еще мало кому известный в этом мире.
        Зато про Крюлод хорошо знал Николай, потому что так называлась страна варваров из его родного мира. Поняв, что завоеватели пришли оттуда же, откуда и он, принц так же понял, что он не одинок здесь, и отправился в многолетний путь в надежде найти других беженцев из Энрота.
        А многолетним путь его стал не столько по причине расстояний, сколько из-за того, что наш герой никогда не упускал случая помочь тем, кому понадобится помощь, и считал своим долгом ввязаться в каждую встречную проблему. Перебравшись через море Верхоффина, Николай побывал на берегах бывшего Мендоссуса, в Громовых горах, Мерлионе, Улудине, но нигде не мог узнать о каких-то других энротцах, за исключением тех, что пришли с Килгором: об этих-то завоевателях слухи распространялись все шире.
        Казалось, в Девоншире удача впервые улыбнулась Николаю, когда он услышал о загадочном маге Аламаре, никогда не снимающем золотой маски. Имя это было знакомо Айронфисту, так как Аламар в свое время воевал с его дедом за трон Энрота, однако сейчас принц радовался бы встрече даже со старым врагом, к тому же надеялся, что столько лет спустя тот не будет держать зла на него.
        Но, должно быть, времени прошло все же недостаточно, так как Аламар отказался встретиться с Николаем под предлогом занятости, а потом уехал в неизвестном направлении. Впрочем, нет худа без добра: в поисках мага в маске наш герой познакомился со священницей Алитой Сумеречной. Являясь так же знакомой Аламара, Алита пообещала Николаю помочь ему и все же устроить необходимую встречу... как только у нее будет время.
        Потому что сейчас ей пришло срочное приглашение от друзей поучаствовать в одной смертельно опасной затее. А так как Николай, как мы помним, никогда не упускал случая ввязаться в подобные дела, то он временно отложил свои поиски и присоединился к Алите.
        - И что за затея? - не удержалась Сирка, так как бард сделала длинную паузу.
        - А в этом месте полагается говорить: 'Но это уже другая история', - ответила Аграйнель. - Хотя на самом деле, история одна и та же, так что я продолжу. Итак, в этот день архимаг Боб пригласил в таверну Девоншира четверых знакомых: священницу Алиту Сумеречную, барда Аграйнель, чародея Козусса и варвара Догвогла. А причиной стало то, что на юге Лодвара сумасшедший колдун Хексис, проводя эксперименты с магией природы и смерти, поставил под угрозу существование всего Аксеота, задумав превратить его в хаос. Девоншир оказался слишком слаб, чтобы в одиночку противостоять столь сильному колдуну, поэтому пятеро неизвестных миру, но очень способных в своих областях героев должны были найти и собрать несколько могущественных артефактов, которые обеспечат им победу над врагом...
        - А, старая история, - пробормотала Сирка. - Найти разбросанные по нескольким землям куски, объединить и тут же обрести великую силу.
        Но на медузу зашикали, чтобы не мешала рассказывать.
        - Бард Аграйнель, чрезвычайно талантливая в разведке и магии Природы, отправилась на поиски волшебной Мандолины Аифф, а также Кольчуги Гармонии и Ожерелья Муз, - скромно продолжала бард. - Целью ее стали остров Рассвета, Громовые горы и Улудин, но враг смог оказаться там раньше... И это оказались вовсе не слуги Хексиса, задавшиеся целью помешать поискам. Хотя безумный колдун действительно отправил туда отряды нежити под предводительством некромантов, но именно сейчас в эти же земли вторглись орды варваров Килгора, истребляя всех без разбора. Оказавшись между молотом и наковальней, Аграйнель со своим отрядом едва уцелела, но, пребывая в Улудине, все же успела захватить Мандолину Аифф. Увы, Кольчуга и Ожерелье оказались в руках военачальников Килгора, которые отправили трофеи своему королю.
        Еще меньше повезло Алите Сумеречной и Николаю, отправившимся в Дарашан на поиски Плаща тьмы и Кольца света. Другие полководцы короля варваров разорили и эти земли, прибрав к рукам артефакты. Так вышло, что Килгор не только отнял у наших героев столь необходимое оружие, но и войска его теперь находились в непосредственной близости от Девоншира, оказавшегося теперь меж двух огней.
        К счастью, несмотря на одержанные победы варвары понесли и ощутимые потери, так что их наступление здесь остановилось, а сам король Килгор, как удалось узнать, тем временем отправился на восток, где разорил земли некромантов и вознамерился завоевать все восточные земли Лодвара. Захваченные артефакты он имел привычку возить с собой, даже если не умел ими пользоваться, что понятно для варвара.
        Вновь встретившись, Аграйнель, Алита и Николай поняли, что возвращаться ни с чем им нет смысла, и приняли решение преследовать Килгора и, если представится возможность, выкрасть его сокровища, или поучаствовать в его разгроме, получив их как законный трофей. Как ни странно, решение оказалось очень удачным для всех. Путешествуя вдоль границ владений Килгора, наши герои несколько раз нападали на отдельные отряды варваров и одерживали победы, благодаря чему их силы росли. На восточных же землях их ожидали как плохие, так и хорошие новости. Плохими стали такие как захват Килгором еще одного могущественного артефакта - Посоха Мертвого Древа, и его союз с таинственным бессмертным магом Гэвином Магнусом, который, по словам Николая, тоже прибыл из мира Энрот. Хорошей же новостью оказалась встреча с отрядом варвара Тарнума, также сражавшегося против Килгора и Магнуса. Этот таинственный полководец рассказал, что на севере королевство свободных варваров под предводительством Ваержака успешно отразило нападение одной из армий Килгора, а теперь Предки приказали Тарнуму идти к Драконову Хребту, где его ждет
важная встреча. И Тарнум также пришел из мира Николая, чему тот оказался несказанно рад.
        Еще одной удачей для новых союзников стал Щит Жизни. Известный артефакт, который мог противостоять Посоху Мертвого Древа, находился в руках местных монахов, но Килгор уже прислал отряд своих воинов, чтобы завладеть Щитом и присоединить его к своей все растущей коллекции трофеев. Отряд этот перехватили и разгромили наши знакомые, но не оставалось сомнений, что следом придут другие, а упрямые монахи и слышать не желали о том, что им надо уйти и спасать свою реликвию. В итоге Алита и Аграйнель просто выкрали Щит, чтобы использовать его против врагов.
        И наконец, уже приблизившись к Драконьему хребту, друзья узнали, что сюда же пришли две выступившие против Килгора сильные армии. И одна из них несет знамена с изображением грифона - знамя рода Грифоново Сердце, из которого происходит Николай.
        - Так что, вы будете не против, если мы все присоединимся к вам в борьбе против Килгора? - закончив рассказ, поинтересовалась Аграйнель. - Наш Щит Жизни очень поможет вам против этого Посоха Мертвого Древа. А после победы нам хотелось бы получить только те артефакты, что мы искали, даже Щит можете оставить себе или вернуть монахам. В конце концов, Хексис представляет угрозу для всего Аксеота, так что это и в ваших интересах. Да, Тарнум утверждал, что его Предки уверены, что вам это тоже нужно.
        - Конечно, мы согласны, - быстро ответила Эмилия. - Мы сами давно ищем Тарнума, нам тоже нужна его помощь!
        - Мы примем вашу помощь, - менее поспешно согласился Лисандер. - Хотя перед этим нам хотелось бы встретиться с Тарнумом, Николаем и Алитой.
        - Это нетрудно, - Аграйнель свернула карту и снова спрятала под свой плащ. - Они всего в дне пути отсюда, точнее в ночи, к утру доберутся. Я просто ушла вперед, чтобы поговорить с вами. И когда увидите нашу армию - не очень пугайтесь, она немного странная.
        - Чем именно? - с подозрением поинтересовался Солмир.
        - К примеру, как вы относитесь к некромантии? - загадочно усмехнулась бард.
        Глава двадцать шестая
        'Плохо, плохо отношусь к некромантии! - думал я на утро, вспомнив вопрос барда. - Мерзость!'
        Примерно такие же чувства отражались и на лицах остальных, когда мы проходили мимо ровных рядов скелетов. Спокойна оставалась лишь Аграйнель, поглядывающая на всех с усмешкой.
        Алита с Тарнумом и Николаем действительно добрались до нас к рассвету, и несмотря на предупреждение Аграйнель нам стало здорово не по себе при виде их армии. Точнее, только благодаря предупреждению мы не кинулись рубить новоявленных союзников на месте.
        Скелеты в порубленных доспехах или вовсе без них стояли, вытянувшись по струнке и безразлично смотрели перед собой, если можно так сказать о тех, у кого и глаз-то нет. Впрочем, такими же равнодушными выглядели и живые мертвецы, оставившие у меня неприятные воспоминания еще по энротским событиям, и полупрозрачные призраки, кутающиеся в старые плащи...
        А вот столпившиеся в глубине небольшой темной пещеры зеленоватые полутрупы, напротив, провожали нас внимательными и голодными взглядами. Однако на свет выйти, понятно, не решались.
        - Это что, вампиры? - Эмилия обхватила себя руками, словно замерзла, и, кажется, даже придвинулась ко мне поближе.
        Я же с удивлением заметил, что уже несколько секунд как держусь за бластер, однако уверенным голосом ответил:
        - Ну да, вампиры... Вот помню, в Таталии тоже завелся как-то такой, в винном погребе прятался, так...
        Мне хотелось рассказать, как мы с друзьями снесли кровопийце голову и принесли Траллоску, но вдруг вспомнилось, что вообще-то убили вампира вовсе не мы. Так что завершение фразы вышло несколько иным:
        - Так голова его, наверное, у короля Траллоска до самой Расплаты хранилась.
        'Я что, уже и сам поверил в свои 'подвиги?' - удивился я. - Вот так и бывает, когда все вокруг твердят, что ты герой...'
        Но тем не менее, какой-то миг мне очень хотелось приврать о своих победах, чтобы Эмилия сказала в ответ что-нибудь восхищенное... или хотя бы подумала...
        - Не бойтесь, они смирные, не кусаются, - Аграйнель явно доставляло удовольствие посмеиваться над нами. - Без команды во всяком случае.
        - А как вы поступаете, когда рядом нет пещеры? - деловито поинтересовалась Адриена. - Они ведь погибают на солнце...
        - Если нет естественного укрытия, то приходится закапывать их на день. Не самая удобная часть армии, из-за них можно идти только ночью. Прочие мертвые могут передвигаться круглые сутки, - пояснила бард. - Но зато сильные. Ночами подсылаем их к вражеским лагерям, чтобы изводить мелкими стычками.
        Сразу за шеренгами мертвецов расположились стаи разнообразных зверей: волки, белые тигры, гигантские богомолы...
        - Они тоже не кусаются без приказа, - продолжала Аграйнель. - Кстати, белые тигры разумны, говорят и прекрасно понимают, что слышат, так что не стоит говорить при них лишнего.
        - А это что?! - указала Сирка на высокие кусты, слегка шевелящие корнями, видимо, заменяющими им ноги. Вдобавок, на каждом кусте рос большой цветок с напоминающими зубы шипами внутри.
        - О, это росянки, - с гордостью ответила наш проводник. - Ходят, правда, медленно, но зато могут стрелять шипами на значительное расстояние, а в ближнем бою - откусить голову.
        - И это 'армия добра и света', - пробормотал я. - Мертвецы, волки, живые растения, откусывающие головы...
        - Можете считать ее армией Природы и равновесия, - посоветовала Аграйнель. - Так лучше будет. Алита - вовсе не мрачный некромант, она использует как магию смерти, так и магию жизни.
        - Однако что-то в ее отряде не видно живых...
        - А ты бы хотел, чтобы в бою погибали живые? Пусть лучше это делают те, кто и так мертв. А после окончания войны Алита вернет их всех в землю.
        Выходило у барда складно, но все равно к некромантии я лучше относиться не стал.
        - Кстати, кроме росянок, в нашей армии есть феечки, - прибавила Аграйнель. - И волшебные драконы.
        Обойдя живые кусты, мы и в самом деле увидели живописную картину: посреди толпы фей, сложив стрекозиные крылья, лежали три фиолетовых дракона, изящных и довольно мелких по драконьим меркам.
        - У них... ресницы, - поразилась Эмилия.
        Феечки захихикали, а драконы, как оказалось, тоже прекрасно понимавшие человеческую речь, по-лебединому выгнули шеи и старательно похлопали длинными ресницами, чем вызвали у всех улыбки.
        - Я однажды видел волшебных драконов, но на Энроте они были редкостью, - заметил Солмир.
        - Зато на Аксеоте их полным-полно, по крайней мере, от Девоншира до Золотого моря, - ответила Аграйнель и погрозила дракончикам пальцем:
        - А ну тихо тут. Без шуточек.
        - Милые зверушки... - Сирка произнесла это с деланным безразличием, хотя смотрела на драконов с не меньшим интересом, чем остальные. - А драться умеют?
        - В нашу встречу десяток этих 'милых зверушек' разгромил отряд из нескольких сотен бракадцев, - поделился воспоминаниями Солмир. - Мы тогда еще не знали, что они владеют магией и...
        - Представляю, - кивнула бард. - От таких крох мало кто ожидает подвоха с первого раза, и они этим пользуются. А вот и друзья Тарнума.
        Варварская часть войска, прибывшая последней, только-только начала располагаться на отдых: четырехметровые одноглазые циклопы с довольно мирным видам разносили рухам и чудищам еду - животных, напоминающих козлов и кабанов, причем в целом виде, даже не затрудняясь разделкой. Похоже, чудища могли съесть все целиком вместе с костями и рогами.
        От отряда Джоубрейкера армия Тарнума разительно отличалась: здесь не было огров и орков. Большую часть составляли люди и... кентавры, очень удивившие Тарха.
        - Так вот куда они ушли, - покачал головой гном. - Кентавры заодно с варварами... Мир перевернулся.
        - Уже девять лет как... - заметила Адриена. - Пора привыкнуть. Никто же не удивляется, что гномы - вместе с магами.
        А навстречу нам уже шли трое: высокий длинноволосый варвар, одетый, как принято в степях; красивая черноволосая девушка в фиолетовом плаще с капюшоном; и молодой человек совершенно неухоженного вида, слегка похожий на виденные мной когда-то портреты Роланда Айронфиста.
        Рядом с ним, похоже, Алита Сумеречная, священница, увлекающаяся некромантией, та самая, которой нам надо опасаться... Или все-таки Оракул имела в виду что-то другое? Алита выглядела совершенно безобидно.
        - Как я понимаю, Тарнум - это тот, который побольше? - тихо спросила Сирка.
        - Да, это он... - подтвердил Солмир. - И Николай Айронфист...
        - Как я рад видеть вас!! - прежде чем кто-нибудь успел что-то сказать, Николай ринулся к нам. - Столько лет!
        Официальную часть встречи он успешно сорвал... Первым делом наследник Энротского престола обнял Лисандера, словно давно потерянного брата, затем повторил процедуру с растерявшейся Тауни, и как раз нацелился на Эмилию, когда я ненавязчиво встал у него на пути, и принц притормозил. Хотя восторги не умерил.
        - Столько лет я думал, что совсем один в этом мире! - сообщил он. - Ну, если не считать крюлодцев. Но грифон, грифон! Это невероятно, как вас много! Энротцы и эрафийцы спаслись, ведь так?!
        - Да, - согласился Лисандер. - Видимо, вас забросило слишком далеко, что странно. Большинство беженцев из Эрафии и Энрота оказались на самом восточном краю Лодвара, где создали королевство Палаэдра. Так же многие из них живут в Великом Аркануме - королевстве Эмилии Найтхэвен.
