Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Крапицкая Влада: " Сила И Надежда Вампиров " - читать онлайн

Сохранить .
Сила и надежда вампиров Влада Крапицкая
        Существует легенда, что есть два кубка. В одном из них содержится кровь Дьявола, и выпивший её вампир обретёт неограниченную власть, а в другом кубке находиться кровь Бога, которая даёт возможность вампиру опять стать человеком. Один кубок даёт силу, а второй - надежду. Два вампира узнают об этой легенде и начинают поиски. Вот только один из вампиров желает получить власть, а второй, вернее вторая, желает стать человеком, и уничтожить кубок с кровью Дьявола. В эту борьбу втягивают девушку, и теперь она либо станет орудием мести и шантажа, либо обретёт любовь.
        Крапицкая Влада
        Сила и надежда вампиров
        Глава 1
        Вайго
        Я ходил из угла в угол, пытаясь успокоиться, и взять себя в руки. Слишком многое стояло на кону, и возможно сегодня я узнаю - есть ли правда в этой легенде или нет. "А так хочется, чтобы это было правдой! Тогда я получу неограниченную власть над всеми вампирами, и не только над ними!" - я усмехнулся этой мысли. "Получить кровь Дьявола и стать самым могущественным вампиром мира - чего можно ещё желать, имея всё?". Только бы это подтвердилось!
        Когда я узнал об этой легенде, вначале не поверил в неё, но перечитав ранние и самые полные варианты Библии, подумал, что это может быть правдой. Бог наказал Каина, за убийство своего брата Авеля, тем, что дал ему вечную жизнь, для поиска ответа на вопрос: "Почему ты принял и возрадовался кровавой жертве Авеля, а когда я принёс тебе в жертву кровь своего любимого брата, ты не принял её?", но оставил ему шанс исправиться, и однажды обрести вечный покой. А Дьявол, всегда шедший рука об руку с Богом, тоже не остался в стороне в этой ситуации. Бог сделал из Каина вампира, питающего кровью, но дал ему возможность исправиться и стать человеком. Дьявол же, в противовес - дал возможность Каину стать ещё более сильным вампиром, и обрести неограниченную власть над рабами Божьими - над людьми, и над себе подобными. Борьба добра со злом! Иногда мне казалось, что есть не только Бог и Дьявол, а есть ещё и кто-то над ними. Кто-то ещё более могущественный, и тот, о ком мы не ведаем. Вся это борьба между Богом и Дьяволом выглядит, как спор детей, и где-то есть родитель, который смотрит на своих чад, и ждёт: "Чем
же закончиться их спор?".
        Я сел в кресло и постарался унять своё нетерпение. Конечно, не факт, что эта легенда правдива. Хотя… Опять же, борьба добра со злом! Бог оставил кубок со своей кровью, а Дьявол со своей, причём в одном месте! И тот, кто найдёт их, встанет перед выбором - стать смертным, или обрести абсолютную власть. Я сделал свой выбор
        - мне нужна власть! А вот Негина - она хочет опять стать человеком.
        Именно Негина и заставила меня задуматься над тем - правдива легенда или нет. Она в неё поверила, и последние двести пятьдесят лет занимается поисками кубков. А она очень умна и не будет просто так тратить своё время! Вот только она ищет кубок с кровью Бога, чтобы стать человеком, а мне нужен кубок с кровью Дьявола, чтобы обрести неограниченную власть. И она ни за что в жизни не пойдёт на соглашение со мной. Она поклялась, что когда найдёт эти кубки, то уничтожит кубок Дьявола, чтобы никто не смог обрести власть и поработить людей.
        Но был и ещё один момент, который меня смущал. Если допустить, что легенда правдива, то был ещё один вариант развития событий. Вполне возможно, что Каин нашёл ответ на свой вопрос, и когда он понял свою ошибку, Бог открыл ему местонахождение этих кубков. Ведь Каин пропал, и о его судьбе ничего не известно. Это могло означать только две вещи - либо Каин до сих пор скитается по свету, либо он давно опять стал смертным, и нашёл покой, испив кровь Бога, а кровь Дьявола уничтожил…
        - Вайго! - в кабинет ворвался мой помощник, Ридах. - Вся наша поисковая группа уничтожена!
        - Что?! - меня охватила ярость. - Кем?
        - Негина! Её отряд перебил всех наших воинов, и только двум удалось спастись.
        - Опять?! Тварь! Я её убью! Клянусь! Она всё время стоит у меня на пути.
        Внутри всё закипело. Мне казалось, что я опередил Негину, и уже практически подобрался к разгадке. Но получается, что мы идём с ней практически наравне, и эту схватку выиграла она. "С ней надо срочно что-то делать!".
        - Ты же знаешь, что не можешь её убить, - Ридах сел в кресло. - Но с ней надо что-то делать, - Ридах озвучил мысли, которые крутились в моей голове.
        Ридах был прав - убить её я не могу. Вернее могу, но только в одном случаи - если её убийство одобрит Совет кланов. А чтобы вынести этот вопрос на Совет, надо рассказать ему о легенде. С одной стороны - если бы я рассказал на Совете про эту легенду, и про планы Негины, ей бы сразу вынесли смертный приговор, но, с другой стороны, тогда все Лорды бросятся искать кубок с кровью Дьявола, а конкуренты мне не нужды. Из двух зол всегда выбирают меньшее, и в этом случаи Негина как раз была меньшим злом. Я был уверен, что она будет держать язык за зубами, зная, что её могут убить. А она знала, что я тоже буду молчать, чтобы не создавать себе лишней конкуренции.
        - Надо найти её слабое место, чтобы контролировать её, - решительно произнёс я.
        - Ты же знаешь, что у неё нет слабых мест.
        - Должно быть! Она женщина, и должно быть что-то такое, что она может бояться потерять. Ничего нового не удалось узнать?
        - Вайго, мы следим за ней уже больше ста лет, и у тебя есть полное досье. А новый отчёт я принёс тебе ещё утром, - вздохнув, сказал Ридах. - Нет ничего такого, чем мы могли бы её остановить или взять под свой контроль.
        - Ладно, можешь быть свободен. Как только прибудут оставшиеся в живых, веди их ко мне, я хочу знать, как всё произошло.
        - Хорошо, - ответил Ридах и вышел из кабинета.
        Я взял папку с новым отчётом о действиях Негины и, открыв его, стал изучать. У Негигы действительно не было слабых мест - она руководила своим кланом железной рукой, была в меру сурова, но справедлива, поэтому в её клане не было недовольных вампиров. Если она кого-то и наказывала, то это всегда было оправданно. Она никогда не принимала скоропалительных решений, и всегда продумывала свои действия. Когда возникали спорные вопросы с Лордами других кланов, она старалась найти решение, которое позволяло бы избежать конфликтов, и в то же время извлечь максимальную выгоду. Но если конфликтов невозможно было избежать, она действовала с хитростью и таким коварством, что неизменно выходила победителем. Именно за это её уважали все Лорды, и прислушивались к ней, и по возможности старались не вступать с ней в конфликт.
        Мы много раз пытались привлечь на свою сторону кого-то из вампиров её клана, но у нас ничего так и не получилось. Когда я понял, что не могу найти её слабое место в управлении кланом, я попробовал пойти другим путём. Женщины всегда были уязвимы в своих чувствах, поэтому я стал пристально следить за её личной жизнью. Но и здесь я потерпел фиаско. Негина хоть и заводила любовные романы, но с лёгкостью расставалась со своими любовниками. А однажды, когда мне показалось, что она влюблена, я даже приказал похитить её любовника, чтобы шантажировать её и выведать нужную мне информацию. Но, она даже не стала вести переговоров, и сказала, что я могу убить её любовника. Она рассталась с ним без сожаления, и я понял, что в этом плане мы с ней похожи - мы не верим в любовь, мы желаем только удовлетворения своих физических потребностей. Мы оба любим получать удовольствия, но нас мало интересуют те, кто нам доставляют эти удовольствия.
        "Эх, были бы у Негины дети - это облегчило бы мою жизнь, и дало контроль над ней. Я мог бы выкрасть у неё ребёнка, и тогда бы она делала всё, что я ей прикажу". Но Негина не имела детей, и я понимал почему. Она хотела стать человеком, а имея ребёнка, ей бы пришлось выбирать, найди она кубки - сделать человеком себя или ребёнка. Ведь Бог и Дьявол, оставляя кубки со своей кровью, думали только о Каине, и кровь была рассчитана только на одного вампира. "Но должно же быть что-то, чем она дорожит!".
        Я в очередной раз стал просматривать отчёты. "Ничего интересного. Дела клана, поездки связанные с этими делами. Стоп…". Поездки! Она опять ездила в Новый Уренгой? "Это уже интересно! Насколько я помню, она совершала точно такие же поездки и раньше" - открыв папку с другими отчётами, я стал их просматривать. "Ну, конечно! Она ездит в этот город раз в три-четыре месяца. Вот только что она там делает?". Ответа на этот вопрос не было. Судя по имеющимся данным, Негина просто перемещалась по городу но, ни с кем не встречалась, поэтому я не обращал на них внимания. В эти поездки она не брала даже своего помощника Луку, а это странно. "Значит, есть что-то такое, во что она не посвящает даже его! Неужели я нашёл слабое место Негины?". Меня охватила лихорадочное возбуждение и я, выйдя в коридор, громко позвал:
        - Ридах! Ты мне нужен!
        - Да?! - через несколько секунд он уже стоял в кабинете.
        - Я хочу знать, почему Негина так часто совершает поездки в Новый Уренгой.
        - Новый Уренгой? - Ридах задумался, а потом сказал, - Но там ничего интересного не происходит. Она просто ездит по городу, и всё.
        - Вот именно! Зачем приезжать в этот город так часто! Чтобы просто покататься на машине? Нет, Негина не станет так бездарно тратить своё время. Есть что-то, что мы упустили. Направь наших лучших ищеек туда и пусть они пройдут по всем местам, к которым Негина проявила интерес.
        - Слушаюсь, - ответил Ридах, и направился к выходу.
        - Мне нужны эти сведения в течение трёх дней! - произнёс я ему вслед.
        Но прошла неделя, прежде чем я получил ответы на свои вопросы.
        - Вайго! Есть! Ты был прав! - сказал Ридах, встречая меня в дверях дома.
        - Насчёт чего я был прав? - снимая верхнюю одежду, лениво спросил я. Сегодня я провёл жаркий денёк в объятиях своей очередной любовницы, и о делах думать пока не хотелось.
        - Насчёт Негины. Она не просто так ездит в тот город, и все её перемещения связаны вот с этой девушкой, - он достал фотографию и протянул её мне.
        С фотографии на меня смотрела миловидная девушка лет двадцати трёх, с тёмно рыжими волосами, зелёными глазами, и точёной фигурой. На фотографии она улыбалась, отчего на её щеках образовывались ямочки.
        - Кто это? - я взял фотографию в руки и стал её рассматривать более пристально.
        - Это Наташа Булавина, но все зовут её Таша. Её двадцать четыре года, работает дизайнером интерьеров в солидной фирме. Уже более двенадцати лет проживает в Новом Уренгое. Родители умерли - отец от сердечного приступа, четыре года назад, а через год умерла и мать. Девушка вполне обыкновенная, как и все люди.
        - Ты уверен, что именно эта девушка интересует Негину?
        - Да, - уверенно ответил Ридах. - Негина, когда приезжает в этот город всегда по утрам стоит возле дома этой Таши, а потом возле офиса, где работает эта девушка. Она следит за ней, в этом я не сомневаюсь.
        Я прошёл в свой кабинет и сел в кресло, продолжая рассматривать фотографию девушки. "Кто же ты такая, и почему Негина тобой интересуется?".
        - Мы знаем, что связывает Негину с этой девушкой? - спросил я.
        - Нет. Никаких связей Негины с этой девушкой мы так и не нашли.
        Я задумался. Негина неспроста скрывает эту Ташу, но при этом старается и не выпускать её из вида. Значит, она ею дорожит. Неужели я нашёл её слабое место?
        - Что будем делать дальше? - спросил Ридах. - Привезти её сюда?
        - Нет, - решение пришло мгновенно. - Я выезжаю в этот Новый Уренгой, и сам на месте попытаюсь во всём разобраться. Слишком многое стоит на кону, и будет лучше, если мы начнём действовать не спеша. Негина ездит в этот город раз в три-четыре месяца, и она оттуда приехала всего три недели назад. Значит, в ближайшее время она там не появиться, и у нас будет время, чтобы узнать, кто такая эта Таша, и что она значит для Негины.
        Негина.
        Тоска на сердце становилась уже невыносимой. Я слишком долго живу, и устала от этого. Но когда-то я поклялась себе, что родившись человеком, я и умру человеком. Поставив себе эту цель, я упорно двигалась к ней.
        Хотя были времена, когда я наслаждалась тем, что стала вампиром. Когда меня обратили, мне было двадцать шесть лет, я была замужем и имела двоих детей. Но своего мужа не любила, потому что меня выдали замуж против моей воли. Соответственно, не смогла полюбить и своих детей. Только намного позже я поняла, чем пожертвовала, чтобы избавиться от ненавистного мужа, и поняла, как важны для меня дети. Но было уже поздно. Прошло более ста лет - муж и дети умерли.
        Вампира, обратившего меня, я встретила случайно. Ту ночь я помнила во всех подробностях. Поругавшись с мужем, я уехала на бал, а после него решила ехать не в городской дом, а в загородный. Но туда так и не доехала, моя карета сломалась, и мы остановились среди ночи на лесной дороге. Всё произошло мгновенно. На нас напали два вампира. Моим кучером утолили голод, а меня обратили, потому что я понравилась одному из вампиров.
        Я недолго пробыла его любовницей, и вскоре он меня бросил. Оставшись одна, я совершенно не понимала, что мне делать и как жить дальше. Проскитавшись почти десять лет по России, я примкнула к одному из кланов, и стала любовницей Лорда, а впоследствии заняла и его место, когда он погиб вовремя одной из схваток с другим кланом. Борьба за главенство в клане далась мне тяжело, но я смогла выстоять и победить всех остальных претендентов.
        Жизнь многому меня научила. До обращения я была глупа, своенравна и самолюбива. Я кичилась своей красотой и статусом, потому что в мире людей я занимала высокое положение. В мире же вампиров прошло не одно десятилетие, прежде чем я смогла возглавить клан. Получив власть и насладившись ею, в один прекрасный момент я поняла, что моя жизнь пуста и кардинально пересмотрела свои взгляды. То, что раньше мне казалось главным, отошло на второй план, и теперь мне стало не хватать семьи, родных… Мне многого стало не хватать - и в первую очередь человечности. Я стала слишком жестока, но другого выхода у меня не было. Я не могла позволить себе доверять кому либо, или кого-то полюбить. Моё сердце и душа обросли панцирем, и ничего больше не трогало меня и не волновало. И даже стала подумывать о самоубийстве, но однажды я узнала о легенде.
        Легенда дала мне надежду, и я поняла, что хочу снова стать человеком - именно этого мне и не хватало. Хотя я и боялась, что Каин уже давно нашёл эти кубки, но всё же решила начать поиски. Это была единственная надежда вернуть себе смертность и человечность, и я за неё ухватилась. Поставив себе цель, я поняла, что обрела смысл жизни. А затем пришло и желание найти своих потомков. Поиски были долгими, но в отличие от кубков, потомков я нашла. Я следила за ними уже более ста лет и каждый раз, когда они умирали, испытывала боль. В конце концов, у меня осталась только одна из моих правнучек - Таша. И она до боли была похожа на мою дочь, которую я когда-то бросила.
        Я надеясь, что однажды найдя кубки и став человеком, смогу прийти к ней и рассказать, кем я ей прихожусь. Но пока кубки не были найдены, я просто следила за ней и старалась помогать. Конечно, было бы проще забрать её поближе к себе, но это было невозможно, потому что Вайго пристально следил за мной, и я понимала, что он может использовать Ташу, чтобы шантажировать меня и самому заполучить кубки. Поэтому приходилось быть очень осторожной и пока просто наблюдать за ней.
        Вайго…Он, как и я возглавлял клан, находящийся на территории России. У нас с ним с самой первой встречи сложились непростые отношения. Именно он был одним из двух вампиров, которые напали на меня, а вторым был его родной брат. Вайго был против моего обращения, но его брат не послушался и всё же сделал из меня вампира.
        Вайго всегда относился ко мне пренебрежительно. Впрочем, он ко всем женщинам относился так. Однажды его брат обмолвился, что у него была какая-то история с женщиной, когда он был молод, и она что-то сделала, после чего он стал относиться ко всем с таким презрением.
        А когда я возглавила клан, презрение переросло в ненависть, потому что он хотел объединить два клана и полностью контролировать всю территорию России….
        - Негина?! - в дверь постучали. - Можно?
        - Заходи Лука.
        - Всё, территория Ирана полностью проверена, и там кубков не может быть.
        - Значит, переносим поиски на территорию Ирака, - я подошла к карте, висящей на стене, и стала пристально её рассматривать.
        - А может лучше сразу направить поисковый отряд на Синайский полуостров? Там больше шансов их найти. Сначала начнём с Израиля, и затем будем продвигаться в сторону Египта.
        - Нет, сначала я хочу проверить всю бывшую территория рая.
        - Как скажешь, - Лука моментально согласился со мной. - Вот только что делать с Вайго? Мы уничтожили его отряд, но он в любом случаи пошлёт другой.
        - Собери ещё один отряд, и пусть он охотиться только на отряд Вайго. Как только найдут его, пусть всех убивают, - равнодушно ответила я.
        - Хорошо. И ещё одно - сам Вайго исчез. Его уже никто не видел пять дней.
        - Ты думаешь, он сам решил возглавить отряд? - с интересом спросила я.
        - Вполне возможно.
        - Чудесно! Значит, поступим вот как - собираешь отряд, во главу ставишь Мириска. Если они находят отряд и Вайго, то должны убить всех….
        - Негина! За убийство Вайго потом могут наказать! - испуганно произнёс Лука.
        - Нет, если об этом никто не узнает. Когда всё будет сделано, Мириск должен убить весь наш отряд, а когда он вернётся домой, ты его сам убьёшь, и никто ничего не узнает. Ведь никто не знает, куда сейчас направился Вайго? Соответственно, никто не сможет связать его убийство с нашим кланом.
        - Это очень рискованно!
        - Рискованно оставлять его в живых, - твёрдо ответила я, и подошла к окну. - Если он первым найдёт кубки, то искупает мир в крови. И ты это знаешь не хуже меня. А если я найду их первыми, то уничтожу кровь Дьявола, стану человеком, а ты возглавишь клан. Ты же хочешь стать во главе клана?
        - Да.
        - Или ты хочешь сам заполучить кровь Дьявола? Твоя жажда власти настолько велика?
        - угрожающе спросила я, и посмотрела ему в глаза.
        - Нет! Мне вполне хватит и главенства в клане, - спокойно ответил Лука.
        - Вот и хорошо, - произнесла я, отходя к окну.
        За окном уже начало светать и вскоре должен был начаться восход солнца. Я не видела восхода больше трёхсот пятидесяти лет и мне безумно этого не хватало. "Так странно, когда я была человеком, я многого не замечала и не ценила, а сейчас, научившись видеть радости и красоту в малом, не могу насладиться этим в полной мере".
        - Лука, ты вампир уже двести сорок лет, ты не скучаешь по тем вещам, которые тебе стали недоступными после твоего обращения? - спросила я. - Например, по восходам солнца?
        - Я не думаю об этом. Зачем мечтать о том, что может принести мне смерть? Ради вечной жизни я готов пожертвовать некоторыми вещами, - он пожал плечами.
        - Мужчины… Вы не замечаете многих вещей, - задумчиво ответила я. - Ладно, можешь быть свободен.
        Лука тихо вышел из комнаты, а я продолжила стоять у окна и смотреть на улицу. "Стану человеком - буду встречать каждый рассвет, пока не умру" - пообещала я себе. Когда на горизонте показалось солнце и, ощутив обжигающую боль от первых лучей, я закрыла шторы и сев в кресла погрузилась в мечты о том, что я сделаю в первую очередь, став человеком.
        Таша.
        Я пыталась взять себя в руки, но злость переполняла меня. "Вот урод! Ненавижу! Сейчас приеду в офис и откажусь от этого заказа! Пусть босс отдаёт Светлане Игоревне этого клиента! Если меня, конечно не уволят".
        Месяц назад в нашу фирму обратился один богатый клиент и попросил заняться его новой квартирой. Мне отдали этот заказ, и теперь моя жизнь превратилась в ад. Меня доставали с двух сторон. С одной стороны его жена, которая никак не могла определиться в каком стиле она хочет видеть свои апартаменты - то она желала хай-тек, то ампир, то классицизм, а вчера её озарила идея, что она хочет видеть квартиру отделанной в японском стиле. Меня уже начинала бить мелкой дрожью, когда я видела эту силиконовую, манерную куклу, которая из-за скудности своего ума никак не могла определиться чего же она хочет, и вела себя как королева, думая, что деньги её мужа дают ей право вести себя с такой спесью. Иногда мне хотелось встряхнуть её и сказать, что она просто очередная игрушка, и в лучшем случаи она проживёт со своим мужем лет пять, а потом он поменяет её на новую куклу. Хотелось сказать ей: "Пользуйся моментом! Получили образование! Занимайся саморазвитием, а не бегай по салонам красоты и магазинам! Зацепись за что-то в жизни, иначе, когда твой муженёк тебя бросит, ты можешь оказаться на дне!". Но я не имела права
таким образом разговаривать со своими клиентами, и поэтому приходилось, сжав зубы, молчать и улыбаться.
        А с другой стороны был её дражайший муженёк - похотливая скотина. Он считал, что девушки будут падать к его ногам, только потому, что у него есть деньги. Он стал доставать меня с самого начала. Сначала он просто подмигивал мне и улыбался, потом стал намекать на то, что не против встретиться со мной и в другой обстановке, и готов обсудить другие вопросы. Потом стал пытаться хлопнуть меня по пятой точке и уже не стесняясь, стал заглядывать в декольте блузки. Но сегодня он перешёл все возможные границы.
        Утром я приехала в квартиру, чтобы отдать новые эскизы нашим ребятам, которые занимаются отделочными работами, а спустя полчаса приехал и хозяин. Как назло наши парни уехали в магазин за новыми материалами, и я осталась одна. Эта сволочь не долгая думая, решил воспользоваться моментом, и подумал, что я тут же упаду в его объятия, как только он осчастливит меня предложением стать его любовницей. Я пыталась ему корректно объяснить, что меня не интересует ни он, ни его предложение, но он ничего не хотел слушать, обещая мне золотые горы. А когда он полез поцеловаться, вот здесь я уже не выдержала и со всей силы заехала ему промеж ног. "Ха! Теперь он ещё долго никого не захочет тащить в свою постель!" - злорадно подумала я. "Вот только он, скорее всего, позвонит моему боссу и выльет на меня не один ушат грязи".
        Босс у нас был вменяемым, и всегда старался понять своих сотрудников, но как он поведёт себя сейчас, я не знала. "Ну и пусть увольняет! Плевать, деньги у меня есть!". Вот только жалко терять любимую работу. Конечно, я смогу устроиться и в другую фирму, но уровень уже будет не тот. Наша фирма считалась ведущей в городе, и одной из лучших. У нас была самая богатая клиентура, и это позволяло мне отпускать свою фантазию на волю, когда надо было обустроить очередную квартиру. А это в свою очередь давало мне неоценимый опыт. Плюс ко всему, позволяло создать себе репутацию и завоевать свой круг клиентов, которые мне понадобятся, когда я решусь открыть свою фирму.
        Лет с двенадцати я уже точно знала, что стану дизайнером интерьеров, и поставила себе цель однажды открыть свою фирму. Благо, финансы позволяли мне это сделать.
        Деньги на нас свалились неожиданно. Вначале 90-х неожиданно для себя мы узнали, что какой-то родственник со стороны отца, живущий за границей оставил завещание в нашу пользу и мы стали владельцами солидного состояния. Причём, отец даже не мог вспомнить этого родственника. Но наша повседневная жизнь мало изменилась, и мы по-прежнему старались жить скромно. Единственное, что мы позволяли себе - это раз в год выезжать на юг, и отец купил себе новую машину. Остальные же деньги родители старались не трогать, говоря, что когда я стану взрослой, то с умом смогу их применить. Вот только дожить до этого они так и не смогли.
        Они всегда верили в меня, и сейчас, когда их не стало, я придерживалась тех планов, которые мы когда-то строили с отцом и матерью. Сейчас я старалась набраться опыта и сформировать свою клиентскую базу, чтобы потом открыть свою фирму. А если меня сегодня уволят, то придётся искать себе новую работу, потому что на данный момент я не чувствовала уверенности, что уже имею достаточно опыта для руководства своей фирмой.
        Подъехав к офису, я припарковалась и вышла из машины. "Господи! Только бы меня не уволили!" - повторяла я про себя, поднимаясь по лестнице.
        - Таша! Босс тебя уже обыскался! - увидев меня, произнесла наш секретарь Оксана.
        У меня внутри всё похолодело. " Этот гад уже, наверное, позвонил боссу и, брызгая слюной, потребовал моего увольнения".
        - У нас новый клиент! - воодушевлённо продолжила Оксана. - Такой красавчик, что пальчики оближешь! Он купил квартиру в нашем городе и хочет, чтобы именно ты занялась дизайном! Все девчонки сходят с ума от зависти, что ты будешь с ним работать!
        - Да?! - моему удивлению не было предела. Я ожидала увольнения, а не нового клиента.
        Тем временем Оксана уже схватила трубку телефона и проворковала в неё:
        - Александр Сергеевич, Таша уже приехала, - и, выслушав босса, произнесла. - Хорошо, - а потом повернулась ко мне и улыбнулась. - Иди, тебя ждут. И помни, что если ты меня потом не познакомишь с этим красавчиком, я тебя буду ненавидеть до конца жизни!
        - Хорошо, - я улыбнулась в ответ. - Обещаю, что найду способ, как представить тебя в самом выгодном свете!
        Глубоко вздохнув, я постучалась в двери, а потом приоткрыла её и спросила:
        - Александр Сергеевич, можно войти?
        - Входи! - он поднялся мне на встречу и улыбнулся.
        - Оксана сказала, что вы меня вызывали, - сказала я, проходя в кабинет.
        - Да. Таша, познакомься, это Глеб Юрьевич Остроумов, он приобрёл квартиру в нашем городе и хочет, чтобы ты занялась дизайном. Лимит не ограничен, - босс сделал ударение на последнем предложение, и мне стало всё понятно.
        "Ну конечно! Для него слова "Лимит не ограничен", это как для немецкой овчарки "Фас", и теперь он этому Глебу Юрьевичу выставит такой счёт, что тому придётся продать парочку своих газовых скважин, чтобы рассчитаться".
        В этот момент сидевший спиной ко мне мужчина, встал и повернулся. Если после слов нашего босса я хотела сочувственно посмотреть на него, то сейчас просто стояла, пытаясь прийти в себя. "Теперь ясно, почему Оксана и все остальные девушки завелись!" - пронеслось в голове.
        На меня с обаятельной улыбкой смотрел мужчина лет двадцати семи, с тёмно каштановыми волосами и внешностью голливудского актёра. "Ого! Вот это да! Я думала, что таких уже не делают! Красавец! А самое мерзкое, что он знает, как на него реагируют девушки. Вот только от меня ты не дождёшься обожания и восхищения!
        - упрямо подумала я и, протянув руку, спокойно произнесла:
        - Приятно познакомиться Глеб Юрьевич.
        - Называйте меня просто Глеб, а я вас буду называть Таша, если позволите, - и он осторожно пожал мою руку, задержав её в своей ладони чуть дольше, чем требовалось.
        - Хорошо.
        Он так ослепительно мне улыбнулся, что у меня на секунду сбилось дыхание. "Господи спаси и сохрани меня от обаяния этого типчика!" - испуганно подумала я. Он слишком красив, чтобы быть нормальным мужчиной, и от таких, как он только одни неприятности. "Даже не надейся, что я буду 234 женщина, которая упадёт к твоим ногам! Или у тебя счёт уже идет на тысячи?" - про себя спросила я. "Не бывать этому!" - пообещала я себе, посмотрев в его карие глаза. И неожиданно меня пробрала дрожь - даже когда он улыбался, глаза смотрели холодно и расчётливо. Это был взгляд опасного человека, который ни перед чем не остановиться, если поставит себе цель.
        Глава 2
        Вайго
        - Я не понимаю, зачем ты купил квартиру? Забрали бы просто эту Таша, а потом рассказали Негине, что она у нас, и потребовали всё, что нам нужно, - произнёс Ридах, подавая мне дублёнку.
        - Нет, это слишком просто, - я усмехнулся. - Я придумал кое-что намного интереснее, чем простое похищение. Я хочу, чтобы эта гадюка Негина, испытала настоящую боль. Я раздавлю её морально! Не факт, что кто-то из нас двоих найдёт кубки при жизни этой Таши, а такого шанса проучить Негину у меня может уже не быть, поэтому я хочу сейчас убрать её с дороги. И эта будет наука остальным, чтобы знали, что стоять у меня на пути не рекомендуется.
        - Да? И что ты придумал? - заинтересованно спросил Ридах.
        - Я влюблю в себя Ташу и сделаю из неё свою комнатную собачку, которая будет исполнять все мои прихоти и приказы, а потом покажу Негине, во что я превратил Ташу. Если она на самом деле ей так дорожит, то сделает что угодно, чтобы забрать её от меня.
        - Хм, вот именно, что угодно. И в первую очередь она может попытаться отбить её.
        - Нет, на открытый конфликт она не пойдёт, и напасть на меня не посмеет. Она попытается договориться со мной, чтобы я отпустил эту Ташу.
        - Подожди, но тогда, для начала, тебе надо забрать Ташу из Уренгоя. Потому что, если Негина узнает, что ты стал обхаживать эту девушку, то она постарается забрать её уже сейчас.
        - Вот именно! Поэтому сейчас необходимо, чтобы Таша влюбилась в меня, потом я увезу её отсюда. Когда Негига узнает, что она пропала, то переживёт не одну страшную минуту. А я за это время окончательно приручу Ташу, а потом уже расскажу Негине, где эта девушка и во что я её превратил! И чтобы не предприняла Негина, Таша будет считать, что она враг номер один. Уж я найду способ, как настроить её против Негины.
        - Мне кажется, что всё же Негина может пойти и на открытый конфликт, - задумчиво сказал Ридах. - Если она скрывает эту девушку от всех, то она ей очень дорога. И потом она может выбрать момент, когда тебя не будет рядом.
        - Нет, Негана пойдёт на мои условия по одной простой причине - я приставлю к Таше Раду, и если Негина попытается напасть на нас и меня рядом не будет, то Рада просто убьёт Ташу. Но уж если так получиться, то я хотел бы сам убить эту девчонку и посмотреть на Негину в том момент. В общем, если Негина попытается обмануть меня, то получит труп Таши, не больше.
        - Ну что ж, тебе виднее, - сказал Ридах.
        Я усмехнулся и вышел из квартиры. Во дворе дома я сел в машину и заведя её, выехал на дорогу. На четыре часа дня у меня была назначена встреча с Ташей в купленной мной квартире. "Хорошо, что она живёт на Крайнем Севере. Сейчас полчетвёртого, а на улице уже темно. Можно не бояться солнца и больше времени проводить с ней, чтобы быстрее приручить её".
        Вот только она никак не реагировала на мои взгляды и намёки, и это стало меня раздражать. Я уже неделю общался с ней, но она упорно держала дистанцию, и если я пытался заговорить о чём-то кроме интерьера квартиры, она мастерски меняла тему и опять весь разговор переводила на работу. Если так продолжиться и дальше, то я ещё долго не смогу приручить её, а времени у меня мало.
        Меня несколько удивляло её поведение. Вначале я думал, что она сама начнёт проявлять внимание ко мне, а когда этого не произошло, сам стал намекать ей, что она интересует меня как женщина, но она никак на это не отреагировала.
        Хотя, так даже интереснее. Мне уже смертельно надоело женское внимание и их готовность упасть к моим ногам сразу. А тут хоть какой-то интерес и интрига. То, что Таша станет послушным оружием мести в моих руках, я не сомневался. И то, что мне придётся приложить усилие, чтобы влюбить в её себя, наоборот, делало ситуацию более пикантной. Нет ничего приятнее, чем приручить такую как она, и заставить её делать всё, что я захочу. Тем более что она красивая девушка, и я получу двойное удовольствие - сначала, когда она сдастся под моим напором, и я уложу её в свою постель, а потом, когда поставлю на колени Негину.
        Вот только надо что-то предпринять, чтобы преодолеть сопротивление Таши, и заставить говорить не только об интерьере квартиры. Надо пригласить её куда-нибудь. "В клуб или ресторан! Там подпоить её чуть-чуть, а уж остальное дело техники! Сегодня же это сделаю!".
        Въехав во двор дома, в котором я приобрёл квартиру, я оглянулся и, увидев машину Таши, довольно улыбнулся. "Сегодня ночью, детка, ты уже будешь умолять меня не останавливаться, и будешь клясться, что готова ради меня на всё!".
        Поднявшись в свою квартиру, я вошёл и громко сказал:
        - Таша! Надеюсь, я не опоздал и не заставил вас ждать?
        - Нет, - она вышла в прихожую, и вежливо улыбнулась. - Я как раз успела подготовить для вас образцы оттенков краски для спальни.
        - Для спальни! Это очень интересно, и крайне важно. Там я собираюсь проводить много времени, - и послал ей соблазнительную улыбку.
        - Сначала я вам покажу оттенки для стен, - деловито произнесла она, игнорируя мой тон и улыбку. - А когда вы определитесь, покажу вам на ноутбуке, как спальня будет выглядеть в этой цветовой гамме уже с мебелью.
        - Как скажите, - я опять улыбнулся, но она уже отвернулась и пошла в спальню.
        Там она открыла папку и стала показывать мне различные оттенки коричневого цвета, и рассказывать о том, какие цвета можно будет использовать для мебели, пола и штор, если я выберу тот или иной оттенок. Но я практически не слушал её, а просто кивал головой. Когда я шёл следом за ней, меня вдруг озарило - я веду себя неправильно! Она относиться к типу женщин, которые не переносят излишне самоуверенных мужчин. А я веду себя именно так. Надо смягчить свои намёки, а постельной темы вообще не касаться. Надо проявить силу и уверенность, но не скатываться на самоуверенность, и в то же время не выглядеть слабаком. А ещё женщины, как правило, очень жалостливы, и на этом можно хорошо сыграть.
        - Так какой из цветов вам больше понравился? - спросила Таша.
        - Вот этот, - я ткнул наугад, чтобы поскорее закрыть тему интерьера и перейти к более интересной теме.
        - Хорошо, - она наклонилась над ноутбуком и стала менять цветовую гамму в специальной программе, выбирая теперь оттенки мебели и штор. - Сейчас я вам покажу несколько вариантов, как ваша спальня будет выглядеть в конечном виде, а вы выберите уже окончательный вариант.
        К тому моменту, когда она стала показывать мне окончательный эскизы, я уже продумал тактику своего поведения, и опять выбрав первый попавшийся вариант, решил перейти в наступление.
        - Таша, у меня к вам будет одна просьба, и я надеюсь, что вы мне не откажите, - смущенно произнёс я.
        - Если хотите что-то изменить в эскизах, не проблема.
        - Нет, вашей работой я доволен, - я старался вложить в свой голос кроткие нотки. - У меня к вам просьба личного характера.
        - Какая? - на её лице застыла вежливая улыбка, а тон стал подозрительным.
        - Понимаете, я в вашем городе вообще никого не знаю, только вас. А сегодня пятница, и у меня была тяжёлая неделя, поэтому хочется хоть как-то отрешиться от повседневных проблем и сходить куда-нибудь отдохнуть. Может, вы составите мне компанию и познакомите меня с достопримечательностями вашего города?
        - Для осмотра достопримечательностей уже поздно, - она бросила взгляд на часы. - Если хотите, завтра с утра я могу повозить вас по городу и рассказать, что и где находиться.
        - Договорились, но только не утром, а после обеда, - я улыбнулся. - Но это будет завтра, а сегодня может, покажите мне, где у вас в городе можно хорошо провести время - клуб или ресторан? - она нерешительно посмотрела на меня, и я продолжил. - А то уже устал сидеть в четырёх стенах и постоянно работать. Если вы согласитесь, я буду вашим должником, - и посмотрел на неё со смирением и ожиданием.
        - А разве у вас нет деловых партнёров, с которыми вы могли бы провести вечер в клубе, - похоже, она всячески пыталась избежать похода в клуб.
        - К сожалению, ему срочно пришлось вылететь в Москву. Я здесь совсем один, - и тяжело вздохнув, посмотрел в окно, краешком глаза наблюдая за Ташей.
        Она стала покусывать губы, а на лице отразилась гамма эмоций. Судя по всему, идти со мной в клуб она не хотела, но и бросать меня одного, такого бедного и несчастного, ей было жалко. Я ещё раз тяжело вздохнул, и она сдалась:
        - Хорошо, я свожу вас в развлекательный центр. Можем поехать прямо сейчас.
        - А давайте я за вами заеду часов в восемь вечера. У меня просто есть ещё пару дел, а потом я совершенно свободен.
        - Хорошо, - Таша явно была недовольна выбранным мной временем. - Но заезжать за мной не нужно. Давайте встретимся во дворе этого дома.
        - Договорились, - ответил я.
        Мы вышли из квартиры и спустились вниз.
        - Значит, здесь в восемь? - ещё раз спросил я и заискивающе улыбнулся, когда она направилась к своей машине.
        - Да, - она обернулась и вежливо улыбнулась.
        - Спасибо вам огромное Таша! Вы очень добрая!
        Она кивнула и сев в машину, выехала со двора. "Ну что, дорогуша, теперь ты от меня не уйдёшь! Жалостливая ты наша" - я улыбнулся и сел в свою машину.
        У меня в запасе было ещё три часа, поэтому я решил поехать в арендованную квартиру и заняться текущими делами. Я специально сослался на дела, чтобы перенести время встречи, потому что если бы мы сейчас поехали в развлекательный центр, то часам к восьми вечера она уже собралась бы домой. Мне же надо было накачать её спиртным, и проще всего это сделать в ночном клубе.
        Приехав в квартиру, я снял верхнюю одежду и прошёл в зал.
        - Ридах, приготовь мне на вечер джинсы, рубашку и пиджак. Наша птичка идёт со мной сегодня в клуб. Мы с ней встречаемся в восемь вечера. Она, скорее всего, будет на своей машине, поэтому ты поедешь за нами, и когда мы войдем в развлекательный центр, проколи ей колёса, чтобы она не сбежала раньше времени. После этого езжай в гостиницу. Сегодня мне нужна пустая квартира.
        - Хорошо, - он понимающе улыбнулся и вышел из комнаты. Я же включил ноутбук и погрузился в дела.
        В восемь часов я уже стоял в назначенном месте. А в пять минут девятого во двор въехало такси, и из него вышла Таша. "Чудесно! Она не брала свою машину, значит, собирается выпить, и мне не придётся её уговаривать. Это существенно облегчает мою задачу!".
        Сев в мою машину, она деловито сказала:
        - Выезжайте со двора, и поворачивайте направо. А потом я покажу куда ехать.
        - Я вам так признателен, что вы согласились составить мне компанию, - с благодарностью произнёс я, выезжая со двора.
        Она промолчала, только улыбнувшись в ответ, и прищурила глаза. Я моментально насторожился - Таша явно что-то задумала. Но не это меня насторожило, а то, как она на меня посмотрела и прищурила глаза. В этом было что-то неуловимо знакомое, и я мог поклясться, что уже видел такой взгляд и хитрый прищур. "Хм, странно" - я стал вспоминать, где и когда мог такое видеть.
        Когда мы приехали к развлекательному центру, я так и не смог вспомнить, кто и когда так на меня смотрел. В холле мы сдали верхнюю одежду, и я улыбнулся глядя на Ташу. На работе она всегда ходила в строгих брючных костюмах, а сегодня надела платье. "Мне повезло, что Негина оберегает именно Ташу. Фигурка и ноги у неё, что надо, и она красивая девушка, так что месть будет ещё и сладкой" - я опять улыбнулся, повторно оглядывая её с ног до головы.
        Как только она повернулась, я тут же убрал улыбку с лица и добродушно произнёс:
        - Вы чудесно выглядите! Платья вам очень идут.
        - Спасибо, - спокойно ответила она, глядя мне в глаза.
        И опять мне показалось, что так на меня уже смотрела другая женщина. Во взгляде явно читался вызов, смешанный с осторожностью и хитростью. "Неужели она успела заметить мою улыбку и то, как я рассматривал её?".
        - Что вам больше нравиться бильярд, боулинг или…
        - А может, просто посидим, поговорим, - предложил я. - Хочется расслабиться, выпить что-нибудь. Давай пройдём в бар, - и взял её под руку.
        - Хорошо, тогда нам на третий этаж.
        Поднявшись с Ташей в бар, я сразу повёл её к самому дальнему столику. Как только мы сели, к нам подошёл официант, и протянул коктейльную карту.
        - Мне Бейлис, пожалуйста, чистый - сразу произнесла Таша.
        - А мне виски.
        - Виски есть трёх сортов - Джек Дэниэлс, Блэк Велвет и Джонни Уокер.
        - Джонни Уокер, - быстро сказал я, только чтобы официант отцепился.
        - Итак, Глеб - Таша вопросительно посмотрела на меня, когда мы остались вдвоём. - Чем вы занимаетесь, если не секрет?
        - Инвестициями, - ответил я.
        - В какой отрасли?
        - Таша, - я смиренно посмотрел на неё, - Я хотел сегодня расслабиться и отвлечься от работы, а вы предлагаете мне о ней говорить. Лучше расскажите о себе.
        - Хм, я живу своей работой, и если мы будем говорить обо мне, то тогда я не расслаблюсь, - она улыбнулась.
        - Тогда о чём будем говорить? О погоде? - я улыбнулся в ответ.
        - Вообще-то, так как я человек не очень общительный, и чтобы вы не скучали в моём обществе, я взяла на себя смелость и пригласила свою подругу присоединиться к нам,
        - в этот момент у неё зазвонил телефон. - О! Это как раз она! - вытащив телефон из сумочки, Таша произнесла в трубку. - Оксана, мы в баре на третьем этаже и уже ждём тебя!
        Положив телефон опять в сумку, она ослепительно мне улыбнулась. "Всё ясно. Вот что ты задумала. Надеешься, что я займусь твоей подругой! Ну-ну!".
        Таша повернулась и стала смотреть на вход, а потом помахала рукой. К столику направилась симпатичная девушка, и я сразу вспомнил, где её видел. "Секретарь директора. Тоска зелёная" - я сразу определил, к какому типу девушек она относиться. "Сейчас она начнёт трещать без умолку, потом начнёт флиртовать со мной, а затем, выпив, пойдёт в наступление. Да уж, Таша себя обезопасила по полной программе. Из цепких коготков этой девицы будет тяжело вырваться".
        - Глеб, познакомьтесь, пожалуйста - это Оксана.
        - Очень приятно, - я поднялся и поцеловал её руку.
        - И мне очень приятно! - она расплылась в улыбке. - В наше время так тяжело встретить галантного мужчину! - и, не дожидаясь приглашения, села рядом со мной на диванчик.
        Через два часа рука этой Оксаны уже лежала у меня на плечах, а она сама уже прижималась ко мне. Как я и думал, она говорила, не умолкая, и меня стало уже нереально раздражать её поведение. За эти два часа я и тремя словами не обмолвился с Ташей, а постоянно отвечал на глупые вопросы этой девицы, и старался мягко дать ей понять, что мне не интересны её заигрывания.
        - Предлагаю пойти потанцевать, - Оксана поднялась с диванчика и слегка качнулась.
        - Глеб, вы же пригласите меня на медленный танец? - и, не дожидаясь моего ответа, она схватила меня за руку и потянула.
        Таша довольно улыбнулась и поднялась следом за своей подругой. Мне тоже ничего другого не оставалось, как подняться. Оксана тут же повисла у меня на руке, и мы направились к двери, ведущей в ночной клуб.
        Войдя туда, Оксана сразу же стала пританцовывать и потянула меня на танцпол. "Если бы ты не была подругой Таши, я давно бы уже свернул тебе шею, чтобы ты оставила меня в покое" - подумал я, улыбаясь Оксане. Она стала, танцуя извиваться, и посылать мне соблазнительные улыбки. Протанцевав с ней два танца, я наклонился и произнёс:
        - Пойду чуть-чуть посижу с Ташей, чтобы она не чувствовала себя покинутой.
        - Я с тобой, а потом ещё потанцуем, - Оксана уже перешла на "ты" и похоже считала меня своей сегодняшней добычей.
        Сжав зубы, я стал искать глазами Ташу. Увидев её, я направился к столику, за которым она сидела, и хитро улыбалась глядя на меня. Как только я посмотрел ей в глаза, меня осенило: "Это же глаза Негины! Как я сразу не понял? Именно так улыбалась эта гадюка на последнем Совете, и точно так же хитро щурилась, когда мы встретились!" - от неожиданной догадки я застыл на месте. "Это что же получается? Таша её дочь? Да нет, она ведь человек. Тогда её потомок? Скорее всего!".
        - Глеб, ну чего ты застыл? - капризно спросила Оксана и потянула меня за руку, к столику.
        Присев на диванчик, я стал более внимательно разглядывать Ташу. "У этой волосы рыжие, а у Негины - чёрные. Форма носа и губ тоже не похожа, а вот глаза - один в один. Это точно правнучка этой гадюки, в каком-то там поколении. Теперь ясно, почему она за ней следит, и боится кому-либо показывать!" - внутри меня всё ликовало. На такое счастье я даже не мог рассчитывать! Теперь Негина исполнит всё, что я ей прикажу! Я радостно улыбнулся, но тут же убрал улыбку с лица, потому что Таша бросила на меня внимательный взгляд.
        - Глеб, - над ухом раздался голос Оксаны. - Ты обещал мне медленный танец!
        - Да-да, конечно, - по инерции ответил я, занятый своими мыслями и, поднявшись, повёл её на танцпол.
        "Ну, Негина, держись! Твоя правнучка будет любить меня, как самая преданная собачка любит своего хозяина, а тебя она будет ненавидеть! Ты откажешься не только от поиска кубков, а и клан мне свой отдашь! А после этого я ещё подумаю - оставлять Ташу в живых или вернуть тебе её по частям. Ты заплатишь мне за всё!".
        Когда медленный танец закончился, мне пришлось станцевать с Оксаной ещё три танца и только после этого мы вернулись за столик, но Таши там уже не было. Оксана тут же уселась мне на колени и, наклонившись, прошептала:
        - Ты такой сексуальный! Может, поедем к тебе? Или хочешь - ко мне? - и попыталась поцеловать меня.
        - Неудобно оставлять Ташу одну, - я вовремя успел увернуться от поцелуя.
        - Таша уже давно уехала домой! Она у нас любит уходить по-английски, не прощаясь! Так что мы можем спокойно продолжить наше веселье в более интимной обстановке! - и опять наклонилась ко мне.
        "Хм, Таша, ну ладно! Если ты думаешь, что смогла спихнуть меня своей подружке, то ты глубоко ошибаешься! Ты моя цель, и я не отступлю!" - я поставил Оксану на ноги и, поднявшись, потащил её к выходу.
        В холле я быстро оделся, подождал пока Оксана, покачиваясь, оденется и вывел её на улицу. Подведя её к ближайшему такси, я усадил её на заднее сиденье и, дав водителю деньги, с отвращением сказал:
        - Отвези её, куда она скажет.
        - Глеб, а ты? - она вцепилась в рукав моей дублёнки.
        Я больше не видел смысла разыгрывать весь этот фарс и холодно сказал:
        - Дорогуша, ты не в моём вкусе, - после чего захлопнул двери и направился к своей машине.
        Таша.
        Я уже чувствовала себя зверьком, на которого открыли охоту. Прошла неделя после похода в клуб с Глебом и Оксаной, и теперь этот Глеб не давал мне покоя. Каждое утро раздавался звонок, и он просил меня о встрече, аргументируя это тем, что решил, что-то изменить в эскизах.
        Вот уже четыре дня мы встречались с ним в четыре-пять часов вечера и обговаривали всевозможные варианты интерьера той или иной комнаты. Причём, я понимала, что это только повод для встреч. Изменения в дизайн если и вносились, то минимальные.
        При каждой нашей встрече он смотрел на меня щенячьим взглядом и пытался опять куда-нибудь пригласить. И чем дальше это продолжалась, тем больше я испытывала желание поговорить с ним откровенно, и объяснить ему, почему у него не получиться затащить меня в свою кровать. Но я понимала, что если до этого дойдёт разговор, я могу наговорить лишнего, поэтому всегда тактично старалась перевести разговор на другую тему.
        Хотя, должна признаться - Глеб мне нравился. Он был красив, сексуален и очень галантен. Если в первую неделю нашего знакомства он действовал с напором и постоянно отпускал двусмысленные замечания, то в прошлую пятницу он резко изменился, и стал вполне нормальным мужчиной. Вот только меня насторожило эта резкая смена. Конечно, после этого он стал мне нравиться больше, но я не верила, что мужчина, особенно такой как он, может так резко измениться. Но, с другой стороны, таким он стал привлекать меня ещё больше, и это меня не устраивало. Элементарный инстинкт самосохранения подсказывал мне, что от него лучше держаться подальше. Поэтому, когда он опять позвонил мне сегодня утром и попросил о встрече для обсуждения очередных изменений, я отказала, сказав, что у меня назначена встреча с другим клиентом. А через полчаса позвонил мой босс и сказал, что ему нужно срочно поговорить со мной, и сейчас я ехала на офис.
        "Как пить дать, этот Глеб позвонил моему боссу и высказал свой большее "фе" по поводу моего отказа для нашей встречи" - внутри всё неприятно сжалось. "Но я ведь просто отказала во встрече сегодня и предложила перенести её на понедельник. Я не хамила, не грубила и вообще вела себя прилично".
        Подъехав к офису, я припарковалась и, выйдя из машины, поднялась в офис. Подойдя к Оксане, я спросила:
        - Как настроение у нашего босса?
        - Нервное, - поморщившись, ответила она. - Звонил наш уважаемый Глеб Юрьевич, и жаловался, что ты не уделяешь ему внимания. Вот гад! Самовлюблённый павлин!
        В субботу утром, после похода в клуб, мне позвонила Оксана и долго возмущалась поведению Глеба после моего тихого ухода. Теперь она перевела его из разряда "душка и лапочка" в разряд "гад, урод" и т. д. и т. п.
        Я вздохнула. "Сволочь! Это я не уделяю ему внимания?! Да я уже вторую неделю нянчусь с ним!".
        - Таша! Он что-то задумал, поверь мне!
        - А что, такой как он, может задумать? Ясно, как божий день, - внутри стало нарастать раздражение. "Блин, ненавижу таких! Думают, что если у них есть деньги, то все дамочки будут падать к их ногам и молить о том, чтобы он обратил на них внимание?" - Ладно, пойду, выслушаю от босса нотацию о том, как надо вести себя с такими клиентами.
        - Удачи и держись там! Я на твоей стороне! Хоть кто-то смог поставить этого Глеба на место!
        Постучавшись, я вошла в кабинет.
        - Вызывали Александр Сергеевич?
        - Да, Таша, проходи, садись, - он бросил на меня хмурый взгляд и указал на стул. - Мне надо с тобой серьёзно поговорить, - я села и он продолжил. - Таша, ты хороший креативный специалист, и раньше твоя работа всегда устраивала меня. Но за последние две недели ты меня дважды разочаровала. Сначала позвонил один клиент и кричал, требуя чтобы тебя уволили, потому что ты безграмотна и ничего не понимаешь в своей работе…
        - Я, по его мнению, ничего не понимаю только потому, что заехала ему коленкой между ног, когда он полез ко мне целоваться, - с отвращением сказала я.
        - А ты думаешь, я этого не понял? - он вздохнул. - Ты красивая девушка, и вполне естественно, что мужчины обращают на тебя внимание. Но не надо сразу действовать вот такими методами.
        - Я пыталась ему нормально объяснить, что он меня не интересует, - ответила я. - Но он слушал только себя.
        - Ладно, бог с ним, всё равно он ушёл в другую фирму. И если бы не появился господин Остроумов, то я мог бы уволить тебя за эту выходку, ты это понимаешь?
        - Понимаю, - я вздохнула.
        - Господин Остроумов сейчас наш самый приоритетный клиент, и тебе повезло, что он изъявил желание работать с тобой. Я специально отдаю все остальные заказы другим работникам, чтобы ты занималась только им. А сегодня утром раздается звонок и он просит не загружать тебя новыми заказами, чтобы ты занималась только его квартирой. Как это прикажешь понимать? Ты нашла себе ещё клиента на стороне или соврала господину Остроумову?
        - Соврала, - тихо ответила я.
        - Я так и понял, поэтому сказал, что с понедельника ты занимаешься только его заказом.
        - Александр Сергеевич, а может, стоит передать заказ другому дизайнеру? - произнесла я, хотя сердце в этот момент стало обливаться кровью. С одной стороны - сумма комиссионных с этого заказа была заоблачной, а с другой стороны - инстинкт самосохранения подсказывал мне держаться подальше от моего клиента.
        - Хм, вряд ли это получиться. Когда он к нам обратился, он сразу дал понять, что желает работать только с тобой. И если ты сейчас потеряешь этого клиента, то я тебя уволю. Ясно?
        - Ясно.
        - Таша, ты красивая, умная девушка и я верю, что ты найдёшь способ сохранить и клиента для фирмы и свою незапятнанную репутацию. А теперь иди. Сегодня я тебя прикрыл, но если я услышу хоть одну недовольную нотку в голосе твоего клиента, можешь искать себе новую работу.
        - Спасибо, Александр Сергеевич, - произнесла я и вышла из кабинета.
        "Ну, подождите Глеб Юрьевич! Я вам уделю столько внимания, что вы будите этому не рады!" - сжав кулаки, зло пообещала я себя. "С понедельника я вас вплотную начну знакомить со всеми дизайнерскими терминами и понятиями! Вы завоете от тоски, когда я вам во всех подробностях буду рассказывать о малейших нюансах в интерьере! И вы сто раз подумаете, прежде чем захотите позвонить мне и обсудить хоть что-нибудь!".
        - Всё нормально? - спросила Оксана.
        - Терпимо. С понедельника должна буду смотреть в рот нашему дражайшему Глебу, мило улыбаться и тешить его эго, или меня уволят.
        - Держись Таша! Я верю, что ты покажешь ему, где раки зимуют! - она довольно улыбнулась. - Кстати, я сегодня собираюсь на одну вечеринку, хочешь, пошли со мной. Расслабишься и с новыми силами приступишь в понедельник к работе.
        - Спасибо, но сегодня я встречаюсь с одноклассницами, и собираюсь там гульнуть.
        - Тогда до понедельника! Удачных тебе выходных!
        - Спасибо, и тебе!
        Выйдя из офиса, я села в машину и поехала домой. До встречи в клубе с одноклассницами оставалось три часа, и я решила выбросить все проблемы из головы и действительно сегодня расслабиться по полной программе.
        Дома я открыла шкаф и стала придирчиво выбирать себе одежду на вечер. Хотелось чего-то дикого и вызывающего. "Оденусь как портовая шлюха, а потом напьюсь, чтобы выбросить этого мерзкого Глеба из головы! А в понедельник устрою ему чистилище!".
        Я стала перебирать одежду и наткнулась на короткие чёрные шорты. "Вот! То, что надо! С черными ботфортами и чёрной облегающей футболкой будет смотреться бесподобно. А чтобы не выглядеть слишком мрачно дополню всё это блестящим поясом. Хавайтесь люди в жито, сегодня я гуляю!". Вытащив одежду из шкафа, я бросила её на гладильную доску и, включив утюг, стала гладить.
        Внутри разгоралось пламя злости на этого Глеба. "Вот сволочь! Если меня уволят, я в его квартире оболью стены зелёнкой! И не просто оболью, а на каждой стене напишу, что я о нём думаю! Потом ни один дизайнер не сможет сделать в его квартире ремонт, пока не обошьёт стены гипсокартонном! А ещё не поленюсь - съезжу в какую-нибудь общагу, насобираю там клопов, и оставлю пару подарочков этому типчику!". Погладив одежду, я пошла принимать душ.
        Через два с половиной часа я была уже полностью готова и, бросив на себя последний взгляд, накинула шубу и вышла из квартиры.
        В клубе я сняла верхнюю одежду и сразу направилась в зал, ища своих одноклассниц.
        - Красотка! Присоединяйся к нам! - меня за запястье схватил какой-то парень и, подмигнув, кивнул на свободный стул.
        - Милый, я бы с удовольствием! Но меня ждём моя девушка! - нараспев произнесла я.
        - Она у меня очень ревнивая!
        Парень тут же отпустил мою руку и поморщился. Я усмехнулась и пошла дальше. Этот трюк с нетрадиционной ориентацией мы с моей подругой придумали ещё в пятнадцать лет, чтобы отшивать излишне настойчивых парней. Хотя, должна признаться, он не всегда срабатывал, и некоторые парни только ещё больше распалялись, но и таких мы быстро научились отшивать.
        - Привет всем! - подойдя к столу, громко сказала я, и заняла свободное место.
        - Таша! Боже! Ты выглядишь…
        - Как портовая шлюха? - перебив свою подругу Люду, произнесла я.
        - Ну так беспардонно я бы не стала выражаться, - смеясь, ответила она. - Но твой видок шокирует!
        - Насколько я помню, последний раз так вызывающе ты одевалась, когда тебе было восемнадцать, и ты рассталась с Костей, - сказала Света, осматривая меня. - Неужели за то время, что мы не виделись, ты успела влюбиться и расстаться с парнем?
        - Нет. Просто неприятности на работе. И сегодня мне захотелось чего-то дикого и вызывающего, чтобы отрешиться от всех проблем.
        - Значит, сегодня гуляем по полной программе, - весело спросила Катя, и подмигнула мне.
        - Да, по полной! - ответила я.
        - Что вы будите пить? - ко мне подошёл официант.
        - Для начала принесите мне Лонг Айленд, и Текилу Санрайз, а дальше будет видно!
        - Таша, ты сошла с ума? - Люда удивлённо посмотрела на меня, когда официант отошёл. - Ты же завтра умрёшь от похмелья, если будешь мешать эти коктейли!
        - Так ведь это будет завтра! А сегодня я хочу напиться, а потом танцевать до упада!
        - И этот упад настигнет тебя очень быстро, если ты смешаешь эти коктейли! - Света улыбнулась.
        - Вот и хорошо! Именно это мне и нужно! А если меня не проберёт, то наверх я ещё выпью парочку В-52!
        - Так, так, так! - протянула Катя. - Всё настолько серьёзно, что ты решила напиться до поросячьего визга. Дело всё же в мужчине, а не в работе! Колись - кто он?
        - Отчасти, - нехотя произнесла я. - Появился богатенький клиент, который, похоже, решил затащить меня в свою кровать.
        - Он красивый? - спросила Катя.
        - Хм! Пальчики оближешь!
        - Так в чём дело? Переспи с ним! Когда у тебя последний раз был мужчина?
        - Какая разница, когда? - нервно ответила я. Мужчины у меня действительно давно не было. - Он ведёт себя странно - сначала он вёл себя излишне самоуверенно, и постоянно намекал мне на то, что я ему нравлюсь, а потом начал разыгрывать из себя преданного пса, и донимать меня. А сегодня позвонил моему боссу и сказал, что я не уделяю ему должного внимания.
        - Ха! А парня пробрало! - Катя улыбнулась. - Он начал беситься. Сколько ты его уже держись на расстоянии?
        - Две недели.
        - Может самое время сдаться?
        - Катя! Я что себя на помойке нашла, чтобы спать с каждым встречным и поперечным?
        - О! Только не надо сразу становиться на дыбы. Во-первых - ты же сама сказала, что он красив. Во-вторых - он богат. А в третьих - ты ему нравишься, и он хочет тебя. Не понимаю, почему ты так себя ведёшь? - Катя удивлённо посмотрела на меня.
        - Не слушай её, - произнесла Света. - Эти богатенькие типчики думают, что все девушки готовы ради них на всё. Пусть обломается!
        - Ваши коктейли! - официант поставил передо мной бокалы и удалился. Пододвинув к себе Лонг Айленд, я стала не спеша его пить. - А ты что думаешь? - спросила я у Люды.
        - Не знаю, Таша, - задумчиво ответила она. - А тебе ещё долго делать ремонт в его квартире?
        - По идее - недели две, - ответила я. - Но сейчас он стал донимать меня звонками и постоянно вносить изменения в интерьер. Они хоть и мелкие, но если так будет продолжаться и дальше, то я и через месяц не смогу вручить ему ключи от квартиры полностью готовой к проживанию.
        - Значит, он решил тянуть время, - подытожила она. - Даже не знаю, как тебе поступить, - нерешительно закончила Люда.
        "Вот они, мои подруги!". Катя была раскованной, весёлой и жила в своё удовольствие, не видя ничего страшного в смене сексуальных партнёров. Света наоборот всегда придерживалась высоких моральных принципов, а Люда вечно раздумывала и сомневалась. Мы подружились ещё одиннадцать лет назад, и меня, если честно удивляло, что мы до сих пор общались, ведь мы все были разные и по-разному относились к жизни. "А может именно в этом и залог нашей дружбы?" - в очередной раз спросила я себя.
        "Так! Стоп! Я хочу сегодня напиться и оторваться, а не углубляться в философские рассуждения! - одёрнула я себя и, допив первый коктейль, принялась за второй, чувствуя уже лёгкую эйфорию.
        - Так! - весело сказала я и, повернувшись к Кате, спросила, - Пойдём в отрыв, или будет перемывать кости мужикам?
        - В отрыв! - смеясь, ответила она и поднялась.
        Через два часа я уже допила свой Текила Санрайз и, выпив три В-52, продолжала танцевать. В теле была лёгкость, а в голове пустота и хотелось только одного - напиться ещё больше и продолжать эти безумные танцы. К концу очередной песни, я наклонилась к Кате и громко сказала:
        - Я в бар! Топливо заканчивается, пойду, заправлюсь ещё одним коктейлем!
        - Хорошо! - прокричала она в ответ, продолжая двигаться под музыку.
        - В-52, пожалуйста, - подойдя к стойке, произнесла я, обращаюсь к бармену. Он кивнул и стал смешивать мне коктейль, а я стоя стала пританцовывать на месте.
        Когда песня закончилась и начала играть следующая, медленная композиция, я присела на стул. "Успею выпить два коктейля, пока этот медлячок закончиться!".
        - Готовы? - спросил бармен.
        - Да! - он поднёс зажигалку и коктейль вспыхнул. Выпив его, я откинулась на спинку стула.
        - Детка! Пошли танцевать, - за спиной раздался развязный мужской голос, и мне положили руку на плечо.
        - Спасибо! Я, пожалуй, пропущу этот танец, - не поворачиваясь, ответила я, и попыталась сбросить руку со своего плеча.
        - Нет! Ты пойдёшь танцевать! - рука сжала моё плечо.
        Повернув голову, я увидела парня, который приглашал меня за свой столик, когда я пришла.
        - Я же тебе говорила, что моя девушка очень ревнива, поэтому я не танцую с мужчинами!
        - Переживёт! - вызывающе произнёс он. - А можем вообще организовать вечер на троих, и вы быстро поменяете свою ориентацию, когда познакомитесь поближе со мной.
        - Сомневаюсь, дорогой! А теперь убери свою руку с моего плеча, и найди себе другую, - угрожающе произнесла я. - Иначе я сломаю тебе руку минимум в двух местах. Понял?
        - Ой! Как страшно! Кошечка решила выпустить свои коготки? Хватит ломаться! - и он дёрнул меня за руку.
        - Руки убери, - холодно произнёс другой мужской голос. - Девушка занята! - я удивлённо повернула голову в другую сторону и увидела Глеба.
        Он, прищурившись, смотрел на парня, и мне стало не по себе. Взгляд был угрожающим и полным решимости. Парень тут же убрал руку с моего плеча и отошёл, оставив нас наедине.
        - Спасибо, - произнесла я, обращаюсь к Глебу. - Но я бы и сама справилась.
        - Верю, - ответил он, присев на соседний стул.
        - А что вы здесь делаете?
        - То, что и вы - развлекаюсь, - спокойно ответил он.
        - Какое совпадение! - вызывающе произнесла я. - Из всех ночных клубов города, вы выбрали именно тот, где и я решила провести вечер! Вы что за мной следите?
        Его появление здесь действительно было подозрительным. Я водила его в другой клуб, но даже если допустить, что он решил познакомиться и с другими клубами - этот не подходил ему по статусу. Этот клуб относился к средней ценовой категории, а такие, как Глеб, любили только всё самое лучше, и соответственно, выбирали только дорогие клубы.
        - Нет, конечно, - ответил он, улыбнувшись. - Просто, когда вы покинули меня сегодня в одиночестве, я открыл справочник и выбрал наугад клуб, в который можно съездить. Я и сам удивился, увидев вас здесь, - искренне произнёс он. - Наверное, это судьба.
        - Вряд ли, - скептически ответила я, и поднялась.
        - Неужели, после того, как я вас спас, вы опять бросите меня? - он бросил на меня полный обиды взгляд.
        - Я премного вам благодарна, но мы здесь чисто женской компанией, в которую вы, к сожалению, никак не вписываетесь!
        - А может, всё же впишусь? - он поднялся и, подхватив меня под руку, повёл к нашему столику.
        "Вот настырная тварь! Он явно здесь не просто так! Ведь хотела расслабиться и выбросить его из головы, так нет же, он и этого не даёт мне сделать!" - меня опять стала душить злость.
        - Девочки! Познакомьтесь это Глеб, - произнесла я, когда мы подошли к нашему столику. Девчонки тут же стали заинтересованно его рассматривать. - Это мой клиент, квартирой которого я сейчас как раз занимаюсь! - я специально сделало ударение на слове "клиент" и "квартира", чтобы мои подруги поняли, что перед ними стоит моя проблема.
        - Оооо! - Люда стала с интересом его рассматривать.
        - Здравствуйте, - чопорно сказала Света.
        А Катя расплылась в улыбке и, осмотрев Глеба с ног до головы, подмигнула мне, и произнесла:
        - Присоединяйтесь к нам!
        - Спасибо большое! - с благодарностью ответил он, усаживая меня, а потом сел рядом.
        Весь следующий час Глеб сыпал шутками и постоянно заказывал спиртное для нас. Первые полчаса я закипала от злости, но чем больше выпивала шампанского, заказанного Глебом, тем больше расслаблялась. И даже Света уже улыбалась ему и смеялась с его шуток, отбросив свою чопорность и недоверие. А Катю и Люду он покорил сразу.
        "Может он и не так плох?" - подумала я, смеясь с его очередной шутки. "Может, я слишком предвзято отношусь к богатым и красивым мужчинам? Не могут все они быть моральными уродами. Может Глеб исключение? Причём очень красивое и галантное исключение, которому я нравлюсь!".
        - Таша, вы потанцуете со мной? - наклонившись, произнёс он, когда заиграл медленный танец.
        - Да, - ответила я и почему-то покраснела.
        Выйдя в центр зала, он обнял меня за талию и, прижав к себе, стал кружить в танце. "Боже, как приятно, когда тебя вот так прижимает сильный, уверенный в себе мужчина! А Глеб относиться именно к таким, без сомнения" - я закрыла глаза и отдалась во власть его рук.
        - Таша, ты сегодня выглядишь обворожительно, - раздался шёпот над моим ухом.
        - Спасибо, - ответила я.
        Он прижал меня к себе ещё сильнее и стал поглаживать по спине. Голова пошла кругом от выпитого, и от приятных ощущений.
        - Ты очень красивая девушка, - над моим ухом опять раздался нежный шёпот, и мне показалось, что я просто растворяюсь в его словах. - Ты мне понравилась с первого взгляда, и всё это время меня мучил один вопрос: "Твои губы такие же сладкие на вкус, как и на вид?", - он стал наклоняться ко мне, и я поняла, что он хочет поцеловать меня.
        В первый момент я испугалась и дёрнулась, но он только сильнее прижал меня к себе и с болью прошептал:
        - Не надо меня бояться.
        А потом я почувствовала прикосновение к своим губам. Сначала лёгкое и нежное, от которого голова закружилась ещё больше, а когда он стал целовать меня более настойчиво, я почувствовала, как внизу живота стала расти и подниматься волна наслаждения. Уже плохо соображая, я стала отвечать на поцелуй.
        - Малышка, ты такая сладкая, - прошептал он, оторвавшись от моих губ на секунду, а затем опять продолжил меня целовать.
        Мне казалось, что я тону в океане удовольствия, и боялась, что Глеб перестанет меня целовать, поэтому положила свою руку ему на затылок и уже сама прижалась к нему.
        - Таша, поехали ко мне, - прошептал он, когда я на секунду ослабила хватку.
        - Поехали, - не задумываясь, произнесла я.
        Сейчас я хотела только одного - Глеба. Все остальные чувства и эмоции отошли на второй план. Хотелось раствориться в его объятиях и наслаждаться его мучительно сладкими поцелуями.
        Он поцеловал меня ещё раз, а потом подвёл к нашему столику. Достав портмоне, он вытащил оттуда деньги и, положив их на стол, произнёс:
        - Девушки, было приятно с вами познакомиться, но мы вынуждены вас покинуть, - и, не дав мне ничего сказать, взял под руку и повёл к выходу.
        В холле, когда я стала надевать шубу, меня охватили сомнения: "А правильно ли я поступаю? Глеб мой клиент, и если я сегодня проведу ночь с ним то, как в понедельник посмотрю ему в глаза?".
        Когда мы вышли на улицу и подошли к такси, я окончательно растерялась, не понимая, чего я хочу. Глеб тем временем усадил меня на заднее сиденье и назвал адрес. Только я открыла рот, чтобы попросить отвезти меня домой и объяснить ему, что нам лучше остановиться, как он опять наклонился ко мне и стал целовать. Положив мне одну руку на затылок, он стал настойчиво терзать меня своими поцелуями, а когда он просунул вторую руку мне под шубу и стал поглаживать грудь, я тут же отбросила все свои сомнения, наслаждаясь ощущениями.
        - Приехали, - раздался мужской голос, откуда сбоку, и я ощутила боль, когда Глеб перестал меня целовать.
        В следующее мгновение я уже стояла на улицу, а ещё через секунду уже ехала в лифте. Глеб прижал меня к стене и продолжил целовать. Перед глазами всё плыло, и я уже просто изнывала от желания.
        Когда мы вошли в квартиру, он снял с меня шубу, и пока он снимал свою дублёнку, я сбросила ботфорты. А потом он подхватил меня на руки и понёс в спальню. Там он поставил меня на ноги и, прижав к себе, опять стал целовать. Но я отстранилась от него и начала расстёгивать его рубашку, желаю прикоснуться в его обнажённой коже. Когда я, дрожащими руками справилась с пуговицами рубашки, то сразу же принялась расстёгивать его джинсы, уже не в силах справиться с охватившим меня желанием.
        - Таша! - нежно прошептал он, а потом быстро снял с меня футболку и подтолкнул к кровати.
        Остальное уже происходило как в тумане. Раздев меня, он медленно и неспешно стал ласкать меня своими губами и руками. Там, где он целовал меня или прикасался руками, кожа начинала гореть огнём и с каждым новым прикосновением и поцелуем, я ещё больше погружалась в океан наслаждения. Но выплывать оттуда я уже не желала, и хотела только одного - чтобы это никогда не заканчивалось. А когда Глеб опустил руку ниже пояса, я застонала и выгнулась ему на встречу, а потом обхватила руками его за талию и, притянув к себе, прошептала:
        - Я так хочу тебя!
        - И я тебя хочу, малышка, - с придыханием произнёс он, ложась на меня.
        Когда он стал входить в меня, я уже готова была кричать от счастья и блаженства. Сначала он двигался мучительно медленно, и мне казалось, что если он продолжит так мучить меня, то я умру. Но постепенно он стал увеличивать темп, и на меня стали накатывать волны наслаждения. Обхватив ногами его талию, я стала двигаться ему навстречу, желая только одного - чтобы он оказался как можно глубже во мне и не останавливался…
        Открыв глаза, в первые секунды я не поняла, где нахожусь, а потом всё вспомнила. "Боже! Что я надела?" - меня тут же залила краска стыда, когда я вспомнила, что вытворяла этой ночью. "Кошмар! Пить мне явно нельзя! Надо выбираться отсюда, пока Глеб спит. Я и дома себя смогу поругать за то, что переспала с ним!" - я села на кровати, и стала оглядываться. Кругом стояла кромешная тьма, и я не могла сориентироваться, да ещё и голова болела ужасно.
        Как только я придвинулась к краю кровати, рядом раздался шорох и я застыла. "Только не просыпайся! Дай мне возможность тихонько сбежать! Мне легче будет перенести этот позор в гордом одиночестве" - пронеслось у меня в голове. Меньше всего я хотела сейчас говорить с Глебом.
        - Выспалась? - раздался бархатный голос из темноты, а потом на прикроватной тумбе зажегся светильник.
        - Эээ, да, - испуганно произнесла я, дергая на себя одеяло, чтобы прикрыться.
        - Это хорошо, потому что я желаю продолжения, - и тут же меня обхватили за талию и уложили на кровать.
        Глеб с улыбкой стал наклоняться надо мной, чтобы поцеловать. Но я тут же выставила руки вперёд и упёрлась ими в его грудь.
        - Не надо, - твёрдо сказала я.
        - Почему? Тебе не понравилось? - он удивлённо смотрел на меня.
        - Это было ошибкой. Я много выпила и не контролировала себя, - сгорая от стыда, произнесла я.
        - Принести тебе ещё выпивки? Я с большим удовольствием совершу ещё пару-тройку таких ошибок, - он опять улыбнулся.
        - Совершай их, пожалуйста, без меня, - ответила я, оглядываясь по сторонам в поисках своей одежды.
        - Таша, в чём дело? Ночью ты просила не останавливаться, а сейчас меня и знать не желаешь?
        - Глеб, я много выпила, и совершила глупость, переспав с тобой. А теперь дай мне одеться и уехать, - я натянула на себя краешек одеяло и попыталась сесть, но Глеб лежал на одеяле, и как я не пыталась вытащить его из-под него, ничего не получалось. - Ты не мог бы приподняться? - попросила я, чувствуя, что уже покрылась красными пятнами.
        - Я приподнимусь, если ты объяснишь мне, почему считаешь сегодняшнюю ночь ошибкой, и скажешь, почему сейчас пытаешься уехать как можно быстрее, - спокойно спросил он.
        - Обязательно унижать меня объяснениями? - зло спросила я, в очередной раз пытаясь выдернуть одеяло. - Ты хотел затащить меня в свою кровать? Поздравляю! У тебя это получилось! Можешь в своём длинном списке любовных побед поставить напротив моего имени галочку и двигаться дальше!
        - А если я не хочу двигаться дальше, и ты меня полностью устраиваешь? - он прижал меня к постели, не давая двинуться.
        - Ты меня не устраиваешь!
        - Чем же? Таша объясни мне это, и я отпущу тебя домой, честно, - он выжидающе посмотрел мне в глаза.
        - Хорошо, - я вздохнула и попыталась взять себя в руки. - Во-первых - ты богат, а во-вторых - красив.
        - А что в этом плохого? - он изумлённо посмотрел на меня. - Я всегда думал, что это наоборот мои преимущества, но ты так говоришь, как будто это недостатки.
        - Такие, как ты не созданы для серьёзных отношений. Ты живёшь только в своё удовольствие, и тебе плевать на остальных. Я не желаю быть твоей очередной игрушкой, которую ты выбросишь, как только наиграешься. Понял?
        - А если это не так? - его лицо застыло. - А может это меня используют как игрушку, а получив всё, что хотят, бросают? Как ты сейчас, например? Ты получила удовольствие и я уже тебе не нужен!
        - Ой! Вот только не надо строить из себя несчастного ловеласа с разбитым сердцем! Другая дурочка может тебе и поверит, но не я! Тебя выдают глаза! - раздражённо сказала я.
        - А что не так с моими глазами?
        - У тебя глаза холодного, решительного человека, который точно знает, чего он хочет, и по трупам пойдёт, чтобы достичь своей цели! Ты охотник, который не знает пощады и не проявляет жалости!
        Глеб рассматривал меня больше минуты, после этих слов, а потом поднялся и вышел из комнаты. Тут же вскочив с кровати, я быстро оделась, и вышла в прихожую. Натянув сапоги, и надев шубу, я нерешительно потопталась на месте, не зная, стоит что-то говорить или лучше уйти не прощаясь. В конце концов, я открыла дверь и вышла из квартиры.
        " Меня точно в понедельник уволят! Господи, ну почему я такая дура!" - я выскочила на улицу и с удивлением оглянулась. На улице уже был день. "Странно! Зачем так плотно закрывать шторы, и создавать в квартире кромешную тьму? У него, что светобоязнь?" - я направилась к стоянке такси. "Хотя, плевать мне на его странности! Сейчас приеду домой и буду умирать, и корчиться от стыда из-за своей выходки!".
        Глава 3
        Вайго
        Такого поворота событий я не ожидал. Пока Таша спала, я уже мысленно поздравлял себя с победой, и думал, что повстречаюсь с ней ещё недели две-три, а потом увезу её отсюда. Но, судя по всему, мне придётся приложить массу усилий, чтобы добиться своего.
        "Таша не так проста, как я думал" - входная дверь захлопнулась, и меня охватила злость. Я то надеялся, что стоит мне затащить её в свою постель, и она будет в моей власти, но не тут то было. Она не из тех, кто бросается в омут с головой. Одно то, что она не сделала первый шаг, когда мы познакомились, уже говорил о многом. Надежда была на секс, но… "Да уж, и здесь я просчитался - секс не сыграл роль катализатора для отношений". Глаза её, видели ли, мои не устраивают! "Хотя ты, детка дала мне абсолютно верную характеристику. Выходит, ты не такая уж и дура".
        "Хм, она вообще странно ведёт себя с самого начала. Для неё мой внешний вид и мои деньги - недостаток. Для большинства женщин это наоборот - огромное достоинство. Она лицемерит и набивает себе большую цену или действительно так считает?". Скорее всего, лицемерит. Женщины во все времена были падки на богатых и красивых мужчин, значит, она просто набивает себе цену. "Ну что ж, дорогуша, я знаю, как таких, как ты ставить на колени. Хочешь, чтобы я играл по твоим правилам? Пожалуйста! Но потом ты за это заплатишь своей кровью. Пару дорогих подарочков и ты будешь цепляться за меня!".
        Я взял телефон и, набрав номер Ридаха, произнёс:
        - Когда стемнеет, я хочу чтобы ты узнал адреса ювелирных магазинов в этом городе, где можно купить изумруды. А потом езжай домой.
        - Хорошо, - и он отключился.
        " Все женщины любят драгоценности, и я готов спорить, что ты сдашься после первого же подарка!". Или не сдастся? Внутри стало расти недовольство. "Неужели я стал терять былую хватку, и дело во мне? Да нет, бред! Я богат и красив, а секс со мной ей явно понравился!". Я вернулся в спальню и лег на кровать. Закрыв глаза, я стал вспоминать прошедшую ночь.
        Таша меня порадовала. Когда Ридах сказал мне, что она поехала в клуб, я направился следом за ней, и почти три часа наблюдал за ней, пока она веселилась. Чем больше она выпивала, тем больше облегчала мою задачу, и я терпеливо выжидал подходящего момента, чтобы приблизиться к ней. А приблизиться к ней очень хотелось - выглядела она сногсшибательно. Шорты и футболка плотно облегали её фигуру, подчёркивая все её достоинства, а распущенная копна рыжих волос притягивала взгляд. А когда случай представился, я умело им воспользовался. Её подруги слюни пускали, смотря на меня, значит, в будущем их тоже можно использовать, чтобы добиться нужного мне результата.
        Иногда создавалась впечатление, что у женщин коллективный разум. Стоило одной сказать, что мужчина душка, как все остальные подруги начинали придерживаться того же мнения. "И её подруг я, тоже используя, если понадобиться!". Ведь это уже дало свой результат! Когда я появился, Таша не сильно обрадовалась этому, а после часа проведённого с ней и подругами, она просто растаяла в моих руках, и мне даже не пришлось прилагать усилий, чтобы привезти её ко мне.
        Я улыбнулся, вспоминая ночь, проведённую с ней. "Месть будет не просто сладкой, а очень сладкой!". Таша, конечно, многого не знает, но небогатый опыт компенсируется её страстностью и темпераментом, и если заняться её обучением, то из неё выйдет превосходная любовница. "Хм, а это ещё больше добавляет пикантности! Хоть какое-то развлечение. Может даже лучше не спешить? Она меня заинтересовала, и секс с ней доставляет мне удовольствие. Почему бы не потрепать нервы Негине?".
        Так и сделаю! Сначала влюблю в себя Ташу, потом сделаю из неё высококлассную любовницу, которая будет исполнять все мои прихоти, а вот когда она мне надоест, я расскажу Негине, где её правнучка! За это время Негина поседеет пять раз, пока будет искать Ташу, и к тому моменту, когда я потеряю интерес к ней, Негина пойдёт на любые условия!".
        Во мне стало нарастать нетерпение. Хотелось быстрее заняться Ташей, тем более, что сегодня ночью я не получил всего, что хотел от неё. "Эта малышка способна на большее, чем я получил! И настанет ночь, когда она покажет себя во всей красе - вот тогда я испытаю наивысшее удовольствие от этого и от того, что я сам научил её этому!".
        Жизнь становиться веселее! Если последние сто лет я жил только поисками кубков, то сейчас у меня появились две дополнительные цели.
        Дверь в квартиру открылась, и раздался голос Ридаха:
        - Вайго?!
        - Я в спальне.
        - Таша поехала собирать свои вещи? - с ухмылкой спросил он, появившись в комнате.
        - Когда выезжаем?
        - Пока мы никуда не выезжаем. Она решила набить себе цену и корчит из себя приличную девушку, которая переспала со мной, только из-за того, что напилась, - иронично ответил я.
        - Да?! И что мы будем делать?
        - Будем играть по её правилам. В понедельник она получит букет цветов, какую-нибудь драгоценность, мои заверения в вечной любви, и быстро сдастся. Ты нашёл магазин, где продают изумруды?
        - Да, нашёл. А может лучше купить бриллианты?
        - Нет, она хочет романтики, и я ей дам эту романтику. Девушки любят всякие пафосные слова и сравнения. У Таши зелёные глаза, и для начала я подарю ей изумруды, а уж потом может и бриллианты, если она будет хорошо себя вести и прилежно исполнять мои желания, - я опять вспомнил прошлую ночь и её поведение. "В принципе, за доставленное удовольствие, она и этой ночью уже заслужила бриллианты. Ладно, куплю ей и то, и другое. В понедельник подарю изумруды, а во вторник - бриллианты, чтобы у неё был стимул". - Кстати, найди мне ещё хороший цветочный магазин, и пусть мне к понедельнику приготовят большой букет.
        - Из каких цветов?
        - Да мне плевать из каких цветов, - вяло ответил я. - Главное, чтобы он поразил её. А теперь иди, мне надо выспаться. Разбуди меня часов в одиннадцать вечера, хочу сегодня поохотиться.
        - Хорошо, - и Ридах вышел из комнаты.
        Я перевернулся на живот и положил голову на подушку, на которой спала Таша. "Запах у неё возбуждающий. Интересно, а какая она на вкус?". Этой ночью у меня не раз возникало желание попробовать её кровь, особенно в те моменты, когда я целовал её в шею, и чувствовал, как под моими губами по венам пульсирует её кровь. "Однажды я узнаю вкус её крови, и сполна получу наслаждение. Хм, нет, я сделаю ещё лучше! Я выпью кровь Таши на глазах у Негины! Всё! Решено! Влюбляю в себя Ташу, потом увожу её, а когда она мне надоест, только тогда звоню Негине и говорю где её правнучка. Затем потребую, чтобы эта гадюка дала мне всю имеющуюся у неё информацию о кубках, потом заставлю её выступить на Совете и сказать, что она отдаёт мне свой клан, а вот потом, когда всё будет сделано, на глазах у Негины убью Ташу! Это будет хорошей компенсацией за все те годы, когда эта тварь доставляла мне неприятности!
        - с удовлетворением подумал я, проваливаясь в сон.
        В понедельник, ровно в десять утра я набрал номер Таши. Только после восьмого гудка в трубке раздался уверенный голос:
        - Доброе утро Глеб Юрьевич.
        - Здравствуй, Таша, - ответил я, усмехаясь. "Решила сразу поставить барьеры, называя меня по имени, и отчеству. Ну-ну! Думаешь меня можно отпугнуть деловым тоном? Можешь мне "ВЫкать" хоть до посинения, но всё равно будет по-моему!". - Я хотел бы сегодня с тобой встретиться. У меня возникло пару идей по поводу интерьера гостиной. Мне будет удобно встретиться с тобой в полседьмого вечера.
        - А раньше нельзя? У меня просто есть ещё пару дел, - её голос дрогнул и я улыбнулся.
        - Да? Странно, а ваш директор сказал, что с сегодняшнего дня ты занимаешься только моим заказом. По-видимому, я что-то неправильно понял…
        - Вы всё правильно поняли, - недовольно раздалось из трубки. - Хорошо, жду вас в половине седьмого в офисе.
        - Нет, мне удобнее встретиться на квартире, - твёрдо произнёс я, стараясь не рассмеяться.
        Я прекрасно понимал, почему Таша так себя ведёт. В шесть вечера у специалистов, делающих ремонт, заканчивался рабочий день, и она понимала, что в квартире мы будем одни и, судя по всему, старалась этого избежать.
        - Хорошо, - сквозь зубы произнесла она и отключилась.
        В шесть вечера я заехал в цветочный магазин, а потом сразу направился в свою квартиру. В кармане лежали серьги с изумрудами, и я уже представлял сначала изумлённое лицо Таши, а потом её улыбку, когда она поймёт, что камни настоящие. "Сегодняшняя ночка будет жаркой, и она меня не раз поблагодарит за подарок. А завтра с утра, чтобы окончательно закрепить победу, я одену на её руку браслет с бриллиантами".
        Подойдя к своей квартире, я неприятно удивился - оттуда раздавался шум. "Странно, рабочие должны были уйти ещё полчаса назад" - пронеслось в голове, когда я открывал дверь.
        В квартире действительно было полно рабочих, и работа шла полным ходом. "Ах, так значит!" - я зло прищурился, окидывая взором всю эту кипучую деятельность.
        Таша появилась из кухни и, увидев моё выражение лица, победно улыбнулась. "Рано, дорогуша, ты празднуешь победу! Ещё посмотрим, кто кого!"
        - Таша, я вижу, у тебя тут работа идёт полным ходом! - дружелюбно произнёс я, направляясь к ней.
        - Да, Глеб Юрьевич, - ответила она. - Я решила, что такому клиенту как вы, нужно пойти навстречу и сделать ремонт, как можно быстрее.
        - Ну зачем же спешить? Я предпочитаю получить качественный ремонт, а не сделанный наспех. Тем более что ты видела условия, в которых я сейчас живу - они меня устраивают, да и ты на них не жаловалась.
        Как только я произнёс последнюю фразу, Таша покраснела и с её лица исчезла улыбка. Она перевела взгляд на букет цветов в моих руках, и прищурилась.
        - Это тебе малышка! - я подошёл к ней и, вложив букет в её руки, поцеловал её в щёку.
        За моей спиной кто-то из рабочих хмыкнул, а она дёрнулась и зашипела, сквозь зубы:
        - Обязательно так фамильярно со мной разговаривать при всех, и тем более целовать меня?
        - Не надо было оставлять рабочих сверхурочно, - спокойно ответил я.
        - Глеб Юрьевич, у вас хороший вкус, и букет будет идеально смотреться в вашей гостиной, - громко произнесла она, направляясь в комнату.
        - Букет для тебя, а не для моей гостиной, - так же громко произнёс я.
        - Итак, какие изменения в эскизы вы хотели внести? - игнорируя мои последние слова, спросила она.
        Быстро оглянувшись по сторонам, я произнёс:
        - Мне не нравиться цвет стен. Он получился мрачный и тусклый. Ты были правы, когда советовали персиковый или бежевый оттенок.
        - Но вы сами настаивали именно на этом цвете! - стараясь сохранить спокойствие, сказала Таша. - Если мы сейчас переклеим обои, то придётся менять и пол, чтобы его цвет гармонировал со стенами. И я уже заказала обивку для мягкой мебели и портьеры!
        - Ничего страшного. Я всё оплачу, - ответил я, наблюдая как Таша закипает, понимая, что я специально тяну время.
        - Как скажите, - прикусив губу и бросив на меня злой взгляд, она направилась к выходу. - Сейчас принесу из машины папку с образцами цветов.
        - Я тебе помогу, - сказал я, идя за ней.
        - Не надо, - и выскочила из квартиры.
        Я направился следом за ней, и успел вскочить в лифт. Она стала усиленно разглядывать стены, а я в свою очередь её.
        - Обязательно так на меня пялиться? - не выдержав, спросила она.
        - Обязательно. Я не видел тебя почти два дня, и мне нравиться на тебя смотреть.
        - А мне не нравиться! - двери лифта открылись, и она быстрым шагом направилась на улицу.
        Подбежав к машине, Таша открыла заднюю дверь и, наклонившись, стала искать нужные папки. Её поза сразу напомнила мне проведённую с ней ночь. "А до этой позы мы так и не добрались, а жаль". Подойдя, я положил ей руку на талию. Она тут же резко дёрнулась и, ударившись затылком о дверной проём, развернулась ко мне:
        - Так, надо поставить все точки над "i"! Та ночь была ошибкой! Не надо мне о ней напоминать, не надо дарить мне цветы, и не надо пытаться очаровать меня! - с негодованием произнесла она, держась за голову.
        - Извини, - с раскаянием сказал я. - Сильно болит? - и подошёл к ней вплотную.
        - Глеб Юрьевич, вы меня слышите? Оттачивайте свой заботливый тон на других дурочках!
        - Таша, ну перестань….
        Она резко оттолкнула меня и, обойдя машину, открыла другую дверь, а потом, достав нужную папку, направилась в подъезд. "Хм, какие мы грозные и непокорные. Это что-то новенькое. Ладно, детка, мне это даже нравиться!" - я улыбнулся, и тоже зашёл в подъезд. Дверь лифта закрылась прямо перед моим носом. "Может сделать ей маленький сюрприз, и быстро подняться по лестнице? Хотя… Не стоит, потом могут возникнуть не нужные вопросы. А говорить ей, кто я такой пока не стоит".
        Спокойно дождавшись лифта, я поднялся на свой этаж и вошёл в квартиру. Таша уже была в гостиной и, раскрыв папку, ждала меня.
        - Выбирайте цвет, - спокойно произнесла она, и отошла.
        - А разве ты мне не поможешь? - подойдя к папке, спросил я. - И потом, я хочу видеть, как это будет выглядеть в общем, - и кивнул на ноутбук.
        - Вы сначала с цветом определитесь.
        - Знаешь, пошли в другую комнату, здесь слишком шумно, - закрыв папку, я положил её ноутбук сверху и, взяв её за руку, вывел из комнаты.
        - Лучше выбирать цвет в гостиной, - зашипела она.
        - Малышка, ну хватит злиться…
        - Я вам не малышка!
        - Малышка! - довольно протянул я. - Ты младше меня, и меньше по росту почти на целую голову, - я улыбнулся, оглядывая её.
        - У нас разница всего три года! И у меня нормальный рост для женщины, - воинственно произнесла она.
        - В три года у нас разница только по паспорту, и эта цифра не в счёт. Поверь, я намного старше тебя.
        - Да?! Значит, вы умудрённый опытом мужчина, а я жалкая, глупая дурочка?
        - Я не это хотел сказать, - спокойно ответил я. - Почему ты всё переворачиваешь? Я не считаю тебя жалкой и глупой дурочкой, скорее наоборот. И твой рост меня полностью устраивает. Ты идеально мне подходишь, - зайдя на кухню, где никого не было, я положил папку и ноутбук на подоконник, а потом попытался обнять её, но она тут же выставила руки вперёд, не давая мне этого сделать.
        - Глеб Юрьевич, не стоит!
        - Таша, ну почему? Ты мне нравишься, и нам было хорошо. Разве нет?
        - Это не имеет значения! Это было ошибкой!
        - Нет, ошибка в том, что ты сейчас ведёшь себя таким образом. Признай это, - и я стал наклоняться, чтобы поцеловать её.
        Но она тут же вывернулась из моих рук и, отойдя в угол кухни, прищурившись, начала внимательно смотреть на меня, а потом спокойно произнесла:
        - Всё ясно. Вы охотник по натуре. Если бы я начала цепляться к вам после той ночи, то вы бы сразу потеряли ко мне интерес. Вас задело то, что я не упала к вашим ногам, и вы, для удовлетворения своего самолюбия решили доказать себе и мне, что стоит вам поманить меня, как я тут же прибегу на ваш зов. Вынуждена вас разочаровать - спать с вами, и тем более бегать за вами я не собираюсь. Так что давайте быстрее закончим ремонт в вашей квартире и прекратим наше общение.
        "А ты, детка намного умнее, чем я думал. Вот только мотивы у меня другие" - я рассматривал Ташу, и голове проносились разные мысли. Она уже много раз попадала в самую точку, описывая меня. Меня действительно задело её нежелание спать со мной, я действительно охотник, и я действительно пойду по трупам, чтобы допиться своей цели. А самое главное - я живу только в своё удовольствие, и мне плевать на чувства других, потому что когда-то мне действительно разбили сердце, и это многому меня научило. "Так! Хватит! Это всё лирика. У меня есть цель и я должен её достигнуть. А если я буду задумываться над её словами и размышлять, то на моём плане мести, можно поставить крест". Приняв грустное выражение лица, и проникновенно посмотрев ей в глаза, я произнёс:
        - Таша, а ты не допускаешь того, что я могу любить тебя?
        Она больше минуты смотрела мне в глаза, а потом подошла ко мне и, взяв за руку, ласково сказала:
        - Глеб, ты меня не любишь и мы оба это знаем. Сейчас ты испытываешь ко мне страсть, интерес, желание - называй это как хочешь, но это не любовь. Я всё понимаю, ты очень красив и богат, поэтому привык получать всё, что тебе хочется, но так ли важно для тебя пытаться затащить меня снова в свою кровать? Ведь ты уже получил всё, что хотел, и сейчас действуешь из упрямства.
        Я слушал её и, смотря ей в глаза, не мог понять, что сейчас происходит в моей душе
        - это были какие новый ощущения. "Или старые и давно забытые?". Её ладошка приятно согревала мою руку, а голос мягко и нежно проникал в самое сердце. Так со мной никто ещё не разговаривал. Женщины или сразу начинали флиртовать со мной, говоря тоном искусительницы, или говорили вызывающе, пытаясь набить себе цену. Таша же говорила спокойно, с понимаем, и без осуждения, а скорее с лёгкой грустью, как будто жалея меня.
        - Ну зачем тебе это нужно, - тем временем продолжала она. - Через месяц ты и не вспомнишь, как меня звали. Я такая же, как все девушки. Ничего нового и интересного ты во мне найдёшь.
        - Таша, ты не такая как все, - прошептал я, и сердце пропустило удар. Сейчас больше всего я хотел её поцеловать и прижать к себе. Протянув руку, я провёл пальцем по её щеке, и стал наклоняться, но она тут же сделала шаг назад.
        - Глеб, не надо, - устало сказала она. - Продолжения не будет, пойми это наконец. Давай займёмся выбором цвета, - и, открыв папку, стала листать её.
        Сердце после её слов как-то неприятно сжалось, и я от удивления нахмурился. "Это что за дела? Наваждение какое-то. Надо собраться и придерживаться плана" - встряхнув головой, я полез в карман и достал футляр с подарком. Подойдя к Таше, я положил его на папку и произнёс:
        - Таша, чтобы доказать тебе серьёзность моих намерений, и чтобы поблагодарить за прекрасную ночь, хочу подарить тебе вот это. Открой, пожалуйста.
        Когда я сказал про ночь, она дёрнулась и, сжав зубы, сначала посмотрела на футляр, а потом бросила злой взгляд на меня. От этого взгляда я растерялся. "А где улыбка? .
        - Я думаю, эти изумруды подойдут к цвету твоих глаз. Хотя они и не так красивы, - неуклюже закончил я, потому что вместо радости, Таша, похоже, испытывала уже ярость.
        Она взяла футляр и, открыв его, посмотрела на серьги, а потом снова на меня.
        - Красивые! А я дорогая шлюха, оказывается, - саркастично бросила она, и закрыла футляр. - Спасибо, но я так сказать альтруистка и занималась этим безвозмездно.
        - Таша, что ты несёшь! - было такое ощущение, что меня с размаху ударили по лицу.
        - Это подарок от чистого сердца…
        - Ага, за проведённую с вами ночь! Глеб Юрьевич, ну что вы, не стоило так тратиться! - она вложила футляр в мою руку и пошла к двери.
        - Таша, постой! - я схватил её за руку. - Ты неправильно всё поняла! Нам обоим было хорошо, и я хочу, чтобы ты запомнила нашу первую ночь.
        - Не волнуйтесь, я и без ваших подарков буду её помнить всю жизнь! - выдернув руку, она выскочила из кухни.
        Я смотрел ей в след, ничего не понимая. "Она что ненормальная? И почему сразу шлюха?". Сделал подарочек, называется! Она теперь будет шарахаться от меня, как от прокажённого. Ей что никогда подарки не дарили? Или подарок недостаточно дорогой? Может, надо было сразу браслет дарить? Бред какой-то! И почему с ней всё так тяжело? Это что, фамильная черта характера - доставать меня? У неё с Негиной разница в возрасте более трёхсот лет, а характер у них один в один.
        - Эээ, - в кухне появилась женщина в рабочем комбинезоне. - Таша срочно уехала, и попросила меня помощь вам определиться с цветом.
        - Я уже определился, - меня охватила злость на Ташу. - Вот этот! - я вырвал первый попавшийся лист с образцом цвета и, протянув его женщине, пошёл к выходу.
        Выйдя во двор, я сел в машину и утопил педаль газа в пол. "Неуравновешенная истеричка! Ты у меня ещё поплатишься за каждую секунду моих мучений с тобой!".
        - Ну что? Наша птичка растаяла от подарка? - спросил Ридах, как только я открыл дверь в квартиру.
        - Нет! - зло сказал я, снимая верхнюю одежду.
        - Ей не понравились серьги? - удивлённо спросил он.
        - Почему же - понравились! Она оценила их по достоинству! Сначала назвала себя дорогой шлюхой, а потом сказала, что не стоило так тратиться.
        - Дааа? - Ридах улыбнулся.
        - Что ты скалишься? - меня охватила ещё большая злость.
        - Вайго, ну ты же сам всегда подбирал подарки своим любовницам исходя из того, насколько они тебя удовлетворили, а Таша просто сразу назвала всё своими именами. Мне вот теперь интересно - она считает себя шлюхой достойной более дорого подарка, или понимает, что не заслужила и этот? Скорее всего - первое, потому что в приличных шлюх я не…
        Но договорить Ридаху я не дал. Когда он начал так цинично говорить про Ташу, во мне поднялась волна ярости. В долю секунды я оказался рядом с ним и, схватив его за шею, процедил сквозь зубы:
        - Ещё раз назовёшь её шлюхой, или оскорбительно выразишься в её адрес, я тебе язык вырву. Понял?
        Он испуганно посмотрел на меня и закивал головой. Убрав руки с его шеи, я вошёл в зал и, закрыв за собой дверь, сел в кресло.
        "Что вообще со мной происходит?" - удивленно подумал я. Надо успокоиться и холодно, без эмоций, разобраться во всём этом. Называю Ташу неуравновешенной истеричкой, а сам уже веду себя не лучше. "Неуравновешенный неврастеник!". Это точно! Я улыбнулся своей собственной характеристике.
        Что же твориться? Я злился на Ташу и готов был её убить, но как только Ридах назвал её шлюхой, тут же бросился на её защиту, и готов был убить уже его? И что это за чувство было там, в квартире, когда Таша спокойно объясняла мне, что она такая же, как все и я через месяц забуду её имя? И почему, когда она так выразилась в свой адрес, я испытал неприятное чувство, хотя она оскорбила себя, а не меня?
        Я закрыл глаза. "Ведь Ридах прав. Все подарки своим любовницам я всегда рассматривал, как плату на проведённую ночь. Почему же сейчас меня взбесили слова Таши? Ведь именно так, я и сам, в глубине души, называл всех женщин".
        На следующий день, ровно в десять часов утра я набрал номер Таши, но безликий женский голос сказал, что абонент вне зоны доступа и попросил оставить сообщение. Не успел я положить телефон на столик, как он зазвонил. Номер был незнакомым.
        - Алло?
        - Доброе утро! - из трубки раздался приветливый женский голос. - Глеб Юрьевич?
        - Да.
        - Меня зовут Нина. Таша заболела, и вашей квартирой буду заниматься я.
        - Да неужели? - саркастично спросил я. Ну, конечно, эта симулянтка уже себе и болезнь, наверное, придумала смертельную. Но так просто от меня она не отделается.
        - Да, к сожалению, - но девичий голос звенел от радости. - Она сможет выйти на работу не раньше, чем через две недели. Таша ввела меня в курс дела и сказала, что вы каждый вечер лично приезжаете и контролируете, как идёт ремонт, и что вчера вы должны были выбрать цвет для стен гостиной. Вы уже выбрали или хотите со мной обсудить нюансы?
        - Глубокоуважаемая Нина, я подожду, пока Таша выздоровеет, а потом уже буду обсуждать с ней все нюансы, - и отключил телефон.
        Если сначала я разозлился, услышав о болезни, то сейчас меня начал разбирать смех. "Как банально! Неужели не смогла придумать, что-то поинтересней, чем болезнь? Зря, малышка, ты это затеяла".
        - Ридах? - позвал я.
        - Да? - он появился в моей комнате.
        - К пяти часам вечера найди мне самого лучшего врача в этом городе, огромную корзину фруктов, и шикарный букет.
        - Врача? А кто заболел?
        - Таша! У людей, по-моему, это называется воспаление хитрости. Но я это воспаление быстро вылечу.
        - Хорошо, - он улыбнулся и вышел из комнаты.
        В начале шестого я, вместе с врачом уже подъехали к дому Таши.
        - Я хочу, чтобы вы провели всесторонний осмотр и дали мне правдивое заключение. Эта девушка очень дорога мне, поэтому я хочу быть уверен, что её болезнь не опасна, - произнёс я, когда мы подошли к лифту.
        - Да-да, конечно, - доктор в очередной раз посмотрел на меня, а потом на букет цветов и корзину с фруктами в моих руках. - Судя по всему, она вам очень дорога, - произнёс он, делая ударение на двух последних словах. - Но может, вы для начала объясните, чем именно она больна?
        - Доктор, вы здесь как раз для того и нужны, чтобы ответить на этот вопрос.
        Выйдя из лифта, мы подошли к квартире, и я нажал на звонок. Через тридцать секунд из-за двери раздался шорох, а потом наступила тишина. Я позвонил ещё раз, а спустя минуту ещё один раз.
        - Наверное, нашей больной нет дома, - сказал врач.
        "Как же нет! Увидела меня в дверной глазок и затаилась! Ох, Таша, зря!".
        - Нет, доктор, она должна быть дома! - громко ответил я. - Боюсь, что-то случилось! Надо вызывать службу спасения, выламывать дверь и вызывать скорую помощь! Таша дома и мы должны прийти ей на помощь! - я достал телефон и, набрав номер Ридаха, взволнованно произнёс. - Служба спасения! У нас больная девушка закрылась в квартире, и не открывает дверь. Возможно она в критическом состоянии. Вышлите пожалуйста….
        Дверь распахнулась и на пороге появилась Таша. Она зло посмотрела на меня, и я чуть не рассмеялся.
        - Боже, милочка, да вас сейчас удар хватит! - произнёс врач, глядя на багровый цвет её лица. - Вам надо срочно лечь! - и заботливо взяв Ташу под локоть, повёл вглубь квартиры.
        Пройдя следом за ними, я прикрыл дверь, и стал осматриваться. Увидев дверь справа, я заглянул туда - это был зал. Мебели было немного, но всё было подобрано со вкусом, и вся атмосфера дышала уютом.
        - У вас, наверное, сильно повышено давление, - до меня донёсся голос доктора из другой комнаты. - Сейчас мы его померяем, а потом сделаем вам укол.
        - Спасибо, не надо, - твёрдо ответила Таша. - Моё давление придёт в норму, как только вы покинете квартиру.
        - У вас нездоровый цвет лица, и с такими вещами лучше не шутить!
        - Глеб Юрьевич! Будьте так добры, объясните доктору, почему у меня такой цвет лица! - громко произнесла Таша.
        Спрятав улыбку, я прошёл в спальню и грустно спросил:
        - Неужели это из-за меня?
        Она больше минуты сверлили меня своим взглядом, а затем посмотрела на врача и сдержанно сказала:
        - Вы много берёте за визит?
        - Таша, не волнуйся, я за всё заплачу, - произнёс я за доктора.
        - Конечно, ты за всё у меня заплатишь! - угрожающе сказала она, и снова обратилась к врачу. - Со мной всё хорошо. Вызов был ложным, поэтому вы имеете право выставить двойной счёт, но я настоятельно рекомендую вам потребовать тройную оплату!
        - Вы уверены, что хорошо себя чувствуете? - растерянно пробормотал врач глядя то на меня, то на Ташу.
        - Да! - воскликнула она.
        Посмотрев на неё, я понял, что пора прекращать эти шутки, иначе её действительно хватит удар.
        - Извините, доктор, но, похоже, это ложный вызов, - произнёс я. - Давайте я вас провожу, - и кивнул в сторону входной двери.
        - Ну что ж, тогда я, пожалуй, пойду, - он поднялся. - Но я рекомендую всё же следить за своим давлением, - сказал он Таше.
        - Обязательно! - она улыбнулась врачу, и перевела взгляд на меня. - Глеб Юрьевич, просто захлопните за собой дверь.
        Я хмыкнул и вышел в коридор. Рассчитавшись с врачом, и закрыв за ним дверь, я вернулся в спальню. Таша стояла у окна и, не поворачиваясь, безжизненным голосом произнесла:
        - Итак, теперь ты решил поиздеваться надо мной?
        - Нет, - серьёзно ответил я. - Я за тебя волновался.
        - Не стоило. И оставь меня, наконец, в покое. Я тебе вчера всё объяснила.
        - Не могу.
        - Ладно, - спустя минуту произнесла она и, развернувшись, развязала пояс халата и сбросила его, оставшись в одном нижнем белье. - Не успел наиграться? Пожалуйста, я даю тебе полную свободу действий.
        Я смотрел на Ташу и во мне боролись два желания. Часть меня желала прямо сейчас уложить её в постель и любить всю ночь напролёт, а вторая часть настоятельно требовала этого не делать, чтобы не потерять её.
        Подойдя к ней, я приподнял её подбородок, и легонько поцеловал в губы, а потом прижал к себе и прошептал ей на ухо:
        - Малышка, пока ты не отдашь мне своё сердце и душу, я не возьму твоё тело.
        Внутри стало разливаться тепло и мне показалось, что я готов вот так вечно держать её в своих объятьях. Я закрыл глаза, наслаждаясь ощущениями, а рукой непроизвольно стал гладить её по голой спине. "Лучше уйти, иначе меня надолго не хватит, и я склонюсь к первому варианту!".
        Отстранившись, я позволил себе ещё один поцелуй, а потом отошёл от неё.
        - Отдыхай, не буду тебе мешать. Буду ждать твоего звонка, - и быстро вышел из квартиры.
        Только сев в машину, я громко выдохнул. Сердце учащённо билось в груди, и я с удивлением прислушивался к этому стуку. "А Таша мне определённо нравиться чуть больше, чем остальные женщины! И если я правильно разыграю всё, то месть доставит мне не только моральное и физическое удовлетворение!". Заведя машину, я выехал на дорогу.
        В следующие два дня звонка от Таши так и не раздалось, и меня стали мучить сомнения. "А может, стоило заняться с ней сексом? Это мощное оружие и стоило использовать его?". Но всё же я был уверен, что поступил правильно, дав ей возможность всё спокойно обдумать.
        К вечеру третьего дня меня стало охватывать нетерпение, и я решил съездить к ней домой. Припарковавшись во дворе, я опять задумался: "А правильно ли я поступаю? Может дать её ещё пару дней? И, скажем, подождать до понедельника?". Я откинулся на спинку сиденья. "До понедельника ещё два дня, а это долго".
        Почти пять минут я приводил себе аргументы в пользу того или иного поступка. Как только я решал, что надо действовать сейчас, тут же меня что-то останавливало, но и заставить себя уехать, я почему-то не мог.
        Дверь подъезда открылась и оттуда вышла девушка. Я лениво стал её рассматривать. "Да это же Катя, подруга Таши!". Открыв дверь автомобиля, я вышел и догнал её.
        - Катя! Добрый вечер!
        - Глеб? - она удивлённо посмотрела на меня, а потом широко улыбнулась.
        - Была в гостях у Таши?
        - Не совсем. Я была здесь неподалёку и решила зайти к ней, но её нет дома, - Катя бросила хитрый взгляд на меня. - Я позвонила ей - она поехала к Свете. Хочешь дам адрес?
        "Вот он мой шанс начать обрабатывать её подруг! И Катя самый лучший из вариантов! .
        - Чуть позже, - ответил я, улыбаясь ей в ответ. - У нас с Ташей возникли некоторые трения.
        - Естественно! - она невесело усмехнулась.
        - Что это значит? - я непонимающе посмотрел на неё. - А знаешь, здесь разговаривать не совсем удобно. Может, посидим в каком-нибудь кафе за чашечкой кофе?
        - С удовольствием!
        Усадив Катю в машину, я произнёс:
        - Командуй куда ехать!
        Через двадцать минут мы уже сидели в баре и, подождав пока принесут наш заказ, я пошёл в наступление:
        - Так почему же ты сказала, что это естественно, что у меня с Ташей возникли проблемы?
        - У неё есть некоторые предрассудки, и есть люди, от которых она старается держаться подальше. И ты входишь в категорию этих людей.
        - А что со мной не так? - спросил я.
        - С тобой всё так. Просто Таша не переносит очень красивых и богатых мужчин с некоторых пор.
        - Почему? - заинтересованно спросил я.
        Она стала не спеша помешивать кофе, и бросать задумчивые взгляды на меня. И чем дольше она меня рассматривала, тем большее нетерпение я испытывал.
        - Катя, - я проникновенно посмотрел ей в глаза. - Таша мне очень нравиться, и даже больше, поэтому мне очень важно понять, почему она так упорно сопротивляется и избегает меня.
        - Хорошо, я расскажу, но дай слово, что она не узнает о нашем разговоре, потому что это запретная тема. То есть она не совсем запретная, иногда она и сама шутит по этому поводу и спокойно относиться к упоминаниям его имени, но всё же…
        - Я клянусь, что буду молчать!
        - В общем, история давняя. Таше тогда было восемнадцать, и она училась на втором курсе. В этом же институте, только на пятом курсе учился один парень, его звали Костя. Парень был не только красив, но и богат, и естественно, большая часть девушек сохла по нему…
        - И Таша тоже, - внутри что-то неприятно отозвалось.
        - Нет. Она просто не обращала на него внимания, сосредоточившись на учёбе. Она вообще ни с кем не встречалась. А так как она девушка симпатичная, это начало вызывать недоумение, а потом кто-то пустил слух, что у неё нетрадиционная ориентация. Но Таша никогда и не пыталась опровергнуть слухи, а наоборот прикрывалось этим как щитом. Ну и Костя заинтересовался ею. Вернее, как потом оказалось, он заинтересовался не совсем ею, а поспорил со своими друзьями, что быстро уложит её в свою постель и вернёт её в ряды нормальных девушек. Он приложил массу усилий - красиво ухаживал за ней, дарил ей подарки, водил в клубы и рестораны и, в конце концов, Таша влюбилась в него по уши, и просто светилась от счастья. А когда учебный год закончился, он бросил её без всякого сожаления, - Катя нахмурилась. - И ладно бы, если бы он просто бросил её! Он поступил мерзко - в честь окончания института он организовал вечеринку и там, напившись, при всех объяснил Таше, что встречался с ней на спор, и что она ему уже надоела. Он унизил её прилюдно, и такого ей наговорил! - она замолчала, и стала невидящим взглядом смотреть в
стену, а я почувствовал, что внутри меня разгорается жажда крови этого подонка. - В общем, Таша почти полгода не улыбалась, и мы с девчонками стали побаиваться, что она и руки на себя может наложить. Ведь Костя был первым мужчиной у нее, и она его сильно любила, а тут такое…Но она молодец, всё выдержала, и даже не перевелась в другой институт, хотя мы ей и советовали это сделать. Три года она ходила с гордо поднятой головой и отвечала презрительным взглядом на все насмешки. И хотя, она никогда об этом не говорит и не показывает, какую боль она тогда испытывала, иногда в её словах проскакивают фразочки, которые ей в лицо, прилюдно, бросал это гад.