        - А мама? Кэтрин Айронфист, королева Эрафии и Энрота? - уточнил Николай.
        - К нашему общему несчастью, она погибла при Расплате, пытаясь остановить Мутаре, - сочувственно сообщил Лисандер.
        Принц Энрота замер, в этот момент казалось, что он готов заплакать. Алита утешающе положила ему руку на плечо.
        - Я... надеялся, что все-таки... - Николай вздохнул и опустил голову. - Пойдемте, решим, как будем сражаться с Килгором...
        С задумчивым видом он развернулся, и, будто забыв об остальных, медленно пошел вперед. Алита поспешила за ним, говоря что-то успокоительное - у меня вообще сложилось впечатление, что эти двое - не просто друзья.
        - На него иногда такое находит, - извиняющимся тоном сказал Тарнум. - Но вообще он довольно умный. В самом деле, пойдем за ним, познакомимся по дороге.
        - Некоторые с тобой уже знакомы, - хмуро отозвалась Адриена, не сводившая с Бессмертного героя взгляда с момента его появления. - Так значит, ты и есть бессмертный Тарнум из легенд. Это та самая ответственность, из-за которой...
        - Адриена, не надо, - неожиданно жалобно попросил Тарнум.
        - Не буду, - Огненная ведьма пожала плечами.
        - Я хотел сказать: "не сейчас".
        - У тебя всегда все - "потом". Стратегия прежде всего... Пошли.
        Несколько мгновений мы переглядывались, ничего не понимая, а затем поспешили следом за Николаем, Адриеной, и Тарнумом.
        Глава двадцать седьмая
        Едва только собравшись на военный совет, мы первым делом рассказали о словах Оракула. Воодушевления они не вызвали...
        - У меня есть оружие, которое может победить Магнуса?.. - скептически спросил Тарнум.
        - Только не говори, что не понимаешь, о чем речь, - предупредила Адриена, все еще мрачно посматривавшая на Бессмертного героя.
        - И скажу, - ответил тот. - Не понимаю. У меня вообще никаких артефактов при себе нет, а тем более таких, которые могут убить бессмертного.
        - Ну, может быть, вы их дома оставили? Или знаете, где такие хранятся? Или у вас есть что-то странное, о чем вы ничего не знаете? - подавала идеи Эмилия. - Или слышали, где что-то такое есть... Предсказание можно толковать по-разному, там ведь сказано: 'даст вам оружие побед'.
        - А знаешь только ты? - недовольно спросил меня Тарнум. - Ох уж эти толкования пророчеств. Может, это скамейка, на которой я сижу? Не похоже?
        Все невольно посмотрели на скамейку.
        - Да нет, вроде бы не она, - чувствуя себя крайне глупо, забраковал я вариант. - Обычная скамейка.
        - У меня нет ничего необычного, - ответил варвар. - Такого, чтобы я не понимал, что это. Может, это ложка? Сапог? Перо, которым пишут письма? Почти любым предметом при желании и удаче можно убить. Что ты должен знать об этом 'оружии'?
        Однако я не зря потратил несколько недель, раздумывая о Магнусе, и кое-какие версии были:
        - Это может быть и не обязательно оружие, точнее не то оружие, которое убивает. Бессмертного можно, к примеру, заточить куда-то, где он будет безопасен, или сковать, или... свести с ума. При этом он не умирает.
        - Заточить... Свести с ума, - повторил Тарнум. - Он и так уже сумасшедший...
        Варвар вдруг замер.
        - Погоди, погоди... - пробормотал он. - Магнуса нельзя убить, все его раны заживают, но ведь с ума-то он смог сойти...
        - Раны разума, - потрясенно произнес Солмир. - Они не излечиваются, как раны тела.
        - Тогда... Он может быть уязвим! - триумфально объявил Тарнум.
        - Что-то я не пойму, какой прок в том, чтобы делать могущественного мага еще более безумным, - вмешалась Адриена.
        - Так безумие разное бывает, - мне, конечно, вспомнился Хрустальный Маятник. - Есть способ... То есть, может быть способ полностью разрушить разум даже бессмертного. Он просто ничего не сможет делать после этого.
        На лицах всех отразилась задумчивость...
        'Кажется, перестарался, - понял я. - Сейчас спросят, что за способ такой. Придется рассказывать про Маятник...'
        Однако Тарнум меня опередил.
        - Есть такой способ, - подтвердил он. - Подумать только, мне понадобилось встретиться с вами, чтобы сообразить, как все просто! Вы слышали о психических элементалях?
        Большинство присутствующих ответили отрицательно. Я промолчал, а Солмир согласно кивнул.
        - Психические элементали довольно редко появлялись на Энроте, а на Аксеоте я их пока не видел, - пояснил Бессмертный герой. - Их дом - план магии: план связанный с планами воды, огня, земли и воздуха.
        - Там, где заточены лорды элементалей? - вспомнила Адриена.
        - Да, были заточены когда-то, позже попытались вырваться, и мы вместе с Магнусом остановили их, - ответил Тарнум. - Но это длинная история. Однако тогда наша экспедиция сумела подчинить города элементалей, заключить союз с фениксами и встретиться с психическими и магическими элементалями, которые нам помогли. Хотя эти существа встали на нашу сторону, они, пожалуй, самые опасные из всех, с кем я когда-либо встречался. Психические элементали атакуют разум врага, не трогая тело. Если от их воздействия нет защиты или их не уничтожают до того, как они закончат, то от жертвы остается только тело: без единой раны, но с полностью разрушенным разумом. Такой человек ничего не понимает, ничего не говорит, лишь лежит, будто парализованный.
        - Кошмар, - вздрогнула Эмилия.
        Я же чуть не схватился за голову: подумать только, способ победить все это время лежал на поверхности! Ведь мне тоже было прекрасно известно про психических элементалей и их способности, только почему-то не пришло в голову, что можно воспользоваться ими против Магнуса. Впрочем, без Тарнума добраться до них все равно не удалось бы...
        - Магические элементали еще опаснее, - продолжил рассказ Бессмертный Герой. - Они состоят из магии, и от их атаки не защищает вообще ничего. Лучшей охраны для элементалей стихий и не придумать, наверное, поэтому они редко покидали свой план.
        - Так вы считаете, что эти элементали смогут победить Магнуса? - уточнил Лисандер.
        - Да, по крайней мере, сделать его безопасным для всех, - кивнул Тарнум. - Только есть одна проблема: найти магических элементалей можно только на плане магии. А проход туда можно создать только с одного из стихийных планов...
        - Это далеко? - не поняла Тауни.
        - Как сказать... Мы с Солмиром смогли бы создать портал в одно из стихийных измерений хоть сейчас, ведь так? - обратился варвар к джинну.
        Солмир кивнул:
        - Это возможно.
        - А оказавшись на стихийном плане, я смогу перебраться на план магии: в конце концов, я там уже побывал однажды и знаю дорогу. Проблема в том, что на это понадобится время. Для того чтобы добраться до магических элементалей, договориться с ними, привести сюда... Ну а время там течет совсем иначе, чем здесь. В прошлый раз мы провели там полтора года, а когда вернулись - оказалось, что прошло тридцать лет.
        - То есть, если вы проведете там день... - нахмурилась Эмилия.
        - Да, здесь пройдет три недели. А Килгор доберется до нас всего через несколько дней.
        - Так что, все зря?! - возмутилась Сирка. - Узнали, что за оружие против Магнуса, а применить не сможем?!
        - Почему же, - усмехнулся Тарнум. - На стихийные планы я обязательно отправлюсь. Только после победы над Килгором. Сейчас нет смысла разделять и ослаблять наши силы, а если мы разобьем Килгора, то и Магнус должен будет бежать. Если, конечно, он не захочет рисковать, вечно сражаясь со мной: мы ведь оба бессмертны. Если я еще его понимаю, то после поражения он скроется, чтобы вновь собраться с силами для мести. Вот тогда-то мы его и поймаем. Думаю, что пару месяцев он подождет, пока я встречусь с друзьями с плана магии.
        Мы все выглядели слегка подавленными: полная победа над Бессмертным королем откладывалась на неопределенный срок.
        - Не волнуйтесь, - Тарнум один оставался спокоен. - Сейчас для нас и всего Лодвара главной опасностью все равно является Килгор. Магнус, хотя и сильный маг, но в одиночку не принесет столько бед, сколько орда варваров. Главное - разбить их войска. А там - пусть бежит. Найдем. Так что давайте, наконец, разберемся, как будем сражаться с Килгором, тем более, что я уже подготовился. О Магнусе пока не думайте.
        Бессмертный Герой разложил на земле пергамент с наскоро нарисованным планом местности.
        - Килгор уже знает, что мы его ищем, и сам идет навстречу. Так что, лучше всего встретить его именно здесь: место удобное. Вздумай он обойти нас сейчас - потеряет время, да и снабжение в горах представляет для его зверей куда большую трудность, чем для нас. Так он может рассчитывать после победы заполучить наши припасы. Но это вряд ли, за последние дни Аграйнель успела неплохо изучить его армию.
        Бард согласно кивнула.
        - Так вот, основная сила армии Килгора - это несколько сотен чудищ.
        - Несколько сотен?.. - глаза Эмилии расширились.
        - Это немало, - согласился Тарнум. - Но не смертельно для наших объединенных сил. Кроме того, разумеется, циклопы, громовые птицы... Хотя как раз эти подразделения понесли большие потери во время войны с некромантами: те оборонялись в замках и старались в первую очередь уничтожить именно птиц и разрушителей стен. Да и раньше в битвах именно их гибло больше всего. Так что сейчас циклопов и громовых птиц можно считать слабым местом Килгора. Дальше: у него множество огров, часть которых - маги, а также орков, но мы знаем, что они не так опасны как наши пращники и арбалетчики. Следом идут наездники на волках, и вот тут у Килгора серьезная проблема...
        - О да, - рассмеялась Аграйнель.
        - Когда Килгор прибыл в этот мир, у него было множество наездников на волках, - продолжил Бессмертный Герой. - Но прошло уже немало лет, звери стареют и умирают, а на Аксеоте нет ездовых волков. Так что сейчас только четверть его наездников действительно ездит на волках. Остальных он попытался переучить, дав им лошадей, но вышло не очень удачно - нет привычки. И из хороших волчьих наездников получились не самые лучшие кавалеристы. К тому же эти два отряда теперь приходится держать отдельно друг от друга: понятно, кони не лучшим образом чувствуют себя рядом с волками. И наконец, гоблины. Огромное число гоблинов, сражающихся пешими - это и есть самая многочисленная, но не самая опасная часть его армии.
        Теперь Магнус: он обеспечил Килгору подкрепление в несколько десятков драконов-големов - и все. С ним также в союзе небольшое число красных гномов, но они предпочитают участвовать в бою, лишь управляя этими драконами, но не сражаться лично.
        - Тогда выходит, опасность Магнуса несколько преувеличена, - задумалась Эмилия. - Его силы немного значат рядом с Килгором.
        Однако Солмир покачал головой:
        - Он может представлять куда большую опасность своей магией, чем все его драконы.
        - Да, Гэвин Магнус - опытный маг, - согласился Тарнум. - И может попортить нам немало крови. Обычная тактика варварских войск в случае, когда они сражаются с превосходящим по магической силе противником, проста: или циклопы кидают камни по местам нахождения магов, надеясь попасть по ним, а остальные силы тем временем наносят удар в лоб, рассчитывая прорвать оборону; или отдельный отряд, в случае удачи, заходит в тыл и нападает на магов в момент, когда они этого не ожидают, а остальная армия опять же атакует в лоб, - пояснил Тарнум. - Свои маги, сравнимые по силе с арканскими или палаэдрийскими, у нас... редкость. Присутствие Магнуса может изменить тактику Килгора, но незначительно. Он может добавить что-то свое: фантомы, гипноз, заклинание берсерков, телепортацию небольших отрядов нам в тыл, наконец, атакующую магию, вроде ударов молний, но последние два - это просто варианты использования той же варварской тактики...
        - А как велики отряды, которые он может телепортировать? - нахмурился Лисандер.
        - Вряд ли много. Думаю, с десяток чудищ, не больше. На малое расстояние можно телепортировать существ куда большего размера, чем при дальних путешествиях, но и тут есть предел. В любом случае, охрана от внезапной атаки с тылу понадобится. А что касается магии, то мы имеем серьезное преимущество перед Магнусом: нас просто больше, - Бессмертный Герой усмехнулся. - Он выдохнется, несмотря на бессмертие, если вздумает разом соревноваться со всеми магами, что есть в наших армиях. И думаю, он не настолько безумен, чтобы этого не понимать. Наши действия в начале битвы будут ясны и нам самим, и ему: прежде всего мы должны создать для наших войск защиту от враждебного магического воздействия - и после этого сила его атак серьезно уменьшится. А вот он в одиночку не успеет защитить всю армию и, вероятнее всего, проделает это только с... циклопами. Да, с циклопами, они - самый большой шанс вывести наших магов из строя.
        Мы слушали, не перебивая: Тарнум как-то вдруг стал нашим главным экспертом по тактике. Впрочем, учитывая все битвы, в которых он участвовал на протяжении жизни, ничего удивительного тут не было.
        - Циклопы должны будут атаковать наших магов, возможно, Магнус тоже применит свои заклинания, а вот создавать иллюзии для него нет особого смысла - все равно мы успеем создать их в несколько раз больше за то же время. Значит, только атака по нашим магам... Как вы собираетесь расположить свои армии? - поинтересовался варвар, оторвав взгляд от плана. - Если не ошибаюсь, у вас нет опыта совместных боевых действий.
        - Арканцы встанут слева, палаэдрийцы - справа. Двумя отдельными армиями. Это проще всего: у нас действительно нет опыта совместных действий, - смущенно пояснила Эмилия.
        - Пожалуй, другого выхода и нет, - пробормотал Тарнум. - Но в этом случае слабое место - стык между армиями Арканума и Палаэдры. Сюда и должен будет ударить Килгор.
        - А мы поставим здесь с нашей стороны титанов, а с другой - ангелов, - ответила Эмилия. Они с Лисандером уже успели обсудить тактику битвы ранее, еще до встречи с новыми союзниками.
        Тарнум кивнул:
        - Это может обеспечить безопасность центра, но вот фланги... - он провел пальцем по плану. - Вот сюда, против палаэдрийцев я бы направил громовых птиц. Знаете, пожалуй, лучше всего тут встать моему отряду. А слева от Эмилии тогда будет этот лесочек...
        - Вот лесочек отдайте нам с Аграйнель, - вмешалась Алита. - Наши воины там будут сидеть очень тихо... притворяясь кустами, зверями и мертвыми. Но если арканцам придется трудно, или Килгор сам захочет обойти их через этот лес, то ему не поздоровится.
        - Только моими кустами на этот раз покомандуешь тоже ты, Алита, - вмешалась бард. - А я думаю подобраться к этому самозваному королю с другой стороны и устроить там хороший переполох...
        - Хочешь вызвать небольшую армию из элементалей у него в тылу? - тут же понял Тарнум. - Неплохая идея: использовать варварскую тактику против самих варваров. Хорошо, так и сделаем. Но с твоими способностями и способностями Алиты мне все ясно. Солмира и Адриену... я тоже знаю. А как дела у остальных?
        - По части магии лучше обратиться не ко мне, тут мои возможности весьма средние, - развел руками Лисандер. - Тауни куда способнее.
        - Я знаю кое-какие атакующие заклинания, которые Килгору очень не понравятся, - пообещала Тауни. - И Адриена меня кое-чему научила.
        - У меня хорошо получаются иллюзии и 'Воскрешение', - ответила Эмилия. - Я могу создавать много фантомов... и оживлять тоже многих.