        - И какие именно фразы? - тихо спросил я, хотя уже понял, что имеет в виду Катя.
        - Разные, - она поморщилась. - В тот вечер, например, когда мы встретились с тобой в клубе, она назвала себя портовой шлюхой. А иногда она называет себя дешёвой сучкой, потому что этот гад именно так выразился в её адрес, когда говорил, что в постели она никакая, поэтому он и дарил ей только дешёвые подарки. - Катя замолчала, и стала водить пальцем по столу.
        - Таша после этого ни с кем не встречалась? - спустя некоторое время спросил я.
        - Встречалась с одним парнем, почти два года, но у них как-то не сложилось, и они расстались семь месяцев назад. Ей, по-моему, вообще теперь сложно кому-то довериться. А уж таких как ты - богатых и красивых, она обходит стороной, и если честно, мы сильно удивились, когда она уехала с тобой. На неё это не похоже, хотя если учесть количество выпитого…
        - Она во мне видит Костю, - я не спросил, а просто констатировал факт.
        - Скорее всего. И у меня к тебе огромная просьба - если ты просто собираешься развлечься, то выбери себе другую девушку. Таша хороший и добрый человек, и заслуживает настоящей любви, а не мимолётной связи. А если ты испытываешь к ней серьёзные чувства, то наберись терпения.
        - Хорошо, - я кивнул.
        У неё зазвонил телефон и она, ответив на вызов, произнесла в трубку:
        - Хорошо, буду через двадцать минут, - а затем посмотрела на меня. - Глеб, ты извини, мне надо бежать.
        - Да-да, - задумчиво ответил я. - До встречи, и спасибо, что рассказала мне это.
        Спустя пять минут я рассчитался по счёту и, выйдя из бара сел в машину. На душе скребли кошки, и я слегка растерялся. Мне предстояло сделать сложный выбор. На одной чаше весов лежала моя жажда мести, а на другой чаше - непонятные чувства к Таше. Это было что-то среднее между жалостью к ней, желанием защитить её и наказать того выродка, который с ней так поступил.
        Приехав домой, я сразу прошёл в спальню и сев в кресло, задумался. "Как же мне теперь поступить? Мстить Негине или оставить в покое Ташу, и дать ей возможность спокойно жить?".
        Таша.
        Лежа в кровати, я ворочалась с бока на бок и не могла решить, что же мне делать. "Идти завтра на работу или нет?". У меня есть ещё неделя больничного, вот только сдаётся мне, что Глеб и через неделю не оставит меня в покое. "Ну что ему надо? Нашёл бы себе какую-нибудь силиконовую куклу и занимался ею!". Так нет же, ему припёрло поиздеваться надо мной.
        Ну откуда в мужчинах это дурацкое желание получить то, что им даже не нужно? "Душу ему мою подавай и сердце!" - меня до сих пор пробирала дрожь от этих слов. "Господи, как будто я заключаю сделку с Дьяволом! Может мне ещё и кровью расписаться где-то?" - я перевернулась на спину и уставилась в потолок.
        Если я завтра выйду на работу, то мне опять придётся встречаться с Глебом, а каждый раз, когда я на него смотрела, я чувствовала, как меня охватывает злость. Вот только злилась я не на него, а на себя, потому что не сказала в нужный момент "нет". "Боже! Ну зачем я тогда так напилась?" - я в очередной раз задала себе этот вопрос, корчась от стыда. Какая же я дура! Мало мне было один раз клюнуть на уловки красавца.
        "Что же делать?". Может взять отпуск? Последние два года я работа не покладая рук и может, стоит сейчас остановиться и взять тайм-аут? А ещё лучше - съездить куда-нибудь отдохнуть! Вот только куда? Сейчас декабрь и если ехать на курорт, то надо ехать за границу, а загранпаспорта у меня нет, и пока его сделают, пройдёт минимум четыре недели. А может просто съездить в какой-нибудь санаторий, подальше от Уренгоя?
        Я вздохнула. Всё это конечно очень интересно, вот только Александр Сергеевич вряд ли даст мне сейчас отпуск. Его во вторник чуть паралич не разбил, когда я позвонила и сказала, что заболела. А уже со среды он начал меня доставать звонками и спрашивать, когда же я выйду на работу, а то, видите ли, Глеб Юрьевич желает работать только со мной.
        Знаю я, чего желает дражайший Глеб Юрьевич! Хотя и странный он, ведь я была согласна снова переспать с ним, а он развернулся и ушёл. "А может он действительно хочет не просто интрижки, а серьёзных отношений? - пронеслось в голове. "Да нет! Даже если сейчас он и хочет чего большего, чем просто секс, то получив это, быстро потеряет интерес. Такие холёные красавцы постоянно испытывают жажду новых впечатлений, и им всё быстро приедается" - я сморщилась.
        Как же мне поступить? В принципе выбор у меня невелик. Или уволиться, а этого делать очень не хочется, или дать Глебу всё, что он хочет, но быть его очередным развлечением я тоже не хочу. Да уж, куда ни кинь, везде клин. Если бы Глеб не был так красив, или богат, или самоуверен, то чего уж скрывать, я бы хотела с ним встречаться, но… Наступать второй раз на одни и те же грабли не хочется. "Хм, не хочется, а было бы очень приятно на них наступить. То есть не ошпариться, как с Костей, а ещё раз провести с Глебом ночь. Секс с ним был просто фантастическим. А дети от него вообще были бы ангелочками". Боже! Совсем рехнулась! Какие дети? О чём я думаю? Нет, однозначно надо попробовать взять отпуск, а если не получиться, то напишу заявление об уходе. Душевное спокойствие дороже, чем работа, и тем более мимолётный секс.
        "А может попытаться ещё раз с ним поговорить нормально? Объяснить ему всё и сказать, что его настойчивость приносит мне только неприятности и может сломать мою карьеру или вообще жизнь?". Если в нём есть хоть капля от нормального человека, то он оставит меня в покое. Ведь в пятницу он развернулся и ушёл, а это значит, что остатки совести у него всё же есть.
        Я повернулась на бок и закрыла глаза. "Так и сделаю. Утром позвоню ему и договорюсь о встрече. А если после разговора он не оставит меня в покое, то уволюсь".
        Проснувшись утром, и приняв душ, я стала мерить шагами кухню, всё время поглядывая на часы. Минутная стрелка двигалась мучительно медленно, и в начале девятого не выдержав, я набрала номер Глеба. "В конце концов, он деловой человек, и я вряд ли его разбужу. И уж тем более, мне не до бизнес этикета, ведь решается моя судьба!".
        - Таша?! - после первого же гудка в трубке раздался бархатный голос.
        - Глеб Юрьевич, я хотела бы сегодня с вами встретиться и серьёзно поговорить. Во сколько вам будет удобно?
        - Можно прямо сейчас. Приезжай ко мне, - с теплотой в голосе произнёс он.
        - А может, лучше встретимся в вашей новой квартире? - оставаться с ним наедине я точно не хотела.
        - Там шумно и много рабочих.
        - Тогда у вас в офисе. У вас же есть офис?
        - Там тоже ремонт.
        - Тогда в кафе? - предложила я, чувствуя, что от бессилия сейчас расплачусь.
        - Хорошо, давай в кафе, - согласился он, сдавшись. - Через тридцать минут жду тебя в кафе "Сияние". Знаешь где оно?
        - Да, - ответила я и, положив трубку, стала быстро одеваться.
        "Блин, надо было одеться и подкраситься, а не метаться по кухне" - подумала я, расчёсываясь. "Ай, обойдётся! Даже краситься не буду. Лучше выглядеть пугалом для него, да и если ничего не получиться, и придётся писать заявление, я точно всю дорогу домой буду рыдать, как белуга". Набросив верхнюю одежду, я выскочила из квартиры.
        Когда я приехала, Глеб уже ждал меня за столиком. Увидев меня, он поднялся и ласково улыбнулся. "Боже, только не надо мне так улыбаться!" - сердце учащённо забилось, а ноги вдруг стали ватными.
        - Ты прекрасно выглядишь, - произнёс он, усадив меня на стул.
        - Да? Вам явно пора заказывать очки, - нервно ответила я, не зная с чего начать.
        Глеб подозвал официанта, и я сделала заказ. Когда его принесли, он с нежностью в голосе спросил:
        - Итак, радость моя, о чём ты хотела поговорить?
        - О нас с вами. Вернее, о наших взаимоотношениях.
        - Я рад, что ты наконец-то признала сам факт наших отношений, - он протянул свою руку и положил её на мою, улыбаясь.
        - Глеб Юрьевич, - я убрала свои руки со стола, - Дело не в них, а в том, какие последствия они будут иметь для вас и для меня.
        - Я думаю самые приятные из всех возможных. И зови меня Глеб.
        Моя уверенность с каждой минутой таяла, и я не знала, какими слова объяснить ему, что он зациклился на мне, просто из упрямства. А хуже всего было то, что он смотрел на меня влюблёнными глаза и говорил со мной ласковым тоном. Сейчас, рядом с ним, я чувствовала себя маленьким ребёнком, которому взрослый человек объясняет прописные истины, и как раз я, из детского упрямства не желаю их признавать.
        Тяжело вздохнув, я произнесла:
        - Глеб, я думаю, что вы всё же хороший человек, поэтому и решилась поговорить с вами откровенно. Все наши взаимоотношения сводились к той единственной ночи секса, а это скорее слабость, и моя ошибка. И та ночь - это не отношения…
        - Согласен, - он перебил меня. - Но ты не даёшь мне двигаться дальше, иначе между нами давно бы уже были очень серьёзные отношения.
        - Ни мне, ни вам эти отношения не нужны.
        - Ты ошибаешься. Ты нужна мне, а я тебе, - спокойно ответил он.
        - Всё, что мне нужно - это тихая спокойная жизнь, без потрясений и переживаний. А вы даже сейчас приносите мне неприятности, после одной единственной ночи.
        - Таша, если ты перестанешь сопротивляться, то получишь жизнь полную любви и нежности, а потом вечный покой.
        - Глеб, ну пожалуйста, - напряжённая обстановка последних трёх недель похоже добила меня именно сейчас, и я почувствовала, что ещё чуть-чуть и я начну плакать и умолять остановить меня в покое. - Я не хочу от вас ничего. Просто оставьте меня в покое. Если вы этого не сделаете, мне придётся уволиться с работы, а эта работа мне нравиться. Я вам не нужна, и я не вашего типа. Вам нужна красивая, эффектная девушка, которая будет подчёркивать ваш статус богатого и успешного человека.
        - Малышка, мне не нужна девушка, которая будет подчёркивать мой статус. Мне нужна девушка, которая будет любить меня, и которую буду любить я.
        - Такие как вы не способны любить! - у меня на глаза стали наворачиваться слёзы. - Вы слишком красивы, и прекрасно понимаете, какое впечатление производите на женщин. А понимая это, начинаете этим беззастенчиво пользоваться. Согласитесь со мной! Я не виню вас в этом, и понимаю, что мы, женщины, сами в этом виноваты. Именно мы, своей доступностью и готовностью ради таких как вы на всё, превращаем вас в бессердечных ловеласов, которым быстро всё приедается, и которые жаждут новых впечатлений. Я допускаю, что сейчас я вам нравлюсь чуть больше, чем остальные девушки, но это ненадолго.
        Глеб задумчиво посмотрел на меня, а потом, с какими-то нотками боли и безысходности в голосе, произнёс:
        - А ты никогда не задумывалась, почему некоторые красивые мужчины становятся ловеласами? Что эта красота - это скорее проклятие? Она приносит больше вреда, чем удовольствия. Ты права, она даёт широкий выбор партнёров, и новых впечатлений, но одновременно с этим и не даёт возможности жизнь той жизнью, которой хочется. Появляется много соблазнов, но от этого устаёшь. Хочется чего постоянного и дорого сердцу, а тебя рассматривают как объект завоевания. А самое страшное - это когда ты любишь всем сердцем и готов на всё, а тот человек, ради которого ты готов на всё, видит в тебе только красивого мужчину, и воспринимает тебя как временную игрушку для своих развлечений. А наигравшись, расстаётся с тобой без сожаления и, не задумываясь о том, что после его ухода, вместо сердца остаётся выжженная пустыня, и мужчина, чтобы хоть как-то унять эту боль, начинает обращаться с женщинами так, как однажды поступили с ним.
        Я растерянно смотрела на Глеба и не знала что сказать. "Боже, у него была какая-то печальная история в жизни, и он до сих пор переживает из-за неё". Теперь мне уже хотелось плакать из жалости к нему. Вытащив свои руки из-под стола, я взяла его за руку и, вздохнув, сказала:
        - Мне так жаль, что в твоей жизни такое случилось, честно. Но так тоже нельзя. Тебе одному сделали больно, а ты в ответ мстишь всем остальным женщинам, и оставляешь за собой сотни разбитых сердец. Часть женщин после такого, спокойно пойдёт по жизни, часть навсегда поставят крест на любви, а вот часть начнёт мстить мужчинам. И выходит какой-то замкнутый круг. Одни мстят другим за боль, причинённую совсем другими людьми.
        Глеб молчал больше пяти минут, глядя в окно, а затем произнёс:
        - Так дайте мне возможность вырваться из этого замкнутого круга. Просто люби меня и позволь любить тебя.
        "Боже, ну за что мне это? Разговор зашёл не то русло, и как мне теперь объяснить Глебу, не обидев его и не вызвав в нём ещё большую ненависть к женщинам, что я не могу дать ему то, что он хочет. Вернее, не верю, что он способен любить".
        - Глеб… Пожалуйста, - по щеке потекла слеза, и я, смахнув её, отвела взгляд. - Я не тот человек, который может дать тебе любовь, потому что я сама должна любить человека и верить, что он любит меня. А ты… Ты просто сейчас действуешь из упрямства. Не я тебе нужна, а то, что я недоступна для тебя. Я уже сталкивалась с таким, поэтому знаю, что это такое.
        - Таша, ты не права. Это не упрямство, и хоть я не знаю, с чем ты сталкивалась, но в любом случаи, дай мне шанс, - он сжал мою ладонь. - И сразу хочу признаться в одной вещи, чтобы потом это не встало между нами. Я не так богат, как ты думаешь, и та квартира, где сейчас ваша фирма делает ремонт, не моя.
        - В каком смысле? Что это значит? - удивлённо спросила я.
        Он опустил голову и глухо сказал:
        - Понимаешь, я работаю на одного очень богатого и эксцентричного человека. Он не любит общаться с людьми, поэтому я, так сказать, везде представляюсь ним. Вернее занимаюсь его делами. По сути, я просто исполнитель, а сам он просто наблюдает со стороны и даёт мне указания. Поэтому, я хочу, чтобы ты знала, что я не так богат, как может показаться. То есть, платят мне прилично, но не так уж и много. Только, пожалуйста, не говори об этом никому, иначе босс может меня уволить.
        Я смотрела на Глеба и не знала, что сказать. "Хм, то, что у него хватило смелости признаться мне в этом, характеризует его с хорошей стороны. Если он не так богат, то не совсем испорчен. А если ещё и учесть, что он считает свой внешний вид своим проклятьем, а не кичиться этим, то это о многом говорит".
        - Таша? - он выжидающе посмотрел на меня.
        - Подожди, Глеб, - в голове уже была полная каша, и я сама не понимала, что я сейчас чувствую.
        - Ты разочарованна, что я не так богат, как ты думала, - угнетенно произнёс он, и отвёл взгляд.
        - Нет, конечно, Глеб! Скорее наоборот, - я смущённо улыбнулась. - Просто, сейчас я слегка растерянна и мне надо время, чтобы… Просто мне надо время.
        - Хорошо. У меня есть ещё дела сегодня, - и он бросил взгляд за окно, где уже начало светать. - Давай встретимся вечером на квартире. Мой босс хочет посмотреть своими глазами, как двигается ремонт. Только давай сразу договоримся, что там нас будет только трое?
        - Да, конечно, - ответила я. - Как скажешь, - и начала в сумочке искать кошелёк.
        - Таша, денег, чтобы расплатиться за твой кофе, у меня хватит, - улыбнувшись, Глеб положил купюры на стол, и поднялся. - Значит, в шесть вечера я могу привезти своего босса в его квартиру?
        - Да, - я улыбнулась ему в ответ, и мы, выйдя на улицу, сели в свои машины.
        Не успела я отъехать от кафе, как у меня зазвонил телефон. Съехав на обочину, я ответила на вызов:
        - Слушаю вас, Александр Сергеевич.
        - Таша, как ты себя чувствуешь? - требовательно раздалось из трубки.
        - Хорошо, и сейчас еду на квартиру господина Остроумова, а потом приеду в офис.
        - О! Я рад, что ты выздоровела и уже приступила к работе, - довольно произнёс он.
        - Буду ждать твоего отчёта, - и отключился.
        Приехав в квартиру, я сразу погрузилась в работу, потому что не хотелось подводить Глеба. И почему-то теперь мне стало важно угодить его боссу. Но я никак не могла полностью сосредоточиться на работе и всё время возвращалась к утреннему разговору с ним, и никак не могла понять, что же мне делать теперь. "Позорно сбежать и грубо говоря, плюнуть ему в душу, или всё же начать с ним встречаться?".
        Судя по всему, он нормальный мужчина. Да, излишне настойчив, но это и своеобразный плюс, потому что это значит, что он точно знает, чего хочет. И потом, нельзя судить человека только по его внешности, а надо заглянуть в его душу. Глеб мне её сегодня приоткрыл, а это значит, что он мне доверяет. Может и мне стоит ему довериться?
        К двум часам дня голова уже начала раскалываться от всех этих мыслей и я, выйдя на улицу, решила не сразу ехать в офис, а чуть-чуть проветриться.
        Сев за руль, я выехала на дорогу. Наш офис располагался в Северной части города, а квартира Глеба в старой части города, и мне ближе было поехать через мост, но я решила сделать круг и поехала по объездной трассе, которой мало пользовались. Там можно было остановиться, прогуляться и подышать свежим воздухом вдали от городской суеты.
        Проехав Стройплощадку, я повернула направо и, проехав мост, съехала на обочину. Выйдя из машины, я бросила взгляд на тайгу и на снег. "И где ты тут собралась гулять? Спустишься с дороги, и тут же провалишься по пояс в сугроб!". Вздохнув, я прислонилась к машине и стала смотреть на заходящее солнце, виднеющееся сквозь деревья. Его красные лучи, падая на снег, придавали окружающей природе какой-то мистический вид, окрашивая всё в сюрреалистичные тона. "Как будто всё в крови" - пронеслось в голове, и меня пробрала дрожь. Чтобы отвлечься от этих мыслей я стала ходить туда-сюда возле машины.
        До встречи с Глебом оставалось четыре часа, и мне надо было окончательно понять, чего же я хочу. Попробовать с ним встречаться или бросить всё, и уехать на время куда-нибудь, ведь он, судя по всему, не собирается так просто сдаваться.
        Когда, в половине третьего солнце скрылось за горизонтом, я села в машину и поехала в офис, так ничего и не решив. "Ладно, посмотрим, что будет сегодня вечером".
        К шести часам вечера я вернулась в квартиру и, окинув всё придирчивым взглядом, стала нервно мерить шагами коридор. Раздался шум открывающихся дверей лифта и я, нацепив приветливую улыбку, пошла открывать дверь.
        Первым в квартиру вошёл очень красивый мужчина лет тридцати пяти, с чёрными, как смоль волосами и карими глазами. "Ого! Вот это да! Теперь понятно, почему он не очень любит общество людей. Хотя, он скорее избегает общества женщин. Что ещё одна жертва женского внимания?". Я стояла и молча рассматривала его, не зная, что сказать. "Боже, да их с Глебом надо выставлять в музее, как образцы мужской красоты и сексуальности!". Хотя, на меня Глеб всё же производил большее впечатление, чем его босс. Он был выше босса и имел более атлетическую фигуру.
        - Роман Алексеевич, познакомьтесь, это наш дизайнер - Таша, - произнёс Глеб, подмигнув мне.
        - Приятно познакомиться, - сдержанно сказал он, и стал оглядываться по сторонам.
        - И мне приятно с вами познакомиться, - ответила я. - Давайте я вам покажу, что мы уже успели сделать.
        - Не надо, я предпочитаю всё осмотреть сам, - произнёс он и направился в гостиную.
        Я сделала два шага за ним, но Глеб схватил меня за руку, и покачал головой, давая понять, что лучше оставить его одного.
        Почти двадцать минут босс Глеба ходил по квартире и рассматривал всё. И чем дольше это длилось, тем больше я начинала нервничать, потому что я не могла понять, что он думает. Его лицо вообще не выражало никаких эмоций, и больше походило на маску.
        - Мне нравиться, - в конце концов произнёс он, и я выдохнула. - Когда я смогу сюда въехать?
        - Через две недели, если в эскизы не будут вноситься изменения.
        - Хорошо, - и он направился к входной двери
        - Роман Алексеевич, я вам ещё сегодня нужен? - спросил Глеб.
        - Нет, на сегодня ты свободен, - ответил он, и вышел за дверь.
        Как только он вышел, и дверь захлопнулась, Глеб развернулся ко мне и тепло улыбнулся.
        - Грозный он у тебя, - улыбаясь в ответ, произнесла я.
        - Это точно. Ну что, я уже свободен, да и твой рабочий день закончился, плюс, боссу всё понравилось - предлагаю сходить в ресторан или кафе, в честь всего этого.
        - Ты хочешь есть, или просто приглашаешь? - спросила я, и поняла, что не хочу сейчас расставаться с ним.
        - Я недавно ел, поэтому скорее хочу покормить тебя.
        - Тогда я предлагаю просто погулять по свежему воздуху. Сейчас это необходимо мне больше, чем еда.
        Он кивнул, и мы покинули квартиру. Больше двух часов мы гуляли по городу, и обсуждали различные темы - от книг, и фильмов, до последних событий в мире. Глеб приятно удивил меня. Он оказался очень начитанным, приятным и остроумным собеседником, и я давно так много не смеялась, как в эти два часа. Но самое главное - он ни разу не намекнул мне на то, что уже было между нами, а просто мило общался. Когда мы вернулись к машинам, он поехал за мной, и проводил до дверей квартиры.
        Быстро приготовив себе ужин, и наспех проглотив его, я расстелила кровать и улеглась, потому что прошлую ночь почти не спала, а после всех сегодняшних событий чувствовала себя уставшей.
        "Странный день выдался. Ещё утром я готова была сбежать как трусливый заяц, и чувствовала себя загнанной в угол, а вечером уже гуляла с Глебом по городу и наслаждалась его обществом. Всё-таки я предвзято судила о людях. Ну, не повезло мне с Костей, и что теперь? Не все красивые мужчины моральные уроды. Глеб не такой" - я улыбнулась, вспоминая прогулку. Но самым приятным всё же был конец этого вечера. Проводив меня до дверей, он так сладко и нежно поцеловал меня, что, спроси он разрешения войти и остаться, я бы с радостью согласилась.
        Глава 4
        Вайго
        Наконец-то я нашёл подход к Таше, и сегодняшний вечер служил подтверждением этому. Больше двух часов мы гуляли и беседовали о всяких мелочах, и что самое интересное, мне это нравилось. Раньше, потребности в общении с женщинами я не ощущал, и они нужны были мне только для удовлетворения моих потребностей. А с Ташей и поговорить было приятно.
        Она не глупа и обладает чувством юмора. "А как улыбается!". Да уж, мне нравилось на неё смотреть, когда она улыбалась, и на щеках появлялись ямочки. Хотелось наклониться и поцеловать каждую из них, а потом припасть долгим поцелуем к губам. Но форсировать события нельзя, иначе придётся начинать всё сначала, а времени у меня осталось не так много. Негина была здесь последний раз шесть недель назад, и в запасе у меня оставалось от шести до десяти недель, чтобы увезти отсюда Ташу. И если я сейчас поспешу, то мне опять понадобятся минимум три недели, чтобы снова её приручить. А ведь надо ещё и уговорить её уехать со мной из этого города.
        Вот только как это сделать? Она не из тех, кто бросит всё и побежит за мужчиной на край света. Значит, надо сделать что-то такое, чтобы у неё не было выбора. Я стал мысленно перебирать в голове все возможные варианты. "Что может заставить Ташу бросить всё и уехать туда, куда я скажу?". Мы с ней знакомы только двадцать два дня, и аргументы в пользу отъезда должны быть железным.
        "Ну, конечно!" - я рассмеялся вслух, от пришедшей в голову мысли. "Я женюсь на ней! И она поедем за мной куда угодно. У неё не будет выбора!". Всё гениальное - просто. Своей женитьбой я убью сразу нескольких зайцев. Во-первых, Таша поверит в серьёзность моих намерений, и довериться мне. Во-вторых - ей придётся уехать со мной туда, куда я скажу. В третьих - мне самому интересно, каково это, жить с женщиной под одной крышей. Ведь однажды мне всё же придётся жениться, чтобы получить наследника и передать ему клан, так что брак с Ташей будет пробным вариантом, и в дальнейшем я буду знать, какие условия ставить своей будущей жене. А в четвёртых, и самых главных - Негина просто изойдётся ядом и желчью, когда узнает, что её правнучка так быстро выскочила за меня замуж и стала моей комнатной собачкой. "Хм, может, стоит даже послать ей свадебные фотографии, чтобы она начала сходить с ума? А когда Таша мне надоест, только тогда выйти с ней на связь и объявить свои условия? Нет. Сначала я помучаю её неизвестностью где-то с месяц, и только потом отправлю фотографии, и уже после всего этого, выйду на связь". Я
мстительно усмехнулся, представляя, как будет рвать и метать Негина, когда всё узнает. Жаль только, что я не увижу её лица в тот момент, когда она увидит фотографии. "Но зато я увижу её лицо, когда она узнает, что Таша умерла, и это с лихвой компенсирует все неудобства, которые она мне причинила!".
        Подъехав к дому, и припарковав машину, я поднялся в квартиру.
        - Как я сыграл босса? - спросил Ридах, когда я вошёл.
        - Замечательно, - я улыбнулся. - Таша назвала тебя грозным.
        - Что будем делать дальше?
        - А дальше, я повстречаюсь с ней чуть-чуть, а затем женюсь. Потом окажется, что ты решил переехать в другой город, так как не видишь здесь перспектив для разбития своего бизнеса. И естественно, я, как верный помощник, и твоя правая рука еду с тобой, а она как моя жена, тоже вынуждена будет уехать.
        - Женишься? - он удивлённо посмотрел на меня.
        - Да. Это самое верное решение в данной ситуации, - я прошёл в зал, и включил ноутбук. - Но, думаю, мой брак продлиться не долго, и потом я стану вдовцом.
        - Ты не отдашь Ташу Негине?
        - Почему же - отдам, но только её тело.
        - Негина будет мстить за это.
        - Нет, к тому моменту я уже морально её сломаю, и она будет хотеть только одного - отправиться в мир иной вслед за своей правнучкой.
        - Вайго, я в этом не уверен, - с тревогой произнёс Ридах. - Она так просто не сдастся. Лучше отдать ей Ташу живой.
        - Нет, - твёрдо ответил я. - Всё уже решено. А теперь не мешай мне.
        Ридах нерешительно стал переступать с ноги на ногу, желая ещё что-то сказать, но быстро вышел, как только я бросил в его сторону угрожающий взгляд.
        Именно сегодня вечером я принял окончательное решение, что Таша должна умереть. И если раньше я всё рассматривал с позиции мести, то теперь всё было как раз наоборот. Чем больше я её узнавал, тем больше она мне нравилась. Таша хорошая девушка и заслуживает только лучшего, и это лучшее я ей дам, а потом убью. И убийство в этом случаи будем её избавлением, потому что, когда она узнает, для каких целей я её использую, она испытает боль. Если я оставлю её жить, то она будет страдать всю оставшуюся жизнь, а этого я ей не желал. Да и если оставить её в живых и отдать Негине, то она превратит Ташу в такую же тварь, как и она сама. На такое я не желал смотреть, и хотел запомнить её милой и доброй девушкой, а не злобной гарпией. "Я убью её быстро и безболезненно, она даже понять этого не успеет" - пообещал я себе. Но, сначала сделаю её счастливой, и Негину - помучаю.
        - Вайго?! - из-за двери раздался голос Ридаха.
        - Ну что ещё? - недовольно спросил я.
        - Может, съездим, развлечёмся? - нерешительно спросил он, войдя в зал.
        Я задумался. После той ночи с Ташей у меня ни разу не было женщины. Прошло уже девять дней, и такого раньше не было. Мне хватило бы пальцев одной руки, чтобы посчитать те ночи, а вернее дни, когда я обходился без женщины, а тут уже такой срок. Но самым странным было то, что я не хотел ехать сейчас развлекаться. "Нет, подожду, пока Таша полностью капитулирует, и тогда сполна получу удовольствие. Можно ещё пару дней потерпеть. А дня через три, я уже смогу уложить её в кровать" - я улыбнулся, вспоминая нашу с ней ночь. Из неё выйдет прекрасная любовница, после моего обучения.
        - Нет, не хочу, - ответил я ему. - Езжай один, и сразу тебя предупреждаю - не надо везти свою девицу сюда. Я не намерен терпеть её охи и вздохи, поэтому сними себе номер в гостинице.
        - Хорошо, - ответил Ридах, и вышел за дверь.
        - Кстати, ты нашёл мне тот адрес и того мужчину, что я просил? - вспомнив про ещё одно дело, спросил я.
        - Да, - он вернулся в комнату, и положил на стол фотографию и листок бумаги. - Вот его фотография и домашний адрес.
        Я стал всматриваться в снимок. На нём был изображён мужчина лет двадцати семи, с русыми волосами, голубыми глазами и волевым подбородком. "А парень действительно симпатичный, вот только взгляд у него слишком наглый и самоуверенный. Ну ничего, я быстро с него собью спесь. Дела подождут".
        - Пожалуй, я тоже сегодня развлекусь, - произнёс я, поднимаясь с кресла. - И плотно поужинаю.
        Выйдя вместе с Ридахом из квартиры, мы спустились вниз и сели по своим машинам. А через тридцать минут я уже стоял во дворе дома, где проживал Костя, который когда-то унизил Ташу. Но дома его не оказалось, и я стал терпеливо ждать, когда он соизволит появиться.
        Наконец-то в начале четвёртого утра, во двор въехала машина, и когда из неё вышел водитель, я с облегчением вздохнул. Выйдя из машины, я направился к нему.
        - Константин Абрашин? - мягко спросил я, догнав его.
        - Да. А ты кто такой? - развязно спросил он, рассматривая меня. - Мы не знакомы.
        - Мы - нет, но у нас есть одна общая знакомая…
        - Слушай, мужик, если я переспал с твоей женой, то разбирайся с ней, а не со мной. Понял?
        - Ты, голубчик, не совсем верно понимаешь ситуацию, - ласково произнёс я, подходя к нему ближе.
        - Это ты не понимаешь ситуацию! Ты знаешь, кто я, и кто мой отец? Если ты хоть пальцем ко мне притронешься - тебе крышка!!! - нервно сказал он и стал пятиться к подъезду.
        - Это вряд ли, - сказал я и бросился на него.
        В следующее мгновение я прижал его к стене дома и, закрыв ему рот рукой, тихо спросил:
        - Помнишь Ташу Булавину? Кивни, если помнишь.
        Но вместо этого, он попытался нанести мне удар правой рукой, и одновременно с этим нанести болевой по голени.
        - Идиот, - произнёс я, перехватив его руку, и резко вывернув её, сломал ему запястье. - Могу заодно и ногу сломать. Хочешь?
        У парня от боли на глаза навернулись слёзы, и он что-то стал мычать, пытаясь освободиться, но я только сильнее прижал его к стене.
        - Так что, помнишь Ташу? - он отрицательно замотал головой. - А ты сволочь, оказывается, - я поморщился. - Хорошо, напоминаю - институт, ты на пятом курсе и споришь с друзьями, что влюбишь в себя девушку, - его глаза расширились, и я усмехнулся. - Вижу, ты вспомнил, так вот, хочу тебе сказать - зря ты её тогда обидел. И теперь я хочу, что ты, умирая, вспомнил каждое брошенное в её адрес слово, и знал, что сейчас ты заплатишь своей жизнь за это.
        Наклонившись, я вонзил зубы в его горло. Оторвав кусок плоти, я выплюнул его и стал пить кровь. Парень ожесточённо стал сопротивляться, пытаясь вырваться, и занёс левую руку для удара. Перехватив её, я укусил его за запястье и стал смотреть в его обезумевшие от ужаса глаза, и наслаждаться вкусом его крови.
        Оторвавшись от запястья, я наклонился к его уху и ласково спросил:
        - Ты всё вспомнил, что ей говорил или нет? У тебя есть ещё минут пять, а потом ты умрёшь, - и снова стал пить кровь из раны на шее.
        Когда парень потерял сознание и обмяк, я убрал руку от его рта и, позволив себе насладиться двумя последними глотками, отпустил его. Тело с глухим стуком упало на землю.
        - Вот так-то! - достав платок, я вытер губы и, бросив на него последний взгляд, пошёл к своей машине.
        Приехав домой и, приняв душ, я со спокойной совесть и чувством выполненного долга, занялся текущими делами.
        В начале девятого приехал Ридах и, зайдя в зал, встревоженно спросил:
        - Вайго, ты что не убрал тело?
        - Нет. Я хочу, чтобы Таша знала, что её обидчик умер страшной и мучительной смертью, а не просто пропал, - произнёс я, откинувшись на спинку кресла.
        - Ты не представляешь, что твориться в городе. Везде милиция! Меня три раза остановили и проверили документы.
        - Вот и хорошо. Чем больше огласка, тем лучше, - спокойно ответил я. - Ещё что-то?
        - Нет, - ответил он.
        - Тогда иди, отдыхай. Надеюсь, ночь удалась?
        - О да! - Ридах довольно улыбнулся. - Темпераментная…
        - Подробности я знать не хочу, - отрезал я.
        - Тогда я пошёл спать, - произнёс он и вышел из зала.
        "Интересно, а Таша уже знает про убийство?" - я взял трубку и набрал её номер. Она сняла трубку только после пятого звонка:
        - Алло, - голос был явно расстроенным.
        - Таша, что случилось? - встревоженно спросил я.
        - Глеб, это ужасно, - она всхлипнула. - Одного моемо знакомого очень жестоко убили.
        - Кто его убил?
        - Я не знаю, говорят, что это или какое-то животное, или какой-то душевно больной человек, - она опять всхлипнула.
        Я не мог ничего понять, ведь она должна была радоваться смерти Кости, а она плакала.
        - Малышка, не плачь, - ласково произнёс я. - Ну что уже сделаешь? А хочешь, приезжай ко мне.
        - Я не могу, мне надо на работу, - жалобно произнесла она. - Надо составить отчёт для босса, а потом съездить в квартиру твоего босса и проконтролировать, как там двигается ремонт.
        - А ты сможешь сегодня пораньше освободиться? Я бы тебя приехал и забрал.
        - Можно попробовать, но вряд ли я смогу это сделать раньше трёх часов. Давай я тебе позвоню, как только освобожусь.
        - Договорились, буду ждать твоего звонка. И не расстраивайся, ладно?
        - Хорошо, - вздохнув, ответила она и отключилась.
        Выключив ноутбук, я прошёл в спальню и лёг в кровать. "Почему Таша так расстроилась из-за смерти этого гада? Неужели она его до сих пор любит?" - внутри что-то неприятно защемило, и я с удивлением стал прислушиваться к этим ощущениям. "Да, нет, не может этого быть! Или может? Ведь она встречалась после Кости только с одним парнем, и то рассталась с ним. И я не могу похваливаться тем, что она сразу упала к моим ногам, как все остальные женщины" - неприятное ощущение внутри усилилось, и к нему примешалась злость. "Как бы там не было, он уже мёртв, и я рад этому. А Таша будет моей!" - подумал я.
        Меня разбудил телефонный звонок.
        - Глеб, ты извини, - из трубки раздался усталый голос Таши. - Но я, по-моему, расклеилась окончательно, поэтому давай нашу встречу перенесём на завтра.
        - Хорошо, - спросонья пробормотал я, и снова в груди защемило.
        - Я тебе завтра позвоню, - произнесла она и положила трубку.
        Неприятные ощущения только ещё больше усилились, и мне стало не по себе. "Ну уж нет! Я не позволю ей оплакивать этого урода!". Посмотрев на часы, я подумал: "Так уже половина четвёртого, значит на улице темно. Поеду к ней, и попробую разговорить её и успокоить". Теперь я уже хотел только одного - знать, любит она его до сих пор или нет.
        Поднявшись с кровати и быстро умывшись, я оделся и, выйдя на улицу, сел в машину. Через двадцать минут я уже подъехал к её дому. Предупреждать её о своём приезде заранее я не хотел, чтобы она не придумала отговорку, поэтому, поднявшись на нужный этаж, я достал телефон и набрал её номер. Мне ответили только после восьмого гудка:
        - Да, Глеб?! - Таша, судя по голосу только, что плакала.
        - Ты дома?
        - Да, но я скоро поеду….
        - Тогда открой мне дверь, - перебив её, произнёс я.
        В трубке повисло долгое молчание, а потом она, сдавшись, сказала:
        - Хорошо.
        Через минуту дверь открылась, и она появилась на пороге. Лицо было заплаканным, а глаза уже успели припухнуть от слёз.
        - Глеб, - она вышла на лестничную площадку. - Тебе не стоило приезжать, я хочу побыть одна.
        "Она его до сих пор любит" - пронеслось в голове, и меня охватила злость. "Ну нет, крошка, я тебя быстро заставлю его забыть!".
        - Может, ты всё же пригласишь меня в квартиру? - ласково спросил я.
        Она опустила голову и, вздохнув, произнесла:
        - Ладно, проходи.
        Зайдя в квартиру, она повела меня на кухню и, включив там свет, указала на стул:
        - Присаживайся. Что тебе сделать чай или кофе? - спросила она.
        - Чай, - быстро ответил я, занятый другими мыслями.
        Во всей квартире было темно, и только из-под дверей спальни лился мягкий свет. "Значит, она, лёжа в кровати, оплакивала эту сволочь" - от этой мысли меня охватила ещё большая злость.
        Поставив передо мной чашку с чаем и достав печенье, она села напротив и опустив голову, стала водить пальчиком по столу.
        - Таша, ты была близко знакома с этим парнем? - заботливым тоном спросил я.
        - Да, - прошептала она.
        - Ты любила его? - спросил я, чувствую злость.
        - Когда-то - да, - смущённо пробормотала она.
        - И до сих пор любишь, - произнёс я, чувствуя как сердце болезненно сжалось.
        - Нет.
        - Так почему же плачешь?
        - Глеб, я мерзкий человек, - всхлипнув, сказала она, и замолчала.
        - Почему ты так думаешь? - удивленно спросил я.
        - Понимаешь, когда-то я с ним встречалась, а потом… - она поднялась и, подойдя к окну, отвернулась от меня. - Потом мы расстались, и я была на него очень зла, и желала ему всяких гадостей.
        - И твои просьбы были услышаны, - спокойно ответил я.
        - Нет, это неправильно, - она опять всхлипнула. - Костя был редкостным ублюдком, но даже он не заслужил такой смерти. И теперь я чувствую себя так, как будто я сама убила его.
        - Таша, ну что за глупости? - я поднялся и, подойдя к ней, положил ей руку на плечо.
        - Мне ужасно стыдно за свои мысли, - она расплакалась, и я не выдержав, развернул её к себе и обнял.
        - Малышка, не плачь, - я стал гладить её по голове. - Ты здесь ни при чём, - пытаясь успокоить её, я лишний раз убедился, что принял правильное решение о её смерти. "Если она сейчас так страдает и корит себя за одни только плохие мысли то, что с ней будет потом, когда я осуществлю свой план мести? Она не заслуживает таких мучений - она слишком хороший человек". - Не плачь, пожалуйста! - я прижал её сильнее, и стал гладить по спине.
        Таша уткнулась мне лицом в грудь и, схватив своими кулачками меня за рубашку, стала судорожно рыдать.
        - Я не лучше этого Кости, - сквозь слёзы произнесла она.
        - Крошка моя, ну не надо, - сердце стало обливаться кровью от её мучений.
        Подхватив её на руки, я понёс её в спальню и, уложив на кровать, лёг рядом. Она доверчиво прижалась ко мне, продолжая плакать. Я опять стал гладить её по спине, а в душе боролись два чувства - желание обладать ею прямо сейчас и жалость к ней.
        Больше десяти минут я уговаривал себя дать ей возможность выплакаться, но в конечном итоге, не выдержал, и осторожно уложив её на спину, наклонился и поцеловал её в губы.
        Закрыв глаза, я стал наслаждаться мягкостью и солоноватым, от слёз, привкусом её губ.
        - Таша, - нежно прошептал я, оторвавшись от её губ, и всматриваясь в её лицо. - Малышка моя, - и опять наклонился, желая только одного - продолжения.
        - Глеб, пожалуйста, не надо, - жалобно попросила она и упёрлась ладошками мне в грудь.
        - Хорошо, - выдохнул я, испытывая боль от её отказа. - Не буду. Тогда просто обними меня.
        Опять прижав её к себе, я закрыл глаза и решил наслаждаться пока тем, что она рядом со мной. Через двадцать минут она стала успокаиваться, а ещё через десять минут раздалось мерное дыхание, и я понял, что она заснула.
        Почти четыре часа, пока Таша спала, я пытался разобраться в себе и в её реакции на смерть Кости. Раскаяния я не испытывал и был уверен, что поступил правильно, убив его. Мне были непонятны чувства, которые Таша иногда во мне вызвала, и я не мог понять - нравиться мне это или нет. Было приятно, вот так лежать рядом с ней и обнимать её, было приятно целовать её и даже просто разговаривать с ней. А вот то, как она оплакивала смерть этого ублюдка, реально раздражало меня, и я уже жалел, что не помучил его намного дольше.
        Таша пошевелилась и, перевернувшись на спину, затихла. Наклонившись над ней, я стал её рассматривать, а потом протянул руку и осторожно провёл пальцами по её щеке. Сейчас, во сне выражение лица было детским, и я опять испытал непонятные ощущения. Хотелось прижать её к себе и защитить от всей жестокости этого мира. Очертив изгиб её бровей, я не выдержал, и легонько поцеловал её в губы. "Я клянусь, что больше ты не будешь страдать, и будешь счастлива до конца своих дней. А когда придёт твоё время, ты умрёшь быстро и безболезненно".
        Ещё раз проведя пальцами по её щеке, я опустил руку и прикоснулся к её шее, в области сонной артерии. Под пальцами я почувствовал бьющийся пульс, и стал прислушиваться к его ударам. "Кровь у неё, наверное, очень вкусная" - промелькнуло в голове, и я припал губами к её шее, чтобы почувствовать ими, как под кожей, по венам бежит её кровь.
        - Глеб, что ты делаешь? - над моим ухом раздался растерянный голос Таши.
        - Целую тебя, - ответил я, посмотрев в её сонные глаза. - И наслаждаюсь твоим запахом. Тебе говорили, что ты очень вкусно пахнешь?
        Больше ждать я не хотел и не мог. Прижав её к кровати, я стал медленно и нежно целовать её в губы. Сначала она попыталась снова упереться ладошками в мою грудь, но я аккуратно убрал её руки и продолжил её целовать. А когда она ответила на мой поцелуй, ощутил, как по телу прошла волна блаженства.
        Желание обладать Ташей прямо сейчас росло с каждой секундой. Развязав пояс её халата, я стал поглаживать её тело, наслаждаясь мягкостью и шелковистостью кожи. А когда я прикоснулся к груди, она тихо застонала и, запустив руки в мои волосы, прижала меня к себе. Я закрыл глаза, испытывая удовольствие, и мне казалось, что никогда раньше я не испытывал таких ощущений.
        Таша провела руками по спине, а потом начала расстёгивать мою рубашку. Когда она прикоснулась пальцами к голой коже, мне показалось, что по моему телу пустили разряд тока. С трудом оторвавшись от неё, я поднялся, и быстро сбросив с себя всю одежду, вернулся в кровать. Поцеловав её в губы, я опустил голову ниже и поцеловал её в шею, а потом стал целовать её грудь. Таша уже постанывала от удовольствия и её стоны только ещё больше разжигали моё желание. Когда я начал целовать её в живот она выгнулась мне на встречу и начала тяжело дышать.
        Испытывая лёгкое головокружение, я снял с неё трусики и понял, что и сам уже не в силах сопротивляться охватившему меня желанию. Очень медленно я начал входить в неё, испытывая блаженство от каждой секунды и наслаждаясь ощущениями. Хотелось продлить его как можно дольше, и я стал не спеша двигаться, но Таша с каждой минутой начала увеличивать темп, и не обращала внимания на мои попытки приостановить её. "Лучше дать ей то, что она хочет, а потом продолжить дальше" - пронеслось в голове, и я увеличил темп. Она начала постанывать чуть громче, и тяжело дышать, а потом по её телу прокатилась дрожь и она затихла.
        Я дал ей пару секунд, чтобы прийти в себя и снова начал медленно двигаться, испытывая радость и наслаждение.
        - Улыбнись мне, малышка, - попросил я, когда она открыла глаза.
        Она улыбнулась и я, поцеловав ямочки на её щеках, припал поцелуем к её губам, не прекращая двигаться. Внутри уже разгорелось жгучее желание самому испытать удовольствие, а не только его доставить. Таша снова стала постанывать, и это была самая сладкая музыка для моих ушей. Когда она начала тяжело дышать, я понял, что она уже приближается к апогею, и больше сдерживаться я уже не мог, полностью отдаваясь во власть своих желаний.
        В голове разорвалась бомба, и в каждой клеточке своего тела я ощутил необычайную лёгкость и блаженство.
        Придя в себя, я посмотрел её в глаза и, не задумываясь, нежно сказал:
        - Таша, выходи за меня замуж, - и тут же пожалел об этом, когда в её глазах отразился испуг.
        "Идиот! Не мог неделю - две подождать? Ты из-за своей несдержанности переспал в первый раз с ней слишком быстро, и потом две недели не мог к ней приблизиться. А, наконец-то, затащив её в кровать, тут же совершаешь вторую ошибку!" - внутри стало разгораться злость на самого себя. Но слова уже были сказаны, и теперь оставалось только настаивать на них.
        - Мне тоже было очень хорошо, - Таша улыбнулась, и я растерялся.
        - Спасибо, - пробормотал я, ничего не понимая.
        - И совсем не обязательно предлагать мне замужество после секса, - она снова улыбнулась. - А теперь позволь мне встать, - и попыталась отодвинуть меня в сторону.
        - Стоп, - серьёзно произнёс я. - Это было сказано не просто так. И я действительно хочу, чтобы ты стала моей женой.
        Она ещё с минуту улыбалась, а когда поняла, что я не шучу, тут же стала серьёзной.
        - Глеб, пожалуйста, дай мне подняться, - попросила она.
        Отодвинувшись в сторону, я дал ей подняться и она, завязав пояс халатика, который я так и не снял с неё, вышла из комнаты.
        "Глупая ситуация! Хотя… С другой стороны - слова прозвучали, и пусть она теперь привыкает к той мысли, что она станет моей женой. А я ей помогу" - улыбнувшись, я поднялся с кровати и проследовал за ней.
        Таша стояла на кухне и смотрела в окно. Подойдя к ней со спины, я произнёс:
        - Неужели я настолько тебе плох, что за меня нельзя выйти замуж?
        - Глеб, брак это серьёзное дело, и я хочу выйти замуж раз и навсегда…
        - Таша, поверь, я буду твоим первым и последним мужем в этой жизни, - перебив её, сказал я.
        - Мы знакомы только три недели и глупо вот так, вот бросаться в омут с головой. Ты не знаешь, что я за человек, а я не знаю тебя.
        - Малышка, - я обнял её, и зашептал ей на ухо, - Поверь мне, я сделаю каждую минуту твоей жизни счастливой, и дам тебе столько любви, сколько не способен дать тебе ни один смертный мужчина. Я клянусь, что до последнего своего вздоха ты не пожалеешь, что стала моей женой, - просунув руку в вырез её халата я стал поглаживать её грудь, и она судорожно вздохнула. - Просто скажи мне "да", - и, опустив голову, поцеловал её в шею.
        - Нет. Это не правильно, - упрямо прошептала она в ответ.
        - Правильно! И я сейчас тебе это докажу, - подняв её на руки, я пошёл в спальню.
        Таша.
        Глеб уже пугал меня своей настойчивостью. После того, как он три дня назад сделал мне предложение, у него это стало идеей фикс. И каждую ночь, он повторял свою просьбу, и пытался убедить меня, что я должна выйти за него замуж. Я уже устала аргументированно объяснять ему, почему не стоит так спешить. Но он, с упорством барана и, не прислушиваясь к моим доводам, продолжал настаивать на своём. И если сегодня вечером он опять начнёт убеждать меня, то я точно взорвусь.
        Раздавшийся телефон звонок прервал мои раздумья, и я вздохнула с облегчением, когда увидела, что звонит Катя, а не Глеб.
        - Да, душа моя, - улыбаясь, сказала я.
        - Таша, через неделю Новый Год, а ты чешешься. Как это понимать? - возмущённо произнесла она.
        - Ооо! У меня вообще вылетело это из головы!
        Организацией новогодней вечеринки всегда занималась я - искала кафе, выбирала меню, а потом собирала девчонок и мы вместе уже принимали окончательное решение, где будем праздновать.
        - Да?! Это странно, особенно если учесть, что по всему городу стоят ёлки и всё уже украшено к праздникам. Ты по сторонам то хоть смотришь, или только на Глеба? - весело спросила она.
        - А причём тут Глеб? И с чего ты решила, что я смотрю только на него? - подозрительно спросила я.
        - Дорогая, не думаю, что он так просто от тебя отстанет и, наверное, сейчас, он ведёт осаду твоей крепости по всем направлениям.
        - Эх, ладно, что уж скрывать - крепость уже пала, - призналась я.
        - Дааа?! Хочу знать все подробности! - требовательно произнесла она. - Сегодня, в семь жду тебя у себя дома! Там всё и расскажешь. Свете и Люде я уже позвонила. Сначала решим всё с Новым Годом, а вот потом будем мучить и пытать тебя!!!
        - Но я не успею до семи часов обзвонить все кафе и рестораны, и с меню…
        - Не парься, я уже это сделала, вам осталось только выбрать. Всё, целую и жду! - и она повесила трубку.
        "Зря сказала про Глеба. Сегодня Катя из меня вытянет все жилы, требуя подробностей" - недовольно подумала я. Но, может оно и к лучшему - девчонки могут посмотреть на ситуацию с другой стороны, и может, придумают новые, более веские аргументы для Глеба? Одна голова хорошо - а четыре лучше.
        В четыре часа раздался звонок от Глеба, и я улыбнулась. "По нему хоть часы сверяй".
        - Привет малышка, - нежно сказал он. - Я уже по тебе соскучился! Надеюсь, ты сегодня не задержишься на работе?
        - Глеб, ты извини, но я сегодня с подругами встречаюсь, поэтому мы сегодня не увидимся. Зато завтра целый день можем провести вместе. Давай встретимся часов в двенадцать, погуляем по городу, - предложила я.
        - Это исключено. У меня днём много дел, - сказал он.
        - Но ведь завтра суббота!
        - Это не имеет значение для моего босса.
        - Ну, тогда встретимся, как только ты освободишься.
        - А что, после встречи с подругами ты не можешь встретиться со мной? - недовольно спросил он.
        - Глеб, понимаешь, я хочу выспаться. Я уже три ночи нормально не спала, - щёки тут же запылали от воспоминаний. В постели он был ненасытным, и я действительно не высыпалась.
        - Вот завтра днём и выспишься, когда я уеду по делам, - сказал он. - Так во сколько мне приехать сегодня?
        - Я не знаю, во сколько я освобожусь. Давай я тебя наберу потом, - сдавшись, ответила я.
        - Хорошо, буду ждать твоего звонка, - и он отключился.
        После работы я поехала домой и свободное время решила посвятить уборке и стирке, а справившись со всем этим, поехала к Кате.
        Через час мы с подругами уже определились с рестораном и меню, потому что выбирать было особо не из чего, из-за того, что я забыла про праздник, и в большинстве ресторанов свободных мест уже не было.
        - Всё! Значит, решено, - довольно произнесла Катя. - Осталось определиться, на сколько человек заказывать столик, - и хитро посмотрела на меня.
        - Я, естественно буду с Олегом, - произнесла Света.
        - Ну, а с Игорем, - добавила Люда.
        - Это я понимаю, - ответила Катя, бросив взгляд на подруг, а потом посмотрела на меня. - А ты как планируешь встречать Новый год - в гордом одиночестве или с Глебом?
        - Так, так, так! - Света улыбнулась. - Есть что-то, чего мы не знаем?
        - Ну, как сказать, - нерешительно произнесла я. - В общем, мы вроде как встречаемся с Глебом.
        - И ты молчала! - осуждающе сказала Люда.
        - И как давно? - пытливо спросила Света.
        - С того дня как Костю… - я запнулась, потому что до сих пор чувствовала себя мерзко из-за того, что желала ему зла.
        - А я рада, что этого ублюдка отправили на тот свет! - вызывающе произнесла Катя.
        - Так ему и надо! После того, что он сделал…
        - Катя! Пожалуйста, не надо! - я перебила её.
        - Ладно. Надеюсь, он попал в ад, где ему самое место. А теперь рассказывай про Глеба!
        - Да нечего особо рассказывать. Сама не понимаю толком, как всё вышло, - я вздохнула. - Он меня допёк своим вниманием, и в понедельник я решила поговорить с ним, чтобы он оставил меня в покое, а разговор вообще зашёл не в то русло. Вечером того же дня мы погуляли по городу, а во вторник, когда я узнала о Косте, он приехал ко мне и начал успокаивать, ну а потом всё закончилось постелью, - меня в очередной раз бросило в краску от воспоминаний.
        - Ха! И судя по кругам под твоими глазами - секс у вас теперь каждую ночь, - Катя улыбнулась. - Ну, расскажи - он в постели так же хорош, как и красив?
        - Катя! Я не буду ничего рассказывать, - теперь у меня уже горели не только щёки, а и уши.
        - Я не прошу подробностей, а общие впечатления.
        - Давай уже, колись, - произнесла Люда. - А то мы умрём от любопытства!
        - Ладно, - смущённо сказала я. - Он не просто хорош, а фантастически хорош. Такое ощущение, что он точно знает, куда дотронуться и что сделать, чтобы доставить удовольствие. Правда, иногда я чувствую себя рядом с ним, как неуклюжая школьница, которая и целоваться то не умеет, но он очень терпелив, и никогда не показывает мне, что считает меня такой. А ещё он всегда разный - то до умопомрачения нежный, то страстный, а иногда очень настойчивый. Плюс - он реально ненасытный. Пять раз - это минимум за ночь, а уж про максимум мне и говорить неудобно. В общем, судя по всему, опыт у него огромный, - я тяжело вздохнула. - И я решительно не понимаю, почему он выбрал меня.
        - Боже, Таша, я сейчас умру от зависти. И красив, и богат, и сексуален. - Катя закатила глаза.
        - Ну, не так уж он и богат, - я улыбнулась. - Он по секрету рассказал мне кое-что.
        - Что значит, не богат? - Катя тут же насторожилась.
        - Он работает на богатого человека и представляет его интересы везде. Платят ему прилично, но он не олигарх.
        - Хм, а может это и к лучшему? - спросила Люда.
        - Скажем так - я этому рада, - улыбнувшись, сказала я.
        Нашу беседу прервал звонок моего телефона. Достав его из сумки, я увидела, что звонит Глеб.
        - Да?! - поднявшись, я вышла на кухню.
        - Малышка, я по тебе жутко скучаю. Ты ещё долго?
        - Глеб, я не знаю. Мы тут кое-что обсуждаем. И кстати, какие планы у тебя на Новый Год? Мы с подругами будет его отмечать в ресторане. Ты пойдёшь со мной?
        - Естественно, - довольно ответил он. - А ты уже поделилась с подругами радостной новостью, что скоро станешь моей женой? Ведь надо уже выбирать дату свадьбы.
        - Глеб, мы не один раз говорили на эту тему, - меня уже начала злить его настойчивость и нежелание слышать меня. - И ещё рано выбирать дату.
        - Ладно, это не телефонный разговор. Дома поговорим. Жду звонка, - и отключился.
        Вернувшись в зал и сев на своё место, я постаралась успокоиться. "Блин, ему что в лоб, что по лбу, ничего не хочет слышать. Как пить дать, сегодня ночью опять заведёт свою шарманку".
        - Таша?! - Катя выразительно посмотрела на меня. - А какую дату ещё рано выбирать?
        - Никакую, - уклончиво ответила я.
        - Только не говори, что Глеб сделал тебе предложение? - Света внимательно посмотрела на меня.
        - Сделал, - нахмурившись, ответила я.
        - Я тебя поздравляю! - Катя вскочила со своего кресла и обняла меня.
        - Не с чем поздравлять, - вяло пробормотала я.
        - Ты что не согласилась? - она изумлённо посмотрела на меня.
        - Катя, ты вообще в своём уме? Я знаю его меньше месяца, и то что, он красив и сексуален, не говорит о том, что он будет хорошим мужем.
        - Таша, ты дура!
        - А по-моему, ты правильно делаешь, - меня поддержала Света. - Надо сначала узнать, что он за человек.
        - Он человек, которые её любит, что ещё надо узнавать? - возмущённо спросила Катя.
        - Вообще-то, Глеб ни разу мне не сказал, что он любит меня, - с удивлением произнесла я, вспоминая наши разговоры. - Вернее, он всегда просил дать ему возможность любить меня, но никогда не говорил, что любит.
        - Да? - подруги изумленно посмотрела на меня.
        - И знаете, в нём много странного. Раньше меня здорово пугал его взгляд - холодный и расчётливый, плюс, интонации его голоса и некоторые слова иногда звучат странно.
        - Таша, а может, ты просто боишься ему довериться, и подсознательно ищешь подвох в его словах и действиях? - подумав, произнесла Катя.
        - Не знаю, - растерянно произнесла я.
        - А мне Глеб понравился, - сказала Люда. - Знаешь, для начала предложи ему пожить вместе, под одной крышей, так сказать, и уже потом окончательно решишь, что тебе делать.
        - Ты права, - ответила я Люде. - Это будет самым верным решением. Ладно, поеду домой, а то Глеб ждёт, - и, повернувшись к Кате, сказала. - Кстати, Новый Год он будет отмечать с нами.
        - Ясно, а теперь беги к своему Аполлону, а мы тебе тут будем кости перемывать и брызгать ядом от зависти, - добродушно произнесла Катя.
        Послав подругам воздушный поцелуй и улыбнувшись, я покинула квартиру.
        Когда, на следующий день я проснулась, было уже светло, а Глеба не было рядом. Позволив себе чуть-чуть понежиться в кровати, я нехотя встала и пошла в ванную комнату. "Устрою себе ленивый день" - решила я и, насыпав в ванну соли, включила воду. Выйдя на кухню, я нашла записку Глеба, в которой он желал мне доброго утра и написал, что приедет в четыре часа. Прочитав её, я улыбнулась, и быстро приготовив себе кофе, вернулась в ванную. Раздевшись, я с наслаждением погрузилась в воду, и стала вспоминать прошедшую ночь.
        Эта ночь кардинально отличались от других ночей. Раньше Глеб всегда главенствовал, а этой ночью, наоборот, он позволил мне делать всё, что я хочу. Но в это же время мягко и ненавязчиво давал мне понять, что ему нравиться и что мне лучше делать. И мне это понравилось. Особенно наблюдать за его реакцией и подразнивать его. Когда он получал наслаждение, он начинал рычать как хищник, и его рык будил во мне какие-то непонятные, но очень приятные ощущения. "Мой хищник!" - довольно подумала я.
        Меня с каждым днём всё больше и больше затягивали наши отношения. И дело было даже не в сексе. В нём было что-то, чего я никогда не встречала в других мужчинах. Какая-то непотная сила и уверенность, и это тянул меня к нему магнитом.
        "А может действительно выйти за него замуж?". Я всю жизнь старалась вести себя рассудительно и долго взвешивала все "за" и "против", когда нужно было принять решение. "Может, стоит поступать безрассудно? Ведь Катя всегда себя так ведёт и хорошо себя чувствует. Может, именно в этом моя ошибка? Я долго всё взвешиваю и сомневаюсь. Все эти годы я полагалась на свой ум, и теперь стоит прислушаться к сердцу?". А сердце требовало Глеба, и отрицать это было бессмысленно.
        Выйдя из ванны, я сделала себе ещё одну чашку кофе, и включила ноутбук. Когда вчера зашёл разговор про Новый Год, я вспомнила и про подарки. Что дарить подругам я точно знала, а вот что подарить Глебу так и не решила. Пока ехала домой я перебрала кучу вариантов, но чего-то действительно интересного, так и не придумала. Если бы Глеб носил галстуки, то я бы разорилась на какой-то дорогой галстук и пояс в придачу к нему, но я никогда не видела его в галстуке, и мне показалось, что глупо дарить ему то, чем он не пользуется. А дарить только пояс было неудобно. Потом я подумала о дорогой ручке, но опять же дарить одну ручку тоже глупо. Да и это подарок скорее для делового партнёра, чем для мужчины, который тебе нравиться. Потом я подумала о дорогой бритве, но у него была настолько гладкая кожа, что иногда мне казалось, что он даже не бреется. Получалось, что у него и так хорошая бритва. И только возле дома меня осенило, что может стоит подарить ему часы? Поэтому, когда он приехал ко мне, я как бы невзначай, захотела узнать который час и посмотрела марку часов, надеясь, что если они не очень дорогие, то
я смогу купить ему часы лучше.
        О такой фирме я никогда не слышала, и решила сейчас посмотреть в интернете, сколько стоят такие часы. Набрав в поисковике название марки "Patek Philippe", я выбрала сайт фирмы и, открыв его, застыла с раскрытым ртом - часы Глеба стоили четыре миллиона долларов.
        Первые пять минут я не могла пошевелиться и у меня в голове даже не укладывалась, что часы могут столько стоить. Когда первое оцепенение прошло, я стала всматриваться в фотографию часов и вспоминать часы Глеба. Сомнений не оставалось - у него была модель "Platinum Word Time".
        - И как это понимать? - растерянно спросила я у самой себя.
        Часы выглядели очень просто, наверное, именно поэтому я никогда не обращала на них особого внимания. "Хм, получается, Глеб мне врёт! Люди со средним достатком, да что там, большинство очень богатых людей не могут позволить себе такие часы. А у него именно такие часы - голову могу дать на отсечение!".
        "А его машина!" - набрав в интернете Mercedes Brabus, я стала искать модель его машины. "Чудесно! Она стоит всего лишь двести тридцать восемь тысяч долларов! Какое облегчение!" - зло подумала я. Да и одевался он всегда хоть и простенько, но со вкусом, и было видно, что вещи куплены не на базаре, а в дорогом бутике.
        Я почувствовала себя круглой дурой, которую Глеб обвёл вокруг пальца. Дрожащими руками я решила добить себя окончательно и набрала в поисковике его полное имя. Я готовила себя к чему угодно, но когда на экране высветило: "Поиск не дал результатов", я опять впала в ступор. "Судя по всему, он очень богатый человек, так почему нет вообще никаких упоминаний?" - тупо глядя в ноутбук я не могла найти ответа на этот вопрос.
        "Ну подожди, Глебушка! Я тебе сегодня устрою допрос с пристрастием, а потом пошлю в горящий трёхбуквенный эротический тур с низкого старта!" - меня начала переполнять ярость.
        На часах уже было без пятнадцати четыре, и я заставила себя сесть и успокоиться, чтобы не наброситься на него сразу и не высказать всё, что я думаю о нём и его вранье.
        Когда в дверь позвонили, я с приклеенной улыбкой открыла её. Глеб вошёл, и вручил мне букет цветов:
        - Сегодня двадцать семь дней, как мы знакомы, поэтому я купил тебе двадцать семь роз. Нравиться? - он тепло улыбнулся.
        - Нравиться, - елейным голосом пропела я и, развернувшись, пошла на кухню. Положив букет на стол, я уселась напротив ноутбука и, подождав пока Глеб сядет на другой стул, спросила:
        - Дорогой, а как фамилия у твоего босса?
        - А что? - он насторожился.
        - Потом скажу, - пообещала я, и отодвинула букет подальше, чтобы прямо сейчас не отхлестать Глеба им по лицу. - Так как?
        - Бекетов, - прищурившись, ответил он.
        Набрав в поисковике полностью имя, отчество и фамилию, я стала просматривать результаты.
        - Таша, может, ты объяснишь мне, что происходит? - нахмурившись, спросил он.
        - Конечно, объясню! - вызывающе бросила я. - Значит, твой шеф Бекетов?
        - Да.
        - А можно уточнить - он ботаник или физик? А то как-то не могу найти олигарха с фамилией Бекетов.
        - Естественно не можешь, - спокойно ответил он. - Я же тебе объяснял - он старается избегать внимания, поэтому, когда мы вкладываем деньги, то делаем это очень аккуратно и покупаем только маленькие пакеты акций. На акционера с малой долей никто не обращает внимания. А на светские мероприятия мы не ходим, поэтому СМИ о нём ничего не пишут.
        - Да ты что? Как интересно!!!! - по инерции вызывающе произнесла я, хотя объяснение было логичным. - Хорошо! А тогда объясни мне - почему твои часы стоят четыре миллиона долларов? Может, ты только прикидываешься бедненьким и несчастненьким? - и упёрлась в него взглядом.
        - Таша, мои часы не настоящие, и стоят они в сотни раз меньше. Это просто хорошая подделка, - смущённо ответил он. - Просто в мире бизнеса хорошие часы служат пропуском в некоторые сферы, и я купил себе подделку, чтобы производить впечатление.
        - Хм, а Brabus за окном тоже подделка?
        - Нет, он настоящий. Но эту машину купил босс, чтобы я имел более представительный вид. Машина не моя, если тебя интересует именно этот вопрос.
        Запал стал проходить, и я уже чувствовала себя дурой, из-за того, что сама не смогла додуматься до таких простых объяснений.
        - Одежда моя тебя не смущает? - участливо спросил он, и я почувствовала себя уже не просто дурой, а круглой дурой. - Она кстати тоже настоящая, но в оправдание хочу сказать, что всё же я прилично зарабатываю и могу себе позволить покупать эти марки, в отличие от часов и автомобилей.
        Мне стало до безумия стыдно, и я опустила голову, боясь теперь посмотреть Глебу в глаза. "Он сейчас разозлиться, и бросит меня! Так мне и надо!".
        - Таша, ответь мне, пожалуйста, почему ты решила искать информацию обо мне в интернете, а не спросила у меня самого? - спокойно спросил он.
        Собравшись с силами, я посмотрела на него и произнесла:
        - Я не собиралась искать информацию о тебе. Просто вчера я задумалась о подарке для тебя на Новый Год, и мне показалось, что лучше всего купить тебе часы. Поэтому вчера я посмотрела марку твоих часов, и решила проверить в интернете сколько они стоят, чтобы понять - есть смысл покупать тебе часы, или нет, то есть - вытяну я материально более дорогие часы, или лучше поискать другой подарок.
        - Таша, - нежно произнёс Глеб и, взяв меня за руку, потянул на себя. Усадив меня к себе на колени, он прошептал на ухо, - Спасибо тебе за заботу и желание подарить мне что-то, но я хочу от тебя только одного подарка, чтобы ты сказала "да". Больше мне ничего не нужно.
        - А может, пока просто вместе поживём, не расписываясь? - я озвучила вчерашнее Людино предложение.
        - Сначала ты выйдешь за меня замуж, а уж потом мы будем жить вместе, - твёрдо ответил он. - Извини, я несколько старомоден.
        - Значит, заниматься со мной сексом можно, а жить в одной квартире нельзя? - я вопросительно подняла бровь и улыбнулась.
        - Да, - он улыбнулся в ответ. - А теперь поцелуй меня за букет, или он тебе не понравился?
        - Понравился, - ответила я, и поцеловала его. - Кстати, надо поставить его в воду.
        Поднявшись, я взяла цветы и стала срезать кончики стеблей.
        - Зачем ты это делаешь? - Глеб с интересом наблюдал за моими действиями.
        - Чтобы они дольше стояли.
        - Брось, в понедельник я всё равно тебе подарю новый букет, в котором уже будет двадцать девять роз.
        - Не надо, - твёрдо ответила я.
        Отвлёкшись на секунду, чтобы посмотреть на Глеба, я приложила чуть больше усилий, чем требовалось, и срезала не только кончик стебля, а и подушечку пальца.
        От боли тут же на глаза навернулись слезы и я, бросив цветок и нож, сжала кулак.
        - Я же говорил, не надо ничего делать с цветами, - произнёс Глеб с металлическими нотками в голосе.
        Я удивлённо посмотрела на него, потому что так он никогда со мной не разговаривал. А он тем временем поднялся и подошёл ко мне. Когда я заглянула в его глаза, мне стало не по себе - на секунду мне показалось, что я увидела в них какой-то хищный блеск.
        - Покажи, - хрипло и повелительно сказал он.
        И я тут же разжала кулак, показывая окровавленный палец. Он пару секунд смотрел на него, а потом поднял мою руку и, закрыв глаза, припал губами к окровавленному пальцу.
        Пока он осторожно посасывал кровь, я стояла, оцепенев, и не знала, как мне на это реагировать. Через минуту он оторвался от него и, посмотрев мне в глаза участливо спросил:
        - Сильно болит?
        - Теперь нет, - растерянно ответила я.
        - Надо обработать рану.
        Я кивнула и, подойдя к холодильнику, достала оттуда пластырь. Глеб не двигаясь, наблюдал за мной, и только когда я наклеила пластырь, подошёл ко мне и, подхватив на руки, требовательно произнёс:
        - Я хочу тебя, - направляясь в спальню.
        Вся следующая неделя прошла в предпраздничных хлопотах. Днями я занималась квартирой босса Глеба, потом бегала по магазинам и покупала подругам подарки и Глебу. Свой выбор я остановила на одежде и купила ему дорогой свитер. Провела предновогоднюю уборку, и как обычно поплакала.
        Под Новый Год я особенно часто вспоминала маму с папой, и то, как мы жили, пока они не умерли. Мы с мамой всегда устраивали генеральную уборку, и она всегда проходила у нас весело, а после её смерти генеральная уборка превратилась для меня в пытку и я чувствовала себя особенно одиноко, но и отказаться от этого я не могла. Да и ёлку наряжать без папы было грустно. Но от грустных мыслей меня спасал Глеб, и с каждым днём я всё больше понимала, что он мне нужен.
        Тридцать первого декабря, в девять часов вечера раздался звонок в двери, и я прокричала:
        - Глеб, у тебя же есть ключ! Открой сам дверь!
        Но звонок повторился и я, нахмурившись, пошла, открывать дверь. "И кого там принесло?".
        На пороге стоял Глеб, и я слегка обалдела от его вида. Так сногсшибательно он ещё никогда не выглядел.
        - Малышка, твои тридцать пять роз, - он улыбнулся, протягивая букет, и поцеловал меня в губы.
        - Спасибо, - выдавила я, пропуская его в квартиру. - Ты специально так оделся, чтобы у всех остальных был комплекс неполноценности?
        - А как я оделся? - он стал оглядывать себя. - Обыкновенный костюм, - и пожал плечами.
        - Тебе очень идёт деловой стиль, и ты выглядишь потрясающе. Я не пойду с тобой в ресторан, а то какая-нибудь девица тебя уведёт у меня, - жалобно произнесла я.
        - Это вряд ли, - рассмеявшись, ответил он. - Но если ты не веришь мне на слово, то выходи за меня замуж, и тогда меня точно никто не сможет увести, - подойдя вплотную ко мне, он положил руки на талию и заглянул мне в глаза. - Давай, решайся
        - стань моей женой.
        - Ты опять?
        - Таша, я буду повторять это, пока ты не согласишься. Так что у тебя нет выбора, - а потом стал нежно целовать меня. Голова тут же пошла кругом и я начала таять в его руках. - А может, останемся дома и встретим Новый Год в интимной обстановке? Зачем нам тот ресторан и шум? Только ты и я, - от его шёпота кожа покрылась мурашками, и я действительно расхотела вообще куда-то ехать. - Встретим Новый Год, а потом до утра будем заниматься сексом. Соглашайся малышка, и ты не пожалеешь.
        - Хорошо, - ответила я. - Только как мы будем встречать праздник, ведь я ничего не приготовила, - и беспомощно развела руками.
        - Я сейчас, - он улыбнулся и вышел из квартиры.
        Через пять минут он вернулся с двумя большими пакетами и, пройдя на кухню, стал выгружать из них продукты.
        - Ты заранее всё продумал, - улыбаясь, сказала я. - И с самого начала не собирался идти в ресторан!
        - Нет, я надеялся, что ты согласишься остаться дома, поэтому и заехал в магазин. Но готов был пойти и в ресторан.
        - Ну-ну! - скептически произнесла я и стала рассматривать купленные продукты.
        Там было всё, что только могла пожелать душа самого изысканного гурмана - икра двух видов, оливки, балыки, сыр трёх сортов, паштеты, фрукты, и куча баночек с всевозможными разносолами, а количество спиртного просто испугало меня.
        - Ты что собрался напоить взвод солдат?
        - Нет, только тебя. Но что ты больше всего любишь, я не знаю, поэтому купил всего по чуть-чуть. Есть белое вино, красное, шампанское, мартини, Бейлис и коньяк. Надеюсь, хоть что-то из всего этого тебе понравиться.
        - Мне всё нравиться, кроме коньяка. Так, тогда надо быстро накрывать на стол, - деловито сказала я и начала перебирать продукты.
        К одиннадцати часам стол уже был накрыт, везде горели свечи, и играла приятная музыка. Правда пришлось выслушать от подруг порицания, но я не жалела, что мы остались дома.
        Когда всё было готово, я прошла в спальню и, взяв коробку с подарком для Глеба, вышла в зал.
        - Поздравляю тебя с праздником, - смущённо сказал я, протягивая ему подарок.
        - Спасибо, - он взял подарок и поцеловал меня. - Но я возьму его только в одном случаи.
        - Каком?
        - Если ты примешь подарок от меня, - и достал из внутреннего кармана футляр. - Ты отказалась принимать эти серьги просто так, но я надеюсь, что примешь их как новогодний подарок.
        Вложив футляр мне в руку, он выжидающе посмотрел на меня. Открыв его, я стала рассматривать серьги.
        - Я покупал их под цвет твоих глаз. Хотя с ними не сравняться ни одни изумруды.
        - Спасибо, - прошептала я, корчась от стыда за свой подарок.
        - Таша, ты чего? - он подошёл вплотную и, приподняв пальцем мой подбородок, посмотрел в глаза. - Тебе не нравятся серьги?
        - Нравятся, - прошептала я. - Мне стыдно, что я тебе подарила только свитер.
        - Глупенькая, - он обнял меня. - Хочешь, я прямо сейчас его одену?
        - И испортишь свой божественный внешний вид? Нет уж! Если ты его оденешь, то я уеду в ресторан без тебя.
        - А могу я тебя попросить одеть серьги сейчас?
        - Да, - я улыбнулась и, достав их, вдела в уши.
        - А теперь последний штрих, - произнёс Глеб и, протянув руки, вытащил из моих волос шпильки. - Мне очень нравиться, когда ты распускаешь свои волосы, а ты так редко это делаешь.
        - Буду распускать их чаще, - пообещала я.
        - Спасибо, - он улыбнулся. - Ну что, проводим Старый Год?
        - Давай, - согласилась я, и мы присели за стол.
        К двенадцати часам я уже чувствовала лёгкое опьянение и эйфорию. Глеб пересадил меня к себе на колени и кормил всякими деликатесами, не забывая постоянно подливать спиртное. Я одна выпила бутылку белого вина, и уже принялась за Бейлис, а Глеб всего пару раз пригубил коньяк, и то мне показалось, что он скорее просто смочил им губы, чем сделал глотки, но заострять на этом внимания я не стала.
        Когда куранты стали отсчитывать удары до Нового Года, он открыл шампанское и разлив его по бокал, протянул один из них мне.
        - Загадываем желание! - весело сказала я.
        - У меня только одно желание, - он прижал меня к себе. - И только ты в силах его выполнить. Я хочу услышать от тебя "да".
        Я посмотрела ему в глаза и, выпив шампанское до дна, произнесла:
        - Да!
        Глеб торжествующе улыбнулся и, поставив бокал на стол, нежно сказал:
        - Малышка, спасибо! Я клянусь, что буду с тобой до конца твоей жизни и ты никогда не пожалеешь, что сейчас сказала "да", - и начал страстно меня целовать.
        Перед глазами всё поплыло от приятных ощущений, и я отдалась во власть своего будущего мужа, наслаждаясь его близостью.
        Глава 5
        Вайго
        За окном уже начинало светать, и я нехотя поднялся с кровати. Расставаться с Ташей не хотелось, но другого выхода не было. Синоптики обещали сегодня солнечный день, и если я начну дымиться в её присутствии, то ничего хорошего из этого не выйдет. Сейчас приходилось быть очень осторожным - вдруг она захочет пойти погулять по городу? Я, конечно, нашёл бы способ убедить её остаться дома, но она могла просто захотеть раздвинуть шторы в квартире, и тогда мне пришлось бы не сладко.
        У меня уже было придумано оправдание, почему я не переношу солнечного света, но пока Таша не станет моей женой, говорить об этом я не хотел, боясь, что она испугается и откажется выходить за меня замуж.
        Одевшись, я наклонился над ней и улыбнулся. Она спала, свернувшись клубочком и я, проведя рукой по изгибу талии, поцеловал её в шею. "Моя ласковая, рыжая кошечка! Как же не хочется расставаться с тобой даже на четыре часа!".
        Быстро написав записку, я положил её на прикроватную тумбу и вышел из квартиры. "Если повезёт, то я успею вернуться до того момента, как она проснётся. Ведь я позволил ей заснуть только в восемь утра, и она может проспать до четырёх вечера, даже не узнав, что я отлучался. Но рисковать всё равно нельзя".
        Сев в машину, я направился домой. Внутри всё ликовало - я получил её согласие, и половина дела было уже сделано. Сейчас надо отдать Ридаху пару распоряжений, чтобы ускорить нашу роспись. Приезда Негины можно ожидать уже через четыре недели, а это значит, что мне необходимо жениться на Таше в ближайшие две недели, потом неделю подождать и сказать, что мы должны отсюда уехать, плюс неделя ей на сборы. "Только бы Негина не решила проведать свою правнучку раньше!".
        Жалко конечно, что свадьбу придётся играть впопыхах. Таша только один раз выйдет замуж, и хотелось устроить ей грандиозную свадьбу со всеми атрибутами, чтобы она с радостью вспоминала этот день. Но, за две недели хорошую свадьбу можно организовать только при помощи больших денег, а показывать ей наличие этих денег у меня не стоит. Мне хватило часов и машины, и я с трудом выкрутился из этой ситуации, поэтому лучше лишний раз не будить в ней подозрения. "Но, белое платье и банкет у неё обязательно будут. Она это заслужила". Да мне и самому хотелось увидеть её в свадебном платье.
        Припарковавшись во дворе дома, я поднялся в квартиру. Не успел я закрыть за собой дверь, как из своей спальни появился Ридах.
        - Вайго, извини, я потерял счёт времени и у меня гости, - с долей раскаяния произнёс он.
        - Ничего страшного. Через десять минут ты можешь спокойно вернуться к своей гостье, - добродушно пообещал я, проходя на кухню. - Как только стемнеет, я уеду, поэтому можешь не спешить с ней.
        - Спасибо, - он улыбнулся.
        - Значит так, Таша согласилась выйти замуж, и расписаться мы должны в ближайшие две недели…
        - Вайго, - он нерешительно перебил меня. - Но сейчас новогодние праздники, и это нереально.
        - Мне плевать - реально это, или нет. Дай денег, или пригрози, но когда мы с Ташей придём подавать заявление, его должны у нас принять с улыбкой и расписать в тот день, который я выберу, - властно сказал я. - Понял?
        - Да. Но у всех выходные до девятого января, и раньше этого времени я не смогу ничего сделать.
        - Тогда потрать это время на поиски слабых мест работников учреждения, которые занимаются регистрацией браков.
        - Хорошо, - он кивнул. - А можно вопрос?
        - Да.
        - Когда ты станешь жить с ней под одной крышей, у неё могут возникнуть некоторые вопросы. Например - почему ты избегаешь солнечного света, или почему ты не ешь дома? Ты скажешь ей, кто ты на самом деле?
        - Нет, конечно. Ей этого знать не нужно. По поводу солнечного света, я уже всё продумал, а вот с едой действительно проблема, - нахмурившись, ответил я, потому что не задумывался над этой проблемой. - Буду как-то выкручиваться, и смотреть по ситуации. Пока проблем с этим не возникало.
        - Роман, - из прихожей раздался зазывный женский голос. - Нам скучно без тебя!!!!
        - а через минуту в дверях кухни появилась девушка в мужской рубашке. - Оооо! Какой у тебя друг симпатичный! Может он присоединиться к нам? - она улыбнулась соблазнительной улыбкой. - Мы с Надей будем не против!
        Я бросил на Ридаха удивлённый взгляд, а потом посмотрел на девицу, и пренебрежительно произнёс:
        - Спасибо детка, но я предпочитаю индивидуальные развлечения.
        - Можем устроить и маленький тет-а-тет.
        - Спасибо, но я уже практически женат.
        - Жаль! - вызывающе бросила она.
        - Мне не жаль, - твёрдо ответил я, и пошёл в свою спальню.
        Раздевшись, я лёг в свою кровать и задумался. "Надо будет купить кольца. Так хочется подарить Таше красивое, дорогое кольцо, но делать этого нельзя". Если бы у неё не было предубеждений против богатых людей, мне было бы проще.
        Мне нравилось дарить её подарки и цветы - она всегда так мило начинала стесняться, что внутри всё сжималось от нежности. Таша принимала их с благодарностью, а не со сдержанным высокомерием, или алчным блеском в глазах, как большинство моих женщин. И дорожила даже цветами. Каждый вечер она набирала в ванную воду и, собрав все подаренные мной букеты, закладывала их в воду, а утром доставала их и опять расставляла по вазам. Когда я впервые это увидел, я удивился, но она сказала, что ей их жалко, и таким образом она пытается продлить их жизнь. Я, конечно, пытался объяснить ей, что это всего лишь цветы и когда они завянут, я подарю новые, но она с укором смотрела на меня, и я позволил ей делать то, что она считает нужным.
        Такое отношение к моим подаркам только ещё больше разжигало желание ей их дарить, но для неё я был человеком со средним достатком, и приходилось быть очень осторожным. Вот сейчас, в знак согласия, мне хотелось порадовать её браслетом, который я купил вместе с серьгами, а на свадьбу купить ей красивое кольцо с бриллиантом, но если я это сделаю, то она может насторожиться. "Ладно, подождём. После свадьбы всё это подарю. Всё равно деваться ей уже будет некуда. Она, конечно, будет злиться, что я её обманул, но сделать ничего уже не сможет" - я улыбнулся. "А уж способ помириться с ней, я знаю. И примирение будет очень приятным!".
        Две недели назад я занялся её обучением, и она оказалась очень способной ученицей. "Да уж, это, наверное, наследственное". Мой брат всегда говорил, что лучшей любовницы, чем Негина, у него не было. Если Таша и дальше будет так быстро учиться, то скоро превзойдёт всех моих любовниц. "Чувственность и темперамент у неё в крови!".
        "Кровь!" - я непроизвольно сглотнул, вспомнив её вкус. Когда она порезалась, я огромным усилием воли заставил себя не напасть на неё. Запах был умопомрачительный, и у меня даже закружилась голова. Но и устоять полностью я не смог, и всё же позволил себе её попробовать. Такой вкусной крови я давно не пробовал и теперь не скоро смогу забыть те минуты, когда наслаждался ею. Теперь, каждый раз, когда я целовал её в шею, мне хотелось вонзить свои зубы и ещё раз насладиться её вкусом. Но делать этого было нельзя, и иногда мне казалось, что я испытываю физическую боль от этого. "Хоть бы ещё раз попробовать!".
        Конечно, можно было бы это сделать, когда я буду убивать её, но я желал ей быстрой и безболезненной смерти, а если я её укушу, то она испугается, да ещё и будет умирать долго и мучительно. "Нет! Лучше вообще не думать о вкусе её крови! Сейчас надо думать о свадьбе!".
        Сколько ей выделить денег на свадьбу, так что не возбудить её подозрений? Пять, десять, или двадцать тысяч долларов? Или свадьба стоит дороже? А вообще, лучше, чтобы она не знала, сколько денег на неё потрачено. Но как сделать роскошную свадьбу, чтобы она не знала сумму расходов?
        "Ну, конечно! Здесь всё просто!" - я расплылся в улыбке. Есть ведь специальные фирмы, которые занимаются организацией свадеб! Я предварительно обращусь туда и договорюсь с ними, чтобы для Таши напечатали отдельный прайс с низкими ценами. А сам потом уже рассчитаюсь по реальной цене. Так будет лучше всего!
        Часы показывали уже половину третьего дня, а это значило, что солнце уже начало садиться. Поднявшись с кровати, я быстро принял душ и, одевшись во вчерашнюю одежду, вышел из дома. "Надеюсь, что Таша ещё не просыпалась, и я застану её в кровати".
        Подъехав к её дому, я припарковался, и тихонько открыв двери в квартиру, прислушался - было тихо. Осторожно пройдя в спальню, я разделся и забрался под одеяло.
        Таша спала на животе и я, протянув руку, стал гладить её по спине. Что-то пробормотав во сне, она повернулась на бок и, обняв меня, уткнулась лицом в мою грудь.
        - Малышка, просыпайся, - нежно прошептал я, наклонившись к её уху. - Проспишь всё самое интересное.
        - Глеб, - жалобно пробурчала она. - Дай поспать.
        - Не дам, - я улыбнулся и поцеловал её в щёчку.
        - Мерзкий, наглый типчик, - она открыла глаза и вздохнула.
        - Ага, а по совместительству, твой будущий муж. Ты же помнишь, что вчера согласилась выйти замуж?
        - А что если не помню? - она хитро на меня посмотрела.
        - Тогда я быстро освежу твою память, и напомню тебе, как ты согласилась и что было после этого, - я опрокинул её на спину и навис над ней.
        - Не надо. Я всё чудесно помню, - она звонко рассмеялась.
        - Вот и хорошо, - я поцеловал её, и сел. - Тогда остаётся самая малость - найти фирму, которая займётся организацией свадьбы. У тебя есть справочник? Хочу, чтобы ты прямо сейчас выбрала фирму.
        - Ты с ума сошёл? - она удивлённо посмотрела на меня. - Знаешь, сколько они берут за организацию свадьбы? Нет уж, я лучше сама всё сделаю, а подруги мне помогут.
        - Малышка, ты не успеешь физически организовать свадьбу за такой короткий срок!
        - Почему не успею? У меня минимум месяц впереди, так что времени навалом. И вообще, кто сказал, что обязательно расписываться через месяц после подачи заявления. Давай назначим свадьбу на апрель или май, - она улыбнулась. - Тогда я успею подготовиться без всякой спешки.
        - Я не собираюсь так долго ждать, и планировал сыграть свадьбу уже через две недели.
        - Как через две недели? - она растерянно посмотрела на меня. - Зачем так спешить? Да и после подачи заявления, должно обязательно пройти не меньше месяца, мне кажется.
        - Я думаю, если мы хорошо попросим, то нам пойдут на встречу. И скажем, двенадцатого или тринадцатого января, ты уже станешь моей законной женой, - я подмигнул ей.
        - Ещё раз спрашиваю - зачем такая спешка? - она внимательно посмотрела на меня и прищурилась. - Есть что-то, чего я не знаю?
        - Нет, просто я хочу, чтобы ты стала моей женой как можно быстрее, разве это плохо?
        - Глеб, всё происходит как-то уж слишком быстро. Я не хочу играть свадьбу уже через две недели. Если мы назначим свадьбу на апрель или май, то за это время узнаем друг друга поближе.
        - Таша, малышка, всё, что я должен знать, я уже знаю. Я люблю тебя и хочу прожить с тобой до конца твоей жизни, и ты единственная, кто мне нужен. Больше ничего знать я не хочу.
        - Знаешь, а ведь ты только что, впервые сказал мне, что любишь меня, - она смущённо улыбнулась.
        - Да? - удивлённо спросил я. "Оказывается, я идиот. Вообще упустил это из виду. Таша, как и любая девушка, желает слышать, что её любят". - Прости, малышка, я думал, что это очевидно, - и, прижав её к себе, стал целовать. - Но и ты мне никогда не говорила, что любишь меня, - с укором сказал я.
        - А с чего ты взял, что я люблю тебя? Мне просто нравиться секс с тобой, - серьёзно произнесла она и у меня внутри что-то неприятно сжалось. Такое, очень давно я уже слышал. - Ты бы видел сейчас своё лицо, - она звонко рассмеялась, и поцеловала меня. - Ну, конечно, я тебя люблю! Иначе с чего бы мне так быстро выходить замуж.
        Я фальшиво улыбнулся, потому что когда Таша сказала, что ей нравиться только секс со мной, я понял, что мне очень важно, чтобы она меня любила. И дело было не в мести и желании показать Негине, что её правнучка готова ради меня на всё, а в другом, но в чём именно, понять я не мог.
        - Спасибо и на том, - выдавил я. - А ты оказывается жестокая. Придётся заняться твоим воспитанием, когда ты станешь моей женой.
        - Или я займусь твоим, - самоуверенно бросила она.
        - Мне уже не терпится, - хорошее настроение стало возвращаться. - Значит, через две недели посмотрим кто кого?
        - Глеб, серьёзно, давай не будем так спешить, - она прижалась ко мне. - Ну, посуди сам, сейчас новогодние праздники, и устроить свадьбу практически нереально.
        - Я думаю, за деньги, специальные фирмы могут устроить нам свадьбу и через неделю,
        - уверенно ответил я.
        - Да они с нас три шкуры сдерут!
        - Давай сначала выберем фирму, обратимся туда, и только после этого будем обсуждать расходы. Договорились?
        - Тогда надо подумать, сколько будет гостей, - задумчиво произнесла она, а потом испуганно посмотрела на меня. - И мне предстоит познакомиться с твоими родителями! Боже! А вдруг я им не понравлюсь!
        - Малышка, успокойся, если бы у меня были родители, то ты бы им точно понравилась. Но их у меня нет, - с грустью произнёс я.
        - Тоже нет? - Таша сжала мою ладонь. - Как ты их потерял?
        - Я их никогда и не знал. Меня оставили в роддоме.
        - Какой кошмар, - тихо сказала она, и сев напротив меня, провела ладошкой по лицу.
        - Я думаю, если бы они тебя сейчас нашли, то очень бы пожалели, что бросили тебя,
        - в её голосе было столько нежности и ласки, что я невольно почувствовал стыд за своё вранье. "Нет, Таша, действительно должна умереть. Если она всё узнает, я не вынесу укора в её глазах".
        - Не думай, об этом, - попросил я. - Всё к лучшему, - и прижал её к себе. - С моей стороны будет только один гость - мой босс.
        - И всё? - она озабоченно посмотрела на меня. - А друзья с института, или с детского дома? Неужели ты никого не хочешь пригласить?
        - Нет.
        - Ну, в общем-то, - подумав, сказала она. - С моей стороны тоже будет не много гостей. Подруги, пару сокурсников, и пару девчонок с работы. В общей сложности - человек семнадцать, с моим боссом, плюс твой, и с нами получается человек двадцать. Если ты хочешь так быстро расписаться, и у нас примут заявление, то совсем не обязательно обращаться в фирму по организации праздников. Просто распишемся и устроим маленький ужин. Даже свадебное платье не нужно покупать.
        - Почему не нужно? Я хочу тебя в нём увидеть.
        - Глеб, это глупо. И потом, это сэкономит нам деньги.
        - Не глупо. Неси справочник, выберем фирму. И на нашей свадьбе я не собираюсь экономить. В конце концов, у меня приличная зарплата, и есть сбережения.
        - Ладно, давай действительно определимся с фирмой, узнаем сколько это будет стоить, а потом уже будем решать, какую свадьбу стоит планировать - с платьем и всей свадебной ерундой, или тихо отметить её в кругу друзей, как этого хочу я.
        Фирму мы выбрали быстро и, запомнив её название и телефон, я удовлетворённо выдохнул. Но потом началось мучение. Таша стала расспрашивать меня о жизни в детском доме, и мне пришлось на ходу сочинять байку о моем нелёгком детстве. И чем дальше я лгал ей, тем больше сочувствия и жалости видел в её глазах. В конце концов, когда мне стало уже безмерно стыдно за своё враньё, я просто отнёс её в спальню, чтобы прекратить расспросы, и избавить себя от чувства вины за свою ложь.
        Заснуть я ей позволил только в начале четвёртого ночи, и решил поспать сам, потому что не спал уже больше трёх суток.
        Проснулся я от дикой боли - казалось, что к моей спине поднесли открытое пламя. Открыв глаза, я понял, в чём дело - комнату заливал солнечный свет. Вскочив с кровати, я бросился к окну и задвинул шторы.
        - Глеб?! - Таша стояла у окна и испуганно смотрела на меня. - Что это было? Я раздвинула шторы, а когда повернулась, увидела, что на твоей спине появились волдыри.
        "Идиот! Придурок! Надо было проснуться раньше неё! Теперь придётся рассказывать сказку о болезни и ещё неизвестно как она на это отреагирует! Она, скорее всего, откажется выходить замуж! Зачем ей больной муж?" - внутри росла злость на самого себя. Но другого выхода не было, а Таша тем временем выжидающе смотрела на меня. "Буду давить на жалость!".
        - Я не всё тебе вчера рассказал, - придав своему голову нотки отчаяния, произнёс я. - Меня не просто так бросили в роддоме, а потому что у меня редкое генетическое заболевание. Оно называется порфирия. Грубо говоря, я не переношу солнечный свет.
        - О боже!
        - Я знаю, что не имел право это скрывать! И должен был давно тебе об этом рассказать, но я так боюсь тебя потерять! Это не заразно, поверь! И ничего страшного в этом нет, если не выходить на солнечный свет, - Таша не двигаясь, стояла у окна, и мне стало не по себе. - Ты меня теперь бросишь? - угнетенно спросил я.
        - Нет! Конечно, нет! - она подошла ко мне и осторожно обняла за талию. - Мне так жаль, и ты зря боялся мне сказать об этом.
        - Честно? - на душе тут же стало легче.
        - Конечно, - она посмотрела на меня и улыбнулась. - Я ведь тебя люблю, и мне всё равно, чем ты болен. Ты мне только скажи, что это не смертельно, - прошептала она.
        - Нет, это не смертельно, - я тоже обнял её. - Просто мне нельзя выходить на солнце, иначе на коже появляются ожоги, и надо принимать некоторые медицинские препараты.
        - Сильно болит спина? - она отстранилась и с раскаянием посмотрела на меня. - Дай посмотрю.
        - Не надо, - я улыбнулся. - Ожоги быстро появляются и также быстро проходят. Порфирия бывает нескольких видов и у меня самая лёгкая форма, поэтому всё уже хорошо, - кожа, скорее всего, уже успела регенерироваться на спине, и я не хотел, чтобы Таша лишний раз задумывалась над моими особенностями.
        - А разве не надо смазать их какой-нибудь мазью?
        - Не надо.
        - Нет, дай посмотреть, - настойчиво попросила она.
        - Таша, пожалуйста, не надо, - твёрдо сказал я. - Это болезненная тема для меня, и если можно, я вообще не желаю на неё говорить. Ты можешь сделать вид, что я обыкновенный человек, как и все?
        Она внимательно посмотрела мне в глаза, а потом нежно произнесла:
        - Тебе, наверное, нелегко пришлось в детстве. Пока все дети гуляли и резвились на улице, или купались и загорали, ты вынужден был сидеть в комнате и прятаться от солнца. Тебе, наверное, было очень одиноко, - она провела ладошкой по моей щеке. - Хорошо, давай будем делать вид, что ты такой же, как и все, - встав на цыпочки, она поцеловала меня в губы. - Хотя, это неправильно, потому что для меня ты особенный, и без этой болезни.
        - Спасибо, - прошептал я, и прижал её к себе.
        Меня переполняла нежность к ней, потому что когда я пару раз использовал это оправдание для других своих любовниц, они начинали смотреть на меня с брезгливостью. А Таша наоборот, проявила какое-то высшее понимание и пожалела меня, вместо того, чтобы оттолкнуть. "Эх, ну почему я не встретил её раньше, и почему она правнучка Негины? Когда она умрёт, я буду по ней скучать и вряд ли когда-нибудь забуду".
        - Что тебе приготовить на завтрак? - тем временем спросила она.
        - Сделай мне зелёный чай.
        - И всё?
        - Я не люблю завтракать.
        - Хорошо, - она направилась на кухню, и я пошёл следом за ней.
        Пока она кипятила воду и делала бутерброд для себя, я с интересом наблюдал за её действиями, чтобы потом, как-нибудь утром, порадовать её завтраком в постели.
        - Глеб, а можно один вопрос?
        - Да.
        - Ведь твой босс знает про твою особенность?
        - Да, - ответил я. - Именно благодаря ей я и работаю на него, - пришлось опять врать. - Он давно занимается благотворительностью, и однажды приехав в детский дом, где я рос, он узнал обо мне и решил помочь. Я не мог, как все дети ходить в школу, а потом в институт, поэтому, кстати, у меня практически нет друзей. Так вот, так как я не имел возможности гулять и радоваться детству, как все дети, я рано научился читать, и всё свободное время посвящал чтению. К десяти годам, я уже был очень начитанным и умным ребёнком. Он сказал, что мне надо и дальше продолжить образование, поэтому не пожалел денег и сначала нанимал для меня репетиторов, а потом и оплатил учёбу в институте. А когда я получил диплом, взял к себе на работу личным помощником. В общем, я обязан ему всем, что имею.
        "Хм, а это я удачно придумал с детским домом и заботливым боссом!" - похвалил я себя. Теперь, когда придётся сказать Таше, что нам необходимо уезжать, ей ничего другого не останется, как последовать за мной.
        - Твой босс, очень хороший человек, - произнесла она, и протянула мне чашку.
        - Да, поэтому я везде следую за ним, - ответил я и, взяв чашку, подошёл к раковине.
        Пока Таша жевала свой бутерброд и в те моменты, когда она отворачивалась от меня, я по чуть-чуть выливал чай в раковину. Когда с завтраком было покончено, она забрала у меня чашку и быстро помыв посуду, спросила:
        - Так чем будем заниматься, пока на улице светло?
        - Вариантов много, - я многозначительно посмотрел на неё, и у неё тут же появился румянец на щеках. - Например, я хочу посмотреть твои детские фотографии, - и приподнял бровь.
        - Ну… Ты… - она смущённо посмотрела на меня.
        - А ты про что подумала? - разыгрывая удивление, спросил я.
        - Именно, про фотографии, - чопорно произнесла она.
        Расположившись на диване в зале, она стала показывать мне альбомы с фотографиями и рассказывать смешные истории из своего детства.
        Обняв её за плечи, я вдруг понял, что мне давно не было так хорошо и весело, как рядом с ней. На душу было полное умиротворение и покой, и я готов был сидеть рядом с ней и слушать её мягкий голос сутками напролёт.
        Таша.
        Приехав домой после девичника, который мне устроили подруги, я сняла верхнюю одежду и с тоской оглянулась. Квартира без Глеба была пустой. Свадьба была назначена на завтра, и он остался ночевать в съёмной квартире.
        Смыв косметику, я прошла на кухню и, приготовив себе чай, села на подоконник и стала смотреть на улицу.
        Две недели пролетели незаметно, и все приготовления к свадьбе были практически закончены. К моему огромному удивлению, фирма, которую мы выбрали, согласилась заняться организацией свадьбы, и цены у них оказались приемлемыми. Так как гостей у нас было не много, то они быстро подобрали для нас зал в ресторане, заверив меня, что и с остальным проблем не будет. Хотя я до сих пор не могла понять, каким образом им удалось найти этот зал, потому что сейчас была пора корпоративов.
        Заявление у нас тоже приняли без проблем и мило улыбаясь, пошли нам навстречу и согласились зарегистрировать наш брак тринадцатого января.
        Мне вообще ничего не пришлось делать, кроме как выбрать меню, музыку и свадебное платье. Я, конечно, предпочитала обойтись без него, но Глеб был непреклонен, и я согласилась и на него.
        На работе мне тоже без проблем дали отпуск, потому что квартиру заказчика я уже закончила оформлять, и он остался очень доволен результатом. А сумма моих комиссионных получилась даже больше, чем я рассчитывала, поэтому я решила взять полноценный отпуск, а не пару недель отгулов.
        Всё шло в принципе очень хорошо, вот только мои подруги стали косо посматривать на меня. Вернее Люда и Света, считали, что всё происходит очень быстро, а Катя была на моей стороне, считая, что я поступаю правильно.
        Правда, если быть честной, когда я давала согласие на свадьбу, я рассчитывала, что она состоится не раньше, чем в апреле-мае месяце, и когда Глеб сказал, что хочет расписаться уже через две недели, я была в шоке. И меня даже стали охватывать непонятные подозрения, но когда Глеб рассказал мне про своё детство и про свою болезнь, я всё поняла.
        Он всю жизнь был одинок. Сначала его бросили родители, испугавшись его заболевания. Потом он вынужден был вести жизнь отшельника и скорее всего сверстники в детском доме старались держаться от него подальше из-за того, что он не такой, как они. И ему ещё здорово повезло, что его босс взял своеобразную опеку над ним, иначе жизнь Глеба сейчас была бы очень тяжела. Именно поэтому он хотел создать свою семью, и здесь я его понимала, как никто другой, потому что после смерти своих родителей, я тоже осталась одна и иногда чувствовала себя потерянной и одинокой. Мы нужны были друг другу, и это послужило решающим фактором.
        Да, жизнь у нас будет необычной из-за болезни Глеба, но проштудировав некоторые медицинские сайты, я поняла, что та форма заболевания, которая у Глеба, не представляет особых проблем. А на одном из сайтов вообще было написано, что возможна ремиссия.
        Вот только меня чуть-чуть беспокоило, что заболевание наследственное, и была двадцатипятипроцентная вероятность того, что у нашего ребёнка тоже будет такое заболевание. Но с другой стороны - процент ведь не большой, и страдают в основном этим заболеванием женщины. "Если я рожу мальчика, то шансы, что он будет здоров - велики".
        В общем, я уже на сто процентов была уверенна, что поступаю правильно. "Я люблю Глеба, а это самое главное! И пусть даже он болен - это ничего не меняет".
        Допив чай, я помыла чашку и пошла в спальню. Раздевшись, легла в кровать, но сон никак не шёл - мне не хватало Глеба. За те четыре недели, что мы практически жили с ним, я настолько привыкла, что он рядом, что мне казалось, будто я его знаю не полтора месяца, а полтора десятилетия. Когда он был рядом, я чувствовала себя счастливой и защищённой.
        "Завтра в четыре часа я стану его женой!" - я улыбнулась от этой мысли. "А теперь надо спать, а то в Загсе буду иметь бледный вид". Взяв подушку, на которой спал Глеб, я обняла её и стала засыпать.
        В десять утра квартира превратилась в дурдом - сначала приехали мои подруги, потом приехали стилист и визажист. И началась подготовка к свадьбе - маникюру, макияжи, причёски, а в половину третьего меня стали одевать.
        Если вначале я не нервничала, то к трём часам превратилась в комок нервов, и когда раздался звонок в дверь, я чуть не потеряла сознание.
        Когда мы обсуждали с подругами свадьбу, я сразу поставила условие, что никаких выкупов и конкурсов проводиться не должно, но теперь уже жалела об этом. Сейчас бы мне не помешало лишнее время, чтобы успокоиться и взять себя в руки. "И как жаль, что мама с папой не дожили до этого дня" - на глаза стали наворачиваться слёзы, потому что в этот момент, мне как никогда, не хватало маминого мягкого голоса и улыбки, и папиного оптимизма.
        Катя взяла меня за руку и поставила в центр зала, а потом крикнула Свете:
        - Открывай!
        Я перестала дышать, а внутри всё замерло в ожидании. Глеб вошёл в зал и улыбнулся мне искренне и открыто, и только после этого я смогла выдохнуть.
        - Малышка, ты просто красавица, - нежно прошептал он, подойдя ко мне, и я почувствовала, что сейчас по щеке побежит слеза.
        - Куда уж мне до тебя, - нервно ляпнула я, глядя на него. - И не стыдно тебе везти меня в Загс.
        Он внимательно посмотрел на меня, а потом поднял руку и провёл пальцами по моей щеке. От этого жеста я окончательно расклеилась и почувствовала, как по щеке покатилась слеза. Глеб аккуратно её стёр и серьёзно сказал:
        - Не плачь. Я обещаю, что сделаю тебя счастливой. Поверь.
        - Я знаю, - промямлила я, пытаясь взять себя в руки.
        Наклонившись, он поцеловал меня, а потом отстранился и, улыбнулся. На душе, после его слов и поцелуя внезапно стало легче, и вся нервозность прошла. Я улыбнулась ему в ответ и в этот момент меня ослепила вспышка.
        - А теперь встаньте рядом, - возле нас начал суетиться фотограф и командовать нами.
        Дальше я уже плохо понимала происходящее, вернее ничего не замечала, кроме Глеба. Послушно исполняя всё, что меня просят делать, я крепко держалась за его руку и боялась её отпустить.
        Когда пришло время рассаживаться по машинам, я с трудом заставила себя разжать руку, и сесть в арендованный лимузин без него. Подруги всю дорогу мне что-то говорили, но смысл их слов не доходил до меня, и я желала только одного - скорее приехать к загсу и опять оказаться рядом со своим будущим мужем.
        Как только мы подъехали туда, я выскочила из машины, не дожидаясь пока мне откроют дверь, и с улыбкой пошла навстречу Глебу, вышедшему из второй машины.
        Церемония прошла быстро и как в тумане. После того, как Глеб сказал "да" я смотрела и видела только его, и Кате даже пришлось толкнуть меня локтем, чтобы я тоже сказала "да".
        После загса мы сели с ним в лимузин, и как только захлопнулась дверь и машина тронулась, он усадил меня к себе на колени и стал целовать.
        - Жена, - довольно протянул он, перестав меня целовать.
        - А ты мой муж, - произнесла я, пытаясь привыкнуть к этому слову.
        Прокатившись по городу, в половине шестого мы подъехали к ресторану, и начался банкет. Тосты и слово "горько" звучали через каждые пять минут, и к десяти часам вечера мне показалось, что у меня уже распухли губы от поцелуев, потому что я никогда в жизни столько не целовалась.
        Сидя на диванчике, в объятиях Глеба я наблюдала за всеобщим весельем, и на душе было полное спокойствие, а в теле лёгкость от выпитого шампанского.
        - А Катя всерьёз заинтересовала твоим боссом, - с улыбкой произнесла я, наблюдая, как они танцуют. - И как хорошо, что он согласился быть твоим свидетелем.
        - Малышка, а давай сбежим, - прошептал Глеб мне на ухо. - Гости пусть веселятся, а мы поедем домой.
        - Но ведь это некрасиво.
        - Некрасиво мучить меня и так соблазнительно выглядеть, - он скорчил гримасу мучений и страданий. - Я целую ночь провёл без тебя и одних поцелуев мне мало. Я требую продолжения!
        - Хорошо, - прошептала я, чувствуя, как на щеках загорается румянец. - Поехали.
        Незаметно выскользнув из зала, мы сели в машину. Прижавшись к Глебу, я подставила губы для очередного сладкого поцелуя, но он чопорно сказал:
        - Нет. Сначала приедем домой, иначе мы рискуем начать свою брачную ночь прямо на заднем сиденье этого лимузина.
        - А знаешь, я не против, - улыбнувшись, ответила я. - Никогда не занималась этим в машине.
        - Однажды мы это попробуем и в машине, но не сегодня. Даже не соблазняй! - твёрдо сказал он, пряча улыбку.
        - Как скажешь дорогой, - я отодвинулась от него и стала смотреть в окно.
        - Но маленькую разминку всё же можно начать и в машине, - не выдержав, он посадил меня к себе на колени и начал целовать.
        Когда мы приехали к дому, я уже просто изнывала от желания. Глеб подхватил меня на руки и понёс в квартиру.
        Не успел он поставить меня в спальне на ноги, как я уже протянула руки и стала его раздевать.
        - Малышка, не спеши, и дай мне насладиться каждой минутой, - попросил он и, развернув меня спиной к себе, расстёгивая платье, начал целовать меня в шею. - Ты так умопомрачительно пахнешь, - прошептал он, снимая платье и проводя руками по голой коже.
        От его прикосновений и его шёпота у меня начала кружиться голова и, не выдержав этой сладостной пытки, я развернулась и быстро начала расстёгивать на нём рубашку, а потом пояс брюк. Глебу ничего другого не оставалось, как сбросить с себя одежду.
        Уложив меня в кровать, он наклонился и прошептал:
        - Теперь ты моя до конца жизни. Запомни это, - это были последние слова, которые я отчётливо запомнила, потому что после них я погрузилась в океан наслаждения и любви.
        Вся следующая неделя пролетела незаметно. Мне казалось, что такого счастья и такой радости я ещё никогда не испытывала. Глеб почти постоянно находился рядом со мной, только пару раз отлучившись вечером, потому что его боссу нужно было решить какие-то проблемы.
        В остальное же время он всё время был рядом со мной и дарил мне себя без остатка. Мне нравилось просыпаться и засыпать в его объятиях, нравилось слушать его рассказы о тех местах и странах, где он побывал, нравилось с ним гулять по городу, когда на улице становилось темно. Мне нравилось в нём абсолютно всё, и счастье переполняло меня.
        "И как я раньше жила без него?" - спросила я себя в субботу вечером, сидя на подоконнике в кухне и глядя в окно, ожидая приезда Глеба, которого опять вызвал босс.
        Во двор въехала машина, и я радостно улыбнулась. Увидев, как Глеб выходит из неё и достаёт букет цветов, я спрыгнула с подоконника и понеслась к входной двери. Открыв её, я стала нетерпеливо переминаться с ноги на ногу, ожидая, когда он поднимется.
        - Таша, радость моя, не стой на сквозняке, - увидев меня, сказал Глеб, поднимаясь по лестнице.
        - Я соскучилась, - жалобно произнесла я, обняв его, когда он подошёл ко мне.
        - Я тоже, - он поцеловал меня, и протянул букет цветов.
        - Тебе показать или рассказать, как я соскучилась? - хитро спросила я, когда он вошёл в квартиру и закрыл дверь.
        - Конечно, показать, - улыбаясь, ответил он. - Но сначала я хочу поговорить с тобой.
        Его тон насторожил меня и внутри что-то неприятно сжалось. Глеб взял меня за руку и провёл на кухню. Усадив меня на стул, он сел напротив и сказал:
        - Таша, к сожалению, перспективных предприятий для своих инвестиций мой босс так и не нашёл в этом городе, поэтому он собирается уезжать отсюда в свой родной город.
        - Как? Но ведь он только недавно сюда приехал? - растерянно спросила я.
        - Да. Когда мы изучали ситуацию и выбирали предприятия, то всё казалось прибыльным, но на месте изучив ситуацию, мы поняли, что нам это не интересно, - сдержанно сказал он.
        - И что теперь делать? - оторопело произнесла я.
        - Я не могу бросить своего босса, потому что многим обязан ему и с моей болезнью, не факт, что я найду себе такую же высокооплачиваемую работу. Понимаешь? - я кивнула. - Поэтому, нам надо уезжать следом за ним.
        - Уезжать? Но куда?
        - В Питер.
        - В Питер? - тупо переспросила я. - Но как?… Я большую часть жизни прожила в Уренгое… Здесь мой дом, мои друзья, моя работа, похоронены мои родители…
        - Малышка, я всё понимаю, - Глеб взял мои руки в свои ладони и сжал их. - Но и ты пойми меня - я многим ему обязан. А сейчас ситуация вообще тяжёлая - всемирный кризис и я буду неблагодарной свиньёй, если оставлю его. Ты понимаешь? - он грустно посмотрел на меня.
        - Понимаю, - прошептала я.