        Тарнум уловил заминку.
        - 'Воскрешение' - одно из самых лучших существующих заклинаний, - сочувственно кивнул он. - Но боюсь, в серьезной битве больше внимания надо будет уделить именно иллюзиям. Возможно, кого-то вы не успеете оживить, но созданные фантомы продолжат сражаться, чтобы защитить других: тех, кто еще не погиб, но может погибнуть, если рядом окажется недостаточно войск.
        - Я понимаю, - Эмилия придала голосу твердости. - Не беспокойтесь, я не растрачу силы зря.
        - Хорошо. Тогда уточним наши возможные действия. К тому же у меня есть одна идея, как защитить наших магов, - пообещал Бессмертный герой.
        * * *
        Выйдя с завершившегося военного совета, Эмилия некоторое время шла молча. До тех пор, пока мы не добрались до арканской части лагеря...
        - Подождите, - попросила королева, остановившись неподалеку от сидевших на земле безмолвных титанов.
        Эти гиганты, которым обычный человек пришелся бы ростом по колено, вообще практически все время молчали, хотя говорить умели. Во всяком случае, впервые встретившись с арканцами, они вполне разумно выразили желание охранять порядок в королевстве, нам даже показалось, что это как раз то, чего им не хватало все время после падения Бракады.
        Своим желанием охраны порядка титаны напоминали ангелов Палаэдры, только те в первую очередь стремились защищать мир от криган и прочих подобных опасностей, вроде особо наглых некромантов. У меня существовали подозрения насчет искусственного происхождения и титанов, и ангелов, но сами они по этому поводу хранили молчание.
        - Не мешайте, пожалуйста, я создам иллюзию, - сосредоточившись, Эмилия произнесла заклинание.
        Рядом с титанами начали возникать их копии: сначала полупрозрачные, но постепенно обретающие все больше сходства с оригиналами, пока, наконец, не становились неотличимыми.
        Первый фантом, второй, третий...
        - Восьмой, девятый, десятый... - восторженно считала Сирка. - Двенадцать! Ты сделала двенадцать фантомов титанов!
        - Этого мало, - недовольно покачала головой Эмилия.
        - Мало?! - изумилась Сирка. - Да больше только Солмир может создавать за один раз!
        - И все-таки моих сил может не хватить в битве, - королева вздохнула. - Надо приготовить больше восстанавливающих зелий. Чтобы не случилось, как в прошлый раз...
        - Ты смотри, осторожнее, - с тревогой предупредила Адриена, тоже с интересом рассматривающая фантомов. - Зелья - они ведь не смогут бесконечно восстанавливать силы. Бывало, маги, ими злоупотреблявшие, так в битве и умирали - словно от голода. Я, конечно, не видела такого, но говорят... Опасно это!
        - Да уж, смотри не перестарайся, - проворчал и Тарх. - Всех до единого все равно не спасешь, а если вдруг...
        - Буду я, буду осторожна, - пообещала Эмилия. - Но зелья все равно всем понадобятся. Битва будет тяжелой.
        Отступление. Лагерь Килгора
        Если бы этим вечером кто-то взглянул на одну из долин у Драконьего Хребта с большой высоты, он бы изумился от обилия зеленого цвета. Гоблины, тысячи гоблинов ходили, сидели, лежали где попало. Местами выделились серые пятна орочьих отрядов и стай чудищ, коричневые стоянки циклопов и золотистые громовые птицы.
        А в самом центре лагеря, у палатки, украшенной несколькими черепами, двое усталых гоблинов-наездников стояли перед странной парой: варваром-человеком на редкость звероподобной внешности и седым магом в бракадской одежде.
        - Так значит, две армии, два командира? - презрительно спросил Килгор.
        - Да, король. Лисандер Сердце Грифона - король Палаэдры, и Эмилия Найтхэвен - королева Великого Арканума.
        - Ученица стеклодува. Несколько месяцев как королева... королева всякого сброда, а уже воевать, - с не меньшим презрением ответил Магнус. - Кем она себя возомнила - Кэтрин Айронфист?
        - С ними еще Адриена Огненная ведьма из Таталии и этот... Корак из Эрафии, - прибавили разведчики.
        - Тот, который вышиб глаз дракону? - припомнил Килгор. - Неплохо. Все наши враги сами идут к нам, чтобы было проще уничтожить их одним ударом! Как только мы разделаемся с этими двумя армиями, вся восточная половина континента будет у меня в руках, останется только подобрать эти жалкие королевства! А захватив их, мы вновь повернем на запад и покончим с Девонширом и Мерлионом!
        - Да здравствует король Килгор!! - хором крикнули разведчики.
        - Однако до сих пор никто еще не осмеливался открыто выйти против нас на поле боя, - продолжил король варваров. На этот раз его голос звучал хотя и насмешливо, но с долей уважения. - Надеюсь, нам подарят славную битву.
        - О да, битва будет славной, - пробормотал Магнус, подняв голову и разглядывая звездное небо. Казалось, он задумался о чем-то своем. - Мы все получим то, что хотим...
        Глава двадцать восьмая
        Сначала появились волчьи наездники Килгора: покрутились вдалеке, осматривая нашу подготовку к бою, и ушли прежде, чем их успели перехватить.
        Впрочем, к этому мы как раз и не стремились: в планы Тарнума входило то, что Килгор будет знать расположение наших войск - так его действия становились более предсказуемыми.
        А следом показалась и вся варварская армия. Первое, что мы увидели, это огромное количество чудищ, за которыми шли казавшиеся бесконечными зеленые ряды пеших, конных и 'волчьих' гоблинов. Циклопов, вышагивающих за чудищами, оказалось на удивление мало: всего несколько десятков. Как и громовых птиц, парящих над армией чуть дальше. От уже знакомых нам рухов, эти птицы отличались золотистым оперением, по которому время от времени пробегали искры электрических разрядов. И где-то с краю скромно шли металлические драконы Магнуса.
        Причем, основное скопление чудищ действительно оказалось напротив центральной части наших войск. По флангам было куда меньше...
        - Кажется, Тарнум все верно предугадал, - сообщила Эмилия, выглядывая из-за спин наг, в рядах которых стояли мы с ней и Сиркой. - И циклопам будет удобнее всего бросать камни именно в сторону нашей приманки...
        - Купились, - с удовлетворением заметила Сирка. - Хотя на арбалетчиков вы не очень-то похожи.
        - Нам, по крайней мере, достаточно переодеться, - я поправил шлем. - А вот у кого-то змеи непричесанные... И рук не хватает...
        - Издалека не разберут, - медуза, недовольно хмыкнув, осмотрела свой покрашенный в серый цвет хвост.
        Все это являлось частью плана, придуманного Тарнумом. Уверенный, что Килгор обязательно постарается первым же ударом избавиться от лучших магов и командования, он перед боем создал для каждого иллюзии, которые разместил на хорошо видимой издалека скале позади армий, и до сих пор магически их поддерживал, чтобы не испарились до того, как выполнят назначение. Для того, чтобы нас настоящих раньше времени не заметили, всех тех, кого мог знать противник, переодели в арбалетчиков, Солмир принял человеческий вид, а Сирку покрасили под нагу. А чтобы запутать врага еще больше, несколько десятков арбалетчиков специально разбросали по разным подразделениям войск.
        - Не волнуйтесь, королева Эмилия, мы сегодня особенно горим желанием сражаться, - пообещала командир наг. - Жаль, что мы во вторых рядах.
        - За мир не терпится подраться, да? - насмешливо уточнила Сирка.
        - Обязательно, - улыбнулась шестирукая. - Мы мирно принесем вам голову Килгора.
        Благодаря нашему первому походу шутки насчет 'мирных наг' уже разошлись по всему Аркануму. И сами наги относились к ним вполне благосклонно.
        - Подходят... Пора начинать, - вздохнув, чтобы успокоиться, Эмилия принялась за заклинание иллюзий.
        К несчастью, у этой отличной магии тоже существовало ограничение: фантомы "жили" не так долго, исчезая сами собой, если их не поддерживать, как поступал Тарнум с нашими копиями. Поэтому изготовить заранее запасную армию никто не смог бы - только в минуты перед вступлением в битву.
        Но даже так эффект оставался велик. Особенно, если учесть, что иллюзии создавали все маги, которые могли это сделать.
        Эмилия еще читала заклинание, когда чудища рванулись вперед, увлекая за собой всю оглушительно вопящую зеленую орду. Основной удар, как и ожидалось, пришелся по ангелам и титанам. Однако здесь врага ждал серьезный отпор: рядом с настоящими титанами уже десятками возникали фантомы... которые были опасны не меньше живых.
        Над полем боя в одно мгновение сверкнуло множество молний, устремившихся от рук титанов к чудищам. Те падали, горели, ревели, но выжившие продолжали бежать вперед. А в момент, когда чудища уже подбежали почти вплотную, ангелы Палаэдры разом поднялись в воздух и оттуда обрушились на противников-монстров, рубя их мечами. Титаны, не умеющие летать, не менее смело встретили врагов в рукопашной схватке, а учитывая, что они были побольше размером, чудищам пришлось нелегко. Но все же они упорно рвались вперед: десятки титанов и ангелов уже лежали на земле, и это не считая фантомов, которые просто исчезали при ударе. Впрочем, и этим они оказывали услугу живым, выигрывая им немного времени для обороны или ответной атаки.
        Одновременно конница Килгора и еще пара десятков чудищ налетели на наших големов...
        Но те держались стойко, как следовало ждать от статуй. Во всяком случае, если варварские кавалеристы рассчитывали обратить в бегство и затоптать золотую пехоту, то здесь их ждал провал. Големы не способны бояться, а затоптать их... С конницей произошло именно то, что происходит, когда конница с разбегу кидается на золотые статуи. А учитывая, что статуи и сами бьют врагов... Словом, натиск кавалерии разбился об оборону, и хотя арканцы тоже несли немалые потери, покореженных големов на месте схватки лежало гораздо меньше, чем гоблинов и лошадей.
        Куда более опасными являлись чудища, которых на флангах оказалось не так много, но благодаря размерам и скорости они крушили големов гораздо удачнее кавалеристов.
        Прорваться им все же не удалось: на помощь големам устремились несколько отрядов наг, да и маги атаковали чудищ огненными шарами и молниями.
        Чудищам и громовым птицам, атаковавшим армию Палаэдры, пришлось еще хуже: их сбивали монахи и арбалетчики еще на подходе, а немногих уцелевших встретили копьями копейщики. Впрочем, потери появились и у Лисандера. Тем временем, наездники на волках столкнулись с тяжелой кавалерией палаэдрийцев, и исход оказался явно не в пользу волков...
        - Сверху!! - крикнула вдруг Сирка.
        Подняв голову, я только успел заметить десятки камней, промелькнувших в небе. Но циклопы целились не в нас: весь град каменных глыб обрушился на скалу, где стояли изображающие колдовство фантомы наших предводителей. В воздух взметнулись каменные обломки и все скрывшая пыль.
        - Не хотела бы я, чтобы такие камушки упали нам на головы, - пробормотала командующая наг. - Но они купились! Приманка сработала!
        И верно, циклопы растратили все силы на единственный удар. А в самих циклопов уже летели стрелы арбалетчиков и светящиеся искры, выпущенные монахами.
        Все произошедшее с начала битвы заняло не больше нескольких минут...
        - Что случилось? - спросила Эмилия, завершив предыдущее заклинание. Она была так сосредоточена, что ничего не заметила. - Где опасность?!
        - Уже нигде, королева, - успокоила ее нага. - Титанам трудно приходится, но на то они и титаны.
        Эмилия достала маленькую бутылочку с синей жидкостью и, поморщившись, выпила.
        - Передайте нашим магам и джиннам, что следует делать больше иллюзий стрелков, - быстро скомандовала она. - И пусть они стреляют издалека, так будет гораздо лучше. Фантомы титанов уже не успевают вступить в бой и погибают раньше, а на нас бегут орки, гоблины и огры!
        - Немедленно, королева! - несколько наг стремительно поползли в разные стороны, чтобы передать приказ.
        - Главное - выдержать первый удар, - Эмилия вновь принялась за сотворение иллюзий.
        * * *
        Отступление. Лагерь Килгора
        Битва еще только началась, но Килгор уже ясно видел: тактика стремительного прорыва провалилась. Враг оказался куда упорнее и опытнее, чем он предполагал. Нет, победа еще оставалась возможной, учитывая, что ему все же удалось уничтожить всех командиров и лучших магов противника - самоубийственной атакой циклопов. Но сражение, скорее всего, будет нелегким, а потери - огромными. К тому же он почему-то не видел эффекта от того, что его помощник огр-маг изо всех сил махал Посохом Мертвого Древа, направляя артефакт на вражескую армию.
        - В чем дело?! - буквально зарычал Килгор. - Почему враги не падают сотнями от магии этого Посоха?!
        - Не работает... - огр рассматривал посох в своих руках с таким растерянным видом, словно надеялся увидеть какую-то поломку в самом артефакте.
        - Что значит, не работает?!
        - Боюсь, они нашли какую-то защиту от воздействия Посоха Мертвого Древа, - вмешался стоящий рядом Магнус. - И он сейчас бесполезен для нас.
        В самой гуще спешащих в битву орков в этот момент полыхнуло пламя, испепелившее многих.
        - Кажется, это Адриена Огненная ведьма, - задумчиво, словно смотрел на происходящее со стороны, пробормотал Бессмертный король. - Да, узнаю ее манеру. А разве циклопы только что не раздавили ее камнями?..
        Словно в ответ на его вопрос, в отряде орков что-то взорвалось... Как выяснилось несколько секунд спустя - взорвались сами орки, буквально разлетевшись в пыль.
        - А это еще кто-то... - продолжал Магнус. - И новые отряды пращников возникают из ниоткуда... Похоже, нас провели. И магов, и командиров у них достаточно.
        - Ну так не стой столбом, сделай что-нибудь!
        - Они защитились от магического воздействия, - устало вздохнул волшебник.
        - Магнус! Ты великий маг или наездник на кабане?! - в ярости крикнул Килгор.
        - Их слишком много, - развел руками бывший король Бракады. - Всех мне не пересилить. На одно заклинание они ответят десятком...
        Королю варваров очень хотелось разрубить союзнику голову, но он понимал, что это не имеет смысла. Поэтому Килгор просто швырнул на землю незадачливого огра и вырвал у него посох-артефакт.
        - Не лежи, иди сражаться! А ты, Магнус, отправь, наконец, в бой своих драконов-големов!
        - Это резерв, - напомнил Бессмертный король.
        - Сейчас как раз пора ввести в дело все резервы. Немедленно! И применяй против них любую магию, какую можешь. Любую, понял?!
        - Хорошо, - кивнул Магнус и быстрым шагом отправился туда, где стояли его механические драконы.
        - Король Килгор! - откуда-то подбежал перепуганный гоблин-тыловик. - Нападение! Обоз горит!
        - Что?!! - Варвар в ярости махнул топором. - Какое нападение?!
        - О-огненные элем-ментали, - заикаясь от страха, ответил тыловой гоблин. - Вот!
        Позади, там где виднелся оставленный обоз, и в самом деле уже поднимался черный дым и мелькали сотканные из пламени фигуры.
        - Избавьтесь от них! - скомандовал Килгор нескольким сотням огров личной охраны. Всех остальных он уже отправил в битву.
        Тут же откуда-то со стороны пожара прилетела стрела и, звякнув о его кольчугу, без вреда отскочила.
        'Хорошая кольчуга... - успел подумать король варваров. - Как ее, Кольчуга Гармонии, что ли?'