        - Обещаю тебе, что года через два-три мы вернёмся сюда. Ты откроешь свою фирму по дизайну интерьеров, и у меня к тому моменту будет достаточно денег для того чтобы открыть свой бизнес. Это всего на пару лет. Ты же не бросишь меня и поедешь в Питер?
        Я смотрела на Глеба, и сердце обливалось кровью. На одной чаше весов была моя привычная жизнь, а на другой чаше - он и то счастье, которое я испытывала находясь рядом с ним. Выбор был очевиден.
        - Поеду, - решительно ответила я.
        - Спасибо тебе! - он усадил меня к себе на колени и улыбнулся. - Я так тебя люблю и так боюсь потерять! Ты не представляешь, как я боялся, что ты не согласишься ехать со мной!
        - Именно потому, что я тоже люблю тебя и сама боюсь потерять, я поеду за тобой хоть на край света, - вздохнув, произнесла я.
        - И ты не пожалеешь об этом, обещаю! - сказав это он стал целовать меня, а потом поднялся и направился в спальню.
        Если первую неделю я испытывала счастье и радость, то вторая неделя моего замужества была омрачена отъездом и постоянными слезами.
        Первые дни я вообще не могла представить себя живущей в другом городе, и на сердце поселилась тоска из-за того, что мне тяжело было бросить дом, где я много лет жила со своими родителями, подруг и свою работу. И когда, в понедельник Глеб уехал по делам, я долго плакала, но потом взяла себя в руки, успокаивая тем, что это всего на пару лет.
        Выезжать мы должны были в субботу, и необходимо было решить массу вопросов. Поэтому уже во вторник я поехала на работу и написала заявление об уходе. Мой босс толкнул длинную и трогательную речь, из-за которой я расплакалась, а потом заверил меня, что с радостью примет меня на работу, когда мы вернёмся в Новый Уренгой.
        А вечер, когда я собрала своих подруг и объявила о своём отъезде, вообще превратился в вечер слёз и смеха. Сначала мы долго плакали, а потом начали вспоминать наши школьные и уже последующие, взрослые годы. Мы договорились, что пока я с Глебом буду жить в Питере, в моей квартире будет жить Света со своим парнем, и у меня чуть отлегло от сердца. Прощание с подругами вышло долгим и мучительным, и я вернулась домой только в два часа ночи, но Глеб отнёсся к этому с пониманием, и терпеливо ожидал меня, а потом до утра занимался со мной любовью, даря мне столько ласки и нежности, как никогда раньше.
        Сборы тоже были мучительными. Было столько милых и любимых сердцем безделушек, которые хотелось взять с собой, но я понимала, что глупо тащить за собой весь дом, если мы всё равно вернёмся сюда. Поэтому я решила взять с собой только всё самое необходимое и любимое сердцем - то, что мне будет напоминать о моих родителях и лучших годам моей жизни до встречи с Глебом.
        В субботу утром, я последний раз обошла квартиру, вспоминая все прожитые в ней годы и пытаясь сдерживать слёзы, а потом молча вышла и захлопнула дверь. "Два-три года и мы сюда вернёмся с Глебом, чтобы жить долго и счастливо!" - пообещала я себе.
        Глава 6
        Негина
        Проснувшись, я не спешила подниматься с кровати и стала в очередной раз обдумывать сложившуюся ситуацию. Поиски кубков не давали никаких результатов, и надежда угасала с каждым днём. Меня стало охватывать отчаяние и в голову опять стали проходить мысли о самоубийстве. Я хотела быть обыкновенным человеком и умереть им, но если кубков нет, то зачем мне жить? Проще сразу выйти на улицу и встретив рассвет, умереть.
        Хотя поиски на данный момент шли намного быстрее, чем раньше, потому что отряд Мириска, ища отряд Вайго и его самого, тоже исследовал территорию. Я понимала, что два отряда это уже слишком, и не один раз обещала себе отозвать Мириска с территории Ирака, но постоянно оттягивала этот момент.
        "Надо это сделать сегодня, хватит играть с огнём. Асхин может поинтересоваться, почему по его территории бродят мои отряды, и что они ищут. И если он начнёт это выяснять, то может узнать о легенде, а лишние конкуренты мне не нужны. Мне хватает и Вайго. Да и самого Вайго, судя по всему не было на территории Ирака".
        Его отсутствие тоже пугало меня. Он нигде не появлялся почти два с половиной месяца, и я уже не знала, что мне думать. "Может он прекратил поиски, потому что нашёл кубки?" - от этих мыслей мне становилось плохо. "Хотя нет, если бы он их нашёл - мы давно бы об этом узнали. Значит, он задумал, что-то другое! Вот только что?" - я постоянно задавала себе этот вопрос и не могла найти на него ответа.
        Эта неизвестность и неопределённость сводила меня с ума, и мне необходим был стимул, чтобы продолжать борьбу. И этим стимулом была Таша. Я планировала съездить в Новый Уренгой в начале марта, но сейчас отчётливо поняла, что ждать ещё две недели не хочу.
        Поднявшись с кровати, я приняла душ и, одевшись, спустилась на первый этаж, направившись в свой кабинет.
        - Лука уже проснулся? - спросила я у Эрны, которая следила за порядком в моём доме.
        - Да.
        - Передай ему, что я жду его в кабине.
        - Хорошо.
        Войдя в кабинет, я села в кресло и стала ждать Луку. "А может привезти Ташу сюда?
        - в очередной раз подумала я. "Если она будет рядом, мне будет легче". Каждый раз, когда я оставляла её, внутри всё сжималось от страха. Человеческое тело очень хрупкое, и я боялась, что с ней может что-то случиться. "Нет! Нельзя этого делать!
        - я одёрнула себя. Из-за своего желания уберечь её, я могу подвергнуть Ташу ещё большей опасности. "Человеку не место в логове вампиров - это, во-первых. А во вторых - у меня слишком много врагов, и её могут использовать, как оружие мести или шантажа". Пока о ней никто не знает, она в относительной безопасности.
        - Негина?! - в двери кабинета постучали.
        - Проходи Лука.
        Он зашёл в кабинет и сел в кресло напротив.
        - Я сегодня уезжаю и приеду через три дня.
        - Опять? Может, ты всё же расскажешь, зачем ездишь в Новый Уренгой?
        - Нет, - отрезала я. - Это не твоё дело. Ясно?
        - Да, - он тут же поник.
        - Следующее - отзови отряд Мириска.
        - Хорошо, - он кивнул.
        - Остальное - как обычно. А если вдруг объявиться Вайго, сразу звони мне, - он опять кивнул. - Если всё понятно и тебе больше нечего сказать - свободен.
        Лука поднялся и направился к выходу. Когда он закрыл за собой дверь, я вышла в интернет и, забронировав себе билет, быстро просмотрела свою почту. Ничего интересного или срочного там не было, поэтому я пошла собираться в дорогу.
        Через семь часов, мой самолёт уже приземлился в аэропорту Уренгоя и я, взяв такси, сразу поехала к дому Таши. Это было своеобразным ритуалом. Как правило, я приезжала в пятницу вечером и уезжала в понедельник. Поэтому, прилетев, ехала к дому своей правнучки и смотрела - горит ли в окнах её квартиры свет. Если он горел, то я сразу успокаивалась и ехала в свою квартиру. И только на следующий день возвращалась к её дому. Если свет не горел, то каждый раз сердце болезненно сжималось и я, бросив вещи в квартире, тут же забирала свою машину из гаража, и ждала появления Таши.
        Увидев, что свет горит, я с облегчением вздохнула и, назвав водителю такси свой адрес, откинулась на спинку сиденья. "С Ташей всё хорошо".
        На следующий день, в три часа дня я подъехала к её дому и стала ждать. Обычно, по субботам в это время, она выходила из дома и ехала в супермаркет за продуктами. Именно поэтому я предпочитала приезжать на выходные. Это давало мне возможность находиться рядом с ней. Я, как тень следовала за ней в магазин, или в кинотеатр, или в клуб, где она встречалась со своими подругами, и могла спокойно наблюдать за ней, радуясь тому, что могу видеть её или слушать, когда она общалась со своими подругами.
        Но, к моему удивлению, Таша за целый день так ни разу не вышла из квартиры. А когда на следующий день ситуация повторилась, я стала нервничать. Успокаивало меня только одно - свет в окнах квартиры загорался и гас, а это значило, что с ней всё хорошо.
        "Жаль, конечно, что два дня пропали в пустую. Но завтра я её точно увижу, когда она поедет на работу" - подбадривала я себя, направляясь в свою квартиру.
        Утром, специально пораньше приехав к её дому и, увидев, что свет в её окнах уже горит, я стала ждать её появления. Как только свет в окнах погас, я поддалась вперёд, ожидая того момента, когда она выйдет из подъезда. Но когда из подъезда вышли парень с девушкой, а Таша так и не появилась, я почувствовала тревогу.
        Прождав до десяти утра и так, и не увидев Ташу, я направилась домой. Задвинув плотно шторы, и сев в кресло я стала пытаться найти объяснения происходящей ситуации. "Может она заболела и взяла больничный? Но тогда свет в квартире бы горел постоянно! Что же происходит?".
        Я пыталась найти логическое объяснение происходящему, но ничего понять так и не смогла. Когда на улице потемнело, я опять направилась к её дому и стала ждать, уже не сводя взгляда с окон её квартиры.
        Вначале седьмого свет загорелся, и я окончательно растерялась. "Ну не может же Таша сидеть больше трёх часов в тёмной квартире, а в подъезд она точно не заходила!". Я с недоумением опять посмотрела на окна квартиры, а потом перед собой. "Что за чертовщина?". И в этот момент до меня дошло, что машины Таши во дворе дома нет.
        "Неужели что-то случилось?" - вокруг сердца сжалось ледяное кольцо, и я судорожно сжала кулаки. "Только не это! Пожалуйста!".
        Неизвестность пугало больше всего и я не видела другого выхода, как подняться и позвонить в её квартиру. "Если она откроет дверь, то я представлюсь каким-нибудь социальным работником, или скажу, что ошиблась адресом! А если с Ташей что-то случилось, то я должна знать что именно!
        Выйдя из машины, я быстро поднялась на нужный этаж и, постаравшись придать своему лицу спокойное выражение, позвонила в дверь. Через минуту она открылась, и я увидела Ташину подругу Свету.
        - Здравствуйте, - произнесла я. - А я могу увидеть Ташу Булавину?
        - Нет, - ответила девушка. - Она здесь больше не живёт.
        - Как не живёт? - растерянно спросила я. - А где она теперь живёт?
        - Она вышла замуж и уехала две недели назад.
        - Куда? - на сердце сразу стало легче, от сознания, что с Ташей всё хорошо.
        - А вы простите, кто? - девушка подозрительно окинула меня взглядом.
        - Я дальняя родственница Таши, - ответила я и улыбнулась девушке.
        - У Таши нет родственников, - уверенно ответила она.
        - Как выяснилось, что всё же есть, - произнесла я и тут же на ходу стала сочинять историю. - Мой прапрадед приходился родным братом прапрадеду Таши. Он со своей семьёй ещё до революции эмигрировал во Францию, и они потеряли связь. А совсем недавно, мы занялись генеалогическим древом нашей семьи и выяснили, что у нас в России есть родственница. Поэтому я прилетела в ваш город, чтобы встретиться с ней.
        - Что, прямо из Франции прилетели? - девушка стала с интересом рассматривать меня.
        - Да.
        - Но у вас нет акцента, - она опять подозрительно прищурилась.
        Мне захотелось схватить её за плечи и пару раз хорошенько стряхнуть, но вместо этого я с улыбкой произнесла:
        - Мы чтим традиции нашей семьи и помним свои корни, поэтому дома общаемся только на русском языке, и поэтому у меня нет акцента.
        - Светик? Кто там? - раздался мужской голос и в коридор вышел молодой человек.
        - У Таши нашлись родственники во Франции, представляешь? - девушка повернулась к парню и улыбнулась
        - Да?! И ты держишь человека в дверях?
        - Ой, простите, - она повернулась ко мне и искренне улыбнулась. - Проходите.
        - Спасибо, - ответила я, войдя в квартиру. - Вы можете дать мне адрес, по которому я могу найти Ташу? И я не буду вас больше беспокоить.
        - Какое беспокойство! Таша очень обрадуется. Вот только с адресом я вам вряд ли помогу. У меня есть только адрес её электронной почты, и номер телефона.
        - Вы не могли бы его дать хотя бы эти сведения?
        - Конечно! - и повернувшись к молодому человеку, она произнесла, - Олег принеси мне ручку с блокнотом, и конверт с фотографиями, - он кивнул ей и скрылся в комнате. - Точно могу сказать только одно - они сейчас переехали в Питер.
        - Спасибо! - ответила я. - Имея телефон и электронный адрес, я быстро её найду. А какая неё сейчас фамилия?
        - Остроумова.
        Молодой человек вышел из комнаты и протянул девушке конверт, сверху которого лежал блокнот и ручка. Взяв всё это, она бросила на меня извиняющийся взгляд и произнесла:
        - Таша прислала свадебные фотографии и коротенькую записку, где написала свой новый номер телефона, а у меня всё руки не доходят переписать его в записную книжку.
        Вырвал листок из блокнота, она записала мне электронный адрес, а потом полезла в конверт и стала там что-то искать.
        - Да что ж такое! Где эта записка? - девушка вытащила фотографии из конверта и стала их перебирать.
        Из-за спешки она не удержала фотографии, и они веером упали на пол. Когда я присела, чтобы помочь собрать их и увидела с кем Таша стоит рядом, внутри всё заледенело, а на глаза упала красная пелена ярости.
        - Вайго?! - прошипела я, и девушка испуганно отшатнулась.
        Я отказывалась верить своим глазам. Моя милая, единственная Таша стояла рядом с Вайго и, улыбаясь, смотрела на него влюблёнными глазами. "Он добрался до неё!" - от этой мысли меня пробрал озноб.
        - Что вы сказали? - переспросила девушка, с тревогой глядя на меня.
        - Это муж Таши? - хрипло спросила я, пытаясь взять себя в руки.
        - Да, Глеб.
        - И как давно они знакомы?
        - Недавно, - девушка замялась. - Но очень любят друг друга.
        - Не сомневаюсь! - внутри стало разгораться пламя ненависти.
        Собрав все фотографии и найдя записку, подруга Таши написала на листочке телефон и протянула его мне.
        - Вы, пожалуйста, не говорите Таше, что я её искала, - попросила я, забирая листок. - Мне бы хотелось сделать ей сюрприз.
        - Я вас понимаю, - она улыбнулась.
        Быстро попрощавшись, я сбежала вниз по лестнице, и только сев в машину, дала выход своим эмоциям.
        - Сволочь! Гад! Упырь! - внутри уже всё клокотало от ярости. - Я тебе устрою! Лично буду рвать тебя зубами!
        Достав телефон, я набрала Луку и чуть ли не крича, стала отдавать приказы:
        - Отряд Мириска уже прибыл домой?
        - Да. Что-то случилось? - встревоженно спросил он.
        - Случилось! Я вылетаю домой! Пошли его в Питер, пусть там ищут Глеба и Ташу Остроумовых. Но когда найдут, пусть пока не приближаются к ним. Мне нужно знать их адрес, распорядок дня и количество охраны. И собери мне второй отряд. Ясно?
        - Ясно. А какие-нибудь сведения, кроме имён и фамилий есть?
        - Есть, - я зло усмехнулась. - Глеб Остроумов - это Вайго!
        - Ооо!
        - Всё! Через пять часов буду дома! - и бросила трубку.
        До вылета самолёта оставалось немного времени, поэтому я поехала в свою квартиру, и быстро собрав вещи, направилась в аэропорт.
        Уже сидя в самолёте, я с большим трудом заставила себя не поддаваться эмоциям, а мыслить здраво и логично. "Итак! Вайго узнал о Таше!" - в случайную встречу я не верила. Одно то, что он женился на ней, говорило о многом. "Он не из тех, кто жениться. Женщины для него - глупые существа, нужные только для того, чтобы удовлетворять его потребности. Значит, он что-то задумал! Вот только, что? Цель ясна - кубки! Но ведь можно было просто выкрасть её и шантажировать меня этим. А он влюбил её в себя, женился и увёз. Следовательно, дело не только в кубках и он планирует получить что-то ещё" - от этих мыслей и от страха за Ташу голова шла кругом. "Что же мне делать? Позвонить или написать Таше и предупредить её о том, что её муж не тот за кого себя выдаёт? Нет, вряд ли это даст результат. Вайго хорошо её обработал - я видела, как она на него смотрит, и скорее всего она мне не поверит. Да ещё и расскажет ему, что я звонила, и тогда может случиться что угодно. Почему он сам не звонит, чтобы выдвинуть свои требования - ведь Таша в его руках уже минимум две недели?".
        Сколько я не пыталась, я так и не смогла понять причин, почему он тянет со звонком мне. "А может самой ему позвонить и сказать, что я всё знаю и предупредить его, что если с головы Таши упадёт хоть один волосок, то я ни перед чем не остановлюсь? Нет - это глупо. Он итак прекрасно понимал, что уже за одно то, что он к ней приблизился, я буду мстить. Почему же он не звонит?" - этот вопрос сводил меня с ума. "Он ждёт, что я сама всё узнаю и позвоню ему? Тогда почему он повёз её в Питер, а не в свою резиденцию под Новосибирском? Он явно пока пытается спрятать её. Что же делать? Сидеть и ждать его звонка я не собираюсь, значит, надо действовать!" - в голове стал вырисовываться план. "Я нападу на него и попытаюсь отбить Ташу! Пока он думает, что я ничего не знаю, у меня есть преимущество!".
        Вайго.
        Время летело незаметно. В среду мы с Ташей отметили месяц нашей совместной жизни в браке, и я с удивлением для себя отметил, что жить с ней под одной крышей мне нравиться. С ней было легко и приятно общаться, и я никогда не скучал в её присутствии. С ней приятно было даже просто сидеть на диване и просто обнимать её за плечи. Я давно не ощущал такого душевного спокойствия и умиротворения, которые чувствовал в те моменты, когда она сидела в моих объятиях и смотрела телевизор или читала книгу. А уж про остальное и говорить не стоило. Хотя для меня и это было удивительно. С Ташей я практически побил свой собственный рекорд, если не считать Армины. Как правило, уже через пару-тройку недель я начинал терять интерес к своей любовнице, и быстро находил ей замену, но секс с Ташей до сих пор удовлетворял меня и я хотел только её. И это было странно, ведь уже прошло больше двух месяцев с того момента, как она впервые попала в мою постель.
        Сейчас Таша тихонько посапывала во сне и я, улыбнувшись, прижал её к себе. "Мне нравиться быть её мужем" - удовлетворённо подумал я.
        К нашему приезду в Питер, Ридах уже снял нам большой дом за городом, и Таша слегка растерялась, когда увидела его, но я объяснил ей, что это дом моего босса, и что я всегда в нём жил вместе с ним, чтобы быть у него под рукой в случаи необходимости. Даже если она и была недовольна тем, что я не снял для нас отдельную квартиру, то никак этого не показала. Правда, первое время она побаивалась Ридаха, но потом как-то незаметно подружилась и с ним. И теперь иногда вечерами мы втроём сидели в гостиной и вели неспешные беседы. Она была довольна начитанная девушка и могла говорить на многие темы, но больше всего мне нравились вечера, когда у неё было весёлое настроение, и она начинала шутить. "Я столько не смеялся за последние сто лет, сколько смеялся за этот месяц".
        И теперь Таша называла меня моим настоящим именем. Получилось всё случайно. Как то вечером, когда мы втроём сидели в гостиной, Ридах забывшись, назвал меня Вайго, и Таша удивилась. Пришлось сказать ей, что это моё прозвище, которое прицепилось ко мне ещё в детском доме, и что для близких - я Вайго, а не Глеб. Моё настоящее имя ей понравилось, и она, сказав, что мне оно больше подходит, попросила разрешения тоже так меня называть. Я с радостью разрешил ей это делать. Особенно мне нравилось, как она произносила его, когда мы занимались любовью - с придыхание и нежностью. И когда я слышал его в кровати, мне казалось, что у меня в венах закипает кровь от желания.
        Правда, пару проблем всё же возникло. Нам с Ридахом прошлось проявлять чудеса сообразительности, когда она готовила для нас ужины и усаживала за стол. Но и здесь мы быстро разработали методы, которые позволяли нам отвлекать её на короткое время, чтобы мы успели выбрасывать еду, незаметно для неё.
        Вторая проблема возникла, когда спустя неделю после переезда, она начала искать работу. Когда она пару раз уезжала на собеседования, я не находил себе места и метался по дому, проклиная солнечный свет. Причины у моего поведения было две - я боялся отпускать её из-под своего присмотра, и ужасно скучал. Хотя второе я понял только совсем недавно. Но и эту проблему я решил быстро. Я уговорил её отдохнуть хотя бы ещё месяц, и она согласилась, сказав, что займётся поисками работы в конце марта.
        В остальном же моя жизнь мне нравилась, и иногда мне казалось, что это можно назвать счастьем.
        Из-за двери раздался тихий голос Ридаха:
        - Вайго?! Есть новость.
        Осторожно поднявшись, чтобы не разбудить Ташу, я набросил на себя халат и вышел из комнаты.
        - Негина вылетела в Новый Уренгой, - произнёс он.
        - Чудесно, - я улыбнулся. - Значит, начинаем большую игру! Теперь пусть помучается, теряясь в догадках, куда делась её правнучка, а потом мы отправим ей диск с записью.
        - Хорошо, - он кивнул
        Я вернулся в спальню и опять лёг в кровать. "Максимум, что может узнать Негина, это то, что Таша вышла замуж, и её фамилия Остроумова. Она теперь будет рыскать по всей стране в поисках госпожи Остроумова, но не сможет найти её. Дом мы сняли на другое имя, так что даже если её и занесёт в Питер, она ничего тут не найдёт. А где-то, через месяц, я отправлю ей маленький подарочек" - я усмехнулся, представляя её лицо, когда она узнает за кого Таша вышла замуж.
        Недавно я записал диск с обращением к Негине и со своими требованиями, а в качестве аргумента добавил туда фото и видео некоторых моментов нашей свадьбы, а также домашнего видео, которые сделал уже в этом доме. "Ты пойдёшь на любые мои условия, чтобы забрать у меня свою правнучку!".
        "Забрать!" - после этой мысли внутри что-то неприятно защемило. Я вдруг отчётливо осознал, что не готов пока расстаться с Ташей. "Мне нравиться, когда она рядом, и я не хочу пока её убивать!".
        Наклонившись над ней, я стал всматриваться в черты её лица, и на душе стало твориться необъяснимое. Таша смогла наполнить мою жизнь счастьем и радостью, и теперь я хотел как можно дольше продлить его. "А кто сказал, что обязательно отправлять диск Негине через месяц? Я могу сделать это и через два месяца, или через три! И вообще, зачем определять сроки? Буду жить с ней, пока она мне не надоест! Я заслужил это счастье, Таша тоже, а месть Негине может подождать!".
        От этого решения на сердце сразу стало легче. Прижав её к себе, я поцеловал её в шею, с наслаждением вдыхая её запах.
        - Малышка, хватит спать, - прошептал я, и начал будить её поцелуями.
        - Вайго, - сонно пробормотала она, и внутри стал разгораться огонь желания. - Я хочу спать, - жалобно продолжила она.
        - Потом выспишься. Я хочу тебя.
        - Ты маньяк, - она открыла глаза и улыбнулась.
        - Возможно, - ответил я. - А теперь поцелуй своего маньяка.
        Таша обняла меня за шею и поцеловала. "Нет, я не скоро отпущу её!" - последнее, что подумал я, с наслаждением отвечая на её поцелуй.
        В понедельник Ридах сказал мне, что Негина вернулась из Уренгоя, а уже во вторник наши шпионы донесли, что в её дом стали съезжаться вампиры. "Да уж, она там, наверное, сейчас сходит с ума и развернёт бурные поиски!" - удовлетворённо подумал я.
        Но, в принципе, её действия мало волновали меня, и я в очередной раз удивился, когда осознал, что мне уже не так и важно, что она сейчас чувствует. Месть Негине почему-то отошла на второй план, и теперь я просто радовался тому, что Таша рядом и пробудет столько, сколько я этого захочу.
        В четверг вечером мы втроём сидели в гостиной и смотрели новости по телевизору. В общем-то, мы с Ридахом мало интересовались жизнью людей и редко смотрели телевизор, но Таша любила смотреть новости, а я любил за ней в этот момент наблюдать. Она всегда эмоционально реагировала на происходящее и иногда вслух начинала возмущаться, увидев тот или иной сюжет, или порывалась помочь тем, кто просил помощи. А иногда она так смешно начинала выдвигать контраргументы, когда ведущий начинал что-то рассказывать, что я не выдерживал и смеялся вслух.
        Таша скептично хмыкнула и, глядя в телевизор, произнесла:
        - Ага! Счас! Все так и побежали! Держи карман шире, - она скорчила смешную гримасу.
        Не выдержав, я засмеялся и прижал её к себе. И как только я это сделал, раздался грохот со стороны коридора, а окно в гостиной разлетелось вдребезги.
        Мы с Ридахом моментально вскочили на ноги. В следующее мгновение через разбитое окно в гостиную впрыгнул вампир, а следом за ним второй.
        Я успел только поднять с дивана Ташу, и отбросить её в угол, как один из вампиров бросился на меня. Дальше происходило полная неразбериха. На меня напал и второй вампир, а краем глаза я заметил, как в окне появился ещё один. Ридах в этот момент отбивался от вампиров, которые появились из коридора.
        Свернув первому нападавшему голову, я почувствовал удар по ногам и, потеряв равновесие упал. На меня тут же навалилось два вампира, но одного я успел отбросить ногами, а второй тем временем уже протянул руки к моей шее. В этот момент раздался душераздирающий крик Таши, и он придал мне сил. Извернувшись, я подмял под себя напавшего вампира, а потом уперевшись ему коленом в спину, оторвал ему голову. Отбросив её в сторону, я стал искать глазами свою жену.
        Она, крича и упираясь, пыталась отбиться от вампира, который тащил её к окну. Не выдержав, он развернулся и нанёс ей удар в лицо, от которого она тут же потеряла сознание и обмякла.
        Когда я увидел это, в голове разорвалось бомба, и я почувствовал всепоглощающую ярость. Бросившись на него, я вцепился ему зубами в шею и стал рвать его, желая причинить как можно боли, за то, что он посмел ударить Ташу. И только свернув ему шею, я почувствовал удовлетворение.
        В этот момент к лежащей на полу Таше кинулся ещё один вампир, но Ридах успел перехватить его и, нанеся удар в голову, свалил его с ног. Резким движением он оторвал ему голову, и в доме наступила тишина.
        Я бросился к Таше и осторожно поднял её с пола.
        - Малышка, - нежно позвал я. - Открой глаза.
        - Вайго, это вампиры из клана Негины. Значит, она знает, где мы, и надо срочно отсюда уезжать, - произнёс Ридах.
        - Знаю, - зло бросил я, прощупывая пульс у Таши. - Ну, моя радость, открой глаза и скажи мне, что с тобой всё хорошо! - я провёл пальцами по её скуле, на которой уже начал проявляться синяк, а потом легонько встряхнул её, но она никак на это не отреагировала.
        Меня охватил страх за неё и злость на Негину. Вот только я не мог понять, как она нас так быстро нашла.
        - Уезжаем прямо сейчас, - сказал я, направившись к выходу и неся Ташу на руках. - Захвати документы и мой ноутбук, всё на столе в кабине. У тебя есть одна минута, а потом подожги дом. Жду тебя возле машины.
        Он кивнул и стрелой понёсся по лестнице. Я вышел в гараж и, открыв заднюю дверь, аккуратно уложил Ташу на сиденье, а потом зашел с другой стороны машины и сев в неё, положил голову Таши к себе на колени.
        - Радость моя, открой глаза, пожалуйста, - прошептал я, гладя её по голове, и всматриваясь в лицо.
        Через полторы минуты возле машины появился Ридах. Забросив в багажник сумку с ноутбуком и документами, он спросил:
        - Мне за руль садиться?
        - Да, - ответил я, взяв Ташу за руку, и слегка сжал её.
        - Куда ехать?
        - В Москву. Там сядем в самолёт, и полетим домой. Нет смысла прятаться, раз Негина уже знает, что Таша у меня.
        Через десять минут, после того, как мы выехали из дома, Ридах сказал:
        - За нами хвост.
        - Так оторвись от него, - зло бросил я.
        Меня стала охватывать паника из-за того, что Таша не приходила в себя. И меньше всего меня сейчас волновали наши преследователи.
        - Легко сказать - оторвись, - пробормотал Ридах. - У них машина спортивная, а у нас тяжёлый джип.
        Оглянувшись, я посмотрел на машину, которая ехала за нами.
        - У нас бак полный? - спросил я.
        - Под завязку.
        - Значит, пусть едет. Сделать они всё равно ничего не могут, максимум - ударят нас в бампер. А бак у них намного меньше и у них просто закончиться бензин.
        - И то верно, - Ридах усмехнулся и прибавил скорость.
        Поглаживая Ташу по волосам я, наклонившись над ней и поцеловав её в лоб, прошептал:
        - Малышка, не пугай меня так. Я сейчас с ума сойду, если ты не откроешь глаза.
        Внутри всё сжималось, когда я вспоминал тот момент, как её ударили, и она обмякла. Через десять минут Таша пошевелилась и я с облегчением вздохнул. Открыв глаза, она посмотрела на меня, и резко вскочив, отпрянула.
        - Таша, ты чего? - удивленно спросил я.
        - Кто вы? - испуганно спросила она.
        - Я Вайго, твой муж, - растерянно произнёс я.
        - Это я знаю. Я спрашиваю, кто вы такие! Вы не люди! - в голосе стали проявляться истеричные нотки.
        И тут до меня дошло - она видела первые минуты драки, и поняла, что обыкновенные люди не могут с такой быстротой двигаться. Посмотрев ей в глаза, я понял, что не хочу врать и что-то придумывать. Я хотел, чтобы она знала кто я на самом деле.
        - Вампиры, - ответил я, и стал всматриваться в её лицо, ожидая реакции.
        - Кто? - изумлённо переспросила она.
        - Вампиры.
        Она два раза моргнула и, открыв рот, стала смотреть на меня.
        - Таша, только ты не пугайся. Хорошо? - ласково произнёс я, и протянул руку.
        Она сначала вся сжалась, а потом стала дергать ручку двери, чтобы открыть её.
        - В машине центральный замок, - сказал я, и дотронулся до её руки.
        Отдёрнув свою руку, она испуганно вжала в дверь и со страхом стала смотреть на меня. От её взгляда у меня защемило сердце, и я сам испугался. Я хотел видеть в её глазах только любовь, а не ужас, и для меня было важно, чтобы она доверяла мне и не боялась.
        - Тебе нечего боятся, поверь! - с болью, сказал я. - Ты же жила со мной два месяца и я ни разу не причинил тебе боль. И сейчас я этого делать не собираюсь.
        В этот момент сзади едущая машина стала моргать фарами и сигналить, а потом догнала нас и врезалась в задний бампер. Ташу бросило на переднее сиденье, но я не дал ей удариться, и крепко сжав в своих объятиях, уперся ногами в спинку переднего сиденья. За первым последовал второй удар, а затем и третий.
        - Что происходит? - испуганно спросила Таша.
        - За нами погоня, - ответил я. - Но ты ничего не бойся, я никому тебя не отдам.
        - Я ничего не понимаю! Объясни мне, что всё это значит? - она всхлипнула.
        - Шшш! Только не плачь, - ласково сказал я, и погладил её по голове. - Есть вампиры, которые желают забрать тебя у меня, и мы сейчас пытаемся оторваться от них.
        - Ха! У них закончился бензин! - победно произнёс Ридах, но ни я, ни Таша не обратили на это внимания.
        - Меня? Забрать? - она испуганно посмотрела на меня. - Но зачем?
        - Это давняя история, - туманно ответил я, лихорадочно соображая, что же ей рассказать.
        - Если ты мне сейчас всё не объяснишь, я начну кричать!
        - Хорошо, слушай. Есть женщина, её зовут Негина. Она глава клана, и когда-то очень давно она поклялась, что уничтожит весь род Булавиных, за то, что один из твоих дальних предков убил её любовника.
        - Мой предок убил вампира?
        - Он и сам был вампиром. Вернее, он был человеком, а потом стал вампиром, - Таша изумлённо посмотрела на меня. - Понимаешь, его обратили, и со временем он стал очень могущественным вампиром, а когда началась война между двумя кланами, он убил любовника Негины, и после этого она поклялась, что отомстит. Твой предок веками оберегал ваш род и не давал ей к вам приблизиться. Но совсем недавно она убила его, и сейчас её цель - ты. Ты единственная из всех Булавиных, кто остался жить, и Негина желает твоей смерти.
        - Но это глупо!
        - Это месть, и Негина ни перед чем не остановиться.
        - А почему ты меня защищаешь? - она пытливо посмотрела на меня.
        - Потому что я поклялся тебя защищать.
        - Ясно, - она как-то поникла вся и сжалась.
        - И потому что люблю тебя, - прошептал я, почти сам веря в свои слова. - Сначала я просто наблюдал за тобой, а потом, когда понял, что меня влечёт к тебе, решил познакомиться. А познакомившись, уже не смог жить без тебя. Поэтому и женился на тебе.
        - Честно? - в её голосе и глазах было столько надежды, что я невольно ощутил укол совести за свою ложь.
        - Честно, - я вымученно улыбнулся.
        - Значит, мой муж вампир, а другой кровожадный вампир хочет моей смерти, - подумав, произнесла она.
        - Да, но не волнуйся, я не позволю ей приблизиться к тебе, - пообещал я.
        - А куда мы едем? - когда Таша задала этот вопрос, я облегчённо вздохнул. "Значит, она не собирается биться в истерике и готова довериться мне".
        - Сейчас в Москву, а оттуда вылетим ко мне домой, в Новосибирск. Там ты будешь в полной безопасности, и под защитой всего моего клана.
        - Твоего клана?
        - Малышка, мне пришлось не один раз тебе солгать, и я очень сильно в этом раскаиваюсь, - вот здесь я говорил чистую правду. Врать ей, мне действительно больше не хотелось, но и всей правды я не мог рассказать. - Я не просто вампир, а Лорд одного из кланов. И кстати, Романа на самом деле зовут Ридах, и он моя правая рука, а не мой босс. И прости, но я всё же богат, - она, сначала прищурившись, посмотрела на Ридаха, а потом упёрлась взглядом с меня. - Но ведь это ничего не меняет, правда? Я всё тот же Вайго, которого ты знаешь и любишь, плюс ко мне прилагается несколько бонусов в виде статуса, вернее титула и денег.
        - А когда ты собирался мне всё это рассказать? - глядя мне в глаза, спросила она.
        - Позже, - неопределённо ответил я. - Ждал подходящего момента.
        Она отвернулась и стала смотреть в окно. Я замер, боясь даже пошевелиться и прекрасно понимая, что сейчас она решает, как ей поступить дальше. "По крайней мере, новость о том, что я вампир, она перенесла более-менее спокойно. Вот только как она поступит дальше? Отпускать я её не хотел, и убивать тоже". В тот момент там, в доме, когда её ударили, и она падала, в сердце что-то оборвалось, когда я подумал, что она может умереть от удара вампира, ведь она человек.
        - И что мне теперь делать со всем этим? - беспомощно спросила она и доверчиво посмотрела на меня.
        - Ничего, моя хорошая, - ответил я. - Люби меня и позволь любить себя, а об остальном я позабочусь.
        - Но ты вампир, - растерянно произнесла она.
        - Да, и вампиром я был и неделю назад, и месяц. Ведь нам это не мешало, правда?
        - Правда.
        - Тогда почему нам должно это мешать сейчас?
        Она опять бросила взгляд в окно, а потом сказала:
        - Ты убиваешь людей, чтобы утолить голод?
        - Нет, - соврал я. - Для этого у нас есть доноры, которые добровольно отдают свою кровь.
        - Ясно. Подожди, - она радостно посмотрела на меня. - Значит, никакой порфирии у тебя нет?
        - Нет, - улыбнувшись, ответил я. - Здоров, как бык, просто не переношу солнца.
        - Хм, а крест, святая вода и чеснок?
        - Крест и святая вода нам не страшны, потому что мы такие же божьи создания, как и люди. А чеснок нам действительно не нравиться, но только потому, что он сильно меняет вкус крови, но это не смертельно.
        Она вздохнула и опять стала смотреть в окно.
        - Таша, родная моя, - произнёс я. - Не бросай меня, ты мне нужна.
        - И ты мне нужен, - вздохнув, ответила она. - Просто мне надо время, чтобы я привыкла к тебе настоящему.
        - И у тебя будет это время, - пообещал я. - Я буду ждать, сколько ты скажешь.
        - А что нам делать с той женщиной?
        - Ничего, я сам с ней разберусь. Вот только она очень хитрая и коварная, и может попытаться выйти на связь с тобой и начать рассказывать сказки, что я злобный вампир, который просто использует тебя. Чтобы она не говорила - не верь ей!
        - Хорошо, - она смущённо улыбнулась и посмотрела на меня.
        - Поцелуй меня, - прошептал я, не подумав. - Прости! Тебе нужно время! Я всё понимаю, - скороговоркой закончил я и отстранился. Но Таша сама придвинулась ко мне и, заглянув в глаза, нежно поцеловала в губы. - Спасибо, - я прижал её к себе и почувствовал, как на сердце опустилось умиротворение.
        Таша.
        Первая неделя в доме Вайго была самой тяжёлой. Если его и Ридаха я воспринимала всё же, как людей, то остальных побаивалась. Я понимала, что меня никто не тронет, но всё равно испытывала страх.
        Когда мы прилетели в Новосибирск, нас уже ждали машины, чуть ли не с взводом охраны, и нашему кортежу позавидовал бы, наверное, и сам президент. А сам дом меня ошеломил.
        Это был внушительный трёхэтажный особняк, который располагался на большом участке, а высокий забор отгораживал его от внешнего мира. Роскошная обстановка первое время меня угнетала, и мне казалось, что я в этом доме чужая и мне здесь не место. Всё было слишком шикарно и помпезно, и не хватала уюта.
        На первом этаже располагался кабинет Вайго, зал для совещаний, библиотека и гостиная. На втором жила охрана и помощники Вайго, а на третьем - мы, Ридах и девушка Рада.
        С Радой у нас с самого начала сложились натянутые отношения. Когда мы приехали, Вайго собрал всех домочадцев и представил меня. Если все восприняли меня спокойно и более-менее дружелюбно, то Рада сверлила меня взглядом и пристально рассматривала. От её взгляда меня каждый раз пробирал озноб. Я и так чувствовала себя не очень уверенно, а тут вообще растерялась - все, как на подбор были очень красивы, и я по сравнению с ними была гадким утёнком в стае лебедей.
        И здесь же в доме, я узнала Вайго с другой стороны. Со мной он по-прежнему был нежен и очень терпелив, но то, как он разговаривал с остальными и каким тоном отдавал приказы поначалу пугало меня. В голосе постоянно присутствовали властные, металлические нотки, а взгляд становился холодным и решительным. Но постепенно я привыкла к этому, а потом мне это даже стало нравиться, и я про себя называла его "мой хищник".
        Он, как и обещал, дал мне время и не трогал меня. Мне выделили отдельную комнату, рядом с комнатой Вайго и он каждый вечер приходил, чтобы поцеловать меня и пожелать спокойной ночи. Мне очень сильно его не хватало, но и сделать первый шаг я никак не могла решиться, хотя каждый раз видела в его глазах немой вопрос и надежду на то, что я попрошу его остаться. Я много раз порывалась это сделать, но каждый раз меня что-то останавливало. Вернее, я знала, что меня останавливало, но стеснялась об этом сказать.
        Вайго просто завалил меня подарками и драгоценностями. Когда, по вечерам он заходил в мою комнату, первое, что он делал - это протягивал мне футляр или пакет с подарком, и я ужасно стесняясь, принимала его. Я не один раз пыталась намекать ему, что не обязательно мне постоянно что-то покупать, но он только улыбался. Именно поэтому я никак не могла сделать первый шаг, потому что мне казалось, что это будет выглядеть, как благодарность за подарок, а не моё искреннее желание быть рядом с ним.
        В конечном итоге у меня уже была полная шкатулка драгоценностей, три шубы и куча дизайнерской одежды, хотя носить мне её было некуда, потому что за пределы дома, то есть участка, я не выходила.
        Постепенно мой образ жизни стал меняться, и я подстроилась под распорядок дня в доме.
        Днём, когда на улице светило солнце, дом замирал и погружался в сон. Не спала только охрана. И я тоже стала спать днём, а по ночам бодрствовать. Переход на ночной образ жизни не составил для меня проблем, потому что я большую часть жизни прожила на Крайнем Севере, где зима длилась девять месяцев, а солнце могло не появляться целый месяц из-за туч, и к темноте я уже давно привыкла. И вообще, тёмное время суток я всегда больше любила, поэтому такой образ жизни меня полностью устраивал.
        Через три дня после приезда в дом Вайго мы поняли, каким образом Негина нас так быстро нашла, и оказалось, что в этом виновата я. Когда в Питере, я пару раз выезжала на собеседования, я напечатала фотографии со свадьбы и отправила их подругам, не сказав об этом Вайго. А когда Света написала мне письмо по электронной почте и спросила, нашла ли меня моя родственница, Вайго сказал, что теперь всё понятно. Хотя я, так ничего толком и не поняла, но вдаваться в подробности не стала, потому что он попросил меня не беспокоиться по этому поводу.
        А ещё через день на мой адрес пришло письмо от этой женщины. Как и предупреждал Вайго, она пыталась там оболгать его, и написала, что является моей прабабкой и что я нужна Вайго для того, чтобы её шантажировать и получить какие-то кубки, чтобы обрести неограниченную власть. Чтобы больше не получать от неё писем, я просто сменила адрес почтового ящика.
        Но выбросить эту женщину из головы у меня не получалось, и я очень часто пыталась представить её себе. Закончилось это тем, что меня стали преследовать кошмарные сны.
        Я опять бежала по лесу, лёгкие разрывало от боли, а сердце выскакивало из груди. Я знала, что эта женщина преследует меня, и ещё мгновение, и я окажусь в её руках. В тот момент, когда я упала, она настигла меня и, прижав к земле, с кровожадной улыбкой стала наклоняться к моему горлу. От ужаса я закричала….
        - Таша, малышка, проснись! - откуда то сбоку раздался ласковый голос Вайго, и я открыла глаза. Тяжело дыша, села в кровати и попыталась успокоиться. - Страшный сон приснился? - заботливо спросил он.
        - Да, - сердце учащённо билось, и я приложила руку к груди. - Негина преследовала меня и пыталась убить.
        На секунду лицо Вайго исказилось от боли, и он, сев на кровать, обнял меня.
        - Не бойся, я не отдам тебя ей. Ты только моя и я не позволю тебя никому обидеть,
        - сказал он, гладя меня по голове.
        Обняв его, я положила голову ему на плечо и вздохнула. Когда он был рядом, все страхи отступали, и я чувствовала себя защищённой.
        - Поцелуй меня, пожалуйста, - прошептала я.
        Он заглянул мне в глаза, а потом, наклонившись, поцеловал меня. Голова тут же закружилась и я, прижавшись к нему, стала отвечать на поцелуй. Все эти дни мне не хватало его поцелуев, его объятий, его нежного голоса, когда он шептал мне ласковые слова, занимаясь со мной любовью.
        Кожа тут же покрылась мурашками, а внизу живота что-то приятно заныло, когда он начал поглаживать меня по спине. Хотелось прикоснуться к его голой коже и ощутить его в себе. Боясь хоть на секунду оторваться от его губ, я стала расстёгивать его рубашку.
        - Как же я по тебе скучал, - мягко сказал Вайго, на секунду отстранившись. - Это были семь самых длинных дней в моей жизни. И я так боялся, что ты никогда больше не захочешь меня и не позволишь прикоснуться к себе.
        Уложив меня на спину, он опять начал терзать меня поцелуями и ласкать руками. Каждое его прикосновение отдавалась внутри, а кожа начинала гореть огнём в тех местах, где он касался меня руками.
        - Никому, никогда тебя не отдам, - чеканя каждое слово, произнёс он, глядя мне в глаза.
        - Лучше сразу убей сам, чем оставь мне жизнь без тебя, - пробормотала я, проведя пальцами по его груди.
        - Я не смогу тебя убить, - в его голосе звучало какое-то непонятное отчаяние. - Не смогу, иначе сам умру, - но я уже плохо понимала, что он говорит, и погружалась в бездну наслаждения.
        Когда первое желание было удовлетворенно, и я, прижавшись к Вайго, лениво водила пальцем по его груди, он сказал:
        - Видишь, нет ничего страшного в том, чтобы заниматься любовью с вампиром. Я всё тот же Вайго, и по-прежнему люблю и хочу тебя.
        - А с чего ты взял, что я боялась заниматься сексом из-за того, что ты вампир? - я улыбнулась. - Если бы ты не приносил мне постоянно подарки, я бы уже давно затащила тебя в свою кровать.
        - Не понял?! - он приподнялся и посмотрел на меня. - Объясни!
        - Просто, каждый раз, когда ты мне что-то дарил, мне было неудобно… Понимаешь, мне казалось, что ты воспримешь это как благодарность за подарок, а не моё желание быть с тобой, поэтому я и не делала первый шаг, выжидая, когда ты придёшь без подарка.
        - Да??? - он рассмеялся. - Тогда у нас с тобой были все шансы прожить до конца дней в разных комнатах, потому что я и дальше собирался, и до сих пор собираюсь дарить тебе подарки. И кстати, я вчера ещё кое-что тебе купил. Я сейчас, подожди.
        Он поднялся, но я схватила его за руку и холодно сказала:
        - Только посмей сейчас выйти отсюда и что-нибудь ещё мне подарить!
        - Но почему? - удивлённо произнёс он.
        - Потому что теперь это выглядит как благодарность за секс от тебя, - внутри поднялась волна отвращения.
        - Таша, что за бред? - он всё же лёг в кровать. - Подарки я тебе дарю от души и мне нравиться это делать. Неужели это непонятно? И вообще, откуда такие мысли?
        - Ниоткуда, - пробурчала я.
        Рассказывать Вайго, что когда-то Костя чётко и не стесняясь в выражениях, объяснил мне, за что он дарил подарки, я не собиралась. Его слова я запомнила на всю жизнь, и теперь, каждый раз, когда мне что-то дарились, я их вспоминала и вспоминала весь тот стыд и позор, который пережила в тот вечер.
        - Ладно, а если, скажем, я подарю тебе подарок часа через три после секса - это не покажется благодарностью за него? - он хитро прищурился.
        - Ну, смотря, насколько будет хорош секс. Если очень хорош - то да, покажется! - улыбнувшись, ответила я.
        - Хм, и ещё один момент. Через сколько часов я могу тащить тебя в кровать, чтобы ты не подумала, что благодаришь уже меня, таким образом, за подарок?
        - Наверное, тоже часа через три, - не выдержав, я рассмеялась.
        - Да уж, ситуация, - он бросил на меня весёлый взгляд. - Я так ждал момента, когда ты узнаешь, что я богат, чтобы дарить тебе всё, что мне нравиться, а оказывается теперь обстановка стала ещё хуже.
        - Ну что тебя зациклило на этих подарках? - беззаботно сказала я. - Тем, что ли других нет. У меня, кстати, к тебе масса вопросов.
        - Каких?
        - Сколько тебе лет?
        - Много, - уклончиво ответил он.
        - А всё-таки? - настойчиво спросила я.
        - Таша, ну какая разница?
        - Неужели так тяжело ответить?
        - Шестьсот двадцать три.
        - Ооо! - это всё что я смогла выдавить, и с изумлением стала пристально его рассматривать. - А больше двадцати семи и не дашь, - справившись с собой, произнесла я.
        - Потому что меня обратили, когда мне было двадцать восемь.
        - Значит, ты был человеком раньше?
        - Да.
        - И значит - ты не стареешь?
        - Как видишь.
        - А почему у тебя не ледяная кожа? Ведь везде пишется, что вы холодные, - говорить "живые мертвецы" почему-то не хотелось.
        - Ну как мы можем быть холодными, если у нас по венам циркулирует кровь, мы испытываем голод, и у нас бьётся сердце. Мы практически такие же люди, просто у нас своя диета и мы боимся солнца, - Вайго притянул меня к себе и, обняв, прошептал, - Забудь всё то, что про нас пишут.
        - А живёте вы сколько?
        - По идее, вечно. Но, как правило, после тысячи прожитых лет, большая часть вампиров выбирают смерть. Самому старому вампиру, которого я встречал, было тысяча триста сорок семь лет, и он всё время жаловался, что устал от жизни.
        - А ты устал от жизни? - нерешительно спросила я.
        - Был такой момент, но я встретил тебя, и жизнь опять обрела яркие краски, - он улыбнулся.
        - Ясно, - ответила я и задумалась.
        Количество лет, прожитых Вайго, пугали меня. И я понимала, почему вампиры выбирают смерть - они искали успокоения.
        После того, как умер мой папа, а следом за ним и мама, я долгое время была в депрессии, и не могла смириться с тем, что потеряла их. В голове крутился только один вопрос: "Почему они так рано ушли из жизни?". Ведь они были хорошими людьми и никогда не причиняли никому зла. Особенно сильно меня начинал мучить этот вопрос, когда по телевизору показывали какие-то криминальные новости. Глядя на лица преступников, я постоянно спрашивала: "Почему, такие как они - живут, а мои родители, которые и мухи не обидели, умерли так рано?". А однажды, я прочитала какую-то статью, и нашла наконец-то ответы на свои вопросы.
        Там писалось, что всех нас посылают на землю для искупления грехов, и если человек жил хорошо и праведно, то его душу опять забирают назад. Именно поэтому так часто, хорошие люди умирали молодыми.
        Это помогло мне смириться со смертью родителей, потому что теперь я твёрдо была уверена, что смерть это не наказание. Наказанием является жизнь. Когда до меня это дошло, я начала перечитывать Библию, и лишний раз убедилась в своей правоте. Ведь Бог, когда хотел кого-то наказать, давал им вечную жизнь, и пример Каина и Агасфера говорил в пользу этой версии.
        И сейчас, получается, я сама вышла замуж за того, кого наказали вечной жизнью.
        - О чём задумалась?
        - Да так. О смерти, о жизни.
        - Ну, проси уже, - снисходительно произнёс Вайго.
        - Что - просить? - недоумевая, спросила я.
        - Чтобы я сделал тебя вампиром.
        - Я не хочу быть вампиром, - испуганно прошептала я, отстраняясь от него.
        - Как не хочешь? Почему? - растерянно произнёс он.
        - Я не хочу жить вечно.
        - Но ты ведь постареешь и умрёшь!
        - Так и должно быть. Это нормально. И потом, я никогда не смогу пить кровь, - от этой мысли меня передёрнуло.
        - Таша, но ведь ты проживёшь так мало, и мы не успеешь в полной мере насладиться жизнь, - терпеливо сказал он. - Я не готов отпустить тебя так быстро. И потом, пить кровь не так уж и страшно, как ты думаешь. Поверь!
        Я спокойно воспринимала то, что Вайго вампир, но становиться им сама никак не желала, да говорить на эту тему тоже я не хотела, поэтому решила задать ещё один вопрос, который меня волновал последнее время.
        - А когда я в Уренгое порезалась, и ты попробовал мою кровь, она тебе понравилась?
        - спросила я.
        - Да, - он улыбнулся. - Ты даже не представляешь насколько вкусная у тебя кровь.
        - А как часто тебе нужно питаться?
        - Раз в два - три дня.
        - А много крови тебе нужно?
        - Нет.
        - А как это происходит? Ну, вы кусаете, или шприцом её набираете, или что?
        - Таша, зачем ты это спрашиваешь?
        - Мне просто интересно, - смущённо пробормотала я.
        - Или ты хочешь разрешить мне пить твою кровь? - он выжидающе смотрел на меня.
        - А тебе бы хотелось? - я затаила дыхание.
        - Да, - он облизал губы, и перевёл взгляд мне на шею. - Обычно мы делаем маленький надрез на запястье или на предплечье.
        Мы оба замолчали, и в комнате повисла тишина. С одной стороны мне было страшно, но с другой стороны очень интересно. И ещё хотелось хоть как-то отблагодарить Вайго за то, что он появился в моей жизни, и дал мне свою любовь. А как можно отблагодарить вампира, у которого всё есть? Только кровью.
        - Ну и чем вы делаете этот надрез? - с нервным смешком спросила я.
        - Таша, не ходи вокруг да около, и не мучай меня, - хрипло произнёс Вайго. - Или дай своё разрешение, или давай закроем эту тему.
        - Ты олух?! Мне, что бумагу тебе официальную по почте выслать? Итак, по моему, понятно, что я разрешаю тебе это делать, - закатив глаза, ответила я.
        - Честно? - он с такой надеждой и радостью посмотрел на меня, что я улыбнулась.
        "Он как ребёнок, которому пообещали, что завтра купят игрушку, о которой он мечтал всю жизнь".
        - Честно!
        - Тогда сиди здесь, я быстро! - вскочив с кровати, он исчез из комнаты.
        Я до сих пор удивлялась быстроте вампиров. Первое время, когда кто-то из них проносился мимо меня, я пугала и отскакивала в сторону, но постепенно привыкла к этому, и теперь наблюдала за их движениями с восхищением.
        Через тридцать секунд он вернулся назад, что-то зажимая в руке. Сев напротив меня, он ласково спросил:
        - На руке или на предплечье?
        - На руке, - нерешительно ответила я.
        Вайго разжал ладонь, и я увидела маленький раскладной ножик. Протянув левую руку, я отвернулась в сторону, чтобы не видеть, как он подносит его к моему запястью и, испугавшись, не отдёрнуть руку. Внутри всё напряглось от ожидания боли, и я затаила дыхание, чтобы не выдать своего страха.
        - Малышка, поцелуй меня, - раздался ласковый голос Вайго.
        Повернувшись к нему, и увидев в его глазах боль и жалость, я поняла, что ему тоже сейчас страшно. "В конце концов, ну поболит пять минут порез, что в этом такого? Ведь я люблю его и хочу, чтобы ему было хорошо".
        Наклонившись, я начала страстно его целовать, а правую руку запустила ему в волосы.
        - Ты уверена, что хочешь этого? - тихо спросил он, на секунду отстранившись.
        - Да, - твёрдо ответила я.
        Он снова стал целовать меня, а потом, оторвавшись от моих губ, припал ртом к моему запястью. Я сначала ничего не поняла, но когда он провёл языком по моей коже, и стал глотать, до меня дошло, что пока мы целовались, он успел сделать надрез так, что я даже ничего не почувствовала. "Хм, мастер во всём!" - я улыбнулась и стала гладить его голове.
        Больше десяти минут он пил мою кровь, а я с любовью наблюдала за ним и радовалась, что могу хоть что-то сделать, чтобы отблагодарить его за то, что он есть в моей жизни.
        - Мммм! - Вайго оторвался от моей руки и довольно облизал губы. - Какая же ты вкусная! Я хочу тебя! - опрокинув меня на спину, он навис надо мной. - Забыл тебе сказать - чем чаще мы едим, тем больше наши сексуальные аппетиты. Так что если ты что-то планировала на сегодняшний вечер, можешь смело поставить на своих планах крест, потому что до завтрашнего утра я не выпущу тебя из кровати! - и он сдержал своё обещание.
        Наша жизнь вошла в прежнюю колею. Я переселилась в комнату Вайго и меня перестали мучить кошмары. Теперь я спокойно просыпалась и засыпала в объятиях мужа и наслаждалась его близостью и счастьем. Правда, иногда он с такой тоской смотрел на меня, что я пугалась, а иногда мне казалось, что он что-то хочет мне сказать, но никак не решается это сделать. Я пробовала с ним поговорить, но он всегда уходил от этой темы, и повторял, что ещё не время.
        И всё чаще заводил со мной разговор о том, что вампиром быть совсем не страшно, а наоборот хорошо, но на эту тему уже я отказывалась говорить, потому что твёрдо для себя решила, что хочу быть человеком.
        Мою жизнь можно было бы назвать абсолютно счастливой, если бы не одно "но". Когда Вайго был занят делами или уезжал, я просто сходила с ума от безделья, и слонялась по дому, не зная, куда себя приткнуть и что мне делать. Поэтому, когда в начале марта он предложил мне заняться интерьером дома, я прыгала от счастья чуть ли не до потолка.
        Начать я решила с третьего этажа и, окунувшись в привычный для меня мир, не замечала ничего вокруг, пока рядом не появлялся Вайго.
        К концу марта я практический закончила третий этаж и решила после этого заняться первым этажом.
        Вайго уехал по делам и я, зайдя в его кабинет, села в кресло и включив компьютер, стала искать по разным сайтам необходимые мне материалы и мебель, а когда сделала все заказы, решила проверить свою почту.
        Увидев там письмо от Кати, я почувствовала угрызения совести. Она уже не первый раз просила меня отправить ей видео с нашей свадьбы, и я каждый раз клялась, что обязательно это сделаю, а потом благополучно об этом забывала. "Так, никаких обещаний! Надо сделать это прямо сейчас".
        Набрав номер Вайго, я промурлыкала в трубку:
        - Привет! Я уже соскучилась!
        - Я тоже, но есть пару срочных дел, и я приеду только часа через два, - вздохнув, ответил он.
        - Буду с нетерпением ждать! Но я ещё и по делу тебе звоню. А где диск с нашей свадьбы? А то я уже почти месяц Катю кормлю обещаниями, что отправлю ей копию.
        - У меня в столе. Посмотри во втором или в третьем ящике.
        - Спасибо! Всё, целую!
        - И я тебя целую.
        Положив трубку, я открыла второй ящик и стала в нём копаться. Моё внимание привлёк диск, на обложке которого было написано "Негина". "Хм, может здесь есть информация о ней?". Я много раз пыталась хоть что-то узнать у Вайго об этой женщине, но он старательно избегал этой темы, и повторял, что мне не стоит волноваться и думать о ней. "Так, сначала отправлю Кате видео со свадьбы, а потом посмотрю этот диск". Положив его на стол, я открыла третий ящик и, найдя диск, вставила его в дисковод. Быстро написав коротенькое письмо с извинениями, и заверениями, что у меня всё хорошо, я прикрепила к нему заархивированное видео и нажала "отправить". Убедившись, что письмо ушло, я вытащила диск и вставила второй.
        Когда на мониторе компьютера появилось изображение Вайго, я улыбнулась. "Попутал, наверное, надписи" - подумала я, и протянула руку, чтобы выключить видео, но так и застыла, услышав его первые слова:
        "Здравствуй дорогая Негина! Хочу тебе с радостью сообщить, что твоя правнучка Таша у меня! Всё то время пока ты её искала, я наслаждался её обществом и телом. Теперь она превратилась в мою комнатную собачку, и послушно исполняет все мои команды, веря во всё то, что я ей скажу….".
        Перед глазами всё поплыло, и мне показалось, что я сейчас потеряю сознание. Ухватившись за подлокотники кресла, я почувствовала, как в груде всё сжалось, а потом пришла жуткая боль, как будто мне в сердце вонзили нож, и стали его проворачивать. Задыхаясь, я заставила себя сфокусировать взгляд на экране монитора и сконцентрироваться на словах Вайго. Но его голос звучал как сквозь вату, и я улавливала только отдельные фразы, и каждая из этих фраз била меня наотмашь, и выжигало калёным железом раны на моём сердце. "Она теперь моя игрушка…. Глупая, наивная дурочка… Моя подстилка…" - каждая из этих фраз медленно, но верно убивала меня.
        Когда на экране замелькали наши свадебные фотографии, а потом и видео, я захотела умереть, потому что поняла, что каждое его слово, каждый его жест, каждое его прикосновение, и каждая его улыбка были фальшью. Вайго врал мне и использовал меня. Он никогда не любил меня и считал глупым существом. Я нужна была ему для того чтобы насолить Негине. Каждая эта мысль болью отдавалась в сердце, и мне казалось, что ещё две секунды, и оно не выдержит и разорвётся от горя.
        Когда на экране появилось видео с питерского дома, внутри всё окаменело, потому что человек не в состоянии испытать столько боли, сколько испытала я, глядя на экран монитора. "Он постоянно лгал мне! Он никогда не любил меня!" - каждое из этих слов было гвоздём в крышку гроба, где лежало моё мертвое сердце. Я хотела только одного, чтобы и моё тело положили в гроб, вместе с моим сердцем, потому что человек не может жить без него. Взгляд наткнулся на нож для открывания конвертов, и я схватила его. "Воткну его себе в грудь и всё закончиться" - от этой мысли мне стало легче.
        Я отвела руку в сторону, и последний раз посмотрела в монитор, где опять, одна за другой сменялись фотографии с моей счастливой улыбкой, и где я с любовью смотрела на своего мужа. По щеке покатилась слеза и рука задрожала, когда я вспомнила какое счастье в тот момент испытывала. "Таких, как я не за что любить, значит и незачем мне жить".
        Сжав рукоятку ножа изо всех сил, я закрыла глаза и приготовилась нанести себе решающий удар. В этот момент я услышала голос Вайго: " А теперь послушай, что ты должна сделать, если хочешь получить правнучку живой", - я тут же открыла глаза и внимательно посмотрела на экран, потому что мне стало интересна, какова же цена за моё разбитое сердце и убитую душу.
        "Ты должна передать мне всю имеющуюся информацию о кубках, подробные отчёты о том, какую территорию ты исследовала, и естественно отказаться от поисков этих кубков. А потом созвать Совет кланов и передать контроль над твоим кланом мне. После этого ты получишь свою правнучку. У тебя есть неделя, чтобы дать мне ответ" - с ухмылкой закончил он и подмигнул, после чего запись оборвалась.
        "Значит, цена моей жизни - это расширение власти и какие-то дурацкие кубки?" - на место боли пришла злость. "Вот что его интересует?". Внутри стало разгораться пламя всепоглощающей ярости, когда я вспомнила письмо от Негины. "А она ведь мне правду писала!".
        Отложив нож в сторону, я пересмотрела последние минуты записи, и в голове стал созревать план. "Я козырь в руках Вайго против Негины, значит, я должна сбежать от него! Вот только, как и куда?". Главным вопросом было - как? За пределы дома меня не выпускали, максимум, что мне позволялось, это гулять по территории возле дома, но там было столько камер, что я постоянно находилась в поле зрения охраны. Да и через высокий забор я не смогу перепрыгнуть. Значит, я могу выйти только через ворота, но там тоже охрана, и всё, что успею сделать, это дотронуться до них, как меня тут же назад затащат в дом. "Надо что-то придумать!".
        Вытащив диск из дисковода, я положила его на место, и с трудом поднявшись, шатаясь, вышла из кабинета. В голове была полная неразбериха, а на сердце пустота. Добравшись до спальни, я свалилась в кровать и укрылась одеялом, потому что меня начал бить озноб.
        Предательство и лицемерие Вайго убили во мне всю любовь, которую я испытывала к нему ещё час назад. Сейчас я хотела только одного - больше никогда не видеть его, но понимала, что он меня не отпустит.
        "Боже, ну за что мне всё это? Неужели я такой плохой человек и не заслуживаю любви?" - в голове постоянно крутились эти вопросы, но я постаралась сосредоточиться на плане побега, а не на жалости и пустых вопросах. Но как назло, сколько не билась, ничего придумать не могла.
        Когда дверь в спальню открылась, и на пороге появился Вайго, мне захотелось броситься на него и выцарапать его глаза, а потом бить его пока сама не умру. Огромным усилием воли я заставила себя лежать и не шевелиться.
        - Малышка, ты уже легла? - он улыбнулся и присел на кровать.
        "Какой же он прекрасный актёр!" - с отвращением подумала я, глядя на него. Меня так и подмывало спросить у него: "Он доволен тем, что убил моё сердце и душу?". Но я понимала, что ему глубоко плевать на то, что я чувствую.
        - Что-то мне нездоровиться, - пробормотала я.
        Он нахмурился и прикоснулся к моему лбу.
        - Температуры вроде нет, - а потом взял меня за руку и воскликнул. - Да они у тебя ледяные!
        Меня так и подмывало сказать: "Как и твоё, а теперь и моё сердце", но я вымученно улыбнулась, и произнесла:
        - Полежу сейчас и согреюсь.
        - У тебя, наверное, упадок сил. Ты ела сегодня? - и заботливо поправил одеяло.
        Мне захотелось закричать и сказать, что я всё знаю, и что не хочу терпеть весь этот фарс, но я только отрицательно замотала головой.
        - Ну как же так! - он ласково провел рукой по моей голове, и мне захотелось ударить его лицу, чтобы стереть это лицемерное выражение тревоги. - Что тебе заказать?
        И тут меня осенило. "Вот он мой шанс сбежать отсюда!".
        - Какой-нибудь суп, и салат, - быстро ответила я, и стала лихорадочно соображать.
        В доме не было кухни вообще, поэтому еду для меня всегда заказывали из ресторана, и доставляла её служба доставки. "Если правильно всё разыграть, то я смогу сбежать на этой машине!". Правда, за моей едой к воротам всегда выходила охрана, но если я, скажем, очень сильно захочу завтра есть, и закажу еду днём, то я единственная, кто сможет выйти и забрать заказ! А там уже можно попросить, чтобы меня увезли из этого дома. "Но в машине долго ехать нельзя! Вайго в любом случае что-то может придумать, чтобы не дать мне уйти. Значит, надо отъехать от дома и пересесть на другой транспорт! Так и сделаю! Главное, вырваться отсюда, а дальше уже буду смотреть по ситуации".
        На сердце сразу стало легче, и я наконец-то смогла вздохнуть полной грудью. Когда привезли еду, я быстро проглотила её и опять легла в кровать. "Завтра мне понадобиться много сил и сегодня надо как следует отдохнуть!".
        Я думала, что Вайго уйдёт в свой кабинет и оставит меня в покое, и даже очень желала этого, но он остался в спальне.
        - Может доктора вызвать?
        - Нет, я посплю, и всё пройдёт. Ты иди, занимайся своими делами.
        Но он разделся и лёг рядом со мной. Обнял меня и, прижав к себе, он прошептал:
        - Дела подождут. Ты на первом месте.
        У меня от ярости закружилась голова, и хотелось с желчью ответить ему, что я прекрасно знаю, почему я на первом месте - потому что я, ключ к власти для него! Но всё же сдержалась и, закрыв глаза, стала повторять про себя: "Завтра, в это время я или буду далеко отсюда, или умру". Живой я сдаваться не собиралась.
        Когда я проснулась утром, Вайго заботливо спросил:
        - Как ты себя чувствуешь?
        - Уже лучше, но пока хочу полежать. И не обязательно сидеть рядом со мной.
        - Как это не обязательно? Я ведь за тебя волнуюсь!
        - Честно?! - не сдержавшись с иронией, спросила я. - А почему ты за меня волнуешься?
        - Потому что я люблю тебя и дорожу тобой. Неужели не понятно? - он озадаченно посмотрел на меня.
        - Ах, ну да, конечно!
        - Таша, что происходит? - Вайго внимательно посмотрел на меня.
        - Извини, сама не понимаю, - с раскаянием ответила я, а про себя подумала: "Дура! Если он что-то заподозрит, то у тебя ничего не выйдет!".
        - Что тебе заказать на завтрак?
        - Я пока не хочу есть.
        Время тянулось ужасно медленно, и лежать рядом с ним не было больше сил, поэтому я решила подняться. Приняв душ, я сразу надела удобные джинсы с теплым свитером, и спустилась вниз. Поняв, что мне действительно лучше, Вайго оставил меня в покое и ушёл в свой кабинет.
        Прослонявшись по первому и второму этажу больше часа, я поднялась на третий этаж, в спальню и, найдя листок бумаги и ручку села на кровать. Хотелось написать Вайго всё, что я думаю о нём и о его поступке, но я понимала, что его это не волнует, поэтому просто написала: "Диск для Негины посмотрела. Было очень познавательно". Сложив его, я положила его в шкатулку с побрякушками, которые он мне дарил. "После моего побега он, наверное, сразу побежит проверять - украла я их, или нет, поэтому сразу найдёт записку". Постояв и подумав, я сняла обручальное кольцо и тоже положила его в шкатулку.
        Найдя свою сумку, я достала оттуда паспорт и кошелёк. Пересчитав наличные деньги, я приуныла. Денег было не много, и я боялась, что курьеру сумма покажется маленькой, и он просто откажется помогать мне, чтобы не нажить себе проблем. "Сумма должна быть приличной, чтобы он согласился рискнуть. А наличные мне будут нужны, ещё и потом, ведь неизвестно сколькими мне машина придётся добираться до города. Там-то я уже сниму деньги с карточки, но как же быть сейчас?".
        Я сидела и смотрела на деньги в своих руках, не зная, что мне делать, и тут мой взгляд упал на кольцо, которые мне подарили родители. "Отдам курьеру кольцо" - решила я, а сердце стало обливаться кровью, потому что расставаться с ним не хотелось, но другого выхода не было.
        В двенадцать часов дня Вайго вошёл в спальню и улыбнулся мне.
        - Ну что, как ты себя чувствуешь?
        - Хорошо, - ответила я.
        - Тогда может, покажешь мне, насколько хорошо ты себя чувствуешь? - он подошёл ко мне и присел.
        - Да, конечно. Но знаешь, сначала мне надо поесть.
        - Таша, но сейчас день и никто не сможет выйти и забрать еду, - укоризненно произнёс он.
        - Я смогу, - улыбнувшись, ответила я.
        - Нет, ты не пойдёшь к воротам одна! - твёрдо сказал он.
        - Ну что за глупости! Днём мне никто не может угрожать, ведь даже если люди Негины и поблизости, то они точно также не могут выйти на солнце! Мне что теперь с голоду умирать?
        Вайго начал колебаться, и в этот момент мой желудок заурчал, действительно требуя пищи.
        - Ладно, но за ворота ты не должна выходить. Откроешь дверь, расплатишься, заберёшь заказ и сразу в дом, ясно?
        - Ясно! - я впервые с того момента, как посмотрела диск, искренне улыбнулась.
        Сделав заказ, я стала нервно вышагивать по комнате.
        - Может, ты пока подаришь мне пару поцелуев? - Вайго с улыбкой посмотрел на меня и похлопал по кровати, рядом с собой, приглашая меня присесть.
        - Нет, боюсь, что откушу тебе язык, - и здесь я совершенно не врала.
        - Кровожадная ты моя! - ласково произнёс он.
        - Ты даже не представляешь насколько!
        В этот момент зазвонил внутренний телефон и, сняв трубку, он выслушал звонившего, а потом властно сказал:
        - Таша сейчас выйдет и заберёт заказ. Глаз с неё не спускать! Своими головами отвечаете за неё!
        Я стрелой понеслась вниз, и быстро натянув ботинки и набросив куртку, кинулась в двери.
        - Таша! А деньги? - раздался голос Вайго из холла.
        - Ооо! Забыла! - подойдя к нему, я выхватила деньги из его рук и выбежала на улицу.
        Пробежав через двор, я подошла к воротам и, вздохнув, открыла дверь. На улице стоял молодой парень.
        - Здравствуйте, ваш заказ, - и протянул мне два пакета.
        - Пожалуйста! Помогите мне! - с отчаянием прошептала я. - Увези меня отсюда! Я заплачу вам, - и стала пихать в его руки кольцо. - Если вы не поможете мне, то меня убьют! - на глаза стали наворачиваться слёзы, и я готова была упасть на колени.
        Он растерянно посмотрел на меня, и я продолжила.
        - Пожалуйста! Через десять минут вы высадите меня, и больше никогда не увидите! Просто отвезите меня на пару километров от дома! Умоляю!
        Похоже, до него дошло, что это не шутка и мне действительно нужна его помощь.
        - Как? - тихо спросил он.
        - Сейчас вы ставите пакеты на землю, я плачу вам деньги, а потом мы бежим в машину и уезжаем отсюда.
        - Хорошо.
        Он поставил пакеты, я вручила ему деньги, и мы одновременно побежали к машине. Вскочив в неё, он не дождавшись пока я, захлопну двери, завёл двигатель и выжал педаль газа до упора. С диким визгом машина сорвалась с места и понеслась по дороге. Я обернулась и стала смотреть назад, ожидая в любой момент погони.
        Через пять минут этой гонки я немного успокоилась, и как только я сказала себе, что всё прошло даже лучше, чем я ожидала, неизвестно откуда появился чёрный фургон и стал стремительно нас догонять.
        "Вот и всё! Нам не уйти! И ничего у меня не вышло!" - на меня вдруг навалилась апатия.
        - Останови машину, - попросила я у парня. Подставлять его под удар не хотелось.
        Он бросил взгляд в зеркало заднего вида, а потом сказал:
        - А может всё же получиться уйти?
        - Вряд ли. Ты не представляешь, кто они такие и на что способны, - устало, сказала я. - Дай мне выйти и забудь про меня.
        Он с жалостью посмотрел на меня и остановился. Я открыла дверь и произнесла:
        - В любом случаи спасибо тебе большое, что согласился мне помочь, - и, выйдя из машины, пошла по обочине, навстречу фургону.
        "А ведь вчера обещала себе, что живой не сдамся. Надо было хоть нож взять из дома и просто перерезать себе горло. Но теперь я точно буду долго и мучительно умирать" - вяло подумала я. "Ну и что, всё равно уже всё умерло внутри, и осталось только тело. Пустая оболочка".
        Фургон остановился, и дверь отъехала в сторону, оттуда показались две руки в перчатках и без труда, оторвав меня от земли, затащили в салон. Дверь тут же закрылась.
        - Здравствуй Таша, - раздался мужской голос, и сидевший напротив меня человек, стал снимать с головы чёрную шапку, которая полностью закрывала его лицо. - Меня зовут Матвей, и нас послала твоя прабабушка.
        - Негина? - удивленно спросила я. - Вы от Негины?
        Он кивнул головой и тут у меня из глаз полились слёзы, потому что на такую удачу я и не смела рассчитывать.
        Глава 7
        Негина
        Сжав кулаки, я сидела в своей комнате и пыталась найти силы, чтобы дожить до того дня, когда смогу вырвать Ташу из рук Вайго. Но моё терпение было на исходе, и я готова была пойти уже на крайние меры. Но теперь я никак не могла позволить себе просчитаться, как тогда в Питере.
        Та самоуверенность и нетерпение, с которым я тогда действовала, сейчас непозволительны. Тогда я повела себя глупо. Узнав, что в доме только Вайго и Ридах, я посчитала, что шести вампиров хватит, и не став ждать второй группы, отдала приказ о нападении. И этот мой просчёт, моё нетерпение дорого мне стоил. Они всех уничтожили, а Ташу увезли в Новосибирск. Туда, где мне практически невозможно достать её, не объявив Вайго открытой войны. Напасть на его резиденцию без разрешения Совета я не могла.
        Когда я увидела выезжающий из ворот джип, я поняла, что просчиталась. Мне хотелось кричать от страха за Ташу и от собственной глупости. Я поехала следом за ними, но ничего сделать не смогла. Всё, что я могла - это преследовать их, а когда бензин стал заканчиваться, догнала их и пару раз ударила в бампер. Я понимала, что ничего этим не добьюсь и это скорее попытка хоть как-то выместить весь тот страх за Ташу, и боль за то, что я позволила Вайго захватить её.
        И дня не проходило, чтобы я не ругала себя за ту глупость, но теперь меня стало волновать даже не то, что моя правнучка у него, и не мой просчёт, а то, что он молчит и ничего не требует. "Вайго, что ты хочешь? Я знаю, что моя девочка у тебя, и ты не просто так забрал её. Почему же ты молчишь?".
        За его домом я сразу установила наблюдение, и там дежурила группа, которая была постоянно наготове. Если бы Ташу хоть раз вывезли из резиденции, они бы её постарались отбить. Но она никогда не покидала территорию дома. Я даже стала думать, что он молчит, потому что Таша уже мертва, и чуть не сошла с ума от этой мысли, но потом успокоилась, когда мне донесли, что в дом постоянно доставляется еда. Это значило, что она жива. Теперь для меня эта стало самой главным в отчётах, и когда Матвей звонил мне, первое, что я спрашивала, это - заказывали сегодня еду или нет. И каждый раз вздыхала с облегчением, когда слышала "да". "Пока еда заказывается, я могу быть уверенна, что с ней всё более - менее хорошо!".
        Но продолжаться вечно так не может, и пора принимать какое-то решение. Действовать надо осторожно. Жаль, конечно, что Таша не поверила моему письму, но я и сама мало возлагала не него надежды, потому понимала, что Вайго хорошо обработает мою девочку и она мне не поверит, но и не использовать эту возможность не могла.
        "Почему же ты молчишь?" - этот вопрос назойливо всплывал в моей голове. "Ясно, что тебе нужны кубки, но почему не выдвигаешь это требование?".
        Я давно для себя решила, что кубки он так просто не получит. "Мне в любом случаи придётся отказаться от поисков, но не думай, дорогой, что других конкурентов у тебя не будет. Будет!!! И будет очень много!".
        "Через три недели состоится Большой Ежегодный Совет, и если в течение двух недель ты не выдвинешь требования, я устрою так, что все Лорды, за неделю до Совета узнают об этой легенде. И посмотрим, что ты будешь делать! Конечно, я подставлю и себя, но мне уже глубоко плевать на это" - я мстительно усмехнулась.
        Я собиралась анонимно выслать всем Лордам текст этой легенды, прекрасно понимая, что все кинуться искать кубок Дьявола. Конечно, я могла и сама на Совете рассказать, что мы с Вайго давно занимаемся поисками, но в открытую я боялась это сказать, потому что он мог отомстить мне за это, убив Ташу. А если сделать это анонимно, то вроде получалось, что я тут не причём, и я могла хлопать ресницами и говорить, что моей вины нет, и вполне возможно, что эту информацию слил кто-то из его клана.
        Мне и Вайго не простят то, что мы скрывали это, но я готова была принять любое наказание, лишь бы мне вернули мою девочку. "Только здесь надо выбрать правильный момент, когда потребовать возврата Таши". Если потребовать это до вынесения решения про наказание, то меня могут именно и этим наказать, и попросту забрать Ташу навсегда. Значит, надо потребовать это после того, как вынесут решение о наказание. Тогда уже никто не сможет изменить решение, и Вайго будет некуда деваться. "Ублюдок, я вырву у тебя Ташу, чего бы мне это не стоило! Главное, надо дождаться удобного момента".
        Дождаться… Именно это меня и сводило с ума - ожидание. Таша в его руках уже почти четыре месяца, и полтора из них она точно знает, что он вампир. Ведь не знать этого она не могла - нападение в любом случаи должно было вызвать у неё массу вопросов. "Интересно, а как она к этому отнеслась?" - этот вопрос волновал меня ничуть не меньше, чем ожидание. Ведь я боялась к ней приближаться именно из-за страха, что она не сможет принять меня в облике вампира. "И как теперь относиться к Вайго? Продолжает его любить или испытывает только страх?" - одни бесконечные вопросы, от которых голова идёт кругом. "А кровь свою позволяет пить? Или он делает это без её согласия?" - внутри всё похолодело от этой мысли, и в груди всё сжалось от боли. "Моя бедная девочка! Если я узнаю, что он пил кровь против твоей воли, я не остановлюсь, пока не отомщу ему за это".
        Раздавшийся телефон звонок заставил меня вздрогнуть.
        - Да, Матвей?! - произнесла я в трубку.
        - Негина, у меня хорошая новость. Таша у нас!
        - Что? - переспросила я, не поверив в такое счастье.
        - Таша у нас, - довольно повторил он.
        - Как? Что с ней? В каком она состоянии? Она не ранена? - от волнения и радости, я не могла остановиться и начала сыпать вопросами.
        - Она не ранена, и физическое состояние нормальное. Правда у неё истерика, и она плачет, - тихо сказал он в трубку.
        Плачет… На душе сразу стало холодно и пасмурно. "Она каким-то образом узнала всю правду? Скорее всего. И теперь ей очень больно" - мне самой захотелось плакать, потому что я понимала, какой удар получила моя девочка в сердце.
        - Я пришлю за вами самолёт, - сдерживая слёзы, произнесла я.
        - Будем ждать.
        - Матвей, ты там с ней поласковее, хорошо? Попытайся её успокоить, - попросила я.
        - Хорошо. Сделаю всё возможное, - ответил он и отключился.
        Выскочив из своей комнаты, я понеслась по коридору в сторону спальни Луки и, ворвавшись без стука, сказала:
        - Лука, пусть готовят самолёт. Через пять часов он должен быть в Новосибирске. Ясно?
        - Что-то случилось?
        - Да, Таша у нас и теперь её надо срочно привезти сюда.
        - Ооо! Всё будет сделано! - он вскочил с кровати и стал одеваться.
        Я тем временем побежала искать Эрну и на ходу стала прикидывать через сколько уже смогу увидеть Ташу. "Время полёта четыре часа, плюс час на формальности, плюс ещё четыре часа лететь назад. Значит, через девять часов она будет дома".
        - Эрна! Приготовь спальню рядом с моей комнатой, - найдя её, я стала отдавать приказы. - Потом, пусть кто-то съездит в магазин и закупит продукты, а ты, как потемнеет, выезжай в город и пройдись по магазинам одежды. Купи всё необходимое, от белья до верхней одежды.
        - Кому?
        - Моей правнучке.
        - Размер?
        - Как у меня.
        - Хорошо, будет сделано, - вот именно за это я и любила Эрну - она никогда не задавала лишних вопросов.
        "Что же ещё?" - хотелось предусмотреть всё, чтобы Таша ни в чём не нуждалась. "Доктор! На всякий случай нужно будет пригласить доктора, чтобы убедиться, что с ней всё хорошо, или если надо будет, дать ей успокоительное".
        В десять часов вечера я уже была в аэропорту и с нетерпением ожидала приземления самолёта. А когда он приземлился и остановился возле ангара, я вышла из машины и, переминаясь с ноги на ногу, стала ждать, пока подадут трап. Как только его подали, я сразу поднялась и, оказавшись в салоне, стала искать глазами Ташу. Матвей приложил палец ко рту, и кивнул на небольшой диванчик.
        Подойдя к нему, и присев на корточки я стала рассматривать спящую Ташу. Впервые в жизни я была настолько близко к ней и могла прикоснуться. Убрав волосы с её лица, я увидела, насколько сильно опухли её глаза.
        - Как она? Очень плохо? - тихо спросила я у Матвея.
        - Она часа два рыдала и постоянно благодарила нас. А потом впала в какой-то ступор и смотрела в одну точку до самого прилёта самолёта, - грустно ответил он. - А два часа назад она заснула.
        - Ясно, - спокойно сказала я, хотя сердце болезненно сжималась.
        "Моя бедная девочка, как же тебе сейчас тяжело, и я ничем не могу тебе помочь. Если бы я могла, я отдала бы всё на свете, чтобы избавить тебя от этой душевной боли. Но, по крайней мере, я буду рядом и поддержу тебя. Теперь ты будешь знать, что ты не одна в мире и есть кому о тебе позаботиться".
        - Таша, - прошептала я, проведя рукой по её щеке.
        - Не надо, не буди её. Пусть отдохнёт. Я отнесу её в машину.
        - Хорошо.
        Матвей осторожно взял её на руки, и направился к выходу. Спустившись по трапу и подойдя к машине, он уложил её на заднее сиденье. Я тоже села сзади и положила её голову на колени.
        Теперь, когда она была рядом, я боялась расстаться с ней хотя бы на секунду и хотела, чтобы открыв глаза, она первой увидела именно меня. "Как она ко мне отнесётся? И сможет принять то, что я её дальний предок?" - сейчас, когда Таша была рядом меня стали мучить уже эти вопросы. "Хм, главное, что она рядом, а с остальным мы как-нибудь разберёмся!".
        Когда мы приехали домой, Матвей опять аккуратно забрал Ташу из машины, и занёс в дом.
        - На третий этаж неси, - приказала я. Там я распахнула дверь в спальню, которую приготовили для неё, и кивнула на кровать. - Ложи.
        Уложив её, Матвей отошел к двери и застыл.
        - Позови мне Эрну, и можешь быть свободен, - бросила я и, приподняв Ташу, стала снимать с неё куртку.
        В комнате появилась Эрна, и мы вдвоём стали раздевать Ташу, чтобы устроить её со всеми удобствами. Сняв с неё свитер и увидев множество порезов на её руке, я зашипела от боли. "Ублюдок, он таки пил её кровь! И не раз!" - внутри поднялась волна всепоглощающей ярости. Судя по количеству порезов и еле заметным шрамам от уже заживших порезов, он делал это чуть ли не каждый день. "Ты, сволочь, в крови у меня захлебнёшься за это!".
        Раздев Ташу до белья, и укрыв её одеялом, я повернулась к Эрне и сказала:
        - Свободна, - и когда та вышла за дверь, присела на кровать. - Всё будет хорошо, - прошептала я, гладя её по волосам. - Я никому не дам тебя в обиду.
        Поцеловав её в лоб, и сев в кресло, придвинутое к кровати, я взяла её за руку и стала ждать её пробуждения. В душе боролись два чувства - страх и надежда.
        Я ужасно боялась, что она возненавидит меня, потому что, по сути, это я втянула её во всё это. Если бы я не ездила к ней в Уренгой, то Вайго никогда о ней не узнал, и она жила бы сейчас спокойной жизнью. Но так хотелось надеяться, что она простит меня и обрадуется тому, что она не одна в этом мире.
        В начале четвёртого утра она пошевелилась и я напряглась. "Что же я увижу в её глазах? Ненависть или радость?".
        Таша открыла глаза и уставилась в потолок. Я боялась не то чтобы пошевелиться, а даже вздохнуть. Очень медленно она повернула голову и посмотрела на меня долгим, изучающим взглядом, а потом спокойно произнесла:
        - Здравствуй Негина.
        - Здравствуй Таша, - с шумом выдохнув, ответила я.
        - И сколько раз ты мне прапрапрабабушка? - серьёзно спросила она.
        - Много дорогая, много, - грустно ответила я.
        Она ещё с минуту пристально смотрела на меня, а потом отвела взгляд в сторону. В комнате повисла тишина, и я почувствовала панический страх. "Таша, не молчи! Накричи на меня. Скажи, что я во всё виновата. Но только не молчи!" - мне стало трудно дышать от страха.
        Через пять минут я не выдержала этой пытки молчанием и, опустившись на колени перед кроватью скороговоркой произнесла:
        - Милая, прости меня за всё! Это я виновата! Я привела Вайго к тебе! Я старалась быть осторожной и никогда к тебе не приближалась, а просто наблюдала со стороны. Я совершила самую большую глупость в своей жизни. Мне так жаль! Скажи хоть что-то!
        Таша перевела взгляд на меня и, бесстрастно спросила:
        - Ты следила за мной?
        - Да, - прошептала я. Её мёртвый голос испугал меня ещё больше.
        - Давно?
        - С самого рождения. Я более ста лет слежу за своими потомками. Ты единственная родная душа в этом мире, которая осталась у меня.
        - Ясно, - ответила она и опять отвела взгляд.
        И опять в комнате повисла гнетущая тишина. С каждой секундой мне становилось всё страшнее. "Нет, она не простит меня. Ни за что на свете. Я виновата, и такое не прощаю". Голова пошла кругом от этих мыслей, и я тихо спросила:
        - Ты меня ненавидишь? Мне уйти?
        - Нет, - она грустно улыбнулась мне. - Ты здесь ни при чём. Только я виновата в том, что не смогла разглядеть вовремя, что он из себя представляет…
        - Таша, нет! Не вини себя! Он слишком долго живёт на этом свете, а уж в искусстве обольщения женщин ему нет равных. Поверь, твоей вины здесь нет. Я не раз видела, как самые недоступные и высокомерные красавицы падали в его объятия! Если он ставит себе цель, он пойдёт по трупам, чтобы добьётся своего.
        - Добиться своего… - как эхо, повторила она, и закрыла глаза. - Но не в этот раз.
        - Как ты всё узнала? - я задала вопрос, который волновал меня не меньше, чем душевное состояние Таши.
        - Диск. Я нашла диск, - отрывисто произнесла она, и судорожно вздохнула.
        - Диск?! - я ничего не поняла, но видела, как ей тяжело об этом говорить, поэтому сказала, - Если не хочешь, не говори ничего. Потом, если захочешь, всё расскажешь.
        - Нет, лучше сразу поговорить обо всём, и больше никогда не возвращаться к этой теме, - твёрдо проговорила она. - Диск был записан для тебя. Там он сначала во всех подробностях рассказывал, насколько я глупа и наивна, и что на самом деле я для него значу, а потом выдвигал свои требования.
        - Он хотел, чтобы я отказалась от кубков? - угнетенно спросила я.
        - Не только. Он хотел власти - он хотел, чтобы ты передала ему контроль над своим кланом.
        - Ещё и над кланом? - с отвращением спросила я. - Он очень нетерпелив оказывается! Не хотел ждать момента, пока найдёт кубки?
        "Гад! Ну какой же гад! Ведь кубок Дьявола итак дал бы ему неограниченную власть, и все вампиры подчинились бы ему. Но ждать, пока найдутся кубки, он не желал, и хотел уже сейчас сломать меня!" - я поморщилась от злости.
        - Я хочу знать, о каких кубках идёт речь, - Таша выжидающе посмотрела на меня.
        - Существует легенда, что после убийства Авеля Бог наказал Каина вечной жизнью….
        - Эту историю я знаю, - перебив меня, спокойно произнесла Таша. - Что за кубки?
        - Эти кубки с кровью Бога и Дьявола. Кубок Бога даёт возможность опять стать смертным человеком, а кубок Дьявола позволяет стать самым могущественным из вампиров. Мы с ним уже более ста лет ищем эти кубки.
        - Значит, Вайго желает не просто власти над твоим кланом, а над всеми вампирами? - спокойно спросила она, и я кивнула. - А ты? Ты чего желаешь? Власти или человечности? - спросив это она, прищурившись, стала внимательно рассматривать меня.
        - Я хотела стать человеком и планировала провести остаток своей жизни рядом с тобой, а кубок с кровью Дьявола уничтожить.
        - Хорошо, - она кивнула и, отвернувшись, задумчиво посмотрела в окно.
        Эти паузы в разговоре сводили меня с ума, потому что я не могла понять, как Таша относиться ко мне. Мне жизненно было необходимо, чтобы она простила меня или хотя бы когда-то простит меня, за то, что я её во всё это втянула. И, глубоко вздохнув, я решилась задать самый главный вопрос:
        - Таша, ты простишь меня за то, что я тебя во всё это втянула? - и замерла в ожидании ответа.
        Она повернулась и долго смотрела мне в глаза, а затем, взяв меня за руку, спокойно сказала:
        - Я и не держу на тебя зла. Ты ни в чём не виновата. Я бы тоже на твоём месте тянулась к своим потомкам и хотела быть рядом с ними. Ты совершила только одну ошибку - надо было прийти ко мне и всё мне рассказать. Ты мне была нужна не меньше, чем я тебе. Но, уже ничего не исправишь. Как вышло - так вышло. Главное, что сейчас встало всё на свои места.
        - Я боялась, что ты оттолкнёшь меня из-за того, что я вампир, - по моей щеке покатилась слеза.
        Таша грустно улыбнулась и, протянув руку, стёрла слезу.
        - Как я могла так с тобой поступить? Ты единственное родное существо, которое осталось у меня на всей земле.
        От её слов и её жеста в душе что-то перевернулось и тот панцирь, в который я когда сама заковала своё сердце, дал трещину и начал рушиться. Не выдержав, я поднялась с коленей и сев на кровать, обняла Ташу.
        - Как же я виновата перед тобой! - слёзы уже лились ручьями, и мне казалось, что они смывают с моей души всю ту грязь, боль и жестокость в которой я так долго жила.
        - Не плачь. Всё будет хорошо, - успокаивающе произнесла она и погладила меня по голове.
        "Это неправильно! Это я должна сейчас гладить её по голове и успокаивать, а не она меня. Ведь ей итак сейчас очень плохо, а я ещё и рыдаю у неё на плече. Надо взять себя в руки!".
        - Конечно, всё будет хорошо, - пообещала я. - Мы справимся со всем и я помогу тебе пережить всю ту боль, что ты сейчас чувствуешь.
        - Я уже ничего не чувствую. Никакой боли, - спокойно ответила она, и мне стало не по себе.
        Заглянув ей в глаза, я отшатнулась - в глазах была пустота. "О боже! Он убил в тебе всё! Нет! Только не это! Ты должна жить и радоваться жизни! Ты этого заслуживаешь, и я сделаю всё возможное, чтобы ты научилась заново жить!" - пообещала я себе.
        Всю следующую неделю я старалась не отходить от Таши, и внимательно наблюдала за ней. Меня пугало её душевное состояние - казалось, что передо мной не человек, а зомби. Она ела, пила, гуляла на улице возле дома, даже иногда грустно улыбалась мне, но в глазах была прежняя пустота и я понимала, что надо выводить её из этого состояния. В конце концов, я не выдержала и под предлогом медицинского осмотра пригласила двух врачей. Один из них действительно должен был осмотреть Ташу, потому что я волновалась за неё, а в ночь приезда она отказалась от осмотра. А второй врач был психологом. Вкратце описав ему ситуацию, я попросила его поговорить с ней и дать мне рекомендации, как вывести её из этого состояния.
        Она пыталась опять отказаться от осмотра, но в это раз я настояла на своём, и она дала осмотреть себя, а вот с психологом ничего не получилось. Она сразу раскусила его и, бросив на меня взгляд полный немого укора, просто вышла из комнаты.
        Психолог, правда, всё же частично успокоил меня и сказал, что надо дать ей время и однажды она сама захочет об этом поговорить, а пока лучше разговаривать с ней на те темы, на которые она готова общаться. И я стала терпеливо ждать того момента когда она захочет мне всё рассказать.
        Только один раз её глаза загорелись, но загорелись недобрым светом, и это испугало меня ещё больше. Таша уже вторую неделю жила в моём доме, и наши отношения с каждым днём становились всё более доверительными. Я практически рассказала ей обо всей своей жизни. Она в свою очередь рассказала всё о своей жизни до встречи с Вайго. Про него же она отказывалась говорить и всегда уходила от этой темы, и это только ещё больше разжигало мой интерес.
        Всё дело в том, что мне стал звонить Вайго и требовать, чтобы я вернула её. Когда от него раздался первый звонок, я долго раздумывала - брать трубку или нет, но мне стало интересно, что же он теперь от меня хочет, ведь его главный козырь был теперь у меня. И здорово удивилась, когда он стал требовать вернуть его жену или хотя бы дать ему поговорить с ней. Первое дни он просто кричал в трубку и угрожал мне, а потом стал уже говорить более нормальным тоном, я бы даже сказала, более покорным, и я растерялась ничего не понимания.
        Я молча выслушивала его и холодно отказывала, но эти звонки раздавались каждый день и я уже ничего не понимала. "Он что-то задумал? Или ему действительно нужна Таша?". Если бы это был не Вайго, я бы сказала, что так ведут себя только влюблённые мужчины, но он не умел любить, и это я знала точно.
        Сначала я вообще не хотела говорить о его звонках, но потом всё же решилась и рассказала Таше о том, что он звонит каждый день и хочет с ней поговорить. Вот именно в тот момент её глаза и загорелись недобрым светом. Она холодно посмотрела на меня и сквозь зубы процедила, что не желает с ним говорить. Больше эту тему я не поднимала, потому что испугалась того, что увидела в её глазах. Ярость, боль, и жгучая, всепоглощающая ненависть просто пригвоздили меня к полу и даже после того, как она вышла из моего кабинета, я ещё минут пять не могла прийти в себя.
        А на следующий день она пришла ко мне с просьбой и я поняла, что она что-то задумала. И задумала что-то очень недоброе, потому она попросила дать ей всю информацию о кубках и все отчёты о том, какая территория уже исследована. Я пыталась выяснить для чего ей это, но она упорно отмалчивалась и говорила, что потом мне всё расскажет. В конечном итоге я дала всё, что она просила и теперь она практически сутки напролёт изучала все данные. Мне же оставалось только ждать. Опять ждать…
        Вайго.
        Одинок.
        Я по жизни бреду без тебя….
        Словно загнанный зверь,
        Я завис между раем и адом.
        Эта жизнь -
        Для меня она словно петля
        Из людей, жутко пахнущих смрадом.
        Я кричу….
        Существам без ушей и мозгов
        Я хочу доказать,
        Как они все не правы:
        Эта жизнь,
        С чередой высот и невзгод,
        Без тебя для МЕНЯ
        Может быть лишь отравой…
        Я тону
        В этом омуте тел,
        Искорёженных чьими-то предрассудками…
        Среди них
        Я один такой - "неудел"
        Тот, что борется
        С их мнением сутками.
        Я ищу
        Способ жить без тебя,
        Быть как эти "недочеловеки"…
        Но я верю -
        Чтобы жить не любя,
        Нам двоим проще сгинуть навеки….
        Lyna
        Я медленно умирал, и никак не мог умереть. Мозг рвало на части и каждую секунду, как иголки, в него вонзались воспоминания, казалось бы, мелкие и незначительные, но очень дорогие.
        Таша, моя малышка, вот ты открываешь глаза после сна и смотришь на меня, ещё сонная, а потом видишь меня, и в глазах зажигается огонь, а потом немой вопрос: "За что мне такое счастье?". А я, идиот, воспринимаю это, как должное и сам не осознавая своё счастье, воспринимаю это как, что-то само собой разумеющее… А вот, ты встречаешь меня в холле дома со смущённой улыбкой, в которой столько любви и обещание такой нежности, что сердце замирает. Но в тот момент я этого ещё не понимаю… А вот я вижу тебя, когда ты впервые осознано доверяешься мне и позволяешь себя любить, а я… Я просто использую тебя, чтобы добиться своей цели, и ещё не понимаю, что ты для меня значишь… Или те моменты, когда ты уже знала моё настоящее имя, и называла меня им. Особенно тяжело и одновременно приятно, вспоминать твои голос, произносящий его в кровати. Ты медленно, растягивая, с такой истомой и нежностью произносишь "Вайго", что кровь закипает. Ты просишь меня не останавливаться, и я сам боюсь остановиться, потому что мне кажется, что я умру, если это сделаю.
        И таких воспоминаний много, но только сейчас я понимаю, что ты для меня значила. А тогда, когда ты была рядом, я этого не поминал, а сейчас… Сейчас мозг рвёт от всех этих воспоминаний, а сердце, моё сердце которое я считал мёртвым, сейчас я чувствовал его толчки в груди. Тяжёлые толки когда-то убитого сердца, но которое ты смогла воскресить, а я этого не понял, потому что был ослеплён местью, и не увидел главного. Теперь это сердце бьётся, и я это чувствую, но от этого только хуже, потому что оно бьётся в холостую, без тебя, моей малышки.
        "Малышка" - я был не прав, так тебя называя. Ты не малышка, это я малыш - глупый, самолюбивый, который имея самое важное в жизни, требует другого, того что ему не нужно.
        Получив однажды удар в сердце, я закрылся на долгие столетия, и никого к себе не подпускал, а ты… Ты, моя маленькая, мудрая девочка, получив не менее страшный удар, не потеряла веру в любовь и отдала её мне сполна. И кто из нас малыш? Я!
        Судорожно вздохнув, я посмотрел на кровать. Ту кровать, где ты позволяла мне себя любить, и куда я теперь не мог лечь без тебя. После того как ты сбежала, я сплю в кресле. Я засыпаю глядя на кровать, и как только открываю глаза, вижу её перед собой. Я не хочу ложиться в неё без тебя и не могу заставить себя уйти в другую комнату. Потому что в этой комнате я могу дышать более - менее нормально. Здесь есть физические доказательства того, что ты на самом деле была в моей жизни, а не приснилась мне.
        "Как же сердце ноет в груди!". Моё сердце, которое я подарил тебе, и которое не хочет теперь жить без тебя. Мне жизненно необходимо сейчас слышать твой голос, чувствовать твои прикосновения, видеть твои сияющие глаза, знать, что ты любишь меня. Но…
        "Армина" - я невольно прошипел это имя вслух. Это она убила когда-то моё сердце и веру в любовь. Это она была виновата в том, что я не смог вовремя понять, что значит для меня Таша.
        Столько столетий прошло, а не мог выбросить её из головы, и не позволял себе вспоминать во всех подробностях всё произошедшее. И теперь воспоминания, которые я прятал глубоко в себе, навалились на меня с новой силой.
        Мне было двадцать два года, я был из аристократической, богатой семьи. Моя мать, умерла, произведя меня на свет. Поэтому мы жили с отцом, и после его смерти я должен был унаследовать титул. Жизнь казалась простой и понятной. Я любил, вернее, думал, что любил, меня любили, а потом я встретил Армину. Она была дочерью владельца трактира, и была не пара мне. Но я был просто ослеплён страстью и любовью. Впервые в жизни я любил всем сердцем и душой.
        Другой бы аристократ просто бы развлёкся с ней и бросил, а я полюбил, по-настоящему и готов был на всё ради неё. Я не был у неё первым, но закрыл на это глаза. Больно было осознавать, что она дарила своё тело и свою любовь другим, до меня, и это было в те времена, когда невинность и добродетель девушки стояла на первом месте. Но, я просто закрыл на это глаза. Я дышал и жил ею. Я настолько её любил, что хотел, чтобы она стала моей женой и родила мне наследников. Мне долго пришлось бороться за право жениться на ней. Мой отец отказывался даже пускать её в наш дом, но я выстоял и добился своего. Так мне казалось в том момент. А затем…
        Затем случилось страшное. Армина оказалась мелочной, самовлюблённой, эгоистичной, меркантильной сукой, но я это понял позже. Даже после того, как она очаровала моего отца и женила его на себе, я продолжал её любить, и украдкой срывать у неё поцелуи и вымаливать те минуты неземного блаженства, которые только она могла дать. Когда же она забеременела, я радовался, хотя до сих пор не знал, кто был отцом того ребёнка - мой отец или я.
        Каждый раз я умирал, когда понимал, лёжа в своей кровати, что сейчас любовь всей моей жизни, дарит свои ласки моему отцу, а не мне. Она убеждала меня, что другого выхода у нас нет, а так, она может находиться рядом со мной и мой отец не лишит меня титула и наследства. Она говорила, что делает это ради меня, и я ей верил.
        И только после появления на свет ребёнка я всё понял. Вот тогда-то она и показала себя во всей красе. Всё стало очевидным - она использовала меня! Использовало подло, и я задался закономерным вопросом: "А любила ли она меня?". И вот тогда пришло прозрение. Любви не было, было только честолюбие. Она хотела быть не дочерью трактирщика, которую берут и пользуются только одну ночь, а хотела стать аристократкой.
        Сознание этого чуть не убило меня, но я выстоял. Смог освободиться из плена её сладких речей, и отдать её свою отцу, и больше никогда к ней не прикасаться. Я даже полюбил всем сердцем ребёнка, которого она родила, так и не зная, кто он мне
        - брат или сын.
        В тот момент, когда я ей прямо сказал, что больше к ней не прикоснусь, она увидела во мне угрозу, и моя жизнь в родительском доме стала невозможной. Она поставила себе цель уничтожить меня, за то, что я отказался от неё. И она добилась своего. Через полгода отец выгнал меня из дома, на улицу без гроша в кармане, лишив всего.
        Я скитался долгих четыре года, пытаясь обрести душевное равновесие. И у меня это получилось, но получилось страшной ценой - мне пришлось убить своё сердце. Чтобы выгнать оттуда Армину и всю ту боль от её предательства, я убедил себя, что любви не существует.
        А потом, однажды ночью, я встретил одну женщину. Она то и сделала меня вампиром. Моя жизнь кардинально изменилась. После предательства Армины и долгих скитаний я стал жестоким, и теперь сам использовал других, чтобы не использовали меня, а став вампиром окончательно потерял способность что-то чувствовать. В моём сердце поселилась жестокость и холодный расчёт.
        Через двадцать восемь лет я вернулся в свой дом. Вернулся, чтобы отомстить за растоптанное сердце и поруганную любовь. Мой отец уже умер, и Армина стала полноправной и спесивой аристократкой.
        Я появился в её спальне - молодой, сильный, и она меня узнала, и поняла, что пощады она от меня не дождётся. Но она просчиталась, думая, что я пришёл за ней, чтобы убить. Я же придумал для неё более страшные муки. Я забрал Ветара, её сына, и может быть и моего, и сделал из него вампира.
        Мне хотелось, что она хоть на секунду почувствовала хоть каплю той боли, которую чувствовал я. Что с ней было дальше, я выяснять не стал.
        Правда, и Ветара я потерял. По-глупому, и остро переживал его потерю, но смирился с ней. В тот момент моё сердце окончательно закрылось. Больше никого не осталось в целом свете, кто мог бы меня хоть как-то тронуть за душу.
        Пока не появилась Таша. Моя Таша…. От одного её имени сердце начинало выскакивать из груди, а душа тихо и мучительно умирала без неё. Мне казалось, что меня режут изнутри тупыми ножами, прямо по сердцу, чтобы усилить мучения.
        Когда я понял, что люблю её, сначала испугался. Но не любви, а того, что она узнает всю правду. Я готов был отдать всё, что у меня есть, чтобы не потерять её, чтобы она верила мне и позволили быть рядом с собой. Страх и любовь - гремучая смесь, которая не даёт возможности расслабиться.
        Я давно уже принял решение не выдвигать Негине никаких требований. Но и понимал, что она будет искать способы рассказать всю правду Таше, поэтому не один раз порывался рассказать ей всю правду, но каждый раз сердце замирало, когда я пытался это сделать. Таша смотрела на меня своими зелёными глазами, и я боялся, что после того, как я всё расскажу, из её глаз исчезнет любовь, и я навсегда её потеряю. И я, каждый раз переносил этот разговор. Мне как воздух была нужна её чистая, искренняя любовь.
        Я опустился даже до того, что хотел сделать с ней самое мерзкое из того, что существует в мире вампиров. Чтобы её не потерять, я хотел привязать её к себе. Но это было невозможно пока она не даст своё согласие стать вампиром. Я готов был даже пойти на это, но не успел.
        Но самым страшным во всей этой ситуации было то, как Таша узнала, почему я заинтересовался ею, и не узнала, что я изменил своё отношение к ней.
        Когда она сбежала, я ничего не понял и мог только метаться, как раненый зверь, по дому. Организованная погоня не дала своего результата, и всё, что мы смогли, это найти того мальчишку, который помог ей сбежать. Несмотря на ярость и злость, бушующую во мне и боль потери самого дорого, я не убил его, потому что понял, что только себя могу винить в том, что потерял Ташу.
        Только на утро, после изматывающе бессонной ночи без своей малышки, и попыток понять, почему она сбежала, всё понял. Нет! Я, конечно, сразу всё понял, но не знал, как она всё узнала. Кружа как ворон по комнате, и пытаясь хоть как-то унять боль, я открыл шкатулку с её драгоценностями, чтобы прикоснуться к тому, к чему она когда-то касалась, и увидел там записку. Всего два предложения, но они заставили меня упасть на колени и выть. Так не воют даже смертельно раненые звери, как я выл в тот момент. И в тот момент я понял, что всё, отчего я так старательно отгораживался, все столетия, накрыло меня сразу. Это было похоже на прорыв плотины, и меня просто затопило одним махом.
        А потом я медленно убивал Раду, по частям за то, что она сотворила такое со мной и с Ташей. Это могла сделать только она. Я лично в руки отдал ей диск и приказал его уничтожить, потому что знал, что он мне больше не понадобиться. А эта тварь, как она потом призналась, умирая, положила его специально в мой стол, надеясь, что Таша его найдёт. Вот только она просчиталась в одном, что не сможет найти записки, в которой Таша напишет, что видела этот диск.
        Пока я организовывал погоню, Рада забрала диск и обыскала спальню и кабинет, и не найдя записки, успокоилась, думая, что ей это сойдёт с рук. Но не сошло. Пока она умирала на солнце и билась в агонии, я наблюдал за ней и понимал, что её крики и её боль не дадут мне успокоения. Раз за разом я давал ей обгореть на солнце, а затем давал опять восстановиться и опять выбрасывал на свет божий, но легче мне не становилось. В конце концов я дал ей умереть, и даже уже отчасти завидовал ей, потому что сейчас она уже ничего не чувствовала, в отличие от меня.
        "Таша… Таша" - сердце каждый раз болезненно сжималось даже от упоминания её имени. Но я постоянно его повторял, чтобы мне было больно, потому что знал, что это только малая часть той боли, которую пережила моя милая, нежная, любящая девочка в тот момент, когда смотрела тот диск.
        Я много раз пытался представить, что она чувствовала в тот момент, но не мог. Вернее боялся. Мне так хотелось верить, что есть ещё надежда на то, что она поговорит со мной и даст мне шанс объяснить всё.
        Застонав, я сжал голову руками, пытаясь найти в себе силы, чтобы дождаться и дожить до этого момента. Но с каждым днём сил становилось всё меньше и меньше.
        "Хоть бы ещё раз услышать её голос! Хотя бы голос! Рядом со мной, а не на видеозаписи". У меня осталось так мало от неё, от самого дорого человечка в моей жизни - вещи, которые до сих пор хранили её запах, видео со свадьбы и наши фотографии, которые я теперь готов был рассматривать до боли в глазах и каждый раз находил что-то новое в них. То, что не видел и не ценил тогда - её милую улыбку, которая давала мне силу. Её щемящий душу нежный взгляд, который я не замечал в тот момент. Но самое главное, что у меня осталось от неё, это кольцо. Нет, не обручальное кольцо, или те побрякушки, что я ей дарил, а то кольцо, которым она расплатилась за свой побег.
        Я знал, что она им дорожила, потому что это был подарок её родителей. И понимал, насколько тяжело ей было с ним расставаться. Ведь она могла спокойно взять, что-то из моих подарков, но она всё оставила, и отдала самое ценное, что у неё было, чтобы избавиться от меня. Тот парень всё рассказал, а потом отдал это кольцо и теперь я боялся до дрожи в коленях расстаться с ним. Я носил его на цепочке, возле сердца и мне хотелось верить, что если я смог вернуть его, то смогу вернуть и Ташу.
        Прошло восемнадцать самых страшных дней в моей жизни, и неизвестно, сколько ещё впереди. Всё потеряло смысл без неё, и я перестал заниматься делами клана, потому что каждую секунду думал о ней: "Что она сейчас делает? Как себя чувствует? О чём сейчас думает?".
        Я даже перестал выезжать на охоту и теперь еду привозили мне в дом, несмотря на то, что когда-то я сам установил жёсткое правило, что на территории резиденции питаться запрещено. Хотя это трудно было назвать питанием. Я до сих пор помнил вкус крови Таши - вкус любви, которая плескалась в её крови. А сейчас я питался жидким, безвкусным пойлом.
        После того, как она разрешила мне пить свою кровь, я действовал осторожно. Нам всегда надо было много крови, и прежде чем подойти к ней, я ездил на охоту, чтобы с ней вовремя остановиться и не выпить слишком много. Это стало своеобразным ритуалом, сначала я напивался чужой крови, вкус которой уже не чувствовал и пил просто для того, чтобы наполнить желудок, а уже дома смаковал каждую каплю её крови и наслаждался ею. Именно только её кровь способна была дать мне насыщение, и теперь я лишился и этого. Но, даже если бы сейчас Таша, каким-то чудом оказалась рядом со мной и предложила мне выпить её крови, я бы отказался, чтобы наказать себя. Наказать за то, что поступил с ней так и чтобы доказать ей, что она мне нужна, а не её кровь или власть, или кубки.
        С поисками кубков я завязал и отозвал свой отряд, потому что уже не видел смысла в них. "Зачем мне неограниченная власть, если рядом со мной нет того единственного человека, который мне нужен?". Всё потеряло смысл.
        И ещё, я очень надеялся, что Негина это узнает и расскажет об этом Таше. "Может тогда она захочет хотя бы поговорить со мной?".
        "Как же мне тебя не хватает, малышка! Ты наказываешь меня за то, что я сделал и правильно, но, умоляю, дай мне хотя бы знать, что надежда есть. Я всё вынесу, если буду знать, что однажды ты меня простишь!".
        Я не один раз звонил Негине и просил, чтобы она дала трубке Таше. Сначала я кричал и требовал позвать её к телефону, потом пытался достучаться до её сердца, а затем просто стал умолять, но Негина была непреклонна и голосом, полным яда, повторяла, что больше никогда не подпустит меня к ней, и что я итак уже практически убил её. И самое главное - она не хочешь сама меня слышать.