        Из всех трофейных артефактов он счел подходящим для самого себя только этот, хотя хранил все.
        - Покажись! - взревел Килгор, поднимая топор. - Кто стрелял?!
        Однако неизвестный лучник и не подумал показываться.
        - Разделайтесь с элементалями! - повторил король свой приказ. - И с этими лучниками тоже! Вперед!
        Глава двадцать девятая
        Битва продолжалась. Подбежавшие, наконец, на расстояние броска орки закидали наши передние ряды топорами, а затем вместе с гоблинами и ограми кинулись в рукопашную. И похоже, все они были под заклинанием Жажды крови, так как упорно лезли вперед через град стрел и камней постоянно увеличивающихся отрядов стрелков и пращников.
        - Фантомов скоро станет больше, чем живых, - печально сказал наша знакомая нага. - Королева, големы, конечно, тоже не живые, но и гномы несут большие потери. Позвольте нам вступить в битву!
        - А охрана на случай нападения с тылу как же? - возмутилась Сирка.
        - Мы оставим вам пятьдесят наг, этого должно хватить, чтобы вырваться в случае чего. Вы позволите, королева? - умоляюще произнесла нага.
        - Идите скорее, - разрешила Эмилия, роясь в своей сумке. - Нужно восстанавливающее зелье! Мое кончилось!
        - Вот, - к счастью, у меня тоже было припасено несколько склянок.
        - Спасибо! Не открывается, - королева безуспешно дергала пробку.
        - Сейчас! - выхватив бутылочку, я в спешке вытащил пробку зубами и случайно отпил глоток. Вкус был пренеприятный и оставалось только надеяться, что оно никак не действует на тех, у кого нет магических способностей. Некстати вспомнилось, как я проспал чуть ли не сутки после укуса обыкновенной болотной стрекозы.
        - Спасибо! - повторила Эмилия, быстро выпивая зелье.
        И снова заклинания, заклинания, заклинания...
        Вступление в битву свежих сил наг переломило ситуацию: атака гоблинов захлебнулась. Наги в шесть рук рубили всех, кто был зеленого цвета, а тем временем стрелковые отряды продолжали увеличиваться в числе за счет возникающих фантомов и старательно обстреливали противника. Адриена и Тауни тоже не тратили заклинания зря, сжигая и взрывая...
        Единственным поводом для волнения оставались големы-драконы, сейчас наступавшие на силы Лисандера. Металлические подобия драконов, на спине которых в чем-то вроде клеток сидели гномы (как мы знали от Солмира, гномы и управляли этими магическими полумашинами). Навстречу врагу уже скакала палаэдрийская кавалерия, но хватит ли у нее сил? Несмотря на металлическое покрытие големы-драконы вовсе не являлись неуязвимыми для копий, у них нашлось немало слабых мест, но все же они оставались чрезвычайно серьезными противниками...
        - Еще! - потребовала Эмилия, протянув руку за зельем.
        Ее болезненный вид и блеск в глазах мне не понравились.
        - Не пей слишком много, помнишь?
        - Я знаю, я в порядке, - королева стремительно выхватила у меня пузырек и выпила. - Думаю, ничего не случится, если после этой выпить еще одну.
        - А всего одна и осталась...
        Но Эмилия, не слушая, вновь принялась создавать фантомы. Я уже сбился со счету, сколько сотен она сделала.
        - Смотрите! Что там творится с драконами?! - крикнула Сирка.
        С големами-драконами действительно творилось нечто странное: в тот момент, когда кавалерия Лисандера налетела на них, механические твари просто начали исчезать одна за другой.
        - Фантомы! - удивленно прокомментировала Сирка. - У него что, вообще настоящих нет, одни иллюзии?
        Да, настоящих големов-драконов на поле битвы действительно не оказалось. Все те, которых мы считали реальными, растворились в воздухе. Конница еще некоторое время проскакала вперед, будто находясь в растерянности, а затем решительно развернулась и устремилась в тыл сражающимся гоблинам. Куда благополучно и нанесла удар, приведя врага в полное смятение.
        И в этот самый момент скрывающиеся в лесу силы Алиты, наконец, вышли из засады и ударили никак не ожидавшим подобного варварам во фланг!
        Мертвецы, скелеты, призраки, волки, тигры, росянки, волшебные драконы, феечки: все это воинство 'Природы и равновесия' обрушилось на килгорово войско. Сверкали молнии и огненные вспышки, а многие гоблины просто падали замертво без видимых причин - вероятно, Алита применила что-то из своего арсенала магии смерти. К тому же погибшие гоблины вдруг стали подниматься и нападать на своих!
        А в довершении всех несчастий, с той стороны, где находился лагерь Килгора, поднимался все более густой черный дым...
        И враг, наконец, дрогнул!
        Сотни варваров принялись разворачиваться и бежать куда попало. Несколько минут спустя панике поддалась уже большая часть войска. Те немногие, кто остались сражаться до конца, тут же оказались окружены арканцами и палаэдрийцами - и перебиты.
        Но беглецам повезло не больше: за ними, пешими, устремились в погоню кавалеристы Лисандера, наши наги, кентавры Тарнума, призраки Алиты, волки, тигры, феи и волшебные драконы Аграйнель. Убегающих догоняли и кололи, рубили, грызли, кусали, атаковали магией, высасывали жизнь - в зависимости от предпочтений преследователей.
        - Еще! - в очередной раз протянула руку за зельем Эмилия.
        Причем рука эта дрожала, что меня сильно волновало. Так что на этот раз я спрятал бутылочку за спину.
        - Битва уже окончена, все!
        - Я должна еще оживить тех, кто погиб! - волшебница пошатнулась.
        - Эмилия...
        - Он прав, королева, - это сказал внезапно появившийся рядом с нами Тарнум. - Я так и думал, что вы не удержитесь.
        - Послушайте... - начала Эмилия.
        - Нет, сегодня вам больше не стоит пить это зелье, - варвар спокойно взял из моих рук склянку и... выпил. - Мне можно, я бессмертен. Не волнуйтесь: Алита, священники жизни Лисандера и ангелы сделают все, что возможно. Смотрите, ангелы уже летят.
        Над полем боя действительно целеустремленно летели ангелы, высматривая что-то на земле. Вероятно, тех, кого можно было оживить.
        - А мне еще надо навестить беднягу Килгора. Неприятно будет, если он сбежит, как, судя по всему, уже поступил Магнус. И лучше вам сейчас поесть фруктов, к примеру, яблок.
        С этими словами Тарнум произнес заклинание телепортации и исчез.
        - Как же... Но я... - Эмилия схватилась за лоб. - Голова кружится... Сколько я выпила зелья?
        - Много, - осторожно сказал я.
        - Да... А что Тарнум говорил про фрукты?..
        - Что их нужно есть, - пояснила Сирка.
        - Надо попробовать, - задумалась королева Великого Арканума.
        Отступление. Остатки лагеря Килгора
        Килгор не мог поверить в происходящее. Его армия разбита и бежала - но это еще можно было представить. Однако на стороне врагов воевали элементали, дикие звери, кусты, мертвецы, какие-то странные драконы, кентавры и варвары! Да, теперь стало ясно, что среди противников находились варвары. А големы-драконы Магнуса просто исчезли, оказавшись иллюзией. Да и сам Магнус вдруг куда-то пропал...
        Некроманты, последователи природы и жизни, варвары и маги - все против него?! Такого сговора Килгор просто не мог вообразить. Наверняка было ясно одно: Магнус предал его! Обещал подмогу, заманил в ловушку...
        - Магнус!! - отшвырнув в сторону ненужный уже Посох Мертвого Древа, король варваров испустил яростный крик. - Когда я тебя найду...
        - Мы сами не прочь найти Магнуса, но вот ты вряд ли этим займешься, Килгор, - ответил кто-то.
        Стремительно обернувшись, завоеватель увидел вооруженного мечом человека, судя по одежде, варвара, как и он сам. За плечом незнакомца стояла женщина, в отличие от него, одетая по-эльфийски, с перьями в волосах и с мандолиной в руках.
        Видя такую бредовую картину, король варваров даже не стал спрашивать, куда подевалась его охрана. И так стало ясно, что битва с огненными элементалями закончилась не в пользу огров.
        - Ты кто такой?! - спросил Килгор, поднимая топор.
        - Тарнум. Это распространенное имя, но я - тот самый Тарнум, который помог варварам свергнуть иго империи Бракадун... на беду магам и самим себе. Увы, привычки, которым я научил варваров, оказались чересчур живучи. Пришлось приложить много труда, чтобы воспитать наш народ по-новому и построить королевство, где сейчас правит Ваержак. Кроме всего прочего, ты тоже мешаешь нашим людям жить так, как им следует. Хотя можно сказать, что и твои злодейства отчасти на моей совести.
        - Что ты несешь?! - разъярился король варваров.
        - Ты разве не слышал про Бессмертного Героя, искупающего ошибки прошлого? - уточнил Тарнум.
        - Я слышал эту глупую легенду, но будь ты хоть тем самым Тарнумом, мне на это плевать. Я - король варваров! И это ты с твоим Ваержаком стоите на моем пути! - Килгор шагнул к Тарнуму, взмахнув топором. - Однако эту помеху легко устранить!
        - Все кончено, Килгор. Ты проиграл битву. Советую тебе сдаться королеве Эмилии, она хотя бы никого не казнит без суда, - несмотря на свои слова Бессмертный Герой так же поднял меч, приготовившись к бою.
        Килгор расхохотался:
        - Я слышал про причуды этой королевы, наказывающей за пару сожженных деревень. Хочешь мне предложить вместо битвы поучаствовать в представлении, исход которого известен заранее? У меня другое предложение: ты не успеешь услышать, как хрустнут твои кости под моим топором!!
        В два шага Килгор преодолел отделяющее его от Тарнума расстояние, и оба варвара одновременно взмахнули своим оружием...
        И одновременно же рухнули на землю.
        - Тарнум! - крикнула Аграйнель.
        - Кажется, я расслабился за последние годы, - Бессмертный Герой с трудом сел, опираясь на левую руку, и выдавил из себя улыбку. Правая его рука висела плетью, и грудь заливала кровь. - Не волнуйся, он меня даже не убил. Всего лишь ранил. Не первый раз... Хотя убивали тоже не единожды. Я не повредил твою Кольчугу Гармонии?
        - Нет, твой меч прошел выше, - мрачно усмехнулась бард, помогая Тарнуму подняться на ноги. - Если точнее, то чуть повыше плеч и чуть пониже головы.
        - Ладно. И знаешь, он соврал... Когда он ударил меня топором, я все-таки успел услышать хруст.
        Глава тридцатая
        Яблоки для королевы нашлись... Более того, они действительно помогали. Во всяком случае, когда мы входили в захваченный лагерь Килгора, головокружение у Эмилии прошло, хотя порой ее все еще покачивало.
        Остальные успели нас опередить. Алита, Николай и Аграйнель сидели вокруг сваленных в кучу предметов одежды и оружия, с задумчивым видом их перебирая. Адриена, хмурясь, перевязывала руку Тарнуму. Лисандер и Тарх на всякий случай расставляли часовых...
        - Хорошо быть бессмертным, да? - недовольно спросила у Тарнума Адриена. - Можно делать любую глупость - все равно все заживет.
        - Не сказал бы, что это приятно, - ответил Бессмертный Герой. - Но не хотелось, чтобы Килгор сбежал.
        - Да-да... На Бессмертном Герое ответственность за весь мир. Больше никто не справится. Надо в одиночку лезть на топор, ломать кости... Уходить без предупреждения от своих... друзей, - Огненная ведьма закончила перевязку. - Вот так. Тебе, может быть, и ничего не стоит потерпеть пару часов, пока само не срастется, но все же лучше не ходить с переломами.
        - Спасибо.
        - Не за что. Всегда можешь зайти, если еще что-нибудь понадобится: я сейчас живу в Великом Аркануме. Если, конечно, найдешь время между одним спасением мира и другим, - Адриена отвернулась от варвара и подошла к Эмилии.
        - Ну как, все в порядке? - поинтересовалась таталийка.
        - Наверное, - вздохнула королева. - Победа ведь. Полная...
        Победа действительно выглядела абсолютной: Килгор мертв, от его армии практически ничего не осталось, артефакты в наших руках. Очень небольшое число гоблинов и орков сумело избежать когтей белых тигров и скрыться в горах: примерно один из ста. И они уже ни для кого не представляли опасности - самим бы спастись, что в чужих горах с недовольным местным населением выглядело сомнительным.
        Но все это не могло уменьшить печаль Эмилии от понесенных потерь. Тысячи арканцев и палаэдрийцев пали сегодня на поле боя - и это даже с учетом того, что кого-то из погибших все же успели вернуть к жизни. Конечно, врагов погибло куда больше, в несколько раз, но...
        - Вы сделали все, что могли, королева, - Тарнум прекрасно понял чувства Эмилии. - Каждый созданный вами фантом спас чью-то жизнь сегодня. Или даже много жизней.
        - Да, я знаю... - девушка подошла к груде трофеев. - Здесь все, что вы искали?
        - Не совсем, - теперь уже помрачнел Бессмертный герой. - Вот этот посох был у Килгора. Он выглядит в точности как Посох Мертвого Древа.
        - А на самом деле это не он? - не поняла Сирка.
        - Нет, Алита определила. - Тарнум наступил на посох ногой, взялся здоровой рукой и потянул... 'Артефакт' с треском разломился. - Фальшивка. Обыкновенное сухое дерево, слегка зачарованное, чтобы причинять боль при прикосновении: такое свойство должно быть у настоящего. Но никакой разрушительной магии. Однако даже эту подделку мог сделать только умелый волшебник.
        - Магнус? - полувопросительно назвала имя королева.
        - Должно быть, он, - кивнул варвар. - Он предал Килгора: големы-драконы оказались фантомами, сам Бессмертный король исчез вместе с ними, а теперь вот - и посох поддельный.
        - И именно поэтому Магнус использовал против нас не самые сильные заклинания, - печально пояснил Солмир. - Ему приходилось постоянно тратить много сил на поддержание иллюзии. А иллюзии нескольких десятков големов-драконов - это нелегко. Но это значит, что Бессмертный король собирался предать Килгора еще до начала битвы.
        - А зачем Магнус все это устроил? - Сирка тем временем пыталась стереть со своей чешуи серую краску маскировки. Получалось не очень... - Они же вроде бы вместе хотели напасть на Палаэдру? Все обман? И куда он ушел со своими драконами? И Посохом Мертвого Древа?
        На это ни у кого не нашлось ответа.
        - Планы Магнуса нам еще предстоит выяснить, - пообещал Тарнум. - Пока ясно только то, что у него по-прежнему есть механические драконы, а теперь еще и Посох.
        - К счастью, он не прихватил больше ничего, а то было бы обидно, - заметила Аграйнель, примеряя ожерелье, которое выбрала из трофеев. - Ожерелье Муз, Кольчуга Гармонии - все тут.
        - Кольчугу, правда, пришлось снять с самого Килгора, - усмехнулся Тарнум.
        - И очистить от крови, - прибавила бард. - Очень уж ты небрежно с Килгором обошелся.
        Тарнум только развел здоровой рукой: мол, ничего не поделаешь...
        - Накидка тьмы и Кольцо света тоже здесь, - Алита уже набросила на плечи невзрачно выглядящий плащ и любовалась перстнем на пальце. - И это все настоящее. Вот теперь мы можем...
        - Эй! - со стороны захваченного варварского обоза со всех ног бежала взволнованная Тауни.
        - ...бросить вызов Хексису, - завершила священница. - Что случилось?
        - Я повозки проверяла, - запыхавшись, доложила та. - А там клетка. И в ней какая-то... с крыльями! Говорит, она знает, куда пошел Магнус.
        - Кто говорит? - уточнил Тарнум.
        - Не знаю, я таких никогда не встречала. Но она мне не нравится, - предупредила Тауни. - Что-то в ней такое... подозрительное.
        Мы, конечно, тут же захотели посмотреть...
        * * *
        - Вот она, здесь, - Тауни указала на обыкновенный дорожный фургон, в котором вместо задней и передней стенок оказались вделаны металлические решетки. Так что он действительно напоминал клетку на колесах.
        А сидела там... Женщина с алой кожей, черными волосами и черными крыльями за спиной, как у летучей мыши. В чем-то вроде кожаных доспехов, однако весьма странных, так как они больше открывали фигуру, чем защищали.
        - Это же суккуб! - удивился Тарнум. - Я видел таких во время войны с Эофолом, но и там они были редкостью!
        - Вы не поможете мне выйти из этой клетки? - пленница улыбалась жалобно, но все равно улыбка выглядела какой-то хитрой. - Враги Магнуса - мои друзья. Я могу вам всем помочь.
        - Не выпускайте ее! - поспешно предупредил я.
        - Да никто и не собирался, - ответил Тарнум.
        Лицо этой крылатой показалось мне знакомым, хотя и не было уверенности, что все ее сородичи не выглядят так же. Но все же... Большое число суккубов, проживающих в этих местах - казалось чем-то маловероятным.
        - А... как ваше имя? - спросил я первое, что пришло в голову.
        - Эбора, - пленница с интересом покосилась на меня. - Приятно участвовать в столь вежливом допросе.
        Глава тридцать первая
        Эбора в клетке, заперта Гэвином Магнусом... Странно.
        С одной стороны, это хорошо: ведь суккуб собиралась открыть Гробницу Тысячи Ужасов и освободить Элитную Гвардию криган. Наверное, теперь не удастся? С другой стороны, такую вещь, как посох Синего Света - ключ доступа к Сети - неплохо бы получить нам самим.
        Я пожалел, что мои знания аксеотских событий заканчиваются как раз на захвате этого посоха криганским командующим Малустаром и Эборой...
        - Позволь тебя на два слова, Корак, - прервал мои размышления Тарнум. - Мы сейчас вернемся.
        Без особых церемоний схватив за плечо, варвар быстро отвел меня на десяток шагов в сторону. Остальные проводили нас обеспокоенными взглядами.
        - Говори тихо, - прошептал Бессмертный Герой. - Ты знаешь эту суккуб? Мне показалось, ее имя для тебя что-то значит!
        - Не лично! - зашептал я в ответ. - Я о ней... слышал. И немного. Знаю, что суккуб по имени Эбора провела больше тысячи лет в заточении, засыпанная в пещере, а потом выбралась и захотела найти посох Синего Света, чтобы освободить армию криган, запертую в Гробнице Тысячи Ужасов. Может быть, она здесь его и искала, не знаю, как она попала к Магнусу.
        - Армия криган... - Тарнум слегка скривился, его явно впечатлили замыслы Эборы. - Их только не хватало. Про эту Гробницу Тысячи Ужасов я слышал. Правда, говорят, что это легенды, но так же говорят и про Бессмертного Героя. А что за посох Синего Света?
        - Ну, это вроде ключа, который откроет гробницу.
        - Понятно. Больше ты ничего о ней не знаешь?
        - Ничего, - честно ответил я, решив пока опустить других участников возможно-будущих событий. Тем более, что теперь не осталось уверенности, что они будут.
        Варвар взглянул с сомнением.
        - Учти, эта Эбора наверняка тоже поняла, что ты о ней знаешь. Слишком уж явно ты проявил интерес к ее имени. Так что будь осторожен.
        Я мысленно выругался: и когда научусь спрашивать так, чтобы никто не догадывался, что у меня на уме?
        - Но ведь она сейчас не опасна? Сидит в клетке...
        - Пока да, - согласился Тарнум. - Но я тебя предупредил.
        С этими словами он направился обратно к фургону, ободряюще кивнул в ответ на обеспокоенные взгляды остальных и повернулся к пленной.
        - На Аксеоте есть еще кригане? - спросил Бессмертный Герой.
        - Как вам сказать, - протянула суккуб. - На Лодваре - уже нет. На Рише должны быть. Вы слышали про королевство лича фон Таркина?
        - Да, - подтвердила Аграйнель.
        - Там еще остались кригане, которые порабощены некромантом и служат ему. Было еще совсем немного криган в Чедиане, где и я жила, но мы ушли оттуда в Лодвар.
        - Зачем? - словно невзначай поинтересовался Тарнум.
        - В поисках лучшей жизни, - усмехнулась Эбора. - В Чедиане совсем житья не стало. А половина Лодвара почти не населена - так все думали. Но когда мы прибыли сюда, то населения оказалось чуть больше, чем хотелось бы. Попытались жить в этих горах, но вдруг явился Магнус со своими драконами и магией и всех перебил, кроме меня. Вот поэтому я и говорю, что на Лодваре криган уже нет.
        - А тебя он почему держал в клетке? - с подозрением спросила Тауни.
        - Уж точно не за тем, о чем вы все подумали, - рассмеялась суккуб. - Он сумасшедший. Ему доставляло странное удовольствие рассказывать мне о всех своих планах и хвастаться, как он завоюет весь мир.
        - А о Гробнице Тысячи Ужасов ты слышала? - продолжил допрос Тарнум.
        - Гробница... Кажется, это какая-то легенда о заточенной армии? - очень естественно пожала плечами Эбора. - Что-то такое помню, но особо не интересовалась. Таких историй полно повсюду.
        - Ладно, тогда расскажи о планах Магнуса поподробнее, если ты такая знающая, - разрешил варвар.
        - А планы у него просты, хотя и трудны в исполнении. Он довольно долго бродил по этим краям, нашел здесь какие-то пять башен силы, или что-то в этом роде, запустил их для получения магической энергии - если я правильно понимаю.
        'Вот тебе на... - растерялся я, вспомнив про башни, которые должен был искать Голдот. Раньше должен был бы... - Теперь ими пользуется Магнус?'
        - Что за башни? - уточнил Тарнум.
        - Понятия не имею, он не объяснял так подробно. Только упомянул о том, что они его усилят. Вроде бы это позволило ему ускорить строительство своих драконов. Но главное другое... Ведь он сговорился с красными гномами. И где-то в этих горах Магнус нашел старую крепость, где хранились их архивы. А в архивах красных гномов упомянуто об одном очень интересном артефакте: посохе Синего Света.
        Я растерялся окончательно. Магнус сам искал посох? Он хотел выпустить криган?! Или знал о посохе больше? Ведь тот мог и открывать порталы в другие миры, если знать как пользоваться, да и много чего еще...
        - Этот посох с навершием в виде светящегося кристалла дает доступ к кое-каким технологиям Древних, - продолжала Эбора, подтвердив мои опасения. - К примеру... Вы слышали о заклинании Глаз Бури, которым маг Верхоффин устроил Катаклизм, создал море Верхоффина и сокрушил Урсанскую империю?
        - Конечно, - подтвердил Тарнум.
        Аграйнель и Алита одновременно нахмурились. Про Катаклизм, расколовший ранее единый континент, все коренные жители Аксеота знали с детства. Но и энротцы тоже сообразили, что к чему по описанию.
        - Как пояснил Магнус, на самом деле это не заклинание. Верхоффину удалось получить доступ к какому-то оружию Древних...
        Теперь вздрогнул Солмир.
        - День огня, - пробормотал он. - На Энроте тоже произошло подобное. Если Магнус завладеет таким оружием...
        - Да, он очень хочет им завладеть, - согласилась Эбора. - Но для управления этим ему нужен посох Синего Света. А в записях красных гномов оказалось подробно рассказано, как посох найти. Он спрятан русалками в Золотом море. Туда-то Магнус и отправился сейчас.
        - Подожди-ка, - прервал ее Бессмертный Герой. - Если Магнусу нужно только это оружие, то зачем он вступил в союз с Килгором, зачем участвовал в этой битве?
        - Простой обман, - улыбнулась суккуб. - Преследующий несколько целей. Во-первых, он избавился таким образом от войска Килгора, который мог для него представлять помеху до выполнения всех планов. А так, сначала став союзником короля варваров, а потом предав того, он обезопасил себя. Во-вторых, выкрал посох Мертвого Древа, но это он мог бы сделать и без битвы. Но в-третьих, с помощью иллюзий убедил вас всех, что его главные силы находятся здесь, а на самом деле, армия Магнуса уже много дней шла совсем в другую сторону. Сегодня она как раз должна погрузиться на корабли, которые красные гномы выстроили на восточном берегу. Вам не перехватить их, Бессмертный король доберется до Золотого моря первым.
        - Это мы еще посмотрим, - пообещал Тарнум.
        - Я ждала, что ты это скажешь, - снисходительно ответила Эбора. - Но у вас действительно нет никакой возможности переправить огромную армию на другой конец континента раньше, чем там будет флот Бессмертного короля: морем передвигаться гораздо быстрее. Зато сами вы можете успеть туда попасть: у джинна хватит сил телепортировать небольшой отряд быстрее, чем плывут корабли. И Магнус знал это.
        - Знал? - не понял Солмир.
        - Да, - суккуб оглядывала нас с насмешкой. - Потому что это ловушка. Иначе зачем Магнусу выбалтывать пленнице все секреты, а потом оставлять ее вам?
        - Ты же сказала, что он сумасшедший, - напомнила Эмилия.
        - Ну да, слегка сумасшедший, но не настолько. Скорее, он хотел, чтобы его таким считали. Магнус успешно выманил ваши армии на север, а сам отправился на юг. И через меня предупредил вас об этом - значит, он уже готовит вам прием. Ведь вы не сможете увести все свои войска, а с небольшим отрядом магов он рассчитывает справиться. А кроме того, он знает, что вы обязательно пойдете в эту ловушку, даже если будете знать о ней - ведь необходимо остановить безумца, стремящегося завладеть Глазом Бури. Скорее всего, он знал, что я пойму его план. Но это ничего для вас не меняет.
        Я почувствовал, что запутываюсь во всех этих хитросплетениях зловещих планов. Судя по лицам остальных, им тоже нелегко приходилось...
        - Погоди... - задумался Тарнум. - Если все так, то зачем Магнусу вообще предупреждать нас о своем плане? Зачем заманивать в ловушку, если проще не говорить, куда он отправился?
        - Вот не знаю... Возможно, у него к вам что-то личное. Или он играет с вами, как кошка с мышью. А может быть, он действительно не в своем уме. Во всяком случае, если хотите остановить его, надо быть осторожными, - с сочувствием (или изобразив сочувствие) посоветовала Эбора.
        - А он не учел, что мы можем тебе не поверить? - недовольно уточнила Тауни.
        - Разумеется, учел, - кивнула суккуб. - И если вы проверите его палатку, то найдете там его личные записи или дневники, которые все подтвердят. Магнус писал их при мне, прямо возле этой клетки - еще одно подтверждение того, что он все задумал с самого начала. Ну а дальше все зависит от вас.
        - Тауни, найди поскорее палатку Магнуса, - попросил Лисандер.- Надо проверить...
        - И еще кое-что, - нахально улыбнулась пленница. - Записи-то он оставил, но вот карты унес с собой. Так что только я знаю точное место, куда надо попасть, я запомнила.
        - Карты он тоже у клетки рассматривал? - насмешливо спросил Бессмертный Герой.
        - Именно так, - подтвердила Эбора. - У гномов нашлись точные карты, а у меня хорошая память. Вы, конечно, можете думать, что я заманиваю вас в ловушку, но я вас и так предупредила, что это ловушка, так что разница невелика. И мне тоже совсем не хочется, чтобы сумасшедший маг завладел такой силой как Глаз Бури. Так что, верите вы или нет, но мы - союзники. И без меня вам сейчас не обойтись.
        'И наверняка ты сама хочешь выкрасть Посох Синего Света, - мрачно подумал я. - Вот положение...'
        Глава тридцать вторая
        Дневники Магнуса действительно нашлись: лежали в его палатке на самом видном месте. Быстро пролистав их, мы убедились, что все именно так, как говорила Эбора. Или по крайней мере, именно в этом нас хотел убедить Магнус. И тут же встал вопрос: что делать дальше?..
        - Армии действительно передвигаются слишком медленно, и им не догнать уходящий флот, - пояснил Солмир. - Но небольшой отряд я могу переместить или в Арканию, или в Палаэдон: к сожалению, в более южных краях мне бывать не приходилось. Отправившись оттуда дальше, мы выиграем время и можем успеть к берегам Золотого моря. А армии пусть тем временем возвращаются в Арканум и Палаэдру своим ходом. У нас найдется кому поручить временное командование, тем более, что возвращаться будут по уже знакомым землям.
        - С этим ясно. Но тогда лучше отправиться в Арканию - оттуда ближе, - Тарнум рассматривал карту Аксеота, на которую уже нанесли новые пометки. - Тем более, что в Палаэдре сейчас нет ни серьезного флота, ни второй армии для нас, а вот из Арканума... На какой отряд у тебя хватит сил?
        - Полсотни человек, пожалуй, - задумался джинн. - Телепортация отнимает много сил даже у лучших магов. Я могу переместиться в Арканию и обратно десять раз, вряд ли больше. И за раз перемещать не более пяти человек. Если, к примеру, ангелов или наг - то только двоих. Титанов я вообще не смогу телепортировать.
        - Хорошо, - Бессмертный Герой указал на ту часть карты где были отмечены северные границы Аранорна (положение других границ мы еще не успели узнать). - Королевство Гелу находится прямо по пути из Великого Арканума и лежит на берегах Золотого моря. Значит оттуда проще всего и будет добраться, тем более, что с Гелу легко можно будет договориться, ведь так?
        - Думаю, да, - кивнула Адриена. - Он знает меня и Корака, так что не откажется помочь.
        - Отлично, значит Аркания, а оттуда - в Аранорн, - провозгласил Тарнум. - А что касается армии... Возможно, вам поможет Гелу, а если у него не найдется сил, то будут и другие союзники. Солмир, прежде чем вы отправитесь, мы с тобой откроем все же портал на планы стихий, и я со своим отрядом пойду туда. Ты сможешь раз в три дня телепортироваться на это место?
        - Разумеется, - подтвердил джинн.
        - Тогда, когда я вернусь с армией элементалей, ты переместишь меня и парочку из них туда, где будете в этот момент находиться. А дальше уж... Магические элементали сами осуществят телепортацию всего их войска куда лучше, чем волшебники. Я постараюсь управиться в стихийных планах как можно быстрее: все-таки время там дорого. Надеюсь, к тому моменту, когда вы доберетесь до цели - уже будет отряд магических элементалей в качестве подмоги. Ваши три месяца для меня будут... дня четыре. Да, думаю успеть.
        Если кто-то и усомнился в том, что легендарный Бессмертный Герой успеет за четыре дня привести подмогу из планов элементалей, то промолчал...
        - До Аранорна мы тоже пойдем с вами, - сообщила Аграйнель. - Это сократит путь до Девоншира. А уж потом придется расстаться.
        Алита вздохнула:
        - Простите, мы рады бы вам помочь и с Магнусом, но Хексис... Чем дольше мы задерживаемся, тем больше он набирает сил. Обидно будет победить одного сумасшедшего мага только затем, чтобы другой обратил в хаос весь континент. К тому же наши армии все равно придется отпустить здесь.
        - Феечек я могу захватить с собой на стихийные планы, - предложил Тарнум. - Там тоже живут их родственницы. По крайней мере, жили, когда я побывал на планах в прошлый раз. Зверей отпустите. А уж мертвецов придется вернуть туда, где они должны быть.