        Это были самые страшные слова. Я даже боялся представить, что она сейчас ко мне испытывает. Но сдаваться я не собирался и всё время повторял: "Пока бьётся твоё сердечко, я буду бороться за тебя, за то, чтобы ты ещё хоть раз назвала меня по имени, и с любовью посмотрела на меня. Я не буду больше просить тебя стать вампиром, а просто, когда ты умрёшь, умру следом за тобой, потому что ты единственная родная душа для меня на всём белом свете и когда тебя не станет, моя жизнь потеряет всякий смысл".
        И через три дня мне представится шанс начать эту борьбу - через три дня состоится Большой Ежегодный Совет и там, я в любом случаи встречусь с Негиной. Мне придётся унизиться перед ней, но я готов на это пойти, чтобы иметь хоть маленькую надежду на то, что Таша хотя бы выслушает меня. "Мне необходимо убедить Негину позвонить Таше и уговорить её поговорить со мной! Вот только как это сделать?".
        Поднявшись с кресла, я начал мерить шагами комнату, пытаясь подобрать слова, которые мне предстоит сказать Негине. Но я никак не мог подобрать таких слов - слов, которые смогут убедить моего врага поверить мне и отдать самое дорогое, что у него есть, Ташу, и доверить мне её жизнь.
        "Какая ирония! Сколько знаю Негину, всегда её ненавидел - за спесь, за эгоизм, за самолюбие, и вот теперь люблю ту, которая появилась на свет благодаря ей" - я невесело усмехнулся этой мысли. "Теперь придётся смириться с этим чувством, ради Таши. И я готов это сделать. Я готов на всё, чтобы только моя малышка посмотрела на меня своими чистыми зелёными глазами и однажды сказала, что прощает меня".
        Таша.
        Открыв глаза и ничего не понимая, я посмотрела в потолок. Вспомнив, что нахожусь в доме Негины, тут же их закрыла и внутренне сжалась от волны боли, которая меня накрыла.
        В сутках было двадцать четыре часа, и только несколько секунд из этих двадцати четырёх часов, я чувствовала себя хорошо - в первые две секунды после пробуждения, когда сонно рассматривала всё вокруг себя и пыталась понять, где нахожусь.
        За последние два с половиной месяца я так часто меняла место своего проживания, что проснувшись, терялась, ничего не узнавая вокруг. А потом вспоминала где я, и сразу же вспоминала всё остальное. И вслед за этим приходило ощущение дикой боли. Боли, от которой хотелось выть и биться в истерике, и от которой было тяжело дышать и невозможно заставить себя двигаться. Она была уже не только моральной, а физической, когда казалось, что каждая клеточка моего тела болит сама по себе.
        Судорожно втянув воздух, я сжала кулаки и зажмурилась, пытаясь справиться с собой. "Когда же это закончиться?" - просыпаясь, я постоянно задавала себе этот вопрос, и понимала, что это произойдёт не скоро.
        Прошло всего семнадцать дней, как я узнала правду, и впереди минимум несколько месяцев, пока боль хоть чуть-чуть стихнет. "Всего лишь чуть-чуть. И мне придётся терпеливо ждать этого дня - дня, когда я проснусь и пойму, что могу хотя бы вдохнуть воздух, и не корчиться при этом от боли".
        "Что же ты наделал?! Я так любила тебя! Я жила и дышала тобой! А ты… Ты меня просто использовал! Ну зачем ты влюбил меня в себя? Зачем притворялся? Можно было просто похитить меня и шантажировать Негину! Так нет же, ты выбрал более жестокий способ! Ты убедил меня, что любишь меня, и я доверилась тебе. Зачем тебе понадобилось влюблять меня в себя?" - эти вопросы не давали мне покоя, но ответа на них не было. "Я была пешкой в твоей игре, а пешками всегда жертвуют и не обращают внимания на их чувства!".
        Повернувшись на бок, я подтянула колени к груди и, обняв их, уткнулась лбом в подушку, чтобы хоть как-то унять боль.
        "Когда-то ты сказал, что после ухода любимого человека в сердце остаётся выжженная пустыня, и тогда я не смогла понять тебя в полной мере. После поступка Кости мне тоже было плохо, но я знала, что смогу ещё полюбить, а сейчас я точно знаю, что уже никого и никогда не пущу в своё сердце, потому что сердца просто нет. Оно не просто умерло, и осталось в груди, а умерло и эта боль, как кислота растворила его. Внутри осталась только выжженная пустыня".
        "Сегодня пора принимать окончательное решение!" - и поморщилась от этой мысли. Я понимала, что если решусь на это, то возврата назад не будет, но и другого выхода у меня нет. "Если я этого не сделаю, то у меня не получиться осуществить задуманное".
        Когда я поняла, что меня схватили не вампиры Вайго, а вампиры Негины, от облегчения, я не могла остановиться и плакала часа два не меньше, а затем впала в ступор. По-видимому, моя психика больше не могла справиться с эмоциями и болью, и я просто отключилась. Вернее, не отключилась, а перестала воспринимать всё реально. Было такое ощущение, что я разделилась на две части - душу и холодный разум. И этот холодный разум из глубины сознания наблюдал за тем как умирает душа и не позволял мне почувствовать её предсмертную агонию. Это ощущение нереальности и отстранённости от своего тела постепенно прошло в первую неделю, но я до сих пор помнила, что чувствовала в том момент.
        А ещё, я разучилась плакать. После той истерики, я больше ни разу не смогла заплакать. "Может поэтому мне сейчас так больно физически?". Слёзы всегда приносят облегчение, и пока я не научусь заново плакать, я не избавлюсь от этого тяжёлого камня в груди, который мне мешает свободно дышать, и который каждый раз, когда я просыпаюсь, тянет меня на дно океана горя и боли? "Или всё же хорошо, что я не могу сейчас плакать?". Ведь если я опять смогу это делать, то разговора с Негиной будет не избежать, а говорить о нём я сейчас физически не могла. Я даже имя его старалась не вспоминать и теперь, когда думала о последних четырёх месяцах своей жизни, максимум что позволяла себе - это называть его "он".
        Негина пыталась не раз со мной поговорить, но я всегда меняла тему. И для этого было две причины. Во-первых, я понимала, что как полная идиотка поверила ему, и признаться в своей глупости вслух было тяжело и стыдно. А во-вторых, мне было жаль саму Негину.
        Тот наш первый разговор и её глаза в тот момент, я не забуду никогда. Она с такой болью в голосе и таким сожалением просила у меня прощения, что всё внутри сжималось. Мне хотелось успокоить её и я соврала, что мне не больно, чтобы она не испытывала ещё большие муки совести. Да и зла я на неё не держала и прекрасно понимала, почему она следила за мной. "Я живу без родителей всего четыре года, а она столетиями одинока, и это естественно, что она тянулась ко мне".
        С ней у нас сложились хорошие отношения. Правда, первое время мне тяжело было уложить в своей голове, что она мой далёкий предок, ведь она выглядела максимум на двадцать пять - двадцать шесть лет, но потом это как-то само собой стало не важным, и сейчас я воспринимала её как свою старшую сестру.
        Мы с ней были мало похожи, и наше родство выдавали только одинаковый разрез глаз и их цвет. В остальном же мы были разными, как небо и земля. Негина была красавицей, с густыми чёрными волосами, гладкой фарфоровой кожей, аккуратным носиком и красивыми пухлыми губами. А её фигуре и походке позавидовала бы любая фотомодель.
        Мне нравилось слушать её и разговаривать с ней о её жизни, и я постоянно засыпала её вопросами о своих дальних и не очень предках. А она в свою очередь подробно расспрашивала меня о моих бабушках и дедушках, о моих родителях и о жизни с ними. Пожалуй, ещё и в эти моменты я чувствовала себя более-менее нормально. Когда я вспоминала о своём детстве, и погружалась в воспоминания, боль утихала. Но лишь ненадолго, и потом было невыносимо возвращаться в реальность.
        Боль… Эта невыносимая, не проходящая, ноющая боль постоянно держала меня в напряжении, и сил её терпеть с каждым днём становилось всё меньше и меньше. И однажды проснувшись, я поняла, что надо что-то делать, чтобы окончательно не свихнуться. Вернее, не однажды и не просто так, а после того, как Негина сказала, что "он" звонит ей и хочет со мной поговорить. В тот момент меня охватила ярость, настолько сильная, что от неё закружилась голова. Ему мало было унизить и растоптать меня, он ещё и лично желал сказать мне, что я полная идиотка. От этой мысли я чуть не сошла с ума, и долго не могла уснуть, а когда проснулась - поняла, чего хочу. "Господи! Ну, конечно! Надо найти эти кубки и уничтожить их!".
        Я загорелась этой идеей, и жить стало чуть легче, потому что появилась цель. Если раньше я просто жила и не совсем понимала, как и зачем мне вообще жить, то сейчас я точно знала, чего хочу.
        Негина удивилась, когда я обратилась в ней за полной информацией, и попыталась узнать для чего мне это нужно, но я ничего ей пока не говорила, и пообещала, что позже всё расскажу. Прежде чем рассказывать ей о своей безумной затее хотелось владеть всеми данными, и знать, какие трудности меня ждут, чтобы выдвигать контраргументы, когда она начнёт меня отговаривать.
        И вот, два дня назад я закончила просматривать все отчёты, и меня охватило отчаяние. Они уже очень давно искали эти кубки, и исследовали немалую территорию, но впереди предстояло проверить ещё больше. "Да мне и двух жизней не хватит, чтобы найти эти злосчастные кубки! И я не говорю уже об условиях, в которых их приходиться искать! Вампиры выносливы, и пока темно они быстро осматривают немалые участки, а я никогда не смогу быть с ними на равных и буду только тормозить их!". А так хотелось глядя "ему" в глаза сказать, что я лично, собственными руками уничтожила кровь Дьявола и теперь его мечта никогда не осуществиться.
        Когда я поняла, что это практически нереально, я чуть не потеряла сознание. Мне хотелось отомстить "ему", хоть как-то задеть "его" за живое, но дело было и не только в этом. Прочитав внимательно легенду, я поняла, что всё намного страшнее и серьёзнее, чем я полагала, и кубок Дьявола надо обязательно уничтожить, потому что если не "он", то другой вампир его, когда-либо найдёт, и тогда на земле наступит ад кромешный и человечество искупается в собственной крови.
        Решение пришло мгновенно, но оно настолько испугало меня, что в первый момент я просто оцепенела. Справившись с первым испугом, я всё же постаралась рассмотреть этот вариант и чем больше думала об этом, тем больше понимала, что он единственно верный.
        "Пора принимать окончательное решение!" - перевернувшись на спину, я посмотрела в потолок и прислушалась к своим ощущениям. "Вроде, панический страх ушёл, и эта мысль меня не пугает. И другого выхода всё равно нет" - я вздохнула. "Значит, я сама стану вампиром, чтобы однажды найти эти кубки!".
        Рывком сев на кровати, я сжала кулаки и уже твёрдо произнесла вслух:
        - Я стану вампиром!
        "Теперь осталось убедить Негину обратить меня, и аргументы должны быть железными! И они у меня есть! Прямо сегодня поговорю с ней" - поднявшись, я решительно направилась в душ. Выйдя оттуда и одевшись, я быстро направилась к спальне Негины, но увидев, что её там нет, пошла в её кабинет.
        Постучавшись, я, не дожидаясь ответа, вошла и, увидев её бодро сказала:
        - Привет!
        Она сначала удивлённо посмотрела на меня, а потом искренне улыбнулась:
        - Добрый вечер, родная. Он ведь судя по всему добрый?
        - Угу! Пока добрый, а остальное будет зависеть от тебя! У меня к тебе просьба!
        - Таша, я исполню что угодно, только скажи, чего ты хочешь!
        - Я хочу присоединиться к твоему отряду, который занимается поисками кубков! - я решила зайти издалека, чтобы не дать ей шансов для отступления.
        - Таша, нет!!! - нахмурившись, бросила она.
        - Почему?
        - Ты не представляешь, какие там условия! Они нечеловеческие и ты просто не справишься, - она подошла ко мне и взяла за руку. - Поверь, дорогая, лучше ожидать здесь. Да и потом, ты просто не будешь успевать за ними. Пока темно они стараются исследовать как можно большую территорию, и если они будут ждать тебя, то это только будет задерживать поиски.
        - Я понимаю, - спокойно ответила я и, собравшись с силами, произнесла: - И ключевое слово здесь "нечеловеческие условия" поэтому я хочу, чтобы ты сделала меня вампиром.
        Негина сначала изумлённо посмотрела на меня, а потом выражения лица стало испуганным и исказилось от боли.
        - Нет, я такого с тобой никогда не сделаю, - прошептала она. - Даже не проси! Ты понятия не имеешь, каково это быть вампиром.
        - Мне это необходимо!
        - Нет, девочка моя, я никогда на это не пойду! - твёрдо сказала она и, усадив меня на диван, села рядом. - Я всё понимаю. Сейчас ты хочешь отомстить Вайго, - при упоминании имени я сморщилась от отвращения, а Негина тем временем продолжала, - Но эта месть не стоит таких жертв, поверь! Надо просто подождать, и я обещаю, что мы найдём кубки.
        - Ты ищешь их уже более ста лет, - напомнила я. - И можешь искать их ещё столько или дольше. Как человек я столько не проживу.
        - Я обещаю, что мы найдём их ещё при твоей жизни!
        - А если он первым их найдёт? Или не он, а кто-то другой?
        - Найдём именно мы, я в это верю.
        - Я тоже верю и хочу помочь.
        - Таша! Нет! - Негина встала с дивана и села в своё кресло.
        "Судя по интонации и выражению её лица, она точно на это не пойдёт!" - меня стал охватывать страх и злость. "Не хотела этого делать, но придётся. Извини Негина, ты не оставила мне выбора".
        - Ладно, - вздохнув, я поднялась с дивана. - Тогда мне придётся вернуться к "нему". Он давно меня уговаривал стать вампиром, - сказав это, я направилась к двери.
        - Ты не посмеешь! - в долю секунды она оказалась рядом со мной, и преградила выход. - Ты что с ума сошла! Ты вообще понимаешь, что такое быть вампиром? - схватив меня за плечи, Негина стала меня трясти, и срываться чуть ли не на крик. - Ты хочешь прятаться от солнца? Испытывать постоянную жажду? Убивать людей? Ты этого хочешь? Твоя душа намного важнее, чем месть!
        - Дело не в мести, - спокойно ответила я. - Вернее и в ней тоже, но кубки сами по себе очень опасны, и их надо уничтожить! И если надо будет, я согласна заплатить своей душой, чтобы спасти остальные шесть миллиардов душ. Решение принято, поэтому или ты это сделаешь, или я обращусь к нему. Выбирай!
        Внимательно посмотрев мне в глаза, она отошла к окну и стала смотреть в ночную тьму.
        - Таша, я сделаю это, но только при одном условии. Когда кубки будут найдены, ты выпьешь кровь Бога, - после долгого молчания произнесла она.
        "Боже! Ну какая же я дура! Я зациклилась на кубке Дьявола и совсем упустила из виду то, что Негина в первую очередь ищет кубок Бога, чтобы стать человеком! И вот сейчас она добровольно отдаёт мне свой единственный шанс опять стать человеком" - я с сожалением посмотрела на неё. "Я не приму от неё такую жертву!".
        Подойдя к ней, и положив ей руку на плечо, я тихо произнесла:
        - Давай без условий. Просто сделай меня вампиром.
        - Таша, Таша… Ты понятия не имеешь что просишь у меня, - и тяжело вздохнув, произнесла: - Хорошо, я сделаю это.
        - Спасибо тебе! - я обняла её за плечи и радостно улыбнулась.
        - Глупая ты, за такое не благодарят, а проклинают, - повернувшись, она обняла меня и погладила по голове.
        - Когда приступим? - нетерпеливо спросила я. - И как вообще это происходит?
        Мы опять сели на диван, и она опять тяжело вздохнула:
        - Я укушу тебя, а потом ты должна будешь выпить два глотка моей крови, - услышав это, я поморщилась, но понимала, что должна буду сделать что-то вроде этого. - Только очень важно сделать два глотка.
        - Почему?
        - Потому что если ты сделаешь один глоток, ты станешь моей рабыней. Зов и власть крови вампира настолько сильна, что ты просто не сможешь противостоять моим приказам, а если сделать два глотка, то эта связь рвётся, и ты становишься свободным вампиром.
        - Ясно, - ответила я. - Два глотка!
        - Таша, а ответь-ка мне на один вопрос, только честно, - Негина прищурилась. - Вайго на самом деле предлагал тебе стать вампиром? И сразу предупреждаю, я обещаю, что сделаю тебя вампиром, чтобы ты сейчас не ответила.
        - Да, на самом деле.
        - А сколько глотков крови он хотел тебе дать?
        И тут до меня дошло. "Боже, да он свободно мог дать мне один глоток своей крови, и тогда бы я навек была привязана к нему" - дыхание тут же сбилось, и на меня накатила волна злости.
        - Он никогда не говорил мне про количество глотков, - прошептала я.
        - И зачем вообще ему обращать тебя в вампира? - задумчиво спросила она.
        - Ясно зачем! - с ненавистью произнесла я. - Меня ведь можно было выбросить на солнце и снимать, как я мучаюсь, а потом послать запись тебе, чтобы ты скорее пошла на его уступки!
        - Не думаю. Есть много способов мучить человека и совсем не обязательно обращать его, - ответила она.
        - Да какая разница, что он там задумывал. Главное, что у него ничего не получилось, - искать мотивы "его" поступков я устала. - Что будет дальше, после укуса и глотков?
        - Будет очень больно. Очень, - она бросила на меня смущённый взгляд.
        - Как долго?
        - Часа три - четыре. Хотя тебе в этот момент будет казаться, что мучения длятся сутками. Но без этого никак. Организм полностью перестраивается, вплоть до костей, поэтому болит абсолютно всё.
        - Понятно, - я сглотнула, пытаясь сразу с этим примириться. - А потом… Ну, когда я пить захочу…. Он говорил, что у вас есть доноры… - я с шумом выдохнула, пытаясь взять себя в руки, чтобы сразу прояснить все вопросы. - Вы их кусаете или делаете забор крови, или надрез?
        - Таша, какие доноры? - Негина удивлённо посмотрела на меня. - Ни один донор не в состоянии сдать два литра крови. Ты о чём?
        - Как два литра? - меня бросило в жар. - А как же вы тогда питаетесь? - и, не успев задать этот вопрос, я уже знала на него ответ.
        "Нет! Только не убийства! Пожалуйста! Скажи, что вы не убиваете людей!" - я с мольбой смотрела на Негину, и когда она отвела взгляд, все сомнения окончательно отпали.
        Поднявшись с дивана, я на негнущихся ногах пошла к выходу из кабинета. Добравшись до своей комнаты, я упала в кресло и стала тупо смотреть в стену. "Если я стану вампиром, значит и мне придётся тоже убивать!" - от этой мысли внутри всё похолодело. "А ведь "он" всегда говорил, что для насыщения ему нужна только моя кровь. Врал, ублюдок! Всегда и во всём мне врал! Ненавижу!" - я закрыла глаза.
        В голове от страха и паники была пустота. Мысли, мелькнув, тут же исчезали, а тишина невыносимо давила на уши. Схватив пульт от телевизора, я включила его и, опять ушла в себя. "И что мне теперь делать? Разве я смогу убить человека? Отнять чью-то жизнь?".
        Больше часа я сидела, не двигаясь, и пыталась найти хоть какой-то выход из ситуации. "Ну а почему я не могу купить в донорском пункте два литра крови?" - от этой мысли я улыбнулась. Действительно! Ведь необязательно же убивать! "Ага, а когда ты будешь бродить по Израильской пустыне или по территории Ирака, много там будет донорских пунктов?" - тут же из подсознания всплыл неудобный вопрос. "Да уж, донорские пункты конечно интересны, но не всегда реальны".
        Меня начало охватывать отчаяние. "Или я примирюсь с убийствами, или сама лягу в гроб, потому что жить больше не хочу. Внутри всё равно уже всё умерло и я никогда уже не смогу улыбаться или любить!".
        Неожиданно из телевизора раздался неприятный звук, от которого я чуть не подпрыгнула, и с экрана раздался голос диктора: "Мы прерываем передачу для экстренного выпуска новостей. Двадцать минут назад было совершенно нападение на один из супермаркетов. Преступники ранили трёх посетителей, и убили охранника с кассиром, после чего забрали выручку и скрылись с места преступления на автомобиле…". Дальше я уже не слушала, потому что решение пришло моментально. "Ну конечно! Вот кем я смогу питаться! Таких сволочей, как эти, которые сеют за собой смерть, на мой век хватит!".
        Я стрелой понеслась в кабинет Негины и ворвалась туда без стука. Увидев меня, она напряглась и выжидающе посмотрела на меня.
        - Кроме питания, есть ещё что-то, что мне необходимо знать?
        - В каком смысле?
        - Ну, не окажется потом, что я там, в полную луну, буду превращаться с летучую мышь, или ещё какую-нибудь дрянь?
        - Нет, - она улыбнулась. - Мы отличаемся от людей только тем, что избегаем солнца, питаемся кровью, и физически сильнее и выносливее их.
        - Тогда - решено! Я хочу, чтобы ты меня обратила, - уверенно сказала я. - Когда начнём?
        - Таша, ты уверена? Ты понимаешь, что без крови ты не сможешь обойтись, и тебе придётся убивать людей, чтобы насытиться? А если ты думаешь, что сможешь питаться кровью животных, то сразу тебе скажу - ничего из этого не выйдет. Наш желудок не переносит её.
        - Уверена! - нараспев произнесла я и улыбнулась. - Так когда?
        - Через четыре дня будет Большой Ежегодный Совет, и мне придётся уехать. Давай после него.
        - Ежегодный Совет? - я с интересом посмотрела на неё. - Там что собираются все вампиры?
        - Нет, Лорды всех кланов.
        - И он там будет? - прищурившись, спросила я.
        - Да, - ответила Негина и подозрительно посмотрела на меня.
        - А если я стану вампиром, ты можешь меня взять туда с собой?
        - Зачем тебе это?
        - Можешь или нет?
        - Могу.
        - Тогда лучше приступить к обращению как можно раньше, чтобы до поездки я уже привыкла в своей новой сущности.
        - Ответь мне на вопрос: "Зачем тебе это?".
        - Я не знаю, - поморщившись, ответила я. - Может, хочу показать ему, что он не сломил меня и мне плевать на то, что он так со мной поступил. Может, хочу утереть ему нос и своим появлением лишний раз напомнить ему, что я смогла его перехитрить, сбежав от него. Я точно не знаю, но очень хочу, чтобы он увидел меня в облике вампира.
        - Девочка моя, с Вайго лучше не шутить, - предостерегающе произнесла Негина. - Ты понятия не имеешь, какой он на самом деле жестокий и мстительный. Он очень опасен, и лучше не злить его лишний раз.
        - Я и не буду его злить, обещаю! Я даже слова ему не скажу, вот увидишь! Я даже не посмотрю в его сторону! - с жаром ответила я. - Просто мне необходимо сейчас сделать хоть что-то, чтобы почувствовать себя живой. Пожалуйста, обрати меня сейчас!
        Негина больше пяти минут пристально смотрела на меня, а потом сказала:
        - Хорошо, только не сейчас, а завтра.
        - Почему?
        - Потому что, пока ты будешь становиться вампиром, наступит рассвет, и когда всё закончиться ты захочешь пить, но из дома выйти не сможешь.
        - Ооо! Я не подумала. Во сколько завтра?
        - В три часа дня.
        - Спасибо! - я подбежала к ней и поцеловала её в щёку.
        - Иди лучше поспи, - вздохнув, ответила она, и грустно посмотрела на меня. - Завтра тебе будут нужны силы. Много сил.
        - Хорошо, - я улыбнулась и вышла из кабинета.
        В комнате я разделась и легла в кровать, боясь, что от переполнявших меня эмоций вряд ли сейчас смогу заснуть. Но как ни странно, практически сразу заснула. Причём заснула спокойно, как давно уже не спала.
        На следующий день в половине третьего Негина вошла в мою комнату вместе с Эрной, и моё сердце учащённо забилось.
        - Ты не передумала? - с надеждой спросила Негина.
        - Нет, - твёрдо ответила я.
        - Тогда ложись, - тоскливо сказала она.
        Когда я улеглась на кровати, она с Эрной подошли ко мне и одели на запястья какие-то верёвки.
        - Нам необходимо привязать тебя, - пояснила Негина. - Чтобы ты не поранила себя, пока будет идти процесс обращения. Иногда некоторые от боли начинают рвать на себе одежду и сдирают кожу с груди.
        - Ясно, - внутри всё похолодело от страха, но я старалась говорить спокойно.
        Привязав мне руки в спинке кровати, Негина кивнула Эрне на дверь, и когда та вышла, присела рядом со мной.
        - Таша, будет очень больно, поэтому не стесняйся и кричи, - я кивнула. - И не забывай, что должна сделать два глотка. Это важно! Как бы тебе было неприятно - два глотка, - я опять кивнула и она с нежностью спросила, - А может, всё же передумаешь?
        - Нет, - я постаралась улыбнуться.
        Она наклонилась ко мне и прошептала:
        - Я постараюсь причинить тебе как можно меньше боли.
        Зажмурившись, я повернула голову набок и через секунду почувствовала на своей шее её губы, а затем меня пронзила боль, но я крепко сжала зубы, чтобы не застонать.
        - Пей! - раздал властный голос Негины и, открыв глаза, я увидела перед собой её запястье, по которому уже струилась кровь.
        Поднеся его к моим губам, она положила мне руку на затылок и прижала к своему запястью, после чего я почувствовала солоноватый вкус крови.
        - Два глотка!
        Снова зажмурившись, я сделала сначала один глоток, а за ним второй. Рука с затылка тут же исчезла и мою голову аккуратно положили на подушку.
        - А теперь приготовься, - ласково произнесла она и провела мне пальцем по щеке.
        Я стала прислушиваться к своим ощущениям. Вначале в области укуса кожа начала гореть, и одновременно с этим в желудке началось жжение. Постепенно это жжение стало подниматься вверх, а по венам, как будто побежал кипяток, и когда эти два ощущения столкнулись в области сердца, я застонала, потому что мне показалось, что сердце сначала обварили кипятком, а потом плеснули на него кислотой. И постепенно эта боль начала расходиться по сторонам. Не выдержав, я выгнулась и снова застонала, а потом началось страшное. Всё тело стало пылать, как в огне, и я не выдержав, закричала. Закричала так, как никогда в своей жизни ещё не кричала:
        - Вайго, ненавижу тебя!!!! - а потом погрузилась в океан мучительной боли и стала в нем тонуть….
        Глава 8
        Вайго
        Никогда в жизни я не испытывал такого волнения как сейчас. Я стоял возле окна и наблюдал за подъезжающими машинами. Мы задержались в дороге, и теперь я боялся, что пропустил приезд Негины. Мне хотелось увидеть её до Совета, чтобы понять, что сейчас к ней чувствую. Ведь с одной стороны, я её ненавидел, а с другой стороны - благодаря ей, я сейчас имею смысл жизни - человечка, который заставляет моё сердце учащённо биться.
        Машины всё реже подъезжали к входу и через тридцать минут должен уже начаться Совет. "Пропустил. Значит, она приехала раньше" - с сожалением подумал я, отходя от окна.
        Ридах и Демьян уже распаковали мой чемодан и, приготовив одежду, вышли из комнаты. Одевшись, я сел в кресло и попытался взять себя в руки.
        В этом году Совет собрали в австрийском замке XV века и атмосфера этого замка давила на меня. Когда то именно в таком месте я жил, любил и страдал, и теперь, против своей воли опять погружался в воспоминания о своей человеческой жизни и об Армине. "Хватит! Шесть столетий прошло и теперь мне нужны силы, чтобы убедить Негину в своих чувствах к Таше, а не погружаться в прошлое!" - одёрнул я себя. "Сейчас главное вернуть мою малышку".
        В дверь постучали, и заглянул Ридах.
        - Вайго, пора спускаться.
        Кивнув, я поднялся и вышел из комнаты. На первом этаже возле входа в зал, где планировался Совет, я стал приветствовать Лордов кланов, которые там стояли, при этом всё время ища глазами Негину, но её нигде не было.
        Войдя в зал, я занял своё место за круглым столом, а Ридах встал рядом с моим креслом. Стараясь не спускать глаз с входа, я отвечал на вопросы и приветствия участников Совета.
        "Негина, ну где же ты? Пропустить Большой Ежегодный Совет ты никак не можешь!" - меня стало охватывать нервное возбуждение. "Если ты не приедешь. Мне придётся ехать к тебе!". Делать этого очень не хотелось, потому что тогда я выступлю в роли просящего и дам ей лишний повод почувствовать своё превосходство надо мной. "Я на многое пойду ради Таши, но не позволю тебе наслаждаться этим чувством".
        И как только я это подумал, в дверях зала появилась Негина. От облегчения я усмехнулся, но когда увидел, кто зашёл следом за ней, оцепенел. Рядом с ней, с гордо поднятой головой шла моя Таша.
        "Малышка!" - внутри тут же разлилось тепло, когда я понял, что это не галлюцинация. Первой мыслью было вскочить с кресла и, подойдя к ней, прижать к себе и больше никогда не отпускать. "Девочка моя, как же я по тебе соскучился!" - мне хотелось кричать об этом на весь зал и эмоции переполняли меня.
        Негина тем временем села в кресло, а Таша встала по левую руку от неё. Лука, как помощник встал справа, и только тут до меня дошло, что Таша уже не человек, а вампир.
        - О Боже! - забывшись, произнёс я вслух.
        Негина, уловив моё восклицание, повернула голову в мою сторону и, прищурившись, бросила на меня презрительный взгляд, но она меня уже мало волновала. Я, не отрывая взгляда, рассматривал свою жену, отмечая все изменения произошедшие в ней.
        Таша за эти три недели похудела и теперь вообще казалась хрупкой фарфоровой куклой. Кровь вампира исправила мелкие оплошности, который допустила природа и теперь она выглядела умопомрачительно. "Девочка моя, как же я люблю тебя!" - чем дольше я на неё смотрел, тем больше испытывал желания встать и, подойдя в ней, поцеловать её долгим и сладким поцелуем, а потом, подхватив её на руки вынести из зала, чтобы закрыться в комнате и показать насколько сильно ею люблю. Я насколько сильно хотел сейчас подойти к ней, что у меня закружилась голова, но Совет уже начался и я понимал, что не могу сделать сейчас то, что хочу.
        Я боялся отвести от неё взгляда и пытался справиться со своими чувствами и желаниями. А Таша даже не смотрела в мою сторону. Она внимательно разглядывала всех Лордов, но меня избегала, и я стал про себя молить её: "Посмотри на меня, душа моя! Посмотри мне в глаза! В них ты увидишь столько любви! Обрати на меня внимание хотя бы на секунду, и ты всё поймёшь! Я наделал много глупостей, но теперь раскаялся в этом, и хочу, чтобы ты об этом знала!"
        Я больше часа гипнотизировал её взглядом, и только один раз она посмотрела на меня. Вернее, не посмотрела, а скользнула взглядом. В её глазах ничего не отразилось, как будто она посмотрела на пустое место, и мне стало не по себе.
        "Ты не могла так быстро разлюбить меня! Нет, не могла! Ты должна сейчас злиться и ненавидеть меня, а не проявлять равнодушие" - убеждал я себя, чувствуя, что вокруг сердца сжимается ледяное кольцо страха. "Покажи мне, как ты меня сейчас ненавидишь, а я в свою очередь сделаю всё возможное, чтобы доказать тебе, как ты дорога мне".
        Ридах прикоснулся к моему плечу, и я оторвал взгляд от Таши. Лорды стали поднимать руки, голосуя за очередные изменения в нашем уставе, и я тоже поднял руку, в знак своего согласия. "Хорошо, что повестка известна заранее, а то бы я сейчас тут голосовал непонятно за что" - невесело подумал я.
        Чем дольше длился Совет, тем больше я мрачнел. Я не рассчитывал на такую удачу, что Таша будет рядом, и если вначале обрадовался этому, то теперь понял, что сделал это зря. Я для неё не существовал, и понимание этого болезненно отзывалось внутри. Меня стала охватывать злость из-за того, что она так равнодушно относиться ко мне.
        "Нет, крошка, ты меня любишь. Я же помню, как ты смотрела на меня влюблёнными глазами. Помню, как ты таяла в моих руках, когда я целовал тебя и помню, как ты стонала подо мной. Помню твою улыбку и горячие любовью глаза. Ты не хочешь признавать и показывать, что я значу для тебя. Но я не вчера родился и знаю все женские уловки, поэтому позволю тебе пока вести себя таким образом. Я дам тебе возможность наказать меня, а затем ты растаешь в моих руках и позволишь мне попросить у тебя прощения" - я улыбнулся этой мысли. После Совета всегда был бал, и я уже точно знал, что не упущу этого момента. "Именно на балу всё решиться! Я дам тебе то, что хочешь ты, но потом ты обязательно простишь меня!" - от этой мысли я успокоился и сосредоточился на обсуждаемых вопросах, но Ташу из вида не выпускал.
        Когда Совет закончился и все стали расходиться, чтобы приготовиться к балу, я догнал Ташу с Негиной на лестнице и, проходя мимо них, нежно сказал:
        - Здравствуй малышка. Рад тебя видеть, - и провёл рукой по её спине, улыбнулся, после чего посмотрел на Негину и, кивнув ей, направился в свою комнату, не оглядываясь и не дав им опомниться.
        Никогда ещё в своей жизни я так тщательно не готовился к мероприятию, и не осматривал себя так придирчиво. Хотелось выглядеть так, чтобы Таша не смогла сопротивляться моему обаянию. "Я помню, крошка, что тебе нравиться деловой стиль в одежде, и ты сама когда-то говорила, что мне он идёт, поэтому я в полной мере дам тебе насладиться этим. А в смокинге ты меня вообще никогда не видела, и думаю, что тебе это понравиться ещё больше!" - поправив бабочку, я бросил последний взгляд в зеркало и вышел из комнаты.
        Войдя в бальный зал, я окинул его взглядом и, не найдя Таши, сел на диван и стал ждать её появления. "Значит так, сначала просто наблюдаю за ней издалека и не приближаюсь к ней где-то в течение часа, потом приглашаю её на танец и, не дождавшись ответа, увлекаю её. А уж там я найду способ попросить у неё прощения" - меня переполняла уверенность, что всё будет хорошо. "В конце концов, меньше чем через месяц после знакомства я убедил её выйти за меня замуж, а уж выслушать меня, я тем более заставлю её" - подбадривающе подумал я. Во мне стал просыпаться охотник, который готов пойти на всё, чтобы получить заветный трофей.
        Увидел входящую в зал Ташу, я огромным усилием воли заставил себя сидеть на месте и не броситься к ней. Она выглядела потрясающе. Длинное вечернее платье из зелёного шёлка, как вторая кожа облегало её фигуру, подчёркивая тонкую талию. "Как же ты великолепно выглядишь, и ты моя!" - я улыбнулся, но увидел глубину её декольте, сжал зубы. Хотелось подойти к ней и набросить на неё свой смокинг, чтобы никто другой не мог любоваться её прелестями.
        "Ох, крошка, это жестоко! Ты же знаешь, что я люблю, когда ты распускаешь волосы" - я чуть не застонал, и вцепился в подлокотник дивана, когда она слегка встряхнула головой. Перед глазами тут же всплыла картинка - Таша отвечает на мои поцелуи, и я на секунду отрываюсь, чтобы посмотреть на неё и вижу перед собой рыжую бестию, с разметавшимися по подушке волосами, а в глазах обещание такого наслаждения, что голова идёт кругом.
        "Час. Надо продержаться час, а потом только начинать действовать. Пока нельзя ничего делать. Я проявил внимание, поздоровавшись с ней, и теперь надо взять паузу. Таша прекрасно понимает, что выглядит очень привлекательно, и если я начну действовать сейчас, она начнёт строить из себя неприступную королеву, и будет всячески стараться унизить меня. Конечно, я заслужил это унижение, но терпеть это прилюдно я не желаю. После танца я уведу её и, оставшись наедине, позволю высказать ей всё, что она обо мне думает, и буду даже рад этому. Но не при всех".
        Следующие сорок минут, я пристально наблюдал за её перемещениями по залу и уговаривал себя не двигаться, хотя это давалось мне с огромным трудом. Негина знакомила её с Лордами кланов, и каждый раз, когда Таша смущённо улыбалась кому-то из них одной из моих самых любимых улыбок, мне казалось, что я не выдержу и выволоку её из зала.
        Я видел, какие заинтересованные взгляды бросают некоторые вампиры на неё и меня это нереально злило. Мне хотелось закричать на весь зал, что это моя жена и тот, кто решиться ещё раз заглянуть ей в декольте, останется без глаз, но я понимал, что только всё этим испорчу.
        Кода же оркестр заиграл вальс, и её пригласил на танец Лорд Балканского клана Драгомир, я испытал жгучее желание вырвать ему руки, чтобы он так сильно не прижимал к себе Ташу.
        - Вайго?! - над ухом раздался нежный голосок. - Может, пригласишь меня? - передо мной стояла Беата, дочь одного из Лордов Южноамериканского континента.
        С Беатой мы, когда то провели пару жарких ночей, и я знал, что она не против встречаться со мной, а её отец даже лелеял надежду, что я женюсь на ней. Сейчас она была как нельзя кстати.
        - Беата, здравствуй! - поднявшись, я улыбнулся и поцеловал её руку. - С большим удовольствием!
        Взяв её под руку, я повёл её в центр зала, и закружил в вальсе. "Ну что Таша, как тебе это нравиться? Не одному мне от ревности сходить с ума, это оружие обоюдоострое" - улыбаясь своей партнёрше и кивая ей головой, думал я.
        Протанцевав с ней пару танцев, я повёл её назад к дивану и, усадив, взял её за руку. Беата стала рассказывать о последних новостях, и я продолжал ей кивать и улыбаться, хотя практически не слушал её, и старался не выпускать из вида Ташу.
        Когда Драгомир снова пригласил Ташу на танец и, наклонившись к её уху, стал что-то шептать, а она покраснела, я не выдержал и сорвался с места. В голове упорно всплывала только одно слово - "Убью!".
        Оказавшись рядом с ними, я положил руку на плечо Драгомира и как можно спокойнее сказал:
        - Вынужден разбить вашу пару. Хочу потанцевать со своей женой, - и вызывающе на него посмотрел.
        - Женой? - он вопросительно посмотрел на меня, а потом на Ташу.
        Она же прищурившись, со злостью посмотрела на меня и только собралась что-то сказать, но я не дал ей этого и, усмехнувшись Драгомиру, обхватил её за талию и закружил в танце. От такой наглости и напора Таша, по-видимому, растерялась и первые тридцать секунд двигалась со мной в такт, не сопротивляясь. Я же в этот момент наслаждался тем, что держу её в своих объятиях и могу прижимать её к себе.
        - Малышка моя, как же я скучал, - прошептал я, и ещё сильнее прижал её к себе.
        После моих слов Таша пришла в себя и попыталась отпихнуть меня, но я не дал ей этого сделать.
        - Не надо, пожалуйста, - с болью произнёс я, потому что действительно испытал в этот момент боль - как будто от меня пытаюсь оторвать кусок плоти. - Выслушай меня, я тебе расскажу всю правду.
        - Правду? Правду! - глаза Таши расширились. - Спасибо! Не надо! Я столько вариантов правды слышала от тебя, что уже сбилась со счёта! Бедненький сирота! Болеешь порфирией! Потом вампир, который защищает меня! Всего и не упомнишь! - с сарказмом произнесла она и опять попыталась вырваться.
        - Таша, ты моя жена! Не забывай об этом, - напомнил я.
        - Жена?! - с силой оттолкнув меня, она с ненавистью посмотрела мне в глаза. - Я жена Остроумова Глеба Юрьевича, а так как такого человека не существует в природе, значит, и мужа у меня нет! Ясно?
        - Я тебе всё объясню… - но закончить фразу я не успел, потому что Таша влепила мне звонкую пощёчину и понеслась к выходу из зала.
        Весь зал замер и повернулся в нашу сторону, а рядом со мной появилась Негина и прошипела в лицо:
        - Ещё раз приблизишься к ней, убью собственными руками!
        - Она моя жена! - упрямо произнёс я, но она уже бежала вслед за Ташей. Посмотрев по сторонам, я спокойно произнёс - Концерт окончен дамы и господа, можете вернуться к своим партнёрам.
        Я понимал, что глупо сейчас покидать зал и уходить в свою комнату, но мне вдруг стало всё равно - кто и что подумает. На сердце опустилась чёрная туча, и в груди всё сжалось, потому что Таша яростно меня ненавидела. "Она не скоро простит меня, если это вообще возможно" - от этой мысли мне стало не по себе. В Ташиных глазах было столько ярости и злобы, что я растерялся. "Никогда не думал, что она может так себя вести, ведь она добрая и мягкая, а эта была просто какая-то злобная фурия" - меня передёрнуло от воспоминаний, а щека начала гореть с новой силой.
        Выйдя из зала и поднявшись в свою комнату, я разделся и пошёл в душ, чтобы хоть как-то снять напряжение.
        "А если я не смогу её вернуть?" - от этой мысли я покачнулся. "Да нет! Всё будет хорошо!" - вода, стекавшая по моему телу, уносила с собой не только напряжение, а и страх. "Таша любит меня, ведь это ясно! Потому что если бы она не любила меня, то не взорвалась бы так при всех. Вернее, сейчас она меня ненавидит, но именно потому, что сильно любит, и когда я всё объясню ей, она меня простит!". Окончательно успокоившись, я выключил воду, вытерся полотенцем и, обернув его вокруг бёдер, вышел из ванной комнаты.
        Посмотрев на кровать, я поморщился. "Всё равно ведь не засну". Сев в кресло, я стал размышлять, что же делать дальше. "А может пойти сейчас к ней и попытаться поговорить? Или лучше дать ей остыть?".
        "Нет, лучше дать ей часик, чтобы прийти в себя, а потом уже постараться с ней поговорить" - от этой мысли на сердце стало легче, и я положил руку себе на грудь, стараясь унять сердцебиение. Рука нащупала кольцо Таши, весящее на цепочке и я улыбнулся. "А вот и повод! Она обрадуется, когда увидит его!".
        В дверь тихонько постучались и я, поднявшись, подошёл к двери. Я ожидал там увидеть Ридаха или Демьяна, но вместо этого увидел Беату.
        - Я подумала, что тебе сейчас скучно и одиноко, поэтому решила прийти к тебе и развлечь в меру своих сил, - она зазывно облизнула губы. - Может, пустишь меня?
        - Спасибо Беата, мне не требуются сейчас развлечения, - я стоял на пороге, преграждая ей вход.
        - Ты уверен? - она подошла ко мне вплотную. - Вспомни, как нам было хорошо вместе,
        - подняв руку, она пальчиком провела по моей груди и, дойдя до пупка, стала поглаживать низ живота. - Я кстати кое-чему новому научилась, - многообещающе проворковала она.
        - Вряд ли ты меня чем-то удивишь, - спокойно ответил я, перехватив её руку.
        - Ты уверен?
        - Уверен.
        Беата посмотрела мне в глаза и соблазнительно улыбнулась.
        - Ладно, я уйду, но сначала ты меня поцелуешь на сон грядущий.
        - Беата…
        - Всего один поцелуй и я исчезну. Обещаю.
        Мне не то чтобы целовать, а и видеть её не хотелось, но она всегда была упрямой и редко отступала. "Проще её один раз поцеловать, чем в ближайшие двадцать минут пытаться выпроводить её".
        Наклонившись, я слегка чмокнул её в губы, но она тут же обхватила мою шею руками и сказала:
        - Меня не интересуют детские поцелуи. Или хорошо целуй или будем здесь стоять, - и припала к моим губам.
        "Как же меня всё достало" - закрыв глаза, я стал отвечать на поцелуй, только чтобы побыстрее отделаться от неё.
        - Как мило. Это поцелуй "до" или "после"? - раздался спокойный голос Таши.
        Было такое впечатление, что меня окатили ледяной водой. Оттолкнув от себя Беату, я увидел стоящую возле дверей Ташу, а рядом с ней Негину, которая сверлила меня убийственным взглядом.
        - Таша, я всё объясню, - пробормотал я. - Ты неправильно всё поняла.
        Её брови поползли вверх и она улыбнулась:
        - Неправильно? Что-то последнее время я всё стала неправильно понимать, - и она рассмеялась.
        В следующее мгновение она уже оказалась возле меня и занесла руку, чтобы дать мне ещё одну пощёчину. Но я перехватил её и, дёрнув Ташу на себя, захлопнул дверь перед носом Негины и Беаты. Повернув ключ в замке, я прижал Ташу к стене и тихо произнёс:
        - Ту пощёчину в зале я, возможно, заслужил, а эту нет. Всё не так как ты думаешь. Это был поцелуй и не "до" и не "после", а на прощание. Ясно?
        - Ясно! - сквозь смех ответила она. - А ещё случайно получилось, что ты в одном полотенце! - она начала ещё громче смеяться и я понял, что у неё истерика.
        В дверь тем временем стали молотить кулаками и раздался крик Негины:
        - Вайго открой! Если ты хоть пальцем её тронешь, я тебя лично порву зубами!
        Бросив на неё взгляд, я понял, что у меня от силы две-три минуты. Дверь хоть дубовая и тяжёлая, но долго не выдержит под натиском разъярённой Негины.
        - Таша, послушай меня, - я начал быстро говорить. - Ты не всё знаешь! Да, вначале я хотел только отомстить Негине, и поэтому приехал в Уренгой. Но потом я понял, что люблю тебя и только ты мне нужна. Тот диск я записал намного раньше, и не собирался его отправлять. Его должна была уничтожить Рада, но она из ревности не сделала этого. Всё, что ты тогда услышала - ложь. Я на самом деле люблю тебя….
        - Врёшь! Ты всё врёшь!!! - Таша перешла на крик, а потом неожиданно расплакалась.
        - Ненавижу тебя! Ты сволочь!
        - Да, малышка, я сволочь. Ты права! А ещё я трус! Я много раз пытался тебе рассказать правду, но боялся, что ты меня бросишь. Поверь!!!!
        - Ненавижу тебя, ненавижу, - повторяя эти слова, она мотала головой, и слёзы лились по её лицу.
        - Посмотри мне в глаза, - прошептал я. - Посмотри и ты поймёшь, что я не вру.
        Прикоснувшись к её подбородку, я поднял её голову, но она тут же зажмурилась. Я смотрел на её лицо и внутри разливался океан нежности и любви к ней.
        - Я так тебя люблю, и мне невыносимо плохо без тебя, - произнёс я и, наклонившись, припал к её губам.
        От ощущений у меня закружилась голова. Было так мучительно прекрасно целовать её в губы, но я хотел не просто её целовать, а чтобы и она ответила на мой поцелуй.
        - Таша, поцелуй меня, - попросил я. - Пожалуйста, вспомни, как нам было хорошо, - и опять прильнул к её губам.
        Но вместо ответного поцелуя, я почувствовал, как она меня укусила за губу, а после этого стала молотить руками по моим плечам.
        - Отпусти! Ненавижу тебя! Ничего не помню и не хочу помнить!
        - Кровожадная ты моя, - перехватив её руки, я прижал их к бокам и улыбнулся. - Хочешь попробовать моей крови? Только скажи, - я облизал свои губы. - Ведь я твою пил, помнишь? И до сих пор помню её вкус, и хочу, чтобы ты знала вкус моей крови.
        В этот момент дверь с треском вылетела, и в следующее мгновение вокруг моей шеи сомкнулось кольцо чьих-то рук. Меня отбросили в сторону кровати, но я мгновенно вскочил на ноги и приготовился к атаке.
        Негина уже прижимала Ташу к себе, а Лука пригнулся готовый в любой момент отразить моё нападение.
        - Стоп! Стоп! Стоп! - в центре комнаты появился Ридах, а Демьян метнулся ко мне, и тоже пригнулся. - Давайте всё обсудим спокойно.
        - Нечего обсуждать! - отрезала Негина. - Всё и так понятно. Лука! - она кивнула ему и пошла к дверному проёму, обняв Ташу за плечи. Лука обвёл комнату взглядом, и начал пятиться к двери не спуская с нас глаз.
        Когда мы остались втроём, я выпрямился. "Да уж, теперь Негина будет неотступно следить за Ташей и больше никогда не подпустит меня к ней". И только когда я это подумал, мне в голову пришёл вопрос, ответ на который я очень хотел теперь знать, но понимал, что не скоро его получу. "А что здесь делала Таша? Неужели она шла ко мне?".
        Негина.
        "И как это всё понимать? Что же происходит?" - озабоченно подумала я. Только что я имела честь беседовать с Вайго и самой странное, что он разговаривал со мной совершенно спокойно, а вернее, даже с каким-то почтением. "Я почти два года прожила с его братом Ветаром, и видела все личины Вайго, но чтобы он разговаривал с кем-то таким тоном, как сейчас со мной, я вообще никогда не слышала".
        "Нет, однозначно, здесь что-то не так. Неужели он действительно испытывает что-то к Таше?" - от этой мысли мне стало не по себе.
        Я привязалась к Таше всей душой и сердцем и желала ей только добра, а Вайго мне казался злым демоном, который ворвался в жизнь моей девочки и разбил ей сердце. Но теперь я окончательно растерялась, и перестала понимать что-либо.
        Всё началось на Совете… До него мне казалось, что все мотивы и поступки Вайго мне понятны, а вот там я впервые задумалась.
        Как только мы вошли в зал, я стала осторожно наблюдать за ним. Когда он увидел Ташу рядом со мной, он замер, а потом с такой любовью и такой нежностью смотрел на неё, что я растерялась. Я думала, что скорее начнётся второй всемирный потоп, чем Вайго будет так на кого-то смотреть. Он просто пожирал Ташу глазами, а когда он поздоровался с ней на лестнице, я остолбенела. Таких ласковых ноток в его голосе я никогда не слышала. А уж на балу его поведение сразило меня наповал. На ум приходило только одно слово - ревность.
        Таша понравилась Драгомиру, и он постоянно приглашал её танцевать, и каждый раз, когда он это делал, на Вайго было страшно смотреть. Глаза превращались в две щели и он, не отрываясь, наблюдал за ними. Когда же он подбежал к ним, я сначала испугалась, а затем всерьёз задумалась об их отношениях. Вайго уже незачем было притворяться, потому что Таша была у меня, и она стала вампиром. А это значило, что это уже не желание отомстить мне, а что-то большее.
        Правда, когда Таша отвесила ему пощёчину, я не сдержалась и пригрозила ему. И только когда бежала следом за Ташей, до меня дошло, что Вайго даже не попытался наказать её за то, что она прилюдно его унизила. Он за меньшее наказывал жестоко, а здесь просто стоял, с раскаянием глядя ей в след и повторял, что она его жена.
        Из всего этого следовало только одно - он любит мою правнучку. Радости от понимания этого я не почувствовала, потому что он был последним мужчиной на свете, которого бы я хотела видеть рядом с ней, и наверное бы злорадно усмехалась, понимая, что он мучается сейчас, но всё дело в том, что и Таша мучилась.
        Она старалась этого не показывать, но то, как она переживала, когда мы ехали на Совет, и как готовилась к балу, говорило о том, что ей хочется побольнее его уколоть. А такое желание может возникнуть только от большой любви. Вернее, оно возникает из ненависти, которая рождается, когда твой любимый больно тебя ранит. Выходило, что и Таша до сих пор любит его, только не хочет в этом признаваться.
        "Да уж, этот мерзавец, умеет охмурить девушку. Вот только на этот раз он просчитался и сам попал в расставленные им же сети!". Но понимание этого не облегчало мою жизнь. И если на мучения Вайго мне, по большому счёту, было наплевать, то на мучения Таши мне было тяжело смотреть.
        Именно поэтому, когда Таша, после долгих метаний из угла в угол комнаты, сказала, что хочет поговорить с ним, я недолго думая, согласилась с ней. В тот момент мне уже было очень интересно, что же будет происходить дальше. Я поставила только одно условие, что должна присутствовать при этом разговоре. И как потом оказалось, не зря это сделала.
        Спустились на этаж, где остановился Вайго и, выйдя из угла, мы увидели открытую дверь, я напряглась в ожидании того, что сейчас всё решиться между Ташей и Вайго. А затем, когда мы увидели что происходит, я сильно пожалела, что не отговорила Ташу от разговора.
        Вайго в одном полотенце стоял на пороге и целовал Беату. Эту маленькую шлюшку, которая, не стесняясь, вешалась мужчинам на шею и при этом всегда действовала с таким упрямством и наглостью, что вызывала у меня отвращение. В тот момент мне захотелось убить Вайго собственными руками, потому что я понимала, что Таша не скоро оправиться после такого.
        Но, когда она обратилась к ним совершенно спокойным тоном, я расслабилась и подумала, что может она и не так сильно любит его, и в этом была моя ошибка. Я никак не ожидала, что в следующее мгновение Таша окажется рядом с ним, и занесёт руку, чтобы дать ему пощёчину, и не ожидала каких-либо действий от Вайго, потому что мне показалось, что он пребывал в лёгком шоке после того, как увидел Ташу.
        Дальше всё произошло мгновенно, и я не успела сориентироваться. Вайго дёрнул Ташу на себя, и закрылся с ней в комнате. В тот момент я чуть не сошла с ума от страха за свою девочку. Когда же дверь удалось выломать, и я увидела её прижатой к стене, всю в слезах и с кровью на губах мне захотелось порвать его собственными зубами, но в первую очередь я боялась за Ташу, поэтому решила увести её оттуда и потом вернуться к Вайго и устроить ему Варфоломеевскую ночь.
        И я бы вернулась, но у Таши началась истерика, и я боялась оставить её одну. Она долго плакала, уткнувшись мне в плечо, и я решила отложить свой визит к Вайго. А потом, когда она смогла успокоиться, то потребовала чтобы мы уехали домой. Я не стала возражать и поняла, что в душе Таши произошёл какой-то перелом и нужно в первую очередь позаботиться о ней, а месть Вайго подождёт.
        Вернувшись домой, я старалась не оставлять Ташу ни на секунду, и внимательно за ней следила, потому что она так и не поговорила со мной. Дальше слёз и слов "ненавижу его" разговор так и не зашёл. А мне хотелось понять наконец-то, что же происходит, и что она теперь намеренна делать. Хотя, об её намерениях я узнала ровно через два дня. Она сказала, что собирается присоединиться к поисковому отряду и попросила меня дать его координаты. Я пыталась отговорить её от этой безумной затеи, или хотя бы побыть дома ещё пару дней, но она настаивала на своём и даже пригрозила, что сама отправиться на поиски и будет искать эти злосчастные кубки одна. В её голосе и глазах было столько решительности, что мне ничего другого не оставалось, как сказать, где сейчас находиться отряд. "По крайней мере, она будет под защитой моей поисковой группы, и не будет слоняться одна по хребтам Армянского нагорья".
        Как только Таша уехала я решила заняться Вайго, но оказалось, что он исчез, и даже его телефон был отключен.
        После отъезда Таши и пропажи Вайго прошёл месяц, и я каждый раз с нетерпением ждала звонка от своей девочки, и если его не было, то начинала сходить с ума от переживаний, потому что боялась, что Вайго тоже отправился на поиски кубков, и они могут столкнуться. Что будет после этого столкновения, я даже боялась представить.
        И вот, сегодня раздался звонок от Вайго. Он изъявил желание поговорить со мной и спрашивал разрешение на приезд в мой дом. Обычно, когда назначалась встреча двух враждующих глав кланов, то она происходила на нейтральной территории, а Вайго даже не заикнулся об этом и добровольно выразил желание приехать ко мне.
        "Хм, это всё очень интересно! Он же должен понимать, что может попасть в ловушку, и я могу сделать с ним, что угодно, и что мне сейчас плевать на мнение Совета и на то, какое наказание меня потом будет ожидать".
        Я естественно дала разрешение на его приезд и теперь с нетерпением меряла шагами свой кабинет, и постоянно бросала взгляд на часы, ожидая с минуты на минуту его приезда.
        В дверь кабинета постучались, и вошёл Лука.
        - Он приехал. Один.
        - Один?! - удивлённо переспросила я.
        Я ожидала, что он возьмёт с собой охрану минимум из пяти вампиров, и то, что он появился один, вызвало во мне даже некоторое уважение к нему.
        - Проводи его сюда, - сказала я и села в своё кресло.
        Лука вышел из кабинета, и я глубоко вздохнув, постаралась придать своему лицу скучающее выражение, хотя в этот момент я сгорала от нетерпения узнать причину его визита.