        - Обязательно, - кивнула священница.
        - И есть еще одна проблема. С этой Эборой. Расскажи то, что ты знаешь про нее, - обратился ко мне Тарнум.
        Однако когда я повторил уже рассказанную Тарнуму историю, лишнего волнения это не вызвало.
        - И так ясно, что ей не стоит доверять, - ответил Лисандер. - Но, конечно, мы ее не пустим свободно гулять, где захочет.
        - Разумеется, - кивнула и Эмилия, взглянув на меня слегка недовольно.
        Должно быть, из-за того, что я, где-то успев 'услышать' про Эбору и Гробницу Тысячи Ужасов, ничего не сказал самой Эмилии.
        - А может ее немного... - Сирка изобразила руками, как будто что-то откручивала и ломала. - Тут же во всем признается.
        Но предложение успеха не имело. Тарнум возразил, что неизвестно, насколько хорошо суккубы умеют терпеть пытки, а если перестараться, то можно остаться без единственного проводника. Эмилия оказалась против пыток принципиально, а Лисандер, хотя и допускал возможность их применения, считал, что особого смысла в этом нет: мы ведь и так знаем о замыслах Эборы и возможной ловушке.
        - Тогда не будем терять времени. Начнем подготовку, - скомандовал Тарнум.
        * * *
        Как только последние кентавры и феечки новой экспедиции Бессмертного Героя скрылись в светящемся портале, тот исчез...
        - Вот почему перемещать целые армии в другое измерение проще, чем в пределах одного мира?.. - задумчиво спросила Эмилия.
        - Наверное, потому что стихийные планы не где-то в другом месте, а прямо здесь. Везде, - пояснил Солмир. - Не спрашивайте, королева, боюсь, даже я не смогу объяснить, как это возможно. Надеюсь, Тарнум успеет найти своих друзей за несколько дней, как обещал. Ведь для нас и несколько его дней - это теперь пара месяцев. Но нам пора в свое собственное путешествие. Все готовы?
        - Да, - по очереди сообщили входящие в отряд.
        Эмилия, я, Сирка, Адриена, Тарх, Лисандер, Тауни, Николай Айронфист...
        - Минуточку, - Аграйнель привязала свиток к лапе третьего волшебного дракона. - Летите!
        Развернув свои стрекозиные крылья, драконы не спеша поднялись в воздух и направились один на север, два других - на запад. Письма, переданные с ними предназначались: Ваержаку - о том, что армия Килгора разбита, а Тарнум отправляется продолжать войну с Магнусом; архимагу Бобу - о том, что Алита и Аграйнель нашли артефакты, но вернутся новым путем через королевство эльфов; и знакомому Алиты магистру Аламару - с просьбой организовать подмогу нам всем, если будет возможность. Как туманно пояснила священница, Аламар - сильный маг и у него есть некоторые связи, что сейчас будет совсем не лишним.
        Сама Алита уже обратила всю свою армию мертвых в прах, точнее, как она сказала, даровала им покой. Армия не возражала: скелеты, мертвецы и призраки вообще не выказали никакого волнения, а вампиры, хотя и выглядели мрачными, приняли новую смерть молча, лишенные возможности не повиноваться той, кто их создала. Впрочем, учитывая, что священница не являлась настоящей некроманткой и держала их всех на жесткой диете, не позволяя трогать никого из живых иначе как в бою - возможно, смерть кровопийцы восприняли и с облегчением.
        Аграйнель же просто отпустила своих тигров, волков и прочих зверей в леса, куда они с удовольствием ушли.
        Также к перемещению в Арканию готовились десять ангелов Палаэдры и десяток наг - разумеется, с собой мы решили взять наиболее боеспособные войска.
        И здесь же стояла Эбора, на руки и крылья которой надели специальные магические путы, созданные Солмиром. Хотя, на первый взгляд, суккуб не расстраивалась из-за своего положения.
        - Ну, скоро отправляемся? - весело поинтересовалась она.
        - Прямо сейчас, - джинн еще раз оглядел весь отряд. - Подходите по пятеро.
        - Добро пожаловать в Арканию, - подбодрила всех Эмилия. - И дальше...
        Отступление. Девоншир
        В небольшой таверне одной из самых захолустных деревень королевства двое посетителей, не торопясь, ужинали. В обоих легко было распознать магов, хотя кроме этого, между друзьями, пожалуй, не нашлось бы ничего общего.
        Если первый был уже поседевшим, с хорошей прической, ухоженной бородкой и не запоминающейся одеждой, подходящей любому среднему волшебнику, то второй - молод, одет в оранжевый костюм, а все волосы на голове у него оказались сбриты, кроме узкой полоски, которую оригинальный чародей тоже выкрасил в оранжевый цвет. Может быть, под цвет одежды?..
        Кроме того, если бы здесь оказался кто-то сведущий в старых артефактах, он бы очень удивился, увидев на старшем из гостей накидку, башмаки и кольцо древнего архимага Невара. Шляпа того же архимага скромно лежала на обеденном столе, а его посох посетитель таверны прислонил к стулу.
        Не меньше бы сведущий специалист удивился, разглядев на шее молодого волшебника Ожерелье Баланса, недавно украденное из Мерлиона. А в сумке похитителя занимали свое место Ледяные весы и предмет, известный как Пламень хаоса.
        Но к счастью, в эту таверну сегодня не зашел никто достаточно образованный, чтобы понять цену старых вещей.
        - Ну, что скажешь, Козусс? - поинтересовался старший маг, когда его молодой собеседник дочитал недавно доставленное в таверну письмо.
        - Замечательно, Боб! - волшебник в оранжевом кинул свиток на стол. - Алита и Аграйнель все-таки нашли свои артефакты, да попутно еще и избавили Девоншир от угрозы нападения этого Килгора! Одной проблемой меньше!
        - Да... - Боб не так радовался. - Это замечательно, а то я начал уже волноваться. Но есть другая проблема: Хексис становится все сильнее, его войска приближаются к границам Девоншира, а Алита с Аграйнель еще очень далеко. К тому же Догвогл пропал без следа. Я уже думаю, что он не вернется из этих гор.
        - Да ладно, - излишне легкомысленно отозвался Козусс. - Чтобы Догвогл не сладил с какими-то подземными эльфами?
        - Вестей нет с тех пор, как он спустился в их тоннели. Он слишком задержался, - подчеркнул старший маг. - Но в любом случае мы не можем больше сидеть здесь и ждать, пока все соберутся. Пора выступать...
        - Подожди, но ведь именно эту таверну мы назначили точкой сбора!
        - Теперь ситуация изменилась: Девоншир может пасть до того, как мы все соберемся здесь. Сейчас нам лучше всего выступить по пути Догвогла: если с ним все в порядке, то мы встретимся - с таким, как он, трудно разминуться. И в любом случае Горы Черных Мечей лежат на юге, куда все равно придется идти. Кроме того, в письме Аграйнель есть еще одно интересное упоминание: король этих пришлых эльфов хорошо относится к новым друзьям Аграйнель. А эльфы эти, насколько известно, в свою очередь, находятся в хороших отношениях с подземными эльфами из гор Черных Мечей.
        - А... Вот оно что, - глубокомысленно произнес Козусс.
        - Да. Что бы ни случилось с Догвоглом, у нас есть шанс все исправить, а также встретить Аграйнель с Алитой до того, как они потеряют время, добираясь до Девоншира. А может быть, и заручиться поддержкой эльфов: в конце концов, Хексис творит свои эксперименты с природой довольно близко и от их границ. Союзники нам не помешают, особенно после того как ты излишне грубо прошелся по Мерлиону.
        - Не так уж и грубо, - виновник не выказал ни капли раскаяния. - Всего-то разорил парочку городов и забрал самый драгоценный артефакт страны...
        - Но зачем было объявлять, что ты из Девоншира? Теперь мерлионцы в большой обиде и не собираются помогать нашему королевству, даже если оно все превратится в хаос благодаря Хексису.
        - Да вроде бы всего пару раз где-то упомянул, - неуверенно ответил Козусс. - Ты тоже не так уж учтив был с варварами острова Пайр.
        - Но после того как я ушел с Пайра, там осталась править моя подруга, - не без гордости заметил Боб. - А после того, как ты ушел из Мерлиона, там остались управлять твои враги.
        - Надо будет запомнить, - пробормотал его напарник. - В следующий раз не просто выкраду реликвии, а свергну правителей и посажу на их место своих друзей. Так надежнее... Но идея твоя мне нравится. Действительно, будет куда удобнее перехватить Аграйнель с Алитой по дороге. И найти Догвогла. Когда отправляемся?
        - Сейчас, - ответил глава команды.
        - Вот это слова, которые я обожаю, - довольно усмехнулся Козусс. - Сбежим, не заплатив за ужин?
        - Ты снова забываешь о будущем, - Боб поднялся со места и подобрал шляпу и посох. - Тогда нас не будут кормить в следующий раз. Даже эту маленькую таверну мы можем посетить снова.
        И, выходя за дверь, маг бросил на стойку монету.
        Часть третья. Охотники за Синим Светом
        Глава тридцать третья
        В Аркании нас ждал сюрприз: за время нашего отсутствия как раз пришел ответ от Гелу на письмо Эмилии. Эльфийский король сам приглашал посетить его королевство, так что все складывалось на редкость удачно.
        Не задерживаясь надолго в столице, Эмилия лишь выяснила у лорда Оливера, все ли в порядке в стране без нее, объявила о победе, возвращающейся следом армии и срочной необходимости отправиться в земли эльфов.
        И началось наше второе путешествия по Лодвару, занявшее два с половиной месяца: месяц мы добирались до границы Арканума и Аранорна и еще шесть недель - до эльфийской столицы - города Прыжок Дельфина... Причем, это еще считалось высокой скоростью, достижимой лишь благодаря тому, что и Великий Арканум, и эльфы уже успели организовать более-менее удобные пути сообщения. Арканцы, стараниями Эмилии, следили за дорогами, а эльфы, кроме того, вовсю использовали полноводные реки, по которым ходил целый флот небольших кораблей.
        Через границу мы прошли беспрепятственно благодаря личному приглашению Гелу. Хотя границы, как таковой, еще и не существовало: ее не успели обозначить. Просто в той местности, где кончались последние поселения гномов и начинались первые поселения эльфов, нам встретился отряд лучников, с которыми и пришлось объясняться. Но в любом случае, эльфы нас пропустили, не особо волнуясь, и даже дали сопровождающих до столицы - чтобы мы не заблудились в лесах.
        Мы с интересом узнали, что Прыжок Дельфина находится на побережье моря, что там центр кораблестроения и что добраться до него проще всего именно на речном корабле, так как одна из главных рек Аранорна впадает в море как раз у города, а начинается ее судоходная часть совсем недалеко от границы. Так что этот отрезок пути мы преодолели на корабле.
        Флот, как нам разъяснили, вообще занимал сейчас довольно важное место в жизни эльфов. До недавнего времени их постоянно беспокоили набеги устроившихся по соседству пиратов, которых с Энрота перебралось неожиданно много. Но пару лет назад, Гелу окончательно разгромил их на море и на суше, так что теперь все материковое побережье Золотого моря принадлежало Аранорну.
        В руках уцелевших пиратов остался лишь остров по ту сторону Погибельного Пролива, который они, не проявляя большой фантазии, назвали Пиратским островом, но в эльфийские воды уже не осмеливались заглядывать и вообще влачили довольно жалкое существование. И разумеется, никакого пиратского королевства у них не появилось - ведь не появилась и королева пиратов Тауни, которая могла бы королевство создать.
        В отличие от Авли, на Антагариче считавшейся страной северной и прохладной, на новых эльфийских землях было жарко. Чересчур жарко, с моей точки зрения, хотя по моим меркам и Великий Арканум - это теплые края. Но чем дальше к югу - тем более тропическими выглядели леса Аранорна.
        Впрочем, насколько я знал местную географию, здесь и находились тропики.
        Полностью нарушая общепринятые представления о дальних путешествиях, никаких приключений и трудностей в дороге мы не испытывали. В Аранорне царил порядок, враждебных существ по пути не встречалось, мелей или порогов на реке не попадалось, а эльфы-провожатые отлично снабжали наш отряд провизией за умеренную цену - заходя в прибрежные селения.
        Единственной, кто не скучал в дороге, стала Эмилия, взявшаяся обучаться у Аграйнель магии Природы, а у Алиты - магии Жизни. Училась королева со своей обычной неутомимостью, так что бард и священница уроки давали с удовольствием и лишь шутили, что через несколько месяцев, когда Эмилия выучит все на свете - ей станет нечего делать.
        Я по-прежнему тренировался стрелять из арбалета, иногда соревнуясь с Сиркой: кто метче. Пока она всегда выигрывала.
        А кроме того, мы все часто расспрашивали Эбору о нравах и обычаях криган. Суккуб на все вопросы отвечала охотно, и хотя мы никак не могли быть уверенны, что это правда, другого источника такой подробной информации не существовало. Как ни удивительно, но за все годы войны с криганами на Энроте, никто так толком и не выяснил, откуда они взялись. А вот Эбора много чего могла рассказать.
        Конечно, первым делом ее спросили о причинах войны на всех мирах. Ответ оказался совершенно неожиданным...
        - Чтобы вы поняли, для начала вам следует узнать одну нашу древнюю легенду, - начала суккуб. - Давным-давно, еще когда не появились Творцы, вселенная представляла собой лишь большое Ничто, Пустоту. Но даже в Пустоте есть то, чему необходимо существовать, силы, которые желают проявиться. Вы зовете их Лордами элементалей. Мы называем их - Творцами.
        - Породители?! - уточнил я, вспомнив, как называли своих врагов Древние. - Они - лорды элементалей?! Но...
        - Мы узнали о Породителях на станции Древних, - тут же пояснила остальным Адриена. По ее словам, герои Энрота тогда действительно о многом успели расспросить Корака-киборга.
        - Нет, - отмахнулась Эбора, которую сбили с торжественного тона рассказчика. - Я слышала, как рассказывали об этом Древние, но на самом деле все иначе. Слушайте. Итак, появились Творцы. Они создавали планеты, медленно завоевывая Пустоту. И на одной из этих планет они создали свой народ - нас.
        - Самый свой любимый народ, конечно, - пробормотала Аграйнель.
        - Они предупредили нас, что следует быть осторожными, так как во вселенной все еще есть что-то... - продолжала криганка, не обращая внимания. - Что-то враждебное, что все еще хочет поглотить всю вселенную - Источник, как мы зовем его. Источник Пустоты. Века спустя мы смогли построить... специальные корабли и отправиться в море звезд. Мы колонизировали другие миры и расширяли свою империю...
        - И уничтожали всех, кто оказывался недостоин влиться в ваши ряды, - опять вмешался я. Что-что, а эту часть истории вселенной я помнил.
        - Наше население всегда росло быстрее, чем наша территория, - безразлично сказала Эбора. - В один прекрасный день мы встретили Древних. Они тоже были детьми Творцов, но оказались горды и высокомерны. Сначала мы не так часто общались с ними и лишь начали вести некоторую торговлю, но потом мы узнали, что они натворили. Они использовали свою злую науку, чтобы ускорить рождение новых планет! И для этого они поработили Творцов, наших создателей! Когда об этом стало известно, наши священники очень быстро убедили всех, что Древние - опасные безумцы, а их эксперименты - "святотатство"!
        - У вас есть священники? - на этот раз не удержался Лисандер.
        - О да. Удивительно, не правда ли? - усмехнулась криганка. - Но у нас есть своя религия: мы верим в Творцов. Хотя, возможно, некоторые наши ритуалы и показались бы вам... странными.