        - Здравствуй Негина, - спокойно произнёс Вайго, зайдя в мой кабинет.
        - Здравствуй, - ответила я и стала его рассматривать.
        Он изменился и выглядел не лучшим образом. "Чтобы так плохо выглядел вампир, я впервые вижу. Это сколько же он не спал и нормально не ел?".
        - Ты хочешь, чтобы я остался стоять в дверях или пригласишь меня сесть? - опять же совершенно спокойным тоном спросил он без всякого сарказма и иронии.
        - Присаживайся, - я указала ему на кресло, возле стола.
        - Благодарю, - сев, произнёс он.
        - Итак, о чём ты хотел со мной поговорить?
        - Хочу зарыть топор войны.
        - Да?! - скептически спросила я. - А может, я не желаю зарывать этот топор войны? Особенно после того, что ты сделал.
        - Я понимаю. Но я уже раскаялся в своём поступке…
        - Мне глубоко плевать, в чём ты там раскаялся! - не сдержавшись, с жаром сказала я. - Надо было раньше об этом думать! Когда ты влюблял в себя мою девочку и потом разбил ей сердце, ты ни в чём не раскаивался!
        - Вначале - да. А потом когда понял, что люблю её…
        - Ты - любишь!? Не смеши меня! Ты всегда с презрением относился к женщинам!
        - Ну, почему же всегда, - устало сказал Вайго. - И я когда-то имел неосторожность любить, а после того, что она сделала, действительно стал презрительно относиться ко всему женскому полу. Но встретив Ташу, полностью поменял свою точку зрения.
        Я внимательно смотрела на Вайго, ища подвох в его словах, или хоть какого-то жеста или взгляда который выдаст его настоящие намерения и чувства, но, судя по всему, он говорил правду.
        - А знаешь, я рада, что ты полюбил Ташу! - вызывающе ответила я. - Вот только она тебя ненавидит! И я рада, что тебе сейчас плохо!
        - Негина, можешь злорадствовать сколько угодно. Мне уже всё равно. Я приехал сюда, чтобы поговорить с Ташей и объяснить всё, а потом… Впрочем, это не имеет значение, что будет потом, - измученно произнёс он.
        - Её здесь нет, да и вряд ли она захотела бы тебя слушать. После того, что ты устроил на Совете! Она хотела поговорить с тобой, а ты спутался с этой потаскухой!
        - внутри поднялась волна злости, когда я вспомнила, как Таша плакала после этого.
        - Я виноват только в том, что хотел побыстрее отделаться от неё, и не хотел полчаса объяснять ей, что мне не интересно её общество. Она сама проявила инициативу и стала целовать меня, пообещав, что после поцелуя оставит меня в покое. И уж тем более, между нами ничего не было.
        Я поморщилась, потому что давно знала Беату и то, что говорил Вайго, было похоже на правду. Она всегда вела себя развязно и будь она моей дочерью, я бы сгорала от стыда каждый раз, когда она начинала цепляться к мужчинам. Её счастье было в том, что она дочь Лорда, иначе она не раз бы услышала в свой адрес массу нелицеприятных слов.
        - Это не имеет значение, - упрямо ответила я. - Ты и до этого причинил Таше сильную боль. Это же надо! Тебе мало было кубков - ты не хотел ждать и желал уже сейчас получить власть над моим кланом! И ума хватило только на то, чтобы воспользоваться моими чувствами и для этого соблазнил Ташу!
        - Ты даже понятия не имеешь, что я собирался сделать с Ташей, после всего, - Вайго сделал паузу и посмотрел мне в глаза. - Я не собирался возвращать тебе её и планировал убить.
        - Что? - я изумлённо посмотрела на него. - Что ты собирался сделать с ней?
        - Убить.
        - О Боже!
        Перед глазами всё поплыло и я, схватившись за подлокотники кресла, глубоко вздохнула.
        - И сейчас я говорю тебе это, чтобы ты поняла, что лгать я больше не собираюсь.
        - Пошёл вон, - прошептала я, пытаясь взять себя в руки и не накинуться на него.
        - Нет, Негина. Я прекрасно понимаю, что ты сейчас хочешь сделать со мной, но поверь, чтобы ты не сделала, ты не причинишь мне сильной боли. Я уже сам себя так за это наказал, что тебе и не снилось.
        - Мне плевать, как ты себя наказал, - прошипела я. - Ты причинил боль моей девочке, и любого наказания будет мало за твой поступок!
        - Возможно, но я приехал к тебе как раз для того, чтобы избавить Ташу от боли. Я хочу рассказать ей всю правду, чтобы она знала, что я на самом деле любил её. Да, первое время я не понимал этого, но когда в Питере ты попыталась её отбить, и один из твоих бойцов ударил её в лицо, после чего она долго не приходила в себя, я испугался не на шутку и понял, что она для меня значит. И потом, когда мы приехали в мой дом, я окончательно понял, что люблю её. Тот диск, который она нашла, я приказал уничтожить практически сразу после того, как мы оказались дома. Но Рада не сделала этого, желая избавиться от Таши и занять её место…
        - Твоя очередная шлюшка? - язвительно спросила я.
        - А потом, - Вайго вздохнул, и ничего не ответив на моё замечание, продолжил, - Я просто не знал, как рассказать Таше всю правду.
        - И поэтому ты захотел обратить её? - теперь мне многое становилось понятно и, судя по всему, он не врал мне.
        - Да, но она отказывалась.
        - Сколько глотков ты собирался ей дать? - требовательно спросила я.
        - Вначале один…
        - Так я и знала! - от омерзения я поморщилась.
        - А когда бы рассказ ей всё и она простила меня, то дал бы и второй глоток, - закончил он. - Я не собирался делать из Таши свою пожизненную рабыню.
        - Всё равно это отвратительно!
        - Знаю. Но я слишком любил её и боялся потерять, - Вайго замолчал и стал невидящим взглядом смотреть в стену.
        И вдруг я поняла, что он сломался. Вайго, которого боялись многие Лорды, потому что он никогда никого не щадил, и вёл себя всегда эгоистично и самодовольно, сломала любовь. Против своей воли я почувствовала жалость к нему.
        - Ты надеешься, что Таша простит тебя?
        - Я не знаю, на что мне уже надеяться, - уныло ответил он. - Я просто хочу, чтобы она знала, что я любил её. Ведь она, наверное, страдает, думая, что я всё время лгал ей, и я хочу избавить её от этой боли.
        Чем больше я смотрела на него, тем больше верила, что говорит правду. "Хм, возможно увидев его в таком состоянии, и выслушав его, Таше станет легче, но как она поведёт себя после этого? А вдруг она простит его?" - от этой мысли я внутренне сжалась. Я не хотела, чтобы моя девочка была женой Вайго. Но с другой стороны, если она его любит, и будет счастлива с ним, то готова смириться с её выбором.
        - Можно задать вопрос? - спокойно спросил он.
        - Какой?
        - Зачем ты обратила её, ведь она не хотела быть вампиром. Да и ты сама всегда хотела вернуть себе человеческую сущность. Разве не так?
        - Таша сама изъявила желание и не оставила мне выбора, - я вздохнула. - Она пригрозила, что если я этого не сделаю, то она вернётся к тебе и попросит это сделать.
        - Сама? - он удивлённо посмотрел на меня.
        - Да, она вбила себе в голову, что должна найти эти кубки. И я пошла на обращение только по двум причинам. Во-первых, я понимала, что она хочет отомстить тебе и ей сейчас это необходимо, иначе она умрёт от горя. У неё появилась цель, и меня это обрадовало, потому что до этого на неё было невозможно смотреть. А во вторых - когда она найдёт эти кубки, я заставлю её выпить кровь Бога, чтобы она опять стала человеком.
        - Ты готова отказаться от кубка Бога в её пользу?
        - Я от всего готова отказаться, лишь бы она была счастлива. И она вернёт себе человеческий облик.
        - И сейчас она занимается поисками этих кубков?
        - Да.
        - В принципе, я так и думал, - он устало вздохнул. - Ты можешь позвонить ей и попросить её вернуться домой на пару дней, или сказать мне, где она сейчас находиться? Я обещаю, что просто поговорю с ней и потом навсегда исчезну из её жизни.
        Я задумалась. "То, что Вайго сам приехал и готов повиниться во всех грехах к лучшему, потому что Таше необходимо знать, что её любили, иначе она не сможет нормально жить, после того, как найдёт эти кубки. В конце концов, она или получит освобождение от него, или простит. В любом случаи после этого разговора ей станет легче. Но захочет ли она приехать домой, узнав, что здесь её ждёт Вайго? Сомневаюсь. Она сейчас настолько сильно его ненавидит, что и в одном городе не захочет с ним находиться. Значит, надо зазвать её сюда под каким-то другим предлогом. Правда, и мне потом придётся выдержать немало нападок в свой адрес, когда она увидит его здесь, но, надеюсь, затем всё же она поймёт, что это было ради её блага".
        - Хорошо, попробую позвонить ей. Там ужасная связь и не факт, что у меня это получиться. Обычно она сама мне звонит.
        Но не успела я взять телефон, как раздался звонок. Увидев, что звонит Таша, я запаниковала, потому что ещё не успела выдумать предлог для её возвращения. "Ладно, по ходу разговора что-то придумаю!" - взяв трубку, подумала я.
        - Таша?
        - Негина, мы в Багдаде, - раздался её усталый голос. - Кубки у нас.
        Я застыла, пытаясь осмыслить сказанные ею слова.
        - Ты должна быть осторожна! - произнесла я, когда смогла прийти в себя. - И не спускай с них…
        - Поверь, волноваться не стоит. С кубками всё не так, как ты думаешь. Извини, сейчас времени нет рассказывать. Нам сказочно повезло, и сейчас мы вылетаем в аэропорт Алматы. Если ты туда пришлёшь за нами самолёт, то уже на рассвете мы будем дома.
        - Конечно! Самолёт будет вас там ждать!
        - Спасибо. До встречи. Не за что не волнуйся, - и она отключилась.
        - Что-то случилось? Кубки найдены и Таша едет домой? - Вайго с интересом посмотрел на меня.
        - А тебе какое дело? - я тут же насторожилась.
        - Кубки меня не интересуют, - спокойно ответил он. - Я хочу видеть Ташу.
        - Увидишь. На рассвете, - пообещала я.
        "Значит, кубки у нас? Но что имела в виду Таша, когда говорила, что с ними всё не так, как мы думали!" - чтобы получить ответ на этот вопрос надо дождаться её приезда. Я вздохнула - опять ждать….
        Таша.
        ЗА ЧТО?..
        Сломленной грудой
        В несколько футов
        Вновь стала я без тебя…
        Сколько же буду
        Жить по минутам,
        Если я больше "ни чья"…
        Надо ли верить
        В твердую волю,
        Если давно её нет…
        Сколько отмерено
        Мне этой боли?
        Должен же быть в конце свет!
        Мысленно взвою….
        Дам слезам волю….
        Ведь без тебя я "ничто".
        И, опрокинув чашу из горя,
        Крикну в сердцах я "ЗА ЧТО??"…
        Lyna.
        Расстегнув спальный мешок, я вылезла из него. "Какой смысл валяться, если сон всё равно не идёт?".
        - Яков, иди, поспи. Я подежурю, - выйдя из глубины пещеры, я подошла к стоящему на страже вампиру.
        - Таша, ты не спала трое суток. Иди, отдыхай. И потом, я вчера спал и пока не хочу.
        - Ну, как знаешь, - отойдя от него, я села на большой плоский камень.
        "Господи, сколько лет вот так я ещё буду скитаться по горам?". Негина более ста лет ищет эти кубки, а я только месяц, но чувствую такую усталость, как будто нахожусь здесь много лет.
        Одно радует, территория Ирана уже полностью проверена, а она была самая большая. У нас была только одна подсказка - кубки находятся где-то в горах, в Азии, неподалёку от места, где когда-то был рай. Остальные подсказки были утеряны.
        Поиски в Иране заняли так много времени, потому что практически вся местность была горная, и пришлось исследовать тысячи пещер. В Ираке было проще, потому что здесь нам надо было исследовать только хребты Иранского и Армянского нагорья, а не всю страну. Но мне, почему казалось, что кубков здесь мы не найдём. Это было бы слишком просто, ведь по всем результатам исследований, рай находился в Месопотамской низменности, между реками Тигр и Евфрат, и было бы очень глупо прятать кубки недалеко от него. "Хотя… Кто его знает? После изгнания Адама и Евы, и после убийства Авеля, Бог специально оставил кубки здесь, чтобы при их поиске, Каин постоянно раскаивался в грехе родителей, и понимал, что теперь рай ему недоступен. Так сказать: "Посмотри, что ты потерял!". Но, с другой стороны Каин ведь никогда не жил в раю, и не мог в полной мере понять, чтобы было потеряно его родителями. Да и свой грех у него достаточно тяжёлый, и вход в рай был для него закрыт в любом случаи. Ему всё равно пришлось бы обходить эту территорию".
        Каждая из этих версий требовала проверки. Потому что кубки могли спрятать неподалёку от рая, а могли наоборот, спрятать как можно дальше от него.
        Помимо Ирака по плану нам надо было ещё обследовать территорию Центральной Сирии. Там было три горные цепи, которые заслуживали нашего внимания. Потом Ливан. "Вот там нам предстоят серьёзные и долгие поиски, потому вся страна покрыта горными хребтами и ущельями. Там придётся проделать не меньшую работу, чем в Иране". И естественно Израиль. В этой стране было тоже три горных цепи, где возможно было спрятать кубки. Это - Галилеи, Кармель и Голанские высоты.
        Но почему мне казалось, что в первую очередь после Ирака надо осматривать именно Израиль, после него Ливан, ну а Сирия была последней страной, где я собиралась искать кубки.
        Нам помогало ещё и то, что в легенде ясно говорилось, что кубки находятся не в глубине пещеры, а недалеко от входа. "Да уж, если бы нам пришлось исследовать все пещеры полностью и углубляться в них, то мы бы до сих пор исследовали Иран".
        "Сколь же лет я проведу вот так, скитаясь по горам? Или не лет, а десятилетий, или вообще столетий!" - от этой мысли меня передёрнуло. Я чувствовала себя грязной и усталой. "Ещё пару месяцев в этих горах, и я одичаю, потеряв последние остатки человечности. А ведь всего год назад, я жила спокойной счастливой жизнью. Я имела работу, которую любила, подруг, которые меня поддерживали. Так нет же, мне было мало этого, я захотела любви" - я невесело усмехнулась. "Да пропади она пропадом эта любовь! За четыре месяца эфемерного счастья, мне пришлось расплатиться своей душой. Как я вообще могла быть такой дурой? Ведь уже после Кости стоило понять что, таких как я, способны любить только родители".
        Было безмерно больно и стыдно за свою глупость и доверчивость. Особенно когда я вспоминала бал.
        Когда я ехала туда меня била нервная дрожь, но я смогла себя взять в руки. Мне хотелось показать Вайго, что мне плевать на его поступок, и чтобы он понял, что я отношусь к нему равнодушно. Я готовила себя к его издевательским ухмылкам в мой адрес, каким-то оскорбительным замечаниям и прочим "радостям", и совершенно растерялась, когда он поздоровался со мной нежным и ласковым тоном. А уж когда он так бесцеремонно вмешался во время вальса, и закружил меня в танце, я просто впала в ступор. Правда, когда он назвал меня "малышкой" я быстро пришла в себя. Я так часто слышало это слово от него, когда жила с ним, и верила, что он любит меня. Тогда оно мне нравилось, а сейчас оно лишний раз напоминало мне, как я была наивна. Вот в тот момент, я взорвалась и впервые в жизни дала пощёчину.
        Но, оказалось, что мне мало было так унизиться при всех. Очутившись в комнате, я стала мерить её шагами и пытаться разобраться во всём. Чтобы не сделал Вайго, душа и сердце требовали его, потому что мне показалось, что я всё же нужна ему, а холодный разум требовал не верить его словам и поступкам. Но он так говорил со мной и так на меня смотрел, что я стала сомневаться, что всё, что происходило между нами, было просто игрой. Я так хотела поверить ему и так боялась это сделать.
        Я решила дать ему последний шанс и поговорить с ним, потому что понимала, что если не сделаю этого, то всю оставшуюся жизнь буду мучиться, и меня будут грызть сомнения. И главным аргументом в пользу разговора было то, что сейчас ему уже не было смысла притворяться, что он любит меня.
        Ну а потом… Потом, когда я увидела, как он целует другую, я поняла, что не всё во мне ещё умерло, и он способен причинить мне ещё много боли. Я до сих пор не понимала, каким образом тогда не упала, потому что мне показалось, что мне нанесли удар сразу по всему телу, и как оказалась рядом с ним, я тоже не помнила. В тот момент, внутри всё снова умирало, как когда-то, там в его кабинете, перед монитором компьютера. Но одновременно с этим мне хотелось наброситься на него и отомстить за всё зло, которое он причинил мне.
        Это было только начало моих мучений. Вернее, мучения начались чуть позже. А тогда я хотела просто умереть. Умереть от стыда и собственной глупости, что опять позволила себе поверить в то, что он всё же может любить меня. Но, оказавшись с ним в комнате, я опять стала сомневаться.
        Он говорил мне что-то, и я невольно прислушивалась к его бархатному голосу. Он просил посмотреть в его глаза, но я боялась это сделать. Боялась, что поверю ему, не смотря на то, что всего минуту назад своими глазами видела, как он целует другую. Я не хотела чувствовать на себе его прикосновения, слышать его голос, и пыталась отгородиться от него. Но это было невозможно. Его губы на моих губах, и его шёпот, и просьба ответить на поцелуй - всё это возвращало меня в прошлое, где я была счастлива, любила, и как мне казалось, была любима. Не выдержав, я начала плакать, потому что мне не хватало его мягких губ, ласковых рук, его тела, его нежного шёпота, его улыбок и его глаз, которые смотрели на меня с любовью, как я тогда думала. И от этого становилось только больнее, потому что я понимала, что больше никогда в жизни у меня такого не будет. Больше я никому не смогу поверить, что меня можно любить.
        И от этой мысли мне стало только хуже, поэтому я его укусила. В тот момент мне хотелось причинить ему хоть какую-то боль, иначе я бы просто умерла.
        Мне повезло, что Негина пошла со мной, и смогла прийти мне на помощь, иначе… Я до сих пор не знала, что было бы, если бы я пошла к Вайго одна. Потому что часть меня требовала его крови и его боли, а вторая часть требовала верить ему и хотела его любви. И какая из них взяла бы верх, я до сих пор не могла понять.
        В нашей комнате я долго плакала, уткнувшись в плечо Негины, и именно в тот момент я поняла, что зависима от него. Я испугалась этого, подумав, что когда укусила его, и сглотнула кровь, стала его рабыней, потому что сделала только один глоток. Но Негина заверила меня, что зависимость можно обрести только от того вампира, который обращает человека, и что мне уже это не грозит, потому что я свободный вампир. Услышав это, я испытала облегчение, но потом поняла, что всё ещё хуже. Ведь если бы дело было в зависимости от крови, я бы нашла способ сделать и второй глоток, чтобы освободиться от него раз и навсегда.
        Я постоянно повторяла "ненавижу его", но понимала, что скорее хочу ненавидеть его, чем на самом деле чувствую это. Он ворвался в мою тихую и спокойную жизнь, заставил поверить в любовь и теперь вертит моей жизнью как хочет. На ум пришли однажды прочитанные слова: "Любовь - это необъяснимая зависимость. Такая прекрасная и такая порой убивающая. Прекрасная, когда любят оба, и такая мучительная, когда на неё нет ответа. И вот тогда она убивает". Меня убивала любовь к Вайго. Убивала каждый раз, когда он был рядом, и я была не уверена, что смогу перенести ещё одну нашу встречу. Тогда я приняла единственно верное решение
        - больше никогда не встречаться с ним.
        Мы уехали домой, и через два дня, чуть оправившись после встречи, я присоединилась к отряду, потому что в доме у Негины я тоже больше не могла находиться. Мне казалось, что я окаменею от горя, и единственный способ хоть как-то заставить себя жить и дышать, я видела в движении.
        Здесь мне стало чуть легче. За ночь нам приходилось обследовать большие территории, и необходимо было быть очень внимательной, поэтому я практически не думала о Вайго. Правда, днями, когда мы вынуждены были сидеть в глубоких пещерах, и я не хотела спать, я мучилась от мыслей и воспоминаний.
        Чем больше времени проходило, тем чаще я задумывалась над словами Вайго, сказанными им в нашу последнюю встречу. Мне так хотелось верить, что именно тогда он сказал правду, но…Доверять я ему больше не могла. "Он столько раз лгал мне. Кто ему мешал сделать это и в тот раз? И потом, если бы он на самом деле любил меня, то не целовался с той девушкой!".
        Именно тот поцелуй и не давал мне поверить в его искренность. Наверное, если бы я этого не увидела и, придя к нему, услышала, всё то, что он говорил, я бы поверила во все объяснения и простила ему всё. Потому что чем больше об этом думала, тем больше хотела верить ему.
        Ведь я не раз замечала, что он что-то пытался мне сказать, и каждый раз в его глазах была такая тоска, что я пугалась. Да и Рада сразу вызвала у меня неприятие. Когда мы пересекались с ней в доме, она пристально смотрела на меня, и каждый раз мне становилось не по себе. Она вполне могла сделать какую-нибудь гадость.
        "Но ведь диск то был! И Вайго его лично записывал!" - когда я вспоминала те слова, которыми он там называл меня, внутри поднималась волна ненависти к нему.
        "Был, но ведь он сам сказал, что вначале хотел отомстить Негине. А потом понял, что любит меня" - и это было похоже на правду, потому что он с таким раскаянием говорил тогда и с такой болью просил вспомнить меня, как нам было хорошо, что я против воли начинала ему верить.
        "Господи! Это закончиться когда-нибудь? Неужели я всю жизнь буду разрываться от этих вопросов?". Голова шла кругом от этих мыслей, и чтобы хоть как-то отвлечься, я достала плеер.
        Последнее время в музыке я находила успокоение. Точнее, не в самой музыке, а в том, что включала плеер на максимальную мощность, и слушала его до одурения, пока в голове не оставалось никаких мыслей.
        Одев наушники, я нажала на "play" и прислонилась спиной к стене пещеры. Тут же по ушам ударила музыка и я, закрыв глаза, постаралась выбросить все мысли из головы. После третьей песни я начала расслабляться и глубоко вздохнула.
        Но когда заиграла четвёртая песня, я оцепенела от слов, которые услышала, и только когда песня закончилась, я смогла заставить себя пошевелиться. "Надо её стереть! Немедленно! И больше никогда не слушать!" - повторяла я себе.
        Бросив взгляд на дисплей, я прочитала: Слава "Одиночество". "Ещё раз послушаю, а потом удалю" - пообещала я себе, нажимая повторное воспроизведение. Услышав первые аккорды, я замерла, внимательно вслушиваясь в слова:
        Каменная леди, ледяная сказка
        Вместо сердца - камень,
        Вместо чувства - маска. И что?
        Больно всё равно.
        "Действительно ведь больно. Ничего не спасает. Даже окаменевшее сердце нестерпимо болит".
        Одинокой кошкой, вольным диким зверем
        Никогда не плачет,
        Никому не верит. И что?
        Больно всё равно.
        "Я сейчас как дикий зверь брожу по этим горам и даже не могу поплакать, чтобы унять ту боль, которая растёт с каждым днём всё больше. И никому, никогда в жизни я уже не смогу поверить" - я опустила голову, и закусила нижнюю губу, потому что на припеве мне хотелось закричать изо всех сил. "Одиночество сволочь… Я не чувствую сердца…Я сама так решила…Одиночество мука…." - отдельные слова били наотмашь, и я закрыла глаза.
        Ты в объятиях страсти укрощая львицу
        Знай, что она хочет, хочет покориться Тебе
        Проиграть в игре.
        Рвётся она в клетку чувства и желаний
        Надоело мёрзнуть в царстве ожиданий Одной
        Стань её судьбой.
        "Вайго, как бы я хотела тебе покориться, и проиграть в игре. И я это сделала однажды, а ты… Как мне теперь жить, после того, как ты показал мне, что такое счастье и можно вот так любить, как я любила тебя? Я так хотела, чтобы ты стал моей судьбой" - от этих мыслей становилось только хуже, потому что я понимала, что никогда этого не будет.
        Я сама дверь закрыла
        Я собою довольна
        Отчего же так плохо?
        Отчего же так больно?
        "Да, закрыла, решив больше никогда с тобой не встречаться, но от этого только хуже. Потому что когда я думаю, что больше никогда не увижу тебя, мне жить не хочется. Не хочется дышать, есть, двигаться, мне ничего не хочется. Я просто хочу умереть" - сорвав наушники и отбросив плеер, я поднялась на ноги, и пошла к выходу из пещеры.
        - Ты куда? - Яков настороженно посмотрел на меня.
        - Поближе к солнцу, - пробормотала я. - Не волнуйся, всё хорошо.
        Когда до выхода из пещеры осталось метров десять, я остановилась, потому что и сама не понимала, зачем сюда пришла. Когда я слушала песню, жизнь показалась мне пустой и не стоящей смысла, потому ничего хорошего в ней больше не будет. Единственный смысл сейчас в ней - это поиски кубков. "Сколько лет или столетий я буду вот так скитаться? И что будет потом, когда я найду кубки? Мне останется только смерть? По-видимому - да, потому что кубок Бога, я в любом случаи отдам Негине. Мне не зачем становиться больше человеком. Значит, мне придётся выйти на солнце, чтобы умереть. Интересно, а это очень больно?".
        Я нерешительно сделала шаг и приблизилась к узкому лучу солнца, который попадал в пещеру. Вытянув руку, я подставила её под луч, и тут же почувствовала жгучую боль. Кожа на глазах стала краснеть, а секунд через двадцать стала покрываться волдырями. Застонав, я прижала руку к себе, и боль стала постепенно уходить. "Умирать я буду долго и мучительно" - отстранённо подумала я. "Ну и пусть!" - но против своей воли, я на секунду приставила, что та боль, которую я чувствовала сейчас, охватит всё моё тело и меня тут же бросило в жар.
        Чтобы хоть как-то унять разгулявшуюся фантазию, я подошла к стене пещеры и, прислонившись к ней, уперлась ладонями и лбом в холодный камень. "Нельзя этот страх боли и фантазию выпускать на волю. Ни в коем случаи нельзя!".
        Камень под ладонью перестал приносить прохладу и я, сдвинув руку в сторону, нащупала небольшое углубление. "Хм, интересное углубление, как будто специально для ладони" - бросив взгляд на стену, апатично подумала я. Но когда я сдвинула правую руку и она попала в такое же углубление, я отошла и удивлённо посмотрела на стену.
        "В природе конечно много удивительных вещей встречается, но что бы вот так были расположены два углубления для рук - никогда не видела" - я стала внимательно рассматривать стену. Но ничего интересного больше не нашла - обыкновенная стена с трещинами и неровностями.
        Приблизившись, я положила руки в углубления и затаила дыхание, но ничего не произошло. Убрав руки, я опять стала рассматривать стену и, подняв голову, увидела ещё одно небольшое углубление.
        - Яков, - позвала я.
        Мне в голову пришла одна мысль, и я решила её проверить.
        - Что? - он появился рядом со мной.
        - Положи, пожалуйста, руки в эти углубления, а вот сюда, - я указала вверх, - Упрись лбом, а то я не достаю.
        Яков удивленно посмотрел на меня, но ничего говорить не стал. Он положил руки в углубление, а лоб прислонил к стене, и тут же земля под ногами вздрогнула, после чего часть стены на наших глазах отъехала в сторону, открыв перед нами узкий проход. От изумления мы оба открыли рты.
        - Откуда ты узнала? - прошептал он.
        - Я не знала, - растерянно ответила я. - Случайно нащупала рукой углубления, а потом, подняв голову, нашла ещё одно углубление. А потом мне, почему вспомнилась "Стена плача" в Иерусалиме. Там ведь так молятся, когда обращаются к Богу.
        - Ааа, - нечленораздельно протянул он.
        - Ага, - ответила я, потому что и сама не понимала, как всё это получилось. - Поднимай всех.
        - Сейчас. Я быстро! Только не вздумай туда идти одна.
        - Хорошо, - пообещала я.
        Яков исчез, и уже через минуту появился рядом со мной со всей нашей группой.
        - Ты и ты, остаетесь здесь, - он кивнул двум вампирам. - Если вход закроется, найдёте на плите углубления для руки, и приложите их туда. А выше будет углубление для лба. Ясно? - они кивнули. - Остальные, - он повернулся ко мне и двум другим вампирам, - Продвигаемся вперёд осторожно. Неизвестно какие ловушки там могут быть, если это вообще пещера с кубками, конечно, - от этой мысли мне стало не хорошо, потому что я очень хотела, чтобы это была она. - Таша, ты идешь сзади, самая последняя.
        - Почему это? - с обидой спросила я.
        - Потому что я предпочитаю потерять свою голову здесь, чем потом потерять её дома, если не уберегу тебя.
        - Ладно.
        Не успели мы пройти и пяти метров, как стена за нами закрылась. В первую секунду я испугалась и метнулась к ней, но увидев, что здесь есть такие же углубления, как и снаружи сразу успокоилась и громко прокричала тем, кто остался снаружи:
        - С нами всё нормально!
        Я вернулась к группе, и мы стали продвигаться вперёд. Через минуту мы оказались в просторной пещере и ахнули от удивления. В центре пещеры стоял каменный постамент, на котором лежал кубок из золота, усыпанный драгоценными камнями, а возле постамента лежал скелет, и рядом с ним валялся ещё один кубок, судя по всему из олова.
        - Нас что, опередили? - раздался растерянный голос Якова.
        - Похоже на то, - сказал кто-то из группы.
        Я подошла к скелету и присела перед ним. Судя по всему тот, кто выпил кровь из кубка, сразу же упал замертво.
        - Нас не опередили, - произнесла я. - Для него и предназначались кубки. Мне кажется, это Каин, - за спиной пронёсся всеобщий вздох.
        - Прародитель всех вампиров, - с почтением сказал Яков и посмотрел на скелет.
        Взяв в свои руки кубок, который валялся рядом с ним, я тяжело вздохнула. "Негина будет разочарована. Хотя…Ведь этого и стоило ожидать. Каин ведь исчез и никто не знал его дальнейшую судьбу" - я посмотрела ещё раз на скелет. "Очень похоже на то, что выпив кровь Бога, он стал человеком, а затем сразу умер".
        Поднявшись, я подошла к постаменту и взяла в руки кубок Дьявола. "Всё как обычно. Кубок Дьявол соблазняет блеском и красотой, а кубок Бога прост, но даёт намного больше".
        - Вот и всё, - произнесла я. - Поиски закончены. Будем возвращаться домой.
        - А что с ним делать? - Яков кивнул на скелет. - Надо, наверное, похоронить?
        - Он нашёл свой покой здесь, поэтому лучше его не трогать, - ответила я. - Это просто оболочка, тело, которое ему мешало получить прощение.
        Развернувшись, я пошла к выходу. В душе творилась неразбериха. "Кубки найдены. И что теперь делать?". Я стала вертеть их в руках, ожидая пока Яков откроет проход. "Ради этого я погубила свою душу?" - рассматривая кубок Дьявола, с тоской подумала я. "Каин давно позаботился обо всём, и уничтожил кровь Дьявола".
        Выйдя из потайной пещеры, мы начали собирать свои спальные мешки.
        - Ближайший большой город Киркук, - рассматривая карту, сказал Яков. - Солнце сядет минут через тридцать, и уже через час мы будет там. А оттуда около двухсот сорока километров до Багдада. Полагаю, там мы сможем сесть на какой-нибудь рейс, чтобы выбраться в другую страну, потому что получить разрешение на посадку частного самолёта здесь, очень тяжело.
        - Значит, вылетим в Турцию, или ещё куда-нибудь, - ответила я, укладывая кубки в свой рюкзак.
        - Главное, чтобы были рейсы, а уж остальное как-нибудь решим.
        Как только солнце село, мы одели рюкзаки на спину и выйдя из пещеры, побежали. "Да уж, последний месяц только так я и передвигалась. Интересно, а нормально ходить я смогу после этого?" - с ухмылкой подумала я. "Если бы я не стала вампиром, то умерла бы после первой поисковой ночи, это точно! Человек не обладает такой выносливостью".
        "Вот только что мне делать теперь с моим телом и жаждой вампира?" - этот вопрос не давал мне покоя всю дорогу до Куркука. "Я точно не скоро смогу заставить себя выйти на свет божий. А Негина вряд ли согласиться свернуть мне шею. Ладно, потом подумаю, что делать со своей жизнью".
        На наше счастье, когда мы прибыли в аэропорт Багдада, оказалось что есть рейс до Алматы, и есть билеты. У меня даже времени на нормальный разговор с Негиной не было, потому что мы едва успели к окончанию регистрации, а в самолёте стюардесса бросала на меня недовольные взгляды и просила выключить телефон.
        - Ну что? - спросил Яков.
        - Нас будет ждать самолёт, и до рассвета мы доберёмся домой, - откинувшись на спинку кресла, ответила я.
        - Наконец-то я смогу поспать в нормальной кровати, - он улыбнулся и закрыл глаза.
        Я же радости почему-то не испытывала, а скорее наоборот. "Как же мне теперь жить? Или не жить?". Цель, ради которой я пошла на обращение, была достигнута и теперь я не понимала, что мне делать. Внутри была пустота. Закрыв глаза, я попыталась понять, чего я хочу, но усталость последних дней дала о себе знать и я задремала.
        В аэропорту Алматы мы пересели в наш самолёт, и я снова погрузилась в размышления, пытаясь понять, что же мне теперь делать.
        В аэропорту Ростова-на-Дону нас уже ждали машины. Выйдя из самолёта, мы пересели в них и направились домой.
        Негина встречала нас на пороге дома и как только мы вышли из машин, бросилась ко мне и обняла, а потом отстранилась и стала внимательно меня рассматривать.
        - Только вы оба умудряетесь так плохо выглядеть, даже будучи вампирами, - с грустью произнесла она.
        - Кто, мы оба? - устало спросила я. То, что я выглядела ужасно, я знала.
        - Потом. Сейчас это не важно, - смущенно пробормотала она. - Пошли в дом, а то солнце скоро взойдёт.
        В холле нас встречали все обитатели дома и с интересом рассматривали. Я понимала, что все ожидаю увидеть кубки, поэтому поставила рюкзак на пол и, расстегнув его, достала их.
        - Кубок Дьявола, - произнесла я, подняв левую руку. - А это кубок Бога, - и подняла правую руку. - Они пусты, потому что их нашёл Каин.
        По холлу разнёсся вздох разочарования, а потом посыпались вопросы.
        - Яков, расскажешь всё? - повернувшись к нему, спросила я, потому что не в состоянии была сейчас что-то рассказывать. Да и понимала, что Негина хочет поговорить со мной наедине.
        - Конечно.
        Повернувшись к Негине и увидев её выражение лица, я почувствовала жалость к ней. Если описывать его двумя словами, то - это было вселенское горе.
        - Пошли к тебе в кабинет, - попросила я.
        - Пошли, - пробормотала она и опустила голову.
        В кабинете мы сели на диван и она, взяв кубок Бога, стала его рассматривать.
        - Значит, Каин? - спросила она.
        - Да. Похоже на то.
        - Ну что ж. Такого я тоже не исключала, - и она тяжело вздохнула.
        - Между прочим, выпив кровь, мне кажется, он сразу упал замертво. Он обрёл человечность и тут же умер.
        - О Боже! - Негина со страхом посмотрела на меня.
        Я прекрасно понимала, чего она испугалась. Ведь она надеялась, что став человеком сможет прожить обыкновенную жизнь, и только потом умереть.
        - Так что я рада, что ты его не нашла, - я грустно улыбнулась.
        Она вздохнула и стала задумчиво рассматривать кубок Дьявола, а потом сказала:
        - Дело не в этом. Теперь и ты не сможешь стать человеком. И ты зря стала вампиром. Теперь этот грех будет на мне до скончания века.
        - Поверь, я не жалею, что стала вампиром. Иначе мы могли вообще не найти эти кубки. Всё получилось случайно. Цепь совпадений, или чудо, называй это как хочешь,
        - спокойно ответила я. - Если бы я не стала вампиром, то кубки не были бы найдены. Значит, так и должно было быть.
        - Как вы их нашли?
        - Мы остановились в пещере, и мне не спалось, - я начала рассказывать, как всё получилось, но мотивы, которые мной двигали, когда я пошла к выходу из пещеры и мысли, которые меня мучили в тот момент, я озвучивать не стала. Негина внимательно слушала меня и хмурилась. - Так что, сама понимаешь - нам крупно повезло, - произнесла я, закончив рассказ.
        - Вам не крупно повезло, а фантастически крупно, - подумав, ответила она. Я кивнула ей и опустила голову. - Таша, а что ты дальше планируешь делать? - нерешительно спросила она.
        - Не знаю, - прошептала я. - Может, отправлю кубок Дьявола Вайго с какой-нибудь саркастической запиской, а может, оставлю его себе, ведь я заплатила за него дорогую цену. Сейчас я просто не в состоянии думать. Хочу принять душ и выспаться.
        - Как давно ты ела? - озабоченно спросила она.
        - Дней шесть назад, - пробормотала я. Тема питания была болезненной для меня, и я всегда тянула до последнего, прежде чем пойти на охоту.
        - Таша, так нельзя, - Негина покачала головой.
        - Давай потом поговорим об этом, - попросила я.
        - Есть ещё кое-что, - неуверенно произнесла она. - Ты только не злись сразу, хорошо? Я и сама была против этого, но потом поняла, что это необходимо, чтобы жить дальше.
        - Ты говоришь загадками, - я внимательно посмотрела на неё. - Что необходимо, чтобы жить дальше?
        - Поговорить… с Вайго. Он здесь и хочет кое-что тебе объяснить.
        - Что?! - я мгновенно оказалась на ногах и всю мою усталость, как рукой сняло. - Я не желаю его видеть! И как ты могла пустить его в дом? И мне не нужны его объяснения! Мне надоело его враньё!
        Бегая из угла в угол кабинета, я выкрикивала эти слова, но сердце сладостно заныло, от понимания того, что Вайго где-то рядом.
        - Таша, выслушай его, и он уйдёт. Ты должна кое-что знать, - Негина с сожалением посмотрела на меня. - Поверь, сейчас он не врёт.
        - Неужели и ты купилась на его байки? - иронично спросила я.
        - Не купилась. Поверь, я по-прежнему ему не доверяю и всё так же ненавижу его, но то, зачем он сюда приехал, тебе необходимо знать.
        - Ха! А вообще-то, давай, зови его сюда! Я ведь мечтала посмотреть на выражение его лица, когда он поймёт, что кубок с кровью Дьявола ему не светит! - решение пришло мгновенно.
        "Раз уж я заплатила так дорого за эти кубки, и не смогла лично уничтожить кровь, то хотя бы получу компенсацию в виде разочарованного Вайго!". Подойдя к Негине, я взяла кубок Дьявола и села на диван.
        - Зови сюда этого упыря, - бросила я.
        Негина вышла из кабинета, и я вздохнула, пытаясь взять себя в руки. "Надо разговаривать с ним холодно, равнодушно и пренебрежительно!" - я, как мантру стала повторять эти слова, прислушиваясь к шагам в коридоре.
        Эпилог
        Ещё никогда в жизни я так не волновался. "Сегодня решиться моя судьба. Или я умру или буду с Ташей - третьего не дано".
        Во двор дома въехали машины, и я приник к окну. Таша вышла из первой машины, и я стал рассматривать её. "Малышка, ты выглядишь уставшей, но такой прекрасной и такой желанной. Как же мне тебя не хватает! Будь со мной!". Таша вошла в дом, и я отошёл от окна.
        Негина выделила мне комнату, чтобы я отдохнул и, хотя я не спал последние трое суток, сомкнуть глаз я так и не смог. Всю ночь я репетировал речь для Таши, но, как мне казалось, словами выразить то, что я хочу сказать, невозможно.
        За последний месяц я столько всего передумал, и столько раз пытался подобрать нужные слова, что сейчас растерялся.
        После того инцидента на Совете я не мог прийти в себя, и когда наконец-то нашёл в себе силы и пошёл к Таше, оказалось, что они с Негиной уехали. Вот тогда я испугался не на шутку, потому что понял, что потерял Ташу навсегда. В тот момент меня охватила такая тоска, что первые два дня я не мог даже заставить себя уехать из замка, где собирали Совет. Домой возвращаться не хотелось, потому что там о Таше напоминало всё и мне казалось, что я сойду с ума. После долгих раздумий я решил поехать туда, где всё начиналось. "В Уренгое я всё начал, там же и должен решить, как всё закончить!".
        Я поселился в той квартире, которую обустраивала для меня Таша и почти месяц жил там, вспоминая, как мы с ней познакомились, и как всё начиналось. "Какой же я был дурак, ведь уже тогда стоило понять, что я люблю её. Нет же, я упрямо отгонял от себя все мысли, и думал только о мести. А когда понял, что она нужна мне, как никто другой, не смог признаться ей во всём. Трусость - страшное чувство. Боясь чего либо, мы не в состоянии мыслить разумно, и не понимаем, что малая ложь влечёт за собой огромные последствия. Если бы я тогда сразу признался, как только она узнала что я вампир, во всём, то сейчас жил бы счастливо и спокойно с ней, или расстался. Даже если бы она бросила меня тогда, сейчас мне было бы легче, потому что именно по последним полутора месяцам жизни я скучал больше всего". И однажды, когда я окончательно осознал, что Таша больше никогда не посмотрит на меня своими зелёными глазами, не улыбнётся мне и не обнимет меня, я понял, что нет больше смысла жить.
        Сначала я решил просто выйти на свет и умереть, но… Впервые в жизни я подумал не только о своих чувствах, но и о Ташиных. "Если мне сейчас так плохо, то ей ещё хуже! А я так люблю её, и так хочу, чтобы она была счастлива! Причём не обязательно со мной, а просто счастлива. После моего поступка она ведь больше никому не сможет доверять, и я должен сделать всё возможное, чтобы она жила спокойно и не боялась открыть своё сердце для новых чувств. Её счастье на первом месте!". От этих мыслей сердце обливалось кровью, когда я представлять её в объятиях другого. Я не хотел её кому-то отдавать, но свои желания и свой эгоизм я отодвинул в сторону.
        Именно поэтому я и приехал сюда. Я принял решение рассказать ей всю правду, чтобы она знала, что я любил её и что только я во всём виноват, и что она достойна быть счастливой и любимой. Но, если быть до конца откровенным, где-то в глубине души теплилась надежда, что она простит меня, и я буду именно тем, с кем она будет счастлива. Но я постоянно отгонял от себя эти мысли, потому что понимал, что я причинил ей слишком много боли и она вряд ли простит меня.
        И вот она рядом со мной, и в любой момент Негина войдёт в комнату и скажет мне, что или Таша отказывается говорить со мной, или скажет, что она готова меня выслушать. Эти минуты ожидания были самыми тяжелыми, и я невольно прислушивался к шагам в коридоре, ожидая в любой момент появления Негины, и одновременно боясь этого, потому что не мог никак придумать слова для того, чтобы Таша мне поверила.
        К двери подошли, и я напрягся. Раздался стук, а затем дверь открылась и на пороге появилась Негина. Увидев её, я застыл в ожидании приговора, пытаясь понять по её лицу, чего мне ожидать.
        - Она ждёт тебя в кабинете, - медленно сказала она. - Я оставлю вас вдвоём, но только попробуй причинить ей зло и я обещаю тебе, что ты будешь очень долго и очень мучительно умирать, - угрожающе закончила она.
        - Поверь, я не собираюсь причинять ей боль, - выдохнул я, и понял что сейчас мне страшно, как никогда в жизни.
        Мы спустились вниз и я, остановившись возле дверей, глубоко вздохнул, и только после этого открыл дверь и вошёл.
        Таша сидела на диване, положив ногу на ногу, и со скучающим выражением лица вертела в руках какой-то кубок усыпанный драгоценными камнями.
        - Здравствуй, - произнёс я.
        - Привет, - она усмехнулась, и бросила мне кубок. - За этим сюда прикатил? Обломайся, крови Дьявола больше нет. А кубок я тебе дарю, ведь ради него ты всё затеял.
        Поймав кубок, я поставил его стол Негины и подошёл ближе к Таше.
        - Да, всё начиналось с него, - спокойно ответил я. - Я желал получить абсолютную власть, и это желание не дало мне возможности вовремя понять, что я уже получил что-то намного большее. А когда это осознал, испугался и испортил всё окончательно. Вместо того чтобы рассказать правду, начал лгать ещё больше.
        - И совершенно случайно, параллельно с ложью, не забывал засовывать свой язык в рот другим девицам, - иронично бросила Таша.
        Я поморщился, потому что до сих пор сам не мог простить себе того поцелуя с Беатой. Она застала меня тогда врасплох, и я повёл себя как мягкотелый идиот. Надо было просто захлопнуть дверь перед её носом.
        - Интересно, а когда мы жили, ты и Раде его засовывал в рот, и поэтому она меня так ненавидела и попыталась избавиться от меня? - она вопросительно подняла бровь.
        - Нет. Я тебе никогда не изменял. С Беатой получилось всё случайно, и я всячески пытался выпроводить её. Но она упрямая и не желала уходить, пока я её не поцелую,
        - ответил я. - А с Радой я действительно провёл пару ночей, правда, задолго до знакомства с тобой, - хотелось быть откровенным до конца.
        - Какое облегчение!
        - Таша, я на самом деле любил тебя, просто сразу не понял этого.
        - Даааа? - она с таким сарказмом это произнесла, что меня покоробило.
        "Я столько раз врал ей, что сейчас она просто не верит мне" - от этой мысли я испытал боль. "Но, я должен её убедить, что я не вру!",
        - Да. Хочешь, я расскажу тебе, как всё было на самом деле? - и, не дожидаясь её ответа, продолжил. - Я действительно приехал в Уренгой, чтобы отомстить Негине и причинить ей боль. У меня был план и я начал действовать. Сначала я собирался поиграть тобой… Приручить, чтобы Негина мучилась, зная, что ты, самый дорогой для неё человек, в моих руках, и безоговорочно мне веришь. А потом понял, что ты мне нравишься и что ты хороший человек…
        - Да неужели? И когда сие прозрение Вас посетило?
        - Наверное, когда я узнал про тебя и про поступок Кости…
        - Что?! - Таша изумлённо смотрела на меня. - Так это ты….
        - Убил его? Да. И я готов убить любого кто, когда то посмел обидеть тебя! Думаю, уже тогда я любил тебя, просто ещё не понимал этого.
        - Ты знал про Костю и всё равно собирался использовать меня, - прошептала Таша. - Ты чудовище. Раньше я оправдывала тебя, но всё зная, ты должен был понимать, что со мной будет после того, как ты бросишь меня, и я узнаю правду.
        - Я планировал тебя убить.
        - Что? Убить? - она ошеломленно посмотрела на меня, а затем опустила голову. - Так вот что ты имел в виду, когда говорил, что дашь мне счастье, а потом вечный покой. Милосердный упырь, ничего не скажешь. Сколько ты собирался со мной поиграть? - она посмотрела мне в глаза.
        - Я собирался отправить диск Негине приблизительно через месяц, после того как она узнает, что ты пропала, а остальное уже зависело от неё. Но когда она узнала, что ты уехала, и я понял, что через месяц мне придётся расстаться с тобой, я испугался. После этого никаких сроков я уже не определял. А когда на нас напали, и ты была без сознания, я чуть с ума не сошёл, боясь, что ты не придёшь в себя. После этого я понял, что люблю тебя и мне нужна только ты, - я приблизился к Таше и присел перед ней на корточки. - Мне так жаль, что я оказался трусом и не нашёл в себе сил, чтобы рассказать тебе всю правду. Так жаль… Но я боялся тебя потерять, поверь! - я заглянул ей в глаза.
        Таша вскочила на ноги и отошла от меня.
        - И поэтому ты стал предлагать мне обращение? Да? - спросила она.
        - Да, - я встал и повернулся к ней.
        - И дал бы мне только один глоток? - она прищурилась.
        - Да. Но потом я всё равно освободил бы тебя. Я думал, что сначала дам тебе один глоток, потом расскажу всю правду, а когда ты простишь меня, дам второй глоток.
        - Ты что всерьёз думал, что я прощу тебя после всего? - Таша изумлённо смотрела на меня.
        "Всё, надежды нет" - пронеслось в голове и внутри всё похолодело. "Она не простит меня. Никогда!".
        - Ты главное знай, что я любил тебя. Искренне и всем сердцем, - произнёс я, вытащив из-под футболки цепочку. Расстегнув её, я снял кольцо, которое ей подарили родители и, подойдя к Таше, протянул его. - Я вернул его и оно должно быть у тебя.
        - Спасибо, - у неё на глазах появились слёзы.
        "Малышка, как же я хочу сейчас обнять тебя и прижать к своей груди. Я так хочу, чтобы ты никогда в жизни больше не плакала… Я многое хочу тебе дать, но теперь это невозможно. И я сам всё испортил" - внутри было полное опустошение.
        Таша взяла кольцо, сжала его в ладошке и, поднеся к сердцу, закрыла глаза. По её щеке покатилась слеза, и мне захотелось упасть на колени и просить у неё прощения, но я понимал, что это бесполезно.
        Мы оба молчали, и с каждой секундой мне казалось, что пропасть между нами становилась всё глубже. "Возврата назад не будет. Пора заканчивать эту нервотрёпку и освободить Ташу раз и навсегда от себя".
        - Будь счастлива малышка, - прошептал я. - Ты этого заслуживаешь.
        Она ничего не ответила и я, развернувшись, вышел из кабинета. "Ну, вот и всё, Вайго. Первая любовь убила тебя, вторую любовь ты сам убил, и теперь пришло время умереть тебе окончательно" - выйдя в холл, и взявшись за ручку, я глубоко вздохнул, готовясь к боли. "Это всего лишь мгновение, перед вечным покоем" - сказал я себе и, открыв дверь, вышел на солнце.
        Кожа тут же начала нестерпимо гореть и я, сжав зубы, снял футболку, чтобы быстрее умереть. Отбросив её в сторону, я пошёл к воротам, прекрасно понимая, что не дойду до них.
        Каждый шаг давался с трудом, кожа уже покраснела, и начали появляться волдыри от солнечных ожогов, но я упорно двигался дальше. "Таше было больнее, когда она смотрела диск, и она смогла это перенести. Моральная боль сильнее физической! Я выдержу! Минут через десять - пятнадцать всё закончиться!" - я ещё сильнее сжал зубы, чтобы не застонать.
        Кожа уже пылал нестерпимым жаром, и хотелось упасть на землю, воя от боли, но я не хотел, чтобы Таша запомнила меня таким. "Ещё чуть-чуть! Скоро! Уже скоро!" - повторял я себе, заставляя делать очередной шаг.
        - Ташаааа! - за спиной раздался душераздирающий крик Негины, и неожиданно на меня налетел кто-то сзади, сбив с ног, а затем меня укрыли какой-то плотной тканью и потащили назад.
        - Идиот! Придурок! Совсем с головой не дружишь! - раздался злой голос Таши, а следом за ним стон. - И так, блин, не красавица, а тут ещё и ожоги прибавятся, - и она опять застонала.
        Я тут же вскочил на ноги и откинул ткань. Передо мной стояла Таша, её кожа уже покраснела и я, набросив на неё кусок ткани, схватил её за руку, и потащил к дому.
        - Не смей! Слышишь, никогда не смей выходить на солнце! - закричал я, затащив её в тёмный холл.
        - А сам чего туда попёрся? - она закричала на меня. - Смерти хочешь? Натворил дел, и в кусты? Вернее, в гроб? Это самый простой вариант избавиться от проблем! И самый трусливый!
        Кожа перестала гореть огнём, и боль стала стихать, но это мало меня волновало, и я стал внимательно осматривать Ташу. С облегчением вздохнув, когда понял, что она практически не пострадала, я произнёс:
        - Я не могу без тебя жить, а ты должна жить.
        - Да неужели? - зло бросила она. - А зачем мне жить, если ты умрёшь?
        В душе затеплился слабый огонёк надежды, что прощение всё же возможно. Я внимательно посмотрел ей в глаза, ища хоть малейший намёк на это. Но она сейчас была очень зла, и я не мог понять, на что она больше злиться - на меня за мою ложь, или на то, что я вышел на солнце.
        - Неужели ты меня простишь? - неуверенно спросил я.
        - Прощу! - воинственно произнесла она. - Но, если, ещё хоть раз соврёшь мне, или я застукаю тебя целующимся с другой - пощади не жди! Понял? Сама выкину на солнце и буду наблюдать, как ты умираешь!
        - Малышка! - я улыбнулся и, обняв её, крепко прижал к себе. - Такого больше не будет, обещаю!
        - Честно? - она внимательно посмотрела мне в глаза.
        - Честно! Клянусь!
        - Я так испугалась, - жалобно всхлипнула она и обняла меня.
        - Чего испугалась? - ласково спросил я, глядя её по спине и наслаждаясь тем, что она рядом.
        - Того, что ты сейчас умрёшь и я больше никогда тебя не увижу. Никогда не услышу твой голос, не почувствую твоих прикосновений. Никогда не посмотрю в твои глаза, - прошептала она, и внутри меня разлился океан нежности.
        - И я того же боялся, поэтому не видел смысла в жизни, - ответил я.
        - Сильно болит? - отстранившись, она провела пальчиком по моей груди.
        - Нет, - я улыбнулся. - Ты рядом и уже ничего не болит. Не переживай, через пару минут всё пройдёт и от ожогов даже следа не останется.
        Она вздохнула и опять прижалась ко мне.
        - Ну что ж, значит, помирились? - раздался весёлый голос Негины из глубины холла.
        - Какая ирония судьбы, правда, Вайго?
        - Правда, - я усмехнулся, найдя её глазами. - Мы столетиями ненавидели друг друга, и враждовали, а теперь…. Знаешь, я благодарен тебе за то, что ты есть на этом свете.
        - Пока не могу ответить тебе тем же, - она улыбнулась. - Но, может быть, когда-нибудь я и поменяю своё мнение.
        - Никогда не думал, что скажу тебе это, но - Негина, ты мудрая женщина!
        - Хм, посмотрим, насколько ты мудрый мужчина.
        - Я не мудрый, а любящий, - ответил я, и подхватил Ташу на руки. - Где твоя комната? - прошептал я.
        - На втором этаже, - она смущённо улыбнулась.
        В комнате я поставил её на ноги и, проведя пальцем по щеке, попросил:
        - Поцелуй меня.
        Таша приподнялась на цыпочки и начала целовать меня. Мягкие, нежные губы прикасались к моим губам, и я почувствовал, как земля начала уходить из-под ног.
        - Сладкая моя, - прошептал я. - Как же я по тебе скучал. Я так тебя люблю.
        - Я тебя тоже люблю, Вайго, - нежно произнесла она, и у меня в венах, от желания забурлила кровь, когда она провела ладошкой по моей спине, и страстно поцеловала меня.
        - Подожди секундочку, - тяжело дыша, сказал я, и полез в карман брюк. Достав оттуда обручальное кольцо, я взял её за руку и одел его на палец. - Теперь можно,
        - улыбнувшись, я посмотрел на её руку.
        - Какие мы щепетильные, - она рассмеялась. - А что без кольца со мной нельзя заниматься любовью?
        - Нельзя, - серьёзно ответил я.
        - Но ведь наш брак недействителен, - она вопросительно подняла брови и улыбнулась.
        - Ты много разговариваешь, - не выдержав, я зарычал. - Сейчас я сделаю его очень действительным!
        Стянув с неё футболку, я быстро расстегнул пояс на её брюках и толкнул на кровать
        - Ты меня пугаешь, - она рассмеялась, снимая брюки и отбрасывая их в сторону.
        - А чего ты ожидала от мужчины с двухмесячным воздержанием? Прости, радость моя, но я тебя долго не выпущу из спальни, - сказал я, укладывая её на спину. - Тем более что у нас есть одно очень важное дело.
        - Какое? - она постаралась придать серьёзное выражение своему лицу, но глаза искрились радостью.
        - Я хочу как можно быстрее обзавестись наследником, причём не одним.
        Больше тратить время на разговоры я не хотел - Таша была рядом, я был прощён, и теперь в душе был покой и полная гармония. "Ты стоила того, чтобы ждать тебя шесть долгих столетий" - последнее, что я подумал, проваливаясь в бездну наслаждения.
        Конец.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к