        - Не сомневаюсь, - мрачно ответила Тауни.
        - Нам объявили, что наша священная миссия заключается в том, чтобы уничтожить так много миров Древних, как только возможно, потому что они созданы против воли Творцов. Вот как началась великая война, - закончила рассказ Эбора.
        - Священная миссия... - покачала головой Эмилия. - И ради этого вы собирались уничтожить чужие миры? Чтобы освободить лордов элементалей?
        - Которых заточили не просто так, - дополнил Солмир. - Они опасны и неуправляемы.
        - Древние не любят неуправляемых, да? - усмехнулась суккуб. - По крайней мере, тех, кем не управляют они?
        Я задумался: рассказ Эборы противоречил тому, что мы знали о криганах раньше. Конечно, она могла врать... Или Древние могли не все рассказать своим колонистам... Но что-то все же казалось странным в ее истории. К примеру, вспомнился реактор их корабля, при уничтожении которого погиб бы весь Энрот.
        - Скажи-ка, а если вы хотели уничтожать планеты, то зачем на них высаживаться и захватывать? - поинтересовался я. - Разве у вас нет средств уничтожить их и так?
        - Может быть, необходимость? - загадочным тоном переспросила криганка. - Захват в качестве базы для дальнейшего наступления? А потом бы их все равно уничтожили.
        И все равно что-то не сходилось. Основной причиной войны Древние указывали борьбу за сами планеты, да и Эбора упоминала о быстром росте населения. Кроме того, вспомнилось нечто схожее из земной истории...
        - А перед этой войной у вас не было проблем? Перенаселение, голод?..
        - Люблю умных, - криганка тихо рассмеялась. - Да, перед войной были проблемы: мы уже колонизировали все планеты, какие смогли, и их не хватало. Хотелось бы двигаться дальше, но дальше оказалось некуда... Наши владения вплотную подошли к границам владений Древних, а они могли стать чрезвычайно опасным противником.
        На лицах слушателей проступило понимание.
        - Так это лишь предлог... - поморщилась Алита. - Вам нужны новые миры.
        - Всем нужны, - спокойно ответила Эбора. Сейчас ее тон не имел ничего общего с торжественным пересказом легенды. - Когда я только стала новобранцем... Примерно двенадцать веков назад... Тогда я действительно думала, что война идет ради освобождения Творцов и прекращения 'святотатства' Древних. Но с тех пор у меня оказалось много времени, чтобы подумать. Очень может быть, что если бы не известие о заточении Творцов, то вскоре наши собственные миры перегрызлись бы из-за нехватки свободной территории. Древние строили искусственные планеты, мы себе такого позволить не могли: просто не умели. Они опередили нас в развитии. И если бы не пленение Творцов, мы вряд ли бы решились на столь большую войну. А так... Война началась, и часть владений Древних все же удалось захватить. Хотя не уверена, что мы сумели сохранить их: уже больше тысячи лет я понятия не имею, что происходит за пределами Аксеота.
        - Но зачем нужно обязательно захватывать чужие миры?! - не понимала Эмилия. - Неужели вы не могли нормально жить на тех, что уже были вашими?!
        - Не так легко объяснить... - задумалась суккуб. - Наш народ не един, как, впрочем, и ваши, но по другим причинам. Еще в глубокой древности наши предки посылали к другим мирам колонистов, так же как делали Древние. Но если Древние изобрели для вас магию, то с нами произошло другое: часть нас изменили физически, чтобы сделать более приспособленными к трудностям колонизации. Они... или мы... стали более выносливыми, сильными и получили возможность размножаться куда быстрее: на первых порах, когда путешествия к другим планетам и колонизация представляли немалую опасность, способность быстро восстанавливать численность очень пригодилась.
        Произошло своего рода разделение народа: измененные существа, которых звали криганами, стали прежде всего воинами и разведчикам. Их задача заключалась в захвате и освоении новых миров. Политическая власть, наука и религия в империи оставались в руках творцов - такое имя взяли себе остальные. Именно их Древние прозвали Породителями, ведь творцы отвечали за создание криган и множества других существ, используемых в войнах. Вы знаете некоторых как церберов или ядовитых тварей... Хотя на самом деле создано намного больше видов.
        - Ты же говорила, что Творцы - это Лорды элементалей? - напомнил Солмир.
        - Боюсь здесь произошла небольшая ошибка перевода, - усмехнулась Эбора. - На вашем языке не будет никакой разницы, но у нас есть два разных слова для Творцов, сотворивших миры и нас всех - Лордов элементалей, и других творцов - которые создали криган и других существ. И после тысячелетий колонизации и завоеваний, к тому моменту, когда мы встретились с Древними, оказалось, что нас - криган - стало чрезвычайно много. Столь внезапная остановка завоеваний угрожала гибелью всей цивилизации: ресурсы планет стремительно истощались, многочисленные армии простаивали без дела, но продолжали расти. Если бы так шло и дальше, то кригане или вымерли бы, или обратились бы против творцов и против друг друга. Так или иначе, война стала неизбежной, творцам просто удалось направить наши силы против Древних...
        - И ты действительно считаешь, что это лорды элементалей создали Древних и криган? - недоверчиво спросил Солмир.
        - Ну, это уже философский вопрос, - суккуб пожала плечами. - Так нам говорили предки, а им - их предки. Лично спросить Творцов, то есть Лордов элементалей, мне не представилось возможности.
        - Ты сказала, что тебе двенадцать веков, - продолжал расспрашивать джинн. - Разве кригане могут жить так долго?
        - Когда началась война, выяснилось, что прежние виды наших воинов недостаточно хороши, чтобы сражаться с Древними. Часть нас вновь изменили, в том числе и меня. В частности, кое-кто стал значительно более долгоживущим...
        Эбора еще многое рассказывала о древней войне и о жизни криган до нее. О том, как участвовала в нападении Элитной Гвардии на Аксеот, сражалась с Эскатоном-разрушителем, но оказалась погребена внутри горы, откуда выбралась лишь недавно - ее случайно освободили чедианцы. О своем прошлом она ничего не скрывала, умалчивая лишь о нынешнем желании - освободить Гвардию из плена. По-видимому, суккуб оставалась неуверенной в том, что именно нам известно, вот и старалась быть ближе к истине.
        Выяснилось, что своего аналога Сети Древних и их магии творцы так и не сумели создать. Их врата могли связывать между собой лишь отдельные города в пределах одной планеты, а между мирами связь осуществлялась исключительно с помощью многочисленных космических кораблей. Причем и внутримировые врата, и корабли пожирали просто невообразимое количество энергии, так что, в отличие от экономной цивилизации Древних, кригане действительно быстро истощали все доступные ресурсы. В частности, еще одной дополнительной причиной войны и стала надежда разжиться новыми технологиями и отдалить свой крах. Однако до технологий захватчикам не удалось добраться, а в магии появилось только одно достижение: творцы, экспериментируя, сумели придать части криган возможность получать силу от Сети Древних в незначительных количествах - так и появились криганские маги.
        А по порядкам своим империя криган напоминала один большой Нигон размером с пол-галактики, разве что без постоянных междоусобиц: то же неприятие слабости, привычка к жестокости по всякому поводу, абсолютное подчинение низших высшим, которые могли со своими подчиненными делать что угодно - и делали.
        Эмилия даже предположила, что причины такого поведения криган и нигонцев схожи: из-за ограниченности необходимых для жизни ресурсов. Нигонцы жили под землей, криганцы - в космосе, но места всем не хватало одинаково.
        Так же из рассказов Эборы выяснилось, что кригане, проживающие ныне в королевстве лича фон Таркина - далекие потомки тех, кто высадился на Аксеот когда-то: деградировавшие и давно позабывшие, кто они и откуда. Теперь некроманты крепко держали их в подчинении.
        О прочих криганах суккуб вообще отзывалась пренебрежительно: большинство из них являлись, по ее словам, безмозглыми существами, предназначенными лишь работать или воевать. Даже высшие кригане-командиры, среди которых встречались умелые стратеги и тактики, казались ей слишком ограниченными. Сама Эбора не без гордости говорила, что ее вид прежде всего предназначен для дипломатии.
        - И шпионажа? - насмешливо поинтересовалась тогда Аграйнель.
        Криганка, однако, легко согласилась, что да, и для этого тоже: бывало. Такое признание все равно ничего не меняло: пленнице мы и так не доверяли.
        Глава тридцать четвертая
        'А Гелу неплохо устроился, - с легкой завистью думал я, увидев Прыжок Дельфина. - С другой стороны, у него было больше времени, чем у нас. Наверняка, лет через пять Аркания станет не хуже.'
        Расположившаяся на берегу моря столица Аранорна превосходила по размерам и Арканию, и Палаэдон. Высокие стены, окружавшие город с трех сторон, и гавань с кораблями с четвертой - так же внушали уважение. Всего я насчитал семь крупных кораблей, не считая прочих. Еще несколько строились на верфях, мимо которых мы проплыли.
        В остальном Прыжок Дельфина напоминал виденный мной когда-то Пьерпойнт: такие же дома, улицы, засаженные многочисленными деревьями, многоэтажное здание Гильдии магов и королевский дворец - очень похожий на тот, в котором жил король Авли Элдрих!
        Правда, появились и отличия: на окраинах стояли странные сооружения, напоминающие искусственные пещеры, вокруг которых спокойно лежали белые тигры и волки, а неподалеку возвышались скорее эрафийские грифоньи башни. Пару раз в небесах над городом пролетели волшебные драконы...
        Как объяснили эльфы-провожатые, после ухода гномов и кентавров военные силы Аранорна сильно сократились - так что пришлось больше внимания уделять разведению и приручению полезных в бою живых существ. Или даже заключению с ними союзов: в случае с белыми тиграми и волшебными драконами. Те, как существа разумные и порой своенравные, не сразу согласились, но в итоге все-таки перешли на сторону эльфов.
        - Ваш друг приготовил торжественную встречу, - заметила Эбора, глядя на приближающийся причал, где выстроилось сотни две эльфов в зеленых плащах.
        - Лесная стража, - улыбнулась Адриена. - Гелу сохранил ее. Смотрите, фениксы!
        С берега действительно взлетели несколько больших красивых птиц, сияющих алым светом. Они сделали круг над кораблем, а затем выстроились в линии по обеим сторонам от нас, снизились и зависли в воздухе, сопровождая судно до самого причала.
        - Они тоже разумные? - заинтересовалась Эмилия.
        - Да. Может быть, не в такой степени, как люди или волшебные драконы, но разум у них есть, - ответила Аграйнель. - Поэтому с ними лучше не ссориться: огнем дышат почти так же, как драконы.
        - Гелу и в самом деле расстарался, - покачала головой Адриена. - Раньше он был скромнее.
        - Раньше он и королем не был, - заметила Тауни. - Теперь все, как положено.
        - Лишь бы он не зазнался, как Элдрих, - ответила Огненная ведьма.
        - Это Гелу-то?! Как Элдрих?! - Тауни закашлялась, сдерживая смех. - Чепуха.
        Она оказалась права. Встречавший нас Гелу ничуть не выглядел зазнавшимся. Одетый в такой же простой зеленый плащ, как и его воины, полуэльф неподдельно радовался гостям.
        - Эльфы приветствуют вас на земле Аранорна, королева Эмилия и король Лисандер, - первым делом сообщил Гелу. - Правда, вы на этой земле уже несколько недель, но к несчастью, до сих пор нам не пришлось встретиться.
        - Мы благодарны за столь теплый прием... - Эмилия невольно покосилась на источающих жар фениксов, севших неподалеку. - И уверены в дружбе между нашими народами...
        - Мы рады будем восстановить прежние союзные отношения между людьми и эльфами, - прибавил Лисандер.
        Тауни весело подмигнула полуэльфу и помахала рукой.
        Произнеся еще несколько обязательных фраз о дружбе и хороших отношениях, коронованные особы сочли долг выполненным.
        - Я так же очень рад видеть вас, Тауни, Адриена и Корак, - сказал, наконец, Гелу, когда очередь дошла до нас. - Жаль, что все вы прибыли не в самый удачный момент, но может быть, это и к лучшему. Аранорну сейчас может понадобиться помощь.
        Мы переглянулись.
        - Вообще-то это мы рассчитывали на твою помощь, Гелу, - тихо произнесла Адриена.
        * * *
        Сразу после торжественной встречи Гелу распустил Лесную стражу и фениксов, которые вернулись к своей обычной работе по охране города, и теперь все мы не спеша шли по аллее, ведущей ко дворцу.
        - Мне жаль, что все это время я не мог помочь вам, - сказал полуэльф, выслушав нашу историю. - Увы, мы оказались слишком далеко от остальных беженцев с Энрота, и нам тоже пришлось нелегко поначалу. Значит, Магнус сошел с ума, а Килгор погиб... Хотя бы одна хорошая новость. Но армия Аранорна и сейчас ничем вам не поможет.
        - Почему?! Ты что?! - возмутилась Тауни. Как приемная дочь Моргана Кэндала, она считала Гелу почти братом, вот и разговаривала с ним запросто. - Если Магнус захватит посох Синего Света...
        - Просто армия Аранорна сейчас уже далеко, - пояснил король эльфов. И продолжил, обращаясь к Алите:
        - Это из-за вашего врага, Хексиса.
        - Хексиса?! - Алита и Аграйнель разом насторожились.
        - Да. Его армии, в которых воюют ранее невиданные существа, сейчас атакуют границы Девоншира и эльфов гор Черных Мечей. Войско Аранорна отправилось на подмогу нашим соседям. Я сам бы возглавил поход... - Гелу выглядел слегка смущенным. - Но лорд Харк имеет куда больший опыт войны в горах и под землей, к тому же он - единственный полководец, уважаемый и эльфами Аранорна, и подземными эльфами. Ну, и то, что меня предупредили о вашем скором прибытии - тоже имело значение. Это касается не только королевы Эмилии и короля Лисандера, но и Алиты, и Аграйнель.
        - А мы тут при чем? - не поняла бард.
        - Дело в том, что незадолго до вас в Аранорн прибыли ваши друзья: архимаг Боб и чародей Козусс. Они и рассказали о цели вашего похода. Конечно, эльфы были бы только рады объединить усилия, ведь Хексис - наш общий враг.
        - Боб и Козусс здесь?! - не сдержала радости Алита.
        - Да, похоже, они решили перехватить вас на более коротком пути на юг.
        - А Догвогл? Варвар Догвогл? - с подозрением спросила Аграйнель. - Он не с ними? Ему как раз нужно было попасть в горы Черных Мечей.
        - Боюсь, что Догвоглу не повезло... - с сожалением ответил Гелу.
        Глава тридцать пятая
        Вот так встречу с Бобом и Козуссом омрачили грустные вести.
        Печальные и подавленные сидели мы в королевском дворце Аранорна.
        Точнее, по-настоящему подавленной оказалась четверка девонширцев - они-то лично знали Догвогла. Алита с Аграйнель действительно переживали, услышав о произошедшем...
        Арканцы и палаэдрийцы больше грустили о глупой потере союзника, Николай Айронфист печалился, потому что печалилась Алита. А я... Меня мучила совесть.
        Когда Гелу и Боб рассказали свои истории с самого начала, оказалось, что потеря одного из героев Девоншира частично являлась моей виной. Я об этом не думал и не ожидал, да и никто, наверное, не ожидал, однако... Так вышло...
        Но по порядку. Началось все еще с Расплаты. Как полуэльф успел мне тайком сообщить, перед гибелью Кэтрин Айронфист успела передать ему письмо с рассказом обо всем том, что ждало эльфов на Аксеоте в будущем, желая помочь избежать ошибок. Изменением судьбы Гелу и занялся. В немалой мере этому способствовало то, что именно его Элдрих перед смертью объявил новым королем, и Аранорн не оказался без правителя с самого начала. Все дальнейшие шаги Гелу исходили именно из знания будущего - хотя это понимал только я. Новый король эльфов расширял земли королевства, вел успешную борьбу с пиратами, заключил союз с белыми тиграми и другими местными существами... А кроме того, довольно быстро обнаружил горы Черных Мечей, исследовать которые послал лучшего своего полководца - лорда Харка. Тот нашел в горах народ подземных эльфов - на самом деле, таких же обычных эльфов, как и аранорнские, только бледных - и сумел завязать с ними дружеские отношения. В частности, чтобы доказать их правителям - Совету эльфийских старейшин - свою дружбу, Харк с войском выступил против братьев Черных мечей, разгромил их по-одиночке и
освободил от варваров эти горы, которые эльфы считали только своими. Разумеется, победив братьев-варваров, Харк забрал и хранившиеся у них Доспех Тигра, Шлем Тигра и Морозный молот. Вот только сам он трофеями до сих пор так и не воспользовался: не в его привычках махать молотом в близком бою.
        Позже Харк помог предотвратить войну между подземными эльфами и Аранорном, посадил под арест узурпатора, считавшего всех не-аксеотских эльфов низшей расой, и с помощью подземной эльфийки Талии А'Денеб разыскал древний город эльфов из времен до Катаклизма, где обнаружил доказательства того, что аксеотские эльфы тоже когда-то пришли сюда из другого мира - через порталы, как и энротцы. А значит причины вражды оказались исключительно надуманными...
        Так же лорд Харк в итоге женился на Талии и до сих пор оставался вполне уважаемым героем двух народов. Понятно, что никакой гражданской войны из-за любовного треугольника "Харк-Шера-Элвин" в Аранорне не произошло. Гелу между делом упомянул, что Шера - дочь эльфийского дворянина Грамина - вышла замуж за безвестного друида Элвина, и брак этот не очень одобрялся эльфийским дворянством, однако поскольку сам Гелу принял сторону влюбленных, то препятствий им чинить не стали. Это и стало самой большой внутренней проблемой эльфийского общества за последние годы.
        Но у столь удачного хода Гелу и Харка оказались и неприятные последствия, проявившиеся только сейчас. Ведь артефакты братьев Черных Мечей после победы над ними хранились у подземных эльфов. Так что, когда группа девонширцев стала собирать нужное им для борьбы с Хексисом оружие, Догвогл вышел в свой поход уже не против варваров, но против подземных эльфов. И, не тратя времени на размышления и переговоры, решил просто отнять у них силой то, что ему понадобилось.
        Эльфы, в свою очередь, не собирались терпеть грабеж, а потому их войска под предводительством Харка успешно заманили отряд Догвогла в ловушку в своих туннелях, где и разгромили. Сам варвар погиб в бою...
        Боб и Козусс, успешно собравшие все свои трофеи, отправились на розыски не подававшего вестей товарища и узнали о случившемся уже у гор Черных Мечей, после чего и повернули в Аранорн - навстречу Алите и Аграйнель, от которых успели получить письмо. Хексис набирал все больше сил и подходил все ближе, так что времени собираться в Девоншире не оставалось: наступать от Аранорна быстрее, тем более что здесь удалось найти и союзников.
        - Да, жаль, очень жаль, что Догвогл оказался столь нетерпелив, - покачал головой Гелу, когда архимаг Боб закончил рассказ. - Объясни он, зачем ему нужны эльфийские артефакты, возможно, дело удалось бы решить миром: ведь Хексис - угроза для всех.
        - А теперь нам придется встретиться с Хексисом вчетвером, - мрачно добавил Козусс. - И без помощи варварских отрядов. А ведь Догвогл должен был прикрывать нас в ближнем бою.
        - А что, целых две армии эльфов с этим не справятся? - не поняла Сирка. - И еще девонширцы в придачу?
        Тут Боб принялся объяснять, что хотя армии и играют большую роль в прикрытии магов от атак других армий, а от магических атак они и сами смогут защититься, однако способности самого Хексиса до конца не известны. Так что охрана от его прямого нападения остальным четверым очень даже может понадобиться - в лице хорошо защищенного, вооруженного и быстрого бойца. Всеми этими качествами и обладал бы Догвогл, завладевший артефактами: ведь полный набор, по словам архимага, давал просто невиданную защиту, силу, скорость и, вообще, почти неуязвимость. Но, увы... А если Хексис сумеет ударить по нашим магам в ближнем бою, то, конечно, армии численным превосходством все равно задавят колдуна... Наверное... Но потери будут куда больше. В общем, риск возрастает.
        - Трудно другого воина найти? - опять не поняла медуза. - Надеть доспехи и дать этот Морозный молот...
        - Не можем... - вздохнула Алита. - Чтобы магия артефактов работала, этот воин должен быть привычным к доспехам и уметь отлично управляться с боевым молотом. Не спрашивайте, почему так - никто не знает. А кто у нас есть? Эльфы, рыцари, маги... То есть те, чье оружие - лук, меч, кинжал, или вовсе лишь заклинания.
        - Поэтому лорд Харк никогда и не пользовался своими трофеями, - пояснил Гелу. - Молот - не его оружие. И у нас сейчас нет никого, кто умел бы сражаться молотом...
        - Вообще-то, я умею, - хмыкнул Тарх, которого затруднения девонширцев, похоже, только позабавили. - Все гномы в армии Авли обучались этому.
        Гелу и Лисандер выглядели так, словно не заметили сидящего перед ними дракона. Адриена же, не стесняясь, хлопнула себя по лбу.
        - Ну, конечно... - объявила она.
        - А вы хотите... Выступить против Хексиса с нами? - тут же ухватилась за идею Алита.
        Гном пожал плечами, ответив, что если королева Эмилия согласится, то он, как ее генерал, готов хоть сейчас. Королева, разумеется, тут же дала согласие: Алита и Аграйнель уже успели порассказать про опасность, которую Хексис нес всей природе Аксеота.
        - Только выступать надо в течение нескольких дней, - предупредил Боб. - Армия короля Гелу уже на пути к горам Черных Мечей, и задержки могут быть опасны.
        - Погодите, но как же Магнус? - напомнил Солмир.
        - Чтобы добраться до королевства русалок, придется плыть на восток. Две недели туда, столько же обратно, и неизвестно сколько - там, - покачал головой полуэльф. - А чтобы добраться до Хексиса - нужно идти сушей на запад. Боб переместит свой отряд поближе к горам, но все равно путешествие займет около двух недель. Никак нельзя успеть в два места одновременно.
        - И как раз около двух-трех недель по нашим расчетам понадобится Магнусу, чтобы доплыть до вод русалок. Это невозможно... - пробормотал Николай Айронфист. - Выходит, Магнус знал с самого начала, что войска эльфов уйдут воевать с Хексисом? Иначе, он рисковал бы, вместо того, чтобы заманить нас в свою ловушку, встретить здесь всю армию Гелу!
        - Как он мог знать? - возразила Тауни. - Эти двое - на противоположных берегах континента.
        - А он не просто знал... - мрачно ответила Адриена. - Он рассчитывал на это, еще когда сам Гелу никуда не отправил свою армию. Ясно, что они с Хексисом - заодно.
        И верно: вспомнив все обстоятельства, мы были вынуждены согласиться, что совпадений слишком много. Так, мы знали, что флот Магнуса, идя вокруг материка, мог добраться до места хранения посоха Синего Света как минимум за три месяца - при самых благоприятных обстоятельствах. И выходило, что нам, хотя мы двигались так быстро, как только могли - понадобится ровно столько же времени. Может быть, с разницей в несколько дней.
        Но ведь все это удалось лишь благодаря помощи Солмира, сильно сократившего нам путь своей магией, и эльфов Гелу, которые помогли добраться до столицы! А если бы Гелу не помог нам, или что-то задержало бы экспедицию в пути? Тогда никаких шансов прийти одновременно с Магнусом, а значит и попасть в его таинственную западню - не осталось бы. Конечно, выкрав посох раньше, он мог и дождаться нас, но... Все это выглядело как-то запутанно и непонятно.
        - Мне ловушка Бессмертного короля с самого начала показалась странной, - заметил Тарх. - Все рассчитано слишком хорошо, и в то же время не ясна его цель, кроме разве что личной мести. Но ведь, завладев посохом, он и так сможет творить с этим миром что угодно. Если истории про Глаз Бури - правда.
        - А может, он обманул нас? - предположила Тауни. - Сам удрал в другое место, нас натравил на русалок, а никакой ловушки и нет. Кроме русалок.
        - Нет, нет, я знаю его... - не согласился Солмир. - Насколько это возможно. Скорее здесь какая-то непонятная нам игра. Но вот то, что Магнус хорошо осведомлен о происходящем на юге Лодвара - несомненно. И возможно, он действительно в союзе с Хексисом.
        - Два безумных мага на один континент - это слишком много, - прокомментировала Аграйнель. - Но в любом случае, что делать дальше?
        - Захватить посох раньше, чем это сделает Магнус, - Лисандер не сомневался. - В том, что именно он задумал, разберемся потом.
        - Если мы упустим его с посохом - проиграем, - кивнула Эмилия. - Если же он задумал что-то еще... В любом случае, мы не можем просто сидеть и ждать, пока Магнус объяснит свои планы.
        - И выступать надо немедленно. Ты ведь поможешь нам с кораблями? - обратилась к Гелу Адриена.
        - Да, - полуэльф кивнул, но в голосе его слышалось сомнение. - И с войском. Я уже все подсчитал: семь кораблей, триста эльфов, тридцать грифонов, три феникса и четыре волшебных дракона - больше, к сожалению, дать не могу. Кто-то должен остаться охранять столицу.
        - Это уже - немалая сила, - заметил Тарх. - А вместе с нашими ангелами и нагами...
        - Но мы не знаем, что может приготовить Магнус, - по-прежнему с сомнением ответил Гелу.
        - Еще Тарнум должен присоединиться по дороге, - дополнил Солмир. - Он обещал управиться к тому времени, когда мы доберемся до цели. Его магические элементали нам помогут.
        - Надеюсь, - снова согласился Гелу. - Кроме того, мы можем попытаться договориться с русалками. Они не пускают в свои воды никого, однако с Аранорном у них мир: мы не трогаем их, их королева не трогает нас. Для них Магнус - тоже угроза, так что есть надежда привлечь королеву русалок на нашу сторону. Поэтому я отправляюсь с вами - меня они знают.
        - И когда отплываем? - деловито поинтересовалась Тауни.
        - Все будет готово уже завтра, - ответил король Аранорна. - Сегодняшнего дня и ночи вам хватит, чтобы отдохнуть?
        - Да мы два месяца только и делали, что отдыхали, - ответила за всех Адриена. - Надо же когда-то и начать действовать!
        Глава тридцать шестая
        Итак, пути разошлись. Девонширцы с Тархом и Николаем Айронфистом спешили на битву с Хексисом по суше: через реки, горы, леса, населенные неприятными существами. А мы - спокойно путешествовали на кораблях, не встречая на пути никаких опасностей, бурь или врагов. Только относительно тихое море, свежий ветерок, солнце...
        И в ожидании неизбежной битвы с одним из сильнейших магов мира - абсолютно никаких дел, кроме разве что тренировок.
        За одной из которых я сейчас и наблюдал, стоя у борта.
        Два смешанных отряда из эльфов и наг с тренировочным оружием увлеченно 'сражались' на палубе: один под руководством Эмилии, другой - Солмира. На самом деле, больше тренировались командиры: кто лучше в тактике и владении магией на поле боя. И разумеется, не использовались разрушительные заклинания, которые могли повредить корабль, а также смертельные для живых существ. Но остальные...
        Насколько я мог понять, в перерывах между командами Эмилия поочередно применяла заклинания Жизни, Порядка и Природы. Или воздуха и воды, если по-энротски.
        "Небесная броня", "Марево", "Удача", "Ослепление", "Благословение", "Ускорение", "Гипноз", "Меткость", "Иллюзии"...
        Джинн отвечал тем же.
        Фантомы возникали, наносили удары и испарялись, воины противника внезапно разворачивались и атаковали своих, некоторые сражались вслепую, временно потеряв зрение, пока с них не снимали заклятие, кто-то стрелял метче и наносил удары большей силы, кто-то - наоборот...
        Ох, зря думают, что сражаться с помощью магии проще, чем оружием: Эмилия, жонглируя заклинаниями, уже выглядела на редкость измотанной. Солмир же оставался спокоен, как и перед началом тренировки, вот только с его стороны 'условно убитых' оказалось вдвое больше.
        - Она великолепна, правда? - откуда-то сзади подошла Эбора. Как проводнику, по кораблю ей разрешали бродить свободно, хотя руки и крылья никто и не думал развязывать.
        - Правда, - согласился я, с восхищением наблюдая за Эмилией.
        - Да, жаль, что ты не принц и не король, - задумчиво продолжала суккуб. - Сочувствую.
        - Это почему? - мне вдруг стало неуютно, хотя раньше отсутствие титулов никогда не причиняло неудобств.
        - Постоянно находясь рядом с ней, ты рассчитываешь скрыть от меня, что королева-волшебница для тебя... желанна? - ехидно усмехнулась криганка. - О, прости, кажется, это святотатство - надо подобрать другое слово, чтобы не обидеть твой идеал. Или ты сам еще не понял?
        - Нет-нет, молчи, - прежде чем я успел прийти в себя, Эбора насмешливо подняла связанные руки, словно заслоняясь. - Сейчас ты возмущенно заявишь, что даже и не думал никогда, потом гордо скажешь, что вы просто друзья, затем захочешь свалить все на меня, говоря, что у суккубов вечно одно на уме, и наконец, начнешь нести какой-нибудь бред про чувство долга и бескорыстную помощь Великому Аркануму. Так?
        - Чепуха, - растерянно ответил я. Криганка и в самом деле как-то перехватила мои мысли.
        - В самом деле? - вкрадчиво поинтересовалась пришелица. - И ты не испытываешь каждое утро радость, видя ее? Не стараешься помочь во всем? Не чувствуешь недовольство, когда она поддерживает идеи Николая Айронфиста или Гелу? А не твои?
        - Николай - кажется, с Алитой теперь... - но и впрямь вспомнилось несколько моментов, о которых говорила суккуб.
        - А это имеет значение, с кем он сейчас? К тому же Гелу совершенно свободен. И король Аранорна... - продолжала Эбора.
        - Ты меня пытаешься настроить против Гелу и Николая?
        - Я? Разве я говорю что-то кроме правды?
        - И вообще, я просто помогаю Эмилии - и все, - решительно сказал я. - Я здесь временно!
        'Ох, а вот это зря сказал'.
        - Бедняга. Помогает он просто... Временно... - жалостливо вздохнула криганка. Затем она понизила голос почти до шепота:
        - Но, конечно, с тем кубиком, что у тебя подвешен на шее, можно далеко забраться. Ты ведь тоже это ищешь?
        - Что?!
        - Тише, - Эбора придвинулась почти вплотную и зашептала мне на ухо. - Ты ведь все про меня знаешь, да?
        - Да. То есть, нет... - я оперся на борт, потому что вдруг почувствовал головокружение. И странное доверие к собеседнице вместе с желанием рассказать что-то интересное. Чего еще никто здесь слышал. Удивить.
        Что-то явно было не в порядке, но...
        - Осторожно, не упади... Ты знаешь, какая опасность ей грозит, - гипнотически шептала суккуб, осторожно и даже слегка нежно поддерживая меня связанными руками. - Если мы не помешаем.